Вы находитесь на странице: 1из 165

Лина Алфеева

Аккад ДЭМ и я. Призванная

Миры Четырёх Стихий – 2


«Аккад ДЭМ и я. Призванная»: Эксмо; Москва; 2016
ISBN 978-5-699-85311-3
Аннотация
Да уж, такой подставы они точно не ожидали! Далиан, Эрх и Марог, учебный аккад
демонов-старшекурсников Огненной Цитадели, в результате обряда Призыва и Подчинения
вместо боевого монстра, необходимого для сдачи экзамена, вытаскивают из портала…
Цветочек — юную, наивную, но ужасно деятельную нимфею. Она мечтала оказаться
Хранительницей прекрасного леса, а вместо этого угодила в Хаос. Страшно? Да, поначалу.
Но против натуры не пойдешь, особенно нимфейской, и Цветочек принимается со
всем энтузиазмом спасать, помогать, защищать и будить доброе и светлое в окружающих,
а особенно в «своих» демонах. Невзирая на трудности и отчаянное сопротивление
спасаемых и защищаемых. И на ту кучу проблем, что свалилась вместе с нею на их рогатые
и не очень головы.

Лина Алфеева
АККАД ДЭМ И Я. ПРИЗВАННАЯ
Я стояла на пороге неизведанного. Сердце замирало от тревоги и затаенного восторга.
Наконец-то я смогу показать, на что способна! И вовсе не важно, куда меня перенесет Поток:
останусь ли я в родном Берилле или окажусь в Радужном — мире людей, эльфов и прочих
теплокровных.
День Созревания — самое главное событие в жизни каждой нимфеи. По истечении
оного элементаль входит в полную силу. Волей Богини Изумрудный портал направляет дочь
стихии Земли туда, где ее помощь нужна больше всего.
— Серина, пора, — раздался голос Верховного Друида.
Улыбнувшись, вскинула голову и шагнула в неизвестность…

