Вы находитесь на странице: 1из 223

Документ предоставлен КонсультантПлюс

УСЫНОВЛЕНИЕ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ:


ПРАВОВЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Н.В. ЛЕТОВА

Летова Наталия Валерьевна - кандидат юридических наук, старший


научный сотрудник Института государства и права Российской академии
наук.

Рецензент:

Максимович Л.Б., кандидат юридических наук, старший научный


сотрудник Института государства и права РАН.

Научный консультант:

Мананкова Р.П., доктор юридических наук, профессор.

Предисловие

Забота о детях, всемерная охрана их интересов является


важнейшим принципом, закрепленным в действующем
законодательстве. Чтобы этот принцип был действенным, необходимо
наличие механизмов его реализации, закрепленных в нормах права.
Система защиты детства предполагает комплекс мероприятий,
направленных на защиту семьи в целом, матери и ребенка, на
определение места ребенка и отношения к нему в семье и обществе.

Социально-экономические преобразования в России, повлекшие за


собой снижение уровня жизни значительной части населения,
изменения привычного уклада жизни и нравственно-ценностных
ориентиров, ослабление воспитательных возможностей семьи, школы,
детских учреждений, привели не только к существенному ухудшению
уровня жизни взрослого населения, но также к массовым нарушениям
прав детей. В значительной степени были разрушены основные
механизмы защиты их прав. Сегодня огромное число детей находится
вне сферы заботы государства: они не получают того, что им
гарантируют Конституция РФ и другие многочисленные законы.

Одной из самых значительных и болезненных проблем детского


неблагополучия является беспризорность и безнадзорность
несовершеннолетних, решение которой возможно в рамках социальной
реабилитации и адаптации таких детей. Детская безнадзорность и
беспризорность влечет за собой увеличение числа правонарушений,
совершаемых лицами, не достигшими возраста уголовной
ответственности (14 лет). Так, по итогам 2004 г. на 22% (с 10,1 тыс. до
12,3 тыс.) увеличилось число подростков, помещенных в центры
временного содержания для несовершеннолетних правонарушителей.
На 1,3% (с 157 тыс. до 159 тыс.) увеличилось количество выявленных
несовершеннолетних правонарушителей и лиц, поставленных на учет в
подразделениях по делам несовершеннолетних; всего за данный период
на территории России несовершеннолетними совершено 148 тыс.
преступлений <1>.

--------------------------------

<1> См.: Информационно-аналитические материалы МВД РФ "О


практике применения Федерального закона "Об основах системы
профилактики безнадзорности и правонарушений
несовершеннолетних" // Государственная Дума Федерального Собрания
РФ. 2005. 11 окт. С. 3.

Эти негативные последствия предопределили появление


значительного числа детей-сирот в нашей стране. В настоящее время,
по оценке Минтруда РФ, их около 1 млн. человек, по оценке других
ведомств, таких детей в нашей стране около 5 млн. При этом дети,
осиротевшие вследствие смерти родителей, составляют лишь 10%.
Остальные дети лишены родительского попечения по субъективным
причинам (невыполнение родительских обязанностей, отсутствие
желания у родителей создать нормальные условия для своего ребенка).
В 2004 г. на учете в комиссиях по делам несовершеннолетних состояло
276 тыс. семей, в которых проживало 425 тыс. детей. Комиссиями
рассмотрено более 256 тыс. дел в отношении родителей, не
исполняющих своих обязанностей. Из 35 231 дела, переданного в суд,
27 538 - дела о лишении родительских прав, 3763 - об ограничении
дееспособности, 3982 - об отобрании детей у родителей без лишения
родительских прав <2>. Таким образом, эти данные подтверждают, что
проблема социального сиротства остается крайне острой и масштабы
этого явления еще до конца не осознаны.

--------------------------------

<2> См.: Информационно-аналитические материалы Минздрава


РФ // Государственная Дума Федерального Собрания РФ. 2005. 11 окт.
С. 8.

В семейном праве РФ существует ряд институтов, имеющих своей


целью обеспечение охраны интересов несовершеннолетних детей.
Особое место занимают институты, призванные обеспечить защиту прав
и интересов детей, оставшихся без попечения родителей, поскольку они
способствуют передаче таких детей на усыновление (удочерение), под
опеку (попечительство) или в приемную семью. По состоянию на 1
октября 2005 г. под опекой (попечительством) находятся 371 тыс. детей
(в 2004 г. - 360 тыс.), на усыновлении - 160 тыс. (в 2004 г. - 155 тыс.), в
приемных семьях - 8607 (в 2004 г. - 6524), в детских домах семейного
типа - 420 детей (в 2004 г. - 380). При этом около 30% детей, т.е. более
200 тыс., находятся в учреждениях интернатного типа, домах ребенка,
детских домах, школах-интернатах <3>.

--------------------------------

<3> См.: Доклад Минобрнауки РФ "О положении детей, оставшихся


без попечения родителей". М., 2005.

Наиболее предпочтительной формой социальной защиты детей,


оставшихся без попечения родителей, является усыновление, поскольку
оно позволяет с максимальной эффективностью обеспечить не только
интересы детей, но и интересы взрослых людей, которые по тем или
иным причинам лишены возможности иметь своих детей. Усыновители
не только по существу, но и по форме заменяют родителей, и здесь нет
того временного характера воспитания детей в семье, который присущ
иным формам воспитания детей, оставшихся без попечения родителей.
В этом заключается одна из особенностей усыновления,
обусловливающая приоритетность данной формы устройства.

Анализ правоотношений, возникающих в результате усыновления,


позволяет говорить о возможности создания подлинно семейных
отношений между усыновителем и усыновленным. А значение
семейного воспитания, особенно в первые годы жизни ребенка, трудно
переоценить, так как ему принадлежит основополагающая роль в
формировании личности. Таким образом, усыновление является такой
формой семейного воспитания, которая выгодно отличает его от других
форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей, таких как
опека и попечительство, приемная семья. В данной книге предлагается
сравнительный анализ этих форм с усыновлением, позволяющий
назвать именно усыновление в качестве приоритетной формы
устройства детей, оставшихся без попечения родителей.

Привлекательность усыновления как формы устройства детей,


оставшихся без попечения родителей, подтверждает и практика. Так, за
последние 10 лет было усыновлено 60 тыс. российских детей, из них 45
тыс. вывезено за рубеж. Несмотря на то что большинство из них
усыновлялись иностранными гражданами, цифры свидетельствуют о
том, что усыновление как форма устройства детей в семью
жизнеспособно и практически востребовано <4>. Представляется, что
тенденция к его широкому распространению будет не только
сохраняться, но и усиливаться <5>.
--------------------------------

<4> За последнее десятилетие иностранцы усыновили около 60 тыс.


детей со всего мира. Более половины из них обрели дом в семьях
американцев - в 2005 г. ими было усыновлено 23 тыс. детей со всего
света. Эти показатели по России резко возросли, в прошлом году около
10 тыс. российских детей оказались в семьях иностранцев, причем 5841
из них уехали в США (см.: Парламентская газета. 2005. 12 июля).

<5> В настоящее время Россия занимает второе место в мире по


числу детей, передаваемых на усыновление иностранцам. В связи с
этим в США был принят новый Закон о гражданстве,
предусматривающий право на получение гражданства такими детьми
автоматически (см.: Население и общество. 2004. N 10).

Ряд положений, выработанных судебной практикой, требует


теоретического осмысления и критического анализа. Например,
процедура усыновления остается уязвимой в части предоставления и
сбора информации о детях, подлежащих усыновлению. Отсутствие
надлежащего контроля за поступающей в банк данных информацией о
детях способствует росту злоупотреблений со стороны чиновников.
Кроме того, социально-экономическая ситуация в стране, влияющая на
уровень жизни населения, приводит к тому, что установленный в законе
приоритет российских усыновителей перед иностранными гражданами
не реализуется в полной мере. Поэтому в книге не только
обосновываются теоретические положения об усыновлении, но и
освещается практическая значимость такой формы устройства как для
усыновляемых детей, так и для будущих усыновителей, представлен
анализ международной и российской практики об усыновлении,
выявлены тенденции развития усыновления как формы постоянного
устройства ребенка в семье.

Глава 1. ИСТОРИЯ РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОГО


ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ОБ УСЫНОВЛЕНИИ

О существовании института усыновления было известно с давних


времен. История его развития начинается с римского периода. Изучение
римского законодательства позволяет сделать вывод о том, что наряду
с усыновлением предусматривались и иные формы устройства ребенка
в семью.

Так, римскому праву, наряду с усыновлением, было известно и так


называемое узаконение, которое относилось к одному из искусственных
способов возникновения отцовской власти. Узаконение (legitimatio)
допускалось лишь касательно liberi naturales, т.е. детей, рожденных в
конкубинате. Узаконивать можно было только своих собственных детей
<1>.
--------------------------------

<1> См.: Ефимов В.В. История римского права. СПб., 1891. С. 299.

Особый вид узаконения упоминается еще у Гая (Inst., I, 67) под


именем error's probatio. Он говорил, что если римский гражданин (civis)
по ошибке женится на латинке или перегринке, принимая ее за римскую
гражданку, и от этого брака родится сын, то сын не поступает под patria
potestas, а становится латинцем или перегринцем, т.е. следует
состоянию матери. Объясняется это тем, что дети в Риме принимали
состояние отца только тогда, когда оба родителя выступали в качестве
полноправных граждан, connubium. Однако в данном случае сенатское
постановление дозволяло отцу доказывать свою ошибку, и с этого
момента (как только заблуждение будет доказано) его жена и сын
получали римское гражданство, т.е. сын поступал под patria potestas.
Такой вид узаконения существовал до тех пор, пока Юстиниан не
уничтожил окончательно различие между civis и latinus, сделав всех
свободных подданных cives romani <2>.

--------------------------------

<2> См.: Ефимов В.В. Указ. соч. С. 300.

Римскому праву были известны три формы узаконения:

1) legitimatio per oblationem curiae, т.е. путем представления


внебрачного сына в ordo местных декурионов с наделением его
известным имущественным цензом;

2) legitimatio per subseguens matrimonium, т.е. путем последующего


брака родителей;

3) путем издания специального императорского указа <3>.

--------------------------------

<3> См: Лекции и исследования по истории русского права / Под


ред. В. Сергеевича. СПб., 1899. С. 390.

Кроме того, отцовская власть могла быть установлена не только над


детьми, рожденными в браке, но и над чужими детьми путем
усыновления. Существовало два вида усыновления, а сами его формы
различались в зависимости от того, шла ли речь об усыновлении
persona sui juris или persona alieni juris. Первый вид усыновления
назывался в римском праве arrogatio. Оно осуществлялось публично в
народном собрании, с участием как усыновителя, так и усыновляемого.
При этом усыновителем и усыновленным могли быть только лица,
которые имели право участвовать в народном собрании. К числу таких
лиц не принадлежали женщины и несовершеннолетние, следовательно,
они не могли быть усыновителями и усыновленными. Кроме того,
поскольку правовая природа усыновления была определена и
выражалась в том, что adoptio naturum imitatur, т.е. усыновление
подражает природе, то предъявлялись определенные требования к
кандидатам в усыновители <4>. Эти требования сводились к
следующему: между усыновителем и усыновленным обязательно
должна быть разница в возрасте, составляющая 18 лет, усыновителем
мог быть лишь тот, кто сам является persona sui juris (лицо своего
права), так как из лиц чужого права самостоятельным был лишь глава
семьи (pater familias), так как отцовская власть принадлежала только
ему.

--------------------------------

<4> См.: Система римского гражданского права / Под ред. Барона.


Киев, 1889. Кн. 5. С. 34, 38.

После того как все обстоятельства были исследованы и было


установлено, что кандидаты отвечают всем требованиям, народному
собранию, как единственному законодательному органу в Риме,
предлагалось рассмотреть и решить вопрос об усыновлении. Если
вопрос решался положительно, то это означало, что процедура
усыновления считалась iussus populi, т.е. законом.

В дальнейшем необходимость в санкционировании усыновления


народным собранием была отменена <5>, усыновление производилось
частным образом с публичным объявлением о нем.

--------------------------------

<5> См.: Иоффе О.С., Мусин В.А. Основы римского гражданского


права. М., 1974. С. 50, 52.

Процедура усыновления состояла в публичном оформлении


соглашения усыновителя с усыновленным. С момента прекращения
созыва народных собраний arrogatio производится per rescriptum
prinsipis, т.е. путем оформления рескриптом императора.

Второй вид усыновления в Риме, усыновление persona aleni juris,


назывался adoptio и означал, по сути дела, смену главы семьи, которому
подчинялся подвластный. Такое усыновление влекло разрыв кровных
связей с прежней семьей и создавало кровные узы с семьей
усыновителя.
Adoptio совершалось так же, как и emancipatio, путем использования
Законов 12 таблиц о троекратной emancipatio. Согласно этим правилам,
процедура усыновления слагалась из двух этапов: на первом
происходило освобождение подвластного из-под отцовской власти, под
которой он находился до сих пор, а на втором подвластный вступал под
власть усыновителя. Для освобождения от власти подвластного сына
необходима была его троекратная фиктивная продажа, с последующим
освобождением мнимым покупателем. В данном случае подвластный
лишь выходил из-под власти, не становясь при этом усыновленным.
Поэтому, после того как "продажа сына" совершалась в третий раз,
"покупатель" не отпускал его на "свободу", а выступал в качестве
ответчика по иску vindicatio in patriam potestam. Такой иск предъявлял
усыновитель по заранее достигнутой с ним договоренности. Он являлся
вместе с подвластным к претору, где позитивно или путем молчания
признавал иск, после чего претор объявлял подвластного состоящим
под patria усыновителя.

Adoptio отличалось от arrogatio частноправовым характером, с


самого начала не содержало ограничений для усыновления
совершеннолетних и женщин, тем более что освобождение женщины от
власти наступало уже после ее однократной "продажи". Объяснялось
это тем, что adoptio совершалось вне народного собрания, которое
являлось законодательным органом и осуществляло усыновление
только в форме arrogatio. Очевидно, что процедура "троекратного
выкупа" была достаточно сложной, поэтому при Юстиниане она была
заменена простым заявлением перед судом. Существовавшие до него
два вида усыновления вводили усыновленного в агнатическую семью
усыновителя. Юстиниан попытался ослабить ее значение, так как она не
уничтожала власть кровного отца, а лишь устанавливала право
наследования усыновленного после усыновителя.

Таким образом, из вышеизложенного можно сделать ряд выводов,


свидетельствующих о роли, значении института усыновления в Древнем
Риме. Усыновление имело целью ввести в агнатическую семью когнатов
или узаконить внебрачных детей. Для римлянина усыновление было
средством приобрести в усыновляемом лицо, которое после смерти
усыновителя было бы преемником его культа от его имени, словом, его
политического и религиозного "я". Сообразно такой высокой цели и роли
этого института, назначенной ему после смерти усыновителя,
усыновление необходимо было "обставить" строгими условиями еще
при жизни усыновителя. Это был суррогат тех отношений, которые
существовали между естественными родителями и детьми. Римский
закон подражал природе (imitatio naturam) и копировал те отношения,
которые практиковались между естественным отцом и сыном. Для
достижения первой цели в Риме кастратам было воспрещено не только
жениться, но и усыновлять детей, для достижения второй цели римское
законодательство наделяло усыновителя отцовской властью. На
основании того, что усыновление по своей сути было средством
приобретения отцовской власти, оно не допускалось там, где эта власть
уже существовала или могла существовать.

В силу подчинения отцовской власти усыновленный становился


агнатом всех агнатов усыновителя, поэтому и приобретал права
наследования не только после него, но и после агнатов.

Отцовская власть была учреждением чисто семейственного,


непрерывного характера, следовательно, с ее существованием
несовместимы были ни условия, ни сроки, а поэтому усыновление не
подлежало этим ограничениям. Отцовская власть могла прекратиться
лишь по воле ее обладателя, когда он эмансипировал своего сына.
Поэтому таким же способом прекращалось и усыновление.

Параллельно с этим материальным значением усыновление в Риме


сопровождалось определенной формой в виде законодательного акта.
Существование двух форм усыновления было обусловлено тем, что
каждая из них имела свое правовое основание и различные правовые
последствия. Так, arrogatio допускалось только относительно
своевластного лица, adoptio - относительно подвластного. Второе
приравнивалось иногда к первому, когда усыновителем был восходящий
родственник усыновляемого. При усыновлении чужим отцовская власть
не переходила на усыновителя, и по закону наследовать последнему
мог только усыновленный.

Дальнейшая история развития института усыновления


прослеживается в документах, относящихся к XIV - XV вв. Причем
документы этого периода содержали информацию лишь о конкретных,
единичных случаях усыновления <6>.

--------------------------------

<6> См.: Судебники XV - XVI вв. / Под ред. Б.Д. Грекова. М.; Л., 1952.
С. 617.

Так, в частности, по греко-римским законам отцовская власть могла


быть приобретена посредством усыновления. Поскольку усыновление
было способом приобретения отцовской власти, которая могла
принадлежать только мужчинам, то усыновлять, собственно, могли
только они. Но в этот период по особенной милости императора
разрешалось усыновлять и женщинам, имевшим, но потерявшим детей.
Для утешения в их потере им дозволялось принимать других детей.
Принятый ребенок рассматривался как законный ребенок женщины,
принявшей его вместо родного. При этом принятый ребенок становился
законным наследником после смерти женщины.
Памятники греко-римского законодательства, входящие в состав
Кормчих книг <7>, свидетельствовали о том, что позднее император
Леон Философ <8> дозволял женщинам принимать посторонних детей,
хотя бы они и никогда не рождали их, и не требовалось получать
дозволения от императора, а лишь необходимо было разрешение
высшего местного начальства. Усыновление совершалось особым
церковным обрядом.

--------------------------------

<7> См.: Кормчие. Законодательство гражданское. Гр. 25, гл. 3; гр.


26, гл. 1.

<8> См.: Курс семейного права / Под ред. А.И. Загоровского. Одесса,
1902. С. 382 - 383.

В этом виде усыновление существовало до времен правления


Петра Великого. Но справедливости ради необходимо заметить, что
расцвет законодательства об усыновлении приходится на конец
царствования Екатерины II <9> и дальнейшее развитие оно получило в
период царствования императора Александра I.

--------------------------------

<9> См.: Писание об Изяславе. М., 1658. С. 50; Грамота


митрополита Киприана вдове Феодосии на усыновление приемыша. М.,
1404. С. 385 - 386.

В зависимости от сословной принадлежности усыновителя


различали три главных вида усыновления: усыновление дворянами,
усыновление лицами податных состояний, усыновление иностранцами.
Для каждого вида усыновления были предписаны особые правила,
закреплялись общие условия усыновления, как материального, так и
формального характера.

Для заключения сделки об усыновлении необходимо было


соблюдение ряда условий: усыновитель должен был быть возраста не
менее 30 лет и по крайней мере на 18 лет старше своего усыновляемого
(Зак. гражд., ст. 116). Нетрудно заметить, что в требованиях
относительно возраста сказывается то же желание, что и в римском
праве, - "подражать природе".

Так как усыновление имеет целью заменить то, в чем отказала


природа, то лицам, состоящим в браке, усыновлять не дозволяется,
если у них есть свои дети. Поэтому лицам, имеющим собственных детей
(законных или узаконенных), усыновлять детей запрещалось (Зак.
гражд., ст. 145). Если усыновитель состоял в браке, требовалось
согласие другого супруга на усыновление (Зак. гражд., ст. 145, 150, 152).

Воспрещалось усыновление лицами, которые по сану своему


обречены на безбрачие (Зак. гражд., ст. 145). Это положение
дублировало природу усыновления, представляющего собой средство
замены семьи лишенным ее. Поэтому тот, кто обрекал себя на жизнь
одинокую, не должен был прибегать к этому средству, например монахи.
При этом лица духовенства, имеющие семьи, могли быть
усыновителями, так как принимающий священнослужительский сан не
обрекает себя на безбрачие. Усыновление священнослужителями и
церковными причетниками допускалось не иначе как с разрешения
епархиального архиерея (Зак. гражд., ст. 151) <10>. Что касается других
сословий, то усыновление крестьянами и мещанами разрешалось при
наличии уведомления об этом их обществ. Для усыновления нижними
воинскими чинами требовалось разрешение их начальства (Зак. гражд.,
ст. 160).

--------------------------------

<10> См.: История российских гражданских законов. Сочинение К.


Неволина. СПб., 1851. Т. 1. С. 383, 392.

Закон специально подчеркивал, что усыновитель должен иметь


общую гражданскую правоспособность (Зак. гражд., ст. 146). В силу
этого можно сделать вывод, что усыновление не допускалось не только
лицами, лишенными всех прав состояния, но также (учитывая, что
усыновление - действие сугубо личное) и безумными, сумасшедшими,
глухими и вообще состоящими под опекой и неспособными к
самостоятельной юридической деятельности, проявляющими свою
юридическую жизнь посредством законного представительства <11>.
Несовершеннолетние и помимо этого не могли быть усыновителями, так
как возрастной ценз для усыновителей составлял не менее 30 лет (Зак.
гражд., ст. 146).

--------------------------------

<11> См.: Обычное гражданское право в России. Юридические


очерки / Под ред. С.В. Пахмана. СПб., 1879. С. 390.

Усыновлять можно было своих воспитанников, приемышей и чужих


детей (Зак. гражд., ст. 145), причем лица, достигшие 14-летнего
возраста, должны были изъявить свое желание на усыновление (Зак.
гражд., ст. 149). Для усыновления приемышей необходимо было
получить согласие их родителей, а для воспитанников - согласие
опекуна.
Одним из условий усыновления было так называемое
неусыновленное состояние. Никто не может быть усыновлен двумя
лицами, кроме случаев усыновления супругами (Зак. гражд., ст. 147),
потому что это было бы не подражание природе, а наперекор ей. Кроме
того, законодатель закреплял положение относительно
вероисповедания усыновителя. Так, в частности, запрещалось
нехристианину усыновлять христианина, и наоборот <12>; раскольникам
и вообще сектантам - православных, но не наоборот (Зак. гражд., ст.
148). Основание закона - опасение совращения.

--------------------------------

<12> См.: Краткий курс церковного права / Под ред. И.С.


Бердникова. Казань, 1887. С. 403, 462.

Казакам, не пользовавшимся правами потомственного дворянства,


нельзя было усыновлять лиц неказачьего сословия (за исключением
потомственных дворян) без зачисления их в состав того войска, к
которому принадлежат усыновители (Зак. гражд., ст. 161).

Иностранцы имели право усыновлять подкидышей и не помнящих


родства, но с тем условием, чтобы усыновленные сохраняли русское
подданство и были воспитаны на православной вере (Зак. гражд., ст.
163).

Что касается процедуры усыновления, то она заключалась в


оформлении воли его участников: усыновить и стать усыновленным.
При этом воля в материальном смысле должна была иметь
решительный характер: ни под условием, ни на срок усыновление
устанавливать было нельзя, так как это было бы противно природе
усыновления - восполнить отсутствие потомства.

Необходимо заметить, что российский закон никогда не говорил о


необходимости предварительного договора между участниками
усыновления, но несомненно, что окружному суду (по месту жительства
усыновителя или усыновленного), ведущему дело об усыновлении,
должны быть представлены данные, удостоверяющие наличие согласия
всех участников усыновления, тем более что личная явка их в суд была
необязательна. Кроме того, суду также должны были быть
представлены сведения и удостоверения, что соблюдены и прочие
условия, требования закона относительно возраста, семейного,
сословного состояния усыновителя и усыновляемого, а равно религии и
согласия указанных выше лиц (Зак. гражд., ст. 145 - 151). Суд, приняв во
внимание все эти данные и выслушав заключение прокурора, выносил
определение об удовлетворении ходатайства или об отказе в этом <13>.
Усыновление считалось состоявшимся со дня вступления определения
суда в законную силу. Данное определение можно было обжаловать в
Судебную палату в порядке частного производства <14>.
Заинтересованные лица имели право оспаривать законность
усыновления в течение двух лет со дня вступления определения суда в
законную силу.

--------------------------------

<13> См.: Извлечения из решений волостных судов с 1861 по 1870 г.


// Журнал гражданского и уголовного права. 1877. N 5. С. 281.

<14> См.: Устав гражданского судопроизводства 1864 г. Т. 16. Ч. 1.

Законодательство этого периода предписывало суду проводить


только формальную проверку соблюдения условий усыновления, не
касаясь, подобно римскому и романскому законодательству, проверки
материально-нравственной годности усыновителя и полезности
усыновления для усыновляемого.

Акт усыновления порождал определенные правовые последствия:


публичного и частноправового характера. Первые состояли в том, что
усыновление влияло на изменение объема прав усыновленного в
зависимости от того, к какому сословию принадлежал усыновитель.
Например, если усыновителем был дворянин, то в результате акта
усыновления усыновленный приобретал почетное личное гражданство;
если усыновителем было лицо, относящееся к городскому состоянию, то
усыновленный приписывался к семейству усыновителя (Закон о
состоянии, т. 9, ст. 543). Если в качестве усыновителя выступал купец,
то усыновленный мог быть занесен в купеческое свидетельство наравне
с его родными детьми (Зак. гражд., ст. 156). Если усыновителем был
иностранец, усыновленный зачислялся в русское подданство (Зак.
гражд., ст. 163) <15>.

--------------------------------

<15> См.: История российских гражданских законов / Под ред. К.


Неволина. СПб., 1890. С. 390.

Частноправовые последствия усыновления различны относительно


усыновляемого, усыновителя и родственников того и другого.
Усыновленный по отношению к своему усыновителю приобретает
юридическое положение "законного дитяти", причем действие
усыновления распространялось и на потомство усыновленного (Зак.
гражд., ст. 156). Относительно передачи фамилии усыновленному
российское законодательство предусматривало некоторые особенности.
Согласно ст. 152 Законов гражданских, усыновление не влекло
автоматической передачи фамилии усыновителя усыновленному
ребенку. Такая передача ограничивалась рядом факторов. В частности,
передача фамилии не допускалась, если усыновленный пользовался
большими правами состояния, нежели усыновитель, а передача этих
прав усыновленному потомственным дворянином возможна была только
с Высочайшего разрешения. Кроме того, усыновленный приобретал
право на получение содержания и воспитания от усыновителя (Зак.
гражд., ст. 156, 172) <16>. Вместе с тем закон предусматривал, что
усыновленный ребенок не порывает юридической связи со своими
родителями (Зак. гражд., ст. 156.7). Вступая во все права и обязанности
законных детей, усыновленный может осуществлять их по отношению к
родителям, если усыновитель сам не в состоянии выполнять эти
обязанности по отношению к усыновленному ребенку. В противном
случае усыновление не улучшало бы, а ухудшало положение
усыновленного, что противоречило бы цели усыновления - служить на
пользу усыновленных.

--------------------------------

<16> См.: Свод законов гражданских Российской империи. Законы


гражданские. СПб., 1911. Т. 9.

Известно, что в результате усыновления возникают последствия не


только семейного характера, но и гражданско-правовые, в частности в
сфере наследования. Так, закон предусматривал правило:
"...усыновленный приобретал наследственные права после усыновителя
на правах законных детей и наряду с ними, если они родились после
усыновления" <17>. При этом законодатель различал состав имущества,
принадлежавшего усыновителю: в родовом имуществе усыновленные
не наследовали, так как оно передавалось по наследству лишь
исключительно кровным родственникам усыновителя.

--------------------------------

<17> Мейер Д.И. Русское гражданское право / Под ред. А.И. Вицина.
Петроград, 1915. С. 574, 580.

В благоприобретенном же имуществе усыновленный наследовал на


правах родных детей усыновителя, имея в виду как тех, которые уже
родились, так и тех, которые родятся после усыновления <18>. Впрочем,
при наследовании совместно с родными дочерьми усыновителя
усыновленный не пользовался преимуществом сыновей, т.е. не получал
13/14, а получал долю, равную с дочерьми. Что касается самих
усыновленных, совместно наследующих, то между ними раздел
наследственного имущества осуществлялся по общим правилам о
наследовании нисходящих, с правом представления последних (Зак.
гражд., ст. 156.14, 1105, 1112).

--------------------------------
<18> См.: Гойхбарг А.Г. Сравнительное семейное право. М., 1927. С.
238.

Не приравнивались усыновленные к кровным детям и при


пользовании после смерти усыновителя приобретенными последним
правами по службе: правами на пенсию и на единовременное пособие
за службу усыновителя (Зак. гражд., ст. 156.2). Наследственные права
усыновленного после усыновителя имеют личный характер и на
потомство и прочих родственников последнего не распространяются
(Зак. гражд., ст. 156.3) <19>.

--------------------------------

<19> См.: Тельберг Г. О сочинении нового проекта Нового


Уложения. СПб., 1915. С. 276, 277.

В результате усыновления усыновитель приобретал родительскую


власть по отношению к усыновленному (Зак. гражд., ст. 156.1, 164).
Усыновитель, как и родитель, имел право на получение содержания
(алиментов) от усыновленного (Зак. гражд., ст. 156, 194). Усыновленный,
входя в семью усыновителя, не порывал родственной связи со своей
кровной семьей и с кровными родственниками: он нуждался в согласии
родственников на брак, имел право на содержание от родителей, если
его не в состоянии предоставить усыновитель, сохранял все
наследственные права, принадлежащие ему по кровному родству (Зак.
гражд., ст. 156.7).

Что касается оснований прекращения отношений, вытекающих из


усыновления, то они совпадали с основаниями, по которым
прекращалась родительская власть: смерть усыновителя или лишение
его всех прав состояния <20>.

--------------------------------

<20> См.: Анненков К. Система русского гражданского права. СПб.,


1902. Т. 6. С. 520.

Рассмотрев общие условия усыновления, публично- и


частноправовые последствия, необходимо перейти к характеристике
особенностей отдельных видов усыновления в зависимости от того, кто
выступает в качестве усыновителя: дворянин, лицо податного
состояния, иностранец. Фактически это означало, что законодательство
того периода отражало сословный характер общества, представляя
интересы прежде всего представителей высших сословий.

Так, Закон Петра Великого о единонаследии содержал положение о


том, что последний в роду, т.е. не имевший ни потомков, ни
родственников мужского пола своей фамилии, для ее сохранения
обязывался все свое родовое имение передать одной из своих
родственниц, с тем чтобы муж ее принял его фамилию. Этот акт иногда
рассматривался как усыновление, из него в дальнейшем развивалось
усыновление в дворянском сословии.

В 1796 г. по прошению двух братьев графов Остерманов


императрица Екатерина II позволила им усыновить старшего внука их
сестры и согласилась, чтобы этот внук уже при их жизни именовался
графом Остерманом и использовал их герб.

Уже в 1817 г. появилось правило о том, что усыновлять


разрешалось не только одного ребенка, но и нескольких с присвоением
им и фамилии усыновляющих, лишь бы усыновляемые имели равные
права на наследство и не был обойден ближайший наследник, который
по законам мог бы иметь предпочтительное перед другими право на
получение недвижимого наследственного имения. Недвижимое
имущество распределялось между усыновляемыми в равных долях
<21>.

--------------------------------

<21> См.: Бернгефт Ф., Колер И. Гражданское право Германии. М.,


1910. С. 363; Верховский П.В. История русского права. Варшава, 1911.
С. 16 - 17.

На основании этого закона и частных примеров в продолжение


Свода законов за 1832 - 1834 гг. были предложены новые нормы об
усыновлении дворянами следующего содержания: ст. 99 - "дворянам, не
имеющим ни потомков, ни сродников мужского пола той же фамилии,
дозволяется усыновление ближайших своих законнорожденных
родственников через передачу им при жизни своей фамилии и герба или
присовокупление оных к их фамилии и гербу". Усыновление
производилось не иначе как с Высочайшего соизволения (Свод зак.
гражд., ст. 100). Разрешалось усыновлять нескольких лиц с присвоением
им всем фамилии усыновляющего (Свод зак. гражд., ст. 101). При этом в
качестве условия не требовалось, чтобы усыновляемый был
обязательно сиротой, но при живых родителях усыновление
допускалось только с их согласия (Свод зак. гражд., ст. 102). Данное
положение сохранило свое значение и в современном
законодательстве. Кроме того, устанавливалось, что усыновляемые
наследовали по общим законам (Зак. гражд., ст. 103) <22>.

--------------------------------

<22> См.: Свод законов гражданских Российской империи. Законы


гражданские. Т. 9. С. 140 - 145.
В 1815 г. была подтверждена сила Сенатского указа 1744 г.,
предусматривающего закрепление подкидышей и не помнящих родства
за их воспитателями. При этом предписывалось, что в числе
воспитателей будут такие, которые не имеют права на владение
крепостными людьми (к ним относились личные дворяне, священно- и
церковнослужители, купцы, мещане и крестьяне), их зачисляли в число
казенных поселян, а воспитываемых приписывали к тому званию, к
которому принадлежали сами воспитатели. На основании этого
постановления законодательство об усыновлении лицами податных
состояний получило дальнейшее развитие. Так, в частности,
предусматривалось, что приписка воспитанников к семейству
воспитателей рассматривалась как действие, которым заменялось
усыновление между лицами податных состояний. Во исполнение
данного постановления был принят Указ от 21 сентября 1815 г. "О
подкидышах и не помнящих родства", распространявшийся на сирот,
принятых на воспитание, и не помнящих родство свое круглых сирот
всех податных состояний без различия, а в отношении к воспитателям и
на свободных хлебопашцев.

По общему правилу приписка к семействам сирот податного


состояния должна была осуществляться с ведома городских и мирских
обществ, но их согласие на приписку сирот не требовалось <23>.
Приписка сирот к сословию свободных хлебопашцев осуществлялась с
ведома их обществ. Отказ общества не преграждал права принять
сироту на воспитание, но в этом случае общество не обязывалось
наделять его участком земли и приемыш должен был довольствоваться
только участком, принадлежащим тому семейству, к которому он
причислен <24>. При принятии на воспитание сирот, помнящих свое
родство, строго отслеживалось, чтобы воспитатели податного состояния
не приписывали в своих семействах других, кроме сирот податного
состояния. Эти правила не изменяли положения о незаконнорожденных,
подкидышах и вообще сиротах, по рождению или по воспитанию своему
принадлежавших военному ведомству, и потому они должны были
поступать в военно-сиротские отделения. Подкидыши, принимаемые и
воспитываемые солдатами, в чистой отставке состоящими, или
солдатскими вдовами, не принадлежавшими к военному ведомству,
могли быть причислены к любому состоянию, кроме крепостных, по
усмотрению воспитателей.

--------------------------------

<23> См.: История российских гражданских законов. Сочинение К.


Неволина. Т. 1. С. 383, 392.

<24> См.: Оршанский И.Г. Исследования по русскому праву


(семейному и наследственному). СПб., 1877. С. 120.
Законодательство предусматривало ряд мероприятий для
предотвращения всякого рода злоупотреблений. Так, в частности,
действовало правило: в отвращение подлога, могущего быть при
принятии сирот на воспитание, как в сокрытии известного
происхождения сироты, который по своему происхождению не должен
был быть приписан к семейству изъявляющего на то желание
воспитателя, общество наделялось правом наблюдать за
установленным порядком усыновления. В этом состояла суть общего
закона об усыновлении между лицами податных состояний.

Вышесказанное позволяет сделать ряд выводов. Во-первых,


законодатель того времени различал факт принятия именно на
воспитание в семью и собственно усыновление <25>. Первое
напоминает современный институт приемной семьи, а второе, по
существу, представляет усыновление. Кроме того, уже тогда
устанавливался контроль за процедурой усыновления в лице городских
и мирских обществ, причем можно усмотреть конкретные составы
преступлений в сфере усыновления в виде подлога и укрывательства
<26>.

--------------------------------

<25> См.: Победоносцев К. Курс гражданского права. СПб., 1896. Т.


2. С. 203.

<26> См.: Тельберг Г. К вопросу об улучшении судьбы


незаконнорожденных. О внебрачных детях по новому Закону от 3 июня
1902 г. в связи с постановлением о них западноевропейских гражданских
кодексов // Сборник статей по истории семейного права. СПб., 1903. С.
30.

Следующая группа лиц, которые могли быть усыновителями, - это


купцы.

Вскоре после издания общих правил об усыновлении лицами


податных состояний в 1828 г. было постановлено: приемыши,
воспитываемые купцами в установленном порядке усыновления, до
вступления их в совершеннолетие не будут числиться в купеческом
звании, вводиться в семейный капитал и облагаться платежом
повинности. Но соответственно по достижении совершеннолетия они
наделялись этими правами. В 1835 г. были изданы следующие правила:
купец, его брат или сын, не имеющие детей, могли взять на воспитание
или усыновить приемыша и ввести его во все права, принадлежащие
законным детям.
Для усыновления требовалось наличие определенных документов:
о подкидыше, не помнящем родства, от городской полиции получали
информацию, был ли он окрещен, если принимал христианство, то когда
ему были даны фамилия, имя, отчество; о воспитаннике, знающем, от
кого он рожден; от Духовной Консистории запрашивали сведения о
времени его рождения и крещения и от полиции - о том, чей он именно
сын, законно или незаконно он рожден, кем из родителей отдан на
воспитание и находятся ли родители в живых, если да, то необходимо
было получить их согласие на усыновление <27>.

--------------------------------

<27> См.: Краткий курс церковного права / Под ред. И.С.


Бердникова. С. 403, 462.

После получения таких свидетельств воспитатель представлял их в


магистрат того города, где он был записан в купеческом звании.
Магистрат рассматривал документы и прошения, и если оказывалось,
что находящийся на воспитании не являлся незаконнорожденным сыном
того лица, у кого на воспитании он находится, и не принадлежал по
своему рождению к военному ведомству, тогда магистрат издавал
постановление как об усыновлении воспитанника, так и о введении его
во все права, принадлежащие законным детям, но, не приводя
постановление в исполнение, представлял его вместе с документами на
рассмотрение гражданскому губернатору. Губернатор рассматривал
представление магистрата вместе с документами, на основании которых
представлял свое мнение Правительствующему Сенату <28>. Если
Сенат находил, что все установления на этот предмет соблюдены и
законного препятствия к усыновлению нет, то он давал свое разрешение
на приведение постановления магистрата в исполнение, и тогда
воспитанник купца, купеческого сына или брата принимал фамилию
своего воспитателя и вводился во все права, принадлежащие родным
детям.

--------------------------------

<28> См.: Курс семейного права / Под ред. А.И. Загоровского. С. 400.

В 1845 г. существующие законы были дополнены постановлением о


том, что воспитанники и приемыши купцов, имеющих звание
потомственных почетных граждан, при усыновлении ими к почетному
гражданству не причислялись, а возводились в это звание только в том
случае, когда сами приобретали право на звание.

Особенные правила усыновления были установлены для лиц прочих


податных состояний, кроме купцов.
В 1835 г. постановление об усыновлении лицами податных
состояний, кроме купцов, было дополнено положением о том, что
Государственный Совет, имея в виду, что для лиц податных состояний
усыновление заменяется припиской к семействам, счел необходимым
существующий порядок усыновления мещанами дополнить правилом о
том, что такое усыновление в виде приписки к семействам должно было
происходить с утверждения Казенных Палат. Таким образом, приписка
являлась разновидностью усыновления.

В 1837 г. было дозволено питомцев обоего пола Санкт-


Петербургского и Московского воспитательных домов по поступающим
просьбам и разрешениям опекунских советов отдавать по-прежнему в
усыновление казенным крестьянам, независимо от того, имели они
своих детей или нет. В 1844 г. были изданы подробные правила об
усыновлении питомцев Санкт-Петербургского воспитательного дома
государственными, удельными и дворцовыми крестьянами Санкт-
Петербургской, Новгородской и Псковской губерний <29>.

--------------------------------

<29> См.: Обычное гражданское право в России. Юридические


очерки / Под ред. С.В. Пахмана. С. 400.

В 1846 г. военнопленным сторожам при казенных лесах было


дозволено усыновлять питомцев воспитательных домов по Высочайше
одобренным правилам, установленным для усыновления их
крестьянами, и передавать своим сыновьям или приемышам свою
должность вместе с домом и хозяйством.

Законодательство исследуемого периода предусматривало


возможность усыновления не только российскими подданными, но и
иностранцами.

В 1839 г. право усыновлять подкидышей или не помнящих родства


своего было предоставлено российским подданным мещанского и
сельского звания. Иностранные граждане, проживающие на территории
России, но не принявшие ее подданства, могли усыновлять подкидышей
с таким условием, чтобы они были крещены и воспитывались в греко-
российском исповедании. Исключение устанавливалось для трех
Остзейских губерний. В качестве обязательного условия было
сохранение усыновленными российского подданства.

Изложенное позволяет сделать вывод о том, что иностранцам


разрешалось усыновлять только определенных детей: подкидышей, т.е.
брошенных детей, от которых родители отказались; детей, не помнящих
своего родства, к которым могли относиться дети, при каких-то
чрезвычайных ситуациях потерявшие родителей, душевнобольные дети,
т.е. страдающие психическим расстройством. Важно подчеркнуть, что в
качестве обязательного устанавливалось требование сохранения
детьми российского подданства. Это положение указывает, что уже
тогда государство осуществляло контроль над таким усыновлением и
одновременно с этим сохраняло правовую связь с ребенком, наделяя
его российским подданством. Таким образом, государство защищало
своего маленького гражданина, оставляя ему гарантию на возвращение
в свое государство <30>.

--------------------------------

<30> См.: Мейер Д.И. Указ. соч. С. 574, 580.

Вне зависимости от того, кто был усыновителем, процедура


усыновления различалась в зависимости от того, усыновляли
законнорожденного ребенка или ребенка, рожденного вне закона <31>.

--------------------------------

<31> См.: Вербловский. Новый закон об узаконенных и


усыновленных // Юридический вестник. 1891. Кн. 12. С. 536, 538.

Законодатель долгое время не менял своих позиций относительно


незаконнорожденных детей и в целом относился к этому отрицательно.
Запрещение усыновления незаконнорожденных распространялось
главным образом на привилегированные сословия, низшим же
сословиям, для которых брак есть такое же таинство, как и для других,
усыновление незаконнорожденных не запрещалось. Очевидно, что не
святость брака служила причиной запрещения в первом случае, ибо эта
святость имела одинаковую силу для всех сословий. Следовательно,
запрещение усыновления было вызвано иными соображениями.
Законодатель мог опасаться, что при дозволении усыновления
незаконнорожденных детей в привилегированные сословия под видом
таковых могли быть записаны и лица, по происхождению
принадлежащие к другим сословиям. Таким образом, посредством
усыновления незаконнорожденных могло быть увеличено число лиц,
пользующихся привилегиями сословия, к которому принадлежал
усыновитель. Такой мотив запрещения был обусловлен тем, что
дворянам дозволялось усыновлять только своих законнорожденных
родственников, и не иначе как с Высочайшего разрешения. Напротив,
мещанам, крестьянам и солдатам дозволялось усыновлять всех, кого
они захотят, и законнорожденных и незаконнорожденных. Очевидно, что
чем большими правами наделено сословие, тем труднее было в него
попасть незаконнорожденным детям, и, следовательно, не религиозные
соображения затрудняли усыновление высшими сословиями.
Начало улучшению легальной судьбы внебрачных детей было
положено Законом от 12 марта 1891 г. <32>, которым было дозволено
узаконение их через последующий брак. Дальнейший шаг был сделан
Законом от 3 июня 1902 г., который представлял собой первый цельный
законодательный акт об этих детях. В нем впервые заменяется
легальный термин "незаконнорожденные" более мягким - "внебрачные".
Наследственные права внебрачных детей были тесно связаны с общим
взглядом законодателя на этих детей и положением их в семье
родителей. Наследственные права внебрачных детей определялись при
издании Свода законов: незаконнорожденные дети, хотя бы они и были
воспитаны теми, кто именуется их родителями, не имеют права на имя и
фамилию отца и законное после него или после матери своей
наследство в имуществе (т. 10, ч. 1 ст. 136). Новый Закон основывался
на разграничении собственности на родовую и благоприобретенную.
Такое положение предопределило уменьшение наследственных прав
внебрачных детей по отношению к детям родным. От законной доли
доля внебрачных детей в недвижимом имуществе составляла 13/14, в
движимом - 7/8. Новеллой Закона от 3 июня 1902 г. <33> было то, что он
не только дозволял, но и облегчал использование этого Закона для
усыновления. Так, хотя им не отменялось запрещение усыновления
лицами, имеющими собственных или узаконенных детей, это
ограничение не касалось усыновления собственных внебрачных детей.
Наличие своих законных или узаконенных детей этому не
препятствовало. В этом случае необходимо было получить согласие
другого супруга на усыновление. Согласию супруга Закон придавал
настолько большое значение, что если его не было в живых, то до
достижения его законными детьми совершеннолетия усыновление
вообще не допускалось. Данный Закон не предусматривал условие
относительно обязательной разницы в возрасте в 18 лет между
усыновителем и усыновленным, а также о том, что усыновителю должно
быть не менее 30 лет. Такие ограничения не распространялись на
усыновление внебрачных детей <34>.

--------------------------------

<32> См.: Закон от 12 марта 1891 г. "О детях узаконенных и


усыновленных" // Журнал Минюста. 1885. Кн. 12. С. 240 - 242; О
незаконнорожденных детях по русскому законодательству // Вестник
Европы. 1882. N 13.

<33> См.: Тельберг Г. К вопросу об улучшении судьбы


незаконнорожденных. О внебрачных детях по новому Закону от 3 июня
1902 г. в связи с постановлением о них западноевропейских гражданских
кодексов // Сборник статей по истории семейного права. С. 30, 32.

<34> Вальтер К. Незаконнорожденные и Закон от 12 марта 1891 г. //


Журнал гражданского и уголовного права. 1892. Кн. 10. С. 40 - 41.
Следующее новшество сводилось к тому, что хотя по общему
правилу и требовалось согласие родителей усыновляемого, но при
усыновлении внебрачного ребенка необходимо было согласие матери
лишь в том случае, если она значится в метрической записи о его
рождении или если происхождение от нее ребенка удостоверено судом
(ст. 132.15, п. 3 ст. 150.1). Непременное требование согласия матери,
материнство которой не установлено, затрудняло бы усыновление.

Дозволение усыновления внебрачных детей открывает путь для


существенных улучшений в их судьбе. Путем усыновления внебрачный
ребенок мог приобрести личное почетное гражданство (ст. 153) или быть
причисленным к купечеству (ст. 156), он мог наследовать в
благоприобретенном имуществе не только после матери, но и после
отца, если последний был усыновителем, и, таким образом, получал
значительно больше прав, чем внебрачное неусыновленное дитя <35>.

--------------------------------

<35> См.: Тельберг Г.О. Значение Свода законов в истории русского


права. Томск, 1916. С. 3, 4; Оршанский И.Г. Исследования по русскому
праву (обычному и брачному). СПб., 1879. С. 298, 299.

Закон проявил больше решительности, предоставив матери


родительскую власть над ее внебрачными детьми. Что касается отца, то
связь его с внебрачным ребенком, напротив, слабее, он привлекался к
выплате алиментов только тогда, когда у матери не было средств или их
было недостаточно. Алиментарная обязанность не подлежала переходу
к наследникам родителей, что, конечно, недостаточно обеспечивало
права внебрачных детей.

Внебрачные дети наследовали только после матери. Поскольку


существовали различия в законодательстве между родовой и
благоприобретенной собственностью, внебрачные дети наследовали
только в благоприобретенном имуществе матери <36>.

--------------------------------

<36> См.: Победоносцев К. Курс гражданского права. Т. 2. С. 203,


210.

В дореволюционном законодательстве выделялся еще один прием


в крестьянском быту, соединенный с усыновлением, - так называемое
примачество. Так, по сути, называли усыновление в крестьянском быту,
но оно существенно отличалось от других видов усыновления. Такое
усыновление допускалось, когда у усыновителя не было родных детей
или когда сыновья отделились от отца и обзавелись своим хозяйством.
Усыновлять дозволялось как законнорожденных, так и
незаконнорожденных, лиц как мужского, так и женского пола.

Обращаясь к вопросу о формах, в которых совершалось


усыновление в крестьянском быту, следует отметить, что в некоторых
местностях оно совершалось простым принятием усыновляемого в долю
усыновителя, т.е. в домашнем порядке, а в других - с соблюдением ряда
формальностей.

Что касается наследственных прав, то в некоторых местностях


приемыши не признавались наследниками после принявшего их лица, в
других же они признавались таковыми при определенных условиях.
Условия эти были следующими: если приемыш был приписан к семье
принявшего или принят в дом и работал на дом либо жил в доме от 6 до
15 лет, если он жил в семье не долго, то ему выплачивалось
вознаграждение за работу; если приемыш был усыновлен принявшим
его; если относительно наследования приемыша между ним и
принявшим его была достигнута договоренность, при отсутствии которой
приемыш от наследования (после принявшего) отстранялся; приемыш
наследовал в том случае, если у принявшего не было родных детей, при
их наличии он от наследства отстранялся <37>.

--------------------------------

<37> См.: Труды комиссии по преобразованию волостных судов /


Под ред. П.А. Муллова. СПб., 1873 - 1874. С. 197; Оршанский И.Г.
Исследования по русскому праву (семейному и наследственному). С.
120.

Изменения общественных отношений обусловили развитие нового


законодательства.

Советский период (1917 - 1991 гг.) в настоящей работе специально


не исследовался по следующим причинам.

Как известно, догматизм научных исследований по семейному праву


как проявление господствовавшей идеологии - построение
справедливого социалистического общества - приводил к
приукрашиванию действительности и затушевыванию острых проблем.
Это сказывалось на уровне научных работ, в частности выражалось в
игнорировании теории правоотношения, за редким исключением
(например, труды Е.М. Ворожейкина) <38>, в отсутствии
многоаспектности исследований. Так, усыновление вообще не
рассматривалось как многозначное понятие. Даже в соответствующих
публикациях оно обычно именовалось как акт усыновления, целью
которого являлось воспитание осиротевших детей или детей, родители
которых по тем или иным причинам о них не заботились. Более того,
отмечалось, что усыновление отвечает как интересам детей, поскольку
оно дает им семью взамен утраченной, так и интересам усыновителей,
удовлетворяя их чувства материнства и отцовства <39>.

--------------------------------

<38> См.: Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М.,


1972. С. 25.

<39> См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1967. С. 191.

Нетрудно заметить, что усыновление рассматривалось только как


способ воспитания детей, у которых нет своей семьи. Фактически это
означало, что те дети, которые воспитывались своими родителями, не
могли быть усыновлены, независимо от того, как им на самом деле
жилось в родных семьях. Идеология государства в данном случае
проявлялась в том, что советская семья - это не только ячейка
общества, но и образец высокой морали, нравственности, надлежащего
воспитания ребенка. Такая пропаганда не позволяла говорить о
родителях, злоупотребляющих спиртными напитками, наркотическими
средствами, не работающих, а таких было немало, следовательно,
интересы детей в таких семьях нарушались, как, впрочем, и сегодня.
Тем не менее о таких проблемных семьях говорить было не принято,
особенно в условиях построения "счастливого детства для каждого
ребенка".

