Вы находитесь на странице: 1из 80

ЯЗЫКОЗНАНИЕ.

ЭКЗАМЕН
1.3. Понятие лингвистики. Причины и история возникновения
науки о языке. Теоретическое и практическое значение
науки о языке…. (вопросы 1-3)
Языкознание ( лингвистика ) - наука о языке во всей сложности ее
проявления; естественном человеческом языке вообще и обо всех языках
мира как индивидуальных его представителей.
Языкознание - это гуманитарная наука. Она является разделом
культурологии (наряду с искусствоведением и литературоведением) и
филологии (наряду с литературоведением ), а также отраслью семиотики
- науки о знаках.
Как отдельная дисциплина языкознание оформилась в середине 19 века.
Языкознание - наука о языке вообще и отдельные языки мира как ее
индивидуальные представители. 
1. Историческая смена содержания форм общественного сознания,
перемена культурных приоритетов цивилизации, вызванная накоплением
знаний.

2. Возникновение науки как таковой обусловлено многообразными


потребностями общества. Взаимное обогащение и взаимное влияние
наук, борьба философий и идеологий способствовали развитию этой
сферы человеческой деятельности. Чему в самом общем смысле помогла
смена типа цивилизаций: от непосредственно религиозно-
мифологического типа мышления к опосредованному логическому типу
мышления (переход от преобладающего типа умозаключений по аналогии
(архаическое мышление) к иным видам умозаключений).

3. Возникновение письменности и перемена, преобразование


информационных парадигм.
Именно осознанное изучение языка стало возможным и необходимым в
связи с изобретением письменности, с появлением обусловленных
социальной структурой особых языков, отличных от разговорных
(литературных и культовых письменных языков и особо разработанного
литературного языка, например, санскрита в Индии).

Предмет языкознания
Лингвистика изучает не только существующие (существовавшие или
возможные в будущем) языки, но и человеческую речь вообще. Речь не
дана лингвисту в прямом наблюдении; непосредственно наблюдаются
только факты языка, или языковые явления, то есть речевые акты
носителей живого языка вместе с их результатами (текстами) или
языковой материал (ограниченное число письменных текстов на мертвой
языке, которым уже никто не пользуется как основным средством
общения).

Предмет и объект изучения языкознания

Будучи гуманитарной наукой, лингвистика не всегда отделяет субъект познания


(то есть психику лингвиста) от объекта познания (то есть от изучаемого),
особенно если лингвист изучает свой родной язык. Лингвистами часто
становятся люди, совмещающие тонкую языковую интуицию (чутье) с
обостренной языковой рефлексией (способностью задумываться над своим
речевым чутьем). Опора на рефлексию для получения языковых данных
называется интроспективной.

Языкознание делится на разделы: общее и частные.

Общее языкознание делится на следующие основные уровни языка:


фонетический, морфологический, лексический, синтаксический.

Фонетика – наука о звуковой стороне языка, предметом ее изучения являются


звуки речи.

Лексикология занимается изучением словаря (лексики) языка.

Морфология – это та часть грамматического строя языка, которая объединяет


грамматические классы слов (части речи), принадлежащие этим классам
грамматические (морфологические) категории и формы слов.

Си́нтаксис – раздел лингвистики, изучающий строение словосочетаний и


предложений и функциональное взаимодействие в них различных частей речи.
Является составной частью грамматики.

Языки могут быть объединены в одну типологическую группу на основе


особенностей своей морфологической структуры. Морфологическая структура
слова есть совокупность его морфем.

Классификация, основанная на морфологической структуре слова, называется


морфологической.

Согласно морфологической классификации языки делятся на четыре группы: 1)


корнеизолирующие, или аморфные, 2) агглютинативные, 3) флективные, 4)
инкорпорирующие, или полисинтетические.

Для корнеизолирующих языков характерно отсутствие словоизменения, основа


слова совпадает с корнем. Большую грамматическую значимость имеет порядок
слов. К таким языкам относятся китайский, вьетнамский, дунганский, мыонг и др.
По направлению к корнеизоляции эволюционирует современный английский язык.

Лингвистика и молодая и старая наука. Она молодая в том смысле, что


лишь в первой четверти 19-го столетия «официально» вычленилась из
других наук – философии и филологии. Но она одновременно и старая
наука, поскольку изучение отдельных языков, их научное описание
уходит в далекое прошлое – в первые века до нашей эры. Вот почему
нужно отвергнуть как ошибочную точку зрения некоторых языковедов о
том, что наука о языке будто бы начинает отсчет своего времени лишь с
первой четверти 19-го столетия – времени становления сравнительно-
исторического языкознания. Что касается всего предшествующего
периода изучения языка, его якобы следует считать донаучным.

19-й век действительно был поворотным моментом в развитии


языкознания, поскольку ученым впервые удалось на достаточном
языковом материале поставить и обосновать проблему родства языков,
происхождения отдельных групп языков из общего источника, за
которым закрепилось название праязыка.

Основы сравнительно-исторического языкознания на материале языков


индоевропейского ареала были заложены немецкими учеными Францем
Боппом (1791-1867), Якобом Гриммом (1785-1863), датским языковедом
Русмусом Раском (1787-1832) и русским филологом академиком
Петербургской АН Александром Христофоровичем Востоковым (1781-
1864).

Труды выдающегося немецкого ученого-энциклопедиста Вильгельма Фон


Гумбольдта (1767-1835) заложили основы общего теоретического
языкознания, интенсивный период развития которого начался с
середины 19-го столетия.

Здесь разве что необходимо сделать одно уточнение: в наше время все
большее признание получает точка зрения, согласно которой первые
попытки, положившие начало зарождению общего языкознание, были
предприняты еще в 17-ом столетии французскими учеными Антуаном
Арно (1612-1694) и Клодом Лансло (1616-1695), опубликовавшим в 1660
году фундаментальный научный труд под названием «Всеобщая и
рациональная грамматика Пор Рояль».

И все-таки колыбелью языкознания следует считать не Европу, а


древнюю Индию, ибо интерес к изучению языка зародился именно в этой
стране с ее древней оригинальной культурой и философией. Наиболее
известным трудом того далекого времени явилась грамматика
классического санскрита – литературного языка древних индийцев,
написанная в 4-м веке до н.э. ученым Пбнини. Этот замечательный труд
индийского исследователя продолжает и сейчас восхищать ученых. Так,
А.И. Томсон (1860-1935) справедливо отмечает, что «высота, которую
достигло языкознание у индусов, совершенно исключительна, и до этой
высоты наука о языке в Европе не могла подняться вплоть до 19 в., да и
то научившись многому у индийцев».

И действительно, труды индийцев по языку оказали большое влияние на


соседние народы. Со временем лингвистические идеи индийцев и
тщательно разработанная ими методика синхронного подхода к
описанию языкового строя отдельно взятого языка, особенно на уровне
фонетики и морфологии, переступили границы Индии и стали проникать
сначала в Китай, древнюю Грецию, затем в арабские страны, а с конца
18 века, когда англичане познакомились с санскритом, - и в Европу.
Нельзя не подчеркнуть, что именно знакомство европейцев с санскритом
явилось стимулом к разработке сравнительно-исторической
проблематики.

Ученым, открывшим санскрит для европейцев, был английский


востоковед и юрист Вильям Джонз (1746-1794), который смог написать,
ознакомившись с санскритом и с некоторыми из современных индийских
языков, следующие восторженные слова о древнеиндийском
литературном языке: «Санскритский язык, какова бы ни была его
древность, обладает удивительной структурой, более совершенной, чем
греческий язык, более богатой, чем латинский, и более прекрасной, чем
каждый из них, но носящий в себе настолько близкое родство с этими
двумя языками как в корнях глаголов, так и в формах грамматики, что
не могло быть порождено случайностью, родство настолько сильное, что
ни один филолог, который занялся бы исследованием этих трех языков,
не сможет не поверить тому, что они все произошли из одного общего
источника, который, быть может, уже более не существует».
Научные изыскания Ф. Боппа и Я. Гримма полностью подтвердили
справедливость этой краткой, тезисной по форме, но глубокой по
содержанию характеристики близкого родства санскрита с двумя
классическими языками далекого прошлого и послужили стимулом к
разработке основных принципов нового метода в языкознании –
сравнительно-исторического.

Но учитывая, что уже в рамках древнеиндийской, классической,


китайской, а также арабской, тюркской и европейской (до 19 века)
языковедческих традиций обсуждались и нашли то или иное решение
такие хорошо известные современному лингвисту актуальные проблемы,
как природа и происхождение языка, соотношение логических и
грамматических категорий, установление членов предложения и состава
частей речи и мн.др., весь более чем двухтысячелетний период,
предшествовавший этапу становления и развития сравнительно-
исторического языкознания, необходимо считать составной,
органической частью лингвистики как науки.

Тесно-связанные гуманитарные науки: история, философия, религиоведение,


социология, психология и тд.

4. Теория языка Ф. де Соссюра. Язык и речь. Внутренняя и


внешняя лингвистика. Разграничение синхронии и диахронии
как двух аспектов языка.
Фердинанд де Соссюр (1857—1913) — один из выдающихся языковедов. Основные
положения концепции Соссюра следующие:
1. Соссюр различает «язык» (langue), «речь» (parole) и «речевую деятельность» (langage).
Речевая деятельность — система выразительных возможностей данного народа. В общей
совокупности речевых процессов Соссюр выделяет два полярных аспекта: язык и речь.
Язык — это грамматическая система и словарь, т. е. инвентарь языковых средств, без
овладения которыми невозможно речевое общение. Язык как лексическая и
грамматическая система потенциально существует в сознании индивидов,
принадлежащих к одной языковой общности. Изучение языка — это чисто
психологический процесс. Речь означает акт, посредством которого индивид пользуется
языком для выражения своих мыслей, это использование средств языка в целях общения;
она состоит из индивидуальных актов говорения и слышания. Поэтому ее изучение
должно быть психофизиологическим. Язык и речь «тесно между собою связаны и друг
друга взаимно предполагают: язык необходим, чтобы .речь была понятна и производила
все свое действие; речь, в свою очередь, необходима для того, чтобы установился язык:
исторически факт речи всегда предшествует языку».
2. Соссюр различал в языке два аспекта — синхронию и диахронию. Синхрония — это
единовременное существование языка, статический аспект, язык в его системе. Диахрония
— это последовательность языковых фактов во времени, исторический или динамический
аспект. Из этого противопоставления он делал категорический вывод:
«Противопоставление двух точек зрения — синхронической и диахронической —
совершенно абсолютно и не терпит компромисса». В итоге, по мнению Соссюра, следует
выделить новую пару независимых дисциплин — синхроническую и диахроническую
лингвистику. Отделенный от истории, синхронический аспект позволяет исследователю
изучить отношения между сосуществующими фактами, познать систему языка, т. е.
изучить язык «в самом себе и для себя». Историческая точка зрения (диахрония), на
взгляд Соссюра, разрушает языковую систему и превращает ее в собрание разрозненных
фактов.
3. Соссюр всячески подчеркивал системный характер языка и обосновал знаковую
природу языка. По Соссюру, языковые факты как элементы системы взаимно определяют
друг друга. По его мнению, системные отношения характеризуют только синхроническую
лингвистику, так как «не может быть системы, охватывающей одновременно несколько
периодов». Таким образом, язык есть система знаков. Каждый языковой знак имеет две
стороны: означающее (план выражения) и означаемое (план содержания). В связи с этим
следует объяснить тезис Соссюра, что «язык есть форма, а не субстанция». Поскольку, по
Соссюру, языковой знак двусторонен и включает в себя как означающее (звуковой образ),
так и означаемое (значение), то этим тезисом утверждается, что язык есть форма, средство
выражения всякого содержания и что язык не следует смешивать с содержанием
высказываемого.
Рассматривая язык как систему произвольных знаков, Соссюр уподобляет его любой
другой знаковой системе, выражающей идеи. «Язык есть система знаков, выражающих
идеи, а следовательно, его можно сравнить с письмом, с азбукой для глухонемых, с
символическими обрядами, с формами учтивости, с военными сигналами и т.п. В связи с
этим Соссюр предлагает создать особую науку, изучающую жизнь знаков внутри
общества, — семиологию, или семиотику, в которую как составная часть вошло бы и
языкознание.
Лингвистика «как наука о знаках особого рода», по Соссюру, является важнейшим
разделом семиотики, ибо языковой знак занимает исключительное место среди знаковых
систем: язык, как пишет Соссюр, — «самая сложная и самая распространенная
семиологическая система».

5. Язык как система знаков. Специфика языка как знаковой


системы.
1. Язык как знаковая (семиотическая) система
Язык является одной из множества знаковых (семиотическихот греч.sēmeîon  ‘знак,
признак’) систем, которыми люди пользуются в целях коммуникации (жесты, дорожные
знаки, морская флажковая сигнализация и др.).
Знаки и образуемые ими знаковые системы изучает семиотика (семиология).
Мысль о языке как системе знаков наиболее явно сформулировал Фердинанд де Соссюр.
Система – это множество однородных элементов(в нашем случае – знаков), которые
находятся между собой в определенных отношениях и образуют единство.
В последнее время появилась устойчивая тенденция различать термины «система» и
«структура». Структура–способ организации системы, тип отношений между элементами
системы.
Структура, таким образом, это не самостоятельная сущность, а характеристика, атрибут
системы. Если нам известно строение системы, т.е. известны ее подсистемы и их
внутреннее устройство, тип связей между элементами подсистем и самими подсистемами,
то можно сказать, что мы знаем структуру данной системы.
СПЕЦИФИКА:
1.Язык – естественная система: она возникла сама по себе, никем не
принималась. Другие системы – искусственные.Наиболее близкой к языку
знаковой системой является письмо. Письмо возникло позже звукового языка
и восприняло многие его характерные особенности [Маслов, с. 30; Сусов, с.
57].
2.Язык – универсальная система.
Он обслуживает потребности общества во всех сферах деятельности, а любая
другая система создается для определенной ситуации и ограничена областью
применения. Эта особенность языка требует необычайной гибкости.
Практически любая информация, переданная посредством неязыковых знаков,
может быть передана с помощью языка, а обратное часто невозможно
[Маслов, с. 31; Сусов, с. 57].
3.Языковым единицам свойственна широкая комбинаторность.
Знаки в искусственных системах либо вовсе не комбинируются в составе
одного сообщения (напр., не сочетаются красный и желтый цвета светофора),
либо комбинируются в строго ограниченных рамках.
Широкая комбинаторность языковых знаков обеспечивает,
- с одной стороны, экономичность языка,
- с другой, – принципиальную безграничность передаваемого языком
содержания
.Язык – динамичная, саморазвивающаяся система.
В этой связи называют еще два свойства, которые тесно взаимосвязаны:
• адаптивность – язык приспосабливается к потребностям общества (и, как
следствие, развивается; с другой стороны, он может обеспечивать потребности
развивающегося общества именно потому, что обладает свойством
адаптивности);
• креативность – возможность образования новых единиц (язык развивается за
счет этой возможности).
5.Язык – открытая система: в ней появляются новые элементы и из нее
исчезают старые.
Это свойство непосредственно связано с предыдущим. С одной стороны, язык
развивается, и поэтому в нем меняется состав элементов. С другой, – язык
способен к развитию, т.к. представляет собой открытую систему.
6.Язык по структуре – система намного более сложная, чем многие другие
системы.

6. Системность как основной принцип строения языка. Понимание


системы и структуры в современной лингвистике. Уровневая модель
языковой системы. Функции языка.
Понимание языка как с-мы, т.е. осознание того, что язык представляет собой не простой
набор разнородных элементов слов, грамматических форм и т.д., а своеобразное
единство взаимосвязанных, взаимообусловленных и взаимодействующихчастей, и
того, что его отдельные элементы должны рассматриваться в отношении друг к другу и к
тому целому, в состав которого они входят – в чем заключается системность языка. С-ма
языка – это своего рода «кладовая», где сложены правила и элементы. С-ма языка
является многослойной и разнородной как по качеству и составу входящих в нее
элементов, так и по их взаимоотношениям друг с другом. Это не просто с-ма, а в
некотором смысле с-ма систем. Такое рассмотрение языка предусмотрено уже в
традиционной модели его описания, распределяемого по разделам: фонетика, грамматика
(морфология и синтаксис) и лексикология.
Согласно стратификационному принципу, яз-вая сис-ма складывается из подсистем, к-ые
как бы наслаиваются друг на друга, располагаясь одна над другой в строго
регламентированном порядке. Отдельные подсистемы выделяются, =>, по вертикали и
представляют собой разные уровни иерархии системно организованных лингвистических
единиц. При этом: 1) единицы каждого данного уровня обладают некоторым общим для
них специфическим качеством (отличающим их от единиц другого уровня); 2) ед-цы
более высокого уровня могут быть построены из единиц более низкого уровня ( но не
путем их простого сложения, а путем такого соединения, благодаря к-му и получается
качественно новая единица); 3) ед-цы каждого уровня могли быть выявлены в любом
осмысленном тексте.
Ядро яз. сис-мы образуют предельные единицы языка и связывающие их отношения.
Под предельными единицамипонимаются аллофоны, морфы, слова, словосочетания,
предложения или, в абстрактном аспекте, фонемы, морфемы, слова, структурные схемы
словосочетаний, структурные схемы предложений. Под отношениями м/у предельными
единицами (лементами) понимаются все типы парадигматич. и синтагматич. отношений.
Под уровнем языка понимается та часть его системы, которая имеет соответствующую
предельную единицу. Существуют фонемный, морфемный, лексич., текстовый уровни,
поскольку есть предельные единицы – фонема, морфема, слово, словосочетание,
предложение (высказывание),
К основным функциям языка можно отнести коммуникативную, познавательную,
номинативную и аккумулятивную

7. Когнитивные процессы и язык. Представление о вербализации


знаний.
Язык двунаправлен. С одной стороны, он обеспечивает взаимодействие отправителя
вербального (словесного) сообщения и его получателя, адресата. В этом случае говорят о
его коммуникативной функции. Данную функцию принято считать ведущей, поскольку
именно она, по мнению большинства современных учёных, определяет сущность языка. 
    
С другой стороны, язык направлен на действительность и на тот мир образов, который
выстраивается между действительностью и человеком, выступая как множество знаний,
образующих в совокупности картину, или модель, мира. Эта картина мира,
локализованная в сознании, постоянно пополняемая и корректируемая, регулирует
поведение человека. Язык не просто передаёт в актах коммуникации в виде высказываний
сообщения, в которых содержатся те или иные знания о каких-то фрагментах мира. Он
играет важную роль в накоплении знаний и их хранении в памяти, способствуя их
упорядочению, систематизации, т.е. участвуя в их обработке. Тем самым язык
обеспечивает познавательную деятельность человека. В данном случае говорят о
его когнитивной функции. 
    
Обе функции языка неразрывно связаны, они взаимно предполагают друг друга. Для
лучшего понимания этих сторон языка можно обратиться к рассмотрению того, что собой
представляют познание мира и  языковая коммуникация. 
    
Если понимать язык как особый, а именно коммуникативный и — более узко —
вербальный способ (или форму) человеческого поведения, то следует учитывать
исключительную способность каждого конкретного языка приспособляться к
бесконечному разнообразию жизненных ситуаций и выражать бесчисленное множество
значений. Поэтому так трудно познать свой родной язык и неизмеримо сложнее познать
чужой язык (или чужие языки). Выражение Язык бесконечен, и полностью выучить его
невозможно не лишено смысла. 
    
Во многом трудности овладения и родным, и тем более чужими языками заключаются в
том, что язык — это не просто номенклатура слов и множество грамматических правил.
Любой отдельный язык не существует сам по себе как абстрактная система, а привязан к
конкретным условиям существования определённого племени, народности, нации в
определённую историческую эпоху. В словарях и тем более в грамматических описаниях
сведения такого рода обычно не содержатся. 

Язык и конечен, и бесконечен. Инвентари звуковых единиц, морфем и даже слов,


наборы грамматических правил каждого данного языка в принципе конечны. Но
количество значений, которые могут быть выражены на данном языке, по сути дела
бесконечно. Существующие лингвистические словари фиксируют далеко не все
возможные значения. Для понимания многих слов и выражений мало знать сам язык,
необходимы знания энциклопедического характера, т.е. знания о мире. 
   
 Культуре данного этноса, отношениям в данном социуме противостоит не просто язык
как таковой, а присущая человеку целостная информационно-когнитивная система,
которую образуют тесно взаимосвязанные друг с другом мышление, сознание и язык. И
понять, что же такое язык, вне этой системы невозможно. В каждый данный момент
осознаётся (т.е. активизируется, "высвечивается") ограниченное количество информации,
поэтому значительная её часть находится в блоке памяти, содержимое которого не
активно, не "высвечено". Отсюда знания извлекаются, когда возникает необходимость
передать их другим людям. Извлечение опыта из памяти сопряжено с переводом в
вербальную (языковую) форму того, что изначально имело (полностью или частично)
неязыковой (доязыковой) статус. Ведь мышление, как полагают многие современные
учёные, пользуется не обычным звуковым языком, находящимся в распоряжеиии того или
иного этноса, а особым кодом - "языком" мозга, или "языком" мысли (lingua mentalis).
Если принять эту точку зрения, то вербализация представляет собой перекодирование
результатов работы мышления средствами конкретного этнического звукового языка. 
В памяти информация хранится в виде отдельных "кусков", или эпизодов. Они могут быть
разными по своему размеру, по количеству запомнившихся деталей. Так, по
пространственно-временному объёму и по количеству "высвечиваемых" при
воспоминании деталей существенно различаются такие блоки, как "Мои школьные годы"
и "Сдача мною последнего выпускного экзамена в школе". 
    
Извлекая из памяти свой опыт, говорящий прежде всего разбивает большой эпизод на
множество всё более мелких, доводя процесс расчленения до таких микроэпизодов,
которым в соответствие могут быть поставлены мыслительные структуры - суждения или
(как сегодня чаще говорят) пропозиции. В каждой из таких пропозиций отображаются
состав участников данного эпизода, их роли относительно друг друга и общий характер
данного события. Так, имея в виду событие, связанное с передачей кем-то кому-то какого-
то предмета, мы предполагаем наличие в таком событии трёх участников: того, кто
совершает акт передачи (производитель действия, агенс), того, кто является получателем
(адресат, получатель), и того предмета, который передаётся (объект, пациенс).      Для
передачи идей об этих объектах и о ситуации в целом говорящим подбираются
подходящие слова (а при их отсутствии строятся новые слова) и развёртывается
предложение
(например: Константин / студент дарит / вручаетпреподавателю / профессору / именин
нику цветы / вазу / книгу). 
    
Предложение не является точным отпечатком мысли. Передаваемое содержание
подвергается определённой переработке, в процессе которой учитываются: определённое
коммуникативное намерение (иллокуция) говорящего, психическое состояние адресата
речевого высказывания, предварительное знание им объектов, о которых идёт речь,
возможность понимания им высказывания и его адекватной реакции. 
    
Говорящий должен считаться с этнокультурными и социальными нормами, не прибегая к
прямому упоминанию предметов и действий, которые относятся к числу табуированных.
Он отыскивает более приемлемые формы высказываний, отдавая себе отчёт, что не
каждый собеседник нормально реагирует на шутку, иронию или на неприкрытую лесть,
что достижению успеха в коммуникации часто вредят фамильярность, циничность,
грубость, хамство. В выборе форм выражения ему приходится  считаться с принципом
кооперации, сознательно нарушая в определённых случаях те или иные его постулаты.
Так,  например, говорящий в беседе с ограниченным, тупым человеком нередко вполне
сознательно, только ради того чтобы избехать скандала, не следует постулату качества /
истинности ("Говори то, что ты считаешь истинным") и не акцентирует умственных
качеств собеседника. Воздействие на форму высказывания оказывают и особенности
грамматического строя используемого языка. 
    
Иными словами, актуальное высказывание не есть выражение исходной мысли. В нём
таится множество скрытых смыслов, недомолвок, намёков. Именно поэтому так труден
процесс понимания письменного текста (например, научного, публицистического и в
особенности художественного). Немало трудностей таит в себе также понимание
высказываний собеседника в повседневной устной коммуникации, где часты недомолвки
и возможно использование неречевых знаков.
Когнитивные структуры 
    
И обработка мышлением воспринимаемого стимула, позволяющая получить в итоге
определённое знание о каком-то внешнем событии, и подготовка к рассказу о каком-то
событии в прошлом, который был бы доступен для понимания адресатом, и понимание
только что воспринятого текста в очень существенной степени опираются на
использование уже имеющихся в уме типовых схем, или моделей, под которые могут
быть подведены всё новые и новые ситуации. Такие схемы диктуют способы расчленения
больших "кусков" опыта на меньшие. Они организуют вновь поступающую информацию.
Они же как бы "подсказывают", какое информационное звено ещё отсутствует, т.е.
обладают предвосхищающей силой. Термин схема был предложен психологом Ф.
Бартлеттом ещё в 1932 г. В настоящее время в близком значении используются
термины фрейм, сценарий, скрипт и др. 
    
Так, каждый из нас видел множество самых разных стульев. Каждый из нас имеет у себя в
уме фрейм стула (т.е. обобщённую, стереотипную схему этого объекта), в соответствии с
которым у стула имеются обычно четыре ножки и спинка. Видя кого-то, кто сидит на
стуле, который по какой-то причине не целиком доступен нашему восприятию, мы тем не
менее знаем, что невидимые части стула - это либо спинка, либо какие-то или же все его
ножки. 
    
Фрейм помогает нам "дорисовывать" в уме то, что мы не видим, но что должно иметь
место. Войдя в какую-либо комнату и ещё не видя её  целиком, мы тем не менее знаем о
существовании четырёх стен, пола и потолка, одного или нескольких окон, минимум
одной двери.  Услышав или прочитав слово декан, мы соотносим его в пределах фрейма
"высшее учебное заведение" с большим рядом других слов, к числу которых принадлежат
и такие,
как университет, факультет, кафедра, преподаватель, студент,расписание, лекция, сем
инар, сессия, экзамен, зачёт, курс, аудитория, стипендия, каникулы и
т.д. Слово официант мы соотнесём с фреймом "Мы ужинаем в ресторане". Это событие (в
сегодняшней нашей жизни почти несбыточное для большинства россиян и знакомое либо
по прошлому опыту людей старшего поколения, либо по романам и фильмам!) можно
представить как последовательность примерно таких сцен, как: "мы приходим в
ресторан", "мы занимаем столик", "мы знакомимся с меню и выбираем блюда", "мы
делаем заказ официанту", "официант обслуживает нас", "мы едим", "официант приносит
нам счёт", "мы расплачиваемся", "мы уходим из ресторана". Фрейм такого рода,
связанный с представлением развёртывающегося во времени события, уместно
назвать сценарием. 

8. Общественная сущность языка. Язык и общество: аспекты


взаимоотношений. Социальные функции языка.
Язык возникает, развивается и существует как социальный феномен. Его основное
назначение заключается в том, чтобы обслуживать нужды человеческого общества и
прежде всего обеспечить общение между членами большого или малого социального
коллектива, а также функционирование коллективной памяти этого коллектива. Язык
выполняет в обществе следующие социальные функции: 1) коммуникативная /
иформативная (осуществляемые в актах межличностной и массовой коммуникации
передача и получение сообщений в форме языковых / вербальных высказываний, обмен
информацией между людьми как участниками актов языковой коммуникации,
коммуникантами), 2) познавательная / когнитивная (обработка и хранение знаний в
памяти индивида и общества, формирование картины мира), 3) интерпретативная /
толковательная (раскрытие глубинного смысла воспринятых языковых высказываний /
текстов), 4) регулятивная / социативная / интерактивная (языковое взаимодействие
коммуникантов, имеющее целью обмен коммуникативными ролями, утверждение своего
коммуниативного лидерства, воздействие друг на друга, организация успешного обмена
информацией благодаря соблюдению коммуникативных постулатов и принципов), 5)
контактоустанавливающая / фатическая (установление и поддержание коммуникативного
взаимодействия), 6) эмоционально-экспрессивная (выражение своих эмоций, чувств,
настроений, психологических установок, отношения к партнёрам по коммуникации и
предмету общения), 7)эстетическая (создание художественных произведений), 8)
магическая / "заклинательная" (использование в религиозном ритуале, в практике
заклинателей, экстрасенсов и т.п.), 9) этнокультурная (объединение в единое целое
представителей данного этноса как носителей одного и того же языка в качестве родного),
10) метаязыковая / метаречевая (передача сообщений о фактах самого языка и речевых
актах на нём).История каждого языка самым тесным образом связана с историей народа,
являющегося его носителем. 11) идентифирующая (есть существенные функциональные
различия между языком племени, языком народности и языком нации. Язык играет
исключительно важную роль в консолидации родственных (и не только родственных)
племён в народность и в формировании нации. Нередко можно слышать, что наиболее
существенным признаком, позволяющим относить язык к разряду общественных явлений,
оказывается его способность обслуживать общество. Многие общественные явления
обслуживают общество только в определенном отношении. Наиболее примечательная
особенность языка, сближающая его с другими общественными явлениями и в то же
время коренным образом отличающая его от них, состоит в том, что язык обслуживает
общество абсолютно во всех сферах человеческой деятельности. Существенным
признаком языка как общественного явления выступает его способность отражать и
выражать общественное сознание. На первый взгляд, этот признак может показаться
несущественным, поскольку другие явления, обслуживающие общество, также могут
отражать общественное сознание. Машины, обслуживающие общество, несомненно, в
известной мере отражают общественное сознание, поскольку их создание немыслимо без
учета и использования определенной суммы знаний, накопленных обществом. Базис и
надстройка, обслуживающие общество, также отражают общественное сознание. Однако
отличительное свойство языка состоит в том, что он по существу является единственным
средством отражения и выражения общественного сознания в его полном объеме. При
характеристике языка как общественного явления следует также учитывать его
зависимость от изменения состояния человеческого общества. Язык способен отражать
изменение в жизни общества во всех его сферах, что существенным образом отличает его
от всех других общественных явлений. Язык зависит от характера экономических
формаций и формы государства. Так, например, для эпохи феодализма был характерен
распад стран на множество мелких ячеек. Каждый феод и монастырь с прилегающими к
нему деревнями представлял государство в миниатюре. Такая структура общества
способствовала появлению мелких территориальных говоров. Местные территориальные
говоры были основной формой существования языка в феодальном обществе. Различие
социальной организации общества в прошлом может отражаться на состоянии диалектов,
существующих в настоящее время. П. С. Кузнецов отмечает, что на территории наших
старых южных губерний (Центральной Черноземной полосы), где особенно было развито
помещичье землевладение, и в настоящее время сохранилось большое количество мелких
местных говоров. Демографические изменения также могут определенным образом
отражаться в языке. Так, например, приток сельского населения в города в связи с
развитием промышленности оказал известное влияние на литературный язык.
Исследователи истории русского литературного языка отмечают, что в 50-60-е годы
наблюдается некоторая раскованность в речевом использовании нелитературных слов и
оборотов и, в частности, - элементов просторечия. К числу наиболее характерных
особенностей языка как общественного явления относится также тот факт, что общество
создает язык, контролирует созданное и закрепляет его в системе коммуникативных
средств. Несмотря на огромное разнообразие внутрилингвистических и
внешнелингвистических факторов, определяющих судьбу вновь возникшего слова или
формы, которые даже невозможно подробно описать в рамках данного раздела, решающая
роль всегда принадлежит обществу. Общество создает и формирует язык в подлинном
смысле этого слова. Язык - продукт общества. По этой причине он в большей степени, чем
какое-либо другое явление, обслуживающее общество, заслуживает название
общественного явления.

9. Язык и культура
В теориях культуры всегда важное место отводилось языку. Язык можно определить как
систему коммуникации, осуществляемую с помощью звуков и символов, значения
которых условны, но имеют определенную структуру.

Культура — цемент здания общественной жизни. И не только потому, что она передается
от одного человека к другому в процессе социализации и контактов с другими
культурами, но также и потому, что формирует у людей чувство принадлежности к
определенной группе. По всей видимости, члены одной культурной группы в большей
мере испытывают взаимопонимание, доверяют и сочувствуют друг другу, чем
посторонним. Их общие чувства отражены в сленге и жаргоне, в любимых блюдах, моде и
других аспектах культуры.

По мнению антропологов, культура состоит из четырех элементов.

1. Понятия (концепты). Они содержатся главным образом в языке. Благодаря ним


становиться возможным упорядочить опыт людей. Например, мы воспринимаем форму,
цвет и вкус предметов окружающего мира, но в разных культурах мир организован по-
разному.

В языке жителей Тробриандских островов одно слово обозначает шесть различных


родственников: отца, брата отца, сына сестры отца, сына сестры матери отца, сына дочери
сестры отца, сына сына брата отца отца и сына сына сестры отца отца. В английском
языке даже отсутствуют слова, обозначающие четырех последних родственников.

Это различие между двумя языками объясняется тем, что для жителей Тробриандских
островов необходимо слово, охватывающее всех родственников, к которым принято
относиться особым почтением. В английском и американском обществах сложилась менее
сложная система родственных связей, поэтому у англичан нет необходимости в словах,
обозначающих таких дальних родственников.

Таким образом, изучение слов языка позволяет человеку ориентироваться в окружающем


его мире.

2. Отношения. Культуры не только выделяют те или иные части мира с помощью


понятий, но также выявляют, как эти составные части связаны между собой - в
пространстве и времени, по значению (например, черное противоположно белому), на
основе причинной обусловленности (“пожалеть розгу - испортить ребенка”). В нашем
языке имеются слова, обозначающие землю и солнце, и мы уверены, что земля вращается
вокруг солнца. Но до Коперника люди верили, что дело обстоит наоборот. Культуры часто
по-разному истолковывают взаимосвязи.

Каждая культура формирует определенные представления о взаимосвязях между


понятиями, относящимися к сфере реального мира и к сфере сверхъестественного.

3. Ценности. Ценности - это общепринятые убеждения относительно целей, к которым


человек должен стремиться. Они составляют основу нравственных принципов.

Разные культуры могут отдавать предпочтение разным ценностям (героизму на поле боя,
художественному творчеству, аскетизму), и каждый общественный строй устанавливает,
что является ценностью, а что не является.

4. Правила. Эти элементы (в том числе и нормы) регулируют поведение людей в


соответствии с ценностями определенной культуры. Например, наша законодательная
система включает множество законов, запрещающих убивать, ранить других людей или
угрожать им. Эти законы отражают, насколько высоко мы ценим жизнь и благосостояние
личности. Точно так же у нас существуют десятки законов, запрещающих кражу с
взломом, присвоение чужого имущества, порчу собственности и пр. В них отражено наше
стремление к защите личной собственности.

Язык — явление социальное. Им нельзя овладеть вне социального взаимодействия, т. е.


без общения с другими людьми. Хотя процесс социализации в значительной мере основан
на имитации жестов — кивков, манеры улыбаться и хмуриться, — язык служит основным
средством передачи культуры. Другой его важной чертой является то, что на родном
языке практически невозможно разучиться говорить, если его основной словарный запас,
правила речи и структуры усвоены в возрасте восьми или десяти лет, хотя многие другие
аспекты опыта человека могут быть полностью забыты. Это свидетельствует о высокой
степени приспособляемости языка к потребностям человека; без него общение между
людьми осуществлялось бы значительно примитивнее.

Язык включает правила. Известно, что существует правильная и неправильная речь. В


языке имеется множество подразумеваемых и формальных правил, определяющих
способы сочетания слов для выражения нужного смысла. Грамматикой называется
система общепринятых правил, на основе которых используется и развивается
стандартный язык. Вместе с тем часто наблюдаются отклонения от грамматических
правил, связанные с особенностями различных диалектов и жизненных ситуаций.

Язык – наиболее глубокая всеопределяющая структура во всякой национальной культуре.


По утверждению Вильгельма фон Гумбольдта, «…язык всеми тончайшими фибрами
своих корней связан с народным духом», это его внутренняя поэтическая энергия. Язык -
универсальное хранилище национального самосознания, свойств характера в
грамматических категориях. Есть языки с преимущественно глагольным (динамическим)
изображением действительности, а есть – с именным (статическим) обозначением
понятий. Этот последний тип языка характерен для становления индийской и греческой
культур и соответственно для развития поздней европейской логики.