Глава 1
РИТУАЛ
Вверенный мне лес пылал. Верхушки елей горели гигантскими факелами, стройные
сосны искрили, словно кто-то украсил ветви желто-красными фейерверками, и даже небо
было подозрительного оранжевого оттенка. Почему-то пахло ароматическими свечами. Я
втянула в себя воздух и кивнула. Так и есть. Лаванда, мята, лимон…
— Тьма Изначальная, Марог! Кого ты вызвал! — От гневного окрика колени
подогнулись, и я едва не шлепнулась на землю. Расправив платье из листвы дуба, осторожно
повернулась и замерла от ужаса.
Надо мной возвышались три демона. Крайне злые, окутанные магией и вооруженные,
причем клинки были направлены в мою сторону. Я насчитала три меча, кинжал и огромный
молот. Последним один из демонов лениво похлопывал по ладони, точно барышня веером.
Судя по легкому свечению, исходившему от оружия, все оно было зачарованным.
— Это иллюзия? — с надеждой в голосе протянул рыжеволосый здоровяк с изогнутыми
рогами.
— Я рассчитывал получить нечто… более внушительное, — брезгливо скривился
татуированный блондин.
Нимфеи считаются безобидными элементалями, насилие нам чуждо, но в тот момент
мне захотелось стукнуть чем-нибудь тяжелым по разукрашенному руническими символами
лбу. Впрочем, кровожадные мысли улетучились, едва я услышала:
— Придется тебе, Марог, пользоваться тем, что призвалось. — Третий невозмутимо
вложил два изогнутых меча в ножны.
Этот тоже оказался блондином, однако отличался от соседа нездоровой бледностью
лица, на котором сверкали синие глаза. К самим глазам претензий не было: выразительные,
миндалевидные, в облаке длинных пушистых ресниц, вот только взгляд мог парализовать все
живое на расстоянии двадцати шагов. Нимфеи улавливают эмоции, исходящие от живых
существ, так вот, от этого типа веяло прямо-таки ледяным спокойствием и нереальным
самообладанием. Я невольно поежилась. Вот же отмороженный! Будь он человеком,
порекомендовала бы срочно показаться целителю или проклятийнику.
Татуированный оценивающе осмотрел меня с ног до головы и с безнадежной тоской в
голосе поинтересовался:
— Как вы думаете, сколько оно протянет?
Приглушенно всхлипнув, принялась отступать. Как-то не так я представляла себе
первый раз. Моменты близости у нимфей предопределены Богиней. Мы слышим Зов.
Прислушалась к себе и выдохнула. Зова я не чувствовала, а значит, никому ничего не должна.
Попробуют настаивать — сами будут виноваты.
Я уже приготовилась бороться за честь нимфеи, как случилось то, чего я никак не
ожидала!
Рогатый недвусмысленно взмахнул молотом и кровожадно заявил:
— Надо проверить скорость регенерации.
Богиня, за что?! Это какая-то ошибка! Мечты о крохотном лесе или долине, о которых я
стала бы заботиться, воплотились в самый настоящий кошмар.
Я покрутила головой в надежде увидеть след Изумрудного портала, но тот растаял без
следа. Зато под ногами я заметила начертанную восьмиконечную пиктограмму. Огненные
линии поплыли перед глазами, едва до меня дошло, что я стою в центре символа призыва, а
вокруг горят те самые ароматические свечи. Вот только сами свечи были черные,
практически такие же черные, как заклинание, сорвавшееся с пальцев одного из демонов.
Того самого, который рассуждал, сколько я протяну…
Следовало броситься в сторону, сойти с траектории удара, но ноги будто приросли к
земле. Я стояла и не могла пошевелиться. Гадкая темная клякса приблизилась так близко… и
с громким шипением лопнула, налетев на невидимую стену.
— Вы же сами сказали ставить зеркальную защиту, а оно первое не нападало, —
принялся оправдываться Татуированный.
Видимо, именно он отвечал за проведение ритуала призыва.
— И что теперь делать? Ждать, пока оно нападет? А если у него сегодня день
разгрузочный или оно выпило кого-то перед перемещением? — раздраженно бросил
Отмороженный, и я невольно обхватила себя руками.
При свете пылающих деревьев лицо демона казалось высеченной изо льда маской.
Словно почувствовав, что его рассматривают, он повернул голову и уставился на меня
цепким, пронзительным взглядом. Я поспешно опустила голову.
— А если его выманить? — предложил разукрашенный татуировками и полоснул себя
по ладони кинжалом. — Цыпа-цыпа-цыпа… — Окровавленная рука протянулась в мою
сторону.
Жуть какая! Каким-то чудом мне удавалось оставаться на ногах, хотя колени ощутимо
подгибались. А еще было очень страшно! Впереди три невменяемых демона, а позади… Тут
я с опаской повернула голову, вглядываясь в темноту. Среди деревьев притаился кто-то
хищный и злой. Попыталась аккуратно определить, кем бы он мог быть, но меня отвлек
Рогатый.
— Подойди ближе, пусть оно тебя обнюхает, — присоветовал он татуированному
блондину.
Тот так и поступил: сделав два шага вперед, сжал руку в кулак — кровь тонкой
струйкой потекла на землю. Мне стало дурно, голова закружилась. Портал перенес меня к
психам!
— Точно, сытое, — тяжело вздохнул Татуированный и повернулся к Отмороженному:
— Поможешь?
— А сам? Я же не всегда буду рядом, — попенял тот и зажег в руке фаер.
Я приготовилась к очередной магической атаке, точнее, стала молиться, чтобы
зеркальная защита сработала и в этот раз. Но вместо того чтобы бросить фаер в мою сторону,
демон резко опустил руку и впечатал огонек в ладонь приятеля. В воздухе запахло паленой
плотью. Это не просто психи, а садомазохисты какие-то!
Обессиленно опустившись на землю, притянула колени к груди и заплакала. Страх
отступил, ему на смену пришла удушающая безысходность. Я уже догадалась, что портал
перенес меня вовсе не в Радужный мир.
— Оно что, плачет? — неуверенно спросил Рогатый.
— Да! Сожрала недавно парочку идиотов, и теперь у меня животик болит! — не
выдержала я.
Демоны так и застыли с разинутыми ртами, будто я и в самом деле кого-то при них
задрала и съела.
— Далиан, ты на ауру глянь, — задумчиво произнес Марог. — Что-то с ней не так.
Отмороженный нахмурился и уставился на меня немигающим взглядом. Сама я чужие
ауры распознавала плохо и, как выглядит собственная, понятия не имела, но демону
увиденное явно не понравилось. Темно-синие глаза недобро сузились, губы сжались в
тонкую линию. Я изо всех сил стиснула зубы, но все равно чувствовала, как они стучат.
Колени тряслись, а плечи вздрагивали от сдерживаемых рыданий. Когда на губах демона
проступила жесткая, нехорошая усмешка, я не выдержала и спрятала лицо в ладонях.
Богиня, милая, забери меня отсюда! Я не оспариваю твой выбор, но все же, мне
кажется, что перемещение в это место — ужасная ошибка!
Я прислушалась к окружавшему меня лесу и поняла, что увиденный огонь не имел
никакого отношения к разрушительному, всепоглощающему пожару. Лес пылал, но это был
его внутренний жар, его природная магия. Магия для меня странная и непонятная, но она
дарила жизнь. Быть может, еще не все потеряно?
Рискнула приподнять голову и увидела, что Отмороженный присел на корточки и с
сосредоточенным видом изучает рунические символы, выведенные вокруг пиктограммы.
Неужели ошибку ищет?
— Попалась, Цветочек, — вкрадчиво объявил демон и вскинул руку, изучая магический
контур пиктограммы на ощупь.
Я инстинктивно поползла назад.
— На твоем месте я бы этого не делал, — невозмутимо посоветовал он.
— Почему? — слабо пискнула я.
— Зеркальная граница — единственное, что защищает тебя от нас… нимфея.
— Как ты ее назвал, Далиан?! — Рогатый вытаращил глаза и едва не выронил молот.
— Поздравляю, Марог, ты обзавелся расчудесным экземпляром для «Призыва и
подчинения». Когда погонишь ее на полигон — свистни, не хочу пропустить зрелище, — с
издевкой заключил Далиан, при этом губы демона едва шевелились.
У меня от его голоса по коже побежали мурашки. Или же дело не в голосе, а в цвете
лица? До сегодняшнего дня и не подозревала, что существо, выглядящее как этот демон,
может быть живым.
— Далиан прав, над тобой вся Цитадель ухохатываться станет. Мои сожаления. —
Рогатый похлопал Марога по плечу.
— А как же кристалл? — растерянно протянул Татуированный и запустил пятерню в
длинную косую челку.
Я испуганно поежилась: тонкие, украшенные кольцами пальцы заканчивались
длинными темными когтями.
Отмороженный молча указал на прозрачный многогранник, лежащий у моих ног.
Так из-за этого булыжника я тут очутилась? Я схватила камень и принялась его
осматривать. Вдруг случится чудо и он отправит меня обратно?
Чуда не произошло, зато со стороны Татуированного послышался разочарованный стон.
— Он же пустой!
— Логично, Марог. Призыв-то засчитан, — сухо обронил Далиан. — Ты не подашь
кристалл? — это он уже мне.
Я покачала головой и прижала камень к груди. Еще чего! А вдруг на этой штуке какое-
то ограничивающее условие наколдовано? Или же мне без нее обратно не вернуться? Нет уж!
Мое! Я бы еще и свечи прихватила на всякий случай, так вот беда — ни сумки, ни корзинки
под рукой нет.
— И что теперь с ней делать? — печально пробормотал Марог и тут же выдал идею: —
Обменять, что ли? Завтра же смотаюсь в Альмандиновую Цитадель. Обращусь к охотникам,
вдруг сменяют на жерха.
— Баба все же лучше какого-то жерха. Особенно на последнем рубеже. Там с женским
полом напряг. Наверняка сменяют, — оскалился в улыбке Рогатый. — Главное, придумать,
как кристалл Призыва обмануть, а то Убивец мигом подмену раскусит.
Я заскулила, охваченная паникой. Знание того, что нимфею нельзя принудить к
совокуплению, сейчас совсем не успокаивало. Я же непонятно где! Вдруг на это жуткое
место милость Богини не распространяется?
Далиан верно оценил мое состояние:
— Отдашь кристалл — оставим у себя.
Я с подозрением уставилась на Отмороженного. Издевается или как? Нет, этот наглец
серьезно думал, что предложил замечательную альтернативу!
— А зачем вам кристалл? — решила уточнить на всякий случай.
— Без него сдачу ПиП не засчитают, — проворчал Марог.
— Да тебе ее по-любому не засчитают, — хмыкнул Рогатый. — Этой доходяге
тренировки не выдержать, даже если ты ее с ног до головы чарами защитными укутаешь.
— Эрх, думаешь, я сам не понимаю?! — взревел Марог, черные татуировки на смуглом
лице вспыхнули расплавленным золотом. — Да что же за подстава такая? Наш аккад в
лидерах шел, и тут это! — Демон с такой ненавистью взглянул на меня, словно я специально
инициировала собственный призыв.
— Тише! — приказал Отмороженный и замер, к чему-то прислушиваясь.
Наконец-то почувствовал притаившееся за деревьями существо. И часа не прошло.
Безумно хотелось обернуться и всмотреться в темноту, но я не спешила показывать, что тоже
знаю о свидетеле неудавшегося ритуала.
К оружию демоны потянулись разом. Лязганье металла сопровождалось низким
урчащим звуком. Я нахмурилась. Неужели во мраке ночи притаилась большая кошка?
Мысленно потянулась к зверушке и удивленно икнула: та была очень напугана,
непрестанно беззвучно звала кого-то, но не находила отклика. Бедняга! Как я ее понимала. Я
тоже оказалась не пойми где, и неизвестно, как быстро смогу вернуться обратно.
Демоны разделились: пока Рогатый и Татуированный обходили деревья с двух сторон,
Отмороженный плел какое-то заклинание. Демоны двигались слаженно и бесшумно, будто
две тени, скользящие по земле. Загонщики! Как только несчастная зверушка выскочит на
полянку, ее накроет магией.
Созревшее решение было продиктовано не только потребностью нимфеи помогать
всему живому, я прямо-таки чувствовала, что, каким бы страшилищем ни оказалась
неведомая киска, она будет все же приятнее демонов. Как только Рогатый и Татуированный
растворились в темноте, я устремилась в том же направлении. Впрочем, далеко убежать не
успела, потому что на поляну выпрыгнуло рычащее нечто.
— В сторону! В сторону, Тьма тебя сожри, уйди! — завопил Рогатый.
Я поняла, что он кричит мне, но продолжала с изумлением рассматривать огненную
крылатую львицу. Кошечка рычала, вспарывала когтями землю и при этом размахивала
огромным скорпионьим хвостом. Подобных существ у нас в Берилле отродясь не водилось!
Богиня, какой великолепный экземпляр! Я восхищенно рассматривала киску, та недоверчиво
пялилась на меня. В желтых, слегка поблескивающих в темноте глазах затаились обида и
ярость. Я бы тоже разозлилась, если бы меня из укромного места вытурили, вопя и
размахивая железяками.
— Тише, я тебя не обижу. А вот нехорошие дяди могут. — Я обличающе ткнула
пальцем в сторону Рогатого и Татуированного, пытающихся зайти сзади.
Кошка резко обернулась, взмахнула крыльями и выдохнула струю зеленого пламени!
Демоны чудом успели отпрыгнуть в сторону. Взгляды, которыми меня одарили, не
предвещали ничего хорошего.
Воспользовавшись заминкой в рядах охотников, продолжила знакомство с львицей.
— Вот видишь, какие они гадкие? Не то что я. На твоем месте я бы бежала в лес, пока
не поздно. Если позволишь — с удовольствием присоединюсь.
Красавица-львица встряхнула головой, издала низкое урчание, а потом опустилась на
передние лапы.
Ты ж моя хорошая! Ну просто умничка!
Я сделала маленький шажок. Остановилась. Загонщиков поблизости не наблюдалось.
Судя по шелесту кустарника, росшего неподалеку, демоны засели в засаде. Ясно. Значит,
удирать надо в другую сторону.
Еще один шаг.
Киса нетерпеливо фыркнула, дескать, чего копаешься. И тут я совершила неимоверную
глупость: какого-то лешего я решила обернуться!
Отмороженный лежал на земле, вокруг него плясали искры подавленного заклинания.
Так! Стоп! Он же что-то колдовал, а потом Рогатый завопил, чтобы я ушла с линии удара.
Неужели демон прервал плетение, когда заряд уже был практически сформирован? Этого же
нельзя делать! Вот недоумок! А если он пострадал?
Кошка рыкнула и возмущенно забила крыльями.
— Прости, киса, в другой раз. Обещаю, мы еще увидимся.
Теперь зверюга фыркнула сочувственно и потрусила в лес. Убедившись, что она
миновала засадные кустики, я побежала к Отмороженному.
Наихудшее опасение подтвердилось: пульса не было. Я опустилась на колени и
приложила голову к груди — сердце билось еле слышно. Зря я о демоне как о нежильце
подумала в первую минуту знакомства. Не иначе как сглазила.
Встряхнув кистями, перегнала энергию в кончики пальцев. Глупо делиться последним с
тем, кто еще недавно хотел продать тебя в рабство, но я просто не могла поступить по-
другому! Приложив пальцы к груди пациента, выпустила легкий разряд. Демон дернулся
всем телом. Пощупала сонную артерию — пульс был едва заметным.
— Не получается? — сочувственно вздохнул Рогатый.
— Нет, — всхлипнула я. — Но я сейчас еще раз попробую.
— Да уж постарайся! — угрожающе протянул Татуированный.
Я свела пальцы и прикрыла глаза, пытаясь аккумулировать новую порцию энергии.
— Молиться собралась? — ехидно фыркнул Рогатый.
Нет, это уже ни в какие ворота! Я тут их приятеля спасаю, а они, они… Как такими
можно быть? Нежели им все равно?
Злость придала мужества. Когда пальцы стало ощутимо покалывать, я поняла, что
собрала достаточно силы. Быстро положив руки на грудину демона, прошептала слова
заклинания. Тот снова дернулся, а потом быстро перекатился и опрокинул меня на землю. Я и
вскрикнуть не успела.
— Госпожа целительница, вы забыли самый главный элемент реанимации
пострадавшего.
— Какой? — испуганно прошептала я.
Демон склонился к моему лицу и шепнул на ухо:
— Искусственное дыхание.
Я вздрогнула и помотала головой.
Вблизи Отмороженный оказался не ледяным, а как раз наоборот. Руки у него точно
были горячие, и распускал он их самым наглым образом! Погладив по щеке, пальцы
проложили дорожку к шее, а потом спустились к обнаженному плечу. Легкое движение — и
лямка, сплетенная из стебельков травы, лопнула. Этот гад разрезал ее длинным синюшным
когтем.
— Боюсь, что я вас не расслышал, — продолжал издеваться демон.
— Нет! — с силой выкрикнула я и уперлась ладонями в плечи агрессора.
Тот перехватил мои руки и прижал к земле. Я почувствовала, как платье с одной
стороны поползло вниз.
— Не забыли. Похвально, — промурлыкал он и опустил взгляд к наполовину
открывшейся груди.
От перехваченных эмоций меня затрясло от злости. Нет, я не стеснялась собственного
тела, у элементалей стихии Земли нет на этот счет предрассудков, но Отмороженный меня
бесил. Его привлекала моя беспомощность, а интерес был продиктован исключительно
расовой принадлежностью. Ему всего лишь хотелось попробовать нимфею!
— Я вовсе не это имела в виду, — быстро проговорила я, понимая, что протест ничего
не значил.
Глаза демона потемнели, дыхание участилось. Как же я сглупила! Почему не убежала,
пока еще была такая возможность?
— Далиан, так нечестно, — вклинился Татуированный. — Это же моя нимфея. Я ее
призвал.
Если бы речь шла не обо мне, я б посмеялась от души. Голосок бедняги звучал так
жалобно, точно у ребенка любимую игрушку отняли.
— Кристалл поднял? — спросил Отмороженный, не поворачивая головы.
— У меня…
— Свободен.
— Нет, я…
— Марог, пошли. Далась тебе эта зеленоволосая. — Рогатый настойчиво потянул
приятеля за рукав. Я уже хотела мысленно поблагодарить за помощь, когда он добавил: —
Дождешься своей очереди. На такие тренировки ее на всех хватит. Не в виварий же тащить, а
тут хоть какая-то польза… и моральная компенсация.
— Согласна на виварий! — прокричала я, особо не надеясь, что меня услышат.
— И что ты там делать станешь? Навоз выносить? — издевательски спросил
Татуированный.
— Марог, постой, — вскинул руку Отмороженный и внимательно посмотрел на
меня. — Нимфеи ладят с животными?
— Смотря с какими.
— Намекаешь, что с демонами у тебя общение не заладилось? — понимающе хмыкнул
Рогатый.
— Эрх, сделай милость — заткнись.
Рогатый насупился и замолчал.
— Мантикора на тебя не набросилась. Почему? Ты владеешь особой магией? Знаешь
какое-то заклинание? — засыпал вопросами Отмороженный.
Наивный! Вся магия нимфей заключена в умении чувствовать и сострадать, но раз
демон выказал заинтересованность, стоило этим воспользоваться. Проверять,
распространяется ли защита Богини на дочерей стихии Земли и в этом месте, не хотелось
совершенно.
— У меня есть маленькая просьба. — Тут я слегка запнулась из-за того, что со стороны
Эрха раздался скептический смешок. — Не могли бы мы принять вертикальное положение?
Ты тяжелый. Мне больно! — пропищала я, дернувшись всем телом.
Демон одарил меня долгим взглядом, а потом соизволил подняться.
— Большое спасибо, — прошептала я, едва не всхлипнув от облегчения. Какое счастье
дышать полной грудью!
Я села на землю, придерживая сползающее платье. Теперь следовало постараться
сохранить интерес демонов к моим способностям и не перегнуть при этом палку. Сначала
стоило успокоиться.
Прикрыв глаза, обратилась к лесу. Неважно, где я очутилась, здесь есть жизнь, а значит,
и магия стихии Земли. Источник искать не стала. Что толку зря тратить силы, ведь
неизвестно, когда я смогу до него добраться. Вместо этого послала Зов Природы животным,
обитающим поблизости. Мне было нужно ощутить связь с лесом, почувствовать знакомый
трепет, восстановить ощущение единения с окружающим миром.
Отклик пришел незамедлительно и оказался весьма бурным. Я даже слегка растерялась.
Никогда раньше мне не удавалось привлечь столько существ за раз. Рассчитывала всего лишь
обозначить свое присутствие, но почувствовала, что обитатели леса двинулись в мою
сторону. Вдруг они отвлекут демонов и помогут спастись?
— Далиан, у нас проблемы, — неожиданно объявил Татуированный. Рисунки на его
теле снова мерцали золотом. Я бы непременно оценила визуальный эффект, если бы их
обладатель не вызывал у меня стойкую неприязнь.
— Дозорные?
— Хуже. Выпивающие. Целая стая. Не понимаю, я же ставил по периметру поляны
экранирующий контур.
— Ты и ритуал призыва через задницу провел, — проворчал Рогатый.
— Еще надо разобраться, из-за чего это чудо явилось. — Татуированный
пренебрежительно ткнул пальцем в мою сторону.
— Ничего бы не произошло, если бы ты не стал выделываться и провел ритуал на
полигоне. Нет, тебе надо было непременно выпендриться!
— Внутри Цитадели территориальный и видовой ограничители стоят, а я рассчитывал
выцепить кого поинтереснее.
— И слегка так промахнулся…
— Замолчали. Оба, — приказал Отмороженный.
Голос не повышал, но я аж на месте подпрыгнула. Не понимаю, как можно
разговаривать, не размыкая губ!
— Марог, с контуром порядок, Выпивающие не могли почувствовать нашу магию, что-
то позвало их сюда. — Тут он недобро посмотрел на меня.
Пришлось признаться, уж больно обеспокоенными выглядели демоны.
— Я бросила клич…
— Что ты сделала?!
— Я всего лишь желала проверить, откликаются ли местные создания на зов нимфеи.
— Так, я пошел. — Рогатый сунул молот в заплечный чехол. — Марог, на счет три
снимаешь защиту, я зачищаю следы, а дальше по отработанной схеме: два пространственных
скачка, пробежка — и мы на месте. Ориентиры берем как обычно.
— С ней как быть? — Татуированный кивнул в мою сторону.
— Отвлечет или поладит. Как повезет.
У меня по спине пробежал холодок нехорошего предчувствия.
— А кто такие Выпивающие?
— Твари, питающиеся магией. Скоро сама увидишь, — невозмутимо заявил Рогатый и
направился прочь.
Я не могла поверить собственным глазам. Этот хмырь действительно собирался
оставить меня одну!
Подняла взгляд на Татуированного, но тот быстро отвернулся и стал собирать свечи.
Несколько слов на гортанном, неизвестном мне языке — и земля вздрогнула, стирая следы
символов и пиктограммы.
И этот тоже…
Я вскочила на ноги. Стая приближалась. Интуиция подсказывала, что лучше бежать в ту
сторону, где скрылась мантикора. Не то чтобы я надеялась повстречать крылатую львицу,
просто рассчитывала, что та слегка распугала живность на своем пути.
Прощаться с демонами не стала. Перепрыгнув через то место, где еще недавно горели
свечи, рванула в темноту.
— Стой! — прозвучал приказ.
Я остановилась. Сразу же. А все из-за того, что ноги точно лед сковал. Странно, что
лицом вперед не рухнула.
— Далиан, ты же это не серьезно? Да? — проворчал Рогатый.
— Ей не пройти через огненный портал демонов. Сгорит, — принялся умничать
Татуированный.
— Придется устроить небольшую пробежку, — невозмутимо изрек Отмороженный.
— Она босая, наступит на царапку и превратится в балласт, — вмешался Рогатый.
— Отлично. Значит, ты, Эрх, несешь первый, — предложил Отмороженный. — Марог
снимает контур, я колдую обманку. Она их отвлечет на время.
Ногам вернули способность передвигаться, впрочем, в полной мере я насладиться этим
не успела. Эрх подхватил меня под мышки и усадил на плечи.
— Держишься за рога, от веток и прочего уклоняешься самостоятельно. Надумаешь
визжать — брошу Марог, давай! — крикнул демон.
В ту же секунду вокруг полянки замерцал до этого невидимый экранирующий контур.
Вспыхнув особенно ярко, он распался россыпью огненных искорок. Не дожидаясь, пока те
угаснут, Рогатый ринулся сквозь них.
Искорки оказались обжигающе-горячими, одна упала мне на спину. Если бы не
предупреждение — точно бы вскрикнула, а так пришлось мужественно терпеть, пока жжение
пройдет. Я даже дотронуться до ноющего местечка не могла. В противном случае у меня
были все шансы сверзиться с Рогатого, уподобившегося горному козлу. Демон несся вперед,
не разбирая дороги, не пытаясь обойти препятствия. С легкостью перепрыгивал поваленные
деревья и овражки, попадающиеся на пути. Меня при этом ощутимо подбрасывало. Чтобы
удержаться, пришлось еще и ногами демона обхватить. Тот возмущаться не стал, на землю
сбросить не грозил, а, вжившись в роль спасителя, начал поддерживать… за колени, еще и
оглаживать их во время бега умудрялся!
Пусть только попробует снова намекнуть на интим, я его точно тресну. Или он думает,
что у нимфей не только ветер в голове, но и в памяти сквозняк и я уже забыла, как он
собирался скормить меня Выпивающим?
Когда рядом появились отставшие демоны, я с облегчением выдохнула. До этого
момента я и не подозревала, что беспокоилась о них. Покрытый татуировками блондин
пристроился по правую сторону, Отмороженный мельком взглянул на меня и устремился
вперед. На мгновение показалось, что его лицо стало еще белее.
— Далиан, как там? — выкрикнул Рогатый, но тот не снизошел до ответа, продолжая
бежать.
— Норма, Эрх. Жрут! — прояснил ситуацию Татуированный и с усмешкой покосился
на меня. — Хотя оригинал им бы больше понравился.
— Не поладила бы, — невозмутимо заметил Эрх и похлопал меня по ноге.
Я с опаской взглянула через плечо. Спорить и доказывать, что обитатели леса никогда
