Вы находитесь на странице: 1из 42

Вера Шмидт

Психоаналитическое воспитание
в Советской России

Доклад о Детском доме-Лаборатории


в Москве

Перевод с немецкого
О т издателей

В ера Федоровна Шмидт (1889–1937)  — российский


педагог и психоаналитик. Она действительный член, а затем
секретарь Русского психоаналитического общества в период его
существования с 1922 по 1930 г.; член Международного психоана-
литического объединения.
В период с 1921 г. по 1925 г. В.Ф. Шмидт — научная сотруд-
ница и, фактически, ответственная за всю педагогическую часть
работы Детского дома-Лаборатории «Международная солидар-
ность». Этот Детский дом стал одним из первых воспитательных
учреждений в мире, где научная и педагогическая деятельность
базировалась на принципах психоанализа. Под руководством заве-
дующего Детским домом проф.  И.Д. Ермакова осуществлялась
планомерная и кропотливая работа по сбору материалов наблюдений
за развитием и проявлением детей. Материалы этих исследований
собирались, систематизировались и хранились В.Ф. Шмидт.
Настоящая книга представляет собой отчет о деятель-
ности Детского дома-Лаборатории, который был передан в Вене
З. Фрейду осенью 1923 г. во время зарубежной командировки
Отто Юльевича и Веры Федоровны Шмидт в  Международное
психоаналитическое объединение. Фрейд высоко оценил описанный
здесь опыт применения психоанализа к воспитанию и предложил
опубликовать текст в психоаналитическом издательстве.
Интерес к этой брошюре проявили многие известные психо-
аналитики, в частности, Анна Фрейд, Мелани Кляйн, Дороти
Бёрлингем, Вилли Хоффер и др. Планировалось издание ее перевода
на английский язык, однако оно не состоялось. Неоднократно эта
работа перепечатывалась в различных изданиях, посвященных
проблемам антиавторитарного воспитания.
Настоящее издание предлагает работу В.Ф. Шмидт в совре-
менном русском переводе. В издание включены также архивные
фотоматериалы, касающиеся деятельности Детского дома; даны
комментарии к некоторым реалиям.

[7]
Психоаналитическое воспитание
в Советской России

Доклад о Детском доме-Лаборатории


в Москве
Предисловие [1]

Н астоящая работа представляет собою доклад,


написанный для  проф. Фрейда и  переданный ему в  Вене
в  октябре 1923 г. [2]. Доклад этот был потом напечатан
на  немецком языке Интернациональным психоаналити-
ческим издательством [3] в  виде отдельной брошюры под
громким названием «Психоаналитическое воспитание
в Советской России» [4] вместо прежнего «Отчет о работе
Детского дома-Лаборатории». На русском языке он был
прочитан в Русском психоаналитическом обществе зимою
1923 г. [5].
Таким образом, в  первоначальном своем виде доклад
этот предназначался для психоаналитиков и потому трактует
очень кратко и сжато обо всем, что касается психоанализа,
и, наоборот, более подробно останавливается на педагоги-
ческой стороне вопроса. Теперь, для русского издания, его
пришлось в  этом смысле немного переделать, расширив
и сделав популярнее все, что связано с психоаналитическим
подходом в нашем Доме.

[ 11 ]
12 Предисловие

Кроме того, первая и вторая главы немецкого издания


выпущены, взамен написана одна лишь первая глава.
Выпущена также шестая глава. Совершенно по-новому
составлено значительно расширенное приложение [6].
I
Внешние обстоятельства в судьбе
Детского дома-Лаборатории

И нтерес к вопросам воспитания, в особенности обще-


ственного воспитания в  детском возрасте, значительно
повысился во время событий последних лет в России [7].
Поэтому в  нашем узком кругу людей, интересую-
щихся психоанализом [8], возникла мысль организовать
детский дом, который мог  бы наряду с  возможностью
для  научного исследования предоставить возможность
поиска новых путей воспитания на основе психоаналитиче-
ских знаний. Для этих целей был предоставлен особняк [9],
Народный комиссариат просвещения выделил денежные
средства, и мы, таким образом, смогли открыть 19 августа
1921 г. Детский дом-Лабораторию, который офици-
ально был присоединен к  Московскому психоневроло-
гическому институту [10]. Во  главе Детского дома стоял
профессор Ермаков [11], руководитель психоаналитического
движения в  России. В  то время в  Москве практически
невозможно было найти подготовленных сотрудников,
которые владели  бы теоретическими знаниями в  области

[ 13 ]
14 Внешние обстоятельства

психоанализа. Поэтому мы вынуждены были довольство-


ваться тем, что привлекали педагогов, которые были заин-
тересованы в особой задаче этого Детского дома и которые
должны были получить дальнейшее обучение в  ходе их
работы.
Мы приняли тридцать детей, которых мы поделили
на три группы следующим образом:
1) группа 6 детей в возрасте 1–1 ½ года [12],
2) группа 9 детей в возрасте 2–3 лет,
3) группа 15 детей в возрасте 4–5 лет.
Их родители принадлежали к различным социальным
слоям, как к  рабоче-крестьянским, так и  к  интеллекту-
альным кругам.
Хотя научная работа была скрыта от посторонних, уже
через три месяца о  ней распространились всевозможные
слухи в городе. По этим слухам в нашем учреждении якобы
происходили ужасные вещи, детей в  целях наблюдения
преждевременно возбуждали в  сексуальном отношении
и  тому подобное. В  связи с  этим органами власти было
назначено расследование. Комиссия по  расследованию,
которая состояла из  детского врача, педагога, психолога
и  представителя комиссариата просвещения, несколько
месяцев работала, проводя заседания, консультации
и тому подобное [13]. В результате голоса разделились. Врач
и педагог высказались в пользу Детского дома и охарак-
теризовали проведенную работу как полезную и  ценную.
Психолог же, напротив, критиковал деятельность нашего
Дома с педагогической и  научной точки зрения самым
жестким образом. Впоследствии Народный комиссариат
просвещения заявил через своего представителя о  своем
нежелании далее содержать Детский дом, мотивируя свое
решение лишь слишком большими затратами на содер-
жание этого учреждения.
В  скором времени Психоневрологический институт,
в котором к тому времени произошла смена директора [14],
и  этот пост занял убежденный противник психоанализа
Внешние обстоятельства 15

профессор  N., провел со  своей стороны ревизию нашего


учреждения. Заключение комиссии по  расследованию
было в  высшей степени эмоционально окрашенным
и  практически уничтожающим. На  одном из  открытых
заседаний профессор N. отругал директора, сотрудников
и  даже детей Детского дома-Лаборатории. После этого
Психоневрологический институт не  только приоста-
новил любую дальнейшую поддержку Детского дома-
Лаборатории, но  и  поторопился идеологически отмеже-
ваться от него [15].
Ввиду такого безнадежного состояния мы оказались
вынуждены распустить Детский дом-Лабораторию.
Однако в тот день, когда это решение должно было быть
обнародовано, к  нам приехал представитель немецкого
Объединения горняков «Унион» [16], который находился
в Москве для участия в одном из конгрессов. Он представил
нам от имени немецкого и русского объединений горняков
предложение о возможности материальной и идеологиче-
ской поддержки нашей научной организации. Фактически
с  того момента (апрель 1922) немецкое объединение
«Унион» снабжало наш Детский дом продуктами питания,
а русское объединение горняков — топливом [17]. Детский
дом был переименован в  Детский дом-Лабораторию
«Международная солидарность». Количество сотруд-
ников, получавших зарплату из  академического центра
Народного комиссариата просвещения, которому подчиня-
лись все научные учреждения республики, было сокращено
в  новых условиях наполовину [18]. Количество детей было
сокращено до 12 человек.
Осенью 1922 г. был основан Государственный
психоаналитический институт [19], к  которому Детский
дом-Лаборатория был присоединен в  качестве вспомога-
тельной организации. Осенью и зимой 1922 г. в Детском
доме два раза была проведена ревизия. Оба раза заклю-
чения о его педагогической и научной деятельности были
в высшей степени благоприятными.
16 Внешние обстоятельства

