Вы находитесь на странице: 1из 82

ЭЛЕКТРОННЫЙ ИНФОРМАЦИОННО - ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ ЖУРНАЛ

Издаѐтся с июня 2017 года

ИГРОВОЕ СООБЩЕСТВО АВИАСИМУЛЯТОРОВ

Выходит один раз в месяц


Учредитель и главный редактор Zep

Редакционный Совет
Zep
=К=Gunther

= №5-6 (24-25) / МАЙ-ИЮНЬ 2019 =


3

ЭЛЕКТРОННЫЙ
В НОМЕРЕ:
НЕКОММЕРЧЕСКИЙ
Юбилейный номер журнала………………………................4
ИНФОРМАЦИОННО-ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЙ
Крупным планом. Неизвестный экипаж на фоне бомбар-
ЖУРНАЛ
дировщика Пе-2……………………………..………………….5
ИГРОВОГО СООБЩЕСТВА
АВИАСИМУЛЯТОРОВ
Колонка редактора
Загадка «Нормандии» в небе Белоруссии……………..6-56

События, факты, комментарии


Бессмертный полк….……………………………………..57-65
Тяжёлый истребитель Пе-3. «Пешка» не ставшая фер-
НА ОБЛОЖКЕ: зём…………………………………………………………...66-77
A La Guerre Comme A La Guerre.……………………….78-81
1-ая стр.— идея/автор =К=Gunther
Все остальные идеи — Zep
Реквизиты для добровольных пожертвований
В системе Web Money: Z334258616558
E731486604174
В системе QIWI кошелѐк: 375445435893
В системе Yandex Money: 410015900069985
В системе ePayments: 000-590105
Если вы решили помочь, пришлите, пожалуйста, на
почту редакции соответствующее сообщение.
ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА СОДЕРЖАНИЕ
И ДОСТОВЕРНОСТЬ ИЗЛОЖЕННЫХ
ПОЧТА РЕДАКЦИИ:
МАТЕРИАЛОВ НЕСУТ АВТОРЫ СТАТЕЙ.
virpil.mag@tut.by
ИХ СУЖДЕНИЯ И ВЫВОДЫ МОГУТ НЕ
СОВПАДАТЬ С МНЕНИЕМ РЕДАКЦИИ.

ЖУРНАЛ НИ В КАКОМ ВИДЕ НЕ ПРОПАГАНДИРУЕТ И НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТ ВЗГЛЯДЫ И ИДЕИ ФА-


ШИЗМА, РАДИКАЛЬНОГО НАЦИОНАЛИЗМА И Т. П. ВСЕ МАТЕРИАЛЫ, КАСАЮЩИЕСЯ СИМВОЛИКИ
ТРЕТЬЕГО РЕЙХА НОСЯТ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ИНФОРМАЦИОННО-ИСТОРИЧЕСКИЙ ХАРАКТЕР.
ПРИ ПОДГОТОВКЕ МАТЕРИАЛОВ АВТОРЫ СТАТЕЙ ИСПОЛЬЗУЮТ ЦИТАТЫ И ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ
ИЗ РАЗЛИЧНЫХ ПЕЧАТНЫХ И ЭЛЕКТРОННЫХ ИСТОЧНИКОВ. ВО ИЗБЕЖАНИЕ НАРУШЕНИЯ АВТОР-
СКИХ ПРАВ, В КОНЦЕ СТАТЕЙ УКАЗЫВАЕТСЯ СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ И ЭЛЕК-
ТРОННЫХ РЕСУРСОВ.
4
Дорогой, друг!
Номер, который перед вами — юбилейный!
Два года назад, 21 июня 2017 года вышел первый номер журнала «Виртуальный пи-
лот». Обычно в таких случаях подводят итоги. Но я хотел бы поговорить несколько о другом.
О следующих шагах, о новом проекте. Сейчас в планах Редакции создание единого ресурс-
ного центра для любителей авиасимуляторов — «Сайт полезных советов». Работа над этим
проектом только начинается и похвастаться, к сожалению, пока нечем. Но начинать всегда
сложно и мы очень рассчитываем на вашу помощь и поддержку.
Два года — срок, конечно, не большой, но всё же юбилей. Редакция журнала совмест-
но с компанией ВКБ планирует организовать встречу друзей в городе Минске. Встречу пла-
нируется провести в начале августа текущего года. Приглашаются виртуальные пилоты Бе-
ларуси, и не только. Состоится эта встреча или нет, во многом будет зависеть от вас.
Если у кого то есть время и желание, просьба откликнуться и подтвердить своё присут-
ствие письмом в адрес Редакции: virpil.mag@tut.by
В письме коротенько напишите о себе: регион проживания, возраст и то, что посчитае-
те уместным.
Надеюсь, что у нас с вами всё получится.
С уважением, Zep
5

Неизвестный экипаж на фоне бомбардировщика Пе-2


Источник фото: https://www.pinterest.com/pin/546413367268817144/
6

Советские военнослужащие и французские лётчики третьей эскадрильи полка «Нормандия-Неман» у истребителя Як-3.
Источник фото:http://waralbum.ru/54556/

ЗАГАДКА «НОРМАНДИИ»
В НЕБЕ БЕЛОРУССИИ
В небесах мы летали одних,
Мы теряли друзей боевых
Ну а тем, кому выпало жить,
Надо помнить о них и дружить...
(Строчки из песни «Воспоминания об эскадрильи Нормандия-Неман»,
написанной композитором М. Фрадкиным на слова поэта Е. Долматовского)
***

В 1960 году на экраны СССР вышел художественный фильм, снятый режиссёром Жаном
Древилем «Нормандия-Неман», производства киностудий Franco-London-Film, Alkam Films
(Франция) и «Мосфильм» (СССР).
Этот фильм был основан на реальных событиях и рассказывал о лётчиках французского
авиаполка «Нормандия-Неман», сражавшихся в годы Великой Отечественной войны с фа-
шистами на территории Советского Союза.
В этом, в общем то хорошем фильме, много неточностей, а то и прямо неправды. По-
литические реалии тех лет не позволяли показать то, что было на самом деле. И сегодня,
вряд ли, мы узнаем истину.
Пожалуй, начнём наше повествование вот с этого факта.
26 марта 1943 года пилот немецкого самолёта-разведчика, летевшего в советский тыл,
вдруг в районе Калуги на высоте 4 000 метров услышал французскую речь. Это была пара
Дервилль—Дюран, поднятая по тревоге.
7
Германское командование отреагировало на появление французской авиачасти на со-
ветском фронте приказом фельдмаршала Кейтеля, согласно которому попавшие в плен
французы расценивались как партизаны и подлежали расстрелу на месте.
***

А начиналась боевая деятельность французских пилотов в советском небе осенью 1942


года во время тяжелейших боёв под Сталинградом.
25 ноября 1942 года было подписано окончательное соглашение между командовани-
ем ВВС Красной армии и военной миссией «Сражающаяся Франция» об участии француз-
ской эскадрильи в боевых действиях на советском фронте. Соглашение имело гриф
«Секретно», содержало 14 пунктов, было составлено в двух экземплярах на русском и на
французском языках. Этот документ никогда не публиковался.
В тот же день группа французских лётчиков получила визы на выезд из Ирана, а 26-го
— въездные визы в СССР. Для лиц без гражданства и паспортов, а такая ситуация была по-
чти у всех пилотов, такое положение дел оказалось особенно важным.

Слева въездная виза в СССР и справа — выездная из Ирана Марселя Лефевра

Любопытно, что на советской визе Марселя Лефевра в графе «гражданство» записано:


«Сражающаяся Франция».
29 и 30 ноября 1942 года в Иваново на трёх транспортных самолётах Ли-2 прибыли
первые 60 добровольцев. Среди них было 14 боевых лётчиков, 2 пилота связи, 1 перевод-
чик, 1 врач, 25 техников и 17 бортстрелков. Из 14 пилотов первого состава во Францию по-
сле войны вернуться только трое и ещё один лётчик окажется на родине после плена.
8
Кстати, эту группу лётчиков и техников сформировал майор Жозеф Пуликен.

Среди прибывших добровольцев были:


Майор Жозеф Пуликен, административный командир группы, 1897 года рождения.
Кстати, именно Пуликен дал группе название — «Нормандия». Под его командованием
французские пилоты прибыли в СССР и приступили к обучению на советских истребителях.
Ж. Пуликен оставался в СССР до весны 1943 года, когда был отозван в Лондон и передал ко-
мандование Тюляну.

Майор Жозеф Пуликен (1897-1988)

Майор Жан Тюлян, с февраля 1943 года командир авиагруппы «Нормандия». Формаль-
но третий, но фактически первый боевой командир подразделения и единственный из её
командиров, погибших на войне.

Майор Жан Тюлян (1912-1943)


9
Капитан Альбер Литольф, заместитель командира группы, 1911 года рождения, лейте-
нант.
Лейтенант Дидье Беген, родился в 1918 году в Париже. Совершил 207 боевых вылетов,
из них 67 ночных.
Лейтенант Раймон Дервилль, родился в 1914 году. Пилот гражданской авиации. Во вре-
мя службы в армии в 1935 году получил свидетельство военного лётчика. 13 апреля 1943
года сбил один самолёт противника, но сам был подбит и приземлился на территории про-
тивника, где попал в плен и был расстрелян.
Лейтенант Андрей Познанский родился в 1921 году в Австрии, самый молодой пилот в
составе «Нормандии».
Лейтенант Альбер Прециози, 27 лет. Родился на острове Корсика.
Аспирант Ив Бизьен, родился в 1920 году в Дьеппе. 13 апреля 1943 года был сбит в воз-
душном бою. Его самолёт загорелся и упал. Дальнейшая судьба И. Бизьена неизвестна.
Аспирант Ноэль Кастелен, 1917 года рождения. В составе «Нормандии» сбил шесть
немецких самолётов. Был награждён орденом Отечественной войны. Пропал без вести 16
июля 1943 года под Орлом.
Аспирант Альбер Дюран, 1918 года рождения. Лично сбил пять немецких самолётов и
два в группе. Без вести пропал под Ельней в сентябре 1943 года.
Аспирант Ролан Польз д’Ивуа де Ля(Ла) Пуап, 1920 года рождения. Был удостоен зва-
ния Герой Советского Союза.
Аспирант Марсель Лефевр, 1918 года рождения. Был удостоен звания Герой Советского
Союза посмертно.
Аспирант Ив Маэ, 1919 года рождения. Был сбит в воздушном бою и попал в плен, где
провёл 2 года. После войны был назначен командиром авиаполка «Нормандия - Неман».
Аспирант Жозеф Риссо, 1920 года рождения. После войны — генерал авиации.
Лейтенант Жан де Панж, пилот связи, 1917 года рождения.
Младший лейтенант Георгий Лебединский, врач и переводчик группы, родился в 1912
году в Киеве.
Аспирант Михаил Шик, пилот связи, переводчик группы, родился в 1918 году в Москве.
Аспирант Александр Стахович, радист-переводчик, родился в 1914 г. в Петербурге.
Лейтенант Алекс Мишель и аспирант Луи Дюпра командовали группой из 42 француз-
ских механиков, среди которых предположительно было около трёх русских. Самым моло-
дым в группе был Жерар Вейль, имевший должность ученика механика и которому испол-
нилось 18 лет уже после прибытия в СССР.
4 декабря 1942 года приказом командующего ВВС генерала армии А. Новикова группа
«Нормандия» была включена как эскадрилья в состав советских ВВС и поставлена на до-
вольствие в соответствии с установленными нормами. Пункт три настоящего приказа уста-
навливал, что на вооружение эскадрильи поступали самолёты Як-1. Лётчикам и техническо-
му персоналу была выдана форма и зимняя одежда.
Из воспоминаний авиаконструктора А. С. Яковлева:
10
«Мне вспоминалась первая встреча с лётчиками «Нормандии». При-
ём во французском посольстве в Москве в красивом кирпичном особняке
на Якиманке. Нарядная публика дипломатических приёмов, иностранные
и советские военные в парадных мундирах...
… Меня окружили молодые, жизнерадостные военные, дружески жа-
ли руку, поздравляли. Это были лётчики «Нормандии».
Они были одеты в форму чёрного цвета, ниже погона на правом
плече вышита буква «f». Славные ребята с открытыми, мужественны-
ми лицами наперебой старались сказать мне что-нибудь приятное о
ЯКах. Тут же один из них снял со своей груди и приколол мне нагрудный
знак эскадрильи «Нормандия»: на красном поле два льва. Это герб про-
винции Нормандия, расположенной на севере Франции.

Пересмотрев множество материалов, мне нигде не удалось найти подтверждение того


факта, что форма лётчиков «Нормандии» была чёрного цвета.

Фотографии из музея полка


«Нормандия»

Кадр из фильма
«Нормандия-Неман».
Режиссёр
Фредерик
Тонолли
11
На иллюстрации изображён главный сержант
Дюваль, бортовой стрелок из 502-й группы воздушной раз-
ведки французских ВВС. Он одет в лилово-синюю повсе-
дневную форму (образца 1940 года) со знаками различия
на фуражке и обшлагах. Все младшие командиры носили
шевроны из галуна шириной 12 мм. выше обшлага на си-
нем кителе и полосы уменьшенного размера на полевом
кителе и на берете. Главные сержанты имели три золотых
шеврона или полосы, старшие сержанты — два шеврона, и
сержанты — один золотой шеврон.
Сержантский состав ВВС Франции носил почти такую
же форму как и офицеры, за исключением того, что китель
имел суконный поясной ремень такого же цвета, застёги-
вался на пять пуговиц впереди и мел нагрудные плиссиро-
ванные карманы. Поверх него часто надевалась двуборт-
ная шинель с двумя рядами по три позолоченные метал-
лические пуговицы.
Личный состав ВВС носил над правым нагрудным кар-
маном кителя знак в виде крыльев. Они относились к зна-
кам специалиста и изготавливались в виде нашивок и ме-
таллических значков для синей и хлопчатобумажной фор-
мы соответственно. На парадно-выходную форму вместо
«крыльев» надевался знак с вышитым золотым орлом.
Аэродромный персонал имел знак с шестерней между
крыльями, а технический персонал — пятиконечную звез-
ду между крыльями.
Металлический значок, расположенный ниже
«крыльев», полагался только членам лётных экипажей. На
левом нагрудном кармане расположен знак с эмблемой
эскадрильи. Над ним видны орденские ленты (жёлто-зелёная) военной медали и — (красно
-зелёная) за ранение.

Кокарда на фуражку

Штандарт полка «Нормандия»


12

Знамя полка «Нормандия»

По поводу буквы «f» ниже погона на правом плече, о которой упоминает в своих вос-
поминаниях А. Яковлев. И здесь мне не удалось найти подтверждение этой детали в обмун-
дировании лётчиков «Нормандии». Чаще всего встречается надпись полукругом «FRANCE»
на левом рукаве под погоном.

Чтобы поставить точку в этом вопросе, стоит сделать оговорку. «Не удалось найти» со-
всем не означает, что «её» там быть не могло в «то время» и в «том месте».
13
Там же в Иваново, лётчики «Нормандии» приступили к полётам. Учёба и тренировки
проводились на спаренном варианте истребителя Як-7. Для обучения ориентированию на
местности использовали учебный самолёт УТ-2.

Учебно-тренировочный вариант истребителя Як-7

Учебно-тренировочный самолёт УТ-2

В качестве боевого истребителя для лётчиков «Нормандии» был выбран Як-1. Механи-
ки приступили к изучению матчасти. Им повезло, так как на самолёте был установлен дви-
гатель М-105. По сути он представлял собой модернизированный вариант, производивше-
гося по французской лицензии, мотора «Испано-Сьюизи 12Y», который был знаком фран-
цузским мотористам. Бортстрелкам же пришлось осваивать профессию оружейников. Пере-
водчики приступили к переводу технической документации на французский язык. Кроме
того, уроки русского языка давались пилотам и механикам. Впоследствии некоторые из
французов довольно сносно овладели русским и могли объясняться без переводчика.
Капитан П. Друзенков, свободно говоривший по-французски, был назначен инструкто-
ром. Особое внимание Друзенков уделял обучению лётчиков языку жестов, которые отли-
чались в разных армиях. Пилотам для прохождения обучения требовалось совершить 40
14
полётов с инструктором и 15 самостоятельно.

