Вы находитесь на странице: 1из 142

ЭЛЕКТРОННЫЙ ИНФОРМАЦИОННО - ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ

Издаѐтся с июня 2017 года

ИГРОВОЕ СООБЩЕСТВО АВИАСИМУЛЯТОРОВ

Выходит один раз в месяц


Учредитель и главный редактор Zep

Редакционный Совет
Zep
=К=Gunther

= №7-8 (14-15) / ИЮЛЬ-АВГУСТ 2018 =


3

ЭЛЕКТРОННЫЙ
В НОМЕРЕ:
НЕКОММЕРЧЕСКИЙ
Колонка редактора
ИНФОРМАЦИОННО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ
В лётчике должно быть всё красиво: и лицо, и душа, и
ЖУРНАЛ
мысли, и...форма………………... …………………..........5-44
ИГРОВОГО СООБЩЕСТВА
АВИАСИМУЛЯТОРОВ
События, факты, комментарии
Конкурс журнала на приз от ВКБ…………………………...45
Штурмовик Ил-2 с точки зрения химии металлов…...46-51
Lofte. Система ночного целеуказания «ЭГОН» и её бое-
вое применение………………………………………..….52-68
Боевой путь 47-го штурмового авиаполка ВМФ……..69-74
A La Guerre Comme A La Guerre………………………..75-99
НА ОБЛОЖКЕ:
Основные особенности и приёмы воздушного
1-ая стр.—автор =К=Gunther боя……………………………………………...………...100-117
142-ая стр.— автор =К=Gunther
/ Все идеи — Zep Девять дней одного года……………………………...118-141

Реквизиты для добровольных пожертвований


В системе Web Money: Z334258616558
E731486604174
В системе Yandex Money: 410015900069985
В системе ePayments: 000-590105
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОДЕРЖАНИЕ
Если вы решили помочь, пришлите, пожалуйста, на
И ДОСТОВЕРНОСТЬ ИЗЛОЖЕННЫХ
почту редакции соответствующее сообщение.
МАТЕРИАЛОВ НЕСУТ АВТОРЫ СТАТЕЙ.
ИХ СУЖДЕНИЯ И ВЫВОДЫ МОГУТ НЕ
ПОЧТА РЕДАКЦИИ:
СОВПАДАТЬ С МНЕНИЕМ РЕДАКЦИИ.
virpil.mag@tut.by

ЖУРНАЛ НИ В КАКОМ ВИДЕ НЕ ПРОПАГАНДИРУЕТ И НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТ ВЗГЛЯДЫ И ИДЕИ ФА-


ШИЗМА, РАДИКАЛЬНОГО НАЦИОНАЛИЗМА И Т. П. ВСЕ МАТЕРИАЛЫ, КАСАЮЩИЕСЯ СИМВОЛИКИ
ТРЕТЬЕГО РЕЙХА НОСЯТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИНФОРМАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР.
ПРИ ПОДГОТОВКЕ МАТЕРИАЛОВ АВТОРЫ СТАТЕЙ ИСПОЛЬЗУЮТ ЦИТАТЫ И ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
ИЗ РАЗЛИЧНЫХ ПЕЧАТНЫХ И ЭЛЕКТРОННЫХ ИСТОЧНИКОВ. ВО ИЗБЕЖАНИЕ НАРУШЕНИЯ АВТОР-
СКИХ ПРАВ, В КОНЦЕ СТАТЕЙ УКАЗЫВАЕТСЯ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ЭЛЕК-
ТРОННЫХ РЕСУРСОВ.
Заместитель командира 18-го отдельного штурмового авиационного полка ВВС Черноморского флота Алексей Антонович Губрий у самолёта Ил-2 в апреле 1942года.
Источник фото: http://ava.org.ru/shap/8gm.htm
4
5

Невероятно, но факт: военная форма появилась во многих странах мира раньше,


чем другие виды унифицированной одежды. К военной форме, мундиру, во все времена и
во всех странах предъявлялись очень серьёзные требования. Главными из них были удоб-
ство во время несения службы и во время боевых действий, единообразие по родам войск
и визуальное отличие от военной формы других стран. Форму придумывали и шили с но-
ваторством и любовью. Мундир всегда был признаком воинской доблести, чести и пат-
риотизма. Ведь не зря же, расхожим было выражение «Честь мундира».
Трепетное отношение к военной форме было и в России, сразу в царской, а затем и в
Советской. Великий русский полководец М. И. Кутузов сказал по этому поводу так: «Нет
чести выше — носить русский мундир!» Ну и как здесь не вспомнить замечательную
фразу из кинофильма «Офицеры»: «Есть такая профессия — Родину защищать!» С осо-
бой любовью относились в России к авиаторам, чья форма всегда вызывала уважение и
восхищение. Униформа российского Военного Воздушного Флота, так же как и его орга-
низация, самолётный парк, тактика и стратегия, прошла долгий и порой, очень не про-
стой путь в своём развитии.
Конечно же, развитие русского авиационного мундира невозможно рассматривать
в отрыве от истории авиации вообще. Поэтому, факты и события, касающиеся этих
двух сторон в общем то одной большой темы, в нашем рассказе будут перекликаться,
пересекаться, чередоваться и «перебивать» друг друга. А как же иначе?

При подготовке этой статьи были широко использованы материалы из просто заме-
чательного двухтомника А. Кибовского, А. Степанова и К. Цыпленкова «Униформа рос-
сийского Военного Воздушного Флота».
***
Русский фольклор знает много сказок и легенд о фантасти-
ческих существах и людях, умеющих летать. Мысль о возмож-
ности парить в воздухе, подобно птицам, жила в народе с неза-
памятных времён. Это и былины о Тугарине Змеевиче, сказки о
Коньке-Горбунке, Кощее Бессмертном, Иване-царевиче и дру-
гие.
Сохранились легенды и о реальных попытках покорить
«пятый океан». Русский историк Н. М. Карамзин в своём много-
томном труде «История Государства Российского» упоминает,
что ещё в 906 году князь Олег пытался применить при осаде
Византийского Царьграда «какие то снаряды». Другая легенда
говорит о летающем искусственном орле, сконструированном
Рисунок 1. В. М. Васнецов.
Ковёр-самолёт
при царе Иване Грозном (Иван IV, *1462-1505+).
6
Первые сведения о «применении» воздушных аппаратов в военных целях, мне удалось
разыскать относительно Отечественной войны 1812 года.
Весной 1812 года механик Ф. Леппих, немец по происхождению, предложил русскому
правительству построить управляемый воздушный шар. О чём и было сразу же доложено
императору Александру I. В донесении говорилось:
«… По сделанным доселе расчислениям наудобнейшие воздушные корабли
могут вмещать в себя 40 человек и поднимать 12 000 фунтов. В числе артил-
лерийских предметов, коими он хочет снабдить себя, ожидает он особливо
большого действия от ящиков, наполненных порохом, которые брошены будучи
сверху, могут разрывом своим, упав на твёрдые тела, опрокинуть целые эскад-
роны.»
Александр I заинтересовался этим предложением и пригласил Леппиха приступить к
постройке таких аппаратов в селе Воронцове под Москвой.

Рисунок 2. Проект управляемого аэростата Ф. Леппиха

По ряду объективных причин, управляемый шар Леппиха так и не был «запущен в се-
рию», но на 5-6 сажень (10-12 м.) он всё-таки поднялся. Таким образом, ещё в начале XIX
века была предпринята попытка создания управляемого воздушного аппарата для его при-
менения в военных целях.
Под влиянием новостей о применении западными странами воздушных шаров на
войне, Военно-учётный комитет России в 60-е годы XIX века начинает серьёзно прорабаты-
вать вопрос о боевом применении аэростатов.
«Было бы несправедливо пренебрегать таким средством, с помощью кото-
рого является возможность своевременно раскрывать силы противника, стя-
гиваемые к полю сражения, или предотвращать скрыто подготовляемые ими
удары, определять расположение атакуемой крепости или работ осаждающе-
го, наконец, наблюдать на более или менее значительном расстоянии операции
противника по переправе через реки… и пр. Во всех случаях воздушные рекогнос-
цировки… могут доставить неоценённые услуги.»
7
в ноябре 1884 года, при императоре Александре III создаётся специальная Комиссия по
применению воздухоплавания, голубиной почты и сторожевых вышек в военных целях. А
уже в феврале 1885 года был сформирован первый кадровый отряд аэронавтов (вот так, не
больше, не меньше!). В июне 1888 года в Варшаве было создано крепостное воздухоплава-
тельное отделение. А подготовкой личного состава для таких частей занялся, созданный в
1890 году, Учебный воздухоплавательный парк, который в период с 1894 по 1904 годы под-
готовил 2 085 солдат воздухоплавательной службы.

Рисунок 3. Формы обмундирования офицеров и нижних чинов воздухоплавательных частей, 1890 год

В ноябре 1890 года императором было утверждено подробное описание униформы


8
воздухоплавательных частей, что, кстати, органически вписывалось в общий рисунок воен-
ного костюма того периода. Даже беглого взгляда достаточно, чтобы оценить такую форму
как простую и «скромную», что впрочем отвечало и самим вкусам Александра III.

Рисунок 4. Поручик Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения в форменном сюртуке с погонами.


Через правое плечо идёт чёрная лакированная портупея, 1910 год *

Рисунок 5. Шифровки Учебного воздухоплавательного парка (У)


и Варшавского крепостного воздухоплавательного отделения (В), 1890 год *

* Иллюстрации взяты из двухтомника А. Кибовского, А. Степанова и К. Цыпленкова


«Униформа российского Военного Воздушного Флота».
9
К конце XIX — нач. XX веков на западных границах Российской империи, в военных
округах и укреплённых районах повсеместно создавались воздухоплавательные отделения.
В 1902 году такое отделение было создано в Брест-Литовске и таким образом, был завер-
шён процесс формирования воздухоплавательных частей во всех основных западных кре-
постях.

Рисунок 6. Шифровки 1-го и 2-го Восточно-Сибирских полевых воздухоплавательных батальонов, 1904 год *

Но не всё шло так гладко и было столь безоблачно. Царская бюрократия, нехватка госу-
дарственных субсидий и нежелание русских промышленников вкладывать свои финансо-
вые средства в столь рискованные с их точки зрения проекты, заметно тормозили процесс
создания русского воздухоплавательного корпуса. И порой, уникальные проекты изобрета-
телей просто отправлялись в «долгий ящик».
Когда вспыхнула война на Дальнем Востоке (Русско-японская война 1904-1905 гг.) и
плохо вооружённая и обученная русская армия стала терпеть поражение за поражением,
только тогда отношение к воздухоплаванию несколько изменилось в лучшую сторону. К мо-
менту начала вооружённого конфликта на Дальнем Востоке вообще отсутствовали какие бы
то ни было воздухоплавательные подразделения. Высший генералитет считал, что во время
проведения наземных военных операций пользы от воздухоплавания не будет, а вот дело
10
это считалось дорогостоящим и весьма хлопотным. Так, например, Главный начальник ин-
женеров генерал Вернандер всячески доказывал неприменимость военного воздухоплава-
ния на театре военных действий и утверждал, что:
«… я со своей стороны нахожу, что посылка воздухоплавательного отделе-
ния в Маньчжурию, — снабжённого всего лишь на 30 наполнений одного шара,
— едва ли может принести пользу вверенной вашему превосходительству ар-
мии, а скорее стеснит её, вызвав заботу о сохранности в целости воздухопла-
вательного имущества.»
Правда, не все генералы придерживались такой точки зрения. Но пока велась перепис-
ка, согласовывались реляции, шло время… а русская армия терпела поражения и её пресле-
довали военные неудачи.
И всё-таки в конце концов была сформирована воздухоплавательная рота и отправле-
на на Дальний Восток. 14 июля 1904 года у деревни Гудзядзы для наблюдения на воздуш-
ном шаре поднялись до высоты 800 метров командир 10-го корпуса генерал Случевский и
капитан Боресков. Перед ними открылась ясная и полная картина расположения и укреп-
лений противника. По признанию того же генерала Случевского, общая картина представ-
лялась ему «совсем иначе до подъёма». Уже один только этот факт убедительно доказывал
огромное значение привязного аэростата для разведки. Продолжая свою деятельность, ро-
та сумела к 28 апреля 1905 года снять подробные кроки (план-схема) с позиций противни-
ка.

Рисунок 7. Кроки, снятые с воздушного шара в период с 7 по 20 января 1905 года


11
В целом русско-японская война, выявившая серьёзнейшие просчёты высшего русского
командования, показала Николаю II и его правительству острейшую необходимость поиска
путей дальнейшего развития военного воздухоплавания в России.
И такие пути разрабатывались, в том числе и в отношении военной формы. В начале
декабря 1907 года были утверждены чертежи покроя двубортного мундира для офицеров и
нижних чинов инженерных войск, куда входили и воздухоплавательные части.

Рисунок 8. Чертёж покроя двубортного мундира для офицеров инженерных войск


(в том числе и воздухоплавательных частей) *

Рисунок 9. Чертёж покроя двубортного мундира для нижних чинов инженерных войск
(в том числе и воздухоплавательных частей) *
12

Рисунок 10. Офицеры Владивостокской крепостной воздухоплавательной роты и 3-го Восточно-Сибирского полевого
воздухоплавательного батальона. Все офицеры в защитных фуражках и защитных кителях образца 1907 года, 1908 год. *

Осенью 1912 года царским правительством была нача-


та реформа по унификации парадного и походного об-
мундирования. С марта 1913 года она вступила в силу.

Рисунок 12. Знак на погоны и эполеты офицеров, имеющих звание


военного лётчика. Рисунок был высочайше утверждён 23 июня 1913 года *

Рисунок 11. Форма образца 1913 года для военнослужащих воздухоплавательных батальонов и рот: рядовой в парадной
форме и офицер в повседневной форме. Реконструкция. *
13
К 1907 году стало ясно, насколько Россия отставала в деле дирижаблестроения от пере-
довых стран Европы. 8 февраля 1907 года начальник Главного управления генерал Вернан-
дер издал приказ, в котором предложил образовать комиссию под председательством ге-
нерал-лейтенанта Н. Кирпичёва для «… производства предварительных опытов и исследо-
ваний принадлежностей и материалов для постройки управляемого аэростата, а также для
составления по результатам опытов, окончательного проекта такого аэростата.» Почти од-
новременно начались работы по проектированию.
Спроектированный дирижабль получил название «Кречет» и к его постройке приступи-
ли в июне 1908 года.

Рисунок 13. Чертёж дирижабля «Кречет».

17 июля 1909 года постройка «Кречета» была закончена, но испытания по ряду причин
пришлось отложить до лета 1910 года. Первый полёт дирижабля состоялся утром 30 июля
1910 года, в 08 часов 19 минут утра. Для военных целей в этот период было построено ещё
два дирижабля — «Альбатрос» и «Гигант».
С самого начала было принято решение снабдить дирижабли вооружением. Так,
«Кречет» имел 2-4 ружья-пулемёты Мадсена с 1 500 патронов на каждый ствол. Были про-
ведены и опытные стрельбы. Стрельба из ружей-пулемётов Мадсена с дирижабля
«Альбатрос» дала 73,8% попадания в цель с высоты 600 метров.
К началу Первой мировой войны, отечественные приборы для бомбометания дали
возможность использовать на дирижаблях достаточно совершенные установки для сбрасы-
вания бомб.
14
В декабре 1903 года братья Райт совершили в США свой первый полёт на моторном
аэроплане. Во всех странах мира началась «борьба за воздух». Медленнее, чем в западных
странах, но развивалось самолётостроение и в России.

Рисунок 14. Аэроплан братьев Райт в полёте.

Начавшееся с середины 1912 года формирование военно-авиационных частей потре-


бовало от правительства и Военного министерства форсировать процесс подготовки лётно-
го состава. Существовавшие на тот момент Гатчинская и Севастопольская школы лётчиков
были расширены. Кроме того, обучению полётам на аэропланах стали осуществлять в авиа-
ционной группе, открывшейся в Варшаве, как филиал Гатчинской школы лётчиков. К подго-
товке лётных кадров подключились и все аэроклубы (заблуждение, что оные появились во
времена СССР!). Для теоретической подготовки лётчиков открылись специальные курсы
при Петербургском политехническом институте и при Институте инженеров путей сообще-
ния. Курс «Основы воздухоплавания» читался для офицеров в Николаевской инженерной
академии, а профессор Н. Жуковский знакомил с «Теоретическими основами воздухоплава-
ния» слушателей Московского высшего технического училища. С целью ознакомления с
иностранным опытом, большую группу офицеров отправили на стажировку во Францию. В
результате проведённых мероприятий, с 1911 по 1914 годы теоретический курс воздухопла-
вания прослушали 270 офицеров царской армии.
В 1912 году в военных авиационных школах было подготовлено 64 лётчика, а всего в
распоряжении военного ведомства в 1913 году было 126 военных лётчиков. Среди них бы-
ло немало высококвалифицированных пилотов, таких как Ефимов, Уточкин, Россинский, Аб-
рамович, Алехнович, Дыбовский, Нагурский, Руднев и другие.
24 декабря военный министр России генерал-адъютант Сухомлинов утвердил эскизы
новой шифровки авиационных частей.
15

Рисунок 15. Шифровки на погонах и эполеты военнослужащих авиационных частей, 1913 год *

Рабочая синяя суконная рубаха однобортная, из не


ворсованного сукна, шилась несколько в талию, без кар-
манов. На левом борту изнутри на расстоянии 1,7 см. от
края борта пришивались четыре больших железных
крючка. Верхний крючок был на расстоянии 3,3 см. от
верхнего среза борта, нижний у талии, а остальные два
на равном расстоянии между ними в ряд. В углу левого
борта дополнительно пришивался маленький железный
крючок. Напротив крючков на правом борте пришива-
лись железные проволочные петельки. Стоячий мягкий
воротник высотой 4,5 см. имел прямые углы и подбивал-
ся изнутри рубашечным холстом или защитным равенду-
ком. Воротник застёгивался на два маленьких железных
крючка, пришитых на левом конце, и две соответствую-
щие петельки на правом. К рукавам рубахи пристрачива-
лись прямые разрезные манжеты. Петли застёгивались
на чёрные круглые пуговицы с четырьмя дырочками,
пришитые на внутреннем конце обшлага.

Рисунок 16. Рабочая синяя суконная рубаха для нижних чинов авиационных и воздухоплавательных частей. *
16

Рисунок 17. Формы обмундирования авиационных частей, 1913 год *


17

1 2 3

6 7
4

Рисунок 18. Погоны военных лётчиков в 1914-1917 годах. *

1. Погон штабс-капитана военного лётчика.


2. Погон капитана военного лётчика.
3. Погон подпоручика 2-й авиационной роты.
4. Погон военного лётчика Эскадры воздушных кораблей «Илья Муромец» капитана лейб-
гвардии 3-го Стрелкового полка С. Н. Никольского. Апрель-ноябрь 1917 года.
5. Эполет капитана 2-й авиационной роты.
6. Погон военного лётчика штабс-ротмистра 16-го гусарского Иркутского полка.
7. Погон подпоручика 8-го авиационного дивизиона, 1916 год.
18

Рисунок 19. Нагрудные знаки российской военной авиации, утверждённые в 1917 году. *

Согласно известных архивных документов, впервые особый нагрудный знак для воен-
ных лётчиков упоминается в сентябре 1912 года в связи с «Положением об авиационном
отделе Офицерской Воздухоплавательной школы», который присваивался офицерам за
успешное окончание учебного курса. Но сам эскиз знака и его описание были утверждены
императором Николаем II только 30 ноября 1913 года.
19
В апреле 1916 года в Военном министерстве России было образовано самостоятельное
Управление Военного Воздушного Флота (УВОФЛОТ). Для этого Управления было решено
создать особую униформу, которая по замыслу, должна была включать в себя элементы как
авиационного, так и министерского стиля костюма.

Рисунок 20. Эскизы обмундирования офицеров УВОФЛОТа, установленные в октябре 1916 года. *
20
Для правильного восприятия внешнего вида авиационных офицеров в той или иной
обстановке, нужно, прежде всего, исходить из уставных норм ношения различных атрибу-
тов этой формы.
Так, например, в мирное время существовало одиннадцать (!) вариантов различных
комбинаций вариантов обмундирования.
На приёмы и другие торжественные мероприятия, офицеры облачались в парадную
форму: чёрная фуражка, мундир с эполетами, укороченные шаровары, шарф, сабля. Если
такой торжественный момент проходил в воинской части — костюм дополнял револьвер на
шнуре.
В повседневной обстановке офицеры надевали служебную форму, которая включала в
себя чёрную или защитного цвета фуражку, китель с погонами, укороченные шаровары. Ес-
ли всё происходило в строевой обстановке костюм дополнял револьвер на плечевом поясе
и кортик, а вне её — длинные шаровары и кортик на поясной портупее под кителем.
В холодное время года при всех формах поверх мундира офицеры надевали пальто, а
вместо фуражки папаху.
Существовало и так называемое дополнительное обмундирование, то есть предметы
необходимые непосредственно для полётов и производства технических работ по обслужи-
ванию аэропланов.
К ним относились шлемы, кожаные шаровары, перчатки с крагами, кожаные куртки и
мягкие складные шапочки.

Рисунок 21. Шлем военного лётчика образца 1914 года. *

Добавочное обмундирование для офицеров и для рядовых лётчиков-авиаторов имело


существенные различия.
21

Рисунок 22. Офицерская складная шапка-пилотка и складная суконная шапка-пилотка для нижних чинов, образца 1914 года.

… А дальше была кровопролитнейшая гражданская война. Бог им судья, красным, бе-


лым, зелёным русским авиаторам. Они защищали свои идеалы, своё небо, свою Россию.
***

После окончания гражданской войны советское правительство и государство приступи-


ли к восстановлению народного хозяйства. А восстанавливать нужно было практически всё.
Первые годы существования советской авиации не были и не могли быть успешными
ни в области создания новых образцов самолётов, ни в области авиастроения в целом. К
1921 году ресурсы пополнения материальной части авиации, которая, кстати, оставалась на
уровне 1917 года, были почти полностью исчерпаны. Даже те самолёты и авиационные мо-
торы, остававшиеся в распоряжении Советской власти, выглядели сильно морально уста-
ревшими и отставали от требований времени.
На протяжении 1921-1924 годов были приняты кардинальные решения и сделаны
практические шаги по развитию отечественного самолётостроения и совершенствованию
его материально-технической базы:
1.Приобретение за границей некоторых серийных самолётов, а так же доступных опыт-
ных образцов с целью ознакомления и получения необходимого опыта.
2. Освоение и серийное строительство лучших образцов зарубежной авиационной тех-
ники с дальнейшей их модернизацией.
3. Использование иностранной технической помощи и лицензий на самолёты, двигате-
ли и оборудование.
4. Создание отечественного цельнометаллического самолётостроения.
5. Разработка собственного опытного авиапрома.
6. Расширение производственной базы советской авиапромышленности и переход к
полной независимости от иностранных фирм.
Такое пристальное внимание партии и правительства к проблемам авиационного стро-
ительства, создало условия для перехода к новой форме обмундирования для красных во-
енлётов.
22

Рисунок 23. Форма одежды военнослужащих Красного Воздушного Флота согласно приказа Реввоенсовета Республики
№322 от 1922 года.
1, 2 — Зимняя форма.
3 — Летняя форма. Реконструкция. *

Рисунок 24. Лётчики 1-го разведывательного отряда Петроградского военного округа, 1923 год.
23
Согласно приказам №2443 1921 года, №322 1922 года и №807 1924 года, с 1924 года
для военнослужащих ВВС РККА вводились новые образцы петлиц.

1 2 3 4

5 6 7 8

9 10 11 12

Рисунок 25. Петлицы образца 1924 года военнослужащих ВВС РККА, октябрь 1924 - май 1925 гг. *

1 — Красноармеец. 2 — Командир отделения. 3 — Помощник командира взвода. 4 — Старшина. 5 — Командир взвода,


младший механик. 6 — Командир роты, старший механик. 7 — Лётчик, лётчик - наблюдатель. 8 — Командир отряда.
9 — Командир эскадрильи. 10 — Начальник ВВС округа (фронта). 11 — Начальник штаба ВВС СССР. 12 — Начальник ВВС СССР.

В сентябре 1928 года были утверждены комплекты полётного обмундирования. В та-


кой комплект обмундирования входили: комбинированное кожаное пальто с пристёгиваю-
щимся мехом и воротником для зимних условий, кожаные или замшевые перчатки летние,
лётные очки, каска или шлем, спасательный жилет для лётчиков морской авиации, летний
комбинезон из лёгкой материи, тёплые сапоги (фетровые) специального образца и кожа-
ные на меху для лётчиков морской авиации, зимние кожаные меховые перчатки с крагами,
шерстяной зимний свитер, вязаный шерстяной зимний шарф, шерстяной зимний подшлем-
ник, зимние шерстяные перчатки, шерстяные зимние чулки, зимние очки.

Рисунок 26. Лётчик в кожаной куртке на байке, летнем Рисунок 27. Мл. авиатехник в летнем кожаном пальто, летнем
шлеме и складных полётных очках образца 1924 года * шлеме немецкого типа и летних очках, типа триплекс, 1932 г. *
24

Рисунок 28. Меховые кожаные шлемы начала 1930-х годов. * Рисунок 29. Летний кожаный шлем, 1933 год. *

В июне 1933 года была начата работа по


разработке новой формы обмундирования для
начсостава ВВС РККА, которая предусматрива-
ла введение выходного (парадного) мундира
(френч и брюки) и повседневного обмундиро-
вания (гимнастёрка и брюки).
Обмундирование начсостава ВВС преду-
сматривало тёмно-синий цвет с введением сле-
дующих предметов нового образца: короткую
двубортную шинель, шапку-финку, открытый
френч, брюки навыпуск, суконную и хлопчато-
бумажную фуражки и суконную пилотку.
Для повседневной носки предназначалась
суконная гимнастёрка с брюками или летняя
рубаха с летними шароварами из хлопчатобу-
мажной ткани.

Рисунок 30. Полётные очки 1920-х — нач. 1930-х годов. *

К середине 1930-х годов возросла роль авиации и мотомеханизированных частей в об-


щей структуре Красной Армии. Это требовало от советского руководства ещё более при-
25
стального внимания к кадрам вообще и Военно-Воздушных Сил, в частности. В своём вы-
ступлении перед выпускниками военных академий 4 мая 1935 года И. Сталин так охаракте-
ризовал эту политику:
«Теперь мы дошли до такой стадии развития, когда кадры решают всё, а
не кобылы и машины. Кобыл и машин у нас достаточно много и ещё больше бу-
дет, а вот кадры, их очень трудно вырастить. У нас лётчики с тем, чтобы не
потерять машину, жалко её, рискуют жизнью, но не спускаются на парашюте.
Это преступление. Сто машин не стоят одного самого плохого лётчика. Его
нужно не только породить, а и выковать.»
Может быть эти слова, произнесённые Сталиным, вызовут у читателя некий диссонанс;
а как же 1937-й год? Дело в том, что история, как наука (не на «кухонном», конечно, уровне)
имеет свои законы и так же точна в выводах и формулировках как физика или математика.
Не вдаваясь в детали, ограничусь лишь тем замечаниям, что слова и дела исторических
личностей, да и людей вообще нужно рассматривать исключительно и только в контексте
тех событий и фактов, в цепи которых «слова говорятся», а «дела делаются».
В 1935-1938 годах вышли приказы Народного Комиссара Обороны К. Ворошилова о
знаках различия командного, начальствующего и рядового состава Военно-Воздушных Сил
РККА.