Это не  помешало тому, что весной 1923 г., когда


не  хватало денег для  содержания самых необходимых
организаций, со  стороны высших органов власти вновь
был поставлен вопрос о  существовании Детского дома-
Лаборатории [20]. Одновременно была вновь развернута
дискуссия о том, насколько вообще желательным является
существование такого учреждения, которое выстраивает
систему воспитания на  психоаналитической основе [21].
Одна часть педагогов и  психологов высказалась «за»,
другая часть — «против». Была снова назначена комиссия,
состоящая из 5 человек, которая должна была наблюдать
за деятельностью дома в течение текущей осени [22]. Таким
образом, дальнейшее существование учреждения и сегодня
еще не определено. Для нас же тот живой интерес, который
педагоги и  психологи проявляют к  применению психо-
анализа в  вопросах воспитания, является самой лучшей
гарантией того, что Детскому дому-Лаборатории удастся
и  в дальнейшем отстоять свое право на  существование
в  качестве одной из  самых необходимых организаций
для современной педагогики [23].
II
Внутренняя организация
Детского дома-Лаборатории

В Детском доме в  настоящее время находятся


12 детей, среди которых 5 мальчиков и 7 девочек.
1. Группа 6 детей в возрасте 3–3 ½ лет [24].
2. Группа 6 детей в возрасте 4–5 лет.
Среди детей первой группы четверо находятся
с  первого дня открытия Детского дома, один больше
года, один четыре месяца. Среди детей второй группы
четверо поступили в Детский дом в первые месяцы после
его открытия, а  двое  — полтора года назад. Как было
упомянуто выше, дети принадлежали к  разным соци-
альным слоям. Некоторые из них были сироты или полу-
сироты. Все дети без исключения психически и физически
нормально развиты [25].
В распоряжении каждой группы находилось по  две
комнаты особняка с  прекрасным садом, одна из  комнат
служила спальней, другая была игровой и  столовой
одновременно. В  наличии имеется также и  изолятор
для больных.

[ 17 ]
18 Внутренняя организация

Уход за физическим состоянием и педагогическое вос-


питание детей осуществляют руководительницы [26], кото-
рые работают посменно в течение 6 часов. Первоначально
в каждой группе было 4 руководительницы, но при сегод-
няшних условиях осталось только 3. (Няней в  нашем
Доме-Лаборатории нет.) В обязанности руководительниц
также входит ведение записей о характере детей, ведение
наблюдений и  дневников, заполняемых ежедневно после
окончания смены [27]. Кроме того, мы имеем ежедневные
записи о  каждом ребенке младшей группы, которые
ведутся непрерывно и  отражают телесные проявления
(в  добавление к  записям о  воспитании чистоплотности),
о количестве часов сна днем и ночью, о состоянии кожи,
аппетита и настроении.
Через определенные промежутки времени подго-
тавливаются характеристики отдельных детей, и  в соот-
ветствии с  потребностями практической работы обсуж-
даются психологические и  педагогические вопросы [28].
Педагогическая и  психологическая работа тесно взаи-
мосвязаны. Педагогическая деятельность основывается
на знаниях психоанализа; в свою очередь она дает психо-
аналитическому наблюдению изобилие материала
для  прояснения нерешенных проблем и  для постановки
новых.
III
Психоаналитическое руководство работой
в Детском доме-Лаборатории

1.  Психоанализ учит тому, что в человеческой психике,


наряду с  сознательной душевной жизнью, существует
огромная сфера бессознательного. Маленький ребенок
в большей степени, чем взрослый, находится под властью
своего бессознательного. Его сознательная личность разви-
вается медленно и постепенно.
Из этого мы делаем выводы для нашей педагогической
работы, что каждый воспитатель должен быть в состоянии
распознать проявления бессознательного ребенка, истол-
ковать их и  отделить от  проявлений сознания. Вместо
того чтобы осуждать ребенка за эмоциональные побуж-
дения, которые идут из его бессознательного и которым он
бессилен противостоять, мы должны помочь ему в их прео-
долении. Таким образом, может, удастся дать ребенку силу
сознания вместо того, чтобы позволить ему почувствовать
свою слабость.
2.  Психоанализ научил нас распознавать два прин-
ципа психического события [29]: принцип удовольствия

[ 19 ]
20 Психоаналитическое руководство работой

и принцип реальности. Маленький ребенок еще полностью


подчиняется принципу удовольствия. Стремление его
влечения направлено на получение удовольствия и избега-
ние неудовольствия, без учета требований реальности.
Таким образом, нашей задачей является постепенно
научить ребенка понимать реальные условия внешнего
мира и  побудить его к  преодолению принципа удоволь-
ствия, к замещению его на принцип реальности.
3.  Психоанализ показал, что это не выдерживающая
критики ошибка — отрицать наличие у ребенка сексуальной
жизни и предполагать, что сексуальность наступает лишь
к возрасту пубертата и ко времени зрелости гениталий [30].
Напротив, ребенок с  самого начала имеет довольно
богатую сексуальную жизнь, которая, однако, органи-
чески не связана с гениталиями и, конечно же, еще ничего
общего не имеет с функцией продолжения рода. Ее можно
было бы, скорее, обозначить как полиморфно-перверсную.
Посредством ряда преобразований из этой инфантильной
сексуальности развивается нормальная взрослая.
Но если инфантильная сексуальность  — биологи-
чески обоснованное закономерное явление, то и ее внешние
проявления являются нормальными и необходимыми фено-
менами, с которыми мы должны считаться во время нашей
воспитательной работы.
4.  Сексуальное развитие ребенка проходит через ряд
сексуальных организаций, которые психоанализ обозна-
чает как прегенитальные фазы, т. к. область гениталий
в них не играет еще главенствующей роли. Одновременно
отношение отдельных сексуальных стремлений (парци-
альные влечения) к их объекту проходит через ряд преоб-
разований, которые ведут от  аутоэротизма (удовлетво-
рение различных зон собственного тела) до выбора объекта
(объединение всех желаний на ином объекте).
Мы облегчим естественное продолжение этого
развития в  том случае, если наша воспитательная работа
примет во  внимание организацию прегенитальных фаз,
Психоаналитическое руководство работой 21

