Вы находитесь на странице: 1из 70

1

common place
2

Das Ma nifest der


Ko m mu nistisc hen Partei
3

Маниф ест
комму нистичес кой па рт и и
с п р ед и сл ов и е м Э. Хо б с б а у м а

2013
москва
common place
4

ББК 87.3
УДК 329
М27

Перевод вступительной статьи Э.Хобсбаума


с английского языка — Саша Мороз

Маркс К., Энгельс Ф.
М27 Манифест коммунистической партии;
Вступ.ст. Э.Хобсбаума / Пер. с англ. А.Мороз —
М.: Common place, 2013. - 70 с.
ISBN 978-99970-0103-0

Написано К. Марксом и Ф. Энгельсом в декабре 1847 — январе 1848 г.


Впервые напечатано отдельным изданием в Лондоне в феврале 1848 г.
Печатается по тексту немецкого издания 1890 г., сверенного
с изданиями 1848, 1872 и 1883 гг.

ББК 87.3
УДК 329

ISBN 978-99970-0103-0
Публикуется под лицензией Creative Commons
Разрешается любое некоммерческое воспроизведение со ссылкой на источник

Публикуется под лицензией Creative Commons


Разрешается любое некоммерческое воспроизведение
со ссылкой на источник
Содержание 5

Предисловие Э. Хобсбаум 6

Манифест коммунистической партии К.Маркс, Ф.Энгельс 30


Буржуа и пролетарии 31
Пролетарии и коммунисты 46
Социалистическая и коммунистическая литература 58
Реакционный социализм 58
Консервативный, или «буржуазный» социализм 65
Критически-утопический социализм и коммунизм 66
Отношение коммунистов
к различным оппозиционным партиям 70
П редисловие
Э.Хобсбаум

I
Весной 1847 года Карл Маркс и  Фридрих Энгельс дали со-
гласие примкнуть к так называемому Союзу справедливых –
ответвлению Союза отверженных, тайной революционной
организации. Она была создана в  Париже в  1830-х годах
немецкими наемными рабочими  — в  большинстве своем
портными и плотниками — под влиянием настроений фран-
цузской революции и до сих пор состоит в основном из ради-
кальных рабочих-эмигрантов. Под большим впечатлением от
«критического коммунизма» Маркса и Энгельса члены Союза
предложили опубликовать манифест в  качестве своего про-
граммного документа, а также переорганизовать Союз в  со-
ответствии с  этим текстом. Действительно, летом 1847 года
Союз справедливых был переименован в Союз коммунистов
и  провозгласил своими задачами «ниспровержение буржу-
азии, установление власти пролетариата, свержение старо-
го общества, которое строится на классовых антагонизмах,
и  установление нового общественного порядка без классов
и  личной собственности». На втором съезде Союза, прохо-
7

дившем в  Лондоне в  ноябре-декабре 1847 года, был офици-


ально принят новый устав, а Марксу и Энгельсу было предло-
жено создать новый вариант манифеста с изложением целей
и программы Союза.
Хотя черновые записи делали и Маркс, и Энгельс, и до-
кумент, вне всяких сомнений, отражает взгляды обоих, мы
можем быть почти уверены, что итоговый текст написан
Марксом в  одиночку  — после настойчивого напоминания
представителей исполнительной власти Союза, поскольку
Маркс (и тогда, и позднее) не мог закончить ни одной сво-
ей работы без давления жестких сроков сдачи. Практиче-
ски полное отсутствие ранних черновиков говорит о  том,
1
что текст, по всей видимости, писался в  спешке . Итого-
вый документ на двадцати трех страницах под названием
«Манифест коммунистической партии» был «опубликован
в  феврале 1848 года», напечатан в  офисе Просветительной
ассоциации рабочих (более известной как Communistischer
Arbeiterbildungsverein и  просуществовавшей до 1914 года)
в доме 46 на улице Ливерпуль в Лондоне.
2
В 1998 году отмечалась 150-летняя годовщина из- 1
дания этой работы, которая является, по всей видимости, Было найдено
только два таких
наиболее влиятельным политическим текстом со времен документа — план
«Декларации прав человека и гражданина». По счастливой третьей главы
и одна черновая
случайности, она начала распространяться за неделю или страница «Манифе-
две до начала революционного восстания 1848 года в  Па- ста». См.: Маркс К.,
Энгельс Ф. Сочине-
риже, которое расползалось, как лесной пожар, по всему ния: В 26 т. — М.:
европейскому континенту. Хотя содержание «Манифеста» Государственное
издательство поли-
было глубоко интернациональным  — в  первом издании тической литерату-
анонсировалась несостоявшаяся в  то время публикация ры, 1955–1964. Т. IV.
С. 441.
«Манифеста» на английском, французском, итальянском,
2
фламандском и датском языках, — поначалу он оказал су- Предисловие Эрика
щественное влияние только в  Германии. Союз коммуни- Хобсбаума было
написано в 1997
стов, хоть и  небольшой, играл далеко не последнюю роль году и приурочено
в  немецкой революции, в  том числе через газету Neue кюбилею150-летнему
«Манифе-
Rheinische Zeitung (1848—1849), редактором которой был ста». — Прим. пер.
8 Предисловие

Маркс. Первое издание «Манифеста» было за несколько ме-


сяцев трижды допечатано, потом его выпустили по частям
в  Deutsche Londoner Zeitung и  перепечатали в  исправлен-
ном варианте на тридцати страницах в  апреле-мае 1848
года — однако после поражения революции 1848 года оно
пропало из виду. Когда в 1849 году Маркс оказался в пожиз-
ненной ссылке в  Англии, «Манифест» был уже достаточно
редким изданием, и  он перепечатал третью главу («Соци-
алистическая и  коммунистическая литература») в  послед-
нем выпуске своего лондонского журнала Neue Rheinische
Zeitung, politisch-ökonomische Revue (ноябрь 1850 года),  –
правда, вряд ли кто-то ее там прочел.
Никто в  1850-х и  начале 1860-х не предполагал, что
«Манифест» ожидает столь знаменательное будущее. В Лон-
доне его в частном порядке и небольшим тиражом выпустил
немецкий печатник-эмигрант  — скорее всего, в  1864 году.
Еще одно издание, — первое, напечатанное в  самой Герма-
нии — вышло в 1866 году в Берлине. Между 1848 и 1868 го-
дом переводов вообще не было, кроме одного шведского —
скорее всего, опубликованного в конце 1848 года — и одного
английского, 1850 года, значимого для библиографической
истории «Манифеста» только потому, что переводчица, по-
хоже, консультировалась с  Марксом (или с  Энгельсом, что
более вероятно, поскольку жила она в Ланкашире). Оба пе-
ревода исчезли без следа. К середине 1860-х практически ни
одной из написанных ранее работ Маркса не было в ходу.
Возобновление интереса к «Манифесту» и другим рабо-
там Маркса обеспечило увеличение его влияния в Междуна-
родном товариществе трудящихся (так называемом «Первом
Интернационале», 1864–1872 годов) и появление в Германии
двух значительных рабочих партий под руководством быв-
ших членов Союза коммунистов, питавших к Марксу большое
уважение. Убедительная защита Парижской коммуны 1871
года в работе «Гражданская война во Франции» сделала Марк-
са известным в  прессе в  качестве опасного лидера интерна-
9

циональной подрывной группировки, державшей в  страхе


правительство. Судебный процесс над лидерами Социал-де-
мократической партии Германии, обвиняемыми в  государ-
ственной измене — Вильгельмом Либкнехтом, Августом Бебе-
лем и Адольфом Хепнером, — в марте 1872 года неожиданно
прославил «Манифест». Обвинение зачитало текст «Манифе-
ста» в  зале суда, что дало социал-демократам возможность
опубликовать его легально, большим тиражом  — как часть
судопроизводства. Поскольку было ясно, что документ, на-
писанный до Революции 1848 года, требует некоторого об-
новления и объяснительных комментариев, Маркс и Энгельс
написали первое из целой серии предисловий, с тех пор по-
3
стоянно сопровождавших новые издания «Манифеста» . Из- 3
При жизни созда-
за ограничений со стороны закона предисловие не получило телей появились
в то время широкого распространения, но де-факто именно следующие:
(1) предисловие
издание 1872 года (которое опирается на издание 1866 года) к немецкому (вто-
стало основой для всех последующих версий «Манифеста». рому) изданию
1872 года; (2)
Между тем, с 1871 по 1873 год было опубликовано как мини- предисловие к рус-
скому (второму)
мум девять изданий на шести языках. изданию 1882
На протяжении следующих сорока лет «Манифест» по- года — первый
корял мир на волне популярности новых лейбористских (со- русский перевод,
выполненный
циалистических) партий, в  которых в  1880-е увеличивалось Бакуниным, по-
явился в 1869 году,
влияние марксистских идей. Ни одна из этих партий не на- по понятным при-
зывала себя коммунистической до тех пор, пока после Ок- чинам без правки
Маркса и Энгельса;
тябрьской революции большевики не вернули в  название (3) предисловие
оригинальную формулировку; однако название «Манифест к третьему немец-
кому изданию 1883
коммунистической партии» оставалось неизменным. Еще года; (4) предисло-
до Октябрьской революции было выпущено несколько со- вие к английскому
изданию 1888 года;
тен изданий на тридцати языках, включая три японских (5) предисловие
и одно китайское. Тем не менее, основное влияние «Манифе- к четвертому не-
мецкому изданию
ста» распространилось на центральный регион Европы — от 1890 года; (6) пре-
Франции до России. Неудивительно, что большую часть из- дисловие к поль-
скому изданию
даний составляли публикации на русском языке (70) и языках 1892 года; преди-
Российской империи (35): 11 на польском, 7 на идише, 6 на словие «К итальян-
скому читателю»
финском, 5 на украинском, 4 на грузинском, 2 на армянском. 1893 года.
10 Предисловие

55 изданий «Манифеста» было выпущено в Германии, а в им-


перии Габсбургов  — 9  на венгерском и  8  на чешском языке
(из них 3  в  Хорватии и  по одному в  Словении и  Словакии),
34 на английском (в том числе в США, где первый перевод по-
явился в 1871 году), 26 на французском и 11 на итальянском
4
(первый — не ранее 1889 года ). Столь же рассредоточенным
было влияние «Манифеста» на юго-западе Европы (7 изданий
на болгарском, 4 на сербском, 4 на румынском и одно, напе-
чатанное в Салониках, — на сефардском языке). Северная Ев-
ропа была представлена умеренно: 6 публикаций на датском,
5
5 на шведском и 2 на норвежском языке .
Неравномерное географическое распространение «Ма-
нифеста» не только отражает неравномерное развитие соци-
алистического движения и влияния идей самого Маркса, от-
личавшихся от других революционных идеологий, таких как
анархизм. Отсюда следует, что не существовало четкой вза-
4
Favilli P. Storia
имосвязи между распространением «Манифеста» и  мощью
del marxismo социал-демократических и  лейбористских партий. Так, до
italiano. Dalle
origini alla grande
1905 года Социал-демократическая партия Германии, с  сот-
guerra. — Milan, нями тысяч членов и миллионами избирателей, публиковала
1996. – Р. 252–254.
новые издания «Манифеста» тиражами не более 2–3 тысяч
5
Я опираюсь на циф- копий. За 11 лет, с 1895 по 1905 год, — когда тираж ее теоре-
ры, приведенные тического журнала Die Neue Zeit составил 6400 копий, — вы-
в замечательной 6
книге: Andréas B. шло не более 16 тысяч экземпляров «Манифеста» , тогда как
Le Manifeste Эрфуртская программа Партии 1891 года была напечатана
Communiste de Marx
et Engels. Histoire тиражом в  120 тысяч. Среднестатистический член массовой
et Bibliographie марксистской социал-демократической партии совершенно
1848–1918. — Milan,
1963. не обязан был знать теорию. С другой стороны, за семьюде-
6 сятью дореволюционными изданиями в  России обнаружи-
Данные ежегодных вается сложная сеть организаций, в  основном нелегальных,
отчетов Parteitage
СДПГ. Как бы то ни общей численностью не более нескольких тысяч человек.
было, никаких ста- Точно так же 34 английских издания были опубликованы для
тистических дан-
ных по теоретиче- «своих» марксистскими организациями, разбросанными по
ским публикациям
за 1899 и 1900 годы
англо-саксонскому миру и  представлявшими левое крыло
не сохранилось. лейбористских и социалистических партий. В то время това-
11

рищ оценивался по количеству загибов на страницах «Мани-


7
феста» . Коротко говоря, читатели «Манифеста», хотя и были
частью новых, бурно развивавшихся социалистических (лей-
бористских) партий и движений, чаще всего не были их ти-
пичными представителями. Эти люди занимались теорией,
которая лежала в основе указанных движений. Судя по всему,
дело до сих пор обстоит именно так.
После Октябрьской революции ситуация изменилась  —
по крайней мере, в коммунистических партиях. В отличие от
массовых партий Второго Интернационала (1889–1914), пар-
тии Третьего Интернационала (1919–1943) ожидали от своих
членов понимания — как минимум, некоторых знаний — в об-
ласти марксистской теории. Стерлось различие между поли-
тическими лидерами, которые не пишут книг, и теоретиками
вроде Карла Каутского — известными и уважаемыми людьми,
которые не принимают решений. Вслед за Лениным лидеры
должны были стать значительными теоретиками, а все поли-
тические решения — получить обоснование на базе марксист-
ского анализа (или, что более вероятно,  — в  виде ссылок на
тексты авторитетных «классиков»: Маркса, Энгельса, Ленина
и,  на худой конец, Сталина). Поэтому публикация и  массовое
распространение текстов Маркса и  Энгельса начали осущест-
вляться гораздо активнее, чем во времена Второго Интернаци-
онала. Публикации варьировались от коротких текстов — судя
по всему, первым таким изданием была книга Elementarbücher
des Kommunismus, выпущенная во времена Веймарской респу-
блики, — и сборников избранных мест (например, бесценных
«Избранных мест из переписки Маркса и  Энгельса») до «Из-
бранных сочинений» Маркса и Энгельса в двух (а позднее трех)
томах и готовящегося «Собрания сочинений». Все это поддер-
7
живалось неограниченными  — для этих целей  — ресурсами LaMonte R.R. The New
Коммунистической партии и часто печаталось в Советском Со- Intellectuals // New
Review II, 1914. Цит.
юзе на иностранных языках. по: Buhle P.Marxism
Данные обстоятельства оказались полезными для in the USA: from 1870
to the present day. —
«Манифеста коммунистической партии» в  трех отноше- London, 1987. – P. 56.
12 Предисловие

ниях. Его распространение стало значительно более ши-


роким. Дешевое издание, выпущенное в  1932 году аме-
риканской и  британской коммунистическими партиями,
разошлось «сотнями тысяч» копий и рассматривалось как,
«вероятно, самое многотиражное издание из всех, ког-
8
да-либо напечатанных на английском языке» . Название
«Манифеста» отныне стало отсылать не к истории, а к ак-
туальной политике. С тех пор как крупнейшее государство
взяло на вооружение марксистскую идеологию, позиции
«Манифеста» как научного политического текста укре-
пились, и  он вошел в  учебную программу университетов
(которой после Второй мировой войны было суждено бы-
стро расшириться)  — там интеллектуальный марксизм
в  1960–1970-х годах был принят публикой с  большим эн-
тузиазмом.
СССР после Второй мировой войны превратился в одну
из двух супердержав, возглавлявшую блок коммунистических
стран. Западные коммунистические партии (за заметным
исключением германской) после войны стали сильнее, чем
были или могли бы стать когда-либо ранее. Хотя и  началась
холодная война, в год столетия «Манифеста» его публиковали
не только коммунистические или иные марксистские орга-
низации, но и  аполитичные издатели  — большими тиража-
ми, с  предисловиями известных ученых. Короче говоря, он
больше не был классическим марксистским текстом – он стал
классическим политическим текстом.
«Манифест» до сих пор остается классикой, даже по-
сле краха советского коммунизма и  упадка, пережитого
марксистскими партиями и движениями во многих странах
мира. В государствах без цензуры его можно найти практи-
8
Draper H.The чески в  любом приличном книжном магазине и  в  каждой
Annotated библиотеке. Поэтому цель нового издания к  150-летнему
Communist
Manifesto. — CA: юбилею заключается не в том, чтобы сделать этот уникаль-
Center for Socialist
History, Berkeley,
ный документ доступным, равно как и не в том, чтобы вер-
1984. нуться в  эпоху дискуссий о  «правильной» интерпретации
13

этого основополагающего марксистского текста, но в  том,


чтобы напомнить всем нам: «Манифест» может многое рас-
сказать о мире, стоящем на пороге ХХI века.