10. Теории происхождения языка


Вопрос о происхождении языка является одним из наиболее сложных и до конца
не решенных в языкознании, т.к. он тесно связан с происхождением самого
человека. Языки, существующие сегодня на земле (даже самых примитивных
народов), находятся уже на достаточно высоком уровне развития. Тогда как
происхождение языка относится к эпохе с архаичными взаимоотношениями
людей. Все теории происхождения языка (как философские, так и
филологические) в известной мере гипотетичны, т.к. возникновение первого языка
от самой «глубинной» языковой реконструкции отделяют десятки тысячелетий
(сегодня лингвистические методы позволяют проникнуть в глубину веков не
более, чем на 10 тысяч лет).
В существующих теориях происхождения языка условно можно выделить два
подхода: 1) язык появился естественным путем; 2) язык был создан искусственно
некоей активной созидающей силой. Вторая точка зрения долгое время была
преобладающей. Расхождения наблюдались лишь в вопросе о том, кто создал язык
и из какого материала. В античном языкознании этот вопрос формулировался
следующим образом: создан ли язык «по установлению» (теория «тесей») или «по
природе вещей» (теория «фюсей»)? Если язык создан по установлению, то кто его
установил (Бог, человек или общество)? Если язык создавался по природе, то как
соответствуют друг другу слова и свойства вещей, в том числе и свойства самого
человека.
Наибольшее число гипотез породил первый вопрос – кто создал язык, какова
природа тех сил и причин, которые вызвали к жизни язык? Вопрос же о материале,
из которого строился язык, особых разногласий не вызывал: это звуки, рождаемые
природой или людьми. В переходе от них к членораздельной речи участвовали
жесты и мимика.
2. Теории языка
3. Логосическая теория (от лат. logos – слово, язык) существовала на ранних
этапах развития цивилизации. В соответствии с этой теорией в основе зарождения
мира лежало духовное начало, которое обозначалось разными словами – «Бог»,
«Логос», «Дух», «Слово». Дух, воздействуя на материю в хаотическом состоянии
творил мир. Конечным актом этого творения явился человек. Таким образом,
духовное начало (или «Логос») существовало до человека, управляя инертной
материей. Эту божественную теорию происхождения языка разделяли такие
крупнейшие мыслители, как Платон (IV в. До н.э.), немецкие просветители XVIII
в. И. Гердер, Г. Лессинг и др. Однако слово, согласно этой теории, имело не
только божественное, но и человеческое происхождение, т.к. человек, созданный
по образу и подобию Божию, получил от Бога и дар слова. Но доверия к человеку
и его разуму все же не было. Слово, созданное им, было несовершенно, поэтому
оно должно было пройти через «суд старейшин». Более того слово человека
господствовало над ним, подрывало силу его духа и разума.
 
Развитие науки (и прежде всего астрономии, физики, биологии) способствовало
утверждению новых знаний о земле, ее биологических, физических и социальных
законах. «Творящая функция» божественного слова – Логоса – не соответствовала
новым воззрениям. С точки зрения этики новой философии человек как существо
мыслящее сам творил и преобразовывал мир. Язык в этом контексте
рассматривался как продукт его деятельности. Ярче всего эти взгляды выразились
в доктрине общественного договора. Эта доктрина объединяла разные теории, по-
своему объясняющие происхождение языка, – звукоподражательную,
междометную, теорию трудовых команд.
2. Звукоподражательная теория. Ее отстаивали, в частности, древнегреческий
философ-материалист Демокрит, немецкий философ Г. Лейбниц, американский
лингвист У. Уитни и др. В соответствии с этой теорией первые слова были
подражанием звукам природы и крикам животных. Конечно, в любом языке есть
некоторое количество звукоподражательных слов (н-р, ку-ку, гав-гав), но этих
слов очень немного, и с помощью их невозможно объяснить появление
«безгласных» названий предметов (река, даль, берег).
3. Междометная теория (которую развивали немецкий ученый Я. Гримм, Г.
Штейнталь, французский философ и просветитель Ж.-Ж. Руссо и др.) объясняла
появление первых слов из непроизвольных выкриков (междометий),
провоцируемых чувственным восприятием мира. Первоисточником слов были
чувства, внутренние ощущения, которые побудили человека использовать свои
языковые способности, т.е. сторонники этой теории главную причину
возникновения слов видели в чувственном восприятии мира, одинаковом у всех
людей, что само по себе является дискуссионным. Междометная теория не
отвечает на вопрос, как быть с эмоционально неокрашенными словами. Кроме
того, чтоб заговорить, ребенок должен находиться в среде говорящих людей.
4. Теория трудовых команд и трудовых выкриков – вариант междометной теории.
Ее выдвинули немецкие ученые Л. Нуаре и К. Бюхер. Согласно этой теории,
междометный выкрик стимулировался не чувствами, а мускульными усилиями
человека и совместной трудовой деятельностью.
Таким образом, последние три теории исходили из представлений о единстве
человеческой психики, разума и рационального знания, что влекло за собой
предположение о возникновении одной и той же первоначальной звуковой формы
у всех членов общества в одинаковой ситуации. Поэтому первыми, наиболее
простыми с точки зрения информативности были звукоподражательные слова,
междометия и трудовые выкрики. Позднее, по общественному договору эти
первые звуки-слова были закреплены за предметами и явлениями, которые не
воспринимались слухом.
Прогрессивная роль доктрины общественного договора состояла в том, что она
провозглашала материальный, человеческий источник происхождения языка,
разрушая построения логисической теории. Однако в целом эта теория не
объясняла происхождение языка, поскольку для того, чтобы звукоподражать, надо
в совершенстве управлять речевым аппаратом, а у первобытного человека гортань
была практически не развита. Кроме того междометная теория не могла объяснить
и появление слов, лишенных экспрессивности, являвшихся нейтральными
обозначениями предметов и явлений внешнего мира. Наконец, эта теория не
объясняла и факта договоренности о языке при отсутствии самого языка. Она
предполагала наличие сознательности у первобытного человека до становления
этой сознательности, развивающейся вместе с языком.

Критическое отношение к доктрине человека породило новые теории 


5. Эволюционная теория. Представители этой теории (немецкие ученые В. Гумбольдт, А.
Шлейхер, В. Вундт) зарождение языка связывали с развитием мышления первобытного
человека, с потребностью конкретизации выражения его мысли: благодаря мышлению
человек начал говорить, благодаря языку он научился мыслить. Появление языка, таким
образом, произошло в результате развития чувств и разума человека. Наиболее яркое
выражение эта точка зрения нашла в трудах В. Гумбольдта. Согласно его теории,
рождение языка было обусловлено внутренней потребностью человека. Язык не только
средство общения людей, он заложен в самой их природе и необходим для духовного
развития человека. Происхождение и развитие языка, по Гумбольдту, предопределяется
необходимостью развития общественных отношений и духовного потенциала человека.
Однако, эта теория не отвечала на вопрос о внутренних механизмах перехода от доязыка
к языковому состоянию людей.
6. Социальная теория была изложена Ф. Энгельсом в его труде «Диалектика природы» в
главе «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». Возникновение языка
Энгельс связывал с развитием общества. Язык входит в социальный опыт человечества.
Он возникает и развивается только в человеческом обществе и усваивается каждым
отдельным человеком благодаря его общению с другими людьми. Главная идея его
теории – неразрывная внутренняя связь между развитием трудовой деятельности
первобытного человеческого коллектива, развитием сознания формирующегося человека
и развитием форм и способов общения. Он разработал следующую теоритическую
модель соотношения языка и общества: 1) общественное производство, базирующееся на
разделении труда; 2) воспроизводство этноса как основы общественного производства; 3)
становление членораздельной из нечленораздельных сигналов; 4) возникновение
общественного сознания на базе индивидуального мышления; 5) формирование культуры
как отбора и передачи из поколения в поколение важных для жизнедеятельности
общества умений, навыков, материальных предметов [1]. Энгельс пишет: «…подобно
сознанию, язык возникает лишь из потребности, из настоятельной необходимости
общения с другими людьми. <…> Потребность создала себе свой орган: неразвитая
гортань обезьяны медленно, но неуклонно преобразовывалась путем модуляций, а
органы рта постепенно научились произносить один членораздельный звук за другим»
[Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Т. 20., стр. 498]. Появлению языка, таким образом,
предшествовал этап длительной эволюции, сначала биологической, а затем
биологическо-социальной. Основными биологическими предпосылками были следующие:
освобождение передних конечностей для труда, выпрямление походки, появление первых
звуковых сигналов. Биологическая эволюция затрагивала, прежде всего, легкие и гортань.
Она требовала выпрямления тела, хождения на двух конечностях, высвобождения рук для
выполнения трудовых функций. В процессе трудовой деятельности происходило
дальнейшее развитие человеческого мозга и органов артикуляции: непосредственный
образ предмета замещался его звуковым символом (словом)
 
6. Сначала труд, – пишет Энгельс, – а затем и вместе с ним членораздельная речь
явились двумя самыми главными стимулами, под влиянием которых мозг обезьяны
постепенно превратился в человеческий мозг. Развитие мозга и подчиненных ему чувств
все более и более проясняющегося сознания, способность к абстракции и умозаключению
оказывали обратное действие на труд и на язык, давая обоим все новые и новые толчки к
дальнейшему развитию» [2, стр. 490]. Возникновение языка, по Энгельсу, было, таким
образом, связано и с процессом познания внешнего мира, и с процессом развития
сознания под влиянием трудовой деятельности человека. Потребность в разумном
общении (в котором осуществлялась коммуникативная и когнитивная функции языка, без
которых язык не может быть языком) и вызвала его появление.
7. Современная антропологическая теория развивает биосоциальную концепцию
происхождения человека и его языка, выделяя в качестве отдельных этапов
прямохождение, использование передних конечностей в качестве естественных «орудий
производства», развитие речи и мышления, сложных форм трудовой деятельности и
социальность. Появление языка она связывает с эволюционными анатомическими
изменениями человека, с формированием у него голосового аппарата и изменениями
коры головного мозга. Так, в частности, археологические данные говорят о том, что
речевой аппарат неандертальца (жившего около 230 тыс. – 30 тыс. лет назад) отличался
от речевого аппарата современного человека, поскольку гортань у него была расположена
выше, чем у современного человека, что делало его язык гораздо менее подвижным, а
следовательно, он говорил менее членораздельно, чем современные люди (интересно,
что и у младенцев гортань расположена выше, чем у взрослых людей, и только потом она
постепенно опускается до того положения, в котором находится у взрослого человека).
Объем мозга «человека прямоходящего» (от 800 – 1200 см3) также отличался от мозга
современного человека, объем которого колеблется от 1200 – 1600 см3 [3, стр. 31].
В этом эволюционном процессе, занявшем более 500 тыс. лет, важную роль играла и
групповая форма жизнедеятельности первобытного человека, потребность в координации
совместных действий (например, загонной охоты, строительства хижин и ям для хранения
еды, защиты от врагов и т.п.), которая вызывала потребность в речи. В слове стал
фиксироваться опыт человека, который усваивался последующими поколениями,
передаваясь им по наследству. Имеющиеся научные данные (в частности, случаи
воспитания детей животными) говорят о том, что предпосылки формирования речи
наследуются человеком: если на определенном этапе развития ребенка он не имел
человеческого общения, то в последующем у него уже невозможно развить полноценную
речь.
3. Заключение
Язык, таким образом, стал одной из самых существенных ха рактеристик, отличающих
человека от других живых существ.
Первый человеческий язык еще не был языком в полном смысле этого слова: общение, по
мнению Т.И. Вендиной, больше проходило на уровне жестов и нечленораздельных
выкриков с целью регулирования совместной трудовой деятельности (в основном это был
призыв к действию и указание на орудие или продукт труда). И лишь со временем труд,
общение и сознание, формирование новых, более сложных общественных отношений
способствовали становлению языка. В своем развитии он претерпел многочисленные
перестройки, важнейшими среди которых были следующие:
1) человек усвоил линейный принцип речи: он научился располагать слова одно за другим
и понимать их во взаимосвязи;
2) овладев принципом последовательного расположения слов, человек распространил его
и на организацию звуков в слове: слово стало «собираться» из отдельных звуков и слогов,
речь стала членораздельной;
3) усложнилась фонетика;
4) расширился лексический запас;
5) из последовательности слов возникли сначала простейшие, а затем и более сложные
синтаксические конструкции Кроме коммуникативной и когнитивной, у языка возникла
новая функция – магическая, связанная со способностью слова воздействовать на
человека, явления природы или общества
11. Язык и мышление. Слово и понятие. Предложение и суждение.
Язык и мышление - два неразрывно связанных вида общественной деятельности,
отличающихся друг от друга по своей сущности и специфическим признакам.
"Мышление - высшая форма активного отражения объективной реальности,
целенаправленное, опосредствованное и обобщенное познание существенных
связей и отношений предметов и явлений. Оно осуществляется в различных
формах и структурах (понятиях, категориях, теориях), в которых закреплен и
обобщен познавательный и социально-исторический опыт человечества"
("Философский энциклопедический словарь", 1983). Процессы мышления
проявляются в трех основных видах, выступающих в сложном взаимодействии, -
практически-действенном, наглядно-образном и словесно-логическом. "Орудием
мышления является язык, а также др. системы знаков (как абстрактных, например,
математических, так и конкретно-образных, например, язык искусства)" (там же).
Язык - это знаковая (в своей исходной форме звуковая) деятельность,
обеспечивающая материальное оформление мыслей и обмен информацией между
членами общества. Мышление, за исключением его практически-действенного
вида, имеет психическую, идеальную природу, между тем как язык - это явление
по своей первичной природе физическое, материальное. 
В ходе ист. развития языка и мышления характер их взаимодействия не оставался
неизменным. На начальных этапах развития общества язык, развивавшийся в
первую очередь как средство общения, вместе с тем включался в процессы
мышления, дополняя два первоначальных его вида - практически-действенный и
наглядно-образный - новым, качественно высшим видом словесно-логического
мышления и тем самым активно стимулируя развитие мышления вообще.
 
Развитие письменности усилило воздействие языка на мышление и на саму
интенсивность языкового общения, значительно увеличило возможности языка
как средства оформления мысли. В целом же по мере исторического развития
мышления во всех его видах постепенно усиливается его воздействие на язык,
сказывающееся главным образом в расширении значений слов, в количеств, росте
лексического и фразеологического состава языка, отражающем обогащение
понятийного аппарата мышления, и в уточнении и дифференциации
синтаксических средств выражения смысловых отношений.
 
В ходе ист. развития языка и мышления характер их взаимодействия не оставался
неизменным. На начальных этапах развития общества язык, развивавшийся в
первую очередь как средство общения, вместе с тем включался в процессы
мышления, дополняя два первоначальных его вида - практически-действенный и
наглядно-образный - новым, качественно высшим видом словесно-логического
мышления и тем самым активно стимулируя развитие мышления вообще.
Развитие письменности усилило воздействие языка на мышление и на саму
интенсивность языкового общения, значительно увеличило возможности языка
как средства оформления мысли. В целом же по мере исторического развития
мышления во всех его видах постепенно усиливается его воздействие на язык,
сказывающееся главным образом в расширении значений слов, в количеств, росте
лексического и фразеологического состава языка, отражающем обогащение
понятийного аппарата мышления, и в уточнении и дифференциации
синтаксических средств выражения смысловых отношений.

Суждение как понятие находит материальное воплощение в словах, в устной или


письменной речи.

Выраженное словами, оно составляет грамматическое предложение.


Предложение — это грамматическая форма суждения, а суждение — логическое
содержание предложения.
Это единство суждения и предложения конкретно выражается в том, что и в
суждении, и в предложении основные элементы выражают одно и то же качество.
Однако состав суждения и предложения не тождествен: каждой части суждения
могут не соответствовать главные члены предложения — подлежащее и
сказуемое.
Логический строй мысли и грамматическая форма речи также не совпадают.
Подлежащее в предложении должно всегда стоять в именительном падеже; для
выражения субъекта суждения это не обязательно. Предложение содержит так
называемые второстепенные члены; все элементы суждения входят в состав
субъекта и предиката.

12. Язык и история. Закономерности развития языка.


Язык как исторически изменяющаяся система.
История любого языка отражает историю его народа. Корневые слова языка показывают,
какие предметы были самыми важными для народа в период формирования языка. Язык
наиболее точно выявляет характерные черты жизненного уклада и мышления народа.
Например, в языке бедуинов есть множество слов для обозначения верблюда, так как
имённо это животное важно для их жизни. В других языках названий этого
парнокопытного существенно меньше.
Языки рождаются, постоянно меняются в процессе своего развития, а бывает, и исчезают
(умирают). Основные в античном мире языки - древнегреческий и латынь - уже давно
существуют только в виде памятников письменности, на них уже давно никто не говорит.
А появившийся значительно позднее английский язык распространён во всём мире.
Окружающий человека мир постоянно меняется, и соответственно меняется
используемый им словарь: с одной стороны, в нем появляются новые слова (т. е. он
расширяется), а с другой - исчезают слова устаревшие.

13. Речевой аппарат, его строение и работа.


Артикуляционная характеристика звука речи.
Речевой аппарат — это совокупность и взаимодействие органов человека, необходимых
для производства речи. Он состоит из двух отделов: центрального и периферического.
Центральный отдел - это головной мозг с его корой, подкорковыми узлами, проводящими
путями и ядрами соответствующих нервов. Переферический отдел - это вся совокупность
исполнительных органов речи, включающая в себя кости, хрящи, мышцы и связоки, а
также периферические чувственные и двигательные нервы, при помощи которых
осуществляется управление работой указанных органов.
Периферический речевой аппарат состоит из трех основных отделов, которые действуют
совокупно.
1-й отдел — дыхательные органы, поскольку все звуки речи образуются только при
выдохе. Это легкие, бронхи, трахея, диафрагма, межреберные мышцы. Легкие опираются
на диафрагму — эластичную мышцу, которая в расслабленном состоянии имеет форму
купола. Когда диафрагма и межреберные мышцы сокращаются, объем грудной клетки
увеличивается и происходит вдох, когда расслабляются — выдох;
2-й отдел — органы речи пассивные — это неподвижные органы, служащие точкой
опоры для активных органов. Это зубы, альвеолы, твердое небо, глотка, полость носа,
гортань. Они оказываеют наибольшее влияние на технику речи;
3-й отдел — органы речи активные — это подвижные органы, производящие основную
работу, необходимую для образования звука. К ним относятся язык, губы, мягкое небо,
маленький язычок, надгортанник, голосовые связки. Голосовые связки — это два
небольших пучка мускулов, прикрепленные к хрящам гортани и расположенные поперек
нее почти горизонтально. Они эластичны, могут быть расслабленными и напряженными,
могут раздвигаться на разную ширину раствора;
Первый отдел периферического речевого аппарата служит для подачи струи воздуха,
второй — для образования голоса, третий является резонатором, дающим звуку силу и
окраску и таким образом образующим характерные звуки нашей речи, которые возникают
в результате деятельности отдельных активных частей артикуляционного аппарата. К
последним относятся нижняя челюсть, язык, губы и мягкое нёбо.
Нижняя челюсть опускается и поднимается; мягкое нёбо поднимается и опускается, таким
образом, закрывая и открывая проход в носовую полость; язык и губы могут принимать
самые разнообразные положения. Изменение положения речевых органов влечет за собой
образование затворов и сужений в различных частях артикуляционного аппарата,
благодаря чему и определяется тот или иной характер звука.
Язык богат мышцами, делающими его весьма подвижным: он может удлиняться и
укорачиваться, делаться узким и широким, плоским и выгнутым.
Мягкое нёбо, или нёбная занавеска, оканчивающееся маленьким язычком, лежит вверху
ротовой полости и является продолжением твердого нёба, начинающегося у верхних
зубов альвеолами. Нёбная занавеска имеет способность опускаться и подниматься и таким
образом отделять глотку от носоглотки. При произнесении всех звуков, кроме м и н,
нёбная занавеска поднята. Если нёбная занавеска почему-либо бездействует и не поднята,
то звук получается носовой (гнусавый), так как при опущенной нёбной занавеске
звуковые волны проходят преимущественно через носовую полость.
Нижняя челюсть благодаря ее подвижности является весьма важным органом
артикуляционного (звукопроизносительного) аппарата, так как способствует полному
развитию ударных гласных звуков (а, о, у, э, и, ы).
Болезненное состояние отдельных частей артикуляционного аппарата отражается на
правильности резонирования и четкости произносимых звуков. Поэтому для воспитания
необходимой артикуляции все органы, принимающие участие в образовании звуков речи,
должны работать правильно и согласованно.

14. Понятие о звуке речи. Акустическая сторона звука.


Наименьшей единицей звучащей речи является звук. Отличительной
особенностью звуков речи является то, что, не обладая самостоятельным
значением, они служат для образования значимых единиц языка: морфем и слов.
Звуки речи образуются колебаниями выдыхаемого воздуха и работой речевого
аппарата. (Реч.аппарат – это совокупность органов человека, участвующих в
образовании звуков).
Звуки делятся на гласные и согласные, между которыми существует
артикуляционное и функциональное отличие. Артикуляционное отличие
заключается в том, что при образовании гласных звуков воздух свободно
проходит через рот, не встречая преград. Голосовые связки колеблются, образуя
голос. При образовании согласных звуков воздух преодолевает преграды в виде
сомкнутых или сближенных органов речи (смычки или щели), в результате чего
образуется шум. Голосовые связки при этом либо колеблются, образуя голос
(звонкие согласные), либо находятся в спокойном состоянии (глухие согласные).
Таким образом, гласные звуки состоят из голоса, а согласные – либо только из
шума, либо из шума и голоса. Приведём примеры образования согласных звуков.
При образовании звука б воздух разрывает смычку между губами, голосовые
связки колеблются – это смычный губной звонкий звук; при образовании звука с
воздух проходит через щель между кончиком языка и передней частью нёба,
голосовые связки находятся в спокойном состоянии – это щелевой
переднеязычный зубной глухой звук.
Функциональное отличие между гласными и согласными звуками заключается в
том, что гласные звуки являются слогообразующими, а согласные нет. Поэтому в
слове столько слогов, сколько гласных звуков.
Всего в современном русском языке в сильной позиции 42 звука: 6 гласных и 36
согласных.

Звуковая волна, возникшая в результате колебательных движений при


произношении того или иного звука, может быть записана с помощью
специальных аппаратов — кимографа или осциллографа и представлена в виде
особой кривой.
' Знак ~ над буквой указывает на носовой характер звука. Кимограф (от греческих
слов kyma — волна и grapho — пншу) — прибор для записи кривой звуков,
основанный на пневматическом принципе, т, е. работающий под действием
сжатого воздуха. Осциллограф — прибор, записывающий звуковые колебания на
основе превращения их в электрические.
При подходе к звуку с точки зрения слушающего, т. е. при его акустической
характеристике, необходимо учитывать ряд существенных признаков, параметров
(от греческого paramet-гоп — отмеривающий) звука.
С акустической точки зрения, в звуках человеческой речи различают прежде всего
соотношение тона и шума. Тон возникает в результате периодических колебаний,
т. е. колебаний равной длительности. Шум — результат непериодических
колебаний. В разных группах звуков соотношение тона и шума различно.
Наиболее значительна роль тона в произношении гласных звуков и таких
согласных, как (м], [м'], [н], [и'], [р], [рЧ, W< М- При произношении звонких
согласных [б], [б*], [в], [в']. И, [д] и других главное — шум, а не тон. При
произношении согласных глухих [п], [п'], [к], [к*], (с] и подобных тон отсутствует
вовсе: они образуются только на основе шума.
 
Важным признаком звука является его высота, которая зависит от частоты
колебаний. Единицей измерения высоты звука считается герц (обозначается гц),
равный одному двойному (отклонение от точки покоя и возвращение к ней)
колебанию в секунду. Чем больше частота колебаний звука, тем он выше. Так,
звук в 120 гц (г. е. 120 колебаний в секунду) b 12 раза выше, чем звук в 60 гц и т. д.
Человеческое ухо способно воспринять колебания с частотой от 16 до 20 тыс. гц,
но диапазон звуков человеческой речи значительно уже (приблизительно от 60—
80 до б тыс. гц).
Для языкознания важна не абсолютная, а относительная высота звука, г. е. разница
между высотой разных звуков. Например, важно, что [и] значительно выше, чем
[а] и особенно — чём [о] или [у]; мягкий [т'] (как в словах тёс, тина, пять) выше,
чем твердый [т] (как в словах там, тыл, вот) и т. д. Высота одного и того же звука
может меняться в зависимости от интонации, что очень важно для выделения
ударных слогов (см.§ 15).
Различаются звуки и по силе, которая зависит от амплитуды (размаха) колебаний.
Чем больше амплитуда колебаний, тем звук сильнее, За единицу силы звука
принимается децибел (обозначается дц). Разным звукам речи свойственна разная
сила. Например, исследованиями Н. И. Жинкина показано, что звук [а] даже без
ударения в словах Мила, вдали на З-Ч), а то и на 10—.15 дц сильнее, чем звук [и],
хотя на последний падает ударение1. Сила произношения одного и того же звука в
разных условиях может меняться, что для фонетики очень важно.
 
Силу звука нельзя смешивать с его громкостью. Под громкостью понимают
восприятие интенсивности звука слуховым аппаратом человека. За единицу
измерения уровня гром кости принят фон. Звуки, одинаковые по силе, но разные
по высоте, воспринимаются как звуки разной громкости. Более высокие звуки
кажутся более громкими. Поэтому (и] обычно воспринимается как более громкий
звук, хотя в действительности его мощность меньше, чем мощность звука [а].
Мощность звука зависит от объема глоточного резонатора, глоточной трубки (см.
§ 10). Чем меньше объем глоточного резона тора, тем 'больше возрастает
мощность звука.
Одним из важнейших признаков звука речи является его тембр (от французского
timbre— колокольчик), который зависит от соотношения основного тона,
возникающего в результате колебательных движений всего колеблющегося тела
(языка, голосовых связок), и дополнительных гонов, возникающих в результате
колебания отдельных частей порождающего звук тела (отдельные отрезки
голосовых связок и т. п.) и называемых обертонами, или гармониками. Так как
частота колебаний частей тела всегда больше, чем частота колебаний всего тела,
то и обертоны выше основного тона. От сюда и их название, образованное от
немецкого слова ober — верхний.
Сами обертоны слабы, но их звучание может быть усилено резонатором, которым
для звуков речи являются полости рта, носа и глотки. Изменение формы этих
резонаторов, их взаимодействие, усиливая тот или иной обертон, определяют
различия в тембре звука. Два звука могут .быть одинаковыми (по основному тону,
но различными по тембру. На различии темб ра основано различение гласных
звуков. Обертоны накладываются на основной тон, что создает очень сложную
кривую звука (рис. 2)
Звуки речи представляют сложное целое, но сложный звук может быть разложен
на ряд простых синусоидальных коле баний, состав которых образует звуковой
спектр звука. Спектр каждого звука имеет свои характерные признаки,
различаемые слухом. Характерные признаки спектра звука называют его
характерным гоном, или формантой (от латинского for-mans, formantis —
образующий). Форманты, которые дают возможность отличать один звук речи от
другого, называются речевыми формантами. Речевая форманта определена
исторически сложившейся нормой данного языка, поэтому она является средством
различения слов (важна для перцептивной и сигнификативной функций, см. § 4).
Кроме речевых формант, различают еще голосовые форманты, характерные для
голоса данного человека. Голосовая форманта зависит от индивидуальных
особенностей речевого аппарата разных людей. Голосовая форманта не влияет на
различение слов, т. е. значащих отрезков речи, но она дает возможность различать
людей по голосу. Интересно, что голосовые форманты хорошо различаются и
слухом животных.
Для языкознания важны речевые форманты. У каждого звука свои характерные
признаки, т. е. свои форманты. Так, форманты разных гласных характеризуются
наличием разных областей усиления частот звука: для [у] такая Область лежит в
пределах 200—600 гц, [о]—от 400 до 800, {а] —от 1000 до 1400. У некоторых
звуков таких областей может быть не сколько.
Акустические признаки звуков зависят от работы речевого аппарата, от
артикуляции (от латинского articulatio — articulare — членораздельно
выговаривать) звука.

15. Аспекты звука речи. Фонология. Значение русской науки в разработке


теории фонемы.
Звуки – это материально-чувственная обложка языка, его материал. Звуки - первичны,
буквы – вторичны.
Буквы – это условные графические символы для обозначения звуков.
Звуки материальны, имеют физическую природу. Их можно изучать в 3 аспектах:
1.Физический – изучение акустической характеристики звуков речи (высота, сила,
долгота, тон, шум, тембр).
2.Физиологический – изучение процесса образования звуков, их артикуляционная
характеристика.
3.Функциональный, или лингвистический – изучение звуков с точки зрения их функций и
места в системе языка.
Фонология– часть науки фонетики. Появилась30 годыпрошлого века. Одним из первых
на необходимость отдельного изучения смыслоразличительных свойств звуков указал
представительКазанскойлингвистическойшколы(младограмматического
направления)Бодуэн де Куртене. Он пользовался термином «фонема», хотя вкладывал в
него несколько отличное от современного значение. Подлиннымсоздателем
фонологиисчитается представительПражскойлингвистическойшколы(структурализм)–
Н.С.Трубецкой.Как все структуралисты, Трубецкой основывался на идеях Соссюра, и в
основу своих рассуждений он положил дихотомию языка и речи. В работе «Основы
фонологии» (1939) он указывает, что если естьнаука о звуках речи (фонетика), то должна
быть инаука о звуках языка. Он предложил назвать её фонологией.
И.А. Бодуэн де Куртенэ разработал психологическую теорию фонемы, согласно
которой фонема – идеальный образ, на который нацелен говорящий. Говорящий
отклоняется от этого идеального звука частично потому, что идентичное повторение
звука почти невозможно, частично из-за влияния соседних звуков.
В процессе формирования идеальных портретов звуков активное участие принимают
чередования звуков в определенных позициях. Благодаря учению о чередовании звуков
(альтернации звуков) Бодуэн де Куртенэ внес серьезный вклад в развитие научного
представления о фонеме. Ученый исходил из положения о том, что все чередующиеся
звуки в определенной позиции в одной и той же смысловой единице обладают
способностью объединяться в нашем сознании в общее целое, т.е. создавать идеальный
портрет звука. Однако такой подход не был лишен противоречий, и взгляды ученого на
фонему менялись.
Вместе с И.А. Бодуэном де Куртенэ фонологические идеи развивали его друзья и
соратники Николай Вячеславович Крушевский, Василий Алексеевич Богородицкий,
Василий Васильевич Радлов. Казанская Лингвистическая школа, которую в 70-90 гг.
создал И.А. Бодуэн де Куртенэ в Казанском университете много сделала для становления
фонологии.

16. Понятие о фонеме. Дифференцирующая роль фонемы в опознавании


различных значимых элементов языка. Фонемы, позиции, вариации и
варианты фонем. Аллофоны.
Фоне́ма (др.-греч. φώνημα — «звук») — минимальная единица звукового строя языка.
Фонема не имеет самостоятельного лексического или грамматического значения, но
служит для различения и отождествления значимых единиц языка (морфем и слов):
Фонема неделима в линейном отношении. Это минимальная сегментная звуковая единица
языка. Но фонему можно разложить на составляющие ее признаки, т.е. она членима в
структурном отношении. Фонема, как и любая другая единица языка, обладает
присущими ей признаками. В качестве признаков фонем выступают артикуляционные и
акустические признаки, такие, как «глухость», «мягкость», «переднеязычность» и др.
Характеристика фонемы не полностью совпадает с характеристикой звука. Фонема
рассматривается с точки зрения признаков, служащих различению и опознаванию звука
как элемента системы. Фонематическими в том или ином языке становятся не все
признаки звуков, а отобранные этим языком признаки. Артикуляционно-акустическое
подобие тех или иных звуков ничего не говорит об их фонематическом статусе в данном
языке.
Дифференциальными являются признаки, с помощью которых фонемы
противопоставляются друг другу. Дифференциальные признаки (далее – ДП) – это
признаки, обеспечивающие различение фонем, функционально важные признаки.
Например, признаки «звонкость»/«глухость», «твердость/мягкость» являются
дифференциальным для русских согласных фонем, так как по этим признакам согласные
фонемы противопоставлены друг другу в русском языке: /т/ – /д/; /т/ - /т’/. Те физические
признаки, которые обладают смыслоразличительной функцией в данном языке,
называются дифференциальными (различительными) признаками. Дифференциальные
признаки являются фонологически релевантными, фонологическими. Во многих работах
по русской фонетике содержатся противоречивые суждения о согласных [г, к, х] и их
парных [г’, к’, х’]. Но наличие таких слов как кюри (ср. кури), кювет, гяур и др.
свидетельствует о наличии в русском языке мягких заднеязычных фонем.
Для всех русских смычных согласных интегральным (неразличительным) признаком
является непридыхательность, так как в русском языке нет придыхательных смычных
согласных.
Состав дифференциальных признаков у одинаковых звуков в разных языках может быть
различным. Так, в русском языке фонемы /т/ и /т’/ включают в свой состав ДП
«твердость» / «мягкость», а в английском и немецком языках признак «мягкость
/твердость» не выступает как ДП для согласных фонем. В разных языках разные
физические признаки участвуют в различительной способности фонем.
В русском языке «долгота/краткость» гласных не используется для различения морфем и
слов, а в английском и немецком языках «долгота/краткость» являются
дифференциальными признаками фонем (ср. англ. sleep – slip; нем. bieten – bitten). В
русском языке носовое произношение гласных не используется для смыслоразличения, а
во французском и польском признак «назальность» является различительным для гласных
фонем (ср. франц. sa – sang).
Учитывая те признаки, которые характеризуют фонему данного языка, ее можно
представить как пучок дифференциальных признаков. Чтобы определить фонему, надо
знать набор ее дифференциальных признаков, по которым она противопоставляется
другим фонемам данного языка.
Фонема включает инвариант, варианты и вариации.
Инвариант – это идеальный (основной) вид звука.
Варианты – это звуки языка, встречающиеся в слабых позициях минимальной
различительности и входящие в состав двух или более фонем: плод - [пло́т], плоды
- [плÙды́] ® //о//®[о],[Ù]; //д//- [д], [т].
Вариации – это звуки языка, встречающиеся в позициях максимальной обусловленности
и входящие в состав одной фонемы: [лу́к /л'у́к / лу́к'и/ л'у́к'и] - [у],
['у], [у'], ['у'] ; [ра́дъс'т' / т'иэа́тр / ру́б'ит];
[р] - в конце слова после глухих согласных выступает в виде
«оглушенного р»; [р ] перед [у] выступает как “оглубленный р”, [р] перед [а] – как
“неогубленный р”.
Те звуки речи, в которых реализуется та или иная фонема, называются ее аллофонами:
[а́] – инвариант
[Ù ], [ъ], [иэ ], [ь] – варианты аллофоны фонемы // а //
['а], [а'], ['а'] – вариации
Таким образом, фонема – это класс звуков, объединенных ведущими (основными)
дифференциальными признаками. Например, для всех аллофонов //а// будет единым ряд и
нелабиализованность.

Аллофо́н (греч.άλλος другой и φωνή звук) — реализация фонемы, её вариант,


обусловленный конкретным фонетическим окружением. В отличие от фонемы, является
не абстрактным понятием, а конкретнымречевым звуком. Совокупность всех возможных
позиций, в которых встречаются аллофоны одной фонемы,
называетсядистрибуциейфонемы. Носители языка хорошо распознают фонемы, то есть
смыслоразличительные единицы языка, и не всегда в состоянии распознать отдельные
аллофоны одной фонемы. Фонемы в сознании говорящих обычно представлены
основными аллофонами.
Основно́й аллофо́н — такой аллофон, свойства которого минимально зависят от позиции
и фонетического окружения. Основными аллофонами в русском языке считаются:
 гласные в изолированном произнесении;
 твёрдые согласные перед ударным [а];
 мягкие согласные перед ударным [и].
Основные аллофоны обычно реализуются в сильной позиции звука. Сильная позиция —
это позиция, в которой возможно максимальное количество фонем данного типа. В
русском языке для гласных сильной позицией является положение под ударением, для
согласных — перед гласным непереднего ряда.
Различаются комбинаторные и позиционные аллофоны.
Комбинато́рные аллофо́ны — реализации фонем, связанные скоартикуляциейпод
влиянием фонетического окружениязвуков.
Примерами комбинаторных аллофонов в русском языке могут служить:
 продвинутые вперед гласные заднего ряда [а], [о], [у] после мягких согласных;
 лабиализованные (огубленные) согласные перед гласными [о], [у];
 звонкие аффрикаты [дз], [д’ж'] на месте [ц], [ч] перед звонкими шумными.
Комбинаторными аллофонами также считаются назализованные гласные перед носовыми
[n], [m], [ŋ] в английском языке. В некоторых языках мира комбинаторные признаки
(например, назализация) могут распространяться на несколько слогов.
Позицио́нные аллофо́ны — реализации фонем, связанные с их фонетической позицией в
слове или слоге. Под фонетической позицией принято понимать:
 положение звукапо отношению к абсолютному началуслова(после паузы);
 положение звука по отношению к абсолютному концу слова (перед паузой);
 положение звука по отношению к ударению.
Позиционными аллофонами гласных [а], [о] в русском языке считаются гласные [ъ], [ʌ] в
безударных слогах.
Обязательные и свободные аллофоны
В зависимости от степени предсказуемости реализации, аллофоны подразделяются
на обязательные, то есть реализуемые в соответствии с правилами грамматики языка,
и свободные, то есть реализуемые в соответствии с предпочтениями говорящих.