Ярким проявлением идеологических установок Советского


государства являлось обоснование назначения усыновления в
социалистических странах по сравнению с капиталистическими. В
последних институт усыновления формировался под влиянием
интересов буржуазной семьи, в целях охраны и приумножения ее
собственности. Этим был продиктован действовавший в большинстве
законодательств буржуазных государств запрет усыновлять ребенка при
наличии собственных детей, которым досталась бы меньшая часть
наследства, если бы усыновление состоялось <40>. Такое объяснение
свидетельствовало о полном неприятии Советским государством
частной собственности как таковой.

--------------------------------

<40> См.: Гражданское и торговое право капиталистических


государств / Под ред. К.К. Яичкова. М., 1966. С. 513, 515; Гражданское и
торговое право капиталистических стран. М., 1949. С. 508, 511.

С этим же связывалось право на усыновление лицами, которые по


своему возрасту не могли иметь своих детей (например, во Франции - 40
лет, в Италии - 50 лет). На самом деле такой возрастной ценз
свидетельствовал о том, что законодатель предъявлял серьезные
требования к кандидатам в усыновители, которые должны обладать
определенным социальным статусом, позволяющим им усыновить
ребенка. Очевидно, что такой статус приобретается в достаточно
зрелом возрасте, а наличие собственности подтверждает состояние
усыновителя, является определенным критерием его социального
положения.

Кроме того, интересами усыновителя как частного собственника и


усыновляемого как его правопреемника было обусловлено допущение
усыновления совершеннолетних, даже если они состоят в браке
(Япония, Италия, ФРГ). А там, где действовали расистские законы (в
частности, в некоторых штатах США), нельзя было усыновлять, если
расовая принадлежность усыновителя и усыновляемого различалась.
Такое положение закона жестко критиковалось Советским государством,
поскольку оно свидетельствовало о глобальной дискриминации детей в
капиталистических государствах.

Парадоксально, но факт, что многие положения законов


капиталистических государств, идеологически неприемлемые в то время
для нашей страны, включены в содержание действующего семейного
законодательства РФ: это требования, предъявляемые к кандидатам в
усыновители в виде возрастного ценза, наличия необходимых средств
для воспитания ребенка, жилой площади, отвечающей санитарно-
техническим требованиям, и др. Поэтому в книге будут представлены
нормативные акты советского периода в сравнении с действующими
нормами, что позволит проследить развитие законодательства об
усыновлении в полном объеме.

Глава 2. ПОНЯТИЕ, ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И ЗНАЧЕНИЕ


УСЫНОВЛЕНИЯ

2.1. Понятие и значение усыновления

Общеизвестно, что при отсутствии родителей заменяющие их лица


осуществляют попечение над ребенком, а при их отсутствии независимо
от причины ребенок попадает в категорию лиц, утративших
родительское попечение. Утрата родительского попечения относится к
широкому по содержанию понятию. К категории детей, утративших
попечение родителей, относятся дети, у которых родителей нет (умерли,
погибли), а также дети, лишившиеся родительского попечения в силу
признания родителей безвестно отсутствующими либо
недееспособными. В этих случаях отсутствие родительской заботы
является следствием обстоятельств объективного характера, поэтому
вопрос о семейно-правовой ответственности не возникает, поскольку
отсутствует состав семейного правонарушения. Кроме причин
объективного характера, утраты родительского попечения, существуют и
субъективные причины (в частности, нежелание родителей
осуществлять свои родительские права в отношении ребенка, их
злоупотребление спиртными напитками и наркотическими веществами и
др.); но независимо от причины утраты родительского попечения
ребенок все равно нуждается в правовой защите <1>.

--------------------------------

<1> См.: Нуфаев В. Детское право, его предмет и объем // Право и


жизнь. 1926. N 8/10. С. 60, 62; Пергамент А.И. Основания возникновения
и сущность родительских прав // Правовые вопросы семьи и воспитания
детей. М., 1968. С. 62; Мальцман Т.Б. Усыновление по советскому
семейному законодательству. Саратов, 1969. С. 150; Нечаева А.М.
Правовая охрана детства в СССР. М., 1988. С. 56; Кобец В. Все лучшее -
детям! Так ли на самом деле? // Права человека. Механизмы
реализации. М., 1999. С. 51 - 52.

Такие причины обусловили появление в научном обиходе нового


понятия "социальное сиротство". Суть явления, обозначаемого этим
понятием, заключается в отсутствии у детей, имеющих живых
родителей, надлежащего попечения со стороны последних. Так, в
Волгоградской области ежегодно более 1 тыс. детей переживают
репрессивную процедуру лишения родительских прав их родителей.
Известно, что показатель лишения родительских прав - это основной
критерий результативности системы профилактики, так как детское
социальное сиротство есть крайняя степень детской безнадзорности.
Несмотря на применяемые меры, число таких детей в области не
уменьшается. В 2004 г. выявлено 2,4 тыс. детей, оставшихся без
попечения родителей, из них 1265 детей отобраны у родителей по
решению суда о лишении их родительских прав и ограничении в
родительских правах, в том числе в отношении 667 детей лишены или
ограничены в родительских правах оба или единственный родитель <2>.

--------------------------------

<2> См.: О реализации права детей-сирот и детей, оставшихся без


попечения родителей, на воспитание в семье в Волгоградской области //
Всероссийская конференция "Развитие постоянных форм семейного
устройства детей-сирот в России". М., 2004. 26 - 27 окт.

В других субъектах РФ ситуация аналогичная. Например, в


Ивановской области, которая относится к социально и экономически
неблагополучному региону, выявлено 7,2 тыс. детей, оставшихся без
попечения родителей. Эта цифра говорит о количестве детей,
официально выявленных и поставленных на учет в органах опеки и
попечительства, т.е. пока не имеющих определенного правового
статуса. При этом количество детей, находящихся в ситуации скрытого
социального сиротства, превышает указанную цифру в несколько раз.
Так, в 2004 г. более чем 48 тыс. детей проживали в семьях "группы
риска" <3>. А в Тульской области ежегодно выявляется около 2 тыс.
таких детей <4>.

--------------------------------

<3> См.: Опыт работы Ивановской области в развитии форм


семейного устройства детей-сирот // Доклад Минобрнауки. М., 2005. С. 4.

<4> См.: Там же. С. 5.

В последние годы социальное сиротство приобрело новые


особенности: дети по вине родителей лишаются жилья и становятся
бомжами; финансовые проблемы негативно сказываются на
деятельности детских учреждений и условиях пребывания в них детей.
По данным Генеральной прокуратуры РФ, финансирование детских
учреждений крайне ограничено и составляет 40% от потребности, не
хватает средств на питание детей; в некоторых регионах эта сумма
составляет 8 - 15 руб. в день на ребенка. Более того, почти 60 тыс.
выпускников этих учреждений не обеспечены жильем. В результате они
не могут начать самостоятельную жизнь, устроиться на работу, создать
семью. Почти половина выпускников интернатных учреждений ведет
асоциальный образ жизни или попадает в криминальную среду <5>. По
данным МВД РФ, около четверти выпускников детских домов
оказываются за решеткой <6>. При этом растет число детей, которые
уходят не только из семьи, но и из детских учреждений.

--------------------------------

<5> См.: О положении детей, оставшихся без попечения


родителей // Доклад Генпрокуратуры РФ. М., 2004.

<6> Труд. 2005. 30 авг.

В сложившихся условиях как государство, так и общество должны


выступить гарантом социальной защищенности таких детей, взять на
себя обязанность обеспечения им условий для нормальной жизни,
учебы, профессиональной подготовки и адаптации к социальной среде.
Основой решения данной проблемы является юридическое закрепление
системы мер, правовых гарантий, направленных на оказание помощи
детям, оставшимся без попечения родителей, и обеспечение их прав
<7>. Для этого необходимы новые механизмы, реализуемые, например,
путем создания в России института Уполномоченного по правам
ребенка. Идея создания в РФ такого института обусловлена тяжелым
положением детей в обществе, объективной необходимостью защиты их
прав и интересов <8>.

--------------------------------

<7> В последнее десятилетие прослеживается тенденция


выделения семейной политики в качестве относительно
самостоятельного направления социальной политики, имеющей свою
идеологию, структуру управления, основные формы, механизмы
реализации, законодательную, кадровую, научную и информационную
основы (см.: Указ Президента РФ от 14 мая 1996 г. N 712 "Об основных
направлениях государственной семейной политики" // СЗ РФ. 1996. N 21.
Ст. 2460).

<8> Органами опеки и попечительства Томской области в 2004 г.


выявлено 1343 детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, что на 12,4% больше по сравнению с 2002 г. (см.: Доклад "О
положении детей в Томской области". Томск, 2004).

Уполномоченный по правам ребенка в России Н.А. Яковлева


разделяет идею создания не только указанного института, но и системы
ювенальных судов, которые позволили бы более эффективно защищать
права детей, а также бороться с правонарушениями среди
несовершеннолетних. По ее мнению, необходимо развивать систему
ювенальных судов, позволяющих рассматривать дела в отношении
ребенка в ситуации опасности, а не когда ребенок уже совершил
преступление. Таким образом, будет реализована превентивная
функция такого суда <9>.

--------------------------------

<9> См.: Яковлева Н. Кто защитит права детей? // Защити меня.


2004. N 3. С. 41.

Государственная социальная политика направлена на то, чтобы


укреплять в сознании общественности идею о необходимости
устройства ребенка-сироты не в государственное учреждение (детский
дом или школу-интернат), как это было прежде, а в семьи тех людей,
которые могли бы поддержать ребенка, заняться его воспитанием,
помочь преодолеть жизненные проблемы и трудности. Нашему
государству понадобилось около 10 лет для того, чтобы идея,
заложенная в Конвенции о правах ребенка, стала воплощаться в жизнь.
Согласно ст. 123 СК РФ, "дети, оставшиеся без попечения родителей,
подлежат передаче на воспитание в семью (на усыновление
(удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью), а при
отсутствии такой возможности в учреждения для детей-сирот или детей,
оставшихся без попечения родителей, всех типов...".
Неслучайно семейные формы устройства стали получать
государственную поддержку. Это выгодно не только обществу в целом
(не нужно строить новые сиротские учреждения и тратить немалые
средства на их содержание), но прежде всего отвечает интересам самих
детей. Известно, что семья является естественной средой обитания
ребенка, поэтому при выборе формы устройства ребенка, оставшегося
без родительского попечения, в первую очередь предпринимаются
попытки к устройству его именно в семью.

Анализ статистических данных об устройстве выявленных детей за


последние 5 лет показывает, что соотношение количества детей,
переданных в семьи граждан, остается практически неизменным. В
детские дома, как правило, помещается от 25 до 30% выявленных
детей, а в семьи граждан - до 70% детей, оставшихся без попечения
родителей.

В семейном праве РФ регламентированы институты, направленные


на обеспечение охраны интересов несовершеннолетних детей. Особое
место занимают институты, призванные обеспечить защиту прав и
интересов детей, оставшихся без попечения родителей,
предусматривающие передачу таких детей на усыновление
(удочерение), под опеку (попечительство) или в приемную семью <10>.
В субъектах РФ активно развиваются новые формы устройства детей,
оставшихся без попечения родителей, приняты специальные законы
<11>.

--------------------------------

<10> В течение 2000 - 2001 гг. принято большое количество


нормативных актов, посвященных проблемам защиты интересов
ребенка (см., например: Постановление Правительства РФ от 19 марта
2001 г. N 195 "О детском доме семейного типа" // РГ. 2001. 30 марта;
Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. N 44-ФЗ "О государственном
банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей" // РГ. 2001.
20 апр. и др.).

<11> См., например: Закон Белгородской области от 26 февраля


2004 г. "О семейном детском доме"; Закон Иркутской области от 10 июня
2004 г. "О дополнительных мерах по усилению профилактики
беспризорности несовершеннолетних"; Закон Калининградской области
от 24 марта 2004 г. "О комиссиях по делам несовершеннолетних" //
Материалы субъектов РФ. М., 2004.

Так, в Иркутской области применяется социальный патронат, в


рамках которого осуществляется работа по коррекции мотивационной
сферы родителей, их ориентации на добровольное возвращение к
нормальной жизни и социально одобряемому поведению. В
Калининградской, Белгородской областях патронат развивается как
новая форма устройства. Однако другие семейные формы устройства
детей, оставшихся без попечения родителей, развиваются медленно. В
частности, не получает должного развития приемная семья, всего
работает 4440 семей, из них почти половина образована в Самарской
области. В Москве создано всего 9 приемных семей.

Предусмотренные законом формы семейного устройства, наряду с


единой целью обеспечения заботы о ребенке, преследуют и другие
самостоятельные цели. К числу последних относятся: удовлетворение
чувства материнства, отцовства, получение вознаграждения за труд в
приемных семьях, осуществление функций представительства в
отношении опекаемого ребенка. При выборе формы для защиты
интересов конкретного ребенка необходимо учитывать ряд
обстоятельств, таких как причина утраты родительского попечения,
состояние физического и духовного развития ребенка, наличие лица,
желающего взять ребенка в семью на воспитание.

Вместе с тем предпочтительность какой-либо формы устройства


определяется с учетом современных достижений в области детской
психологии, физиологии, особенностей развития детей, специфики и
возможностей охраны детства в детском учреждении или семье <12>.

--------------------------------

<12> См.: Ковалев Г.А. Психическое развитие ребенка и жизненная


среда // Вопросы психологии. 1993. N 1. С. 19; Карлсон А. Общество,
семья, личность. Социальный кризис Америки. М., 2000. С. 238; Нечаева
А.М. Защита прав ребенка: законодательство и правоприменительная
практика. М., 2004. С. 4.

Общеизвестно, что общение родителей и детей остается одной из


самых глубоких и насущных потребностей человека. Это эмоциональная
первооснова семейного воспитания. Ребенку нужна защищенность,
которую он может обрести в кругу семьи. Иметь родителей для ребенка
означает безопасность, привязанность, эмоциональность, само
существование, культуру. Как справедливо заметил австрийский педагог
Х. Райнпрехт, "хорошая супружеская пара является для ребенка
источником ценностной ориентации, без родителей процесс поэтапного
формирования личности затруднен" <13>.

--------------------------------

<13> Райнпрехт Х. Воспитание без ограничений / Пер. Н.


Брусковой // Защити меня. 2004. N 3. С. 33 - 34.
Исследования в различных областях знаний (медицине, психологии,
социологии) убедительно показывают, какую огромную роль в
умственном, психическом, нравственном и физическом развитии
личности играет родительская любовь и забота о ребенке <14>. Так,
наблюдение за развитием маленьких детей в стенах детского
учреждения позволило сделать вывод о том, что у детей,
воспитываемых в детских учреждениях, т.е. имеющих значительно
больше возможностей для контактов, чем у тех, которые живут в семьях,
явно отсутствует способность к эмоциональному контакту с другими
детьми <15>.

--------------------------------

<14> См.: Обуховский К. Психология влечений человека. М., 1972. С.


161; Дерябина О. Стать родителем // Семья и школа. 1994. N 12. С. 11 -
12; Иванов Н.В. Как в хорошей семье // Семья и школа. 1995. N 1. С. 9,
11.

<15> См.: Семья и личность: психолого-педагогические,


социологические и медико-психологические проблемы // Тезисы доклада
всесоюзной конференции в г. Гродно. М., 1991. С. 102.

Этот парадокс объясняется тем, что персонал часто относится к


своим воспитанникам равнодушно и не проявляет к ним большого
интереса как к личностям. Подобного рода обстоятельство
"обезличивает" детей, они не могут надлежащим образом развивать
свои способности к синтонии (т.е. возможности различать эмоции),
которая только вместе с чувством "созвучия" с ними других людей
составляет двусторонний естественный эмоциональный контакт <16>.

--------------------------------

<16> Даже у детей-грудничков, находящихся по несколько месяцев в


детских больницах, наблюдается, как говорят специалисты,
"госпитальный синдром", когда ребенок постоянно молчит, не кричит,
потому что понимает, что никто не подойдет к нему (см.: Усыновление.
НТВ. Прямой эфир. 2003. 12 марта).

Таким образом, устройство в семью, по мнению многих,


предпочтительнее, чем воспитание ребенка в детском учреждении <17>.
Семья, принимающая ребенка, оставшегося без попечения родителей,
имеет больше возможностей для ухода за ним, его лечения. Замечено,
что в первые месяцы пребывания в семье дети, усыновленные из
детских учреждений, удивительно быстро развиваются; одновременно с
формированием чувства уверенности и развитием межличностных
отношений значительно улучшается их речь, расширяется кругозор
<18>. Практически это означает, что семья является уникальной
социальной общностью, в наибольшей степени приспособленной к
биопсихическим особенностям человека, где при благоприятно
складывающихся отношениях реализуются все его потребности <19>.
Отечественный и зарубежный опыт показывает, что нахождение в
интернатном учреждении с большей степенью вероятности снижает
потенциал умственного и социального развития ребенка, ограничивает
его способность успешно интегрироваться в общество <20>.

--------------------------------

<17> Десять процентов выпускников детдомов и интернатов


пытаются покончить с собой, не вписавшись во взрослую жизнь; 50%
попадают под влияние криминальной среды; 30% становятся
алкоголиками и наркоманами; лишь 5% создают собственную
благополучную семью (см.: АиФ. 2001. N 19). Такие данные
подтверждают, что значение семьи для воспитания детей в обществе
несравнимо со значением социальных институтов, а воспитанники
детских домов фактически "порождают себе подобных".

<18> См.: Кузнецова И.М. Воспитание детей в неполной семье //


Проблемы совершенствования законодательства. Сб. М., 1980. Вып. 17.
С. 155.

<19> См.: Бехтерев В.М. Коллективная рефлексология. М., 1921;


Гозман Л.Я. Процессы межличностного восприятия в семье //
Межличностное восприятие в группе. М., 1981; Студента А.Я.
Возможные оценки воспитательного потенциала семьи // Семья и
личность. М., 1981; Мацковский М.С. Социология семьи: проблемы,
теории, методологии и методики. М., 1989.

<20> К сожалению, проблема институциализации детей-сирот


приобретает все большие масштабы. По данным за 2004 г., 190 тыс.
детей проживают в детских домах и интернатах, при этом 20 тыс. из них
- в специализированных интернатах для умственно или физически
неполноценных детей (см.: Государственный отчет Минтруда России "О
положении детей в Российской Федерации в 2004 году". М., 2005).

Так, по данным известного ученого У. Бронбрениера, "судьба


умственно отсталых детей во многом зависит от вида их устройства".
Высказывая эту мысль, автор ссылался на интересный эксперимент с
участием таких детей. Часть из них была передана на воспитание
умственно отсталым женщинам, находившимся в специальном
государственном учреждении для таких лиц. Дети в таком учреждении
совершенно не изменились в своем умственном и физическом развитии.
Позднее этих же детей передали на усыновление обычным гражданам.
Через 30 лет оказалось, что дети получили образование, стали
полноценными людьми в обществе. Те дети, которые не были переданы
на усыновление и остались в детском учреждении для умственно
отсталых, умерли <21>.

--------------------------------

<21> См.: Два мира детства: дети в США и СССР. М., 1980. С. 114.

Очевидно, что развитие ребенка в рамках детского учреждения не


может быть полноценным по отношению к условиям его воспитания в
семье.

В семье происходит первичное формирование чувств и мыслей,


воли и характера, сознания и поведения ребенка. В семье развиваются
его способности и воспитываются важнейшие моральные качества,
приобретаются необходимые навыки и привычки <22>.

--------------------------------

<22> См.: Макаренко А.С. Лекции о воспитании детей. М., 1952. Кн.
3; Курский Д.И. Избранные статьи и речи. М., 1958. С. 247; Кузнецова
Л.В. Истоки гражданственности. М., 1985. С. 8; Кон И. Дети и родители //
Семья: книга для чтения. Кн. 1 / Под ред. И.С. Андреевой, А.В. Гулыги.
М., 1986. С. 268 - 269; Леженин В.Н. Правовые вопросы семейного
воспитания детей. Воронеж, 1992. С. 78; Руткевич М.Н. Процессы
социальной деградации в российском обществе // Социологические
исследования. 1998. N 6. С. 6.

Сам успех семейного воспитания в значительной степени зависит от


слаженности взаимоотношений между родителями и единой линии их
воспитательного воздействия на детей. Очевидные преимущества
семейного воспитания подтверждаются как научными изысканиями, так
и законодательством, отражающим объективные закономерности
общественного развития. Следовательно, при выборе способа охраны
детства ребенка, лишенного родительского попечения, важно видеть
перспективу его развития с учетом современных достижений в области
детской психологии, физиологии и других наук.

Закрепив приоритет семейного воспитания в законе (ст. 20


Конвенции ООН о правах ребенка; п. 3 ст. 1, ст. 123 СК РФ), государство
обязано обеспечить его реализацию.

Действие этого принципа рассчитано не только на условия мирного


времени. Сегодня, как, может быть, никогда, вопрос о юридической
защите детей приобрел особую актуальность в связи с
непрекращающимися вооруженными конфликтами <23>.

--------------------------------
<23> По данным Миграционной службы Томской области, по
состоянию на начало 2003 г. зарегистрировано 6885 вынужденных
переселенцев, в том числе 2557 детей. Среди них 1894 человека - дети
в возрасте от 6 до 15 лет, 360 - в возрасте до 5 лет, 303 - в возрасте 16 -
17 лет (см.: Доклад "О положении детей в Томской области". Томск,
2004. С. 42).

Проблему защиты интересов детей в условиях войны должно


решать международное гуманитарное право, предусматривающее
особую охрану детей как лиц, не принимающих участия в военных
действиях, и особую защиту - как наиболее уязвимых лиц <24>.

--------------------------------

<24> См.: Свердлов Г.М. Война и правовая охрана детей в СССР.


Ташкент, 1943. С. 43; Рейхель М.О. Законодательство военного времени
по дальнейшему укреплению семьи // Сборник советского семейного
права в период Великой Отечественной войны. М., 1946. Ч. 1. С. 188 -
189.

Нормы международного гуманитарного права направлены на


сохранение семьи во время вооруженных конфликтов, что
обусловливает их особое значение <25>. Этот принципиальный вывод
сделан в рамках исследований ЮНЕСКО по вопросу о детях и войне.
Влияние внешних событий на эмоциональные семейные связи и отрыв
от обычного образа жизни - вот что воздействует на ребенка, а больше
всего - разлука с матерью. Когда ребенок находится в семье, на него
положительно влияет культурная, эмоциональная, психологическая
среда, к которой он привык. Защищая семью ребенка, международное
гуманитарное право защищает также моральные ценности, религию,
культуру и традиции, в которых ребенок был воспитан. Субъекты РФ в
своих нормативных актах, посвященных защите прав и законных
интересов несовершеннолетних, особое внимание уделяют беженцам и
вынужденным переселенцам.

--------------------------------

<25> См.: Платтнер Д. Дети и война. Сб. ст. М., 1995. С. 5, 10.

Для нашей страны эти исследования могут и должны быть


использованы прежде всего в деятельности органов и должностных лиц,
занимающихся проблемами чеченских сирот. По данным "АиФ", 2 тыс.
чеченских сирот пополнили список детей, оставшихся без попечения
родителей (см.: АиФ. 2004. N 3). В Ставропольском крае в результате
межнациональных конфликтов на Северном Кавказе ежегодно
наблюдается массовый приток беженцев и вынужденных переселенцев
на территорию края, в том числе около 1400 детей (см.: Доклад "О
положении детей в Ставропольском крае". Ставрополь, 2004. С. 12).

Так, например, ст. 10 Закона Белгородской области от 30 ноября


2000 г. "О защите прав ребенка в Белгородской области" содержит
норму о том, что "дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации в
связи с политическими или экономическими нарушениями среды
обитания, т.е. беженцы и вынужденные переселенцы, а также временно
утратившие семейные и родственные связи и не находящиеся в детских
учреждениях, безнадзорные, имеют право на особую заботу и защиту со
стороны органов законодательной и исполнительной власти области и
органов местного самоуправления в области" <26>. Кроме того, таким
детям гарантируется реализация их конституционных прав, а именно:
место в образовательном учреждении, бесплатное обеспечение
учебными принадлежностями, бесплатное лечение в медицинских
учреждениях и на дому.

--------------------------------

<26> Закон Белгородской области от 30 ноября 2000 г. "О защите


прав ребенка в Белгородской области" // Сборник нормативно-правовых
документов субъектов РФ. М., 2004. Аналогичное положение закреплено
в Законе Ставропольского края.

Дети, оказавшиеся в трудной жизненной ситуации (беженцы,


вынужденные переселенцы), а также другие дети, оставшиеся без
попечения родителей, независимо от их правового статуса, имеют право
жить и воспитываться в семье.

Статья 20 Конвенции ООН о правах ребенка, ст. 123 СК РФ гласят,


что устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, в семью
- приоритетная форма его воспитания. А п. 2 ст. 11 Закона Томской
области "Об основных гарантиях прав ребенка на территории Томской
области" особо подчеркивает, что воспитание в семье признается
приоритетом, наилучшим образом отвечающим интересам ребенка
<27>.

--------------------------------

<27> См.: Сборник законов Томской области. Томск, 2002.

Российское законодательство называет усыновление в качестве


приоритетной формы устройства детей, оставшихся без попечения
родителей, по отношению к опеке и попечительству, приемной семье.

Итак, что же представляет собой усыновление как одна из наиболее


привлекательных форм устройства детей?
Изучение семейно-правовой литературы позволяет сделать вывод о
неоднозначном понятии усыновления <28>. КоБС РСФСР не содержал
легального определения понятия усыновления. Более того, толкование
его норм не позволяло четко ответить на вопрос, что такое усыновление.
В учебной литературе советского периода усыновление чаще всего
именовали как акт усыновления. В науке семейного права не было
глубоких исследований и, следовательно, четких аргументов и выводов
о содержании понятия усыновления. Если оценивать выводы советских
ученых с современных теоретических позиций, то можно сказать, что
усыновление понималось, во-первых, как юридический факт ("акт
усыновления"), во-вторых, как институт семейного права и, в-третьих,
как правоотношение <29>. Безусловно, усыновление можно
рассматривать в таком смысле и в настоящее время, но дело в том, что
советские ученые проводили различие между этими понятиями по
правовой природе составляющих их явлений. Полагаем, что такой
подход к определению усыновления отличался односторонностью,
отсутствием комплексного исследования такого многогранного,
многозначного явления, как усыновление. Более того, представляется,
что не может быть единственного понятия усыновления в принципе,
поскольку в нем невозможно отразить все аспекты и многообразную
правовую природу.

--------------------------------

<28> См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1967. С. 191;


Мальцман Т.Б. Указ. соч. С. 77; Матвеев Г.К. Об институте фактического
воспитания детей // Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М.,
1970. С. 97; Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М.,
1972. С. 215; Матвеев Г.К. Советское семейное право. М., 1978. С. 211;
Шахматов В.П. Законодательство о браке и семье (практика
применения, некоторые вопросы теории). Томск, 1981. С. 184;
Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР / Под ред. Н.А.
Осетрова. М., 1982. С. 164.

<29> Справедливости ради следует сказать, что современные


авторы используют такие термины, как "акт усыновления", но допускают
смешение терминов "акт усыновления" и "правовой институт". Так, Г.В.
Арутюнян приходит к выводу, что "усыновление представляет собой
правовой институт ...и таким образом усыновление есть акт,
направленный на возникновение родительских прав и обязанностей на
основании закона" (Арутюнян Г.В. Правовое регулирование
усыновления в Российской Федерации // Гражданин и право. 2002. N 3.
С. 86). Представляется, что такое совмещение терминов недопустимо.

Действующий СК РФ также не дает единого легального определения


усыновления, и это правильно <30>.
--------------------------------

<30> Попытки дать единое понятие усыновления предпринимаются


на региональном уровне. Так, например, Закон Томской области "О
социальной защите детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей в Томской области" в ст. 2 определяет усыновление как
форму устройства детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, на воспитание в семью. Эта форма устанавливается в
судебном порядке и обеспечивает возникновение между усыновителями
и усыновленными таких же прав и обязанностей, которые существуют
между родителями и их родными детьми (см.: Красное знамя. 1999. 31
авг.). Вряд ли такое определение можно считать удачным, так как форму
нельзя "установить" в судебном порядке, она предусмотрена законом.

Вместе с тем законодатель ввел принципиально новые понятия,


обозначенные терминами "формы воспитания" детей, оставшихся без
попечения родителей (разд. VI СК РФ), и "формы устройства" детей,
оставшихся без попечения родителей (ст. 121, 123, 124 СК РФ). Анализ
законодательных актов субъектов РФ позволяет сделать вывод о том,
что нет четких критериев между понятиями "форма устройства" и
"форма воспитания" ребенка. Обусловлено это тем, что нормы СК РФ
являются неточными, некорректными, не разграничивают эти понятия и
термины, что как следствие приводит к неопределенности на практике.
Так, в частности, в Законе Пермской области от 21 ноября 2000 г. "О
патронатном воспитании" используются такие термины, как
"патронатное воспитание" и "социальный патронат" <31>. По смыслу
этого Закона, патронатное воспитание - это "форма устройства ребенка,
находящегося на попечении органа опеки и попечительства, на
воспитание в семью патронатного воспитателя при сохранении
обязанностей опекуна, попечителя в отношении ребенка у органа опеки
и попечительства". Таким образом, патронатное воспитание является
такой формой устройства, в рамках которой сочетаются элементы опеки
и попечительства и собственно патронатного воспитания, т.е. оно
включает в себя функции двух форм устройства детей, оставшихся без
попечения родителей.

--------------------------------

<31> См.: Закон Пермской области от 21 ноября 2000 г. "О


патронатном воспитании" // Бюллетень Законодательного Собрания и
Администрации Пермской области. 2000. N 9. Возможность передачи
детей в патронатную семью предусмотрена и в других субъектах РФ
(см., например: ст. 1, 3 - 5 Закона Новгородской области от 31 июля 1996
г. "О регулировании некоторых вопросов семейных отношений в
Новгородской области" // Новгородские Ведомости. 1996. 9 авг.).
Социальный патронат определяется в упомянутом Законе как
"помощь органов опеки и попечительства, уполномоченной службы,
учреждения семье по обеспечению прав и законных интересов ребенка,
нуждающегося в государственной защите". Представляется, что такое
определение является неточным, поскольку оно отражает лишь
административные функции органов, призванных защищать права и
интересы ребенка. Однако формулировка "социальный патронат" не
содержит юридических критериев, позволяющих определить правовую
природу этого явления. В том виде, в каком сформулированы эти
понятия, можно говорить только о том, что законодатель создает новые,
комплексные формы, так называемые гибриды, включающие в себя не
только семейные, но и другие функции.

По смыслу СК РФ, усыновление в настоящее время должно


рассматриваться как одна из форм воспитания и одновременно как
приоритетная форма устройства ребенка, оставшегося без попечения
родителей (ст. 124 СК РФ) <32>.

--------------------------------

<32> По мнению Л.Ю. Михеевой, такое "расхождение в понятиях


носит исключительно редакционный характер" (Михеева Л.Ю. Опека
(попечительство) как вид социальной заботы. М., 2002. С. 35).

Вопрос о соотношении понятий "формы воспитания" и "формы


устройства" детей, оставшихся без попечения родителей, в семейно-
правовой литературе не рассматривается. Действующее
законодательство восприняло только одно из вышеупомянутых понятий,
а именно "форма устройства". Поэтому вопрос о наполнении понятия
"форма воспитания", о соотношении его с понятием "форма устройства"
не только нуждается в обсуждении, но и требует решения на
законодательном уровне. В частности, в других отраслях права
(административном, гражданско-процессуальном), использующих только
понятие "форма устройства", потребности в теоретическом осмыслении
соотношения этих понятий не возникает. С позиции теории семейного
права можно было бы предложить два варианта названия разд. VI СК
РФ: первый - "Правовые формы устройства детей, оставшихся без
попечения родителей", второй - "Правовое регулирование отношений по
устройству детей, оставшихся без попечения родителей".
Систематическое толкование норм СК РФ не оставляет сомнений в том,
что законодатель рассматривает форму воспитания как родовое
понятие по отношению к форме устройства, т.е. форма устройства есть
элемент формы воспитания. Очевидно, что усыновление, будучи
приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения
родителей, естественно, является одной из форм воспитания. Итак, о
понятии усыновления можно говорить в следующих смыслах:
1) усыновление - форма воспитания детей в семье усыновителя, при
которой обеспечиваются условия жизни, равные с условиями жизни
родных детей. В этом понятии акцентируется внимание на конечной
цели - обеспечение ребенку в чужой семье условий, отвечающих той
бытовой, психологической, духовной близости, которая существует в
родных семьях;

2) усыновление как форма устройства детей, оставшихся без


попечения родителей, - это способ определения юридической судьбы
ребенка посредством деятельности государственных, муниципальных
органов власти, а также суда, направленный на его устройство в семью
усыновителей для воспитания;

3) усыновление - юридический факт, устанавливаемый в судебном


порядке и порождающий возникновение комплекса правоотношений,
аналогичных по содержанию с родительскими;

4) усыновление - сложная система правоотношений, различных по


правовой природе, в которой усыновитель и усыновленный состоят в
правоотношениях как между собой, так и с третьими лицами;

5) усыновление - комплексный институт законодательства,


содержащий нормы различной отраслевой принадлежности,
направленные на регулирование отношений по усыновлению, а также
отношений между усыновителем, усыновленным и третьими лицами.

Представляется, что единого понятия усыновления быть не может,


поскольку невозможно отразить многоаспектную правовую природу
этого явления. Вместе с тем действующее законодательство (разд. VI
СК РФ) придает правовое значение усыновлению прежде всего как
форме воспитания ребенка, оставшегося без попечения родителей.

2.2. Правовая природа усыновления

Действующий закон позволяет говорить о внутреннем содержании


усыновления, его правовой природе. Определение понятия
"усыновление" и его правовая природа - взаимосвязанные, но не
тождественные понятия. Степень их взаимосвязи различна, и это
отчетливо проявляется при анализе усыновления как правового
института, как юридического факта, как системы правоотношений. Не
представляет особых затруднений определение содержания понятий
этих чисто правовых явлений. И напротив, в некоторых случаях
безуспешными оказываются попытки однозначно определить правовую
природу "формы воспитания" и "формы устройства". Оценка такого
сложного феномена, как форма воспитания, не исчерпывается только
выявлением его правовой природы и не должна отождествляться с
"правом на воспитание". Право на воспитание понимается по-разному, а
именно:

1) как сложное субъективное право родителей по воспитанию своих


детей и одновременно как их юридическая обязанность, направленная
на воспитание последних;

2) как элемент содержания субъективного права родителя на


воспитание;

3) как правоотношение, возникающее между родителями и детьми в


связи с воспитанием последних;

4) как система норм, регулирующих отношения по воспитанию.

Главное отличие "права на воспитание" от "формы воспитания"


состоит в том, что последняя - явление сложное, многогранное,
включающее в себя ряд аспектов (психологические, социологические,
медицинские, педагогические и др.). Этим обстоятельством
обусловлены трудности в определении правовой природы данного
понятия.

Усыновление является формой "максимальной правовой


ассимиляции" несовершеннолетнего в чужой семье, отвечающей той
бытовой, психологической, духовной близости, которая обычно
устанавливается в жизни при этой форме принятия детей в семью <33>.

--------------------------------

<33> См.: Свердлов Г.М. Усыновление по советскому семейному


праву. М., 1951. С. 25; Пергамент А.И., Ставцева А.И. Советское
законодательство о правах женщин. М., 1962. С. 20, 124; Пергамент А.И.
Опека и попечительство. М., 1966. С. 15.

Бессрочный характер правоотношений, возникающих при


усыновлении (наследственные права - ст. 1147 ГК РФ, право на
взаимное алиментирование - п. 4 ст. 143 СК РФ), обусловливает и
особый подход к избранию этой формы воспитания детей, оставшихся
без попечения родителей. Так, усыновление не должно быть
установлено, если предполагается, что родители будут осуществлять в
дальнейшем воспитание своего ребенка. Как правило, усыновление
устанавливается для обеспечения надлежащего воспитания ребенка,
лишенного родительского попечения. Вместе с тем бывают ситуации,
когда в целях защиты интересов ребенка целесообразно передать его в
семью будущего усыновителя до вынесения решения об усыновлении.
Усыновление как форма устройства детей, оставшихся без
попечения родителей, отлична от иных форм устройства детей: 1) по
основанию возникновения правоотношений; 2) по характеру
правоотношений; 3) по содержанию прав и обязанностей субъектов.

Основанием возникновения правоотношений по поводу


усыновления является волеизъявление лица и решение суда,
вступившее в законную силу. В приемной семье, при патронатном
воспитании основанием возникновения правоотношений является
договор; при установлении опеки и попечительства - решение
администрации.

Различия между указанными формами устройства детей,


оставшихся без попечения родителей, проявляются и в характере
возникающих правоотношений. Для правоотношений усыновления
характерно то, что они бессрочны, а все остальные правоотношения,
возникающие в рамках других форм устройства ребенка, являются
срочными <34>. Так, согласно п. 2 ст. 145 СК РФ, опека устанавливается
над детьми, не достигшими возраста 14 лет, а попечительство - над
детьми в возрасте от 14 до 18 лет. В соответствии с п. 2 ст. 40 ГК РФ по
достижении малолетним подопечным 14 лет опека над ним
прекращается, а гражданин, осуществляющий обязанности опекуна,
становится попечителем несовершеннолетнего без дополнительного
решения об этом. Попечительство над несовершеннолетним, в свою
очередь, прекращается без особого решения по достижении
несовершеннолетним подопечным 18 лет (п. 3 ст. 40 ГК РФ) <35>.

--------------------------------

<34> См.: Левина Л.М., Иванов В.Н. Что нужно знать об опеке и
попечительстве. М., 1956. С. 3; Пергамент А.И. Опека и попечительство.
С. 46; Ершова Н.М. Опека и попечительство. М., 1971. С. 10.

<35> Для справки: ежегодно органами опеки и попечительства


Томской области выявляется свыше 1,3 тыс. детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей. Анализ правового статуса детей,
выявленных органами опеки и попечительства за последние годы,
показал, что 23 - 30% детей относятся к категории круглых сирот из-за
преждевременной смерти родителей. Остальные - это отказные и
брошенные дети. Таким образом, одной из основных причин роста
сиротства является семейное неблагополучие. В 2003 г. под опеку было
взято 685 детей, что составляет 51% от общего числа выявленных
детей-сирот (см.: Доклад "О положении детей в Томской области".
Томск, 2004. С. 33).

На воспитание в приемную семью несовершеннолетний ребенок


передается на срок, предусмотренный договором о передаче ребенка на
воспитание в семью (п. 1 ст. 151 СК РФ) <36>. Несмотря на то что
приемная семья как форма устройства детей, оставшихся без попечения
родителей, еще не получила широкого применения в России, тем не
менее уже можно говорить о некоторых положительных результатах,
достигнутых в регионах. Так, в соответствии с Постановлением
Правительства РФ от 17 июля 1996 г. N 829 "О приемной семье" <37> и
Законом Томской области "О социальной защите детей-сирот и детей,
оставшихся без попечения родителей в Томской области" органами
опеки и попечительства ведется работа по созданию приемных семей.
Всего в области функционирует 8 приемных семей, в которых
воспитывается 20 детей, из них 5 приемных семей созданы в 2000 г.
<38> Всего по России за 2004 г. в приемную семью было передано 3093
ребенка, что составляет 3,2% от общего числа детей, устроенных в
семьи <39>.

--------------------------------

<36> Вопрос о правовой природе этого договора в литературе


рассматривается неоднозначно. Так, В.И. Иванов считает, что договор о
создании приемной семьи имеет "смешанную семейно- и гражданско-
правовую природу" (Комментарий к Семейному кодексу РФ / Под ред.
П.В. Крашенинникова, П.И. Седугина. М., 1997. С. 289), а Е.Ю. Валявина
говорит о "гражданско-правовой природе этого договора, обладающего
специальным субъектным составом и объектом правоотношения"
(Гражданское право. Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого.
М., 1998. Ч. 3. С. 433).

<37> СЗ РФ. 1996. N 31. Ст. 3721.

<38> См.: Доклад "О положении детей в Томской области". Томск,


2004. С. 33.

<39> См.: Материалы Минобрнауки РФ. М., 2005.

Отличие усыновления от иных форм устройства детей можно


проводить и по содержанию прав и обязанностей субъектов
сравниваемых отношений.

Так, опекуны являются законными представителями своих


подопечных. Они обязаны заботиться о ребенке, заниматься его
воспитанием, осуществлять защиту его прав и интересов (ст. 148, 150
СК РФ). Для приемных родителей воспитание ребенка является их
основной работой, за которую они получают вознаграждение, поэтому в
отличие от усыновителей их можно считать "профессиональными
воспитателями". В ст. 152 СК РФ, п. 32 Постановления Правительства
РФ "О приемной семье" указано, что "размер оплаты труда приемных
родителей... устанавливается законами субъектов РФ" <40>. Однако
употребление в названных актах термина "труд" совсем не означает, что
"правоотношения приемных родителей и органа опеки и попечительства
регулируются законодательством о труде" <41>.

--------------------------------

<40> Законы субъектов РФ предусматривают положение о том, что


такая форма устройства ребенка, как патронатное воспитание, основана
на заключении трудового договора между патронатным воспитателем и
учреждением. Согласно ст. 13 Закона Пермской области от 2 июля 2003
г. "О патронатном воспитании" "с патронатным воспитателем
учреждение заключает трудовой договор".

<41> Михеева Л.Ю. Указ. соч. С. 65.

Напротив, анализ предмета договора о передаче ребенка


показывает, что исполняющая сторона обязана всецело отдавать себя
ребенку, воспитывать, готовить его к самостоятельной жизни. Такой
широкий круг обязанностей в совокупности с условиями их исполнения
не позволяет говорить о том, что от приемного родителя требуется
выполнение какой-то определенной трудовой функции. Согласно ст. 56
ТК РФ, трудовой договор есть соглашение, по которому "работник
обязуется лично выполнять работу по определенной специальности,
квалификации или должности с подчинением внутреннему трудовому
распорядку". Приемный же родитель, как известно, свободен в выборе
времени исполнения своих обязанностей, поэтому от режима и
распорядка дня процесс выполнения приемными родителями своих
обязанностей по отношению к ребенку не зависит. Необходимо
подчеркнуть, что приемные родители выполняют свои обязанности
только лично, следовательно, недопустима "замена" приемного
родителя другим лицом в случае невозможности исполнения им своих
обязанностей по каким-либо причинам.

Поэтому представляется, что в данном случае имеют место не


трудовые, а гражданско-правовые отношения, обязательство по
оказанию услуг (ст. 779 ГК РФ) <42>. Как известно, под услугой
понимают деятельность, направленную на удовлетворение
потребностей, полезный результат которой потребляется в процессе ее
осуществления <43>. Приемные родители оказывают услугу по
воспитанию детей, за выполнение которой получают не заработную
плату, а вознаграждение. Таким образом, приемные родители
выступают в качестве услугодателей, а ребенок соответственно - в
качестве получателя такой услуги. Между приемными родителями и
приемными детьми в отличие от усыновителей и усыновленных не
возникает никаких алиментных отношений, они не имеют права
наследовать друг после друга, равно как и после близких родственников
приемных родителей и приемных детей. Приемный ребенок сохраняет
свое имя, отчество и фамилию, а при усыновлении они могут быть
изменены. Правоотношения же по усыновлению устанавливаются
пожизненно, они бессрочны и могут быть прекращены лишь в
результате отмены усыновления <44>.

--------------------------------

<42> Минобразование РФ называет эти отношения договорными, "в


основе которых лежит договор возмездного оказания услуг" (письмо
Минобразования РФ от 29 октября 2001 г. N 1293/28-5 "Об оформлении
трудовых отношений органов опеки и попечительства с приемными
родителями" // Вестник образования России. 2001. N 22). Как видно,
позиция Министерства противоречива, о чем свидетельствует название
его письма.

<43> См.: Брауде Е.Л. Договор подряда // Отдельные виды


обязательств. М., 1954. С. 50; Шешенин Е.Д. Предмет обязательств по
оказанию услуг // Научн. тр. Свердловск. ин-та. Свердловск, 1964. Вып.
3. С. 151 - 193; Калмыков Ю.Х. К понятию обязательств по оказанию
услуг в гражданском праве // СГиП. 1966. N 5. С. 116 - 119; Индюков И.П.
Услуги как объект гражданско-правовых отношений // Проблемы права
государственной собственности и социального управления. Свердловск,
1978. Вып. 73. С. 32 - 36; Шешенин Е.Д. Классификация гражданско-
правовых обязательств по оказанию услуг // Гражданское право и сфера
обслуживания. Свердловск, 1984. С. 40 - 46; Шерстобитов А.Е.
Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере
обслуживания. М., 1987. С. 100; Кабалкин А.Ю. Услуги в системе
отношений, регулируемых гражданским правом // ГиП. 1994. N 8-9. С. 79
- 88; Санникова Л.В. Договор найма труда в России. М., 1999. С. 119;
Баринов Н.А. Услуга как объект. Саратов, 2001.

<44> Усыновление - отношение длящегося характера,


характеризующееся совпадением интересов усыновляющего с
интересами усыновляемого. Если такое единство интересов отсутствует
или отпадает впоследствии, закон допускает прекращение усыновления
(см.: Новое в законодательстве о браке и семье / Под ред. Н.А.
Ивановой, Ю.А. Королева, П.И. Седугина. М., 1970. С. 88).

Как уже отмечалось, понятие усыновления является сложным,


многоаспектным, неоднозначным.

В советской юридической литературе усыновление традиционно


рассматривалось как самостоятельный семейно-правовой институт,
предназначенный для обеспечения надлежащего семейного воспитания
детей, лишившихся родительского попечения.
При современной характеристике усыновления как правового
института необходимо иметь в виду два важных, на наш взгляд,
теоретических положения. Во-первых, многочисленные нормы,
содержащиеся в комплексных нормативных актах, посвященных
усыновлению <45>, различны по отраслевой принадлежности и потому в
единстве представляют собой комплексный институт законодательства.
Во-вторых, разд. VI СК РФ, исходя из его структуры, может быть
представлен как институт семейного права, а нормы об усыновлении,
опеке и попечительстве, приемной семье, содержащиеся в нем, - как его
субинституты (гл. 19 - 21 СК РФ). Таким образом, в узком смысле нормы
об усыновлении - это субинститут семейного права.

--------------------------------

<45> См., например: Федеральный закон от 4 декабря 1996 г. N 159-


ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот
и детей, оставшихся без попечения родителей" // СЗ РФ. 1996. N 52. Ст.
5880; Федеральный закон от 15 ноября 1997 г. N 143-ФЗ "Об актах
гражданского состояния" // СЗ РФ. 1997. N 47. Ст. 5340 и др.

Глава 18 СК РФ, федеральные законы и иные правовые акты,


содержащие нормы о выявлении, учете и устройстве детей, оставшихся
без попечения родителей, являются своего рода общей частью для трех
вышеназванных субинститутов, так как эти нормы их обслуживают,
применяются при определении конкретных положений внутри каждого
субинститута. Данные субинституты неравнозначны между собой как по
содержанию, так и по взаимосвязи с нормами других отраслей.
Например, нормы об опеке и попечительстве неразрывно связаны с
положениями ст. 31 - 40 ГК РФ. В то же время нормы об усыновлении,
особенно касающиеся его процедуры, в большей степени относятся к
сфере административного права. Так, в соответствии со ст. 3
Федерального закона от 16 апреля 2001 г. N 44-ФЗ "О государственном
банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей" проведена
работа по созданию как федерального, так и региональных банков,
осуществляющих учет детей, оставшихся без попечения родителей.

Социальное назначение института усыновления состоит во


всемерном соблюдении прав и законных интересов
несовершеннолетних детей, а также в возможности реализации чувства
материнства и отцовства потенциальными усыновителями <46>.

--------------------------------

<46> По данным ВОЗ, 60 - 80 млн. семей на Земле бесплодны. В


нашей стране они составляют около 10 млн. женщин и 4 млн. мужчин.
Если в 1991 г. бесплодием страдало 10% супружеских пар, то в 2004 г.
эта цифра превысила 15%. В крупных городах 27% семей не имеют
детей, 23% откладывают рождение ребенка на 2 - 3 года после
заключения брака, 14% - на более поздний срок, а затем у них возникает
бесплодие. Доля бездетного населения увеличилась с 39% в 1990 г. до
48% в 2004 г. (см.: Аналитический материал Совета Федерации ФС РФ о
законодательном регулировании ответственности родителей за
воспитание детей. М., 2004).

Именно естественные стремления удовлетворить эти чувства лежат


в основе конкретных актов усыновления. Безусловно, нормы института
усыновления предназначены не только для урегулирования отношений с
участием бездетных граждан; граждане, имеющие своих детей, также
могут быть усыновителями и нередко ими становятся <47>.

--------------------------------

<47> Социальное назначение института усыновления


предопределено историей. На рубеже XV - XVI вв. "женщинам,
потерявшим детей, для утешения в их потере дозволялось принимать
других детей по особой милости императора" (Судебники XV - XVI вв. /
Под ред. Б.Д. Грекова. СПб., 1952. С. 617).

Служебная роль института усыновления заключается в обеспечении


благоприятных условий, способствующих гармоничному развитию
ребенка, позволяющих оказать реальную помощь прежде всего детям,
оставшимся без попечения родителей.

Под усыновлением понимают также юридический факт,


устанавливаемый в судебном порядке и являющийся основанием
возникновения комплекса правоотношений, аналогичных по содержанию
родительским. Это означает, что в результате усыновления между
усыновителями и его родственниками, с одной стороны, и
усыновленным ребенком, его потомством - с другой, возникают такие же
права и обязанности, как между родителями и детьми, а также
родственниками усыновителей по происхождению <48>.

--------------------------------

<48> См.: Масевич М.Г. Права и обязанности родителей и детей. М.,


1962. С. 2, 5; Тадевосян В.С. Ответственность родителей за воспитание
детей // Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1968. С. 74 -
75; Данилин В.И., Реутов С.И. Юридические факты в семейном праве.
Свердловск, 1989. С. 10; Антокольская М.В. Семейное право. М., 1996.
С. 310; Пчелинцева Л.М. Семейное право России. М., 1999. С. 482.