II
Что же он может рассказать?
Разумеется, этот текст был написан в  рамках опреде-
ленного исторического момента. Часть его устарела поч-
ти сразу  — по крайней мере, действия, рекомендованные
немецким коммунистам, которые не были осуществлены
ни во время, ни после Революции 1848 года. Другая часть
устаревала по мере увеличения временного разрыва между
читателем и текстом. Гизо и Меттерних давно уже не руко-
водят правительством, а  являются частью истории; царей
уже нет (хотя римский папа до сих пор существует). А  что
до дискуссии по поводу главы «Социалистическая и комму-
нистическая литература», то сами Маркс и  Энгельс в  1872
году признавали, что уже тогда она была не ко времени.
Ближе к  делу: по прошествии времени язык «Манифе-
ста» все меньше походил на язык его читателей. К  примеру,
много копий было сломано по поводу утверждения о  том,
что развивающаяся буржуазия вырвала «значительную часть
населения из идиотизма деревенской жизни». Хотя можно
не сомневаться в  том, что Маркс разделял обычное для его
времени презрение горожан к  крестьянам — и  вместе с тем
был совершенно несведущ в их делах, — изначальное и более
интересное с  аналитической точки зрения немецкое выра-
жение (dem Idiotismus des Landlebens entrissen) обозначало
не «тупость», а «узкий кругозор» или «изоляцию от более ши-
роких слоев общества», в которой жили люди в деревне. Оно
отражало первоначальный смысл греческого термина idiotes,
от которого происходит нынешнее «идиот» и  «идиотизм»:
«человек, занятый только личными делами, а  не нуждами
общества». Через несколько десятилетий после 1840-х, в орга-
низациях, члены которых, в отличие от Маркса, не получили
14 Предисловие

классического образования, оригинальный смысл испарился


9
Мы приводим
и возникла неверная интерпретация.
английский перевод Это еще более заметно на примере политической тер-
1887 года для удоб-
ства последующего
минологии «Манифеста». Такие термины, как «государство»,
анализа, см. сле- «демократия» или «нация/национальный» либо имеют мало
дующую сноску. —
Прим. пер. отношения к  политике второй половины XX века, либо уже
10
не передают значений, которые они имели в  политическом
В оригинальном дискурсе 1840-х. Очевидная вещь: коммунистическая пар-
немецком варианте
эта глава начина- тия, о  которой идет речь в  «Манифесте», никак не связана
ется с обсуждения с современной демократической политикой или с ленинской
«das Verhältniss der
Kommunisten zu den «авангардной партией», не говоря уже о  государственных
bereits konstituierten партиях советского или китайского типа. Ничего подобного
Arbeiterparteien ...
also den Chartisten» на тот момент не существовало. Слово «партия» обозначало
(«отношения тогда тенденцию или направление во взглядах и  политике,
коммунистов к уже
образованным хотя Маркс и Энгельс понимали, что как только они получают
рабочим партиям, ... выражение в классовом движении, партия приобретает очер-
а также чартистам»)
и т.д. В официаль- тания организации («организация пролетариев в класс, и тем
ном английском
переводе 1887
самым — в политическую партию»). Следовательно, разделе-
года, исправленном ние в четвертой главе между «сложившимися уже рабочими
Энгельсом, уровень
контраста снижен.
партиями  … чартистами в Англии и сторонниками аграрной
Более верным было реформы в Северной Америке» («existing working parties… the
бы сравнивать «уже 9
учрежденные рабо- Chartists in England and the agrarian reformers in America» )
10
чие партии», такие и  другими было еще условным . Из текста следует, что под
как чартистская
и др., с теми, кото- коммунистической партией Маркс и Энгельс не подразумева-
рые еще не до конца ли организации и не пытались таковую создать — не говоря
сформированы.
уже об организации со специфической программой, отлич-
11 11
«Коммунисты не ной от других . Кстати, Союз коммунистов, от чьего имени
являются особой был написан «Манифест», в самом тексте не упоминается.
партией, противо-
стоящей другим Более того, очевидно, что «Манифест» не только был на-
рабочим партиям… писан в  условиях и  на потребу определенной исторической
Они не выставляют
никаких особых ситуации, но и  представлял одну, относительно незрелую,
принципов, под стадию развития мысли Маркса. Особенно заметна эта не-
которые они хотели
бы подогнать про- зрелость в плане экономического анализа. Хотя Маркс с 1843
летарское движе-
ние» («Манифест»,
года начал серьезно изучать политэкономию, он не планиро-
гл. II). вал исследования, представленного в «Капитале», пока не вы-
15

нужден был уехать в Англию после революции и летом 1850 12


Наиболее известной
года не получил доступ к  сокровищам библиотеки Британ- поправкой, которую
ского музея. В «Манифесте» еще не делалось различия между отметил Ленин,
было замечание
продажей пролетариями своего труда капиталистам и  про- в предисловии 1872
дажей рабочей силы, составляющего суть марксовой теории года, согласно кото-
рому «[Парижская]
прибавочной стоимости и эксплуатации. А зрелый Маркс уже Коммуна доказала,
что рабочий класс
не считал, что средняя цена труда как товара есть минимум не может просто
заработной платы, т. е. сумма жизненных средств, необходи- овладеть готовой
государственной
мых для поддержания жизни рабочего. Короче говоря, Маркс машиной и пустить
писал «Манифест» не столько как экономист марксистских ее в ход для своих
собственных це-
взглядов, сколько как коммунист-рикардианец. лей». После смерти
И все же, хотя Маркс и Энгельс напоминали читателям, Маркса Энгельс
добавил сноску,
что «Манифест» во многих отношениях является уже до- которая изменяла
кументом истории, они содействовали публикации текста первое пред-
12 ложение первой
1848 года с незначительными поправками и пояснениями . главы, исключавшее
Они признавали, что он оставался главным аналитическим первобытные обще-
ства из междуна-
текстом, отличавшим коммунизм от остальных проектов по родной классовой
созданию лучшего общества. По существу представленный борьбы. Как бы то
ни было, ни Маркс,
в  «Манифесте» анализ был историческим. Его ядром была ни Энгельс не тру-
демонстрация исторического развития обществ, в  частно- дились комменти-
ровать или менять
сти, буржуазного общества, которое вытеснило общества те части текста,
в которых речь шла
предшествующие, произвело коренной перелом в  мире об экономике. Не-
и,  в  свою очередь, создало условия для собственной неиз- известно, действи-
тельно ли Маркс
бежной замены. В отличие от марксовской экономики, «ма- и Энгельс решились
териалистическая концепция истории», которая лежала на «переделку
или дополнение»
в  основане «Манифеста», обрела свою зрелую форму уже «Манифеста» (см.
к  середине 1840-х и  по существу не изменилась в дальней- предисловие к не-
13 мецкому изданию
шем . В  этом отношении «Манифест» уже был определяю- 1883 года)— смерть
щим текстом марксистской традиции. Он заключал в  себе Маркса сделала это
невозможным.
исторический подход, хотя его схему еще предстояло допол-
13
нить путем последующего анализа. Ср. отрывок из
гл. II «Манифеста»:
(«Нужно ли особое
III глубокомыслие,
чтобы понять, что
Какое впечатление произведет «Манифест» на читателя, ко- вместе с условиями
торый впервые познакомится с ним в 1998 году? Современ- жизни людей, с их
16 Предисловие

ный читатель едва ли устоит перед страстной убежденностью,


лапидарностью, интеллектуальной и  стилистической силой
этой удивительной брошюры. Текст, написанный в один при-
сест, состоит из небольших предложений, которые легко пре-
общественными вращаются в афоризмы, ставшие известными далеко за пре-
отношениями, с их
общественным делами мира политических дискуссий: от «Призрак ходит по
бытием изменяются Европе — призрак коммунизма» до «Пролетариям нечего те-
также и их пред-
ставления, взгляды рять, кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир» («The
и понятия, — од- proletarians have nothing to lose but their chains. They have
ним словом, 14
их сознание?») a  orld to win» ). Это в равной степени и незаурядный образец
с соответствую- немецкого письма XIX века: «Манифест» состоит из коротких,
щим фрагментом
в предисловии аподиктических абзацев в 1–5 строк, и только в пяти местах
«К критике полити-
ческой экономии»:
(из более чем двухсот) — в 15 строк и более. Помимо прочего,
(«He сознание лю- «Манифест коммунистической партии» как образец полити-
дей определяет их
бытие, а, наоборот,
ческой риторики обладает практически библейской силой.
их общественное Короче говоря, невозможно отрицать его исключительную
бытие определя- 15
ет их сознание»). литературную мощь .
См.: Маркс К., Как бы то ни было, современного читателя, без сомнения,
Энгельс Ф. Сочине-
ния: В 26 т. — М.: удивит в  «Манифесте» поразительно точная оценка револю-
Государственное ционного характера и  влияния «буржуазного общества». Речь
издательство поли-
тической литера- идет не только о том, что Маркс признал и описал выдающиеся
туры, 1955–1964. достижения и динамизм общества, к которому испытывал от-
Т. XIII.
вращение — каким бы удивительным это ни показалось мно-
14
Хотя эта англий- гим позднейшим защитникам капитализма от «красной угро-
ская версия и была зы». В мире, измененном капитализмом, который он описывал
утверждена Энгель-
сом, это не совсем в 1848 году в черных красках и с лаконичным красноречием,
точный перевод легко узнается мир, в котором мы живем сейчас, через 150 лет.
оригинального
текста: «Mögen Поражает то, что фантастический с  политической точки зре-
die herrschenden
Klassen vor einer
ния оптимизм двух революционеров, 28 и 30 лет отроду, ока-
kommunistichen зался в результате самой сильной стороной «Манифеста». Хотя
Revolution zittern.
Die Proletarier
«призрак Коммунизма» действительно преследовал полити-
haben nichts in ihr ков, хотя Европа переживала длительный период экономиче-
[«в ней», т.е. «в Ре-
волюции»; здесь ского и социального кризиса и практически готова была погру-
добавлен акцент] зиться в самую грандиозную революцию за всю свою историю,
zu verlieren als ihre
Ketten». грозившую охватить весь континент, но не было достаточных
17

оснований для веры в то, что приближается момент свержения


капитализма («Немецкая буржуазная революция, следователь-
но, может быть лишь непосредственным прологом пролетар-
ской революции»). Напротив: как мы знаем, капитализм был
готов к триумфальному мировому успеху.
В «Манифесте» было два сильных утверждения. Первым
было представление о  том, что несмотря на начинающийся
триумфальный марш капитализма, этот способ производства
не является ни вечным, ни стабильным, ни «концом исто-
рии», но всего лишь стадией в  истории человечества, кото-
рой суждено, как и тем, что ей предшествовали, быть вытес-
ненной другим типом общества (если только — эта фраза из
«Манифеста» осталась практически незамеченной  — борьба
не закончится «общей гибелью борющихся классов»). Вторая
сильная позиция  — признание необходимости длительного
исторического развития капитализма. Революционный по-
тенциал капиталистической экономики был уже очевиден —
Маркс и Энгельс были не единственными, кто признавал его.
Со времен Французской революции некоторые тенденции,
которые они обозревали, уже очевидным образом привели
к существенным результатам — например, к упадку «незави-
симых, связанных почти только союзными отношениями об-
ластей с различными интересами, законами, правительства-
ми и  таможенными пошлинами», место которых занимали
национальные государства «с  одним правительством, с  од-
ним законодательством, с  одним национальным классовым
интересом, с  одной таможенной границей». Тем не менее, 15
к концу 1840-х годов достижения «буржуазии» были гораздо Стилистический
анализ см. в:
более скромными, чем те чудеса, что приписывает ей «Ма- Prawer S.S. Karl
нифест». В конце концов, в 1850 году в мире производилось Marx and World
Literature. — New
не более 71 000 тонн стали (и почти 70% из них — в Велико- York, 1978. – Р. 148–
британии) и было построено менее 24 000 миль железных до- 149. Известные мне
переводы «Мани-
рог (две трети — в Великобритании и в США). Любой историк феста» не передают
с  легкостью покажет, что до 1850-х промышленная револю- литературной мощи
оригинального не-
ция (этим термином Энгельс регулярно пользовался, начи- мецкого текста.
18 Предисловие

16
ная с 1844 года) даже Великобританию с трудом превратила
в  индустриальную — или, скорее, даже в  преимущественно
урбанизированную — страну. Маркс и Энгельс не описывали
мир 1848 года, измененный капитализмом; они предсказы-
вали, каким ему суждено стать согласно логике развития ка-
питализма.
Теперь мы живем в мире, в котором эти изменения дав-
но состоялись  — хотя, несомненно, в  третьем тысячелетии
по западному календарю читатели «Манифеста» увидят еще
большие сдвиги, произошедшие с  1998 года. В  некоторых
отношениях мы можем увидеть силу предсказаний «Мани-
феста» даже четче, чем предыдущие поколения читателей.
До революционного изменения транспортной и коммуника-
ционной систем после Второй мировой войны возможности
глобализации производства, превращения «производства
и потребления всех стран в космополитическое» были огра-
ничены. До 1970-х индустриализация преимущественно
сохранялась в  рамках тех регионов, где зародилась. Пред-
ставители некоторых направлений марксизма даже могут
утверждать, что капитализм, по крайней мере, в  своей им-
периалистической форме, отнюдь не «заставлял все нации
принять буржуазный способ производства», но естествен-
ным образом поддерживал — или даже обуславливал — «не-
развитость» стран «третьего мира». Пока одна треть чело-
веческой расы жила в условиях экономики советского типа,
казалось, что капитализм никогда не сможет принудить все
нации «стать буржуазными». Он не сможет создать «мир по
своему образу и подобию». К тому же, до 1960-х утверждение
16
Энгельс Ф.  из «Манифеста», согласно которому капитализм разрушает
Положение Англии. семью, казалось недостоверным  — даже в  преуспевающих
Восемнадцатый
век // Маркс К., странах Запада, где сегодня около половины детей рождают-
Энгельс Ф. Сочине- ся или воспитываются матерями-одиночками, а  половина
ния: В 26 т. — М.:
Издательство поли- семей в больших городах состоит из одного человека.
тической литерату-
ры СССР, 1955–1964.
Короче говоря, то, что случайному читателю в 1848 году
Т. I. С. 598–617. могло показаться революционной риторикой — или, в луч-
19

шем случае, правдоподобным предсказанием, — сейчас чи-


тается как лаконичная характеристика капитализма конца
XX века. О каком еще документе 1840-х годов можно сказать
такое?

