Вы находитесь на странице: 1из 7

Аполлон и Дафна

Светлый, радостный бог Аполлон знает и печаль, и его постигло горе. Он познал горе
вскоре после победы над Пифоном. Когда Аполлон, гордый своей победой, стоял над
сраженным его стрелами чудовищем, он увидел около себя юного бога любви Эрота,
натягивающего свой золотой лук.
Смеясь, сказал ему Аполлон: - На что тебе, дитя, такое грозное оружие? Предоставь-ка
лучше мне посылать разящие золотые стрелы, которыми я сейчас убил Пифона. Тебе ль
равняться славой со мной, стреловержцем? Уж не хочешь ли ты достигнуть большей славы, чем
я?
Обиженный Эрот гордо ответил Аполлону:
- Стрелы твои, Феб-Аполлон,не знают промаха, всех разят они, но моя стрела поразит
тебя.
Эрот взмахнул своими золотыми крыльями и в мгновение ока взлетел на высокий
Парнас. Там вынул он из колчана две стрелы: одну - ранящую сердце и вызывающую любовь,
ею пронзил он сердце Аполлона, другую - убивающую любовь, её пустил он в сердце нимфы
Дафны, дочери речного бога Пенея.
Встретил как-то прекрасную Дафну Аполлон и полюбил ее. Но лишь только Дафна
увидела златокудрого Аполлона, как с быстротою ветра пустилась бежать, ведь стрела Эрота,
убивающая любовь, пронзила ее сердце. Поспешил ей вслед сребролукий бог.
- Стой, прекрасная нимфа, - взывал Аполлон, - зачем бежишь ты от меня, словно овечка,
преследуемая волком, Словно голубка, спасающаяся от орла, несешься ты! Ведь я же не враг
твой! Смотри, ты поранила ноги об острые шипы терновника. О, погоди, остановись! Ведь я
Аполлон, сын громовержца Зевса, а не простой смертный пастух.
Но всё быстрее бежала прекрасная Дафна. Как на крыльях, мчится за ней Аполлон. Всё
ближе он. Вот сейчас настигнет! Дафна чувствует его дыхание. Силы оставляют ее. Взмолилась
Дафна к отцу своему Пенею:
- Отец Пеней, помоги мне!
Лишь только сказала она это, как тотчас онемели ее члены. Кора покрыла ее нежное
тело, волосы обратились в листву, а руки, поднятые к небу, превратились в ветви. Долго
печальный стоял Аполлон пред лавром и, наконец, промолвил:
-Пусть же венок лишь из твоей зелени украшает мою голову, пусть отныне украшаешь ты
своими листьями и мою кифару, и мой колчан. Пусть никогда не вянет, о лавр, твоя зелень.
Стой же вечно зеленым! А лавр тихо зашелестел в ответ Аполлону своими густыми ветвями и,
как бы в знак согласия, склонил свою зеленую вершину.
Другая версия.
Аполлон любил совершать прогулки в сопровождении своего друга Гиацинта. Каждое
утро юноши ходили осматривать стада, пасшиеся на росистых лугах, и счастлив был скотовод,
чьи стада благословлял Аполлон. Нивы и пажити, по которым скользил беглый взгляд
солнцеликого бога, дарили щедрый урожай. В полуденный зной Аполлон и Гиацинт отдыхали в
дубраве, слушая арфу Эола, а по вечерам Апполон собирал поэтов, которые читали ему оды,
воспевавшие красоту, дружбу, любовь.
– Мой божественный друг, я благодарен тебе за то, что я самый счастливый человек на
земле, – уверял каждый день Гиацинт Аполлона, и в словах этих не было ни тени лести или
неискренности.
Как-то раз оба красавца долго оставались на берегу реки. Они купались и соревновались
в метании диска. Их дружба была чудесна, и им было так хорошо друг с другом. Должно быть,
они чересчур расшумелись, ибо из воды вынырнула нимфа и окликнула их:
– Нельзя ли потише? Мой отец лег отдохнуть после обеда.
Аполлон повернулся к реке и увидел красавицу не виданную даже среди дочерей
богов: лицо- белое как молоко, а волосы-зеленые, точно водяные травы, груди ее были
похожи на спелые яблоки. От изумления Аполлон выпустил диск из рук и тот покатился в воду.
– Кто ты, красавица? И кто твой отец? – спросил Аполлон.
– Я Дафна, а отец мой – речной бог, – гордо отвечала нимфа.
И Аполлон влюбился с первого взгляда. Кажется, что воздух раскалился, и только воды
реки смогут охладить его тело.
Если Дафна не согласится выйти к нему, то он готов отказаться от прогулок на заре, от
поэзии, музыки и даже от дружбы Гиацинта. Лишь бы юная нимфа согласилась разделить свою
судьбу с ним.
– О, Дафна - ты самая красивая из дев, а я – бог света Аполлон. Выйди ко мне и
раздели со мной мою любовь и царство, – предложил Аполлон нимфе. Дафна в отказ тряхнула
головой, и сверкающие капли диадемой украсили ее дивные волосы.
–Поверь мне, Дафна, ты - прирожденная повелительница, ты даже прекраснее самой
Елены! – воскликнул Аполлон и протянул Дафне руки.
– Дафна, если ты не выйдешь ко мне, я брошусь в реку! – закричал пылающий страстью
Аполлон.
–Ты такой же неистовый и горячий как твое солнце! Не кричи, отец спит, разбудишь его
раньше времени, он рассердится и поднимет на реке такие волны, что все лодки
перевернуться, – остановила Дафна Аполлона.
— Пускай нашу судьбу решают боги. Я полюблю того из вас, кто, метнув трижды диск,
дальше кинет его- произнесла нимфа и протянула из воды диск Апполону .
Гиацинт от души желал другу победы, но от волнения у Аполлона дрожала рука и два
первых броска оказались неудачными, а Гиацинт, как ни поддавался другу, метнул оба раза
дальше Аполлона.
И вот в третий раз разъяренный Аполлон замахнулся и, метко прицелившись, швырнул
диск прямо в голову своего друга. Гиацинт упал и уснул вечным сном.
Когда унесли его бездыханное тело, на траве осталась лужа крови. Дафна была так
потрясена тем, что юноша погиб по ее вине. Ведь она легкомысленно распалила в боге
ревность, жертвой которой стал человек.
Ночью, когда над кипарисами поднялся круглый месяц, из реки вышли Дафна и ее
подружки. Нимфы со свечами в руках двинулись к месту, чтобы проводить в вечность душу
Гиацинта.
— Что же ты бежишь от меня, нимфа?- кричал он, пытаясь ее догнать. Но у Дафны от
страха помутился рассудок и она побежала не к реке, а к открытому полю. Девушка
продолжала бежать из последних сил, но все ближе погоня, все сильнее чувствуется горячее
обжигающее дыхание Аполлона. Куда бежать? И тогда в отчаянии она взмолилась к отцу
своему Пенею о помощи.
— Отец! Спаси меня, спрячь или измени мой облик!
И как только прозвучала ее мольба, почувствовала Дафна, что ноги ее деревенеют и
уходят в землю, складки одеяния превращаются в кору, а руки вытягиваются в ветви. желание
бедной нимфы исполнилось — боги превратили ее в благородный лавр.
В слезах обнимал Аполлон прекрасный лавр и от горя сделал он его своим священным
растением. И украсил он голову свою венком из лавровых ветвей.
Дафна — лавр — как древнее растительное божество вошло в круг Аполлона, утратив
свою самостоятельность и став атрибутом бога.