Под юридическим фактом в теории права понимают определенное


обстоятельство, с которым закон связывает возникновение, изменение,
прекращение конкретных правоотношений. Традиционное понятие
юридического факта в теории семейного права рассматривается исходя
из специфики семейных отношений. В семейном праве одним из
определяющих юридических фактов является родство, объединяющее
субъектов права в силу происхождения их друг от друга (либо от общего
предка), удостоверенное в установленном законом порядке. Это
означает, что особенностью юридических фактов в семейном праве
является их естественно-биологическое обоснование <49>.

--------------------------------

<49> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1965. Т. 3.


С. 237.

Соглашаясь в целом с определяющей ролью родства, нельзя не


отметить специфики иных фактов (брак, усыновление и др.). Для
семейно-правовых отношений характерна строгая персонификация их
субъектов, что обусловливает сугубо личностный характер этих
отношений, а также неотчуждаемость, непередаваемость порождаемых
ими прав и обязанностей другим лицам.

Особенность юридических фактов в семейном праве отличает их от


юридических фактов в гражданском праве, где личность и семейно-
правовая роль субъекта, как правило, не имеют юридического значения
(ст. 8 ГК РФ). Общим основанием, порождающим правоотношение по
усыновлению, является фактический состав <50>, включающий в себя:

--------------------------------

<50> О сложном фактическом составе усыновления говорили


многие авторы. Так, в частности, В.Ф. Маслов, З.А. Подопригора, А.А.
Пушкин считали, что "усыновление как юридический акт является
сложным по своему фактическому составу, этот акт включает в себя не
только волеизъявление усыновителя, но и принятие решения об
усыновлении" (Маслов В.Ф., Подопригора З.А., Пушкин А.А.
Действующее законодательство о браке и семье / Под ред. А.А.
Пушкина. Харьков, 1974. С. 169).

1) волеизъявление кандидата в усыновители на усыновление;

2) судебное решение об усыновлении, вступившее в законную силу.

Иногда указанные элементы фактического состава могут быть


дополнены иными фактами, например волеизъявлением определенных
лиц <51>. Поэтому в каждом конкретном фактическом составе,
порождающем правоотношение по усыновлению, имеются
обязательные факты, без которых не может возникнуть ни одно
правоотношение данного вида (волеизъявление лица на усыновление и
решение суда). В некоторых случаях помимо этих фактов требуется
наличие других дополнительных фактов - согласие родителей ребенка,
супруга усыновителя, самого ребенка, достигшего возраста 10 лет. Эти
факты не обязательны для каждого фактического состава
(дополнительными они являются по отношению к обязательным
фактам), но необходимы в тех случаях, когда закон объединяет их в
фактический состав <52>.

--------------------------------

<51> Так, например, В.Б. Исаков называет подобные составы


"составами с элементом-волеизъявлением" (Исаков В.Б. Фактический
состав в механизме правового регулирования. Саратов, 1980. С. 39).

<52> См.: Красавчиков О.А. Юридические факты в советском


гражданском праве. М., 1958. С. 50; Толстой Ю.К. К теории
правоотношения. М., 1959. С. 3; Алексеев С.С. Проблемы теории и
права. Свердловск, 1972. Т. 1. С. 342; Исаков В.Б. Указ. соч. С. 6;
Данилин В.И., Реутов С.И. Указ. соч. С. 43.

Несмотря на различную природу юридических фактов в отраслях


права, их всегда объединяет направленность на возникновение,
изменение или прекращение определенных правовых последствий.

В этом смысле усыновление как юридический факт влечет за собой


следующие виды правовых последствий:

1) правоотношения с усыновленным и усыновителем (супругом


усыновителя в случаях, когда требуется его согласие на усыновление)
(п. 1 ст. 133 СК РФ);

2) правоотношения усыновленного с родственниками усыновителя;

3) правоотношения усыновленного, его потомства по отношению к


усыновителю, его родственникам;

4) правоотношения усыновленного с родителями и другими его


родственниками по происхождению.

Таким образом, правовые последствия выражаются как в


возникновении новых семейных правоотношений с участием
усыновленного и усыновителя, усыновленного с другими
родственниками усыновителя, усыновленного и его потомства, так и в
полном или частичном прекращении ранее существовавших семейных
правоотношений <53>. Поэтому усыновление как юридический факт
относится к категории правоустанавливающих и правопрекращающих
фактов одновременно <54>. Иными словами, юридический факт
усыновления относится к категории универсальных юридических
фактов.

--------------------------------

<53> Документы прошлого века подтверждают, что "усыновленный


не порывал родственной связи со своей кровной семьей, он имел право
на получение содержания от своих родителей, сохранял
наследственные права" (см.: Новое Уложение. СПб., 1915).

<54> См.: Свердлов Г.М. Брак и семья в Советском государстве. М.,


1946. С. 12; Юрбургский Ю. Усыновление по советскому семейному
праву // Сов. юстиция. 1963. N 12. С. 5.

Юридические факты как основания возникновения определенных


правоотношений необходимо отличать от юридических актов,
обладающих определенной спецификой.

Известно, что юридические акты подразделяются на определенные


виды: нормативные, т.е. содержащие нормы права, регламентирующие
определенную сферу (вид) общественных отношений, и
индивидуальные, порождающие конкретные права и обязанности для
конкретных субъектов права <55>. Среди индивидуальных актов главное
место занимают акты применения норм права, принимаемые
компетентными органами по конкретному вопросу и властно
устанавливающие определенное юридическое состояние <56>.

--------------------------------

<55> См.: Пиголкин А.С. Теория права. М., 1987. С. 20; Алексеев
С.С. Теория права. М., 1993. С. 10.

<56> Подробнее об актах, оформляющих усыновление, см. в гл. 4


настоящей книги.

Кроме того, к числу юридических актов относятся сделки, мировые


соглашения и, разумеется, судебное решение. Следовательно, оценка
усыновления как юридического факта не сводится только к определению
его таковым на основании порождаемых правовых последствий.
Усыновление представляет собой сложный и весьма своеобразный акт
применения норм права (фактический состав), в котором отдельные
юридические факты выполняют неравнозначные функции. Систему
юридических фактов, а также возникающих на их основе
правоотношений легче всего проанализировать в рамках процедуры
усыновления.
Процедура усыновления начинается с того, что гражданин,
желающий усыновить ребенка, обращается с заявлением об этом в
орган опеки и попечительства по месту своего жительства. Последний
обязан дать гражданину полную информацию об усыновлении,
предоставить сведения о детях, оставшихся без попечения родителей, и
проконсультировать по вопросам устройства таких детей в семью.
Гражданин, в свою очередь, обладает субъективным правом требовать
предоставления соответствующей информации <57>. Вначале
возникает простое, элементарное правоотношение, информационное по
сути, административно-правовое по природе. С него и начинается
динамика сложной системы правоотношений. Субъектами этого
правоотношения выступают органы опеки и попечительства и
гражданин, обладающий как правом требовать предоставления
необходимой информации, так и правом обжаловать действия органов,
отказывающихся ее предоставить <58>. Кроме того, гражданин может
обжаловать действия регионального или федерального оператора, в
частности за непредоставление информации о ребенке (п. 4 ст. 10
Федерального закона от 16 апреля 2001 г. N 44-ФЗ) <59>. На основании
заявления и приложенных к нему документов (справки с места работы,
медицинской справки, копии свидетельства о браке и др.) орган опеки и
попечительства готовит заключение, которое является основанием для
постановки гражданина на учет в качестве кандидата в усыновители
<60>.

--------------------------------

<57> Вместе с тем по результатам опроса посетителей


информационного сайта в сети Интернет 36% потенциальных
кандидатов в усыновители не могли получить необходимой информации
об усыновлении.

<58> Постановление Правительства РФ от 4 апреля 2002 г. N 217 "О


государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения
родителей, и осуществлении контроля за его формированием и
использованием" // СЗ РФ. 2002. N 15. Ст. 1434; Федеральный
конституционный закон от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном
Суде Российской Федерации" // СЗ РФ. 1994. N 13. Ст. 1447; Закон РФ от
17 января 1992 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации" //
Ведомости СНД и ВС РФ. 1992. N 8. Ст. 366.

<59> Федеральный закон от 16 апреля 2001 г. N 44-ФЗ "О


государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения
родителей".

<60> Учетные правоотношения очень сходны с отношениями по


учету очередников на жилье в рамках сложного жилищного
правоотношения. Сходство проявляется, во-первых, в наличии
определенных критериев, условий постановки на учет граждан,
испытывающих потребность в получении определенного блага
(усыновить ребенка), во-вторых, в административном характере
возникающих отношений по учету. Как известно, в литературе по
жилищному законодательству эти отношения обстоятельно
исследованы. Выводы специалистов по жилищному праву в
значительной мере могут быть использованы при реализации института
усыновления. В частности, представляется целесообразным подход к
усыновлению как сложной системе правоотношений.

Таким образом, все эти документы являются лишь необходимой


предпосылкой для возникновения так называемых учетных
правоотношений <61>, включающих в себя постановку на учет лица в
качестве кандидата в усыновители. Орган опеки и попечительства
обязан принять документы у гражданина и рассмотреть их в
установленный срок, а гражданин обладает правом их представить.

--------------------------------

<61> Основанием для такого вывода может служить п. 7 ст. 271 ГПК
РФ, предусматривающий в перечне документов, прилагаемых к
заявлению об усыновлении, "документ о постановке на учет гражданина
в качестве кандидата в усыновители" (Гражданский процессуальный
кодекс РФ. М., 2003).

Дата заключения, данного органом опеки и попечительства,


является основанием для определения момента постановки на учет
лица в качестве кандидата на усыновление. Четкое определение такого
момента имеет большое практическое значение, поскольку механизм
контроля за порядком формирования очередности уязвим, возможны
"перемещения" по очереди, в которой можно стоять длительное время,
но безрезультатно. Анализ практики прокурорского надзора показывает,
что повсеместно не выполняются требования ст. 122, 126 СК РФ,
определяющие порядок и сроки выявления и учета детей, оставшихся
без попечения родителей. Должностные лица образовательных,
лечебных учреждений и учреждений социальной защиты населения
несвоевременно направляют сведения о таких детях в органы опеки и
попечительства, в результате тысячи детей длительное время
содержатся в больницах, приютах, домах ребенка. Деятельность
органов опеки и попечительства, вопреки требованиям ст. 123 СК РФ,
фактически сводится к подбору детей только тем гражданам, которые
сами обратились к ним с такой просьбой. Однако работники органов
опеки и попечительства обязаны самостоятельно проявлять инициативу
в подборе ребенка усыновителям <62>.

--------------------------------
<62> См.: О практике применения законодательства об
ответственности за незаконные действия по усыновлению детей и
торговлю несовершеннолетними // Материалы Генпрокуратуры РФ. М.,
2004.

Очевидные трудности в механизме реализации норм об


усыновлении, о чем свидетельствуют скандальные судебные процессы
<63>, и другая негативная информация дают основание утверждать, что
формирование института усыновления еще не завершено. Поэтому мы
вправе ожидать увеличения объема нормативного материала и
совершенствования качества изложенных в нем предписаний. Этот
процесс, по существу, уже идет. В частности, Минобразование РФ
издало Приказ от 20 июля 2001 г. N 2750 "Об утверждении типовых
форм документов по учету кандидатов в усыновители, оформлению
усыновления и осуществлению контроля за условиями жизни и
воспитания усыновленных детей в семьях" <64>, а также принято
Постановление Правительства РФ от 4 апреля 2002 г. N 217 "О
государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения
родителей, и осуществлении контроля за его формированием и
использованием" и другие документы.

--------------------------------

<63> См.: Гибель Сережи Макеева в г. Северске, в отношении


которого не состоялось усыновление испанскими гражданами три года
назад // Томский вестник. 2002. 25 мая.

<64> РГ. 2001. 12 сент.

Принятие этих актов вызвано острейшей потребностью в


совершенствовании процедуры усыновления. Представляется, что
оптимизации механизма учета и контроля за деятельностью
должностных лиц способствовало бы нормативное закрепление условий
и процедуры отбора лиц, претендующих на занятие определенных
должностей. В качестве одного из требований, предъявляемых к лицам,
занимающимся отбором кандидатов в усыновители, следовало бы
ввести наличие специального образования (педагогического,
юридического), поскольку современный рынок образовательных услуг
позволяет обеспечить сочетание интересов государства и конкретных
специалистов <65>. К сожалению, и в вышеназванных документах не
решен вопрос о требованиях к лицам, занимающимся вопросами
усыновления.

--------------------------------

<65> В Германии, например, в центральном отделе по усыновлению


при Гамбургском ведомстве по делам несовершеннолетних работают
шесть социальных педагогов, два психолога, семь квалифицированных
административных служащих (см.: Шульц В. Немецкое радио. 2000.
Июнь). Такой подход к формированию кадрового состава мог бы быть
заимствован и нашими органами опеки и попечительства.

Заключение органа опеки и попечительства и момент постановки на


учет лица в качестве кандидата в усыновители не совпадают между
собой по времени. Этот срок может быть от одного до восьми месяцев, в
зависимости от уровня учета (первичный, региональный, федеральный).
В ряде регионов имеют место многочисленные нарушения порядка и
сроков направления в региональный банк данных информации о детях,
подлежащих передаче на воспитание в семью, информации об
изменениях данных, содержащихся в анкете ребенка, о прекращении
учета сведений о несовершеннолетних. Поэтому можно ожидать роста
правонарушений в этой области <66>.

--------------------------------

<66> В результате сотрудничества с Департаментом социальной


защиты населения г. Томска удалось установить, что имеет место
несвоевременная передача информации о детях, оставшихся без
попечения родителей, в федеральный банк, что как минимум приводит к
затягиванию непосредственно процесса усыновления.

Предлагается сократить вышеназванные сроки, ужесточить


контроль, ввести в КоАП РФ и УК РФ нормы, предусматривающие
ответственность за правонарушения в этой сфере. Федеральный закон
"О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения
родителей" содержит лишь общую формулировку об ответственности
лиц, виновных в нарушении этого Закона, не называя конкретных
составов правонарушений.

Учетные отношения исследуются нами только на стадии


непосредственной постановки кандидата в усыновители на учет. Но в
тот момент, когда органы опеки и попечительства на основании
представленных документов дают положительное заключение,
последнее можно квалифицировать как административный акт наряду с
вынесенным на его основе решением администрации о постановке
такого лица на учет. Такой акт является основанием возникновения
административных правоотношений, в рамках которых у кандидата в
усыновители возникает субъективное право на выбор ребенка для
последующего усыновления, установление с ним межличностного
контакта, а орган опеки и попечительства должен выдать направление
для посещения ребенка.

В дальнейшем гражданин может обратиться в суд для решения


вопроса об усыновлении (ст. 269 ГПК РФ). Поскольку он самостоятельно
представляет в суд документы для производства усыновления
(заключение органа опеки и попечительства, медицинские справки и
др.), получается, что он ни с кем не состоит в правовой связи, а
следовательно, и на данном этапе правоотношений нет. Гражданин
самостоятельно совершает определенные конклюдентные действия,
являющиеся односторонними сделками <67>. Такая форма заключения
сделки указывает, что действия лица должны свидетельствовать о
наличии у него воли на ее совершение. Вместе с тем необходимо
отграничивать волю от волеизъявления, поэтому само согласие в любой
форме, в том числе в виде совершения конклюдентных действий, не
отождествляется с волей, а является ее выражением <68>. В данном
случае мы можем говорить о так называемом косвенном изъявлении
воли, которое было известно римскому праву. Признавалось, что
молчаливое, косвенное изъявление воли выражается в действиях, из
которых возникает "возможность заключить о наличности воли" <69>.
Более того, в специальных источниках позднего периода
подчеркивалось, что процедура усыновления заключалась в
"оформлении воли его участников: усыновить и стать усыновленным,
при этом воля в материальном смысле должна была иметь
решительный характер, ни под условием, ни на срок усыновление
установить было невозможно" <70>.

--------------------------------

<67> Усыновление и ранее считалось сделкой. "Для заключения


сделки об усыновлении необходимо было соблюдение определенных
условий: усыновитель должен был быть возраста не менее 30 лет и на
18 лет старше своего усыновляемого" (Законы гражданские. Ст. 116).

<68> См.: Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. Душанбе, 1983. С.


127.

<69> См.: Дернбург Г. Пандекты. Обязательственное право. М.,


1911. С. 21.

<70> Устав гражданского судопроизводства. СПб., 1835. Т. 16. Ч. 1.

Логично предположить, что гражданин может отказаться от желания


стать усыновителем, т.е. не представить документы в суд, в частности
не написать заявление. В данном случае можно говорить о фактическом
отказе от усыновления, хотя законом он и не предусмотрен <71>.
Вместе с тем известно, что по делам этой категории нет спора о праве, у
гражданина есть право на обращение в суд с заявлением об
усыновлении с целью удовлетворения своего законного интереса. После
удовлетворения заявления об усыновлении (п. 2 ст. 274 ГПК РФ),
вступления решения суда в законную силу гражданско-процессуальное
правоотношение сменяется семейно-правовым, так как именно с этого
момента устанавливается усыновление <72>. Если лицу отказано в
усыновлении, то гражданско-процессуальное отношение
трансформируется в учетное. В соответствии с п. 16 Постановления
Правительства РФ от 4 апреля 2002 г. N 217 в этом случае гражданин
остается на учете в качестве кандидата в усыновители. Он обладает
приоритетом по отношению к остальным усыновителям, так как был
ранее поставлен на учет. Таким образом, усыновление в широком
смысле рассматривается как сложное правоотношение,
представляющее собой систему правоотношений <73>. Система - это не
сумма нескольких правоотношений, она представляет собой
развивающееся, динамичное явление, состоящее из совокупности
разных по своей правовой природе правоотношений. Системность
обусловлена единой целью, достижение которой возможно благодаря
установленной в законе последовательности наступления разных видов
правоотношений.

--------------------------------

<71> Представляется, что отказ от усыновления должен быть


оформлен решением органа опеки и попечительства с указанием его
причин.

<72> По Законам гражданским "усыновление считалось


состоявшимся со дня вступления определения суда в законную силу"
(Законы гражданские. Ст. 151). Очевидно, что момент наступления
правовых последствий усыновления определялся аналогично
современному закону.

<73> По существу, есть основание различать сложное


правоотношение по усыновлению не только в широком, но и в узком
смысле, т.е. как систему правовых связей после вступления решения
суда в силу. Подробнее о системе правоотношений, обусловленных
вступлением решения суда в силу, см. в гл. 4 настоящей книги.

Развитие сложного правоотношения по усыновлению в широком


смысле обусловлено не менее сложным юридическим составом. В
теории права взаимосвязь юридического состава и обусловленного им
сложного развивающегося правоотношения показана на простой схеме:
юридический факт как элемент состава порождает соответствующее
правоотношение. В этом смысле факт усыновления представляет собой
структурно сложное правовое явление, в котором отдельные элементы
выполняют неравнозначные функции.

Об усыновлении как юридическом факте, направленном на


возникновение определенных правовых последствий, в советской
правовой литературе писали, по существу, все авторы. Однако сами
последствия определялись ими по-разному. В работах К.А. Граве, В.И.
Серебровского наиболее четко выражена связь юридического акта с
порождаемыми им правовыми последствиями <74>. Они считали, что
усыновление - это юридический акт, в силу которого между двумя
посторонними лицами возникают правовые как личные, так и
имущественные отношения, существующие между родителями и
детьми. Таким образом, правоотношение усыновления отождествлялось
с родительским.

--------------------------------

<74> См.: Граве К.А. Советское гражданское право. М., 1950. С. 55;
Серебровский В.И. Семейное и наследственное право. М., 1946. С. 20.

Позже этот вывод получил признание и в более масштабных


исследованиях по усыновлению. Так, Л.А. Кузьмичева, например,
считает усыновление юридически равнозначным кровному родству,
рассматривая усыновление как основание возникновения родительских
правоотношений. По ее мнению, "наличие специфических особенностей
в условиях усыновления, в некоторых его последствиях и способах
прекращения не влияет на существо порождаемых им правоотношений
как родительских" <75>.

--------------------------------

<75> Кузьмичева Л.А. Усыновление по советскому семейному праву:


Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1976. С. 6 - 7.

Вместе с тем она отмечает, что правом учитывается лишь


общественно значимая сторона кровного родства, вследствие чего
усыновление и создает отношения, в силу которых усыновленные
признаются детьми усыновителей, последние - родителями этих детей.
Таким образом, во-первых, усыновление как юридический акт
рассматривается в качестве одного из оснований возникновения
родительских правоотношений, во-вторых, автор отождествляет
правоотношения по усыновлению с родительскими.

По мнению ряда авторов <76>, необходимо различать отношения,


возникающие при усыновлении, и отношения кровных родителей и
детей. Правоотношения по поводу усыновления - это самостоятельная
разновидность семейного правоотношения. Его цель близка цели
родительского правоотношения - содержание и воспитание детей. По
содержанию прав и обязанностей оно близко примыкает к
родительскому, но одновременно существенно отличается от
последнего. По мнению этих авторов, родство - это только
биологическая категория и никакого другого родства, в том числе и
юридического, формального, не существует.
--------------------------------

<76> См., например: Ворожейкин Е.М. Указ. соч. С. 227; Забродина


В.Н. Усыновление по советскому семейному праву: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Л., 1980. С. 7; Азизова А. Усыновление (удочерение) по
советскому семейному праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М.,
1987. С. 17.

В настоящее время с последним тезисом трудно согласиться.


Поскольку факт усыновления порождает правовые последствия,
приравненные к правовым последствиям, вытекающим из кровного
родства, хотя в действительности усыновитель и усыновленный не
являются родственниками по происхождению, постольку этот факт
можно считать социальным родством. В связи с этим мы разделяем
точку зрения Я.Р. Веберса, который считал, что "родство возникает не
только из кровных связей и поэтому может основываться и не на
общности крови". Родство, в том числе и кровное, является не
биологической, а общественной связью между людьми. В связи с этим
он предлагал вообще не употреблять термин "кровное родство" в науке
семейного права и рассматривать усыновление как "полноценное
родство в социальном смысле слова" <77>.

--------------------------------

<77> Юркевич Н.Г. Основания правовых отношений между отцом и


ребенком // Учен. зап. БГУ. 1957. Вып. 31. См. также: Веберс Я.Р.
Понятие родства как основания возникновения прав и обязанностей //
Вестн. МГУ. Сер. Право. Философия. М., 1962. С. 32; Он же. Родство как
основание возникновения родительских прав и обязанностей по
советскому семейному и гражданскому праву: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. М., 1963; Каткова Е.А. Об основаниях возникновения
правоотношений родителей и детей в связи с подготовкой нового
семейного законодательства // Тр. Иркутск. ун-та. Сер. юрид. Иркутск,
1963. Т. 32. Вып. 6. Ч. 1; Белогорская Е.М. Основания возникновения
родительских прав и обязанностей // Вестн. МГУ. Сер. Право. 1971. N 2;
Червяков К.К. Основания возникновения и прекращения родительских
правоотношений по советскому семейному праву: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. Саратов, 1971. С. 3; Кудрявцев О.Н. Правовые отношения
между родителями и детьми. Харьков, 1975.

В результате усыновления возникают не только правовые, но и


фактически близкие отношения, создание которых и является основной
целью усыновления. Как считает Я.Р. Веберс, связь между кровными
родственниками не отличается от постоянной связи между людьми,
возникающей при усыновлении, хотя в ее основе и нет факта
естественного биологического происхождения. Он дает следующее
определение усыновления: усыновление - это юридический акт,
направленный на установление родства в тех случаях, когда до этого
усыновитель и усыновляемый в родстве не состояли, или на изменение
системы родственных отношений, созданной естественным
происхождением, в случаях, когда усыновитель и усыновляемый
являются родственниками по происхождению <78>.

--------------------------------

<78> См.: Веберс Я.Р. Сущность усыновления и его правовые


последствия // Правоведение. 1966. N 4. С. 57 - 58.

Необходимо отметить, что родство как происхождение одного лица


от другого или от общего предка может быть признано или не признано,
но отнюдь не создано законом. Действительно, отношения усыновителя
с усыновленным приравниваются законом (ст. 137 СК РФ) к
родственным, однако в результате усыновления возникают не только
правовые последствия, но и все фактические отношения. Имеются в
виду отношения, складывающиеся между усыновителем и
усыновленным, не подлежащие правовому регулированию (взаимная
привязанность, любовь, иные личные взаимоотношения). В связи с этим
нельзя согласиться с мнением, высказанным В.В. Рязанцевым, о
двойственной природе родства и практической значимости не только
правовой его оценки в правоотношениях по усыновлению, но и
отношения усыновленного ребенка к характеру родственной связи с
усыновителем (родителем). Учитывая такую двойственную природу
родства, автор приходит к выводу о возможности выделения двух видов
отношений по усыновлению: абсолютное и простое усыновление. Под
абсолютным усыновлением автор понимает кровное родство, а простое
- это такое усыновление, когда "усыновленный осознает отсутствие
кровной связи с усыновителем" <79>. Представляется, что момент
осознания усыновленным ребенком, что усыновитель не является его
кровным родителем, вряд ли может выступать в качестве критерия,
разграничивающего эти виды усыновления. Как уже отмечалось,
отсутствие кровной связи между усыновителем и усыновленным
характеризует специфику правоотношений, возникающих в результате
усыновления.

--------------------------------

<79> Рязанцев В.В. Правоотношения усыновления в российском


семейном праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2001. С. 6.

Действующее законодательство, на наш взгляд, не позволяет ни


отождествлять правоотношение по усыновлению с родительским, ни тем
более рассматривать его как разновидность родительского
правоотношения. Оно дает лишь основание для вывода о том, что
усыновление порождает самостоятельное, отличное от родительского,
правоотношение.

Различия между родительским правоотношением и


правоотношением по усыновлению можно провести по следующим
элементам:

1) по основанию возникновения: родительские правоотношения


возникают на основании родства, а правоотношения по усыновлению -
на основании сложного юридического состава;

2) по моменту возникновения: родительские правоотношения


возникают с момента рождения ребенка, правоотношения по
усыновлению возникают с момента вступления решения суда в
законную силу;

3) по основаниям прекращения правоотношений: правоотношения


по усыновлению могут прекратиться как по общим основаниям (смерть,
объявление умершим), так и в результате отмены усыновления,
родительские правоотношения - только по общим основаниям.

В дополнение к перечисленным различиям можно назвать другие


права и обязанности, связанные с усыновлением, не характерные для
родительского правоотношения, и наоборот. Так, запрещены браки
между родителями и детьми, а если таковой все же состоялся, то он
должен быть признан недействительным, поскольку лежащее в
основании взаимосвязи родителей и детей кровное происхождение
никогда не может отпасть. Между тем отмена усыновления устраняет
обстоятельства, препятствовавшие браку между этими лицами, и он
может быть признан действительным.

Вывод о самостоятельном характере правоотношений по


усыновлению в то же время позволяет говорить о наличии у последнего
сходных элементов с родительским правоотношением.

Во-первых, сходство проявляется в содержании правоотношений


(ст. 137 СК РФ указывает, что усыновленные дети и их потомство по
отношению к усыновителям и их родственникам приравниваются в
правах и обязанностях к родственникам по происхождению). Во-вторых,
объем и характер этих прав равны объему и характеру прав
усыновителей по отношению к усыновленным детям (ст. 137 СК РФ -
"...приравниваются в личных неимущественных и имущественных
правах и обязанностях к родственникам по происхождению"). Хотя
иногда объем прав у усыновленного ребенка может быть больше, чем у
родного. И это не результат акта усыновления, а сохранение правовой
связи с одним из родителей (п. 4 ст. 137 СК РФ - например, право на
пенсию по случаю потери кормильца). В-третьих, сходство отмечается
по выполняемым функциям: усыновители, как и родители, являются
законными представителями своих детей (ст. 64 СК РФ).

Несмотря на наличие сходных элементов, усыновление не


порождает родительское правоотношение, а возникает новое
правоотношение, но со сходным содержанием с родительским.

Употребляя термин "приравнивание" <80> в правах и обязанностях


усыновленного ребенка к правам родственников по происхождению,
законодатель, на наш взгляд, применил прием юридической фикции
<81>.

--------------------------------

<80> Термин "приравнивание" означает: уподобить чему-нибудь,


признать равным с чем-нибудь (см.: Ожегов С.И. Словарь русского
языка. М., С. 596). Необходимо заметить, что в отечественной
литературе вопрос о содержании понятий "приравнивание" и
"тождество", их соотношении между собой не обсуждался.

<81> В словаре русского языка С.И. Ожегова термин "фикция"


объясняется следующим образом: "Фикция - намеренно созданное,
измышленное положение, построение, не соответствующее
действительности и обычно используемое с какой-нибудь целью".
Аргументов толковые словари не предлагают.

Приемом юридической техники, используемым законодателем для


лучшей реализации норм семейного права, отличающимся
определенными специфическими чертами, являются правовые фикции,
с помощью которых несуществующие обстоятельства объявляются
существующими и приобретают обязательный характер в силу
закрепления их в законе <82>. В.К. Бабаев характеризовал фикцию как
"прием, употребляемый в объективном праве и в юриспруденции и
состоящий в признании существующим несуществующего и обратно"
<83>. В.И. Каминская подчеркивала, что фикция есть "искусственно
созданный, надуманный, сознательно изобретенный" законодательный
прием, "плод коллективного воображения" <84>.

--------------------------------

<82> См.: Качур Н.Ф. Презумпция в советском семейном праве:


Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1982. С. 63; Данилин В.И.
Презумпции в правовом механизме реализации и охраны семейных
прав. Уфа, 1988. С. 102 - 103; Он же. Реализация и охрана брачно-
семейных прав. Уфа, 1989. С. 69.
<83> Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С.
32 - 33.

<84> Каминская В.И. Учение о правовых презумпциях в уголовном


процессе. М., 1948. С. 6.

Семейные правоотношения содержат элементы лично-


доверительного характера, что в ряде случаев препятствует их
регламентации с исчерпывающей полнотой. Например, психологические
отношения между супругами, а также между родителями и лицами,
заменяющими их, с одной стороны, и детьми (усыновленными) - с
другой, содержат большой простор для допущений, догадок,
предположений.

Как известно, по общему правилу усыновленный ребенок становится


сыном или дочерью в семье усыновителей, хотя не был рожден ими.
Юридический статус ребенка включает права и обязанности, равные с
родными детьми и по объему не меньшие, чем у родных детей. В этом
смысле Н.Н. Тарусина отмечает, что к числу фикций, "выполняющих не
только задачу необходимой формализации казуса, но и исключительно
гуманные функции, относятся и так называемые фиктивные конструкции
института усыновления" <85>. В частности, к таким фиктивным
конструкциям института усыновления она относит следующие: п. 3 ст.
134 СК РФ, когда при усыновлении лицом, не состоящим в браке, по его
просьбе личные данные его матери (отца) записываются по указанию
усыновителя; п. 1 ст. 135 СК РФ, когда для обеспечения тайны
усыновления могут быть изменены дата и место рождения
усыновленного ребенка и другие сведения.

--------------------------------

<85> Тарусина Н.Н. Семейное право. М., 2001. С. 133.

Названные примеры подтверждают особое значение фикций при


регулировании семейных отношений, выполняющих функции не только
формального определения предписаний закона, но и нравственного,
социального направления.

Сущность правовой фикции заключается в том, что она закрепляет


воображаемый, надуманный факт правовой действительности, не
имеющий под собой реальной основы. Она искусственно уравнивает
правовые обстоятельства, содержащиеся в законе, как якобы
существующие в реальной жизни, в то время как на самом деле в
фактических общественных отношениях они иные.

Смысл применения фикции заключается, на наш взгляд, в


закреплении дополнительной гарантии интересов усыновленных детей,
положение которых в принципе не должно отличаться от положения
ребенка в родной семье.

Глава 3. ПОНЯТИЕ, ПРАВОВАЯ ПРИРОДА


И ЗНАЧЕНИЕ УСЛОВИЙ УСЫНОВЛЕНИЯ

3.1. Понятие условий усыновления

Для того чтобы состоялось усыновление, требуется соблюдение


нескольких одинаково важных условий. Большинство ученых,
специалистов в области семейного права, рассматривали условия
усыновления как определенные юридические факты <1>. Вместе с тем
определение понятия условия в литературе не раскрывалось; авторы
ограничивались лишь перечислением условий, необходимых для
усыновления, не разделяя при этом собственно понятие "условия
усыновления" и его содержание. Не исследовалась и природа каждого
из условий. Необходимость точного определения этих понятий
обусловлена острой потребностью практики, что позволит решить
многие сложные вопросы. В четком понятийном аппарате нуждается и
доктрина на новом этапе развития семейного законодательства.

--------------------------------

<1> См.: Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971. С. 255;


Ворожейкин Е.М. Семейные правоотношения в СССР. М., 1972. С. 253;
Матвеев Г.К. Советское семейное право. М., 1985. С. 195.

Как известно, всякое понятие формируется из определенных


признаков. Понятие "условие усыновления" - не исключение. К таким
признакам указанного понятия относятся следующие:

1) условия усыновления - это определенные требования,


установленные в законе;

2) эти требования закреплены в императивных нормах,


устанавливающих строгие правила поведения, не допускающие
отклонения в регулируемом поведении <2>. Императивный характер
обусловлен публичным интересом к усыновлению детей;

--------------------------------

<2> См.: Князьков А.С. Общая теория права. Курс лекций. Томск,
2001. С. 111.

3) эти требования предъявлены к строго определенному кругу лиц (к


ним относятся не только усыновители, но и органы опеки и
попечительства, детские учреждения), т.е. они строго
персонифицированы.

Исходя из этих признаков, можно дать следующее определение


понятия "условия усыновления".

Условия усыновления - это установленные в законе требования,


предъявляемые к строго определенному кругу лиц по поводу
усыновления.

Каждое условие является юридическим фактом, а все вместе они


представляют собой сложный состав юридических фактов. Все условия
взаимосвязаны между собой, но их единство обусловлено и поставлено
в зависимость от одного условия, выступающего в качестве факта-
условия, - согласия усыновителя на усыновление. Представляется, что
именно с момента волеизъявления кандидата в усыновители
начинается формирование этого состава и развитие сложного
правоотношения по усыновлению. Данное положение отчасти совпадает
с традиционным мнением, высказанным в доктрине семейного права.

Так, ряд авторов <3> под условиями усыновления понимали


определенные юридические факты, одни из которых являются
действиями лица, другие относятся к категории событий. Вместе с тем
очевидно, что каждый факт необходимо анализировать как
самостоятельное правовое явление, как элемент сложного состава
юридических фактов, и не только с точки зрения выполняемых ими
функций. Например, Е.М. Ворожейкин считал, что условия усыновления,
с точки зрения выполняемых ими функций, относятся как к категории
правоподготавливающих фактов (например, заявление усыновителя),
так и к категории фактов правопрекращающих (согласие родителей на
усыновление их ребенка) <4>.

--------------------------------

<3> См.: Рясенцев В.А. Указ. соч. С. 255; Матвеев Г.К. Указ. соч. С.
200.

<4> См.: Ворожейкин Е.М. Указ. соч. С. 300.

Оценка условий усыновления с точки зрения выполняемых функций


является хотя и необходимой, но, по нашему мнению, односторонней и
потому недостаточной. Юридические факты (условия усыновления)
необходимо анализировать, во-первых, с учетом субъектного состава,
который не является неизменным на разных стадиях сложного
правоотношения усыновления, во-вторых, с учетом вида правовых
последствий, так как с каждым из условий усыновления связываются
определенные правовые последствия, в-третьих, с учетом природы и
особенностей возникающих правоотношений. Только совокупность этих
обстоятельств позволит всесторонне, детально и наиболее полно
исследовать природу усыновления.

Известно, что возникновение семейных правоотношений в


значительной мере обусловлено совокупностью юридических фактов,
роль которых до принятия СК РФ в юридической литературе
оценивалась неоднозначно. Традиционно за ними признавались
правообразующие, правоизменяющие, правопрекращающие функции.
Так, по мнению Д.М. Чечота, юридические факты в семейном праве
непосредственно влекут возникновение, изменение или прекращение
"субъективных семейных прав и обязанностей" <5>.

--------------------------------

<5> Чечот Д.М. Субъективное право и формы его защиты. Л., 1968.
С. 20 - 25.

Наряду с этим отдельные авторы, развивая теорию юридических


фактов, предложили выделять категорию фактов-условий <6>. Так, В.Б.
Исаков полагает, что есть юридические факты, которые лишь
способствуют развитию правоотношений, "примыкают" к конкретным
фактическим составам, выступая по отношению к ним юридическим
условием, т.е. существует категория фактов-условий. В.Б. Исаков
признает факты-условия юридическими фактами. Однако не все авторы
рассматривали эти факты как юридические. В частности, Р.А. Ханнанов
не относит факты-условия к категории юридических фактов, полагая, что
они "не влекут самостоятельных правовых последствий в виде
возникновения, изменения или прекращения субъективных прав и
обязанностей" <7>. Такое утверждение представляется
малоубедительным. Факты-условия, по нашему мнению, являются
юридическими фактами.

--------------------------------

<6> См.: Исаков В.Б. Фактический состав в механизме правового


регулирования. Саратов, 1980. С. 61.

<7> См.: Шаргородский М.Д. Вопросы теории права. М., 1961. С. 252
- 253; Алексеев А.А. Односторонние сделки в механизме гражданско-
правового регулирования // Теоретические проблемы гражданского
права. Сб. учен. тр. Свердловск. юрид. ин-та. Свердловск, 1970. Вып. 13.
С. 59; Ханнанов Р.А. Нормативные условия в динамике гражданского
правоотношения // СГиП. 1973. N 8. С. 125; Блинова Т.В. О сущности и
функциях некоторых юридических фактов в советском семейном праве //
Проблемы совершенствования гражданско-правового регулирования.
Томск, 1987. С. 165.
В литературе факты-условия именуют по-разному: нормативными
или юридическими условиями, правосубъективными предпосылками.
Наиболее приемлемым, на наш взгляд, является термин "факт-условие",
так как он точнее отражает служебную роль этих обстоятельств. В
широком смысле согласие усыновителя выступает в качестве факта-
условия. Согласие усыновителя - это первоначальное, исходное
условие, определяющее формирование иных юридических фактов,
необходимых для процедуры усыновления. Есть основание говорить о
согласии усыновителя и в узком смысле как о решающем условии,
которое определяет динамику правоотношений, способствует
появлению и накоплению иных юридических фактов. Соответственно
все другие условия зависимы от него, и процесс реализации
правоотношения по усыновлению обусловлен наличием такого
согласия.

3.2. Согласие родителей усыновляемого ребенка

К числу фактов-условий относится согласие родителей на


усыновление <8>. Оценка данного условия в учебной литературе была и
остается неоднозначной.

--------------------------------

<8> Согласие родителей является традиционным условием для


усыновления. Так, церковное право содержало правило о том, что "если
родители ребенка находятся в живых, то необходимо было получить их
согласие" (Краткий курс церковного права / Под ред. И.С. Бердникова.
Казань, 1887).

Так, многие авторы полагали, что согласие родителей на


усыновление их ребенка следует рассматривать как "добровольный
отказ от родительских прав и обязанностей, поскольку именно с актом
усыновления связываются такие правовые последствия" <9>.

--------------------------------

<9> Ананьева Ж. Вопросы усыновления по советскому праву // Учен.


зап. Тартуского ун-та. Вып. 39. Тр. юрид. ф-та. 1955. С. 7, 9. См. также:
Ильинская И.М. Судебное рассмотрение споров о праве на воспитание
детей. Госюриздат, 1960. С. 38; Макарова В.С. К вопросу об
усыновлении // Вопросы теории права. Новосибирск, 1966. С. 66, 84;
Ершова Н.В. Усыновление. Консультации // Соц. законность. 1973. N 5.
С. 41, 43; Червяков К. Вопросы усыновления в судебной практике // Сов.
юстиция. 1973. N 4. С. 3 - 4; Ворожейкин Е.М. Указ. соч. С. 216;
Белогорская Е.М. Акты гражданского состояния, опека и попечительство,
усыновление в семейном и административном праве // СГиП. 1977. N 12.
С. 107, 111; Она же. Применение законодательства об усыновлении //
Сов. юстиция. 1978. N 14. С. 18; Короткова Л. Усовершенствование
норм, регулирующих усыновление // Радяньске право. 1978. N 1. С. 7;
Гришин Н. Усыновление детей // СГиП. 1979. N 7. С. 89, 102; Забродина
В.Н. Усыновление по советскому семейному праву: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Л., 1980. С. 8; Королев Ю.А. Супруги, родители, дети.
М., 1985. С. 110; Нечаева А.М. Правовые проблемы усыновления //
СГиП. 1986. N 7. С. 6, 8.

Несомненно, что в результате акта усыновления усыновители


приобретают определенные личные и имущественные права и
обязанности, которыми обладают родители по отношению к своим
детям. Здесь можно сказать о родительских правах усыновителей.
Право родителей на воспитание детей относится к числу наиболее
важных прав, принадлежащих родителям в семье. Родители в первую
очередь наделяются правами (обязанностями) по воспитанию своих
детей. Это право носит строго личный характер и не может быть никому
передано или переуступлено, тем более нельзя отказаться от этого
права. Наделение родительскими правами других лиц влечет за собой
утрату этих прав родителями и поэтому не может иметь места без их на
то согласия.

Поскольку родительские права являются одновременно


обязанностями по воспитанию детей, родители сами, по своему только
желанию, не вправе передать ребенка кому-либо на усыновление.
Указание о необходимости получить согласие родителей на
усыновление их ребенка не означает предоставления родителям права
распоряжаться по своему усмотрению принадлежащими им
родительскими правами и передавать их другим лицам. По своей сути
родительские права - это такие права, которых нельзя лишиться
добровольно. Родительские права относятся к числу очень важных прав
граждан в российском праве, и они не только провозглашаются, но и
реально гарантируются. Такая общая черта правового регулирования
взаимоотношений родителей и детей отражается и на разрешении
вопроса о соотношении интересов детей и родителей <10>. Таким
образом, согласие родителей не означает сложение ими с себя каких-
либо обязательств, а лишь свидетельствует об отсутствии препятствий к
усыновлению.

--------------------------------

<10> См.: Свердлов Г.М. Брак и семья в Советском государстве. М.,


1946. С. 12; Колибаб К. Усилить охрану прав родителей и
усыновителей // Сов. юстиция. 1958. N 7. С. 15; Юрбургский Ю.
Усыновление по советскому семейному праву // Сов. юстиция. 1963. N
12. С. 5; Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1965. С. 237.
Юридическое значение согласия родителей состоит в том, что оно
определяет правомерность усыновления, хотя непосредственно с одним
только их согласием закон не связывает возникновение правоотношений
по поводу усыновления. Такое согласие, полагаем, представляет собой
правомочие на одностороннее волеизъявление - сделку, направленную
на совершение не только юридических действий (согласие родителей
должно быть выражено в заявлении - п. 1 ст. 129 СК РФ), но и
фактических (сбор необходимых документов, получение информации от
органов опеки и попечительства) <11>.

--------------------------------

<11> На практике работа по подбору усыновителей органами опеки


и попечительства в нарушение ст. 123 СК РФ в инициативном порядке
не проводится, дети подбираются только тем кандидатам, которые сами
обратились в орган опеки и попечительства (например, в
муниципалитеты г. Москвы "Матушкино", "Савелки", "Таганский" и др.)
(см.: Материалы прокуратуры г. Москвы. М., 2004. С. 4).

По мнению В.А. Ойгензихта, "нередко воля в качестве согласия


(именно согласия, а не соглашения) родителей на усыновление четко
определена в норме права, и она порождает определенные правовые
последствия. Однако воля родителей усыновляемого ребенка не должна
пониматься только как их волеизъявление, выраженное в форме
согласия. Такое волеизъявление одновременно выражает
определенный психологический акт - регулятивный процесс". При этом
необходимо понимать, что "согласие должно быть воплощено в
позитивных действиях - реализовано" <12>. Очевидно, что последствия,
на достижение которых направлена воля, особенно наглядно
проявляются в семейном праве. В данном случае воля родителей,
выражающаяся в их согласии, направлена на усыновление их ребенка
усыновителями. Вместе с тем при усыновлении конкретным лицом
юридическая природа согласия не изменяется. Несмотря на единую
цель (усыновление ребенка) родителей и кандидатов в усыновители, их
волеизъявление не порождает договора.

--------------------------------

<12> Ойгензихт В.А. Воля и волеизъявление. Душанбе, 1983. С. 130


- 131.

В соответствии с п. 1 ст. 129 СК РФ согласие родителей на


усыновление должно быть выражено в заявлении, нотариально
удостоверенном или заверенном руководителем учреждения, в котором
находится ребенок, либо органом опеки и попечительства по месту
производства усыновления ребенка или по месту жительства родителей,
а также может быть выражено непосредственно в суде при
производстве усыновления.

Отсутствие документа о согласии родителей ребенка на


усыновление во всех случаях исключает процесс усыновления, судьи не
рассматривают такие дела. Практически это означает, что кандидаты в
усыновители должны получить всю имеющуюся информацию о
родителях ребенка, в частности документы, подтверждающие статус
ребенка-сироты или ребенка, оставшегося без попечения родителей
(свидетельство о смерти родителей или одного из них, копии решений
суда о лишении родителей родительских прав, о признании родителя
недееспособным, акт о подкидывании ребенка и др.). Так, например,
если мать ребенка лишена родительских прав, а отец находится в
местах лишения свободы, то такого ребенка передать на усыновление
до выхода отца из заключения невозможно, за исключением случая,
когда отец дает письменное разрешение на усыновление.

Несмотря на предусмотренный порядок, нередки случаи нарушения


закона в этой части. Так, в Кузьминском районном суде г. Москвы было
рассмотрено дело об усыновлении ребенка отчимом. Мать ребенка в
нарушение закона к участию в деле не привлекалась, ее согласия на
усыновление ребенка в материалах дела не было, в судебном
заседании она участия не принимала. И Суд удовлетворил заявление об
усыновлении <13>. Очевидно, что в данном случае Судом не учтены
положения ст. 129 СК РФ, предусматривающей получение согласия
родителей ребенка на его усыновление. Такое решение является
незаконным и должно быть отменено в установленном порядке.

--------------------------------

<13> См.: Синицына И.В. О применении судами законодательства


при рассмотрении дел об установлении усыновления (удочерения)
ребенка: усыновление детей в Российской Федерации // Юридический
мир. 1997. N 8. С. 25.

Вместе с тем известно, что ст. 130 СК РФ разрешает усыновление


детей без согласия родителей, если они более шести месяцев по
неуважительной причине не проживали с ребенком, не принимали
участия в его воспитании и содержании.

Однако эти обстоятельства, как того требует ст. 55 ГПК РФ, не


выясняются, суды ограничиваются лишь объяснениями сторон, так как
иные доказательства в материалах дела отсутствуют. Как отмечалось,
закон предусматривает несколько разновидностей форм заявлений о
согласии.
Поскольку заявление выражает волю родителя на усыновление его
ребенка, то вряд ли оправдывает себя такая альтернативность органов,
обладающих правом его удостоверения. Основной порок такой широкой
альтернативности заключается в возможности злоупотребления, и
практика это подтверждает. Известно, что органы исполнительной
власти субъектов РФ (департаменты, управления, комитеты по
образованию), на которые возложены функции устройства детей, этой
работой не занимаются, надзор за исполнением законодательства в
системе образования осуществляется слабо.

Так, в Тульской области Департаментом общего и


профессионального образования за последние три года не было
проведено в муниципальных органах управления образования,
учреждениях ни одной целевой проверки исполнения законодательства
по осуществлению учета и контроля за детьми, оставшимися без
попечения родителей <14>.

--------------------------------

<14> См.: информационное письмо Генпрокуратуры РФ "О


состоянии исполнения законодательства при усыновлении детей-сирот и
детей, оставшихся без попечения родителей, и практики прокурорского
надзора". М., 2003. С. 12. (Далее в этой главе - информационное письмо
Генпрокуратуры РФ.)

Поэтому предлагается исключить руководителей учреждений,


органы опеки и попечительства из числа органов, обладающих правом
удостоверения согласия родителей на усыновление. В противном
случае мы вынуждены признать, что все остальные виды
удостоверения, приравненные законом к нотариальным, допустимы и в
данном случае (п. 3 ст. 185 ГК РФ). Такой подход позволил бы избежать
возможных злоупотреблений, в частности неполучения согласия вообще
путем подделки документов либо получения согласия под влиянием
угрозы со стороны указанных в законе лиц. Например, судом
Центрального района г. Тулы осужден по ст. 152 УК РФ (купля-продажа
детей) главный врач Щекинской больницы Р.Р. Карагулян, склонявший
беременных женщин к передаче рожденных ими детей другим лицам за
денежное вознаграждение <15>.

--------------------------------

<15> См.: информационное письмо Генпрокуратуры РФ. С. 10.

В тех случаях, когда согласие родителей выявляется в суде, судья в


обязательном порядке должен разъяснить последствия совершаемого
ими действия. Если же согласие на усыновление выражено родителями
в учреждении, где находится ребенок, или у нотариуса, суд проверяет
факт разъяснения совершаемого ими действия этим учреждением или
нотариусом.

Закон наделяет родителей правом отзыва данного ими согласия на


усыновление (п. 2 ст. 129 СК РФ). Такое положение нуждается в
обсуждении. Практически это означает, что родитель в любой момент до
вынесения решения судом может отозвать свое согласие и,
следовательно, повлиять на исход дела. Таким образом, до принятия
решения существует потенциальная возможность "срыва" судебного
процесса. Более того, вызывает сомнение эффективность данной
нормы, так как родители могут торговать своим согласием, отозвав его,
заниматься вымогательством по отношению к усыновителям <16>.

--------------------------------

<16> Вряд ли практически себя оправдывает п. 9 Постановления


Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8 "О применении
судами законодательства при рассмотрении дел об усыновлении
(удочерении) детей", в котором разъясняется, что "родители могут
отозвать свое согласие на усыновление, независимо от мотивов,
побудивших их это сделать".

Предлагается дополнить содержание ст. 126 СК РФ следующим


положением: "Родители могут отозвать свое согласие на усыновление
ребенка не позднее одного месяца до дня вынесения судом решения о
его усыновлении".

Необходимо отметить, что родители могут дать согласие на


усыновление ребенка конкретным лицом либо без указания конкретного
лица. Согласие родителей на усыновление ребенка может быть дано
только после его рождения (п. 3 ст. 129 СК РФ в ред. Федерального
закона от 27 июня 1998 г. N 94-ФЗ <17>). Такое уточнение соотносится с
общими положениями о правоспособности граждан, которая возникает в
момент рождения (п. 2 ст. 17 ГК РФ) и имеет большое практическое
значение. Это означает, что нельзя заключать какие бы то ни было
соглашения с родителями об усыновлении их ребенка, который еще не
родился. Соответственно такие соглашения не будут юридически
значимыми, не порождают никаких правовых последствий.

