Вы находитесь на странице: 1из 7

CHAPTER 10

Перевод: Bergamottchi

Поэтому королю Айруго и нравилась Еникарина.


Когда Еникарина узнала, что у него проблемы с запястьем, она просила отдать ей все сложное,
например, как сегодняшнее угощение.
Так что Нефтер делал вид, что не может справиться сам и передавал еду дочери.
Чтобы избежать взглядов людей.
Конечно бывали случаи, когда король не отдавал еду, но и не ел ее сам.
Независимо от того, насколько вам нравится то или иное блюдо, иногда вам просто не хочется его
есть.
Но что, если такое происходит постоянно?
Конечно же будут говорить всякое разное.

К тому же бархатные желе – традиционный десерт Айруго, который часто подают после основных
блюд.

Даже самые незначительные вещи придают особое значение движениям короля.


Когда проявилась болезнь Нефтера, Айруго и Сильванос вели войну.
Не зная, кто может быть шпионом, он был не способен рассказать кому-либо, что с ним что-то не так.
‘Кроме того он не хотел пошатнуть равновесие в битве за трон.’
Хоть он и не заявлял по какой причине смог подняться, его намерения были очевидны.
Дворяне, стоящие на стороне Хамира, не могли принять окончательное решение, так как король был
в здравии и оберегал Тархана.
Проблемы с запястьем – это несерьезное заболевание, которое не приводит к смерти.
Однако слухи о том, что у короля проблемы со здоровьем могут пошатнуть равновесие в битве за
трон.
Еникарина могла бы использовать это ради своего брата Хамира.
Но она никому не рассказала об этом.
Ни своей матери-королеве, которая так дорожит и любит ее, ни своему старшему брату.
Просто прикинувшись будто ничего не знает, делая милое лицо, говорила, что Нефтер не может это
есть сам и просила отдать ей вместо него.
Еникарина с самого начала была самой любимой принцессой в Айруго.
В конце концов король, растаяв от милоты принцессы, часто пустословил. /возможно имеется в виду,
что он часто говорил о ней.
Самая любимая дочь правителя этой обширной равнины.
Такое определение и закрепилось за Еникариной.
Довольно скоро это помогло Хамиру.
Король был благосклонен, что помогло Хамиру в политическом плане, и даже повысило его
положение.
‘Ты правда молодец. Я даже хочу поаплодировать тебе.’
Аристина слегка улыбнулась, глядя на Еникарину.
Еникарина улыбнулась в ответ, но, в отличие от первого раза, ее улыбка была натянутой.
‘Не увлекайся иллюзией, что у тебя есть все.’
Съев все семь желе, сделав глоток чая и омочив язык, Нефтер, наконец, открыл рот.
“Этот брак был моим решением и он мне очень по душе.”
Было слышно небольшое перешептывание, но все навострили уши. Даже придворные.
“Благодаря принцессе я хорошо провел время за чаем, так что мне стоит отблагодарить её в ответ.”
Его блаженный взгляд обратился на Аристину.
“Рина, ты хочешь чего-нибудь?”
Ласково назвал он Аристину.
Будто обратился к собственной дочери.
Все были удивлены, но не более, чем сама Аристина.
Глаза сияли словно небо на рассвете. Ярко, подобно утренней заре.
Еникарина увидела это лицо и сжала зубы.
‘Почему…! Почему так вышло?!’
Все, чего она желала, это опозорить Аристину на глазах у всех во время приема.
Она думала, что в этом нет ничего сложного, что это очень просто.
Об Аристине ходило много слухов, но никто не видел подтверждения им вживую.
К тому же, благодаря матери принцессы, на помощь пришли аж три человека.
Они явились, чтобы сравнить Аристину и Еникарину, поддержав последнюю.
И даже Тархан пришел следом.
Но что же в итоге?
Они наоборот переняли благосклонность короля и благоволили Аристине..
Вскоре губы Аристины разомкнулись.
“Ваше высочество, думаете, я поступила так потому, что мне что-то нужно?”
Нефтер приподнял одну бровь, услышав её деликатный голос.
“Хочешь сказать нет?”
“Нет.”
Уверенно ответила Аристина.
“Вы все правильно поняли. Мне кое-что нужно.”
Услышав это, голубые глаза Нефтера в замешательстве загорелись.
Еще никто никогда не говорил этого королю.
Со времен наследного принца, даже королева, даже самая любимая наложница, никто из родных
дочерей и сыновей, ни один из доверенных слуг и солдат.
Кто осмелится сказать королю ‘Я хочу кое-что за то, что хорошо позаботилась о вас’?
Это было дерзко.
Но потому и итересно.
Эти слова другие люди не осмеливаются сказать, хотя по ним на самом деле это хорошо видно.
“И что же это?”
То, о чем говорил король, было всего лишь наградой за проведенное чаепитие.
Если попросить слишком много, Аристина тут же окажется на полу. /видимо просить прощения и тд.
Нефтер ожидал, он был уверен, что она не поступит так.
И Аристина.
“Смысть клеймо Айруго как страны-варвара.”
Это превзошло его ожидания.
Небольшой камень брошенный Аристиной, вызвал рябь на спокойном озере. /Слова, сказанные ею,
вызвали «рябь на спокойном озере». наверное можно сказать что «взволновали всех
присутствующих»