которые проявляются лишь косвенно. Кроме того, мы


должны осознать, что каждый шаг на  этом пути может
привести к подавлению развития, которое делает необхо-
димым наше поддерживающее вмешательство.
5.  Сексуальные стремления детского возраста
претерпевают самые различные судьбы. Они могут быть
отвлечены от сексуальных целей и быть направлены на более
высокие, социальные цели. Такой процесс в психоанализе
называют сублимацией. Но эти же стремления могут быть
также подвержены вытеснению. При этом они удержива-
ются от  достижения своих целей вследствие психических
препятствий и  отсылаются в  бессознательное, сохраняя,
однако, свою энергию, которая в  поисках замещающего
удовлетворения вытесняется в новую колею.
Наше новое понимание инфантильных сексуальных
проявлений могло  бы нам помочь в  том, чтобы посред-
ством правильного педагогического поведения содейство-
вать дальнейшему осуществлению процессов сублимации.
Если  бы таким образом лишь небольшая часть инфан-
тильных побуждений влечения подлежала вытеснению,
а большая часть психической энергии ребенка осталась бы
для осуществления культурных и социальных целей, тогда
для  индивидуума существовала  бы возможность гораздо
более богатого и беспрепятственного развития.
6.  Психоаналитические исследования обнаружили,
что установка ребенка по отношению к его родителям, как
в позитивной, так и в негативной форме, также может быть
перенесена и на замещающих их персон. Такими заместите-
лями родителей являются в первую очередь учителя и воспи-
татели и  (для больных) врач. В  воспитании позитивная
привязанность к замещающим лицам используется для того,
чтобы побудить ребенка к постепенному отказу от принципа
удовольствия и  к  подчинению принципу реальности.
С другой стороны, при негативной установке по отношению
к  замещающему лицу ребенок противостоит требованиям
реальности и враждебно настроен по отношению к ней.
22 Психоаналитическое руководство работой

Наши знания о механизме переноса ставят перед нами


задачу в  интересах педагогической работы позаботиться
о  привязанности ребенка к  воспитателю. От  поведения
воспитателя зависит, получится  ли эта привязанность
позитивной или негативной. Отсюда вытекает необходи-
мость серьезной работы воспитателя над самим собой.
7.  Одна из  предпосылок психоанализа заключается
в том, что в психическом нет случайностей. Все действия,
внешние проявления и внезапные мысли человека, которые
при  беглом наблюдении могут показаться случайными,
при аналитическом рассмотрении оказываются детермини-
рованными бессознательными процессами.
Если мы в нашей воспитательной работе будем придер-
живаться этой точки зрения, то поведение и  различные
внешние проявления ребенка дадут нам массу указаний,
из  которых мы сможем угадать, какие процессы идут
в глубинах его бессознательного.
IV
Общие педагогические принципы
для работы в Детском доме-Лаборатории

1.  Любое воспитание, которое претендует на действен-


ность, должно начинаться уже с  первых дней жизни
ребенка. Известно, что младенческий возраст  — один
из важнейших периодов жизни, в котором закладываются
зачатки всех будущих возможностей развития.
2.  Воспитатель в своей педагогической работе должен
исходить не из теоретических размышлений, а из материала,
который ему предоставляет наблюдение за детьми.
3.  Поведение педагога по  отношению к  каждому
отдельно взятому ребенку должно ориентироваться
на индивидуальные особенности ребенка.
4.  Исходя из  основного положения биогенетиче-
ского понимания детского развития, воспитатель должен
избегать любых субъективных заключений о  внешних
детских проявлениях (особенно бессознательных
побуждений).
5.  Успех воспитания зависит от  выполнения трех
важных условий:

[ 23 ]
24 Общие педагогические принципы

а)  от  установления отношений между воспитателем


и воспитанником (привязанность, перенос, см. выше);
б)  от  развития ребенка в  обществе своих
сверстников;
в)  от установления благоприятных внешних условий,
создания здорового с  педагогической точки зрения
окружения.
6.  В первые годы жизни должны быть прежде всего
выполнены три важные задачи воспитания:
а)  постепенное приспособление к  требованиям
реальности;
б)  овладение процессами выделения;
в)  «прокладывание путей» сублимации инфантильных
проявлений влечения.
V
Педагогические мероприятия
для выполнения основных требований

Отношение ребенка
к окружающим его людям

Отношение между воспитателем и  воспитанником


в  Детском доме-Лаборатории строится на  взаимном
доверии и  доброжелательности. Авторитет воспита-
теля при  этом замещается контактом с воспитанником
(перенос).
В отношениях ребенка с  его товарищами-
воспитанниками также преобладают взаимные симпатия
и  доброжелательность. Согласно нашему опыту такие
благоприятные отношения достижимы лишь в том случае,
когда количество воспитанников для  каждой возрастной
группы не  превышает определенную норму 1. Ребенок
должен чувствовать себя членом определенного сообще-
ства, а не индивидуумом, поглощенным массой.
1
  По нашим наблюдениям, в Детском доме-Лаборатории группы детей
возраста от года до полутора лет должны состоять из 4 воспитанников,
для двухлетних — из 5 и для трехлетних — из 6 воспитанников.

[ 25 ]
26 Педагогические мероприятия

Общественная жизнь лишь тогда сможет оказать


на ребенка благотворное действие, когда он почувствует, что
все члены общества находятся в гармонии друг с другом.

Поведение руководительниц

В Детском доме-Лаборатории нет наказаний.


Руководительницам предписано не  говорить с  детьми
в  строгом тоне. Никакая субъективная оценка ребенка
не  должна высказываться. Похвала или порицание,
по нашему мнению, — непонятные для ребенка выражения
суждения о  нем со  стороны взрослого и  служат лишь
для того, чтобы разжечь его честолюбие либо самолюбие.
Мы всегда стараемся оценивать лишь объективный
результат поведения ребенка, а  не  самого ребенка.
Мы  обозначаем, например, дом, построенный ребенком,
как очень красивый, но не хвалим при этом самого ребенка.
Или, в  случае драки, мы обращаем внимание обидчика
на боль, которую он причинил своему противнику, но при
этом не порицаем его и т. д.
Руководительницы должны в  присутствии детей
вести себя в высшей степени сдержанно. Дети не должны
слышать никаких замечаний по  поводу особенностей
их характера либо поведения. Точно так же необходимо
избегать в  присутствии детей всех разговоров, не  подхо-
дящих для  них. Руководительницы должны очень
сдержанно проявлять нежность и  ласку по  отношению
к детям. Они должны ограничиваться тем, чтобы отвечать
на проявления любви, которые выражает ребенок, сердечно,
но сдержанно.
Бурные проявления любви со  стороны взрослого
(горячие поцелуи, бурные объятия и  т. п.), которые
сексуально возбуждают ребенка и  унижают его достоин-
ство, в  Детском доме-Лаборатории строго запрещены.
Они служат в большей степени удовлетворению взрослых,
чем потребностям ребенка.
Педагогические мероприятия 27

Создание здоровых внешних условий

Мы стремимся к тому, чтобы все окружение ребенка


было соответствующим его возрасту и  его потребно-
стям. Игрушки и материалы подбираются в соответствии
с  духовными потребностями данной возрастной группы
и  одновременно пробуждают стремление к  деятель-
ности, творческие силы и  удовольствие от  исследования.
С возникновением новых потребностей соответствующим
образом производится замена игрушек и материалов.

Приспособление к реальности

Если приспособление ребенка к  реальным внешним


условиям должно происходить без больших трудностей, то
внешний мир не должен представать перед ним как враж-
дебная сила.
Поэтому мы стремимся к тому, чтобы сделать для него
реальность как можно более приятной и  заменять любое
примитивное удовольствие, от которого он должен учиться
отказываться, разумными и рациональными радостями.
Мы, к  сожалению, не  можем избежать того, чтобы
наложить на  ребенка ощутимые ограничения на  удовлет-
ворение его влечений. Ребенок переносит эти ограничения
своей первоначальной свободы неохотно и  тем тяжелее,
чем он младше. Поэтому мы должны стараться, чтобы
требования, которые мы предъявляем в  этом отношении,
были бы облечены по возможности в наиболее приемлемую
форму и лишь постепенно повышались.
Мы можем облегчить ребенку подчинение необхо-
димым ограничениям различными способами:
а)  вместо того чтобы проявляться как произвол
взрослого, требования должны выводиться из  каждо-
дневных условий жизни и распорядка Детского дома;
б)  вместо того чтобы давать ребенку прямые
приказы, которые лишь вызывают его сопротивление, мы
28 Педагогические мероприятия

должны ему — даже в самом раннем возрасте — разумно


объяснить, что от него требуем. При правильном контакте
нам удастся без трудностей достичь наших целей;
в)  ребенок должен из  любви к  нам (перенос) отка-
заться от  удовлетворения определенных влечений.
Ограничения, которые он таким образом на  себя накла-
дывает, являются более стойкими, чем те, к  которым
принужден извне. Кроме того, они дают ребенку осознание
собственной силы, не возбуждая его непокорность;
г)  по  нашему опыту, приспособление к  реальности
легче всего удается детям с  сильным чувством собствен-
ного достоинства и  чувством независимости. Итак,
один из  путей приспособления к  реальности идет через
повышение чувства собственного достоинства.