--------------------------------

<17> Федеральный закон от 27 июня 1998 г. N 94-ФЗ "О внесении


изменений и дополнений в Семейный кодекс Российской Федерации" //
РГ. 1998. 1 июля.

Несмотря на абсолютный характер защиты законных прав и


интересов родителей, в тех случаях, когда родители не выполняют
своих обязанностей по воспитанию, они не вправе рассчитывать на
защиту своих родительских прав. Поэтому в виде исключения из общего
правила о необходимости получить согласие родителей на усыновление
закон предусматривает случаи, когда допускается усыновление ребенка
без согласия родителей (ст. 130 СК РФ), когда родители:

1) неизвестны (новое основание по сравнению со ст. 101 КоБС


РСФСР);

2) признаны судом безвестно отсутствующими;

3) признаны судом недееспособными;

4) лишены судом родительских прав;

5) по причинам, признанным судом неуважительными, более шести


месяцев не проживают совместно с ребенком и уклоняются от его
воспитания и содержания <18>.

--------------------------------

<18> По сравнению с ранее действовавшей нормой ст. 101 КоБС


РСФСР, предусматривавшей усыновление без согласия родителей, ст.
130 СК РФ содержит норму более высокого качества в смысле
последовательности оснований и четкости критериев, при наличии
которых допускалось усыновление без согласия родителей.

Под уклонением следует понимать ситуации, когда дети не


проживают совместно с родителями, находятся на воспитании у других
лиц или в детских учреждениях более шести месяцев и при этом
родители не проявляют в отношении своих детей родительского
внимания и заботы (не посещают детей, не переписываются с ними, не
предоставляют средств на их содержание).

Вышеуказанное основание представляет собой фактический состав,


образуемый следующими юридическими фактами:

1) срок непроживания совместно с ребенком составляет более


шести месяцев;

2) уклонение от воспитания;

3) уклонение от содержания <19>;

--------------------------------

<19> При подготовке проекта Федерального закона "Об


ответственности родителей за воспитание детей" нами было
предложено выделить в качестве самостоятельных оснований для
лишения родительских прав, такие как "ненадлежащее воспитание" и
"ненадлежащее содержание" ребенка. Такое предложение обусловлено
тем, что на практике возникают большие трудности при лишении
родительских прав по причине того, что в законе нет четких понятий, что
же такое надлежащее воспитание и содержание. В настоящее время
законопроект находится на доработке.

4) причины, по которым родители не осуществляли попечение над


ребенком, признаны судом неуважительными.

Очевидно, что формирование данного состава зависит от ряда


обстоятельств, определяющих его завершенность, в частности от того,
по уважительным или неизвестным причинам родители не
осуществляли попечение над ребенком. Так, Пленум Верховного Суда
РФ в п. 10 Постановления от 20 апреля 2006 г. N 8 <20> указывает:
"Причины, по которым родитель более шести месяцев не проживает
совместно с ребенком, уклоняется от его воспитания и содержания,
устанавливаются судом при рассмотрении заявления об усыновлении
на основании исследования и оценки в совокупности всех
представленных доказательств, например сообщения органов
внутренних дел о нахождении родителя, уклоняющегося от уплаты
алиментов, в розыске, показаний свидетелей и других допустимых
доказательств".

--------------------------------

<20> Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля


2006 г. N 8 "О применении судами законодательства при рассмотрении
дел об усыновлении (удочерении) детей".

Очевидно, что в данном случае возникает спор о праве, поэтому


такие дела должны рассматриваться в исковом порядке с привлечением
родителей в качестве ответчиков. При этом закон прямо не
предусматривает, кто может обращаться в суд с подобным иском. По-
видимому, таким правом обладают органы и учреждения, на которых
возложены обязанности по охране прав несовершеннолетних детей
(органы опеки и попечительства, учреждения для детей-сирот, детей,
оставшихся без попечения родителей). Таким образом, данное
обстоятельство устанавливается непосредственно в суде при решении
вопроса об установлении усыновления, что, на наш взгляд,
неправильно. Представляется, что такой факт мог бы быть установлен
до рассмотрения дела об усыновлении. Тогда решению суда об
усыновлении предшествовало бы решение о признании судом
неуважительными причин, по которым родители не осуществляли
попечение над ребенком <21>.
--------------------------------

<21> Порядок и процедуру подачи такого заявления можно было бы


применять по аналогии со ст. 70 СК РФ о лишении родительских прав.

Поэтому предлагается дополнить СК РФ новой ст. 130.1 следующего


содержания: "Независимо от согласия родителей усыновление
производится на основании решения суда, если по причинам,
признанным судом неуважительными, родитель более шести месяцев
не проживает совместно с ребенком и уклоняется от его воспитания и
содержания".

Есть смысл возвратиться к редакции нормы ст. 101 КоБС РСФСР,


предусматривавшей усыновление независимо от воли родителей. По
существу, КоБС РСФСР различал два варианта отношения к согласию
родителя ребенка: ст. 100 устанавливала перечень обстоятельств, когда
согласие родителей не требовалось; ст. 101 предусматривала
исключение, когда усыновление могло быть произведено без согласия
родителей при наличии определенных обстоятельств (в частности,
уклонялись от воспитания ребенка, более года не проживали с ним, не
проявляли родительской заботы и внимания).

Согласие усыновителя - это исходное условие, определяющее


формирование юридического состава, необходимого для процедуры
усыновления. Соответственно все другие условия зависимы от него, и
процесс реализации правоотношения по установлению усыновления
обусловлен наличием такого согласия. Согласно ст. 127 СК РФ,
усыновителями могут быть совершеннолетние лица обоего пола. В то
же время лица, не состоящие между собой в браке, не могут усыновить
одного и того же ребенка. Эмансипированные несовершеннолетние
граждане не могут быть усыновителями, так как закон наделяет правом
на усыновление только совершеннолетних граждан, т.е. лиц, достигших
18 лет. Очевидно, за таким формальным требованием стоит
препятствие в виде психологической незрелости несовершеннолетнего,
учитываемое законодателем <22>.

--------------------------------

<22> По сравнению с российским законодательством зарубежное


право устанавливает более высокий возрастной ценз для усыновителя.
В соответствии с § 1744 - 1745 ГГУ возраст усыновителя не может быть
менее 25 лет, ст. 341-1 ФГК предусматривает, что возраст усыновителя
составляет 35 лет (см.: Современное зарубежное и международное
частное право. М., 1999. С. 25).

Законодатель устанавливает исчерпывающий перечень лиц,


которые не могут быть усыновителями:
1) признанные недееспособными или ограниченно дееспособными;

2) лишенные родительских прав или ограниченные в них судом;

3) отстраненные от обязанностей опекуна, попечителя, бывшего


усыновителя (если опека, усыновление были отменены по их вине);

4) лица, которые по состоянию здоровья не могут осуществлять


родительские права, а также не имеют дохода, обеспечивающего
усыновляемому прожиточный минимум, не имеют постоянного места
жительства;

5) имеющие на момент установления усыновления судимость за


умышленное преступление против жизни или здоровья <23>.

--------------------------------

<23> Следует отметить, что не всегда учитываются данные


обстоятельства. Так, при рассмотрении Зубцовским районным судом
Тверской области дела по заявлению супругов об усыновлении ребенка
по ходатайству прокурора была запрошена справка о судимости
заявителя. Оказалось, что супруг был осужден по ст. 120, 121, 210 УК
РФ. После чего заявители вынуждены были отказаться от своих
требований (см.: информационное письмо Генпрокуратуры РФ. С. 12).

Указанные требования можно условно поделить на три основные


группы:

1) отсутствие надлежащей правосубъектности;

2) санкции за противоправное поведение субъекта;

3) физическая, социально-бытовая неспособность быть


усыновителем <24>.

--------------------------------

<24> Следует отметить, что законодательство царской России


предъявляло жесткие требования к кандидатам в усыновители. Закон
специально подчеркивал, что усыновитель "должен иметь общую
гражданскую правоспособность, лицам безумным, глухим, состоящим
под опекой, несовершеннолетним запрещается быть усыновителями".
Обусловлено это было тем, что усыновление - "действие чисто личное,
не допускающее посредство законных представителей" (Законы
гражданские. Ст. 146).

Анализ п. 1 ст. 127 СК РФ позволяет говорить о том, что перечень


требований, предъявляемых к кандидатам в усыновители, по сравнению
с ранее действующим законодательством не только конкретизируется,
но и ужесточается применительно к нравственным и личным качествам
усыновителя, и это правильно <25>. Практика подтверждает, что
отсутствие жилого помещения или минимального дохода является
основанием для отказа в постановке на учет в качестве кандидатов в
усыновители <26>.

--------------------------------

<25> Например, художнику из Санкт-Петербурга и его жене было


отказано в усыновлении ребенка, находящегося в детском доме,
поскольку в результате обследования было установлено, что кандидат в
усыновители страдает алкоголизмом и его моральный облик не
соответствует требованиям, предъявляемым к воспитателю, хотя
материальные и жилищные условия в данной семье были
удовлетворительные (БВС РСФСР. 1992. N 4. С. 3).

<26> Для справки: в период с 1997 по 2003 г. доля бедного


населения увеличилась с 19,8 до 25% (см.: Доклад "О положении детей
в Томской области". 2003. С. 42).

Как уже отмечалось, лица, не состоящие между собой в браке, не


могут совместно усыновить одного и того же ребенка (п. 2 ст. 127 СК
РФ). Думаю, что такого рода ограничение практически не оправдано, так
как высок процент граждан, фактически проживающих одной семьей и
не зарегистрировавших брак в установленном законом порядке, но
вместе с тем желающих усыновить ребенка <27>. Большое практическое
значение данного обстоятельства подтверждает и тот факт, что нижняя
палата британского парламента проголосовала за закон, позволяющий
парам, живущим в гражданском браке, усыновлять детей <28>.

--------------------------------

<27> У женщин до 20 лет каждое пятое рождение - вне брака, в


возрасте 35 - 39 лет - каждое четвертое, после 40 лет - каждое третье. В
среднем каждый пятый ребенок рождается вне брака (см.: Иванова О.А.,
Щербаков Ю.Н. Демографические процессы и семья в РФ. Семейная
политика в РФ. М., 1995. С. 8). В Томской области в 2004 г. вне брака
родилось 1,6 тыс. детей.

<28> См.: Милберн А. Новый закон об усыновлении // Би-Би-Си.


2002. 17 мая.

В связи с этим предлагается разрешать таким лицам усыновлять


детей, но при установлении в суде следующих обстоятельств:
отношения между этими лицами должны характеризоваться как
семейные; длительность совместного проживания должна быть не
менее пяти лет; наличие высокого уровня личных, нравственных
качеств.

Последнее основание, как известно, закреплено в законе, а что


касается пятилетнего срока совместного проживания потенциальных
усыновителей, то такой срок не только свидетельствует о стабильности
отношений между ними, но и является оптимальным для выполнения
функций усыновителей.

Особого отношения при использовании на практике требует оценка


согласия, полученного от несовершеннолетнего родителя и одинокой
матери. Систематическое толкование ст. 27 ГК РФ, п. 2 ст. 21 ГК РФ, ст.
13, 62 СК РФ дает основание для вывода о том, что действующее
законодательство более четко определяет правовой статус
несовершеннолетних. При решении вопроса о получении согласия на
усыновление ребенка мнение несовершеннолетнего родителя не может
игнорироваться по сравнению с совершеннолетними родителями. В
частности, согласно п. 2 ст. 62 СК РФ, несовершеннолетние родители,
не состоящие в браке, в случае рождения у них ребенка вправе
самостоятельно осуществлять свои родительские права по достижении
ими возраста 16 лет. Аналогичное правило предусмотрено в Законе
Томской области от 4 апреля 2002 г. "Об основных гарантиях прав
ребенка на территории Томской области": "Несовершеннолетние
родители, не состоящие в браке, в случае рождения у них ребенка и при
установлении их материнства или отцовства вправе самостоятельно
осуществлять родительские права по достижении ими возраста
шестнадцати лет".

До достижения несовершеннолетними родителями возраста 16 лет


ребенку может быть назначен опекун, который будет осуществлять его
воспитание совместно с несовершеннолетними родителями ребенка
<29>.

--------------------------------

<29> См.: Сборник Томских законов. Томск, 2002. Ст. 11.

В практике нередки случаи, когда на формирование воли


несовершеннолетнего родителя или одинокой матери влияют их
родители. Поэтому, как правило, согласие, данное ими на усыновление,
является вынужденным по причинам нравственного, социально-
экономического характера, национальных традиций и обычаев. В связи с
этим органам опеки и попечительства следует более тщательно
исследовать, при каких обстоятельствах, условиях было дано такое
согласие. В противном случае возникает вероятность незаконного
усыновления. Пункт 5 ст. 272 ГПК РФ - "Подготовка дела об
усыновлении к судебному разбирательству" - содержит следующее
требование: необходимо согласие родителей ребенка на усыновление,
при усыновлении ребенка родителей, не достигших возраста 16 лет,
требуется согласие их законных представителей, при их отсутствии -
согласие органа опеки и попечительства. Следует подчеркнуть, что
закон именно "требует" согласия законных представителей
несовершеннолетнего родителя, тем самым предусмотрена
дополнительная гарантия защиты прав и интересов для последних.

Существенное практическое значение имеет разница в возрасте


между усыновителем и усыновленным. В настоящее время она
составляет не менее 16 лет (ст. 128 СК РФ), т.е. законодатель допускает
возможность усыновления несовершеннолетними <30>. Принимая во
внимание значимость последствий усыновления для усыновителя и
усыновленного, логично предоставлять возможность усыновления
только по достижении усыновителем 18-летнего возраста. Поэтому
предлагается изменить редакцию ст. 128 СК РФ в части увеличения
разницы в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке, и
усыновляемым ребенком до 18 лет, а также установить предельный
возраст усыновителя в 50 лет <31>. В исключительных случаях такая
возрастная граница могла бы быть изменена судом по аналогии со ст.
13 СК РФ, предусматривающей снижение брачного возраста до 16 лет
при наличии уважительных причин. Предложение о введении
максимального возраста усыновителя обусловлено тем, что ухудшение
демографической ситуации в России способствует резкому снижению
продолжительности жизни граждан.

--------------------------------

<30> Статья 547 ГК Квебека устанавливает разницу не менее 18 лет


(см.: Яковлева Е. Канада: законодательство о браке и семье провинции
Квебек. М., 1981. С. 69). Интересны данные в некоторых странах
"соцлагеря": в Болгарии, например, разница была не менее 15 лет, в
Польше и Чехословакии она должна была быть более "существенной"
(см.: Матвеев Г.К. Указ. соч. С. 213 - 214).

<31> За период с 1999 по 2002 г. на 23% выросло число умерших в


трудоспособном возрасте. При сохранении современного уровня
смертности каждый пятый мужчина в городе и каждый четвертый на
селе из числа достигших совершеннолетия не доживут до пенсионного
возраста (см.: РГ. 2002. 20 окт.).

Рождаемость в России составляет 10,3 тыс. на 1 тыс. населения, а


смертность - 16 тыс. на ту же тысячу. Каждый год мы теряем 750 - 800
тыс. человек. Для нормального воспроизводства необходимо, чтобы на
одну женщину приходилось не полтора ребенка, а хотя бы два - два с
половиной <32>. По прогнозам Госкомстата РФ, к 2050 г. такая ситуация
приведет к ежегодной убыли населения в размере 1,8%, увеличению
доли населения пенсионного возраста с 20,5 до 34 - 35%, сокращению
доли детей, подростков и людей трудоспособного возраста <33>.

--------------------------------

<32> РГ. 2005. 23 авг.

<33> Известия. 2005. 22 июня.

Основная цель усыновления заключается не только в принятии


ребенка в семью на воспитание, где отношения носят бессрочный
характер. Ребенка необходимо успеть вырастить, поставить на ноги.
Поэтому свое предложение считаем целесообразным с практической
точки зрения.

Возраст усыновителя должен быть таким, который позволил бы ему


по своему состоянию здоровья, определенному социальному статусу, а
также психологически, физиологически быть подготовленным к
выполнению функций по воспитанию усыновленного ребенка.

Таким образом, ч. 1 ст. 128 СК РФ может быть изложена в


следующей редакции:

"1. Разница в возрасте между усыновителем, не состоящим в браке,


и усыновляемым ребенком должна быть не менее восемнадцати лет. По
причинам, признанным судом уважительными, разница в возрасте
может быть сокращена.

2. Возраст усыновителя не должен превышать пятидесяти лет. По


причинам, признанным судом уважительными, усыновление может быть
разрешено лицу, чей возраст превышает установленный законом".

3.3. Согласие усыновляемого ребенка

Следующим условием усыновления является согласие ребенка,


достигшего возраста 10 лет, на усыновление (ст. 132 СК РФ) <34>.
Известно, что 10-летний ребенок в сфере гражданского права является
недееспособным, поскольку не обладает той степенью ответственности,
которая позволила бы ему разумно вести свои дела. Но он несомненно
способен разобраться в своих чувствах (симпатии, привязанности или,
напротив, неприязни) к лицу, которое намерено стать его усыновителем.
Возраст в 10 лет установлен в законе без строго научного,
физиологического и психологического обоснования, но он в общем
соответствует тому возрасту, когда ребенок начинает более
сознательно проявлять свое отношение к окружающим и уметь
высказывать о них свое суждение.
--------------------------------

<34> Норма о получении согласия ребенка, достигшего возраста 10


лет, оправдала себя на практике, и в литературе вопрос об изменении
возрастной границы в последнее время даже не обсуждается.

Необходимость получения согласия ребенка, достигшего 10 лет, на


усыновление означает, что его воля не только учитывается, но ей
придается самостоятельное, наряду с другими условиями, значение
<35>. В данном случае закон в виде исключения придает воле ребенка,
который является недееспособным (ст. 28 ГК РФ), правовое значение.
Причем особое значение имеет сам способ выражения воли ребенка. На
первый взгляд, такой вопрос не представляет никакого затруднения. В
10-летнем возрасте дети в состоянии в письменном виде подтвердить
свое согласие на усыновление.

--------------------------------

<35> См.: Николаев М. Вопросы судебного порядка рассмотрения


дел об установлении усыновления (удочерения) детей // Хозяйство и
право. 1997. N 3. С. 34; Челябиева Н.С. Право ребенка выражать свое
мнение и защищать свои интересы // Защита прав граждан и
юридических лиц в российском и зарубежном праве (проблемы теории и
практики). М., 2002. С. 102.

Судья должен получить согласие ребенка с соблюдением


требований ст. 179 ГПК РФ, при этом следует выяснить отношение
ребенка к усыновителям, характер установившихся между ними
отношений, какие чувства испытывает к ним ребенок. В связи с этим
представляет интерес норма Гражданского кодекса Франции: "Могут
быть усыновлены только дети, знакомые с усыновителями в течение по
меньшей мере шести месяцев". Представляется, что такое требование
закона оправданно, поскольку исключает возможность усыновления
детей случайными людьми, помогает ближе познакомиться
усыновителям с усыновляемыми. Вместе с тем очевидно, что не все
российские усыновители могут себе позволить такое общение с
ребенком по причинам экономического характера (например, поездки из
одного района в другой); тем не менее установление межличностного
контакта усыновителя с ребенком имеет большое значение для будущих
отношений между ними. Поэтому необходимо стремиться к тому, чтобы
каждый из кандидатов в усыновители имел реальную возможность для
общения с ребенком, установления с ним личного контакта.

Согласие ребенка выясняется органом опеки и попечительства,


фиксируется в письменной форме и отражается в заключении об
обоснованности и соответствии усыновления интересам ребенка. Кроме
того, если суд придет к выводу, что необходимо привлечь ребенка к
участию в деле, то наличие или отсутствие согласия ребенка может
быть установлено непосредственно в суде. Статья 273 ГПК РФ
предусматривает, что "рассмотрение заявления об усыновлении
происходит с обязательным участием усыновителей, органа опеки и
попечительства, ребенка, достигшего возраста 14 лет, а в необходимых
случаях и самого ребенка в возрасте от 10 до 14 лет". Получается, что в
одних случаях участие ребенка обязательно, а в других факультативно,
т.е. отдано на усмотрение судьи, рассматривающего дело. При этом
нетрудно заметить, что именно участие ребенка, достигшего возраста 10
лет, является факультативным, в то время как ст. 132 СК РФ требует
получения согласия ребенка, достигшего возраста 10 лет, на
усыновление. Более того, п. 4 ст. 272 ГПК РФ - "Подготовка дела об
усыновлении к судебному разбирательству" - предусматривает, что
необходимо согласие на усыновление ребенка, достигшего возраста 10
лет. Практически это означает, что судья при подготовке дела изучает
документы и в случае, когда это необходимо, привлекает ребенка,
достигшего 10 лет, к участию в процессе (например, когда речь идет об
изменении личных данных ребенка). В процессе же рассмотрения дела
по существу привлечение ребенка (имеется в виду ребенок, достигший
возраста 10 лет) к участию в деле решается судьей самостоятельно.

В основе получения согласия ребенка на усыновление, на наш


взгляд, лежит общая норма ст. 57 СК РФ о праве ребенка выражать свое
мнение. Следовательно, согласие ребенка является юридическим
фактом, в совокупности с другими фактами, изменяющим правовой
статус ребенка, что выражается в прекращении родительского
правоотношения с родителями по крови и возникновении
правоотношения по поводу усыновления.

По своей правовой природе согласие ребенка на усыновление


представляет собой одностороннее волеизъявление (сделку). Как
известно, сделка - это сознательный волевой акт, проявление воли, но
она - не просто поведение, диктуемое волевыми процессами, а
действие, совершаемое для достижения определенного результата
<36>. Ребенок, давая согласие на усыновление, как раз и совершает
такое действие для того, чтобы усыновление в конечном счете
состоялось. Кроме того, сделка является действием волевым,
направленным на создание соответствующих прав и обязанностей, их
изменение и прекращение. В данном случае действие ребенка
направлено на создание правоотношений по усыновлению. Это
обстоятельство позволяет противопоставить сделки поступкам-
действиям, лишенным такой целенаправленности.

--------------------------------

<36> См.: Рабинович Н.В. Недействительность сделок и ее


последствия. Л., 1960. С. 5.
Очевидно, что ребенок в силу своего возраста еще не в состоянии в
полной мере оценить правовые последствия усыновления. В связи с
этим предлагается создание специальной комиссии, состоящей из узких
специалистов (психологов, психотерапевтов, социологов и др.), которые
работали бы с ребенком, помогали бы ему установить контакт с
усыновителем. Такая комиссия готовила бы заключение о
целесообразности усыновления, в котором фиксировалось бы согласие
ребенка <37>. Состав комиссии мог бы утверждаться решением главы
местной администрации. Выявление добровольности согласия на
усыновление детей, находящихся под опекой, в детском, лечебном
учреждении, должно быть возложено на органы опеки и попечительства.
Это позволит повысить контроль за процедурой усыновления. А для
усыновления детей, находящихся в лечебных, воспитательных
учреждениях, учреждениях социальной защиты, согласие руководителя
предлагается утверждать решением главы местной администрации.
Осуществление контроля за процессом усыновления, с одной стороны,
способствовало бы уменьшению злоупотреблений, а с другой -
позволило бы всесторонне оценить полученное согласие ребенка на
усыновление, несмотря на изменчивость его настроения.

--------------------------------

<37> Такое согласие могло бы быть дополнительно зафиксировано


с помощью видеозаписи.

Однако согласие ребенка на усыновление требуется не во всех


случаях. Так, п. 2 ст. 132 СК РФ предусматривает исключение из общего
правила, а именно, если до подачи заявления об усыновлении ребенок
проживал в семье усыновителя и считает его своим родителем,
усыновление, в порядке исключения, может быть произведено без
получения согласия усыновляемого ребенка <38>. В таком случае
согласие ребенка предполагается, поэтому было бы неправильно
открывать ребенку истину и выяснять, согласен ли он на усыновление.

--------------------------------

<38> За многолетнюю практику усыновления редакция ст. 103 КоБС


РСФСР, допускающая усыновление без согласия ребенка, себя
оправдала, поэтому ст. 132 СК РФ воспроизводит ее содержание.

Социально-психологическое назначение такой нормы заключается в


том, чтобы избежать осложнений во взаимоотношениях ребенка со
своими воспитателями, которые проживают вместе с ребенком и
заботятся о нем. Сообщение ребенку о том, что данное лицо не состоит
с ним в родственных отношениях, может травмировать психику ребенка.
Усыновление направлено на создание отношений, характерных для
семьи, в которой бы ребенок чувствовал себя родным, поэтому
законодатель совершенно оправданно предусмотрел такое исключение,
так как в интересах ребенка иногда лучше не знать об отсутствии
кровного родства между ним и лицом, осуществляющим функции по
воспитанию.

3.4. Согласие супруга усыновителя

Следующим обязательным условием для усыновления является


согласие супруга усыновителя на усыновление ребенка (ст. 133 СК РФ).
При усыновлении ребенка одним из супругов требуется согласие другого
супруга на усыновление, если ребенок не усыновляется обоими
супругами (п. 1 ст. 133 СК РФ).

Совместное усыновление супругами весьма желательно, так как при


этом создается обстановка, в максимальной степени совпадающая с
отношениями в семье между детьми и их биологическими родителями.
По общему правилу усыновление осуществляется лицами, состоящими
в браке. Обычно при усыновлении имеется в виду принятие ребенка в
полноценную семью, в которой у ребенка есть папа и мама, являющиеся
супругами <39>. Нормальные условия жизни ребенка в семье не могут
быть обеспечены, если супруг усыновителя возражает против
усыновления.

--------------------------------

<39> Законодательство ряда зарубежных государств


предусматривает исключения из этого правила. Например, в Норвегии,
Швеции, Голландии приняты законы, позволяющие усыновлять детей
однополым парам, причем как детей друг друга, так и посторонних (см.:
Йенсен С. Законы о партнерстве. Европа. Брюссель, 1999. 20 мая).

Закон не указывает форму, в которой должно быть выражено


согласие супруга усыновителя на усыновление. Поскольку отсутствие
согласия супруга усыновителя может явиться основанием для отмены
усыновления, целесообразно для обеспечения интересов ребенка
получить от него такое согласие в письменной форме.

Для усыновления закон считает обязательным получение согласия


только супруга усыновителя, но не других родственников усыновителя,
являющихся членами его семьи. Как отмечалось, согласие супруга
усыновителя признано необходимым главным образом потому, что его
возражение относительно принятия ребенка на воспитание может
создать неблагоприятную обстановку. При усыновлении ребенок
принимается в семью бессрочно, поэтому большое значение имеет
выяснение возможного отношения к ребенку остальных членов семьи
усыновителя (кроме супруга). Не исключается ситуация, когда в
результате усыновления уменьшится объем их прав, например размер
алиментов, доля в наследстве, что вызовет с их стороны нежелательное
отношение к ребенку. Психологически понятно, что остальные члены
семьи усыновителя связывают уменьшение своих имущественных прав
с появлением этого ребенка. Поэтому негативное отношение с их
стороны не только к ребенку, но и к самому факту усыновления
необходимо воспринимать как вполне ожидаемую реакцию. Из этого,
конечно, не следует, что без согласия всех членов семьи усыновителя
усыновление невозможно. Поэтому игнорирование законодателем
мнения других членов семьи усыновителя (кроме супруга) вполне
обоснованно. Если такое согласие было бы обязательно для
усыновления, то оно могло бы стать дополнительным осложнением
процедуры. Отношение родственников к усыновлению учитывается при
оценке всех конкретных обстоятельств, но их волеизъявлению не
придается правового значения.

Усыновление в известной степени влияет на имущественные права


как супруга, так и некоторых других членов семьи (детей усыновителя,
его родителей). Охране от возможных изменений в объеме
имущественных прав супруга усыновителя в будущем в нормах гл. 19 СК
РФ придается второстепенное значение, поскольку их существенные
интересы учтены в гл. 7 СК РФ.

По нашему мнению, если иметь в виду целесообразность охраны


имущественных интересов несовершеннолетних и недееспособных
членов семьи, в законодательстве необходимо предусмотреть
положение об обязательном получении согласия опекунов
несовершеннолетних детей и недееспособных по состоянию здоровья
лиц, так как усыновление в большей степени ущемит именно их
имущественные права. Тем не менее, например, бывшей жене
усыновителя, воспитывающей его детей, вполне обоснованно не дано
право даже в интересах своих детей препятствовать усыновлению.

Закон охраняет прежде всего интересы усыновляемого, а не


интересы супруга усыновителя. Именно исходя из интересов ребенка,
орган опеки и попечительства, разрешая вопрос об усыновлении,
должен тщательно исследовать, каково отношение к усыновлению со
стороны супруга усыновителя <40>. Согласие, выявляемое в этом
случае, является одним из условий, предпосылкой, необходимой для
того, чтобы усыновление состоялось. Конечно, в тех случаях, когда
супруги проживают совместно и один из них не согласен принять
ребенка в семью, усыновление против его воли невозможно. Однако
вопрос решается иначе, если супруги проживают раздельно; в этом
случае закон не связывает акт усыновления с согласием другого
супруга.

--------------------------------
<40> См.: Пергамент А.И. Некоторые вопросы усыновления // Соц.
законность. 1944. N 2. С. 3; Он же. Судебная практика по вопросам
семейного права // Научные комментарии судебной практики по
гражданским делам. М., 1959. С. 20; Поссе Е.А. Основные вопросы
усыновления // Очерки по гражданскому праву. Л., 1957. С. 15;
Усыновление (консультация) / Под ред. Г.М. Свердлова // Соц.
законность. 1959. N 11. С. 15; Мальцман Т.Б. Спорные вопросы
усыновления // Учен. зап. ВНИАТ. М., 1963. Вып. 16. С. 10; Юрбургский
Ю. Указ. соч. С. 5; Смыслов В. Усовершенствование законодательства
об усыновлении // Учен. зап. ВНИИСЗ. М., 1968. Вып. 12. С. 175; Молчан
Н.С. Новое в регулировании усыновления // Учен. зап. Дальневосточного
ун-та. 1970. Вып. 41. С. 47, 49; Кузьмичева Л.А. Усыновление по
действующему семейному законодательству // Изв. вузов.
Правоведение. 1973. N 5. С. 108, 110; Кузнецова И.М. Развитие
института усыновления // Развитие законодательства о браке и семье.
М., 1978. С. 5; Косова О.Ю. Понятие правосубъектности в семейном
праве. Л., 1983. С. 5, 7.

Так, в соответствии с п. 2 ст. 133 СК РФ согласие супруга на


усыновление не требуется, если супруги прекратили семейные
отношения, не проживают совместно более года и место жительства
другого супруга неизвестно <41>. Таким образом, законодатель
устанавливает ряд обстоятельств, при наличии которых супругу-
усыновителю предоставлено право усыновить ребенка без согласия
другого супруга. Но эта норма, на наш взгляд, нуждается в детализации,
конкретизации условий. Закон указывает именно на отсутствие
совместного проживания супругов (п. 2 ст. 133 СК РФ). Возникает
вопрос: если усыновитель не возражает взять на себя родительские
обязанности и участвовать в воспитании ребенка, но не собирается
проживать вместе со своим супругом, то надо ли требовать согласия
последнего? Ответ следует дать отрицательный. В данном случае
возражение супруга усыновителя против усыновления не может
отразиться на интересах ребенка, так как этот супруг совместно с
ребенком проживать не будет и никакого участия в воспитании
принимать не должен (на него не будет возложена забота о ребенке).

--------------------------------

<41> При таких условиях поведение супруга не может оказать


влияния на жизнь ребенка. Данная статья не предусматривает
необходимость признания отсутствующего супруга безвестно
отсутствующим. Достаточно установить факт раздельного проживания и
отсутствие сведений об адресе супруга.

По смыслу закона, если место жительства супруга известно, то


необходимо получить его согласие. Между тем может возникнуть
ситуация, когда, ссылаясь на свое право, супруг лица, желающего
усыновить ребенка, будет возражать против усыновления, например по
неблаговидным мотивам (вымогательство, шантаж). Речь идет о
случаях, когда супруги не расторгли брак в установленном законом
порядке, но фактически их семейные отношения прекратились и они
проживают раздельно. Тогда получается, что, по буквальному смыслу
закона, в усыновлении при таком возражении должно быть отказано.
Целесообразно было бы предусмотреть в законе возможность в порядке
исключения разрешать усыновление и при наличии возражений со
стороны супруга усыновителя. Такое право могло бы быть
предоставлено суду, когда из обстоятельств дела следует, что супруг
усыновителя не будет принимать участия в его воспитании.

Предлагается дополнить ст. 133 СК РФ пунктом 3 в следующей


редакции: "Усыновление может быть произведено без согласия второго
супруга, если суд придет к выводу, что этот супруг не будет принимать
участия в воспитании ребенка (тяжелая болезнь, длительная
командировка, осужден к длительному сроку лишения свободы)".
Обстоятельства, исключающие необходимость получения согласия
супруга, могут быть установлены средствами доказывания,
предусмотренными ст. 55 ГПК РФ, а также вступившим в законную силу
решением суда о признании этого супруга безвестно отсутствующим.

Вышесказанное позволяет сделать ряд выводов:

1. Вопрос о понятии и правовой природе условий усыновления в


литературе мало исследован. Предлагается такое определение понятия
"условия усыновления": это установленные в законе требования,
предъявляемые к строго определенному кругу лиц по поводу
усыновления.

2. Каждое из условий является юридическим фактом. Отсутствие


хотя бы одного из этих условий означает невозможность усыновления.
Обусловлено это тем, что только в совокупности отдельно взятые
условия образуют состав, но каждое из них самостоятельного значения
не имеет (за исключением согласия усыновителя). В этом смысле мы
можем говорить о наличии полного состава юридических фактов <42>.

--------------------------------

<42> Такой состав может быть незавершенным, когда не принято


решение об усыновлении. Он может быть и усеченным, ограниченным
при усыновлении ребенка, не достигшего возраста 10 лет, и др.

3. Юридические факты, входящие в состав, являются его


структурными элементами, некоторые из них выполняют функции
фактов-условий, необходимых для формирования этого состава.
4. Согласие усыновителя является исходным, определяющим
фактом-условием, с которого начинается возникновение
правоотношений по поводу усыновления. Все остальные условия
взаимосвязаны между собой, но их единство обусловлено и поставлено
в зависимость от одного условия - согласия усыновителя на
усыновление. Именно с момента волеизъявления кандидата в
усыновители начинаются правоотношения усыновления.

5. Анализ условий усыновления позволяет рассматривать каждое из


них как одностороннее волеизъявление (сделку) <43>. Этот вывод
может быть использован в качестве дополнительного аргумента в
обоснование места семейного права в системе правовых отраслей как
подотрасли гражданского права.

--------------------------------

<43> Предлагается ввести в "оборот науки и практики трудового


права понятие "трудовая сделка" как юридически значимое
мотивированное выражение взаимосогласованной воли субъектов,
непосредственно направленной на установление, изменение или
прекращение трудовых правоотношений" (Лебедев В.М. Трудовое
право: проблемы общей части. Томск, 1998. С. 104, 105, 117).
Фактически это означает, что понятие "сделка" является общеправовым,
так как применяется в теории отрасли публично-правового характера.

6. Необходимо совершенствование норм, закрепляющих условия


усыновления, для повышения контроля со стороны государства за
процессом усыновления.

Глава 4. ПОРЯДОК И ПРАВОВЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ УСЫНОВЛЕНИЯ

4.1. Порядок усыновления

В современном семейном законодательстве РФ обеспечение


интересов детей является основной целью, осуществлению которой
способствуют все нормы института усыновления. В их числе особое
место занимают нормы, устанавливающие порядок усыновления.
Соблюдение строго определенного порядка усыновления позволяет
выяснить, будет ли усыновление соответствовать интересам ребенка,
не нарушит ли оно чьих-либо прав. Устанавливая определенный
порядок усыновления, включающий требования, предъявляемые к
форме, месту и времени совершения семейно-правового акта,
законодатель подчеркивает социальную значимость усыновления и
юридические последствия, порождаемые им. Фактическое принятие в
семью на воспитание не является усыновлением, предусмотренным
законом.
Установление порядка усыновления необходимо для того, чтобы не
были нарушены права заинтересованных лиц и, главное, интересы
ребенка, чтобы были обеспечены гарантии законности при производстве
усыновления <1>.

--------------------------------

<1> Совершенствование норм, предусматривающих процедуру


усыновления, позволит устранить такие злоупотребления, которые
имели место в г. Волгограде. В период с 1993 по 2000 г. из детских
домов незаконным способом было вывезено 600 ребятишек гр.
Надеждой Фратти (см.: Комсомольская правда. 2002. 20 февр.).

Истории известны различные виды порядка усыновления.

Так, в Древнем Риме порядок усыновления заключался в


следующем: римлянин, желавший усыновить своего согражданина,
заявлял об этом в народном собрании, и только санкция последнего
считалась достаточной, чтобы усыновление было признано законным и
имело юридическую силу. Позже усыновление стало производиться в
форме сделки, заключаемой в суде между отцом усыновляемого и
усыновителем.

В Германии в прошлые века усыновление оформлялось судебным


актом, в соответствии с которым усыновитель и усыновленный являлись
в суд, где новый отец вручал своему приемному сыну щит и копье,
выражая тем самым приобщение усыновленного к своим правам. Затем
следовал трехдневный пир, имевший целью придать публичность
совершенному акту. Наряду с этим существовала и простая процедура
усыновления в форме письменного акта, имевшего целью передачу
имущественных прав от усыновителя усыновленному <2>.

--------------------------------

<2> См.: Загоровский А.И. Курс семейного права. Одесса, 1902. С.


390 - 391.

Современное законодательство зарубежных государств об


усыновлении детей идет по пути усложнения процедуры усыновления и
создания дополнительных гарантий для усыновленных. Такими актами,
в частности, являются: во Франции - Декрет от 4 июля 1972 г., в Италии -
Закон от 5 июня 1967 г., в Англии - Парламентский акт от 26 июля 1968 г.
В них предусмотрены строгий судебный порядок усыновления,
возможность изменения фамилии усыновляемого, повышены
возрастные критерии для усыновителя (например, в Италии, Германии
им может быть лицо не моложе 25 лет, во Франции - 35 лет, причем
старше усыновляемого не менее чем на 15 - 18 лет) <3>.
--------------------------------

<3> См.: Гражданское и торговое право капиталистических


государств / Под ред. Е.А. Васильева. М., 1993. С. 525.

В Древней Руси после принятия христианства к регулированию


процедуры усыновления стало применяться византийское право, а дела
об усыновлении были подведомственны духовенству.

В дореволюционной России дела об усыновлении рассматривались


в окружном суде. Однако судебный порядок применялся только в
случаях, когда усыновителями являлись представители
привилегированных сословий. Представители мещанского сословия и
крестьяне производили усыновление посредством приписки
усыновленного к семейству усыновителя <4>.

--------------------------------

<4> См.: Мартынов Н. Узаконение и усыновление детей. СПб., 1902.


С. 82; Рабинович Н. Родители, дети, родственники. М., 1912. С. 143.

КоБС РСФСР 1969 г. предусматривал административный порядок


усыновления (ст. 98). Территориальный орган опеки и попечительства
рассматривал заявление об усыновлении и принимал по нему решение.
Таким органом по выбору усыновителя мог быть либо орган опеки и
попечительства по его месту жительства, либо соответствующий орган
по месту жительства усыновляемого ребенка. Практически
целесообразнее было производить усыновление по месту жительства
ребенка, так как легче собрать документы, выявить согласие родителей
или других лиц, чье согласие требовалось по закону. Однако, если
усыновитель по каким-либо причинам желал, чтобы усыновление было
произведено по его месту жительства, органы опеки и попечительства
не вправе были ему в этом отказать <5>.

--------------------------------

<5> См.: Комментарий к Кодексу о браке и семье РСФСР / Под ред.


Н.А. Осетрова. М., 1982. С. 165.

Одним из нововведений СК РФ явились нормы о судебном порядке


усыновления (ст. 125). В период принятия СК РФ в литературе
рассматривались причины перехода от административного порядка
усыновления к судебному. Обусловлено это было тем, что работники
администрации городов, районов, с одной стороны, не были
профессионалами в области права, с другой - халатно относились к
своим обязанностям. Именно серьезность правовых последствий
усыновления требует тщательного подхода к усыновлению,
закреплению таких правовых условий усыновления и порядка его
производства, которые свели бы к минимуму возможный риск для
ребенка. Иначе говоря, публичное рассмотрение заявления об
усыновлении в максимальной степени обеспечивает интересы ребенка.
Суд является наиболее авторитетным органом, который в соответствии
со своим статусом и предназначением служит гарантом обеспечения
законности и справедливости при производстве усыновления. Кроме
того, судебный порядок усыновления не только призван обеспечить
защиту прав и интересов детей, но и является правовым фактором,
препятствующим их незаконному усыновлению.

Преимущества судебного порядка усыновления очевидны: суд


независим и подчиняется только закону, он не связан никакими
узковедомственными интересами, судья - специалист в области права.

Отнесение СК РФ дел об усыновлении к судебной


подведомственности потребовало введения специальных
процессуальных правил, регулирующих судебный порядок их
рассмотрения. Соответствующие изменения и дополнения были
внесены в ГПК РСФСР Федеральным законом от 21 августа 1996 г. N
124-ФЗ <6>, который вступил в силу с 28 сентября 1996 г. (в
соответствии со ст. 2 этого Закона - по истечении 30 дней со дня его
официального опубликования). С этого же момента был введен и
судебный порядок усыновления (ст. 170 СК РФ).

--------------------------------

<6> Федеральный закон от 21 августа 1996 г. N 124-ФЗ "О внесении


изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс
РСФСР" // СЗ РФ. 1996. N 35. Ст. 4134.

По таким делам, как известно, нет спора о праве, а речь идет об


установлении факта, касающегося статуса физических лиц
(усыновляемого ребенка и усыновителя), поэтому названные дела
представляют собой одну из новых категорий дел особого производства
<7>. Соответственно раздел "Особое производство" ГПК РСФСР был
дополнен гл. 29.1, предусматривающей целый ряд специфических норм,
обусловленных особенностью таких дел и необходимостью всемерной
защиты прав и интересов детей. В настоящее время с принятием нового
ГПК РФ дела об усыновлении рассматриваются также в рамках особого
производства (ст. 262 ГПК РФ <8>). В ГПК РФ (ст. 263) фактически
предусмотрен порядок досудебной подготовки по делам об
усыновлении. Дела особого производства об усыновлении
рассматриваются судом по правилам искового производства за
изъятиями, установленными гл. 28 - 38 ГПК РФ (п. 1 ст. 263). А эти
главы, соответственно, не содержат каких-либо исключений для порядка
рассмотрения дел об усыновлении.
--------------------------------

<7> См.: Красавчиков О.А. Теория юридических фактов в советском


гражданском праве. Свердловск, 1950. С. 130; Кац А.К. Конкретизация
судом гражданских дел и семейных правоотношений с частично
неурегулированным содержанием: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
Свердловск, 1965; Комиссаров К.И. Судебное усмотрение в советском
гражданском процессе // СГиП. 1969. N 4. С. 51; Чечот Д.М.
Административное усмотрение и пределы судебного контроля // Вестн.
ЛГУ. Сер. Экономика, философия, право. 1971. N 5. Вып. 1. С. 101;
Матерова М.В. Судебное рассмотрение дел об установлении отцовства.
М., 1972. С. 15.

<8> Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от


14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ // РГ. 2002. 20 нояб.

Поэтому вывод, содержащийся в Бюллетене Верховного Суда РФ, о


том, что процедура досудебной подготовки дел об установлении
усыновления законом не предусмотрена <9>, уже сейчас вызывает
сомнение. Однако формально, в соответствии с теорией гражданского
процессуального права РФ, досудебная подготовка не требуется, так как
по делам данной категории нет спора о праве, нет искового
производства. В то же время мы можем говорить о "досудебной
подготовке" в широком и в узком смысле этого понятия. В широком
смысле имеются в виду все подготовительные мероприятия кандидата в
усыновители, определяемые с момента подачи им заявления об
усыновлении ребенка. В узком смысле под досудебной подготовкой
следует понимать саму процедуру, предусмотренную гл. 29 ГПК РФ.

--------------------------------

<9> БВС РФ. 2001. N 6.

Поэтому с учетом имеющихся в СК РФ положений относительно


усыновления представляется целесообразным до принятия
конкретизирующих нормативных актов в части, не урегулированной СК
РФ, применять Постановление Правительства РФ от 29 марта 2000 г. N
275 "Об утверждении Правил передачи детей на усыновление
(удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и
воспитания в семьях усыновителей на территории Российской
Федерации и Правил постановки на учет консульскими учреждениями
Российской Федерации детей, являющихся гражданами Российской
Федерации и усыновленных иностранными гражданами или лицами без
гражданства" <10>, а также Постановление Правительства РФ от 4
апреля 2002 г. N 217 "О государственном банке данных о детях,
оставшихся без попечения родителей, и осуществлении контроля за его
формированием и использованием" <11>.
--------------------------------

<10> РГ. 2000. 13 апр.

<11> РГ. 2002. 13 апр.

В соответствии с п. 1 ст. 121 СК РФ органы опеки и попечительства


обязаны вести учет детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей <12>. Однако уже на этой стадии допускаются серьезные
нарушения. Журналы первичного учета детей ведутся хаотично и часто
не содержат необходимых сведений о ребенке, или такие записи
полностью не соответствуют установленной форме <13>.

--------------------------------

<12> Аналогичная функция органов опеки и попечительства


предусмотрена ст. 6 Закона города Москвы от 4 июня 1997 г. N 16 "Об
организации работы по опеке, попечительству и патронату в городе
Москве".

<13> Форма журнала первичного учета детей утверждена Приказом


Минобразования РФ от 28 июня 2002 г. N 2482 "Об организации работы
по ведению государственного банка данных о детях, оставшихся без
попечения родителей".

В тех случаях, когда подобные нарушения отсутствуют, порядок


подготовительных мероприятий к производству об установлении
усыновления выглядит следующим образом. Лица, желающие
усыновить ребенка, должны обратиться в орган опеки и попечительства
(к специалистам по охране прав детства отделов опеки
территориальных управлений образования) по месту жительства с
письменной просьбой дать им заключение о возможности быть
усыновителями. Для получения такого заключения необходимы
следующие документы: паспорт, справка с места работы о занимаемой
должности и заработной плате либо копия декларации о доходах, копия
финансового лицевого счета либо иной документ, подтверждающий
наличие жилого помещения, копия свидетельства о браке, медицинская
справка о состоянии здоровья, справка органов внутренних дел об
отсутствии судимости за умышленное преступление против жизни или
здоровья граждан. В свою очередь специалист по охране детства обязан
давать разъяснения гражданам по всем вопросам, связанным с
усыновлением.

В литературе постоянно отмечается необходимость доводить до


сознания всю степень ответственности будущего усыновителя за судьбу
усыновляемого ребенка <14>.
--------------------------------

<14> См.: Макарова В.С. К вопросу об усыновлении // Вопросы


теории семейного права. Новосибирск, 1966. С. 67; Литвинова Г.И. Под
защитой семьи. М., 1985. С. 90 - 91; Нечаева А.М. Правовые проблемы
усыновления // СГиП. 1986. N 7. С. 48; Беспалов Ю. Усыновление как
способ судебной защиты прав ребенка // РЮ. 1997. N 7. С. 39; Дзугаева
А.З. Правовое регулирование усыновления (удочерения) детей //
Юридический мир. 1997. N 8. С. 16 - 17; Николаев М. Вопросы судебного
порядка рассмотрения дел об установлении усыновления (удочерения)
детей // Хозяйство и право. 1997. N 3. С. 167.

Специалист по охране детства в личной беседе с кандидатами в


усыновители (до получения от них необходимых документов) выявляет
мотивы усыновления, наличие возможности обеспечения ими должного
содержания и воспитания ребенка, отсутствие противопоказаний для
усыновления. Выясняются также данные, которые учитываются при
подготовке заключения: возраст усыновителей (особенно в тех случаях,
когда усыновить ребенка раннего возраста изъявляют желание лица
предпенсионного или пенсионного возраста), наличие членов семьи,
страдающих заболеваниями, которые могут отрицательно сказаться на
здоровье и воспитании ребенка. Специалист по охране детства
обязательно посещает семью кандидатов в усыновители, составляет акт
обследования условий их жизни и дает заключение о возможности
усыновления ими ребенка. Целью данного обследования является
изучение обстановки, в которой будет воспитываться ребенок, а также
анализ и оценка всего собранного материала с точки зрения
целесообразности усыновления.

К сожалению, практика показала, что все вышеперечисленные


действия выполняются работниками органов опеки и попечительства
довольно формально, часто они ограничиваются лишь беседой с
кандидатом в усыновители при оформлении заключения о возможности
быть усыновителем <15>.

--------------------------------

<15> См.: Права детей в Российской Федерации: законодательство


и практика // Аналитический вестник Совета Федерации ФС РФ. 2003. N
3(196). С. 13.

На основании заявления и приложенных к нему документов, а также


акта обследования условий жизни лиц, желающих усыновить ребенка,
орган управления образования в течение 15 дней со дня подачи такими
лицами заявления со всеми необходимыми документами готовит
заключение о возможности данных лиц быть усыновителями. Указанный
срок для подготовки заключения, с одной стороны, способствует более
оперативному устройству ребенка в семью, а с другой - устраняет
опасность поверхностного обследования условий жизни кандидатов в
усыновители и рассмотрения соответствующих документов. Поэтому в
судебном заседании при рассмотрении дел об установлении
усыновления целесообразно запрашивать у органов опеки и
попечительства подтверждение обоснования вынесения заключения о
возможности быть усыновителями.

Заключение о возможности быть усыновителями является


основанием для постановки на учет в качестве кандидатов в
усыновители и для подбора ребенка. Все дети, подлежащие
усыновлению, и лица, желающие усыновить ребенка, подлежат единому
учету (ст. 126 СК РФ). Согласно п. 2 ст. 126 СК РФ, учет лиц, желающих
усыновить детей, осуществляется в порядке, определяемом органами
исполнительной власти субъектов РФ. Представляется, что такой учет
должен производить тот орган, который дает заключение о возможности
лица быть усыновителем, т.е. муниципальный орган управления
образованием, поскольку это упрощает процедуру подготовки дел об
установлении усыновления. Строго говоря, данные мероприятия входят
в содержание досудебной подготовки к делу, но назвать их таковыми мы
не можем, по крайней мере, до тех пор, пока не будет принят
соответствующий закон об этом. На практике на данном этапе
существуют серьезные проблемы, обусловленные тем, что не обо всех
детях, теоретически могущих быть усыновленными, сообщается в
органы опеки и попечительства. Например, если ребенок остался в
роддоме, администрация родильного дома обязана передать эти
сведения в органы опеки и попечительства для того, чтобы те
принимали меры для устройства ребенка в семью.

