Вы находитесь на странице: 1из 344

ЮЛИЯ ЗОТОВА

МАРИЯ ЛЕТУЧ ЕВА

ВСЁ ДЕЛО
В ПАПЕ
УДК 615.851
ББК 53.57
3 88

Зотова Ю.; Летучева М.


3 88 Все дело в папе. Работа с фигурой отца в психологическом
консультировании. — м.: Независимая фирма «Класс»,
2019. - 344 с.
ISBN 978-5-86375-241-9
Исследований по психологии отцовства, особенно на русском язы­
ке, на сегодняшний день явно недостаточно. Отношения с отцом
ключевым образом влияют на формирование психики, но эта тема
до сих пор тщательно обходится стороной не только в литературе, но
и в практике консультирования и психотерапии.
Эта книга — первое практическое пособие по работе психолога-
консультанта с отцовской фигурой. Авторы дают множество прак­
тических рекомендаций и примеров психотерапевтической работы
с отцовской фигурой, предлагают разнообразные упражнения, по­
могающие войти в контакт с образом собственного отца, принять его
сильные и слабые стороны, внутренне примириться с ним и в конеч­
ном итоге стать более целостным и счастливым.
Книга предназначена для практикующих специалистов и студентов,
обучающихся на психологов, а также будет полезной клиентам, которые
проходят или планируют пройти курс психотерапии, и всем, кто хочет
найти ответы на вопросы, касающиеся роли отца в жизни человека.

В оформлении книги использованы


рисунки Анастасии Арчаговой
ISBN 978-5-86375-241-9
© 2018, Ю. Зотова, М. Летучева
© 2019, Независимая фирма «Класс»,
издание, оформление
© 2018, А. Арчагова, иллюстрации

Исключительное право публикации на русском языке принадлежит издательству


«Независимая фирма «Класс». Выпуск произведения или его фрагментов без разрешения
издательства считается противоправным и преследуется по закону.
Посвящаем эту книгу нашим отцам
Петру Владимировичу Зотову и
Владимиру Ивановичу Чурбакову

ОТ АВТОРОВ

ПРЕДИСЛОВИЕ И БЛАГОДАРНОСТИ

Кажется странным, что книгу об отце публикуют две жен­


щины. В оправдание хотим сказать, что мы и не помышля­
ли претендовать на исконно мужскую территорию и рассу­
ждать о том, каково это — быть папой. В то же время именно
через отношение и слова матери ребенок входит в контакт
с фигурой отца. Это мамы говорят нам, какой у нас замеча­
тельный папа. Нам кажется важным написать о значении
фигуры отца для детей, о влиянии отношений с папой на все
сферы жизни и самоотношение, о том, как ценен и незаме­
ним отец для каждого человека. За 20 лет психологической
практики нам стало ясно, что отношения с отцом ключевым
образом влияют на формирование психики и ощущение
психологического благополучия. Значит, дальше хранить
глубокомысленное молчание об отцах нельзя.
Погружаясь в тему, мы опирались на значимые мужские
фигуры, которые в разное время служили проводниками
отцовской энергии и помогали нам в профессиональном
и жизненном росте.
Благодарим:
Ю рия Михайловича Логунова, преподавателя биологии,
и Александра Константиновича Белова, руководителя теат­
ральной студии у Марии Летучевой.
Григория Николаевича Фирсова, преподавателя в те­
атральной студии у Ю лии Зотовой, и ее учителя истории,
Евгения Дмитриевича Ревского, за человеческую поддержку
и инициацию пути в профессию.
Психологов Алексея Игоревича Батищева (Лунькова),
Николая Ивановича Козлова, Сергея Ш иш кова (Сталке­
ра) и Григория Хлюстова за возможность учиться, опыт
и знания.
Отцов наших детей Александра Летучева, Зака Бодена
и Евгения Курносова.
Наших коллег, студентов и клиентов, без встречи и со­
трудничества с которыми эта книга не была бы написана.
И наконец, мы признательны тем женщинам, которые
поддержали идею и помогли ее реализовать. Особая благо­
дарность Екатерине Львовне Михайловой, чье доброе слово
помогло этому тексту стать книгой уважаемого издатель­
ства «Класс».

ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ КНИГИ

Сколько песен мы с вами вместе


Спели маме своей родной.
А про папу до этой песни
Песни не было ни одной.
Из популярной
детской песенки

Примерно так обстоят дела с фигурой отца и в практи­


ческой психологии. Роль отца в жизни ребенка, а в даль­
нейшем и взрослого человека важна не меньше, чем мате­
ринская, — с этим вряд ли поспоришь. А далее возникает
множество вопросов:
♦ Как влияет отец на развитие ребенка и его взрослую
жизнь?
♦ Какие функции он выполняет и в чем их отличие от ма­
теринских?
♦ Что делать, если у меня нет или недостаточно позитив­
ного опыта общения с собственным отцом?
♦ Можно ли восполнить этот пробел и как изменится от
этого моя жизнь?
♦ Наконец, как мне быть хорошим папой для своих детей?

Ответам на эти вопросы посвящены сборник рабочих


материалов и компакт-курс, которые мы объединили под
общим названием «Все дело в папе».
Эта книга стала логическим продолжением авторских се­
минаров об особенностях работы психолога-консультанта
с отцовской фигурой. Задумывая цикл семинаров, мы даже
не предполагали, что тема отца окажется для участников
настолько востребованной и даже горячей. М ы знали одно:
папа — это важно! Собственный опыт отношений с отца­
ми, личной психотерапии и работы с нашими клиентами
вдохновлял на создание курса, в котором нам хотелось по­
делиться с коллегами открытиями и наработками, а также
побудить к исследованию и обмену опытом.
Однако, начав подготовку к семинару, мы сразу столкну­
лись с тем, что в психологической литературе эта тема пред­
ставлена довольно скудно. Вернее было бы сказать, что тема
отца — своеобразное белое пятно в практической психоло­
гии. Действительно, о роли матери написаны горы книг,
от учебников и научных исследований для профессио­
нальных психологов до популярно-развлекательных для
широкого круга читателей. Литература о возрастной и дет­
ской психологии, о воспитании и развитии ребенка сосре­
доточена на значимости материнской фигуры, связанных
с ней сложностях и радостях. Всюду — о мамах и для мам.
В крайнем случае в тексте фигурирует обобщенное понятие
«родители». Если же речь идет о папе, то вскользь и общими
фразами: «ребенку нужен отец», «папа должен быть приме­
ром», «обязанность папы — защищать, наставлять». Иногда
даже складывается впечатление, что он только на подхвате
или дублер мамы. То есть на уровне ощущений все понима­
ют, что функции папы важны и значительно отличаются от
материнских, но как быть отцом и что делает папа для ре­
бенка — об этом на момент создания книги практически не
говорилось и не писалось.
Такой разрыв между значимостью темы и информаци­
онным вакуумом, отсутствием структуры и опоры на ав­
торитеты создает напряжение вокруг отцовской фигуры.
В профессиональном поле это проявляется, с одной сто­
роны, в острой заинтересованности, которую мы видим
у коллег-психологов, посещающих наши семинары, с дру­
гой — в том, что удивительным образом до сих пор эта тема
тщательно обходится стороной не только в литературе, но
и в практике консультирования и психотерапии. М ы неод­
нократно сталкивались с примерами замалчивания темы
отцовства в практической работе психологов. Специалисты
часто признаются, что либо не решаются идти в эту сторо­
ну с клиентом, либо не знают, как туда идти, либо идут на
ощупь, интуитивно, не имея возможности опереться на ка­
кие-то конкретные знания и методики работы.
Наше погружение в данный вопрос напоминало отнюдь
не прогулку по широкому освещенному тракту или марш­
руту, снабженному путеводителями и указателями. Ско­
рее это было исследование впотьмах со свечой, когда мы
пытались нащупать тропинку и соорудить на ней ориен­
тиры для тех, кто пойдет за нами. План местности рисует­
ся карандашом на коленке до сих пор. М ы верим, что наш
вклад будет подспорьем для дальнейших открытий и со
временем подробные карты станут доступными для всех пу­

8 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
тешественников-душеведов. Будет написано гораздо боль­
ше исследований и книг, посвященных роли отца в жизни
каждого человека.
Также мы будем рады любой обратной связи по книге.
Свои комментарии, вопросы, наблюдения и предложения
присылайте, пожалуйста, на почту jara_@rambler.ru

Юлия Зотова и Мария Летучева


ВВЕДЕНИЕ

В первую очередь книга «Все дело в папе» рассчитана на


практикующих специалистов и студентов, обучающихся
на психологов. Здесь много практических рекомендаций
и примеров психотерапевтической работы с отцовской
фигурой. Однако она будет полезной и клиентам, которые
проходят или планируют пройти курс психотерапии и хо­
тят найти ответы на вопросы, касающиеся роли отца в жиз­
ни человека.
В ходе семинаров, которые положили начало этой книге,
мы убедились, что предлагаемые нами материалы и упраж­
нения помогают участникам войти в контакт с образом
собственного отца, наполниться ресурсом от этой фигуры,
принять его сильные и слабые стороны, внутренне прими­
риться с ним и в конечном итоге почувствовать себя более
целостными и счастливыми. Даже те, кто вырос без папы,
начинали ощущать его значимое присутствие в своей жиз­
ни или по меньшей мере получали возможность работать
с этой длительно замалчиваемой темой в процессе соб­
ственной личной терапии.
Практикующим психологам-консультантам и студен­
там, обучающимся на психологов, мы предлагаем наши на­
работки и выводы для совместного размышления и практи­
ческой проверки:

10 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
♦ предположений о роли отца в психологических проб­
лемах, с которыми обращаются клиенты;
♦ терапевтических техник и стратегий в работе с отцов­
ской фигурой для оказания более эффективной психо­
логической помощи;
♦ инструментов, помогающих точно определить, когда
дело именно в папе;
♦ способов помощи клиенту, у которого проблемы в от­
ношениях с отцом.

Клиентам, решающим свои психологические задачи


и проблемы, книга будет полезна для того, чтобы лучше
понять, как взаимоотношения (или их отсутствие) с отцом
влияю т на жизнь человека, формируя его сильные и сла­
бые стороны. Также эта книга будет интересна всем, для
кого тема отношений с папой актуальна и эмоционально
заряжена.
М ы старались писать языком, доступным для широкого
круга читателей, однако важно понимать, что вопросы, ко­
торые мы поднимаем в книге, не являются простыми: это
не развлекательное чтиво, а практическое руководство, ос­
нованное на наших многолетних наблюдениях и открыти­
ях в работе с клиентами.
Вы не найдете здесь универсальных советов, потому что
их не существует. Но мы дадим вам рекомендации, с помо­
щью которых вы сможете что-то осознать, переосмыслить
и даже изменить.
Вам предстоит творчески подойти к тому, чтобы приме­
нить написанное в конкретной ситуации или с конкретным
клиентом. Поэтому лучше делать эту работу не в одиночку,
а с единомышленником — супругом, приятелем, коллегой,
который поддержит ваши начинания, но лучше — с пси­
хотерапевтом (психологам — в дружественном сообществе
коллег).

ВВЕДЕНИЕ 11
ВАЖНО: если при чтении книги вы начали испытывать пере­
живания, с которыми вам тяжело справиться самостоятельно,
и ухудшается общее психологическое состояние, пожалуйста,
прекратите работу с книгой и обратитесь за помощью к ква­
лифицированному психологу!

Также хотим предупредить гиперответственных родите­


лей, что при прочтении книги они могут начать «находить»
в себе большинство или даже все описанные проблемы, тре­
вожиться и перестраховываться, ограничивая себя или сво­
его супруга (партнера) в общении с детьми. Пожалуйста, не
паникуйте! Помните, что для своих детей вы и ваш супруг
(супруга) уже являетесь достаточно хорошими родителями.
А материалы, которые, как вам может показаться, написаны
про вас, предназначены в первую очередь для специали­
стов и показывают наиболее сложные ситуации и серьезные
проблемы, а значит, они вряд относятся именно к вам.
Наконец, мы настоятельно не рекомендуем изучать эту кни­
гу для того, чтобы убедиться, что ваш партнер (родители, дети,
знакомые) все делают неправильно. Тем более нельзя исполь­
зовать предложенные нами материалы, чтобы заставить ко-
го-либо изменить свое мнение и поведение! Любые попытки
повлиять на близких приводят к еще большему напряжению
и конфликтам в семье. Вместо спасения/исправления окружа­
ющих предлагаем сосредоточиться на том, что вы можете сде­
лать с помощью новых знаний для себя, это гораздо эффектив­
нее и проще. А там, глядишь, и окружение подтянется!
Чтобы работа с материалами, предложенными в книге,
была полезной, при изучении рекомендуем не перескаки­
вать с раздела на раздел, а изучать все последовательно —
страницу за страницей, пример за примером, упражнение
за упражнением. Только с таким системным подходом ни
один вопрос не останется без вашего внимания, а практи­
ческие результаты будут более точными и позитивными.

12 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ
ТЕМЫ ОТЦОВСТВА
В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ
ЛИТЕРАТУРЕ

Исследований и монографий по психологии отцовства, осо­


бенно на русском языке, на сегодняшний день недостаточно.
Отрывочные сведения по теме мы находили в публикациях
журналов по психологии, в авторефератах научных работ,
В ШЩШЛЗХ.ХОЛфб’р ещ ш . Чтожеможно прочесть о роли
отца в нашей жизни? Большинство авторов подчеркивают
социальную, культурную детерминацию отцовской роли,
а также влияние личной истории, отношений в детстве на
формирование родительской роли и стиля воспитания.
Эрих Фромм, описывая материнскую и отцовскую лю­
бовь, разделяет их. В отношениях с отцом ребенок ищет
авторитет и руководство, а потребность «в папе» нарастает
к шести годам, когда дети начинают социализацию в школе.
То, что отец воплощает для детей ориентацию во внеш­
нем мире, отмечал и Юнг: «Отец раскрывает перед ребен­
ком объективный внешний мир и, олицетворяя сферу
авторитета и морали, напротив, создает защиту от субъек­
тивных душевных уклонов»1.
1 Павлов И. В. Психология отцовства: о б зо р и ссл едован и й и н е ­
которые выводы о соврем енном сост оян и и проблемы // Пери-

14 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
В психоаналитической теории триангуляции (концеп­
ции отношений трех личностей) одна из функций отца —
помощь в сепарации ребенка от матери. Эксперименты
подтверждают, что годовалый ребенок хорошо различает
родителей и имеет с каждым из них свои отношения. В кон­
такте с папой младенец получает альтернативный опыт об­
щения и опору для того, чтобы начать воспринимать себя
отдельно от матери.
В последнее время все большее распространение по­
лучает системный взгляд на семью. Отнош ения в диаде
родитель — ребенок начинаю т рассматривать не только
в контексте внутрисемейных связей, но и широком соци­
альном поле.
Проводились исследования того, какое влияние на
развитие детей и подростков в семье оказывает феномен
«отсутствующего отца». В научной психологии для обо­
значения этого явления используется термин «патерналь-
ная депривация».
В обществе есть устоявшаяся семейная модель, которая
включает папу, маму и детей, а значит, образ отца психоло­
гически всегда присутствует в семье, даже если физически
отец отсутствует. Ребенок поддерживает контакт с фигурой
отца, даже не находясь в контакте с ним, как с внутренним
объектом. Образ отца как символ и ценность продолжает
жить и быть значимым. Основным фактором в этом про­
цессе становится влияние матери. Именно она помогает ре­
бенку создать репрезентацию отсутствующего отца.
Российские авторы провели ряд исследований про вос­
приятие детьми своих отцов и выяснили, что одновремен­
но в психике ребенка существуют несколько отцовских об­
разов, которые могут не дополнять друг друга, а друг другу
противоречить:

натальная психология и психология родительства. № 4. 2 0 0 8 .


С. 7 8 -9 5 .

Ф И Г У Р А ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 15


♦ отец, который отличается от матери (различия психо­
логических качеств);
♦ образ реального родителя;
♦ образ идеального родителя (представление об идеаль­
ном, желаемом родителе);
♦ образ себя как родителя, «каким родителем я хочу
стать».

Однако, как подчеркивают разные авторы, стать отцом


и быть отцом — не одно и то же.
Эта идея подробно раскрывается в фундаментальной ра­
боте Луиджи Зойи «Отец»1.
Автор утверждает: «Отцовство — факт психологический
и культурный, физического порождения, в отличие от ситу­
ации с материнством, недостаточно, чтобы его обеспечить.
Отцовство будет выражаться, создаваться и открываться не
в момент рождения, а шаг за шагом в течение времени, в от­
ношениях между отцом и ребенком».
Исторический анализ, проведенный Зойей, дает полное
представление о значении архетипа отца во всех мировых
культурах. Так, древние мифы наделяют отцов божествен­
ной силой и делают мужчину единственным прародителем,
творцом, закрепляя его социальное доминирование. Эти
идеи пронизывают всю западную культуру и популяризу­
ются психоанализом. Хотя патриархат доминирует в куль­
туре, современный отец все менее соответствует идеально­
му образу античности. За прошедшие века отцовская власть
распределилась между государственными институтами
и небесами, что привело к кризису авторитета отца в семье.
У Луиджи Зойи мы находим два положения, на которые
будем опираться в своей работе.

1 Зойя Л. Отец. Исторический, психологический и культурный


анализ. — М.: Класс, 2017
Во-первых, он утверждает отцовство не как факт биогра­
фии, а как психологический, волевой и социальный жест
признания: «Чтобы быть отцом, недостаточно быть ро­
дителем, признавать естественное событие. Надо проявить
акт, активно проявить желание стать отцом этого ребен­
ка: как у нас усыновление — это волевой акт. Акт воли, пока­
зывающий намерение мужчины не только зачать ребенка, но
и установить с ним стабильную связь».
Во-вторых, в своей книге он подробно описывает проис­
хождение, причины и последствия для европейской культу­
ры такого феномена, как «невидимость отца». Именно ис­
ключение отцовской фигуры из поля семьи и воспитания
детей, как нам кажется, и есть основная причина многочис­
ленных психологических проблем, речь о которых пойдет
далее. «Отец сегодня превращается в исчезающий вид и ста­
новится роскошью», —-пишет Зойя.
Вакуум научных трудов о психологии отцовства за­
полняют автобиографические и художественные произ­
ведения про отцов. Внуш ительный по объему сборник
рассказов в журнале «Сноб» «Все о моем отце» объединил
воспоминания современных писателей, актеров, режиссе­
ров о поколении их родителей1. Автобиографические ро­
маны Михаила Эпш тейна «Отцовство»2 и «Записки нерим­
ского папы» Олега Батлука3 познакомят нас с отцовской
ролью изнутри. Непосредственный опыт самих авторов,
их захватывающие переживания, изрядная доля юмора
и глубина родительской любви открывают для читателя
психологию отцовства. Заслуживает внимания и работа
православного свящ енника и психолога Андрея Лоргуса
«Книга об отцовстве»4.

1 Все о моем отце. Воспоминания. — М.: Астрель, 2011.


2 Эпштейн М. Н. Отцовство. Роман-дневник. — М.: Никея, 2014.
3 Батлук О. Записки неримского папы. — М.: ACT, 2018.
4 Лоргус А. Книга об отцовстве. — М.: Никея, 2015.

ФИГУРА ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 17


Вот более или менее полный список источников по теме
психологии отцовства в нашем информационном поле.
Надеемся, что наша работа о папе не только перефра­
зирует сказанное ранее, но и проявит новые, актуальные
смыслы. Тем более это первое практическое пособие по ра­
боте психолога с фигурой отца в консультировании.
ПОНЯТИЕ «ФИГУРА».
ЗНАЧЕНИЕ ФИГУР ОТЦА И МАТЕРИ

Есть лишь два значимых человека, две отправные точки, с ко­


торых начинается путь любого человека. Это наши родите­
ли — папа и мама. Они не идентичны (папа — мужчина, ма­
ма — женщина), но их значимость для ребенка равноценна.
У каждого из них есть свое место в нашей жизни, своя важная
роль, свои функции. Отсюда и возникает понятие «фигура».
В психологии под термином «фигура» понимают образ
человека (реже — божества), в котором представлены суще­
ственные черты стереотипной социальной роли.
В каждом из нас живут образы наших родителей, на­
деленные прекрасными и ужасными чертами. Через эти
образы в нас проявляются их жизненные ценности, уста­
новки и сценарии, воплощаются их надежды и опасения.
В разные эпохи, в разных культурах и сообществах роли
родителей, безусловно, видоизменялись, но всегда присут­
ствовали вместе, по крайней мере в виде божественных,
архетипических фигур, олицетворявших материнское и от­
цовское начала.
Более того, можно проследить, что фигура отца долгое
время была выше по значимости, чем материнская. Под­
тверждение этому мы можем найти в религиозных учениях,
в жизненном укладе и в художественной литературе.

ФИГУРА ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 19


Особый интерес вызывают сказки. В них довольно часто
встречается персонаж мачехи, но практически нет фигуры
отчима, что лиш ний раз подчеркивает незыблемость, неза­
менимость роли настоящего отца.
Даже если «папенька» занят важными делами, он вклю ­
чен в воспитание детей и является могучей, почитаемой,
авторитетной фигурой, проявляющей силу и власть, уста­
навливающей правила и порядок, одобряющей или пори­
цающей. В Азии, на Ближнем Востоке и в ряде других регио­
нов главенство отца закреплено в социуме до сих пор.
В европейской культуре в силу многолетней борьбы за
равноправие полов и других социокультурных факторов
фигура отца и его роль размываются и в некотором смысле
упраздняются.
Этот пробел характерен и для отечественной культуры,
хотя причиной нивелирования роли отца и усиления роли
матери в воспитании детей стало не столько феминистиче­
ское движение, сколько исторические события, в ходе кото­
рых огромная страна раз за разом лишалась большей части
дееспособного мужского населения.
Феномен отсутствующего отца начал проявляться еще
в X IX веке с началом промышленного бума в России, когда
молодые мужчины надолго уезжали из деревень на заработ­
ки в город.
В X X веке на фоне двух революций и трех войн (граж­
данской и двух мировых), а также политических репрессий
феномен отсутствующего отца превратился в типовой сце­
нарий, в котором женщ ины ради выживания семьи были
вынуждены взять на себя обе родительские роли.
Спустя еще один век сценарий отсутствующего отца пе­
редается и воспроизводится на фоне уже мирной жизни,
причем на всех ее уровнях — семейном, социальном, куль­
турном, индивидуально-психологическом. И это при том,
что отцы здесь же, рядом, но выключены из жизни семьи
и воспитания, они дистанцированы или эмоционально не­
доступны для детей, их роль неясна, преуменьшена и обес­
ценена, а контакт с мужской, отцовской частью энергии за­
частую потерян, блокирован.
Чтобы ситуация изменилась, важно не сетовать на судь­
бу и не искать виноватых, а начинать с себя, заново вы ­
страивая психологически здоровую иерархию в семье,
постепенно избавляясь от разрушительных сценариев в от­
ношениях с близкими и отдавая каждому члену семьи ту
роль, которая принадлежит ему по праву.
АРХЕТИПИЧЕСКИЕ ФИГУРЫ ОТЦА.
ИХ ВЛИЯНИЕ
НА РАЗВИТИЕ СЦЕНАРИЯ
ОТСУТСТВУЮЩЕГО ОТЦА

В любой культуре есть фигуры — вожди, божества, герои, —


являющ иеся носителями мужского, и в частности отцов­
ского архетипа. В культурах, где связь с этими источниками
силы сохраняется, нет проблем с отцовской фигурой и пси­
хологическим присвоением ее важных функций и свойств.
В нашей стране очень сильна тенденция наделять власт­
ные фигуры родительскими чертами, что неудивительно,
учиты вая огромный дефицит влияния отцов.
В дореволюционной России роль сильной отцовской ф и­
гуры выполняли Господь Бог, царь-батюшка, в крайнем слу­
чае — барин-надежа, будучи воплощением абсолютного ав­
торитета, гарантами закона, безопасности и справедливости.
Им молились, на них уповали, в них искали опору и ждали
благословения от них в сложных жизненных ситуациях. По­
этому даже если отец фактически отсутствовал — погибал,
спивался или долгое время проводил на заработках, — его
психологические функции перекладывались на эти мощные
фигуры. После революции народным сознанием функции
отцовских фигур были отчасти возложены на фигуры вла­
сти — дедушку Ленина и «отца народов» товарища Сталина.
Сейчас в нашей стране также предпринимаются попыт­
ки соединить образ отца с носителями власти, образом
президента. Однако после революции и изживания рели­
гии, цареубийства и развенчания культа личности, скан­
далов и преступлений в верхних эшелонах власти процесс
такого соединения уже не является психологически цели­
тельным.
Вообще подсознательное стремление наделить властные
фигуры ролью отца помогает лиш ь отчасти, а для страны,
в которой примерно за полвека была уничтожена большая
часть мужского населения, тем более. Практически в ка­
ждой современной семье есть похожая история:

«Мои бабушка и дед поженились уже после войны. Она —


из большой крестьянской семьи, коммунист, герой трудо­
вого фронта, первый муж ее сгорел в танке на Курской дуге,
сын-младенец при бегстве из оккупации морозной зимой за­
болел воспалением легких и умер. Он — поволжский немец,
католик, из зажиточной семьи; депортирован из Саратова на
Дальний Восток, позднее переселен за 101-й километр; жена
и двое детей сосланы в Казахстан, связь с ними долгие годы
была потеряна...» ( Татьяна К 68лет)

С травматическими последствиями массового уничто­


жения мужчин на фоне отсутствия более или менее значи­
мой архетипической отцовской фигуры мы имеем дело до
сих пор. Повзрослевшие дети войны, не получивш ие до­
статочного опыта полной семьи и общения с отцами, не
могли передать его дальше, своим детям. В результате мно­
гие испытывали различные затруднения в создании семьи
или, даже создав семью, бессознательно воспроизводили
«безотцовный» сценарий: женщ ины исключали партнера
из процесса воспитания, мужчины самоустранялись или
погружались в работу. Росло количество разводов, матерей-

ФИГУРА ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 23


одиночек. Таким образом сценарий отсутствующего отца
начал транслироваться дальше из поколения в поколение,
и никакие фигуры — носители мужских архетипов не мог­
ли справиться со сложившейся ситуацией.
В подтверждение приводим еще одну типовую историю:

«Мама часто мне говорила, что обижена на отца за то, что


он ей не помогал, не был с нами. Хоть и находился рядом.
Он не особо хотел ходить на наши, к примеру, родительские
собрания, очень сильно уставал после работы. Хотя меня
очень радовало, когда он на них ходил. Большое заблужде­
ние, вижу его даже среди моих сверстников: мужчина дол­
жен обеспечивать семью, а всем остальным, в том числе
ребенком, должна заниматься мать. Но, к сожалению, этого
мало. Ты можешь иметь игрушки, но не иметь внимания от­
ца, хоть он их тебе и купил. А мне хотелось, чтобы он услы­
шал, как я учусь! Мама знала про мою учебу от и до, а он —
ничего». ( Иван Ь., 27лет)

В формировании сценария отсутствующего отца нель­


зя исключать и алкогольную, а позднее — наркотическую
и прочие зависимости, с помощью которых мужчины пы ­
таются справиться с физическими и психологическими
нагрузками. Результатом ухода мужчин от проблем с по­
мощью алкоголя и/или наркотиков становится отсутствие
партнера и отца в реальности, чтотакже вписывается в дан­
ный сценарий. Сюда же можно отнести социально одобря­
емую форму избегания контакта — трудоголизм.
Словом, важен не столько способ, каким отец был исключен
из семейной системы, сколько последствия: фигура отца для
ребенка остается недоступной.
Опыт взаимодействия с «хорошим отцом» эпизодичен
и вытеснен на задворки памяти другим опытом — жизнью
в его отсутствие, пассивным участием папы в жизни семьи

24 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
(отец перед телевизором) или пьяными дебошами и страда­
ниями близких.
Вот яркая и, увы, довольно типовая для нашей реально­
сти иллюстрация общения ребенка с таким «вытесненным»
отцом:

«Отец был хорошим работником, занимал ответственную


должность, ездил в командировки, много зарабатывал. Мы
жили очень хорошо по тем временам, у меня были самые мод­
ные платья и туфли-лодочки. Если бы не его пьянство. Быва­
ло, соседи скажут матери: "Твой там лежит". И вот я, в платье
и лодочках, волоку его из грязи. Мать скажет: "Брось, на кой
он такой!" А я не могу, это же мой папка... И как напьется, все
грозил, что с собой покончит. Я так пугалась этого, плакала,
уговаривала... А однажды меня дома не было, и не уберегла —
нашел уксусную кислоту и выпил... Так и не знаем, спьяну пере­
путал бутылки или в самом деле хотел...» (Ольга Г., 55 лет)

Влияние на процесс исключения отца из семьи оказало


и уравнивание женщин с мужчинами. Причем мы имеем
в виду отнюдь не то, что женщ ины получили возможность
работать и достигать социального успеха, мы говорим об
идее, что мужчины и женщ ины идентичны, тождественны
друг другу, в том числе и в своих функциях по отношению
к ребенку. Крайнее выражение этого — идея отказаться
в принципе от слов «мама» и «папа», заменив их безликим
«родитель».
Такой подход приводит к тому, что роли папы и мамы
размываются, ребенок оказывается в ситуации, когда место,
предназначенное для отцовской фигуры и энергии, оста­
ется незаполненным даже при фактическом наличии отца
и достаточно хороших отношениях в семье. Вырастая и со­
здавая свою семью, ребенок не может в достаточной степе­
ни опираться на этот пример, и... сценарий повторяется.
Социальная и культурная ситуация, в том числе целый
ряд социальных катаклизмов (войны, революции, репрес­
сии) привели к трагическому массовому изъятию мужчин
из семей и их уничтожению. При этом фигуры, на которые
могли быть возложены отцовские функции, также были из­
житы и уничтожены, адекватной альтернативы им в совре­
менном обществе по сей день не найдено.
ОТСУТСТВУЮЩИЙ ОТЕЦ
КАК ПРИЧИНА НАРУШЕНИЯ
СЕМЕЙНОЙ ИЕРАРХИИ

Все больше современных людей начинает задумываться о зна­


чимости фигуры отца и выбирать осознанное партнерство
и родительство. Однако в результате предыдущих искажений
семейного сценария становятся распространены нарушения
семейной иерархии. Фигура отца перестает выполнять свои
функции, она становится дисфункциональной даже в доста­
точно хороших, на первый взгляд, беспроблемных семьях.

Любая иерархия — это система подчинения низших выс­


шим. У высших больше власти, но и больше ответственно­
сти, у низших больше ограничений, но и ответственность
значительно ниже. В семейной иерархии старшинство (гла­
венство) устанавливается в порядке появления в семье.
В здоровой, функциональной семье старшие (главные, выс­
шие) — папа и мама, а дети — младшие (низшие), а значит,
имеют меньше ответственности и привилегий, подчиняются
старшим (рис. 1).

Рис. 1. Здоровая семейная иерархия


В результате воздействия сценария отсутствующего от­
ца, а следовательно, недостаточной сформированное™
соответствующих родительских ролей в семейной иерар­
хии современные семьи часто становятся детоцентриро-
ванными (рис. 2).

Рис. 2. Детоцентрированная семейная иерархия

В такой системе самыми главными являются дети. Для


них это непосильная нагрузка. Потому что если ты самый
главный, то родители тогда кто? Правильно, в этом случае
они сами занимают подчиненную, детскую позицию и на­
чинаю т действовать соответствующим образом.
Пример такой патернализации, когда ребенок занима­
ет более взрослую позицию, чем его родители, можно уви ­
деть в фильме «Вам и не снилось». В подобной иерархиче­
ской системе ребенок не чувствует, что может опираться
на родителей, психологически ощущает свое сиротство,
ведь родители перестают выполнять для него свои специ­
фические отцовские и материнские функции — напиты-
вания энергией, руководства, поддержки, установления
границ, демонстрации надежности и безопасности мира.
Другая крайность детоцентрированной семейной иерар­
хии — принцип «все лучшее — детям». В такой системе дети
становятся центром и смыслом жизни родителей, способом
реализации их амбиций и отдушиной для выражения сво­
ей эмоциональной привязанности. Кроме того, быть ре­
бенком в современном обществе означает множество при­
вилегий и отсутствие адекватных возрасту обязанностей,
большие ограничения в естественной для разных этапов
детского развития активности и высокие неестественные
нагрузки — школьные, развивающие занятия, компьютер...

Гиперопека и сверхзабота, связанные со сверхважностью ре­


бенка для родителей, душат проявления самостоятельности,
не формируют навыков справляться с жизненными трудно­
стями и нагрузками.

Быть ребенком в современном обществе выгодно, взрос­


ление означает потерю привилегий, своей главенствующей
позиции царя семьи, плюс внезапные обязательства и зада­
чи, к которым человек оказывается не готов. Нам кажется,
что инфантилизация современного общества является след­
ствием этого процесса. А психологически незрелые муж­
чины и женщины, в свою очередь, плохо справляются с за­
дачами создания и поддержания длительных отношений,
супружества и родительства. Тем более что в современном
мире необходимость партнерства мужчины и женщины уже
не представляется такой очевидной, как раньше, когда от
этого зависело выживание. Все больше женщин и мужчин
выбирают независимость друг от друга, которая по сути яв­
ляется инфантильной попыткой избежать решения проблем
сотрудничества между мужчиной и женщиной.

Они появляются на приеме — красивые, умные и обеспе­


ченные, в основном женщины (мужчины реже обращают­
ся к психологу). Конфликты в паре, естественные кризисы
в отношениях, возникающие при сближении и завершении
конфетно-букетного периода, воспринимаются ими как ка­
тастрофа, являются поводом заявить, что «мы не подходим
друг другу», и отправиться на поиски кого-то «более под­
ходящего» — того, кто будет лучше удовлетворять их по­
требности. Но удовлетворять потребности — родительская
функция, взрослые люди справляются с этим сами, в том
числе выстраивая отношения с партнером, устанавливая
границы и взаимные договоренности, соблюдая баланс меж­
ду «брать» и «отдавать». Когда мы говорим об этом нашим
клиенткам, у них поначалу возникает непонимание: «А за­
чем тогда мне партнер? И что значит договариваться?! Это
получатся какие-то деловые отношения, если любит — дол­
жен угадать, почувствовать, в конце концов, знать такие эле­
ментарные вещи».

Еще одна разновидность дисфункциональной семейной


иерархии — отсутствие иерархии. В этом случае родители мо­
гут стремиться относиться к ребенку подчеркнуто на равных
(рис. 3).

Рис. 3. Отсутствие иерархии в семье

М ы согласны с тем, что ребенок является уникальной


личностью, которую следует уважать и особенности, мне­
ния и предпочтения которой нужно учитывать. Однако
при преждевременном уравнивании ребенка с родителями
происходит утрата последними своего важного места в си­
стемной иерархии, и ребенок, как и в случае с детоцентри-
рованной системой иерархии, перестает чувствовать роди­
тельскую опору.
Кроме того, у малой группы, состоящей из трех человек
(триады), есть особенность: она стремится к образованию
коалиции — объединению двоих. Помните: третий — лиш ­
ний? При правильной системной иерархии это коалиция
родителей. И пока ребенок занимает свое место, находясь
на своей ступеньке иерархии, родителям не нужно конку­
рировать за его внимание и искать в нем опору и ресурс,
как в равном партнере или родителе (в ситуации, когда ре­
бенок выше).
Когда же ребенок уравнивается с родителями, в триа­
де появляется напряжение, и может возникать тенденция
к объединению одного из родителей с ребенком или пе­
ретягивание его каждым из родителей на свою сторону
(рис. За, 36).

Рис. За. Коалиция «мама + ребенок» в семейной триаде

Рис. 36. Коалиция «ребенок + папа» в семейной триаде

Особенно выраженным этот процесс может стать, если


в супружеских отношениях существуют сложности, кон­
фликты или кризис — а в совместной жизни такие ситуа­
ции неизбежны. В коалиции с родителем, не важно, папой
или мамой, ребенок может даже психологически замещать
взрослого партнера (рис. Зв и Зг).

Рис. Зв. Замещение ребенком отца в коалиции «ребенок + мама»

Рис. Зг. Замещение ребенком мамы в коалиции «ребенок + папа»

Многие наши клиенты вспоминают, как им приходи­


лось выполнять функцию буфера между папой и мамой —
мирить их, когда те ссорились; как мама подсылала их к па­

ФИГУРА ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 31


пе с какой-либо просьбой: «уж тебе-то папа не откажет»; как
папа просил не рассказывать маме какие-то подробности,
делал ребенка хранителем своих секретов, часто небезобид­
ных; как мальчику говорили, что теперь он в семье «за глав­
ного мужчину» после ухода отца; как мать делилась с девоч­
кой своими взрослыми проблемами, делая из нее подружку
и нагружая совсем не детской ответственностью; как они не
могли попросить поддержки, рассказать о своих собствен­
ных проблемах, даже попадая в затруднительные ситуа­
ции, ведь «мама будет волноваться еще и из-за меня». Все
это — перекосы детско-родительской иерархии, когда ре­
бенок теряет родителей психологически, «усыновляет» их
или уравнивается с ними. Так появляются предпосылки для
продолжения сценария отсутствующего отца на новый лад.
Снижению отцовского статуса часто способствует и от­
ношение мамы. Ведь именно мамино восприятие окружа­
ющего мира (в том числе и мужа) усваивается ребенком,
начиная с внутриутробного периода. А значит, является для
него непреложной истиной: как мама относится к папе, так,
скорее всего, и ребенок будет его воспринимать. Вспомни­
те, к примеру, расхожую фразу «у женщ ины всегда на одно­
го ребенка больше». В этом случае семейная иерархия тоже
становится дисфункциональной (рис. 4).

( МАМА ^

( ПАПА ) ^ РЕБЕНОК )

Рис. 4. Доминирующая позиция мамы в семейной триаде

Похожее нарушение происходит, если для женщ ины


ребенок важнее, чем супруг (см. рис. Зв). С точки зрения
семейной иерархии это крайне вредная позиция, приво­
дящая к тому, что даже при наличии хороших отноше­

32 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ний в семье ребенок может испытывать дефицит контакта
с отцовской фигурой, вернее — дефицит его специфических
отцовских функций, которые можно выполнять, только на­
ходясь в родительской роли. То есть вроде папа и есть, но
какой-то «слабенький», «не такой»...
Неуважение женщиной мужа приводит к тому, что и ре­
бенок начинает пренебрежительно относиться к папе и уже
не может опираться на его родительский авторитет, при­
сваивать ресурс отцовской энергии.
Зачастую папы сами соглашаются на такую роль, поды­
грывая маме. Впрочем, даже если не соглашаются, оценка
супруга мамой для ребенка является своеобразным филь­
тром, искажающим его собственные впечатления и опыт.

П Р И М Е Р ИЗ ПР А К Т ИК И ПС ИХ ОЛ О Г А
В семье у Ларисы папа считается неудачником: в годы пере­
стройки не сумел пробиться в бизнесе, да и по специальности
карьера не сложилась так успешно, как у иных его коллег. Ла­
риса с нежностью и теплотой вспоминает, как папа терпеливо
занимался с ней музыкой, как они вместе слушали пластинки,
ходили на концерты. В то же время она как будто стесняет­
ся своей любви к музыке, как и этой нежности к отцу: тут же,
спохватившись, начинает говорить о нем в привычном прене­
брежительном тоне, прочно усвоенном от мамы и бабушки.
У Ларисы затруднение с выбором партнера: мужчины мяг­
кие и спокойные вызывают у нее презрение, а напористые
и успешные пугают и отталкивают своей «бесчувственностью».

Психологическими последствиями отсутствия опыта


взаимодействия с отцовской фигурой стало воспроизведе­
ние сценария отсутствующего отца в разных вариациях: от
фактического отсутствия в неполных семьях до психологи­
ческого исключения отцов из контакта с ребенком (работа,

ФИГУРА ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 33


алкоголь, телевизор). Причем женщ ины способствуют под­
держанию этого сценария, возникают женские кланы, в ко­
торых присутствие мужчины сведено к минимальному.
С одной стороны, важность участия мужчины в жиз­
ни семьи и отца в воспитании ребенка признается, но
вследствие искажений системной семейной иерархии
и, опять-таки, недополученного опыта взаимодействия
с сильной, хорошей отцовской фигурой современным от­
цам сложно выполнять свои функции. Поэтому отцовское
место в семейной системе остается размытым, не насыщ ен­
ным отцовской энергией.
В результате мужчины и женщ ины испытывают слож­
ности в построении отношений, а также в других областях
своей жизни, связанных со специфическими функциями
отца, речь о которых пойдет в следующей главе.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ
ПОСЛЕДСТВИЯ
ПРОБЛЕМНОЙ ФИГУРЫ ОТЦА
ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ ЛЮДЕЙ

Для нашей страны характерна ситуация, когда молодая се­


мья живет на одной территории с родителями кого-то из
супругов. С житейской точки зрения это экономически
оправданно, да и взаимную помощь, казалось бы, просить
и получать гораздо проще.
Однако в условиях совместного прож ивания с ро­
дителями пара, выросш ая под лозунгом «все лучш ее —
детям», зачастую испы ты вает сложности с сепараци­
ей — взрослением, психологическим отделением от
родителей, построением собственной ячейки семейной
системы.
Если один из партнеров психологически остается ре­
бенком своих родителей, то второй партнер приходит
уже не на равных, как создатель собственной семейной
системы, а в качестве самого младшего члена уже сущ е­
ствующ ей родительской системы. Ему труднее занять
свое место рядом с партнером, ведь родители будут по­
стоянно возвращ ать того в «детское» состояние. Да и у са­
мих «детей» недостаточно навыков, чтобы удерживать
взрослую позицию.

ФИГУРА ОТЦА В СЕМЬЕ И СОЦИУМЕ 35


П Р И М Е Р ИЗ ПР А К Т ИК И П С И Х О Л О Г А
Коля и Света живут в квартире ее родителей, те проживают
через дорогу. Света часто бывает у родителей — забегает
полакомиться вкусностями, выгуливает собак, ездит с ними
по магазинам.
Родители, как могут, помогают молодым: подарили дочери
квартиру, машину, подкидывают денег на булавки. Да и как не
помочь, если муж ее, молодой специалист, не может позволить
себе таких дорогих покупок, а Светочка только учится? О ребен­
ке пока и речи быть не может — пусть нагуляются, еще успеют.
Колю беспокоит, что при любом конфликте он оказывает­
ся виноватым: Света бежит за поддержкой к родителям, су­
пруги не решают возникающих проблем совместно. К тому же
он чувствует себя униженным, когда жена хвастается очеред­
ным подарком от родителей.

Напряженная ситуация создается и в том случае, если


супруги проживают с одним из родителей, в подавляющем
большинстве случаев с матерью. В такой семье при недоста­
точной психологической отделенности взрослый сын или
дочь часто замещают отсутствующего партнера матери, об­
разуя коалицию в триаде (см. рис. Зв), и супруг будет энер­
гично вытесняться из этой устоявшейся пары. Поэтому для
нашей страны очень характерны женские кланы — семьи,
состоящие из нескольких поколений женщин, где мужчи­
ны не могут задержаться надолго.
Другой вариант развития ситуации — великовозрастные
холостяки, проживающие с матерями, где другой женщине
уже нет места. Как мы понимаем, и в женском, и в мужском
варианте роль мужчины-отца эпизодична, и в том и в дру­
гом случае он слишком быстро расстается с женщиной. Да­
же если у пары рождается ребенок, отец не принимает де­
ятельного участия в воспитании или попросту бывает не
допущен к нему.

36 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
П Р И М Е Р Ы ИЗ П Р А К Т И К И ПС ИХ ОЛ О Г А
Ирина живет с мужем и его мамой, которая вырастила сына
одна. У Ирины со свекровью отношения не ладятся, живут как
кошка с собакой. Самое обидное для Ирины то, что муж в кон­
фликтах поддерживает маму, требует, чтобы жена ее слушалась,
потому что у мамы слабое здоровье и ей нельзя расстраиваться.
Каждый вечер после работы мать с сыном подолгу разговарива­
ют за ужином, смотрят на кухне телевизор. Во время этих разго­
воров свекровь не преминет уколоть невестку или пожаловаться
на нее. Ирине крайне неприятно, она старается побыстрее по­
кидать такие семейные собрания. В последнее время отноше­
ния супругов становятся все более натянутыми, много взаимных
обид и претензий, возникают мысли о разводе.

* * *

Соня живет с мамой и твердо знает, что та не вышла замуж


второй раз «ради дочери». Об отце у них в семье говорить не
принято, как о «предателе». Мама всячески подвигает Олю
к налаживанию личной жизни, при этом очень волнуется, стоит
дочери немного задержаться на работе: часто звонит, требует
подробного отчета обо всем. Так мама проявляет свою заботу,
чтобы жизнь «ее девочки» сложилась лучшим образом.
Соня много и успешно работает, выглядит очень эффектно.
Только времени на пресловутую личную жизнь у нее остается
не так уж много, а поклонники попадаются «не те» и все как
один не нравятся маме. В последнее время мама все чаще за­
водит разговор о внуках. Соня постепенно склоняется к мыс­
ли родить для себя, потому что время идет, а она не видит до­
стойных мужчин в своем окружении.

* * *

Женя живет с мамой и бабушкой, которые обеспокоены тем,


что он «ничего не хочет» — не ищет работу по специальности,
не стремится создать семью, в последнее время стал часто
выпивать. При этом когда речь заходит о знакомстве с девуш­
ками, мама возмущенно начинает рассказывать о том, какие
они сейчас все легкодоступные и непорядочные. На советы
дать сыну больше самостоятельности она реагирует так: «Вы
что, он даже носки себе выбрать не может!» Женщинам кажет­
ся, что если они ослабят контроль, «он окончательно покатит­
ся по наклонной, как и его отец непутевый».
Так и живут они в тисках удушающих созависимых отноше­
ний, где любое проявление сепарации сына и внука пресека­
ется на корню. И похоже, что он сдался этому настойчивому
требованию не взрослеть, найдя выход и утешение в алкоголе.

М ы рассмотрели причины, по которым фигура отца мо­


жет психологически исключаться из семьи и утрачивать
свои функции, что не проходит бесследно для развития
и становления психики ребенка, который по природе сво­
ей опирается на двух важных людей — папу и маму. Они —
две половинки как его генетического кода, так и его души,
и нельзя это отрицать. Отсутствие одной половинки или
конфликт между ними приводит к ощущению пустоты,
чрезмерного внутреннего напряжения, неизбывной тоски
по чему-то очень важному, препятствует ощущению вну­
тренней целостности и наполненности, приводит к проб­
лемам в собственных отношениях и других сферах. Вот
почему нам представляется столь важным вернуть фигуре
отца принадлежащее ей по праву место в нашей жизни.
СОЦИАЛЬНЫЕ МИФЫ
О ПАПАХ И МАМАХ

В обществе сущ ествует множество стереотипов и мифов,


связанных с ролью родителя. К сожалению, больш и н ­
ство из них являю тся следствием феномена отсутствую ­
щего отца и ничего, кроме вреда, не приносят ни взрос­
лым, ни детям.
Мифы, порожденные феноменом отсутствующего отца,
знакомы всем. Вот лиш ь некоторые из них:
♦ папа и мама вы полняю т примерно одинаковые
ф ункции;
♦ папы не настолько ответственны, чтобы им можно
было доверить ребенка;
♦ отцам в принципе не интересны дети, им куда важнее
работа, друзья, хобби, пиво перед телевизором;
♦ мама для ребенка — это все, и она должна быть этим
всем, абсолютно забыв про себя;
♦ материнство — это не роль, одна из многих, а предна­
значение (исключительно важное и приоритетное для
женщины, в котором она должна стремиться к идеалу,
принятому в обществе).

Опираясь на такие стереотипы, женщ ины зачастую


буквально отстраняют мужчин от контакта с детьми, либо

40 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
«оберегая» мужчин (папа устал на работе), либо критикуя
и пытаясь научить их делать «правильно». Однако и папа,
и мама прежде всего — родители. Родитель — это роль, ко­
торая характеризуется двумя важными чертами.
1. Забота — понимание и удовлетворение естественных
потребностей ребенка в соответствии с его индивидуально­
стью и возрастными особенностями.
2. Доминирование. И у детей, и у родителей есть свое
место в семейной иерархии. В системе «родитель — ребе­
нок» родители — главные.

Забота без чуткого понимания потребностей становится


гиперопекой и гиперконтролем, которые удушающим об­
разом влияют на становление личности.
Забота без доминирующего положения родителей по­
хожа на заискивание, прислуживание и ненужное жертво­
вание собой, за которое потом взыщется с ребенка, да еще
и с процентами.
Доминирование без чуткости и заботы перерастает в са­
модурство, тиранию и насилие.
Отсутствие доминирования и заботы порождает безраз­
личие, заброшенность и феномен психологического сирот­
ства — когда при фактическом наличии родителей ребенок
испытывает дефицит их участия в своей жизни вплоть до
ощущения полного отсутствия мамы и папы.

Мало быть родителем формально, важно выполнять роди­


тельскую роль. И это одинаково относится как к маме, так
и к папе.

Папы отличаются от мам по способу взаимодействия


с детьми. Да и функции они выполняют иные. Не важно,
чем обусловлено различие — биологически, культурно, со­
циально, — но с этим следует считаться.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 41


М ы пишем об этом не для того, чтобы кого-то обвинить
или уличить, а для того, чтобы развенчать вредоносные для
родительства мифы и иллюзии. М ы уверены: при отсут­
ствии сильно выраженной психологической травматиза-
ции отцам нравится бы ть со своими детьми и вы полнять
свои ф ункции, они прекрасно управляются со всеми обя­
занностями и испытывают большое желание быть как мож­
но лучш ими папами — насколько это возможно на данный
момент в личной истории конкретного мужчины.
ОТЛИЧИЕ
РОДИТЕЛЬСКИХ ФУНКЦИЙ
МАМЫ И ПАПЫ

Конечно, есть универсальные родительские ф ункции, ха­


рактерные и для материнской, и для отцовской роли. Как
мы уже говорили, хорош ий родитель — это тот, кто про­
являет заботу о потребностях ребенка и является глав­
ным в семейной иерархии по отнош ению к нему. Но есть
у мамы и папы роли, которые сущ ественно отличаю тся
друг от друга, и именно благодаря этому различию ребе­
нок может гармонично развиваться и взрослеть. Давайте
рассмотрим, чем отличаю тся мужские и женские роди­
тельские ф ункции.
Мама и папа привносят в будущего ребенка свою гене­
тическую информацию поровну.
Папино начало — активное, целеустремленное, подвиж­
ное и в некотором смысле рискованное: сперматозоиду
предстоит проделать нелегкий путь, преодолеть множество
препятствий для встречи с яйцеклеткой, пройти серьезный
отсев и выдержать суровую конкуренцию с другими спер­
матозоидами.
Мамино начало — стабильное, защищенное, избира­
тельное, питающее. Может, уже здесь заложены такие есте­
ственные различия материнского и отцовского?

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 43


Вот наступает беременность. Именно здесь мы встреча­
емся с социальным мифом, будто теперь все зависит толь­
ко от мамы: она вынашивает, она тревожится и переживает,
она мучается токсикозом, отеками и прочими ограничени­
ями и неудобствами беременного состояния, она, в конце
концов, рожает.
Все так. И тем не менее хорошая беременность — это за­
слуга и папы тоже. Ведь он берет на себя ф ункции добыт­
чика, защиты, опоры и поддержки для мамы в трудную
минуту.
Как самый близкий ей (и малыш у!) человек, папа влия­
ет на будущего ребенка опосредованно, через маму. И но­
гда мы даже в ш утку называем таких «беременных» мужчин
«мапа», подчеркивая, что мужчина во время беременности
и первого года жизни ребенка выполняет функцию психо­
логической утробы для мамы, а она, в свою очередь, вына­
шивает и «созревает» малыша — физически, энергетически
и психологически.
После рождения ребенок (в хорошем варианте) дол­
гое время находится в глубоком контакте с мамой. Другие
люди — папа, бабушки-дедушки, братья-сестры, близкие
друзья — попадают в его поле зрения, только если находят­
ся в близком контакте с мамой и малышом. Но мама здесь,
безусловно, главная.
Однако по мере взросления в жизни и восприятии ре­
бенка становится все больше места для папы, роль кото­
рого постепенно возрастает. В какие-то моменты папа
становится для ребенка даже важнее, чем мама, и это есте­
ственный процесс, который женщинам не всегда легко
принять.
Подробно об этапах развития ребенка и роли в них каж­
дого родителя пойдет речь ниже, а пока предлагаем вам вы ­
полнить несколько практических заданий.

44 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ВОПРОСЫ И УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ
ИЛИ ОБСУЖДЕНИЯ С ПСИХОЛОГОМ

ЗАДАНИЕ « АСС ОЦИА ЦИИ»


Если собрать воедино ощущения и образы, ассоциации
и метафоры «материнского» и «отцовского», можно выстро­
ить такую таблицу:

МАМА ПАПА
женское мужское
любовь закон
дает жизнь дает силу жить
связь, контакт, принятие границы, сепарация,
индивидуация
оберегает, сохраняет отстаивает, защищает
заботится, утешает требует, дисциплинирует
безопасность, созревание риск, развитие
утроба, питание вектор, направление
личное, внутренний мир социальное, внешнее
проявление
земное, мирское, духовное, возвышенное,
материальное идеалы
отношения с миром отношения с Богом

Продолжите свой список ассоциаций:

МАМА ПАПА

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 45


З А Д А Н И Е « М О Й ХАР АК Т Е Р »
Составьте список: какие черты характера вам запомнились
с детства у папы? У мамы?
Можно составлять отдельно списки качеств, которые
нравились, и тех, которые были неприятны. Как проявля­
ются эти качества у вас — в какой степени, в каких ситуаци­
ях и т. д.?