17. Принципы классификации гласных. Принципы классификации


согласных.
1. Основные параметры классификации гласных
Наиболее распространенной является артикуляционнаяклассификация гласных.
Так как при образовании гласных в речевом аппарате преграда не возникает, гласные
невозможно классифицировать по тем признакам, на которых строится классификация
согласных: невозможно говорить ни о месте, ни о способе образования. Признак
«участие – неучастие голоса» также нерелевантен (неважен), так как при образовании
гласных голосовые связки обязательно работают.
В артикуляции гласных участвует весь речевой аппарат, ноглавнуюроль играетязык,
так что основаниями классификации гласных в первую очередь служат:
 ряд(движение языка погоризонтали),
 подъем(движение языка повертикали),
 а также работа губ.
Эти признаки характеризуют гласные в подавляющем большинстве языков мира 7.
Английские фонетисты БэллиСуит (Alexander Melville Bell (1847–
1905),Henri Sweet(1845–1912)) разработали таблицу гласных, в которой учитываются:
 3 положения языка при движении по горизонтали,
 3 степени его подъема.
В зависимости от того, какая часть языкаподнимается при произнесении гласного,
различаются гласные:
 переднего,
 среднего (смешанного),
 заднегоряда.
1. При произнесении гласных переднегоряда ктвердомунебу
поднимаетсясредняя часть языка, акончикязыка находится у передних нижних
зубов; вся масса языка продвинута вперед:
 [и].
2. При произнесении гласных среднегоряда к небу поднимаетсявесь язык,
вытянутый вдоль полости рта:
 [ы].
3. При произнесении гласных заднего ряда к мягкому небу
поднимается задняя часть языка, а кончик языка отодвинут от передних нижних
зубов; вся масса языка отодвинута назад:
 [у].
Разумеется, резких физиологических границ, отделяющих артикуляцию гласных одного
ряда от гласных другого ряда, нет. Однако, в тех языках, где встречаются все эти
артикуляторные типы, они достаточно четко выражены.
Движение языка по направлению к небу (твердому или мягкому) определяет степень
подъема, илизакрытость иоткрытостьгласных. Этот признак связан со степенью
раствора рта [ООФ, с. 21].
По признаку движения языка по вертикалиразличаются гласные:
 верхнего,
 среднего,
 нижнего подъема.
1. При образовании гласных верхнегоподъема язык занимает самое высокое
положение:
 [и], [у], [ü].
2. При произнесении гласных среднего подъема язык и нижняя челюсть менее
приподняты:
 [э], [о].
3. При произнесении гласных нижнегоподъема язык наиболее опущен (напр., у врача
предлагается произнести: а – а – а). Фактически никакого подъема языка нет, так
что звук [а] чисто условно относится к гласным среднего ряда.
Система русских гласныхфонем в этой таблице выглядит так:
подъем: передний ряд средний ряд задний ряд

верхний и (ы) у

средний э о

нижний а
Получается так называемый «треугольник русских гласных», очень наглядный и удобный,
т.к. с его помощью можно примерно определить зону образования гласных типа [и], [а] и
т.д. в других языках:
Иыуэоа
По участию губгласные делятся на
 лабиализованные(огубленные) – губы округлены [о] или округлены и вытянуты
вперед [у];
 нелабиализованные (неогубленные) – губы нейтральны [а], [э] или растянуты [ы],
[и].
Лабиализация (округление, вытягивание) существенно влияет на форму резонаторов, а
тем самым и на тембр гласных: онпонижается.
Если учесть лабиализацию, то в таблице получится 18 клеток:
подъем: передний ряд средний ряд задний ряд

нелаб. лабиал. нелаб. лабиал. нелаб. лабиал.

верхний и ü (ы) y ы у
их нем. über норв. hus каз. rыз ум

средний э, ε ö, ø ьъ Λ о
этафр. les фр. seul  8 англ. sun он

нижний æ а α: 
англ. man ангел англ. part англ. dog
[Реформатский, с. 185; Кодухов, с. 122]
Различие лабиализованных и нелабиализованных гласных переднегоряда ярко
проявляется во французском, немецком, уральских, алтайских и др. языках:
немецкий французский
Kiefer [i:] ‘сосна’ –Küfer  [y:] ‘бондарь’dire [dir] ‘говорить’–dure [dyr] ‘твердый’
edel [e:] ‘благородный’–Öde [ø:] ‘пустыня’fée [fe] ‘фея’ –feu [fø] ‘огонь’
Helle [ε] ‘ясность’– Hölle [œ] ‘ад’père [pεr] ‘отец’– peur [pœr] ‘страх’
Современная экспериментальная фонетика способна фиксировать очень тонкие
артикуляционные различия, так что трех рядов и трех подъемов часто
недостаточно 9[Шайкевич, с. 19–20]. См. схему в [Маслов, с. 81].
По словам Л. Р. Зиндера, «от [i] к [а]… ведетнепрерывный ряд гласных, возникающий
при медленном опускании или подъеме языка. Три, четыре, шесть или семь степеней
подъема – это лишь условные остановки на этом пути» [Цит. по: ЛЭС, с. 106].

Основные принципы классификации согласных.


При классификации согласных учитывают три признака, определяющие качество
согласного:
1. Действующий орган.
2. Способ образования.
3. Участие голоса.
По активному действующему органу различают:
1. Губные согласные. Образуются при активном участии губ.Губные согласные
делятся на губно-губные и губно-зубные. Первые образуются смыканием нижней
губы с верхней. К ним относятся: [л], [л’], [б], [б’], [м], [л]. Вторые образуются
сближением нижней губы с верхними зубами. К ним относятся: [ф], [ф’], [в], [в’]. 
2. Язычные согласные, которые делятся на следующие группы.
1. Переднеязычные согласные.   Образуются при активном участии передней части
спинки языка. Переднеязычные согласные делятся на две группы: зубные и нёбно-
зубные. При образовании зубных согласных передняя часть языка смыкается или
сближается с верхними зубами. К ним относятся: [т], [тgt;], [0], [0']» [с], [с’], [з],
[з'З, [ц], [к], [и'], [л], [л']. При образовании нёбно-зубных согласных передняя часть
языка поднимается к передней части нёба и там создается преграда в области
альвеол. К ним относятся: [ні], [ж], [ш’]
2. Среднеязычные согласные. Среднеязычным, а по пассивному органу
средненёбным, в русском языке является согласный [j]. При его образовании
средняя часть языка поднимается переднему нёбу. 
3. Заднеязычные согласные.Заднеязычные, а по пассивному органу задненёбные,
звуки [к], [г], [ж], [к’], [г’]; [ж’] образуются смыканием ([к, г]) или сближением
([ж’]) задней части языка с неподвижным задним нёбом.
3. Глоттальные согласные. В русском языке глоттальных согласных нет, в
английском языке один – [h].
По способу образования различают:
1.Смычные согласные. Согласные звуки, при артикуляции которых органы речи
находятся в таком положении, что поток воздуха из легких полностью блокируется с
помощью смычки, создаваемой в полости рта или в гортани. Смычные согласные делятся
на:
 взрывные, при артикуляции которых нёбная занавескаподнята, и воздух проходит
вротовую полость, а размыкание смычки происходит резко и напоминает взрыв; в
русском — [б, п, д, т, г, к]
 аффрикаты — размыкание смычки происходит не резко и похоже на
артикуляцию фрикативных согласных; в русском — [ч, ц]
 носовые  (назальные, смычно-проходные), при артикуляции которых небная
занавеска опущена, и воздух выходит через нос; в русском — [м, н]
2. Щелевые (фрикативные) согласные. Образуются неполным сближением активного и
пассивного органов речи, в результате чего между ними остается узкая щель, через
которую проходит воздух; шум образуется трением воздуха о стенки щели. Щелевые
согласные делятся на:
 Серединные – щель сохраняется по средней линии прогнутого языка, бока
которого прижаты к небу. [в], [ф], [ф’] [з], [с], [з’], [с’], [ж], [ш], [х], [х].
 Боковые – посередине создается смычка (язык соприкасается с твердым небом или
верхними зубами), а воздух выходит через боковую щель.[л], [л‘]
3. Дрожащие согласные. Дрожащими являются согласные, при образовании которых
кончик языка то смыкается, то размыкается с альвеолами при прохождении воздушной
струи (вибрирует). К дрожащим в русском языке относятся: [р], [р’]. 
По участию голоса согласные делятся на:
1. Шумные - Согласные, образуемые шумом в сопровождении голоса (звонкие
согласные) или при помощи только шума (глухие согласные). К шумным принадлежат все
согласные, кроме сонорных
2. Сонант( сонорный звук) -  согласный звук, в образовании которого голос (муз. тон)
преобладает над шумом, например - р, л, м, н.
9. Основные принципы классификации гласных.
Различия между гласными, по Л.Р. Зиндеру, могут касаться следующих признаков,
которые в неодинаковой степени отражаются в различных классификациях:
 наличие - отсутствие голоса (возможны глухие гласные, которые производятся
струёй воздуха, проходящей через надгортанные полости и  возбуждающей их
собственные тоны; разновидностью глухих гласных являются шёпотные гласные);
 напряжённость - ненапряжённость (ненапряжёнными являются неударенные
редуцированные гласные, распространённые во многих языках; различение по
признаку [напряжённости - ненапряжённость] характеризует, в частности,
противопоставление в нем. языке закрытых и открытых / узких и широких
гласных);
 длительность (эти различия могут зависеть от общих фонетических условий и быть
от них независимыми, фонематически значимыми; в таких случаях может
различаться порядка двух или более степеней длительности; так, в нем. языке
признак долготы во многих случаях сопряжён с признаками закрытости и
напряжённости гласного);
 наиболее решающие для классификации гласных различия в положении языка,
лучше всего учитываемые в трапециевидных схемах (см. схемы у Л.В. Щербы, Л.Р.
Зиндера, Ю.С. Маслова, Л.В. Бондарко и её соавторов, а также схему МФА):
 в горизонтальной плоскости различия по ряду - гласные передние, задние и
смешанные (в иных классификациях средние, или центральные; по Л.В. Щербе
смешанные и центральные согласные предполагают неодинаковый уклад языка);
можно, далее, говорить о выдвинутых задних, об отодвинутых передних;
 в вертикальной плоскости различия по степени подъёма (Л.В. Щерба отмечает
произвольный характер их разграничения  и намечает 6 ступеней как условные
остановки при медленном опускании или подъёме языка).
 также решающие для классификации гласных различия в действии губ / различия
по отсутствию – наличию лабиализации (гласные неогублённые и огублённые);
 относительная однородность - неоднородность артикуляции (монофтонги,
дифтонги, трифтонги; дифтонгоиды);
 отсутствие - наличие дополнительных артикуляций (назализация, фарингализация).

18. Взаимодействие звуков в речевом потоке. Основные фонетические


процессы.
Взаимодействие звуков в речевом потоке.
Звуки речи, употребляясь в составе слога, слова и фразы, оказывают друг на друга
влияние и претерпевают изменения. Эти видоизменения звуков в речевом потоке
называются фонетическими процессами.
Основные фонетические процессы.
Основными комбинаторными явлениями являются ассимиляция, диссимиляция,
аккомодация. Они охватывают в основном согласные звуки.
Аккомодация – это приспособление одних звуков другим. Такие приспособления
возникают между согласными и гласными, обычно стоящими рядом. При этом могут
возникать так называемые глайды, например, если внимательно вслушаться в
произношение слова воля, то можно расслышать между в и о очень коротенькое у.
Ассимиляция - это артикуляционное и акустическое сближение (уподобление) звуков
(согласных с согласными, гласных с гласными), т.е. приобретение фонетического
сходства. Когда мы пишем отдать, но произносим аддать, то последующий звук д,
уподобляя себе предшествующий т, создает ассимиляцию.
Ассимиляция может быть полной, когда один из звуков целиком уподобляет себе другой
(отдать, бесшумный, изжога), или частичной, когда один из звуков лишь частично
приближает к себе другой, но полностью не сливается с ним. В русском языке
слово ложка произносится как лошка, так как глухой согласный к, воздействуя на
предшествующий ему звонкий ж, превращает этот последний в глухой ш. Здесь
образуется не полная, а лишь частичная ассимиляция звуков, то есть не полное их
уподобление друг другу, а лишь частичное сближение (звуки к и ш различны, но вместе с
тем связаны друг с другом общим признаком глухости). Следовательно, по степени
уподобления ассимиляция бывает полной и частичной.
Ассимиляция бывает прогрессивной и регрессивной. Прогрессивная ассимиляция
возникает в том случае, если предшествующий звук воздействует на последующий.
Регрессивная ассимиляция возникает в том случае, если последующий звук воздействует
на предшествующий звук. В приведенных примерах "аддать" и "лошка" мы имеем дело
с регрессивной ассимиляцией. Прогрессивная ассимиляция встречается значительно реже,
чем регрессивная. Так, немецкое существительное Zimmer образовалось от старого
слова Zimber: предшествующее m уподобило себе последующее b, образовав два
одинаковых звука.
Своеобразный вид прогрессивной ассимиляции представлен в тюркских языках. Это так
называемая гармония гласных (сингармонизм). Сингармонизм приводит к ассимиляции
гласных во всем слове. Вот несколько примеров из ойротского языка: карагай (сосна), где
первый гласный а обусловливает наличие всех остальных гласных а, егемен (женщина) -
первый гласный е определяет появление последующих е. Как видим, ассимиляции
подвергаются не только соседние звуки, но и те, которые отделены друг от друга в слове
другими звуками. То есть мы имеем дело с несмежной ассимиляцией.
Когда из древнерусской формы топерь образовалась современная теперь, то регрессивная
ассимиляция захватила уже не смежные, не рядом стоящие звуки (е уподобило себе о).
Несмежный характер имеет ассимиляция при гармонии гласных в тюркских языках.
Таким образом, ассимиляция бывает полной и частичной, прогрессивной и регрессивной,
смежной и несмежной. Так в слове "аддать" мы имеем дело с ассимиляцией полной,
смежной, регрессивной.
Причины возникновения ассимиляции объясняются взаимодействием звуков в речевом
потоке.
Диссимиляция - это случаи расподобления звуков. Диссимиляция встречается
значительно реже ассимиляции и свойственна обычно просторечному ненормированному
произношению (транвай, колидор, бонба) Опять, как и в случае с ассимиляцией речь
идет о взаимодействии согласных звуков с согласными, а гласных с гласными. Когда в
некоторых русских диалектах говорят лессора вместо рессора, то два одинаковых
несмежных звука рздесь расподобляются, образуя л и р. Последующее р как бы
отталкивает от себя предшествующее, в результате получается диссимиляция несмежная
регрессивная. Когда в разговорной речи иногда можно
услышать транвай вместо трамвай, то здесь происходит диссимиляция, но смежная: два
губно-губных звука (м в) расподобляются, образуя, переднеязычный н и губно-губной в.
Следовательно, диссимилироваться могут как совершенно одинаковые звуки
(например, р и р в примере рессора), так и близкие по артикуляции, но все же
неодинаковые звуки (например м вслове трамвай).
Как и ассимиляция, диссимиляция различается прогрессивная и регрессивная, смежная и
несмежная. Диссимиляция иногда отражается в литературном языке, в письменной форме
речи. Современное верблюд образовалось от старой формы вельблюд в результате
регрессивной диссимиляции двух л. Современное февраль возникло в результате
прогрессивной диссимиляции из старого феврарь (лат. februarius). На почве
ассимиляции/диссимиляции происходят разнообразные фонетические явления.
Редукция – основной позиционный фонопроцесс, это ослабление звуков в безударном
положении (для гласных) или на конце слова (для согласных). (молоко, зуб)
Редукция бывает количественной и качественной. При количественной редукции
гласный безударного слога теряет в долготе и силе (именно это условно и называют
количеством гласной), но характерный тембр гласной сохраняется. В русском языке такой
редукции подвергается гласный у: бур – буран – буровой.
При качественной редукции происходит то же, что и при количественной, но теряются
еще и те или иные признаки тембра, т.е. качества (вода – воды, в первом случае в
безударной позиции о похоже на а)
Редуцируются и согласные звуки, следствием такой редукции является свойственное
некоторым языкам, в частности русскому, оглушение звонких согласных в конце слова
(дуб, зуб, код).
Прочие фонетические процессы.
Диэрезы (или выкидки) имеют ассимилятивную основу, например, устранение йота
между гласными, которые стремятся уподобиться друг другу и слиться в один звук:
например, в слове бывает - основа бывай, с переходом в некоторых русских диалектах
в бываат; или выкидка мгновенных согласных т и д, например, в таких словах,
как честный, счастливый; или же устранение тех же т и д в группах стк, здк, например,
в словах поездка, повестка, то что в школьных грамматиках называется
непроизносимыми согласными.
Но бывают диэрезы и на диссимилятивной основе, что проявляется особенно ярко
в гаплологии, когда выкидке подвергается один из двух одинаковых или подобных слогов,
например траги/ко/комедия - трагикомедия, минера/ло/логия - минералогия.
Эпентезы (или вставки) чаще всего имеют диссимилятивную основу, чаще всего речь
идет о вставке звуков в или й между гласными, например в просторечии
говорят Ларивон вместо Ларион или Родивон вместо Родион, а также радиво, какаво.
Йотовая эпентеза типична также для просторечия. Так говорят: скорпиён, шпиён,
фиялка, павиян и так далее. В области согласных частый случай - вставка мгновенного
звука между двумя согласными. Например, ндрав, страм вместо нрав и срам.
Протезы (или надставки) являются собственно разновидностью эпентез, только протезы
не встречаются в середине слова, а приставляются спереди, к началу слова. В качестве
протетических согласных выступают опять же в й, которыми прикрываются начальные
гласные, например, вострый, етовместо это. В качестве протетических гласных в русском
языке может выступать также и, например, в южнорусских диалектах говорят "ишла"
вместо "шла". Здесь назначение и - разгрузить группу начальных согласных.
К диссимиляции тесно примыкают случаи так называемой метатезы (перестановки)
смежных и несмежных звуков внутри слова. Современное русскоетарелка образовалось
от старой формы талерка путем метатезы л и р: р заняло место л, а л соответственно
передвинулось на место р. Так в белорусском языке сохраняется старая
последовательность звуков л и р в слове талерка. То же следует сказать о
польском talerz и о немецком Teller(тарелка).
В языке различают также чередования звуков, то есть взаимную их замену на тех же
местах, в тех же морфемах. Важно различать виды чередований, так как одни из них
относятся к области фонетики, а другие к области морфонологии, и должны, таким
образом, изучаться соответствующими разделами языкознания.
Фонетические (живые) чередования - это изменения звуков в потоке речи, которые
вызваны современными фонетическими процессами. Эти чередования обусловлены
позицией. При фонетических (живых) чередованиях чередуются варианты или вариации
одной и той же фонемы, без изменения состава фонем в морфемах. Таковы чередования
ударных и безударных гласных в русском языке, например, воды - вода - водовоз, где и
варианты фонемы о. Или чередования звонких и глухих согласных звуков: друг - друга,
где к является вариантом фонемы г.
Фонетические чередования имеют обязательный характер в данном языке. Так, в русском
языке все гласные в безударных слогах редуцируются, а все звонкие согласные на конце
слова оглушаются. К выражению значения эти чередования не имеют никакого
отношения. Они обусловлены позицией в слове и изучаются в фонетике.
Фонетические (живые) чередования обычно остаются невыраженными в письменной
речи.
От живых (фонетических) чередований следует отличать нефонетические чередования,
которые не являются предметом изучения фонетики. При нефонетических чередованиях
изменение звучания не зависит от позиций звука в слове. При этом чередуются разные
фонемы, благодаря чему одна и та же морфема получает разный фонемный состав,
например, друга - друзей - дружеский.
Среди нефонетических чередований различают чередования морфологические и
грамматические.
1) Морфологические (или исторические, традиционные). Такое чередование не
обусловлено фонетической позицией, и не является само по себе выразителем
грамматического значения. Историческими такие чередования называются потому, что
они объясняются только исторически, а не из современного языка. Традиционными их
называют потому, что как смысловой необходимости, так и фонетической вынужденности
эти чередования не подчиняются, а сохраняются в силу традиции.
При морфологических чередованиях чередуются:
а) гласная фонема с нулем, например, сон - сна, пень - пня. (так называемая беглая
гласная)
б) одна согласная фонема с другой согласной фонемой: к - ч г - ж х - ш, например, рука -
ручка, нога - ножка, муха - мушка;
в) две согласные фонемы с одной согласной фонемой: ск - щ ст - щ зг - ж зд - ж,
например, плоскость - площадь, простой - упрощение, брюзга -брюзжать, запоздать -
позже.
2) Грамматические чередования очень схожи с морфологическими. Нередко их
объединяют вместе. Однако существенное отличие грамматических чередований от
морфологических (традиционных, исторических) состоит в том, что грамматические
чередования не просто сопровождают различные словоформы, а самостоятельно
выражают грамматические значения. Так, например, чередования
парных л и л мягкого, н и н мягкого, а также чередования к - ч х - ш могут различать
краткое прилагательное мужского рода и существительное категории собирательности,
например, гол - голь, рван - рвань, дик - дичь, сух - сушь. Чередование г - ж может
различать несовершенный и совершенный вид глаголов, напр. избегать, прибегать,
убегать и избежать, прибежать, убежать.
Подводя итог сказанному относительно чередований, еще раз подчеркнем, что из всех
видов чередований только фонетические (живые) чередования рассматриваются в
фонетике. Все явления нефонетических чередований изучает морфонология, хотя
изучение их функций, выражения тех или иных грамматических значений относится уже к
грамматике.
Типы фонетических процессов
Фонетическими процессами, илифонетическимизаконами называются регулярные
изменения звуков в речевой цепи.
Фонетические процессы делятся на
 синхронные(те, которые происходят на современном этапе),
 диахронные (те, которые произошли когда-то в истории языка и закрепились
в словах).
В зависимости от влияющего фактора фонетические процессы делятся на
 позиционные (влияет позиция по отношению к ударению, началу и концу
фонетического слова),
 комбинаторные (влияет окружение, т.е. соседние звуки).

19. Изменение звуков по аналогии. Спонтанные изменения звуков.


Спонтанные изменения - один из типов звуковых изменений, представляющие собой
позиционно необусловленные (беспричинные) изменения звука.
Пример :Под категорию спонтанных законов подводили, например, такие звуковые
изменения, как утрата носового качества у восточнославянских [о]ж и [?]А и замена их
соответственно гласными [у] и ['а]
Следует отметить, что некоторые изменения, считавшиеся ранее «спонтанными»,
признавались обусловленными с установлением каких-либо новых закономерностей,
которые раньше не замечались.
 
В общем, исторические изменения в фонетической системе языка бывают двух типов:
1) изменения в фонемном составе, не изменяющие фонетической системы языка;
2) изменения в фонемном составе, вызывающие преобразование фонетической системы
языка, что приводит к конвергенции или дивергенции фонем.
Проиллюстрируем это примерами.
В древнерусском языке фонема /э/ под ударением после мягкого согласного перед
твердым изменилась в /о/: село – с?ла, сестра – с?стры; для этого даже была введена буква
«?». Однако это в целом не изменило фонетическую систему русского языка: количество и
качество фонем осталось прежним.
Иное наблюдается при конвергенции фонем.
Конвергенция фонем заключается в историческом совпадении исконно разных фонем, т. е.
происходит слияние разных фонем в одну.
В русском языке в результате утраты носовых гласных совпали фонемы /у/ как исконно
русская (графически обозначалась оу) и /у/ из /?/ (графически – буква «юс большой»).
Например: древнерусские оухо, доумати (ухо, думать) и русские слова «рука», «суд» из
древнерусских р?ка, с?д. Аналогично слились в одну фонему /а/ общеславянская
фонема /?/ (графически – буква «юс малый») и исконно русская /а/: [м?съ] – мясо, [п?т’] –
пять и мати (мать), рана. Конвергенция коснулась и двух древнерусских фонем /э/,
которые существовали как /э/ и /?/ (е закрытое) (графически Ђ – буква « ять»): этот, село,
ЂХАТИ ? ехать; ВЂК ? век и т. п.

20. Исторические и функциональные изменения фонем. Чередования


звуков.

Редукция - это ослабление или изменение звучания гласных звуков в безударных слогах.
Выделяются две разновидности редукцииа) количественная. Означает, что согласный звук
звучит короче и слабее в безударном положении, чем под ударением. В русском языке
количественной редукции подвергаются гласные звуки и, ы, у: суп - супы;б) качественная.
При качественной редукции происходят такие изменения гласного, при котором он
изменяет свои качества. Качественной редукции подвергаются гласные а, о, э: дом -
домаФонетические процессы и их развитиеВ процессе исторического развития и речевого
функционирования фонемы подвергаются изменениям. Будем рассматривать изменения
фонем исторические и функциональные.Историческими называются исчезновения одних
фонем и появление других в системе языка.В последствии в др. русском языке
присутствовали слабые гласные, обозначающиеся буквами ъ (ер) и ь (ерь), а так же
гласный, обозначающийся буквой ħ (ять). Все эти фонемы исчезли. В др. русском языке
развилась противопоставление твёрдых фонем мягким, в результате чего количество
фонем резко возросло.Функциональные изменения фонем в отличии от исторических
свойственны языку определенного исторического периода и наблюдаются не во все
времена, в речевом потоке конкретно. Функциональные изменения фонем называются
действующими звуковыми единицами или сложившимися в языке традициями.
Чередования фонем являются функциональными изменениями.Чередование фонем
бывают либо комбинаторными или позиционными. Комбинаторные изменения фонем
вызываются взаимным влиянием фонем и объясняются связанностью изменений
выдвигаются три больших типа:аккомодация;ассимиляция;диссимиляция.Артикуляция
каждого звука складывается их трех этапов:Экскурсия — это движение органов речи и
состояние покоя к рабочему положению;Выдержка — это положение органов речи, при
котором произносится тот или иной звук;Рекурсия — это возращение органов речи в
исходное положение.Аккомодация — это своеобразное приспособление одних звуков к
другим. Обычно, когда говорят об аккомодации, имеют ввиду влияние гласных на
произношение согласных на произношение гласныхАссимиляция — это акустическое и
артикуляционное употребление одного звука другому в речевом потоке, т.е. приобретение
фонетического сходства. Если предшествующий звук звонкий, а последующий глухой, то
предшествующий может стать глухим: шуба — шубка.По степени употребления
бывают:полная ассимиляция;частичная ассимиляция — употребление звуков не по всем
признаком, а частично.Диссимиляция — явление, противоположное ассимиляции — это
расподобление звуков, т.е. утрата ими общих фонетических признаков. Диссимиляция
свойственна живой ненормативной, т.е. неупорядоченной строгими правилами
литературного языка, речи.Разновидностью ассимиляции является сингармонизм
гласным. Этот процесс свойствен тюрской семье языков. Сингармонизм гласных — это
подобление гласных в афиксах гласному в корне.Другие комбинаторные
изменения.Особым типом комбинаторных изменений фонем является метатеза или
перестановка звуков, которая обычно наблюдается при усвоение взаимственных слов.В
разных языках наблюдается гаплалогия, или выпадение одного из одинаковых звуков или
слогов.Нередко встречаются такие фонетические явления, как эпентеза — это вставка того
или иного звука в слове.Протеза — это приставка звуков в начале слова: осень —
восемь.Нередко встречается и диэреза — это пропуск согласных звуков групп сочетаний
согласных: сердце.

21. Фонетическое членение речи. Фразы, такты, слоги, звуки.


Фонетическое членение речи
Речевой поток распадается на отрезки различной длины, выделяемые по определенным
основаниям.

Звук – наименьшая единица речи, характеризуемая набором 1) акустических, 2)


артикуляционных и 3) собственно лингвистических (социальных) характеристик. Звук в его
социальном аспекте, рассматривается в фонологии. 

Слог – минимальная произносительная единица речи, представляющая собой звук или


сочетание звуков, один из которых более звучен. В русском языке носителем слога является
гласный звук или сонорный согласный, о чем говорят рифмы типа рубль-убыль. В
слове рубль между [б] и [л’] за счет акустических признаков последнего (преобладания тона
над шумом) возникает призвук гласного [ъ] – [рубъл’]
Граница слогов определяется следующим образом. Звукам в соответствии с их звучностью
приписывают индексы. Гласные, как самые звучные, имеют максимальный индекс – 4,
сонорные – 3, звонкие – 2, глухие – 1. Слоговая граница проходит между звуками, наиболее
контрастными по звучности. При этом учитывается, что в составе слога должен быть один и
только один гласный: ска4-ч1к1а, но ска4л3-к1а. Если по индексам звучности определить
границу между слогами невозможно, обращаются к дополнительному критерию. По
экспериментальным данным санкт-петербургских фонетистов, внутрисловные слоги русских
слов как тенденцию сохраняют праславянский закон открытости: са4-м3б2о, а не са4м3-б2о.
Исключение составляет самый звучный и регулярно вокализующийся в безударных слогах
сонорный [j] ([й]), закрывающий слог: та4й3-г2а.

Фонетическое слово – слог или группа слогов, объединенных общим ударением.


Фонетическое слово чаще всего совпадает с лексическим: диван [д,иван]. Однако, с одной
стороны, оно может включать в свой состав два или даже три лексических слова: на диване
бы [нд,иван,ьбы]. С другой – одно лексическое слово может распадаться на два
фонетических: диван-кровать – [д,иван] и [крват,].
При умеренном темпе произношения знаменательное слово присоединяет проклитические
(предлоги и частица не) и энклитические (частица бы) элементы, образуя с ними одно
фонетическое слово: не брал [н,иэбрал], не брал бы [н,иэбралбы]. Постпозитивная
частица ли является самостоятельным фонетическим словом, что видно из примеров
типа снег ли [с,н,эк л,и], дождь ли [дошт, л,и] – согласные находятся не перед сонорным [л,],
перед которым не происходило бы их оглушение, а на конце слова, где в русских словах
встречаются только глухие. Ср. с частицей бы: снег бы [с,н,эгбы].
Союзы в соответствии со своей соединительной функцией не примыкают к знаменательным
словам: Слова не мальчика, но мужа[…н,иэмал,ч,икъ / но мужъ]. В случае проклитического
примыкания союза, произошла бы редукция гласного в союзе и возникли бы омофоны: но
мужа и на мужа совпали бы в одном звучании [нмужъ]. 

Речевой такт – фонетическое слово или группа слов, объединенных интонацией неконца
предложения. В потоке речи такт представляет собой отрезок до первой легкой паузы, после
которой ожидается продолжение высказывания: Выткался на озере алый свет зари (С.
Есенин) – [выткълс,ь ноз,ьр,ь / алый св,эт зр,и]. 

Фраза (синтагма) – фонетическое слово, речевой такт или группа тактов, объединенных


интонацией конца предложения. Конец фразы характеризуется глубокой паузой,
сигнализирующей о законченности одного коммуникативного акта: Выткался на озере алый
свет зари. На бору со звонами плачут глухари – [выткълс,ь ноз,ьр,ь / алый св,эт зр,и //
нъбру сзвонъм,и плач,ут глухр,и].
Знаки препинания внутри предложения обычно соответствуют границам тактов, а знаки
концов предложений – границам фраз. Но иногда знак внутри сложного предложения может
совпадать с границей между фразами: С улыбкой на лице и со слезами Осталась ты на
пристани морской, И снова шторм играет парусами и Всей моей любовью и тоской (Н.
Рубцов) – […// и сновъ шторм / играйьт пърусам’и / и фс’эй мэй л’убов’йу и тской]. А знак
конца предложения может совпадать с тактовой границей: Россия, Русь! Храни себя,
храни! (Н. Рубцов) – два предложения, но четыре такта: [рс’ийь / рус’ / хрн’и с’иэб,а
/хрн’и].

22. Дифтонги. Дифтонгоиды. Фонологическая трактовка полифтонгов.


Характер гласного изменяется на протяжении его произнесения в потоке речи, т.е.
гласный является неоднородным с акустической точки зрения. Однако эта
неоднородность, возникающая вследствие влияния соседних звуков, с фонематической
точки зрения несущественна; для говорящего и слушающего она остается незаметной.
Особую категорию гласных представляют собой двусоставные гласные, составляющие
однако, известное единство. Единство это может быть определено чисто фонетически как
«слитность» произношения и фонематически как неразделимость на две фонемы. Это
обстоятельство заставило фонетичность ввести в обиход понятие дифтонга (гр. di(s)
дважды, двойной + phthongos голос, звук).
Дифтонг – сочетание двух гласных звуков в одном слоге, функционирующее в качестве
единой, сложной единицы звуковой системы.
Основным фонетическим признаньем дифтонга считается то, что он представляет
сочетание двух гласных, составляющее один слог. Эти звуки нередко ярко контрастны по
качеству. Напр.: открытые гласные сочетаются с закрытыми: [ai]; неогубленные с
огубленными [au]; но возможно и сочетание гласных, близкие по артикуляции [ou, ei,
uo].
Следует различать 3 вида дифтонгов:
1. падающие (нисходящие) дифтонги, где гласный в качестве вершины слога
предшествует другому созвучащему, т.е. вершина слога находится в первом
элементе дифтонга (нем. Maus [maos] – мышь, Eis [aes] – лед)
2. восходящие дифтонги, где, наоборот, вершина следует за созвучащим гласным
(исп. puedo [pueđo] – могу)
3. равновесные, где господствует неустойчивое равновесие, так, что нельзя различить
какой из обоих гласных является вершиной (латыш. meita [meita] – дочь)
Л.В. Щерба считал первые два типа ложными дифтонгами, т.к. их компоненты
неравноценны – один из них является подчиненным; третий тип он назвал истинным
дифтонгом, т.е. оба компонента при сохранении целостности слога остаются фонетически
равноценными.
Фонематическая трактовка дифтонгов представляет собой одну из наиболее сложных
фонологических проблем вообще. Вопрос идет о том, составляет ли дифтонг сочетание
двух самостоятельных фонем или же является одной фонетически сложной фонемой. В
общем, вопрос этот является частным случаем общей проблемы членения речевого
потока. Как было уже сказано, сильнейшим фактором членения является
морфологический. Только в том случае, когда соответствующее сочетание фонематично,
можно говорить о дифтонге как фонематической единице. Дифтонги никогда не
оказываются морфологически расчлененными. Нет такого слова, в котором
морфологическая граница проходила бы между компонентами дифтонга. Нельзя привести
такой пример, когда бы компонент дифтонга оказался самостоятельной морфологической
единицей.
В русских дай [da¹], пой [po¹] (в фонематической транскрипции /daj/, /poj/
сочетания ай, ой произносятся единым артикуляторным движением, в которых вторым
компонентом является редуцированное неслоговое [¹]. Дифтонги [a¹], [o¹] фонематически
разложимы. Достаточно проспрягать указанные глаголы, чтобы увидеть, что оба
компонента этих двугласных имеют разные морфологические функции, принадлежащие к
разным морфемам.
В настоящем времени рассмотренных выше глаголов граница слогов проходит внутри
дифтонгов: /pa-ju/ пою, даю /da-ju/.
Таким образом, с точки зрения слогоделения русские дифтонги оказываются
фонематически разложимыми, т.е. они представляют собой сочетание двух фонем,
происходят из двух самостоятельных единиц.
В нем. слове Mai /mae/ дифтонг всегда остается в пределах одного слога, т.е. здесь
дифтонг является единой фонемой. В немецком языке, в отличие от русского, дифтонги
никогда не восходят к двум самостоятельным единицам.
Таковы приемы и критерии, которыми следует пользоваться при фонематической
трактовке дифтонгов, при определении их монофонемного или биофонемного характера.
Наряду с дифтонгами следует различать дифтонгоиды. Дифтонгоиды представляют собой
собственно не сочетание двух гласных, а один гласный, начинающийся или
заканчивающийся инородным элементом. М.И. Матусевич пишет по этому поводу:
«Особую категорию гласных представляют собой звуки, носящие до некоторой степени
дифтонгический характер. Суть их заключается в том, что гласный имеет в начале (или в
конце) незначительный элемент другого, близкого ему обычно по артикуляции гласного
несколько неоднородный характер, не производящий еще однако, впечатления дифтонга.
Так, в русском языке гласный о обычно начинается с небольшого элемента у, а затем
переходит через закрытый вариант о к открытому, так что его можно фонематически
изобразить uo… Могут быть и дифтонгоиды со скольжением в конце, например ei ,
гласный, часто получающийся у лиц, которые учатся произносить [e] закрытое, например
французского или немецкого языков» (М.И. Матусевич. Введение в общую фонетику. –
Л., 1948: 61).
Таким образом, различие между дифтонгоидом и дифтонгом заключается в том, что
первый представляет собой гласный с призвуком в начале или в конце, а второй –
сочетание двух гласных, составляющее один слог.