не причинят вреда нимфее, не хотелось. Сердце наполнилось тревогой. А что, если я
поспешила с выводами? Вдруг в этом месте работали иные законы? Надо было срочно
выяснить, где я очутилась. Горящий лес, наличие демонов, необычные создания,
выдыхающие пламя, — все указывало на то, что я попала в мир Огненной Стихии.
Задумавшись, пропустила очередной прыжок и не успела пригнуться. Колючие ветви
больно ударили по лицу.
— Смотри вперед! — рявкнул Отмороженный, не сбавляя темпа.
У него что, глаза на затылке?
Пригнув голову, принялась внимательно всматриваться в темноту. Охваченные огнем
деревья больше не встречались. Небо над нами потемнело, приобрело медный оттенок, по
нему чернильными кляксами растекались красно-коричневые облака.
Хорошо демонам, небось в темноте как днем видят. У нимфей ночного зрения нет, мы
только чувствуем лес и его обитателей…
Волна страха накрыла внезапно, парализовала тело. Я не поняла, что произошло.
Только что прижималась к Рогатому, а в следующее мгновение кувыркнулась головой вниз.
Если бы не держал за ноги — свалилась бы на землю.
— Это не я! Я ничего не делал! — завопил демон.
Резкий звук ударил по ушам, заставив зажмуриться от боли. Сердце грохотало, каждый
вздох давался с трудом.
Выпивающие приближались. Я чувствовала, как стая несется по нашим следам.
Злость. Ярость. Нестерпимый голод. Вечная жажда.
Не хочу это чувствовать. Уберите их от меня! Как могут живые существа быть
настолько отвратительными? Хищники убивают, чтобы жить, эти же хотели добраться до нас,
уничтожить, потому что не могли остановиться.
— Учуяли, твари. Давай сюда.
— Далиан, не стоит. Еще не хватало тебя тащить.
— Справлюсь.
Отмороженный подхватил меня и снял с Рогатого. Развернув к себе лицом, резко
бросил:
— Обхвати ногами за талию. Будет удобнее.
Я помотала головой. Страшно! Очень страшно! Тело сотрясала крупная дрожь. Однако
я еще не сошла с ума окончательно.
— Как хочешь, — хмыкнул он и забросил себе на плечо.
От неожиданности я стукнулась подбородком и прикусила язык. Физическая боль
помогла мыслям немного проясниться, отодвинула эмоции на второй план. Когтистая лапа
страха все еще сжимала сердце, но паника отступила.
Приподняв голову, открыла глаза и тут же зажмурилась снова. Темный участок леса
сменился огненным. Снова полыхали деревья, земля была покрыта россыпью тлеющих
угольков. А еще стало тепло и очень уютно. Странное ощущение, учитывая, что я
продолжала болтаться вниз головой. Осторожно прикоснулась ладонями к спине демона. Так
и есть, успокаивающий жар исходил от его тела. Замерла, не веря собственным ощущениям,
и услышала насмешливое:
— Не увлекайся.
Я поспешно отдернула руки. С удовольствием и с плеча демонячьего спрыгнула бы,
если б позволили. Бегаю я не хуже некоторых, а вис головой вниз — явно не мой вид
физической нагрузки. Несмотря на крепко зажмуренные веки, перед глазами мелькали яркие
огоньки. От непрерывного чередования огненного и темного начала раскалываться голова.
Попробовала повисеть с открытыми глазами, стало только хуже. Я уже хотела взмолиться и
сказать, что согласна на альтернативный способ передвижения, подразумевающий обхват
талии Отмороженного ногами, когда демоны замедлили бег. Неужели оторвались?
Меня сбросили на землю. Очень неаккуратно так сбросили. Я едва руки успела
выставить, а то бы лбом о каменную плиту приложилась. Обиженно сопя, поднялась на ноги,
повернулась к Отмороженному, чтобы сказать пару ласковых, вот только слова замерли на
губах. Мы не просто оторвались от Выпивающих, а добрались до стен Огненного Замка!
Сердце замерло в груди и забилось часто-часто. Вот сейчас-то все и решится. Я
покосилась в сторону пылающей стены. Осторожно сделала пару шагов, протянула руки и
нахмурилась — жар не чувствовался, несмотря на то, что огонь был настоящий. По
сравнению со стеной огня двустворчатые ворота выглядели вполне безобидно: черные,
высокие, с массивным круглым кольцом.
А что, если меня не пропустит? Вдруг повезет, и эти стены зачарованы от
проникновения элементалей, не принадлежавших стихии Огня? Уж лучше попасться
Стражам Границы и быть изгнанной в Берилл, чем стать призванной зверушкой демонов.
— Впечатляет, правда? — тихо произнес Далиан.
С подозрением покосилась на Отмороженного. Синие глаза демона светились
гордостью.
— Ничего подобного в жизни не видела, — честно призналась я.
— Далиан, только не говори, что потащишь нас через западный вход, — с тоской
протянул Татуированный. — Давай войдем через калитку. Там сегодня Меченый дежурит, а
он нам должен.
— Серьезно, Дал, к чему испытывать судьбу? Скажем, что девушка поступает в
Цитадель во время ближайшего отбора, вот мы ей заранее все и показываем.
— Эрх, ну ты чудо-мозг! Ты на небо давно смотрел? Меченый обязательно
поинтересуется, что же, помимо кровати, мы собираемся ей продемонстрировать.
— У вас есть другой вариант, мозги вы наши отстандартизированные? Пустячный
ритуал призыва так испоганить!
Я следила за препирающимися демонами и упустила момент, когда Отмороженный
подошел к воротам. Звук удара каменного кольца о железо разорвал тишину.
Ждать пришлось недолго. Как только Рогатый и Татуированный перестали друг на
друга орать, крошечная, не замеченная до сих пор створка на двери приоткрылась. Стиснув
зубы, я морально настраивалась лицезреть светящиеся во мраке глаза, оскалившуюся в
плотоядной улыбке пасть или, на худой конец, когтистую лапу, но к появлению
извивающегося клубка щупалец оказалась не готова. Громкий пронзительный визг обозначил
эту самую неготовность и оборвался, не достигнув своего пика. Отмороженный был начеку:
зажал мне рот ладонью и быстро натянул на голову какую-то тряпку. Я протестующе
дернулась и попыталась высвободить хотя бы руки. Куда там! Запястья оплело парализующее
заклинание, поверх него растеклись еще какие-то чары. Но сердце замерло от страха вовсе не
поэтому.
— Чую, бабьим духом пахнет, — возвестил обладатель щупалец и добавил: — Всего
одна? Аккад ДЭМ, вы меня разочаровываете.
Это как понимать? Или доблестный аккад обычно девушек в неограниченных
количествах на территорию замка проводить изволит? Это точно учебное заведение?
Страшно представить, чему в нем обучают.
— Герх, живо убрал свои мацалки. Смотри, как бы она тебе их не отгрызла, — грозно
проворчал Рогатый.
— Так я должен проверить, пощупать, вдруг она опасна, — нагло заявили из-за двери,
причем таким тоном, что стало ясно: к вопросу безопасности проверка никакого отношения
не имеет.
— А в глаз? — лениво протянул Татуированный.
— Вот всегда так. Никакого уважения к коллегам. Девушка, вы хоть представляете, в
чьи руки попали?
Ответила бы с удовольствием, но Отмороженный положил руку на затылок и слегка
надавил, давая понять, что мне надлежало кивнуть.
Кивнула — за воротами запыхтели, а потом выдали:
— Все равно я обязан зачитать ей правила.
— Герх, из-за этой тварюшки нам по лесу пришлось основательно побегать, — устало
произнес Отмороженный. — Единственное, о чем мы сейчас мечтаем, — запихнуть ее в
виварий, доползти до комнаты и отрубиться.
— Виварий? А вы уверены? Огненной Цитадели не нужны проблемы с Ходящими в
Ночи.
— Тогда пусть они за членами своего клана как следует присматривают. Вольная охота
на землях Повелителя запрещена. Девке повезло, что мы ей клыки не повыдергивали, —
проворчал Рогатый.
Я с опаской ощупала языком зубы. Вдруг и правда у меня во время перемещения клыки
выросли? Чем дольше я находилась в этом мире — тем больше окружающая реальность
напоминала полуночный бред. А что, если я и в самом деле бредила? Что, если переход через
Изумрудный портал как-то на меня повлиял…
Размышления оборвали самым грубым образом — Далиан подтолкнул меня в спину,
вынуждая сделать шаг вперед.
— Если хочешь, можешь пощупать, только смотри, чтобы потом не пришлось в лазарет
бежать. Она несколько дней не питалась. От нее даже мантикора в ужасе удрала.
— Не понимаю, Далиан, — задумчиво пробормотал привратник. — Твои слова звучат
разумно, но я прямо-таки чувствую, что ты меня накалываешь.
— А не мог бы ты определиться уже после того, как нас впустишь? — не выдержал
Татуированный.
— В самом деле, Герх, кончай выделываться, — вторил ему Рогатый. — Нам за эту
кровососку даже зачет по «Охоте» не обломится. Все на добровольных началах, а тут еще на
входе маринуют. Сейчас выпустим ее обратно, и сам ловить будешь. Прилегающая ко входу
территория за тобой числится.
— Нет-нет, не стоит, проходите, — мигом проявил сговорчивость привратник.
Послышался лязг отпираемого замка, и ворота распахнулись.
— Вот и славно! — объявил Рогатый и добавил: — Дал, давай я понесу, ты уже с ней
набегался.
— Чего сразу ты? — возмутился Татуированный. — Это же я ее приз… поймал.
Да-да, ты еще скажи, что я твой приз за хорошее поведение и ты мной ни с кем
делиться не собираешься. Ну как можно быть таким непробиваемым? Неужели никто из
демонов не понял, что я не покорюсь судьбе? Вот немного приду в себя и попытаюсь выйти
на Стражей Границы, объясню, что случайно в Огненный мир попала, — пусть выдворяют.
Переживу. В конце концов, к сбою Изумрудного портала я не имела никакого отношения.
— Позвольте хоть взглянуть одним глазком, а то я кровопийц вблизи ни разу не
видел. — По части нытья привратник Герх мог дать Татуированному сто очков вперед.
Несмотря на плотную ткань, я почувствовала, как к лицу тянется что-то теплое, живое,
и протестующе взвизгнула. Эти щупальца мне теперь в кошмарах сниться станут! Я нимфея
и должна дарить любовь всем живым созданиям, но как может нравиться ЭТО? Богиня,
забери меня отсюда!
Создательница на безмолвный призыв не откликнулась, зато Отмороженный доходчиво
объяснил, что лапать чужое — не положено. В воздухе запахло серой, и что-то яркое
метнулось в сторону ворот.
Привратник Герх зашипел так, что у меня волосы на затылке зашевелились. Теперь я
точно знала, что Судьба столкнула меня с психами! Разве может учащийся поднять руку на
охранника собственного учебного заведения?
— Герх, не мне напоминать тебе инструкцию, — процедил сквозь сжатые зубы
демон. — Все обитатели Свободных Земель, пойманные на территории, вассальной
Инферно, переправляются в ближайшие цитадели. Никто и ничто не должно чинить
препятствий вольным охотникам.
Привратник снова зашипел, а потом меня подхватили на руки. Забрасывать на плечо не
стали, а прижали к груди. Видимо, Отмороженный всерьез опасался, что кое-кто щупальца
любопытные начнет распускать.
Судя по неспешному топоту, ворота мы миновали без особых проблем, однако, когда
меня поставили на землю, в спину донеслось злое:
— Далиан Проклятый, учти, ты и твоя кровососка еще об этом пожалеете.
Шипение было действительно жутким, но в этот раз я замирать от ужаса не стала.
Отделалась легкими мурашками и клацающими зубами. Намного сильнее меня пугало то, что
место моего пребывания было названо вассальным Инферно. Куда же меня перенес
Изумрудный портал?
Глава 2
ОГНЕННАЯ ЦИТАДЕЛЬ
Попав в Цитадель, я рассчитывала оказаться на ногах или хотя бы без мешка на голове.
Я ошиблась! Меня продолжали нести, однако явно не в виварий. Об этом я узнала от
Рогатого. Демон громко ворчал и предрекал всем большие неприятности, которые
непременно постарается обеспечить Герх. Рогатому вторил Татуированный, он же, как самый
умный, предлагал пойти через калитку. Марогу тут же напомнили, по чьей вине у аккада
ДЭМ на руках оказалась контрабандная нимфея.
— Нарушительница Огненной Границы, — робко уточнила я желаемый статус.
Отождествлять себя с контрабандным товаром не хотелось категорически. Я же не вещь
какая-нибудь.
— Цветочек фейялочный, — фыркнул Рогатый. — Дал, а что нимфеи едят?
— Исключительно нектар и пыльцу, — мстительно ввернула я.
Значит, меня собираются кормить — уже хорошо. Еще бы разобраться, куда тащат и
зачем. Впрочем, последний вопрос я успешно гнала от себя, а вот клубящиеся вокруг меня
эмоции не замечать было намного сложнее.
Татуированный продолжал дуться. Причем непонятно, на кого он был обижен сильнее:
на меня, явившуюся через портал вместо ожидаемого монстра, на Рогатого, который
постоянно норовил его поддеть, или на Отмороженного, не давшего потаскать приз на руках.
Рогатый нервничал. Переживал. Я для него была проблемой, которая может подставить
под удар весь аккад. Жму лапу и уважаю. Приятно, когда с такой ответственностью относятся
к учебе. Жаль только, что эта троица предпочитала физические нагрузки умственным.
Отмороженного окутывала аура ледяного спокойствия. Казалось бы, вечер не задался:
из-за прерванного боевого заклинания пострадал, приятель завалил ритуал, Выпивающие
чуть не сожрали, охранник обещал обеспечить неприятности, еще и тварь неведомая на руки
свалилась, а ему хоть бы хны, даже пульс не участился. Ан нет. Демон тоже злился, притом
начал злиться буквально несколько секунд назад. Устал нести? Мы, по моим подсчетам, уже
три раза куда-то поднимались.
И вот, окутанная аурой всеобщей злости и нервозности, я умиротворенно улыбалась.
Все же правильные они эмоции испытывают, с такими точно приставать не станут. Я еще
продолжала радоваться, когда меня крепко прижали к груди и прошептали на ухо:
— Еще раз меня считаешь — закончу начатое в лесу.
Нервозность подкралась неожиданно, с ней за компанию пожаловала и злость.
Правильно, Серина, нечего отрываться от коллектива.
Еще один подъем, переход по чему-то ярко освещенному — и демоны остановились.
Прибыли. То есть доставили.
Меня опустили на пол, но мешок с головы снимать не спешили. Данное решение я
полностью одобряла, не ровен час где-то рядом родственники Герха затаились. Первое
впечатление самое сильное, но вдруг я снова не сдержусь? Как вспомню щупальца —
мурашки по коже бегут.
Еле слышный щелчок отпираемого замка сопровождался выбросом силы. Ого! Они тут
на магические засовы запираются? Мысль о побеге заставляла обращать внимание на
мелочи. Через порог меня перенесли на руках. Была бы излишне романтичной особой, тут же
невесть что навоображала бы, а так всего лишь отметила, что охранка на двери реагирует на
ауры владельцев помещения. Неприятная новость.
— Да поставь ты ее уже! — в сердцах бросил Рогатый. — Чего прилип, как к родной?
Когда меня все-таки опустили на пол и стащили с головы мешок, я не удержалась от
ехидной улыбки — на руках меня внес гений призыва и повелитель пиктограмм Марог.
Очутившись на свободе, осмотрелась. Вопреки опасениям меня притащили не в
спальню, а в гостиную, причем явно общую — три одинаковые двери вели в смежные
комнаты и намекали, что до той самой спальни рукой подать. Удобный широкий стол у окна
дополняли разношерстные стулья. Высокий, обитый иссиня-черным бархатом, притягивал
взгляд в первую очередь. Мягкий, удобный, добавить подлокотники — и выйдет кресло.
Второй стул, из темной породы дерева, украшала причудливая резьба. Совсем уж скромно
выглядел круглый табурет на толстых ножках. Я рассеянно скользнула взглядом по книжному
шкафу, буфету, мельком взглянула в зеркало и завизжала: на меня смотрела бледная
страхолюдина с черными волосами и кроваво-красными губами. Не обращая внимания на
смешки демонов, медленно приблизилась к зеркалу и приоткрыла рот. Так и есть, мои
мучители наградили иллюзию клыками.
— Быстро ты, Далиан, сориентировался. Я как Герха увидел, так растерялся. Кто ж
знал, что его на ворота поставят, — признался Татуированный и опустился в обитое бархатом
почти-кресло.
— Наверняка опять нахамил кому-то из наставников, вот и припахали, — хмыкнул
Рогатый и сунул нос в буфет. — Ребят, а почему ужин не доставили? Опять домовики
халтурят.
— Спустись в столовую, не переломишься, — фыркнул Марог.
— Ладно, я пошел.
— Эрх, а ты, часом, ничего не забыл? — обманчиво мягким тоном произнес
Отмороженный.
— И что, я теперь из-за нее ужин должен пропускать? — обиженно проворчал Рогатый.
— Сперва надо проверить до конца. Марог, доставай ошейник.
— Далиан, к чему это? Ясное дело, что Цветочек попала к нам по ошибке. Завтра
сходим к Убивцу и во всем разберемся.
— Ну-ка! Чего тянуть? — Эрх шлепнулся на табурет и вытянул ноги. Мне показалось,
что несчастный стульчик издал жалобный скрип.
Татуированный кивнул, сунул руку за пазуху, явив на свет черный металлический
ошейник.
Я не собиралась надевать эту штуку добровольно! Покачав головой, начала отступать.
Сопротивляться решила до последнего.
— Цветочек, мне не хочется причинять тебе боль, — торжественно возвестил
Татуированный и сделал шаг в мою сторону.
Каков добряк! Я сейчас аж расплачусь от умиления.
— Это всего лишь проверка. Никто в здравом уме не назовет тебя призванным
существом.
— А иллюзия? — обеспокоенно уточнила я.
— Фигня эта иллюзия, — махнул рукой Рогатый. — Ее наличие любой наставник
почувствует. Если и маскировать, то традиционными методами плюс заклинание-
закрепитель… Но до этого не дойдет. Не ломайся, детка. Быстро примерь шейный браслет, и
я наконец-то смогу пойти пожрать.
— Хорошо. Давайте, — крепко зажмурившись, собрала волосы в хвост, освобождая
шею.
Вот сейчас-то все и разрешится: демоны убедятся, что я не та, кто им нужен, отведут к
местному руководству, и уже завтра я смогу вернуться в Берилл.
Прикосновение прохладного металла к шее заставило вздрогнуть. Я стояла, затаив
дыхание, в ожидании чего-то нехорошего, но оно не наступало.
— Вот видите! — несколько нервно хохотнул Марог. — Я же говорил.
— Еще не все. Поднеси кристалл Призыва к ошейнику.
— Далиан, да будет тебе. Не сработало, ну и хрен с ним, — беззаботно махнул рукой
Рогатый. — Завтра покажем Убивцу — пусть поручит артефакторам разобраться. Готов
поспорить на ужин, что хитры что-то намудрили. Всучили Марогу недоделку бракованную.
Отмороженный убеждать и уговаривать товарищей не стал, а взял кристалл и
направился ко мне. Синие глаза полыхали мрачной решимостью. Этот точно за отговорками
не прячется. Доводит начатое до конца.
— Приподними голову. Не бойся, я всего лишь хочу состыковать кристалл и ошейник.
Прежде чем сообщить руководству о неполадках с артефактами, мы должны испробовать все
методы.
— Не дрейфь, Цветочек, ничего не произойдет, — пообещал Рогатый. — Дал тот еще
перестраховщик. Если тебя это утешит, он лично артефакторам, накосячившим при
зачаровывании кристалла Призыва, устроит вынос мозга. Въедливый он, точно клещ, как
вцепится — пиши пропало. Ни одна девушка пока не отказала, — с кривой улыбкой добавил
демон.
Это он сейчас к чему сказал?
Последнее замечание повергло меня в состояние легкого ступора, чем и воспользовался
Отмороженный: ухватил за подбородок, заставляя приподнять голову, и быстро приложил
кристалл к ошейнику. Последовавшая вспышка боли заставила меня выгнуться дугой. Спина
горела, словно к ней приложили раскаленную головешку. От выступивших слез перед
глазами все плыло.
— Тьма Изначальная, Далиан, теперь ты доволен?! — горестно простонал
Татуированный.
— …! — кратко, но не менее содержательно припечатал Рогатый.
Кристалл Призыва в руках Отмороженного из прозрачного стал кроваво-красным. Я
повернула голову к зеркалу и судорожно вцепилась в ошейник — на темном металле
проступили огненные руны. Я шмыгнула носом и вытерла глаза, еще не в силах принять
очевидное.
— Снимите его с меня! Его же можно снять, верно? — прошептала я.
Богиня, этого не должно было случиться! Я же не зверушка из каких-то-там земель для
демонячьего практикума. Я хранительница и защитница. У меня Судьба и Предназначение. Я
не хочу тут находиться!
Всхлипнув, медленно сползла по стене, притянула колени к груди и заплакала. Пусть
тащат в виварий, если оно им так надо, но я не собиралась становиться подопытным
материалом для какого-то ПиП. Так и заявлю на полигоне. Пусть других тренируют! Должен
же в Цитадели найтись хоть один вменяемый демон?
Вскинув голову, прикрыла шею ладонями и уставилась на Отмороженного.
— Это еще ничего не значит. Немедленно отведите меня к артефакторам! Я требую
встречи с руководителем учебного заведения!
Отмороженный присел на корточки и немигающим взглядом уставился на меня. Вот не
знаю, чего он там удумал, но я не согласна! Заранее не согласна!
Мечтая сменить расцветку подобно хамелеону и слиться со стеной, принялась
потихоньку отползать в сторону. Демону это не понравилось. Он схватил меня за руку и
притянул к себе. Маска холодного отчуждения на лице Отмороженного слегка дрогнула, и то,
что я увидела, настораживало. Демон меня оценивал. Пока я пыталась доказать, что не
являюсь призванной, бледнокожий прикидывал, что со мной делать дальше, и вариант
«отпустить» в списке точно не значился.
— Крайне неразумно в твоем положении что-то требовать, — обманчиво мягким тоном
произнес Далиан и протянул свободную руку к шее.
Отшатнувшись, ударилась затылком о стену. Больно! Больно и страшно! Почему-то
Отмороженного я боялась еще сильнее, чем того, с щупальцами. Наверное, потому, что
щупальца до меня так и не дотянулись, а этот был настроен крайне решительно. Прохладные
пальцы прикоснулись к шее и начали ощупывать ошейник. Это он что, серьезно проверяет,
не жмет ли демонячий артефакт? Заботливый какой!
Я изо всех сил хлопнула ладонью по наглой пятипалой лапе, Отмороженный тут же
меня отпустил. В душе вспыхнули злость и обида.
— И как же я должна себя вести? Смириться с тем, что у вас произошла накладка во
время ритуала? Покорно отправиться в виварий? Это ВАШИ проблемы! ВАША
недоработка! — От возмущения я начала заикаться. — Я з-знаю свои п-п-права. Берилл и
Инферно — два смежных мира. Перемещение элементалей между ними разрешено. Я
обязательно найду способ связаться…
— Дал, да скажи уже ей! — прервал мой яростный монолог Эрх.
Я вопросительно взглянула на Рогатого. Из троицы он казался самым безопасным. На
эмоциональном уровне Эрх был открыт как новорожденный. Такого даже считывать
неудобно. Сейчас от демона исходило ощущение неловкости и легкого сожаления. Он
действительно мне сочувствовал.
— Это не Инферно, Цветочек, — угрюмо сообщил он.
Как не Инферно? Я подбежала к окну, раздвинула шторы. Несмотря на смятение и
тревогу, охватившие меня, я невольно залюбовалась красотой леса. Он полыхал, точно
охваченный пожаром, но этот огонь не разрушал, не превращал живое в пепел, а был
наполнен неизведанной магией. Для меня это было так необычно и непривычно. Вот бы еще
хоть раз прогуляться по этому лесу.
Внезапно небо начало светлеть, становясь из темно-красного алым. Вдалеке, у самой
линии горизонта, зажглась яркая желто-оранжевая точка. Она перемещалась, увеличивалась в
размерах, и в результате лопнула, рассыпавшись на тысячи сверкающих искр. На мгновение
за окном стало светло как днем.
— Пробили? — встревоженно спросил Марог.
Я повернула голову и увидела, что трое демонов стоят за моей спиной и смотрят в окно.
— Не похоже. Должно быть, на последних секундах успели закрыть, — предположил
Эрх. — Однажды не успеют, и тогда мы сможем показать, на что способны.
— Если тянет на подвиги — шуруй на границу Альянса, — зло процедил
Отмороженный. — А желать прорыва — не смей.
— Да ладно тебе, Дал, как будто я не понимаю, чего стоило залатать переход. Просто
временами мне кажется, что мы зря тратим время. Учимся, тренируемся и снова занимаемся
зубрежкой, когда там, на границе, нужна реальная помощь.
— Придет и твое время. — Марог хлопнул Рогатого по плечу. — Еще скучать по
зубрежке станешь.
— Может, и стану. Не по местной же стряпне мне ностальгировать. Кстати, раз с
Цветочком вопрос решен, то я пошел в столовую. Тебе захватить чего-нибудь?
Я рассеянно покачала головой. Обхватив себя руками, продолжала всматриваться в
ночное небо. Вдруг еще раз рванет?
Татуированный потянул за кончик шнурка, закрывая шторы.
— Не бойся. Они дважды в одно и то же место сунуться не посмеют. Чай не
самоубийцы.
— Кто — они? Обитатели закрытого мира?
Позади Эрх весело хмыкнул:
— Долго же до нее доходит.
— А вдруг это ее обычное состояние? На полигоне нужна хорошая реакция, —
распереживался Татуированный.
Я медленно повернулась к демонам и еле слышно прошептала:
— Это не Инферно.
— Верно! — радостно подтвердил Эрх. — Добро пожаловать в Хаос, детка.
Хаос. Закрытый мир. В него элементалям доступа нет. Ждать помощи бесполезно.
Я никогда не считала себя особо впечатлительной, но, осознав, куда перенес меня
Изумрудный портал, впервые в жизни упала в обморок.