У ПР АЖНЕ НИЕ «АВТОПОРТРЕТ»


Нарисуйте папу и маму, а потом выполните рисунок себя,
в котором бы проявились черты и папы, и мамы. Можно
экспериментировать с образами, символами, цветом и т. д.
Что вы чувствовали во время рисования? Что чувствуете,
когда смотрите на рисунки?

УПРАЖНЕНИЕ «КОПИЛКА ВПЕЧАТЛЕНИЙ»


Вспомните, что вы лю били делать вместе с папой и вме­
сте с мамой, с каждым по отдельности и с ними обоими.
Постарайтесь вспомнить книжки, песни, игры, фильмы,
еду, которые ассоциируются у вас с папой и мамой. П о­
пробуйте как-то овещ ествить эти впечатления. Н апри­
мер, составьте плейлисты с «папиными» и «мамиными»
песнями. Или семейную книгу рецептов с фирменными
блюдами от папы и от мамы. Если вы жили с дедушка-
ми-бабушками, возможно, у вас будут копилки впечатле­
ний и для них.

З А Д А Н И Е « ОБ Р АЗ ТЕ ЛА»
Подумайте и при желании запишите, какие черты вашей
внешности, телосложения, особенности мимики, походки,
интонации, словечки и т. д. имеют отношение к папе, а ка­
кие — к маме? Как вы ощущаете в своем теле папино и ма­
мино, есть ли разница в ощущениях? Приятно ли вам это
сходство или хочется от него избавиться?

46 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ЗАДАНИЕ «МОИ ЧУВСТВА»
Ответьте на вопросы: что вы сейчас испытываете по отно­
шению к папе, а какие чувства — к маме, чем они отлича­
ются? Бывает ли вам стыдно за какие-то свои чувства к сво­
им родителям? Какие чувства вы испытывали, читая список
упражнений или выполняя их? Что для вас означают эти
чувства?
ВОЗРАСТНЫЕ ЗАКОНОМЕРНОСТИ
РАЗВИТИЯ РЕБЕНКА И РОЛЬ ОТЦА

Если отталкиваться от возрастной периодизации разви­


тия ребенка начиная с внутриутробного периода, можно
заметить основные этапы, сенситивные (чувствительные)
к определенного рода влиянию со стороны родителей.
Основываясь на бодинамическом подходе1, можно выде­
лить несколько этапов формирования структур характера,
отвечающих за базовые психологические функции.

ВНУТРИУТРОБНЫЙ ПЕРИОД
На этом этапе происходит формирование структуры су­
щ ествования: ощущение «я есть», телесная идентичность,

1 Бодинамика — современный метод телесно ориентированной


психотерапии. Для нее характерно особое понимание психом о­
торного развития и структур характера, сочетание целостного
подхода к человеческой личности с глубоким знанием мышечной
анатомии. Бодинамический анализ, или анализ телесного разви­
тия, часто называют соматической психологией развития.
Источник: http://www.therapy.by/therapy/bodinamika/
© Therapy.by — психология и психотерапия
Бодинамика создана датским терапевтом Лизбет Марчер
и опирается на идеи Выготского, психоанализ и телесную тера­
пию. На наш взгляд, этот подход к периодизации детского разви­
тия практичный, современный и глубокий.

48 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
базовое доверие миру, ощущение безопасности. В широ­
ком смысле формируется контакт — с собой, другими, ми­
ром. Здесь главная роль, безусловно, принадлежит маме.
Роль отца и ближайшего поддерживающего окружения яв­
ляется опосредованной и выражается в помощи и создании
комфортных условий для мамы и ребенка.

ПЕРВЫЙ год жизни


С момента рождения и примерно до восьмимесячного воз­
раста у ребенка формируется структура потребностей:
возможность получать в отношениях то, что необходимо,
различать свои потребности и заявлять о них, следовать
своим ритмам и адаптироваться. Формируется эмоцио­
нальная привязанность, ребенок учится откликаться на
контакт и проявлять свои нужды. Все эти способности фор­
мируются в контакте с мамой, однако папино присутствие
не менее важно, поскольку папа является ближайшим по­
сле мамы человеком из круга привязанностей младенца.

ОТ 8 М Е С Я Ц Е В ДО 2,5 ЛЕТ
В это период происходит формирование структуры ав­
тономии — любопытства, способности ощущать свои им­
пульсы и устремления, различать «мое» и «не мое», чувства
и действия, факты и интерпретации. Просить и получать
помощь, способность к сопротивлению влиянию других
людей, осознание правил и границ. В этот период папа на­
чинает проявляться как осознаваемый значимый объект,
отдельный от мамы и совершенно на нее не похожий, что
имеет колоссальное значение для развития и последующей
психологической сепарации ребенка.

ОТ 2 ДО 4 ЛЕТ
В этом возрасте у ребенка происходит формирование
структуры воли — осознание себя, собственной силы,

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 49


умение с ней обходиться, выдерживать нагрузки, в том
числе собственные сильные чувства. Развивается спо­
собность к целенаправленному действию, формируются
временная перспектива, система убеждений и ценностей.
Определяется идентичность («я»). Вырабатывается по­
нимание выбора и его последствий. Ребенок буквально
рождается психологически, и именно в этот период наи­
более актуальной становится тема сепарации. Роль папы
возрастает, поскольку именно папа является проводни­
ком во внеш ний мир, тогда как мама больше отвечает за
создание внутренней питательной и безопасной среды
для развития и созревания. Папа поддерживает иссле­
довательский интерес ребенка и устанавливает границы
дозволенного, он позволяет малыш у пробовать на проч­
ность себя и мир.

ОТ 3 ДО 6 ЛЕТ
На этом этапе происходит формирование структуры
любви и сексуальности — полоролевой идентичности,
ощущения и проявления чувства любви и эротических пе­
реживаний и умение их различать, проявлять и контро­
лировать (ребенок сначала направляет их на родителей,
потом на других взрослых, потом на сверстников). Разви­
вается умение различать реальность и фантазии, роман­
тический и деловой взгляд на действительность, манипу­
лировать другими для достижения своих целей. Человек
как бы рождается для социума, выходя из семейного круга
в круг сверстников. Папа в этот период не только равен, но
даже превосходит по значимости маму, так как именно он
отвечает за темы взаимодействия с внешним миром, а зна­
чит, и с социумом. Кроме того, папа является образцом
мужчины и мужского как для мальчиков, так и для девочек,
и очень влияет на их переживание своего и противополож­
ного пола.

50 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ОТ 5 ДО 9 ЛЕТ
Между 5 и 9 годами происходит формирование структу­
ры мнений. Это происходит в группе среди сверстников
и других взрослых, уже не относящихся к семье. Это пе­
риод маленьких почемучек: ребенок сравнивает мнения,
формирует и учится аргументировать свою позицию, вы ­
слушивая мнения и аргументы других. Ребенок способен
учиться, тестировать реальность, проверять свое мнение на
прочность и менять его в соответствии с фактами реально­
сти или под давлением чужого мнения. В этот период отец
выступает как значимый человек, обладающий знаниями,
умениями и опытом, которые он может передать своему
ребенку. Имеет значение также то, как родители обходятся
со своими различиями, как согласуют свои мнения и сти­
ли воспитания: конфликтуют ли они или договариваются,
перетягивают ребенка на свою сторону или соблюдают се­
мейную иерархию. В этом возрасте, в зависимости от вза­
имоотношений родителей, которые на данном этапе уже
в достаточной мере осознаются и оцениваются ребенком
как «хорошие, подходящие» или «плохие», либо закладыва­
ется целостная картина мира, либо нарастает внутренний
конфликт между «маминым» и «папиным» способами жиз­
ни и взглядами на мир.

ОТ 7 ДО 12 ЛЕТ
На этом этапе происходит формирование структуры со­
лидарности и проявления себя в группе, которое затраги­
вает вопросы иерархии и своего места в группе, групповые
роли, объединение в компании со своим полом; развивает­
ся тема близости и дистанции, лидерства и конкуренции,
уникальности и конформности. На первый план выходят
образование, интересы, хобби, знания, умения, навыки.
Развивается чувство ответственности, обязательства, фор­
мируется понимание ценности денег. Здесь становится

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 51


важной оценка отцом достижений ребенка и его реакция
на детские неудачи. Именно в это время под влиянием от­
ца закладывается отношение к тому, что принято называть
успешностью и успехом. С этого момента и на всю даль­
нейш ую жизнь значимость отца для мальчиков становится
приоритетной по сравнению с матерью.

ОТ 1 3 ДО 18 ЛЕТ
В подростковом возрасте происходит интеграция всех
структур характера — кристаллизуются личностные осо­
бенности, проявляется психотип. Также появляется воз­
можность для коррекции раннего опыта как в сторону по­
ложительных, так и в сторону дезадаптивных изменений.
Роль отца в этот период также возрастает, поскольку идут
процессы полового созревания и вопросы полоролевой
идентичности вновь актуализируются. С одной стороны,
по-прежнему важны границы в отношениях отца и сына/
дочери, с другой — чрезвычайно значимы оценка и одобре­
ние мужских и женских качеств подростка.

Нетрудно понять, что папа для ребенка становится зна­


чимым начиная со второго года жизни, и его значимость
с каждым годом лиш ь возрастает. Если все складывается хо­
рошо, фигура папы вскоре сравнивается по важности с ма­
миной, а в некоторые периоды даже выходит на первый
план — в период формирования структуры любви и сексу­
альности, в предподростковом возрасте для девочек и лет
с семи и далее на всю жизнь для мальчиков.
ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТЕМЫ,
СВЯЗАННЫЕ С ФИГУРОЙ ОТЦА

У взрослых людей существует целый ряд тем, напрямую


связанных с фигурой отца. Эти темы могут стать или не
стать психологическими проблемами, в зависимости от
того, насколько гармоничными были отношения папы со
своим ребенком.
Отец оказывает всеобъемлющее влияние на наше вос­
приятие мира. Так, поведение и отношение отца к своему
ребенку влияет на:
♦ уверенность в своих силах, чувство безопасности
и защищенности;
♦ личные границы: что мне можно, а что нельзя, что по
отнош ению ко мне хорошо, а что недопустимо, на что
я способен, а чего мне не достичь;
♦ самоидентификацию, самооценку (Кто я? Какой я?),
то есть на принятие или неприятие себя;
♦ сценарий личных отношений — мужско-женских
и детско-родительских;
♦ самореализацию — способность действовать,
предъявлять себя, рисковать, творить новое, ж ить
свою ж изнь и идти своим путем, в том числе на
взросление и инициацию , прохождение ж изнен­
ных кризисов;
♦ отношения с социумом — структурой, иерархи­
ей, властью, личной ответственностью; способность
встроиться в социум и занять в нем достойное место.

К опыту «достаточно хорош его отца» можно отнести


воспом инания из детства, которые подтверждают, что
папа:
♦ защищал вас или кого-либо, проявлял свою силу
безопасным для вас образом;
♦ устанавливал границы и правила, настаивал на их со­
блюдении;
♦ хвалил, одобрял, гордился, восхищался вами;
♦ требовал от вас что-то сделать хорошо;
♦ проявлял нежность и уважение к маме;
♦ радовался, что вы девочка (мальчик);
♦ играл с вами, учил, занимался с вами какими-то общ и­
ми делами;
♦ был предметом вашей гордости.

Даже если это совсем небольшой опыт, он ценен и ва­


жен. Именно из таких моментов складываются наши ресур­
сы — сила и радость жить.
Ниже рассмотрим более подробно, что стоит за каждой
из этих тем, как именно проявляется влияние отца на ту
или иную сферу жизни, с какими сложностями мы можем
столкнуться и в чем состоит особенность стратегий психо­
терапии при работе с отцовской фигурой. Но прежде чем
приступать к изучению, выполните несколько простых
упражнений — это поможет вам лучше понять суть изло­
женного материала.

54 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ВОПРОСЫ И УПРАЖНЕНИЯ
ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ
ИЛИ ОБСУЖДЕНИЯ С ПСИХОЛОГОМ

УПРАЖНЕНИЕ «АССОЦИАЦИИ»
Запишите свои ассоциации, ответив на вопросы: с какими
сильными, позитивными сторонами и качествами ассоции­
руется у вас образ отца? Были ли в вашей жизни моменты,
когда ваш папа проявлял такие качества?

У П Р А Ж Н Е Н И Е « К О П И Л К А В П Е Ч А Т Л Е Н И Й О ПАПЕ»
Подумайте и запишите, какие чувства возникают у вас
при перечислении функций «достаточно хорошего отца»?
Можете ли вы припомнить что-то из списка, имеющее от­
ношение к вашему отцу? Какие-то эпизоды из жизни, свя­
занные с позитивным проявлением папой этих функций,
заряжены для вас яркими, теплыми, радостными эмоциями
или чувством спокойствия, уверенности, надежности?

УПР АЖНЕ НИЕ «ПЕРЕВОД С ТАРАБАРСКОГО»


Когда вы читаете список, на что влияет фигура отца, что-то
сразу вам кажется знакомым, интуитивно понятным или са­
мо собой разумеющимся. Да и примеры из жизни приходят
на ум легко. А что-то не совсем так. Например, вопросы мо­
жет вызывать тема границ, или самореализации, или умное
слово «идентичность». Отметьте для себя самую понятную
и самую непонятную для вас функцию. Иногда недопони­
мание бывает связано с недостаточным собственным опы­
том в этой области.

УПР АЖНЕ НИЕ «ОЦЕНКА И Р АНЖИР ОВАНИЕ РЕСУРСОВ»


Проведите самостоятельную оценку по перечисленным вы ­
ше темам, ответив на вопросы: «Что у меня развито?», «Что
у меня есть? Какие мои сильные стороны, ресурсы? А како­

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 55


вы мои слабые стороны что бы мне хотелось улучшить?».
Как вы считаете, оказал ли какое-то влияние на эти сильные
и слабые стороны ваш отец, какое именно? Проранжируй-
те список тем по степени их значимости и актуальности для
вас в настоящее время.

УВЕРЕННОСТЬ В СЕБЕ

Пока ребенок находится в материнской утробе, папа вы ­


полняет очень важную функцию: обеспечивает безопас­
ность, защиту, поддержку и опору для будущей мамы. От
состояния и самоощущения беременной женщ ины напря­
мую зависит, как будет воспринимать младенец окружаю­
щий мир — как надежное и достаточно безопасное место,
а себя — как желанного и достаточно хорошего, или он
будет ощущать мир как нечто угрожающее и агрессивное,
а самого себя — беспомощным, отвергнутым, ненужным.
Во многом это ощущение зависит от отношений мамы
с папой в этот период — любящих и надежных, несмотря на
периодические разногласия, сложности и конфликты, или
рушащихся, агрессивных, небезопасных. Тем более если
мама переживает недопустимое отношение к себе, угрозу
разрыва, развод или в связи с этими событиями принимает
мучительное решение, сохранять ли беременность.
В первые месяцы жизни, когда малыш продолжает на­
ходиться в психологическом и энергетическом симбиозе
с мамой, папа также влияет на ребенка в большей степени
опосредованно — через взаимодействие с мамой. Но чем
дальше, тем больше ребенок начинает выделять из окру­
жающего мира объекты, различать людей, участвующ их
в уходе за ним, формировать свои первичные привязанно­
сти. Все больше в его реальности непосредственного взаи­

56 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
модействия с папой, и чем дальше, тем больше отцовские
функции начинают отличаться от материнских.
Таким образом, если роль мамы «питательная» и обеспе­
чивающая, то папа дает ребенку чувство защищенности
и надежности, укорененности и безопасности, смелости
и уверенности. Это ощущается буквально на физическом
уровне, как поддержка за спиной. Многие клиенты, кото­
рых мы просим поделиться своими первыми хорошими
воспоминаниями об отце, представляют себя у него на ру­
ках или сидящими на коленях или на плечах, или как папа
подбрасывает и ловит, качает на качелях и т. д. Такие вос­
поминания, как правило, связаны с ощущением покоя, за­
щ иты и в то же время — бесстрашия, воодушевления и соб­
ственной силы.
Если по каким-то причинам человек не получает такую
поддержку в детском возрасте, он оказывается незащ и­
щенным перед большим, сложным и довольно опасным
миром. И не только без защиты, но и без энергетической
подпитки — родовой, мужской, отцовской, то есть, по су­
ти, без ресурса.
Проблемы неуверенности, незащищенности, отсутствия
опоры, обесточенности (отсутствия энергии), страха пе­
ред жизнью могут быть связаны непосредственно с отцом
(дисфункциональный отец, не дающий поддержку ни ма­
ме, ни ребенку, или деструктивный отец, который берет,
а не дает, и/или нападает, вместо того чтобы защищать).
Однако не менее частая причина возникновения проб­
лем с уверенностью кроется в отказе человека принимать
поддержку отца.
Отказ брать ресурс у отца может происходить как из-за
реальных травматичных отношений с ним, так и из соли­
дарности с другими значимыми людьми (например, с ма­
мой), усвоения их установок и отношения к отцу или муж­
чинам в целом.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 57


Когда мы задаем клиентам вопрос о том, как они отно­
сятся к своему отцу, часто слышим ответ вроде «я ничего
уже не чувствую», «как я могу к нему относиться после то­
го, что он сделал?», «Мне уже давно ничего не надо от это­
го человека» или прямо «у меня нет отца». Как будто даже
факт того, что мы появились на свет при участии двух чело­
век — мамы и папы, — отрицается. Именно так отсекается
возможность получения отцовской поддержки в виде силы
и уверенности. Ведь мама дает жизнь, а папа — силу жить.
Тогда полезно обратить внимание клиента на то, что
папа у него есть в любом случае и он будет его папой всегда,
несмотря ни на что. М ы предлагаем поместить фигуру отца
в пространстве консультации и наблюдать за происходя­
щими изменениями.
Важно понять: что бы ни происходило в нашей жизнен­
ной истории, в ней совершенно точно был момент, когда
мама и папа были вместе и любили друг друга, в результате
чего мы появились на свет. Даже если эта любовь длилась
недолго. Дети — это в буквальном смысле результат любви,
продолжение ее потока из поколения в поколение. И это
связь, которая с нами навсегда, даже если как супруги для
наших мам или как воспитатели для своих детей наши от­
цы были не самыми идеальными.
В любом случае решение отказаться от плохого отца кли­
ент принимает сам. А значит, он может сам и поменять это
решение на более конструктивное.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У ?
М ы предлагаем клиентам, чья неуверенность связана
с утратой опоры на отца, возвращать себе эту связь, присо­
единяться к его потоку энергии. Для этого мы моделируем
ф ункции поддержки и защиты и связываем их с фигурой
хорошего отца. Для многих клиентов такая связка увеличи­
вает эффективность психотерапевтической работы.

58 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ТЕМА ГРАНИЦ

Традиционно считается, что тема границ — мужская. Рас­


ширять территорию, защищать внешние границы от вра­
гов, устанавливать правила и законы, различать свое и чу­
жое... Не случайно отцовская энергия связана с ощущением
защиты, которое в том числе дают границы.

Многократно проверено: границы, поставленные мамой,


проверяются, поставленные папой — не оспариваются.

Тема границ чрезвычайно важна не только сама по себе,


но и в контексте других тем — уверенности, самоидентифи­
кации, отношений с близкими и социумом и т. д. Ф ункции
границ проявляются разными способами.

РАСШИРЕНИЕ ТЕРРИТОРИИ
Если мама оберегает ребенка, стремится максимально обезо­
пасить его, то папа — проводник всего нового. Границы — это
не только запреты, как многие превратно понимают, но и раз­
решение: «мМожно», «яЯ это могу», «я могу себе позволить».
Главное условие — делать это в рамках безопасности. Значение
разрешающих посланий от отца трудно переоценить: в лите­
ратуре по воспитанию не случайно утверждается, что сочета­
ние запретов и разрешений должно быть по крайней мере в со­
отношении 1:3, то есть один запрет на три разрешения.

З АЩИТ А Т Е Р Р И Т О Р И И
Люди, у которых папа выставлял адекватные запрещающие
и разрешающие границы, хорошо понимают, что можно
позволять делать другим по отношению к себе, а что недо­
пустимо. Как следствие — они хорошо чувствуют и уважают
границы других, умеют спокойно заявлять о своих границах
и, если необходимо, настаивать на их соблюдении. Люди,

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 59


которые не получили от отца в детстве такого опыта, в своих
взрослых отношениях либо чрезмерно сливаются с партне­
ром, либо чрезмерно дистанцируются. В конфликте инте­
ресов — либо чрезмерно поступаются своими, либо недопу­
стимо ведут себя по отношению к другим. Либо остаются
в разрушительных отношениях, либо рвут контакт там, где
возможно договариваться и сотрудничать. И причина всего
одна — недостаточное ощущение собственных границ.

С О Б Л Ю Д Е Н И Е ПР АВ ИЛ И З А К О Н О В
Если мамина задача — в любви и принятии, то роль папы -
установить границы и нормы поведения. Маме гораздо
проще говорить о правилах, опираясь на силу и авторитет
отца. Наш и клиенты часто вспоминают о том, что при по­
пытках мамы быть строгой, наводить порядок чувствовали
себя лишенными любви. Также многие мамы отмечают, что
стоит им начать настаивать на соблюдении ребенком пра­
вил, он тут же пробует их нарушать, причем с завидной на­
стойчивостью. Возможно, тут дело в собственном отноше­
нии мамы к правилам и границам.
Другое дело — папа: с ним не возникает желания спорить.
Именно такое разделение функций между мамой и папой
вызывает у ребенка ощущение, что все правильно: мама лю­
бит и не отвергает, папа учит и обеспечивает безопасность.
Ведь границы (в данном случае правила) — это еще и опора,
возможность почувствовать себя устойчиво, защищенно.

ВЫСТРАИВАНИЕ И ПОДДЕРЖКА ИЕРАРХИИ В СЕМЬЕ


Мама и папа — это первые женщина и мужчина, которых
ребенок узнает. Он естественно устремляется на определен­
ном этапе своего развития к родителю противоположного
пола. Это устремление — предшественник будущих взаи­
моотношений, в том числе сексуальных. Другое дело, что
первые тренировочные намеки ребенка на чувственность

60 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
могут как жестко отвергаться родителями, так и неосо­
знанно эксплуатироваться при недостатке эмоциональной
близости с партнером.
Роль папы здесь очень важна, он должен ответить ребен­
ку на его импульсы, оставаясь в родительской позиции, но
так, чтобы не ранить его чувства. Восхищаться девочкой, но
не объединяться с ней в более близких эмоциональных от­
ношениях, чем со своей женой: «Я твой папа, ты моя доч­
ка. Я люблю тебя как дочку, а маму я люблю как жену. Ко­
гда ты вырастешь, у тебя будет хороший мужчина, который
будет тебя любить, а ты будешь любить его». Тем самым
папа выставляет правильные границы, не отвергая дочку.
То же самое — по отношению к сыну: «Мне нравится, что
ты лю биш ь маму, я тоже ее люблю. Она моя жена, а ты наш
сын. Когда ты вырастешь, у тебя будет женщина, такая же
хорошая, как мама. Она будет любить тебя, а ты будешь лю ­
бить ее». Таким образом, родители, с одной стороны, под­
держивают ребенка, положительно встречают проявления
его чувств и сексуальности, с другой — устанавливают пра­
вильную иерархию в семейной системе.
Конечно, мужчина и женщина в равной степени отвеча­
ют за отношения в паре, оба поддерживают границы в своей
семье. И все же, поскольку функция границ представляется
нам мужской, мы считаем, что именно отец большей частью
влияет на восприятие ребенком границ в семейной системе.

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У ?
Если у клиента те или иные сложности с его границами,
психотерапевтическая работа может быть существенно
облегчена и дополнена, если мы будем опираться в ней на
фигуру хорошего реального папы (не путать с идеальным!),
его энергию и корректирующие родительские послания
в тех областях, на которые фигура отца имеет непосред­
ственное влияние.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 61


ТЕМА ИДЕНТИЧНОСТИ:
САМООТНОШЕНИЕ И ПРИНЯТИЕ СЕБЯ

Идентичностью называют то, как человек отвечает сам себе


на вопрос «кто я?» и все вопросы, связанные с этим поня­
тием: «кем и каким я себя считаю, чувствую, представляю?»,
«какие нормы, ценности, установки связаны с моим само-
представлением?», «как я проявляюсь вовне?». Все это важ­
но для самоощущения человека в мире, его самопредъявле-
ния и самореализации.
Различают несколько видов идентичности: полороле­
вая («я мужчина», «я женщина»), профессиональная («я как
представитель определенной профессии, рода деятельно­
сти») и т. д.
Первое представление о себе ребенок получает от мамы
и папы. Причем если от мамы требуется максимально воз­
можное принятие, то от папы скорее оценка, одобрение то­
го, какие мы есть.
В период, когда отец начинает более активно участво­
вать в назывании, освоении и осознавании ребенком себя
и окружающего мира, вносить в него свой специфический
отцовский вклад, могут появляться следующие сложности:
либо происходит неприятие отцом особенностей своего ре­
бенка, либо сначала окружение, а потом и сам ребенок не
принимает своего отца.
Взрослый человек, которого в детстве не принимал соб­
ственный отец, воспринимает какие-то свои индивидуаль­
ные особенности через призму внутреннего критика. Это
связано с отцовской функцией устанавливать правила, обо­
значать критерии и давать оценки. Явно или неявно отец
транслирует ценности, с которыми ребенок сверяет каж­
дый свой шаг. Если отец чрезмерно жесток, критичен или,
напротив, попустительствует и непоследователен, то ребе­
нок дезориентирован, имеет искаженную самооценку. То­

62 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
гда работа с уже взрослым, не принимающим себя (какого
себя он не принимает?) человеком заключается в проявле­
нии и интеграции отрицаемых сторон личности, а также
в распознании и обезоруживании внутреннего критика,
в том, чтобы предъявлять отцовской фигуре свои особен­
ности и настаивать на том, что «я такой».
Другой вариант: фигура отца в окружении ребенка вос­
принимается негативно, без уважения. Например, если
родители расстались или между ними сложные, тяжелые
отношения, ребенок может использоваться ими в междо­
усобных войнах. Ребенок не может принять чью-то сто­
рону, не оказавшись в состоянии жестокого конфликта.
Ведь если он примет сторону отца, то предаст маму, а с ней
в большинстве случаев ему предстоит остаться при разводе.
Кроме того, именно мать чаще выступает при этом постра­
давшей стороной, а ребенок склонен присоединяться к сла­
бейшему. Когда же он принимает сторону мамы, он предает
ту свою часть, которая от папы. И каково ему после этого
будет слышать от близких: «Весь в отца!», ведь эта фраза из
предмета гордости превращается в горький упрек.
Очень часто с фигурой отца бывает связан неприят­
ный ярлык — «алкоголик», «бабник», «предатель», «сумас­
шедший», «зэк», «подкаблучник», «злодей»... Фактически
порой это единственное, что ребенок может запомнить
об отце, и тогда его идентичность в той части, которая от
папы, серьезно искажается. Или об отце вовсе скрывают
правду, как это бывает при усыновлении, смерти, внебрач­
ной беременности, совершенном преступлении и т. д. За
ярлыками и замалчиванием не видно живого человека,
который полюбил когда-то маму, с его разноплановым ха­
рактером и ценностями.
И тогда ребенок, идентифицируясь с отцом (даже через
свои досознательные воспоминания) или считывая тре­
вожные сигналы своего близкого окружения, берет на се­

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 63


бя проявление тех самых отвергаемых отцовских черт, как
будто послушно выполняет предписание повторить не­
счастную судьбу, так как, с точки зрения теории семейной
системы, ребенок внутренне присоединяется к самому сла­
бому и пострадавшему. Чью сторону выберет ребенок, за
тем он бессознательно готов пойти.

ОСНОВНЫЕ ПРОБЛЕМЫ,
СВЯЗАННЫЕ С НАРУШЕННОЙ ИДЕНТИЧНОСТЬЮ:
♦ отсутствие целостного образа своего «я», внутрилич-
ностные конфликты;
♦ неприятие себя, нелюбовь к себе, неадекватная само­
оценка;
♦ страх перед некоторыми аспектами собственной души,
вплоть до отрицания, изгнания их за порог осознания,
в ссылку, в тень;
♦ диффузная идентичность — расплывчатость, неопре­
деленность, разрозненность и противоречивость в от­
ветах человека на вопрос «кто я?» самому себе;
♦ сложности в самопредъявлении, а следовательно, в са­
мореализации и социальном позиционировании;
♦ наследование симптома, сценария, тяжелой судьбы
отца.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У ?
В ситуации нарушенной идентичности задача психолога
заключается в восстановлении потерянной фигуры отца,
достраивании целостной картины. Слишком идеализиро­
ванный, святой отец так же половинчат, как и ужасный.
Поэтому необходимо очеловечивать этот безупречный
образ, признавать его слабости и теневые стороны — то­
гда человеку легче будет нести собственное несовершен­
ство. Возвращать утраченное уважение к судьбе отца,
какой бы она ни была. Проводить реконструкцию семей­

64 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ной истории, из которой станет ясно, почему именно так
сложились отнош ения родителей. Фактически это рекон­
струкция потерянной части себя, обретение утраченной
целостности.

ОТНОШЕНИЯ В ПАРЕ

Тема отношений — безусловный лидер по количеству обра­


щений к психологам, что неудивительно, ведь это одна из
наиболее важных сфер человеческой жизни.
Первый опыт значимых отношений с мужчиной мы по­
лучаем в родительской семье и вместе с ним — сценарий от­
ношений между родителями как образец мужско-женских
отношений. Тем не менее для женщин и для мужчин роль
папы будет про разное.
Для женщины папа оказывает решающее влияние
в двух областях:
1) половая идентичность («я женщина»);
2) выбор партнера.
Ощ ущ ение «я хорошая женщ ина, умная, красивая
и любимая» передается именно через отнош ение отца
к своей дочери. Если отец испытывает безусловное восхи­
щение и гордость по отнош ению к дочери (то есть толь­
ко потому, что она — девочка, дочка, а не потому, что она
что-то правильно или хорошо сделала), то, взрослея, ж ен­
щина, скорее всего, не будет испы ты вать проблем с по­
ловой идентичностью и будет жить с внутренним ощ у­
щением, что она удивительная, уникальная, прекрасная
и совершенная.
Принятие или непринятие собственной женственности
складывается из того, как мужчина относится и к своей доч­
ке, и к ее матери — своей супруге.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 65


К сожалению, существуют две крайности в искажении
образа женственности в мужском сознании, перетекающие
и смешанные друг с другом в разных пропорциях в гендер­
ном мифе:
1) иллюзия мужского превосходства;
2) иллюзия женского всемогущества.
И то и другое — форма выражения страха и агрессивных
импульсов перед силой иной, чем мужская, воспринимаю­
щейся как чуждая и враждебная. Только в первом случае по­
давляется страх, агрессивные импульсы выходят на первый
план, и тогда нам является образ крутого мачо, беспечного пи-
капера, брутального женоненавистника или патриархально­
го домостроевца, который «бьет — значит, любит». Во втором
агрессия проявляется скорее в пассивной форме, на поверх­
ности — поведение, характеризуемое как льстивый дамский
угодник, беспомощный и неприспособленный к жизни ма­
менькин сынок или раболепствующий подкаблучник.
Если отец оказывается в какой-то степени захвачен эти­
ми социально-культурными иллюзиями, замешанными на
отношении к значимой женской фигуре — своей матери, то
он транслирует свое неприятие дочери, тем самым форми­
руя ее собственное искаженное отношение к себе.
Ни один мужчина в дальнейшем не утолит женскую то­
ску, жажду по принятию, признанию ценности женского,
если девочка не получила безусловного восхищения и при­
нятия от своего отца.
Если папа демонстрировал своей дочери разочарование
(«почему не мальчик?!»), обесценивал ее или, что еще хуже,
сделал миш енью для своей агрессии, то, вырастая, женщ и­
на будет постоянно пытаться наполниться чувством соб­
ственной значимости, требуя безоговорочного восхищения
у своих партнеров, флиртуя и соблазняя, даже если в этом
нет необходимости, конкурируя и ревнуя к другим женщ и­
нам, пытаясь быть «как мальчик» и зарабатывая очки свои­

66 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
ми достижениями. Но сколько бы ни получала такая жен­
щина, ей будет недостаточно.
Отсюда вытекает вторая тема — выбор партнера. Хотим
или нет, но мы всегда выбираем или «таких, как папа» или
«только не такого, как он», то есть в любом случае бессо­
знательно отталкиваемся от его образа.
Если в жизни женщ ины есть проблемы с одиночеством
(нет партнера), претензии к мужчинам, повторяющ ийся де­
структивный сценарий в отношениях, то нужно смотреть
в сторону папы.
Какие тут встречаются сложности? М ы или выбираем за­
ведомо «не то», или вовсе не выбираем и даже не подпускаем
ближе, чтобы «не вляпаться» (но при этом честно хотим от­
ношений, хотим изо всех сил!). Или ужасно разочаровыва­
емся в мужчине — нас все не устраивает, все не то и не так.
На консультациях очень часто выясняется, что партнер-
то на самом деле ни при чем, все претензии к папе. Либо
папа не так любил и не то давал, либо настолько идеализи­
ровался, что другому мужчине никак не дотянуть до этого
светлого образа, и тогда место партнера в жизни женщ и­
ны уже занято папой, либо претензии мамы к ее супругу из
любви к ней и верности семейному сценарию присваива­
ются себе и переносятся на других мужчин.
У мужчин тема отношений также затрагивает две основ­
ные области:
1) мужская идентичность («я мужчина»);
2) ролевое поведение мужчины в семье.
Область мужской идентичности касается внутренней по­
зиции мужчины: «я такой же, как папа, или не хочу иметь
ничего общего с этим человеком?» «Я горжусь отцом (а зна­
чит, и собой) или мучительно стыжусь его?» «Я не такой, ка­
ким хотел бы меня видеть мой отец, или я такой же, как он?»
В отличие от женщин, мальчику важно одобрение от­
цом его действий, умений и компетенции, его достижений.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 67


«Я хочу быть как папа» — «я как папа» — «надо же, а в чем-то
я лучше папы!» И, наконец, «я достоин своего отца!».
Таким образом, психологическая работа должна стро­
иться в направлении возвращения этого достоинства, ува­
жения, гордости за свои достижения перед папой, при­
нятия и признания в себе отцовской части, мужского, его
сильных и слабых сторон. А также их обратной стороны,
ведь в любой слабости есть сила, и наоборот.
Ролевое поведение в семье мужчины как мужа и отца —
это ответы на вопросы «как папа вел себя с мамой?», «как
он вел себя со мной, когда я был ребенком?», «как он про­
являл себя как мужчина?». Эта часть про поступки и стоя­
щие за ними ценности и убеждения про женщину, семью
и свою роль в ней. А также про то, как вести себя в крити­
ческих ситуациях — конфликтах, неприятностях и неуда­
чах, проблемах и кризисах. Если папа пил и бил, плохо от­
носился к маме и детям (или к нему плохо, неуважительно
относились), устранился от своих функций, отсутствовал
в прямом смысле или был недоступен психологически, то
мужчина будет испытывать сложности в реализации отцов­
ских функций уже в собственной семье — например, будет
отдаляться и самоустраняться или, что еще хуже, не идти
в близкие отношения вовсе, бояться и избегать отцовства.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У ?
В работе с женщинами, у которых есть сложности с темой
отношений, психологу важно вывести папу на первый
план, начать внимательно отделять детско-родительские
отношения от мужско-женских и найти способ напитать
потребность в отцовском восхищении, отказаться от нера­
ботающего сценария, влияния маминых убеждений и про­
екций своего прошлого болезненного опыта.
При работе с мужчинами задача психолога — помочь
клиенту выйти из сценария, отделить зерна от плевел,

68 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
реальность от иллюзий и искажений, полученных в на­
следство от папы и мамы, помочь научиться выстраивать
собственные зрелые отношения с реальным отцом, вну­
тренней отцовской фигурой и мужским в себе.

ПРОЯВЛЕНИЕ СЕБЯ В МИРЕ И ИНИЦИАЦИЯ

Еще одна значимая тема в жизни каждого человека. Способ­


ность действовать, предъявлять себя, рисковать, творить
новое, жить свою жизнь и идти своим путем, состоятель­
ность как профессионала, родителя, супруга, а также взрос­
ление, прохождение жизненных кризисов, без которых не­
мыслимо разворачивание нашего уникального жизненного
потенциала, — все это про самореализацию и инициацию.
Для младенца мама — это целый мир, в котором сам ре­
бенок — вначале в утробе, а потом едва родившись — как
часть, продолжение этого мира. Отнош ения мамы и ребен­
ка изначально симбиотические. Задача взросления — сепа­
рация, отделение от мамы. И далее — прохождение через
ряд инициаций (а любой возрастной кризис — это не что
иное, как инициация), способствующих росту самостоя­
тельности, ответственности и возможности человека вли­
ять на этот мир, меняя его, а значит, реализуя свой потен­
циал. Помощь в сепарации и в прохождении возрастных
инициаций оказывает ребенку именно отец.

С Е ПА Р А Ц ИЯ ОТ МАТЕРИ КАК К Р И З И С
Влияние папы на ребенка поначалу опосредованное — че­
рез маму, однако по мере развития ребенок встречается
с тем, что в его маленьком мире существует еще кто-то —
тот, кто «не мама». И этот объект постепенно становится та­
ким же важным. Ребенок вступает с ним в свои первые от­

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 69


ношения, которые отличаются от симбиотических. Таким
образом, папа способствует сепарации ребенка от мамы.
В некотором роде это само по себе инициация, а также ф ун­
дамент для последующих инициаций, способности расти,
меняться и проходить через жизненные кризисы. Те, кто
не проходит этих этапов, пытаются избежать кризисов, за­
стревают на каких-то из них, ощущают это как нереализо-
ванность, предательство себя, отсутствие жизни: «Я не живу
свою жизнь».

ПАРТНЕРСКИЕ ОТНОШЕНИЯ
И ИНФАНТИЛЬНАЯ ЗАВИСИМОСТЬ
Появление в жизни ребенка нового значимого объекта, от­
ца, и отношения с ним закладывают фундамент для разви­
тия во взрослом возрасте полноценных партнерских отно­
шений. Человек, имеющий в детстве опыт близости только
с мамой, во взрослых отношениях как будто остается ма­
ленькой девочкой или маленьким мальчиком. Сепарация
сильно осложняется или не происходит вовсе.

В дальнейшем «большой ребенок» будет требовать от партне­


ра воспроизведения именно такого опыта близости, который
невозможно получить в отношениях мужско-женских, супруже­
ских. Партнер не может быть для нас всем — отцом и матерью
в одном флаконе, причем идеализированными. Это путь к за­
висимому поведению. Зависимому как в прямом смысле — от
родительских фигур и партнеров, так и опосредованно — через
алкоголь, наркотики, игры и пр. Ведь, по сути, зависимость —
это проявление инфантильного стремления к слиянию.

УМЕНИЕ СОВМЕЩАТЬ
(РОЛИ, ФУНКЦИИ, ОТНОШЕНИЯ)
Н аучивш ись лю бить и папу, и маму, ребенок открыва­
ет для себя возможность не быть тотально поглощенным
единственными лю бовными отношениями. Взрослый
человек со здоровой привязанностью способен устанав­
ливать глубокие близкие отнош ения с разными людьми
или сферами жизни. Когда мы слышим, что человеку при­
ходится выбирать между работой и семьей, мы понимаем,
что он либо верит в устойчивы й социальный миф, либо
по какой-то причине не получил в детстве необходимо­
го опыта совмещения важных фигур. Частный случай —
сложности с совмещением супружеской и родительской
ролей. При сильном слиянии (не важно, любовном или
враждебном) между супругами ребенку в этой паре не
остается места, ведь партнеры не представляют, как в эту
связь допустить кого-то третьего. Либо при появлении
ребенка мама уходит в слияние с ним. Часто можно услы­
шать: «Для меня дети на первом месте». В таких случаях из
пары вытесняется супруг женщ ины, и повторяется сцена­
рий отсутствующего отца.

П О Л У Ч Е Н И Е Н О В О Г О ОПЫТА,
Р А С Ш И Р Е Н И Е Г РАНИЦ
В дальнейшем, если понаблюдать за отнош ениями ребен­
ка с мамой и папой, можно заметить, что именно папа по­
буждает ребенка к расш ирению границ, поощряет риск
и эксперименты, помогает получить новый опыт, в то
время как мама продолжает лю бить, заботиться, питать,
оберегать. «Не лезь, успокойся, все можно реш ить с по­
мощ ью слов» — это мамины фразы. Папа же, наоборот,
подначивает, побуждает рисковать, защищает, предлага­
ет вызовы, требует результатов, оценивает достижения
и неудачи.
Дальше — больше. Повзрослевшим детям становится
важно «доказать», они стремятся к достижениям... или опу­
скают руки, если понимают, что не получат одобрения от
папы.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 71


ПОЛУЧЕНИЕ БЛАГОСЛОВЕНИЯ
Раньше существовал обычай благословения молодых роди­
телями, священником и духовным наставником. Материн­
ское и отцовское благословение несут разные заряды. Мате­
ринское — скорее как оберег от дурного. Отцовское — как
разрешение идти выбранным путем, признание ребенка
как хорошего и достойного. Именно поэтому цель жизни,
выбор дела своей жизни человек совершает, опираясь на
благословение отца.
Сейчас этот обычай во многом утрачен, поэтому часто
встречаемся с тем, что молодые люди идут в жизнь с молча­
ливого или явного неодобрения своих родителей, хотя яв ­
ное неодобрение по сути более позитивно, чем то, которое
дается из позиции двойного послания и дезориентирует
получателя. Винить в этом родителей нельзя, они не очень
понимают, как важно дать такое благословение, поскольку
сами не получили его от своих родителей.
Иной раз человек живет с обратными посланиями от роди­
телей — «не взрослей», «не действуй», «не будь собой», «не жи­
ви». Одна из основных причин таких посланий кроется в дис­
балансе материнской и отцовской фигур в воспитании. Задача
матери — уберечь своего ребенка от любых бед, поэтому имен­
но мамы выдают нам предостерегающие послания. Однако
при отсутствии посланий-одобрений от отца — рисковать,
делать по-своему — мы словно оказываемся в безопасном, но
очень ограничивающем коконе, буквально спеленутыми по
рукам и ногам. Это усугубляется, если папа в воспитании ис­
пользовал значительно больше запрещающих и угрожающих
посланий, чем одобряющих и разрешающих.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У ?
М ы убеждены, что любая сколь-нибудь серьезная психоте­
рапевтическая работа — это инициация, переход клиента
к более зрелому, ответственному, адаптивному состоянию.

72 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
Консультанту неплохо обращать внимание на сочетание
и баланс риска и безопасности в своей работе, при необхо­
димости восстанавливать этот баланс; возможность для это­
го — опора на материнский и отцовский образы-архетипы.
Так, в работе с зависимым поведением и инфантильным
слиянием мы формируем во внутреннем мире клиента об­
разы «достаточно хороших родителей», причем не только
матери, но и отца, с разделением между ними соответству­
ющих функций.
Техники могут использоваться разные, в зависимости
от подхода. К примеру, в системных расстановках клиента
учат смотреть и на мать, и на отца, налаживать в своем вну­
треннем мире коммуникацию с ними, выражать им свои
чувства по очереди и обоим сразу, получать их любовь
и слушать важные слова, которые они могут ему сказать.
Но и вне техники расстановок психотерапевт способен со­
здать особые терапевтические условия, когда клиент может
вложить в уста фигуры отца те послания, которых ему так
не хватало. Он может произнести их сам или услыш ать от
терапевта: «Ты можешь делать то, что тебе нравится». «У те­
бя свой путь, и я тебя поддерживаю», «Я в тебя верю»... Так­
же можно предлагать практику, когда клиент что-то делает
и представляет, как папа любуется и восхищается (для жен­
щ ин), или одобряет и высоко оценивает (для мужчин).
Самое интересное и ценное, когда клиенты после этой
практики вдруг вспоминают, что папа и правда что-то такое
говорил или имел в виду, или начинают слышать эти посла­
ния от своих родителей, или, если отношения достаточно
хорошие, могут напрямую попросить у родителей благосло­
вения в своих делах. Это еще раз доказывает, что мы не явля­
емся послушными марионетками родительского произвола
и зачастую наше восприятие родительских посланий выбо­
рочно, основывается на детских решениях, которые мы мо­
жем менять, становясь творцами собственной жизни.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 73


ТЕМА СОЦИАЛЬНОЙ РЕАЛИЗАЦИИ

Эта тема связана с самореализацией, однако если саморе­


ализация больше относится к идентичности («кто я?», «ка­
кой я?»), то тема социальной реализации относится к тому,
как человек проявляет себя в социуме.

Я СР Е ДИ ДР УГ ИХ
Это баланс между конкуренцией и сотрудничеством с окру­
жающими, способность формировать свое окружение.
Папа дает нам первый опыт сотрудничества, риска, сопер­
ничества как в отношениях с мамой, так и в отношениях
с ребенком.
У мамы с ребенком изначально отношения слияния, где
нет границ и сравнений, именно поэтому ребенка так оби­
жает, когда его с кем-либо сравнивает мама, и ему куда лег­
че, когда кого-то ставит в пример папа.
Папа гордится сыном и восхищается дочкой (мама на­
оборот). Но и мальчик, и девочка получают важный опыт
совместности, приобщения к интересной деятельности
в большом мире за пределами семейных забот, важнейший
опыт быть сильным, умелым, важным помощником рядом
с большим, сильным и необычным человеком — отцом.
Когда у человека такого опыта нет или вместо этого боль,
травма, появляется сильная горечь, замкнутость и страх
большого мира. И напротив, наличие такого опыта может
вытаскивать из самых глубоких душевных ям, даже если
с мамой было не все гладко. Потому что мама дает жизнь,
а папа — силу жить.

П О С Т А Н О В К А И Д О С Т И Ж Е Н И Е ЦЕЛЕЙ
С отцовской фигурой связано все, что касается постанов­
ки и достижения целей: возможность определять свои
собственные цели, опираясь на собственную индивиду­

74 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
альность и ценности, способность структурировать свою
деятельность, разбивая цель на конкретные выполнимые
задачи, способность к волевому усилию, отсрочке удо­
вольствия ради достижения цели, способность переживать
успех, гордиться своими победами, а также и устойчивость
перед неудачами, вера в собственные силы. Эта связь не
случайна, она построена на архетипическом образе муж­
чины — охотника, добытчика и первопроходца. Интерес­
но, что лидерами в бизнес-среде чаще всего становятся те
люди, у которых эта область очень сильна за счет эмоцио­
нально заряженных отношений с отцовской фигурой.

ИЕ Р А Р Х ИЯ В С О Ц И У М Е
Фигура отца также важна и в вопросах социальной иерар­
хии: умении быть в социальных отношениях — как руково­
дителем, так и подчиненным, быть в регламентированных
и формализованных рабочих отношениях без панибрат­
ства и нарушений субординации и в то же время с сохране­
нием достоинства, не отказываясь от человеческого в себе
и окружающих.
Влияние папы очень значимо для мальчиков: только
научивш ись быть хорошим сыном, подчиненным, можно
быть хорошим руководителем, берущим на себя расширен­
ную ответственность не только за себя, но и за других — се­
мью, свое дело, руководство командой или компанией. Для
девочки же важно видеть, что папа имеет авторитет и ува­
жение окружающих, прежде всего в глазах мамы.
Кстати, умение ориентироваться в иерархии — это в том
числе и умение выстраивать для себя иерархию целей,
определять свои приоритеты и следовать им.

ОТНОШЕНИЯ с ЗАКОНОМ
Поскольку фигура отца напрямую олицетворяет закон
и правила, отношения с ним проецируются и на отноше­

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 75


ние к социальному договору и шире — к законодательству.
Если у папы были проблемы с законом, то у ребенка они
также могут возникнуть при идентификации с отцовской
фигурой, либо благодаря окружению ребенка сформирует­
ся идентичность при стигматизации отца как преступника.
Отсюда — проблемное, девиантное поведение или, напро­
тив, подчеркнутая, чрезмерная или однобокая законопо­
слушность, эдакий закон с нечеловеческим лицом. Впро­
чем, и у более благополучных детей чрезмерное стремление
нарушать границы в ущерб безопасности своей и окружаю­
щих связано именно с фигурой отца.

МЕ СТ О ПОД С О Л Н Ц Е М
Если функция отца была достаточной, то человек способен
получать удовлетворение от успеха, гордиться достигну­
тым. Он естественным образом продвигается в своем раз­
витии, не делая из этого культа и высоко ценя достижения
окружающих. Он в буквальном смысле слова на своем ме­
сте, соответствующем его умениям и способностям, и испы­
тывает удовлетворение от этого.
Когда же поддержки отцом успехов ребенка недостаточ­
но, имеет место чрезмерная критика или тревожность со
стороны отца, отсутствие или отстраненность папы, обесце­
нивание его влияния окружением, мы можем сталкиваться
с чрезмерным стремлением к достижениям, увлечениям, че­
ловеческим переживаниям и удовольствиям, часто в ущерб
личной жизни. При этом успех не радует, обесценивается,
человек испытывает постоянную неудовлетворенность до­
стигнутым, как будто постоянно доказывает свою состоя­
тельность и одновременно обесценивает достижения дру­
гих. Либо, напротив, у него может развиваться стойкий страх
перед изменениями, боязнь сделать что-то не так. Это люди,
подверженные комплексу неудачника, выученной беспо­
мощности, они — жертвы прокрастинации, сторонники да-

76 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ
уншифтинга как протеста против карьеризма, хотя на самом
деле этот протест больше относится к отцовской фигуре.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У ?
Темой успеха в основном занимаются бизнес-тренеры и ко­
учи. Они могут выступать заместителями фигуры хороше­
го отца, мотивируя и поощряя изменения, работая с убе­
ждениями по поводу успеха и образа себя. Однако следует
понимать, что эти изменения могут вступать в конфликт
с принятыми в детстве убеждениями и решениями, кото­
рые к тому же не всегда осознаются. Сопротивление пози­
тивным изменениям — так называемый самосаботаж, часто
подвергаемый критике и порицанию, может быть очень
устойчивым из-за лояльности человека семейной системе
или одному из родителей.
Кроме того, бизнес-ориентированные психологи, трене­
ры и коучи могут попадать и на роль плохого, требователь­
ного и критикующего отца, навязывать свои представления
об «успешности». Важно находить баланс между социаль­
ной реализацией и личным благополучием, которое до­
стигается в удовлетворительных отношениях, физическом
комфорте и душевном равновесии, а также в ощущении на­
полненности жизни любимым делом, событиями и впечат­
лениями, дающими силы и энергию.

СИСТЕМООБРАЗУЮЩАЯ РОЛЬ ОТЦА

Семейной системой называется сообщество людей, объе­


диненных родственными и супружескими связями и отно­
шениями. У каждого человека есть свое место в семейной
системе, своя очередность появления в ней и свои связи
с остальными членами.

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 77


В каждой семейной системе существует то, что ее отлича­
ет от других:
♦ собственные правила и порядки;
♦ иерархия между членами системы;
♦ внутренние границы между подсистемами — детски­
ми, родительскими, супружескими, а также разными
семьями внутри одной системы;
♦ внешние границы между разными семейными систе­
мами;
♦ история и семейные мифы.

На поддержание семейной системы направлены многие


функции отцовской фигуры, включая:
♦ функцию порядка и закона;
♦ функцию поддержания иерархии в семейной системе;
♦ функцию установления и поддержания границ;
♦ функцию идентичности (кто мы и откуда);
♦ функцию целеполагания, которая является составляю­
щей семейной истории и традиций.