23.Интонация, ее значение, типы и функции. Мелодика речи.


Интонационно-ритмическое своеобразие языков.
Интонация и её компоненты.
1. Понятие интонации; интонация и просодия.
2. Компоненты интонации.
3. Функции интонации.
1. Понятие интонации.
По определению Льва Рафаиловича Зиндера интонация – ритмомелодический рисунок
речи, сложное единство 1) речевой мелодики (движение основного тона), 2) ритма
(соотношение сильных и слабых, долгих и кратких слогов), 3) темпа (интенсивности), 4)
тембра речи, 5) фразового и логического ударения, 6) пауз (паузировка обязательна в
интонации).
Итак, мы видим, что большинство исследователей считают компонентами интонации
изменение высоты тона, фразовое ударение, ритм, темп и тембр. Д. Джоунз, Л.В. Щерба,
Р.Ладо и Ч. Фриз рассматривают в качестве компонентов интонации всего лишь один-два
элемента: изменение высоты основного тона и фразовое ударение или изменение высоты
основного тона и ритм. Таким образом, все исследователи считают изменение высоты
основного тона важнейшим компонентом интонации, что полностью соответствует
первоначальному значению термина «интонация» и не может вызывать никаких
возражений.
Интонация и просодия.
Термин «просодия» используется как общее название для сверхсегментных свойств речи:
высоты тона, длительности, громкости.
Просодия имеет акустический, перцептивный и лингвистический (функциональный)
аспекты.
Все аспекты взаимодействуют и могут быть рассмотрены как различные стороны одного
явления. Для обозначения просодических единиц каждого аспекта существует
специальная терминология. При рассмотрении акустического аспекта выделяются
частота, интенсивность, время. Для обозначения просодический единиц перцептивного
аспекта приняты термины высота тона, громкость, длительность. Функциональный аспект
располагает понятием многокомпонентной интонации.
2. Рассмотрим компоненты интонации.
Мелодия – это музыкальное движение голоса в процессе речи (Л.В. Щерба). Речевая
мелодика кардинально может двигаться в двух направлениях: вверх или вниз.
Фразовое ударение – выделение слова на фоне других слов. Это достигается
произнесением ударяемых слов с большим выдыхательным толчком и мускульным
напряжением, чем неударных, а также изменением тона и повышением длительности
ударных слогов в слове предложения. Оно существует во фразе в нескольких
видах: синтаксическое – ядро фразы – тот слог, где голос движется вверх или вниз, оно
показывает коммуникативный тип высказывания (команда, вопрос, утверждение, просьба)
тяготеет к концу фразы;
логическое – появляется во фразе в силу превалирующей роли смысла;
эмфатическое – связано с эмоциональной стороной речи (вкладываем не разум, а эмоции).
Достигается за счет силы громкости.
Темп (длительность) – скорость произнесения тех или иных отрезков речи, которая
зависит от индивидуальных характеристик говорящего, стиля произношения. Темп, как и
другие компоненты интонации, играет важную роль в передаче информации:
- Выполняет структурную роль в формировании единиц речи (синтагм, фраз,
сверхфразовых единиц, строк, строф). Начало и конец единиц речи обычно
характеризуется замедлением речи.
- При помощи темпа (чаще замедленного) выделяются наиболее важные участки
высказывания.
- Передает эмоционально-модальную информацию. Эмоциональная речь характеризуется
отклонением темпа в сторону убыстрения либо замедления. Например, выражение горя,
страха, безразличия характеризуются большей скоростью, чем выражение печали,
презрения. Высказывания, выражающие сдерживаемые эмоции тяготеют к замедлению
темпа, несдерживаемые - к убыстрению.
Ритм (тесно связан с темпом) – повторение ударных слогов в более или менее равные
интервалы времени. Темп и ритм является времен’ными (темпоральными) компонентами
интонации. Ритмичность достигается тем, что акцентируемые слоги выделяемых по
смыслу слов появляются в речи через относительно равные временные отрезки, вычленяя
ритмические группы, выполняя, т.о. функцию организации ритма в речевом контексте.
Организующая функция ритма проявляется не только в его способности дробить
временной континуум на относительно равные временные отрезки, но также и в том, что
он способен объединять более мелкие единицы ритма (ритмические группы) в более
крупные → в синтагмы, синтагмы → во фразы, фразы во сверхфразовые единства,
сверхфразовые единства в → целый речевой контекст.
Тембр – специальная окраска голоса, эмоционально-экспресивное отношение говорящего.
С физической точки зрения тембр – это колебание различной частоты, образующие
совокупность обертонов. В речи тембр выполняет две функции: он дает возможность
различать по голосу говорящих и выступает как индикатор эмоционального состояния
говорящего, благодаря этому высказывание приобретает необходимую эмоциональную
окраску.
Пауза – акустический нуль, прекращение артикуляции, может быть резким переломом в
мелодике. Наша речь представляет собой связный звуковой поток, расчленяемый паузами
на большие или меньшие отрезки. Пауза может быть сделана лишь после того, как
произнесена какая-то группа слов или одно слово, представляющее собой смысловое
единство, и в тоже время синтаксическое единство, то есть объединенные общим смыслом
и синтаксической связью.
Компоненты интонации проявляют себя в двух аспектах:
1. Коммуникативном – интонация сообщает - является ли высказывание законченным
или незаконченным, содержит ли вопрос или ответ, просьбу или команду;
представляет коммуникативные типы высказывания: повествовательные,
восклицательные, вопросительные, побудительные. Характерно для русской
интонационной системы.
2. Эмоциональном – в любой интонации обязательно заключена определенная
эмоция, отношение говорящего к высказыванию – это модальность. Интонация
всегда модальна. Характерно для английской интонационной системы.
3. Функции интонации.
1) Основная функция интонации – функция организации и членения речевого потока.
Представим последовательность слов, лишенных интонационных показателей (пауз,
мелодии и др. показателей). Peter said brother is ill today we must send for the doctor.
(отсутствие знаков препинания подчеркивает отсутствие интонации как суперсегментного
средства).
Эта последовательность звучит неестественно и малопригодна для понимания, так как в
ней содержится ряд трактовок, связанных с различным пониманием.
Усовершенствуем эту последовательность, используя паузы. Так, чтобы в один сегмент
входили слова, наиболее тесно связанные по смыслу. Группируя слова с помощью пауз
по-разному, мы получим различное понимание примера.
′Peter said ‫ ׀‬Brother is ill today.‫ ׀׀‬We must send for the doctor.
′Peter said ‫׀‬Brother is ill.‫ ׀׀‬Today we must send for the doctor
Peter, ‫ ׀‬said brother, ‫ ׀‬is ill today. ‫׀׀‬We must send for the doctor.
2) В естественной речи связь между соседними отрезками может быть менее или более
тесной. Простейший способ отразить это заключается в использовании пауз разной
длительности: unit pause, double pause, treble pause) например: Brother is ill today. // We
must send for the doctor.
В первом варианте мы имеем дел с последовательностью двух относительно
самостоятельных предложений. (││) такая пауза – разделяющая. Краткая пауза (│)
отражает тесную связь между частями сложного высказывания – связывающая.
Различия в характере пауз используются интонацией в функции выражения степени связи
между единицами членения.
3) Функция оформления и противопоставления типов высказывания. Мелодика
используется в качестве основного средства для оформления отрезков речи, выделенных
паузами. Появляется возможность передачи принципиально иной информации, в
частности информации о типе высказывания (вопрос, сообщение, побуждение, закончено
ли сообщение и т.д.).
Brother is leaving. For Moscow.
Brother is leaving. – For Moscow?
С помощью мелодики выражаются основные коммуникативные типы высказывания.
4) Дистинктивная функция реализуется в противопоставлении одинаковых
последовательностей слов с различными интонационными моделями. На уровне
интонационной группы, фразы и текста. Например: If Mary comes │ let me → know at once.
Ожидается, что придет несколько людей, но говорящего интересует Мери.
If Mary comes │ let me → know at once. (Ждут только Мери и никого больше).
Итак, выделяют 4 функции интонации. Все они связаны со смысловым строем
предложения и относятся к сфере лингвистики.
5) Несомненно, интонация связана с выражением эмоций человека, так что еще одну
функцию интонации можно назвать функцией выражения эмоциональных значений и
оттенков (модальность). Тон «падение + подъем» выражает контраст, недосказанность.
Каждый мелодический рисунок добавляет свои оттенки значения.
Например: When did you come? – Now (невозмутимо, беспристрастно)
- Now (заинтересовано)
- Now (поддерживание разговора)
You are to do it right now. – Now? (очень удивленно)

24. Слово как предмет лексикологии. Слово как название. Понятие


денотата и сигнификата.
Л е к с и к о л о г и яв переводе с греч- слово о слове. таким образом, лексикология
–или наука о словах.
Слово – наиболее конкретная единица языка. По своей лингвистической природе слово
– сложная, многомерная, разноплановая единица языка.
 
Лексикология рассматривает слово как лексическую единицу , как единицу
словарного состава языка. Поэтому наряду с «отдельными словами» лексикология
изучает и такие сочетания слов, которые по своему значению равны одному слову
(лексикализованные сочетания, фразеологические единицы, идиомы)
 
Лексиколо́гия-это раздел языкознания, изучающий словарный состав языка, или
лексику — раздел языкознания, изучающий словарный состав языка или лексику.
Объектомизучения является слово. Оно изучается также в морфологии и
словообразовании. Однако если в них слова оказываются средством для изучения
грамматического строя и словообразовательных моделей и правил языка, то в
лексикологии слова изучаются для познания самих слов, а также словарного состава
языка (лексики). Так как лексика является не просто суммой слов, а определенной
системой взаимоотносительных и взаимосвязанных фактов, то лексикология предстает
как наука не об отдельных словах, а о лексической системе языка в целом.
Например, междометия (О! Ох!) как эмоционально значимые слова, выражающие
чувства (удивление, печаль и т.д.), имеют в языке определенные значения, но никаких
понятий в себе не содержат. Не содержат понятий и такие части речи, как
местоимения, предлоги, союзы, частицы, числительные.
Для того чтобы выразить понятие, соответствующее, например, чувству,
передаваемому междометием О!, мы прибегнем к существительному удивление,
которое в отличие от междометия, называет чувство – содержит в себе понятие.
Имена собственные служащие для разграничения лиц в узком кругу, также лишены
понятийного значения. Давая детям эти имена, родители руководствуются только
традицией, модой, своим вкусом, но не свойствами ребёнка, о которых они ничего не
могут знать. Первоначальные понятийные содержания этих имён (Лайма – от восточно-
балтийского слова, означающего «счастье»; Евгений – от древнегреческого слова со
значением «благородный») в общеязыковом обиходе давно забыты.
Не содержат понятий и такие части речи, как местоимения, предлоги, союзы, частицы,
числительные.
В абсолютном же большинстве случаев слова отражают вполне определенные понятия,
выработанные общественным сознанием.
Таким образом, лексическое значение слова – это связь звукового комплекса с каким-
либо явлением действительности, учитывающая не только понятие, но и определённые
эмоционально-экспрессивные оттенки.
Лексема — слово как самостоятельная единица языка, рассматриваемая во всей
совокупности своих форм и значений. В одну лексему объединяются разные
парадигматические формы (словоформы) одного слова. В ряде концепций в лексему
включаются разные смысловые варианты слова, зависящие от контекста, в котором оно
употребляется. Формальное единство лексемы обеспечивается единством
словоизменительной основы ее словоформ, принадлежностью к определенной части
речи (единством так называемого категориального значения), принадлежностью к
определенному словоизменительному типу, а смысловое единство – семантической
связью между отдельными лексико-семантическими вариантами одной лексемы.
 
Слово (как предмет лексикологии) - основная структурно-семантическая единица
языка, служащая для именования предметов и их свойств, явлений, отношений к
действительности, обладающая совокупностью семантических, фонетических и
грамматических признаков, особых для каждого языка.
 
Понятие в нашем сознании закрепляется в словах. Однако связь понятия и
лексического значения слова не тождественны. Все слова имеют значение, но не все
слова заключают в себе понятия.

Сигнификат (от лат. signifiko — подаю знак, сигнализирую, от signum — знак,


сигнал и facio — делаю), область смыслового содержания языковой единицы,
которая заключает в себе характеризующую информацию об обозначаемом
предмете. С. обычно противопоставляется денотату, т. е. собственно классу
объектов внеязыковой действительности, соотносимому с данным словом.
Сигнификативная и денотативная стороны языкового значения неразрывно связаны,
что обусловлено функцией языка обозначать предметы и явления внешнего мира и
одновременно выражать их осмысление носителями языка. Возможно денотативное
тождество языковых единиц при их сигнификативном различии. Например слова
"картина", "полотно", "шедевр" могут обозначать один и тот же объект реальной
действительности, но позволяют мыслить его по-разному. Понятие "С."
используется при семантическом описании единиц языка в логике, семиотике и
лингвистике.

ДЕНОТА́Т (от лат. denotatus — "обозначенный") — объект языкового обозначения,


реальный предмет или класс предметов как типовое представление предмета
реальной действительности. Д. — факт индивид. восприятия действительности,
однако в то же время он имеет общий, объективированный,
"коллективизированный" характер, что обусловлено тем обст-вом, что в Д. находит
отражение чувственно воспринимаемая объективная действительность, единая для
всех людей. Лингвистич. термин Д. соответствует термину логики "референт".
Отношение между словом и внеязыковым объектом наз. денотативным отношением,
иначе денотативной связью или денотативной направленностью, а та часть
содержательной структуры слова, к-рая отражает или содержит в себе денотативные
отношения, наз. денотативным содержанием.

25. Лексическое значение и его типы. Развитие лексических значений.


Типы лексических значений слов в русском языке
Сопоставление различных слов и их значений позволяет выделить несколько типов
лексических значений слов в русском языке.
1. По способу номинации выделяются прямые и переносные значения слов. Прямое (или
основное, главное) значение слова – это такое значение, которое непосредственно
соотносится с явлениями объективной действительности. Например,
слова стол, черный, кипеть имеют следующие основные значения: 1. 'Предмет мебели в
виде широкой горизонтальной доски на высоких опорах, ножках'. 2. 'Цвета сажи, угля'. 3.
'Бурлить, клокотать, испаряясь от сильного нагрева' (о жидкостях). Эти значения носят
устойчивый характер, хотя исторически могут изменяться.
Прямые значения слов менее всех других зависят от контекста, от характера связей с
другими словами. Поэтому говорят, что прямые значения имеют наибольшую
парадигматическую обусловленность и наименьшую синтагматическую связанность.
Переносные (непрямые) значения слов возникают в результате переноса названия с
одного явления действительности на другое на основании сходства, общности их
признаков, функций и т. д.
У слова черный такие переносные значения: 1. 'Темный, в противоположность чему-
нибудь более светлому, именуемому белым': черный хлеб. 2. 'Принявший темную
окраску, потемневший': черный от загара. 3. 'Курной' (только полная форма, устаревшее):
черная изба. 4. 'Мрачный, безотрадный, тяжелый': черные мысли. 5. 'Преступный,
злостный': черная измена. 6. 'Не главный, подсобный' (только полная форма): черный ход
в доме. 7. 'Физически тяжелый и неквалифицированный' (только полная форма): черная
работа и т. д.
Переносные значения могут сохранять образность: черные мысли, черная измена; кипеть
негодованием. Такие образные значения закреплены в языке: они приводятся в словарях
при толковании лексической единицы. Прямые и переносные значения выделяются в
пределах одного слова.
2. По степени семантической мотивированности выделяются значения
немотивированные (непроизводные, первичные), которые не определяются значением
морфем в составе слова; мотивированные (производные, вторичные), которые выводятся
из значений производящей основы и словообразовательных аффиксов. Например,
слова стол, строить, белый имеют немотивированные значения.
Словам столовый, настольный,столоваться, постройка, перестройка, белеть, белить, б
елизна присущи мотивированные значения, они как бы "произведены" из мотивирующей
части, словообразовательных формантов и семантических компонентов, помогающих
осмыслить значение слова с производной основой.
3. По возможности лексической сочетаемости значения слов делятся на свободные и
несвободные. Первые имеют в своей основе лишь предметно-логические связи слов.
Например, слово пить сочетается со словами, обозначающими жидкости (вода, молоко,
чай, лимонад и т. п.), но не может сочетаться с такими словами, как камень, красота, бег,
ночь.
Несвободные значения слов характеризуются ограниченными возможностями
лексической сочетаемости, которая в этом случае определяется и предметно-логическими,
и собственно языковыми факторами. Например, слово одержать сочетается со
словами победа, верх, но не сочетается со словом поражение. Можно сказать потупить
голову (взгляд, глаза, очи), но нельзя - "потупить руку" (ногу, портфель).
Несвободные значения делятся на фразеологически связанные и синтаксически
обусловленные. Первые реализуются только в устойчивых (фразеологических)
сочетаниях: заклятый враг, закадычный друг (нельзя поменять местами элементы этих
словосочетаний).
Синтаксически обусловленные значения слова реализуются только в том случае, если оно
выполняет в предложении необычную для себя синтаксическую функцию. Так,
слова бревно, дуб, шляпа, выступая в роли именной части составного сказуемого,
получают значения 'тупой человек'; 'тупой, нечуткий человек'; 'вялый, безынициативный
человек, растяпа'.
4. По характеру выполняемых функций лексические значения делятся на два вида:
номинативные, назначение которых – номинация, называние явлений, предметов, их
качеств, и экспрессивно-синонимические, у которых преобладающим является
эмоционально-оценочный (коннотативный) признак. Например, в
словосочетании высокий человек слово высокий указывает на большой рост; это его
номинативное значение. А словадолговязый, длинный в сочетании со словом человек не
только указывают на большой рост, но и содержат негативную, неодобрительную оценку
такого роста. Эти слова обладают экспрессивно-синонимическим значением и стоят в
ряду экспрессивных синонимов к нейтральному слову высокий.
5. По характеру связей одних значений с другими в лексической системе языка могут
быть выделены:
1) автономные значения, которыми обладают слова, относительно независимые в
языковой системе и обозначающие преимущественно конкретные предметы: стол,
театр, цветок;
2) соотносительные значения, которые присущи словам, противопоставленным друг другу
по каким-либо признакам: близко - далеко, хороший - плохой, молодость - старость;
3) детерминированные значения, т. е. такие, "которые как бы обусловлены значениями
других слов, поскольку они представляют их стилистические или экспрессивные
варианты...". Например: кляча (ср. стилистически нейтральные синонимы: лошадь, конь);
прекрасный, замечательный, великолепный (ср. хороший).
Таким образом, современная типология лексических значений в своей основе имеет, во-
первых, понятийно-предметные связи слов (т. е. парадигматические отношения), во-
вторых, словообразовательные (или деривационные) связи слов, в-третьих, отношения
слов друг к другу (синтагматические отношения). Изучение типологии лексических
значений помогает понять семантическую структуру слова, глубже проникнуть в
системные связи, сложившиеся в лексике современного русского языка.
Полисеми́я (от греч. πολυσημεία — «многозначность») — многозначность,
многовариантность, то есть наличие у слова (единицы языка, термина) двух и более
значений, исторически обусловленных или взаимосвязанных по смыслу и
происхождению.
В современном языкознании выделяют грамматическую и лексическую полисемии. Так,
форма 2 лица ед. ч. русских глаголов может быть употреблена не только в собственно-
личном, но и в обобщённо-личном значении. Ср.: «Ну, ты всех перекричишь!» и «Тебя не
перекричишь». В подобном случае следует говорить о грамматической полисемии.
Лексическая полисемия — это способность одного слова служить для обозначения
разных предметов и явлений действительности, ассоциативно связанных между собой и
образующих сложное семантическое единство. Именно наличие общего семантического
признака отличает полисемию от омонимии и омофонии: так, например, числительное
«три» и «три» - одна из форм повелительного наклонения глагола «тереть», семантически
не связаны и являются омоформами (грамматическими омонимами).
Семантическая структура слова – смысловое строение основной единицы лексики. С. с.
с. проявляется в его полисемии как способность с помощью внутренне связанных
значений называть (обозначать) различные предметы (явления, свойства, качества,
отношения, действия и состояния). Семантическая структура однозначного слова
сводится к его семному составу.
Простейшая единица смысловой структуры многозначного слова - его лексико-
семантический вариант (ЛСВ), т. с лексическое значение, связанное с другими
лексическими значениями определёнными отношениями, главные из которых –
иерархические. В С. с. с. лексико-семантические варианты связаны друг с другом
благодаря общности внутренней формы, их взаимной мотивированности, выводимости
друг из друга.
Сема – термин, обозначающий минимальную единицу языкового плана содержания
(элементарное лексическое или грамматическое значение), соотносящуюся с морфемой
(минимальной значимой единицей плана выражения и представляющую собой компонент
её содержания. Например, в словоформе «книгу» морфема «-у» содержит три С.:
«единственное число», «женский род» и «винительный падеж».
26. Явление полисемии. Слово и контекст.
Понятие полисемии
Многозначность, или полисемия, слова (от латинского poly — «много»+ sema—«знак») —
это наличие у языковой единицы более одного значения при условии семантической связи
между ними или переноса общих либо смежных признаков или функций с одного
денотата на другой. Полисемия может быть как грамматической, так и лексической.
Примером первой может служить полисемия 2-го лица единственного числа русских
глаголов: «Ты этого не поймешь» и «Тут ничего не поймешь» или артикля the в анг-
лийском языке, выполняющего как уточняющую (The tiger was old), так и обобщающую
(The tiger is a cat-like animal) функцию. Лексическая полисемия может быть определена
как «способность одного слова служить для обозначения разных предметов и явлений
действительности» (ЛЭС). Полисемия является языковой универсалией в системе
европейских языков. Основана она на асимметричности языкового знака и отражает
принцип экономии формальных средств при передаче максимального смыслового объема.
Моносемия, т. е. наличие у языковой единицы одного значения, не типична для языка в
целом. Однозначны главным образом термины, если они не образованы путем переноса от
единиц литературного языка, или слова, заимствованные из других языков для
обозначения экзотических объектов (igloo, koala). Однако и в этих сферах довольно часто
наблюдается развитие нового значения. Так, один и тот же термин может оказаться
многозначным даже внутри одной терминосистемы. В лингвистике таким примером
служит термин «конверсия», обозначающий как «образование нового слова путем
перевода данной основы в другую парадигму словоизменения», так и «одно из двух
противополагаемых свойств как составляющих данную категорию». Термин «robot» в
последние годы с развитием компьютерных технологий также приобрел новое значение
— «a user who is actually a programme» (вспомогательная программа-пользователь). Также
не однозначно экзотическое слово kangaroo — в конце XIX — начале XX в. в объеме его
значения было сленговое «a tall thin man, especially ill-shaped and round-shouldered».
Существование самого принципа экономии языковых средств возникает из-за
несоответствия объема памяти че-ловека количеству осваиваемой информации. Г.
Уоррелл (Н. Warrel) в своей книге «Science of Human Behavior» (Warrel, 1962) приводит
такие данные: 500 самых употребительных слов английского языка передают более 10 000
значений, причем чем употребительнее слово, тем более развита система его производных
значений. По другим подсчетам, на одно анг-иийское слово в среднем приходится до 25
значений. В речевом акте, высказывании используется одно из этих значений. Выбор
нужного подска-зывается окружением слова в конкретном речевом акте, иначе говоря,
полисемия нейтрализуется контекстом.
1.1. Полисемия и широкозначность
От понятия полисемии следует отличать понятие «широкозначность». Термин был введен
Н. Н. Амосовой; наряду с ним в литературе встречается его иноязычный эквивалент,
«эврисемия». Некоторые авторы, например Д. Н. Шмелев, говорят о «наиболее общих
лексических значениях» слова. Как мы уже видели, многозначное слово обладает в языке
несколькими значениями. В условиях речевого использования выбору одного из значений
способствует контекст. Широкозначное слово, напротив, вне контекста однозначно, но это
единственное значение соотносится с несколькими разными объектами мысли. Слово,
таким образом, имеет широкую семантическую референцию, его понятийный объем
велик, а конкретное содержание уточняется (но не меняется!) в условиях речи, т. е. в
контексте. Поясним сказанное примерами.
Глагол take имеет вне контекста одно значение, lay hold of smth, «приобщение объекта»,
которое в речи уточняется: take smth from the table — lay hold of smth with the hands; take
advantage — use; take smb. else's hat — borrow without permission; take smb home —• carry,
accompany; take a cup of tea — eat, drink; take notes — make a record of smth; take smb for a
fool — suppose, consider, etc. Легко заметить, что все эти уточненные значения
представляют собой вариации общего широкого, а их реализация зависит от контекста и
проходит так же, как и в случае многозначного слова. По сути общее широкое значение в
глаголе take остается неизменным, уточняется только способ или результат «приобщения»
в зависимости от сочетания, в котором используется глагол.
Сужение конкретного содержания характерно и для широкозначных существительных.
Например, существительное thing обладает общим широким значением «any material or
non-material object». В контексте высказывания слово попадает в сочетания, уточняющие
это широкое значение: swimming things — belongings; there's another thing I would like to
ask you about — there's another subject...; That only makes things worse — circumstances; You
take things too seriously — events, circumstances. Контекст может усилить эмоциональные
коннотации (sweet little thing — a
darling) или стилистически переместить слово (см., например, сленговые употребления
этого существительного в речи Холдена Колфилда, героя романа Дж. Сэлинджера «Над
пропастью во ржи»).
1.2. Полисемия и контекст
1.2.1. Общее определение контекста
Как уже говорилось выше, выбор необходимой части объема значения многозначного
слова происходит в условиях речи в зависимости от контекста (лат. contextus — «связь,
соединение»). Если попытаться объединить многочисленные определения контекста,
даваемые разными авторами, получится краткая формула, предложенная И. Г. Торсуевой:
«Контекст — фрагмент текста минус определяемая единица» (Торсуева, 1990). Фрагмент
текста, разумеется, должен включать в себя определяемую единицу, составляя ее левое и
правое окружение, быть необходимым и достаточным для определения значения и не
должен противоречить общему смыслу текста. Однако и в таком развернутом виде
определение контекста не охватывает всех условий, в которых объем значения
многозначного слова может быть уточнен. Пояснения, предлагаемые некоторыми
справочниками (например, «контекст — рассмотрение единиц одного вида в соотнесении
с соположенными им во времени или пространстве единицами того же вида» или
«условия, особенности употребления данных элементов в речи»), представляются
довольно-расплывчатыми. Наиболее подробной и непротиворечивой, на наш взгляд,
является теория контекста Н. Н. Амосовой. Вкратце она сводится к следующему:
многозначное слово, семантически реализуемое в речи, является ядром, вокруг которого
находятся единицы-индикаторы, т. е. указательный минимум окружения, помогающего
сделать нужный выбор. Контекст, по Амосовой, — это сочетание ядра и индикаторов,
взаимно влияющих друг на друга (ср. с определением контекста, данным Ф. А. Литвиным,
— «известные адресату из кода сведения о других элементах речевого высказывания»). В
зависимости от характера индикаторов можно выделить несколько типов контекста.
Прежде всего это группа лингвистических типов: лексический, грамматический и
лексико-грамматический типы. Подробнее мы рассмотрим их ниже. Вторая группа типов
контекста — внеязыковые условия, в которых протекает речь. Если при наличии
лингвистического контекста индикаторы находятся в самом тексте и обязательно
представлены языковыми единицами, то при контексте внеязы-ковом значение
реализуется за счет чего-то, находящегося за пределами текста. Для описания условий
речевого акта, не выраженных материально, Н. Н. Амосова использует термин «речевая
ситуация», предлагая такие ее разновидности, как «жизненная ситуация», «описательная
ситуация» и «тематическая, или сюжетная, ситуация».
Разумеется, влияние всего речевого отрезка и условий его использования на выбор
необходимой части объема значения многозначного слова не столь линейно. Именно
поэтому в литературе можно найти огромное количество типологий и классификаций
контекста, возникающих в зависимости от целей каждого исследователя. Так, принято
выделять микро-и макроконтекст, где микроконтекст — это минимальное окружение
единицы плюс дополнительное кодирование в виде ассоциаций, конннота-ций и т. д., а
макроконтекст — окружение единицы, позволяющее установить ее функцию в тексте как
в целом. Говорят также об эксплицированном (эксплицитном) вербальном и невербальном
и имплицированном (имплицитном) контекстах; по функциональному принципу
выделяют разрешающий, погашающий, компенсирующий и другие типы контекта. У О. С.
Ахмановой находим указание на такие виды контекста, как бытовой, театральный,
топонимический, метафорический; совершенно особо контекст трактуется в теории
литературы и исследованиях по эстетике. В наши задачи не входит полное исследование
этой сложной проблемы, поэтому ограничимся описанием условий снятия
многозначности, опираясь на теорию Н. Н. Амосовой и ее более поздние разработки.
1.2.2. Типы контекста
Прежде всего рассмотрим типы контекста, основываясь на языковых, материальных
индикаторах. В зависимости от их характера различаются лексический, грамматический (у
Амосовой — синтаксический) и смешанный (лексико-грамматический) типы контекста.
При лексическом типе важно лексическое значение слов-индикаторов, под влиянием
которых и происходит выбор семантически связанной с ними части значения ядра.
Например, прилагательное sound потенциально может быть реализовано в одном из
четырех значений: 1) healthy, not injured, hurt or decayed; 2) based on reason, prudent; 3)
capable, careful; 4) thorough, complete. В речи каждое из этих значений оказывается в
окружении разных индикаторов: 1) sound mind in a sound body; sound fruit; 2) sound
argument (policy); sound advice; 3) a sound tennis player; 4) sound sleep; sound thrashing.
Лексическое значение индикаторов mind, body, fruit (smth that can be injured, hurt or
decayed) указывает на значение ядра 1. Сема reason, содержащаяся в лексическом
значении индикаторов argument, policy, advice, указывает на необходимость выбора
значения 2. Подобным же образом действуют индикаторы player и sleep или thrashing.
Еще пример: существительное mouth реализуется в значении opening through which
animals take food in; space behind this containing the tongue, etc. в сочетании с индикатором
dog, в лексическом значении которого есть сема animal. Другое значение mouth — opening
or outlet — реализуется в сочетаниях с лексическими индикаторами bag, cave, river, etc.,
объединенных семой inanimate. В лексическом контексте, таким образом, выбор значения
ядра зависит только от лексического значения индикатора или индикаторов.
Грамматический контекст возникает тогда, когда в роли индикатора выступает какая-либо
грамматическая функция. Так, например, значение слова ill зависит от той функции,
которую оно выполняет в высказывании. Если функция предикативная (fall ill; be taken
ill), значение ядра можно толковать как in bad health. В атрибутивной функции (ill luck; ill
will) значение ядра — bad, hostile. Аналогичный пример — выбор значения глагола make,
который в функции части составного сказуемого (make smth move) реализует значение
compel, cause (They made me tell the story.), но в функции простого сказуемого с прямым
дополнением означает construct or produce smth (She made coffee for all of us. Bricks can be
made
of clay.).
Чаще всего, однако, для верного выбора части объема значения многозначного слова
используется смешанный (лексико-грамматический) тип контекста, где важно и
лексическое значение, и грамматическое оформление индикаторов. Например, при
одинаковой грамматической оформлен-ности фраз Не ran a horse и Не ran the risk
реализации значения make move и expose oneself to a possibility of danger способствуют
лексические значения индикаторов. Однако одновременно с этим «срабатывает» и
грамматический контекст — присутствие дополнения при глаголе-ядре в данной
конструкции в отличие, например, от The horse ran. Также недостаточно для полного
понимания высказывания It stopped to start again soon его грамматическое оформление,
хотя оно и снимает часть «лишних» значений ядра stop (ср. It stopped doing smth).
Необходимым оказывается еще и лексическое значение индикатора it. Если это
заместитель слова с общим лексическим значением living being, реализуется значение
ядра come to rest, halt (The dog stopped to start again. The tourists stopped for a night to start
again in the morning.); значение it — inanimate object уточнит ядро как discontinue (The rain
stopped.).
В тех случаях, когда в качестве индикатора выступает не материальный отрезок речи, а
условия, в которых происходит речевой акт, мы имеем дело с речевой ситуацией или
экстралингвистическим, «неязыковым контекстом. Заметим попутно, что в разных
работах он может называться макроконтекстом, речевым, бытийным или тематическим
контекстом. Формы речевой ситуации разнообразны. Одна из наиболее распространенных
— так называемая «жизненная ситуация», т. е. внеязыковые обстоятельства, в которых
употреблено многозначное слово.
Рассмотрим пример со словом table в предложении Move that table a bit to the right. В
ситуации перестановки мебели значение выясняется под ее влиянием — a piece of
furniture; в ситуации подготовки к выступлению, докладу это list of facts, numbers,
systematically arranged (mathematical tables). Реализация нужного значения происходит с
помощью не языковых индикаторов, а внеязыковой «жизненной ситуации». К
обстоятельствам речи относятся также жесты, мимика, интонация говорящего.
Близкая по характеру разновидность речевой ситуации — ситуация тематическая, или, как
ее часто называют, сюжетная. Индикатором, помогающим отбору, является все
содержание текста, его тема. Несмотря на название, сюжетная ситуация не связана с
сюжетом художественного произведения. Тема, как правило, помогает определить
значение слова в специальных текстах, особенно если речь идет об использовании
термина в разных отраслях. Классический пример — действие тематической (сюжетной)
ситуации в роли индикатора при ядре case. В работах по грамматике слово реализует
значение form of a noun or pronoun, в юридических текстах — question to be decided in a
law-court, в медицинских — person suffering from a disease, в военом деле — operation, в
финансовой тематике — actual state of affairs и, наконец, в бытовом смысле — instanceor
example of the occurrence of smth.
Особо выделяется описательная ситуация, когда в роли индикатора выступает не сама
обстановка речи, как в первом типе, а описание этой обстановки. Частный случай
описательной ситуации — авторские ремарки в пьесах, например: What a mess this table is!
(bangs his fist on it spilling the tea).
И контекст, и речевая ситуация нейтрализуют в речи многозначность слова. Если
индикатор варьируется, не влияя на семантику ядра, контекст носит переменный характер.
Словосочетание свободно и подчинено только общим законам сочетаемости слов в языке
(a boy's — girl's — dog's — cat's mouth). Иногда индикатор и ядро образуют неразрывную
смысловую связь, взаимно влияя на семантику друг друга. В этом случае контекст
называется постоянным, а словосочетание перестает быть свободным и переходит в
разряд фразеологических.

27. Прямое и переносное значение слова. Типы переноса (метафора, метонимия,


синекдоха.)
Прямое значение слова— это его основное лексическое значение. Оно непосредственно
направлено обозначаемый предмет, явление, действие, признак, сразу вызывает
представление о них и в наименьшей степени зависит от контекста. Слова чаще всего
выступают в прямом значении.
Переносное значение слова — это его вторичное значение, которое возникло на основе
прямого.
Игрушка, -и, ж. 1. Вещь, служащая для игры. Детские игрушки. 2. перен. Тот, кто слепо
действует по чужой воле, послушное орудие чужой воли (неодобр.). Быть игрушкой в
чьих-нибудь руках.
Сущность переноса значения состоит в том, что значение переходит на другой предмет,
другое явление, и тогда одно слово употребляется в качестве названия одновременно
нескольких предметов. Таким образом формируется многозначность слова.  В
зависимости от того, на основании какого признака происходит перенос значения,
различают три основных вида перехода значения: метафора, метонимия, синекдоха.
Метафора (от греч. metaphora — перенос) — это перенос наименования по сходству: 
спелое яблоко — глазное яблоко (по форме); нос человека — нос корабля (по месту
расположения); шоколадный батончик — шоколадный загар (по цвету); крыло птицы —
крыло самолёта (по функции); завыл пёс — завыл ветер (по характеру звучания); и др.
Метонимия (от греч. metonymia — переименование) — это перенос наименования с
одного предмета на другой на основании их смежности:
закипает вода — закипает чайник; фарфоровое блюдо — вкусное блюдо; самородное
золото — скифское золото и др.
Синекдоха (от греч. synekdoche — соподразумевание) — это перенос названия целого на
его часть и наоборот:
густая смородина — спелая смородина; красивый рот — лишний рот (о лишнем человеке
в семье); большая голова — умная голова и др.

