Вы находитесь на странице: 1из 33

Санкт-Петербургский филиал федерального государственного автономного

образовательного учреждения высшего образования

«Национальный исследовательский университет

"Высшая школа экономики"»

Факультет Санкт-Петербургская школа

гуманитарных наук и искусств

Кафедра сравнительного литературоведения и лингвистики

КУРСОВАЯ РАБОТА

на тему «Языковой ландшафт и эффективность коммуникации в кампусах НИУ


ВШЭ в Санкт-Петербурге»

Регистрационный номер _________

Процент авторского текста __________

Оценка научного руководителя __________

Выполнила:

Студентка 2 курса

группы БФЛ 172

Е.В. Теплухина

Научный руководитель:

Доцент, В. В. Баранова

Санкт-Петербург

2019

1
СОДЕРЖАНИЕ

СОДЕРЖАНИЕ...........................................................................................................2

ВВЕДЕНИЕ..................................................................................................................3

ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ...................................................................................................5

Языковая политика, языковое планирование и обзор научных подходов к ЯЛ....................................5


Языковой ландшафт в общежитии и кампусе НИУ ВШЭ Спб...............................................................9
Оценка эффективности коммуникации в НИУ ВШЭ Спб....................................................................19

ЗАКЛЮЧЕНИЕ.........................................................................................................26

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ................................................28

ПРИЛОЖЕНИЕ А.....................................................................................................30

ПРИЛОЖЕНИЕ Б......................................................................................................62

2
ВВЕДЕНИЕ

Данная работа представляет собой исследование пространства кампусов


НИУ ВШЭ СПБ на предмет языкового ландшафта, выявление его характерных
особенностей с целью дальнейшего анализа. Анализ предполагает оценку
эффективности применения двуязычных надписей в языковом ландшафте
кампусов. В качестве вывода предлагается выявление преимуществ и
недостатков такого метода коммуникации, в определенной степени влияющего
на адаптацию иностранных студентов, которые не владеют русским языком.

Исследование предполагает использование следующих научных методов


– литературный обзор релевантных исследований; сбор и статистический
анализ элементов языкового ландшафта; глубинное интервью со студентами,
для которых предназначен двуязычный ландшафт кампусов и интервью с
непосредственными разработчиками этого ландшафта.

Работа состоит из введения, основной части и заключения. Основная


часть, в свою очередь, состоит из трех глав. 1 глава носит реферативный
характер и предполагает объяснение самого термина «языковой ландшафт»,
содержит определение термина «языковая политика», объясняет существующее
в научной литературе разграничение макро- и микроуровней языковой
политики. Также глава содержит обзор более ранних исследований городских и
учебных пространств, где наблюдается многоязычие в языковом ландшафте. 2
глава включает в себя группировку данных, собранных в общежитии, где
проживают иностранные студенты, и в одном из учебных корпусов НИУ ВШЭ
Санкт- Петербурга. Данные представляют собой фотографии каждого
отдельного элемента языкового ландшафта. В дальнейшем в главе будут
рассмотрены критерии, которые позволяют группировать элементы ЯЛ, и
выделены основные функции каждой категории. 3 глава предлагает выводы,
сделанные в ходе интервью с иностранными студентами, являющимися
представителями аудитории ЯЛ, и представителем студенческой организации
3
НИУ ВШЭ, в сферу деятельности которой входит разработка информационных
материалов на английском языке. Глава предполагает также выделение задач и
функций англоязычных надписей и соотнесение предполагаемых функций с
теми, которые реализуются на практике.

В заключении будет представлено краткое описание общей картины


языкового ландшафта двух кампусов НИУ ВШЭ и дана оценка его
эффективности, что создает поле для более детальных исследований
коммуникативных потребностей иностранных студентов в стенах ВУЗа.

4
ОСНОВНАЯ ЧАСТЬ

Языковая политика, языковое планирование и обзор научных подходов к ЯЛ.

Современная образовательная среда поощряет многонациональность


высших учебных заведений, где граждане из зарубежных стран входят не
только в преподавательский состав, но и в число студентов, обучающихся на
постоянной или обменной основе. Такую практику использует и НИУ ВШЭ в
Санкт-Петербурге, где число иностранных студентов на программах
бакалавриата и магистратуры составляет 10% от общего числа студентов.1
Таким образом, на постоянной основе в стенах университета обучается больше
пятисот человек из других стран. Также следует учитывать студентов,
обучающихся по программам международной мобильности в течение одного
или двух семестров.