После тренировок в Иваново. Слева направо: представитель французской военной миссии капитан Альбер Мирлес,
инструктор капитан Павел Друзенков, аспирант Марсель Лефевр, командир эскадрильи «Нормандия» майор Жан Тюлян,
аспиранты Альбер Дюран и Альбер Марсель. Декабрь 1942 года
Источник фото: https://warspot.ru

Как уже указывалось выше, приказом командующего ВВС генерала армии А. Новикова
от 4 декабря 1942 года основным самолётом «Нормандии» определялся истребитель Як-1.
Почему была выбрана советская машина Яковлева.
Такой выбор определялся несколькими причинами. Во-первых, почему самолёт был
советского производства. Дело в том, что изначально проект посылки французских лётчиков
в СССР содержал просьбу французской военной миссии о оснащении части советскими са-
молётами. Кроме того, советское авиационное командование считало, что самолёты совет-
ского производства лучше подходят для театра боевых действий и в частности Як-1 быстрее
будет освоен пилотами и французским техническим персоналом. Да и сами лётчики, а
именно Жан Тюлян, ещё будучи в Африке и воюя на самолётах английского производства
считали, что английские истребители хороши для местных условий и абсолютно не пригод-
ны для суровых русских зим.
Там же, в Иваново, майор Тюлян совершил облёты истребителя Як-1, английского
«Харрикейна» и американской «Аэрокобры». Командир французов остался доволен совет-
ским истребителем и окончательный выбор был сделан в пользу «ЯКа», о чём, кстати,
15
французы никогда не жалели. Вот как оценивал истребитель Як-1 Ролан де Ля Пуап:

«Более лёгкий, чем «Спитфайр», Як сразу показался более быстрым


и простым в управлении. Он быстро взлетает и очень маневренный. По-
бывав в боях в Англии, я знаю, насколько важны эти два качества, кото-
рые в бою становятся определяющими. Взлететь как стрела, что-бы
скрыться за солнцем, и вылететь как можно быстрее, чтобы зайти в
хвост противнику: в жестокой дуэли против опытного врага это важ-
ное преимущество. …Он был идеально приспособлен к снегу, дорожной
грязи и безграничным русским полям. Его, сделанного из дерева, материи
и дюраля, было легко ремонтировать. Его колеса… позволяли садиться
на самые неважные аэродромы. Ничего заумного в кабине, в отличие от
«Харрикейна» или «Спитфайра». Только самые необходимые инструмен-
ты… и видимость! Лучший обзор, который я когда-либо видел у истре-
бителей…».

22 марта 1943 года часть перелетела на аэродром базирования Муковнино у города


Полотняный Завод. Эскадрилья «Нормандия» была включена в оперативное подчинение
204-й бомбардировочной авиадивизии под командованием полковника С. Андреева, кото-
рая входила в 1-ю воздушную армию генерал-лейтенанта Худякова.
5 апреля 1943 г. эскадрилья вступила в свой первый бой. Во время сопровождения са-
молёта-разведчика на Ельню он был атакован парой ФВ-190, не заметивших истребителей
сопровождения, которые шли намного выше. Первый бой французов оказался результатив-
ным: Альбер Прециози и Альбер Дюран сбили по одному «фокке-вульфу» и открыли бое-
вой счёт «Нормандии».
16 апреля французская авиаэскадрилья поменяла аэродром базирования и перелетела
в Мосальск-Василевское, где вошла в состав 303-й истребительной авиационной дивизии
(303-я иад), которой тогда командовал генерал Г. Н. Захаров. В составе этой дивизии лётчи-
ки «Нормандии» будут воевать до конца войны. Французы были объединены в отдельную
авиаэскадрилью и попали под опеку лётчиков 18-го гвардейского истребительного авиаци-
онного полка, командиром которого был майор А. Е. Голубов.

Командир (28.11.1942—17.01.1945) 18-го гиап майор А. Е. Голубов


16
А уже на следующий день, на рассвете 17 апреля лётчики «Нормандии» вылетели на
первое совместное задание с 18-м гиап по сопровождению бомбардировщиков и штурмо-
виков. В качестве истребителей прикрытия в операции принимали участие также лётчики
168-го иап, а всего в воздух было поднято около 100 самолётов. Советскими лётчиками 18-
го гиап командовал С. А. Сибирин. Общее же командование совместной группой, состояв-
шей из шести французских и шести советских истребителей осуществлял майор Тюлян. За-
дание успешно было выполнено.

Командир эскадрильи, штурман 18-го гиап капитан С. А. Сибирин

К концу апреля на счету «Нормандии» было уже 5 сбитых самолётов противника, но


сама эскадрилья потеряла при этом троих своих лётчиков. При чём эти лётчика были сбиты
в одном (втором по счёту) воздушном бою. Главной причиной таких больших потерь была
тактика «индивидуального» воздушного боя, которую использовали французские пилоты.

Лётчик-истребитель 18-го гиап Н. Г. Пинчук (1921-1978)

В связи с этим уместно привести отрывок из воспоминаний лётчика 18-го гиап Н. Г.


Пинчука:

«Командир дивизии генерал Георгий Нефедович Захаров с группой


17
лётчиков нашего полка прибыл на командный пункт «Нормандии». Наши
мастера воздушного боя пояснили французам, что немецкие истреби-
тели действуют преимущественно большими группами. При численном
превосходстве враг смелеет, старается расколоть боевой порядок
наших самолётов, а затем большими силами с разных сторон их атако-
вать. Ничего особенного в этой тактике нет. Но её надо было понять,
с ней приходилось считаться. Иначе не добьёшься успехов. Наши лётчи-
ки советовали французам не допускать отрыва своих самолётов от
группы, в любых ситуациях сохранять взаимодействие в паре.
Пока переводили сказанное, генерал внимательно следил, как вос-
принимают советы французские лётчики. Под конец беседы он подошёл
к одному из них, ткнул его пальцем в грудь, спросил:
— Больно?
— Нет, мой генерал.
— А моему пальцу больно. А теперь? — Захаров слегка ударил фран-
цуза но плечу кулаком.
— Больно, мой генерал, — с улыбкой воскликнул француз.
— А мне нет, — сказал комдив. — Вот и надо действовать не рас-
топыренными пальцами, а плотно сжатым кулаком. Тогда эффективно-
сти будет больше, а потерь меньше.
— Я вас понял, мой генерал. Кажется, и мои друзья тоже.
Потом французские лётчики не раз вспоминали эту беседу.»

9 июня 1943 года на аэродром Хатенки, куда перебазировалась эскадрилья


«Нормандия» прибыло второе пополнение (12 пилотов) во главе с майором Пьером Пуя-
дом, лётчики которого уже 11 июня приняли участие в боях.

Командир «Нормандии» с 18 июля 1943 года майор Пьер Пуяд (1911-1979)

16 июля 1943 года стало ещё одним «чёрным» днём в истории «Нормандии». Был сбит
и погиб один из лучших французских лётчиков-истребителей и самый результативный из
18
них Альбер Литольф. А 17 июля погиб и командир «Нормандии» Жан Луи Тюлян.

Командир «Нормандии» майор Жан Тюлян в кабине своего истребителя Як-1

На этот момент погибло 11 французских лётчиков. На боевом счету «Нормандии» было


30 сбитых самолётов противника.
Новым командиром «Нормандии» становится майор Пьер Пуяд. В конце июля 1943 го-
да в истории французской эскадрильи произошли очень важные организационные и кадро-
вые изменения. Во-первых, командир 303-й иад генерал Г. Захаров категорически запретил
командиру французов майору Пуяду участвовать в воздушных боях без его личного разре-
шения. Во-вторых, была перестроена сама тактика поведения пилотов во время выполне-
ния боевых задач с «индивидуальной» на «групповую». Позднее, вспоминая этот разговор
с генералом, П. Пуяд писал:

«Первый (вопрос—прим. автора) — дисциплина полётов. Или скорее


разница между советской и французской концепциями воздушных опера-
ций. Генерал считал, что индивидуализм, который он приписывал фран-
цузскому темпераменту, нас толкает на рассеивание во время полёта и
никчёмный риск, и даже выход из боя».

В-третьих, были рассмотрены вопросы, связанные с французским техперсоналом. В


частности, выяснилось, что сорока французских механиков оказалось недостаточно для об-
служивания самолётов «Нормандии». Но пополнения не предвиделось и планировалось
«укрепить» французов сотней советских механиков под командованием капитана С. Д.
Агавельяна. А с учётом множества проблем, которые доставляли французские механики и
19
языковым барьером, генерал Захаров и майор Пуяд приняли решение полностью заменить
французский технический персонал на советский. Согласно справки о «формировании и бо-
евой деятельности французского истребительного полка «Нормандия», датированной 27
июля 1944 года «французские техники в сентябре 1943 г. убыли из СССР.»
9 августа 1943 года прибыло третье пополнение в количестве 10 пилотов. Накануне, 8
августа «Нормандия» была пополнена новыми самолётами и перебазировалась в Спас-
Деменск на бывший немецкий аэродром.
28 августа войска Западного фронта возобновили наступательную операцию в районе

Схема наступательной операции в районе города Ельня 28 августа—5 сентября 1943 года

Ельни. На земле и в воздухе разгорелись ожесточённые бои. Участие в этом сражении при-
нимали и лётчики «Нормандии, действовавшие совместно с 18-м гиап.
Об одном драматическом эпизоде хотелось бы рассказать. Из воспоминаний непо-
средственного участника того воздушного боя, лётчика 18-го гиап Николая Григорьевича
Пинчука:
«30 августа 1943 года, видно, до конца жизни останется в моей па-
мяти.
Утром мы вылетели с целью прикрытия наступавших наземных
войск. Обошлось без встречи с противником. После посадки, как всегда,
20
стали готовиться к новому вылету. Но команды из штаба полка пока
не поступало. Мы пообедали и всем звеном собрались под крылом само-
лёта. Командир эскадрильи подвёл итоги предыдущего полёта, разо-
брал несколько тактических приёмов, которые рекомендовалось приме-
нять при встрече с врагом, поделился своим боевым опытом.
Вдруг затрещал стоявший неподалёку полевой телефон и дежур-
ный передал: «Четвёрке — в воздух!» Все быстро разбежались по само-
лётам, запустили моторы и взлетели. Пролетая над площадкой фран-
цузов, мы увидели, что и их четвёрка выруливает на старт. Сибирин с
Арсеньевым шли впереди, а я с Лобашовым — метров на триста сзади
их и немного выше. В таком боевом порядке мы и следовали в район Вы-
валки, Ельня, который нам был указан со станции наведения.
Набрав высоту в 3000 метров, издалека увидели, как с запада тя-
нется большая группа немецких самолётов. Сибирин подал команду:
«Увеличить скорость, приготовиться к атаке!» Не менее 50 бомбарди-
ровщиков Ю-87 шли нам навстречу.
Командир передал: «Все атакуем первую девятку «юнкерсов». На
большой скорости мы врезались в строй врага. С первой атаки 4
«лаптёжника» рухнули на землю. Каждый из нас сбил по одному самолё-
ту. Строй фашистов смешался.
В это время французы вступили в бой с истребителями прикры-
тия. Началась невообразимая карусель. Представьте себе в воздухе око-
ло 80 самолётов, которые буквально на расстоянии нескольких десят-
ков метров друг от друга снуют то вверх, то вниз, изворачиваются,
мечутся в разные стороны, палят один по другому из пушек и пулемё-
тов. Одни стремятся поймать в прицел противника, другие уходят от
преследования. В воздухе сплошной гул, орудийная трескотня. С земли
все это может показаться хаосом, неразберихой.
После выхода из первой атаки нам с Дмитрием Лобашовым при-
шлось отбиваться от наседавших «фоккеров» сопровождения. Вырвав-
шись из адского кольца, мы снова атаковали «юнкерсы». Лобашов под-
жёг ещё один. Я же, видимо, рановато открыл огонь, и очередь прошла
мимо. При выходе из атаки прямо перед собой увидел фашистский бом-
бардировщик. Расстояние между нами не превышало 20 метров. Нажал
на гашетки, а выстрелов нет. Мгновенно, как-то сама собой пришла
мысль: «Таранить! Врага живым упускать нельзя!»
Фашистский лётчик, словно разгадав мой замысел, начал маневри-
ровать, поливая меня огнём. Но на немецком бомбардировщике был пло-
хой стрелок. Пулемётные очереди проходили то справа, то слева. Меня
охватила ярость — хоть руками души гадов. А как их достанешь? Мозг
21
работал чётко и ясно. Я довернул машину вправо, увеличил скорость и
левой консолью крыла своего Яка ударил по фюзеляжу «юнкерса». Он пе-
реломился пополам и в беспорядочном падении пошёл к земле. Но и у мо-
его самолёта не стало половины левой плоскости. Машина потеряла
управление и тоже начала падать. Все попытки вывести её в горизон-
тальный полёт оказались безуспешными.
Сообразил — надо прыгать с парашютом. Стал открывать фонарь
кабины, а он ни с места — очевидно, деформировался при таране. Я ока-
зался как бы заживо погребённым в кабине своего самолёта. Что де-
лать? Отстегнул привязные ремни, ногами упёрся в педали и обеими ру-
ками с откуда-то взявшейся неистовой силой потянул на себя рукоятку
открытия фонаря.
Центробежная сила выбросила меня из кабины. Я оказался в воздухе
в свободном падении. Через несколько секунд над головой затрепетал
спасительный купол парашюта. Раскачиваясь из стороны в сторону,
медленно приближался к земле. Сердце билось учащённо. «Спасён, все в
порядке», — мелькнуло в голове. Но радость была преждевременной.
Оказалось, я раскрыл парашют над территорией, занятой немцами. На
счастье, ветер стал сносить меня в сторону наших войск. Посмотрев
на ноги, увидел, что опускаюсь босиком. Сапоги, которые были больше
нужного размера, остались в кабине самолёта. Но это не беда. Беду я
почувствовал, когда увидел слева огненные трассы и немецкий
«фоккер». Гитлеровец решил расстрелять меня в воздухе.
В стороне 2 наших истребителя вели бой с «фокке-вульфами». Вот
один «фоккер» задымил и пошёл к земле. Его сбили французские лётчики,
я их самолёты узнал по трёхцветным носам. Тем временем немец, стре-
лявший в меня, делал маневр для повторной атаки. Покончив ещё с од-
ним фашистом, французы устремились за моим охотником и не дали
ему произвести новую атаку. Когда они пролетали мимо, я успел заме-
тить на фюзеляже одного самолёта цифру 11. Это был «ястребок»
младшего лейтенанта Альбера Дюрана. От радости я закричал, не ду-
мая, что он не может меня услышать:
— Мерси, шер ами! Спасибо, дорогой друг!
Дюран сделал пару кругов надо мной, а затем развернулся в сторо-
ну своего аэродрома. Конечно, у него было на исходе горючее.
Когда до земли оставалось менее сотни метров, я вдруг почувство-
вал сильный ожог в правой стороне груди. Приземлился в кустах бо-
ярышника. И тут же лейтенант-пехотинец с автоматом на изготовку
закричал:
— А ну, фашист босоногий, топай ко мне! Пошатываясь, я подошёл
22
и успел только сказать:
— Не фашист я, а свой, лётчик-истребитель...
В глазах у меня потемнело, изо рта пошла кровь. Я упал.»

Н. Г. Пинчук возвратился в свой полк, но эта радость была омрачена трагической ново-
стью. 1 сентября 1943 года Альбер Дюран не вернулся с боевого задания, он был сбит в
районе Ельни и числится как пропавший без вести. На его личном счету было 4 сбитых са-
молёта противника на Западе и 5 в СССР + 2 в группе.

Як-1, бортовой номер 11 аспиранта (младшего лейтенанта) Альбера Дюрана, апрель 1943 года

Як-7Б, бортовой номер 12 лётчика 18-го гиап Н. Г. Пинчука, лето 1944 года. В полку было несколько самолётов с надписью
«ЛАТЫШСКИЙ СТРЕЛОК». Отличительным знаком полка были белые молнии.