28.Лексическая омонимия. Типы омонимов. Многозначность слова и проблема


омонимов
Омонимами (гр. homos - одинаковый + onyma - имя) называются слова, разные по
значению, но одинаковые по звучанию и написанию. В лексикологии изучаются два
вида лексических омонимов: полные и неполные, или частичные.
 Полные лексические омонимы представляют собой слова одного грамматического
класса, у них совпадает вся система форм. Например: коса - «вид прически», коса -
«сельскохозяйственное орудие» и коса - «мыс, отмель»; заставить - «загородить чем-
либо поставленным» и заставить - «принудить кого-то что-то сделать» и т.д.
Явление   частичной (или неполной) омонимии характеризуется тем, что разные по
значению слова совпадают в звучании и написании не во всех грамматических
формах. Сюда могут быть отнесены омонимы типа пал - «лесной, полевой или
степной пожар» и пал - «свая или чугунная тумба, к которой канатами прикрепляют
судно во время стоянки (от гол. paal - столб, свая)». Во множественном числе эти
слова имеют разное ударение: пал - палы и пал - палы. Не совпадут все формы и у
слов-омонимов завод - «действие по глаголу заводить» и завод - «предприятие».
Первое существительное (абстрактное по значению) не имеет форм множественного
числа. К неполным лексическим омонимам относятся и многие совпадающие в
звучании и написании глаголы: закапывать - несов. вид от глагола закапать
(лекарство) и закапывать - несов. вид от глагола закопать (что-то в землю). Формы
совершенного вида у этих глаголов различны. То же самое наблюдается у неполных
омонимов намешивать - несов. вид от глагола намесить и намешивать - несов. вид от
глагола намешать и др.
Возникновение в языке омонимов (полных и частичных, или неполных)
обусловлено рядом причин.
Омонимы возникают в результате того, что первоначально разные значения одного
и того же слова становятся настолько далекими, что в современном языке
воспринимаются уже как принадлежащие разным словам, и лишь специальный
этимологический анализ помогает установить общность этих слов.
К этой группе омонимов относятся такие слова, как месяц - одна двенадцатая часть
астрономического года и месяц - небесное светило, луна; мир - согласие, отсутствие
войны и мир - вселенная, земной шар   ; стан - корпус, туловище и стан - лагерь.
Иногда омонимы появляются в результате того, что исконное слово совпадает в
своем звучании с заимствованным. Например, клуб - масса чего-либо движущегося
(пыли, дыма и т.д.) и клуб - общественная организация, объединяющая людей (англ.
club), горн - часть шахтной печи или (первоначально) кузнечный очаг и горн -
сигнальный рожок (нем. Horn) и др.
Нередко одинаково звучат не только русские и заимствованные слова, но в силу
определенных фонетических законов в русском языке приобретают одинаковое
звучание несколько слов, заимствованных из разных языков. Такое звуковое
совпадение наблюдается в словах кран (гол. kraan) - трубка с затвором, служащая
для выливания жидкости, и кран (нем. Kran) - механизм для подъема и
передвижения тяжестей; банка (польск. banka) - цилиндрический стеклянный,
глиняный или жестяной сосуд, банка (гол. bank) - отмель и банка (нем. Bank) -
поперечная скамья в лодке; бар (англ. bar) - особый тип ресторана, бар (фр. barre) -
наносная мель и бар (греч. baros) - спец. единица атмосферного давления; бак (фр.
bac) - металлический закрытый сосуд и бак (гол. bak) - носовая часть верхней
палубы корабля и др.
Совпадение звучания русского и заимствованного слов происходит иногда не сразу.
Когда-то по-разному звучавшие слова в процессе исторического развития языка
оказываются одинаково звучащими, т.е. омонимами. Такой путь прошли, например,
слова лук - огородное растение (древнее заимствование из германских языков) и лук
- ручное оружие для метания стрел (восходит к древнерусскому л   к, где  -
носовой звук о).
По своему морфологическому строению омонимы бывают простые, или
непроизводные, и производные. Непроизводных омонимов больше всего имеется в
кругу имен существительных. Омонимия производная особенно распространена
среди глаголов (ср.: засыпать - погружаться в сон и засыпать - заполнять чем-нибудь
сыпучим и др.).
С лексическими омонимами не следует смешивать так называемые омоформы,
омофоны и омографы, которые сходны с лексической омонимией, но характеризуют
в широком смысле слова явление так называемой стилистической омонимии: 1)
совпадение звучания и написания одной или нескольких форм слов -   омоформы
(ср. дорогой - им. п. прилагательного мужского рода и дорогой - род., дат., предл.
падежи прилагательного женского рода); 2) одинаковое произношение, но
различное написание слов и словосочетаний -   омофоны (ср. глаз - глас; мог ли -
мокли); 3) одинаковое написание, но разное произношение слов -   омографы (ср.
замок и замок).
Подобные явления могут наряду с собственно лексической омонимией
использоваться в разных стилистических целях: для создания выразительности речи,
в каламбурах, шутках и т.д.
См., например, у Я. Козловского в стихотворении «Медведь и осы» из серии стихов
«О словах разнообразных, одинаковых, но разных»:
Нес медведь, шагая к рынку,
На продажу меду крынку.
Вдруг на мишку - вот напасть! -
Осы вздумали напасть.
Мишка с армией осиной
Дрался вырванной осиной.
Мог ли в ярость он не впасть,
Если осы лезли в пасть,
Жалили куда попало,
Им за это и попало.
Омонимичные слова наряду с многозначными также образуют определенные
группы, связанные внутри единством семантически разных слов, сходных в
написании, произношении, совпадении грамматических форм. Следовательно, и
они, выпадая из системы слов, семантически близких или противоположных, тем не
менее представляют собой формально объединяемые синтагмы, т.е. элементы общей
языковой системы.
Примечание. С омонимичными словами не следует смешивать   слова-паронимы
(гр. para - возле + onyma - имя), которые различаются значением, но сходны по
произношению, грамматической принадлежности, а нередко и родству корней.
Например, абонемент - абонент, будний - будничный, обидный - обидчивый,
предоставить - представить и мн. др. (См. об этом подробнее: Вишнякова О.В.
Паронимия в русском языке. М., 1984.)

29. Системные связи между единицами лексикона. Синонимия. Источники


синонимии. Типы синонимов.
  Системный принцип организации языка распространяется и на его лексические единицы.
Слова (лексемы) связаны друг с другом и парадигматическими, и синтагматическими
отношениями, т.е. и отношениями выбора (селекционными отношениями), и
отношениями сочетаемости друг с другом (комбинаторными отношениями). В своём
взаимодействии они образуют лексическую систему (а поскольку нас слова интересуют
прежде всего как носители лексических значений, или семантем, то иногда говорят о
лексико-семантической системе). 
    Правда, нужно учитывать, что лексическая система существенно отличается от системы
фонологической, морфологической и синтаксической, потому что она содержит в своём
инвентаре трудно исчислимое множество слов и фразеологизмов. Она открыта для
внешних воздействий, чутко отражая всесторонние запросы человеческой практики,
повседневно включая в свой состав  новые слова и новые их значения, отказываясь вместе
с тем от устаревших слов или же их значений. 
    Отличия лексико-семантической системы можно показать на примере сопоставления
системы фонем и системы лексем. Фонемы (например, гласные) делят между собой всё
артикуляторное пространство. Внешние границы звукового пространства заданы
возможностями человеческого произносительного аппарата, внутренние же границы
определяются числом различающихся в данном языке  фонем и системой фонемных
оппозиций. Что же касается лексем, то они соотносимы с семантическим пространством,
внешние границы которого в принципе отсутствуют: возможности человеческого
познания мира по сути дела беспредельны. 
    В семантическом (или когнитивном) пространстве языка получаемая извне информация
существует как бы в виде сгущений. Каждое из таких информационных, когнитивных
сгущений выступает как значение, которое обрабатывается соответствующим языком
 как значение знаменательного слова (семантема),
 как грамматическое значение словоформы и граммемы,
 как значение  служебного слова,
 как значение словообразовательной модели,
 как значение грамматической категории,
 как значение части речи и т.д.
    Число лексических значений (семантем) как единиц плана содержания языка скорее
всего не может быть подсчитано. Есть семантемы устойчивые, воспроизводимые и,
следовательно, инвентаризируемые. Есть семантемы-"однодневки", и они не могут быть
сосчитаны. Число лексем оказывается меньше числа семантем, так как большинство слов
многозначны. 
    Громоздкость и практическая необозримость лексико-семантической системы в целом
побуждают исследователей ограничиваться частными системами в её составе, выделяя
различного рода лексико-семантические группы, классы, поля. 
    Исходя из методических соображений, удобнее начать описание лексико-
семантических систем с семантического (и лексического) поля. 
    Понятие поле соотносимо с понятием категория. Категория, как правило, замкнута,
она насчитывает относительно небольшое и при этом конечное число членов, образующих
между собой оппозиции и чётко отграничиваемых друг от друга. В поле же объединяются
элементы, число которых не обязательно должно быть конечным и неизменным. Внешние
границы поля размыты. Точно так же могут быть размыты и границы между элементами
поля, хотя отношения между ними имеют тоже характер оппозиций. На одну и ту же
"делянку" здесь могут претендовать несколько конкурирующих элементов. И наоборот, на
роль "хозяина" какой-либо "делянки" может не претендовать ни один элемент, так что
возникает своеобразная лакуна. Одно поле может входить в другое, быть его сегментом.
Так, лексико-семантическое поле НЕПОСРЕДСТВЕННЫЕ РОДСТВЕННИКИ является
частью поля РОДСТВЕННИКИ, а последнее, в свою очередь, представляет собой часть
поля ЛЮДИ. 
    В семантическом поле группируются семантемы, имеющие какие-то общие компоненты
значения (интегрирующие семы). Между собой семантемы различаются не менее чем
одним компонентом значения (дифференциальной семой). В лексическом (или, более
точно, лексико-семантическом поле) объединяются слова (а также фразеологизмы),
семантемы которых обладают одним или несколькими тождественными
семами. Лексические оппозицииопираются на различия в семном составе семантем.
Одна и та же сема может быть в одних случаях интегрирующей, а в других
дифференцирующей.
Синонимия. Типы синонимов. Синонимия. Типы синонимических единиц.
Современный русский язык – самый богатый язык в мире. Он обладает огромными 
ресурсами  таких  средств, которые  позволяют  избежать  тавтологии,  сделать  речь 
более  выразительной,  выбрать  слова  наиболее  подходящие  для  соответствующей 
речевой  ситуации.  Это  достигается  за  счёт  существования  в  языке  слов, 
обозначающих  один  и  тот  же  предмет,  явление  или  действие. 
Синонимия – это такой тип межлексемных системных отношений, который
устанавливается между лексемами (словами), совпадающими в одном или больше
лексических значений. Стилистическое богатство русского языка обеспечивает , прежде
всего , его лексическая , морфемная , и синтаксическая синонимия. Наиболее
представительной и функционально разнообразной в языке является лексическая
синонимия. Языковой единицей лексической синонимии является слово.
Лексические синонимы – сокровищница языка и речи. Они позволяют выразить
тончайшие оттенки мысли и чувства.
Говоря о морфемной синонимии , следует отметить , что явление синонимичности
прослеживается только у приставок и суффиксов. Причём одна морфема может
полноценно заменить другую только в редких случаях , и поэтому они имеют конкретное
значение и небольшое число синонимов.
Например , приставка по придаёт некоторым приставочным глаголом народно -
поэтическую стилистическую окраску: раскинуться – пораскинуться , надвинуться –
понадвинуться.
На  морфемные  синонимы  не  влияет  сфера  употребления,  они  зависят  от 
морфемного  состава  слова,  который  сложился  исторически.
Морфологические синонимы – это такие синонимы , которые представлены различными
вариантными морфологическими формами и различаются стилистической окраской. В
отличие от лексических для них характерна не столь эмоционально – экспрессивная ,
сколько функциональная окраска. Например , люблю рисовать – люблю рисование , ехать
лесом – по лесу , ярчайший – самый яркий.
Под синтаксической синонимией подразумеваются различные синтаксические единицы ,
разные по строению , но близкие по смыслу. Примеры синтаксической синонимии:
1.  В  словосочетании:  варенье  из  клубники  —  клубничное  варенье
2.  В  простом  предложении: 
а) синонимы – двусоставные и  односоставные  предложения:  
Я  люблю  рисовать./Люблю  рисовать.
б) синонимы – разновидности односоставных  предложений:  
В  городе  решили  построить  новый  спорткомплекс./В городе решено построить
новый спорткомплекс.
в)  синонимы – разновидности двусоставных  предложений:
Кто  не  любил  в  детстве  бегать  по  лужам?!/Все  любили  в  детстве
бегать  по  лужам.
3.  В  сложном  предложении:  
Я  люблю  осень:  в  ней  сочетаются  самые  яркие  краски./Я  люблю  осен,потому 
что  в  ней  сочетаются  самые  яркие  краски.  (синонимы  — сложные  бессоюзные  и 
сложноподчинённые  предложения).
4. Синонимы    простые  предложения  и  сложные:  
Увиденное  поразило  меня./То,  что  я  увидел,  поразило  меня.
5. Синонимы  причастные,  деепричастные  и  другие  обороты  и 
придаточные  предложения:  Решив  задачу, Максим  облегчённо  вздохнул./Когда 
Максим  решил  задачу,  он  облегчённо  вздохнул.
6.  Синонимы,  различающиеся  способами  передачи  чужой  речи:
Мой  тренер  по  баскетболу  сказал:  «Лучшие  игроки  сегодняшнего
матча  поедут  на  областные  соревнования»./Мой  тренер  по  баскетболу
сказал,  что  лучшие  игроки  сегодняшнего  матча  поедут  на  областные 
соревнования.
Таким  образом,  можно  сделать  вывод,  что  синонимы  —  универсальное  явление,  так 
как  характерны  для  всех  единиц  языка.  С их  помощью  можно  выразить  различные 
мысли,  разнообразить  свою  речь,  сделать  её  образной  и  более  выразительной.
Типы синонимов выделяются по двум основаниям: в зависимости от количества позиций,
в которых они могут совпадать или замещать друг друга, и от их функций.
Семантической сущностью синонимии и мерилом ее проявления является
эквивалентность (равноценность) содержания лексических единиц. Эквивалентным может
быть все содержание слов и тогда такие синонимы называются полными, или
абсолютными. Полные (абсолютные) синонимы совпадают по всем значения и
характерной сочетаемости. Их количество вязыке сравнительно невелико: языкознание –
лингвистика, бегемот – гиппопотам, кавалерия – конница.
Объем значений слов – синонимов может совпадать не полностью, такие синонимы
называются неполными, или частичными. У частичных синонимов эквивалентно может
быть содержание отдельных значений, такие
синонимы не совпадают по значению и употреблению полностью, напр.: синонимы пачка
– «несколько однородных предметов (обычно книг, бумаг),
сложенных или связанных вместе» и кипа – «обычно большое количество
книг, бумаг, собранных вместе, но не обязательно уложенных и связанных».
Степень несовпадения может быть разной, поэтому выделяют синонимы семантические
(идеографические), градационные, стилистические, семантико-стилистические.
1. Синонимы, отличающиеся оттенками в значениях, называются семантическими
(смысловыми, идеографическими) Например, мокрый - влажный, сырой отражают
различную степень проявления признака - имеющий значительную влажность,
пропитанный влагой; также: умирать - погибать, пропадать - переставать существовать,
подвергаться уничтожению (в результате бедствий, воздействия каких-либо сил, условий).
Наличие семантических синонимов в языке отражает аналитическую глубину и точность
человеческого мышления. Окружающие предметы, их свойства, действия, состояния
познаются человеком во всем своем многообразии. Язык передает тончайшие нюансы
наблюдаемых фактов, подбирая каждый раз новые слова для адекватного выражения
соответствующих представлений. Так появляются синонимы, имеющие общий смысловой
стержень и позволяющие с предельной ясностью детализировать описываемые явления
действительности. Семантические синонимы обогащают речь, делают ее прозрачной и
выразительной примеры из художественной литературы: Блестит горлышко разбитой
бутылки, Сквозь туман кремнистый путь блестит - Белый снег сверкает синим огоньком,
Онегин, взорами сверкая, из-за стола, гремя, встает. Значение первого синонима - ярко
светиться, сверкать, значение второго - ярко блестеть, сияя переливчатым светом.
Поэтому при описании статичных картин уместнее использовать первое слово, второе же
чаще употребляется при изображении мгновенного, стремительного действия, ср.
Сверкнул за строем строй.
2. Синонимы, имеющие отличия в экспрессивно-эмоциональной окраске и употребляемые
поэтому в разных стилях речи, называются стилевыми; жена (общеупотр.) - супруга
(офиц.); молодые (разг.) - новобрачные (кн.), глаза (нейтр.) - очи (выc.), лицо (нейтр.) -
морда (сниж.) - лик.
Экспрессивные особенности синонимов позволяют нам каждый раз выбрать то слово,
которое наиболее уместно в конкретной речевой ситуации, стилистически оправдано в
том или ином контексте. Богатство стилистических оттенков у слов в русском языке
создает неограниченные возможности для творчества, неожиданного их сопоставления
или противопоставления, что ценят художники слова: Он подошел... он жмет ей руку...
смотрят его гляделки в ясные глаза; Настанет день - печальный, говорят!- Отцарствуют,
оплачут, отгорят,- остужены чужими пятаками,- мои глаза, подвижные, как пламя.
3. Синонимы, которые отличаются и оттенками в значении, и стилистически, называются
семантико-стилистическими. Например, блуждать - слово книжное, означающее 'идти или
ехать без определенного направления, не имея цели, или в поисках кого- или чего-либо';
кружить (кружиться) - разговорное, означающее 'меняя направление движения, часто
попадать на одно и то же место'; плутать - обиходно-разговорное, означающее 'идти или
ехать в поисках верного направления, нужной дороги'; с тем же значением: путаться -
разговорное, блудить - просторечное.
Рассмотренные случаи относятся к числу общеязыковых (узуальных)синонимов, когда
семантически сближенные слова, обладающие способностью взаимозаменяемости,
характеризуются достаточной частотностью употребления, нормативностью,
относительной независимостью от контекста. Такие синонимы отражены в толковых и
синонимических словарях.
Кроме общеязыковых (узуальных), выделяются индивидуально-авторские
(контекстуальные, речевые, окказиональные) синонимы. Семантическое сближение таких
слов происходит только в единичных случаях, в ограниченном контексте, зависит от цели
и задач автора, особенностей его языка, стиля и других причин.
Отличительной чертой индивидуально-авторских синонимов являются
их контекстуальная обусловленность; невоспроизводимость данного СР; ограниченность
употребления; единичность семантики и отсутствие в словарях. Помни, что ты дачник, т.е.
дрянь, раб, мочалка. (А.П. Чехов «Один измногих»).

30. Антонимия. Типы и источники антонимов. Паронимия как языковое явление.


Антонимы — это слова одной части речи, различные по звучанию и написанию, имеющие
прямо противоположные лексические значения, например: «правда» — «ложь», «добрый»
— «злой», «говорить» — «молчать».
 
Типы антонимов:
1. Разнокорневые. Этот тип антонимов наиболее представителен. Противоположные
значения являются принадлежностью этих слов в целом (например, высокий – низкий,
жар – холод, догонять – отставать и др.). Противопоставляются как антонимы и некоторые
предлоги (например, за и перед (за шкафом – перед шкафом), в и из (в комнату – из
комнаты).
2. Однокорневые. У них значение противоположности выражается не корневыми частями
слов, а аффиксальными морфемами. Антонимия возникает на противопоставлении
приставок (например, при- и у- (приходить – уходить), в- и с- (влезать – слезать), либо как
результат употребления отрицательных приставок, придающих слову противоположный
смысл (например, грамотный – неграмотный, вкусный – безвкусный, военный –
антивоенный, революция – контрреволюция и др.).
3. Контекстные (или контекстуальные) антонимы – это слова, которые в языке не
противопоставлены по значению и являются антонимами только в тексте: Ум и сердце –
лед и пламень – вот основное, что отличало этого героя.
4. Энантиосемия – противоположность значения одного и того же слова. Иногда
антонимичными могут быть не отдельные слова, а разные значения одного слова
(например, слово бесценный, означающий: 1. имеющий очень высокую цену (бесценные
сокровища). 2. не имеющий никакой цены (купил за бесценок, т.е. очень дешево). Слово
блаженный, означающий: 1. в высшей степени счастливый (блаженное состояние). 2.
глуповатый (более раннее значение юродивый).
5. Соразмерные (имеющие противоположные действия: подниматься – опускаться,
толстеть – худеть) и несоразмерные (некому действию противопоставляется бездействие:
уехать – остаться, зажигать – тушить).
6. Языковые (существуют в системе языка: высокий – низкий, правый – левый) и речевые
(образуются в речевых оборотах: бесценный – грош цена, красавица – кикимара
болотная);

Функции антонимов:
1. Основная стилистическая функция антонимов — это лексическое средство для
построения антитезы. П: И ненавидим мы, и любим мы случайно.
2. Противоположен антитезе прием, который заключается в употреблении антонимов с
отрицанием. Он используется для того, чтобы подчеркнуть в описываемом предмете
отсутствие четко выраженного качества. П: Она была не хороша, не дурна собою
3. Антонимия лежит в основе оксюморона (от греч. oxymoron ‘остроумно-глупое’) —
стилистической фигуры, которая создает новое понятие соединением контрастных по
значению слов. П: Тень несозданных созданий колыхается во сне. Словно лопасти
лотаний на эмалевой стене (Брюсов).
4. Антонимы используются для подчеркивания полноты охвата изображаемого –
нанизывание антонимических пар. П: В мире есть добро и зло, ложь и правда, горе и
радость.
Анафразис – использование одного из антонимов, в то время как надо использовать
другой: откуда, умная, бредешь ты, голова? (обращение к ослу). Антонимические пары
должны составляться логично.
 От явлений синонимии и омонимии следует отличать паронимию. Паронимия(греч.para
— «возле») — это семантические отношения сходных, но не тожественных семем,
формально выраженных сходными, но не тождественными лексемами.
Из определения видно, что семантически и формально паронимы близки однокорневым
синонимам (близкие по значению и по форме), а по форме — еще и омонимам (близкие по
форме, по звучанию и написанию). Однако паронимы отличаются от тех и других тем, что
эта близость в ПС и / или в ПВ никогда не переходит в тождество, семантическое, как у
синонимов, или формальное, как у омонимов. Поэтому паронимы образуют
самостоятельную языковую категорию, члены которой находятся в эквиполентной
формальной и семантической оппозиции. Поэтому и категория считается формально-
семантической, в отличие от формальной (омонимии) и семантической (синонимии).
Традиционно паронимы — это близкие по значению и звучанию слова одной части речи
(как правило, однокоренные): СОСЕДНИЙ (дом — «находящийся по-соседству») —
СОСЕДСКИЙ (кот — «принадлежащий соседям»); ЗЕМНОЙ (шар — «относящийся к
земле») — ЗЕМЛЯНОЙ (пол — «сделанный из земли»), НЕВЕЖА — НЕВЕЖДА,
АБОНЕНТ — АБОНЕМЕНТ и т.п.
Из примеров видно, что паронимы (в отличие от синонимов) соотносятся с разными, хотя
и близкими понятиями: АБОНЕНТ — лицо, АБОНЕМЕНТ — документ. Их смысловые
различия можно подчеркнуть подбираемыми к ним синонимами и антонимами:
СЫТЫЙ — неголодный, наевшийся (человек) — противоп.: голодный
СЫТНЫЙ — плотный, калорийный (ужин) — противоп.: скудный, легкий.
Однако близость паронимов к синонимам иногда бывает очень явной, не всегда
позволяющей эти явления разграничить (АПЕЛЬСИННЫЙ — АПЕЛЬСИНОВЫЙ,
ОДЕТЬ — НАДЕТЬ). Это свидетельствует о том, что паронимы бывают нескольких типов
и по смыслу, и по структуре.
О.П. Вишнякова выделяет следующие типы паронимов:
1) полные(истинные, абсолютные, максимальные) — однокоренные слова с ударением на
одном слоге, относящиеся к одной части речи и одной ЛСГ, различаются они только
аффиксами: ЗЕМНОЙ — ЗЕМЛЯНОЙ, ВРЫТЬ — ВЗРЫТЬ, МЕЛОДИЯ — МЕЛОДИКА;
2) неполные— бывшие синонимы, еще не до конца размежевавшиеся семантически:
ИРОНИЧНЫЙ — ИРОНИЧЕСКИЙ, ТУРИСТСКИЙ — ТУРИСТИЧЕСКИЙ,
АПЕЛЬСИННЫЙ — АПЕЛЬСИНОВЫЙ;
3) частичные(приблизительные, квазипаронимы) — однокоренные слова, различающиеся
ударением, но совпадающие в сочетаемости: ДОЖДЕВОЙ — ДОЖДЛИВЫЙ, ШУМНЫЙ
— ШУМОВОЙ, ГРОЗНЫЙ — ГРОЗОВОЙ.
С точки зрения структуры различаются паронимы суффиксальные(ЦВЕТАСТЫЙ —
ЦВЕТИСТЫЙ, ЧЕРЕПАХОВЫЙ — ЧЕРЕПАШИЙ),префиксальные(ОПЕЧАТАТЬ —
ОТПЕЧАТАТЬ,ПРЕДСТАВИТЬ —ПРЕДОСТАВИТЬ) икорневые(НЕВЕЖА —
НЕВЕЖДА, ВОСКРЕСАТЬ — ВОСКРЕШАТЬ).
Паронимы сопоставляются только в форме одного числа (ед. или мн.): ОСТАНКИ —
ОСТАТКИ (нельзя: ОСТАТОК — ОСТАНКИ).
В художественной речи паронимы используются как важное стилистическое средство,
когда их смысловые различия сознательно подчеркиваются автором. Например: «Меня
тревожит встреч напрасность, что и ни сердцу, ни уму, и та не праздничность,
а праздность, в моем царящая дому» (Е. Евтушенко).
Паронимия соотносится с парономазией(парономасией) — стилистическим приемом
нарочитого сближения созвучных слов (и не только паронимов) в целях образности,
эмоционального воздействия на читателя: «Там, за горами горя солнечный край
непочатый» (В. Маяковский). В.П. Григорьев называет такой приемпаронимической
аттракцией.
Смысловая и формальная близость паронимов, незнание из значений или их тонких
смысловых различий нередко приводит к речевым ошибкам — смешениюпаронимов:
«Мне выдали абонент в бассейн» (следует:абонемент) или «Приехали командировочные»
(следует:командированные).

31. Явление табу. Эвфемизмы и их функции.


Табу (от полинезийского tapu – всецело выделенный, особо отмеченный) – запрет
совершать определенные действия (употреблять те или иные предметы, пищу, питье) или
запрет произносить те или иные слова, выражения (особенно часто – собственные
имена). Эвфемизм (греч. euphémismesот eu – хорошо и phemi – говорю) – это замена
табуированного слова (в современных культурах – также и резкого или нарушающего
приличия выражения) приемлемым*.
* Интересные примеры этих явлений можно найти в классическом учебнике А.А.
Реформатского "Введение в языковедение", см.: Реформатский, 1967, 98-101.
Табу сопровождает всю историю человечества, но в наибольшей мере табуирование слов
и выражений характерно для первобытной поры. Существовали табу, связанные с охотой,
рыболовством; со страхом перед болезнями, смертью; с верой в домовых, в "сглаз", порчу
и т.п. Для разных половозрастных групп были свои запреты; свои табу были у девушек и у
юношей до брака, у кормящих грудью, у жрецов и шаманов.
Словесные табу, по-видимому, могли быть разного происхождения. Видный этнограф и
фольклорист Д. К. Зеленин считал, что первые словесные запреты возникли из простой
осторожности первобытных охотников: они думали, что чуткие звери, понимающие
человеческий язык, могут их подслушать и поэтому избежать капканов или стрел
(Зеленин, 1929, 119). С древнейшими представлениями о том, что животные понимают
речь человека, Зеленин связывал также переговоры с животными в быту, которые позже
переросли в заклинания.
Источником табу могла быть и неконвенциональная (безусловная) трактовка знака:
древний человек относился к слову не как к условной, внешней метке предмета, а как к
его неотъемлемой части (см. §13). Чтобы не разгневать "хозяина тайги", избежать болезни
или другой беды, не потревожить души умершего, запрещалось произносить "их" имена.
Табуированные слова заменялись эвфемизмами, но и они вскоре табуировались и
заменялись новыми эвфемизмами. Это приводило к быстрому обновлению словаря в
древности.
Нередко имя выступало как оберег, т.е. как амулет или заклинание, оберегающие от
несчастья. В древности, выбирая имя родившемуся ребенку, человек как бы играл с
духами в прятки: то он хранил в тайне "настоящее" имя (и ребенок вырастал под другим,
не "секретным" именем); то нарекали детей названиями животных, рыб, растений; то
давали "худое имя", чтобы злые духи не видели в его носителе ценной добычи. Такое имя-
оберег получил при рождении будущий пророк, основатель зороастризма Заратуштра
(Заратустра): на авестийском языке слово Заратуштра означало 'староверблюдый'.
Восточнославянский обычай тайного имени отмечен у Даля: кроме крестного имени, еще
одно имя давали ребенку родители, тоже по святцам; оно называлось рекло и "встарь не
оглашалось" (Даль, II, 43; IV, 94).
Разумеется, лексические запреты, как и принудительные нововведения слов,
существовали не только в древности. Удерживая черты магического
("инструментального") отношения к слову, табу в современном обществе осложняется
некоторыми другими целями – такими, как сохранение традиционных культурных норм
(соображения "такта", "приличий", психологической уместности), а также идеологический
контроль, манипулирование массовым сознанием и т.п.
Например, во времена резких идеологических сдвигов сознательный разрыв с
определенной традицией психологически "требовал" хотя бы частичного отказа от
соответствующего языка. В этом причина массовых лексических замен (в том числе даже
таких идеологически нейтральных слов, как, например, названия месяцев),
проводившихся в годы наиболее "крутых" в мировой истории революций – французской
конца XVIII в. и русской 1917 г. Можно утверждать, что переименования социально
значимых профессий, должностей, институций – это самые заметные (хотя и не самые
значительные и глубокие) последствия революционных вмешательств в жизнь языка. Ср.
лексические замены в русском послереволюционном языке: было министр,
стало народный комиссар; вместо солдат и офицер декретом в Красной Армии были
введены обращения командир и боец или красноармеец,
вместо губерний и уездов – области и районы, вместо жалованья – зарплата и т.д. От
некоторых замен позже сознательно отказались*, другие прижились, третьи возвращаются
сейчас (иногда в более узком или обновленном значении – ср. гимназия, лицей и т.п.).
Лексические запреты, замены или эвфемизмы нередко являются особо изощренным
цензурированием и "промыванием мозгов". Ср. свидетельство публициста о
табуистическом искажении семантики слов республика и страна в советской печати:
СССР представлял собой "псевдосоюз из псевдостран, стыдливо называвшихся
республиками. Из гордого слова "республика" сделали чисто советский эвфемизм,
обозначавший подневольную, невзаправдашнюю, не имеющую самостоятельной воли
страну. Помню, редактор всегда вычеркивал из моих текстов слово "страна", если я писал
о Белоруссии, Украине или Таджикистане. Понятие "страна" дозволялось в единственном
смысле" (Ярошенко В. Попытка Гайдара // Новый мир. 1993. № 3. С. 122).
* Особенно семиотически весомым было возвращение в переломный военный год
слов солдат и офицер. За реставрацией прежней лексики, как и за возвращением погон на
смену петлицам с "ромбами" и "шпалами", стояло стремление Сталина декларировать
свою преемственность по отношению к дореволюционной русской армии и, шире, к
Российской Империи.
32. Этимология и развитие значения слова. Ложная этимология.
Этимология (от др.-греч. ὁ ἔτυμος — «настоящее значение слова» и др.-греч.
-λογια — «наука») — раздел лингвистики (конкретнее сравнительно-
исторического языкознания), изучающий происхождение слов.
Первоначально, у древних — учение об «истинном» («первоначальном»)
значении слова.
Ложная этимология, объяснение происхождения слов, не соответствующее их
действительной истории. В отличие от научной этимологии, Л. э.
основывается не на законах развития языка, а на случайном сходстве слов
(например, "деревня" — "дерево", хотя "деревня" обозначало первоначально
"очищенное от леса место для нивы"). Коллективная Л. э. (народная
этимология) отражает стремление говорящих к максимальной семантической
мотивированности языковых знаков. Она может приводить к изменению
значения или звучания слов, чаще — иноязычных: "верстак" (из немецкого
Werkstatt) сближено с "верстать"; латинское vagabundus ("странствующий")
превратилось в испанское vagamundo, будучи истолковано (под влиянием
mundo — "мир") как "тот, кто кружит по миру"

33.Понятие о термине и терминологии. Источники терминологии.