IV
Как бы то ни было, если в  конце тысячелетия мы поража-
емся проницательности, с  которой авторы «Манифеста»
смотрели в  далекое будущее глобального капитализма, не-
состоятельность другого их предсказания столь же пораз-
ительна. Сейчас уже очевидно, что буржуазия не произвела
«собственных могильщиков» среди пролетариата. «Ее ги-
бель и  победа пролетариата» не доказали своей «одинако-
вой неизбежности». Различие между двумя аналитическими
конструкциями в  главе «Буржуазия и  пролетарии» спустя
150 лет требует разъяснения в  большей степени, чем в дни
столетия «Манифеста».
Проблема не в том, что Маркс и Энгельс считали, что ка-
питализм с необходимостью превращает большую часть лю-
дей, зарабатывающих себе на жизнь, в мужчин и женщин, вы-
нужденных продавать свой труд. Он, без сомнения, тяготеет
к этому, хотя сегодня доходы некоторых рабочих, формально
нанятых за оклад — например, представителей крупных ком-
паний — едва ли могут считаться пролетарскими. Не сводится
эта проблема и к убежденности авторов «Манифеста» в том,
что большая часть рабочих при капитализме будет занимать-
ся трудом в индустриальной сфере. Пока Великобритания бы-
ла единственной страной, где наемные рабочие составляли
абсолютное большинство населения, развитие индустриаль-
ного производства требовало все большего количества ручно-
го труда — дело обстояло таким образом более ста лет после
публикации «Манифеста». Конечно, в  условиях капиталоем-
кого высокотехнологичного производства, развитие которо-
го не рассматривалось в «Манифесте», это уже не так — хотя
в более зрелых трудах по экономике Маркс и сам предвидел
20 Предисловие

возможное появление экономики без рабочих, по крайней


17
мере, в эпоху посткапитализма . Даже в условиях старой ин-
дустриальной экономики капитализма процент людей, за-
нятых в  промышленности, оставался стабильным вплоть до
1970-х — везде, кроме Соединенных Штатов Америки, где от
этой модели отказались несколько раньше. Действительно,
по данным на 1970 год, доля индустриальных рабочих от все-
го занятого населения в странах с развитой и развивающейся
промышленностью была больше, чем когда-либо прежде (за
исключением небольшого числа стран, таких как: Великобри-
тания, Бельгия и США).
В любом случае, предсказание гибели капитализма
в «Манифесте» было основано не на том, что большая часть
трудящегося населения уже превратилась в пролетариев, но
на предположении, согласно которому положение пролета-
риата в условиях капиталистической экономики таково, что,
17 сформировавшись как политическое классовое движение,
См., например, ана-
лиз основного ка-
он сможет возглавить недовольных представителей других
питала и развития классов и тем самым завоевать политическое господство как
производственных
ресурсов общества
«самостоятельное движение огромного большинства в  ин-
в рукописях 1857– тересах огромного большинства». Тем самым пролетари-
1858 гг.: Маркс К .,
Энгельс Ф . Сочине- ат мог бы «подняться до положения национального класса,
ния: В 26 т. — М.: конституироваться как нация» («rise to be the leading class of
Издательство поли- 18
тической литерату- the nation … constitute itself as the nation») .
ры СССР, 1955–1964. Поскольку капитализм не был свержен, мы предпочи-
Т. XXVI.
таем не обращать внимания на это предсказание. Благодаря
18
В немецком вы- подъему организованных политических движений, основу
ражении «sich zur которых составлял обладающий классовым самосознанием
nationalen Klasse
erheben» присут- пролетариат (за пределами Великобритании такое случалось
ствуют гегельян- редко), политика большей части европейских капиталисти-
ские коннотации,
которые в англий- ческих стран должна была измениться, хотя в  1848 году ни
ском переводе были о чем подобном не могло быть и речи. В большей части «раз-
убраны Энгельсом –
скорее всего, он ре- витых» стран в 1880-х появились лейбористские и социали-
шил, что читатель
в 1880 году их не
стические партии, и они стали массовыми в государствах со
воспримет. всеобщим избирательным правом, за которое они так мно-
21

го боролись. Во время и после Первой мировой войны часть


«пролетарских партий» устремились по революционному
пути большевиков, в то время как другие стали основой де-
мократизированного капитализма. Большевистское направ-
ление уже не имеет веса в Европе, некоторые партии этого
типа стали социал-демократическими. Социал-демократия,
как ее понимали во времена Бебеля или даже Клемента
Эттли, в 1990-х ушла в тылы. В дни, когда я пишу этот текст
(в  конце 1997 года), бывшие социал-демократические пар-
тии Второго интернационала (часто – не изменив названия)
стали правящими партиями во всех европейских государ-
ствах, за исключением Испании и  Германии, где они были
у власти раньше и, судя по всему, снова вернутся к ней.
Короче говоря, проблема не в  том, что в  «Манифесте»
предсказывался успех политических движений, опирающих-
ся на рабочий класс (некоторые из которых все еще носят
соответствующие «классовые» названия  — Британская, Гол-
ландская, Норвежская и  Австралийская лейбористские пар-
тии). Ошибка кроется в  следующем утверждении: «Из всех
классов, которые противостоят теперь буржуазии, только
пролетариат представляет собой действительно революцион-
ный класс» — в выводе о том, что неизбежный ход событий, 19
«Пауперизм» в дан-
предопределенный самой природой и развитием капитализ- ном случае не яв-
ма, приведет к  свержению буржуазии: «Ее гибель и  победа ляется синонимом
«обнищания»: не-
пролетариата одинаково неизбежны». мецкие заимствова-
Даже в  печально известные «голодные сороковые» ут- ния из английского
19 языка — Pauper
верждение о  том, что пауперизация рабочих неизбежна, («нуждающийся
было не вполне убедительным и  поддерживалось гипоте- индивид … получа-
ющий содержание
зой  — уже тогда невероятной,  — согласно которой капи- за счет благотвори-
тализм находится в  безвыходном кризисе и  должен быть тельности или со-
циального обеспе-
немедленно повержен. Здесь работал двойной механизм. чения» [Chambers’
Помимо пауперизации рабочего движения доказывалось, Twentieth Century
Dictionary])
что буржуазия «неспособна господствовать, потому что не- и Pauperismus («со-
способна обеспечить своему рабу даже рабского уровня су- стояние нуждаю-
щегося индивида»
ществования, потому что вынуждена дать ему опуститься [ibid]).
22 Предисловие

до такого положения, когда она сама должна его кормить,


вместо того чтобы кормиться за его счет». Теперь, не прино-
ся дохода, — этого топлива для машины капитализма, — ра-
бочий класс расходовал его сам. Однако, принимая во вни-
мание огромный экономический потенциал капитализма,
столь ярко описанный в «Манифесте», — почему капитализм
с  неизбежностью не смог бы обеспечить средства к  суще-
ствованию, сколь угодно скудные, большей части рабочего
класса, или содержать систему социального обеспечения?
20 Почему «пауперизм прогрессирует еще быстрее, чем попу-
20
Парадоксальным ляция и  благосостояние» ? Если капитализм прошел столь
образом, что-то по-
хожее на этот тезис длительный процесс становления (что стало очевидным
Маркса 1848 года вскоре после 1848 года), то этого не должно было случить-
сегодня использу-
ется капиталистами ся — и не случилось.
и правительствами, Из концепции исторического развития «буржуазного
придерживающи-
мися принципов общества», разработанной в «Манифесте», — включая созда-
свободного рынка,
в доказатель-
ние им рабочего класса, — не следует с необходимостью, что
ство того, что пролетариат мог бы свергнуть капитализм и тем самым от-
государства, чей
ВНП продолжа-
крыть дорогу развитию коммунизма, поскольку эта концеп-
ет удваиваться ция и вывод не вытекали из одного и того же анализа. Задача
каждые несколько
десятилетий, обан- коммунизма, принятая еще до того, как Маркс стал «маркси-
кротятся, если не стом», выводится не из анализа природы и  развития капи-
упразднят системы
распределения тализма, а  из философского — по сути, эсхатологического —
доходов («госу- представления о  человеческой природе и  предназначении.
дарство всеобщего
благосостояния»), Идея, с  тех пор бывшая основополагающей для Маркса,  —
сформированные о том, что пролетариат был классом, который не мог освобо-
в более бедные вре-
мена для поддерж- дить себя, не освободив все общество в целом — изначально
ки несостоятельных возникла скорее как «результат философской дедукции, а не
состоятельными. 21
эмпирических наблюдений» . Как писал Джордж Лихтгейм:
21
Kolakowski L. «Пролетариат в трудах Маркса впервые возникает как соци-
Main currents of альная сила, необходимая для реализации целей немецкой
Marxism. — Oxford, 22
1978. – P. 130. философии», какими их видел Маркс в 1834–1844 годах .
22 «Положительная возможность немецкой эмансипа-
Lichtheim G.
Marxism. — London,
ции», писал Маркс в работе «К критике гегелевской филосо-
1964. – Р. 45. фии права», заключается:
23

«в образовании класса, скованного радикальными цепя-


ми … такого сословия, которое являет собой разложение всех
сословий; такой сферы, которая имеет универсальный ха-
рактер вследствие ее универсальных страданий и не притя-
зает ни на какое особое право, ибо над ней тяготеет не особое
бесправие, а бесправие вообще ... Этот результат разложения
общества, как особое сословие, есть пролетариат ... Эманси-
пация немца есть эмансипация человека. Голова этой эманси-
пации — философия, ее сердце — пролетариат. Философия не
может быть воплощена в действительность без упразднения
пролетариата, пролетариат не может упразднить себя, не
23
воплотив философию в действительность» .
В то время о  пролетариате Маркс знал немногим боль-
ше, чем то, что он «зарождается в  Германии в  результате на-
23
чинающего прокладывать себе путь промышленного развития», Маркс К., Эн-
и  в  этом заключается его освободительная сила, поскольку, гельс Ф. Сочинения:
В 26 т. — М.: Изда-
в  отличие от нищих масс традиционного общества, он был тельство полити-
порождением «стремительного процесса его разложения», ческой литературы
СССР, 1955–1964.
и,  следовательно, своим существованием «возвещал разложе- Т. III, 1955. Я пред-
ние существующего миропорядка». Еще меньше он знал о  ра- почитаю оригиналу
перевод этого от-
бочем движении, хотя очень хорошо разбирался в  истории рывка в: Lichtheim G.
Marxism. — London,
Французской революции. Энгельс привнес в  их сотрудниче- 1956. В этом
ство понятие «промышленной революции», понимание дина- переводе немецкое
Stand, вышедшее
мики капиталистической экономики в том виде, в каком она из употребления,
существовала в  Великобритании, и  основы экономического заменено термином
24 class.
анализа — все это позволило ему предсказать грядущую соци-
24
альную революцию под началом тогдашнего рабочего класса, Опубликованы
о котором он знал очень много, поскольку в 1840-е годы жил в 1844 году под на-
званием «К критике
и работал в Великобритании. Представления Маркса и Энгель- политической
са о  «пролетариате» и  коммунизме дополняли друг друга. То экономии». См.:
Маркс К., Эн-
же самое относится и к их концепциям классовой борьбы как гельс Ф. Сочине-
двигателя истории: Маркс вывел свою, изучая эпоху Великой ния: В 26 т. — М.:
Государственное
французской революции; Энгельс  — наблюдая социальные издательство поли-
движения в  постнаполеоновской Великобритании. Неудиви- тической литера-
туры, 1955–1964.
тельно, что они нашли полное согласие (по словам Энгельса) Т. XIII.
24 Предисловие

25 25
Энгельс Ф. К истории «во всех теоретических областях» . Энгельс обеспечил Маркса
Союза коммуни-
стов // Маркс К.,
составными частями модели, которая демонстрировала не-
Энгельс Ф. Сочине- устойчивую и  самодестабилизирующуюся природу процессов
ния: В 26 т. — М.:
Государственное из-
в капиталистической экономике — по сути, наброски к теории
26
дательство полити- экономических кризисов — и  практические материалы, по-
ческой литературы,
1955–1964. Т. XXI. священные подъему британского рабочего движения и его ре-
26
волюционных возможностях в Англии.
Маркс К. К критике В 1840-х предположение о том, что общество находит-
политической эко-
номии // Маркс К., ся на грани революции, не было невероятным — как и про-
Энгельс Ф. Сочине- гноз, согласно которому рабочий класс, даже не полностью
ния: В 26 т. — М.:
Государственное сформировавшийся, мог бы ее возглавить. В  конце концов,
издательство поли- в  течение нескольких недель после публикации «Манифе-
тической литера-
туры, 1955–1964. ста» парижские рабочие свергли французскую монархию
Т. XIII. Судя по и  подали знак к  началу революции половине Европы. Тем
всему, эти прин-
ципы выведены из не менее, из анализа природы капиталистического развития
текстов ради- невозможно вывести создание капитализмом именно рево-
кальных британ-
ских теоретиков, люционного пролетариата. Таково было одно из возможных
к примеру, Джона
Уэйда, на которого
последствий этого развития, но его нельзя рассматривать
ссылается Энгельс. в качестве единственно возможного результата. Невозмож-
См.: Wade J.History
of the middle and
но показать, что победа пролетариата над капитализмом
working classes. — с  необходимостью откроет путь для развития коммунизма
London, 1835.
(в «Манифесте» утверждается только то, что он положит на-
27 27
Это становится чало значительным переменам) . Представление Маркса
еще более ясным о  пролетариате как классе, сама сущность которого заклю-
в формулировках
Энгельса, которые чается в освобождении человечества и упразднении классо-
составляют два вого общества путем свержения капитализма, отражает его
предварительных
текста к «Мани- надежды, но не выводы, к которым с необходимостью при-
фесту», «Проект водит анализ капитализма.
Коммунистиче-
ского символа К чему уж точно мог бы привести анализ капитализма
веры» и «Принципы в  «Манифесте»  — особенно если дополнить его анализом
коммунизма». См.:
Маркс К., Эн- экономического накопления, который в 1848 году только на-
гельс Ф. Сочинения: мечался, — так это к более общему выводу о саморазруши-
В 26 т. — М.: Госу-
дарственное изда- тельных силах, действующих внутри капитализма. Капита-
тельство политиче-
ской литературы,
лизм неизбежно приходит к  той точке — и  в  1998 году это
1955–1964. Т. III. признавали не только марксисты, — в которой:
25

«Современное буржуазное общество, с  его буржуазны-


ми отношениями производства и обмена, буржуазными от-
ношениями собственности, создавшее как бы по волшебству
столь могущественные средства производства и обмена, по-
ходит на волшебника, который не в  состоянии более спра-
виться с подземными силами, вызванными его заклинания-
ми... Буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы
вместить созданное ими богатство».
Не лишен смысла вывод о том, что в  рыночной систе-
ме, где нет «никакой другой связи, кроме голого интереса,
бессердечного “чистогана”» — системе эксплуатации и «бес-
конечного накопления»  — «противоречия» непреодолимы;
что череда изменений и  структурных преобразований на
определенном этапе развития этой, по существу, самораз-
рушающейся системы приведет к  такому положению дел,
которое уже невозможно будет считать капитализмом. Или,
если процитировать позднего Маркса, «централизация
средств производства и  обобществление труда достигают
такого пункта, когда они становятся несовместимыми с  их
капиталистической оболочкой», и тогда эта оболочка «взры-
28
вается» . Не имеет значения, как именно мы назовем такое
положение дел. В любом случае — и именно об этом свиде-
тельствует то воздействие, которое мировой экономический
рост оказывает на окружающую среду, — его должен харак-
теризовать резкий сдвиг от частного присвоения к  обще-
ственному управлению в глобальном масштабе. 28
Цитируется первый
Крайне маловероятно, что такое «посткапиталисти- том «Капитала».
ческое общество» будет строиться по традиционным мо- См.: Маркс К. Исто-
рическая тенденция
делям социализма или по образу и  подобию «реального» капиталистиче-
социализма советской эпохи. Формы, которые оно может ского накопле-
ния // Маркс К.,
принять, и воплощение в нем гуманистических ценностей Энгельс Ф. Сочине-
коммунизма Маркса и Энгельса будут зависеть от тех поли- ния: В 26 т. — М.:
Государственное
тических действий, которые позволят осуществить эти из- издательство поли-
менения. Именно это, как говорится в «Манифесте», опре- тической литерату-
ры, 1955–1964.
деляет исторические изменения. Т. XXIII.
26 Предисловие

