Вы находитесь на странице: 1из 4

Статья: Уголовно-правовые аспекты приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого

преступным путем
(Магдиев М.Г.)
("Безопасность бизнеса", 2008, N 4)

УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ АСПЕКТЫ ПРИОБРЕТЕНИЯ


ИЛИ СБЫТА ИМУЩЕСТВА, ЗАВЕДОМО ДОБЫТОГО ПРЕСТУПНЫМ ПУТЕМ

М.Г. МАГДИЕВ

Магдиев М.Г., аспирант кафедры уголовного права и криминологии Дагестанского


государственного университета.

Уголовно-правовую характеристику приобретения или сбыта имущества, заведомо добытого


преступным путем, целесообразно начать с исторического экскурса в развитие данного института
в уголовном праве.

Ответственность за рассматриваемое преступление на Руси впервые была установлена в


начале XII в. в "Русской Правде". Наказание за подобные действия наступало только в случае, если
лицо знало о том, что имущество украдено. Добросовестный приобретатель ответственности в
этом случае не нес (понесенные им убытки возмещает тот, кто продал данное имущество). Такой
подход к действиям сбытчика краденого сохранился и в первом кодексе общерусского права
централизованного государства - Судебнике 1497 г. Он гласил, что за прием краденого, его
хранение и продажу взыскивались убытки в пользу владельца имущества и назначалась тюрьма. В
период феодальной раздробленности Руси наиболее известными источниками, содержащими
нормы уголовно-правового характера, считаются Псковская судная грамота 1467 г. и Судебник
1497 г.

По воинскому артикулу Петра I 1715 г., если хранитель или покупатель не ведали о
преступном происхождении имущества, то они не несли ответственности, а лишь лишались
имущества. Для покупателя вопрос был осложнен необходимостью покупки с соответствующим
поручительством. Без него покупка даже для добросовестного приобретения влекла уплату
штрафа.

В Уставе о наказаниях, налагаемых мировыми судьями, 1864 г. за совершение


рассматриваемого преступления ответственность предусматривалась в ст. 180, которая гласила:
"За покупку или принятие в заклад заведомо краденого или полученного через обман имущества
виновные подвергаются: аресту не свыше трех месяцев или денежному взысканию не свыше
трехсот рублей".

В Уголовном уложении 1903 г. преступное приобретение и сбыт имущества, описанные в ст.


279, были помещены в главу о нарушениях постановлений, ограждающих общественное
спокойствие. Данное преступление относилось к преступлениям против общественного порядка.

В Уголовном кодексе РСФСР 1922 г. была предусмотрена специальная норма об уголовной


ответственности за данное преступление. Ст. 181 этого Кодекса гласила: "Покупка заведомо
краденого карается принудительными работами или лишением свободы на срок до одного года.
То же преступление, совершаемое в виде промысла и с целью сбыта, карается лишением свободы
на срок не ниже одного года с конфискацией имущества". Уголовно наказуемым признавалась
только покупка имущества, добытого путем кражи. Почти в такой же редакции осталась ст. 164 УК
РСФСР 1926 г.

До введения в действие УК РСФСР 1960 г. данная норма изменениям не подвергалась. Ст.


208 УК РСФСР 1960 г., по мнению теоретиков, редакционно была сформулирована более удачно. В
сравнении с ныне действующей ст. 175 УК РФ 1996 г. ст. 208 УК РСФСР 1960 г. содержала два
состава преступления, которые не нашли своего отражения в современном законодательстве, -
это хранение с целью сбыта и приобретение с целью сбыта имущества, добытого преступным
путем.

Законодательная формулировка приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого


преступным путем, указанного в ст. 175 УК РФ, в частности, характеристика его объективной
стороны, в науке уголовного права и судебной практике вызывает неоднозначную оценку.
Особенно дискуссионным является вопрос об объекте преступления. В частности, в последнее
время делаются попытки отойти от привычных стереотипов, и вместо общественных отношений
объектом преступления называют правовые блага, т.е. возвращаются к положениям классической
школы уголовного права. Следует придерживаться традиционной позиции, в соответствии с
которой объектом преступления выступают общественные отношения.

