Вы находитесь на странице: 1из 194

ИНСТИТУТ НЕПРЕРЫВНОГО

OБРАЗОВАНИЯ

КАФЕДРА ПСИХОЛОГИИ

Психология личности:
теории личности

УЧЕБНОЕ ПОСОБИЕ

Курс разработала и адаптировала:


Каланча Анжела Андреевна,
доктор психологических наук,
доцент

Кишинэу, 2013

1
Расмотренно и рекомандованно к изданию решением Научно-Методической
Комиссией Института Непрерывного Образования.
Протокол №1 от 14 июня 2013 года

Составитель:
Каланча Анжела Андреевна, доктор психологических наук, доцент, Кафедра
Психологии.
Действительный член Психотерапевтической Лиги России.

Рецензенты:
Руснак Светлана, доктор психологических наук, доцент, декан Факультета
Психологии и Социальной Помощи, Кафедра Психологии, УЛИМ.

Тинтюк Татьяна Викторовна, доктор психологических наук, доцент;


Зав. Кафедрой Психологии, Институт Непрерывного Образования
Действительный член Психотерапевтической Лиги России.

Главный редактор
Симион КАЙСЫН, др., наук, доцент

Координирующий редактор
Ион СПИНЕЙ, др., наук, доцент

2
Содержание

Содержание ............................................................................................................................... 3
Предисловие .............................................................................................................................. 5
Тема 1. Психодинамическое направление в психологии ..................................................... 7
1.1. Зигмунд Фрейд: психодинамическая теория личности ......................................... 7
1.1.1. Психоанализ ............................................................................................................ 7
1.1.2. Структура личности: Id, Ego, Superego .............................................................. 14
1.1.3. Защитные механизмы Ego ................................................................................... 16
1.1.4. Развитие личности: психосексуальные стадии .................................................. 18
1.2. К. Г. Юнг. Аналитическая психология .................................................................. 23
1.2.1. Основные положения теории личности ............................................................. 23
1.2.2. Структура личности: сознание, индивидуальное бессознательное,
коллективное бессознательное ...................................................................................... 24
1.2.3. Характеристика эктопсихических и эндопсихических функций сознания .... 26
1.3. А. Адлер: индивидуальная психология ..................................................................... 30
1.4. К. Хорни: теория «Базальной тревоги» ..................................................................... 32
1.5. Г. Салливан: интерперсональная теория ................................................................... 34
1.6. Э. Фромм: теория отчуждения ................................................................................... 37
1.7. Э. Эриксон: теория идентичности ............................................................................. 44
1.7.1. Основные положения теории. Стадии личностного развития ......................... 44
Тема 2. Поведенческое направление в психологии (Бихевиоризм) .................................. 48
2.1. Общая характеристика направления ......................................................................... 48
2.2. Начало бихевиоризма. Классический (радикальный) бихевиоризм: E. Torndike, G.
Watson .................................................................................................................................. 50
2.3. Оперантный бихевиоризм Б.В. Скиннер (1904 - 1990), И.П. Павлов .................... 52
2.4. Необихевиоризм. Когнитивный бихевиоризм (E. Tоllman). Гипотико-
дедуктивный бихевиоризм (K. Hоll). ................................................................................ 54
Теория социального научения (А. Bandura, J. Rotter) ..................................................... 54
Тема 3. Гуманистическое направление в психологии ........................................................ 57
3.1. Основные положения теории ..................................................................................... 57
3.2. A. Maslow: теория самоактуализации........................................................................ 59
3.3. Карл Роджерс: феноменологическая теория личности ............................................ 65
3.4. Ш. Бюлер: теория интенциональности ...................................................................... 72
3.5. Ролло Мэй: Экзистенциальная психология .............................................................. 73
Тема 4. Диспозициональная теория личности ..................................................................... 78
4.1. Основные положения диспозициональной теории личности ................................. 78
4.2. Основные положения Оллпорта, Айзенка, Кэттэлла ............................................... 82
Тема 5. Когнитивная психология и теория личностных конструктов Джорджа Келли .. 84
5.1. Когнитивное направление в психологии .................................................................. 84
5.2. Теория личностных конструктов Джорджа Келли................................................... 89
Заключение.............................................................................................................................. 92
Учебные задания..................................................................................................................... 95
Приложения .......................................................................................................................... 102
Приложение 1.................................................................................................................... 102
Типологическая модель К. Юнга. Экстраверсия и четыре функции. ..................... 102
Приложение 2.................................................................................................................... 129
Стиль жизни как основа типологии характеров ........................................................ 129
Приложение 3.................................................................................................................... 131
Три основные стратегии межличностного поведения .............................................. 131
3
Приложение 4 ................................................................................................................... 136
Типологическая модель Э. Фромма. Типы характера. ............................................. 136
Приложение 5 ................................................................................................................... 156
Р. Мэй. «Чтение характера». Искусство психологического консультирования. ... 156
Приложение 6 ................................................................................................................... 172
Ценности жизни как основа различий и сходства между людьми (типология Г.
Олпорта) ........................................................................................................................ 172
Приложение 7 ................................................................................................................... 174
Полярные значения факторов опросника Р. Кэттелла ............................................. 174
Глоссарий .............................................................................................................................. 177
Вопросы к экзамену ............................................................................................................. 191
Литература ............................................................................................................................ 194

4
Предисловие

Данный предмет позволяет познакомиться с новыми теоретическими


открытиями и новыми подходами к изучению личности.
Почему некоторые мечтают стать психологами в области психологии личности?
Создается впечатление, что они ищут ответы на вопросы: почему люди такие, какие
они есть? почему я такой, какой я есть? Нас всех интригуют люди; мы часто
спрашиваем, как и почему они настолько отличаются друг от друга и почему они ведут
себя так, а не иначе. Почему одни борются со своими чувствами, а другие этого не
делают? Почему одни способны успешно действовать в какой-то области, в которой
другие, обладая не меньшими способностями, терпят поражение? Учебный курс
психологии личности: теории личности обещает в какой-то степени ответить на эти
вопросы.
Знание о личности - это часть психологического знания, которая больше всего
отражает интерес к человеку во всей его полноте - сложному человеческому существу и
индивидуальности. Вопросы, поставленные психологами, может быть, не очень сильно
отличаются от тех, которые задает студент, интересующийся поведением человека.
Однако эти вопросы формулируются часто по-другому, с тем чтобы они давали
возможность подступиться к систематическому исследованию. И методы,
используемые в психологии личности, скорее всего будут более систематическими и
свободными от тех ошибок и искажений, которые встречаются в повседневных
наблюдениях за поведением человека.
Научное изучение личности включает систематическое стремление вскрыть и
объяснить согласованности, повторяемости в мыслях, чувствах и наблюдаемых
действиях людей, которые характерны для них в повседневной жизни. Ученые создают
теории, которые помогают наблюдать и объяснять эти повторяемости. Существует
множество научных теорий личности. Они существовали всегда. Теории личности
ведут свое начало от учений Аристотеля, Платона и ряда еще более древних учений. В
истории психологии было много попыток понять и объяснить сущность человека. Со
времен древних мыслителей и до наших дней эта область психологии вызывала
наибольший интерес.
Научное изучение личности и сейчас, и прежде задает все тот же главный
вопрос: почему мы такие, какие мы есть? Пытаясь ответить на этот вопрос, мы не
можем обойтись без того, чтобы не признать огромной сложности человеческого
поведения. Люди во многом похожи, но во многом и различаются. В этом сложнейшем
лабиринте, а иногда и хаосе, мы стремимся найти порядок и осмысленные связи. Для
нас это и есть ответ на вопрос, чем занимается психология личности, почему люди
выбирают эту специальность и почему некоторые из нас стремятся выбрать
психологию личности в качестве своей профессии.
Психология личности интересуется индивидуальными различиями. Хотя все и
похожи, психологов, занимающихся изучением личности, особенно интересует то, в
чем они различаются. Почему одни достигают успеха, а другие – нет? Почему одни
воспринимают вещи именно так, а другие - иначе? Почему одни страдают от сильных
стрессов, а другие - нет?
Исследователи личности интересуются также и целостной индивидуальностью,
стараясь понять, каким образом различные аспекты функционирования индивида
связаны между собой. Например, изучение восприятия напрямую не относится к
области исследования личности, но к ней относится проблема понимания того, как
индивиды различаются по своему восприятию и как эти различия связаны с
функционированием индивида в целом. Изучение личности направлено не только на
психологические процессы, но и на взаимосвязи между этими процессами. Понимание

5
того, как эти процессы взаимодействуют между собой, формируя целое, часто дает
больше, чем понимание каждого процесса в отдельности. Люди функционируют как
организованное целое, и значит, мы должны понимать их именно в таком свете.
Интегрированная структура личности индивида является решающим фактором
его благополучия. На этом сходятся все теории личности. Тревожность, конфликты,
физиологические и психологические стрессы могут иногда привести к разладу или
даже к разрушению структуры личности. Такой результат, конечно, не возникает
автоматически, и большинство научных теорий личности также рассматривают то, как
человек преодолевает неизбежные превратности судьбы.
Личность всегда находится в состоянии эволюции, идет ли речь о реальной
личности или о научной концепции. В наши намерения входило по возможности
глубокое проникновение в основные теоретические подходы, а не широкое и
поверхностное освещение множества теорий. В то же время гранд-теории прошлого
(например, теории Фрейда, Роджерса) до некоторой степени были потеснены более
разнородными современными теоретическими подходами (например, подходом,
основанным на чертах личности, когнитивном подходе). Фокусируя свое внимание то
на гранд-теориях, то на теоретических подходах, текст сохраняет как верность
прошлым теоретическим традициям, по-прежнему важным для нас, так и открытость
новым разработкам.
В заключение следует отметить, что ни одна научная теория личности не
приблизилась к полной реализации своих задач. Человеческая жизнь слишком сложна и
многообразна чтобы ее можно было отнести к определенной категории, а также объ-
яснить или предсказать с помощью одной из существующих теорий. Этот курс может
не дать ответы на все то множество вопросов о личности, которые интересуют
студентов, но она, во-первых, ответит на часть из них и, во-вторых, что не менее важно,
укажет способ осмысления и исследования возникающих вопросов.

Задачи:
 Усвоить основные положения психоанализа.
 Назвать основные формы проявления бессознательного.
 Определить компоненты инстинкта и различия между ними.
 Описать проявления катекса, антикатекса, гиперкатекса и сублимации.
 Описать взаимодействие личностных структур, по Фрейду.
 Указать сходство между Id, Его и Superego.
 Описать личность исходя из типов Майерс – Бриггс (МВТI).
 Оценить чувство власти над окружающим миром и способность им
управлять.
 Выявить положительные и отрицательные стороны ориентаций типов
характера, по Э. Фромму.
 Указать как развивается идентичность человека.
 Сравнить классический, оперантный и когнитивный бихевиоризм.
 Выявить как соотносится концепции А. Бандуры и Д. Роттера, Маслоу и
Роджерса, Оллпорта, Айзенка и Кэттелла.
 Сравнить основные блоки поведенческих реакций, по Д. Роттеру.
 Описать важные качества «самоактуализирующейся личности».
 Усвоить принципы экзистенционализма.
 Установить свои личные конструкты и выявить личные конструкты других
людей.

6
Тема 1. Психодинамическое направление в психологии

1.1. Зигмунд Фрейд: психодинамическая теория личности

З. Фрейд (1856-1939) – австрийский невролог, психиатр и психолог, занимался


психотерапевтической практикой в Вене. После присоединения Австрии к нацистской
Германии был вынужден эмигрировать в Лондон, где умер от раковой опухоли лица.
З. Фрейд первоначально занимался научной работой в области анатомии и
неврологии, где проводил исследования с кокаином, но с 1895г. Его стал интересовать
гипноз как терапевтическое средство. Именно здесь он обратил внимание на то, что
психика – понятие большего объема, чем сознание. Вскоре Фрейд разочаровывается в
терапевтической эффективности гипноза и впервые в 1986г. Употребляет термин
«психоанализ», под которым он подразумевает метод исследования бессознательного,
являющегося одновременно и новым методом лечения неврозов. К 1905г. им вводятся
понятия сознания, предсознания, бессознательного, цензуры между ними. Постепенно,
к 1919 г. Психоанализ из метода лечения превращается в общепсихологическую
теорию – учение о личности и ее развитии. Последующие годы жизни З.Фрейд
посвятил философскому завершению своей концепции.
Основные работы: «Толкование сновидений» (1900), «Психопатология
обыденной жизни» (1901), «Три очерка по теории сексуальности» (1905), «Тотем и
Табу» (1913), «Лекции по введению в психоанализ» (1916), «По ту сторону принципа
удовольствия» (1923), «Я и Оно» (1923), «Цивилизация и недовольные ею» (1930),
«Очерки психоанализа» (1940) и др.
1.1.1. Психоанализ
Психоанализ - психологическое направление, основанное австрийским
психиатром, и психологом З. Фрейдом в конце ХIХ в. Первоначально сложился как
метод лечения неврозов; затем превратился в общепсихологическую теорию,
поместившую в центр внимания движущие силы душевной жизни, мотивы, влечения,
смыслы; в последствии стал одним из важных направлении в философии ХХ в.
Основан на идее о том, что поведение определяется не только сознанием, сколько
бессознательным. Итак, термин употребляется в трех основных смыслах:
1.Теоретическое направление в психологии;
2.Особая методология исследования психики;
3. Психотерапевтический метод.
1. Психоанализ – первая теория, пытавшаяся объяснить динамику личности.
Фрейд после длительных наблюдений за пациентами пришел к выводам, значительно

7
изменившим представление о психике. Он утверждал, в частности, что поведение в
большой степени подчиняется влиянию подсознательных сил, названных им
влечениями. Они обусловлены инстинктами, но прежде всего – подавленными
желаниями, удовлетворение коих «запрещено» на уровне сознания, от чего они
вытеснены в область бессознательного. Эти желания продолжают действовать без
ведома сознания, проявляясь в сновидениях, оговорках, не произвольных отклонениях
от адекватного поведения, оказывая влияние на выбор профессии и творчества.
2. Психоанализ, как особая методология исследования психики. Согласно З.
Фрейду, он занимает среднее место между медициной и философией; его начало –
открытие и применение метода ассоциативного.
3. Психоанализ как психотерапевтический метод: совокупность способов
выявления особенностей переживаний и действий человека, обусловленных
неосознаваемыми мотивами. Основные технические средства психоанализа:
1) Ассоциативный метод – анализ ассоциаций свободных;
2) Анализ снов и толкования сновидений (метод анализа снов; толкование
сновидений);
3)Анализ и толкование различных ошибочных и непреднамеренных (случайных)
симптоматических действий повседневной жизни (метод анализа ошибок).
В психоанализе предметом изучения стала динамика отношений между
бессознательным и сознанием. Само существование бессознательного признавалось
рядом ученых и до Фрейда, но динамика его влияния на сознание, его механизмы
впервые были поставлены в центр внимания именно Фрейдом. Это означало изменения
предмета психологии: сознание перестало быть замкнутым в себе пространством
когнитивным и стало частью живого жизненного целого.
Сексуальная сфера жизни также вошла в поле зрения психологии благодаря
Фрейду. Он привлек особое внимание и к роли детского, прежде всего – семейного
опыта в развитии личности. Идея защиты психологической – также одна из
центральных в современной психотерапии. Не все согласны с теоретическими
объяснениями Фрейда, но обычно признают, что именно его метод лег в основу
большинства терапевтических систем.
Психоанализ действительно являл совершенно новую психологическую систему
– встречается даже термин «психоаналитическая революция». Он оказал огромное
влияние и на искусство.
Психоанализ не соотносится только с именем своего основателя. Кстати,
ученики и последователи Фрейда в большинстве не разделяли пансексуализма своего
учителя и развивали собственные учения о бессознательном и психической жизни. Они
делают главный упор на социальное значение кризисов, происходящих в процессе
формирования индивида. Развитие психоанализа в значительной мере ушло от
классических Фрейдовских представлений по целому ряду положений, и прежде всего
– в отношении сексуальной детерминации поведения. Ныне психоанализ весьма
разнообразен и часто обнаруживает мало сходства с теорией Фрейда. Однако
определяющие положения, касающиеся роли бессознательного, роли детского опыта,
проблема внутренних конфликтов, формирование защиты психологической – имеется
практически в любой из этих концепций, что позволяет говорить о психоанализе как о
целостном направлении. Роль учения Фрейда сравнима с ролью фундамента здания –
мало приметного, но держащего все здание.

8
Основные направления психоанализа
Таблица 1.1
Исходит из понимания человеческого существования как
основанного на чувстве коллективности, социальности,
являющегося главным в человеческой жизни. Главной
Индивидуальная мотивирующей силой человеческого поведения является
психология (А. Адлер) стремление компенсировать возникшее в детстве под влиянием не-
благоприятных факторов чувство неполноценности,
самоутвердиться в обществе. Бессознательное трактуется не как
биопсихическое, а как социальное, как бессознательный стиль
жизни, обусловленный характером компенсации чувства
неполноценности
Исходит из постулирования наличия коллективного
бессознательного, репрезентирующего в индивидуальной психике
Аналитическая наследие опыта всех предыдущих поколений. Содержанием
психология (К. Юнг) коллективного бессознательного являются архетипы -врожденные
предрасположения к формированию неких универсальных
символических форм. К. Юнг связывал с проявлением архетипов
сновидения и культурные формы (мифы, искусство, религию)
Неофрейдизм Представители этого направления обращаются к осмыслению
(К. Хорни, Г. Салливан, социокультурной детерминации человеческой природы,
невротических расстройств, базовых моделей человеческого
Э. Фромм и др.). поведения
Структурный психо- Постулируется языковая природа бессознательного
анализ (Лакан и др.)
Экзистенциальный Обращается к проблемам реализации человеком свой «самости»,
психоанализ (Ж.П. своего подлинного существования
Сартр, Бинсвангер и
др.)
Психоистория Связывает стадии формирования «групповой идентичности» с 8
(Э. Эриксон) этапами жизненного цикла человека, стремится объяснить
исторический процесс динамикой этой взаимосвязи

Основные положения психоанализа


1. Психический детерминизм. В течении психических процессов не может
быть перерывов и непоследовательности. Каждое новое психическое явление связано с
предыдущим и им определяется. Иногда у человека возникают психические явления,
которые «кажутся» ему возникшими без видимой причины (спонтанно) – оговорки,
описки, непроизвольные действия или необычные образы сновидений. Эти случаи
З.Фрейд подвергает анализу и приходит к выводу. Что причина их находится в
бессознательной сфере психики. Таким образом, существование бессознательных
психических процессов им предполагается на основании их следствий, которые чаще
всего выражаются в кажущейся бессвязности некоторых сознательных психических
явлений. Если эти бессознательные («скрытые») связи обнаружатся, то кажущаяся
бессвязность этим разрешается.
2. Уровни психики. Сознание, предсознание и бессознательное. Эти три
главных уровня психического всегда можно различить в целостной психике человека.
Сознание является относительно небольшой частью психики и включает лишь
то, что мы осознаем в каждый данный момент времени. Определенное содержание
осознается лишь на короткое время, а затем быстро погружается на уровни
неосознаваемые по мере того, как внимание человека перемещается на другие объекты.
Предсознание формально является частью бессознательного, но его содержание
легко становится осознаваемым. Это запасы доступной памяти, в которых в которых
постоянно нуждается сознание. В топографической модели личностной организации

9
З.Фрейда предсознательное служит «мостом» между осознаваемыми и
неосознаваемыми областями психического.
Бессознательное – основная часть психики, из которой произошло и
формируется все в психике. Само оно состоит из двух групп элементов. Во-первых, это
различные примитивные инстинктивные побуждения, которые никогда не были
сознательными и сознанию вообще недоступны. Во-вторых, там находится материал
(эмоции, воспоминания), который когда-то являлся содержанием сознания, но как бы
«забыт» и удален (вытеснен)из сознания особым личностно-защитным механизмом-
цензурой, которая находится на границе между сознанием и бессознательным. Именно
Фрейд начал экспериментальную разработку понятия бессознательного. Он показал,
что многие действия, в реализации коих человек не отдает себе отсчет, имеют
осмысленный характер и не могут объясняться действием инстинктов. Он рассмотрел,
как некая мотивация проявляется в сновидениях, невротических симптомах, в
творчестве. Сами по себе процессы психические бессознательны: сознательны лишь
отдельные акты и стороны душевной жизни. Бессознательное являет собой
асоциальную, аморальную и алогичную инстанцию психики, где действуют мощные
безличные силы жизни и смерти; поэтому оно может рассматриваться как истинно
реальное психическое.
Основной регулятор этой системы – принцип удовольствия (процесс душевный
бессознательный). Содержания этой области не осознаются не потому, что они слабы
(как в предсознательном): они сильны, и сила их проявляется в том, что они оказывают
влияние на действия и состояния субъекта. Их отличительные свойства -
действительность и трудность перехода в сознание. Это объясняется работой двух
постулированных психических механизмов - вытеснения и сопротивления. К
бессознательному относятся те желания, влечения, переживания, в коих человек не
может себе признаться и кои поэтому либо не допускаются к сознанию, либо
вытесняются из него – как бы забываются, но все же остаются в душевной жизни и
стремятся к реализации, побуждая своего «хозяина» к тем или иным поступкам,
проявляясь в них в искаженном виде – в сновидениях, творчестве, фантазиях,
невротических нарушениях, оговорках и пр. Такая своеобразная цензура возникает,
прежде всего потому, что эти запретные желания и переживания не соответствуют
правилам, запретам и идеалам, кои выработаны под влиянием взаимодействия с
окружением, и в первую очередь - взаимоотношений с родителями в детстве. Эти
переживания как бы аморальны, хотя и естественны. Подавленные желания,
внутренний конфликт влечения и запрета - причина психологических сложностей и
страданий, доходящих до невротических заболеваний. Стремясь к реализации,
бессознательное как бы находит пути обхода цензуры. А сновидения, оговорки и пр. -
своеобразный символический язык, который можно расшифровать. Итак, три основные
формы проявления бессознательного - это сновидения, действия ошибочные и
симптомы невротические. В дальнейшем понятие бессознательного было существенно
расширено.
Выделяется несколько основных классов проявлений бессознательного:
1) неосознаваемые мотивы – истинный смысл не осознается в силу их
социальной неприемлемости или противоречия с другими мотивами;
2) поведенческие автоматизмы и стереотипы – действующие в привычной
ситуации, осознание коих излишне в силу их отработанности;
3) восприятие подпороговое – в силу большого объема информации не
осознаваемое.
Бессознательное: вид (два вида бессознательного). Согласно З. Фрейду, в
динамическом смысле существует лишь один вид бессознательного, тогда как в
описательном – два вида:
1) латентное – способное стать сознательным (предсознательное);

10
2) вытесненное – само по себе не могущее стать сознательным.
Бессознательное: сопротивление – сопротивление бессознательного.
Бессознательное высшее (сверхсознание) – Согласно Р. А. Ассаджоли – высшие
чувства и способности, интуиция; вдохновение. Бессознательное коллективное –
Согласно К. Г. Юнгу – особая форма общественного существования бессознательное
как накопителя, хранителя, и носителя генетически наследуемого опыта
филогенетического развития человечества. Особый класс явлений психических, кои в
отличие от бессознательного индивидуального (личного) являются носителями опыта
филогенетического развития человечества. Бессознательное коллективное
запечатлевает опыт человечества. Каждый является его носителем в силу
принадлежности к человеческому роду и культуре, и именно этот пласт
бессознательного есть то глубинное, сокровенное, что определяет особенности
поведения, мышления и чувствования. Содержание бессознательного коллективного
составляют архетипы – всеобщие априорные схемы поведения, кои в реальной жизни
человека наполняются конкретным содержанием. Оно существует в душевной жизни
наряду с сознанием и бессознательным личным. Учение о бессознательном
коллективном основа теории Юнга – (психология аналитическая).
3. Цензура и сопротивление. Цензура выполняет не только функции
вытеснения из сознания нежелательных его содержаний, но и недопущения (запрета)
перехода в психическую систему «предсознание-сознание» всех других нежелательных
для сознания бессознательных инстинктивных импульсов. Обычно из сознания в
бессознательное вытесняются и недопускаются те переживания и импульсы, которые
могли бы причинить моральные страдания человеку. Все вытесненное в
бессознательное никуда не исчезает и длительно сохраняется, но к прямому
воспоминанию оно не допускается, испытывая «сопротивление» со стороны цензуры.
Неосознанные переживания, в отличии от предсознаельных, хотя и не доступны для
осознания, но могут значительно влиять на отдельные поступки и целостное поведение
человека, т.к. оно, как и бессознательные инстинктивные побуждения, обладают
значительным «энергетическим потенциалом». Если они и появляются в сознании, то
только косвенно (в обход цензуры) в замаскированной или символической форме.
Например в виде тех психических явлений, которые и кажутся нам возникшими
беспричинно, или же они проявляются в продуктах фантазии и сновидениях.
Вытесненные в бессознательное различные комплексы неприятных мыслей и
чувствований могут служить источником длительного патогенного психического
напряжения и тревоги, лежать в основе неврозов и др. болезней человека. Как метод их
лечения психоанализ использовался Фрейдом для поиска таких очагов скрытого
бессознательного напряжения и их ликвидации через специальные техники осознания -
«воспоминания».
4. Инстинкты - движущие силы личности. Согласно теории Фрейда,
мотивация человека полностью обусловлена энергией его телесных потребностей.
Психические образы этих телесных потребностей выражаются в виде желаний.
Потребность (физический аспект) в соединении с желанием (психический аспект) и
является в понимании Фрейда инстинктом. Отсюда они очень многочисленны и их
нельзя отождествлять с таковыми у животных, речь идет лишь об их эквивалентах у
людей. Инстинкт-это именно те силы и напряжения, которые побуждают человека к
тому или иному действию, направляют его к определенным целям. Каждый инстинкт
содержит 4 компонента: источник, цель, объект и стимул (импульс).
Источник инстинкта - состояние организма или потребность (типа голода или
жажды), вызывающая это состояние. Источником может быть все тело или часть тела,
где возникает потребность.
Цель инстинкта заключается в его удовлетворении, т.е. уменьшении до
исходного как физического так и психического его компонентов (принцип равновесия).

11
Объектом инстинкта являются не только различные предметы потребностей во
внешней среде или что-то в собственном теле, но и сами действия, направленные к
удовлетворению первоначальной цели. Объекты инстинкта обычно взаимозаменяемы:
если один объект недостижим, то энергия инстинкта может быть направлена на другой
объект (смещение активности). Стимул (импетус) представляет собой то количество
силы, давления или напряжения (т.е. энергии), которое затрачивается на
удовлетворение инстинкта. Этот первоначальный энергетический импульс
определяется выраженностью и настоятельностью физического инстинкта –
потребности.
За любым психическим процессом или поведенческим актом стоят их
источники-инстинкты с их потребностями и желаниями. Когда инстинкты не находят
своего прямого и адекватного удовлетворения в конкретных объектах (мыслях или
поведении), тогда у человека накапливается их энергия в виде внутренней
напряженности и тревоги. Причина тревожности и напряжения может даже не
осознаваться человеком, и это обычно связано с блокадой прямого выражения
потребности механизмами цензуры и др. внутриличностных «ограничителей» морально
этического плана.
5. Основные (обобщенные) инстинкты. Потребностей и желаний, лежащих в
основе поведения человека, очень много. Все это разнообразие конкретных инстинктов
– побудителей З.Фрейд попытался свести к двум основным группам, введя понятие
обобщенного инстинкта.
К первой группе он отнес все побудители, которые дают физическое
удовлетворение организму и направлены на поддержание жизни, а также
обеспечивающие размножение вида (инстинкты жизни), или обобщенно – сексуальный
инстинкт (Эрос).
Вторая группа, напротив, объединяет все деструктивные побуждения
(«инстинкты смерти»); обобщенно – агрессивный инстинкт (Танатос). Он лежит в
основе всех проявлений жестокости, агрессии и самоубийств.
З. Фрейд группу инстинктов смерти считал также биологически обусловленной
и такой же важной в регуляции поведения, как и инстинкты жизни. Согласно
принципу энтропии(закон термодинамики), любая энергетическая система стремится
к сохранению динамического равновесия. Отсюда и вера в то, что и живые существа,
как энергетические системы, стремятся вернуться в то неопределенное состояние из
которого они вышли. Ссылаясь на Шопенгауэра, Фрейд утверждает, что «целью
жизни является смерть». Этот бессознательный фундаментальный антагонизм
основных обобщенных инстинктов малозаметен в повседневной психической жизни
человека, т.к. любые формы поведения индуцируются одновременным действием
инстинктов обеих групп.
6. Либидо и агрессивная энергия. Психоаналитическая теория основывается на
представлении, что человек является сложной энергетической системой и все его
составляющие, в том числе и психическое, подчиняются фундаментальному закону
сохранения и превращения энергии. З. Фрейд выдвигает гипотетическое предложение о
наличии некой «психической энергии» как разновидности энергии физиологической.
Последняя как известно, используется для работы мышц и органов тела. Именно
бессознательное является местом взаимодействия психики с физиологическими
процессами, из которых формируется и черпается энергия, идущая на обеспечение
психической деятельности, а инстинкты являются своеобразными «каналами», по
которым эта энергия протекает.
Каждый из обобщенных инстинктов имеет свой независимый от другого
источник энергии. Энергия, которая доступна «инстинктам жизни», названа либидо
(сексуальное влечение), а энергия агрессивного инстинкта у Фрейда не получила
специального названия, но предполагается, что она имеет те же свойства что и либидо.

12
Энергию танато-инстинкта, в противовес сексуальному влечению, иногда называют
влечением к смерти. Однако между обеими этими инстинктами-влечениями имеется
определенная, хотя и сложная, связь. Ее можно уже уловить в выделенном Фрейдом
эдиповом комплексе - ревность к родителю своего пола может выражаться в
желании его смерти, а в конечном – и к собственной.
7. Динамизмы. Запасы психической энергии, так же как и физиологические
резервы, у человека не безграничны . Энергия количественно измерима и подвижна.
Фрейд предположил наличие особых механизмов энергетических перемещений в
психике, которые назвал динамизмами.
Катексис. Практически любой поведенческий процесс может быть рассмотрен
с точки зрения двух взаимосвязанных энергетических процессов: привязки, или
направления энергии на объект (катексис), и препятствия, мешающего удовлетворению
инстинкта (антикатексис).
Примерами катексиса являются эмоциональная привязанность к другому
человеку (перенос на него энергии) или увлеченность идеями, идеалами. Антикатексис
в психоаналитической системе мотивации проявляется во внешних и внутренних
барьерах, препятствующих немедленному удовлетворению инстинктивных
потребностей.
Гиперкатексис. Катексис - это наиболее универсальный динамизм,
посредством которого психическая энергия перемещается «привязывается» к
различным психическим явлениям (мыслям, чувствованиям или деятельности).
Перемещенная туда энергия далее уже не может использоваться для других текущих
потребностей, и общего резерва психической энергии, соответственно, становится
меньше. Ряд состояний патологической сосредоточенности человека на каких либо
переживаниях и мыслях с потерей интереса к обычным, повседневным делам, часто
бывает при реактивных (психогенных) депрессиях или меланхолическом настроении
вследствие каких либо утрат (смерть близких, финансовый крах), может объясняться
гиперкатексисом либидо в область утраченного.
При любой психоаналитической личностной коррекции всегда стремятся найти
и высвободить гиперкатексированную энергию с целью более оптимального
перераспределения. Аналогичные представления о рациональной «канализации»
психической энергии существуют и в ряде др. концепций личности (Роджерс К.,
Маслоу А.), а также в буддизме и суфизме.
Сублимация. Другой психический динамизм, посредством которого
первоначальная энергия обобщенных инстинктов перемещается на приемлемые для
личности и общества цели - творческую, религиозную, политическую или иную
культурно и социально значимую деятельность. Сублимацию иногда называют
механизмом «успешной личностной защиты» т.к. она подобна отводным каналам,
которые в социально приемлемой форме нейтрализует излишки сексуального и
агрессивного инстинктов (художник в искусстве сублимируют сексуальные импульсы,
политическая активность - сублимированная агрессия). В медицинской практике
механизмы сублимации широко используются в психотерапии творческим
самовыражением.
Конверсия. – Психический динамизм, посредством которого энергия какого-
либо психическогосодержания (внутриличностного конфликта) смещается в
соматическую сферу и способствует возникновению и сохранению определенных
болезненных симптомов. Эти симптомы никак не связаны с какими-либо деструктивно
органическими или патологическими физиологическими процессами в организме и
имеют психологическое происхождение они есть символическое телесное выражение
вытесненных психических представлений и переживаний.
Наиболее часто конверсионные симптомы встречаются в клинике истерии. В
ряде случаев они представляют большую диагностическую проблему, т.к. успешно

13
имитируют многие соматические и неврологические заболевания. Обычно проявляются
в чувствительной сфере (симптомы анестезии или локальные боли, утрата обоняния,
вкуса, зрения или слуха), а также в моторной сфере (парезы и параличи конечностей).
Диссоциация. – Динамизм, который в психоаналитическом понимании
приводит к «автономизации», т. е. своеобразному энергетическому
отделению(отщеплению) и самостоятельному функционированию к-л аспектов
целостной психики, что в итоге приводит к ее диссоциации (расщеплению). В клинике
(чаще при истерии ) это проявляется диссоциативными симптомами - разными
двигательными нарушениями типа непроизвольных реакций бегства (трансы и фуги),
истерических припадков, гиперкинезов, а также по механизмам диссоциации
возникают психогенные амнезии и ряд галлюцинаторно-бредовых эпизодов. В
литературе описаны случаи полной личностной диссоциации, когда один и тот же
человек, сам об этом не подозревая попеременно демонстрировал наличие в себе двух и
более совершенно разных личностных типа - множественная, альтернитующая
личность.
В некоторых северных районах России еще с начала 17 века известны
культурально обусловленные эндемические очаги особых истерических
диссоциативных расстройств с синдромом одержимости - «икотка». Больные женщины
суеверно полагают, что «икотка» – существо материальное и, приникнув или будучи
«посажена» путем сглаза в организм, она начинает «хозяйничать» в нем,
приступообразно создавая различные боли или неукротимую зевоту («немая» форма
икоты). Иногда это существо «захватывает» голосовой аппарат, «заставляя»
носительницу икоты издавать разные звуки («ревущая» икота) или выкрикивать слова и
целые фразы («говорящая» икота). Сосуществование «икотки» и ее носительницы
продолжается иногда годами. Так одна больная рассказывает, что у нее целых три
икоты: «Одна не любит масла, вторая - сахара, а третья любит спирт. Совершенно
измучилась, не знаю, как угодить им» (наблюдение Медведевой В.В.,1979).
1.1.2. Структура личности: Id, Ego, Superego
Взаимодействие личностных структур
Структура личности. В структуре личности Фрейд предполагает наличие трех
систем, которые он обозначил терминами: Id («Оно», бессознательное ), Ego («Я»,
сознание) и Superego («сверх-Я», сверхсознание). Поведение человека определяется
взаимодействием эти систем, и все психические процессы связанны между собой как
по вертикали, так и по горизонтали.
Структура личности
Таблица 1.2
Сознательное Бессознательное
Я (Ego) Оно (Id) Сверх-Я (Superego)
Рациональное поведение «Желаю» «Должен»
1. Восприятие информации: об Средоточение Возникает по механизму идентичности
окружающем мире; о состоянии инстинктов: ребенка со взрослыми: проявляется в виде
организма сексуальных; совести; может быть чувство страха, вины
агрессивных
2. Сохранение в памяти Быстрое Если требования к Я со стороны Сверх-Я
удовлетворение Оно несовместимы, то возникает конфликт, это
создает напряжение
3. Ответные реакции для Спасение может быть с помощью
самосохранения «защитных механизмов»: вытеснения;
рационализации; сублимации; регрессии и
др.
Приспособление к реальности Энергетический Моральные стандарты, запреты и
источник поощрения

14
Id-является первоначальной системой личности, содержит инстинкты с их
энергией не только для себя, но и для других систем. Из Id дифференцируется Ego а
далее Ego формирует Superego. Id не содержит информации об актуальном внешнем
мире и представляет собой только внутренний мир субъективного опыта, в силу чего
оно иррационально. Его так называемые психические процессы направлены к
достижению удовольствия и избежанию боли. Увеличения количества энергии, которая
воспринимается как дискомфортное состояние напряжения, Id не переносит и
стремится разрядить напряжение, вернув организм в состояние низкого уровня
энергии. Этот механизм уменьшения энергетического напряжения Фрейдом обозначен
как принцип наслаждения.
Наслаждение может достигаться двумя процессами: рефлекторным (чихание,
моргание, и так называемым первичным психическим процессом, который предполагает
формирование образа предмета, который может устранить напряжение. Например, у
голодного человека первичный процесс формирует образ пищи. Сновидение, фантазия
или галлюцинации, которые отражают желания, также формируются первичными
процессами. Образ «предмета в себе» является единственной реальностью, известной
Id. Однако Id не может сам уменьшить напряжение, и поэтому развиваются вторичные
процессы и формируется Ego.
Ego - получает энергию от подсознания, но находится в контакте с внешним
миром. Ego рационально, подчиняется принципу реальности и управляется
вторичными психическими процессами (реальное восприятие, логическое мышление и
так далее). Ego должно стараться совместить требования Id, Superego и внешнего мира,
а также позаботиться о самосохранении.
По отношению к внешним событиям Ego осознает их и накапливает в памяти
соответствующий опыт: избегает опасных (бегство), приспосабливается к умеренным,
(адаптация) стимулам или научается изменять внешнюю среду себе на пользу
(деятельность). По отношению к внутренним событиям Ego выполняет свою задачу,
обретая контроль над требованиями инстинктов со стороны Id, путем откладывания их
реализации до благоприятных обстоятельств во внешнем мире. Таким образом, Id
реагирует на потребности, а Ego – на возможности.
Superego – внутреннее сосредоточение традиционных общественных норм и
ценностей в том виде, в каком они были преподнесены личности и усилены системой
поощрений и наказаний в детском возрасте (процесс личностной социализации).
Superego, являясь нравственным началом личности, стремится к совершенству, а не к
наслаждению, Отличает правильное поведение от неправильного, поощряет за первое и
наказывает за второе. Является судьей, цензором мыслей и деятельности, подавляет
инстинкты, но плохо отличает субъективное от объективного, иррационально. З. Фрейд
указывает на три главные функции Superego - совесть, самонаблюдение и
формирование Ego - идеалов.
Superego - социальное начало личности, но оно сходно с Id своей
иррациональностью в попытках переделать мир по своему образцу. Оно судит и
ограничивает сознательную деятельность, причем значительная часть запретов
человеком даже не осознается. Бессознательные ограничения косвенны и выступают
как принуждения: «пациент ведет себя так, как будто он одержим чувством вины, о
которой он ничего не знает». В отличии от Ego, которое способно лишь отложить
удовлетворение желания, Superego способно блокировать его навсегда. Superego в
действительности моделируется не по модели поведения родителей, а по модели их
Superego, которое родители также получили в раннем детстве. Таким образом, Superego
выступает носителем и механизмом передачи из поколения в поколение общественных
традиций и ценностей, выступая своеобразным механизмом «социального
наследования».

15
Взаимодействие личностных структур.
Все три системы личности борются за запас психической энергии. Переход
энергии из Id в Ego и Superego осуществляется благодаря механизмам отождествления
их с объектом инстинкта. Эти механизмы отождествления формируются с раннего
возраста, т.к. важны и для личностного развития. Ребенок берет черты др. человека и
делает их составной частью своей личности. Образцом для подражания выбираются те,
кому обычно везет в удовлетворении своих потребностей. Моделируя поведение по
образцу, ребенок учится ослаблять свое собственное напряжение и тревогу.
Тревога всегда индуцируется ожидаемым возрастанием напряжения или
неудовольствия, поэтому ликвидация ее является важной личностной проблемой.
(Источники тревоги и страха чаще находятся во внешней среде (реальный страх,
реалистическая тревога), но человек может испытывать тревогу за возможность утраты
контроля над своими бессознательными инстинктами, а это приведет к наказанию со
стороны общества (невротический страх и тревога) или со стороны Superego – совестью
(страхи нравственного порядка, моральная тревога).
Страх и тревога заставляют личность предпринимать что - либо для защиты от
них избегать опасной зоны в реальном мире, подавлять опасный инстинктивный
импульс или подчиняться голосу совести. Страх с которым нельзя справиться,
травматичен. Прототипом всех страхов является родовая травма.

1.1.3. Защитные механизмы Ego


Термин впервые введен З.Фрейдом в работе «Защитные механизмы» в 1894 г. В
тех случаях, когда Ego не может справиться с тревогой и страхом, оно прибегает к
механизмам своеобразного искажения реальности (самообмана): Ego защищает
личность от угрозы, искажая суть самой угрозы.

Причины создания психологических механизмов защиты по теории психоанализа


Таблица 1.3
1 Протесты и давление идеальных требований, исходящих от «Сверх-Я»
Объективная тревога, порождающаяся страхами и опасениями возможностью реального
Причины создания

2 наказания со стороны родителей или социума в случае потакания личности своим


инстинктивным импульсам
3 Реальные болезненные аффекты и внешние опасности
Инстинктивная тревога, порождаемая страхом перед могуществом инстинктов. «Я»,
первоначально дружественное по отношению к инстинктам, начинает испытывать
4
тревогу и труднообъяснимый страх перед ними, если «Оно» такова, что «Я» ощущает
угрозу поглощения
Противоречивость, возникающая между взаимоисключающими импульсами «Оно» -
5 пассивностью и активностью, гомосексуальными и гетеросексуальными, либидо и
деструктивными тенденциями

Все механизмы психологической искажают реальность с целью сохранения


психического здоровья и целости личности. Они формируются первоначально в
межличностных отношениях, затем становятся внутренними характеристиками
человека, т.е. в индивидуальном опыте происходит научение тем или иным защитным
формам поведения. Следует заметить, что человек часто применяет не одну защитную
стратегию для разрешения конфликта или ослабления тревоги, а сразу несколько.
Основные признаки механизмов психологической защиты: импульсивность
(механизмы психологической защиты не зависят от воли), искажение реальности,
отсутствие осознание субъектом защитных форм поведения. Основные функции
механизмов психологической защиты: сохранение личностной целостности

16
(психического здоровья, определенного «Я» –образа), регуляция межличностных
отношений. Одной из ситуаций, в которых активизируются механизмы защиты,
является фрустрация.
1) Вытеснение (репрессия, подавление) – процесс перемещения из сознания в
бессознательное нежелательных и вызывающих напряженность мыслей, чувств или
намерений к действию. Вытесненное сохраняет всю свою энергию, стремится
вернуться в сознание. Но проникновение его в сознание вызывает страх, чувство вины
и муки совести. Для функционирования сопротивления со стороны цензуры также
требуется постоянный расход энергии. Символика сновидений и вся теория неврозов
Фрейда связаны с динамикой вытеснения – сопротивления.
2) Отрицание реальности – это попытка не принимать в качестве реальности
событие, которое беспокоит и не желательно для Ego. Иногда это проявляется
«бегством» от реальности в грезы и фантазирование – человеку хочется, чтобы
определенные жизненные события были не таковы, как они есть на самом деле.
Отрицание отвлекает субъекта от болезненных идей и чувств, но не делает их
абсолютно недоступными для сознания.
3) Формирование реакции – преувеличение одного эмоционального аспекта
ситуации, чтобы с его помощью подавить противоположную эмоцию.
4) Рационализация (интеллектуализация) – псевдоразумный прием нахождения
приемлемых причин и объяснений для неприемлемых мыслей и действий. Это
основанный на фактах, излишне «умственный» способ переживания конфликтов.
Таким образом человеком часто блокируется осознание мотивов своих поступков,
которые выступают как социально неодобряемые (например, эгоистические) или
индивидуально нежелательные, так как расходятся с Я – концепцией. Рационализация
является своеобразным способом принятия «давления» Superego, она скрывает наши
мотивы и делает наши действия морально приемлемыми. Обычно изобретаются какие -
либо объяснения для своих провалов или неудач, которые в действительности
основаны на других причинах.
5) Реактивные образования – этот механизм подменяет поведение или
чувствование таким, которое диаметрально противоположно действительному
желанию; это явная и обычно бессознательная инверсия желания. Главная
характеристика, по которой можно узнать реактивные образования, - преувеличения,
ригидность, экстравагантность. В повседневной жизни это чаще преувеличенная
любовь.
6) Проекция – механизм, посредством которого происходит приписывание
окружающим своих свойств, неприемлемых для личности, т. е. собственные аспекты
личности перемещаются (вытесняются) на внешнее окружение. Мы не видим в себе
того, что кажется ярким и очевидным в других.
Существуют различные типы проекций: комплементарная (приписывания
другому того состояния, которое отсутствует у субъекта, но дополнительно к
состоянию субъекта – например, при чувстве ревности другому приписывается
измена), атрибутивная (наивное суждение при недостатке знаний – «другие такие
же, как мы»), Панглосс – Кассандра (Панглосс – герой повести Вольтера, видел мир
через розовые очки, Кассандра предрекала гибель Трои, проецировала на внешний мир
ощущение гибельности. Здесь другому человеку приписывается противоположное
тому, что чувствует субъект. Например, приписываю другому ненависть ко мне, а
сам чувствую к нему любовь – Панглосс или, наоборот, Кассандра).
7) Идентификация – механизм защиты от угрожаемого путем уподобления
(идентификации) ему. Идентификация противоположна проекции. В широком смысле –
это идеалы.
8) Изоляция – механизм отделения психотравмирующей ситуации от связанных
с ней душевных переживаний (отделение «аффекта от интеллекта»). Здесь все

17
неприятности начинают восприниматься человеком как бы происходящими не с ним
самим: само событие остается, а сопровождающая его эмоция утрачена. Изоляция
ситуации от собственного Ego особенно ярко и непосредственно проявляется у детей в
игре: взяв в руки игрушечную зверюшку ребенок «позволяет ей» говорить и делать все,
что запрещают ему самому родители. В психиатрии некоторые синдромы
деперсонализации сходны с действием данного механизма.
9) Регрессия – механизм перевода поведения (мышления и всей психики) на
более ранние, детские ступени развития. В психиатрии особенно ярко регрессия
проявляется в синдроме пуэрилизма (детскости) при реактивных психозах. При детских
неврозах исчезновение навыков самообслуживания, уже после того как они появились,
часто является проявлением психогенной регрессии. Например, студент в напряженной
ситуации экзамена «забывает» достаточно хорошо ему знакомый способ решения
задачи. По мнению Фрейда, алкоголизация и курение – это признаки регрессии на
более раннюю, «оральную», стадию психосексуального развития (или задержка,
«фиксация» на ней).
10) Замещение – проявление инстинктивного импульса переадресовываются от
более грозного объекта или личности к менее угрожаемому. Например, наказанный
родителями ребенок толкает свою младшую сестру или ломает ей игрушку. Реже
объектом замещения является сам человек: враждебность против других
переадресовывается на самого себя.
В ряде случаев отдельно выделяется такой защитный механизм, как
соматизация, т. е. «уход в болезнь» (см. также – конверсия). Так, например, в одном из
романов О. Хаксли главный герой страдает бронхиальной астмой. Он женат на
молодой, красивой женщине. Как только жена уезжает куда – нибудь из дома, у мужа
возникают приступы удушья, и ей приходится возвращаться. В одной из поездок
женщина погибает, но муж к удивлению всех домочадцев не дает обычного приступа
астмы. Через некоторое время он жениться, приступы удушья вновь возникают при
отъездах жены.
1.1.4. Развитие личности: психосексуальные стадии
В формировании личности Фрейд особое внимание уделял младенческому и
раннему детскому возрасту, полагая, что личность формируется почти целиком к концу
пятого года жизни. Личностное развитие возникает в ответ на источники напряжения –
физиологические процессы роста, несбывшиеся надежды, конфликты, угрозы.
Следствием напряжения является то, что личности приходится учится новым методам
уменьшения напряжения и тревоги. Овладение этими новыми методами – суть
развития личности. Среди основных методов снижения напряжения и тревоги Фрейд
называет отожествление и замещение.
Отожествление – первоначально ребенок отожествляет себя с родителями, а
затем и с другими людьми, вымышленными персонажами, с животными, абстрактными
идеями. Он выбирает из них те черты, которые помогут в достижении целей с
меньшими тревогами и напряжением. Окончательная структура личности – результат
многих отожествлений.
Замещение (вариант вытеснения) – более совершенный способ ослабления
напряжения, чем отожествления. При возникновении каких – либо преград на пути к
истинному объекту инстинкта ребенок должен научиться формировать его эквивалент
– заместитель (субститут). Если и он не доступен, то формируется новый, и так до тех
пор, пока не будет найден такой, который обеспечит разрядку напряжения. Субститут
редко может ослабить напряжение так, как это делает объект инстинкта. В результате
образуется запас нереализованной энергии, которая служит своеобразной «силой
личности». По мнению Фрейда, развитие цивилизации стало возможным после запрета
инстинктивного выбора объектов и направления излишней энергии в социально

18
приемлемое русло. Такое вытеснение, которое приносит более ценное достижение, и
называется сублимацией (рассматривается часто и как защитный механизм личности).
Сублимация не всегда может полностью снять напряженность, и поэтому оставшиеся
запасы энергии могут «разряжаться» и в виде невротических симптомов.
В конструировании Superego большую роль в историческом развития
человечества, по мнению Фрейда, играло постепенное формирование моральных
заповедей, особенно запрета на инцест (близкородственная сексуальная связь).
Беспорядочная половая жизнь (промискуитет), в том числе и инцест, были свойственны
статному образу жизни пред – людей. Возникновению будущей сексуальной морали
предшествовало появление первых запретов на половые отношения накануне охоты
или другой совместной деятельности, которая была крайне важна для выживания
общины. Половые охотничьи и хозяйственные табу обычно не распространялись на
соседние общины, что провоцировало к «половым набегам» на них, приобретавших
постепенно форму первого в человеческой истории брака - межобщинного. Далее, как
известно, возникает матриархат, а позднее патриархат и вся сложная современная
система половой морали. Фрейд высказал предположение, что морально –
общественные запреты на инцест «вытеснили» инцестуозные сексуальные комплексы
из сознания людей в бессознательную сферу души. Они, обладая значительной
энергией, послужили в последующем основой для развития цивилизации в целом –
«энергетическая сублимация».

