Вы находитесь на странице: 1из 82

O X F O R D

Майкл Кэрритерс

-w‘ '*""T*

Краткое введение
Майкл Кэрритерс

БУДДА
Краткое введение

ACT • Астрель
Москва
УДК 294,3
ББК 86.35
К98

Общероссийский классификатор продукции 0К-005-93, том 2;


953004 - литература научная и производственная
Санитарно-эпидемиологическое заключение
№ 77.99.02.953.Д.003857.05.06 от 05.05.2006 г.
Подписано в печать 10.04.2007. Гарнитура Оффицина. Посвящается Элизабет
Формат 70x100/32. Усл.-печ. л. 6,45. Тираж 3000. Заказ №2498

Кэрритерс, Майкл
К98 Будда: краткое введение / Майкл Кэрритерс; пер. с англ.
И. А. Машковой - М.: Астрель: ACT, 2007 - 157, [3] с.: ил.
ISBN 978-5-17-042367-5 (ООО «Издательство АСТ»)

ISBN 978-5-271-16175-9 (ООО «Издательство Астрель»)

ISBN 0-19-285453-4 (англ.)


Майкл Кэрритерс раскры вает основные этапы идейной эволюции Будды,
рассм атривает соц иально-политические условия Индии времен в озни кно­
вения буддизма и указы вает причины столь стремительного расп ростране­
ния буддизма по земному шару и его влияния в современном мире.

УДК 294,3
ББК 86.35

Настоящее издание представляет собой перевод с английского языка ори ги ­


нального издания The Buddha: A Very Short In tro d u ctio n by M ichael C arrith ers.
Впервые опубликовано на английском языке в 1983 году.
Опубликовано в серии Very Short In tro d u ctio n с разреш ения
Oxford U n iversity Press в 2001 г.
Все права защищены.

ISBN 978-5-17-042367-5
(000 «Издательство АСТ»)
ISBN 978-5-271-16175-9
(000 «Издательство Астрель») ® Michael Carrithers, 1983,1996
ISBN 0-19-285453-4 (англ.) ®«Издательство Астрель». 2006
Содержание

Список иллюстраций 6
Список карт 7
Предисловие 9
1 Введение 11
2 Юность и отречение от мира
3 На пути к пробуждению 52
4 Пробуждение 84
5 Миссия и смерть 124
Примечание 153
Список литературы 154
Указатель 155
Список иллюстраций Список карт

1 Медитирующий 4 Монах из лесной 1 Северная Индия и Непал


монах, Бангкок. общины с белкой.
Фото Генри Уилсона Фото автора

2 Будда в образе 5 Монах из лесной


аскета. общины Шри-Ланки
Скульптура искус­ читает проповедь
ства Гандхары, мирянам.
I I век н.э. Фото автора
Музей Лахора
6 Монах принимает от
3 Смерть Будды, мирян пищу после
рельеф из пещеры проповеди.
№ 26 Аджанты, Фото автора
VI век н.э.
Фото Ганса Хинца
| Предисловие

До начала прошлого века Будда был, пожалуй, самым


влиятельным мыслителем в истории человечества. Его
учение господствовало в Индии на протяжении более
полутора тысяч лет. За это время в буддизме сформиро­
вались, по меньшей мере, столько же самостоятельных
направлений, сколько и в христианстве за первые пол­
торы тысячи лет его царствования в Европе. К X III веку,
когда влияние буддизма на его родине пришло в упадок,
он уже успел распространиться в Тибете, Центральной
Азии, Китае, Корее, Японии, на Шри-Ланке и начал
прокладывать себе дорогу в Юго-Восточную Азию. В
этих областях история буддизма была такой же запутан­
ной и насыщенной событиями, как когда-то на террито­
рии Индии.
Я не ставил перед собой задачи изложить в этой
небольшой книге всю историю буддизма с ее много­
численными перипетиями. Я лишь попытался расска­
зать о жизни Будды, описать становление его идей и
показать значение его учения. Я старался построить
повествование так, чтобы читателю стало бы ясно,
почему буддизм с таким успехом распространился по
миру, а не исчез безвозвратно в потоке лет.
Глава 1
Введение

Среди руин Анурадхапура, древней столицы Шри-Лан­


ки, возвышается на подножии каменная скульптура
Будды, высота которой немного превышает средний
рост человека. Скульптура выполнена в традиционной
для буддийского искусства манере, вероятно, более
тысячи лет назад. Она имеет много общего с другими,
найденными на территории буддийской Азии, извая­
ниями Будды, которые изображают его в медитативной
позе: ноги Будды скрещены, обе руки свободно поко­
ятся на коленях. Согласно буддийским преданиям,
именно в таком положении более 2500 лет назад, сидя
под деревом, Будда достиг пробуждения: ему откры­
лись знания о природе человека, и он обрел твердую
уверенность в том, что избавился от страданий -
неотъемлемых факторов кармического бытия. Скульп­
тура из Анурадхапура настолько великолепна, что,
пожалуй, она превосходит многие другие изваяния
того же типа. Спина и голова Будды напряжены и
выпрямлены, но руки расслаблены, на лице лежит
печать умиротворенного спокойствия. Погруженная в
безмятежное созерцание фигура и неподвижный ка-
11
Карта №1. Северная Индия и Непал
мень, из которого она высечена, составляют органич­ ческих условиях, столь отличных от наших? Это первый
ное единство. Однажды я оказался у этой скульптуры вопрос, на который я попытался ответить. И я поста­
с моим приятелем, пожилым англичанином, сторонни­ рался сделать это, изложив биографию Будды. Такой
ком социалистических идей. Мой спутник, рассматри­ способ далеко не всегда бывает эффективным - исто­
вая изваяние, поделился со мной некоторыми своими рия знает многих мыслителей, учения которых нельзя
мыслями, смысл которых был таков: в нашем безумном прочесть из их личных судеб. Будда в этом отношении
мире с его запутанной историей человек все-таки является счастливым исключением, так как его учение
создал такие вещи, которыми может гордиться,- к и жизнь глубоко переплелись друг с другом.
примеру, вот эту статую и то, что она символизирует.
Мой знакомый также сказал, что, не будучи религиоз­ Краткая биография
ным человеком, он уверен, что всю свою жизнь, сам
того не зная, был последователем Будды. Возможно, Я расскажу краткую биографию Будды, взяв за осно­
этот вывод был сделан моим приятелем под впечатле­ ву легендарные истории его жизни. Полулегендар­
нием от величия скульптуры, но удивляет то, что по­ ные повествования о жизни Будды очень популярны
среди буддистов; существует огромное количество

Введение
добные мысли в разное время посещали многих лю­
Будда

дей. Вот, например, высказывание антрополога Клода переводов этих историй на многие европейские язы­
Леви-Стросса, ни в коем случае не буддиста, которое ки. Будда родился в царской семье и вырос в роскоши
проникнуто таким же душевным настроем: «Чему я и удовольствиях, будущее ему сулило обладание все­
научился от учителей, которых я слушал, философов, ми материальными благами, о которых только может
работы которых я прочитал, у народов, которые я мечтать человек. Но когда Будда достиг зрелого воз­
исследовал, и у той самой науки, которой так гордится раста, он столкнулся лицом к лицу с больным чело­
Запад? Только нескольким фрагментарным урокам. В веком, стариком и похоронной процессией. До этого
то время как знания, открывшиеся Мудрецу, когда он царевич жил огражденным от внешнего мира, поэто­
сидел у подножия своего дерева, несут в себе больше му увиденное глубоко его потрясло, - он понял, что
истины, чем все эти уроки, собранные воедино». На ни богатство, ни власть не смогут уберечь его от
мой взгляд, эти слова являются очередным подтверж­ болезни, старости и смерти. Затем Будда встретил
дением тому, что образ Будды и его учение притяга­ странствующего аскета, искавшего путь избавления
тельны для европейцев. Чем это обусловлено? Что есть от страданий этого мира. После того, как Будда об­
такого, что может предложить современным мыслите­ думал все доселе ему незнакомое, произошел первый
лям восточный учитель, родившийся в середине пер­ поворотный момент его жизни: против воли своей
вого тысячелетия до нашей эры в культуре и истори­ семьи он отказался от дома, жены и ребенка, пожелав

12 13
стать бездомным скитальцем, чтобы отыскать избав­ период проповедничества и смерть, имели место в
ление от неминуемой боли, пронизывающей челове­ действительности. Краткая биография, включающая
ческое существование. в себя два знаменательных события - уход из дома
На протяжении нескольких лет он совершенство­ и пробуждение, стала для Будды и его последовате­
вался в медитации, а позже - усердствовал в умерщ­ лей моделью, с помощью которой они иллюстрирова­
влении плоти: эти практики были широко распрост­ ли главные психологические и философские положе­
ранены в ту пору среди таких же, как и он, аскетов. ния буддийского учения. Психологическая кульмина­
Но спустя время Будда понял, что методы медитации ция истории - это духовные изменения, произошед­
и самоумерщвления неэффективны. Тогда он сел, шие с Буддой в результате невероятного личного
чтобы поразмыслить спокойно, не напрягая ни пси­ упорства и неимоверных усилий, в то время как ее
хику, ни тело, над удручающим положением челове­ философское значение заключается в открытиях,
ка. В результате произошел второй значимый пово­ которые были подготовлены долгими исследования­
рот его жизни, так как, находясь в состоянии безмя­ ми собственных психики и тела. Тогда он сказал: «я
тежности, он, наконец, достиг пробуждения и избав­ провозглашаю изнутри этой долго изучавшейся мной
ления от страданий. «Случилось то, что должно было телесной оболочки, что в мире есть страдания, есть
случиться», он разгадал тайну происхождения стра­ причина страданий, страдания можно прекратить, и
даний. Будда вывел свою философию из собственно­ есть путь, ведущий к прекращению страданий» (С).
го опыта, из тех знаний, которые открылись ему в миг Будда осознал, что на те же самые страдания, которые
пробуждения, и затем на протяжении сорока пяти лет испытывает он, обречены все существа. Для всех
он нес эту философию людям. Учение Будды затраги­ живых, выражаясь его словами, «рождение есть стра­
вало многие этические проблемы. Он основал общину дание, старость есть страдание, болезнь есть стра­
монахов, добровольно следовавших за ним и распрос­ дание». Будда был уверен в том, что эту печальную
транявших его идеи по миру. Умер Будда точно так же, истину непременно поймет каждый, если задумается
как и «простые смертные», но в отличие от обычных над собственным опытом. Возможность избавиться
людей он «окончательно угас» Это озна­ от страданий также есть у всех: к примеру, практи­
чает, что ему не суждено родиться вновь и страдать. куемые им .методы медитации основаны на такой
Есть веские причины, заставляющие усомниться в общей физиологической функции, как дыхание. Эти­
истинности даже этой, очень сжатой истории. Но ческое учение Будды базируется на ясных и простых
достоверно, по крайней мере, то, что основные этапы для исполнения принципах, выводимых из повсед­
жизни Будды, такие, как рождение, совершеннолетие, невного опыта. Объектом исследования Будды был
духовные искания, пробуждение и освобождение, он сам, но «Просветленный» придавал своим откры­
14 15
тиям обобщенную форму, чтобы сделать их доступ­ повлиял на них кардинальным образом. Его учение
ными для всех людей. было революционным, но семена этой революции
Второй вопрос: как Будда стал тем, кем он стал? были посеяны задолго до Будды. Образ, который
Тем более, что главным предметом его философии рисует мое воображение таков: Будда находится на
была именно проблема становления, которое он рас­ гребне волны перемен, медленно нараставшей с те­
сматривал с разных точек зрения. Вопрос о законо­ чением веков и касавшейся каждой стороны жизни
мерностях становления волновал всех буддистов во древних индийцев, и наслаждается открывающимся
все времена, к нему часто обращался и сам Будда. сверху видом. Поэтому не так-то просто определить,
Иногда он отвечал на него иносказательно, вспоми­ сколь многими идеями Будда был обязан своему
ная различные истории из своих прошлых рождений. месту в истории, работе своих предшественников и
Порой он отвечал на него прямо, строя такую логи­ современников, и сколь многими - проницательности
ческую цепочку: если человек произведет действие своего ума.
X, это действие непременно повлечет за собой небла­
гоприятные последствия; в то время как последствия Источники
действия Y будут благотворными, ведущими к осво­
Будда

бождению. Признание истинности таких утвержде­ Из каких источников мы черпаем информацию о


ний требует допущения, что Будда был уверен в биографии и исторических обстоятельствах жизни
правильности своих выводов, так как с помощью человека, родившегося 2500 лет назад? Мы полага­
интроспекции исследовал все возможные результаты емся, прежде всего, на буддийские тексты, которые
действий во внутреннем опыте. Будда требовал от дошли до нас во многих вариантах на нескольких
себя и от монахов строгого соблюдения следующего восточных языках. Эти тексты, по крайней мере, хо­
правила: «то, что ты утверждаешь, должно быть по­ роши уже тем, что их огромное количество. Самые
нято, увидено, узнано тобою самим» (М). Несмотря на древние части рукописей с наибольшим числом по­
то, философия Будды тесно связана с его биографи­ священных Будде фрагментов, - это Корзина изрече­
ей, изложить его учение, ограничившись одним толь-1 ний ( Суттапитака)и Корзина дисциплинарных тек­
ко описанием его жизни, нельзя. Хотя Будда и имел стов ( Винайяпитака), полные версии которых заня­
склонность к уединению, он все же был частью кон-' ли бы несколько библиотечных полок. Большая часть
кретного общества, осуществлял свою деятель­ текстов представляет собой проповеди, наставления
ность в определенных исторических условиях. Будда и высказывания Будды, которые он произносил в
жил в эпоху глубинных социальных и духовных nepe-j различных ситуациях для разных людей. Очевидно,
мен: он унаследовал их плоды и в то же время последователи Будды старались сохранить и пере­
16 17
дать точный смысл слов учителя, для чего описывали изменения и поправки в свое учение, а монахи просто
те обстоятельства, в которых эти слова были сказаны. включали в канон все известные им варианты.
Каким образом последователям Будды удавалось без Настоящая работа по сохранению учения началась
потерь передавать слова своего учителя? Давайте по­ после смерти Будды. Скорее всего, вскоре после
смотрим, как формировался буддийский канон. Тек­ «полного угасания» учителя состоялся первый буд­
сты, вошедшие в него, можно классифицировать сле­ дийский собор, и уж точно еще один собор проходил
дующим образом: споры Будды с представителями век спустя. На этих двух соборах монахи предприня­
других учений; развернутый ответ на вопрос, задан­ ли попытку выработать критерий, который позволял
ный Будде одним из его монахов; наставления, данные бы определять подлинность слов Будды. Кроме того,
монахам; проповеди, адресованные мирянам - людям, монахи утвердили методы, облегчавшие запоминание
которые симпатизировали буддийскому учению, но не текста. Большую часть методов они позаимствовали
отказались от мира и активно помогали монахам по­ из общеиндийской традиции, некоторые методы раз­
даяниями. Реже других форм в каноне встречаются работали сами: внесение в текст повторяющихся пред­
проповеди, обращенные к мирянам. ложений, что облегчало его запоминание. Монахи
Как мы видим, сохранение и передачу слов Будды придавали многим текстам поэтическую форму. Ско- j
Будда

обеспечивали монахи, так как учение было адресо­ рее всего, они произносили эти стихи нараспев, не
вано, прежде всего, им. Будда и монахи большую исключено, что стихи слагал и сам Будда. И, что имело \
часть года проводили в странствиях, но на период особое значение, монахи разбили текст на отдельные,
муссонных дождей они собирались вместе в специ­ но временами совпадающие друг с другом части. За
ально отведенных для этого парках. Во время стран­ запоминание и передачу следующему поколению каж­
ствий Будда и монахи распространяли учение по дой части была ответственна определенная группа
стране, но когда возобновлялись дожди, они снова монахов. Канон был записан не раньше, чем спустя
сходились, обсуждали и слушали учение. Некоторые три или четыре века после смерти Будды, но нарабо­
тексты канона представляют собой пересказ поле­ танные методы устной передачи текста были очень
мик, имевших место между монахами. В каноне часто эффективными. Они обеспечили такую сохранность
встречаются незначительно отличающиеся друг от слов Будды, какую, пожалуй, не смогла бы ни одна
друга версии одной доктрины. Такие расхождения письменная культура.
текстов - «дело рук» монахов, которые по-разному Нельзя сказать, что доктрина, изложенная в кано­
запоминали и передавали содержания проповедей, нических текстах, полностью совпадает с первона­
как во время жизни Будды, так и после его смерти. чальным учением Будды. Многие подлинные слова
Но, по-видимому, сам Будда тоже вносил иногда основателя буддизма были утеряны, нет уверенности
18 19
в том, что последователи Будды точно передали смысл \ цессы происходили на территории Индийского суб-
всех его изречений. Монахи добавляли к первона­ I континента, но на языках Индии с древности до нас
чальному канону новые тексты, в результате чего ! дошел полностью только Палийский канон, и сохра-
фигура Будды постепенно приобретала мифологизи­ I нились несколько фрагментов канонов на других
рованные черты. Все известные на сегодняшний день языках Индии. Но, к счастью, многие оригинальные
буддийские каноны написаны на языках, отличных от тексты дошли до нас в переводах. По прошествии
оригинального языка буддийского учения, хотя один тысячи лет после смерти Будды буддизм распростра­
из этих языков, пали, вероятно, очень близок к нему. нился в Китае, а затем в Тибете. Многие тексты, не
Анализ канона свидетельствует о том, что самые сохранившиеся на языках Индии, были переведены
древние его тексты начали оформляться ко времени на китайский и тибетский языки. В этих переводах,
второго собора, или же спустя некоторое время после однако, старые идеи окружены и затемнены пред­
его проведения. Таким образом, в лучшем случае, мы ставлениями, не имеющими ничего общего с искон­
воображаем Будду таким, каким его представляли ным буддийским учением. Когда в XIX веке западны­
себе буддийские монахи, спустя три поколения после ми учеными были сделаны первые шаги в деле изу­
его смерти. Однако западным ученым понадобилось чения буддизма, они обнаружили, что буддизм пред­

Введение
Будда

больше века, чтобы прийти к таким выводам. Спустя ставляет собой пеструю мозаику, состоящую из раз­
некоторое время после окончания второго собора в личных религиозных верований, практик и идейных
монашеской общине произошел раскол, после кото­ направлений.
рого каждая образовавшаяся группа начала собствен­ Долгое время ученые считали самым древним и
ную работу по сохранению старых текстов, при этом наиболее близким к первоначальному учению Палий­
внося в них изменения. Кроме того, на протяжении ский канон, сохраненный школой тхеравады (школа
всей истории буддизма существовал принцип: какие старейшин), которая сейчас распространена в Шри-
бы изменения не вносились в текст канона, ни еди­ Ланке, Бирме и Таиланде. По крайней мере, так ут­
ного слова из канона не исключалось. Таким образом, верждали сами последователи тхеравады. Но после
к старым текстам постоянно добавлялся новый мате­ того, как были хорошо изучены пали, санскрит, тибет­
риал. На сегодняшний день полные каноны школ ский и китайские языки, были прочитаны тексты из
буддизма содержат в себе изложение новых доктрин, Центральной Азии, которые пролили свет на истин­
и, кроме того, по-разному расставляют акценты в ное положение вещей. Стало ясно, что хотя Палийс-
первоначальном учении Будды. Эти новые каноны кие тексты по-прежнему являлись самым информа­
записаны на языках северной Индии - пали, санск­ тивным источником о жизни Будды, во многих отно­
рите или на различных пракритах. Описанные про- шениях этот источник должен быть исправлен и уточ­
го 21
нен на основе сведений, содержащихся в текстах из , Социальные условия Индии времен Будды
Центральной Азии, Тибета и Китая. Китайские и ти­
бетские источники необходимы для определения, ка­ ! Однако это не значит, что указанные источники бед-
кие из текстов являются самыми древними. В этой I ны сведениями о современных Будде исторических
книге приводятся цитаты и термины из Палийского ! обстоятельствах. Будда часто излагал свое учение,
канона, но я также использовал выводы ученых, иллюстрируя его конкретными примерами из окружа-
работавших с текстами на других языках, для того, 1ющей жизни. Благодаря этим примерам мы имеем
чтобы дополнить данные канона тхеравадинов. обширную информацию об Индии времен Будды,
Все эти тексты обладают массой достоинств, но у i Усилия монахов по сохранению точного смысла слов
них есть один большой недостаток: в них содержатся Будды, для чего они описывали реальные жизненные
мало фактов, касающихся знаменитых современни­ обстоятельства, в которых эти слова были произне­
ков Будды. В связи с этим вопрос о хронологии жизни сены, принесли те же плоды. Мы знаем, какие про­
Будды очень проблематичен. На основании текстов фессии существовали в те времена, какая была соци­
мы знаем, что Будда дожил до восьмидесяти пяти лет, альная организация общества, как осуществлялась
и что его проповедническая деятельность длилась политическая власть, какие религии были распрост­
сорок пять лет. Но точные данные, которые приводят­ ранены. На основе буддийских источников мы можем
ся в текстах, друг с другом не совпадают. Источники, реконструировать довольно полную картину Индии
сохраненные в Шри-Ланке, указывают в качестве i времен Будды, причем ее детали подтверждают дан­
года смерти Будды 483 г. до н.э. Китайские источники ны е джайнов, идейных оппонентов буддистов. Пожа­
утверждают, что Будда умер в 368 г. до н.э. Вопрос луй, можно сказать, что вместе с Буддой в Индии
о том, в каком году умер Будда, до сих пор дискути­ впервые появляется история, так как только со вре­
руется научным сообществом, и, вероятно, так и ос­ мен Будды подробности рассказов становятся на­
танется открытым, все аргументы в пользу той или столько полными и точными, что их можно с уверен­
иной даты основаны на длинной и непроверяемой ностью приписывать конкретным царям и государ­
цепи гипотез. Данная проблема иллюстрирует отли­ ствам, определенным учителям и их идеям, описывать
чительную особенность всей традиции древней ин­ с их помощью экономический уклад. Картина Индии
дийской мысли, в которой ничтожное внимание уде­ тех времен может быть дополнена данными других
лялось хронологии, но огромное - философии. Итак, источников. От периода, предшествовавшего Будде,
мы находимся в парадоксальной ситуации,- имеем до нас дошли тексты брахманской традиции, написан­
представление о жизни и учении Будды, но не знаем ные на санскрите (позже на ее основе возникнет
точно, в котором веке он жил. индуизм), - Брахманы и Упанишады. Эти тексты со­
22 23
держат не так много информации, проясняющей де­ но задавать фундаментальные вопросы самопознания,
тали буддийских источников, поскольку являются, ' ролагая, что ответы на эти вопросы могут быть приме­
прежде всего, вспомогательной литературой, посвя­ нимы к разным людям, находящимся в различных
щенной жертвоприношениям; кроме того, они не от­ условиях. Кроме того, мы убеждены в том, что такие
носятся к фиксированному периоду времени, по­ уемы могут обсуждаться в соответствии с объективным
скольку создавались на протяжении многих веков. критерием истинности, имеющем силу для каждого.
Но Брахманы и Упанишады свидетельствуют о том, Короче говоря, нам свойственен образ мышления, в
что раннее общество Индии было совершенно иного ■котором превалируют общие, а не частные понятия,
типа, нежели общество времен Будды. Различия двух абстрактные, а не конкретные термины. Для нас стало
типов обществ также подтверждаются данными архе­ нормой доказательство при помощи аргументов, вос­
ологии. За несколько веков до Будды не было ни ходящих к здравому смыслу, а не к традиционным
крупных городов, ни государств, - только небольшие представлениям о сверхъестественном.
военные княжества. Во времена Будды уже появи­ Но в Греции времен Сократа и его предшественни­
лись города и государства, а спустя век или два после ков, и в Индии времен Будды этот образ мышления

Введение
его смерти Северная Индия вошла в состав Маурий- только зарождался. Но это не значит, что древние
Будда