По результатам проверок, проведенных прокуратурой г. Москвы,


было установлено, что практически повсеместно не исполняются
требования ст. 122 СК РФ, ст. 5 Федерального закона "О
государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения
родителей", обязывающие должностных лиц образовательных,
лечебных и иных учреждений, располагающих сведениями о детях, в 7-
дневный срок сообщать об этом в орган опеки и попечительства по
месту фактического нахождения таких детей. Выборочной проверкой
ряда учреждений выявлено около 600 детей, в отношении которых это
требование закона соблюдено не было. Массовые нарушения
указанного срока информирования органов опеки и попечительства
характерны прежде всего для лечебных учреждений <16>. К сожалению,
такие примеры, когда информация не передается, носят массовый
характер. Из местного учета информация не передается на
региональный учет, который для того и создан, чтобы жители одного
района знали о том, что в другом районе есть ребенок, которого они
могли бы усыновить <17>.
--------------------------------

<16> См.: Законодательство об усыновлении. Материалы


прокуратуры г. Москвы. 2004. С. 2.

<17> См.: Волкова Н. Проблемы усыновления // Эфир "Радио


России". 2000. 2 мая.

Очевидно, что рациональная, по сути, идея, заложенная в СК РФ, об


организации местного, регионального и федерального учета детей,
подлежащих усыновлению, на практике превратилась в сугубо
формальную статистическую процедуру. Должностные лица
образовательных, лечебных учреждений и учреждений социальной
защиты населения направляют сведения о таких детях в органы опеки и
попечительства несвоевременно, в результате тысячи детей
длительное время содержатся в больницах, приютах, домах ребенка в
ненадлежащих условиях. Между тем, как отмечалось, именно в раннем
возрасте дети имеют наилучшую перспективу усыновления, а
упущенное время создает большие трудности. Выборочной проверкой
только в семи регионах страны выявлено 1774 ребенка, сведения о
которых вообще не передавались ни на местном, ни на региональном,
ни на федеральном уровне, т.е. об этих детях органы опеки и
попечительства не знают. Только в ходе проверки в Тверской области на
региональный учет дополнительно было поставлено более 400 детей,
подлежащих устройству в семью <18>.

--------------------------------

<18> См.: информационное письмо Генпрокуратуры РФ от 23


августа 1999 г. "О состоянии исполнения законодательства при
усыновлении детей-сирот и детей, оставшихся без попечения
родителей, и практики прокурорского надзора". М., 1999. С. 4. (Далее в
этой главе - информационное письмо Генпрокуратуры РФ.)

При таком положении дел совершенно недопустимо бездействие


прокуроров по применению мер административного воздействия к
должностным лицам, когда выявляются нарушения порядка и сроков
представления сведений о несовершеннолетних, оставшихся без
попечения родителей. Все прокуроры в своих докладах отмечали, что за
последние три года дела по ст. 193.1 КоАП РСФСР (ст. 5.36 КоАП РФ)
судами не рассматривались.

Орган опеки и попечительства после постановки на учет граждан в


качестве кандидатов в усыновители предоставляет им информацию о
ребенке, который может быть усыновлен, и выдает направление для
посещения ребенка по его фактическому месту жительства или
нахождения. Вместе с тем, как показали проверки, информация о детях,
подлежащих усыновлению, практически не доходит до российских
граждан, зато иностранцы не испытывают в ней недостатка. К их
услугам полные сведения о ребенке, в их распоряжении фото- и
видеосъемка, им предоставляется право беспрепятственно посещать
детские учреждения, минуя установленный порядок. Более того, для них
организуется предварительное знакомство с детьми не только в детских
учреждениях, но и в стране проживания этих граждан <19>.

--------------------------------

<19> См.: информационное письмо Генпрокуратуры РФ. С. 8.

В соответствии с законодательством введена система


централизованного учета детей, оставшихся без попечения родителей
(см. Федеральные законы от 27 июня 1998 г. N 94-ФЗ, от 16 апреля 2001
г. N 44-ФЗ). Каждый ребенок, оставшийся без попечения родителей,
регистрируется в журнале первичного учета, и в течение месяца со дня
регистрации орган опеки и попечительства органа исполнительной
власти субъекта РФ организует устройство такого ребенка в семью
граждан, проживающих на территории данного субъекта РФ, а при
отсутствии такой возможности информирует об этом федеральный
орган исполнительной власти (п. 3 ст. 122 СК РФ).

Федеральный орган исполнительной власти, в свою очередь,


организует устройство ребенка в семью граждан, проживающих на
территории РФ, что отвечает интересам семей, которые желают в целях
сохранения тайны усыновления усыновить ребенка из другого района
РФ.

В случае невозможности устройства ребенка в семью орган опеки и


попечительства направляет сведения о нем в соответствующий орган
исполнительной власти субъекта РФ для учета в региональном банке
данных о детях, оставшихся без попечения родителей (п. 3 ст. 122 СК
РФ в ред. Федерального закона от 28 декабря 2004 г. N 185-ФЗ). Орган
исполнительной власти субъекта РФ в течение месяца со дня
поступления сведений о ребенке организует его устройство в семьи
граждан, проживающих на территории данного субъекта РФ, а при
отсутствии такой возможности направляет эти сведения в федеральный
орган исполнительной власти для учета детей уже в федеральном банке
данных <20>.

--------------------------------

<20> См.: Федеральный закон от 28 декабря 2004 г. N 185-ФЗ "О


внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации" // СЗ
РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 11.
Региональный банк данных формируется в каждом из 89 регионов
России. Как правило, его ведет соответствующий отдел органа
управления образованием субъекта РФ по усыновлению, опеке и
попечительству. В настоящее время деятельность региональных банков,
к сожалению, оставляет желать лучшего. Так, при поступлении сведений
о детях, которые могут быть переданы на усыновление, региональный
банк данных Калининградской области направлял копии анкет на детей
непосредственно в Минобразования и науки РФ, сокращая время
ожидания своей очереди иностранными гражданами. При этом меры по
устройству детей на воспитание в семьи российских граждан не
принимались <21>.

--------------------------------

<21> См.: Минобрнауки РФ. Законодательство об усыновлении:


практика и пути его совершенствования. М., 2004. С. 4, 5.

Сведения о ребенке, оставшемся без попечения родителей,


переданные в региональный банк данных, незамедлительно передаются
в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения
родителей, который находится в Минобрнауки РФ <22>.

--------------------------------

<22> В настоящее время на учете в федеральном банке состоят 170


тыс. детей, из них 4 млн. 832 тыс. - дети в возрасте до одного года (3%
от общего числа), 8826 - от одного года до трех лет (5,26%), 20 704 - от
трех до семи лет (12,44%), 133 193 - старше семи лет (79,45%).
Очевидно, что преобладают дети старшего возраста, т.е. те, которых
меньше всего усыновляют (см.: Материалы Минобрнауки РФ. М., 2005.
С. 7).

В течение не менее шести месяцев с момента поступления данных в


федеральный банк данных региональные службы и отдел социальной
защиты детей и охраны прав детей осуществляют попытки к устройству
детей, сведения о которых находятся в банке данных, на воспитание в
семьи.

К сожалению, работа федерального банка данных также оставляет


желать лучшего. Так, в ходе проверки было установлено, что за три года
работы за информацией обратилось всего 52 человека, в то время как
на учете состояло 63 тыс. детей <23>. Связано это с тем, что нет
механизма взаимодействия, сведения о детях в банк поступают, а
обратной связи с усыновителями нет. Поэтому за все время своего
существования через федеральный банк данных было усыновлено
всего 19 детей <24>. Сложившуюся ситуацию легко прокомментировать
на конкретном примере из практики.
--------------------------------

<23> По данным Минтруда РФ 1 млн. детей являются


безнадзорными, из них 368 тыс. не посещают школу (см.: Сдаю ребенка
в аренду. Недорого // РГ. 2004. 14 дек.).

<24> См.: Волкова Н. Проблемы усыновления // Эфир "Радио


России". 2003. 2 мая.

При рассмотрении Ростовским областным судом дела об


усыновлении заявители, граждане США, пояснили, что видеозапись о
ребенке, который родился в январе 2000 г., они просмотрели уже 19
марта, в то время как в региональный банк данных сведения о нем
поступили только спустя 13 дней, а в федеральный банк данных и того
позже. Таким образом, вопреки закону, иностранные усыновители были
поставлены в явно приоритетное положение по отношению к российским
<25>.

--------------------------------

<25> См.: Аналитический материал по выявлению и устройству


детей, оставшихся без попечения родителей // Вестник образования.
2001. N 16. С. 5.

Для преодоления такого рода нарушений государство


предпринимает меры для их предотвращения. Так, по приказу
Минобрнауки РФ была разработана компьютерная программа
"Надежда", которая связывает воедино федеральный и региональные
банки данных о детях и позволяет с помощью модемной связи и
электронной почты оперативно получать и использовать сведения о
детях. Конечно, этого недостаточно; до тех пор, пока информация о
детях, оставшихся без попечения родителей, не будет своевременно
поступать с мест в региональные и федеральный банки данных о таких
детях, российские граждане практически не получат свободного доступа
к банку таких данных <26>.

--------------------------------

<26> Российские граждане, постоянно проживающие на территории


иностранного государства, сталкиваются с непреодолимыми
препятствиями, связанными с невозможностью зарегистрироваться в
качестве кандидата в усыновители, не могут получить доступ к базе
данных о детях (см.: Из частной жалобы Катерины Лавион,
проживающей в Канаде // Материалы Государственной Думы ФС РФ. М.,
2004).
В результате создается реальная возможность для сокрытия от
российских усыновителей здоровых детей, которые впоследствии
усыновляются иностранцами. К сожалению, получается так, что
передать ребенка на усыновление за границу оказывается на местах
гораздо более выгодным делом, чем найти ребенку семью в России.

Ранее отмечалось, что выявлению и учету подлежат дети, которые


лишены родительского попечения по причинам как объективного, так и
субъективного характера. В этом смысле социальное значение учета
состоит в том, что с его помощью все дети, оставшиеся без попечения
родителей, получают равные возможности устройства в семью <27>.

--------------------------------

<27> По статистике 70% детей, оставшихся без попечения


родителей, попадают в семьи граждан, 30% помещаются в детские дома
(см.: Материалы Минобрнауки РФ. С. 2).

В процессе подготовки дела к судебному рассмотрению кандидаты в


усыновители обладают определенными правами: имеют право
ознакомиться с личным делом ребенка, который может быть усыновлен,
а также получить сведения о наличии у него родственников. Это
необходимо для того, чтобы в будущем можно было оградить
усыновителей от различных притязаний со стороны родственников
ребенка. Кандидатам в усыновители предоставлено право на
обращение в медицинское учреждение для проведения медицинского
освидетельствования усыновляемого ребенка, по результатам которого
выдается заключение о состоянии его здоровья. Усыновитель обязан
ознакомиться с заключением и расписаться в нем. Тем самым
снижается вероятность случаев отмены усыновления в будущем, а
кандидатам в усыновители предоставляется возможность узнать обо
всех особенностях состояния здоровья усыновляемого.

К сожалению, на практике нередки случаи, когда усыновители брали


на усыновление ребенка, не вникая в тонкости медицинского диагноза,
вследствие чего усыновление было отменено. Необходимо отметить,
что кандидаты в усыновители вправе провести независимое
медицинское обследование по отношению к основному для уточнения
диагноза ребенка.

В этом случае все расходы, связанные с дополнительным


обследованием, несет кандидат в усыновители. Информация,
предоставленная Генеральной прокуратурой РФ, подтверждает, что
независимое медицинское обследование ребенка, передаваемого на
усыновление, нужно проводить в обязательном порядке, поскольку
имеют место факты так называемой избыточной медицинской
диагностики <28>.
--------------------------------

<28> Практике известны случаи, когда в истории болезни детей


вписывали несуществующие диагнозы, чтобы отпугнуть российского
усыновителя, а ребенка "придержать" для богатого иностранца за
определенное вознаграждение (см.: Материалы Генпрокуратуры РФ. М.,
2004. С. 2).

На этот феномен указывалось в ноте посольства Италии в России


от 22 июля 2004 г. Итальянская сторона (а Италия занимает второе
место после США по количеству усыновлений российских детей - свыше
2 тыс. за последние три года) обратила внимание на то, что
поставленные российскими медиками диагнозы детям, усыновленным
итальянскими гражданами, как правило, не подтверждались, дети
оказывались здоровыми. Даже сейчас в федеральном банке данных о
детях-сиротах и детях, оставшихся без попечения родителей, можно
обнаружить такие нелепые диагнозы, как "задержка речевого развития" у
двухмесячных младенцев. Или же детям ставится диагноз
"интеллектуальная недостаточность", тогда как в международной
классификации болезней такого диагноза не существует. По мнению
специалистов, только ребенку в возрасте до полутора лет возможна
постановка диагноза "перинатальное поражение центральной нервной
системы", однако этот диагноз присутствует в анкетах детей 7-летнего
возраста и старше <29>.

--------------------------------

<29> См.: информационное письмо Генпрокуратуры РФ. С. 5.

Кандидаты в усыновители обязаны лично познакомиться и


установить контакт с ребенком, передаваемым на усыновление, а также
ознакомиться с документами усыновляемого ребенка. Вместе с тем
изучение судебных дел показало, что нередко иностранные граждане
знакомы с ребенком лишь заочно, по фотографиям, а лично знакомятся
только накануне судебного заседания. Это означает, что требование
закона об определении психологической совместимости кандидата в
усыновители и усыновляемого не соблюдается, что не отвечает
интересам ребенка.

Администрация учреждения либо лицо, у которого находится


ребенок, представляют в муниципальный орган управления образования
свидетельство о его рождении, а также заключение о состоянии
здоровья, физическом и умственном развитии ребенка.

На основании заявления кандидатов в усыновители и


соответствующих документов органы опеки и попечительства готовят
заключение об обоснованности и соответствии усыновления интересам
ребенка и представляют его в суд для принятия решения. На этом этапе
подготовительные мероприятия по делу об установлении усыновления
заканчиваются, однако не заканчивается деятельность муниципального
органа управления образования, так как дела об установлении
усыновления рассматриваются судом с участием органов опеки и
попечительства (п. 1 ст. 125 СК РФ).

Анализируя процедуру усыновления, нельзя не сказать о таком


праве кандидатов в усыновители, как право на обжалование решений.
Так, отрицательное заключение и основанный на нем отказ в постановке
на учет в качестве кандидатов в усыновители муниципальный орган
управления образования обязан довести до сведения заявителя в 5-
дневный срок с момента вынесения заключения. Одновременно с этим
заявителю возвращаются все документы и разъясняется порядок
обжалования решения. Данное решение может быть обжаловано в суд,
как неправомерное, нарушающее права и свободы граждан. Кроме того,
лица, которым муниципальным органом управления образования было
выдано заключение об отказе в постановке на учет в качестве
кандидатов в усыновители, могут подать в прокуратуру жалобу.

Заключение о возможности быть усыновителем является


действительным в течение одного года. Это правило эффективно с
точки зрения упрощения досудебной процедуры усыновления, поскольку
позволяет усыновителям, единожды получив соответствующее
заключение, подобрать себе ребенка в течение одного года.

Теперь рассмотрим непосредственно судебный порядок


усыновления.

После того как кандидаты в усыновители познакомились с ребенком,


установили с ним контакт, получили о нем информацию, они
обращаются с заявлением в суд с просьбой об усыновлении.
Подсудность дел об установлении усыновления определена законом с
учетом интересов усыновляемого ребенка (ст. 269 ГПК РФ). В целях
доступности усыновления заявители освобождаются от уплаты
государственной пошлины при подаче заявления об усыновлении.
Заявление лица, желающего усыновить ребенка, рассматривается в
порядке особого производства по правилам, предусмотренным гл. 29
ГПК РФ.

При принятии заявлений об усыновлении необходимо учитывать,


что форма и содержание этого заявления должны отвечать как общим
требованиям, установленным ст. 131 ГПК РФ, так и требованиям,
содержащимся в ст. 270 ГПК РФ. В заявлении должны быть указаны
сведения о самих усыновителях, о детях, которых они желают
усыновить, их родителях; заявление должно содержать просьбу о
внесении изменений в актовую запись о рождении усыновляемых детей,
а также обстоятельства, с которыми закон связывает возможность быть
усыновителем, и подтверждающие их доказательства.

К заявлению прилагаются заключение муниципального органа


управления образованием о возможности быть усыновителем и
документы, указанные в п. 6 Правил передачи детей на усыновление
(удочерение) и осуществления контроля за условиями их жизни и
воспитания в семьях усыновителей на территории РФ. Обобщение
материалов рассмотрения судами дел об усыновлении с участием
прокуроров показало, что практически всеми судами допускаются
нарушения норм материального и процессуального права. Заявления
усыновителей не отвечают требованиям ст. 131, 270 ГПК РФ, во многих
из них отсутствуют сведения об усыновителях, не указываются
обстоятельства, обосновывающие просьбу об усыновлении ребенка, не
приводятся доказательства, подтверждающие эти обстоятельства <30>.

--------------------------------

<30> См.: О практике применения законодательства об усыновлении


// Материалы Генпрокуратуры РФ. С. 6.

Судья при подготовке дела к судебному разбирательству обязывает


органы опеки и попечительства по месту жительства (нахождения)
усыновляемого ребенка представить в суд заключение об
обоснованности и соответствии усыновления интересам усыновляемого
ребенка. Поскольку о содержании заключения ничего не сказано в
указанных Правилах, то, по-видимому, его можно рассматривать как
экспертное, так как речь идет о вопросе, требующем применения
специальных знаний в области педагогики и психологии, поэтому органы
опеки и попечительства должны контактировать с медиками,
психологами и социальными службами <31>. С учетом мнения таких
специалистов органы опеки и попечительства могли бы давать свое
заключение.

--------------------------------

<31> См.: Федорова А.И. Мы знаем, где детям лучше // Детский дом.
2004. N 2. С. 28.

Однако такой вариант решения вопроса нуждается в обсуждении.


Семейный кодекс РФ не содержит положения о том, обязательно ли для
суда это заключение или нет. Если исходить из оценки заключения как
документа экспертного, то в соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд
оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению,
основанному на беспристрастном, всестороннем и полном
рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности,
никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной
силы. Несогласие суда с заключением обосновывается в решении по
делу. Несмотря на то что сотрудники органов опеки и попечительства
должны в своей работе применять знания психологии и педагогики, они
тем не менее не обладают специальными навыками в областях,
которыми владеют эксперты. Таким образом, мы не можем признать
представителей органов опеки и попечительства экспертами, а
следовательно, на них не распространяются нормы об экспертах и
экспертизе.

Статья 271 ГПК РФ содержит перечень документов, которые должны


быть приложены к заключению органа опеки и попечительства, т.е.
заключение должно основываться на указанных документах. К ним
относятся:

1) акт обследования условий жизни усыновителей, составленный


органом опеки и попечительства по месту жительства (нахождения)
усыновляемого ребенка или по месту жительства усыновителей;

2) свидетельство о рождении усыновляемого ребенка, медицинское


заключение о состоянии здоровья, физическом и умственном развитии
усыновляемого ребенка;

3) документ, подтверждающий нахождение усыновляемого ребенка


на централизованном учете и невозможность его передачи на
воспитание в семью граждан РФ, постоянно проживающих на
территории РФ, или на усыновление родственникам ребенка независимо
от гражданства и их места жительства, при усыновлении ребенка
гражданами РФ, постоянно проживающими за пределами территории
РФ, иностранными гражданами или лицами без гражданства, не
являющимися родственниками ребенка <32>;

--------------------------------

<32> Практика показала, что на самом деле кандидату в


усыновители в устной форме сообщается о том, что он поставлен на
учет. Документ не выдается на руки усыновителю, более того, органы
опеки и попечительства не располагают точными данными о числе
состоявшихся усыновлений (см.: По результатам работы в Северном,
Южном округах г. Томска, Перми, Новгорода. 2004).

4) согласие от разных лиц на усыновление ребенка (п. 3 - 6 ст. 271


ГПК РФ) и др. Оно может быть зафиксировано как в отдельном
документе, так и в протоколе судебного заседания.

Дела об усыновлении рассматриваются судом с участием органов


опеки и попечительства (п. 1 ст. 125 СК РФ). Очевидно, законодатель
исходит из того, что орган опеки и попечительства в обязательном
порядке должен участвовать в процессе, поскольку именно он проводит
основную работу по подготовке дел об усыновлении и все материалы об
усыновлении сосредоточены прежде всего в нем.

Судья единолично рассматривает эти дела, но закон (ст. 273 ГПК


РФ) предусматривает обязательное участие в процессе самого
заявителя, представителя органа опеки и попечительства, прокурора.
Привлечение этих лиц служит дополнительной гарантией для
правильного разрешения дел данной категории, затрагивающих
существенные права и интересы как детей, так и государства. Однако
вопреки требованиям ст. 125 СК РФ и ст. 273 ГПК РФ многие дела об
усыновлении рассматриваются судами без участия представителя
органа опеки и попечительства, прокурора. Так, например,
Ленинградским районным судом Калининградской области в 2003 г.
рассмотрено 13 дел, в Челябинской области - 54 дела без участия
названных представителей. Объяснялось это тем, что суды не
извещают их о дне слушания дела, однако и сами прокуроры не
предъявляли к судам требования о недопустимости подобного
отступления от требований закона <33>.

--------------------------------

<33> См.: О практике применения законодательства об усыновлении


// Материалы Генпрокуратуры РФ. С. 8.

К участию в деле могут быть привлечены другие заинтересованные


лица: родители ребенка, его родственники и даже сам ребенок,
достигший 10-летнего возраста. Вопрос о необходимости их вызова в
судебное заседание должен быть решен судьей в порядке подготовки
дела с учетом конкретных обстоятельств и представленных документов.
При принятии решения о вызове ребенка судья может обратиться с
соответствующим запросом в орган опеки и попечительства для
выяснения его мнения, поскольку присутствие ребенка в суде может
неблагоприятно повлиять на последнего. В отличие от общих положений
судопроизводства специфическим правилом рассмотрения дел об
усыновлении является их разрешение в закрытом судебном заседании,
что является дополнительной мерой для сохранения тайны
усыновления.

Все перечисленные правила направлены на всестороннее, полное и


объективное выяснение обстоятельств каждого дела, принятие
справедливого и законного решения в интересах ребенка, что и
является основной социальной и правовой целью усыновления.

Судебному решению об усыновлении придается характер


универсального юридического факта, который служит основанием
возникновения взаимных прав и обязанностей усыновителя (его
родственников) и усыновленного ребенка (в последующем - его
потомства) и одновременно прекращает родительское правоотношение.
В соответствии со ст. 125 СК РФ эти последствия наступают со дня
вступления в законную силу решения суда об усыновлении ребенка.

Усыновление подлежит государственной регистрации в органах


загса. И хотя регистрация в этих случаях не является правообразующим
фактом, она имеет важное значение для охраны прав и интересов
усыновленного ребенка. Регистрация подтверждает сам факт
усыновления и способствует сохранению тайны усыновления: ребенку
выдается новое свидетельство о рождении, где все необходимые
сведения (имя, отчество, фамилия, сведения о родителях) будут
указаны в соответствии с решением суда об усыновлении. При
отсутствии регистрации нередко оказывается затруднительным доказать
факт усыновления, а значит, защитить возникшие права усыновленного.
Для обеспечения своевременной регистрации усыновления закон
обязывает суд не позднее трех дней со дня вступления решения в
законную силу направить копию решения суда в орган загса по месту его
вынесения (п. 3 ст. 274 ГПК РФ).

Регистрация определенных фактов, имеющих юридическое


значение, в большинстве своем является средством удостоверения
других юридических фактов, бесспорным доказательством того, что эти
факты имели место. Регистрации может быть придано
правообразующее значение лишь в силу прямого указания закона. Если
же такого указания нет, то регистрация акта гражданского состояния не
может рассматриваться в качестве юридического факта <34>.

--------------------------------

<34> См.: Белык Н.А., Газиянц Л.И. Запись актов гражданского


состояния. М., 1959. С. 66 - 67; Мальцман Т.Б. Совершение,
исправление, аннулирование актов гражданского состояния. М., 1964. С.
55 - 56; Белогорская Е.М. Понятие записи актов гражданского
состояния // Правоведение. 1966. N 3. С. 128; Паластина С.Я.
Регистрация актов гражданского состояния. М., 1978. С. 3 - 4; Советское
гражданское право / Под ред. О.А. Красавчикова. М., 1985. Т. 1. С. 123;
Советское гражданское право / Под ред. В.А. Рясенцева. М., 1986. Т. 1.
С. 102.

4.2. Проблемы обеспечения тайны усыновления

К несомненным достоинствам нового СК РФ относится более


совершенное регулирование им отношений, направленных на
обеспечение тайны усыновления. Это выражается, во-первых, в более
четком определении круга лиц, которые могут разгласить тайну
усыновления. Так, ст. 139 СК РФ относит к ним судей, должностных лиц,
осуществляющих государственную регистрацию усыновления, и других
лиц, иным образом осведомленных об усыновлении. Во-вторых, в СК РФ
закреплена новелла о возможности изменения даты рождения ребенка в
возрасте одного года и старше (ст. 135 СК РФ в ред. Федерального
закона от 28 декабря 2004 г. N 185-ФЗ <35>). В-третьих, возраст
ребенка, которому можно изменить дату и место рождения, снижен с
шести до трех месяцев (ст. 135 СК РФ).

--------------------------------

<35> Федеральный закон от 28 декабря 2004 г. N 185-ФЗ "О


внесении изменений в Семейный кодекс Российской Федерации" // СЗ
РФ. 2005. N 1 (ч. 1). Ст. 11.

Тайна усыновления способствует созданию подлинно родственных


отношений между усыновителем и усыновленным, стабильности
усыновления, облегчает воспитание ребенка. Таким образом, тайна
усыновления необходима для нормального существования семьи,
благополучного развития усыновленного ребенка, сохранения
спокойствия лиц, не являющихся кровными родственниками.

Целесообразность норм, обеспечивающих тайну усыновления,


подтвердилась в процессе их многолетнего применения. Длящийся
характер преобладающего большинства брачных и семейных
правоотношений должен учитываться и в нормах о тайне усыновления.
Они должны защищать интересы усыновителя и усыновленного в
течение всей жизни. Принимая в семью ребенка в качестве родного
сына или дочери, усыновители стремятся к тому, чтобы никто, а в
первую очередь усыновленный, не знал, что усыновители не являются
его настоящими родителями. Очевидно, что когда усыновляется ребенок
старшего возраста, который помнит своих родителей, вопрос о
сохранении тайны усыновления не возникает. Напротив, в тех случаях,
когда усыновляется маленький ребенок или даже ребенок старшего
возраста, который не помнит своих родителей, ему нетрудно внушить,
что лица, в семью которых он попал, являются его настоящими
родителями.

Закон не раскрывает содержание понятия тайны усыновления <36>.


Очевидно, оно должно включать сведения о личности усыновителя,
усыновленного ребенка, времени, месте и других существенных
обстоятельствах усыновления. Статья 139 СК РФ предусматривает
основные положения, касающиеся охраны тайны усыновления ребенка.
Так, п. 1 этой статьи содержит следующее правило: "Тайна усыновления
ребенка охраняется законом. Судьи, вынесшие решение об
усыновлении ребенка, или должностные лица, осуществившие
государственную регистрацию усыновления, а также лица, иным
образом осведомленные об усыновлении, обязаны сохранять тайну
усыновления ребенка". Таким образом, исходя из смысла ст. 139 СК РФ,
под тайной усыновления следует понимать лишь сведения о судебном
решении.

--------------------------------

<36> Статья 110 КоБС РСФСР также не раскрывала понятие тайны


усыновления.

Возникает вопрос: как поступить в случае, когда усыновители с


самого начала своего обращения в органы опеки и попечительства
заявляют свою просьбу о сохранении тайны усыновления, в то время как
внесудебная стадия и досудебная подготовка дела не составляют
предмета этой тайны? Предполагается, что сотрудники органов опеки и
попечительства, осведомленные о процессе усыновления, не должны
разглашать такую информацию до принятия судом соответствующего
решения. Однако, поскольку законодатель не относит сведения о
внесудебной подготовке к служебной или профессиональной тайне
должностных лиц, эта проблема приобретает скорее не правовой, а
этический характер.

Законодатель не предусматривает закрытого перечня лиц, которые


могут быть привлечены к ответственности за разглашение ими сведений
относительно состоявшегося усыновления. И это правильно. Любое
лицо, как должностное, так и частное, должно помнить о неотвратимости
наказания за разглашение тайны усыновления, поскольку это ставит под
удар правоотношения, возникшие из акта усыновления. Особый
характер отношений, основанных на усыновлении, заключается в
сложном взаимодействии не только правовых, но и психологических,
этических, межличностных аспектов, вызывающих ряд вопросов после
усыновления, например о происхождении ребенка, его наследственных
качествах, о связанных с этим проблемах воспитания. Все эти
обстоятельства являются актуальными и болезненными, поэтому
разглашение тайны усыновления неизбежно приведет к страданиям
участников отношений по поводу усыновления. Для ребенка известие о
том, что любимые мама с папой - ненастоящие, бывает подлинной
катастрофой. Особенно если он узнает об этом от посторонних лиц.
Известны случаи, когда из-за испытанного потрясения ребенок не мог
больше оставаться в семье и возвращался в детский дом. Поэтому
педагоги и психологи единодушно отговаривают родителей от
неукоснительного соблюдения тайны усыновления <37>.

--------------------------------

<37> См.: Дзугаева А.З. Указ. соч. С. 19.


Условия, обеспечивающие тайну усыновления ребенка, отражены в
нормах как процессуального, так и материального характера. Так, в
частности, п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20
апреля 2006 г. содержит следующие разъяснения: "В целях обеспечения
охраняемой законом тайны усыновления (ст. 139 СК РФ) суд в
соответствии со ст. 273 ГПК РФ рассматривает все дела данной
категории в закрытом судебном заседании, включая объявление
решения". На практике судьи пошли еще дальше указаний законодателя
и проводят разбирательство дел не только в закрытом судебном
заседании. Часто участники процесса дают подписку о неразглашении
сведений, получаемых ими во время слушания дела <38>. Фактически
создается еще одна тайна, а именно тайна судебного заседания, что, на
наш взгляд, не только противоречит закону, но и приводит к
возникновению ряда тайн, не имеющих отношения к понятию "тайна
усыновления".

--------------------------------

<38> См.: Паршуткин В., Львова Е. Всегда ли оправданно


сохранение тайны усыновления? // РЮ. 1999. N 3. С. 15.

Лица, участвующие в рассмотрении дела, должны быть


предупреждены о необходимости сохранения в тайне ставших им
известными сведений об усыновлении, а также о возможности
привлечения к уголовной ответственности за разглашение тайны
усыновления вопреки воле усыновителя в случаях, предусмотренных в
ст. 155 УК РФ, что отражается в протоколе судебного заседания.

Пункт 2 ст. 139 СК РФ гласит, что лица, указанные в п. 1 настоящей


статьи, разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его
усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном
законом порядке. Из содержания п. 2 ст. 139 СК РФ можно сделать
вывод о том, что лица, могущие разгласить тайну усыновления, должны
спросить у усыновителя, возможно ли это. Возникает вопрос: а можно ли
вообще разрешить разглашение сведений, составляющих тайну
усыновления? Ответ на него может быть только отрицательным.
Очевидно, что п. 1 ст. 139 СК РФ содержит императивное правило о
недопустимости разглашения тайны усыновления, в то время как п. 2
этой же статьи содержит исключение из общего правила. Такое
противоречие, на наш взгляд, должно быть устранено. Допуская такое
исключение, можно предположить, что иногда кому-либо может быть
разрешено разглашение сведений, составляющих тайну усыновления,
но только с согласия усыновителя. Следуя теоретическим положениям о
понятии императивной нормы, являющейся общеобязательной для
всех, приходим к выводу о том, что п. 2 ст. 139 СК РФ нужно исключить.
В таком случае сохраняется императивное правило о невозможности
разглашения тайны усыновления, не допускающее никаких исключений.
На практике такое предложение способствовало бы разрешению
многих вопросов, в частности об ответственности лиц, разгласивших
тайну усыновления. В действующей редакции п. 2 ст. 139 СК РФ
содержит правило о том, что "лица, указанные в пункте первом...
разгласившие тайну усыновления ребенка против воли его
усыновителей, привлекаются к ответственности в установленном
законом порядке".

Данное положение требует анализа. Для того чтобы ставить вопрос


о привлечении к уголовной ответственности, необходимо четко
представлять, какие именно действия подпадают под признаки состава
преступления <39>. Поэтому следует обратиться к ст. 155 УК РФ,
которая формулирует состав уголовного преступления за разглашение
тайны усыновления. Итак, ст. 155 УК РФ содержит следующие признаки
преступления: "Разглашение тайны усыновления... вопреки воле
усыновителя, совершенное лицом, обязанным хранить факт
усыновления... как служебную или профессиональную тайну, либо иным
лицом из корыстных или иных низменных побуждений..."

--------------------------------

<39> См.: Юрбургский Ю. Усыновление по советскому семейному


праву // Сов. юстиция. 1963. N 12. С. 4, 6; Рясенцев В.А. Семейное
право. М., 1967. С. 198; Мальцман Т.Б. Усыновление по советскому
семейному праву. Саратов, 1969. С. 79; Паластина С.Я. Спорные
вопросы тайны усыновления // СГиП. 1976. N 3. С. 117 - 121; Трушкин
А.А., Кузьмичева Л.А. Тайна усыновления в советском семейном праве //
Основы законодательства СССР и союзных республик о браке и семье в
правоприменительной практике. Саратов, 1978. С. 50, 57; Нечаева А.М.
Правовые проблемы усыновления. С. 45 - 52; Николаев М. Указ. соч. С.
67.

Разглашение тайны усыновления заключается в извещении любого


лица в устной или письменной форме о факте усыновления кого-либо, а
также в сообщении усыновленному о том, что его родители являются
усыновителями. Состав преступления формальный, преступление
является оконченным с момента разглашения сведений об
усыновлении. С субъективной стороны преступление характеризуется
прямым умыслом, когда виновный, зная об имевшем место
усыновлении, сообщает об этом другим лицам, желая сделать этот факт
достоянием посторонних против воли усыновителей ребенка <40>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (под ред.
Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева) включен в информационный банк
согласно публикации - ИНФРА-М-НОРМА, 2000 (издание третье,
измененное и дополненное).

<40> См.: Комментарий к Уголовному кодексу РФ (Особенная


часть) / Под общ. ред. Ю.И. Скуратова, В.М. Лебедева. М., 1996. С. 103;
Смыслов В. Уголовно-процессуальные средства охраны врачебной
тайны и тайны усыновления // Соц. законность. 1971. N 5. С. 33, 35;
Паршуткин В., Львова Е. Особенности рассмотрения судами дел об
усыновлении (удочерении) детей иностранцами // РЮ. 1998. N 11. С. 27 -
28.

Таким образом, речь идет о совершении таких действий, которые


свидетельствуют о разглашенной тайне усыновления вопреки воле
усыновителя. Возникает вопрос: а если не вопреки воле усыновителя,
тогда состав преступления будет отсутствовать и привлечение к
уголовной ответственности невозможно? В связи с этим как реально
разграничить действия, совершенные по воле усыновителя либо без его
воли? Как это доказать? Считаем, что формулировка ст. 155 УК РФ
является неудачной, поскольку трудно вообще представить себе
ситуацию, когда бы усыновитель желал, чтобы посторонние лица узнали
о том, что он не состоит в родстве со своим усыновленным ребенком.
Поэтому предлагается исключить из текста ст. 155 УК РФ
словосочетание "вопреки воле усыновителя". Соответственно исключить
его необходимо и из содержания п. 2 ст. 139 СК РФ.

В действующей редакции ст. 155 УК РФ потерпевшими от данного


общественно опасного деяния являются: лицо, в установленном
законом порядке признанное усыновителем, и усыновленный.
Нарушение, в результате разглашения соответствующей информации,
прав и законных интересов лиц, изъявивших желание усыновить
ребенка, подавших заявление об усыновлении, но еще не признанных
усыновителями, а также лиц, фактически принявших в семью чужого
ребенка, но юридически не оформивших усыновление, не подпадает под
действие ст. 155 УК РФ и влечет иную правовую оценку.

Неудачная формулировка ст. 155 УК РФ проявляется в объединении


уголовно-правовых норм об ответственности общих и специальных
субъектов в рамках единого (без выделения основного и
квалифицированного) состава преступления, затрудняющего
определение субъективной стороны рассматриваемого преступления
<41>. Поэтому что касается субъекта преступления, то относительно так
называемого профессионального субъекта вопрос о его
персонификации (это судьи, работники отделов загса) особых
трудностей не вызывает, а что касается иных лиц, то их перечень не
является исчерпывающим. Так, секретарь судебного заседания,
архивариус, заведующий канцелярией, не являющиеся
профессиональными субъектами, тоже обладают информацией об
усыновлении. Следовательно, и они должны нести ответственность за
ее распространение. В связи с этим, на наш взгляд, существует
проблема персонификации ответственного лица и потребность в
изменении редакции ст. 139 СК РФ.

--------------------------------

<41> По мнению А.А. Рожнова, уголовная ответственность


должностных лиц государственных и муниципальных учреждений, а
также лиц, выполняющих управленческие функции в иных организациях,
за разглашение профессиональной тайны усыновления наступает по ст.
155 УК РФ и дополнительной квалификации по ст. 285 или ст. 202 УК РФ
не требует (см.: Рожнов А.А. Уголовно-правовая охрана
профессиональной тайны: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Казань,
2002. С. 26 - 27).

Поскольку законодатель не предлагает даже примерного перечня


лиц, которые могут входить в данную группу, постольку возможность
реализации ст. 139 СК РФ, ст. 155 УК РФ оказывается весьма
проблематичной. Несовершенство ст. 155 УК РФ прямо обусловлено
неудачной редакцией ст. 139 СК РФ, более ранней по времени принятия.
Если бы изначально вопрос о субъектном составе был оптимально
решен в ст. 139 СК РФ, то при работе над проектом УК РФ не возникла
бы проблема определения субъекта преступления, предусмотренного
ст. 155 УК РФ. Вместе с тем ст. 139 СК РФ говорит лишь об
ответственности лиц, не называя конкретно вид ответственности
(гражданско-правовая, административная, уголовная). Практически это
означает, что лица, разгласившие сведения, составляющие тайну
усыновления, не осведомлены о том, какого вида ответственность
предусмотрена за то или иное правонарушение.

Для уголовного права имеет значение и форма вины субъекта


преступления (с умыслом или неосторожно лицо распространяло эти
сведения); в зависимости от этого различаются санкции,
предусмотренные за данный вид преступления, от штрафа до лишения
свободы. Очевидно, что такое наказание мало эффективно, так как за
общей формулировкой "разглашение сведений" скрываются судьбы
конкретных людей. Такое разглашение может сломать жизнь не одному
человеку, повлечь за собой психическую травму для усыновителя и
усыновленного, послужить причиной разлада в их семье и т.д.

Необходимо заметить, что п. 1 ст. 139 СК РФ говорит как о


специальном субъекте ответственности не только о судье, вынесшем
решение, но и о лицах, осуществляющих государственную регистрацию
акта усыновления. В связи с этим необходимо обратиться к нормам
специального закона. Так, ст. 47 Федерального закона "Об актах
гражданского состояния" содержит следующее положение: "Тайна
усыновления охраняется законом". Сотрудники органов записи актов
гражданского состояния не вправе без согласия усыновителей
(усыновителя) сообщать какие-либо сведения об усыновлении и
выдавать документы, из содержания которых видно, что усыновители
(усыновитель) не являются родителями (одним из родителей)
усыновленного ребенка <42>. Очевидно, что специальная норма не
конкретизирует вопрос об ответственности работников органов загса и
не дает перечня тех лиц, которые относятся к таковым. По-видимому,
это те лица, которые обладают информацией об усыновлении в силу
своего служебного положения, следовательно, если такие лица
разглашают информацию об усыновлении, то речь идет о разглашении
ими служебной или профессиональной тайны.

--------------------------------

<42> См.: Седугин П.И. Федеральный закон "Об актах гражданского


состояния". Комментарий. М., 1998. С. 101, 120; Нечаева А.М. Тайна
усыновления // Закон. 1998. N 3. С. 112, 134.

Вместе с тем, по нашему мнению, законодатель все же должен


указать круг лиц, которые в силу занимаемой должности либо
профессиональных обязанностей имеют право получить информацию
об усыновлении (например, прокурор) <43>.

--------------------------------

<43> Практически обоснованным было бы определение предела


участия СМИ на каждом этапе процесса усыновления путем внесения
соответствующих изменений в Закон о СМИ.

Тайну усыновления можно было бы обеспечить, если согласие на


получение сведений об усыновлении утверждалось бы органами опеки и
попечительства. Имеется в виду получение утверждения от органа
опеки и попечительства для должностных лиц, отвечающих за доступ к
информации. Кроме того, в законе необходимо указать органы, которые
вправе получать сведения об усыновлении без согласия органов опеки и
попечительства, ограничив условия выдачи соответствующих сведений
<44>. Очевидно, что предусмотренные в статье запрещения не могут
распространяться на запросы органов суда и прокуратуры. Они вправе в
связи с находящимися в их производстве делами требовать
представления любых справок и документов. В то же время названные
органы обязаны обеспечить такое хранение полученных ими справок и
документов, которое предотвратило бы возможность раскрытия тайны
усыновления.
--------------------------------

<44> На практике возникает парадоксальная ситуация, когда


контроль за условиями жизни усыновленного ребенка на территории РФ
не может быть осуществлен в силу тайны усыновления, однако надзор
за ребенком, усыновленным иностранцами, реально осуществляется
консульскими учреждениями.

Поскольку обычно интересы родителей усыновленного ребенка и


усыновителей не совпадают, законодатель исключает конкуренцию их
прав в отношении ребенка. Однако участие в одном процессе
усыновителей и родителей усыновляемого, его родственников может
привести к раскрытию тайны усыновления. Поэтому желательно, чтобы
слушание дел об усыновлении проводилось без присутствия в зале
судебного заседания усыновителей. Несомненно, данная процедура
должна быть урегулирована законодателем. С принятием решения об
усыновлении прекращается родительское правоотношение и возникает
сходное правоотношение между усыновителями и усыновленным <45>.

--------------------------------

<45> См.: Червяков К.К. Установление и прекращение родительских


прав и обязанностей. М., 1975. С. 100; Белогорская Е.М. Акты
гражданского состояния, опека и попечительство, усыновление в
семейном и административном праве // СГиП. 1977. N 12. С. 110;
Ахремчик Н. Тайна усыновления должна быть обеспечена // Сов.
юстиция. 1979. N 10. С. 24; Масевич М.Г., Кузнецова И.М., Марышева
Н.И. Новый Семейный кодекс РФ // Дело и право. 1996. N 3. С. 33 - 35;
Кузнецова И.М. Новое в порядке усыновления детей // Журнал
российского права. 1997. N 1. С. 108 - 114; Она же. Как усыновить
ребенка. М., 1997; Кабышев О.А. Усыновление. Опека и попечительство
над несовершеннолетними детьми. М., 1998; Нечаева А.М. Исполнение
решений суда по делам, связанным с воспитанием детей // РЮ. 1998. N
5. С. 37 - 39.

Среди условий, обеспечивающих тайну усыновления, особое


значение закон придает нормам, предусматривающим порядок
регистрации усыновления. Регистрация усыновления - это сложная
процедура, сопровождаемая оформлением ряда документов.

Учитывая порядок регистрации усыновления и необходимость


обеспечения тайны усыновления, закон возложил его регистрацию на
специальные органы (отделы загса).

Регистрация усыновления может быть произведена в любые сроки,


в том числе после смерти усыновителя или по достижении
усыновленным совершеннолетия. Однако во избежание повторной
регистрации предварительно следует проверить, не была ли совершена
ранее запись на основании решения об усыновлении. Если такая запись
была совершена, то она дополняется недостающими сведениями, а
усыновителю выдаются свидетельство об усыновлении и новое
свидетельство о рождении ребенка. Если рождение усыновленного не
было зарегистрировано, то регистрация усыновления производится
после регистрации рождения или восстановления записи о рождении
усыновляемого ребенка.

После совершения записи об усыновлении усыновителю выдается


свидетельство об усыновлении. При этом регистрация не имеет
самостоятельного юридического значения для выдачи документов,
подтверждающих существование прав и обязанностей <46>. И в этом
случае значение регистрации велико, так как документы, выдаваемые
загсом, признаются бесспорными доказательствами указанных в них
фактов. Вместе с тем из этих документов следует, что на самом деле
данный ребенок не является родным по отношению к усыновителям,
следовательно, можно раскрыть тайну усыновления. Поэтому
запрещается выдавать какие-либо сведения либо выписки из книг актов
гражданского состояния или сообщать какие-либо сведения, из которых
было бы очевидно, что усыновители не являются родителями
усыновленного ребенка. Такие сведения или документы могут быть
выданы только с согласия усыновителей, а в случае их смерти - с
согласия органов опеки и попечительства.

--------------------------------

<46> См.: Веберс Я.Р. Сущность усыновления и его правовые


последствия // Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1968.
С. 109 - 121.

Аналогичные правила предусмотрены иностранным


законодательством. Так, в США используется фикция "второго
рождения", т.е. усыновленный ребенок как бы рождается заново в семье
усыновителей, как будто он никогда не имел другой семьи. Ему
выписывается новое свидетельство о рождении, доступ к сведениям о
его биологических родителях ограничивается, причем агентства по
усыновлению активно препятствуют общению усыновленного ребенка и
его биологических родителей <47>.

--------------------------------

<47> См.: Афанасьева И.В, Белова Е.А. Тайна усыновления: за и


против // Семейное право. 2004. N 1. С. 8, 10.

Все меры, направленные на обеспечение тайны усыновления,


можно условно подразделить на меры процессуального и меры
материально-правового характера. Среди последних законодатель
выделяет изменение даты и места рождения усыновленного ребенка
(ст. 135 СК РФ), а также запись усыновителей в качестве родителей
усыновленного ребенка (ст. 136 СК РФ). Рассмотрим эти меры более
подробно.

Согласно п. 1 ст. 135 СК РФ, для обеспечения тайны усыновления


по просьбе усыновителя могут быть изменены дата рождения
усыновленного ребенка, но не более чем на три месяца, а также место
его рождения. Изменение даты рождения усыновленного ребенка
допускается только при усыновлении ребенка в возрасте до одного года.

Например, если усыновители постоянно проживают в одной


местности и у них нет возможности выехать в другое место на
определенное время, изменение даты рождения ребенка способствует
обеспечению видимости кровной связи между усыновителями и
усыновленным ребенком для окружающих. Изменение даты рождения
бывает необходимым, если усыновительница имитирует беременность,
роды, а также если в семье усыновителей уже есть ребенок, дата
рождения которого отличается от даты рождения усыновленного
ребенка менее чем на 9 - 10 месяцев.

Статья 135 СК РФ предусматривает правило относительно


изменения даты рождения ребенка. И это правильно, так как изменение
других данных могло бы существенно нарушить интересы ребенка.
Такие изменения взаимосвязаны с медицинскими данными ребенка.
Статья 135 СК РФ устанавливает границы такого изменения:
"Изменение даты возможно не более чем на три месяца и лишь в
отношении ребенка, не достигшего одного года" <48>. Однако
физическое развитие ребенка не всегда позволяет скрыть его истинный
возраст, поэтому при изменении даты рождения родители все равно
окажутся вынужденными сообщать медицинским работникам
действительный возраст ребенка <49>.

--------------------------------

<48> Только "по причинам, признанным судом уважительными,


изменение даты рождения усыновленного ребенка может быть
разрешено при усыновлении ребенка, достигшего возраста одного года
и старше" (см.: п. 1 ст. 135 СК РФ в ред. Федерального закона от 28
декабря 2004 г. N 185-ФЗ "О внесении изменений в Семейный кодекс
Российской Федерации"). Подобное изменение является практически
оправданным, поскольку трудно учесть все возможные ситуации,
связанные с усыновлением. Поэтому необходимо применять механизм
ситуационного регулирования семейных отношений.
<49> См.: Белякова А.М., Орлова Н.В, Пронина В.С. Правовая
охрана детства. М., 1975. С. 101.

Изменение даты рождения имеет практическое значение не столько


в момент усыновления, сколько впоследствии. Новая дата повлияет на
ряд прав и обязанностей усыновленного ребенка, когда он достигнет
совершеннолетия. Так, в частности, это может отразиться на
пенсионных правах ребенка, исполнении воинской обязанности и т.д.
<50>

--------------------------------

<50> См.: Назаров А. Представление к назначению пенсии //


Хозяйство и право. 1997. N 5. С. 165 - 167.

Кроме того, подобного рода изменения могут повлиять на порядок


исчисления отпуска, предоставляемого лицам, усыновившим детей. Так,
ст. 257 ТК РФ содержит следующее правило: "Отпуск предоставляется
родителям на период до 70 календарных дней со дня рождения ребенка,
при наличии двух и более детей - 110 календарных дней". При этом
предоставление такого отпуска должно обеспечить сохранение тайны
усыновления, установленной Правительством РФ. Однако отпуска, как
известно, оформляются приказом администрации при наличии всех
документов, подтверждающих факт усыновления. Следовательно,
сведения об усыновлении, вопреки желанию усыновителей, становятся
достоянием слишком широкого круга лиц, которые, кстати, не несут
ответственности за сохранение тайны ставшей им известной
информации.

Что касается изменения места рождения ребенка, то данная мера


также призвана обеспечить сохранение тайны усыновления. Например,
усыновленный ребенок мог родиться в месте, где усыновители никогда
не проживали, поэтому изменение места рождения усыновленного
помогло бы избежать подобного рода недоразумений. Суд
удовлетворяет просьбу усыновителей об изменении места усыновления,
если усыновители представят достаточно убедительные доводы в
пользу необходимости такого изменения. Практика к таким
обстоятельствам относит ситуации, связанные с имитацией
беременности; в этом случае усыновителям необходимо изменить место
рождения ребенка и усыновительница якобы выезжает в другую
местность рожать (например, к матери). Следовательно, это место и
будет местом рождения ребенка, что создает для окружающих
видимость родственных отношений между усыновителями и
усыновленным ребенком. Видимо, применять названные меры
необходимо и в зонах вооруженных конфликтов, следствием которых
является миграция населения, в том числе безнадзорных детей, не
имеющих при себе документов. Очевидно, что при постановке на учет
таких детей органы опеки и попечительства вынуждены лишь
приблизительно определять как возраст, так и место рождения ребенка.
И вполне закономерно, что и в решении суда об усыновлении эти
сведения "автоматически" записываются с большой степенью
неточности.