V
С точки зрения Маркса, как бы мы ни описывали тот исто-
рический момент, когда «взрывается оболочка», политика
будет важнейшим элементом этого описания. «Манифест»
первоначально воспринимался как текст об исторической
неизбежности. Действительно, большая часть его влияния
проистекает из убежденности в  том, что капитализм будет
погребен его могильщиками, и что теперь возможность ос-
вобождения реальна, как никогда прежде. И все же, вопреки
широко распространенному мнению, это не детерминист-
ский текст, поскольку в нем утверждается, что исторические
изменения происходят благодаря людям, творящим свою
собственную историю. Могилы должны быть вырыты людь-
ми, человеческими действиями.
Вообще говоря, детерминистское прочтение «Мани-
феста» тоже возможно. Высказывалось предположение, что
Энгельс тяготел к детерминизму больше, чем Маркс, и после
смерти последнего это привело к важным последствиям для
развития марксистской теории и  рабочего движения. Как
бы то ни было, из самого «Манифеста» это не следует, хо-
тя в  качестве доказательства цитируются ранние наброски
29
Энгельса . С  точки зрения не исторического анализа, а  со-
временности, это — документ, в котором речь идет о выбо-
ре, о  политических возможностях, а  не долженствованиях,
и уж точно не о раз и навсегда установленных фактах. Между
«сейчас» и  тем неопределенным временем, когда «в  хо-
де развития» появится «ассоциация, в  которой свободное
развитие каждого является условием свободного развития
всех», лежит реальное политическое действие.
Катализатором исторических изменений находятся со-
циальные практики, коллективные действия. В «Манифесте»
развитие пролетариата показано как «организация пролета-
риев в класс, и тем самым — в политическую партию». «За-
29
Lichtheim K.
воевание пролетариатом политической власти» («завоева-
Marxism. – Р. 58–60. ние демократии») — это «первый шаг в рабочей революции»,
27

и будущее общества зависит от последующих политических


действий нового режима (как «пролетариат будет исполь-
зовать свое политическое господство»). Приверженность
политическому — главное историческое отличие марксист-
ского социализма от анархизма и взглядов тех социалистов,
которые отказывались от политических действий (это осо-
бенно порицается в  «Манифесте»). Даже до Ленина марк-
систская теория не только описывала то, «что должно слу-
читься исторически», но и то, «что должно быть сделано». По
общему согласию, советский опыт ХХ века доказал, что не
стоит делать то, что «должно быть сделано», в исторических
условиях, в которых успех практически недостижим. Но этот
урок мог быть извлечен и из тех выводов, к которым приво-
дит нас «Манифест коммунистической партии».
В таком случае «Манифест»  — и это не последнее из его
выдающихся качеств — это текст, в котором была предугада-
на его собственная неудача. Он выражал надежду на то, что
результатом капиталистического развития будет «револю-
ционное переустройство всего общественного здания», но
как мы уже видели, не исключал и  иного исхода — «общей
гибели борющихся классов». Много лет спустя, другой марк-
сист, Роза Люксембург, обозначила этот дуализм как выбор
между социализмом и варварством. Что возьмет верх — вот
вопрос, на который должен ответить XXI век.
Лондон, декабрь 1997 года
М аниф ест
ко ммунистичес кой парт и и
К.Маркс, Ф.Энгельс

Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма. Все силы ста-


рой Европы объединились для священной травли этого призрака:
папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немец-
кие полицейские. Где та оппозиционная партия, которую ее про-
тивники, стоящие у власти, не ославили бы коммунистической?
Где та оппозиционная партия, которая в свою очередь не
бросала бы клеймящего обвинения в коммунизме как более
передовым представителям оппозиции, так и своим реакци-
онным противникам?
Два вывода вытекают из этого факта.
Коммунизм признается уже силой всеми европейски-
ми силами. Пора уже коммунистам перед всем миром от-
крыто изложить свои взгляды, свои цели, свои стремления
и сказкам о призраке коммунизма противопоставить мани-
фест самой партии.
С этой целью в Лондоне собрались коммунисты самых
различных национальностей и  составили следующий «Ма-
нифест», который публикуется на английском, французском,
немецком, итальянском, фламандском и датском языках.
Б у рж уа и прол етарии 1

2
История всех до сих пор существовавших обществ была 1
Под буржуазией
историей борьбы классов. понимается класс
Свободный и раб, патриций и плебей, помещик и кре- современных
постной, мастер и подмастерье, короче, угнетающий и угне- капиталистов, соб-
3
ственников средств
таемый находились в вечном антагонизме друг к другу, вели общественного про-
изводства, приме-
непрерывную, то скрытую, то явную борьбу, всегда кончав- няющих наемный
шуюся революционным переустройством всего обществен- труд. Под пролета-
риатом понимается
ного здания или общей гибелью борющихся классов. класс современных
В предшествующие исторические эпохи мы находим наемных рабочих,
которые, будучи
почти повсюду полное расчленение общества на различные лишены своих соб-
сословия, — целую лестницу различных общественных поло- ственных средств
производства, вы-
жений. В Древнем Риме мы встречаем патрициев, всадников, нуждены, для того
плебеев, рабов; в средние века — феодальных господ, васса- чтобы жить, прода-
вать свою рабочую
лов, цеховых мастеров, подмастерьев, крепостных, и  к  тому силу. (Примечание
же почти в каждом из этих классов — еще особые градации. Энгельса к англий-
скому изданию
Вышедшее из недр погибшего феодального общества 1888 г.)
современное буржуазное общество не уничтожило классовых 2
противоречий. Оно только поставило новые классы, новые То есть вся история,
дошедшая до нас
условия угнетения и новые формы борьбы на место старых. в письменных ис-
30 Манифест коммунистической партии

точниках. В 1847 г. Наша эпоха, эпоха буржуазии, отличается, однако, тем,


предыстория обще- что она упростила классовые противоречия: общество все
ства, общественная
организация, пред- более и  более раскалывается на два большие враждебные
шествовавшая всей
писаной истории,
лагеря, на два большие, стоящие друг против друга, класса —
почти совсем еще буржуазию и пролетариат.
не была известна.
За истекшее с тех
Из крепостных средневековья вышло свободное насе-
пор время Гакстга- ление первых городов; из этого сословия горожан развились
узен открыл об-
щинную собствен- первые элементы буржуазии.
ность на землю Открытие Америки и  морского пути вокруг Африки
в России, Маурер
доказал, что она создало для подымающейся буржуазии новое поле деятель-
была общественной ности. Ост-индский и  китайский рынки, колонизация Аме-
основой, послу-
жившей исходным рики, обмен с  колониями, увеличение количества средств
пунктом историче- обмена и  товаров вообще дали неслыханный до тех пор
ского развития всех
германских племен, толчок торговле, мореплаванию, промышленности и  тем
и постепенно самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе бы-
выяснилось, что
сельская община строе развитие революционного элемента.
с общим владением Прежняя феодальная, или цеховая, организация про-
землей являет-
ся или являлась мышленности более не могла удовлетворить спроса, возрас-
в прошлом по-
всюду первобытной
тавшего вместе с  новыми рынками. Место ее заняла ману-
формой общества, фактура. Цеховые мастера были вытеснены промышленным
от Индии до Ир-
ландии. Внутрен-
средним сословием; разделение труда между различными
няя организация корпорациями исчезло, уступив место разделению труда
этого первобытного
коммунистическо- внутри отдельной мастерской.
го общества, в ее Но рынки все росли, спрос все увеличивался. Удовлет-
типической форме,
была выяснена ворить его не могла уже и мануфактура. Тогда пар и машина
Морганом, увенчав- произвели революцию в промышленности. Место мануфак-
шим дело своим от-
крытием истинной туры заняла современная крупная промышленность, место
сущности рода и его промышленного среднего сословия заняли миллионеры-
положения в племе-
ни. С разложением промышленники, предводители целых промышленных ар-
этой первобытной мий, современные буржуа.
общины начина-
ется расслоение Крупная промышленность создала всемирный рынок,
общества на особые подготовленный открытием Америки. Всемирный рынок
и в конце концов
антагонистические вызвал колоссальное развитие торговли, мореплавания
классы. Я попы-
тался проследить
и средств сухопутного сообщения. Это, в свою очередь, ока-
этот процесс раз- зало воздействие на расширение промышленности, и в той
Буржуа и пролетарии 31

же мере, в  какой росли промышленность, торговля, море- ложения в работе


плавание, железные дороги, развивалась буржуазия, она «Der Ursprung
der Familie, des
увеличивала свои капиталы и оттесняла на задний план все Privateigentums
und des Staats»,
классы, унаследованные от средневековья. Aufl., Stuttgart, 1886
Мы видим, таким образом, что современная бур- [«Происхождение
семьи, частной
жуазия сама является продуктом длительного процес- собственности
са развития, ряда переворотов в  способе производства и государства»,
2-е изд., Штутгарт,
и  обмена. Каждая из этих ступеней развития буржуазии 1886]. (Примечание
сопровождалась соответствующим политическим успе- Энгельса к англий-
скому изданию
хом. Угнетенное сословие при господстве феодалов, во- 1888 г.)
4
оруженная и самоуправляющаяся ассоциация в коммуне , 3
тут  — независимая городская республика, там  — третье, Цеховой мастер —
5 это полноправный
податное сословие монархии , затем, в  период мануфак- член цеха, мастер
туры,  — противовес дворянству в  сословной или в  абсо- внутри цеха, а не
старшина его. (При-
лютной монархии и  главная основа крупных монархий мечание Энгельса
вообще, наконец, со времени установления крупной про- к английскому из-
данию 1888 г.)
мышленности и всемирного рынка, она завоевала себе ис-
4
ключительное политическое господство в  современном «Коммунами» назы-
представительном государстве. Современная государ- вались во Франции
нарождавшиеся
ственная власть — это только комитет, управляющий об- города даже до того
времени, когда они
щими делами всего класса буржуазии. отвоевали у своих
Буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революци- феодальных владык
и господ местное са-
онную роль. моуправление и по-
Буржуазия повсюду, где она достигла господства, раз- литические права
«третьего сословия».
рушила все феодальные, патриархальные, идиллические Вообще говоря, здесь
отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодаль- в качестве типичной
страны экономи-
ные путы, привязывавшие человека к  его «естественным ческого развития
повелителям», и не оставила между людьми никакой другой буржуазии взята
Англия, в качестве
связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». типичной страны
В  ледяной воде эгоистического расчета потопила она свя- ее политического
развития — Франция.
щенный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиаз- (Примечание Эн-
ма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное гельса к английскому
изданию 1888 г.)
достоинство человека в меновую стоимость и поставила на Коммуна — так
место бесчисленных пожалованных и  благоприобретенных называли горожане
Италии и Франции
свобод одну бессовестную свободу торговли. Словом, экс- свою городскую
32 Манифест коммунистической партии

плуатацию, прикрытую религиозными и  политическими


иллюзиями, она заменила эксплуатацией открытой, бес-
стыдной, прямой, черствой.

Буржуазия лишила священного ореола все роды дея-


тельности, которые до тех пор считались почетными и  на
которые смотрели с  благоговейным трепетом. Врача, юри-
ста, священника, поэта, человека науки она превратила
в своих платных наемных работников.
Буржуазия сорвала с  семейных отношений их трога-
тельно-сентиментальный покров и свела их к чисто денеж-
ным отношениям.
Буржуазия показала, что грубое проявление силы в сред-
ние века, вызывающее такое восхищение у  реакционеров,
находило себе естественное дополнение в лени и неподвиж-
ности. Она впервые показала, чего может достигнуть челове-
ческая деятельность. Она создала чудеса искусства, но совсем
иного рода, чем египетские пирамиды, римские водопрово-
ды и готические соборы; она совершила совсем иные походы,
общину, после того
как они откупили
чем переселение народов и крестовые походы.
или отвоевали Буржуазия не может существовать, не вызывая посто-
у своих феодальных
господ первые пра- янно переворотов в  орудиях производства, не революци-
ва самоуправления. онизируя, следовательно, производственных отношений,
(Примечание Эн-
гельса к немецкому а  стало быть, и  всей совокупности общественных отно-
изданию 1890 г.) шений. Напротив, первым условием существования всех
5 прежних промышленных классов было сохранение старого
В английском
издании 1888 г., способа производства в  неизменном виде. Беспрестанные
редактированном перевороты в производстве, непрерывное потрясение всех
Энгельсом, после
слов «независимая общественных отношений, вечная неуверенность и  дви-
городская респуб- жение отличают буржуазную эпоху от всех других. Все за-
лика» вставле-
ны слова: «(как стывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения, вместе
в Италии и Герма- с  сопутствующими им, веками освященными представ-
нии)», а после слов
«третье, податное лениями и  воззрениями, разрушаются, все возникающие
сословие монар-
хии» — «(как по
вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают око-
Франции)». – Ред. стенеть. Все сословное и застойное исчезает, все священное
Буржуа и пролетарии 33

оскверняется, и люди приходят, наконец, к необходимости


взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение
и свои взаимные отношения.
Потребность в  постоянно увеличивающемся сбыте про-
дуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна
она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи.
Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сде-
лала производство и потребление всех стран космополити-
ческим. К  великому огорчению реакционеров она вырвала
из-под ног промышленности национальную почву. Искон-
ные национальные отрасли промышленности уничтожены
и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют
новые отрасли промышленности, введение которых стано-
вится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, —
отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье,
привозимое из самых отдаленных областей земного шара,
и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не
только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вме-
сто старых потребностей, удовлетворявшихся отечествен-
ными продуктами, возникают новые, для удовлетворения
которых требуются продукты самых отдаленных стран и са-
мых различных климатов. На смену старой местной и наци-
ональной замкнутости и  существованию за счет продуктов
собственного производства приходит всесторонняя связь
и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в рав-
ной мере относится как к материальному, так и к духовно-
му производству. Плоды духовной деятельности отдельных
наций становятся общим достоянием. Национальная одно-
сторонность и ограниченность становятся все более и более
невозможными, и  из множества национальных и  местных
литератур образуется одна всемирная литература.
Буржуазия быстрым усовершенствованием всех орудий
производства и бесконечным облегчением средств сообще-
ния вовлекает в  цивилизацию все, даже самые варварские,
нации. Дешевые цены ее товаров — вот та тяжелая артилле-
34 Манифест коммунистической партии

рия, с помощью которой она разрушает все китайские стены


и принуждает к капитуляции самую упорную ненависть вар-
варов к иностранцам. Под страхом гибели заставляет она все
нации принять буржуазный способ производства, заставля-
ет их вводить у себя так называемую цивилизацию, т.е. ста-
новиться буржуа. Словом, она создает себе мир по своему
образу и подобию.
Буржуазия подчинила деревню господству города. Она
создала огромные города, в высокой степени увеличила чис-
ленность городского населения по сравнению с  сельским
и вырвала таким образом значительную часть населения из
идиотизма деревенской жизни. Так же как деревню она сде-
лала зависимой от города, так варварские и полуварварские
страны она поставила в зависимость от стран цивилизован-
ных, крестьянские народы  — от буржуазных народов, Вос-
ток — от Запада.
Буржуазия все более и  более уничтожает раздроблен-
ность средств производства, собственности и  населения.
Она сгустила население, централизовала средства произ-
водства, концентрировала собственность в руках немногих.
Необходимым следствием этого была политическая центра-
лизация. Независимые, связанные почти только союзными
отношениями области с различными интересами, законами,
правительствами и  таможенными пошлинами, оказались
сплоченными в одну нацию, с одним правительством, с од-
ним законодательством, с одним национальным классовым
интересом, с одной таможенной границей.
Буржуазия менее чем за сто лет своего классового го-
сподства создала более многочисленные и  более грандиоз-
ные производительные силы, чем все предшествовавшие
поколения, вместе взятые. Покорение сил природы, машин-
ное производство, применение химии в  промышленности
и  земледелии, пароходство, железные дороги, электриче-
ский телеграф, освоение для земледелия целых частей света,
приспособление рек для судоходства, целые, словно вызван-
Буржуа и пролетарии 35