Овладение процессами выделения

Процессы выделения играют в  жизни малень-


кого ребенка важную роль. Они образуют для  ребенка
источник удовольствия, от  которого он очень неохотно
отказывается.
Мы должны стараться сделать понятным для ребенка
то, что речь идет о прекращении получения удовольствия,
однако одновременно мы должны дать ему возможность
заменить оставленное удовольствие другим, более высоко
оцениваемым в социальном и культурном планах.
Но этот отказ от удовлетворения влечений не должен
произойти через запрет со стороны воспитателя. Ребенок
не  потому должен прекратить пачкаться, что ему
не разрешено пачкаться, а потому, что постепенно узнает,
что он может также оставаться чистым.
Правильный путь к воспитанию именно в этом вопросе
выводится только путем понимания индивидуальных
особенностей отдельного ребенка.
Педагогические мероприятия 29

Инфантильная сексуальность

Воспитанники нашего Детского дома не догадываются,


что их сексуальные побуждения могут быть расценены
иначе, чем их остальные естественные телесные потреб-
ности. Они удовлетворяют их поэтому спокойно и  без
боязни на глазах у руководительниц, так же, как и голод,
чувство жажды или усталость.
Наша установка по  отношению к  этим вопросам
избавляет детей от любой скрытности, усиливает их доверие
и  привязанность к  руководительницам, способствует
приспособлению к  реальности и  создает таким образом
более благоприятную основу для общего развития.
В этих условиях руководительницы могут шаг за шагом
следить за сексуальным развитием ребенка и  способ-
ствовать и  оказывать содействие процессу сублимации
отдельных побуждений влечения различными способами
(например через своевременное предоставление опреде-
ленных материалов, таких как песок, глина, вода, краски
и т. д.).
VI
Работа воспитателя над собой

Д ля того чтобы прийти к  правильной установке


по  отношению к  инфантильным побуждениям влечения,
руководительница должна сперва посредством анали-
тической работы над собой освободиться от  предубеж-
дений, которые в  ней оставило ее собственное воспи-
тание. Она  должна попытаться вызвать в  сознании свои
собственные вытесненные побуждения влечений и распо-
знать сходство с теми проявлениями, которые встречаются
у  детей. Если же, несмотря на  эти усилия, ей не  удастся
рассматривать инфантильные проявления сексуальности
без отвращения, то для нее было бы самое лучшее вообще
оставить работу воспитателя.
Каждый взрослый вытесняет в  процессе своего
развития различные черты своей натуры в бессознательное;
если же он наталкивается на  такие же свойства в  других
людях, они для  него выглядят неприятными, мерзкими
и возбуждают его особое негодование. Руководительница,
имеющая аналитические знания, на которую определенные

[ 30 ]
Работа воспитателя над собой 31

свойства воспитанника действуют особенно отталкивающим


и  раздражающим образом, так что в  ней пробуждается
антипатия к ребенку, будет пытаться осознать эту работу
по  вытеснению в  собственной личности и  таким образом
выявить происхождение слишком сильной антипатии.
Если ей это удастся, тогда исчезнет также и  антипатия
к ребенку, так что естественная педагогическая установка
вновь сможет выступить на передний план 1. Таким образом,
для  аналитически подготовленной руководительницы
не  должно существовать любимых и  нелюбимых детей.
Она должна настраивать себя по  отношению ко  всем
воспитанникам одинаково доброжелательно и  уделять
каждому ребенку столько внимания, сколько этого требует
его своеобразие.
Также в  ежедневном общении с  детьми может
произойти так, что руководительница под влиянием бессо-
знательных процессов внезапно отвлекает интерес с детей,
концентрируется на себе и теряет контакт с детьми. Дети
становятся в таких случаях капризными и нетерпеливыми;
однако руководительница не  может понять, что с  ними
происходит, поскольку не  осознает никаких изменений
в своем поведении. Лишь когда ей удается путем размыш-
лений осознать причину своего состояния, настроение
детей быстро меняется к лучшему 2.

1
  Мы могли наблюдать в  практике Детского дома-Лаборатории не-
сколько таких случаев. После того как руководительнице удалось про-
делать маленький самоанализ, она больше уже не понимала, как такой
прелестный ребенок мог когда-то для нее быть несимпатичным.
2
  В  Детском доме-Лаборатории мы верим в  то, что настроения де-
тей являются лишь реакциями на педагогически неправильное поведе-
ние руководительниц, обусловленное бессознательными процессами.
Мы  знаем много случаев, в  которых постоянное плохое настроение
ребенка тотчас менялось после того, как руководительница анализиро-
вала свою установку по отношению к нему и делала ее осознанной.
VII
Наблюдения из жизни
Детского дома-Лаборатории

1.  О практическом осуществлении


воспитания чистоплотности

Прежде всего я хотела  бы отметить, чтó, по  нашему


мнению, есть правильный метод воспитания чистоплот-
ности. Потому последующее описание  — не  более чем
сообщение о  попытках воспитания, предпринятых нами
в этом направлении.
До завершения второго года жизни мы уже приучаем
детей к тому, чтобы они через определенные промежутки
времени садились на  горшок; но  мы не  принуждаем их
насильно отправлять свои потребности таким образом.
Мы  не  ругаем их, если они обмочились, а  не  замечаем
этого, как будто это что-то вполне естественное.
Когда дети становятся немного старше и понятливее,
мы постоянно обращаем их внимание на случаи, когда они
попросились на  горшок и  остались сухими. Мы делаем
акцент на то, что они уже большие, что могут уже оставаться
сухими и умеют сами сообщать о своих потребностях.

[ 32 ]
Наблюдения 33

Одновременно мы стараемся создать им в  любом


отношении здоровую и наполненную разнообразными инте-
ресами жизнь. В физическом отношении мы их приучаем
к  чистоте помещения, кроватей и  одежды, к  холодному
обтиранию утром, обмыванию перед сном и  ежедневной
ванне. (До возраста два с  половиной года  — два раза
в  неделю.) Пребывание на  свежем воздухе продлевается
как можно дольше.
Успех этих стараний в  значительной степени разли-
чается у  каждого отдельно взятого ребенка. Из  двенад-
цати воспитанников Детского дома пятеро уже к моменту
принятия в  Детский дом были приучены к  чистоплот-
ности. Один из этих пяти детей, девочка возраста 1 года
10  месяцев, в  Детском доме начала с  большим удоволь-
ствием вновь мочиться в свое белье. Этот рецидив продол-
жался 3 месяца, потом она снова стала чистоплотной. В это
время, однако, изменился весь ее характер; она превра-
тилась из  замкнутого, молчаливого, упрямого ребенка
в доверчивую, веселую и общительную девочку.
Семь детей, которые прибыли полностью невоспитан-
ными в Детский дом, сейчас днем сами сообщают о своих
потребностях и остаются сухими. Исключение составляют
два ребенка, которые имеют чрезмерную привычку удер-
живать мочу до последней возможности, и поэтому иногда
их белье намокает, но  и  они больше не  мочатся в  белье
полностью.
Хуже дело обстоит ночью. Из двенадцати детей двое
время от  времени мочатся в  кровать. Один мальчик пяти
лет и одна девочка четырех с половиной лет имеют устой-
чивую привычку мочиться в  кровать. (Эти упомянутые
дети поступили к нам только в возрасте трех лет. Причину
нарушения можно было бы найти в домашнем воспитании.)
Установка детей в  отношении вопроса чистоплот-
ности совершенно спокойная и  осознанная; сопротив-
ление и капризы не замечены. Чувство стыда или понятие
«позор» они не связывают с этими процессами.
34 Наблюдения