Отцовские функции имеют большое значение для суще­


ствования семейной системы, особенно для ребенка. И во­
обще в отсутствие какой-либо из ключевых (родительских)
фигур, без их достаточного функционирования система
приходит в состояние дисбаланса — слабеет, распадается.
Даже если происходит замещение отцовской фигуры дру­
гими членами семьи — матерью, бабушками-дедушками
или одним из детей, оно будет недостаточным, ведь трудно
совмещать сразу две роли или выполнять то, что не очень
соответствует твоей природе и возможностям.
Почему именно от отца зависит ощущение принадлеж­
ности семейной системе? Если свою принадлежность мате­
ри ребенок ощущает на физическом уровне еще с периода
внутриутробного существования, то контакт с отцом прин­
ципиально отличается для ребенка: это изначально дру­
гой, отдельный человек, смутно знакомый и родной, но все
равно отдельный. Он такой же важный, как мама, такой же
близкий ребенку, как и она, более того — он образует с ма­
мой пару, тем самым ставя под сомнение нужность ребен­
ка в этих отношениях. В этом пространстве ребенку край­
не важно ощущать, какое место принадлежит ему, и если
с мамой более или менее понятно, то вместе с осознанием
присутствия в его жизни отца к ребенку приходят смутные
вопросы: «А как он относится ко мне? Как относится к нему
мама? И как мне теперь относиться к ним обоим?»
Системообразующая роль отцовской фигуры заключает­
ся в том, как относится папа к ребенку. Если он благосклон­
но относится к ребенку, его появлению и присутствию в се­
мье, если его требовательность не чрезмерна для ребенка,
не граничит с отвержением, когда ребенок не справляется
с требованиями, если отец защищает ребенка, становится
на его сторону, когда мама по каким-либо причинам де­
монстрирует отвергающее поведение, но при этом под­
держивает маму, а не объединяется против нее в коалицию
с ребенком, тогда у ребенка появляется устойчивая уверен­
ность, что он здесь желанный, папа за него, он действи­
тельно чувствует свою принадлежность обоим родителям,
которую нельзя отменить или разрушить проступком или
несоответствием каким-либо ожиданиям. Ребенок ощущает
себя на своем месте в семейной системе.
Если же отец демонстрирует недовольство появлением
и присутствием ребенка в семье, выражает не оправдав­
шиеся ожидания («жаль, что ты не мальчик», «в нашей се­
мье все были способны к математике» и т. д.), непомерно
требователен, сурово наказывает за несоответствие своим
требованиям, является тем, кем запугивают ребенка в се­
мье, слишком мягок, чтобы противостоять супруге, которая
может быть слишком сурова или непоследовательна (ребе­

ЗАДАЧИ И ВОЗМОЖНОСТИ ОТЦА В ВОСПИТАНИИ РЕБЕНКА 79


нок воспринимает это как «папа с мамой заодно против ме­
ня»), дистанцируется, самоустраняется от воспитания, от­
сутствует психологически и ребенок постоянно вынужден
добиваться его внимания, допускает объединение ребенка
с собой или матерью в коалицию против «плохого» партне­
ра, жестко нарушая семейную иерархию, то ребенок может
утратить чувство принадлежности семейной системе или
у него появится устойчивое ощущение, что он будет при­
нят родителями только при соблюдении ряда жестких тре­
бований или условий.
Таким образом, мужчине, супругу и отцу принадлежит
важная системообразующая роль в семье, которая опира­
ется на ключевые функции отцовской фигуры. Безусловно,
системообразующая роль матери так же важна, только опи­
раться она будет на другие функции, и в этом смысле обе
родительские фигуры являются значимыми, хоть и каждая
по-своему.
ЖЕНСКИЕ СЦЕНАРИИ
ОТНОШЕНИИ

Женским сценарием мы называем такие отношения, кото­


рые развиваются у женщ ины с разными мужчинами по од­
ной и той же схеме, при этом возникает ощущение стерео­
типности, запрограммированности происходящего.
Сценарий отнош ений может быть конструктив­
ным — в том случае, когда его участники достигают
ожидаемых результатов, или деструктивным, веду­
щим к разруш ению отнош ений и ухудш ению эмоцио-
нально-психологического состояния участников. В слу­
чае деструктивного сценария взаимодействие женщ ины
и м уж чины не приводит к желаемому результату — долго­
временным и удовлетворительным для обоих партнеров
отнош ениям.
Деструктивные женские сценарии формируются в ре­
зультате недополучения дочерью от отца определенных
граней опыта — ценности, границ, контакта с отцом, семей­
ной иерархии.

На формирование сценария отношений женщ ины


с мужчинами влияет целый ряд факторов:
♦ социально-культурные стереотипы — сценарии, ти ­
пичные для данной социокультурной среды;

82 В С Е Д Е Л О В П А П Е
♦ собственный опыт отношений с мужчинами, как пози­
тивный, так и негативный;
♦ материнский сценарий отношений с мужем, отцом де­
вочки, и другими мужчинами;
♦ опыт отношений с папой, самым первым значимым
мужчиной в жизни девочки.

Однако именно последний фактор имеет решающее зна­


чение для формирования успешного сценария отношений
в паре. Влияние этого опыта способно перевесить социаль­
ные стереотипы, нивелировать неудачный опыт отноше­
ний с другими мужчинами и даже негативные материнские
установки по поводу мужско-женских отношений. Если
опыт отношений дочки с папой является позитивным, то
и последующие взрослые отношения с мужчинами станут
складываться у нее достаточно удачно, несмотря на обы ч­
ные сложности, характерные для любых, даже хороших от­
ношений в паре.
Имея позитивный опыт в отношениях со своим отцом,
женщина рискует, смело идет в отношения с мужчинами,
предъявляет себя и свои границы; она ощущает себя доста­
точно хорошей, ценной в своих глазах и в глазах партнера;
выбирает того, с кем возможны долговременные отноше­
ния, сотрудничество, близкое и доверительное общение;
иногда она хочет побыть маленькой девочкой, иногда спо­
собна по-матерински поддержать мужчину, но это не явля­
ется постоянным сценарием взаимодействия женщ ины со
своим мужчиной, это скорее отклик на актуальные запросы
и потребности друг друга.
Отсутствие или недостаточность позитивного опыта от­
ношений со своим отцом в совокупности с другими факто­
рами, влияющ ими на формирование сценариев отноше­
ний, запускает процесс развития деструктивных женских
сценариев.

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 83


СЦЕНАРИЙ «СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА

СУТЬ С Ц Е Н А Р И Я
Основной вариант: На маленькую принцессу налагается
заклятие злой колдуньи: девушка должна уснуть мертвым
сном, уколовшись о веретено. Король издает указ, запреща­
ющ ий использовать веретена по всему королевству, однако
выросшая принцесса нарушает запрет и засыпает на 100
лет. Ее будит поцелуй принца, снимающ ий заклятие (в пер­
воначальном варианте принцесса просыпается только по­
сле рождения детей).
Другие варианты: Мать юной царевны умирает, король
женится на злобной мачехе, которая хочет извести его юную
дочь. Чтобы избежать смерти, девушка отправляется в изгна­
ние и тайно живет у семи богатырей, любя их «как братьев»,
не отдавая при этом никому из них своего предпочтения
(в сказке о Белоснежке это гномы, то есть хоть и мужские
персонажи, но как бы «не мужчины»). Однако чары злой кол­
дуньи настигают ее, и царевна засыпает. Разбудить ее спосо­
бен, опять же, лиш ь поцелуй ее «настоящего» жениха.
Примеры сказок: «Спящая красавица», «Сказка о мерт­
вой царевне и семи богатырях», «Белоснежка».

П Р Е Д П О С Ы Л К И ДЛЯ Ф О Р М И Р О В А Н И Я С Ц Е Н А Р И Я
Близость с папой большая, даже чрезмерная, до слияния
(когда у ребенка теряется ощущение себя); чаще встречает­
ся в случаях, когда ослаблена или утрачена эмоциональная
близость папы с мамой. Дочь в этом случае часто получает от
отца послание «не взрослей», прямой или косвенный запрет
на отношения с другими, «недостойными» мужчинами.
Следствием такой близости становится слабое ощуще­
ние границ в отношениях, когда мама и папа перестают
восприниматься девочкой как пара. Вследствие объедине­
ния с папой возникает ощущение, что «пропадает» мама.

84 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
При этом, с одной стороны, это воспринимается как победа
над матерью в конкуренции за отца, с другой — возникает
глубокое чувство вины перед мамой, ощущение, что преда­
ла ее. К тому же из-за потери мамы как родителя возникают
сложности с женской частью своей идентичности, с насыще­
нием маминой энергией и ее особыми функциями для ре­
бенка, с присвоением женского, материнского ресурса и т. д.
Мать во внутреннем мире дочери преображается в «ведьму»,
«мачеху» —-словом, в теневой аспект материнской фигуры.
В подобных отношениях папа может ценить или не це­
нить свою дочь. В любом случае из-за слияния утрачивается
ощ ущ ение того, что тебя ценит значим ы й взрослый, роди­
тель; такая ценность не присваивается дочерью или воспри­
нимается как то, чего она не очень достойна, из-за динами­
ки, связанной с фигурой мамы, вытесненной из пары. Таким
образом, налицо нарушение семейной системы: папа выше
мамы, мать демонизируется, дочка в коалиции с отцом.

КАК ПР ОЯ В Л Я Е Т С Я С Ц Е Н А Р И Й
В результате перенасыщения близостью, даже если она не
имеет сексуального, инцестозного подтекста, ребенок ощу­
щает чрезмерность контакта с отцом, и тогда буквально на
уровне химических реакций организма включается охран­
ное торможение на все, что касается чувственности и сексу­
альности. Таким образом, если говорить об этапах возрастно­
го развития, эти девочки застревают на этапе формирования
структуры любви и сексуальности. Отсюда и название сце­
нария «Спящая красавица»: такие женщины и впрямь не раз­
бужены для мужско-женских отношений, поскольку место
партнера в их внутренней реальности занято папой.
Отец, как правило, идеализируется, и остальные муж­
чины воспринимаются по сравнению с его грандиозной
и идеальной фигурой как лилипуты (гномы, младшие бра­
тья). Даже внешне такие женщ ины выглядят скорее как

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 85


подростки, хрупкие эльфы или юные барышни, очень ро­
мантичные или отрешенные, как будто витающие в своих
грезах о прекрасном принце и идеальных отношениях, ко­
торым, увы, нет места в грубой реальной действительности.
Они не включаются в контакт с реальными мужчинами, как
будто все время находятся за холодной стеклянной стеной.
Если у них и возникают отношения с мужчиной, то, как
правило, кратковременные, неглубокие, без эмоций и чув­
ственных переживаний, нагруженные чувством вины из-за
измены фигуре отца.
«Спящие красавицы» плохо понимают, как выбирать для
себя мужчин, поскольку папу не выбирают, а для других
мужчин места рядом с ними нет. Могут влюбиться в приду­
манный образ, в виртуального собеседника, в недоступного
мужчину (например, уже состоящего в отношениях, тем са­
мым воспроизводя треугольник в родительской семейной
системе), однако как только появляется угроза развиртуали-
зации, теряют к этому объекту интерес.
Вне психотерапии у «спящих красавиц» есть шанс осво­
бодиться от сценария либо через реальный уход, разрыв
с отцом или его смерть (правда, тогда они все равно риску­
ют остаться в отношениях с его идеальным образом), либо
через страстные сексуальные отношения, когда мужчине
буквально удается пробиться через стену, разбудить чув­
ственность и сексуальность «спящей красавицы».

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
Как правило, в терапию «спящие красавицы» приходят
с запросом об отношениях, которых почему-то нет, а если
и случаются, то не те и не с теми. Демонстрируют много
иллюзий и нереалистичных ожиданий от мужчин и отно­
шений, а также разочарование и в том и в другом. При со­
прикосновении с темой отца психолог может встретиться
с большой конфронтацией.

86 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
«Спящие красавицы» склонны больше доверять тера-
певту-мужчине, чем женщине, однако из-за родительско­
го переноса отношения с терапевтами обоих полов могут
быть сильно заряженными эмоционально. На терапии со
«спящими красавицами» психологу рекомендуется:
♦ работать с темой границ в отношениях (особое внима­
ние границам психотерапевтических отношений сле­
дует уделять терапевтам-мужчинам, поскольку вероят­
но возникновение эротического контрпереноса!);
♦ восстанавливать системную семейную иерархию, где
мама появляется как жена отца;
♦ помогать клиенту выражать чувства к маме, возвра­
щать связь с утраченной фигурой хорошей мамы, при­
сваивать ресурсы материнской фигуры — женствен­
ность, материнство, а также обращать внимание на
особенности их проявления у мамы и у себя;
♦ помогать клиенту выражать чувства к отцу, достраивать
его образ от однобоко-идеального до реалистичного,
имеющего свои негативные проявления как мужа и отца;
♦ помогать клиенту сепарироваться от папы через рабо­
ту с убеждениями по поводу мужского, женского и от­
ношений, с детскими решениями клиента;
♦ работать со структурой любви и сексуальности, свя­
занной с эмоциональными и чувственными пережи­
ваниями, с телесностью, с собственным и противопо­
ложным полом.

СЦЕНАРИЙ «ПРИНЦЕССА»

СУТЬ С Ц Е Н А Р И Я
Первый вариант — «Принцесса в башне» (в замке, в плену
у злодея или колдуньи). Принцесса выходит замуж за того, кто
ее освободит; иногда добавляется история с подменой жениха,
когда победу младшего сына присваивают себе недостойные
старшие братья, которых также предстоит разоблачить и из­
гнать, чтобы наконец-то выйти замуж за настоящего спасителя.
Второй вариант — «Принцесса-приз». Капризная прин­
цесса отметает всех претендентов, которые не справляются
с ее заданиями (или они ей просто не нравятся). В конце
концов с заданиями справляется «дурак» или крестьянский
сын либо рассерженные родители выдают принцессу замуж
за первого встречного. Далее сюжетные линии сказок рас­
ходятся, и принцессе предстоит или полюбить, или погу­
бить навязанного таким образом мужа.
Примеры сказок. Первый сюжет находит отражение
в сказке «Рапунцель», а также в различных вариантах сказки
«Молодильные яблоки». Второй — «По щучьему велению»,
«Волшебное кольцо», «Король-Дроздовик».

П Р Е Д П О С Ы Л К И ДЛЯ Ф О Р М И Р О В А Н И Я С Ц Е Н А Р И Я
Здесь так же, как и в сценарии «Спящая красавица», имеет
место нарушение семейной иерархии. Только здесь из-за
особенностей отношений родителей мама воспринима­
ется ребенком «выше» чем папа. Частый случай для жен­
ского клана, где постоянно транслируется неуважение, пре­
небрежение к мужчинам, и в частности к отцу ребенка как
к не очень достойному — недостаточно умному, образован­
ному, хозяйственному, предприимчивому и т. д.
Есть границы. Девочке с ранних лет транслируется по­
слание, что у нее должно быть все самое лучшее, — и, соот­
ветственно, она принимает решение, что должна быть луч­
шей. Папа активно поощряет стремление к достижениям,
развитию способностей. «Принцессы» —■это девочки, в ко­
торых родители много вложили, и теперь они стремятся
оправдать ту высокую планку, которой, по их мнению, те­
перь должны соответствовать.

88 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
Есть восхищение отца. Не случайно девочка чувству­
ет себя принцессой. Одно только «но»: при этом папа как
будто служит дочери, то есть его позиция ниже позиции
дочери; либо его старания, забота и восхищение обесце­
ниваются представительницами женского клана — мамой
и бабушками. Такой стереотип отношения и оценки муж­
чин естественным образом усваивается девочкой, хоть
и противоречит ее собственным чувствам по отношению
к отцу, от которых она отказывается, чтобы быть принятой
женской половиной своей семьи.
Нет контакта, взаимодействия, близости. Вернее, кон­
такт утрачивается с какого-то момента, когда девочка «ра­
зочаровывается» в папе, присоединяясь к общему мнению
женщин семьи (или мамы как самой главной женщины
в жизни девочки), что папа не значим, не достоин. Это су­
щественно затрудняет контакт с другими мужчинами, отно­
шение к ним как к равным. М ужчина начинает оцениваться
с точки зрения его достижений, которых всегда недостаточ­
но, поскольку не насыщено уважение к главному мужчине —
отцу. Близкий контакт с мужчиной в данном случае подменя­
ется манипулятивным взаимодействием и использованием.
Зачастую девочка остается под влиянием матери, сепа­
рация от нее остается незавершенной, поскольку контакт
с отцом утрачен и он не смог выполнить своей сепаратив­
ной функции в полной мере.

КАК ПР ОЯ В Л Я Е Т С Я С Ц Е Н А Р И Й
У взрослой «принцессы» есть две основные формы разви­
тия сценария: «принцесса-приз» и «принцесса в башне».
«Принцессу-приз» по-другому можно назвать «кастри­
рующая спортсменка». Название несколько шокирующее,
но очень точно отражающее динамику развития сценария.
У такой женщ ины всегда много поклонников, кото­
рые конкурируют между собой. Вернее, именно она, со­

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 89


знательно или бессознательно, инициирует это соревно­
вание за право быть с ней. «Принцесса-приз» дает понять
мужчине, что он не один, поэтому ему придется сильно
постараться, чтобы выиграть. Ведь она выберет самого
достойного! Она — «спортсменка», поскольку и сама всту­
пает в это соревнование, демонстрируя мужчине свое пре­
восходство и желание получить доказательства, что он ее
достоин.
Самое интересное начинается, когда мужчина все-та­
ки проходит испытание и оказывается рядом с такой жен­
щиной. Ему транслируется, что в любой момент он может
быть отвергнут и заменен другим, стоит ему перестать со­
ответствовать высокой планке, которую задает ему жен­
щина. Причем идет оценка партнера как мужчины или не
мужчины, унизительная для его достоинства. М ужчине тя­
жело в таких отношениях: во-первых, они небезопасные,
поскольку в любой момент ему угрожает разрыв; во-вто-
рых, очень напряженные из-за необходимости доказывать
и соответствовать, а ведь требования могут повышаться;
в-третьих, под угрозой оказываются его достоинство и са­
ма мужская идентичность. Все эти факторы в совокупности
создают условия постоянного стресса, в котором находится
мужчина, что также не может не влиять на его способность
мочь в самых разных смыслах — социальном, эмоцио­
нальном и, конечно же, интимном. В какой-то момент муж­
чина либо не выдерживает напряжения и уходит, либо не
справляется с растущими требованиями и получает ярлык
«недостойный», после чего его сменяет другой поклонник,
и цикл повторяется.
Другая разновидность сценария — «Принцесса в башне».
В этом случае женщина даже не снисходит до взаимодействия
с простыми смертными мужчинами, мотивируя это тем, что
ждет самого лучшего. От такой женщины часто можно услы­
шать, что хороших мужчин уже не найти, независимо от того,
20 лет ей или 50. Вначале девушка жалуется, что у ее сверстни­
ков только ветер в голове, потом — «всех хороших мужчин
разобрали, остались одни неудачники». Причем она действи­
тельно буквально не замечает мужчин, их внимания, их поло­
жительных качеств, поскольку критерии выбора у нее очень
завышены.
«Принцесса в башне» ведет себя очень недоступно, хотя
ее недоступность отличается от недоступности «спящей кра­
савицы»: та диссоциирована, выключена из реального кон­
такта; «принцесса» же находится в реальности, только смо­
трит на нее очень избирательно и как будто свысока, очень
редко снисходя до контакта с мужчинами, да и то лиш ь для
того, чтобы констатировать их «непригодность» для нее.
Манера общения с мужчинами и у «принцессы в башне»,
и у «принцессы-приза» зачастую высокомерная, обесцени­
вающая, задевающая достоинство.
Вообще «принцессы» зря не теряют времени — делают
карьеру, много времени уделяют себе, своим интересам,
самосовершенствованию. Однако в какой-то момент к ка­
ждой приходит осознание, что время идет, а у нее есть все,
кроме того, что положено иметь по-настоящему состояв­
шейся, в ее понимании, женщине — партнера и детей. А по­
скольку в ее картине мира все мужчины недостойные, то
возможны три варианта развития событий:
♦ отказаться от мужско-женских отношений и материн­
ства, например, остаться в тесных отношениях с ма­
терью, выполняя друг для друга роль отсутствующих
партнеров;
♦ родить ребенка для себя, когда мужчина допускается
в отношения на короткое время либо покидает отно­
шения, не выдержав постоянных атак на свое досто­
инство; ребенок в этом случае легко приглашается на
место отсутствующего партнера, в буквальном смысле
должен жить для мамы;
♦ выйти замуж за «недостойного» и жить с ощ ущ ени­
ем его второсортности, будучи не очень счастливой
в браке и транслируя свое восприятие детям; причем
это может быть действительно неравный брак (по сте­
пени зрелости, состоятельности, уровню образования
и т. д.), а может быть таковым лиш ь в восприятии жен­
щины, от которого она сама же и страдает.

К сожалению, деструктивный сценарий «Принцесса»


активно поддерживается социумом, в частности женским
сообществом, как успеш ный. С другой стороны, так же
рьяно в социуме пропагандируется идея подчинения муж­
чине, однако подчинение не означает уважения, оно лиш ь
ведет к возникновению дисбаланса, неравенству в паре,
а кроме того, манипулятивное поведение женщ ины «сни­
зу» переживается ею как превосходство и управление «эти­
ми недалекими мужчинами». Поэтому менять необходимо
не внешнее поведение, а внутреннее переживание с обес­
ценивания и унижения партнера-мужчины на уважение
и восхищение им.

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
«Принцессы» так же, как и «спящие красавицы», приходят
к психологу с запросом на отношения, которых нет, однако
напрямую делают это в тот момент, когда, по их ощущениям,
уже время поджимает. Могут прийти, потому что это статус­
но, в качестве еще одной процедуры по заботе о себе, наряду
с посещением стоматолога и массажиста. Частый запрос —
на самосовершенствование и эффективность, повышение
качества жизни. Может быть запрос по поводу проблем в су­
ществующих отношениях, часто связанный с принятием ре­
шения их прервать, поскольку мужчина «не соответствует».
Они производят впечатление очень успешных и состо­
явшихся, и даже очень по-женски привлекательных. Их от­
личает перфекционизм, стремление произвести впечатле­
ние, конкуренция в противовес сотрудничеству, они могут
самоутверждаться за счет собеседника. Часто интересуются
профессионализмом и регалиями психолога. Если выбира­
ют терапевта-женщину, то ищ ут в ней поддержку в коали­
ции против мужчин. Если выбирают терапевта-мужчину, то
в полной мере проявляют сценарную деструктивную дина­
мику, проверяя его на прочность и провоцируя на пережи­
вание бессилия.
Работая с «принцессой» в теме отношений, психологу
рекомендуется:
♦ вводить в пространство фигуру папы, конфронти-
ровать с обесцениванием его роли через обращение
к ранним воспоминаниям, где еще нет оценки отца как
недостаточно хорошего;
♦ работать с семейной иерархией: обращать внимание
на неравное положение родителей, транслировать ува­
жение к фигуре отца, возвращать каждому участнику
семейной системы его место в ней, согласно главенству
и равенству обоих родителей;
♦ работать с границей достаточности достижений для
того, чтобы просто жить и быть любимой (здесь часто
всплывает тема отвержения матерью, если девочка не
будет соответствовать ее представлениям об идеаль­
ном ребенке, достойном ее);
♦ работать с сепарацией от женского клана и материн­
ской фигуры, их мнений о мужчинах, опираясь на под­
держку отцовской фигуры; работать с убеждениями по
поводу мужчин и отношений, с детскими решениями;
выражать благодарность и уважение отцу, помогать
учиться замечать и ценить то, что делал для «принцес­
сы» отец и — шире — другие мужчины;
♦ приводить критерии выбора мужчины к реалистич­
ности (писать списки, моделировать образ достойно­
го мужчины, выделять основные конечные критерии;
шкалировать этот список: нельзя быть одновременно
мягким, теплым, домашним и волевым, твердым, соци­
ально супермегауспешным);
♦ восстанавливать контакт, переживание близости с па­
пой; помогать учиться быть в контакте с мужчиной,
а не в манипуляциях и использовании, встречаться со
своей неидеальностью и уязвимостью в отношениях;
помогать учиться быть на равных с мужчиной;
♦ помогать «принцессе» сделать конечный выбор и при­
знать, что этот мужчина — лучш ий из достойных.

СЦЕНАРИЙ «ЗОЛУШКА»

СУТЬ С Ц Е Н А Р И Я
Золушке приходится выполнять работу для злой мачехи
и ее дочерей. Однако крестная фея помогает ей выполнить
разные задания мачехи, делает волшебные подарки и в кон­
це концов отправляет на бал с условием, что та вернется до
полуночи. На балу девушка знакомится с принцем и очаро­
вывает его своей кротостью, добрым и веселым нравом. Од­
нако чтобы выполнить условие крестной, Золушка спешит
домой, теряя туфельку, по которой принц впоследствии
и находит ее.
Примеры сказок: «Золушка», «Принцесса на горошине»,
«Морозко», «Крошечка-Хаврошечка».

П Р Е Д П О С Ы Л К И ДЛЯ Ф О Р М И Р О В А Н И Я С Ц Е Н А Р И Я
Особенность этого сценария в том, что по каким-либо при­
чинам девочка не чувствует себя на своем месте в семейной
системе, ощущает постоянную угрозу быть исключенной,
отвергнутой при несоответствии родительским требовани­

94 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ям. Она как будто балансирует на границе семейной систе­
мы. Таким образом, в отношениях с родителями, в том числе
с папой, не формируется опыт безопасной привязанности.
Границы, которые устанавливаются для нее, — это жест­
кие правила, которые надособлюдать, много запретов
и долженствований; нет личных границ, не развивается
чувствительность к собственным нуждам, импульсам, жела­
ниям, как следствие, нет навыка делать свой собственный
выбор, предъявлять себя, ставить и отстаивать границы до­
пустимого, в том числе и в отношениях с мужчинами.
Ценность у «Золушки» обусловленная (будешь хоро­
шей — будем хвалить); внушается, что она не имеет ценно­
сти вне того, что она делает, а только в рамках соответствия
правилам. Отсюда большой страх совершить ошибку, ведь
это представляет угрозу для «я», ощущения своей ценности,
значимости, нужности, а также страх быть изгнанной из се­
мейной системы, лиш ения любви близких.
Нет контакта с отцом, отношения регламентированы
и формальны либо отец сдался властной супруге, не защ и­
щает дочь. «Золушка» боится не угодить обоим, очень ста­
рается заслужить признание и любовь.

КАК ПР ОЯ В Л Я Е Т С Я С Ц Е Н А Р И Й
«Золушки» всегда готовы помочь, поддержать, сделать
что-то приятное для других, даже если это вовсе неудобно
для них самих, потому что собственные нужды, импуль­
сы и желания труднодоступны. У них низкая самооценка,
комплекс отличницы, страх совершить ошибку, за которы­
ми стоит страх перед отцовской фигурой. Не может совер­
ш ить выбор, проявить инициативу. Поскольку нет опоры
на внутренние критерии и ориентиры, не понимает, ка­
кой мужчина ей нужен. Поэтому если мужчина ее выбрал,
соглашается, даже если это не тот человек или не те отно­
шения, какие бы хотелось. Для мужчин она хороший друг,

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 95


опора и поддержка, надежный тыл, поскольку отношения
имеют для нее большую ценность.
Однако «Золушка» не чувствует себя достаточно устой­
чивой в отношениях, поскольку усвоила семейную модель,
где она находится в системе на птичьих правах, «никто
и звать никак». Поэтому держится за любые отношения из
страха потерять их, что воспринимается так же смертельно,
как если бы она была до сих пор маленькой девочкой. Даже
внешне может производить впечатление хорошей послуш­
ной девочки, поскольку проявлять свою зрелую женствен­
ность и сексуальность для нее неправильно, да и не очень
понятно как, ведь это ресурсы «я», которое, повторимся, не­
доступно, не проявляется, слишком глубоко спрятано.
«Золушка» не чувствует и не отстаивает свои личные гра­
ницы, живет с мужчиной по тем правилам и на тех условиях,
которые он предлагает, ощущает их как что-то неизменное,
с чем ничего нельзя поделать. Часто оказывается вовлечена
в отношения, где эти особенности ее сценария эксплуатиру­
ются мужчиной, родственниками, даже детьми. Соглашается
быть в отношениях в непонятном статусе, годами может на­
ходиться в треугольнике в ожидании развода с «плохой» же­
ной, который все время откладывается по важным для муж­
чины причинам. При сложностях в отношениях, даже если
мужчина делает что-то недопустимое — пьет, изменяет, — во
всем винит себя, что она «недостаточно старается»; как в дет­
стве заслуживает любовь, поэтому чем хуже ведет себя муж­
чина, тем больше будет «Золушка» стараться делать для него
и отношений, пока все ее ресурсы не истощатся.
Выйти из этого сценария вне терапии может, если по­
везет с мужчиной, который выберет и «отогреет» ее, если
попадет в очень доброжелательное окружение, которое на­
сытит потребность в безопасной привязанности, или если
«фея» в лице старшей подруги приведет к «принцу», выбрав
хорошее за нее и для нее.

96 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
К психологу «Золушки» часто приходят не ради себя, что
очень логично для динамики данного сценария, а чтобы
помочь супругу, ребенку, любовнику и т. д. Для них также
характерен так называемый манипулятивный запрос, но
тоже с каким-то жертвенным оттенком: «Как сделать так,
чтобы он женился на мне / бросил пить / нашел работу / де­
ти слушались / свекровь не обижала?» и т. д.
Другой вариант запроса — когда женщина приходит на
грани нервного срыва или в состоянии глубокой депрес­
сии, когда ее ресурсы от пребывания в невыносимой жиз­
ненной ситуации истощаются; тогда запрос может быть на
то, чтобы выйти из этого состояния, но делает это не ради
себя, а чтобы продолжать «справляться».
Наконец, запрос может быть про отношения, которые
не складываются или складываются не те и не с теми, и то­
гда он звучит с оттенком обвинения себя: «Помогите разо­
браться, что я делаю не так, чем я не такая, что не заслужи­
ваю хороших отношений».
В терапии «Золушки» — очень «хорошие клиенты»,
скорее придут к психотерапевту-женщине из-за стра­
ха перед отцовской фигурой, проецируемой на мужчи-
ну-терапевта. С ними есть опасность зайти далеко «не
туда», поскольку из-за сложности осознания и предъявле­
ния собственного запроса они будут соглашаться на все,
что предложит терапевт, а чтобы не огорчать его, будут
скрывать даже ухудшение своего состояния, старатель­
но демонстрировать, как помогает им терапия, даже если
в реальности будет обратное. О ни очень благодарны за
проявление внимания и заботы, чувствую т потребность
отблагодарить терапевта сверх оплаты. Однако у них
много вытесненной агрессии, которую они могут направ­
лять как в пассивное сопротивление (невыполнение за­
даний, утаивание важной информации, нечаянная порча

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 97


вещей, опоздания), так и против себя (соматические сим­
птомы, самоповреждающее поведение).
С чем необходимо работать психологу:
♦ Переводить запрос, относящ ийся к другим людям или
к тому, как соответствовать их ожиданиям, к самой об­
ратившейся. Это непростой момент, поскольку кон­
такт с собственным «я» у них нарушен. Поэтому много
внимания следует уделить налаживанию этого контак­
та, отслеживая и ограничивая свое стремление предло­
жить собственный вариант «правильного» запроса.
♦ В случае истощения работать на накопление ресурса.
Однако следует помнить, что такие клиентки склонны
весь полученный ресурс тут же направлять на заботу
о других. Поэтому особое внимание необходимо об­
ращать на то, чтобы разворачивать ее в сторону самой
себя, учить направлять ресурс на себя — заботу о себе,
самоподдержку.
♦ Учить просить помощь и поддержку для себя, а также
принимать ее и «усваивать». Для этого терапевту важно
искренне демонстрировать, что ему приятно позабо­
титься о клиентке, а также благодарить ее за попытки
позаботиться о нем, подчеркивать, что ее старания сто­
ят благодарности.
♦ Работать с ощущением ценности, достоинства «Золуш­
ки»; моделировать восхищение отцом, ее высокую
оценку как женщ ины в терапевтических процессах.
♦ Работать с выстраиванием границ, осознанием того,
что желаемо в отношениях, а что неприемлемо; учить
заявлять о своих потребностях, защищать себя и наста­
ивать на соблюдении своих границ.
♦ Помогать открыто проявлять подавленные чувства —
страх и гнев — по отношению к отцу, а также другим
близким людям в ее жизни (отец тут первичен, по­
скольку именно отношения с ним были ключевыми

98 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
в возникновении сценария отношений; аналогично
работать с материнской фигурой, но в ее сторону вы ­
разить чувства сложнее, поэтому во многих случаях
бывает ресурснее начать с фигуры отца).
♦ Учить говорить отцовской фигуре «нет», настаивать
на своем собственном месте ребенка в родительской
семейной системе, полученном по праву рождения,
которое нельзя отнять за «плохое» поведение, ош ибку
или стремление жить по-своему и быть счастливой; на­
стаивать на своей принадлежности семейной системе
и родителям, и в частности папе: «я — твоя дочь!».
♦ Учить идентифицировать свои потребности, желания,
импульсы, цели и заявлять о них. Учить выбирать хо­
рошее для себя, в том числе мужчину. И шире — учить
формировать свое окружение, поддерживающее поло­
жительную самооценку, а также дистанцироваться от
токсичного общения.

СЦЕНАРИЙ «ГЕРОИЧЕСКАЯ ЖЕНЩ ИНА»

СУТЬ С Ц Е Н А Р И Я
Героиня сказки совершает опасное путешествие или серию
подвигов, чтобы выручить братца или суженого.
Примеры сказок: «Дикие лебеди», «Снежная королева»,
«Финист — ясный сокол».

П Р Е Д П О С Ы Л К И ДЛЯ Ф О Р М И Р О В А Н И Я С Ц Е Н А Р И Я
В семейной системе будущей «героической женщины»
сценарий отсутствующего отца проявляется в том, что па­
па присутствует лиш ь номинально. Его отсутствие может
оправдываться работой (капитан дальнего плавания, тру­
доголик), измененным состоянием сознания (алкоголик,

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 99


наркоман, игроман) или выключенностью из реальности
(талантливый ученый, психически больной, погруженный
в эзотерическое учение или в депрессию). Не так важно,
в какой форме выражено его отсутствие, ключевым факто­
ром является то, что он продолжительное время находится
вне контакта с дочерью, эмоционально недоступен для нее.
При этом у них хороший контакт, душевная близость
с отцом. Проблема в том, что этот контакт дискретный,
крайне редкий. Даже когда папа присутствует рядом, не
всегда понятно, то ли есть он, то ли нет. Поэтому девочке
приходится прилагать много усилий, чтобы завладеть вни­
манием отца, добиться желаемого внимания. Возникает
впечатление, что контакт целиком зависит только от нее.
Перед девочкой возникает непростая задача в краткие мо­
менты присутствия догнать, поймать, добиться отношений
со значимым человеком, его включенности.
Папа хорошо относится к дочке, поэтому у нее формиру­
ется ощущение собственной ценности. Однако из-за столь
редких моментов контакта и больших усилий, которые ей
приходится прилагать для ожидания и достижения этих мо­
ментов, девочка порой сомневается в своей ценности, воспри­
нимает ее как прямой результат своих усилий и способности
добиваться отношений. Часто родители эксплуатируют эту
способность, делая дочь посредником между собой.
Благодаря хорошему отношению и участию отца в воспи­
тании девочка имеет представление о границах. Однако из-
за того, что папа часто пропадает, у нее возникает ощущение
ненадежности внешних границ семейной системы, а в даль­
нейшем — ненадежности границ и привязанности в паре,
и эта ненадежность партнера воспринимается как норма —
«на мужчин нельзя положиться». Кроме того, она привыкает
к такому способу взаимодействия, при котором она вынужде­
на вторгаться, нарушать в какой-то степени личные границы
отца, чтобы получить его внимание, быть замеченной им.

100 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
КАК ПР ОЯ В Л Я Е Т С Я С Ц Е Н А Р И Й
Стратегия добиваться отношений ценой героических уси­
лий переносится во взрослую жизнь. Женщ ина может раз за
разом выбирать в той или иной степени недоступного пар­
тнера — женатого, контрзависимого (избегающего эмоцио­
нальной близости), такого, который ее не выбирает, и т. д.
Другой вариант — «героическая женщина» находит муж­
чин в ситуации жизненного кризиса (алкоголики, нарко­
маны, безработные) и воспроизводит сценарий своих от­
ношений с отцом с упором на то, чтобы спасать партнера.
При этом она бессознательно препятствует его спасению,
инвалидизируя партнера, приписывая ему гораздо ббль-
шую беспомощность, чем есть на самом деле. Отношения
строятся по принципу треугольника Карпмана (жертва —
преследователь — спаситель). Если мужчина нормализует­
ся, их отношения часто прекращаются, и женщина находит
другого, еще более проблемного, чтобы была возможность
спасать уже его.
«Героиням» очень сложно отказаться от своей иллюзии
всемогущества, особенно в том, что касается их способности
повлиять на другого человека, иначе придется встретиться
с болью и разочарованием. Отношения, в которых не надо
добиваться взаимности или решать проблемы беспомощ­
ного, слабого, зависимого партнера, кажутся им пресными,
а хорошие, беспроблемные, действительно любящие муж­
чины — обычными, «никакими», лишенными брутально­
сти, страсти, изюминки. Более того, «героическая женщина»
будет искать проблемы и у достаточно здорового партнера,
в хороших отношениях, чем будет их несказанно осложнять.
В этом случае либо у партнера появятся проблемы (напри­
мер, мужчина «вдруг» начинает пить, теряет работу, заболе­
вает, перестает участвовать в воспитании детей и т. д.), либо
«проблемными» будут объявлены дети — в любом случае «ге­
роической женщине» найдется кого спасать.

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 101


Выход из сценария возможен в том случае, если «герои­
ческая женщина» откажется от спасательства, предоставит
близким решать их проблемы самостоятельно и сосредо­
точится на том хорошем, что есть в ее жизни, однако для
этого надо отказаться от иллюзии контроля над жизнью
других, а это очень трудно сделать без внешней обратной
связи и поддержки. Иногда тяжелая болезнь, ставящая «ге­
роическую женщину» перед выбором жизни или смерти,
способна развернуть ее лицом к реальности, чтобы наконец
начать жить свою жизнь и спасти прежде всего саму себя.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
В терапию «героические женщины» приходят с запросом
на спасение партнера или, в случае с недоступным партне­
ром, — «как мне добиться отношений?».
В отличие от покорной и депрессивной «Золушки», у «ге­
роической женщины» много энергии и оптимизма, она ис­
кренне верит в то, что человек может добиться всего, чего
захочет. Бывает, конечно, что и у них опускаются руки, но
они воспринимают это как свою слабость и необходимость
собраться для очередного витка треугольника Карпмана,
в котором могут пребывать многие годы.
Психологу необходимо быть устойчивым и решительным
и в то же время заботливым и поддерживающим, чтобы на­
стойчиво возвращать «героическую женщину» к реальности:
♦ В случае с недоступным или проблемным партнером
обращать ее внимание на то, что, несмотря на все уси­
лия, ситуация в отношениях не меняется. Или напро­
тив, показывать, как она проблематизирует партнера
и отношения, как отвергает подходящих мужчин и вы ­
бирает проблемных, и т. д.
♦ Помогать прекратить отношения с зависимым партнером.
Как правило, здесь она встречается с разочарованием, гне­
вом, своей невсесильносгью, за которыми прячутся пода­

102 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
вленные детские переживания в отношениях с отцом. По­
этому важна проработка травмирующих эпизодов.
♦ Помогать восстанавливать контакт с отцовской ф и­
гурой, присваивать функции и ресурсы, полученные
в отношениях с ним, работать над ощущением надеж­
ной привязанности в отношениях с мужчинами.
♦ Учить обходиться с хорошим в ее жизни. «Героическая
женщина» обладает большим запасом прочности, энер­
гии, сил. Необходимо развернуть эти ресурсы на то, что­
бы она могла делать свою жизнь лучше, а не находить
новые проблемы для героического преодоления.

СЦЕНАРИЙ «ЗАКОЛДОВАННАЯ»

СУТЬ С Ц Е Н А Р И Я
Прекрасная девушка оказывается во власти злых чар, одна­
ко время от времени она может становиться сама собой —
прекрасной девушкой, к тому же наделенной волшебной
силой и мудростью. Ее суженый должен совершить ряд под­
вигов, выполнить определенные условия, чтобы расколдо­
вать невесту. Если он этого не сделает, она либо погибнет,
либо останется до конца жизни во власти злых чар.
Примеры сказок: «Царевна-лягушка», «Царевна-лебедь»,
«Русалочка».

П Р Е Д П О С Ы Л К И ДЛЯ Ф О Р М И Р О В А Н И Я С Ц Е Н А Р И Я
Нет ценности, близости, границ, так как со стороны от­
ца — тотальное отвержение, разочарование: либо папа хо­
тел мальчика, либо отождествляет дочку с женой, с которой
плохие отношения. Травматичные отношения с отцом.
Такое же развитие сценария происходит, если девочка,
уже в достаточно сознательном возрасте, принимает реше­

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 103


ние, не важно из каких соображений, отказаться от «плохо­
го» отца или «плохой» родительской системы. В этом случае
она, с одной стороны, чувствует освобождение от тягост­
ного семейного наследия, получает возможность сепари­
роваться от родителей, жить свою жизнь с чистого листа.
С другой стороны, таким образом она оказывается отрезан­
ной от ресурса рода, семейной системы, в том числе от ре­
сурсов отцовской фигуры.
Нередко «заколдованная» испытывает чувство вины из-
за того, что предала семейную систему, и проявляет лояль­
ность к ней через бессознательное воспроизведение семей­
ного симптома, тяжелой судьбы, жизненного сценария или
следования деструктивным родительским предписаниям.
Кроме того, травматическое наследие семейной системы
никуда не девается — напротив, будучи вытеснено в тень,
как ящ ик Пандоры, ждет своего момента, чтобы проявиться
(так называемая системная семейная травма).

КАК ПР ОЯ В Л Я Е Т С Я С Ц Е Н А Р И Й
Поскольку у «заколдованной» отсутствует ощущение своей
ценности и границ приемлемого, она постоянно попадает
в различные тяжелые истории, в том числе в деструктивные
отношения. Имеет склонность к саморазрушительному по­
ведению, может вынести много плохого от партнера, подсо­
знательно ждет плохого отношения к себе, прежде всего от
тех, с кем сближается. Поскольку пережила тотальное отвер­
жение, сама себя отвергает и проецирует это отвержение на
окружающих. В отношениях это проявляется тем, что она
достаточно быстро и легко устанавливает их и затем так же
легко рушит. В зависимости от степени выраженности такая
динамика проявляется как постоянный сценарий или как
временное состояние: женщина либо совершенно выклю­
чает себя из долговременных отношений, либо бывает вре­
менно «одержимой» состоянием отверженности. У партнера

104 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


при этом возникает ощущение нереальности, сюрреализма
происходящего: только что все было хорошо, и вдруг из-за
оброненного слова, а то и буквально из ниоткуда разражает­
ся буря, и никакие попытки спасти ситуацию не действуют,
отношения оказываются на грани разрыва.
«Заколдованные» также склонны провоцировать партне­
ра на отвержение, иррациональные поступки, которые он
затем не может логично объяснить, в том числе агрессивное
или рискованное поведение. Разумеется, это происходит
бессознательно, чтобы привести реальность в соответствие
с самоощущением внутреннего отвержения, которое пре­
следует женщ ину со сценарием «Заколдованной».
Вне терапии коррекция сценария возможна при усло­
вии, что периоды «одержимости» не будут влиять фаталь­
ным образом на отношения: такое случается, когда цен­
ность пары высока для обоих партнеров и они обладают
запасом терпения и прочности, чтобы переживать сложные
периоды. Кроме того, необходимо постоянное подтверж­
дение ценности, запрет на саморазрушение и большая
степень принятия со стороны авторитетной, желательно
мужской фигуры, чтобы компенсировать утраченные от­
цовские функции.

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
В терапию «заколдованные» могут приходить эпизодиче­
ски, кратковременно, как и в прочие отношения; с ними
бывает трудно заключить терапевтический альянс. Запро­
сы самые разнообразные, могут предъявить любой из пе­
речисленных в предыдущих сценариях. Могут также рас­
сказывать многочисленные тяжелые истории, при этом не
воспринимая их как таковые. Провоцируют терапевта на
отвержение, нарушение терапевтических границ; при этом
хорошо выдерживают реальные злоупотребления и с тру­
дом принимают хорошее отношение к себе.

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 105


В работе со сценарием отношений у «заколдованных»
психологу важно:
♦ Строго соблюдать контракт и границы в психотера­
пии, внимательно отслеживать реакции контрперено­
са. Встречать «заколдованных» из точки принятия, но
с соблюдением собственных границ; не попадать в ма-
нипулятивный треугольник Карпмана, куда клиентка
будет приглашать, — своевременно осознавать и про­
яснять эту саморазрушительную динамику для нее.
♦ Работать с функциями контакта, признанием соб­
ственной ценности, личными границами, то есть на­
сыщать основные отцовские функции.
♦ Уделять много внимания самопринятию и самопод-
держке в противовес самоотвержению. Учить проти­
востоять саморазрушительным и деструктивным про­
явлениям, вырабатывать способы останавливаться,
когда начинает заносить.
♦ Работать с принятием отцовской фигуры, ее ресурса;
производить инвентаризацию семейного наследства
с возможностью присвоить хорошее и отказаться от
деструктивного; способствовать возвращению кли­
ентки в семейную систему на символическом уровне,
чтобы она могла допустить возможность быть приня­
той системой и вместе с тем сохранить себя.
♦ Учить быть в ясных отношениях: проговаривать свои
реакции на клиентку и выяснять ее реакции на себя;
конфронтировать с фантазиями отвержения у клиент­
ки; учить различать факты и интерпретации. Важна
искренность терапевта, возможность говорить о нега­
тивных и позитивных реакциях на клиентку на языке
чувств, а не оценок.
ДИАГНОСТИКА И КОРРЕКЦИЯ
ДЕСТРУКТИВНЫХ СЦЕНАРИЕВ

ПРИЗНАКИ ДЕСТРУКТИВНОГО СЦЕНАРИЯ

У любого деструктивного сценария отношений всегда есть


четкие признаки.
Отсутствие выбора. Участники сценария ходят по кругу,
наступают на одни и те же грабли и при всех попытках на­
чать с другим партнером с чистого листа, не повторяя преж­
них ошибок, вновь и вновь в отношениях остаются у раз­
битого корыта.
Незавершенность. Деструктивный сценарий характе­
ризуется отсутствием той самой трансформации, в резуль­
тате которой женщина меняется и поиск партнера для нее
завершается созданием удовлетворительных отнош ений
и переходом на новый уровень, новую зрелую стадию
жизни.
Многократные повторения одного и того же паттер­
на не только с разными мужчинами, но и в рамках одних
и тех же отношений, которые порождаются отсутствием
выбора и незавершенностью. В результате отнош ения не
идут вглубь и вскоре прекращают развиваться, даже если
формально люди остаются вместе. Словно в момент логич­
ного завершения цикла — при появлении мужчины, вы-

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 107


боре и совместной жизни — сценарий заедает и начинает
ходить по кругу вплоть до разрыва отношений. Так, в сце­
нарии «Спящая красавица» мужчина будит-будит жен­
щ ину и никак ее не добудится; в сценарии «Принцесса»
мужчина снова и снова должен доказывать и завоевывать;
«Золушка» даже рядом с принцем продолжает оставаться
служанкой и заслуживать любовь; «героической женщ и­
не» вновь и вновь необходимо кого-то спасать; «заколдо­
ванная» с лучами утреннего солнца вновь превращается
в жабу, и нужно разгадывать новую загадку, что же на этот
раз превратит ее в Василису Премудрую, спасет от теней
ужасного прошлого.
Однако неверно было бы рассматривать женские сцена­
рии лиш ь с негативной стороны. Все чему-то служит, имеет
свои сильные и позитивные стороны. В частности, усвоен­
ный с детства сценарий позволил девочке адаптироваться
к жизни в родительской семье.
Какие же позитивные стороны мы можем обнаружить
в женских сценариях?
Стабильность, а значит, в некотором роде безопасность
и защищенность. Это некий предсказуемый набор шагов
и схем поведения, который приводит к определенному
результату в случае конструктивного сценария. В случае
деструктивного сценария результат тоже есть, правда, он
отличается от сознательно желаемого. Но даже в этом слу­
чае стабильность, последовательность, предсказуемость
и определенность сохраняются. В условиях отсутствия
ощ ущ ения безопасности в отношениях сценарная безопас­
ность представляет ценность, от которой сложно отказаться
даже ради чего-то хорошего, которое кажется неизвестным
и эфемерным.
Фильтр контактов. Участники сценария подбираются на
удивление дополняющие друг друга, рыбак рыбака видит
издалека. В хорошем варианте сценарий призван облегчить

108 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


нам поиск подходящего партнера. В некотором роде мы все
же до сих пор животные, и партнер, правильно соблюдаю­
щий принятый в своем кругу «брачный танец», проходит си­
стему отбора. Другое дело, что при деструктивном сценарии
либо не происходит самого выбора, либо внутренние на­
стройки выбора сбиты таким образом, что вместо хорошего
мы выбираем категорически неподходящее для себя.
Кроме того, сценарное поведение организуется таким об­
разом, что одни наши психологические и коммуникативные
навыки оказываются подавлены, зато другие компенсаторно
развиваются и превращаются в наши сильные стороны. Та­
ким образом, в основе сценария — сильный навык, который
помогает женщине адаптироваться к семейной ситуации,
справиться с ее сложностями, сохранив себя. К сожалению,
даже выйдя из родительской системы, мы продолжаем поль­
зоваться сформированным адаптивным механизмом, вне за­
висимости от того, что реальность уже изменилась.

ДИАГНОСТИКА И КОРРЕКЦИЯ
ДЕСТРУКТИВНОГО СЦЕНАРИЯ

Один из самых эффективных методов диагностики и кор­


рекции деструктивного сценария — написание сказок. При
сочинении сказки мы бессознательно воспроизводим меха­
низм и внутреннюю динамику сценария. Кроме того, в ней
можно найти ключи к преодолению его деструктивных
тенденций. М ы можем замечать закономерности того или
иного сценария в запросе клиентки, наблюдая за ее реакци­
ями или слушая рассказ истории ее отношений. Также мы
можем предложить ей написать об этом сказку (или серию
сказок) на интересующую нас тему, при этом сказка должна
соответствовать следующим критериям:

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 109


1. Она должна быть про отношения.
2. Главный персонаж — женский.
3. В результате сказочных событий с героиней должна
произойти трансформация, ее качественное изменение —
внешности, характера, статуса и т. д.
Последний пункт особенно важен, поскольку не только
олицетворяет собой долгожданное замужество героини, но
и содержит в себе ключ к выходу из деструктивного сценария.
Выход из деструктивного сценария означает:
♦ Развитие подавленных сторон своего «я» — ценности,
границ и способности к контакту с собой и другими. Одна­
ко это не означает, что развитые в качестве компенсации
навыки будут утрачены за ненадобностью: напротив,
будучи встроены в более сбалансированную систему
личности, они заиграют новыми красками. Ключевое
отличие от сценария в том, что теперь сильные навыки
будут использоваться не вынужденно и не в качестве сте­
реотипной реакции на любую ситуацию, а осознанно по
собственному выбору, учитывая требования реальности.
♦ О сознанный поиск и выбор партнера, основанный
не на сценарном предпочтении привычного, а на вы ­
боре «хорошего для себя». Это означает:
■ начать чувствовать себя, свои истинные потребности
и границы, что хорошо и плохо для меня, что мне под­
ходит или нет, а также заявлять и проявлять свои насто­
ящие желания, потребности и границы другим людям;
■распознавать, замечать и выбирать во внешнем мире
и в окружающих (в частности, мужчинах) именно
таких людей, которые способны отзываться на заяв­
ленные потребности;
• выбирать отношения, способные быть по-настоящему
поддерживающими, безопасными и питательными;
■ уметь как сотрудничать, так и самостоятельно за­
ботиться о себе, поскольку отношения мужчины

110 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


и женщ ины строятся на балансе «брать и давать»,
равном обмене ресурсами, а не на отыгрывании дет­
ско-родительских сценарных ролей;
■ чувствовать в равной степени как собственную ценность>
так и ценность партнера и отношений в целом, быть го­
товой как постоять за себя, так и что-то делать ради со­
хранения пары — но не жертвовать одним ради другого;
♦ Риск трансформации, изменений, для чего у женщ и­
ны должно быть достаточно ресурса плюс некоторый
запас ощущения стабильности и безопасности в жиз­
ни, например, тот, что она может получить в отноше­
ниях с психологом, терапевтической группой и другим
поддерживающим окружением. Женщ ине предстоит
набраться мужества, чтобы сделать шаг в другую пло­
скость своей жизни, доселе непривычную.

М ы не призываем тотально отказываться от плюсов, ко­


торые приносят сценарии в нашу жизнь. Результатом на­
шей работы с деструктивным сценарием должен стать выход
из повторяющегося цикла неудовлетворительных отноше­
ний, и в каждом из перечисленных сценариев он будет за­
ключаться в трансформации героини. «Спящая красавица»
должна проснуться для отношений, «принцесса» — спу­
ститься с башни и стать «королевой» рядом с «королем»,
«Золушка» — стать хозяйкой во дворце, «героическая жен­
щина» — сложить оружие и отдохнуть от геройств в почете
и достатке, а «заколдованная» расколдоваться и стать обыч­
ной женщиной, творящей свою повседневную магию на ра­
дость себе и на благо близким.
ПРИМЕРЫ ТРАНСФОРМАЦИИ
ДЕСТРУКТИВНОГО СЦЕНАРИЯ

«СПЯЩАЯ КРАСАВИЦА»=>«ШАХЕРЕЗАДА»

Сильные стороны: верность, способность идеализировать


партнера, тонкая чувствительность к прекрасному, стремле­
ние к сохранению романтики в отношениях.
Отвергаемые стороны: чувственность, эмоциональность,
сексуальность, телесность.
Психологическая задача: принятие своей страсти, сек­
суальности, творческого аспекта женственности.
Разбудить «спящую красавицу» способны яркие страст­
ные отношения. Задача психотерапевта — найти доступ
к этой части ее жизни, познакомить ее с ней и научить ори­
ентироваться в этой области.
Задача женщ ины — открыть и принять в себе эти
аспекты во всей полноте. Как это ни парадоксально,
именно страсть часто становится ключом к выбору пар­
тнера у женщ ины с этим сценарием, и именно этот ре­
сурс делает отнош ения в паре с «Шахерезадой» прочными
и яркими.