Рисунок 31. Знаки различия и нарукавные нашивки в ВВС РККА *


26

Реформа обмундирования РККА 1935 года косну-


лась командного и начальствующего состава ВВС только
в уточнении некоторых деталей уже существующей
формы одежды военнослужащих. Так уже существую-
щие открытый френч с окантовкой, брюки навыпуск,
тёмно-синяя двубортная шинель и авиационная пилот-
ка получили «официальный» статус. Так, вместо фуражки, головным убором для повседнев-
ной службы, становится тёмно-синяя пилотка, а открытый френч, ранее служивший
«выходным», теперь в комплекте брюками-бриджи являлся основной формой одежды.

Рисунок 32. Ст. лейтенант в повседневной форме ВВС, 1936г. Рисунок 33. Капитан ВВС в кожаном плаще, 1936-1940 гг.
27
В дополнение к этому был введён голубой кант на воротнике и манжетах гимнастёрки,
а также на наружном боковом шве брюк-бриджи. Для высшего командно-начальствующего
состава предусматривалась ещё цветная окантовка на шинели. Тёмно-синий цвет становит-
ся основным для высшего командно-начальствующего состава ВВС, но предусматривался и
цвет «хаки» для летней гимнастёрки.
Интересным является факт срока службы обмундирования военнослужащих ВВС. Так,
согласно приказу НКО СССР №101, изданного в 1936 году на обмундирование командного и
начальствующего состава устанавливались следующие сроки (таблица 1).
Таблица 1.
Шлем зимний 2 года
Пилотка суконная для ВВС 1 год
Шинель суконная 2 года
Рубаха суконная или френч 2 года
Рубаха летняя х/б 6 месяцев
Шаровары суконные 1 год
Шаровары летние 6 месяцев
Сорочка с воротником 1 год
Ботинки хромовые 8 месяцев
Сапоги яловые 8 месяцев
Краги 4 года

В 1936 году были изданы новые «Правила ношения формы одежды личным составом
РККА», которые устанавливали классификацию различных видов формы по трём критери-
ям: служебному признаку, времени года и назначению. Переход с летней формы на зим-
нюю и обратно производился два раза в год в зависимости от местных климатических усло-
вий по приказу командующего соответствующего военного округа. По назначению опреде-
лялись три вида формы одежды военнослужащих: повседневная, походная и караульная.
Повседневная форма имела место не только на службе, но и вне её. Походная форма одеж-
ды была предназначена для ношения в боевой обстановке, учениях и манёврах. Карауль-
ная — кроме своего непосредственного предназначения — караульной службы и дежурств,
использовалась также во время парадов, смотров, погребений и ряда других особых случа-
ев.
Летняя повседневная форма одежды командного и начальствующего состава ВВС РККА
для строя включала в себя: пилотку, двубортную шинель, летнюю с цветной окантовкой
гимнастёрку, летние брюки-бриджи (или суконные) с цветной окантовкой, хромовые сапоги
или ботинки с крагами, снаряжение облегчённого типа.
28
То же вне строя и служебных нарядов: пилотка, двубортная шинель, открытый френч,
брюки навыпуск, чёрного или коричневого цвета ботинки, снаряжение облегчённого типа
(или без снаряжения).
Разрешалось носить: суконную или шерстяную гимнастёрку с суконными или шерстя-
ными брюками бриджи, белую гимнастёрку при белой фуражке с брюками бриджи, гимна-
стёрку из сурового полотна при фуражке из сурового полотна с брюками бриджи, одно-
бортный белый китель с белыми брюками навыпуск с белой фуражкой и белые туфли
(ботинки), кожаное пальто или куртку вне строя и служебных нарядов, брезентовые сапоги
защитного или серого цвета, плащ-пальто, перчатки.

Рисунок 34. Формы одежды командного состава ВВС согласно Правил ношения формы одежды 1936 года.

Рисунок 35. Кобуры для пистолета и револьвера. Рисунок 36. Пряжка поясного ремня начальствующего состава.

Рисунок 37. Кожаный картодержатель


для лётчиков.
29

Рисунок 38. Формы одежды младшего командного и рядового состава ВВС согласно Правил ношения формы одежды 1936г.

Летняя повседневная форма одежды младшего командного, младшего начальствую-


щего и рядового состава ВВС РККА включала в себя: пилотку, шинель («в скатку»), гимна-
стёрку, шаровары летние, сапоги или ботинки с крагами, поясной ремень.
***

Изменения в системе знаков различия РККА в 1940-1941 годах хотя и были обусловле-
ны несколькими факторами, но так или иначе вытекали из анализа ошибок и просчётов во-
енно-политического руководства страны во время финской зимней кампании 1939-1940 го-
дов.
1 сентября 1939 года Верховный Совет СССР принял Закон о всеобщей воинской обя-
занности. В отличие от предшествующих аналогичных актов он устанавливал, что защита
Отечества есть священный долг каждого гражданина СССР. Все мужчины — граждане СССР,
без различия расы, национальности, вероисповедания, образовательного ценза, социаль-
ного происхождения и положения, обязаны проходить военную службу в составе Воору-
жённых Сил СССР. Закон действовал до середины 60-х, т. е. почти 28 лет.
Кроме основополагающих положений закон вводил два новых звания: подполковник и
старший батальонный комиссар. В то же время из военной терминологии изымалось такое
громоздкое словосочетание как «командный и начальствующий состав». Вместо него пред-
лагалось «… разделение всех военнослужащих и военнообязанных лишь на начальствую-
щий состав и рядовой состав.»
13 июля 1940 года вводятся новые звания: ефрейтор, младший сержант, сержант, стар-
ший сержант, старшина, генерал-майор, генерал-лейтенант, генерал-полковник, генерал-
30
армии, Маршал Советского Союза. Должности «Политрук» и «Комиссар» были заменены на
словосочетание «Заместитель по политической части».

Рисунок 39. Знаки различия ВВС Красной Армии, установленные приказами НКО №87, 212, 226, 391 от 1940 года.
31

Продолжение. Знаки различия ВВС Красной Армии, установленные приказами НКО №87, 212, 226, 391 от 1940 года.
32
Большое число обмораживаний среди военнослужащих Красной Армии во время зим-
ней войны с Финляндией 1939-1940 годов выявили проблему недостаточного внимания к
головным уборам. Приказом НКО СССР №187 от 5 июля 1940 года вместо зимнего шлема
вводились шапки-ушанки. Для высшего, старшего и среднего начальствующего состава и
сверхсрочнослужащих — из шерстяной ткани и натурального меха серого цвета, для сроч-
нослужащих—из хлопчатобумажного шлемного сукна и искусственного меха серого цвета.
Высшему, старшему и среднему начальствующему составу разрешалось шить шапки за свой
счёт из натурального барашка и серого каракуля.

Рисунок 40. Шапка-ушанка (Приказ НКО СССР №187 от 5 июля 1940 г.)

В 1940 году были введены новые гимнастёрочные и шинельные петлицы для военно-
служащих ВВС.

Рисунок 41. Шинельные и гимнастёрочные петлицы для курсантов военных училищ и школ ВВС образца 1940 года. *
33

Рисунок 42. Шинельные и гимнастёрочные петлицы младшего сержанта и старшины образца 1940 года. *
34

Рисунок 43. Гимнастёрочная петлица и нарукавный шеврон младшего лейтенанта образца 1940 года (справа). *
Шинельная петлица и нарукавный шеврон полковника ВВС образца 1940 года (слева).*

Рисунок 44. Генерал-лейтенант авиации П. В. Рычагов Рисунок 45. Мундир генерал-майора авиации обр. 1940 г. *
35

(+)

Рисунок 46. Шинельная и мундирная петлицы генерал-лейтенанта авиации (звёздочки более позднего выпуска)
и нарукавные знаки различия образца 1940 года *. (+)Звёздочка на петлицы генералов образца 1940 года. *

Рисунок 47. Головные уборы генералов авиации образца 1940 года. *

Фуражка походная

Фуражка повседневная Рисунок 48. Поясная пряжка строевого снаряжения для генералов
Красной Армии

Фуражка парадная

Рисунок 49. Кортик для генералов Красной Армии


образца 1940 года.

Фуражка летняя с белым чехлом


36
Согласно статье 4 Закона «О всеобщей воинской обязанности» от 1 сентября 1939 года
Вооружённые Силы СССР определялись в следующем составе: Рабоче-Крестьянская Крас-
ная Армия, Рабоче-Крестьянский Военно-Морской Флот и войска НКВД. Таким образом,
ВВС РККА формально утратили статус отдельного вида Вооружённых Сил. Кроме этого, в
сентябре-октябре во всех официальных документах термин «Рабоче-Крестьянская Красная
Армия» (РККА) стал заменяться укороченным вариантом «Красная Армия» (КА). Таким об-
разом, военно-воздушные силы, как род войск Красной Армии, получили аббревиатуру
«ВВС КА».
Всё тот же опыт Красной армии во время советско-финляндской войны 1939-1940 го-
дов выявил серьёзные проблемы в вещевом обеспечении войск, и в частности обмундиро-
ванием, в связи с широким ассортиментом форменной одежды.
1 февраля 1941 года Народный комиссар обороны СССР С. Тимошенко подписал со-
вершенно секретный приказ «Об изменениях в форме одежды и нормах снабжения веще-
вым имуществом личного состава Красной Армии и применении заменителей для людско-
го и конского снаряжения» с двумя приложениями:
«Типовой перечень предметов вещевого имущества, составляющих одеяние началь-
ствующего и рядового состава Красной Армии для лета и зимы на мирное и военное вре-
мя».
«Нормы отпуска вещевого имущества личному составу Красной Армии».
Суть всех этих нововведений, выражаясь современным языком, можно охарактеризо-
вать одним словом — оптимизация.

Рисунок 51. Пилотки образца 1941 года для личного состава


всех родов войск Красной Армии. Суконная — для начсостава,
хлопчатобумажная — для рядового состава.

Рисунок 50. Опытный образец парадно-выходного мундира подполковника ВВС образца 1941 года.
37
Как показали дальнейшие события, важным оказался «Приказ НКО СССР №283 25 ав-
густа 1941 г.» о введении нового образца ватной телогрейки для личного состава Красной
Армии. Отличительной особенностью телогрейки был стояче-отложной, застёгивающийся
на полухлястик воротник.

Рисунок 52. Ватная телогрейка образца 1941 года

Рисунок 53. Знаки различия военнослужащих авиации КА в 1941-1942 годах. *

***
38
Полётное и специальное обмундирование лётчиков ВВС Красной Армии в 1935-1941 гг.

Ой, не знаю как и начать эту часть рассказа!? Смешное перемешивается с грустным. Ну,
очевидно, вначале было новое Положение Приказа НКО СССР от 1 июня 1936 года, согласно
которому вещи, выданные командному и начальствующему составу в виде положенного
имущества (без перехода в собственность) поступали в их личное пользование. Но в то-
гдашних условиях тотального дефицита в стране, когда хоть и «Авиаторы», которые в
первую очередь были просто «Людьми», делали всё «наоборот».
Лётчики, получившие кожаное пальто «Реглан» в личное пользование для полётов, по-
вседневно носили его, как «предмет роскоши». Причём, такая ситуация была сплошь и ря-
дом, повсеместно.

Рисунок 55. Лётчики в летнем полётном обмундировании: шлемах с очками,


кожаных пальто «Реглан», замшевых перчатках. *
Рисунок 54. Кожаное пальто «Реглан»
для лётчиков без знаков различия.

Рисунок 56. Лётчики в летнем обмундировании. На всех военнослужащих хорошо видны кожаные пальто «Реглан». *
39
Определённое влияние на формирование такой «лётной моды» оказали лётчики-
добровольцы, воевавшие в Испании. Вернувшись в СССР, они привезли с собой, среди всего
прочего и кожаную верхнюю одежду: куртки, пальто. Это были вещи импортного производ-
ства, довольно высокого качества, ну и конечно выглядели, просто роскошно.
Именно поэтому на протяжении 1936-1941 годов вышло несколько приказов НКО СССР
о табелях спецобмундирования для лётного состава ВВС РККА.

Таблица 2. Перечень наименований и сроки использования спецодежды


лётного состава ВВС РККА на основании приказов НКО СССР №30 и №101 от 1936 года

Пальто кожаное со съёмным мехом (от командира бригады и выше) 4 года

Комбинезон хлопчатобумажный меховой (не получающим меховое пальто) 3 года

Жилет меховой (только в ЗабВО, СибВО, ОКДВА и за полярным кругом) 4 года

Сапоги фетровые 3 года

Шлем зимний кожаный на меху 4 года

Перчатки кожаные зимние на меху 3 года

Свитер шерстяной 3 года

Носки шерстяные 1 год

Перчатки шерстяные 1 год

Подшлемник шерстяной 2 года

Маска для лица 2 года

Очки полётные 2 года

Пояс спасательный б/ср.

Комбинезон хлопчатобумажный тёмно-синий 1 год

Перчатки замшевые летние 3 года

Пальто кожаное «Реглан» (только пилотам, кроме получающих меховое пальто) 4 года

Шлем кожаный летний 4 года

Унты меховые и чулки меховые (только в ЗабВО, СибВО, ОКДВА и за полярным кругом вместо фетро- 2 года
вых сапог)
Шарф шерстяной 4 года

Куртка из дублированной ткани 2 года

Брюки из х/б дублированной ткани на подкладке 2 года


40
В 1940 году в перечень спецодежды, выдаваемой личному составу ВВС были внесены
коррективы, связанные, в первую очередь, с режимом экономии сырья и резким увеличе-
нием численного состава этого рода войск.

Таблица 3. Спецобмундирование лётно-технического состава ВВС КА,


входящего в боевой расчёт экипажей согласно приказа НКО №005 от 1941 года
Комбинезон хлопчатобумажный на меху 5 лет

Костюм меховой (в истребительной авиации вместо мехового комбинезона) 5 лет

Комбинезон хлопчатобумажный на ватилине 5 лет

Унты меховые 5 лет

Войлочные подошвы к унтам 5 лет

Галоши резиновые к унтам 3 года

Перчатки меховые кожаные пятипалые (только лётчикам-истребителям и штурманам 3 года


бомбардировочной авиации, а также бортмеханикам , их помощникам и стрелкам-мотористам)
Перчатки меховые кожаные трёхпалые (только лётчикам-истребителям и штурманам 3 года
бомбардировочной авиации, а также бортмеханикам , их помощникам и стрелкам-мотористам)
Перчатки шевретовые без подкладки 3 года

Перчатки шерстяные 1 год

Свитер шерстяной 5 лет

Носки шерстяные 1 год

Маска кожаная на ватилине 5 лет

Очки лётные (с комплектом запасных в резиновыми ободками) 5 лет

Пояс спасательный (только для полётов над морем) 4 года

Портплед хлопчатобумажный б/ср.

Нож финский б/ср.

Термос 0,5 литра с запасной колбой 5 лет

Носки меховые 5 лет

Электроодежда 120 час.

Шлем хлопчатобумажный на байке 2 года

Подшлемник шёлковый 3 года

Шлем кожаный на меху или шлемофон (только в военное время на 50% лётного состава) 5 лет

Шарф шёлковый -

Мешок спальный -
41

Рисунок 57. Лётчики в тёмно-синих хлопчатобумажных комбинезонах на ватилине и стандартных полётных очках.
Крайний справа — в очках германского образца, июль 1941 года. *

Рисунок 59. Летние замшевые перчатки с кожаными крагами. *

Рисунок 60. Кожаные перчатки на меху с крагами из кирзы


на байковой подкладке с откидным меховым чехлом
Рисунок 58. Меховой полётный комбинезон с верхом
для пальцев. *
из двуслойной хлопчатобумажной кирзы
с меховым воротником. *
42

Рисунок 61. Стандартные полётные очки со сменяемыми стёклами. *

Рисунок 62. Полётный шлем из хлопчатобумажной


кирзы на байковой подкладке. *

Рисунок 63. Лейтенант в полётной форме ВВС РККА.


43
На этом наше исследование истории военного лётного костюма завершается. Оста-
лось добавить только несколько, на мой взгляд, важных фактов и деталей.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 мая 1942 года и приказом НКО
№167 от 28 мая 1942 года был учреждён нагрудный знак «Гвардия» для специального отли-
чия частей и соединений Красной Армии.

Рисунок 64. Гвардейский нагрудный знак.

14 июля 1942 года Постановлением ГКО №2039 и приказом НКО СССР №213 от 14 июля
1942 года были введены отличительные знаки для раненых военнослужащих Красной Ар-
мии.

Рисунок 65. Отличительный знак о ранениях (нашивка о ранениях).

Рисунок 66. Размещение знаков о ранении на обмундировании.


44
За каждое лёгкое или тяжёлое ранение полагалась одна нашивка различного цвета в
зависимости от характера ранения. Тёмно-красный цвет — лёгкое ранение, золотистый —
тяжёлое ранение.
23 октября 1942 года было принято Постановление Политбюро ЦК ВКП(б) №П38/245
«О новых знаках различия для личного состава Красной Армии и войск НКВД», которое ста-
ло основополагающим документом по вопросу введения погон. Переход на новые знаки
различия— погоны, согласно приказа НКО СССР №25, должен был быть осуществлён в пе-
риод с 1 по 15 февраля 1943 года.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА:
1. Дузь П. Д. История воздухоплавания и авиации в России. М.,1981.
2. Иллюстрированное описание обмундирования и знаков различия Советской армии
(1918-1958 гг.) под общей редакцией полковника И. П. Ермошина. Л.,1960.
3. Кибовский А., Степанов А., Цыпленков В. Униформа российского военного воздушного
флота. Том II, Часть 1 (1935-1955). М.,2007.
4. Шалито А., Савченко И., Рогинский Н., Цыпленков К. Униформа Красной Армии 1918-
1945. ООО «Восточный горизонт», 2001.

В лётчике должно быть всё красиво:


и лицо, и душа, и мысли, и...форма
45

ИНИЦИАТОРЫ ПРОВЕДЕНИЯ КОНКУРСА: ИЛЬЯ (uiv), ВОЛОДЯ (Zep), СЕРГЕЙ (-DED-Ron)

КОНКУРС ЖУРНАЛА НА ПРИЗ ОТ ВКБ

НАЗВАНИЕ КОНКУРСА: «УДИВИТЕЛЬНЫЕ И НЕВЕРОЯТНЫЕ СЛУЧАИ ИЗ ЖИЗНИ ВИРПИЛА»


УСЛОВИЯ КОНКУРСА: ЭТО ДОЛЖЕН БЫТЬ РАССКАЗ НЕ О ТОМ, КАК ХОРОШО ПОГУЛЯЛ «У ТЁЩИ НА БЛИНАХ», А РЕ-
АЛЬНЫЕ СЛУЧАИ, СВЯЗАННЫЕ С ВИРПИЛСКО-АВИАЦИОННОЙ ТЕМАТИКОЙ. ИЛЛЮСТРАТИВНЫЙ РЯД ПРИВЕТСТВУЕТ-
СЯ. МАТЕРИАЛЫ НА КОНКУРС ПРИСЫЛАЮТСЯ НА ПОЧТУ РЕДАКЦИЮ virpil.mag@tut.by В ФОРМАТЕ WORD ОБЪЁ-
МОМ НЕ БОЛЕЕ 1-2 СТРАНИЦ ДО 23 СЕНТЯБРЯ 2018 ГОДА ВКЛЮЧИТЕЛЬНО.
ИТОГИ КОНКУРСА БУДУТ ОПУБЛИКОВАНЫ В СЛЕДУЮЩЕМ НОМЕРЕ ЖУРНАЛА.
ЖЮРИ КОНКУРСА: РЕДАКЦИЯ ЖУРНАЛА И ВИРТУАЛЬНОЕ КОНСТРУКТОРСКОЕ БЮРО.
ПРИЗ ДЛЯ ПОБЕДИТЕЛЯ — ДЖОЙСТИК «VKB-SIM GLADIATOR MK-II» (ДЕНЕЖНЫЙ ЭКВИВАЛЕНТ ИСКЛЮЧАЕТСЯ)
ДОСТАВКА ПРИЗА ПОБЕДИТЕЛЮ БУДЕТ ОСУЩЕСТВЛЕНА ЗА СЧЁТ ОРГАНИЗАТОРОВ КОНКУРСА, ПРИ УСЛОВИИ ЕГО
ПРОЖИВАНИЯ НА ТЕРРИТОРИИ РФ ИЛИ РБ. ВО ВСЕХ ДРУГИХ СЛУЧАЯХ — ТАМОЖЕННЫЕ ПОШЛИНЫ И НАЛОГИ ОПЛА-
ЧИВАЕТ ПОЛУЧАТЕЛЬ. ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧАЕТ ПРИЗ В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ НЕДЕЛЬ С МОМЕНТА ОПУБЛИКОВАНИЯ ИТО-
ГОВ КОНКУРСА.
ЖЕЛАЕМ УДАЧИ!
46

ШТУРМОВИК ИЛ-2 С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ


ХИМИИ МЕТАЛЛОВ
Просматривая старые журналы, я натолкнулся на весьма любопытные сведения,
которые и легли в основу этой статьи.
Приведу один из эпизодов, что, собственно, более всего и заинтересовало меня. И
особенно, на фоне некоторых отечественных и зарубежных исследований, касающихся
«живучести» (взято в кавычки, как понятие) знаменитого советского штурмовика Ил-2.
«В воспоминаниях ветеранов сохранилось описание легендарного воздушного боя,
когда шестёрка наших штурмовиков встретилась у переднего края с 54 «юнкерсами»,
сбила пять из них и три повредила, сама же вернулась на аэродром без потерь. Этот
фантастический результат был достигнут не только благодаря мужеству и мастер-
ству лётчиков, но и благодаря броневой защите наших самолётов-штурмовиков.

***
История, пожалуй, самого знаменитого самолёта Второй мировой войны, с точки зре-
ния химии, можно предположить, началась в далёком 1926 году, когда «они» познакоми-
лись, поступая в МВТУ. В этом самом году, в вузах страны, восстановили вступительные эк-
замены, и Сергей Кишкин, как, впрочем, и большинство поступавших, опасался тогда за
свою математическую подготовку. Поэтому человек, щелкавший без труда самые голово-
ломные задачки,— Николай Скляров — не мог не привлечь его внимания.
Оба молодых человека поступили и оказались в одной группе, сдружились. Ну, так не-
редко бывает. Вспоминаю свою молодость. В 1975 году на вступительных экзаменах на ист-
фак, я познакомился с парнем. Кто бы знал!? Мы оба поступили, проучились вместе в од-
ной группе пять лет… и по сей день дружим — 43 года!
Профессура, по свидетельству «очевидцев» в тогдашнем МВТУ была на высочайшем
уровне и свои лекции она строила не только на теории, как таковой, но и побуждала сту-
дентов «к сумме уже известного добавлять своё неизвестное». И такие студенты были. И
среди них оказались уже известные нам друзья С. Кишкин и Н. Скляров, а также их сокурс-
ник Зиновий Шатский. Особым успехом пользовались лекции по металловедению, которые
читал И. И. Сидорин.
В 1930 году И. Сидорин предложил создать кафедру материаловедения для подготовки
студентов в МВТУ, против чего резко выступил Наркомат тяжёлой промышленности под
предлогом того, что таких специалистов уже выпускал Институт стали. Но отстаивая свою
позицию, И. И. Сидорин приводил в качестве одного из аргументов, то обстоятельство, что
«его» студенты будут не только чистыми металлургами, а и специалистами, способными
комплексно решать металловедческие вопросы в совокупности с проблемами машиностро-
ения. И с такой аргументацией нарком Г. К. Орджоникидзе (дошли и до него!) согласился.
47
В начале 1930-х годов в специализированных журналах по металлургическому произ-
водству появился целый ряд работ по изотермическому распаду аустенита*. Оказалось, что
в легированных сталях превращение аустенита в мартенсит может протекать медленно, ес-
ли охлаждать металл не в холодной, а в горячей жидкости. При этом величина образую-
щихся термических напряжений снижается на порядок. Этот метод Кишкин, Скляров и Шат-
ский предложили использовать при изготовлении броневой стали, причём брони тонкой,
пригодной для лёгких танкеток, а позже и самолётов). Однако любая идея нуждается в
опытной проверке. И здесь им снова помог нарком Г. Орджоникидзе. Молодым металло-
ведам разрешили (правда, только по ночам) работать в одном из СКБ в лаборатории из-
вестного изобретателя А. М. Игнатьева. Так они и работали: днём — выполняли свою основ-
ную работу, а по вечерам приходили в лабораторию и там экспериментировали ночь за
полночь; остаток ночи часто проводили там же, досыпая прямо на столах. Так продолжа-
лось изо дня в день, пока однажды они не уснули, забыв выключить масляный бак… и их
«попросили освободить помещение».
Но, как говорится, «нет худа без добра!» Молодые учёные-энтузиасты оказались на
одном из машиностроительных заводов в Подмосковье, где в одном из спеццехов собира-
ли те самые Т-27, собственно для которых и изобреталась броня.
Их самозабвенная работа вызывала не только всеобщее удивление, но и уважение.
Довольно скоро завод даже предоставил «троице» отдельную квартиру, в которой они про-
жили ещё несколько месяцев. В 1933 году броня была готова. Из классического хромо-
никель-молибденового сплава дефицитный в то время никель был убран совсем, а содер-
жание молибдена сокращено наполовину. Зато ввели марганец и кремний. Полученную
хромо-марганцево-кремне-молибденовую сталь после нагрева подвергали изотермиче-
ской закалке в масле «Вапор-Т» с температурой 180°С, а потом охлаждали на воздухе.
Новейшее достижение науки того времени — изотермический распад аустенита — бы-
ло использовано при решении конкретной технической, технологической и оборонной про-
блемы, и заняло это всего несколько месяцев. Огромную роль сыграла здесь и позиция ру-
ководителей подмосковного завода и самоотверженный труд инженеров и рабочих.
Трудно оспаривать выгоды узкой специализации учёных, технологов, инженеров сего-
дня, а тогда — это было не позволительной роскошью. И все же, абсолютно очевидно, что
успех Кишкина, Склярова и Шатского в немалой степени объяснялся тем, что всю свою ра-
боту от начала до конца, они делали сами, не чураясь быть ни лаборантами, ни админи-
страторами, ни просто рабочими.