ные из-под земли, массы населения,  — какое из прежних


столетий могло подозревать, что такие производительные
силы дремлют в недрах общественного труда!
Итак, мы видели, что средства производства и  обме-
на, на основе которых сложилась буржуазия, были созданы
в  феодальном обществе. На известной ступени развития
этих средств производства и обмена отношения, в которых
происходили производство и обмен феодального общества,
феодальная организация земледелия и  промышленности,
одним словом, феодальные отношения собственности, уже
перестали соответствовать развившимся производитель-
ным силам. Они тормозили производство, вместо того что-
бы его развивать. Они превратились в его оковы. Их необхо-
димо было разбить, и они были разбиты.
Место их заняла свободная конкуренция, с соответству-
ющим ей общественным и  политическим строем, с  эконо-
мическим и политическим господством класса буржуазии.
Подобное же движение совершается на наших глазах.
Современное буржуазное общество, с  его буржуазными
отношениями производства и  обмена, буржуазными от-
ношениями собственности, создавшее как бы по волшеб-
ству столь могущественные средства производства и  обме-
на, походит на волшебника, который не в  состоянии более
справиться с  подземными силами, вызванными его закли-
наниями. Вот уже несколько десятилетий история промыш-
ленности и  торговли представляет собой лишь историю
возмущения современных производительных сил против
современных производственных отношений, против тех от-
ношений собственности, которые являются условием суще-
ствования буржуазии и ее господства. Достаточно указать на
торговые кризисы, которые, возвращаясь периодически, все
более и более грозно ставят под вопрос существование всего
буржуазного общества. Во время торговых кризисов каждый
раз уничтожается значительная часть не только изготовлен-
ных продуктов, но даже созданных уже производительных
36 Манифест коммунистической партии

сил. Во время кризисов разражается общественная эпиде-


мия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы
нелепостью, — эпидемия перепроизводства. Общество ока-
зывается вдруг отброшенным назад к  состоянию внезапно
наступившего варварства, как будто голод, всеобщая опусто-
шительная война лишили его всех жизненных средств; ка-
жется, что промышленность, торговля уничтожены, — и по-
чему? Потому, что общество обладает слишком большой
цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств,
располагает слишком большой промышленностью и  тор-
говлей. Производительные силы, находящиеся в  его распо-
ряжении, не служат более развитию буржуазных отношений
собственности; напротив, они стали непомерно велики для
этих отношений, буржуазные отношения задерживают их
развитие; и  когда производительные силы начинают пре-
одолевать эти преграды, они приводят в  расстройство все
буржуазное общество, ставят под угрозу существование
буржуазной собственности. Буржуазные отношения стали
слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богат-
ство.  — Каким путем преодолевает буржуазия кризисы?
С одной стороны, путем вынужденного уничтожения целой
массы производительных сил, с  другой стороны, путем за-
воевания новых рынков и  более основательной эксплуата-
ции старых. Чем же, следовательно? Тем, что она подготов-
ляет более всесторонние и  более сокрушительные кризисы
и уменьшает средства противодействия им.
Оружие, которым буржуазия ниспровергла феодализм,
направляется теперь против самой буржуазии.
Но буржуазия не только выковала оружие, несущее ей
смерть; она породила и  людей, которые направят против
нее это оружие, — современных рабочих, пролетариев.
В той же самой степени, в какой развивается буржуазия,
т.е. капитал, развивается и пролетариат, класс современных
рабочих, которые только тогда и могут существовать, когда
находят работу, а находят ее лишь до тех пор, пока их труд
Буржуа и пролетарии 37

увеличивает капитал. Эти рабочие, вынужденные прода-


вать себя поштучно, представляют собой такой же товар, как
и всякий другой предмет торговли, а потому в равной мере
подвержены всем случайностям конкуренции, всем колеба-
ниям рынка.
Вследствие возрастающего применения машин и  раз-
деления труда, труд пролетариев утратил всякий самосто-
ятельный характер, а  вместе с тем и  всякую привлекатель-
ность для рабочего. Рабочий становится простым придатком
машины, от него требуются только самые простые, самые
однообразные, легче всего усваиваемые приемы. Издержки
на рабочего сводятся поэтому почти исключительно к жиз-
ненным средствам, необходимым для его содержания и про-
должения его рода. Но цена всякого товара, а следовательно
и труда, равна издержкам его производства. Поэтому в той
же самой мере, в  какой растет непривлекательность труда,
уменьшается заработная плата. Больше того: в той же мере,
в какой возрастает применение машин и разделение труда,
возрастает и количество труда, за счет ли увеличения числа
рабочих часов, или же вследствие увеличения количества
труда, требуемого в  каждый данный промежуток времени,
ускорения хода машин и т.д.
Современная промышленность превратила маленькую
мастерскую патриархального мастера в  крупную фабрику
промышленного капиталиста. Массы рабочих, скученные на
фабрике, организуются по-солдатски. Как рядовые промыш-
ленной армии, они ставятся под надзор целой иерархии
унтер-офицеров и  офицеров. Они — рабы не только класса
буржуазии, буржуазного государства, ежедневно и ежечасно
порабощает их машина, надсмотрщик и  прежде всего сам
отдельный буржуа-фабрикант. Эта деспотия тем мелочнее,
ненавистнее, она тем больше ожесточает, чем откровеннее
ее целью провозглашается нажива.
Чем менее искусства и  силы требует ручной труд, т.е.
чем более развивается современная промышленность, тем
38 Манифест коммунистической партии

более мужской труд вытесняется женским и детским. По от-


ношению к рабочему классу различия пола и возраста утра-
чивают всякое общественное значение. Существуют лишь
рабочие инструменты, требующие различных издержек
в зависимости от возраста и пола.
Когда заканчивается эксплуатация рабочего фабрикан-
том и  рабочий получает, наконец, наличными свою зара-
ботную плату, на него набрасываются другие части буржуа-
зии — домовладелец, лавочник, ростовщик и т.п.
Низшие слои среднего сословия: мелкие промыш-
ленники, мелкие торговцы и  рантье, ремесленники и  кре-
стьяне  — все эти классы опускаются в  ряды пролетариата,
частью оттого, что их маленького капитала недостаточно
для ведения крупных промышленных предприятий и он не
выдерживает конкуренции с более крупными капиталиста-
ми, частью потому, что их профессиональное мастерство
обесценивается в  результате введения новых методов про-
изводства. Так рекрутируется пролетариат из всех классов
населения.
Пролетариат проходит различные ступени развития.
Его борьба против буржуазии начинается вместе с его суще-
ствованием.
Сначала борьбу ведут отдельные рабочие, потом ра-
бочие одной фабрики, затем рабочие одной отрасли труда
в  одной местности против отдельного буржуа, который их
непосредственно эксплуатирует. Рабочие направляют свои
удары не только против буржуазных производственных от-
ношений, но и  против самих орудий производства; они
уничтожают конкурирующие иностранные товары, разбива-
ют машины, поджигают фабрики, силой пытаются восстано-
вить потерянное положение средневекового рабочего.
На этой ступени рабочие образуют рассеянную по
всей стране и  раздробленную конкуренцией массу. Спло-
чение рабочих масс пока является еще не следствием их
собственного объединения, а  лишь следствием объедине-
Буржуа и пролетарии 39

ния буржуазии, которая для достижения своих собственных


политических целей должна, и  пока еще может, приводить
в  движение весь пролетариат. На этой ступени пролетарии
борются, следовательно, не со своими врагами, а с врагами
своих врагов — с остатками абсолютной монархии, землев-
ладельцами, непромышленными буржуа, мелкими буржуа.
Все историческое движение сосредоточивается, таким обра-
зом, в руках буржуазии; каждая одержанная в таких услови-
ях победа является победой буржуазии.
Но с развитием промышленности пролетариат не толь-
ко возрастает численно; он скопляется в большие массы, си-
ла его растет, и он все более ее ощущает. Интересы и усло-
вия жизни пролетариата все более и более уравниваются по
мере того, как машины все более стирают различия между
отдельными видами труда и почти всюду низводят заработ-
ную плату до одинаково низкого уровня. Возрастающая кон-
куренция буржуа между собою и  вызываемые ею торговые
кризисы ведут к тому, что заработная плата рабочих стано-
вится все неустойчивее; все быстрее развивающееся, непре-
рывное совершенствование машин делает жизненное поло-
жение пролетариев все менее обеспеченным; столкновения
между отдельным рабочим и  отдельным буржуа все более
принимают характер столкновений между двумя классами.
6
Рабочие начинают с того, что образуют коалиции про-
тив буржуа; они выступают сообща для защиты своей зара-
ботной платы. Они основывают даже постоянные ассоциа-
ции для того, чтобы обеспечить себя средствами на случай
возможных столкновений. Местами борьба переходит в  от-
крытые восстания.
Рабочие время от времени побеждают, но эти победы
лишь преходящи. Действительным результатом их борьбы 6
является не непосредственный успех, а  все шире распро- В английском из-
дании 1888 г. после
страняющееся объединение рабочих. Ему способствуют все слов «коалиции»
растущие средства сообщения, создаваемые крупной про- вставлено: «(про-
фессиональные
мышленностью и  устанавливающие связь между рабочими союзы)». – Ред.
40 Манифест коммунистической партии

различных местностей. Лишь эта связь и требуется для того,


чтобы централизовать многие местные очаги борьбы, нося-
щей повсюду одинаковый характер, и слить их в одну наци-
ональную, классовую борьбу. А всякая классовая борьба есть
борьба политическая. И объединение, для которого средне-
вековым горожанам с их проселочными дорогами требова-
лись столетия, достигается современными пролетариями,
благодаря железным дорогам, в течение немногих лет.
Эта организация пролетариев в  класс, и  тем самым —
в  политическую партию, ежеминутно вновь разрушается
конкуренцией между самими рабочими. Но она возникает
снова и снова, становясь каждый раз сильнее, крепче, могу-
щественнее. Она заставляет признать отдельные интересы
рабочих в  законодательном порядке, используя для этого
раздоры между отдельными слоями буржуазии. Например,
закон о десятичасовом рабочем дне в Англии.
Вообще столкновения внутри старого общества во мно-
гих отношениях способствуют процессу развития пролетари-
ата. Буржуазия ведет непрерывную борьбу: сначала против
аристократии, позднее против тех частей самой же буржуа-
зии, интересы которых приходят в  противоречие с  прогрес-
сом промышленности, и постоянно — против буржуазии всех
зарубежных стран. Во всех этих битвах она вынуждена обра-
щаться к пролетариату, призывать его на помощь и вовлекать
его таким образом в  политическое движение. Она, следова-
тельно, сама передает пролетариату элементы своего соб-
7
ственного образования , т.е. оружие против самой себя.
Далее, как мы видели, прогресс промышленности стал-
7
В английском изда- кивает в  ряды пролетариата целые слои господствующего
нии 1888 г. вместо класса или, по крайней мере, ставит под угрозу условия их
слов «элементы
своего собственного жизни. Они также приносят пролетариату большое количе-
образования» напе- ство элементов образования.
чатано: «элементы
своего собственно- Наконец, в те периоды, когда классовая борьба прибли-
го политического
и общего образова-
жается к  развязке, процесс разложения внутри господству-
ния». – Ред. ющего класса, внутри всего старого общества принимает
Буржуа и пролетарии 41

такой бурный, такой резкий характер, что небольшая часть


господствующего класса отрекается от него и  примыкает
к революционному классу, к тому классу, которому принад-
лежит будущее. Вот почему, как прежде часть дворянства
переходила к  буржуазии, так теперь часть буржуазии пере-
ходит к  пролетариату, именно  — часть буржуа-идеологов,
которые возвысились до теоретического понимания всего
хода исторического движения.
Из всех классов, которые противостоят теперь буржуа-
зии, только пролетариат представляет собой действительно
революционный класс. Все прочие классы приходят в  упа-
док и  уничтожаются с  развитием крупной промышленно-
сти, пролетариат же есть ее собственный продукт.
Средние сословия: мелкий промышленник, мелкий
торговец, ремесленник и  крестьянин  — все они борются
с буржуазией для того, чтобы спасти свое существование от
гибели, как средних сословий. Они, следовательно, не рево-
люционны, а консервативны. Даже более, они реакционны:
они стремятся повернуть назад колесо истории. Если они
революционны, то постольку, поскольку им предстоит пере-
ход в ряды пролетариата, поскольку они защищают не свои
настоящие, а  свои будущие интересы, поскольку они поки-
дают свою собственную точку зрения для того, чтобы встать
на точку зрения пролетариата.
Люмпен-пролетариат, этот пассивный продукт гниения
самых низших слоев старого общества, местами вовлекается
пролетарской революцией в движение, но в силу всего свое-
го жизненного положения он гораздо более склонен прода-
вать себя для реакционных козней.
Жизненные условия старого общества уже уничтожены
в жизненных условиях пролетариата. У пролетария нет соб-
ственности; его отношение к  жене и  детям не имеет более
ничего общего с  буржуазными семейными отношениями;
современный промышленный труд, современное иго капи-
тала, одинаковое как в Англии, так и во Франции, как в Аме-
42 Манифест коммунистической партии

рике, так и в Германии, стерли с него всякий национальный


характер. Законы, мораль, религия — все это для него не бо-
лее как буржуазные предрассудки, за которыми скрываются
буржуазные интересы.
Все прежние классы, завоевав себе господство, стреми-
лись упрочить уже приобретенное ими положение в жизни,
подчиняя все общество условиям, обеспечивающим их спо-
соб присвоения. Пролетарии же могут завоевать обществен-
ные производительные силы, лишь уничтожив свой соб-
ственный нынешний способ присвоения, а тем самым и весь
существовавший до сих пор способ присвоения в  целом.
У  пролетариев нет ничего своего, что надо было бы им ох-
ранять, они должны разрушить все, что до сих пор охраняло
и обеспечивало частную собственность.
Все до сих пор происходившие движения были движе-
ниями меньшинства или совершались в  интересах мень-
шинства. Пролетарское движение есть самостоятельное
движение огромного большинства в  интересах огромного
большинства. Пролетариат, самый низший слой современ-
ного общества, не может подняться, не может выпрямиться
без того, чтобы при этом не взлетела на воздух вся возвы-
шающаяся над ним надстройка из слоев, образующих офи-
циальное общество.
Если не по содержанию, то по форме борьба пролетари-
ата против буржуазии является сначала борьбой националь-
ной. Пролетариат каждой страны, конечно, должен сперва
покончить со своей собственной буржуазией.
Описывая наиболее общие фазы развития пролетариа-
та, мы прослеживали более или менее прикрытую граждан-
скую войну внутри существующего общества вплоть до то-
го пункта, когда она превращается в открытую революцию,
и пролетариат основывает свое господство посредством на-
сильственного ниспровержения буржуазии.
Все доныне существовавшие общества основывались,
как мы видели, на антагонизме между классами угнетающи-
Буржуа и пролетарии 43

ми и угнетенными. Но, чтобы возможно было угнетать какой-


либо класс, необходимо обеспечить условия, при которых он
мог бы влачить, по крайней мере, свое рабское существова-
ние. Крепостной в  крепостном состоянии выбился до поло-
жения члена коммуны так же, как мелкий буржуа под ярмом
феодального абсолютизма выбился до положения буржуа. На-
оборот, современный рабочий с  прогрессом промышленно-
сти не поднимается, а все более опускается ниже условий су-
ществования своего собственного класса. Рабочий становится
паупером, и  пауперизм растет еще быстрее, чем население
и богатство. Это ясно показывает, что буржуазия неспособна
оставаться долее господствующим классом общества и навя-
зывать всему обществу условия существования своего класса
в  качестве регулирующего закона. Она неспособна господ-
ствовать, потому что неспособна обеспечить своему рабу
даже рабского уровня существования, потому что вынужде-
на дать ему опуститься до такого положения, когда она сама
должна его кормить, вместо того чтобы кормиться за его счет.
Общество не может более жить под ее властью, т.е. ее жизнь
несовместима более с обществом.
Основным условием существования и господства клас-
са буржуазии является накопление богатства в  руках част-
ных лиц, образование и  увеличение капитала. Условием
существования капитала является наемный труд. Наемный
труд держится исключительно на конкуренции рабочих
между собой. Прогресс промышленности, невольным но-
сителем которого является буржуазия, бессильная ему со-
противляться, ставит на место разъединения рабочих кон-
куренцией революционное объединение их посредством
ассоциации. Таким образом, с развитием крупной промыш-
ленности из-под ног буржуазии вырывается сама основа, на
которой она производит и присваивает продукты. Она про-
изводит прежде всего своих собственных могильщиков. Ее
гибель и победа пролетариата одинаково неизбежны.
Пролетарии и коммунисты

В каком отношении стоят коммунисты к пролетариям вообще?