Позиционируя себя как ВУЗ, входящий в мировое академическое


сообщество, наш университет активно использует и развивает двуязычный
языковой ландшафт с использованием надписей на английском и русском
языках. Данные меры предпринимаются с целью более эффективной
интеграции иностранных обучающихся в студенческую среду и создания
благоприятной мультикультурной коммуникативной среды, а также с целью
повышения престижа университета, как учебного заведения международного
уровня.

Для дальнейшего исследования необходимо дать определение термину


«языковой ландшафт». «Языковой ландшафт обычно определяется как
количество языков, представленных в письменной форме на определенной
территории, другими словами, это использование языка в его письменной
форме в публичной сфере»2. Это понятие включает в себя так называемые
административные знаки, которые устанавливаются под государственным
1
Прием иностранных абитуриентов URL: https://spb.hse.ru/enter#stud (дата обращения:
20.05.2019).
5
контролем, а также знаки частной сферы, например, вывески магазинов и
рекламные билборды, а также «спонтанные знаки», к которым можно отнести
граффити, уличные стойки меню ресторанов и т.п. Языковой ландшафт (если
он не одноязычный) отражает иерархию языков в обществе, репрезентует
изменения в языковой политике местности, где располагаются его элементы.

В нашей работе под языковым ландшафтом мы будем понимать все


видимые надписи на территории общежития и кампуса НИУ ВШЭ Спб,
расположенные на настенных табличках и информационных стендах.

Для дальнейшей группировки и категоризации языкового ландшафта


(ЯЛ) в рамках исследуемой территории, необходимо обозначить существующие
типы элементов ЯЛ, которые были проанализированы в других работах.

В первую очередь, исследователи классифицируют элементы ЯЛ в


зависимости от того, кто является автором надписи, и таким образом в
англоязычной литературе появилось два термина «top-down signs» и «bottom-up
signs»3, которые в русском языке можно обозначить как «административные»
или «официальные знаки», и, соответственно, «неофициальные знаки». Первый
тип включает в себя все знаки, «выпущенные национальными и
государственными бюрократическими органами, государственными
учреждениями, знаками на публичных сайтах, публичными объявлениями и
названиями улиц» [Ben-Rafael, 2006]. В нашем случае, к такому типу знаков
будут относиться все надписи, выпущенные под контролем администрации
НИУ ВШЭ, то есть учебных офисов, международного отдела и центра
международного сотрудничества – в пределах учебного корпуса, и
администрацией общежития – в пределах здания общежития. Ко второму типу
знаков мы отнесем все объявления, авторами которых являются студенческие
2
Gorter, D. (2006). Linguistic landscape: a new approach to multilingualism. Bristol: Multilingual
Matters.
3
Ben-Rafael, E., Shohamy, E., Amara, M.H., and Trumper-Hecht, N. (2006) ‘Linguistic Landscape
as Symbolic Construction of the Public Space: The Case of Israel’. International Journal of
Multilingualism 3(1), 7-30
6
организации, относящиеся к административной сфере лишь частично. Более
подробное объяснение такого разграничения будет представлено во 2 главе.

Следующим шагом для категоризации является, конечно же, разделение


знаков по языку. [Ben-Rafael 2009: 40] Таким образом мы сможем увидеть,
какой язык используется чаще и, исходя из содержания надписей, сделаем
вывод о различных функциях, которые выполняют английский и русский язык
в ЯЛ, и о том, чем эти функции различаются.

Затем разделение будет происходить по содержательному признаку,


который включает в себя семантику и конкретную коммуникативную цель
каждой надписи.

В нашей работе будет рассматриваться языковой ландшафт только внутри


одного учебного корпуса и общежития. Превалирующими его элементами
являются знаки так называемого «административного» уровня, а также
надписи, авторами которых являются различные студенческие организации,
которые можно отнести как к административной, так и к частной сфере
общественной жизни университета.

Все, что касается разработки и использования языка в обществе, входит в


сферу языкового планирования и языковой политики. В дальнейшем мы будем
пользоваться следующим определением:

«Традиционно языковое планирование рассматривалось как


преднамеренные, ориентированные на будущее систематические изменения в
языковом коде и его использовании, предпринимаемое правительством в
некотором сообществе носителей языка. Языковое планирование направляется
или ведет к принятию языковой политики правительством или каким-либо
другим авторитетным органом или лицом. Языковая политика — это
совокупность идей, законов, положений, правил и практик, направленных на

7
достижение некоторых запланированных языковых изменений» [Kaplan &
Baldauf, 1997: 3].