 Термин "терминология" в современном языкознании используется в разных значениях.
В соответствии со структурой этого термина (он представляет собой сочетание слова
"термин" и греч. logos – "слово, учение") им обозначается учение о терминах, раздел
языкознания (лексикологии), занимающийся изучением терминов, или соответствующая
научная (научно-прикладная) дисциплина. Однако в данном значении названный термин
употребляется крайне редко.
В последнее время для обозначения данного понятия некоторые лингвисты используют
близкий по строению термин "терминоведение".
Терминологией в лингвистике чаще всего называется совокупность терминов,
употребляемых в том или ином языке или в определенной сфере деятельности людей.
В последнем значении, т.е. для обозначения понятий определенной области знания или
какой-либо сферы деятельности, нередко используется составной термин
"терминологическая система" или созданное на его базе сложное образование
"терминосистема".
Понятие термина
§ 150. В понимании термина как единицы терминологии, или элемента
терминосистемы, мнения лингвистов существенно различаются, что находит отражение в
определении (объяснении) данного понятия разными учеными.
Совершенно очевидно, что термин, равно как и любая другая знаковая единица языка,
имеет экспонент, или означающее, и содержание, или означаемое, однако представление
об экспоненте и содержании терминологического знака у исследователей разное.
Экспонентом (означающим) терминологической единицы традиционно считается слово,
хотя большинство современных лингвистов в качестве экспонента термина
рассматривают не только отдельное слово, но и сочетание разных слов, точнее,
словосочетание. При определении понятия термина в качестве ближайшего родового
понятия одни ученые называют, соответственно, слово (см., например, работы Р. А.
Будагова, А. А. Реформатского, М. И. Фоминой, Η. М. Шанского), другие – слово или
сочетание слов, словосочетание, выражение, составное наименование и т.п. (см. работы О.
С. Ахмановой, Б. Н. Головина, А. В. Калинина, В. И. Кодухова, Р. Ю. Кобрина и др.). В
настоящее время, кажется, никто не сомневается в том, что термином может быть не
только отдельное слово, но и словосочетание, хотя и нет полной ясности в вопросе о том,
какие именно словосочетания могут быть терминами, а какие терминами не являются
(подробнее см. ниже).
Нет единства мнений по вопросу о морфологических свойствах термина, о его
частеречной принадлежности. Одни лингвисты признают терминами только имена
существительные и субстантивные словосочетания, т.е. словосочетания с опорным словом
– именем существительным, другие не считают этот признак обязательным для термина,
т.е. признают терминами знаменательные слова разных частей речи и построенные на их
основе словосочетания, называемые составными терминами. В современном языкознании
преобладает первая точка зрения, которая представляется более убедительной.
По утверждению А. И. Моисеева, например, "языковой формой выражения терминов
являются имена существительные и словосочетания на их базе". По его словам, "термины
– это слова и словосочетания строго номинативной функции, а именно, определенный тип
имен существительных и словосочетаний на их основе", "это строго номинативная часть
специальной и общей лексики и фразеологии в форме имен существительных и
словосочетаний на их базе". Правомерность такого взгляда на термин подтверждается, в
частности, тем, что "номинативной функцией в строгом смысле обладают лишь
определенные разряды имен существительных и устойчивые сочетания на их базе". Что
касается слов других частей речи, то они имеют косвенное отношение к терминологии. По
словам Б. Н. Головина, термины ограничиваются "свойствами частей речи: имя
прилагательное, глагол, наречие включаются в терминологические связи не
самостоятельно, а через посредство имени существительного".
К составным (двусловным и многословным) терминам обычно относятся только
подчинительные словосочетания, т.е. словосочетания с подчинительной связью
компонентов. В то же время в работах некоторых авторов среди составных терминов
рассматриваются не только подчинительные, но и сочинительные словосочетания, такие,
как, например: пространство и время, язык и сознание, слово и понятие. Некоторые
лингвисты, теоретически отрицающие принадлежность к терминам сочинительных
словосочетаний, практически признают их терминами. Так, Б. Н. Головин, который при
определении понятия термина (см. ниже) подчеркивает мысль о терминологичности
именно подчинительных словосочетаний, в терминологическом указателе, помещенном в
учебном пособии "Введение в языкознание", среди составных терминов называет и такие
словосочетания: буква и звук, единицы языка и единицы речи, значение слова и предмет,
предложение и суждение, слово и мышление и другие подобные. Очевидно, следует
признать, что такие словосочетания обозначают не одно, а два разных понятия и
представляют собой не отдельные составные термины, а сочетания разных терминов.
"Сочетание слов на основе сочинительной связи равнозначно именует одновременно
два понятия и предмета, что противоречит логике и законам процесса терминирования. С
помощью такого терминологического сочетания мы скорее имеем обозначение проблемы,
сформулированной двумя самостоятельными терминами как взаимоотношение двух
научных феноменов".
Отличительной особенностью содержания термина, его означаемого, является то, что он
имеет профессиональное значение, обозначает определенное научное, производственное,
техническое и т.п. понятие. Это признают все лингвисты, занимающиеся проблемой
термина, хотя связь термина с понятием лингвистами трактуется по-разному. В
соответствии с этим в понимании (и определении) термина различается несколько
концепций: 1) термином является слово (или словосочетание), которое называет понятие,
т.е. выполняет номинативную функцию (Г. О. Винокур, E. М. Галкина-Федорук и др.); 2)
термином считается слово, которое выражает понятие, т.е. выполняет выразительную,
экспрессивную функцию (А. А. Реформатский, С. М. Бурдин и др.); 3) термином
признается слово, обозначающее понятие, т.е. выполняющее сигнификативную функцию
(Е. И. Амосенкова, Р. Н. Инфантьева, Η. Н. Ле- винский и др.); 4) термин – это слово,
определяющее понятие, т.е. выполняющее дефинитивную функцию (В. В. Виноградов, С.
А. Аскольдов и др.).
В специальной лингвистической литературе терминам нередко приписываются и другие
признаки, например: однозначность, т.е. наличие не более одного значения в пределах
данной терминологической системы; точность, строгость выражения значения;
семантическая мотивированность; системность, т.е. взаимосвязь с другими терминами
определенной термосистемы; отсутствие синонимии; отсутствие омонимии; отсутствие
эмоционально-экспрессивной окраски и т.д. Подобные признаки проявляются у терминов
крайне непоследовательно: одни из них свойственны далеко не всем терминам, другие же
распространяются не только на термины, но и на общеупотребительные слова и
словосочетания, на что обращают внимание многие лингвисты. "Все прочие признаки,
обычно приписываемые терминам и терминологии в целом: точность значения,
однозначность, системность, отсутствие синонимии и т.п. – не более как их тенденция или
их желательные качества, или, наконец, требования к “хорошей”, рационально
построенной терминологии".
При определении понятия термина лингвисты чаще всего ограничиваются указанием на
ближайшее родовое понятие (т.е. слово или же слово или словосочетание) и один из
существенных отличительных признаков – наличие профессионального значения.
Терминами (от лат. terminus – "граница, предел") обычно называются слова (или слова и
словосочетания), имеющие специальное значение, т.е. обозначающие специальные,
профессиональные понятия.
Сравним, например следующие определения: "Те́рмин... Слово, являющееся названием
определенного понятия какой-н. специальной области науки, техники"; "Термин – это
слово или словосочетание, являющееся названием научного, технического,
сельскохозяйственного и т.п. понятия", это "слово или составное наименование, созданное
для обозначения понятия науки и техники, разных областей знания".
Принимая во внимание названные выше грамматические признаки (субстангивиость
слова или словосочетания и наличие подчинительной связи компонентов словосочетания),
термин можно определить как слово, являющееся именем существительным, или
подчинительное словосочетание с опорным словом – существительным, обозначающее
профессиональное понятие. Это же по существу определение может быть
сформулировано в более лаконичной форме: термин – это название профессионального
понятия, выраженное именем существительным или субстантивным
словосочетанием с подчинительной связью компонентов.
В последнее время некоторые лингвисты предлагают более полные, более пространные
определения понятия термина, стремясь учесть все его признаки, которые авторам
представляются существенными.
В осмыслении и объяснении термина наиболее сложной является проблема границ
термина. В рамках этой проблемы спорными и до сих пор не решенными остаются
вопросы, связанные с разграничением термина и общеупотребительного слова или
словосочетания, разграничением собственно терминов и номенклатурных наименований,
номенклатурных знаков, или иоменов, под которыми обычно понимаются "названия
типичных объектов данной области знания", "названия типичных объектов данной науки
(в отличие от терминологии, включающей обозначение отвлеченных понятий и
категорий)". По утверждению Б. Н. Головина, к числу "самых сложных в
терминоведении" относится вопрос о границах составного термина; по этому вопросу в
специальной литературе высказываются крайне противоположные мнения.
34.Фразеология. Понятие о фразеологизмах. Типы фразеологизмов.
Источники фразеологии.

Фразеология (гр. phrasis – выражение + logos – учение) – наука о сложных по


составу языковых единицах, имеющих устойчивый характер: вверх тормашками,
попасть впросак, кот наплакал, спустя рукава. Фразеологизмы, в отличие от
лексических единиц, имеют ряд характерных особенностей.

1. Фразеологизмы всегда сложны по составу, они образуются соединением


нескольких компонентов, имеющих, как правило, отдельное ударение, но не
сохраняющих при этом значение самостоятельных слов: ломать голову, кровь с
молоком, собаку съел. (Не принадлежат к фразеологизмам предложно-падежные
сочетания типа под мышкой.)
2. Фразеологизмы семантически неделимы, они имеют обычно нерасчлененное
значение, которое можно выразить одним словом: раскинуть умом -
'подумать', пятое колесо в телеге - 'лишний', кот наплакал - 'мало'. Правда, эта
особенность свойственна не всем фразеологизмам. Есть и такие, которые
приравниваются к целому описательному выражению садиться на мель - 'попадать
в крайне затруднительное положение', нажимать на все педали- 'прилагать все
усилия для достижения или выполнения чего-либо'. Такие фразеологизмы
возникают в результате образного переосмысления свободных словосочетаний.

3. Фразеологизмы в отличие от свободных словосочетаний


характеризует постоянство состава. Тот или иной компонент фразеологизма нельзя
заменить близким по значению словом, в то время как свободные словосочетания
легко допускают такую замену. Например, вместо кот наплакал нельзя сказать
"кошка наплакала", "котенок наплакал", "щенок наплакал", вместо раскинуть умом -
"разбросить умом", "раскинуть головой"; (ср. свободные словосочетания читаю
книгу, просматриваю книгу, изучаю книгу, читаю роман, читаю повесть, читаю
сценарий).

Однако некоторые фразеологизмы имеют варианты: от всего сердца - от всей души,


наводить тень на плетень - наводить тень на ясный день. Тем не менее,
существование вариантов не означает, что в этих фразеологизмах можно
произвольно обновлять состав: нельзя сказать "от всего духа", "от всего сознания", а
также "наводить тень на забор".

4. Фразеологизмы отличает воспроизводимость. В отличие от свободных


словосочетаний, которые строятся нами непосредственно в речи, фразеологизмы
употребляются в готовом виде, такими, какими они закрепились в языке, какими их
удерживает наша память. Так, сказав закадычный, мы обязательно
произнесем друг (не: приятель, знакомый, товарищ), заклятый может быть
только враг (не недруг, вредитель). Это свидетельствует о предсказуемости
компонентов фразеологизмов.

5. Большинству фразеологизмов свойственна непроницаемость структуры: в их


состав нельзя произвольно включать какие-либо элементы. Так, зная
фразеологизм потупи’ть взор, мы не вправе сказать "низко потупить взор", "еще
ниже потупить взор", "потупить печальный взор" и т. д. Исключение составляют
фразеологизмы, которые допускают вставку некоторых уточняющих
слов разжигать страсти - разжигать роковые страсти.

Структурной особенностью отдельных фразеологизмов является наличие у них


усеченной формы наряду с полной: пройти сквозь огонь и воду (...и медные трубы);
выпить чашу - выпить горькую чашу ( до дна), семь раз отмерь (...один раз
отрежь). Сокращение состава фразеологизма в подобных случаях объясняется
стремлением к экономии речевых средств.

6. Фразеологизмам присуща устойчивость грамматической формы их


компонентов: каждый член фразеологического сочетания воспроизводится в
определенной грамматической форме, которую нельзя произвольно изменять. Так,
нельзя сказать "бить баклушу", "вытачивать лясу", заменив формы множественного
числа баклуши, лясы формами единственного числа, не употребляют полное
прилагательное вместо краткого во фразеологизме на босу ногу и т. д. Лишь в
особых случаях возможны вариации грамматических форм в составе отдельных
фразеологизмов: греть руку - греть руки; слыхано ли дело - слыханное ли дело.

7. Для большинства фразеологизмов характерен строго закрепленный порядок


слов. Например, нельзя переставить компоненты в фразеологизмах все течет, все
изменяется; ни свет ни заря; кровь с молоком. В то же время фразеологизмы
глагольного типа, т.е. состоящие из глагола и зависящих от него слов, допускают
перестановку компонентов: набрать в рот воды - в рот воды набрать; не оставить
камня на камне - камня на камне не оставить.

Основные типы фразеологизмов по степени мотивированности компонентов.


1. Фразеологические сращения – их не выводятся из значений их компонентов: попасть
впросак («просак» – станок для плетения сетей); бить баклуши («баклуши» – деревянные
заготовки для ложек); ничтоже сумняшеся («нисколько не сомневаясь»); ни зги не видно
(«зга» – ).
2. Фразеологические единства – их значения отчасти связаны с семантикой их
компонентов, употреблённых в образном значении: зайти в тупик; бить ключом; плыть
по течению; держать камень за пазухой; брать в свои руки; прикусить язык. Они могут
иметь омонимы, то есть слова, употреблённые в прямом значении: Вчера я очень сильно
во время еды прикусил язык.
3. Фразеологические сочетания – их значения мотивированы семантикой их компонентов,
один из которых имеет фразеологически связанное значение: потупить взор (голову).
Глагол «потупить» в значении ‘опустить’ имеет фразеологически связанное значение и с
другими словами не сочетается.

35. Развитие словаря и пути его пополнения. Основные процессы в


развитии лексики. Лексика как открытая система.

Существуют три основных способа пополнения словарного состава языка – его слов
и значений:
1. семантический путь;
Семантический способ обогащения словарного состава языка
Семантический путь обогащения словарного состава состоит не столько в образовании
новых лексем, сколько в образовании новых значений уже существующих слов. Поэтому
семантический способ обогащения лексики охватывает правила образования новых
значений и правила образования новых слов (это лексико-семантический способ).
Лексико-семантический способ словообразования слов состоит в том, что на базе разных
значений слов образуются разные слова. Если при морфологическом способе в новой
лексеме развиваются новые значения слов, то при семантическом способе новое слово
возникает в результате распада полисемии.
2. заимствование;
Второй способ пополнения словарного состава языка – заимствования слов из
других языков.
Заимствование лексики является следствием сближения народов на почве экономических,
политических, научных и культурных связей.
В большинстве случаев заимствованные слова попадают в язык как средство называния
новых вещей и выражения ранее неизвестных понятий. Заимствованные слова могут
также явиться вторичными наименованиями уже известных предметов и явлений. Это
происходит, если заимствованное слово как-то по-другому характеризует предмет, если
оно является общепринятым интернациональным термином или внедряется в язык
насильственно (при военной оккупации).
Многозначные слова обычно заимствуются в одном из своих значений, объем значения
при этом, как правило, сужается.
Большую роль в развитии словарного состава английского языка сыграли заимствования
из латинского и французского языков. Также некоторое влияние на словарь английского
языка оказали скандинавские языки.
3. морфологическое словообразование.
Наиболее продуктивным в обогащении лексики современного русского языка является
морфологическое словообразование, то есть создание новых слов на базе имеющегося в
языке строительного материала путём закономерного сочетания морфем в слове.
Основные виды морфологического словообразования, действующие в современном
русском языке, - это сложение, безаффиксный способ словообразования и аффиксация.
Лексика как открытая система
Общенациональный язык обслуживает все потребности народа, говорящего па нем. В
течение столетий он принимал формы, наиболее целесообразные для выполнения
различных коммуникативных задач.
Словарный состав языка является наиболее подвижной и наиболее быстро
развивающейся его частью. Лексика любого языка первой реагирует на все изменения в
истории народа - носителя этого языка, касающиеся любой стороны жизни:
экономического уклада, социального устройства, производства, культуры, науки, быта и
т.п. Возникают новые понятия и явления, создаются новые предметы - рождаются новые
слова, которые их обозначают, формируются новые значения слов, уже существующих в
языке. Специфика словарного состава как наиболее "текучей", изменчивой части языка не
всегда позволяет провести строгое разграничение понятийных сфер. С появлением нового
часто происходит забвение старого, отжившего, а с исчезновением явления или предмета
нередко умирает и обозначающее его слово. Так же, как жизнь человеческого общества
находится в постоянном развитии, словарный состав языка находится в постоянном
движении, регулируемом общественными потребностями. [8, 23]
Движение в центр лексической системы возможно при возрастании их
коммуникативной значимости, если обозначаемые ими понятия приобретают особую
жизненную важность. Так произошло со многими словами, относящимися к области
средств массовой коммуникации, например émission, chaîne, antenne, speakerine и др.
Родившиеся как термины, они еще совсем недавно находились на периферии лексической
системы, но теперь продвигаются в ее центр.
На периферии системы остаются лексические пласты, которые обслуживают
потребности определенных профессиональных групп, отдельных социальных и
региональных слоев населения, то есть диалектизмы, профессионализмы, термины,
жаргонизмы и т.п., - элементы лексической системы, не являющиеся общим фондом
языкового коллектива. Здесь же располагаются и те лексемы, которые по разным
причинам выходят из употребления, и те, которые являются новыми для языка, недавно
возникшими и не принятыми еще основной частью языкового социума. Первые, как
утратившие свою актуальность, движутся от центра к периферии, чтобы в конце концов
выйти за пределы этой системы, т.е. перестать существовать. Вторые, наоборот, обычно
движутся из периферии в центр; наиболее жизнеспособные остаются в ядре лексической
системы языка, становясь слагаемыми основного словарного фонда. [17, С. 10]

36. Словарный состав языка. Диалектизмы. Профессионализмы. Жаргонизмы.

Диалектизмы.
Диалектизмами называют языковые особенности, характерные для определённой
местности. Это могут быть отдельные слова, а также словосочетания и выражения. 
Термин происходит от греческого слова dialektos – «говор, диалект».
Различают фонетические, грамматические, словообразовательные и лексические
диалектизмы. 
Лексические диалектизмы
Лексические диалектизмы неоднородны, можно выделить несколько групп:
этнографизмы, собственно лексические диалектизмы, семантические и
словообразовательные диалектизмы.
Этнографизмы называют предметы и понятия, которые характерны для быта, хозяйства
данной местности, но синонимов в литературном языке не имеют.
Понёва
Например: понёва – разновидность юбки (элемент русского народного костюма, женская
шерстяная юбка замужних женщин из нескольких кусков ткани). 
Туес
Ту́ес – небольшой берестяной короб с крышкой. Классический туес имеет
цилиндрическую форму. Шалоник– название одного из ветров у поморов. Зыбка –
люлька.
Собственно лексические диалектизмы имеют соответствующие синонимы в
литературном языке: кочет(петух), баско́й (красивый), дюже (очень), бурак (свёкла).
Семантические диалектизмы имеют собственное значение, отличное от значения
литературного языка: словом «мост» в некоторых местностях называют сени;
слово «худой» означает «плохой» (худой человек = плохой человек).
Грамматические диалектизмы
В некоторых местностях глаголы в 3 лице произносятся с мягким [т]: он идёть,
они беруть и т.д.
В окончаниях существительных изменяется буква: у жене (вместо у жены); от
сестре (вместо от сестры).
Меняется управление предлогов: приехал с Москвы; иди до хаты.
Словообразовательные диалектизмы
В некоторых местностях ягоду чернику называют «черница», «чернига», т.е. изобретают
новое слово на основе литературного. Телёнка тоже называют по-своему: тело́к, телы́ш,
телёш.
Фонетические диалектизмы
Особенность таких диалектных слов – в их специфическом произношении. Например,
цоканье: до[ц]ка, но[ц]; яканье: [вядро], [пятух]; произношение [х] на месте [г] в конце
слова: сне[х], дру[х].

Профессионализмы – это специальные слова, используемые в разговорном обиходе


профессионалов. Профессионализмы являются «неофициальными» названиями
специальных явлений и понятий профессии, составляют профессиональный жаргон.
Важное отличие профессионализмов от терминов заключается в том, что
профессионализмы уместны преимущественно в разговорной речи людей той или иной
профессии, являясь иногда своего рода неофициальными синонимами специальных
наименований. Нередко их отражают словари, но обязательно с пометой
«профессиональное». В отличие от терминов – официальных научных наименований
специальных понятий, профессионализмы функционируют преимущественно в устной
речи как «полуофициальные» слова, не имеющие строго научного характера. Эти слова
составляют лексический пласт, который также иногда называют профессиональным
слэнгом или профессиональным жаргоном.
К примеру, в редакциях газет и журналов специалист, занимающийся подбором
иллюстраций, называется бильд-редактор. Бильд-редактор – это термин. Однако в
реальном производственном процессе его чаще всего называют для краткости бильдом –
это профессионализм, профессиональный жаргон. Бильд утоптал все фотки по макету –
бесспорно, в этом предложении используются профессионализмы, но не термины (С
терминами та же фраза звучала бы более громоздко. К тому же термины часто имеют
иноязычное происхождение, сложно выговариваются, что тоже не способствует их
употреблению в деловом разговорном обиходе. Кстати, именно поэтому
профессионализмами нередко становятся редуцированные термины:бильд-
редактор – бильд, штангенциркуль (особая измерительная линейка) – штангель и т.п.).
Профессионализмы упрощают речь, делают ее более пригодной для быстрого обиходного
сопровождения производственных процессов.
Профессионализмы, как и термины, можно сгруппировать по сфере их употребления: в
речи экономистов, финансистов, спортсменов, шахтеров, врачей, охотников, рыбаков и т.
д. В особую группу выделяются техницизмы – узкоспециальные наименования,
применяемые в области техники.

Жарго́н (фр. jargon) — социолект; отличается от общеразговорного языка


специфической лексикой и фразеологией, экспрессивностью оборотов и особым
использованием словообразовательных средств, но не обладающий
собственной фонетической и грамматической системой. Жаргонные слова или выражения
называют «жаргонизмами»[1].
Часть жаргонной лексики — принадлежность не одной, а многих (в том числе и уже
исчезнувших) социальных групп. Переходя из одного жаргона в другой, слова их «общего
фонда» могут менять форму и значение: «темнить» в арго — скрывать добычу, потом —
хитрить (на допросе), в современном молодёжном жаргоне — говорить непонятно,
увиливать от ответа.
Лексика жаргона строится на базе литературного языка путём переосмысления,
метафоризации, переоформления, звукового усечения и т. п., а также активного усвоения
иноязычных слов и морфем. Например: «крутой» — модный, деловой, «хата» — квартира,
«баксы» — доллары, «тачка» — автомобиль, «рвануть» — пойти, «баскет» — баскетбол,
«чувак» — парень (из цыганского языка). В современном языке жаргон получил широкое
распространение, особенно в языке молодёжи.

37. Исторические изменения в лексической системе языка. Историзмы,


архаизмы, неологизмы.
Историзмы – названия устаревших, не встречающихся в современной действительности
вещей, явлений, понятий. Это могут быть названия предметов старого быта: армяк,
камзол, летник, епанча (виды старинной одежды), братина, ендова (виды
посуды), сбитень (род горячего напитка), светец (подставка для лучины, освещающей
жильё); названия общественно-политических явлений прошлого, чинов, должностей и
т.п.: земство, кравчий, крепостничество, можордом, подьячий, стольник, титулярный
советник и т.д.: наименование видов старинного вооружения, предметов воинского
снаряжения: ботфорты, единорог (род пушки), кираса, кольчуга, пищаль, шестопёр и т.д.
Особое место среди устаревших общественно-политических терминов занимают слова,
возникшие в советскую эпоху и уже ставшие историзмами:будёновец, комбед, ликбез, нэп,
продотряд, продразвёрстка, раскулачивание, ревком и др. Многие слова такого типа в
«Толковом словаре русского языка» под ред. Д.Н. Ушакова имеют двойную помету: нов,
(новое), истор. (историческое).
Историзмы употребляются в различных стилях литературного языка для обозначения
понятий определённой эпохи, например: Выступлениестрельцов  сопровождалось
широким народным
движением… Приказы  опустели.  Бояре  и дъяки  разбежались (учебник): и В день
Бородинской битвы прославленная конница маршала Мюрата напрасно устилала своими
телами в железных кирасах  (металлические латы на грудь и
спину) русскиефлеши и редуты… (А.Н.Т.); В это время вбежало несколько человек
с  рогатинами… Медведь, встревоженный шумом, скрылся в лесу, за ним
побежали дворовые (Кост.).
Архаизмы
Название архаизмы произошло от греческого слова archaios – «древний» – это устаревшие
названия современных вещей, явлений и т.д. В словарном составе современного русского
литературного языка рядом с ними обязательно должны существовать, и существуют
синонимы, являющиеся словами активного употребления (ловитва – охота, вояж –
путешествие, кои, – которые, балтические – балтийские, самодовольствие –
самодовольство, стора – штора, пиит - поэт и т.п
Если причины ухода слов из активного употребления в состав историзмов всегда
совершенно ясны и не требуют никаких особых разъяснений, то установление причин
превращения слов из факта активного словарного запаса в архаизмы, причин вытеснения,
замены одного слова другим является, как правило делом весьма сложным.
Для нас совершенно ясно, почему, например, слова кафтан, городовой, челобитье и
другие превратились в историзмы (исчезли соответствующие им предметы, явления, вещи
и т.д.); напротив, требуются специальные лингвистические разыскания для того, чтобы
ответить на вопрос, почему слова перст, сей, чело, доселе, буде были вытеснены из
активного употребления словами палец, этот, лоб, до сих пор, если и превратились, таким
образом, в архаизмы.
В зависимости от того, является ли устаревшим всё слово как определённый звуковой
комплекс, имеющий определённое значение, или устаревшим оказалось лишь его
смысловое значение, архаизмы можно разделить на несколько типов в зависимости от
того, чем они отличаются от соответствующих современных слов.
Лексико-фонетические, в которых устаревшим является звуковой облик слова. Слово,
однако, легко узнаётся, так как изменения касаются, как правило, одного- двух звуков или
ударения, например: нумер – совр. номер, осемнадцать – совр.
восемнадцать, чечунча и чесунча – совр. Чесуча.
Некоторые лексико-фонетические архаизмы устарели только как отдельные слова, но
встречаются в современных словах, как корни. Таковы
слова пояс и нумер, сохранившиеся в словах поясничать, пронумеровать, котроые не
являются архаизмами. Архаизмы лексико-словообразовательные – это слова,
устаревшие только в какой-то морфологической части (чаще всего в
суффиксе: нервический – совр. нервный, карандашовый – совр. Карандашный)
Архаизмы собственно-лексические – это слова, устаревшие целиком, а не в какой-то
части (зеницы – зрачки, глаза; ланиты – щёки; сонм – собрание, большое
количество; перст – палец и др.)
Семантические архаизмы – это слова, употребляемые в устаревшем значении. Примеры
семантических архаизмов: Ничего, что он устал и нездоров ещё, что как – будто он
взбирается на шестое жильё (Тын.); жильё – этаж; И прахом дорожным угрюмая
старость легла на ланитах  (Бл.): прах – мельчайшие частицы чего-либо, пыль; Стоит
чистый юноша, в дорогом сукне, ясных пуговицах (А.Т.): ясный – блестящий.
Фразеологические архаизмы – это устаревшие устойчивые сочетания слов, идиомы,
поговорки (барашек в бумажке – взятка, кока с соком – богатство, состояние; со всеми
онерами – со всем, что полагается)

Неологи́зм (др.-греч. νέος — новый + λόγος — слово) — слово, значение слова


или словосочетание, недавно появившееся в языке (новообразованное, отсутствовавшее
ранее).
Свежесть и необычность такого слова, словосочетания или оборота речи ясно ощущается
носителями данного языка. Этот термин применяется в истории языка, чтобы
охарактеризовать обогащение словарного состава в отдельные исторические периоды —
так, можно говорить о неологизмах петровского времени, неологизмах отдельных
деятелей культуры (М. В. Ломоносова, Н. М. Карамзина и его школы), неологизмах
периода Отечественной войны и т. д.
В развитых языках каждый год появляются десятки тысяч неологизмов [1]. Большинство из
них имеют недолгую жизнь, но некоторые закрепляются в языке надолго, входят не
только в живую обиходную его ткань, но и становятся неотъемлемой частью
словесности[2]. Бум неологизма начался в эпоху интернета.[3]
Неоло́гия — наука, которая занимается изучением неологизмов. (Также самоназвание в
Венгрии сторонников ортодоксального модернизма в иудаизме.)

38.Заимствованные слова и их типы. Языковые кальки. Варваризмы.


Типы заимствованных лексических единиц
1. Заимствованные, или освоенные языком
а) слова, структурно совпадающие с иноязычными: автомобиль, футбол, спорт, спикер,
хаки, спонсор;
б) слова, морфологически оформленные аффиксами заимствующего языка: нем. Fuchsie,
Nation, Chirurgie, Chronik – рус. фуксия, нация, хирургия, хроника; нем. rentabel –
рентабельный, marschieren – маршировать.
в) слова, сменившие в процессе освоения грамматические и/или фонетические признаки.
При заимствовании нем. [s] превратилось в [š] : Skala – шкала; [š] – в [s] : Stuhl – стул,
глухое [p] – в звонкий [b] : Stapel – штабель Отсутствующие в заимствующем языке
фонемы заменяются наиболее близкими. Нем. «Zyklop» русс. «циклоп».
г) слова с переосмысленной частью морфемного состава заимствования (по законам
заимствующего языка англ. «cakes» было воспринято и в русском, и в немецком языках
как форма ед. числа, а форма мн. числа была образована по собственным моделям: Кeks-е,
кекс-ы.
д) слова с замещением части иноязычного оригинала элементом родного языка: англ.
television – телевидение.
е) слова, подвергшиеся семантическим сдвигам. Это те же механизмы, обеспечивающие
расширение полисемии исконной лексики. Нем. Schokolade обозначает и вещество, и
изделие из него, в русс. – только вещество. Англ. «cake» шире по значению русского
заимствования (обозначает и печенье, и торт, и лепешку, и плитку).
2. Интернационализмы: слова, образованные в основном из греческих и латинских
элементов и широко распространенные в языках мира: телефон, материя, философия,
культура, метр, киллограмм…
3. Варваризмы: слова или выражения, не до конца освоенные заимствующим языком,
чаще всего в связи с трудностями грамматического характера: бюро, трюмо, хобби,
жалюзи; в немецком – несклоняемые прилагательные rosa, lila, beige, заимствованные из
латинского, французского или из других языков через французский.
4. Экзотизмы (греч. еxotika – чуждый, иноземный): слова и выражения, заимствованные из
других, часто мало известных языков и употребляемые для придания речи особого
местного калорита: бай, бек, бешмет, гуру, гяур, зурна, делибаш, янычар, паранджа…
5. Иноязычные вкрапления: слова и обороты, представляющие собой своеобразные клише,
обычно передаваемые графическими и фонетическими средствами языка-источника:
Cherche la femme!
6. Кальки (фр. calque – копия, подражание): слова или выражения, созданные по
иноязычному образцу, но из исконных языковых элементов и представляющие
собой скрытое заимствование, воспроизводящее внутреннюю структуру иноязычного
оригинала. Это не материальные, а структурные заимствования. Чаще всего встречаются
словообразовательные кальки, дающие поморфемный перевод иностранных слов. Русс.
небоскреб, нем. Himmelkratzer воспроизводят англ. skyscraper, русс. представление – нем.
Vorstellung, русс. самообразование – нем. Selbstbildung.

39.Понятие лексикографии. Основные типы словарей


Лексикография (греч. lexkos – «словесный» и grapho – «пишу») – раздел языкознания,
который занимается теорией и практикой составления словарей. Объём, характер и аспект
изложения информации определяют тип словаря.
Выделяют следующие типы словарей:
I. Энциклопедический словарь (энциклопедия) – научное справочное издание в
форме словаря, где в алфавитном порядке излагаются основные сведения по всем
отраслям знаний. В энциклопедические словари помещены имена выдающихся
людей, названия стран, городов, рек, терминология науки, искусства и т.д.
II. Лингвистический словарь – научное справочное издание, где в алфавитном
порядке помещены слова ( все части речи), устойчивые сочетания слов с их
толкованием, ударением, грамматическими, стилевыми, стилестическими и
другими специальными пометами [18, 426]. Лингвистические словари в свою
очередь подразделяются на два типа:
1. Двуязычные (реже многоязычные), т. е. переводные, которыми мы пользуемся при
изучении иностранного языка, в работе с иноязычным текстом (русско-английский
словарь, польско-русский словарь и т. п.).
2. Одноязычные [19,128].
В зависимости от объёма информации, сообщаемой в словаре, выпускаются однотомные и
многотомные словари. [18, 426]. По типу информации, которая содержится в
лингвистических словарях, Е. И. Диброва предлагает делить их на:
1. Толковые словари, которые излагают общие познавательные (гносеологические) и
лингвистические сведения о слове в основном в форме обыденных понятий и редко
– кратких научных понятий. Аспектные словари , которые помещают:
1. специализированные сведения о слове. К ним относятся:
- словари синонимов
-словари антонимов
-словари омонимов
-словари паронимов
-словари новых слов и др.
2. специализированные сведения о грамматических свойствах слова. К ним
относятся:
- словари сочетаемости (лексической)
- грамматические словари
- словари правильностей (трудностей)
- словообразовательные
- морфемные
- фразеологические и др.словари
3. специализированные сведения об истории слова. К ним относятся:
- исторические словари
- этимологические и др. словари
4. специализированные сведения о правилах написания и произношения слова. К ним
относятся:
- орфографические
- орфоэпические словари
5. специализированные сведения о частотности употребления слова, об употреблении
слова писателями, о распространении слова на определённой территории. К ним
относятся:
- словари языка писателей
- словари эпитетов
- диалектные словари
Также выделяют следующие типы словарей:
- обратные словари
- ономастические словари
- словари иностранных слов. В настоящее время наиболее полным является "Словарь
иностранных слов" под редакцией И. В. Лехина, Ф Н. Петрова и др.,;
- словари сокращений и словари лингвистических терминов
40.Язык и письмо. Основные этапы развития письменности.
Письмо является дополнительным средством общения. Возникло оно из-за необходимости
передать мысль другому племени и потомкам. Письмо относится к величайшим
изобретениям человечества. Письмо помогает людям общаться в тех случаях, когда
общение звуковым языком или невозможно, или затруднительно.
1) Первым историческим типом письма была пиктография, т.е. картинное письмо.
Пиктограммы – единицы такого письма выцарапывались, а затем и рисовались на стенах
пещер, камнях, скалах, костях животных, на бересте. В пиктографии обозначающим
служит схематический рисунок человека, лодки, животных и т. П.
2) Идеограмма. Идеография – это такое письмо, в котором графические знаки передают
не слова в их грамматическом и фонетическом оформлении, а те значения, которые за
этими словами стоят.
Переход от пиктографии к идеографии связан с потребностью графической передачи того,
что не обладает наглядностью и не поддается рисуночному изображению. Так, например,
понятие «бодрствование» нельзя нарисовать, но можно нарисовать тот орган, через
который оно проявляются. т. е. через изображение глаза, Таким же образом «дружбу»
можно передать изображением двух рук, пожимающих одна другую, «вражду» –
изображением скрещенного оружия и т. п. Рисунок в этих случаях выступает в
переносном, а тем самым и в условном значении.
Китайское письмо. Потребность убыстрения письма и возможность передавать более
сложные по содержанию и длинные по размерам тексты привели к схематизации
рисунков, к превращению рисунков в условные значки – иероглифы.
Иероглифы – «священные письмена» резали на кости и других материалах.
3)фонография– тип письма, отражающий произношение слов. Звуковая азбука для
писания; фонетическая система письма. А) слоговое (каждый письменный знак обозначает
определённый слог) б) вокально – звуковое (буквы обозначают в основном звуки речи)
Этапы развития письма:
В результате эволюции пиктограммы, идеограммы и силлабограммы возникает буква –
знак вокально – звукового письма. (пр: древнегреч. Буква А называлась «альфа» и
обозначала гласный [a]).
Но история письма – это не только история начертания букв, вместе с тем это и история
становления современных алфавитов, графики.
Алфавиты.
Буквенно – звуковоеписьмо сейчас образует 4 наиб. распростр. семьи алфавитов –
латинскую, славяно – кирилловскую, арабскую и индийскую. Образование современных
семей алфавитов – результат истор. развития народов и их письменности. Семьи
алфавитов не совпадают с семьями языков по их происхождению (славянские яз.
Используют кириллицу и латиницу)
Алфавит– совокупность букв какого-либо фонографического письма, расположенных в
исторически установленном порядке. «алфавит» образовано от названий двух первых букв
греч.алфавита – альфы и беты, также как азбука = аз+буки.
Его происхождение уходит корнями в такие древние страны, как Египет, Финикия,
Греция.
2 в. Тысячелетия– появление консонантно – звукового письма, нач. 1-го тысячел. –
вокализированное звуковое письмо.
Возникли ветви восточного письма:
1) Еврейская ветвь
2) Сирийская
3) Иранская
4) арабская
развитие их связано с распространением 4х религий Переднего Востока – иудаизма
(еврейское), восточного христианства (сирийское), зороастризма (иранское) и
мусульманская (арабское). Из западного письма наиболее известны греческий алфавит,
латиница и кириллица.
1. Греческий алфавит.
Греки изначально пользовались консонантным письмом. 403 г. До н.э. при Евклиде
вводится классич. греч. алфавит (Афины). Состоял из 24 букв. Вклад греков в становлении
алфавита в том, что были введены буквы для обозначения гласных (альфа, бета, гамма).
Второе – греки стали писать не справа налево, а наоборот, как мы пишем сейчас.
* Эллинистический (4-1 вв до н.э.), римский (1в. До н.э. – 4 в. н.э.) и византийский
периоды (4-5 в. н.э.) алфавит совершенствовался, так как развились скорописные почерки
(благодаря исп-ю папируса и пергамента) и были созданы диакритические знаки.
В визант. период оформились 2 начертания букв – прописное и строчное. Затем возникла
латиница на основе западногреч. Письма, а на основе византийского письма возник
славянский и кириллица.
2) латиница
753 г. До н.э. – образовался г. Рим. Объединение племён в один народ, развитие хозяйства
и гос-ва потребовало упорядоченного письма. На возникновение латинского письма
оказала влиянии письменность греческих колонистов и этрусков. Алфавит включал 23
буквы.
14 в. – появление бумаги и изобретение книгопечатания – решающее значение для
распростр. единого письма. Латинский алфавит оказал большое влияние на формирование
письма других народов, они сохраняют состав букв латинского алфавита + были
добавлены пара букв -> звуков было больше, чем лат.букв -> усовершенствовали алфавит
введением диакритик и лигату. Диакритики для уточнения или изменения звук.знач. букв.
Лигатура – буква, составленная из двух или более букв. (ст-слав. «шта»)
3) Кириллица.
Конец 9 – нач. 10 в. – возникновение славянского алфавита, создано две азбуки –
глаголица и кириллица. Связано с именем Кирилла и Мефодия.
Кириллица – переработка византийского алфавита 7-8 вв. Были введены дополнительные
буквы (пр:буки, живете, йотированные, юсы). Кириллица получила распространение у
южных и восточных славян.
Графика.
Графика– буквы алфавита и диакритические знаки в их отношении к звуковому строю
языка. Она изучает соотношение букв и звуков языка.
Буквы обозначают звуки языка, его фонемы, но совпадение звуков и букв является
неполным. В связи с этим появились правила чтения (графические) и правила написания
слов (орфографические).
Степень устойчивости чтения одной и той же буквы в разных языках неодинакова:
бОльшая в русском и немецком, чем в английском. (table [‘teibl]– стол [стол]). Это
несовпадение буквы и звука возникает из-за того, что одна и та же буква имеет несколько
фонетических значений. (так, англ. «а» произносится то как [эй], то [э], русская О
произносится различно дом [o] и вода [вАда]
1. слоговый принцип графики объясняет различное написание одной и той же
фонемы, фонетическую многозначность многих букв. Принцип заключается в том,
что чтение буквы определяется её сочетанием с другими буквами. (русская С
читается различно в словах «сын», «синь», «сшить»: [c], [c'], [ш'], англ: C – cat,
circle – [k] [c’])
Также этим принципом объясняется правило чтения я,ё,ю,е. В начале слова (после
гласных и разделительных Ъ,Ь) эти буквы обозначают два звука – [j] и гласные [a][o][у]
[э], после согласного они обознач. Мягкость (мямля), (мою)

41.Звук и буква. Соотношение фонетической и графической систем языка.