* Железо существует в нескольких аллотропных модификациях.. При нагревании выше


910° С обычное альфа-железо переходит в гамма-железо, хорошо растворяющее углерод.
Твёрдый раствор углерода в гамма-железе называется аустенитом. При его быстром охла-
ждении (закалке) образуется пересыщенный твёрдый раствор углерода в альфа-железе —
мартенсит.
48
В 1932 году был образован Всесоюзный институт авиационных материалов (ВИАМ),
до этого существовавший как отдел в ЦАГИ. В этот институт и перешли Кишкин, Скляров и
Шатский.
В 1934 г. они решили заняться тонкой броней для самолётов. По распоряжению
начальника Главспецстали И. Ф. Тевосяна группа Кишкина была преобразована в лаборато-
рию броневых сталей ВИАМа.
Молодые учёные решили начать с бронированных спинок кресел
для истребителей. Считалось, что у такой брони должна быть твёрдая
поверхность и вязкая середина. Поэтому обычно брали малоуглероди-
стую мягкую сталь (содержание углерода 0,1—0,15%) и цементировали
ее, т. е. насыщали углеродом до 0,9 % лишь поверхность на глубину 1—
2 мм. Но броня нужна была не толще пяти миллиметров, и получалось,
что сталь процементирована почти насквозь. На стрельбах пули выры-
вали из таких спинок огромные рваные куски. Тогда исследователи ре-
шили взять более твёрдую сталь (содержание углерода 0,35—0,4%), а
толщину слоёв цементации уменьшить до 0,1 мм. В результате таких
Сергей Тимофеевич
Кишкин исследований появилась дюрированная сталь. Ею были оснащены
спинки кресел в советских истребителях, воевавших в Испании. Скоро
появились и первые результаты: лётчики привезли из Испании эти самые спинки с вмятина-
ми от бронебойных пуль. Одну из таких спинок показали генералу Д. Г. Павлову, и тот сразу
же повёл молодых сотрудников ВИАМа к Наркому К. Е. Ворошилову. Маршал разговаривал
с учёными несколько часов и идею бронирования самолётов поддержал и одобрил. Это
было очень важное решение. Дело в том, что тогда, в 1937 году, необходимость броневой
защиты самолётов многим военным и авиационным специалистам нужно было доказы-
вать. Даже самые опытные авиаконструкторы считали, что неуязвимость самолёта целиком
зависит только от его маневренности, а броня только утяжеляет машину, делая её непово-
ротливой и стало быть более уязвимой. Действительно, при тогдашних технологиях, толстая
броня утяжеляла самолёт со всеми вытекающими последствиями, а тонкая, ввиду её нена-
дёжности — оказывалась бесполезной.
Но, как бы сегодня сказали, «фишка» была в том, что дюрированную броневую сталь
пуля, даже бронебойная, не брала... Кишкина пригласил к себе авиаконструктор С. В. Илью-
шин, в то время не только руководитель КБ, но и начальник самолётного отдела Главного
управления авиационной промышленности при Наркомтяжпроме (Наркомат тяжёлой про-
мышленности). Тем более, Ильюшина очень интересовал этот вопрос, поскольку он совсем
недавно получил правительственное задание создать бронированный штурмовик. Броня
толщиной в 5 мм. нужна была для его машины через год. Кишкин очень спокойно, но уве-
ренно обещал выполнить необходимые работы и сделать нужную броню, что даже не-
сколько удивило главного конструктора.
Через несколько дней И. Тевосян, вызвал к себе Кишкина сказал, что изготовление бро-
некорпусов для штурмовиков было решено поручить изготавливать трём ленинградским
49
предприятиям. Завод имени Г. К. Орджоникидзе должен был наладить замкнутое произ-
водство, то есть штамповать бронедетали, собирать из них готовые бронекорпуса и сдавать
авиационному заводу. На двух других заводах производственный процесс расчленялся.
Кировский завод получил задание изготовлять бронедетали, а Ижорский завод — про-
изводить сборку и сдавать готовую продукцию.
Для понимания следующего эпизода, давайте мысленно «попадём» на Кировский за-
вод. Довоенный цех горячей штамповки представлял из себя огромное производство с ог-
недышащими печами, десятками различной мощности прессов, подъёмными кранами и
другим крупным и мелким оборудованием. Конечно, такой цех, как впрочем и на любом
другом заводе не блистал чистотой и идеальным порядком. Это и пыль, и грязь и масляные
пятна на полу, оборудовании, верстаках рабочих. Мы не зря так подробно описываем об-
становку в цеху. Дело в том, что в процессе работы на чертежах, которые ложились прямо
на верстаки, неизбежно могли появляться и появлялись масляные, грязевые и иного харак-
тера пятна, а сами чертежи изрядно истрёпывались. Но обычно, такое состояние особо ни-
кого не смущало, да вообще мало кто обращал на это внимание.
Но произошло следующее… На одном из заседаний парторг ЦК ВКП(б) Маслов обратил
внимание на то, что Кировский завод опаздывает с выполнением госзаказа по изготовле-
нию бронекорпусов для Ил-2. После этого из ЦК сразу же последовал звонок первому сек-
ретарю Ленинградского обкома партии А. А. Жданову с требованием срочно разобраться в
обстановке. Жданов потребовал от директора завода И. М. Зальцмана объяснить причины
отставания от плана.
Зальцман, захватив с собой несколько таких «замызганных» чертежей прибыл к А.
Жданову и чуть ли не «с порога» выпалил:
«Андрей Александрович! Разве можно быстро и качественно работать по таким сквер-
ным чертежам? У меня сейчас на заводе представитель ОКБ Ильюшина Виктор Николаевич
Бугайский. Вот он со своими конструкторами так и «разукрашивает» свои чертежи...»
Жданов отругал Зальцмана за то, что он своевременно не доложил о плохом состоя-
нии технической документации, поступающей от Ильюшина.
А. Жданов сказал, что он на днях уезжает в Москву и доложит лично И. Сталину о по-
добных безобразиях.
А дальше произошло следующее. Сталин по телефону «отчитал» С. В. Ильюшина за
безответственное отношение к важному делу и выдачу на завод негодной технической до-
кументации. Пришлось Ильюшину срочно выехать в Ленинград, чтобы разобраться с этим
инцидентом на месте. Когда авиаконструктор появился на Кировском заводе, там уже мно-
гое изменилось. И можно догадаться в какую сторону.
На Ижорском заводе приступили к выполнению работ сразу и со «знанием дела». Бро-
нированный корпус для Ил-2 решено было делать из стали марки ИЗ (Ижорский завод) по
той же технологии, что и щитки для пулемётов («Максим»). Кишкин был почти уверен, что
изготовление бронекорпусов по такой технологии никуда не годится, но ничего сделать не
мог. Детали корпуса получали горячей штамповкой, а затем охлаждали в холодном масле.
50
Но ведь корпус будущего штурмовика был клёпаный, значит нужно с большой точностью
соблюдать размеры каждой детали, и это при том, что их форма нередко весьма сложная.
Броня же при закаливании коробится... и, как результат, собрать такой корпус из ижорских
деталей было практически невозможно, о чём и было доложено С. Ильюшину.
Тогда Кишкин и Скляров пригласили авиаконструктора на подмосковный завод, где
шла параллельная подготовительная работа для изготовления бронекорпусов. Но там про-
изошёл почти анекдотичный казус, который чуть всё не испортил. Главный инженер завода
В. И. Засульский поинтересовался у приехавшего Ильюшина, когда будет чертёжная доку-
ментация на бронекорпуса. Авиаконструктор ответил, что чертежей не будет, а он пришлёт
болван. А Засульский, возьми да и съязви: «А мы с болванами не привыкли иметь дело!»
Ильюшин обиделся на такой ответ и не попрощавшись уехал в Москву, а работы были оста-
новлены на целый месяц… пока Сергей Владимирович чуть поостыл.
Технология изготовления бронекорпусов для Ил-2 на подмосковном заводе была со-
вершенно иная, чем на ленинградских Ижорском и Кировском. Плоские листы марганцево-
кремне-никеле-молибденового сплава, раскалённые до 880 °С, опускали приблизительно
на семь секунд в горячее масло, а потом уже прессованием придавали им нужную форму и
выкладывали на землю. При этом броня практически не коробилась, а прочность стала до-
стигать 200 кг/мм2 (вместо 170 кг/мм2 у «ижорцев»). На то время, это была самая прочная
броня в мире.
К чему были все эти «производственно-технологические» эпизоды. Я привёл их для
того, чтобы заострить внимание читателя на том, что очень часто лётно-технические харак-
теристики как самолёта в целом, так и отдельных его узлов и агрегатов могут отличаться (и
как правило, в худшую сторону) от заявленных в соответствующей технической документа-
ции.
Вскоре состоялось заседание Президиума Верховного Совета СССР, на котором И. Ста-
лин сообщил С. В. Ильюшину мнение руководителей Ижорского и Кировского заводов о не
технологичности изготовления бронекорпуса его самолёта. И тогда Сергей Владимирович
показал письмо рабочих подмосковного завода, берущихся до конца года полностью вы-
полнить задание правительства по выпуску бронекорпусов
для Ил-2. Задание они действительно выполнили. И продол-
жали выполнять когда уже началась война и завод оказался в
эвакуации.
1939-й стал годом рождения самолёта Ил-2. А уже в
марте 1941 года лётчик-испытатель К. Рыков поднял в воздух
первый серийный штурмовик. Броню для них подмосков-
ный завод продолжал выпускать и на следующий год, и во
время войны, и в эвакуации.
Уже перед самой войной С. Т. Кишкин и Н. М. Скляров
предложили вариант защиты экипажа самолёта экранной
броней — поперечной конструкцией, состоящей из двух сте-
Лётчик-испытатель К. Рыков
51
нок. За спиной лётчиков устанавливали лист вязкой, а за ним на расстоянии 40-50 мм. лист
твёрдой брони. Бронебойная пуля вырывала кусок из хрупкой второй стенки, и сама при
этом разрушалась, а её осколки в основную броню неизбежно попадали под углом и вреда
причинить уже не могли.

Схема бронирования двухместного самолёта-штурмовика Ил-2 (толщина панелей бронекорпуса дана в миллиметрах

Этот принцип конструирования защиты Кишкин и Скляров назвали впоследствии прин-


ципом активности брони. Экранную броню поначалу хотели ставить даже на танки. Но это
сильно усложняло ремонт в полевых условиях. Ведь ремонтная база танковых частей долж-
на быть мобильной. Другое дело аэродром. А для Ил-2 экранная броня подошла как нельзя
лучше...

Использованная литература и электронные ресурсы:


1. Ибрагимов Д. И. Противоборство. М.,1989.
2. Марфин М. Броня для «летающих танков»//Химия и жизнь. №5,1985.
3. https://ru.wikipedia.org/wiki/Кишкин,_Сергей_Тимофеевич

Штурмовик Ил-2 с точки зрения химии металлов


52

Lofte

«Фрейя» и «Эрстлинг»

Германия вступила в войну в 1939 г. не имея развёрнутой сети радиолокационных стан-


ций (РЛС), но имея, тем не менее, огромный промышленный и технологический задел, поз-
волившие ей за пару лет развернуть настоящий радиолокационный барьер на своих запад-
ных рубежах. Основным разработчиком радаров дальнего обнаружения являлась, основан-
ная в 1934 г., фирма «ГЕМА» («GEMA» - сокращение от «Gesellschaft für elektroakustische und
mechanische Apparate» – «Общество по созданию электроакустических и механических ап-
паратов»). Уже в 1941 г. «ГЕМА» с подрядчиками (AEG, Lorenz, Telefunken, Siemens ) постави-
ла немецким ВВС (люфтваффе) и ВМФ (кригсмарине) свыше 300 РЛС типа «Фрейя» и
«Зеетакт». В 1942 г. это число выросло до 500 ед., в 1943 г. – почти до 1100 ед., а в 1944 г. –
до 1200.
К 1944 г. основной РЛС ПВО Германии был радар «Фрейя» («Freya») и его разновидно-
сти. C ноября 1942 г. в производство был запущен наиболее массовый и удачный вариант
53
радара для люфтваффе – «Фрейя-ЛЦ» («Freya-LZ»). РЛС «Freya-LZ» отличалась от ранних ва-
риантов мобильностью (могла транспортироваться 5 самолётами Ju-52), более мощным пе-
редатчиком и некоторыми другими элементами. Модернизация радиоэлектронных компо-
нентов РЛС продолжалась в течение всей войны.
Немецкие радары семейства «Фрейя» представляли собой импульсные РЛС с возмож-
ностью вращения по азимуту на 360 град. Сектор обзора для неподвижной антенны состав-
лял около 40 град.

Частота повто- Дальность Точность опреде- Точность


Рабочие часто-
Название Код рения импуль- работы ления направле- определения
ты, МГц
сов, Гц макс., км ния, град дальности, м
Freya FuSE80 125 500 200 5.0 150

Freya A/N FuMG 450 125 500 200 0.5 150

Freya LZ FuMG 401 A 121-138 500 250 0.25 150

Freya LZ FuMG 401 B 124-144 500 250 0.25 150

Freya LZ FuMG 401 C 91-100 500 250 0.25 150

Freya LZ FuMG 401 D 162-200 500 250 0.25 150

Характеристики наиболее распространённых типов РЛС «Фрейя»

РЛС «Фрейя» имели возможность отслеживать свои самолёты и наводить их на цель на


расстояниях порядка 150-200 км с довольно высокой точностью, что стало возможным бла-
годаря массовому внедрению в немецкой авиации (как и в англо-британских ВВС) ответчи-
ков «свой-чужой», а на наземных РЛС – соответственно приёмников для этих ответчиков.
Ответчик, активируясь от сигнала РЛС, возвращал сигнал обратно, «накладывая» на него
код азбукой Морзе (состоящий обычно из одной буквы). На кинескопах РЛС такой эхо-
сигнал «пульсировал» заданным кодом Морзе, в то время как отметки самолётов против-
ника отображались без пульсации. При этом сигнал от своих самолётов имел как стандарт-
ное «эхо», так и инвертированное, что существенно упрощало оператору контроль и разде-
ление своих и чужих самолётов.

Схема отображения «своих» и «чужих» контактов на кинескопе РЛС «Фрейя»


54
К концу 1941 года фирмой «ГЕМА» («GEMA») был разработан и запущен в массовое
производство ответчик FuG 25a «Erstling» (нем. «первенец»), который стал стандартным от-
ветчиком люфтваффе. Вес прибора составлял около 10 кг., он мог устанавливаться как на
одномоторные истребители, так и на бомбардировщики. Собственно сам ответчик — ящик
весом около 8,5 кг. — устанавливался в хвостовой части самолёта, там же располагалась
отдельная штыревая антенна длинной около 40 см. Для управления прибором из кабины
пилота имелся небольшой выносной пульт (BG25). Всего с начала 1942 г. и до конца войны
было произведено несколько десятков тысяч ответчиков FuG 25a.
Кодировка ответного сигнала азбукой Морзе производилась с помощью двух специ-
альных ключей на выбор (работать одновременно мог только один), вставлявшихся в при-
бор. Перед вылетом зубцы ключей (всего их было 10) обламывались таким образом, чтобы
закодировать азбукой Морзе какую-либо букву (три отломанных зубца кодировали «тире»,
один отломанный зубец – «точку», один целый зубец – «паузу»). Сменить ключи в полёте
экипаж не мог, т. к. не имел доступа к ним из кабины.

Проверочный стенд, приёмопередатчик SE 25a, дистанционный пульт управления BG 25


и ключ опознавания ответчика FuG 25a «Erdtling»

Активация FuG 25a производилась сигналами от радаров «Фрейя» частотой 123-128


МГц, «ответ» производился на частоте 152,2-161 Мгц (обычно 156 МГц). Для приёма
55
сигналов «Эрстлинга» РЛС «Фрейя» оснащалась специальным приёмником
«Гемзе» («Gemse» — нем. серна) с антенным массивом, расположенным поверх других ан-
тенн. К 1944 г. такими ответчиками были оснащены 100% действующих РЛС «Фрейя».

Дальность приёма сигналов «Эрстлинга» составляла, согласно руководству по эксплуа-


тации 1943 г., до 80% дальности оптической видимости или примерно 230 км. для самолё-
та, летящего на высоте 6000 м. и 160 км. — для самолёта на высоте 3000 м.

Схема радиооборудования Не-111Н-16. Жёлтым выделены элементы ответчика FuG 25a, синим — FuG16ZY
56
«ЭГОН»

Несмотря на широкое внедрение на практике технологии опознавания «свой-чужой»,


в случае множественных радиолокационных контактов и других факторов, осложняющих
контроль воздушной обстановки, задача управления своими перехватчиками становилась
весьма сложной. Нужно было как-то отделить на экране РЛС свои самолёты, которые требо-
валось навести на цель, от сплошного поля контактов (как своих, так и чужих). Так появи-
лась идея создания системы «ЭГОН», в которой была решена проблема чёткой видимости и
контроля своих самолётов на кинескопе РЛС, а также попутно — задача увеличения дально-
сти наблюдения за своими самолётами.
«ЭГОН» («EGON») – это аббревиатура от немецких слов Erstling - Gemse - Offensive -
Navigation, что можно примерно перевести как «Боевое наведение на цель с помощью ра-
дара и ответчика». Для того, чтобы превратить стандартную систему опознавания и веде-
ния радиолокационных контактов в отдельную систему наведения нужно было внести в неё
только небольшие изменения, а именно:
- убрать с экрана РЛС все отметки, кроме отметки своих ответчиков;
- по возможности максимально усилить мощность передачи РЛС и ответчика;
- разработать чёткую систему передачи команд на борт голосом или кодом Морзе.

Все эти задачи были решены примерно в октябре 1943 г. в испытательном центре
люфтваффе в Рехлине. Так как более не требовалось получать радиолокационный эхо-
сигнал от всех контактов, а только усиленный сигнал от своих самолётов оборудованных от-
ветчиком, из антенного массива «Фреи» убрали антенну приёмника, оставив только антен-
ны передатчика и антенну приёма сигналов ответчика «свой-чужой» (см. ниже).

Установка «ЭГОН» разных типов


57
Точность (погрешность) модифицированной таким образом системы составляла по
азимуту 0,3-0,7 градуса (или около 2 км. для дальности 250 км.), по дальности — около 200
метров. Дальность работы системы «ЭГОН» была увеличена по сравнению с обычной РЛС
«Фрейя» практически до теоретических границ оптической видимости, т. е. примерно до
300 км. для самолёта на высоте около 7000 м. Одна установка могла «вести» 3-5 своих са-
молётов, при этом имелись ограничения «разрешающей способности»— на больших рас-
стояниях дистанция между своими самолётами не должна была превышать определённый
минимум, иначе контакты не читались (сливались) на кинескопе РЛС. Например, на дистан-
ции 150 км. расстояние по фронту между двумя своими самолётами должно было быть не
менее 14 км. или сектор в 8-9 градусов для того чтобы их можно было отделить один от
другого.
Немаловажным достоинством «ЭГОНа» была невосприимчивость к пассивным поме-
хам, в частности к алюминиевой фольге («Window» или «Düppel»), сбрасываемой англо-
американцами во время налётов.

Отображение своего и чужого контакта на кинескопах РЛС «Фрейя» и «ЭГОН» (модифицированная «Фрейя»). Для РЛС
«ЭГОН» перпендикуляр от центра антенны направлен точно на свой самолёт . Реконструкция автора, возможны неточности.

Как уже было сказано выше, наибольшее распространение система «ЭГОН» получила в
ПВО Германии (т. н. EGON-Verfahren *Jagd+), но существовал и применялся в бою и бомбар-
дировочный вариант «ЭГОНа» (т. н. EGON-Verfahren *Kampf+).
58
Бомбардировочный «ЭГОН»

Бомбардировочный вариант системы «ЭГОН» основывался на той же технологии что и


истребительный, с той разницей, что свой самолёт наводился на неподвижную наземную
цель, а не на самолёты противника. Основное предназначение системы — наведение в ноч-
ное время на цель самолётов обеспечения («Pfadfinder»), которые могли облегчить навига-
цию и/или осветить цель для основных (ударных) самолётов. Дальность действия бомбар-
дировочного варианта системы «ЭГОН» составляла по разным оценкам от 250 до 400 км.
Точность наведения позволяла сбрасывать осветительные или маркерные бомбы в квадрат
1000х1000 м. на максимальной дальности. Минимальной рабочей высотой считалась высо-
та в 4000 метров.
Наземная часть системы EGON-Verfahren (Kampf) стояла из следующих элементов:
- двух наземных РЛС «ЭГОН»;
- командного пункта, оборудованного двумя т. н. «столами Зеебург» (Seeburg-Tisch);
- голосовыми либо телеграфными (азбукой Морзе) средствами связи с самолётами на ча-
стотах радиостанции FuG 16.
Состав бортового оборудования:
- модифицированный ответчик FuG 25a (который кроме прямого назначения частично слу-
жил средством обратной связи экипажа и командного пункта);
- радиостанция FuG 16 (для получения пилотом голосовых команд коррекции курса).
Две РЛС «вели» свой самолёт, при этом одна служила для определения координат са-
молёта, вторая — для точного определения момента сброса. Информация о пеленге и ди-
станции от РЛС наносилась на командном пункте на т. н. «столе Зеебург». «Стол Зеебург»
представлял собой довольно сложный прибор. По сути это был стол с прозрачным основа-
нием, на котором находилась заранее подготовленная карта в масштабе 1:100000 (1 см = 1
км) или 1:80000 ( 1см = 800 м). Положение самолётов автоматически подсвечивалось снизу
стола двумя небольшими лампами-прожекторами на основании данных от РЛС «ЭГОН», ве-
дущей самолёт. Это давало возможность давать указания о корректировке курса пилоту в
режиме реального времени с минимальной задержкой (не более 3 сек.) Второй «стол Зее-
бург» на командном пункте имел карту с масштабом 1:300000 или 1:250000 (3 и 2,5 км в 1
см. соответственно), т. е., по-видимому, служил для отображения общей ситуации.

Общий вид «стола Зеебург» и обслуживающего персонала. (Кадр из документального фильма о ПВО Германии
59
Бортовой ответчик FuG 25a для использования в рамках бомбардировочной системы
«ЭГОН» несколько модифицировался (хотя не известно насколько массовыми были такие
модификации). К числу наиболее существенных изменений относились увеличение выход-
ной мощности (200 Вт против 80 Вт у стандартного «Эрстлинга»), максимально точная
настройка частоты приёма, кодировка выходного сигнала для ключа №1 непрерывными
сигналами «тире».
Бортовая радиостанция FuG 16 во время боевого вылета на передачу не работала, а
использовалась только для получения команд с земли. Таких команд было ограниченное
количество, обычно всего 12:
- самолёт взят на сопровождение наземным пунктом управления;
- выполнить коррекцию курса;
- повернуть влево;
- повернуть вправо;
- на сколько градусов выполнить коррекцию курса;
- высота (смена высоты);
- лететь прямо с неизменной высотой;
- открыть бомболюки;
- приготовится к сбросу;
- сброс;
- понял;
- вернутся на базу.

Подтверждение получения команды пилот выполнял установкой переключателя на вы-


носном пульте «Эрстлинга» (BG 25) в положение «0» на 3 секунды (на это время самолёт
пропадал с кинескопа РЛС «ЭГОН-Фрейя»). В случае, если команда была не понята, пере-
ключатель без паузы переключался несколько раз в положение «0» и обратно. В случае по-
мех и невозможности передавать и принимать команды голосом, наземный пункт переда-
вал команды в более помехоустойчивом телеграфном режиме (т. е., азбукой Морзе. Пилот
должен был уметь распознавать эти сигналы на слух). В отдельных случаях (например, по-
лётах над Британскими островами, когда весь частотный диапазон рации FuG 16 мог быть
забит помехами), команды могли передаваться и приниматься в телеграфном режиме на
средних волнах через приёмник радиостанции FuG 10.
В общем случае, наведение самолёта на цель производилась следующим образом. Са-
молёт взлетал с аэродрома и следовал заранее указанным курсом, набирая заранее пред-
писанную высоту. Ответчик FuG 25a c момента взлёта включался в положение «2», т. е. ра-
ботал ключ №2 с буквой, закодированной кодом Морзе, идентифицирующей самолёт. По
достижении определённой высоты самолёт брался на сопровождение РЛС «ЭГОН-Фрейя» и
далее, через контроль маршрута самолёта на командном пункте, наводился на цель. Ко-
манды корректировки курса давались голосом определённым кодом по заранее подготов-
ленной кодовой таблице. За 60 км. до цели давалась команда переключить ответчик
60
FuG 25a в положение «1», т. е. начать передачу непрерывного сигнала состоящего из
«тире» (вероятно это делалось, чтобы чётко отделить самолёты на боевом курсе от осталь-
ных контактов и точнее измерить расстояние, но возможно и из каких-то других соображе-
ний). За 1 минуту до сброса передавалась команда «приготовиться к сбросу», что говорило
пилоту, что ему следует максимально точно держаться на курсе, внести последние коррек-
тировки и приготовится к сбросу. В момент передачи этой команды и до момента сброса
пилот слышал в наушниках постоянное «тире». Точно в точке сброса наземный пункт управ-
ления начинал вместо постоянного «тире» передавать сигнал «тире-точка» (или букву «N»).
По этому сигналу экипаж производил сброс осветительных или маркерных бомб. Подтвер-
ждение о сбросе передавалось пилотом посредством переключения ответчика FuG 25a сно-
ва в положение «2» на две минуты. После этого самолёт должен был прервать радиосооб-
щение с пунктом управления, чтобы не мешать наведению последующих самолётов.

Схема наведения самолёта на цель с помощью системы «ЭГОН»

Следует отметить, что существовал ещё один вариант бомбардировочной системы


«ЭГОН» — так называемый «EGON-Zweistand» или «Двухпозиционный ЭГОН». Принцип ра-
боты системы был сходен с британской системой «Oboe» («Гобой») и основывался на веде-
нии самолёта к цели по дуге, при котором расстояние от самолёта до РЛС выдерживалось
постоянным. Вторая РЛС находилась примерно в 150 км. от первой и определяла точное по-
ложение самолёта на дуге, тем же методом измерения расстояния. Преимущество данного
61
метода было в некотором повышении точности бомбометания, что достигалось за счёт ис-
пользования для наведения на цель только данных о расстоянии до самолёта (вспомним,
что немецкие РЛС «Фрейя» могли измерять расстояние с погрешностью всего 200 м. на
дальностях 200-250 км). Однако, по имеющейся информации такой метод не получил ши-
рокого распространения, о его боевом применении мало сведений.

Борьба с помехами

Так как во время налётов на Британские острова англичане постоянно ставили помехи
и практически очень сильно затрудняли работу голосовых средств связи, было сделано не-
сколько экспериментальных попыток усовершенствовать систему передачи команд на борт
самолёта.
Система «Nachtlicht» («Ночной свет») испытывалась весной 1944 г. во время налётов на
Британию. Для передачи команд на борт самолёта использовался световой индикатор вы-
носного пульта управления ответчика FuG 25a (в обычном режиме горел постоянно, если
ответчик «опрашивался» РЛС). На специальноq частоте сигналы от РЛС передавались азбу-
кой Морзе, индикатор транслировал эти команды пилоту. Подробности боевого примене-
ния не известны.
FuG 140 «Luftkurier» («Воздушный курьер») – развитие технологии «Nachtlicht», в каби-
ну самолёта устанавливался дополнительный прибор, декодирующий сигналы Морзе в ука-
зания пилоту (лево/право). На практике оказалось, что пользоваться прибором в полёте тя-
жело, кроме того, технология легко блокировалась помехами.
FuG 136 «Nachtfee» («Ночная фея») – система передачи команд на борт с помощью
прибора, оснащённого кинескопом. Круговой экран бортового приёмника имел 16 секторов
для передачи 16 команд коррекции курса и скорости самолёта. Если автор данного обзора
правильно понял технические подробности, то для каждой команды использовался сдвиг
фазы импульса передатчика РЛС «ЭГОН» на определённое число градусов. Использование
системы было возможно только на двухместных самолётах, т. к. требовалось постоянно
контролировать экран приёмника. Наземное оборудование FuG 136 представляло собой
приставку к РЛС «ЭГОН» с механическим установщиком команд. Всего было изготовлено не
менее 5 комплектов «Ночной феи». В боевых условиях система применялась экипажами
эскадры «целеуказателей» KG 66 в декабре 1944 г. и в январе 1945 г. для минирования
устья р. Шельда и попытки заблокировать порт Амстердам.
FuG 138 «Barbara» — развитие «Nachtlicht». Ответчик FuG 25a соединялся с рацией FuG
16ZY, пилот мог слышать команды азбукой Морзе в наушниках. О боевом применении ни-
чего не известно.
FuG 139 «Barbarossa» — модификация «Барбары». В отличие от последней, при пере-
даче использовалась помехоустойчивая импульсно-кодовая модуляция. Сигнал декодиро-
вался специальным бортовым устройством. Оконечным устройством были не наушники, а
бортовой телетайп с лентой (наподобие FuG 120 «Bernardine»), который печатал команды в
62
текстовом виде, что было гораздо удобнее и легче для восприятия, чем код Морзе. Готовно-
сти система достигла только к концу войны.