Коммунисты не являются особой партией, противосто-
ящей другим рабочим партиям.
У них нет никаких интересов, отдельных от интересов
всего пролетариата в целом.
1
Они не выставляют никаких особых принципов, под
которые они хотели бы подогнать пролетарское движение.
Коммунисты отличаются от остальных пролетарских
партий лишь тем, что, с одной стороны, в борьбе пролета-
риев различных наций они выделяют и отстаивают общие,
1 не зависящие от национальности интересы всего пролета-
В английском из-
дании 1888 г. вместо риата; с  другой стороны, тем, что на различных ступенях
«особых» сказано развития, через которые проходит борьба пролетариата
«сектантских». – Ред.
с буржуазией, они всегда являются представителями инте-
2
В английском изда- ресов движения в целом.
нии 1888 г. вместо Коммунисты, следовательно, на практике являются
слов «всегда по-
буждающей к дви- самой решительной, всегда побуждающей к движению впе-
жению вперед» 2
напечатано «самой
ред частью рабочих партий всех стран, а в теоретическом
передовой». – Ред. отношении у  них перед остальной массой пролетариата
Пролетарии и коммунисты 45

преимущество в понимании условий, хода и общих резуль-


татов пролетарского движения.
Ближайшая цель коммунистов та же, что и всех осталь-
ных пролетарских партий: формирование пролетариата
в класс, ниспровержение господства буржуазии, завоевание
пролетариатом политической власти.
Теоретические положения коммунистов ни в какой ме-
ре не основываются на идеях, принципах, выдуманных или
открытых тем или другим обновителем мира.
Они являются лишь общим выражением действитель-
ных отношений происходящей классовой борьбы, выра-
жением совершающегося на наших глазах исторического
движения.
Уничтожение ранее существовавших отношений соб-
ственности не является чем-то присущим исключительно
коммунизму.
Все отношения собственности были подвержены по-
стоянной исторической смене, постоянным историческим
изменениям.
Например, французская революция отменила феодаль-
ную собственность, заменив ее собственностью буржуазной.
Отличительной чертой коммунизма является не отмена
собственности вообще, а отмена буржуазной собственности.
Но современная буржуазная частная собственность
есть последнее и самое полное выражение такого производ-
ства и  присвоения продуктов, которое держится на классо-
3
вых антагонизмах, на эксплуатации одних другими .
В этом смысле коммунисты могут выразить свою теорию
одним положением: уничтожение частной собственности.
Нас, коммунистов, упрекали в том, что мы хотим унич- 3
В английском изда-
тожить собственность, лично приобретенную, добытую сво- нии 1888 г. вместо
им трудом, собственность, образующую основу всякой лич- слов «эксплуата-
ции одних други-
ной свободы, деятельности и самостоятельности. ми» напечатано
Заработанная, благоприобретенная, добытая своим «эксплуатации
большинства мень-
трудом собственность! Говорите ли вы о  мелкобуржуазной, шинством». – Ред.
46 Манифест коммунистической партии

мелкокрестьянской собственности, которая предшествовала


собственности буржуазной? Нам нечего ее уничтожать, раз-
витие промышленности ее уничтожило и  уничтожает изо
дня в день.
Или, быть может, вы говорите о современной буржуаз-
ной частной собственности?
Но разве наемный труд, труд пролетария, создает ему
собственность? Никоим образом. Он создает капитал, т. е.
собственность, эксплуатирующую наемный труд, собствен-
ность, которая может увеличиваться лишь при условии, что
она порождает новый наемный труд, чтобы снова его эксплу-
атировать. Собственность в  ее современном виде движется
в  противоположности между капиталом и  наемным трудом.
Рассмотрим же обе стороны этой противоположности.
Быть капиталистом — значит занимать в производстве
не только чисто личное, но и общественное положение. Ка-
питал — это коллективный продукт и может быть приведен
в движение лишь совместной деятельностью многих членов
общества, а в конечном счете — только совместной деятель-
ностью всех членов общества.
Итак, капитал — не личная, а общественная сила.
Следовательно, если капитал будет превращен в коллек-
тивную, всем членам общества принадлежащую, собствен-
ность, то это не будет превращением личной собственности
в  общественную. Изменится лишь общественный характер
собственности. Она потеряет свой классовый характер.
Перейдем к наемному труду.
Средняя цена наемного труда есть минимум заработ-
ной платы, т.е. сумма жизненных средств, необходимых для
сохранения жизни рабочего как рабочего. Следовательно,
того, что наемный рабочий присваивает в результате своей
деятельности, едва хватает для воспроизводства его жизни.
Мы вовсе не намерены уничтожить это личное присвоение
продуктов труда, служащих непосредственно для воспроиз-
водства жизни, присвоение, не оставляющее никакого из-
Пролетарии и коммунисты 47

бытка, который мог бы создать власть над чужим трудом.


Мы хотим уничтожить только жалкий характер такого при-
своения, когда рабочий живет только для того, чтобы уве-
личивать капитал, и живет лишь постольку, поскольку этого
требуют интересы господствующего класса.
В буржуазном обществе живой труд есть лишь средство
увеличивать накопленный труд. В коммунистическом обще-
стве накопленный труд — это лишь средство расширять, обо-
гащать, облегчать жизненный процесс рабочих.
Таким образом, в  буржуазном обществе прошлое го-
сподствует над настоящим, в коммунистическом обществе —
настоящее над прошлым. В  буржуазном обществе капитал
обладает самостоятельностью и  индивидуальностью, между
тем как трудящийся индивидуум лишен самостоятельности
и обезличен.
И уничтожение этих отношений буржуазия называет
упразднением личности и  свободы! Она права. Действи-
тельно, речь идет об упразднении буржуазной личности,
буржуазной самостоятельности и буржуазной свободы.
Под свободой, в рамках нынешних буржуазных произ-
водственных отношений, понимают свободу торговли, сво-
боду купли и продажи.
Но с  падением торгашества падет и  свободное торга-
шество. Разговоры о свободном торгашестве, как и все про-
чие высокопарные речи наших буржуа о  свободе, имеют
вообще смысл лишь по отношению к несвободному торга-
шеству, к порабощенному горожанину средневековья, а не
по отношению к коммунистическому уничтожению торга-
шества, буржуазных производственных отношений и  са-
мой буржуазии.
Вы приходите в ужас от того, что мы хотим уничтожить
частную собственность. Но в  вашем нынешнем обществе
частная собственность уничтожена для девяти десятых его
членов; она существует именно благодаря тому, что не суще-
ствует для девяти десятых. Вы упрекаете нас, следовательно,
48 Манифест коммунистической партии

в том, что мы хотим уничтожить собственность, предполага-


ющую в качестве необходимого условия отсутствие собствен-
ности у огромного большинства общества.
Одним словом, вы упрекаете нас в том, что мы хотим
уничтожить вашу собственность. Да, мы действительно хо-
тим это сделать.
С того момента, когда нельзя будет более превращать
труд в капитал, в деньги, в земельную ренту, короче — в об-
щественную силу, которую можно монополизировать, т.е.
с того момента, когда личная собственность не сможет более
превращаться в  буржуазную собственность,  — с  этого мо-
мента, заявляете вы, личность уничтожена.
Вы сознаетесь, следовательно, что личностью вы не при-
знаете никого, кроме буржуа, т.е. буржуазного собственника.
Такая личность действительно должна быть уничтожена.
Коммунизм ни у кого не отнимает возможности при-
своения общественных продуктов, он отнимает лишь воз-
можность посредством этого присвоения порабощать чу-
жой труд.
Выдвигали возражение, будто с уничтожением частной
собственности прекратится всякая деятельность и воцарит-
ся всеобщая леность.
В таком случае буржуазное общество должно было бы
давно погибнуть от лености, ибо здесь тот, кто трудится, ни-
чего не приобретает, а тот, кто приобретает, не трудится. Все
эти опасения сводятся к тавтологии, что нет больше наемно-
го труда, раз не существует больше капитала.
Все возражения, направленные против коммунисти-
ческого способа присвоения и  производства материальных
продуктов, распространяются также на присвоение и  про-
изводство продуктов умственного труда. Подобно тому как
уничтожение классовой собственности представляется бур-
жуа уничтожением самого производства, так и уничтожение
классового образования для него равносильно уничтожению
образования вообще.
Пролетарии и коммунисты 49

Образование, гибель которого он оплакивает, являет-


ся для громадного большинства превращением в придаток
машины.
Но не спорьте с нами, оценивая при этом отмену буржу-
азной собственности с точки зрения ваших буржуазных пред-
ставлений о  свободе, образовании, праве и  т.д. Ваши идеи
сами являются продуктом буржуазных производственных от-
ношений и буржуазных отношений собственности, точно так
же как ваше право есть лишь возведенная в закон воля ваше-
го класса, воля, содержание которой определяется материаль-
ными условиями жизни вашего класса.
Ваше пристрастное представление, заставляющее вас пре-
вращать свои производственные отношения и отношения соб-
ственности из отношений исторических, преходящих в процес-
се развития производства, в вечные законы природы и разума,
вы разделяете со всеми господствовавшими прежде и погибши-
ми классами. Когда заходит речь о  буржуазной собственности,
вы не смеете более понять того, что кажется вам понятным в от-
ношении собственности античной или феодальной.
Уничтожение семьи! Даже самые крайние радикалы
возмущаются этим гнусным намерением коммунистов.
На чем основана современная, буржуазная семья? На ка-
питале, на частной наживе. В совершенно развитом виде она
существует только для буржуазии; но она находит свое до-
полнение в вынужденной бессемейности пролетариев и в пу-
бличной проституции.
Буржуазная семья естественно отпадает вместе с отпа-
дением этого ее дополнения, и обе вместе исчезнут с исчез-
новением капитала.
Или вы упрекаете нас в том, что мы хотим прекратить
эксплуатацию детей их родителями? Мы сознаемся в  этом
преступлении.
Но вы утверждаете, что, заменяя домашнее воспитание
общественным, мы хотим уничтожить самые дорогие для
человека отношения.
50 Манифест коммунистической партии

А разве ваше воспитание не определяется обществом?


Разве оно не определяется общественными отношениями,
в  которых вы воспитываете, не определяется прямым или
косвенным вмешательством общества через школу и  т.д.?
Коммунисты не выдумывают влияния общества на воспи-
тание; они лишь изменяют характер воспитания, вырывают
его из-под влияния господствующего класса.
Буржуазные разглагольствования о  семье и  воспита-
нии, о  нежных отношениях между родителями и  детьми
внушают тем более отвращения, чем более разрушаются все
семейные связи в  среде пролетариата благодаря развитию
крупной промышленности, чем более дети превращаются
в простые предметы торговли и рабочие инструменты.
Но вы, коммунисты, хотите ввести общность жен, — кри-
чит нам хором вся буржуазия.
Буржуа смотрит на свою жену, как на простое орудие
производства. Он слышит, что орудия производства пред-
полагается предоставить в общее пользование, и, конечно,
не может отрешиться от мысли, что и женщин постигнет та
же участь.
Он даже и  не подозревает, что речь идет как раз об
устранении такого положения женщины, когда она является
простым орудием производства.
Впрочем, нет ничего смешнее высокоморального ужа-
са наших буржуа по поводу мнимой официальной общности
жен у  коммунистов. Коммунистам нет надобности вводить
общность жен, она существовала почти всегда.
Наши буржуа, не довольствуясь тем, что в  их распоря-
жении находятся жены и дочери их рабочих, не говоря уже
об официальной проституции, видят особое наслаждение
в том, чтобы соблазнять жен друг у друга.
Буржуазный брак является в  действительности об-
щностью жен. Коммунистам можно было бы сделать упрек
разве лишь в том, будто они хотят ввести вместо лицемер-
но-прикрытой общности жен официальную, открытую. Но
Пролетарии и коммунисты 51

ведь само собой разумеется, что с уничтожением нынешних


производственных отношений исчезнет и  вытекающая из
них общность жен, т.е. официальная и неофициальная про-
ституция.
Далее, коммунистов упрекают, будто они хотят отме-
нить отечество, национальность.
Рабочие не имеют отечества. У  них нельзя отнять то,
чего у них нет. Так как пролетариат должен прежде всего за-
воевать политическое господство, подняться до положения
4
национального класса , конституироваться как нация, он сам
пока еще национален, хотя совсем не в том смысле, как по-
нимает это буржуазия.
Национальная обособленность и  противоположности
народов все более и более исчезают уже с развитием буржуа-
зии, со свободой торговли, всемирным рынком, с единообра-
зием промышленного производства и  соответствующих ему
условий жизни.
Господство пролетариата еще более ускорит их исчез-
новение. Соединение усилий, по крайней мере цивилизо-
ванных стран, есть одно из первых условий освобождения
пролетариата.
В той же мере, в какой будет уничтожена эксплуатация
одного индивидуума другим, уничтожена будет и  эксплуа-
тация одной нации другой.
Вместе с  антагонизмом классов внутри наций падут
и враждебные отношения наций между собой.
Обвинения против коммунизма, выдвигаемые с  рели-
гиозных, философских и вообще идеологических точек зре-
4
ния, не заслуживают подробного рассмотрения. В английском изда-
Нужно ли особое глубокомыслие, чтобы понять, что вме- нии 1888 г. вместо
слов «подняться
сте с условиями жизни людей, с их общественными отношени- до положения
ями, с их общественным бытием изменяются также и их пред- национального
класса» напеча-
ставления, взгляды и понятия, — одним словом, их сознание? тано: «подняться
Что же доказывает история идей, как не то, что духов- до положения
ведущего класса
ное производство преобразуется вместе с  материальным? нации». – Ред.
52 Манифест коммунистической партии