Фонетическая транскрипция. Типы алфавитов.
I. Фонетические изменения.
Произносительная сторона каждого языка непрестанно меняется, однако в большинстве
случаев фонетисты бессильны объяснить, почему произошло каждое данное изменение.
Язык полноценно выполняет свое назначение в том случае, если остается (в области
произношения) неизменным. То, что изменение произношения — помеха для
функционирования языка, особенно если он обслуживает высшие общественные потребности,
доказывают литературные языки. У них процесс звуковых изменений замедлен, тормозится
именно потому, что они — орудия культуры.
Существует множество теорий по поводу причин фонетических изменений. Изменения звуков
в языке либо порча (но их повсеместность не позволяет согласиться с такой оценкой) или они
имеют смысл, т.е. определяются самой сутью языка, его работой.
Было немало попыток понять общие причины фонетических изменений. Вот некоторые из этих
попыток.
1. Принцип экономии произносительных усилий. Некоторые изменения отвечают такому
принципу. Но многие изменения в произношении требовали, наоборот, увеличения мускульной
работы.
Представление, что суть фонетических процессов в упрощении артикуляций, предполагает ряд
изменений, в котором каждый последующий член проще предыдущего и требует меньше
энергии. Этот ряд, уходя в дали прошлого, должен приводить к изрядно сложным
артикуляциям. Как же такие артикуляции, в древности очень сложные, могли возникнуть?
Почему язык начинал с невероятной сложности? И могла ли эта сложность быть такой мощной,
что ее упрощение и составило фонетическую историю человеческих языков? Пока не будет
выяснено, почему язык древнейших эпох обладал такой артикуляционной сложностью, что ее
упрощение затянулось на века, до тех пор гипотеза экономии артикуляционных усилий не
может считаться средством объяснить причины языковой произносительной эволюции.
2. Принцип экономии фонем и их различительных признаков. Предполагается, что
исчезновение фонем, которые по каким-либо обстоятельствам оказались слабыми: либо они
редки в речевом потоке, либо слаба их различительная нагрузка, либо мало слов, включающих
такие звуки, либо они слабы, потому что сформированы признаками, не представленными в
других фонемах.
3. Принцип симметрии. После И. А. Бодуэна де Куртенэ и Ф. де Соссюра в лингвистике стали
говорить о системных связях между единицами языка. Системой назвали совокупность
взаимосвязанных единиц, так что статус каждой единицы определяется наличием всех
остальных единиц данной совокупности. Понятие сложное и оно вовсе не сводится к
симметрии.
Было истрачено много усилий, чтобы доказать склонность звуков к симметричному
размещению. Но если не вульгаризировать понятие системы, то остается совершенно
необъяснимой такая тяга звуков языка становиться в строй. Видимо, в действительности такого
стремления и нет.
Общественная жизнь, в ее повседневных проявлениях, в бытовых действиях, постепенно
убыстряется. Не влияет ли это на произношение? Некоторые русские диалекты имеют высокий
темп речи, но сохраняют всю четкость артикуляций. Таким образом, быстрый темп речи вовсе
не влечет размытости, ослабленности, упрощения артикуляций.
Вначале фонетическое изменение наступает в определенной позиции. Потом оно может
распространиться на другие позиции. В некоторых случаях оно охватывает все возможные
позиции, и тогда звук изменяется в языке в целом. Перестал существовать старый звук, на его
месте появился новый. Таким образом, фонетическое изменение имеет позиционный характер.
Позиционные же изменения хочется рассматривать как обусловленные артикуляторно.
Если бы такие случаи были, то надо признать, что в основе всех позиционных взаимодействий
лежит вовсе не артикуляционная потребность, не физиология ”заводит” этот механизм.
II. Грамматические изменения.
Наиболее устойчивая часть языка – грамматика – тоже, конечно, подвержена изменениям. И
эти изменения могут иметь разный характер. Они могут касаться и всей грамматической
системы в целом, как, например, в романских языках, где прежняя латинская система
словоизменительной морфологии (склонение, спряжение) уступила место аналитическим
формам выражения через служебные слова и порядок слов, или же отражаться на частных
вопросах и лишь определенных грамматических категориях и формах, как, например, это было
в течение XIV–XVII вв. в истории русского языка, когда перестроилась система глагольного
словоизменения и вместо четырех славянских прошедших времен (имперфекта, перфекта,
аориста и плюсквамперфекта) получилось одно прошедшее время (из бывшего перфекта).
Грамматический строй, как правило, в любом языке очень устойчив и подвергается изменениям
под влиянием чужих языков только в очень редких случаях. Здесь возможны такие случаи.
Во-первых, переносится из одного языка в другой несвойственная данному языку
грамматическая категория, например видовые различия глагола из русского языка в коми язык,
но оформляется это явление грамматическими средствами заимствовавшего языка.
Во-вторых, переносится из одного языка в другой словообразовательная модель, что часто
именуют «заимствованием аффиксов», например, суффиксов -изм-, -ист- в русский язык в
словах: ленинизм, ленинист, отзовизм, отзовист и т. п. Дело здесь не в том, что мы
заимствовали суффиксы -изм-, -ист-, а в том, что в русский язык внедрились модели слов на
-изм- и -ист- с определенными грамматическими значениями, независимо от значения корня.
В-третьих, гораздо реже, почти как исключение, можно обнаружить в языках заимствование
словоизменительных форм, т. е. тех случаев, когда выражение отношения (реляционное
значение) перенимается из другого языка; как правило, этого не бывает, так как каждый язык
выражает отношения по внутренним законам своей грамматики.
В процессе грамматического развития языка могут появляться и новые грамматические
категории, например деепричастия в русском языке, происшедшие из причастий, переставших
согласоваться со своими определяемыми и «застывших» в какой-либо одной, несогласуемой
форме и тем самым изменивших свой грамматический облик. Таким образом, в пределах групп
родственных языков в процессе их исторического развития могут возникать существенные
расхождения, связанные с утратой тех или иных прежних категорий и возникновением новых.
Это можно наблюдать даже среди близкородственных языков.
В близкородственных немецком и английском языках в результате их самостоятельного
развития возникла совершенно различная судьба склонения: в немецком, получившем
некоторые черты аналитизма и переложившем всю «тяжесть» склонения на артикль, все-таки
осталось четыре падежа, а в английском, где и артикль не склоняется, склонение
существительных вообще исчезло, осталась лишь возможность образования от имен,
обозначающих живые существа, «архаической формы» «Old English genetive»
(«древнеанглийский родительный») с 's: man's hand – «рука человека», horse's head – «голова
лошади», вместо более обычных: the hand of the man, the head of the horse.
Фонетическая транскрипция
Транскрипция (лат. transcription «переписывание») - запись произношения, необходимая для
изучения звуковой стороны речи.
Мы пользуемся транскрипцией, т.к. существует ряд противоречий между звуковым и буквенным
составом слова:
а) несоответствие между произношением и написанием слова: сделать - [зд’элът’]; гриб
- [гр’ип]; косьба - [каз’ба]; ёжик ~ [j]ожык];
б) несоответствие между количеством букв и звуков:
 солнце - [с"онцъ]; уголь - [угъл ’]; юбка -[j°упкъ].
Фонетическая транскрипция устраняет эти М«чюответствия между звуком и буквой.
Принципы русской транскрипции
 Знак транскрипции обозначает звук.
1. Знак транскрипции всегда обозначает один звук, а не сочетание звуков; поэтому
количество знаков транскрипции соответствует количеству звуков.
 Знак транскрипции всегда обозначает один и тот же звук.
Правила русской транскрипции
 Используются буквы русского алфавита.
 Из употребления исключаются буквы, которые не обозначают звука (мягкий и твёрдый
знаки): соль [сол ’]; съел [сjэл].
 Из употребления исключаются гласные буквы, которые могут обозначать два звука («е»,
«ё», «я», «ю»):
сел [с ’эл]; ел ь [jэл ’];
мёл [м ’олI; ёж [j ош];
дюны [д ’уныJ; юла [j ула];
мял [м ’ал]; яма [j амъ].
 Вводятся дополнительные знаки:
α (альфа),
j (йот),
ṋ («и» неслоговое),
у («г» фрикативное),
ь (ерь),
ъ (ер),
ш’ («ш» долгое мягкое),
иэ («и» близкое к «э»),
ыэ («ы» близкое к «э»).
 Используются дополнительные значки:
’ - мягкость;
 - долгота;
[...] - граница текста;
̮ - присоединительная скобка;
| - непродолжительная пауза в конце такта;
|| - продолжительная пауза в конце фразы.
 В каждом фонетическом слове обязательно ударение.
 В фонетической транскрипции не используются прописные буквы.
 В фонетической транскрипции не ставятся знаки препинания; используются знаки,
обозначающие паузы (|,||).

42. Орфография и ее основные принципы. Транслитерация. Основные знаки и


диакритики.
Транслитера́ция — точная передача знаков одной письменности знаками другой письменности[1], 
прикоторой каждый знак (или последовательность знаков) одной системы письма передаётся одни
м и тем жезнаком (или последовательностью знаков) другой системы письма. Например, романиза
ция — передачанелатинской письменности средствами расширенного латинского алфавита с прим
енением диакритическихзнаков и буквосочетаний.
Возможна графическая передача четырёх типов:
1. один знак в один знак;
2. один знак в последовательность знаков;
3. последовательность нескольких знаков в один знак;
4. последовательность нескольких знаков в последовательность нескольких знаков, не соотве
тствующуюпередаче знаков по отдельности.

Необходимость в транслитерации возникла в конце XIX в. при создании прусских научных биб
лиотек длявключения в единый каталог работ, написанных на языках с латинской, кириллической, 
арабской, индийскимии другими системами письма. Инструкции по транслитерации, составленны
е для нужд этих библиотек, послужили в XX в. основой стандарта для перевода нелатинских систе
м письма на латиницу[2].
Транслитерировать означает переписывать текст, применяя алфавит, отличный от первоначального.
Транслитерация не преследует своей целью передать фонетическое звучание слова. Ее цель иная:
воспроизвести оригинал буква в букву, так чтобы можно было догадаться об исходном написании текста,
даже не зная языка, но имея понятие о соответствии двух алфавитов.
Диакритические знаки - добавляются к буквам для придания им фонетического своеобразия. Знаками
диакритики называются ударения над гласными, используемые в качестве указателя
закрытости/открытости, что распространено в романских языках, а также французская седиль подç,
испанская тильда надñ, немецкий умляут надü, перечеркиваниеø в датском, польскаяł с перекладиной и так
далее.

43. Орфоэпия. Социальная значимость орфоэпических вариантов, их


соотношение с нормой, стилями.
Орфоэпия - 1)отдел языкознания, изучающий правила образцового произношения,
2)исторически сложившиеся нормы литературного произношения отдельных звуков и
звукосочетаний в потоке устной речи.
Орфоэпия отмечает вариантность места ударения в слове (искристый и искристый,
кладбище и кладбище, творог и творог), в отдельной словоформе (вкусны и вкусны, косу и
косу, ткала и ткала), на разных лексических единицах, входящих в одно фонетическое слово
(на руки и на руки, не дали и не дали), наличие или отсутствие побочного ударения
(межпланетный и межпланетный) .
Орфоэпия рассматривает социально значимые варианты произношения и ударения. К ним
относятся те, которые типичны для разных групп людей, говорящих на лит. языке, а также
стилистические варианты, сознательно выбираемые в различных социальных ситуациях.
Орфоэпические варианты могут принадлежать разным стилям. Так, для высокого стиля
характерно эканье: б[е"]ру, вз[еи]ла; произношение безударного [о]: н[о]ктюрн,
п[о]этйческий; твёрдого заднеязычного перед окончанием им. п. ед. ч. имён
прилагательных: гр6м[къ]й, стпр6[гъ]й, тпй[хъ]й. В нейтральном стиле произносится
б[иэ]ру, вз[и'>1лй, н[аь]ктюрн, п[ъ]этйческий, гр6м[к'и]й, стр6\г'и\й, тй[х'и]й. В разг. речи
наблюдается выпадение гласных и согласных: проволока -пр6во\лк\а, некоторые -
нё[кт\орые, вообще -в[аь\бщё, тысяча - ты[ш']а, пятьдесят — п\ии\сят.
Допуская несколько вариантов, орфоэпия указывает, какое место занимает каждый из этих
вариантов в лит. языке. В силу своей социальной значимости орфоэпические варианты
могут использоваться в сценической речи для социальной характеристики персонажа.

44.Понятие о морфеме. Сходства и различия между словом и морфемой.


Типы морфем. Словообразовательные и словоизменительные аффиксы.
Морфема — мельчайшая значимая единица языка, выделяемая в составе слова и
выполняющая функции словообразования и формообразования (словоизменения).
Понятие морфемы в науку ввёл Иван Александрович Бодуэн де Куртенэ.
В большинстве концепций морфема рассматривается как абстрактная языковая единица.
Конкретная реализация морфемы в тексте называется морфом.
При этом морфы, представляющие одну и ту же морфему, могут иметь различный
фонетический облик в зависимости от своего окружения внутри словоформы.
Так, в предложении «Я бегу, и ты бежишь, а он не бежит» морфема «бег-» представлена
тремя морфами (бег- в бегу, беж- в бежишь и беж- в бежит) и только двумя алломорфами
(бег- и беж-).
Соотношение между морфом, алломорфом и морфемой примерно такое же, как между
фоном (звуком речи), аллофоном и фонемой. Важно понимать, что для того, чтобы два
морфа относились к одному алломорфу, они не должны обязательно иметь полностью
одинаковое звучание: должны быть лишь одинаковыми фонемный состав и ударение.
Типы морфем (классификация)
По обязательности наличия в слове: корневые (корни) и аффиксальные (аффиксы).
Корневые (корни), обязательные
Корень — основная значимая часть слова. Является обязательной частью любого слова —
не существует слов без корня (кроме редких вторичных образований с утраченным корнем
типа русского "вы-ну-ть" (префикс-суффикс-окончание). Корневые морфемы могут
образовывать слово как в сопровождении аффиксов, так и самостоятельно. От значения
корня зависит лексическое значение слова. Именно в корне заключено значение, общее для
всех однокоренных слов. Например, слова с корнем -бел- (беленький, белый, беловатый,
белизна, побелить, побелка, белок, беломраморный, белоснежный) объединены значением
"цвета снега или мела, светлый", а слова с корнем -черн-//-чёрн- (чёрненький, чернота,
дочерна, чернеть, очернить, чернобровый, чернослив, чернозём) объединены
противоположным значением - "цвета сажи, угля, тёмный".
Аффиксальные (аффиксы), необязательные
Аффикс — вспомогательная часть слова, присоединяемая к корню и служащая для
словообразования и выражения грамматических значений. Не может самостоятельно
образовывать слово (в русском языке) — только в сочетании с корнями. В отличие от
некоторых корней (как, например, почтамт,стеклярус), не бывают единичными,
встречающимися только в каком-то одном слове.
Классификация аффиксов
По положению относительно корня: (наибольшую распространённость в языках мира имеют
первые два типа)
префиксы — перед корнем. Традиционное название в русском языке — приставки.
Отсутствуют в некоторых языках (напр., тюркские, финно-угорские) — все грамматические
отношения выражаются постфиксами.
постфиксы — после корня. Почти не употребляются в некоторых языках (напр., суахили
семья банту, Центральная Африка) — используютсяпрефиксы. Явный перевес в
использовании (по сравнению с префиксами) — в индоевропейских языках (напр., русский
язык). Постфиксы, не являющиеся флексиями, обычно называются в русском языке
суффиксами. Постфиксы в широком смысле, в свою очередь, подразделяются дальше,
исходя из смешанных функционально-позиционных критериев, на окончания (флексии) и
суффиксы. В русской грамматике выделяют ещё одну группу — постфиксы в узком смысле
(также их называют частицами), которые называются возвратной морфемой, обычно
стоящей после окончания. Выделяют 6 постфиксов: 3 глагольных: -ся/-сь, -те, -ка (скажи-те,
смеяла-сь, посмотрите-ка) и 3 местоименных -то, -либо, -нибудь (что-нибудь, кто-то).
По смыслу:
«обычные» аффиксы — передают грамматическое и лексическое значение, являются
словообразовательными.
флексии — передают реляционное (указывающее на связь с другими членами предложения)
значение. Являются словоизменяющими аффиксами. В русском языке обычно называются
— окончания (так как являются исключительно постфиксами), однако в языках банту и
некоторых других языках являются исключительно префиксами, а в некоторых могут быть
как префиксами, так и постфиксами.

45. Агглютинация и фузия как два типа морфологической


организации слова.
Существует два основных типа морфемного устройства слова: фузия и агглютинация. В
фузионном слове границы между морфемами неотчетливы, они как бы сплавились: иногда
они проходят внутри звука, (например, в слове стричь в звуке [ч] слились последний звук
корня стригу и первый согласный инфинитивного показателя -ти), иногда некоторые части
морфем вообще не просматриваются (принять, взять). Для фузионного слова характерно то,
что служебные морфемы одновременно выражают несколько грамматических значений
(например, в слове стена флексия-а имеет три значения: женский род, именительный падеж,
единственное число).
В агглютинативном слове границы между морфемами вполне отчетливы, при этом каждый
аффикс имеет только одно значение и каждое значение выражается всегда одним аффиксом.
Характерная для агглютинации полная определенность значения и формы любых морфем
обусловливает то, что в агглютинативных языках все морфемы обладают большей
психологической реальностью для говорящих: они лучше вычленяются, точнее
семантизируются и живут в сознании говорящих в большей мере как бы сами по себе (в то
время как в фузионных языках даже корневые морфемы не всегда осознаются говорящими,
а некоторые из них неотделимы от аффиксов).
Агглютинативные языки по своему грамматическому строю более устойчивы, чем
фузионные языки.
Для слова в агглютинативных языках характерны: 1) максимальная степень семантической
самостоятельности и формальной определенности аффиксов (в том числе их
"самостоятельности" и отдельности в языковом сознании говорящих); 2) наибольшая
свобода структуры слова при большой нагруженности словоформ отдельными
грамматическими, в том числе синтаксическими значениями; 3) синграмонизм
(единообразное вокалическое оформление) слова, необходимый в качестве того
"цементирующего средства", которое обеспечивает целостность и отдельность
агглютинативной словоформы.
Для слова во флективных (фузионных) языках характерны: 1) высокая степень
семантической и формальной слитности структурных компонентов слова (грамматическая
многозначность аффиксов; ассимилятивное взаимодействие аффиксов); 2) бинарность и
резкая асимметрия семантической структуры слова: основа слова выступает как носитель
"вещественных", более конкретных, а также постоянных для данного слова лексико-
грамматических значений, в то время как окончания выражают преимущественно
синтаксические и другие меняющиеся значения.
Для альтернирующих языков характерны: 1) максимально спаянная структура слова: по сути
слово здесь предстает в виде морфологически неразложимого целого, состоящего чаще
всего из одного корня; 2) ограниченное число гласных; 3) резкое функциональное различие
между согласными и гласными в структуре слова: выразителем вещественного значения
являются согласные, а гласные, чередующиеся между согласными, выполняют
синтаксические функции.
46.Словообразовательная (деривационная) структура. Способы
слообразования.
Под словообразовательной базой понимается материальная основа производного слова,
входящая в состав соответствующего производного, т. е. то, от чего образовано или пред-
ставляется образованным данное слово. В русском языке в качестве словообразовательной
базы может использоваться целое слово (простое или сложное), основа слова (полная или
усеченная), сочетание нескольких слов или основ и даже целое предложение.
Словообразующим формантом называется формальное, материально выраженное средство,
с помощью которого образовано или представляется образованным производное слово, т. е.
часть или определенный признак производного слова, отсутствующие в составе
производящей базы, которые отличают производное слово от производящей базы и
выражают его словообразовательное значение.
Наличие в составе производного слова словообразовательной базы и словообразующего
форманта как обязательных составных элементов производного, теснейшим образом
связанных друг с другом, определяет его словообразовательную структуру. На этом
основании словообразовательная структура производного слова в самом общем виде может
быть определена как взаимосвязь двух основных структурных элементов слова –
словообразовательной базы и словообразующего форманта. Иначе говоря,
словообразовательная структура производного слова –это свойство соответствующего
производного, определяемое характером словообразовательной базы и словообразующего
форманта как выразителей формы и содержания слова.
При словообразовательном анализе производной лексики необходимо учитывать не только
внешние, формальные особенности составляющих их компонентов–словообразовательной
базы и словообразующего форманта, по и семантические взаимоотношения между ними,
которые определяют внутреннее содержание производных, их словообразовательную
семантику, словообразовательные значения. По утверждению некоторых ученых, методика
исследования словообразовательной структуры производных слов «при строгом учете
структурных особенностей, должна учитывать и семантику изучаемых образований, а также
и место этих образований в структурно-семантической системе языка»
Словообразовательное значение может быть определено как обобщенное, категориальное
значение производных слов определенной словообразовательной структуры,
устанавливаемое на основании семантического соотношения производных слов данной
структуры с соответствующими производящими.
Словообразовательный формант – это наименьшее в семантическом и формальном
отношении словообразовательное средство (средства) из числа тех средств, которыми
данная производное слово отличается от производящего.
Словообразовательное значение– это значение, выражаемое тем или иным
словообразовательным средством (формантом) при наличии связей между образовавшимся
словом и образующим (между производящим и производным словом). Таким
образом, словообразовательное значение выражается группой слов одинаковой структуры
и строения. Например, уменьшительное значение имени существительному придаёт
суффикс -ик-: стол → столик, лист → листик и т.п.
Словообразовательное значение отличается от лексического: лексическое значение
индивидуально для каждого слова, а словообразовательное может быть общим для группы
слов, подобно грамматическому значению. Средствами выражения словообразовательного
значения являются форманты, с помощью которых образуется новое слово.
Словообразовательные средства, форманты выделяются при сопоставлении производной и
производящей основ. Непроизводные слова не имеют словообразовательных значений.
Словообразовательный тип – это крупная комплексная единица словообразовательной
системы. Совокупность производных слов, объединённых следующими признаками:
часть речи, к которой они принадлежат;
часть речи, от которой они образовались;
одинаковое средство словообразования (формант);
одинаковое словообразовательное значение.
Слово участвует в системной организации словообразования лишь в
составе словообразовательного типа:
домик ← дом, слоник ← слон;
танцовщик ← танцует, докладчик ← докладывает.
При нарушении хотя бы одного из необходимых условий
функционирования словообразовательного типа, слова не относятся к одной группе.
Например, слова писатель, учитель, воспитатель являются представителями
одного словообразовательного типа, а слова учитель и нагреватель представляют
разные словообразовательные типы, так как имеют разные значения.
Словообразовательный тип– это совокупность производных слов, которые выражают одно
и то же словообразовательное значение при помощи одного и того же
словообразовательного средства (форманта).
Словообразовательная модель – это конкретная реализация словообразовательного
типа. Например, имя прилагательное + суффикс -ость → отвлечённое
существительное (смелый + -ость → смелость, злой + -ость → злость). Бывают
продуктивные и непродуктивные словообразовательные модели.
Простейшая из комплексных единиц словообразования является словообразовательная
пара – соотношение производной и производящей основ: писать → написать, красный →
краснеть, чернила → чернильница.
Словообразовательная цепочка– это ряд однокорневых слов, в котором каждое
предыдущее слово является мотивирующим для следующего: злой → злить → злиться;
старый → стареть → устареть → устарелый → устарелость.
Словообразовательная парадигма– это совокупность производных, имеющих одну и ту
же производящую основу и находящихся на одной ступени словопроизводства. Например,
словообразовательном гнезде с вершиной здоровый можно выделить следующие
парадигмы:
здоровенький, здоровенный, нездоровый, здороветь, оздоровить, здоровье – I ступень
производности (слова, образованные от прилагательного здоровый);
оздоровлять, оздоровление – II ступень производности (слова, образованные от глагола
оздоровить);
выздоровление, выздоравливать – III ступень производности (слова, образованные от
глагола выздороветь).
Словообразовательные цепи и парадигмыявляются составными частями наиболее
сложной и многочленной единицы словообразования – словообразовательного гнезда.
Словообразовательное гнездо – единица словообразовательной системы, на уровне
которой проявляются и связи производных слов. Способ словообразования – сам процесс
образования производной основы от производящей основы. Способ определяется в
зависимости от средства словообразования. Возможна комбинация разных способов.
Понятия: средство и способ словообразования - разные, эти термины следует различать и
употреблять правильно. При этом важно понимать, что способ словообразования
определяется в зависимости от используемого средства. Например, если средством является
суффикс, то способ суффиксальный, если приставка, то приставочный, если суффикс и
приставка вместе, то приставочно-суффиксальный. Названия же операциональных средств и
способов словообразования совпадают. У слова нефтепровод средство словообразования -
сложение основ, способ словообразования - тоже сложение основ. Не удивляйся этому.
Таким образом лингвисты подчеркивают своеобразие операциональных средств, их особой
природы.
Для русского языка характерны различные способы словообразования:
Приставочный: образование слов с помощью приставок: посмотреть←смотреть,
пригород←город, недорого←дорого
Суффиксальный: образование слов с помощью суффиксов: вторник←второй,
выдумщик←выдумать (усечение основы), заборище←забор
Приставочно-суффиксальный: образование слов с помощью приставок и
суффиксов: подоконник←окно, втихаря←тихо(усечение основы), затенить←тень
Бессуффиксный (бессуффиксальный):выход ← выходить, высь ← высокий
Сложение: соединение частей основ разных слов: лесостепь, диван-кровать
Сложение в сочетании с суффиксацией: головоломка, вагоноремонтный
Сращение: долгоиграющий, быстрорастворимый
Сокращение основы: зав, зам
Аббревиация,то есть образование сложносокращённых слов: РФ, МГУ, зарплата, военком
Изменение части речи: больной, столовая
Частотно образование слова сопровождается явлениями, которые облегчают
взаимоприспособление производящей основы и словообразующего средства: приставки,
суффикса, корня.
Чередование гласных и согласных, например: дорога→дороженька (чередование г//ж)
Вставки интерфикса - соединительного элемента, служащего фонетической связкой при
сложении основ, например: пар+ ходить (усечение основы)→пароход
Усечение производящей основы: катать→кат+ок (суффикс глагольной основы –а при
образовании нового слова усечен)
Эти явления нужно уметь заметить и прокомментировать.
47. Грамматика и лексика. Лексическое значение. Понятие грамматического
значения.
Грамматика — 1) строй языка, т. е. система морфологических категорий и форм,
синтаксических категорий и конструкций, способов словопроизводства. В триаде,
организующей язык в целом — в его звуковой, лексико-фразеологической и собственно
формальной системах, — это категории и все явления формального, собственно строевого
уровня языка. Грамматикой называется вся несобственно звуковая и нелексическая
организация языка, представленная в его грамматических категориях, грамматических
единицах и грамматических формах. Грамматика в этом значении представляет собой
строевую основу языка, без которой не могут быть созданы слова (со всеми их формами) и
их сочленения, предложения (шире — высказывания) и их сочленения;
2) раздел языкознания, изучающий такой строй, его неодноуровневую организацию, его
категории и их отношения друг к другу;
3) термин «грамматика» иногда также употребляют для обозначения функций отдельных
грамматических категорий или лексико-грамматических множеств. Так, например, говорят о
грамматике той или иной части речи (например, грамматике имени, грамматике глагола) или
о грамматике того или иного падежа, инфинитива, отдельных предлогов.
Ле́ксика — совокупность слов языка, его словарный состав.
Лексика, словарный состав языка – это строительный материал языка, а
также содержание.
Грамматика – это наиболее устойчивая часть языка, определяющая его тип, а
также форма.
Абстракция существует как в лексике языка, так и в его грамматике, однако нельзя сказать,
что эта абстракция одинакова. 
В лексикологии любое слово в языке соотносится не с отдельной, индивидуальной
вещью, а с целым классом вещей, что обязательно предполагает абстрагирование от
отдельного и индивидуального. Например, «дома» в жизни бывают очень разнообразные –
и деревянные, и каменные, и одноэтажные, и многоэтажные, и даже «высотные», разного
цвета, различного расположения и разной формы, но слово дом одинаково пригодно для
называния любого «дома». Если еще можно себе представить два совершенно одинаковых
дома, то двух одинаковых людей быть не может, каждый человек чем–нибудь отличается от
других, однако слово человек применимо к любому «человеку». Такова лексическая
абстракция.
При наличии обязательной абстракции слово всегда связано с конкретностью, что и
составляет лексическое значение слова, его лексическую индивидуальность. Для лексики
топор и стол – разные слова с разным значением, и это лексически самое важное. Для
грамматики же, лишенной конкретности, «топор» и «стол» то же самое, так как
грамматика имеет дело не с конкретными словами (нос, стол, дуб, топор, вокзал и т.
п.), а с их каркасами – лексемами, с их формами.Так же и для составления
предложения грамматика абстрагируется от конкретных лексических значений
слов (стоит отметить, что то, то абсурдно с точки зрения лексики, с точки зрения
грамматики абсолютно верно).
Грамматика по преимуществу выражает отношения не как конкретные отношения
каких–либо конкретных слов, а как отношения лексем, т. е. отношения
грамматические, лишенные всякой конкретности. Тем самым грамматическая
абстракция – качественно особая абстракция, а не та, что лексическая.
Граммати́ческое значе́ние — обобщённое, отвлечённое языковое значение, присущее ряду
слов, словоформ, синтаксических конструкций и находящее в языке своё регулярное
(стандартное выражение). Грамматическое значение и его типы выясняются из
сопоставления их с вещественным и лексическим значением.
Пример: форма «столикам»:
1) Противопоставление части [стол'-] и части [-ик–ам] основано на различии
самостоятельного и несамостоятельного в отношении значения; действительно, «стол»
может значить и без помощи элемента «икам», который, наоборот, без элемента «стол»
значить не может; «стол» (корень слова) – это вещéственное значéние, «икам»
(реляционное + деривационное) – грамматúческое.
2) Противопоставление части [стол'-ик-] и части [-ам] основано на различии конкретного
«столик» и абстрактного «ам» значения; действительно, составные части элемента
[стол'-ик] в разной степени обладают признаками конкретности: [стол'-] в большей
степени, [-ик] в гораздо меньшей; элемент же [-ам] абсолютно никакой конкретности не
содержит, так как показывает чистое отношение; «столик» – это лексúческое значéние,
а «ам» – реляциóнное значéние.
3) Элемент [-ик-], входящий в обоих указанных противопоставлениях в разные части:
первый раз совместно с [-ам], второй раз совместно с [стол'-] действительно
«двуприроден»: с одной стороны, как и [-ам], он несамостоятелен, а может значить и
даже употребляться только при наличии «стол» - вещественное значение, с другой же
стороны, он принципиально отличен от [-ам] наличием конкретности, что сближает его с
[стол'-]; «ик» – это деривациóнное значение.
Грамматическое значение – то, что выражается, грамматический способ – то, как
выражается (благодаря каким средствам).
Грамматические способы:
1) способ аффиксации (присоединение к корням или основам аффиксов);
2) способ агглютинации (способ слово- и формообразования, при котором к основе или
корню, в преобладающем количестве случаев сохраняющим стабильный звуковой состав,
присоединяются однозначные стандартные аффиксы) – например, «погляди-ка»;
3) фузия (морфонологически обусловленное формальное взаимопроникновение
контактирующих морфем, при котором проведение морфологических границ (прежде всего
между основой и аффиксом) становится затруднительным) - например, русское «мужик +
ск(ий)» → «мужицкий», где членение на «морфы» даёт либо «мужиц-к-ий», либо «мужи-цк-
ий»;
4) внутренняя флексия (выражение грамматических значений при помощи изменения
состава корня) – например, «собирать» - «собрать», «foot» (нога) – «feet» (ноги).
5) редупликация (полное или частичное повторение корня, ос
48.Синтетический и аналитический строй языков.
К вопросу о синтетическом и аналитическом строе языков можно подходить по–разному. Что это
вопрос грамматический, никто не спорит, но одни исследователи в определении этого важного
вопроса идут от морфологии, другие – от синтаксиса. Однако есть и третий путь: идти от
классификации грамматических способов и их употребления в том или ином языке. При этом
соблюдаются интересы и морфологии, и синтаксиса.
Все грамматические способы можно разделить на два принципиально различных типа:
1) способы, выражающие грамматику внутри слова, – это внутренняя флексия, аффиксация,
повторы, сложения, ударение и супплетивизм,
2) способы, выражающие грамматику вне слова, – это способы служебных слов, порядка слов и
интонации. Первый ряд способов называется синтетическим, второй –аналитическим.
Значение этих терминов сводится к тому, что при синтетической тенденции грамматики
грамматическое значение синтетизируется, соединяется с лексическими значениями в пределах
слова, что при единстве слова является прочным показателем целого; при аналитической же
тенденции грамматические значения отделяются от выражения лексических значений;
лексические значения сосредоточены в самом слове, а грамматические выражаются либо
сопровождающими знаменательное слово служебными словами, либо порядком самих
знаменательных слов, либо интонацией, сопровождающей предложение, а не данное слово.
От преобладания той или другой тенденции меняется характер слова в языке, так как в языках
синтетического строя слово, будучи вынутым из предложения, сохраняет свою грамматическую
характеристику. Например, латинское слово filium, кроме того, что оно лексически обозначает
«такое–то имя родства (сын)», показывает, что: 1) это существительное, 2) в единственном числе,
3) в винительном падеже, 4) это прямое дополнение. И для характеристики строения предложения
эта «вырванная» форма filium дает многое: 1) это прямое дополнение, 2) зависящее от сказуемого
– переходного глагола, 3) при котором должно стоять подлежащее[ 505 ]496, определяющее лицо и
число этого сказуемого – глагола. Слово синтетических языков самостоятельно, полноценно как
лексически, так и грамматически и требует прежде всего морфологического анализа, из чего
синтаксические его свойства происходят сами собой[ 506 ]497.
Слово аналитических языков выражает одно лексическое значение и, будучи вынуто из
предложения, ограничивается только своими номинативными возможностями; грамматическую
же характеристику оно приобретает лишь в составе предложения.
В английском «кусок» – round – это только «2ПR», если не знать, из какого предложения этот
«кусок» вынут; конечно, это не всегда то же самое слово, что выявляется только в синтаксических
контекстах (a round table – «круглый стол», a great round – «большой круг» и т. п.); русские же
слова круг, круглый, кружить и без синтаксического контекста понятны как явления лексики, и
поэтому они несопоставимы с английским round. Это грамматически разные явления.
Из этих общих положений есть целый ряд следствий. Одно из них состоит в том, что выражение
грамматических значений в синтетических языках повторяется как в согласованных членах
предложения, так и в пределах форм одного и того же слова.
Даже если сравнить образование тех же форм множественного числа в близкородственных языках,
как немецкий и английский (в тех же по происхождению словах Buch, book – «книга» и Мапп, man
– «человек»), видна будет тенденция синтетическая (в параллельном повторении грамматического
значения) и аналитическая (в желании только один раз выразить данное грамматическое
значение):
Такие языки, как тюркские, финские, несмотря на преобладающую роль в их грамматике
аффиксации, имеют много аналитизма в строе благодаря агглютинирующему характеру своей
аффиксации; такие же языки, как семитские (например, арабский), синтетичны, потому что
грамматика в них выражается внутри слова, но они скорее аналитичны по агглютинирующей
тенденции аффиксации.

49.Понятие грамматической категории. Грамматические категории в разных языках. Имя и


его грамматические категории.
Грамматическая категория — это совокупность противопоставленных друг другу
морфологических форм с общим грамматическим содержанием. Например, формы пишу —
пишешь — пишет указывают на лицо и поэтому объединяются в глагольную грамматическую
категорию лица; формы писал — пишу — буду писать выражают время и образуют категорию
времени, словоформы стол — столы, книга — книги выражают представление о количестве
предметов, они объединяются в категорию числа и т. д. Можно также сказать, что
грамматические категории формируются частными морфологическими парадигмами.
Грамматические категории в целом имеют три особенности.
Среди грамматических категорий разграничивают следующие типы:
1. Синтаксические категории (члены предложения, типы предложений, словосочетаний).
2. Морфологические (словоизменительные и классификационные; общие и частные: род,
число, падеж, время, лицо, наклонение, залог; число, род, падеж, лицо, время, залог, вид,
наклонение.
Все различия сводятся к трем типам:
1) наличие-отсутствие категории;
2) при общности категории – разные способы ее выражения;
3) сочетание категорий.
категория + -
Славянские, Тюркские, армянский,
Род
индоевропейские английский
Индоевропейские,
Число Китайский
тюркские, английский
Славянские, тюркские,
Падеж Китайский, английский
романские
Русский, украинский,
Определенное/ неопределенное Романские, германские
туркменский
Одушевленное/
Русский Английский, туркменский
неодушевленное
Лицо: левша? Лысый?
Низкорослый? Большой Индийское племя нутка  
аппетит?
Глагол: 1) различие предмета Русский, туркменский,
навахо
по форме; 2) 1 – 2 - > индоевропейский
Относительно категории падежа следует отметить, что в русском языке – 6 падежей, в
туркменском нет, в немецком – 4, в литовском – 15 падежей. В русском языке есть окончания, в
туркменском – суффиксы, романских языках – артикли.
В русском языке имена и причастия изменяются по падежам и числам, глаголы по лицам и
числам, но в тюркских языках имена изменяются по лицам.