Психосексуальные стадии развития.


По мнению Фрейда, личность в своем развитии в первые годы проходит ряд
стадий. Каждая стадия личностного развития первых 5 лет жизни (высокая активность
движущих сил развития) определяется в терминах реакций определенных участков тела
(из стимуляция приводит к разрядке энергии либидо): оральная (0 – 18 месяцев),
анальная (1,5 – 3 года), фаллическая (до 3 – 6 лет). Далее следует стабилизация –
латентный (скрытый) период (от 6 до 12 лет), который прерывается повторной
активизацией движущих сил развития личности в 12 – 18 лет – гениальная стадия с
незрелой (гомосексуальная фаза) и зрелой (гетеросексуальная фаза) сексуальность. По
Фрейду, главным фактором развития человека является сексуальный инстинкт,
прогрессирующий от одного участка тела к другому, которые функционируют как
локусы выражения побуждений либидо (его эрогенные зоны). Социальный опыт
приносит в каждую стадию определенный долговременный вклад в виде
приобретенных установок, ценностей и черт характера.
Оральная стадия – объектом либидо является пища, процесс удержания и
кусания ее. Потребность в питании является первой и основной потребностью
младенца, поэтому большая часть либидиозной энергии катексирована в область рта.
По мнению Фрейда основные оральные функции являются прототипом таких черт
зрелой личности, как легковерие или стремление к обладанию имуществом, знаниями
(приобретательство – функция удержания), а также страстностью к спорам, сарказму
(агрессивность – функция кусания). Во время кормления ребенка обычно утешают
лаской, покачивают. Все эти побочные ритуалы помогают снять напряжение, т. к.
ассоциируются с процессом кормления. Некоторые разновидности стереотипных
движений во сне или днем у детей с позиций психоанализа расцениваются как регресс
или фиксация (задержка) на оральной стадии психосексуального развития. Такие
«оральные привычки» взрослого человека, как курение, грызение ногтей, навязчивое
облизывание губ и другие являются также проявлениями этой фиксации. Оптимальное
протекание оральной стадии существенно зависит от матери, поэтому ею могут
«закладываться такие личностные черты взрослого, как зависимость от своего
окружения (крайнее ее проявление – желание «вернуться в маму»). Оптимизм –

19
пессимизм, доверчивость – недоверчивость и другие подобные личностные проявления
также являются производными оральной стадии.
Анальная стадия – объект либидо – область прямой кишки. В результате
выталкивания фекалий обычно возникает чувство физического облегчения. На втором
году жизни ребенка приучают регулировать функции кишечника, и он «научается»
откладывать это «удовольствие» до подходящего периода. Увеличение самоконтроля
связано и с пониманием того, что такой контроль может быть дополнительным
источником наслаждения. Кроме того, дети быстро начинают понимать, что
увеличение самоконтроля приносит им похвалу и одобрение родителей, а значит
позволяет требовать дополнительного внимания как к своим «успехам», так и к
«неудачам» в туалетном поведении. Отношение взрослых к «туалетному» воспитанию
может, как полагает Фрейд, определять некоторые черты будущего характера и
личностные ценности человека. Если мать строга и наказывает, то ребенок может
приучиться удерживать фекалии, развиваются запоры, а в характере появится
склонность к собиранию и удерживанию – человеку трудно «расставаться» с вещами и
идеями (скупость, упрямство, сверхчистоплотность и педантизм). Наказания, напротив,
могут из – за чувства гнева ребенка могут приводить к опорожнению кишечника в
неудобное время, а в характере – это эквиваленты импульсивности, раздражительности,
жестокости и неорганизованности. Все личностные проявления взрослых, вытекающие
из этой стадии, в психоанализе часто объединяют под названием «анальный характер».
Анальная стадия для ребенка полна противоречий: с одной стороны, мать хвалит его за
«правильное» поведение, а с другой – внушает, «туалетное» поведение «грязное», и его
надо держать в секрете от окружающих. Ни одна сфера современной жизни не
наполнена такими ограничениями и табу, как «туалетное» поведение человека.
Фаллическая стадия – осознание половых различий и сосредоточенность на
гениталиях. Ребенок «замечает», что у одних людей имеется фаллос, а у других таковой
отсутствует. По наблюдениям Фрейда, именно в этот период отмечаются особые
привязанности ребенка к родителю противоположного пола. Если ранее и мальчик, и
девочка любят мать и одинаково соперничают с отцом за нее, то здесь эти чувства
меняются: усиливаются у мальчика и ослабевают у девочки.
Удовольствие от фантазий подготавливает формирование Эдипова комплекса у
мальчиков, а у девочек – комплекса Электры. В психоаналитической теории эти два
главных инцестуозных комплекса играют особо важную роль в детской сексуальности.
Они обозначены именами героев известных древнегреческих трагедий: у мальчиков –
«мужской комплекс Эдипа» (Фрейд) как неосознанные сексуальные побуждения к
матери, которые сочетаются с неосознанной агрессией к отцу как сексуальному
сопернику, а у девочек – «комплекс Электры» (Юнг) как неосознанное стремление к
инцесту с отцом, сочетающееся с агрессией к матери (женский Эдипов комплекс).
У гомосексуальных лиц инцестуозные комплексы соответственны полу, но
«обратные», т. е. существуют «прямой» (позитивный) и «обратный» (негативный)
комплекс Эдипа, равно как и аналогичные комплексы Электры. В реальности между
позитивной и негативной формами нет строгих границ. В той или иной степени обе эти
формы образуют Эдипов комплекс в своем завершенном виде. Фиксация на
фаллической стадии у взрослых мужчин проявляется в дерзости, хвастливости,
необдуманности поступков. Фаллические типы всегда стремятся добиваться успеха,
постоянно доказывают свою мужественность и половую зрелость. У женщин это
проявляется в склонности обольщать, флиртовать или в «борьбе» за главенство над
мужчинами.
В возрасте от 5 до 7 лет комплексы Эдипа и Электры разрешаются (вытесняются
из сознания) за счет идентификации с родителем одноименного пола. Неразрешенные
проблемы комплексов могут лежать в основе последующих невротических моделей
поведения, импотенции и фригидности. В психоаналитической теории стадия Эдипова

20
комплекса с необходимостью возникает в возрасте 3 – 5 лет как фаза развития
сексуального инстинкта. Этот бессознательный внутренний конфликт должен
разрешиться в подростковом возрасте путем идентификации с родителем одного с
ребенком пола и трансформацией Эдипова комплекса в Superego. Происходит
своеобразное воплощение (интроекция) в Superego образа сурового родителя; чем
сильнее был Эдипов комплекс и чем быстрее произошло его вытеснение (под влиянием
авторитета, религии, обучения), тем строже «Сверх-Я». Причиной многих неврозов в
зрелом возрасте Фрейд считал то, что Эдипов комплекс не был изжит, а только
вытеснен в бессознательном детстве. Пути разрешения сформировавшегося комплекса
различны у детей противоположного пола. У мальчиков боязнь отца (страх
«кастрации») способствует подавлению сексуального чувства к матери и подавлению
агрессии к отцу, а в последующем – к привязанности к нему через механизмы
идентификации. Это амбивалентное отношение мальчика к отцу иногда обозначают
«отцовским комплексом». У девочек перенос людьми на отца связан со своеобразным
«мщением» матери, т. к. она представляется «виновницей» отсутствия фаллоса у
девочки. К чувству любви по отношению к отцу у девочек примешивается «зависть к
пенису», так как она считает себя неполноценной в этом плане («комплекс кастрации»).
У девочек подавление желаний стоит менее остро, чем у мальчиков, что обуславливает
различия в их Superego, а значит и развития в сексуальности. Фрейд считает, что
формирование женского характера заметно зависит от особенностей трансформации
комплекса кастрации. Отсюда возможны три линии развития. Одна ведет к
сексуальным запрещениям и неврозу, другая – к модификации характера в сторону
маскулинизации, а третий, оптимальный путь – к разрешению комплекса и нормальной
женственности с желанием иметь ребенка.
Латентный период – ослабление сексуальной напряженности (угасание
Эдипова комплекса) с переключением на учебу, спорт, увлечения. Формируются
структуры Superego, и возникают такие отношения, как стыд, совесть, мораль и прочие,
которые призваны противостоять «бурям» периода полового созревания.
Генитальная стадия – связана с периодом полового созревания. Если на
предыдущих этапах психосексуального развития главным источником удовлетворения
либидо было собственное тело – период аутоэротизма (нарциссизма), то в генитальной
стадии либидо направляется на других людей. Первоначально – на лиц одноименного
пола (незрелая генитальная стадия, гомосексуальный период), а затем и на
противоположный пол – зрелая сексуальность (гетеросексуальный период).
В психоанализе термин «нарциссизм» употребляется двояко: как сексуальное
извращение, при котором собственное тело является источником наслаждения (в
мифологии сын водяного царя Нарцисс умер от любви к своему отражению в озере), и
как любая форма себялюбия, производная от детского периода аутоэротизма (более
широкое понимание термина).
Генитальный характер – это идеальный тип личности в психоаналитической
трактовке. Это зрелый в социальном и сексуальном планах человек. Он испытывает
удовлетворение от гетеросексуальной любви.

21
Личностные характеристики, присущие психоаналитическим типам личности
Таблица 1.4
Тип Личностные характеристики
личности
Оральный Требовательный, нетерпеливый, завистливый, алчный, ревнивый,
мстительный, подавленный, опустошенный, недоверчивый,
пессимистичный
Анальный Ригидный, стремящийся к власти и контролю, озабоченный тем, как
должно себя вести, а также удовольствием и принадлежащей ему
собственностью, обеспокоенный возможной потерей контроля,
обеспокоенный постоянным выбором - подчиняться или бунтовать
Фаллический Мужчины: демонстративны, конкурентны, стремятся к успеху, делают
упор на мужественность (маскулинность), мачизм1 и мужскую
потенцию Женщины: наивны, соблазнительны, демонстративны, любят
флиртовать

1
От macho (исп.) - самец.
22
1.2. К. Г. Юнг. Аналитическая психология

Швейцарский психиатр и психолог Карл Густав Юнг (1875 – 1961) был одним из
первых учеников Фрейда, отмежевавшихся от своего учителя. Юнг не мог полностью
принять фрейдовский пансексуализм, а Фрейд отрицательно относился к юнговскому
пониманию мифологии и оккультных феноменов. Собственный психотерапевтический
опыт и хорошее знание восточной философии позволило Юнгу заметить, что
душевнобольные и невротики часто до деталей «повторяют мифы, космогонии и
примитивные научные представления древних и древнейших народов». По его мнению,
для понимания нормы и патологии личности необходимо привлекать данные культуры,
духовной истории человечества, в которую включен и которую интериоризирует
индивид. Юнг также, в отличие от Фрейда, признает существование, кроме личного,
еще и так называемого коллективного бессознательного (теория архетипов).
Юнг известен и как создатель интересной классификации типологии личностей.
В ее основе лежат признаки, указывающие на личностные различия по
преимущественной направленности интересов человека на внешний (экстраверты) или
внутренний (интроверты) мир.
Основные работы: «Психологические типы» (1921), «Аналитическая
психология: теория и практика» (1968), «Архетип и символ» (1991).
1.2.1. Основные положения теории личности
По К. Юнгу, психика человека включает три уровня: сознание, личное и
коллективное бессознательное. Определяющая роль в структуре личности отводится
коллективному бессознательному, которое имеет врожденный характер и образуется из
следов памяти, оставленных всем прошлым человечества. Коллективное
бессознательное проявляется у отдельных людей в виде архетипов («первичная
модель», прообраз) – общих для всех людей направлений идей, обобщенного опыта
предков. Это не воспоминания или образы как таковые, а предрасполагающие факторы,
под влиянием которых люди реализуют в своем поведении некие универсальные
стереотипы восприятия, мышления и действия в ответ на определенные события.
Мозг унаследован нами от предков и является своеобразным органическим
результатом психических и нервных функций всех наших предшественников. В нем
имеются следы, отпечатки основных путей, по которым издавна образовывались
чувства и мысли всего человечества. При рождении, естественно, нет никаких
врожденных представлений, но мозг ребенка имеет генетически закрепленную
возможность определенным образом функционировать и развиваться. Архетип как
таковой отличается от его переработанных форм – от сказок, мифов и т.д. Архетип,
как полагает Юнг, - это отпечаток, форма без собственного содержания, которая
определенным образом организует и направляет психические процессы. Его можно
сравнить с руслом реки без воды, но если там потечет вода (психические процессы),
то она направляется определенным образом и принимает форму русла.

23
Архетипы обнаруживаются у людей не только в сновидениях, но и в реальном
творчестве. Они выступают как обобщенные образы опыта предков (герои народных
сказок, мифы, фольклор, обряды, традиции) и в виде символов (крест, шестиконечная
звезда Давида, буддийское «колесо жизни» и тому подобное).
Количество архетипов в коллективном бессознательном неограниченно.
Первичные образы (архетип «матери», «героя», «дитя», «вражды братьев» и т.п.),
трансформируясь в мотивы, заставляют человека вести себя в определенных ситуациях
так, как это свойственно представителям всех культур. Главными архетипами являются
собирательные образы матери и отца, а также архетип «Я»
1.2.2. Структура личности: сознание, индивидуальное
бессознательное, коллективное бессознательное
В структуре личности Юнг выделяет Сознание, Индивидуальное
бессознательное и Коллективное бессознательное. В структуре сознания – два слоя: «Я
для других» (Персона) и «собственно Я» (Ego).
Персона – самый поверхностный слой-маска в структуре сознания (архетип
конформности). Она включает социальные роли, посредством которых человек
представляет себя другим людям и обществу. Это наше публичное лицо. Здесь важное
значение придается анализу различного рода символов покрытия себя (одежда), рода
занятий (орудия труда, портфель) или социального статуса (автомобиль, дом, диплом).
Все эти символы могут проявляться в сновидениях. Например, человек со «слабой»
персоной может видеть во сне себя без одежды и даже без кожи. Социальные роли
могут, как подавлять индивидуальность, так и способствовать ее развитию. Однако
основную роль в сознательной жизни человека играет не Персона, а более глубокие
слои сознания – Ego. Являясь одним из основных архетипов личности, Ego создает
ощущение связанности и непрерывности течения мыслей, чувств и действий. Хотя Ego
и возникает из бессознательного, но имеет только сознательное содержание, которое
образовалось из личного опыта.
Индивидуальное бессознательное складывается из переживаний, бывших когда-
то осознанным, а затем забытых и вытесненных из сознания. Оно включает в себя
«Тень», «Аниму и Анимус», а также «Самость».
Тень – это то, что человек считает низким и аморальным в себе, в своей
личности. Как Ego является центром сознания, так и тень является центром
индивидуального бессознательного. Юнг понимает тень, в отличие от Фрейда, не как
разрозненный вытесненный в бессознательное материал сознания, а как своеобразное
целое – негативное Я. Тень часто переживается в снах как темная, примитивная,
враждебная и отталкивающая фигура. Юнг предупреждает, что нужно почаще
«вглядываться в себя», так кА свою тень опасно не признавать. Она, являясь составной
частью личности, подчеркивает присущую человеку амбивалентность: робкий в своем
бессознательном храбр, храбрый – робок, добрый – злой, а злой – добрый. Тень своими
корнями уходит в коллективное бессознательное и поэтому может дать ценный
материал для Ego.
Анима (у мужчин) и Анимус (у женщин) – это вытесненные из сознания
нежелательные представления о себе как о мужчине или женщине. Таким образом,
Анима – женское начало в мужчине, а Анимус – мужское начало в женщине. Юнг
полагает, что эти образы являются собирательными бессознательными образами
(архетипами) женщины или мужчины как таковых и оказывают влияние на выбор
супругов, проявляются в сновидениях и фантазиях. Мать для мальчика и отец для
девочки оказывают значительное влияние на развитие Анимы и Анимуса.

24
Структура личности по Юнгу
Схема 1.1

Персона
Эго Сознание

Тень
Анима и Анимус Индивидуальное
Самость бессознательное

Коллективное
бессознательное
Структура личности по Юнгу

Центральным архетипом индивидуального бессознательного является


«Самость» (Self). Самость – это внутренний руководящий фактор целостной личности,
некая «идеальная личность». Юнг убежден, что сознание и бессознательное не
противоречат, а дополняют друг друга. Их динамическое равновесие, примирение
полярностей и есть целостная личность, объединенная самостью. Развитие самости –
главная цель жизни человека, однако большинству людей их самость не знакома, она у
них не развита, и они считают центром личности Ego. Архетип самости не реализуется
до тех пор, пока не наступит гармонизация всех аспектов души, а к этому можно
прийти не ранее среднего возраста. Однако, развитие самости не означает растворение
и исчезновение Ego. Оно продолжает оставаться центром сознания, но уже понимается
в связке с самостью, объединяющей сознательные и бессознательные психические
процессы. Самость часто символизируется в снах или образах безлично – как точка,
круг или божество. Процесс установления связей между Ego и Самостью – это процесс
развития человека, его индивидуализации и самореализации.

25
1.2.3. Характеристика эктопсихических и эндопсихических функций сознания
Структура Psyche по К.Юнгу
Схема 1.2
Эктопсихическая Индивидуальное
сфера бессознательное

С
У
Б Ф
Ъ У
Е Н
К К
Т Ц
И И
В ИНВАЗИИ Й
Н
АФФЕКТЫ
Ы
компоненты сознательных
Е
ПАМЯТЬ
ИНТУИЦИЯ

ЧУВСТВА
МЫШЛЕНИЯ

ОЩУЩЕНИЯ

Эндопсихическая Коллективное
сфера бессознательное
Юнг использовал для целей диагностики, коррекции и терапии личности три
основных метода: ассоциативный (услышав слово-стимул, обследуемый называет
первое слово, пришедшее ему на ум); анализа сновидений; активного воображения
(это концентрация на внутренних картинах видимого, приводящая к проявлению
активности бессознательного). По К. Юнгу, структура души человека (psyche)
включает: коллективное бессознательное (ядро psyche), индивидуальное бес-
сознательное, инвазии, аффекты, субъективные компоненты функций, память,
интуицию, чувства, мышление, ощущения.

26
В сознании человека можно различить несколько функций, благодаря которым
оно может ориентироваться либо на экто-психические, либо на эндопсихические
факты. Эктопсихика - это отношение между содержаниями сознания и данными, по-
ступающими извне. Эндопсихика - это система отношений между содержаниями
сознания и бессознательными процессами.
К эктопсихическим функциям относятся:
1) ощущение - совокупность всех осознаваемых человеком данных о внешних
факторах, получаемых от органов чувств (говорит мне, что нечто есть);
2) мышление - означает восприятие и суждение. Оно дает имя вещи, прилагает
понятие, сообщает нам о том, что есть данная вещь;
3) чувство (feeling) - благодаря своей тональности сообщает нам о ценности
вещи. «С точки зрения чувства объекты различаются не только фактически, но и
ценностно»;
4) интуиция - это нечто вроде предвосхищения. Она является особым типом
восприятия, идущим от бессознательного.
Перечисленные функции попарно дополнительны, т.е. если сильно развита одна
из входящих в пару, то другая играет подчиненную роль. В центре (схемы 1.3)
находится «Эго» (Э) с присущей ему энергией воли; ощущение (О) и интуиция (И)
дополнительны, так как невозможно одновременно одинаково хорошо воспринимать
физические факты и «заглядывать за угол»; то же самое можно сказать о мышлении
(М) и чувстве (Ч) - думая, мы должны исключить всякие чувства, и, наоборот, глубокие
чувства исключают мышление.
Основные психические функции по К. Юнгу
Схема 1.3
М

О Э И

Ч
К эндопсихическим компонентам Юнг относит:
1) память - способность воспроизводить бессознательные содержания. Она
связывает нас с тем, что ушло из сознания, либо было вытеснено, или подавлено;
2) субъективные компоненты сознательных функций - склонность реагировать
определенным образом. Они являются своеобразной теневой стороной «Эго»;
3) аффекты - состояния, в которых человеком овладевает то, что у него внутри и
чему он не в силах противостоять;
4) инвазии (invasion) - охваченность страстями при минимуме сознательного
контроля.

27
На базе перечисленных представлений о личности и душе человека К.Юнг
построил одну из наиболее известных типологий: интраверт, экстраверт, сенсорный,
интуитивный, мыслительный, чувствующий (приложение 1). При таком подходе
индивид - есть пучок противопоставлений, которые можно обозначить как
различительные признаки. Они являются субмодальностями психосоциальной
активности человека. Катарина Бриггс и ее дочь Изабель Бриггс-Майерс на базе
типологии Юнга с дополнениями разработали «Индикатор типов Майерс-Бриггс»
(MBTI). В основу этой типологии были положены следующие четыре различительных
признака:

«Индикатор типов Майерс-Бриггс» (MBTI)


Схема 1.4
1-й - доминирующий источник энергии:
Экстраверты (E ) Интроверты (I)
Социальны с чувством территории
общительны задумчивы
сначала говорят, потом думают сначала думают, потом говорят

Ориентированы на:
взаимодействие сосредоточенность
внешний облик внутренние свойства
широту глубину
экстенсивность интенсивность
обширный круг знакомых узкий круг знакомых
расходование энергии экономии энергии
внешние события внутренние ощущения

2-й - преобладающий источник информации:


Люди сенсорного (S) типа Люди интуитивного (N) -типа
последовательны случайны
реалистичны отвлеченны

Ориентированы на:
Настоящее будущее
факты фантазии

Проявляют:
Упорство вдохновение
действенны теоретичны
приземлены летающие в облаках
практичны оригинальны
конкретны общи

3-й - характер принятия решений:


Люди мыслительного (T) типа Люди чувствующего (F) типа
объективны субъективны
верны своим убеждения милосердны
беспристрастны сочувствующие
настойчивы ориентированы на убеждения
точны человечны
ясны гармоничны

Следуют:
28
Законам Обстоятельствам

Ориентированы на:
Критику понимание
политику общие ценности

4-й - отношение к миру:


Люди решающего (J ) типа Люди воспринимающего (Р ) типа
решительны выжидающи
окончательны предварительны
тверды податливы
отмеренны свободны
точны экспериментальны
действуют по программе непредсказуемы

Ориентированы на:
Контроль приспособляемость
завершенность открытость
структуру изменчивость

29
1.3. А. Адлер: индивидуальная психология

Альфред Адлер (1870 – 1937) был вторым учеником З. Фрейда, отошедшим от


своего учителя. Адлер не принял фрейдовской концепции либидо, трансексуализма,
выступая против расчленения личности на три инстанции и детерминации ее развития
биологическими потребностями. Им предпринята первая попытка так называемой
«социологизации» учения Фрейда.
Адлер полагает, что основной детерминантой развития личности является «воля
к власти, которая с рождения присутствует в человеке. Представления Ч. Дарвина о
борьбе за превосходство как о средстве выживания сначала полностью было принято
Адлером. Однако позднее идее о выживании наиболее приспособленных и гибели
неприспособленных Адлер противопоставляет мысль о том, что физическая и
психическая (характерологическая) неполноценность, наоборот, нередко является
стимулирующим, способствующим победе в борьбе за выживание фактором.
Человек стремится найти способы для преодоления чувства неполноценности и
прибегает к разным видам компенсаций. Именно из чувства слабости и
неполноценности ребенка по отношению к миру взрослых развивается специфический
для каждого человека стиль жизни. Чувство неполноценности, вызывающее
стремление к превосходству, проявляется уже в первые 4 – 5 лет жизни ребенка в виде
«цели победы». Даже агрессия Адлером рассматривается скорее как инициатива к
преодолению препятствий и не отождествляется с враждебностью.
Чувство неполноценности, хотя оно и порождается органическим
несовершенством человека, его слабостью, является все же «социальным чувством».
Именно оно подталкивает человека его преодолению, начиная со «стремления к
превосходству» и кончая «стремлением к совершенству». Таким образом, в отличии от
понятия «воля к власти» философа Ф. Ницше, адлеровское «стремление к
превосходству» имеет более широкий смысл – это еще и побуждения улучшить себя,
Развить свои способности. Не случайно эти идеи стали позже активно развиваться в
гуманистической психологии.
Постепенно индивидуальные способы адаптации становятся привычными и
определяют стиль жизни человека, его способы решения в трех главных сферах – в
работе, дружбе, и любви. Стиль жизни уже прочно складывается и закрепляется в
дошкольном возрасте, а в дальнейшем он является лишь только совершенствованием
своей основной структуры. Стиль жизни определяет основные типы личности:
управляющий; берущий; избегающий; социально полезный. Только последний тип
Адлером считается социально зрелым, проявляющим истинную заботу о других и
заинтересованным в общении с ними. (Приложение 2).
Стремление к превосходству в каждом человеке уникально, так как каждый
человек ставит перед собой только ему свойственные жизненные цели. Преодоление
чувства неполноценности может быть успешным и адекватным, но иногда оно

30
преодолевается посредством «сверхкомпенсации» (одностороннее приспособление к
жизни в результате чрезмерного развития какой-то одной черты или способности) или
механизмами «ухода в болезнь» (своеобразной «выработкой» невротических
симптомов для оправдания неудач).
В понимании Адлера, для больных неврозами характерно снижение уровня
активности, необходимой для правильного решения своих жизненных проблем. Они
хотят, чтобы другие им помогали разрешать их повседневные заботы, баловали и все
прощали. Они борются за свои эгоистические жизненные цели. Истинные причины
невроза кроются в детстве, выработке невротического стиля жизни. Затем этот
ошибочный стиль жизни почти неизбежен, приводит к столкновению с реалиями
жизни, которые становятся пусковой ситуацией болезни.

31
1.4. К. Хорни: теория «Базальной тревоги»

Карен Хорни (1885 – 1952) родилась недалеко от Гамбурга в норвежско–


голландской семье, принявшей немецкое гражданство. Она получила медицинское
образование и занималась психоаналитической практикой в клиниках Берлина. В1932
году из-за начавшихся гонений на психоаналитиков К. Хорни переехала в США. В1941
году за отступничество от ряда положений ортодоксального фрейдизма была
исключена из Американской психологической ассоциации. Тогда же с группой
единомышленников она создала параллельную Ассоциацию развития психоанализа, в
которой активно работала до конца жизни. Основные работы: «Невротическая
личность нашего времени» (1937 год), «Новые пути в психоанализе» (1939),
«Самоанализ» (1942 год), «Наши внутренние конфликты» (1945 год), «Невроз и
человеческий рост. Борьба за самореализацию.» (1950 год). К. Хорни – одна из
создателей неофрейдизма, и ее социокультурную концепцию личности отличает отказ
от упрощенного биологизма, присущего теории Фрейда. Основу сущности человека
она видит в его врожденном чувстве тревоги. Младенец начинает испытывать тревогу с
самых первых минут своего рождения, своего существования вне чрева матери. Это
чувство тревоги фиксируется и становится внутренним свойством психической
деятельности – выделяется «базальной тревогой». Внутреннее беспокойство порождает
желание избавиться от него, что и является основной глубинной мотивацией
поведения. Именно базальная тревога заставляет человека стремиться к безопасности,
строить свое поведение таким образом, чтобы не провоцировать ее усиления. Ключевой
период в процессе формирования личности – детство. Изначальная беспомощность
маленького ребенка ставит его в особо уязвимую, зависимую позицию. Множество
внешне различных особенностей родительского поведения (недостаток любви и
заботы, запугивание, неадекватное восхваление, игнорирование самостоятельности и
прочее) приводят в конечном итоге к одному результату – ребенок оказывается
неспособным выработать в себе должное самоуважение. Это оборачивается его
неуверенностью в себе, одиночеством, страхами, ощущением обиды, то есть в основе
своей тревожно-враждебным отношением к миру, чаще всего глубоко
бессознательным. Со временем дети интуитивно находят способы как справиться со
своим окружением: кто-то спасается от вторжения в свою жизнь вспышками гнева, кто-
то – уходом в мир грез и фантазирование, а кто-то – слепой преданностью и
послушанием. В любом случае ребенок вынужден расплачиваться за «выживание» в
подавляющей или эмоционально холодной атмосфере семьи утратой своей
внутренней свободы – свободы в своих чувствах, желаниях, в отношениях к людям и
даже к самому себе. Здесь заключены источники невротических наклонностей, которые
могут властвовать над человеком всю его жизнь.

32
Стремление к удовлетворению своих желаний, противоречащее стремлению к
безопасности, может вырабатывать определенные способы («стратегии») поведения –
«невротическое стремление к любви» как средство безопасности в жизни;
«невротическое стремление к власти», объясняющееся страхом и враждебностью к
людям, стратегия самоизоляции от людей («бегство от окружения») и стратегия
признания своей беспомощности («невротическая покорность»). Разница между
здоровым человеком и страдающим неврозом сводится лишь к степени выраженности
конфликтующих тенденций. Под влиянием внешних временных обстоятельств
возникают «ситуационные неврозы», а в случае «изначального конфликта» возникает
подлинная болезнь – «невроз характера». Стратегии поведения могут выступать не
только предпосылками неврозов, но и в качестве защитных механизмов личности
(Приложение 3.). К Хорни предлагает сделать психоаналитический процесс
доступным для всех людей, заинтересованных в своем развитии. Писком подходов к
этой проблеме и посвящена ее книга «Самоанализ». Избавление от невроза К. Хорни
видит в освобождении от своего «идеализированного Я». Искажения личности
происходят не из-за стремления к идеалу вообще, а из-за неправильного содержания
идеала. Структура личности при более мягких неврозах является менее ригидной, чем
при тяжелых неврозах, и даже единичное обнаружение бессознательного конфликта
может быть поворотным пунктом к более свободному развитию человека. Опыт работы
К. Хорни показал реальность для некоторых пациентов самостоятельного преодоления
своих внутренних психологических ограничений, оставленных прошлыми
переживаниями.

33
1.5. Г. Салливан: интерперсональная теория

Гарри Стэк Салливан (1892-1949) – американский психиатр и психолог,


представитель неофрейдизма. Его основные положения относительно теории личности
изложены в книге «Межличностная теория психиатрии» (1963). Теория Салливана
сложилась под влиянием многих психологических школ – G. Mead, S. Freud, K. Lewin.
По мнению Салливана, поведение человека двумя основными стремлениями:
1. к удовлетворению (реализация биологических потребностей);
2. безопасность (удовлетворение личностных потребностей).
Воплощение этих стремлений возможно только в контакте с другими людьми.
Следовательно, объектом психологического исследования должна быть личность как
относительно устойчивая модель повторяющихся межличностных ситуаций, так как
личность формируется и проявляется в межличностных отношениях (как реальных,
так и воображаемых).
Ребенок при рождении испытывает дискомфорт и беспокойство (тревогу),
поэтому основными механизмами личностного развития являются потребность в
безопасности (нежности, ласки) и стремление избежать тревогу. Удовлетворение
даже сугубо органических потребностей ребенка в человеческом обществе непременно
требует участия другого человека. Таким образом, ребенок с момента рождения сразу
включен в существующие межличностные (социальные) отношения. На этой основе
Салливан выделил ряд стадий(периодов) онтогенетического развития личности,
связанных с изменениями складывающихся межличностных отношений.
Антенатальный период изначально психологически безопасен для ребенка,
находящегося в утробе матери. Однако уже в это время складывается определенная
расстановка сил, межличностных отношений, связанных с его будущем рождением, -
антенатальная диспозиция (законный брак или внебрачный ребенок, беременность
желательна или не желательна для женщины). Антенатальная диспозиция в итоге
может повлиять на обеспеченность удовлетворения основных потребностей ребенка
после рождения, а значит и на становление его как личности.
Второй период, «первичная семья» (мать-ребенок) начинается с момента родов,
которые сопровождаются физиологическим и психологическим дискомфортом
ребенка, обозначаемым первичным страхом. В норме этот «первичный
психологический страх», чувство беспомощности ребенка систематично купируются
заботливой матерью, которая его кормит и ласкает, формируя таким образом вторичное
чувство безопасности («психологическое рождение»). Если мать аутична и не ласкова,
то процесс «снятия» первичного психологического страха протекает неполноценно и
может служить в будущем основой повышенного риска возникновения для таких
людей различных заболеваний (неврозов, психозов, психосоматических расстройств), а
так же антисоциального поведения.

34
Третий период – «нуклеарная (ядерная) семья», по мнению Салливана,
моделирует главные межличностные отношения (вертикальные, горизонтальные и
ролеполовые), существующие в обществе и не осознанно усваиваемые ребенком.
Теоретически такая семья пятичленна: ребенок, его родители, а так же брат и сестра.
Любая семья так или иначе воспроизводит и демонстрирует ребенку взаимоотношения
полов (отношения между отцом и матерью, братьями и сестрами), отношения
субординации и соподчиненности – вертикальные связи(старший – младший, родитель
– ребенок, начальник - подчиненный) и отношения внутри каждого субординационного
уровня (между взрослыми, между детьми) .
На четвертом этапе, с возраста около 4-х лет, ребенок включается в дошкольную
группу, где осваивает определенные социальны роли и впервые приобретает
социальный статус. При вхождении в группу сверстников ребенок может находиться
там на правах полноценного члена, и у него вырабатывается адекватная социально-
ролевое поведение, но может быть и иначе. Возможны варианты не полноценного
члена группы, а то и вовсе отверженного. Для вхождения в группу важное значение
часто приобретают различные внешние атрибуты, зависящие от традиций, других
социокультурных и этнографических условий.
В возрасте 7-10 лет – младшая школьная группа – основное внимание должно
уделяться «отработке и тренировке» взаимоотношений по вертикали. Возможно
выработать у ребенка не слепое послушание старшим из-за страха наказания, но и
активное желание подчиниться. Упрямство – скорее признак слабости; только вовремя
наученный повиноваться может в будущем активно властвовать, нормально
руководить.
Подростковый период характеризуется нарастанием значимых для подростка
интерперсональных связей вне семьи. Родители подростка начинают чаще сталкиваться
с его упрямством, непослушанием и ощущают снижение своего авторитета
(подростковый негативизм). Замечено, что больший воспитательный эффект в этом
возрасте достигается воспитанием «через референтов», т.е. значимых для подростка
лиц (друзей или, например, спортивный тренер). Другой основной проблемой этого
возрастного этапа является половое созревание и бурное становление сексуального
влечения. У Салливана, так же как и у Фрейда, повторяется идея подростковой
гомосексуальности. Однако Салливан не считает подростковую гомосексуальность
неизбежной, так как, по его мнению, она обусловлена не биологическими, а
социальными факторами. Как курение или употребление наркотиков, подростковая
гомосексуальность – это социально обусловленный риск, зависящий от наличая или
отсутствия в окружении подростка референтных асоциальных групп.
Юношеский возраст также характеризуется увеличением числа
интерперсональных связей, однако качественное своеобразие этого периода связано с
завершением формирования когнитивных процессов. Это проявляется в склонности
юношей ставить вопросы философского плана и размышлять о смысле жизни, при этом
нередко возникает состояние своеобразной разочарованности и пессимизма.
Большинство проблем жизни взрослого человека (периоды молодости и
зрелости) Салливаном понимаются через призму выдвинутых им положений
формирования личности («Я-Системы») с ее механизмами психологической защиты –
«избирательно внимания». Бессознательное сличение с эталоном воспринятого в
детстве лежит в основе механизмов идентификации и избирательности внимания или,
точнее сказать, невнимания к тому, что может вызвать у человека дискомфорт.
Например, объяснения человека о «плохом» начальстве, вынуждавшем его
многократно менять работу, в своей основе могут быть связаны с недостаточной
сформированностью вертикальных отношений в соответствующие периоды детства.
Для пожилого возраста характерны как биологические (инволюция), так и
психологический кризы. Психологические кризы могут рассматриваться в этом

35
возрасте как личностные реакции на свое возрастное увядание, а так же отстранение от
активной трудовой деятельности (т.н. «пенсионные неврозы»).
В старческом возрасте психологически наиболее трудным для человека
является ситуация одиночества. Человек может физически жить дольше всех своих
близких, друзей и знакомых («пережить» их, утратив все свои интерперсональные
связи), что иногда называют социальным умиранием или смертью «социального
атома». Социальный атом может умереть одновременно со своим носителем, а может и
пережить человека. В последнем случае интерперсональные связи сохраняются и
цементируются его образом в памяти общавшихся с ним людей.
Проблемы «социального умирания» характерны не только для старческого
возраста, но и для тяжелых инвалидизирующих соматических и психических
заболеваний, когда социальное окружение «забывает» больного человека.
Реабилитация больных и инвалидов должна предусматривать не только биологическое
лечение, но и наиболее полное восстановление психологического и социального
функционирования.

Шесть этапов развития человеческой личности по Салливану


Таблица 1.5
Важные Межличностный
Период Возраст Важные навыки
люди процесс
Младенчество 0-2 Мать Ласка Мать - хорошая / мать -
плохая; я – хороший /я -
плохой
Детство 2-6 Родители Обеспечение безопас- Синтаксический язык
ности с помощью вооб-
ражаемых товарищей
Ювенильная эра 6-8,5 Друзья, Ориентация к жизни Соперничество,
равные по среди равных людей компромисс,
статусу сотрудничество
Предъюношеский 8,5-13 Один друг Близость Уважение равных по
период статусу людей и
привязанность к ним
Ранняя юность 13-15 Несколько Близость и сексуальное Баланс сексуального
друзей влечение, направленные влечения, близости и
на разных людей действий,
обеспечивающих
безопасность
Поздняя юность 15- Любовник Сочетание близости и Открытие себя и
сексуального влечения «реального» мира

36
1.6. Э. Фромм: теория отчуждения

Фромм родился 23 марта 1900 года во Франкфурте-на-Майне, Германия. Эрих


был единственным ребенком в семье ортодоксальных евреев, принадлежавших к
среднему классу. Раннее детство Эриха не было безоблачным. Он не мог не замечать
скверного характера отца и склонности матери к депрессии. Позднее Фромм
вспоминал, что его «родители были очень нервными» да и сам он «возможно, был
довольно нервным ребенком». При этом личность будущего ученого формировалась
одновременно в двух совершенно различных мирах; традиции иудейской культуры
сосуществовали с идеологией европейского капиталистического общества.
Раздираемый внутренними противоречиями, которые порой становились, невыносимы,
Фромм вместе с тем на всю жизнь развил в себе способность видеть события с
различных точек зрения.
Живо интересуясь работами Фрейда и Маркса, Фромм быстро начал
сомневаться в истинности как одной, так и другой концепции. Это было вызвано
отсутствием описания связи между отдельной личностью и целым социумом: «Я
хотел понять законы, управляющие жизнью отдельного индивида, и законы, по
которым живет человеческое общество» (Fromm, 1962).
После войны Фромм сосредоточился на науке, изучал психологию, философию
и социологию в Университете Гейдельберга, где в возрасте 22 лет получил степень
доктора социологии. Не слишком рассчитывая на то, социальная теория может дать
исчерпывающее объяснение событиям, потрясшим его в юности, Фромм обратился к
психоанализу, который изучал с 1925 по 1930 год сперва в Мюнхене, затем во
Франкфурте и наконец в Берлинском институте психоанализа, где даже выступал в
роли объекта исследования для Ганса Закса, одного из студентов Фрейда.
В 1930 году Фромм основал во Франкфурте Южно-Германский институт
психоанализа, однако вскоре в связи с растущей угрозой фашизма переехал в Женеву,
поступив на работу в новообразованный Международный институт социальных
исследований. В 1933 году он принял приглашение прочитать серию лекций в
Чикагском институте психоанализа, после чего сразу эмигрировал в Соединенные
Штаты и занялся в Нью-Йорке частной практикой. Там Фромм возобновил свое
знакомство с Карей Хорни, с которой работал еще в Берлинском институте
психоанализа. В 1941 году Фромм вступил в основанную ею Ассоциацию по
распространению психоанализа (АРР). Любовники в частной жизни, Фромм и Хорни
существенно расходились в профессиональных взглядах, что привело к расколу
внутри ассоциации. Когда студенты потребовали, чтобы Фромм, не имевший
докторской степени по медицине, читал у них клинический курс, он был вынужден
покинуть ряды ассоциации вместе с группой сторонников, куда входили Гарри Стэк
Салливэн, Клара Томпсон и другие выдающиеся ученые. В 1946 году они
организовали Институт психиатрии, психоанализа и психологии Уильяма Алансона,
где Фромм одновременно возглавил факультет и комиссию по учебной работе.

37
В 1951 году Фромм начал работать на одном из факультетов Национального
независимого университета города Мехико и организовал психоаналитическую
кафедру в медицинской школе. С 1957 по 1970 год он занимал должность профессора
психологии в Университете штата Мичиган, а с 1962 по 1970 год - адьюнкт-
профессора в Университете Нью-Йорка. В 1968 году Фромм перенес серьезный
инфаркт и вынужден был снизить темп работы. В 1974 году он переехал в Муральто,
Швейцария, где 18 марта 1980 года ушел из жизни, не дожив нескольких дней до сво-
его 80-летнего юбилея.
В числе самых известных книг Фромма обычно называют Escape from Freedom
(«Бегство от свободы», 1941), Man for Himself («Человек для себя», 1947),
Psychoanalysis and Religion («Психоанализ и религия», 1950), The Sane Society
(«Здоровое общество», 1955), The Art of Loving («Искусство любить», 1956), Marx's
Concept of Man («Понятие человека у Маркса», 1961), The Heart of Man («Сердце
человека», 1964), The Anatomy of Human Destructiveness («Анатомия человеческой
деструктивности», 1973), To Have or Be («Иметь или быть», 1976), For the Love of Life
(«За любовь к жизни», 1986).
Основные концепции. Теория, созданная Эрихом Фроммом, привлекает
психологов в первую очередь тем, что в ней досконально описаны социальные
детерминанты человеческой личности. Фромм попытался объединить в своих
психологических исследованиях историю и экономику, принимая во внимание как
классовую структуру общества, так и биологические факторы в развитии человека.
Критически отнесясь к социально-экономической теории марксизма и фрейдовскому
психоанализу, Фромм объединил в своей теории их реальные достижения. Его подход,
названный «гуманистическим психоанализом» (humanistic psychoanalysis),
предполагает, что основным источником страха, тревоги, чувства одиночества и
изоляции является отрыв человека от мира природной стихии. Гуманистический
психоанализ рассматривает человека скорее с культурно-исторической, чем с
психологической точки зрения, и больше ориентирован на культуру в целом, нежели
на отдельную личность. Фромм был не только выдающимся теоретиком психологии,
но и публицистом, психотерапевтом, философом, знатоком Библии, культурным
антропологом, специалистом по психобиографии. Именно такой
междисциплинарный подход позволил Фромму сформулировать оригинальное
положение о «человеческой дилемме», основанное на идеях эволюционизма.
Рассматривая человеческую личность как результат динамического противодействия
между врожденными потребностями и нормами социума, в котором существует
конкретный индивид, Фромм сформулировал теорию типов социальных характеров
- продуктивных и непродуктивных. Еще одна из идей Фромма, получившая,
возможно, наиболее широкое распространение, это разработанная им концепция
отношения человека к свободе. Цена свободы, утверждал Фромм, превышает ее
преимущества. Неизбежное чувство изоляции, рожденное капитализмом, оставляет
людям всего две альтернативы: укрыться от свободы в межличностной зависимости
или двигаться к самореализации через любовь, творчество и работу.
В своей гуманистической концепции Фромм придерживается «золотой
середины» между свободной волей и определенностью, оптимизмом и пессимизмом,
сознанием и подсознательными силами, уникальностью и похожестью.
Потребность в установлении связей. Первая экзистенциальная потребность
человека - это потребность в установлении связей, стремление к объединению с
другими людьми. Фромм определяет три основных направления, по которым человек
может вступать во взаимоотношения с миром: подчинение, власть и любовь. Чтобы
достичь единства с миром, человек может подчиниться другому человеку, группе,
социальному институту. «Делая этот шаг, он переступает границы своей
обособленности, своего индивидуального существования, становясь частью чего-то

38
большего, нежели он сам, и осознает себя в контексте власти, которой подчиняется»
(Fromm, 1981).
С точки зрения Фромма, подчинение и власть - репродуктивные стратегии, не
дающие личности нормального здорового развития. Покорные люди ищут
взаимоотношений с властными, а властные - с покорными. Когда покорный и
властный человек находят друг друга, они часто вступают в союзные отношения,
удовлетворяющие их обоих. Хотя такой союз и может приносить партнерам радость,
он рак или иначе препятствует движению к целостности и психологическому
здоровью личности. Партнеры «живут друг другом, удовлетворяя жажду близости и
вместе с тем испытывая недостаток внутренней силы и уверенности в себе, которых
требует от них свобода и независимость» (Fromm, 1981).
Люди, находящиеся в союзных отношениях, привязаны друг к другу, но не
любовью, а отчаянной жаждой установить связь, потребностью, которая никогда не
может быть удовлетворена с помощью подобного партнерства. В глубине такого
союза лежит бессознательное чувство враждебности, заставляющее человека,
живущего в союзе, обвинять своего партнера в том, что тот не может полностью
удовлетворить его потребности. По этой причине они ищут нового подчинения или
новой власти и в результате становятся все более зависимыми от своих партнеров и
все менее свободными.
Единственная продуктивная стратегия установления связи - это любовь.
Фромм определяет любовь как «союз с кем-то или с чем-то находящимся вне
человека при условии сохранения последним обособленности и целостности своего
Я» (Fromm, 1981). Несмотря на то что любовь включает в себя непосредственное
участие в жизни другого человека и общность с ним, она в то же время предоставляет
человеку свободу быть уникальным и самостоятельным и позволяет ему
удовлетворить потребность в установлении связей, не нарушая своей целостности и
независимости. В любви двое становятся одним целым, хотя при этом каждый
остается самим собой.
Фромм был убежден, что подлинная любовь является единственным путем, с
помощью которого человек может стать единым с миром и одновременно прийти к
своей индивидуальности и целостности. В книге «Искусство любить» (1956) он
выделил четыре основных элемента, которые являются общими для всех форм
подлинной любви: заботу, ответственность, уважение и знание. Если мы любим
другого человека, мы должны интересоваться им и проявлять о нем заботу. Любовь
также означает желание и способность нести ответственность за другого человека.
Любя другого, мы удовлетворяем физические и психологические потребности этого
человека, принимаем и уважаем его таким, какой он есть, и не пытаемся изменить
его. Но мы можем уважать других, только если располагаем определенным знанием о
них. В данном случае «знать» означает смотреть на других с их собственной точки
зрения.
Потребность в преодолении себя. В отличие от животных, людьми движет
потребность в преодолении себя, определяемая как желание подняться над пассивным
и случайным существованием в «царство целеустремленности и свободы» (Fromm,
1981). Подобно тому как потребность в установлении связей может в равной степени
удовлетворяться продуктивными и непродуктивными методами, потребность в
преодолении себя можно удовлетворить как позитивно, так и негативно. Мы можем
преодолевать нашу пассивную природу как путем созидания жизни, так и путем ее
разрушения. Помимо созидания через воспроизводство, общего для всех
представителей животного мира, человек способен осознать эту свою функцию и по
аналогии с ней создавать искусственные творения, такие как произведения искусства и
научные концепции, религиозные верования и общественные институты, материальные
и моральные ценности, главной из которых является любовь.