Языковая политика, по сути, является формально оформленным набором


идей и планов относительно функционирования языка в обществе. Языковое
планирование – это имплементация языковой политики. Так как два этих
понятия часто понимаются как синонимичные, в работе они также будут
использоваться как взаимозаменяемые.

В нашем случае необходимо говорить об языковой политике в локальном


контексте, реализуемой на микроуровне бизнес-организациями,
образовательными учреждениями или иными организациями, имеющими более
узкие цели, нежели государства. [Baldauf, 2006]. Языковая политика НИУ ВШЭ
включает в себя комплекс мер, связанных с активным внедрением английского
языка в учебную и внеучебную среду. Основной целью языковой политики
ВУЗа является укрепление международных образовательных стандартов в
российской академической среде и повышение престижа университета на
международной арене высших учебных заведений.

Мерами языкового планирования являются разработка и внедрение


частичных или полностью англоязычных образовательных программ,
проведение открытых мероприятий и публикация научных работ на английском
языке, активное использование двуязычного языкового ландшафта, об
особенностях которого мы поговорим в следующей главе.

8
Языковой ландшафт в общежитии и кампусе НИУ ВШЭ Спб.

Данная глава посвящена обработке собранных данных. Данные


представлены в виде фотографий отдельных элементов ЯЛ, выборка
охватывает ЯЛ не полностью в связи с постоянно меняющимися
составляющими. На момент написания работы в общежитии зафиксировано 34
элемента ЯЛ (в работу не включались надписи с номерами всех квартир, так
как оформлены они одинаково), в кампусе по адресу наб. кан. Грибоедова 123
лит. А – 18 (в работу не включались фото всех кабинетных табличек, так как
оформлены они одинаково). Фотоматериалы представлены в приложениях к
работе. Так как ЯЛ – изменчивая структура, то некоторые его элементы
временны, некоторые постоянные элементы требуют периодического
обновления (в связи с изменением правил пожарной безопасности,
расположением кабинетов и т.п.). Это свойство любого ЯЛ позволяет
наблюдать его в диахронии, фиксируя меняющуюся значимость того или иного
языка в исследуемой среде.

На момент сбора и обработки данных языковой ландшафт в общежитии


можно представить следующим образом:

Таблица 1. Языковой ландшафт общежития

Категория / top-down signs (знаки bottom-up signs


свойство категории «административного («неофициальные»
» уровня) знаки)
Общее кол-во на русском 26 2
языке
Общее кол-ва на 25 2
английском языке
Полностью 18 1
продублированы
Частично продублированы 3 0
Продублированы с 1 0
наложением
Не продублированы 5 (русс. язык) 1(англ. язык)
9
(представлены только на 2 (англ. язык)
русском или только на
английском языке)

Из таблицы 1 видно, что в общежитии очень редко появляются


«неофициальные» элементы ЯЛ, а автор «официальных» знаков один – это
администрация общежития. Это может объясняться тем, что для объявлений в
общежитии отведены две специальные доски (по одной на каждое крыло
здания), 80% площади которых полностью занимают перманентные
информационные надписи. Обычно, объявления от студентов о предстоящих
мероприятиях вывешиваются внизу и занимают совсем небольшое
пространство, так как относятся к определенному отрезку времени и не
являются первостепенно значимыми для проживающих.

Вполне естественно то, что информация с инструкциями по оплате


проживания и стирок, о проведении уборок полностью продублирована на
английский язык, так как является наиболее актуальной для проживающих
студентов и самой администрации. Интересно то, что план эвакуации при
пожаре, хоть и выполнен в соответствии с требованиями госта на русском
языке, на английский язык не переведен. Это можно оправдать интуитивным
пониманием общего плана здания и направлений эвакуационных выходов.
Однако, символика некоторых условных обозначений не совсем прозрачна без
дополнительного письменного пояснения. Так, например, зеленый
прямоугольник в центре плана с белой надписью на русском «выход» рискует
быть не идентифицированным иностранным студентом как символ выхода.
[Приложение А, Рис. 1]

Следующее необычное явление, возникающее в рамках ЯЛ – это так


называемая фрагментация или перекрывание. В этих случаях полная
информация, содержащаяся в надписи, отражается только одним языком, в то
время как на другой язык переведена только часть. (Reh, 2004). Так происходит
10
со знаком, принадлежащим к категории «официальных». Однако,
эмоционально окрашенный текст, не выполняющий важной информативной
функции, на английский язык не переведен. Отсутствие конкретной
информативной задачи текстового фрагмента как раз и объясняет
необязательность перевода [Приложение А, Рис. 2, 3].