Круг, образовавшийся на поверхности воды превращался в волну, касаясь кромки воды.
Это было неожиданно для всех. /для каждого
Сегодня Аристина смутила и удивила нескольких людей.
Но слова, которые она только произнесла, было не с чем сравнить.
‘Что ж, ты ведь сказал?’
Аристине нравилось, что Тархан так взволнованно /с колебанием смотрел на нее.
‘Я же сказала, что прежде чем сяду за стол переговоров, я докажу свои способности.’
Она впервые так долго сидела на корточках, что уже хотела встать и потянуться.
‘Думал, мне достаточно будет просто поставить печать, не читая условия контракта?’
Аристина легко улыбнулась Тархану, пристально смотрящему на нее.
Ее лицо сияло в полуденном свете.
Глава 4. Господин, нет, муж. /досл там не господин, а клиент/покупатель
Тархан смотрел вниз, на макушку Аристины, когда она шла, не глядя на него.
‘Она абсолютно отличается от себя прежней.’
Некоторое время назад, когда я была в чайной с королем, я много раз смотрела на него,
‘Я же молодец? Я же хороша? Как тебе? Теперь ты будешь держать меня за руку?’
Я смотрела на него взглядом, говорящим об этом. /передавала взглядом эти мысли ему
Но после того, как мы покинули чайную, я даже раз не взглянула на него. И даже тогда, когда мы уже
вошли в его дворец.
‘Я поняла, чего он хочет.’
Он хочет, чтобы я первая взяла его за руку.
Тархан, утверждавший, что они ничем не может ему помочь, просит о помощи первым.
На лице Тархана появилась кривая улыбка. /затруднительная
Он бы никогда не схватил первым. /не задержал кого-либо, не вцепился бы, думаю речь о руке или
же о принятии помощи.
Он всегда решал все самостоятельно, без помощи посторонних.
“Постой.”
Однако Тархан задержал Аристину.
“Поговорим немного?”
Аристина взглянула на Тархана, прищурив глаза. /тут речь о том, что она их вроде как прищурила, но
взгляд был немного уставшим, утомленным, вялым
“Я весьма занята.” /занятой человек
Она сказала это, как отрезала.
По какой-то причине Тархан проронил смешок.
“Если немного, то можно.”
“Хмм.”
“Очень немного.”
Фиолетовые глаза, смотрящие на него, закатились.
“Специально для тебя, хоть и занята, но очень немного времени уделить могу”
“Огромное спасибо.”
Таким образом, для двоих был организован чайный столик.
Это была уже третья чашка подряд, но Аристине не надоедало.
Когда она пила чай в первый раз, он сделала хороший глоток, а позже выпила его взахлеб. Во второй
раз, когда она кормила короля желе, она даже не смогла притронуться к чаю.
Так что ей было приятно.
“Признаю.”
Сказал Тархан, пока придворные возились в чаем.
“Что?”
“Что ты можешь мне помочь.”
“Боже мой.”
Аристина засмеялась.
Губы Тархана немного скривились, когда он увидел руку, прикрывающую рот, словно она этого не
ожидала.
“По крайней мере, было бы интересно посмотреть, как мои братья и сестры ведут себя, словно куклы
в театре, как это и было сегодня.” /можно кукол в театре на клоунов заменить
Он ни за что не хотел говорить того, что жаждала услышать Аристина.
“Помимо этого должно быть что-то еще наверное?”
“Даже не знаю. Что же еще...”
Губы Аристины сжались от вида ничего не знания. /типа он делал вид что ничего не знает и ей это не
очень нравилось.
“Ты не видел, насколько я хороша? Ты слышал о том, что я попросила у его величества сегодня?”
“И как я могу это использовать?”
“Чтобы держать внутренние дела под контролем во время своего отсутствия? Часто уезжая из-за
своей дурной руки, каждый раз ведь тревожно?” /нужен перефраз
“Вернувшись, я смогу привести все в порядок.”
“Можно помешать другим королевским семьям спорить с подчиненными.”
“Каждый должен сам справляться/терпеть с отведенной ему ролью.”
“Можешь ли ты препятствовать политике, которую продвигают другие, когда тебя здесь нет?”
“Я могу оспорить это позже.”
“…”
Лицо Аристины было безэмоциональным, но в ее взгляде читалось наличие какой-то цели.
Должно быть она проклинала себя внутри.
И правда не зная почему так, но Тархан был восхитителен.
“Это то, что называют пустой тратой. Получается, вернувшись во дворец, первым делом, ты
наводишь порядок. Я могу сократить эту трату времени.”
Пробурчала Аристина.
Тархан молча смотрел на нее.
По мере наступления вечера, солнечный свет становился все темнее, а ветер наполнял аромат сада
влагой.
Ворчавшая Аристина замолчала и подняла голову.
Она осознала, что слишком много говорила одна. /в смысле что она говорила, а Тархан молчал.
“Итак, почему ты позвал меня, от которой нет никакой помощи?”
Немного подумав над такими язвительными словами, Тархан ответил:
“Как ты и сказала, раз мы в браке по расчету, было бы неплохо получше узнать друг друга.”
“Аха. Тебе интересно, почему я явилась сюда в том одеянии, вся в пыли.”
Аристина наклонила голову набок и скрестила ноги.
Почему-то он чувствовал себя немного иначе в отличие от сказанных слов, но кивнул, так как это
было не так уж и плохо.