Наш метод, по  нашему мнению, способствует тому,


чтобы уберечь детей от  тяжелых травматических пере-
живаний, которые в противном случае так часто являются
последствием воспитания, направленного на  овладение
процессами выделения; однако недостаточность этого
метода в том, что отказ от получения удовольствия из этих
источников проходит еще недостаточно быстро и  осно-
вательно. Последнего возможно достичь только тогда,
когда мы установим, какое другое удовольствие могло бы
в  наибольшей степени послужить ребенку в  качестве
замены прекращенного удовольствия от  процессов
выделения.

2.  О проявлениях инфантильной сексуальности


и путях ее сублимации

Занятие оральной эротикой  — сосание. Мы  даем


детям полную свободу в  сосании, однако стараемся
предотвратить фиксацию на  этом примитивном удоволь-
ствии путем создания других разнообразных интересов.
По окончании третьего года жизни все наши дети прекра-
тили сосание. В одном случае речь шла даже о самостоя-
тельном, осознанном отвыкании от  привычки, а  именно,
у одного ребенка, который во время болезни услышал слова
врача о том, что было бы лучше оставить сосание.
Одна девочка трех лет сосет теперь при  засыпании
свою нижнюю губу.
Один мальчик трех лет имеет привычку присасываться
к губам при поцелуе. Он также охотно кладет себе в рот
различные предметы (хлебные крошки, кусочки бумаги,
цветы, пуговицы, гвозди и т. д.).

Анальная эротика. У самых маленьких детей (возраста


до двух лет) мы могли заметить, что они охотно долгое время
сидели на горшке, при этом им никоим образом не препят-
ствовали. Теперь такие желания больше не  наблюдаются.
Наблюдения 35

Если раньше во  время отправления своих потребностей


они предавались своим ощущениям на горшке, теперь в это
время они имеют обыкновение играть, чаще всего строить.
Одновременно можно было отчетливо наблюдать также
нежный интерес к  горшку, с  которым дети охотно играли
(если он был чисто вымыт). Эти игры, правда, были скоро
замещены новыми, для  них более интересными (песок
и  вода). Несколько позже проявилась склонность сажать
кукол и другие игрушки на горшок.
Интерес к  освобождению кишечника наступал между
вторым и третьим годом жизни и проявлялся в разной степени.
Дети начали интересоваться собственными экскрементами,
а также экскрементами других детей и домашних животных.
(Гордились количеством собственных фекалий.) Они учились
различать фекалии разных животных, спрашивали, почему
животные испражняются на землю, а не в горшок, почему их
фекалии выглядят иначе и многое другое.
В возрасте между тремя и тремя с половиной годами
появился интерес к запаху экскрементов. Этот запах дети
не находят неприятным, за немногими исключениями, и он
еще не вызывает чувства отвращения. Случается, что дети
во время еды в шутку называют блюдо «кака» и потом едят
с удвоенным аппетитом.
Пачкание себя собственными фекалиями почти
не  имеет места после возраста двух с  половиной лет.
У одной девочки можно было отчетливо наблюдать, что ей
доставляло особое удовольствие измазать себя фекалиями.
В начале лета дети (от двух до  трех лет) начали
наблюдать друг у друга процесс освобождения кишечника.
Возможность для этого давали прогулки, во время которых
дети часто отправляли свои потребности на  природе.
Дети при этом имели обыкновение встать таким образом,
что они могли наблюдать сзади и  радовались все вместе
при  появлении кала. Их интерес был сконцентрирован
исключительно на этом, проявлений удовольствия от эксги-
биционизма не было заметно.
36 Наблюдения

Поскольку детей не учили тому, что все, что связано


с процессами выделения, является неприличным и предосу-
дительным, взрослым было легко внимательно наблюдать
за отношением детей к  этой важной части их жизни.
Дети ничего не скрывают и доверчиво сообщают о своих
наблюдениях и  сомнениях. Вследствие этого сублимация
протекает нормально. Из  материалов, которые содей-
ствуют сублимации этих стремлений, дети получают песок,
краски, воду и глину.
Внешние проявления уретральной эротики были
менее заметны. О привычке мочиться в  кровать, воспи-
тании чистоплотности и т. д. см. абзац 1. Дети проявляют
пристрастие к  воде, особенно к  теплой воде, проявляют
интерес к  крану с  водой и  струям воды (прежде всего
мальчики). Особенный интерес к собственной струе воды
не наблюдался.
Кожная и  мышечная эротика. Кожная эротика
выражена у  девочек сильнее, но  также и  у мальчиков
она отмечается. Для  удовлетворения таких побуждений
дети получают разнообразный материал разной степени
гладкости, шероховатости, мягкости, пушистости и  т. д. 1
1
  В  отношении к  кожной эротике находится желание одной из  наших
девочек обмазывать все свое тело собственными фекалиями. Она име-
ла обыкновение делать это рано утром, когда все остальные еще спят.
На протяжении дня у нее сохранялось повышенное настроение и радост-
ный блеск в глазах. Мы ее не порицали за это, просто мыли и меняли
ей белье; только заботились о том, чтобы в нужное время посадить ее
на горшок, чтобы ее, так сказать, деяния предотвратить естественным
образом. В возрасте двух с половиной лет ей были предоставлены кра-
ски. Сначала она мазала пальцем по бумаге, потом научилась использо-
вать кисточку. Выяснилось, что у нее прекрасное чувство цвета, и она
с большим удовольствием и пониманием выбирала краски и комбиниро-
вала их. Ее живопись была всегда беспредметной, а состояла из хорошо
подобранных цветовых пятен, которые к тому же производили практи-
чески художественное впечатление. Это занятие стало со временем та-
ким для нее привлекательным, что от своего более раннего наслаждения
она без труда отказалась; оно было заменено новым, по характеру анало-
гичным, но стоящим выше по культурному и социальному уровню.
Наблюдения 37

Мускульная эротика выступает особенно у  мальчиков


на передний план. Один из них — это образец почти чисто
выраженного моторного типа со  слабо развитым тормо-
жением. В  противоположность ему другой, с  рано выра-
женным торможением, является образцом мыслительного
типа; он проявляет стремление все исследовать и  произ-
вести логические обобщения.
Детей никоим образом не подавляют в удовлетворении
удовольствия от движения. У них есть возможность бегать,
прыгать, карабкаться и т. д. Все дети, особенно мальчики,
обладают ловкими, уверенными и сильными движениями.
Они умеют уже в возрасте от трех до трех с половиной лет
разрезать бумагу ножницами, забивать гвозди молотком,
резать хлеб, овощи, грибы и  т. д. Таким образом, у  них
есть возможность не только переживать свои стремления
во всей полноте, но и применять их культурно.

Онанизм. Наши дети сравнительно мало онанируют.