Полное дублирование наблюдается в указателях, названия важных


хозяйственных и общественных помещений переводятся на английский язык
(Gym, Laundry, Hall). В то же самое время, номера квартир, оформленные с
сокращением следующим образом – «кв. 17», не дублируются на английский
язык. Логично утверждать, что перевод русских сокращений не имеет никакого
значения, когда главную информацию указателя содержит в себе числительное
[Приложение А, Рис. 4]

Что касается «неофициальных» элементов ЯЛ, то здесь перевод


напрямую зависит от целевой аудитории. В случае мероприятий, где участие
могут принимать как русско- так и только англоговорящие студенты, текст
афиш дублируется полностью. Это относится не только к анонсам
мероприятий, но, например, и к объявлению об открытии кофейни внутри
общежития, посетителями которой, несомненно, будут не только
русскоязычные студенты.

Отдельная интересная для рассмотрения категория «неофициальных»


знаков – это мультиязычные объявления, содержащие в себе языковые единицы
нескольких языков, причем основная информация дана на общедоступном
языке, в нашем случае, таковым оказался не русский, а английский.
[Приложение А, Рис. 5].

В данном случае английский язык здесь приобретает первостепенное


значение, так как является не языком дублирования, а основным инструментом
информирования. В это же самое время элементы других языков выполняют,

11
скорее, декоративную функцию, служат для привлечения внимания и
расширения потенциальной аудитории мероприятия.

Делая предварительный вывод, исходя из анализа полученных данных,


можно говорить об одной первостепенной функции английского языка в ЯЛ
общежития – это есть сугубо дублирующая функция. Для «официальных»
элементов ЯЛ английский язык наравне с русским выполняет первостепенную
коммуникативную задачу – информирование аудитории. Причем в случае,
когда официальное заявление администрации сопровождалось неформальной
припиской, то она на английский язык не переводилась. Таким образом,
функция английского языка как инструмента неформального общения
администрации со студентами исключается.

Следующая таблица отражает состояние на момент сбора данных ЯЛ в кампусе


на наб. кан. Грибоедова:

Таблица 2. Языковой ландшафт кампуса

Категория / свойство top-down signs (знаки bottom-up signs


категории «административного («неофициальные»
» уровня) знаки)
Общее кол-во на русском 15 2
языке
Общее кол-ва на 11 0
английском языке
Полностью 7 0
продублированы
Частично продублированы 2 0
Не продублированы 6 (русс. язык) 0
(представлены только на 2 (англ. язык)
русском или только на
английском языке)

В учебном корпусе вновь наблюдается преобладание официальных


знаков над неофициальными, так как студенческие организации размещают
свои объявления только в период непосредственно перед проводимыми
12
мероприятиями и в момент сбора данных не наблюдалось большого количества
анонсов.

Интересны два случая частичного дублирования. В первом случае


[Приложение Б, Рис. 1] наблюдается явление фрагментации, когда только часть
первоначальной информации дублируется на английский язык. При этом смысл
информационного посыла не меняется, так как не переведенный фрагмент
текста «просим Вас самостоятельно не расставлять книги» не является особо
значимым для понимания общего смысла.

Во втором случае [Приложение Б, Рис. 2] на двуязычном


информационном стенде наблюдается полное дублирование информации с
двумя исключениями. Первое исключение – это не переведенный на
английский язык день недели «суббота», скорее всего, здесь случилась
опечатка, так как остальные дни недели переведены. Второй фрагмент –
надпись на английском «Welcome» не переведена на русский язык. В данном
случае это, скорее всего, не является случайностью, так как общепонятная
семантика надписи не предполагает обязательность перевода.

Декоративная функция английского языка также обнаруживает себя и в


стенах учебного корпуса. С целью привлечь внимание к мероприятию кратким
и запоминающимся заголовком английским языком пользуются департаменты,
научные центры и другие подразделения НИУ ВШЭ.

На момент написания работы эту функцию демонстрирует объявление


центра прикладных исследований и разработок НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге
[Приложение Б, Рис. 3] Мероприятие, проводимое на русском языке, имеет
английское название. Примечательно то, что надпись «HSE-START» имеет
более выраженный дизайн, следовательно, данный заголовок явно служит для
привлечения внимания и выполняет символическую функцию.