ской империи - наиболее крупного государства, про­ греки или индийцы вовсе не рассуждали о природе
существовавшего на территории Индийского субкон­ человека и общества. Разумеется, они задумывались
тинента до английского господства над Индией. Буд­ над этими проблемами и обсуждали их. Но диапазон
да жил в эпоху расцвета Индийской цивилизации, интересов а, следовательно, и рассуждений мыслите­
подобно тому, как Сократ жил во время расцвета лей той эпохи ограничивался пределами их малой
Западной цивилизации в Древней Греции. социальной группы. Они говорили, прежде всего, от
Во времена возникновения крупных городов в древ­ лица своей группы и для своей группы. Принять
ней Индии происходило становление нового образа участие в рассуждениях, прикоснуться к плодам мысли
мышления. Он был настолько схож с европейским, что $ полном объеме имели право лишь единицы, рож­
найти его отличительные особенности можно лишь с денные в их малой группе. Причина такой исключи­
трудом. Подобный образ мышления сформировался тельности в том, что все результаты их размышлений
когда-то в Древней Греции. Мы сейчас принимаем за ■только озвучивали или описывали ценности и опыт,
должное тот понятийный аппарат, при помощи кото­ [свойственные данной небольшой группе, но не зада­
рого мы рассуждаем об обществе вообще или о том, вали вопросов о природе этих ценностей. Пока орга­
какую мораль лучше избрать в качестве универсаль­ низация общества была такова, что оно состояло из
ной. Мы знакомы с представлением о том, что возмож­ замкнутых социальных групп, и пока опыт и ценности
24 25
оставались не общими, а присущими только замкну­ Глава 2
тым социальным группам, повода для того, чтобы
задумываться об истинной значимости этих ценнос­ Юность и отречение
тей, попросту не было.
Но с ростом городов и с появлением сложного, от миро
космополитического общества опыт стал всеобщим, и
сразу же встал вопрос о ценностях. Гармония между
традиционной мыслью и реальной жизнью наруши­
лась. Свершились коренные изменения в формах
общественной жизни, которые открыли возможности
для обсуждения прежних ценностей; люди стали за­
думываться над ними. Вот что сказал Цицерон о
Сократе: «он был первым, кто пригласил философию Поздняя традиция приукрасила жизнь Будды «до про­
сойти с небес на землю, впустил в города и даже буждения», добавив к сведениям, содержавшимся в
привел в дома, заставил ее рассуждать о жизни и наиболее древних текстах, много новых фактов. По­
морали, добре и зле». Те же слова могут быть сказаны этому доверять более поздним редакциям буддийских
и о Будде, которого интересовала не область сверхъес­ источников вряд ли стоит. Общепринятые изображе­
тественного, а ценности и нормы поведения в обще­ ния Будды, возможно, действительно отражают имен­
стве. но ту позу, в которой он обычно сидел во время
медитации, но так как такие изображения начали со­
здаваться по прошествии нескольких веков после его
смерти, мы не можем расценивать их как портреты.
Почти на сто процентов можно быть уверенным лишь
в том, что Будда был красивым мужчиной в соответ­
ствии с эталонами своего времени, поскольку относи­
тельно ранний источник, - Аддаппа Su tta ,- восхваля­
ет его красоту в сравнении с соседним царем Пасена-
ди. Что касается характера Будды, о нем мы знаем
мало, так как в текстах его характер - это и есть его
философия. Однако мы можем смело предположить,
что в молодости он отличался упрямством и бунтарс­
27
ким духом: если бы он обладал спокойным и покорным ному» сословию правителей и воинов. И, возможно, у
характером, то вряд ли достиг бы желаемой цели, ведь ’ них действительно не было традиции особого почита­
она была очень и очень непростой. ния жрецов-брахманов, которые в других арийских
Можно с уверенностью говорить о двух вещах. Во- племенах стояли на высшей ступени социальной иерар­
первых, о том, что Будда родился в племени шакьев, хии, и их положение было освящено религией. Брах­
возможно, в столице их государства, городе Капилава- маны считали себя элитой. Складывается впечатление,
сту, который располагался на территории современно­ что во взаимоотношениях Будды со всем остальным
го города Лумбини, что в Непале. Во-вторых, имя его миром проявляется уверенность, основанная на его
семьи или клана было Готама (на санскрите - Гаутама; высоком происхождении. У нас есть достаточно дока­
он стал именоваться Будда, что буквально означает зательств того, что шакьи изо всех сил старались не
«пробужденный», «просветленный», уже после того, объединяться с остальной цивилизацией долины Ган­

Юность и отречение от мира


как достиг пробуждения, но для удобства я буду ис­ га, будучи тем не менее ее частью. Родовое имя Будды,
пользовать это имя во всей книге). Хотя эти факты Готама, в других племенах носили некоторые кланы
ничего не сообщают нам о детстве или образовании брахманов, хотя в самом племени шакьев сословия
Будды, они указывают на его принадлежность к циви­ брахманов не было. Кроме того, шакьи были данника­
Будда

лизации долины Ганга. Шакьи были одним из племен, ми одного из царей юга, и, по всей вероятности, их
населявших северный край бассейна Ганга - перифе­ купцы платили налоги в казну этой южной страны.
рию той самой, претерпевающей коренные изменения, Государство шакьев, как и все родовые республики, в
Северной Индийской цивилизации. В то время, когда реальности фактически находились в зависимости от
родился Будда, шакьи были еще более или менее других, более крупных государств. Шакьи поднесли
независимыми и имели примерно такой же, как в индийской цивилизации единственный дар - своего
других племенах, принцип организации власти. Пле­ соплеменника Будду, который увековечил некоторые
менем управляли олигархи или совет старейшин. Ины-. ценности родного племени в своем учении.
ми словами, у шакьев была родовая республика. Воз­ Очаг назревающих перемен находился в централь­
можно, один из наделённых властью членов племени ном бассейне Ганга. Ряд небольших военных общнос­
и избирался верховным правителем на фиксирован-j тей, некогда осевших вдоль берега реки, постепенно
ный срок, но, в любом случае, у шакьев не было царей, превращались в централизованные монархические го­
в буквальном смысле этого слова. Поэтому поздние j сударства. Существует традиционный список шестнад­
истории, утверждающие, что Будда был сыном царя, цати «великих государств». Но уже во времена моло­
скорее всего, не соответствуют историческим реали- j дости Будды некоторые из них поглотили своих сосе­
ям. Шакьи считали, что они принадлежат к «благород-; дей и находились на пути к дальнейшим завоеваниям.
28 29
Одно из таких государств, Кошала, еще при жизни Четыре варны
Будды завоевала племя шакьев. Другое, Магадха, изна­
Осознание началось с помощью одного очень древне­
чально располагавшееся на территории Бенгалии, пос­ го средства самоопределения - представления о че­
ле смерти Будды стала центром Маурийской империи, тырех варнах. Наличие варн характеризовало воен­
завоевав конфедерацию родовых республик Ваджии. но-племенные союзы, где структура общества напо­
Таким образом, будущее было за монархиями, а не за минала разделение населения средневековой Евро­
республиками. В этих государствах постепенно отстра­ пы на тех, кто отправляет культ, тех, кто выступает в
ивались настоящие городские центры, которых не было походы, и тех, кто обрабатывает землю: священников,
раньше. В стремительно разрастающихся городах на­ дворян и крестьян. Что касается Индии, то там суще­
ходились царские дворы, здесь развернули свою де­ ствовало четыре сословия (на санскрите - четыре
ятельность купцы и ремесленники; на улицах можно варны). На вершине социальной лестницы находи­

Юность и отречение от мира


было встретить солдат и разнорабочих, богатых иност­ лись брахманы - жрецы и хранители священных зна­
ранцев и нищих попрошаек. В городах сосуществовали ний. Не смотря на их высокое социальное положение,
друг с другом люди разных занятий и разных соци­ они не обладали властью. Управляли племенем
альных статусов. Представители различных культур, рии, которые считались чуть менее привилегирован­
Будда

говорящие на разных языках, оказавшись бок о бок ной варной. Другим занятием кшатриев было воен­
друг с другом, старались выработать оптимальные спо­ ное дело, также в их обязанности входила оплата
собы общения. Развивались отношения между горо­ жертвоприношения. Кшатриями были, например,
дом и деревней, отчасти в принудительном порядке кьи, к этой варне принадлежали цари и родовая
под напором царских солдат и чиновников, отчасти аристократия. Третьим сословием были вайшьи, или
благодаря росту торговли, отчасти в результате мигра­ земледельцы. И четвертым, «неблагородным» сосло­
ций населения. Археологические данные свидетель­ вием были шудры: они не допускались к участию в
ствуют о том, что города Древней Индии возникали ритуале жертвоприношения и не имели права слу­
хаотично, без всякого предварительного плана заст­ шать священные тексты. Обязанности шудр заключа­
ройки, и этот хаос, возможно, лучше всего символизи­ лись в служении трем «благородным» сословиям.
рует одновременно и трудности, и творческие возмож­ Концепция варн определяла иерархию отношений
ности нового общественного уклада. В связи со всем между сословиями, каждое из которых обладало оп­
вышесказанным возникает вопрос: какими индийцы ределенными правами и обязанностями по отноше­
видели себя на фоне этих кардинальных социально- нию к другим. Представители более «низкого» сосло­
политических перемен? вия должны были оказывать особое почтение выход­
цам из «высших» варн. Концепция четырех варн
зо 31
включала в себя все существовавшие в военно-пле­
признающие существование только «черных», «бе­
менных союзах социальные прослойки, поэтому до лых» и «цветных». В брахманах - священных текстах
поры до времени дисгармонии между ней и реальным времен военно-племенных союзов - концепции варн
положением дел не возникало. был предан религиозный смысл. Но не надо забы­
Но еще важней было то, как принцип деления вать о том, что представление о варнах возникло как
общества на варны влиял на мировоззрение древ­ отражение социальной организации древних индо-
них индийцев. Принадлежность к варне определяла
ариев на догородском этапе их истории. Поэтому,
не только род занятий и социальный статус челове­ хотя нам эта концепция, скорее всего, покажется во
ка, но и его важнейшие черты. Например, сказать многом несправедливой, необходимо помнить о том,
про человека, что он кшатрий, означало не просто что ко времени ее появления сама эта несправедли­
сообщить о том, что он воин или правитель, но еще вость уже была органично встроена в тот мир.
и описать его: он богат, великодушен, смел и имеет Но с возникновением городов органическая связь
благородное происхождение. Брахман считался не между идеей варн и реальной организацией общества
просто жрецом, - в глазах современников он был начала ослабевать, и на то было несколько причин. Во-
самым мудрым, добродетельным, отличался ученос­ первых, традиционные четыре варны не охватывали
Будда

тью, чистотой и благородным происхождением. Если


многие из зарождающихся родов деятельности. В древ­
человека называли шудрой, этим не просто указыва­ нейших текстах мы ничего не прочтем о торговцах, в то
ли на тот факт, что он прислуживает «высшим» время как в буддийской и джайнской литературе они
варнам, но также сообщали, что этот человек беден,
описываются как очень многочисленная и активная
у него масса пороков, и он низкого происхождения. часть общества. В древнейших текстах упоминаются
Считалось, что все самые главные сведения о чело­ одни кшатрии, а в более поздних источниках говорить­
веке можно получить, узнав, к какому сословию он ся также о наемных солдатах и чиновниках, трудящих­
принадлежит. Внешность человека, его характер, ся за жалование. Распространение таких «профессий»
религиозные пристрастия, благосостояние - все это было естественным следствием вхождения в оборот
определяли по принадлежности человека к какому- денег, появившихся в Северной Индии с ростом горо­
либо сословию, словно варны представляли собой дов, и возникновения государств с развитым бюрокра­
разные биологические подтипы людей. Внутри сис­ тическим аппаратом. Новые социальные условия стали
темы варн словно не было отдельных людей, а были проблемой для концепции варн, так как она была
только брахманы, кшатрии, вайшьи и шудры. Кон­ рассчитана на общество земледельцев и скотоводов с
цепция варн, пожалуй, в чем-то напоминает идеи четким выделением четырех категорий людей. Встал
апартеида, не оставляющие места для Человека и вопрос, к каким варнам отнести эти новые социальные
32
2 М. Кэрритерс «Будда» 33
элементы, с представителями каких варн у них больше отвечало исторической действительности. В литерату­
всего общего? ре небуддийской традиции, которая начала появляться
Появление новых категорий людей представляло примерно во времена Будды, например, в
собой не самую большую опасность для концепции тре («науке о законе») мы также читаем о том, что
варн. В самое сердце ей нанесли удар изменения в цари взяли на себя новые полномочия - теперь они
общественном укладе. Эта проблема в общих чертах вершат суд и выносят наказания. Но в то же время по-
описана в одной буддийской сутре (М), сообщающей прежнему оставалась возможность законного смеще­
нам два важных момента. Во-первых, здесь говорить­ ния правящей элиты и воцарения новой, как это было
ся, что преступник, неважно, брахман он, или слуга, в родовых республиках. Также можно прочесть, как в
воин или земледелец, будет наказан царем государства буддийских текстах, так и в Дхармашастре, о том, что
в соответствии с серьезностью его проступка, вне широко распространились такие финансовые опера­

Юность и отречение от мира


зависимости от его принадлежности к той или иной ции, как кредит и осуществление капиталовложений,
варне. Такой принцип шел в разрез с прежним поло­ продажа и покупка земли. Благодаря этому появилась
жением дел, когда наказание назначалось человеку вероятность того, чтобы человек, от рождения имев­
согласно его социальному статусу, а не тяжести совер­ ший высокий статус и владевший богатством, потерял
Будда

шенного преступления. Но действительно ли брахма­ все из-за расчетливых деловых махинаций какого-
нов судили как обычных преступников? На самом ли нибудь шудры; и напротив - чтобы человек низкого
деле сословия совсем не принимались в расчет? И, происхождения смог подняться на самый верх соци­
во-вторых: из сутры следует^ что в обществе времен альной лестницы.
Будды, постепенно приобретавшем черты городского, Другой проблемой теории варн было то, что она
иногда случалось так, что представители более «высо­ описывала четыре идеальных типа людей, каждый из
кой» варны, брахманы или кшатрии, были вынуждены которых обладал гармоничным сочетанием социальных
прислуживать у представителя «низшего» сословия, ролей. Кшатрий, например, был кшатрием по рожде­
шудры или вайшьи. Такие случаи были совершенно нию, кшатрием, так как имел политическую власть, и,
исключены в обществе «старого типа», в котором шуд­ поскольку политическая власть в данном случае озна­
ры могли только служить, а брахманы и воины - при­ чала также власть над людьми и землей, кшатрий в
казывать. В сутре эти наблюдения подаются как опи­ идеале должен был быть богатым. Когда-то это соот­
сывающие подлинное состояние общества в противо­ ветствовало действительности, но в обществе «нового
положность Брахманам, ратовавшим за варны и пре­ типа» эти идеальные положения слишком явно опро­
тендовавшим на социальное превосходство. Положе­ вергалось фактами: кшатрии по рождению часто не
ние дел, обрисованное в сутре, по всей видимости, имели ни богатства, ни власти, в то время как среди
34 35
состоятельных людей, как правило, торговцев, часто! Но больший интерес для нас представляет другой
встречались выходцы из «неблагородных» варн. Иног-1 путь решения проблемы. Эта теория формировалась
да правители государств не являлись кшатриями по! как оппозиционная брахманиской. Ее авторами были
рождению. Человек из любой варны мог оказаться на! те самые аскеты и странствующие философы, к кото­
всякой ступени социальной лестницы, формально ос-1 рым присоединился Будда. Этот вариант решения про­
таваясь при этом членом своей варны. Таким образомл блемы можно найти как в буддийских, так и в джайн-
теория четырех варн больше не отображала новой! ских источниках. Но те же самые идеи угадываются во
реальности. Существовало два пути решения этой про-1 взглядах аскетов, что позволяет предположить, что он
блемы. Первый был предложен брахманами, защитни-1 уже существовал, по крайней мере, в зачаточном со­
ками концепции варн. Дхармашастра свидетельствует,! стоянии на тот момент, когда Будда только появился на
что брахманы постепенно вносили изменения в кон-! авансцене истории. «Просветленный» четко сформу­

Юность и отречение от мира


цепцию варн, стремясь привести ее в соответствие с] лировал суть социальной теории аскетов в диалоге с
новыми обстоятельствами. Они руководствовались] брахманом (Д). Их разговор начинается с того, что
традиционным для истории индийской мысли мето­ Будда задает брахману первый вопрос: «что делает
дом: старые положения сохранялись без изменений, к человека истинным брахманом?» Затем следует цепь
Будда

ним просто добавлялись новые тезисы. Брахманы со­ вопросов, и в заключение Будда вопрошает: «что обес­
хранили иерархический порядок сословий, включив печивает принадлежность человека к высшему разря­
новые роды деятельности в прежние варны: торговцы ду людей?» Так как, согласно иерархии варн, все брах­
приравнивались к вайшьям, многие ремесленники были маны как раз принадлежат к такому подвиду. Брахман
причислены к сословию шудр. Коренное население ответил, что представители его варны занимают самое
Индии брахманы распределили по трем низшим вар- привилегированное положение в обществе, так как
нам: кшатриев, вайшьев и шудр. Брахманы также раз­ обладают совокупностью особых качеств. Они одно­
работали теорию возникновения каст, обособленных временно являются высокородными, хранителями свя­
социальных групп, члены которых наследовали опре­ щенных знаний, самыми мудрыми, добродетельными и
деленный род занятий или территорию. По представ-! красивыми. Доводы брахмана восходят к положениям
лению брахманов касты образовались в результате ортодоксальной религиозной традиции: брахманы ве­
заключения браков между представителями разных рили в то, что они обладают целым комплексом дос­
варн. Надо сказать, что брахманам удалось достигнуть тойных похвалы качеств. Но затем Будда разбивает
желаемого результата, - индийцы и по сей день соблю­ этот аргумент, предлагая рассмотреть его детально.
дают многочисленные нормы поведения, предписан­ Имеет ли человек право утверждать, что он брахман,
ные кастовой системой. если в одном из семи последних перерождений один
36 37
из его родителей был выходцем из низкого сословия? правлена против претензий брахманов на социальное
Брахман ответил положительно. Имеет ли право чело­ превосходство и доказывала, что претензии аскетов на
век утверждать, что он брахман, если не владеет свя­ обладание мудростью и добродетелью небезоснова­
щенными знаниями в полном совершенстве? Да, не­ тельны. Но из ответа брахману можно вывести и куда
сомненно, - был ответ брахмана. Может ли человек более радикальные идеи: что природа всех людей
называть себя брахманом, будучи некрасивым? Конеч­ одинакова, она открыта для мудрости и добродетели и
но, может. Но может ли человек заявлять, что он не зависит от варн и социального положения челове­
брахман, не обладая при этом мудростью и добродете­ ка. Так единым махом было отодвинуто на второй план
лью? Брахман ответил, что нет, не может, так как сбивающее с толку многообразие социальных групп, в
мудрость и добродетель - это главные качества, созда­ то время как на первом плане оказалось общее для
ющие брахмана. Обладая ими, человек может претен­ всех людей дарование. В принципе, любой человек

Юность и отречение от мира


довать на духовное лидерство и высокое социальное может стать мудрым и добродетельным. Это утвержде­
положение. ние в разных формах высказывали многие современ­
Мудрость и добродетель. Можно подумать, что брах­ ники Будды. Они обращались в своих речах не к
ман просто был вынужден дать такой ответ под напо­ представителям варн, а к людям. Без преувеличения,
Будда

ром уловок Будды, но сам факт того, что такой ответ такие идеи стали революционным шагом, так как рань­
прозвучал из уст брахмана, наводит на мысль о про­ ше индийские мыслители, размышляя о жизни челове­
изошедших значительных переменах в интеллектуаль­ ка, ограничивались узкими рамками концепции варн.
ном климате. Во-первых, изменились убеждения брах­ Теперь у них появилась возможность проповедовать
манов, а во-вторых, появились новые, «небрахманс­ перед гораздо более широкой аудиторией, и эту воз­
кие» интерпретации двух лучших качеств - мудрости и можность Будда использовал как нельзя лучше.
добродетели. На смену преставлению о том, что раз­
ным варнам соответствуют различные добродетели,
Отречение от мира
пришла идея добродетелей, общих для всех людей. С
точки зрения Будды, добродетельным может быть каж­ Этот поступок может показаться нам очень значитель­
дый: это качество не определяется рождением, а при­ ным, но на самом деле он был лишь малой частью
обретается при жизни. И так же мудрость - ее можно общей аскетической традиции, унаследованной Буд­
только достичь, она не присуща человеку изначально. дой. Отшельников интересовали в первую очередь не
Получается, что истинный брахман - это человек, рож­ вопросы, связанные с социальной стороной жизни
денный в любом из четырех варн, обладающий мудро­ человека, а фундаментальные вопросы человеческого
стью и добродетелью. Речь Будды, по сути, была на­ бытия: рождение и смерть, то духовное, что скрывает­
38 39
предположить, что во времена Будды с образом жиз­
ся за материальной оболочкой. Они смотрели на циви­
ни отшельников ассоциировалась склонность к на­
лизацию бассейна Ганга словно издалека, с некоторой
пряженным интеллектуальным изысканиям. Аскеты
долей пренебрежения. Отшельники вели бродячий i
пытались возвыситься над грязью и недостойными
образ жизни; они были бездомными искателями в :
распрями обыденной жизни. Они не стремились к
мире духа, отказавшимися от материального мира и
утолению чувственных удовольствий, а занимались
всех его благ. На санскрите их называли паривраджи-1
различными видами психофизических практик, кото­
нами (пали - paribbajakas) или шраманами (пали -
рые иногда приносили им славу, а иногда доставляли
samanas), что переводится примерно одинаково, -
боль и мучения. Желание молодых людей встать на
«бродяга», «скиталец». Отшельники были, пожалуй,
путь аскетизма было во многом романтическим поры­
единственными в Индии космополитами, гражданами
вом, и с этой точки зрения Будда был всего лишь
целого мира, а не одной его части. То, что отшельники

Юность и отречение от мира


одним из многих юношей, покинувших отчий дом и
были самыми настоящими космополитами, демонстри­
привлеченных превратностями бродячей жизни. Но в
рует тот факт, что юный Будда, проживавший на пери­
дополнение к воодушевленным поискам аскет прини­
ферии индийской цивилизации, знал о них достаточно,
мал на себя строгие обязательства. Во-первых, новые
чтобы к ним примкнуть. Самые ранние источники,
Будда

идеалы мудрости и добродетели требовали от аске­


повествующие об отречении Будды от мира, скудны и
тов, чтобы они соответствовали эталону духовного
примитивны, но дают достаточно полное представле­
совершенства, что удавалось не каждому. И, во-вто­
ние о перспективах отшельнической жизни. Когда
рых, отшельники оставляли мирскую жизнь не только
Будда уходил из дома, он был «юнцом с угольно­
потому, что испытывали к ней неприязнь, но также
черными волосами» (М). Данная цитата порождает
из-за страданий этой жизни. В немногочисленных
сомнения в том, что у Будды были жена и ребенок, как
рассказах, которые посвящены размышлениям Будды
свидетельствует поздняя традиция, а также дает по­
до пробуждения, первое значительное изменение,
нять, что отшельничество было чем-то вроде «профес­
произошедшее в его душе, описывается так: «Почему,
сии», которой человек всецело себя посвящал.
Был также и особый мотив для отречения от мира: несмотря на то, что субъектом рождения, старости,
болезней, смерти и разочарований являюсь я сам, я
«я вдруг осознал, что жизнь, привязанная к дому,
ищу причину всего этого вне меня? Предположив, что
является ограниченной и однообразной, в то время
причиной рождения, болезней, старости являюсь я
как отправиться в путь, покинув дом, - значит начать
сам, и, будучи уверенным, что рождение, болезни,
жизнь свободную и открытую; трудно жить духовной
старость - это страдания, не лучше ли стремиться к
жизнью, безупречной и чистой, будучи запертым в
прекращению рождений, а, значит, к отсутствию ста­
четырех стенах» (М). На основании этих слов можно
41
40
рости, болезней, к отсутствию смерти, к избавлению мических следов, а, значит, не воздействует ни на чьи
от разочарований, к окончательному освобождению состояния. Те же действия, о которых идет речь, вызы­
от рабства своего «я», к угасанию всех страданий?» вают не только последствия в текущей жизни, но и
Этой идеей пронизана и вся последующая мысль новое рождение. (Если такие представления вдруг
Будды. К времени ее возникновения он уже был покажутся кому-то странными, стоит вспомнить, что
твердо убежден в том, что несознательная и пущен­ они по меньшей мере не менее рациональны, чем вера
ная на самотек мирская жизнь приводит только к в то, что поступки человека влияют на его местопребы­
горечи и отчаянию, которые повторяются бесконеч­ вание после смерти - ад или рай; или вера в то, что мы
но. И лишь жизнь отшельника дает надежду - надеж­ навлекаем на себя воздаяние сверхъестественных сил).
ду научиться смотреть на таящие в себе опасности Появившись на свет, домохозяин снова попадает в тот
желания и на страдания с высоты знаний и умиротво­ же круговорот желаний и страданий, как и в прошлой

Юность и отречение от мира


ренности. Западные авторы часто обвиняли позицию жизни. Таким образом, страдания человека в одной
Будды в безнадежном пессимизме, при этом совер­ жизни являются образцом бесконечных страданий,
шенно упуская из виду ее оптимизм - перспективу которые человек неизбежно будет претерпевать, так
достижения «бессмертия». Таким образом, представ­ как он умирает и рождается снова и снова, находясь в
ление отшельников о сущности бытия сочетало в себе постоянном круговороте ( н)желани
са
мрачную горечь и светлую надежду. ний, рождений и смертей. Образу жизни мирянина
Представление о лучшем по сравнению с уделом противопоставляется образ жизни отшельника: со­
мирянина положении отшельника во многом объясня­ блюдение обета безбрачия, нищенствование, не при­
ло и оправдывало отказ отшельников от мира. Соглас­ чинение вреда живым существам и отсутствие жела­
но этой теории, действия, совершаемые домохозяином ний. Аскет стремится не столько к добропорядочной
в повседневной жизни, коренным образом отличаются деятельности, сколько к бездействию, так как, пребы­
от бездеятельности аскетов. Домохозяин, в процессе вая в последнем, он не совершает действий, оставля­
реализации мирских целей, таких как произведение на ющих кармические следы и служащих причинами но­
свет потомства, приобретение материальных благ, и т. д. вых рождений. Таким образом, отшельник, преуспев­
поневоле совершает множество разнообразных дей­ ший в бездействии, имеет шанс окончательно выры­
ствий (на санскрите - карма). Они включают только те ваться из цепи перерождений. Домохозяин же может
деяния, которые оставляют кармические следы и вле­ добиться лишь лучшего нового рождения (в раю или в
кут за собой последствия, воздействуя на состояния их качестве брахмана), если совершает благие дела, в
субъекта и окружающих. К действиям не относится, к противном случае он обеспечит себе худшее перерож­
примеру, чистка зубов, так как она не оставляет кар­ дение (в аду или в качестве животного). Мирянин
42 43
может управлять своей судьбой только в этих преде- ли вокруг себя только удручающий удел всех живых
лах. Но возможность «заработать» лучшую участь в ! существ, обреченных на постоянно возобновляющи­
следующей жизни по большому счету ничего ему не j еся страдания.
дает: в любом перерождении, даже в самом удачном, Когда Будда только вступил на путь подвижниче­
болезни и страдания неизбежны. Только отказавшись ства, закон причинности, вероятно, был разработан
от мира, окончательно порвав с пагубной деятельнос­ скорее в общих чертах, чем в деталях. Но в любом
тью, можно вырваться из этого чудовищного механиз­ случае концепция моральной причинности и представ­
ма, «прекратить рождения, а, значит, избавиться от ление о том, как можно вырваться из круга перерож­
страданий, болезней и разочарований». дений, в то время уже существовали, хотя и возникли
Кармический закон причинности безличен и не сравнительно недавно. Закон причинности был сфор­
регулируется богом. Он универсален, ему подчиняются мулирован в древних добуддийских текстах, Упаниша-

