Вы находитесь на странице: 1из 8

Российская академия наук

ИНСТИТУТ ВСЕОБЩЕЙ ИСТОРИИ

ВОСТОЧНАЯ ЕВРОПА
В ДРЕВНОСТИ
И СРЕДНЕВЕКОВЬЕ

РАННИЕ ЭТАПЫ УРБАНИЗАЦИИ

XXXI Чтения
памяти члена-корреспондента АН СССР
Владимира Терентьевича Пашуто

Москва, 17–19 апреля 2019 г.

Материалы конференции

Москва
2019
Russian Academy of Sciences
INSTITUTE OF WORLD HISTORY

EASTERN EUROPE
IN THE ANTIQUITY
AND THE MIDDLE AGES

EARLY STAGES OF URBANIZATION

XXXI Readings
Dedicated to the Memory of
Vladimir Pashuto

Moscow, 17–19 April 2019

Moscow
2019
ББК 63.3
В 782

Конференция проводится при поддержке РФФИ,


проект № 19-09-20005

Редакционная коллегия:

д.и.н. Е.А. Мельникова (ответственный редактор)


к.и.н. Т.М. Калинина (ответственный секретарь)
к.и.н. И.М. Никольский (ответственный секретарь)
к.и.н. Ю.А. Артамонов
д.и.н. Т.В. Гимон
д.и.н. Т.Н. Джаксон
М.И. Дробышев
д.и.н. И.Г. Коновалова
к.и.н. Е.В. Литовских
к.филол.н. В.И. Матузова
д.и.н. А.В. Назаренко
д.и.н. А.В. Подосинов
к.и.н. Б.Е. Рашковский
д.и.н. Л.В. Столярова
к.и.н. А.С. Щавелев

ISBN 978-5-94067-498-6
В 782

© Институт всеобщей истории РАН, 2019 г.


© Авторы, 2019 г.
© Редакционная коллегия, 2019 г.
находится место для «театральных» сцен, и сами осады оказы-
ваются важны не только для хода войны, но и для изображения
нравственного облика героев. Всё это вполне вписывается в кар-
тину мировоззрения Саллюстия.
Литература
Короленков А.В. Образ Мария у Саллюстия // ВДИ. 2008. № 4. С. 94–114.
Büchner K. Der Aufbau von Sallusts Bellum Iugurthinum. Wiesbaden, 1953.
Gsell S. Histoire de l’Afrique du Nord. P., 1928. T. 7.
Koestermann E. Kommentar // Sallustius Crispus. Bellum Iugurthinum.
Heidelberg, 1971. S. 23–389.
Leeman A.D. Aufbau und Absicht von Sallusts Bellum Iugurthinum. Ams-
terdam, 1957.
Morstein-Marx R. The Alleged “Massacre” at Cirta and Its Consequences
(Sallust Bellum Iugurthinum 26–27) // Classical Philology. 2000.
Vol. 95. P. 468–476.
Perrochat P. Les modèles grecs de Salluste. P., 1949.
Vössing K. Sallust und das ‚Massaker von Cirtaʻ 112 v.Chr. (Sall. Iug. 26) //
A Roman Miscellany. Essays in Honour of Anthony R. Birley on his
Seventieth Birthday / Ed. V. Hirschmann, A. Krieckhaus,
H.M. Schellenberg. Gdańsk, 2008, S. 157–174.
Werner V. Quantum bello optimus, tantum pace pessimus. Studien zum
Mariusbild in der antiken Geschichtsschreibung. Bonn, 1995.

Д.М. Котышев

КИЕВ В Х ВЕКЕ: ФОРМИРОВАНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОГО


ЦЕНТРА В СРЕДНЕМ ПОДНЕПРОВЬЕ

Когда говорится о возникновении столичного центра, то речь


идет не столько о возникновении Киева, сколько о превращении
существовавшей на Подоле и киевских горах группы поселений
в единый комплекс. Вплоть до конца Х в. киевские поселения
существовали как автономные единицы. Современные исследо-
вания показывают, что поселение на Подоле, возникшее в самом
начале Х в., динамично развивалось. Об этом говорит содержа-
ние выявленных в ходе исследований Подола строительных го-
ризонтов (Гупало 1971–1972. С. 7; Гупало, Толочко 1973. С. 29–
30; Гупало, Ивакин, Сагайдак 1974. С. 6–11; Гупало, Ивакин,
Сагайдак 1975. С. 5–7; Сагайдак 1987. С. 90–91; Сагайдак 1991.
133
С. 82–83). Это вполне объяснимо, потому что главным объектом
киевской инфраструктуры Х в. была гавань в Почайне (Сагайдак
2005. С. 94–104; 2007. С. 102–104), где формировались торговые
караваны для отправки в Византию.
Первоначальная резиденция киевских князей располагалась,
вероятно, на Замковой горе (Сагайдак 2001. С. 1–16), а не на
Старокиевской, как это пытались представить в большинстве
предшествующих исследований. Исследования, проведенные
вокруг Десятинной церкви в 2005–2010 гг., показали, что древ-
нейшие укрепления, возведенные на рубеже IX–X вв., прекрати-
ли свое функционирование и были разобраны в первой полови-
не Х в. (Козюба 2004. С. 139–152; Михайлов 2010. С. 314). Вме-
сто них на большей части территории Старокиевского плато
располагается курганный могильник (Ивакин 2001. С. 245, 249).
Эта ситуация продолжает сохраняться до конца Х в. Данный
вывод был сформулирован М.К. Каргером (1940. С. 61–63; 1958.
С. 112), и он полностью выдержал проверку временем. Попытки
ряда историков опровергнуть это утверждение (Рыбаков 1980.
С. 47; Толочко 1981 С. 59) на сегодняшний день нельзя до конца
признать убедительными (Котышев 2014).
Рассуждая о политическом центре в Среднем Поднепровье в
Х в. (во всяком случае, во второй половине столетия), следует
принимать во внимание, что это понятие связывалось с место-
пребыванием князя; данное положение хорошо иллюстрируется
сюжетом о попытке Святослава перенести свою резиденцию из
Киева на Дунай (ПСРЛ. Т. 1. Стб. 67). Подобная практика была
характерна для Восточнофранкского, а затем Германского коро-
левств X–XII вв., когда управление страной принимало форму
объезда монархом своих резиденций, разбросанных по террито-
рии королевства. Эта система управления в современной евро-
пейской медиевистике получила определение Wanderkönigtum:
«разъезжающая королевская власть» (Назаренко 2009. С. 103).
В условиях подобной «сецентричности» власти отпадала не-
обходимость в политическом центре классического типа. По-
этому преобладающее значение Киева заключалось в другом:
комплекс поселений на Подоле и окрестных горах располагался
в ключевой точке днепровской магистрали, запирая собой весь
верхнеднепровский бассейн. Это удачное положение Киева оп-
134
ределило его значение как редистрибутивного центра, где кон-
центрировалась и перераспределялась собираемая росами сла-
вянская дань.
Редистрибутивные и военно-административные функции
обусловили возвышение Киева над остальными территориями.
Это обстоятельство сыграло решающую роль в том, что сыновья
Святослава – вначале Ярополк, затем Владимир – выбирают Ки-
ев местом своего пребывания. За прошедшие с 945 г. тридцать
лет система эксплуатации русами славян обновилась и окрепла.
Концентрация в Киеве всех основных доходов, получаемых как
от славянско-земледельческой, так и от военно-дружинной эко-
номики, дала киевским правителям в руки значительные средст-
ва. Их можно было вкладывать не только во внешнеторговую
деятельность, но и в развитие собственно славяно-русского со-
циума, его экономики и инфраструктуры. Немаловажную роль в
деле консолидации Русской земли сыграло принятие Русью хри-
стианства. Крещение Руси, осуществленное по инициативе Вла-
димира Святославича, на мой взгляд, следует рассматривать го-
раздо шире рамок религиозных и конфессиональных взаимодей-
ствий. Принимая крещение, Владимир не просто укреплял свою
власть посредством новой религии, но и конструировал «Рус-
скую землю» подобно Византии как христианскую державу со
всеми ее атрибутами: церковной организацией, законодательст-
вом, налоговой системой и т.д. Созданная в конце Х – начале
XI в. административно-территориальная структура древнерус-
ской митрополии (Щапов 1989. С. 34–44) стала одной из цемен-
тирующих основ «Русской земли».
Как столица Киев в эпоху Владимира Святославича форми-
ровался вокруг нового сакрального центра – возведенной посре-
ди плато Старокиевской горы церкви Богородицы Десятинной.
Сама топография строительства была далеко не случайна – Де-
сятинная церковь была преднамеренно построена над компактно
расположенной группой знатных захоронений; при этом сами
захоронения были сохранены в процессе строительства. По
вполне обоснованному предположению К.А. Михайлова, «на
месте строительства храма Богородицы Десятинной мог нахо-
диться родовой погребальный участок представителей киевско-
го княжеского дома или членов рода Рюриковичей, умерших до
135
официального принятия христианства в 988 г.» (Михайлов 2004.
С. 42). Все остальные постройки Старокиевской горы были воз-
ведены вокруг Десятинной церкви как планировочного центра
(Богусевич 1957. C. 16; Ёлшин 2008. С. 154, 230; Красовский
1998. С. 153). По времени своего возведения они не выходят за
нижние границы сооружения храма; новейшие исследования
исторического ядра «города Владимира» показали, что о мону-
ментальной архитектуре довладимирового периода на сего-
дняшний день говорить не приходится. Новейшие исследования,
посвященные анализу строительных материалов предполагае-
мых «довладимировых» сооружений («капище», «дворец Оль-
ги» и «пантеон»), позволяют говорить о достаточно позднем
времени их возведения: некоторые строительные материалы,
синхронные постройке Десятинной церкви, были употреблены
здесь уже вторично.
Планировка сооружений и одновременность их возведения
(во всяком случае, в пределах конца Х – начала XI в.) позволяет
согласиться с мнением, что «размещение в Верхнем городе ком-
плекса монументальных сооружений было не расширением
княжеского двора, а сознательным актом создания нового гра-
достроительного центра» (Ёлшин 2008. С. 178–180). Город Вла-
димира» как новый градостроительный центр, с одной стороны,
отчетливо противопоставляется Подолу, а с другой стороны –
объединяет существующие поселения в одну коммуникативную
структуру.
Строительная деятельность князя Владимира Святославича
обозначила превращение Киева из редистрибутивного центра в
центр религиозный и административно-политический не только
для ближайшей округи, но и для всей Русской земли.