39
Творить означает быть деятельным и заботливым по отношению к тому, что
создано человечеством. Однако есть и другой путь: преодоление жизни путем ее
разрушения и превращения другого в жертву. В «Анатомии человеческой
деструктивности» (1973) Фромм обосновывает мысль о том, что человек является
единственным биологическим видом, для которого характерна злонамеренная
агрессия (malignant aggression), которая означает способность убивать не только ради
выживания, но и по другим причинам. Хотя для некоторых индивидов и даже в
некоторых культурах злонамеренная агрессия является мощной доминирующей
силой, ее нельзя отнести к числу универсальных человеческих свойств. В частности,
многие доисторические общества и некоторые современные традиционные, или
«примитивные», культуры не имеют представления о нем.
Потребность в укоренённости. Когда человеческие существа развиваются как
отдельный вид, они теряют свой дом в мире природы, что осознается ими благодаря
уникальной способности мыслить. Последовательно возникающие при этом чувства
изоляции и беспомощности становятся невыносимы. От этого проистекает третья
экзистенциальная потребность — потребность в обнаружении своих корней, жажда в
буквальном смысле «укорениться» в этом мире и снова почувствовать его своим
домом. Потребность в укорененности можно рассматривать и в контексте филогенеза,
то есть развития конкретного представителя человечества как вида. Фромм
абсолютно согласен с Фрейдом в том, что инцестуальные стремления присущи
человеческим существам, но, в отличие от него, не считает, что все они основаны на
сексуальной почве. Фромм утверждает, в частности, что стремление к инцесту
базируется на «глубокой жажде возврата в теплое уютное материнское чрево или к ее
питающей груди» (1955). В этом смысле на Фромма оказала большое влияние
концепция раннего матриархального общества, выдвинутая Дж. Дж. Бахофеном
(1861, 1967). В отличие от Фрейда, который считал древние общества
патриархальными, Бахофен придерживался той точки зрения, что центральной
фигурой в этих древнейших социальных группах была все же мать. Именно она
сообщала своим детям чувство укорененности, именно она побуждала их либо к
развитию личной индивидуальности, либо к фиксации, тормозящей психологический
рост. Потребность в укорененности может быть удовлетворенна с помощью более или
менee продуктивных стратегий. Продуктивной является стратегия которая
предполагает, что, оторвавшись от материнской груди, человек рождается по-
настоящему. Это означает, что он активно и творчески взаимодействует с миром,
приспосабливается к нему и достигает целостности. Эта новая связь с реальностью
обеспечивает безопасность и восстанавливает чувство принадлежности к миру и
укорененности в нем. В поисках своих корней люди могут выбирать и обратную
стратегию, а именно, непродуктивную стратегию фиксации (fixation). Фиксация
означает упорное нежелание индивида двигаться за пределы безопасного мира,
изначально очерченного матерью. Люди которые используют для удовлетворения
потребности в корнях стратегию фиксации, «боятся подняться на следующую ступень
развития оторваться от материнской груди. Они страстно желают, чтобы их опекали,
по-матерински холили и лелеяли, защищая ли от неблагоприятных воздействий
окружающего мира; по характеру они очень зависимые, пугливые и крайне
неуверенные в себе» (Fromm, 1955).
Самоидентичность. Четвертой экзистенциальной потребностью является
потребность в осознании себя отдельной сущностью, или в самоотождествлении.
Будучи оторваны от природы, мы вынуждены самостоятельно формировать концепцию
своего Я воспитывать и себе способность ответственно заявить: «Я - это я» или «Я
отвечаю за свои действия».
В эссе «О непослушании» (1981) Фромм подхватывает известную мысль
антропологов о том, что в традиционных культурах люди очень тесно отождествляли

40
себя со своим кланом и не мыслили себя отдельно от него. В общих чертах то же
самое характерно и для Средневековья, чей представитель быть в значительной
степени отождествлен со своей социальной ролью в феодальной иерархии. Вслед за
Марксом Фромм полагал, что подъем капитализм существенно раздвинул границы
экономической политической свободы, однако не принес человеку истинного
ощущения своего Я. Для большинства людей самоидентичность означает
привязанность к другим или преданность различным институтам - нации, религии,
профессии, социальной группе. Вместо отождествления с кланом развивается
стадный инстинкт, покоящийся на чувстве несомненной принадлежности толпе.
Причем этот факт остается неоспоримым, несмотря на то, что однородность толпы и
конформизм ее участников зачастую прикрываются иллюзией индивидуальности.
Не отождествляя себя ни с чем и ни с кем, мы рискуем потерять рассудок. Эта
угроза является для нас мощным фактором мотивации, заставляя сделать все
возможное, чтобы приобрести чувство самоидентичности. Невротики пытаются
находиться Возле сильных людей либо стараются закрепиться в социальных или
политических институтах. Психологически здоровые люди имеют меньшую
потребность соответствовать толпе и отказываться от ощущения своего Я. Им не
нужно ограничивать ною свободу и проявления собственной индивидуальности, чтобы
существовать в человеческом обществе, поскольку сильной стороной их
самоидентичности является ее подлинность.
Система ценностей.. Последняя описанная Фроммом экзистенциальная
потребность в системе ценностей. Мы нуждаемся в некой маршрутной карте, системе
взглядов и ценностей, помогающей нам ориентироваться в этом мире. Без такой карты
мы были бы «абсолютно растеряны и не имели бы возможности действовать
целенаправленно и последовательно» (Fromm, 1955). Система ценностей позволяет:
нам организовать то огромное количество стимулов и раздражителей, с которыми мы
сталкиваемся л протяжении жизни. «Человек окружен множеством загадочных явлений
и, имея на это полное основание, вынужден придавать им смысл, вкладывать их в
понятный для него контекст» (Fromm, 1995). «Самый первый витальный интерес
заключается в сохранении своей системы координат, ценностей ориентации. От нее
зависит и способность к действию, и в конечном счете - осознание себя как личности»
(Fromm, 1973). Каждый человек имеет свою философию, т. е. внутренне согласованную
систему взглядов на мир. Многие люди воспринимают эту философию в качестве
жизненной основы. Таким образом, если какие-либо явления и события не
вписываются в рамки упомянутой системы, они трактуются человеком как
«ненормальные», «неразумные»; если же, напротив, вписываются, то рассматриваются
как проявление «здравого смысла». Чтобы приобрести и сохранить свою систему
ценностей, люди способны предпринять практически любые и шаги вплоть до самых
радикальных - например, избрать путь иррационального авторитаризма, как Адольф
Гитлер и другие фанатики, сумевшие выбиться в лидеры.
Структура характера. Если личность определяется Фроммом как «сумма
врожденных и приобретенных психических свойств, характеризующих индивида и
определяющих его уникальность» (Fromm, 1947), то характер интерпретируется как
основное приобретенное свойство и понимается, в свою очередь, как «относительно
постоянная совокупность всех устремлений индивида, не являющихся
инстинктивными по своей природе, при помощи которых человек соотносит себя с
культурной и природной средой» (Fromm, 1973). Фромм был убежден в том, что
характер восполняет недостаток инстинктов, поскольку может не осознаваться своим
носителем. В то же время именно главные свойства нашего характера позволяют нам
вести себя последовательно и эффективно (Приложение 4). Люди соотносятся с
окружающим миром в основном по двум направлениям: через ассимиляцию -
приобретение и использование вещей (непродуктивный путь) и через социализацию -

41
познание себя и других (продуктивный путь). Среди непродуктивных ориентации
Фромм выделяет четыре типа.
Рецептивный тип (receptive character) предполагает, что источник благ
находится где-то вне личности, вследствие чего контакт с миром сводится к
пассивным попыткам завладеть людьми и вещами. Такой человек не настроен на то,
чтобы отдавать кому-либо себя и свое материальное и духовное имущество, но
постоянно ищет возможность его пополнения за счет других, поскольку его
самооценка всегда занижена.
Эксплуативный тип (exploitative character) отличается от предыдущего
наличием агрессии в отношении людей и вещей. Такой человек стремится сам
завладеть тем, что представляет для него интерес. Эксплуататор может полюбить
замужнюю женщину не потому что действительно нуждается в ней, а потому что
стремится к превосходству над ее мужем. В интеллектуальном отношении
эксплуататор более склонен к заимствованию и плагиату, нежели к выдвижению
оригинальных идей.
Накопительский тип (hoarding character) выражается в стремлении во что бы то
ни стало сохранить то, что уже есть в наличии. Такой человек копит все - деньги,
вещи, чувства, мысли - для себя одного, нисколько не пытаясь изменить или обновить
их. В любви он стремится безраздельно овладеть своим партнером, после чего
избегает развития отношений, пытаясь застраховать их от любых изменений.
Накопитель с подозрением смотрит в будущее; он предпочитает жить
воспоминаниями о прошлом. Фромм считал подобную стратегию поведения
результатом влечения к смерти, углубляя и расширяя чисто сексопатологическую
интерпретацию Фрейда.
Рыночный тип (marketing character) представляет собой продукт современной
концепции рынка, где торговля перестает быть частным делом и начинает
осуществляться гигантскими безликими корпорациями. «Для рыночной личности весь
мир превращен в предмет купли-продажи — не только вещи, но и сам человек, его
физическая сила, ловкость, знания, умения, навыки, мнения, чувства и даже улыбка»
(Fromm, 1973).
Подстраиваясь под требования тотальной коммерции, люди этого типа
воспринимают самих себя как товар, чья индивидуальная ценность напрямую зависит
от той цены, которую за них готовы заплатить на рынке. Их сверхзадача состоит в
том, чтобы убедить рынок в своей экономической конкурентоспособности. Они
пребывают в постоянном беспокойстве, конструируя свою личность в соответствии с
требованиями моды. Их девиз: «Я существую настолько, насколько вы хотите мной
обладать» (Fromm, 1947, р. 73). В противоположность многообразию непродуктивных
стратегий, Фромм выдвигает лишь одну продуктивную, имеющую три измерения.
Условно эту стратегию можно обозначить как адекватную самореализацию. В
терминах Фромма абстрактное понятие «продуктивной ориентации» воплощается в
трех конкретных ипостасях: труд, любовь, мысль. С продуктивным типом характера
связано также понятие биофилии - любви к жизни и особого рода этики, которая
«имеет собственные критерии добра и зла. Добро - это все то, что служит жизни; зло -
все то, что служит смерти. Поклонение жизни - это хорошо, ибо это уважение ко
всему тому, что способствует росту и развитию. Зло - это то, что душит жизнь,
сужает, зажимает (и в конце концов раздирает в клочья)» (Fromm, 1973).
Выводы. Основной тезис Фромма таков, что в процессе эволюции люди
утратили свое доисторическое единство с природой и друг с другом, в то же время
развив способность мышления, предвидения и воображения. Сочетание недостатка
животных инстинктов с избытком рационального мышления превратило человека в
своеобразную ошибку природы. Самосознание порождает чувство одиночества,
изоляции и неприкаянности. Чтобы избавиться от этих чувств, человек стремится

42
снова соединиться с природой и с себе подобными. В этом стремлении к
объединению стимулирующими факторами выступают четыре экзистенциальные
потребности: в установлении связей (сближение с другим через подчинение, власть
иди любовь), в преодолении себя (способность подняться над своим пассивным
существованием, создавая или разрушая собственную жизнь), в чувстве
укорененности (рождающем чувство стабильности мира, снова ставшего для человека
родным домом), в само идентичности («Я - это Я, и никто другой»), в системе
взглядов (развитие последовательного, взвешенного взгляда на мир, опирающегося на
традицию). Фромм считал, что результатом неудовлетворения любой из этих
потребностей становится психическое заболевание, поэтому мы стремимся их
удовлетворить более или менее эффективными способами. Потребность в
установлении связей может; быть удовлетворена через подчинение, власть или
любовь, но лишь любовь приносит истинное удовлетворение. Потребность в
преодолении удовлетворяется посредством разрушения или созидания, однако
радость приносит только последнее. Потребность в корнях может быть удовлетворена
путем фиксации на матери или движения к самореализации и целостности.
Потребность в само идентичности - путем принадлежности к какой-либо группе или
посредством созидательного движения к индивидуальности; и наконец, потребность в
системе ценностей может быть иррациональной или рациональной, причем лишь
рациональная философия является реальной базой для личностного роста. Фромм
различал одну продуктивную и четыре непродуктивные ориентации личности.
Продуктивная ориентация формируется на основе: любви, труда и мысли (имеется в
виду мысль как характеристика активной работы сознания). Поведение психически
здоровых людей представляет собой соотношение этих трех ипостасей в той или иной
пропорции. Ключевым свойством здорового индивида является биофилия, т. е.
любовь к жизни. Люди с непродуктивной ориентацией распределяются по четырем
типам: рецептивный, эксплуативный, накопительский и рыночный. Экономическая и
политическая свобода, отвоеванная человеком в ходе исторического развития, стала
причиной многих бед, среди которых наиболее мучительными для человека является
непреодолимое чувство изоляции и оторванности от мира. Бремя свободы,
свалившееся человеку на плечи, явилось причиной глобальной тревоги и чувства
одиночества в этом мире. Чтобы избавиться от этих чувств, одни люди используют
механизмы избежания (mechanisms of escape) - авторитарность, деструктивность,
подчинение. Другим удается достичь единства с миром и обрести подлинную
свободу, т. е. спонтанное поведение здоровой целостной личности.

43
1.7. Э. Эриксон: теория идентичности

1.7.1. Основные положения теории. Стадии личностного развития


Эрик Эриксон родился в 1900 г. В Германии, где какое-то время работал с
Фрейдом, а в 1933г. Эмигрировал в США. Основные труды: «Детство и общество»,
(1967), «Идентичность и жизненный цикл» (1971), «Проблема новой идентификации»
(1974).
Эриксон относился к числу тех последователей Фрейда, кто сумел критически
переосмыслить некоторые положения его концепции. Он разработал теорию личного
развития на протяжении всей жизни человека – от рождения до старости. В отличие от
Фрейда, Эриксон уделял большее внимание социальной детерминации развития. Он
полагает, что наряду с выделенными Фрейдом фазами психосексуального развития, в
ходе которого меняется направленность влечения от аутоэротизма к внешнему объекту,
существуют и психологические стадии развития «Я», в ходе которых индивид
устанавливает основные жизненные ориентиры по отношению к себе и своей
социальной среде. Эриксон выделил ставшие широко известными восемь стадий
развития личности . На каждой из них существуют свои определенные параметры,
которые могут принимать положительные или отрицательные значения. Механизмом
смены стадий является конфликт, кризис идентичности личности.
Понятие «психосоциальная идентичность» у Эриксона выступает в качестве
центрального интегративного начала личности. Групповая, социальная идентичность
начинает формироваться очень рано – ребенок с первых дней жизни ориентирован на
включение в определенную группу и постепенно начинает воспринимать и понимать
мир так, как и большинство его окружающих. Но постепенно у него формируется и
индивидуальная идентичность – чувство устойчивости и непрерывности своего «Я»,
несмотря на то, что в нем идут и многие процессы непрерывного изменения и развития.
Таким образом, индивидуальная идентичность означает тождественности самому себе,
непрерывности во времени собственной личности и связанное с ним ощущение, что
другие также признают это. Если идентичность - состояние, то идентификация -
процесс его формирования. Идентификация всегда связанна с другими людьми,
которые в течение определенного времени могут служить «образцами».
В индивидуальной идентичности можно различить личностную идентичность и
Я - идентичность. Последняя « эго – идентичность» означает более узкую, глубинную
область, ответственную за постоянство личности. Значение этого конструкта яснее
всего проявляется в психопатологии, когда Я – идентичность утрачивается, меняется,
«расщепляется» или человек вынужден бороться за ее сохранение.
Идентификационное поведение и идентичность развиваются непрерывно в
течении всей жизни, начиная с раннего детства. При этом важнейшее влияние
оказывают родители и другие референтные личности. Согласно Эриксону, каждый
человек в ходе развития своей идентичности переживает несколько критических фаз.

44
Критическая фаза - не патологическое состояние, а своеобразное состояние
нестабильности с мобилизацией созидательных сил. Человек задает себе вопросы :
«Каков я? Каким мне хотелось бы стать? За кого меня принимают?» Каждая стадия
характеризуется задачами этого возраста, а задачи выдвигаются обществом. Решение
всех этих вопросов определяется уровнем развития человека и духовной атмосферой
общества, в котором человек живет.
Стремление к собственной идентичности и к ее сохранению Эриксон выводит из
психоаналитических посылок, стадии личностного развития у него соответствуют в
общих чертах фазам психосексуального развития.
Ранее младенчество (от 1 года ) главную роль в жизни играет мать (кормит,
ухаживает, ласкает), в результате у ребенка формируется « базовое доверие к миру».
Динамика развития доверия зависит от матери. Если мать тревожна и невротична или
ребенку уделяют мало внимания (например, ребенок в детском доме), то формируется
базовое недоверие к миру, устойчивый пессимизм. Эмоциональная депривация
приводит и к резкому замедлению психического развития.
Позднее младенчество (1-3 года) связанно с формированием автономии и
независимости, ребенок начинает ходить, контролировать сфинктеры, приучается к
опрятности. Социальное неодобрение открывает глаза ребенка внутрь, он чувствует
возможность наказания, формируется стыд. В конце стадии должно быть равновесие
автономии и стыда.
Раннее детство (3-6 лет): возникает убеждение у ребенка, что он уже личность.
В игре формируется инициативность и предприимчивость. Если родители сильно
подавляет ребенка, то это замедляет формирование инициативности, способствует
закреплению пассивности, неуверенности, чувства вины.
Среднее детство (6-12 лет): возможности развития в рамках семьи исчерпаны,
ребенок овладевает знаниями и новыми навыками в школе. Он спокоен и верит в свои
силы, но школьные неудачи приводят к появлению или закреплению чувства своей
неполноценности, отчаяния, потери интереса к учебе. Если родители лишь ругают и
наказывают за плохую учебу, чувство неполноценности может закрепиться на всю
жизнь.
Отрочество и юность (12-20 лет): формируется окончательно « эго-
идентичность». Бурный рост и половое созревание создают озабоченность тем, как он
выглядит перед окружающими людьми. Возникает необходимость профессионального
самоопределения. Если на ранних стадиях у ребенка сформировалась автономия,
инициатива, доверие к миру, уверенность в свои силы, то подросток легко находит свое
«Я», признание окружающих. В противном случае происходит диффузия
идентичности, он не может найти свое «Я», не осознает целей и желаний, регрессирует
к инфантильным, иждивенческим реакциям, появляется смутное, но устойчивое
чувство тревоги и одиночества. Появляется страх общения, особенно с
противоположным полом.
Ранняя взрослость (20- 25 лет): актуален поиск спутника жизни, укрепление
связей со своей социальной группой. Человек не боится обезличивания, появляется
чувство близости, сотрудничества, интимности с определенными окружающими
людьми. Однако, если диффузия идентичности переходит и на этот возраст, человек
замыкается, закрепляется изоляция и одиночество.
Средняя взрослость (25-65 лет): дальнейшее развитие идентичности – идет
воздействие со стороны других людей, особенно детей. Они подтверждают, что ты им
нужен. Если любимый труд, есть на кого излить свое « Я». В противном случае –
опустошенность, застой и косность, психологический и физиологический регресс.
Поздняя взрослость (65 лет и более): создание завершенной формы эго-
идентичности на основе всего пути и развития личности, переосмысление всей жизни.
Человек должен понять, что жизнь – это неповторимая судьба и ее надо « принять»

45
такой, какая она есть. Если « принятие себя и жизни» не произошло, то человек
чувствует разочарование теряет вкус к жизни, чувствует, что жизнь прошла неверно,
зря.

Стадии развития личности (по Э.Эриксону)


Таблица 1.6
Стадии развития Нормальная линия развития Аномальная линия развития
1 2 3
1. Раннее ДОВЕРИЕ К ЛЮДЯМ как взаимная НЕДОВЕРИЕ К ЛЮДЯМ как
младенчество любовь, привязанность, взаимное результат плохого обращения
(от 0 до 1 года) признание родителей и ребенка, матери с ребенком,
удовлетворение потребностей детей игнорирования, пренебрежения
в общении и других жизненно им, лишения любви. Слишком
важных потребностей раннее или резкое отлучение
ребенка от груди, его
эмоциональная изоляция
2. Позднее САМОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ, СОМНЕНИЕ В СЕБЕ И
младенчество УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ. Ребенок ГИПЕРТРОФИРОВАННОЕ
(от 1 года до 3 лет) смотрит на себя как на ЧУВСТВО СТЫДА. Ребенок
самостоятельного, но еще чувствует свою
зависимого от родителей человека неприспособленность,
сомневается в своих
способностях, испытывает
лишения, недостатки в развитии
элементарных двигательных
навыков (например, хождении).
Слабо развита речь, сильное
желание скрыть свою
ущербность от окружающих
людей. Чувство стыда
3. Раннее детство АКТИВНОСТЬ. Живое ПАССИВНОСТЬ. Вялость,
(около 3 - 5 лет) воображение, активное изучение отсутствие инициативы,
окружающего мира, подражание инфантильное чувство зависти
взрослым, включение в полоролевое к другим детям и людям,
поведение, инициативность подавленность, уклончивость,
отсутствие признаков
полоролевого поведения,
чувство вины
4. Среднее детство ТРУДОЛЮБИЕ. Выраженное ЧУВСТВО СОБСТВЕННОЙ
(от 5 до 11 лет) чувство долга и стремление к НЕПОЛНОЦЕННОСТИ.
достижениям, развитию Слаборазвитые трудовые
познавательных и коммуникативных навыки, избегание сложных
умений и навыков. Постановка заданий, ситуаций
перед собой и решение реальных соревнования с другими
задач, нацеленность фантазии и людьми, острое чувство
игры на лучшие перспективы, собственной неполноценности,
активное усвоение обреченности на то, чтобы всю
инструментальных и предметных жизнь оставаться
действий, ориентация на задачу посредственностью. Ощущение
временного затишья перед
бурей или периодом половой
зрелости, конформность,
рабское поведение, чувство
тщетности прилагаемых усилий
при решении разных задач

46
продолжение

5. Половая зрелость, ЖИЗНЕННОЕ САМООПРЕ- ПУТАНИЦА РОЛЕЙ.


подростничество и ДЕЛЕНИЕ. Развитие временной Смещение и смешение
юность перспективы - планов на будущее, временных перспектив: мысль
(от 11до 20 лет) самоопределение в вопросах: каким не только о будущем, но и о
быть? и кем быть? Активный поиск прошлом. Концентрация
себя и экспериментирование в душевных сил на самопознании,
разных ролях. УЧЕНИЕ. Четкая сильно выраженное стремление
половая поляризация в формах разобраться в самом себе в
поведения. Формирование ущерб отношениям с внешним
мировоззрения. Взятие на себя миром. Полоролевая фиксация.
лидерства в группах сверстников и Потеря трудовой активности.
при необходимости подчинение им. Смешение форм полоролевого
Становление индивидуальности поведения, ролей в
лидировании. Путаница в
моральных и
мировоззренческих установках
6. Ранняя взрослость БЛИЗОСТЬ К ЛЮДЯМ. ИЗОЛЯЦИЯ ОТ ЛЮДЕЙ.
(от 20 до 40 - 45 лет) Стремление к контактам с людьми, Избегание людей, особенно
желание посвятить себя другим близких, интимных отношений
людям. Рождение и воспитание с ними. Трудности характера,
детей. Любовь и работа. неразборчивые отношения и
Удовлетворенность личной жизнью непредсказуемое поведение.
Непризнание, изоляция, первые
симптомы отклонений в
психике, расстройств,
возникающих под влиянием
якобы существующих
угрожающих сил. Состояние
одиночества
7. Средняя ТВОРЧЕСТВО. Продуктивная и ЗАСТОЙ. Эгоизм, эгоцентризм,
взрослость творческая работа над собой и с непродуктивность в работе.
(от 40 - 45 до 60 лет) другими людьми. Зрелая, Ранняя инвалидность.
полноценная, разнообразная жизнь, Исключительная забота о самом
удовлетворенность семейными себе, всепрощение себя
отношениями, гордость за своих
детей. Обучение и воспитание
нового поколения
8. Поздняя ПОЛНОТА ЖИЗНИ. Постоянные ОТЧАЯНИЕ. Ощущение того,
взрослость раздумья о прошлом, его спокойная, что жизнь прожита зря, что
(свыше 60 лет) взвешенная оценка. Принятие времени осталось слишком
прожитой жизни. Способность мало, что оно летит слишком
примириться с неизбежным. быстро. Осознание
Понимание того, что смерть не бессмысленности, потеря веры
страшна. Состояние умиротворения в себя и других людей. Желание
прожить жизнь заново,
стремление получить от нее
больше, чем было получено.
Ощущение отсутствия в мире
порядка, наличия в нем
доброго, разумного начала.
Боязнь приближающейся
смерти.

47
Тема 2. Поведенческое направление в психологии
(Бихевиоризм)

2.1. Общая характеристика направления

Бихевиоризм (от англ. behavior - поведение) – направление в психологии,


отрицающее сознание как предмет научного исследования и сводящее психику и
личность к различным формам поведения, понимаемого как совокупность реакции
организма на стимулы внешней среды. Бихевиоризм возникает в США а 30-е г. нашего
века. В рамках этого направления обычно выделяют классический (радикальный)
бихевиоризм и необихевиоризм В бихевиоризме выделено три категории научения:
реактивное, оперантное и когнитивное. В соответствии с этим распространенно также
подразделение бихевиоризма в зависимости от интерпретации самого процесса
научения: классическое Павловское обуславливание (Павлов И.П., Вольпе Д. и др.);
инструментальное или оперантное, обуславливание (Торндайк Е., Скиннер Б.) и
познавательные концепции, или когнитивные теории научения (Толмен Е., Бандура А,)

Основные характеристики бихевиоризма


1. Ярко выраженный естественно-научный уклон; предметом изучения не может
быть «переживание», а должно стать поведение.
2. Внешняя и внутренняя активность характеризуется понятием «реакция» - это
те изменения организма, которые могут быть зафиксированы объективными методами
(движения, секреторная деятельность).
3. Описательная и объяснительная схема S->R; характер реакции определяется
стимулом; эта схема распространима и на человека, и на животных.
4. Законы научения универсальны, поэтому результаты в экспериментах с
крысами могут быть перенесены и на человека.

Задачи бихевиоризма
1. Выявить и описать типы реакций
2. Исследовать процесс их образования
3. Изучить законы их комбинаций - образования сложного поведения

48
Достоинства и недостатки бихевиоризма
Таблица 2.1
Достоинства Недостатки
Он внес в психологию сильный крен в есте- Недоучет сложности психической
ственно-научную сторону деятельности
Он ввел объективный метод, основывающийся Излишнее сближение психики
на регистрации и анализе внешне наблюдаемых животных и человека
фактов, процессов и событий (благодаря чему
получили бурное развитие инструментальные
приемы исследования психических процессов).
Был чрезмерно расширен класс исследуемых Игнорирование процессов
объектов, стало интенсивно изучаться сознания
поведение животных, младенцев и пр.
В его разделах были значительно продвинуты Игнорирование высших форм
отдельные разделы психологии, в том числе научения, творчества,
проблемы научения, образования, навыков и пр. самоопределения личности и пр.

Главная заслуга
внес в изучение человеческой деятельности научную строгость и
показал, как ею можно управлять

49
2.2. Начало бихевиоризма. Классический (радикальный) бихевиоризм: E.
Torndike, G. Watson

Американский психолог Эдуард Торндайк (1874-1949) считается


родоначальником поведенческой психологии, хотя он не пользовался термином
«поведение», а предпочитал слово «коннексия», обозначающее связь между реакцией и
ситуацией. Им было описано научение методом проб и ошибок. Этот вид научения сам
по себе считается не очень эффективным, но, вероятно, в процессе эволюции он
приводил к выработке различных навыков у наших предков. Свои наблюдения Э.Л.
Торндайк сделал в опытах с так называемыми проблемными клетками, куда
помещалось голодное животное. Для получения пищи животному требовалось выйти
из нее, нажав на педаль, связанную с дверью.
Оказалось, что после случайно успешного действия животного вероятность
повторения этого действия у него возрастает. Так им в 1898 году был сформулирован «
закон эффекта», позволяющий построить « кривую научения», где каждая новая
попытка исполнения более эффективна, чем предыдущая. Из этого закона следовало
также, что действия, которые не ведут к достижению цели, напротив, от пробы к пробе
сокращаются и тормозятся. Торндайком при моделировании поведения был выявлен
ряд других закономерностей « закон упражнения» - реакция на ситуацию связывается
пропорционально с частотой повторения связи и ее силой; закон готовности –
упражнения меняют, усиливают готовность организма к проведению нервных
импульсов; закон ассоциативного сдвига – если при одновременном действии
раздражителей один из них вызывает реакцию, то и другие приобретают способность
вызывать ту же самую реакцию. Теоретическим лидером бихевиоризма стал
американский психолог Джордж Бродес Уотсон (1878 - 1958), который в 1913 году
открыто заявил, что психология должна быть чисто экспериментальной,
объективной наукой, а известное утверждение, что объектом психологии является
сознание – ошибочно. Все, что происходит внутри сознания, нельзя научно
зарегистрировать и измерить. Объективно изучать и регистрировать можно только
реакции, внешние действия человека и те стимулы – ситуации, которые эти реакции
обуславливают.
Таким образом, психология как наука о поведении должна пренебречь
несколькими из ее традиционно существующих проблем, а оставшиеся
сформулировать таким образом, чтобы их можно было решить с помощью строго
объективных методов. Основной целью психологии должно быть описание,
предсказание и управление поведением, а ее девизом является известная формула
(единица поведения): « стимул - реакция» (S->R).

50
Для Д. Уотсона причинно объяснить какое-либо действие человека (Р) означает
найти внешнее воздействие (S), которое его вызвало. Ближайшие задачи психологии он
определил как выявление и описание возможных типов реакции, исследование
процессов их образования и закономерностей их комбинирования в сложное поведение.
Одновременно в качестве общих окончательных задач психологии Д.Уотсон
отметил две:
1) прийти к тому, чтобы по ситуации (стимулу) предсказать поведение
(реакцию) человека и наоборот,
2) по реакциям (поведению) определить стимулы, лежащие в их основе.
С точки зрения Д.Уотсона, большинство известных психических явлений можно
переформулировать и описать в терминах поведения. Так, например, эмоции возникают
как условно - рефлекторная связь между внешними раздражителями и несколькими
базальными аффектами; мышление идентично субвокальному (неслышимому)
проговариванию звуков громкой речи – сигналов, обозначающих объекты рассуждения
(«периферическая» теория мышления), а личность есть не что иное, как совокупность
выработанных с детства и поэтому достаточно устойчивых поведенческих реакций
(системы навыков), присущих данному конкретному человеку. Вследствие
методологических изъянов исходной концепции уже в 20-е годы 20 в. Начался распад
бихевиоризма на ряд направлений, сочетающих основную доктрину с элементами
других психологических теорий 9 в частности, гештальтпсихология, психоанализа, а
также возникает и необихевиоризм.

51
2.3. Оперантный бихевиоризм Б.В. Скиннер (1904 - 1990), И.П. Павлов

Американский психолог Беррес Скиннер, развивая идеи Торндайка,


предположил, что поведение чаще определяется и формируется своими последствиями,
т.е. результатами поведения. В этом впервые наметился отход от «линейного»
представления о поведении к утверждению роли в его построении «образа связи». Б.В.
Скиннер, утверждал, что изучаться должно только наблюдаемое, инструментально
измеряемое поведение.
В зависимости от того, будут ли последствия поведенческой реакции
принятыми: безразличными (нейтральными) или не принятыми, живой организм будет
повторять этот поведенческий акт, не придавать ему значения или избегать повторения
этого поведения. Таким образом, стимулом поведенческой реакции Скиннера
становится его результат, который выступает в роли « подкрепителя». Такой тип
поведения он называл «оперантным» поведение воздействует на среду, генерирует
последствия, которые и модифицируют само поведение. В этом случае формула
Уотсона приобретает у Скиннера «обратный» вид : R<=S
Подкрепителем (S) может считаться любой стимул, увеличивающий вероятность
определенной реакции : Позитивный стимул (S+) вызывает желаемое поведение, а
негативный (иначе – аверсивный) стимул (S-) – исключает или уменьшает эту реакцию.
Первичными подкрепителями являются простые физические вознаграждения, а
вторичные – нейтральные стимулы, которые ассоциируются с первичными (например,
деньги).
Скиннер стоял у истоков программированного обучения. Так он разработал
способ формирования поведения путем последовательных приближений. Этот способ
заключается в том, что весь путь от начала обучения до конечного результата
разбивается на несколько этапов. В дальнейшем лишь последовательно и
систематически подкреплять (система обратной связи), каждый из отдельных этапов на
пути к нужной форме поведения. По мнению Скиннера и других бихевиористов,
именно так происходит выработка большинства поведенческих реакций у человека.
Ими экспериментально доказано, что положительное подкрепление изменяет
поведение человека намного эффективнее, чем отрицательное, а среди последнего
более эффективно лишение поощрений, чем применение наказаний при обучении.
В своих исследованиях Скиннер во многом опирается на результаты русского
физиолога И. П. Павлова. Именно Павлов впервые назвал все события, усиливающие
поведенческие проявления, «подкреплением», а все изменения поведения при этом -
«обуславливанием». Он осуществил и первую значительную экспериментальную
работу по обуславливанию реактивного (рефлекторного) поведения (по Скиннеру -
«респондентного») Так, И. П. Павловым было впервые показано, что врожденные
рефлексы могут вызываться стимулами иными, совершенно отличающимися от их

52
специфического раздражителя. Например, после небольшого количества соединений
получения пищи (специфический раздражитель) со звонком (нейтральный для
слюноотделения стимул) у собаки начинается слюноотделение только на звук звонка
без предъявления пищи. Собака оказывается обусловленной таким образом, что она
реагирует на стимул, который раньше не вызывал этой реакции. Таким образом,
Павлов мог не только наблюдать поведенческие реакции, но и формировать,
моделировать их.
И. П. Павлов полагал, что ассоциативным (реактивным) обуславливанием
можно объяснить множество приобретенных форм поведения. Реактивное
обуславливание легко прививается и легко исключается. В частности, в современном
обществе на этом основывается значительная часть рекламы. Такой же точки зрения на
поведение придерживался и бихевиорист Д. Уотсон, который через несколько лет
после Павлова впервые показал, как могли бы развиваться условно-рефлекторные
эмоциональные реакции. В частности, он в эксперименте выработал у шестимесячного
ребенка страх перед белой крысой, сочетая предъявление крысы с неприятным звуком.
Этот «условный рефлекс страха» в результате генерализации (иррадиации, по Павлову)
вскоре распространяется на все предметы с белым мехом, включая бороду деда
Мороза. Применение положительных подкрепителей позволило устранить у ребенка
эту негативную реакцию страха.
Человек в концепции бихевиоризма понимается прежде всего как реагирующее,
действующее, обучающееся существо, которое программируется на те или иные
реакции, действия, поведение. Полную формулу поведения можно изобразить в виде
соединения схем реактивного (Павлов) и оперантного (Скиннер) обуславливаний:
S=>R<=S. Изменяя стимулы и подкрепления, можно програмировать человека на
требуемое поведение. Таким образом, человек полностью зависит от своей среды, и
всякая свобода, которой, как ему кажется, он может пользоваться, является чистой
иллюзией.
Наиболее ярко это положение проявилось именно у Скиннера, который сам себя
называет «радикальным», последовательным бихевиористом. Такие термины, как
«свобода», «достоинство, «творчество», и другие он называет «объяснительными
фикциями». Их употребляют люди, когда они не понимают наблюдаемого поведения
или им неизвестна структура подкрепляющих стимулов, предшествующих поведению
или следующих за ним. Например хорошо известно, что в состоянии гипноза человеку
могут быть внушены какие-либо предписания относительно его поведения после
сеанса. Человек выполняет их в полном убеждении, что поступил он так по
собственной воле, собственному решению. Отсюда Скиннер утверждает, что «
чувствование свободы» - это еще не свобода. Более того, по его мнению, наиболее
репрессивными формами управления являются именно те из них, которые усиливают
это чувство свободы.

53
2.4. Необихевиоризм. Когнитивный бихевиоризм (E. Tоllman).
Гипотико-дедуктивный бихевиоризм (K. Hоll).

Теория социального научения (А. Bandura, J. Rotter)

В 30-е годы незыблемость идеи бихевиоризма пошатнулась. Очевидной


становятся необходимость учитывать в регуляции поведения не только роль внешней,
социальной среды, но и отношение к ней индивида: его мотивы, настроения и
установки. Американский психолог Роберт Вудворте, один из разработчиков учения о
мотивации, образно говорили, что можно управлять движениями людей, только
управляя их желаниями. Он модернизирует известную схему «стимул- реакция»
включением в нее промежуточного (медиаторного) звена, т.е. побудительных и
познавательных факторов. Так началась реформа бихевиоризма, и ее возглавили
Эдуард Толмен и Кларк Хал, а новое направление получило название
«необихевиоризм». С 70-х годов необихевиоризм начинает представлять свои
концепции в соответствии с теорией « социального научения» Альберта Бандуры.

Когнитивный бихевиоризм Э. Толмена (1886 – 1959).


Последователь Уотсона, американский психолог Эдуард Чейз Толмен в 1948
году подверг схему S=>R, считая ее слишком упрощенной. Он приходит к выводу, что
связи между стимулами и поведенческими реакциями не являются прямыми. Они
опосредованы психическими процессами данного индивида J, зависящими от его
наследственности, физиологического состояния, прошлого опыта и природы стимула.
Формула Уотсона Толмена приобрела иной вид: S=>J=>R, где средним членом
являются промежуточные переменные. Он выделил три главные группы таких
«промежуточных переменных» потребностная система, система ценностных мотивов
(предпочтений одних объектов другим) и переменные бихевиориального поля
(ситуация, в которой совершаются действия).
Такие промежуточные переменные, как цели, намерения, гипотезы и др.
формально являются функциональными эквивалентами сознания, но вводятся они

54
здесь как « конструктуры», о которых следует судить исключительно по свойствам
поведения. Например, «цель, намерение » у животного можно определять в видимой
внешним наблюдателем поисковой активности, которая прекращается, при получении
нужного объекта, а при повторных опытах животное путь к нужному объекту находит
быстрее. Получение объекта в данном опыте и будет составлять намерение, или цель, а
это уже свойство поведения. И нет необходимости для объяснений привлекать понятие
сознания.
В опытах Толмена устанавливалось, что при обучении крыс нахождение корма в
лабиринте речь шла не о простом механическом усвоении кратчайшего пути по типу
связи между стимулом и реакцией, а своего рода усвоении ими значения стимула.
Обученное животное почему-то сразу справлялось и с «усложненными» заданиями
(типа перекрытием пути преградой) без нового учения. Отсюда Толмен заключил, что
потолок сигналов из внешней среды преобразуется мозгом в своеобразные
«когнитивные карты - схемы» (или образы ситуаций), которые помогают определять
адекватные действия при изменениях ситуации. Эти карты создаются внешне
незаметно (латентное научение) и отражают значение различных стимулов и
существующих между ними связей. Таким образом, «закон упражнения» Торндайка
должен быть пересмотрен. Упражнение – это не упрочение связи между раздражителем
и двигательным ответом, а образование новых «познавательных карт», «знаковых
гештальтов» или «матриц ценностей - убеждений».
При обучении сложным психомоторным навыкам (например, игре на
музыкальных инструментах) также формируются когнитивные стратегии,
направленные на выработку строгих последовательных движений и их
программирование в зависимости от желаемого результата. Кроме выработки навыков,
в бихевиоризме к когнитивным формам научения, также относят научения путем
инсайта, путем рассуждений, абстрагирования и обобщения.

Гипотико-дедуктивный бихевиоризм К.Л. Халла (1884 - 1952).


Этот вариант необихевиаризма более сконцентрирован вокруг построения
математической теории поведения. Кларк Леонард Халл, также как Толмен, признал
наличие «внутрипсихических» факторов поведения, но он пытался найти им
эквиваленты, которые можно было объективизировать и дать им математическое
описание. В частности, в состав этих факторов он ввел такие понятия как сила навыка»
- это функция количества проб, т.е. попыток выполнить реакцию; «драйв» или
потребность, - это величина, производная от депривации (лишенная пищи, воды и т.п.),
подкрепление и множество других. Поведение, по Халу, выступает в виде связанного
взаимодействия переменных, «семейств» навыков и иерархии мотивов.
Пытаясь подойти строго математически к анализу поведения, Халл вместе с тем
не придавал существенного значения познавательным факторам и
нейрофизиологическим механизмам. Современники полагали, что он стал жертвой
страстного увлечения математикой. Он использовал любую возможность, чтобы
математически квантифицировать свои суждения, иногда доводя их до абсурда.
Теория социального научения.
В 70-е годы бихевиоризм представляет свои концепции в соответствии с теорией
социального научения Альберта Бандуры (1965). Последний обратил внимание на то,
что существует множество форм поведения, научение которым основано на
наблюдении такого поведения у других и подражании ему «научение путем
наблюдения». При простом подражании по модели, что наблюдается у животных,
воспроизводятся действия модели, но не всегда понимается их значение. При более
сложном, викарном научении требуется не только усвоение, но и понимание поведения
модели.

55
Сторонники всех теорий социального научения отмечают, что люди часто
подражают каким-то знаменитостям, героям кинофильмов и так далее. Модель «учит»
какому-то поведению, однако использование результатов такого обучения все же
зависит от когнитивно - эмоциональной оценки ситуации. Таким образом, на человека
влияют не только внешние условия, он также должен самостоятельно оценивать и
предвидеть последствия своего поведения.
Ж. Роттер (1966) дополнил эту модель А. Бандуры, полагая, что на быстроту
освоения новой поведенческой реакции существенно влияет субъективная оценка
человеком высокой или низкой вероятности подкрепления и характер его, т.е. ценность
и значимость полкрепителя для человека. Кроме того, научение зависимо и от
присущего каждому специфического личностного свойства – «локуса контроля»
чувствует ли себя человек активным деятелем в достижении целей поведения или
полагается на обстоятельства.
Другим важным параметром для описания социального поведения является «
поведенческий потенциал»,т.е. тот набор поведенческих реакций и навыков, который
нажит человеком в течении жизни. Поведенческий потенциал включает 5 основных
блоков поведенческих реакций или «техник существования»:
1) реакции, направленные на достижение успеха, социального признания;
2) реакции приспособлениями адаптации к требованиям других людей и
общества;
3) защитные реакции при превышении возможностей человека (отрицание,
подавление желаний, обесценивание и другие);
4) техники избежания напряжения (уход, бегство, отдых и другие;
5) агрессивные реакции (реальная физическая агрессия и ее символические
формы – ирония, критика, насмешка, интриги и другие.)

56
Тема 3. Гуманистическое направление в психологии

3.1. Основные положения теории

Гуманистическое направление2 одно из ведущих направлений современной


западной психологии. Зародилась в 50-е годы, признает главным предметом личность,
как уникальную целостную систему, которая представляет собой не нечто заранее
данное, но открытую возможность самоактуализации; основана на вере в возможность
расцвета каждого человека, если предоставить ему возможность самому выбирать свою
судьбу и направлять ее. Этот оптимистический взгляд в ту пору «мира и любви» был
горячо встречен.
Возникновение и формулирование основных принципов гуманистической
связано с именем американского психолога А. Маслоу. Она основывается на
принципах экзистенциализма. В центре ее внимания - понятие становления личности,
представление о необходимости максимальной самореализации, что и означает
истинное психическое здоровье. В качестве основных предметов ее анализа выступают:
высшие ценности, самоактуализация личности, творчество, любовь, ответственность,
автономия, психическое здоровье, межличностное общение. К этому направлению
относятся К. Роджерс, В.Франкл, К. Бюлер, А. Маслоу, Р. Мэй и др.
Гуманистическая психология противопоставила себя в качестве «третьей силы»
бихевиоризму и фрейдизму, делающим основной упор на зависимость личности от ее
прошлого, считая, что главное в ней - устремленность к будущему; к свободной
реализации своих потенций (особенно творческих), к укреплению веры в себя и
возможность достижения «идеального Я».
Центральная роль отводится мотивам, обеспечивающим не приспособление к
среде, не конформное поведение, а рост конструктивного начала человеческого Я,
целостность и силу переживания коего призвана поддержать особая форма
психотерапии - «терапии, центрирований на клиенте»; это означает трактовку
индивида, обращающегося за помощью к психотерапевту, не как пациента, а как
клиента, который сам берет на себя ответственность за решение тревожащих его
жизненных проблем. Психотерапевт выполняет только роль консультанта, создающего
теплую эмоциональную атмосферу, где клиенту легче организовать свой внутренний,
«феноменальный» мир и достигнуть целостности собственной личности, понять смысл
ее существования - «экзистенции».
Основные методологические положения гуманистической психологии:
1) человек должен изучаться в его целостности;
2) ценны не только общие, но и индивидуальные случаи: каждый человек
уникален, поэтому анализ отдельных случаев не менее оправдан, чем статистические
сообщения;
3) человек открыт миру; переживания человеком мира и себя в мире - главная
психологическая реальность;
4) жизнь должна рассматриваться как единый процесс становления и бытия
человека;
5) человек наделен потенциями непрерывного развития и самореализации как
частью своей природы;
6) человек не детерминирован только внешними ситуациями- он обладает
определенной степенью свободы от внешней детерминации благодаря смыслам и
ценностям, которыми руководствуется в выборах;
2
Словарь психолога практика / сост. С.Ю. Головин.- 2-е изд., Мн. Харвест, 2001, стр. 596-600.

57
7) человек - активное, интенциональное, творческое существо.
Гуманистический подход дальше других отходит от научной психологии, отводя
главную роль личному опыту человека. Соответственно, главная претензия,
предъявленная гуманистам, - в том, что субъективность их подхода затрудняет
установление разницы между мнением человека о себе и тем, что он есть в самом деле.
Индивидуальность рассматривается как интегративное целое - в противовес
бихевиоризму, ориентированному на анализ отдельных событий. Подчеркивается
нерелевантность исследований животных для понимания человека. В отличие от
классического психоанализа утверждается, что человек изначально добр или хотя бы
нейтрален; агрессия, насилие и прочее возникают под влиянием окружения. Согласно
А. Маслоу, самая универсальная человеческая характеристика- креативность,
врожденная всем, но теряемая большинством под воздействием среды.
В целом гуманистическая психология не представляет единой теории - её
объединяют некие общие положения. Одно из ее ответвлений – экзистенциальная
психология.