Господствующими идеями любого времени были всегда


лишь идеи господствующего класса.
Говоря об идеях, революционизирующих все общество;
этим выражают лишь тот факт, что внутри старого общества
образовались элементы нового, что рука об руку с разложе-
нием старых условий жизни идет и разложение старых идей.
Когда древний мир клонился к  гибели, древние рели-
гии были побеждены христианской религией. Когда христи-
анские идеи в XVIII веке гибли под ударом просветительных
идей, феодальное общество вело свой смертный бой с рево-
люционной в  то время буржуазией. Идеи свободы совести
и религии выражали в области знания лишь господство сво-
бодной конкуренции.
«Но», скажут нам, «религиозные, моральные, философ-
ские, политические, правовые идеи и т.д., конечно, изменя-
лись в ходе исторического развития. Религия же, нравствен-
ность, философия, политика, право всегда сохранялись в этом
беспрерывном изменении.
К тому же существуют вечные истины, как свобода,
справедливость и  т.д., общие всем стадиям общественного
развития. Коммунизм же отменяет вечные истины, он отме-
няет религию, нравственность, вместо того чтобы обновить
их; следовательно, он противоречит всему предшествовав-
шему ходу исторического развития».
К чему сводится это обвинение? История всех доныне
существовавших обществ двигалась в классовых противопо-
ложностях, которые в разные эпохи складывались различно.
Но какие бы формы они ни принимали, эксплуатация
одной части общества другою является фактом, общим
всем минувшим столетиям. Неудивительно поэтому, что
общественное сознание всех веков, несмотря на все раз-
нообразие и  все различия, движется в  определенных об-
щих формах, в формах сознания, которые вполне исчезнут
лишь с  окончательным исчезновением противоположно-
сти классов.
Пролетарии и коммунисты 53

Коммунистическая революция есть самый решитель-


ный разрыв с унаследованными от прошлого отношениями
собственности; неудивительно, что в  ходе своего развития
она самым решительным образом порывает с идеями, унас-
ледованными от прошлого.
Оставим, однако, возражения буржуазии против ком-
мунизма.
Мы видели уже выше, что первым шагом в рабочей ре-
волюции является превращение пролетариата в господству-
ющий класс, завоевание демократии.
Пролетариат использует свое политическое господство
для того, чтобы вырвать у буржуазии шаг за шагом весь ка-
питал, централизовать все орудия производства в руках го-
сударства, т.е. пролетариата, организованного как господ-
ствующий класс, и возможно более быстро увеличить сумму
производительных сил.
Это может, конечно, произойти сначала лишь при по-
мощи деспотического вмешательства в право собственности
и  в  буржуазные производственные отношения, т.е. при по-
мощи мероприятий, которые экономически кажутся недо-
статочными и несостоятельными, но которые в ходе движе-
5
ния перерастают самих себя и неизбежны как средство для
переворота во всем способе производства.
Эти мероприятия будут, конечно, различны в  различ-
ных странах.
Однако в наиболее передовых странах могут быть поч-
ти повсеместно применены следующие меры:
•  Экспроприация земельной собственности и обращение зе-
5
мельной ренты на покрытие государственных расходов В английском
•  Высокий прогрессивный налог издании 1888 г.
после слов «пере-
•  Отмена права наследования растают самих
•  Конфискация имущества всех эмигрантов и мятежников себя» добавлено:
«делают необходи-
•  Централизация кредита в  руках государства посредством мыми дальнейшие
национального банка с государственным капиталом и с ис- атаки на старый
общественный
ключительной монополией строй». – Ред.
54 Манифест коммунистической партии

•  Централизация всего транспорта в руках государства


•  Увеличение числа государственных фабрик, орудий произ-
водства, расчистка под пашню и улучшение земель по обще-
му плану
•  Одинаковая обязательность труда для всех, учреждение
промышленных армий, в особенности для земледелия
•  Соединение земледелия с промышленностью, содействие
постепенному устранению различия между городом и  де-
6
ревней
•  Общественное и бесплатное воспитание всех детей. Устра-
нение фабричного труда детей в современной его форме. Со-
единение воспитания с материальным производством и т.д.
Когда в  ходе развития исчезнут классовые различия
и  все производство сосредоточится в  руках ассоциации ин-
дивидов, тогда публичная власть потеряет свой политиче-
ский характер. Политическая власть в  собственном смысле
слова — это организованное насилие одного класса для пода-
вления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии
6
В издании 1848 г. —
непременно объединяется в класс, если путем революции он
«противоположно- превращает себя в  господствующий класс и  в  качестве го-
сти между городом
и деревней». В из-
сподствующего класса силой упраздняет старые производ-
дании 1872 г. и в по- ственные отношения, то вместе с этими производственными
следующих немец-
ких изданиях слово отношениями он уничтожает условия существования классо-
«противоположно- вой противоположности, уничтожает классы вообще, а  тем
сти» было заменено
словом «различия». самым и свое собственное господство как класса.
В английском из- На место старого буржуазного общества с его классами
дании 1888 г. вместо
слов «содействие и классовыми противоположностями приходит ассоциация,
постепенному в  которой свободное развитие каждого является условием
устранению разли-
чия между городом свободного развития всех.
и деревней» напеча-
тано: «постепенное
устранение разли-
чия между городом
и деревней путем
более равномерно-
го распределения
населения по всей
стране». – Ред.
Социалистическая
и коммунистическая
литература

Ре а к ц и о н н ы й с о ц и а л и з м
Феодальный социализм
Французская и  английская аристократия по своему историче-
скому положению была призвана к тому, чтобы писать памфле-
ты против современного буржуазного общества. Во француз-
ской июльской революции 1830 г. и  в  английском движении
в  пользу парламентской реформы ненавистный выскочка еще
раз нанес ей поражение. О  серьезной политической борьбе не
могло быть больше и речи. Ей оставалась только литературная
борьба. Но и в области литературы старые фразы времен Рестав-
1
рации стали уже невозможны. Чтобы возбудить сочувствие,
аристократия должна была сделать вид, что она уже не заботит-
ся о  своих собственных интересах и  составляет свой обвини- 1
тельный акт против буржуазии только в интересах эксплуатиру- Имеется в виду не
английская Рестав-
емого рабочего класса. Она доставляла себе удовлетворение тем, рация 1660–1689 гг.,
что сочиняла пасквили на своего нового властителя и шептала а французская
Реставрация
ему на ухо более или менее зловещие пророчества. 1814–1830 гг. (При-
Так возник феодальный социализм: наполовину похо- мечание Энгельса
к английскому из-
ронная песнь — наполовину пасквиль, наполовину отголосок данию 1888 г.)
56 Манифест коммунистической партии

прошлого  — наполовину угроза будущего, подчас поражаю-


щий буржуазию в самое сердце своим горьким, остроумным,
язвительным приговором, но всегда производящий комиче-
ское впечаталение полной неспособностью понять ход совре-
менной истории.
Аристократия размахивала нищенской сумой проле-
тариата, как знаменем, чтобы повести за собою народ. Но
всякий раз, когда он следовал за нею, он замечал на ее заду
старые феодальные гербы и  разбегался с  громким и  непо-
чтительным хохотом.
Разыгрыванием этой комедии занималась часть фран-
цузских легитимистов и «Молодая Англия».
Если феодалы доказывают, что их способ эксплуатации
был иного рода, чем буржуазная эксплуатация, то они забыва-
ют только, что они эксплуатировали при совершенно других,
теперь уже отживших, обстоятельствах и  условиях. Если они
указывают, что при их господстве не существовало современ-
ного пролетариата, то забывают, что как раз современная бур-
жуазия была необходимым плодом их общественного строя.
Впрочем, они столь мало скрывают реакционный ха-
рактер своей критики, что их главное обвинение против
буржуазии именно в  том и  состоит, что при ее господстве
развивается класс, который взорвет на воздух весь старый
общественный порядок.
Они гораздо больше упрекают буржуазию в  том, что
она порождает революционный пролетариат, чем в том, что
она порождает пролетариат вообще.
Поэтому в политической практике они принимают уча-
стие во всех насильственных мероприятиях против рабочего
класса, а в обыденной жизни, вопреки всей своей напыщен-
ной фразеологии, не упускают случая подобрать золотые
2
яблоки и  променять верность, любовь, честь на барыш от
3
торговли овечьей шерстью, свекловицей и водкой .
Подобно тому как поп всегда шел рука об руку с феода-
лом, поповский социализм идет рука об руку с феодальным.
Социалистическая 57
и коммунистическая
литература

Нет ничего легче, как придать христианскому аскетиз-


му социалистический оттенок. Разве христианство не рато-
вало тоже против частной собственности, против брака, про-
тив государства? Разве оно не проповедовало вместо этого
благотворительность и  нищенство, безбрачие и  умерщвле-
ние плоти, монастырскую жизнь и  церковь? Христианский
социализм — это лишь святая вода, которою поп кропит оз-
лобление аристократа.
2
Мелкобуржуазный социализм В английском
издании 1888 г.
Феодальная аристократия — не единственный ниспровергну- после слов «золотые
тый буржуазией класс, условия жизни которого в  современ- яблоки» вставлено:
«падающие с древа
ном буржуазном обществе ухудшались и  отмирали. Средне- промышленно-
вековое сословие горожан и сословие мелких крестьян были сти». – Ред.
предшественниками современной буржуазии. В странах, ме- 3
Это относится
нее развитых в промышленном и торговом отношении, класс главным образом
этот до сих пор еще прозябает рядом с развивающейся бур- к Германии, где
земельная аристо-
жуазией. кратия и юнкерство
В тех странах, где развилась современная цивилизация, ведут хозяйство
на большей части
образовалась — и как дополнительная часть буржуазного об- своих земель за
щества постоянно вновь образуется — новая мелкая буржу- собственный счет
через управляю-
азия, которая колеблется между пролетариатом и буржуази- щих и вдобавок
являются крупны-
ей. Но конкуренция постоянно сталкивает принадлежащих ми владельцами
к  этому классу лиц в  ряды пролетариата, и  они начинают свеклосахарных
и винокуренных
уже видеть приближение того момента, когда с  развитием заводов. Более
крупной промышленности они совершенно исчезнут как богатые англий-
ские аристократы
самостоятельная часть современного общества и в торговле, до этого еще не
промышленности и земледелии будут замещены надзирате- дошли; но они тоже
знают, как можно
лями и наемными служащими. возмещать падение
В таких странах, как Франция, где крестьянство со- ренты, предостав-
ляя свое имя учре-
ставляет гораздо более половины всего населения, есте- дителям более или
ственно было появление писателей, которые, становясь на менее сомнитель-
ных акционерных
сторону пролетариата против буржуазии, в  своей критике компаний. (При-
буржуазного строя прикладывали к  нему мелкобуржуаз- мечание Энгельса
к английскому
ную и мелкокрестьянскую мерку и защищали дело рабочих изданию 1888 г.)
58 Манифест коммунистической партии

с мелкобуржуазной точки зрения. Так возник мелкобуржу-


азный социализм. Сисмонди стоит во главе этого рода ли-
тературы не только во Франции, но и в Англии.
Этот социализм прекрасно умел подметить противо-
речия в  современных производственных отношениях. Он
разоблачил лицемерную апологетику экономистов. Он не-
опровержимо доказал разрушительное действие машинного
производства и разделения труда, концентрацию капиталов
и  землевладения, перепроизводство, кризисы, неизбежную
гибель мелких буржуа и  крестьян, нищету пролетариата,
анархию производства, вопиющее неравенство в  распреде-
лении богатства, истребительную промышленную войну на-
ций между собой, разложение старых нравов, старых семей-
ных отношений и старых национальностей.
Но по своему положительному содержанию этот соци-
ализм стремится или восстановить старые средства произ-
водства и  обмена, а  вместе с  ними старые отношения соб-
ственности и  старое общество, или — вновь насильственно
втиснуть современные средства производства и  обмена
в  рамки старых отношений собственности, отношений, ко-
торые были уже ими взорваны и необходимо должны были
быть взорваны. В обоих случаях он одновременно и реакци-
4
В английском изда- онен и утопичен.
нии 1888 г. вместо Цеховая организация промышленности и патриархаль-
слов: «В даль-
нейшем своем ное сельское хозяйство — вот его последнее слово.
развитии направ- В дальнейшем своем развитии направление это выли-
ление это вылилось 4
в трусливое брюз- лось в трусливое брюзжание .
жание» напечатано:
«В конце концов,
когда неопровержи- Немецкий, или «истинный», социализм
мые исторические Социалистическая и  коммунистическая литература Фран-
факты заставили
исчезнуть всякие ции, возникшая под гнетом господствующей буржуазии
следы упоительного и  являющаяся литературным выражением борьбы против
действия иллюзий,
эта форма соци- этого господства, была перенесена в Германию в такое вре-
ализма вылилась
в жалкое брюзжа-
мя, когда буржуазия там только что начала свою борьбу про-
ние». – Ред. тив феодального абсолютизма.
Социалистическая 59
и коммунистическая
литература

Немецкие философы, полуфилософы и  любители кра-


сивой фразы жадно ухватились за эту литературу, позабыв
только, что с  перенесением этих сочинений из Франции
в Германию туда не были одновременно перенесены и фран-
цузские условия жизни. В  немецких условиях французская
литература утратила все непосредственное практическое
значение и приняла вид чисто литературного течения. Она
должна была приобрести характер досужего мудрствования
об осуществлении человеческой сущности. Так, требования
первой французской революции для немецких философов
XVIII века имели смысл лишь как требования «практиче-
ского разума» вообще, а  проявления воли революционной
французской буржуазии в их глазах имели значение законов
чистой воли, воли, какой она должна быть, истинно челове-
ческой воли.
Вся работа немецких литераторов состояла исключитель-
но в том, чтобы примирить новые французские идеи со своей
старой философской совестью или, вернее, в том, чтобы усво-
ить французские идеи со своей философской точки зрения.
Это усвоение произошло таким же образом, каким во-
обще усваивают чужой язык, путем перевода.
Известно, что на манускриптах, содержавших класси-
ческие произведения языческой древности, монахи поверх
текста писали нелепые жизнеописания католических свя-
тых. Немецкие литераторы поступили с  нечестивой фран-
цузской литературой как раз наоборот. Под французский
оригинал они вписали свою философскую чепуху. Напри-
мер, под французскую критику денежных отношений они
вписали «отчуждение человеческой сущности», под фран-
цузскую критику буржуазного государства — «упразднение
господства Абстрактно-Всеобщего» и т.д.
Это подсовывание под французские теории своей фило-
софской фразеологии они окрестили «философией действия»,
«истинным социализмом», «немецкой наукой социализма»,
«философским обоснованием социализма» и т.д.
60 Манифест коммунистической партии

Французская социалистическо-коммунистическая ли-


тература была таким образом совершенно выхолощена.
И так как в руках немца она перестала выражать борьбу од-
ного класса против другого, то немец был убежден, что он
поднялся выше «французской односторонности», что он
отстаивает вместо истинных потребностей, потребность
в истине, а вместо интересов пролетариата — интересы че-
ловеческой сущности, интересы человека вообще, человека,
который не принадлежит ни к какому классу и вообще суще-
ствует не в  действительности, а  в туманных небесах фило-
софской фантазии.
Этот немецкий социализм, считавший свои беспомощ-
ные ученические упражнения столь серьезными и важными
и так крикливо их рекламировавший, потерял мало-помалу
свою педантическую невинность.
Борьба немецкой, особенно прусской, буржуазии про-
тив феодалов и абсолютной монархии — одним словом ли-
беральное движение — становилась все серьезнее.
«Истинному» социализму представился, таким обра-
зом, желанный случай противопоставить политическому
движению социалистические требования, предавать тра-
диционной анафеме либерализм, представительное госу-
дарство, буржуазную конкуренцию, буржуазную свободу
печати, буржуазное право, буржуазную свободу и равенство
и  проповедовать народной массе, что в  этом буржуазном
движении она не может ничего выиграть, но, напротив,
рискует все потерять. Немецкий социализм весьма кстати
забывал, что французская критика, жалким отголоском ко-
торой он был, предполагала современное буржуазное обще-
ство с  соответствующими ему материальными условиями
жизни и  соответственной политической конституцией, т.е.
как раз все те предпосылки, о завоевании которых в Герма-
нии только еще шла речь.
Немецким абсолютным правительствам, с  их свитой
попов, школьных наставников, заскорузлых юнкеров и  бю-
Социалистическая 61
и коммунистическая
литература

рократов, он служил кстати подвернувшимся пугалом про-


тив угрожающе наступавшей буржуазии.
Он был подслащенным дополнением к  горечи плетей
и  ружейных пуль, которыми эти правительства усмиряли
восстания немецких рабочих.
Если «истинный» социализм становился таким образом
оружием в руках правительств против немецкой буржуазии,
то он и непосредственно служил выражением реакционных
интересов, интересов немецкого мещанства. В  Германии
действительную общественную основу существующего по-
рядка вещей составляет мелкая буржуазия, унаследованная
от XVI века и с того времени постоянно вновь появляющая-
ся в той или иной форме.
Сохранение ее равносильно сохранению существующе-
го в  Германии порядка вещей. От промышленного и  поли-
тического господства буржуазии она со страхом ждет своей
верной гибели, с  одной стороны, вследствие концентрации
капитала, с другой — вследствие роста революционного про-
летариата. Ей казалось, что «истинный» социализм одним
выстрелом убивает двух зайцев. И  «истинный» социализм
распространялся как зараза.
Вытканный из умозрительной паутины, расшитый при-
чудливыми цветами красноречия, пропитанный слезами
слащавого умиления, этот мистический покров, которым не-
мецкие социалисты прикрывали пару своих тощих «вечных
истин», только увеличивал сбыт их товара среди этой публики.
Со своей стороны, немецкий социализм все более по-
нимал свое призвание быть высокопарным представителем
этого мещанства.
Он провозгласил немецкую нацию образцовой нацией,
а  немецкого мещанина — образцом человека. Каждой его ни-
зости он придавал сокровенный, возвышенный социалистиче-
ский смысл, превращавший ее в нечто ей совершенно противо-
положное. Последовательный до конца, он открыто выступал
против «грубо-разрушительного» направления коммунизма
62 Манифест коммунистической партии

и возвестил, что сам он в своем величественном беспристрастии


стоит выше всякой классовой борьбы. За весьма немногими ис-
ключениями все, что циркулирует в Германии в качестве якобы
социалистических и  коммунистических сочинений, принадле-
5
жит к этой грязной, расслабляющей литературе .