О появлении белых стрел на фюзеляже истребителей 18-го гиап вспоминает Н. Г. Пин-


чук:
«В начале февраля 1943 года мы получили новенькие «ястребки» Як-
7б. Десять из них были построены на средства, добровольно внесённые
в фонд обороны трудящимися Советской Латвии, находившимися в эва-
куации, а также воинами Латышской стрелковой дивизии, которые сра-
жались с врагом на фронте. На фюзеляже каждого самолёта алела
надпись на русском и латышском языках «Латышский стрелок» и была
нарисована белая молния, острие которой как бы указывало нам побед-
ный путь вперёд, на Берлин.»
23
4 ноября 1943 года в полк пришёл указ Шарля де Голля о награждении «Нормандии»
французским орденом Освобождения. Таким образом «Нормандия» стала пятой воинской
частью, удостоенной этой награды. В документе было записано:
«Авиагруппа, задействованная с 1943 г. на восточном фронте под командованием
майора Тюляна, погибшего 17 июля 1943 г., а затем под командованием майора Пуяда, с
1 апреля по 4 сентября 1943 г. записала в свой актив 50 подтверждённых сбитых само-
лётов противника, 4 возможных, 14 повреждённых. И потеряла 17 своих пилотов…».
В конце 1943-го — начале 1944-го года прибыла самая многочисленная, четвёртая
группа пополнения в количестве 23 человек.
29 декабря 1943 года вышел приказ №7152 французского генерала авиации Буска. Со-
гласно этого распоряжения с 1 января 1944 года группа «Нормандия» реорганизовывалась
в Истребительный полк R «Нормандия», состоящий из четырёх эскадрилий. Буква «R» озна-
чала «Россия».
Последнее, пятое пополнение прибыло в январе 1944 года и составило 11 пилотов, а
третьего апреля к ним добавилось ещё 6 лётчиков.
К маю 1944 года было сформировано четыре эскадрильи:
1-я «Руан» под командованием лейтенанта Марселя Альбера;
2-я «Гавр» под командованием лейтенанта Мурье;
3-я «Шербур» под командованием лейтенанта Марселя Лефевра;
4-я «Кайен» под командованием капитана Рене Шаля.
Заместителем командира полка «Нормандия» майора П. Пуяда был назначен майор
Л. Дельфино.

Истребитель Як-3 Луи Дельфино, весна 1945 года

Истребитель Як-9Т Марселя Лефевра, весна 1944 года


24
Своим боевым опытом делились не только советские лётчики, но и французские пило-
ты. Так, 15 апреля 1943 года французские лётчики отметили, что лётчики советских бомбар-
дировщиков допускают неосторожность, летая между двумя слоями облаков и имея солн-
це сзади себя. Тактическая ошибка была подмечена правильно, так как полёт между двумя
слоями облаков не исключал внезапных атак истребителей противника, а значит возмож-
ных неоправданных потерь бомбардировщиков. Кроме того, полёт бомбардировщиков в
таких условиях затруднял их сопровождение истребителями.
Необходимо сказать и о тех отношениях, которые сложились между французами и со-
ветским техперсоналом.

Марсель Лефевр и его техники. Лейтенант Тарасов (справа) и старший сержант Колупаев (слева)

15 июля 1944 года при перебазировании на новый аэродром на самолёте капитана


Мориса де Сейна возникла неисправность, в результате которой в кабину начали поступать
пары бензина. Лётчик получив интоксикацию, ослеп и потеряв ориентировку, попытался
вернуться обратно. Вместе с ним в самолёте находился его механик старший сержант Вла-
димир Белозуб. Несмотря на то что де Сейн получал несколько раз приказ по радио поки-
нуть истребитель и воспользоваться парашютом, он не оставил самолёт и самоотверженно
продолжал бороться со смертью, пытаясь сохранить жизнь своего механика. Советские и
французские лётчики оказались свидетелями этого трагического случая. На их глазах «Як»,
словно обезумевший, летит вниз. Он опрокидывается на спину и в нескольких сотнях
метров от нас разбивается, охваченный пламенем... Подвиг де Сейна, — пишет Франсуа
де Жоффр, — отказавшегося прыгнуть только потому, что он не мог спасти также и
своего механика, был одним из самых потрясающих среди всех актов героизма, какие
нам пришлось видеть во время этой войны. Сердца наши сжимались от боли, но были
полны гордости за француза, сумевшего подняться до такого высокого мужества». Так,
оба они, французский аристократ Морис де Сейн и русский крестьянин Владимир Белозуб
и были похоронены в одной могиле на окраине Дубровки.
Стоит заметить, что подобный случай попадания паров бензина в кабину пилота был
не единичный. Подобная ситуация была у Марселя Лефевра и полковника Голубова.
25
Очевидно это были конструктивные недостатки самолёта Як-9.
Стремясь всеми силами содействовать успеху общей борьбы и выражая глубокое ува-
жение мужеству советских людей, французские лётчики в декабре 1943 года добровольно
внесли в фонд обороны нашей страны 82 тыс. рублей, полученные ими в качестве возна-
граждения за уничтоженные в воздушных боях немецкие самолёты. В письме к Верховному
Главнокомандующему Глава Французской Военной Миссии в СССР генерал Пети от имени
лётчиков полка «Нормандия» писал: «Имею честь сообщить вам это пожелание пило-
тов… и просить вас дать согласие на их участие в усилиях, которые прилагает совет-
ский народ и Советская армия для производства вооружения. Для них будет большим
удовлетворением узнать, что по мере своих возможностей они приняли участие в про-
изводстве вооружения, которое в руках героических бойцов Красной Армии обеспечит
победу Советскому Союзу, а также демократическим странам и моей родине».
Документы свидетельствуют. Описание воздушного боя двух Як-1 эскадрильи
«Нормандия» и двух ФВ-190 в районе западнее Людинова 5 апреля 1943 года.
«Ведущий — лейтенант Дюран
Ведомый — ст. лейтенант Прэциози.
Два самолёта Як-1, пилотируемые французскими лётчиками, прикрывали бомбар-
дировщиков. Когда бомбардировщики выполняли свою работу, истребители заметили
приближение двух ФВ-190, которые летели на высоте 3000 м; на этой же высоте нахо-
дились и оба самолёта французских лётчиков. Бомбардировщики под прикрытием двух
ЯК-1 легли на обратный курс. Немецкие истребители стали их преследовать. Преследо-
вание продолжалось б—8 мин., после чего 1 ФВ-190 атаковал лейтенанта Дюрана спра-
ва по горизонтали. Чтобы выйти из-под огня ФВ-190, лейтенант Дюран сделал вираж в
сторону атаки. ФВ-190 открыл огонь с дистанции 300 м и продолжал вести его на вира-
же. В этот момент на удалении 150—100 м лейтенант Дюран встретил на вираже
второй ФВ-190 под ракурсом 3/4 и открыл по нему огонь.
В результате этой атаки ФВ-190 задымил и пошёл к земле. Первый ФВ-190 продол-
жал вести огонь по лейтенанту Дюрану; желая выйти из сферы огня атакующего ФВ-
190, лейтенант Дюран заложил вираж ещё круче и перешёл в штопор, имитируя паде-
ние. Хитрость удалась, Фокке-Вульф прекратил преследование, лейтенант Дюран ле-
вым малым виражем с наборам высоты стал выходить из боя. Он прошёл на расстоя-
нии 200—300 м и несколько выше самолёта старшего лейтенанта Прэциози, который в
это время атаковал ФВ-190 снизу на вираже. Огонь был открыт с дистанции 100 м и
прекращён в 15 м от самолёта противника.
В результате этой атаки истребитель противника перешёл на нос, затем в от-
весное пике и упал в лес в районе Людинова. Когда было покончено и со вторым ФВ-190,
лейтенант Дюран присоединился к ст. лейтенанту Прэциози, и они оба благополучно
достигли своего аэродрома и произвели там посадку.
Зам. начальника оперативного отдела Оперативного управления штаба ВВС
Красной Армии полковник ПОШЕХОНЦЕВ. 29 мая 1943 года»
26

Истребитель Як-3, бортовой номер 5 аспиранта Роже Саважа в стандартном камуфляже, весна 1945 года

25 мая 1944 г. авиаполк «Нормандия» под командованием майора Пуяда, имея на во-
оружении 50 истребителей Як-9, 4 Як-9У, 2 Як-7У, 1 Як-6, 1 У-2 вылетел на фронт. Боевой со-
став — 62 пилота, из них в боевой готовности — 50. К исходу 30 июня 1-й Отдельный Истре-
бительный Авиационный Полк в полном составе был на аэродроме Дубровка. В деревне
Дубровка пилоты, к своему удивлению, обнаружили холм, который местные жители назы-
вали Французская гора и который, возможно, был братской могилой французов, погибших
при отступлении из Москвы в 1812 году. В деревне, по рассказам жителей, до войны был
музей Великой армии Наполеона, созданный местным священником, который нашёл в
округе немало различных вещей, оставшихся от французов. Музей был сожжён немцами в
1941 года. На соседнем аэродроме недалеко от «Нормандии» базировалась 3-я гвардей-
ская истребительная дивизия под командованием полковника Василия Сталина. Больше
боевые пути французов и В. Сталина никогда не пересекались, хотя спекуляции на эту тему
можно встретить и сегодня.
Согласно справки «О состоянии и боевой деятельности французского истребительного
авиационного «Неманского» полка «Нормандия» по состоянию на 20.11.44 г.» полк дей-
ствовал «в составе 303-й ИАД 1-й ВА. Полк прибыл на фронт, имея на вооружении само-
лёты Як-9, которые в августе 1944 года были заменены на самолёты Як-3.»

УЧАСТИЕ ФРАНЦУЗСКИХ ЛЁТЧИКОВ В ОПЕРАЦИИ «БАГРАТИОН» (ИЮНЬ—ИЮЛЬ 1944 Г, )


К исходу 22 июня 1944 года советско-германский фронт, простиравшийся более чем на
1 100 километров проходил по линии озеро Нещедро, восточнее Витебска, Орши, Могилё-
ва, Жлобина, по реке Припять, образуя огромный выступ, обращённый своей вершиной на
восток и получивший название «белорусский балкон». На этом участке оборонялись войска
группы армий «Центр» под командованием генерал-фельдмаршала Э. Буша. Группировка
включала в себя одну танковую и три полевые армии, которые поддерживала авиация ше-
стого и частично первого и четвёртого воздушных флотов. В общей сложности группа армий
«Центр» насчитывала 1 200 тыс. солдат и офицеров, 9 500 орудий и миномётов, 900 танков
и самоходных орудий, 1 350 боевых самолётов.
Однако общее превосходство, особенно в вооружении и боевой технике, было на сто-
роне советских войск. Ни в одной другой предшествовавшей операции, советские войска
27

Французские лётчики и советский технический персонал полка «Нормандия» на аэродроме Дубровка. Лето 1944 года.*
*Источник фотографий: http://www.smolensk-museum.ru/afisha/virtualnie-vistavki/v-nebesah-mi-letali-odnih-_1002/

Французские лётчики в деревне Дубровка Руднянского района Смоленской области. Лето 1944 года *
28

Лётчик Ш. Монье вместе с советским механиком. Аэродром Дубровка. Лето 1944 года *

Снятие камуфляжа с самолётов. Аэродром Дубровка. Лето 1944 года *


29
не имели такого количества орудий, танков и самолётов, как в операции «Багратион».
Начало наступления Ставка назначила на 23 июня. Большое место в наступлении ко-
мандование отводило авиации.

Белорусская наступательная операция 23 июня — 29 августа 1944 года

Боевой состав полка на 1 июня 1944 года составлял:

На аэродроме Дубровка командиром полка майором П. Пуядом был принят ряд важ-
ных организационно-тактических решений. В частности, «1. В первую очередь облетать
район (предстоящих боевых действий — прим. автора) руководящему составу полка:
30
командирам эскадрилий, командирам звеньев и потом остальному лётному составу.
2. Выполнение боевых заданий давать лётному составу в соответствии с индиви-
дуальной лётной подготовкой и боевым опытом.
3. Облёт и ознакомление с районом совмещать со свободным поиском воздушного
противника в целях экономии горючего.
4. Немедленно приступить к выполнению боевых заданий командования способом
дежурства на земле и полётов на свободный поиск в зоне истребления (действия —
прим. автора).
5. Вводом в строй небоеготовных экипажей довести до максимума боеготовность
лётного состава, и грамотной эксплоатации на земле и в воздухе матчасти мотора и
самолёта...»
Принятые решения командования «Нормандии» дали свои результаты. Лётчиками
полка была детально изучена наземная и воздушная обстановка в районе действия 3-го Бе-
лорусского фронта. Пилоты были знакомы с оборонительными сооружениями противника
и их качеством, дислокацией его зенитной артиллерии, её организацией и тактико-
техническими данными. Экипажи изучали наличие вражеской авиации перед фронтом, её
количество и качество, аэродромы базирования и систему зенитной обороны.

Параллельно с облётом территории и ознакомлением с районом боевых действий лёт-


чики выполняли боевые задачи, связанные со свободной «охотой» в специально выделен-
ной для полка зоне.
31
С Востока: Сураж-Витебский—Архиповка—Монастырщина и с Запада: линия фронта.

Специально выделенная зона «свободной охоты» для лётчиков полка «Нормандия»

1-го июня 1944 года в 12.30 группы Ю-88 и Ю-87, под прикрытием истребителей ФВ-
190 и Ме-109, наносили бомбовые удары по наземным советским войскам. Разведкой бы-
ло установлено, что на аэродроме Болбасово базировалось до 42 самолётов противника,
Улла — до 40 самолётов и Полоцк — до 25 самолётов.
1-й ОИАП «Нормандия» (ОИАП — отдельный истребительный авиационный полк. Так
полк «Нормандия» значится в документах) имел задачу в течение дня вести свободный по-
иск самолётов противника в отведённой ему зоне и по наведению постами ВНОС и РУС-1
(Радиоулавливатель самолётов, был принят на вооружение в 1939 году).
32
В 8.35 несколько звеньев и пар истребителей Як-9 противодействовали проникнове-
нию авиации противника в зону ответственности полка. Боевой порядок вылетавших звень-
ев строился из двух пар, шедших в пеленге при дистанции 40-50 м. и интервалах 100-150 м.
При посадке звена, одна пара садилась, другая прикрывала; при посадке пары, один само-
лёт садился, другой его прикрывал. Встреч с авиацией противника в этот день не было.
Метеоусловия: Облачность 10 баллов, высота первого яруса 1 000 м., второго — 2 200
м. Ветер северный, 5-6 м/с. Видимость — 9-10 км.
С 2 по 5-го июня лётчики «Нормандии» выполняли схожие задачи и встреч с воздуш-
ным противником не было.
6 июня в 9.35 четыре Як-9 сопровождали самолёт-разведчик Пе-2, который имел зада-
чу сфотографировать новую полосу обороны противника на Богушевском направлении. За-
дание было выполнено. Встреч с воздушным противником не было. Второй вылет в этот
день проходил с 10.51 до 11.30. Четыре Як-9 сопровождали разведывательный Ил-2, зада-
чей которого было фотографирование ж/д станции Богушевск. Высотой сопровождения бы-
ло 2 500– 3 000 метров. В районе Анисково, Тарелки, Песочно, Ледища экипажи были об-
стреляны огнём зенитной артиллерии. Задание по сопровождению Ил-2 было выполнено.
В 15.25 четыре Як-9 вылетели «по зрячему» на перехват двух ФВ-190. В районе ж/д
станции Красное четвёрка Як-9 во главе с капитаном Мурье и прилетевшая им на помощь
четвёрка Як-9 во главе со ст. лейтенантом Вердье вела воздушный бой с двенадцатью ФВ-
190, которые пытались бомбардировать ст. Красное. Воздушный бой оказался безрезуль-
татным.
33
С 19.30 до 20.10 четырьмя Як-9 был произведён ещё один вылет на перехват самолё-
тов противника. Противник обнаружен не был.
Метеоусловия: Облачность 7-9 баллов, высота 2 500-3 000 метров, видимость 10-12
км., ветер юго-западный 4-5 м/с., температура воздуха — +16°С.