112 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
«П РИ Н ЦЕССА» => «КОРОЛ ЕВА»

Сильные стороны: высокоранговость, способность к целе-


полаганию и достижениям, много ресурса, работоспособ­
ность.
Отвергаемые стороны: доверие и уважение к мужчине,
способность к сотрудничеству.
Психологическая задача: признание ценности отноше­
ний и своего выбора как самого лучшего. Сделать оконча­
тельный выбор.
Задачей терапевта во многом является трансляция ува­
жительного отношения к мужчине и выстраивание равных
отношений сотрудничества.
Задача женщ ины — спуститься с пьедестала и учиться
равным отношениям, не унижая и не обесценивая партне­
ра. Возможно, для этого ей понадобится преодолеть страх
перед действительно статусными мужчинами или при­
знать ценность существующ их отнош ений с мужчиной,
который по многим параметрам для нее достаточно хоро­
ш ий. Образно говоря, из ранга слуги ей необходимо пере­
вести мужчину в ранг короля, чтобы править вместе с до­
стойным партнером общим королевством и самой стать
«королевой».

«ЗОЛ УШ КА» => «ХОЗЯ Й КА»

Сильные стороны: доброта, чуткость к нуждам других, за­


бота, хозяйственность, упорство, важность отношений.
Отвергаемые стороны: свои потребности, границы, статус.
Психологическая задача: научиться заботиться о себе
и выбирать хорошее для себя. Занять свое достойное место
в социуме и отношениях.

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 113


Задача психолога — помочь преодолеть страхи, почув­
ствовать свою ценность, свое право быть такой, какая есть,
предъявлять свои потребности и границы.
Задача женщ ины — развернуть свое умение заботить­
ся к самой себе, признать свое право на власть, статус,
полноправное партнерство. В сказке Золуш ка становится
женой наследника трона, а в реальности это место уве­
ренной хозяйки, с лю бящ им мужем и ую тным домом —
полной чашей.

«ГЕРОИЧЕСКАЯ ЖЕНЩ ИНА» => «ПОЧИТАЕМАЯ ЖЕНЩ ИНА»

Сильные стороны: мужество, устойчивость к стрессу, орга­


низаторские способности, творческий подход к решению
сложных задач, оптимизм, значимость близких людей и от­
ношений.
Отвергаемые стороны: признание своих достижений
и заслуг, жить свою жизнь.
Психологическая задача: развернуться от спасательства
других к проживанию собственной жизни и выстраивания
хорошего для себя.
Ей необходима помощь в признании своей невсесиль-
ности, а также ответственности и силы партнера в отноше­
ниях; в том, чтобы предоставить близким право жить своей
жизнью и опираться на них; в принятии восхищения и бла­
годарности; в том, чтобы жить в хорошем, замечая и не
проблематизируя его. «Героической женщине» необходимо
остановиться в геройствовании и начать жить спокойной
размеренной «негероической» жизнью, в довольстве от до­
стигнутого, с мужчиной, которого не надо спасать. Тогда
она будет заслуженно почитаемой женщиной в глазах сво­
их близких.
«ЗАКОЛДОВАННАЯ» => «ОБЫКНОВЕННАЯ»

Сильные стороны: способность трансформировать ре­


альность согласно своему внутреннему состоянию, менять
мир и влиять на людей.
Отвергаемые стороны: достоинство, опора на хорошее
в себе и отношениях, хорошее наследие рода.
Психологическая задача: учиться различать внутрен­
нюю и внеш нюю реальность (факты и интерпретации),
находить хорошее для себя в реальности и опираться на
хорошее в себе и партнере; запретить саморазрушение
и разрушение хороших отношений и, напротив, выходить
из плохих отношений, травматической воронки, избегать
опасных и травмирующих ситуаций.
Психолог помогает восстановить контакт со своей цен­
ностью, выстроить границы, учит быть в отношениях безо­
пасной привязанности.
Задача женщ ины — прилагать усилия к выходу из мо­
рока травмы; присваивать хорошее наследство семейной
системы и отказываться от плохого; замечать зазор между
реальным отношением к ней (как хорошим, так и плохим)
и своими фантазиями.
«Заколдованной» крайне показана терапия реальностью,
выполнение ежедневных рутинных действий, доставляю­
щих ей удовольствие и в то же время очень телесных, ве­
щественных, реальных: рукоделие, приготовление пищи,
украшение дома. Таким образом она из особой, «хитроза­
колдованной» превращается в обыкновенную женщину,
земную бабу, способную совершать позитивные изменения
в реальности.
ДРУГИЕ ПРОБЛЕМЫ
В ОТНОШЕНИЯХ У ЖЕНЩИН

П ом им о деструктивны х сценариев в отн ош ени ях сущ еству­


ю т и другие проблемы, связан н ы е с ф игурой отца, с кото­
ры м и ж ен щ и н ы часто обращ аю тся к психологу.

К О Н Ф Л И К Т Н Ы Е О Т Н О Ш ЕН И Я С ПАРТНЕРО М .
С ЕКСУА Л ЬН Ы Е П РО БЛ ЕМ Ы

Ж е н щ и н ы часто бы ваю т недовольны р азли чн ы м и аспекта­


ми супруж еской ж изни, ролью и участием партнера в ней,
какими-то п р оявлен и ям и мужа: не такой, не то, не так...
Распространенной п р и чи н о й ж енских претензий к м уж ­
чи н ам является перенос на них отцовской ф игуры . Если
отец был дисф ункционален или в какой-то момент связь
с ним была утрачена, в душ е ж ен щ и н ы на месте его ф игуры
образуется вакуум, и она бессознательно стремится запол­
н и ть его, п ы таясь п о лучи ть от партнера то, чего не п о л учи ­
ла от папы .
П очем у это не работает?
Б ы ть супругом и бы ть отцом — это соверш енно разные
роли и ф ункц ионал. Соединение ролей супруга и отца по

116 ВСЕ ДЕЛО В ПАПЕ


отн ош ен и ю к ж ен щ ин е приводит либо к п овы ш ен н о й на­
грузке для м уж чи н ы и его обесточенности, либо к тому, что
одна из этих ролей перестает вы полн яться, вы зы вая недо­
вольство супруги.
Ж ен щ и н а вы бирает м уж чи н , похожих на отца, а следо­
вательно, зачастую не ум ею щ их отвечать на потребности,
из которых исходит ее запрос. Такие м уж чи н ы естествен­
ны м образом каж утся ей более п р и вы чн ы м и , безопасны м и.
Однако в отнош ен и ях с н и м и вскоре н ачинает воспроизво­
диться тот же сценарий и те же конф ликты , что и с отцом.
Даже если м уж чи н а способен и готов отвечать на п о­
требности ж ен щ и н ы , это м ож ет оказаться настолько не­
знаком ы м переж иванием , когда м уж чи н а не такой, как
папа, что ж ен щ и н е б уквал ьн о некуда склад ы вать этот
опы т, нет соответствую щ ей ф орм очки, м атрицы под него,
закр ы т канал доступа. П оэтом у часто претензии б ы ваю т
вы зван ы не н есп особн остью м уж ч и н ы дать то, что н уж ­
но, а неум ением ж е н щ и н ы зам етить и п р и н ять то, что дает
м уж чи н а.
М уж чи н а адресует свои д ействия ж ен щ ин е в н астоя­
щ и й момент (что естественно), а н ен асы щ енн ы м и яв л яю т­
ся потребности у м аленькой д евочки из прош лого, и это
д ействительно «не то», п оскольку мужско-женские и дет­
ско-родительские о тн ош ен и я — это про разное. П олучает­
ся несосты ковка запроса и результата, поэтом у появляется
ощ ущ ение несвоевременности, неудовлетворенности, что
бы м уж чи н а ни делал.
Впрочем, часто и запроса конкретного нет или он не м о­
жет б ы ть адекватно выражен, поскольку сама ж ен щ ин а не
очень осознает свои ф рустрированны е потребности, свя­
занны е с отцовской ф игурой, и пы тается требовать сурро­
гаты, которые ее не насы щ аю т.
В результате хронического неуд овлетворения детских
потребностей внутреннее напр яж ен ие коп и тся, вылива-

ДЛЯ ДОЧЕК: ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 117


ясь в придирки по пустякам, эмоциональные взрывы и т.
д. А претензии-то на самом деле не по адресу — они к папе.
Отношение к мужчине и способы взаимодействия с ним
усваиваются девочкой от мамы; если у мамы были претен­
зии к папе, то дочь усваивает их как некоторый стиль отно­
шений. Более того, ее восприятие уже настроено таким об­
разом, что она всегда видит, за что критиковать партнера,
и редко — за что похвалить. Вместо благодарности за сде­
ланное мужчина слыш ит упреки в нерасторопности, недо­
статочности, неумелости, недогадливости и т. д., которые
женщина воспроизводит даже не задумываясь, по привыч­
ке, вынесенной из родительской семьи.
Со своей стороны, мужчина обижается на такое отноше­
ние к себе и становится все менее отзывчив на нужды же­
ны... Так конфликт выходит на новый виток, хотя женщ и­
на искренне недоумевает, отчего мужчина злится, ведь она
«ничего такого» не делает.
Важно отличать претензии, вызванные проекцией на
партнера отцовской фигуры, от реальных проблем с пар­
тнером, вызванных конфликтным или недопустимым пове­
дением мужчины в браке и семье — зависимости, насилии,
устранении от участия в решении семейных задач, неу­
мении договариваться на равных, предвзятое отношение
к женскому и т. д.
Отличить реальные претензии к партнеру от вызван­
ных проекцией на него фигуры отца легко по двум призна­
кам — по чрезмерности переживаний и требований и по
неадекватной реакции на ситуацию.
Чрезмерность переживаний и требований — это, об­
разно говоря, когда ситуация требует реакции на 1 балл,
а женщина выдает эмоций на все 10. Забыл позвонить при
выходе с работы — все, я собираю чемоданы и еду жить
к маме! Столь сильная реакция возникла явно не только на
действия партнера, но и как будто еще и «за того парня»,

118 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


и углубление в историю возникновения подобных пережи­
ваний по цепочке, вполне возможно, приведет нас к их пер­
воисточнику — отцу.
Неадекватная реакция на ситуацию — когда в ответ на
нейтральные или даже позитивные действия партнера вы ­
дается резко негативная реакция. При этом интерпретация
действий мужчины и реальные его мотивы находятся в со­
вершенно разных плоскостях. Так, нежность и приятный
сюрприз супруге расценивается ею как маскировка факта
измены даже при отсутствии «состава преступления».
Еще одним частым следствием проекции на партне-
ра-мужчину фигуры отца являются сексуальные проб­
лемы. Это происходит либо напрямую, когда при перехо­
де отношений от мужско-женских к детско-родительским
либидо автоматически выключается, либо косвенным об­
разом, когда претензии и взаимные обиды тормозят пере­
живания, связанные с сексуальностью. Третий вариант —
когда с помощью отказа от секса партнеры бессознательно
мстят друг другу за нанесенные обиды либо сознательно
пытаются манипулировать друг другом, чтобы «наказать»
и добиться желаемого поведения. В любом случае проб­
лемы с сексом часто имеют под собой психологическую
основу — конфликт, вызванный проекциями на партнеров
родительских фигур (у мужчин аналогичная ситуация, свя­
занная с проекцией на жену материнской фигуры).

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
Основной задачей психолога является разделение фигур
папы и партнера в восприятии клиентки. Технически это
может быть очень простой процесс, например, помещение
фигур папы и партнера на рядом стоящие стулья, а потом
медленное увеличение дистанции между стульями, с боль­
шим вниманием к изменению чувств клиента. Это может
быть работа с образами, с людьми-заместителями, с рисун­

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 119


ками и т. д. Можно также просить клиентку составлять спи­
ски различий папы и партнера. Ключевым моментом тут
будет заметить и проявить эту разницу, чтобы в дальней­
шем направлять чувства, потребности и претензии по адре­
су каждой из значимых фигур.
Если папа женщ ины был в паре с мамой, обиженной на
него, важной задачей психотерапии является снятие мами­
ных проекций с мужских фигур. Для этого нужно прояснять
ожидания клиентки к мужчинам — какие они, что долж­
ны — и к папе — какой он и что должен ей как отец. А даль­
ше — помогать отделять собственные ожидания и детские
претензии к папе как дочки от ожиданий и претензий ее
матери к супругу. Необходимо также помнить, что мамины
претензии к папе могут быть как реальными, так и проек­
циями — претензиями мамы к ее собственному отцу.
Следующий шаг — распознать и выразить чувства к от­
цовской фигуре, тем самым освобождая от них область от­
ношений с мужчинами и партнером. Чувства, высказанные
по адресу, с поддержкой терапевта, получают возможность
быть пережитыми.
Психотерапевт с помощью клиента моделирует фигу­
ру хорошего отца и в специально организованных на кон­
сультации психотерапевтических процессах насыщает эти
функции, тем самым способствуя созданию нового опы­
та и внутренних изменений в образе отца у клиента. Этот
опыт присваивается и распространяется на мужчин и спо­
собность получать от них необходимое. А также на спо­
собность клиентки самой заботиться о себе, имея интрое-
цированный образ достаточно хорошего отца. Ключевым
фактором здесь является предъявление потребностей по
адресу, то есть отцовской фигуре, и насыщение фрустриро-
ванных детских потребностей от нее же.
Компенсация отца. Это процесс перенесения навы­
ков, полученных в контакте с терапевтом, в повседневную

120 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


жизнь клиентки. Ж енщ ина учится искать и распознавать
«в поле» людей, ситуации, отношения, переживания, кото­
рые помогают ей насытить потребности в отцовских ф унк­
циях, долго остававшиеся подавленными. А также учится
способам удовлетворять эти потребности самостоятельно,
опираясь на внутренний образ хорошего отца.
Одновременно с этим клиентка учится распознавать
желания и потребности, связанные с мужско-женскими
отнош ениями, дифференцировать их от детско-роди­
тельских, адекватно предъявлять свои желания и ожи­
дания партнеру, просить и договариваться на равных, не
попадая в позицию жертвы или преследователя, а также
принимать заботу м ужчины, ценить и благодарить за нее.
В ситуации сексуальной неудовлетворенности, связан­
ной с проекцией фигуры отца на партнера, разделение
фигур также помогает увидеть в партнере мужчину. Кро­
ме того, здесь часто работают парадоксальные предписа­
ния — например, запрет на половой акт с одновременным
разрешением сексуальных игр, исследующих чувствитель­
ность тела партнера к разным прикосновениям.

УПРАЖНЕНИЕ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ


ИЛИ РАБОТЫ С ПСИХОЛОГОМ

У П Р А Ж Н Е Н И Е «ЧТО ДА ЮТ ПАПА И ПАР Т НЕ Р ? »


Составьте список отличий функций папы и партнера. Усло­
вие: даже похожие качества должны быть обозначены раз­
ными словами, чтобы можно было, что называется, прочув­
ствовать разницу.
За время нашей работы на семинаре «Все дело в папе» мы
составили свой список основополагающих черт, отличаю­
щих отца от мужчины-партнера.
Эта разница выражена в таблице:

ПАПА ПАРТНЕР
Детско-родительское Мужско-женское
отношение отношение
Табу на инцест Сексуальность
Иерархия Равные позиции
Должен Договоренности
Данность (папу не выбирают) Выбор

Участники семинаров также формулировали свои кри­


терии:

ПАПА ПАРТНЕР
Дарит эмоциональную Дает ощущение интимности
близость в отношениях
Обеспечивает семью Происходит обмен ресурсами
Воспитывает Уделяет внимание
Восхищается Выказывает интерес
Дает ощущение защищенности Вдохновляет
Одобряет, хвалит Говорит комплименты
Границы, опора, защита Определенность

Придумайте свой список:

ПАПА ПАРТНЕР

1. 1.

2. 2.

3. 3.
НЕПРИЯТИЕ ИЛИ СОМНЕНИЯ
В СОБСТВЕННОЙ ЖЕНСТВЕННОСТИ

Ощущение своего пола, отношение к нему складывается


у женщины из двух частей — того, что транслирует мама,
и того, что девочка получает через папу. И если контакт со
своей «внутренней женщиной» зависит от отношений мамы
с дочкой, от транслируемого мамой отношения к себе и сво­
ему полу, то идентичность, оценку себя как женщины в муж­
ско-женских отношениях девочка получает из общения
с папой, из ощущения ценности для него, его принятия-не­
приятия женского. Это и отношение папы к дочке, и отно­
шение к маме и к женщинам в целом, высказываемое в сло­
вах, действиях или эмоциях, которые считывает ребенок.
Если папа пренебрежительно относится к женщинам,
или у него плохие отношения с мамой ребенка, или по ка­
ким-то причинам девочка не получает от него подтвержде­
ний собственной ценности (например, отец разочарован,
что у него дочь, а не сын), то дочь вырастает с ощущением,
что она «недостаточно хорошая» женщина.
В этом случае она либо пытается компенсировать ощуще­
ние своей ценности, доказывая ее различными способами, от
профессиональных достижений до сексуальных побед, и тогда
ее отношения с мужчинами заряжены конкуренцией и стрем­
лением победить, а также неприязнью ко всему «женскому»,
либо сдается, соглашается со своей низкой значимостью и со­
циальным мифом о мужском превосходстве, что не проходит
бесследно ни для ее самореализации, поскольку заниженная
самооценка приводит к выученной беспомощности и инфан­
тильности в житейских и карьерных вопросах, ни для отноше­
ний с мужчинами, к которым исподволь накапливается много
скрытой агрессии, ни для самоощущения, поскольку такое са-
моподавление напрямую ведет к депрессии, психосоматиче­
ским расстройствам и проблемам в сексуальной сфере.

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 123


ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
Помочь клиентке восстановить контакт с фигурой отца за
счет ресурсных воспоминаний о моментах хорошего в дет­
стве, связанных с отцом.
Работать над отреагированием чувств ярости, горечи,
обиды, беспомощности за нанесенные неподобающим от­
ношением раны.
Учить говорить «нет» фигуре отца, претендовать на свое
место в семейной системе, заявлять о своих потребностях,
настаивать на них. Делать это необходимо в специально ор­
ганизованных терапевтом процессах, в контакте с образом
отцовской фигуры.
Восстанавливать ценность через хорошие послания о зна­
чимости, важности, восхищении, гордости, что у папы есть
дочка, что она — девочка, другая, не такая, как он, мужчина.
Учиться ценить себя и замечать подтверждения собствен­
ной ценности в контакте с окружающими, в частности муж­
чинами, то есть работать над компенсацией функций отца.

В СИМ БИОЗЕ С МАМОЙ

При отсутствии отца, его дисфункциональное™ или потере


контакта с его фигурой процесс сепарации ребенка от мамы
осложняется, и он рискует остаться в тесных симбиотиче­
ских отношениях с матерью. Причем эти отношения могут
быть как идиллическими, так и очень конфликтными. В лю­
бом случае они крайне заряжены эмоционально: между ма­
терью и ребенком существует очень сильная, практически
телепатическая связь, которая поглощает довольно значи­
мую часть их внимания. Им одинаково трудно сделать шаг
в свою жизнь, к построению собственных отношений, ведь
место партнера рядом с ними занято. Несложно догадаться,

124 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


что и для матери дочь или сын замещает значимую фигу­
ру — родительскую или партнера. Так возникают семейные
системы с нарушенной семейной иерархией.
Ж енщ ине, находящейся в симбиотических отнош ени­
ях с мамой, трудно выстраивать отнош ения с м уж чина­
ми. В отсутствие контакта с отцом м уж чины для нее — это
совершенно незнакомый ей вид людей. Кроме того, ее
знание мужчин может быть ограничено негативным мне­
нием мамы и собственными травмирую щ ими воспомина­
ниями, связанными с отцом. Тесные отнош ения с мамой
не позволяю т создать близкие отнош ения с кем-то еще,
да и нет этого навыка — быть в контакте с несколькими
значимыми людьми одновременно. При возникновении
отнош ений с муж чиной они начинаю т выстраиваться по
такому же созависимому, симбиотическому сценарию.
Как правило, в отношениях женщина требует много бли­
зости, внимания, включенности в жизнь партнера — словом,
требует от мужчины быть «хорошей мамой». Не многие муж­
чины справятся с такой требовательностью, чаще образу­
ются пары «симбиотическая женщина — контрзависимый
(избегающий) мужчина», что не приводит к созданию удов­
летворительных отношений. Кроме того, симбиотическая
связь осложняет появление в такой паре детей, ведь это сно­
ва кто-то третий, представляющий угрозу для слияния.
Когда же ребенок появляется, женщина переключает­
ся на естественный симбиотический контакт с ним, теряя
связь с мужчиной — отцом ребенка... Так запускается но­
вый виток симбиотических детско-родительских отноше­
ний и сценария отсутствующего отца.

ЧТО ДЕЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
Сепарация от мамы — важная часть терапевтической ра­
боты. Однако сложно проделать ее в полном объеме до тех
пор, пока в семейной системе, пусть даже на символиче-

ДЛ Я ДОЧЕК: ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 125


ском уровне, отсутствует фигура отца. М ы полагаем, что
процесс сепарации будет более эффективным, если клиент­
ка сможет опираться в нем на ресурсы отцовской фигуры.
Кроме того, сепарация от матери осложняется, если какие-
то ее функции были не насыщены, если у женщ ины нет
внутренней опоры на фигуру «достаточно хорошей мате­
ри». В этом случае женщине все время требуется подтверж­
дение матерью своего существования извне1.
Фигура отца для женщины, находящейся в симбиотиче­
ском слиянии с матерью, является вытесненной или скорее
номинальной, то есть нет ощ ущ ения контакта с папой, его
присутствия в семейной системе. Поэтому первым шагом
в терапии является введение в поле консультирования от­
цовской фигуры, упрочнение ее положения в семейной
системе, насыщение энергией и ресурсами наравне с ф и­
гурой матери. Разделять фигуры мамы, папы и партнера.
Этот процесс способствует дальнейшему продвижению
к сепарации. Благодаря такой работе женщина может за­
метить, что помимо тесной симбиотической связи с одним
важным человеком в ее жизни (мамой или партнером) есть
возможность выстраивать другие формы контакта, которые
также являются поддерживающими и питательными, и да­
же в большей степени. Отчасти этому способствует и ф и­
гура терапевта, которая при достаточно хорошем развитии
терапевтического альянса также занимает значимое место
в ближнем кругу клиентки. Поэтому хорошо, если клиен­
тов с запросом на сепарацию ведет терапевт-мужчина либо
приглашается в качестве котерапевта.
Снимать с фигуры отца материнские проекции. Буду­
чи в тесных отношениях с матерью, женщина вытесняет
собственный опыт взаимодействия с отцом, если таковой

1 П одробнее о функциях материнской фигуры можно прочесть


в сборнике статей Марии Летучевой «Еще раз о МАМЕ» на сайте
m pll2.ru.

126 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
имелся, а также свои ощущения, чувства, желания и мне­
ния, связанные с его фигурой.
Происходит замещение собственного опыта маминым
отношением к отцу, которое ребенок впитывает и усваи­
вает. Причем то, что говорит мама, не имеет особого зна­
чения, так как ребенок воспринимает не слова, а чувства
и отношение, которое транслирует мама. Если это злость,
страх, отвращение, девочка усвоит именно этот аспект
знания о мужчинах.
Особый вред наносят так называемые двойные посла­
ния, когда на словах звучит «у тебя хороший отец, он тебя
любит», а на эмоциональном уровне транслируется совер­
шенно противоположное. В работе очень важно прояс­
нить этот момент двойственности, а также получить доступ
к собственным переживаниям женщ ины относительно от­
ца — как теплым, так и болезненным, — и отделить их от
посланий и переживаний матери.
Получив доступ к собственным чувствам, женщине важ­
но иметь возможность выразить и пережить их. Долгое вре­
мя они жили в ней, подавленные и спрятанные от нее са­
мой, поскольку не было ни ресурса, ни поддержки, чтобы
соприкасаться с этими переживаниями. Не находя выхода
по отношению к тем, кому они были адресованы — маме
и папе, — эти чувства проецировались на мужчин и жен­
щин, вызывая конфликты в повседневной жизни, невоз­
можность вступить в реальные близкие отношения. Поэ­
тому в случае симбиотического сценария психологу важно
помочь женщине выразить чувства в сторону как отцов­
ской, так и материнской фигуры, снимая с мужчин и авто­
ритетных женщин родительские проекции.
Работать над компенсацией функций отцовской фигу­
ры — ее насыщением в процессе терапии и в жизни при за­
креплении полученных навыков, восполняя потребности
в границах, близости, ценности.

ДЛЯ Д О Ч Е К : ВЛИЯНИЕ ОТЦОВСКОЙ ФИГУРЫ 127


Женщина, которая не прошла сепарацию от матери, ис­
пытывает сложности с ощущением и переживанием своего
«я», идентичностью, целеполаганием и самопредъявлением.
Ей трудно жить и действовать «из себя», она во многом опи­
рается на мнение мамы, и не важно, соглашается она с ним
или противостоит. Тогда как процесс взросления и индивиду-
ации — это ряд кризисов, воспроизводящих сепарационный
кризис. Вначале женщина сепарируется от матери, потом от
родительской семьи (в том числе и от фигуры отца), потом —
от партнера. То же самое можно сказать и о мужчине.
Так мы переходим в своем развитии от отношений за­
висимости к отношениям взаимозависимости, когда каж­
дый из нас, оставаясь собой и проживая свою собственную
жизнь, может разделить ее с таким же взрослым, равным,
идущим своей дорогой, при этом поддерживая друг друга на
пути. Поэтому в работе со сложностью сепарации психологу
нужно уделять много внимания выработке у клиентки навы­
ка контакта со своим «я», заземлению, центрированию, опо­
ре на себя, а также способности чувствовать/действовать «из
себя», встречаться с другими людьми, в том числе и с мужчи­
нами, и с собой настоящей. Ведь самое ценное, что мы мо­
жем принести в отношения, — это подлинных себя.
Работать над трансформацией сценария отношений, ко­
торый усваивается ребенком в достаточно раннем возрасте
на бессознательном уровне, из наблюдения за отношени­
ями родителей и их посланий. В данном случае у женщи­
ны симбиотический сценарий, вынесенный из отношений
с матерью, либо деструктивный, если отношения родителей
и их разрыв проходили жестко. Хорошо работает написа­
ние сказочных историй о знакомстве, любви, соединении
влюбленных, семье. Эти истории дают возможность проя­
вить бессознательно существующий сценарий отношений
и скорректировать его в той степени, чтобы он стал доста­
точно хорош для клиентки.

128 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ФОРМИРОВАНИЕ
МУЖСКИХ СЦЕНАРИЕВ

Исследуя мужские сценарии в отношениях и роль, которую


сыграла в их формировании фигура отца, мы заметили, что
они коренным образом отличаются от женских. Если жен­
ский сценарий, вынесенный из отношений с отцом, прояв­
ляется скорее во внешнем рисунке отношений, особенно­
стях взаимодействия с мужчиной, то в мужском, при одних
и тех же, казалось бы, внешних проявлениях, ключевые
сценарные различия проходят во внутренней динамике.
Причины такого различия в том, что женщина выстраи­
вает свой сценарий на основе проявлений отца по отноше­
нию к ней, его оценок и действий, то есть внешних факто­
ров, а у мужчины это внутренний процесс идентификации
с мужским в себе через фигуру отца, более скрытый от сто­
роннего наблюдателя, но от этого не менее драматичный.

Для мужчины важно знать, что папа хороший, и идентифици­


роваться с ним.

Для любого ребенка, как для мальчика, так и для де­


вочки, самый первый значимый человек в жизни — мама.
В контакте с ней ребенок получает заботу и поддержку —
удовлетворение своих базовых потребностей и помощь
в преодолении фрустрации этих потребностей. Мама вы ­
ступает своеобразным зеркалом, в котором ребенок видит
себя, через призму ее восприятия относится к себе и своим
проявлениям. Мама также является посредником, органи­
зующим первоначальное взаимодействие ребенка с окру­
жающим миром и с ближним кругом его привязанностей.
И о том, какой папа, дети узнают через маму — она транс­
лирует им его образ, пропущ енный через фильтры своего
восприятия.
Если папа для мамы хороший, не важно, что за этим сто­
ит и какие смыслы в это вкладываются, ребенок это просто
чувствует и знает. Для мальчика это переживание имеет
большое значение, поскольку оно существенно облегчает
его движение к отцу при сепарации от матери и дальней­
шем переходе в мир мужчин, закладывает основу для кон­
структивного сценария мужско-женских отношений.
Девочки в процессе сепарации также движутся к отцу, но
у них несколько иная задача: получив от матери послание,
что папа хороший, они имеют возможность познакомиться
с миром мужчин, а получив послание от отца, что мама хо­
рошая и она сама достаточно хороша, ей предстоит осо­
знать себя как женщ ину и выстроить отношения с миром
женщин и мужчин.

Метафора по Юнгу: мальчики и девочки отправляются с ма­


теринского берега на отцовский; мама дает послание, что
папа хороший (а значит, мужчины хорошие); папа встреча­
ет, учит (выполняет отцовские функции). Папа дает посла­
ние, что мама хорошая (а значит, и женщины в целом). Затем
мальчики остаются на отцовском (мужском) берегу, девочки
возвращаются к маме, на женский берег.

Однако случается, что этот процесс в жизни осложняет­


ся. Конфликты между значимыми членами семьи — мамой
и папой, кем-то из родителей со своими родителями или
родителями супруга и т. д. — приводят ребенка в замеша­
тельство. Если папа для мамы плохой, что бы при этом ни
подразумевалось — конфликтные отношения, травматич­
ный развод или банальное неуважение, — даже если на
словах звучит «все хорошо», то дети очень четко считыва­
ют этот посыл. В этом случае ребенку труднее отделиться
от матери, он испытывает повыш енную сепарационную
тревогу, колеблется между естественным стремлением к от­
делению, выходу из материнского поля и страхом перед не­
безопасной, ненадежной фигурой отца.
От того, как ребенок справляется с этим конфликтом,
как разрешает его для себя, что выбирает в результате, за­
висит его дальнейшая жизнь и выстраивание отношений
с самими собой, собственным и противоположным полом,
а также с социумом.
Негативную роль играют следующие факторы:
♦ Противоречивые послания к ребенку, когда требо­
вания и ценности одних членов семьи существенно
расходятся с таковыми других членов семьи и это про­
тиворечие имеет затяжной неразрешимый характер.
Например, папа нарушает запреты, установленные
мамой, или важные семейные правила, при этом делая
ребенка сообщником: «Маме не говори».
♦ Двойные послания, когда в семье практикуются ма-
нипулятивные, неискренние, утаивающие формы
коммуникации, от ребенка скрывают истинное поло­
жение вещей или реальные чувства членов семьи не
совпадают с тем, что они выражают вовне. Например,
мама с папой делают вид, что у них все хорошо, нахо­
дясь на грани развода — «чтобы не травмировать ре­
бенка». Тогда как травмирует именно то, «о чем нельзя
говорить», — переживание ребенком несоответствия
между демонстрируемым и ощущаемым в поле семьи.
♦ Дезориентирующие послания, когда ребенку одни
проявления кого-то из членов семьи выдают за дру­
гие, часто противоположные. Например, жестокое
обращение подается как проявление любви: «Папа
тебя наказывает, потому что очень любит, человека
хочет из тебя сделать». Или наоборот, когда попытки
что-то сделать для семьи обесцениваются: «Конечно,
поиграть с ребенком легко, лучше бы он научил тебя
чему-то полезному».
♦ Отвергающие послания, когда идентичность ребенка,
унаследованная от кого-то из родителей, подвергается
прямой эмоциональной атаке. Например: «Ты не на­
шей породы, весь в отца!», причем говорится это дале­
ко не с гордостью.
♦ Предложение посредничества, когда ребенок выпол­
няет функции буфера, миротворца, связующего зве­
на между родителями. Например: «Иди попроси это
у папы, тебе он не откажет».
♦ Ложная ответственность, когда ребенку приписывают
авторство чувств, испытываемых родителями. Напри­
мер: «Это ты папу разозлил», «Не расстраивай маму».
♦ Ложный выбор, когда любить одного из родителей
воспринимается другим (или самим ребенком) как
предательство другого. Например, при разводе: «Ты
с кем хочешь остаться жить, с папой или с мамой?»

В случае затяжного или острого конфликтного про­


тивостояния матери и отца, а также наличия вышепере­
численных негативных факторов семейных отношений
внутренний конфликт, связанный с половой и гендерной
идентичностью, протекает у мальчика иначе, чем у девоч­
ки, поскольку девочке внутренне проще присоединиться
к матери на уровне общности пола. У мальчика присоеди­
нение к отцу на уровне половой идентификации осложня-
ется материнским посланием, что отец плохой, а значит,
идентифицируясь с отцом, мальчик рискует стать плохим
для мамы. Идентификация же мальчика с матерью означает
конфликт со своей мужской природой. Этот выбор между
отцом и матерью и неразрешенный внутренний конфликт
составляют основу деструктивных мужских сценариев от­
ношений с женщинами во взрослом возрасте. Ниже мы рас­
смотрим основные деструктивные мужские сценарии.
МАЛЬЧИК ВЫБИРАЕТ ПАПУ
И ВСТУПАЕТ
В КОНФРОНТАЦИЮ
С МАМОЙ

Для мальчика очень естественно идентифицироваться с от­


цом. К тому же при выборе такой идентификации он оста­
ется в ладу со своим «мужским». Однако если его выбор
отягощен семейными негативными факторами, мужчина
может вступить в конфронтацию с материнской фигурой,
которая имеет отношение не столько к реальной маме,
сколько к ее образу, запечатлевшемуся в душе, воспомина­
ниях и ранних впечатлениях мальчика.
То есть мужчина конфронтирует не столько с доводами,
посланиями и негативным отношением матери к отцу (что
в каком-то смысле является позитивным сепарационным
процессом, особенно если эта конфронтация была встре­
чена родителями с пониманием), а с фантазиями по поводу
мамы, ее призраком, устрашающим образом, вынесенным
из детства. Тем более если мама болезненно реагировала
на сепарационные проявления и конфронтацию сына, что
также является тяжелым испытанием как для идентичности
мальчика в той части, которая у него «от мамы», так и для
его контакта с внутренним образом женского, анимы, кото­
рый он проецирует на партнершу.
В результате такой либо не встреченной мамой с пони­
манием, либо фантомной конфронтации с фигурой матери
у мужчины могут длительное время сохраняться инфан­
тильные черты по отношению к женщинам (и женскому
в целом), которые не осознаются как таковые, поскольку
ответственность ошибочно и так же инфантильно припи­
сывается обстоятельствам, особенностям характера, дурной
наследственности или самим женщинам.
Рассмотрим типовые проявления этого сценария.

СЦЕНАРИЙ «БЕЗ ВИНЫ ВИНОВАТЫЙ»

В результате неразрешенной внутренней конфронтации


с мамой у мужчины развивается фоновое чувство вины, по­
скольку он переживает конфронтацию как предательство.
М ы помним, что это является следствием приписываемой
ложной ответственности, ложного выбора, переживания
отвержения и прочих негативных семейных факторов. Для
самого мужчины природа этих переживаний зачастую не­
понятна, поскольку настоящая причина — отношения с ма­
мой — глубоко вытесняется, а сами переживания перено­
сятся в отношения с близкими женщинами.
Однако такие «беспричинные» переживания тягостны,
рассогласование между внешним и внутренним вызывает
тревогу. М ужчина испытывает бессознательную потреб­
ность устранить противоречие между внешней реально­
стью, в которой он не делает ничего, за что бы можно было
чувствовать себя виноватым, и смутным внутренним пе­
реживанием, что он виноват перед женщиной непонятно
за что. И тогда он неосознанно совершает промахи, чтобы
таким образом оправдать свое чувство вины, согласовать
внешнее и внутреннее. При этом мужчина испытывает да­

136 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
же облегчение от того, что его чувства получили свое обо­
снование в реальности, потому что быть виноватым по по­
нятной причине гораздо переносимее, чем без таковой.
Примерами такой внутренней динамики могут служить
ситуативные проступки, причиняю щ ие боль партнерше.
Такое поведение представляет угрозу для отношений, по­
этому сценарий является деструктивным. Однако при вы ­
сокой ценности совместной жизни для партнеров или ес­
ли промахи досадные, но не травматичные для партнерши
и не являются чрезмерными, фатально разрушительными
для отношений, так может продолжаться длительное время,
практически всю жизнь пары. Супруги живут, периодиче­
ски ссорясь из-за одного и того же, и постепенно учатся как-
то обходиться с этой динамикой без серьезных личностных
потерь, относясь в конце концов к этому как к особенности,
некоторому неизбежному злу, с которым можно прими­
риться, если, конечно, ценность отношений выше наноси­
мого проступками партнера ущерба.
Иногда проступки носят настолько явный сценарный
или вынужденный характер, что мужчина или его партнер­
ша сами это отмечают. Так проявляется инфантильность
этих реакций: мужчина «как бы» не выбирает такое поведе­
ние, оно «само» управляет им из теневой, вытесненной ча­
сти его психики.

СЦЕНАРИЙ «ЖЕНОНЕНАВИСТНИК»

В этом случае мужчина остро конфронтирует с материн­


ской фигурой и переносит эту конфронтацию на других
женщин. При этом мать может быть сознательно любима,
ведь «мама есть мама», и тогда близкой женщине достается
вся конфронтация, предназначенная в адрес матери, на нее
проецируются все негативные, теневые качества материн­
ского образа.
Такой мужчина словно воюет за всех мужчин против
всех женщин, оправдывает это мировоззренчески: «Все
они одинаковы». Ему сложно воспринимать женщ ину как
равного партнера, поскольку при любом проявлении жен­
ской силы он автоматически попадает в состояние острого
противостояния с сильной материнской фигурой. Поэтому
ему важно состояние большего или меньшего неравенства
в отношениях, которое к тому же поддерживается извне как
сильный и живучий социальный миф о мужском превос­
ходстве причем поддерживается как мужчинами, так и жен­
щинами.
В случае слабо выраженной динамики это может быть
крепкая традиционная семья, чему способствует соци­
альное одобрение данного типа поведения и отношений.
В случаях, когда динамика сильно выражена или с течени­
ем времени усугубляется, отношения портятся. В крайних
случаях мы видим проявления домашнего насилия, когда
отношения строятся по типу тирана и жертвы. При этом
такое поведение также является инфантильным, примером
чего служит бытовое отношение к насилию, физическому
и сексуальному, когда утверждается, что «женщина сама ви­
новата, она его спровоцировала». То есть ответственность
за поведение мужчины приписывается внешнему факто­
ру — поведению женщины.
ЕСЛИ МАЛЬЧИК,
ВЫБИРАЯ ПАПУ,
НЕ БОРЕТСЯ С МАМОЙ

Здесь так же, выбирая присоединиться к мужской, отцов­


ской фигуре, мужчина остается в ладу со своей половой
и ролевой идентичностью. Однако по какой-то причине
его протест, связанный с конфликтом родителей, и в част­
ности по отношению к матери, остается невыраженным то
ли из страха потерять ее любовь, то ли из страха причинить
маме вред и разрушить ее, то ли из страха перед ее ун и что ­
жающей, «кастрирующей» агрессией.
В этом случае внутренний конфликт заключается в ди­
лемме: если я за папу, то я должен дать отпор маме, а если
я даю отпор маме, то я попадаю под удар, как папа; или, де­
монстрируя свою приверженность отцу, я становлюсь для
мамы плохим, а решиться я на это не могу; если я не даю от­
пора маме, то я предаю папу и становлюсь плохим для не­
го... То есть при любом раскладе плохо.
В этом случае, как и в предыдущем, есть много агрессии
по отношению к материнской фигуре, и, образно говоря,
она еще глубже закопана, вытеснена, не проявлена. И чем
менее адресно эта агрессия направлена маме, тем в больш ей
степени она будет спроецирована на других ж енщ ин, как
правило, самых близких. А чем более она неосознаваема,

ДЛЯ С Ы Н О В Е Й : ОТЕЦ И СЦЕНАРИИ О Т Н О Ш Е Н И Й 139


тем больше будет проявляться не напрямую, а в форме так
называемой пассивной агрессии: бессознательной мести,
саботажа, забывчивости, невыполнения договоренностей,
соматизаций и т. д.
Рассмотрим два варианта типичного проявления этой
психологической деструктивной динамики.

СЦЕНАРИЙ «НЕУДАЧНИК»
(«Я НЕ СОЗДАН ДЛЯ ОТНОШ ЕНИЙ»)

Когда ребенок идеализирует родителей и они оба остаются


для него хорошими, кто-то должен быть виноват в том, что
жизнь у них не ладится. Детям свойственно приписывать себе
вину, брать на себя ношу семейных проблем, поэтому маль­
чик может принять решение: «Это я плохой!» В отношениях
во взрослой жизни это может проявляться двумя способами.
М ужчина может выбирать партнерш, которые будут веч­
но им недовольны, предъявлять завышенные требования
и претензии, обращаться в холодной, высокомерной, от­
вергающей манере, тем самым подтверждая внутреннюю
концепцию «я плохой».
Если же партнерша любит мужчину и хорошо к нему от­
носится, то мужчина может в результате бессознательного
саботажа так убедить ее собственными действиями, что
он «плохой, неудачный вариант» для нее, что это приведет
к разрыву отношений или, по крайней мере, очень сильно
их осложнит.
При этом мужчина может сознательно очень желать от­
ношений, вкладывать много сил, стараний и, что назы­
вается, души в совместную жизнь. Однако внутри живет
бессознательная установка, которую можно было бы сфор­
мулировать как «я плохой для любых отношений, я не со­
здан для того, чтобы меня любили, в отношениях меня
преследуют неудачи». И реальность вскоре начинает этой
установке соответствовать.

СЦЕНАРИЙ «МУЖЧИНА С ПОРОКОМ»

Если предметом конфликта родителей было какое-то пове­


дение отца — как реально недопустимое, так и вызывавшее
преувеличенные мамины претензии, — и мальчик не выра­
зил свою конфронтацию маме напрямую, то он конфрон-
тирует с ней на символическом уровне, в форме присвое­
ния отцовских «пороков», порой в усиленном масштабе.
Причем это может не проявляться до тех пор, пока мужчина
не вступит в близкие отношения.
Допустим, мама упрекала отца в лени, причем не важно,
реальной или мнимой, главное, что это было предметом по­
стоянных конфликтов родителей. Повзрослев, мужчина мо­
жет прекрасно работать, обеспечивать себя и т. д. Но стоит
ему создать отношения и начать совместную жизнь, с ним
начинает что-то происходить, например, он может потерять
работу, лечь на диван и провалиться в совершенно не свой­
ственное ему до сих пор пассивное состояние. Естественно,
на поверхности лежит «причина» — чрезмерно активная
женщина «забила» мужика, «не вдохновляет» его, проявляет
«мужские качества» и т. д. То есть мы снова можем наблюдать
инфантильный перекос сознания, когда ответственность за
происходящее с человеком приписывается кому-то другому.
Конечно, в этой паре может оказаться женщина с дополняю­
щим деструктивным сценарием (скорее всего, со сценарием
«Золушки» или «Героической женщины»). Однако они могут
нести ответственность только за то, что происходит с ними,
а не за то, как мужчина выбирает реагировать на это.

ДЛЯ СЫНОВЕЙ: ОТЕЦ И СЦЕНАРИИ ОТНОШЕНИЙ 141


КОНФЛИКТ ЛОЯЛЬНОСТЕЙ,
РЕБЕНОК НЕ ВЫБРАЛ,
К КОМУ ПРИСОЕДИНИТЬСЯ

Случается, что в ситуации конфликта родителей ребенок,


оказавшись перед выбором, с кем себя идентифициро­
вать, застревает в этом выборе и не делает его. Перейти
однозначно на сторону кого-то из родителей оказывается
невыполнимой задачей, поскольку для него означает по­
терять второго родителя, а ребенку это представляется не­
возможным.
В дальнейшем конфликт, связанный с выбором, мо­
жет стать весьма частым лейтмотивом жизни уже взрос­
лого человека в самых разных сферах. Причем такую фор­
му сценария, связанного с не выбранной идентичностью,
мы наблюдаем как у мужчин, так и у женщин, лиш ь с тем
отличием, что девочке легче идентифицироваться с ма­
терью на уровне пола, что, впрочем, не отменяет дру­
гих, специфических женских сложностей самоиденти­
фикации, связанных с мифом о мужском превосходстве.
Хорошей иллюстрацией того, что происходит с душой
и психикой человека при несделанном выборе между дву­
мя конфликтующ ими сторонами, служит фильм «Господин
Никто». Ж изнь героя фильма, начиная с момента, когда ро­
дители поставили его перед выбором, с кем из них он дол-

142 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


жен остаться, расщепляется на несколько вариативных сю­
жетных линий. Какая же из них его настоящая? Постепенно
зритель понимает, что все сюжеты разворачиваются парал­
лельно в фантазиях и грезах главного героя. Проживает ли
он хотя бы один из этих вариантов? Этот вопрос так и оста­
ется открытым, на усмотрение зрителя. Вполне вероятно,
что ни одна из линий судьбы так и не была реализована,
поскольку она означала бы для героя сделать окончатель­
ный выбор. А для него ситуация определенного и неодно­
значного выбора непереносима, поскольку всякий раз он
возвращается к тому первому, травматичному, так и не
пройденному им выбору.
В реальной жизни, во внутренней психической динами­
ке этот сценарий проявляется следующим образом.
В результате несделанного выбора человек переживает
внутренний раскол, когда в его душе присутствуют две не­
совместимые части. Причем у этих частей могут быть аб­
солютно разные цели, желания, мотивы, чувства, способы
действий, в крайнем проявлении это как будто два разных
человека, уживающ ихся в одном. Отсюда следует ощ у­
щение большой внутренней неустойчивости, которое не
оставляет человека. Его поступкам свойственна непосле­
довательность, поскольку он действует то из одной своей
части, то из другой, и никогда не знает — если, конечно, не
будет на это специально обращать внимание, — какая часть
«рулит» прямо сейчас. Это может как проявляться в форме
внутреннего конфликта, диффузной идентичности, так
и в более тяжелых случаях приводить к пограничной орга­
низации личности, диссоциативному расстройству, когда
психика уже не справляется с противоречием.
Даже при вполне адаптивном, нормальном варианте
развития событий человеку чрезвычайно трудно выбрать
что-то одно (партнера, работу и т. п.), потому что любой ва­
риант кажется заведомо плохим, поскольку сама ситуация

ДЛЯ СЫНОВЕЙ: ОТЕЦ И СЦЕНАРИИ ОТНОШЕНИЙ 143


выбора является для него негативно заряженной. Причем
зачастую выбор предполагается жестко дихотомичный (ли­
бо черное, либо белое, третьего как будто не дано), и каж­
дый вариант обладает качествами, сочетание которых не
представляется выбирающему возможным.
Создается впечатление, что человек просто не замечает
другого пространства вариантов либо не может выбрать
что-то хорошее для себя, имеющее все необходимые по­
ложительные качества в разных пропорциях. Например,
если есть работа дальняя и высокооплачиваемая и близ­
кая низкооплачиваемая, он, скорее всего, зависнет в вы ­
боре между ними и не задумается поискать поближе и по­
доходнее.
И наконец, в отношениях такого человека типичны лю ­
бовные треугольники. Как будто он выбирает партнеров,
соответствующих каждой из своих частей. С одним пар­
тнером близкие, доверительные отношения, а с другим —
ячейка общества, дети и быт. Или об одной женщине забо­
тится он, а другая заботится о нем.
Эти примеры иллюстрируют одну внутреннюю уста­
новку, а именно — невозможность совмещать, создавать
и иметь все важные свойства и переживания в одних отно­
шениях. Они как будто заново воссоздают ситуацию, в ко­
торой невозможно сделать выбор между партнерами, каж­
дый из которых равно важен, и отказаться от кого-то из них
означает буквально исключить необходимую часть своей
души, лиш иться части себя. Тогда как выходом из любов­
ного треугольника является не столько отказ от одного из
партнеров, как это часто представляется на бытовом уров­
не, сколько устранение внутренней расщепленности, при­
мирение частей, являющихся в своей основе интроектами
конфликтующ их родительских фигур.
Такая динамика при несделанном выборе идентичности
характерна и для мужчин, и для женщин.

144 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ЕСЛИ СЫН
ИДЕНТИФИЦИРУЕТСЯ
С МАМОЙ

Обратим внимание на случаи, когда мужчина по каким-либо


причинам выбирает идентифицироваться с родителем проти­
воположного пола — матерью. Что происходит с его идентич­
ностью, самоощущением и, как следствие, в его отношениях?
Такой выбор обусловлен системной семейной динами­
кой: ребенок склонен присоединяться к тому из родителей,
кто представляется ему более слабым, пострадавшим. Вто­
рая причина — ребенок не рискует выбрать папу (а значит,
отказывается от своей мужской идентичности) из страха
потери материнской любви, поскольку этот выбор означает
оказаться «плохим для мамы, как папа».
Однако выбор в качестве объекта идентификации ма­
тери с той или иной степенью негативной заряженности
отцовской фигуры чреват внутренним полоролевым кон­
фликтом и рядом проблем с идентичностью для мальчика:
♦ Возникают сложности с переживанием себя как муж­
чины; с тем, чтобы быть в мужском сообществе (свой
среди чужих — женщин и чужой среди своих — муж­
чин), в результате чего может развиваться как гипер­
компенсация маскулинности, так и, напротив, ярко
выраженная феминность (в зависимости от того, какая
часть в большей степени отвергается). В любом случае
наблюдается выраженный дисбаланс мужских и жен­
ских черт при крайней степени сомнения в своей «му­
жественности», вплоть до ее неприятия.
♦ Много подавленной агрессии по отношению к мате­
ри, «отнявшей» отца. При этом фигура матери оказы­
вается еще более недоступна для выражения агрессии,
поскольку «мама хорошая», к тому же зачастую она
еще и жертва «плохого» отца. Поэтому напряжение
в результате конфликта между сознательным и бессо­
знательным накапливается и может выражаться в «бес­
причинной» агрессии к учителям или сверстникам,
нарушениях поведения, психосоматических расстрой­
ствах и психических отклонениях.
♦ Аутоагрессия в результате глубокого чувства вины по ряду
причин: «я мужчина» = «я плохой, я недостоин жить», пе­
ред матерью — жертвой отца, перед отцом за «предатель­
ство», перед ними обоими (родителей нельзя ненавидеть),
а также в результате внутреннего конфликта между отвер­
гаемой мужской, отцовской частью и осознанием того,
что «я мужчина, как отец, а не женщина, как мать».
♦ Отношения с матерью часто симбиотические, мужчи­
на испытывает большие сложности с сепарацией, по­
скольку отсутствует положительно заряженная сильная
мужская фигура, за которой мальчик может пойти в мир
мужчин. Как следствие — сложности с самостоятельной
жизнью, созданием собственной семьи, с тем, чтобы быть
в отношениях на равных. Часто в отношениях с женщи­
ной выбирает не ее, а мать, что приводит к распаду пары.
♦ Отвергая фигуру отца, мужчина оказывается отрезан
от мужских, отцовских ресурсов, а значит, ему будет
сложнее в областях, связанных не только с идентично­
стью и отношениями, но и в вопросах целеполагания,
реализации, иерархии, границ и т. д.
Выбор мальчиком идентификации с матерью приводит
к формированию одного из двух деструктивных сценариев.

СЦЕНАРИЙ «НЕУЛОВИМЫЙ МСТИТЕЛЬ»

Рассмотрим вначале случай, когда мальчик выбирает иден­


тифицироваться с матерью, но тем не менее папа остается
в его восприятии хорошим, несмотря на то, что для мамы
он плохой.
В этом случае для устранения внутреннего противо­
речия, невыносимого для психики, ребенок сознательно
вынужден соглашаться с матерью, что папа плохой. Вы ­
тесненной и не осознаваемой оказывается глубокая тоска
по хорошему, родному и недостижимому, которое «отня­
ла» мать. Тем не менее вектор такой подавленной агрессии
в большей степени направлен вовне, чем на себя, посколь­
ку имеется внеш ний фактор — мать, ради которой прино­
сятся в жертву чувства к отцу и отношения с ним.
В результате вытеснения образа хорошего отца и име­
ющегося пусть небольшого, но позитивного опыта обще­
ния с ним мужчине также сложно соединяться с хорошим
в себе, со своей мужской силой и агрессией, с качествами
и проявлениями, традиционно считаю щ имися мужски­
ми, а также с особенностями, унаследованными от отца.
Он может не владеть навыками использования этой силы,
или подавлять эти естественные проявления в себе, или
выражать их в преувеличенной, гротескной форме, пыта­
ясь соответствовать социальному стереотипу «настоящего
мужика». При этом в душе он стыдится себя, боится быть
уличенным другими мужчинами или близкой женщ иной
в том, что является недостаточно мужественным, глубоко
не уверен в себе.
В отношениях с женщиной такой мужчина может прояв­
лять внешнее подчинение, покладистость, вплоть до гипер­
трофированной позиции «снизу». Таких мужчин часто на­
зывают подкаблучниками, они как будто провоцируют на
пренебрежительное отношение к себе, поскольку считают
такое отношение правомерным. При этом в душе у м ужчи­
ны копится злость, он бессознательно мстит женщине, что
выражается в срывах, саботаже, пьянстве и прочих проявле­
ниях пассивной агрессии.
Такому мужчине сложно быть отцом, потому что в отно­
шениях с женщиной, которая обретает материнскую роль,
он соприкасается с подавленными чувствами к своей мате­
ри, в отношениях с ребенком актуализируется собственный
детский травматический опыт и, наконец, вытесненный
отцовский аспект личности напоминает о себе болью, ме­
тафорически сходной с фантомной. Поэтому он либо со­
знательно заявляет, что не хочет детей, либо саботирует их
появление — например, отказываясь от секса, либо не идет
в отношения с женщиной, которая стремится к материнству,
а выбираетту, которая сама к этому не готова, вступая в сво­
еобразный бессознательный сговор, либо оказывается бес­
плодным сам или его партнерша. Наконец, мужчина может
покинуть женщину сразу после того, как она забеременела,
или через какое-то время после рождения ребенка. Еще один
критический период для пары наступает при достижении
ребенком возраста, в котором отец мужчины ушел из семьи.