Юность и отречение от миро


все живые существа - животные, люди, божества, все дах. И ко времени Будды концепция перерождений
они рождаются в соответствии с характером их дей­ получила широкое распространение. Отшельники, в
ствий. Естественно, закон причинности развивался, на сущности, стали пятым сословием, исключительно важ­
его основе возникали новые теории, рождались новые ной частью индийского общества. Много неразреши­
идеи. Не только критика представления о варнах, но мых вопросов связано с тем, как развивалось мировоз­
также и закон причинности подвел аскетов к мысли о зрение отшельников. В любом случае их практики и их
единой человеческой природе. Когда в том самом мысль должны были развиваться вместе. Только сооб­
буддийском диалоге говорится, что брахман или кшат­ щество людей, чей повседневный опыт был удален от
рий может попасть в услужение к вайшье или шудре, и мирской жизни, могло прийти к такой возвышенной и
что всякий провинившийся будет наказан царем в малопонятной идее, как закон причинности. И только
соответствии с его преступлением, подразумевается такая величественная, общая и всеобъемлющая кон­
именно универсальный закон причинности. Тем самым цепция могла оправдать столь тяжелую жизнь аскетов
утверждается, что каждый человек, будь то брахман и вдохновить жителей всего Гангского бассейна ува­
или шудра, непременно будет испытывать последствия жать отшельников и поддерживать подаяниями их
своих действий в другой жизни, но в то же время, существование.
всякий, будь то брахман или шудра, может стать от­ Появление отшельников было обусловлено особен­
шельником и получить шанс раз и навсегда прекратить ностями культуры и общества индийской цивилизации,
круговорот перерождений. Эти положения являются, но и сами отшельники также влияли на тот мир, будучи
по сути, фундаментальным опровержением идеи варн, учителями, наставниками и примерами для подража­
поскольку стирают сословные различия. Аскеты виде­ ния. К разработанной ими концепции перерождений
44 45
часто относятся как к иррациональному религиозному времени прежде, чем их подхватят, разовьют и усовер­
воззрению, очень древнему, существовавшему еще в шенствуют Будда и его современники.
те времена, когда индоарии завоевывали Северную
Индию. В этой гипотезе, может быть, и содержится
доля истины, однако она не принимает во внимание
Брахманизм, йога, учение Упанишад, джайнизм
важную роль этой теории, в объяснении всего мироз­ В ранних Брахманах упоминается мало или не упоми­
дания и ее относительную изощренность. Благоприят­ нается вовсе о дискуссиях и дебатах, приведших
ное или неудачное рождение в этой жизни, служба при впоследствии к развитию и совершенствованию кон­
царском дворе или утрата наследственных земель, цепции причинности. Но на страницах буддийских и
успех в коммерческих делах или поражение от вражес­ джайнских текстов времен Будды уже ведут спор
кой армии - все это мог объяснить кармический закон. множество голосов отшельников, как будто мы слы­

Юность и отречение от мира


Удача, красота и власть в этом мире являют собой шим шум уже целой ярмарки философских убежде­
результаты благих поступков в предыдущей жизни. ний и аскетических практик. В те времена в действи­
Добрые поступки бедняка, его «положительные» дей­ тельности существовали общественные залы, где про­
ствия в текущей жизни накопятся в виде «заслуг» и водились дебаты и куда аскеты собирались с целью
Будда

непременно вознаградятся в следующем рождении; в поспорить друг с другом. Публичная лекция или про­
то время как богач, совершающий дурные действия, поведь, адресованная не только ученикам, но также и
сам себя накажет следующим неблагоприятным рож­ мирянам, которые, возможно, пожелают поддержать
дением. В соответствии с законом причинности воз­ чтеца едой или одеждой, была тогда обычным явле­
действовать можно не только на события, происходя­ нием. Некоторые особенности отшельнической жиз­
щие в течение жизни, но и на ее основные этапы: ни были общими для всех аскетов, например, нищен-
рождение, старость и смерть. Поэтому совсем не удиви­ ствование, бродяжничество, обет безбрачия, ограни­
тельно, что эта теория распространилась столь широко, чения в пище. Над общей традицией надстраивалась
в той или иной форме, по всей индийской цивилизации, беспорядочная масса различных воззрений, фило­
со временем ее поддержали даже брахманы. Принцип софских учений, а также фантастическое разнообра­
применения абстрактных категорий добра и зла ко всем зие изощренных практик умерщвления плоти. В неко­
поступкам, утверждение о существовании естественной торых особо эксцентричных практиках присутствовал
причинно-следственной связи, безличный характер за­ элемент самопоказа. Некоторые лаяли как собаки,
кона причинности - все это было результатом длитель­ другие принимали позу курицы, многие ходили наги­
ных интеллектуальных усилий предшествующих поко­ шом. Но важно то, что значительная часть этого
лений. И все эти идеи просуществуют еще немало «самопоказа» носила интеллектуальный характер:
46 47
позже Будда делал яростные выпады против тех, кто текстах, посвященных жертвоприношениям, говорит­
«хитер, проницателен, опытен в ведении полемики», ся, что благо от принесения жертвы получает не только
тех, кто «сплетается в споре, словно дождевые чер­ божество, но и жертвователь. В этом смысле жертво­
ви». Но «дождевые черви» отвечали ему теми же приношение совершается для того, чтобы жертвовате­
словами оскорбления. Сама возможность такой поле­ лю сопутствовал успех в делах, богатство и долголетие.
мики свидетельствует о том, что уровень проведения, Такое представление о жертве и ее значении для
а также значение такого рода дискуссий во времена I жертвователя в подлунном мире позже распространи­
Будды существенно возросли. Мы можем также зак­ лось также на представления о загробном существова­
лючить, что широко распространился тот образ мыш­ нии. Так возникло представление о личности жертво­
ления, в рамках которого возможна логическая аргу­ вателя, его «я». И в Упанишадах, сборниках текстов,
ментация: «ты делаешь вывод из имеющихся у тебя продолжающих брахманскую традицию, первые из
допущений, ты предполагаешь результаты твоего вы­ которых появились незадолго до времен Будды, имен­

Ю НОСТ!
вода»; «работай над тем, чтобы твоя мысль была но это «я», внутренняя сущность, является субъектом
понятной»; «выпутывайся из трудных положений в перерождений, путешествуя от рождения к рождению.
споре, если можешь». В то время существовали раз­ Вторым направлением стала йога, которая в самых
Будда

личные школы скептиков,- философов, сомневав­ главных аспектах была настолько схожа с учением Упа­
шихся в возможности адекватного знания о мире, и нишад, что мы можем говорить о едином спектре пред­
наличие мыслителей такого рода было, возможно, ставлений йоги/ Упанишад. Со страниц буддийских ис- „
самым убедительным признаком раскаленности и точников, в которых звучит резкая критика в адрес j
интеллектуальной изощренности духовной атмосфе­ воззрений йоги/ Упанишад, мы узнаем множество не J
ры той эпохи. Встречались материалисты, которые похожих друг на друга учений, предлагающих самые
полностью отрицали существование того самого не­ разнообразные концепции самости. В одних учениях
видимого духовного субъекта перерождений, о кото­ говорилось, что она материальна, в других - что пред­
ром говориться в концепции причинности. Встреча­ ставляет собой особую тонкую материю или состоит из
лись фаталисты, которые верили в перерождения, но одной лишь психики, в третьих, - что самостей несколь­
считали, что каждое живое существо должно пройти ко, и каждая следующая тоньше предыдущей. Этим
через все возможные предназначения судьбы, преж­ концепциям соответствовали едва отличающиеся друг
де чем освобождение станет возможным. от друга представления об устройстве духовного космо­
Но на эволюцию идей Будды наибольшее влияние са и огромное количество медитативных техник, наце­
оказали три направления мысли. Особенности первого ленных на достижение самости. Итогом этих практик
из них раскрываются в Брахманах. В древнейших становилось погружение в себя, сопровождавшееся от-
48 49
странением от боли и смятения материального мира и вил уже имевшиеся в этой традиции медитативные
перерождений. техники, но он не принял понятие «я» йоги. Будда
Третье направление - то, которое мы сегодня соот­ адаптировал учение о ненасилии к собственным це­
носим с джайнизмом. Основателем джайнизма был лям, но отказался от болезненных практик самоумерщ­
Джина Махавира, современник Будды. Многие идеи вления. Однако это не значит, что Будда бездумно
джайнизма существовали еще до возникновения этой заимствовал у своих предшественников и современни­
школы, будучи фрагментарно представленными в раз­ ков все подходящие идеи. Все позаимствованные кон­
личных доктринах. Махавира учил строгой версии кон­ цепции он перерабатывал на свой лад, а отвергнутые -
цепции перерождений, согласно которой причинение им были отклонены в результате оригинальной и твор­
вреда любому, даже самому крошечному, живому су­ ческой работы мысли. Мир отшельников, в котором
ществу, влечет за собой загрязнение души, а, следова­ оказался Будда, представлял собой сообщество конку­
тельно, причинение ей большого вреда. Чтобы очис­ рирующих друг с другом аскетов-интеллектуалов, по­
тить душу от уже приобретенного загрязнения, чело­ требовавших от него абсолютной идейной преданнос­
век должен добровольно совершить акт самоумерщв- ти и полного принятия тех или иных практик. Те
ления, например, не есть несколько дней. А чтобы простодушие, невозмутимость и авторитетность, с ка­
Будда

избежать загрязнений в будущем, необходимо стре­ кими Будда излагал свое учение, скрывали за собой
миться впредь не причинять вреда всем живым суще­ невероятную напряженность поиска собственных мне­
ствам, от самых больших до самых крошечных. Это ний и убеждений среди вороха чужих идей.
принцип невреждения или ненасилия (ахимса). Прак­
тика самоумерщвления сочетала в себе, с одной сторо­
ны, самоограничение, которое не было чуждо всем
отшельникам, но с другой - мучительные самоистяза­
ния совершенно особого рода. Требование ненасилия
являлось общим местом «морального кодекса» аске­
тов, только джайны относились к его соблюдению
особенно ревностно.
Отношение Будды к указанным направлением не
было однозначным: он перенимал некоторые пред­
ставления брахманизма, йоги/ Упанишад и джайнизма
и при этом решительно отвергал другие. На базе
принципов интроспекции йоги/ Упанишад Будда раз­
50
Глава 3 уникальную возможность увидеть разные стороны
жизни общества, могли получить такой же космополи­
На пути к пробуждению тический опыт.
Несмотря на то, что Будда имел всестороннее пред­
ставление о своем мире, он не был его частью. Будда
отстранился от него, когда принял «моральный ко­
декс» отшельников: «цветок лотоса рождается в воде,
вырастает в воде и поднимается из воды, чтобы возвы­
шаться над ней незапачканным, так же и я - родился
в мире, вырос в мире, уйдя из мира, живу, незапачкан­
Оставив свой дом, Будда отправился на юг, в сердце ный этим миром» (А). Иногда Будда делил кров с
цивилизации, простиравшейся вдоль центрального бас­ другими аскетами, часто надолго оставался в лесистых

На пути к пробуждению
сейна Ганга. И с тех пор вплоть до самой своей смерти парках около больших городов, таких как Раджагриха,
он продолжал скитаться по территории, охватывающей Саваттхи, Бенарес, Вайшали, Каушамби. В этих парках
примерно 400 километров в длину и 240 километров в традиционно останавливались отшельники, а позднее -
ширину, от города Каушамби на западе до Чампы на монахи буддийской общины.
востоке. Существуют поздние и неправдоподобные Если собрать вместе все имеющиеся сведения о
истории о жизни Будды «до пробуждения», описыва­ жизни Будды «до пробуждения», получится краткий и
ющие в общих чертах его бродячую жизнь. Будда малоинформативный рассказ. А, тем временем, это
проводил много времени в лесных чащах, а однажды очень важный период его жизни - время знакомства с
некоторое время жил в коровнике. Его собеседниками другими аскетами и формирования собственных воз­
были цари и куртизанки, купцы и брахманы. Положе­ зрений. И если из этого и без того краткого рассказа
ние странствующего аскета позволяло ему увидеть все исключить все повторения, неправдоподобные эле­
стороны жизни, все уголки того мира. Будда наслаж­ менты и зафиксировать его на бумаге, он займет не
дался свободой, которой обладали все отшельники: более одной или двух тетрадных страниц. Не слишком
они не принадлежали ни к одной из четырех варн, не многообещающий источник для составления биогра­
были связаны мирскими занятиями, и могли не опа­ фии! Однако этот рассказ изложен в терминах, кото­
саться, что кто-то причинит им в дороге вред, посколь­ рые могут быть раскрыты на основании сведений из
ку пользовались всеобщим уважением и почетом. По­ других текстов канона, и тогда он станет куда более
жалуй, только купцы и торговцы, - другие характерные содержательным источником, чем кажется на первый
для цивилизации Будды персонажи, - имели такую же взгляд. Придирчивый, скептически настроенный, язви-
52 53
тельный ум подвергнет сомнению каждую деталь по­
вествования, но история в целом настолько хорошо
согласуется с учением Будды, что ее основа, бесспор­
но, должна быть истинной.
Из рассказа следует, что среди первых повстречав­
шихся Будде отшельников были учителя йогической
медитации Алара Калама и Уддака Рамапутта. Сначала
Будда пришел к Аларе Каламе и очень быстро освоил
его учение настолько превосходно, что мог «цитиро­
вать и повторять его без запинки». Понимая, что кон­
цепция Алары, о содержании которой в рассказе мно­
гозначительно умалчивается, - базировалась на тех
знаниях, которые он получил из медитативного опыта,
Будда спросил своего учителя: «До какой ступени
интроверсии необходимо дойти, чтобы открыть твою
Будда

доктрину?» Алара ответил, что необходимо достигнуть


стадии «ничто». Тогда Будда сконцентрировался и
достиг стадии «ничто». Когда «Просветленный» рас­
сказал о своем достижении Аларе Каламе, тот был
настолько доволен услышанным, что предложил Будде
разделить с ним пост учителя и духовного наставника
своей общины. Но Будда думал так: «это учение не
приводит к бесстрастию, угасанию желаний, прекра­
щению страданий, не приводит к безмятежности, не­
посредственному знанию в медитации, не приводит ни
к пробуждению, ни к освобождению; оно всего лишь
позволяет достичь стадии «ничто»». Поэтому он оста­
вил Алару Каламу и пришел к Уддаке Рамапутте. Но
вскоре он разочаровался и в учении Уддаки, как разо­
1. Тайский монах медитирует в позе, которая способствует
чаровался до того в доктрине Алары, с той только
концентрации и внимательности, - как учил Будда в соответствии
разницей, что у Уддаки Рамапутты Будда научился со знаниями, полученными на собственном опыте

54
достигать стадии «ни восприятия ни не-невосприя- но поглощается объектом медитации. И действитель­
тия». Однако учение Уддаки также не позволяло дос­ но, разные степени такой поглощенности приходи­
тичь пробуждения, и Будда его покинул. лось испытывать всем, кто хоть раз пробовал долгое
В некотором смысле этот жизненный этап Будды время концентрировать свое внимание на одном пред­
представляет собой самую важную веху в становлении мете. Человек сосредотачивает свое внимание на
его идей, так как именно тогда Будда осваивал практи­ объекте медитации на протяжении долгого времени,
ку самадхи («концентрация»). Что это за практика и вследствие чего его тело и психика приходят в удиви­
почему Будда от нее отказался? тельные состояния. Психологи, исследовавшие эти
состояния, подтвердили, что медитация сопровожда­
Медитация ется фиксируемыми не только физиологическими, но
и психическими изменениями. Причем наблюдаемые
Техники, используемые в практике самадхи, были и процессы оказались не такими, какие предполага­

На пути к пробуждению
остаются очень схожими во всех индийских медита­ лись: человек осознает процесс концентрации, испы­
тивных системах. Нужно сесть в тихом месте, скрес­ тывает чувство комфорта и удовольствия, отстранен­
тив ноги и держа прямо спину. Выпрямленная спина ности от окружающего мира и собственных забот.
Будда

и согнутые в коленях ноги не позволяют человеку Сегодня эти состояния изучены значительно лучше,
уснуть, от чего нельзя застраховаться, находясь в чем в начале прошлого века, когда проводились эти
более удобном положении, например, лежа. Затем исследования. На фоне других возможностей, кото­
необходимо сконцентрироваться на каком-то объек­ рые открывает медитация, описанные выше состоя­
те. Новичкам, как правило, предлагается концентри­ ния являются весьма скромным достижением. С по­
роваться на материальном объекте, но на более про­ мощью медитации можно добиться возникновения
двинутом этапе обычно рекомендуется избирать в ощущения света и даже наблюдать целый комплекс
качестве объекта медитации ментальный образ: ощу­ видений. Феномены медитации такого рода, в свою
щение или повторяющийся в уме звук. Упанишады очередь, сами могут стать объектами концентрации,
советуют избирать объектом сосредоточения «золо­ но обычно они предстают конечной целью практики.
тое» «я», которое находится в сердце (Ч ). Буддийс­ Так как медитативный опыт субъективен, подо­
кий вариант этой практики предлагает концентриро­ брать общие термины для его объективного описа­
ваться на цвете, йогический - на собственном дыха­ ния - задача непростая. Однако в буддийской лите­
нии. Концентрируясь на объекте, необходимо отклю­ ратуре содержатся подробные описания медитатив­
чить внимание от других предметов, избавиться ото ных состояний, примерно соответствующих тем, что
всех случайных мыслей. В итоге медитирующий слов­ отражены в некоторых текстах йоги. Но буддийский
56 57
вариант описания имеет одно значительное преиму- 1 факта своей устойчивой концентрации на объекте,
щество: посредством его можно составить объектив- I или «одноточечности» внимания. Четыре дхьяны
ные описания опытов медитации, и такие описания I занимали особое место в системе тренировок, кото­
будут адекватны любой медитативной системе. Б уд -1 рую разработал Будда: они способствовали разви­
дийская модель до такой степени лишена пристраст- I тию умения держать под контролем собственное
ности, что ее переняли западные психологи, которые, сознание.
используя ее, пытались охарактеризовать феномен За четырьмя дхьянами следовали более «продвину­
медитации вообще. Для описания самадхи буддисты тые» стадии интроверсии - четыре трансовых состоя­
пользовались схемой четырех стадий интроверсии I ния, или аятаны. В буддийских текстах они описаны
(санскрит - четыре дхьяны,пали - jhana) - четырех
весьма ]
абстрактно. По-видимому, в некоторых систе­
последовательных «ступеней углубления в себя». На мах йоги, откуда они берут свое начало, трансы счита­
первой стадии интроверсии человек отделяется от лись чем-то вроде пространств или сфер, находящихся

На пути к пробуждению
происходящего вокруг, но еще сохраняет способ­ в невидимом духовном космосе. Для того чтобы их
ность мыслить, его внимание неподвижно зафикси- ] достичь, надо было совершить нечто, похожее на кос­
ровано на объекте. На данном этапе человек наслаж­ мическое путешествие. Описания этих областей встре­
дается «радостью и блаженством». Его не беспокоят чаются в духовной космографии Упанишад и текстах
ни неудовлетворенные желания, ни гнев, ни сомне­ йоги, и буддийские заметки о системах йоги также
ния, ни жажда действий. На второй и третьей стадиях подтверждают существование подобных представле­
интроверсии медитирующий пребывает «свободным ний. В поздней буддийской космографии эти духовные
от мыслей и рассуждений», все более погружаясь в планы будут населены божествами. Даже раннее, аб­
объект, и когда сосредоточенность особенно усили- I страктное буддийское их описание, наводит на мысль,
вается, он преодолевает чувства радости и блажен- j что трансы, в отличие от дхьян, не были общими
ства. Таким образом, внимание человека всецело ; местами, с помощью которых можно было описать
концентрируется на объекте медитации. И, наконец, любую медитативную систему. Скорее всего, они были
на четвертой стадии медитирующий осознает только связаны с представлениями о топографии духовного
объект, пребывая в «полной чистоте, умиротворенно­ мира. И нас не должно удивлять то, что человек,
сти и сосредоточении, свободный от неудовлетво­ достигший однажды таких состояний глубокой погру­
ренности и блаженства». В виду этого, пожалуй, мож­ женности в себя и приостановивший течение внешне­
но сказать, что медитирующий постепенно стано­ го опыта, будто бы снабдил себя картой территории, на
вится объектом медитации, поскольку на последней которую вступил. Согласно буддийской схеме стадий
стадии интроверсии он не осознает ничего, кроме интроверсии, в ходе погружения в состояния транса
58 59
прекращается «восприятие множественности». Други­ могут ли они видеть ту бесцветную абстракцию, что
ми словами, единичные качества объекта восприятия встречается нам в буддийских текстах. Скорее всёго, с
постепенно стираются. На первой ступени транса, име­ точки зрения йогов духовные переживания, венчаю­
нуемого «стадия бесконечности пространства», меди­ щие их усилия, предстают куда более яркими и красоч­
тирующий еще воспринимает единичные качества и ными. Опыт йогов, должно быть, схож с глубоким сном
границы объекта. Эта стадия характеризуется тем, что «я», описание которое есть в Упанишадах. Возможно,
на ней медитирующий не ощущает границ между сво­ состояние «глубокого сна» Упанишад тождественно
им телом и внешним пространством, и таким образом одной из глубоких стадий интроверсии. Пожалуй, опыт
создается ощущение бесконечности пространства. На йогов также можно сравнить с «медитацией без ка­
второй ступени, которая называется «стадия беско­ честв», которая описана в ранних текстов йоги (эти
нечности восприятия», медитирующий воспринимает тексты входящих в состав индийского эпоса
только свое восприятие, исчезает граница между рата»). Но, в любом случае, достижение подобных

На пути к пробуждению
субъектом и объектом восприятия. Третья стадия но­ состояний является свидетельством высочайших са­
сит название «стадия ничто». В буддийских текстах модисциплины и самопреодоления человека, практи­
приводится такое ее описание: вы входите в комнату, кующего медитацию.
Будда

и видите, что в ней никого нет. Вы осознаете не то, что


в комнате кого-то нет, а осознаете отсутствие в Отказ Будды от медитации
комнате кого бы то ни было. Такова «стадия ничто».
Глубже этой ступени интроверсии только «стадия ни Однако Будда отказался от практики самадхи, или,
восприятия ни не-невосприятия», на которой созна­ точнее, он не разделял убежденности учителей йоги,
ние настолько чисто, что медитирующий может выйти в том, что достижение глубинных состояний психики
из этого состояния только с посторонней помощью. является главной целью духовных поисков. Почему
Мне кажется, что многие эффектные упражнения Будда пришел к такому заключению? Подсказка к
современных индийских йогов следует объяснять их ответу на этот вопрос содержится в Салекха сутте
умением погружаться в глубинные уровни психики. (М), «Сутре о полном угасании». Здесь Будда говорит
Современные западные психологи характеризуют со­ в общих чертах о ступенях интроверсии, ведущих к
стояние йога во время исполнения упражнений так: достижению дхьян и аятан. Будда характеризует эти
йог почти не дышит, его сердце едва бьется, другие состояния как «безмятежные» и дарующие «бла­
физиологические процессы также затормаживаются. женство лишь здесь и сейчас». Но они не являются
Конечно, такое описание не говорит нам ни о том, что «полным угасанием», то есть, окончательным осво­
чувствуют сами йоги в состоянии транса, ни о том, бождением от страданий рождения и смерти. Путь к
60 61
нему Будда разработает после пробуждения. Итак, в результате подъема в гору физические и психичес­
практика самадхи недостаточна. Она неэффективна кие навыки в будущем будут направлены на совер­
по двум причинам. Во-первых, дхьяны и аятаны шение благих поступков. Альпинист может исполь­
представляют собой временные состояния, протека­ зовать мужество и выносливость для достижения
ющие исключительно здесь и сейчас. Эта критика совершенно аморальных и разрушительных целей.
звучит еще более явно в другом месте (М), где Будда Впрочем, важно знать, что именно Будда оставил, а
замечает, что хотя искусный йог и может оставаться что отбросил. С одной стороны, он отказался от убеж­
в медитативном состоянии достаточно длительное дения йогов в том, что их специфические практики
время, это состояние, тем не менее, преходяще, и приводят к освобождению. Но с другой стороны, он
оно рано или поздно прекратиться. И снова (М): йог, полностью согласился с тем, что медитация, в опреде­
полагающий, что он достиг окончательного осво­ ленном отношении, является особым духовным оруди­
бождения при помощи медитации, на самом деле не ем. Во многих буддийских сутрах практика четырех

На пути к пробуждению
прав. В действительности, он бесцельно снует то дхьян характеризуется как чрезвычайно полезная.
назад, то вперед между «страданием» (обычное со­ Человек, натренированный в достижении ступеней
стояние сознания) и «ментальным блаженством в интроверсии, мастерски владеет искусством концент­
Будда

моменты уединения» или между «удовольствием от рации. Кроме того, эти практики делают сознание
отсутствия тела» (во время медитации) и «жалким «спокойным и чистым, податливым» (М), подобно тому,
ощущением не то удовольствия, не то боли». Други­ как ювелир плавит и очищает золото перед тем, как
ми словами, освобождение, достижимое с помощью придать ему форму. Сосредоточенная безмятежность,
практик интроверсии, является временным. Практи­ конечно же, не является отличительной особенностью
куя самадхи, окончательного, бесповоротного осво­ буддийской медитации, однако, его можно использо­
бождения от страданий достичь нельзя. Когда чело­ вать для достижения пробуждения и освобождения -
век прекращает медитацию, он обнаруживает, что конечной цели буддийского пути.
остался прежним. Во-вторых, в «Сутре о полном Конечное отношение Будды к трансмедитации оп­
угасании» подразумевается, что практики самадхи, ределить труднее. С одной стороны, о ее практиках
по сравнению с той системой тренировок, которую иногда упоминаются в разных частях канона как о
разработал Будда после пробуждения, односторон­ достижениях, очень близких к окончательному осво­
ни и узки, так как они не способствуют ни интеллек­ бождению. Человек действительно может, практикуя
туальному, ни моральному совершенствованию. Мы аятаны, продвинуться на пути к «полной остановке
поймем, что имел в виду Будда, проведя аналогию с чувств и ощущений», если он приложит немного боль­
восхождением на гору: не факт, что приобретенные ше усилий того же рода. Но в каноне недвусмысленно
62 63
чает, что Будда уже избрал позицию, определившую как
дается понять, что эта «полная остановка» еще не есть
направленность его учения, так и характер его образа
окончательное освобождение, ведь, помимо прекра­
мышления. Эта позиция может быть названа прагматиз­
щения чувств и ощущений, для него требуются интел­
мом. Будда не принимал ни одного учения или техники
лектуальное и эмоциональное изменения в психике
медитации, не убедившись в их эффективности на соб­
человека, овладение им «буддийской мудростью». Оче­
ственном опыте. Мы сможем понять значение такого
видно, что Будда был готов принять многие пути к
отношения Будды, если посмотрим на интеллектуаль­
освобождению, и среди них даже те, которые практи­
ную атмосферу, царившую в то время. Спустя столетия
ковали учителя йоги, но конечная цель могла быть
в Индии установились критерии истинности духовного
достигнута лишь с помощью совершенно оригинально­
учения, наметившиеся во времена Будды. Одним из
го шага - посредством изменения качества мыслей и
критериев того времени был следующий: имеется ли
ощущений, а не количества усилий, задействованных в
данное учение в литературе брахманов, в том числе в
процессе медитации.