8 июня 1944 года произошло самое драматическое, не до конца изученное и во мно-


гом противоречивое событие в истории полка «Нормандия». В воздушном бою над станци-
ей Рудня младший лейтенант Морис Шалль сбил советский самолёт лейтенанта Василия
Архипова.
Сам этот факт существует в нескольких интерпретациях в форме кадров кинофильма,
воспоминаниях лётчиков, документах.
Однако всё по порядку.
1). Фильм «Нормандия-Неман», совместного производства Франция-СССР (1960). Начи-
ная по хронометражу с 1:00:48 этот эпизод обыгран следующим образом. Киногерой Шар-
дон рассказывает своим товарищам о странном фрице, который позволил себя довольно
легко сбить. Командир «Нормандии» вызывает к себе Шардона и объявляет, что тот сбил
не немца, а русского лётчика Тарасенко. Это ему стало известно от генерала, который и по-
ведал о случившемся. Капитан Тарасенко сообщил по радио, что его атакуют. Он не ответил
на огонь, он покачал крыльями и развернулся чтобы показать свои звёзды, но француз,
словно слепой, развернулся и дал очередь. Закончил генерал словами: «Люди измотаны,
это — несчастный случай. Взысканий не будет.»
2). В одной из первых статей о «Нормандии» Ф. Шестерина «Боевое содружество со-
ветских и французских лётчиков в Великой Отечественной войне» и боевых документах
полка, опубликованных в Военно-историческом журнале №1 и №3 за 1960 год этот эпизод
вообще не упоминается. Хотя стоит обратить внимание на тот факт, что 1960-й — это уже
время «хрущёвской оттепели», время когда было опубликовано достаточно много
«правды» о войне. Я помню, как в школе на уроке по русской литературе нам учительница
читала повесть А. Солженицына «Один день Ивана Денисовича». В 60-е годы такое чтиво
было ещё не под запретом.
3). Из воспоминаний лётчика-истребителя 18-го гиап Н. Г. Пинчука:
«6 июня четвёрка наших истребителей вылетела на перехват двух немецких раз-
ведчиков «Фокке-Вульф-190». Её возглавил заместитель командира 3-й эскадрильи стар-
ший лейтенант Василий Архипов. Одновременно с аэродрома Дубровка взлетела чет-
вёрка Яков полка «Нормандия». Вместе с бывалыми пилотами на своё первое боевое за-
дание поднялся молодой лётчик младший лейтенант Морис Шалль.
В заданный район обе четвёрки прибыли почти в одно время. Немцы, заметив
«ястребки», сразу же перешли в пикирование и на бреющем полете укрылись. Шалль, бо-
ясь потерять из виду своего ведущего, не спускал с него глаз и поэтому не заметил ухо-
да врага. Когда же увидел идущий со стороны солнца самолёт, обстрелял его. Тот начал
снижаться, оставляя за собой шлейф чёрного дыма.
34
Возвратившись на свой аэродром, обрадованный младший лейтенант доложил о
своей победе. Но в штаб «Нормандии» поступило сообщение о том, что одним из фран-
цузских лётчиков подбит самолёт 18-го гвардейского истребительного полка. Поблед-
невший Шалль сразу понял, что допустил роковую ошибку. Только теперь ему стало яс-
но, почему атакованный им истребитель не оказывал сопротивления.»
4). А вот как описывает этот эпизод Ф. С. Гнездилов, в годы войны начальник штаба 18-
го гиап, в книге «На высотах мужества»:
«В отдельных случаях из-за несогласованности поднимались одновременно с разных
аэродромов пары и даже звенья наших истребителей. Это создавало опасные ситуа-
ции — своих наводили на своих. Один такой случай привёл к тяжёлым последствиям.
8 июня мы получили данные о пролёте через линию фронта двух ФВ-190. Они
шли курсом к станции Рудня. Я приказал поднять дежурное звено старшего лейтенанта
Василия Архипова. Через минуту «яки» взлетели.
Фашисты издали увидели нашу четвёрку, развернулись и на большой скорости со
снижением пошли обратно. Догнать их не удалось. Архипов доложил об этом на КП и по-
лучил разрешение вернуться.
В это же время с соседнего аэродрома Дубровка на перехват тем же ФВ-190 подня-
лось дежурное звено, в составе которого летел и молодой французский лётчик Морис
Шалль. «Нормандцы» прибыли в заданный район позднее четвёрки Архипова. Из боязни
потерять ведущего Морис Шалль — это был у него первый боевой вылет — почти не
спускал с него глаз, слабо ориентировался и, увидев «яков», посчитал их за вражеские.
Открыл огонь и одного из них подбил.
Послышался голос Василия Архипова:
— Подбит своими, ухожу...
Он начал снижение курсом на аэродром.
Не обращая внимания на опознавательные знаки, Шалль атаковал наш самолёт по-
вторно. Як-9 взорвался в воздухе. Архипов погиб. Так по нелепой случайности мы потеря-
ли одного из лучших лётчиков, сбившего 12 самолётов врага.»

Сразу, очевидно, следует оговориться, что установить истину, в её классическом пони-


мании, вряд ли удастся, как и приблизиться к ней. Мы лишь попытаемся смоделировать
версию возможного развития событий. Итак, проанализируем имеющиеся у нас факты.
1). Кадры из художественного фильма «Нормандия-Неман». Из этого эпизода, несо-
мненным является сам факт произошедшего. Возьмём так же отсюда и слова советского ге-
нерала: «Люди измотаны, это — несчастный случай. Взысканий не будет.»
2). То, что об этом инциденте вообще не упоминается в столь авторитетном в совет-
ское время журнале то же объяснимо: если для фильма, всё, вроде понятно, то для Военно
-исторического журнала такая трактовка, мягко говоря, означала бы «потерять лицо». По-
этому, очевидно, и было принято решение: лучше вообще «этого» не касаться.
35
3). Н. Г. Пинчук в своих воспоминаниях пишет: «Вместе с бывалыми пилотами на своё
первое боевое задание поднялся молодой лётчик младший лейтенант Морис Шалль.»
Вызывает сомнения та характеристика, которую даёт автор М. Шаллю. Молодой лётчик, ну
и вообще, этакий «желторотик». Обратимся к фактам и документам из которых следует, что
аспирант М. Шалль прибыл в «Нормандию» с пятой группой пополнения 18 марта 1944 го-
да. Среди семнадцати вновь прибывших пилотов, он был самый старший по возрасту (33
года) и, пожалуй, самый опытный (согласно послужного списка, по крайней мере) после
своего младшего брата капитана Рене Шалля. Кроме того, по утверждениям сослуживцев,
Шалль прекрасно стрелял.
4). Начальник штаба 18-го гиап Ф. С. Гнездилов в книге «На высотах мужества» пишет:
«Из боязни потерять ведущего Морис Шалль — это был у него первый боевой вылет —
почти не спускал с него глаз, слабо ориентировался и, увидев «яков», посчитал их за вра-
жеские. Открыл огонь и одного из них подбил.» И здесь мы находим неточности. В доку-
ментах прямо указывается на то, что мл. лейтенант М. Шалль был в том вылете не ведо-
мым, а ведущим второй пары, где его ведомым был мл. лейтенант Микель. А в журнале
боевых действий 303-й истребительной авиационной дивизии, вообще, Шалль упоминает-
ся как ведущий группы (две пары).
Правда, комдив 303-й иад Георгий Нефедович Захаров в своей книге «Я — истреби-
тель» вспоминая те события писал несколько иначе:
«...Два «яка» 18-го гвардейского полка поднялись на перехват двух «фокке-вульфов»,
которые пересекли линию фронта и находились над нашей территорией. Это были
или охотники; или разведчики. Скорее, второе: я уже упоминал о том, что немцы в тот
период вели усиленную воздушную разведку.
Старший лейтенант Василий Архипов шёл ведущим. Ветеран 18-го гвардейского
полка, спокойный и опытный истребитель, ещё весной сорок третьего года он был од-
ним из тех, кто перехватывал «рамы» с аэродрома-засады. В ту пору от гитлеровских
корректировщиков не было житья, и Архипов вместе со своим другом Соколовым менее
чем за неделю сбил четыре «рамы»! (А сделать это, по воспоминаниям боевых лётчиков,
было ох, как не просто — прим. автора) Соколов погиб в летних боях сорок третьего года,
а Архипов продолжал воевать и имел на своём счету уже около десяти сбитых. 8 июня
он поднялся в воздух. Задача была привычная — перехватить пару ФВ-190, которая вела
разведку.
Немцы, однако, были начеку. Заметив устремившуюся к ним пару, они быстро раз-
вернулись и стали уходить на свою территорию. Архипов погнался за ними, но вскоре
убедился, что преследование бесполезно. Тогда лётчики развернулись над линией фрон-
та и пошли в сторону своего аэродрома.
Примерно в то же время и с той же целью от «Нормандии» было поднято в воздух
звено. Старший лейтенант Соваж с ведомым младшим лейтенантом Бейсадом и млад-
ший лейтенант Морис Шалль с ведомым младшим лейтенантом Микелем устремились
в ту сторону, куда сначала ушли два ФВ-190, а затем два «яка» 18-го гвардейского полка.
36
Морис Шалль совершал второй или третий боевой вылет. Молодой лётчик не
скрывал своего нетерпения — он был на фронте, ему дали чудесный истребитель, а воз-
можности помериться силами с фашистами всё не представлялось. Ветераны
«Нормандии», усмехаясь, обещали:
— Угомонись, Морис. На твою долю хватит...
И вот боевое задание — перехватить пару разведчиков.
Морис вышел в район, который указывала станция наведения. Напрягая зрение,
лётчик смотрел против солнца, наконец обнаружил приближающуюся пару, которая
шла встречным курсом — с запада, и с ходу ринулся в лобовую атаку.
Попасть первой же очередью во встречный истребитель, да ещё идущий со сторо-
ны солнца, очень сложно. Такое под силу даже не каждому хорошему лётчику. Конечно, не
исключена и случайность. Но в практике воздушного боя такое попадание — большая
редкость.
Морис Шалль был хорошим лётчиком — он попал... Ему бы после этого осмотреть-
ся,— обратить внимание на то, как ведёт себя атакованный самолёт. Архипов-то ви-
дел, что его атакует «нормандец»! Он передал об этом по радио ведомому, пытался
покачиванием крыльев дать понять, что он — свой, но Морис Шалль вошёл в азарт и
тут же сделал второй заход...»
Подведём итог и сделаем некоторые выводы. Авторы указанных воспоминаний, пред-
ставляют дело так, что М. Шалль был молодым, «горячим», не опытным лётчиком, что соб-
ственно и привело к трагедии. Но как мы с вами выяснили, не всё здесь сходится.

Сейчас обратимся к имеющимся в нашем распоряжении документам.

Прежде всего это «Журнал боевых действий 1-го оиап «Нормандия» за июнь месяц
1944 года». На странице за 8 июня читаем:

«В 16.40-17.20 по вызову постов ВНОС вылетали на перехват двух ФВ-190 4 ЯК-9 в


район м. Рудня на Н — 2500 мт. на встречных курсах в лобовой атаке пилот мл. лейте-
нант Шаль подбил ведущего атакующего его в лоб пары, который после переворота
начал пикированием уходить к земле, нагнав на пикировании падающий самолёт, мл.
лейтенант Шаль с дистанции 350-400 мт. ещё поразил его одной очередью. После этого
на высоте 200-250 мт. самолёт взорвался. После выяснения обстоятельств воздушного
боя и расследования происшествия, выяснилось, что сбитый оказался лётчиком 18 ГИ-
АП. Вылетевшая на перехват 2-х ФВ-190 пара ЯК-9 18 ГИАП, ошибочно приняла за самолё-
ты противника и атаковала в лоб пару ЯК-9 1-го ОИАП, ведомым которой был мл. лей-
тенант Шаль. По рассказам очевидцев, два ФВ-190 увидев набирающих высоту ЯК-ов
ушли в облака» и скрылись в неизвестном направлении.»
37

Из журнала боевых действий 1-го ОИАП «Нормандия» за июнь месяц 1944 года
38
И ещё один документ из журнала боевых действий полка за июнь 1944 года:

Приложение к боевому донесению №3


39
В «Приложении к боевому донесению №3» есть интересное уточнение: «В районе 3
км. Севернее м. Рудня, идя курсом на Н-2500 мт., мл. лейтенант Шаль увидел идущих на
него в лоб, два самолёта. Приняв эти самолёты за ФВ-190 /что содействовало этому
открытие огня ведущего атакующей пары, со слов мл. лейтенанта Шаль/ мл. лейте-
нант Шаль с дистанции 100-200 мт. открыл огонь из пушки и пулемётов, ведущий ата-
кующей пары загорелся, сделал переворот и пошёл со снижением к земле, направлением
на запад. Шаль произвёл вторую атаку, пикируя за уходящим к земле, самолётом. С ди-
станции 300-400 мт. ещё открыл огонь из пушки и пулемёта. На высоте 200-250 мт.
атакующий самолёт взорвался и упал 3 км. с-в. м. Рудня.»

Проанализируем два приведённых документа. При этом, очевидно, следует сразу от-
нести их к «показаниям» французской стороны, ибо будут ещё и документы стороны
«советской».
Во-первых, оба документа нигде не упоминают лобовую атаку французских лётчиков
«двумя самолётами» со стороны солнца. Во-вторых, присутствует упоминание о том, что
Шалль идя в лобовую атаку, принял советские Як-9 за ФВ-190 (ещё и потому), что ведущий
атакующей его пары открыл огонь. Иначе говоря, В. Архипов первым открыл огонь.
Обратимся к документам «советской» стороны.
Выписка из Журнала боевых действий 18 гвардейского истребительного авиационного
краснознамённого полка за июнь месяц 1944 года (сохранена орфография оригинала):
«В 16.40 4 Як-9 ком-р группы гв. ст. л-т АРХИПОВ по зрячему вылетали на перехват
двух ФВ-190, которые в двух км. сев. (сев.—вписано карандашом) аэр. Заольша атаковали
У-2. После взлета по данным постов ВНОС и РУС-2 четвёрка была наведена на двух ФВ-
190, которые находились 10-12 км. С-З Рудня на Н– 4 500 м. По докладу лётчиков гв. л-та
ШАЛЕВА и гв. мл. л-та ТАРАСОВА при выходе в этот район с земли от рации наведения
получили сигнал довернуться вправо. После доворота они увидели на одинаковой с ними
высоте на дистанции до 1,5 км. четвёрку с-ов одна пара из них переворотами ушла вниз,
а вторая развернувшись пошла в лобовую атаку на пару АРХИПОВА. Во время этой ата-
ки ШАЛЕВ и ТАРАСОВ увидели на капоте АРХИПОВА вспышки огня и дым, вслед за этим
АРХИПОВ в паре с ТАРАСОВЫМ вышли боевым разворотом и АРХИПОВ сразу же по радио
передал «Я подбит, выхожу из боя, и пошел с резким снижением курсом на Запад.. ТАРА-
СОВ сопровождал его до леса и болота 6-8 км. С-В. Рудня. АРХИПОВ шел нормально, с-т
его не дымил. Затем ТАРАСОВ боевым разворотом ушел вверх и пристроился к ШАЛЕВУ.
В это время ШАЛЕВ виражил с парой ЯК-9, которая атаковала АРХИПОВА и заметил
№№ с-ов 41 и 32 или 37. В дальнейшем ШАЛЕВ и ТАРАСОВ по радио со своего аэродрома
были возвращены на аэродром. Поисками установлено, что с-т АРХИПОВА взорвался в
воздухе на малой высоте на зап. окраине Красный Двор 2 км. Сев. Рудня. Очевидцы с зем-
ли утверждают, что когда АРХИПОВ шел на бреющем полете сзади его догнали пара ЯК
-9, один из которых дал две очереди по АРХИПОВУ, после чего его с-т взорвался. гв. ст. л-
т АРХИПОВ погиб, самолёт разрушен полностью.»
40

Из журнала боевых действий 18 гв. иап за июнь 1944 года.