***

Меня снова куда-то тащили, на сей раз на плечах, попой кверху. Нос утыкался в чью-то
подмышку. Путем нехитрых вычислений выяснила, что несуном заделался Рогатый. Только
хотела возмутиться и потребовать, чтобы тренировался на ком-нибудь другом, как вопрос
Татуированного заставил затаить дыхание.
— Раздевать?
— А зачем? Меньше орать будет, — философски заметил Эрх.
Я крепко стиснула зубы, чтобы клацаньем не выдать, что очнулась. Вот как? Опять за
старое?
Дочерей Земли хранит древняя магия, сулящая неприятные сюрпризы любому, кто
решится посягнуть на честь нимфеи. Обитатели Миров Четырех Стихий знают, что
принудить нимфею — себе дороже, но мои новые знакомые явно прогуливали лекции по
межрасовым отношениям.
— Клади и можешь быть свободен, — нетерпеливо распорядился Татуированный.
— Еще чего! Я хочу посмотреть. И Далиан хочет. Верно?
Я едва зубами не заскрипела от злости. Эти психи еще и извращенцами оказались. И
вообще, кое-кому душ не помешало бы принять. Желательно холодный.
Так, пора показать недоумкам, что такое настоящая нимфея-Хранительница. Цветочек
фейялочный! Это ж надо было так обозвать. Богиня, ты не подумай, я ни разу не сомневаюсь
в твоей защите, но ждать, пока этих идиотов покарает твоя воля, не хочу. Пусть я очутилась в
закрытом мире, но и тут есть растения и животные. Я не так беззащитна, как некоторые
считают.
В поисках помощи потянулась к небу и едва не выдала себя довольным визгом: возле
окна росло что-то маленькое и… хищное. Иди сюда, моя прелесть, тете Серине пора
доходчиво объяснить кое-кому, что не все слабые девушки одинаково беспомощны.
Прелесть отреагировал мгновенно — силу тянуть начал так, будто с месяц не кормили.
У-у-у проглотина…
— Что за!.. — Вопль татуированного блондина подтвердил, что некто маленький и
зелененький понял задачу и перешел к реализации плана по спасению меня.
Слегка повернув голову, крепко вцепилась зубами в Рогатого.
— Ай! Ты чего! — обиженно вскрикнул тот и дернул плечами.
Я еще довольно ухмылялась, когда с громким плеском шлепнулась в воду.
Мне повезло. Причем трижды. Во-первых, Рогатый стоял возле самого края бассейна,
падая, я чудом не зацепила головой бортик. Во-вторых, воды наглоталась не так сильно, как
могла бы. А в-третьих, никто из демонов не сиганул следом, чтобы меня утопить.
Вот так, мысленно перечисляя все плюсы действа под названием «Спаси себя сама», я и
плыла в дальний угол бассейна. За спиной раздавались ритмичное пощелкивание и звуки
ударов. Интересно, что за щелкунчика мне удалось вырастить? Когда до цели осталось
буквально несколько гребков, в воде мелькнуло что-то темное и извивающееся. Не успела я
испугаться, как меня схватило за щиколотку и потащило в обратном направлении. Взвизгнув,
забила руками по воде, дернула свободной ногой. Кажется, даже попала. Иначе с чего бы
меня резко подняло в воздух?
Я просвистела над водой, над злосчастным бортиком, который едва не зацепила
повторно, взлетела над головами обалдевших демонов и зависла под потолком. Повернула
голову и вскрикнула от неожиданности: рядом со мной в такой же позе болтался
Татуированный, а внизу… внизу весьма бодро клацали листочки гигантской мухоловки.
— Я все могу объяснить, — тихо шепнула я соседу по несчастью.
Татуированный зло стрельнул в меня голубыми глазами и заорал:
— Эрх, если ты его хотя бы поцарапаешь, я скормлю твоего Пушистика Клешнехвату!
Уточнять, кто такие Пушистик и Клешнехват, не стала, вместо этого присоединилась к
увещеванию:
— Не надо трогать Щелкунчика! У него сейчас…
Отмороженный не стал меня слушать. Уворачиваясь от толстых, спрутообразных
корней мухоловки, подскочил к ближайшему двустворчатому листику и рубанул мечом у
самого основания. Челюсть громко клацнула в последний раз и упала на пол. Растение
дернулось, словно от боли, при этом меня и Марога приложило лбами так, что из глаз
посыпались искры.
— У него сейчас регенерация повышенная, — все-таки сообщила я на ушко Марогу.
— У кого? — тихо уточнил он.
— У мухоловки. Срубишь один листик — вырастут два, — так же тихо ответила я.
Мы висели нос к носу и честно пытались сфокусировать взгляд друг на друге. Пока
выходило не очень, а демон еще и чему-то сладко улыбался. Видимо, хорошо его звездануло.
— Тьма Изначальная, — нарушил всю романтику перешептывания Рогатый. — А
раньше нельзя было предупредить?
Я посмотрела вниз и увидела, что рядом с демоном валяются пять «челюстей». И когда
только успел?
Как я и предсказала, «обезглавленные» стебельки, вместо того чтобы увянуть,
взметнулись к потолку и замерли рядом со мной. Нахальный Щелкунчик ожидал помощи в
регенерации. Похоже, повышенная наглость — отличительная черта существ из Хаоса.
— Раз молотить нельзя, придется сжечь, — развел руками гроза зеленых челюстей.
Мухоловка вздрогнул, израненные стебельки придвинулись ко мне и задрожали.
Бедняжка ты мой, спаситель.
— Не надо его жечь. Мы с ним сейчас договоримся!
Растение спустило меня пониже. Видимо, чтобы лучше слышать.
— Нет, Дал, ты только посмотри, оно ее явно понимает! — восхитился Эрх.
Вот если бы он при этом орал не так громко. Вконец перепуганный малыш направил
уцелевшие челюсти в сторону крикуна и быстро-быстро ими защелкал.
— Отойди подальше, он тебя боится, — попросила я.
— Да я могу вообще из купальни свалить и разбирайтесь сами, — стал в позу Рогатый.
Как же они меня достали! Вот точно дети малые! Суетятся, ругаются, а некоторые еще
и обижаются невпопад.
Отмороженный молчал, но одного взгляда на его застывшую физиономию хватило,
чтобы понять: со спуском вниз мне лучше повременить.
— Спаси его, — жалобно попросил Марог. — Я же его из семечка вырастил, три месяца
мучился. Ночами не спал, личинками выкармливал.
То-то он тебя первого и ухватил. Никак папой признал.
— Могу попробовать усыпить, но не уверена, — смущенно пробормотала я.
— Постарайся, — пролепетал демон и, пользуясь моментом, приобнял меня за
талию. — Ты же не возражаешь? Попавшим в передрягу лучше держаться вместе.
И глаза такие честные-пречестные, а руки между тем к попе подбираются.
Ах ты ж, зараза блондинистая! Своего не упустишь.
Грозно зыркнула на Татуированного, тот намек понял и лапы загребущие таки убрал. Я
прикрыла глаза и тихонько запела:
— Тише, тише, тише… В дом пробрались мыши… Съели всю помадку, конфетки,
шоколадку… Услышат, что не спишь, носиком сопишь… Будут тут как тут и тебя сожрут…
Голос у меня не ахти какой, но мухоловке пришелся по вкусу. Подобревшее чудовище
медленно опустило меня и Марога на плитки купальни. Мы переглянулись, кивнули друг
другу и поползли, а на финишной черте нас поджидала команда встречающих с молотом и
мечами.
Меня вздернули за шкирку и забросили на плечо. Ох ты ж… К такому и привыкнуть
недолго! Совсем ходить разучусь. Интересно, меня и по полигону на руках носить
собираются?
Цветоводу-любителю повезло намного меньше: Рогатый ухватил его за ухо и потащил к
двери.
Возвращение в знакомую гостиную сопровождалось вопросом, вогнавшим меня в
ступор:
— Дал, а ты уверен, что это действительно нимфея, а не замаскированный домовик-
пакостник?
Допустим, что собой представляет этот домовик, я понятия не имела, но собиралась при
случае выяснить. Нимфее-Хранительнице положено знать обо всех живых созданиях и без
оглядки на то, в каком мире они обитают. Но предположение, что я — пакостница, уже
смахивало на оскорбление. Я же всего лишь защищалась! Пусть радуются, что из живности
никого на помощь не позвала. Хотела озвучить данную мысль, когда Отмороженный сбросил
меня на стул, тот самый, украшенный резьбой. Оценить его удобство я не успела — демон
уперся руками в спинку и склонился надо мной. В глубине синих глаз вспыхивали огненные
искры.
Богиня, создай меня обратно! Согласна вернуться в Изначальный Поток и подождать
возможности возродиться еще пару сотен лет.
Стул угрожающе накренился назад, я вцепилась в краешек сиденья и попыталась
изобразить раскаяние. Не вышло. Наверное, поза была неподходящая. А может, всему виной
аура злости и ярости, окутавшая демона. Я не считывала его специально. Проверять, был ли
Далиан серьезен, когда предупредил о последствиях использования способности нимфеи, я
не собиралась.
— Хватит трястись! — с раздражением прошипел он.
— Не могу. Вы… вы меня пугаете, — пролепетала я.
На мгновение маска холодного отчуждения на лице демона дрогнула. Услышанное ему
явно не понравилось.
— Я просто хочу домой. Пожалуйста, помогите мне связаться со Стражами Границы
вашего мира…
Отмороженный покачал головой, пальцы прикоснулись к ошейнику, напоминая о
ритуале призыва. По горлу прокатилась обжигающая волна, рот наполнился горечью.
Нимфеи не умеют ненавидеть, но, видит Богиня, я находилась в шаге от того, чтобы освоить
это искусство.
— И что дальше? Я не существо из Хаоса, которое надо подчинить и натаскать! Да
любой, кто только взглянет в мою сторону, поймет, что вы — дешевые халтурщики! Слабо
было призвать страхолюдину? Да Щелкунчик из купальни выглядит внушительнее, чем я! Я
так и вижу, как по Цитадели разносится весть, что аккад ДЭМ решил не напрягаться и
смухлевал…
— Заткнись! Эрх, Марог, приступайте, или я залью краску ей в глотку. —
Отмороженный резко привел стул в вертикальное положение и отошел к окну.
Дышать сразу стало легче, истерика отступила, в мыслях появился порядок. С
удивлением я смотрела, как Марог расставляет на столе бутылочки и коробочки.
— Вот этим вымоешь голову. — Он придвинул большой флакон из черного стекла и
поставил рядом с ним жестяную коробочку. — Крем вотрешь в кожу. Будет слегка жечь, но
перетерпеть можно. С остальным, думаю, ты и сама знаешь, что делать.
Я взяла со стола прозрачный конусообразный пузырек с черной удлиненной
крышечкой.
— Марог, не слишком яркий? — обеспокоился Эрх. — Нам ни к чему привлекать
внимание к рукам. Когтей-то у нее нет.
— Вилена убеждала, что это самый что ни на есть вампирский красный. Другим они
когти и не красят.
Понятно, значит, этой штукой надо выпачкать ногти.
— На ногах тоже? — решила уточнить на всякий случай.
— Откуда мне знать? — фыркнул Марог. — Я ноги упырячьи не рассматривал.
— Слушай, детка, вампиры обожают черный и фанатеют от алого, — принялся поучать
меня Эрх. — Сделай по-быстрому упырячий раскрас, и мы его закрепим на тебе магией.
— А ауру как спрячете? — Я решила вникнуть во все детали плана.
Эрх доброжелательно улыбнулся, не иначе как решил, что я уже на все согласна.
Наивный!
— Пустим слух насчет хитрого амулета. Вампиры в Хаосе различаются по классам.
Скажем, что не хотим, чтоб каждый с ходу определял твои возможности по ауре, вот и
искажаем ее, маскируем.
— Под элементальскую? — не удержалась от кривой улыбки я. Размах фантазий и
продуманность идеи впечатляли. Что ж они ритуал не смогли нормально провести?
— Именно так, — радостно закивал Эрх.
— Выходит, я была права, — ехидно протянула я, демоны заметно напряглись. — Вы —
обманщики и халтурщики. Вместо того чтобы честно признаться, что завалили ритуал,
решили задействовать элементаль.
— Так кто ж откажется от подобного бонуса? — ухмыльнулся Марог.
— И с какой радости я должна помогать? Допустим, вам удалось напялить на меня вот
эту штуку, — я постучала пальчиком по ошейнику, — но что-то я не заметила, чтобы она хоть
как-то на меня влияла.
Эрх и Марог переглянулись. К подобному заявлению они оказались не готовы.
— Поговаривают, близость с нимфеей сродни чуду. — Голос Отмороженного звучал
холодно и отстраненно. — Я полагаю, мы не вправе утаивать этот дар от остальных. Марог,
передай нашим, что ночью аккад ДЭМ устраивает групповую вечеринку. Богиня зашвырнула
Цветочек в Хаос. Возможно, ее предназначение заключается в том, чтобы подарить будущим
Стражам Границы немного магии Земли.
Я застыла от ужаса. Такой вариант я не рассматривала. Это не может быть правдой!
Богиня не могла так со мной поступить!
— Дал, ты серьезно? — неуверенно произнес Марог.
— Я не выпущу на полигон бойца, способного ударить в спину, — зло процедил
Отмороженный. — Либо она с нами, либо я сделаю все, чтобы от нее избавиться! На памяти
Цитадели бывали случаи, когда аккады проходили испытание с двумя подчиненными
существами. Скажем, что не смогли покорить призванного, вступим в схватку со штрафными
баллами. Думаю, за два-три раунда наверстаем. Мне придется как-то сдвинуть цикл
обновления брони у Клешнехвата, а тебе, Эрх, заставить Пушистика окуклиться как можно
быстрее. Марог, ты еще здесь? Пора разносить приглашения…
— Вы не посмеете так поступить… — всхлипнула я.
— Отчего же? — Отмороженный резко обернулся, я вздрогнула и съежилась под
цепким пронзительным взглядом. — «Призыв и Подчинение» позволяет аккадам
использовать любые средства в достижении цели.
— Цветочек, не упрямься. — Эрх вздохнул и придвинул табурет поближе. — Ну что
тебе стоит помочь нам сдать ПиП? У нас выпускной курс. Прорвемся через экзамены — и
получишь целых трех Стражей Границы. А потом мы обязательно придумаем, как вернуть
тебя домой.
— Три месяца в Цитадели — и отправишься в Берилл. Рассматривай это как боевое
крещение, — присоединился к уговорам Марог.
— Обалденное предложение, — огрызнулась я.
— И главное — ты не в силах от него отказаться, — сухо бросил Отмороженный.
Да простит меня Богиня, но в этот момент меня впервые посетила мысль отнять жизнь
у другого существа. Я сгребла со стола баночки и пузырьки и решительно направилась в
сторону купальни. Будет им вампирша нестандартного класса и специфических умений.
— Эй! Может, тебе помочь? Спинку там потереть, кремом подсобить намазаться? —
участливо спросил Эрх.
Я обернулась и оскалилась:
— Щелкунчик будет в восторге.
Эрх нахмурился, оценил перспективы и хмыкнул:
— Нет уж, лучше я в столовую сгоняю.
Глава 3
ПРЕОБРАЖЕНИЕ
Регенерация Щелкунчика завершилась. Я с удовлетворением рассматривала новые
листочки мухоловки-защитника. Они были намного светлее, по кромке торчали розовато-
красные шипы. К несказанной радости, в высоту мой спаситель не прибавил и по-прежнему
подпирал потолок. Интерьеру демонячьей купальни ничего не угрожало… Пока не угрожало.
Надо бы намекнуть Марогу, что кормить деточку личинками уже не вариант. Я опасалась,
что, выбравшись из горшка, Щелкунчик останется без подпитки, но он быстро освоился —
извилистые коричневато-зеленые корни гордо плавали в воде.
Красота! Демонам точно понравится!
Я расставила выданное Марогом добро на плитке, присела на краешек бортика и
спустила ноги в воду.
— Щелкунчик, и что мне теперь делать?
Мухоловка ответить не мог, только листиками сочувственно клацнул.
— Я могу принять их правила игры, перекраситься под вампира. Кстати, ты случайно
не знаешь, кто это такие? Какая-то особая разновидность демонов? В Мирах Четырех Стихий
подобные существа не водятся. Я бы знала…
Помолчав, продолжила жаловаться:
— Тошно мне, Щелкунчик, хоть волком вой. Вот только толку от этого не будет. Еще и
обрадуются, если хандрить и ныть начну: расклеившейся девушкой легче управлять. Не верю
я им, Щелкунчик. Нисколько не верю. Представляешь, заявили, что после сдачи ПиП
отправят домой. У меня на лбу написано, что я идиотка? Они же воины, понравится иметь в
запасе личный регенератор и утащат с собой родину защищать, а меня и не спросят.
И все-таки, кто такие вампиры?
Я опустила голову. Отражение в воде подсказало, что заклинание с меня сняли. Видимо,
чтобы проще было лицо красить. Я помнила, как выглядела моя физиономия, покрытая
иллюзией, в зеркале. Наверное, от меня ждут примерно такого же результата.
Что ж, приступим.
Поднявшись на ноги, провела рукой по платью. Серебристо-зеленые листочки
осыпались в воду. Пусть напитаются влагой, а потом снова соберу. Интересно, мне как
будущему «вампиру» иная одежда положена?
В воду я спрыгнула осторожно. Нет, я не опасалась, что Щелкунчик снова начнет
безобразничать, а вот случайно наступить на него боялась. Разомлевший зеленый гигант
дремал. Нехило он из меня энергии выкачал, и я тоже хороша, могла и догадаться, что
мухоловка не сможет остановиться самостоятельно. Один плюс — его еще долго можно
будет не кормить.
В темном флаконе оказалась пенящаяся иссиня-черная жидкость. Ею-то и следовало
намылить голову. А ополаскивать волосы я где буду? В бассейне? Тут же Щелкунчик!
Подплыла к тому месту, где под водой виднелись корни. Нырнула. Ого! А тут у нас что
такое? Осторожно раздвинув отростки, увидела подводный проход. Пара гребков — и я
очутилась в небольшой комнатке. Здесь, чуть поодаль, располагался отдельный бассейн,
совсем крошечный, в нем едва двое поместились бы. Забавно! Никогда такие мелкие
купальни не встречала. Ой! А стульчики у стены зачем поставили? Такие странные,
беленькие. Приподняла крышечку, заглянула внутрь и осознала размер подставы, которую
устроил гадским демонам Щелкунчик; Мухоловка лишил моих мучителей уборной! Дверь в
комнату закрывали толстенькие зеленые стебли и листики-челюсти, а подводный проход
охраняли коварные корни.
Покрасочно-маскировочный набор я перенесла в «потайную» комнату. Все же за
бдительными челюстями мухоловки мне было спокойнее. Нырять не стала, Щелкунчик
великодушно отполз в сторону и пропустил меня к двери. Хороший он у меня. Так бы и
расцеловала. И совсем у него шипы не страшные.
Обустроившись в крошечном бассейне, вылила немного тягучей мыльной жидкости в
ладонь, понюхала. Точно! Магия! Совсем немного, но вид чар я определить не смогла.
Вспенила темную жидкость в ладонях, подула и хихикнула — в воздух взлетели черные
пузыри. Если у меня от этой чудо-штуки вылезут волосы, я подговорю Щелкунчика, чтобы
демоны до беленьких стульчиков в самый ответственный момент не добежали.
Я намотала на палец изумрудно-зеленый локон и тяжело вздохнула. Это всего лишь
краска, хорошо было бы, если б она еще и смывалась. Нимфеи волосы не стригут. Никогда.
Ни при каких обстоятельствах. Длина свидетельствует о внутреннем потенциале элементали
Земли. Чем длиннее — тем нимфея сильнее. Я свои космы не заплетала, распущенные, они
едва доходили до лопаток.
Ладно! Чего тянуть? Я быстро вылила полпузырька на голову и принялась яростно
распределять мыло по волосам. Прощай, зелененький, здравствуй… нет, черноволосой
вампирши у демонов явно не будет. Не судьба. Приправленный магией шампунь сработал
наполовину: волосы стремительно потемнели, но не утратили природной зелени. Я скоренько
ополоснула голову — вода окрасилась в правильный черный. Хорошо, что догадалась в
водоеме Щелкунчика покрасочные работы не проводить. Кто знает, как бы корни Мухоловки
отреагировали.
Настал черед крема…
Марог предупредил, что эта зараза жжется, но к подобному букету ощущений я
оказалась не готова. Пекло и чесалось так, точно я нагишом в муравейник сиганула, а потом
еще и в рой комаров угодила. Реакция последовала незамедлительно: из сливочно-белой кожа
стала белоснежной. Честное слово, сейчас я была похожа на младшую сестренку
Отмороженного.
С краской для ногтей управилась очень быстро. Зудящие руки дрожали, хотелось скорее
разделаться с очередным этапом превращения в вампира — оставаться на одном месте было
сущим мучением. Движение отвлекало от неприятных ощущений, а вот сидя неподвижно
сконцентрироваться на чем-то я не могла.
Красота по-вампирски — страшная сила. В этом я убедилась, рассматривая баночки с
чем-то черным, алым и бордовым. Так-так, точно помню, что рот надлежало намазать
красным. Я запустила палец в баночку и щедро размазала ее содержимое по губам. Фу!
Гадость вязкая! Куда противнее была бордовая липучка, жидкая, точно масло. Подобного
цвета в иллюзорном раскрасе я не припоминала. Рассуждать решила логически: раз губы у
меня накрашены, а лицу необходимо сохранить вампирскую бледность, значит, липучка
предназначена для век. Аккуратно распределив бордовую мазь, поморщилась. Липкая и
течет. Вот точно течет! И почему эти умники не догадались выдать мне зеркало? К черному
порошку было страшно прикасаться. Хотя бы потому, что к нему прилагалась кисточка. Не
собираюсь я ничего изображать на ощупь! А может, задача не так сложна, как кажется?
Слегка зачерпнув порошок, припудрила им брови.
Все! Я готова! Пора идти сдаваться. То есть результат демонстрировать. И пусть только
скажут, что им не нравится. У меня до сих пор кожа зудит и глаза щиплет, а психованная
нимфея куда страшнее голодной мухоловки.
Нырять в воду не рискнула. Вдруг крем смоется и придется мучиться повторно? Да и
маскировочный раскрас мог пострадать, недаром же его хотели магией зафиксировать.
Щелкунчик выкаблучиваться не стал и по первой просьбе раздвинул стебли, открыв проход в
соседнюю купальню. Присев на край бассейна, позвала плавающие на поверхности воды
листики. Как подумала, что они — единственное, что осталось у меня от прежней жизни,
совсем грустно стало. Серебристый дуб — мое дерево-талисман, я вышла из источника,
бившего у его корней.
Листики, успевшие разбрестись по всему бассейну — не иначе как Щелкунчик
помог, — послушно заскользили ко мне. Кроме одного. Я ошалело захлопала глазами и
уставилась на точно такой же с виду листик дуба, который не просто плыл, притягиваемый
магией стихии Земли, а извивался подобно змее. Взмахнула руками, заставив будущее платье
взмыть в воздух и закружиться по спирали. Листик маневр повторить не смог и принялся
беспорядочно метаться в попытке сойти за «своего». Не удержавшись, фыркнула и быстро
сложила из правильных листиков платье. Самозванец завис на месте.
— Признаю, ты меня поймала, — проворчал он и превратился в яркий оранжевый
огонек.
Реакция Щелкунчика последовала быстрее, чем я успела испугаться — извивающиеся
корни вынырнули из воды в попытке поймать невесть откуда взявшуюся искорку. Та взмыла
под потолок, «челюсти» обрадовались и рванули к ней с такой прытью, будто месяц сидели
на голодном пайке.
— Щелкунчик, фу! — приказала я. — Давай сначала разберемся, что оно такое. Если
ответ мне не понравится, разрешаю его съесть, — добавила я, припомнив болезненные уколы
в спину. Первый я ощутила на поляне, второй — в момент активации ошейника.
— Обещай, что не станешь громко ругаться, — кокетливо произнес огонек, и я поняла,
что челюсти Щелкунчика — слишком легкое наказание для того, кто подставил меня по
полной программе.
Все, я пошла!
Резко развернувшись, направилась к выходу из купальни.
— Ты куда-а? — жалобно протянул наглый паразит.
— Обрадовать папочку Марога, у него сегодня день обретений: Щелкунчик вырос,
монстр неведомый призвался!
— Тише… Тише… — Огонек, наплевав на бдительные челюсти мухоловки, рванул мне
наперерез.
Огонек был хорош, но Щелкунчик оказался быстрее. Может, все дело в правильной
мотивации — спаситель явно стремился сделать мне приятное. Огонек был пойман на
подлете, «челюсть», заполучившая главный приз, сыто икнула, остальные листики
поддержали победу дружным клацаньем.
— Золотко, я все могу объяснить, — донеслось из зеленой темницы.
— Начни с того, почему ошейник активировался. Щелкунчик, не переваривать!
Мухоловка покорно кивнул.
— Из-за моей крови. Я тебя слегка поранил в момент активации, — донеслось
покаянно из недр челюсти.
Сжав руки в кулаки, принялась мысленно напоминать себе, что я очень добрая
элементаль и должна любить все живое. Теоретически. За последние несколько часов я
узнала о себе много нового.
— Ты прилип ко мне на поляне? В момент разрушения охранного контура?
— Наши порталы открылись одновременно. Пока демоны пускали слюни и
рассматривали тебя, я спрятался.
Нет, ну каков герой! Такого даже жрать противно.
— Щелкунчик, плюнь каку, говорят, трусость заразна.
Мухоловка разочарованно шлепнул корнями по воде, но подчинился: челюсть нехотя
приоткрылась, покрытый зеленой слизью огонек вырвался на свободу, чтобы тут же
метнуться ко мне.
— Цветочек, не выдавай меня.
— Моя выгода? — поинтересовалась я, поправляя лиф вновь созданного платья.
Огонек аж замигал от такой наглости.
— А из сострадания к несчастному призывнику никак? Я думал, нимфеи всегда рады
прийти на помощь, — разочарованно вздохнул он.
Нет, этот гад мало того что ко мне прилип, он еще и решил, что я кукла бесхребетная.
— Это Хаос, детка, — объявила я, копируя интонацию Рогатого, и уже более
спокойным тоном спросила: — Не понимаю, раз ты оказался на свободе, зачем прицепился
ко мне?
— На свободе?! — с горечью воскликнул огонек. — Я привязан к кристаллу Марога!
Он меня запросто выследит!
А я не привязана! На меня магия демонячьих артефактов не действует. Я никому ничего
не должна. Фух! А то ведь и впрямь сомневаться начала. Последнее заявление
Отмороженного насчет нимфеи и демонов, которым полагается немного чуда, слегка выбило
меня из колеи.
— Это ненадолго. Нам надо всего лишь добраться до хитров-артефакторов.
— Нам надо? — язвительно переспросила я. И совсем мне не любопытно, кто же такие
эти хитры и где они водятся.
— Они помогут снять ошейник, а еще у бесов есть кристаллы связи, в том числе и
настроенные на Инферно, — принялся соблазнять несчастный партизан. — Ты же сама не
веришь, что тебя отпустят. Если ты выдашь меня Марогу, он только обрадуется бонусу.
Хочешь того или нет, но мы теперь связаны…
— Ты уж определись со способом убеждения: либо ты меня уговариваешь, либо
шантажируешь, — буркнула я.
— Могу еще на жалость надавить, — усмехнулся огонек. — Если я заключу сделку с
демонами и смирюсь с ролью призванного существа, не смогу вернуться назад. Дом
Изменяющих форму уже не одно столетие сохраняет нейтралитет, хотя и расположен вблизи
земель, подвластных наместнику.
— Избавь меня от подробностей. Скучно! — капризно заявила я, отметив, как назвал
себя новый знакомый. Выходит, настоящий призванный Марога именовался Изменяющим
форму.
Огонек заискрил от возмущения. Ничего! Ему полезно. Не одной же мне дергаться и
переживать. Для себя решила, что стану собирать информацию очень осторожно. Не хватало
еще привязаться к этому странному миру. Что бы со мной ни произошло, нельзя забывать,
что я тут не задержусь.
Явление огонька помогло отчасти разобраться в происходящем, и все-таки ситуация
запуталась еще больше.
В дверь купальни робко постучали:
— Фейялочка, ты как? Жива? — Голос Эрха прямо-таки лучился оптимизмом. Неужели
рассчитывали, что Щелкунчик меня благополучно схарчил?
— Да, порядок! Скоро выйду! — отозвалась я.
— Жаль. Это бы избавило нас от множества проблем, — флегматично заметил
Отмороженный.
Вот так бы и стукнула!
— Так мы договорились? — быстро прошептал огонек и на глазах превратился в
дубовый лист.
— Покажись, — потребовала я. — Хочу увидеть тебя настоящего.
Листик от такого заявления свернулся в трубочку.
— Ты не понимаешь, о чем просишь…
— Хочу знать, с кем имею дело, — упрямо произнесла я.
— Хорошо. Сама напросилась, — вздохнул листок и растекся зеленым дымком.
Когда передо мной возникло существо, напоминающее горного тролля, едва не
всхлипнула от облегчения. Нашел чем испугать! Я еще улыбалась, когда длинные
коричневатые клыки втянулись, лицо удлинилось и покрылось сочащимися язвами.
Зеленоватая кожа тролля посерела, мускулистые руки превратились в тонкие и иссохшие. Я
зажала рот ладонью и попятилась.
— Достаточно? — прошамкала тварь беззубым ртом, но я не смогла выдавить ни слова.
Костлявые руки повисли вдоль стремительно деформирующегося туловища. Существо
теряло цвет, превращаясь во что-то полупрозрачное и студенистое. Казалось, еще немного, и
оно растечется гадкой клейкой лужицей. Я не выдержала и зажмурилась.
— Цветочек, так мы договорились? — произнес Изменяющий форму своим обычным
голосом.
Я открыла глаза и увидела высокого худощавого молодого человека, закутанного в
длинный плащ. С опаской уставилась на предмет туалета, под которым что-то непрестанно
шевелилось и извивалось. Юноша криво усмехнулся и повел плечами. Плащ упал на пол, и
из-под него вывалились подобно клубку змей щупальца.
Коротко вскрикнув, я потеряла сознание.