На пути к пробуждению
Упанишадах. Мы можем видеть, что Будда не был скло­
нен считать тексты брахманов неоспоримо истинными,
Заслуга непосредственного опыта так как он считал, что они принадлежат чужой и претен­
Будда

После того как Будда распрощался с учителями йоги, он циозной традиции. Второй критерий, также не приня­
встал на самостоятельный путь духовных исканий, руко­ тый Буддой, являл собой свидетельство великих, вдох­
водствуясь прагматическим принципом. Для того чтобы новленных свыше учителей прошлого, имевших некий
понять, в чем он заключается, посмотрим, за что именно сверхъестественный опыт. Будда отклонял этот крите­
Будда критикует своих учителей: примечательно, что он рий, так как, во-первых, был слишком уверен в себе,
считает неполноценными в первую очередь, не их те­ обуреваем бунтарским духом и убежден в том что, если
ории, хотя последние также неоднократно подвергают­ существует решение проблемы страданий, то оно ему
ся острой критике, но, главное, он критикует их практи­ подвластно; и, во-вторых, Будду от этих мыслителей
ку. С точки зрения Будды, практика йогов недостаточна, отделяло не слишком много столетий, он не восприни­
несовершенными являются сами техники медитации, и мал их учения как нечто недосягаемое. Напротив, они
неважно, какому представлению о духовном космосе были представлены во всей полноте и сами требовали
они служат. С одной стороны, критика свидетельствует испытания и проверки их эффективности на собствен­
о том, что Будда принялся разрабатывать собственные, ном опыте. Третий авторитет, критерий очевидности
особые формы медитации, по отношению к которым умозаключения. Будда не слишком поощрял, возможно,
такие методы, как погружение в себя, имеют лишь оттого, что у него уже сформировалась приверженность
вспомогательное значение. С другой стороны, она озна­ к медитации. Итак, он принимал только четвертый кри­
3 М. Кэрритерс «Будда» 65
64
терий, личное непосредственное знание, индивидуаль­ ение человека и его духовную организацию. И если
ный непосредственный опыт, «прямое свидетельство- техники не приводили к желаемому результату, сомне­
вание того, что здесь и сейчас». Этот критерий, как его ниям подвергалась само учение. Конечно же, допод­
сформулировал Будда, считали не идущим вразрез со линно неизвестно, что представляли собой теории
здравым смыслом многие аскеты, поэтому вряд ли стоит учителей Будды, но мы можем быть уверенны в том, что
приписывать его изобретение «Просветленному». Одна­ они в русле интеллектуального течения йоги/Упани-
ко Будда был уникален и оригинален в том, что наста­ шад. Кроме того, из обличительных проповедей Будды
ивал на неукоснительном и исключительном примене­ становится ясно, что они имели ряд общих положений.
нии только этого критерия. Все они признавали существование самости, атмана
Эта позиция прослеживается и в зрелом учении (в российской традиции перевода атман - душа, са­
Будды. «Доверяй не тем знаниям, которые ты услышал, мость, «Я», эго) - вечной духовной субстанции, выра­
не тем, которые идут от традиции,.. . не тем, которые ты жающей индивидуальность человека.

На пути к пробуждению
терпеливо вывел посредством умозаключения, .. . не
тем, которые доносятся до тебя благодаря славе аске­
тов, но только тем, которые ты узнал на собственном Знание об атмане
Будда

опыте» (А). Монахи, последовавшие за Буддой, не раз­ Особенно Будда критиковал распространенную в йоге
мышляли ни о будущем, ни о прошлом, ни о таких теорию познания. Согласно представлениям йоги, по­
сложных вопросах, как происхождение мира и его ко­ знание самости отличается от других видов познания:
нец. Их интерес и старания ограничивались лишь од­ познающий субъект оказывается тождественным объек­
ним - появлением и прекращением страданий в рамках ту познания, и они, в свою очередь, тождественны
«оболочки». Будда говорил, что существует много раз­ состоянию сознания познающего субъекта. Для того
личных видов знаний, но для его учеников в поиске чтобы разобраться в этих тождествах, рассмотрим, для
освобождения значение имели только произошедшие сравнения, обычное представление о процессе позна­
из непосредственного опыта. ния на примере ювелира и приобретаемых им знаний
Однако в собственных исканиях Будды прагмати­ (примеры такого рода часто использовал сам Будда,
ческая позиция не ограничивалась его отношением к так как они отвечали его прагматической установке).
критерию истинности. Она привела также к полному В случае обычного познания нам не приходится сомне­
отказу от идей, дополнявших практики учителей йоги. ваться в том, что познающий субъект, ювелир, корен­
Дело в том, что медитативные практики всегда осуще­ ным образом отличается от получаемого им знания.
ствлялись в рамках какой-либо доктрины, выполняв­ Как ремесленник и как познающий субъект, он, несом­
шей целеполагающую функцию и описывающей стро­ ненно, должен быть четко отделен от своих знаний о
бб 67
золоте, его свойствах, приемах работы с ним. Хотя мы Итак, в опыте самопознания йога отсутствуют как
и можем допустить, что он не был бы ювелиром без дуализм воспринимаемого и воспринимающего, так и
своих знаний, в рамках обычного образа мышления мы поддающиеся восприятию и анализу качества «Я» (Б).
не можем сказать, что ювелир тождественен своим Например, если в процессе медитации самость должна
знаниям. Мы также не можем утверждать, что состоя­ быть познана как блаженство (одна из формулировок
ние сознания ювелира тождественно ему самому. Ведь Упанишад), то только так, что, с точки зрения медити­
будучи злым и расстроенным или спокойным и внима­ рующего, она и является блаженством. Состояние бла­
тельным, он в то же время остается ювелиром, а не женства не может быть отлично, отделимо от нее.
становится своим психическим состоянием. Поэтому Необходимо также познать «Я» как лишенное качеств
мы бы не стали отождествлять состояние психики (возможно, буддисты назвали бы его одним из трансов).
ювелира с его знаниями. Он владеет своим мастер­ Для этого следует осознать самость как состояние
ством и в раздраженном, и в спокойном состоянии сознание, не имеющее качеств, так как в ней самой

На пути к пробуждению
души. В случае с ювелиром очевидно, что субъект «нет различий». Можно убедиться в правдоподобии
познания, сами знания и состояние сознания отличны такого способа видения, так как в «глубоких» медита­
друг от друга, несмотря на то, что относятся к одному циях человек действительно ощущает, что он стано­
Будда

человеку. вится объектом медитации, переживая максимальную


Но согласно йоге, познание самости, которое осу­ упрощенность своего внутреннего опыта.
ществляется методом интроспекции, - совсем иного Переживание максимальной упрощенности заклю­
рода. Во-первых, в йоге познающий субъект признает­ чает в себе то, что «Я» вечно и неизменно. Так как оно
ся тождественным объекту познания. В Упанишадах, однородно, «Я» также не должно изменяться, не может
где излагается эта концепция, не проводится различия терять старые качества и приобретать новые. Даже
между двумя смыслами «я»: познаваемое «Я» с боль­ само определение, «без качеств», подразумевает его
шой буквы становится идентичным познающему «я» с неизменность. А сказать «неизменное» - то же самое,
маленькой. Особенность теории познания йоги заклю­ что сказать «вечное». На это Будда ответил так: имен­
чается именно в том, что наблюдатель, субъект позна­ но потому, что медитативные состояния когда-нибудь
ния, достигает такого состояния сознания, в котором прекращаются, самость не может быть вечной. Йог же,
видит только себя. Этот взгляд на самопознание харак­ говорит Будда, приобретает уверенность в том, что
теризуется максимальной упрощенностью, полной са- познанное им вечно исключительно благодаря меди­
мотождественностью «Я». «В нем нет различий» (Б). тации, так как переживает в процессе медитации со­
Чтобы познать атмана, йогину достаточно сконцентри­ стояния упрощенности и стабильности. Во время ме­
роваться на себе. дитации переживания убеждают йога также в том, что

68 69
вечная, неизменная, простая самость находится вне Поттхапада задает Будде закономерный вопрос: что
мира причинно-следственных связей, позволяют счи­ возникает первым, состояние сознания глубокой ме­
тать ее несотворенной, «нерожденной» (Б). Душу не­ дитации и только потом соответствующее ей осозна­
возможно проанализировать, разбить на составляю­ ние «я» как «Я», или приходит первым переживание
щие части (Б). Для медитирующего йога она становит­ самотождественности самости, а затем соответствую­
ся всеобъемлющей и однородной «основой мира», щее состояние сознания, или же состояние сознания и
Брахманом. осознание такого рода возникают одновременно? Пот-
Итак, согласно определению йоги, «Я» - это вечное, тахападу интересовал практический вопрос: надо ли
однородное, самотождественное целое, лежащее в ос­ ему быть готовым к тому, что по достижению некото­
нове мира явлений, не анализируемое, но достигаемое рого медитативного состояния ему придется «отпра­
и познаваемое посредством медитации. Эта концепция виться на поиски самости, или же достижение опреде­
была убедительной и влиятельной именно потому, что ленного состояния сознания автоматически приведет

На пути к пробуждению
предоставляла возможность заглянуть за разнород­ к обретению «Я»?
ность и беспорядок обычного опыта и узреть предель­ Будда ответил, что первым возникает состояние
ную реальность, слиться с ней. Все отличительные сознания, и только потом приходит соответствующее
Будда

особенности этой концепции и соответствующие ей ему осознание. Будда ответил так в духе прагматичес­
практики, - опыт глубокой медитации, вопрос о том, кого отношения к медитации, так как опытный йог,
что находится в основе мира явлений, природа знания много тренировавшийся в достижении таких состоя­
о самости взаимосвязаны. И неудивительно, что, не­ ний, «знает, что из таких-то исходных состояний со­
смотря на колоссальные усилия Будды, популярность знания возникают такие-то состояния сознания». Прак­
представлений йоги/ Упанишад о «я» и «Я» продолжа­ тическое мастерство йога заключается именно в уме­
ла расти. нии контролировать состояния сознания, в том числе
Но после того, как Будда разоблачил одно из поло­ их возникновение, что делает возможным постепен­
жений этой концепции, развенчать остальне ее части ное восхождение к более совершенным состояниям
не составило большого труда. Мы можем реконструи­ сознания. Итак, окончательное знание Будды об атма-
ровать прагматическое рассуждение Будды о медита­ не основано на собственном опыте и на практическом
ции, приведшее его к отказу от концепции «я» на знании процедуры интроспекции.
основании его диалога с аскетом Поттхападой (Д). Учителя йоги вполне могли упустить этот момент,
В процессе разворачивания внутреннего опыта в глу­ так как методов вхождения в особые состояния
бокой медитации йог способен наблюдать «Я» непос­ сознания было очень много, и не все они учили
редственно и, таким образом, получать знания о нем. контролировать возникновение состояний сознания.
70 71
Но как только Будда допустил, что знание самости ваем ли мы существование «Я», состояния сознания
приходит вслед за возникновением соответствую­ все равно прекращаются». Тогда Поттхапада снача­
щего состояния сознания, система йоги дала трещи­ ла сказал, что он придерживается концепции «Я»,
ну. С прагматической точки зрения Будды, медита­ состоящего из ума, а затем - что самость происходит
тивное состояние не может быть тождественно бес­ из сознания. Будда повторил свой аргумент: душа,
причинному, нерожденному и не подвергающемуся устроенная таким образом, все равно должна отли­
анализу «Я», так как, во-первых, оно обусловлено чаться от состояния сознания. И основание для
совершением йогического упражнения, и, во-вто­ этого утверждения совершенно очевидно: согласно
рых, состояния сознания можно анализировать. В йогическому определению, материальна ли самость
диалоге с Поттхападой Будда продолжает извлекать или нематериальна или состоит из сознания, - она
все возможные следствия из позиции прагматизма. должна быть вечной, неизменной, независимой ог
Поттхапада задает другой вопрос: «состояния со­ причин и условий мира явлений. Но медитативный

На пути к пробуждению
знания - это то же самое, что и атман, или же они опыт свидетельствует о том, что состояния сознания
представляют собой разные вещи?» На что Будда приходят и уходят, причем сам медитирующий мо­
отвечает Поттхападе вопросом: «какова природа жет осознавать их появление и исчезновение и до
Вудда

Самости согласно твоему учению?». Несмотря на то, определенных пределов контролировать. Итак, со­
что в своей основе все учения, утверждавшие суще­ стояния сознания невечны и, следовательно, они
ствование «Я», были одинаковы, с точки зрения должны быть отличны от вечного «Я».
Будды, эти учения все же отличались друг от друга. В этом рассуждении козырем Будды стало одно
Например, различные учения могли помещать соб­ слово, введенное им в лексический оборот. Корень
ственный вариант Самости в разные духовные про­ этого слова samkhata означает что-то вроде «готовый»,
странства или даже могли пропагандировать воззре­ «составленный». Однако само оно охватывает куда
ние о существовании нескольких Самостей, посте­ более широкий круг значений. Помимо «готовый», его
пенно очищающихся до последней, предельной. Итак, можно перевести как «вызванный намерением», «выз­
Поттхапада сначала предложил следующий вариант ванный устремлением» и «имевший причину», «обус­
ответа: «Я учу о материальной Самости, которая ловленный». Медитативные состояния - samkhata. Они
имеет телесную форму, состоит из четырех элемен­ достигаются усилием воли или благодаря стремлению
тов и питается твердой пищей». Тогда Будда ответил медитирующего. Значит, медитативные состояния дей­
так: «Если существует такая материальная Самость, ствительно обусловлены и имеют причины. Они проис­
то тогда состояния сознания и «Я» должны быть текают из вполне определенных обстоятельств и зави­
различны,... так как независимо от того, поддержи­ сят от конкретных процессов, одновременных им. Та­
72 73
ким образом, медитативные состояния вовсе не явля­ (в структуре личности) достигают определенной точки,
ются «нерожденными» и независимыми. удобно сменить определение, имя, по которому нам
Этот вывод Будды уже заметно отличался от резуль­ известна эта личность, как в случае с продуктами из
татов медитации и самопознания времен первых встреч молока. Абстрактный термин применяется лишь для
с учителями-йогами. Но в своем зрелом учении Будда удобства выражения. Индивидуальности как единой
продвинулся еще дальше в разоблачении концепции субстанции, претерпевающей изменения, не существу­
«Я». В конце концов, он был вынужден окончательно ет». Поэтому, когда мы говорим «сегодня я ощущаю себя
отбросить это понятие и заменить его теорией «не- не тем, кем был вчера», мы фактически указываем на
души» (санскрит - анатман, пали - anatta), гласящей, истинную природу человека. Доктрина «не-души» Буд­
что нет вечного, независимого атмана («Я», самости) ни ды явилась непростой и смелой, так как открывала
в обычном состоянии сознания, ни в медитативных горизонты, доселе незнакомые йогам. Но на ее пути
состояниях, ни где бы то ни было еще. Это учение он стояли две трудности. Во-первых, учение об анатмане

На пути к пробуждению
связал со своими этическими воззрениями. Зрелый представляло сложность для интеллектуального пони­
Будда заявил о том, что вечное «Я» наблюдать невоз­ мания. Когда Будда принялся разрабатывать новый ме­
можно, и те, кто верят в обратное, уподобляют себя тод медитации, его целью было добиться того, чтобы в
Будда

человеку, который говорит, что влюблен в самую пре­ ходе медитации можно было анализировать детали,
красную женщину на свете, но при этом он не способен единичные качества «я». С помощью этого метода мож­
назвать ни ее имени, ни из какой она семьи, ни описать но было бы увидеть, что в действительности самость -
ее лица (Д). Другими словами, вечная самость - это «составная», обусловленная предыдущими причинами
продукт спекулятивных рассуждений, неверно понятого и зависит от соответствующих состояний сознания.
медитативного опыта или слухов. Будда мог допустить В деталях учение сложно, но его основные принципы
существование «я», но он утверждал, что оно является просты для понимания. Как молоко постепенно изменя­
лишь «термином, оборотом речи» (Д). Можно сказать ется, так же и «я» постоянно изменяется под действием
«воспитай себя» или «познай себя», но, говоря так, особых причин.
нельзя допускать, что речь идет о вечной сущности. Впрочем, куда более серьезная трудность была свя­
Будда проводил аналогию с молоком. Молоко превра­ зана с эмоциональным принятием учения Будды. Лю­
щается в простоквашу, затем та - в масло, а последнее - бой человек скорее всего спросит в тревоге: как мож­
в сметану, но есть ли основание говорить о том, что у но ожидать, чтобы я с моим хорошо развитым чувством
этих продуктов есть некий общий субстрат («молоч­ «себя» согласился с тем, что моего «я» нет? Ответ,
ность»)? Английский ученый Т. В. Рис Дэвиде описывает апеллирующий к разуму, был бы таким: есть «я», но нет
эту идею Будды таким образом: «Когда изменения вечного «Я». Но важно дать такой ответ, который бы
74 75
человек принял не разумом, а чувствами. Будда был
уверен в том, что всякий человек, который пытается
достичь или увидеть атмана, обречен на провал. По­
этому, с точки зрения Будды, убежденность в истинно­
сти концепции «Я» вела к возобновлению страданий:
«оно [учение о вечном «Я»], которую поддерживают
почтенные аскеты и брахманы, - ничего не знающие и
ничего не видящие жертвы желаний [этого «Я»], есть
только ощущение, приводящее к дискомфорту» (Д).
Поэтому отказаться от этой доктрины - означало отка­
заться от сильнейшего источника состояний неудов­
летворенности. Эмоциональный фон учения о «не-
душе» составляют настроения умиротворенности и
безмятежной отчужденности. Это было учение осво­
бождения, которое преодолело неудовлетворенные
Будда

стремления тех, кто вертится вокруг «Я», «как собака,


привязанная к столбу, вокруг него» (М).

Освобождение с помощью практик


самоумерщвления
Давайте ненадолго вернемся к тому моменту, когда
Будда понял, что системы медитации йоги неизбежно
приводят к измененным состояниям сознания, отлич­
ным от вечного «Я». Из этой его мысли могли последо­
вать два вывода. Первый - что в действительности нет
никакого вечного «Я». Именно к этому заключению и
пришел Будда. Второй вывод мог быть о том, что «Я»
все-таки существует, но что его нельзя достичь мето­
2. Будда в образе аскета. Здесь Будда изображен на том этапе его
дами йоги. Значит, к достижению «Я» ведут другие
поисков, когда он морил себя голодом, безуспешно пытаясь таким
пути. И они лежали на поверхности: это та самая образом достичь освобождения

76
практика самоумерщвления и строгой аскезы, которая Будду в те дни, принимали его за чернокожего челове­
нам знакома в связи с джайнизмом. Согласно второй ка, так аскеза изменила его от природы светлый цвет
точке зрения, вечный принцип, проявляющийся в ин­ лица. На исходе своих сил Будда пришел к заключе­
дивидуальном, джива - «жизнь», или «душа», удержи­ нию, что «ни в прошлом, ни в настоящем, ни в будущем,
вается в мире страданий из-за воздействий проступ­ какой бы аскет или брахман ни испытывал такие бо­
ков, которые человек совершил в прошлых жизнях; эти лезненные, мучительные ощущения, он не сумел бы их
воздействия пристают к душе, словно грязь. Избегая преодолеть» (М). Он также сделал следующий вывод;
совершения проступков в будущем, человек может «Осуществив эти суровые практики, я, несомненно,
избавиться от оков мира страданий, а с помощью возвысился над обычными людьми, поднялся на высо­
практик самоумерщвления и добровольных наказаний ту знаний тех, кто поистине благороден (духом)».
можно удалить с души воздействия прошлых проступ­ Иными словами, все, что он должен был сделать, чтобы
ков, и тогда она воспарит к блаженству и навсегда доказать «приобретенную исключительность» - это

На пути к пробуждению
освободится от боли. На этом пути нет нужды ни в продемонстрировать свои выступающие ребра. «Дол­
медитации, ни в применении знаний, полученных в жен существовать другой путь, ведущий к мудрости».
результате интроспекции, хотя такие концепции могли
Будда

допускать, как, например, джайнизм, существование


Срединный путь
всезнания, которое объявлялось чудесным результа­
том успешной реализации поставленной задачи. Согласно традиционному рассказу, это заключение под­
Итак, покинув Уддаку Рамапутту, учителя йоги. Буд­ вело Будду к преддверию пробуждения. Но такое
да принялся практиковать самоумерщвление, и кано­ утверждение вносит серьезные трудности в интерпре­
нические тексты не оставляют сомнений в искренно­ тацию рассказа. С одной стороны, Будда в рассказе за
сти его усилий на этом пути. Он полностью останавли­ короткий промежуток времени приобретает спаситель­
вал дыхание, отчего «горячие ветра ударяли его в ные знания и уверенность в том, что «рождения пре­
голову . . . . горячие ветра ранили его в живот как кратились, аскетическая жизнь закончилась, сверши­
искусный мясник . . . . разрезает ножом брюхо быка» лось то, что должно было свершиться» (М). Действи­
(М). Он ел не больше пригоршни съестного в день, тельно, речь идет о том, что пробуждение было достиг­
отчего его «позвоночник выступал, словно веревка, нуто в пределах одной ночи. Однако, как уже стало
ребра выделялись на теле, как балки старого коровни­ ясно, путь Будды к пробуждению был долгим, включал
ка, у которого нет крыши, глазные яблоки впали в в себя многие этапы, и на этом пути Будда постепенно
глазницы так глубоко, что свет глаз напоминал тусклый изменял себя с помощью различных практик, и выра­
блеск воды на дне колодца» (М). Люди, видевшие батывал собственные воззрения на природу человека
78 79
и мира. Об этом мы прочтем в другой сутре: «волна сти и блаженства». Будда подумал, что «должно быть,
поднимается постепенно, постепенно опускается на это и есть путь, ведущий к пробуждению» (М). В
берег и постепенно уходит обратно в океан, не роняя рассказе звучит неявный намек на суть оригинальных
ни одной внезапной капли, так же в этом учении все медитативных достижений, которые Будда приобрел
постепенно, и практики, и путь, в нем нет места внезап­ «до пробуждения». Эти достижения состояли, во-пер­
ному проникновению знаний (А). вых, в давно выработанном принципе прагматизма в
Как разрешить это противоречие? Во-первых, мы' медитации, а также в его привычке концентрироваться
должны признать, что биографические рассказы сжа­ только на том, что можно наблюдать самому в пределах
тые. Они создавались не только для того, чтобы слу­ собственного опыта. И, во-вторых, в его склонности к
жить историческими источниками, но и в большей анализу и критике. Несмотря на то, что Будда отказал­
степени для того, чтобы вдохновлять людей к приня­ ся от концепции йоги, он продолжал культивировать
тию буддийского пути. Поэтому время действия в них осознавание ментальных и психических состояний, то

На пути к пробуждению
сокращено до обозримых пределов. Эти рассказы, по есть, осуществлять практику, восходящую к психотех­
замыслу их авторов, должны были обладать драмати­ нике йоги. Если найти вечную сущность невозможно,
ческим напряжением. Таким образом, даже если мы в рамках изменчивого опыта и за его пределами, то, по
Будда