Литература
Богусевич В.А. Про феодальні двори Києва XI–XIII ст. // Археологія.
1957. Т. 11.
Гупало К.М. Звіт про розкопки на траси Подольскої лінії Київського
метрополітену в 1971–1972 рр. // НА ІА НАНУ. Ф. 1971–1972/34д.
Ед. хр. 6421.
Гупало К.М. Толочко П.П. Звіт про археологічні дослідження на Подолі
в 1973 році // НА ІА НАНУ. Ф. 1973/22а. Ед. хр. 7473.

136
Гупало К.Н., Ивакин Г.Ю., Сагайдак М.А. Археологические исследова-
ния Подола в 1974 году // НА ІА НАНУ. Ф. 1974/28. Ед. хр. 7485.
Гупало К.Н., Ивакин Г.Ю., Сагайдак М.А. Отчет об археологических
исследованиях Подола в 1975 г. // НА ІА НАНУ. Ф. 1975/25а. Ед.
хр. 7571.
Ёлшин Д.Д. Комплекс монументальных сооружений конца Х в. на Старо-
киевской горе: археологический, историко-архитектурный и градо-
строительный аспекты: Дис. … канд. ист. наук. СПб., 2008.
Ивакин В.Г. Киевские погребения Х в. // Stratum plus. 2001. № 5.
Каргер М.К. К вопросу о Киеве в VIII–IX вв. // КСИИМК. 1940.
Вып. 5.
Каргер М.К. Древний Киев. М.; Л., 1958. Т. 1.
Козюба В.К. Городище на Старокиївській горі // Стародавній Іскорос-
тень і слов’янські гради VIII–X ст. Київ, 2004.
Котышев Д.М. Ранняя история Киева в контексте истории Восточной
Европы VIII–X вв. // Труды Ин-та российской истории РАН. Т. 12.
М., 2014.
Красовский И.С. О плане Десятинной церкви в Киеве // РА. 1998. № 3.
Михайлов К.А. Киевский языческий некрополь и церковь Богородицы
Десятинная // РА. 2004. № 1.
Михайлов К.А. Реконструкция древнейших укреплений Старокиевско-
го городища // Археологія і давня історія України. Київ, 2010.
Вип. 1.
Назаренко А.В. Была ли столица в Древней Руси? Некоторые сравни-
тельно-исторические и терминологические наблюдения // Древняя
Русь и славяне. Историко-филологические исследования. М., 2009.
Рыбаков Б.А. Город Кия // ВИ. 1980. № 5.
Сагайдак М.А. Хронология археологических комплексов Киевского
Подола (Киев, 1987) // НА ІА НАНУ. П.т. № 149.
Сагайдак М.А. Давньокиївський Поділ: проблемі топографії, стратиг-
рафії, хронології. Київ, 1991.
Сагайдак М.А. Актуальні питання зародження та формування раннього
Києва // Магістеріум: Археологічні студії. Київ, 2001. Вип. 6.
Сагайдак М.А. Про деякі спірні питання історичної топографії ранньо-
середньовічного Києва // Наукові записки з української історії. Пе-
реяслав-Хмельницький, 2005. Вип. 16.
Сагайдак М.А. К истории градообразования на территории Древней Руси
(VI – первая половина XI века) // История русского искусства. В 22 т.
М., 2007. Т. 1: Искусство Киевской Руси IX – первая четверть XII в.
Толочко П.П. Происхождение и ранние этапы истории древнего Киева
// Новое в археологии Киева. Киев, 1981.
Щапов Я.Н. Государство и церковь Древней Руси X–XIII вв. М., 1989.

137