Представляется, что изменение даты и места рождения


усыновленного ребенка возможно лишь в исключительных случаях,
когда без такого изменения нельзя обеспечить тайну усыновления.
Вопрос о необходимости произвести изменения даты или места
рождения усыновленного ребенка разрешается одновременно с
вопросом об усыновлении, и о таких изменениях должно быть указано в
резолютивной части решении суда об его усыновлении (п. 2 ст. 135 СК
РФ, п. 18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля
2006 г. N 8). В соответствии со ст. 44 Федерального закона "Об актах
гражданского состояния" на основании выписки из судебного решения
об усыновлении в случае изменения места рождения ребенка по
желанию усыновителей (усыновителя) может быть составлена новая
запись акта о рождении ребенка органом загса по месту рождения
ребенка, указанному в решении суда. Сведения о составлении новой
записи акта о рождении ребенка вносятся в ранее произведенную
запись акта о его рождении (п. 2 ст. 44 Закона). Орган загса по месту
хранения записи акта о рождении ребенка выдает новое свидетельство
о его рождении на основании измененной или вновь составленной в
связи с усыновлением записи акта о рождении ребенка (п. 3 ст. 44
Закона). Таким образом, на усыновленного ребенка выдается
свидетельство о рождении с новыми данными.

Мерой, призванной обеспечить сохранение тайны усыновления,


является и запись усыновителей в качестве родителей усыновленного
ребенка (ст. 136 СК РФ). Так, п. 1 ст. 136 СК РФ содержит правило о том,
что "по просьбе усыновителей суд может принять решение о записи
усыновителей в книге записей рождений в качестве родителей
усыновленного ими ребенка". В этом случае в книге записи рождений
делается новая запись и на ребенка выдается новое свидетельство о
рождении, в котором усыновители записываются в качестве родителей
ребенка (ст. 44 Закона). Основанием для записи усыновителей в
качестве родителей ребенка является волеизъявление усыновителей,
желающих убедить всех окружающих в том, что они воспитывают
родного ребенка. В связи с такой записью возникает, как правило,
необходимость произвести и другие изменения в документах ребенка. В
частности, приходится изменить фамилию (она должна быть одинаковой
как у ребенка, так и у его усыновителя), отчество (так, как оно
определяется у ребенка по имени лица, записанного отцом), а иногда и
дату, место рождения ребенка.
Статья 136 СК РФ устанавливает ряд условий, которые должны
быть соблюдены при записи усыновителей в качестве родителей
усыновленного ребенка. Так, п. 2 ст. 136 СК РФ содержит следующее
правило: "Для совершения такой записи в отношении усыновленного
ребенка, достигшего возраста десяти лет, необходимо его согласие, за
исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 статьи 132
настоящего Кодекса". Положение относительно получения согласия на
производство такой записи усыновляемого ребенка, достигшего
возраста 10 лет, соотносится с общей нормой (ст. 57 СК РФ) о праве
ребенка выражать собственное мнение. В данном случае ребенок
должен выразить свое согласие на запись усыновителей в качестве
родителей; сохраняется стабильность сложившихся межличностных
отношений ребенка и его усыновителя <51>.

--------------------------------

<51> См.: Мартынов Н. Указ. соч. С. 90; Масевич М.Г. Права и


обязанности родителей и детей. М., 1962. С. 72; Мальцман Т.Б. Указ.
соч. С. 110; Нечаева А.М. Брак, семья, закон. М., 1984. С. 120;
Нарикбаев Н.С. Правовая охрана детства. Алма-Ата, 1984. С. 64.

Безусловно, согласие ребенка не должно быть формальным, оно


должно отражать подлинную волю усыновляемого. Исключение из
общего правила составляет ситуация, когда ребенок, достигший 10-
летнего возраста, уже воспитывается в семье усыновителей и считает
их своими родителями, но усыновление ранее в установленном порядке
оформлено не было. В таком случае получение согласия ребенка
привело бы к раскрытию тайны усыновления, поэтому при наличии
указанных обстоятельств усыновители записываются в качестве
родителей ребенка без его согласия.

Если же ребенок, до усыновления проживавший с усыновителями,


знает, что они не являются его родителями, его согласие на запись
усыновителей в качестве родителей также необходимо. Усыновителям
может быть отказано в записи их в качестве родителей, когда, например,
они состоят в кровном родстве с отцом или матерью ребенка. Например,
если о такой записи просит дедушка - отец матери, сохраняющей свое
право матери, или бабушка, являющаяся одновременно матерью отца
усыновляемого, сестра усыновляемого при сохранении данных об отце,
который одновременно является и ее отцом, отец усыновляемого, если
мать ребенка - мать и усыновителя. То есть не следует принимать
решение о записи в качестве родителей усыновителей - дедушки,
бабушки, брата, сестры - при сохранении правовой связи с одним из
родителей усыновляемого. В противном случае у ребенка могут
возникнуть психологические трудности в том смысле, что у него будет,
например, два отца.
Принимая решение о записи усыновителя (усыновителей) в
качестве родителей усыновленного, суд должен учитывать возраст
усыновителя и усыновленного. В соответствии со ст. 128 СК РФ нельзя
допускать запись родителем усыновленного лица, когда разница в их
возрасте незначительна (менее 16 лет). При этом, если ребенка
усыновляет одинокая женщина и связь с отцом ребенка не сохраняется,
запись об отце ребенка по ее просьбе может быть произведена в
порядке, предусмотренном ст. 51 СК РФ, т.е. фамилия отца указывается
по фамилии матери, а имя, отчество отца - по ее выбору. Думается, что
необходимо было сделать соответствующую ссылку на ст. 51 СК РФ в
содержании ст. 136 СК РФ, поскольку последняя этот вопрос не решает.
О записи усыновителей в качестве родителей, регистрация которой
осуществляется в общем порядке, указывается в резолютивной части
судебного решения об усыновлении ребенка.

Еще одна мера, призванная обеспечить тайну усыновления,


предусмотренная ст. 134 СК РФ (об изменении имени, отчества,
фамилии усыновленного ребенка), направлена на изменение личных
нематериальных благ ребенка. Пункт 1 ст. 134 СК РФ устанавливает
правило общего характера о том, что "за усыновленным ребенком
сохраняются его имя, отчество и фамилия". Но по просьбе усыновителя
усыновленному ребенку присваиваются фамилия усыновителя, а также
указанное им имя. Отчество усыновленного ребенка определяется по
имени усыновителя, если усыновитель мужчина, а при усыновлении
ребенка женщиной - по имени лица, указанного в качестве отца
усыновленного ребенка. Если фамилии супругов-усыновителей
различные, то по соглашению супругов-усыновителей усыновленному
ребенку присваивается фамилия одного из них.

Такое изменение личных данных ребенка чаще всего необходимо,


когда усыновители записываются в качестве родителей усыновленного
ребенка для того, чтобы создать "имитацию" происхождения
усыновляемого ребенка от усыновителей. Следовательно, их личные
данные должны совпадать, как у кровных родителей с их ребенком, хотя
такое изменение возможно и в тех случаях, когда усыновители и не
записываются в качестве родителей усыновленного ребенка. Это
возможно, когда усыновители хотят убедить в первую очередь
окружающих в том, что они состоят в кровной связи с ребенком (носят
одну фамилию).

Вместе с тем следует крайне осторожно относиться к изменению


фамилии, имени, отчества ребенка <52>. Обусловлено это тем, что
такие меры могут противоречить Конвенции ООН о правах ребенка,
закрепляющей обязанность государств-участников "уважать право
ребенка на сохранение своей индивидуальности, включая гражданство,
имя и семейные связи, как предусматривается законом, не допуская
противозаконного вмешательства, при этом, если ребенок незаконно
лишается части или всех элементов своей индивидуальности,
государства-участники обеспечивают ему необходимую помощь и
защиту для скорейшего восстановления его индивидуальности" <53>.

--------------------------------

<52> Относительно изменения личных данных усыновляемого, в


частности его фамилии, законодательство всегда предусматривало ряд
ограничений. Так, согласно ст. 152 Законов гражданских, "передача
фамилии усыновленному не допускалась, если он пользовался
большими правами состояния, чем сам усыновитель" (Законы
гражданские. 1835 г. СПб., 1916).

<53> Конвенция ООН о правах ребенка. Ратифицирована ВС СССР


13 июня 1990 г., вступила в силу для СССР с 15 сентября 1990 г. //
Ведомости ВС СССР. 1990. N 45. Ст. 955.

Изменение имени и фамилии возможно только при соблюдении


ряда гарантий, защищающих права ребенка. Пункт 4 ст. 134 СК РФ
содержит положение о том, что "изменение фамилии, имени и отчества
усыновленного ребенка, достигшего возраста десяти лет, может быть
произведено только с его согласия, за исключением случаев,
предусмотренных пунктом 2 статьи 132 настоящего Кодекса, то есть тех
случаев, когда ребенок проживает в семье усыновителей, считает их
своими родителями и фактически уже имеет новые имя, фамилию и
отчество, которые дали ему усыновители". В последнем случае
получение согласия усыновленного ребенка на изменение своих личных
данных способствовало бы разглашению тайны усыновления,
сопровождающемуся неблагоприятными последствиями для ребенка.

Таким образом, изменение имени, отчества и фамилии


усыновленного практически неизбежно в ситуации, когда усыновители
записываются в качестве родителей ребенка, поскольку в противном
случае расхождение между отчеством и фамилией ребенка и именем и
фамилией усыновителя приведет к тому, что тайну усыновления
сохранить не удастся <54>.

--------------------------------

<54> См.: Кудрявцев О.Н. Правовые отношения между родителями


и детьми. Харьков, 1975. С. 50; Иванова М.А. Брак, семья, дети. М.,
1976. С. 140; Белогорская Е.М. Применение законодательства об
усыновлении // Сов. юстиция. 1978. N 14. С. 18; Тарусина Н.Н. Защита
семейных прав. Ярославль, 1985. С. 200; Казанцева А.Е. Обязанности и
права родителей (заменяющих их лиц) по воспитанию детей и
ответственность за их нарушение. Томск, 1987. С. 140.
Кроме того, возникает еще одна проблема, когда супруги-
усыновители носят разные фамилии, но к согласию между собой
относительно фамилии усыновляемого ребенка не пришли.
Действующий закон прямо не решает этот вопрос. Так, п. 2 ст. 134 СК
РФ содержит положение о том, что "если фамилии супругов-
усыновителей различные, по соглашению супругов-усыновителей
усыновленному ребенку присваивается фамилия одного из них".
Нетрудно заметить, что данное правило распространяется на случаи,
когда достигнуто соглашение между супругами-усыновителями.
Проблемы возникают, как правило, когда нет согласия между сторонами.
В такой ситуации, полагаем, необходимо применять по аналогии п. 4 ст.
58 СК РФ, согласно которому "при отсутствии соглашения между
родителями относительно имени и (или) фамилии ребенка возникшие
разногласия разрешаются органом опеки и попечительства".

Изложенные выше положения касались случаев усыновления


ребенка лицами, состоящими в браке. Известно, что в качестве
усыновителя может быть лицо, которое не состоит в браке. Как в такой
ситуации решается вопрос об изменении личных данных усыновляемого
ребенка? Ответ можно найти в п. 3 ст. 134 СК РФ, согласно которому
"при усыновлении ребенка лицом, не состоящим в браке, по его просьбе
фамилия, имя и отчество матери (отца) усыновленного ребенка
записываются в книге записей рождений по указанию этого лица
(усыновителя)". Данная мера также направлена на сохранение тайны
усыновления в том смысле, что правовое положение усыновленного
ребенка не должно отличаться от положения ребенка,
воспитывающегося в нормальной семье, где есть мать и отец. Однако,
когда совпадают фамилия, имя, отчество лица, записанного в качестве
усыновителя, с подобными данными постороннего лица, у последнего не
возникает никакой правовой связи с усыновленным ребенком. В данном
случае действуют аналогичные положения, как в случае отсутствия
совместного заявления родителей и решения суда об установлении
отцовства (п. 3 ст. 51 СК РФ). А именно "в случае рождения ребенка у
матери, не состоящей в браке... или при отсутствии решения суда об
установлении отцовства фамилия отца ребенка в книге записей
рождений записывается по фамилии матери, имя и отчество отца
ребенка - по ее указанию". Об изменении фамилии, имени, отчества
усыновленного ребенка указывается в резолютивной части решения
суда о его усыновлении (п. 5 ст. 134 СК РФ, п. 18 Постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8).

Все изложенное позволяет сделать ряд выводов относительно


обеспечения тайны усыновления.

Тайну усыновления ребенка относят к сфере неприкосновенности


частной жизни, семейной или личной тайны, которые гарантируются ст.
23 Конституции РФ. Поэтому разглашение тайны усыновления
предполагает нарушение конституционной нормы, охраняющей частную
жизнь. Ответственные должностные лица, судьи и иные граждане,
разгласившие тайну усыновления против воли усыновителя, могут быть
привлечены к уголовной ответственности (ст. 155 УК РФ). Проблема в
данном случае заключается в том, что в законе не определено
содержание тайны усыновления, за разглашение которой можно
привлечь к ответственности. Поэтому очевидно, что законодательство
требует доработки в части определения примерного перечня сведений,
которые могут составлять содержание тайны усыновления.

Исходя из смысла п. 1 ст. 139 СК РФ, под тайной усыновления


следует понимать лишь сведения о содержании судебного решения об
усыновлении. Возникает новая проблема - обеспечение сохранения
тайны усыновления на стадии подготовительных мероприятий к
рассмотрению дела (подбор ребенка, сбор документов). Как вообще на
данном этапе установить конкретное лицо, которое распространило ту
или иную информацию? Ведь на стадии подготовки подключены многие
органы (суд, орган опеки и попечительства, операторы банка данных о
детях и многие другие).

Представляется, что целесообразно предусмотреть норму


следующего содержания: "Все сведения, которые стали известны
должностному лицу, иным лицам в силу их профессиональных
обязанностей относительно усыновления как на стадии подготовки дела
к рассмотрению, так и после судебного разбирательства составляют
тайну усыновления, при условии, что судебное решение об усыновлении
состоялось". Такие лица привлекаются к ответственности в
установленном законом порядке. Содержание тайны усыновления
составляют сведения, содержащиеся как в судебном решении об
усыновлении, так и в актовой записи о его регистрации. Следовательно,
если имели место подготовительные мероприятия, направленные на
усыновление ребенка, но по каким-либо причинам усыновители
передумали его усыновлять, в соответствии с законом эти сведения не
должны составлять тайну усыновления.

Нами предлагается новая редакция ст. 139 СК РФ:

"1. Содержание тайны усыновления составляют сведения о


личности усыновителя, родителя (родителей) усыновленного, об
усыновленном ребенке, времени, месте и других существенных
обстоятельствах усыновления.

2. К лицам, обязанным сохранять тайну усыновления, относятся


должностные лица, иные лица, которые в силу выполняемых ими
должностных либо профессиональных обязанностей обладают
информацией об усыновлении (судьи, работники суда, прокурор,
региональные и федеральные операторы банка данных, работники
органов загса, представители органов опеки и попечительства).

3. Сведения, которые стали известны лицам, указанным в п. 2, как


на стадии подготовки дела к рассмотрению, так и после судебного
разбирательства, составляют тайну усыновления.

4. Тайна усыновления охраняется законом".

В литературе высказывается мнение о необоснованности


сохранения тайны усыновления <55>. Действительно, встречаются
ситуации, когда не имеет смысла говорить о сохранении тайны
усыновления (например, если ребенок старше 10 лет и знает, что
усыновители не являются его родителями). Практические работники
также высказываются против сохранения тайны усыновления. По их
мнению, ребенок должен знать о своих настоящих родителях, а в случае
международного усыновления - о своей стране, откуда он родом и где
его корни <56>.

--------------------------------

<55> См.: Свердлов Г.М. Охрана интересов детей в советском и


гражданском семейном праве. М., 1955. С. 15; Рябов А.М. Личные и
имущественные отношения между родителями и детьми. Воронеж, 1961.
С. 50; Поссе Е.А., Фадеев Т.А. Проблемы семейного права. Л., 1976. С.
101 - 102; Паластина С.Е. Спорные вопросы тайны усыновления. С. 120
- 121.

<56> См.: Рассохина Н. Приемные родные // www.7ya.ru.

Практика усыновления показала, что ребенок рано или поздно


задает усыновителям вопрос о том, кто его настоящие родители, и
взрослые должны быть готовы к тому, чтобы рассказать ребенку правду.
Однажды 13-летняя девочка, узнав о том, что ее удочерили, три дня
просидела в закрытой комнате, не желая ни с кем общаться. А 15-
летний мальчик, узнав от своего дяди о том, что он его усыновил, ушел
из дома на несколько дней <57>. Возможно, что таких ситуаций можно
было бы избежать, если бы детям в корректной форме сообщили в
младшем возрасте об усыновлении. Поэтому считается, что ст. 139 СК
РФ используется практически всегда в интересах усыновителей, а не
самого ребенка. По нашему мнению, такие случаи не должны влиять на
изменение общего правила о необходимости сохранения тайны
усыновления.

--------------------------------

<57> См.: Там же.


Представляется, что все органы и лица, в них работающие, должны
понимать, что информация относительно усыновления носит
конфиденциальный характер, соответственно не подлежит
разглашению.

В этом случае иностранное законодательство придерживается


кардинально противоположной точки зрения в том смысле, что ребенок
должен знать о своем происхождении и, следовательно, нет
необходимости сохранять тайну усыновления. Например, в
Великобритании, США, Канаде активно используется так называемое
открытое усыновление, когда усыновленные дети изначально знают
свое происхождение, информированы о том, кто их биологические
родители, более того, последние нередко принимают посильное участие
в жизни своих теперь уже усыновленных детей.

По сведениям английских психологов, проводившееся ими


исследование показало, что для психики ребенка значительно лучше,
когда он знает, что он усыновлен, нежели когда он узнает об этом от
посторонних лиц спустя несколько лет после усыновления. Такая
информация, как правило, наносит непоправимую душевную травму, а
иногда делает просто невозможным дальнейшее пребывание ребенка в
семье усыновителей.

Как отмечалось, российское семейное законодательство выступает


за сохранение тайны усыновления. К числу лиц, от которых может
зависеть сохранение тайны усыновления на стадии подготовки дела,
относятся адвокаты. Так, в ст. 8 Федерального закона от 31 мая 2002 г.
N 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской
Федерации" <58> дано понятие адвокатской тайны. Адвокатской тайной
являются любые сведения, связанные с оказанием юридической
помощи адвокатом своему доверителю (п. 1 ст. 8 указанного Закона).
Адвокат обязан хранить тайну как во время выполнения поручения, так и
после его завершения. Кроме того, адвокаты не могут быть допрошены в
качестве свидетелей об обстоятельствах дела, которые им стали
известны в связи с выполнением обязанностей защитника (п. 1 ст. 72
УПК РФ).

--------------------------------

<58> СЗ РФ. 2002. N 23. Ст. 2102.

В заключение хотелось бы отметить, что существующие проблемы


обеспечения тайны усыновления носят не только правовой, но и
этический характер. Они касаются лиц, участвующих в процессе
усыновления, и имеют не меньшее значение, чем проблемы
материального права. Решение вопроса о соотношении права и морали
возможно путем закрепления юридической обязанности должностных и
иных лиц не разглашать информацию об усыновлении, ставшую
известной им в силу служебного положения.

В то же время стремление во что бы то ни стало сохранить тайну


усыновления может быть чревато появлением постоянного
беспокойства, напряжения во взаимоотношениях детей и взрослых,
страха перед возможным "разоблачением". Поэтому вопрос о
сохранении тайны усыновления должен разрешаться в соответствии со
сложившимися обстоятельствами, свидетельствующими о
необходимости применения мероприятий, направленных на
обеспечение сохранения тайны усыновления.

4.3. Виды правовых последствий усыновления

Усыновление ребенка влечет за собой серьезные последствия,


важные как для него, так и для усыновителя.

Существенные изменения института усыновления на современном


этапе требуют тщательного анализа правовых последствий
усыновления.

Основное назначение усыновления предопределено его целью, а


именно - принятием несовершеннолетнего ребенка в семью, созданием
ему максимально благоприятных условий для воспитания, как родному
сыну или дочери.

Правовые последствия усыновления выражаются в разных по


отраслевой принадлежности правоотношениях.

Правовые последствия усыновления определены в ст. 137 СК РФ;


их общий принцип заключается в следующем: "Усыновленные дети и их
потомство по отношению к усыновителям и их родственникам, а
усыновители и их родственники по отношению к усыновленным детям и
их потомству приравниваются в личных неимущественных и
имущественных правах и обязанностях к родственникам по
происхождению". Статья 137 СК РФ предусматривает установление
правовых отношений не только с усыновителем, но также со всеми его
родственниками. Разумеется, речь идет о такой степени родства,
наличие которой влечет за собой в предусмотренных законом случаях
возникновение каких-либо прав или обязанностей. Хотя между
родственниками других степеней родства не возникает взаимных прав и
обязанностей, но наличие родства учитывается в некоторых других
правоотношениях. Во всех таких случаях "родство", образовавшееся в
силу усыновления, приравнивается к родству по происхождению.
Потомки усыновленного приравниваются, в свою очередь, по
происхождению к кровным родственникам усыновителя и приобретают
предусмотренные законом права и обязанности по отношению как к
нему, так и ко всем его родственникам.

Статья 137 СК РФ определяет правовые последствия усыновления


не только в части установления правового положения усыновленных по
отношению к усыновителям и их родственникам. В результате
усыновления наступают и такие последствия, как прекращение
правоотношений усыновленного со своими кровными родителями и их
родственниками. Такое положение наступает во всех случаях, когда
ребенка усыновляют супруги, которые становятся его родителями.

Таким образом, правовым результатом усыновления являются


последствия двоякого рода: правообразующие и правопрекращающие.

Правовые последствия первого рода заключаются в возникновении


новых семейных правоотношений с участием усыновленного.
Последствия второго рода состоят в полном или частичном
прекращении ранее существовавших семейных правоотношений между
усыновленным, его кровными родителями, а также их родственниками.

Усыновление по своим последствиям приравнено законом к


последствиям, порождаемым фактом кровного родства. В результате у
усыновленного возникают семейные правоотношения с родителями
усыновителя и его детьми (т.е. с дедом, бабушкой, братьями и сестрами
по усыновлению), как у родного ребенка.

В связи с этим встает ряд вопросов: возникает ли правопреемство в


родительских правах и обязанностях у усыновителя по отношению к
усыновленному ребенку? И если да, то каковы правовая природа такого
правопреемства, его основание и правовые последствия?
Положительные ответы на эти вопросы практически означали бы
возможность родителей влиять на содержание будущих прав и
обязанностей усыновителей и усыновленных.

Известно, что правопреемство представляет собой переход права


от одного лица к другому непосредственно в силу закона или
соглашения. Анализ семейного законодательства дает основание
считать, что преемство в правах от родителей к усыновителям не
происходит.

Отмечалось, что правоотношения по поводу усыновления отличны


от родительских правоотношений по следующим признакам: по
основанию возникновения, по содержанию и объему прав и
обязанностей, по специальным основаниям прекращения
правоотношений.
Указанные признаки подтверждают вывод о том, что отношения по
поводу усыновления являются самостоятельными правоотношениями,
но сходными с родительскими по содержанию. Положение о том, что
правоотношения по поводу усыновления хотя и сходны, но не
тождественны родительским правоотношениям, основано на обобщении
присущих последним особенностей. Так, в частности, О.С. Иоффе
отмечал следующее:

1. Правоотношения, существующие между родителями и детьми, не


представляют собой всей совокупности связей, реально существующих
в обществе. В большинстве своем эти отношения выходят за пределы
действия юридических норм и подчиняются принципам морали и
нравственности, установленным в том или ином обществе. Закон в
области рассматриваемых отношений выполняет две функции: с одной
стороны, обеспечивает правовое регулирование этих отношений, с
другой - наделяет их участников конкретными правомочиями и
обязанностями;

2. Общее признание юридической силы за родительскими


правоотношениями обычно действует пожизненно. Практически это
означает, что пока родители и дети живы, они считаются состоящими в
соответствующих правоотношениях. Другое дело, что по-иному
проявляется период действия отдельных правомочий и обязанностей
<59>. Так, часть из них пожизненны (например, обязанности,
вытекающие из запрета вступать в брак с близкими родственниками),
другие срочные (обязанность родителей по воспитанию, содержанию
детей), третьи нередко вообще не возникают;

--------------------------------

<59> См.: Иоффе О.С. Советское гражданское право. Л., 1965. Т. 3.


С. 132.

3. В правоотношении между родителями и детьми права и


обязанности, как известно, принадлежат и тем и другим. Правам
родителей корреспондируют соответствующие обязанности, а
родительским обязанностям - правомочия детей. Неосуществление
родителями своих прав есть неисполнение ими своих обязанностей.
Очевидно, что дети наделены комплексом прав по отношению к своим
родителям. Что же касается обязанностей, то обычно их характеристика
в семейно-правовой литературе ограничивается указанием лишь на
обязанность по обеспечению содержанием нуждающихся
нетрудоспособных родителей.

Как справедливо отмечала Н.В. Рабинович, "обязанности детей по


отношению к родителям ограничиваются лишь обязанностью доставлять
содержание" <60>. Это утверждение было справедливым в период
действия КЗоБСО РСФСР 1926 г. По действующему законодательству
совершеннолетние дети также обязаны заботиться о своих родителях
(ст. 87 СК РФ).

--------------------------------

<60> Рабинович Н.В. Личные и имущественные отношения в семье.


Л., 1965. С. 105. См. также: Ершова Н.М. Правовые вопросы воспитания
детей в семье. М., 1971. С. 7; Ворожейкин Е.М. Семейные
правоотношения в СССР. М., 1972. С. 220; Кузьмичева Л.А.
Усыновление по советскому семейному праву: Автореф. дис. ... канд.
юрид. наук. Харьков, 1976. С. 6; Ершова И.М. Вопросы семьи в
гражданском праве. М., 1983. С. 99; Она же. Опека, попечительство,
усыновление. М., 1984. С. 109; Королев Ю.А. Супруги, родители, дети.
М., 1985. С. 160; Азизова А. Усыновление по советскому семейному
праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 1987. С. 18; Антокольская
М.В. Семейное право. М., 1996. С. 313.

Некоторые юристы предпринимают попытку "развести-таки мосты"


между содержанием прав и обязанностей родителей. Так, А.М. Нечаева
относит право родителей на воспитание к родительским правам, а в круг
родительских обязанностей включает надлежащее воспитание ребенка,
защиту его прав, осуществление родительских прав в интересах
несовершеннолетних <61>. Мера дозволенного поведения родителей,
отмечает она, представляет собой меру определенной свободы
отношений, связанных с семейным воспитанием детей <62>.

--------------------------------

<61> См.: Нечаева А.М. Обязанности по воспитанию детей в свете


новой Конституции СССР // Развитие законодательства о браке и семье.
М., 1978. С. 10 - 106.

<62> См.: Нечаева А.М. Брак, семья и закон. М., 1984. С. 93 - 94.

Развивая эту мысль, В.И. Леженин полагает, что эта "свобода",


закрепленная в семейном законе, проявляется не только в возможности
применения к ребенку различных воспитательных приемов и мер
воздействия, но и в самом факте возникновения этого права у
родителей <63>: последние в принципе, замечает Н.Г. Юркевич, по
своей воле решают вопрос, когда и сколько иметь детей, иметь ли их
вообще <64>. Поэтому право на воспитание есть результат "свободного"
возложения родителями на себя соответствующих правомочий.

--------------------------------
<63> См.: Леженин В.Н. Правовые вопросы семейного воспитания
детей. Воронеж, 1992. С. 58 - 59.

<64> См.: Юркевич Н.Г. Советская семья. М., 1970. С. 16.

Так, если родителям предоставлено право на воспитание детей, то


одновременно им разрешается применять любые соответствующие
требованиям закона, а также принципам морали и нравственности
способы и методы такого воспитания. В тех случаях, когда такие меры
получают защиту со стороны закона, налицо правовая охрана и
обязанностей детей, хотя она и не проявляется в конкретных
юридических санкциях. Такое положение означает, что правам и
обязанностям родителей корреспондируют права и обязанности их
детей.

Объем и содержание родительских прав значительно шире прав


других лиц, например усыновителей. Так, родители обладают правом
отдавать детей на воспитание усыновителям, иначе говоря, давать
согласие на усыновление.

Родительские права выступают одновременно и как обязанности,


причем обязанности не только перед детьми, но и перед обществом,
государством в целом. Такой двусторонний характер родительских прав
и обязанностей легко обнаружить при анализе почти всех родительских
правоотношений, в частности права ребенка на получение надлежащего
воспитания. Практически это означает, что праву родителей на
воспитание корреспондирует обязанность детей принять на себя
воспитательные действия родителей, а обязанности родителей - право
детей на надлежащее воспитание и заботу <65>.

--------------------------------

<65> В 2003 г. более 9 тыс. материалов направлено в органы


предварительного следствия и дознания для возбуждения уголовного
дела в отношении родителей или законных представителей
несовершеннолетних, не исполняющих обязанностей по воспитанию
детей. Возбуждено 6,7 тыс. уголовных дел. В 2004 г. в указанные органы
направлено более 5 тыс. материалов, возбуждено 3,8 тыс. уголовных
дел (см.: Материалы МВД РФ. М., 2004. С. 2).

Содержание родительского правоотношения по воспитанию


является сложным по структуре и определяющим, центральным по
своей роли. Субъективное право ребенка на получение надлежащего
семейного воспитания по своей природе сходно с правом на имя,
гражданство. Оно возникает у ребенка в силу и с момента рождения.
Причем это субъективное право регламентируется и нормами
межгосударственного характера. Декларация прав ребенка призывает
все государства к соблюдению указанных в ней норм-принципов. В
числе таких прав указывается право ребенка на получение надлежащего
семейного воспитания <66>. Реализация этого права зависит от
выполнения родительских прав и обязанностей по воспитанию ребенка.
Причем процесс реализации права на воспитание, кто бы ни был
воспитателем, один и тот же.

--------------------------------

<66> Ведомости ВС СССР. 1990. N 45. Ст. 955.

Поэтому в качестве условия его осуществления действует общее


правило: предоставленное право не может противоречить интересам
детей. Равенство права родителей и других лиц, в том числе и
усыновителей, на воспитание детей - следующее общее условие его
реализации.

Сущность родительского права состоит прежде всего в активном его


осуществлении путем исполнения родительских прав и обязанностей. В
составе субъективных прав родителей можно выделить три группы
правомочий:

1) права и обязанности по воспитанию детей;

2) права и обязанности по защите прав и интересов


несовершеннолетних детей в качестве их законных представителей;

3) права и обязанности по содержанию.

Таким образом, содержание "родительской обязанности по заботе о


воспитании детей" включает два типа должного поведения: активный
(осуществление права на воспитание, защита прав и интересов детей,
выявление наклонностей и способностей детей для определения и
реализации образовательных задач) и пассивный (соблюдение чести и
достоинства ребенка, неприменение жестоких мер наказания,
соблюдение прав второго родителя) <67>.

--------------------------------

<67> См.: Леженин В.Н. Указ. соч. С. 59, 63.

Ряд авторов (Г.М. Свердлов, Н.М. Ершова, Н.В. Орлова, Г.А.


Дорохова) считают, что в содержание родительских прав необходимо
включать и право родителей отдавать своих детей на усыновление
<68>. Вряд ли это правильно, и вот почему. Во-первых, согласие
родителей на усыновление ассоциируется с отказом от ребенка, что по
закону недопустимо. По смыслу нашего законодательства, отказаться от
своих прав родители не могут не только в одностороннем порядке, но и
через обращение к органам юстиции. Недопустимость отказа от
родительских прав обусловлена невозможностью волей родителей
прекратить биологическое родство (которое является основанием
возникновения родительских правоотношений), что противоречит и
нормам морали.

--------------------------------

<68> См.: Свердлов Г.М. Право на воспитание и судебные споры о


детях // СГиП. 1940. N 5. С. 56; Ершова Н.М. Организационно-правовые
вопросы воспитания подрастающего поколения // СГиП. 1965. N 8. С. 96,
100; Дорохова Г.А. Усыновление по советскому семейному праву. М.,
1965. С. 137 - 138; Орлова Н.В. Некоторые вопросы семейного права //
Правовые вопросы семьи и воспитания детей. М., 1966. С. 7, 9.

Во-вторых, согласие родителей на усыновление - это реализация их


права на воспитание ребенка. В теории семейного права бесспорным
является тезис о том, что воспитание детей есть одновременно право и
обязанность родителей, и эта особенность точно отражена в названии
ст. 63 СК РФ "Права и обязанности родителей по воспитанию и
образованию детей". Редакция ст. 63 СК РФ дает основание для вывода
о том, что право на воспитание является элементом сложного
субъективного права по воспитанию и образованию детей. Права и
обязанности по воспитанию детей осуществляются в соответствии с
интересами детей: "Родители имеют право и обязаны воспитывать
своих детей... Они обязаны заботиться о здоровье, физическом,
психическом, духовном и нравственном развитии своих детей". Давая
согласие на усыновление своего ребенка, родитель сознательно готов к
переложению как своих обязанностей по воспитанию и образованию на
другое лицо, так и своего преимущественного права на воспитание.

Кроме того, если усыновление ребенка целиком зависело бы от


волеизъявления его родителей, то пришлось бы прийти к выводу о том,
что родители могут отказаться от своих прав. Между тем особенность
родительских прав состоит в том, что родители не могут отказаться от
их осуществления, сложив с себя выполнение обязанностей перед
детьми и государством <69>.

--------------------------------

<69> В 2004 г. в суды направлено 45 тыс. материалов для решения


вопроса о лишении родительских прав. Государство вынуждено брать на
себя заботу о воспитании таких детей вместо родителей (см.:
Материалы МВД РФ. С. 2).
Интересы детей являются решающим фактором при регулировании
отношений как между родителями, так и между ними и третьими лицами
по отношению к детям. Поэтому законодатель уделяет внимание
обеспечению интересов не только детей, имеющих родителей, но и
детей, лишившихся по тем или иным причинам родительского
попечения.

Проблема, активно обсуждаемая в семейно-правовой литературе, -


содержание понятия "интересы ребенка". Как известно, все кодексы
использовали его для построения регулятивных и охранительных
семейных правоотношений. Так, ст. 33 КЗоБСО РСФСР 1926 г.
предписывала: "Родительские права осуществляются исключительно в
интересах детей". Контекст такого предписания, по мнению Е.М.
Ворожейкина, можно было трактовать как обеспечение интересов детей
"во что бы то ни стало, пусть даже с явным ущербом для родительских
интересов" <70>. Формулировка ч. 2 ст. 52 КоБС РСФСР 1969 г. -
"Родительские права не могут осуществляться в противоречии с
интересами детей" - мягче и ориентирует родителей на реализацию
родительских прав не в противоречии с интересами детей. Такое
положение обеспечивало максимальный учет интересов не только
детей, но и других участников семейных правоотношений. Аналогичный
подход сохранен и в действующем законе (ст. 65 СК РФ).

--------------------------------

<70> Ворожейкин Е.М. Указ. соч. С. 179 - 180.

Известно, что наиболее благоприятной формой воспитания для


развития ребенка является семейное, поэтому законодательство
обеспечивает возможность создания детям таких условий воспитания,
которые они имели бы в родной семье.

Усыновление преследует цель заменить ребенку родителей, причем


эта цель соответствует интересам как ребенка, так и усыновителей,
стремящихся найти в усыновлении удовлетворение своих духовных
потребностей, заполнить жизнь родительской заботой о ребенке.

Иными словами, усыновление совершено в интересах ребенка


тогда, когда в основе действий усыновителей лежат мотивы и идеи,
направленные на предоставление усыновленному прав,
гарантированных Конституцией РФ, СК РФ и ГК РФ, с целью воспитания
и гармоничного развития его личности, а сами усыновители
приобретают права, готовы и способны нести обязанности родителей.
Кроме того, чтобы выяснить, соответствует ли усыновление интересам
несовершеннолетних, помимо правовых необходимо учитывать и
сопутствующие ему социальные вопросы. Например, п. 1 ст. 123 СК РФ
требует, чтобы при устройстве ребенка, оставшегося без попечения
родителей, учитывались его этническое происхождение,
принадлежность к определенной религии и культуре, родной язык,
возможность обеспечения преемственности в воспитании и
образовании.

Пункт 2 ст. 137 СК РФ содержит правило о том, что усыновленные


дети утрачивают личные неимущественные и имущественные права и
освобождаются от обязанностей по отношению к своим родителям
(своим родственникам) <71>.

--------------------------------

<71> Статья 108 КоБС РСФСР указывала только на личные права


усыновленных детей, тогда как ст. 137 СК РФ более точно определяет
права усыновленных детей, выделяя личные неимущественные права.

Такой подход к определению правовых последствий усыновления


сформировался не сразу, и в литературе высказывались различные
точки зрения. Одни авторы полагали, что поскольку усыновленный и его
потомство в отношении усыновителя и его родственников
приравниваются к родственникам по происхождению, то, естественно,
это должно вести к прекращению всех прав и обязанностей
усыновленного в отношении не только родителей, но и всей его
прошлой семьи <72>. Аналогичный подход к определению правовых
последствий усыновления был предусмотрен Законами гражданскими, а
именно: "Усыновленный по отношению к своему усыновителю
приобретает юридическое положение законного дитяти, причем
действие усыновления распространялось и на потомство
усыновленного" <73> (Зак. гражд., ст. 156).

--------------------------------

<72> См.: Пергамент А.И. Родительские права // Сов. юстиция. 1962.


N 21. С. 8; Тархов В.А. Советское семейное право. Саратов, 1963. С. 78;
Ершова Н.М. Опека, попечительство, усыновление. С. 99; Дзугаева А.З.
Указ. соч. С. 19 - 20; Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. М.,
1998. С. 274.

<73> Свод законов Российской империи. Законы гражданские. СПб.,


1916.

Некоторые ученые считали, что на родителей в отдельных случаях


может быть возложена обязанность по содержанию детей,
усыновленных другими лицами, и что за усыновленным должно быть
признано право на наследование после своих родителей, точно так же
как они имеют право на получение пенсии после их смерти <74>. Такого
рода умозаключения авторов ставились в зависимость от того, был ли
записан усыновитель в свидетельстве о рождении усыновленного в
качестве родителя или нет.

--------------------------------

<74> См.: Свердлов Г.М. Охрана интересов детей в советском


семейном и гражданском праве. С. 11; Поссе Е.А. Основные вопросы
усыновления // Очерки по гражданскому праву. Л., 1957. С. 258;
Мальцман Т.Б. Спорные вопросы усыновления // Учен. зап. ВИЮН. 1963.
N 16. С. 124 - 125.

Действующее законодательство закрепляет положение о том, что


правовые последствия усыновления ребенка наступают независимо от
записи усыновителей в качестве родителей в актовой книге о его
рождении (п. 6 ст. 137 СК РФ).

Вместе с тем в новейшем законодательстве содержится положение


о том, что в случае необходимости, если это отвечает интересам
ребенка, правовая связь с родителем усыновленного ребенка и его
родственниками может быть сохранена (п. 3, 4 ст. 137 СК РФ) <75>.
Необходимо заметить, что данные нормы нуждаются в
совершенствовании. В настоящей редакции ст. 137 СК РФ настолько
перенасыщена нормами, что затрудняется механизм восприятия их
содержания и, следовательно, применения на практике. По нашему
мнению, это должна быть как общая норма о сохранении правовой связи
с одним из родителей, так и частные, распространяющиеся на других
родственников.

--------------------------------

<75> Статья 108 КоБС РСФСР требовала согласия усыновителя на


сохранение правовой связи усыновленного со своими родителями.
Статья 137 СК РФ не требует такого согласия, и это правильно. Если бы
норма сохранила свою силу, то мы лишили бы ребенка права на
общение со своими родителями.

В качестве общей предлагается закрепить норму, направленную на


регулирование типичных отношений (так называемое внутрисемейное
усыновление), в следующей редакции: "При усыновлении ребенка
супругом родителя (отчимом или мачехой) последние приобретают
установленные законом права родителя по отношению к ребенку".

Предлагается также дополнить СК РФ новой распространяющейся


на усыновленных детей ст. 137.1 следующего содержания:

"1. Дедушка и бабушка сохраняют свои права на общение с


ребенком.
2. По просьбе дедушки или бабушки в интересах ребенка могут быть
сохранены личные неимущественные и имущественные права ребенка
по отношению к ним в тех случаях, когда родители умерли, признаны
судом недееспособными, объявлены умершими".

Данное положение позволило бы укрепить имущественное


положение ребенка на случай, например, отмены усыновления. Кроме
того, такая гуманная по содержанию норма позволила бы пожилым
людям, потерявшим нередко единственных дочь или сына, сохранить
как фактические, так и правовые отношения с внуками.

Уравнивание усыновленного ребенка в правах и обязанностях с


родными детьми усыновителя обеспечивает возникновение между
усыновителем и усыновленным не только семейных отношений, но и
всех тех прав и обязанностей в других отраслях права, возникновение
которых основывается на факте родства. Например, усыновитель и
усыновленный имеют право на взаимное алиментирование,
наследственные права, право на возмещение вреда по правилам гл. 59
ГК РФ, жилищные права.

В области имущественных отношений между усыновителем и


усыновленным важным является вопрос об алиментных обязанностях.
Как и другие вопросы во взаимоотношениях усыновителей и
усыновленных, вопрос об алиментировании разрешается на тех же
принципах, что и в отношениях родителей и детей. Алиментные
обязанности в отношении детей, как несовершеннолетних, так и
совершеннолетних, являются по своей правовой природе длящимися
обязанностями. Право на алименты в пользу детей может быть
реализовано в любой момент в период несовершеннолетия детей или в
период нетрудоспособности и материальной необеспеченности
совершеннолетних детей <76>. Подобно обязанности родителей по
содержанию своих детей, обязанность усыновителей по содержанию
усыновленных детей является строго регламентированной в своем
объеме (ст. 103 СК РФ).

--------------------------------

<76> См.: Рабинович Н.В. Роль советского права в укреплении


семьи. Л., 1956. С. 31, 41; Иоффе О.С. Советское гражданское право. Т.
3. С. 300; Рясенцев В.А. Семейное право. М., 1971. С. 267; Ворожейкин
Е.М. Указ. соч. С. 225; Шахматов В.П. Усыновление, опека,
попечительство. Красноярск, 1979. С. 11; Чечот Д.М. Брак, семья, закон
(социально-правовые очерки). Л., 1984. С. 137 - 138.

Согласно ст. 1147 ГК РФ, "при наследовании по закону


усыновленный и его потомство с одной стороны и усыновитель и его
родственники - с другой приравниваются к родственникам по
происхождению". Поэтому они могут наследовать по закону после
усыновителя, его родственников (родителей, дедушки, бабушки), а также
детей усыновителя, но не после своих родителей и их родственников,
поскольку правовая связь с ними у усыновленного ребенка утрачивается
в результате акта усыновления (усыновленный и его потомство не
наследуют по закону после смерти родителей усыновленного и других
его родственников по происхождению, а родители усыновленного и
другие его родственники по происхождению не наследуют по закону
после смерти усыновленного и его потомства - п. 2 ст. 1147 ГК РФ).

Если в результате усыновления правовая связь с одним из


родителей у усыновленного ребенка сохраняется (п. 3 ст. 137 СК РФ), то
усыновленный и его потомство наследуют по закону после смерти этих
родственников, а последние наследуют по закону после смерти
усыновленного и его потомства (ч. 3 ст. 1147 ГК РФ). Кроме того, в этом
случае родитель и усыновитель в равной мере обязаны предоставлять
содержание усыновленному ребенку. Что же касается родителя,
утратившего свои права и обязанности при усыновлении, то к такому
родителю не может быть предъявлено требование об алиментах.

Иначе обстоит дело в случаях, когда родитель был лишен


родительских прав, а ребенок был усыновлен. Это обстоятельство не
является основанием для освобождения его от алиментной обязанности
перед ребенком (п. 2 ст. 71 СК РФ). Точно так же отмена усыновления не
влечет освобождения усыновителя от обязанности по алиментированию
ребенка, и суд, отменяя усыновление, тем не менее вправе присудить
ребенку содержание с усыновителя, несмотря на то что ребенок может
быть передан своим родителям <77>. Более того, принятие решения о
взыскании алиментов в принципе не зависит от причин, по которым
была произведена отмена усыновления. Это связано с тем, что
алименты по своей правовой природе не являются мерами
ответственности, единственная цель их назначения - содержание
ребенка. Поскольку права и обязанности усыновителей сходны по
содержанию с родительскими, алименты взыскиваются с бывших
усыновителей по правилам о взыскании с родителей алиментов на
содержание несовершеннолетних детей. Необходимо особо отметить,
что алименты взыскиваются с бывших усыновителей только тогда, когда
имеется настоятельная необходимость обеспечить ребенка
содержанием ввиду того, что родители не осуществляют эту
обязанность <78>.

--------------------------------

<77> Аналогичное правило было предусмотрено и в ст. 117 КоБС


РСФСР: "При отмене судом усыновления взаимные права и обязанности
между усыновленным и усыновителем и родственниками усыновителя
прекращаются, однако суд вправе обязать бывшего усыновителя
выплачивать средства на содержание ребенка".

<78> На протяжении последних шести лет число родителей,


уклоняющихся от воспитания несовершеннолетних детей, стремительно
растет. В 1998 г. на учете в органах внутренних дел состояло 157 тыс.
таких родителей, а в 2004 г. - 273 тыс. Для решения этой проблемы
законодатель идет по пути ужесточения ответственности родителей за
воспитание детей (уже внесены изменения в ст. 5.35 КоАП РФ, ст. 63 УК
РФ и др.) (см.: Материалы МВД РФ. С. 1).

Таким образом, в качестве единственного критерия, который должен


использовать суд при решении этого вопроса, закон называет интересы
ребенка.

Данное обстоятельство объясняет положение, содержащееся в п. 4


ст. 143 СК РФ, в тех случаях, когда усыновление было отменено, как не
отвечающее интересам ребенка, и связь ребенка с его родителями не
была восстановлена. Тогда суд вправе обязать бывшего усыновителя
выплачивать средства на содержание ребенка.

Особое правило действует, когда один из родителей усыновляемого


ребенка умер: по просьбе дедушки и бабушки (родителей умершего
родителя) могут быть сохранены правоотношения с усыновляемым
ребенком. В этом случае могут быть сохранены личные
неимущественные и имущественные права и обязанности по отношению
к родственникам умершего родителя, если этого требуют интересы
ребенка (п. 4 ст. 137 СК РФ). К примеру, если усыновленный настолько
привык к родственникам умершего родителя, что разлучение с ними
может травмировать его, то целесообразнее сохранить правовую связь
между усыновленным ребенком и родственниками умершего родителя.

Возникает вопрос: не разумнее ли самим родственникам ребенка


его усыновить? Ведь согласно закону они обладают преимущественным
правом при усыновлении ребенка. Дело в том, что, к сожалению,
дедушка и бабушка не всегда имеют реальную возможность содержать
своих внуков, а учитывая возраст и состояние здоровья, они не могут их
воспитывать, но терять с ними связь не хотят. Как же быть в таком
случае?

Полагаем, что если ребенку исполнилось 10 лет, то необходимо


получить его согласие на сохранение правовой связи с дедушкой,
бабушкой. Если ребенку менее 10 лет, то выявление согласия либо
несогласия только усыновителя вряд ли достаточно и соответствует
интересам ребенка; поэтому необходимо выяснить мнение других
родственников усыновляемого ребенка, их аргументы относительно
сохранения правовой связи с ребенком помогут принять справедливое
решение. Вне зависимости от возраста ребенка, в случае разногласий
определяющим критерием по данному вопросу должны быть интересы
ребенка в их полном объеме.

Если правоотношения усыновленного ребенка с одним из родителей


или с родственниками умершего родителя сохраняются, то об этом
обязательно указывается в решении суда об усыновлении ребенка (п. 5
ст. 137 СК РФ). Именно суд решает вопрос о том, соответствует ли
интересам ребенка сохранение правовой связи с родственниками. В п.
18 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N
8 специально разъясняется, что в резолютивной части решения об
усыновлении должно быть указано "о сохранении личных
неимущественных и имущественных прав одного из родителей
усыновленного или родственников его умершего родителя, если эти
вопросы были положительно разрешены судом по просьбе заявителя
либо заинтересованных лиц (ч. 1 ст. 274 ГПК РФ)" <79>.

--------------------------------

<79> РГ. 2006. 3 мая.

Необходимо отметить, что ребенок, имеющий к моменту


усыновления право на пенсию и пособия, полагающиеся ему в связи со
смертью родителей, сохраняет это право и после усыновления (ст. 138
СК РФ) <80>.

--------------------------------

<80> Практика подтверждает, что недостаточное финансирование


интернатных учреждений вынуждает их руководителей в нарушение
закона приобретать детям одежду и обувь на личные средства детей,
снятые с их счетов. При этом не всегда снятие денежных средств со
счетов воспитанников оправдано их потребностями и не на каждую
израсходованную сумму имелись подтверждающие документы. Факты
незаконного снятия денег выявлены в учреждениях Кемеровской,
Мурманской, Читинской областей (см.: Материалы Генпрокуратуры РФ.
С. 8, 9).

Аналогичное право предусмотрено в п. 8 ст. 9 Федерального закона


"О трудовых пенсиях в Российской Федерации" <81>,
предусматривающем, что усыновители имеют право на трудовую
пенсию по случаю потери кормильца наравне с родителями, а
усыновленные дети - наравне с родными детьми. Несовершеннолетние
дети, имеющие право на трудовую пенсию по случаю потери кормильца,
сохраняют это право и при их усыновлении. При этом размер такой
пенсии не может быть меньше 660 руб. в месяц (п. 4 ст. 16 Закона).
Кроме того, Федеральным законом "О государственном пенсионном
обеспечении в Российской Федерации" <82> предусмотрено право на
получение социальной пенсии нетрудоспособными гражданами, не
достигшими возраста 18 лет, потерявшими одного из родителей, - в
размере 470 руб. в месяц, а потерявшими обоих родителей или
одинокую мать - в размере 100% базовой трудовой пенсии (ст. 11, 18
Закона). Представляется, что такое правило будет распространяться и
на случаи утраты усыновленным ребенком усыновителей или одного из
них.

--------------------------------

<81> Федеральный закон от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О


трудовых пенсиях в Российской Федерации" (с послед. изм. и доп.) //
Пенсионное законодательство РФ. Сборник официальных документов.
М., 2002.

<82> Федеральный закон от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О


государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" //
Пенсионное законодательство РФ. Сборник официальных документов.

Обязанности родителей по отношению к своим детям не


ограничиваются только обязанностями по их воспитанию и содержанию,
они еще являются и законными представителями своих детей.
Аналогичными полномочиями представительства обладают и
усыновители по отношению к усыновленным детям.