Боевое применение бомбардировочной системы «ЭГОН»

На Западном фронте система «ЭГОН» применялась в ходе операции


«Штайнбок» (Steinbock – нем. козерог) – серии налётов с января по апрель 1944 г., в ходе
которых люфтваффе, всего около 470 самолётов на начало операции, ставилась задача
нанести бомбовые удары по Лондону и другим английским городам. Наземный пункт
управления с установками «ЭГОН-Фрейя» находился в районе г. Кале.
Непосредственно обеспечение вывода основных сил на цель с помощью системы
«ЭГОН» производила 1-я группа 66-й бомбардировочной эскадры (I./KG 66), вооружённая в
основном самолётами Ju-88S и Ju-188E с экипажами, имеющими соответствующую подго-
товку. Cсамолёты «обеспечения удара» из I./KG 66 при этом делились на три группы: т. н.
«цильфиндеров» («Zielfinder») или «поисковиков цели», «маркировщиков це-
ли» («Zielmarkierer») и «осветителей цели» («Beleuchter»). Самолёт-«цильфиндер» выпол-
нял наиболее важную задачу — точного выхода на цель и освещения её парашютными
осветительными бомбами. Через 2 минуты вслед за «цильфиндером» самолёт-
«маркировщик» сбрасывал зажигательные бомбы и маркерные бомбы определённого цве-
та. Ещё через 2 минуты два самолёта-«осветителя» начинали сброс парашютных освети-
тельных бомб, что служило сигналом основным силам атаковать цель.
Пик активности люфтваффе в операции «Штайнбок» пришёлся на период с 18 по 25
февраля 1944 г., когда налёты производились почти каждую ночь. Вместе с активностью
возросла и эффективность, остававшаяся до этого довольно низкой. В отличие от предше-
ствующих налётов, бомбардировщики не шли прямиком на Лондон, а маневрировали на
маршруте, углубляясь вглубь британской территории (примерно до города Хай-Уиком), по-
сле чего внезапно разворачивались на Лондон, сбрасывали бомбы и на большой скорости
уходили на свою территорию. Группа I./KG 66 обеспечивала успех налётов, сбрасывая цвет-
ные маркерные бомбы в точках разворота и над целью.

Схема налёта 24 февраля 1944 года. (Из книги M. Spick «Luftwaffe Bomber Aces. Men, Machines, Methods»)
63

Слева — зенитная артиллерия ПВО Лондона обозначает цель (21-22 марта 1944 г.)
В центре и справа — картины разрушения после немецких налётов.
Справа ниже — британцы осматривают немецкий контейнер для зажигательных бомб.

Несмотря на различные тактические новшества, ущерб от бомбардировок был относи-


тельно небольшим, а немецкие потери из-за весьма сильного противодействия англичан —
очень высоки. Удалось разрушить несколько сотен домов и других сооружений, погибло
около 1500 и было ранено около 3000 человек. Потери люфтваффе при этом составили око-
ло 500 самолётов, в основном бомбардировщиков. Использование систем «ЭГОН» и «Y»
значительно осложнялось постановкой англичанами мощных помех практически во всем
диапазоне частот радиостанций FuG 16 и FuG 17 (38-48 МГц). Кроме того крупные потери
бомбардировщики люфтваффе несли от ночных истребителей «Москито» и «Бофайтер»,
имевших бортовые РЛС СВЧ диапазона (SCR-720, Mk VIII и Mk X). В частности группа I./KG 66,
от которой практически в каждом случае зависел успех или неудача налёта, потеряла с ян-
варя по март 1944 г. около 20 самолётов (или почти половину от общего количества).

Ju-188 E-1 из I./KG 66 на аэродроме Мондидье, осень 1943 г.


Справа — фрагмент кабины Ju-188 с пультом управления ответчиком FuG 25a/
64
В июне 1944 г. немцы обнаружили, что английские ночные истребители стали исполь-
зовать новое оборудование для активации ответных сигналов ответчика «Эрстлинг», пелен-
гации и выхода на бомбардировщик (прибор «Perfectos»). После этого использование си-
стемы «ЭГОН» над Англией было свёрнуто.
В дальнейшем система «ЭГОН» применялась I./KG 66 перед началом и в ходе арденн-
ского наступления в декабре 1944 г. и январе 1945 г. для минирования с воздуха устья р.
Шельда и попытки заблокировать порт Амстердам.

Ju-188 E-1 из I./KG 66 на аэродроме Мондидье, осень 1943 г.


Справа — фрагмент кабины Ju-188 с пультом управления ответчиком FuG 25a/

На Восточном фронте система «ЭГОН» применялась второй и третьей группой 4-й бом-
бардировочной эскадры (II./KG 4 и III./KG 4), вооружённой самолётами He-111H-16 и He-
111H-20, во время массированных ночных налётов 4-го бомбардировочного корпуса
люфтваффе (св. 200 боеготовых бомбардировщиков He-111) на железнодорожные узлы Се-
верной Украины и Белоруссии весной-летом 1944 г. В частности с применением «ЭГОНа»
были подвергнуты бомбардировке Калинковичи, Гомель, Проскуров (Хмельницкий). Резуль-
тат работы «целеуказателей» был оценён экипажами как «исключительно успешный».
Успех «целеуказателей» почти всегда приводил к общему успеху бомбардировки. Напри-
мер, при налёте на Гомель и близлежащие железнодорожные станции в ночь на 18 июня
1944 г. был нанесён значительный ущерб полотну и подвижному составу. Как докладывал
инструктор транспортного отдела И. С. Круглик секретарю ЦК КП(б) Белоруссии В. Н. Мали-
ну:
«… На станции Гомель разрушено 22 пути, водоснабжение в 7 местах, линии связи
магистральной 25 проводо — км., местной — 54 проводо-км. Разбито и сожжено 293 ва-
гона, убито 8 человек, ранено 12. На станции Новозыбков разрушено 11 путей, 84 прово-
до-км. магистральной и 18 проводо-км. местной связи, водоснабжение в 8 местах, разби-
то и сожжено 120 вагонов, убито 200, ранено 100 человек. На станции Сновск разрушено
11 путей, 16 и 62 проводо-км связи, уничтожено 135 вагонов, убито 13, ранено 46 чело-
век».
Потери II./KG 4 и III./KG 4 за апрель-июнь 1944 г. составили примерно по 10 самолётов в
каждой группе, что было почти в два раза ниже, чем на Западном фронте у I./KG 66, летав-
шей на новейших Ju-88S и Ju-188E. Результат работы групп «целеуказателей» по каждой це-
ли в ходе весенне-летних налётов 1944 г. представлен ниже. Не менее трёх налётов произ-
ведено с использованием системы «ЭГОН» (скорее всего, это число больше).
65
Результат работы осветителей цели по данным IV авиакорпуса
Номе
Дата Цель Результат
р
1 27./28.3.44 Ж/д станция Сарны почти хорошо
2 31.3./1.4.44 Ж/д станция Сарны хорошо
3 3./4.4.44 Ж/д станция Сарны атака прервана из-за облачности
4 4./5.4.44 Ж/д станция Коростень хорошо
5 7./8.4.44 Ж/д станция Киев-Дарница и ж/д мост хорошо
6 8./9.4.44 Ж/д станция Фастов хорошо
7 9./10.4.44 Ж/д станция Коростень средне
8 15./16.4.44 Ж/д станция Сарны посредственно
9 16./17.4.44 Ж/д станция Шепетовка плохо
10 17./18.4.44 Ж/д станция Киев-Дарница посредственно
11 21./22.4.44 Ж/д станция Великие Луки плохо
12 27./28.4.44 Ж/д станция Сарны плохо
13 30.4./1.5.44 Ж/д станция Здолбунов почти хорошо
14 1./2.5.44 Ж/д станция Шепетовка очень хорошо
13 4./5.5.44 Ж/д станция Сарны почти хорошо
16 4./5.5.44 Ж/д станция Ровно посредственно
17 5./6.5.44 Ж/д станция Киев-Дарница хорошо
18 10./11.5.44 Ж/д станция Шепетовка хорошо
19 10./11.5.44 Ж/д станция Проскуров почти хорошо
20 11./12.5.44 Ж/д станция Бахмач средне
21 12./13.5.44 Ж/д станция Калинковичи очень хорошо
22 13./14.5.44 Ж/д станция Фастов средне
23 17./18.5.44 Ж/д станция Смоленск почти хорошо
24 18./19.5.44 Ж/д станция Ровно средне
25 18./19.5.44 Ж/д станция Сарны хорошо
26 18./19.5.44 Ж/д станция Здолбунов почти хорошо
27 20./21.5.44 Ж/д станция Здолбунов почти хорошо
28 20./21.5.44 Ж/д станция Шепетовка средне
29 23./24.5.44 Ж/д станция Казатин, запасная цель Шепетовка плохо
50 23./24.5.44 Ж/д станция Жмеринка, запасная цель Шепетовка плохо
31 27./28.5.44 Ж/д станция Коростень, запасная цель Сарны хорошо
32 27./28.5.44 Ж/д станция Шепетовка, запасная цель Ровно посредственно
33 28./29.5.44 Ж/д станция Коростень очень хорошо
34 28./29.5.44 Ж/д станция Шепетовка очень хорошо
35 29./30.5.44 Ж/д станция Казатин очень хорошо
36 29./30.5.44 Ж/д станция Жмеринка очень хорошо
37 30./31.5.44 Ж/д станция Казатин почти хорошо
58 30./31.5.44 Ж/д станция Фастов очень хорошо
59 1./2.6.44 Ж/д станция Казатин средне или плохо
40 1./2.6.44 Ж/д станция Фастов средне
41 6./7.6.44 Ж/д станция Жмеринка очень хорошо
42 6./7.6.44 Ж/д станция Проскуров довольно хорошо
43 11./12.6.44 Ж/д станция Киев-Дарница хорошо
44 17./18.6.44 Ж/д станция Гомель-Запад хорошо
45 21./22.644 аэродром Полтава очень хорошо
46 22./23.6.44 аэродром Миргород очень хорошо
47 26/27.6.44 Ж/д станция Брянск-Юг посредственно
48 5/6.7.44 Аэродром Минск-Юг довольно хорошо
49 6/7.7.44 Ж/д станция Олевск очень хорошо
50 6/7.7.44 Ж/д станция Белокоровичи неудовлетворительно
51 7/8.7.44 Сморгонь хорошо
52 7/8.7.44 Михалицкая (Michalizka - Qu. 6553) хорошо
53 8/9.7.44 Ж/д станция Коростень-Восток (Qu. 6553) хорошо
54 9/10.7.44 Ж/д станция Коростень-Север посредственно
55 10/11.7.44 Ж/д станция Казатин-Север безуспешно
56 19/20.7.44 Ж/д станция Молодечно очень хорошо
57 20/21.7.44 Ж/д станция Молодечно очень хорошо
58 21/22.7.44 Ж/д станция Борисов хорошо
59 22/23.7.44 Ж/д станция Молодечно хорошо
60 24/25.7.44 Луков (Ortschaft Lukow) очень хорошо
61 26/27.7.44 Пулавы (Ortschaft Pulawy - 1263) хорошо
Лес севернее Пулавы (Pulawy) до Волька Профека (Ortschaft нет данных
62 27/28.7.44 Wolka Profeka ?)
63 9/10.8.44 Мост № 4 через Вислу посредственно
64 9/10.8.44 Понтонный мост через Вислу у н.п.Тарнув, деревянный мост
хорошо
№1
66

Подготовка экипажей KG 4 к ночному вылету, 1944 г.

Можно предположить, что успеху люфтваффе способствовала более простая по срав-


нению с Западным фронтом обстановка в сфере ночной ПВО и радиоэлектронной борьбы.
Прикрыть фронт длиной почти 800 км, десятки железнодорожных узлов на огромной, не-
давно освобождённой территории при общем недостатке средств РЭБ было сложно. Не по-
следнюю роль играло и сильное отставание советских ВВС в области ночной истребитель-
ной авиации. Например, если на Западе во время операции «Штайнбок» англичане могли
выставить до 200 ночных истребителей с бортовыми РЛС (сбили св. 150 бомбардировщиков
люфтваффе), то на советско-германском фронте весной 1944 г. не было ни одной советской
боеготовой части с ночными истребителями с РЛС (части 56-й авиадивизии, вооружённые
самолётами «Бостон» с РЛС Гнейс-2 – всего ок. 60 самолётов - только заканчивали обуче-
ние).
Прямых данных о местонахождении наземных установок «ЭГОН», обеспечивавших
действия IV корпуса, нет, но есть данные, позволяющие утверждать, что они находились в
районе Борисова (60 км к северо-востоку от Минска). Данные об атаке Проскурова (530 км
по прямой до Борисова) позволяют сделать вывод, что либо РЛС «ЭГОН» устанавливались
максимально близко к фронту (возможно, временно), либо сопровождение «осветителей»
велось не на всём протяжении полёта, а только до определённой точки, где сигналы от
бомбардировщиков должны были перестать приниматься РЛС из-за большой дальности.
При знаменитом ночном налёте в 21-22.06.1944 на Полтаву (когда не земле было уничтоже-
но несколько десятков американских B-17) на начальном участке полёта также, вероятно,
использовалась наведение с помощью системы «ЭГОН».
67

Схема действий IV бомбардировочного корпуса люфтваффе.


Показаны 300-км. и 400-км. Радиус действия системы «ЭГОН» (считая, что установки находились в районе г. Борисова.

Использованная литература и электронные ресурсы:


1. Trenkle F., «Die deutschen Funk-Navigations-und Funk-Fürungsverfahren bis 1945» (1979)
2. von Kroge H., «GEMA: Birthplace of German Radar and Sonar» (2000)
3. Gundelach K., «Chronik Kampfgeschwader 4 - General Wever», (2013)
4. D.(Luft)T. 4010 – Bordfunkgerät FuG 25a Geräte-Handbuch (1943)
5. Conen J., «The Little Blitz: The Luftwaffe’s last attack on London» (2014)
6. Jackson R., «Through the Eyes of the World's Fighter Aces : The Greatest Fighter Pilot's of World
War Two» (2007)
7. Regnat K.H., «Vom Original zum Modell. Heinkel He-111» (2000)
8. Beal N., «Kampfflieger volume four - Bombers of the Luftwaffe, Summer 1943 - May 1945»,
(2005)
9. Spick M., «LUFTWAFFE BOMBER ACES Men, Machines, Methods» (2001)
10. http://www.cdvandt.org/EGON.pdf
11. http://www.cdvandt.org/Nachtfee-never-ending-EGON-Verfahren.pdf
12. http://www.cdvandt.org/ADIK357all.pdf
68
13. http://www.cdvandt.org/Nachtfee-brainstorming-elaborately%2714.pdf
14.http://www.germanluftwaffe.com/archiv/Dokumente/ABC/f/Funk/bordfunkgereate/
Bordfunkgereate
15.https://forum.warthunder.com/index.php?/topic/99694-he-177/&page=3
16.https://en.wikipedia.org/wiki/Operation_Steinbock
17.https://www.asisbiz.com/il2/Ju-88/KG66/pages/Junkers-Ju-88S-3.KG66-(Z6+xL)-with-crescent-
moon-camouflage-Dedelsdorf-1944-03.html
18.http://www.wiki.luftwaffedata.co.uk/wiki/index.php?title=KG_66
19.https://vikond65.livejournal.com/713378.html
20.http://www.redov.ru/transport_i_aviacija/aviacija_i_vremja_1995_02/p7.php
21.http://www.ww2.dk/oob/bestand/kampf/bikg66.html
22.https://en.wikipedia.org/wiki/Luftwaffe_radio_equipment_of_World_War_II
23.http://naukatehnika.com/passivnyie-rls-dlya-odnomestnyix-perexvatchikov-lyuftvaffe.html
24.https://www.geschichtsspuren.de/forum/viewtopic.php?
t=7878&postdays=0&postorder=asc&start=80

Автор выражает благодарность своей жене Татьяне за проявленное терпение, Артуру


О. Бауэру (www.cdvandt.org) за консультации и объяснение многих (но не всех!) сложных
«тонкостей» в области немецких радиолокационных технологий периода Второй миро-
вой войны.

Система ночного целеуказания «ЭГОН»


и её боевое применение
69

БОЕВОЙ ПУТЬ 47-го штурмового


авиаполка вмф
Продолжение (Начало №4,5,6, 2018)

Часть шестая. Новое место базирования


К началу июля 1944 года в Прибалтике, севернее реки Даугава оборонялась немецкая
группа армий «Север» в составе 16, 18-й армий и оперативной группы «Нарва». Общая чис-
ленность группировки составляла около 342 тысяч солдат и офицеров. Используя естествен-
ные преграды и особенности местности противник создал мощную глубоко эшелонирован-
ную оборону до 200 км. в глубину.
Основной задачей группы армий «Север» в начале июля 1944 года было предотвраще-
ние дальнейшего продвижения советских войск в районе Даугавпилса, что привело бы к
расчленению войск оперативных групп «Север» и «Центр».
К лету 1944 года сложная обстановка оставалась на Балтике. Немецкое командование
по-прежнему располагало здесь более выгодной системой базирования кораблей и авиа-
ции. Используя шхеры, множество островов, малую ширину Финского залива, достаточное
количество береговых батарей, противник продолжал блокировать советский флот в во-
сточной части Финского залива.
Hа Балтийском море у немцев были три важные морские коммуникации. Одна из них
связывала германские порты со Швецией, другая — с Финляндией и третья морская комму-
никация была основной артерией для снабжения группы армий «Север».
Военно-морские силы противника поддерживались силами 1-го Воздушного флота и
финской авиацией. Но немецкая авиация, в первую очередь, привлекалась командованием
для прикрытия и обеспечения действий наземных войск.
70

Рисунок 1. Карта боевых действий в Прибалтике и на Балтийском море летом-осенью 1944 года.
71
В середине мая 1944 года 47-й ШАФКП был передислоцирован на Новую Ладогу. Но-
вым местом базирования стал аэродром Куммолово.

Рисунок 2. Схема боевого пути 47-го Штурмового Авиационного Феодосийского Краснознамённого Ордена Ушакова Полка
на Балтийском театре военных действий в 1944-1945 гг.

В период с середины мая по 9 июня 1944 года командный и личный состав полка зани-
мался боевой подготовкой и вводил в строй материально-техническую часть после перелё-
та на новое место базирования, который оказался не без «приключений».
Из воспоминаний Виталия Петровича Остапенко:
«… При перелёте на Балтику, при взлёте с аэродрома на юге Украины, мой
Ил-2 перед отрывом попал правым колесом в яму, и я взлетел со сломанным ко-
лесом. Ил-2 был перегружен, в кабине стрелка вместо одного 3 человека, в лю-
ках имущество. Техник был Н. Рожков. На аэродроме в Харькове мне выложили
72
знак: одно шасси неисправно. Что делать? Садиться на «живот», убрав и вто-
рое колесо, значит — долго сидеть в Харькове. Начал садиться на 2 точки, на
удачу. Всё вышло сверх ожидания, винт погнулся на 5-7 см., консоль крыла не-
много помялась, и через 2 дня наши техники сделали ремонт. Такая удачная по-
садка Ил-2 на одно колесо бывает редко, значит — повезло. Риск оправдался.
Собралось нас 6 «Илов», и мы пошли через Москву и Ленинград на Куммолово.»

Ещё в мае лётчики полка уже выполняли боевые задания совершив 196 самолётовыле-
тов. Ил-2 наносили бомбо-штурмовые удары по кораблям и плавсредствам противника в
Финском заливе, живой силе, технике и огневым точкам, обеспечивали штурмовое прикры-
тие советских наземных частей и их наступательные действия.
С 10 июня 1944 года полк в полном объёме приступил к выполнению боевых задач. В
этот день шесть штурмовиков во главе с мл. лейтенантом М. Беляковым штурмовали ар-
тиллерийские и миномётные позиции противника в районе Б. Коллелово. К этому времени
полк считался уже опытным. Так на первое июля 1944 года, из 36 экипажей только четыре
не имели практического боевого опыта.
14 июня был второй лётный день. Полк полным составом совершил три боевых выле-
та. В первых двух вылетах участвовало по 28 Ил-2, в третьем — 29 самолётов. Все три выле-
та возглавлял командир полка Степанян. Для выполнения задания полк был разделён на
пять групп. Ведущими групп были Степанян, Акаев, Попов, Беляков и Борисов.
Штурмовики дважды заходили на цель — артиллерийские и миномётные позиции
противника и без потерь и повреждений вернулись на свой аэродром. Лётчики уничтожили
2 миномётные батареи и 2 зенитные установки «эрликон».

Рисунок 3. Ил-2М командира 47-го ШАФКП Героя Советского Союза подполковника Н. Г. Степаняна. Осень-зима 1944 года
73
Историческая справка
Подполковник Степанян Нельсон Георгиевич, лётчик-
штурмовик, дважды Герой Советского Союза родился 28
марта 1913 года в Елизаветпольской губернии в армянской
семье. С 1933 по 1936 годы Степанян — курсант школы пи-
лотов в Батайске, после окончания которой был оставлен
инструктором.
23 июня 1941 года был направлен на фронт в штурмо-
вую авиацию Черноморского флота. Принимал участие в
защите Ленинграда, в освобождении Крыма и Прибалтики.
Совершил 259 боевых вылетов. Потопил лично 13 вра-
жеских судов, уничтожил 80 танков, 600 автомашин, 27
самолётов (два Ju-88 в воздушном бою), 100 полевых и зе-
Рисунок 4. Подполковник Н. Г. Степанян нитных орудий, 130 пулемётных точек, 4 переправы, 40

железнодорожных вагонов и до 5 000 солдат. Погиб Н. Г. Степанян 14 декабря 1944 года.

В задачи штурмовой авиации Балтийского флота входила и боевая работа по плавсред-


ствам противника.
В субботу, 17 июня 1944 года восемнадцать штурмовиков Ил-2 нанесли бомбо-
штурмовой удар по немецким кораблям и транспортам у мыса Пули-Ниеми. Задача выпол-
нялась тремя «шестёрками» под общим руководством командира 2-й эскадрильи ст. лейте-
нанта Акаева. В результате нанесённого удара, прямым попаданием авиабомбы был по-
топлен один транспорт и один сторожевой корабль противника. Все Ил-2 вернулись на свой
аэродром, четыре машины получили различной степени повреждения.

Из воспоминаний Виталия Петровича Остапенко:


«Как то нам дали особое задание: подготовить 6 экипажей Ил-2 для сверх-
точной стрельбы и точечного бомбометания для выполнения специального за-
дания по прорыву северной группы войск противника. Руководил подготовкой
подполковник Лазарев З. Ф. Мы в течение 7-8 дней делали по 6-7 и даже 9 выле-
тов на озеро-полигон в 10 км. от Куммолово. Там бригада на лодках заготовила
несколько макетов плотины, как на Свирьстрое. Я вошёл в пару с лётчиком Ни-
колаем Богдановым, он был старшим группы. За эти 8 дней мы сделали по 50
вылетов, и уже так отрепетировали свои заходы на цель, что плотины-
макеты строить не успевали, тогда для нас затягивали на озеро много 200-
литровых бочек. Били по ним, и то хватало на один-два захода... Наше мастер-
ство довели до снайперского… Но в самый момент нашего с Богдановым выле-
та на цель…, противник капитулировал, боясь быть затопленным….Нас с Бог-
дановым целовали… перед нами улетело 4 Ил-2, а вернулся только один... Тех
сбили там, над плотиной, где барражировал полк Ме-109.»
74
Не обходилось и без курьёзных случаев. Один из них, когда лётчики полка сумели до-
казать свою правоту.
В июне 1944 года, в самый разгар боевых действий, в полк прибыл Главнокомандую-
щий ВМФ адмирал флота Н. Г. Кузнецов, в сопровождении командующего ВВС ВМФ марша-
ла С. Ф. Жаворонкова, командующего КБФ В. Ф, Трибуца и командующего авиацией КБФ ге-
нерал-лейтенанта М. И. Самохина.
Для встречи адмирала на аэродроме был построен весь личный состав полка. После
доклада командира полка, адмирал поздоровался с личным составом и начал обходить
строй. Маршал Жаворонков «пожаловался» адмиралу, что лётчики полка не хотят бомбить
топ-мачтовым бомбометанием корабли противника. Тогда адмирал и говорит: «Надо лёт-
чиков спросить, почему они не бомбят топ-мачтовым бомбометанием?» И спрашивает об
этом командира 1-й авиаэскадрильи капитана Г. Попова. Попов ответил: «Товарищ адмирал
флота, мы летаем в шхерный район финского берега и там местность не позволяет произво-
дить маневр для топ-мачтового бомбометания. Сейчас мы бомбим с низких высот, т. е.
сбрасываем бомбы с высоты 350-400 метров и выходим из пикирования на высоте 100-150
метров. Этот способ бомбометания в данных условиях более эффективен.»
Адмирал флота сказал Жаворонкову: «Вот видишь, будут они бомбить топ-мачтовым
бомбометанием, когда позволят условия, а сейчас они правильно действуют.»
Лётчики полка не только успешно решали боевые задачи в сложных условиях, но и
проявляли взаимовыручку, спасая боевых друзей.
Вспоминает офицер по разведке полка Александр Петрович Цветнов:
«...В один из вылетов в районе Карельского перешейка 6 Ил-2 вместе с веду-
щим Ю. Акаевым, я полетел в качестве стрелка, выполняли задание по сбору
разведданных. Заместителем ведущего был В. Марков.
Когда мы подошли к цели, Акаев дал команду: «Приготовиться к атаке» и
лёг на боевой курс, в это время на нас напали истребители, с которыми завя-
зался воздушный бой.
2 Ме-109 устремились на самолёт ведущего Ю. Акаева. Я передал по пере-
говорному устройству, что нас атакуют два «мессера». Он ответил мне:
«Отражай!» и одновременно дал команду В. Маркову, чтобы тот прикрыл его.
Я выпустил две очереди по Ме-109, затем Марков дал две очереди, и мы отра-
зили атаку немецких истребителей.
По возвращении с боевого задания В. Марков рассказал, как он огнём пушек
и пулемётов отразил атаку Ме-109, которые пытались сбить ведущего груп-
пы. Так в этом боевом вылете В. Марков защитил своего командира Ю. Акае-
ва.»

Продолжение следует...

Боевой путь 47-го штурмового авиаполка ВМФ


75
A LA GUERRE COMME A LA GUERRE
Эта рубрика о реальных и может не очень реальных фактах и событиях,
драматических и комических ситуациях. Но так или иначе, основными нашими
героями будут люди.