41
Вообще всё становится не понятным. По данным «французской» стороны, после пер-
вого же огневого столкновения, самолёт В. Архипова загорелся.
А вот что записано в журнале боевых действий 18-го гиап:
«… Во время этой атаки ШАЛЕВ и ТАРАСОВ увидели на капоте АРХИПОВА вспышки
огня и дым, вслед за этим АРХИПОВ в паре с ТАРАСОВЫМ вышли боевым разворотом и
АРХИПОВ сразу же по радио передал «Я подбит, выхожу из боя, и пошел с резким сниже-
нием курсом на Запад.. ТАРАСОВ сопровождал его до леса и болота 6-8 км. С-В. Рудня. АР-
ХИПОВ шел нормально, с-т его не дымил.»
Ну так не бывает, чтобы одно и тоже, люди видели по-разному, даже если эти люди —
лётчики. А может, здесь ключевое слово и есть — «люди»? Значит, в каком то из докумен-
тов есть, мягко выражаясь, неточность. Для того чтобы ещё больше запутать «ситуацию»
обратимся к ещё одному документу.
Фрагмент страницы из журнала боевых действий 303-й истребительной авиационной
дивизии, датированной восьмым июня 1944 года.

«Запутывает» ситуацию то место в документе, где появляется упоминание о том, что


«… Группа АРХИПОВА шла со стороны солнца (подчёркнуто автором). Мл. л-т ШАЛЬ при-
нял их за самолёты противника, открыл огонь по ведущему и с первой очереди подбил
самолёт ст. л-та АРХИПОВА...»

Стоп, читатель! У меня вроде, появилась возможность поделиться некоторыми сообра-


жениями на сей счёт. Документы, сами по себе, в общем то ни о чём не говорят. Только ис-
пользуя соответствующие методики и технологии, владея историческим мышлением и про-
фессиональной подготовкой можно «заставить» документы раскрывать свои тайны. Весьма
сомнительными, порой, являются «выводы», которые иногда делают некоторые исследова-
тели истории вообще, и авиации в частности. Во-первых, что это за такое учёное звание
«исследователь»? Так и напрашивается сравнение с «гражданским» браком. И то, и другое
являются порождением безответственности и бесконтрольности. Уж Бог с ним с сожитель-
ством, это личное дело каждого, а вот с историей поступать так легковесно, пожалуй, не
стоит. Она, эта самая история, такого «фривольного» обращения с ней не приемлет… и со
42

Из журнала боевых действий 303 иад за июнь 1944 года.


43
временем, обязательно «отблагодарит». С появлением интернета, а точнее возможностей
предоставляемых этой «штукой» все мы стали писателями, исследователями, да и вообще
мульти специалистами. А так ли это на самом деле?

Не хотелось бы сильно «затеоретизировать» свои рассуждения, но какие то базовые


понятия из методологии истории всё-таки вспомнить нужно. Выдающийся советский исто-
рик А. А. Зимин определял гипотезу, как наиболее вероятное из существующих объясне-
ний; догадку — как одно из возможных объяснений; домысел — как невероятное или не-
обоснованное объяснение.

И ещё одно, на мой взгляд, важное замечание. Для профессионального историка, кото-
рый исследует процессы и взаимосвязь событий абсолютно безразлично содержание этих
событий с точки зрения влияния этого содержания на оценку событий. Это содержание
должно быть, если можно так выразиться, «без лица». Чтобы было понятней о чём идёт
речь, приведу такой пример.
Немецкие люфтваффе. Немецкие лётчики и подготовлены были лучше, и сбивали са-
молётов противника больше, и потери несли меньшие, и асов у них было побольше. Но
между тем, немецкие лётчики были частью вооружённых сил фашистской Германии и так
же, как и представители других родов войск были повинны в убийствах мирного населения,
разрушении городов и сёл.
Но как только на месте историка оказывается просто «человек», интересующийся исто-
рией (исследователь), он сразу же придаёт содержанию события «лицо»: сопереживает,
негодует, радуется. Он хочет увидеть в истории нечто большее, чем только движение при-
чин и следствий.

Это отступление необходимо для того, чтобы ещё раз подчеркнуть: та версия трактовки
событий, о которых речь пойдёт дальше, является догадкой, и не более того.

Давайте попробуем подойти к событиям 8 июня не с точки зрения, что произошло, со


всеми имеющимися у нас противоречивыми фактами, а с позиции «почему это могло про-
изойти». И так, самое простое и, вроде, правдоподобное объяснение лежит в плоскости
несчастного случая, нелепой случайности, что в общем то вписывается в формулу «на войне
всякое бывает».
Но есть ещё факты и свидетельства, которые и натолкнули меня на ту догадку, которую
я озвучу несколько позже.

Вспоминает Лев Михайлов — в годы войны техник по радиооборудованию полка


«Нормандия»:
44
«В том фильме (имеется ввиду х/ф «Нормандия-Неман», 1960 года выпуска — прим.
автора) мне очень не понравилась гадость, показанная про Шалля, что он сбил лётчика
18-го гвардейского в тот момент, когда он в него попал. Лётчик это увидел, махал кры-
лышками, чтобы наш, наконец, это увидел, что это свой. А наш ещё раз нажал и добил
его. Это глупость, этого не было.
… Шалль и его ведомый Мигель вылетели второй парой на перехват самолётов
противника. Но Мигель летит как то очень медленно, а около него Шалль. Что то та-
кое непонятное происходит и у Мигеля быстро растёт температура. Ему по радио со-
общают, чтобы он делал посадку. Шалль тогда по радио запрашивает наш КП: «Мне
что делать?» Ему говорят: «Догоняй первую пару и вместе работайте.» Это я сам ви-
дел, как Мигель сел и Шалль полетел догонять своих.
В тот день была густая облачность. Шалль догонял своих товарищей и видит
«мессершмитт» вылетающий из одного облака и влетающий в другое облако. Крутил-
ся, вертелся, крутился, нигде не видит. И вдруг видит силуэт самолёта похожего на
«мессершмитт». При условиях плохой видимости силуэты «яка» и «мессершмитта»
очень похожи. И когда мелькнул силуэт самолёта, делавшего левый вираж, Шалль нажи-
мает на гашетки и бьёт прямо по кабине. И самолёт сразу клюёт на нос и пошёл вниз.
Шалль проводил его вниз и он ударился о землю, значит взорвался. И он начал дальше
продолжать полёт, но сообщил, что в таком то квадрате он сбил «мессершмитт».
Ошибка, недоразумение! Шалль принял «як» за «мессершмитт». А поскольку он стрелял
хорошо, он его сбил.»

Младший лейтенант Морис Шалль


45
У этой истории было продолжение. Вспоминает лётчик «Нормандии» Пьер Лорьион:

«Нас отделили друг от друга и воевали мы на разных аэродромах. Лишь много меся-
цев спустя нас собрали вместе и устроили большой праздник, потому что до этого дня
мы опасались пилотов 18-го гвардейского больше, чем немцев.»

Вспоминает Лев Михайлов:


46
«Раз приходит Перен (Марсель Перен *Marcel Perrin+ — прим. автора) и говорит:
-Вы знаете, что сегодня на задании кто-то стрелял в Альбера Марселя, трасса
прошла над ним. И Марсель знает кто это. Это из 18-го гвардейского и он знает фами-
лию и номер машины. Он дал очередь и ушёл. Мне это не нравится.
Через некоторое время инцидент повторился. «Як» Альбера снова обстреляли. И
поползли слухи, что лётчики 18-го гвардейского решили отомстить за погибшего това-
рища и объявили охоту на одного из лучших лётчиков «Нормандии».

Старший лейтенант В. И. Архипов

Вспоминает Лев Михайлов:


«Марсель весь взъерошенный и так далее, с товарищами разговаривает и говорит:
-Всё хватит надо мной издеваться! Я его знаю и при подобном случае, я его собью!
И об этом докладывает генералу Захарову. Захаров ведёт беседу с Альбером Марсе-
лем и после этого разговора больше никогда не было посягательств на Альбера Марсе-
ля. Захаров это дело прикончил.»

Странно!? Странным кажется тот факт (если он, конечно, был на самом деле), что лёт-
чики 18-го гиап хотели отомстить за смерть своего боевого товарища. Отомстить за что — за
трагическую случайность, нелепую ошибку? Но ведь война есть война и как известно (и не
раз бывало) на ней всякое бывает.
А может было за что «отомстить»? А что если между двумя лётчиками был какой то
личный конфликт?
На такие размышления меня натолкнул небольшой эпизод из воспоминаний лётчиков
«Нормандии» Пьера Лорьиона и Ролана Дэ Ла Пуапа.
В начале 1990-х годов родной брат Марселя Лефевра Роберт организовал музей,
47
посвящённый «Нормандии». Музей был уникальный, поскольку удалось собрать много до-
кументов, личных вещей лётчиков и других экспонатов. Среди личных вещей Марселя Ле-
февра в музее была фотография молодой красивой русской девушки в солдатской шинели.

Эту девушку звали Нина. Она служила секретарём в штабе генерала Захарова. По офи-
циальной версии Нина покончила с собой из-за любви к Альберу Марселю. Роковой вы-
стрел прозвучал 17 октября 1944 года. Тело Нины нашли среди деревьев на краю аэродро-
ма. По воспоминаниям Пьера Лорьиона «Альбер очень любил Нину, они встречались 3-4
месяца.» В официальных документах «Нормандии» имя Нины нигде не упоминается. Уже
после войны, некоторые офицеры 303-й истребительной авиационной дивизии вспоминая
те события, говорили, что к Нине приставало несколько офицеров штаба и среди них был
очень ревнивый политрук. Инструктор по парашютам полка «Нормандия» Григорий Евсей-
чик вспоминал, что этот политрук очень любил Нину. По воспоминаниям П. Лорьиона и Р.
Дэ Ла Пуапа «… политрук хладнокровно застрелил девушку, потому что она была подру-
гой Альбера.»
Правда всё это или вымысел мы, наверное, так никогда и не узнаем. Но мне важен сам
факт «возможности» такого развития событий. И если всё было именно так, то почему не
могли возникнуть, ну скажем так, недружелюбные отношения между двумя лётчиками (не
важно на какой почве), которые и могли привести к трагедии. По крайней мере, при таком
прочтении событий «8 июня» многое становится объяснимым и в общем то складывается в
логически стройную цепочку причин и последствий этого инцидента. Почему то вспомни-
лись слова В. Белинского: «Чем одностороннее мнение, тем доступнее оно для большин-
ства, которое любит, чтобы хорошее неизменно было хорошим, а дурное — дурным, и ко-
торое слышать не хочет, чтобы один и тот же предмет вмещал в себе и хорошее и дур-
ное...»

Но ещё раз хочу напомнить и подчеркнуть, что это лишь предположение, догадка, но
не более того.
48
В период с 9 по 25 июня 1944 года авиация противника особой активности не проявля-
ла и его самолёты совершали лишь одиночные пролёты в тыл советских войск в основном с
разведывательными целями.
Лётчики «Нормандии» вылетали на перехват разведчиков, вели свободную охоту в
зоне «истребления полка», сопровождали бомбардировщики Пе-2. Так, 25 июня 1-му ОИАП
была поставлена задача обеспечить боевые действия бомбардировщиков Пе-2 третьей
ГБАСД. С 9.45 до 10.55 двенадцать Як-9 вылетали на сопровождение 36 Пе-2, бомбардиро-
вавших аэродром противника Соколка.
За весь этот период встреч с воздушным противником не было. 10, 16, 17, 19 и 20
июня ввиду плохих метеоусловий полк боевой работы не вёл.
Немного странным кажется тот факт, что именно в это же время, лётчики 18-го гиап вы-
полняли боевые вылеты. Так, например, 20 июня, в 11.00 из штаба дивизии пришёл приказ:
«Одной парой произвести вылет на уничтожение трёх Ю-52 в р-не Высокое». Оказав-
шись в назначенном квадрате в 11.50 гвардии старший лейтенант Барсуков двумя заходами
атаковал один Ю-52, который находился на высоте 500 метров юго-западнее населённого
пункта Высокое. Самолёт противника загорелся, атаку Барсукова прикрывала вторая пара
истребителей гвардии лейтенанта Репухова, которая потом атаковала прожекторную уста-
новку противника в четырёх километрах западнее н/п Высокое.
С 15.05 до 16.00 четыре Як-9 вылетали на прикрытие своих войск. А с 15.50 до 17.40
ещё четыре Як-9 прикрывали аэроузел Демидов.
В период с 17.20 до 18.15 командир полка гвардии подполковник Голубов вылетал на
перехват разведчика противника, а с 18.25 до 19.25 четыре Як-9 осуществляли прикрытие
аэроузла Демидов, Понизовье, Яновичи.
Таким образом, в течение 20 июня 1944 года экипажами 18-го гиап было совершено 33
самолётовылета, в которых был задействован 21 истребитель Як-9. Во время боевых выле-
тов был уничтожен один самолёт Ю-52 и одна прожекторная установка противника.
Метеоусловия те же, но французы на боевые задания не вылетали. Почему так? Вари-
антов ответа два: либо не хотели летать в таких сложных погодных условиях, либо командо-
вание дивизии их просто не выпускало.
26 июня советские войска в полосе 3-го Белорусского фронта вышли на линию Улла-
Лукомль и продвинулись за день на 25-30 километров. В районе оз. Добрыно, Ильино,
Яцуты, Устияново были окружены остатки разбитых пехотных и танковых дивизий против-
ника.
Авиация противника активных действий не вела. Зафиксированы случаи действий
групп по 6-8 ФВ-190 на поле боя и полёты одиночных самолётов-разведчиков типа Ю-88 и
Хе-111 (интересен тот факт, что в документах «Нормандии» этот самолёт упоминается как Х-
111.
В период с 16.35 до 18.30 шесть Як-9 прикрывали поле боя в районе Витебск—оз. Сар-
ро—оз. Сенно. На высоте 2 500 метров ведущий группы Шаль и его ведомый увидели и ата-
ковали два Ме-109. Противник пытался уйти снижением на свою территорию. Капитан
49

Шаль нагнав ведомого Ме-109 с дистанции 100-50 метров дал несколько очередей из 37-
мм. пушки и пулемётов БС. Прямым попаданием снарядов была оторвана консольная часть
крыла Ме-109. Он сорвался в штопор и упал в 1 км. южнее оз. Сарро. Ме-109 ведущего ата-
ковали пять Як-9 и подожгли его. Горящий самолёт противника ушёл на свою территорию,
но его не преследовали, поскольку у французских лётчиков на исходе было горючее. По до-
кладам лётчиков, самолёт Як-9 очень легко нагоняет самолёт Ме-109.
В 21.25 мл. лейтенанты Казанэв и Ирибарн, патрулируя в 5 километрах юго-восточнее
Докудово, оторвались от основной группы Як-9 (20 самолётов), блокировавших аэродром
противника в Докудово, увидели на высоте 3 000 метров сближающийся с ними одиночный
ФВ-190. Они атаковали самолёт противника, но он ушёл на свою территорию. В это же са-
мое время, лётчики увидели четыре ФВ-190, которые были на высоте 2 500 метров и восхо-
дящими виражами стали набирать высоту.
Мл. лейтенант Казанэв атаковал ведущего, но сам был атакован другим ФВ-190. Казнэв
сделал разворот вправо и перешёл на бой на виражах с атаковавшим его ФВ-190. На вира-
же, зайдя в хвост ФВ-190 с дистанции 80-50 метров длинными очередями сбил этот ФВ-190,
который загоревшись упал в 8 километрах юго-западнее Докудово. Мл. лейтенант Ирибарн
сбил другой ФВ-190, упавший в 15 километрах южнее Докудово. После этого самолёт Ири-
барна внезапно атаковали четыре ФВ-190, очевидно прибывшие на помощь и вызванные
50
по радио. Ирибарн вступил в бой на виражах с одновременным набором высоты. В это же
самое время мл. лейтенант Казанэв вёл бой на виражах с двумя ФВ-190. Видя превосход-
ство противника, Казанэв и Ирибарн пикированием вышли из боя и ушли на свой аэро-
дром. Самолёт Ирибарна получил две пробоины в капот мотора.