Имя существительное.
1. Значение: предметности
2. Синтаксические функции: функция подлежащего и дополнения, но могут выступать и в
качестве сказуемого, определения.
3. Частные грамматические значения: категория падежа, числа, рода, лица, определенности,
неопределенности. Категория падежа выражается с помощью аффиксов или она может
выражаться аналитическим путем с помощью предлогов, послелогов или с помощью порядка
слов. Категория выражает отношения между существительным и другими словами в
предложении.
4. Категория числа: является отражением категории количества (категория числа может и не
быть, но мыслительная категория количества всегда есть, может передаваться средствами
лексическими, а также с помощью аффиксов). Структурно эта категория может быть как
минимум двучленна, но есть языки, в которых эта категория многочлена. Может выражаться
аффиксальным путем (дом – дома), с помощью супплетивизма (человек – люди), редупликации
(пхаи (брат) – пхаипхаи (братья)).
5. Категория рода: есть не во всех языках, может быть двучленной.
6. Категория мыслящего и не мыслящего – например в арабском языке.
7. Категория принадлежности
8. Категория лица и не лица
9. Есть отчуждаемые и неотчуждаемые существительные  – брат, сестра – неотчуждаемые, муж,
жена – отчуждаемые.
10. Категории определенности, неопределенности – выражается чаще всего с помощью
артикля. В русском может передаваться с помощью падежа (выпить воду – выпить воды).
11. Категория одушевленности, неодушевленности.
ОБЩИЕ: части речи в морфологии; члены предложения в синтексисе.
ЧАСТНЫЕ: гр.категория рода, числа, падежа и т.д.
 
ГРАМ. КАТЕГОРИИ ПАДЕЖА:
Выражаются:
1) синтетическим путём (с помощь аффикса)
2) аналитическим путём (с помощью предлогов или порядка слов)
категория: двучленная – и.п. р.п. и т.д. (рус яз, лат); одночленная – 2 падежа (англ)
Грам категория выражает связь между сущ и другими словами в предложении
 
ГРАМ КАТЕГОРИЯ ЧИСЛА: - отражение мыслительной категории количества.
(есть во се языках, но не во всех передаётся лексическими средствами)
категория: двучленна – (ед/мн); многочлена – (ед/мн/дв/тр)
выражается:
1) аффинскым путём (Р: дом - дома)
2) внутренняя флексия (А: man - men)
3) суплетивизм (Р: человек - люди)
4) редупликация (хинди: пхае – брат, пхае-пхае - братья)
ГРАМ КАТЕГОРИЯ РОДА:
- В НЕКОТОРЫХ ЯЗЫКАХ ОТСУТСТВУЕТ (АНГЛ)
- В ДРУГИХ: 1. двучленна (м/ж)
2. трехчлена (м/ж/с)
3.6ти члена – суахеми
Грамматические категории имени существительного:
категория числа — выражается окончаниями, редупликацией, т. е. удвоением основы,
внутренней флексией, ударением, супплетивизмом, агглютинацией; построена на четком
противопоставлении форм ед. ч. и мн. ч., а иногда имеет форму двойственного или
тройственного числа;
падежа — выражается с помощью окончаний или предлогов и окончаний; аналитически, т. е. с
помощью порядка слов или предлогов количество падежей в разных языках может колебаться
от 2 до 44;
определенности/неопределенности- выражается либо артиклем, либо аффиксом; в русск. яз.
передается падежами (выпил воды и выпил воду), или лексически с помощью
местоимений этот, тот, какой-то, некий и др.;
рода;
одушевленности/неодушевленности.
 
50. Синтаксис как раздел языкознания. Синтаксические единицы языка .
СИНТАКСИС (от греч. 'строй, порядок'), в традиционном понимании совокупность
грамматических правил языка, относящихся к построению единиц, более протяженных, чем слово:
словосочетанию и предложению.
Предложение является основной коммуникативной единицей языка и речи. Предложение как
образец принадлежит языку его реализация принадлежит речи. Предложение является в то же
время наиболее сложной единицей, в которой функционируют слова, словоформы и
словосочетания. Предметом синтаксиса предложения является не конкретное содержание
высказываний, а обобщенная семантика предложения, его конструктивная основа, правила ее
распространения и актуализации.
Предикативность имеет две стороны — формально-логическую и модально-смысловую. Иногда
эти два свойства рассматривают как два аспекта предложения, называя первое свойство
предикативностью, а второе — модальностью.
Основные синтаксические единицы языка.
Синтаксические единицы – это элементы синтаксического строя (синтаксической
системы), определяющие его специфику и обладающие определёнными функциями и
признаками.
Характерными сторонами единиц синтаксиса являются структура и функции. Поэтому при
решении вопроса об основных единицах синтаксиса могут быть использованы разные
основания для их классификации.
Если за основу классификации берётся функциональный принцип, то выделяют две
единицы: предложение и словосочетание. Следует подчеркнуть, что словосочетание и
предложение, будучи синтаксическими единицами, имеют разное назначение, отличаются
своими существенными признаками.
Предложение – это главная единица синтаксиса, оно оформляет высказывание и
выполняет коммуникативную функцию, функцию общения, сообщения.
Словосочетание – это вспомогательная синтаксическая единица, строительный
компонент предложения, оно выполняет номинативную функцию– называет предметы,
признаки и т.п. Однако в синтаксическом строе номинативная функция тоже проявляется, но
своеобразно: предложение называет, но не отдельные предметы, признаки, действия и т.д.,
а называет событие, положение дел, ситуацию.
Если за основу классификации берётся структурный критерий, то выделяют пять единиц,
начиная с элементарной и заканчивая самой сложной, к тому же с учётом того, что каждая
последующая единица «строится» на базе предыдущей:
1) Синтаксическая словоформа (синтаксема) – минимальная единица синтаксиса,
которая является структурно-смысловым компонентом словосочетания и предложения.
2) Словосочетание;
3) Простое предложение;
4) Сложное предложение;
5) Сложное синтаксическое целое (ССЦ) – это группа предложений, которые
определённым образом связаны между собой в относительно завершённом отрезке текста,
объединённом тематически и логически.

51. Понятие о предложении, его признаки. Типы предложений в разных языках.


Предложение и словосочетание.
Предложение – это грамматически и интонационно оформлено по законам данного языка
минимальная единица речи, состоящая из слова или группы слов и являющаяся средством
формирования выражения и сообщения мысли о действительности и отношение к ней
говорящего.
Признаки:
1. Грамматическая организованность – набор слов не является предложением.
2. Интонационная законченность – предложение характеризуется понижением интонации на
конце.
3. Смысловая законченность – т к основная функция – коммуникативная то оно выражает
законченную мысль.
4. Предикативность – это отношение содержания высказывания к действительности.
(сосредоточено в глаголе). Выражается категориями времени, лица и модальности.
5. В русском языке порядок слов почти не влияет на отношения между членами
предложения: Мальчик читает книгу и Книгу читает мальчик имеют одинаковый состав
одних и тех же членов предложения. Это значит, что структура русского предложения
характеризуется относительной свободой взаимного размещения членов - предложения.
Такой особенностью обладают далеко не все языки. Так, в современном английском языке
структура предложения характеризуется, в отличие от русского, относительно твердым
взаимным размещением членов предложения: на первом месте, как правило, стоит
подлежащее, на втором -- сказуемое, на третьем -- дополнение, на четвертом --
обстоятельство; если в высказывании не одно дополнение, то их места также строго
определены; вначале должно идти косвенное дополнение без предлога, затем -- прямое
дополнение и на третьем месте -- косвенное дополнение с предлогом; определение, как
правило, стоит перед определяемым именем. Б.Н. Головин Введение в языкознание. Изд.
3-е, испр. Учебн. пособие для филол. специальностей ун-тов и пед. ин-тов. М., «Высш.
школа», 1977, с.204
6. Одной из особенностей структуры немецкого предложения является так называемая
рамочная конструкция. Она вызывает разрыв, тесно связанных грамматических элементов,
например артикля и имени существительного (das-- Bild) или частей сложной формы
сказуемого (hat -- gelebt): Das van dem Mater Repin geschaffene Bild (картина, созданная
художником Репиным); Novikov hat fruher in einer groQenStadt gelebt (Новиков жил раньше
в большом городе). Можно также указать нато, что в структуре немецкого предложения не
допускается повторение отрицания, как в русском (Мы еще никуда не ходили и под.).
7. В иберийско-кавказских языках, а также во многих языках индейцев Северной Америки
известна так называемая эргативная конструкция предложения (от греч. Ergates --
действующее лицо). Она очень своеобразна и малопонятна для человека, ее не знающего.
Эта конструкция меняет падеж подлежащего в зависимости от переходности глагола-
сказуемого; своеобразен в ней и падеж дополнения. Б.Н. Головин Введение в языкознание.
Если сказуемое выражено непереходным глаголом, подлежащее, как обычно, передается
именительным падежом. Если же сказуемое выражено переходным глаголом и при нем
имеется дополнение, именно оно, а не подлежащее передается именительным падежом
(или, может быть, формой, совпадающей с формой именительного падежа), а подлежащее
оказывается выраженным «эргативным» падежом, совпадающим формально с
творительным или иногда с каким-то иным из косвенных падежей. Так, по описаниям
специалистов, в чукотском языке клявол чейвыркын -- человек ходит, кора чейвыркын --
олень ходит, а клявола кора нмыр-кышн -- человек оленя убил (подлежащее изменило
свою падежную форму, а дополнение сохранило форм/подлежащего, как и в предложении
кора чейвыркын). В аварском языке вац вачиана означает -- брат пришел, а вацас чу бичана
~ брат лошадь продал; во втором предложении подлежащее стоит в эргативном падеже, а
сказуемое согласовано с падежом прямого дополнения. Большая Советская Энциклопедия
т 49 с. 143
8. Знакомясь с эргативной конструкцией, нужно, видимо, помнить и о том, что ее
грамматическая природа лингвистами не вполне отчетливо понимается; возможно, что эта
конструкция является каким-то далеким подобием (аналогом) знакомой нам страдательной
конструкции типа Лекция записывается студентами, где эргативный падеж (т. е. тот,
который обозначает реального деятеля) -- творительный, но подлежащее выражено, как
обычно, именительным падежом.
9. Очень своеобразна структура предложения в полисинтетических (или инокорпорирующих)
языках, о которых кое-что уже было сказано. Название этих языков идет от греческих слов
poly -- много, многое и synthetikos -- способный к соединению; второе же их название - от
позднелатинского слова incorporatio -- включение, объединение. Главная структурная
особенность инкорпорирующих языков -- более или менее широкое использование ими
морфологического слияния нескольких с лов в составе одного словосочетания; в
результате возникают не членимые на слова морфологические и синтаксические
комплексы, соответствующие словосочетаниям, а иногда и целым высказываниям. И.И.
Мещанинов в книге «Члены предложения и части речи» рассматривает среди других
гиляцкое предложение урланивх тьокъудь -- хороший человек ловит рыбу. В гиляцком
высказывании всего два комплекса, каждый из них является тесным объединением,
слиянием двух слов в одно целое (урла + нивх + тьо -f- къу), второй комплекс включает в
себя и особый предикативный показатель ть. Этот пример дает очень слабое
представление об инкорпорировании, которое может распространяться и на более чем два
слова и выражаться во включении в связываемые слова особых формальных показателей
связи, которых отдельные слова сами по себе лишены. Б.Н. Головин Введение в
языкознание. Изд. 3-е, испр. Учебн. пособие для филол. специальностей ун-тов и пед. ин-
тов. М., «Высш. школа», 1977, с.205
10. Таким образом, даже наши немногие примеры и пояснения дают представление о
многообразии и различии синтаксической структуры предложений в разных языках мира --
различии, не устраняющем и более или менее отчетливо выраженного структурного
сходства между предложениями разных языков.
52.Морфологическая (типологическая) классификация языков. Аналитические и
синтетические языки.
Типологическая классификация языков - это классификация, устанавливающая сходства
и различия языков в их наиболее важных свойствах грамматического строя (не зависящих
от их генетического родства) с целью определения типа языка, его места среди других
языков мира. В типологической классификации языки объединяются на основе общих
признаков, отражающих наиболее существенные черты языковой системы, т.е. система
языка является той точкой отсчета, на которой строится типологическая классификация.»
Морфологическая типология, наиболее разработанная, учитывает ряд признаков, самыми
важными из которых являются:
1) общая степень сложности морфологической структуры слова
2)типы грамматических морфем, используемые в данном языке.
В основу морфологической классификации языков кладется способ соединения
морфем, типичный для того или иного языка.
Т. И. Вендина так же, как и Ю. С. Маслов, отмечает, что самая известная из типологических
классификаций - морфологическая классификация языков. Согласно её исследованию, языки
делятся по способу соединения морфем, выражающих то или иное грамматическое
значение на три основных типа: 1) изолирующие (или аморфные) языки: для них характерно
отсутствие форм словоизменения и соответственно формообразующих аффиксов. Слово в них
«равно корню», поэтому такие языки иногда называют корневыми языками. Связь между
словами менее грамматична, но грамматически значим порядок слов и их семантика. Слова,
лишенные аффиксальных морфем, как бы изолированы друг от друга в составе высказывания,
поэтому эти языки называют изолирующими (к ним относятся китайский, вьетнамский, языки
Юго-Восточной Азии и др.). В синтаксической структуре предложения таких языков
чрезвычайно важен порядок слов: подлежащее всегда стоит перед сказуемым, определение -
перед определяемым словом, прямое дополнение - после глагола (ср. в китайском языке: гао шань
'высокие горы', но шань гао -'горы высоки');
2) флективные языки или фузионные - это языки, для которых характерна
полифункциональность аффиксальных морфем. Наличие явления фузии, т.е.
взаимопроникновения морфем, при котором проведение границы между корнем и аффиксом
становится невозможным (ср. мужик + -ск —> мужицкий); «внутренняя флексия»,
указывающая на грамматическую форму слова. Флексия сочетает в себе сразу несколько
значений (ср. нем. Bruder 'брат' - Brueder 'братья'); большое число фонетически и семантически не
мотивированных типов склонения и спряжения. Классическими примерами флективных языков
являются латинский, немецкий, русский языки. Можно сказать, что все устойчивые
индоевропейские языки являются флективными. Другая большая группа флективных языков —
семитские языки. Широко употребляются флективные форманты в саамских языках.
3)Агглютинати́вные языки́ (от лат. agglutinatio — приклеивание) — языки, имеющие
строй, при котором доминирующим типом словоизменения является агглютинация
(«приклеивание») различных формантов (суффиксов или префиксов), причём каждый из
них несёт только одно значение.
Агглютинативные языки или агглютинирующие (< лат. agglutinare 'приклеивать', т.е.
склеивающие) - это языки, являющиеся своеобразным антиподом флективных языков, т.к. в
них нет внутренней флексии, нет фузии. Для агглютинативных языков
характерна развитая система словоизменительной и словообразовательной
аффиксации, при которой аффиксы характеризуются грамматической однозначностью:
последовательно «приклеиваясь» к корню, они выражают одно грамматическое значение
(например, в узбекском и грузинском языках число и падеж выражается двумя разными
аффиксами, ср. дат.п. мн.ч. существительного 'девушка' в узбекском языке киз-лар-га
'девушкам', где аффикс -пар- передает значение множественного числа, а суффикс -га -
значение дательного падежа, в русском же языке одна флексия -ам передает оба этих
значения), поэтому в таких языках наблюдается единый тип склонения и
спряжения. Каждая флексия несет только свое значение. Агглютинативные языки
— тюркские, некоторые финно-угорские, монгольские, тунгусо-маньчжурские, корейский,
японский, грузинский, баскский, абхазо-адыгские, дравидийские, часть индейских и
некоторые африканские языки. К агглютинативным языкам относился также и шумерский
язык (язык древних шумеров).
Синтетический и аналитический типы языков.
В языках мира существуют две основных группы способов выражения грамматических значений:
1) синтетические способы и 2) аналитические. Для синтетических способов характерно
соединение грамматического показателя с самим словом (в этом мотивированность
термина синтетический).Таким показателем, вносящим грамматическое значение ≪внутрь
слова≫, могут быть окончание, суффикс, приставка, внутренняя флексия (т.е. чередование
звуков в корне, например, теку — течет — поток), изменение ударения (ноги —
ноги), супплетивное видоизменение основы слова (я — меня, хожу — иду, хороший —
лучше), трансфикс (в семитских языках: состоящий из нескольких гласных комплекс, который
≪вплетается≫ в трехконсонантный корень, добавляя к нему лексико-грамматические и
синтаксические значения и таким образом достраивая корень до требуемой
словоформы), повтор морфемы.
Общей чертой аналитических способов является выражение грамматического значения за
пределами слова, отдельно от него — например, с помощью предлогов, союзов, артиклей,
вспомогательных глаголов и других служебных слов, а также с помощью порядка слов и общей
интонации высказывания.
В большинстве языков есть и аналитические и синтетические средства выражения грамматических
значений, однако их удельный вес бывает разным. В зависимости от того, какие способы
преобладают, различают языки синтетического и аналитического типа. К синтетическим языкам
принадлежат все славянские языки (кроме болгарского), санскрит, древнегреческий, латынь,
литовский, якутский, немецкий, арабский, суахили и мн. др.
К языкам аналитического строя относятся все романские языки, болгарский, английский, датский,
новогреческий, новоперсидский и мн. др. Аналитические способы в этих языках преобладают,
однако в той или иной мере используются и синтетические и грамматические средства.
Языки, в которых почти отсутствуют возможности синтетического выражения ряда
грамматических значений (как в китайском, вьетнамском, кхмерском, лаосском, тайском и др.), в
начале XIX в. называли аморфными ('бесформенными'), т.е. как бы лишенными формы, но уже
Гумбольдт назвал их изолирующими.
Было доказано, что эти языки отнюдь не лишены грамматической формы, просто ряд
грамматических значений (именно синтаксические, реляционные значения) выражаются здесь
отдельно, как бы ≪изолированно≫, от лексического значения слова.
Есть языки, в которых слово, напротив, оказывается настолько ≪переобремененным≫ разными
служебными и зависимыми корневыми морфемами, что такое слово превращается по смыслу в
предложение, но при этом остается оформленным как слово. Такое устройство ≪слова-
предложения≫ называют инкорпорацией (лат. incorporatio — 'включение в свой состав', от
лат. in — 'в' и corpus — 'тело, единое целое'), а соответствующие языки
— инкорпорирующие, или полисинтетические (некоторые индейские языки, чукотский,
корякский и др.).

53.Генеалогическая классификация языков. Понятия языкового родства, языковой


семьи, праязыка.
Сегодня в мире существует несколько тысяч языков. Определить точное количество языков не
представляется возможным, что объясняется разными причинами, прежде всего тем, что далеко не
всегда можно строго разграничить язык и территориальный диалект, различие между
которыми условно. Например, в современном польском языке принято выделять пять групп
диалектов: великопольские, малопольские, мазовецкие, силезские и кашубские. В то же время
некоторые лингвисты рассматривают кашубский диалект как самостоятельный западнославянский
язык. В романистике продолжительное время велись споры о количестве романских языков, о
статусе таких языков/диалектов, как, например, галийский (самостоятельный язык или диалект
португальского языка?), гасконский (отдельный язык или диалект провансальского языка?),
франко-провансальский (самостоятельный язык или диалект французского либо окситанского
языка?) и др. Существовали разные мнения в вопросе о статусе молдавского, каталонского и
окситанского языков [см.: ЛЭС, с. 421].
Научное исследование и описание языков предполагает их классификацию. Под классификацией
языков понимается их распределение по группировкам (классам, группам, подгруппам и т.
д.) на основании различных дифференциальных признаков. По определению В. А.
Виноградова, классификация языков — это «распределение языков мира по определенным
таксономическим [т. е. классификационным] рубрикам в соответствии с принципами,
вытекающими из общей цели исследования, и на основе определенных признаков». В основу
языковой классификации могут быть положены разные признаки:
1) происхождение языков, их генетическое родство — это генеалогическая классификация (такой
тип классификации языков пришёл в науку благодаря компаративистике);
2) типология языков, типы языковых единиц — это типологическая классификация;
3) принадлежность к тому или иному языковому ареалу, той или иной ареальной общности —
это ареальная классификация.
Генеалогическую классификацию языков иногда называют генетической (от греч. genos— ‘род,
происхождение’ и logos — ‘понятие, учение’). Генеалогическая классификация языков
представляет собой распределение языков мира по разным группировкам на основании
родственных связей между ними, с учетом степени их родства. Под отношениями языкового
родства при этом понимается наличие сходства между однородными языковыми элементами,
обусловленного общим происхождением данных языков из одного языка-основы, или праязыка.
Ср.: «Родство языковое — общее свойство двух или нескольких языков, заключающееся в том, что
их исконные минимальные значимые элементы (корневые морфемы и аффиксы) находятся в
строго определенных соответствиях, отражающих регулярный характер звуковых
преобразований... материального фонда, восходящего к общему источнику — праязыку».
В отличие от других возможных классификаций языков генеалогическая классификация
носит абсолютный характер. Это значит, что в данной классификации каждый язык всегда
принадлежит к определенной генеалогической группировке. При генеалогической классификации
языки мира обычно делятся на языковые семьи, ветви, группы, подгруппы. При этом термины,
обозначающие соответствующие группировки языков, используются в лингвистике крайне
непоследовательно.
Самым крупным объединением языков в генеалогической классификации является языковая
семья (иначе — семья языков). Языковой семьейназывается совокупность языков, в большей
или меньшей степени связанных отношениями родства и сохраняющих известные черты
сходства тех или иных элементов.
Ср.: семья языков — это «совокупность родственных языков... происшедших от одного
языка-предка, или праязыка (например, индоевропейская семья языков)»; это
«совокупность родственных языков... унаследовавших из общего праязыка заметную
общность материального фонда (слова, морфемы, корни, аффиксы), отражающего строгие
звуковые соответствия».
Для обозначения семьи языков употребляются и другие термины: «большая семья» (в
противоположность «малой семье»), или «макросемья» (в противоположность
«микросемье»), «филия». В этом значении нередко употребляются также термины «группа
языков», «языковая группа».
54.Сравнительно-исторический метод, его возникновение и развитие.
Первые труды в области сравнительно-исторического языкознания появились в первой четверти
19 в. и были созданы независимо друг от друга датчанином Раском, немцами Боппом и Гримом,
русским Востоковым. Эти ученые создали и обосновали понятие «родство языков», заложили ос-
новы сравнительно-исторического изучения языков. Сравнительно-исторический метод (СИМ)
-это система научно-исследовательских приемов, используемых при изучении родственных
языков для восстановления картины и закономерностей их историч. развития начиная от языка-
основы. СИМ исходит из положения о том, что родство языков есть результат общности их
происхождения. Родственные языки восходят к некоему гипотетическому праязыку,
представляющему собой совокупность племенных диалектов, взаимодействовавших между собой
и с соседними неродственными языками. Родство языков проявляется в материальной общности
лингвистических единиц, но не предполагает их полного совпадения по значению и звучанию.
СИМ используем следующие основные приемы: 1) сопоставление значимых лингвистических
единиц, 2) доказательство их генетического тождества, 3) выявление приблизительных историче-
ских соотношений между ними (прием относительной хронологии), 4) восстановление исконного
вида фонемы, морфемы или формы в целом (прием внешней реконструкции), 5) восстановление
более ранней формы путем сравнения фактов одного языка (прием внутренней реконструкции).
СИМ дает возможность проникнуть в не засвидетельствованную письменными памятниками ис-
торию языков, восстановить первоначальное единство родственных языков, выявить законы их
последующего развития. Но он, однако, не лишен существенных недостатков: 1) малоэффективен
при изучении изолированных языков, языков-одиночек (японский, баскский); 2) его возможности
напрямую связаны с количеством материально-родственных черт внутри семьи языков (например,
в финно-угорских языках общих черт меньше, чем в индоевропейских, следовательно, они меньше
изучены); 3) можно проследить изменения в родственных языках, возведя их к единому языку-
основе, но нельзя объяснить изменения, обусловленные контактами с другими, неродственными
языками в глубокой древности); 4) при СИМ приходится иметь дело с очень пестрыми в хроноло-
гическом отношении памятниками письменности, поэтому невозможно дать стройную картину
развития языков, отразив не только основные, но и промежуточные ступени их эволюции; 5) наи-
более поддающимися изучению этим методом являются фонетика и морфология, методика же
сравнительно-исторического изучения лексики, семантики и синтаксиса разработана слабо инее
дает ожидаемых результатов. Поэтому дальнейшее совершенствование СИМ и обогащение его
новыми приемами - одна из важнейших задач современного языкознания.

55. Литературный язык, территориальные диалекты, жаргоны, просторечие.


Дифференциация функциональных стилей.
Литературный язык – высшая (образцовая и обработанная) форма национального языка. По
своему культурному и социальному статусу литературный язык противостоит территориальным
диалектам, просторечию, социальным и профессиональным жаргонам, сленгу. Литературный язык
формируется в процессе развития языка, поэтому является исторической категорией.
Литературный язык – это язык культуры, он оформляется при высоком уровне её развития. На
литературном языке создаются литературные произведения, а также говорят культурные люди.
Заимствованные слова, жаргонизмы, штампы, канцелярит и т. п. засоряют язык. Поэтому
существует кодификация (создание норм), создающая упорядоченность и сохраняющая чистоту
языка, показывая образец. Нормы закреплены в словарях современного русского языка и
грамматических справочниках. Современный русский литературный язык находится на высокой
ступени своего развития, как развитый язык он имеет разветвлённую систему стилей.
К нелитературным разновидностям национального языка относят и территориальные
диалекты, которые представляют собой наиболее архаичные и естественные формы языкового
существования. Территориальный диалект – такая разновидность национального языка,
употребление которой ограничено определенной местностью.
Диалекты русского языка складывались в период феодальной раздробленности. В XX веке в связи
с развитием образования увеличивается влияние литературного языка и активизируется процесс
деградации диалектов.
В настоящее время территориальные диалекты существуют только в устной форме, служат для
обиходно-бытового общения. От жаргонов диалекты отличаются тем, что имеют специфические
особенности на разных уровнях языка: фонетики, лексики, синтаксиса…
Фонетические отличия: ЮВН (южно-великорусское наречие): аканье, т мягкий у глаголов в 3
лице, γ фрикативный; СВН: оканье, г взрывной, ттвердый у гл. 3 лица.
В некоторых говорах есть и другие особенности: хв вместо ф (ср.: хвартук, Хвома пришел,
магнитохвон), цоканье (ср.: цайку попьем…), стяженные формы (ср.: кака така любовь?…),
йотированные местоимения (ср.: вон й-она идет…) и др.
Жарго́н (фр. jargon) — социолект; отличается от общеразговорного языка
специфической лексикой и фразеологией, экспрессивностью оборотов и особым использованием
словообразовательных средств, но не обладающий
собственной фонетической и грамматической системой. Жаргонные слова или выражения
называют «жаргонизмами»[1].
Часть жаргонной лексики — принадлежность не одной, а многих (в том числе и уже исчезнувших)
социальных групп. Переходя из одного жаргона в другой, слова их «общего фонда» могут менять
форму и значение: «темнить» в арго — скрывать добычу, потом — хитрить (на допросе), в
современном молодёжном жаргоне — говорить непонятно, увиливать от ответа.
Лексика жаргона строится на базе литературного языка путём переосмысления, метафоризации,
переоформления, звукового усечения и т. п., а также активного усвоения иноязычных слов и
морфем. Например: «крутой» — модный, деловой, «хата» — квартира, «баксы» — доллары,
«тачка» — автомобиль, «рвануть» — пойти, «баскет» — баскетбол, «чувак» — парень
(из цыганского языка). В современном языке жаргон получил широкое распространение, особенно
в языке молодёжи.
Социальный жаргон впервые возник в XVIII веке у дворян («салонный» жаргон; пример:
«плезир» — удовольствие).
Просторечие– народно-разговорный язык, одна из форм национального языка, представляющая
собой устную некодифицированную (ненормативную) сферу общенациональной речевой
коммуникации. Просторечие имеет наддиалектный характер. В отличие от говоров и жаргонов –
общепонятная для носителей национального языка речь, существует в каждом языке и
коммуникативно значима для всех носителей национального языка.
Просторечие противопоставлено литературному языку. В просторечии представлены единицы
всех языковых уровней.
Особенности:
 Противопоставление литературного языка и просторечия прослеживается в области
ударения (звОнит (простор.) – звонИт (лит.)).
 В области произношения: ([щас] (простор.) – [сейчас] (лит.)).
 В области морфологии: (хочут (простор.) – хотят (лит.), ихний (простор.) – их (лит.)).
 Для просторечия характерны экспрессивно «сниженные» оценочные слова с гаммой
оттенков от фамильярности до грубости, к которым в литературном языке есть
нейтральные синонимы («дрыхнуть» – «спать»).
Просторечие – исторически сложившаяся речевая система. В русском языке просторечие возникло
на базе московского разговорного койне. Становление и развитие просторечия связано с
формированием русского национального языка. Само слово образовалось из употреблявшегося в
ХVI-XVIIвв. словосочетания «простая речь» (речь простолюдина).
56.Индоевропейская семья языков. Индоевропейские языки-одиночки.
Многие семьи языков делятся на ветви, которые нередко называют малыми семьями или
группами. Языковая ветвь представляет собой более мелкое подразделение языков, чем семья.
Языки одной ветви сохраняют достаточно тесные родственные связи, имеют много черт сходства.
Среди языков индоевропейской семьи семьи различаются ветви, объединяющие языки славянские,
балтийские, германские, романские, греческие (греческая группа), кельтские, иллирийские,
индийские (иначе — индоарийские), индоиранские (арийские), тохарские и др. Кроме того, в
индоевропейской языковой семье есть «одиночные» языки (т. е. не образующие особых ветвей):
албанский, армянский, венетский, фракийский и фригийский.
Термин индоевропейские языки (англ. Indo-European languages) был впервые введён английским
учёным Томасом Юнгом в 1813 году.
Языки индоевропейской семьи происходят от единого праиндоевропейского языка, носители
которого жили, вероятно, порядка 5—6 тыс. лет назад. Это одна из крупнейших семей языков
Евразии, распространившаяся в течение последних пяти веков также в Северной и Южной
Америке, Австралии и отчасти в Африке. Существует несколько гипотез о месте зарождения
праиндоевропейского языка (в частности, называют такие регионы, как Восточная
Европа, Передняя Азия, степные территории на стыке Европы и Азии). С большой вероятностью
археологической культурой древних индоевропейцев (или одной из их ветвей) можно считать так
называемую «ямную культуру», носители которой в III тыс. до н. э. обитали на востоке
современной Украины и юге России.
Для древнего состояния языка-источника индоевропейского языка (было бы неосторожно
относить следующую ниже картину непременно к индоевропейскому праязыку) были, видимо,
характерны следующие черты: в фонетике — наличие «e» и «o» как вариантов
единой морфонемы (отсюда следует, что для более раннего периода гласные могли не
быть фонемами), особая роль «a» в системе, присутствие ларингальных, имевших отношение к
становлению оппозиции долгота — краткость (или соответствующих интонационных или
даже тоновых различий); наличие трёх рядов смычных, обычно трактуемых как звонкий, глухой,
придыхательный (для более раннего периода интерпретация, возможно, должна быть иной, в
частности должна учитывать противопоставление по напряжённости — ненапряжённости), трёх
рядов заднеязычных, ранее сводимых к более простым отношениям; тенденция
к палатализации определённых согласных в одной группе индоевропейского языка и
к лабиализации их в другой; возможная позиционная (в слове) мотивировка появления
определённых классов смычных (т. е. правила дистрибуции, впоследствии часто недействитель-
ные); в морфологии — гетероклитическое склонение, совмещающее в одной парадигме разные
типы склонения, вероятное наличие эргативного(«активного») падежа, признаваемое многими
исследователями, относительно простая падежная система с дальнейшим развитием косвенных
падежей из ранее непарадигматических образований (например, из синтаксического сочетания
имени с послелогом, частицей и т. п.); известная близость номинатива на -s и генитива с тем же
элементом, предполагающая единый источник этих форм; наличие «неопределённого» падежа
(casus indefinitus); противопоставление одушевлённого и неодушевлённого классов, давших
впоследствии начало трёхродовой (через двухродовую) системе; наличие двух
серий глагольных форм (условно на -mi и на -Hi/oH), определивших развитие ряда других
категорий — тематического и атематического спряжения, медиапассивных
и перфектных форм, переходности/непереходности, активности/инактивности; две серии личных
окончаний глагола, с помощью которых, в частности, дифференцирова-
лись настоящие и прошедшие времена, формы наклонений и т. д.; основы на -s, из которых
возникли один из классов презентных основ, сигматический аорист, ряд форм наклонений и
производное спряжение; в синтаксисе — структура предложения с указанием взаимозависимости
и места его членов, определяемая так называемым законом Ваккернагеля (см. Ваккернагеля
закон); роль частиц и превербов; наличие полнозначного статуса у слов, позже превратившихся в
служебные элементы; некоторые синтаксические черты первоначального аналитизма
(с отдельными элементами «изолирующего» строя) и т. п.
Подобно тому как в течение более чем полуторавекового развития индоевропейского языкознания
понимание состава И. я. менялось обычно в сторону увеличения языков (так, первоначальное
ядро — санскрит, греческий, латинский, германский — расширялось за счёт кельтских, балтий-
ских, славянских, позже албанского и армянского, уже в 20 в. — за счёт хетто-лувийских и
тохарских и т. п.; впрочем, известны и противоположные случаи — исключение из числа
индоевропейских языков грузинского или кави), оно не вполне стабильно и сейчас: с одной
стороны, существуют некоторые языки, усиленно проверяемые на их возможную принадлежность
к индоевропейским языкам (как этрусский или некоторые другие, ещё не дешифрованные языки),
с другой стороны, сами индоевропейские языки в ряде построений выводятся из изолированного
состояния (так, П. Кречмер считал И. я. родственными так называемому рето-тирренскому и
возводил их к единому протоиндоевропейскому источнику). Теорию более глубокого родства
индоевропейских языков предложил В. М. Иллич-Свитыч, подтвердивший на обширном
материале фонетических и отчасти морфологических соответствий родственные связи
индоевропейского языка с так называемыми ностратическими, куда входят, по меньшей мере,
такие большие языковые семьи Старого Света,
как афразийская, уральская, алтайская, дравидская и картвельская. Обретение индоевропейского
языка своей собственной языковой «сверхсемьи» позволяет наметить новые важные перспективы
в изучении их развития.
К индоевропейской языковой семье относят следующие группы языков:
1. Славянские (основные): восточные — русский, украинский, белорусский; западные —
польский, чешский, словацкий; южные — болгарский, македонский, сербохорватский,
словенский, старославянский.
2. Балтийские: литовский, латышский, древнепрусский (мёртв.).
3. Германские: английский, немецкий, нидерландский, африкаанс (в ЮАР), идиш, шведский,
норвежский, датский, исландский, готский (мёртв.) и др.
4. Кельтские: ирландский, валлийский, бретонский и др.
5. Романские: испанский, португальский, французский, итальянский, румынский и др. языки,
образовавшиеся на основе латинского языка.
6. Албанский.
7. Греческие: древнегреческий и новогреческий.
8. Иранские: афганский (пушту), таджикский, осетинский, курдский, авестийский (мёртв.) и др.
9. Индийские: хинди, урду, цыганский, непальский, санскрит (мёртв.) и др. исторически
некоренные языки Индии, появившиеся в ней после прихода индоевропейцев.
10. Армянский.
11. Анатолийские (мёртв.): хеттский, лувийский и др.
12. Тохарские (мёртв.): турфанский, кучанский и др.
 Есть языки, которые не входят в состав языковых семей. Это языки–одиночки. Таким языком
является, например, баскский язык.