Родовым объектом приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого преступным


путем, являются общественные отношения, регулирующие правильное функционирование всей
экономической системы страны. Переход к рыночной экономике, кризисные явления в
правоохранительной системе существенным образом изменили уровень общественной опасности
этого вида преступлений. Данным видом преступной деятельности реализуются материальные
средства, изъятие которых из гражданского оборота наносит существенный вред экономике
страны. Поэтому законодатель, поместив приобретение и сбыт имущества, заведомо добытого
преступным путем, в раздел преступлений в сфере экономики УК РФ, определил, что целью
данной нормы является защита экономики России.

Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем, большинством


авторов определяется как состав преступления с двойным объектом. Основным выступает
правильное функционирование экономической системы страны, а дополнительным -
общественный порядок. Укрытие преступлений и их следов приобретателями и сбытчиками
производится лишь в той мере, которая необходима им для личной безопасности. Нормы,
закрепленные в ст. 175 УК РФ, регулируют также сферу правильного функционирования
общественной системы.

Законодатель в диспозиции ч. 1 ст. 175 УК РФ указал два альтернативных вида общественно


опасного деяния: приобретение и сбыт имущества. Путем введения разделительного союза "или"
законодатель четко разделил данные преступные деяния, т.е. уголовно наказуемый сбыт
имущества не может являться логическим продолжением преступного приобретения имущества.

Применительно к составу преступления, закрепленному в ст. 175 УК РФ, приобретение


означает переход имущества от одного лица к другому в любой форме (покупка, обмен, дарение
и т.д.). Под сбытом понимаются действия, направленные на передачу имущества, добытого
преступным путем, третьему лицу, в результате совершения которых данное лицо может
распоряжаться этим имуществом как своим собственным.

Для правильной квалификации рассматриваемого преступления важно решение вопроса о


моменте окончания преступного приобретения или сбыта имущества. В данном случае момент
окончания преступления совпадает с моментом окончания преступления при хищении (кроме
разбоя). Хищение также считается оконченным преступлением с момента, когда лицо имеет
возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению. Окончанием
преступного сбыта следует считать момент передачи имущества, заведомо добытого преступным
путем, сбытчиком приобретателю. При этом момент получения возможного вознаграждения
сбытчиком за совершенные действия значения для квалификации преступления не имеет.

Из смысла нормы, содержащейся в ст. 175 УК РФ, вытекает положение, из которого следует,
что субъектом этого преступления не могут быть: 1) лица, добывшие имущество преступным
путем и сами его сбывшие; 2) лица, подстрекавшие к совершению либо способствовавшие
совершению преступления, в результате которого было добыто имущество, с целью
последующего приобретения или сбыта этого имущества. Субъектом рассматриваемого
преступления может быть только лицо, заранее не обещавшее приобрести или сбыть имущество,
добытое преступным путем. И поэтому действия данного лица не находятся в причинной связи с
преступлением, в результате которого добыто имущество.

Совершение преступления в виде приобретения и сбыта имущества, заведомо добытого


преступным путем, предполагает наличие прямого умысла. При совершении данного
преступления виновный осознает, что его действия препятствуют законной предпринимательской
деятельности, и желает этого. Приобретатель (сбытчик) является непосредственным свидетелем
того, как приобретаемое (сбываемое) имущество похищалось или добывалось иным преступным
путем. Приобретатель (сбытчик), хотя и не являлся непосредственным свидетелем преступления,
в результате которого имущество оказалось у отчуждателя, одного в силу сложившейся ситуации
твердо убежден, что иной путь завладения имуществом исключается.

Наступление уголовной ответственности за преступное приобретение или сбыт имущества,


заведомо добытого преступным путем, уголовный закон связывает с заведомым знанием лица о
преступном источнике этого имущества. Заведомость означает то, что субъект знал и не мог не
знать, что имущество добыто преступным путем. Таким образом, при заведомости лицо имеет
определенные сведения о происхождении имущества и о том, как оно попало к тому лицу, у
которого оно приобретается. В случае отсутствия подобных сведений уголовная ответственность
за приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем, не наступает. Лицо в данном
случае является добросовестным приобретателем и не подлежит уголовной ответственности за
приобретение имущества, добытого преступным путем, но право собственника на данное
имущество он не получает.