Параллельно с этим произошёл ещё один воздушный бой. При полёте группы, состояв-
шей из двадцати Як-9 на блокировку аэродрома противника в Докудово, отставшие лётчики
Гастон и Лемар были внезапно атакованы двумя ФВ-190. Младший лейтенант Гастон был
сбит, а самолёт Лемара получил серьёзные повреждения и лётчик с большим трудом смог
дотянуть до своего аэродрома, где совершил благополучную посадку. Для отражения атаки
этих «фокке-вульфов» от основной группы отделились два Як-9 ст. лейтенанта Муанэ и мл.
лейтенанта Табурэ. На высоте 2 500 метров они зашли в хвост ФВ-190. Один ФВ-190 пресле-
дуемый Муанэ, сделал разворот влево, а затем вправо, но ст. лейтенант Муанэ разгадал
этот маневр, сделал разворот влево и пикируя зашёл в хвост ФВ-190. Несколькими очередя-
ми он поджёг его и самолёт противника упал в километре южнее населённого пункта Пече-
новка. Мл. лейтенант Табурэ атаковал второй ФВ-190, который сделав вираж перешёл на
пикирование, стараясь уйти на свою территорию. Но Табурэ, сделав разворот, открыл огонь
с расстояния 100-50 метров и сбил самолёт противника, упавший в пяти километрах южнее
Печеновки. Осмотревшись, ст. лейтенант Муанэ увидел со стороны солнца 12 самолётов
51
противника ФВ-190, которые занимали позицию для атаки. Перейдя с пикирования на бре-
ющий полёт, Муанэ со своим ведомым ушли на свой аэродром.

В период с 19.52 до 21.40 две группы Як-9 (по 20 самолётов) вылетали на блокировку и
прикрытие бомбардировщиков, действовавших по аэродромам противника в Борисове и
Докудово. Первая группа возглавляемая майором Дельфино после выполнения основного
задания, ещё в течении 40 минут патрулировала по большому кругу на высоте 3 500—4 000
метров над Борисовом, где подверглись сильному огню зенитной артиллерии среднего ка-
либра.
Выполняя противозенитный маневр капитан ( в другом документе мл. лейтенант) Шаль
и его ведомый мл. лейтенант Микель отстали от основной группы в районе Лошница (в 15
км. восточнее Борисова), где Микель был внезапно атакован одиночным истребителем ФВ-
190. Предупредив своего ведомого об опасности, Шаль развернулся влево и глубоким вира-
жом зашёл в хвост ФВ-190 на высоте 1 500 метров. С дистанции 100—150 метров Шаль от-
крыл огонь по самолёту противника, от которого начали отваливаться части хвостового опе-
52
рения. ФВ-190 перешёл в отвесное пикирование сближаясь с землёй.

В течение дня 27 июня лётчиками полка было совершено 40 самолётовылетов. Вылета-


ло 35 истребителей Як-9 на сопровождение 54 бомбардировщиков Пе-2 и 3 разведчиков.
Воздушных боёв не было, боеприпасы не расходовались. Потерь нет. Такая же ситуация
наблюдалась 28, 29 и 30-го июня.
К концу июня 1944 года перед войсками 3-го Белорусского фронта стоял важнейший
вопрос о преодолении трудного в естественно-природном плане и хорошо укреплённого
участка на западном берегу реки Березина в районе Борисова, где держала оборону 5-я
танковая дивизия немцев.
В ночь на 30 июня части 3-го гмк (гвардейский механизированный корпус) успешно
форсировали реку Березина в районе совхоза Веселово и в районе Бытча. Противник пы-
тался силами полка пехоты при поддержке 25 танков контратаковать из района Ново-
Борисов на Первомайский переправившиеся советские части, но были отброшены.
Части 3-го гмк и 5-й ТА заняли на правом берегу Березины Бегомль, Плещеницы, а ка-
валеристы 3-го гкк (гвардейский кавалерийский корпус) освободили Логи и Червона Рудня.
1 июля 1944 года 331-я сд (стрелковая дивизия) овладела Борисовом, после чего, по
наведённым в районе Борисова переправам в течение 1 и 2-го июля через реку Березина
переправились основные силы и артиллерия 11-й Гвардейской, 5-й танковой и 31-й армий.
Сопротивление противника в районе Борисова было сломлено.
53

Схема наступательной операции советских войск с 29 июня по 4 июля 1944 года

2 июля войска 5 гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта перешли из


района Борисова в наступление на Минск.
В районе Минска оборонялись разрозненные остатки 25, 78 и 256-й пд (пехотная диви-
зия), 5-й тд (танковой дивизии), а также переброшенные из Польши 2, 24, 25 и 26-й поли-
цейские полки СС и различные спецподразделения.
На рассвете 3 июля 1944 года, после упорных боёв, части 5-й гвардейской танковой ар-
мии ворвались в столицу Белоруссии.
Интересный факт. 16 июля 1944 года в Минске прошёл единственный в мировой исто-
рии партизанский парад. По освобождённому городу прошли победным шагом партизаны
тридцати бригад (более 30 000 человек), принимавших участие в его освобождении.
Наступил июль… Французские лётчики продолжали выполнять поставленные коман-
дованием перед полком задачи.
1 июля в период с 9.45 до 11.56 31 Як-9 вылетали на сопровождение 54 бомбардиров-
щиков Пе-2, которые имели своей целью нанесение бомбового удара по населённым ж/д
узлам и городам Молодечно, Вилейка, Красное, Радошковичи. В районе населённого пунк-
та Красное сопровождающие истребители заметили на высоте 3 000 метров два самолёта
Ю-52. От основной группы отделились два Як-9 мл. лейтенантов Р. Пино и М. Перрена. Лёт-
чики шестью атаками с задней полусферы с дистанции 100-50 метров подожгли один Ю-52,
54
который взорвался и упал в 1 км. западнее населённого пункта Красное. Второй Ю-52 пере-
шёл на бреющий полёт и скрылся на фоне леса.
Метеоусловия в этот день были: Облачность в районе боевых действий 3-4 балла, вы-
сота облаков 1 500-2 000 метров, видимость 7-8 километров.

Со 2 по 12 июля полк находился в полной боевой готовности для отражения налётов


бомбардировщиков противника, производил тренировочные полёты по отработке техники
пилотирования и групповой слётанности. Во время полётов встреч с воздушным противни-
ком не было и боеприпасы не расходовались. Потерь нет.
13 июля боевых вылетов не было. В этот день 52 человека технического состава было
перебазировано на аэродром Докудово под Борисовом.
14 июля четырьмя самолётами Ли-2 было завершено перебазирование техсостава пол-
ка в Докудово. Но там в это время базировалась 3-я гвардейская истребительная авиацион-
ная дивизия В. Сталина. По этой ли или другой причине было принято решение о перебази-
ровании «Нормандии» на новый аэроузел под Вильнюсом.
15 июля с 9.00 до 17.00 шестью лётными эшелонами самолётов Як-9 (53 машины) и од-
ним полётом самолёта Як-6 полк перебазировался на аэродром Микунтаны.
Во время этого перелёта произошла трагедия. В 9.25 во втором лётном эшелоне ст.
лейтенант Морис де Сейн вынужден был прекратить полёт и возвратиться на аэродром
Дубровка по причине технической неисправности. Лётчик передал по радио, что произо-
шла утечка бензина из бензомагистрали. Дважды де Сейн пытался посадить самолёт, но па-
ры бензина ослепили пилота и в 9.40 совместно с сидевшим за бронеспинкой механиком
старшиной Белозубом, Як-9 потерпел катастрофу в 1 км. южнее аэродрома Дубровка.
55
Лётчик и механик погибли, хотя М. де Сейн получил команду с земли покинуть самолёт
на парашюте. Так их вместе и похоронили, французского лётчика и русского механика.
… 1-й ОИАП «Нормандия» покинул небо Белоруссии.

За период с 6 июня по 1 июля 1944 года лётчиками «Нормандии» было проведено 6


воздушных боёв и было подбито 2 самолёта противника (1 Ме-109 и 1 ФВ-190). Кроме того,
на боевой счёт полка зачислено 6 сбитых самолётов ФВ-190 и 2 Ме-109. За этот же период
был потерян в воздушном бою один самолёт Як-9 и погиб один лётчик. Не боевые потери
составили один Як-9 во время аварийной посадки и смерть одного лётчика в госпитале че-
рез семь дней после этой аварии.
С 1 по 30 июля было проведено 4 воздушных боя и сбито 7 самолётов противника (2
ФВ-190, 4 Ю-87, 1-52). Собственные потери — 4 самолёта Як-9 и один лётчик. В результате
аварий полк потерял две машины и одного лётчика.

Использованная литература и электронные ресурсы:

1. ЦАМО, Фонд: 241, Опись: 2593, Дело: 505, Лист: 1а. Материалы к разбору Белорусской
операции.
2. ЦАМО, Фонд: 290, Опись: 0003284, Дело: 0741, Лист: 1а. Журнал боевых действий 303
иад за июнь 1944 года.
3. ЦАМО, Фонд: 20265, Опись:1, Дело: 33, Лист: 356. Отчёт о итогах учебно-боевой под-
готовки 1-го ОИАП «Нормандия» за июнь месяц 1944 г.
4. ЦАМО, Фонд: 20265, Опись 1, Дело: 34, Лист: 43. Отчёт о итогах учебно-боевой подго-
товки 1-го ОИАП «Нормандия» за июль месяц 1944 г.
5. ЦАМО, Фонд: 20265, Опись: 1, Дело: 33, Лист: 369. Журнал боевых действий оиап
«Нормандия» июнь 1944 г.
6. ЦАМО, Фонд: 20265, Опись: 1, Дело: 34, Лист: 54. Журнал боевых действий оиап
«Нормандия» июль 1944 г.
7. ЦАМО, Фонд: 20265, Опись: 1, Дело: 33, Лист: 332. Журнал боевых действий 18 гв. иап
за июнь 1944 г.
8. ЦАМО, Фонд: 4372, Опись: 0142491, Дело: 0001, Лист: 44. Прибытие полка
«Нормандия» в состав фронта.
9. «Нормандия-Неман» (Документы о боевой деятельности французских лётчиков на со-
ветско-германском фронте в 1943-1945 года) //Военно-исторический журнал , №1, 1960.
10. Гнездилов Ф. С. На высотах мужества. Мн.,1987.
11. Дыбов С. В. Подлинная история авиаполка «Нормандия-Неман». М.,2017.
12. Жоффр Ф. «Нормандия - Неман». Воспоминания военного лётчика/пер. с французско-
го. М.,1960 .
13. Захаров Г. Н. Я — истребитель. М.,1985
56
14. История Второй мировой войны 1939-1945 в 12 томах. Том девятый. М.,1978.
15. Лукашин В. И. Против общего врага. М., 1976.
16. Медведь А, Хазанов Д. Не только «Нормандия». Французские военные формирования в
СССР. // Авиамастер, №6, 1999.
17. Пинчук Н. Г. В воздухе — ЯКи. Мн., 1977.
18. https://ru.wikipedia.org/wiki/Пинчук,_Николай_Григорьевич
19. http://ava.org.ru/iap/18g.htm
20. Художественный фильм «Нормандия-Неман», 1960.
21. Документальный фильм «Нормандия-Неман. В небесах мы летали одних», 2010.

Загадка «Нормандии» в небе Белоруссии


57

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК

Название, вынесенное в заголовок новой рубрики нашего журнала — это не просто


калька с уже известного во всём мире шествия, когда потомки погибших и ныне живу-
щих героев проходят по улицам городов и посёлков с портретами своих родных, защи-
щавших Родину в годы Великой Отечественной войны.
И само название и новая рубрика — это глубоко осознанная и искренняя потреб-
ность в выражении благодарности тем, кто не дрогнул, не прогнулся, не изменил, а вы-
стоял и победил.
Дорогой читатель, присылай истории и материалы о своих героях, ныне здравству-
ющих и ушедших. Ушедших, но не забытых!

***

Николай Иванович Кирайдт

1918 — 1995

Николай Иванович был призван на службу 6 июля 1942 года. Это был, пожалуй, самый
трудный год в истории Великой Отечественной войны. Хотя, поди разберись, когда он был,
этот самый трудный год и день для солдата. У каждого — он свой.
58
Боевые награды Николая Ивановича

06.09.1942 года — Медаль за отвагу.


28.021943 года — Орден Красной Звезды.
20.07. 1943 года — Орден Красной Звезды.
18.02. 1945 года — Орден Александра Невского.

183-я танковая Танненбергская орденов Суворова, Кутузова бригада

183-я танковая бригада была сформирована на основании Директивы Заместителя НКО


№ 724485сс от 15.04.1942 года Горьковским АБТ Центром (Горький) в период с 15 февраля
по 13 мая 1942 года.
13 мая 1942 года закончила формирование бригады было завершено и она вошла в со-
став 10-го танкового корпуса, в составе которого и находилась до конца войны.

Старший лейтенант Н. И. Кирайдт, командир миномётного взвода, командир роты


автоматчиков, командир мотобатальона автоматчиков
59
Провоевав всего лишь несколько месяцев, лейтенант Н. Кирайдт получил свою первую
награду — медаль «За отвагу»
60
Наградной лист лейтенанта
Кирайдт Н. И.
61
В боях за Старобельск
Атака Старобельска была назначена на 5 часов утра 23 января 1943 года. На рассвете 23
января на подступах к городу завязался ожесточённый бой с противником. Первыми в Ста-
робельск ворвались танки старшего лейтенанта Белого, лейтенанта Щербакова, командира
роты Калашникова — всего семь машин во главе с начальником штаба 183-й танковой бри-
гады А. С. Аксёновым. Танкисты уничтожили вражескую автоколонну, 6 противотанковых
пушек, 10 танков, 20 бронетранспортёров. Эффективно вели огонь расчёты миномётной ро-
ты, которой командовал старший лейтенант Н. И. Кирайдт.

Памятник танкистам 183-й танковой бригады. Луганск, 2011 год


62
28 февраля 1943 года Н. И. Кирайдт был награждён Орденом Красной Звезды.
Из воспоминаний В. Т. Федина «Прохоровка глазами танкиста»:
«Участники той легендарной танковой битвы… , лихие командиры танковых рот и
рот автоматчиков… Н. И. Кирайдт.»

20 июля 1943 года капитан Николай Кирайдт получил второй Орден Красной Звезды.

Из воспоминаний В. Т. Федина «О войне, о себе, о книгах о войне, о танках, самолётах


и людях»:
«Первая встреча с командирами… комбат автоматчиков Н. И. Кирайдт.
Позднее мы узнаем, что все стоящие перед нами командиры прошли уже огонь и во-
ду, воевали летом 42-го под Жиздрой, участвовали в январе 43-го в сталинградском
контрнаступлении, бились на Курской дуге под Прохоровкой и на Днепре.»
63

18 февраля 1945 года капитан Н. И. Кирайдт был награждён Орденом Александра


Невского.
64
Награды Н. И. Кирайдт, которые я не нашёл в архивах министерства обороны:

Уже в послевоенные годы подполковник Н. Кирайдт награждался многочисленными


юбилейными и памятными медалями СССР.

Всё, что описано выше, это сухие документы и воспоминания других людей. Сейчас я
расскажу то, что слышал от Деда сам.
Всё началось с того, что из семерых детей в семье моего прадеда Ивана до военных
лет дожили только мой дед Николай и его брат Иван.
Брат деда тоже был миномётчиком. Получил ранение, при следовании в госпиталь их
автоколонна попала под обстрел самолётов. Иван не смог покинуть кабину машины, немец-
кий лётчик точной очередью убил его.
Мой дед остался единственным продолжателем нашей ветки Кирайдт.
Фраза «Родиться в рубашке» — это ПРО МОЕГО ДЕДА! Вот вам только те пять историй
которые слышал от него сам и запомнил на всю жизнь:

«Затишье перед атакой, за стеной разрушенного дома срочное собрание офицеров


бригады. Всего 10 человек. До врага рукой подать. Бурное обсуждение плана атаки пре-
рвала миномётная мина фашистов, которая перелетев стену упала прямо за спинами
офицеров. ВЗРЫВ!!! Стоит мой дед весь в крови, мозгах убитых… один живой и без еди-
ной царапины, а вокруг его девять боевых товарищей и все мертвы.»

«Шёл бой, батальон деда почему-то немного задержался. Сидит он на башне тан-
ка, а к нему политрук бежит, матом орёт и за пистолетом в кобуру тянется! Дедушка
думает – всё! Сейчас пристрелит, довоевался значит! И тут снова миномётная мина
фашистов свистит. Дед в люк танка нырнул и закрылся. ВЗРЫВ!!! высунулся он из танка,
а политрук мёртвый.»