‘Хм.’

Аристина смотрела на чайный столик, попивая чай.


Длинные ресницы создавали глубокую тень на ее глазах.
Ее взгляд был направлен на малиновый компот и сконы, аппетитно лежащие на тарелке.
Она хотела съесть его, но скон был лишь один.
Аристина спокойно пила лишь чай.
‘Могу ли я рассказать этому мужчине о своей ситуации?’
Ответ пришел тут же.
‘Нет.’
Она знала, что хоть и жила в заточении, не имея опыта социализации, не могла доверять человеку,
которого только что встретила.
Потому, что она видела множество человеческих отношений через королевское око.
‘Как много ты хочешь обо мне узнать?’
Прежде всего, как к ней относились в императорском дворце.
Император Сильваноса не скрывал своей критики в адрес Аристины.
Конечно, нет ничего хорошего в том, чтобы рассказывать гражданам страны о темных
обстоятельствах в императорской семье.
Поэтому за пределами дворца было известно, что Аристина находится в тяжелом состоянии.
Однако этот секрет был довольно общеизвестным, так как подавляющее большинство придворных
знали правду.
‘Я заметила, что другие королевские семьи тоже знали об этом, да и Тархан, наверняка, в курсе.’
В такой ситуации, я думала до какой степени я могу открыться ему, но он произнес:
“Я думал, ты заплачешь.”
“А?”
“Когда ты приехала сюда. Остальные члены королевской семьи к тебе так…”
Тархан закрыл рот. Он отвернулся и что-то пробурчал.
“Тем не менее.”
Ему никогда не приходилось утешать кого-то.
Он даже никогда не волновался о ком-то, погрязшем в депрессии.
Однако ему было неловко видеть ее беспокойство, потому он и сказал так.
Но теперь, смотря на нее, она выглядела грустной. /несчатной
“…”
Пока Тархан собирался с мыслями, Аристина взглянула на него.
Она плачет от чего-то подобного? /или «Из-за чего тут плакать?»
Прочитав это в ее глазах, Тархан нахмурился.
“Так как ты – принцесса Сильваноса, такое случается далеко не в первый раз.”
“Ты привыкла?”
Кроме того, так как она выглядела безобразно, она была полностью готова услышать те слова.
Аристина заметила/догадалась и украдкой положила скон рядом малиновым компотом.
Тархан ничего не сказал. Кажется, он даже не обратил на это внимания.
Он выглядел так, словно мыслями находился в другом месте.
Воодушевленная храбростью, она придвинула скон ближе к себе. /Если что скон – выпечка (вроде бы
английская, которую едят руками, отламывая)
Затем она просто положила кусочек себе в рот.
‘Вкусно!’
Она впервые ела настолько вкусный хлеб. /булочку
Возможно, она пробовала это, когда была очень маленькой. Но уже не могла вспомнить.
Она буквально была очарована, когда сделала глоток чая и ела скон вприкуску.
Аристина была так счастлива, что задумалась, можно ли так сделать.
‘Стоит ли предложить Тархану?’
Однако скон был такой маленький, что осталось буквально пара кусочков. Честно говоря, хотелось
съесть их все.
Когда она взглянула на него, выражение его лица было суровым.
Оно так и говорило, что скон был лишь один, и грубо говоря, принадлежал Тархану.
‘Я виновато, что позволила себе его съесть.’
И все же она продолжала колебаться, стоит ли предложить ему кусочек.
Помрачневшая Аристина произнесла:
“Привыкла ли я?”
Заметно понизившийся голос будто царапал пол.