Как мы зажгли японский аэростат Мы уже готовы были подняться в воздух, но


в это время появились бомбардировщики и
истребители японцев. Вылет задержался.
Когда японцы улетели и где-то вдали
завязался воздушный бой, звено поднялось
в воздух.
Шли на бреющем полёте. Ещё на земле
мы договорились, что я и Викторов стреля-
ем по «колбасе», а Хохлов — по корзинке.
Японские зенитчики буквально засыпа-
ли нас снарядами; появились вражеские ис-
Старший лейтенант В. Козлов. Халхин-Гол, 1939 год
требители. Вихрем неслись мы на аэростат.
Двадцать четвёртого июля, утром, в Но мы ошиблись с дистанцией и рано от-
глубине оборонительного района японцев, крыли огонь. «Колбаса» оставалась в возду-
под прикрытием густой пелены тумана, по- хе невредимой, мы же стали набирать вы-
вис над землёй большой аэростат. соту, чтобы сделать второй заход. Скорость
С этой «колбасы», как мы назвали самолётов снижалась, и нас могла расстре-
аэростат, японцы просматривали располо- лять зенитная артиллерия либо могли окру-
жение наших войск и корректировали ар- жить японские истребители. Я решил отва-
тиллерийский огонь. лить в сторону и сесть снова в засаду.
Японские истребители и зенитки уси- Вскоре разгорелся большой воздуш-
ленно охраняли аэростат. ный бой.
И вот мне поручили сжечь «колбасу». Мне позвонил командующий:
Вечером я слетал в разведку, высмот- -Вылетайте. Японские истребители заняты,
рел удобную посадочную площадку. Место а от зениток сумеете уйти.
для засады оказалось хорошим. Провели На этот раз мы пошли не с южной стороны,
туда телефонную связь. а с северной и не «линией», а с сходящимся
На рассвете 25 июля я и лётчики- веером.
истребители Хохлов и Викторов незамечен- «Змейкой», на огромной скорости, мы
ными приземлились и хорошо замаскиро- прошли над японским укреплённым райо-
вались. ном. Дым от разрывов зенитных снарядов и
Вскоре меня вызвали к телефону и огонь зенитных пулемётов окружили нас со
приказали действовать тотчас же после по- всех сторон. На этот раз мы вплотную под-
явления аэростата. летели к «колбасе» и открыли дружный
76
огонь. Не было никаких сомнений, что все «начальству виднее».
пули ложились в цель. Я видел, как закача- Комдив улетел, а лётчики полка стали
лась корзинка, но аэростат всё-таки не го- ждать сигнала.
рел. Я недоумевал. Решил сделать новый Проходит час, полтора. В небе действи-
разворот, снова обстрелять неуязвимую тельно появляется У-2. Летит прямо над
«колбасу» и, если она не загорится и на этот аэродромом на небольшой высоте. Кто-то
раз, пойти на таран. из задней кабины машет рукой…
Снаряды зенитных орудий рвались всё - По самолётам! - раздаётся команда.
ближе и ближе к нашим «ястребкам», не- Бомбардировщики быстро взлетают, стро-
прерывный огонь вели и зенитные пулемё- ятся в кильватер трёх эскадрилий и берут
ты. курс на соседний аэродром, где должны
Делая разворот, я вдруг увидел под пристроится тяжёлые ТБ-7. Но к удивлению
«колбасой» густой слой дыма, а затем лётчиков, на аэродроме — ни малейшего
огромное пламя охватило весь аэростат. движения. Бомбардировщики и не собира-
Я понял, что «колбаса» была начинена ются взлетать.
гелием и поэтому так долго не загоралась. Сделав круг над аэродромом, ведущий
На бреющем полёте мы прорвались первой эскадрильи ЕР-2 капитан А. Г. Степа-
сквозь снаряды зениток, вылетели на свою нов ложится курсом на Ленинград. За ним
территорию, замедлили ход. разворачивается вторая эскадрилья под ко-
Красноармейцы горячо аплодировали мандованием М. А. Брусницына. Третью эс-
нам и издевались над японцами: кадрилью веду я, следуя за ними.
- «Колбасу» выпустили, ну и получайте Первый час полёта проходит хорошо, а
её обратно, поджаренную» дальше преграждает путь то, чего многие
*** из нас ещё побаивались: впереди, сколько
видит глаз, сплошная стена облаков. Обой-
Оригинальный вид связи ти её нельзя, и эскадрилья Степанова, не
10 августа 1941 года рано утром в ди- разомкнувшись, с ходу врезается в клубя-
визию тяжёлых бомбардировщиков приле- щуюся массу и исчезает в ней. Капитан
тел её командир М. В. Водопьянов. От него Брусницын решает набирать высоту. Ведо-
поступил приказ перебазировать полк бом- мые им самолёты, размыкаясь, тоже попа-
бардировщиков ЕР-2 поближе к Ленингра- дают в облака, пытаясь пробиться сквозь
ду. них снизу вверх. Я же со своей эскадрильей
В связи с этим всем экипажам было иду на снижение. В течение 15-20 минут ле-
приказано находиться у самолётов в полной тим под облаками, затем нас стало прижи-
боевой готовности и ждать команду, кото- мать к земле. Высота уже 50 метров. Полёт
рая поступит из пролетающего над аэро- строем дальше продолжать нельзя. Покачи-
дромом самолёта У-2: из задней кабины че- ванием самолёта с крыла на крыло даю
ловек махнёт рукой. Это и послужит сигна- экипажам команду разомкнуться и действо-
лом для взлёта полка. Странный, конечно, вать самостоятельно.
способ передачи приказов, но… Некоторое время летим на бреющем,
77
но видимость настолько плохая, что мы вает штурман.
каждую секунду рискуем столкнуться с зем- Продолжаем полёт. Конечная цель —
лёй. Под крылом самолёта мелькают дере- Пушкин Ленинградской области. Здесь
вья, столбы линии электропередач, какие- должны собираться самолёты нашего полка
то строения, а впереди ничего не просмат- и полка тяжёлых бомбардировщиков ТБ-7.
ривается. В такой сложной обстановке мне После посадки на аэродроме города
ещё не приходилось летать. Даю команду Пушкин мы не досчитались одного самолё-
штурману: та. Как стало известно позже, лётчик в обла-
- Иди в нос и подсказывай мне. ках потерял пространственное положение,
Через минуту в шлемофоне раздаётся и экипаж Метелина потерпел катастрофу.
голос Куликова: Командир экипажа чудом остался жив, дол-
- Ничего не вижу. Давай, Саша, лезь го лежал в госпитале, но в полк так и не
вверх, там всё-таки спокойнее. вернулся.
Легко сказать: «Лезь вверх». А, может Во второй половине дня прибыл и полк
быть, мне в настоящих облаках и летать не самолётов ТБ-7. Капитан Степанов, испол-
приходилось. Разве что в аэроклубе одна- нявший обязанности командира полка бом-
жды… бардировщиков ЕР-2, доложил комдиву Во-
Но сейчас иного выхода не было. Надо допьянову о результатах перелёта.
«лезть вверх». Перевожу бомбардировщик - Кто вам его разрешал? - резко спро-
в набор высоты. В облаках без привычки сил М. В. Водопьянов.
темно. Двести, триста, четыреста, пятьсот А капитан А. Г. Степанов с недоумени-
метров… они даются с трудом. ем посмотрел на командира дивизии:
Через некоторое время немного осво- - Как и было условлено, сигнал получи-
ился, взял себя в руки. Постепенно курс ли с самолёта У-2.
пришёл в норму. Наконец, на высоте 4 200 - Условлено то было, но я никакого У-2
метров выходим в чистое небо. Облака под не посылал и приказа о вылете не давал!
нами. Экипаж облегчённо вздыхает: пер- Вскоре выяснилось, что пролетавший
вый прорыв облачного фронта прошёл над аэродромом самолёт У-2 был случай-
удачно. Но охватывает тревога за ведомых. ным и что рукой махал, очевидно, пассажир
Где они? Что с ними? в знак приветствия лётчиков.
- Товарищ командир, - слышится голос (Из воспоминаний дважды Героя Со-
Лёши Васильева, - вижу два самолёта слева ветского Союза генерал-лейтенанта
и три справа. авиации А. И. Молодчего, в августе 1941
- Один за нами, - добавляет Саша Пан- года — командира эскадрильи бомбарди-
филов. ровщиков ЕР-2)
- Два впереди, - сообщает Куликов. ***
Где-то на траверзе озера Ильмень об-
лака словно кто-то обрезает ножом. Внизу
блестит под солнцем озёрная гладь.
- Слева по курсу Новгород, - доклады-
78
«ОРИГИНАЛЬНЫЙ ВИД СВЯЗИ» ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКА =KAG=Dron-
79
80

Старшина Х. Тоёсима низацию побега из лагеря. Попытка органи-


Эта история началась 19 февраля 1942 зовать побег заключённых была предпри-
года во время налёта японской авиации на нята 4 августа 1944 года. На следующий
австралийский порт Дарвин. день Хадзиме Тоёсима был ранен в пере-
В ходе атаки самолёт «Зеро» А6М стар- стрелке и покончил с собой.
шины Хадзиме Тоёсима (Hajime Toyoshima)
получил повреждения из стрелкового ору-
жия с земли. Лётчик пытался дотянуть до
своего авианосца, но над островом Мел-
вилл заглох мотор. Тоёсима выбрал более-
менее пригодную площадку и был вынуж-
ден совершить вынужденную посадку на
острове недалеко от Snake Bay. После не-
скольких дней скитаний, он встретил группу
австралийских аборигенов, которые и вы-
дали лётчика австралийским военным.
Пленный японский пилот был доставлен в
Дарвин и после допроса, под вымышлен-
Старшина Х. Тоёсима под вымышленным именем
ным именем стал заключённым за номе- Минами в австралийском плену.
ром PJW11001. В лагере Cowra, куда был
помещён Х. Тоёсима, он становится лиде- Источник фото:
ром среди военнопленных и начинает орга- https://warspot.ru/10526-avstraliyskiy-pyorl-harbor
81
Бой на «Царской» дороге

Экипаж ст. лейтенанта З. Г. Колобанова (на фотографии в центре): механик-водитель старшина Н. И. Никифоров, командир
орудия ст. сержант А. М. Усов, радист ст. сержант П. И. Кисельков, красноармеец Н. Ф. Роденков, механик-водитель, в бою
выполнял роль заряжающего. (Фотография взята с сайта https://vk.com/photo-14816137_276492218)

Первоначально, материал для этой статьи планировался в виде не большой замет-


ки, как и принято в данной рубрике. Но в процессе работы, оказалось, что случай то сам
по себе уникальный, а самое главное — меня до глубины души оскорбили некоторые
«оценки» этого эпизода… мол ничего то и не было, а Колобанов всё выдумал. Каждый из
вас может провести своё собственное расследование, я же изложу основные события
того дня так, как они «видятся» мне.
***

8 августа 1941 года группа армий «Север», которой командовал генерал-


фельдмаршал Вильгельм фон Лееб, возобновила наступление на Ленинград. 14 августа
немецкие войска перерезали железную дорогу Красногвардейск - Кингисепп,
а уже 16 августа захватили станцию Волосово и начали быстро продвигаться
к Красногвардейску (современная Гатчина).
В эти дни для Красной Армии на северном направлении сложилась очень
сложная и тяжёлая ситуация. Боеспособных частей практически не осталось,
а планировавшиеся резервы из глубины страны ещё не подошли. В случае
немецкого прорыва дорога на Ленинград становилась практически открытой.
Пробовали ли вы когда-нибудь баварские сосиски? Я — нет, но говорят,
В. фон Лееб
82
довольно вкусная штука. Но что это я о сосисках…
Гитлер полагал, что Москва и Ленинград вот-вот падут и издал строжайший приказ:
«Капитуляцию Ленинграда и Москвы не принимать, даже если она будет предложена». О
том, какая судьба была уготована этим городам, можно судить по содержанию директивы
от 29 сентября 1941 года адресованной командующим:
«Фюрер принял решение стереть с земли Санкт-Петербург. Дальнейшее
существование этого крупного города не представляет интереса, поскольку
будет повержена Советская Россия…
Цель состоит в том, чтобы подойти к городу и разрушить его до основа-
ния посредством артиллерии и непрерывных атак с воздуха…
Просьбы о капитуляции будут отклонены, ибо проблемы выживания насе-
ления и его снабжения продовольствием не могут и не должны решаться нами.
В этой войне за существование мы не заинтересованы в сохранении даже ча-
сти населения этого большого города».

Схема прорыва войсками группы армий «Север» «Лужского рубежа» обороны и продвижение немецких танковых дивизий
на Красногвардейск с 8-го по 20-е августа 1941 года.
83
Единственной боеспособной частью оказавшейся на пути танковых клиньев противни-
ка была 1-я танковая дивизия генерал-майора Виктора Ильича Баранова.

20 августа противник планировал окружить и уничтожить 2-й бата-


льон курсантов-пограничников прикрывавших направление на Красно-
гвардейск. Курсанты уже который день срывали график немецкого
наступления. Понёсший в боях большие потери батальон курсантов
уже не мог больше сдерживать противника. В помощь пограничникам
на передовую прибыли две роты ополченцев из 2-й ДНО (Дивизия
Народного Ополчения). Ополченцы заняли оборону на флангах 2-го ба-
тальона курсантов-пограничников.
В. И. Баранов

Схема позиций 2-го батальона курсантов-пограничников и двух рот ополченцев из 2-й ДНО
утром 20 августа 1941 года

19 августа генерал Баранов вызвал к себе командира роты тяжёлых танков КВ старше-
го лейтенанта Зиновия Колобанова. По своему фронтовому опыту лейтенант уже знал, что
по «пустякам» ротного к командующему дивизией вызывать не станут; значит случилось
что то очень серьёзное.
84
«Генерал, оторвавшись от карты, пристально посмотрел на старшего
лейтенанта. Собственно, он его знал хорошо. От роду около тридцати лет.
Не новичок в танковых войсках, имеет боевой опыт. Участвовал в войне с бело-
финнами. Трижды горел в танке. Недавно отличился в бою — его экипаж уни-
чтожил фашистский танк и пушку. Надёжный командир. Именно ему генерал
решил поручить непростую задачу.
- Ну-ка взгляните… — комдив указал на карту. — Куда ведёт эта дорога?
- На Лугу.
- Так… А эта?
- На Кингисепп.
- Верно. Так вот, старший лейтенант, своей ротой перекроете все дороги
к Красногвардейску. Так, чтобы враг по ним не прошёл».
Старшему лейтенанту Колобанову была поставлена, по всем правилам военной науки,
не реальная боевая задача — пятью танками остановить три (!) танковые дивизии против-
ника (1, 6 и 8-ю). Задача обороняющихся ещё осложнялась и тем, что в районе Красногвар-
дейска была обширная железнодорожная сеть, и немцы имели возможность широкого ма-
невра своими частями и резервами.
Но были обстоятельства, которые и помогали роте Колобанова. В её состав входили
новые, только что прибывшие с завода танки КВ-1, которые к тому же были экранирован-
ные (имели дополнительную броневую защиту башни). В 1941 году у немцев не было ма-
шин, способных на равных сражаться с этими танками. Экипажи составляли кадровые,
имевшие боевой опыт танкисты. Кроме того, танки противника должны были наступать в
«предполье» Красногвардейского укрепрайона, где маневр машин был сильно ограничен
противотанковыми заграждениями и минными полями. Так, перед Красногвардейским
укрепрайоном был вырыт двенадцатикилометровый противотанковый ров, который протя-
нулся по дуге от Пижмы до Красногвардейского военного аэродрома, а отдельные его
участки доходили до деревни Скворицы. Ров практически полностью прикрывал Красно-
гвардейск с юга и несмотря на то, что прерывался автомобильными дорогами, существенно
затруднял маневрирование немецких танковых соединений.

Экранированный КВ-1. Такие танки входили в состав роты старшего лейтенанта З. Колобанова
85
На этот противотанковый ров возлагались большие надежды командования в пред-
стоящем бою. Он должен был существенно сдерживать маневр немецких танковых колонн.
Но поскольку ров строили в спешке, не всё успели сделать так, как было задумано. Самым
уязвимым местом этого фортификационного укрепления был трёхкилометровый участок от
населённых пунктов Вопша до Воскресенского, который практически не имел никакой пу-
лемётно-орудийной защиты. В районе населённого пункта Пижма ров заканчивался; начи-
нались леса и болота — места, как считалось, не проходимые для танков противника.
Немецкое командование, используя в первую очередь воздушную разведку, учитыва-
ло наличие этого препятствия в своих планах, но всё-таки полностью ситуацию недооцени-
вало. Об этом свидетельствует тот факт, что 8-я танковая дивизия попыталась обойти части
Красногвардейского УРа (Укреплённый Район) именно там, где заканчивался противотанко-
вый ров. Но удостоверившись в невозможности такого обхода, дивизия развернулась на
сто восемьдесят градусов и маневрируя начала искать другие пути.
Есть основания считать, что советское командование имело самую подробную инфор-
мацию о противнике. Так, например, в «КВ» Колобанова в основном загружали бронебой-
ные снаряды.
Дорог, которые нужно было блокировать роте Колобанова было три: Большие Борни-
цы-Корпиково, Большие Борницы-Красногвардейск и Никольское-Красногвардейск. Гото-
вясь к предстоящему бою (а это было абсолютно неизбежно), Колобанов решил располо-
жить свои танки не в зоне расположения батальона курсантов-пограничников, а за ними.
Старший лейтенант исходил из опыта предшествующих боёв, когда танки быстро обнару-
живались противником и подвергались интенсивному авиационно-артиллерийскому удару.
Против расположения танков на позициях батальона был и такой факт. Как вспоминал
лейтенант А. Мнацаканов, воевавший на КВ-1 в районе Синявинских высот, если немцы не
видели танк, но слышали шум его работающего двигателя, они сразу открывали шквальный
огонь из всех видов орудий и миномётов и Колобанов, очевидно, знал такую
«особенность». И ещё одно обстоятельство учитывал ротный — если бы его танки заняли
позицию в полосе обороны пограничников, то противотанковая оборона в этом случае вы-
тягивалась в одну линию и не имела бы глубины. Зиновий Колобанов решил встретить
немцев в глубине обороны из танковых засад. Линия обороны пограничников имела протя-
жённость по фронту примерно 6 км, за ней на расстоянии 4-5 км. располагалась рота Коло-
банова, заняв позицию по фронту примерно в 9 км. Такая рекогносцировка малыми силами
перед тремя наступающими немецкими танковыми дивизиями позволяла создать глубоко-
эшелонированную противотанковую оборону.
Старший лейтенант Колобанов тщательно готовясь к предстоящему бою продумал все
его детали и учёл буквально всё, что только можно было предусмотреть. Он лично ездил по
позициям роты и указывал, где и как разместить боевые машины.
Танки были установлены в капониры и самым тщательным образом замаскированы. У
каждой машины была предусмотрена и оборудована запасная позиция. Все эти меры дава-
ли возможность танкам КВ-1, находящимся в засаде, проявить свои лучшие боевые каче-
86
ства: мощное орудие, большой запас боеприпасов, толстая броня.

Схема расположения танков роты ст. лейтенанта З. Колобанова 20 августа 1941 года

По приказу Колобанова танки его роты расположились следующим образом. Сразу за


позициями курсантов-пограничников был расположен танк мл. лейтенанта Ласточкина. Его
поставили в засаду в лесу у железной дороги за Большими Борницами. Правее этой пози-
ции, между деревнями Выселки и Рябиси в засаде находился КВ-1 лейтенанта Фёдора Сер-
геева, который должен был прикрывать участок, где огромный противотанковый ров при-
мыкал к Борницкому карьеру. Оба эти танки действовали без пехотного прикрытия. Рассто-
яние от танка Сергеева до танка Ласточкина было около двух с половиной километров.
Направление Большие Борницы-Корпиково брал на себя командирский танк, который
находился в засаде за перекрёстком дорог возле Учхоза Войсковицы. Такая дислокация тан-
ка, по мнению Колобанова, предусматривала два варианта возможного развития боя:
немцы могли выйти с фронта (прорвав позиции курсантов), либо с правого фланга, в обход
позиций пограничников через Вохоново и выходом на дорогу в направлении Войсковицы
(на схеме вверху-слева). Но в том и другом случае, немецкие танки неизменно выходили
бы на засаду командирского КВ-1, не на позицию танка Сергеева, находившегося в 5 км.
впереди от противотанкового рва, который проходил в районе деревни Корпиково. Судя по
всему, правый участок обороны Зиновий Колобанов считал самым опасным, и именно по-
этому сам занял там позицию. Как показали дальнейшие события, его предположение пол-
ностью подтвердилось. Именно через Учхоз Войсковицы противник и производил основ-
ной маневр своими танковыми дивизиями. В книге Д. С. Ибрагимова «Противоборство»
упоминается тот факт, что к ночи накануне боя к Колобанову подошли пехотинцы во главе с
«молоденьким лейтенантом», которые получили приказ занять оборону позади и по сторо-
нам танка. Это спорный факт, поскольку в работе Д. Базуева «Зиновий Колобанов. Время
танковых засад» есть упоминание о том, что «...в аудиозаписи автор не слышал, что бы об
87
этом говорил сам Колобанов.»
Два танка ротный расположил на Лужской дороге на тот случай, если немцы попыта-
ются обойти курсантов-пограничников с левого фланга. КВ-1 Дегтяря и Евдокимова заняли
позиции в засадах по обе стороны дороги соответственно у деревень Лядино и Вопша.

Схема начала боя под Красногвардейском утром 20 августа 1941 года

Утром 20 августа 19 танков 3-го батальона 10-го полка 8-й танковой дивизии прибли-
жались к позициям боевого охранения 27-го ОПАБа (отдельный пулемётно-артиллерийский
батальон). Все бойцы в охранении были добровольцами из ополчения. В трёх, тщательно
замаскированных ДЗОТах (деревоземляная огневая точка) было установлено по одной
«сорокопятке» (45-мм. противотанковое орудие). Перед ДЗОТами был широкий противо-
танковый ров, который прерывался на Киевском шоссе. Его остатки сохранились до сего-
дняшнего дня. На шоссе стояли противотанковые надолбы, в которых был оставлен не-
большой проход для машин, на нем был установлен мощный фугас. Но перед боем сапёры,
которые должны были подорвать фугас, никого не предупредив, ушли. В ночь накануне
боя, по непонятным причинам, покинуло позиции и пехотное прикрытие, которое должно
было защищать противотанковый ров и поддерживать огнём гарнизоны дзотов. Только в
наше время из отчётов 8-й немецкой танковой дивизии стало известно, что сапёры были
захвачены в плен.
Немецкие танки попытались сходу прорвать оборону, но вынуждены были отойти на
исходные позиции, остановленные артиллерийским огнём из ДЗОТов. Немцы вызвали на
88
помощь авиацию, которая нанесла удар по советским позициям. Но немецким лётчикам не
удалось нанести серьёзных повреждений обороняющимся, поскольку ДЗОТы были хорошо
замаскированы.
Перегруппировавшись и подтянув пехоту, противник снова пошёл
в атаку и в самый критический момент, когда казалось, что оборона бу-
дет вот-вот прорвана, по немецким танкам открыл огонь находивший-
ся в засаде за боевым охранением 267-го ОПАБа КВ-1 Евдокименко.
Точными выстрелами были подбиты четыре машины, которые к тому
же заблокировали проходы между противотанковыми надолбами.
Немцы подтянули к месту боя противотанковые пушки и открыли огонь
по находившемуся в засаде советскому танку. Их огонь повредил ору-
дие «КВ», но на помощь пришёл экипаж мл. лейтенанта Дегтяря и при-
А. А. Золоторёв, крыл своего товарища, пока шёл ремонт башенного орудия. В этом
командир 2-го батальона бою было уничтожено шесть танков противника.
курсантов-пограничников
В районе Лядино в бой вступил и экипаж Дегтяря. Танкисты уничто-
жили три танка, батарею 150-мм. шестиствольных миномётов «Nebelwerfer 41» (на фронте
бойцы называли их «Ванюша», «Ишак», «Скрипуха») и много пехоты противника.
Неудачные попытки сходу прорвать оборону предполья Красногвардейского УРа, выну-
дили немецкое командование маневрировать вдоль фронта ища слабые места в советской
обороне. В итоге было принято решение обойти позиции курсантов-пограничников с лево-
го фланга.
Из-за невозможности доступа к соответствующим документам (или вообще их отсут-
ствия) между историками по сей день идут споры о том, чьи именно танки (какого немец-
кого подразделения) вышли на засаду Колобанова. Исследователь Д. Базуев считает, что
это была одна из танковых рот 6-й танковой дивизии.
Схема засады танка ст. лейтенанта З. Колобанова
Позиция «КВ» Колобанова была расположена
на небольшой возвышенности, за озером (на схе-
ме водоёмом) у перекрёстка дорог Дубицы-Ванга
-Вохоново-ст. Войсковицы. Танк установили и за-
маскировали в капонире.
Место засады оказалось в историческом ме-
сте. Здесь, до революции находилось царское
охотничье поместье, в котором очень любил бы-
вать император Николай II, отсюда по дороге на
Вохоново он ездил на охоту. Поэтому за дорогой
и закрепилось название «Царской».
В 1937 году на месте царского охотничьего по-
местья было образовано учебное хозяйство Ле-
нинградского Зоотехнического института. Возле
дороги возвышалось красивое деревянное зда-
89
ние бывшей усадьбы с колоннадой в центре и двумя большими флигелями. Рядом с усадь-
бой находились хозяйственные постройки, стены которых были построены из камня. Эти
каменные постройки сохранились до наших дней.

Современная фотография перекрёстка, где была остановлена и уничтожена немецкая танковая колонна.
Танки двигались справа налево. (Фотография Д. Базуева).

Современная фотография каменных строений бывшего учебного хозяйства Ленинградского зоотехнического института.
(Фотография Д. Базуева).
90
Выбранная Колобановым танковая позиция была очень грамотно определена, по-
скольку во-первых, был отличный обзор, а во-вторых, вокруг была заболоченная местность,
непроходимая для немецких танков и исключавшая обход и окружение. У противника был
только один путь движения — по «Царской» дороге. Кроме того, по обе стороны от этой до-
роги находились луга со стогами сена, превратившиеся в тот дождливый август в непрохо-
димые для тяжёлой техники. Таким образом, Колобановым были использованы все осо-
бенности местности плюс лучшие образцы военной тактики по устройству танковых засад.
Последним «штрихом» в подготовке к бою был выбор ориентиров для стрельбы. Тако-
выми Колобанов определил две берёзы у перекрёстка дорог (основной) и сам перекрёсток
(запасной).
Около 14.00 появилась немецкая танковая колонна. Зиновий Колобанов, уже после
войны вспоминая тот день, говорил, что чётко видел каждый немецкий танк и идентифици-
ровал их как Т-III и T-IV. Но скорее всего, это были два средних танка Pz.Kpfw.IV и двадцать
лёгких танков Pz.Kpfw.35(t) чешского производства. Перед ними шла штабная машина, а
впереди двигалась разведка — три мотоцикла с колясками.
Схема положения танка ст. лейтенанта З. Колобанова и немецкой танковой колонны
К 14.00 20 августа 1941 года
91
Дальнейшее развитие событий воспроизводится по книге Д. С. Ибрагимова
«Противоборство»:
«...Вдали появился клуб пыли.
- Приготовиться к бою! - отдал приказ командир.
Тут же были закрыты люки. Члены экипажа заняли свои места…
Первыми шли три мотоцикла с колясками.
- Пропустить! - отдал приказ Колобанов. - Это разведка.
Густая пыль ещё не улеглась, когда показалась механизированная колонна.
Впереди — штабная машина, за ней танки. Казалось, колонне нет конца. Голо-
ва её миновала перекрёсток и шла дальше, в направлении видневшихся двух бе-
рёзок, что росли у самой дороги. Расстояние до врага — метров полтораста, и
экипаж КВ видел всё совершенно отчётливо. Танки… шли на сокращённой ди-
станции. Люки были открыты. Часть гитлеровцев сидела на броне. Кто-то
жевал, кто-то играл на губной гармошке.
… Восемнадцать… Двадцать… Двадцать два, - считал Колобанов.
Двадцать два против одного! Арифметика была далеко не в пользу КВ, но
боевую задачу нужно было решать.
Дальше всё шло буквально по секундам. В шлемофоне командира послы-
шался голос комбата И. Шпиллера: «Колобанов, почему гитлеровцев пропуска-
ешь?!» В это время первый фашистский танк подошёл к берёзкам, и Колобанов
скомандовал:
-Ориентир первый, по головному наводить под крест, бронебойным,
огонь!
Грохнул выстрел, остро запахло пороховым дымом. Первый фашистский
танк содрогнулся, замер, изнутри вырвалось пламя.
Задние танки продолжали накатываться вперёд, ещё больше сокращая
дистанцию между собой. Горел уже второй танк, и Колобанов перенёс огонь на
хвост колонны, чтобы окончательно запереть её на обширной болотине, ко-
торая тянулась по обеим сторонам дороги. Фашисты были застигнуты врас-
плох, но шок у них вскоре прошёл, и они стали искать, откуда бьёт советский
танк. Первые выстрелы они сделали по копнам сена, стоявшим на поле за пере-
крёстком. Но через несколько секунд всё же обнаружили цель.
...Началась дуэль на дистанции прямого выстрела. Пушка КВ била по фа-
шистским танкам, те били по башне КВ. На его позиции земля кипела, взмета-
лась фонтанами. От маскировки не осталось и следа. Фашистские снаряды
кромсали 95-миллемитровую броню башни…, снаряды КВ — 50-миллиметровую
лобовую броню и башни немецких танков. Колобанов, его бойцы глохли от гро-
хотов своих выстрелов и разрывов вражеских снарядов, задыхались от порохо-
вых газов. Окалина врезалась им в лица. В танке было душно и жарко, как в топ-
ке. Но Усов на огонь отвечал огнём, отправляя по гитлеровской колонне снаряд
92
за снарядом.
Танковый бой может длиться час, а иногда и несколько суток, превращаясь
в побоище, сходное со сражениями морских кораблей. Подбитый танк не разва-
ливается, как корабль, не тонет, погружаясь на дно. Его, неподвижного, доби-
вают с жестоким усердием артиллерийским огнём.
Этот бой длился час с лишним. Разрывом вражеского снаряда срезало ко-
мандирский перископ. Радист Кисельков (по воспоминаниям самого Колобанова,
это сделал красноармеец Роденков — прим. автора), рискуя жизнью, вылез на
башню и установил вместо повреждённого запасной. Тут же ударом другого
снаряда заклинило башню. Механик-водитель Никифоров проявил мастерство,
разворачивая всю тяжёлую машину для наводки орудия.
А потом удары по нашему танку прекратились. Дорога молчала. Горели все
22 фашистские бронированные машины. В их утробах продолжали рваться бо-
еприпасы, тяжёлый дым тянулся над равниной.»