СЦЕНАРИЙ «КАМИКАДЗЕ»

В случае, когда сын выбирает для идентификации мать


и внутренне соглашается с тем, что отец плохой, внутренний
конфликт усугубляется, причем вектор агрессии в большей
степени разворачивается вовнутрь. Сын ненавидит отца
и отрекается от мужского в себе. А поскольку пол — это био­
логическая, телесная характеристика, такое самоотречение
не проходит бесследно даже на физическом уровне.
М ужчина не просто плохо относится к себе, аутоагрессия
приводит к самым разным проявлениям саморазрушающе-
го поведения, а также к аутоиммунным, иммунодефицит-
ным и онкозаболеваниям, то есть организм как будто опол­
чается против самого себя. Стать мужчиной в таком случае
буквально равно самоубийству, поэтому, чтобы выжить,
мужчина часто бессознательно выбирает инфантильное
или феминное поведение и образ жизни (на телесном уров­
не вплоть до подавления выработки мужских гормонов).
Он избегает мужской роли и в отношениях: либо это веч­
ный ребенок, либо «папик», подчеркнуто и утрированно
демонстрирующий внешнее покровительство, — в любом
случае отношения строятся не на равных. При этом м ужчи­
на не доверяет женщинам, у него силен фантазм о женском
всемогуществе, много пассивной агрессии как к собствен­
ному, так и к противоположному полу.
У нас есть гипотеза, что у мужчины с такой внутренней
динамикой много внутренних предпосылок для выбора го­
мосексуализма как способа на символическом уровне быть
ближе к мужской фигуре, от которой он в себе отказался. Од­
нако мы не склонны ставить знак равенства между выбором
сексуальной ориентации и данным сценарием в отношени­
ях — это всего лиш ь один из вариантов развития событий.
ЧТО ДЕЛАТЬ ПСИХОЛОГУ
В РАБОТЕ С МУЖСКИМ СЦЕНАРИЕМ

Особенность мужских сценариев в том, что они напрямую


завязаны на идентичность мужчины и его самоощущение,
в отличие от женских сценариев, в большей степени выра­
женных в характере поведения в отношениях.
У женщ ин легче вычленить составляющие сценария
исходя из внеш них проявлений, тогда как у мужчин слож­
но заметить поведенческую сценарную часть, различия
можно наблюдать во внутренней динамике, да и та по
большей части скрыта от самого мужчины благодаря пси­
хозащитным механизмам. Например, такое явление, как
мужская измена, может быть результатом:
♦ досадного «промаха» в сценарии «без вины виноватого»;
♦ допустимой формы поведения в отношении женщин
у «женоненавистника»;
♦ стремления доказать партнерше свою «неподходя-
щесть» для хороших отношений как «неудачника»;
♦ сценария «казановы» или «донжуана» у мужчины «с по­
роком»;
♦ внутреннего конфликта и невозможности выбора од­
ной женщины;
♦ бегства от отношений у «неуловимого мстителя»;
♦ саморазрушающего поведения у «камикадзе».
Другими словами, при кажущ ейся одинаковой фор­
ме выражения в разных сценариях поведение муж чин
обусловлено разными мотивами, да и последствия бу­
дут различаться. Поэтому нам представляется важным
выбирать форму психологической помощ и, исходя из
ню ансов запроса обративш егося, однако общ ая часть
стратегии работы с различны м и мужскими сценариями
следующая:
♦ Принятие мамы, разрешение себе ее любить, несмо­
тря на свой мужской выбор; и точно так же — при­
нятие отца, возвращ ение и присвоение утраченного
хорошего детского опыта в отнош ениях с ним; сн я­
тие чувства вины за мнимое предательство по отно­
ш ению к родителям, возможность лю бить их обоих.
♦ Проработка внутреннего конфликта, примирение
конф ликтую щ их частей, возможность быть разным,
принятие своих феминных и маскулинных черт.
Исследование, интеграция и выстраивание новой
идентичности исходя из сильных материнских и от­
цовских сторон личности с опорой на собственные
индивидуальные особенности.
♦ Отдавание ответственности родителям за развод,
конф ликты и т. д., снятие ее с себя. И напротив, при­
нятие ответственности за свои отнош ения, навык
быть в них на равных с женщ иной, не подавляя ее
и не теряя своего достоинства. Для этого необходимо
отделить в своем восприятии фигуру близкой жен­
щ ины — партнерши, супруги — от материнской ф и­
гуры, а также отказаться от мифа о мужском превос­
ходстве и женском всемогуществе.
♦ Проявление и усиление фигуры отца, поиск учителя-
м уж чины в жизни, выход на мужскую территорию.
С этой точки зрения клиенту важно работать с психо-
терапевтом-мужчиной или женщ иной в котерапии
с мужчиной. Женщ ина-терапевт в этой работе берет
на себя ф ункцию адекватной мамы — произносит
слова просьбы о прощ ении, берет на себя теневые
ф ункции материнской фигуры, признает важность
мужской фигуры, дает адекватные родительские по­
слания: «мужчины хорошие, ты хороший».
ДРУГИЕ ПРОБЛЕМЫ
В ОТНОШЕНИЯХ
У МУЖЧИН

Если для девочки важен особый доверительный контакт


с папой, то для благоприятного развития мальчика не­
обходимо деятельное участие отца в его жизни. Причем
такое участие может быть как из положения на равных,
когда они вместе играют, так из положения выш естоящ е­
го, когда папа учит, наставляет сына. В отнош ениях отца
и сына важна не только возможность совместной игры, но
и иерархия: научивш ись быть хорошим сыном, слушаться
и подчиняться воле отца, мальчик учится быть хорошим
руководителем и подчиненным, а также отцом для своих
детей и главой семейства. Если папа был только другом
и на равных, у мальчика возникает сложность с установ­
лением границ, в отстаивании своих позиций, в соблюде­
нии социальной иерархии. В частности, это и сложности
в отношениях при отстаивании своих границ с женщ ина­
ми: если папа друг, то они с сыном на равных, а мама тогда
главная — так формируется иллюзия женского всемогуще­
ства, привычка подчиняться женщине. Однако для м уж чи­
ны по достижении определенного возраста подчиняться
старшему мужчине естественно, подчиняться женщине
становится унизительно.

ДЛЯ СЫНОВЕЙ: ОТЕЦ И СЦЕНАРИИ ОТНОШЕНИЙ 153


Нередко мы видим дистанцирование отца, отстранение
его от воспитания, вследствие чего вырастают мужчины
с дефицитом отцовского внимания, и сценарий отсутству­
ющего отца получает свое продолжение. Причем дистан­
цирование как способ отнош ений также может быть из
положения на равных (пренебрежение) или из положения
вышестоящего (отвержение, грубость, насмешка). В слу­
чае дистанцирования отца как вышестоящ его в иерархии
(отвержение) мальчику в дальнейшем сложно проявлять
себя, рисковать, достигать своих целей из-за страха быть
привычно отвергнутым — «все равно у меня ничего не
получится!». Если привычной формой отнош ения отца
к сыну было дистанцирование из положения на равных
(демонстрация пренебрежения), мальчик внутренне согла­
шается с неуважением мужского (прежде всего в себе, со
всеми вытекающ ими последствиями для личных и соци­
альных отнош ений).
В браке мужчина бессознательно воспроизводит моде­
ли поведения, усвоенные на примере отца, его отношения
к матери, стиля общения, способа решать семейные зада­
чи, находить выход из конфликтов и проблем. Даже при­
няв решение, что «я не буду таким, как мой отец», он сно­
ва и снова может замечать у себя те же самые стереотипные
реакции, которые являлись источником проблем в роди­
тельской семье. Это может порождать пессимизм, неверие
в возможности изменений, отказ от собственной ответ­
ственности — «чего вы хотите от мужчины с таким трудным
детством?», перекладывание ее на родителей или женщи-
ну-партнершу — «я изменюсь, когда они изменят ко мне от­
ношение».
Чувства, мысли и поведение, которые мы в себе не
принимаем и с которыми усиленно боремся, проявля­
ются самым неожиданным образом, в неподходящие мо­
менты, как будто помимо нашей воли. То же происходит

154 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


и с отцовскими чертами, которые, с одной стороны, явл я­
ются неотъемлемой частью опыта, который получил муж­
чина в наследство, да и ф изически, генетически мы все
наполовину папины дети; с другой стороны, из-за болез­
ненности или негативного восприятия этой части себя
отцовские черты выносятся в тень, в зону отчужденного
и неприсвоенного.
Например, встретивш ись с негативными проявления­
ми отцовской агрессии в родительской семье, мужчина
принимает решение, что агрессия — это плохо, и, стре­
мясь быть непохожим на отца, запрещает себе агрессив­
ные проявления. Однако при этом он не учится обхо­
диться с энергией своей агрессии — встречаться с этим
переживанием, не впадая в аффект, осознавать потреб­
ности, стоящ ие за ней, направлять энергию на достиже­
ние этих потребностей, выражать свои чувства в адекват­
ной форме, сохраняя контакт со значимыми людьми. Но
агрессия никуда не девается: она либо переходит в пас­
сивную форму, и тогда человек бессознательно мстит
окружающ им, либо направляется на самого себя, и тогда
развивается аутоагрессия, которая выражается в травмах,
телесных симптомах, саморазрушающем поведении, ли ­
бо «выстреливает» в форме аффекта, разряжая накоплен­
ное напряжение, руша значимые отнош ения, а иногда
приводя и к ф изическому насилию.
Или, напротив, мужчина принимает решение «не быть
тюфяком», как его отец, который имел проблемы с выра­
жением агрессии и не был уважаем в семье. И тогда добро­
желательность, теплота, забота становятся для него про­
явлениями слабости, но взаимодействие исключительно
с позиции силы не приводит к созданию удовлетворитель­
ных отношений.
Между тем в том, что касается самоощ ущ ения и по­
ведения м уж чины в отнош ениях и семье, недостаточно

ДЛЯ СЫНОВЕЙ: ОТЕЦ И СЦЕНАРИИ ОТНОШЕНИЙ 155


одного волевого или эмоционального реш ения вести се­
бя по-другому. Нравится нам это или нет, родительский
и отцовский сценарий запечатлен в нашем сознании
как некий образец для подражания, фундамент или кар­
кас, на котором строится наш а индивидуальная модель
семьи. О трицать это и пы таться построить что-то свое
с нуля означает не иметь фундамента, почвы для опо­
ры под ногами либо встречаться с неконтролируемыми
проявлениям и в себе того, что упорно хочется отвер­
гнуть и забыть.
Поэтому начать работу по выстраиванию новых форм
и способов отношений необходимо с того, чтобы признать:
разные стили поведения папы как мужчины, мужа и отца
в семье — достаточно хорошие. В основе любого действия
лежит позитивное намерение, а неудачными, а порой и де­
структивными бывают выбранные способы реализации
этого намерения. То есть сами действия, которые совершал
отец, могут быть из рук вон кривыми, но если вычленить
позитивное намерение, ту позитивную основу, на которой
строился отцовский сценарий, именно ее может присвоить
мужчина как фундамент, отправную точку для выстраива­
ния своего.

Принять и присвоить отцовский семейный сценарий как по­


зитивный никоим образом не означает согласиться с деструк­
тивными, травматичными для членов семьи или даже опасны­
ми действиями отца как с должным.

М ы призываем посмотреть ясным взглядом на свое на­


следство и научиться различать, что необходимо взять
с благодарностью в свое дальнейшее путешествие по жиз­
ненному пути, что оплакать и оставить в прошлом как не­
годное, а что поменять и сделать по-своему, чтобы наи­
лучш им образом реализовать то позитивное намерение

156 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


семейного сценария, которое было искажено или неверно
выражено действиями отца (возможно, вслед за предыду­
щими мужчинами рода).

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
Психологу в этом случае предстоит работать поэтапно над:
♦ принятием клиентом отцовского сценария как доста­
точно хорошего, поиском позитивных сторон и наме­
рений отца, с опорой на основные его функции;
♦ восстановлением понимания, что делает достаточно
хороший мужчина и отец в отношениях, чтобы реа­
лизовать эти намерения через наблюдение за положи­
тельными примерами, воспоминания и опору на хоро­
ш ий опыт клиента;
♦ получением корригирующего эмоционального опыта
в отношениях с терапевтом, наставником, значимым
мужчиной, в группе других мужчин и т. д.;
♦ выработкой у клиента необходимых коммуникатив­
ных и поведенческих навыков, желательных форм по­
ведения, получением обратной связи и встраиванием
нового опыта в жизнь и отношения.

Ф игура отца напрямую влияет на формирование от­


цовской роли у м уж чины . Слабая фигура внутреннего
отца» приводит к дистанцированию от собственных де­
тей, отказу быть отцом, отказу от отнош ений, отказу от
секса, к наруш ению либидо по психологическим п р и чи ­
нам и ф изической симптоматике — наруш ению работы
желез эндокринной и половой систем, импотенции, бес­
плодию.
В случае нежелания иметь детей и страха перед отцов­
ством особенностью психотерапевтической работы яв­
ляется фокусирование не столько на детях, возможности
клиента их иметь и т. д., сколько на детских переживаниях

ДЛЯ СЫНОВЕЙ: ОТЕЦ И СЦЕНАРИИ ОТНОШЕНИЙ 157


мужчины в отношениях с отцом. Другими словами, не надо
делать упор на положительных аспектах детей и будущего
отцовства, по крайней мере в самом начале психотерапии.
Вместо этого необходимо прорабатывать тяжелые моменты
детских взаимоотношений клиента с отцом, делать отца по­
ложительно заряженной фигурой.
ОТ ОБЩЕГО — К ЧАСТНОМУ

В предыдущих главах мы высказывали общие рекомен­


дации по работе с теми или иными проблемами, связан­
ными с фигурой отца. В этой главе мы более детально
раскроем аспекты работы психолога в данной теме. По на­
шему убеждению, психотерапевтическая работа с фигу­
рами родителей, и в частности с фигурой отца, должна ве­
стись в двух направлениях:
1. Переработка травматического опыта (если таковой
имеется).
2. Реконструкция хорошего опыта, восполнение недо­
полученных отцовских функций.

Причем второе направление мы считаем приоритетным,


поскольку оно создает прочную основу, ресурс для работы,
в том числе и с травмой.
Вести работу можно разными методами, в любой род­
ной для психотерапевта модальности, так как все они
примерно одинаково эффективны в профессиональном
исполнении. Однако у работы с фигурой отца есть свои
задачи, которые должны решаться исходя из большого
значения, которое имеет папа и для мальчика, и для девоч­
ки, особенностей функций, которые отец выполняет для
ребенка, а также из специфики проблем, которые возника-

160 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ют у взрослого клиента из-за наруш ения этих ф ункций по
той или иной причине.
М ы рекомендуем выстраивать работу в такой последова­
тельности:
♦ введение фигуры отца в поле психотерапии;
♦ поиск/реконструкция ресурсного опыта, связанного
с фигурой отца, насыщение клиента ресурсными вос­
поминаниями и переживаниями;
♦ восстановление/реконструкция целостного образа
отца как человека, обладающего и сильными, и нега­
тивными аспектами, возможность для клиента соеди­
ниться с его хорошей частью и признать существова­
ние теневой, а также передача ответственности отца за
его поступки отцовской фигуре;
♦ восстановление семейной иерархии в представле­
ниях клиента — возвращ ение ф игуры отца в семей­
ную систему, где папа и мама равны по силе и зна­
чимости, родители больш ие, а ребенок маленький,
и т. д.;
♦ работа по развитию/восстановлению необходимых
клиенту ф ункций с привлечением фигуры отца, его
хороших посланий, ресурсных переживаний, связан­
ных с отцом;
♦ переработка травматического опыта (при необходи­
мости);
♦ получение, расширение и присвоение клиентом но­
вого опыта, отличного от привычного, в том числе
получение корригирующего эмоционального опыта
в отнош ениях с терапевтом, а также с другими значи­
мыми мужчинами в мужском сообществе;
♦ закрепление и размещение этого опыта в жизни кли­
ента, формирование новых жизненны х привычек
и стратегий, поддержка позитивных изменений тера­
певтом.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 161


ВВЕДЕНИЕ ФИГУРЫ ОТЦА
В ПОЛЕ ПСИХОТЕРАПИИ

Основная особенность, с которой больш инство из нас


встречается в работе и повседневной жизни, — это фено­
мен отсутствующ его отца. Не важно, как это проявляется
в конкретной истории клиента — ушел ли отец из семьи
или был недоступен по причине занятости работой, бы ­
ла ли нарушена иерархия в семейной системе или отец
не справился с выполнением отцовских ф ункций из-за
своих проблем (с супругой, работой, законом, алкоголем
и т. д.), принял ли ребенок решение отвергнуть фигуру
отца как «неподходящую»... В любом случае сценарий
отсутствующ его отца воспроизводится с удручающ ей ре­
гулярностью. Поэтому первое, что мы можем констати­
ровать в связи с особенностями работы «про папу», — на­
ш и клиенты не так уж часто приносят подобный запрос
в работу. Во всяком случае об отце они говорят реже, чем
о маме. М ногим психологам знакомо сопротивление,
с которым можно встретиться, если обращ аться в бесе­
де с клиентом к фигурам родителей: «Только не говори­
те мне, что во всем опять виноваты они!» или даже «Я не
хочу обсуждать здесь мои отнош ения с родителями, мне
проблему реш ить надо!». Сам психолог, встречаясь с та­
кой реакцией клиента, особенно имея собственные не-
проработанные темы с родителями, может отказаться
смотреть и продвигаться в эту сторону, порой даже не­
оправданно осторожничая, или, напротив, усиленно
убеждать клиента в необходимости такой работы, даже
когда тот к ней категорически не готов.
Когда речь идет о папе, психолог даже в большей сте­
пени подвержен «заговору молчания», чем в работе с ма­
мой, поскольку этот заговор поддерживается на системном
уровне — именно так проявляется феномен отсутствующе­
го отца в психотерапии. Поэтому именно психолог обязан
нарушить этот заговор и ввести фигуру отца в поле психо­
терапии, пусть для начала простым вопросом, упоминани­
ем как складывались отношения у клиента с папой? Какое
участие тот принимал в его жизни? Какие отношения бы­
ли у папы с мамой? Какое влияние оказал папа на чувство
безопасности и уверенности в себе, самооценку и самокри­
тичность, самоопределение и самореализацию, ощущение
себя мужчиной или женщиной, выбор партнера или сцена­
рия отношений? То есть действовать исходя из темы, с ко­
торой пришел клиент.
Казалось бы, это настолько очевидный факт, что нет необ­
ходимости так подробно на нем останавливаться. Тем не ме­
нее психологу нужна определенная решимость, чтобы пред­
ложить клиенту посмотреть в сторону этой неясной фигуры.
Причем делать это нужно с определенной долей осторожно­
сти и готовностью встретиться с сильными чувствами, чтобы
при необходимости уберечь клиента от непереносимых пе­
реживаний, которые могут быть связаны с папой. Впрочем,
риск влететь с ходу в болезненные воспоминания в нашей
профессии существует просто по определению, поэтому
любой психолог должен владеть основами первой помощи
(и самоподдержки!) при актуализации травматического ма­
териала у клиента. Эти профессиональные навыки дают уве­
ренность смотреть в сторону горячих тем, работа с которыми

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 163


будет максимально эффективна для клиента (безусловно, ес­
ли она ведется по запросу).
Однако, несмотря на некоторый риск бурной реакции
со стороны клиента, зачастую обращ ение к фигуре отца
в психотерапии оказывается чрезвы чайно ресурсным,
но только при отсутствии грубой и глубокой травмати-
зации непосредственно в отнош ениях с отцом. К таким
травмам относятся жесткое отвержение ребенка, грубое
пренебрежение его потребностями, длительное эм оцио­
нальное, ф изическое и особенно сексуальное насилие
со стороны отца. Также это могут бы ть случаи серьезно­
го искаж ения образа отца, которое может транслировать
окружение ребенка.
В остальных же случаях введение в поле психотерапии
фигуры отца приносит чувство облегчения, ощущение
силы, уверенности, надежности, защищенности и другие
устойчивые ресурсные переживания. Возможно, это про­
изойдет не сразу, поскольку связь с отцовскими ресурсами
у клиентов зачастую блокирована по разным причинам.
Поэтому первое, что мы должны сделать, чтобы восстано­
вить утраченную связь, — ввести в пространство психотера­
пии фигуру отца.
Сделать это можно несколькими способами:
♦ попросить клиента ответить на вопросы о папе, свя­
занные с заявленной тематикой;
♦ предложить представить папу в пространстве кабине­
та — в какой-либо точке, сидящим на стуле, стоящим
за дверью кабинета и т. д. — и спрашивать, что меняет­
ся в чувствах и ощущениях клиента;
♦ попросить клиента вспомнить или представить папу
с мамой, затем, если образ отца недостаточно четкий,
усилить и сделать его ярче;
♦ предложить клиенту нарисовать папу, папу и маму
вместе, папу и себя в детстве и даже классический ри­

164 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


сунок семьи. Вариант рисунка зависит от цели психо­
терапии. Кроме того, рисунок может служить методом
диагностики и коррекции.

Способ следует выбирать исходя из арсенала методов,


которыми владеет психолог, и отзывчивости на них кли­
ента: кому-то проще представлять образы, кому-то — пи­
сать письма, кому-то — ощ утить присутствие, кому-то —
нарисовать.
Пожалуй, главное, что добавляет психологу уверенно­
сти, когда он «приглашает» папу в свой кабинет, — это
чувство глубокого уважения к фигуре отца, сознание
важности и значения присутствия папы в жизни любого
человека наряду (и вместе!) с мамой, способность и на­
вык присоединяться к энергии фигуры отца и, конечно
же, хорошая связь терапевта со своим внутренним отцом,
некоторый достаточный уровень проработанности своих
отнош ений с этой фигурой.
Психологу стоит понимать: если он считает, что
полностью закрыл для себя тему «про папу», значит,
все ровно наоборот. Такое убеждение означает отсое-
диненность от отца, а значит, могут возникнуть слож­
ности в том, чтобы в полной мере бы ть проводником
целительного влияния образа отца для клиента. Доста­
точн ы й уровень проработанности темы отца означает:
«В моем сердце есть больш ое место для тебя. Ты мой па­
па, а я твой сын / твоя дочь. Во мне живет половина, ко­
торая от тебя. Я уважаю твою судьбу и осознаю важность
твоей роли в моей судьбе». При этом ощ ущ ения от этого
признания у психолога достаточно хорошие, несмотря
на сложности и конф ликты, которые терапевты так же,
как и клиенты, имеют возможность постепенно, по мере
необходимости, реш ать в собственной жизни, в том ч и с ­
ле и в личной терапии.
ПОИСК / РЕКОНСТРУКЦИЯ
РЕСУРСНОГО ОПЫТА,
СВЯЗАННОГО С ФИГУРОЙ ОТЦА

Приступая к психотерапевтической работе, какой бы харак­


тер она ни носила, психологу важно понимать, что у кли­
ента достаточно ресурса, чтобы ее проделать. Поэтому на­
сыщение ресурсами — это отдельный и очень важный этап
психотерапии. В этом смысле работа с фигурой отца являет­
ся очень благодатной, поскольку при отсутствии жесткой,
тотальной травматизации эта фигура является очень пози­
тивной и ресурсной. Введение в поле психотерапии фигу­
ры отца ведет к получению мощного ресурса, способствую­
щего продвижению клиента в намеченном направлении.
Задача психолога на этом этапе — наладить контакт кли­
ента с его внутренним образом отца. Это похоже на прокла­
дывание пути через завал собственных обид клиента, нелице­
приятных мнений его семейного окружения, принятых в свое
время решений прервать этот контакт и длительное время не
смотреть в сторону отцовской фигуры. Как только тема и об­
раз отца появляются в поле консультирования, клиенту ста­
новится затруднительно игнорировать свои переживания,
связанные с отцом. Эти переживания как будто прорываются
через плотину, через многолетнюю завесу молчания. Психолог
должен уметь правильно встретить эти переживания: с одной
стороны, не дать клиенту быть чрезмерно захваченным ими,
с другой — не впасть в обвинительную или морализаторскую
позицию по отношению к отцу клиента (в равной степени,
впрочем, как по отношению к матери либо самому себе).
Клиент может приглашать психолога в коалицию против
отца, рассказывая истории из детства с точки зрения своего
семейного окружения — матери, бабушек и т. д., которые бы­
ли очень недовольны его поведением как мужчины, супруга,
сына и отца. Ребенку в этот момент ничего не остается, как
присоединиться к дружному хору их мнений, поскольку свое
отношение к происходящему он формирует на основании
отношения матери либо людей, взявших на себя ее функции.
Естественно, клиент будет отстаивать эту историю из лояль­
ности к семейной системе и чтобы не встретиться с пережи­
ванием предательства отца в момент, когда ему пришлось
занять в конфликте родителей материнскую сторону. Кроме
того, собственный опыт отношений с папой может быть на­
гружен столь сильными и противоречивыми переживаниями,
что распаковывать их представляется клиенту небезопасным.
На фоне этой динамики предложение психолога поис­
кать в своем опыте другие, хорошие истории, связанные
с папой, могут быть восприняты клиентом как попытка из­
бежать «суровой правды» реальности, отрицание болезнен­
ной части реальности, а также как насильственное требова­
ние позитива там, где он отсутствует. Отсюда как будто бы
недалеко и до весьма распространенного социального за­
прета испытывать негативные чувства по отношению к ро­
дительским фигурам. Однако это далеко не так.
Мы признаем все чувства клиента, какими бы они ни были,
и с большим уважением и сопереживанием относимся к его
личной истории. Однако мы хотим обратить внимание чита­
теля, что чаще мы встречаемся с резко односторонним образом
отца в представлениях клиента. Либо отец тотально плохой,
и тогда его образу нет места в душе клиента. Крайним проявле­
нием этого является закрепленное в нашем языке выражение
«у меня нет отца», что не является правдой, поскольку папа есть
у каждого, даже если зачатие произошло в пробирке. Либо он
идеальный, чуть ли не святой, что тоже резко не соответству­
ет существующему положению дел. Процесс идеализации по
своей сути является таким же психозащитным механизмом, как
и идущий рядом или вслед за ним процесс обесценивания (се­
бя, партнера или объекта идеализации).
Поэтому когда мы предлагаем в качестве упражнения
и практики вспомнить что-то хорошее о взаимодействии
клиента с папой, скорее всего, из детства, мы восстанавлива­
ем связь с той частью его опыта, которая по разным причи­
нам долгое время была в изгнании, отсоединена и вытеснена
на задворки сознания. Когда клиенту удается найти доступ
к этой части, он получает мощный ресурс, обретает силу
и энергию, опору и поддержку для своей жизни.
Обычно мы предлагаем рассказать о каком-то моменте из
жизни клиента, когда они с папой вместе что-то делали и ему
(ей) было хорошо. М ы просим рассказывать от первого ли­
ца, в настоящем времени, как будто это происходит сейчас,
тем самым погружая клиента в счастливое воспоминание,
позволяя ему заново пережить те чувства, присвоить их и на­
питаться ими.

НАИБОЛЕЕ РАСПРОСТРАНЕННЫЕ
РЕАКЦИИ КЛИЕНТОВ

«У МЕ НЯ НЕТ ОТЦА»
Как только мы слышим эту фразу от клиента, мы первым
делом высказываем такую очевидную вещь, что отец есть
у каждого. Даже если он умер, не жил с семьей, был ужасным
человеком или о нем вообще ничего не известно. Биологи­

168 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
чески и психологически мы несем в себе его часть, его образ
живет в нашей душе, и от того, чем наполнен этот образ, за­
висит качество нашей жизни и самоощущения. Если генети­
ческую информацию, как и наше прошлое, нам не поменять,
то над теми образами, которые мы создаем и на которые
опираемся в своей жизни, мы имеем власть. В качестве иллю­
страции мы можем предложить клиенту ощутить, что меня­
ется, когда он медленно повторяет: «У меня нет отца», — и ко­
гда затем он так же прочувствованно произносит: «У меня
есть папа». Впрочем, описанная ситуация скорее характерна
для предыдущего этапа работы, когда перед нами стоит зада­
ча пригласить фигуру отца в поле консультирования.
Следующая задача — заметить и проявить в реальности
тот факт, что папа был и что в отношениях с ним, пусть
эпизодически, пусть так давно, что это не помнится со­
знательно, было хоть что-нибудь хорошее. Это может быть
смутное ощущение чего-то большого и сильного рядом или
даже рассказ кого-то из близких об отце. Когда мы просим
клиента погрузиться в это переживание и рассказать о нем
в настоящем времени, как будто это происходит с ним пря­
мо сейчас, мы всякий раз наблюдаем чудесное преображе­
ние. Ведь для памяти не так уж важна фактология — важ­
но то, как это сильное, ресурсное переживание осознается
и перезаписывается во внутренней реальности человека,
с которой (и только с ней!) мы как психологи имеем дело.

«Я НЕ З НАЮ, КТО МО Й ОТЕЦ»


Такая ситуация возникает по разным причинам: то ли мама
действительно не уверена в отцовстве конкретного мужчи­
ны, то ли скрывает его из каких-то своих соображений, то ли
после болезненного расставания родителей эта тема явля­
ется табуированной и ей «не придается значения», то ли ре­
бенок был усыновлен или даже его отец анонимен (в случае
если оплодотворение произошло с использованием донор­

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 169


ской спермы). В некоторых случаях мамы после расспросов
выросших детей уступают и раскрывают информацию об
отце. Иногда можно сделать анализ на установление отцов­
ства. Но бывают ситуации, когда получить достоверную ин­
формацию из первых рук не представляется возможным. То­
гда о каких воспоминаниях может идти речь?
М ы уверены, что у каждого из нас есть память тела — тех
смутных ранних ощущений, связанных с биологическим
отцом.
В нашей практике есть случай, когда женщина, никогда
не видевшая родного отца и, более того, всю жизнь счи­
тавшая отцом другого мужчину, случайно увидев в учреж­
дении совершенно незнакомого человека, «узнала» его,
и оказалось, что он действительно ее отец. Такие истории
кажутся фантастическими, и тем не менее в нашей работе
подобные «чудеса» случаются регулярно.
В этом случае мы просим клиента собрать максимум до­
ступной ему информации от третьих лиц — чаще это мама,
или другие близкие родственники, или друзья семьи, быв­
шие свидетелями периода его появления на свет. Эта ра­
бота носит название «реконструкция семейной истории»:
клиент по крупицам собирает факты и свидетельства оче­
видцев. Специалисты по семейному консультированию
или в области расстановок могут оказать в этом исследо­
вании существенную помощь, смоделировав в группе или
индивидуальных психотерапевтических процессах жиз­
ненную ситуацию клиента на тот момент времени.

Любое переживание, любая крупица информации об отце,


которая была бы позитивно заряжена, чрезвычайно важны
в самоощущении и самосознании человека.

М ы обычно придерживаемся следующих утверждений-


максим:

170 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
♦ Каким бы ужасным или отсутствующим ни был наш
отец, он есть у каждого из нас. Как и мать.
♦ Что бы ни случилось в дальнейшем между мамой и па­
пой, в твоей жизни точно был момент, когда они лю би­
ли друг друга, иначе ты бы просто не появился на свет.
♦ Что бы ни происходило в твоих дальнейших отноше­
ниях с мамой и папой, всегда был момент, когда они,
сознательно или нет, хотели, чтобы ты появился на
свет, иначе бы тебя здесь просто не было.
♦ Мама и папа могли не справиться со своими отноше­
ниями, своей жизнью, своей родительской ролью, но
то, с чем они точно справились, — это то, что они дали
тебе жизнь.
♦ Мама дает жизнь, а папа — силу жить. Остальные вы ­
боры и решения в нашей сознательной жизни принад­
лежат нам.
♦ Изнасилование, неразборчивость в сексе и другие при­
чины незапланированной беременности, в результате
которых мог родиться человек, — по сути, формы любви,
не нашедшей иного, хорошего выхода в раненых душах.
♦ Стать папой и хорошо выполнять роль отца, отцов­
ские функции — разные вещи. Первое — движение
души к продолжению рода с подходящим партнером,
второе — выбор, сознательное ежедневное усилие, ко­
торому мы учимся всю жизнь.
♦ Что бы ни случилось в наших отношениях с папой, там
всегда есть место как для плохого, так и для хорошего.
Даже плохое способно научить нас чему-то. Даже ма­
ленькое хорошее дает опору в жизни. Поэтому важно
искать хороший опыт и фокусироваться на нем.

«Я НЕ МО Г У В С П О М Н И Т Ь Н И Ч Е Г О Х О Р О Ш Е Г О »
В такой ситуации необходимо различать собственную трав­
матическую историю отношений клиента с отцом и усво­

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 171


енное, выученное отношение к нему. Бывает, что у клиента
им ею тся противоречивые, можно даже сказать, конфлик­
тую щ ие внутриличностные части: с одной стороны, соб­
ственн ы й опыт, желания и чувства по отношению к папе,
с другой — чувства, мнения и решения, принятые под влия­
нием давления семейного окружения.
Пример подобного «раздвоения»: маленький мальчик,
в ситуации развода оставшийся с мамой, говорит об отце:
«Я не хочу к нему приходить, потому что он плохой», а за­
тем горько-горько плачет.
Естественно, психика пытается справиться с конфлик­
том путем подавления и вытеснения противоречивой ин­
формации. Для ребенка важно бывает в какой-то момент
принять решение согласиться с тем, что папа плохой, ина­
че конф ликт становится для него непереносимым. Любой
опыт, который противоречит данной установке, будет за­
быт, обесценен или искажен с помощью психозащитных
механизмов. Но этот опыт все равно никуда не девается,
даже если он спрятан за семью замками ранней детской па­
мяти. Когда клиент утверждает, что ничего не помнит, мы
уверены, что его память гарантированно хранит крупицы
яркого, ценного, значимого переживания контакта с папой.
Конфликт между собственным восприятием папы и на­
вязанным извне или собственным хорошим и травматиче­
ским опытом, любовью и ненавистью также никуда не дева­
ется, и его подавление стоит нам некоторых душевных сил
и затрат. К тому же подавленный конфликт периодически
находит выход в снах, непонятно откуда взявшихся пере­
живаниях и реакциях, в соматических симптомах, тревож­
ных или депрессивных состояниях и т. д.
Хорошая новость состоит в том, что с помощью терапии
клиент может получить доступ к этой отвергнутой, ресурс­
ной части, присвоить хорошую часть своего опыта обще­
ния с отцом, на которую можно опираться. Кроме того, соб­

172 В СЕ Д Е Л О В ПАПЕ
ственные ранние чувства и переживания, освобождаясь от
запрета на их существование, получают право быть и течь
свободно, в естественном устремлении ребенка к своему от­
цу. Поэтому мы, психологи, можем и должны проявлять не­
которую настойчивость в том, чтобы снова и снова искать
и находить пусть совсем небольшие и с точки зрения кли­
ента малозначащие моменты, которыми он может с нами
поделиться, переживая их заново максимально подробно.
Стоит только начать, только запустить этот процесс на­
лаживания прерванного контакта — и происходят чудеса:
огромный пласт ресурсного опыта, каких-то случаев и вос­
поминаний вдруг поднимается и начинает разворачиваться
и в нынешней жизни клиента. М ы не раз встречались с тем,
как через неделю после упражнения по воскрешению из па­
мяти положительно заряженных моментов, касающихся от­
ношений с отцом, участники отмечали, что в их жизни стало
больше мужского внимания, что «внезапно» стали налажи­
ваться отношения с папой, начальником и другими мужски­
ми фигурами, или вдруг начинали замечать, что партнер,
оказывается, проявляет много внимания и заботы к ним.
М ы полагаем, что в их жизни все это присутствовало
и раньше, но вследствие блокированного и искаженного
восприятия, определенных фильтров коммуникации эта
информация просто не доходила по адресу. Как только был
налажен контакт с заблокированным хорошим опытом от­
ношений с отцом, люди стали замечать и воспринимать це­
лый пласт реальности, недоступный им ранее.

ТРАВМИРУЮЩИЕ ВОСПОМИНАНИЯ
Перечислим события в отношениях с родителями, которые
могут оказаться травмирующими:
♦ депривация — пренебрежение потребностями ребен­
ка, его жизнью, здоровьем и развитием;

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 173


♦ эмоциональное насилие — критика, отвержение,
оскорбления, угрозы;
♦ физическое насилие — захваты, толчки, удары, побои,
нанесение физических повреждений;
♦ инцестуальное поведение — обсуждение с ребенком
своей интимной жизни, тайны от второго супруга, для
взрослых детей — требование делиться подробностя­
ми их интимной жизни; нарушение границ лично­
го пространства (запрет закрывать двери, внезапные
вторжения в комнату, ванную, уборную); сексуали-
зированное поведение (совместный сон со взрослым
ребенком, интимный характер прикосновений, скаб­
резные ш утки); сексуальные действия (контакт с поло­
выми органами своими или ребенка, половой акт).

Часто бывает, что ребенок не испытывает непосред­


ственного травмирующего влияния отца, но получает его
косвенно, наблюдая травматичные отношения отца с мате­
рью, его нелицеприятное поведение в социуме и т. д.
В любом случае образ отца становится устраш ающ им,
несущ им непосредственную угрозу сущ ествованию.
А значит, любая попытка вспомнить что-то хорошее мо­
жет вызывать большое сопротивление, потому что грозит
всколыхнуть весь болезненный опыт. К тому же хорошие
воспоминания могут активизировать переживания, ха­
рактерные для утраты — шок, отрицание, гнев, печаль,
ведь хорошее было потеряно, разрушено при невы но­
симых обстоятельствах. И чем интенсивнее был травма­
тический опыт, чем длительнее была его протяженность
во времени, тем сложнее психологу работать с хорошими
воспоминаниями. В крайних случаях хороших воспоми­
наний может не быть вовсе, кроме факта участия отца
в зачатии, однако даже за этот факт можно зацепиться
для получения ресурса!

174 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


Переработка травматического опыта невозможна без предва­
рительного накопления ресурсного опыта.

Работа с большим грузом реальных травмирующих со­


бытий строится по определенному алгоритму:
1. Признание факта травмы, ущерба, который она на­
несла, называния вещей своими именами, с указаниями
конкретных недопустимых действий, которые совершал
отец.
2. Разделение личности отца и его поведения, когда оце­
нивается не в целом фигура отца как ужасного или идеаль­
ного, чудовища или святого, а его поступки, которые могут
быть как источником хорошего опыта, так и травмы.
3. Налаживание контакта со своим хорошим опытом об­
щения с отцом и людьми, которые его заменяли, присвое­
ние отцовского ресурса из этих воспоминаний.

В некоторых случаях хорош ий опыт оказывается не­


доступен из-за навязанной ребенку оценки поступков
отца как ужасных. Так бывает при разводе, когда эмоцио­
нально заряженная мать и ее родственники внуш аю т ре­
бенку, что отец их предал, бросил именно его, ребенка,
вместо того чтобы объяснить как прекращение супру­
жеских отнош ений родителей. При этом действия отца,
даже любящего, могут подаваться как подлые, недостой­
ные, ужасные: желание продолжать воспитание ребен­
ка — как желание отнять его, материальная поддержка —
как подачка, откуп и т. д.
Разумеется, мы не говорим о ситуациях, когда отец ре­
ально начинает преследовать мать, подкупать ребенка или
настраивать его против нее — это недопустимо. Но так же
недопустимо делать ребенка орудием мести или вывали­
вать на него собственные переживания, связанные с расста­
ванием и другими проблемами в отношениях с мужем.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 175


Алгоритм работы с хорошими воспоминаниями при
этом отличается: первым шагом в ней будет растождествле-
ние своего опыта отношений с отцом и опыта мамы или
других значимых людей и возвращение к безоценочному,
свободному от навязанных окружением штампов и стерео­
типов детскому восприятию реальности. В остальном этот
алгоритм соответствует работе с реальной травмой (см. гла­
ву «Переработка травматического опыта»).

«Я ПР ОСТ О Н И Ч Е Г О НЕ Ч У В С Т В У Ю »
Такое утверждение является одним из признаков, характе­
ризующих наличие большого, даже запредельного количе­
ства переживаний, связанных с отцом. Онемение чувств —
это защитная реакция психики при невыносимой боли
отвержения, потери, насилия. Соприкоснуться с хорошими
воспоминаниями для нас часто означает риск вновь встре­
титься с этой болью. При этом замороженными оказывают­
ся не только так называемые негативные переживания —
гнев, страх, печаль или отвращение. Защита не работает
избирательно, поэтому недоступными могут оказаться и ра­
дость, привязанность, нежность, удовольствие, близость.
Именно поэтому нам стоит внимательно заглянуть, что же
скрывается за пустотой и бесчувствием в каждом конкрет­
ном случае.
М ы предлагаем исследовать это «ничего», просим ощ у­
тить и сами стараемся разглядеть по внешним и косвенным
признакам, на какое чувство оно похоже. М ы должны быть
готовы в любой момент «подхватить» клиента, когда долго
сдерживаемые чувства наконец найдут выход.

ВСТ Р Е Ч А С С И Л Ь Н Ы М И Ч У В С Т В А М И
Если в предыдущем примере чувства были блокированы, то
в этом варианте психолог встречается с непосредственной
сильной реакцией. И здесь помощь специалиста заключа­

176 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ется в том, чтобы, с одной стороны, поощрять выражение
чувств, встречать и называть их; с другой — не дать клиен­
ту провалиться в аффективное отреагирование, что также
является уходом из контакта с чувствами и не приносит об­
легчения.
Наша задача — все время удерживать клиента в контак­
те с нами, самим собой и реальностью, попускать чувства
понемногу, осознавая и называя их. При такой поддержке
клиент остается устойчивым, не захваченным пережива­
ниями, получает ощущение контроля и может уже смелее
смотреть на фигуру отца. Так постепенно мы подходим
к ресурсным переживаниям и восстановлению контакта
с отцовским образом и энергией.

«У МЕНЯ И Д Е А Л Ь Н Ы Й ОТЕЦ, У НАС ВСЕ Х О Р О Ш О »


Чаще всего такую реакцию демонстрируют мужчины
и женщины, в восприятии которых фигура папы идеали­
зирована. Настораживает здесь нежелание говорить о том,
что, по словам клиента, является хорошим опытом. Или бы ­
вает, что за словами о том, какой хороший и замечательный
был отец, мы встречаемся с диссоциированностью — невоз­
можностью присоединиться к ресурсному опыту, вклю чен­
ие рассказать о нем. Третий вариант — если в рассказ о хо­
рошем опыте вкрадываются неоднозначные переживания
страха, вины, стыда, обиды и т. д.
Идеализация отца так же вредна, как и обесценивание:
в этом случае теневые аспекты его фигуры либо приписы­
ваются себе, либо проецируются на окружающих — в част­
ности, на партнера. У мужчин это проявляется как само­
отвержение и обесценивание («я неудачник, ничтожество,
никто по сравнению с отцом»), у женщин — как отверже­
ние и обесценивание других мужчин, потенциальных пар­
тнеров («никто не может сравниться с папой, быть таким
же достойным»). В любом случае идеализация отца так же,

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 177


как и демонизация, не соответствует реальному положению
вещей, дезориентирует клиента в восприятии событий не
только прошлого, но и настоящего. Например, когда за лю ­
бовь привычным образом выдаются явно насильственные
или эмоционально ранящие действия партнера — побои,
измены, пренебрежение.
В случае идеализации отца мы предлагаем не конфрон-
тировать с этим представлением, хотя бы поначалу, по­
скольку это вызовет скорее мощное сопротивление у кли­
ента. В ответ на то, что отец был идеальным, мы можем
предлагать тем более найти ресурс в этом хорошем опыте,
чтобы решить заявленную клиентом проблему. Когда мы
получим материал из воспоминаний, образов, рисунков,
переживаний клиента, мы сможем с уверенностью сказать,
имеет ли место идеализация, а также тактично указать кли­
енту на рассогласования оценки им отца и реального опыта
отношений с ним.

«Я Р А З О Ч А Р О В А Л С Я В С В О Е М ОТЦЕ»
Обратная сторона идеализации — разочарование и обесце­
нивание. Само по себе разочарование — естественное пе­
реживание и может быть следствием и признаком процесса
взросления и сепарации от родителей. В этом случае м ы мо­
жем помочь клиенту встретиться с его чувствами, связанны ­
ми с этим процессом, нормализовать их.
Хорошая история, когда от идеализации через разочаро­
вание и протест человек приходит к реалистичному взгляду
на отца, имеющего свои сильные и слабые стороны, когда
он может присваивать ресурсы отцовской фигуры и опи­
раться на них и в то же время видеть негативные, травми­
рующие аспекты и проявления отца и конфронтировать
с ними.
Однако бывает, что клиент застрял в состоянии обесце­
нивания, отрицая позитивное влияние отца на свою жизнь,

178 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


оценивая его в целом как плохого и отказываясь от контак­
та с этой фигурой. Эта позиция — результат черно-бело-
го инфантильного восприятия, неумения интегрировать
разные аспекты и свойства человека в целостную картину,
отождествления поступков и личности.
В этом случае страдают идентичность, уверенность
в себе, социальная реализация, отношения с партнерами
и с собственными детьми. Поэтому наша задача как кон­
сультантов — помочь клиенту пройти через процесс разо­
чарования, с одной стороны, поддерживая его сепарацию,
с другой — обращая внимание на интеграцию образов хо­
рошего и плохого отца в целостную, реалистичную, под­
держивающую фигуру во внутренней реальности клиента.
В этом нам также может помочь реконструкция хороших,
ресурсных детских воспоминаний, связанных с папой.
ВОССТАНОВЛЕНИЕ
ЦЕЛОСТНОГО ОБРАЗА ОТЦА

Опора на ресурсные воспоминания помогает нам решить


еще одну психотерапевтическую задачу — восстановить
целостный образ отца со всеми его негативными и пози­
тивными аспектами. Эта часть работы крайне важна для
поддержки идентичности клиента в той его части, которая
«от папы», признания и присвоения аспектов личности, ас­
социирующихся с отцовской фигурой, их внутренней ин­
теграции.
Работа над созданием целостной внутренней фигуры от­
ца может вестись в нескольких направлениях.

РЕКОНСТРУКЦИЯ ОБРАЗА ОТЦА

Такая работа во многом связана с семейной историей, вы ­


явлением и прояснением различных жизненных обстоя­
тельств, узнаванием подробностей, связанных с личностью
отца, отношениями между родителями и т. д. Внести яс­
ность помогают разговоры клиента с родителями или од­
ним из них, ближайшим окружением семьи и т. д.
Необходимо постараться собрать разные мнения, не
только тех, кто может предвзято относиться к отцу, но и тех,
кто ему сочувствует. В некоторых случаях, напротив, быва­
ет полезнее узнать, что у отца были не самые лучш ие черты
личности и проявления.

Любая информация, оживляющая, очеловечивающая образ


отца, имеет большое терапевтическое значение.
Расстановки и близкий к ним групповой процесс рекон­
струкции семейной истории могут помочь проявить важ­
ные моменты в чувствах родителей, их отношении к клиен­
ту и друг другу в разные моменты жизни семьи.

Однажды я была свидетелем, как мужчина, с детства считав­


ший отца ответственным за развод, в процессе реконструкции
этого момента семейной истории получил от участников-за-
местителей обратную связь, что, судя по их переживаниям,
на расставании настаивала его мама. В процессе разговоров
с близкими выяснилось, что мама вовсе не была жертвой
обстоятельств при разводе, как он привык думать, и вполне
осознанно принимала это решение. Это дало возможность
мужчине не только пересмотреть свое отношение к папе, но
и избавиться от гнетущего чувства вины, которое было след­
ствием такого отношения.
М. Летучева

Особенно важно бывает реконструировать какие-то под­


робности из жизни отца, пусть самые незначительные, если
он рано ушел из семьи или из жизни, если ребенок ничего
не знает о нем, если в семье на отца был навешен ярлык из­
гоя или святого или если с ним связана какая-то семейная
тайна или табу.

СНЯТИЕ ПРОЕКЦИЙ
СЕМЕЙНОГО ОКРУЖЕНИЯ
С ФИГУРЫ ОТЦА

В первую очередь речь идет о материнских проекциях. Ко­


гда мы говорим о снятии проекций, мы подразумеваем сле­
дующее.
В первую очередь это способность отличать собствен­
ный опыт контакта с отцом и связанные с этим пережи­
вания от того, что транслируется семейным окружением.
Ребенок некритично принимает оценку реальности, ко­
торую ему преподносят близкие. На основе этой оценки
он формирует свою систему ценностей, мнений и отно­
шений, свою картину мира. Любые нестыковки в этой
картине будут вытесняться и отметаться ради непротиво­
речивости.
Кроме того, ребенку важно быть принятым своими
близкими, особенно матерью. Он даже готов пожертво­
вать какой-то частью себя ради сохранения этого приня­
тия, поскольку для него это равносильно выживанию. Если
окружение обесценивает, критикует, демонизирует фигу­
ру отца ребенка, он оказывается перед сложным выбором,
чью сторону принять. То же самое происходит, если отца
превозносят, несмотря на то, что по отношению к близким
и ребенку он ведет себя отчужденно, жестко, а порой даже
недопустимо.
Отсутствие проекций — это также способность разли­
чать оценку отца как супруга для мамы и оценку его как
родителя. Если у родителей не сложилось, это означает,
что они не сумели договориться, выстроить свои партнер­
ские отношения, а также организовать детям полноценное
присутствие в их жизни обоих родителей, мамы и папы.
И за это отвечают оба, 50 на 50, каждый со своей стороны.
Неразумно винить себя во всем маме, но и перекладывать
всю ответственность на отца тоже нельзя. И даже если как
супруг для мамы отец не состоялся и был недостаточно хо­
рош, то как отец для ребенка он мог быть замечательным,
и наоборот, мать не чаяла души в супруге, была в созависи-
мых отношениях с ним, стремилась всеми силами и любой
ценой сохранять их, а для ребенка он был дисфункцио­
нальным, травмирующим.

182 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


Претензии мамы к отцу могли быть связаны и с проб­
лемами в отношениях с ее отцом, спроецированными на су­
пруга. В этом случае восприятие реального поведения, по­
ступков и мотивов супруга будет сильно искажено.

ИНТЕГРАЦИЯ «ПЛОХИХ» И «ХОРОШИХ»


АСПЕКТОВ В ЦЕЛОСТНЫЙ ОБРАЗ

Инфантильное восприятие отличается полярностью, оно


черно-белое, то есть человек либо тотально хорош, либо то­
тально плох, личность и поступки не разделяются, не при­
нимаются во внимание мотивы и соображения, исходя из
которых человек действует.
Безусловно, не всякий поступок можно оправдать, по­
нять и простить. Именно поэтому важно сделать образ отца
реалистичным — не святым и не чудовищем, а человеком,
обладающим своей жизненной историей, своими ресурс­
ными аспектами, на которые можно опираться, и в то же
время признать его теневые, разрушительные и травмиру­
ющие аспекты, чтобы иметь возможность конфронтиро-
вать с ними и защищаться от них.
ВОССТАНОВЛЕНИЕ
СЕМЕЙНОЙ ИЕРАРХИИ

Синдром отсутствующего отца может проявляться по-раз­


ному:
♦ при фактическом отсутствии отца в семье (отец умер,
родители развелись, ребенок является внебрачным
и т. п.);
♦ при исключении фигуры отца или определенных ее
аспектов из семейного поля (тайное отцовство, усы ­
новление, табу на упоминания об отце, демонизация
и патологизация его образа — алкоголик, сумасшед­
ший, осужденный и т. д.);
♦ при дисфункциональности родительской роли отца,
ненадлежащем ее исполнении, в результате чего от­
цовские функции не выполняются в полной мере;
♦ при ненасыщении специфических отцовских ф унк­
ций, даже если отец находится в семье и занимается
воспитанием ребенка, например, если отец восприни­
мается ребенком психологически наравне с собой или
ниже, или мама главнее, выше папы;
♦ в результате отвержения ребенком отца, внутренней
психологической самоизоляции от его энергии, на­
пример, в результате решения, что отец «недостой­
ный»; либо когда сам ребенок чувствует себя отвергну-

184 ВСЕ ДЕЛО В ПАПЕ


тым родителями или одним из них, исключенным из
семейной системы.

Во всех этих случаях работа с семейной иерархией кли­


ента, который в данном случае выступает в роли ребенка,
ведется в направлении следующих изменений:
♦ папа воспринимается ребенком (клиентом) наравне
с мамой
♦ ребенок (клиент) включен в семейную систему
♦ ребенок (клиент) занимает свое место согласно семей­
ной иерархии.