13
Тенденция использования английского заголовка и русского текста в
объявлении подтверждается не только зафисированными и представленными в
данной работе афишами, но и постерами к мероприятиям, размещенными на
сайте ВУЗа. Их можно считать также элементами ЯЛ, так как для печати и
размещения на сайте используются, как правило, одинаковые макеты.

В некоторых элементах ЯЛ английский язык самостоятельно выполняет


информативную функцию, не являясь дублированием с русского языка. Это
просиходит, когда надпись анонсирует мероприятие, проводимое на
английском языке и/или предназначенное для англоговорящей аудитории.
Здесь важно заметить, что аудитория может быть и русскоязычная, однако само
объявление уже предполагает рабочий язык мероприятия и обязательность
владения им [Приложение Б, Рис. 4]

В кампусе неоднозначна ситуация с пространственными указателями.


Несмотря на наличие символов стрелок и чисел, не требующих перевода, один
из зафиксированных указателей имеет дублирующие надписи на английском, а
другой – нет. Скорее всего, это связано опять с человеческим фактором, и
дублирование всех указателей на английский язык – это вопрос времени и
внимательности хозяйственного отдела.

Представляя общую картину ЯЛ в кампусе, можно говорить о том, что,


по-прежнему, английский язык используется в первую очередь как
дублирующий для выполнения информативной функции. Редки те случаи,
когда английский используется не в паре с русским, а независимо от него,
информируя о предстоящих встречах, где рабочим языком будет только
английский.

Сохраняется декоративная функция английского языка, когда он


используется в русскоязычных элементах ЯЛ, не дублируя надписи, а выступая

14
в качестве инструмента для привлечения внимания и создания более приятного
визуального эффекта.

Тем не менее, английский, наравне с русским, выступает в качестве


рабочего языка некоторых мероприятий, лекций и встреч, анонсирование
которых производится с помощью английского, как превалирующего языка.

15
Оценка эффективности коммуникации в НИУ ВШЭ Спб.

Данная глава освещает мнение информантов по поводу эффективности


ЯЛ в кампусах и общежитии. Также в главе предлагаются выводы об общей
картине ЯЛ и дается ответ на вопрос, в какой мере ЯЛ кампуса и общежития
НИУ ВШЭ Санкт-Петербурге выполняет свои функции и насколько значимо
его влияние на выстраивание коммуникации с иностранными студентами.
Иными словами, мы попытаемся выяснить, насколько предполагаемые
функции двуязычного языкового ландшафта соответствуют реальным
коммуникативным практикам, происходящим в стенах ВУЗа.

Интервью №1. Респондент – иностранная студентка, родной язык –


французский, уровень владения английским – C1, уровень владения русским –
нулевой.

Первый блок вопросов предполагал выяснения отношения к общей


коммуникативной среде, и содержал вопросы об устной коммуникации
студента с администрацией общежития и кампуса.

Степень развитости англоязычной образовательной среды в НИУ ВШЭ и


предназначенность общежития для иностранных студентов информантка
оценивает следующим образом: ‘I think English is an easy international language
and I expect people to speak it. I mean, at least, educated people. I understand if
women in canteen doesn’t speak English’.

Затем в ходе интервью описывается ситуация взаимодействия студентки с


администрацией общежития, которая на тот момент не имела сотрудников,
владеющих английским языком. Здесь информантка делает акцент на устной
коммуникации и предпочитает выполнять хозяйственные задачи, связанные с
проживанием в общежитии, не с помощью письменных инструкций на
английском языке, а выстраивая устный диалог. Так, на вопрос о том, как
производилась оплата общежития и стирок, студентка ответила, что не читала
16
инструкций, а лично задавала вопросы администрации, пользуясь онлайн-
переводчиком и показывая затем перевод работнику.

Примечательно то, что все задачи, связанные с обучением в России и


проживании в общежитии, студентка решала, обращаясь, в первую очередь, к
русскоговорящим студентам. Так, например, оформление миграционной карты
происходило через русского студента-buddy, а за помощью в оформлении
медицинской страховки иностранка обратилась к русскому студенту. При этом
информантка не игнорирует англоязычный сайт международного отдела НИУ
ВШЭ, однако предпочитает, чтобы все инструкции обязательно озвучивались
устно, так как вопросы, возникающие в ходе обучения, по мнению студентки,
легче решить во время личного взаимодействия.