В ходе неравного боя КВ-1 был повреждён, но страшное было то, что закончились сна-
ряды, осталось несколько осколочных. Колобанов доложил обстановку комбату Шпиллеру
и получил приказ покинуть позицию и направляться в тыл для исправления повреждений и
пополнения боезапаса.

На фотографии, предположительно сделанной у ж/д станции Елизаветино на сборном пункте подбитой техники ,
видны танки подбитые экипажем З. Колобанова.
93
Результатом этого выдающегося боя было уничтожение пятью КВ-1 сорока трёх (43!)
немецких танков. Рота Колобанова потеряла один КВ-1 и лейтенанта Сергеева, который по-
гиб в бою, трое членов его экипажа были тяжело ранены.
Немецкие потери подтверждаются данными таблиц, составленных на основе немец-
ких источников.

(Материалы взяты из книги Д. Базуева «Зиновий Колобанов. Время танковых засад»)


94
В сентябре 1941 г. за этот бой командир 1-го танкового полка 1-й танковой дивизии Д.
Д. Погодин представил всех членов экипажа З. Г. Колобанова к званию Героя Советского Со-
юза. Командир дивизии генерал В. И. Баранов также подписал эти представления. Однако в
штабе Ленинградского фронта награды экипажу были кем-то снижены. В ЦАМО РФ хранят-
ся наградные листы на членов экипажа, исправленные кем-то красным карандашом.
В итоге Колобанов получил орден Красного Знамени, ст. сержант А. М. Усов — орден
Ленина, старшина Н. И. Никифоров — орден Красного Знамени, ст. сержант П. И. Кисельков
и красноармеец Н. Ф. Родников (Роденков) были награждены орденами Красной Звезды.

Награждение экипажа З. Г. Колобанова.

15 сентября 1941 г. З. Г. Колобанов был тяжело ранен. По данным А. Смирнова, ночью


на кладбище города Пушкин, где танки заправлялись топливом и боеприпасами, рядом с
танком Колобанова разорвался немецкий снаряд. Танкист получил осколочное ранение го-
ловы и позвоночника, контузию головного и спинного мозга. Находился на излечении в
Травматологическом институте в Ленинграде, затем был эвакуирован и до 15 марта 1945 г.
лечился в эвакогоспиталях № 3870 и 4007 в Свердловске. 31 мая 1942 г. ему было присвое-
но воинское звание капитан.
Несмотря на тяжёлое ранение и контузию, Зиновий Григорьевич вновь попросился в
строй и продолжил карьеру профессионального военного. 10 июля 1945 г. он стал замести-
телем командира 69-го танкового батальона 14-го механизированного полка 12-й механи-
зированной дивизии 5-й гвардейской танковой армии в Барановичском ВО Белоруссии.
С 1951 по 1955 годы Колобанов проходил службу в Германии в составе ГСВГ. Во время
95

этой службы из батальона З. Г. Колобанова в английскую оккупационную зону дезертиро-


вал солдат. Спасая комбата от военного трибунала, командарм объявил Колобанову о не-
полном служебном соответствии и перевёл его в Белорусский ВО (с 10 декабря 1955 г.).
С 1956 по 1958 годы З. Г. Колобанов служил на различных командных должностях в Бе-
96
лорусском военном округе.

Подполковник З. Г. Колобанов. Фото 1950-х годов.

5 июля 1958 г. подполковник Колобанов был уволен в запас. Работал на Минском авто-
заводе сначала мастером ОТК, затем контролёром ОТК, имел звание «Ударник коммунисти-
ческого труда».
Умер Зиновий Григорьевич Колобанов 8 августа 1994 г. в Минске. Похоронен на Чижов-
ском кладбище в Минске, участок номер 8/1г. Свидетельство о смерти выписано 12 августа
1994 г.
Награды З. Г. Колобанова:
Два ордена Красного Знамени (№ 24234 приказ командующего Ленинградским фрон-
том № 0281/н от 3.02.1942; № 401075 Указ Президиума Верховного Совета СССР от
97
30.04.1954, за 20 лет выслуги в армии)
Орден Красной Звезды (№ 2876931 Указ Президиума Верховного Совета СССР от
20.06.1949, за 15 лет выслуги в армии)
Орден Отечественной войны 1-й степени (Приказ министра обороны СССР № 40 от
1.08.1986; к 40-летию Победы)
Медаль «За боевые заслуги» (№ 2957095 Указ Президиума Верховного Совета СССР от
6.05.1946, за 10 лет выслуги в армии)
Медаль «В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина»
Медаль «За оборону Ленинграда»
Медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»
Юбилейная медаль «Двадцать лет победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»,
Юбилейная медаль «Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.»,
Юбилейная медаль «Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.»,
Медаль «Ветеран Вооружённых Сил СССР»
Юбилейная медаль «30 лет Советской Армии и Флота»
Юбилейная медаль «40 лет Вооружённых Сил СССР»
Юбилейная медаль «50 лет Вооружённых Сил СССР»
Юбилейная медаль «60 лет Вооружённых Сил СССР»
Юбилейная медаль «70 лет Вооружённых Сил СССР».

Подполковник в отставке З. Г. Колобанов


(1910-1994)

В августе 2016 года, к 75-й годовщине подвига отважных танкистов экипажа Колобано-
ва, реставраторы историко-культурного комплекса «Линия Сталина» воссоздали тяжёлый
танк КВ-1, найденный в болоте у деревни Тесище Сенненского района Витебской области
Беларуси.
98

Так выглядел танк КВ-1, найденный в болоте Витебской области.

Восстановленный танк КВ-1, находящийся в настоящее время на «Линии Сталина» .

К чести создателей World of Tanks следует отметить, что во многом благодаря этой игре
имя Зиновия Колобанова узнали миллионы людей по всему миру. В игре учреждена специ-
альная медаль, которая так и называется «Медаль Колобанова».
99

Медаль Колобанова, которой награждается игрок, оставшийся в одиночестве


против пяти и более танков противника и одержавший победу.

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ:


1.Базуев Д. Зиновий Колобанов. Время танковых побед. М.,2017
2.Ибрагимов Д. С. Противоборство. М.,1989
3.Ширер У. Взлёт и падение третьего рейха. В 2-х томах. Т.2. М.,1991
4.https://voennoe-delo.com/kolobanov.html
5.http://tankfront.ru/ussr/persons/snipers/KolobanovZG.html
6.https://42.tut.by/508863?crnd=73311
7.https://vk.com/album-14816137_150524140?act=comments&z=photo14816137_276492218%
2Falbum-14816137_150524140

Бой на «Царской» дороге


100

Комментарий редакции
Мы продолжаем публикацию материалов «Основные особенности и приѐмы
воздушного боя».
Публикация осуществляется на основе оригинального текста без изменений
и сокращений.

Продолжение. Начало в №6,7, 2017, №1, 2-3,4,5,6, 2018.


101
Содержание
Введение
1. Основные особенности воздушного боя
Дистанция обнаружения и опознавания противника
Дистанция эффективной стрельбы
Дистанции между истребителями в бою
Характеристики взаимного положения истребителей
Атака
Области возможных атак
Построение области возможных атак
Примеры применения оборонительных маневров
Маневренность
Геометрия виража
Плоский и пространственный маневр
Скорость
Вертикальный маневр
Групповые действия
Боевые порядки истребителей
Радиосвязь
Мощность огня
Основные виды боевых маневров
2. Основные приёмы воздушного боя
2.1 Атакующие маневры
2.1.1 Атаки спереди
Лобовая атака
Атака петлёй после лобовой
Атака спереди с внутренней стороны разворота
Атака спереди сверху с ранверсмана
2.1.2 Атаки сзади
Атака сверху-сзади соколиным ударом
Атака сверху-сзади на петле
102
Атака снизу-сзади после пикирования
Атака сзади на малой высоте
Атака на выходе из пикирования
Атака сзади по маневренной цели
Атака сверху-сзади нисходящим разворотом
Атака сверху-сбоку
Атака снизу-сзади восходящим разворотом
Атака оборонительного круга
Атака сзади бочкой
2.1.3 Атаки бомбардировщиков
Атака спереди-сверху
Атака сзади-сверху
Атака сзади снизу
Атака оборонительного круга
2.2 Оборонительные маневры
2.2.1 Отрывы
Отрыв на малой высоте
Отрыв пикированием
Отрыв разворотом с пикирования
Отрыв нисходящей спиралью («Дайвинг спирал»)
Отрыв боевым разворотом
2.2.2 Уходы
Уход разворотом под атакующего
Уход виражем («Хард терн»)
Уход разворотом на противника
Уход нисходящей спиралью («Дефенсиф спирал»)
Уход скольжением
Уход переворотом
Уход из косой петли
Уход резкой горкой
Уход крутой горкой
103
Уход разворотом с горкой
Уход из клещей восходящей спиралью
2.2.3 Пропускание преследователя вперёд
Разворот с переходом в обратную сторону («Реверс»)
Разворот с максимальной перегрузкой («Брейк»)
Маневр «Ножницы»
Переворот с боевым разворотом Покрышкина
Переворот с полупетлёй
Бочка с большой перегрузкой («Хай джи баррел ролл»)
Бочка на боевом развороте
Полубочка на вираже
Бочка под противника
Восходящая спираль
Маневр с отрицательной перегрузкой на вираже
Петля с внутренним переворотом
2.2.4 Уклонения
Уклонение змейкой
Уклонение скольжением
Уклонение вертикальной змейкой (при стрельбе на пикировании)
Уклонение разворотами в разные стороны
Уклонение восходящей бочкой (при атаке сзади)
Уклонение нисходящей спиралью
Уклонение бочкой
Уклонение бочкой на лобовой атаке
2.2.5 Маскировка
...
104
Основные виды боевых маневров

Все виды боевых маневров истребителей можно классифицировать на четыре группы:


- атакующие;
- оборонительные;
- подготовительные;
- нейтрализующие.
Атакующие маневры связаны с прицеливанием и заканчиваются огневым воздействи-
ем на противника.
Оборонительные маневры выполняются чтобы избежать огневого поражения при ата-
ке противника.
Подготовительные маневры выполняются по инициативе истребителя для улучшения
его положения по отношению к противнику. После подготовительного маневра может по-
следовать атакующий маневр.
Нейтрализующие маневры выполняются в ответ на действия противника, чтобы ли-
шить его возможности перейти в атаку или снизить эффективность его оборонительных
действий.
Бой начинается атакующим маневром только в случае проведения внезапной атаки,
когда атакуемый до последнего момента не подозревает о нападении.
Если нападающий вовремя обнаружен, то бой начинается взаимным маневром про-
тивников. При этом подавляющее время истребители используют подготовительные и
нейтрализующие маневры. В журнале «Зарубежное Военное Обозрение» за сентябрь 1974
года отмечалось: «Американские лётчики считают, что в наступательном бою 85% вре-
мени затрачивается на маневр в целях занятия выгодного положения для атаки, 10% на
прицеливание и 5% на ведение огня.»
Вот характерный пример выполнения всех видов маневров в коротком бою.

Кожедуб И. Н. Верность Отчизне.


«Несмотря на большую высоту, вижу берлинские аэродромы, и особенно
отчётливо аэродром Темпельхоф. Молчание земли всегда что-то в себе таит:
вероятно, поблизости в воздухе невидимые нам самолёты.
Осматриваю воздушное пространство и замечаю впереди, ниже и правее
нас, четвёрку «Мессершмиттов-109». Они барражируют над восточной окраи-
ной Берлина.
Только я хотел атаковать, как в наушниках шлемофона раздался тревож-
ный голос Титаренко:
— Сзади «мессеры»!
Быстро разворачиваемся в лоб атакующим, чтобы сразу отбить удар. И
вовремя: огненная трасса прошла мимо нас. Рядом проскочили два
«мессершмитта». Вот почему молчали зенитки!
105
С набором высоты разворачиваюсь вслед за врагом. Четвёрка впереди то-
же начинает заворачивать к нам. Используя преимущество в высоте, перево-
жу самолёт в пикирование и атакую. Но тут пара, которая проскочила вперёд,
начала приближаться. Пришлось снова набрать высоту. И вот я немного
выше пары. Летим на встречных курсах. Открываю огонь.
Пара снова проскочила мимо и ушла на солнце. Тогда я сверху ринулся в ата-
ку на четвёрку. Ее боевой порядок нарушен. Самолёты разлетаются в разные
стороны, уклоняясь от боя. Прошло несколько минут, и мы ушли домой. Досад-
но было, что сбить не удалось.»

2. Основные приёмы воздушного боя


2.1 Атакующие маневры
2.1.1 Атаки спереди

Лобовая атака.

Н. Скоморохов. Боем живёт истребитель.


«В лобовой атаке у меня был излюбленный приём. Я и прибегнул к нему:
плавно, еле заметно пошёл вниз. Фашист потянулся за мной. Я перехожу в го-
ризонтальный полет. Иду со скольжением: почти без крена, не выпуская про-
тивника из прицела. А ему трудно взять меня в перекрестие: моя машина все
время как бы ускользает в сторону.»

Майк Спик. Асы союзников.


«Американцев обучали четырём основным атакам: сверху, сбоку, в лоб и
сзади. Переходить к выполнению лобовых атак рекомендовалось из положения
несколько ниже противника.»

Ф. Мероньо. И снова в бой.


«Слева пять «мессеров»… ещё далеко и выше нас, но я вижу, что мы уже
обнаружены и что гитлеровцы намереваются зайти со стороны солнца для
атаки нашей пары… Даю полный газ и иду под «мессера»… Мы выходим на рас-
стояние 500-600 м от фашистов. Пока ещё рано открывать огонь по врагу.
Мне нравится открывать огонь, когда уже начинаешь различать голову про-
тивника за откидным колпаком. Расстояние до «мессеров» быстро сокращает-
ся. Головной «мессер», кажется, потерял нас из виду и вертится из стороны в
сторону, пытаясь обнаружить «Лавочкина» внизу. И тут в нашу сторону
несутся трассирующие очереди, но они проходят высоко над нами. Я слежу за
ними, готовясь к развороту, но вражеские лётчики один за другим пикируют
вниз и пропадают на фоне разноцветных полей.»
106
Н. Кузнецов. Фронт над землёй.
«Идём навстречу врагу. Засверкали огненные вспышки. Снаряды рвались
слева от моей машины. Я создал скольжение вправо. Вовремя! Очередь пронес-
лась совсем близко, снарядом даже повредило законцовку левого крыла…
Рассредоточившись по фронту, «мессеры» устремились нам навстречу, об-
рушив огонь всех своих пушек. Я увеличил скольжение самолёта вправо и пере-
нёс точку прицеливания с кабины «мессершмитта» на середину его правого
крыла. Нажал на гашетку. Оружие фашиста внезапно захлебнулось, умолкло, и
«месс» проскользнул слева чуть ниже меня. Теперь я понял, почему огонь моего
истребителя не причинял немецкому асу никакого вреда. Устремляясь в атаку,
он тоже создавал незаметное скольжение вправо, и мои снаряды проходили в
стороне от его левого крыла.»

Атака петлёй после лобовой

И. Кожедуб. Верность отчизне.


«У фашистов тактически выгодное положение: они выше нас. Иду в атаку
на лобовых. Затем разворачиваюсь, чтобы зайти в хвост вражеским машинам.
Но асы тоже стали заходить в хвост, стреляют внакидку – с перевёрнутого
положения. Делаю переворот. Вражеская пара – за мной.»

Пьер Клостерман. Большое шоу.


«Фокке-Вульфы» переключились на меня. Вот мой шанс! Немцы пронеслись
мимо, я резко взмыл петлёй, выполнил полубочку и, до того как они успели сде-
лать поворот на 180°, оказался позади ведомого. Я не мог поверить своим гла-
зам – дистанция 200 м., необходимо просто вынести угол упреждения.»

Б. Смирнов. Небо моей молодости.


«Прямо на меня, в лоб, шёл другой японец. Мы разошлись не открывая огня.
В таких случаях для повторной атаки применим только один маневр – разво-
рот на 180° с минимальной затратой времени и максимальным набором высо-
ты. Однако, все произошло по-другому. Я ещё не закончил разворота, а рядом с
моим крылом протянулись пулемётные трассы противника. В первое мгнове-
нье я подумал, что за хвостом моего самолёта ещё один японец, но, оглянув-
шись, увидел нечто необычное: японский самолёт, с которым мне пришлось
разойтись на встречных курсах, лежал на спине и вёл по мне огонь из положе-
ния вверх колёсами. Он выполнил полупетлю и рассчитывал на свой точный
огонь.»

Атака спереди с внутренней стороны разворота


107
Р. Ф. Толивер, Т. Д. Констебль. Эрих Хартман-белокурый рыцарь рейха.
«Он оглянулся. На расстоянии 600 м. и чуть выше он увидел «Як» с красным
коком.
«Выходи вверх и следи!»,— приказал Хартман ведомому.
Русский каждую секунду мог открыть огонь. Внимательно наблюдая за
противником, Эрих вошёл в крутой разворот, пытаясь заставить противника
двигаться по внешнему радиусу. Но русский сделал то, чего Эрих от него совсем
не ожидал. Сбросив скорость, он резко довернул на Хартмана и пошёл в лобо-
вую.»

Р. Ф. Толивер, Т. Д. Констебль. Эрих Хартман-белокурый рыцарь рейха.


«Враг попытался спастись, бросив свой Р-51 в левый разворот. Маневр
оказался слишком широким, и Эрих положил свой «мессер» в левый вираж, по-
том он резко развернулся вправо. На встречном курсе «мустанг» попал прямо
под огонь стволов «мессершмитта.»

Атака спереди сверху с ранверсмана

И. Кожедуб. Три сражения.


«Исправляя промах, я быстро перешёл на набор высоты. Вслед за мною
увязались два «Мессершмитта». В их поведении ощущалась большая нервоз-
ность. Я спиралью шёл спокойно вверх. Немцы тянулись за мною, идя с чрезмер-
но крутым углом. Мне, хотя и не весьма опытному в боях, сразу стало понят-
но, что при таком наборе высоты немцы должны или отстать, или
«повиснуть». Я стал внимательно следить за ближним «Мессершмиттом».
Действительно, вскоре немец выдохся и, потеряв скорость, «завис». Быстро
переложив своего «Лавочкина» в ранверсман, я пошёл навстречу немцу и зажёг
его с первой же хорошей очереди.»

Чёртова дюжина асов Люфтваффе/ Сост. Обухович В. А., Кульбака С. П.


«У МиГа все-таки есть ахиллесова пята — скороподъёмность. Энергично
бросаю машину вниз. Русский клюнул и пошёл за мной. Этого мне и надо. Ско-
рость быстро нарастает. В 500 м. от земли беру ручку на себя, от перегрузки
темнеет в глазах. Делаю крутую горку, здесь русский должен отстать от ме-
ня. Наконец достигаю высшей точки — самолёт замер, теряя управляемость и
стал заваливаться на крыло, я съёжился за бронеспинкой. Русский, как я и ожи-
дал, отстал от меня на подъёме и сейчас представлял для меня прекрасную
мишень. Длинная светящаяся трасса исчезла в его фюзеляже. Он загорелся и
пошёл к земле.»
108
2.1.2 Атаки сзади

Атака сверху-сзади соколиным ударом

А. Покрышкин. Познать себя в бою.


«Соколиный удар» — это отвесное пикирование с полным газом мотора,
пока цель не проектировалась под углом 30о к горизонту, с последующим пере-
ходом в пологое пикирование и огневым воздействием на противника в упор.»

Константин Сухов. Эскадрилья ведёт бой.


«Повёл четвёрку. До района идти 140 км. Пробили облачность, идём на вы-
соте 4000 м. Земля просматривается лишь в разрывах облаков. С земли сооб-
щают: «Над плацдармом ходит «рама». Высота 1000 м.». Ныряю в окно между
облаками. Пара Голубева — за мной. Скорость нарастает. Слышен свист: ско-
рость доходит до 800 км/ч. «Раму» заметил оказавшись на одной с нею высо-
те. Не спускаю с неё глаз. Отвлекаться нельзя, а то потеряю. Несколько секунд
и истребитель над самой землёй. В прицеле правый мотор. Сближаюсь. От-
крываю огонь со 100 м. Попал! «Рама» перевернулась и отвесно пошла к земле.»

Константин Сухов. Эскадрилья ведёт бой.


«Штурмовиков внизу атаковали «фокке-вульфы». Следует команда с зем-
ли: «Сухов, отсеки «фоккеры» от «илов». Моя шестёрка пикирует. Наконец
видна карусель штурмовиков: лётчики обстреливают цели на земле, стрелки
отбивают атаки противника. Враг увлёкся и не видит нас. Выходя из атаки
вверх он попадает прямо под наши трассы. Три самолёта тут же падают.
Остальные шарахаются в стороны и уходят.»

Атака сверху-сзади на петле

А. Ворожейкин. Сильнее смерти.


«Противник нас, вероятно, не видит. Напарник уже ведёт огонь. Собираюсь
нажать на гашетки и я, но тут спереди, снизу и немного левее что-то про-
мелькнуло навстречу. Я уловил это движение краем глаза, успев различить од-
но: свой самолёт «чайка». Снова припал к прицелу... Почти рефлекторный
взгляд назад — и стремительным рывком, как человек, заметивший под нога-
ми змею, я отскакиваю. У самого хвоста моего самолёта, перевернувшись ко-
лёсами вверх, японский истребитель. Машинально готовлюсь к защите. Но
что это? Он как будто неподвижен и дымит, а ниже, задравши нос, с большим
креном висит «чайка» и поливает его из пулемётов... Вот как обернулось дело:
японец был убит, не успев открыть огонь по моей машине.
109
После приземления лётчик с «чайки» объяснил, как получилось, что япон-
ский истребитель внезапно и точно зашёл в хвост моей машины. Оказывает-
ся, этот И-97 летел мне навстречу значительно ниже. За широким носом са-
молёта увидеть врага я, конечно, не мог. Находясь подо мной, японец пошёл на
«петлю» и так точно рассчитал свои действия, что, когда был в верхней точ-
ке и в перевёрнутом положении, я находился у него уже в прицеле на дистанции
метров 15—20. Ещё бы один момент... Меня поразило, что этим маневром
японец сумел подобраться ко мне вплотную сзади и совершенно незаметно.
Провести столько воздушных боев, побывать в стольких переплётах, до-
вести до степени условного рефлекса умение видеть врага — и так опасно,
близко подпустить к себе японского истребителя! Но подкрался-то он отту-
да, откуда ждать его и в голову не приходило, — спереди и снизу!..»

Атака снизу-сзади после пикирования

И. Кожедуб. Верность отчизне.


«Нет самолёта Павла Брызгалова. Внимательно осматриваю воздушное
пространство. Вот где Павел – в стороне выше меня! Гонится за истребите-
лем, но не замечает, что снизу к нему в хвост пристраивается другой
«мессершмитт-109». Сомнений нет – охотник. Вражеский лётчик открыл
огонь. Самолёт Брызгалова загорелся.»

И. Кожедуб. Верность отчизне.


«Но вот вижу – один «юнкерс» горит. Его зажёг Амелин. А к Лёне сзади сни-
зу уже заходит четвёрка «мессершмиттов.»

Константин Сухов. Эскадрилья ведёт бой.


«Покрышкин на разборе полётов рассказывал: идём четвёркой, вдруг заме-
чаю — впереди ниже на 1000 метров пара «худых» жмёт. Заметив нас, стали
уходить, но не переворотом, а «змейкой». Осмотрелся - нигде противника
больше не видно. Даю команду Жердеву атаковать, а сам пошёл большим ради-
усом, наблюдаем. Назад посматриваю, а ещё больше — вверх. «Мессы» на солн-
це пошли, тянут нашу пару вверх.
Меня будто током ударило. Глянул вниз — а там быстро, с дымом, с наши-
ми сближается пара «худых». Дистанция — метров триста. Делаю переворот,
кричу: «Жердев, «худые» сзади, снизу!». Обе «кобры» переворот сделали.
«Мессеры» круто отвернули влево и почти вертикально уходят на солнце. Па-
ра противника спикировала, и атаковала снизу, рассчитывая сбить кого-нибудь
из наших. Но мы вовремя их заметили.»
110
Сто сталинских соколов. Сборник. А. А. Губанов.
«Вижу двух «мессершмиттов», которые пытаются атаковать штурмо-
виков. Пропустив их вперёд, я полупереворотом теряю высоту и, прижимаясь
вплотную к земле, догоняю «мессершмиттов». Наведя перекрестие прицела
на грязный живот «мессершмитта» я нажал на кнопки пушек. Промаха быть
не могло: слишком с близкой дистанции я открыл огонь по врагу. Я еле успел
поддёрнуть свой самолёт, чтобы не столкнуться, и выскочил вперёд. Второй
«мессершмитт» увлёкшийся стрельбой по одному из штурмовиков не видел
гибели своего ведомого. Я снова, чтобы не обнаружить себя, прижимаюсь к
земле и захожу снизу под хвост к «мессершмитту». После длинной очереди из
пушек он перевернулся и мгновенно врезался в землю с высоты 100 м.»

Г. Липферт. Дневник гауптмана Люфтваффе.


«Я опустил нос своего «Ме» вниз и начал пикировать. Я начал вывод при-
близительно в 500 метрах ниже русского на скорости более 600 км/ч и подо-
шёл сзади к ничего не подозревающему противнику.»

Атака сзади на малой высоте

Г. Голубев. В паре с сотым.


«Замечаю над лесом тёмный силуэтик, напоминающий комара. Сближаем-
ся. Распознаю — это «Физлер-Шторх». С высоты 2000 м. полупереворотом пе-
реходим в пикирование, чтобы не дать себя обнаружить. Скорость максималь-
ная—полностью убираю газ, чтобы не допустить раскрутки винта. Выходим
из пикирования и на бреющем заходим в хвост противнику. Сблизившись, дела-
ем горку и под 30° пикируем. Со 150 метров открываю огонь. Атака на выходе
из пикирования.»

А. Покрышкин. Познать себя в бою.


«Ме-109 направился к штурмовикам. Я ринулся за ним. Ещё миг, и против-
ник в прицеле. Энергичным переворотом он уходит из прицела и отвесно пики-
рует к воде. Малая высота не дала ему оторваться. На выходе из пикирования
две хорошие очереди сразили Ме-109 наповал.»

Атака сзади по маневренной цели

А. Ворожейкин. Сильнее смерти.