Принципы гуманистической психологии


Таблица 3.1
Личность является целостным образованием, не сводимым к своим
составляющим. То, что происходит в любой части целого, затрагивает
Принцип
всю личность. Цельность «Я» создает уникальный характер
целостности
переживаний каждого человека. Именно поэтому предметом изучения
должны быть цели, смыслы, самоотношение, самовосприятие личности

Природа человека добра и конструктивна, в связи с чем акцент


переносится на изучение здоровых, творческих индивидов, обладающих
Принцип
огромными внутренними ресурсами их решения. Жесткому внешнему
позитивности
детерминизму противопоставлены самодетерминация и
самодостаточность

Этот принцип призван объяснить наличие внутренних потенций. Как


любое существо, человек от природы наделен тенденцией к росту,
развитию и реализации. К. Роджерс приводит такую аналогию: зерно,
брошенное в землю, растет, развивается и в итоге дает плоды
(результаты). Точно так же и каждый человек: природа дает силы для
Принцип
роста, развития и саморегуляции, т. е. для выбора своего единственного,
развития
неповторимого пути, который приведет к приумножению добра в этом
мире. Следовательно, самое главное - это «актуализация человеческого
потенциала». Развитие не имеет предела. Человек обладает огромным
творческим потенциалом, но, для того чтобы он был реализован,
человек должен быть активен

Человек - не жертва обстоятельств, ранее приобретенных навыков,


переживаний детства. Он от природы самодетерминирован, сам творит
свою судьбу, свободен в выборе своей жизни и несет ответственность за
Принцип
этот выбор. Гуманистическая психология отказалась от идеи насилия и
активности
давления на личность. Все, что идет извне и не совпадает с
внутренними потребностями личности, блокируется, рано или поздно
дает о себе знать в нервных срывах, болезнях, разрыве с близкими

58
3.2. A. Maslow: теория самоактуализации

Американский психолог Абрахам Харольд Маслоу (1908-1970) – один из


основателей гуманистической психолологии. Его родителии - евреи эмигрировали в
США из России. Маслоу получил психологическое образование, стал профессором
психологии, являлся членом ряда профессиональных обществ психологов, был
редактором-основателем «Журнала гуманистической психологии» и «Журнала
трансперсональной психологии».Большинство его книг написаны в последние 10 лет
его жизни: «По направлению к психологии бытия» (1968), «Религии, ценности и
вершинные переживания» (1964), «Мотивация и личность» (1987) и другие.
А. Маслоу считал, что психоанализ является хорошей системой для анализа
психопатологии, но психоанализ совершенно не пригоден как теория для объяснения
всего человеческого поведения. Маслоу свое исследование основывал не на изучении
больных людей, как это делал Фрейд, а на изучении биографий здоровых, наиболее
зрелых, творческих и выдающихся личностей, полагая, что только при изучении
лучших представителей человеческого рода можно приблизится к границам
человеческих возможностей и их исследовать.
Маслоу замечает, что хотя в его выборке «лучших из лучших» не оказалось
абсолютно совершенных и идеальных людей, однако их всех отличала одна
характерная особенность, которую он обозначил как самоактуализация.
При подборе субъектов для исследования самоактуализации «хороших
человеческих существ» Маслоу отобрал из 3000 студентов последнего курса всего
одного человека, который точно подходил его требованиям.
Было установлено два критерия для включения людей в начальную группу для
исследования. Во-первых, субъекты не должны были иметь неврозов и других
серьезных личных проблем. Во-вторых, все, кого собирались изучать, обязаны были
наилучшим образом применять свои таланты и способности.
В конечном итоге для исследования Маслоу пришлось сосредоточиться на
знакомых лично ему людях, а также на общественных деятелях. Эта группа состояла из
18 человек: 9 современников и 9 исторических лиц, включая Авраама Линкольна,
Томаса Джефферсона, Альберта Эйнштейна, Элеонору Рузвельт , Джейн Адаме,
Уильяма Джеймса, Альберта Швейцера, Олдоса Хаксли и Баруха Спинозу.
Примечательно, что в список Маслоу попали величайшие мыслители и социальные
реформаторы и не попал никто из духовных наставников или мистиков; интерес к
трансперсональной психологии возник у него позднее. Очивидно, что пристрастие
Маслоу к активным, успешным интеллектуальным личностям (он относил их к
«лучшим людям») повлияло на его работу о самоактуализации.
Маслоу понятие «самоактуализация» определяет как стремление к
самовыражению с наиболее полным использованием своих талантов, способностей и
возможностей. Маслоу считает, что эта высокая гуманоидная потребность в
самоактуализации всегда присутствует у здорового человека. Иными словами, человек

59
должен реализовать то, что в нем заложено от рождения, то, что он может. Если в нем
заложены способности ученого или актера, то он обязан это реализовать. Если он этого
не делает, если условия жизни мешают саморелизации, то начинается конфликт
неудовлетворенности, лежащий в основе неврозов.
В персонологии наиболее важным является вопрос о мотивации. Маслоу
полагает, что люди мотивированы для поиска личных целей, что делает их жизнь
осмысленной. Потребности человека организованы в иерархическую систему
приоритета и доминирования («пирамида потребностей»): физиологические
потребности, потребности безопасности и защиты, потребности принадлежности и
любви, потребности самоуважения, потребности самоактуализации (личного
совершенствования). Удовлетворение потребностей, расположенных внизу иерархии,
делает возможным осознание и участие в мотивации поведения потребностей более
высокого порядка.

А. Маслоу - «Типы поведения» ведущих к самоактуализации:


Концепция самоактуализации- наиболее важный вклад Маслоу в психологию.
Для приближения к ее пониманию он приводит ряд «типов поведения», ведущих к
самоактуализации;
1. Свежесть восприятия. Обычно мы мало и поверхностно сознаем, что
происходит в нас и вокруг нас. Однако иногда у нас бывают краткие моменты
повышенного осознания и интереса к своему внешнему и внутреннему миру, когда мы
наблюдаем особо красивые явления природы, человеческого творчества(закат солнца,
картина художника) или испытываем эмоциональное воодушевление в любви- все это
«самоактуализирующие моменты». Самоактуализация означает восприятие и
переживание полное, живое, беззаветное, с максимальной концентрацией и
впитыванием. Самоактуализаторы редко жалуются на скучную, неинтересную жизнь.
2. Личностный рост и центрированность на проблеме. Маслоу считал, что все
обследованные им личности были привержены какой-либо задаче, долгу или
призванию. Другими словами, все они были не эго-центрированы, а ориентированы на
задачи, которые стоят выше их личных непосредственных потребностей. Если мыслить
жизнь как процесс выборов, то самоактуализация означает решение в пользу
личностного роста в каждом выборе. Нам часто приходится выбирать между ростом и
безопастностью, между прогрессом и регрессом. Каждый выбор имеет свои негативные
и позитивные аспекты. Выбирать безопастное - значит оставаться при известном и
знакомом, но рисковать стать устаревшим и смешным. Выбирать рост - значит открыть
себя новому, неожиданному опыту, но рисковать оказаться в неизвестном.
3. Приятие себя, других и природы. Самоактуализирующиеся люди могут
принять себя такими, какие они есть. Они не сверхкритичны к своим недостаткам и
слабостям. Самоактуализация – это научение сонастроиться со своей собственной
внутренней природой, со своей самостью. Под самостью Маслоу понимает сердцевину,
собственную природу человека, его уникальные вкусы и ценности. Человек должен сам
для себя решить, нравится ли ему самому та или иная пища, кинофильм и т.п., вне
зависимостей от мнений и точек зрения других людей. Актуализироваться - значит
становиться реальным, существовать фактически, а не только в потенциальности.
Подобным образом они принимают других людей и человечество в целом.
4. Непосредственность, простота и естественность. В поведении
самоактуализирующихся людей нет искусственности или желания произвести эффект
.Но это не означает, что они постоянно ведут себя вразрез традициям. Однако, когда
этого требует ситуация, они могут быть непримиримыми даже под угрозой осуждения.
Честность и принятие ответственности за свои поступки – существенные моменты
самоактуализации. Маслоу рекомендует не позировать, не стараться хорошо выглядеть

60
или удовлетворить своими ответами других. Нужны искать ответы внутри себя, и
каждый раз, когда мы это делаем, мы соприкасаемся опять со своей самостью.
5. Автономия: независимость от культуры и окружения. Все предыдущее
помогает развить в человеке способность быть независимым в своих действиях от
своего физического и социального окружения, он способен к «лучшим жизненным
выборам» не только в искусстве, музыке, пище, но и в серьезных проблемах жизни,
таких как брак или профессия. Мы научаемся верить своим суждениям и действовать в
соответствии с ними.
6. Креативность. Самоактуализация – это также постоянный и непрерывный
процесс развития своих возможностей и талантов. Большой талант или ум не то же
самое, что и самоактуализация. Многие одаренные люди не смогли полностью
использовать свои возможности, другие же, может даже со средним талантом, сделали
невероятно многое. Самоактуализация - это не вещь, которую можно иметь или не
иметь, не единичное достижение, а процесс без конца, способ проживания.
7. Более эффективное восприятие реальности. Дальнейший шаг
самоактуализации – это обнаружение своих «психологических защит» и работа по
отказу от них. Психологические защита – это механизмы искажения реальности в угоду
самомнению. Нам нужно сознавать, как мы искажаем образ себя и образы внешнего
мира – посредством вытеснения, проекций и других механизмов защиты.
8. Вершинные, мистические переживания. «Пик - переживанием» называет
Маслоу особо выраженные и достаточно продолжительные самоактуализирующие
моменты, длящиеся несколько минут (редко часы). Они вызываются сильным чувством
любви, переживаниями исключительной красоты природы или произведений
человеческого разума. В такие моменты мы более интегрированы в мир, больше его
осознанием, действуем и чувствуем более ясно. Наиболее значительные «пик -
переживания» редки. Поэты описывают как моменты экстаза, а люди религии – как
глубокого мистического переживания. По Маслоу, эти вершинные переживания не
имеют божественной или сверхъестественной природы – люди просто чувствуют
большую гармонию с миром; теряют ощущение своего «Я» или выходят за его
пределы, утрачивается чувство времени и места.
В отличие от вершинных переживаний, «плато - переживание» более устойчиво
и длительно. Маслоу описывает его как новый, более глубокий способ видения и
переживания мира. Сам Маслоу пережил подобное в конце жизни, после сердечного
приступа. Состояния, сходные с описаниями «пик - переживаний», часто встречаются в
психопатологии в виде своеобразных измененных состояний сознания – аура перед
эпилептическим припадком, во время приступа мигрени, при приеме наркотиков и др.
Маслоу находит подобные состояния у здоровых дюдей и считает их существенным
свойством самоактуализации.
Он обнаружил, что некоторые из самоактуализирующихся индевидов
стремились испытывать много «пик - переживаний», в то время как другие
сталкивались с ними редко. Первых он называет «трансцендирующими
самоактуализаторами», и они вносят чаще мистичность в происходящее, мыслят
более хаотично, способны трансцендировать (от лат. Transcendere – переступать)
категории прошлого, настоящего и будущего, добра и зла, воспринять единство за
кажущейся сложностью и противоречивостью жизни. Они являются более новаторами,
чем систематизаторами идей других, коими является другая половина
самоактуализаторов из их выборки. Маслоу предполагает, что самоактуализация
является высшей потребностью человека, реализация которой возможна после
удовлетворения потребностей («пирамида» потребностей ). Невроз в понимании
Маслоу – «болезнь лишённости», удовлетворения фундаментальных потребностей,
подобно тому, как недостаток витаминов вызывает физическую болезнь.
В мотивационной сфере личности Маслоу различает:

61
1. Мотивацию, которая ориентирует поведение на устранение дефицита чего-
либо необходимого организму, т.е. удовлетворения какой-либо потребности, которая не
удовлетворена или фрустрирована (Д-мотивация);
2. Мотивацию роста, бытия (Б-мотивация).
Примерами мотивации первой группы (дефицентная мотивация) являются боль,
голод, страх. Но когда организм не испытывает ни боли, ни голода, ни страха,
появляются новые мотивации, как любопытство или желание игры. Эта деятельность
может приносить удовлетворение сама по себе как таковая. Она относится к миру
бытия, удовлетворению и наслаждению в настоящим (бытийная мотивация). В
соответствии с этим Маслоу различает Б- и Д - познание, Б и Д - ценности, Б и Д -
любовь и тому подобные. Например, в Д - познании объекты рассматриваются
исключительно как удовлетворяющие потребности. Голодный замечает пищу, а нищий
– деньги. Б - познание более точно и эффективно, меньше искажает свое восприятие в
соответствии с потребностью или желанием, оно не судит, не оценивает, не сравнивает.
Б – любовь к природе выражается в умении ценить цветы, наблюдать их рост. Д –
любовь скорее выразится в срывании цветов и устроении из них букетов. Б – любовь –
это любовь к сущности, «бытию» и существованию другого.

Характеристики «самоактуализирующейся личности» (по А. Маслоу)


Таблица 3.2
1. Объективное восприятие действительности, выражающееся в четком
отделении знания от незнания, в способности отличать конкретные факты от мнения
по поводу этих фактов, существенные явления - от видимостей
2. Принятие себя, других, мира такими, какими они есть
3. Неэгоцентричность, ориентация на решение внешних проблем,
центрированность на объекте
4. Способность переносить одиночество и потребность в обособлении
5. Творческие способности
6. Естественность поведения, отсутствие стремления нарушать условности
просто из духа противоречия
7. Дружелюбные отношения к любому человеку с хорошим характером, вне
зависимости от его образования, статуса и других формальных характеристик
8. Способность к глубоким привязанностям, часто к немногим людям, при
отсутствии постоянной безусловной враждебности к кому-либо
9. Нравственная определенность, четкое различение добра и зла,
последовательность в нравственном сознании и поведении
10. Относительная независимость от физической и социальной среды
11. Сознание различия между целью и средством: умение не терять из вида
цель, но в то же время эмоционально воспринимать и средство само по себе
12. Крупномасштабность психического содержания и деятельности («Эти люди
приподняты над мелочами, обладают широким горизонтом, дальней временной
перспективой. Они руководствуются широкими и универсальными ценностями»)

Препятствия, мешающие духовному росту


По мнению Маслоу, мотивация личностного роста имеет не столь базовый
характер, как стремление к удовлетворению физиологических потребностей, а также
потребностей в безопасности, уважении и т. п. Процессу самоактуализации могут
препятствовать:
1) негативное влияние прошлого опыта и возникшие в результате этого опыта
вредные привычки, мешающие нам изменить непродуктивное поведение;
2) влияние социума и давление группы, которые зачастую противоречат нашим
собственным вкусам и суждениям;

62
3) внутренние «защиты», мешающие человеку понять самого себя.
Поскольку самоактуализация находится на вершине иерархии потребностей, она
является слабейшей потребностью, и на нее почти неизбежно воздействуют ситуации
фрустрации основных потребностей. Кроме того, многие люди не стремятся к
самопознанию, занимающему центральное место в процессе самоактуализации. Они
боятся изменений в привычном уровне самоуважения и в оценке собственного имиджа,
которые приносит самопознание.
Силы, влияющие на индивида, имеют не одно, а два направления. Кроме того,
что есть силы, подталкивающие человека в сторону здоровья, действует регрессивное
влияние, влекущее индивида в противоположную сторону — к болезням и слабости.
Вредные привычки часто препятствуют личностному росту. Согласно Маслоу, в
список таких привычек входит привыкание к наркотикам или алкоголю, неправильное
питание и тому подобные особенности поведения, отрицательно влияющие на здоровье
и работоспособность. Неблагополучное окружение или слишком жесткое, авторитарное
воспитание также способствуют появлению непродуктивных привычек, в основе
которых лежит неправильная жизненная ориентация. Кроме того, любые глубоко
внедрившиеся вредные привычки со временем начинают препятствовать личностному
росту, уменьшая эмоциональную гибкость и способность воспринимать все повое, то
есть качества, необходимые индивиду для того, чтобы он мог эффективно действовать
в различных ситуациях.
Давление группы и социальная пропаганда, как правило, тоже ограничивают
возможности развития личности. Они мешают индивиду проявлять самостоятельность,
душат способность к независимым суждениям, принуждая человека заменить
собственные суждения и вкусы на общепринятые стандарты. Общество может внушать
индивиду искаженные представления о человеческой природе. Например, по западным
представлениям, многие наши инстинкты изначально греховны и должны находиться
под постоянным контролем или вообще подавляться. Маслоу доказывал, что это
негативное отношение может препятствовать развитию и что как раз противоположное
мнение является правильным, то есть наши инстинкты в основном хороши, а присущее
человеку стремление к развитию является основным источником мотивации его
действий. «Защита эго», по мнению Маслоу, является внутренним препятствием
развитию личности. Для того чтобы разрешить проблемы с «защитами», прежде всего
необходимо понять их сущность, против чего они направлены, и механизм их действия.
Затем индивид должен попытаться свести к минимуму деформации, создаваемые
«защитами» в собственной психике. Маслоу добавляет к традиционному
психоаналитическому списку защиты (проекции, подавлению, отрицанию и т. п.) еще
две — десакрализацию и комплекс Ионы.
Десакрализация. Термин десакрализация относится к акту обеднения
психической жизни из-за того, что индивид отказывается серьезно и заинтересованно
относиться к жизни. Сегодня лишь немногие культурные и религиозные символы
удостаиваются того внимания и уважения, которым некогда пользовались, и,
соответственно, они потеряли власть потрясать, вдохновлять и даже мотивировать
наши поступки. Маслоу часто обращал внимание на то, как изменилось отношение к
основным человеческим ценностям. Он рассматривал отношение к любви и сексу как
характерный пример дссакрали-лации. Конечно, более легкое отношение к сексу
облегчает душевные страдания, вызванные неудачами на этом фронте. Но при этом, по
мнению Маслоу, любовные переживания потеряли былую власть, уже не вдохновляют
художников и писателей, и вряд ли в наши дни появятся новые Ромео и Джульетта.
Хотя, в принципе, самоактуализация легка, на практике она случается редко,
самоактуализируется меньше 1% взрослого населения)
Комплекс Ионы. Комплексом Ионы (Jonah complex) Маслоу называет нежелание
индивида реализовать свои природные способности. Подобно тому как Иона пытался

63
избежать ответственности пророка, многие люди тоже избегают ответственности,
опасаясь в полную меру использовать свои возможности. Они предпочитают ставить
перед собой незначительные цели, не стремятся добиться успеха в карьере и проявить
себя. Такое отношение к жизни распространено среди студентов, которые живут себе
помаленьку, используя только часть своих талантов. Можно привести и другой пример.
В прошлом женщинам постоянно и с самого раннего возраста внушали, что успешная
деловая карьера — не женское дело, она не является признаком женственности, что
мужчинам не нравятся слишком умные женщины.
Этот «страх величия», возможно, является наиболее опасным барьером для
самоактуализации. Насыщенная, деятельная жизнь многим представляется невыносимо
трудной. В моменты большого счастья и радости люди часто говорят: «Это слишком
много для меня» или «Мне этого не выдержать». Корни комплекса Ионы можно
увидеть в том, что люди боятся изменить свое неинтересное, ограниченное, но
налаженное существование, боятся оторваться от всего привычного, потерять контроль
над тем, что уже есть.
Последние достижения: влияние Маслоу
Хотя сам Маслоу на пути формальных исследований сделал не слишком много,
его труды вдохновили целый ряд исследователей, оценивших его идеи. Шостром (1963)
разработал опросник личностной ориентации (POI). Этот документ помог в проведении
многочисленных исследований . Концепция вершинных переживаний также вдохно-
вила ряд исследований (Wilson & Spencer, 1990; см. Mathews и др., 1982, для
литературного обозрения). Изучение примеров самоактуализирующихся индивидов
подтвердило теорию Маслоу и, кроме того, помогло связать самоактуализапию с
теорией Дабровского, эмоционального развития. Экспериментальная проверка
содержания понятия самоактуализации также позволила уточнить первоначальную
формулировку этого понятия, предложенную Маслоу.
Работы Маслоу продолжают оказывать влияние на некоторые аспекты изучения
религии (Fuller, 1994), образования (Кипе, 1992) и бизнеса (Schott, 1992). Его давно не
переиздававшаяся работа «Эупсихический менеджмент», была переиздана под заго-
ловком «Маслоу о менеджменте». Другие основные работы Маслоу также были
переизданы.

64
3.3. Карл Роджерс: феноменологическая теория личности

Карл Рэнсом Роджерс (1902 - 1987) – американский психолог, работы которого


получили широкое признание в области клинической психологии. Главным его трудом
является книга «Центрированная на клиенте терапия: ее современная практика,
значение и история» (1951). В ней изложена теория, которая наиболее полно отражает
феноменологическое направление в изучении личности.
Феноменологическое направление в психологии подчеркивает идею о том, что
поведение человека можно понимать только в терминах его субъективного восприятия
и познания действительности - с точки зрения его внутреннего, субъективного опыта.
Внешний мир есть лишь та реальность, которая сознательно воспринимается и
интерпретируется человеком в данный момент времени.
Другая важная идея феноменологического направления заключается в
признании того, что люди свободны в решении своей судьбы. Если люди считают, что
они живут, подчиняясь каким-то силам, которым не могут сопротивляться, то это
происходит потому, что они потеряли веру в свободу самоопределения, которая
заложена в их природе.
Последний важный тезис феноменологического направления заключается в том,
что человек по своей природе добр и стремится к совершенству, реализации своих
внутренних возможностей.
Точка зрения Роджерса на личность сформировалась на основе его личного
опыта работы с людьми, имеющими эмоциональные расстройства. В результате своих
клинических наблюдений, в отличие от Фрейда, который в инстинктах, усматривал
движущие силы личности, Роджерс пришел к выводу о том, что человек по своей
внутренней природе добр и его сущность ориентирована и направлена прежде всего на
движение вперед - к позитивным целям. Человек стремится реализовать себя, если дать
ему возможность раскрыть свой врожденный потенциал. Но Роджерс допускал, что у
людей бывают иногда злые чувства, разрушительные импульсы и тогда человек ведет
себя не в соответствии со своей внутренней природы.
Роджерс, как и Маслоу, главным жизненным мотивом поведения человека
считал его тенденцию к актуализации; представляющую собой стремление развивать
все свои способности, чтобы сохранять и развивать личность. Эта фундаментальная
тенденция может объяснить все другие мотивы: голод, половое влечение или
стремление к безопасности. Все они являются только специфмческими выражениями
основной тенденции – сохранить себя для развития, актуализации.
Реально для человека является только то, что существует в пределах его
внутренних координат или субъективного мира, включающего все, что осознается в
данный момент времени. Говоря феноменологически : каждый человек реагирует на
события в соответствии с тем, что он чувствует, субъективно воспринимает в данный

65
момент. Поскольку разные люди одну и ту же ситуацию могут воспринимать
диаметрально противоположно, феноменологическая психология отстаивает доктрину,
согласно которой психологическая реальность феноменов является исключительно
функцией того, как они видятся, воспринимаются разными людьми. Роджерса в
психологии интересует именно эта психологическая реальность, а объективная
реальность, по ему мнению, удел изучения философов. Если мы хотим объяснить,
почему человек чувствует, думает и ведёт себя определенным образом, то нам следует
постичь его внутренний мир, его субьективный опыт, т.е. психологическую реальность.
Поведение человека определяются не прошлыми событиями его жизни, а только
тем, как человек воспринимает свое окружение здесь и сейчас. Разумеется, прошлый
опыт влияет на восприятие настоящего, однако поступки человека определяют, каким
это прошлое воспринимается сейчас, в настоящее время. Более того, Роджерс считал,
что на поведение в большей степени влияет не прошлая история человека, а как ему
видится его будущее. И наконец, он подчеркивал, что личность должна
рассматриваться не только в контексте «настоящее- будущее», но и как единый,
целостный организм, и это единство нельзя свести к составляющим частям личности.
Приверженность Роджерса к холистическому направлению видна практически в любом
аспекте его теоритической системы.
Самым значительным элементом психологической реальности индивидуального
опыта человека является его самость, или Я - концепция. Я - концепция- это система
взглядов человека на свою сущность, на то, что он из себя представляет. Кроме
истинной самости Я - реальное и идеальной самости Я - идеальное, Я - концепция
может включать целый набор Я -образов: родителя, супруга, студента, музыканта и т.д.
Я - концепция является продуктом социализации человека, и в процессе ее
формирования ребенок, а потом уже и взрослый человек, всегда нуждается в
позитивном внимании к себе со стороны своего окружения. Это внимание, по
Роджерсу, должно быть безусловным, т.е. без всяких «если» и «но». Человек должен
восприниматься таким, какой он есть на самом деле.Именно такое безусловное
позитивное внимание мы видим в любви матери к сыну вне зависимости от его
поступков. Обусловное позитивное внимание мы видим тогда, когда ребёнку говорят,
что если он получит отличные оценки за полугодие в школе, то ему купят интересную
игрушку. Роджерс утверждает, что обусловленное позитивное внимание причиняет
ущерб личностному становлению, ребёнок пытается соответствовать стандартам
других, а не определять для себя, кем он сам хочет быть и чего добиваться.
Роджерс полагает, что поведение человека в большей своей части согласуется
(конгруэнтно) с Я - концепцией или, по крайней мере, человек стремится к этому. Все
переживания, которые согласуются с Я - концепцией, хорошо осознаются и точно
воспринимаются. И наоборот, переживания, находящиеся в конфликте с «Я», к
осознаванию и точному восприятию не допускаются. В теории Роджерса тревога и
угроза благополучию начинает возникать только тогда, когда люди начинают сознавать
несоответствие Я-концепции своему актуальному реальному состоянию. Так, если
человек считает себя честным, но совершит нечестный поступок, он будет ощущать
тревогу с замешательством, чувством вины. Тревожный человек - это человек, который
смутно осознает, что признание или символизация определенных переживаний
приведет к нарушению целостности его теперешнего Я - образа. Психологические
личностные защиты и призваны к сохранению целостности Я – структуры.
Если переживания человека совершенно не согласуются с Я - концепцией, то
появляется сильная тревога и у него возникает невротическое расстройство. У
«невротика» психологическая защита все-таки достаточно сильна, хотя он и нуждается
в помощи психотерапевта, Я - структура у него не является значительно нарушенной.
При неэффективности психологической защиты и значительном разрушении Я –
структуры у человека развивается психоз и он нуждается в помощи психиатра. Роджерс

66
предполагает, что личностные расстройства могут возникать как неожиданно, так и
постепенно. В любом случае, как только появляется серьезное несоответствие между
«Я» и переживанием, защита человека перестает функционировать адекватно и ранее
целостная структура Я разрушается.

Основные понятия
Область опыта. Существует некая область опыта, уникальная для каждого
индивида. Она содержит все, что происходит за внешней оболочкой организма в любой
момент времени и что потенциально можно осознать; сюда входят также события,
представления и ощущения, о которых человек не знает, но может узнать, если
сосредоточится на этом. Область опыта представляет собой индивидуальный мир
личности, который может соответствовать или не соответствовать наблюдаемой
объективной реальности.
Область опыта избирательна, субъективна и несовершенна . Она ограничена
психологическими (что мы готовы узнать) и биологическими (что мы способны узнать)
пределами. Наше внимание, теоретически открытое для любого опыта, сфокусировано
на сиюминутных заботах и при этом оставляет за пределами почти все остальное. Так,
когда мы очень голодны, наша область опыта полностью заполнена мыслями о еде и о
том, как ее раздобыть; когда мы одиноки, наше единственное стремление - избавиться
от одиночества. Эта область опыта и есть наш реальный мир, даже если другие его
таковым не воспринимают.
«Я» - как процес. «Я» (self) находится внутри поля опыта. «Я» - это
неустойчивая и постоянно меняющаяся сущность. Тем не менее когда его наблюдают в
какой - то момент времени, оно кажется неизменным и предсказуемым. Это происходит
потому, что мы замораживаем некую часть области опыта, чтобы наблюдение стало
возможным. Роджерс сделал заключение, что «мы знакомимся с «я» не методом
постепенного изучения. Результатом наблюдения, безусловно, является гештальт,
форма, где изменением одного незначительного аспекта может изменить весь паттерн
целиком». «Я» — это организованный последовательный гештальт, постоянно находя-
щийся в процессе формирования и преобразования по мере изменения ситуаций. «Я»
нельзя уловить или сфотографировать как на фотоснимке, потому что оно представляет
меняющуюся, неустойчивую сущность.Многие используют понятие «я» для описания
стабильной и неизменной части личности. Для Роджерса оно имеет прямо
противоположный смысл. Согласно теории Роджерса, «я» означает процесс, систему,
которая по определению является меняющейся, непостоянной. В своих рассуждениях
Роджерс опирается именно на эту разницу, делает акцент на изменчивости и гибкости
«я». Опираясь на понятие изменчивого «я» Роджерс сформулировал теорию о том, что
люди не просто способны к личностному развитию и росту, - такая тенденция является
для них естественной и преобладающей. «Я» или «я»-концепция (self concept) - это
понимание человеком самого себя, основанное на жизненном опыте прошлого,
событиях настоящего и надеждах на будущее.
«Я» - идеальное. «Я» - идеальное - это «я» - концепция, которой индивид
больше всего хотел бы обладать, тот мысленный образ, которому ,он хотел бы
соответствовать» (Rogers, 1959). «Я» - идеальное представляет собой структуру,
которая также постоянно трансформируется и меняет свое определение. Если у
человека «я» - идеальное сильно отличается от «я» - реального, он чувствует
психологический дискомфорт, неудовлетворенность, у него может развиться невроз.
Признаком психического здоровья является способность адекватно воспринимать себя
и чувствовать себя комфортно. «Я» - идеальное - это идеальная модель, к которой
человек стремится. И наоборот, если «я» - идеальное сильно отличается от реального
поведения человека и его системы ценностей, то оно может стать препятствием на пути
к личностному развитию.

67
Приведенный ниже случай из практики служит отличным примером. Студент,
который был лучшим в средней школе и очень хорошо учился в колледже, внезапно
решил бросить колледж. Свой уход он объяснял тем, что получил за курс оценку «О».
Его мысленный образ самого себя, согласно которому он везде и всегда должен быть
лучшим, подвергся опасности. Единственное разрешение конфликта, которое молодой
человек мог себе представить, было бегство. Ему проще было оставить академический
мир вообще, чем отрицать различие между своим реальным поведением и идеальным
представлением о себе. Молодой человек сказал, что попытается стать «лучшим» в
какой-нибудь другой области. Таким образом, чтобы защитить идеальный образ своего
«я», он готов был оставить академическую карьеру. Он бросил школу, много
путешествовал по миру исменил множество мест работы. Когда его снова встретили
его, он уже был в состоянии допустить возможность, что совсем необязательно быть
лучшим с самого начала, однако все еще испытывал большие трудности, когда ему
приходилось заниматься любым видом деятельности, который предполагал
возможность неудачи.
Если «я» - идеальное сильно отличается от «я» - реального, это отличие может
серьезно мешать нормальному здоровому функционированию личности. Люди,
страдающие от такого различия, зачастую просто не готовы увидеть разницу между
своими идеалами и реальными действиями. Например, некоторые родители говорят,
что сделают для своих детей «все, что угодно», однако на самом деле родительские
обязательства являются для них бременем. Такие родители не исполняют обещаний,
которые дают своим детям. В результате дети оказывается в замешательстве. Родители
либо не могут, либо не хотят видеть разницу между их «я» - реальным и «я» -
идеальным.
Тенденция к самоактуализации. Тенденция к самоактуализации присуща
любому живому организму. Роджерс считает, что стремление к полной самореализации
является врожденным для каждого из нас. Так же, как растения развиваются, чтобы вы-
расти здоровыми, как семя содержит в себе стремление стать деревом, так и человек
склоняется к тому, чтобы обрести целостность и наиболее полно реализовать себя.
Хотя Роджерс не включал в свои формулировки никаких религиозных или духовных
аспектов, другие ученые развили его теории и внесли в них понятия о трансцендентных
переживаниях. В конце жизни Роджерс пришел к пониманию взгляда Артура Кестлера
о том, что индивидуальное сознание есть лишь фрагмент космического».
Стремление к здоровому развитию не является подавляющей силой, которая
сметает в сторону любые препятствия на своем пути. Роджерс видит ее просто как
преобладающую и мотивирующую силу в человеке, действующем свободно, силу,
которая не ослаблена ни событиями прошлого, ни установками настоящего. Абрахам
Маслоу пришел к аналогичным выводам, назвав эту тенденцию тихим, едва
различимым внутренним голосом. Утверждение о том, что рост возможен и является
главной целью организма - один из главных постулатов Роджерса.
Можно заметить, что основная тенденция к актуализации является
единственным побуждением, которое утверждается в этой теоретической системе. «Я»,
например, является центральным понятием в нашей теории, но «Я» ничего не «делает»,
оно просто выражает господствующую тенденцию организма вести себя таким
образом, чтобы поддерживать и усиливатьь себя (Rogers, 1959). Для Роджерса
тенденция к самоактуализации является не просто каким-то одним побуждением среди
множества других, а центром, на котором сфокусированы все остальные стремления.
Значение личности. Так как Роджерс уделял внимание не только психотерапии,
то он стал рассматривать проблемы личности в политическом и социальном контексте.
Его личностно-центрированный подход широко известен под названием «Значение
личности». Оно относится к «локусу силы принятия решений: тот, кто принимает
решения, сознательно или бессознательно регулирует мысли, чувства или поведение

68
других людей и самого себя... В целом это процесс приобретения, использования,
разделения или отказа от власти, контроля и принятия решений». Роджерс полагал, что
каждый человек, как только ему предоставляется такая возможность, сразу же
проявляет большие способности к тому, чтобы использовать силу своей личности
правильно и с пользой. «Индивидуум обладает обширными внутренними ресурсами
самоосознания, изменения «я»-концепции, своих аттитюдов и саморегулирующего
поведения» (1978). Проявлению этого стремления к саморазвитию препятствует
контроль одних людей над другими. Откровенное доминирование, диктат часто
вызывают сопротивление.
Роджерса волнуют более распространенные и косвенные виды доминирования
одних людей над другими. В частности, он говорит о терапевтах, контролирующих и
манипулирующих своими пациентами, учителях, контролирующих и манипулирующих
студентами, правительственных организациях, которые контролируют и пытаются
манипулировать различными слоями населения, бизнесменах, манипулирующих
своими наемными работниками. Он предсказывает, что без этих манипуляций при
оговоренных ограничениях личной власти отдельные люди и группы вполне смогут
разрешить свои проблемы, и эти решения не требуют господства небольшой группы
людей над остальными.
Соответствие и несоответствие. Роджерс не разделяет людей на
приспособленных или плохо приспособленных, больных и здоровых, нормальных и
ненормальных; вместо этого он пишет о способности людей воспринимать свою
реальную ситуацию. Он вводит термин соответствие, обозначающий точное
соответствие между опытом, коммуникацией и осознанием. Высокая степень
соответствия подразумевает, что коммуникация (то, что человек сообщает другому),
опыт (то, что происходит) и осознание (то, что человек замечает) более или менее
адекватны друг другу. Наблюдения самого человека и любого стороннего наблюдателя
будут совпадать, когда человек обладает высокой степенью соответствия.
Маленькие дети проявляют высокую степень соответствия. Они выражают свои
чувства с такой готовностью и так полно, что опыт, коммуникация и осознание для них
почти одно и то же. Если ребенок голоден, он заявляет об этом. Когда дети любят или
сердятся, они выражают свои эмоции целиком и откровенно. Может быть, в этом
причина того, что дети с такой скоростью переходят из одного состояния в другое.
Взрослым в полном выражении чувств препятствует эмоциональный багаж прошлого,
который они ощущают при каждой новой встрече.
Роджерсианские термины Congruence - «соответствие» и Incongruence -
«несоответствие» иногда переводят как «конгруэнтность» и «неконгруэнтность».
Соответствие хорошо иллюстрируется поговоркой дзэн - буддистов: «Когда я
голоден, я ем; когда я устаю, я сажусь отдыхать; когда я хочу спать, я ложусь и
засыпаю». Несоответствие проявляется в несовпадениях между осознанием, опытом и
коммуникацией. Например, люди проявляют несоответствие, когда они выглядят
сердитыми (сжимают кулаки, повышают голос и начинают ругаться), однако даже под
давлением настаивают на противоположном. .Несоответствие также проявляется у
людей, которые говорят, что они чудесно проводят время, а на самом деле скучают,
испытывают чувство одиночества или неловкости. Несоответствие - это неспособность
точно воспринимать реальность, неспособность или нежелание точно сообщать свои
чуваши другому или и то, и другое одновременно. Несоответствие проявляется в
ощущении напряжения, тревоги; в экстремальной ситуации несоответствие может
выразиться в потере ориентации и замешательстве. Роджерс подчеркивает, что не-
соответствие любого рода обязательно должно разрешиться. Конфликтные чувства,
идеи или интересы сами по себе еще не являются симптомами несоответствия.
Фактически, это нормальное и здоровое явление. Несоответствие выражается в том, что
человек не осознает эти конфликты, не понимает их и, следовательно, оказывается не в

69
состоянии разрешить или сбалансировать их. Несоответствие можно наблюдать, если
человек делает такие, например, замечания: «Я не могу ничего решить», «Я не знаю,
чего я хочу» и «Кажется, я никогда ни на чем не остановлюсь». Когда человек не в
состоянии рассортировать разнообразную информацию, поступающую к нему, то он
может в результате прийти в замешательство. Неспособность признать, справиться или
допустить существование в себе конфликтных чувств может говорить о
несоответствие.

Клиент-центрированная недирективная психотерапия.


В терапии личностных расстройств, по Роджерсу, для осуществления
конструктивных личностных изменений требуется наличие следующих условий:
1. Наличие психологического контакта между психотерапевтом и клиентом;
2. Клиент не конгруэнтен, уязвим и тревожен, поэтому он и обратился за
помощью;
3. Психотерапевт должен быть конгруэнтным, гармоничным и искренним со
своим клиентом;
4. Психотерапевт испытывает безусловное позитивное внимание к своему
клиенту;
5. Психотерапевт испытывает эмпатическое понимание внутренних
переживаний клиента. т. е. чувствует внутренний мир пациента так собственный;
6. Должна произойти передача клиенту эмпатийного понимания психотерапевта,
который должен каждым словом, жестом стараться передать это отношение клиенту;
Рождерс утверждает, что именно клиент, а не психотерапевт ответственен за
личностный рост и результаты психотерапии. Данный подход понятен всем, кто
разделяет оптимистический взгляд Роджерса на человеческую природу - при наличии
правильных условий человек сам стремится к движению в сторону личностного роста,
актуализации и здоровья. Психотерапия, центрированная на личности, предназначена
для того, чтобы устранить несоответствие между переживаниями и самостью.
Группы тренинга. Группы тренинга создаются для занятий со здоровыми
людьми. Речь идет об использовании групповых форм взаимодействия людей не с
терапевтическими целями, а для приобретения жизненного опыта и роста личности.
Появление такого рода психокоррекционных групп обусловлено стремлением к
самовыражению, характерным для гуманистического направления. Среди таких
психокоррекционных групп могут быть выделены группы организационного развития
(решения определенных проблем); группы подготовки руководителей, обучения
межличностным умениям (социально-психологический тренинг); группы личностного
роста и другие. Особенно большое внимание оказанию психологического содействия
росту личности групповыми методами уделял К. Роджерс (1947). Его концепция "групп
встреч", фокусированная на поиске аутентичности (подлинности) в выражении чувств,
мыслей и поведения, тесно связана с его работами в области клиент-центрированной
психотерапии.
Окно Джогари Схема 3.1

Арена Видимое

Слепое Неизвест-
пятно ное
(скрытое)

70
При проведении занятий в группах тренинга считается, что группа - это
реальный мир в миниатюре. В ней существуют те же жизненные проблемы
межличностных отношений, поведения, принятия решений, разрешения конфликтов и
т.п. Отличие от реальности заключено лишь в том, что в этой "лаборатории" каждый
может быть и экспериментатором, и предметом эксперимента. Прежде всего группа
тренинга человеческих отношений (Т - группа) учит тому, как учиться. Все члены
группы вовлекаются в общий процесс взаимообучения, и они при этом научаются в
большей мере полагаться друг на друга, чем на руководителя. Обучение тому, как
учиться, включает в себя прежде всего процесс самораскрытия (расширения
представлений о самом себе). Наиболее эффективной моделью для понимания этого
процесса является "окно Джогари", названное так в честь его изобретателей Джозефа
Лафта и Гарри Инграма.
В соответствии с моделью "Джогари" можно представить, что каждый человек
заключает в себе четыре личностные зоны:
1) "Арена" - это то, что знают обо мне другие и знаю я сам, или личностное
пространство, открытое для всех;
2) "Видимое" - это то, что известно только мне (например, мои страхи или
любовные приключения), от других я это тщательно скрываю; 3)
3) "Слепое пятно" - это то, что знают обо мне окружающие, мне это не видно
(как в пословице: "В чужом глазу щепка видна, а в своем полена не замечает");
4) "Неизвестное" - это скрытое от всех (зона подсознательного), в том числе и
латентные резервные ресурсы для личностного роста.
"Окно Джогари" наглядно демонстрирует необходимость расширять контакты,
увеличивать "арену". В начале занятий "арена" обычно небольшая, но по мере
нарастания сплоченности и взаимопонимания в группе она увеличивается,
активизируются все лучшие личностные ресурсы. Получая сигналы обратной связи
друг от друга, участники группы могут откорректировать собственное поведение,
становятся более естественными в выражении своих чувств. Важным условием работы
группы является сосредоточение внимания на принципе "здесь и сейчас". Актуально в
группе только то, что в ней происходит. Создание различных экспериментально-
групповых ситуаций позволит применить полученные знания и навыки социального
взаимодействия и в реальной жизни (в семье, на производстве).

71
3.4. Ш. Бюлер: теория интенциональности

Шарлота Бюлер разработала теорию развития человека, акцентировав тот факт,


что в основе человеческой природы лежит «намерение» (интенция). Эта
интенциональность проявляется в совершаемых на протяжении жизни выборах для
достижения целей, которые сам человек может и не осознавать. По мнению Бюлер,
зачастую лишь один раз в жизни, в самом ее конце, человек способен осознать
глубинную суть своих прежних ожиданий и оценить, насколько они исполнились.
Бюлер (1968) рассматривает в связи с формированием и достижением целей пять
главных фаз жизненного цикла.
Фаза 1 продолжается до 15-летнего возраста. Для нее характерно отсутствие у
человека каких-либо точных целей. Ребенок живет настоящим. В этот период
происходит в основном развитие физических и умственных способностей.
Фаза 2 длится с 15 до 20 лет. В этот период человек осознает свои потребности,
способности и интересы. Это период выбора профессии, партнера, а также позволяет
ему оценить, в какой степени он способен овладеть определенными навыками и быстро
достичь поставленных целей.
Фаза 3 длится с 25 до 40-45 лет. Соответствует зрелости. Это самый богатый
период в жизни. Характерны: постановка конкретных и четких целей, позволяющая
добиться стабильности на профессиональном поприще и в личной жизни, семье.
Фаза 4 продолжается с 45 до 65 лет. Это солидный возраст, когда человек
подводит итоги своей прошлой деятельности. Отныне, заглядывая в будущее человек
вынужден пересматривать свои цели с учетом своего профстатуса, физического
состояния и положения дел в семье.
Фаза 5 начинается в преклонном возрасте в 65-70 лет. В этот период многие
люди перестают преследовать цели, которые они поставили перед собой в юности.
Оставшиеся силы они тратят на различные формы досуга, путешествуя или просто
приятно проводя время, спокойно проживая последние годы жизни. Этот период, когда
человек пытается придать смысл своему существованию, обозревая его как нечто
целое. Одни, проанализировав многочисленные события собственной жизни,
чувствуют, что поставленные перед собой задачи они выполнили. Другим, наоборот,
подобный экзамен может принести разочарование, так как поставленные цели
достигнуты не были.

72
3.5. Ролло Мэй: Экзистенциальная психология

Ролло Риз Мэй (Rollo Reese Мау) родился 21 апреля 1909 года в городе Ада,
штат Огайо. Он был старшим из шести детей Эрла Тайтла Мэя и Мэти Баутон Мэй. В
раннем возрасте Ролло переехал вместе со своей семьей в Марин-Сити, штат Мичиган,
где он и провел почти все детство. Нельзя сказать, чтобы у мальчика складывались
теплые отношения с родителями, которые часто ссорились и в конце концов разошлись.
В молодости Мэй увлекся литературой и искусством. Он поступил в один из колледжей
университета штата Мичиган, где специализировался на английском языке.
Вернувшись в 1933 году в Соединенные Штаты, Мэй поступил в семинарию
Теологического общества. Мэй изучал психоанализ в Институте психиатрии,
психоанализа и психологии Уильяма Алансона Уайта, одновременно работая в Нью-
Йорк-Сити Колледж в качестве психолога - консультанта. Тогда же он познакомился с
Гарри Стэком Салливаном, президентом и одним из основателей Института Уильяма
Алансона Уайта. Взгляд Салливана на терапевта как на соучаствующего наблюдателя и
на терапевтический процесс как на увлекательное приключение, способное обогатить
как пациента, так и врача, произвел на Мэя глубокое впечатление. Еще одним важным
событием, определившим развитие Мэя как психолога, стало знакомство с Эрихом
Фроммом, который к тому времени уже прочно обосновался в США.
В 1946 году Мэй открыл собственную частную практику, а через два года вошел
в состав преподавателей Института Уильяма Алансона Уайта. В 1949 году зрелым
сорокалетним специалистом он получил первую докторскую степень в области
клинической психологии, присвоенную Колумбийским университетом, и продолжал
преподавать психиатрию в Институте Уильяма Алансона Уайта до 1974 года.
Мэй высоко ценил Фрейда, но предложенная Кьеркегором концепция тревоги
как скрытой от сознания борьбы против небытия затронула его более глубоко. Мэй
оформил записи своих размышлений о тревоге в виде докторской диссертации и
опубликовал ее под заглавием «Значение тревоги» (The meaning of Anxiety, Мау, 1950).
Тремя годами позже он написал книгу «Человек в поисках себя» (Man's Search for
Himself, Мау, 1953), которая принесла ему известность как в профессиональных кругах,
так и просто среди образованных людей. В 1958 году он, в соавторстве с Эрнстом
Эйнджелом (Ernest Angel) и Генри Элленбергером (Henry Ellenberger), опубликовал
книгу «Существование: новое измерение в психиатрии и психологии» (Existence: A New
Dimention in Psychiatry and Psychology). Эта книга знакомила американских
психотерапевтов с основными понятиями экзистенциальной терапии, и после ее
появления движение экзистенциализма стало еще более популярным. Наиболее
известная работа Мэя «Любовь и воля» (Love and Will, 1969) стала национальным
бестселлером и получила в 1970 году премию Ральфа Уолдо Эмерсона за эрудицию в
области наук о человеке. В 1971 году Мэй получил премию Американской
психологической ассоциации «за выдающийся вклад в теорию и практику клинической
психологии». В 1972 году Нью-Йоркское Общество клинических психологов наградило
его премией доктора Мартина Лютера Кинга - за книгу «Власть и невинность» (Power

73
and Innocence, 1972), а в 1987 году он получил Золотую медаль Объединения
американских психологов «за выдающиеся работы в области профессиональной
психологии в течение жизни».
Мэй читал лекции в Гарварде и в Принстоне, в разное время преподавал в
Йельском и Колумбийском университетах, в колледжах Дартмут, Вассар и Оберлин, а
также в Новой школе социальных исследований. Он был внештатным профессором
Нью - Йоркского университета, председателем Совета ассоциации экзистенциальной
психологии и членом Попечительского совета Американского фонда душевного
здоровья. На протяжении многих лет Мэй был признанным лидером американской
экзистенциальной психологии, ратовавшим за ее популяризацию, но резко
выступавшим против стремления некоторых коллег к антинаучным, излишне
упрощенным построениям. Он критиковал любую попытку представить эк-
зистенциальную психологию как научение доступным методам самореализации
индивида. Здоровая и полноценная личность - результат напряженной внутренней
работы, направленной на выявление бессознательной основы существования и его
механизмов. Ставя во главу угла процесс самопознания, Мэй по-своему продолжает
традицию платоновской философии.

Основы экзистенциализма
Экзистенциальная психология берет начало в работах Серена Кьеркегора (1813-
1855), датского философа и теолога. Кьеркегор был крайне обеспокоен крепнущей у
него на глазах тенденцией к дегуманизации человека. Он решительно не соглашался с
тем, что людей можно воспринимать и описывать как некие объекты, тем самым сводя
их до уровня вещей. Вместе с тем он был далек от того, чтобы закреплять за
субъективным восприятием свойство единственной доступной человеку реальности.
Для Кьеркегора не существовало жесткой границы между субъектом и объектом, а
также между внутренними переживаниями человека и тем, кто их испытывает, ведь в
каждый конкретный момент времени личность невольно отождествляет себя со своими
переживаниями. Кьеркегор стремился понять людей такими, какими они живут внутри
своей реальности, то есть думающими, действующими, обладающими волей
существами. Как писал Мэй: «Кьеркегор старался преодолеть разрыв между разумом и
чувствами, обращая внимание людей на реальность непосредственного опыта, которая
лежит в основе и объективной и субъективной реальностей (1967, р. 67).
Кьеркегор, как и более поздние философы экзистенциализма, подчеркивал
равновесие свободы и ответственности. Люди обретают свободу действия через
расширение самосознания и последующее принятие на себя ответственности за свои
поступки. Однако за свою свободу и ответственность человек расплачивается чувством
тревоги. Как только он окончательно осознает тревогу как неизбежность, он становится
хозяином своей судьбы, он несет бремя свободы и испытывает боль ответственности.
Первые экзистенциалисты среди психологов и психотерапевтов начали
появляться в Европе. К числу наиболее крупных фигур принадлежат Людвиг
Бинсвангер (Ludwig Binswanger), Медард Босс (Medard Boss), Виктор Франкл (Victor
Francl). Количество последователей, у каждого из которых было свое понимание
сущности учения, достигло такого уровня, что стало угрожать существованию
экзистенциализма как такового. В последнее время экзистенциализм утратил свою
былую популярность, что явно пошло ему на пользу, парадоксальным образом укрепив
его позиции как в философии, так и в смежных областях.