Работу сотрудников международного отдела студентка оценивает


неоднозначно из-за долгого ожидания отправки документов, подтверждающих
проживание в общежитии, во Францию. ‘In the administration for foreigner’s
support they speak English most of them but sometimes when you ask something
more specific, there is one person who well understands you, but I feel like the other
don’t understand. And when it regards administrative issues, then it’s really big
trouble because you can’t manage what to do…’

Второй блок вопросов направлен непосредственно на языковой


ландшафт, выяснение его первоначальной заметности и дальнейшей
значимости для информанта.

На замечание о том, что в общежитии вывешены инструкции на


английском языке, респондентка реагирует следующе: “I really never looked at
them because most of them are in Russian”, “They are most for the Russian
students”. Несмотря на то, что 50% информационной доски занимают
дублирующие надписи на английском языке, информантка уверена в том, что
большая часть объявлений – на русском.

17
Языковой ландшафт в учебном корпусе также оценивается как не
первостепенная составляющая, необходимая для успешной коммуникации.
Информантка не обращает внимания на продублированные на английском
указатели в корпусе – проще обратиться к любому студенту и спросить, так как
информантка уверена, что все говорят по-английски.

В ходе проведенного интервью можно сделать следующие выводы:

 больше значимости придается не письменному ландшафту, а устной


речи;

 объективная оценка ЯЛ не может быть дана, так как успешность


коммуникации рассматривается вкупе с устным общением;

 отсутствие акцента на двуязычности ЯЛ, так как первое (ошибочное)


впечатление о преобладающих надписях на русском языке сложилось
только после устной коммуникации и взаимодействия со средой, где
доминирует русский язык.

Интервью № 2. Респондент – иностранная студентка, родной язык –


индонезийский, уровень владения английским языком – С1, уровень владения
русским языком – А2.

В данном случае интересно пронаблюдать, смещается ли акцент


внимания респондента, владеющим в некоторой степени русским языком, на
равное соотношение англо- и русскоязычных надписей на стенде в общежитии.
Также необходимо учитывать то, что язык повседневного общения второго
респондента – английский, и несмотря на достаточно высокий уровень знания
русского, он не используется в качестве основного языка бытового общения в
общежитии и для коммуникации в учебном кампусе.

В коммуникации с администрацией у респондента не возникло


трудностей – общаться с охранниками на русском языке помогал студент-
18
buddy, общение с социальными работниками общежития происходило на
английском языке без особых препятствий.

Особое внимание информантка обращает внимание на специальную


встречу для иностранных студентов, проводимую на английском языке в начале
года и сопровождающуюся печатными материалами на английском языке. Все
инструкции по оформлению документов и информация об учебной жизни в
ВУЗе была предоставлена в понятной форме: «Fortunately, I understand it. They
give all instructions clearly».

На вопрос о письменных объявлениях в стенах общежития студентка


отвечает, что всегда обращала внимание на объявления о смене белья и на
анонсы о предстоящих мероприятиях. Обязательное изучение русского языка
как иностранного является для респондентки фактором, влияющим на
восприятие письменных знаков в кампусе и общежитии: «I pay equal attention
[to Russian and English signboards] because, may be, for me personally, I want to
improve my Russian and in the board I usually read the Russian [signboard] first
and then read English one».

Некоторые затруднения в начале обучения респондентка испытывала в


столовой (ЯЛ внутри помещений кампуса не включен в работу, данные были
собраны буквально «в стенах» здания). На Грибоедова лишь некоторые
названия блюд переведены на английский язык, и студентке приходилось
консультироваться с персоналом, ограничиваясь словами «chicken», «курица» и
жестами.

Interviewer. - Can you give your impression about the whole atmosphere of
multilingualism created in HSE. Is it [two-language linguistic landscape] developed
enough for foreign students or there can be some more details and improvements?

Respondent. – I guess for the building itself it is enough, but not for the food.
For the rooms, for the signs, I think, it is mostly translated into English and then it’s
19
not that that much. It’s just like the room and auditoriums, and then the toilet, and
then the entrance, and then the exits. It’s like general. But for the menu it’s like too
much variants. So, it’s enough, just food is need to be translated more.

Указатели с номерами аудиторий и нарисованными стрелками помогают


студентке ориентироваться в учебном корпусе в первую очередь: «I prefer to
read it[signboards] and then if I cannot find it, then I’ll ask. Like I search by myself
first and then I ask». В данном случае ориентация в пространстве происходит
именно с помощью ЯЛ, а не устной коммуникации.