Права и обязанности родителей и усыновителей в области


гражданско-правового представительства от имени и в интересах своих
детей не отличаются от гражданско-правовых действий лиц,
назначенных опекунами или попечителями детей. Это означает, что
родители и усыновители являются законными представителями своих
несовершеннолетних детей.

Ранее указывалось, что в результате акта усыновления наступают


правовые последствия как имущественного, так и неимущественного
характера. К последним относятся: гражданство ребенка, порядок
изменения в результате усыновления его имени, отчества, фамилии.

Вопрос о порядке изменения имени, отчества, фамилии


усыновленного ребенка при усыновлении возникает не случайно, а
совершенно закономерно. Изменения личных данных ребенка являются
конкретными мерами, предусмотренными законом, направленными на
обеспечение тайны усыновления.

К изменению имени, отчества, фамилии ребенка следует относиться


с особым вниманием. Провозглашение права ребенка выражать свое
мнение по вопросам, затрагивающим его интересы, есть элемент
официального признания его как личности. Конвенция ООН о правах
ребенка предусматривает обязанность государств-участников уважать
право ребенка на сохранение своей индивидуальности <83>.

--------------------------------

<83> Ведомости ВС СССР. 1990. N 45. Ст. 955.

Мнение ребенка не выясняется, когда фамилия, имя и отчество


усыновляемого ребенка изменяются в целях сохранения тайны
усыновления либо когда усыновители записываются в качестве
родителей усыновленного ребенка (п. 2 ст. 134, ст. 136 СК РФ). Вместе с
тем в некоторых случаях личные данные ребенка не изменяются,
например когда для ребенка сохранение его данных связано с памятью
о его родителях и изменение фамилии, имени, отчества повлекло бы
для него душевную травму, или когда ребенок привык к своим данным,
или он просто, без мотивации, не желает менять свои данные.
Представляется, что в таких ситуациях мнение ребенка будет
решающим и судья не вправе настаивать на ином решении этого
вопроса.

В правовом статусе ребенка совершенно особое место занимает


такой структурный элемент, как гражданство ребенка.

Гражданство представляет собой политическую и правовую


принадлежность лица к конкретному государству. Проявляется это как
взаимоотношение между государством и лицом, находящимся под его
властью: государство наделяет гражданина правами, защищает и
покровительствует ему за границей. Гражданам РФ, находящимся за
пределами РФ, предоставляется защита и покровительство <84>.

--------------------------------

<84> См.: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О


гражданстве Российской Федерации" (с послед. изм. и доп.) // СЗ РФ.
2002. N 22. Ст. 2031.

В свою очередь, гражданин безусловно должен соблюдать законы и


другие предписания государства и выполнять установленные им
обязанности. Совокупность этих прав и обязанностей составляет общий
правовой статус гражданина.

Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ "О гражданстве


Российской Федерации" уделяет большое внимание обеспечению
интересов ребенка и семьи в случаях изменения гражданства родителей
и при усыновлении. Так, ст. 26 Закона гласит, что ребенок, являющийся
гражданином РФ, при усыновлении его иностранным лицом сохраняет
гражданство РФ. Гражданство РФ ребенка, усыновленного
иностранными гражданами, может быть прекращено в общем порядке
по заявлению обоих усыновителей или одного из них при условии, что
ребенок не станет лицом без гражданства. Из текста п. 1 ст. 26 Закона
следует вывод, что у ребенка сохраняется гражданство РФ либо он его
лишается, но только при условии, что ему будет предоставлено иное
гражданство <85>.

--------------------------------

<85> См.: Там же. Аналогичное правило предусматривает Закон


США от 30 сентября 1996 г. "Об иммиграции и гражданстве", разд. 101,
п. "б"; Витрук Н.В. Правовой статус личности в СССР. М., 1985. С. 5;
Кулик Р.И. Правовой статус гражданина. М., 1990. С. 20.

Очевидно, что государство, во-первых, гарантированно сохраняет


правовую связь с ребенком, предоставляя ему тем самым защиту, и, во-
вторых, в случае изменения гражданства государство "требует"
доказательства, что ребенок будет находиться под юрисдикцией того
или иного государства. В тех случаях, когда усыновляемый ребенок
является гражданином другого государства, а усыновители - граждане
РФ, ребенок становится гражданином РФ (п. 2 ст. 26 Закона).

Поскольку ситуации, предопределяющие постановку вопроса о


гражданстве, возникают самые разнообразные, законодатель
максимально стремится предусмотреть все возможные случаи. Так,
если ребенок не является гражданином РФ, то в случае усыновления его
супругами, один из которых состоит в гражданстве РФ, а другой
является лицом без гражданства, ребенок приобретает гражданство РФ
(п. 2 ст. 26 Закона). Тем самым государство гарантирует своим
гражданам (одному из усыновителей), что и усыновляемый ребенок
обладает правом быть гражданином того государства, гражданином
которого является один из усыновителей.

Из вышесказанного следует, что законодатель исходит из интересов


усыновляемых детей, поскольку в нормах Закона последовательно
отражается принцип: гражданство ребенка, в том числе и
усыновленного, определяется по гражданству его родителей,
усыновителей или одного из них.

Практическое назначение гражданства состоит в том, что оно дает


возможность для применения норм права, регулирующих определенную
сферу общественных отношений с участием того или иного гражданина
и необходимых для разрешения ряда его частных вопросов.

Так, согласно ст. 16 Федерального закона от 29 июля 1998 г. N 134-


ФЗ <86>, право на ежемесячное пособие на ребенка имеет один из
родителей, усыновителей, опекунов, попечителей на каждого
рожденного, усыновленного, принятого под опеку совместно
проживающего ребенка до достижения им возраста 16 лет, на учащегося
общеобразовательного учреждения - до окончания им обучения, но не
более чем до достижения им возраста 18 лет, в семьях со
среднедушевым доходом, размер которого не превышает 200%
величины прожиточного минимума в субъекте РФ. Понятно, что такое
пособие может получить только гражданин РФ. В столице для родителей
(усыновителей) предусмотрено дополнительное пособие при условии,
если один из них проживает совместно с ребенком в Москве, на которого
назначается дополнительное единовременное пособие, а другой - за
пределами Москвы независимо от гражданства.

--------------------------------

<86> Федеральный закон от 29 июля 1998 г. N 134-ФЗ "О внесении


изменений и дополнений в Федеральный закон "О государственных
пособиях гражданам, имеющим детей" // СЗ РФ. 1998. N 31. Ст. 3812.

С 1 января 2006 г. размер единовременного пособия в Москве


составит 6 - 8 тыс. руб., а ежемесячные выплаты - 150 руб., для
одиноких родителей (усыновителей) - 300 руб. <87>

--------------------------------

<87> Московская правда. 2005. 2 сент.; Комсомольская правда.


2005. 8 - 14 авг. Для сравнения: в США компенсация за приемного
ребенка достигает 10 тыс. дол. плюс ежемесячно по 900 дол. в виде
пособия.

Усыновленный ребенок обладает и иными правами в результате


факта усыновления, в частности правом пользования жилым
помещением. Ребенок, в том числе и усыновленный, обладает правом
на совместное проживание со своими родителями (п. 2 ст. 54 СК РФ)
Вместе с тем ни ЖК РФ, ни СК РФ усыновленного ребенка в качестве
субъекта, обладающего комплексом жилищных прав, не называют. В
связи с этим целесообразно внести изменения в некоторые нормы
жилищного законодательства. Подобные дополнения позволили бы
достигнуть необходимой четкости в содержании норм, закрепляющих
жилищно-правовой статус гражданина.

Вышесказанное позволяет сделать ряд выводов.

1. В литературе отсутствует комплексное исследование о


порождаемых усыновлением правовых последствиях. Существенные
изменения института усыновления, обусловленные принятием СК РФ,
требуют современного комплексного исследования правовых
последствий усыновления.

2. Правовые последствия усыновления, связанные как с их


возникновением, так и с прекращением, представляют собой систему
разных по отраслевой принадлежности правоотношений.

3. Виды правовых последствий усыновления обусловлены:

1) природой прав субъектов усыновления (административные,


гражданские, пенсионные);

2) содержанием прав и обязанностей (личные и имущественные);

3) объемом прав (обычные и дополнительные).

4. Статья 137 СК РФ нуждается в совершенствовании,


конкретизации. Предложен новый вариант редакции ст. 137 СК РФ, а
также текст новой ст. 137.1 СК РФ.

Глава 5. ОТМЕНА УСЫНОВЛЕНИЯ

Семейное законодательство предусматривает только одно


основание для прекращения усыновления - его отмену. Семейный
кодекс РФ в отличие от КоБСа РСФСР (ст. 112) не содержит норм о
недействительности усыновления.

Вместе с тем суд в соответствии со ст. 112 КоБС РСФСР


"Основания и последствия признания усыновления недействительным"
может признать недействительным усыновление, произведенное до
введения в действие СК РФ, в случае, когда решение об усыновлении
было основано на подложных документах или когда усыновителем
являлось лицо, лишенное родительских прав либо признанное в
установленном законом порядке недееспособным или ограниченно
дееспособным, а также при фиктивности усыновления. Усыновление,
произведенное с указанными выше нарушениями после введения в
действие СК РФ, но до введения в действие судебного порядка
усыновления (т.е. в период с 1 марта по 26 сентября 1996 г.), может
быть признано недействительным.

Нормы КоБСа РСФСР, посвященные признанию усыновления


недействительным, были довольно уязвимы, на что обращали
внимание, по существу, все теоретики семейного права <1>. С одной
стороны, закон давал возможность для злоупотреблений чиновников,
так как элементы нарушения процедуры усыновления можно было
обнаружить в любом деле и по этому основанию прекратить
усыновление. С другой стороны, интересы ребенка при возможности
признания усыновления недействительным в определенной степени
игнорировались. Более того, его правовое положение было зыбким и
неопределенным. Связано это с тем, что признание усыновления
недействительным как юридический факт действовало с так называемой
обратной силой. Это означает, что отношения признаются
недействительными с момента их возникновения, а не с момента
вступления решения суда в силу. Поэтому ребенок утрачивал все права
(как имущественные, так и неимущественные), которые он приобрел в
результате усыновления. Каких-либо обязательств по отношению к
усыновленному ребенку (право на алименты, на наследство и т.д.)
бывшие усыновители не имели. Фактически нормы КоБСа РСФСР
ставили ребенка в незащищенное в правовом смысле положение <2>.
Поэтому совершенно справедливо и оправданно данный институт был
упразднен.

--------------------------------

<1> См.: Мальцман Т.Б. Спорные вопросы усыновления // Учен. зап.


ВИЮН. 1963. Вып. 16; Рясенцев В.А. Отмена усыновления и признание
его недействительным // Сов. юстиция. 1970. N 16; Нечаева А.М.
Советское законодательство о браке и семье как средство воспитания //
Вопросы гражданского права и процесса. М., 1977. С. 74 - 75; Она же. О
некоторых направлениях семейно-правовых исследований. М., 1978. С.
59; Кузнецова И.М. Спорные вопросы усыновления // Проблемы
совершенствования советского законодательства. М., 1980. С. 34; Она
же. Вопросы усыновления в судебной практике // Комментарий судебной
практики за 1980 год. М., 1981. С. 67; Яковлев В.Ф. Метод и механизм
регулирования семейного права. М., 1982. С. 12; Ромовская З.В. Защита
в советском семейном праве. Львов, 1985. С. 17.

<2> Аналогичное положение было предусмотрено и в кодексах


союзных республик. В частности, ст. 114 КоБС Казахской ССР гласила:
"Усыновление, признанное недействительным, считается таковым с
момента вынесения решения об усыновлении. Усыновленный
утрачивает все права и обязанности в отношении усыновителей и их
родственников" (Комментарий к Кодексу о браке и семье Казахской
ССР / Под ред. М.К. Сулейменова. Алма-Ата, 1989. С. 178).

В настоящее время стабильность усыновления последовательно


обеспечивается законодателем, о чем свидетельствует анализ норм об
отмене усыновления, гарантирующих соблюдение интересов
усыновителей и усыновленных. Состоявшееся усыновление не может
прекратиться произвольно по желанию усыновителя или усыновленного
<3>. Правоотношения между ними прекращаются путем отмены
усыновления в порядке, предусмотренном законом, и только в тех
случаях, когда это соответствует интересам ребенка <4>.
--------------------------------

<3> В период с 2000 по 2005 г. судами было рассмотрено около


одной тысячи дел об отмене усыновления (см.: Опубликованная
судебная практика по усыновлению. М., 2005).

<4> По результатам ознакомления с документами детей,


находящихся в детском доме "Надежда" г. Северска Томской области,
установлено, что на семь усыновлений приходится одна его отмена. По
России каждое десятое усыновление отменяется (см.: Доклад
Минобрнауки РФ. М., 2004. С. 3).

5.1. Основания отмены усыновления

Отмене усыновления посвящены ст. 140 - 144 СК РФ. Начнем с


оснований, предусмотренных в примерном перечне (ст. 141 СК РФ).

Усыновление ребенка может быть отменено в случаях, если


усыновители:

1) уклоняются от выполнения возложенных на них обязанностей


родителей;

2) злоупотребляют родительскими правами;

3) жестоко обращаются с усыновленным ребенком;

4) являются больными хроническим алкоголизмом или наркоманией.

На первый взгляд, прослеживается большое сходство этих норм со


ст. 69 СК РФ, предусматривающей основания для лишения
родительских прав. Вместе с тем в перечень оснований для отмены
усыновления не включены такие основания, как отказ без уважительных
причин взять своего ребенка из родильного дома и совершение
умышленного преступления против жизни или здоровья своих детей
либо против жизни или здоровья супруга. Первое основание совершенно
справедливо не включено в перечень оснований для отмены
усыновления, поскольку такая ситуация не характерна для отношений
между усыновителем и усыновленным, а вот второе основание
заслуживает того, чтобы оно было включено в перечень оснований для
отмены усыновления. Умышленное преступление может совершить
против ребенка не только родитель, но и усыновитель. Поэтому ст. 141
СК РФ целесообразно было бы дополнить таким основанием.

Рассмотрим каждое из оснований отмены усыновления более


подробно. Одним из них признается уклонение усыновителей от
выполнения возложенных на них обязанностей родителей. Это
обстоятельство является основанием и для лишения родительских прав
<5>.

--------------------------------

<5> Теоретические наработки ученых о лишении родительских прав


применимы по аналогии и к основаниям отмены усыновления. Поэтому
далее в настоящей книге общеизвестные выводы повторяться не будут.

Уклонение усыновителей от выполнения своих обязанностей всегда


проявляется в форме бездействия: усыновители не совершают
действий, которые они обязаны совершать. Чаще всего уклонение
усыновителей от выполнения своих обязанностей выражается в том, что
они не уделяют должного внимания воспитанию усыновленных детей, не
заботятся о них. Одним из случаев уклонения является невыполнение
обязанности по содержанию ребенка, когда усыновитель не
предоставляет ребенку всего необходимого, часто растрачивая при этом
причитающиеся ему средства <6>. В этом случае уклонение
оказывается соединенным со злоупотреблением усыновителями
родительскими правами. Уклонением усыновителя от выполнения своих
обязанностей является и его отказ без уважительных причин проживать
совместно с ребенком <7>.

--------------------------------

<6> См.: Материалы к парламентским слушаниям на тему


"Ответственность родителей за воспитание детей, совершенствование
законодательства, практика работы законодательных, судебных и
исполнительных органов государственной власти". М., 2004.

<7> Более 6 тыс. жителей столицы состоят на учете в милиции за


уклонение от исполнения родительских обязанностей. Только за пять
месяцев 2005 г. 302 человека были лишены родительских прав через
суд. Еще на 957 человек готовятся материалы на лишение или
ограничение родительских прав (см.: Труд. 2005. 13 июля).

Противоправное поведение усыновителей может проявиться и в


форме злоупотребления своими родительскими правами. Под
злоупотреблением усыновителями своими правами следует понимать
использование таких прав в ущерб интересам усыновленного ребенка.
Злоупотребление всегда предполагает совершение усыновителями
активных действий и характеризуется умышленной формой вины.
Наиболее часто встречающимися случаями злоупотребления являются
принуждение детей работать, запрещение им посещать школу,
вовлечение детей в преступную деятельность, приобщение к
наркотикам <8>. Злоупотреблением правами будет и незаконное
расходование имущества усыновленного ребенка, в том числе его
пенсии, пособий или алиментов.

--------------------------------

<8> По итогам 2004 г. 475 тыс. родителей и лиц, их заменяющих,


были подвергнуты мерам административного воздействия, в том числе
6,5 тыс. - за вовлечение несовершеннолетних в употребление спиртных
напитков или одурманивающих веществ, 377 тыс. - за неисполнение
родителями или законными представителями несовершеннолетних
обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних, 84
тыс. - за появление несовершеннолетних в состоянии опьянения, а
равно распитие ими алкогольной продукции, потребление ими
наркотических средств или психотропных веществ в общественных
местах (см.: Материалы МВД РФ. М., 2005. С. 2).

Полагаем, что не всегда практически можно определить и


впоследствии доказать, злоупотребляет усыновитель своими правами
или нет, например принуждает ли он ребенка заниматься чем-либо, что
пагубно отражается на его здоровье, нервах (например, вовлечение в
религиозную секту). Очевидно, одновременно необходимо оценивать в
целом общефизическое и психическое состояние ребенка.

Жестокое обращение с детьми, которое также является основанием


для отмены усыновления, чаще всего выступает в виде активных
действий, однако возможно жестокое обращение и в виде бездействия.
В принципе жестокое обращение является частным случаем
злоупотребления усыновителями родительскими правами (хотя в ст. 69,
141 СК РФ оно закреплено в качестве самостоятельного основания), но
особая опасность такого поведения обусловила необходимость
выделения его в самостоятельное основание отмены усыновления.

Под жестоким обращением следует понимать как физическое


насилие над ребенком (избиение, пытки, лишение свободы), так и
насилие психическое (унижение, запугивание) <9>. В качестве жестокого
обращения рассматривается и покушение усыновителей на половую
неприкосновенность ребенка (ст. 69 СК РФ). Жестокое обращение в
форме бездействия выражается в оставлении ребенка без пищи, тепла.
Поэтому очень часто при рассмотрении дела об отмене усыновления по
данному основанию в поведении усыновителей обнаруживается состав
уголовного преступления. В таком случае суд обязан уведомить об этом
прокурора, который возбуждает уголовное дело в отношении
усыновителя.

--------------------------------
<9> См.: Иванов Н.А. Как защитить своего ребенка от жестокого
обращения // Семья и школа. 1994. N 11. С. 4, 9.

Так, коллегия по уголовным делам Европейского суда оставила в


силе приговор в отношении женщины, обвиненной по ст. 115 УК РФ в
причинении легкого вреда здоровью усыновленного ею ребенка. Как
следует из заключения судебно-медицинской экспертизы, пострадавший
получил сотрясение головного мозга, множественные ушибы и ссадины
головы. Усыновление было отменено, а ребенок возвращен в интернат
<10>.

--------------------------------

<10> См.: Иващенко В. Избившая ребенка приемная мать


приговорена к штрафу и, видимо, к бездетности // www.7ya.ru; Рокицкий
М.Р. О предотвращении жестокого и безответственного отношения к
детям // Права ребенка. 2001. N 1. С. 18.

Проблемы, связанные с привлечением к ответственности таких лиц,


обусловлены отсутствием эффективных механизмов по выявлению
фактов жестокого обращения с детьми <11>. Кроме того, дети,
подвергшиеся насилию со стороны родителей или лиц, их заменяющих,
неохотно сообщают об этом в правоохранительные органы по причине
боязни расправы. По данным Центра содействия реформе уголовного
правосудия, ежегодно в России сексуальному насилию со стороны
родственников подвергаются 60 тыс. детей. При этом жертвами
собственных отцов и отчимов оказываются девочки до 13 лет <12>. В
2004 г., по данным МВД России, было зарегистрировано 45 тыс.
преступлений, сопряженных с насильственными действиями в
отношении детей и подростков. Причинами для проявления насилия в
семье являются распространение бытового пьянства, алкоголизм,
безработица, имущественные споры и как следствие - рост конфликтных
ситуаций в семье. Практически каждое третье преступление
совершается на почве злоупотребления спиртными напитками. Более
половины лиц, совершающих такие преступления, не имеют постоянного
источника дохода <13>.

--------------------------------

<11> Прокуратура Карсунского района Ульяновской области


задержала за убийство пятилетней девочки ее тетю, являвшуюся ее
опекуном. Женщина систематически издевалась над девочкой, эксперты
обнаружили на теле умершего ребенка сотни травм (см.: Взгляд. 2006.
17 янв.).

<12> См.: Петракова И. Взрослые совсем озверели // www.gazeta.ru.


2003. 26 мая.
<13> См.: Информационно-аналитические материалы о работе
органов внутренних дел по профилактике насилия в отношении
несовершеннолетних. М., 2004. С. 1.

Одним из оснований отмены усыновления является хронический


алкоголизм или наркомания усыновителей. В России сегодня
наркоманов приблизительно 2 - 3 млн. человек, из них 60% имеют детей,
однако на практике такое основание отмены усыновления оценивается
неоднозначно <14>.

--------------------------------

<14> См.: Пояснительная записка к проекту Федерального закона


"Об единовременном федеральном государственном денежном пособии
семье на рождение третьего, четвертого и пятого ребенка". М., 2004.

Обусловлено это тем, что сами термины "алкоголизм" и


"наркомания" не являются правовыми, но квалифицировать действия
лица, находящегося в состоянии алкогольного или наркотического
опьянения, необходимо в соответствии с действующим законом. Более
того, в основе принятых норм по определению этих терминов лежит
медицинский, а не юридический аспект. В частности, в ст. 1 Закона
Томской области от 25 октября 2001 г. "О профилактике алкоголизма,
наркомании, токсикомании на территории Томской области" дано
следующее определение: "Алкоголизм, наркомания - заболевания,
вызванные употреблением психотропных веществ, имеющих общий
механизм развития, клинику, динамику, сопровождающиеся развитием
физической и психологической зависимости, приводящей к тяжелым
медико-социальным последствиям самого больного, его потомства,
семьи, общества в целом" <15>.

--------------------------------

<15> Закон Томской области "О профилактике алкоголизма,


наркомании, токсикомании на территории Томской области". Утв.
Постановлением Думы Томской области от 25 октября 2001 г. N 1025 //
Официальные ведомости Томской областной Думы. 2001. N 38.

С одной стороны, хронический алкоголизм и наркомания являются


болезнью, поэтому говорить о виновном поведении усыновителей
нельзя. В этом случае можно лишь ставить вопрос о медицинском
вмешательстве. С другой стороны, алкоголизм или наркомания
возникают, как правило, в результате сознательного доведения себя
усыновителями до такого состояния; в этом случае налицо виновное
поведение. Обычно неправомерные действия в отношении детей
совершаются усыновителями в состоянии алкогольного или
наркотического опьянения, когда они не способны отдавать себе отчет в
своих действиях и руководить ими <16>.

--------------------------------

<16> Для справки: депутаты хотят повысить штрафы для родителей


за детское пьянство и наркоманию. В странах Евросоюза за такие
правонарушения штрафы доходят до 3 тыс. евро при зарплате 1,5 тыс.
евро. В настоящее время в РФ штраф за плохое выполнение
обязанностей родителей по воспитанию, содержанию и обучению детей
равен 1 - 5 МРОТ (100 - 500 руб.); предлагают его повысить до 10 - 60
МРОТ. Родителям, спаивающим своих детей или "сажающим на иглу", -
штраф сейчас 5 - 10 МРОТ, хотят установить 10 - 120 МРОТ; предлагают
повысить штрафы и для родителей, которые пускают пьяных детей в
общественные места или позволяют им пить, сейчас 3 - 5 МРОТ, будет
10 - 120 МРОТ (см.: Московский комсомолец. 2005. 16 июня).
Единственное, что не учли депутаты, это то, что КоАП РФ
предусматривает максимальный штраф не более 25 МРОТ. Если
поправки будут приняты, депутатам придется ограничиться размером
максимального штрафа, предусмотренного КоАПом РФ.

Для отмены усыновления по данному основанию в принципе


достаточно констатации факта наличия у усыновителей такого
заболевания в хронической форме. Совершение ими каких-либо
противоправных действий в отношении ребенка необязательно: само по
себе воспитание ребенка хроническим алкоголиком или наркоманом,
проживание с ним рядом опасно для ребенка. Противоположный вывод
следует из зарубежной практики. Так, во Франции Апелляционный суд г.
Гренобля постановил в своем решении, что СПИД, которым болеет
мать, не является препятствием для ее попечения о своем ребенке. В
данном случае суд сослался на "большую привязанность матери к
усыновленному ребенку", поэтому мать, страдающая наркоманией или
больная СПИДом, может заботиться о своем ребенке. В Германии
Высший земельный суд Штутгарта решил, что наличие у матери ВИЧ-
инфекции не является основанием для отмены усыновления <17>. Как
видно из этих примеров, само по себе заболевание не влечет каких-
либо неблагоприятных последствий для усыновителей, главное, чтобы
они надлежащим образом выполняли свои обязанности по отношению к
усыновленному ребенку. Хотя справедливости ради нужно отметить, что
судьей не всегда принимаются такие положительные решения, есть и
крайне противоположные <18>.

--------------------------------

<17> См.: Меры по защите ребенка // www.7ya.ru. В России больных


СПИДом по официальным данным 50 тыс. человек, а по
неофициальным - 100 тыс.
<18> Во Франции некая медсестра из роддома была потрясена тем,
сколько новорожденных отбирается у зараженных ВИЧ матерей для их
устройства или усыновления в связи с тем, что у этих матерей не было
ни жилья, ни постоянного дохода (см.: <www.7ya.ru>).

Суть проблемы заключается в оценке поведения хронических


алкоголиков и наркоманов и, соответственно, в решении вопроса о
привлечении их к ответственности. На практике часто приходится
ограничиваться констатацией факта алкоголизма или наркомании (так
же как при лишении родительских прав - достаточно лишь факта
ненадлежащего их исполнения либо неосуществления) <19>. Тем не
менее усыновление необходимо отменять, так как в любом случае оно
противоречит интересам ребенка и назначению института усыновления.

--------------------------------

<19> См.: Кузнецова И.М. Развитие института усыновления //


Развитие законодательства о браке и семье. М., 1978. С. 124.
Аналогичный подход был предусмотрен ст. 59 КоБС РСФСР "Лишение
родительских прав".

В литературе высказано предложение о необходимости


рассматривать основания отмены усыновления, проявляющиеся в
виновном поведении усыновителя, как самостоятельные виды
преступлений <20>. Мотивируется оно тем, что отмена усыновления -
это результат совершения правонарушения усыновителем, а
следовательно, можно говорить о привлечении его к ответственности, в
частности к уголовной. Вместе с тем семейное право, как известно,
относится к сфере частного права, методологически исключающего
применение кары, наказания. Что касается "переброски" некоторых
оснований отмены усыновления в систему уголовных наказаний, то в
принципе этого исключать нельзя. При наличии всех элементов состава
преступления можно было бы включить в УК РФ в качестве
самостоятельного состава преступления, например, жестокое
обращение усыновителя с усыновленным ребенком. Действующий УК
РФ предусматривает лишь общую норму о том, что "совершение
преступления в отношении малолетнего, беззащитного или
беспомощного ребенка учитывается как отягчающее обстоятельство"
(ст. 63), в то время как в России от рук родителей ежегодно гибнет 2 тыс.
детей <21>.

--------------------------------

<20> См.: Тарусина Н.Н. Семейное право. М., 2001. С. 117.

<21> Известия. 2005. 11 июля. Для справки: законодательство


многих стран рассматривает убийство женщиной своего ребенка как
смягчающее обстоятельство, поскольку мать находится в состоянии
ограниченной вменяемости (см.: Известия. 2005. 5 авг.).

Перечень оснований отмены усыновления в отличие от перечня


оснований лишения родительских прав является открытым: отменить
усыновление ребенка можно и по другим основаниям, исходя из
интересов ребенка и с учетом мнения самого ребенка. Об этом имеется
специальное указание в п. 2 ст. 141 СК РФ. В связи с этим отмена
усыновления возможна, когда этого требуют интересы усыновленного
ребенка.

Однако обстоятельства, вызывающие необходимость отмены


усыновления, могут быть настолько разнообразными, что исчерпать их в
каком-либо перечне и подвести под действие п. 2 ст. 141 СК РФ
невозможно.

К таким обстоятельствам могут быть отнесены: отсутствие


взаимопонимания; личные качества усыновителя и (или) усыновленного,
в результате чего усыновитель не пользуется авторитетом у ребенка;
некомфортные для ребенка отношения в семье; выявление после
усыновления умственной неполноценности или наследственных
отклонений в состоянии здоровья ребенка, существенно затрудняющие
либо делающие невозможным процесс воспитания в семье, о наличии
которых усыновитель не был предупрежден при усыновлении (п. 19
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 20 апреля 2006 г. N 8).

Особо следует обратить внимание на такие основания из


перечисленных выше, как умственная неполноценность,
наследственные отклонения в состоянии здоровья ребенка. На практике
по причине нездоровья ребенка подлежит отмене немалое число
усыновлений. Но причиной обычно является не столько заболевание
ребенка, сколько отсутствие полной информации о состоянии его
здоровья, предоставляемой усыновителям. Выборочным изучением
специалистами-медиками анкет федерального банка данных выявлено,
что сведения о состоянии детей неточны и нуждаются в конкретизации.

По наблюдениям врачей НИИ педиатрии РАМН, медицинские


заключения на детей, подлежащих усыновлению, зачастую составляют
не лечащие врачи, а другие специалисты, которые в силу своего
профиля не всегда компетентны в конкретном заболевании ребенка.
Причем делается это без осмотра ребенка, только по медицинским
документам, что вообще недопустимо.

Проверка в Волгоградской области показала, что главные врачи


домов ребенка, куда поступают малыши в возрасте до четырех лет, не
обеспечивают лечебную коррекцию нуждающихся в этом воспитанников.
В результате ребенка, не получившего своевременной медицинской
помощи, ожидает практически одна дорога - инвалидность и
пожизненное содержание в интернате <22>. Очень часто кандидаты в
усыновители не обладают информацией о состоянии здоровья ребенка.
Так, семья из Биробиджана была вынуждена отказаться от сына. Его
усыновили в двухмесячном возрасте, по документам он был совершенно
здоров, но в 10-летнем возрасте он начал воровать. Когда мальчика
показали врачам, диагноз был неутешительным: тяжелая
наследственность, внутриутробные патологии, которые спровоцировали
подобное поведение ребенка <23>. И таких примеров масса.

--------------------------------

<22> Информационное письмо Генпрокуратуры РФ от 23 августа


1999 г. "О состоянии исполнения законодательства при усыновлении
детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и практики
прокурорского надзора". М., 1999. С. 6. (Далее в этой главе -
информационное письмо Генпрокуратуры РФ.)

<23> См.: Иващенко В. Усыновление и наказание // www.7ya.ru.

Следует заметить, что такого рода проблемы характерны не только


для нашей страны; зарубежные усыновители сталкиваются с
аналогичными ситуациями <24>. Исследования в США показали, что
треть усыновителей на момент усыновления не были поставлены в
известность о том, что ребенок в родной семье подвергался жестокому
обращению, а от половины усыновителей было скрыто, что
усыновленные ими дети подвергались сексуальной эксплуатации. Во
многих штатах действует законодательство, предписывающее
агентствам по усыновлению сообщать усыновителям известные им
сведения о ребенке. Хотя эти законы весьма несовершенны, все же
усыновители наделены правом требовать отмены усыновления в связи
с неполной или недостоверной информацией о ребенке. Так, если
усыновители обнаружат обстоятельства, которые, будучи известны им
до момента усыновления, радикально повлияли бы на их решение, они
могут попытаться добиться отмены усыновления <25>.

--------------------------------

<24> За период с 1996 по 2005 г. за рубежом погибло 14 российских


детей от рук усыновителей (см.: Московская правда. 2005. 11 авг.). В
связи с такими фактами депутатами высказывается предложение о
введении моратория на иностранное усыновление (см.: Парламентская
газета. 2005. 12 июля).

<25> См.: Основные институты гражданского права зарубежных


стран: сравнительно-правовое исследование. М., 1999. С. 25.
Более того, при изучении отмены усыновления психологами была
выявлена высокая взаимосвязь между успешностью усыновления и
мотивацией усыновителей, а также подготовленностью их к роли
родителей. Достаточно часто будущие усыновители оказывались
психологически неподготовленными к принятию ребенка в семью.
Например, родители хотели решить посредством усыновления ребенка
вопросы статуса семьи в обществе, восстановить отношения друг с
другом, обрести наследника, воспитать идеального ребенка, но при этом
не были готовы принять его со всеми особенностями, привычками,
проблемами <26>. Это приводило к тому, что такие усыновители не
могли создать семейной обстановки для воспитания ребенка,
отсутствовало взаимопонимание с ребенком, поэтому возникал вопрос
об отмене усыновления.

--------------------------------

<26> См.: Алфимова М.В. Влияние генетической наследственности


на поведение // Детский дом. 2004. N 2. С. 18.

Как видно, перечень обстоятельств, влияющих на взаимоотношения


усыновителя с усыновленным ребенком, достаточно широк и не связан с
виной усыновителя. Отсюда и отсутствие в законе закрытого перечня
оснований для отмены усыновления. И все же эти обстоятельства
необходимо учитывать и представить в обобщенном виде в качестве
самостоятельного основания отмены усыновления. В связи с этим
предлагается дополнить п. 3 ст. 141 СК РФ, правилом следующего
содержания: "Усыновление может быть отменено судом, если будут
установлены отсутствие между усыновленным и усыновителем,
независимо от его вины, отношений, характерных для детей и
родителей, и нецелесообразность дальнейшего сохранения
усыновления". В результате перечень оснований будет исчерпывающим.
Принятие подобной нормы позволило бы учитывать интересы не только
усыновленного ребенка, но и усыновителя.

Необходимо особо подчеркнуть, что в указанных случаях суд вправе


отменить усыновление, исходя из интересов ребенка и с учетом мнения
ребенка, достигшего возраста 10 лет (ст. 57, п. 2 ст. 141 СК РФ).
Оговорка в "интересах ребенка" вытекает из сущности института
усыновления, призванного обеспечить усыновленному родительское
воспитание и заботу. При этом, очевидно, решающее значение имеет
фактическое положение усыновленного в семье усыновителя. Поэтому
необходимо оценить, создало ли усыновление необходимые условия
для ребенка, и если это подтвердится, то суд вправе отклонить
требование об отмене усыновления <27>. Такие дела относятся к
исковому производству (ст. 275 ГПК РФ). Предъявление иска не зависит
от согласия усыновителя на отмену усыновления. Если согласие
противоречит, например, интересам ребенка, суду необходимо принять
решение об отмене.

--------------------------------

<27> См.: Колибаб К. Усилить охрану прав родителей и


усыновителей // Сов. юстиция. 1957. N 8. С. 34; Кузьмичева Л.А.
Усыновление по действующему семейному законодательству //
Правоведение. 1973. N 5. С. 108; Кузнецова И.М. Вопросы усыновления
в судебной практике // Комментарий судебной практики за 1985 год. М.,
1986. С. 66.

Практика свидетельствует о том, что вопрос об отмене усыновления


в подавляющем большинстве случаев решается исходя из интересов
ребенка, т.е. в зависимости от того, какие фактические отношения
сложились и как сохранение усыновления или его отмена отразится на
ребенке. Разрешение этого вопроса не может носить формального
характера. Поэтому, определяя основания отмены усыновления, и закон
должен оставить простор как для их анализа <28>, так и для оценки
сложившихся отношений между усыновителем и усыновленным,
руководствуясь интересами последнего.

--------------------------------

<28> Рассматривая иск об отмене решения об усыновлении, суд не


учел тяжелые обстоятельства, под влиянием которых мать вынуждена
была отказаться от ребенка (см.: БВС РСФСР. 1992. N 4. С. 3).

5.2. Лица, обладающие правом требовать отмены усыновления

Кроме оснований отмены усыновления СК РФ предусматривает


перечень лиц, имеющих право требовать отмены усыновления. Круг
таких лиц закреплен в ст. 142 СК РФ. К ним законодатель относит:
родителей ребенка; усыновителя ребенка; усыновленного ребенка,
достигшего 14-летнего возраста; органы опеки и попечительства;
прокурора.

Большое практическое значение имеет вопрос о лицах, обладающих


правом требовать отмены усыновления в соответствии с основаниями,
предусмотренными для отмены усыновления. Такой подход необходим
для понимания сути споров и решения многих процессуальных
вопросов.

Рассмотрим основания для отмены усыновления, дающие право


предъявлять иск тому или иному управомоченному субъекту,
особенности процессуального положения каждого из них.
Итак, к первой категории лиц, обладающих правом требовать
отмены усыновления, относятся родители усыновленного. Требовать
отмены усыновления родители ребенка вправе в любое время, хотя
чаще всего они обращаются с таким требованием, когда усыновление
было произведено без их согласия или согласие было вынужденным.
Требовать отмены усыновления по тому основанию, что не было дано
согласие родителей, не лишенных родительских прав, вправе только
сами родители, чье согласие в нарушение закона не было получено.
Непредъявление родителями требования об отмене усыновления
ребенка, произведенного без их согласия, подтверждает, что родители
(родитель) не возражают против усыновления.

В законе целесообразно было бы установить краткий срок


(например, годичный), в течение которого родитель, узнавший об
усыновлении его ребенка другим лицом без его согласия, вправе был бы
предъявить такое требование. Обусловлено это тем, что усыновители
не должны находиться в состоянии постоянного риска отмены
усыновления. Такая неопределенность препятствует созданию глубокой
привязанности между усыновителем и усыновленным ребенком и
противоречит интересам ребенка. Никто, кроме родителя, согласие
которого не было получено, не вправе на этом основании возбудить
вопрос об отмене усыновления. Закон же ограничивается общим
указанием о возможности отмены усыновления, "если этого требуют
интересы ребенка" (п. 2 ст. 141 СК РФ).

Родители не могут предъявить иск об отмене усыновления, если они


считают, что нахождение ребенка в семье усыновителя не отвечает его
интересам <29>. Наделяя родителей важным правом требовать отмены
усыновления, закон учитывает природу родительского права, однако во
избежание коллизий между родителями и усыновителями ребенка
устанавливает определенные пределы его реализации. Исходя из
типичной ситуации, когда ребенок остался без попечения родителей по
их вине, практически было бы неоправданным предоставление
родителю права инициировать процесс отмены во всех случаях. Это
привело бы к возможности шантажа усыновителей, препятствовало бы
стабильности в семье усыновителя, созданию подлинно семейных
отношений между ним и ребенком.

--------------------------------

<29> См.: Иванов Н. Как в хорошей семье // Семья и школа. 1995. N


1. С. 9.

У родителя, обладающего информацией о ненадлежащем


поведении усыновителя, всегда есть возможность довести ее до
сведения органа опеки и попечительства либо прокурора. Дело в том,
что в результате усыновления родители утрачивают весь комплекс прав
по отношению к своему ребенку, в том числе и право на его защиту.
Необходимо особо подчеркнуть, что в тех случаях, когда при получении
согласия родителей на усыновление ребенка были нарушены их права,
суд не обязан выносить решение об отмене усыновления. Это не
обязанность, а право суда (п. 2 ст. 141 СК РФ) отменить усыновление
при условии, что такая отмена соответствует интересам ребенка. Кроме
того, должно быть учтено мнение ребенка.

Установления того факта, что усыновление было произведено без


согласия родителей, еще недостаточно для отмены усыновления; кроме
того, необходимо доказать, что возвращение ребенка родителям
соответствует его интересам. Ребенок может быть настолько привязан к
семье усыновителей, которых обычно считает своими настоящими
родителями, что разрыв с этой семьей и передача его родителям,
нередко ставшим ребенку совершенно чужими, не только не отвечают
его интересам, но и могут тяжело его травмировать.

В целях обеспечения тайны усыновления родителям, не


обладающим информацией об усыновителях ребенка, необходимо
предъявлять иск к органу опеки и попечительства <30>.

--------------------------------

<30> См.: Макарова В.С. К вопросу об усыновлении // Вопросы


теории советского права. М., 1966. С. 66.

Процессуальный институт участия в гражданском процессе органов


опеки и попечительства выражает заинтересованность государства в
надлежащей защите субъективных прав граждан. Этот институт
закреплен в ст. 46, 47 ГПК РФ, предусматривающих две формы участия
органов управления в процессе: первая - предъявление иска в защиту
прав других лиц (ст. 46 ГПК РФ); вторая - вступление в процесс для дачи
заключения по делу в целях осуществления возложенных на них
обязанностей и для защиты прав граждан и интересов государства (ст.
47 ГПК РФ).

Эти формы участия органов управления сходны с участием


прокурора в гражданском процессе (ст. 45 ГПК РФ), но если прокурор
может вступить практически в любое гражданское дело, то орган
государственного управления - только в случаях, предусмотренных
законом. В ГПК РФ, как известно, перечень таких случаев отсутствует,
семейное же законодательство предоставляет органу опеки и
попечительства широкую возможность участвовать при разрешении
споров, возникших из брачно-семейных отношений.

Органы опеки и попечительства осуществляют надзор за


надлежащим исполнением опекунами и попечителями своих
обязанностей и должны активно вмешиваться в вопросы воспитания
детей и охраны их прав и законных интересов во всех случаях, когда это
необходимо. Осуществление этими органами государственной функции
охраны прав и законных интересов детей, лиц, ограниченных в
дееспособности, а также других лиц, нуждающихся в защите со стороны
государства по состоянию своего здоровья, обусловливает их участие в
гражданском процессе.

Вступая в процесс на основании ст. 46 ГПК РФ, орган опеки и


попечительства защищает не свои субъективные права и интересы, а
права и интересы других лиц, которые он обязан защищать в связи с
осуществлением специальной функции государственного управления
<31>.

--------------------------------

<31> См.: Советский гражданский процесс / Под ред. А.Ф.


Клейнмана. М., 1964. С. 116; Юдельсон К.С. Советское гражданское
процессуальное право. М., 1965. С. 194; Пергамент А.И. Опека и
попечительство. М., 1966. С. 46; Советский гражданский процесс / Под
ред. М.А. Гурвича. М., 1967. С. 122; Советский гражданский процесс /
Под ред. А.А. Добровольского и А.Ф. Клейнмана. М., 1970. С. 123;
Гражданское судопроизводство / Под ред. В.М. Семенова. Свердловск,
1974. С. 148 - 150; Кострова Н.М. Судопроизводство по семейным
делам. Махачкала, 1978. С. 40 - 41; Суйков И. К вопросу о
процессуальном положении прокурора // РЮ. 2003. N 2.

При предъявлении родителями иска органы опеки и попечительства


не должны открывать имя усыновителя до удовлетворения такого иска,
но обязаны известить усыновителя о возбуждении данного спора. Если
усыновитель принимает решение об участии в процессе лично, то он
вступает в дело в качестве соответчика. Однако усыновитель может
этим правом не воспользоваться. В таком случае он может поручить
защиту своих интересов органу опеки или адвокату.

Право требовать отмены усыновления признается за


усыновителями ребенка. Ранее действовавшим законодательством
такое право усыновителей не было предусмотрено. Это обосновывалось
тем, что права и обязанности усыновителей приравниваются к
родительским, а следовательно, усыновители, как и родители, не могут
отказаться от своих детей <32>. И это было правильно для того
времени. Поскольку усыновление - это добровольное принятие на себя
родительских обязанностей по отношению к чужому ребенку, взятые на
себя перед ребенком обязанности должны носить безотзывный
характер: усыновитель, наделенный родительскими правами, не вправе
требовать их прекращения <33>.
--------------------------------

<32> См.: Поссе Е.А. Основные вопросы усыновления // Очерки по


гражданскому праву. Л., 1957. С. 252, 261; Нечаева А.М. Отмена
усыновления // Соц. законность. 1974. N 6. С. 36 - 37; Матвеев Г.К.
Советское семейное право. М., 1978. С. 216.

<33> См.: Ершова Н.М. Опека (попечительство) и усыновление


(удочерение). К проекту Кодекса о браке и семье // Сов. юстиция. 1969.
N 1; Ошлакова З.А. Усыновление детей раннего возраста. Алма-Ата,
1969. С. 15; Кузьмичева Л.А. Усыновление по действующему семейному
законодательству. С. 108; Червяков К. Вопросы усыновления в судебной
практике // Сов. юстиция. 1973. N 4. С. 3; Кудрявцев О.Н. Правовые
отношения между родителями и детьми. Харьков, 1975. С. 42;
Кузьмичева Л.А. Усыновление по советскому семейному праву:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Харьков, 1976. С. 7; Ершова Н.М.
Правовое регулирование усыновления // Теоретические вопросы
гражданского права. М., 1980. С. 72.

Если бы усыновитель обладал таким правом, то отношения по


поводу усыновления трансформировались бы в срочные, что
противоречит их природе. На мой взгляд, право усыновителя поставить
вопрос об отмене усыновления необходимо рассматривать с оценкой
правовых последствий для ребенка.

С одной стороны, если бы законодателем была сохранена прежняя


позиция о невозможности прекратить отношения усыновления по воле
усыновителя, то последний с большей серьезностью стал бы относиться
к усыновлению. Усыновитель должен осознавать, что обязанности по
воспитанию ребенка принимаются вне зависимости от физических
данных или умственных способностей усыновленного ребенка.
Предоставляя усыновителю право требовать отмены усыновления,
законодатель тем самым признает ребенка как бы объектом
правоотношения, которое прекращается вследствие ненадлежащего
"качества" такого объекта, но очевидно, что ребенок - субъект права, а
не объект. Возможность требовать отмены усыновления усыновителем
нельзя связывать с личностной характеристикой усыновленного
ребенка, не удовлетворяющей, как указывалось, требованиям
усыновителя. Такое право предоставляется усыновителю с учетом его
собственных интересов, поскольку цель усыновления в данном случае
не достигается, формируется убежденность в бесполезности
сохранения отношений.

Предоставляя право усыновителю требовать отмены усыновления,


законодатель предвидел, что могут не сложиться личные
взаимоотношения между усыновителем и усыновленным и как
следствие - это может стать причиной прекращения отношений по
усыновлению <34>.

--------------------------------

<34> См.: Ершова Н.М. Правовые вопросы воспитания детей в


семье. М., 1971. С. 73 - 74; Нечаева А.М. Судебная защита интересов
детей // Сов. юстиция. 1972. N 18. С. 10; Декларация Генеральной
Ассамблеи ООН о правах умственно отсталых лиц // Здоровье мира.
1973. Авг. С. 25; Нечаева А.М. Значение вины при разрешении споров о
детях // Сов. юстиция. 1974. N 10. С. 24; Иванов Н. После усыновления //
Семья и школа. 1976. N 7. С. 42; Деребина О. Стать родителями //
Семья и школа. 1994. N 12. С. 11 - 12.

Так, по мере того как ребенок будет взрослеть, усыновитель может


испытывать чувство неприязни к нему. У ребенка могут быть
обнаружены симптомы тяжелых наследственных заболеваний, которые
не позволяют ему нормально развиваться в семье, и все надежды
усыновителя на изменение ситуации терпят крах. Конечно, в подобных
случаях серьезные моральные страдания испытывает как усыновитель,
так и ребенок. Но вместе с тем необходимо учитывать, что отношения,
возникающие в результате усыновления, лишь тождественны
родительским. Это означает, что у усыновителя нет природных
инстинктов по защите, заботе о больном усыновленном ребенке,
которые испытывают родители по отношению к своим детям. Поэтому
часто усыновители просто не в состоянии сохранять отношения с
усыновленным больным ребенком, и это не может быть поставлено им в
вину <35>.

--------------------------------

<35> См.: Иванов В. Вечное братство сирот // Семья и школа. 1995.


N 5. С. 2 - 3; Рыскина В. Заговорит ли? // Семья и школа. 1995. N 6. С. 8.

Три штата в США признают так называемое недолжное


усыновление, которое служит основанием для иска усыновителей к
агентству по усыновлению. Основанием для привлечения агентства к
ответственности является намеренное или небрежное введение им
усыновителей в заблуждение относительно состояния здоровья
ребенка. Так, в США Верховный суд штата Огайо при рассмотрении
дела по иску усыновителя об отмене усыновления установил, что
агентство скрыло от истцов тот факт, что биологические родители
усыновленного им ребенка - пациенты психиатрического стационара и
ребенок страдает тяжелыми наследственными заболеваниями. Суд
признал агентство виновным в "совершении деликта недолжного
усыновления" <36>.
--------------------------------

<36> <www.7ya.ru>.

По делам об отмене усыновления перед судом возникает ряд


вопросов, в частности о круге доказательств, их оценке, о том, какие из
них могут убедить судью принять положительное решение, будут ли
решающим критерием чувства усыновителя? <37> Очевидно, что
однозначного решения предложить нельзя. Безусловно, одним из
определяющих критериев являются интересы ребенка. При этом, говоря
об интересах ребенка, необходимо учитывать, что его интересам как раз
соответствуют нормальные отношения с усыновителем, которые в
принудительном порядке установить невозможно. Какое решение
предпочтительнее - отменить усыновление, которое не соответствует
интересам ребенка, поскольку воспитание в семье невозможно, или
сохранить его, сознавая ущербность воспитания в данных условиях?
Если учитывать только интересы ребенка, мы тем самым принудительно
заставляем усыновителя выполнять свои обязанности, понимая, что
благоприятный результат достигнут не будет. Решение суда должно
отражать баланс интересов усыновленного ребенка и усыновителя.

--------------------------------

<37> См.: Юдельсон К.С. Проблема доказывания в советском


гражданском процессе. М., 1951. С. 221 - 222; Осипов Ю.К. Косвенные
доказательства в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Свердловск, 1954. С. 4 - 5; Штутин Я.Л. Предмет
доказывания в гражданском процессе. М., 1963. С. 156; Курылев С.В.
Основы теории доказательств в советском правосудии. Минск, 1969. С.
139; Бабаев В.К. Презумпции в советском праве. Горький, 1974. С. 8;
Чечина Н.А. Проблемы гражданско-процессуального права //
Правоведение. 1975. N 6. С. 77; Тарусина Н.Н. Защита семейных прав.
Ярославль, 1985. С. 8, 20; Чечина Н.А. Основные направления развития
науки советского гражданско-процессуального права. Л., 1987. С. 28 - 29;
Треушников М.К. Судебные доказательства. М., 1997. С. 25; Бабаев В.К.
Метод гражданского процессуального права и гражданская
процессуальная правосубъектность // Юрид. зап. ЯрГУ. Ярославль,
1997. Вып. 1. С. 55, 71; Он же. Современные проблемы правового
регулирования правосудия по гражданским делам // Юрид. зап. ЯрГУ.
Ярославль, 1999. С. 72, 82.