«Продолжая полёт по прямой, мы настигли его. Японец шёл чуть в сто-
роне, но стоит немного довернуться и враг будет в прицеле. Мой ведущий,
словно предупреждая вражеского лётчика, помахал крыльями и плавно зало-
111
жил крен в сторону японца. Тот понял — разворот для атаки, и чтобы не по-
пасть под прицельный огонь, круто повернул на атакующего. Но ведущий и не
думал поворачивать на врага — его истребитель шёл с креном, но по прямой.
Враг сам залез ему в прицел. И-16 на короткий миг застыл у него в хвосте.
Блеснул огонь, и противник рухнул прямо в реку.»

Ворожейкин А. В. Истребители.
«Бой кончался на преследовании. Я незамедлительно пристроился к И-16,
который шёл со снижением, настигая одиночку-японца, уходящего к Халхин-
Голу. Мой ведущий догнал противника у самой земли и попытался с ходу атако-
вать. Японец, обладая лучшей маневренностью, ускользнул. Я тоже предпри-
нял атаку, но пушки и пулемёты молчали — боеприпасы кончились. Незнакомец
на И-16 шёл одним курсом с японцем и немного в стороне, выбирая момент для
повторного нападения. Противник, видя, что его никто не атакует, мчался на
всех парах по прямой. Впереди блеснули воды Халхин-Гола. Последовавшее за-
тем движение моего ведущего изумило: словно предупреждая врага о своём
дальнейшем намерении, он покачал крыльями, привлекая к себе внимание, зало-
жил глубокий крен в сторону японца. Противник понял, конечно, что это —
разворот для атаки. Чтобы избегнуть прицельного огня, он, в свою очередь,
также круто развернулся на атакующего. Но тут я заметил, что наш истре-
битель, заложив свой демонстративный крен, удерживает машину в прямоли-
нейном полете. Это была имитация атаки, ложное движение, очень тонкая
хитрость. И японец клюнул на удочку. Правда, в следующее мгновение он уже
понял свою ошибку и попытался ускользнуть... Но было поздно: И-16 на какой-
то миг застыл у него в хвосте, блеснул огонь — и противник, словно споткнув-
шись, рухнул в реку.»

Атака сверху-сзади нисходящим разворотом

Чёртова дюжина асов Люфтваффе/ Сост. Обухович В. А., Кульбака С. П.


«Это был один из труднейших боев проведённых на Восточном фронте. Як-1
имел небольшое превышение и контролировал ситуацию. Вот он резко зава-
лился на крыло и стал срезать мне угол - это было опасно и я полез вверх.»

Воронов В.И. Морские истребители


«Я увидел, что сверху на большой скорости меня атакует другой «Як». Видимо
кто-то из руководителей полка решил проверить мою осмотрительность и
подраться со мной. С максимальным креном разворачиваюсь навстречу. Но
полностью разворот выполнить не успеваю. Противник проскочил мимо и
взмыл вверх. Полез за ним, но достать не удалось, пришлось из-за потери ско-
112
рости свалить машину переворотом и перейти в вираж. Противник, находясь
выше, уверенно приближался к моему хвосту. Я не ожидал этого и ничего кроме
предельного виража не предпринял. Противник зашёл мне в хвост и после ата-
ки ушёл вверх. Меня побили и побили запросто.»

Атака сверху-сбоку

Майк Спик. Асы союзников.


«Атаки сбоку предпринимались навстречу выше на 500 м. и в стороне от
курса противника на 1000 м. При сближении лётчик выполнял нисходящую спи-
раль и выходил в хвост разворачивающемуся противнику.»

Атака снизу-сзади восходящим разворотом.

Покрышкин. Небо войны.


«Закружил с четвёркой «мессеров» на горизонтальных виражах. Облака не
дают перейти на вертикаль. Задний вот-вот попадёт мне в прицел. Дожимаю
ручку на себя, но машина задрожав, опустила нос. Вывожу самолёт и, разогнав,
иду вверх, вскакиваю в тучу. Темно, как ночью, ничего не видно. Вываливаюсь из
тучи, проскакиваю мимо вражеских истребителей. Снова вверх — и, с доворо-
том, снизу, на вертикали прошиваю очередью ближайшего «мессера». Под-
бил.»

Р. Ф. Толивер,Т. Д. Констебль. Эрих Хартман-белокурый рыцарь рейха.


«После короткого стремительного удара по противнику, Хартман перево-
рачивался через крыло и пикировал примерно на 700 м. Теперь он атаковал про-
тивника снизу сзади, горкой набирая высоту. Из этой позиции он мог париро-
вать любой маневр противника.»

Г. Липферт. Дневник гауптмана Люфтваффе


«Русские истребители продолжали кружить, чтобы избежать атаки
сверху. Я спикировал сквозь роящиеся машины, далеко внизу выровнял свой са-
молёт и поднялся обратно на скорости 700 км/ч. Очевидно, русский, которого
я атаковал, смотрел только вверх. Он не замечал меня вообще, в то время как
я нёсся к нему.»

Атака оборонительного круга

Чёртова дюжина асов Люфтваффе/ Сост. Обухович В. А., Кульбака С. П.


«Истребители встали в правый вираж и выстроили оборонительный круг.
113
Марсейль приказал Петтгену остаться наверху и контролировать ситуацию,
а сам опустил нос и стал пикировать. Проскочив с внешней стороны диск кру-
га, лётчик вышел из пикирования и заложив вираж с набором высоты проник
внутрь круга. В прицеле вырос силуэт «томагавка», короткая очередь с 50 м., и
самолёт выбыл из карусели. Марсейль выскочил наверх и осмотрелся.
Марсейль бросился в третью атаку. Теперь он, убрав обороты двигателя,
перевёл машину в глубокую нисходящую спираль и, проскакивая внутри круга,
нанёс удар по третьему истребителю.»
Чёртова дюжина асов Люфтваффе/ Сост. Обухович В.А., Кульбака С. П.
«Рудорффер усовершенствовал тактику атаки «пике и горка» в борьбе с
оборонительным кругом (оборонительное построение «Лайфбери»), применён-
ную ранее Марсейлем. «Вы должны хорошо сочетать переменную скорость с
правильным выносом точки упреждения и расстоянием до цели. Секрет состо-
ял в том, чтобы делать все это одновременно и координированно. Обычно я
открывал огонь с дистанции 50 м.
Когда мы приблизились, Р-40 ушли вниз и построили круг. Я стал атако-
вать их снизу, уходя после атаки вверх. Мне удалось сбить 6 самолётов в тече-
нии 7 минут.»
В. К. Бабич. Истребители меняют тактику.
«При преследовании с выполнением маневра «Лафбери», если есть преиму-
щество в тяге, надо выполнить маневр «Лоу спид», войти внутрь разворота и
затем на наборе высоты атаковать противника с задней полусферы.»

Сто сталинских соколов. Сборник.


П. И. Муравьев
«Патрулируя шестёркой Як-9, я заметил девятку Ме-110, которые шли в
строю "клин" на пересекающихся курсах под ракурсом ¾. Из-за дыма и пожаров
видимость не превышала 3-4 км. Мы внезапно сблизились с противником на ко-
роткую дистанцию и открыли огонь. При первой же атаке был сбит один само-
лёт Ме-110, оставшиеся немедленно стали в круг. Все попытки разбить за-
мкнутый круг заходом на вираже в хвост противнику не дали желаемого ре-
зультата, а один из наших истребителей, получив повреждение, вышел из боя.
Находящийся на КП командир соединения, приказал моей четвёрке набрать вы-
соту и сверху атаковать противника, а паре Як-9 продолжать атаки, ведя
огонь короткими очередями с дистанции 200-300 м. Применение вертикального
маневра в бою с Ме-110 позволило нам безнаказанно атаковать немцев, нахо-
дясь под воздействием их огня незначительное время. Атаки мы проводили па-
рами на растянутой дистанции, что давало возможность ведущему вести
огонь по одному самолёту противника, а ведомому — по второму. Атакован-
ный ведомым Ме-110 вынужден маневрировать и не может вести прицельный
114
огонь. Вывод из атаки производили не на одной высоте с противником, а после
атаки продолжали пикирование, проскакивали строй противника вниз на боль-
шой скорости с последующим выходом из пикирования и повторением атаки
уже снизу. В этом бою, благодаря применению вертикального маневра, мы сби-
ли три Ме-110, два из них – при применении противником замкнутого круга.»

Атака сзади бочкой

Майк Спик. Асы союзников. Роберт Джонсон.

«Дымный след выхлопных газов мгновенно исчез: «мессершмитт» сбросил


скорость и резко ушёл влево. Старый трюк, и далеко не самый лучший! Как
только я заметил, что выхлопы исчезли, я тут же выполнил бочку вправо, по-
сле чего короткими очередями открыл огонь на поражение. «Ганс» ещё успел
оглянуться и увидеть, как сзади на траекторию его полёта наплывает выплё-
вывающий огонь «Тандерболт». Я-то знал, он думал, что я вслед за ним пойду
влево.»

2.1.3 Атаки бомбардировщиков

Атака спереди-сверху

Г. Голубев. В паре с сотым.


«Атаку двухмоторных бомбардировщиков удобно выполнять в лоб. Но не
всегда можно занять удобное исходное положение для такой атаки, или бом-
беры могут выполнить контрманевр. Тогда атака строится с задней полусфе-
ры с переменным профилем пикирования, чтобы сбить прицел стрелкам.»

И. И. Бабак. Звезды на крыльях.


«Когда бомбардировщики применяются массированно, у них нет непро-
стреливаемых зон. Если какой-то сектор не обстреливается с одного самолё-
та, стрелки других машин его обстреливают свободно. Но плотный порядок
лишает бомбардировщиков маневра — они не могут идти в группе разными
курсами. Поэтому самый сильный пушечный огонь бомбардировщиков не опа-
сен, если их атаковать не строго в лоб, а с небольшим ракурсом. Атака с пе-
редней полусферы с небольшим ракурсом даёт возможность поразить ведуще-
го группы. Сразу после этого другие самолёты опасаясь столкновения начина-
ют расползаться в стороны, и плотный строй распадается. В этот момент
создаются условия для уничтожения отдельных самолётов.»
115
К. Сухов. Эскадрилья ведёт бой.
«В районе появилась большая группа — около 50 Хе-111, прикрытых 10 Ме-
109. С ходу, почти в лоб, атаковали бомбардировщиков. Пара за парой, восьмёр-
ка пронизала строй девяток и ушла вверх. Второй заход ударная группа выпол-
нила на догоне.»

Гусев А.И. Гневное небо Испании.


«При подходе к бомбардировщикам эскадрилья по команде Смолякова со-
бралась в кулак – предельно малые дистанции, интервалы. Лётчики открыли
огонь с 400-500 м. по ведущему звену врага. Опыт показал, что такая атака
бывает наиболее эффективной.»

Сто сталинских соколов. Сборник.


Г. А. Речкалов.
«Восемь шестёрок Ю-87 шли плотным строем в колонне. Я сообщил по ра-
дио своей группе: «впереди справа-внизу большая группа самолётов противни-
ка. Моей четвёрке встать в «пеленг» и плотнее сомкнуться. Клубову при-
крыть меня сверху». Первую атаку я решил провести в лоб. Прикрывали Ю-87
восемь истребителей, которых я на сближении и в момент атаки не заметил.
Первая атака выполнялась на большой скорости порядка 600-640 км/ч, приобре-
тённой за счёт снижения с 5000 м. до 2000 м. На таких больших встречных ско-
ростях истребители не могли помешать нашей атаке при любых условиях.
Первая атака происходила так: моя четвёрка встала в плотный «пеленг», т. е.
интервал между парами до 20м. и дистанция до 50. без превышения, а в паре
интервал 10-15 м. и дистанция до 20 м. с превышением 2-3 м.
Огонь я открыл примерно на 400-600м. Прицельный огонь по головному са-
молёту я нанести не мог из-за неточности прицеливания. Удалось пропустить
через трассу противника. Тогда я весь прицельный огонь перенёс на ведущего
второй шестёрки, который сразу же загорелся. Я, не прекращая огня, прошёл
через весь строй бомбардировщиков. В паре с Голубевым, выйдя после атаки ле-
вым боевым разворотом, за счёт большой скорости мы очутились выше строя
бомбардировщиков на 600 м. и моментально догнали ведущего немцев.»

Атака сзади-сверху

А. Покрышкин. Познать себя в бою.


«По блеску отражённых солнечных лучей определили, что в нашем направ-
лении идут бомбардировщики. Идём на сближение. Около Керченского пролива
увидели три эшелона Ю-87, дистанция между ними 3 км. В каждом эшелоне 27
самолётов. Применяя «соколиный удар» бросил самолёт в пикирование.
116
Навстречу потянулись десятки трасс. Огневой заслон на пути к ведущему ка-
зался непреодолимым. Навстречу летело более 400 пуль в секунду. За 3 секун-
ды, которые требовались для выхода на дистанцию прицеливания мы должны
проскочить через трассы. Это возможно только при большой скорости и пере-
менном профиле пикирования. Надо было создать большие угловые скорости,
сбивающие точное прицеливание по истребителю. Маневр был рассчитан
наверняка. Прорвавшись через трассы очередей, я в упор расстрелял ведущего
Ю-87.»

Атака сзади-снизу

Н. Ф. Кузнецов. Фронт над землёй.


«Ю-88 шли клином звеньев. Отдаю ручку управления от себя, и самолёт со
снижением устремляется вниз. Ведомые не отстают, держатся плотно. Раз-
гоняем машины до максимальной скорости и резко взмываем вверх. Сближаюсь
с противником на 150-170 м. и открываю огонь по двигателям. Моему примеру
следуют ведомые. Свалив самолёты на крыло, уходим вниз, набираем скорость
и повторяем атаку (атака снизу под 30°).»

И. Кожедуб. Верность отчизне.


«Ниже нас, стороной к линии фронта, направляются «Юнкерсы-87» под
прикрытием истребителей. Увеличиваем скорость, ринулись на группу бомбар-
дировщиков. Комэск сближается с бомбардировщиком. Фашистские стрелки
открывают яростный огонь. К нам потянулись трассы. Вдруг Семенов резко
переводит самолёт вниз. Сердце у меня замирает: сбит! Но вот он стреми-
тельно идёт вверх и снизу атакует «юнкерс». Бьёт его в упор с короткой ди-
станции. Немецкий самолёт падает.»

Сто сталинских соколов. Сборник.


П. Д. Климов
«Я решил атаковать вторую группу Ю-88, которая шла левее и позади
первой девятки. Я принял решение атаковать сзади-снизу замыкающего вто-
рой девятки. Сближение и атаку производил, удерживая самолёт в створе ли-
нии строя намеченного самолёта, чтобы лишить возможности стрелков впе-
реди идущих Ю-88 вести по мне огонь. С дистанции 300 м. я открыл огонь по
стрелку, а сблизившись до 100 м., перевёл огонь на кабину лётчика. После не-
скольких очередей Ю-88 сделал правый разворот со снижением. Я отвернул
вправо-вверх, чтобы не проскочить группу бомбардировщиков, и, заняв выгод-
ное положение, перешёл в атаку на очередного Ю-88, оказавшимся замыкаю-
щим. Со второй очереди Ю-88 перешёл в правую нисходящую спираль.»
117
Атака оборонительного круга

А. Покрышкин. Небо войны.


«Увидев нас, бомбардировщики встали в оборонительный круг. Но слабые
стороны этого тактического приёма мне и моим коллегам были хорошо из-
вестны. Мы противопоставили вражеской тактике свою: врываясь в центр
круга, обрушивали на бомбардировщиков неотразимые удары. Атаки следовали
одна за другой.»

Константин Сухов. Эскадрилья ведёт бой.


«Бомбардировщики, заметив нас, стали строить оборонительный круг. С
высоты, ударная восьмёрка пошла на бомбардировщиков, а группа прикрытия
связала боем истребители. Покрышкин в лоб, вовнутрь круга, сбивает одного
за другим два «юнкерса»

А. Покрышкин. Крылья истребителя.


«Увидев нас, немецкие бомбардировщики сразу встали в оборонительный
круг. Кольцо, созданное ими, растянулось на несколько километров. Речкалов и
Труд связали боем истребителей сопровождения, гоняя их в двух ярусах — под
облачностью и над облачностью. С одной стороны это было хорошо, но с дру-
гой — и плохо: немецкие истребители, спасаясь от атак, вываливались из об-
лачных «окон» вниз, мешали действовать моей четвёрке. Кольцо, образованное
«юнкерсами» и «хеншелями», огрызалось огнём. Подступиться к нему снаружи
было очень трудно. «Ну что же, — подумал я, — нельзя взять снаружи, возьмём
изнутри».
Первыми нисходящим манёвром сверху вошли в кольцо из немецких бомбар-
дировщиков я и Голубев. Следом за нами — Жердев и его напарник. Атаки изнут-
ри сломали все расчёты немцев. Вести интенсивный огонь внутрь круга они по-
чти не могли, опасаясь поражения друг друга. Первая же выпущенная мною оче-
редь сразила один немецкий бомбардировщик.»

Продолжение следует...
118

ДЕВЯТЬ ДНЕЙ Календарь на январь 1942 года


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс

ОДНОГО ГОДА 5 6 7
1
8
2
9
3
10 11
4

12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31

Красная армия, начав 5 января 1941 года контрнаступление под Москвой, закрепи-
ла и развивала достигнутый успех. В конце декабря части 43-й армии прорвались во-
сточнее Малоярославца к рекам Протва и Лужа. Форсировав водные преграды, они вы-
шли на северные и южные подступы к Малоярославцу. В течение 1 и 2 января подраз-
деления 53-й стрелковой дивизии вместе с 26 танковой бригадой во взаимодействии с
17-й стрелковой дивизией освободили город. Это позволило 43-й армии наступать
вдоль Варшавского шоссе в направлении Медыни.
1 января разгорелись ожесточённые бои за Боровск. Некоторые населённые пунк-
ты на подступах к городу по несколько раз переходили из рук в руки. Лишь 4 января го-
род был освобождён. К 8 января соединения 33-й и 43-й армий вышли на линию Редьки-
но—Вышгород—Благовещенское—Троицкое—Большая Шубинка, где вновь встретили
упорное сопротивление и контратаки противника.
В итоге январского наступления армии Западного фронта продвинулись на 60-150
километров и ещё дальше отбросили противника от Москвы. Активное участие в бо-
евых действиях принимали части 6-го истребительного авиационного корпуса ПВО.

Карта 1. Контрнаступление Красной армии под Москвой 5 декабря 1941 – апрель 1942 гг.
119
8 января 1942 началось наступление частей и соединений Калининского и Западного
фронтов. 9 января в дневнике начальника Генерального штаба Германии Ф. Гальдера появи-
лась такая запись:
«Обстановка требует принятия серьёзных и срочных решений!
В районе прорыва под Сухиничами противник продолжает развивать
наступление в западном направлении. Ему могут быть противопоставлены
лишь незначительные силы. Нам удаётся лишь до некоторой степени и с боль-
шим трудом воспрепятствовать расширению прорыва на юго-запад и северо-
запад.
К западу от Ржева локализовать прорыв противника не удалось. Русские
расширили брешь и намереваются предпринять решительные действия. Мы
уже не располагаем сколько-нибудь значительными силами, чтобы помешать
этому. К югу от Осташкова противник силами двух дивизий отбросил наше
слабое охранение, так что и здесь намечается прорыв.»

С учётом изменившейся
ситуации на фронте, командо-
вание люфтваффе передисло-
цировало места базирования
своих частей. Бомбардировоч-
ные группы расположились на
аэродромах Сеща, Шаталово,
Смоленск, Юхнов-северный. На
двух аэродромах в Смоленске
(северный и южный), Витебске
базировались дальние развед-
чики и транспортники. На аэро-
дроме в Орле — Ме-110 и
ближние разведчики. Интере-
сен тот факт, что на авиабазу в
Сещу немцы завезли убираю-
щиеся лыжи для самолётов. Но
использовать их всё же не ста-
ли, так как, очевидно, не имели
практического опыта примене-
ния такого вида «шасси».
В это время произошёл
Московская зона обороны Линия фронта к 30.12.41 г. довольно интересный и не объ-
Действия ВВС Красной армии Линия фронта к 31.01.42 г. яснимый с точки зрения совет-
Линия фронта к 06.12.41 г. Бомбовые удары ВВС КА ского командования случай.
Карта 2. Удары ВВС Красной армии по противнику в дек. 1941 – янв. 1942 гг.
120
Восточнее Юхнова с немецкого самолёта была сброшена на парашюте кукла-манекен,
имитировавшая звуки выстрелов, чем и привлекала (а скорее — отвлекала) внимание бой-
цов пехоты.

1 января
Немецкие ВВС вели активную разведку и наносили бомбардировочные удары по
наступающим частям Красной армии.
Части 6 авиакорпуса в течение дня патрулировали г. Москва и подступы к ней, прикры-
вали войска Калининского, Западного фронтов, соединения групп Белова и Доватора, а так
же ж/д перевозки к Западному и Калининскому фронтам. Вели разведку аэродромов про-
тивника. Штурмовали вражеские войска в районах Гордино, Середа, Бухолово, Шаховская,
Можайск, Б. Горки, Смолинское, Боровск, Медынь, Мятлево, Полотняный завод.
В состав 6 АК на первое января 1942 года входили следующие части (Таблица1).

Таблица 1. Боевой состав частей 6 АК по состоянию на 1 января 1942 года


Наименование Дислокация Тип самолётов Из них Из них Всего лётчиков
части исправных не исправных
11 ИАП ЦА — Москва Як-1 4 2 13

16 ИАП Люберцы МиГ-3 19 10 33


И-16 4 -
27 ИАП Загорск МиГ-3 11 9 25
Клин И-16 1 2
28 ИАП Внуково МиГ-3 11 5 25

34 ИАП Внуково МиГ-3 15 - 21

95 ИАП Чкаловская Пе-3 12 4 13

121 ИАП Ногинск МиГ-3 7 - 20

126 ИАП Чкаловская Кертисс - 20 21

161 ИАП Монино Як-1 19 2 21

163 ИАП Химки Як-1 19 1 20

171 ИАП Кашира МиГ-3 2 5 18


И-16 1 2
176 ИАП Юркино И-16 5 3 32
МиГ-3 1

177 ИАП Подольск МиГ-3 10 2 27


И-16 8 5
178 ИАП Липицы ЛаГГ-3 2 6 31

208 ИАП Чкаловская Пе-3 5 5 11

233 ИАП Тушино И-16 9 4 26


МиГ-3 6 -
253 ИАП Кратово ЛаГГ-3 18 2 20
121

Таблица 1. (Продолжение)
Наименование Дислокация Тип самолётов Из них Из них Всего лётчиков
части исправных не исправных
291 ИАП Монино ЛаГГ-3 11 4 14
Рыбинск
Туношное
309 ИАП Гридино МиГ-3 12 2 28
И-16 1 1
423 ИАП Тула МиГ-3 10 8 21

428 ИАП Суково МиГ-3 14 4 13

436 ИАП Загорск МиГ-3 - 2 8


Клин
438 ИАП Люберцы ЛаГГ-3 12 3 16

445 ИАП Кашира МиГ-3 10 2 23


И-16 4 7
495 ИАП Остафьево И-16 13 5 29
МиГ-3 6 2
562 ИАП Химки Як-1 - 6 14

564 ИАП Остафьево ЛаГГ-3 6 8 15

565 ИАП Раменское МиГ-3 11 5 17

736 ИАП Подлипки Харрикейн 6 13 22

Упр. 6 АК Москва МиГ-3 2 - 6

Итого: 320 169 601

Примечание: Все названия населённых пунктов и их правописание взяты из документов.

В течение дня частями авиакорпуса было осуществлено 73 самолётовылета, в том чис-


ле 32 самолётовылета (30 ч. 39 мин.) на штурмовку войск противника силами 16-го, 28-го,
95-го и 205-го ИАП в районах Медынь, Ильинское, Шумятино, Тищево; 6 самолётовылетов
176 ИАП на прикрытие ж/д перевозок на перегоне Дмитров-Кимры (3 ч. 46 мин.); лётчики
178-го, 233-го, 253-го, 291-го и 445-го ИАП проводили разведку погоды в районах Калуги,
Малоярославца, Дмитрова, Москвы, Осташево, Хлебниково, их налёт составил 25 часов 15
минут.
1 января воздушных боёв экипажи авиакорпуса не проводили и встреч с самолётами
противника не было.
В этот день в результате бомбо-штурмовых действий, частями авиакорпуса было уни-
чтожено три танка, семьдесят пять автомашин, две цистерны с горючим, сто двадцать семь
повозок, рассеяно до двух батальонов вражеской пехоты.
Погодные условия: облачность до 8 баллов, высота облаков 300-1000 м. Дымка, види-
мость 500-2000 м. Температура 25-30°С.
122

Схема 1. Дислокация частей 6 авиакорпуса по состоянию на 1 января 1942 года


123
2 января
Большую помощь наземным войскам Красной армии оказывала фронтовая авиация.
Но её малочисленность вынуждало командование привлекать для этих целей так же даль-
небомбардировочную авиацию и авиацию ПВО Москвы. До 90% всех боевых вылетов, со-
вершённых лётчиками 6-го истребительного авиакорпуса в январе месяце, приходились на
прикрытие с воздуха советских войск.
День выдался со сложными метеоусловиями. Была густая облачность от 2 до 10 баллов
с видимостью, местами не превышающей 400 метров. Ситуацию осложнял туман, дымка и
сильный мороз. Местами столбик термометра опускался до минус 27-31°С.
В этот день авиация противника противодействовала боевым действиям частей Крас-
ной армии и советских ВВС.
Воздушных боёв 2 января не было, а части авиакорпуса в сложных метеоусловиях
обеспечивали поддержку боевых действий наземных войск и выполняли следующие зада-
чи:
1. Прикрытие войск;
2. Прикрытие ж/д перевозок;
3. Патрулирование в местах передвижения наземных частей;
4. Проведение разведки погоды;
5. Штурмовка наземных частей противника.
За день частями 6 АК произведено 114 самолётовылетов с налётом 91 ч. 31 мин.
16-й, 28-й, 95-й, 177-й и 208-й ИАП прикрывали войска в районах Внуково, Ярополец,
Волоколамск, Осташево, Недельное, Павловка, Солнечногорск, Клин, Решетниково.
176-й ИАП прикрывал ж/д перевозки на перегоне Дмитров-Кимры, налёт часов соста-
вил 5 ч. 11 мин.
Экипажи 309-го, 438-го и 564-го ИАП вели разведку погоды в районах Наро-Фоминска,
Недельное, Павловка, Коломна. Для этих целей было произведено 9 самолётовылетов.
Сорок семь раз лётчики 16-го, 28-го, 95-го, 177-го, 208-го ИАП вылетали на штурмовку
войск противника в районах Бухалово, Б. Сытнево, Дубосеково, ст. Шаховская, Дятлово, Гор-
дино, Чернево. В результате штурмовых действий было разрушено служебное здание на ст.
Шаховская, уничтожено 4 бронемашины, 62 автомашины, 1 орудие. Отмечено попадание в
железнодорожный эшелон в районе ст. Шаховская, рассеяно до двух батальонов вражеской
пехоты.
Изучая документы 6-го ИАК и мемуары лётчиков этого соединения я столкнулся вот с
каким «противоречием». У лётчиков, вылетавших на прикрытие войск, было «неписаное
правило»: «Если не вёл боя с самолётами противника, прикрывая свои войска на линии
фронта — штурмуй противника.» Другими словами говоря, не встретив за время патрулиро-
вания врага в воздухе, возвращаясь на свой аэродром — атакуй его на земле. Часто такие
штурмовки приносили результат, т. е. приводили к уничтожению объектов, техники, живой
силы противника и т. п. О чём лётчики и докладывали вышестоящим командирам. Но им,
наверное, и в голову не приходило, что в их лётную книжку вносилась запись «прикрытие
124
войск» (согласно задания), вместо записи «штурмовка». И происходило такое
«противоречие», не всегда и не везде, конечно, по причине «денег и наград».
19 августа 1941 года Народный комиссар обороны СССР И. Сталин подписал приказ
№51 «О порядке награждения лётного состава Военно-Воздушных Сил Красной армии за
хорошую боевую работу и мерах борьбы со скрытым дезертирством среди отдельных лёт-
чиков». В приказе указывалось, что:
«За успешные штурмовые действия по войскам противника лётчики пре-
мируются и представляются к правительственной награде:
за выполнение 5 боевых вылетов на уничтожение войск противника лёт-
чик-истребитель получает денежную награду 1 500 рублей;
за выполнение 15 боевых вылетов лётчик-истребитель представляется к
правительственной награде и получает денежную награду 2 000 рублей;
за выполнение 25 боевых вылетов лётчик-истребитель представляется
ко второй правительственной награде и получает денежную награду 3 000
рублей;
за выполнение 40 боевых вылетов лётчик-истребитель представляется к
высшей правительственной награде — званию Героя Советского Союза и полу-
чает денежную награду 5 000 рублей.»