Другой важной характеристикой субъективной стороны является момент возникновения


сговора на приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого преступным путем. Для состава
преступления, закрепленного в ст. 175 УК РФ, данный сговор должен возникнуть после
совершения преступления, в результате которого было добыто имущество. В случае если
соглашение на приобретение или сбыт имущества, добытого преступным путем, возникнет до
совершения преступления или в момент его совершения, то данное преступление следует
относить уже к соучастию в преступлении.

В ст. 175 УК РФ законодатель не указал мотивы и цели в качестве обязательных признаков


состава преступления. Поэтому преступное приобретение или сбыт могут осуществляться по
любым мотивам, и, таким образом, материальная заинтересованность субъекта не является
обязательным признаком рассматриваемого преступления. Однако чаще всего преступниками
движут корыстные мотивы, и целью их действий является нажива. Поэтому некоторые ученые
выдвигали предположение о том, что для субъективной стороны преступного приобретения
обязательно наличие корыстной цели или корыстного мотива. На этой же позиции находится и
судебная практика.

В п. "б" ч. 2 ст. 175 УК РФ законодатель ввел квалифицирующий признак - совершение


рассматриваемого преступления в отношении автомобиля или иного имущества в крупном
размере. Указание на автомобиль как на предмет преступления отражает стремление государства
усилить борьбу с преступлениями, посягающими на этот вид имущества. Однако, по мнению
многих авторов, не совсем правильным является введение рассматриваемого признака в качестве
квалифицирующего. В п. "б" ч. 2 ст. 175 УК РФ законодатель указал на автомобиль как на предмет
преступления, не учитывая его стоимости. На сегодняшний день существует множество различных
марок автомобилей. Соответственно, цена каждой марки автомобиля различна, стоимость
некоторых из них составляет целое состояние. Кроме того, ценность автомобиля определяется и
его техническим состоянием: новый автомобиль и длительное время бывший в употреблении
имеют различную стоимость.
Наибольшие трудности при рассмотрении таких дел возникают в связи с разграничением
приобретения или сбыта от соучастия в преступлении и укрывательства. Сложность такого
разграничения заключается в том, что приобретение или сбыт как самостоятельные преступления,
предусмотренные ст. 175 УК РФ, по своему внешнему, объективному проявлению часто не
отличаются от приобретения или сбыта, образующих соучастие в преступлении, в результате
которого добыто имущество.

На практике трудности возникают при разграничении приобретения или сбыта имущества,


заведомо добытого преступным путем, от соучастия в преступлении. Для признания соучастия
необходимым условием является наличие причинной связи между действиями соучастников и
наступившими последствиями. Приобретение или сбыт имущества, заведомо добытого
преступным путем, обладает некоторыми признаками, характеризующими его как
прикосновенность к преступлению. Прикосновенность нами на основе анализа имеющихся в
уголовно-правовой науке суждений определяется как преступная деятельность, возникшая по
поводу уже совершенного преступления. Поэтому под понятие прикосновенности к преступлению
подпадают укрывательство особо тяжких преступлений, преступное приобретение или сбыт
имущества, легализация денежных средств и иного имущества, приобретенных незаконным
путем. Понятие прикосновенности к преступлению необходимо ввести в уголовный закон в
Общей части. Нами предлагается создать ст. 32.1 УК РФ в следующей редакции: "Не является
соучастием в преступлении прикосновенность к преступлению. Прикосновенность - это
преступная деятельность, возникшая по поводу уже совершенного преступления.
Прикосновенность отражена в ст. ст. 174, 174.1, 175, 316 УК РФ". Таким образом, законодательно
будет сформулирован уголовно-правовой институт, имеющий свое прямое выражение в
Особенной части УК РФ.