Принципы экзистенциализма
Несмотря на сохраняющееся обилие разнообразных толкований понятия
«экзистенциализм», среди них можно выделить некоторые общие черты, присущие
всем без исключения представителям данного направления.

74
Во-первых, это идея о том, что существование (existence) предшествует
сущности (essence). Существование означает явление и становление, сущность же
подразумевает статическую материю, не способную самостоятельно изменяться.
Существование предполагает процесс, сущность относится к конечному продукту.
Существование связано с ростом и переменами, сущность знаменует собой статичность
и исчерпанность. Западная цивилизация, подкрепленная авторитетом науки,
традиционно ценила сущность выше существования. Она старалась объяснить
окружающий мир, включая человека, с позиций его неизменяемой сущности.
Экзистенциалисты же, напротив, утверждают, что сущность людей состоит в их
способности постоянно переопределять себя через выбор, который они делают.
Во-вторых, экзистенциализм не признает разрыва между субъектом и объектом.
Мэй определял экзистенциализм как «настойчивую попытку понять человека,
расширив область его изучения далее той черты, по которой проходит трещина
между субъектом и объектом. (приложение 5). Цитируя Кьеркегора, Мэй писал:
«Только такая истина реально существует для человека, которую он сам производит
своими действиями». Иными словами, бесполезно искать истину, сидя за письменным
столом, ее можно познать только честно принимая в себя все многообразие подлинной
жизни. В то же время Кьеркегор не поддерживал и тех, кто стремился сделать из людей
лишь безликие объекты, подобия машин.
В-третьих, люди ищут смысл своей жизни. Они задают себе (хотя и не всегда
сознательно) важнейшие вопросы, касающиеся бытия. Кто я ? Стоит ли жизнь того,
чтобы жить? Имеет ли она смысл? Как я могу осуществить свое человеческое
призвание? Склонность если не к систематическим размышлениям на эту тему, то, по
крайней мере, к переживанию подобных проблем входит в число универсальных
свойств человеческой натуры.
В-четвертых, экзистенциалисты придерживаются той точки зрения, что каждый
из нас в первую очередь сам отвечает за то, что он есть и чем он становится. Мы не
можем обвинять родителей, учителей, начальство, Бога или обстоятельства. Как
говорил Сартр, «человек есть не что иное, как то, что он сам из себя делает. Это -
первый принцип экзистенциализма». Хотя мы способны общаться с себе подобными,
объединяться друг с другом и строить продуктивные и здоровые взаимоотношения, в
конечном счете каждый из нас в глубине остается одинок. Мы не можем свободно
выбрать свою судьбу, имея шанс лишь для того, чтобы свести воедино абстрактное
«могу» с конкретным «хочу». В то же время даже отказ от ответственности и попытка
избежать выбора в конечном итоге также оказывается нашим собственным выбором.
От ответственности за свое «я» нам не уйти, как не уйти от самого себя.
В-пятых, экзистенциалисты вообще отвергают принцип объяснения явлений,
лежащий в основе всякого теоретического знания. По их мнению, все теории
дегуманизируют людей, изображают их механическими объектами, расчленяют
единство личности. Экзистенциалисты считают, что непосредственное переживание
всегда имеет преимущество перед любыми искусственными объяснениями. Когда
переживания переплавляются в некие надбытийные теоретические модели, они
отделяются от того, кто их первоначально испытал, и, следовательно, теряют свою
подлинность.
Выводы: В своей концепции человека Мэй особенно подчеркивал уникальность
личности, свободный выбор и телеологию поведения, то есть его осознанный целевой
аспект. Как и другие экзистенциалисты, Мэй полагал, что:
1) существование (existence) предшествует сущности (essence), то есть более
важно, что люди делают, а не что они есть;
2) люди сочетают в себе черты и субъекта и объекта; это значит, что они
являются и думающими, и действующими существами;

75
3) люди стремятся найти ответы на важнейшие вопросы, касающиеся смысла
жизни;
4) свобода и ответственность всегда уравновешивают друг друга, поэтому ни
одна из них не может присутствовать в человеке отдельно от другой;
5) жесткие теории личности склонны дегуманизировать человека и превращать
его в объект или предмет для исследования.
Экзистенциалисты применяли феноменологический подход к изучению
личности, настаивая на том, что человека лучше всего можно понять с его собственной
точки зрения. Единство человека и его феноменологического мира выражается
термином Ваеет (бытие-в-мире).
Есть три формы бытия-в-мире:
Umwelt: - наши отношения с миром внешних объектов или вещей,
Mitwelt - наши отношения с другими людьми,
Eigenwelt; - отношения с собственной личностью. Здоровые люди живут во всех
этих трех мирах одновременно.
Если человек осознает свое бытие-в-мире, он также осознает возможность
небытия (nonbeing), или несуществования (nothingness). Жизнь становится для нас
более значительной, когда мы стоим перед фактом неизбежности смерти или небытия.
Признание небытия способствует развитию чувства тревоги, которая возрастает, если
человек понимает, что наделен свободой выбора и нагружен ответственностью за свои
действия. Нормальную тревогу испытывает каждый из нас. Она пропорциональна угро-
зе, и мы умеем справляться с ней конструктивно на сознательном уровне.
Невротическая тревога непропорциональна угрозе, вызывает подавление и реакцию
самозащиты.
Чувство вины, как и чувство тревоги, является нормальным для человека. Люди
испытывают чувство вины в результате:
1) разделения с миром природы;
2) невозможности точно судить о нуждах окружающих;
3) отрицания собственных возможностей.
Интенционалъностъ - это фундаментальная структура, которая придает
переживаниям человека смысл и позволяет ему принимать решения относительно
будущего. Интенциональность предполагает активное действие, а не одно только
пассивное желание.
Как любовь, так и воля вызывают отношение заботы и требуют
ответственности. Любовь означает восхищение от присутствия другого человека и
утверждение его ценностей наравне с собственными, воля порождает сознательное
решение действовать.
Мэй выделял четыре вида любви:
1) секс, который является физиологической функцией;
2) эрос, стремящийся к длительному союзу с любимым человеком;
3) филия - дружба, не имеющая выраженной сексуальной направленности;
4) агапе, или альтруистическая любовь, не требующая ничего взамен.
Мэй считал, что свобода приходит к человеку, когда он противостоит своей
судьбе и понимает, что смерть или небытие возможно в любой момент. Существует
свобода действия, которая есть у многих, но более глубокий, более редкий вид
свободы - это свобода бытия. Человек может быть внутренне свободен, даже если он
физически находится в тюрьме.
Вслед за Фроммом, Мэй полагал, что разрушение мифов как культурной основы
сыграло роль и в общественных потрясениях, и в том, что человек чувствует
одиночество и отчуждение от мира. Так как психопатология есть результат отчуждения
от природы, от других людей и от самого себя, цель психотерапии, по мнению Мэя, -

76
помочь людям расширить свое сознание, чтобы они стали способны делать выбор и
жить в мире и взаимопонимании с природой, с другими людьми и с собой.
Экзистенциальная психология заслуживает высокой оценки за способность
организовать и использовать все, что идет на пользу личностному развитию, но как
научная система она не приобрела большого значения ни в контексте новых
теоретических направлений, ни в области создания практических методик.

77
Тема 4. Диспозициональная теория личности

4.1. Основные положения диспозициональной теории личности

Диспозициональная теория (от англ. disposition - предрасположенность) имеет


три основных направления: «жёсткое», «мягкое» и промежуточное – формально –
динамическое. Главным источником развития личности, согласно этому подходу,
являются факторы генно-средового взаимодействия, причем одни направления
подчеркивают преимущественно влияния со стороны генетики, другие – со стороны
среды.
«Жестокое» направление пытается установить строгое соответствие между
определенными жесткими биологическими структурами человека:
1) свойствами телосложения, нервной системой или мозгом;
2) определенными личностными свойствами.
При этом утверждается, что как сами жесткие биологические структуры , так и
связанные с ними личностные образования зависят от общих генетических факторов.
Так, немецкий исследователь Э. Кречмер установил связь между телесной
конституцией и типом характера, а также между телосложением и склонностью к
определенному психическому заболеванию (Крэчмэр Э., 1924 г.). Например, люди
астенического телосложения (худые, с длинными конечностями, впалой грудью)
несколько чаще, чем представители других типов телосложения обладают «ши-
зоидным» характером (замкнуты, необщительны) и заболевают шизофренией. Лица
пикнического телосложения (обильное жироотложение, выпуклый живот) несколько
чаше ,чем другие люди, обладают «циклотимическим» характером (резкие перепады
настроения – от возвышенного до печального) и чаще заболевают маниакально-
депрессивным психозом). Английский исследователь Г.Айзенк предположил, что такая
личностная черта как «интерверсия – экстраверсия» (замкнутость - общительность)
обусловлена функционированием особой структуры мозга – ретикулярной формации. У
интровертов ретикулярная формация обеспечивает более высокий тонус коры, и
поэтому они избегают контактов с внешним миром ,- им не нужна излишняя сенсорная
стимуляция. Экстраверты, наоборот, тянутся к внешней сенсорной стимуляции (к
людям, острой пище и т.д.) потому, что у них пониженный тонус коры, - их
ретикулярная формация не обеспечивает корковые структуры мозга необходимым
уровнем корковой активации.
«Мягкое» направление диспозициональной теории личности утверждает, что
личностные особенности, зависят от биологических свойств человеческого организма,
однако , от каких именно и насколько – не входит в круг их исследовательских задач.
Среди исследователей данного направления наиболее известным является Гордон
Оллпорт (1897-1967) – основоположник теории черт. Черта – это
предрасположенность человека вести себя сходным образом в различное время и в
различных ситуациях. Например, про человека, который постоянно разговорчив и дома,
и на работе, можно сказать, что у него выражена такая черта, как общительность.
Постоянство черты обусловлено, по мнению Оллпорта, определенным набором
психофизиологических характеристик человека. Помимо черт Оллпорт выделял у
человека особую надличностную структуру – проприум (от лат. proprium – собственно,
«я сам»). Понятие «проприум» близко к понятию «Я» гуманистической психологии. В
него входят высшие цели смыслы моральные установки человека. В развитии
проприума основную роль Оллпорт отводил обществу хотя и считал что черты могут
оказывать косвенное воздействие на формирование тех или иных особенностей

78
проприума. Человека имеющего развитый проприум, Оллпорт называл зрелой
личностью (Оллпорт Г.,1998)
Формально - динамическое направление представлено в основном работами
отечественных психологов Б.М.Теплова и В.Д.Небылицына. Основной отличительной
особенностью данного направления является утверждение, что в личности человека
существуют два уровня, два разных аспекта личностных свойств - формально-
динамический и содержательный. Содержательные свойства личности близки к
понятию проприума. Они являются продуктом воспитания, научения, деятельности и
охватывают не только знания, умения, навыки, но и все богатство внутреннего мира
человека, интеллект, характер, смыслы, установки, цели и т.д. По мнению
диспозиционалистов личность развивается в течении всей жизни. Однако ранние годы
жизни включая период полового созревания, рассматриваются как наиболее важные.
Данная теория предполагает, что люди, несмотря на постоянные изменения в структуре
их поведения, обладают в целом определенными устойчивыми внутренними
качествами (темпераментом, чертами). Диспозиционалисты считают, что в личности
представлены как сознательное, так и бессознательное. При этом рациональные
процессы более характерны для высших структур личности – проприума, а
иррациональные для низших – темперамента.
Согласно диспозициональной теории, человек обладает ограниченной свободой
воли. Поведение человека в известной степени детерминировано эволюционными и
генетическими факторами, а также темпераментом и чертами. Внутренний мир
человека, в частности темперамент и черты, преимущественно объективен и может
быть зафиксирован объективными методами. Любые физиологические проявления, в
том числе электроэнцефалограмма, речевые реакции и т.д., свидетельствуют о тех или
иных свойствах темперамента и черт. Данное обстоятельство послужило основой
создания специального научного направления – дифференциальной психофизиологии,
изучающей биологические основы личности и индивидуальные психофизиологические
различия.(Теплов Б.М. 1990; Небылицын В.Д. 1990)
Среди «жестких» структурных моделей наиболее известной является модель
личности, построенная Г.Айзенком, которой отождествлял личностные свойства со
свойствами темперамента. В его модели представлены три фундаментальных свойства,
или димензии, личности: 1) интроверсия – экстраверсия, 2) нейротизм (
эмоциональная неустойчивость) – эмоциональная стабильность, 3) психотизм.
Нейротизм – это свойства личности связанные с высокой раздражительностью и
возбудимостью. Невротики (лица с высокими значениями нейротизма) легко впадают в
панику, возбудимы,беспокойны, тогда как эмоционально – стабильные люди
уравновешены, спокойны. Психотизм объединяет свойства личности, отражающие
безразличие, равнодушие к другим людям, неприятие социальных нормативов.
Представитель «мягкого» направления , в частности Г.Оллпорт, выделяют три
разновидности черт: 1. Кардинальная черта присуща только одному человеку и не
допускает сравнений данного человека с другими людьми. Кардинальная черта
настолько пронизывает человека , что почти все его поступки можно вывести из этой
черты. Немногие люди обладают кардинальными чертами. Например, мать Тереза
обладала такой чертой – она была милосердна к людям. 2. Общие черты характерны
для большинства людей в пределах данной культуры. Среди общих черт обычно
называют пунктуальность, общительность, добросовестность и т.д. По мнению
Оллпорта , таких черт у человека не более десяти. 3. Вторичные черты менее
устойчивы, чем общие. Это предпочтения в еде, одежде и т.д. Последователи Оллпорта,
используя различные математические приемы, в частности факторный анализ,
попытались выявить количество общих черт у человека. Вопрос о соответствии черт,
выделенных на базе клинических данных, и черт, полученных на норме, с помощью

79
факторного анализа, является предметом специальных научных исследований
(Мельников В.М., Ямпольский Л.Т.,1985).
Представители формально - динамического направления в качестве основного
элемента личности выделяют четыре основные формально-динамические свойства
личности:
1) эргичность-уровень психического напряжения, выносливость;
2) пластичность – легкость переключения с одних программ поведения на
другие;
3) скорость – индивидуальный темп поведения;
4) эмоциональный порог – чувствительность к обратной связи, к несовпадению
реального и планируемого поведения.
Каждое из этих свойств может быть выделено в трех сферах поведения человека:
психомоторной, интеллектуальной и коммуникативной. У каждого человека выделяют
в целом 12 формально - динамических свойств. К этим четырем основным свойствам
добавляют еще и так называемые содержательные свойства личности (Русалов
В.М.,1979), которые в рамках данного направления не имеют своей специфики и
совпадают со свойствами, выделяемыми в рамках деятельностного подхода (знания,
навыки, характер, смыслы, установки, цели и т.д.). Основным блоком личности в
рамках диспозиционального подхода является темперамент. Как было сказано выше,
некоторые авторы например, Г.Айзенк, даже отождествляют темперамент с личностью.
Определенные отношения свойств темперамента составляют типы темперамента:
холерик, меланхолик, сангвиник, флегматик.
Однако, есть и другие точки зрения, согласно которым темперамент не является
компонентом личности. Например, В.С. Мерлин полагал, что темперамент
представляет особый психодинамический уровень в структуре интегральной
индивидуальности, который существенно отличается от личности. Темперамент
охватывает только те характеристики психических свойств, которые представляют
собой определенную динамическую систему (Мерлин В.С. 1986). Г. Оллпорт также не
включал темперамент в структуру личности. Он утверждал, что темперамент не
является первичным материалом, из которого строится личность, но в то же время
указывал на важность темперамента, который будучи генетически наследственной
структурой, влияет на развитие черт личности. Формально - динамические свойства
личности являются темпераментом в узком смысле этого слова, поскольку
представляют собой обобщенные врожденные свойства функциональных систем
поведения человека (Русалов В.М. 1999) По В. Д. Небылицыну ,темперамент, с
формально - динамической точки зрения, представляет собой две взаимосвязанные
подструктуры: активность и эмоциональность (Небылицын В.Д. 1990). Определенные
соотношения активности и эмоциональности образуют формально-динамические типы
темперамента. Активность - мера энергодинамической напряженности в процессе
взаимодействия человека со средой, которая включает в себя энергичность,
пластичность и скорость поведения человека. Эмоциональность - характеристика
человека со стороны чувствительности (реактивности, ранимости) к неудачам. Следует
отметить, что в рамках диспозиционального подхода фактически отсутствует, в качестве
самостоятельного такое важнейшее личностное образование, как характер. Данное
понятие отождествляют с общим понятием личности, особенно в клинике, или с
понятием характера, принятым в деятельностном подходе, сводящим его к морально -
волевой сфере человека. По мнению Оллпорта характер – это социальная оценка
личности, а не самостоятельная структура внутри личности.
Целостность поведения человека характеризуется через проприум. Человек, с
развитым проприумом называется зрелой личностью. Зрелая личность обладает
следующими свойствами:
1) имеет широкие границы «Я» может посмотреть на себя со стороны;

80
2) способна к теплым ,сердечным, дружеским взаимоотношениям;
3) имеет положительное представление о самой себе, способна терпимо
относиться к раздражающим его явлениям, а также к собственным недостаткам;
4) адекватно воспринимает действительность, обладает квалификацией и
познаниями в своей сфере деятельности , имеет конкретную цель деятельности;
5) способна к самопознанию, имеет четкое представление о своих собственных
сильных сторонах и слабостях;
6) обладает цельной жизненной философией.
Таким образом, в рамках диспозиционального подхода, личность – это сложная
система формально - динамических свойств (темперамента), черт и социально –
обусловленных свойств проприума. Структура личности – это организованная
иерархия отдельных биологически детерминированных свойств, входящих в
определенные соотношения и образующих определенные типы темперамента и черт, а
также совокупность содержательных свойств, составляющих проприум человека.

81
4.2. Основные положения Оллпорта, Айзенка, Кэттэлла

Среди теоретиков в данной области нет одного беспорного лидера. Оллпорт,


Айзенк и Кэттэлл могут считаться самыми представительными теоретиками в области
черт, потому что все они подчёркивают что центральное место в личности занимают
обобщённые диспозиции. В то же время они сами отличаются друг от друга своими
подходами к исследованию черт и своими взглядами на то, какое место занимает
теория черт по отношению к другим теориям личности.
Оллпорт дифференцировал черты по важности, используя деление на:
1) кардинальные черты;
2) центральные черты;
3) конкретные диспозиции (Приложение 6).
Оллпорт также известен своим понятием «функциональной автономии мотивов,
описывающим тот факт , что мотивы взрослых людей могут стать независимыми от
более ранних корней этих мотивов. Он подчеркивал полезность глубинного изучения
индивида (идиографический подход). Согласно Айзенку базовые параметры личности, -
это интроверсия – экстраверсия, невротизм и психотизм. Были разработаны вопросники
для измерения людей по этим параметрам черт личности. Айзенк считает что
индивидуальные различия черт личности имеют биологическую и генетическую
основу. Кэттэлл (1905-1998) различает три метода исследования личности:
бивариантный, мультивариантный и клинический. Бивариантный эксперимент
включает две переменные: независимую и зависимую переменную.
Мультивариантный эксперимент изучает взаимосвязи множества переменных
одновременно, исследователь не манипулируя переменными. Факторный анализ
служит илюстрацией мультивариантного метода. Клинический метод, то же самое, что
мультивариантный, но без требования научной строгости. Для Кэттэлла самой важной
статистической техникой в мультивариантном исследовании является факторный
анализ (Статистический метод для определения совокупностей тех переменных или
тех тестовых реакций, которые увеличиваются и уменьшаются совместно.
Применяется при разработке личностных тестов и при построении некоторых
теорий личностных черт).
Базовая структурная единица личности для Кэттэлла – это черта. Среди многих
возможных классификаций черт, особенно важны две. Одна делит все черты на черты
способностей, черты темперамента и динамические черты, а другая – на поверхностные
и глубинные черты. Черты способностей характеризуют навыки и способности,
которые позволяют индивиду действовать эффективно (пример: интеллект ). Черты
темперамента относятся к эмоциональной жизни человека и к особенностям стиля
поведения.(человек работает быстро или медленно, действует импульсивно или
предварительно думает...). Динамические черты характеризуют стремления,
мотивационную жизнь индивидв, виды значимых для человека целей. Кэттэлл считает,

82
что черты способностей, темперамента и динамики охватывают все основные
стабильные элементы личности. Различение поверхностных и глубинных черт связано
с уровнем, на котором мы наблюдаем поведение. Если поверхностные черты можно
выявить субъективными методами (спрашивая самих людей какие личностные
характеристики варьируют совместно), то для выявления глубинных черт, требуются
тонкие процедуры типа факторного анализа. Глубинные черты представляют собой
блоки, из которых строится личность.
Кэттэлл различает 3 источника данных:
1. жизненные (L – данные, от слова «life» ), куда включаются объективные
данные о реальных событиях и оценки сторонних наблюдателей и колег;
2. данные вопросников (Q - данные, от слова «Questionnaire»), воторые
основываются на самоотчётах;
3. данные объективных тестов (ОТ – данные), включают миниатюрные
поведенческие ситуации, в которых испытуемые не догадываются о существующей
связи между реакцией и той характеристикой личности, которая подлежит измерению.
Кэттэлл начал исследование с L – данных и, применив факторный анализ,
получил 15 глубинных черт. Опираясь на результаты полученные в рамках L – данных,
Кэттэлл в своей работе с Q – данными создал 16 факторный опросник, который
содержал 12 черт, соответствующих чертам, полученным на основе (L – данных), и 4
черты, которые оказались характерны только для опросников (Q – данные)
(Приложение 7).
Глубинные черты не исчерпывают структуры личности, но всё же они дают
представление об общей структуре личности. Для доказательства в пользу
существования этих черт, Кэттэлл приводит следующие доводы:
А) Результаты факторного анализа данных, полученны их разных источников (L,
Q, ОТ);
Б) Сходство результатов, полученных в разных культурах;
В) Сходство результатов, полученных на разных возрастных группах;
Г) Полезность черт личности для предсказания на их основе поведения в
естественных цсловиях;
Д) Свидетельство значительного присутствия генетического влияния во многих
чертах.
Главное различие между теоретиками черт касается использования
факторного анализа для определения численности и природы личностных черт.
Оллпорт был настроен критически к этому методу. Айзенк и Кэттэлл были его
главными защитниками, Главное отличие между Кэттэллом и Айзенком состоит в том,
что Кэттэлл предпочитает работать с большим числом факторов на уровне черт,
которые более узко опрпделены, но, как правило, коррелируют между собой. Айзенк
использует вторичный факторный анализ, чтобы объяденить черты в небольшое число
суперфакторов, которые охватывают более широкий спектр поведения и, как правило,
не коррелируют между собой. Оллпорт пошёл ещё дальше чем Кэттэлл, предположив
что у каждого есть ещё и уникальные черты, тем самым открыв двери исследованию
бесконечного числа черт.

83
Тема 5. Когнитивная психология и теория личностных
конструктов Джорджа Келли

5.1. Когнитивное направление в психологии

Когнитивное направление3 одно из ведущих направлений современной


зарубежной психологии. Возникла в конце 50-х - начале 60-х гг. XX в. как реакция на
характерное для бихевиоризма отрицание роли внутренней организации процессов
психических. Распространилась в США, преимущественно в 70-е годы.
Исходит из того, что любая ассоциация между стимулом и реакцией создается
сначала в мозге. Использует данные теории информации и ее приложения к
информатике, а также исследования развития речи, позволяющие по-новому понимать
механизмы усложнения психических процессов.
Первоначально главной задачей когнитивной психологии было изучение
преобразований сенсорной информации от момента попадания стимула на рецепторные
поверхности до получения ответа (Д. Бродбент, С. Стернберг). Исследователи
исходили из аналогии процессов переработки информации у человека и в компьютере.
Были выделены многочисленные структурные составляющие (блоки) познавательных и
исполнительных процессов, в том числе кратковременная и долговременная память
(Дж. Стерлинг, Р. Аткинсон).
Эта линия исследований, столкнувшись с серьезными трудностями в связи с
увеличением количества структурных моделей частных процессов психических,
привела к пониманию когнитивной психологии как направления, задачей коего
является доказательство решающей роли знания в поведении субъекта (У. Найссер).
При таком расширенном подходе когнитивная психология содержит все направления,
критикующие бихевиоризм и психоанализ с интеллектуалистических или
менталистских позиций (Ж. Пиаже, Дж. Брунер, Дж. Фодор). Центральным становится
вопрос об организации знания в памяти, в том числе о соотношении вербальных и
образных компонент в процессах запоминания и мышления (Г. Бауэр, А. Пайвио, Р.
Шеппард). Интенсивно разрабатываются также когнитивные теории эмоций (С.
Шехтер), индивидуальных различий (М. Айзенк) и различий личности (Дж. Келли, М.
Махони).
Количество исследований во всех направлениях этой области растет, так что
лидер или главный теоретик не выделяется. Среди самых перспективных и интересных
тем можно назвать:
1) изучение мысленных образов;

3
Словарь психолога практика / сост. С.Ю. Головин.- 2-е изд., Мн. Харвест, 2001, стр. 611-612.

84
2) анализ организации памяти;
3) исследование вопросов мотиваций - она рассматривается не как «движущая
сила», а скорее как «селективный механизм», выбирающий из возможных форм
поведения наиболее соответственную состоянию психики или планам индивида.
В определенном смысле когнитивная психология вновь поднимает темы, прежде
увлекавшие структуралистов и функционалистов, но есть и принципиальное различие:
строгость экспериментирования, жесткий контроль, а также подбор таких определений
и переменных, которые были бы операциональными, а не основанными на
интроспекции.
Как попытка преодоления кризиса бихевиоризма, гештальт-психологии и других
направлений когнитивная психология не вполне оправдала надежды, потому что ей не
удалось объединить разрозненные линии исследований на единой концептуальной
основе.
Наиболее полно проблемы умственного развития были разработаны
швейцарским ученым Жаном Пиаже. Согласно его теории, на каждой стадии развития
формируются новые познавательные навыки, которые определяют пределы того, чему
можно научить человека в этот период. В исследованиях было установлено, что
способность к логическому мышлению закладывается в младенчестве и
совершенствуется от года к году, подчиняясь определенным закономерностям. Навыки
мыслительной деятельности приобретаются естественным образом - по мере того, как
происходит общее развитие детского организма и расширяются горизонты изучаемого
ребенком мира. Значительная часть активности детей приходится на игры, которые
Пиаже рассматривал как непременный компонент их важной работы по исследованию
окружающих объектов - людей, явлений, предметов. Он считал, что такая форма
обучения необходима для нормального умственного развития и успешного процесса
его взросления.
Одной из важных социально-психологических проблем является проблема
нравственного взросления. В науке ее иногда обозначают как «проблему морального
развития ребенка». По мнению Пиаже, нравственное развитие происходит не так, как
умственное, и зависит от опыта общения ребенка с окружающими людьми и
предметами. В этом общении моральные размышления и умственное развитие
оказываются взаимосвязанными. Пиаже обнаружил интересный факт: у детей, как и у
взрослых, то, о чем они говорят, часто противоречит тому, что они делают, т.е. между
словом и делом - дистанция огромного размера. Реплики детей 3-летнего возраста
согласуются с их поведением, хотя объяснить правила игры дети еще не могут. Они
уверены, что правила игры порождены каким-то внешним авторитетом и считают эти
правила неизменными. К 7-8 годам игра приобретает отчасти социальный характер,
когда все правила должны быть согласованы между ее участниками.

Пиаже выделял следующие стадии когнитивного развития:

Модель когнитивного детского развития по Жану Пиаже

85
Таблица 5.1
Тип Характеристики Возраст
фазы мышления

Сенсомоторная Довербальная; развитие зрения, обоняния, От рождения до 2


слуха и тактильного восприятия лет
Рефлекторная Тренировка врожденных рефлексов 0 - 1 месяц
активность Отслеживание траектории объектов без
реакции на их исчезновение
Вторичные Повторение целенаправленных действий 4 - 8 месяцев
циркулярные Поисковая реакция на исчезающий объект
реакции
Вторичные схемы Поиск спрятанного объекта 8 - 12 месяцев
Первые неуклюжие попытки имитации
действия
Третичные Экспериментирование с новыми ситуациями 12 - 18 месяцев
циркулярные Поиск и нахождение спрятанного объекта
реакции Сложная имитация действия
Умственные Символическое мышление; когнитивные 18 - 24 месяцев
операции репрезентации образа объекта и постоянная
отсроченная имитация
Дооперациональное Речевое развитие сильно влияет на 2 - 7 лет
мышление когнитивное развитие; переход от мышления,
связанного с восприятием, к символическому
мышлению
Доконцептуальный Неспособность учитывать более чем 1 объект 2 - 4 года
период в ситуации. Эгоцентрическое социальное
общение
Интуитивный Возрастающая децентрация (более одного 4 - 7 лет
период аспекта), интуитивное впечатление о
социальной ситуации (восприятие не совсем
направлено)
Конкретные Возрастающая способность к построению 7 - 11 лет
операции гипотез.
Переход от конкретно-логического к
сложному логическому и абстрактному
мышлению.
Навык сохранения и компенсации.
Способность мысленно проигрывать
действия (интернализация).
Осознаваемые обратимость и
взаимодействие.
Формальные Мышление больше не привязано к времени и 11 - 15 лет
операции непосредственному восприятию.
Переход от уже логического и абстрактного
мышления к высшим уровням сложности и
гибкости; креативность. Осознание
транзитивности.
Полная независимость мышления от
действий. Гипотетически-дедуктивное
мышление.

86
Опираясь на труды Пиаже об интеллектуальном развитии детей, американский
психолог Лоуренс Кольберг разработал теорию нравственного развития ребенка,
показывающую взаимосвязь морального обоснования и умственного развития. В серии
исследований, посвященных нравственному развитию, ученый ставил детей и
подростков перед гипотетическими моральными дилеммами.
С этой целью им зачитывался рассказ, содержащий возможности морального
выбора. После этого обследуемым задавали вопросы, которые позволяли определить их
морально-нравственные предпочтения. Каждый из опрашиваемых должен был
объяснить, почему поступок человека он считает правильным или неправильным. На
основе характера ответов детей выделены три уровня, включающие в себя шесть
стадий нравственного развития (табл.5.2). Уровень нравственного развития ребенка
определялся пониманием того, почему был дан именно такой ответ, умением объяснить
причину своих предпочтений. Как мы видим, каждая последующая стадия
основывается на предыдущей, преобразует ее и включает в себя, а так же подго-
тавливает новые подходы и критерии для выработки моральных суждений. Люди в
любой культурной среде, согласно Кольбергу, проходят все эти стадии в одном и том
же порядке. Различие заключается лишь в скорости прохождения и в том, насколько
далеко они продвигаются в рамках той или иной стадии. Кольберг полагал, что итог
нравственного развития достигается в среднем к 25 годам. Но пока развитие
продолжается, последовательность стадий остается неизменной.
В свое время теория Кольберга подвергалась серьезной критике по таким
основаниям: а) стадии не являются однородными и однозначными, не образуют строго
неизменной последовательности; б) Кольберг и Пиаже включают в понятие
нравственного развития моральный закон, честность, ответственность, но ведь
представления о каждом из них у разных людей могут формироваться по-разному; в)
теория Кольберга ориентируется только на мужское поведение, игнорируя особенности
женского. Несмотря на ряд имеющихся проблем, не стоит отвергать эту теорию
безоговорочно, так как она вносит существенный вклад в понимание нравственного
развития.

Уровни и стадии нравственного развития (по Кольбергу)

87
Таблица 5.2
Уровень и стадия
нравственного Типичные примеры поведения
развития
1 2
УРОВЕНЬ 1. На этом уровне поступки определяются внешними
Преднравственный обстоятельствами и точка зрения других людей в расчет не
(с 4 до 10 лет) принимается.
Стадия 1. Ориентация На этой стадии суждение выносится в зависимости от
на наказания того вознаграждения или наказания, которое может повлечь за
собой данный поступок. Следование установленным правилам
поведения только для того, чтобы избежать наказания.
Суждение о поступке выносится в соответствии с той пользой,
которую из него можно извлечь.
Стадия 2. Ориентация Конформное, согласное с нормами поведение,
на поощрения направленное на то, чтобы в результате получить поощрение;
ожидание ребенком того, что в ответ на его положительные
поступки к нему относились бы так же хорошо, как и он
поступил
УРОВЕНЬ 2. Человек, находящийся на этом уровне развития,
Конвенциональный придерживается условной роли, ориентируясь при этом на
(с 10 до 13 лет) принципы других людей
Стадия 3. Ориентация Суждения основываются на том, получит ли поступок
на образец «хорошего одобрение других людей или нет. Поведение, согласное с
мальчика / девочки» установленными нормами и правилами, рассчитано на то,
чтобы избежать неодобрения со стороны других людей,
задающих соответствующие образцы.
Стадия 4. Ориентация Суждение выносится в соответствии с установленным
на авторитет порядком, уважением к власти и предписанными ею законами.
Защита правил и социальных норм, установленных
авторитетными организациями или лицами, чтобы избежать
осуждения с их стороны и возникновения чувства вины за
невыполнение своих обязанностей перед ними
УРОВЕНЬ 3. Именно на этом уровне человек судит о поведении,
Постконвенциональный исходя из своих собственных критериев, что предполагает и
(с 13 лет) высокий уровень рассудочной деятельности
Стадия 5. Ориентация Оправдание поступка основывается на уважении
на общественный демократически принятого решения, на уважении прав
договор человека. Моральные действия руководствуются принципами
общественного благополучия, которые основаны на
самоуважении и уважении других людей.
Поступок квалифицируется как правильный, если он
продиктован совестью, - независимо от его законности или
мнения других людей.
Стадия 6. Ориентация Нравственные действия, управляемые самостоятельно
на общечеловеческие выбираемыми человеком общечеловеческими этическими
принципы и принципами, например, нормами равенства, достоинства,
нравственные нормы справедливости. Дети руководствуются соответствующими
нормами и принципами для того, чтобы избежать
самоотчуждения, потери человеческого достоинства,
угрызений совести.

88
5.2. Теория личностных конструктов Джорджа Келли

По мнению Дж. Келли (1905-1967), единственное, что человек хочет знать в


жизни - это то, что с ним произошло и что с ним произойдет в будущем. Главным
источником развития личности, согласно Келли, является среда, социальное
окружение. Когнитивная теория личности подчеркивает влияние интеллектуальных
процессов на поведение человека. В этой теории любой человек сравнивается с
ученым, проверяющим гипотезы о природе вещей и делающим прогноз будущих
событий. Любое событие открыто для многократного интерпретирования. главным
понятием в этом направлении является «конструкт» (от англ. construct - строить). Это
понятие включает в себя особенности всех известных познавательных процессов
(восприятия, памяти, мышления и речи). Благодаря конструктам, человек не только
познает мир, но и устанавливает межличностные отношения. Конструкты, которые
лежат в основе этих отношений, называются личностными конструктами (Франселла
Ф., Баннистер Д., 1987). Конструкт - это своеобразный классификатор - шаблон нашего
восприятия других людей и себя. Келли открыл и описал главные механизмы функцио-
нирования личностных конструктов, а также сформулировал основополагающий
постулат и 11 следствий. Постулат утверждает, что личностные процессы
психологически канализированы таким образом, чтобы обеспечить человеку
максимальное предсказание событий. Все остальные следствия уточняют этот
основной постулат.
С точки зрения Келли, каждый из нас строит и проверяет гипотезы, одним
словом, решает проблему, является ли данный человек спортивным или неспортивным,
музыкальным или немузыкальным, интеллигентным или неинтеллигентным и т. д.,
пользуясь соответствующими конструктами (классификаторами). Каждый конструкт
имеет «дихотомию» (два полюса): «спортивный - неспортивный», «музыкальный -
немузыкальный» и т. д. Человек выбирает произвольно тот полюс дихотомического
конструкта, тот исход, который лучше описывает событие, т. е. обладает лучшей
прогностической ценностью. Одни конструкты пригодны для описания лишь узкого
круга событий, в то время как другие обладают широким диапазоном применимости.
Например, конструкт «умный - глупый» вряд ли годится для описания погоды, а вот
конструкт «хороший - плохой» пригоден фактически на все случаи жизни.
Люди отличаются не только количеством конструктов, но и их
местоположением. Те конструкты, которые актуализируются в сознании быстрее,
называются суперординатными, а которые медленнее - субординатными. Например,
если, встретив какого-то человека, вы сразу оцениваете его с точки зрения того,
является ли он умным или глупым, и только потом - добрым или злым, то ваш
конструкт «умный-глупый» является суперординатным, а конструкт «добрый-злой» -
субординатным. Дружба, любовь и вообще нормальные взаимоотношения между
людьми возможны только тогда, когда люди имеют сходные конструкты.
Действительно, трудно представить себе ситуацию, чтобы успешно общались два
человека, у одного из которых доминирует конструкт «порядочный-непорядочный», а у
другого такого конструкта нет вообще.
Конструктная система не является статическим образованием, а находится в
постоянном изменении под влиянием опыта, т. е. личность формируется и развивается
в течение всей жизни. В личности доминирует преимущественно «сознательное».
Бессознательное может относиться только к отдаленным (субординантным) конструк-
там, которыми при интерпретации воспринимаемых событий человек пользуется редко.
Келли полагал, что личность обладает ограниченной свободой воли. Конструкт-
ная система, сложившаяся у человека в течение жизни, содержит в себе известные
ограничения. Однако он не считал, что жизнь человека полностью детерминирована. В
любой ситуации человек способен сконструировать альтернативные предсказания.

89
Внешний мир - не злой и не добрый, а такой, каким мы конструируем его в своей
голове. В конечном итоге, по мнению когнитивистов, судьба человека находится в его
руках. Внутренний мир человека субъективен и является, по мнению когнитивистов,
его собственным порождением. Каждый человек воспринимает и интерпретирует
внешнюю реальность через собственный внутренний мир.
Основным концептуальным элементом является личностный «конструкт». У
каждого человека имеется своя собственная система личностных конструктов, которая
делится на два уровня (блока):
1. Блок «ядерных» конструктов - это примерно 50 основных конструктов, кото-
рые находятся на вершине конструктной системы, т. е. в постоянном фокусе опера-
тивного сознания. Этими конструктами человек пользуется наиболее часто при взаи-
модействии с другими людьми;
2. Блок периферических конструктов - это все остальные конструкты.
Количество этих конструктов сугубо индивидуально и может варьировать от сотен до
нескольких тысяч.
Целостные свойства личности выступают как результат совместного
функционирования обоих блоков, всех конструктов. Выделяют два типа целостной
личности: 1. когнитивно сложная личность (личность, у которой имеется большое
количество конструктов); 2. когнитивно простая личность (личность с небольшим
набором конструктов).
Когнитивно сложная личность, по сравнению с когнитивно простой, отличается
следующими характеристиками: 1) имеет лучшее психическое здоровье; 2) лучше
справляется со стрессом; 3) имеет более высокий уровень самоооценки; 4) более
адаптивна к новым ситуациям. Для оценки личностных конструктов (их качества и
количества) существуют специальные методы. Наиболее известный из них
репертуарная решетка ролевых конструктов (pen-решетка). Келли разработал pen-
решетку как метод выявления индивидуальных смыслов, а также с целью получения
общей картины взаимосвязей между этими смыслами. При заполнении pen-решетки
клиент должен сначала назвать имена людей, играющих определенные роли в его
жизни (напр., мать, отец, брат, сестра, ближайший друг одного с ним пола, ближайший
друг противоположного пола, самый несчастный человек, знакомый клиенту лично, и т.
д.). Как правило, клиента просят назвать три таких лица и описать, в чем состоит
сходство двоих из них и их отличие от третьего. Допустим, что вы назвали отца;
знакомого вам человека, достигшего наибольшего успеха; и человека, который, как вам
кажется, вас не любит. Вы можете считать, что ваш отец и преуспевающий человек
«трудолюбивы», тогда как третий человек «ленив». В этом случае делается
предположение, что измерение «трудолюбивый-ленивый» имеет для вас личное
значение (смысл). Далее вас просят повторить задание с различными тройками людей
из названного вами списка. После того как вы предложили набор личностных смыслов,
таких, как «трудолюбивый-ленивый», нас могут попросить оценить каждого человека в
вашем списке по каждому такому конструкту. Такая оценочная процедура помогает
прояснить, каким образом ваши конструкты связаны с вашей личной картиной мира.
Допустим, что помимо пары «трудолюбивый- ленивый» вы также использовали пару
«счастливый - несчастный (подавленный)» при противопоставлении друг другу
участников другой тройки людей из вашего списка. Кроме того, каждый раз когда вы
оценивали человека как «трудолюбивого», вы также оценивали его как «крайне
несчастного», а «ленивого» - как «счастливого». На основании этой информации
конструктивист может сделать предположение, что в вашей картине мира быть
«трудолюбивым» означает также быть «несчастным», а.быть «счастливым» означает
также быть «ленивым». Если это так, перспектива повышения в должности может
восприниматься вами не как приятное известие, а как угроза, предполагающая
повышение требований и ответственности. Согласно когнитивной теории, личность -

90
это система организованных личностных конструктов, в которых перерабатывается
(воспринимается и интерпретируется) личный опыт человека. Структура личности в
рамках данного подхода рассматривается как индивидуально своеобразная иерархия
конструктов.

91
Заключение
В определенном смысле каждый человек - психолог. Каждый вырабатывает свой
взгляд на человеческую природу и свою стратегию предвидения и прогнозирования
событий. Представленные теории, - результат стремления многих психологов
систематизировать то, что известно о человеческой личности, и обозначить
направления дальнейшего проникновения в ее тайны. Мы попытались высветить
сходные моменты в том, что старались делать разные психологи, а также обнаружить
различия в том, какой способ проведения исследований они считали наилучшим. Хотя
психологи как профессиональная группа более четко формулируют свои взгляды на
природу человека, чем обычный человек, и хотя их усилия понять и предсказать
поведение носят более систематический характер, среди них тоже есть индивидуальные
различия. Мы рассмотрели в деталях теории ряда психологов. Это ведущие теории в
области психологии личности, и хотя это не все теории, они репрезентативны по
отношению к разнообразию подходов, заслуживающих изучения.
Предложенные теории личности не следует рассматривать как
взаимоисключающие. В сущности, каждая из них представляет собой часть общей
картины. Поведение человека подобно очень сложной картинке - головоломке, и
рассмотренные теории личности предлагают нам множество возможных кусочков,
которые нужно сложить в целое. Хотя некоторые кусочки придется потом отбросить
как вовсе не подходящие к данной картинке, а многие так и не удастся пристроить,
несомненно, что, когда в конце концов картинка будет сложена, многие из
рассмотренных кусочков окажутся на месте. И в заключении скажем что:
1. В истории научного прогресса выделяют три различающиеся стадии развития
любой науки: а) стадия раннего развития; б) стадия нормального развития науки, на
которой некая общая парадигма, или модель, становится общепринятой; в) стадия
научной революции.
2. Все теории личности ищут решения одних и тех же фундаментальных
проблем, причем способ решения этих проблем и определяет сущность теории. Эти
проблемы - философское представление о человеке; соотношение внешних и
внутренних причин поведения; согласованность поведения в разных ситуациях и во
времени; единство поведения и понятие Я; понятие бессознательного;
взаимоотношения познания, аффекта и внешнего поведения; относительное влияние на
поведение прошлого, настоящего и будущего.
3. Все теории личности стремятся упорядочить то, что известно, и
способствовать получению знания о том, что еще не известно. Делая это, теории
используют понятия, относящиеся к таким областям, как структура, процесс, рост и
развитие, психопатология и личностное изменение. Рассмотренные теории можно
сравнивать по тем понятиям, которые они акцентируют в каждой из этих
категориальных областей.
4. Снова подчеркнем, что теория, диагностика и эмпирические исследования
личности тесно связаны между собой, причем различные наблюдения приводят к
различным теориям, которые, в свою очередь, предполагают разный подход к
диагностике и исследованию.
5. Каждая из рассмотренных теорий дает свой кусочек картины сложного
целого, каким является личность.

92
Основные понятия различных теорий и подходов к личности
Таблица 1

теоретик,
структур рост и
теория процесс патология изменение
а развитие
или подход
Фрейд Оно (Id), Я Сексуальный и Эрогенные зоны; Детская Перенос
(Ego), агрессивный оральная, анальная, сексуальность; (трансфер);
Сверх-Я инстинкты; тревога фаллическая фиксация и разрешение
(Superego); и механизмы стадии развития; регрессия; конфликта; «Где
бессознател защиты Эдипов комплекс конфликт; было Оно, должно
ьное, симптомы стать Я»
предсознате
льное,
сознательно
е
Роджерс Я (self); Самоактуализация; Конгруэнтность и Защитное Терапевтическая
идеальное Я конгруэнтность Я и самоактуализация сохранение Я; атмосфера:
опыта; либо неконгруэнт- конгруэнтность,
неконгруэнтность неконгруэнтность ность безусловная
и защитное и защита позитивная
искажение опыта, а оценка,
также его эмпатическое
отрицание понимание
Подходы к Черты Динамические Вклады Экстремальные Нет формальной
личности черты; мотивы, наследственности значения черт модели
связанные с и среды в (например,
со чертами детерминацию невротизма)
стороны черт
ее черт
Подходы Реакция Классическое Подражание; Паттерны
Угашение;
теорий обусловливание; режимы приобретенных
дифференцировка;
инструментальное подкрепления и неадаптивных
контр-
научения к обусловливание; последовательные реакций
обусловливание;
личности оперантное приближения позитивное
обусловливание подкрепление;
подражание;
систематическая
де-сенситизация;
модификация
поведения
Келли Конструкты Процессы, Рост сложности и Неупоря- Психологическая
направляемые определенности доченное перестройка
ожиданиями системы функционирова жизни; атмосфера
событий конструктов ние системы открытых
конструктов возможностей;
терапия
фиксированных
ролей
Социально Ожидания; Научение через Социальное науче- Паттерны Моделирование;
-когни- стандарты; наблюдение; ние через выученных направляемое
цели; косвенное наблюдение и реакций; участие; рост
тивная убеждения в обусловливание; через завышенные самоэффектив-
теория самоэффек- самооценочные и непосредственный стандарты в от- ности
личности тивности саморегуляторные опыт; развитие ношении себя;
процессы суждений о проблемы с
самоэффективност самоэффек-
и и стандартов тивностью
саморегуляции

93
Обобщенная оценка достоинств и недостатков теорий личности
Таблица 2
ТЕОРИИ ДОСТОИНСТВА НЕДОСТАТКИ
1. Служит источником открытий и изучения многих 1. Не все ее понятия удается ясно и строго
Психоаналитическая

интересных феноменов. определить.


2. Создает методики исследования и терапии 2. Делает эмпирическую проверку затруднительной,
(свободные ассоциации, толкование сновидений, а иногда и невозможной.
теория

анализ переносов).
3. Осознает сложность человеческого поведения. 3. Придерживается спорного представления о
человеке как об энергетической системе.
4. Включает широкий спектр феноменов. 4. Терпимо относится к тому, что часть
психоаналитиков сопротивляется эмпирическим
исследованиям и нововведениям в теорию.
1. Концентрирует внимание на важных аспектах 1. Может исключать некоторые явления!
человеческого существования. (бессознательные процессы, защити и т.д.) из
исследований и психотерапии.
Теории Роджерса и

2. Пытается признать холистские, интегративные 2. Испытывает недостаток в объективный


феноменология

аспекты личности. измерениях поведения, помимо самоотчетов.