«Форсировали как-то зимой реку. Дедушка тепло оделся: куча белья, бушлат, а на
него сверху шинель. Плывут на плоту, дед командует. Повернулся спиной к врагу и чув-
ствует в спину 4 толчка, больно, что-то горячее вниз к пояснице потекло. Ну думает –
вот и смерть моя пришла! А друг его, не стушевался и а ну раздевать скорей. Снял все
сто одёжек: на спине 4 синяка, а у поясницы, ещё тёплые четыре немецкие пули.»
65
«В Европе дело было. Шёл куда-то он с бойцами. Один боец впереди, второй сзади. И
снова проклятая миномётная мина фашистов свистит. БАБАХ!!! Но и тут деду повезло.
Когда разорвалась мина, он за сосной оказался; а вот оба бойца были убиты.»

«В жизни человека бывают такие минуты, что и жить порой не хочется, «хоть го-
лову в петлю».
А на войне, в окопах, в грязи, где вши, голод и холод, где смерть поджидает на каж-
дом шагу, такое состояние приходит к человеку часто. Вот и моего деда всё это сильно
достало. Вылез он как-то из окопа, встал на бруствер и думает: «Пусть хоть пулей
шальной прибьют, надоело всё!» И снова проклятая миномётная мина фашистов сви-
стит. ЧМЯК!!! Смотрит дедушка, а под ногами из земли только хвост мины торчит и
тишина. Тут его ординарец в окоп обратно затащил, кричит на него, чего это ты мол
делаешь и по щекам бьёт.»

После этого мой дед решил больше на рожон не лезть. Так и прошёл он военными до-
рогами до конца войны. После Победы, ещё какое то время служил в армии. Демобилизо-
вавшись, работал преподавателем в строительном институте города Бреста, в Белоруссии.
Воспитал трёх сыновей, один из которых то же выбрал профессии военного — Родину защи-
щать. Потом у него родился сын — это ваш «покорный слуга». Я, как и мой дед, и мой отец
решил военную династию не прерывать. Вот только мы с отцом, стали не по «танковой ча-
сти», а выбрали авиацию.
Вот такой был мой Дед, Кирайдт Николай Иванович.

Андрей Кирайдт (=КАГ=Dron)

БЕССМЕРТНЫЙ ПОЛК
66

Тяжёлый истребитель Пе-3.


“Пешка»не ставшая ферзём
1 июля 1941 года посты ВНОС (воздушного наблюдения оповещения и связи) засекли
в районе города Вязьма немецкий самолёт-разведчик Ju-88, который сделал несколько
кругов над городом и скрылся в неизвестном направлении. В дальнейшем подобные раз-
ведывательные полёты проводились с завидной регулярностью. Главная цель люфтваф-
фе состояла в том, чтобы составить наиболее полное представление о системе ПВО
Москвы. Немецкие самолёты-разведчики летали на высоте 6-7 тысяч метров и найти
их в небе, а тем более атаковать и сбить, чаще всего не удавалось.
***

Несмотря на уверенный голос Левитана: «От Советского Информбюро...» содержание


сводок становилось всё более тревожным: немецкие войска всё дальше и дальше продви-
гались в глубь страны. С каждым днём в них появлялись названия новых населённых пунк-
тов, которые всё ближе приближались к столице. Вероятность налётов на Москву, с каждым
днём становилась всё большей реальностью.

Интересный факт-отступление. Совинформбюро (Советское Информационное Бюро)


было создано 24 июня 1941 года при СНК СССР и просуществовало до 1961 года. Сама фра-
за «От советского Инфорбюро...» с которой начинал сводки Юрий Левитан была не всегда.
Она появилась только в сообщении за 26 июня 1941 года. До этого дня сообщения начина-
лись следующими словами:
22 июня «Сводка Главного командования Красной Армии...»
23 июня «Сводка Главного командования Красной Армии...»
24 июня «Сообщение Советского Информбюро...»
25 июня «Сообщение Советского Информбюро...».

Ещё 20 июня 1941 года был издан приказ о формировании 6-го авиакорпуса ПВО Моск-
вы. Корпус создавался на базе 24-й истребительной авиационной дивизии во главе с пол-
ковником И. Д. Климовым и был укомплектован 389 истребителями, объединёнными в 11
авиаполков. Из общего количества самолётов — 175 были новейшие истребители МиГ-3.
На одном из многочисленных совещаний ГКО (Государственный Комитет Обороны, был
создан 30 июня 1941 года), отмечалась тяжёлая обстановка на фронте. Сталин высказался о
67
том, что главной целью противника является Москва и, видимо, скоро следует ожидать
массовых налётов немецкой авиации на столицу. В связи с этим необходимо было прини-
мать срочные меры.
12 июля 1941 года вышел приказ № 0222 «О разделении московской зоны ПВО на сек-
тора».

«В целях улучшения управления истребительной авиацией ПВО г. Москвы Ставка


приказала:
Командиру 6-го авиакорпуса, оставляя за собой всю полноту ответственности и
руководства в использовании истребительной авиации в зоне ПВО г. Москвы, разделить
зону ПВО на 4 сектора с точным указанием сил истребительной авиации, защищающих
сектора, и начальника, персонально отвечающего за оборону его.»

В ночь на 22 июля 1941 года люфтваффе совершили первый массированный налёт на


Москву. В налёте принимало участие 195 самолётов противника (220 — по советским дан-
ным). В этот же день был опубликован приказ № 241 НКО СССР «Об отражении попытки
немецко-фашистской авиации нанести удар по Москве»:

«В ночь на 22 июля немецко-фашистская авиация пыталась нанести удар по


Москве.
Благодаря бдительности службы воздушного наблюдения (ВНОС), вражеские само-
лёты были обнаружены, несмотря на темноту ночи, задолго до появления их над Моск-
вой.
На подступах к Москве самолёты противника были встречены нашими ночными
истребителями и организованным огнём зенитной артиллерии. Хорошо работали про-
жектористы. В результате этого более 200 самолётов противника, шедших эшелона-
ми на Москву, были расстроены и лишь одиночки прорвались к столице. Возникшие в ре-
зультате бомбёжки отдельные пожары были быстро ликвидированы энергичными дей-
ствиями пожарных команд. Милиция поддерживала хороший порядок в городе.**
Нашими истребителями и зенитчиками сбито по окончательным данным 22 само-
лёта противника.»
Почему мы об этом говорим так подробно. Дело в том, что именно в это время и встал
практический вопрос о создании истребителя, который был бы способен встречать и уни-
чтожать бомбардировщики противника на дальних подступах к столице.
Ставка делалась на самолёт Пе-2, который В. М. Петлякову нужно было срочно пере-
оборудовать в истребитель.
Но такой поворот событий не сильно озадачил Владимира Михайловича Петлякова.
Дело в том, что Пе-2, прежде чем стать пикирующим бомбардировщиком, изначально за-
думывался конструктором как высотный истребитель ВИ-100. И здесь мы вынуждены сде-
лать небольшой экскурс в историю «вопроса».
68
В предвоенные годы в авиационной мысли в СССР рассматривались различные концеп-
ции развития истребительной авиации.
Весь предшествовавший опыт, в том числе локальных войн и конфликтов, показывал и
доказывал, что возможное увеличение скорости и высоты полёта бомбардировщиков про-
тивника неизбежно повлечёт определённые проблемы с их перехватом до подлёта самолё-
тов к цели.
В 1940 году вышла, предназначавшаяся только для начальствующего состава КА, книга
комбрига П. П. Ионова «Истребительная авиация».

«Чем выше высота полёта противника, тем дальше от линии фронта он может
быть перехвачен истребителями. А мы знаем, что высоты возможных и вероятных по-
лётов бомбардировщиков растут из года в год. Мы знаем также, что рост скорости
передачи сообщений о полете противника и скорости вылета истребителей отстаёт
относительно от роста скорости полёта бомбардировщиков, а в связи с этим растёт
ширина полосы тактической внезапности (т. е. расстояние от фронта до рубежа пере-
хвата бомбардировщиков истребителями)… Высота полёта современных военных само-
лётов достигает 9000—11000 м. одномоторных и двухмоторных самолётов и до 8000
м. для четырёхмоторных. Разность между «потолками» самолётов разных назначений
все более и более уменьшается, особенно между одномоторными и двухмоторными. Бо-
евая высота полёта самолётов в ближайшие годы может быть увеличена, т. е. достиг-
нет стратосферы (свыше 11000 м.)».

Сам этот отрывок, собственно, и определял необходимость создания высотного истре-


бителя, который был бы способен выполнять задачи перехвата самолётов противника. Сле-
дуя этой концепции, советские авиаконструкторы приступили к созданию высотного истре-
бителя. Сложность создания такого самолёта определялась, как ни странно, не самим само-
лётом, а высотным мотором. И здесь следует отметить, что в 1939/40 годам задача созда-
ния такого мотора была практически решена. Более того, было разработано несколько ти-
пов таких авиадвигателей. Это были АМ-35А с односкоростным нагнетателем, снабжённым
поворотными лопатками, М-105 с турбокомпрессорами ТК-2 и М-105ПД с двухступенчатым
нагнетателем. Это создавало определённые преференции для КБ, занимающихся данной
проблематикой.
Первой высотной боевой машиной был разработанный конструкторским коллективом
В. Петлякова самолёт ВИ-100 или просто «100». Удивительной стала судьба этой машины.
Задуманный и спроектированный как высотный истребитель, самолёт, в конце концов, по-
шёл в серийное производство как фронтовой пикирующий бомбардировщик Пе-2.
Но это было «потом». А тогда, в 1939 году, самолёт «100» создавался как двухмоторный
трёхместный высотный истребитель, который на десяти километровой высоте должен был
развивать скорость 630 км./час, иметь практический потолок в 12 500 метров и дальность
полёта, в зависимости от загрузки, от 1 400 до 2 400 километров.
69

Высотный истребитель ВИ-100 («100») с двумя моторами М-105 с наддувом от турбокомпрессоров

В конце 30-х годов почти параллельно с ВИ-100 разрабатывалась ещё одна концепция
тяжёлого истребителя, но уже с уклоном на большую дальность полёта. Эта задача реша-
лась конструкторским бюро Н. Н. Поликарпова. В 1940 году КБ Н. Поликарпова, по собствен-
ной инициативе, приступает к проектированию двухмоторного двухместного (пилот и стре-
лок-радист) тяжёлого истребителя сопровождения. Машина получила название ТИС
(Тяжёлый Истребитель Сопровождения).

Тяжёлый истребитель сопровождения (ТИС), спроектированный в КБ Н. Н. Поликарпова

Первые полёты ТИС проводились 30 и 31 августа 1941 года, когда уже гремела война.
ОКБ Н. Поликарпова было эвакуировано в Новосибирск, где и продолжились испытания са-
молёта. Но были серьёзные проблемы с моторами. Нужные так и не поступали в распоря-
жение конструктора, а время безвозвратно уходило.
Только 12 декабря 1943 года было подписано заключение НИИ ВВС, которое предписы-
вало предъявить самолёт на госиспытания к 1 февраля 1944 года.
70
На самом деле испытания самолёта ТИС проводились значительно позже, с 1 июня по
16 сентября 1944 года и прошли достаточно успешно. Положительными были отзывы, сде-
ланные специалистами. Проблема оказалась в другом. Машина прошла испытания с низко-
высотными моторами АМ-38Ф, а значит уже не могла выполнять функции высотного истре-
бителя сопровождения. Выход был. При дополнительном бронировании самолёт ТИС очень
хорошо подходил на роль воздушного истребителя танков. Но сам Н. Поликарпов не про-
явил достаточной инициативы и настойчивости для запуска машины в серийное производ-
ство. Кроме того, острой потребности в самолёте такого назначения на то время уже не бы-
ло… а вскоре не стало и самого Н. Н. Поликарпова.
Однако пора возвратиться к лету 41-го в конструкторское бюро В. Петлякова. После
герметизации кабины, установки стрелкового вооружения, дополнительного бензобака,
ликвидации третьего места стрелка-радиста, тормозных решёток и других мелких дорабо-
ток и изменений новый высотный перехватчик, получивший название Пе-3, в августе 1941
года прошёл государственные испытания и был запущен в серийное производство. Парал-
лельно шла модернизация самолёта: было усилено пушечное вооружение, установили ав-
томатические предкрылки и броневую защиту экипажа. Модернизированный вариант тя-
жёлого истребителя стал выходить уже под артикулом Пе-3бис.

Пе-3бис — улучшенный двухместный истребитель-перехватчик

По данным Д. А. Соболева, приведённым в его книге «История отечественной авиа-


промышленности. Серийное самолётостроение 1910-2010 гг.» в 1941 году заводом №39 бы-
ло выпущено 196 самолётов Пе-3 и тем же заводом — 13 Пе-3бис в 1943 году и ещё 19 ма-
шин в 1944 году. Итого за годы войны советская авиапромышленность изготовила 228 ис-
требителей-перехватчиков Пе-3 и Пе-3бис.

В сентябре-октябре 1941 года ситуация в воздухе на московском направлении измени-


лась. ПВО требовались уже более скоростные и более маневренные, чем Пе-3, машины. Ру-
бежом перехвата бомбардировщиков противника становится сама Москва. В такой обста-
новке более эффективными становятся новые истребители МиГ-3, ЛаГГ-3 и Як-1. Ну а истре-
бители-перехватчики Пе-3 стали использоваться для нанесения бомбовых ударов, штурмов-
ку наземных войск, сопровождение бомбардировщиков и самолётов-разведчиков.
71

Чертежи истребителя-перехватчика Пе-3бис

1. Пулемёты 12,7 мм. УБ 6. Воздухозаборники карбюратора 11. Узлы навески рулей


2. Бензобаки 7. Маслорадиатор 12. Гидроподъёмники шасси и костылей
3. Пулемёт 7,62 мм. ШКАС 8. Маслобак 13. Механизмы закрытия створок шасси
4. Контейнер с авиационными гранатами 9. Водяной радиатор и костыля
5. Пушка 20 мм. ШВАК 10. Створки бомболюка в мотогондоле 14. «Ломающийся» подкос шасс.
72

Чертежи истребителя-перехватчика Пе-3бис (продолжение)

15. Амортизаторы шасси и костыля 18. Аэродинамические компенсаторы пулемётной установки


16. Синхронизированные винтовые домкраты управления 19. Узлы навески элерона
закрылками (по два на каждый закрылок) 20. Входной люк
17. Внутренняя створка отсека костыля
73
Звёздным часом для самолётов Пе-3 стало их участие в воздушно-десантной операции
под Вязьмой и Ржевом.
7 января 1942 года Ставка Верховного Главного Командования приняла директиву,
предписывающую войскам Западного фронта окружить и разгромить армии группы
«Центр». План операции состоял в том, чтобы охватывающими ударами армий правого
крыла Калининского фронта из района северо–западнее Ржева на Сычевку, Вязьму и войск
левого крыла Западного фронта из района Калуги в направлении Юхнов, Вязьма с одновре-
менным наступлением остальных армий Западного фронта на Сычевку и Гжатск окружить,
расчленить и уничтожить основные силы группы армий «Центр» в районе Ржев, Вязьма,
Юхнов, Гжатск.