Суд обязан оценить доводы последнего о невозможности


дальнейшего воспитания ребенка (т.е. установить причинно-
следственную связь между невозможностью исполнения обязанности
усыновителем и, например, болезнью ребенка). При этом необходимо
понимать, что усыновитель может требовать отмены усыновления не
только по причине болезни ребенка, но и в результате отсутствия
взаимопонимания между ними, а также по другим обстоятельствам,
сложившимся даже помимо его воли и неблагоприятно влияющим на
ребенка.

Правом требовать отмены усыновления наделен и усыновленный


ребенок <38>. Теперь действующее законодательство в отличие от
прежнего (ст. 115 КоБС РСФСР) устанавливает возраст, с которого
ребенок вправе самостоятельно предъявить иск об отмене усыновления
(14 лет) <39>. Законом предоставлена дополнительная гарантия
ребенку по защите своих прав, если он не чувствует себя членом семьи
усыновителя. Основаниями для отмены усыновления в данном случае
могут быть как противоправные действия со стороны усыновителя по
отношению к усыновленному ребенку, так и безвиновное поведение,
например отсутствие между ними контакта. Что касается детей, не
достигших возраста 14 лет, то их интересы будут представлять органы
опеки и попечительства посредством предъявления иска от их имени и в
их интересах. Предъявляя иск в защиту прав других лиц, орган опеки и
попечительства, так же как и другие субъекты процесса, действующие
на основании ч. 1 ст. 46 ГПК РФ, занимает самостоятельное
процессуальное положение, отличное от других лиц, участвующих в
деле, и в частности от тех, кому предоставлено право возбуждения
дела.

--------------------------------

<38> "Мнение самого несовершеннолетнего рассматривается как


фактор, значение которого растет в зависимости от его возраста и
степени зрелости" (Конвенция Совета Европы от 4 апреля 1997 г. "О
защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений
биологии и медицины". Ч. 2, п. 2 ст. 6 // Сборник международных актов.
М., 1998); Николаев М. Вопросы судебного порядка рассмотрения дел об
установлении усыновления (удочерения) детей // Хозяйство и право.
1997. N 3. С. 167; Титова Т.А. Конвенция о правах ребенка в системе
общей регламентации прав человека: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук.
Казань, 2000. С. 8.

<39> Согласно ст. 115 КоБС РСФСР, "государственные,


общественные организации, а также отдельные граждане, считающие
усыновление подлежащим отмене, сообщают об этом органам опеки и
попечительства или прокурору, от которых зависит решение вопроса о
предъявлении иска в суде". По нашему мнению, было бы
целесообразным включить общественные объединения в число
субъектов, обладающих такой обязанностью.

Усыновленный ребенок может поставить вопрос об отмене


усыновления в тех случаях, когда нет никакой возможности создать
теплые, искренние, настоящие семейные отношения, а не их видимость
<40>.

--------------------------------

<40> См.: Нечаева А.М. Семейное право. Курс лекций. М., 1998. С.
287.

Правом требовать отмены усыновления наделены и органы опеки и


попечительства.

На практике большое значение имеет вопрос о процессуальной


роли органов опеки и попечительства в делах об отмене усыновления.
Поскольку в законе положение органов опеки и попечительства никак не
определено, в литературе их именуют по-разному - "стороной особого
рода", "процессуальным истцом". Например, Н. Киреева пишет, что "эти
органы не являются субъектами спорного правоотношения и пользуются
теми процессуальными правами, которые необходимы им для защиты
прав и интересов субъектов материального права по заявленному иску.
Поэтому в случае предъявления иска органы опеки и попечительства
занимают в процессе положение процессуальных истцов и обладают
процессуальными правами и обязанностями истца только в
процессуальном смысле" <41>. Практически это означает, что такой
истец является стороной в процессе и, занимая активную позицию в
нем, защищает от своего имени не свои, а чужие права, свободы,
охраняемые законом интересы. Таким образом, процессуальные истцы
имеют в деле лишь процессуальный интерес, в частности защиту
интереса усыновленного ребенка. Такой термин, как "ответчик", в
процессуальном смысле неприменим к органам опеки и попечительства.

--------------------------------

<41> Киреева Н. Участие в гражданском процессе органов опеки и


попечительства // Сов. юстиция. 1976. N 19. С. 10.

М.А. Викут предлагает называть этих субъектов процесса


"госорганами-заявителями", "организациями-заявителями" или
"заявителями иска" <42>. Такая точка зрения нуждается в обосновании.
Если сравнить объем процессуальных прав и обязанностей органов
государственного управления, предъявляющих иски в защиту прав
других лиц, с правами сторон в процессе, то объем прав первых уже,
они соответствуют процессуальному положению органа, не имеющего в
процессе материально-правовой заинтересованности. Вследствие этого
им обычно не принадлежат права, связанные с распоряжением
предметом спора в том объеме, как это предоставлено сторонам. В ст.
46 ГПК РФ указывается, что отказ указанных органов от предъявленного
ими иска не лишает лицо, в защиту интересов которого предъявлен иск,
права требовать рассмотрения дела по существу.

--------------------------------

<42> Викут М.А. Стороны - основные лица искового производства.


Саратов, 1968. С. 46.

Однако орган опеки и попечительства, которому предоставлено


право предъявлять иски в защиту интересов лиц, не имеющих
возможности защищать свои права в силу неполного объема
дееспособности, нередко выступает на стороне истца, что требует от
суда особого контроля за осуществлением органом своих прав. Если же
лицо, в защиту которого предъявлен иск, может участвовать в процессе,
то оно займет положение истца. Представляется, что такой подход
автора является целесообразным.

Другие авторы <43> полагают, что правовое положение этого органа


регулируется не нормами, относящимися к процессуальному положению
ответчика, а соответствующими нормами об органах государственных
учреждений. Поэтому дела об отмене усыновления по искам,
предъявляемым к органам опеки и попечительства, необходимо отнести
к делам, возникающим из административно-правовых отношений.
Считаем, что с такой позицией согласиться нельзя, поскольку дела об
отмене усыновления - дела гражданские, вытекающие из брачно-
семейных отношений, и речь идет о правах и обязанностях ребенка и
усыновителя, а не о правах и обязанностях органа опеки и
попечительства. Законодатель указывает, что "усыновление может быть
отменено, например, по иску родителей" (ст. 142 СК РФ).
Соответственно эти дела должны рассматриваться только в порядке
искового производства. Новый ГПК РФ в ст. 275 подтвердил
правильность такого вывода.

--------------------------------

<43> См.: Агабабовян И.А. Процессуальное положение органов


опеки по искам к ним родителей об отмене усыновления // Сборник
работ кафедры гражданского права и процесса. Душанбе, 1971. С. 133,
137; Коняев Н.И. Подведомственность семейно-правовых споров // Сов.
юстиция. 1971. N 12. С. 23; Аюбов Т.А. Правовое регулирование
гражданских, трудовых и семейно-брачных отношений. Ташкент, 1974.
С. 183 - 184; Башкирова Р. Судебная защита прав детей // Сов. юстиция.
1975. N 24. С. 12 - 13; Фадеева Т.А. Проблемы семейного права. Л.,
1976. С. 79.

Отсутствие специального термина для обозначения положения


органов опеки и попечительства отрицательно сказывается на
применении этого процессуального института в гражданском
судопроизводстве. В судебной практике их считают то истцами, то
представителями сторон, тогда как ни теми ни другими они не являются
<44>. Таким образом, орган опеки и попечительства вправе участвовать
в деле только в том случае, если у него нет материально-правовой
заинтересованности по данному делу, иначе его необходимо
рассматривать как сторону, участвующую в процессе, либо как третье
лицо с определенными правами и обязанностями.

--------------------------------

<44> Зарубежное законодательство называет такие органы лицом,


участвующим в процессе в качестве стороны по делу (см.: Гражданский
процесс в странах - членах СЭВ. М., 1988. Ч. 1. С. 217).

Особое значение имеет вопрос о роли органов опеки и


попечительства, когда родителям (истцам) не известно, кто является
усыновителем ребенка в силу тайны усыновления, охраняемой законом.
Иск предъявляется не к усыновителю, а к органам опеки и
попечительства. Вместе с тем усыновитель извещается о возбуждении
дела и может принять участие в рассмотрении дела. Возникает вопрос:
а в качестве кого будет выступать в этом деле усыновитель? Ответчик
по делу есть - орган опеки и попечительства. Между тем судом
решается вопрос о правах усыновителя, т.е. о лишении его прав на
воспитание ребенка.

В литературе высказывалось предложение о признании первого


ответчика ненадлежащим и замене его надлежащим по правилам ст. 41
ГПК РФ. Такое предложение вряд ли можно считать обоснованным.
Орган опеки и попечительства, занимая положение ответчика в силу
указаний закона, не является обычным ответчиком по делу. Он
участвует в процессе не для защиты своих интересов, а для защиты
интересов ребенка <45>. Его участие в таких делах является
обязательным в силу закона, и освободить его от участия просто
невозможно. Поэтому говорить о замене органа опеки и попечительства
как ненадлежащего ответчика на надлежащего нельзя, поскольку он
представляет интересы усыновленного ребенка. В связи с этим
предлагается изменить подход к определению процессуального
положения органа опеки и попечительства: рассматривать его не как
ответчика в процессуальном смысле, а как государственный орган,
участвующий в деле для дачи заключения по нему.

--------------------------------

<45> См.: Добровольский А.А. Участие органов государственного


управления в советском гражданском процессе. М., 1956; Чечот Д.М.
Участники гражданского процесса. М., 1960. С. 128, 134; Шакарян М.С.
Субъекты советского гражданского процесса. М., 1970. С. 192 - 213; Она
же. Участие в советском гражданском процессе органов
государственного управления. М., 1978; Щеглов В.Н. Субъекты
судебного гражданского процесса. Томск, 1979. С. 115 - 123.

Разнообразие категорий дел, в которых орган опеки и


попечительства участвует, а также форм такого участия объясняется
особой функцией этого органа, а именно защитой прав лиц, не имеющих
возможности самостоятельно защищать свои субъективные права.
Большое практическое значение имеет их деятельность, направленная
на защиту интересов несовершеннолетних в различных спорах,
возникающих из семейных правоотношений.

Кроме органов опеки и попечительства к числу обязательных


участников по данной категории дел относится прокурор (ст. 45 ГПК РФ).
Прокурор имеет право обратиться в суд с заявлением в защиту прав и
законных интересов усыновленного ребенка. В данном случае прокурор
занимает в процессе положение официального представителя
государства, осуществляющего надзор за законностью рассмотрения
дела <46>.

--------------------------------

<46> Федеральный закон от 17 января 1992 г. N 2202-1 "О


прокуратуре Российской Федерации" // СЗ РФ. 1995. N 47; Определение
Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 4
августа 1994 г. // БВС РФ. 1994. N 10. С. 3.

В силу особого характера брачно-семейных отношений,


заинтересованности государства в охране и защите семьи в семейном
законодательстве специально регулируется вопрос об участии
прокурора в процессах по семейным делам, в частности об отмене
усыновления (ст. 142 СК РФ). В данном случае участие прокурора
направлено на защиту интересов несовершеннолетних детей; прокурор
выступает от имени государства, тем самым реализовывается
заинтересованность последнего в укреплении семьи <47>.

--------------------------------

<47> См.: Юрбургский Ю. Усыновление по советскому семейному


праву // Сов. юстиция. 1963. N 12. С. 4 - 6.

Согласно гражданско-процессуальному законодательству, прокурор,


участвующий в деле, имеет право знакомиться с материалами дела
(являющимися доказательствами для отмены усыновления), прокурор
дает заключение по вопросам, возникающим во время разбирательства
дела, и по существу дела в целом (ст. 45 ГПК РФ).
Прокурор, предъявляющий иск, занимает в процессе
самостоятельное процессуальное положение, отличное от других
участников процесса. Как указывает А.Ф. Клейнман, "в теории
гражданского процессуального права и на практике спорным является
вопрос о процессуальном положении прокурора, предъявившего иск.
Преобладающей точкой зрения была та, которая рассматривала
прокурора, предъявившего иск в защиту прав гражданина, как "сторону
особого рода", как "сторону в процессуальном смысле", как "истца в
процессуальном смысле" <48>.

--------------------------------

<48> Клейнман А.Ф. Прокурорский надзор по гражданским делам.


М., 1975. С. 8 - 9.

До сих пор можно встретить в литературе, в судебной практике


обозначение прокурора истцом, особенно в тех случаях, когда иск
предъявлен прокурором в защиту таких лиц, которые не могут
участвовать в процессе в силу своей недееспособности, и на стороне
истца, кроме прокурора, больше никто не выступает. Необходимо особо
подчеркнуть, что и в этих случаях прокурор не является истцом,
поскольку его процессуальное положение самостоятельно и отсутствие
в процессе истца не колеблет его. Иной вывод противоречил бы
процессуальному законодательству (ст. 45 ГПК РФ) <49>.

--------------------------------

<49> См.: Добровольский А.А. Указ. соч. С. 71; Шакарян М.С.


Субъекты советского гражданского процесса. С. 94; Арапов Н.
Гражданская процессуальная дееспособность сторон в исковом
производстве // Сов. юстиция. 1974. N 8. С. 23; Ерошенко А.
Гражданская дееспособность несовершеннолетних // Сов. юстиция.
1976. N 14. С. 11; Лутченко Ю.И. Процессуальное положение прокурора,
предъявившего иск в гражданском процессе // СГиП. 1977. N 5. С. 128 -
131; Осокина Г.Л. Понятие, виды и основания законного
представительства // РЮ. 1998. N 1. С. 43 - 44.

В этом смысле наиболее предпочтительной является точка зрения


Г.Л. Осокиной. Она считает, что "прокурор, предъявивший иск в защиту
чужого права или интереса, наделяется законом такими же
процессуальными правами и обязанностями, что и истец -
предполагаемый субъект спорного правоотношения, кроме тех,
отсутствие которых у прокурора обусловлено тем, что он не является и
не предполагается участником спорного материального
правоотношения, т.е. носителем спорного права или интереса" <50>.
Поэтому прокурора, по мнению Г.Л. Осокиной, можно назвать истцом в
процессуальном смысле.
--------------------------------

<50> Осокина Г.Л. Курс гражданского судопроизводства. Томск,


2002. С. 207; Она же. Процессуальное положение прокурора,
предъявившего иск в гражданском процессе. Томск, 1987. С. 300; Она
же. О процессуальном положении прокурора, предъявившего иск //
Новая Конституция СССР и вопросы государства и права. Томск, 1979.
С. 134 - 135.

Действующее законодательство предусматривает судебный порядок


отмены усыновления (ст. 140 СК РФ).

При рассмотрении в судебном порядке дел данной категории более


полно гарантируется обеспечение всех необходимых доказательств, при
всесторонней и тщательной оценке которых суд может вынести
решение, отвечающее интересам ребенка. Преимущество судебного
порядка проявляется еще и в том, что стороны в полной мере могут
использовать процессуальные гарантии, которых они были лишены при
рассмотрении по ранее действовавшему законодательству данной
категории дел в административном порядке <51>. Так, родители могут
отстаивать свое право на возвращение ребенка в семью с помощью
соответствующих доказательств, проверка которых более доступна
суду, чем административным органам. Кроме того, усыновитель в
порядке состязательности сможет более полно аргументировать свои
возражения против иска об отмене усыновления. Судебный порядок
позволяет суду одновременно с отменой усыновления рассмотреть и
другие вопросы, связанные с иском, например вопросы имущественного
характера, которые решаются только судом <52>.

--------------------------------

<51> См.: Кузнецова И.М. Новое в порядке усыновления детей //


Журнал российского права. 1997. N 1. С. 111.

<52> См.: Беспалов Ю. Усыновление как способ судебной защиты


прав ребенка // РЮ. 1997. N 7. С. 39.

5.3. Правовые последствия отмены усыновления

Усыновление прекращается со дня вступления в законную силу


решения суда об отмене усыновления ребенка (п. 3 ст. 140 СК РФ). В
соответствии со ст. 209 ГПК РФ решение вступает в законную силу по
истечении срока на кассационное обжалование или опротестование, т.е.
по истечении 10 дней. Суд обязан в течение трех дней со дня
вступления в законную силу решения суда об отмене усыновления
ребенка направить выписку из этого решения в органы загса по месту
регистрации усыновления. Изменение имени, отчества и фамилии
ребенка, достигшего возраста 10 лет, без его согласия невозможно. И
это правильно, так как ребенок уже привык к своему имени, отчеству,
фамилии. Такого рода изменения могут неблагоприятно отразиться на
будущем ребенка, его дальнейшей судьбе. Например, ребенок уже
психологически привык к своим личным данным, привыкли и
окружающие его люди, соответственно изменение вызовет ряд
вопросов, кроме того, возникнет необходимость в изменении
документов.

Согласно ст. 46 Федерального закона "Об актах гражданского


состояния", на основании решения суда об отмене усыновления в
запись акта об усыновлении вносятся сведения об отмене усыновления
и восстанавливаются первоначальные сведения о фамилии, имени,
отчестве, месте и дате рождения ребенка, а также сведения о родителях
ребенка в записи акта о рождении. При этом ранее выданное
свидетельство о рождении аннулируется и выдается новое
свидетельство о рождении с учетом изменений, внесенных в запись акта
о рождении. Такое положение распространяется на случаи, когда за
усыновленным ребенком не сохраняются его имя, отчество, фамилия,
полученные им при усыновлении.

Поскольку при отмене усыновления правовые отношения


прекращаются лишь на будущее время, возможно сохранение за
усыновленным права на имя, отчество, фамилию, приобретенные им в
связи с усыновлением.

Необходимо отметить, что вопрос о сохранении усыновленному


имени, полученного им при усыновлении, или о присвоении ему имени,
которое он носил до усыновления, не связан с обязательным
сохранением каких-либо правовых связей с усыновителем. Право на
имя является личным правом гражданина. Поэтому и вопрос об имени
усыновленного должен разрешаться в зависимости от его интересов и с
учетом его желаний. Мнение усыновителя по поводу сохранения за
ребенком его фамилии и отчества значения не имеет.

Сохранение имени, отчества, фамилии возможно только при отмене


усыновления; при признании усыновления недействительным по ранее
действовавшему законодательству ст. 112 КоБС РСФСР такой
возможности не предусматривала.

Отмена усыновления по общему правилу возможна только до


достижения совершеннолетия ребенка (ст. 144 СК РФ).

Целью усыновления является, как известно, воспитание в семье


несовершеннолетних детей, лишившихся по тем или иным причинам
родительского попечения. Очевидно, что когда цель достигнута -
ребенок получил надлежащее воспитание и достиг совершеннолетия,
нет оснований для отмены усыновления.

По общему правилу после достижения совершеннолетия


родительские права и обязанности прекращаются и, следовательно,
отпадает необходимость в отмене усыновления. Однако, закрепляя
общее правило о том, что отмена усыновления ребенка не допускается,
если к моменту предъявления требования об отмене усыновления
усыновленный ребенок достиг совершеннолетия, ст. 144 СК РФ
предусматривает исключение, когда на такую отмену имеется взаимное
согласие усыновителя и усыновленного ребенка, а также родителей
усыновленного ребенка, если они живы, не лишены родительских прав
или не признаны судом недееспособными <53>.

--------------------------------

<53> Практике известен случай, когда усыновленная дочь буквально


затерроризировала своих усыновителей: устроила дома притон.
Причиной такого поведения явилась наследственная сексуальная
патология удочеренной. В таких случаях можно было бы разрешить
усыновителям инициировать процесс об отмене усыновления
самостоятельно, не получая согласия других лиц (см.: АиФ. 2001. N 19).

Предусмотренное законом исключение практически оправданно. В


жизни встречаются случаи, когда связь с ребенком была утрачена
родителями в силу объективных обстоятельств. Ребенка, потерявшего
родителей, воспитали в качестве усыновителей другие лица. В таких
случаях, если против этого не возражают усыновители и усыновленный,
по просьбе родителей с ними могут быть восстановлены правовые
отношения.

На практике необходимость в такой отмене может возникнуть,


например, для вступления бывшего усыновленного и усыновителя в
брак. При этом необходимо учитывать, что законодатель ограничивает
возможность отмены усыновления после 18-летнего возраста, требуя
получения согласия со стороны указанных лиц <54>. Необходимость
получения такого согласия обоснованна. Согласие усыновителей
необходимо потому, что в противном случае может произойти
существенное нарушение их интересов. Эти лица, воспитавшие
ребенка, окажутся не в состоянии получить от него содержание в случае
нуждаемости и нетрудоспособности.

--------------------------------

<54> См.: Масевич М.Г. Новый Семейный кодекс // Дело и право.


1996. N 3.
Согласие родителей необходимо потому, что при отмене
усыновления с ними может быть восстановлена правовая связь, в чем
они могут быть не заинтересованы. Нельзя сказать о том, что данная
норма часто применяется на практике <55>.

--------------------------------

<55> См.: Юрбургский Ю. Усыновление по советскому семейному


праву. С. 6; Рясенцев В. Указ. соч. С. 25; Ершова Н.М. Правовые
вопросы воспитания детей в семье. С. 73 - 74; Нечаева А. Отмена
усыновления. С. 37; Червяков К.К. Установление и прекращение
родительских прав и обязанностей. М., 1975. С. 77; Он же. Вопросы
усыновления в судебной практике. С. 3; Серов В. Практика применения
законодательства по спорам о детях // Сов. юстиция. 1976. N 2. С. 14;
Нечаева А.М. Новый Семейный кодекс // Гос-во и право. 1996. N 6. С. 65
- 66; Она же. Исполнение решений суда по делам, связанным с
воспитанием детей // РЮ. 1998. N 5. С. 37 - 39; Паршуткин В., Львова Е.
Особенности рассмотрения судами дел об усыновлении (удочерении)
детей иностранцами // РЮ. 1998. N 11. С. 27 - 28.

Вряд ли усыновленный ребенок, поживший в семье усыновителей,


пожелает разорвать отношения с ними. Вместе с тем, если его родители
все это время не принимали участия в его воспитании, возможно, что
усыновленный ребенок не пожелает восстанавливать с ними правовую
связь. К исключениям в данном случае могут относиться ситуации, когда
в результате военных действий родители пропали и их место
нахождения неизвестно, а следовательно, получение каких-либо
сведений о них проблематично, иногда почти невозможно. Очевидно,
что родители в таком случае не осуществляли надзора за детьми по
объективным причинам, поэтому вопрос о восстановлении правовой
связи с ребенком может возникнуть в случае их возвращения. Но сами
усыновители, воспитавшие ребенка, установив с ним взаимопонимание,
вряд ли пожелают отменить усыновление.

Отмена усыновления является правопрекращающим и в некоторых


случаях правовосстанавливающим юридическим фактом. Первое
последствие проявляется в том, что при отмене усыновления правовая
связь между усыновителем и усыновленным прекращается.
Последствия второго рода заключаются в возможности восстановления
правовой связи с кровными родителями усыновленного ребенка, если
это отвечает его интересам. Пункт 1 ст. 143 СК РФ содержит следующее
правило: "При отмене судом усыновления ребенка взаимные права и
обязанности усыновленного ребенка и усыновителей (родственников
усыновителей) прекращаются и восстанавливаются взаимные права и
обязанности ребенка и его родителей (его родственников), если этого
требуют интересы ребенка". Из этого общего положения имеется одно
существенное исключение, а именно алиментная обязанность
усыновителя не подлежит безусловному прекращению. Вместе с тем суд
не вправе обязать бывшего усыновителя выплачивать средства на
содержание усыновленного им ребенка, если усыновление отменено по
требованию родителей, которым он передан на воспитание. В таком
случае сами родители должны нести родительские обязанности, в том
числе и обязанность по содержанию своего ребенка.

В тех случаях, когда усыновление отменяется вследствие


ненадлежащего выполнения усыновителем своих обязанностей, то, как
правило, нет оснований освобождать его от обязанности содержать
бывшего усыновленного. Взыскание средств на содержание ребенка в
этом случае производится в твердой денежной сумме, с учетом
материального и семейного положения бывшего усыновителя и
взыскателя <56>.

--------------------------------

<56> См.: Иванова С.А. Судебные споры о праве на воспитание


детей. М., 1974. С. 24; Нечаева А.М. Споры о детях. М., 1989. С. 7;
Соколовская Ю.С. Споры о детях по советскому праву: Автореф. дис. ...
канд. юрид. наук. Челябинск, 1950. С. 14; Белякова А.М. Вопросы
советского семейного права в судебной практике. М., 1989. С. 20 - 22;
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 г. N 9
"О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при
рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов"
// БВС РФ. 1997. N 1.

При этом необходимо подчеркнуть, что правоотношения между


ребенком и его родителями и кровными родственниками в случае
отмены усыновления восстанавливаются не автоматически, как это
было по ранее действовавшему законодательству, а только в случае,
если это отвечает интересам ребенка.

Поэтому, если усыновление было отменено по требованию


родителей и ребенок передается им, в таком случае суд своим
решением признает, что возвращение ребенка родителям соответствует
его интересам.

Обычно восстановление родительских правоотношений имеет своей


первоочередной задачей обеспечить ребенку содержание. При отмене
усыновления ребенок остается без содержания, за исключением случая,
когда восстанавливаются взаимные права и обязанности ребенка и его
родителей (его родственников), если этого требуют интересы ребенка
(п. 1 ст. 143 СК РФ).

Если усыновление было отменено, а правовая связь с родителями


ребенка не была восстановлена (например, родители в розыске, их
место нахождения неизвестно), возникает вопрос, кто будет
предоставлять содержание ребенку. В таком случае ребенок передается
органам опеки и попечительства, на что специально указывает п. 2 ст.
143 СК РФ: "При отмене усыновления ребенок по решению суда
передается родителям. При отсутствии родителей, а также если
передача ребенка родителям противоречит его интересам, ребенок
передается на попечение органа опеки и попечительства".

Возникает вопрос относительно последовательности и числа


решений, принимаемых судом, а именно: об отмене усыновления, о
передаче ребенка родителям либо органам опеки и попечительства. Суд
в таком случае приостанавливает производство по делу до выяснения
всех обстоятельств, что затягивает процесс, а это неправильно.
Предлагается принимать решение по аналогии со ст. 108 СК РФ (суд
может принять постановление об устройстве ребенка с момента его
передачи органу опеки и попечительства до момента вынесения
решения суда), а решение об отмене усыновления принимать тогда,
когда все обстоятельства выяснены и все вопросы решены.

Справедливости ради необходимо заметить, что на практике


возвращение ребенка родителям далеко не всегда соответствует его
интересам.

С отменой усыновления отпадают субъективные права и


юридические обязанности, возникшие у усыновителя и усыновленного.
Могут быть сохранены лишь те права, которые указаны в законе. Выше
отмечалось, что, согласно п. 4 ст. 143 СК РФ, "суд, исходя из интересов
ребенка, вправе обязать бывшего усыновителя выплачивать средства
на содержание ребенка". К сказанному следует добавить, что
содержание этой нормы не может быть истолковано расширительно. Во-
первых, это право, а не обязанность суда решить вопрос о взыскании
содержания в пользу усыновленного ребенка с бывшего усыновителя,
во-вторых, суд учитывает основание отмены усыновления.

Особый интерес представляет вопрос о праве усыновителя на


получение в будущем алиментов от усыновленного. При
систематическом толковании п. 1 ст. 143 и ст. 87 СК РФ можно прийти к
выводу об отсутствии права у бывшего усыновителя на алименты от
трудоспособных совершеннолетних детей. Представляется, что такой
вывод уместен только как общее правило. В случаях, когда отмена
усыновления не связана с виновным поведением усыновителя
(например, с его тяжелой болезнью), было бы справедливым сохранить
его право на алименты в будущем. Поскольку усыновитель не мог
осуществлять свои обязанности по объективным причинам, его
поведение не характеризуется как виновное, в его действиях нет
правонарушения, а следовательно, нет основания для применения мер
ответственности <57>.
--------------------------------

<57> См: Кожевников С.Н. Меры защиты в советском праве:


Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1968. С. 4; Матвеев Г.К.
Основания гражданско-правовой ответственности. М., 1970. С. 9;
Малеин Н.С. Защита семейных прав // СГиП. 1972. N 3. С. 41;
Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском
гражданском праве // Проблемы гражданско-правовой ответственности и
меры защиты гражданских прав. Свердловск, 1973. Вып. 27. С. 20;
Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 4,
85; Шевченко Я.Н. Средства защиты в гражданском праве // СГиП. 1977.
N 7. С. 56; Звягинцева Л.М. Меры защиты в советском семейном праве:
Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Свердловск, 1980. С. 5; Данилин В.И.
Ответственность по советскому семейному праву. Уфа, 1980. С. 22;
Глушкова Л.И. Ответственность в советском семейном праве: Автореф.
дис. ... канд. юрид. наук. М., 1982. С. 6.

В то же время до наступления объективных обстоятельств


усыновитель добросовестно выполнял свои обязанности по отношению
к усыновленному ребенку, осуществлял как моральную, так и
материальную поддержку, тем не менее в случае отмены усыновления
усыновитель не получает содержания, остается вне правовой защиты.
Во избежание таких ситуаций предлагается дополнить п. 6 ст. 87 СК РФ,
текстом следующего содержания: "Усыновленные не могут быть
освобождены от уплаты алиментов бывшим усыновителям, если отмена
усыновления не связана с правонарушением со стороны усыновителя".

Алименты взыскиваются с усыновителя после отмены усыновления


на содержание ребенка, у которого нет необходимых средств, и это
является, таким образом, источником средств существования ребенка.

После отмены усыновления усыновитель не имеет права требовать


от усыновленного, достигшего совершеннолетия, или от его родителей
возмещения расходов, понесенных на содержание усыновленного
ребенка. Эти расходы были обусловлены существованием семейного
правоотношения с усыновленным. Такой иск противоречил бы природе
этих отношений. Личные неимущественные отношения, как известно,
нематериальны, не имеют денежной оценки, а следовательно, нельзя
определить, например, стоимость воспитания. Поэтому с отменой
усыновления усыновитель лишается всех родительских прав в
отношении усыновленного ребенка. Соответственно и сам
усыновленный ребенок утрачивает правовую связь не только с
усыновителем, но и с его родственниками.

Что касается имущественных последствий, то необходимо отметить,


что с отменой усыновления ребенок не имеет права наследовать в
отношении имущества его усыновителя. Кроме того, по нашему мнению,
есть основание для постановки вопроса о компенсации вреда,
причиненного усыновителем при наличии его противоправного и
виновного поведения по отношению к усыновленному ребенку, по
правилам гл. 59 ГК РФ, в том числе и компенсации морального вреда.

Предлагается дополнить ст. 1075 ГК РФ следующим пунктом: "На


бывшего усыновителя суд может возложить ответственность за вред,
причиненный ребенком в течение трех лет после отмены усыновления,
если поведение ребенка, повлекшее причинение вреда, явилось
следствием ненадлежащего осуществления своих прав и обязанностей
усыновителем".

Кроме того, следовало бы предусмотреть в законе право


усыновленного ребенка требовать компенсации морального вреда после
отмены усыновления, если усыновитель причинял ему физические или
нравственные страдания, например жестоко обращался с ним,
совершил преступление против здоровья или жизни усыновленного
ребенка. В связи с этим предлагается включить в содержание ст. 143 СК
РФ отсылку к гл. 59 ГК РФ.

Глава 6. МЕЖДУНАРОДНОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ КАК ФОРМА


УСТРОЙСТВА РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ

6.1. Нормативная основа для международного усыновления

Сегодня количество детей, нуждающихся в семье, составляет


примерно 800 тыс. При этом в России наблюдается тенденция к
преимущественному усыновлению сирот иностранцами, а не
российскими гражданами. Поэтому государство не может безучастно
относиться к ситуации, сложившейся вокруг международного
усыновления.

Повышенный интерес к усыновлению детей иностранными


гражданами обусловлен причинами как объективного, так и
субъективного характера. Одной из объективных причин является то,
что международное усыновление превалирует над российским, иначе
говоря, иностранцы стали больше усыновлять наших детей. По
информации различных ведомств, занимающихся учетом детей,
оставшихся без попечения родителей, в 2005 г. иностранцы усыновили
9419 детей, а российские граждане - 7350 <1>. Более того, за последние
10 лет было вывезено 45 тыс. российских детей гражданами США,
Канады, Италии и представителями других стран.

--------------------------------

<1> См.: Парламентские слушания на тему "К 10-летию принятия СК


РФ - практика применения: достижения и проблемы". М., 2005.
Действующее законодательство предусматривает возможность
усыновления российских детей иностранными гражданами только при
соблюдении ряда условий. Такие условия сформулированы в нормах как
международного, так и российского права.

Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся


усыновления детей на международном уровне, утвержденная
Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г., и ст. 21
Конвенции ООН о правах ребенка предусматривают, что усыновление в
другой стране может рассматриваться лишь в качестве альтернативного
способа ухода за ребенком при соблюдении двух условий.

Первое - если ребенок не может быть передан на воспитание


(помещен в семью) в своей стране. Второе - если обеспечение
подходящего ухода для ребенка является невозможным в стране
происхождения.

Пункт 4 ст. 124 СК РФ содержит правило о том, что усыновление


детей иностранными гражданами или лицами без гражданства
допускается только в случаях, если не представляется возможность
передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно
проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам
детей независимо от гражданства и места жительства этих
родственников.

Нетрудно заметить, что п. 4 ст. 124 СК РФ не содержит условия


относительно обеспечения ребенку "подходящего ухода", более того, в
законе нет и определения самого этого понятия. Следуя логике
законодателя, учитывая приоритет международного закона над
российским, суд, прежде чем принять решение об усыновлении, должен
выяснить, осуществлялся ли такой уход за ребенком в детском
учреждении или нет. Если такой уход имел место, то в усыновлении
ребенка иностранным гражданам должно быть отказано. Однако на
практике суды, рассматривающие дела об усыновлении, часто
принимают решения формально, не вникая в содержание этих норм.

Вместе с тем на учете в федеральном банке данных состоит 280


тыс. детей, которые могут быть переданы на устройство в семью, и
около 5 тыс. наших граждан, желающих усыновить ребенка. Возникает
закономерный вопрос: если есть желающие усыновить ребенка в нашей
стране, почему этого не происходит, что этому мешает?

Однозначно ответить на него (с учетом сложившейся ситуации с


усыновлением в последние годы) сложно.
К объективным причинам относится также и несовершенство
российского семейного законодательства в целом, в частности
института усыновления. Это проявляется в принятии противоречивых
нормативных предписаний по отдельным вопросам усыновления;
довольно уязвимым оказался механизм реализации норм об
усыновлении. Практика показала, что отсутствие надлежащего контроля
со стороны органов опеки и попечительства за процедурой учета в
журналах приводит к сознательному "затягиванию" предоставления
любой информации о детях потенциальным усыновителям. Другими
словами, механизм настроен на "удовлетворение" интересов
иностранных усыновителей, как наиболее "привлекательных клиентов".
Несмотря на закрепленный в законе приоритет российских
усыновителей, фактически иностранцы сейчас пользуются
определенными "привилегиями" при усыновлении по сравнению с
российскими гражданами.

Субъективные причины сводятся к личной заинтересованности


некоторых чиновников в передаче информации о ребенке, подлежащем
усыновлению, заинтересованным лицам на возмездной основе, т.е.
коррупции.

Согласно ст. 121 СК РФ, "органы опеки и попечительства выявляют


детей, оставшихся без попечения родителей, ведут учет таких детей и,
исходя из конкретных обстоятельств утраты попечения родителей,
избирают формы устройства детей, оставшихся без попечения
родителей". Поэтому процедура усыновления в России невозможна без
активной помощи сотрудников органов опеки и попечительства, которые
должны в инициативном порядке искать ребенку подходящую семью.
Однако на практике их деятельность малоэффективна, во многих
органах опеки нет специалистов по охране детства. Вместе с тем
иностранные граждане не испытывают каких-либо трудностей с
оказанием им помощи со стороны сотрудников при усыновлении.
Достаточно того, что на территории нашей страны работает около 100, а
по неофициальным данным - 220 иностранных агентств, которые
оказывают всестороннюю помощь иностранцам при усыновлении наших
детей. Их деятельность небезупречна с точки зрения действующего
законодательства.

В частности, иностранные агентства, занимающиеся на территории


России вопросами усыновления, должны иметь аккредитацию, т.е.
официальное разрешение на занятие этой деятельностью. На практике
ситуация с их аккредитацией осложнена тем, что не решен вопрос о
переаккредитации агентств и они продолжают свою работу без
разрешения, а значит, не решен вопрос об их ответственности.

Так, в период с 2003 по 2005 г. на рассмотрение Омского областного


суда были представлены документы на усыновление агентствами,
которые не имели аккредитации. Более того, случаи убийства наших
детей за границей подтверждают, что процедурой усыновления
занимались агентства, не имеющие аккредитации, т.е. их деятельность
являлась незаконной. Так, семья Мэтью из США совершила
непредумышленное убийство усыновленного ими ребенка из России.
Ребенок был закрыт в неотапливаемом подвале, откуда бежал,
переохладился и скончался в больнице. Супруги получили наказание в
виде тюремного заключения сроком на 15 лет.

Другой случай убийства усыновленного ребенка из России тоже


произошел в Америке. 9 ноября 2005 г. американке Пегги Сью Хилт
официально предъявлено обвинение в преднамеренном убийстве
приемной дочери из России Виктории Баженовой. Ей грозит 40 лет
тюрьмы. До удочерения Вика жила в Иркутском доме ребенка N 1, куда
она попала после того, как от нее отказалась мать. Через год девочку
забрала супружеская пара из Америки, штат Вирджиния, Пегги и
Кристофер Хилт. Они дали ей новое имя - Нина. А в июле 2005 г. Вика
умерла, как показала экспертиза, от одного или нескольких ударов в
брюшную полость. В убийстве созналась приемная мать ребенка <2>.

--------------------------------

<2> Взгляд. 2005. 29 нояб.

Случаи убийства наших детей за границей, факты жестокого


обращения с ними обусловлены отсутствием эффективного механизма
контроля за судьбой детей, а также уклонением организаций от
предоставления отчетов об условиях жизни и воспитания детей,
переданных на усыновление иностранным гражданам. Так, например,
посольство Германии на поставленные Россией вопросы ответило, что
предоставление подобной информации от усыновителей в
принудительном порядке невозможно. Аналогичная ситуация
складывается у России с Испанией. Поэтому судьба многих российских
детей остается неизвестной.

На сегодняшний день фактически нет действенных мер,


направленных на осуществление надзора в отношении усыновленных
детей иностранными гражданами. Обусловлено это тем, что
усыновленный ребенок становится гражданином того государства,
гражданами которого являются его усыновители. Поэтому официальные
власти страны проживания ребенка не обязаны предоставлять в
принудительном порядке какие-либо отчеты, они могут сделать это
только добровольно, по собственной инициативе. Однако у
усыновленного ребенка сохраняется и российское гражданство, поэтому
наше государство имеет право интересоваться судьбой своего
гражданина.
Для преодоления данной проблемы в парламентском запросе
Председателю Правительства РФ М.Е. Фрадкову "Об усилении
государственного контроля за усыновлением иностранными гражданами
детей, являющихся гражданами Российской Федерации" отмечено, что
проблема государственного контроля за соблюдением прав и законных
интересов усыновленных детей остается острой. Особую озабоченность
вызывает отсутствие контроля со стороны государства, основанного на
нормах международного права, контроль со стороны консульских
учреждений осуществляется только в пределах консульского округа,
поэтому считается малоэффективным.

В результате было подготовлено письмо Правительства РФ от 23


августа 2004 г. N 4276п-П44 "Об усилении государственного контроля за
усыновлением иностранными гражданами детей, являющихся
гражданами Российской Федерации".

Особую озабоченность вызывает положение о наличии у


Минобрнауки РФ права на выдачу разрешения о продлении
аккредитации иностранных агентств по усыновлению без заключения
указанных в законе министерств и ведомств (МВД РФ, ФСБ РФ,
Минздравсоцразвития РФ и др.). До этого в свое время не додумались
даже такие страны, как Румыния, Гватемала, Вьетнам. Подобные
решения принимаются на фоне того, что многие агентства работают по
принципу "зонтиков", т.е. когда более сильное агентство поглощает
слабое, например то, которое не имеет соответствующей аккредитации.
По словам Министра образования и науки РФ С. Фурсенко, 20% агентств
функционируют без аккредитации - это так называемые независимые
усыновители. В связи с чем он пообещал, что по инициативе
Министерства будет подготовлен законопроект, предусматривающий
усыновление только через аккредитованные организации. В качестве
мер, направленных на повышение контроля за деятельностью
коммерческих агентств, будет предусмотрено требование о
предоставлении отчетов в обязательном порядке. При этом Министр
отметил, что на декабрь 2005 г. отсутствует 1700 отчетов по
независимому усыновлению.

Однако совершенно ясно, что отчеты не могут быть формой


полноценного контроля российского правительства за детьми,
усыновленными иностранцами, так как их достоверность проверить
невозможно. В частности, выяснилось, что у убитой в США девочки
были шансы попасть в российскую семью. Документы были в полном
порядке, интересовались ею по поводу усыновления шесть российских
пар, но не удочерили по разным причинам; девочка была спокойной,
практически здоровой, это следовало из представленных отчетов. Тем
не менее американские власти отказались предоставлять информацию
о ходе расследования убийства. По результатам проведенной в России
прокурорской проверки также следовало, что девочке в американской
семье жилось хорошо. Кроме того, по предварительным данным, не
было выявлено нарушений требований законодательства в
удовлетворении просьбы по удочерению девочки. Процедура
усыновления была одобрена лицензированным социальным агентством
"Лавинь Фемилиз, Инк.". Оно представило два отчета в соответствии с п.
16 Положения о деятельности органов и организаций иностранных
государств по усыновлению (удочерению) детей на территории РФ и
контроле за ее осуществлением.

Все это позволяет прийти к неутешительному выводу о том, что и


принятие законопроекта, предусматривающего представление отчетов в
обязательном порядке, не сможет гарантировать безопасность
усыновленным детям во всех случаях. Тогда функция контроля со
стороны Минобрнауки РФ, по существу, превратится в простую
формальность. Очевидно, что необходимы другие, более конкретные
меры для реального контроля за иностранным усыновлением.

Практика свидетельствует, что и наличие аккредитации у агентства


не является достаточной гарантией законности его деятельности. Так,
одним из камней преткновения, объясняющим отрицательное
отношение к иностранным агентствам в России, является высокий
уровень дохода от оказания ими услуг, которые по закону должны
предоставляться на безвозмездной основе.

Фактически усыновление российских детей иностранцами


превратилось в высокодоходный бизнес. В свое время, 30 июня 2004 г.,
в Государственной Думе ФС РФ проводился Круглый стол по борьбе с
коррупцией, на котором было отмечено, что в нашей стране фактически
создан криминальный синдикат по экспорту детей, объемы которого
будут только увеличиваться.

Трагедия заключается в том, что для многих чиновников благое


дело превратилось в подпольный прибыльный бизнес: вознаграждение
за усыновление ребенка варьируется от 15 до 80 тыс. дол. США.
Возникает вопрос, какие профессиональные гонорары может получить
агентство за посреднические услуги по подбору детей, если, согласно
Федеральному закону "О государственном банке данных о детях,
оставшихся без попечения родителей", информация о детях
предоставляется лично гражданину, желающему усыновить ребенка, на
безвозмездной основе. Кроме того, законом предусмотрены конкретные
сроки постановки на учет детей, по истечении которых они могут быть
переданы на усыновление (ст. 124 СК РФ). Дети могут быть переданы на
усыновление иностранным гражданам по истечении восьми месяцев с
момента регистрации информации о ребенке, в течение этого времени
органы опеки и попечительства обязаны вести активный поиск
российской семьи для ребенка.
Однако в распоряжении агентств информация о детях появляется
раньше, чем она поступает в органы опеки и попечительства, рекламу
ребенка они начинают задолго до того, как малыш будет официально
поставлен на учет.

В январе 2006 г. Генеральной прокуратурой России совместно с


американскими правоохранительными органами пресечена
деятельность международной преступной группы, которая под видом
оказания различных услуг в течение нескольких лет занималась
торговлей детьми. Граждане России и США создали в Калифорнии
организацию "Юнона", которая, пользуясь несовершенством
законодательства, собирала конфиденциальную информацию о детях в
России, Украине, Казахстане, Гватемале и ряде других стран и
перепродавала ее агентствам по усыновлению. В разных странах на
"Юнону" работали так называемые координаторы, а фактически
посредники, которые в детских учреждениях и других органах за взятки
незаконно добывали эту информацию и оказывали другие
посреднические услуги. Стоимость такого рода услуг колебалась от 10
до 20 тыс. дол. США за каждого ребенка. При этом многие американцы,
заплатив деньги компании "Юнона", так и не смогли найти сына или
дочь, которых они хотели бы взять в семью, поскольку в указанной
стране детей с таким именем и фамилией не было.

Работниками фирмы была продана информация и о нескольких


десятках российских детей. В частности, как установлено следствием,
эта организация имела отношение к усыновлению погибшего в США
Алексея Гейко, который был усыновлен в конце 2003 г. американской
супружеской парой Дино и Ирмой Павлис, проживающей в пригороде
Чикаго. Буквально через шесть недель, 18 декабря 2003 г., ребенок был
госпитализирован в бессознательном состоянии и на следующий день
скончался. Девочка, которую они усыновили вместе с мальчиком, была
отправлена в местный детдом. Сначала адвокаты супругов Павлис
утверждали, будто ребенок был трудно управляемым и даже, может
быть, не вполне нормальным и сам наносил себе увечья. Однако позже
Ирма Павлис призналась в суде, что сама нанесла мальчику побои.
Женщину приговорили к 12 годам лишения свободы.

Систематический обмен информацией с правоохранительными


органами США позволил пресечь преступную деятельность этой
организации. Ее офис в Калифорнии закрыт. Возбуждены уголовные
дела, проведены обыски и аресты в Краснодарском крае. В ходе
обысков в филиалах офисов "Юноны" изъято значительное количество
информации на электронных носителях о проводимых в течение ряда
лет операциях.

Органами прокуратуры по этим фактам возбуждено шесть


уголовных дел по признакам преступлений, предусматривающих
ответственность за нарушение неприкосновенности частной жизни и
мошенничество. Следствие по ним продолжается.

Недавно прокуратура предъявила обвинения ряду должностных


лиц, причастных к усыновлению российских детей, которые
впоследствии погибли по вине приемных родителей в США. По словам
заместителя Генерального прокурора России С.Н. Фридинского,
чиновникам инкриминируют мошенничество и злоупотребление
служебными полномочиями. Среди обвиняемых присутствуют
сотрудники органов образования, опеки и попечительства. Некоторые из
них объявлены в розыск.

С.Н. Фридинский пояснил, что за содействие при усыновлении


российских детей иностранцами российские чиновники получали взятки
в размере от 400 до 9 тыс. дол. США, директора детских домов и домов
ребенка получали деньги от работников органов опеки и
попечительства, а также от посредников <3>.

--------------------------------

<3> Взгляд. 2006. 24 янв.

Такая информация свидетельствует о необходимости исключить


связующее звено в виде посредников (представителей агентств), что
позволит упорядочить процесс усыновления иностранными гражданами
российских детей.

Очевидно, что в таких условиях говорить о реализации


"приоритета", преимущества, при всех прочих равных условиях,
российских граждан перед иностранцами при усыновлении ребенка не
приходится. Тем не менее необходимо принимать все возможные меры
для изменения сложившейся практики международного усыновления.
Для решения этой задачи, как ни парадоксально, необходимо
упорядочить процедуру усыновления внутри нашей страны, в частности
оценить условия усыновления для российских усыновителей.

С одной стороны, государственная социальная политика


направлена на сокращение количества детских учреждений и развитие
семейных форм устройства детей <4>. С другой - часто сами родители
нарушают права своих детей, поэтому нахождение ребенка в семье не
всегда отвечает его законным интересам.

--------------------------------

<4> Для справки: за последние пять лет в детские дома помещены


25 - 30% детей. В детских учреждениях находится 183,5 тыс. детей, из
них 90% могли быть устроены в семьи.
Так, ежегодно в России от рукоприкладства родителей погибают 2
тыс. детей, на учете в органах милиции состоят 170 тыс.
неблагополучных семей. Только в 2004 г. около полумиллиона
родителей были привлечены к административной ответственности, в
основном за привлечение детей к спиртному <5>. Более того, с января
2000 г. родители совершили более 1080 убийств и 21 покушение на
убийство своих детей, причем 15 из них - на совести усыновителей.
Всего за это время россияне лишили жизни 3727 детей, а здоровью 3919
детей причинили непоправимый ущерб <6>.

--------------------------------

<5> Труд. 2005. 29 июля.

<6> Трибуна. 2005. 20 июля.

В Брянске вынесен приговор - шесть лет лишения свободы <7> -


матери, которая обвинялась в продаже шестилетней дочери за 9 млн.
800 тыс. дол. США.

--------------------------------

<7> Труд. 2005. 27 нояб.

6.2. Проблемы и перспективы международного усыновления

Одна из главных причин того, что российские граждане неохотно


усыновляют детей, - это ненадлежащий уровень социально-
экономических условий, в том числе жилищные проблемы, а также
отсутствие государственной поддержки детей и семей, в которых есть
дети. Так, треть россиян живет за чертой бедности, половина из них -
это семьи с детьми. Рождение второго ребенка повышает риск бедности
в два раза, вопрос об усыновлении ребенка, по существу, и не возникает
<8>.

--------------------------------

<8> Известия. 2005. 16 нояб.

Для российских усыновителей одним из препятствий к усыновлению


является снижение эффективности детского здравоохранения.
Коммерциализация медицинских услуг оставляет все меньше надежд
для родителей, в том числе усыновителей, вылечить больного ребенка.
Это один из серьезных факторов, тормозящих развитие усыновления
внутри страны.
Более того, медицинские работники на практике "запугивают"
потенциальных российских усыновителей страшными болезнями,
имеющимися у детей, подлежащих усыновлению, которых в
действительности не существует. В то же время представителям
иностранных агентств в первоочередном порядке незаконно
предоставляется информация о ребенке, состоянии его здоровья,
проводится видео- и фотосъемка ребенка. В документах ребенка
указываются "псевдодиагнозы", соответственно ребенок передается на
усыновление иностранцам, как страдающий тем или иным
заболеванием, по причине которого он не был усыновлен нашими
гражданами. В действительности же ребенок передается за рубеж
абсолютно здоровым, но за такую "услугу" (в виде несуществующего
диагноза) медперсонал получает вознаграждение от усыновителей
ребенка или посредников.

Так, в Рязанской области в 2003 г. возбуждено уголовное дело по п.


"в" ч. 2 ст. 152 УК РФ, в ходе которого было установл