Таким образом, приказ предусматривал за 5 боевых вылетов на уничтожение войск


противника (штурмовку) денежное вознаграждение для лётчика-истребителя в размере 1
500 рублей, а за 40 боевых вылетов (на штурмовку) — звание Героя Советского Союза и де-
нежную награду в 5 000 рублей. Но очевидно, в ряде случаев, то что выполняли лётчики-
истребители «не стыковалось» со штабными канцеляриями различных уровней. Об этом,
кстати, упоминает В. Рыбалко, лётчик 122-го ИАП, в январе 1942 года входившего в состав
43-й САД (смешанная авиационная дивизия) ВВС Западного фронта:
«Нам штурмовки… не засчитывали, поскольку это… была не основная
наша работа. По количеству выполненных вылетов на штурмовку войск мно-
гие истребители, будь они штурмовиками, должны были получить одну, а то и
две «Звезды».
И это при том, что «штурмовки» были очень опасны для истребителей, поскольку ма-
шины были не защищены даже от стрелкового оружия. Кстати, во время одной из таких
штурмовок, которые «не засчитывали», МиГ-3 В. Рыбалко был сбит.
Это, наверное, было не справедливо. Но, что такое «справедливость» на войне… важ-
нее — фронтовая судьба. Лейтенант В. Матаков служил в 28-м ИАП, лётчики которого на ис-
требителях МиГ-3 не только сопровождали Ил-2, но и сами штурмовали позиции противни-
ка. Но им это засчитывалось как «сопровождение штурмовиков Ил-2». Впоследствии ст.
лейтенант В. Матаков был переведён в 27-й ИАП 6-го АК. В его составе Василий сбил шесть
самолётов противника (не 10!) и совершил 54 вылета (достаточно было 40) на штурмовку…
в марте 1942 года он был удостоен звания Героя Советского Союза. (Другой полк — другая
125
бухгалтерия!?). Но кто их тогда считал эти самые деньги, да и воевали, как правило, не за
награды.
Однако вернёмся ко второму января, день ещё не закончился… произошло ещё одно
событие.
15 экипажей из 161-го ИАП и 15 экипажей из 163-го ИАП убыли из 6 АК в распоряже-
ние Северо-Западного фронта.
Короток зимний день, заканчивалась пятница. Кстати, восход Луны был 16.30 и в ту
ночь было стопроцентное полнолуние.

3 января
3 января 1942 года — 196 день войны. Продолжительность светового дня составляла
семь часов десять минут.
ГКО (Государственный Комитет Обороны) принял Постановление о восстановлении
железных дорог на территории, освобождённой от противника, что являлось важнейшей
оборонной задачей.
Войска 10-й армии Западного фронта в ходе наступательных боев в районе Сухиничи
нанесли тяжёлое поражение сухиничской группировке противника.
Погодные условия в этот день были сложные. Облачность 2-6 баллов, туман, дымка,
видимость от 200 м. до 2 км., сильные морозы — температура воздуха -28—31°С.
В течение дня частями авиакорпуса было произведено 103 самолётовылета, с налётом
в 89 часов 25 минут.
-34, 126, 177, 445 и 564-й ИАП прикрывали наземные войска в районах Внуково, Юх-
нов, Дубово, Малоярославец, Белоусово, Зубово, Ламакино, Глотово.
-лётчики 28, 176, 233-го ИАП совершили 9 самолётовылетов на разведку погоды в рай-
оны Дмитров, Кимры, Волоколамск, Осташево.
-28, 95 и 208-й ИАП 21 раз нанесли бомбо-штурмовые удары по скоплению пехоты и
автомашин противника в районах Медынь, Юхнов, ст. Шаховская

В этот день произошло два воздушных боя.


Лейтенант Митрофанов, временно исполнявший обязанности командира 1-й авиаэс-
кадрильи 445-го ИАП, на самолёте МиГ-3, прикрывая свои войска в районе Юхнов на высо-
те 3 000 метров и идя курсом 310° встретил бомбардировщик Хе-111 и атаковал его с близ-
кой дистанции. Противник пытался оторваться пикированием и на высоте 200-300 метров
был повторно атакован Митрофановым и сбит прямым попаданием РС в районе деревни
Доманово.

Ещё один воздушный произошёл под Малоярославцем. Командир 178-го ИАП майор
Р. И. Раков выполнял на истребителе И-16 разведывательный полёт и был атакован тремя
самолётами Ме-109. Один истребитель противника был сбит, но сбили и самолёт И-16
126
майора Ракова; это произошло в районе деревни Овчинино. Лётчик
погиб.
Эта январская суббота преподнесла лётчикам 95-го ИАП не-
сколько неожиданный сюрприз от немцев. А дело было в следую-
щем. Два экипажа этого полка выполняя боевое задание по штур-
мовке наземных войск противника в районе ст. Шаховская, внезапно
получили радио приказ: «Идите на свой аэродром!». Как выясни-
лось впоследствии, приказ был ложный, «отданный» немцами. Сам
этот факт свидетельствовал о том, что противник широко использо-
вал радио подслушивание.
Итогами дня было уничтожение 1 бомбардировщика Хе-111, 1
истребителя Ме-109, 35 автомашин, рассеивание до батальона пехо-
Роман Иванович Раков ты противника.
Потери: 1 самолёт И-16. Погиб один лётчик.
Произошла передислокация двух полков. 27-й ИАП перебазировался с аэродрома За-
горск на передовой аэродром Клин, а 423-й ИАП — с аэродрома Дягилево на аэродром
Мясново (Тула).

4 января
Это в мирной жизни, воскресенье — выходной, а на войне (будь она неладна) выход-
ных, видно, не бывает!
Погода несколько улучшилась и это сразу же активизировало деятельность авиации с
обеих сторон.
Высокая облачность, 3-4 балла, местами туман, дымка. Видимость от 500 метров до 2
километров, температура воздуха –23°С.
В этот день экипажами авиакорпуса было совершено 318 самолётовылетов с общим
налётом в 396 часов 48 минут.

-16, 28 и 233-й ИАП штурмовали войска противника в районах Медынь, Мятлево, Макови-
цы, Волоколамск, ст. Шаховская.
-11, 27, 34, 177, 178, 428, 438, 445, 495, 564, 565, 736-й ИАП совершили 198 вылетов на при-
крытие наземных войск в районах Волоколамска, Внуково, Малоярославец, Зубово, Глото-
во, Полотняный завод.
-95 и 208-й ИАП совершили 31 самолёта-вылет по нанесению бомбо-штурмового удара по
аэродрому Юхнов.
В результате штурмовых действий уничтожено 4 бронемашины, 170 автомашин, 2 бен-
зозаправщика, 2 цистерны, 1 зенитное орудие, 3 орудия, 45 повозок, 2 трактора, разбито 10
вагонов, 1 паровоз, рассеяно до двух батальонов пехоты. На аэродроме Юхнов уничтожено
5 самолётов противника.
127
В этот день лётчиками авиакорпуса было проведено 10 воздушных боёв. Сбито: 1 Ю-
88, 1 Хе-111. Свои потери — 1 МиГ-3.
«Звено 177 ИАП на самолётах И-16 в составе: лейтенант Финогенов, мл.
лейтенанты Михайлов и Чернявский при штурмовке пехоты противника в рай-
оне Рылово-Юрьевское на Н=1 600 мт., встретили Ю-88 под прикрытием 2 Ме-
109, которые обнаружив истребители, с резким набором высоты ушли в сто-
рону солнца, самолёт Ю-88 был последовательно атакован сзади сверху и сбоку
сверху, и после третьей атаки был сбит.»

«Звено 445 ИАП на самолётах МиГ-3 в составе: лейтенант Митрофанов,


лейтенанты Рожков и Шаповалов при патрулировании над своими войсками в
районе Калуга на Н=1 000 мт. встретили 1 Ю-88 и 1 Хе-111, которые развернув-
шись на 180° со снижением до бреющего полёта, сделали попытку уйти в
направлении Вязьма. Командир звена Митрофанов атаковал Хе-111 и сбил его в
районе д. Калиновка; Л-т Рожков после второй атаки сбил Ю-88 противника.»

5 января
В этот и следующий день лётчики фронтовой авиации практически не летали из-за
крайне не благоприятных метеорологических условий. Несколько потеплело, морозы упали
до -10—12°С. Низкая десятибалльная облачность с высотой в 100-400 метров, снег, перехо-
дящий в метель крайне затрудняли полёты. Так, например, при попытке взлететь на само-
лёте ЛаГГ-3 для выполнения боевого задания сержант Е. Бесов из 180-го ИАП потерпел ава-
рию из-за быстро накрывшего аэродром тумана, вследствие чего лётчик потерял простран-
ственную ориентировку.
И всё же лётчики 6 АК совершили в этот день 244 самолётовылета на прикрытие
наземных войск в районах Волоколамска, Медыни, Боровска, Белоусово, Калуги. В выпол-
нении поставленной задачи участвовали экипажи 11, 16, 28, 34, 177, 178, 233, 423, 428, 445,
495, 564 и 736-го ИАП.
Лётчики 95-го ИАП совершили шесть боевых вылетов на штурмовку техники и живой
силы противника в районе Чернево, Якшино, а так же железнодорожного перегона ст. Ша-
ховская - Княжьи Горы. Результатом боевой работы лётчиков полка было уничтожение 49
автомашин с пехотой и грузами, 2 тягача, а так же разрушение железнодорожного полотна,
что вызвало крушение воинского эшелона.
5 января лётчики авиакорпуса провели два воздушных боя, в результате которых было
сбито два истребителя Ме-109 противника.
В эти дни германское командование наиболее интенсивно использовало аэродром
«совхоз Дугино» близ Сычёвки, а так же аэродром около Старицы. Когда советская пехота
захватила аэродром, красноармейцы обнаружили там пять взорванных пикирующих бом-
бардировщиков Ю-87 со снятыми моторами. Нёс противник потери и в воздухе. Три экипа-
128

Карта 2. Положение сторон в полосе Западного фронта по состоянию на 5 января 1942 года
129
жа из группы II/JG52 пропали без вести в районе Старицы. Среди двенадцати пропавших
пилотов был и командир группы Б. Флаковски (B. Flakowski). Не вернулся с боевого задания
и обер-фельдфебель К. Мунц (K. Munz). Он был сбит огнём зенитной артиллерии, но ему,
можно сказать, повезло. Собственно говоря, опять повезло… в третий раз. Среди однопол-
чан, Мунц славился как «везунчик» и имел прозвище «лисица» за свою хитрость и изворот-
ливость. К. Мунц воевал на различных фронтах с 1940 года. Пятнадцать раз его сбивали и
семь раз он был ранен. Но «лисице» всегда удавалось остаться в живых и он снова и снова
возвращался в строй. Закончил войну К. Мунц, летая на реактивном Ме 262. По данным К.
Залесского, общий счёт его воздушных побед составил 60 самолётов противника.

Схема 2. Базирование немецкой авиации в январе 1942 года

16 января
15 и 16 января немецкие экипажи выполнили примерно по 50 вылетов в полосе Запад-
ного фронта. Не менее половины всех налётов было осуществлено на войска Западного
фронта. Одиночные Ju 88 и Hs 126 регулярно подвергали атакам войск Красной армии. Зе-
нитным огнём были сбиты три «юнкерса» недалеко от Козельска. Эти потери подтверждает
и немецкая сторона. К 16 января не вернулись из боевого вылета Ju 88 №3564 из группы I/
KG3, №2562 из II/KG3, №1485 из отряда 4(F)/11 (E. Hilmer). Последний экипаж, во главе с
130
лейтенантом Э. Хилмером, попал в плен.
В течение дня частями корпуса было совершено 366 самолётовылетов, с общим налё-
том в 315 часов 14 минут.
Части 6 АК прикрывали наземные части Западного фронта, а так же разгрузку войск и в
целом железнодорожные перевозки.
Экипажи 11, 27, 28, 34, 126, 171, 177, 178, 233, 287, 428, 445, 495, 562, 564, 736-го иап
осуществляли прикрытие войск в районах Истра, Адуево, Вышгород, Медынь, Косая Гора,
Адамовское, Серпухов, Пахомово, Верея, Волокаламск.
424-й иап прикрывал выгрузки войск на ж/д станции Тула. Лётчики 95, 176, 208, 291,
565-го иап совершили 116 самолётовылетов на прикрытие железнодорожных перевозок на
перегонах Калязин, Косая Гора, Лопасня — Серпухов, Москва — Дмитров, Подольск — Ло-
пасня, Дмитров — Калязин.
Погода: Облачность 10 баллов на высоте 50-600 метров. В первой половине дня дым-
ка, туман. Видимость от 700 метров до 6 километров. Температура воздуха минус 18-20°.
В течение дня было проведено десять воздушных боёв. Вот некоторые из них.
1. Звено МиГ-3 из состава 28-го иап (ведущий ст. лейтенант Горбатюк) в районе Ме-
довники на высоте ста метров на встречно-пересекающихся курсах встретило бомбарди-
ровщик Хе-111, который после первой атаки истребителей вошёл в облачность. Два МиГ-3
так же вошли в облачность, а один истребитель остался ниже. Экипаж Хе-111 увидев пре-
следование за облаками, вновь пробив облачность опустился до высоты 100-150 метров, но
был встречен, атакован и советским истребителем.

Схема 3. Воздушный бой звена МиГ-3 с бомбардировщиком Хе-111 16 января 1942 года
131

Рисунок 1. МиГ-3 из состава 28-го иап лётчика А. Я. Фёдорова.

Рисунок 2. Tomahawk Mk.IIb из 126-го иап. Подмосковье, зима 1941 года.

2. Пара МиГ-3 428-го иап (лётчики мл. лейтенант и сержант Крюков) в районе н/п Бо-
ровск в 13.35 сбили один Ю-88 двумя последовательными атаками применив пример
«ножницы».
3. Лётчиками 28-го иап мл. лейтенантом Сорокиным, мл. лейтенантом Фёдоровым и
сержантом Гольдбергом сбит один бомбардировщик Хе-111.
4. Пилотами 126-го иап лейтенантами Рыдный и Белясник был сбит бомбардировщик
Хе-111 в районе н/п Назарьево.
В результате воздушных боёв лётчиками авиакорпуса было сбито четыре самолёта
противника.
Свои потери: с боевого задания не вернулся один экипаж из состава 28-го иап.

26 января
ВВС Красной армии действовали в эти дни значительно активнее противника над важ-
нейшими участками Западного фронта. В значительной степени это объяснялось сильными
морозами. Так днём 21 января столбик термометра опускался до минус 37°С, 22-го — до
минус 42°С, а 23 января морозы усилились до 45°С.
132
Возможность летать в условиях сильных морозов стала возможной, во многом благо-
даря сотрудникам НИИ ВВС, которые работали в пяти полках Западного фронта. Специали-
сты института начали применять новые методы при подготовке самолётов к боевым выле-
там в условиях сильных морозов. Если ранее для разогрева масла и воды использовались в
основном авиационные паяльные лампы типа АПЛ-1, которых катастрофически не хватало,
то специалисты НИИ ВВС предложили довольно революционный способ разжижения мас-
ла с помощью бензина (кстати, до войны такое «ноу хау» было категорически запрещено!).
Такой метод был разработан на одной из кафедр Академии им. Жуковского под руковод-
ством военинженера 1-го ранга Я. Д. Митницкого. Для техсостава строевых частей сотруд-
никами Академии была разработана специальная инструкция, которая стала поступать во
фронтовые части с 21 января. Эффект не заставил себя долго ждать. Если двигатель самолё-
та Ил-2 при морозах больше 25 градусов нужно было прогревать через каждые полтора—
два часа, то с использованием разжиженного масла этот же двигатель, простоявший под
тёплым чехлом 13,5 часов при той же температуре, легко запускался «с пол оборота». Та-
кую же «смесь» начали использовать и на истребителях МиГ-3.
В течение дня 26 января части авиакорпуса прикрывали войска Калининского и Запад-
ного фронтов, железнодорожные перевозки, погрузку и выгрузку войск, производили кино-
фотосъёмку. За день было произведено 305 самолётовылетов с налётом 304 часа 19 минут.
Погодные условия: высокая и средняя облачность, местами туман, дымка. Видимость
от 400 метров до 2 километров, температура воздуха –27°С.
Лётчики 11, 27, 28, 34, 126, 177, 287, 436, 736-го иап прикрывали наземные войска в
районах Вязьма, Хмелита, ст. Угрюмово, Сычёвка, Мокрыщево, Першино, Зяблово, Подсо-
сёнки, Иванцево. Было совершено 153 боевых вылета.
Экипажи прикрывали железнодорожные перевозки на перегонах Клин—Поворово, Ка-
лини—Редкино, Калязин—Санково, Бекасово—Наро-Фоминск, Ясная Поляна—Тула, Плавск
– Арсеньево. Для этих целей были привлечены 93, 171, 176, 178, 233, 191, 423, 433, 441,
445, 562-й иап.
Пилоты 120-го иап произвели 9 самолётовылетов для производства киносъёмки.
В течение дня было проведено четыре воздушных боя.
Открыли боевой счёт сбитым самолётам противника в новом году лётчики 34-го иап.
Пилоты Н. Мирошниченко, Н. Тараканчиков и В. Коробов сбили в районе н/п Гусево бом-
бардировщик Хе-111.
Экипажи 27-го иап капитан Чуйкин и мл. лейтенант Чиликин заметили северо-западнее
Ржева на высоте 1 000 метров четыре истребителя Ме-109, прикрывавших свои наземные
войска. Пара МиГ-3 снизилась до 200 метров и оставаясь незамеченной зашла в хвост
немецким истребителям. Капитан Чуйкин атаковал ведущего с дистанции 200 метров и по-
вредил ему мотор, а после второй атаки — Ме-109 загорелся и упал в 10 километрах север-
нее Ржева. Оставшиеся истребители противника попытались зайти в хвост МиГам, которые
на полной скорости стали уходить с набором высоты. Неожиданно, советские лётчики рез-
ко сбросили газ, вследствие чего «мессеры» проскочил вперёд и подставили себя под удар.
133
Один Ме-109 стал заходить в хвост МиГ-3 капитана Чуйкина, но был атакован Челики-
ным (огонь по кабине и мотору) загорелся и упал в том же районе. Оставшиеся два Ме-109
вышли из боя на бреющем полёте.
После разбора полётов лётчики сделали для себя два очень полезных вывода:
1. Во время воздушного боя немцы пытаются оттянуть советские истребители на свою
территорию и «подставить» под огонь своей зенитной артиллерии.
2. Очень важно вести огонь по Ме-109 с короткой дистанции и целясь по кабине лётчи-
ка и мотору.

Карта 3. Положение сторон в полосе Западного фронта по состоянию на 25 января 1942 г.


134
27 января
В январе заметно снизилась боевая активность не только немецкой авиации, но и ВВС
РККА. Были, конечно, на то и объективные условия — очень суровые морозы, доходившие
до –40° градусов, метели, низкая облачность. Но были причины и объективного порядка,
связанные, прежде всего, с плохой организацией и далеко не «идеальным» руководством
со стороны командования. В связи с этим 22 января 1942 года вышла директива Ставки ВГК
(Верховное Главнокомандование), которая предписывала командованию ВВС армий и
фронтов строго следить за оперативным перебазированием истребительных полков за
наступавшими передовыми наземными частями. В директиве указывалось:
«Трудности… проистекают из того, что по мере продвижения войск дей-
ствующие аэродромы остаются всё дальше и дальше в тылу, откуда трудно
обслуживать передовые части наземных войск истребительной авиацией при-
крытия, ввиду чего наши передовые части нередко безнаказанно расстрелива-
лись авиацией противника.»
Не поспевало и тыловое материально-техническое обеспечение. Как результат, в стро-
евых частях были перебои с запасными частями, узлами и деталями планера, авиамотора-
ми.
Реорганизационные мероприятия коснулись и авиации ПВО. 22 января 1942 года вы-
шел приказ НКО (Народного комиссара обороны И. Сталина) о передаче в подчинение ко-
мандующему войсками ПВО страны всех частей истребительной авиации, которые выпол-
няли задачи по прикрытию важных объектов. С одной стороны, это решение позволило
ввести единое управление всеми силами ПВО, но, с другой стороны, — после выхода при-
каза резко сократилось участие истребительной авиации частей противовоздушной оборо-
ны в бомбоштурмовых ударах по наземным целям противника. Приказ НКО от 22 января
коснулся и истребительных полков 6-го авиационного корпуса.
В течение дня части 6-го АК совершили 197 самолётовылетов с общим налётом в 206
часов 27 минут. Днём было проведено шесть воздушных боёв.
1. Лётчик 435-го иап лейтенант Самсонов сбил 1 Ме-109. лётчик 28-го иап ст. политрук
Руденко в районе Салино сбил 1 бомбардировщик Хе-111.
2. Звено «Кертис» 126-го иап (ведущий лейтенант Лозовой) при патрулировании в рай-
оне Ржева встретило 4 бомбардировщика Ю-88 под прикрытием 5 истребителей Ме-109.
Лётчики всем звеном произвели атаку снизу-сзади Ю-88. После этого, звено было атакова-
но немецкими истребителями, на помощь которым вскоре подошло ещё 3 Ме-109. Совет-
ские лётчики сумели сбить 2 истребителя, а остальные самолёты противника были рассея-
ны. Звено вернулось на свой аэродром без потерь.
3. Аэродром Грабцево (436-й иап) дважды в течение дня подвергался налётам и штур-
мовке авиацией противника. Первый раз — два Ме-109, второй раз — два Ме-110. 1 И-16 и
1 Як-1 были повреждены.
Погода: ясно, дымка, местами туман, видимость — от одного до десяти километров.
Температура воздуха — минус 28°С.
135
29 января
Жизнь даже во время войны не останавливается, а лётчики ведь то же «живые люди».
Сражения шли не только в воздухе, но и на аэродроме 34-го иап Внуково… в карты. Шесте-
ро азартных участников такого сражения в блиндаже технического состава эскадрильи ка-
питана Шокуна были выявлены и получили заслуженную оценку в приказе командира пол-
ка:
«Совершение данного аморального поступка свидетельствует о том, что
товарищи, совершившие его, забыли о высоком звании Командира Красной Ар-
мии».
Организатор карточной игры младший воентехник Чебаков получил десять суток до-
машнего ареста, а взыскания на других участников игры должен был наложить командир
эскадрильи.
Другой воентехник, Манукян получил строгий выговор «за потерю бдительности, выра-
зившуюся в хищении у него револьвера системы «Наган» в бане». Упоминание об этом
здесь уместно, поскольку позже Манукян ещё раз попался, но уже на организации карточ-
ной игры. Товарищеский суд чести офицерского состава после строгих слов «за недостой-
ное поведение, позорящее высокое звание советского офицера» объявил ему (скорее для
проформы) выговор.
Потерю бдительности допускали не только техники, но и лётный состав. Так лётчик С.
Платов допустил эту самую «потерю» , проявившуюся в том, что у него был похищен писто-
лет «ТТ». Провинившийся этот случай объяснял так: на дежурстве прилёг отдохнуть, а пи-
столет положил на стол. Проснулся — а пистолет того, «тю-тю!». Устроенная начальством
проверка показала, что личное оружие лётчики постоянно оставляют «без наблюдения на
тумбочках и стульях». Правда, подобные случаи больше не повторялись. Но командир 6 АК
издал специальный приказ:
«Личное оружие командному составу постоянно держать при себе в лю-
бых условиях и ни в коем случае не оставлять его без наблюдения <…>. Во время
отдыха оружие сдавать под охрану суточного наряда».
В том же 34-м иап шла ожесточённая борьба с ещё одним противником: заразные за-
болевания и вши. Эта борьба велась «не на жизнь, а на смерть». В связи со сложившейся
ситуацией, командир полка в одном из приказов, отмечал:
«В целях исключения заноса заразных заболеваний и вшивости извне пре-
кратить общение военнослужащих с гражданским населением и допуск членов
семей военнослужащих в гарнизон» , а также «установить жёсткий режим
внутреннего распорядка».
Но наиболее мощный удар по «противнику» должен был нанести ежедневный телес-
ный осмотр на вшивость начальствующим составом своих подразделений и еженедельно –
медицинским составом. Был создан и «против вшивый спецназ» – команды для поддержа-
ния порядка и чистоты. Соорудили так же «вошебойки» и сушилки для обуви и портянок.
Многие лётчики старались всячески избегать болезненных прививок. Тогда командир
136
полка разделил всех лётчиков на пары с установлением графика персонального учёта сде-
ланных прививок… и дело пошло!
Погодные условия: облачность 10 баллов, высота облачности от 100 до 600 метров.
Дымка, слабый снегопад, позёмка. Видимость 1-6 км. Температура — минус 12°С.
В этот день части авиакорпуса совершили 117 самолётовылетов.
1. Прикрытие войск в районах Мочалово, Пузиково, Износки, Морозово, Бахматово,
Жуково, ст. Апрелевка. Лётчики 27, 28, 34, 126, 287, 428, 564, 565, 736-го иап произвели 129
самолётовылетов.
2. 95, 120, 176, 233, 488-й иап прикрывали ж/д перевозки на перегонах Клин-
Решетниково, Калинин-Редкино, а так же выгрузку войск на ст. Апрелевка (495-й иап).
3. Экипажи 178 иап сопровождали самолёт ПС-84 по маршруту Серпухов-Калуга.
4. На перехват самолёта-разведчика противника был произведён один самолётовылет
звена МиГ-3 с аэродрома Калинин лётчиков 441-го иап (прибыл в распоряжение 6 АК в кон-
це января).

ПРИЛОЖЕНИЯ

Приложение 1. Боевой порядок «шестёрки» истребителей, обеспечивающей


взаимный просмотр «хвоста» парами.
137
Приложение 2. График интенсивности боевой работы за январь 1942 года
138
Приложение 3. Схема прикрытия железнодорожных перевозок истребителями
частей 6 АК ПВО
139
Приложение 4.
140

Приложение 5.
141

ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЭЛЕКТРОННЫЕ РЕСУРСЫ:


1. Архив ЦАМО, Фонд: 20530, Опись: 1, Дело: 68. Журнал боевых действий 6-го истреби-
тельного авиационного корпуса ПВО за 1942 г.
2. Гальдер Ф. Военный дневник. Ежедневные записи начальника Генерального штаба Сухо-
путных войск 1939-1942 гг.— М.: Воениздат, 1968-1971.
3.Залесский К. «Герои» Люфтваффе. Первая Персональная энциклопедия. М.,2014.
4. Урвачёв В. На защите московского неба. Боевой путь лётчика-истребителя. 1941-1945
гг. М.,2016.
5. Хазанов Д. Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1942 гг. М.,2001.
6. http://www.pobeda1945.su/frontovik/41913

Девять дней одного года