3. Пытается соединить гуманизм и ориентацию на 3. Игнорирует невозможность быть абсолютным


эмпирические исследования. феноменологом, т.е. невозможность делать
наблюдения, абсолютно свободные от пристрастий и
предубеждений.
4. Стремится к систематическому исследованию
необходимых и достаточных условий для
терапевтических изменений.
1. Активная исследовательская деятельность 1. Метод: факторный анализ
Теория
черт

2. Интересные гипотезы 2. Что входит в черту?


3. Потенциальные связи с биологией 3. Что не попадает в поле зрения?
1. Привержены систематическим исследованиям и 1. Упрощают личность и пренебрегают важными
разработке теории. феноменами.
(К.Л. Халл)
научения
Теория

2. Признают значительное влияние ситуации и 2. Отсутствует единая унифицированная теория;


параметров среды на поведение. имеется разрыв между теорией и практикой.
3. Исповедуют прагматический подход к терапии,
3. Предполагаемая эффективность терапии
который может привести к новым важным
нуждается в дополнительных подтверждениях.
открытиям.
1 Выдвигает на передний план когнитивные 1. Нет исследований, которые приводили бы к
процессы в качестве центрального аспекта развитию, расширению теории.
Теория личных

личности.
конструктов
(Дж. Келли)

2 Представляет модель личности, которая дает 2. Не вносит или почти не вносит вклада в наше
возможность изучать как общие закономерности понимание некоторых существенных аспектов
функционирования личности, так и уникальность личности (рост и развитие, эмоции).
индивидуальной системы конструктов.
3. Включает в себя обоснованную теорией 3. До сих пор не увязана с более общими теориями и
методику для диагностики личности и для исследованиями в когнитивной психологии
экспериментального исследования (Реп-тест). личности.
1. Под ее эгидой проведены впечатляющие 1. Не является систематизированной и
эксперименты. унифицированной теорией.
когнитивная теория

2. Рассматривает важные феномены. 2. Чревата проблемами, связанными с


использованием словесных самоотчетов.
Социально-

3. Постоянно развивается и совершенствуется как 3. Определенные области требуют большего


теория. исследования и развития (например, мотивация,
аффект, системные свойства личностной
организации).
4. Фокусирует внимание на важных теоретических 4. Находки, касающиеся терапии, носят скорее
проблемах. предварительный, чем окончательный характер.

94
Учебные задания
Выберите один правильный ответ. Пример: 1) – 3; 2) – 4 ... .

З. Фрейд
1) Какая из описанных Фрейдом психических структур является центром
осознавания:
1. Суперэго;
2. Ид;
3. Эго.

2) Эго представляет собой целостную систему функций, в число которых НЕ


входит:
1. Первичный процесс мышления;
2. Регуляция инстинктивных побуждени;
3. Формирование отношений;
4. Адаптация к реальности;
5. Речь.

3) При доминировании Суперэго скорее всего:


1. Личность будет хорошо адаптирована к реальности;
2. Ид проявит свои побуждения еще интенсивнее;
3. Эго будет играть очень пассивную рол;
4. Чувственные удовольствия будут вызывать чувство вины.

4) Каждая из постулированных Фрейдом психосексуальных стадий развития


центрируется вокруг:
1. Связи мать-ребенок;
2. Психосоциальных кризисов детства;
3. Одной из эрогенных зон тела;
4. Развития защитных механизмов.

5) Когда, согласно Фрейду, развиваются Ид, Эго и Суперэго:


1. Сформированы к рождению;
2. К возрасту 2-х лет;
3. В первые 5 лет жизни;
4. К 18-ти годам.

6) Какое из перечисленных действий является примером репрессии:


1. Побить собаку после конфликта с начальником;
2. Сосать палец;
3. Забыть имя несимпатичного человека;
4. Заявить кому-то о своем презрении к нему/ней.

7) Что из перечисленного НЕ входит в число используемых в психоанализе


методов:
1. Свободные ассоциации;
2. Пиктограмма;
3. Анализ сновидений;
4. Изучение случаев.

95
К. Юнг
8) В каком пункте верно определяются элементы концепции личности, в основе
которой лежат работы К. Юнга:
1. Коллективное бессознательное;
2. Индивидуация;
3. Интро - экстраверсия;
4. Все перечисленные.

9) Согласно теории Юнга, описанные им экстраверсия и интроверсия:


1. Являются чертами характера;
2. Представляют собой жизненные установки;
3. Являются сосуществующими эго-ориентациями, одна из которых проявляется
как ведущая и рациональная, а другая - как вспомогательная и иррациональная;
4. Являются нормальными вариантами циклоидности и шизоидности.

10) Юнг, в отличие от Фрейда, считал, что:


1. Сознание вытекает из психического бессознательного;
2. Бессознательное есть продукт сознания;
3. Содержание бессознательного определяется сознанием;
4. Сознание и бессознательное являются ортогональными измерениями
психического.

11) Теория Юнга включает в себя все понятия, КРОМЕ:


1. Анимус и анима;
2. Либидо как сексуальная энергия;
3. Коллективное бессознательное;
4. Архетипы;
5. Тень.

12) Согласно Юнгу, осознается только то, что:


1. Входит в связь с Эго;
2. Полностью представлено в интуиции;
3. Преодолевает барьеры защит;
4. Может быть в достаточной мере объективировано.

А. Адлер
13) По А. Адлеру, комплекс неполноценности не является:
1. Следствием дефекта;
2 Универсальной движущей силой развития личности;
3. Следствием фрустрации потребности в преодолении неблагоприятных
обстоятельств;
4. Силой, тормозящей развитие.

14) Главной посылкой адлерианской психологии является представление:


1. О человеке как едином, неделимом и самосогласующемся целом;
2. О противостоящей среде индивидуальности;
3. Об индивидуальном развитии как преодолении барьеров;
4. О гомеостазе как ведущем принципе развития.

15) Завершающим этапом интерпретации Адлером стремления к превосходству


было понимание его как:
1. Выражения агрессивности;

96
2. Маскулинного протеста - не зависящей от пола формы гиперкомпенсации для
вытеснения чувства несостоятельности и неполноценности;
3. Универсального жизненного закона стремления вперед и вверх;
4. Средства достижения как можно более высоких уровней в объективных
иерархиях.

16) Какое из утверждений лучше передает понимание Адлером соотношения


личности и стиля жизни:
1. Постоянство личности на протяжении жизни объясняется стилем жизни;
2. Стиль жизни представляет собой производное постоянно изменяющейся
личности;
3. Стили жизни и личностные типы представляют собой ортогональные
измерения;
4. Уникальность и неповторимость индивидуума реализуются в ограниченном
количестве жизненных стилей.

17) Факторы, согласно Адлеру, приводящие к чувству неполноценности:


1. Неполноценность органа, избыточно балующее воспитание, пренебрежение
ребенком;
2. Дисфункциональные родительские отношения, отсутствие сибсов,
наследственность;
3. Конституциональная предрасположенность, фрустрирующая среда;
4. Суперэго, отвергающее все побуждения Ид.

Хорни
18) Что из перечисленного отличает взгляды Хорни от ортодоксального
психоанализа:
1. Уменьшение значения либидо;
2. Несогласие с представлением о преобладающей мотивированности поведения
врожденными и запретными инстинктами;
3. Акцент на социальных детерминантах здоровой и невротической личности;
4. Понимание женской сексуальности;
5. Признание важной роли бессознательных конфликтов;
6. Все перечисленное;
7. Все, кроме указанного в п. 5.

19) Согласно Хорни, базальная тревога:


1. Является врожденным свойством индиви;
2. Генетически обусловлена;
3. Формируется как продукт конфликта амбивалентных врожденных тенденций;
4. Является продуктом культуры и воспитания.

20) Выделяемые Хорни типы характера формируются:


1. Как развитие врожденных свойств темперамента;
2. При предпочтительном использовании только одного из типов защиты;
3. Как интериоризация навязываемых средой стереотипов;
4. Под влиянием специфических стилей аномального воспитания.

Салливан
21) Какие два утверждения характеризуют теорию личностного развития
Салливена:

97
1. Развитие личности совершается как взаимодействие архетипов и генетических
детерминант;
2. Ведущее значение в развитии личности принадлежит межличностным
отношениям;
3. На развитие личности влияют социальная позиция и стиль жизни;
4. Развитие личности происходит по законам существования закрытых систем;
5. Основные паттерны личностного развития связаны с инстинктивной базой
психики.

22) Что, согласно Салливену, приводит к возникновению тревоги:


1. Архетипы тревоги;
2. Фиксация на анальной стадии;
3. Общий уровень тревожности матери;
4. Неразрешенный Эдипов конфликт

23) Салливен рассматривал ведущие потребности человека:


1. Через призму биологической интерпретации человека и отношений;
2. Через призму социологической интерпретации человека;
3. Как альтернативные измерения личности;
4. Как биологические и социальные.

Фромм
24) Основные сформированные в ходе цивилизационного развития тенденции
человека:
1. Стремление к свободе и стремление к отчуждению;
2. Потребность в созидании и потребность в разрушении;
3. Самореализация через любовь и через ненависть;
4. Самоутверждение и самореализация.

25) Описанный Фроммом феномен «бегства от свободы» связан с тем, что:


1. Экзистенциальная нагрузка свободы оказывается непереносимой для человека
из-за ограниченности его природных ресурсов;
2. Свобода ставит человека перед лицом одиночества;
3. Развитие человечества идет по пути возрастания негативной «свободы от»,
ведущей к возрастающему отчуждению, в ущерб позитивной «свободе для»,
обогащающей человеческую самость;
4. Свобода связана с расширением спектра ответственного выбора, тогда как
человек стремится к альтернативным выборам.

26) В современных обществах, по Фромму, существует пять социальных типов


характера; к ним НЕ относится:
1. Рецептивный;
2. Зксплуатирующий;
3. Извращенный;
4. Накапливающий;
5. Рыночный;
6. Продуктивный.

Бихевиористский подход
27) В классическом психологическом поведенческом эксперименте
устанавливается зависимость вида:
1. R=f(S);

98
2. R=f(O);
3.R=f(P);
4. R=f(P,S)
(где R - поведение человека, f - функция, O - организм, P - личность, S -
ситуация (стимул, задание)).

28) Бихевиористский подход рассматривает человека как результат:


1. Постижения им последствий своего поведения;
2. Когнитивной интерпретации различных ситуаций;
3. Конфликтов между познавательными силами и реальностью;
4. Взаимодействий между людьми.

Б. Скиннер
29) Согласно Б. Скиннеру, изучение личности включает в себя:
1. Исследование биологических предпосылок присущих личности врожденных
форм поведения;
2. Изучение влияния внутренних факторов на формы и стереотипы поведения;
3. Попытки понять интрапсихические мотивы и интерпретации разных форм
поведения;
4. Изучение отношений между поведением организма и подкрепляющими его
результатами.

30) Поведение человека, согласно Б. Скиннеру, контролируется прежде всего:


1. Наличием положительных подкреплений;
2.Согласованностью внутренних установок и системы положительных
подкреплений;
3. Аверсивными стимулами;
4. Диверсивными стимулами.

31) Какой из принципов лежит в модели оперантного обусловливания Б.


Скиннера:
1. Учащения;
2. Подкрепления;
3. Генерализации;
4. Моделирования.

А. Маслоу
32) Согласно гуманистическим теориям самореализация тесно связана:
1. С комплексом превосходства;
2. С самоуважением;
3. С переоценкой собственного «Я»;
4. Со способностью любить.

33) Какое из утверждений является основной предпосылкой концепции


иерархии потребностей А. Маслоу:
1. Психологические потребности требуют внимания прежде физических;
2. Потребности низшего порядка должны удовлетворяться раньше, чем
высшего;
3. Потребности низшего порядка должны удовлетворяться, только если личность
находится в конгруэнтном состоянии;
4. Самоактуализация возможна и без дефицита потребностей.

99
34) Согласно А. Маслоу, человек не может достичь самоактуализации, пока он:
1. Не посмотрит в лицо реальности;
2. Идентифицируется с иррациональными верованиями;
3. Не разрешит проблемы переноса;
4. Недостаточно удовлетворяет свои потребности.

К. Роджерс
35) Какое из утверждений НЕ входит в число основных положений теории
личности К. Роджерса:
1. Каждый индивид существует в постоянно изменяющемся мире, центром
которого он является;
2. Реакции организма обусловлены объективными характеристиками
реальности;
3. Организм реагирует как организованное целое на определенное
феноменологическое поле;
4. Основная тенденция организма актуализация, сохранение и укрепление себя
как средоточия опыта;
5. Оптимальной точкой опоры для понимания поведения является компетенция
самого индивида.

36) Клиент - прекрасный и эффективный профессионал, пользующийся


авторитетом и уважением - считает, что плохо выполняет свою работу.
По К. Роджерсу, это:
1. Самоуничижение;
2. Неконгруэнтность;
3. Внутренний конфликт;
4. Комплекс неполноценности.

37) Несовпадение объективных характеристик и самовосприятия описывается,


по К. Роджерсу, термином:
1. Диссоциация;
2. Контрастные мысл;
3. Неконгруэнтность;
4. Антиномия.

Теории личностных черт


38) Теории личностных черт пытаются описывать личность человека на
основании:
1. Его физической конституции;
2. Тех моделей, которым он подражает;
3. Факторов, контролирующих его поступки;
4. Его индивидуально-психологических особенностей.

39) Г. Айзенк признается автором модели личности:


1. однофакторной;
2. двухфакторной;
3. трехфакторной;
4. четырехфакторной.

40) Обращенностью на окружающий мир характеризуется тип личности:


1. интропунитивный;
2. интровертированный;

100
3. экстравертированный;
4. экстрапунитивный.

41) Импульсивность, инициативность, гибкость поведения, общительность,


социальная адаптированность свойственны людям типа:
1. интровертированного;
2. экстравертированного;
3. интропунитивного;
4. шизоидного.

42) Выраженность экстраверсии/интроверсии не связана:


1. со скоростью выработки условных рефлексов и их прочностью;
2. с балансом процессов возбуждения/торможения в ЦНС;
3. с уровнем активации коры головного мозга со стороны ретикулярной
формации;
4. со скоростью безусловных рефлексов.

Дж. Келли
43) Дж. Келли считает, что когнитивно сложная личность отличается от
когнитивно простой тем, что:
1. имеет лучшее психическое здоровье;
2. хуже справляется со стрессом;
3. имеет более низкий уровень самооценки;
4. менее адаптивна к социуму.

44) Какое из утверждений верно описывает содержание понятия «личностный


конструкт»:
1. Совокупность личностных свойств, характеризующая субъекта;
2. Системная организация личностных характеристик, в которой решающая роль
принадлежит функциональным связям между характеристиками;
3. Создаваемый субъектом классификационно-оценочный эталон понимания
объектов в их сходстве и различиях с другими объектами;
4. Классификационная сетка для экспериментального исследования свойств
личности.

101
Приложения

Приложение 1

Типологическая модель К. Юнга. Экстраверсия и четыре функции.


Экстравертная установка.
Когда чья-либо сознательная ориентация определяется объективной
реальностью, фактами, получаемыми из внешнего мира, мы говорим об экстравертной
установке. Если такое положение вещей является привычным, обыденным, перед нами
- экстравертный тип.
«Экстраверсия характеризуется интересом к внешнему объекту, отзывчивостью
и готовностью к принятию внешних событий и ситуаций, желанием влиять на них и
находиться под их влиянием, потребностью присоединяться и быть «в», способностью
терпеть суматоху и шум любого рода и даже находить в этом радость; постоянным
вниманием к окружающему миру, стремлением иметь друзей и знакомых, не очень
тщательно их выбирая, и, в конечном итоге, сильной привязанностью к выделенной для
себя фигуре, и, следовательно, мощной тенденцией демонстрировать самого себя.
Соответственно, философия жизни экстраверта и его этика имеют, как правило, в
высокой степени коллективную природу с сильной альтруистической чертой, и его
нравственное начало, категория совести являются в значительной мере зависимыми от
общественного мнения …
Его религиозные убеждения определяются, так сказать, большинством голосов».
В общем, экстраверт полагается на получаемое из внешнего мира и также не
склонен подчинять личные мотивы критической проверке.
«Реальный субъект [экстравертная личность] является насколько это возможно,
погруженным в темноту. Он прячет свою личность от самого себя под покровами
бессознательного … У него нет секретов, он не хранит их долго, поскольку делиться
ими с другими. Если, тем не менее, случается что-то не могущее быть упомянуто, он
предпочтет это забыть. Избегается все, что может сделать тусклым парад оптимизма и
позитивизма. Все, о чем он думает, к чему намерен и что делает, производит
впечатление уверенности и теплоты».
Согласно Юнгу, психическая жизнь данного типа разыгрывается снаружи,
непосредственно, как реакция на окружающую среду:
«Он живет в других и через других; любое само-общение приводит его в
содрогание. Опасности гнездящихся во внутреннем диалоге лучше всего топятся
шумом. Если у него даже и есть какой-то «комплекс», он находит убежище в
социальном кружении и разрешает себе быть уверяемым по несколько раз в день, что
все в порядке».
Юнг заканчивает свое описание экстравертного типа благожелательным
пониманием и высокой оценкой: «В том случае, если он не слишком хлопотун, не
слишком суется в чужие дела, если он не сверхинициативен и не слишком
поверхностен, то такой (экстраверт) может с лихвой быть полезным членом общества».
Юнг полагал, что типовая дифференциация начинается очень рано, «столь рано,
что в некоторых случаях можно говорить о ней, как о врожденной»:
«Самым ранним признаком экстраверсии у ребенка является его быстрое
приспособление к окружающей среде и его необычное внимание, которое он уделяет
объектам, в особенности, тем результатам, которые он от них получает. Страх перед
предметами минимален; он живет и перемещается среди них с уверенностью и может,

102
поэтому, свободно играть с ними и учиться, благодаря им. Ему нравится доводить свои
начинания до крайности и подвергать себя риску. Все неизвестное его манит».
Хотя любой человек неизбежно подвержен воздействию объективных условий, у
экстраверта мысли, решения, стереотипы поведения реально определяются этими
условиями, а не просто оказываются под их влиянием, то есть объективные условия
доминируют над субъективными взглядами.
Естественно, экстраверт имеет и свои собственные взгляды, но в текущей жизни
они неизменно ставятся в зависимость от условий, обнаруживаемых во внешнем мире.
Внутренняя жизнь всегда занимает второе место после внешней необходимости.
Сознание человека, как целое, ориентировано наружу, потому что оттуда исходят
существенные и решающие детерминанты. Интерес и внимание сфокусированы на
объективных событиях, на предметах и других людях, обычно сосредоточенных в
непосредственном окружении. Юнг дает несколько примеров этого типа:
«Святой Августин: «Я не смог бы поверить в Евангелие, если бы авторитет
Католической Церкви не заставил это сделать».
Покорная дочь: «Я не могу позволить себе думать о чем-либо, что могло бы не
понравится моему отцу».
Некто, считающий произведение современной музыки прекрасным лишь
потому, что все вокруг думают, что эта музыка замечательная. Мужчина женился с
намерением доставить удовольствие своим родителям, сам совершенно того не желая.
Есть люди, которые ищут способа выглядеть посмешищем, для того, чтобы развлечь
других людей. Не так уж мало найдется таких, кто во всем, что они делают или не
делают, живут единственным побуждением: что о них подумают другие?»
Преобладание моральных стандартов диктует экстраверту его личную точку
зрения, его личностную позицию. Если сами нравы изменяются, экстраверт
подстраивает свои взгляды и стереотипы поведения под новые образцы. Его
способность и склонность к подстраиванию, к подгонке в соответствии с
существующими внешними условиями выступает одновременно и как его сила, и как
ограничение. Тенденция экстраверта столь мощно ориентирована вовне, что, в общем,
он не обращает заметного внимания даже на собственное тело – до тех пор, пока с ним
не случится чего-то серьезного. В данном случае, тело, как таковое, недостаточно
«объективно», оно не «внешне», чтобы обращать на него внимание, следовательно,
экстраверт смотрит сквозь пальцы на удовлетворение элементарных потребностей,
необходимых для нормального самочувствия.
Страдает не только тело, но в равной степени и психика. В конце концов, тело
«выдает» физические симптомы, которые даже экстраверт не может игнорировать; что
же касается психики, то отклоняющиеся от нормы настроение и поведенческие
стереотипы могут быть заметны только другим людям.
Экстраверсия, вне сомнения, ценное качество в общественных ситуациях и в
реагировании на требования внешней среды. Но экстравертная установка в крайнем
своем проявлении может непостижимым образом пожертвовать самим объектом для
того, чтобы осуществить то, что рассматривается как объективное требование –
например, потребности других, или многочисленные требования расширяющегося
бизнеса …
«В этом кроется опасность для экстраверта», - поясняет Юнг. – «Он
засасывается объектами и совершенно в них теряется. Получающиеся в результате
функциональные расстройства, нервные или телесные, обладают компенсаторной
ценностью, как если бы они вынуждали его к невольному самоограничению».
Самая частая форма невроза у экстравертного типа истерия. Это обычно
проявляется в преувеличенном отношении к людям из окружающей среды; другим
характерным признаком данного расстройства служит прямо-таки подражательная
приноровленность к внешним обстоятельствам.

103
Основательное качество истерика – это постоянное стремление делать себя
интересным и производить хорошее впечатление на окружающих. Его внушаемость
весьма заметна, истерик очень восприимчив к влияниям, идущим от других. Зачастую
он прекрасный рассказчик, доходящий в своей общительности до весьма
фантастических элементов (истерическая ложь).
Истерический невроз начинается с преувеличения всех обычных характеристик
экстраверсии, а затем он усложняет компенсаторными реакциями из бессознательного.
Эти реакции в противовес преувеличенной экстраверсии при помощи физических
симптомов принуждают индивида к интроверсии. Это, в свою очередь, констеллирует
подчиненную интроверсию экстраверта и создает другую категорию симптомов,
наиболее типичными из которых являются болезненно повышенная деятельность
фантазии и страх остаться одному.
Экстраверт склонен жертвовать внутренней реальностью во имя внешних
обстоятельств. Это не является проблемой до тех пор, пока экстраверсия не доходит до
крайностей. Но в той степени, в какой это необходимо для компенсации
односторонности, в бессознательном будет возникать нарастание субъективного
фактора, а именно, заметная тенденция к самоцентрированию.
Все те же потребности или желания, которые оказались заглушенными или
подавленными сознательной установкой, возвращаются, так сказать, через заднюю
дверь в форме примитивных и инфантильных мыслей и эмоций, центрируемых на себе.
Приспособление экстраверта к объективной реальности приводит к тому, что
мешает слабо энергизированным субъективным импульсам достичь сознания. Однако,
подавленные импульсы своей энергии не утрачивают; но поскольку они
бессознательны, то могут проявлять себя в примитивном и архаическом виде. По мере
того, как субъективные потребности подавляются или игнорируются все больше и
больше, постепенно набирающая силу бессознательная энергия работает на подрыв
сознательной установки.
Опасность здесь заключается в том, что экстраверт, столь пристрастно – и по-
видимому самоотверженно – настроенный на внешний мир и на потребности других
людей, может, фактически, стать совершенно индифферентным. Юнг пишет:
«Чем более полной делается сознательная установка экстраверсии, тем более
инфантильной и архаичной будет установка бессознательная. Эгоизм,
характеризующий бессознательную установку экстраверта, идет гораздо дальше
детского эгоизма; он граничит с безжалостностью и жестокостью».
В тот момент, когда бессознательное делается сверхактивным, оно выходит на
свет в симптоматической форме. Эгоизм, инфантилизм и примитивизм, обычно
скомпенсированные и относительно безвредные, теряют свой компенсаторский
характер и начинают подстрекать сознание к абсурдному преувеличению, нацеленному
на дальнейшее подавление бессознательного.
Конечная драма может принять объективную форму, когда внешняя
деятельность экстраверта станет неблагоприятной или искаженной субъективными
соображениями.
Юнг рассказывает о типографе, который после двадцатилетнего упорного труда
достиг положения владельца крупного дела. Дело расширялось и дальше, типограф все
глубже и глубже в него втягивался, постепенно растворяя в нем все жизненные
интересы. Дело кончилось полным поглощением и катастрофой. Как же это случилось?
В виде компенсации его исключительно деловых интересов, в нем бессознательно
оживились некоторые воспоминания из детства, а именно: в юные годы ему доставляло
огромное удовольствие писать красками и рисовать. И тут, вместо того, чтобы принять
эту способность, как таковую, и использовать ее в виде уравновешивающего побочного
занятия, он сделал ее частью своего дела и начал фантазировать о придании своим
продуктам внешнего «художественного» вида. К несчастью, фантазии стали

104
действительностью: поскольку его вкус был примитивным и неразвитым, то бизнес
вскорости захирел и дело окончательно лопнуло. Типограф зашел слишком далеко и
попал под власть субъективных инфантильных притязаний.
Результат может также носить и субъективную природу – нервный срыв.
Вероятнее всего это может случиться, когда влияние бессознательного, в конечном
итоге, парализует сознательное действие:
«В этом случае притязания бессознательного навязываются сознанию
категорически и тем самым производят пагубный разлад, проявляющийся в
большинстве случаев в том, что люди или не знают больше, чего они, собственно
говоря, желают, а от этого и не имеют ни к чему больше охоты; или же в том, что они
сразу же хотят слишком многого и имеют слишком много желания к вещам
невозможным. Подавление инфантильных и примитивных притязаний, необходимое
часто по культурным основаниям, легко приводит к неврозу или к злоупотреблению
наркотиками, такими, алкоголь, морфий, кокаин и др. В еще более тяжелых случаях
внутренний душевный разлад приводит к самоубийству».
В общем, компенсирующая установка бессознательного работает на
поддержание психического равновесия. Следовательно, даже в норме экстравертный
индивид временами действует интровертным путем. Пока экстравертная установка
доминирует. Наиболее развитая функция будет проявляться экстравертным образом, в
то время как подчиненная функция оказывается более или менее интровертной.
«Ведущая функция всегда является выражением сознательной личности, ее
целей, воли, достижений, в то время как менее дифференцированные функции
принадлежат той категории, в которой события с человеком просто случаются».
Хорошим примером этого является экстравертный чувствующий тип, который в
норме получает удовольствие от близкого контакта с людьми, однако, временами,
выражает мнения или делает замечания, которые шокируют своей бестактностью. Он
может предложить тост за упокой на свадьбе и принести свои поздравления на
похоронах. Такие «ляпы» исходят из подчиненного мышления, четвертой функции,
которая у данного типа находится вне сознательного контроля и поэтому не слишком
хорошо связана с другими.
Бессознательное обычно проявляется через менее дифференцированные
функции, которые у экстраверта имеют субъективную окраску и эгоцентрический
уклон. Кроме того, постоянный наплыв бессознательных содержаний в сознательный
психологический процесс оказывается таким, что наблюдателю часто трудно сказать,
какие функции здесь принадлежат сознанию, а какие бессознательной личности. Как
указывает Юнг, в дальнейшем это приводит к еще большей путанице, вносимой
собственной психологией наблюдателя:
«Понятно, что это сильно зависит от установки наблюдателя, - постигает ли он
больше сознательный или бессознательный характер личности. В общем, можно
сказать, что наблюдатель, установленный на суждение (мыслительный или
чувствующий тип), скорее всего будет постигать сознательный характер, тогда как
наблюдатель, установленный на восприятие (ощущающий тип или интуитивный тип)
будет больше поддаваться влиянию бессознательного характера, так как суждение
интересуется, главным образом, сознательной мотивацией психического процесса,
тогда как восприятие больше регистрирует сам процесс».
Поэтому, решая, какой установке принадлежит ведущая функция, необходимо
внимательно смотреть, какая функция в большей степени находится под сознательным
контролем, а какие – имеют бессистемный случайный характер. Ведущая функция –
если таковая вообще имеется – всегда более высоко развита, нежели другие, которые
неизбежно несут в себе инфантильные и примитивные черты. Кроме того, необходимо
всегда помнить о своей собственной типологической предрасположенности, которая
неизбежно искажает все наблюдения.

105
Экстравертный мыслительный тип.
Когда жизнь индивида управляется, главным образом, рефлексией, а его
действия строятся на основе интеллектуально осмысленных мотивов, мы говорим о
мыслительном типе.
Мыслительная функция не имеет обязательной связи с рассудком или качеством
мысли, это просто процесс. Мышление имеет место, когда некто формулирует научное
понятие, реагирует на дневные новости или подсчитывает расходы, просматривая
ресторанный счет. Мышление может быть экстравертным или интровертным, в
соответствии с тем, куда оно ориентировано: на объект или на самого субъекта.
Экстравертное мышление обусловлено объективными данными, передаваемыми
через восприятие (иначе апперцепцию). Как рациональная функция или функция
суждения, мышление содержит суждение в самом себе. В случае экстравертного
мышления любое суждение строится на критерии, получаемом из внешних условий, то
есть тех, которые передаются традицией или образованием.
Экстравертные мыслительные типы настолько увлечены объектом, что без него
они просто не могут существовать. Их рефлексия все время вращается вокруг внешних
условий и обстоятельств. Это может быть столь же плодотворным, что и в случае
интровертного мышления, которое не ориентируется на непосредственный
объективный опыт, или на общие и объективно сформулированные идеи. Согласно
Юнгу, экстравертный мыслительный тип:
«… человек, который – конечно лишь, постольку поскольку он представляет
собой чистый тип, - имеет стремление ставить всю совокупность своих жизненных
проявлений в зависимость от интеллектуальных выводов, в конечном счете,
ориентирующихся всегда по объективному данному, - идти по объективным фактам,
или по общезначимым идеям. Человек такого типа придает решающую силу
объективной действительности, или, соответственно, ее объективно ориентированной
интеллектуальной формуле, - и, притом, не только по отношению к самому себе, но и
по отношению к окружающей среде».
В лучшем случае, мыслители-экстраверты становятся государственными
деятелями, адвокатами, учеными-практиками, почтенными академиками, успешными
антрепренерами. Они превосходны в организации любого дела, будь то проект на
бумаге, повседневная жизнь или деловая встреча. Владея хорошим чувством
реальности, они вносят ясность в эмоциональные ситуации. Они составляют
положительное качество любой организации, любого комитета; ибо знают букву закона
и знают как эту букву применять на практике.
Наихудшим для этого типа является религиозный фанатик, политический
оппортунист, зубрила, строгий учитель, не терпящий разногласий.
Согласно Юнгу, в своем крайнем выражении, экстравертные мыслительные
типы подчиняют как себя, так и других, интеллектуальной «формуле»: системе правил,
идеалов и принципов, которые, в конце концов, становятся жестким моральным кодом.
Их отметкой являются справедливость и истина, основанные на том, что они
рассматривают, как чистейшее постигаемое описание объективной реальности.
«Обязан» и «должен» - типичные наиболее выпуклые аспекты их интеллектуальной
точки зрения. Все окружающее их должно, для всеобщего блага, подчиниться
«универсальному закону»:
«Если формула достаточно широка, то такой тип может сыграть в общественной
жизни чрезвычайно полезную роль в качестве реформатора, общественного обвинителя
и «очистителя совести», а также пропагандиста важных новаций. Но чем уже формула,
тем скорее этот тип превращается в брюзгу, резонера и пустослова, самодовольного
критика, который хотел бы втиснуть и себя, и других в какую-нибудь схему».

106
Лучший аспект экстравертной установки находится на периферии их сферы
деятельности, где неблагоприятные воздействия их тирании не столь заметны.
Испытывать на себе дурные последствия экстравертной формулы приходится больше
всего близким родственникам и друзьям, ибо они первые неумолимо
осчастливливаются ею.
Наиболее пагубные эффекты экстравертного мышления приходятся на долю
самого субъекта, поскольку, там, где основными параметрами существования
оказываются объективные идеи, идеалы, правила и принципы, там очень мало
внимания уделяется самому субъекту.
«То обстоятельство, что никогда не было и никогда не будет такой
интеллектуальной формулы, которая могла бы вместить в себе и надлежащим образом
выразить полноту жизни и ее возможности, - вызывает некоторую задержку и,
соответственно, исключение других жизненных форм и жизненных проявлений. У
человека этого типа, в первую очередь, подвергнутся подавлению все, зависящие от
чувства, жизненные формы, как, например, вкус, эстетические представления,
художественное чутье и понимание, культ и переживание дружбы и т.д.
Иррациональные формы - религиозный опыт, страсти и т.п. – зачастую бывают
полностью вытеснены из сознания … Существуют, правда, исключительные люди,
которые могут всю свою жизнь принести в жертву одной определенной формуле,
однако, большинство не в состоянии жить в такой исключительности сколь - нибудь
длительно. Рано или поздно, в зависимости от внешних обстоятельств и внутреннего
предрасположения, вытесненные интеллектуальной установкой жизненные формы
косвенно обнаружатся через нарушение сознательного образа жизни. Когда такое
расстройство достигнет определенного уровня, то можно говорить о неврозе».
Функцией наиболее антитетичной по отношению к мышлению является чувство.
Следовательно, у данного типа, интровертное чувство, бесспорно, окажется
подсиненным. Это означает, что всякая деятельность, зависящая от чувства –
эстетический вкус, чувство артистизма, приобретение друзей, время, проводимое с
семьей, любовные взаимоотношения и так далее, - по большей части, будут страдать.
Мария-Луиза фон Франц описывает интровертное чувство как «очень трудное для
понимания»:
«Хорошим примером для этого является австрийский поэт Рильке. Однажды он
написал: «Я люблю вас, но это не ваше дело!» Это любовь ради самой любви. Чувство
оказывается очень сильным, но оно не течет по направлению к объекту. Оно скорее
предпочитает оставаться в состоянии любви с самим собой. Естественно, этот
чувственный тип во многом непонятен, и такие люди рассматриваются, как очень
холодные. Но они вовсе не таковы: просто само чувство полностью без остатка
пребывает внутри них».
В той степени, в какой мышление экстравертно, чувственная функция останется
инфантильной и подавленной (вытесненной). «Если подавление успешно», - пишет
Юнг, - «то чувство исчезает из сознания и на подпороговом уровне развивает свою
деятельность, противоборствующую сознательным намерениям и, при известных
обстоятельствах, достигающую таких эффектов, происхождение которых
представляется для индивида полнейшей загадкой. Так, например, осознанный
альтруизм пресекается тайным и скрытым то самого индивида самолюбием, которое
накладывает печать своекорыстия на бескорыстные, по существу, поступки. Чистые
высоконравственные намерения могут привести индивида к критическим положениям,
в которых, более чем вероятным сказывается, что решающие мотивы суть вовсе не
этические, а совсем другие. Таковы, например, добровольные спасители или
блюстители нравов, которые вдруг сами оказываются ищущими спасения, или
скомпрометированными. Их ненасытное стремление спасать заставляет их же самих
прибегать к таким средствам, которые способны повести, именно, к тому, чего хотелось

107
бы избежать. Есть экстравертированные идеалисты, которые так стараются над
осуществлением своего идеала для блага человечества, что не боятся даже лжи и
других нечестных средств …и все это по формуле: цель оправдывает средства. Только
подчиненная функция, действующая бессознательно и вводящая в соблазн, может
довести до таких заблуждений людей, в других отношениях, стоящих на высоте».
Подчиненное интровертное чувство обычно проявляется в сознательной
установке, которая более или менее безличностна. Вот почему данный тип может
казаться холодным и недружественным. Однако, с точки зрения самого типа, их просто
больше интересуют сами факты, чем тот эффект, который их установка может
произвести на других.
В крайнем случае, это ведет к умалению (пренебрежению) своих собственных
жизненных интересов, равно как и интересов семьи, близких. В компенсацию к этому,
бессознательные чувства становятся глубоко личностными и сверхсенситивными,
проявляясь в мелочности, агрессивности, недоверчивости к другим.
Между тем, поддерживающая интеллектуальная «формула», которая, в
действительности, может иметь существенную внутреннюю заслугу, становится более
жесткой и догматичной, совершенно закрытой для любой модификации. Она может
даже принять религиозное качество абсолютизма.
«Тем самым формула становится религией, даже если она, по своему существу,
не имеет никакого отношения ни к чему религиозному. От этого она приобретает и
присущий религии характер безусловности. Она становится, так сказать,
интеллектуальным суеверием. Но все вытесненные ею психические тенденции
скапливаются в бессознательном, образуют там оппозицию и вызывают приступы
(пароксизмы) сомнений. Обороняясь от этих сомнений, сознательная установка
становится фанатичной, ибо фанатизм есть не что иное, как сверхскомпенсированное
сомнение. Такое развитие ведет, в конце концов, к преувеличенной защите
сознательной позиции и к образованию противоположного бессознательного
отношения, которое, например, в противоположность к сознательному рационализму
является крайне иррациональным, а в противоположность к современной научности
сознательной точки зрения, оказывается крайне архаичным и суеверным».
В этом случае, сохраняется опасность полного коллапса сознательной
установки. С тем, чтобы не позволить расстраивающим бессознательным факторам
войти в сознание, нормальное позитивное и творческое мышление экстраверта
становится инертным, вялым и регрессивным. Сама формула дегенерирует в
интеллектуальный предрассудок, в суеверие, а индивид делается замкнутым, мрачным,
обидчивым педантом, или, в крайнем случае, затворником и мизантропом.
Подчиненное интровертное чувство этого типа также проявляется в том, что
оказывается малоприятным, а для постороннего наблюдателя, сбивающим с толку:
внезапные и необъяснимые вспышки любви; неистовая и длительная «беспричинная»
преданность; сентиментальные привязанности или мистические интересы, которые
начисто отметают всякую логику.
В таких случаях, сознательный мыслительный процесс ниспровергается
примитивными реакциями, имеющими свой источник в бессознательном субъекта и в
недифференцированном чувстве.

Экстравертный чувствующий тип.


Чувство экстравертного типа, как и экстравертное мышление, ориентировано
объективными данными и обычно пребывает в гармонии с объективными ценностями.
Из того, что это рациональная функция, определяющая «что чего стоит», можно
предположить, что чувство основывается на субъективных ценностях. Однако,
согласно Юнгу, это справедливо только для интровертного чувства:

108
«Экстравертное чувство отделило себя – насколько это возможно – от
субъективного фактора и всецело подчинило влиянию объекта. Даже там, где
экстравертное чувство обнаруживает свою видимую независимость от свойств
конкретного объекта, оно, тем не менее, остается под обаянием традиционных или
каких - нибудь других общепринятых ценностей».
Эта характеристика экстравертного чувства подчеркивает, что оно ищет
творческих и поддерживающих гармонию условий в окружающей среде. Например,
экстравертный чувствующий тип будет восхвалять нечто, как «прекрасное» или
«хорошее» не из-за субъективной оценки, а потому что это подходит другим и
находится в согласии с общественной ситуацией. И это не претензия, и не лицемерие,
но подлинное выражение чувства в своей экстравертной форме – акт приспособления к
объективному критерию.
«Так, например, картина может быть названа «прекрасной» потому, что,
повешенная в салоне и подписанная известным именем, она, по общему
предположению, должна быть «прекрасной», или потому, что, назвав ее «некрасивой»,
можно огорчить семью или счастливого владельца картины, или еще потому, что
посетитель имеет намерение создать приятную атмосферу, а для этого необходимо,
чтобы во всем чувствовалось согласие и приязнь».
Без экстравертного чувства «цивилизованная» общественная жизнь была бы,
фактически, невозможной. Коллективные выражения в культуре всецело от этого
зависят. Экстравертное чувство ведет людей в театр, на концерт, в церковь и в оперу;
люди принимают участие в деловых встречах, пикниках, именинах и т.п.; посылают
друг другу рождественские и пасхальные открытки, посещают свадьбы и похороны,
празднуют годовщины, отмечают Первомай или День Независимости.
Экстравертный чувствующие типы обычно очень добродушны и легко
приобретают друзей. Они быстро оценивают требования внешней ситуации и с
готовностью жертвуют собой для других. Они, буквально, «излучают» атмосферу
теплого одобрения, именно, они чаще других «получают» мяч, перебрасываемый в
компании. Исключая крайние случаи, чувство несет в себе определенное личностное
качество – непосредственную связь (раппорт) с другими – несмотря на то, что
субъективный фактор, в основном, подавлен. Преобладающее впечатление о таком
человеке говорит, что он хорошо приспособлен к внешним условиям и общественным
ценностям.
Юнг описывает типичное проявление экстравертного чувства у женщины:
«Чувства согласуются с объективными ситуациями и общественными
ценностями. Это нигде не проявляется так ясно, как, в так называемом, выборе объекта
любви: любят «подходящего» мужчину, а не какого-нибудь другого; он является
подходящим не потому, что вполне отвечает субъективному скрытому существу
женщины – в большинстве случаев она об этом совершенно ничего не знает, - а потому,
что он отвечает всем разумным требованиям в отношении возраста, социального
положения, дохода, респектабельности его семьи и т.д. ... Чувство любви у этой
женщины вполне соответствует ее выбору. Чувство ее – подлинное, а не выдуманное от
«разума». Таких «разумных» браков – бесчисленное множество, и они, отнюдь, не
самые плохие. Жены в этих браках бывают хорошими подругами своих мужей и
хорошими матерями, пока их мужья и дети сохраняют неизменным сам психический
уклад общественно жизни».
Опасность для этого типа кроется в подавлении его объектом – традиционными
и общепринятыми стандартами, - в этом случае утрачивается любое подобие
субъективного чувства, то есть то, что происходит в самом субъекте.
Экстравертное чувство, лишенное личностных параметров, теряет весь свой
шарм и, как и в случае крайней экстраверсии, делается бессознательным относительно
скрытых самоцентрированных мотивов. Оно сталкивается с требованиями или

109
ожиданиями, представленными внешними ситуациями и в них застревает. Оно
удовлетворяет требуемой эстетической стороне момента, не остается бесплодным.
Обычно сердечное выражение чувств здесь делается механическим, эмпатические
жесты выглядят театральными или расчетливыми.
«Если этот процесс прогрессирует, то наступает любопытная противоречивая
диссасоциация чувства: все становится объектом чувственных оценок, так что
завязывается множество отношений, которые внутренне противоречат друг другу.
Поскольку это было бы совсем невозможно при наличии сколь-нибудь ярко
выраженного субъекта, то подавляются и последние остатки действительно личной
позиции. Субъект до такой степени всасывается в отдельные чувственные процессы,
что наблюдателю кажется, будто бы перед ним был представлен только один
чувственный процесс, а субъектами чувства, как такового, уже и нет. В таком
состоянии чувство утрачивает всю свою человеческую теплоту; оно производит
впечатление позы, непостоянства, ненадежности, а в худших случаях – впечатление
истерического состояния».
Для данного типа крайне важно установить хорошую чувственную связь с
окружающей средой. Но когда это переходит в разряд «слишком важно», субъект –
лицо чувствующее – оказывается поглощенным ею. Тогда чувство теряет свое личное
качество и делается чувством ради самого чувства. Сама личность растворяется в
последовательности моментальных чувственных состояний, часто конфликтующих
друг с другом. Для наблюдателя это представлено в виде различных настроений или
расположений духа и утверждений, которые оказываются явно противоречивыми.
В действительности, мышление, другая рациональная функция, неизменно
подавляется, когда доминирует чувство. Ничто так не разрушает чувство, как
мышление (и, как мы уже видели, в равной степени имеет место обратное).
Чувствующие типы не должны думать о том, что кто-то или что-то имеет для них
ценность, они просто знают это.
Экстравертный чувствующий тип может уделять мыслям значительное время и,
фактически, быть чрезвычайно умным, но мышление, тем не менее, всегда будет
подчинено чувству. Следовательно, логические умозаключения, процессы мысли,
способные привести к расстройству чувства, здесь отвергаются начисто. «Все, что
пребывает в согласии с объективными ценностями», - пишет Юнг – «является хорошим
и любимым, а все прочее кажется … существующим в отдельном мире».
В крайнем случае, здоровая компенсаторская установка бессознательного встает
в открытую оппозицию. Это проявляется, прежде всего, в экстравагантном
выставлении чувств – излитие чувств в разговоре, страстные заявления, и так далее –
которые, кажется, намереваются блокировать логические заключения, не совместимы с
теми чувствами, которые «требуются» на данный момент.
«Хотя мышление экстравертного чувствующего типа подавлено как независимая
функция, само вытеснение неполное …, а лишь постольку, поскольку его беспощадная
логика принуждает к выводам, не подходящим для чувства. Однако, мышление
допускается, как слуга чувства или, лучше сказать, как его раб. Его хребет сломлен, оно
не может провести само себя согласно со своим собственным законом. Но так как же
все же логика и неумолимо верные выводы где-то существуют, то возникает вопрос,
где они осуществляются? Разумеется, вне сознания, а именно, в бессознательном.
Поэтому бессознательное содержание данного типа является, прежде всего,
своеобразным мышлением. Это мышление инфантильно, архаично и негативно. До тех
пор, пока сознательно чувство сохраняет личный характер, другими словами, пока
личность не поглощается отдельными состояниями чувств, - бессознательное
мышление остается компенсаторным».
Когда личность растворяется в потоке противоречивых чувственных состояний,
то идентичность его утрачивается и субъект проваливается в бессознательное. Чем

110
сильнее сознательное чувство, тем сильнее делается бессознательная оппозиция.
«Мышление в стиле «не что иное, как» оказывается здесь на месте, ибо оно разрушает
превосходящую силу прикованного к объектам чувства».
Люди этого типа часто думают весьма плохо о тех самых людях, которых
наиболее ценят своими чувствами. В действительности, наличие такого мышления,
обычно дремлющего где-то позади, является одним из главных показателей, что
экстравертное чувство есть функция доминирующая.
Такие мысли обычно основываются на каком-то циничном взгляде на жизнь;
более того, они зачастую повернуты вовнутрь:
«В сущности, он позволяет себе думать о самом себе, что он никто, а его жизнь
мало чего стоит, и что любой другой может развиться и пойти по пути
индивидуализации, но он сам в этом отношении безнадежен. Эти мысли поселяются на
задворках разума, и время от времени, - когда он или в депрессии, или плохо себя
чувствует, или, в особенности, когда он сосредоточен на самом себе, то есть, когда
остается на полминуты один, - какой-то злополучный бес шепчет изнутри позади
головы: «Ты ничтожество, и все связанное с тобой, неправильно». (Ф. Франц).
В результате, экстравертный чувствующий тип ненавидит оставаться один;
когда такие дурные мысли начинают приходить в голову. Обычная реакция для него –
включить телевизор или отправиться на встречу с приятелем.

Экстравертный ощущающий тип.