допустим, что пробуждение, как миг обретения уверен­ крайней мере, можно заглянуть внутрь мгновенных
ности в том, что правильный путь найден, действитель­ психофизических элементов. Их можно наблюдать и
но произошло за одну ночь, мы также должны будем исследовать, и именно на эти элементы Будда напра­
признать, что Будда шел к этой уверенности очень вил все свое внимание и любопытство. Ведь, даже
долго, и еще дольше выводил из нее содержание если он и не смог найти «Я», то мог хотя бы обрести
своего учения. освобождение.
В традиционных рассказах говориться, что после Усилия Будды на этом пути привели к возникнове­
того, как Буда понял бессмысленность строгого аске­ нию новой медитативной практики, которой не было
тизма, он решил, что разумно будет принять умерен­ в йоге. Эта практика касалась непосредственного опы­
ную пищу, сесть и попытаться отыскать другой путь. Он та и требовала не только концентрации, но и памято­
встал на путь умеренного аскетизма, строгого, но ис­ вания и самообладания. Осуществляя эту практику,
ключающего крайности самоумерщвления. Вскоре он Будда мог осознавать те процессы, которые происхо­
назвал такой тип аскетизма «Срединным путем». Будда дили в данный момент в его уме и теле. Именно
также вспомнил, как однажды в детстве, он сидел под этим навыкам, самообладанию и памятованию
деревом и смотрел, как работает в поле его отец. Тогда (satisampajanna), учат сутры, относящиеся к зрелому
он погрузился в первую дхьяну, «состоящую из радо­ учению. Для осуществления этой практики, человек
80 81
должен обладать способностью наблюдать здесь и он не реагировал на боль, неизменно сопровождав­
сейчас с совершенной ясностью собственные внутрен­ шую длительные медитации. В результате таких трени­
ние и внешние состояния. Самый важный текст, в ровок появляется не только воспроизводимая безмя­
котором излагаются методы тренировки для учени­ тежность, но и, как подтверждают современные йоги,
ков, - это «Сутра об основаниях самоконтроля» (Д). долго длящийся, автоматический и бессознательный
Эти основания - это бесстрастие, непосредственность, навык. Нетренированный человек, скорее всего, пре­
ясное осознание собственного тела, ощущений, состо­ рвет такие изнурительные голодания, но только не
яний сознания и содержания мыслей. Такой процесс аскет. Скорее всего, мы сменим позу, если она пока­
осознавания предполагал, с одной стороны, умение жется нам неудобный, аскет этого не сделает. Чтобы
достигать «одноточечности» и самообладания дхьян, а понять значение этих тренировок, попробуйте прове­
с другой, - четкого восприятия всех, даже самых не­ сти эксперимент: примите самую удобную позу и по­
значительных ощущений. Эта практика, суть которой старайтесь оставаться в ней, не совершая ни малейших

На пути к пробуждению
состояла в бдительной интроспекции, стала уникаль­ движений, по крайней мере, час. Прогноз таков: через
ным вкладом Будды в технику медитации. Пробужде­ несколько минут вам захочется почесать нос, пошеве­
ние было основано на знаниях, приобретенных в ре­ лить пальцем, дернуть ногой. А представьте себе, что,
зультате интроспекции. йог может спокойно наблюдать, как возникают и исче­
Как можно объективно относиться и анализировать зают эти импульсы, оставаясь при этом совершенно
собственные непосредственные ощущения и положе­ недвижимым. Дело в том, что у йога импульсы не
ния тела? Разве не разрушат усилия, направленные на получают обратной реакции. Таким образом, йог оста­
бесстрастное осознание страстей, объект осознания? ется спокойным, его ум послушен ( ). Он
Ответы на эти вопросы мы получим, если рассмотрим может временно не реагировать на импульсы, как это
цикл тренировок, которые Будда практиковал, хотя и происходит в практике дхьян, также у йогина карди­
не систематически, в ходе своих исканий. Все то время, нально изменяется отношение к этим импульсам: те­
пока Будда учился медитации у мастеров йоги, и потом, перь он способен реагировать на них осознанно, а не
когда усердствовал в самоумерщвлении, он постоянно только автоматически. Так как импульсы возникают
тренировал себя в умении не обращать внимания на те постоянно, человек способен вырабатывать самоконт­
ощущения и импульсы, которые обычно возникают как роль, который основан на способности их наблюдать и
реакция на раздражитель, и которые могут отклонить анализировать. Если обычный, не прошедший специ­
его от реализуемой цели. Так он научился не реагиро­ альную тренировку человек может ясно анализировать
вать на чувства голода и жажды, которые постоянно чувство боли и удовольствия, а также сопровождаю­
возникали во время изнурительных голоданий, также щие их импульсы и эмоции только в памяти, после того,
83
как они прекратят свое воздействие, то йог изучает [лава 4
свои чувства непосредственно, в процессе их протека­
ния. Должно быть, именно благодаря длительным тре­ Пробуждение
нировкам, медитирующий аскет начинает восприни­
мать боль и удовольствия менее остро и тягостно, но
сама природа ощущений при этом не меняется.
Эта новая форма медитации получила название
«инсайт-медитация» (випассана). Випассана была эк­
спериментальным методом Будды, способом сбора ин­
формации, который он изобрел. И на базе этой инфор­
Буддисты верят, что Будда пережил пробуждение, сидя
мации о протекающих в данный момент психофизи­
под огромным деревом Бодхи ( religiosus) в ночь
ческих процессах Будда основал свое исследование
«страдательного» положения человека в мире. полнолуния лунного месяца Весака, который соответ­
ствует концу апреля - началу мая. Достигнув пробуж­
дения ( сам
бодхи), Будда приобрел, во-первых, знание
о природе человека, ведущее к спасению, и, во-вторых,
уверенность в том, что сам он освободился от страда­
ний, - наших неотъемлемых спутников в мире санса-
ры. Ранние источники связывают происхождение мно­
гих доктрин, прежде всего, ключевых, с ночью пробуж­
дения, следовательно, именно пробуждение следует
считать источником всей последующей философии
Будды. Но даже если в реальности все было несколько
иначе, знание и уверенность, обретенные в ту памят­
ную ночь, без. сомнения, легли в основу зрелого учения
«Просветленного». Пробуждение в некоторой степени
стало результатом осведомленности Будды в двух ас­
пектах. Первый - что ответ можно найти, сосредотачи­
вая внимание на объектах внутреннего опыта во время
випассаны (хотя четкий метод инсайт-медитации, ско­
рее всего, тогда еще не был до конца разработан). Но
85
если бы арсенал знаний Будды ограничивался одним ная причинность, которой все подчиняется. Преступ­
этим сведением, его вклад в индийскую философию, ления непременно станут причиной невзгод этой жиз­
возможно, был бы гораздо скромнее. Будда был зна­ ни или одной из последующих. Учение Будды, так как
ком с йогической идеей метапсихоза, или переселения оно было адресовано страдающим и способным осво­
души после смерти в другое тело. Он включил концеп­ бодиться от страданий живым существам, было посвя­
цию перерождений в свое учение, предварительно щено откровенно эгоистической цели - достижению
придав ей моральный смысл. В переработанном виде собственного освобождения. Но в то же время учение
она превзошла свои йогические источники, которые превратило живых существ в деятелей, несущих мо­
не имели никакого отношения к проблемам этики. Тем ральную ответственность за свои поступки, деятелей,
новым, что появилось в учении Будды, стал результат которые способны влиять не только на собственное
его исследований собственного внутреннего опыта, но благополучие, но и на благополучие других людей.
общественное значение учения коренилось в общеин­ Кажется, что одни идеи «Просветленного» касаются
дийской вере в перерождения, воспринятой им. Будда только индивидуального освобождения, другие - ис­
придал этому верованию глубокую нравственную зна­ ключительно проблем морали, но на самом деле для

Пробуждение
чимость. В других учениях концепция перерождений Будды эти два вопроса всегда были теснейшим обра­
Будда

связана с представлениями о духовных космосах, в зом переплетены друг с другом.


которых происходят переселения душ. Душа то подни­
мается, то спускается по космической лестнице, стано­
Четыре благородные истины
вясь то животным, то божеством, то обитателем ада, то
снова кшатрием или брахманом, шудрой или царем. Учение, непосредственно связанное с пробуждением,
(Позже буддизм также будет весьма плодотворно изоб­ касается, главным образом, страданий и освобожде­
ретать подобные представления). Но для Будды пред­ ния индивида. Это доктрина о четырех благородных
ставляли интерес не столько детали, сколько сам прин­ истинах ( cattariariyoccani), которая импликативно
цип, механизм перерождений: каждое действие чело­ содержит все основные положения буддизма. Четыре
века имеет моральные следствия, переходящие с ним благородные истины сформулированы по образцу
из одного рождения в другое. Существует всеобщий медицинского диагноза: констатация болезни, указа­
моральный закон. Нельзя воровать, лгать, прелюбо­ ние на ее причины, предложение метода лечения.
действовать, «промышлять на берегах Ганга грабежа­ Болезнь - это «страдания» ( ). В данном контек­
ми, совершать убийства, подстрекать к совершению сте слово «страдание» имеет более широкое значе­
грабежей и насилия других людей» (Д), не получив ние, чем в привычном его употреблении. Первая
морального воздаяния. Существует безличная мораль­ благородная истина, истина о страдании, сообщает о
86 87
том, что существует болезнь - страдание. Вторая бла* незамедлительного решения. На этом уровне истина
городная истина, истина о возникновении страданиям о страдании напоминает широко распространенные в
гласит, что у страданий имеется явная причина. Тре­ среде отшельников учения, гласившие о том, что на
тья благородная истина заявляет о том, что болезно- протяжении всей своей жизни человек претерпевает
излечима, это истина о прекращении страдания. Чет­ боль. Но истину о страдании спасает от свойственно­
вертая благородная истина, истина о пути, «прописы­ го всем теориям отшельников пессимизма то, что она
вает» лекарство от страдания. связана с особенно тщательно разработанным пред­
Рассмотрим первую благородную истину, истину о ставлением о человеческом уделе. Это представление
страдании. Мы воспользуемся той ее формулировкой, постепенно раскрывается в продолжение определе­
которую, как утверждает традиция, озвучил сам Будда ния истины о страдании: «соединение с неприятным
вскоре после пробуждения. Вот начало этого опреде­ есть страдание, разъединение с приятным есть стра­
ления: «Такова, о монахи, благородная истина о стра­ дание, любое неудовлетворенное стремление есть
дании. Рождение есть страдание, старость есть стра­ страдание». Как мы видим, здесь идет речь о страда­
ниях, которые человек испытывает в короткие проме­

Пробуждение
дание, болезнь есть страдание, смерть есть страда­
ние» (С). В данном случае, мы можем смело перево­ жутки времени, в течение одного-года, дня или даже
Будда

дить слово дукха как «страдание», так как здесь под часа. Такая трактовка страдания соответствует инте­
страданием понимается все физические и нравствен­ ресу Будды к тому, что можно наблюдать непосред­
ные мучения, которые переживаются человеком на ственно в данный момент. Это более конкретная
протяжении всей его жизни. С самого первого мгно­ интерпретация страдания, здесь под страданием по­
вения появления на этот свет мы начинаем страдать: нимается не физические или психические состояния
испытываем боль в момент рождения, страдаем, когда угнетенности, сопровождающие жизнь человека, а
нас охватывает физический недуг, страдаем оттого, глубокие тяжелые переживания, испытываемые в по­
что наступает старость, страдаем, когда приходится вседневных ситуациях. Причиной такого рода стра­
расставаться с любимыми людьми или с дорогими даний может стать, к примеру, крупная неудача, неис­
нам вещами, страдаем при мысли о смерти. Согласно полнение заветного желания, понимание того, что
такой интерпретации страдания, на протяжении бес­ вложенные в осуществление какого-то проекта силы
конечной череды рождений и смертей, во всех рож­ были потрачены впустую, осознание утраты прекрас­
дениях человеку сопутствуют мучения. Весь наш опыт, ной возможности реализовать задуманную цель, или
даже счастливые минуты жизни, пронизан либо омра­ же ощущение раздражения от присутствия других
чен болью и страданиями. И поскольку рано или людей в тот момент, когда хочется побыть в одиноче­
поздно все мы умрем, проблема страдания требует стве. В данном контексте слово дукха может быть
88 89
переведено не как «страдание», а как что-то менее или дискомфорта, являются на самом деле лишь ви­
значительное, но более глубокое по остроте пережи­ димыми проявлениями фундаментального несовер­
ваний чувство дискомфорта или неудовлетвореннос­ шенства - невечности - всего человеческого опыта.
ти. В буддийском каноне приводятся примеры подоб­ Он отличается динамикой и изменчивостью, вслед­
ных состояний: волнения корыстолюбца из-за опас­ ствие чего ведет к неудовлетворенности и потому сам
ности не получить выгодную должность, повседнев­ является страданием.
ные тревоги домохозяина, раздражение и неудовлет­ Для того чтобы понять, рассмотрим пример с ощу­
воренность, неизбежно возникающие у живущего в щением (ведана). Ощущение входит в число объек­
миру. В учении Будды страдание становится частью тов, на которых рекомендуют сосредотачивать вни­
обыденного опыта, в жизни человека нет ничего по­ мание во время випассаны. Оно является также од­
стоянного, все подвержено изменению, даже то, что ним из «аспектов познавательного опыта». Ощущения
мы привыкли считать надежным и стабильным. бывают физическими и психическими, они бывают
Но подобные воззрения высказывались в те вре­ приятными, неприятными или нейтральными. Итак,
мена и другими отшельниками. Обратимся, наконец, к когда йогин созерцает текущее состояние своего со­

Пробуждение
той части доктрины Будды, которая не была заим­ знания, различает, какое из вновь появившихся ощу­
DtftfAg

ствована из уже существовавших учений и содержит­ щений является приятным, какое неприятным, а ка­
ся в завершении формулировки первой благородной кое нейтральным. Например, боль в коленах, когда мы
истины: «короче говоря, все аспекты познавательно­ сидим, скрестив ноги, медитируя, неприятна, а ра­
го опыта суть страдание». Это определение страдания дость за то, что нам удалось долгое время просидеть
является сердцем учения Будды, в канонической ли­ в сложной позе и при этом достичь значительных
тературе оно часто приводится при изложении сути результатов, наоборот, приятна. Многие ощущения,
бытия человека в мире сансары. Согласно данной возникающие в процессе медитации, мы классифици­
трактовке, страдание вплетено в основу опыта, оно руем как нейтральные. Или, к примеру, звук автомо­
присуще каждой секунде нашей жизни. Йогин, -обра­ бильной сигнализации, донесшийся с улицы как раз
тив свой внутренний взор в недра своего сознания, в тот момент, когда мы пытаемся сосредоточиться,
способен разглядеть это краткосрочное страдание, скорее всего, заставит нас почувствовать досаду, песня
оно предстает перед ним как несовершенство, невеч- соловья, напротив, будет нам приятна, шум дождя и
ность, мимолетность, бренность бытия. Значительные может вообще не стать причиной каких-либо ощуще­
кризисы нашей жизни, причина «длительных» стра­ ний. Ощущения, которые могут послужить помехой
даний и краткосрочные, но глубокие переживания, концентрации, либо длятся некоторое время, как боль
возникающие по вине чувства неудовлетворенности в коленах, либо исчезают, а потом возникают вновь,
90 91
и не нужно быть опытным йогином для того, чтобы нашем представлении тело и психика отделены от
понять, почему Будда пришел к тому заключению, что него. Но для Будды, носителя иной культуры, было
ощущения непостоянны. Одни ощущения вскоре сме­ естественным воспринимать тело и психику в комп­
няются другими, и даже глубокие медитативные со­ лексе, как единый динамичный процесс: «Осознание
стояния не длятся вечно. К исканиям Будду толкал зрительного образа возникает в результате взаимо­
вопрос: «есть ли в опыте что-то вечное?». Он был действия органов зрения с наблюдаемым объектом.
уверен в том, что если и есть что-то неизменное в Единство этих трех элементов (глаз, объекта и зри­
опыте, то это точно не ощущения, так как даже при­ тельных ощущений) образует контакт. В результате
ятные ощущения изначально несут в себе семя непо­ осознания зрительного образа возникает ощущение.
стоянства. своего собственного уничтожения. Откры­ Человек воспринимает то, что он ощущает, то, что он
тая благодаря наблюдению за собственным сознани­ воспринимает, он анализирует, и в результате этого
ем истина о страдании возвещает мимолетность мгно­ анализа он разрабатывает понятия этого зрительного
вения, и что все, с чем мы имеем дело, равно как и сам образа» (М). С этой точки зрения, объекты опыта,
наш опыт, есть страдание, поскольку все и вся в мире органы восприятия, такие, как глаза, и последующее
сансары изменчиво и непостоянно. В силу этих при­ осознание опыта, «ум», - неразрывно связаны между
Будда

чин наши желания никогда не будут полностью удов­ собой. Ни один из этих трех компонентов без осталь­
летворены. ных двух не имеет смысла, так как опыт, органы
Непостоянство является определяющей характе­ восприятия и процесс осознания зависят друг от
ристикой и самого человека. Будда сформулировал друга, как связаны работа сердца и функционирова­
несколько определений тела и психики. Несмотря на ние мозга человека. Кроме того, те единицы опыта,
различие контекстов, они все имеют одну общую которые «находятся» внутри «ума», такие как воспри­
черту- не статическое, а динамическое описание. ятия, ощущения и ментальные акты в свою очередь
Будда мыслил человека скорее как пламя огня или «связаны между собой, их нельзя разъединить, и,
быстрое течение реки, а не как один и тот же сосуд, значит, нельзя установить их индивидуальные свой­
постепенно наполняющийся данными опыта, и не как ства» (М). Итак, все объекты восприятия, все органы
неподвижную доску, на которой пишутся ощущения и чувств, ощущения, сознание, мысли, желания взаимо­
восприятия. Нам трудно представить себе человека в обусловлены и составляют единый динамический
таком качестве, поскольку для европейского миро­ процесс, который можно назвать «индивид» или «я».
воззрения привычнее воспринимать тело и психику Но ни один элемент этого процесса не является
стабильными и неизменчивыми. Мы склонны думать, вечным.
что динамика присуща только опыту, поскольку в
92
Пять агрегатов (скандх) нельзя видеть кругом одни только страдания». Од­
нако Будда не отрицает существования счастья, на­
Термин, переведенный мной как «аспекты познава­ против, опыт випассаны подтверждает, что йогин в
тельного опыта», является одним из определений^ процессе медитации четко осознает состояния бла­
используемых Буддой для описания природы тела (Г; женства. Есть ощущение боли, но приятные ощуще­
психики человека, которые суть поток элементов. ния также существуют. В учении Будды исключено
Данное понятие отражает главные характеристики лишь то, что счастье может длиться вечно. Но при­
этого потока, - безличность, динамичность, и взаи­ веденный аргумент вряд ли способен полностью
мообусловленность его элементов. «Аспекты позна­ рассеять сомнения протестующих. Дело в том, что
вательного опыта» - это «пять агрегатов» или скандх условия жизни современного европейца и древне­
(pancakkhanda). Первая скандха - опыт формы, или индийские реалии разделяет глубокая пропасть.
чувственного, - опыт, приобретаемый посредством Учение о страдании создавалось в такой социальной
органов чувств. Остальные скандхи - опыт ощуще­ среде, для которой был характерен высокий уровень
ния, распознавания, кармических импульсов и со­ смертности, болезней и лишенный привычного для

Пробуждение
знания. Скандхи, образующие поток, охватывают нас комфорта быт. Именно такая историческая ре­
собой весь индивидуальный опыт человека. Ощуще­ альность реконструируется согласно буддийским
ния - лишь одна из составляющих этого потока, его каноническим источникам.
«лицевая часть», доступная для распознавания во Темп жизни современного европейца часто остав­
время инсайт-медитации. Непостоянство, свойствен­ ляет попросту незамеченными события, столь глубо­
ное ощущениям, является характерным признаком ко потрясавшие древнего индийца, - смерть, болезни
всего потока: «все аспекты познавательного опыта окружающих. А условия жизни, медицинское обслу­
суть страдание». Или, как сказал Будда в другом живание и комфорт в быту позволяют быстро изба­
месте: «так как агрегаты возникают, угасают и исче­ виться от возникающих порой затруднений. Возмож­
зают, о монахи, с каждым новым мгновением вы но, нам трудно приравнять «зримые страдания», кото­
рождаетесь, затем угасаете, и в следующее мгнове­ рые мы претерпеваем на коротких промежутках вре­
ние умираете» (П). мени (чувство неудовлетворенности, дискомфорта), к
Те, кто знакомятся с философией Будды впервые, таким «фундаментальным» страданиям, как болезнь и
как правило, упрекают ее в излишней мрачности. При смерть, именно потому, что мы до поры до времени не
первом приближении учение о страдании может по­ ощущаем своей уязвимости для смерти и тяжелых
казаться настолько беспросветным, что многие могут болезней.
возразить «как же так, в мире есть место счастью,
94 95
Причина страдания вал йогина с ювелиром, а его ум - с направленной
Несмотря на краткость формулировки четыре благо­ стрелой. В одном из отрывков (М), посвященных иска­
родные истины не лишены драматического напряже­ ниям Будды до пробуждения, Будда проводит анало­
ния. Если страдания охватывают все сферы нашего гию между ним, ищущим источник страдания, и чело­
опыта и они бесконечны, интересно, какова их причи­ веком, пытающимся высечь огонь. Сначала человек
на? Как ворваться в гущу потока элементов, чтобы пробует высечь огонь из двух палочек, одна из которых
увидеть, что заставляет его возобновляться снова и сухая, а другая находится в воде, у него, разумеется,
снова? Открытие второй благородной истины (которая ничего не выходит. Затем он вынимает вторую палочку
называет причину страдания), истины о возникнове­ из воды и снова старается высечь огонь, но у него и на
нии страдания, играет решающую роль в деле спасе­ этот раз ничего не получается, так как одна из палочек
ния. Некоторые буддисты считают, что обнаружение мокрая. Толька когда вторая палочка высыхает, он
этой истины является кульминационным моментом наконец-то высекает огонь. Это очень удачная анало­
пробуждения, будто бы в тот самый миг Будда увидел гия, так как она демонстрирует, что такие причины, как
сырость палочки, являются второстепенными, несуще­

Пробуждение
«строителя дома» - причину изменчивого опыта, рож­
ственными. В то же время она указывает на главную
Будда

дающего в человеке чувство глубокой неудовлетво­


ренности. Отыскав источник страданий, Будда сложил причину - деятеля, йогина, человека, который пытает­
такое стихотворение: ся высечь огонь. Первопричиной следует считать не­
что вроде самого существования деятеля как личности,
Я прошел через сансару многих рождений. которая инициирует результат. Вот в чем заключается
Ища строителя дома, но не находя его. смысл метафорического сравнения причины страда­
Рождение вновь и вновь-горестно. ний со «строителем дома»: «кирпичики дома» (эле­
О, строитель дома, ты видишь! менты опыта) мы можем контролировать, но у дома
Ты уже не построишь новые дома... есть «строитель», некий целеполагающий и действую­
(Дхаммапада 153-4) щий принцип. Итак, когда Будда искал причину страда­
ний, он искал то, что является инициирующим и целе­
Мы уже знакомы с теми направлениями, в которых полагающим началом нашего опыта, то, что можно
Будда искал причину страданий. Одно из них было условно назвать деятелем, или личностью.
связано с прагматической ориентацией его образа Далее этот принцип может выступать в качестве
мышления. Будда пытался найти причины страданий «деятеля» в различных ситуациях. Во-первых, если
не с помощью теоретических выкладок, а прибегая к йогин способен контролировать свое сознание для
аналогиям из реальной жизни. Например, он сравни­ того, чтобы совершенствовать навыки медитации, зна­
96 4 М. Кэрритерс «Будда» 97
чит, можно попытаться подвергнуть корректировке и ствий, поисками удовлетворения то в одном, то в
этот принцип тоже. Должен существовать способ вза­ другом, возобновление стремления к удовлетворению
имодействия со «строителем дома», иначе придется страстей, стремления к существованию или к несуще­
признать, что возможности освобождения попросту не ствованию» (С)
существует. Во-вторых, так как действия целеполагаю­ Итак, причиной возобновления страданий является
щего принципа влекут за собой моральные послед­ жажда или стремление. «Танха» обычно переводится
ствия как для окружающих, так и для самого человека как «жажда», поскольку слово «жажда» более вырази­
(его будущих рождений), этот принцип является мо­ тельно, чем «стремление». Но первоначальное значе­
ральным «деятелем», «личностью», совершающей дур­ ние этого слова - «стремление», «желание». Танха -
ные или благие поступки. Эти рассуждения могут по­ это неудовлетворенное желание, которое побуждает к
казаться абстрактными и не совместимыми с установ­ «поискам удовлетворения то в одном, то в другом» не
кой Будды на прагматизм, но они ведут к обнаружению только в текущей жизни, но и в последующих, и кото­
инициирующего принципа, который Будда должен бу­ рое поэтому «вызывает возобновление существова­
дет суметь преодолеть. Проще всего было бы сказать, ния». Кроме того, так как стремления к удовлетворе­

Пробуждение
что это целеполагающий, инициирующий принцип и нию страстей беспрерывно возобновляются, Будда,
Будда