***

В чувство меня привели громкое сопение, сдавленный смех и звяканье пузырьков.


— Хороша! — оценил Эрх. — Предлагаю не париться и жахнуть закрепителем. От нее
теперь все живые призывники в ужасе разбегутся, а возрожденные за свою примут.
— Отвали! — рыкнул Марог и, самым бесцеремонным образом приподняв покрывало,
ухватил меня за щиколотку. — Лучше подскажи, как это исправить… — Демон возмущенно
потряс в воздухе моей ногой. Я едва удержалась, чтобы не двинуть его свободной. Пришлось
напомнить себе, что нимфеям чуждо насилие…
— А зачем исправлять? Ты же мечтал о страшнючем зверюгане, вот он — радуйся.
Правда, тащить в койку не советовал бы. Еще слух пойдет…
Ногу оставили в покое. В комнате послышались возня и глухой звук удара.
— Так, живо успокоились! Марог, кончай страдать, точно девственница над утраченной
невинностью, и попробуй растворитель, — осадил приятеля Отмороженный. — Эрх, зови
Вилену.
Вилену? Ту, которая демонов маскировочным набором снабдила? Ой! Я ее уже заранее
боюсь!
— Пусть просыпается и сама разбирается со своими художествами, — проворчал
страдалец и принялся вновь яростно тереть мою ступню мокрой тряпкой.
Ох ты ж… Щекотно же!
— Рад, что происходящее пока еще кажется тебе забавным. — От тихого голоса
Отмороженного по телу побежали мурашки. Уж больно многообещающе это «пока еще»
прозвучало.
Открыв глаза, приподнялась на постели. Я находилась в чьей-то спальне. Одетая и под
покрывалом, что не могло не радовать. Помимо кровати, на которой я лежала, в комнате
имелась еще одна. Впрочем, меня она заинтересовала не так сильно, как жирная красная
линия на полу, разделяющая помещение на две части.
Спальня Эрха и Марога. Без вариантов.
Половина, принадлежащая Рогатому, казалась похожей на оружейную или пыточную.
На стене с любовью были развешаны всевозможные колющие и режущие штуки,
предназначенные для отнятия жизни или нанесения увечий. Меня аж передернуло от
отвращения. Особое впечатление производил огромный острый тесак, висящий как раз над
изголовьем. Либо у Эрха напрочь отсутствовал инстинкт самосохранения, либо демон весьма
ответственно подошел к выбору крепления для оружия. Хорошо, что меня уложили не на
постель Рогатого. Как представлю, что открываю глаза и вижу над головой блестящее острое
лезвие, в дрожь бросает.
Понятно, Рогатый у нас ценитель оружия во всех его видах, а что же Татуированный?
Задрала голову, чтобы просветиться на этот счет, и почувствовала, как лицо заливает краска
смущения. Нимфеи не видят в обнаженных телах ничего постыдного, но количество
призывно улыбающихся демониц в интересных ракурсах привело меня в замешательство.
Рывком подтянула свободную ногу к груди, дернула той, над которой измывался Марог.
Татуированный отпустить меня не пожелал и продолжил уничтожать результат непосильного
труда превращения в вампира. Судя по недовольной мине, этот самый результат Марогу не
нравился категорически. Вот же критикан! Сам бы попробовал мелкой кисточкой, стоя в позе
цапли, хоть что-то приличное изобразить. Подняла взгляд на застывшее лицо Далиана и
почему-то принялась оправдываться:
— Я старалась. Честно.
— Верю, — едва заметно кивнул демон. — Вопрос в том, что с этим делать.
— Как это что? У вас же были какие-то планы, — растерянно пробормотала я и от греха
подальше натянула покрывало до самого подбородка.
А зачем меня вообще накрыли? Испугались, что замерзну?
— Надо было сразу ее Вилене поручить, — продолжал сетовать Марог. —
Ненормальная всю банку крема извела. Он от нее чуть ли не кусками отваливается.
— Радуйся, что не вместе с кожей, — невозмутимо заметил Отмороженный.
— А с пятнами что делать будем? — Вполне невинный вопрос Марога поселил в душе
смутное беспокойство.
— По мне, все и так замечательно. Надо бы температуру тела откорректировать, а то
дотронется кто, а она теплая.
— Так мы же изначально из нее вроде как высшего энергетического вампира
собирались сделать, — неуверенно пробормотал Марог.
— А вышел зомбяк обыкновенный, не первой свежести, — объявил с ухмылкой
появившийся в дверях Эрх. — Вилена, заходи. Правда, я не знаю, что тут сделать можно.
Разве что поржать за компанию.
— Можно мне зеркало? — слабым голосом попросила я, догадавшись, что со мной
случилось что-то уж совсем нехорошее.
— Ой! Какая прелесть! — Из-за широкой спины Рогатого донесся звонкий голос,
полный нездорового энтузиазма, и в комнату впорхнуло существо неопределенного пола и
повышенной чумазости.
— Вилена, стоять! — скомандовал Марог. — Эрх, ты ее с полигона вытащил?
— Так ночь — время некромантов, практикуются себе в удовольствие, — невозмутимо
пожал плечами Рогатый, но я-то видела, что в душе он прямо-таки сиял. Хотелось надеяться,
что его предвкушающе-ехидный настрой не имел ко мне никакого отношения.
— Прибежала по первому зову. Цените! — подтвердила девушка и направилась ко мне,
оставляя на полу зеленовато-коричневые следы. — Не подержишь? — Она быстро стянула
короткую курточку и швырнула в Марога. Тот подхватил ее двумя пальцами и вывесил на
вытянутой руке. На лице демона застыло брезгливое выражение — с курточки что-то капало.
— Говорю же, с полигона примчалась, — насупилась девушка — и вдруг как ухватится
за покрывало! Не ожидавшая подобной прыти, я только почувствовала, как ткань скользнула
между пальцев.
Сорванное покрывало позволило увидеть то, о чем переговаривались демоны:
выбеленная кремом кожа приобрела зеленоватый оттенок, но это было не самое страшное.
Намного отвратнее выглядели фиолетово-синие пятна, так похожие на следы от
кровоподтеков.
Я с ужасом рассмотрела обнаженные ноги, перевела взгляд на руки. Неужели я теперь
вся такая?
— Идиоты! Почему она крем не смыла?! — простонала некромантка и принялась меня
ощупывать.
— Так его надо было смыть? Марог нам не сказал, — заложил товарища Эрх.
Марог зло уставился на Рогатого.
— Откуда мне было знать?
— Так ты же у нас специалист по косметике! У самого целый сундук подобного добра!
— Я не пользуюсь женской косметикой!
— Да-да, мы все знаем, что ты мажешь попку исключительно детским кремом, —
сладко пропела Вилена и потянула меня за руку: — Пойдем!
— Куда? — пискнула я, не сводя взгляда с покрасневшего Марога. Тот молча хватал
ртом воздух, во взгляде читалось желание убивать.
— В купальню. Чудо просто, что кожа с тебя еще не слезла. Кстати, звать-то тебя как?
Я ответила и с подозрением уставилась на Далиана. Неужто знал про крем?
Демон слегка покачал головой. На этом все. Ни беспокойства, ни злорадства, да ему
совершенно было побоку, что со мной происходило!
— Идем же! Быстрее! Мне еще на полигон возвращаться. А то наши гнилоступа без
меня на запчасти разберут. Мне голова по очкам положена, — торжественно сообщила
Вилена.
— Зачем ты собираешь эту мерзость? — скривился Марог.
— Ради мозга, — причмокнула губами девушка. — Отличный, между прочим,
регенератор. Хотите, поделюсь?
Демоны дружно замотали головами.
— Неженки, а еще боевики, — хмыкнула Вилена. — Вам бы все готовые эликсиры
потреблять, красивые пузыречки и баночки пользовать. Чтобы с отдушечкой и красителем
было. Некроманты ценят натурпродукт! Идешь или как? — спросила она, не поворачивая
головы.
Я покорно спрыгнула с постели. Рогатый и Татуированный шагнули к двери.
— Без вас! — отрезала Вилена. — Я демоница порядочная, к разврату непривычная. —
Тут она многозначительно покосилась в сторону плакатов. — Вот уйду, и можете
коллективные заплывы устраивать. Живее давай! Если мне гнилоступа не достанется, я тебя
на эликсиры пущу. До сих пор не облезла — значит, тоже нехилой регенерацией обладаешь.

Глава 4
НОВАЯ ЗНАКОМАЯ
В купальню я плелась, охваченная мрачным предчувствием. Юная демоница не
внушала доверия.
— Ничего! Я сделаю из тебя правильную вампиршу, — с каким-то нездоровым
энтузиазмом в голосе пообещала она.
— Ты в них разбираешься? — осторожно уточнила я.
— Естественно. Лично одного подняла и шестерых упокоила. Одного боевкой,
остальных магией. — Девушка остановилась, задрала рубашку и продемонстрировала
рваный белый шрам. — Первый гад все кишки наружу выпустил. Давно, еще до поступления
в Цитадель. Неделю регенерировать начать не могла, а все из-за того, что проклятием
приложил. С тех пор стала умнее и до рукопашной не довожу…
— Страшный шрам…
— И хорошее напоминание, что нельзя быть слишком доверчивой, — буркнула
некромантка.
Я почувствовала исходящую от нее горечь. Даже время не всегда может стереть боль
предательства.
Вилена уже взялась за дверную ручку, как я вспомнила о Щелкунчике.
— Постой! Не входи! Позволь, я первая…
Демоница рывком распахнула дверь и хмыкнула:
— Смотрю, ты вовсю обживаешься…
— Не обижай Щелкунчика, он нас пропустит. Он…
Вместо того чтобы дослушать мои объяснения, Вилена опустилась на пол и начала
осматривать одну из отсеченных «челюстей».
— Ему это еще нужно? — деловито поинтересовалась демоница и кивнула в сторону
мухоловки.
— Нет, новые отрастил.
— Отлично. Тогда забираю. — Она прикоснулась к амулету, висящему на шее, листики
мухоловки один за другим исчезли в свете портала. — В них уйма нерастраченной энергии
осталась. Покончу с тобой и займусь вытяжкой. Лапа, ты меня пропустишь? — на полном
серьезе обратилась Вилена к Щелкунчику, и, что самое странное, тот ее понял.
Зеленые стебли слегка разошлись, открывая дверь в соседнюю комнатку. Я только
охнула от удивления.
— Раздевайся и полезай в воду, — приказала демоница, как только мы очутились в
малой купальне, и снова активировала амулет.
Воронка портала выплюнула объемный сундучок. Он на мгновение завис в воздухе, а
затем медленно спланировал вниз. Вилена бросилась к нему, откинула крышку и замерла,
беззвучно шевеля губами. На лице девушки застыло выражение крайней сосредоточенности.
Я осторожно распустила платье на листочки, пытаясь понять, который из них
Изменяющий форму. С тех пор как я очнулась в спальне, мой новый знакомый ни разу не
обозначил свое присутствие.
Только я об этом подумала, как в районе затылка что-то шевельнулось. Шустрый какой!
Неужели крем заставил перепрятаться? Не хочу и представлять, в какого паразита
Изменяющий форму в этот раз решил превратиться. Вот только пусть попробует укусить или
позволить себе что-то в этом духе!
— Так! Нашла! — объявила Вилена и подняла голову. — Еще не залезла? Хорошо,
обожди. — Она подошла к бассейну и высыпала пригоршню темного порошка. На
поверхности воды расползлось алое пятно. — Мутацию кожного покрова остановит, хотя
зеленушность сразу вряд ли сойдет.
— Мутацию? — еле слышно выдохнула я. — Вы меня в нежить превратить надумали?
— Мутацию, а не трансмутацию, — поправила Вилена. — Нежить из элементали при
всем желании не получить. А жаль…
В воду я спустилась осторожно, энтузиазм девушки откровенно пугал. Я успела
мельком заглянуть в сундучок. От обилия пузыречков, баночек и флаконов разбежались
глаза.
Кожу снова стало ощутимо покалывать. Я зачерпнула воду ладонью, отметив, что та
слегка побелела, да и пятна вроде как стали светлеть.
Да что же это я, в самом деле? Стою и размышляю, насколько красивая «вампирша» из
меня получится. Меня же совсем другое должно интересовать!
— Вилена, тебе рассказали, кто я такая?
— Призванное существо Марога, — жестко ответила демоница и приподняла голову от
сундучка. — Давай сразу проясним один момент: мне плевать, из-за чего произошел сбой и
каким образом ты очутилась в центре пиктограммы Призыва. Эрх считает, что ты можешь
помочь аккаду ДЭМ сдать ПиП и сохранить лидерство. В противном случае я бы с тобой не
возилась.
Я подавила всплеск разочарования. На какое-то время я действительно поверила, что
смогу найти в лице демоницы союзницу.
— Эрх твой родственник?
— Брат. А что, заинтересовалась? Пользуйся. Я тебе еще и спасибо скажу, если ты его
хоть на время от железяк отвлечешь. Надевай! — Девушка бросила мне шлемообразную
шапочку. — Цвет волос сейчас менять не буду. Если потом захочешь — перекрасим. Но по
мне, и так нормально.
Тканевый шлем подошел идеально, поскольку размер корректировался магией. Не
успела я спрятать пряди, как вновь ощутила, что у меня в волосах кто-то активно копошится.
Не иначе гнездо вить надумал.
— Вилена, а давай и волосы перекрасим, — предложила я. — Чего откладывать?
Изменяющий форму намек понял и затих.
— Ну, раз ты так считаешь… — с сомнением в голосе протянула демоница.
— Да нет, мне не к спеху. Мы же с тобой еще увидимся, или меня сразу в виварий
отправят?
Вилена с подозрением уставилась на меня.
— Знаешь, я была готова к чему угодно: слезам, мольбам, попытке подкупа. Эрх
предупредил меня, что призванный Цветочек крайне эмоционален, но твое внешнее
спокойствие меня удивляет. Сбежать надумала? Да? — Демоница резко захлопнула крышку
сундука.
Я насупилась и отвела взгляд. Как чувствовала, что меня начнут уговаривать помочь
доблестному аккаду и заверять, что после непременно отпустят. Разве я так похожа на
доверчивую глупышку?
— Дура! — припечатала Вилена. — И куда ты пойдешь? Прямиком к Выпивающим?
Они любят таких, как ты: вкусненьких, сладеньких, полных энергии. Или Безликих
осчастливишь? Черта с два я тебе это позволю! Хочешь сдохнуть — дело твое, но энергия
элементали сделает этих тварей сильнее. Нашу Цитадель обложили дальше некуда.
Пылающий лес и тот загибается…
— А что с лесом?
— Гаснет, — скупо пояснила демоница. — Кончай болтать и мойся. — В воду полетела
крошечная розовая губка.
Я целиком сосредоточилась на процессе. Лицо терла, пока кожа гореть не начала.
— Уши не забудь, — понукала сестрица Рогатого, она уже расставила по краю бортика
ряд баночек и флакончиков и теперь ждала, пока я закончу. — Плыви сюда, помогу спину
смыть. Или Эрха позвать? — ехидно спросила она, заметив, что я колеблюсь.
Все! Достала! Хамит, угрожает, как к зверушке для исследований относится. Я же вижу,
что сочувствия в ней нет, только интерес. Хорошо, что хоть не профессиональный. О
некромантах я раньше не слышала, но уже догадалась, что эти маги имеют дело с мертвыми.
Теми несчастными, которые почему-то не вернулись в Изначальный Поток. Неужели в этом
мире подобное — норма? Жуть какая! Чую, и вампиры к не совсем живым относятся.
Интересно, как аккаддэмцы собираются меня за нежить выдавать? Я им подыгрывать не
собираюсь.
— Зачем же Эрха, — возразила я. — Марога звать надо. Меня же он призвал. Так что с
него и начну. У нас есть страсть общая… к коллекционированию, — уточнила я, со
злорадством отмечая всплеск эмоционального фона вокруг демоницы. Ой-ой, кто-то тут у
нас давно и безнадежно влюблен.
Наслаждалась произведенным эффектом я недолго. Карие глаза Вилены вспыхнули
алым. В воду она спрыгнула молниеносно, даже брызг не подняла. Я и пискнуть не успела,
как сильные пальцы сомкнулись на горле и впечатали меня в бортик бассейна. Спину
обожгла острая боль.
— Считаешь ЭТО смешным? — прошипела демоница и склонилась к моему лицу.
Я слабо замычала в ответ. Попытка качнуть головой провалилась, Вилена сжимала мою
шею с такой силой, что казалось, еще немного — и все… привет, перерождение.
Из полуобморочного состояния меня вывел раздавшийся грохот. Сначала решила, что
это доблестный аккад рвется защищать призванную собственность. Когда справа
послышалось знакомое клацанье, я едва не разревелась от облегчения. Щелкунчик, мой
спаситель родненький.
В воздух мы взлетели вдвоем — упрямая некромантка не пожелала отпустить добычу.
Хорошо, что хоть шею в покое оставила. Теперь она удерживала меня за плечи, причем
вцепилась так, что клещ обзавидовался бы.
— Щелкун… — Я закашлялась, хватая ртом воздух. Горло саднило так, что не то что
говорить — дышать было больно. — Фу-у-у! — выдавила я, понимая, что могу превратиться
в тварюшку бессловесную. В том смысле, что разговаривать в ближайшее время не смогу.
Щелкунчик меня понял. Огромная челюсть, уже заглотившая демоницу по пояс,
пошамкала немного для острастки и выплюнула обслюнявленную обидчицу обратно в
бассейн.
Руки Вилена так и не разжала, так что в воду мы шлепнулись одновременно, только
чудом при этом не столкнувшись. Вынырнули. Отдышались. Прониклись. До Вилены дошло,
что Щелкунчик не даст меня в обиду. Бдительные челюсти все еще покачивались рядом с
бассейном. Мне же стало неловко за собственный длинный язык. Нимфеи из Берилла не
используют дар для личной выгоды, мы созданы для того, чтобы помогать окружающим.
Осознание потери разлилось горечью в груди. Если придерживаться, чему меня учили, я
должна с радостью выполнить требования аккада ДЭМ. Помощь же! Однако при мысли, что
буду вынуждена поспособствовать обману и махинациям демонов, внутри закипало
негодование.
— Тьма Изначальная! Ребята нас уроют, — прошептала Вилена, рассматривая пролом в
каменной кладке.
Мой спаситель не только вынес дверь, но и проход существенно расширил. Странно,
что демоны на шум не сбежались.
— Пора валить, до того как братец решит оторвать мне голову, — весело хмыкнула
Вилена и, посерьезнев, добавила: — Скажешь ему — вырву язык и скормлю твоему
зверюгану.
Уточнять, кому и что я не должна говорить, она не стала. И так было понятно.
— Вылезай! Пора красоту наводить, — скомандовала демоница и поплыла к бортику.
— А толку, — мрачно буркнула я. — Вилена, ты же некромант. Скажи, разве кто-нибудь
поверит, что я — нежить?
— Энергетические вампиры не то чтобы уж совсем мертвые, — утешила меня сестра
Рогатого. — Чем больше энергии выкачают, тем ближе к живым. Народ решит, что ты
девочка с очень хорошим аппетитом. Но к хитрам я бы тебя в любом случае сводила. Надо
посоветовать Далиану, — задумчиво добавила она.
Услышав знакомое слово, я встрепенулась. Изменяющий форму тут же дал о себе знать
— я ощутила легкий укол на макушке, точно муравей укусил. Да поняла я, поняла! Вот
только пусть попробует меня еще раз цапнуть — раздеру космы частым гребнем и вычешу
блоху мелкую. А вдруг и в самом деле в блоху обернулся? Или вошь? Богиня, не дай мне
превратиться в блохастую нимфею!
— Кто такие хитры? — осторожно поинтересовалась я, пока Вилена немилосердно
терла мне спину.
— Раса такая, подвид бесов, по призванию артефакторы. Выпивающие и Безликие
уничтожили их Подземный город, вот они и перебрались поближе к цивилизации. Кто в
Цитаделях осел, кто в столице. Так, вроде бы все. Вылезай! Знаешь, пожалуй, классический
вампирячий раскрас тебе не пойдет, — заявила Вилена и сдернула с моей головы шапочку.
— Не пойдет так не пойдет, — покладисто согласилась я. — Тут я целиком и полностью
тебе доверяю. Скажи, а хитры чем смогут помочь? Ауру замаскируют?
— И это тоже. Амулет тебе нужен. Защитный. Дохлая ты, ни клыков, ни когтей, ни
мускулов. — Дабы подтвердить озвученную характеристику, Вилена облапала мое плечо. —
Разве это руки? Лапша какая-то. Ничего! Далиан тебя натаскает. А вот Эрха не слушай. Этот
здоровый лоб всех по себе меряет. И в пару на тренировке с ним не становись — зашибет
ненароком. Кстати, как у тебя обстоят дела с регенерацией?
Не дожидаясь ответа, демоница ухватила меня за руку и чикнула по ладони острым
когтем. Щелкунчик отреагировал мгновенно: выскользнувшие из воды корни стегнули
Вилену по ногам и утащили в бассейн.
— Щелкунчик, хватит! Я в порядке! Это у нее… э-э-э… проверка такая, — пояснила я,
зажимая располосованную ладонь здоровой рукой.
— Да! Мать твою нимфейскую! — прокричала Вилена, выныривая из воды. — Мы с
твоей создательницей охренеть какие подруги! Серина, если ты не угомонишь свою
живность, то я ее пущу на удобрения.
— Все в порядке. Он понял. Ты только когти не распускай.
— Идет. Руку покажи, — проворчала демоница.
Я разжала ладонь и продемонстрировала глубокий порез, заполненный зеленоватой
энергией. Вилена чуть ли не носом в него уткнулась:
— Ты так регенерируешь? А кровь где? Уже свернулась? Почему ладонь чистая?
— Нет у меня крови…
— Как так? Слабо порезала?
Я выдернула руку и спрятала за спину. С этой исследовательницы станется полоснуть
меня еще раз.
— У элементалей в жилах течет не кровь, а энергия.
Глаза демоницы заметно округлились. Дальнейшую реакцию я уж точно предугадать не
смогла. Проворчав что-то насчет того, что аккад — это не предназначение, а диагноз, Вилена
ухватила меня за руку и потащила к выходу из купальни.