Ко н с е р в а т и в н ы й , и л и б у р ж у а з н ы й ,
социализм
Известная часть буржуазии желает излечить общественные
недуги для того, чтобы упрочить существование буржуазного
общества.
Сюда относятся экономисты, филантропы, поборники
гуманности, радетели о благе трудящихся классов, организа-
торы благотворительности, члены обществ покровительства
животным, основатели обществ трезвости, мелкотравчатые
реформаторы самых разнообразных видов. Этот буржуаз-
ный социализм разрабатывался даже в целые системы.
В качестве примера приведем «Философию нищеты»
Прудона.
Буржуа-социалисты хотят сохранить условия существо-
вания современного общества, но без борьбы и опасностей,
которые неизбежно из них вытекают. Они хотят сохранить
современное общество, однако, без тех элементов, которые
5 его революционизируют и разлагают.
Революционная Они хотели бы иметь буржуазию без пролетариата. Тот
буря 1848 г. унесла
все это гнусное на- мир, в  котором господствует буржуазия, конечно, кажется ей
правление и отбила самым лучшим из миров. Буржуазный социализм разрабаты-
охоту у его носите-
лей спекулировать вает это утешительное представление в более или менее цель-
социализмом. ную систему. Приглашая пролетариат осуществить его систему
Главным предста-
вителем и клас- и  войти в  новый Иерусалим, он в  сущности требует только,
сическим типом чтобы пролетариат оставался в теперешнем обществе, но от-
этого направления
является г-н Карл бросил свое представление о нем, как о чем-то ненавистном.
Грюн. (Примечание
Энгельса к немецко-
Другая, менее систематическая, но более практическая
му изданию 1890 г.) форма этого социализма стремилась к  тому, чтобы внушить
Социалистическая 63
и коммунистическая
литература

рабочему классу отрицательное отношение ко всякому рево-


люционному движению, доказывая, что ему может быть по-
лезно не то или другое политическое преобразование, а лишь
изменение материальных условий жизни, экономических
отношений. Однако под изменением материальных условий
жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение бур-
жуазных производственных отношений, осуществимое только
революционным путем, а административные улучшения, осу-
ществляемые на почве этих производственных отношений,
следовательно, ничего не изменяющие в  отношениях между
капиталом и наемным трудом, в лучшем же случае — лишь со-
кращающие для буржуазии издержки ее господства и упроща-
ющие ее государственное хозяйство.
Самое подходящее для себя выражение буржуазный
социализм находит только тогда, когда превращается в про-
стой ораторский оборот речи.
Свободная торговля! В  интересах рабочего класса; по-
кровительственные пошлины! В интересах рабочего класса;
одиночные тюрьмы! В интересах рабочего класса — вот по-
следнее, единственно сказанное всерьез, слово буржуазного
социализма.
Социализм буржуазии заключается как раз в  утверж-
дении, что буржуа являются буржуа, — в интересах рабочего
класса.

Критически-утопический
социализм и коммунизм
Мы не говорим здесь о той литературе, которая во всех вели-
ких революциях нового времени выражала требования про-
летариата (сочинения Бабёфа и т.д.).
Первые попытки пролетариата непосредственно осуще-
ствить свои собственные классовые интересы во время всеоб-
щего возбуждения, в период ниспровержения феодального об-
щества, неизбежно терпели крушение вследствие неразвитости
64 Манифест коммунистической партии

самого пролетариата, а также вследствие отсутствия материаль-


ных условий его освобождения, так как эти условия являются
лишь продуктом буржуазной эпохи. Революционная литера-
тура, сопровождавшая эти первые движения пролетариата, по
своему содержанию неизбежно является реакционной.
Она проповедует всеобщий аскетизм и грубую уравни-
тельность.
Собственно социалистические и коммунистические си-
стемы, системы Сен-Симона, Фурье, Оуэна и т.д., возникают
в первый, неразвитый период борьбы между пролетариатом
и  буржуазией, изображенный нами выше (см. «Буржуазия
и пролетариат»).
Изобретатели этих систем, правда, видят противопо-
ложность классов, так же как и  действие разрушительных
элементов внутри самого господствующего общества. Но
они не видят на стороне пролетариата никакой историче-
ской самодеятельности, никакого свойственного ему поли-
тического движения.
Так как развитие классового антагонизма идет рука об
руку с развитием промышленности, то они точно так же не
могут еще найти материальных условий освобождения про-
летариата и  ищут такой социальной науки, таких социаль-
ных законов, которые создали бы эти условия.
Место общественной деятельности должна занять их
личная изобретательская деятельность, место исторических
условий освобождения — фантастические условия, место по-
степенно подвигающейся вперед организации пролетариа-
та в  класс — организация общества по придуманному ими
рецепту. Дальнейшая история всего мира сводится для них
к  пропаганде и  практическому осуществлению их обще-
ственных планов.
Правда, они сознают, что в этих своих планах защища-
ют главным образом интересы рабочего класса как наиболее
страдающего класса. Только в качестве этого наиболее стра-
дающего класса и существует для них пролетариат.
Социалистическая 65
и коммунистическая
литература

Однако неразвитая форма классовой борьбы, а  также


их собственное положение в жизни приводят к тому, что они
считают себя стоящими высоко над этим классовым антаго-
низмом.
Они хотят улучшить положение всех членов общества, да-
же находящихся в самых лучших условиях. Поэтому они посто-
янно апеллируют ко всему обществу без различия и даже пре-
имущественно  — к  господствующему классу. По их мнению,
достаточно только понять их систему, чтобы признать ее са-
мым лучшим планом самого лучшего из возможных обществ.
Они отвергают поэтому всякое политическое, и  в  осо-
бенности всякое революционное, действие; они хотят до-
стигнуть своей цели мирным путем и пытаются посредством
мелких и,  конечно, не удающихся опытов, силой примера
проложить дорогу новому общественному евангелию.
Это фантастическое описание будущего общества воз-
никает в то время, когда пролетариат еще находится в очень
неразвитом состоянии и  представляет себе поэтому свое
собственное положение еще фантастически, оно возникает
из первого исполненного предчувствий порыва пролетари-
ата к всеобщему преобразованию общества.
Но в  этих социалистических и  коммунистических со-
чинениях содержатся также и критические элементы. Эти со-
чинения нападают на все основы существующего общества.
Поэтому они дали в  высшей степени ценный материал для
просвещения рабочих. Их положительные выводы насчет бу-
дущего общества, например, уничтожение противоположно-
6
сти между городом и деревней , уничтожение семьи, частной 6
В английском из-
наживы, наемного труда, провозглашение общественной гар- дании 1888 г. это
монии, превращение государства в простое управление произ- место сформулиро-
вано так: «Пред-
водством, — все эти положения выражают лишь необходимость лагаемые ими
устранения классовой противоположности, которая только что практические меро-
приятия, напри-
начинала развиваться и была известна им лишь в ее первич- мер, уничтожение
ной бесформенной неопределенности. Поэтому и  положения различия между
городом и дерев-
эти имеют еще совершенно утопический характер. ней». – Ред.
66 Манифест коммунистической партии

Значение критически-утопического социализма и  ком-


мунизма стоит в  обратном отношении к  историческому раз-
витию. По мере того как развивается и  принимает все более
определенные формы борьба классов, это фантастическое
стремление возвыситься над ней, это преодоление ее фан-
тастическим путем лишается всякого практического смысла
и  всякого теоретического оправдания. Поэтому, если основа-
тели этих систем и были во многих отношениях революцион-
ны, то их ученики всегда образуют реакционные секты. Они
крепко держатся старых воззрений своих учителей, невзирая
7 на дальнейшее историческое развитие пролетариата. Поэтому
Фаланстерами на- они последовательно стараются вновь притупить классовую
зывались социали-
стические колонии, борьбу и  примирить противоположности. Они все еще меч-
которые проектиро- тают об осуществлении, путем опытов, своих общественных
вал Фурье; Икарией
Кабе называл свою утопий, об учреждении отдельных фаланстеров, об основании
утопическую стра- внутренних колоний [«Home-colonies»], об устройстве малень-
ну, а позднее свою 7
коммунистическую кой Икарии — карманного издания нового Иерусалима,  —
колонию в Амери-
ке. (Примечание
и  для сооружения всех этих воздушных замков вынуждены
Энгельса к англий- обращаться к  филантропии буржуазных сердец и  кошельков.
скому изданию
1888 г.)
Они постепенно опускаются в  категорию описанных выше
реакционных или консервативных социалистов, отличаясь от
Home-colonies
(колониями внутри них лишь более систематическим педантизмом и  фанатиче-
страны) Оуэн назы- ской верой в чудодейственную силу своей социальной науки.
вал свои образцо-
вые коммунисти- Вот почему они с ожесточением выступают против вся-
ческие общества. кого политического движения рабочих, вызываемого, по их
Фаланстерами
назывались обще- мнению, лишь слепым неверием в новое евангелие.
ственные дворцы, Оуэнисты в Англии и фурьеристы во Франции выступа-
которые проекти-
ровал Фурье. Ика- ют — первые против чартистов, вторые против реформистов.
рией называлась
утопически-фанта-
стическая страна,
коммунистические
учреждения кото-
рой описывал Кабе.
(Примечание Эн-
гельса к немецкому
изданию 1890 г.)
Отношение коммунистов
к различным
оппозиционным партиям

1
Эта партия была
тогда представле-
на в парламенте
Ледрю-Ролленом,
в литературе — Луи
Бланом, в еже-
дневной печати —
газетой «Reforme».
Придуманным ими
названием — соци-
алистически-демо-
После того, что было сказано в разделе II, понятно отношение кратическая — они
обозначали ту часть
коммунистов к сложившимся уже рабочим партиям, т.е. их от- демократической
или республикан-
ношение к чартистам в Англии и к сторонникам аграрной ре- ской партии, кото-
формы в Северной Америке. рая была более или
менее окрашена
Коммунисты борются во имя ближайших целей и интересов в социалистический
рабочего класса, но в то же время в движении сегодняшнего дня цвет. (Примечание
Энгельса к англий-
они отстаивают и  будущность движения. Во Франции, в  борьбе скому изданию
против консервативной и радикальной буржуазии, коммунисты 1888 г.)
1 Называвшая себя
примыкают к социалистическо-демократической партии , не от- социалистическо-
казываясь тем не менее от права относиться критически к фра- демократической
партия во Франции
зам и иллюзиям, проистекающим из революционной традиции. была представлена
В Швейцарии они поддерживают радикалов, не упуская, в политической
жизни Ледрю-Рол-
однако, из виду, что эта партия состоит из противоречивых эле- леном, в литературе
ментов, частью из демократических социалистов во француз- Луи Бланом; таким
образом, она, как
ском стиле, частью из радикальных буржуа. небо от земли, от-
Среди поляков коммунисты поддерживают партию, ко- личалась от совре-
менной немецкой
торая ставит аграрную революцию условием национального социал-демократии.
(Примечание Эн-
освобождения, ту самую партию, которая вызвала краковское гельса к немецкому
восстание 1846 года. изданию 1890 г.)
68 Манифест коммунистической партии

В Германии, поскольку буржуазия выступает революци-


онно, коммунистическая партия борется вместе с  ней против
абсолютной монархии, феодальной земельной собственности
и реакционного мещанства.
Но ни на минуту не перестает она вырабатывать у рабочих
возможно более ясное сознание враждебной противополож-
ности между буржуазией и  пролетариатом, чтобы немецкие
рабочие могли сейчас же использовать общественные и  поли-
тические условия, которые должно принести с собой господство
буржуазии, как оружие против нее же самой, чтобы, сейчас же
после свержения реакционных классов в  Германии, началась
борьба против самой буржуазии.
На Германию коммунисты обращают главное свое внима-
ние потому, что она находится накануне буржуазной революции,
потому, что она совершит этот переворот при более прогрессив-
ных условиях европейской цивилизации вообще, с гораздо более
развитым пролетариатом, чем в Англии XVII и во Франции XVIII
столетия. Немецкая буржуазная революция, следовательно, может
быть лишь непосредственным прологом пролетарской революции.
Одним словом, коммунисты повсюду поддерживают вся-
кое революционное движение, направленное против существу-
ющего общественного и политического строя.
Во всех этих движениях они выдвигают на первое место
вопрос о собственности, как основной вопрос движения, неза-
висимо от того, принял ли он более или менее развитую форму.
Наконец, коммунисты повсюду добиваются объединения
и соглашения между демократическими партиями всех стран.
Коммунисты считают презренным делом скрывать свои
взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут
быть достигнуты лишь путем насильственного ниспровержения
всего существующего общественного строя. Пусть господствую-
щие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией.
Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей.
Приобретут же они весь мир.
Пролетарии всех стран, соединяйтесь!
common place
издательская инициатива/
волонтерский DIY-проект

Наши книги всегда можно купить в независимых


магазинах «Фаланстер», «Kaspar Hauser»,
а также заказать с доставкой на сайте libroroom.ru
Больше информации о проекте: vk.com/common_place

Карл Маркс, Фридрих Энгельс


Манифест коммунистической партии

Дизайн: Юля Кондратьева

Подписано в печать 11.11.2013


Формат 130х170
Гарнитуры PT Sans, PT Serif
Заказ №161

Издательская инициатива «Common place»


commonplace1959@gmail.com

Отпечатано в типографии «Буки Веди»


г. Москва, ул. Сущевский вал, д.49
Тел. +7 (495) 926–63–96
info@bukivedi.com
10% выручки, полученной от продажи этой книги, мы переда-
дим gaskarov.info в помощь политзаключенным