есть деятель, личность, «Я» или душа. Но у Будды любивший использовать в качестве метафоры образ
имелись веские основания для того, чтобы отбросить огня, в одной из первых своих проповедей, «Огненной
эту идею. Во время инсайт-медитации он обнаружил, проповеди», (С) описал все аспекты опыта как «вос­
что есть только безличный поток элементов, непосто­ пламененные желания». Тот способ, с помощью кото­
янство которого рождает в человеке чувство страда­ рого Будда излагал свое учение, скорее тяготеет к
ния (но не поток является первопричиной страданий, жанру поэзии, чем к прозе. Должно быть, Будда после
так как сам имеет причину). Будде предстояло про­ пробуждения приложил немало усилий для того, чтобы
рваться вглубь этого потока для того, чтобы обнару­ развить открывшиеся ему содержательные, но краткие
жить принцип, приводящий этот поток в движение. идеи. Будда показал, что стремление включает в себя
Этот закон в различных ситуациях выступает как «де­ момент целеполагания: стремиться, - значит, стремить­
ятель» или «личность», но самом деле он безличен и не ся к чему-то, жаждать, - всегда означает жаждать что-
является ни деятелем, ни личностью. Вот что обнару­ то. «Как возникают стремления? Стремления возника­
жил Будда: «Такова, о монахи, благородная истина о ют тогда, когда есть что-то, что кажется привлекатель­
возникновении страдания. Поистине, жажда или же­ ным, милым сердцу» (Д). Во многих описаниях страда­
лание [tanha] вызывает возобновление существова­ ния упор делается на желании обладать чем-то, напри­
ния, сопровождаемое жаждой чувственных удоволь­ мер, на «желании чувственного удовольствия». В та­
98 99
кой расстановке акцентов, как правило, проявляется другими, продолжают получать новый опыт на пути
пуританизм отшельников. Идея вреда желаний была своего становления; таким образом, они сами прину­
широко распространена среди аскетов, видевших в дили себя к становлению, они наслаждаются только
желании, прежде всего, препятствие на пути достиже­ им, несмотря на то, что это наслаждение неизбежно
ния «Я», или помеху, затрудняющую очищение души. сменяется страхом боли» (У ). Мы рождаемся заново и
Превратив желание в самостоятельный принцип, Буд­ каждое мгновение, и в последующих жизнях, и любое
да расширил традиционное определение желания. Для перерождение является следствием страсти не быть
Будды оно может быть также «стремлением к несуще­ собой.
ствованию», желанием избежать неприятного, отвра­ Итак, целеполагающий принцип присутствует во
тительного для нас. Мы не только устремляемся к тому, всех живых существах. То, что «строитель дома» - не
что привлекает нас, но и жаждем освободиться, отда­ вымысел. Будда доказал, обратившись к внутреннему
литься от того, что кажется нам неприятным, нежела­ опыту отдельного индивида. Стремление изначально
тельным. Поэтому на самом деле мы стремимся ко наличествует в пяти аспектах познавательного опыта
человека, оно возникает «по вине» кармических им­

Пробуждение
многому. Мы не хотим испытывать боль, стремимся к
благополучию, власти, всегда желаем себе лучшей доли. пульсов ( sa
m
kh
a
r) . Вспомним пример о боли в коле­
Будда

Мы жаждем ни за что не расставаться со своим телом, нях, которая возникает, когда, медитируя, мы долго
или непременно родиться вновь. Нам свойственны сидим, скрестив ноги. Когда мы начинаем ощущать
«жажда новых идей», желание быть всегда правым, все неудобство, возникает порыв сменить позу, появля­
знать, иметь ответы на все вопросы. Все устремления ется импульс, побуждающий нас принять более удоб­
человека можно обобщить определением «жажда су­ ное положение. Этот импульс и является деятельным,
ществования». Именно она «вызывает возобновление целеполагающим аспектом ощущения неудобства: он
существования». Возможно, о жажде существования возникает вместе с ощущением неудобства, он неот­
лучше думать как о желании получить новый опыт, делим от этого ощущения. В обычных обстоятель­
отличный от настоящего, или, что то же самое, как о ствах мы бы просто поменяли положение тела, не
желании измениться по отношению к своему текуще­ задумываясь, или даже вовсе не осознав этого. То же
му положению. Под разными обличиями являет себя самое может быть сказано о приятных ощущениях:
постоянное желание нового: состояния, бытия, опыта. когда йогин начинает чувствовать сонливость, он
В то же время это всегда желание вечного, стремление автоматически меняет позу на более удобную для
получить окончательное удовлетворение, поэтому это пребывания в состоянии полусна. Или, если во время
желание никогда не будет утолено. «Все живые суще­ медитации у нас возникло чувство голода, мы и вовсе
ства, стремящиеся получить новый опыт и становиться можем прекратить медитировать, чтобы перекусить.
100 101
Большинство импульсов, возникающих во время ме­ сывают внешнюю деятельность индивида и его внут­
дитации, вряд ли можно заметить, если специально не ренний опыт. Эти термины относятся к безличному
поставил себе такой задачи, - настолько быстро им­ деятельному принципу, открыв который, Будда нако­
пульсы сменяют друг друга. В опыте инсайт-медита- нец-то смог ответить на вопрос «почему я страдаю?»
ции обнаруживается, что у потока элементов есть Однако «Просветленный» не утверждал, что жаж­
постоянно бьющий источник - деятель, мгновенные да - единственная причина страданий. Бесспорно,
импульсы. Будда сделал заключение, что именно этот стремления - главный фактор возобновления мучи­
«деятель» повинен в возобновлении опыта. «То, что тельных перерождений, но существуют также и много
мы называем "психика", "ум" или "сознание" возни­ других второстепенных причин и обстоятельств, моти­
кает и исчезает, рождается и умирает вновь и вновь, вирующих возникновение страданий. Среди них осо­
денно и нощно; словно обезьяна, которая, прыгая с бое место занимает неведение или заблуждение. Идея
ветки на ветку, хватает одну ветку, тут же ее отпуска­ неведения как причины человеческих мук была широ­
ет и хватает другую» (С). ко распространена в среде отшельников и йогов: они
считали, что занимают более выгодное положение по

Пробуждение
Идея целеполагающего принципа, которая откры­
лась Будде во время медитации, определила главные отношению к другим людям, так как обладают особыми
Будда

положения его учения. Эта идея стала отправным знаниями. Но в учении Будды речь идет не об облада­
пунктом доктрины Будды о природе человека. Так как нии неким тайным знанием о «Я», а о знании истинной
импульсы возникают автоматически, мы не осмысляем природы вещей. Скорее, люди даже не страдают от
их и не определяем время их появления, нельзя гово­ незнания истинной природы вещей, а заблуждаются
рить о том, что импульсы производит некая «личность» на ее счет. Они ошибочно думают, что в мире есть
или «Я», как считали многие аскеты. Импульсы - это постоянные вещи, что желания можно удовлетворить,
всего лишь склонность, деятельная направленность. в то время как в реальности все бытие пронизано
Она составляет основу жизни и обладает способнос­ страданиями. Люди заблуждаются, поэтому желания
тью воспроизводиться бесконечное множество раз. постоянно воспроизводят себя, становясь причинами
Эта склонность обуславливает привязанность ( ), новых страданий. Отношение между устремлениями,
которая, в свою очередь, предопределяет становле­ незнанием и страданиями подобно отношению между
ние. Будда упоминал привязанность, когда говорил о теплотой, кислородом и огнем. Теплота - это действу­
четырех благородных истинах: «все аспекты познава­ ющая причина, но без кислорода огонь не воспламе­
тельного опыта, обуславливающие привязанность, есть ниться. «Жажда существования не возникает без над­
страдание» (С). Различные термины - привязанность, лежащих условий, она нуждается в подпитке. Что ее
стремление, импульсы, жажда - с разных сторон опи­ питает? - неведение» (А).
102 юз
Моральное значение стремлений шествовало намерение, а за те действия, которым
намерение не предшествовало, например, мысли, воз­
Те положения учения Будды, которые мы уже рассмот­ никающие во время сна, или в болезненном бреду,
рели, не имеют отношения к проблемам морали. Они человек ответственности не несет. То, что выбор и
предстают перед нами как открытия отшельника, мас­ намерение воздействуют на поток элементов, очень
тера медитации, «профессионала» в его стремлении важно. Из этого следует, что они постоянно находят­
передать обнаруженные знания таким же «професси­ ся в действии, они сами являются действиями. Им­
оналам», стремящимся к спасению. Но Будда был так­ пульсы - суть карма, так как первое значение слова
же убежден в том, что человек подвержен действию «карма» - «делать», «действие», только в буддийском
закона морального воздаяния и что его деяния воздей­ учении карма, или импульсы, - это не физическое, а
ствуют как на его собственную карму, так и на карму психическое действие. (Карма - не результат дей­
других людей. По этой причине Будда был заинтересо­ ствия, как обычно считают на западе). «Я называю
ван в изучении взаимозависимости поступков и их кармой выбор, или намерение, так как, если человек
следствий. Поэтому в доктрине Будды особое место сделал выбор, то он автоматически совершил дей­

Пробуждение
занимают вопросы морали. ствие физически, на словах и в уме» (А ). Именно на
Будда

Начнем с импульсов. Из уже сказанного о них намерениях лежит ответственность за события, кото­
следует, что они не могут быть связаны с моральным рые произойдут с человеком в будущем, именно они
воздаянием. Но кармические импульсы также могут повинны в возобновлении страданий. Намерения про­
быть рассмотрены под иным углом зрения. Импульсы граммируют психику человека в последующей жизни,
являются «намерением» или «выбором», тем, что на определяют, каким будет его характер, подобно тому,
языке пали называется cetana. Иногда cetana лучше как войны и международные договоры, эпидемии или
переводить как «выбор», так как действию или речи экономическое благополучие обуславливают буду­
предшествует момент осознания. Но слово «намере­ щую историю страны.
ние» также подходит, так как Будда полагал, что даже Если импульсы и побуждения не являются поняти­
нереализованные намерения воздействуют если не на ями морали, то термины «выбор» и «действие» можно
объекты внешнего мира, то на психику человека. Будда смело употреблять в дискуссиях на этические темы.
считал, что именно воление или намерение играет Человек может сделать выбор в пользу добра, а
решающую роль в поступках человека «слово рожда­ может- в пользу зла, его действия могут быть на­
ется в уме» (С). Так, например, в своде дисциплинар­ правлены на осуществление благих целей, а могут -
ных правил буддийской общины говорится, что только на реализацию злого замысла. Но в то же время Будда
то действие признается проступком, которому пред­ считал, что неосознанные импульсы тождественны
104 105
осознанному выбору. Вся разница между импульсами вательно, причиной и наших собственных страданий.
и выбором проистекает от неведения, что импульсы - Моральная причина новых рождений также является
это тот же выбор, только сделанный под пеленой причиной страданий. Но в таком случае возникает
заблуждения, из-за которой кажется, будто нет луч­ вопрос: как передается информация о поступках че­
шего выбора, не существует лучшего пути, чем жаж­ ловека в прошлой жизни новой личности? Если бы
дать нового опыта, становления, нового существова­ буддийская доктрина предполагала существование
ния. Поэтому нейтральное определение «жажда» «Я», или души, то описать механизм действия закона
(«стремление») в этом контексте лучше заменить морального воздаяния было бы несложно. «Я» совер­
«жадностью» - словом, несущим несколько амораль­ шает поступки, обуславливая последствия, и пере­
ный оттенок, и Будда, действительно, часто использо­ рождается в условиях и при обстоятельствах, кото­
вал в своем лексиконе именно это понятие. Жажда рые определяются сообразно его действиям в про­
жизни обуславливается заблуждением относительно шлой жизни. Таким образом, в общих чертах принцип
истинной природы реальности, жадность аморальна, действия закона морального воздаяния был бы поня­
достойна порицания и должна быть искоренена. В тен. Но как быть, если никакой самости нет? Чтобы

Пробуждение
текстах канона жажда жизни часто упоминается на­ ответить на этот вопрос, Будда предлагал проследить
Будда

ряду с гневливостью или злонамеренностью. Итак, с процесс возникновения новых тела и психики, нового
точки зрения учения о морали, мы навлекаем на себя психофизического комплекса индивида. Как появля­
страдания будущей жизни, так как делаем неправиль­ ется новая психофизическая единица? Рождению
ный выбор: стремимся к новому становлению, злим­ человека предшествует спуск сознания в материнс­
ся. Несчастья и боль, причиняемые самим себе, и кое лоно. На первый взгляд может показаться, что это
несчастья и боль, которые мы приносим другим лю­ представление очень примитивно, что оно восходит к
дям, произрастают из одного корня. Благородная древнейшим представлениям индийцев о гомункуле,
истина о возникновении страдании может быть сфор­ спускающемся в материнское лоно. Это воззрение
мулирована так: «воспламененный жаждой жизни, можно счесть слишком умозрительным, не соответ­
испытывая гнев в сердце, сбитый с толку заблужде­ ствующим принципу Будды утверждать только то, что
ниями, человек делает выбор в пользу собственных можно наблюдать непосредственно. Но поздние ком­
страданий, страданий других людей, в пользу боли и ментаторы буддийских текстов скажут, что этот
горя» (А ). Другими словами, жадность, гневливость, «спуск» следует понимать метафорически, как, на­
заблуждение побуждают нас совершать дурные по­ пример мы говорим «тьма опустилась на город», когда
ступки, причинять вред другим людям, и в то же время наступает ночь. Кроме того, оживляющее тело созна­
являются причиной наших новых рождений, а, следо­ ние не является независимой целостностью, не явля­
106 107
ется «Я», но состоит из множества элементов, обус­ «Я», или душа, она складывается из результатов вза­
ловленных рядом причин. имодействия множества причин и условий. Человек
Что это за причины? В их число входит и возникно­ же, в свою очередь, ощущает на себе эти результаты
вение способности чувственного восприятия, но более как страдания. Понять механизм взаимодействия при­
важны предшествующие ей импульсы. Импульс следу­ чин и следствий - значит понять природу и характер
ет понимать как намерение или психическое действие, плачевного положения человека в мире. Во многих
обладающее моральной характеристикой и сообщаю­ канонических текстах проводится мысль о том, что
щее эту характеристику новому психофизическому идея взаимообусловленного возникновения - главное
единству. Если импульс несет положительный заряд, знание, открывшееся Будде в момент пробуждения.
то новые тело и психика будут благоприятными, а если Будда назвал ее «пратитьясамутпада»
отрицательный, то человек непременно родится на зависимое происхождение). Согласно теории о взаи­
низкой ступени общественной лестницы, и его судьба мозависимом происхождении, причины и условия, вза­
будет плачевна. И, наконец, пришло время задать глав­ имодействуют между собой, словно горючее, теплота и
ный вопрос: что это за таинственные импульсы, какова

Пробуждение
кислород, которые, если их соединить друг с другом,
их природа? Ответ прост: импульсы, которые опреде­ дадут на выходе огонь. Оставаясь причинами огня, они
Будда

ляют новую психику и судьбу человека, - последний не являются независимыми друг от друга, так как, не
импульс умирающего сознания прежнего психофизи­ будучи взятыми вместе, не соединяясь в целое, они не
ческого единства. Импульсы - это ни в коем случае не разожгли бы огонь. Так же и «Я», или самость, или
самость, а лишь последняя вспышка «энергии». Такие душ а,- представляет собой совокупность причин и
«искры» прыгают от рождения к рождению, словно, условий. Итак, теория взаимозависимого происхожде­
как будет сказано в поздних буддийских текстах, фи­ ния, во-первых, демонстрирует, что не существует не­
тиль, зажигающий одну свечу за другой. Характер зависимой и вечной души, и, во-вторых, объясняет
импульсов напрямую зависит от предыдущих рожде­ происхождение страданий. Эта теория объемлет все
ний, так как импульс является результатом действий то, что было сказано в связи с первыми двумя благо­
прежней психики, которые совершались во мраке не­ родными истинами, только излагает те же идеи не­
ведения и в плену желаний. Таким образом, мы можем сколько иначе. Обычно (но не всегда) цепь взаимоза­
отследить процесс появления нового психофизичес­ висимого происхождения состоит из двенадцати зве­
кого комплекса человека с самого первого момента. ньев. Первые звенья, в числе которых неведение,
Из всего вышесказанного следует, что в истории нет импульсы, способности чувственного восприятия, обус­
никакой цели, но есть поток событий, разворачиваю­ лавливают возникновение сознания. Оканчивается
щихся по собственным законам. Историю творит не цепь новым рождением, старостью и смертью. И, есте­
108 109
ственно, все звенья заключают в себе страдания. Ско­ дение от страданий, и поэтому личные усилия в деле
рее всего, концепция взаимозависимого происхожде­ спасения не имеют смысла. Адживики могли спросить
ния была сформулирована Буддой после открытия Будду, не говорит ли его концепция взаимозависимого
четырех благородных истин, но ростки этой концеп­ происхождения о том же самом, ведь составляющие ее
ции, бесспорно, уже содержатся в четырех благород­ звенья взаимообусловленных причин и следствий так­
ных истинах, в трактовке желания и страдания, в же ведут к определенному, заранее известному ре­
провозглашении желания главной причиной страда­ зультату? Будда отразил попытки адживиков уличить
ний. его в противоречивости, приведя следующий аргу­
мент: несмотря на то, что характер человека и его
Лекарство от страданий способности формируются под воздействием обстоя­
тельств его прошлых рождений, человек способен в
Третья благородная истина, истина о прекращении течение текущей жизни изменить свое поведение,
страдания, гласит, что болезнь излечима - от страда­ начать жить по-другому. Можно попытаться рассеять
ния можно избавиться. Несмотря на то, что морального мрак неведения, постараться увидеть мир таким, как он

■| р и и ] г ж н с п п с
субъекта не существует, безличностный поток элемен­ описан четырьмя благородными истинами. Можно на­
Будда

тов, составляющих личность, поддается корректиров­ учиться контролировать свои желания, согласовав свое
ке. Освобождение достижимо. По сравнению с осталь­ поведение с разумной дисциплиной отшельника, кото­
ными тремя благородными истинами, истина о прекра­ рую проповедовал Будда.
щении страданий, пожалуй, производит наименее яр­ Четвертая благородная истина,- истина о пути,
кое впечатление, так как она всего лишь сообщает всем ведущем к прекращению страданий. Эта истина содер­
«больным» благоприятный прогноз на будущее. Одна­ жит описание рецепта, или лекарства, от болезни -
ко во времена Будды она представляла собой принци­ страдания. Хотя эта истина называется «истина о Бла­
пиальное заявление, обозначившее позицию «Про­ городном Восьмеричном пути», в канонической лите­
светленного» в одной из самых острых полемик его ратуре путь обычно разделяется на три этапа. Первый
эпохи. Параллельно с учением Будды существовало этап - этап нравственности, второй этап - медитации,
движение адживиков, которые отстаивали идею о гос­ или сосредоточения, и последний этап - мудрости
подстве всеобщей необходимости. Согласно воззрени­ (sila, samadhi, раппа). Нравственное поведение вклю­
ям адживиков, каждое живое существо, не зависимо от чает в себя умиротворенность, воздержание ото лжи,
характера его деяний, родится в следующей жизни в ненасилие, запрет воровства. Буддийских монахов
условиях, заранее предустановленных судьбой, каж­ культура поведения обязывала вести нищенствующий
дое существо обречено в конечном итоге на освобож­ образ жизни, соблюдать обет безбрачия, но ни в коем
110 in
случае не практиковать самоумерщвления плоти. Раз­
работанный Буддой и его последователями свод мона­
шеской дисциплины во многом перекликался с обще­
принятыми моральными идеалами, распространенны­
ми среди аскетов того времени.
Второй этап пути - медитация или сосредоточе­
ние. Эта ступень связана с моралью: вступивший на
нее человек должен воздерживаться от дурных мыс­
лей, стараться культивировать благие состояния со­
знания, отсекать неблагие состояния сознания, так
как они ведут к заблуждениям. Отсечение неблагих
состояний сознания осуществляется с помощью кон­
центрации и самообладания. Контроль внутреннего
составляет основу инсайт-медитации. Однако для того,
чтобы практиковать випассану, сидеть в одиночестве,
Будда

сконцентрировав свои мысли на одном объекте, не­


достаточно. Для осуществления инсайт-медитации
также требуется навык правильного памятования -
умение непрерывно осознавать и контролировать все
психофизические процессы. Ступень сосредоточения
подразумевает необходимость постоянно осознавать
и контролировать не только процессы внутреннего
опыта, но также поступки и действия по отношению
к другим людям. К тому времени, когда Будда излагал
своим ученикам теорию и практику медитации, прин­
ципы буддийской медитации уже были приведены в
систему, но до того, когда Будда еще только шел к 3. От этой скульптуры веет полной безмятежностью. Она изображает Буд­
пробуждению, эта часть пути не была четко сформу­ ду, который только что перешел в состояние паранирваны. Что происхо­
дит с человеком, достигшим нирваны после физической смерти - вопрос
лирована. Первые два этапа восьмеричного пути,
из разряда тех вопросов (как, например, о происхождении мира), на кото­
этические предписания и медитацию, можно считать рые Будда намеренно не давал ответа. Паранирвана - состояние по ту сто­
последовательными шагами к желаемой цели. Подоб- рону человеческих мыслей, жизни, смерти и череды рождений

112
ным образом художник рисует картину: сначала рису­ должен «привязываться к тому, чем обладает здесь и
ет контуры, строит перспективу, затем добавляет крас­ сейчас, не должен сожалеть о том, что данный момент
ки и так далее. Постепенно эти этапы сливаются в пройдет, должен легко расставаться с тем, что имеет».
единый процесс рисования, также и разрозненные Или такая формулировка: «Монах не хочет способ­
упражнения культивирования нравственности и со­ ствовать ни возникновению, ни разрушению элемен­
вершенствования навыков медитации мало-помалу тов психофизических процессов. Ничего не желая, он
способствуют переорганизации деятельности чело­ ни к чему не привязывается. Так как монах ни к чему
века на основе спокойствия и внимательности в мыс­ не привязан, он не знает тревог и преисполнен спокой­
лях, речи и поступках. ствия» (М). Не следует желать наступления нового
Но таланты художника связаны с особым способом опыта, жаждать становления, но и не следует привязы­
видения мира, с умением тонко чувствовать красоту, ваться к текущему моменту времени, пусть он прохо­
прекрасное. Подобным же образом третий этап пути, дит, не стоит о нем печалиться.
мудрость, зависит от принципиально нового способа В притче «Словно плот» (М) Будда поведал историю
восприятия мира. Последний состоит, во-первых, в о человеке, попавшем в наводнение. Спасаясь от сти­

Пробуждение
видении мира таким, каким его описал Будда в четырех хии, тот человек соорудил плот, на котором благопо­
Будда

благородных истинах, и в концепции взаимозависимо­ лучно доплыл до безопасного берега. Будда спрашива­
го происхождения. Он включает в себя признание ет своих слушателей, разумно ли поступит этот чело­
мимолетности и болезненности опыта, понимание того, век, если, достигнув берега и оказавшись в безопасно­
что причиной возобновления страданий являются сти, он взвалит плот себе на плечи и будет продолжать
желания. Другая составляющая нового способа виде­ дальнейший путь вместе с плотом? Ему отвечают, что,
ния мира заключается в формировании у человека конечно же, нет. Следовательно, заключает Будда, при­
новой ментальности, источником которой служит са­ вязываться даже к благоприятным состояниям созна­
мообладание, развитое в результате практики сосре­ ния, а тем более, к неблагоприятным, не разумно. То же
доточения. Человек становится бесстрастным по отно­ касается и идей: строить умозрительные теории и
шению к опыту, отныне опыт ему безразличен. Он привязываться к ним нерационально, иначе можно
больше не реагирует на возникающие опасности. Он потеряться «в джунглях идей» и «лабиринте мнений».
может наблюдать, как мелькают в его внутреннем опы­ Вместо этого надо смотреть на мир просто, стараться
те молниеносные побуждения и влечения, не поддава­ увидеть его таким, какой он есть на самом деле, то есть,
ясь их зову. Пожалуй, самая емкая формулировка сквозь призму восприятия, культивируемого в ходе
новой ментальности содержится в этом часто встреча­ инсайт-медитации. Выработать такой способ видения
ющемся в каноне наставлении монахам: монах не сложно, но в то же время он является самым непосред­
114 115
ственным и не усложнен размышлениями. Человек, то предано драматическое напряжение, из-за чего
воспринимающий опыт так, как учил Будда, словно пробуждение получило эффект внезапности, мгновен­
парит в чувствительности. «Просветленный» в одном ности. В некоторой степени, Будда действительно по­
из самых поэтичных описаний освобождения говорил стиг искомые знания и приобрел уверенность в том,
об этом состоянии так: представим себе, что плот что «то, что должно было случиться, случилось» мо­
Будды плывет по реке рождений и смертей, «если я не ментально. Будда в одно мгновение осознал, что от­
поплыву, я утону, если я попытаюсь оказать сопротив- крыл путь, ведущий к освобождению. Но само осво­
ление течению, меня отнесет в сторону. Таким обра­ бождение - это нечто другое, поскольку при освобож­
зом, плывя и в то же время не плывя, я преодолею эту дении происходит полная трансформация психофизи­
реку» (С). ческого комплекса индивида. Из приведенных в кано­
Это и есть нирвана, или «угасание» страстей и не описаний этого изменения очевидно, что оно может
неудовлетворенности. Будда утверждал, что, рассуж­ происходить только постепенно, поскольку включает в
дая о состоянии пробужденного и освобожденного себя медленный процесс приобщения к новым моде­
сознания, можно сойти с ума. Но, несмотря на этот лям поведения, культивирование новой ментальности.