Экстравертное ощущение превосходит остальные функции в стремлении
ориентироваться на объективную реальность. Как способ восприятия с помощью
органов чувств, функция ощущения, - экстравертная или итровертная, - естественно,
зависит от объектов. Но, как мы увидим, в случае интровертного ощущения, возможна
также и субъективная ориентация на то, что объективно постигается.
В экстравертном ощущении субъективный компонент заторможен или вытеснен.
Реакция – ответ на объект обусловлена объектом. Когда это оказывается привычным
способом функционирования индивида, мы имеем экстравертный ощущающий тип.
Данный тип выискивает те объекты, - и людей, и ситуации, - которые
возбуждают самые сильные ощущения. Результатом оказывается мощная сенсорная
связь с внешним миром.
«Поскольку объекты вызывают ощущения, они считаются значимыми и,
насколько это вообще возможно при посредстве ощущений, всецело воспринимаются в
сознании, независимо от того, подходящи ли они, с точки зрения разумного суждения,
или нет. Единственным критерием их ценности является та сила ощущения, которая
обусловлена их объективными свойствами. Вследствие этого все объективные
процессы вступают в сознание, поскольку они вообще вызывают ощущения. Однако, в
экстравертной установке только конкретные, чувственно воспринимаемые объекты или
процессы вызывают ощущения, и при том исключительно такие, которые каждый
повсюду и во все времена ощущал бы в качестве конкретных. Поэтому индивид
ориентируется по чисто чувственной фактической данности».
Хотя у таких людей недостает терпения или понимания абстрактной реальности,
их ощущение объективных фактов развито крайне хорошо. Они хозяева деталей
(«мелочей») жизни. Они могут читать карты, легко находить дорогу в незнакомом
городе; их жилища опрятны и весьма аккуратно обставлены; они не забывают о
назначенных встречах и всегда пунктуальны; они не теряют ключи; помнят о том, что
надо закрыть трубу в печи и не забывают гасить свет на ночь. Их можно встретить
среди инженеров, редакторов, атлетов и людей, работающих в бизнесе.
Экстравертные ощущающие типы обращают внимание на внешнюю сторону
жизни. Они сознательно придерживаются моды в одежде и любят быть одетыми
безупречно; организуют хороший стол с множеством превосходных вин; окружают

111
себя изысканными вещами и красивыми людьми. Они любят вечеринки и активный
спорт, встречи и собрания. Они из той породы людей, которые взбираются на Эверест
«потому что это там». Те, кто не разделяют их типологические пристрастия, получают
пуританистские прозвища и слывут робкими, застенчивыми.
Короче, этот тип ориентирован на конкретное наслаждение «реальной жизнью»,
- жизнью «на полную катушку».
«Его постоянный мотив в том, чтобы ощущать объект, иметь чувственные
впечатления и, по возможности, наслаждаться. Это – человек, не лишенный
любезности; напротив, он часто отличается отрадной и живой способностью
наслаждаться; по временам он бывает веселым собутыльником, иногда он выступает,
как обладающий вкусом эстет. В первом случае великие проблемы жизни зависят от
более или менее вкусного обеда, во втором – они принадлежат к хорошему вкусу. Если
он ощущает, - то этим все существенное для него сказано и исполнено. Для него ничего
не может быть выше конкретности и действительности; предположения, стоящие за
этим или выше этого, допускаются лишь постольку, поскольку они усиливают
ощущения. При этом совсем не надо, чтобы они усиливали ощущения только в
приятном смысле, ибо человек данного сластолюбец, - он только желает наиболее
сильных ощущений, которые, согласно с его природой, он всегда должен получить
извне».
Идеалом экстравертных ощущающих типов является способность быть хорошо
приспособленным к реальности, к существующим вещам, в том смысле, в каком они
понимают и переживают эти вещи и эту реальностью. Их любовь неизменно зависит от
физической привлекательности избранного объекта. То, что их партнер думает,
чувствует, чему удивляется или негодует, их заботит мало или вообще не интересует, -
но они очень хорошо замечают детали, которые другие типы забывают отметить: марку
одеколона после бритья, форму ушных серег, новую прическу, длину пиджака или
платья. Они могут быть превосходными любовниками, поскольку их чувство
прикосновения всегда естественно настроено на другое тело.
Ахиллесовой пятой данного типа является интровертная ситуация. Все, что не
оказывается фактическим, что невозможно увидеть, услышать, понюхать, до чего
нельзя дотронуться, мгновенно попадает под подозрение. Все, что приходит изнутри,
кажется нездоровым или патологическим. Только в области осязаемой реальности они
могут дышать свободно. Их мысли и чувства объясняются объективными причинами
или влиянием окружающих. Изменения в настроении без колебаний списываются на
погоду. Психические конфликты здесь нереальны – «ничего кроме» воображения, -
какое-либо нездоровое состояние дел легко поправить, когда вокруг собираются
друзья.
Внутри самого объекта подчиненная интуиция проявляется в дурных
предчувствиях, подозрительных мыслях, возможностях несчастья, катастрофы, дурных
фантазиях и так далее. Подчиненная интуиция является «словно собака,
обнюхивающая мусорные ведра». (Ф. Франц).
Наиболее неприятные черты данного типа проступают до такой степени, что
погоня за ощущениями делается всепотребляющей самоцелью. В своих крайних
проявлениях, люди этого типа становятся грубыми искателями удовольствий,
беспринципными эстетами, вульгарными гедонистами. Юнг описывает, как это
выглядит у мужчины:
«Насколько необходимым становится тогда для него объект, настолько же
объект и обесценивается, как нечто, существующее в себе самом и через себя самого.
Объект подвергается вопиющему насилию и выжиманию, ибо он (ощущающий
экстраверт) пользуется объектом вообще лишь, как поводом для ощущений.
Связанность с объектом доводится до крайности. Но тем самым и бессознательное

112
лишается компенсирующей роли и вынуждается к явной оппозиции. Прежде всего,
заявляют о себе вытесненные интуиции и, притом, в форме проекций на объект».
Проекции в этом случае дают начало дичайшим подозрениям, ревностным
фантазиям и состояниям беспокойства, в особенности, если в дело включается
сексуальность. Источник этих проекций кроется в подавленных подчиненных
функциях, а сами проекции оказываются все более заметными. Обычно они опираются
на самые абсурдные предположения, в полном контрасте с сознаваемым чувством
реальности экстравертного ощущающего типа и нормальной добродушной установкой.
«Возникают самые причудливые предчувствия; если речь идет о сексуальном
объекте, то большую роль играют фантазии ревности, а также и состояния страха. В
более тяжелых случаях развиваются разного рода фобии, и, в особенности, симптомы
навязчивости. Патологические содержания имеют заслуживающий внимания характер
ирреальности, нередко с моральной и религиозной окраской. Развивается мелочная – до
смешного – мораль и примитивная суеверная и магическая религиозность,
отбрасывающая назад к диким ритуалам. Все это возникает из вытесненных, менее
дифференцированных функций, которые с таких случаях резко противостоят сознанию
и проявляются тем ярче потому, что они, по-видимому, бывают основаны на
нелепейших предположениях, в полной противоположности с сознательным чувством
действительности. В этой, второй личности вся культура чувства и мышления
оказывается извращенной в болезненную примитивность; разум становится
умничаньем и расходуется на мелочные различения; мораль оказывается праздным
морализированием и явным фарисейством; религия трансформируется в нелепое
суеверие; а интуиция, этот высокий человеческий дар, вырождается в надоедливые
вмешивания в чужие дела, обнюхивания каждого угла, и, вместо того, чтобы двигаться
вширь, она (вся культура чувства и мышления) опускается на самый низкий уровень
человеческой посредственности».
Как и с любой из функций, достигающих ненормальной степени
односторонности, здесь также всегда есть опасность, что сознание будет подавлено
бессознательным.
Конечно, психологическая ситуация становится патологической сравнительно
редко. Гораздо чаще компенсаторная подчиненная функция попросту передает самой
личности очаровательный воздух несообразности, несовместимости. У этого типа,
например, интровертная интуиция выражается в наивном присоединении к
религиозным движениям, в детском интересе к оккультным вещам или во внезапном
духовном прозрении.

Экстравертный интуитивный тип.


Интуиция - это функция бессознательного восприятия. В экстравертной
установке интуиция направлена на внешние объекты и ими обусловлена. Когда такой
способ функционирования предопределен, то можно говорить об экстравертном
интуитивном типе. Юнг пишет:
«В сознании интуитивная функция представлена в виде известной
выжидательной установки, созерцания и всматривания, причем, всегда только
последующий результат может установить, сколько было «всмотрено» в объект и
сколько действительно было в нем «заложено». Подобно тому, как ощущение, когда
оно является доминирующей функцией, не есть только реактивный, в дальнейшем
безразличный для объекта процесс, но, напротив, некая активность, некое действие,
захватывающее объект и придающее ему форму, так и интуиция не есть только
восприятие, только созерцание, но активный творческий процесс, который столько же
вносит в объект, сколько извлекает из него. Поскольку он делает это бессознательно, то
столь же бессознательно совершается некое действие в объекте».

113
Первичная цель интуиции – постигнуть те аспекты мира, которые не
понимаются (не ухватываются) другими функциями. Интуиция подобна шестому
чувству, которое «видит» нечто, чего, в действительности, нет. Интуитивные мысли
приходят совершенно неожиданно, так сказать, как догадка или предчувствие.
У экстраверта, у которого интуиция ориентирована в направлении вещей и
других людей, наблюдается необычная способность ощущать то, что происходит «за
сценой», под поверхностью; интуиция «видит» через внешний слой. Там, где
сравнительно мирское восприятие ощущающего типа видит «вещь» или «лицо»,
интуитив прозревает душу.
Когда интуиция доминирует, мышление и чувство оказываются более или менее
подавленными, в то время как ощущение – другая иррациональная функция, но
настроенная на физическую реальность – пребывает в наибольшей недоступности к
сознанию.
«Ощущение нарушает ясное непредвзятое наивное восприятие; его назойливые
чувственные раздражения направляют внимание на физическую поверхность, то есть
именно на те вещи, за которые интуиция старается проникнуть. Так как интуиция при
экстравертной установке, направляется преимущественно на объект, то она, в
сущности, очень приближается к ощущению, ибо выжидательная установка,
обращенная на внешние объекты, может почти со столь же большой вероятностью
пользоваться и ощущением. Но для того, чтобы интуиция могла осуществиться,
ощущение должно быть в значительной степени подавлено. Под ощущением я в
данном случае понимаю простую и непосредственную физиологическую и
психическую данность. Это важно с самого начала отчетливо установить, так как, если
спросить интуитива, как он ориентируется, тот начнет говорить о вещах, которые, как
две капли воды, похожи на ощущения. Он будет даже пользоваться термином
«ощущение». И действительно, ощущения у него есть, но он ориентируется не по ним
самим, - ощущения являются для него лишь точкой опоры для созерцания. Они
выбраны им на основании бессознательной предпосылки».
Там, где экстравертное ощущение ищет высшего уровня физического реализма,
экстравертная интуиция страждет постигнуть самый широкий спектр возможностей,
заложенных в объективной ситуации. Для первого, объект всего лишь объект и только;
для второго, истина начинается по ту сторону внешнего вида и связана с тем, что может
сделано с объектом, каким образом он может быть использован.
Ощущающие типы обозревают только то, что находится перед ними. Интуитивы
ту же самую сцену видят трансформированной, как бы во внутреннем зрении, как
будто дом уже обставлен мебелью и полностью отремонтирован. Ничего из этого для
ощущающей функции в наличии не имеется, и она, естественно, видит лишь то, что
есть на данный момент. Следовательно, ощущающий тип получит хороший совет от
интуитива, когда встанет вопрос о покупках для дома. Естественно, что верно и
обратное, - так в то время пока интуитив очаровывается возможностями, ощущающий
тип замечает, где в подвале скапливается сырость, каково состояние сантехнических
узлов, количество электрических розеток, расстояние от ближайшей школы, и так
далее.
Экстравертная интуиция постоянно высматривает новые возможности, новые
области для завоевания и подчинения. Существующие ситуации интересны для нее
очень не долго; интуитиву быстро наскучивают «вещи, как они есть». Интуиция может
разыскивать («разнюхивать») возможности, но чтобы актуализировать их, требуются
сфокусированные способности ощущения и мышления.
«Так как экстравертная интуиция ориентируется по объекту, то заметна сильная
зависимость от внешних ситуаций, однако, род этой зависимости вполне отличается от
зависимости ощущающего типа. интуитивный человек никогда не находится там, где
пребывают общепринятые реальные ценности, но всегда там, где имеются

114
возможности. У него тонкое чутье для всего, что зарождается, и имеет будущее. Он
никогда не находится в условиях устойчивых, издавна существующих и хорошо
обоснованных, имеющих общепризнанную. Но ограниченную ценность. Поскольку он
всегда пребывает в поисках за новыми возможностями, то в устойчивых рутинных
условиях он рискует задохнуться. Правда, он очень интенсивно борется за новые
объекты и пути, подчас даже с чрезвычайным энтузиазмом, но, как только размер их
установлен и уже нельзя предвидеть в дальнейшем их значительного развития, так он
тотчас же хладнокровно бросает их, без всякого пиетета и, по-видимому, потом, даже
не вспоминая о них. Пока существует какая-нибудь возможность, интуитив прикован к
ней как бы силой рока».
Главная дилемма для экстравертных интуитивов заключается в том, что сами
ситуации, которые, кажется, сулят дополнительную свободу, быстро ведут – как только
их возможности истощаются – к чувству заточенности, несвободы. Очень тяжело
оставаться верным чему-либо сколько-нибудь долгое время. И как только перестает
просматриваться возможность дальнейшего развития, интерес данного типа иссякает, и
он начинает искать для себя что-то новое.
Отмечается заметный недостаток способности суждения, так как зрелое
суждение возникает из хорошо развитых мыслительной и чувственной функций. Но
крайне выраженные интуитивы находятся совершенно вне влияния мыслей или чувств,
как своих собственных, так и других людей. В той степени, в какой их видение
оказывается всеохватывающим, они становятся равнодушными ко всему остальному.
Другие видят их бессердечными эксплуататорами, хотя, в действительности, они
попросту слишком односторонне преданы своему типу.
Тем не менее, такие люди незаменимы в определенных областях культуры и
экономики. Их особые таланты делают их хорошо приспособленными для тех
профессий, где сама способность видеть возможности во внешних ситуациях имеет
большую ценность. Их можно встретить среди директоров предприятий индустрии,
биржевиков-аналитиков, в изобретательских фондах, наблюдателями в
государственных структурах и т.п. В социальной сфере они обладают
сверхъестественной способностью образовывать «правильные» связи.
Когда ориентация данного типа более направлена на людей, нежели на
предметы, интуитивы демонстрируют исключительную способность к диагностике
потенциальных возможностей человека. Именно они, зачастую, открывают лучшее в
других людях, и могут быть превосходными свахами. Никто не может лучше интуитива
подбодрить своих ближних или воодушевить их на новое дело, даже если он сам
бросит его уже на следующий день.
Экстравертный интуитив, работающий в качестве творческого специалиста,
психологически хорошо приспособлен видеть коммерческие возможности своего
ремесла и добиваться в нем успеха. Фон Франц отмечает:
«Творческие люди, как правило, интроверты сами по себе и настолько заняты
своим творчеством, что у них нет времени заниматься реализацией продуктов своего
творчества. Сама работа отнимает так много энергии, что уже нет никаких сил думать
еще и том, как ее оформить для показа, как организовать рекламу и прочее. И здесь
очень часто на помощь приходит экстравертный интуитив. И, естественно, если он
занимается этим всю жизнь, то начинает проектировать свою собственную слабую
творческую способность в художника; здесь его поджидает опасность потерять самого
себя. Рано или поздно такие люди должны обратиться к своей собственной
подчиненной функции и к тому, что может из этого получиться».
В этом кроется большая опасность для экстравертных интуитивов, так как они
тратят свое время и энергию на возможности, в особенности, на возможности других
людей, и никогда ничего не реализуют сами. Они не могут оставаться неизменными;
они начинают дело, но не могут поддержать в себе интереса его закончить. По этой

115
причине они часто представляются другим типам, как ведущие праздный образ жизни
или же как беззаботные искатели приключений. Они имеют видение на то, что может
быть, но не способны постараться воплотить видимую потенцию в жизнь. Зачастую
они начинают дело с нуля и оставляют его на пороге успеха; следовательно, другие
пожинают урожай, посеянный ими.
Чем более обнажается крайность данного типа – чем больше эго такого человека
идентифицируется со всеми воображаемыми возможностями – тем более активнее
становится бессознательное в смысле компенсации.
«Бессознательное интуитива имеет некоторое сходство с бессознательным
ощущающего типа. Мышление и чувство у него сравнительно вытеснены и образуют в
бессознательном инфантильно-архаические мысли и чувства, сравнимые с таковыми же
у противоположного типа. Они проявляются также в форме интенсивных проекций и
оказываются столь же нелепыми, как и проекция ощущающего типа; но только, как мне
кажется, они лишены мистического характера; в большинстве случаев они касаются
конкретных, квази-реальных вещей, как: сексуальных, финансовых и других
предвосхищений, например, предчувствия болезни».
Другие патологические симптомы этого типа включают невротические фобии и
бессознательную компульсивную (навязчивую) привязанность к ощущению,
возникающему от объекта, будь то другой человек или материальные предметы.
Кроме того, поскольку интровертное ощущение, в данном случае, функция сама
подчиненная, то наблюдается заметный раскол между сознанием и собственным телом.
Даже «нормальные» Экстравертные интуитивы склонны обращать мало внимания на
свои физические потребности. Например, они просто не замечают, когда они устали
или проголодались. Такая небрежность субъекта, в конце концов, отражается на его
здоровье, приводя к различного рода физическим недомоганиям, как реальным, так и
воображаемым.
Компенсаторное проявление подчиненной функции данного типа гораздо чаще и
относительно безвредней наблюдается в преувеличенно повышенном внимании к
своему телу, личной гигиене, особой диете и т.п.

Интроверсия и четыре функции.


Интровертная установка.
Отличительной чертой интроверсии, - в отличие от экстраверсии, которая,
прежде всего, связывается с объектом и данными, исходящими из внешнего мира, -
является ориентация на внутренние личностные факторы.
«Человек этого типа мог сказать: «Я знаю, что доставил бы своему отцу
величайшее удовольствие, если бы поступил так-то и так-то, но как-то все не
получается подумать в эту сторону». Или: «Я вижу, что погода портится, но, несмотря
на это, буду действовать согласно своему плану». Этот тип не путешествует ради
удовольствия, а всегда с заранее обдуманной идеей… На каждом шагу должны быть
получены санкции субъекта, иначе ничего не может быть предпринято или выполнено.
Такие люди могли бы ответить Святому Августину: «Я уверовал бы в Евангелие, если
бы авторитет Католической Церкви не заставлял сделать это». Он всегда должен
доказывать, что все им делаемое, основывается на его собственных решениях и
убеждениях, и что никто никогда на него не влияет, а он не стремится кому-то
понравиться или примирить чье-то лицо или мнение».
Естественно, интровертное сознание может быть достаточно хорошо
осведомлено о внешних условиях, но субъективные детерминанты оказываются
решающими в качестве движущей силы, мотива. В то время как экстраверт реагирует
на то, что приходит субъекту от объекта (внешняя реальность), интроверт связан,
главным образом, с впечатлениями, вызываемыми объектом у субъекта (внутренняя
реальность).

116
Характерна некоторая стилизация, используемая Юнгом в описании черт
данного типа:
«Интроверт не имеет вперед, не приближается, он как будто бы находится в
постоянном отступлении перед объектом. Он держится в стороне от внешних событий,
не вступает в них, сохраняя отчетливую неприязнь к обществу, как только оказывается
среди большого количества людей. В большом собрании он чувствует себя одиноким и
потерянным. Чем многолюдней коллектив, тем сильнее возрастает его сопротивление.
Он ни в малейшей степени не стремится быть «с ним» и не проявляет никакого
радостного энтузиазма от людской сплоченности. Он человек необщительный. То, что
он делает, он делает своеобычным образом, забаррикадировавшись от влияния со
стороны… Он легко становится недоверчивым, своевольным, часто страдает от
неполноценных чувств и по этой причине всегда завистлив. Он противостоит миру с
тщательно разработанной оборонительной системой, составленной из
добросовестности, щепетильности, педантичности, умеренности, бережливости,
осторожности, болезненной совестливости, твердогубой честности и прямоты,
вежливости и открытого недоверия …В нормальных условиях он пессимистичен и
озабочен, потому что мир и люди в нем ни капельки не добры к нему, но, наоборот,
стремятся его сокрушить …
Его собственный мир – это безопасная гавань, заботливо выраженный за
крепкой стеной сад, закрытый для публики и спрятанный от любопытных глаз. Самым
лучшим остается своя собственная компания».
Не удивительно, что интровертная установка часто рассматривается как
автоэротическая, эгоцентрическая, эгоистическая и даже патологическая. Но, по
мнению Юнга, такое отношение отражает обычное пристрастие экстравертной
установки, которая, по определению, убеждена в превосходстве объекта.
«Никогда не следует забывать, - а экстравертное воззрение забывает это
слишком легко, - что всякое восприятие и познание обусловлено не только объективно,
но и субъективно. Мир существует не только объективно, но и субъективно. Мир
существует не только сам по себе, но и в себе, но и так, как он мне является. Да, в
сущности, у нас даже совсем нет критерия, который помог бы нам судить о таком мире,
который был бы неассимилируем для субъекта. Упустить из виду субъективный
фактор, значило бы отрицать великое сомнение, а возможности абсолютного познания.
Это повело бы на путь такого пустого и пошлого позитивизма, который обезобразил
конец прошлого и начало нынешнего века, и, вместе с тем, к какой интеллектуальной
нескромности, которая предшествует грубости чувств и столь же тупоумной, сколь и
претенциозной насильственности. Переоценивая способность к объективному
познанию, мы вытесняем значение фактора, даже прямо значение субъекта как
такового».
Под «субъективным фактором» Юнг понимает «тот психологический акт или ту
реакцию, которые сливаются с воздействием объекта – в новое психическое
состояние». Например, раньше обычно думали, что, так называемый, научный метод
полностью объективен, но теперь стало ясно, что наблюдение и интерпретация любых
данных искажаются субъективной установкой наблюдателя, который неизбежно
втягивает в само исследование и свои собственные ожидания, и свое психологическое
предрасположение.
Юнг указывает, что наше знание прошлого зависит от субъективных реакций
тех, кто переживает и описывает происходящее вокруг них. В этом смысле
субъективность представляется как реальность, прочно основанной на традиции и
опыте, так и ориентацией по отношению к объективному миру. Другими словами,
интроверсия не менее «нормальна», чем экстраверсия.
Конечно, обе являются относительными. Там, где экстраверт видит интроверта
асоциальным, неспособным или не готовым адаптироваться к «реальному» миру,

117
интроверт осуждает экстраверта, как пустого, лишенного внутренней глубины.
Суждение по поводу той или иной установки в равной степени высказываются и той, и
другой стороной, поскольку каждая обладает своей силой и имеет свои слабости.
Юнг приводит из признаков интроверсии у ребенка: «это рефлективная
задумчивая манера, отмеченная застенчивостью и даже страхом перед незнакомыми
объектами».
«Очень рано появляется стремление утверждать себя с помощью знакомых
предметов, и делаются попытки овладеть ими. Все неизвестное встречается с
недоверием; внешние влияния, как правило, наталкиваются на сильное сопротивление.
Ребенок стремится все делать по-своему и ни при каких условиях не подчиняться
правилу, которое не может понять. Когда он задает вопросы, то делает это не из
любопытства или желания получить ощущение, но потому что хочет, чтобы имена,
смыслы, объяснения давали ему субъективную защиту против объекта. Я видел
интровертного ребенка, который сделал свои первые попытки отправиться в
самостоятельную прогулку только после того, как изучил названия всех предметов,
находившихся в комнате, до которых он мог дотронуться».
Этот способ действия, отвращающего беду, - «магической» депотенциации
объекта – также характеризует интровертную установку у взрослого. Отмечена
тенденция обесценивать вещи и других людей, отрицать их значение. В той же степени,
в какой объект играет слишком большую роль в экстравертной установке, для
интроверта он мало что значит.
В той степени, в какой сознание оказывается субъективированным, а это
делается напыщенным и до чрезмерности важным, в бессознательном, естественно,
возникает и накапливается компенсаторное подкрепление объективного влияния.
Последнее дает почувствовать себя, пишет Юнг, «в виде абсолютной и неудержимой
связи с объектом»:
«Чем больше эго борется за сохранение своей независимости, за отсутствие
обязательств и всяческое преобладание, тем сильнее оно попадает в рабскую
зависимость от объективных данных. Индивидуальная свобода разума заковывается в
цепи унизительной финансовой зависимости, независимый образ действий раз за разом
робко уступает, сломленный общественным мнением, моральное превосходство
попадает в болото малоценных отношений, властолюбие завершается жалобной тоской
жаждой быть любимым. Бессознательное печется, прежде всего, об отношении к
объекту и при том, каким способом, который способен самым основательным образом
разрушить в сознании иллюзию власти и фантазии превосходства».
Личность в данной психологической ситуации истощает себя оборонительными
мерами (для того, чтобы сохранить иллюзию превосходства), в то же самое время делая
бесплодные попытки утвердиться – навязать свою волю объекту. «Из боязни перед
объектами развивается своеобразная трусость, мешающая отстаивать себя или свое
мнение, ибо такой человек боится усиленного влияния со стороны объекта. На него
наводят ужас потрясающие аффекты окружающих его лиц, и он едва удерживается от
страха, при мысли попасть под чужое влияние».
Естественно, что это отнимает огромное количество энергии. Всю дорогу
необходима чудовищная борьба, чтобы удерживать себя в русле движения. Вследствие
этого, интроверт особенно подвержен психастении, «болезни, отличающейся, с одной
стороны, большой сензитивностью, а, с другой, непомерной истощаемостью и
хроническим утомлением».
В обычных случаях интроверты оказываются попросту более консервативными:
они экономят энергию и предпочитают оставаться на месте, нежели двигаться. Но
благодаря привычной субъективной ориентации, также наблюдается заметная степень
инфляции эго, вкупе с бессознательной энергией побуждения.

118
Хотя Юнг признавал, что «особенности» интроверта, во многом, плод суждения
экстравертной установки, он также указывал, что интроверт «ни в коей степени не
является социальной потерей. Его уход в себя ни есть окончательное самоотречение от
мира, а лишь поиск тишины и покоя, которые дают ему возможность, в свою очередь,
сделать свой вклад в общественную жизнь».
Кроме того, пишет Юнг, там, где экстраверт склонен избегать интроспекции,
«само-общение» интроверта остается его непременной радостью и удовольствием:
«Он чувствует себя в своем мире как дома, здесь все перемены осуществляются
только им самим. Лучшая работа делается с помощью собственных ресурсов, по
собственной инициативе, собственным путем. И если он преуспевает после длительной
и часто утомительной работы по усвоению чего-то чуждого ему, то способен придать
этому значительную пользу».

Интровертный мыслительный тип.


Мышление в интровертной установке ориентируется, прежде всего,
субъективным фактором. Фокусируется ли мыслительный процесс на конкретных или
абстрактных объектах, его мотивация исходит из нутрии.
Интроверт – мышление не зависит от непосредственного переживания, ни от
общепринятых традиционных идей. Оно не в меньшей степени (или в большей)
логично, чем экстравертное мышление, но не мотивируется ни объективной
реальностью, ни какими-либо директивами извне.
«Внешние факты не являются причиной и целью этого мышления, - хотя
Интровертный мыслительный тип очень часто хотел бы придать своему мышлению
такой вид, - но это мышление начинается в субъекте и приводит обратно к субъекту,
даже если оно делает широкие экскурсии в область реальных фактов. Поэтому оно, в
деле установления новых фактов, имеет, главным образом, косвенную ценность,
поскольку передает, прежде всего, новые воззрения, и, в гораздо меньшей мере, знание
новых фактов. Такое мышление выдвигает вопросы и теории, открывает перспективы и
направляет взор вглубь, но к фактам оно относится со сдержанностью. Оно принимает
их в качестве иллюстрирующих примеров, однако, последние не должны преобладать.
Оно собирает факты лишь в качестве доказательств, но никогда не ради них самих…
Для этого мышления факты имеют второстепенное значение, а преобладающую
ценность имеет для него развитие и изложение субъективной идеи, изначального
символического образа, который более или менее туманно вырисовывается перед его
внутренним взором».
Другими словами, там, где экстравертное мышление напрямую выискивает
факты, а затем обдумывает их, интровертное мышление обращено, прежде всего, на
пояснение идей или даже самого умственного процесса и лишь потом (возможно) на
его практическое применение. Оба превосходны во внесении порядка в жизнь; одно
работает снаружи внутрь, другое изнутри наружу.
Интровертные мыслители, по определению, не являются практически
мыслящими, они склонны быть теоретическими. Интенсивность, напряженность, сила
и энергия – вот их цель, а не экстенсивность, не распространение. Они следуют своим
идеалам, обращенным внутрь, а не наружу. Фон Франц описывает их следующим
образом:
«В науке существуют люди, которые постоянно пытаются помешать своим
коллегам потеряться в экспериментах, которые, время от времени, стремятся вернуться
назад к основным понятиям и спрашивают, а что же, в действительности, мы
совершаем на своем умственном пути. В физике обычно есть один профессор
практической физики, и есть другой – физики теоретической; один читает лекцию о
камере Вильсона и организует эксперименты, а другой рассказывает о математических
принципах и теории науки».

119
Как и экстравертные мыслительные типы, интровертные мыслители поставляют
хороших редакторов, хотя те и могут бесконечно суетиться по поводу одного
неправильного слова. Поскольку их мыслительный процесс логичен и прямолинеен,
они особенно замечательны при заполнении лакун, в так называемом, нелинейном или
латеральном мышлении – прыганье от мысли к мысли, - что характеризует интуитива.
В писательском ремесле писатели, их сильная сторона не в оригинальности
содержания, а скорее, в ясности и точности в организации и представлении
имеющегося материала.
Недостаток ориентации на внешние факты, интровертные мыслительные типы
легко компенсируют в мире фантазии. Их субъективная ориентация может совратить на
создание теорий ради самих теорий, с очевидностью, основанных на реальности, но в
действительности, привязанных к внутреннему образу. В самом крайнем случае этот
образ становится всепотребляющим и отчуждается от других.
Как и следовало бы ожидать, эти типы склонны проявлять безразличие к
мнениям других. В той степени, в какой они поддаются влиянию, они не стремятся
влиять и на других. Они лишь представляют свою оценку реальности – как ее видят – и
совершенно не заботятся о том, как это будет воспринято.
Самым слабым местом у данного типа является подчиненная функция, то есть
экстравертное чувство. Связанное с внутренним миром мыслей и идеалов, оно склонно
быть рассеянным, забывчивым к объективным требованиям, скажем, межличностных
взаимоотношений. Это не значит, что такие люди не любят, но они попросту в
затруднении, не зная, как это выразить. Их чувства стремятся быть причудливыми и
капризными – сами типы часто не знают вообще, что они чувствуют – но когда эти
чувства оказываются на поверхности, обычно зараженные аффектом, то могут статься
непреодолимыми и неконтролируемыми. (В таких случаях бывает необходимо
различать между эмоциональной реакцией и чувством, как функцией
психологической).
Такое бессознательное чувство может быть восхитительным и удивительным,
равно как и совершенно тягостным, когда оно направлено на другое лицо. Фон Франц
(она, по ее собственному признанию, - Интровертный мыслительный тип) говорит, что
подчиненное экстравертное чувство проявляется, как что-то вроде «липкой
привязанности:
«В то время как экстравертный мыслительный тип глубоко любит свою жену, но
говорит вместе с Рильке: «Я люблю тебя, но это не твое дело», чувство интровертного
мыслительного типа привязано к внешним объектам. Он мог бы, поэтому сказать в
манере Рильке: «Я люблю тебя, и это твое дело. Я сделаю это твоим
делом!»…Подчиненное чувство обоих типов прилипчиво, и экстравертный
мыслительный тип сохраняет такого же рода невидимую верность, которая может
длиться бесконечно. То же самое истинно для экстравертного чувства мыслительного
типа, за исключением того, что оно будет невидимым…Это имеет сходство с
клееобразным потоком чувств у эпилептоидного больного; тот же род прилипчивости,
собачьей привязанности, которая, в особенности, для самого возлюбленного, далеко не
развлекательна. Можно сравнить подчиненную функцию интровертного
мыслительного с потоком горячей лавы из вулкана – поток движется всего лишь пять
футов в час, на своем пути уничтожает все».
Подчиненное экстравертное чувство может, тем не менее, быть совершенно
неподдельным. Являясь недифференцированным, оно примитивно, но не расчетливо –
«точно так же, как собака виляет своим хвостом», - пишет фон Франц.
Обратным образом, подчиненное экстравертное чувство проявляется в том, что
другие чувствуют себя обесцененными и «невидимыми». Юнг отмечает:
«Интровертный мыслительный тип, как и параллельный ему экстравертный
случай, находится под решающим влиянием идей, которые вытекают, однако, не из

120
объективного данного, а из субъективной основы. Он, как и экстравертный, будет
следовать своим идеям, но только в обратном направлении, - не наружу, а вовнутрь. Он
стремится к углублению, а не к расширению. По этому качеству он, в высшей степени,
отличается и характеристически от параллельного ему экстравертного случая. То, что
отличается от другого, а именно, его интенсивная отнесенность к объекту, отсутствует
у него иногда почти совершенно, как, впрочем, и у всякого интровертного типа. Если
объектом выступает человек, то этот человек явно чувствует, что он, собственно
говоря, фигурирует здесь лишь отрицательно, то есть в более мягких случаях, он
просто чувствует себя лишним, в более крайних случаях, он начинает понимать, что
его, как мешающего, просто отстраняют. Это отрицательное отношение к объекту, - от
безразличия до устранения, - характеризует всякого интровертного и делает само
описание интровертного типа вообще крайне затруднительным. В нем все стремиться к
исчезновению и к скрытости».
Случайные знакомые интровертных мыслителей могут посчитать их
невнимательными к другим и высокомерными, но те, кто понимает и принимает
проницательный ум, оценит их дружбу весьма высоко. В поисках своих идей, они
обычно упрямы, не податливы для каких-либо влияний. Это сильно контрастирует с их
суггестивностью (внушаемостью) в личных вопросах; как правило, они совершенно
наивны и доверительны, так что другим ничего не стоит захватить у них преимущество
и пальму первенства.
Поскольку они скупы на внимание к внешней реальности, то данный тип вошел
в поговорку как «рассеянный профессор», или «забывчивый Иван». Определенный
шарм такого качества уменьшается по мере того, как его носители становятся
однодумами, прикованными к собственным идеям или внутренним образам. Тогда их
убеждения делаются жесткими, негнущимися, а суждения холодными, капризными,
непоколебимыми. В самом крайнем случае, они могут утратить всякую связь с
объективной реальностью и совершенно изолироваться от семьи, друзей и коллег.
Это и есть та самая разница между крайностями экстравертного т интровертного
мышления. «По мере того, как экстраверт устремляется на уровень простого
представления фактов, - пишет Юнг, - интроверт воспаряется в представление
непредставимого, далеко за пределы того, что может быть выражено в образе».
В обоих случаях, дальнейшее психологическое развитие подавляется и – обычно
положительный – мыслительный процесс узурпируется бессознательными эффектами
других функций: ощущением, интуицией и чувством. В норме они представляют
здоровую компенсацию одностороннему мышлению. Но в крайних проявлениях, где их
компенсаторному влиянию противостоит сознание, целостная личность искажается
негативностью и примитивным аффектом, горечью, сверхчувствительностью и
мизантропией.

Интровертный чувствующий тип.


Чувство в интровертной установке принципиально определяется субъективным
фактором. В своей незаинтересованности объектом оно столь же отлично от
экстравертного чувства, столь интровертное мышление отличается от экстравертного.
Данный тип труден для понимания, поскольку мало что появляется на его
поверхности. Согласно Юнгу, к таким людям применимо выражение «тихие воды текут
глубоко». В той степени, в какой они оказываются односторонними, они кажутся
совсем бесчувственными и бессмысленными. Здесь легко впасть в неправильное
понимание, посчитав это, с одной стороны, холодностью или безразличием, а с другой
– глупостью.
Юнг описывает цель интровертного чувства как «не приспособить себя к
объекту, а подчинить его себе в бессознательном усилии реализовать лежащие в нем
образы»:

121
«Поэтому оно [интровертное чувство] постоянно ищет образ, который в
действительности, не существует, но который оно представляет в своем видении. Это
чувство, как бы без внимания скользит над объектами, которые никогда не
соответствуют его цели. Оно стремится к внутренней интенсивности, для которой
объекты, самое большее, дают некоторый толчок. Глубину такого чувства можно
только предугадать, - но ясно постигнуть нельзя. Интровертное чувство делает людей
молчаливыми и трудно доступными; ибо оно подобно мимозе, - сморщивается от
грубости объекта, чтобы заполнить сокровенные глубины субъекта. Для обороны оно
выдвигает отрицательные чувственные суждения или глубокое равнодушие».
То, что справедливо для интровертного мышления, в равной степени и
справедливо для интровертного чувства, только в первом случае мы имеем дело с
мыслью, а во втором – с чувством. Оба ориентированы прежде всего на внутренние
образы, а не на внешние факты. Образы интровертного мыслителя привязаны к мыслям
и идеалам; образы интровертного чувства характерно проявляются как ценности.
Так как интроверсия данного типа подавляет внешнее выражение, такие люди
редко высказываются по поводу того, что они чувствуют. Но их субъективная
ценностная система, как замечает фон Франц, в большинстве случаев, осуществляет
«положительное тайное влияние на свое окружение»:
«Интровертные чувствующие типы, например, очень часто образуют этический
костяк группы; не раздражая других моральными или этическими поручениями, они
сами несут в себе такие правильные стандарты этических ценностей, которые они
незримо эманируют, оказывая, тем самым, положительное влияние на окружающих. И
любой вынужден или обязан вести себя корректно, поскольку они владеют мерой
ценностного стандарта, который всегда суггестивно принуждает человека быть
приличным и сдержанным в их присутствии. Их дифференцированное интровертное
чувство видит «в уме» то, что действительно является важным фактором».
Люди данного типа не блистают и не стремятся обнаруживать самих себя. Их
мотивы, если таковые имеются, в большинстве случаев остаются глубоко
запрятанными. Они несут в себе загадочную атмосферу независимости,
самостоятельности. Они склонны избегать вечеринок и больших собраний, не потому
что они судят тех, кто ходит на них, как незначительных или неинтересных (под
которыми, естественно, предположить экстравертный чувствующий тип), но просто из-
за того, что их оценочная чувственная функция немеет, когда в одно и то же время
появляется слишком много людей. Юнг пишет:
«В большинстве случаев они молчаливы, трудно доступны, непонятны, часто
скрыты под детской и банальной маской, нередко также отличаются меланхолическим
темпераментом. Так как они, преимущественно, отдают себя руководству своего,
субъективно ориентированного чувства, то их истинные мотивы, в большинстве
случаев, остаются скрытыми. Вовне они проявляют гармоническую стушеванность,
приятное спокойствие, симпатичный параллетизм, который не стремится вызвать
другого, произвести на него впечатление, переделать его или изменить. Если эта
внешняя сторона выражена несколько ярче, то возникает легкое подозрение в
безразличии или холодности, которое может дойти до подозрения в равнодушии к
радостям и горестям других. Тогда ясно чувствуется отвращающееся от объекта
движение чувства…За настоящими эмоциями объекта данный тип не следует, он
подавляет их и отклоняет или, лучше сказать, «охлаждает» их отрицательным
суждением чувства. Хотя и имеется постоянная готовность спокойно и гармонично
идти рука об руку, тем не менее, к объекту не обнаруживается ни любезность, ни
теплая предупредительность, а проявляется отношение, которое кажется безразличным:
холодное, даже подчас отклоняющее обращение. Иногда субъект начинает чувствовать,
что все его существование излишне. По отношению к какому-нибудь порыву или
проявлению энтузиазма этот тип сначала проявляет благосклонный авторитет, иногда с

122
легким оттенком превосходства и критике, от которого у чувственного объекта легко
опускаются крылья. Напористая же эмоция может быть подчас резко и убийственно
холодно отражена, если только она случайно не захватит индивида со стороны
бессознательного, то есть, иными словами, не оживит какой-нибудь окрашенный
чувством исконный образ и тем самым не полонит чувство этого типа.
Экстраверты, в особенности те, чьей доминирующей функцией является
мышление, полностью обескуражены интровертным чувствующим типом. Они
считают его представителей одновременно и странными, и обворожительными. Этот
привлекающий магнетизм возникает благодаря очевидной «пустости» - с точки зрения
экстраверта – кричащей о том, чтобы ее наполнили. Конечно, обратное тоже верно:
Интровертный чувствующий тип, естественно, тянется к тому, что легко сходится с
другими, и ясно, и отчетливо представлен в группе. В каждом случае, этот другой есть
персонификация подчиненной функции.
Такие встречи и столкновения являются обычными, повседневными, равно как и
становящаяся следствием желчность (характера). Хотя путем взаимного прозрения
всегда сохраняется возможность длительного взаимоотношения, очарованность
противоположным типом, как уже указывалось, редко продолжается долго.
Точно так же, как интровертное мышление контруравновешено определенного
рода примитивным чувством, к которому объекты привязываются с магической силой,
интровертное чувство имеет противовесом примитивное подчиненное мышление. Так
как мышление у этого типа является экстравертным, то оно склонно быть пониженным
– конкретным, рабски ориентированным на факты. Фактически, это нормальная и
здоровая компенсация, которая работает, чтобы смягчить и уменьшить важность
субъекта, так как этот тип также склонен к эгоцентризму, как и другие интровертные
типы.
Оставаясь бесконтрольным, эго интроверта способно присваивать себе вся
полноту личности. В этом случае пишет Юнг, «таинственная сила интенсивного
чувства превращается в банальное и претенциозное властолюбие, тщеславие и
тираническое принуждение». Там, где подсознательные компенсаторные процессы
полностью подавлены, бессознательное мышление становится, открыто враждебным и
негативным, и оказывается спроектированным в окружающую среду. Юнг описывает
некоторый итог у женщин данного типа:
«Тип остается нормальным до тех пор, пока эго чувствует себя ниже уровня
бессознательного субъекта и пока чувство раскрывает нечто более высокое и более
властное, нежели эго. Хотя бессознательное мышление архаично, однако оно, при
помощи редукций, успешно компенсирует случайные поползновения возвести эго до
субъекта. Но если этот случай все- таки наступает вследствие совершенного
подавления редуцирующих бессознательных влияний мысли, тогда бессознательное
мышление становится в оппозицию и проецирует себя в объекты. От этого субъект,
ставший эгоцентрическим, начинает испытывать на себе силу и значение обесцененных
объектов. Сознание начинает чувствовать то, «что думают другие». Другие же думают,
конечно, всевозможные низости, замышляют зло, в тайне подстрекают и интригуют и
т.д. Все это субъект должен предотвратить, и вот, он сам начинает превентивно
интриговать и подозревать, подслушивать и комбинировать. До него доходят
всевозможные слухи, и ему приходится делать судорожные усилия, чтобы, по
возможности, превратить грозящее поражение в победу. Возникают бесконечные
таинственные соперничества, и в этой ожесточенной борьбе человек не только не
гнушается никакими дурными и низкими средствами, но употребляет во зло и
добродетели, только для того, чтобы иметь возможность козырнуть. Такое развитие
ведет к истощению. Форма невроза не столь истерична, сколько неврастенична; при
этом часто страдает физическое здоровье, например, появляется анемия со всеми ее
последствиями».

123
Интровертный ощущающий тип.
В интровертной установке ощущение изначально основано на субъективном
компоненте восприятия. Хотя сама его природа делает его зависимым от объективных
стимулов, ощущаемый объект стоит на втором плане по отношению к ощущающему
субъекту.
Ощущение является функцией иррациональной, потому что она ориентируется
не логическим процессом суждения, но лишь тем, что есть, и тем, что происходит. «В
то время, как экстравертный ощущающий тип определен интенсивностью воздействия
со стороны объекта, - Интровертный представлен интенсивностью субъективного
ощущения вызванного объективным раздражением».
Интровертный ощущающий тип напоминает высокочувствительную
фотографическую пластинку. Физическая чувствительность к объектам и другим
людям включает каждую малейшую тень и деталь: как они выглядят, как они
чувствуют прикосновение, их вкус и запах, и звуки, которые они издают. Фон Франц
пишет, что впервые она поняла этот тип, когда Эмма Юнг дала ей статью об
интровертном ощущении, как своей собственной доминирующей функции.
«Когда кто-нибудь входит в комнату, такой тип замечает манеру, с которой
человек вошел, волосы, выражение лица, одежду, походку человека …каждая деталь
усваивается. Впечатление переходит от объекта к субъекту; как будто камень упал в
глубокую воду – впечатление падает глубже и глубже, и тонет. Внешне Интровертный
ощущающий тип выглядит крайне глупо. Он просто сидит, уставившись, и вы не
знаете, что происходит внутри него. Он выглядит, как кусок дерева без какой-либо
реакции… но внутреннее, впечатления усваиваются…Быстрые внутренние реакции
продолжаются внизу, а внешний ответ приходит со значительной задержкой. Это те
самые люди, которые, услышав утреннюю шутку, начинают смеяться в полночь».
Интровертные ощущающие типы, если они художники - творцы. Обладают
способностью вносить жизненные картины в живопись или литературу. Например,
Томас Манн, описывая каждую деталь изображаемого, воссоздает целостную
атмосферу комнаты или личности. Французские художники-импрессионисты также
оказываются в этой когорте; они точно воспроизводят внутренние впечатления,
которые возникли у них от картины или человека из реального мира.
В этом-то и заключена разница между экстравертным и интровертнгым
ощущениями. В первом случае, у художника воспроизводится реалистическое
отражение-рефлексия объекта, во втором – верное изображение (передача)
впечатления, производимого объектом на субъекта. Юнг пишет:
«… субъективное ощущение больше постигает глубокие планы психического
мира, чем его поверхность. Решающей вещью является не реальность объекта, а
реальность субъективного фактора, а именно, реальность изначальных образов,
которые в их совокупности представляют из себя психический мир зеркальных
отображений. Но также зеркало обладает своеобразным свойством – изображать
наличные содержания сознания не в знакомой и привычной нам форме, но, в известном
смысле, с точки зрения вечности, то есть примерно так, как видело бы их сознание,
прожившее миллион лет. Такое сознание видело бы становление и исчезновение вещей
одновременно с их настоящим и мгновенным бытием, и не только это, но
одновременно и другое, - то, что было для их возникновения и будет после их
исчезновения. Настоящий момент является для этого сознания неправдоподобным.
Само собой разумеется, что это лишь уподобление, которое, однако, мне нужно для
того, чтобы хотя бы до некоторой степени наглядно пояснить своеобразную сущность
интровертного ощущения. Последнее передает образ, который не столько
воспроизводит объект, сколько покрывает его осадком стародавнего и грядущего
субъективного опыта. От этого простое чувственное впечатление развивается в

124
глубину, исполненную предчувствий, тогда как экстравертное ощущение схватывает
мгновенное и выставленное напоказ бытие вещей».
Субъективный фактор в ощущении, в сущности, тот же самый, что и других
интровертных типов. Это бессознательная дислокация, которая изменяет ощущение-
восприятие в своем источнике, лишая его, таким образом, возможности чисто
объективного влияния. Субъективное восприятие скорее ориентированное на значение,
которое пристает к объектам, нежели на присущие им физические свойства.
Трудность самовыражения, характерная для интроверта, справедлива и для
данного типа. Юнг полагает, что это маскирует существенную иррациональность
интровертного ощущающего типа:
«Напротив, он может обратить на себя внимание своим спокойствием, своей
пассивностью или разумным самообладанием. Эта своеобразность, которая вводит в
заблуждение поверхностное суждение, обязана своим существованием его
неотнесенности к объектам. Правда, в нормальном случае, объект совсем не
обеспечивается сознательно. Но устраняется в своем свойстве возбудителя тем путем,
что побуждение тотчас же замещается субъективной реакцией, которая не имеет более
никакого отношения к реальности субъекта. Это, конечно, действует, как обесценение
объекта. Такой тип может легко вам поставить вопрос, для чего люди вообще
существуют, для чего вообще объекты имеют еще право на существование, если все
существенное все равно ведь происходит без них».
Глядя со стороны, очень часто складывается впечатление, что эффект объекта
вовсе не проникает в субъекта, не затрагивает его. В своих крайних проявлениях это
может быть и так – субъект не способен больше различать между реальным объектом и
субъективным восприятием – но обычно очевидное безразличие к объекту есть лишь
средство зашиты, типичное для интровертной установки, защиты против вторжения
или влияния внешнего мира.
Без способности к художественному выражению, впечатления погружаются в
глубины психического и держат сознание зачарованным, в собственном плену.
Поскольку мышление и чувство также относительно бессознательны, впечатления
внешнего мира организуются только архаическим путем. Способности рационального
суждения о вещах либо очень мало, либо она вовсе отсутствует. Такой человек,
согласно Юнгу, «лишь с чрезвычайным трудом доступен для объективного понимания,
да и сам он в большинстве случаев относится к себе без всякого понимания».
Подчиненная экстравертная ситуация этого типа пишет фон Франц, «имеет
очень не чистое, жуткое, мрачное, сверхъестественное, фантастическое качество …
занятое безличностным коллективным внешним миром». Как уже упоминалось ранее,
ощущение имеет тенденцию, фактически, подавлять интуицию, поскольку она
вмешивается в восприятие конкретной реальности. Следовательно, интуиция у данного
типа, когда она проявляется, носит архаический характер.
«Тогда как экстравертная интуиция отличается характерной находчивостью,
«хорошим чутьем» для всех возможностей объективной реальности, архаически
экстравертная интуиция обладает способностью пронюхать все двусмысленное,
темное, грязное и опасное на задних планах действительности. Перед этой интуицией –
действительное и сознательное намерение объекта не имеет никакого значения, ибо она
подозревает за ним все возможности предшествующих ступеней такого намерения.
Поэтому, в ней есть нечто прямо-таки опасно подкапывающееся, что не редко стоит в
самом ярком контрасте с доброжелательной безобидностью сознания».
В отличие от экстравертных ощущающих типов, которые подхватывают
интуицию, качающуюся субъекта – его самого, - интровертные ощущающие типы
более склонны иметь темные профетические фантазии о том, что может случиться во
внешнем мире – с их семьей или «с человечеством». Они также склонны, замечает фон

125
Франц, к душеизвергающим озарениям (инсайдам), которые противоречат их обычной
заземленной природе:
«Такой тип может, прогуливаясь по улице, увидеть хрустальную посуду в
магазинной витрине, и его интуиция может вдруг осознать ее символическое значение:
целостный символический смысл хрусталя потечет в его душу…Этот поток запущен
внешним событием, поскольку его подчиненная функция, в сущности, является
экстравертной. Естественно, он имеет ту же самую плохую характеристику
экстравертного ощущающего типа: у обоих интуиция очень часто носит зловещий
характер, и если она не срабатывает, то, естественно, прорывающиеся профетические
содержания будут пессимистичными и отрицательными».
Аккуратная в регистрации физическая реальность, ощущающая функция
склонна быть медлительной, вялой, инертной. В той степени, в какой другие функции
бессознательны, этот тип легко увязает в привычной рутинной колее текущего
момента. Настроенный на то, чтобы быть здесь и теперь, на то, что есть, люди этого
типа испытывают огромные трудности, пытаясь вообразить, что могло бы быть, сами
возможности, представляющие естественное поле деятельности для интуитива.
До тех пор, пока ощущающий тип не будет держаться слишком в стороне от
объекта, пишет Юнг, - «бессознательная установка действует, как благотворное
компенсирование к установке сознания, которая является несколько фантастичной и
склонной к легковерию»:
«Но как только бессознательное становится в оппозицию к сознанию,
архаические интуиции всплывают на поверхность и развивают свое пагубное влияние,
насильственно навязываясь индивиду и вызывая у него навязчивые идеи самого
отвратительного толка. Возникающий из этого невроз есть обыкновенно невроз
навязчивости, в котором истерические черты замаскированы симптомами истощения».