Наиболее проработанной эта тема является в системной


семейной психотерапии, в частности в методе системных
расстановок Берта Хеллингера. Однако, даже не обращаясь
к деталям и тонкостям этого метода, терапевт может делать
все вышеперечисленное. Разумеется, речь идет о внутрен­
нем образе отца, а не о попытках клиента внести изменения
в реальные отношения его родителей и семьи в целом (чем,
возможно, он или она большую часть своей жизни безу­
спешно занимались).
Изменения внутреннего образа — это своего рода смена
фильтра восприятия реальности, которое неизбежно при
этом также меняется. А значит, меняются и эмоциональные
реакции, поведение, отношения, самоощущение.

ПАПА НАРАВНЕ С МАМОЙ

Если предложить вам представить маму и папу вместе, у ко­


го-то это задание не вызовет ни внутреннего протеста, ни
затруднений в формировании и удержании устойчиво­
го образа. Но не у всех. Это своего рода диагностическое
упражнение, и оно же может быть коррекционным для тех,
у кого имеются нарушения семейной иерархии.
Внутренний протест может означать отрицание совмест­
ности родителей клиентом, например, в случае объедине­
ния ребенка с одним из родителей против другого, конку­
ренции ребенка за внимание одного родителя с другим,
чаще своего пола, или когда отношения родителей пере­
гружены неразрешенными конфликтами и травмирующ и­
ми обстоятельствами (развод, алкоголизм, насилие и т. д).
По тем же причинам клиенту может быть сложно пред­
ставить маму и папу вместе. Кроме того, это может про­
исходить в случае реального отсутствия отца в семье, его
психологического исключения из семейной системы, са­
моустранения от семейных дел, при отсутствии (или отри­
цании клиентом) у мамы с папой близких эмоциональных
отношений и т. д. Даже если клиент не знает отца, мы пред­
лагаем ему сфокусироваться на ощущении, фигуре отца
рядом с мамой, однако ни в коем случае не призываем его
нафантазировать несуществующий образ (часто именно
так и происходит, в результате чего образ отца идеализиру­
ется, наделяется фантастическими чертами всемогущества,
что, с одной стороны, помогает ребенку компенсировать
его отсутствие, с другой — делает требования к себе и окру­
жающим чрезмерно завышенными, особенно в близких от­
ношениях).
Следует также обратить внимание на качество образа:
является он по величине, яркости, четкости и энергетиче­
ской насыщенности таким же, как материнский? Или он бо­
лее далекий, размытый, мерцающий? Или, напротив, мама
оказывается более бледной, вытесненной на периферию?
В обоих случаях имеет место нарушенная семейная иерар­
хия, по крайней мере в представлении клиента. Именно это
неравенство клиенту необходимо устранить, сознательным
усилием возвращая во внутренний план фигуры мамы или

186 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
папы, насыщая эти образы энергией, красками, плотно­
стью, до тех пор, пока новая картинка не станет устойчи­
вым образом внутренней реальности. Можно также исполь­
зовать элементы арт-терапии, психодрамы и расстановок,
чтобы укрепить этот образ.

РЕБЕНОК ВКЛЮЧЕН В СЕМЕЙНУЮ СИСТЕМУ

После того как мы убедились, что папа и мама на своих ме­


стах, мы можем предложить клиенту поместить себя как
ребенка в эту систему. И тут мы можем столкнуться со сле­
дующей сложностью, когда клиент не ощущает своей при­
надлежности к данной семейной системе.
Это может бы ть условная принадлежность, то есть
ребенок чувствует себя приняты м только при соответ­
ствии своего поведения, достижений, личности, семей­
ного положения, образа ж изни и прочего определенным
семейным правилам и условиям. В некоторых случаях
«не тот» пол или сексуальная ориентация, «неправиль­
ный» выбор партнера или профессии, наличие или от­
сутствие детей также являю тся условиям и, при которых
ребенок может чувствовать угрозу бы ть исклю ченны м
из семейной системы.
У клиента может быть два крайних варианта реакции
на условную принадлежность. Первый — отказаться от
самого себя — своих чувств, желаний, индивидуальных
предпочтений и жизненных устремлений — ради при­
надлежности к семейной системе. При этом сам отказ от
«своего» переживается не столь тягостно, как постоянное
напряжение, связанное с неуверенностью в своей принад­
лежности, постоянная необходимость искать подтвержде­
ния своего соответствия требованиям семейной системы.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 187


Это люди, ощ ущ ающ ие себя в глубине души никчем ны ­
ми, несмотря на все их внеш ние достижения (и особенно
в их отсутствие).
Второй вариант — самому отказаться от принадлежно­
сти из-за чрезмерного переживания несоответствия требо­
ваниям семейной системы. Здесь может существовать своео­
бразный перевертыш: подобно тому, как ребенок чувствовал
себя отвергнутым в семье, повзрослев, он отвергает свою се­
мейную систему. При этом она может оцениваться клиентом
как «неподходящая», «отсталая», «тормозящая его развитие»
и т. д., в реальности же сам клиент может демонстрировать
незрелое, инфантильное отношение к различным аспектам
своей жизни и как бы даже настаивать на своей инфантиль­
ности и деструктивном поведении, застревая в протестной
реакции, бунтуя против всего и вся, а на деле — против при­
нятых в его семье правил и порядков, против своего чувства
несоответствия и страха быть отвергнутым.
Отказ ребенка принадлежать семейной системе мо­
жет быть также связан с желанием отказаться от своего т я ­
гостного семейного прошлого, если в семье происходило
что-то невыносимое для него. Отказываясь от нездорового
семейного наследия, человек, с одной стороны, получает
облегчение и обновление, как бы начиная свою историю
с нуля, с другой стороны, может ощущать свою обесточен-
ность, оторванность от корней.
В хорошем случае человек ощущает принадлежность
семейной системе, ее поддержку и ресурс, при этом она
не довлеет над ним, что позволяет строить свою жизнь со­
образно его стремлениям и предпочтениям. Ему нет необ­
ходимости ни подтверждать, ни опровергать эту принад­
лежность. Он чувствует как материнскую, так и отцовскую
поддержку, является сам себе хорошим родителем, опира­
ясь на ресурсы и функции как материнской, так и отцов­
ской фигур, присвоенных и интегрированных в его душе.

188 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
Исходя из этого, мы предлагаем клиенту с сомнения­
ми в принадлежности семейной системе занимать место
в ней, принадлежащее ему по праву рождения, конфрон-
тировать с самоотвергающими внутренними установками
и убеждениями, настаивать на этом праве перед вообража­
емыми фигурами или внутренними образами своих роди­
телей (работа с родительскими посланиями и принятыми
в детстве решениями). Это могут быть, например, слова,
обращенные к отцу: «Прими меня!», «Я ваш!», «Я твоя дочь,
я девочка!» (в случае неприятия отцом пола ребенка). Важ­
но, чтобы клиент занял хорошее место в семейной системе,
прочувствовал поддержку родительских фигур, напитался
ею в терапевтическом процессе, чтобы иметь возможность
воспроизводить это переживание, возвращаться к нему
вновь и вновь в своей жизни.
Сложнее клиенту, который по каким-либо причинам
отказался принадлежать семейной системе. В случае
отвержения семейной системы — из-за гордыни, носящей
защитный характер, как бы упреждающей отвержение, ко­
торое ожидает клиент от своей семьи. В случае отказа от
травматичной семейной истории и нездорового семейного
наследия — из-за страха вновь соприкоснуться с невыноси­
мыми переживаниями и травмирующим опытом, «окунуть­
ся в то же болото».
В первом случае нам необходимо бывает замотивиро-
вать клиента, показать ему, как способствует решению
его проблемы соединение с ресурсом семейной системы;
помочь ему в процессе консультации на символическом
уровне предъявить себя фигурам матери, отца и роду в це­
лом таким, какой есть, не боясь отвержения и не отвергая
самому выборы, ценности, образ жизни и судьбу своих ро­
дителей.
Во втором случае важно поддерживать клиента, что­
бы он решился повернуться лицом к семейному наследию

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 189


и внимательно разобрался в том, что там есть ценного и ре­
сурсного, чему научила его именно такая семейная система,
что он может забрать в свою жизнь, а что оставить позади.
Здесь тоже уместен процесс конфронтации с фигурами
папы и мамы, выражение им своих чувств, выслушивание
их ответов, возможность сказать «нет» тяжелым событиям
и «да» — позитивным, настойчивость в том, чтобы принад­
лежать своей семейной системе в более здоровом формате,
с сохранением безопасной дистанции и с установлением
здоровых границ.

СЕМЕЙНАЯ ИЕРАРХИЯ: ЗАНЯТЬ СВОЕ МЕСТО

Помимо отказа принадлежать семейной системе или со­


мнений в своей принадлежности существует ряд наруше­
ний семейной иерархии, когда ребенок занимает «не свое»
место в семейной системе. В главе «Куда делся папа?» мы
приводили примеры таких нарушений: либо ребенок чув­
ствует себя выше обоих родителей, либо объединяется в ко­
алицию с одним из родителей против другого, либо конку­
рирует с родителем своего пола за «обладание» родителем
противоположного пола. В любом случае важно, чтобы кли­
ент занял именно свое, детское место, то есть стал малень­
ким, а родители — большими. Тогда в его жизни появля­
ется отец как родительская фигура, обладающая ценными
и ресурсными функциями, которые при необходимости мы
можем насыщать в процессе психотерапии. Пока отец и ре­
бенок в семейной иерархии, во внутреннем образе клиен­
та не находятся на своих местах, сложно говорить о ф унк­
циях отцовской фигуры, поскольку с ней нет контакта как
с большой, родительской, а значит, и функции ее остаются
для клиента недоступными.

190 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
РАБОТА ПО РАЗВИТИЮ/
ВОССТАНОВЛЕНИЮ
ОТЦОВСКИХ ФУНКЦИЙ

Рассмотрим некоторые приемы работы по моделированию


и насыщению основных отцовских функций в практике
психологического консультирования.

УВЕРЕННОСТЬ

УП Р АЖН Е НИ Е «КОНТАКТ С ОТЦОВСКОЙ Ф И Г У Р О Й »


(БАЗОВОЕ).
Представьте образ вашего отца, каким он был в хорошие
моменты вашего с ним контакта. Поместите хороший об­
раз отца в пространстве у себя за спиной или туда, где вам
удобнее, где вы ощущаете наибольш ий контакт с этим об­
разом. Почувствуйте связь с образом отца, представьте себе
канал, по которому к вам идет энергия от этого образа. На­
полнитесь этой энергией, ощутите, где она появляется в ва­
шем теле, как ощущается? Что при этом меняется в вашем
ощущении, восприятии себя?
Запомните эти ощущения: максимально подробно опи­
шите их кому-то, кто вас внимательно выслушает, поддер-
жит и не будет критиковать, например психологу, запиш и­
те в дневник, зарисуйте в виде образа и т. д.
В течение определенного периода (недели или дольше)
ежедневно находите время, чтобы повторить и закрепить
этот опыт. Возвращайтесь к этому упражнению, если по­
чувствуете, что вам необходимо получить поддержку, заряд
энергии и уверенности.
Кроме того, любые последующие упражнения, связан­
ные с восполнением отцовских функций, тоже всегда начи­
найте с этого упражнения.
Примечание для психологов. М ы заметили, что наблю­
даем больший эффект, когда вместе с представлением об­
раза отца клиент может получить реальный физический
контакт с терапевтом, причем наилучш ий результат дости­
гается, если терапевт — мужчина. Поэтому в работе с отцов­
скими функциями иногда бывает желательно присутствие
котерапевта-мужчины (если вы женщина), который будет
помогать в выполнении процесса на месте отцовской ф и­
гуры. В этом случае необходимо уделить особенное внима­
ние выстраиванию отношений клиента с приглашенным
котерапевтом, чтобы его присутствие было безопасным
и клиент мог ему доверять. Ваше доверие котерапевту тоже
должно быть высоким, в случае сомнений в компетентно­
сти коллеги лучше обходиться без котерапевта.
Если вы являетесь терапевтом-мужчиной и находитесь
в роли отцовской фигуры, не во всех упражнениях присут­
ствие ассистента обязательно. Однако женщина-котерапевт
может выступать как дополняющая вашу отцовскую проек­
цию материнская фигура, осуществлять наблюдение за состо­
янием клиента, в то время как вы, находясь, например, у него
за спиной, не всегда сможете вовремя заметить начало диссо­
циации или аффекта, которые необходимо останавливать.
Кроме того, ассистент может дополнить ваш у работу
ценными наблюдениями, предложениями и энергией

192 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


для процесса. Конечно, не всегда у нас есть возможность
приглаш ать коллегу для оказания помощи в работе, од­
нако если такая возможность есть, ее просто необходи­
мо использовать. В любом случае вы остаетесь основным
терапевтом для клиента, а котерапевт — ваш им помощ ­
ником, к которому вы относитесь с больш им доверием
и уважением.
Ф изический контакт при выполнении базового упраж­
нения обычно происходит так: психолог становится за
спиной у клиента или чуть справа, чтобы быть в зоне ви­
димости, — это положение воспринимается клиентом как
более безопасное. Затем психолог с разрешения клиен­
та кладет ладонь на область между лопаток и предлагает
представить и прочувствовать, как через это прикоснове­
ние отцовская энергия и уверенность передаются клиен­
ту, наполняют его. Возможно также прикосновение двумя
ладонями, поддержка спина к спине для увеличения пло­
щади и силы контакта и т. д. Экспериментируйте вместе
с каждым конкретным клиентом в поисках наиболее под­
ходящего именно ему варианта, однако все время спраш и­
вайте, насколько безопасно и комфортно для него это вза­
имодействие.
Прикосновение должно быть твердым, с ощущением
границ клиента, без поглаживаний или излишней мягко­
сти, но не жестким, и крайне важно — несексуализирован-
ным. Необходимо заранее отработать эти прикосновения
в кругу коллег или на тренинге. Терапевт (и котерапевт)
должен ощущать себя спокойно и уверенно, с большим
уважением и гордостью относиться к фигуре отца — как
к своему отцу, так и к отцу клиента, его хорошей части, не­
смотря на то, что клиент мог рассказать много печального
или ужасного о своем детстве.
Ощущ ению безопасности способствует также подроб­
ный предварительный рассказ терапевта, что и зачем они

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 193


с клиентом сейчас будут делать, получение четко выска­
занного согласия на эти действия, возможность у клиента
в любой момент сказать «стоп» действиям психолога.
В процессе и по окончании базового упражнения
и всех последующих просите клиента называть свои те­
лесные ощ ущ ения, эмоциональные переживания, опи­
сывать образы, которые приходят к нему, чтобы опыт
ресурсного контакта с хорошей отцовской фигурой был
максимально осознан и присвоен им. Просите клиента
с этой же целью вести дневник, где он будет описывать
основные переживания, ощ ущ ения и инсайты. Если вы
работаете в методах арт-терапии, вы можете рисовать
с клиентом его переживания.

ИДЕНТИЧНОСТЬ

УПРАЖНЕНИЕ «ИМЯ»
Вспомните или спросите, как папа называл вас в детстве.
Обычно мама и папа называют нас по-разному. Если есть
затруднения из серии «не знаю / не помню отца», выполни­
те упражнение «Контакт с отцовской фигурой» и мысленно
спросите, как папа вас называет. Ответ обязательно придет.
Вслушайтесь в звуки голоса, в интонации. Присвойте это
имя, ощутите, как оно наполняет вас изнутри, что меняется
в ваших телесных ощущениях, какие эмоциональные реак­
ции возникают в ответ.
Скажите несколько раз вслух: «Я — (имя), дочь/сын от­
ца (имя и фамилия). Наблюдайте, что происходит с вашим
телом, чувствами, отношением к себе. Запишите ваши
ощ ущ ения в теле, эмоциональные переживания и мысли
(инсайты) в дневник, поделитесь ими с кем-то значимым
(ваш ими «безопасными» людьми, психологом).

194 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


Если вам понравилось рисовать, вы можете сделать ри­
сунок этого переживания. В течение недели ежедневно воз­
вращайтесь к этому упражнению, отмечайте, что будет про­
исходить, что меняется в отношении к себе и другим.

Примечание для психологов. Все, сказанное в примеча­


ниях к базовому упражнению, применимо и здесь. Кроме
того, в этом упражнении вы начинаете использовать сло­
ва, голос, интонации. Попробуйте произнести имя кли­
ента несколько раз, спраш ивая у него, так ли оно звучит,
как ему хочется. Однако следите за тем, чтобы просьбы
клиента не напоминали детские капризы или команды: вы
должны в момент работы с отцовской фигурой оставать­
ся в роли хорошего родителя, который сочетает позицию
сверху и заботу. В то же время помните, что надеваете на
себя эту проекцию временно, как костюм, до тех пор, по­
ка делаете процесс. Важно не только помнить это самому,
но и обращать на это внимание клиента, а также следить
за процессами переноса и контрпереноса, в чем вам может
помогать ваш котерапевт или/и супервизор.
Обращайте внимание, присваивает ли клиент ваши по­
слания или они не проходят, встречают сопротивление или
вызывают травматический отклик — диссоциацию или аф­
фективную реакцию.
При появлении препятствий необходимо останавли­
ваться и проявлять творчество в технической части работы.
Совместно с клиентом искать наиболее безопасные и эф­
фективные способы для выполнения упражнений и дости­
жения результата — присвоения отцовских функций и ин­
теграции их в опыт.
Помните о постоянной обратной связи от клиента, что
он ощущает в теле, переживает эмоционально или в каче­
стве образов, какие инсайты ему приходят. Просите вести
дневник, рисовать приходящие образы и т. д.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 195


У П Р А Ж Н Е Н И Е «ДА»
Начинается так же, как «Контакт с отцовской фигурой».
Затем представьте, что ваш папа говорит вам, вашему су­
ществованию на этой земле, в этой семейной системе
«да» — со всеми вашими индивидуальными физическими,
эмоциональными, интеллектуальными и духовными про­
явлениями. Повторите это «да» несколько раз, соединяя его
с именем, которым называет вас отец: «Да, (имя)».
Наблюдайте ваши телесные ощ ущ ения, эмоциональ­
ные реакции, возникающ ие образы, мысленные инсайты.
Запишите, нарисуйте, поделитесь ими. Возвращайтесь
к этому упражнению в течение нескольких дней (недели)
столько раз, сколько вам захочется, далее — по мере необ­
ходимости.

П рим ечание для психологов. Еще до рождения ребенка


признание его сущ ествования, принадлежности к роду
отца, признание отцовства — одно из важных условий
переживания базовой безопасности, защ ищ енности, «за­
конности и правильности» его появления на свет, кото­
рое ребенок получает от отца при посредничестве мате­
ри. Отцовское «да», таким образом, является посланием,
дающим ребенку ощ ущ ение «права быть» в этом мире
и быть таким, какой он есть, в этом месте и в это время.
Выполняя упражнение с клиентом, вам необходимо пом­
нить о грандиозном, поистине трансцендентном смысле
этого «да», которое вы передаете через ваше самоощуще­
ние, голос и тактильный контакт клиенту.
Найдите нужные интонации, повторите «да» плюс имя
клиента (см. предыдущее упражнение) столько раз, сколь­
ко будет клиенту необходимо. Постоянно поддерживайте
обратную связь с клиентом через наблюдение за его состо­
янием, вопросы о его телесных, эмоциональных, образных
и мыслительных процессах.

196 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


Попросите сделать рисунки или записи в дневнике по
окончании упражнения, обсудите в доверительной атмос­
фере консультации его инсайты и результаты.

УПРАЖНЕНИЕ «ИДЕАЛЬНЫЕ ПОСЛАНИЯ»


К этому упражнению нужна предварительная подготовка.
Сформулируйте несколько основных посланий, которые
вам бы хотелось получить от отца, по поводу себя, своих
способностей, своего места в мире и т. д. Или вам известны
негативные послания, полученные от родителей и других
значимых людей, которые вы до сих пор относите на свой
счет. Например, вы можете время от времени думать про се­
бя: «Ты ничтожество», «Плохо, что ты женщина», «У тебя не
получится» и т. д.
Представьте, что к вам приходит маленький ребенок
с таким вопросом, и что бы вы сказали ему на это как хоро­
ш ий родитель? Сформулируйте позитивные утверждения
максимально простыми словами и короткими фразами.
Например: «Ты чудесная и прекрасная, ты мне нравишься,
я любуюсь тобой, я счастлив, что ты есть», «Как я рад, что
ты девочка! Я всегда хотел, чтобы у меня была такая дочка»,
«Ты можешь делать ошибки, со временем у тебя обязатель­
но все получится! Я в тебя верю!». Найдите те самые слова,
которые необходимо услыш ать именно вам.
Затем вернитесь к базовому упражнению контакта с от­
цовской фигурой. Представьте, как отец говорит вам эти
послания. Вы можете начинать каждую такую фразу со слов
«Да, (имя)» и добавлять одно хорошее послание.
Повторите эту фразу несколько раз, чтобы максимально
прочувствовать ее влияние на вас, пережить все возникаю­
щие при этом чувства, ощутить в теле, воспринять те обра­
зы, которые будут приходить к вам по мере того, как звучит
это послание снова и снова. Затем можно перейти к друго­
му посланию.
Старайтесь за один раз работать не больше чем с дву-
мя-тремя посланиями. По окончании упражнения сделайте
записи в дневнике, рисунки, обсудите свои переживания
с доверенным человеком.

Примечание для психологов. Папа появляется для ребенка


как отдельный от мамы человек в начале вербального пери­
ода, когда малыш овладевает первыми словами и понятиями.
Таким образом, папа участвует в формировании идентично­
сти человека на самом глубоком уровне. Его мнение может
быть очень значимым, особенно в том, что касается способ­
ностей, успешности, половой идентичности. Уделите доста­
точно внимания формулированию хороших посланий для
клиента. Этому необходимо посвятить отдельное обсужде­
ние. У каждого из нас бывают сомнения в своей «хорошести»,
которые прокручиваются в наших мыслях как навязчивые
пластинки, стоит только позволить им завладеть нами.
Необходимо научить клиента противодействовать этим
мыслям, создать новые убеждения, положительную «я-кон-
цепцию», подкрепив ее авторитетом хорошей отцовской
фигуры.
Для верующего человека таким авторитетом и мощным
подкреплением в нашей работе может быть Бог, небесный
отец, чей образ в нашей душе часто соответствует образу
реального, земного отца. Постарайтесь добиться убедитель­
ного звучания этих посланий, выберите именно те слова,
которые найдут отклик у клиента. Возможно, вы добьетесь
большего эффекта, если объедините в одной фразе «да»,
имя и хорошее послание клиенту от отцовской фигуры
в контакте с вашей энергией через прикосновение и обра­
зом хорошего отца.
И, разумеется, как и в каждом из этих упражнений, будь­
те в контакте с клиентом, ведите постоянный диалог о его
ощущениях, чувствах, образах, мыслях. По окончании

198 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


попросите сделать записи в дневнике, рисунки (можно
предлагать делать это в качестве домашнего задания, если
упражнение заняло много времени на консультации).
Кроме того, обращайте внимание на сны клиента, возни­
кающие по мере вашей работы, а также расспрашивайте его
об изменениях, которые он связывает с темой отца в сво­
ей жизни. Это необходимо, чтобы оказать своевременную
поддержку изменениям, а также скорректировать направ­
ление вашей работы, если актуализируются какие-то новые
темы и переживания.

ГРАНИЦЫ

У П Р А Ж Н Е Н И Е «ДА» И «НЕТ»
Здесь тоже потребуется предварительная подготовка. Вспом­
ните и запишите, что вам в детстве было можно, а что нельзя.
Какие из этих предписаний и запретов вам кажутся наибо­
лее влияющими на вашу жизнь? Например, одна наша кли­
ентка не могла вспомнить разрешений, но хорошо помнила
различные предписания: «надо хорошо учиться», «надо слу­
шаться старших», «надо быть незаметной». Из запретов наи­
более значимыми были «нельзя никому доверять», «нельзя
просить о помощи» и «нельзя проявлять свои чувства».
Оцените, насколько это было последовательно со сто­
роны родителей, насколько разумны родительские разре­
шения (предписания) и запреты? Соответствуют ли они
вашим нынеш ним представлениям о безопасности и воз­
можностях для развития личности? Если бы вы были сами
для себя хорошим родителем, то как бы вы сформулирова­
ли эти разрешения и запреты, учитывая, что на каждое за­
прещающее высказывание должно приходиться не менее
трех разрешающих?

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 199


Запишите эти формулировки простыми словами. Н ачи­
найте разрешающее утверждение со слов «ты можешь», а за­
прещающее — «не стоит», «не следует» или просто «нельзя».
Например, в случае с упомянутой выше клиенткой но­
вый список разрешений имел такой вид:
♦ Ты можешь учиться тому, что тебе интересно, прино­
сит тебе удовольствие и радость.
♦ Ты можешь прислушиваться к советам людей, кото­
рые много знают и умеют в определенной области или
по-настоящему желают тебе блага.
♦ Ты можешь проявлять свои таланты, чтобы делиться
ими с теми, кому это нужно.
♦ Ты можешь выбирать, кому ты доверяешь, а с кем
предпочитаешь держать безопасную дистанцию. Ты
можешь выставлять людям здоровые границы, чтобы
позаботиться о себе.
♦ Ты можешь попросить конкретной помощи у людей,
которые могут ее оказать. Людям нравится оказывать
помощь. Если тебе отказали, значит, у этого человека
прямо сейчас нет возможности помочь, и ты можешь
попросить кого-то еще.
♦ Ты можешь проявлять свои чувства безопасным для
себя и других образом, в безопасном пространстве,
с безопасными людьми.

Из запретов осталось только следующее:


♦ Не следует причинять вред себе и (намеренно) причи­
нять вред другим.
♦ Не стоит соглашаться на отношения и действия, ко­
торые причиняю т тебе боль или противоречат твоим
представлениям о хорошем и правильном.

Как видите, если первый список был жесткий, ограни­


чиваю щ ий, то второй — про расширение территории воз­
можного, а также про безопасность. Он более конкретный
и избирательный, отражает зрелые размышления и наблю­
дения клиента о том, что для него хорошо и полезно. Уже
сама по себе эта работа очень ценна. Постарайтесь найти
нужные слова для себя-ребенка, чтобы они стали для вас
новым ориентиром и опорой в жизни, принятии повсе­
дневных решений.
Далее выполняется базовое упражнение контакта с ф и­
гурой хорошего отца. Представьте, что отец вам говорит
эти слова. Вы можете уже привычным образом начинать ка­
ждую фразу-разрешение со слов: «Да, (имя), ты можешь...»,
а каждый запрет: «Нет, (имя), тебе не следует...».
Как вы ощущаете себя при этом? Что происходит с те­
лом, чувствами, мыслями? Какие образы возникают?
По окончании процесса запишите, нарисуйте, обсудите
свой опыт. В течение дня мысленно возвращайтесь к этим
формулировкам по мере необходимости. Какие слова про­
изводят на вас наибольшее действие? Что самого важного
для вас в этом упражнении?
Постепенно вы сможете заметить, что эти формулиров­
ки сокращаются до простого «да» или «нет», когда вы при­
слушиваетесь к себе, выбирая, что необходимо сделать. На­
учитесь говорить «да» хорошему и полезному для вас и «нет»
тому, что является деструктивным и опасным. В этом и про­
является функция здоровых границ: не в ограничении ва­
шей свободы, а в возможности жить достойной для вас жиз­
нью, со всеми ее возможностями, задачами и испытаниями,
не причиняя своими действиями вреда себе и окружающим.

УПР АЖНЕ НИЕ « МОЖ НО» И «НЕЛЬЗЯ»


Особенностью выполнения этого упражнения в процессе
консультации является особым образом организованный
телесный контакт с клиентом, а также наличие достаточно­
го пространства в помещении, где проходит консультация.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 201


Терапевт или котерапевт, выполняющ ий роль отцов­
ской фигуры, должен стоять за спиной клиента и держать
его с обеих сторон ладонями за плечи (часть руки выше
локтя). Напоминаем, что все требования к физическому
контакту, указанные в базовом упражнении, должны со­
блюдаться.
Кроме того, терапевт вводит изначальную установку:
нельзя выходить за пределы пространства консультации
(например, в кабинет и коридор, если вы работаете в безо­
пасном и относительно безлюдном месте) и нельзя причи­
нять вред себе, помещению и консультантам (так, в случае
желания ударить нужно говорить об этом действии и обо­
значать его медленным движением, а не бить по-настояще-
му). Также во время упражнения особенно важно внимание
к клиенту, чтобы он не попал в состояние ретравматиза-
ции, которое выражается диссоциацией от чувств или, на­
против, аффективным ответом, неадекватным текущему
моменту.
Вначале выполняется упражнение «Можно». Дайте
клиенту инструкцию почувствовать себя, почувствовать
контакт с отцовской фигурой, а затем начать не спеша
передвигаться по комнате, следуя импульсам своего тела.
Например, клиент может брать и разглядывать предме­
ты, выполнять с ними различные действия, исследовать
возможности своего тела и т. д. Когда клиент чувствует
импульс, ему необходимо обратиться с вопросом к ф игу­
ре отца, роль которой выполняет терапевт: «Можно?» Те­
рапевт спокойно и уверенно подтверждает: «Можно» Но
даже если клиент не задает этот вопрос, задача терапев­
та — подтверждать действия и импульсы клиента словом
«можно».
Кроме того, терапевт своими руками не сдерживает дви­
жения клиента и не подталкивает его к каким-либо дей­
ствиям, которые считает хорошими или полезными для

202 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


него, а как бы сопровождает клиента в его движении, при­
давая ему дополнительную силу и уверенность.
Это упражнение необходимо предварительно отрабо­
тать в кругу коллег или на тренинге, чтобы получить пред­
ставление, чем отличается сопровождение и следование за
движением клиента от сдерживания или навязывания ему
активности.
Критерием хорошо проделанной работы может быть
чувство воодушевления, появление большого количества
творческих импульсов, переживание широких возможно­
стей или спокойная уверенность в своих силах.
По окончании упражнения вы, как обычно, уделяете
внимание телесным ощущениям, эмоциям и мыслям кли­
ента, просите отразить их в дневнике или в рисунке. Если
для этого не хватает времени на консультации, давайте до­
машнее задание.
Вторая часть упражнения называется «Нет», или
«Стоп». В ней чрезвычайно важно для психолога ощ у­
щать спокойствие и уверенность, а также не допускать
никакой агрессии. Для этого необходимо не только от­
работать упражнение заранее, но и проработать в су-
первизии и личной терапии свои агрессивные или
чрезмерно заботливые, тревожные импульсы и чувства
к клиенту (контрперенос), а также собственное отнош е­
ние к запретам и границам. Насколько вы поддерживаете
свои границы, не испытываете ли протеста к любым, да­
же разумным, ограничениям? Ваша конгруэнтность будет
бесценным подарком для клиента в теме границ и работы
с отцовской фигурой!
Кроме того, необходимо разъяснить клиенту, что у него
нет задачи преодолеть сопротивление терапевта или вы ­
рваться из его захвата, задача состоит в том, чтобы ощутить
границы и их надежность, а также доверие к отцовской ф и­
гуре, устанавливающей границы. Возможно, для этого по­
требуется дополнительное время. Посвятите его формули­
рованию разумных ограничений с помощью упражнения
«Да — нет»
Инструкция клиенту предлагает, как обычно, ощ утить
контакт с собой и отцовской фигурой, роль которой вы ­
полняет терапевт. Затем клиент ощущает свой импульс
и очень медленно начинает двигаться в этом направлении.
Терапевт, чьи руки, как и в упражнении «Можно», распола­
гаются по обе стороны на середине плеча клиента, над лок­
тями (эта зона выполняет функцию контейнера, телесного
сдерживания), слегка удерживает этот импульс и говорит:
«Стоп».
Следует быть как можно более нейтральным, не пред­
полагать агрессии или тревоги за клиента — вы просто
останавливаете его движение. Клиент может слегка сопро­
тивляться, но не столько для того, чтобы преодолеть удер­
живание, сколько чтобы лучше ощ утить границу. Ни в коем
случае не следует допускать аффекта, борьбы или зами­
рания, импульса «сдаться» и диссоциироваться от чувств
у клиента! Все время побуждайте его оставаться в контакте
с терапевтом и своими чувствами. Помните, что основной
задачей является ощущение надежности границ.
Потребуется несколько повторений и корректировок,
чтобы поймать нужное состояние и закрепить результат.
Критерием выполненного упражнения может служить
уверенность в надежности границ и отцовской фигуры,
расслабление и снижение потребности контролировать все
происходящее, телесный инсайт, что можно удерживать се­
бя от разрушительных и саморазрушительных импульсов,
и т. д. По окончании упражнения обсудите с клиентом его
ощ ущ ения и дайте домашнее задание: наблюдать прояв­
ления полученного опыта в жизни, закреплять его в пере­
рывах между сессиями с помощью воспроизведения обра­
за хорошего отца, воспоминания о телесных ощущениях,

204 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


проговаривания хороших посланий, «Можно» и «Стоп»
в ситуациях, значимых для клиента, и т. п.
Терапевт может проявить творчество и придумать, как
объединить упражнение «"Да" и "Нет"» в целостный про­
цесс-игру для клиента. Однако мы хотим предупредить,
что это возможно только после полного освоения клиентом
упражнения «Можно» и «Нельзя» по отдельности.

Д О П О Л Н Е Н И Е ДЛЯ П С И Х О Л О Г О В :
У П Р А Ж Н Е Н И Е « СТ ОП»
В процессе психотерапии часто необходимо учить клиен­
та говорить «стоп» другим людям, в том числе терапевту.
И хотя это правило озвучивается с самого начала терапии
(по крайней мере мы надеемся, что так и происходит в ва­
шей работе), подавляющее большинство клиентов научены
всем предыдущим опытом своей жизни так, что по разным
причинам не могут воспользоваться этим правилом. М ы
пользуемся упражнением из «Хрестоматии по телесной те­
рапии» под редакцией В. Б. Березкиной-Орловой (16), что­
бы научить клиента уверенно говорить «стоп». Особенно
хорошо этот навык отрабатывать после того, как клиент
почувствовал надежность границ в работе с фигурой отца.
Впрочем, и консультанту полезно тщательно отработать
это упражнение в паре с котерапевтом, в сообществе или на
тренинге, чтобы конгруэнтно транслировать границы кли­
енту. Итак, суть упражнения: вы объясняете клиенту, что
будете сейчас делать, просите его почувствовать контакт
с собой, своим телом; затем встаете, становитесь сбоку от
него и получаете подтверждение, что клиент готов к выпол­
нению задания. После небольшой паузы вы двумя ладоня­
ми, достаточно неожиданно и сильно, сжимаете предплечье
клиента — наиболее нейтральную область тела. Заранее до­
говоритесь, с какой силой вы будете это делать, чтобы для
клиента это не было приятным контактом, который хочет­

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 205


ся продолжать, и в то же время не было болезненным и не
воспринималось как насильственное агрессивное действие,
нападение. Клиент должен сделать небольшую, от 5 до 10
секунд, паузу, чтобы его реакция не была бессознательным
импульсом; во время этой паузы установить контакт со сво­
ими ощущениями; при этом сохранять спокойное дыхание,
возможно, установить контакт глаз с терапевтом (это сде­
лать бывает сложно, но эффективно, поэтому, вероятно, вы
сделаете это не с первого раза); и после этого сказать «стоп».
Когда прозвучало «стоп», терапевт должен мгновенно отпу­
стить руку клиента, возможно, даже продемонстрировать
ему свои руки, чтобы клиент увидел, что терапевт отреаги­
ровал на его «стоп». Обсудите чувства клиента в процессе
выполнения упражнения, скорректируйте его, если нужно.
Сделайте достаточно подходов, чтобы ощ утить измене­
ния реакции клиента. Хорош ий знак — снижение тревоги,
углубление дыхания, лучш ий контакт с собой и терапевтом
в процессе упражнения, уверенность в голосе клиента, ко­
гда он говорит «стоп», азарт исследователя при повторах
упражнения. По мере необходимости возвращайтесь к это­
му упражнению на последующих сессиях, если чувствуете,
что клиент забыл о своем праве говорить «стоп» или затруд­
няется делать это.

ИНИЦИАЦИЯ

У П Р А Ж Н Е Н И Е «ОТ М А М Ы К ПАПЕ»
Для него потребуются время, пространство и уединение
в безопасной обстановке (например, дома или в кабинете
психолога). Найдите в пространстве место, которое будет
обозначать фигуру вашей мамы. Напротив нее обозначьте
также место для фигуры вашего папы. Найдите способ обо­

206 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


значить эти фигуры — листами бумаги, на которых написа­
ны их имена или просто слова «мама» и «папа»; может быть,
с помощью рисунков; или, может, вы поставите стулья, как
часто делают психологи в подобной работе; или использу­
ете игрушки и другие предметы, например, домашние та­
почки, подходящие части одежды, аксессуары и т. п.
Завершив приготовления, встаньте между фигурой ма­
мы и папы, максимально близко к маме и лицом к папе.
Дайте себе время представить и прочувствовать оба образа.
Что вы чувствуете? Что ощущаете в теле? Как вы относитесь
к этим фигурам? Возможно, вам нравится поддержка, исхо­
дящая от образа мамы. Или наоборот, хочется дистанциро­
ваться от него. Вы также можете испытывать тревогу, глядя
в сторону отцовской фигуры, или наоборот, сильное при­
тяжение. Что вам напоминают эти переживания из собы­
тий вашего жизненного опыта?
Сделайте шаг в сторону отцовской фигуры. Что меняет­
ся в ваших ощущениях? Какие чувства вы испытываете? Не
спешите продолжать, даже если вам хочется броситься бе­
гом к отцу или отступить обратно к матери. Постарайтесь
как можно полнее прочувствовать, что с вами происходит,
когда вы сделали этот один шаг. Возможно, вы захотите за­
писать свои впечатления, чтобы они лучше осознавались
вами. Или снова вспомнятся какие-то ситуации из прошло­
го, что тоже можно записать.
Скажите себе: «Моя мама меня по-прежнему любит.
Я могу пойти вперед и в любой момент вернуться к ней. М а­
ма всегда со мной, где бы я ни был». Что вы чувствуете? Воз­
можно, эти слова вызовут у вас тревогу, печаль или протест,
как бывает, если отношения с матерью слишком тесные, пе­
регруженные болезненным опытом. Работа с материнской
фигурой в таких случаях тоже важна. Тем не менее фигура
отца может быть важным ресурсом, который помогает спра­
виться с последствиями жизни с дисфункциональной или

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 207


гиперопекающей матерью. В этом случае найдите другие
слова, которые поддержат вас. Например, это может быть
благодарность матери за то, что она дала вам жизнь. Или
признание, что она не смогла вам дать того, в чем вы нужда­
лись, но вы с этим справились.
Затем скажите себе, что ваш отец — хороший. Если до
этого вы работали с фигурой ресурсного отца и поиском
хорошего опыта отношений с ним, для вас это не соста­
вит труда. Возможно, вам будет проще, если вы предста­
вите, что от материнской фигуры исходят слова, что папа
хороший. Снова посмотрите на отцовскую и материнскую
фигуры. Что сейчас для вас изменилось? Запишите кратко
и эти впечатления.
Если получится, сделайте еще несколько шагов к отцов­
ской фигуре. Останавливайтесь каждый шаг и наблюдайте
за своим состоянием, повторяйте себе послания от мамы.
Можете добавить к ним послания от отца, что он вас любит,
он вам рад и т. д. Не ставьте перед собой обязательную зада­
чу дойти до фигуры отца. Если вы чувствуете, что тревож­
ность и раздражение от выполнения упражнения возраста­
ют, остановитесь на том месте, где вы находитесь, завершите
упражнение и позаботьтесь о себе, сделайте что-то приятное
для себя. Однако в целях безопасности этот эксперимент не­
обходимо проводить под наблюдением психолога.
По окончании запишите общие впечатления от упраж­
нения. Сделайте рисунок, обсудите свой опыт с доверен­
ным лицом. Вам важно понимать, что движение к отцу
символизирует взросление, переход к большей самосто­
ятельности, сепарацию от матери. Особенно важным это
упражнение может оказаться для тех, кто рос без отца, или
взрослых людей, по-прежнему находящихся в тесных от­
ношениях с матерью. Однако еще раз подчеркиваем необ­
ходимость поддержки психолога и длительной подготовки
к этому упражнению с помощью предыдущих. В против­

208 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ном случае вы не получите пользы от этого эксперимента
или даже почувствуете дискомфорт.

Примечание для психологов. Вы уже догадались, навер­


но, что это упражнение лучше всего делать в паре с коте-
рапевтом. Кто-то из вас будет замещать фигуру матери,
кто-то — фигуру отца, в соответствии с полом. М ы призы­
ваем постараться не работать в котерапии двух женщин,
поскольку это будет, скорее всего, воспроизведением жиз­
ненной ситуации клиента, воспитанного в семье одними
женщинами. Для терапевта-мужчины, работающего с те­
мой отца, присутствие женщины-котерапевта может быть
менее актуально, однако это зависит от задач терапии и от
самого клиента. Если клиенту проще взаимодействовать
с воображаемым образом матери, а не в контакте с реальной
женщиной, отсутствие женщины-котерапевта может быть
оправдано тем, что на данный момент гораздо актуальнее
всеми способами усиливать контакт с отцовской фигурой.
К тому же если фигура матери травматически заряжена
или клиент пребывает в сильном слиянии с ней, то дистан­
цирование от реального контакта с женской фигурой до
определенного момента снизит остроту этих переживаний,
даст возможность набрать необходимый ресурс для более
поздней проработки материнской темы. Но если клиенту
важно получить поддержку от хорошей женской фигуры,
услышать от реального человека послания о том, что его
отец хороший, что он может идти к нему, и мама по-преж-
нему остается здесь, наконец, получить разрешение любить
и папу, и маму, когда не нужно выбирать, кого он любит
больше, — в этом случае работа с женщиной-котерапевтом
может стать более эффективной. Что касается пары из двух
мужчин-котерапевтов, мы не имеем подобного опыта, но
у нас есть гипотеза, что клиент такую мужскую компанию
может воспринимать как чрезмерно давящую или агрессив­
ную. Кроме того, в этом взаимодействии появляются тре­
угольники, провоцирующие скорее соперничество, темы
власти и конкуренции, нежели детско-родительские, поэ­
тому разнополая пара (или работа без котерапевта) все же
предпочтительнее.
Процесс инициации во взрослую жизнь невозможен
без сепарации от родителей, и первым шагом, прообра­
зом всех будущих сепараций, становится рождение ребен­
ка, его физическое отделение от тела матери. Следующий
шаг — психологическая сепарация, которая происходит
при двух условиях: первое — насыщ енность материнских
функций, когда ребенок получил от матери достаточно за­
боты и поддержки; второе — наличие еще одного родите­
ля, равного по значимости и статусу матери и в то же время
отличного от нее по своим физическим характеристикам
и психологическим ф ункциям для ребенка. В идеальном
случае это отец. Или человек (люди), который принимает
на себя отцовские ф ункции и поддерживает картину мира
ребенка, в которой у папы есть место и папа — хороший.
Маме в одиночку занимать два места, свое и отца для ре­
бенка, не просто сложно, а невозможно. Честнее призна­
вать, что место, которое должен занимать партнер и отец
ребенка, пустует — тогда появляется возможность искать
компенсацию отцовских функций для ребенка со стороны
других людей. Но здесь, как мы уже говорили ранее, есть
много соблазнов «естественным образом» поставить ре­
бенка на место мужа или даже выш е него — что называет­
ся, «жить ради детей». На этой почве формируется слияние
ребенка с матерью, которое очень трудно в дальнейшем
«разлепить». Без символической (инициационной) сепа­
рации человеку сложно перейти к реальной: самостоятель­
ной заботе о себе, поиску партнера, построению взрослых
близких отношений, выстраиванию здоровых границ со
своим окружением, рождению и воспитанию детей. Таким

210 ВСЕДЕЛОВПАПЕ
образом, символический шаг клиента от материнской ф и­
гуры к отцовской является одним из важных кирпичиков
инициации.
Для того чтобы был сделан этот шаг, в свою очередь,
необходимо два условия: первое — мама, которая не боит­
ся отпустить ребенка к его отцу, поскольку уверена, что ее
партнер достаточно хороший отец для ребенка (и эта вера
небезосновательна); второе — отец, в свою очередь, уверен,
что эта женщина достаточно хороша (как мама) для ребен­
ка. Именно эти условия нам необходимо создать во время
предложенного упражнения. Психотерапевт и котерапевт
в этом процессе, как и в других, не являются молчаливыми
фигурами, они отбирают вместе с клиентом и затем транс­
лируют ему идеальные родительские послания, которые
клиенту важно услыш ать от символических матери и от­
ца. От матери, как правило, важно слышать: «я с тобой,
я тебя люблю, я здесь для тебя; ты можешь уходить и воз­
вращаться; папа хороший; мне нравится, что ты растешь;
ты можешь любить отца, и я тоже тебя люблю». От отца —
«я здесь, я тебя жду, я тебя люблю, ты хороший, ты мне
нравишься, мама хорошая, ты можешь любить нас обоих».
Предварительно сформулируйте наиболее значимые по­
слания, опираясь на историю жизни клиента. Например,
если клиент не знал отца или очень мало с ним жил, акту­
альными могут быть слова о том, что у него есть отец, что
отец о нем помнит и т. д. Если отношения родителей были
конфликтными, возможно, важно будет сосредоточиться на
том, что папа и мама — хорошие и что их конфликт не каса­
ется ребенка. Если ребенка использовали в этом конфликте,
ему необходимо слышать, что он может одинаково любить
и папу, и маму, что он не обязан быть посредником в этом
конфликте и его шаг в сторону отца не означает предатель­
ства. Внимательно слушайте клиента, предлагайте ему взве­
сить, какое воздействие оказывает на него та или иная фра­
за, наблюдайте, что вызывает наиболее сильную реакцию,
и вы найдете нужные послания.
В процессе и по окончании упражнения расспрашивай­
те клиента о его телесных ощущениях, чувствах и мыслях.
В конце, как итог, предложите сделать рисунок, записи
в дневнике, наблюдать за изменениями своего состояния
и т. д.

ЗДОРОВАЯ МОДЕЛЬ СЕМЕЙНОЙ СИСТЕМЫ

У П Р А Ж Н Е Н И Е «ПАПА, МА М А , Я»
Это упражнение похоже на предыдущее. С той разницей,
что вы располагаете фигуры мамы, папы и себя в том поло­
жении, которое отражает, на ваш взгляд, текущее положе­
ние дел. Для психолога это расположение будет содержать
много ценной информации, исходя из которой он может
дать рекомендации для дальнейшей работы и изменений
в вашей жизненной ситуации. Если вы делаете упражнение
самостоятельно, спросите себя, нравится ли вам это место.
Внимательно исследуйте свои чувства, которые возникают,
когда вы стоите так. Какие образы, реальные или вообра­
жаемые жизненные эпизоды всплывают в вашей памяти?
Запишите эти впечатления. Внимательно ответьте себе на
следующие вопросы, которые могут быт сигналом к нали­
чию проблем. Не объединяетесь ли вы с кем-то из родите­
лей против другого? Не чувствуете ли себя одиноким, лиш ­
ним, исключенным из семейной системы? Не вынуждены
ли выполнять роль поддержки или защиты для кого-то из
родителей? Не стоите ли на линии огня в конфликте меж­
ду ними? Не замерли ли вы в ожидании того, чтобы что-то
дополучить от родителей, или выясняя бесконечно отно­
ш ения с ними? Не держитесь ли за них в тревоге, что, если

212 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


вы отпустите контроль, все развалится или случится что-то
плохое с кем-то из них? Не удерживают ли вас возле себя,
заставляя чувствовать виноватым или возлагая ответствен­
ность за их судьбу? Не чувствуете ли вы кого-то из родите­
лей отсутствующим, исключенным, и каковы последствия
для вас?
Вторая часть упражнения — найти такое место в системе
с родителями, чтобы вам было хорошо. Вам потребуется для
этого помощь психолога, поскольку самому человеку нео­
чевидно, как это сделать наилучшим образом. Конечный
хороший вариант — когда мама и папа стоят рядом друг
с другом, их образы равны по величине и насыщенности,
оба присутствуют в пространстве, вы стоите к ним спиной,
ощущая позади себя их поддержку, чувствуете себя частью
родительской семейной системы, свою равную принадлеж­
ность к роду отца и матери, и в то же время вы развернуты
лицом к своей жизни. При этом вас не беспокоят, не тянут
за душу недосказанность, тревога, чувство вины и прочее,
оставшееся за спиной. Вы готовы идти в свою жизнь, в соб­
ственные отношения с партнером и своими детьми, при
этом получаете энергетическую подпитку как от папы, так
и от мамы. Ваше тело наполнено энергией и готово дви­
гаться, действовать, жить.
Запишите свои переживания и инсайты, нарисуйте, как
это было, поделитесь с доверенным человеком.

Примечание для психологов. В этом упражнении психоте­


рапевту важно быть не задействованным в процессе, а на­
блюдать за происходящим с профессиональной позиции.
Если к этому времени у клиента налажен хороший контакт
с отцовской фигурой благодаря предыдущим упражнени­
ям, то присутствие других людей в роли заместителей не
обязательно и можно делать процесс с воображаемыми ф и­
гурами отца и матери. Однако вы можете организовывать
групповые занятия, посвященные этому процессу. Если вы
знакомы с методом расстановок, то для вас это упражнение
будет и проще, и сложнее одновременно. Проще, посколь­
ку вы понимаете, какие феномены работают в семейной
системе, какую динамику разворачивает перед вами кли­
ент. Сложнее, поскольку возникает соблазн ввести в поле
дополнительные фигуры, доделать расстановку «до побед­
ного конца». Что, с одной стороны, может быть оправдан­
но, но с другой — выходит за рамки работы с фигурой от­
ца, которой посвящена эта книга. Для нас важно в первую
очередь сконцентрироваться на взаимодействии ребенка
(клиента) и отца. Сделать эту фигуру проявленной, дать
ей равный голос, силу и права с фигурой матери. Или при
необходимости вывести клиента из прочной симбиотиче­
ской связи с отцом/матерью, помочь занять свое детское
место в семейной системе. Вложить фигуре отца идеаль­
ные разрешающие послания, как мы это делали в преды­
дущих упражнениях (и параллельно — поддерживающие,
подтверждающие послания со стороны материнской ф и­
гуры). Для системообразующей функции отца, влияющей
впоследствии на ролевую модель построения собственных
семейных отношений (о чем мы подробно писали в главе
«Отношения»), важны следующие послания:
♦ Ты — наш/наша, ты принадлежишь нашей семье, на­
шему роду.
♦ Я твой отец. Это твоя мать. М ы твои родители. Ты ма­
ленький, мы большие.
♦ Ты мой сын/моя дочь. Я рад, что ты мальчик/девочка.
♦ Тебе есть место в нашей семье. Это твое место, оно при­
надлежит только тебе, по праву рождения. Никто и ни­
что не может отменить этого.
♦ Ты не можешь повлиять на наши отношения. Они тебя
не касаются. М ы решим наши проблемы сами. М ы по­
заботимся о тебе.
♦ Мне жаль, что я оставил тебя. Я все равно остаюсь тво­
им отцом. В моем сердце есть место для тебя.
♦ Ты можешь любить и папу, и маму одновременно. Тебе
не нужно никого выбирать.
♦ Ты не должен защищать меня, я справлюсь с этим сам/
сама. Это ты нуждаешься в нашей заботе и защите.
♦ Лучшее доказательство твоей любви к нам — это твоя
счастливая жизнь. Я хочу, чтобы ты был счастлив, даже
если говорю или делаю обратное.

Постарайтесь на этой основе сформулировать подхо­


дящие послания для каждого конкретного клиента, чтобы
они не вызывали отторжения и не противоречили реально­
сти. Например, если отец откровенно безразличен или опа­
сен, не следует убеждать клиента, что он поступает так из
любви к нему, — это будет ложью. В то же время сформули­
рованные вами послания должны позволить клиенту полу­
чить новый эмоциональный опыт, в котором он нуждается.
В процессе вашей работы, как обычно, поддерживайте
контакт с клиентом, побуждайте его говорить о своих ощ у­
щениях и переживаниях, чтобы он переживал этот опыт не
«от головы». Корректируйте послания от родительских ф и­
гур при необходимости. По окончании попросите сформу­
лировать основные чувства и инсайты, сделать записи и ри­
сунки для лучшего вживания в новый полученный опыт.

ПОЛОРОЛЕВАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ

У П Р А Ж Н Е Н И Я «Я В О С Х И Щ А Ю С Ь Т О Б О Й » ( ДЛЯ Ж Е Н Щ И Н )
И «Я О Д О Б Р Я Ю ТЕБЯ» ( ДЛЯ М У Ж Ч И Н ) .
М ы выделяем тему полоролевой идентичности, посколь­
ку она важна для ф ормирования гендерных ролей муж­
чи н ы и женщ ины. Важная роль здесь принадлежит отцу
и для мальчиков, и для девочек. В этом упражнении и н ­
струкции для м уж чины и для ж енщ ины будут разные, что
неудивительно.
Женщине хорошо выполнять упражнение в такие мо­
менты, когда она чувствует себя на высоте своей женской
привлекательности. Предположим, вы собираетесь на вы ­
ход и особенно хорошо нарядились, сделали удачную при­
ческу и макияж. А может быть, вам сделали комплимент,
и теперь вы светитесь от счастья. В этот момент представь­
те, что ваш папа смотрит на вас. Или выполните базовое
упражнение и войдите в контакт с фигурой и энергией хо­
рошего отца. Если вы одни, покружитесь перед зеркалом,
любуясь собой и ощущая контакт с папой. Представьте, что
он сейчас тоже восхищается и любуется вами, говорит вам
что-то вроде «Какая красавица у меня выросла! Настоящая
принцесса!». При этом его восхищение лишено какого-ли-
бо собственнического или эротического подтекста. Особое
внимание вам следует обратить на это, если вы были папи­
ной дочкой, эмоционально ближе к отцу, чем ваша мама,
его жена. И очень важно, чтобы это упражнение выполня­
лось ТОЛЬКО под наблюдением психолога, если его описа­
ние вызывает у вас дискомфорт и непереносимые чувства;
безусловно, это касается всех случаев, когда отец был источ­
ником насилия для дочери, физического, эмоционального
или сексуального. Хорошо выполнять упражнение, в том
числе самостоятельно, тем, чей папа был эмоционально
холоден, отстранен, мало проявлял свои чувства, много от­
сутствовал или был подавлен мамой, но при этом хорошо
к вам относился.
Мужчине это упражнение следует выполнять, когда он
делает что-то очень хорошо. В рамках техники безопасно­
сти не следует подкреплять поступки, связанные с неоправ­
данным риском для вашей жизни, употреблением веществ,

216 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


насилием по отношению к окружающим (в частности,
«пикаперским» поведением), а также поступки, в которых
вы сами сомневаетесь. Когда вы делаете что-то, что у вас
однозначно хорошо получается, чем вы точно гордитесь —
в профессиональной сфере, для своей семьи, в моменты
достижения результата и т. д., — представьте, что ваш отец
присутствует при этом. Выполните базовое упражнение
и ощутите контакт с ресурсной отцовской фигурой. Пред­
ставьте, что отец молчаливо или какими-то словами, харак­
терными только для него, одобряет ваши поступки. Воз­
можно, вам захочется услыш ать от него что-то вроде «Ты
поступил как настоящий мужчина». Присвойте эти хоро­
шие послания, прочувствуйте отклик, телесный и эмоцио­
нальный, который вызывают в вас эти слова. Делайте это
упражнение столько, сколько вам необходимо, подпиты­
вайте это переживание отцовского одобрения каждый раз,
как только возможно.

Примечание для психологов. М ы заметили, что в реали­


зации себя как женщины (мужчины) также важны идеаль­
ные родительские послания. И мы обратили внимание, что
от папы женщине важно было получить признание своей
женственности в форме восхищения, любования, а мужчи­
не — в форме одобрения и поощрения действий, подтверж­
дающих его мужественность, мужскую идентичность. М ы
полагаем, что от мамы в становлении полоролевой модели
мальчикам и девочкам нужно обратное: девочкам — одобре­
ние, подтверждение своей женской компетенции («Ты такая
же, как я, и это хорошо»), мальчикам — восхищение как бу­
дущим мужчиной, иным и непохожим на нее. Фигура отца
оказывает влияние на наше самопредъявление как мужчины
или как женщины, на то, будет ли человек гордиться своим
полом, жить в ладу со своим естеством или его предъявление
себя как мужчины/женщины будет ограничено жесткими

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 217


гендерными стереотипами, а сам он будет судорожно искать
подтверждения своей мужественности или женственности
во внешних доказательствах — количестве сексуальных по­
бед, наличии партнера и детей и пр. А может, пол и сексуаль­
ность станут для него болезненными, табуированными те­
мами, поводом для переживания вины и стыда, источником
зависимого или девиантного поведения, отказом от своей
половой принадлежности и т. д.
Когда вы работаете с клиентами, помните, что ваше одо­
брение и восхищение много значат для становления и кор­
рекции их ролевой модели и самоощущения себя мужчи­
ной и женщиной. Очень внимательно относитесь к своим
реакциям, которые затрагивают пол и сексуальность. Ваша
задача — быть хорошей ролевой родительской моделью.
Для этого необходимо тщательно наблюдать свои возмож­
ные реакции эротического контрпереноса — они очень
много могут вам рассказать о том, что происходило в жизни
клиента. Психотерапевт никогда не должен относить влю­
бленность и эротизированное поведение клиента на свой
счет, чтобы не повторить ситуацию использования клиен­
та значимым человеком в процессе психотерапии. От вас
он не должен получать двойных посланий, как соблазня­
ющего характера, так и отвергающего. Если вы чувствуете,
что вам сложно, пройдите личную терапию, посвящ енную
вашему отношению к полу, сексу и сексуальности; обра­
титесь за супервизорским или интервизорским разбором
вашей работы с клиентом (впрочем, это касается не только
сексуальности, но и других сложных для консультанта мо­
ментов в работе). Хорошей реакцией от вас как психотера­
певта будет ролевая модель хорошего родителя, который
замечает привлекательность клиента, уважительно и одо­
брительно относится к ней, но при этом не вовлекается во
флирт, остается в позиции профессионала. Подобно тому,
как хороший отец в ответ на заигрывание или прямое за­

218 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


явление пятилетней дочки «Я люблю тебя, папочка. Я хочу,
чтобы ты на мне женился и у нас был ребеночек» деликатно
и искренне ответит: «Я тоже люблю тебя, солнышко. Но па­
почка уже женат на твоей мамочке. Когда ты вырастешь, то
обязательно встретишь кого-то особенного, единственного
для тебя. Вы поженитесь, и, если ты захочешь, у вас будут
свои детишки» (Питер А. Левин «Исцеление от травмы»).
Поскольку тема полоролевой идентичности становится
актуальной, когда ребенок уже общается с помощью слов,
и вы уже хорошо проработали контакт с образом хороше­
го отца, тактильное взаимодействие в работе с этой темой
не требуется. Более того, эта работа может быть неявной,
включенной в естественное взаимодействие с клиентом.
Восхищенный или одобрительный взгляд, с сохранением
профессиональной позиции и границ, может стать мощ­
ной поддержкой для половой идентичности клиента. Когда
вы делаете процесс, описанный в упражнении, важно обо­
значать границы этого процесса, быть готовым встретить­
ся с чувствами и травматическим материалом (впрочем, как
мы уже писали, это замечание касается любого приведенно­
го здесь упражнения). Кроме того, здесь фигура терапевта
должна быть отделена от фигуры отца, чтобы терапевт мог
оказать поддержку клиенту, усилить идеальные послания
от отца и конфронтировать с обесценивающими и критиче­
скими мыслями и высказываниями, которые могут воспро­
изводиться клиентом и вызывать его сопротивление. Имен­
но поэтому важно постоянно быть в контакте с клиентом,
спрашивать, что с ним происходит, поддерживать его вооду­
шевление и вовремя замечать напряжение, сопротивление,
диссоциацию или аффект. По окончании работы обсудите
самое важное, что клиент вынес из нее, предложите сделать
записи в дневнике, нарисовать рисунок, а также выполнять
время от времени упражнение самостоятельно до следую­
щей сессии, чтобы закрепить его и поделиться результатом.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 219


САМОРЕАЛИЗАЦИЯ

УПРАЖНЕНИЕ «БЛАГОСЛОВЕНИЕ»
Напишите письмо отцу, в котором вы рассказываете о том,
что для вас самое главное в жизни, какие препятствия вы
встретили в поисках себя, своего предназначения, какой
профессиональный путь вы избрали, в чем его ценность
для вас. Пишите о том, что бы вам хотелось услыш ать от не­
го. В конце попросите поддержать и благословить ваш вы ­
бор и ваш путь. Отложите это письмо на некоторое время.
Когда будете готовы, сядьте или встаньте там, где вам
удобно, чтобы вы чувствовали себя безопасно и в процес­
се вас никто не потревожил. Выполните базовое упраж­
нение, прочувствуйте контакт с ресурсной фигурой отца,
наполнитесь его энергией. Возьмите свое письмо, перечи­
тайте его как бы глазами своего отца. Какие чувства рожда­
ет в вас написанное? Если вы считаете, что ваш отец был
бы критичен к вам, вынесите эту критикую щ ую часть «за
скобки», сосредоточьтесь на голосе хорошего отца. Пред­
ставьте, что бы вы сказали как хороший, некритичный
отец своему взрослому ребенку, который пускается в само­
стоятельное плавание по жизни. Постарайтесь услыш ать
эти слова в своем сердце. Затем напиш ите ответное пись­
мо из состояния контакта с хорошей отцовской частью.
Постарайтесь сразу не перечитывать его, откройте спустя
некоторое время. Можно отправлять эти письма по почте,
адресуя самому себе, тогда эффект от этих посланий будет
еще более интересным.
Если ваш папа жив, вы поддерживаете контакт и увере­
ны, что ваш отец может вас выслушать и ответить вам на
вашу просьбу о благословении, поговорите с реальным от­
цом. Лучш е сделать это после того, как выполните упражне­
ние с первой частью — письмом отцу. Это письмо не надо
отправлять ему — лучше поговорите так, как получится,
или напишите другое письмо, в которое внесете корректи­
вы с учетом вашего реального отца. Если полученный от­
вет вас устроит, то написать ответное письмо будет проще,
а может, и надобность в этом отпадет. Если же вы будете не
удовлетворены разговором с отцом, тогда вы можете вло­
жить в ответное письмо слова, которые он мог бы сказать,
не будь он захвачен своей травмированной или критиче­
ской частью. Сохраните эти письма как часть дневника,
чтобы перечитывать их время от времени.

П римечание для психологов. Вы можете давать это


упражнение как самостоятельное домашнее задание бли­
же к завершению работы с фигурой отца или если у кли­
ента ситуативный запрос по теме уверенности в своей
самореализации. Либо вы можете проводить эту техни­
ку в процессе консультации, в виде медитации о встрече
и разговоре с отцом. Обсудите с клиентом, о чем ему или
ей хотелось бы попросить отца — совет, благословение,
напутствие. Затем проведите работу с образом, ориентиру­
ясь на план, предложенный в упражнении, за исклю чени­
ем того, что вместо письма можно представлять себе образ
отца, который выслуш ивает и говорит какие-то важные
для клиента слова. Для более живого результата вы можете
встать на место фигуры отца, как мы делали ранее, и про­
дублировать самые важные высказывания, чтобы кли­
ент мог их услыш ать и присвоить. Следите за тем, чтобы
эти послания дошли до адресата, спросите клиента, как
эти слова влияю т на его переживания, ощ ущ ения. Здесь
уместна техника, в которой клиента просят почувство­
вать и разместить свои переживания от контакта с ф игу­
рой отца внутри своего тела, чтобы лучш е их присвоить.
Письменная работа и рисование здесь также уместны, в ка­
честве части процесса на консультации или домашней са­
мостоятельной работы.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 221


СОЦИАЛЬНАЯ РЕАЛИЗАЦИЯ

У П Р А Ж Н Е Н И Е «Я Г О Р ЖУ С Ь Т О Б О Й »
Успех в карьере, в реализации своих талантов, в том, чтобы
занять адекватное место в социуме и рабочем коллективе,
обеспечить достойную жизнь себе и своей семье, — неотъ­
емлемая часть гармоничной самостоятельной взрослой
жизни. Важно уметь ставить цели, расставлять приоритеты,
достигать результата, проявлять свои способности и при­
нимать вызовы. Однако не менее важно, чтобы эта часть —
работа — была в балансе с другими сферами: здоровьем,
семьей или личными отношениями, дружескими отноше­
ниями, хобби, бытом и т. д.
Этот баланс в конечном итоге определяет качество ва­
шей жизни. К сожалению, ваш отец мог не передать вам
здоровой ролевой модели в отношении к делам. Он мог:
♦ быть трудоголиком и не уделять внимания семье и здо­
ровью;
♦ опустить руки и безответственно скатываться на дно;
♦ требовать от вас реализации там, где он не достиг успеха;
♦ быть таким недостижимо идеальным, что вам кажется
бесполезным соответствовать его ожиданиям;
♦ потерпеть жизненный крах и заразить вас своей трево­
гой и бессилием.

В свою очередь, вы могли принять решение достичь успе­


ха любой ценой, подменив этим все прочие жизненные цен­
ности. Либо, напротив, избегать признания, чтобы не всту­
пать в конкуренцию с отцовской фигурой на социальном
поле. В любом случае вам необходимо сделать ревизию сво­
их жизненных сфер и оценить, насколько они гармоничны.
Не является ли одна-единственная сфера всепоглощающей,
в ущерб остальному (работе, здоровью, семье, личным и дру­
жеским отношениям, хобби и быту)? Вам необходимо уста­
новить разумный баланс между этими сферами. Возможно,
ваш отец считал этот баланс ненужным, но вам необходима
полная жизнь, где вы будете реализованы, успешны и счаст­
ливы. Вы имеете на это право! Вспомните, ведь именно для
этого вы проделали такой большой путь!
М ы предлагаем вам выполнить следующее упражнение.
Выпиш ите перечисленные сферы:
♦ работа
♦ здоровье
♦ семья (партнер, дети, родители, другие родственники)
♦ дружеские отношения
♦ хобби
♦ быт
♦ другое.

Затем войдите в контакт с фигурой хорошего отца, как


описано в базовом упражнении. Вам помогут в этом ваши
записи и рисунки, которые вы делали ранее. Ощущая эту
поддержку, напишите в каждой из этих сфер:
♦ то, чего вы уже достигли на настоящий момент, или то,
что у вас получается лучше всего или хотя бы лучше,
чем остальное;
♦ самые ближайшие и легкодостижимые шаги, то, что
будет вашей зоной ближайшего развития, то, что мож­
но сделать практически прямо сейчас: обнять жену, по­
играть с ребенком, сделать звонки коллегам и друзьям,
найти в интернете сайт о вашем увлечении, помыть
посуду, составить план приоритетных рабочих дел;
♦ свои долгосрочные цели.

Возможно, вы будете делать это в несколько приемов,


особенно что касается планов и долгосрочных целей.
Главное, что вы это будете делать своим способом и в сво­
ем темпе.
Теперь — самая главная часть, ради которой, собственно,
и была вся эта подготовка.
Когда вы будете делать что-то из заявленного списка
или когда занимаетесь тем, что очень хорошо у вас по­
лучается, представьте, что там, у вас за спиной, на уже
ставшем привычным за время выполнения наших упраж­
нений месте стоит ваш отец в том хорошем, ресурсном
состоянии, которое вы запомнили из лучш их моментов
ваших отнош ений. Представьте, как он улыбается вам
с этого места, одобрительно кивает головой и говорит,
что он вами гордится. Найдите нужные слова для этого
момента. Прочувствуйте его. Носите с собой этот образ,
когда делаете необходимые усилия, чтобы исполнить
свои самые смелые мечты.

Прим ечание для психологов. Вы уже знаете, как прово­


дить подобные процессы. Ваш и задачи:
♦ Совместно с клиентом подобрать необходимые иде­
альные родительские послания, которые актуальны
для конкретного человека и его жизненной ситуации.
♦ Инициировать контакт клиента с ресурсной, ф ункцио­
нальной отцовской частью, быть для него проводни­
ком этого контакта и хорошей ролевой моделью от­
цовской/материнской фигуры.
♦ Помочь клиенту присвоить новый ресурсный опыт
и разместить его в ощущениях тела, эмоциональных
переживаниях и ярких, запоминающихся образах.
♦ Закрепить полученный опыт с помощью обсуждения
с вами, записей в дневнике, рисуночных практик, на­
блюдений за снами и за изменениями в жизни, связан­
ными со сферами отцовских функций.

В конце этого раздела мы хотели бы сказать, что предло­


женные здесь упражнения — всего лиш ь пример того, как

224 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


может строиться психотерапевтическая работа с образом
отца в консультировании. М ы призываем наших коллег ис­
следовать и изобретать новые подходы, методы и техники.
М ы надеемся, что эти упражнения станут для вас импуль­
сом к саморазвитию, интегрируются в вашу практику и по­
могут эффективнее работать с клиентами.
ПЕРЕРАБОТКА
ТРАВМАТИЧЕСКОГО ОПЫТА
(ПРИ НЕОБХОДИМОСТИ)

Необходимость в переработке травматического опыта, связан­


ного с фигурой отца, может возникнуть в любой момент вашей
работы с клиентом, начиная буквально с первого упоминания
о нем (см. главу «Введение фигуры отца в поле психотерапии»).
Психотерапевту необходимо уметь распознавать признаки
и симптомы травмы, быть готовым помочь клиенту справиться
с его реакциями, разъяснить, что с ним происходит, а также со­
хранять собственную устойчивость при актуализации травма­
тического материала клиента на консультации.
М ы не ставили себе целью в этой книге дать пособие по
работе с травмой — это специфический вид психотерапевти­
ческой практики, который универсален в любом контексте,
а не только при работе с родительскими фигурами. Теории
и практике работы с травмой посвящены отдельные труды,
некоторые из них, особенно любимые нами, мы упомянули
в списке литературы, которой пользовались при написании
нашего сборника. Кроме того, невозможно научиться рабо­
те с травмой по одним книгам — впрочем, как и психологи­
ческому консультированию, и психотерапии, как и другим
видам оказания психологической помощи. Необходимы
обучение у мастеров, получение опыта под руководством
и наблюдением практикующих специалистов-супервизо
ров, собственная практика. Тем не менее мы поговорим
в этой главе о том, что считаем важным знать при работе
с травмой, а также о стратегиях работы, которые могут быть
для вас ориентирами при соприкосновении с болезненным
опытом, полученным клиентом в отношениях с отцом.

ЧТО ТАКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ТРАВМА?

Слово «травма» все больше входит в наш повседневный лек­


сикон. Все больше клиентов, приходя к нам в кабинет, гово­
рят, что причиной их визита является травма. Травмирующим
может быть названо что угодно: и стрессовый, напряженный
день на работе, и сложный, полный эмоционального накала
разговор с супругом, и переживание фрустрации, когда наши
ожидания и надежды не оправдываются. Но всякое ли непри­
ятное, болезненное, тяжелое переживание или событие явля­
ется травмой в строгом, клиническом смысле?
Немецкие исследователи Годфрид Фиш ер и Питер Рье-
дессер определяют травму следующим образом: «Травма —
это витальное переживание дисбаланса между угрожающ и­
ми обстоятельствами и индивидуальными возможностями
побороть их, сопровождающееся чувством беспомощности
и незащищенности и вызывающее длительное потрясение
в понимании себя и мира».
Если переводить это определение на простой, человече­
ский язык, мы можем вычленить несколько важных состав­
ляющих, на основании которых можно говорить о наличии
психологической травмы.
Во-первых, травмирующее событие переживается как
потенциальная угроза жизни. Не важно, насколько эта угро­
за реальна. Когда ребенок наблюдает, как отец угрожает мате­
ри или бьет ее, им это воспринимается как угроза собствен­
ной безопасности. Если о ребенке не заботятся, постоянно
унижают и оскорбляют его в значимой для него группе — се­
мье или школьном классе, — такие действия воспринимают­
ся им как «исключение из стаи», которое равносильно угрозе
психологической смерти. Потеря близкого человека пережи­
вается как угроза собственному существованию, и т. д.
Во-вторых, травматическая реакция не является со­
знательной. Поскольку травмирующее событие пережива­
ется как угроза жизни, задействуются самые примитивные
и древние механизмы реагирования — бежать, нападать
или замереть, —- которые по своей сути рефлекторны и не
контролируются сознанием. Поэтому призывы «взять себя
в руки» не работают, реакция захватывает человека помимо
его волевого контроля.
В-третьих, травмирующей становится ситуация, спра­
виться с которой у человека не хватило ресурса. Травми­
рующее событие имеет долгосрочные последствия, если
у человека не было достаточно собственных ресурсов пре­
одолеть угрожающую ситуацию и если он не смог получить
ресурсов от других людей в виде помощи и поддержки во
время или после случившегося.
Отягчающ ими факторами для психологической травмы,
таким образом, являются:
♦ Продолжительное нахождение в угрожающей ситуа­
ции без возможности выбраться или изменить ее (так
называемая кумулятивная, или хроническая, травма).
♦ Отсутствие заботы, поддержки, возможности восста­
новиться, выговориться, отреагировать эмоции и по­
лучить другую помощь от окружающих.
♦ Вторичная травматизация: отрицание факта травмы
значимыми людьми; критика, обвинения пострадав­
шего в том, что случилось; переведение его в позицию
беспомощной жертвы, инвалидизация.
Свою классификацию травм, которые ребенок может
получить в отношениях с близкими людьми, предлагает
Ф р ан ц Рупперт (см. таблицу на с. 232). В ней даются назва­
ния разным типам таких травм, выделяются их причины,
основные чувства, сопровождающие травматические ситу­
ации, а также внутренний конфликт пострадавших, кото­
рый может препятствовать исцелению и переработке трав­
матического эпизода.
Исходя из этой таблицы, мы можем предполагать, какие
события в жизни нашего клиента могли быть источником
травмы, полученной в отношениях с отцом, даже если клиент
говорит об этих событиях спокойным, безучастным тоном.

РЕАКЦИЯ НА ТРАВМУ

Выделяют четыре основных способа, или ролевых модели,


с помощью которых человек пытается совладать с непере-
житыми травмирующими событиями своей жизни:

ГИПЕРКОМПЕНСАЦИЯ
Название хорошо отражает этот способ: в этом случае все
«слишком», сверх необходимости. Сверхактивность, сверх­
забота, избыточная деятельность, чрезмерная ответствен­
ность, гипертрофированный контроль. Человек пытается
все сделать сам, всем помочь, все предусмотреть. При этом
почему-то из его поля зрения ускользает его собственная
жизнь, забота о себе и своих интересах. Даже когда он до­
стигает успеха, ему сложно остановиться и насладиться ре­
зультатом — ведь несделанного всегда больше, чем достиг­
нутого. И главное, за этим стоит переживание одиночества:
рассчитывать такой человек может только на себя, посколь­
ку не привык опираться на поддержку других людей.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 229


Таблица

Тип травмы Травматическая Основные чувства Эмоциональный


ситуация конфликт

Экзистенциальная Угроза жизни Страх смерти Отступить


(насилие, несчастный или бороться
случай)

Потери (неожиданное Потеря любимого Страх быть Отпустить и горевать


и раннее отделение человека или статуса покинутым, страх или удерживать
от родителей, смерть одиночества прошлое и то, что бы­
близких) ло потеряно

Привязанности Нарушение Эмоциональное Доверять или


(отвержение ребенка эмоциональной расстройство; разо­ не доверять людям,
матерью/отцом) привязанности чарованная любовь изоляция или учиться
и беспомощный гнев любить вновь

Травма системных Совершение мо­ Стыд и вина Скрыть факт преступ­


отношений (инцест, рально и этически не ления или признать
убийства внутри имеющих оправдания ответственность
семьи) действий члена семьи за него
Плюсы: реальные достижения, успешность, ответствен­
ность. М инусы: трудоголизм, созависимость, выгорание,
проблемы со здоровьем.

ИДЕНТИФИКАЦИЯ С АГРЕССОРОМ
Это сложное словосочетание обозначает, что человек,
в травматической ситуации испытав бессилие, принял
решение, что больш е не допустит такого. Сила агрессо­
ра ему кажется привлекательной, поэтому он сам стано­
вится агрессором, по принципу «лучш ая защ ита — это
нападение». Это сильные, властные, гневливые и неу­
держимые люди, которых страш но задеть, поскольку они
в любой момент готовы взорваться, и тогда мало не пока­
жется. Они чрезмерно отстаиваю т свои границы, однако
сами небезопасны для окружающ их. А главное, они те­
ряю т контакт со своей уязвим остью , поскольку им очень
страш но пережить вновь свою беспомощ ность. И тогда
другие люди, демонстрирующ ие слабость, в частности
дети с их непосредственными эмоциональными реак­
циями, невыносимы для агрессора и вы зы ваю т желание
напасть.
Плюсы: сила, энергия, защ ищ енность. М инусы: бес­
чувственность, небезопасность для окружающ их, травма-
тичность.

ИЗБЕГАНИЕ
Эта реакция может как затрагивать отдельные аспекты жиз­
ни, в которых произошла травмирующая ситуация (работа,
отношения, сексуальность), так и влиять на жизнь в целом.
Человек стремится избежать любой активности, которая сде­
лает его заметным, а жизнь — непредсказуемой. Работает на
рутинной, однообразной работе, редко выходит из дома, ма­
ло контактирует с другими людьми. Даже его мимика и же­
сты становятся скованными и однообразными. Он живет по

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 231


минимуму, «потихонечку», этакий человек-невидимка. Его
основное убеждение: жизнь опасна, и поэтому необходимо
максимально затаиться, допускать как можно меньше изме­
нений в привычном порядке вещей, чтобы сохранить себя.
Плюсы: безопасность, стабильность. М инусы: отказ про­
живать свою жизнь, встречаться с вызовами и проблемами,
реализовывать свои таланты и предназначение.

ИД Е НТИ ФИК АЦ ИЯ С ЖЕРТВОЙ


Если агрессор предпочитает сильную позицию, то здесь,
наоборот, человек сдался и застрял в переживании беспо­
мощности и страдания. У него нет контакта с собственны­
ми ресурсами, поэтому он ищет опоры и поддержки в дру­
гих людях. Или использует различные средства отвлечения
от своих непереносимых чувств: алкоголь, наркотики, ком­
пьютерные или азартные игры, экстрим, секс. Поскольку
он не привык заботиться о себе и жаждет любым способом
получить заботу, он часто болеет, заболевания носят хрони­
ческий характер, порой с угрозой для жизни. Но главное —
он очень зависим от других людей или своих отвлекающих
средств. Он неспособен справляться с жизнью, несамостоя­
телен, и ему нужна постоянная помощь других, чтобы вы ­
живать.
Плюсы: способность просить и принимать помощь
и поддержку, контактность, чувствительность. М инусы: не­
самостоятельность, инфантильность, зависимость, пробле­
мы со здоровьем.
Человек может использовать как одну-две излюбленные
стратегии из перечисленных, так и последовательно пере­
ходить от одной к другой в разных ситуациях своей жизни.
Например, на работе вести себя гиперактивно, в общении
с незнакомыми людьми — как агрессор, с семьей избегать
близкого контакта, а на выходных предаваться своим за­
висимостям. В основе всех этих стратегий — нарушенные
в результате травмы отношения с собой, другими и реаль­
ностью. Поэтому они дисфункциональны, не приводят
к полноценному проживанию жизни, не позволяют создать
прочные удовлетворительные отношения, не способствуют
формированию целостного, положительного образа «я».
Многие из нас могут узнать в этих описаниях себя или
своих родителей, в том числе отцов. Как мы уже говорили,
травмирующими становятся отцы, которые представляли
угрозу жизни, целостности, достоинству ребенка. Это мо­
жет быть разовая шоковая ситуация или хроническая, дли­
тельная травматизация.
Для нас важно следующее: когда родители становятся
источником травмы, они в этот момент перестают выпол­
нять родительские функции, в каком-то смысле — пере­
стают быть родителями, уходят с этого места. Папа переста­
ет быть папой.
Родительская роль, как мы помним, состоит из двух ча­
стей: доминирования и заботы. Когда вследствие недостат­
ка у самого родителя опыта безопасной привязанности ро­
дительская роль искажается, может выпадать одна из этих
частей, и перед ребенком оказывается:
♦ ненадежный родитель, потворствующий, жертвую­
щий собой (слабое доминирование);
♦ суровый, деспотичный, агрессор (слабая забота);
♦ непоследовательный и противоречивый родитель,
у которого чередуются периоды жестокости и слепой
гиперопеки;
♦ родитель, который вовсе оказывается вне родитель­
ской роли, когда в результате его собственного трав­
матического опыта она не формируется или бывает
утрачена.

Тогда ребенок оказывается большей частью лишен безо­


пасной надежной привязанности с большой родительской
фигурой, вступает во взаимодействие с гиперконтролиру­
ющей, аффективно взрывной, избегающей контакта или
ненадежной, зависимой стратегией поведения отца.
Как мы уже говорили, травмирующ ий травмирован сам,
и в момент причинения ребенку физического или психо­
логического ущерба он оказывается захвачен состоянием,
являющ имся следствием собственного травматического
опыта. Это зачастую идентификация с агрессором, когда
человек, чтобы защитить себя от повторения болезненного
опыта, воспроизводит поведение, когда-то травмировав­
шее его самого. Себя он при этом ощущает сильным, пра­
вым, способным контролировать ситуацию и окружающих.
Он неспособен в состоянии захваченное™ травмой пере­
живать эмпатию, сострадание, чуткость к чужой боли —
скорее страдания жертвы будут провоцировать в нем еще
большую неприязнь к слабости другого, тем самым не по­
зволяя соприкоснуться с собственными травматическими
переживаниями боли и слабости.
Когда отец является источником травматического опы­
та и переживаний, мы имеем дело с психологической трав­
мой, осложненной тем, что она исходит от близкого зна­
чимого человека. В этом случае у ребенка может быть два
выхода, чтобы психологически сохранить себя:
1. Принять внутреннее решение, что отец плохой, недо­
стойный, отделяя его от себя, со всеми вытекающими по­
следствиями отказа от отцовского ресурса, функций и сво­
ей идентичности, связанной с отцовской фигурой, о чем мы
много говорили на протяжении всей книги.
2. Принять внутреннее решение, что «плохой — я, раз
значимые люди со мной так поступают», что ведет к само­
разрушительному поведению, виктимности и повторению
травмирующих эпизодов на протяжении жизни.
Так травмирующие паттерны поведения и дисфункцио­
нальные стратегии выживания передаются по наследству.

234 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ЧТО ДЕЛАТЬ ПСИХОЛОГУ

М ы не будем пересказывать здесь стратегию работы с раз­


личными видами травм и их последствиями — это стоит от­
дельной книги и семинара. М ы хотим упомянуть об одной
важной вещи, которая следует из нашего предположения,
что в моменты травмирующих эпизодов родитель пере­
стает быть родителем.
Ключевая стратегия в этом случае — разделить образ трав­
мирующего отца и фигуру отца, наделенного отцовскими
ресурсами и функциями, о которых мы писали выше.
Словами ли, образами, фигурами в пространстве, под­
ручными предметами — всем, что вам в этом может быть
подспорьем в работе, — помогите клиенту разделить того,
кто является травмирующим, агрессором, и хорошую от­
цовскую фигуру.
Выстройте защитный барьер вокруг агрессора: вообража­
емую каменную стену, фигуры помощников, реальных или
волшебных. Часто бывает необходимо вывести травмирую­
щий образ за пределы пространства консультации, здания
и т. п. Или наоборот, предложить клиенту «запаковать» страш­
ный образ в «сейф» и оставить психотерапевту «на хранение»,
чтобы отделить себя от травмирующего влияния отца.
Далее с травмирующ ими эпизодами мы работаем как
с травмой, а с выделенной хорошей отцовской фигурой —
как с ресурсом, который мы помогаем клиенту присвоить
и интегрировать, — этому посвящена вся наша книга.

ЧЕГО НЕЛЬЗЯ ДЕЛАТЬ ПСИХОЛОГУ

От реакции психолога на травмирующее событие многое


зависит. Поэтому мы хотим наряду с предложениями по
стратегии работы с фигурой отца рассказать немного о тех­
нике безопасности. В своей работе мы прежде всего должны
руководствоваться принципом «не навреди», поэтому вни­
мательно отнеситесь к нашим рекомендациям.
Во-первых, недопустимы реакции психотерапевта,
основанные на его собственных стратегиях совладания
с травмой. К ним относятся, например:
♦ Гиперкомпенсаторные реакции: призывы «взять себя
в руки, отвлечься, заняться делом», преуменьшение
значимости страданий клиента («бывает и хуже, вот
у меня...»), гиперопека и спасательство.
♦ Агрессивные реакции: критика, обвинения пострадав­
шего, игнорирование его боли, форсированное погру­
жение в травматические переживания без создания до­
статочной безопасности и ресурса у клиента.
♦ Избегающие реакции: отказ говорить о травмирующем
опыте, уход от темы без объяснений, призывы простить
обидчиков без проработки травматических пережива­
ний, морализаторство, отрицание и преуменьшение
значения травмы («На самом деле родители тебя лю­
бят», «Родителей надо простить, любить» и т. п.).
♦ Присоединение к жертве: погружение терапевта в стра­
дания клиента; фиксация на ужасных последствиях
травмы; инвалидизация клиента, подчеркивание его
неспособности справляться с жизнью из-за травмиру­
ющих событий; ощущение бесполезности и бессмыс­
ленности психотерапии.

Чтобы эти реакции вас не захватили, необходимо, во-пер­


вых, получить опыт успешной психотерапии собственных
травматических переживаний; во-вторых, с помощью обуче­
ния, личной терапии и супервизии научиться распознавать
свои реакции контрпереноса и обходиться с ними; в-третьих,
тренировать осознанность в процессе консультирования, на­
вык находиться в профессиональной позиции; и, конечно же,
в-четвертых, изучать теорию работы с травмой и проходить
учебно-практические семинары, посвященные этой теме.
Во-вторых, приступая к работе с фигурой отца, постарай­
тесь убедиться, что в истории отношений клиента с отцом нет
перечисленных в таблице Франца Рупперта ситуаций (жесто­
кого физического насилия или отвержения, острой потери,
инцеста, а также тех случаев, когда ребенком клиент был сви­
детелем жестокого поведения отца по отношению к другим
членам семьи). Если подобные ситуации имелись, нужно ин­
формировать клиента о необходимости и специфике работы
с шоковой травмой, а также работать с разделением фигуры
отца на обидчика и ресурсный образ, о котором мы говори­
ли выше. Необходимо также оценить степень травматизации
и функциональности отцовской фигуры. Это вопрос веса
травмированной и здоровой, функциональной частей отцов­
ской фигуры. Если перевешивает хороший отец, то имеет
смысл сосредоточить работу на этом аспекте и во вторую оче­
редь работать с травмирующей частью. В этом случае мы вна­
чале накапливаем ресурсы, а потом переходим к переработке
травмы. Если же травмирующая часть серьезно перевешивает,
и это реальная травматизация, а не рассказы родственников
о «плохом папе», тогда вначале необходима проработка бо­
лезненных эпизодов, а потом уже переход к «хорошей» части.
Также хотим обратить внимание терапевтов, что в процессе
вашей дальнейшей работы с ресурсами отцовской фигуры
недопустимы прикосновения, физический контакт с клиен­
том в случае травм насилия и инцеста.
В-третьих, необходимо внимательно наблюдать за ре­
акциями клиента в процессе консультации. Вас должны
насторожить реакции диссоциации, когда клиент расска­
зывает о своем отце абсолютно отстраненно, не в контакте
с чувствами. И напротив, реакции аффекта, когда внезапно
его охватывают дрожь, паника, неудержимые слезы и т. д.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ С ФИГУРОЙ ОТЦА 237


В первом случае за диссоциацией много боли, от которой
отрезан клиент, и это указывает на возможное наличие ш о­
ка и на необходимость быть внимательным и бережным
с этой темой. Во втором случае клиент внезапно попадает
в то самое неконтролируемое состояние, которое характе­
ризует шоковую травму. Ему необходимо оказать помощь
в выходе из аффекта: попросить поддерживать с вами кон­
такт глаз, медленно оглядеться по сторонам, чтобы заме­
тить, что клиент в безопасном месте, напомнить, где вы на­
ходитесь, попросить ощ утить свое тело и пол под ногами,
успокоить дыхание и т. д. Этим техникам и приемам тера­
певты обучаются на специализированных курсах по рабо­
те с шоковой травмой. Вам также необходимо разъяснить
клиенту, что и почему с ним происходит, нормализовать
его реакцию и дать рекомендации, как можно с этим обхо­
диться в будущем.
В-четвертых, не следует идти в работу с шоковой трав­
мой на свой страх и риск. Если вы не обладаете достаточ­
ным опытом и квалификацией, найдите контакты других,
более опытных специалистов, которых вы будете реко­
мендовать клиенту, и предварительно свяжитесь с ними,
чтобы согласовать ваше возможное сотрудничество. Не
пытайтесь преодолеть травму с наскока и тщательно про­
информируйте клиента о важности бережной переработ­
ки травмирующ их событий, не соглашайтесь на его пред­
ложения попробовать разобраться самостоятельно — это
может навредить клиенту. Да и для психолога, не подго­
товленного к работе с клиентом, пережившим глубокую
травматизацию, это может оказаться потрясением, психо­
логически сложной задачей. Не случайно психологи-трав-
матерапевты объединяются в сообщества и рабочие
группы, чтобы оказывать поддержку друг другу, особое
внимание уделяют профилактике профвыгорания и про­
работке своих травм.

238 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


В данном разделе мы бы хотели поделиться нашими мысля­
ми и наблюдениями по поводу психотерапевтической ра­
боты с отдельными наиболее распространенными случая­
ми в практике консультирования.
М ы рассчитываем на то, что эти заметки никоим обра­
зом не станут для вас мерилом истины, непреложными
правилами работы. Скорее мы, как и во всей книге, при­
глашаем вас к диалогу и творчеству. Надеемся, что наши
наблюдения станут для вас отправной точкой в работе
с темами клиента, посвящ енными отцовской фигуре. Не
рамками и стенами, а стартовой площадкой для собствен­
ных открытий.
М ы разделили многообразие тем, с которыми обраща­
ются клиенты, на две категории:
1. «Проблемный папа» — о личных, непосредственных
взаимоотношениях клиента с фигурой отца.
2. «Системные проблемы» — о взаимоотношениях ре­
бенка с родительской парой, а также о влиянии отцовской
фигуры на семейную систему в целом.

Такое разделение кажется нам необходимым, посколь­


ку мы фокусируемся на разных аспектах, используем раз­
ные способы работы в том и другом случае. В первом мы
акцентируемся на индивидуальных особенностях клиен­
та, работе с образом отцовской фигуры, который проеци­
руется клиентом на самого себя и других людей, напри­
мер, партнеров.

240 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


Задача психотерапии — внутриличностная трансфор­
мация образа отца и присвоение, интеграция клиентом
его функций. Во втором акцент ставится на целостной се­
мейной системе. Задача работы — переструктурирование
семейной системы во внутреннем мире клиента, ведущее
к изменению взаимодействия как с членами семьи, так и за
ее пределами.
«ПРОБЛЕМНЫЙ ПАПА»

МНОГО СИЛЬНЫХ И ПРОТИВОРЕЧИВЫХ ЧУВСТВ

Когда клиент вместе с психотерапевтом проходят через со­


противление перед контактом с фигурой отца, соприкасают­
ся с ранними и более поздними воспоминаниями о нем, они
могут встретиться с залежами подавленных чувств. Радость,
тепло, благодарность — и гнев, страх, отчаяние. Любовь и не­
нависть. Очень важно назвать все эти чувства, однако когда их
так много и они такие противоречивые, клиенту бывает слож­
но их вместить и переварить. Нам думается, что когда клиент
был ребенком, особенно в отсутствие поддержки взрослых,
встреча с таким калейдоскопом сильных чувств была просто
невозможна. Клиент мог обходиться с ними, либо полностью
блокируя воспоминания об отце, не соприкасаясь с этим об­
разом, — как мы уже говорили, это достигается ценой утраты
контакта с позитивным опытом, сложностей с присвоени­
ем и интеграцией специфических отцовских черт, ресурсов
и функций — либо по-детски осознавая и помещая в фигуру
отца только хорошие или только плохие черты, и тогда образ
отца у клиента нереалистичен, черно-белый без полутонов,
отец для него святой или чудовище, отчего страдает идентич­
ность, самовосприятие клиента.
Хорошая новость: клиент уже взрослый, и у него доста­
точно ресурсов, чтобы разместить в своей реальности как
хорошее, так и плохое. Один из навыков взрослого челове­
ка — способность к смешанным чувствам без утраты посто­
янства образа или объекта. Это означает, что клиент спо­
собен совместить в образе отца как хорошие, так и дурные
поступки, как позитивные, так и негативные переживания.
При этом отец очеловечивается, его образ становится реа­
листичным, и главное, он никуда не пропадает и не теряет­
ся. Клиент как бы дает ему право совершать как хорошие,
так и дурные поступки, оставаясь все тем же человеком, раз­
деляет свои ожидания от отцовской идеальной роли (а еще
и ожидания матери!) от личности отца, а личность, в свою
очередь, — от его поступков.

ПЛОХОЙ И ХОРОШ ИЙ ПАПА

Для того чтобы это совмещение произошло, необходимо


помочь клиенту упорядочить его сильные, противоречи­
вые переживания. В этом может помочь техника, о кото­
рой мы упоминали, когда говорили о травмирующем отце:
разделение отцовской фигуры на плохую и хорошую. Та­
ким способом мы как бы возвращаемся к детскому одно­
значному восприятию фигуры отца и в то же время имеем
возможность удерживать в поле нашего внимания обе эти
фигуры одновременно.
Плохой папа отличается от травмирующего тем, что для
ребенка он дисфункционален, то есть не насыщает сво­
им присутствием, контактом. Не дает переживания опы­
та уверенности, границ, правильной семейной системы,
устойчивой полоролевой идентичности и социальной
адекватности. Травмирующий отец, как мы помним, несет
потенциальную угрозу существованию, здоровью, досто­
инству ребенка. Плохой папа чего-то не делает или делает

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 243


недостаточно и не так, как было бы хорошо для ребенка.
Травмирующий делает совершенно противоположное: ак­
тивно наносит вред, разрушает.
М ы говорим это для того, чтобы вы как специалисты
почувствовали разницу между сильными чувствами к пло­
хому папе, с которыми мы можем работать, несмотря на их
силу и заряженность, и шоковой травмой, когда необходи­
мо выполнять требования техники безопасности и подклю­
чать специфические навыки и приемы в работе с клиентом
(об этом мы писали выше).

ОСОЗНАНИЕ ВСЕГО СПЕКТРА


ЧУВСТВ К ОТЦУ

Когда клиент способен быть в контакте со своими сильны­


ми чувствами и при этом не выпадать в аффект или дис­
социацию от своих чувств из-за их чрезмерности, это хо­
роший знак. Для того чтобы облегчить этот контакт, мы
можем попросить клиента вначале записать в две колонки
все свои негативные и все позитивные чувства к отцу. М ы
можем предлагать ему рисовать эти переживания или обра­
зы хорошего и плохого отца.

ЧЕРЕДОВАНИЕ
ПЛОХОГО И ХОРОШЕГО ОПЫТА

Важным приемом в такой работе будет предписание кли­


енту чередовать позитивные чувства (рисунки, образы)
с негативными. Это принцип работы, напоминающ ий ти ­
трование в работе с травмой: мы соприкасаемся с тяжелым,
болезненным опытом не сразу во всем его объеме и глуби­
не, а по кусочкам, перемежая его контактом с ресурсами,
хорошими воспоминаниями, позитивными эмоциями. Как
только мы замечаем, что клиент слишком погружается в не­
приятное, нересурсное состояние, мы выводим его в насто­
ящ ий момент и возвращаем к контакту с хорошим опытом
(чувством, рисунком, образом). Теперь вы понимаете, поче­
му мы настаивали на том, чтобы вначале обнаружить хоро­
шие эпизоды в отношениях с отцом: на них нам необходи­
мо опираться, чтобы облегчить контакт с болью клиента.

ПОСТУПКИ ОТЦА

Далее, после работы с чувствами, рисунками и образами,


мы можем предложить клиенту вспомнить и составить спи­
сок конкретных поступков отца, за которые он ему благода­
рен, так как они ему дали что-то важное, чему-то научили.
И поступков (действий или бездействия), которые были для
клиента ранящими, неприятными, повлияли на его жизнь
и развитие ограничивающим образом. Попросите состав­
лять этот список по такому же принципу чередования хо­
рошего и плохого, причем обратите внимание, чтобы хоро­
шие и плохие поступки обладали примерно равным весом
по значимости.
Иногда соблюсти этот принцип не получается. Возмож­
но, папа был действительно очень дисфункциональным
и травмирующим, и тогда необходимо работать с травмати­
ческими переживаниями. Иногда клиенту требуется время
и специальная работа, чтобы достроить реалистичный об­
раз отца (см. раздел по этой теме). А иногда клиент понима­
ет, что хорошее перевешивает, и тогда ощущает прилив сил
и ресурсов.

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 245


РЕШЕНИЯ КЛИЕНТА

Эти списки чувств и поступков можно объединять. Напри­


мер, может использоваться известная техника «факты —
мысли — чувства — решения (действия)», которую можно
адаптировать к работе с образом отца. Попросите клиента
составить таблицу: в одной колонке он пиш ет поступок
отца, в другой — свои мысли и оценки на этот счет, в тре­
тьей — все свои чувства по этому поводу, в четвертой — ка­
кое решение относительно себя он принял в связи с этим,
что делает в своей жизни, опираясь на это решение. Обяза­
тельно пользуйтесь принципом чередования позитивного
и негативного в работе с этой таблицей.

НОВЫЕ РЕШЕНИЯ И ПОВЕДЕНИЕ

По окончании этой работы вы можете помочь клиенту пе­


ресмотреть некоторые из решений, деструктивно влияю ­
щие на его жизнь сейчас. Попросите войти в контакт с ф и­
гурой хорошего отца и спросите, как бы он отреагировал
на такое решение. Основываясь на этих мыслях и инсайтах,
помогите клиенту сформулировать новые решения и соста­
вить список действий, которые помогут ему претворить их
в свою жизнь.

«ДА» И «НЕТ»

М ы считаем, что телесные ощущ ения очень важно вклю ­


чать в работу с фигурой отца. Проделав предыдущую ра­
боту, клиент уже осознает, какое влияние на его решения
оказали те или иные поступки отца. М ы предлагаем закре­
пить результат опытом конфронтации с поступками, кото­
рые причиняли клиенту боль или нанесли вред вследствие
деструктивных решений. А также — символическим при­
своением ресурса, который получил клиент в результате
хороших поступков. М ы предлагаем организовать процесс,
когда клиент взаимодействует по очереди с фигурами хоро­
шего и плохого отца. При этом клиент говорит «да» фигу­
ре хорошего отца, одновременно с этим делая руками мед­
ленные, прочувствованные берущие движения. И говорит
«нет» фигуре плохого отца, делая руками такие же медлен­
ные, отодвигающие движения. М ы рекомендуем выпол­
нять упражнение с соблюдением определенных правил:
♦ движения рук клиента медленные, чтобы не допустить
аффективных реакций;
♦ движения с достаточным усилием, но при этом успеш ­
ные, приводящие к притягиванию или отталкиванию
партнера; для этого терапевт может оказывать некото­
рое сопротивление своей рукой;
♦ для успешного движения клиенту необходимо быть
в контакте со своим центром тяжести, а также быть хо­
рошо заземленным, с устойчивыми ногами, в хорошем
физическом тонусе, но не перенапряженным;
♦ берущее движение из полностью распрямленного по­
ложения руки должно прийти в контакт с телом клиен­
та, чтобы он символически разместил полученный ре­
сурс внутри своего тела (как правило, в области груди,
в сердце);
♦ выталкивающее движение должно быть завершен­
ным, руки клиента должны полностью выпрямиться,
выводя нежелательное воздействие за границы;
♦ дыхание должно быть спокойным, согласованным
с движениями рук: в случае с «брать» присвоение про­
исходит на вдохе, выдох расслабленный, удовлетво­

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 247


ренный; в случае с «отталкивать» движение происхо­
дит на выдохе, вдох радостный, освобожденный;
♦ клиенту рекомендуется следить глазами за рукой, что­
бы движение было связанным, законченным;
♦ важно также быть в контакте с образом отца, соединять
движения со словами «папа, да» и «нет, папа».

ЛЮ БЛЮ И НЕНАВИЖУ

По такому же принципу можно предложить клиенту выска­


зать свои чувства отцу, чередуя позитивные и негативные.
Во всех этих упражнениях консультант не занимает по­
зицию отцовской фигуры, а находится рядом с клиентом,
помогает выполнить упражнение, поддерживает его. Це­
лью данной серии упражнений является уравновеш ива­
ние внутри клиента чувств, связанных с отцом, выражение
и освобождение от них.

« И Д Е А Л Ь Н Ы Й ПАПА»
М ы многократно писали, что с образом идеального отца
сложно обходиться как женщинам, так и мужчинам. Хотя
бы потому, что он не соответствует реальности. Кроме то­
го, женщ ине с идеальным папой сложно отойти от этого
прекрасного образа, она обесценивает мужчин. М уж чины,
в свою очередь, могут отказываться от конкуренции с иде­
альным папой, потому что у него невозможно выиграть.
Это может проявляться как в отдельных узких областях,
так и в выборе направления и способа жизни. Кроме то­
го, мужчина может присвоить теневую часть идеального,
непогрешимого отца, начать конкурировать с ним из этой
теневой части, в которой он плохой мальчик. Цель такой
конкуренции — добиться внимания отца: если не получа­

248 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ется выиграть в том, где отец идеален, тогда я стану самым
ужасным. М ы знаем пример, когда мужчина регулярно
в пьяном виде разбивал свои маш ины. Удивительно, но
всякий раз это происходило практически под окнами от­
цовского офиса.
Повторимся, что для работы с идеальным папой необ­
ходимо достраивать его реалистичный образ (см. «Целост­
ный образ отца»), со всеми его сильными и теневыми сто­
ронами. Наш и наблюдения показывают, что чем больше
реальных достоинств, тем больше бывает и теневых аспек­
тов. Ж енщ инам помимо этого помогает разделение ф игу­
ры отца и партнера-мужчины, о котором мы также говори­
ли выше.
М ужчины, занимающиеся теневой конкуренцией, часто
хотят заслужить одобрение, признание отца, чтобы он гор­
дился ими, — и отрицают это желание из-за его невозмож­
ности, с переживанием которой связано много отчаяния.
В работе с такими мужчинами важно проявлять это отчая­
ние, выводить его из области отрицаемого. М ужчине важно
признать свою потребность в одобрении, признании от­
цом. Тогда становится возможной следующая техника: рас­
сказывать папе о своих успехах, переживая чувство гордо­
сти собой. Проблема в том, что мужчины не рассказывают
отцам об успехах, а порой и не стремятся к достижениям из
страха перед критикой и обесцениванием, которые заста­
вят их вновь пережить вместо гордости фрустрацию и не­
полноценность. Если мы уверены, что реальный отец на
просьбу выслушать и высказать одобрение пойдет сыну на­
встречу, мы можем предлагать клиенту рискнуть и иници­
ировать такой разговор. Если же отец настроен категориче­
ски отрицательно, что редко, но бывает, мы можем вложить
необходимые слова одобрения психотерапевту, как при ра­
боте с идеальными родительскими посланиями («Я горжусь
тобой» и т. д.).

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 249


« ПАПА З Л О Й »
(ДИСТАНЦИРОВАННЫЙ,
ТРАВМИРОВАННЫЙ)
Очень распространенный запрос — когда клиенты по тем
или иным причинам боятся своих отцов. Причем это может
быть как следствием его жестокого поведения, так и про­
явления чрезмерной строгости, завышенных требований
к ребенку. Или непредсказуемости, когда отец может за од­
но и то же поведение и похвалить, и накричать. Или дис-
танцированности, выклю ченное™ отца из контакта, его
погруженности в свои проблемы, когда ребенку боязно об­
ратиться к папе лиш ний раз. В любом случае мы уже знаем,
что причина такого поведения отца не ребенок или окру­
жающие, а его собственная травмированность. Важно разъ­
яснить это клиенту.
В первую очередь у людей со страхом перед отцовской
фигурой возникают проблемы с социализацией, поскольку
их защищенность во внешнем мире страдает. В частности,
им бывает сложно взаимодействовать с представителями
власти, с начальством мужского пола на работе, с преподава­
телями во время учебы, с тренерами, психотерапевтами-муж-
чинами и т. д. Авторитетный, подавляющий, критикующ ий
папа делает самооценку ребенка очень уязвимой, клиенты
признаются, что чувствуют себя ничтожеством, ни на что
не способными в своей жизни. Справедливые требования
начальства они могут воспринимать как личное нападение.
Порой они много усилий тратят на повышение уверенности
в себе, однако пока нет признания от папы, реального или
символического, их самооценка не выравнивается.

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
1. Телесные практики заземления, центрирования, чув­
ствования себя, своих границ. Эти практики помогают кли­
ентам соединиться со своим ресурсом. Кроме того, помни­

250 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


те о предыдущих стадиях работы, где мы искали хороший
опыт общения с отцом.
2. Конфронтация с поведением отца, выражение чувств
ему словами. Упражнения, помогающие найти слова и осу­
ществить конфронтацию, подробно описаны выше. В част­
ности, это техника ««Да» и ««нет»».
3. Предъявление своих потребностей папе. Клиенту важ­
но признать, что он нуждался в признании отца, его одо­
брении, поддержке, безопасности. Ему важно проговорить
эти потребности, а также пережить чувства гнева и печали,
связанные с тем, что эти потребности не были своевремен­
но удовлетворены.
4. Моделирование хорошего опыта на консультации.
В соответствии с актуальными потребностями клиента те­
рапевт выбирает техники моделирования отцовских ф унк­
ций (см. главу «Работа по формированию/восстановлению
отцовских функций»). Клиент в контакте с терапевтом по­
лучает и интегрирует хороший опыт в свою жизнь.