Пробуждение
ценный совет, мы все-таки позволим себе немного Иными словами, освобождение - это результат прак­
Будда

порассуждать на эти темы, так как дискуссии о пробуж­ тического применения знаний, полученных в пробуж­
дении и освобождении сыграли в истории буддизма дении. Таким образом, если Будда достиг просветле­
одну из ключевых ролей. Описания пробуждения в ния за одну ночь, то процесс его освобождения растя­
каноне создают впечатление, что вместе с пробужде­ нулся на длительный период времени.
нием автоматически приходит освобождение. Однако
по прошествии нескольких веков после паранирваны Теории освобождения
Будды буддийская община раскололась, одной из при­
чин дальнейших разделений сангхи был спор по пово­ Вопрос о том, является ли понятие «освобождение»
ду того, может ли освободившийся человек отсрочить чисто теоретическим, или же оно несет также и прак­
момент пробуждения. На этом тематика специфики тический смысл, я думаю, должен быть решен в пользу
пробуждения и освобождения не заканчивается: по­ второй точки зрения. Конечно же, мы не знаем, дей­
здние буддийские школы устраивали диспуты, пытаясь ствительно ли освобождение приводит к окончанию
выяснить, как достигается пробуждение, мгновенно череды рождений и смертей, так как такое знание
или постепенно. Все эти трудности возникли из-за выходит за пределы нашего возможного опыта. Но это
особенностей стилистики канона: для усиления впе­ утверждение связано, что очень характерно для стиля
чатления истории о пробуждении Будды было нарочи­ изложения Будды, с другим, менее абстрактным, поло-
116 117
жением о том, что освобождения можно достичь при
жизни. Последнее как раз и дало множество основа­
ний для дискуссий. «Освобождение при жизни» не
означает освобождения от физической боли, так как
болевые ощущения присущи нашему телу. (Правда,
йогины, практикующие дхьяны, способны на время
подавлять болевые ощущения). Речь идет скорее о
самых сильных и никогда не прекращающихся мен­
тальных страданиях, которые постепенно устраняются
посредством особых буддийских упражнений. Более
того, в канонической литературе описаны конкретные
результаты этих упражнений: буддийский монах не
«сокрушается о прошлом, его не тяготят заботы о
будущем, он живет в настоящем» (С).
Принцип, лежащий в основе системы буддийских
Будда

упражнений, направлен именно на тренировку умения


жить строго в настоящем. Будда назвал этот принцип
«целостное памятование» (yoniso manasikara). Суть
его - постоянно помнить о благоприятном результате
каждой буддийской практики. «Для того, кто помнит о
благоприятном результате практик, тревоги и пробле­
мы, которые еще не возникли, не возникнут, а те,
которые уже возникли, исчезнут» (М). Иными словами,
этот принцип подразумевает особое отношение к ре­
зультату практик: практики следует считать принося­
щими благо как в данный момент, так и на длительном 4. Монахи лесной общины Шри-Ланки живут в гармонии с дикими
промежутке времени (поскольку совокупность прак­ животными джунглей. Они знают, что все живые существа (например,
белки) вынуждены испытывать страх и нужду, и обращаются с ними
тик ведет к качественному преобразованию сознания,
с бережной добротой. (На фото - один из монахов лесной общины,
то есть к освобождению). Дело в том, что, с одной которого зовут Кудумбиджала Анандасири, чья непростая, но полная
стороны, жизнь монаха протекает в постоянных уп­ заслуг жизнь описана в последней главе книги Майкла Кэрритерса,
ражнениях, некоторые из которых очень трудны для посвященной монахам лесной общины Шри-Ланки)

118
исполнения и сопряжены с физическим дискомфор­ чается в том, что главный враг человека - это его
том. Но, с другой стороны, так как эти упражнения не желания, но в то же время монах желает освобожде­
включают в себя практику самоумерщвления плоти, их ния. Однако никакого противоречия здесь нет: монах
плоды вызревают еще при жизни монаха, их результа­ стремится к освобождению бесстрастно. Что же это
ты можно увидеть и оценить по достоинству в течение такое, бесстрастное стремление освободиться? Будда
сравнительно короткого промежутка времени. Монах с считал, что необходим лишь первый шаг, желание уйти
удовольствием выполняет сложные практики: он по­ от мира, стать монахом, начать совершенствоваться в
степенно расстается со страстями, становясь полнос­ моральной дисциплине, а остальные шаги последуют
тью бесстрастным, и испытывает интеллектуальное сами собой. Так, например, «нет нужды для человека,
блаженство, созерцая истинную природу реальности. преуспевшего в моральной дисциплине желать «пусть
Кроме того, в текстах постоянно подчеркивается, что мои печали меня оставят», о, монахи, так как упражне­
монахи, совершенствующие свой дух, пользуются осо­ ния в моральной дисциплине разгоняют все печали»
бым уважением и почетом в обществе. Считается, что (А). Человек, пожелавший однажды встать и вставший
они не убегают от реальности, а ведут образ жизни на буддийский путь спасения, дальше идет автомати­

Пробуждение
героев и доблестных людей. Более того, те навыки, чески по этому пути, каждая ступень которого подго­
Будда

которые монах уже сформировал, являются не только тавливает следующую. Таким образом, последняя сту­
сами по себе полезными, но также закладывают осно­ пень достигается не усилием воли, не посредством
вы новых навыков. Так, например, упражнения в мо­ желания, а автоматически, естественным образом.
ральной дисциплине устраняют сожаление, угрызения Будда был уверен в том, что устройство человечес­
совести, тревожные ощущения, так как человек, со­ кой психики таково, что ее можно с успехом исследо­
блюдающий все правила должного поведения, больше вать и качественно изменять посредством упражнений
не причиняет вреда себе и окружающим. Его сознание в инсайт-медитации. К внутренней логике этого поло­
ясно, поэтому он всегда пребывает в безмятежности, в жения придраться трудно, но для того, чтобы оконча­
свою очередь, состояние безмятежности является фун­ тельно поверить в слова Будды, нам неплохо бы иметь
даментом для медитации. В конечном итоге эта цепоч­ их опытное подтверждение. Я могу поделиться моими
ка навыков приводит к формированию главного каче­ собственными наблюдениями за жизнью современных
ства - к появлению тотального равнодушия и отчуж­ буддийских монахов Шри-Ланки. Большинство повстре­
денности от несчастий и бед окружающего мира. чавшихся мне монахов производили впечатление дей­
Важно помнить о том, что движение к освобожде­ ствительно счастливых, беззаботных людей, лишенных
нию совершается автоматически. Одно из самых яв­ печалей; меня поразило неизменное благодушие этих
ных, на первый взгляд, противоречий буддизма заклю­ людей. Справедливости ради надо сказать, что, воз­
120 121
можно, кроткий нрав, миролюбие монахов являются данно выходил дикий зверь, однажды это был кабан, в
следствием той лишенной суеты, уединенной жизни, другой раз - слон. По счастью, оба раза меня сопро­
которую они ведут, - все-таки я не имел возможности вождал знакомый монах. При виде животного мой
наблюдать за ними в течение долгого времен и не хрупкий спутник не терял самообладания, принимал
изучал результаты воздействия упражнений в буддий­ решительную, но неагрессивную позу и спокойно заго­
ской дисциплине на характер этих людей. Однако, варивал со зверем, после чего тот начинал отступать
этим монахам присущи три черты характера, и они обратно в лес. Я нигде больше не наблюдал поведения,
полностью соответствуют описанным результатам буд­ которому настолько не свойственна привычная нам
дийских упражнений. Во-первых, это всецелая, дос­ экспрессивность, и оно, на мой взгляд, является убеди­
тойная восхищения, погруженность в так называемую тельным доказательством того, что в результате буд­
работу, которая, по сути, составляет их образ жизни: дийских упражнений психика человека действительно
повторение учения, воздержанность в пище, тщатель­ претерпевает качественные изменения. Буддийские
ное соблюдение гигиены, упражнения в -медитации. В практики без сомнения приводят к заметным резуль­
осознанном исполнении норм монашеской дисципли­ татам, поэтому мы должны относиться к учению Будды
ны эти люди находят подлинное удовольствие. Во- серьезно, так как оно может пролить свет на еще
Будда

вторых, многие монахи вкладывают огромные усилия и неизвестные европейской науке возможности психики
энергию в осуществление длительных замыслов, на­ и тела человека.
пример, в строительство буддийских храмов. Но в то
же время им удается оставаться безразличными к
результатам своей деятельности. Удивительно, но они
с успехом справляются с работой, будучи при этом к
успеху равнодушны. Заинтересованность только в том,
что делается в данный момент времени, и полное
безразличие к будущему очень напоминают буддийс­
кий идеал «жизни настоящим». Данные черты харак­
тера я бы, без сомнения, приписал влиянию монашес­
кой дисциплины.
Третья же черта окончательно убедила меня в ее
эффективности - я имею в виду бесстрашие монахов
при встрече с дикими лесными животными. Дважды
случалось так, что на встречу мне из джунглей неожи­
122
Глава 5 качества вряд ли можно объявить главными причина­
ми невероятного его успеха.
Миссия и смерть Дело в том, что буддизм имеет ряд особенностей,
которые если и не мотивировали его распростране­
ние, то сделали это распространение возможным.
Наличие этих качеств позволяло буддизму легко адап­
тироваться к другим, коренным религиозным тради­
циям тех мест, куда он приходил. Буддизм ассимили­
ровал архаический индуизм Индии и Шри-Ланки,
даосизм и конфуцианство в Китае, религию бон в
Тибете, синтоизм в Японии. Мы являемся свидетеля­
Буддизму на протяжении всей его истории сопутство­ ми того, как легко буддизм адаптируется к марксизму
вал поразительный успех: он стал мировой религией, и христианству на западе. В связи с установкой на

Миссия и смерть
которая до недавнего времени господствовала на Даль­ безболезненную адаптацию буддисты без труда могут
нем Востоке и в Юго-Восточной Азии - в самых насе­ существовать в условиях иной религии, с успехом
ленных регионах планеты, а в наши дни он покоряет реализуя свои мирские или религиозные цели, и при
запад. Если мы задумаемся о причинах такого неверо­ этом разделять буддийские представления о природе
ятного триумфа, мы увидим, что распространение буд­ человека и последствиях человеческих действий.
дизма нельзя назвать неминуемым торжеством исти­ Другими словами, буддизм никогда не пытался на­
ны. Во времена Будды и в течение нескольких после­ сильно навязывать свои воззрения иным культурам,
дующих веков буддийское учение соперничало в Ин­ как это порой делали другие миссионерские религии,
дии с другими, не менее популярными учениями. Буд­ христианство и ислам. Буддизм представляет собой
дизм прочно утвердился в остальных регионах Азии пример уникальной толерантности и космополитиз­
только в середине первого тысячелетия нашей эры, как ма, поэтому ему всегда удавалось удачно использо­
раз тогда, когда он почти исчез на своей родине. вать возможность проникнуть и укрепиться на новых
История буддизма складывается из множества различ­ территориях.
ных эпизодов, и в каждом эпизоде многие, внешние по Причины столь высокой способности к адаптации
отношению к учению, факторы, социальные, экономи­ коренятся в трех взаимосвязанных особенностях уче­
ческие и политические, сыграли значительную роль. ния Будды. Первая - учение Будды было в одинаковой
Поэтому, даже если мы согласимся с тем, что буддий­ степени адресовано всем живым существам, имеющим
ское учение истинно и эффективно, одни только эти ряд общих характеристик: способность испытывать
124 125
удовольствия и страдания, способность воздейство­ направленности учения сами буддисты могли запросто
вать своим поведением на собственное благополучие прибавить к оригинальному учению Будды новые, са­
и благополучие других людей. Можно, конечно же, на мые разнообразные представления, восходящие к тра­
это возразить, что другие религии Индии, да и другие дициям коренного населения.
мировые религии, также пытаются обращаться ко все­
му человечеству в целом. Но вторая особенность уче­
ния Будды заключается в том, что оно сформулировано
Буддизм и миряне
весьма абстрактно, и потому претендует на особую Однако нам предстоит ответить на еще один важный и
универсальность. Мы замечаем эту абстрактность, на­ непростой вопрос. Учение Будды в том виде, в каком
пример, в описании дхьян, медитативных стадий инт­ я его описывал до сих пор, адресовано узкой группе
роверсии, из-за чего описание Будды применимо к людей, стремящихся и способных вести образ жизни
другим медитативным системам, а также к различным монаха, полностью посвятив себя реализации пути. Но
целям медитации. В том же духе концепция мудрости буддизм стал одной из мировых религий, и это означа­

Миссия и смерть
и добродетели не противоречила, но в то же время и ет, что он привлек к себе также и мирян, тех, кто не
не мирилась с индийской системой каст, а просто «оставил дом, став бездомным». Как буддизм превра­
Будда

говорила в довольно абстрактных терминах о влиянии тился из учения для немногих в учение для большин­
поступков человека на его будущие рождения. И эти ства? Что может предложить его элитарная миссия
абстрактные термины не выражают ни позитивного, ни простым мирянам? На эти вопросы мы ответим, когда
негативного отношения к кастам, они могли бы суще­ узнаем, как сложилась жизнь Будды после пробужде­
ствовать как внутри, так и вне кастового общества. ния. Самые правдоподобные сведения о жизни Будды
Третья особенность: буддийское учение было ориен­ до пробуждения содержатся в кратких и незатейливых
тировано, прежде всего, на практическое применение рассказах, повествование в которых ведется от перво­
прописанных в нем истин, то есть на качественное го лица. Скорее всего, основу этих историй составили
изменение психики, внутреннего опыта человека. В проповеди Будды, которые он постоянно рассказывал
связи с этим Будда предпочитал отвечать на многие своим ученикам. В самых древних историях о Будде
теоретические вопросы, не связанные с освобождени­ после пробуждения, напротив, повествуется уже в тре­
ем, «благородным молчанием». Поэтому, с одной сто­ тьем лице (здесь и далее я говорю о Mahavagga, вхо­
роны, люди иной культуры могли свободно встать на дящей в состав Винайяпитаки). Очевидно, что эти
позиции буддизма, не отказавшись при этом от соб­ рассказы сложились по прошествии нескольких веков
ственных религиозных представлений и собственного после смерти Будды, так как они изобилуют мифичес­
видения мира. С другой стороны, из-за практической кими деталями. Таким образом, эти легенды являются
126 127
не слишком надежным источником. Однако они все же Однако в этой легенде сострадание имеет меньшее
могут подсказать нам, как личное освобождение Будды значение по сравнению с тем значением, которое оно
превратилось в послание всему миру. приобретет в поздних буддийских учениях. В расска­
Начало проповеднической деятельности Будды оку­ зе сострадание предстает как свойство характера
тано роем легенд. Обдумав в одиночестве значение Будды, необходимое для того, чтобы он принял реше­
своих открытий, он решил, что сообщать их утопаю­ ние начать распространять свое учение. Кроме того,
щему в неведении миру бессмысленно и скучно. Но эта легенда также указывает на буддийский идеал
тут в ход событий вмешалось одно божество; как отшельнической жизни: Будда призывал, чтобы от­
сообщает легенда, это было одно из тех божеств, шельники осуществляли свою деятельность, прежде
которые помогают людям совершенствоваться духом. всего, из сострадания к людям. Много историй этой
Божество стало просить Будду за всех живых су­ части легендарной биографии посвящены событиям,
ществ, «чьи глаза застилает пыль» и которые бы
встретили учение Будды с благодарной радостью. На
эту просьбу Будда откликнулся благородно, и, «пре­
исполнившись сострадания к живым существам», взял
Будда

на себя обязательство поведать всему миру о лекар­


стве от страданий. Так родилось то самое решение,
которое буддисты считают появлением первого про­
блеска света во мраке потока бытия. Определить, где
правда, а где вымысел в этом рассказе, невозможно,
но даже эта небольшая легенда нам многое сообщает.
Во-первых, она указывает на важную особенность
зрелого учения Будды, в котором наряду с идеалом
освобождения появляется второй идеал - сострада­
ние, забота о других людях. Что-то похожее на со­
страдание, в самом деле проглядывает в особом
отношении Будды к проблемам морали, а также в его
склонности описывать психику человека моральными
5. Монах из лесной общины Шри-Ланки читает проповедь мирянам. Как
терминами. Сострадание у Будды самым тесным обра­
и странствующие монахи времен Будды, монахи-буддисты, спустя более
зом связано с освобождением как главной целью и чем два тысячелетия после его смерти несут «Дар Учения» тем, кто их
определяющим мотивом в поступках всех людей. окружает

128 5 М. Кэрритерс «Будда* 129


произошедшим в результате проявления сострада­ принял решение оставить мир, чтобы присоединиться
ния, а именно - образованию общины монахов-пос- к Будде и его маленькой общине. Яса был сыном купца,
ледователей Будды. Распрощавшись с одиночеством, и, как повествует легенда, четыре друга Ясы, «юноши
«Просветленный» направился в город Бенарес, где из самых знатных купеческих семей Бенареса», стали
остановился в Оленьем парке в Исипатане. Здесь его учениками, а затем к последователям Будды прим­
Будда встретил пять аскетов, тех самых, которые были кнули также пятьдесят «молодых людей из деревни».
вместе с ним до пробуждения, но отвернулись от него, Эти люди составили ядро общины, и именно им при­
когда тот прекратил практику самоумерщвления. надлежит заслуга первой волны распространения уче­
Именно им он впервые поведал четыре благородные ния: по легенде, Будда дал им указание «преисполнив­
истины. Аскеты прониклись идеями Будды и стали его шись сострадания, странствовать по миру ради блага и
первыми учениками. С тех пор к группе последовате­ счастья всех лю дей...». Но они не основывали церк­
лей Будды присоединялись многие отшельники. И это вей, как первые христиане, так как были «нищими
вполне правдоподобно, так как большинство пропо­ странниками».

Миссия и смерть
ведей Будды адресованы широкому кругу аскетов, а Рассказ о создании буддийской общины, несом­
они в те времена представляли собой неустойчивую ненно, содержит элементы истины. Между буддизмом
Будда

общность людей: отшельники то и дело перегруппи­ и купцами, торговавшими в городах, существовала


ровывались между собой, присоединялись то к одно­ связь: Будда предназначал свое учение, прежде все­
му, то к другому учению. Но в то же время в их среде го, новому «городскому» обществу, а купцы как раз и
зарождалась новая тенденция: аскеты стали соеди­ составляли основу этого нового общества. Но посла­
няться в религиозные общины, каждая из которых ние Будды в то же время было универсальным, и
имела свою организацию и свой устав. Последовате­ представители других сословий, как, например, «юно­
ли Будды также основали такую общину, сангху. ши из деревни» также вливались в общину. В расска­
Однако Будда обращался с проповедями не только зах о формировании общины часто подчеркивается
к немногочисленным мастерам аскезы, но также к важность обета безбрачия, который должны были
более широкому кругу слушателей. Следующим обра­ соблюдать буддийские монахи, что кажется очень
щенным в учение был Яса, богатый молодой человек. правдоподобным, так как это положение выражает
Проснувшись однажды утром и увидев рядом с собой «дух учения» и согласуется с часто повторяющейся в
спящих куртизанок, с которыми забавлялся ночью, он каноне идеей о том, что есть единственный правиль­
преисполнился отвращением. Яса в отчаянии прибе­ ный путь - путь отречения от мира. Тем не менее,
жал в Олений парк, к'Будде. «Просветленный» посвя­ контакты мирян и буддийских миссионеров были не­
тил его в четыре благородные истины, после чего Яса избежны, так как все отшельники существовали за
130 131
счет подаяний простых людей. По каким бы дорогам говориться в каноне. Эти дары разного качества, но
не бродили буддийские монахи, везде, в Индии, а они отдаются свободно, и благодаря им между миряна­
потом и в Азии, именно миряне обеспечивали их ми и монахами завязываются длительные взаимоотно­
пищей и одеждой. шения. На основе такого взаимного обмена постепен­
Так миряне появились в легендарной биографии. но формировалось большое буддийское сообщество,
После того, как Яса присоединился к общине, в Олений которое состояло из «четырех собраний», в которые
парк пришел отец Ясы, чтобы вернуть сына домой. входили миряне-мужчины, миряне-женщины, монахи,
Встретив «Просветленного» и выслушав его учение, он а также монахини (Будда разрешил женщинам стано­
обратился в буддизм, «придя к Будде как к прибежи­ виться монахинями позднее).
щу». В скором времени произнесение формулы «я ищу Итак, учение Будды предлагает мирянам именно
прибежища у сангхи, я ищу прибежища у Учения» духовные блага. Некоторые из таких благ обещали
станет обозначать формальное вступление мирянина в мирянам и другие учения, а не только буддийское.
члены буддийской общины. Отец Ясы пригласил Будду Суть одного из духовных благ, предлагаемых буддиз­

миссия и смерть
на обед в свой дом, и пока Будда был у него в гостях, мом, состоит в следующем: если мирянин прослушает
ему удалось обратить в свое учение бывшую жену Ясы проповедь монаха и подаст ему за это пищу, то он
Будда

и мать Ясы, которые также «пришли к Будде как к непременно получит кармическое воздаяние. Нако­
прибежищу». События, произошедшие в доме Ясы, пив награды, он сможет обеспечить себе более бла­
иллюстрируют установившуюся модель отношений гоприятное рождение в следующей жизни. Итак, на­
между буддийскими монахами и мирянами. Миряне ряду с высшей религиозной целью, стоящей перед
предлагают монахам еду и одежду, монахи предлагают монахами - освобождением, существует и другая,
мирянам мудрость и другие духовные блага. Антропо­ менее идеальная цель, для мирян, - лучшее рождение
логи любят видеть повсюду различные социальные (в том числе рождение при таких обстоятельствах,
институты, основанные на длительном взаимообмене которые позволили бы встать на стезю монаха, чтобы
дарами, суть которого заключается в том, что две обрести возможность достижения освобождения).
стороны сначала учреждают, а потом поддерживают Перспектива лучшего рождения в глазах мирян была
друг с другом отношения, обмениваясь взаимополез- серьезным поводом для покровительства буддийской
ными дарами. Отношения между буддийскими монаха­ сангхе, но в то же время она была не меньшим
ми и мирянами тоже можно отнести к такого рода поводом для помощи любому другому учению, в кото­
связям. «Дар» мирян - это щедрость, или великоду­ ром высказывались такие же идеи, и религиозной
шие, «дар» монахов - это «учение Будды, которое общине этого учения, например, джайнизму и джайн-
является самым лучшим даром», как неоднократно ской общине.
132 133
Другим моральным благом, которое буддизм пред­
ложил мирянам, было этическое учение высокой
нравственности, состоявшее из запретов: не лгать,
не убивать, не воровать, не зарабатывать на жизнь
способами, причиняющими вред другим людям; уче­
ние также предписывало воздерживаться от жадно­
сти, гневливости и глупости. Монах, претворяющий
в жизнь строгую дисциплину неусыпного контроля
над своими поступками и действиями, был для ми­
рян образцом человеческой добродетели, но в то же
время основные принципы буддийской этики не
противоречили условиям и нуждам мирской жизни.
Но, по правде говоря, во времена Будды существова­
ло множество подобных, пригодных для мирской
жизни этических учений. Причина возникновения и
Будда

популярности такого рода доктрин коренится в из­


менении социальной организации индийского об­
щества, которая, в свою очередь, связана с появле­
нием крупных городов. Появились купцы: несмотря
на то, что они имели дело с неодушевленными день­
гами и товарами, могли окутать простого человека
долгами. Появились государства и армии, состоящие
из наемных солдат, которые могли причинить небы­
валый до этого вред. Появились чиновники, и мно­
гие из них искали возможность поживиться за счет
рядового горожанина. Поэтому возникла необходи­
мость в выработке качественно новых моральных
регуляторов общественных отношений, которые бы
6. После проповеди монах принимает от мирян пищу. Такие отношения,
соответствовали новым условиям городской циви­ когда монах предлагает «Дар Учения», а миряне дают ему взамен еду
лизации. Естественно, в основном процесс адапта­ и одежду, существуют со времен учреждения буддийской общины
ции к новым обстоятельствам городской жизни про- * в Древней Индии

134
ходил без участия аскетов, но именно они сформу­ «он хороший человек» или «это хороший поступок»..
лировали и озвучили его итоги. Действительно, в текстах довольно часто искусность
Именно учение о накоплении добродетелей и эти­ противопоставляется злу, что наводит на мысль о
ческие идеи послужили причиной успеха отшельни­ таком же четком разделении добра и зла в христиан­
ков, среди которых был и Будда. Буддизм, на раннем ской традиции. Но для Будды добро как искусность
этапе развития, то есть, в Древней Индии, по-видимо­ всегда имело практическую, не метафизическую ок­
му, был ненамного популярнее других учений: отдель­ раску. Значение корня слова kusala лучше всего пе­
ные идеи адресованных мирянам проповедей Будды редается смыслом, утерянным для нас (но который
можно найти и в других доктринах. Однако Будде существовал у древних греков): так же, как человек
удалось осуществить синтез этих идей таким образом, может быть «искусен» или «хорош» в ремесле, он так
что получившееся целое представляет собой большее, же может быть «хорош», будучи, или, еще лучше,
чем просто сумма частей. Будда объединил идеи, руко­ «пребывая» живым существом. Человек «искусен»,
водствуясь своими излюбленными принципами: во- если размышляет о последствиях своих действий, в

Миссия и смерть
первых, всегда мыслить практически, и, во-вторых, первую очередь, о последствиях ментальных дей­
всегда объяснять разработанные положения, связывая ствий, предшествующих поступкам. «Искусность»
Будда