По результатам проведенного интервью были получены следующие


выводы:

 большая значимость устной коммуникации остается, однако, для


ориентации в кампусе студентке важны двуязычные указатели;

 двуязычность ЯЛ позволяет студентке практиковать свой русский


язык, так как в первую очередь она читает русскую надпись, затем
проверяет себя, читая английскую.

Интервью № 3. Респондент – действующий на 4.02.2019 председатель


студенческой организации «Ассоциация иностранных студентов» (АИС).

Целью данного интервью было выяснение основных коммуникативных


стратегий в отношении англоговорящих студентов. Интересно то, что
организация совсем недавно начала активную поддержку внеучебной
деятельности именно англоговорящих студентов, стала проводить встречи и
мероприятия на английском языке, вести группу в социальной сети
«ВКонтакте», дублируя посты также на английский язык.

Интервьюер. – Насколько я знаю, тьютор в начале года проводит


собрание для иностранных студентов. Расскажи подробнее, как это
происходит?
20
Респондент. – В зависимости от количества англоговорящих или
русскоговорящих студентов тьютор выбирает на каком языке проводить ему
эту встречу. <…> В прошлом году была ситуация, в которой было много
англоговорящих студентов на «Экономике», на образовательной программе, и,
собственно, девочка-тьютор, она проводила встречу на английском языке.

В 2018/19 учебном году АИС столкнулся с проблемой отстранённости


студентов из Африки от учебной и внеучебной деятельность НИУ ВШЭ. В
организацию поступила жалоба, отражающая главную трудность, из-за которой
возникла эта ситуация:

Р. – …студенты из Африки были очень сильно неудовлетворены


информированием англоговорящих студентов, то есть у них нет доступа к
информации, который есть у русскоязычных студентов. Это был основной
поинт жалобы, чтобы открыть как бы Ассоциацию Иностранных Студентов из
Африки, но мы потом решили, что мы будем дублировать всю информацию на
английском языке, то есть мы сейчас постим и на русском, и на английском…

Таким образом, языковая политика АИСа напрямую зависит от


количества студентов, не владеющих русским языком. Переход на двуязычное
анонсирование всех мероприятий был осуществлен только после ряда проблем
и жалоб, возникших у самих иностранных студентов.

Следующая проблема языковой политики НИУ ВШЭ Спб – сайт


университета для иностранных студентов, где на английский язык дублируется
не вся важная информация. Эта зона ответственности не распространяется на
АИС, однако, непосредственно влияет на деятельность организации:

Р. – Там [на сайте] проблема в том, что информация на английском языке


есть, допустим, на страничке Центра Международного Сотрудничества [ЦМС],
но не дублируется соц. отдел. То есть я недавно буквально вот это проверял,
потому что оставлял ссылки в группе [группа АИСа «ВКонтакте»] на эти
21
штуки, и как бы для англоговорящих там в ЦМС есть информация, ну можно
переключить [язык сайта], а в соц. отделе информации на английском вообще
нет, сайт не переводится. Есть краткая памятка, но понятно, что она
информации особо не дает.

В результате данного интервью можно сделать следующие выводы


относительно языковой политики в НИУ ВШЭ:

 деятельность и специфика коммуникации (необходимость


внедрения англоязычных встреч, двуязычного ведения страничек в
социальных сетях) АИСа полностью зависит от языковой политики
Международного Отдела и Центра Международного
Сотрудничества, которые контактируют с иностранными
студентами в первую очередь (в период поступления);

 проводимая НИУ ВШЭ языковая политика, несомненно,


направлена на интеграцию иностранных студентов в учебную и
внеучебную деятельность, однако, требует тщательной разработки
дальнейших стратегий развития;

 иностранные студенты активно изъявляют свое желание принимать


участие в деятельности университета, тем самым прямо влияя на
разработку и имплементацию языковой политики ВУЗа.

22
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В ходе исследования нам удалость выяснить, что двуязычный языковой


ландшафт в стенах НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге является одним из
первостепенных инструментов коммуникации с иностранными студентами.
Особенность ЯЛ на рассмотренной территории состоит в том, что его
эффективность можно оценить только вкупе с устной коммуникацией и
деятельностью подразделений и организаций университета,
взаимодействующих с иностранными студентами.

Таким образом, английский язык, используемый в текстах объявлений,


указателях и инструкциях, справляется со своей коммуникативной задачей
чаще всего в совокупности с предварительным личным взаимодействием
иностранного студента и человека, владеющего и русским, и английским
языком.