***

Явление «вампирши» демоны ожидали за поздним ужином. Не иначе как Эрх все-таки
сгонял в столовую. Легкий вечерний перекус по-аккаддэмски состоял из большого копченого
окорока, каравая хлеба и куска сыра. Запивать его полагалось чем-то темно-красным, причем
не обязательно из стакана. Эрх прекрасно обходился без него, прихлебывая из горлышка. При
виде меня Рогатый вскочил со стула и поперхнулся. Мне повезло, я стояла дальше, а вот
Вилену обдало фонтаном. Реакция Марога вышла более сдержанной — в тишине раздалось
звучное «хрясь» лопнувшего в руке стакана. И только Отмороженный даже бровью не повел
и продолжил нарезать сыр.
— Отказалась гримироваться? — невозмутимо спросил бледноликий. — Нам
подержать? Или парализующее заклинание применить?
— Какое гримироваться! Вы это видели? — Вилена продемонстрировала демонам мою
ладонь.
— Ви-и-дим, — с улыбкой подтвердил Эрх.
Марог молча кивнул. Он хотя бы честно пытался смотреть только на ладонь.
— Вилена, я просил тебя замаскировать нимфею, а не заниматься изучением ее
внутренностей, — раздраженно бросил Отмороженный.
— Есть такая порода аккадовцев — тормоза! — скорбно вздохнула демоница. — Как вы
собираетесь ее на полигон тащить? У нее же крови нет. Одна царапина — и обман раскроют!
— В чем проблема? Вампиры тоже существа бескровные.
— Далиан, не разочаровывай меня. Да, у нежити кровь из ран не течет, но они и не
сияют подобно грибам-торчунам в ночи.
Отмороженный отложил нож и поднялся. Я едва поборола желание спрятаться за спину
Вилены. На разглядывания Марога и Эрха мне было плевать, их эмоции и реакция оказались
понятны. А вот что на уме у третьего аккадовца, я определить не могла, и это чертовски
нервировало.
Демон подошел ко мне вплотную и медленно осмотрел с ног до головы. Нет, ну что мне
стоило попытаться собрать из листьев платье? Оценивающий взгляд бесил куда сильнее
скабрезных ухмылок Марога и Эрха. Еще немного, и мурашками покроюсь, как
предчувствующий опасность бородавочник.
— Пятна сошли. Это хорошо, — одобрительно заметил он.
— Да при чем тут пятна! — взвилась Вилена. — Представь, нос ей расквасят на
тренировке, и дальше что? Носопырка начнет светиться, точно…
— Я понял тебя. С первого раза. Значит, надо постараться, чтобы ее не задели.
— Да ты, я смотрю, оптимист, — хмыкнул Эрх.
— Мы пока не знаем всех условий сдачи ПиП, — осторожно заметил Марог. — Ходят
слухи, что в этот раз не мы одни отличились. Еще пять аккадов умудрились разумных
существ с той стороны вытащить.
— Хитры внесли изменения в настройки кристаллов Призыва? — удивленно вскинула
бровь Вилена.
— Похоже на то, — вздохнул Эрх. — Завтра на смотринах ситуация прояснится, а пока
Цветочек надо приодеть и докрасить.
— Мой совет — сходите к хитрам до сбора на полигоне. Правилами не запрещено
усиление защиты призванного существа с помощью магии.
— Разберемся.
Отмороженный наконец-то переключил внимание на Вилену. Я заметила, как под
взглядом синих глаз демоница слегка смутилась, потом на ее лице проступило понимание.
— Облезете! Хватит и того, что я на нее ингредиенты перевожу.
— Наслышан о твоих расценках, — хмыкнул Отмороженный. — Эрх, отдай ей.
— Дал, ты прикалываешься? Не собираюсь я ей платить. Она же потом задаром ни
одного компресса не сделает. Ну, я вас предупредил! — горестно воскликнул Рогатый и
бросил сестре тканевый мешочек. — Помяни мое слово — выпрут тебя. Вот прознает
руководство о твоем неуставном чудо-сундучке и расценках…
— Очнись, братец! Я преподавателей полгода как снабжаю. Причем бесплатно. Это у
вас специализация — одни убытки, — пропела демоница и подхватила меня под руку. —
Пошли, золотая моя. Пора марафет наводить.
— Эй! Ты губу не раскатывай. В мешочке серебро, — обеспокоенно уточнил Марог. Не
иначе как опасался, что демоница выставит дополнительный счет.
— Расслабься, серебряный мой. Я всегда знала, что ты — жлоб, — сладко улыбнулась
Вилена и потащила меня обратно в купальню.
Подготовка к окрашиванию проходила в полном молчании. Увидев, сколько баночек и
пузырьков предстояло задействовать, я остерегалась отвлекать демоницу. Еще что-нибудь
перепутает. На самом деле результат меня волновал намного меньше предстоящего похода к
хитрам. Вот бы удалось выпросить у бесов кристалл связи и передать весточку в Берилл. На
макушке беспокойно ворочался Изменяющий форму. Ворочался, но молчал. Не удержалась и
почесала голову. В который раз.
— Зудит? — обеспокоенно спросила Вилена. — Дай посмотрю, вдруг аллергия
началась.
— Нет! Все в порядке, — поспешно заверила я. — Это у меня нервное.
— Расслабься, ничего с тобой не сделается, — завела знакомую песню демоница. —
Пообещали отпустить — значит, отпустят. Ничего личного, Цветочек, для Эрха успешное
завершение учебы в Цитадели и поступление в элитный отряд Стражей Границы — шанс на
восстановление имени рода. Знаешь, как нас сейчас зовут? Безродные, — с ненавистью
прошептала девушка, ее лицо искривила гримаса боли.
Я вздрогнула, ловя отголосок ее эмоций.
— Почувствовала, да? — прошипела Вилена. — Мы у тебя как на ладони.
— Я не специально. Поверь, я никогда не использую полученные знания во вред…
— Тошно мне от тебя! Вся такая светлая, чистенькая. — Девушка щедро плеснула мне
на спину какую-то жидкость и начала втирать в кожу. — Чего расселась? Работай. Начни с
ног и живота. Лицо не трогай, сама займусь.
Я вздохнула, припоминая предыдущий результат.
— Светлокожесть отменяется. Слишком подчеркивает твою кисейность. Будешь
смуглой. Оно и лучше — проще затеряться среди демонов.
— А вампиры вроде бы бледные, — осторожно заметила я.
— Классические упыри — да, энергетические разными бывают. Вот только придется
тебе статусу соответствовать, иначе вмиг расколют.
— И как мне себя вести?
— Чем наглее — тем лучше. Эти твари эмоциями же питаются. Гнев, злость,
раздражение… Неудовлетворенное желание. — Вилена хмыкнула и добавила: — Думаю, тут
проблем не будет.
Мне ее уверенность радости не прибавила. Я по возможности хотела именно затеряться
среди других призванных.
— Марог сказал, что я не единственная, кого удалось вызвать. В Цитадели могут быть
другие элементали?
— Щаз! Размечталась. Речь шла о представителях враждебных кланов из Свободных
Земель. — В голосе Вилены прозвучало злорадство. — Отличная задумка. Хитры же больные
на голову чудики. Это не удивительно, если учесть, что им Выпивающие устроили.
Попыталась отгородиться, но не смогла. Горечь сожаления, исходящая от девушки,
была подобна терпкому запаху полыни. Нимфеи не умеют блокировать чужие эмоции. В этом
наша сила и слабость одновременно.
— Всем известно, что кристаллы Призыва, выращенные хитрами, срабатывают
случайным образом. Если на ком-то не оказалось заземляющего оберега — сам виноват.
— Но это же неправильно! Это же рабство натуральное!
— Рабство? — взвизгнула демоница. — Тебе рассказать, что такое настоящее рабство?
Хотя нет, мы можем сделать намного проще.
Вилена схватила меня за плечи и развернула лицом к себе. Карие глаза наполнились
золотистым свечением.
— Как это у вас срабатывает? Нужен физический контакт?
— Необязательно, — прошептала я.
— Тогда поехали. — Она сдернула с шеи амулет и отшвырнула в сторону. Обхватив
себя руками, Вилена начала вспоминать.
Боль демоницы оказалась подобна подземному пожару. Она медленно тлела в ее сердце,
сдерживаемая магией, но Вилена решилась выплеснуть огонь наружу, и я не могла позволить
девушке принять его жар в одиночку. Я не видела цветных картинок, не слышала скупых
слов и объяснений, которые та бросала сквозь крепко стиснутые зубы. Боль оглушила, она
выжигала все чувства и эмоции, оставляя во рту привкус пепла. Ощущение невыносимой
потери сплелось с горькой обидой: «Почему мы? За что? Что мы вам сделали?»
Вилена вернула амулет на шею. Я ощутила это в ту же секунду, точно кто-то повернул
рычаг.
— Некромантам запрещены душевные терзания, — криво усмехнулась она, утирая
слезы. — Сказываются на росте резерва. Приходится прибегать к вот таким заглушкам. Лет
пять носила не снимая. Знаешь, я уже и забыла, каково это — не просто помнить, но и
чувствовать… — Демоница замерла, точно прислушиваясь к собственным ощущениям. —
Что ты со мной сделала? — в ужасе прошептала она.
— Забрала то, что ты сама захотела отдать, — хрипло произнесла я, поднимаясь с пола.
— Тьма Изначальная! Надо сказать Далиану. Ты же не выдержишь…
Страх и беспокойство демоницы были искренними и вызвали ответную тревогу за
собственное будущее.
— Считаешь, я могу пострадать во время тренировок?
— Да не в этом дело! Огненная Цитадель не просто один из рубежей на границе
Свободных Земель и территории, подвластной Инферно. Это не только учебное заведение
для высших демонов, но и лазарет. К нам совсем плохих свозят, в основном тех, кто изъявил
желание продолжать борьбу и после смерти, — тихо добавила некромантка.
— Это неправильно, — не менее тихо, но от этого не менее твердо ответила я. —
Нельзя пленять души умерших, лишая их права на перерождение.
Острый укус в шею сопровождался резким хлопком по спине. Изменяющий форму, как
и Вилена, оказался не в восторге от моего заявления.
— Поднимайся! Ты еще начни всем встречным зомби и упырям рассказывать, что им
тоже надо бы стремиться к перерождению! Вот чую, что зазря тут стараюсь и перевожу на
тебя масло. И дня не пройдет, как тебя рассекретят.
— Я буду молчать…
— Примерно как сейчас, — фыркнула демоница, втирая масло мне в ступни. — Все!
Поворачивайся лицом и садись. Как тебе оттенок? Нравится? — немного смягчив тон,
спросила она.
Я опустила взгляд на живот. Масло уже вступило в реакцию с кожей и слегка
позолотило ее.
— Мне все равно, — пожала плечами я. — Нет, не подумай, я очень благодарна тебе за
помощь, — добавила я, увидев, что глаза демоницы недобро сузились. — Сейчас внешность
— меньшая из моих проблем.
— Успех любого предприятия зависит от деталей, — проворчала Вилена, размазывая
масло по моему лицу.
— Возможно. Я не стратег.
— Оно и видно.
— Мне так страшно… — Нечаянное признание, сорвавшееся с губ, заставило прижать
руку ко рту.
— Ты, главное, в обморок на каждом шагу не падай и поменьше болтай. Остальное —
дело аккада. Три месяца быстро пролетят. Поверь мне. Если хочешь — буду за тобой
присматривать. Только, чур, сопли держать при себе.
— Постараюсь. — Я попыталась выдавить из себя улыбку.
— Так, хватит реветь. Сейчас самый ответственный этап. Надо тебе новое лицо
вылепить.
— Это как? — испуганно вскинулась я. Почему-то представилось, как некромантка
достает из сундука куски плоти и кожи и начинает их приклеивать, формируя новые черты.
— Ты хоть представляешь, как выглядишь? Да у тебя большими буквами выведено на
лбу: «Жертва».
Рука дернулась к голове, чем вызвала неодобрительный смешок со стороны Вилены.
— Безнадежна… Сейчас будем делать из тебя стерву обыкновенную. Поджимать губки
и испепелять глазками научишься по ходу дела.
— А может, не надо? Или энергетические вампиры все такие?
— Такие! Если повезет, вы не пересечетесь.
— Рассекретят? — трагическим шепотом поинтересовалась я.
— Нет, Цветочек, подружиться предложат, — хмыкнула демоница и мрачно уточнила:
— Телами…
Мне стало жутко. В моем представлении энергетические вампиры были намного
страшнее демонов. Если те просто нервы треплют и запугивают, то эти еще и наслаждаются
процессом. А еще они во время оного питаются. То есть на хорошее поведение и сочувствие
в принципе рассчитывать не стоит. Богиня, забери меня обратно!
Вилена взялась за дело всерьез. От обилия баночек разбегались глаза. Если оттенки от
бледно-розового до насыщенного бронзового были мне понятны, то баночки с фиолетовой и
зеленой краской откровенно пугали.
— Сейчас я тебе такое личико нарисую, ни одна зараза трепетную лань не
распознает, — хмыкнула демоница, смешивая на белой тарелочке цвета, подобно художнику.
В последующий час я старалась не дышать, а команды выполняла быстро, четко и, что
немаловажно, по словам Вилены, — молча. Никогда не представляла, что процесс
маскировки может занимать столько времени. Сначала я пыталась запоминать
последовательность действий, а потом поняла: бесполезно — и тихо надеялась, что результат
не станет отваливаться кусками. Уж больно многослойную роспись на моем лице затеяла
сестра Рогатого.
— Вот так! — довольно прищелкнула языком она и отскочила на пару шагов назад,
чтобы полюбоваться издалека. — Все! С тонировкой лица закончила.
Не успела я обрадоваться, как Вилена добавила:
— Перехожу к глазам.
— А что не так у меня с глазами? — обеспокоилась я.
— Ревут много, — не удержалась от ехидного замечания Вилена. — Так, посмотри на
меня, как нимфеи обычно смотрят на мужика.
Я непонимающе нахмурилась.
— Поправка: как нимфея смотрит на своего избранника, с коим ей самой Судьбой
предназначено слиться в экстазе…
— Вилена, зачем тебе это?
— Оценить томность взора.
— А можно мне не на тебя смотреть, а на Щелкунчика?
Представлять, как я сольюсь в экстазе с демоницей, было почему-то очень неловко.
Одна мысль о поцелуе вызывала прилив смущения.
Вилена задумчиво перевела взгляд на мухоловку, вернувшегося на пост у двери, и
хмыкнула:
— Оказывается вы, зеленоволосые, знаете толк в извращениях.
Я не стала разубеждать девушку. Услышать в который раз, что я безнадежна, не
хотелось совершенно.
Так! Надо настроиться и посмотреть на спасителя с любовью. Это я запросто.
Хорошенький мой Щелкунчик Славный. Что бы я без тебя делала?
Мухоловка уловил молчаливый призыв, повернул ко мне челюсти и вопросительно
клацнул. Я не удержалась и шмыгнула носом. Такой маленький, почти новорожденный, а все-
все понимает…
— Стоп! Одна слезинка — и ты труп, — мрачно пообещала демоница.
— Рассекретят?
— Хуже! Макияж потечет — прибью. Пока закрепителем лицо не обработаю, разливы
не смей устраивать! — заявила демоница и обмакнула тонкую кисточку в черную краску. —
Взгляд на потолок и замереть.
Я поспешно закатила глаза и почувствовала, как прохладная кисточка прикоснулась к
нижнему веку.
— Дышать можно, — уточнила демоница и провела черту вдоль линии роста ресниц. —
А шевелиться нельзя! Дернешься еще раз — останешься с косым глазом.
Я покорно замерла снова. Ни разу мне не приходилось столько времени находиться без
движения. Еще немного — и подпрыгивать начну. Это не маскировка, а издевательство какое-
то.
— Устала? Да? — понимающе хмыкнула Вилена. — Помни, Цветочек, красота требует
жертв.
— Это какая-то неправильная красота, — проворчала я, в очередной раз зажмуриваясь.
— Какая нимфея — такая и красота, — парировала демоница. — Где это видано, чтобы
элементаль Земли глазками стрелять не умела?
— Нимфеи против насилия, — на полном серьезе заявила я. Демоница дурачилась, я же
потихоньку расслабилась и начала получать удовольствие от пикировки. — Мы несем в мир
любовь и гармонию.
— Ну-ну, поглядим, какую гармонию ты принесешь на полигон, — хмыкнула Вилена и
вдруг рассмеялась. — Хочу на это посмотреть.
— А я хочу взглянуть в зеркало.
— Все-таки переживаешь!
— Нет, просто любопытно. Чуть-чуть.
— Сейчас. Остался завершающий штрих. — Девушка задумчиво склонилась над
сундуком. — Знаешь, пожалуй, губы я тебе красить не стану. Они у тебя и от природы яркие.
Любуйся! — Вилена протянула мне зеркало.
Она гордилась проделанной работой, но я сомневалась, что наши представления о
девичьей красоте совпадают. Я осторожно взяла в руки зеркало, готовая чуть что сигануть в
бассейн. Шедевр-то закрепителем пока не обработали, и все художества можно смыть.
Увиденное заставило меня замереть от удивления. Это было мое лицо, и в то же время я себя
совершенно не узнавала. Черты стали резче, скулы более явно выражены, на щеках горел
ровный золотисто-персиковый румянец. Самая удивительная метаморфоза произошла с
глазами: черная обводка слегка изменила их форму и сделала взгляд лукавым, а краска для
век подчеркнула природную зелень радужки.
— Нравится?
— Немного непривычно.
— Зато от мира сего, и от синяков под глазами я тебя уберегла.
— То есть красоту мне теперь фингалом испортить не смогут? — хихикнула я.
Демоница почему-то тяжело вздохнула.
Я поднялась на ноги и поплелась к двери купальни, но не успела миновать
Щелкунчика, как в спину прилетело изумленное:
— Куда это ты собралась?
— Утверждать результат. Или ты сначала закрепителем хочешь обработать? Без
согласования с аккадом?
Ведь и правда, нечего мнением демонов интересоваться! Я же не обязана им нравиться,
даже наоборот: чем меньше я буду их вдохновлять — тем проще.
Обернувшись, увидела, что Вилена рассматривает меня с открытым ртом.
— Серина, ты одеться случайно не хочешь? — полюбопытствовала она после легкой
паузы.
— Во что? — задумчиво пробормотала я. Листики серебристого дуба после контакта с
чудо-кремом пожухли. Жалко — хоть плачь. Нет, плакать мне нельзя, а то сестрица Рогатого
точно придушит.
— Надо же! — хмыкнула Вилена. — Я была уверена, что ты спросишь: «А зачем?»
— Нет, почему же, я не против. Что обычно носят энергетические вампиры?
На лице демоницы расцвела хитрая улыбка:
— Увидишь…
Ну что она еще задумала?
Когда спустя несколько минут кто-то робко поскребся в дверь купальни, я решила, что
это любопытные демоны пришли полюбоваться на раскрашенную меня. Я ошиблась!
— Заноси! — громко крикнула демоница, с коварным видом потирая кончики пальцев
друг о друга.
Дверь распахнулась, и в купальню въехал подозрительный продолговатый ящик на
колесиках. Следом, осторожно перебирая ногами, вошел кто-то не совсем живой.
— Вилена! Ты обалдела? Ты своему зомби хоть иногда лапы моешь? — донесся из
гостиной возмущенный вопль Марога.
Ага! Значит, это и есть пресловутый зомби.
Он был невысоким, намного ниже меня, с зеленоватой кожей, которой коснулся тлен
разложения. Лицо странное, треугольное, кончик носа отсутствовал, на левой щеке
виднелись неаккуратные стежки. Чуть раскосые глаза смотрели настороженно. Сначала я
решила, что зомби боится Вилены, а потом поняла, что его внимание сосредоточено на
Щелкунчике. Впрочем, малыш вел себя прилично и не шевельнулся в сторону посетителя.
Видимо, несвежая плоть не вдохновляла моего живоглотика.
— Спасибо, свободен. — Демоница махнула рукой, давая понять слуге, что тот может
убираться восвояси.
— Госпожа, я хотел спросить насчет третьей фазы…
— Не сейчас, — резко оборвала его некромантка и покосилась на меня.
— Если не сейчас, то потом будет поздно. Придется всю партию выбросить. — Зомби
нервно погладил абсолютно лысую голову. Я присмотрелась и увидела, что кожа на макушке
отсутствовала.
Бедненький! Вот как так можно? Сама краски и кремы для преображения готовит, а
зомби в приличный вид привести не может. Неужели ей и для него ингредиентов жалко?
Вилена склонилась над сундуком и принялась быстро в нем копаться. На свет был
извлечен пузырек со странной крышечкой: помимо длинной трубочки к ней крепился шарик.
— Глаза закрыть и замереть!
Я покорно выполнила команду. Раздался легкий пшик — и меня обдало легким
дождиком, приправленным магией. Ой! А раскрас не потечет?
— Можешь открывать. Теперь штукатурка с тебя в ближайшие полгода не слезет, —
обрадовала меня демоница.
— Как полгода? Я же тут всего на три месяца.
— Ничего не знаю, закрепитель работает ровно шесть. Не могу же я ради тебя новую
формулу изобретать.
— Закрепитель работает ровно четыре тысячи триста часов, — педантично уточнил
слуга. — Я бы смог снизить срок действия, но вы не давали приказа произвести необходимые
расчеты.
Я прикрыла глаза, ловя волны паники, исходящие от Вилены. Интересно, чего она так
задергалась?
— Поздняк метаться! — заявила демоница и сунула в руки слуге пузырек. — Все! Дуй
отсюда. Я сообщу, когда платяной короб забирать.
Зомби кивнул, прижал бутылочку к груди и засеменил в сторону двери.
— А зачем ему закрепитель? — спросила я, едва за нежитью закрылась дверь.
— Не твое дело, — рявкнула на меня Вилена.