Можно наблюдать, что склонность к онанизму периодична
и  чаще наступает у  мальчиков, чем у  девочек. Однако
ни  у  одного ребенка занятие онанизмом не  стало посто-
янной привычкой.
Мы различаем два вида детского онанизма. Первый
вид обусловлен чисто телесным, исходящим от гениталий
возбуждением, служит для  его удовлетворения и  имеет
место почти регулярно в возрасте от  пяти до  семи лет.
От  этого вида мы отличаем онанизм, который наступает
как реакция на психическое переживание, пережитую (или
мнимую) обиду, унижение или ограничение свободы.
Наше поведение в соответствии с этими различиями
также полностью различное. Онанизм первого вида мы
рассматриваем как нормальное и  закономерное явление,
против которого не  нужно применять никаких особых
мер. Мы имеем при этом в виду, что он не будет прояв-
ляться чрезмерно у  детей, которые растут в  здоровом
окружении и при правильном уходе за телом. По-другому
38 Наблюдения

обстоит дело с онанизмом второго рода: здесь мы считаем


необходимым в каждом отдельном случае устранять
причину мастурбационного занятия посредством обсуж-
дения и  восстанавливать в  ребенке вновь нормальное
психическое равновесие. Мы особенно остерегаемся того,
чтобы позволить ребенку глубоко погрузиться в  себя
и в размышления о своих переживаниях до тех пор, пока
он не  окажется в полном отрыве от  реальности. Как
только дурное настроение ребенка устранено, прекраща-
ется и позыв к онанизму.
Также и  занятие онанизмом проходит там, где
случается, без утаивания, перед глазами руководи-
тельниц. Детей не  учат осуждать эти стремления,
на  их существование вообще не  обращается никако-
го внимания. Занятия онанизмом происходят в  основном
лишь перед засыпанием, дневные часы слишком
заполнены другими, живыми интересами. Время болезни,
в которое ребенок лишен общества друзей и должен подчи-
няться многочисленным ограничениям, обычно приносит
усиленную склонность к онанизму, которая исчезает, когда
наступает выздоровление и возврат к нормальной жизни.

Сексуальное любопытство, интерес к собственным


и чужим половым органам. Дети более младшей группы
(от трех до трех с половиной лет) уже знают разницу между
строением тела у  мальчиков и  девочек, но  не  проявляют
пока никакого особенного интереса к  этим вопросам.
У более старшей группы (от четырех с половиной до пяти
лет) сексуальная любознательность развивалась прибли-
зительно на  четвертом году жизни, сильно возросла
за короткое время и скоро снова отступила. Мы дали детям
полную свободу рассматривать друг друга. Их высказы-
вания о собственном голом теле, как и о телах друзей, были
совершенно деловыми и спокойными. Они ходят в жаркие
дни совершенно обнаженными, что явно воспринимают
с  полным удовольствием. Они спят также совершенно
Наблюдения 39

голыми, без рубашки, рассматривают это однако как нечто


само собой разумеющееся.
Мы можем заметить, что интерес к половым органам
проявляется не тогда, когда дети голые, а лишь тогда, когда
они одеты.
Дети получают на все вопросы (о половых различиях,
происхождении детей, функции кишечника) четкие
и правдивые ответы.

3.  Об отношениях детей к их родителям

Несмотря на  то, что дети уже два года живут


в Детском доме и дети младшей группы покинули свой дом
уже в  возрасте год-полтора, с  родителями сохраняются
живые отношения. Родители приходят в  гости каждое
воскресенье и берут детей от случая к случаю к себе домой.
Дети проявляют большую радость от  таких посещений,
однако прощаются без слез или сопротивления. Несмотря
на  большую привязанность к  руководительницам, они
очень любят родителей, часто вспоминают о них и охотно
играют в «маму и ребенка».
Дети не  знают родительского авторитета, родитель-
ской власти и  тому подобного. Для  них отец и  мать  —
прекрасные, любимые идеальные существа. Также вполне
возможно, что такие хорошие отношения между родите-
лями и  детьми могут быть установлены именно там, где
воспитание проходит вне родительского дома.

Москва, 24 сентября 1923 Вера Шмидт


Приложение
Из дневника младшей группы [31]

О развитии социального чувства

(16 июня 1923 г.)


Во  время завтрака Женя (2  года 10  месяцев) был
очень упрямым. В  конце разыгралась следующая
сцена: Женя попросил тарелочку, чтобы положить
на нее кусок хлеба. Я ее ему дала. Он со злостью ее
оттолкнул: «Хочу не эту, хочу другую!» Прежде чем
я дала ему другую, Волик (3 года 3 месяца) показал
на Женину тарелочку и сказал: «Я хочу как раз эту!
Она моя, эта, с  черными пятнышками!» В  тот же
самый миг Женя схватил опять эту самую тарелочку,
возможно, чтобы подразнить Волика, и  не захотел
никакой ценой отдавать ее обратно. Волик попытался
выхватить тарелочку, но  Женя ее не  отдал. Тут
я должна была вмешаться, чтобы закончить эту ссору
за столом. Чтобы больше не раздражать рассержен-
ного Женю, я убедила Волика отдать ему тарелочку.

[ 40 ]
Из дневника младшей группы 41

Волик согласился, но сидел, однако, с мрачным лицом.


Также и другие дети, казалось, были недовольны этим
решением. Хеди (3  года 5  месяцев) высказала свое
мнение: «Нет, это тарелочка Волика. Женя не захотел
ее взять, а  Волик захотел; Женя потом ее захотел;
Волик же захотел ее раньше». Тут меня отвлекла
Вера, которая лежала в  кроватке. И  я наблюдала
издалека следующую картину. Едва я  отвернулась,
как Володя (2 года 10 месяцев) встал со своего места,
забрал у  Жени тарелочку и  дал ее Волику, сказав:
«Возьми, Волик, это твое». Женя начал плакать.
Волик пил кофе, тарелочка лежала рядом с ним. Пару
раз он брал ее, вертел в руках и снова клал. Наконец
он решительно отдал ее Жене. «Возьми, Женя. Я уже
с ней поиграл, теперь играй ты». Женя тут же успоко-
ился, взял тарелочку и нежно погладил руку Волика:
«Я  тебя люблю, Волик». Волик: «Я тебя тоже
люблю». Дети радостно засмеялись. Женя: «Я твой
друг, Волик?» Волик: «Да, ты мой друг». Хеди:
«И мой тоже!» Ира и Володя: «И мой! И мой!» Женя
счастлив, лицо сияет.

(29 июня 1923 г.)
Женя (2 года 10  месяцев) получил вчера тележку
в  качестве подарка. Он положил туда деревянный
шарик и  возил его туда-сюда. Тут подходит Волик
(3  года 3 месяца) и  просит дать ему тележку, чтобы
покатать свои коробочки. Женя гневно отвечает:
«Это моя тележка; я тебе ее не дам». «Тогда я положу
туда свои коробочки, а  ты будешь возить их вместе
с шариком», — предлагает мирно Волик. Женя резко
кричит: «Уходи прочь!» И Волик уходит обиженный
и огорченный.
В этот момент мы приходим на  луг, полный цветов.
Дети начинают собирать цветы. Пока Волик рвет
42 Из дневника младшей группы

цветы, его коробочки лежат недалеко в  траве.