План проведения вяземской воздушно-десантной операции (январь-февраль 1942 года)

В этой воздушно-десантной операции Пе-3 сопровождали транспортные самолёты ПС-


84 и ТБ-3, прикрывали с воздуха район десантирования, вели разведку, осуществляли связь
между взаимодействующими частями, наносили бомбо-штурмовые удары по немецкой
обороне. Самолёты люфтваффе так и не смогли оказать серьёзного противодействия высад-
ке десанта, а истребитель Пе-3 проявил все свои лучшие качества: большую дальность по-
лёта и значительное время возможного нахождения в воздухе, эффективность пушечного и
бомбового вооружения.
Но было бы абсолютно несправедливым ограничиться только этим упоминанием о бо-
евой работе тяжёлого истребителя Пе-3.
Достаточно большой радиус действия «Пешки Три» позволял использовать её для
дальних разведывательных рейдов. По воспоминаниям бывшего пилота 98-го гвардейского
ОРАП (Отдельный Разведывательный Авиационный Полк) Лезжова в июне 1944 года ему
74
было дано задание слетать на Пе-3 в Италию, чтобы «проконтролировать» процесс высадки
союзников. И тут случился вот какой казус: англо-американские ПВО чуть не сбили совет-
ский истребитель, ибо, ну ни как, не рассчитывали увидеть у себя над головой самолёт с
красными звёздами.
Воевал Пе-3 и над морем. Весной 1942 года лётчики 95-го ИАП прибыли на самолётах
Пе-3 на Северный флот и после коротких тренировок по полётам над морем, уже с середи-
ны апреля приступили к боевым вылетам. Значительный запас горючего позволял исполь-
зовать этот самолёт, прежде всего, для нанесения бомбо-штурмовых ударов по морским
конвоям противника. 15 апреля 1942 года четыре Пе-3, ведомые капитаном В. Куликовым,
атаковали военно-морскую базу Линахамари, потопив при этом один крупный транспорт и
ещё несколько повредив. Экипажи вернулись на свою базу без потерь.
Вылетали «морские» Пе-3 и на «свободную охоту». Так, 20 апреля 1942 года экипаж
лейтенанта В. Стрельцова обнаружил и атаковал танкер противника, водоизмещением око-
ло пяти тысяч тонн, который находился в порту. Внезапно появившись со стороны моря, Пе-
3 атаковал танкер бомбами и сильно повредил его, но сам при этом попал под сильный
огонь зенитной артиллерии порта. Искусно маневрируя, В. Стрельцов сумел выйти из под
огня и переворотом спикировал на цель, атаковав транспорт реактивными снарядами…
Немецкий транспорт затонул.
16 мая 1942 года четыре Пе-3 из состава 95-го ИАП под командованием капитана Н.
Кирикова атаковали миноносец противника у острова Варде. Миноносец активно маневри-
руя, пытался выйти из-под атаки, но 16 ФАБ-100, сброшенные залпом с горизонтального по-
лёта сделали своё дело — миноносец был сильно повреждён. А несколько реактивных зал-
пов поставили точку в этом бою… корабль противника ушёл в пучину моря.
Но такие удачные полёты были далеко не всегда. Летом 1942 года 7 самолётов Пе-3,
ведомые капитаном Б. Шишкиным нанесли бомбо-штурмовой удар по крупной авиабазе
противника Хебутген. Во время атаки «Пешки Три» были атакованы более чем 20 немецки-
ми истребителями. Чтобы выиграть время, Б. Шишкин пошёл в лобовую атаку и встретил
противника залпом реактивных снарядов, что несколько остудило пыл немецких лётчиков
и дало возможность прицельно отбомбиться. В общей сложности советскими лётчиками на
земле было уничтожено и повреждено 26 самолётов. Но дальше для Пе-3 сложилось всё
трагично. Пять из них было сбито, один совершил вынужденную посадку и только одному
экипажу удалось вернуться на свой аэродром.
Участвовали Пе-3 и в сопровождении торпедоносцев и бомбардировщиков морской
авиации при нанесении ударов с воздуха по морским конвоям противника.
А 25 апреля 1943 года во время сопровождения торпедоносцев Ил-4 для атаки конвоя
в Конгс-фиорде, шестёрка Пе-3 получила возможность померяться силами с однотипными
самолётами противника Ме-110. Но воздушного боя не получилось — четвёрка «110-х»
бросила свой конвой и ушла в облака.
При всё том, необходимо заметить, что самолёт Пе-3 был очень далёк от совершен-
ства. Истребитель имел значительные размеры, а значит и массу, которая естественно не
75
могла не сказаться на падении скорости и маневренности машины. И собственно, те пре-
имущества, которые давала двухмоторная компоновка истребителя почти на нет сводились
его же увеличенной массой.

Двухмоторные истребители СССР 1937—1941 гг.

1. Пушечный истребитель МПИ-1, созданный в КБ Н. Н. Поликарпова (1937 год)


2. Тяжёлый истребитель сопровождения ТИС Н. Н. Поликарпова (1941 год)
3. Многоцелевой тяжёлый истребитель В. К. Таирова Та-3 (1941 год)
4. Дальний истребитель сопровождения А. И. Микояна ДИС (1941 год)
5. Двухмоторный истребитель И-29, созданный КБ А. С. Яковлева (1940 год)
6. Высотный истребитель ВИ-100 В. М. Петлякова (1939 год)
76
ПРИЛОЖЕНИЕ

3
1

2
77
1. Опытный истребитель Пе-2И, выпущенный в августе 1941 года.
2. Истребитель Пе-3 командира эскадрильи 208-го СБАП А. Остаева, зима 1941/42 го-
дов.
3. Пе-3бис, захваченный финнами с опознавательными знаками ВВС Финляндии, август
1943 года.

Использованная литература и электронные ресурсы:


1. Русский архив: Великая Отечественная: Приказы народного комиссара обороны СССР 22
июня 1941 г.— 1942 г. Т.13. М.,1997.
2. Галлай М. Л. Первый бой мы выиграли. Избранное в двух томах. Т.2. М.,1990.
3.История отечественной авиапромышленности. Серийное самолётостроение 1910-
2010 гг. /Под общей редакцией Д. Соболева. М.,2011.
4. Кондратьев В. Рубеж перехвата—Москва // Моделист-Конструктор, №3, 1983.
5. Медведь А., Хазанов Д. Неизвестный Пе-3 // Авиация и время, №4, 1995.
6. Перов В., Растренин О. Тяжёлый истребитель сопровождения Поликарпова // Авиация
и космонавтика, №3, 1998.
7. Самолётостроение в СССР 1917—1945 гг. Книга II. Издательский отдел ЦАГИ, 1994.
8. Хазанов Д. Б. Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1942 гг. М.,1999.
9. Шавров В. История конструкций самолётов в СССР 1938—1950 гг. М.,2002.
10. Юденок В. Самолёты СССР Второй мировой войны. Мн.,2003.
11. https://ru.wikipedia.org/wiki/Совинформбюро

Тяжёлый истребитель Пе-3. «Пешка» не ставшая ферзём


78
A LA GUERRE COMME A LA GUERRE
Эта рубрика о реальных и может не очень реальных фактах и событиях,
драматических и комических ситуациях. Но так или иначе, основными нашими
героями будут люди.

Спасайся, кто может! кания.


Комичный, но и поучительный случай ***
произошёл 2 июля 1944 г. с лётчиками 117-
го ОКРАП (Отдельный Корректировочно- Штурмовики в небе Афгана
Разведывательный Авиационный Полк). Большая боевая нагрузка и возмож-
Два самолёта-корректировщика Ил-2 про- ность проникать в труднодоступные места
изводили фотосъёмку своих аэродромов с сделали штурмовик Су-25 основной маши-
целью контроля эффективности мер маски- ной при минировании с воздуха, широко
ровки. Над площадкой Литивля лётчик- применявшимся для запирания противника
наблюдатель старший лейтенант Галыгин в базах и оперативного блокирования.
обнаружил приближение двух неизвестных Обычно Су-25 нёс 2-4 контейнера КМГ-У,
самолётов и сообщил о них лётчику, кото- каждый из которых вмещал по 24 противо-
рый бросил корректировщик в крутую спи- пехотные осколочные мины-лягушки или
раль. Причём сделал это настолько резко и фугасные мины других типов.
неожиданно, что наблюдателя Галыгина так Минирование Су-25 вели на скорости
шмотануло в кабине, аж шнур внутреннего 700-750 км./час с высоты 900-1000 метров,
переговорного устройства оборвало. От а для более плотного «посева» на тропах и
неожиданного маневра и потеряв связь с дорогах снижались до 300-500 метров. Спо-
пилотом, старший лейтенант Галыгин оце- собность Су-25 к точной работе была ис-
нил ситуацию как критическую: связи нет, пользована в ноябре 1986 года под Асадаб-
пилот убит и … выбросился из самолёта на адом, где были обнаружены перекинутые
парашюте. через ущелье подвесные мосты, выводив-
Каково же было удивление парашюти- шие к укрытым в горах складам. Разбом-
ста, когда Ил-2 с «убитым» пилотом прекра- бить их сверху долго не удавалось, пока за
тил пикирование и спакойненько пошёл в дело не взялись Су-25. Четвёрка штурмови-
направлении своего аэродрома. ков майора К. Чувильского, снизившись над
По результатам инцидента было про- нависшими каменными стенами, ударила
ведено служебное расследование, в ходе по мостам бомбами в упор.
которого комиссия выяснила, что не только Вылетали Су-25 и на «охоту». Её райо-
наблюдатель Галыгин посчитал лётчика Ил- ны указывались лётчикам по данным Разве-
2 убитым, но к такому ошибочному выводу дуправления 40-й армии, куда ежедневно
пришли и наземные службы наблюдения. стекалась информация из передовых ча-
А посему, старший лейтенант Галыгин стей, разведки, спецназа.
был оправдан и не получил никакого взыс- Вылетавшие на «охоту» штурмовики,
79

Су-25 из 378-го ОШАП, Баграм, июль 1987 года

помимо обязательных ПТБ, обычно брали И один в небе воин?


универсальный вариант — пару блоков НАР 26 июля 1941 года командир звена С.
УБ-32-57 и две 250-500 килограммовые Ф. Долгушин на истребителе МиГ-3, сопро-
бомбы. вождая бомбардировщики Пе-2, в одиноч-
Наиболее благоприятные условия для ку вступил в бой с четырьмя Ме-109.
«охоты» были на равнине, позволявшей Вообще то «Пешки» прикрывало звено
атаковать обнаруженные цели с любого «МИГов», но (и так то же бывает на войне)
направления. Для эффекта большой внезап- увидев четыре самолёта противника заме-
ности практиковались удары с предельно ститель командира эскадрильи капитан Ша-
малых высот в 50-150 метров, используя гин «сиганул в кусты». Почти сразу этот
при этом специальные штурмовые авиа- «маневр» повторил и его ведомый.
бомбы с тормозными парашютами, давав- С. Долгушин вспоминал:
шими возможность самолёту уйти на без- «Один Пе-2 сбили, других мне удалось
опасное расстояние от собственных оскол- прикрыть, и они ушли пикированием. А ме-
ков. ня загоняли, но к одному «мессеру» я при-
Такая атака заставала противника врас- строился и бил до тех пор, пока он не
плох и не ему времени на открытие ответ- стал заваливаться. Позже бы я сообразил,
ного огня, но была очень сложной для са- что хватит, пора самому уходить — лёт-
мого лётчика, который быстро уставал от чика убил, машина неуправляема. А я про-
полёта над несущейся навстречу земле и должаю метров с двадцати бить по нему.
ежесекундного ожидания появления цели. Под вечер уже было, пятый или шестой
Поэтому на «охоту» отправляли только са- вылет — ополоумел. Дождался, когда по
мые опытные экипажи, которые не только мне стукнули. Машина загорелась. Рас-
превосходно ориентировались на местно- стегнул ремни и не заметил, как отдал
сти, но имели железную выдержку и пре- ручку от себя. Меня выбросило и ударило о
восходно владели техникой пилотирования киль, при этом разбил грудь. Рано распу-
самолёта. стил парашют, «мессера» по мне стреля-
*** ли. Но пробили только купол. Спустился
рядом со сбитым «мессершмиттом», по-
дошёл к нему. Меня интересовало, пробил
ли я бронеспинку. Самолёт вошёл почти
80
вертикально, в бронеспинке — четыре вывернул, чуть не сломал машину, но
сквозные пробоины. Бил из БС — ШКАСом «фоккера» их хвоста выбил. Вгляделся —
навёл, а из крупнокалиберного ударил. Я на Яке цифра 12 — Вася. Он погнался за
понял, что лётчик был убит в воздухе». немцем и оторвался от «каши», а его ве-
домый Володька Орехов, позже Герой Со-
ветского Союза, мой командир звена, от-
стал от него. Бой прошёл нормально, ни-
кого не потеряли, у Василия даже пробои-
ны нет. Когда сели, я доложил, как поло-
жено, потом отошли в сторону, и я ему
высказал всё, что думал, не стесняясь в
выражениях. Василий слушал, слушал, по-
том говорит: «Сергей, может хватит?»
А сам смеётся.»
Лётчик-истребитель Сергей Фёдорович Долгушин

***

Я сказал Василию Сталину всё, что думал


Этот случай произошёл зимой 1943 го-
да в районе Демянска. В январе С. Долгу-
шин вернулся в свой 32-й ( к тому времени
уже гвардейский) ИАП, командиром кото-
рого был назначен полковник В. И. Сталин.
В это время в районе Демянска шли
ожесточённые бои и приходилось совер-
шать очень много боевых вылетов на при-
крытие войск. Вылетал на задания и коман-
дир полка В. Сталин. Летал полковник Ста-
лин обычно в звене Долгушина ведущим
второй пары. Командир эскадрильи 32 гв. ИАП капитан С. Ф. Долгушин
Об одном из воздушных боёв вспоми- (слева) и командир полка полковник В. И. Сталин (справа)

нает С. Ф. Долгушин: ***


«Дело было между Демянском и Ста-
рой Руссой. Мы были восьмёркой или де-
сяткой, а немцев — штук тридцать. Я
оттягивал бой на свою территорию.
Вдруг замечаю, какому то Яку «фоккер»
заходит в хвост, вот-вот ударит. Я был
в невыгодном положении и стрелять при-
цельно не мог. Даже сейчас не пойму, как я
81
Что брал с собой в полёт немецкий ас
Рудольф Мюллер
Ас люфтваффе Р. Мюллер за время сво-
ей боевой карьеры с сентября 1941 по ап-
рель 1943 года сбил на Восточном фронте
94 самолёта и был представлен к Рыцарско-
му кресту с дубовыми листьями.
19 апреля 1943 года Р. Мюллер выле-
тел первый (и как оказалось в последний) Bf 109G-2 Р. Мюллера после вынужденной посадки
раз на новеньком истребителе Bf 109G-2 19 апреля 1943 года
для прикрытия группы истребителей-
бомбардировщиков Fw 190, которые долж- ками с собакой организовал преследование
ны были бомбить аэродром противника Ва- немецкого пилота, которое оказалось не-
енга. долгим. Увидев вооружённую погоню с со-
Навстречу немцам по тревоге были бакой, немец бросил оружие и не оказывая
подняты четыре пары «Харрикейнов» и никакого сопротивления сразу же сдался.
шесть «Аэрокобр». Интересны детали обследования само-
В этом воздушном бою, где в итоге со- лёта Мюллера. В спинном лацкане пара-
шлось 37 самолётов (17 немецких и 20 со- шюта находился маскировочный белый ха-
ветских) было сбито пять истребителей про- лат, тёплые носки, шоколад, спички, папи-
тивника. Советские лётчики потеряли одну росы (именно папиросы). В вещевом мешке
«Аэрокобру» и одного лётчика. были мясные консервы, шоколад, кексы,
Среди сбитых немецких пилотов ока- папиросы, перевязочный пакет. Кроме того,
зался и Р. Мюллер. После вынужденной по- в полёт бралась ракетница с запасом ракет,
садки в 8 километрах восточнее озера пистолет с запасными обоймами, складные
Мальярви, Мюллер пытался скрыться и до- лыжи и палки.
браться до своих. … Не помогло!
Место его посадки заметил командир
2-го гв. истребительного им. Б. Ф. Сафонова ***
полка П. Сгибнев, который возвратившись
после боя на свой аэродром, сразу же вы-
летел вместе с техником Соболевским к ме-
сту посадки немца на У-2.
Каково же было их удивление, когда
приблизившись к самолёту, они вместо лёт-
чика обнаружили рядом глубокие следы от
лыж.
П. Сгибнев по рации на У-2 доложил
обстановку на командный пункт, а сам вме-
сте с техником и подоспевшими разведчи-
Герой Советского Союза Семён Сибирин у своего Як-7Б. 18-й гв. иап, лето 1943 года

Когда французские лётчики спросили С. Сибирина, в чём сила


советских лётчиков, тот ответил:
«Главное — взаимная выручка в бою. Сам погибай, а друга выручай.»