Вы находитесь на странице: 1из 5

Киселева Арина Дмитриевна, 3ПАН 2 курс, 11.09.

20

Реферат на тему “Языковая ситуация в Швейцарии.”

Швейцарский союз не был однороден ни по своему языковому


составу, ни по религиозной принадлежности населения. В Швейцарии
говорили на четырех языках: немецком (т. н. «швейцарском немецком» —
Schwiizertüütsch), французском, итальянском и ретороманском.
Швейцария стала многоязычным государством в результате
Бургундской вой​ны (1477), после которой кантоны Берн и Фрайбург
завоевали новые франкоязыч​ ные территории на западе страны. В конце
XV в. Конфедерация контролировала также некоторые италоязычные
территории к югу от перевала Сен-Готард, т. е. уже в Средние века
Конфедерация характеризовалась многоязычием, хотя горди​ лась своим
немецким происхождением, и с подозрительностью относилась к
ла​
тинским говорам.
В XVI в. Берн и Фрайбург продолжили захват франкоязычных
территорий, на которых, однако, они не навязывали населению немецкий
язык. Чиновники, набираемые из членов благородных семей Берна и
Фрайбурга, одинаково хоро​шо владели и немецким, и французским. В
XVII в. французский приобрел огром​ ную популярность и стал языком
дипломатии и культуры при всех европейских дворах.
Окончательно Швейцария стала многоязычным государством
благодаря Напо​леону, который силой навязал равенство трех языков
(немецкого, французского и итальянского). Это породило потребность в
знании и изучении немецкого, фран​ цузского и итальянского языков, и
министр просвещения Альберт Стапфер разра​ ботал программу изучения
языков методом погружения с первого класса начальной школы и
предложил создать национальный университет. После отречения
Наполеона от власти и падения Швейцарской республики все его
нововведения были отменены, и официальным языком снова стал
не​
мецкий.Однако Конституция 1848 г. восстановила равенство трех
языков. В ст. 109 говорилось: «Три основных разговорных языка
Швейцарии, немецкий, французский и итальянский являются
национальными языками Швейцарии».

1
116 статья Конституции 1874 г. в пересмотренном виде была
поставлена на всенародное голосование 10 марта 1996 г. А позже она стала
статьей 70 новой Конститу​ции, принятой в 1999 г. В ст. 18 Конституции
впервые было письменно закрепле​ но право на свободный выбор языка. В
ст. 70 содержались новые положения:
1) ретороманский стал частично официальным языком,
использование которого ограничивалось отношениями между
Конфедерацией и гражданами, говорящими на этом языке;
2) кантоны сами определяют свои официальные языки, соблюдают
языковые границы и учитывают интересы автохтонных языковых
меньшинств;
3) Конфедерация поддерживает многоязычные кантоны в
выполнении их особых задач;
4) Конфедерация поддерживает меры, принимаемые кантонами
Граубюнден и Тичино для сохранения итальянского и ретороманского
языков.
До конца XIX в. Немецкая Швейцария в языковом отношении ничем
не отличалась от южных германских государств, также использующих
диалекты и стандартный немецкий. Каждый из этих идиомов имел свою
сферу использования: общественную для немецкого, семейную для
диалекта. Две мировые войны вдохнули вторую жизнь в немецкие
швейцарские говоры. Они позволяли швейцарским немцам
дистанцироваться от Германии, и их использование распространилась на
общественную сферу.
Сегодня доминирует другая тенденция: Швейцарская конференция
директоров государственного образования рекомендует использовать
стандартный немецкий язык с начала школьного обучения и даже в
детских садах. Швейцарский диалект schwyzertütsch используется в
повседневной языковой практике швейцарцев, при​ надлежащих ко всем
социальным слоям. Использование стандартного немецкого ограничено
некоторыми радио- и телепрограммами, выступлениями в федеральном
парламенте и судебными прениями. В сельской местности он практически
не ис​пользуется.
По сей день три главных языка — немец​ кий, французский и
итальянский — имеют четко выделяемые зоны. В зоне италь​ янского языка