Интровертный интуитивный тип.


Интуиция, как и ощущение, есть иррациональная функция восприятия. Там, где
ощущение мотивировано физической реальностью, интуиция ориентирована на
реальность психическую. В экстравертной установке субъективный фактор вытеснен,
но у интроверта он является решающим. Когда такой способ функционирования
оказывается доминирующим, мы имеем интровертный интуитивный тип.
Интровертная интуиция направлена на содержание бессознательного. Хотя она и
может стимулироваться внешними объектами, пишет Юнг, «но сама по себе
совершенно не озабочена внешними возможностями, а фокусируется на том, что было
вызвано внешним внутри субъекта». Интровертный интуитив видит происходящее за
сценой, устремляет туда свой взор, очаровывается теми внутренними образами,
которые приносятся в его жизнь.
Юнг приводит пример человека, страдающего приступом головокружения. Там,
где интровертное ощущение могло бы отметить физическое нарушение, ухватить все
его качества, его интенсивность, течение, как оно возникает и как долго длится,
интровертная интуиция ничего такого не заметит, а будет прежде всего исследовать
каждую деталь образов, возникающих в результате такого расстройства. «Она
удерживает этот образ и с живейшим сочувствием констатирует, как этот образ
изменяется, развивается далее и, наконец, исчезает»:
«Таким образом, интровертная интуиция воспринимает все, что происходит на
дальних планах сознания, приблизительно с такой же ясностью, с какой экстравертное
ощущение воспринимает внешние объекты. Поэтому, для интуиции бессознательные
образы получают достоинство вещей или объектов. Но так как интуиция исключает
сотрудничество ощущения, то она или вовсе ничего не узнает лишь не достаточно о
расстройствах иннервации, о влияниях бессознательных образов на тело. От этого
образы являются как бы отрешенными от субъекта и существующими сами по себе, без

126
отношения к личности. Вследствие этого, в данном примере, Интровертный интуитив,
имевший приступ головокружения, и не подумал бы даже, что воспринятый им образ
мог бы как-нибудь относится к нему самому. Это покажется конечно, почти
немыслимым для человека, установленного на суждение (мышление или чувство), а
между тем это факт».
Интровертный интуитивный тип, как и экстравертный интуитив, обладает
сверхобычной особенностью вынюхивать будущее, еще не проявленные возможности и
ситуации. Но интуиция направлена вовнутрь, следовательно, такие люди прежде всего
обнаруживаются среди видящих (сиверов) и пророков, поэтов, художников; среди
первобытных людей таковыми являются шаманы, которые передают сообщения от
богов своему племени.
На более светском уровне люди этого типа склонны быть мистическими
мечтателями. Общаются они с трудом, постоянно пребывая в недоразумении и имея
недостаточно хорошее суждение, как о себе, так и о других; ничего не доводят до
конца. Они «переходят от образа к образу», - пишет Юнг, - «гоняясь за всеми
возможностями, заключенными в творческом лоне бессознательного, не устанавливая
никаких связей между явлением и собой».
Этот тип особенно расположен пренебрегать обычными физическими нуждами.
Такие люди мало осведомлены о своем собственном телесном существовании или о его
воздействии на других. Часто оказывается, что реальность для них совершенно не
существует – они просто затеряны в бесплодных фантазиях. Отчасти парируя это, Юнг
описывает ценности данного типа для коллективной общины:
«Правда, созерцание образов бессознательного, создаваемых творческой силой в
неиссякаемом изобилии, бесплодно лишь в смысле непосредственной пользы. Но
поскольку эти образы суть возможности концепций, способных при известных
условиях сообщить жизни новый потенциал, постольку и эта функция, наиболее
чуждая внешнему миру, неизбежна в общем психическом домоводстве, так же как и
психическая жизнь народа, отнюдь, не должна быть лишена соответствующего типа.
Если бы этого типа не существовало, Израиль не имел бы своих пророков».
Характерно, что интровертные интуитивы имеют смутное представление о
подробностях «реального» мира. Они легко теряются в незнакомых городах; вечно
кладут свои вещи не на место; забывают прийти на назначенную встречу; редко
приходят вовремя; приезжают в аэропорт в самую последнюю минуту. Их рабочая
среда обитания обычно находится в беспорядке; они не могут отыскать нужную
бумагу, необходимые принадлежности, чистую одежду. Редко, когда что-то вокруг них
оказывается в чистоте и порядке. Они имеют привычку доводить дело до конца кое-как,
в зависимости от терпения и добрых намерений друзей, ориентированных на
ощущение.
Их поведение часто, в лучшем случае, раздражает другие типы, в худшем –
становится для них тягостным. Сами же они остаются беззаботными и равнодушными,
отговариваясь, при соответствующем нажиме, что «детали не такое уж важное дело».
Равнодушие этого типа к осязаемой реальности очень легко истолковать
неправильно, как безразличие, с одной стороны и неверность, с другой. Они верны не
внешним фактам, а внутренним образам. Они могут не сознательно солгать, но их
память или воскрешение события едва ли совпадает с так называемой объективной
реальностью. В своих крайних проявлениях человек данного типа делается
совершенной загадкой для друзей и, в конечном счете, - поскольку они не чувствуют,
что их ценят и к их мнению прислушиваются, - друзья имеют все основания
постепенно исчезнуть с горизонта.
Крайне интровертный интуитив подавляет обе функции суждения – мышление и
чувство – но более всего вытесняет ощущение объекта. Это, естественно, дает начало
проявлению компенсаторного экстравертного ощущения архаической природы.

127
Бессознательную личность, пишет Юнг, «можно было бы, поэтому, лучше всего
описать, как экстравертный ощущающий тип только низшего примитивного порядка».
Сила влечения и безмерность являются свойствами этого ощущения, так же как
чрезвычайная зависимость от чувственных впечатлений. Это качество компенсирует
разреженный горный воздух сознательной установки интуитива и придает ей
некоторую тяжесть, так что это мешает полному «сублимированию». Но если, в
следствие формированного преувеличения сознательной установки, наступает полное
подчинение внутреннему восприятию, тогда бессознательное вступает в оппозицию и
тогда возникают навязчивые ощущения с чрезмерной зависимостью от объекта,
которые сопротивляются сознательной установке. Формой невроза является, в таком
случае, невроз навязчивости с гипохондрическими симптомами,
сверхчувствительностью органов чувств и навязчивой привязанностью к определенным
лицам или другим объектам.
Интровертный интуитив имеет особую проблему в сексуальной области. Такие
типы не лучшие любовники в мире, попросту потому, что они слабо ощущают то, что
происходит в их собственном теле, равно как и теле их партнера. В то же самое время
они имеют похотливую натуру – отражение подчиненной и поэтому примитивной
ощущающей функции – и через недостаточность суждения выходят наружу с
вульгарными, непристойными и социально неуместными сексуальными иллюзиями.
Юнг признавал, что хотя оба – и интровертный интуитив, и интровертный
ощущающий тип – являются, с экстравертной и рационалистической точки зрения,
«наиболее бесполезными людьми», способ их функционирования, тем не менее,
поучителен:
«Но если посмотреть с высшей точки зрения, но такие люди являются живыми
свидетелями того факта, что богатый и полный движения мир, и его бьющая через край
упоительная и пьянящая жизнь живут не только вовне, но и внутри. Конечно, такие
типы суть лишь односторонние демонстрации природы, но они поучительны для того,
кто не позволяет духовной моде данного момента ослеплять себя. Люди такой
установки являются своего рода двигателями культуры и ее воспитателями. Их жизнь
поучает большему, чем их слова. Жизнь людей данного типа и не в последней степени
их величайший недостаток – неспособность к нормальному общению, - объясняет нам
одно из великих заблуждений нашей культуры, а именно, суеверное отношение к слову
и изображению, безмерную переоценку обучения путем слов и методов».

128
Приложение 2

Стиль жизни как основа типологии характеров

Типология А. Адлера
Альфред Адлер наибольшее значение в жизни человека отводил социальным
условиям. Он отмечал, что каждый человек в большей или меньшей степени придер-
живается постоянства по отношению к социальной среде. Если человек проявляет
высокую степень социального интереса, заинтересован в помощи окружающих и
проявляет заботу об окружающих, то он не может стать по отношению к ним
агрессивным, злым, приспособленцем и эгоистом.
Так как каждая личность неповторима и сколько людей, столько и их
разновидностей, то для выделения типов А. Адлер использует два критерия:
1. Степень социального интереса, т.е. насколько личность заинтересована в
полезном труде;
2. Степень активности личности.
Ее он понимает в основном так: насколько человек энергичен, деятелен,
насколько он пышет энергией. Адлер считает, что каждый человек имеет определенный
уровень энергии, который ему дается с детства, его граница простирается от вялости до
бурной активности -энергичности.
А. Адлер выделяет четыре типа личности: первые три характеризуются слабым
социальным интересом или его отсутствием. Они подразделяются на три установки -
управление, получение и избегание. А четвертый тип имеет и социальный интерес, и
высокую степень активности. Но ни один из типов не может охватить все многообразие
личности, стремление человека к целостности, соперничеству и превосходству, что
является краеугольным камнем в учении А. Адлера.

Управляющий тип. Люди, относящиеся к этому типу, характеризуются актив-


ной позицией по отношению к внешнему миру. Им кажется, что внешний мир им дан,
чтобы извлечь из него максимальную выгоду с наименьшими затратами, будь то просто
Удовольствие или какие-то блага, причем немедленно. Эти люди активны, напористы,
деятельны. Но в основном свою активность они проявляют в антисоциальной манере,
лучшие умы и самые талантливые представители этого типа могут достичь
определенных высот и стать, например, «ворами в законе», руководителями мафиозных
структур, а также околокриминальных и криминальных сфер бизнеса (торговли
наркотиками и оружием, игорного бизнеса, проституции и порнографии). Юные
правонарушители и наркоманы, согласно А. Адлеру, - типичные примеры людей этого
типа.

Берущий тип. Это обычно малоактивные люди с нехитрой социальной


установкой: бери от жизни все, что дается легко, без труда, все, что плохо лежит, что
тебе может пригодиться в жизни. Обычно они действуют в рамках закона -
устраиваются на чьей-то шее и одновременно на шее какой-либо организации и ведут
паразитический образ жизни, не причиняя прямого, видимого вреда и страданий
другим. У них нет социального интереса, активности. Внешний мир для них- «дойная
корова», которую можно доить пока там что-то есть.

Избегающий тип. Главной особенностью этого типа скорее является опасение и


избегание неудач, нежели стремление к успеху. Главный мотив для них - «как бы чего
не вышло, как бы чего не случилось». Они характеризуются малой активностью и

129
отсутствием социального интереса. Люди этого типа избегают принятия решений и
разрешения проблем, будь то проблемы личные или профессиональные. Они плывут по
течению, волнам жизни, не стараясь бороться ни с волнами, ни с течением. Их жизнь
обычно характеризуется социально бесполезной деятельностью и бегством от решения
жизненных проблем.

Социально полезный тип. Если личность занимается общественно полезным


трудом, если она деятельна и у нее наблюдается высокий социальный интерес, то
такого человека А. Адлер относит к социально полезному типу. С его точки зрения,
такой человек проявляет истинную заботу об окружающих, заинтересован в общении с
ними, к людям относится с доброй, открытой душой. Он не обязательно должен
помогать другим материально или делать какую-то услугу бесплатно. Социально
полезный тип участвует в общем труде - коллектива, общества, группы людей - и
вносит туда свой посильный вклад. По возможности он всегда поможет или протянет
руку помощи. По А. Адлеру, этот человек - воплощение зрелости, в нем гармонично
сочетаются высокий социальный интерес и высокий уровень активности.

130
Приложение 3

Три основные стратегии межличностного поведения


Типология К. Хорни
К. Хорни разделила всех людей по признаку взаимодействия друг с другом. Она
выделила три вида ориентаций, каждая из которых представляет один из путей
оптимизации межличностных взаимоотношений в достижении наиболее полного
комфорта и безопасности в окружающем мире.

Уступчивый тип: ориентация на людей


К. Хорни считает, что уступчивым типом руководит неосознанное убеждение,
что если он уступит, то его не тронут. Для него характерны зависимость и нерешитель-
ность. Людям этого типа необходимо, чтобы в них нуждались, любили, защищали и
руководили ими. Внешне они очень приятны, любезны и общительны. Хотя общитель-
ность им нужна с одной целью - избежать одиночества.
Они прекрасные собеседники. Возможно, за маской доброты у некоторых из них
скрывается враждебность, злость и непримиримость, хотя в обществе такой человек
может смущаться, держаться в тени и быть неприметным.
Его неосознанный девиз: «Если я отстранюсь, со мной будет все в порядке. Мне
все равно. Пусть в мире творится все что угодно, лишь бы меня не трогали».

Обособленный тип: ориентация от людей


Это обычно неэмоциональные, нечувствительные, холодные, сдержанные,
беспристрастные люди. Вся эмоциональная жизнь как бы проходит мимо них. Для них
характерно стремление к уединению, независимости. Они не могут увлечься полностью
ничем, будь то любовь, отдых или работа. И в конце концов они утрачивают чувство
ответственности, привыкая к поверхностным увлечениям и наслаждениям, - они просто
бесстрастно идут по жизни.

Враждебный тип: ориентация против людей


Люди с такой ориентацией считают, что мир - это агрессивная среда, люди по
своей природе агрессивны и жизнь - это борьба за место под солнцем. Все их поведение
направлено на обретение власти над другими, на повышение собственного престижа.
Вся их жизнь направлена на вольное или невольное доминирование и эксплуатацию
других ради денег, престижа, власти, общественного признания, идей, любых благ,
материальных или нематериальных.
Для них характерно убеждение: у меня есть власть - и никто меня не тронет.
К. Хорни считает, что каждый из нас применяет в межличностных отношениях
тот или иной тип поведения. И эти три типа поведения находятся в постоянном
противоречии друг с другом. Здоровая личность применяет каждый тип поведения в
зависимости от ситуации, тогда как невротическая личность застревает на каком-
нибудь одном, независимо от того, подходит он в данной ситуации или нет. Поэтому
такая личность решает встающие перед ней проблемы менее успешно, так как ее
поведение не так гибко, как здоровой личности. К. Хорни подчеркивает, что каждой
личности присущ определенный тип поведения, и чаще она поступает согласно своему
типу. Невротическая личность решает любые ситуации однообразно, только согласно
своему типу, несмотря на то, что этот тип взаимодействия может не подходить для
решения конкретной ситуации. К. Хорни дала одно из наиболее полных описаний
характеристик невротической личности. Она считает, что личности невротического
склада порождает наша жизнь, ее условия существования.
Сегодня примером могут служить наши действия, когда рушатся все устои,
меняются ценностные ориентации и жизнь целых поколений, когда меняется смысл
131
жизни, когда низменные инстинкты выходят наружу, когда общество сотрясают
социальные катаклизмы.
Социалистическое общество диктовало свои условия жизни, куда входили
обязательная работа на заводе, предприятии, в учреждении, примерно одинаковая
заработная плата, обязательные высокие моральные коллективистские устои,
преобладание духовной культуры, нивелирование роли денег, одинаковый стиль жизни
- примерно одинаковые квартиры, их убранство и даже одежда. Психологически
приветствовалось «быть, как все». Карьеру люди могли Делать годами, постепенно
продвигаясь по служебной лестнице. Так же было и с приобретением товаров, на
которые Деньги обычно копились годами и за которыми также годами стояли в
очередях. Жизнь была однообразна, предсказуема на несколько лет вперед, и каждый
примерно знал, на что он может рассчитывать, исходя из того, что «есть у его старших
товарищей».
Но со времени перестройки все переменилось. Эти изменения можно сравнить с
пружиной, которая долгое время находилась в сжатом состоянии. Она распрямилась.
Если раньше людям не давали зарабатывать, то сейчас, в эпоху свободного
предпринимательства, разрешили все. И представители всех слоев населения бросились
зарабатывать деньги. За горизонтом замаячила «зарубежная жизнь». И, конечно,
первыми пустились в плавание по океану рыночной экономики бывшие фарцовщики,
спекулянты, валютчики, цеховики, мошенники, всякого рода дельцы, торговцы, т. е.
люди, которые уже имели что-то под рукой, торговали или подторговывали втихаря.
Директора, заведующие магазинами, заведующие отделами продавали то, что могли
купить, обменять. Кое-кто стал строить финансовые пирамиды, выпускать ничем не
обеспеченные акции, обязательства. Гонка за деньгами захватывала все большую и
большую часть общества, создавая атмосферу массового психоза. «МММ», «Хопер»,
«Властелина», «Авва», «Нефтьалмазинвест»... В этой гонке приняли участие многие -
от рабочих до членов правительства.
Итогом такого перехода к рыночной экономике, с точки зрения автора, является
общий невроз нашего населения. Можно смело утверждать, что большинство
населения нашей страны страдает неврозом в той или иной степени, подтверждая
древнее китайское изречение: «Не дай бог жить в эпоху перемен», потому что нет
ничего страшнее для человека, чем неопределенность, страх перед будущим, состояние
тревоги за себя и своих детей. Все это уже характеризует невротическую личность.
Карен Хорни еще в начале 50-х годов наиболее полно и ярко описала такую личность,
показав, что мы вполне можем отнести эти характеристики и ко многим из нас,
живущих в эпоху перемен.
Нужно отметить, что большинство людей не способно вести образ жизни,
который характерен для предпринимателей, бизнесменов, руководителей. Их жизнь -
это высокий темп, постоянное напряжение, ожидание невзгод в виде потери работы,
высокая степень тревожности днем и ночью, постоянные стрессы, внешнее и'
внутреннее давление, которое надо постоянно сдерживать, и многие другие факторы,
зависящие от вида деятельности.
Такой образ жизни могут выдержать 5-10 процентов населения, а находить в
этом истинный смысл жизни - всего 1-2 процента. И вот под воздействием
экономических, политических, социальных условий жизни и средств массовой
информации, кричащих: «Можете заработать - зарабатывайте», «Только начни, скорей,
скорей», более половины населения кинулось зарабатывать деньги, и, конечно, можно
было ожидать, что большинство их них потерпит крах и как следствие - разочарования,
стрессы, неврозы.
А нормальному человеку нужно совсем немного: обыкновенная хорошая
квартира, нормальная недорогая машина, столько денег, чтобы на них можно было
купить необходимое для жизни, т. е. без излишеств и деликатесов, обыкновенная

132
средняя одежда. Средний человек в обществе должен все это получать за свои 7-8 часов
труда. Но если ты хочешь чего-то большего, желая добиться в 2-3-10-100-1000 раз
больше, чем другие, ты можешь проявить свои таланты и силы, работая в два раза
больше, больше рискуя, больше приобретая, все время поднимаясь по лестнице
бизнеса, но сильнее и падая, зарабатывая неврозы и болезни на путях
предпринимательства и бизнеса.

Общая характеристика невротической личности


Одной из наиболее распространенных черт невротика является его полная
зависимость от окружения и желание во что бы то ни стало получить одобрение и
расположение других людей. Все люди хотят внимания и любви, но у невротической
личности эта жажда сильно преувеличена, несоразмерна с той ролью, которую играют
в жизни любовь и одобрение окружающих.
Невротики хотят такого внимания и любви от всех знакомых людей без разбора,
будь то сосед по лестничной клетке, коллега по работе или знакомый студент
университета. Их желания распространяются буквально на всех женщин и мужчин, но
обычно они этого стремления не осознают. И когда их кто-то не приглашает на
вечеринку или встречу, они чувствуют обиду и разочарование. Хотя на самом деле это
могла быть вечеринка только близких людей и они туда не должны были быть
приглашены. Чрезмерная зависимость от получения одобрения мешает нормальной
жизни и не позволяет адекватно оценивать дружбу, любовь и привязанность; любую
критику и требования невротик интерпретирует как унижение и предательство. У
обычных людей любовь вполне совместима с критикой и требованиями к партнеру. А у
невротика любая такая критика или требование вызывает бурю негодования,
эмоциональный срыв, стресс. В этом отношении сделать замечание невротику вообще
невозможно - в ответ всегда последует бурная эмоциональная реакция.
Внутренняя незащищенность, ранимость является второй чертой,
характеризующей невротика. Чувство неполноценности и несоответствия истинных
характеристик представлениям о себе является также чертой невротической личности.
Так, например, очень привлекательная, красивая девушка убеждена, что она некрасива
и непривлекательна; или мастер своего дела, кондитер, прекрасный кулинар, постоянно
жалуется, что у него торт не получится, и буквально плачет горькими слезами, когда
его печет. Когда торт уже готов, он постоянно сомневается, хватает ли в нем крема,
шоколада, не отдает ли содой и т. д., и только после долгих похвал со стороны гостей
или членов семьи, как-то успокоившись, начинает верить, что все сделано хорошо.
Чувство неполноценности может быть скрыто за компенсаторными механизмами,
проявляющимися в самовозвеличивании, в навязчивой склонности выставлять себя
напоказ, в выгодном свете, производить впечатление, использовать все возможные
средства, атрибуты, методы, которые соответствуют престижу (деньги, золото,
бриллианты, коллекции картин, антиквариат, необычные знания и т. п.).
Следующей группой черт, характерных для невротиков, являются определенные
запреты. Такие люди не могут выразить свои желания или не могут отказать в просьбе
другим. У них существуют внутренние запреты на то, чтобы сделать что-то в своих
интересах: высказать свое мнение, попросить кого-то что-то сделать, выбрать и
договориться с кем-нибудь, установить приятные контакты. Они не могут также
защититься от настойчивых просьб, не могут сказать-«нет». Например, в магазине не
могут отказать продавцу, если тот навязывает им какой-то товар, или не могут прервать
беседу с теми, с кем не хотят разговаривать, или могут принять приглашение туда, куда
им не хочется идти, вплоть до того, что не могут иногда отказать мошенникам.
Невротическая личность не умеет строить долгосрочные планы. Например, при
выборе профессии невротики мечутся, не знают, куда пойти учиться или работать. При
выборе мужа или жены терзаются страхами. В этих случаях ими в первую очередь

133
движут невротические страхи. И иногда они осуществляют первый попавшийся выбор
или не могут сделать его на протяжении многих лет.
Часто невротическое поведение принимает форму агрессии, которая проявляется во
властности, придирчивости, критичности, унижающих и подавляющих других.
Невротики почти всегда убеждены, что поступают правильно и искренне, нисколько не
подозревая, что их поведение подчас оскорбительно. Очень редко, когда происходит
нечто из ряда вон выходящее, они осознают, что были излишне настойчивы.
Иногда мы видим обратную картину - людей, на которых постоянно «ездят»,
или они выступают «козлами отпущения»; их постоянно обманывают, унижают, ими
управляют. Это тоже одна из форм невротического поведения.
Еще одной особенностью отношений, характеризующих невротика, является
отношение к сексуальной жизни. Здесь мы наблюдаем две крайние вариации. Первая -
чрезмерная активность. Вторая - полный запрет на сексуальную жизнь.
Запреты могут проявляться во всех вариантах начиная от процессов ухаживания
и до любовной игры.
Как уже было отмечено, главной особенностью невротической личности
является тревожность. В отличие от нормальной личности, у которой страх, тревога
проявляются как объективная реакция на опасность, тревожность невротика ничем не
вызвана, его тревога является ничем не обоснованной. Она связана не с реальной
ситуацией, а только с его представлением о ней. И воздействовать на него методом
убеждения бесполезно - эта тревога иррациональна.
К. Хорни выделяет четыре основных способа избежать тревожность:
рационализация тревожности, отрицание тревожности, изжитие ее с помощью
наркотиков и алкоголя, уход от тревожности с помощью мыслей, чувств и ситуации.
Невротическая ревность также отличает невротика, она диктуется постоянным
страхом потерять любимого человека, хотя партнер не дает абсолютно никаких
поводов для такой ревности. Такой тип ревности может проявляться со стороны
родителей к своим детям, если они стремятся вступить в брак, или, наоборот, со
стороны детей, когда один из родителей хочет вступить в брак.
Тревога предполагает различные пути успокоения. Один из таких путей - поиск
любви и привязанности. Другой путь - стремление к власти, престижу и обладанию.
Конечно, стремление доминировать, завоевывать престиж, приобретать богатство и
добиваться благополучия само по себе не является невротической наклонностью, как и
желание любви и привязанности. Невротическими они становятся тогда, когда
стремление к власти рождается из тревожности и слабости. Тогда как у нормальной
личности стремление к власти рождается из уверенности в себе и ощущения силы.
Невротик находит успокоение, утешение в унижении других людей и
ущемлении их интересов.
Во многих случаях власть, престиж и состояние приходится добывать в
обстановке жесткого соперничества. Невротическое соперничество и стрессы как его
следствие стали признаком нашего времени. Невротическое соперничество отличается
от обычного тремя особенностями. Первая состоит в том, что невротик постоянно
сравнивает себя с другими даже тогда, когда в этом нет необходимости. И, главное, его
интересует успех, престиж и впечатление, которое в результате он произведет.
Второй особенностью невротической личности является не просто достижение
успеха. Такой человек хочет стать уникальным, исключительным, он хочет, чтобы ему
всегда сопутствовала удача. Если для многих успех - это успех как таковой, то для
невротика - успех должен быть безоговорочным и выражаться в полном превосходстве
над другими.
Третьей особенностью является то, что невротическая личность следует правилу
«...никто, кроме меня...». Такой человек обладает скрытой враждебностью, обычно
свойственной честолюбивым невротикам. Он уверен, что «никто, кроме него...», никто

134
не должен быть красивее, богаче, способнее. Ему необходимо опровергать, низводить
других, видеть их побежденными. И это невротическое соперничество имеет
разрушительные последствия как для невротика, так и для окружающих. Оно может
охватить любую сферу - бизнес, науку, образование, брак, любовь и т. д.
Ввиду того, что разрушительное соперничество людей, страдающих неврозом,
порождает еще большую тревожность, возникает отвращение к соперничеству.
Противоречивая натура невротика начинает проявлять двойственность. Он действует
по поговорке: «тише воды, ниже травы», «не высовывайся». Начинает себя принижать,
и так, что принижение и самоуничижение иногда может достигать огромных размеров.
Чувство вины играет огромную роль в невротическом симптоме такой личности.
Человек, который страдает неврозом, часто объясняет свои страдания как заслуженные.
И это чувство вины накладывает заметный отпечаток на личность страдающего. Но в
конечном итоге за чувством вины стоят страх и тревожность. Невротик в борьбе со
своими внутренними конфликтами переносит много страданий, но свое страдание он
использует как средство для достижения своих целей. Иногда для невротика страдание
- единственное средство защиты. Посредством самобичевания он избегает обвинения и,
даже напротив, одновременно обвиняет других, представляясь больным, чем избегает
критики, упреков. Принижая себя, он избегает соперничества.

135
Приложение 4

Типологическая модель Э. Фромма. Типы характера.


Неплодотворные ориентации
а) Рецептивная ориентация. При рецептивной ориентации человеку
представляется, что «источник всех благ» лежит вовне, и он считает, что единственный
способ обрести желаемое - будь то нечто материальное или привязанность, любовь,
знание, удовольствие - это получить его из этого внешнего источника. При такой
ориентации проблема любви состоит почти исключительно в том, чтоб «быть
любимым», а не в том, чтоб любить. Такие люди склонны к неразборчивости в выборе
предмета любви, потому что быть любимыми кем-то - это для них такое
захватывающее переживание, что они «бросаются» за всеми, кто предлагает им любовь
или то, что похоже на любовь. Они чрезвычайно чувствительны ко всякому отдалению
или отпору со стороны любимого человека. Такова же их ориентация и в сфере мышле-
ния: если это интеллигенты, то они становятся самыми лучшими слушателями,
поскольку ориентированы на восприятие идей, а не на их создание; предоставленные
самим себе, они чувствуют себя парализованными. Для этих людей характерно, что их
первая мысль - найти кого-то другого, кто даст им нужную информацию, вместо того,
.чтобы самим сделать хоть малейшее усилие. Если это люди религиозные, то их
понятие о Боге таково, что они ждут всего от него, и ничего от собственной активности.
Не будучи религиозными, они относятся к людям и институтам совершенно так же:
всегда ищут « магического помощника». Они демонстрируют своеобразный вид вер-
ности, в основе которой благодарность к тому, кто питает их, и страх потерять его.
Поскольку они нуждаются в множестве тех, кто обеспечивает их безопасность, они
вынуждены быть верными многим людям. Им трудно сказать «нет», и они легко
попадают в конфликт между верностью и обещанием. Раз они не могут сказать «нет»,
они любят говорить «да» всему и всем, и в результате паралич их критических
способностей делает их слишком зависимыми от других.
Они зависят не только от авторитетов, дающих им знания, помощь, но вообще от
людей, способных оказать какую бы то ни было поддержку. Они чувствуют себя
потерянными, будучи предоставленными самим себе, поскольку считают, что ничего
не способны делать без посторонней помощи. Эта беспомощность имеет решающее
значение в тех действиях, которые по самой своей природе могут совершаться только
самостоятельно - принятие решения или принятие ответственности. В личных
отношениях, например, они спрашивают совета у того самого человека, относительно
которого они должны принять решение.
Люди рецептивного типа очень любят поесть и выпить. Они стремятся
преодолеть тревожность и подавленность путем поедания пищи и выпивкой. Рот у них
очень характерен, зачастую он очень выразителен: губы приоткрыты, как будто
постоянно ждут кормежки. В их снах поедание пищи - это частый символ любви, а
чувство голода - выражение фрустрации и разочарования.
Вообще, мироощущение у людей рецептивной ориентации оптимистичное и
дружелюбное; у них есть определенное доверие к жизни и ее дарам, но они становятся
тревожными и приходят в смятение, когда им грозит утрата «источника питания». У
них часто есть искренняя сердечность и желание помочь другим, но делают они что-то
для других также ради того, чтоб добиться их расположения.

б) эксплуататорская ориентация. Эксплуататорская ориентация, подобно


рецептивной, имеет в качестве основной предпосылки ощущение, что источник всех
благ находится вовне и ничего нельзя создать самому. Отличие между двумя этими
ориентациями, однако, в том, что эксплуататорский тип не надеется получить что-либо

136
от других в дар, а отнимает у них желаемое силой или хитростью. Такая ориентация
распространяется на все сферы действий.
В области любви и чувств такие люди склонны присваивать и красть. Они
испытывают влечение только к тем людям, которых они могут отнять у кого-то
другого. Условием привлекательности для них служит привязанность человека к кому-
то другому; они не склонны влюбляться в непривязанного ни к кому человека.
Мы обнаруживаем ту же установку и в области мышления и интеллектуальной
деятельности. Такие люди будут склонны не создавать идеи, а красть их. Это может
проявляться прямо в форме плагиата или более скрыто, в форме парафраза идей,
высказанных другими людьми, и настаивали, что эти идеи новы и являются их
собственными. Поразительно, что зачастую люди больших умственных способностей
следуют этим путем, при том, что если б они положились на собственные таланты, они
вполне могли бы сами создавать свои идеи. Отсутствие оригинальных идей или
независимого творчества у иных одаренных людей часто объясняется ориентацией их
характера, а не каким-то врожденным отсутствием оригинальности. Это положение
сохраняется и в ориентации в сфере материальных вещей. Вещи, которые они могут
отобрать У других, всегда кажутся им лучше тех, какие они могут создать сами. Они
используют и эксплуатируют все и всякого, из чего или из кого они могут что-то
выжать. Их девиз: «Краденый плод - самый сладкий». Поскольку они хотят
использовать и эксплуатировать людей, они «любят» тех, кто прямо или косвенно
может стать объектом эксплуатации, и им «наскучивают» те, из кого они уже выжали
все. Крайний пример - клептоман, который наслаждается только теми вещами, какие
можно украсть, хотя у него достаточно денег, чтоб купить их. Символом этой
ориентации, кажется, может служить язвительная гримаса, которая часто бывает
отличительной чертой таких людей. Не ради игры слов стоит отметить, что они часто
делают «язвительные», замечания в адрес других людей. Их установка окрашена
смесью враждебности и манипуляции. Каждый человек рассматривается как объект
эксплуатации и оценивается по его полезности. Вместо доверчивости и оптимизма,
свойственных рецептивному типу, здесь мы обнаруживаем подозрительность и цинизм,
зависть и ревность. Поскольку они удовлетворяются только вещами, которые могут
отнять у других, они склонны переоценивать то, что принадлежит другим, и
недооценивать свое собственное.

в) стяжательская ориентация. Стяжательская ориентация совершенно отлична


от рецептивного и эксплуататорского типов, сходных в том, что оба надеются получить
вещи из внешнего мира. Данная же ориентация дает людей, мало верящих в то, что они
могут получить из внешнего мира что-то новое; их безопасность основывается на
стяжательстве и экономии, а траты они воспринимают как угрозу. Они окружают себя
как бы защитной стеной, и их главная цель - как можно больше в свое укрытие
приносить и как можно меньше из него отдавать. Их скупость распространяется как на
деньги и материальные вещи, так и на чувства и мысли. Любовь для них - это, по
существу, обладание: сами они не дают любви, но стараются получить ее, завладевая
«любимым». Ориентированный на стяжательство человек часто демонстрирует особый
вид верности людям и даже воспоминаниям. Его сентиментальность превращает прош-
лое в золотой век; он держится за прошлое и предается воспоминаниям о прежних
чувствах и переживаниях. Такие люди все знают, но они бесплодны и неспособны к
плодотворному мышлению.
Их также можно узнать по выражению лица и жестикуляции. У них плотно
сжаты губы; у них характерные жесты погруженных в себя людей. Если у рецептивного
типа жесты как бы манящие и плавные, у эксплуататорского - агрессивные и резкие, то
у стяжательского - жесты чопорные, как будто эти люди хотят обозначить границы
между собой и внешним миром. Другой характерный элемент их установки -

137
педантичная аккуратность. У стяжателя всегда упорядочены вещи, мысли и чувства, но
опять же, как и в случае с памятью, его аккуратность бесплодна и ригидна. Он терпеть
не может, если вещи не на своем месте, и будет автоматически приводить их в порядок.
Внешний мир для него - это угроза вторжения в его оборонную позицию; аккуратность
означает подчинение себе внешнего мира путем водворения его и удержания на
надлежащем месте, чтоб избежать опасности вторжения. Его маниакальная чистоплот-
ность - это еще одно выражение потребности устраниться от контакта с внешним
миром. Вещи за пределами его собственного мира воспринимаются как опасные и
«нечистые»; он аннулирует угрожающий контакт путем маниакального омовения,
похожего на религиозный ритуал омовения, предписанный после контакта с нечистыми
вещами и людьми. Вещи нужно класть не только на надлежащее место, но и в
надлежащее время: навязчивая пунктуальность - это характерная черта стяжательского
типа; это еще одна форма подчинения себе внешнего мира. Раз внешний мир
воспринимается как угроза оборонной позиции, то логической реакцией будет
упрямство. Постоянное «нет» - это почти автоматическая защита от вторжения; упрямо
стоять на своем - вот ответ на угрозу атаки извне. Такие люди склонны считать, что
обладают только неким ограниченным запасом силы, энергии и ментальных
способностей, и этот запас тает, исчерпывается и никогда не пополнится. Они не могут
понять, что все жизненные субстанции обладают функцией самовосполнения, и
активность и трата сил увеличивают энергию, в то время как инертность ее парализует;
для них смерть и разрушение обладают большей реальностью, чем жизнь и развитие.
Акт творчества - это чудо, о котором они слышали, но в которое не верят. Их высшие
ценности - порядок и безопасность; их девиз: «Нет ничего нового под солнцем». В
отношениях с другими людьми близость для них - угроза; или отстраненность, или
обладание людьми - вот в чем безопасность. Стяжатель склонен к подозрительности и
имеет особое чувство справедливости, выражаемое так: «Мое - это мое, а твое - это
твое».

г) рыночная ориентация. Рыночная ориентация развилась в качестве


доминирующей только в современную эпоху. Чтобы понять ее природу, нужно принять
во внимание экономическую функцию рынка в современном обществе, не только зада-
ющего модель данной ориентации характера, но и являющегося основой и главным
условием ее развития у современного человека.
Производитель пытается определить спрос заранее, а при монопольных условиях
даже обретает некую степень контроля над ним. И тем не менее регулирующая
функция рынка была и все еще остается достаточно властной, чтоб иметь глубокое
влияние на формирование характера городского среднего класса, а благодаря
социальному и культурному влиянию последнего - на все население. Рыночное понятие
ценности, превосходство меновой ценности над полезной привело к сходному понятию
ценности в отношении людей и, в частности, в отношении человека к самому себе.
Ориентацию характера, коренящуюся в восприятии себя как товара, а собственной
ценности как меновой, я называю рыночной ориентацией.
В наше время рыночная ориентация получила ускоренное развитие с развитием
нового - «личностного рынка», который является феноменом последних десятилетий.
Клерки и продавцы, администраторы и врачи, адвокаты и художники - все
представлены на этом рынке. Правда, их правовой статус и экономическое положение
различны: одни - независимы, взимая плату за свои услуги; другие работают по найму,
получая жалование. Но материальный успех у всех зависит от признания их личности
теми, кто платит за их услуги или нанимает на работу за жалованье.
Принцип оценки и на личностном рынке, и на товарном один и тот же: на первом
на продажу предлагаются личности, на втором - товары. Ценностью в обоих случаях
является меновая ценность, для которой полезная ценность необходимое, но не

138
достаточное условие. Правда, наша экономическая система не могла бы
функционировать, если бы люди не были искусны в том деле, какое им надлежит
исполнять, и обладали лишь приятной личностью. Даже самые изысканные манеры в
обращении с больными и самый красиво обставленный офис на Парк-авеню не
принесут успеха нью-йоркскому врачу, если он не обладает минимумом знаний и
опыта. Какой бы обаятельной личностью ни была секретарша, это не спасет ее от
потери места, если она не умеет быстро и грамотно печатать на машинке. Однако, если
мы зададимся вопросом, каков удельный вес мастерства и личностной ценности как
условий успеха, мы обнаружим, что только в исключительных случаях успех
оказывается преимущественно результатом мастерства и каких-то других человеческих
качеств, вроде искренности, порядочности и честности. Хотя соотношение мастерства
и человеческих качеств, с одной стороны, и «личности» - с другой, как необходимых
условий успеха, изменчиво, «личностный фактор» всегда играет решающую роль.
Успех зависит, по большей части, от того, насколько хорошо человек умеет продать
себя на рынке, насколько хорошо он умеет подать себя, насколько привлекательна его
«упаковка»; насколько он «бодр», «крепок», «энергичен», «надежен», «честолюбив»; к
тому же, каково его семейное положение, к какому клубу он принадлежит, знается ли
он с нужными людьми. Тип желательной личности зависит от достигнутого человеком
уровня в той специальной области, где он работает. Биржевой маклер, продавец,
секретарша, железнодорожный служащий, преподаватель колледжа или управляющий
отелем - каждый должен предложить требуемый тип личности, который, дне
зависимости от его особенностей, должен удовлетворять одному условию:
пользоваться спросом.
Тот факт, что чтобы добиться успеха, недостаточно обладать умением и
умственным багажом для выполнения поставленной задачи, но нужно еще быть
способным вступить в состязание со многими другими, формирует у человека
определенную установку по отношению к самому себе. Если бы для достижения
жизненных целей было достаточно полагаться на то, что ты знаешь и умеешь делать,
самооценка была бы пропорциональна собственным способностям, т.е. собственной
полезной, ценности; но поскольку успех зависит, по большей части, от того, как ты
умеешь продать свою личность, то ты воспринимаешь себя как товар, или, вернее, и как
продавца, и как товар одновременно. Человек заботится не о своей жизни и счастье, а о
том, чтоб стать ходким товаром. Это чувство можно было бы сравнить с чувством
товара, например, с чувством сумок на прилавке, если б они могли чувствовать и
мыслить. Каждая сумма старалась бы быть как можно «привлекательнее», чтобы
привлечь покупателей, и выглядеть как можно дороже, чтоб получить цену выше, чем
ее соперницы. Сумка, проданная по самой высокой цене, чувствовала бы себя
избранницей, поскольку это означало бы, что она самая « ценная » из сумок; а та,
которая не была продана, чувствовала бы себя печальной и прониклась бы сознанием
собственной никчемности. Такая судьба могла бы выпасть сумке, которая, несмотря на
свой отличный вид и удобство, имела несчастье выйти из Моды.
Подобно сумке, человек должен быть в моде - на личностном рынке, а чтобы
быть в моде, ему нужно знать, какой вид личности пользуется повышенным спросом.
Это знание сообщается в общем виде на протяжении всего процесса воспитания, от
детского сада до колледжа, и восполняется в семье. Однако знания, полученного на
этой ранней стадии, недостаточно; оно подчеркивает только некоторые общие качества,
такие, как приспособляемость, честолюбие и чуткость к меняющимся ожиданиям
других людей. Более точную картину моделей успеха дают другие источники.
Иллюстрированные журналы, газеты, кинохроника на разный лад демонстрируют
портреты и жизненные истории преуспевающих людей. Ту же функцию выполняет и
реклама. Преуспевающий служащий, чей портрет помещен в рекламе мужской одежды,
это образец того, как нужно выглядеть и каким быть, если хочешь заработать «большие

139
деньги» на современном личностном рынке. Самое важное средство передачи
обычному человеку образа желательной личности - это кино. Молодая девушка
старается в выражении лица, в прическе, в жестах подражать высокооплачиваемой
звезде, считая все это самым многообещающим путем к успеху. Молодой человек
старается быть похожим на героя, которого видит на экране. Хотя обычный человек
имеет мало контактов с жизнью самых преуспевающих людей, его отношения со
звездами кино - дело другого рода. Да, он не имеет реального контакта и с ними, но он
может снова и снова видеть их на экране, может написать им и получить их карточку с
автографом. В отличие от тех времен,, когда актер был социально унижен, но тем не
менее передавал своей аудитории творения великих поэтов, наши кинозвезды не
служат передаче великих творений или идей, их функция - служить как бы связующей
нитью между обычным человеком и миром «великих». Даже если обычный человек и
не может надеяться стать таким же преуспевающим, как они, он может стараться
подражать им: они его святые, и благодаря своему успеху они воплощают
определенные нормы жизни.
Поскольку современный человек воспринимает себя и как продавца, и как товар
для продажи на рынке, его самооценка зависит от условий, ему неподвластных. Если он
«преуспевает» - он ценен; если нет - он лишен ценности. Степень неуверенности,
являющейся результатом данной ориентации, трудно переоценить. Если человек
чувствует, что его ценность определяется не его человеческими качествами, а успехом
в рыночной конкуренции с ее постоянно меняющимися условиями, его самооценка
непременно будет шаткой и постоянно будет нуждаться в подтверждении со стороны
других людей. Если человек вынужден неуклонно пробиваться к успеху, и любая
неудача являет жестокую угрозу его самооценке, то результатом будет чувство
беспомощности, неуверенности и неполноценности. Если превратности рынка
выступают мерилом ценности человека, чувства собственного достоинства и
самоуважения разрушаются. Проблема не только в самоуважении и самооценке, но ив
восприятии себя как независимого существа, в идентичности самому себе. Как мы
увидим позднее, зрелый и плодотворный индивид черпает свое чувство идентичности в
ощущении себя творцом, когда он сам и его силы - это нечто единое; такое
самоощущение можно выразить короткой фразой: «я - то, что я делаю». При рыночной
ориентации человек сталкивается со своими собственными силами, как с товаром,
отчужденным от него. Он не един с ними, и они скрыты от него, потому что значение
имеет не его самореализация в процессе их использования, а его успех в процессе их
продажи. И его силы, и то, что ими создано, отчуждается от него, становится чем-то от
него отличным, чем-то, что другие будут оценивать и использовать; в результате его
чувство идентичности становится таким же неустойчивым, как и самооценка;
заключительная реплика во всех возможных здесь ролях: «я - то, чего изволите».
Такое самоощущение Ибсен выразил в Пер Гюнте: Пер Гюнт пытается открыть
свое Я и обнаруживает, что оно подобно луковице - можно снимать слой за слоем, а
сердцевины так и не найдешь. Поскольку человек не может жить, сомневаясь в своей
идентичности, он должен, при рыночной ориентации, черпать чувство идентичности не
в самом себе и в своих силах, а в мнении других о себе. Его престиж, положение, успех,
известность другим как некоего определенного лица становятся замещением
подлинного чувства идентичности. Такая ситуация ставит его в полную зависимость от
того, как другие воспринимают его, и вынуждает придерживаться роли, однажды уже
принесшей ему успех. Раз я и мои силы отделены друг от друга, то, конечно, мое Я
определяется ценой, какую за меня дали.
Способ, каким человек воспринимает других, не отличается от способа
самовосприятия. Других, как и самого себя, воспринимаешь как товар; они тоже
представляют не себя, а ту свою часть, какая идет на продажу. Различие между людьми
сводится к простому количественному показателю большей или меньшей успешности,

140
привлекательности, и так и оценивается. Этот процесс не отличается от того, что
происходит с товарами на рынке. Произведение живописи и пара ботинок могут быть
выражены в их меновой стоимости и сведены к их цене; множество пар ботинок будет
«равно» одному произведению живописи. Так же и различие между людьми
подводится под один общий знаменатель, их цену на рынке. Их индивидуальность, то,
что в них своеобразно и уникально, лишается ценности, это - балласт. Значение, каким
наделяется слово «своеобразие», служит явным показателем такой установки. Вместо
определения величайших достижений человека, достижений, развивших его
индивидуальность, оно стало почти синонимом слова «странность». Слово «равенство»
тоже изменило свое значение. Идея, что все люди сотворены равными, подразумевает,
что все люди имеют одно и то же неотъемлемое право считаться целями, а не
средствами. Сегодня равенство стало эквивалентом взаимозаменяемости, а это уже
прямое отрицание индивидуальности. Равенство вместо того, чтоб быть условием
развития своеобразия каждого человека, означает изжитие индивидуальности,
«самоотказ», характерный для рыночной ориентации. Равенство связывалось с различи-
ем, а стало синонимом «безразличия»; и в самом деле, безразличие это как раз то, что
характеризует отношение современного человека к самому себе и к другим.
Так