«ЗА ПАПУ С Т Ы Д Н О »
Еще один из распространенных запросов — это пережива­
ние стыда, когда отец ведет себя неподобающим образом.
В этом случае клиент ребенком присвоил переживания сво­
их родителей, которые они не проявили.
Стыд бывает двух видов: социальный, когда я делаю что-
то неприемлемое с точки зрения сообщества, в котором ж и­
ву, и токсичный — когда я стыжусь самого себя, того, что
я такой, какой есть. В первом случае стыд касается поступ­
ков и выступает естественным социальным регулятором,
благодаря которому человек приносит извинения и меня­
ет свое поведение. Во втором стыд затрагивает самоощу­
щение и искажает его, человек начинает переживать себя
плохим. Второй тип стыда вызывает глубокий внутренний
раскол, ненависть к себе, желание «не быть», что приводит

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 251


к плачевным для человека последствиям (потому он и ток­
сичный). В то же время парадоксальным образом решение
«я плохой» приносит некоторое облегчение, как бы избав­
ляя от необходимости изменения своих поступков: «Что же
вы хотите от такого, как я?»
Таким образом, в случае стыда за отца имели место ситу­
ации, когда отец вел себя неподобающим, с точки зрения
окружения, образом. Но по каким-то причинам не признал
своей ответственности, не пережил социального стыда, не
компенсировал нанесенного вреда и т. д. Вероятно, причи­
ной стал токсичный стыд, решение отца «я плохой», с по­
мощью которого он оправдывал свои поступки.
Другой вариант — когда семья, в частности мама, оцени­
вала материальное положение, статус, работу, поведение от­
ца как «недостойные», но при этом продолжала жить с ним,
испытывая внутренний раскол и ничего не меняя в суще­
ствующем положении. В этом случае ребенок присоединяет­
ся к стыду матери. В любом случае ребенок не имеет отноше­
ния к этим переживаниям, это чувства его родителей.

ЧТО ДЕ ЛАТЬ П С И Х О Л О Г У
1. Вернуть «не свои» чувства по адресу, тому из родите­
лей, кому они принадлежат. В этом могут помогать расста-
новочные техники или процесс символической передачи
чувства, когда оно вкладывается в предмет, рисунок, пись­
мо родителю, после чего осуществляется передача, выбра­
сывание или уничтожение предмета (рисунка, письма).
Само собой, не следует передавать предметы реальным
родителям — можно оставить их терапевту или придумать
собственный ритуал уничтожения.
2. Противоположность стыду — гордость. Когда осуще­
ствится процесс освобождения от стыда и сопутствующих
ему чувств — гнева, обиды, печали, — необходимо напол­
ниться гордостью и благодарностью. Терапевт может побу­

252 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ждать клиента рассказывать об отце с гордостью, вспоми­
нать хорошие эпизоды общения с ним.

« Р О Д И Т Е Л И НЕ Л ЮБ Я Т »
(ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ТРАВМЫ)
В этом случае мы имеем дело с симптомами, сложными от­
ношениями, любовной и другими зависимостями, соза-
висимым поведением. Все это — поиск недополученного
в травматичных отношениях с родителями, в частности
с отцом. К сожалению, кроме этих родителей, у ребенка не
было другого опыта, поэтому в своей взрослой жизни он
воспроизводит травматичные паттерны поведения, усвоен­
ные в детстве. Можно сказать, что он ищет любовь там, где
ее по-прежнему нет.
Особенно сложно, когда ребенку внушают, что родители
так выражают свою любовь. Ребенок получает двойные по­
слания, для него любовь связывается с болью, и он считает,
что это правильно, так и должно быть, по-другому не быва­
ет или «не по-настоящему». Или родители утверждают, что
ребенок является причиной неконтролируемого поведения
отца: «Это ты его довел, что отец сорвался. Он напился, по­
тому что ты его расстроил». Ребенок вырастает с самоощу­
щением «я плохой, недостойный хорошего отношения»,
что побуждает его снова и снова выбирать травмирующие
ситуации, ужасных партнеров — и не выбирать хорошее
для себя. Наконец, слабая, зависимая мать может не ставить
границ недопустимому поведению отца, закрывать глаза
на факты насилия, тем самым потворствуя происходяще­
му. В конце концов, родителям, погруженным в свои проб­
лемы, может быть вовсе не до ребенка, он воспринимается
ими как досадная обуза.
Тем не менее ребенок может из последних сил держать­
ся за спасительную фантазию, что родители его любят, что
когда-нибудь они оценят его усилия, придут и утешат. Что
мама просто ничего не знает, что он действительно может
своим поведением изменить отца, спасти мир в семье и т.
д. Позднее уже выросший клиент с большим трудом может
расставаться с этими иллюзиями, потому что ему страшно
потерять и эту малость — надежду, которая поддерживала
его, когда он был маленьким и не мог ни на что повлиять.
Но для взрослого человека спасительным будет как раз
обратное: признание нелюбви родителей, заброшенности,
травмы. Любое исцеление начинается с первого шага —
признания реальности, фактов. Задача терапевта — честно
и прямо говорить клиенту, что такое поведение родителей
не может быть выражением любви.
Клиенту необходимо заручиться поддержкой на непро­
стом пути изменений, чтобы он решился признать нелю­
бовь родителей и отказаться от деструктивных отношений
с ними, партнерами и самим собой. Роль поддержки могут
выполнять другие поколения: образы любимых бабушки
и дедушки, школьного учителя, старшего друга или под­
руги, которые хорошо отнеслись к ребенку. Такой поддер­
живающ ей фигурой на время может стать психотерапевт.
Одной из важных задач психотерапии является овладение
социальными навыками, позволяющими клиенту выстра­
ивать систему поддержки, создавать близкие доверитель­
ные отношения с другими людьми, которые будут для не­
го безопасными и «питающими». Клиента необходимо
побуждать выстраивать отношения за пределами терапев­
тического кабинета — например, в группах самопомощи,
психотерапевтических группах, сообществах по интересам
и т. д. Он может также получать энергию через символиче­
ские фигуры, например, Бога, отцовский архетип и т. д.
Когда клиент рассказывает о пережитой в детстве труд­
ной ситуации, вы можете предложить ввести в этот рассказ
образ клиента-взрослого, авторитетных людей, волшебных
помощников, поддерживающих его-ребенка. Хорошо за­

254 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


рекомендовала себя работа с кистью руки: терапевт пред­
лагает клиенту рассмотреть свою руку и убедиться, что это
ладонь взрослого человека; сравнить ладонь клиента с ла­
донью терапевта, с ладонью ребенка и т. д. Иногда мы да­
же просим написать на ладони возраст клиента, чтобы «за­
якорить» его представления о себе как о взрослом человеке,
способном справляться с ситуацией. При необходимости
мы напоминаем, что клиент может посмотреть на ладонь
и вспомнить, сколько ему лет, где он находится. Когда кли­
ент рассказывает о своих детских переживаниях, мы пред­
лагаем взять руку себя-ребенка в свою ладонь, исцеляя дет­
скую боль своим прикосновением. Важно следующее: мы
не ассоциируем клиента с родительской ролью, с которой
в этом случае связаны травмирующие переживания, — мы
акцентируемся на том, что это я-взрослый помогает себе-
ребенку.
В дальнейшем, когда клиент будет готов, можно про­
водить работу с его чувствами к отцовской фигуре (см.
подраздел 1 «Много сложных и противоречивых чувств»)
и компенсацию отцовских функций (см. главу «Работа по
формированию/восстановлению отцовских функций»).
Эти приемы не заменяют работы с травмой, скорее до­
полняют ее. Однако они являются необходимым звеном,
они позволяют клиенту почувствовать себя устойчиво,
собрать необходимые ресурсы и заручиться поддержкой
внешнего окружения для перехода к работе с ядром травмы.

« ПАПА С Л А Б Ы Й »
В предыдущих подразделах мы рассматривали проблемную
фигуру отца в сильной позиции. Однако огромный пласт
клиентских историй посвящен слабому отцу. Причины, по
которым отец может восприниматься слабым, разнообразны.
В первую очередь это, конечно, психологически отсут­
ствующ ий отец. Его позиция в семейной системе неустой­
чива, его роль непонятна, его функции недостаточны.
Опыт взаимодействия ребенка с отцом беден, эпизоды уча­
стия отца в его жизни редки и однообразны, сведены к сте­
реотипным действиям (пригрозить, дать денег, заставить
выполнять домашние дела и т. д.). Несмотря на внешнее
благополучие такой семьи, в ней нарушена системная ие­
рархия, папа не воспринимается как устойчивая фигура на­
равне с мамой, находится либо в подчиненном положении,
либо и вовсе ощущается за пределами семейной системы.
Следующая причина — дисфункциональная семей­
ная система, в которой мать, как правило, гиперфункцио-
нальна. Она сверхконтролирующая и сверхопекающая, дея­
тельная и спасающая. В этом случае гипофункциональную,
слабую, зависимую роль может брать на себя отец. В каче­
стве причины его слабости могут выступать болезни ф изи­
ческие и психические, разнообразные зависимости, соци­
альная дезадаптация (много лет не работает, живет за счет
жены), судимости и т. п. В любом случае мужчина здесь за­
нимает неравноценную, иждивенческую позицию в семье,
смещается с родительского места в системной иерархии.
Еще один нередкий вариант — сдавшийся отец. Как
правило, это мягкий, доброжелательный мужчина, кото­
рый не привык давать отпор женщине, в первую очередь,
конечно, своей матери. М ы рассказывали об этом в разделе
о мужских сценариях. В конфликтных ситуациях они пред­
почитают уступать жене, соглашаться с ее требованиями,
порой в ущерб своим интересам. Казалось бы, это хороший,
достойный подражания пример поведения супруга и от­
ца. Однако в этом случае теряются важные для отцовской
фигуры функции. Такие мужчины не ставят своим супру­
гам здоровых границ, отчего те, в свою очередь, усиливают
свои посягательства на личную территорию мужа. В резуль­
тате этого у членов семьи теряется важное ощущение защ и­
щенности, источником которой является сильная мужская
фигура, устанавливающая границы. Постепенно создается
впечатление, что в семье главная жена, а муж на вторых ро­
лях, из-за чего нарушается семейная иерархия. Следстви­
ем становятся проявления сопротивления и пассивной
агрессии у мужа, который не выражает свое недовольство
открыто. Зато, словно по закону сообщающихся сосудов,
растет недовольство жены, которая смутно ощущает подвох
в происходящем, но не может установить его причину. Ведь
муж хороший. Для ребенка такая семейная ситуация счи­
тывается как сюжет про злую всемогущую маму и доброго,
но слабого отца, где мать находится опять-таки на власт­
ной, сильной позиции, а отец смещен с родительской роли
практически на детскую.
Таким образом, все клиентские истории про слабого от­
ца — это проблема нарушения супружеских отношений ро­
дителей и, как следствие, семейной иерархии. В результате
чего папа теряется для ребенка как родительская фигура,
которой можно доверять, на которую можно опираться.
У клиента может возникать в связи с этим много сильных
и противоречивых чувств, о работе с которыми мы подроб­
но говорили в начале подраздела о проблемном папе. Кроме
того, здесь отлично работает стандартная стратегия, кото­
рой посвящена вся глава: необходимо проявление фигуры
отца в поле психотерапии, поиск ресурсного опыта взаимо­
действия, восстановление семейной иерархии и компенса­
ция, при необходимости, отцовских функций. Подробнее
о других системных проблемах мы поговорим далее.
СИСТЕМНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

В этой части мы поговорим о проблемах, которые возникают


не столько в отношениях клиента с отцом, сколько на уров­
не отношений в семейной системе клиента: между мамой
и папой, мужским и женским родом и т. д. Поскольку папа
и мама являются для ребенка важными фигурами, образу­
ющими его первичную семейную систему, то и отношения
между ними влияют на всю дальнейшую жизнь ребенка. По­
этому мы будем фокусироваться в большей степени на этих
отношениях, а не конкретно на роли папы или мамы. Тем не
менее, поскольку книга все же посвящена отцам, мы будем
стараться смещать акцент на отцовскую фигуру.

«МАМА С ПАПОЙ РУГАЮТСЯ»

Конфликты — это неотъемлемая часть совместной жизни


людей. Семья, в которой родители время от времени не кон­
фликтуют между собой, — утопия. Тем не менее относиться
к конфликтам в паре или семье можно по-разному и по-раз­
ному с ними обходиться. Разумеется, здесь речь пойдет не
о разовых ссорах и текущих житейских конфликтах, кото­
рые вспыхивают и улаживаются к обоюдному удовлетво­
рению сторон, а о тех случаях, когда клиенты приходят нам
с длительной историей конфликтных отношений между
родителями, когда ссоры или замалчивания существовали
на протяжении продолжительного периода и вели к ухуд­
шению семейной атмосферы и даже разрушению семьи.
Очень важно растождествить конфликт и ссору, по­
скольку эти понятия в бытовом сознании оказываются
слеплены. Конфликт — это противоречие в потребностях,
желаниях и интересах участников. Противоречия между
людьми, даже самыми близкими, естественны. Однако для
определенных семейных систем конфликт переживается
как угроза — личности, отношениям, семье в целом. Исходя
из этого, существуют две основные реакции на него:
♦ избегание;
♦ эскалация.

ИЗБЕГАНИЕ
Когда проявление конфликта кажется невозможным из-за
предполагаемых катастрофических последствий. Предмет
конфликта может быть не столь существенным, однако для
членов семьи само его наличие угрожающе, поскольку их
прошлый опыт переживания конфликтов был разруши­
тельным. Возможно, это детский травматический опыт у су­
пругов, в свою очередь бывш их свидетелями чудовищных
ссор родителей. Или даже события, трагически повлиявшие
на жизнь предыдущих поколений, в основе которых лежал
конфликт членов семьи между собой, с другими людьми,
властями и т. д. В такой семейной системе действует прин­
цип «мир любой ценой», или «худой мир лучше доброй
ссоры». При этом острые углы тщательно обходятся партне­
рами и другими членами семьи, противоречия не разреша­
ются, и конфликт становится скрытым. В этом случае он мо­
жет проявляться косвенным способом — через симптомы,
аффективные вспыш ки на пустом месте, пассивную агрес­
сию членов семьи, а также двойные послания, когда смыс­
ловое содержание сообщений не соответствует их эмоцио­
нальной нагрузке (так называемая неконгруэнтность).
Часто дети в этом случае выступают громоотводом для
копящегося напряжения в семейной системе: с помощью
проблемного поведения, психических отклонений или
психосоматических симптомов они как бы символически
проявляют существующий конфликт в супружеских отно­
шениях родителей.

ЭСКАЛАЦИЯ
Когда конфликт становится поводом для бурного и громко­
го выяснения отношений, с переходом на личности и ис­
пользованием вербального, эмоционального и даже физи­
ческого насилия. Практически любые противоречия могут
быть разрешены путем переговоров. Отсутствие навыка
переговоров и выработки договоренностей, неумение уста­
навливать и поддерживать границы, восприятие супруга
как части себя, который должен хотеть того же, что и я, соб­
ственные травмы, наконец, — все это приводит к неадекват­
ной реакции на противоречия. И тогда вопрос «Кто сегодня
будет мыть посуду?» может стать началом острой ссоры или
холодной войны между супругами. Противоречия при этом
по-прежнему не решаются и растут, как снежный ком. На их
конструктивное разрешение просто не остается ни сил, ни
времени, ни надежды — все ресурсы уходят на ссоры и выяс­
нения, кто прав. Причем со временем, если стиль взаимодей­
ствия супругов не поменяется, нерешенные противоречия
приводят к эскалации ссоры, между мужем и женой нака­
пливается так много негативного опыта, что проще кажется
прекратить отношения, чем пытаться восстановить.
Дети при этом могут оставаться пассивными наблюда­
телями, которые абсолютно беспомощны в том, чтобы пре­
кратить ссору двух важных для себя людей. А могут, напро­

260 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


тив, активно вовлекаться родителями для усиления каждым
своей позиции, что ставит ребенка перед неразрешимой за­
дачей — сохранить хорошие отношения с обоими.

В любом случае дети становятся заложниками неразре­


шенных конфликтов родителей. С одной стороны, они ви­
дят, что конфликт — это действительно угроза отношениям,
а порой и собственной безопасности, физической и психо­
логической. Они не получают навыка адекватного решения
противоречий, наследуют родительский деструктивный
способ обходиться с ними (замалчивать или нападать на оп­
понента). С другой стороны, для конфликтующих супругов
не редкость противоречивые родительские предписания,
когда мама говорит одно, а папа другое. Это дезориентиру­
ет, запутывает ребенка, лишает ощущения устойчивости.
Всем родителям знакома ситуация, когда ребенок «идет враз­
нос» в обществе двух взрослых, чьи требования к нему не
совпадают. Длительное нахождение ребенка в таких усло­
виях приводит к серьезным нарушениям, вплоть до эмоцио­
нальных срывов и неуправляемого поведения. Став постар­
ше, ребенок научается использовать противоречия между
родителями в своих интересах, манипулировать ими, а это
ведет к утрате ими родительской позиции и доверия со сто­
роны ребенка. Он понимает, что родители — не те люди, на
которых можно положиться, и, несмотря на все преимуще­
ства своей роли серого кардинала, чувствует себя весьма оди­
ноко и уязвимо. А самое главное — конфликт двух важных
людей, мамы и папы, переносится во внутренний план, ста­
новится причиной глубокого внутреннего раскола. О том,
какие последствия во взрослой жизни это имеет, мы расска­
зывали, в частности, когда речь шла о мужском сценарии
«Между двух огней», а также в разделе об идентичности, ко­
гда буквально невозможно быть похожим на папу и на маму:
делаю по-папиному — вина, по-маминому — тоже...
Нам известны случаи, когда показания детей требовали в суде
в процессе развода родителей. Все взрослые люди, с которыми
мы об этом говорили, испытывали глубокое сожаление, что им
пришлось в этом участвовать, и сильнейшее чувство вины. Кто-
то корил себя, что не смог ничего сказать против отца, чтобы
защитить маму. А кто-то, напротив, дав показания, винил себя
в предательстве отца. Эти чувства они пронесли с собой через
всю жизнь, сформировав соответствующий образ себя-«пло-
хого». Что, в свою очередь, разрушительно сказывалось на их
собственных отношениях и образе жизни, который они вели,
наказывая себя и расплачиваясь за свою мнимую вину.

ЧТО ДЕЛАТЬ ПСИХОЛОГУ

ВОССТАНОВЛЕНИЕ
С Е М Е Й Н О Й И Е Р А Р Х ИИ И СЕ ПА Р А Ц ИЯ :
УЙТИ С Л И Н И И ОГНЯ
М ы заметили, что клиентам крайне непросто бывает рас­
статься со своей ролью, на которую их «назначили» в семей­
ной системе. Когда в семье нет навыка взаимодействовать на­
прямую —выражать чувства, прояснять ситуацию, замечать
противоречия и вырабатывать договоренности, — супруги
прибегают к ребенку как одному из возможных посредни­
ков в решении своих проблем. Ребенок становится стабили­
затором неустойчивых отношений своих родителей. Благо­
даря этому особенному месту он чувствует свою нужность:
«пока я это делаю, родители меня не оставят, будут вместе».
Таким образом он пытается восполнить недостаток эмоцио­
нального контакта, привязанности в отношениях с папой
и мамой, слишком озабоченными проблемами, чтобы обе­
спечить свои родительские функции. У клиента возникает
закономерный вопрос: «с чем я останусь, если откажусь и от
этого?». Кроме того, у него сильны детские катастрофиче­
ские ожидания, многократно подтвержденные личным опы­
том: «стоит мне только немного выпустить отношения роди­
телей из своих рук, как тут же все рухнет».
Наша задача как терапевтов — обратить его внимание
на то, что плата за такую сделку слишком высока. Держась
за роль утешителя, миротворца, хранителя секретов или
эмоционального партнера родителя, клиент теряет свое
собственное место в семейной системе — место ребенка
своих родителей. А между тем ребенок не может помирить
родителей — это задача, на которую у него нет ни полно­
мочий, ни ресурсов. Более того, у родителей появляется
шанс по-настоящему разобраться в своих отношениях,
только когда они начинают заниматься ими напрямую,
без использования детей и других посредников (работы,
зависимости, любовников) в качестве буфера или громо­
отвода. И уход клиента с привычной роли может сделать
этот процесс возможным, поскольку родителям придется
приспосабливаться к изменившейся ситуации.
Зачастую психотерапевту приходится многократно пре­
одолевать отрицание клиента, возвращая его в реальность
от фантазий всемогущества, управления родителями, их
отношениями. Простые вопросы — получалось ли у него
помирить их в течение всех прошедших ...дцати лет, как он
сам себя чувствует, когда это делает, чего бы ему хотелось —
позволяют клиенту констатировать, что он потерпел неу­
дачу. И тогда у него появляется шанс наконец-то сепариро­
ваться от родительской системы, отделить себя от решения
их проблем и конфликтов и заняться собственной жизнью.
В ситуации острого или хронического конфликта роди­
телей мы просим клиента занять то место, которое, по его
мнению, он занимал тогда (а порой продолжает занимать,
уже будучи взрослым). Часто мы видим при этом, что кли­
ент буквально находится на линии огня в отношениях
между родителями. Иногда он располагается посередине,
иногда к кому-то из родителей ближе, выражая свою лояль­
ность маме или папе. В этом случае мы предлагаем клиен­
ту уйти с линии огня, найти другое хорошее, безопасное
место для себя. Если клиент выражает опасения, что с его
уходом все рухнет, мы предлагаем поэкспериментировать
и сравнить свои ощ ущ ения на привычном месте и на но­
вом. Можно также предлагать побыть на месте родителей
и сравнить их переживания до и после перемещения кли­
ента. Хорошо такие упражнения проводить в группе, ко­
гда есть возможность назначить на роли родителей других
участников и получить обратную связь от них. Благодаря
таким процессам у клиента появляется возможность попро­
бовать в безопасном пространстве другие, непривычные
способы взаимодействия. Получив позитивный опыт из­
менений, гораздо сложнее мириться с существующим де­
структивным положением дел. Но выбор, менять ситуацию
или нет, остается все же полностью за клиентом — мы как
терапевты можем лиш ь информировать и делать наглядны­
ми последствия его собственных действий.

ОТДАТЬ О Т В Е Т С Т В Е Н Н О С Т Ь
ЗА К О Н Ф Л И К Т ЕГО У Ч А С Т Н И К А М
Когда клиент уходит с линии огня родительского конфлик­
та, у него появляется возможность стороннего взгляда.
Здесь он замечает, что не может нести ответственность за
отношения родителей, как не может и защищать кого-то из
них, поскольку именно родители являются авторами своих
отношений, и это они обязаны обеспечить ребенку хоро­
шие условия для развития, а также позаботиться о решении
своих проблем и противоречий. Они — большие, а ребе­
нок — маленький.
М ы предлагаем клиенту в символической форме отдать
родителям ответственность за их ссоры. Это может выглядеть
как передача предмета, рисунка, мешка с мусором, камней
и т. д. Психотерапевт может предлагать клиенту разместить
фигуры родителей в пространстве относительно себя, орга­
низовывать диалог клиента с этими фигурами в процессе пе­
редачи ответственности. Клиент может проговаривать свои
чувства символическим папе и маме, делать шаги от них, по­
ворачиваться к ним спиной, двигаясь в свою жизнь, — сло­
вом, пробовать в пространстве терапии отсоединяться от
них и встречаться со своими чувствами в этом процессе.
Для того чтобы закрепить полученные изменения и ин­
сайты в жизни клиента, психотерапевту необходимо также
много внимания уделять работе с его границами, его спо­
собностью к дифференциации: где его собственные чув­
ства, мысли, поведение, а где — ответственность других лю ­
дей, в том числе родителей, партнеров и т. д.

ПР АВ О Л Ю Б И Т Ь И МАТЬ, И ОТЦА
Когда между родителями много плохого, часто становится
актуальным вопрос лояльности клиента одному из родите­
лей. Как мы уже говорили, для ребенка невозможен выбор
между папой и мамой — ему важно выбирать их обоих, лю ­
бить обоих, чувствовать принадлежность и к матери, и к от­
цу, гордиться этой принадлежностью. Однако, видя стра­
дания родителей, и особенно матери, ребенок оказывается
в замешательстве. Особенно когда от него напрямую запра­
ш ивают поддержки, сочувствия и содействия против «пло­
хого» родителя — в подавляющем большинстве случаев
им является все же отец. Кроме того, существует запрет на
агрессию к матери, имеющий истоки в младенчестве, когда
от нее зависело выживание и благополучие, и поддержива­
емый социально. В результате чего гнев клиента на родите­
лей за конфликт целиком проецируется либо на более без­
опасную фигуру (например, отсутствующего в результате
развода отца), либо на самого себя.
В процессе психотерапии нам бывает необходимо легали­
зовать право клиента испытывать самые разные чувства как
к отцу, так и к матери. Как гнев, так и любовь. Наша задача —
донести, что он может продолжать любить и мать, и отца, не­
смотря на все их сложные чувства друг к другу. Когда клиент
находился на линии огня, это позволяло ему поддерживать
контакт с обоими, пусть и негативно заряженный. Однако
мы можем предлагать ему восстанавливать полноценный,
непосредственный контакт с обеими фигурами: отдельно
с фигурой матери и отдельно — с фигурой отца. Проговари­
вать в этом символическом контакте, в пространстве психо­
терапии, все свои чувства, связанные с их тяжелыми отноше­
ниями. Замечать их чувства, отделять от своих и иметь право
на свою точку зрения, свое мнение: «Мама, я вижу, что тебе
тяжело, и я все равно люблю папу. Папа, я люблю и маму,
и тебя. Мне так больно, что вы ссоритесь! Но я ничего не мо­
гу с этим поделать. Это ваше дело».

КОМПЕНСАЦИЯ РОДИТЕЛЬСКИХ ФУНКЦИЙ


(ОТЦОВСКИХ И МАТЕРИНСКИХ)
В результате может актуализироваться тема недополучен­
ных вследствие конфликта родительских функций, в част­
ности отцовских, работа с которыми была описана выше.
Клиенту также бывает необходимо пройти через разные
стадии переживания невосполнимой утраты (отрицание,
торговлю, гнев и горевание), ведь невозможно вернуться
назад в прошлое, невозможно поменять родителей и от­
ношения между ними, несмотря на все детские и взрослые
старания. Даже если родители делают попытки компенси­
ровать «недоданное», это может ощущаться неуместным:
взрослому человеку такая опека кажется обузой, навязчиво­
стью, «не по адресу». Только решимость клиента самостоя­
тельно заполнить пробелы, получая новый опыт в контакте
с терапевтом, другими людьми и с родителями, на основе
выстроенных заново границ в отношениях с ними, способ­
ствует компенсации недополученного.

П РИСО Е ДИ НЕ Н ИЕ К РОДИТЕЛЯМ
Ч Е Р Е З Р Е С У Р С Н Ы Е ЧАСТИ ОПЫТ А
Наконец, клиенту важно отразить, что он может присое­
диняться к родителям, переживать свою принадлежность
и лояльность не только через участие в их конфликтных от­
ношениях, но и через те сильные, позитивные, ресурсные
аспекты как отца, так и матери, которые оказались погребе­
ны под тягостным опытом родительских ссор. Как мы уже
говорили, чаще приходится выводить из тени именно отца,
поскольку мама в глазах семьи и общества зачастую являет­
ся пострадавшей стороной конфликта. А если в результате
родители разводятся, ребенок остается чаще всего, опять
же, с мамой, которая, таким образом, остается более из­
вестной и понятной ему, чем отец, особенно если контакт
с ним оказывается прерван. Для нас важно не выяснять,
кто был причиной конфликта, тем более что в семейной
системе ответственны за отношения в равной степени оба
супруга, и когда один ведет себя деструктивным образом,
ответственность второго — выставить такому поведению
адекватные границы. Важно помочь клиенту обнаружить
хороший опыт взаимодействия с родителями (и родителей
между собой). Об этом мы много говорили в главе «Поиск/
реконструкция ресурсного опыта». М ы предлагаем клиен­
ту присоединяться к обнаруженным хорошим частям па­
пы и мамы, находить позитивное сходство с родителями:
«я, как папа, умный», «я, как мама, красивая»...
Есть очень изящ ные техники, направленные на подоб­
ную интеграцию. Например, работа с руками: предложите
клиенту поместить папу в одну руку, а маму в другую, после
чего попросите его медленно сводить, соединять свои ру­
ки, наблюдая, как происходит объединение родительских
фигур на уровне тела. Или работа с векторами в процессу­
альном подходе, когда родители представляются и изобра­
жаются в пространстве в виде двух разнонаправленных
векторов, а задача клиента — построить и прочувствовать
собственный, третий вектор движения и развития, который
отчасти является производным от родительских, а отча­
сти — выражением воли клиента. Как обычно, мы предлага­
ем проявить творчество, используя техники наиболее близ­
кого вам подхода. Важен результат: соединенность клиента
с ресурсными проявлениями родительских фигур, возмож­
ность на этой основе сформировать устойчивый позитив­
ный образ «я», примирить свои внутренние части, обрести
целостность.

РЕБЕНОК ЗАНЯЛ МЕСТО ОТЦА В СЕМЬЕ:


«ВМЕСТО ПАПЫ?»

Нарушение семейной иерархии проявляется в том, что ре­


бенок занимает папино место в семейной системе. Это слу­
чается, когда отец исключен из семейной системы: ушел,
умер или психологически отсутствует. Причем на место
«эмоционального супруга» своей матери могут попадать
как мальчики, так и девочки. Дети при этом могут быть
очень успеш ны в социуме, много зарабатывать. Замечено,
что на это место проще попасть старшим детям, посколь­
ку родители автоматически возлагают на них ответствен­
ность за младших детей. Единственные дети также легко
смещаются на место отсутствующего отца, поскольку к ним
предъявляется много родительских ожиданий и проекций:
«На тебя вся моя надежда, я в тебя столько вложила!», им
проще попасть в симбиотические отношения: «Ты у меня
один остался!» Как правило, в эту позицию попадают де­

268 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


ти от 5 до 12 лет, на которых уже можно переложить часть
обязанностей и ответственности. Проблема в том, что уро­
вень ответственности, которую складывают на этих детей,
несоразмерен с их возможностями в данном возрастном пе­
риоде. У них нет ни ресурсов, ни полномочий, чтобы справ­
ляться с такой нагрузкой. Например, пятилетнего ребенка
заставляют заботиться о младенце и наказывают, когда он
не справляется. Или мать говорит сыну: «Ты теперь глава се­
мьи, за отца». Или делится с дочерью трудностями отноше­
ний с отцом, транслируя мысль «ближе тебя у меня никого
не осталось».
Взрослых, которые продолжают замещать отца в семье,
можно определить по следующим признакам. Во-первых,
они гиперфункциональные: сверхответственные, сверх­
контролирующие, сверхпунктуальные, сверхзаботливые,
часто перфекционисты. Такие качества нередко способ­
ствуют их социальному, карьерному успеху. И в процессе
консультации вы обратите внимание на их сверхактив­
ность: вам порой трудно будет вставить слово, они много
знают сами и много чего делают самостоятельно.
Во-вторых, общаясь с ними, вы заметите, что они нахо­
дятся в родительской позиции по отношению к окружаю­
щим, взаимодействуют «сверху». Детская позиция у таких
людей чрезвычайно подавлена, им сложно соприкасаться
со своими чувствами, импульсами и желаниями, особенно
исходящими из «детского» состояния. Они скорее расска­
жут вам, чего «правильно» хотеть и делать, и вы ощутите их
рассогласованность, разъединенность с собственным «я».
В-третьих, их представления о партнере и семье часто
жесткие, с огромным количеством предъявляемых требо­
ваний. Вы можете от них услышать, что они прекрасно
знают, какого партнера хотят видеть рядом с собой, каки­
ми должны быть хорошие отношения и как правильно
воспитывать детей. И в этом заключается подвох для них.

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 269


Они «знают» о том, какой должна быть семья и отношения,
на уровне идеи, идеала, который не бьется с реальностью.
Такая идеализация может быть связана с решением «я не
буду как отец», «в моей семье все должно быть по-друго-
му, наилучшим образом», что вызывает у потенциальных
партнеров ощущение чрезмерного давления, требователь­
ности, необходимости «соответствовать». А главное, такие
люди привыкли опираться в сложностях только на себя, не
ждут от партнера равноценного вклада. Напротив, реаль­
ный партнер, человек со своими ожиданиями, привычками
и особенностями, не вписывается в построенный ими иде­
ал семьи. А семья — это все же сочетание стремлений двух
людей, а не реализация плана кого-то из них, даже самого
прекрасного.
В-четвертых, они с трудом создают свою семью, посколь­
ку семейные отношения связаны для них с ощущением
непосильной ноши. С одной стороны, это результат непо­
мерных требований, которые они выставляют не только
партнеру, но и себе. Высокие идеалы — это палка о двух
концах, больно бьющ ая по оценке собственных способно­
стей создать семью. С другой стороны, их бессознательный
страх перед непомерной тяжестью семьи, которая погребет
их индивидуальность, родом из их детства. Ведь в том воз­
расте, когда они были вынуждены отвечать за маму, они
действительно не могли справиться с такой нагрузкой, са­
ми нуждались в заботе и поддержке. К тому же они часто
были вынуждены отказаться от игр со сверстниками, сво­
их увлечений и интересов, детских проявлений слабости
и непосредственности, поскольку рано возникла необхо­
димость «стать взрослыми» и нести тяжесть жизни на своих
плечах вместо отца.
В-пятых, им сложно отойти от матери, уйти с уже при­
вычного места отца в отношениях с ней. Этому способ­
ствует многое: и легкость привычной роли, и тесная сим-

270 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


биотическая связь, и иллюзия особой важности, и страх
перед сепарацией и возможным одиночеством (и у мате­
ри, и у взрослого сына/дочери). Сложность создавать свои
взрослые отношения и семью, таким образом, связана еще
и с тем, что место партнера занято мамой. Уйти от матери
к партнеру означает столкнуться с упреком «И ты туда же!»,
риск оказаться в том же положении, что и отец когда-то.
А тянуть с такой же отдачей еще одни отношения невоз­
можно, особенно в свете детских впечатлений о «тяжелой
ноше» семьи. Боливар двоих не выдержит, придется выби­
рать, а это новый виток страхов перед предательством или
мамы, или партнера.
Наконец, клиент может идентифицироваться с утрачен­
ным отцом, занимая его место. Особенно когда папа умер.
Часто при этом его образ идеализируется. А для ребенка
занять его место означает возможность носить папу «в се­
бе» и не сталкиваться с болью утраты. Например, ребенок «
принимает решение, что папа просто «исчез» или «заве­
щал» заботиться о матери вместо себя. М ы сталкивались со
случаями, когда у клиентов буквально есть место в теле, где
они носят папу. Или, когда мы просили их обозначить свои
личные границы веревочкой или линией, в очерченном
круге было явно место не только для клиента — он смещал­
ся к одному из краев, как будто там должен быть кто-то еще.
При исследовании, для кого это место, выяснялось, что там
символически находится отец.

СТРАТЕГИЯ РАБОТЫ

Возвращение в детскую позицию


Когда клиент занимает в семье место своего отца, мы стал­
киваемся со сложностями возвращения ему детской позиции,
описанными ранее в стратегии работы с конфликтующими
родителями. Человеку трудно и страшно уйти с такого важ-

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 271


ного места в родительской системе. Для него это значит поте­
рять контроль и мнимые привилегии, остаться один на один
со своей сепарационной тревогой, необходимостью выстраи­
вать живые, непредсказуемые отношения. Все, что мы писали
в стратегии работы раздела «Мама с папой ругаются», приме­
нимо и для этого случая. Нам необходимо, установив довери­
тельный контакт с клиентом, бережно конфронтировать с его
выбором оставаться на месте отца. Предлагать смотреть и дви­
гаться в сторону сепарации от матери как шанс создать соб­
ственные здоровые отношения, проживать свою жизнь. Для
этого необходимо вначале вернуть себе утраченное место ре­
бенка в своей родительской семейной системе, рядом с боль­
шими папой и мамой, которые являются парой, а значит,
место партнера рядом с мамой занято. Скорее всего, этот про­
цесс будет проходить через символическую и даже реальную
конфронтацию со стремлением матери удерживать клиента,
сына или дочь, на этом месте. Поэтому психотерапевту важно
предупредить клиента об этом, быть готовым поддерживать
его в сепарации и конфронтации.

Пережить утрату
Когда мы работаем с клиентом, занявшим отцовское ме­
сто, мы часто встречаемся с непережитыми чувствами, свя­
занными с уходом или смертью отца. Как любая потеря, это
событие сопровождается целым спектром переживаний,
которые делятся на следующие группы или этапы:
♦ Отрицание
♦ Торг
♦ Гнев
♦ Печаль
♦ Принятие.

В психотерапии, следовательно, мы можем встретиться


со следующими реакциями клиента:
♦ Отрицание, когда чувства оказались полностью бло­
кированы, и в результате терапии они актуализиру­
ются. Одна из форм — вышеописанное соединение
с фигурой отца, позволившее сохранить ощущение
его присутствия и не встречаться с тяжестью потери,
непереносимой в тех обстоятельствах для ребенка.
♦ Ожидание, что «папа вернется, если я буду вести себя
хорошо». У взрослых оно может проявиться в фантази­
ях, что «хороший» партнер (учитель, начальник, пре­
зидент) должен возместить то, чего не дал отец. Так
проявляется реакция торга с обстоятельствами, кото­
рые сложно принять.
♦ Гнев, что отец покинул, когда в нем так нуждались,
и ребенком клиент был вынужден нести непосиль­
ный груз ответственности. Причем не только за самого
себя, что уже сложно для ребенка, но и за других детей,
за мать, за семью в целом.
♦ Печаль и боль, которая так долго не находила выхода.

При выраженном отрицании психологу необходимо


брать на себя функцию проявления реальности. Зачастую
наша помощь заключается в повторении фразы «Отец ушел»
или «Отец умер», чтобы клиент мог встретиться с этим фак­
том. М ы призываем психологов избегать приукрашиваю­
щих реальность эвфемизмов, которыми предпочитают поль­
зоваться клиенты. Например, об умершем отце часто говорят
«он ушел», об ушедшем — «у меня нет отца» и т. д. Нам важно
прояснять, что имеется в виду, и называть вещи своими име­
нами, чтобы у клиента была возможность преодолеть отри­
цание и встретиться с подавленными чувствами.
При выраженной фазе торга мы предлагаем клиенту
сравнить две позиции: папу носить внутри — или опирать­
ся на поддержку папы. М ы организуем процесс, в котором
клиент может сравнить ощущения от первого и второго
способа обходиться с фигурой отца. Например, мы можем
предложить мысленно соединиться с фигурой отца в одно
целое. Затем мысленно отделить фигуру отца от себя и по­
местить ее за спину, ощущая поддержку и опору. Техниче­
ский способ не столь важен — главное, чтобы клиент по­
лучил опыт вынесения образа отца изнутри вовне, сделал
выбор, что для него лучше.
Часто клиенты ощ ущают себя большими, грандиозными
по сравнению с родителями, одного размера с мамой или
папой или даже больше их. Так проявляется их способ при­
способиться к ненадежности родителей, их неумению спра­
виться с жизнью и дать ребенку ощущение необходимой
защищенности. В этом случае мы просим клиента «умень­
шиться» до своего детского размера, чтобы прочувствовать
хорошую семейную иерархию, когда папа и мама — пара,
они родители, большие, а клиент — ребенок, маленький.
М ы также помогаем клиенту осознать все его чувства к от­
цу, связанные с потерей, и выразить их его фигуре. О том,
как это можно делать, мы писали ранее в разделе «Много
противоречивых чувств». Если чего-то в отношениях с от­
цом не хватило из-за смерти или ухода, важно также это на­
звать и признать. Тогда для клиента откроется возможность
компенсировать отсутствующее. Причем не за счет неосо­
знаваемых требований к партнеру и окружающим, а со­
знательно и ответственно запрашивая необходимую помощь
и самостоятельно организуя свою жизнь, чтобы в ней было
место контакту с отцовскими функциями и энергиями, на­
пример, на приеме у терапевта, в группах поддержки, в отно­
шениях наставничества, в прямых просьбах к партнеру и т. д.

Признание отцовского места в системе


Необходимо специально посвятить этому время, чтобы
фигура отца, возвращенная на свое место, обрела устойчи­
вость после стольких лет отсутствия и умолчания. Клиент
может выражать свое уважение и благодарность, любовь
к отцу. Он может перечислять все, чему успел научиться
в контакте с ним. Просить о благословении, защите и руко­
водстве в каких-то своих делах. Изучать информацию о сво­
ем отце, его детских годах, юности, его родителях, о его
встрече с мамой, историю их отношений. Все это напол­
нит фигуру отца смыслом и плотностью. Опираясь на этот
образ, клиенту будет проще осуществить компенсацию
недополученных отцовских функций в процессе психо­
терапии (см. раздел «Работа по развитию/восстановлению
отцовских функций»).

ТАЙНА ОТЦОВСТВА: «КТО МОЙ ПАПА?»

Пожалуй, крайней степенью заговора молчания вокруг от­


цовской фигуры является тайна отцовства, один из распро­
страненных видов семейных тайн. Периодически психолог
в терапевтической работе встречается с самыми разноо­
бразными скелетами в шкафу, которые так или иначе про­
являются в семейной системе клиентов. М ы говорим здесь
не столько о тех случаях, когда клиент знает, что у него отец
«неизвестен» или не тот мужчина, который его воспиты­
вал, — тут мы скорее будем побуждать клиента выяснять
информацию о родном отце, насколько это возможно в его
условиях, чтобы укрепить расплывчатую самоидентифика­
цию. Иногда отправной точкой для укрепления идентично­
сти, образа «я», служит любая мелочь — например, один из
клиентов вспоминал, что мама говорила о форме носа, ко­
торой он «весь в отца», и, присвоив это, почувствовал силу
и опору. В данном подразделе мы фокусируемся на случаях,
когда отцовство скрывается, причем порой не только от ре­
бенка, но и от других, включая супруга.
Нам не столь важно, почему мать и в некоторых случаях
отчим или другие родственники решают сохранить тайну
реального отцовства. Зачатие ребенка вне брака — весь­
ма распространенная ситуация, которая тем не менее по
вполне понятным причинам является табуированной для
обсуждения с кем бы то ни было, в том числе с психологом.
М ы полагаем, что в будущем, с развитием медицинских тех­
нологий, все больше будет появляться детей, зачатых через
банк доноров-отцов, и эта тема также рискует стать запрет­
ной. И тем более важно, на наш взгляд, говорить об этом,
насколько возможно. И вот почему.
Вокруг любой тайны в отношениях между членами се­
мьи появляется эмоциональная заряженность. И это ника­
кая не мистическая энергия, а особенное отношение, кото­
рое проявляется подспудно, между строк. Скорее даже не
в самих словах, а в невысказанном. В интонациях и паузах,
взглядах и прорывающихся эмоциях, в общей напряженно­
сти при соприкосновении с определенными темами, свя­
занными с тайной. И если на сознательном уровне тайну
удается сохранять и поддерживать, то на бессознательном
мы словно считываем диссонанс через завесу умолча­
ния. Происходит рассогласование сознательного и бессо­
знательных сигналов, и человек, не знающ ий о тайне, ощ у­
щает ее как морок, запутанность. Если вы смотрели фильм
«Шоу Трумана», то вы поймете, о чем это: постоянное ощ у­
щение, что здесь что-то не так, не имеющее под собой как
будто никаких оснований.
Ребенок, растущий в атмосфере семейной тайны, и кон­
кретно тайны отцовства, так или иначе реагирует на эту
особую заряженность вокруг темы и фигуры отца. Ощущ е­
ние запутанности, рассогласованности, нереальности про­
исходящего может быть столь сильным, что в буквальном
смысле сводит с ума. Безусловно, отчасти эти переживания
ребенок получает в контакте с матерью. Она может выра­
жать двойственное отношение к ребенку, напоминающе­
му своим существованием о мужчине, ставшим его отцом.
Если есть мужчина, который воспитывает ребенка, его от­
ношение также в разной степени может усиливать эти пе­
реживания, независимо от того, знает он о реальном отце
или только подозревает. Можно сказать, что все члены се­
мейной системы, хранящие тайну или бессознательно дога­
дывающиеся о ее наличии, как-то поддерживают этот заго­
вор молчания. Тайна накладывает свой отпечаток на образ
жизни всей семьи. Например, такие семьи более закрыты от
взаимодействия с другими людьми, семьями, социальными
институтами, они как будто в большей степени вынуждены
демонстрировать «приличный фасад», больше озабочены
тем, чтобы «не вынести сор из избы». Члены семьи часто
дистанцированы друг от друга, между ними не принято от­
крытое, прямое общение, выражение чувств также затруд­
нено. В широком ходу двойные послания, эмоции могут
быть неадекватны ситуации (чрезмерны, скудны или не со­
ответствовать происходящему), особенно если затрагивает­
ся область тайны.
В случае тайны отцовства, которую сложно контейни-
ровать взрослым, крайним, принимающим на себя ее по­
следствия становится ребенок, поскольку она напрямую его
касается, можно сказать, размещается на территории его
личности членами семьи, сохраняющими тайну. Конечно,
ребенок как должное впитывает любые семейные правила,
довольно быстро привыкает игнорировать или обходить
круг тем, на которые близкие реагируют неоднозначно.
Однако при этом нарушается его контакт с родителями —
впрочем, любая тайна осложняет контакт близких людей
друг с другом. Страдает также контакт с собой, своими чув­
ствами и с реальностью, тестирование которой на истин­
ность — ложность затруднено при наличии тайны, непо­
средственно связанной с ребенком, его происхождением,
идентичностью. Ему негде разместить свои переживания,
связанные с двойственностью и заряженностью вокруг ф и­
гуры отца и темы отцовства, отношения к себе родителей
и т. д. Ребенок оказывается перед выбором, как справиться
с этим: принять решение, что «с ними что-то не так, раз они
так странно реагируют на меня», прервать контакт с родите­
лями или «со мной что-то не так, если я чувствую странное»,
то есть прервать контакт с собой и/или реальностью. Такие
разрывы контакта могут быть в целом скомпенсированы
и адаптивны. Однако в более тяжелых случаях, при стрес­
совых нагрузках, других травмирующих факторах могут
выливаться в изменения восприятия, мышления, поведе­
ния, в крайних вариантах — в расстройства личности (при­
мер — диссоциативное расстройство). Впрочем, с этими
ощ ущ ениями и особенностями человек может свыкнуться
и прожить всю жизнь, если какое-то потрясение не вскроет
тайну и не расставит вещи по своим местам, дав объясне­
ние всем смутным переживаниям и рассогласованиям с ре­
альностью.
Если вы смотрели другой фильм, «Эффект бабочки»,
и помните сцены перезаписи воспоминаний главного ге­
роя, то можете представить, что примерно так описывают
свои ощущения люди, которые уже во взрослом возрасте
пережили раскрытие каких-либо семейных тайн. Это мо­
жет быть довольно болезненным кризисом, проходящим
все этапы — шок, отрицание, торг, гнев, печаль, — прежде
чем произойдет принятие. Процесс такого переформати­
рования требует времени, однако то, что испытывали на­
ши клиенты при этом, приносило им облегчение, ясность
и устойчивость: «Оказывается, дело не во мне».
Психолог может заподозрить наличие семейной тай­
ны, исходя не столько из фактов, сколько из своих ощуще­
ний — чего-то мутного, непроявленного, какой-то заря-
женности определенных тем, слепого пятна или дымовой

278 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


завесы вокруг них, которые передает ему клиент как бы
между строк. Этот опыт сложно объяснить словами, ско­
рее это ощущения, которые можно научиться вылавливать
и распознавать, если на практике встретиться с такими слу­
чаями. Когда речь идет о тайне отцовства, этот туман, морок
и заряженность связаны с фигурой отца.
Разумеется, мы не можем заявлять наверняка о нали­
чии тайны отцовства. Более того, это так и может оста­
ваться на уровне наших гипотез. Все, что мы можем, — это
проявлять нестыковки и рассогласования, исследовать
муть — в работе с образами, системными расстановка­
ми, рисованием в арт-терапии, трансовыми техниками
(при достаточном уровне квалификации и владения эти­
ми методами). Возможна символическая работа с «чем-то»
скрытым, с осознанием и включением в процесс энергии,
которая появляется. Или «сундук с наследством», откуда
в символической форме (рисунок, коллаж, бусы, камушки,
подборка мелких предметов и т. д.) можно извлечь на свет
что-то важное, забрать с собой хорошее и отдать предкам
то, что пришло в негодность. Однако в отсутствие ф акти­
ческого материала эта работа затруднена и так и остается
на уровне гипотез, если нам не у кого подтвердить или
опровергнуть наш и догадки. Поэтому клиенты с нашей
поддержкой могут реш иться поговорить с мамой, с други­
ми родственниками, чтобы хотя бы попытаться пролить
свет на запретные темы.
Ну и, конечно же, мы можем обсуждать с клиентами, об­
ративш имися к нам по поводу «говорить ли детям правду
об отце», «выяснять ли, кто настоящ ий отец» и т. д., раз­
личные последствия того или иного их выбора. Крайне
важно проявлять тактичность и в то же время информиро­
вать клиента о психологических закономерностях и про­
явлениях, связанных с наличием тайны. М ы не можем
сделать выбор за клиента или навязать его, мы можем об­

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ с ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 279


суждать и поддерживать процесс выбора, собрать ресурсы
и поддержку, если клиент решается на раскрытие тайны,
а также найти наиболее экологичную форму, в которой
рассказать ребенку о родном отце, в соответствии с его
возрастом и возможностями.

РАЗВОД РОДИТЕЛЕЙ: «ОТ КОГО УШЕЛ ПАПА?»

К нам постоянно обращаются клиенты, в жизни которых


часто актуализируется переживание покинутости. Оно мо­
жет быть результатом реальных событий, происходящих
в отношениях (разлука, расставание, измена партнера — то,
что мы относим к взрослым травмам привязанности), а мо­
жет по силе и интенсивности не соответствовать происхо­
дящему.
Тема ревности, переживания предательства и покинуто­
сти своими истоками восходит к отношениям с родителя­
ми, с мамой или папой. И психотерапевту в любом случае
необходимо задавать вопросы об отношениях родителей
и семейной истории клиента.
Как показывает наш опыт, терапевт в работе с этой темой
часто сосредотачивается на ранних детских травмах, на пе­
реживаниях отвержения, потери и покинутости в отноше­
ниях клиента с мамой. Особенно когда речь идет об очень
раннем опыте, часто пренатальном, опыте рождения и т. д.,
появлении сиблингов (братьев и сестер клиента), особенно
одного с ним пола, особенно когда разница в возрасте не­
большая (от года до трех).
Однако мы заметили, что при большей разнице в возрас­
те и независимо от пола сиблингов необходимо учитывать
роль отношений с отцом в переживании детской ревности.
Например, когда девочке кажется, что папа больше любит

280 ВСЕ Д Е Л О В ПАПЕ


сыновей, другую дочь и т. д. Тогда темы конкуренции, со­
перничества и ревности будут перекликаться с этим дет­
ским опытом.
В большей степени такому явлению, как сиблинговая
ревность, подвержены, конечно, старшие дети. Они по­
являются в совершенно иной ситуации, чем младшие.
Единственный ребенок чувствует себя королем семьи, по­
явление младших детей заставляет его переживать себя
«свергнутым с трона». Младшие дети появляются в семье,
где помимо них уже кто-то есть, и для них это нормально.
В многодетной семье некоторые дети (чаще средние) быва­
ют обделены вниманием как матери, так и отца, поскольку
родители могут его уделять более младшим, более бойким
или неблагополучным детям.
Кроме того, роль отца многократно возрастает в пе­
реживании ребенком так называемой эдиповой стадии
психоэмоционального развития (в психоаналитической
концепции 3. Фрейда), или стадии формирования струк­
туры любви и сексуальности (в телесно-ориентированном
психодинамическом направлении «бодинамика» Л. Мар-
чер). Как правило, речь идет о закономерном кризисе в воз­
расте 3-6 лет. То, как ребенку удастся пережить стадию
«любовного треугольника» с мамой и папой, влияет на сце­
нарий его взаимоотношений с партнерами в дальнейшем,
и некоторые аспекты этого влияния мы раскрыли на при­
мере мужских и женских сценариев отношений в соответ­
ствующей главе.
Однако все эти нормативные кризисы в отношениях
с родителями усиливаются и дополняются травматиче­
скими переживаниями, если в семейной истории клиента
произошел развод, расставание родителей. В российской
действительности в ситуации развода подразумевается, что
ребенок остается с матерью, обратные ситуации единич­
ны. И тогда в сознании ребенка, не без влияния родитель­

СТРАТЕГИИ РАБОТЫ С ТИПИЧНЫМИ СЛУЧАЯМИ 281


ских посланий, которые он получает с обеих сторон в этот
непростой для семьи период, формируется убеждение, что
«это все из-за меня, это я плохой (для папы), поэтому он
ушел». Как мы знаем, дети склонны к эгоцентрическому
восприятию происходящего, из-за особенностей детского
мышления в их представлении весь мир вращается вокруг
них, они центр и причина всего. А родители, вместо того
чтобы объяснить, что это не так, в порыве эмоций подтвер­
ждают детскую картину мира: «Папа нас бросил, папа ушел
от тебя». И ребенок делает вывод, с одной стороны, что от­
ношения в принципе не могут быть устойчивы, в них обя­
зательно надо ждать подвоха. А с другой — что он недоста­
точно хорош, его невозможно любить «достаточно сильно»,
если даже папа ушел к тем, кто «лучше него».
Фактически в голове ребенка происходит путаница —
«от кого же ушел папа?». Ведь расставание происходит
в супружеских отношениях. Брак — это результат обоюд­
ного выбора равных взрослых людей. Развод — это факти­
ческ