их с процессами внутреннего опыта человека. имеет два аспекта: последствия действий должны
быть благими как для самого человека, так и для
окружающих. Например, когда человек подносит пищу
Доктрина искусности монаху, он приобретает себе заслугу, и эта заслуга
Ключ к пониманию смысла этой доктрины кроется в рассматривается, со свойственным Будде вниманием
значении одного термина, часто встречающегося в к ментальной стороне вещей, как психологическое
сутрах. Это kusala, его первоначальное значение «ис­ благо, полезное состояние сознание, ведущее к луч­
кусность», так, например, ювелир может быть опытен шему рождению. Но подаяние является благом также
в изготовлении орнаментов на золоте. Будда часто и для монаха, по крайней мере, уже потому, что он с
употреблял термин kusala, он использовал его в пер­ его помощью сможет утолить свой голод. Или, напри­
вую очередь, когда говорил об опытности в медита­ мер, следовать нормам моральной дисциплины - зна­
ции. Но он также широко применял его, когда говорил чит избегать причинения вреда другим, а также со­
об искусном поведении, то есть поведении, соответ­ здавать собственные хорошие/ искусные состояния
ствующем представлениям о морали и о приобрете­ сознания. Мы склонны думать, что, поступая хорошо,
нии заслуг. В этом контексте «искусность» такжё мы приносим себя в жертву интересам других людей,
означает «хорошее поведение», ведь говорим же мы но для Будды совершить хороший поступок означало
136 137
действовать не только в чужих, но также и в своих лить три вида сострадания: во-первых, собственно
интересах. К примеру, монах стремится достичь осво­ сострадание, то есть, сочувствие к страданиям других
бождения, для этого он совершенствуется в мораль­ людей; во-вторых, «сочувственная» радость за чужой
ной дисциплине, и поэтому ненамеренно помогает успех; и, в третьих, доброжелательность, которой в
другим людям. Но этот принцип полностью изменяет­ особенности отличаются буддисты. Социальная уста­
ся в случае с мирянами, которые часто, делая добро новка монахов и мирян на доброжелательность отра­
другим, сами несут убытки. На это учение утверждает, жена в этом знаменитом отрывке из ранней буддийс­
что, если человек добр, честен, и не причиняет вреда кой поэзии: «Все существа, слабые и сильные, высокие
окружающим, то он, таким образом, побуждает других и низкие, маленькие и большие, видимые и невидимые,
людей поступать также по отношению к нему, то есть, рожденные и те, которые скоро родятся, - пусть все
поступая хорошо с другими, можно добиться того, они будут счастливы!
чтобы они отвечали добром на добро. Таким образом, Пусть никто никого не обманывает, никто никого не
размышляя о последствиях своих действий и совер­ презирает. Каждый может не желать другому зла в

Миссия и смерть
шая добрые дела, буддист, как монах, так и мирянин, гневе, - пусть так и будет!
непременно пожнет плоды своей «искусности» в этой Пусть мысли каждого человека о доброжелатель­
Будда

и в следующей жизни. ности беспрепятственно наполнят весь мир, в небе


Этическая доктрина Будды, адресованная мирянам, и на земле, - повсюду, без ненависти, без вражды!»
была глубоко и органически взаимосвязана с его раз­ (С ). В этом отрывке вся основа этического учения
мышлениями о ментальных тренировках монахов. Но Будды сосредоточена в одном чувственном порыве,
эта связь не была ограничена только сферой морали: соединяющем позитивные пожелания и предостере­
для монахов тренировки в моральной дисциплине так­ жения от совершения дурных поступков. Доброже­
же способствовали культивированию навыков, необ­ лательность необходима как монахам, так и миря-
ходимых в инсайт-медитации; но как для монахов, так нау, поскольку, по мнению Будды, имеют значение
и для мирян совершенствование особых ментальных именно ментальные действия, или намерения, а не
навыков могло способствовать укреплению нравствен­ сами поступки. Чувство доброжелательности бес­
ного поведения. С помощью медитативных упражне­ страстно, и в этом факте угадывается олимпийское
ний можно культивировать в себе такие качества, как спокойствие аскетов. Следует относиться одинаково
сострадание, забота о других людях. Таким образом, ко всем живым существам. Вероятно, к идее о необ­
человек способен преобразовывать свою психику не ходимости доброжелательности Будда пришел в ре­
только для того, чтобы достичь освобождения, но и для зультате умозаключения, так как в рекомендации по
любви. На основании буддийских текстов можно выде­ культивированию этого чувства есть такой пункт:
138 139
«отождестви себя со всеми» (А ). То есть, надо прой­ излагая учение, которое часто цитируется для демон­
ти следующую цепочку рассуждений: так как я ис­ страции отсутствия у Будды догматизма, а также для
пытываю боль и удовольствия, значит, другие живые подтверждения права каждого на собственные сужде­
существа также испытывают боль и удовольствие, и ния. Будда утверждал, что каламанам не следует пола­
так как я желаю себе добра, мне следует также гаться на «услышанное, на то, что предписывает тради­
желать добра другим живым существам. В буддийс­ ция, на легенды или учения, на результаты размышле­
ких странах доброжелательность вкупе с сострада­ ний, не следует полагаться на чью-то убежденность в
нием как сочувствием к страданиям других людей истинности какой бы то ни было теории, не следует
стали основными мотивами социального поведения полагаться на саму эту теорию только потому, что ее
людей, а также самостоятельными духовными цен­ разработал аскет».
ностями. В позднем буддийском фольклоре и по­ Это не рекомендация, сделанная наобум, Будда
здней буддийской мысли доброжелательность и со­ пришел к этому убеждению посредством мудрых раз­
страдание стали играть настолько значительные роли, мышлений на основе концепции «искусности», он
что они даже сместили с первого плана ценность был уверен в том, что если каламаны повторят ход его
самого освобождения. рассуждений, они все до одного приобщатся к его
Будда

этическому учению: «Когда вы узнаете на собствен­


ном опыте, что является хорошим, а что плохим, что
Проповедь к каламанам
заслуживает порицания, а что - нет, что осуждается,
Учение, адресованное мирянам, в структурированном так как ведет к возобновлению страданий и боли, а
виде содержится в «Проповеди к каламанам» (А). что поощряется, так как ведет к счастью; когда вы
Каламаны - племя, населявшее северную периферию узнаете все это на собственном опыте, каламаны,
цивилизации долины Ганга. В сутре, содержащей эту тогда вы откажетесь от одних норм поведения в
проповедь, описывается, как Будда странствует с груп­ пользу других». И учение, к которому придут калама­
пой монахов недалеко от селения каламанов. В племе­ ны, будет простым и честным. Они не будут убивать,
ни каламанов узнают о его присутствии, и их предста­ брать чуждого, прелюбодействовать с чужими жена­
вители приходят к нему в деревню Кесапутта и просят ми, не будут толкать других к совершению зла. И эти
Будду, чтобы тот помог решить их проблему: в селение запреты возникнут естественно из повседневного
каламанов заходят брахманы и странствующие аскеты опыта каламанов и размышлений над концепцией
и навязывают им свои взгляды, при этом критикуя и «искусности».
опровергая другие учения. Каламаны пребывают в В первую очередь бросается в глаза злободнев­
замешательстве: кому верить? На это Будда отвечает, ность этой проповеди. Судя по всему, племя калама-
140 141
нов, так же, как и племя их соседей шакьев, когда- как собственных действий, так и действий других
то, в недалеком прошлом, было независимой оли­ людей. Это этическое учение удовлетворяло любым
гархической республикой. Но затем они, как и ша- условиям жизни общества.
кьи, попали под власть Кошалы и оказались эконо­ Но Будда преследовал более значительную цель,
мически зависимыми от этого далекого царства. чем просто дать новое обоснование этических принци­
Экономические и политические силы каламанов ока­ пов каламанов. Запрет на совершение дурных поступ­
зались вырваны за пределы их весьма примитивного ков был знаком не только каламанам, но и всем племе­
и закрытого общества и включены в сложное обще­ нам, с которыми те поддерживали многочисленные
ство цивилизации Ганга. Эти изменения и привели к отношения: на тот момент каламаны уже были вовле­
возникновению новых культурных проблем, разные чены во взаимодействие со многими другими народа­
решения которых предлагали спорящие друг с дру­ ми. Для малых обществ и малых социальных групп была
гом аскеты. характерна установка на то, что полноценными участни­
Невозможно поверить в то, что запреты на убий­ ками общественных отношений считаются только члены

Миссия и смерть
ство, ложь, воровство были незнакомы каламанам: в их сообщества. Но теперь каламаны были включены в
культуре их племени, скорее всего, эти запреты уже более сложное общество и были вынуждены сделать
Будда

существовали. Трудно себе представить, как может участниками собственных общественных отношений всех
выживать общество, в котором не действуют подоб­ людей и, в первую очередь, племена долины Ганга.
ные запреты, хотя бы в отношении собственных чле­ Будда распространял среди каламанов универсальную
нов. Однако для традиционных обществ, таких, как мораль, чтобы помочь им влиться в сложное общество
общество каламанов, было характерно то, что эти новой индийской цивилизации, помочь им стать кос­
запреты принимались по традиции, в соответствии с мополитами.
обычаем, то есть без размышлений над причинами их В некоторой степени учение Будды, адресованное
надобности. В новых условиях традиционная мораль мирянам, было основано на его рассуждении о при­
больше не могла существовать, не ответив на вопрос, чинах необходимости этических норм. Но, как следу­
почему она необходима. Таким образом, у Будды был ет из сутры, это рассуждение, в свою очередь, было
повод предложить новый способ рассуждения о нор­ основано на положениях его учения, оно связано с
мах морали, принципах этического поведения. Новые итогами исследования природы человека, с его пред­
буддийские нормы морали подходили не одним кала­ ставлениями о возможностях преобразования соб­
манам, так как они вырастали из опыта общества в ственной психики. Когда Будда излагал этическое
целом, из необходимости людей жить сообща, из учение монахам, он делал акцент на том, что такие
способности каждого человека влиять на результат источники страданий, как желания, ненависть и заб­
142 143
луждение приводят к причинению вреда, в первую мирянин обладает задатками рациональности, кото­
очередь, себе, затрудняют путь к освобождению. Но рые, если их развить в нужном направлении, позво­
когда Будда рассказывал учение мирянам, он подчер­ лят ему «искусно» решить проблему нравственного
кивал, что существует вред вообще, а не только вред, выбора. Мирянин способен рассчитать, как ему лучше
причиненный самому себе: «Когда у человека появ­ поступить. Но, с другой стороны, это не единственные
ляется сильное желание, разве это не ведет к причи­ задатки мирянина. Будда полагал, что мирянин мо­
нению вреда? А когда у человека возникают нена­ жет, до определенных пределов, преобразовывать
висть и заблуждения? Как раз тогда, когда человек свою психику. Так, например, в «Проповеди к калама­
переполняется сильным желанием, гневом, когда он нам» Будда рекомендует каламанам размышлять о
заблуждается, он убивает, крадет, лжет. И избежать социальных установках, в первую очередь, о добро­
всех этих поступков можно, не позволив желаниям, желательности. Мирянам следует тренироваться быть
гневу и заблуждению завладеть умом, разве не так?» доброжелательными по отношению ко всем живым
В этом фрагменте «вред»- это зло, причиняемое существам, «отождествлять себя со всеми, .. . иметь

Миссия и смерть
одновременно и себе, и окружающим: только будучи сердце, свободное от злости и гнева». В результате
«искусным» можно избежать вреда как для себя, так такой психологической тренировки доброжелатель­
Будда

и для других. И это очень важно, так как не только ность рано или поздно станет постоянной привычкой
некоторые европейцы, но и также некоторые поздние и основной мотивацией поступков.
буддийские школы пытались показать ущербность Отсюда следует два вывода. Во-первых, Будда гово­
учения Будды или усовершенствовать его, полагая, рил не только о том, почему следует поступать хорошо,
что оно забывает о благополучии других людей или но и о том, как порой упрямую человеческую натуру
на том основании, якобы оно не касается проблем можно заставить это сделать. Будда был оптимистом,
общественных отношений. Хотя в учении Будды, бес­ полагая, что у каждого человека есть задатки к «искус­
спорно, центральное внимание уделяется самопозна­ ности», но он также был и реалистом, так как знал, что
нию, внутреннему опыту человека, а не исследованию для формирования «искусности» требуется эмоцио­
общества, учение Будды все же учитывало тот факт, нальная трансформация индивида: человек может
что быть человеком - означает быть субъектом соци­ знать, что задуманное действие является хорошим и
альных отношений. Более того, представление Будды «искусным», но при этом может оказаться не способ­
о том, как мирянин может исправиться, сделать так, ным претворить задуманное в жизнь; эта слабость,
чтобы его ум был свободным от «желаний, гнева и присущая всем людям, лодробно обсуждается в сут­
заблуждения», основывается не только на мудром рах. Во-вторых, преобразование психики способен
размышлении. С одной стороны. Будда допускает, что осуществить любой человек. Это значительное замеча­
144 145
ние, так как человек не может управлять течением ве более сложных обществ. Сегодня мы живем именно
жизни, особенно за пределами буддийской общины. в таком обществе, сложном, по меньшей мере, в такой
Каламаны были подвержены «естественным» соци­ же степени, как когда-то была Древняя Индия. На
альными изменениям, но в то же время эти изменения первый взгляд кажется, что малые народности тут и
никем не контролировались и даже не всеми полнос­ там вынуждены подчиняться диктату сбивающего с
тью осознавались. В то же время Будда указал на то, толку многообразия ценностей, хотя на самом деле у
чем человек действительно мог эффективно управ­ них есть много общего. Все люди способны испыты­
лять: это собственные навыки и мотивы. Если нельзя вать страдания и счастье, причинять вред и приносить
изменить мир, то, по крайней мере, можно попытаться пользу окружающим.
изменить себя. Конечно же, такие практики для мирян,
как культивирование доброжелательности, возможно, Культурный релятивизм
эффективны только в рамках буддийского общества -
хранителя ценностей доброжелательности и сострада­ Это «современное» воззрение Будды совпадает с мне­

Миссия и смерть
ния, но главной целью всех этих упражнений в любом нием, к которому после долгих исследований пришли
случае является сам человек, трансформация его пси­ европейские антропологи. Будда осознавал, что его
Будда

хики. Направляется ли каламан в столицу Кошалы, окружает разнообразие культур: в каноне встречаются
работает ли он в поле, его сердце всегда полно добро­ слова о том, что различные племена соблюдают нрав­
желательности и сострадания. ственные предписания и исповедуют религии, унасле­
Может показаться, что «Проповедь к каламанам» дованные ими от своих предков. Он понимал, что
ситуативна. Но благодаря тому, как Будда ее сформу­ характер ценностей народов зависит от их истории и
лировал, она, как и многие другие его наставления, культуры. Мы также пришли к пониманию того, что
адресованные мирянам, применима ко всем малым существует непреодолимое различие ценностей, то
обществам, которые находятся в таком же «зависи­ есть, к концепции «культурного релятивизма». Мы апел­
мом» положении, как каламаны. Поэтому учение Буд­ лируем к ней, когда утверждаем, что нельзя оценивать
ды оказывается удивительно современным, так как другие общества с позиции идеалов и норм собствен­
сегодня трудно отыскать народность, не вовлеченную ного. Из концепции «культурного релятивизма» вовсе
в более широкое, более сложное, имеющее невидимые не следует, что народности могут жить в соответствии
механизмы, общество, как каламаны были вовлечены в с любыми ценностями, или вовсе без них. Будда тоже
цивилизацию Ганга. Изложив эту проповедь общими полагал, что народы следуют нормам предков только
терминами. Будда адресовал свою речь множеству в том случае, если эти нормы не противоречат мораль­
самых разнообразных этносов, существующих в соста­ ной «искусности». Он также учил тому, что индивидов

146 147
следует рассматривать не изолированно друг от друга, ществовавшим в его родном племени. Мы делаем такие
так как их соединяет сложная система общественных выводы на основании рекомендаций Будды по органи­
отношений. Это положение согласуется с другим со­ зации буддийской общины, которые содержатся во
временным выводом о том, что нельзя раскрыть моти­ многих биографических повествованиях, посвящен­
вы индивидуального поведения, изучая его вне соци­ ных его последним дням. Сангхе следует вести свои
ального контекста. дела сообща, решения в ней должны приниматься
Однако другая широкая сфера жизни общества не единогласно, молодые монахи должны оказывать по­
попала в поле зрения Будды - его не интересовала чтение старшим, но если мнения старейшин противо­
политическая сторона человеческой деятельности. речит учению и дисциплинарным правилам (или обы­
Если сопоставить тематики речей Будды, можно вы­ чаям общины), необходимо сделать выбор в пользу
делить три круга проблем, которые в совокупности учения. Если бы олигархии с таким принципом управ­
составляют его картину мира: внимание человека к ления распространились, возможно, и в Древней Ин­
тем процессам, которые происходят в его уме и теле, дии появились бы теории демократии и гражданства,

Миссия и смерть
забота человека о его поступках по отношению к как в Древней Греции. Но олигархии никогда не были
другим людям, а также забота о благополучии всех доминирующими формами правления в Индии: они
Будда

живых существ. Итак, говоря о наличном положении почти перестали существовать во времена Будды, а
вещей и о том, каким оно должно быть, Будда старал­ вскоре исчезли навсегда. Будда жил в эпоху царств, и
ся не выходить за рамки этих трех проблемных обла­ ни один царь не желал слышать радикальные полити­
стей. Но описания и рекомендации, данные в этих ческие мысли.
пределах, мало сообщают о том, как, с точки зрения Итак, Будде оставалось говорить только о царях,
Будды, ведет себя и как должен поступать человек- если он вообще хотел рассуждать о политике. До нас
субъект политических отношений, и о том, какая по­ дошли очаровательные рассказы, которые после смер­
литическая организация общества является наилуч­ ти Будды дали начало особому литературному жанру,
шей. Безусловно, такое безразличие к политическим но лишь некоторые из них почти наверняка отражают
вопросам способствовало той легкости, с которой мнения Будды; в этих рассказах он истолковывает
учение Будды распространилось в различных полити­ причины существования царей. Главная идея - что
ческих условиях. цари, как и все другие живые существа, подчинены
Но это вовсе не означает, что учение Будды совсем действию закона причинности, представлениям о том,
не касается политики. Судя по сведениям, которыми что морально и хорошо/ искусно для общества. Когда
мы располагаем, Будда отдавал предпочтение олигар­ появились первые цари-буддисты, главной целью этих
хии или республике - то есть формам правления, су­ рассказов было сформулировать буддийскую концеп­
148 149
цию этического правления. Другие идеи касались Однако я пытался продемонстрировать, что филосо­
того, как царю следует вести экономику, среди них фия Будды затрагивает темы, доступные каждому
есть советы царю давать деньги на, как бы мы сейчас человеку. Именно поэтому учение Будды появилось
сказали, «социальные программы», чтобы обеспечить на страницах западной истории, и запад все-таки
процветание народа. В рассказах излагается «дого­ расширил границы собственной традиции философ­
ворная теория» образования монархии: якобы царь ской мысли, и, лишившись предрассудков, включил в
избирается на свое место, так как он является самым нее элементы буддийского учения. Будду интересо­
красивым, самым лучшим и способен поддерживать вали такие психофизические способности организма
порядок в стране. Но эти идеи изложены в очень человека, благодаря которым возможно его самосо­
ироничной и даже юмористической форме. Будда вершенствование: результаты его исследования не
рассказывает вымышленные истории воображаемым должны стать потерянными для нас. Его учение может
персонажам (к примеру, брахману по имени Острые существовать в обществе с любой политической иде­
зубы), и в результате приходит к выводам, очень ологией, любыми религиозными представлениями, но

Миссия и смерть
далеким от тех мнений, которые, казалось бы, он только в таком - в котором основные ценности регу­
выражал. Эта дистанцированность оправдывается лируют взаимоотношения между людьми сообразно
Будда

отчасти тем, что отшельники взирали на прихоти и общечеловеческим принципам морали, поэтому труд­
мелочность даже масштабных государственных дел с но представить себе, почему этическое учение Будды
высоты перспективы освобождения. Но, несмотря ни может нам не подойти.
на что, острота и точность комментариев Будды пред­ История о смерти Будды раскрывается длинным
полагает то, что он должен был быть очень проница­ рассказом (Д), который, если исключить из него все
тельным наблюдателем событий на политической мифические элементы, представляет собой описание
арене. последних дней старого человека. Будда в сопровож­
В свете того, что учения прошлого часто вызывают дении ставшей его постоянным окружением компа­
у нас разочарование, поскольку нам известно, чем нии в атмосфере любови (больше всего его любил
закончились попытки их применения на практике, мы неуклюжий Ананда) держит путь на север, будучи уже
можем задаться вопросом, а действительно ли они измучен болезнями. В дороге Будда отравился, что
так уж убедительны и значительны? Что касается окончательно свалило его с ног, и он был вынужден
учения Будды, то можно упрекнуть его в том, что его остановиться в маленькой деревушке около Кушина-
положения значимы не во всем мире, так как они гары. Когда Ананда понял, что Будда вот-вот умрет,
основаны на таких представлениях (например, о пе­ он «вошел в дом и громко зарыдал, прислонившись к
рерождениях), которые никогда не примет запад. дверному косяку». Будда подозвал ученика к себе и
150 151
сказал ему: «Не печалься, не плачь. Разве я не гово­
рил тебе, что все мы расстаемся, разлучаемся с тем,
Примечание
что нам дорого, с теми, кого мы любим?.. Ты служил
мне долго, с любовью, охотно, искренно, всегда был
готов прийти на помощь, ничего не скрывал от меня
ни в поступках, ни в словах, ни в мыслях. Ты жил
правильно, Ананда. Продолжай старания, и вскоре ты
достигнешь освобождения». Буддийские источники цитируются согласно Палийс-
кому канону. В тексте встречаются следующие сокра­
щения:

Д Дигха-никая (D i g h a N i k a y a )
М Маджджхима-никая (Majjhima Nikaya)
А Ангуттара-никая (A n g u N i k a y a )
С Самьютта-никая (S a m y N i k a y a )
У Удана ( Udana)
П Параматтхаджотика(Paramatthajotika)
Б Брихадараньяка-упанишада (
Upanisad)
Ч Чхандогья-упанишада ( Upanisad)

96 Дхаммапада 153-4 / Перевод с пали В.Н. Топорова.


М., 1960.
Список литературы Указатель

Бонгард-Левин Г.М. Древнеиндийская цивилиза­ А Варна 29, 31


ция. М., 1980. Ведана 91
Бонгард-Левин Г.М., Ильин Г.Ф. Индия в древности. Адживики 110-111
Винайяпитака 17, 127
СПб, 2001. Алара Калама 54
Випассана 85, 91, 112
Культура Древней Индии. М., 1975 Ананда 151-152
Лысенко В.Г., Терентьев А.А., Шохин В.К. Ранняя Анатман 74
буддийская философия. Философия джайнизма. М., Анурадхапур 11 Г
1994. Атман 67
Ахимса 50 Готама (Гаутама) 28
Торчинов Е.А. Введение в буддологию. М., 2004.
Аятана 59, 61
Agganna Sutta 27
Anatta 74 д
Джайнизм 47
Джива 78
Б Дукха 87, 88
Бенарес 130 Дхармашастра 35
Брахманизм 47 Дхьяна 57, 59, 63
Брахманы 23, 34, 70, 86
й
В Йога 47, 48
Вайшьи 31, 44
К Parinibbuto 24 ч
Карма 42 Четыре благородные истины 87-93
Кошала 30 С
Кушинагара 151
Кшатрии 31, 35, 86
Салекха супа 61
Самадха 56
ш
Kammanna 83 Самбодхи 85 Шакьи 28
Kusala 136 Сангха 130 Шраманы 40
Сансара 43 Шудры 31, 44
Скандха 94-95
Л Срединный путь 79-84
Леви-Стросс Клод 12 Страдание 15, 87-89, 96
Я
Суттапитака 17 Яса 130
Cetana 104
м Samanas 40
Будда

Магадха 30 Samkhara 101


Махабхарата 61 Satisampajanna 81
Махавира Джина 50 Sila, samadhi, panna 111
Медитация 56-61
Mahavagga 127
T
п Танха 99
Тхеравада 21
Паривраджики 40
Поттхапада 70, 71
Пратитья самутпада 109
У
Проповедь Уддака Рамапугга 54, 78
к каламанам 140 Упанишады 23, 45, 47, 49,
Pancakkhanda 94 50, 67
Paribbajakas 40 Upadana 102

156
Научно-популярное издание

Майкл Кэрритерс

БУДДА
Краткое введение

Перевод с английского Машковой И. А.

Редактор А. В. Виноградова
Технический редактор Г.А. Этманова
Корректор И. Н. Мокина
Компьютерная верстка И. Г. Денисовой

ООО «Издательство Астрель»


129085, Москва, пр. Ольминского, д. За

ООО «Издательство АСТ»


170002, Россия, г. Тверь, пр-т Чайковского, д. 27/32

Наши электронные адреса: www.ast.ru


E-mail: astpub@ aha.ru

Отпечатано в ОАО «ИПК «Ульяновский Дом печати»


432980, г. Ульяновск, ул. Гончарова. 14
Майкл Кэрритерс

БУЛЛА
Краткое введение I
Майкл Кэрритерс — профессор антропологии универ­
ситета Дарема. Его перу принадлежит ряд книг по буддизму
и культурологии.
Эта небольшая книга окажется полезной как студентам
при написании рефератов и курсовых работ и при подготовке
к зачетам и экзаменам, так и всем интересующимся буддизмом.
Майкл Кэрритерс знакомит вас с главными идеями Будды,
раскрывает основные этапы развития буддизма, рассматривает
социально-политические условия Индии времен возникновения
новой религии. Кроме того, автор указывает причины столь
стремительного распространения буддизма по земному шару,
не оставляя без внимания и его роль в современном мире.
Благодаря доступности изложения краткое введение подходит
для первого знакомства с учением Будды, хотя, несомненно,
представляет интерес и для специалистов.
«Эта книга замечательно написана и очень информативна». J
Воскресный номер «Times»

КРАТКОЕ ВВЕДЕНИЕ
9785170423675
Легкость вхождения
в новый предмет

OXFO RD