Приходит Женя и  хочет их взять; Волик кричит
издалека: «Нельзя! Они мои!» Женя плаксиво: «Но я
хочу коробочки». Я ему говорю: «Видишь, Женя, тебе
неприятно, что Волик не  дает тебе коробочки; и  ему
было неприятно, когда ты ему не хотел давать тележку.
В другой раз дай ему, что он желает, и он тоже тебе
будет давать». Волик подходит ближе и внимательно
слушает. Как только я закончила, он решительно
протягивает свои коробочки Жене: «Возьми, Женя,
я тебе отдам их просто так!» Женя приходит в восторг,
берет коробочки и уже хочет убежать прочь, но вдруг
останавливается и  спрашивает дружелюбно: «Волик,
хочешь мою тележку?» «Хочу! Хочу!»  — радостно
отвечает Волик. Женя бежит к  тележке, но  ее уже
взял Володя (2 года 10 месяцев). Он углубился в свою
игру, и у него нет желания передавать тележку Волику.
Женя стоит тихо и что-то обдумывает. Брови сдвинуты,
глаза уставились в одну точку. Затем он делает один
шаг к  Володе, останавливается, поворачивается
спиной, делает несколько шагов в  противоположном
направлении, снова разворачивается и  быстро бежит
к Володе: «Володя, хочешь две коробочки?» Володя
доволен и  отдает Волику тележку. Все счастливы,
у  Жени одна коробочка, у  Володи две и  у  Волика
тележка.
Об интеллектуальном развитии детей

(24 июня 1923 г.)
Волик (3  года 3  месяца) нашел цветок земляники
и  говорит: «Его нельзя срывать, т. к. потом будет
ягодка». Женя (2  года 10  месяцев) подбегает
и срывает его.
Волик очень печально: «Ох! Он сорвал цветочек,
теперь не вырастет ягодка». Хеди (3 года 5 месяцев)
Из дневника младшей группы 43

возмущенно: «Женя! Что ты сделал? Зачем ты сорвал


цветочек?» Женя, не долго думая: «Я хотел!» Хеди:
«Ты не хочешь есть ягоды?» Женя молчит смущенно,
потом тихо говорит: «Конечно, хочу». Хеди: «Теперь
не будет ягодки». Женя возвращается на то же самое
место и кладет назад цветочек. Все радостно смеются.
Волик подходит ко мне: «Мама, мама! 1 Женя положил
его назад, теперь снова будет ягодка!» Я не хотела их
разочаровывать.
Спустя несколько минут Волик показывает на другой
цветок: «А этот можно срывать? Из  него не  будет
ягодки?»  — «Нет».  — «А что из  него потом
получится?»  — «Семена».  — «Семена? Такие,
как мы высеивали на клумбе?» — «Да». — «И эти
семена тоже можно будет сеять?» — «Да». — «Тогда
я не буду срывать эти цветы. Пусть будут семена, и мы
посеем их потом на клумбе».
(Москва) 1924

1
  Так дети называют одну из руководительниц.
П римечания

Представленный текст  — перевод брошюры: Schmidt, V.


Psychoanalytische Erziehung in Sowietrussland. Bericht über das
Moskauer Kinderheim-Laboratorium.  — Wien: Internationaler
Psychoanalytischer Verlag, 1924. — 32 с.
Введение — рукопись, одна страница (Архив В.Ф. Шмидт).
Перевод с немецкого Т.С. Медведевой.
В примечаниях использованы материалы исследования
А.А. Парамоновой.

[1]
Данное предисловие сохранилось в рукописном виде и  гото-
вилось к возможному русскому изданию брошюры. Однако
издание не состоялось и нет сведений о том, в каком издатель-
стве планировался выпуск данной книги.
[2]
В октябре 1923 г. О.Ю. и В.Ф. Шмидт совершили поездку
в Австрию и Германию для встреч в Международном психо-
аналитическом объединении и установления контактов
с западными психоаналитиками. Во время поездки они встре-
тились с З. Фрейдом и рядом крупных психоаналитиков.
Доклад об этой поездке был представлен в Русском психоана-
литическом обществе 18 октября 1923 г. (Протокол № 1).
[3]
Брошюра вышла в издательстве «Internationaler
Psychoanalytischer Verlag», создание которого инициировал
З. Фрейд в 1918 г.
[4]
Название брошюре было дано немецкими издателями,
оставившими слово «отчет» в подзаголовке: Schmidt, V.
Psychoanalytische Erziehung in Sowietrussland. Bericht über das
Moskauer Kinderheim-Laboratorium.  — Wien: Internationaler
Psychoanalytischer Verlag, 1924. — 32 с.
[5]
Доклад В.Ф. Шмидт «Педагогический подход к ребенку
в Детском доме-Лаборатории “Международная солидар-
ность” Государственного психоаналитического института»

[ 65 ]
66 Примечания

состоялся в Русском психоаналитическом обществе 22 ноября


1923 г. Ранее  — 9 октября 1923 г.  — во время поездки
за рубеж В.Ф. Шмидт сделала «Сообщение о Детском доме»
в Берлинском психоаналитическом объединении.
[6]
Изменения текста, которые предполагала сделать В.Ф. Шмидт
для русского издания, здесь учесть невозможно. Ниже
приводится перевод того текста, который был опубликован
на немецком в виде брошюры.
[7]
Имеется в виду Октябрьская революция 1917 г.
[8]
Речь идет о группе педагогов, психологов и философов, интере-
сующихся психоанализом, которые были объединены в кружок
вокруг И.Д. Ермакова.
[9]
Детский дом несколько раз менял свое расположение. В итоге
он разместился в особняке С.Я. Рябушинского по адресу:
Москва, ул. М. Никитская, д. 6.
[10]
Московский психоневрологический институт был учрежден
постановлением коллегии научного сектора Наркомпроса
РСФСР от 30 марта 1920 г. (ныне Московский НИИ психи-
атрии). При этом институте в 1921 г. был создан научный
кружок деятелей, изучающих вопросы психологии художе-
ственного творчества психоаналитическим методом; иницииро-
валось создание научного общества для исследования явлений
психизма. Руководителем отделения психологии в Институте
был И.Д. Ермаков.
[11]
Иван Дмитриевич Ермаков (1875–1942), российский
психиатр, психоаналитик, один из инициаторов создания
и  первый председатель Русского психоаналитического
общества, заведующий Детским домом-Лабораторией.
[12]
См. Список детей первой младшей группы, с. 61–62.
[13]
См.: Докладная записка зам.  управляющего инспекцией
просвещения НК РКИ РСФСР А.М. Росского в коллегию
Наркомата тов. А.И. Свидерскому о психоаналитической лабо-
ратории «Международная солидарность» от 20.02.1923.  //
ГАРФ, ф. 2307, оп. 2, д. 251, л. 15 и об.
[14]
После смерти А.Н. Бернштейна в 1922 г. директором
Московского психоневрологического института стал
А.П. Нечаев, который возглавлял его до 1925 г. Александр
Петрович Нечаев (1870–1948), российский психолог-
экспериментатор.
Примечания 67