***

В коробе на колесиках хранилась одежда. Меня так и тянуло сунуть в него любопытный
нос, но Вилена погрозила пальчиком:
— Обойдешься!
— Тогда для чего ты велела его сюда прикатить? — насупилась я.
— Чтобы позлить некоторых и подобрать тебе подходящий наряд, — честно ответила
она. — Так… Куда же я их засунула? Ага! Вот они! — Вилена с победным вскриком вскинула
руку и продемонстрировала мне черные кожаные штаны.
Я с сомнением покосилась на сей предмет туалета, подумала и покачала головой:
— Не пойдет.
Девушка задумчиво уставилась на меня, точнее на мою нижнюю часть.
— Думаешь, не влезешь?
— Не в этом дело. Нимфеи не носят мужскую одежду. Это же неприлично!
У Вилены отвисла челюсть.
— Эх ты… дитя Природы.
— А может, все-таки юбку или платье? — робко попросила я.
— Чего нет — того нет, — хмыкнула демоница и протянула мне штаны. — Чего
застыла? Держи!
Я приняла подарок, не преминув заглянуть в короб. Интересно же! В длинном
продолговатом ящике имелось несколько вертикальных перегородок, одежда была
рассортирована и разложена стопками. Вот уж не ожидала подобной аккуратности от
Вилены.
— Это все Лестер, — буркнула она и слегка покраснела. — Пытается меня к порядку
приучить.
Кто таков Лестер, уточнять не стала, и так понятно, что слуга-зомби.
— Сейчас я тебе еще верх подберу и белье… Эй, ты чего вытворяешь?
— Штаны примеряю. А что, без верха нельзя?
Демоница резко захлопнула короб и уселась на крышку. Вид у нее был слегка
ошалелый.
— Рассказывай!
— О чем рассказывать?
— О трудном детстве, одежде из травинок и шишках вместо игрушек.
К подобному допросу я была не готова.
— Да нечего там особо рассказывать. Я же нимфея. Как и все элементали, вышла из
источника стихии Земли. Потом подобрали друиды, отвели в храм. При нем я и состояла, до
того, как меня призвал Изумрудный портал.
— Из источника, говоришь, вышла… — задумчиво пробормотала демоница. — Сама
вышла? Вот так взяла и на своих двоих выскочила и пошла-пошла, пока не нашли?
Если бы я не чувствовала в ее голосе искреннее изумление, приправленное желанием
докопаться до истины, решила бы, что Вилена надо мной издевается.
— И сколько тебе тогда было? — уточнила она, и я поняла, что смущало сестру
Рогатого.
— Ах, ты об этом, — рассмеялась я. — Нимфеи выходят из потока уже полностью
сформировавшимися.
— То есть, родившись, ты больше не росла?
— Нет, наверное. Никогда не задумывалась об этом.
— Обалдеть! И долго ты при своих друидах состояла?
— При храме. Я некоторое время жила в храме Богини Земли, расположенном в
Берилле. Мне там было хорошо. Обратно хочу, — тихо добавила я. Горло перехватило, к
глазам подкатили слезы.
— Даже не знаю, кто из вас четверых больше влип, — сочувственно вздохнула Вилена
и, открыв ящик, махнула рукой. — Иди уже, любуйся.
— Ой! Можно? Правда? Всегда хотела рассмотреть одежду теплокровных. Нет, ты не
подумай, в платье из листьев тоже удобно, но все равно так интересно потрогать, пощупать,
примерить…
Впрочем, руки распускать я не стала. Рей-Тар мог бы мной гордиться. В свое время
наставник потратил немало сил, втолковывая мне, что такое чужое имущество и почему его
не стоит брать без разрешения владельца.
— Не понимаю, на что они только рассчитывали, — простонала Вилена и выудила со
дна комода доспех на шнуровке. Он был таким же черным, как и штаны. Не из кожи, но тоже
достаточно плотный на ощупь. — Это тебе, и вот это тоже. Дарю.
Подарок оказался крошечным треугольным лоскутком. Я с сомнением покосилась в его
сторону. Все же с листочками все намного проще. Демоница вздохнула еще раз и оттянула
пояс на штанах, демонстрируя расположение похожей штучки на себе.
Я обрадованно кивнула, сцапала подарок и принялась его примерять. Заслужив
одобрительный кивок, потянулась за штанами. На удивление, те сели как влитые, словно
вторая кожа, даже в талии сошлись.
Вилена не разделяла моего восторга и медленно обошла кругом.
— На первое время сойдет, а там вам наверняка форму выдадут.
— Нам?
— Призванным. Знаешь, не нравится мне это… — тихо произнесла демоница и потерла
переносицу.
Я согласно кивнула:
— Будет обидно, если твои вещи отнимут. Может, что попроще выдашь? То, что не
жалко.
— Еще я из-за шмоток не переживала! Тут дело в другом. Раньше кристаллы хитров
только на зверей и нежить срабатывали. А тут шесть одновременных сбоев.
Снова хитры! Надо бы мне с ними пообщаться, и желательно с глазу на глаз.
Изменяющий форму придерживался аналогичного мнения, потому что снова закопошился в
волосах. Нет, с этим гением маскировки точно надо что-то решать. Сел на шею, ножки
свесил.
— Серина, я по-хорошему тебе советую, что бы Далиан ни выпросил у хитров —
принимай не задумываясь.
Я с опаской покосилась на Вилену. В ее «советую по-хорошему» я поверила сразу, а вот
ощущение тревоги, скрывающееся за заботой и участием, меня насторожило. Демоница
взглянула на меня исподлобья и пояснила:
— Не знаю ничего конкретного, но происходящее мне не нравится.
— Как будто я от него в восторге, — проворчала я, пытаясь приладить доспех. Тот тоже
оказался весьма облегающим. Наверное, так и нужно. Защита же. Вот только она почему-то
совершенно не закрывала руки, да и грудь прикрывала лишь наполовину. В общем-то, очень
странный доспех. Короткий какой-то.
— Неправильно ты корсет надела. Нужно вот так! — демоница резко подтянула доспех
наверх, теперь грудь была защищена полностью, зато живот частично оказался голый.
Странная все же мода у энергетических вампиров. — Повернись, помогу зашнуровать. Не
бойся, сильно затягивать не стану.
Не знаю, что подразумевала демоница под несильно, но у меня после первой же утяжки
перехватило дыхание.
— Вилена, может, ну ее, эту защиту? Я согласна на такую же курточку, как у тебя.
— Размечталась. Так я тебя без белья на полигон и отпустила. Это у некромантов и
боевиков свободная форма, а тебя по одежке оценивать станут. Уф! Вроде бы все. Осталась
туника.
— Еще что-то? — испуганно воскликнула я. Знакомство с одеждой мира Хаоса
оказалось плотнее и теснее, чем я рассчитывала. По крайней мере, сгибаться в этой сбруе я
могла с трудом.
— Туника и обувь, — обрадовала меня демоница. — Кстати, как ты относишься к
каблукам?
— Никак, но согласна попробовать.
— Тогда отменяются. У тебя какой размер ноги?
— А у ног есть размеры?
— Цветочек, не передать словами, как я рада, что это не я тебя во время ритуала
призыва вытащила!

Глава 5
СМОТРИНЫ
Осмотр новоявленной вампирши проходил в гробовом молчании и неполным составом.
Почему-то в гостиной не обнаружилось Отмороженного. Не то чтобы я успела соскучиться,
но меня не покидало ощущение, что Далиан оказался бы самым суровым критиком и смог
указать Вилене на недочеты. Вот Марога и Эрха все более чем устраивало. Татуированный
сиял, словно и правда во время ритуала личный подарочек отхватил.
— Пройдись еще разочек, — попросил Эрх с блаженной улыбкой. Не знаю, что он там
пил за ужином, но результат был налицо.
— Каблуки бы ей, — мечтательно протянул Марог.
— А тебе — слюнявчик, — ехидно заметила Вилена.
— Ты еще здесь? — с тоской протянул Татуированный, надкусывая бутерброд с
сыром. — Я надеялся, что умотала вслед за гробиком на колесиках. Эрх, вот скажи, в кого у
тебя сестра такая? Руки золотые, но в том, что касается себя, любимой, растут явно из з…
Я как раз проходила мимо стола. Один взгляд на сыр — и тот покрылся замечательным
пушистым слоем сине-зеленой плесени. Марог замычал, бросил бутерброд на пол, схватил со
стола стакан и выплюнул то, что успел прожевать.
Да ладно, не такая уж я и мстительная. Только на бутерброд покусилась.
Эрх скоренько подал страдальцу стакан воды. Марог прополоскал рот, сплюнул и
только потом начал пить.
— Нет, это не поможет. Плесень попала в организм, скоро дойдет до мозга. И там
погибнет. Грибки в неблагоприятной среде не размножаются, — фыркнула демоница. Она
успела прийти в себя, но я-то заметила, какое гнетущее впечатление на нее произвели
замечание и пренебрежительный тон Татуированного.
Зря он так с ней. Во-первых, Вилена посимпатичнее многих демониц с плакатов,
развешанных над его кроватью, а во-вторых, я же вижу, что на самом деле Марог относится к
ней намного лучше, чем показывает. Девушка взъерошила коротко остриженные волосы,
украдкой послала мне благодарный взгляд и шлепнулась на стул.
Все ясно — будет добивать.
Демоница подхватила со стола кусок плесневелого сыра, положила его на ладонь и
демонстративно принюхалась.
— Гадость какая. И ты это съел? Ай-ай! Ребята, вы слышали, что чумная плесень на
сыре тоже разводится?
Демоны переглянулись.
— А ведь сестренка может быть и права, — включился в игру Эрх. — Мы же не знаем,
из какой провинции этот сыр привезли и прошел ли он карантин.
— Его магией должны были обеззаразить, — слабо прохрипел Марог.
— Так над ним нимфея поколдовала. Ты же видел, что с мухоловкой случилось. Так и
тут: из малюсенькой бактерии могла расплодиться целая колония. Боюсь, у тебя есть только
один вариант. — Рогатый многозначительно кивнул в сторону купальни.
Татуированный застонал, ухватился за живот и бросился к двери. Я припустила следом.
Неужто поверил? А вдруг и в самом деле решился на глупость?!
— Серина, постой! — Вилена со смехом ухватила меня за руку.
— Его нельзя оставлять одного!
— Ы-ы-ы! — выдавил Эрх и едва не свалился с табурета.
— Ты подумала, что он топиться побежал? — простонала демоница. — Желудок он
чистить помчался. Только не факт, что проскочит.
Словно в ответ на ее замечание из купальни раздался вопль.
— Цветочек, отзови своего… нашего… монстра!
— Ух ты! У вас уже общий детеныш есть? — умилилась Вилена и первая рванула к
двери.
Щелкунчик очень обрадовался появлению Марога. Иного объяснения бессовестному
поведению живоглотика я не находила: ухватив вырывающегося демона челюстью за ногу,
мухоловка гладил его по лицу спиралевидными усиками.
— Поцелуй его — и он тебя отпустит… — простонал Эрх.
— Серина, пусть он от меня отцепится! — стенал Татуированный, пытаясь
высвободить ногу и одновременно уворачиваясь от любвеобильных усиков.
— Цветочек, я отомщена. Целиком и полностью, — украдкой шепнула мне на ухо
Вилена.
В ответ я тихо хихикнула, радуясь царящему в купальне безобразию. Впервые с
момента появления в этом странном и враждебном мире я чувствовала прилив теплой
искрящейся энергии. Ее было недостаточно, чтобы восстановить силы, затраченные на рост
Щелкунчика, но вполне хватило, чтобы подарить надежду.
— Что здесь происходит?
Вот так три слова испортили все веселье: Вилена и Эрх подобрались и перестали
смеяться, Марог прекратил стенать, размахивая руками. Даже Щелкунчик присмирел и
оставил в покое ногу Татуированного, а усики так вообще от страха вытянул по стойке
смирно. С радостью укрылась бы за одним из листиков живоглотика, однако я чувствовала
ответственность за произошедшее в купальне, а раз так — мне и отвечать. Обернувшись,
прошептала: «Марог налаживает контакт с мухоловкой». Вот только поднять глаза не хватило
сил. Уж больно суров был взгляд Отмороженного.
— Рад, что у вас нашелся повод для веселья, — тихо добавил Далиан.
В его голосе не прозвучало ни нотки осуждения или неодобрения, но я почувствовала,
как смутилась Вилена, а Марог и Эрх притихли, подобно нашкодившим котятам.
— Ну, я пойду, — пробормотала демоница и скоренько направилась к двери.
— Где ее обувь?
Вполне невинный вопрос заставил девушку сбиться с шага. Эрх и Марог растерянно
переглянулись, словно они были виноваты в том, что мне не досталось обуви. Щелкунчик
нервно клацнул челюстями, а потом развел усики в сторону, дескать, не знаю, не брал.
— С обувью как-нибудь сами выкручивайтесь. Моя ей велика оказалась, — проворчала
демоница.
Вроде бы действительно ни при чем, а все равно чую — переживает. То ли и правда
расстроилась из-за того, что я босая, то ли дергается, потому что не оправдала ожиданий
аккада ДЭМ.
— Хорошо. Не забудь заглянуть на полигон и голову гнилоступа забрать.
Глаза Вилены зажглись от восторга, аура засияла подобно огневке, вспыхнувшей в
ночи. Не понимаю, как можно так радоваться чужой голове? Это же противоестественно!
Или это всего лишь некромантский способ добычи пропитания? Гнилоступ. Фу! Гадость
какая. Меня только от одного названия подташнивать начинает.
— Дал, ты серьезно? Они мне оставили?
— Если не оставили, дай мне знать. — На мгновение показалось, Отмороженный тоже
улыбнется, но вместо этого он повернул голову и посмотрел на меня в упор.
По телу пробежал леденящий холодок. Да не считываю я тебя! Больно надо с такой
мороженой аурой возиться. Моя б воля, совсем бы тебя не чувствовала, не видела и не знала.
— Дал, ты прелесть! Все! Я побежала. Цветочек, выше нос. Тебе у нас еще понравится.
Спорное утверждение. Я бы хоть сейчас в портал нырнула. Причем необязательно в
Изумрудный. Хоть куда, только бы подальше от этой троицы.
Я с тоской следила за стремительно удаляющейся Виленой. С ее уходом с моего
небосклона исчезло солнышко, оставив взамен три перекатывающиеся шаровые молнии.
Оставалось молиться Богине, чтобы ни одна из них не зацепила. Пока Марог и Эрх вели себя
прилично, но интерес вполне определенного рода я уловила еще в гостиной. Неужели ребят
так из-за кожаных штанов переклинило? Говорила же Вилене, что мне лучше юбку или
платье надеть. И привычнее, и проблем с демонами меньше.
— Все, она ушла, — сообщил Эрх спустя какое-то время. — Ты спускался в виварий?
Какие-то проблемы?
— Слухи оказались верны. Еще пять аккадов, помимо нашего, умудрились призвать
разумных существ. В настоящий момент их проверяют.
— Так рано же еще. Обычно смотр призванных на плацу устраивают, — пробормотал
Марог.
— Нам теперь Цветочка в виварий тащить? — угрюмо поинтересовался Эрх.
— Лично нам пока никто ничего не приказывал, но, полагаю, скоро очередь дойдет.
Лорд Арагул и Убивец лично исследуют призванных. По данным охраны, к нам порталом
забросило Изменяющего форму.
Взгляды троицы обратились ко мне. Я вскинула голову и непонимающе захлопала
глазами. Хотела улыбнуться — не вышло. Губы точно заледенели, тело сковало от ужаса. На
макушке обеспокоенно закопошился партизан. Я его понимала, мне тоже было очень
страшно, кто знает, как поведет себя руководство учебного заведения, узнав, что я
элементаль.
— Какое дело его некроманшеству до наших призванных? Сидел бы на своей половине,
рулил адептами да зомбякам кости полировал, — зло прошипел Марог и сделал шаг в мою
сторону.
Ого! А ведь и в самом деле защищать собрался. И как мне к подобному порыву
отнестись? Обрадоваться, что меня так ценят, или обеспокоиться из-за потенциального
внимания местного руководства?
— Без глупостей только, — предупредил его Эрх. — Дал что-нибудь придумает.
— Придумал. И, если бы вы ерундой не страдали, мы бы давно уже были у хитров.
Пересидим на нижнем уровне до утра, а там и общий сбор. Надо прилюдно наш трофей
засветить и застолбить, тогда некромант пролетит.
— Можно вопрос? — робко спросила я и руку подняла, совсем как на занятиях.
Демоны недоуменно переглянулись, точно не ожидали, что обсуждаемый объект
дерзнет подать голос.
— Задавай. Но быстро. Рассусоливать нет времени.
Лучше бы Отмороженный без предупреждения обошелся, потому что у меня вдруг все
мысли испуганными тараканами разбежались.
— Вилена же некромант… И тот, другой, тоже некромант… А Вилена, она хорошая…
— Вилена прекрасно понимает, что, если хотя бы пальцем тебя тронет — получит по
своей округлой сладкой попке, — хмыкнул Марог. — Иначе бы давно у тебя и ногти срезала,
и слюну для изучения потребовала, и энергию откачать попыталась. У некромантов одна
цель — обеспечивать силы Альянса возрожденными воинами. Добиваться, чтобы те в
посмертии оказались более живучими и удачливыми. Лорд Арагул давно мечтает поработать
с элементалью стихии Земли. У него и научный труд на эту тему имеется. Так что, Цветочек,
не хочу пугать, но лучше бы тебе оказаться крайне правдоподобной энергетической
вампиршей.
Я сжалась и задрожала, потому что точно знала, что Марог говорил правду или верил в
то, что говорил. Для себя я уяснила, что попадать в лапы лорду Арагулу мне нельзя. Ни при
каких обстоятельствах. А от чокнутых некромантов следовало держаться как можно дальше.
Демоны мне тоже ничего хорошего не обещали, но они-то точно не станут разбирать меня на
составляющие, как какого-нибудь гнилоступа.