2
в кантоне Тичино расположены два немецкоязычных анклава: Орселина,
курортный городок на озере Маджоре, и город Боско-Гурин. Только зона
ретороманского языка показывает тенденцию к сокращению и
раздроблению. При каждой переписи ее территория сокращается, а
коммуны переходят в зону немецкого языка. Сегодня 15 000 носителей
ретороманского языка живут за пределами своего традиционного ареала,
рассеяны по немецкоязычной территории, и у половины из них супругом
или супругой является представитель немецкоязычного сообщества.
Совсем иначе развивалась ситуация с диалектами во Французской
Швейцарии. Отказ от использования диалектов начался с началом
Реформации и особенно усилился в эпоху Французской революции. Уже в
начале XIX в. педагоги реко​ мендовали родителям говорить с детьми
по-французски для того, чтобы облегчить им учебу в школе.
После принятия новой конституции нужно было реализовать
языковой мандат, сформулированный в ст. 70. С этой целью был
разработан проект Закона о языках. Этот проект не касался выбора
первого иностранного языка, изучаемого в школе, а был направлен на
поддержку национальных языков путем финансирования подготовки
преподавателей, обмена школьниками и преподавателями, создания
учебно-методических материалов.
Общественное мнение Швейцарии разделилось по вопросу изучения
языков, но страна старается соблюдать принципы Совета Европы:
европейские школьники должны с раннего возраста изучать два
иностранных языка. Им предлагается широкий выбор языков, но самым
изучаемым является английский, а за ним, в порядке убывания, идут
французский, немецкий, испанский и русский.
В результате федеративной организации государства языковая
ситуация неоднородна в разных частях Швейцарии и значительно
различается даже в соседних кантонах.

3
Сегодня в Швейцарии живет второе поколение людей, говорящих на
английском языке. При этом языковые компетенции не передаются
естественным образом от поколения к поколению: родители не говорят с
детьми по-английски. Когорта англофонов постоянно обновляется, и
каждое новое поколение должно приклады вать те же усилия для изучения
английского, что и поколение их родителей, хотя его контакты с
английским языком становятся все шире благодаря его распространению
как lingua franca.
При том, что Швейцария в целом является многоязычной страной,
большинство швейцарцев моноязычны: более половины швейцарцев при
переписи указывают, что они не могут говорить ни на одном другом
национальном языке, несмотря на то, что они в обязательном порядке
изучали другой швейцарский язык в школе. Английский также входит в
школьную программу, и многие швейцарцы, изучавшие оба языка,
свидетельствуют, что для межобщинной коммуникации они предпочитали
использовать английский, чем немецкий или французский, для того чтобы
носители этих языков по рождению не получали никаких преимуществ.
С начала ХХ в. соотношение франкофонов и германофонов остается
относи​ тельно стабильным. Сегодня немецкий и французский языки имеют
равный статус и сосуществуют в системе «институционального
двуязычия», относящегося к отношениям между гражданами и
муниципальными властями: каждому гражда​ нину гарантируется
обслуживание на его первом языке (немецком или француз​ ском) в любом
муниципальном учреждении и свободный выбор школы, независи​ мо от
языка родителей. Эта возможность часто используется для создания или
развития двуязычного языкового капитала детей.
Результаты переписей, полученные в разных социолингвистических
условиях, подтверждают существенные различия между ситуацией
контакта диалекта со стандартным языком и диглоссией. Если немецкая
диглоссия воспринимается большинством франкофонов как малоприятная
данность, то франко-провансальская дислалия оценивается ими как
личный выбор, связанный с проявлениями индиви​ дуальной идентичности.

4
Использованная литература и источники:

1.Смекалина, В.В. Русские путешественники в Швейцарии во второй


половине XVIII — первой половине XIX в. / В.В. Смекалина. – Москва :
Языки славянской культуры (ЯСК), 2015. – 409 с. : ил. – Режим доступа:
по подписке. – URL: ​http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=473800
(дата обращения: 08.09.2020). – Библиогр.: с. 353-363. – ISBN
978-5-94457-240-0. – Текст : электронный.
2.Богданов, С.И. Языковые переписи и мониторинги как инструмент
национальной и языковой политики / С.И. Богданов, М.А. Марусенко,
Н.М. Марусенко ; Российский государственный педагогический
университет имени А. И. Герцена. – Санкт-Петербург : Российский
государственный педагогический университет им. А.И. Герцена (РГПУ),
2020. – 344 с. : табл. – Режим доступа: по подписке. – URL:
http://biblioclub.ru/index.php?page=book&id=578025 (дата обращения:
08.09.2020). – Библиогр. в кн. – ISBN 978-5-8064-2756-5. – Текст :
электронный.