[15]
См.  Ходатайство Московского психоневрологического
института в Главнауку НКП РСФСР об  отчислении
Детского дома-Лаборатории «Международная солидар-
ность» из числа вспомогательных научных учреждений
института (17.05.1922 г.). // ГАРФ, ф. 2307, оп. 2, д. 200,
л. 90; Резолюция коллегии Московского государственного
психоневрологического института об исключении Детского
дома-Лаборатории из числа вспомогательных научных
учреждений института (24.02.1922 г.). // ГАРФ, ф. 1575,
oп. 1, д. 220, л. 1.
[16]
В марте 1922 г. Детский дом посетил Витт, представитель
профсоюза немецких горняков «Унион», который предложил
взять на себя шефство над Детским домом. (См. Ермаков, И.Д.
Детский дом «Международная солидарность».  // Архив
И.Д. Ермакова.)
[17]
И.Д. Ермаков и О.Ю. Шмидт были уполномочены вести
переговоры с немецкой стороной. В итоге был заключен договор
о  поддержке Детского дома профсоюзом русских горняков
и профсоюзом «Унион». По предложению немецкой стороны
дом был переименован в Детский дом «Международная
солидарность».
[18]
Список сотрудников, например, на 15 января 1923 г. состоял
из 18 человек. См. ГАРФ, ф. 2307, оп. 2, д. 251, л. 8.
[19]
Государственный психоаналитический институт был органи-
зован в 1922 г. (См. Положение о научно-исследовательском
Государственном психоаналитическом институте.  // ГАРФ,
ф. 2307, оп. 9, д. 222, л. 58 и об.)
[20]
Детский дом посещает инспекция в составе члена ГУСа
И.Л. Цветкова, инспекторов Наркомпроса Р.В. Лариковой
и П.В. Карпова (см. ГАРФ, ф. 298, оп. 45, д. 45, л. 50–52).
26 апреля 1923 г. состоялось заседание Президиума научно-
педагогической секции ГУСа, на которое был приглашен
И.Д. Ермаков.
[21]
На заседании научно-педагогической секции Наркомпроса
ставился вопрос о закрытии Детского дома. Тогда о пользе
и  научных достижениях в работе Детского дома высказался
С.Т. Шацкий, зафиксировав особое мнение по вопросу
закрытия. См. ГАРФ, ф. 298, оп. 2, д. 251, л. 21.
[22]
16 мая 1923 г. было принято Постановление Президиума
Наркомпроса о сохранении деятельности института еще
68 Примечания

на один год и о создании комиссии для проверки (см. ГАРФ,


ф. 2306, оп. 1, д. 2101, л. 164). В состав комиссии вошли:
О.Л. Бем (председатель), О.Ю. Шмидт, П.П. Блонский,
К.Н. Корнилов, И.И. Гливенко.
[23]
В итоге различных бюрократических проверок и противо-
речивых оценок значимости психоанализа для воспи-
тания Детский дом-Лаборатория был закрыт резолюцией
Наркомпроса от 14 августа 1925 г.
[24]
Большинство представленных в соответствующем разделе
фотографий относится к 1923 г. На них можно увидеть сложив-
шийся к этому времени состав детей.
[25]
См. таблицу о составе детей (с. 61–62).
[26]
Здесь немецкое слово: воспитательницы. Однако, по принятой
в те годы лексике и как это звучит в русскоязычных текстах
В.Ф. Шмидт, педагогические работницы назывались руково-
дительницами. Мы включаем в переводе именно этот термин.
[27]
В архиве В.Ф. Шмидт сохранился большой комплект
Дневников первой младшей группы, в которых собраны
ежедневные наблюдения за поведением и отношениями детей.
[28]
В Архиве В.Ф. Шмидт имеется ряд характеристик на детей,
воспитанников Детского дома и протоколы их обсуждения.
[29]
См.: Freud, S. Formulierungen über die zwei Prinzipien des
psychischen Geschehens (1911b).  // G. W.  — Bd. 8.  —
S. 230–238 [Формулировка двух принципов психических
событий].
[30]
 См. Freud, S. Drei Abhundlungen zur Sexualtheorie (1905d). //
G. W. — Bd. 5. — S. 27, 33–145.
[31]
В архиве В.Ф. Шмидт сохранились Дневники первой младшей
группы, с подробным ежедневным фиксированием проявлений
детей. Здесь она поместила лишь фрагмент своих записей.

Фотоматериалы
[32]
Современная фотография. Москва, здание особняка
С.Я. Рябушинского (ул. М. Никитская,  6), архитектор
Ф. Шехтель, 1903. С 1927 г. в этом здании находится музей
А.М. Горького.
[33]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Групповая фотография сотруд-
ников Детского дома-Лаборатории. Не датировано, ок. 1923 г.
Примечания 69

Снимок любительский. Во  втором ряду, облокотив голову,


В.Ф. Шмидт, крайний справа сидит И.Д. Ермаков.
[34]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не  датировано.
Профессиональная фотография на паспарту. Размер
12,5×16,5 см. В.Ф. Шмидт в белой блузке стоит в центре,
рядом справа Л.Г. Егорова (?). На первом плане посередине
сидит С.Н. Шпильрейн.
[35]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не  датировано, предпо-
ложительно весна 1924 г. Профессиональная фотография
на  паспарту. Первый ряд слева направо: С.Н. Шпильрейн,
Л.Г. Егорова (?), В.Ф. Шмидт.
[36]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не  датировано.
Профессиональная фотография, сделанная в фотоателье
Бенделя (г. Москва). Размер 10×13,8 см.
[37]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: май 1922 г.
Снимок любительский. Размер 8,5×5,5 см. Слева направо:
Хеди, Володя, Волик, Ира.
[38]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: май 1922 г. Снимок
любительский. Размер 9×6,2 см. Волик и две девочки.
[39]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: 19 августа
1922 г. Снимок любительский. Размер 8,5×6,3 см. Подпись
на странице альбома, где приклеена фотография: I план:
Маруся, Володя, Гаврюша, Ира. II план: Рита, Вера.
III план: Волик, Геди, Зина, Элик.
[40]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: 19.VIII.22 г.
Снимок любительский. Размер 12×9 см. Справа Волик
на руках у матери — В.Ф. Шмидт.

[41]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: 17.III.23 г.
Снимок любительский. Размер 8,5×6,5 см. Слева направо:
Волик, Хеди (?), Рита, Ира (?).
[42]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не датировано, предположи-
тельно лето 1923 г. Снимок любительский. Размер 9×6 см.
[43]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не датировано, предположи-
тельно лето 1923 г. Снимок любительский. Размер 9×6 см.
Слева направо: Хеди (?), Володя, Рита, Ира, Женя, Волик.
[44]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не датировано, предположи-
тельно лето 1923 г. Снимок любительский. Размер 5,5×8 см.
Слева направо: неизвестный мальчик, Володя, Женя, Волик,
Хеди, Рита, Ира.
70 Примечания

[45]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: 25 августа 1923 г.
Снимок любительский. Размер 8,5×7 см. Подпись на странице
альбома, где приклеена фотография: I план: Маруся, Вера,
Володя. II план: Волик, Ира, Геди (сдвинулась). III план:
Зина, Рита. IV план: Гаврюша, Женя, Элик.
[46]
Фото из Архива И.Д. Ермакова. Не датировано. Снимок
любительский, вероятно, сделанный И.Д. Ермаковым.
[47]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не датировано. Снимок
любительский.
[48]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Не датировано, предположи-
тельно лето 1923 г. Снимок любительский. Размер 6×9 см.
Слева направо: Женя, В.Ф. Шмидт с  Воликом на руках,
Хеди, Рита, Ира, Е.Р. Ульрих, Л.Г. Егорова, неизвестный
мальчик, Володя.
[49]
Фото из Архива И.Д. Ермакова. Не датировано, предположи-
тельно лето 1923 г. Снимок любительский, вероятно, сделанный
И.Д. Ермаковым. Слева направо: Володя и  Волик на  руках
В.Ф. Шмидт, Женя, неизвестный мальчик, неизвестная
сотрудница, Рита, Хеди, Ира, неизвестная сотрудница.
[50]
Фото из Архива В.Ф. Шмидт. Датировано: 15.01.1926 г.
Профессиональная фотография. Размер 10×14 см.
[51]
Список детей первой младшей группы, сделанный на бланке,
вероятно, при поступлении детей в Детский дом.