Интересно то, что на территории ВУЗа английский выступает не только в


качестве инструмента устного общения и языка надписей, но и выполняет
декоративную функцию. Она заключается в том, чтобы наличием английской
надписи в тексте русскоязычного объявления привлечь внимание аудитории. В
таких случаях некоторым образом повышается престиж мероприятия, так как
авторы надписей демонстрируют владение языком международного общения.
Таким образом, к основной, дублирующей функции английского языка
добавляется еще одна, факультативная, но имеющая определенную значимость.

Важной особенностью языковой политики, которая проводится на уровне


университета, является ее активная разработка и имплементация в соответствии
с актуальными потребностями и затруднениями студентов. Несмотря на ряд
проблем, существующих на данном этапе диалога между русскоязычной
студенческой средой и студентами из других стран, университет старается

23
улучшить и облегчить процесс интеграции обучающихся, не владеющих
русским языком.

В настоящий момент эффективность коммуникации между ВУЗом и


иностранными студентами можно оценить как высокую, но требующую
существенных доработок. Стратегия дублирования важной информации на
английский язык должна быть продолжена не только в рамках ЯЛ, но и на сайте
университета. Также необходимо увеличивать число мероприятий, где рабочим
языком выступал бы английский, чтобы сбалансировать эффективность мер
языковой политики в письменной (то есть в области ЯЛ) и устной областях
коммуникации.

24
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Федорова Л. Л. Языковой ландшафт: город и толпа // Вестн.


Новосиб. гос. ун-та. Серия: История, филология. 2014. Т. 13, вып. 6:
Журналистика. С. 70–80

2. Abramova E.I. (2016) Linguistic landscape as an object of


sociolinguistics // Russian Linguistic Bulletin. - №2(6).

3. Anthony J. Liddicoat & Kerry Taylor-Leech (2014) Micro language


planning for multilingual education: agency in local contexts, Current
Issues in Language Planning, 15:3, 237-244

4. Backhaus, Peter. (2009). Rules and regulations in linguistic


landscaping: A comparative perspective. In Shohamy, Elana & Gorter,
Durk (Eds.), Linguistic landscape: Expanding the scenery. New York
and London: Routledge - pp. 157-172

5. Baldauf Jr, Richard B. (2006) 'Rearticulating the Case for Micro


Language Planning in a Language Ecology Context', Current Issues in
Language Planning, 7: 2, 147 — 170

6. Ben-Rafael, E., Shohamy, E., Amara, M.H., and Trumper-Hecht, N.


(2006) ‘Linguistic Landscape as Symbolic Construction of the Public
Space: The Case of Israel’. International Journal of Multilingualism 3(1),
7-30

7. Ben-Rafael, Eliezer. (2009). A sociological approach to the study of


linguistic landscapes. In Shohamy, Elana & Gorter, Durk (Eds.),
Linguistic landscape: Expanding the scenery. New York: Routledge - p.
40

25
8. Bernard Spolsky (2012.) The Cambridge Handbook of Language Policy.
- New York: Cambridge University Press - 756 P.

9. Blommaert, J. and Rampton, B. (2011). Language and Superdiversity.


Diversities. vol. 13, no. 2, pp.

10.Gorter, D. (2006). Linguistic landscape: a new approach to


multilingualism. Bristol: Multilingual Matters.

11.Jing-Jing Wang (2015). Linguistic Landscape on Campus in Japan— A


Case Study of Signs in Kyushu University // Intercultural
Communication Studies. - №XXIV (1).

12. Kuo, E.C.Y. and Jernudd, B.H. (1993) Balancing macro- and micro-
sociolinguistic perspectives in language management: The case of
Singapore. Language Problems & Language Planning 17 (1), 1–21

13. Nahir, M. (1998) Micro language planning and the revival of Hebrew:
A schematic framework. Language in Society 27 (3), 335–57

14. Ricento, T. (2006) An Introduction to Language Policy: Theory and


Method. Oxford: Blackwell

15.Shanna Xin-Wei Tan & Ying-Ying Tan. (2015) Examining the functions
and identities associated with English and Korean in South Korea: a
linguistic landscape study // Asian Englishes. - №17:1

16.Yavari, S. Linguistic Landscape and Language Policies: A Comparative


Study of Linköping University and ETH Zürich (Dissertation). - 2012.

26
ПРИЛОЖЕНИЕ А

Рис 1.

Рис. 2

27
Рис. 3

28
Рис. 4

Рис. 5

29
30
ПРИЛОЖЕНИЕ Б

Рис.1

Рис. 2

31
Рис. 3

32
Рис.4

33