***

Из купальни я вышла со слезами на глазах, точнее, меня из нее вытолкали, так и не дав
попрощаться со Щелкунчиком. Как вспомню жалобное клацанье моего живоглотика, как он
усики ко мне тянул — сердце разрывается.
— Цветочек, кончай сырость разводить и резче перебирай ногами, — шепнул мне на
ухо Марог. Он вел меня под руку по коридору, придерживая, когда я спотыкалась в сумраке.
На освещении в Цитадели явно экономили, а пол, как назло, вымостили
неотшлифованным камнем. После того как я в очередной раз тихо охнула, оступившись, меня
обозвали немочью и подхватили на руки. А я что? Я уже привычная. Пусть таскают, если им
так нравится.
— На полигоне отработаешь, — мрачно предупредил Отмороженный.
Видать, напугать хотел. Не вышло, я только хитро улыбнулась и шею его руками
покрепче обхватила. Намного хуже было бы, если б он потребовал отработки в спальне, а
полигон — ерунда. Справлюсь. Я выносливая, не зря с оленями наперегонки по долине
рассекала.
Долина… Мечты о собственном уголке вдали от поселений и больших трактов слегка
поблекли, вытесненные суровой реальностью. Словно я долго грезила наяву, а сейчас была
вынуждена проснуться. Биться в истерике по этому поводу я не спешила. Сбежать —
хотелось, как и освободиться от ошейника, а вот рыдать и оплакивать загубленную жизнь —
нет. Меня несли к хитрам, а ведь именно к ним советовал попасть Изменяющий форму.
Значит, расслабляемся и ждем, пока меня приведут, то есть донесут, а там будем действовать
по обстоятельствам. Вдруг хитры сжалятся над несчастной нимфеей и помогут отделаться от
аккада ДЭМ?
Я успела слегка задремать, когда Отмороженный резко остановился. Рогатый и
Татуированный замерли рядом. Прислушались.
— Говорю же, вампиршу они вытащили, — раздалось из темноты. — Сам видел. Клыки
в половину моего пальца, а глазищи безумные, словно с месяц не питалась.
Богиня, ну и фантазия у этого, со щупальцами!
— Ошейник на ней хоть был? — поинтересовался его спутник.
— Как-то не рассмотрел. Зато фигура что надо.
— Везет аккаду ДЭМ, — завистливо вздохнул кто-то третий. — Вон Ирвис инферала
умудрился призвать, теперь оба в лазарете валяются.
— Этим дэмовцам по жизни фартит…
— Завидовать нехорошо, — протянул Марог и выступил вперед. Над головой демона
вспыхнул магический светлячок.
Эрх сперва пристроился позади Татуированного, но затем сместился в сторону,
прикрывая меня от любопытных взглядов. Спасибо, конечно, но мне же теперь ничего не
видно! Не то чтобы я рвалась снова щупальцами Герха полюбоваться, просто интересно
было, что же с ним такое по коридору шло и как при этом выглядело, потому что подобной
ауры мне встречать не приходилось. Вопреки всем законам природы она была холодная. У
Герха и стоящего от него по правую руку наблюдалось нормальное энергетическое поле, как
у всех теплокровных, а вот у третьего не аура, а сплошная аномалия. Или это я чего-то не
знаю. Ну, дайте-дайте мне посмотреть!
— Еще немного, и ты свернешь себе шею, — легкий шепот коснулся уха и вернул меня
в реальность.
Я вспомнила не только где нахожусь, но и в каком положении. Пришлось признать, что
на ручках Отмороженного удобнее всего, а все из-за того, что я его эмоции непроизвольно не
улавливаю. Все-таки неведение — великое благо. Можно отвлечься и сосредоточиться
исключительно на собственных ощущениях и желаниях.
— Опоздали вы, — с гадким смешком возвестил Герх. — О вашем улове лорды Огня и
Тьмы уже знают. Готовьтесь писать объяснительные.
— И кто же эта крыса, слившая информацию? — недоуменно вопросил Эрх и сделал
шаг вперед.
Я едва ему не зааплодировала. Все-таки владение голосом и его интонациями дорогого
стоит. Я вот так не умею.
— Все призванные размещаются в виварии. Вы не имели права тащить существо на
жилую половину, — продолжал гнуть свое обладатель щупалец. И ведь взаправду негодовал.
Вот только неясно, беспокоился ли он о безопасности адептов Цитадели или обижался, что
ему не дали меня потрогать.
— Герх, снова схалявил и арахнида в услужение заполучил? — ровным тоном спросил
Отмороженный. — И кто на этот раз тебе призванного подогнал? Мамочка или бабушка?
Признаю, я была неправа. Говорить гадости намного эффективнее абсолютно
нейтральным тоном, точно тебе совершенно плевать на реакцию оппонента. Герха проняло
так, что я почувствовала эмоции еще до того, как он открыл рот. Волна злости, ненависти и
смущения была практически осязаемой. Что-то там нечисто с его паучком. Запомню, вдруг
пригодится.
— Не ваше дело, кого наш аккад смог раздобыть в этом сезоне. Увидите на полигоне, —
подал голос тот, третий, с неправильной аурой.
Так! Я не поняла! Этот ПиП еще и не одноразовое событие? То есть не «сдал и забыл»,
а с перспективой углубленного изучения?
— Посмотрим, что ты с Клешнехватом сделать сможешь. Если надеетесь опять выехать
за счет боевой магии, то ваш аккад в пролете. Убивец изменил правила. Вас всех ждут
большие сюрпризы, — как-то чересчур весело сообщил Герх.
Эрх и Марог подвинулись, пропуская Герха и компанию, и я наконец-то смогла увидеть
третьего. Он промаршировал мимо, в мою сторону и не взглянул. Впрочем, мне хватило и
вида его правой щеки, на которой темнел рваный шрам. Такая рана обязательно должна либо
кровоточить, либо со временем начать затягиваться, но эта казалась совсем свежей.
— Кто он такой? — выдохнула я, совершенно не заботясь, что меня могут услышать.
И услышали-таки…
Тип со шрамом остановился, медленно обернулся и посмотрел на меня.
— Ортас Возрожденный, аккад ОМГ, к вашим услугам…
Возникшая пауза явно намекала на ответ, но я молчала, хотя мне и было откровенно
неловко. Ну почему никто из этих демонячьих умников не объяснил, как мне следует себя
называть? Вдруг у энергетических вампирш не в ходу имя Серина? Или же к нему
обязательно прилагается название рода. Как же достало, что со мной обращаются точно с
бессловесной вещью! Да поставьте меня уже на пол! Сколько можно на руках таскать?
То ли я все-таки дернулась, то ли Отмороженный уловил беззвучный призыв, но на пол
все же опустил. Только я сделала шаг в сторону, как загребущая рука обвилась вокруг талии и
прижала к груди так, что дыхание перехватило, и отнюдь не от переизбытка чувств. Пальцы-
клешни впились в ребра с такой силой, что казалось, еще немного — и те хрустнут.
— Призванная принадлежит аккаду ДЭМ и не нуждается в услугах посторонних, —
отчеканил Далиан.
— Да вы, я смотрю, привязались к своей куколке, — процедил Герх, при этом под
просторным балахоном что-то явно шевельнулось.
Я едва не зарычала от возмущения. До чего же мерзкий тип. Вот специально забуду, что
нимфеи не кровожадные, и узлом щупальца завяжу. Но сначала кое-кому по клешням не
мешало бы настучать, а то вцепился так, словно я изменить аккаду ДЭМ с ОМГадами
надумала.
— Не стоит так трястись над призванной. Все мы знаем, что подчиненные существа —
расходный материал. Дотянет до конца семестра, а там и списать можно, — заявил
Возрожденный, смотря при этом исключительно на меня. Шипел, хотел, чтобы до меня
дошло, насколько бедственно мое положение.
Я старания оценила и прониклась. Дышать было тяжело, вот-вот в обморок упаду. И как
меня угораздило встретиться с такими олухами? Они же угробят меня еще до прибытия на
полигон.
Я держалась и терпела до последнего, а потом все-таки откинулась на грудь
Отмороженного и обмякла. Не вопить же, что мне больно, при этих! До Отмороженного
наконец-то дошло, он ослабил хватку и в спину стал меня так ненавязчиво подталкивать,
чтобы падать назад не смела. Нет уж! Нимфея существо нежное и ранимое, даже если и
замаскировано под неведомого энергетического вампира.
— Что-то ваша куколка совсем помятая, — послышался голос третьего. — В лазарет бы
ее, что ли.
Заботливый какой! Как будто я не чувствую, что ты уже списал меня со счета аккада
ДЭМ и мысленно вывел на груди красными буквами «Балласт». И все это с таким
неприкрытым удовольствием, что аж руки зачесались.
Я приоткрыла глаза, затрепетала ресницами и слабо улыбнулась.
— Мальчики, это я с непривычки. Не каждый же день приходится с тремя
одновременно знакомиться.
Вот так, ни слова неправды, но Эрх и Марог чуть на месте не подпрыгнули.
Отмороженный резко втянул в себя воздух, а ОМГадам так совсем завидно стало. Я не
энергетический вампир, но что-то подсказывает, что у меня есть все шансы приблизиться к
этому существу, потому что злость Герха и компании меня порадовала.
Я ляпнула что-то не то или же не при тех обстоятельствах, прочувствовать это мне дал
Изменяющий форму: блоха замаскированная переползла с макушки на затылок и больно
куснула. Так больно, что на глазах слезы выступили.
Когда я пришла в себя, ОМГады уже исчезли, а вот магический светлячок Марог над
головой так и не погасил. Это он зря, перекошенные от ярости лица в холодном голубом
свете выглядят ну очень устрашающе, а если к этому прибавить букет эмоций… Короче,
аккад ДЭМ на меня разозлился. В это я поверила сразу и безоговорочно, а еще стало немного
стыдно.
— Ваши предложения? — угрюмо спросил Эрх и сложил руки на груди, но я-то видела,
как у него при этом пальцы скорежило. Не иначе как придушить кого-то хотел.
— Завести в ближайшую гостевую и подтвердить озвученную легенду, — проворчал
Марог. — Настрой на это дело сейчас ни к черту, но я буду стараться… Тогда хотя бы не зазря
влетит.
— А может, не надо ничего подтверждать? — еле слышно прошептала я. — Я же и так
правду сказала.
— Правду? — от зловещего шепота у меня на затылке волосы зашевелились, или это
просто Далиан слишком близко ко мне стоял. Пусть близко, зато я его лица не видела!
Отмороженный точно мои мысли прочитал: сцапал за плечи и резко развернул лицом к
себе, а я… я позорно зажмурилась, потому что темный коридор и без того страшный, голубой
огонек зловещий и даже Щелкунчика рядом нет.
— Да наутро вся Цитадель будет знать, что аккад ДЭМ так торкнуло после ритуала
призыва, что они, вместо того чтобы оформить существо в виварий, потащили его к себе для
всестороннего изучения! — возмущенно выдохнул Эрх.
— Врать нехорошо… Правда, Цветочек? — вполне безобидный вопрос заставил меня
поежиться и стиснуть зубы. Еще немного — и я стану ими клацать не хуже живоглотика.
— Нехорошо, — выдавила я и зачем-то добавила: — Нимфеи распознают ложь.
— Любую? — на лице Отмороженного появилось выражение легкой
заинтересованности.
— Озвученную.
— Проверим? — Демонячьи руки сжали плечи, я инстинктивно дернулась в ожидании
боли, но той не последовало. Вместо этого меня мягко толкнули, заставляя сделать шаг назад
и упереться спиной в стену. А это еще зачем?
Ответ на вопрос я получила незамедлительно: демон медленно склонился к моему уху
и быстро, практически скороговоркой, проговорил, что он, Рогатый и Татуированный со мной
сделают, если Убивец не поверит, что меня притащили в личные апартаменты только из-за
проблем с кристаллом Призыва.
Я стояла и слушала, слушала и радовалась, что Зов Богини со мной так и не случился.
Близость нимфеи должна быть одобрена высшими силами, а раз они молчат, то и я никому
ничего не должна.
Это я и заявила аккаду ДЭМ, отмечая, как у демонов вытянулись лица. Они не
понимали, действительно не понимали, что земной путь нимфеи состоит в служении Богине
и защите тех, кого она ей вверила. Пленить элементаль — значит лишить ее смысла к
существованию! Все это я собиралась выложить, когда сумрак коридора прорезала огненная
воронка. Далиан рывком притянул меня к груди, еще и руку на затылок положил, чтоб голову
не повернула — не иначе как боялся, что вопить начну. Да что же такое неведомое портал
принес? И есть ли у него щупальца?
— Аккад ДЭМ, — тишину коридора нарушил резкий женский голос, — лорд Арагул
приглашает вас посетить Темный сектор Цитадели. Призванная идет с вами.
Приглашает? Теперь понятно, в кого демоны такие. Местное начальство тоже любит
раздавать приглашения, от которых невозможно отказаться, но аккадовцы все же попытались:
— Мы не подчиняемся некромантам, — глухо произнес Эрх.
— Считайте, что приказ исходит от лорда Рейгарда. Огненный лорд не любит ждать, —
сухо напомнила вестница.
Я прямо-таки физически ощутила беспокойство, охватившее демонов.
— В таком случае передай, что мы скоро будем, — заявил Далиан.
— Детки, боюсь, вы меня не за ту принимаете. — В голосе женщины появились
угрожающие нотки. — Я не посыльная, мне доставку поручили. В портал! Живо! Все
четверо, или я вас в него сама затолкаю.
— Дейрис, мы тебя поняли. Не стоит так нервничать, — миролюбиво протянул
Марог. — Радость моя, тебе не говорили, что ты сегодня шикарно выглядишь? Личико
прямо-таки посвежело…
— В портал. Быстро! — рявкнула вестница.
Отмороженный склонился ко мне и произнес на ухо:
— Вот так, Цветочек, получается, наши планы изменились. Ваши — нет. Только не
орите, — добавил он и убрал руку с затылка.
Ага! Значит, смотреть уже можно?
Я медленно повернулась, осторожно приподняла голову и приоткрыла один глаз. Ух ты!
Она точно живая? Вдруг это какая-то магия? Или же бедняжка кремом Вилены неудачно
намазалась? Уж я-то знаю, что косметика в неумелых руках — страшное оружие. Бледно-
серая, покрытая тонкой сеточкой красноватых капилляров кожа свидетельствовала о чем
угодно, но только не о здоровье. От льдисто-голубых глаз исходило легкое сияние. Женщина
поджала бескровные губы и сделала приглашающий жест в сторону портала. Терпение
вестницы было на исходе.
— На что только не пойдешь ради спокойствия дамы. — Марог приложил руку к груди,
слегка поклонился и первый шагнул в огненную воронку.
Эрх обеспокоенно взглянул на Далиана и последовал за Татуированным. Настала наша
очередь. К порталу я приближалась нехотя, еле переставляя ноги. Ревущее пламя не внушало
доверия. Все-таки неправильно это, сами же говорили, что мне сначала к хитрам надо,
планировали артефакт какой-то выдать. А теперь что? Разве смогут крем и раскраска ввести в
заблуждение лордов Хаоса?
Пламя портала оказалось обжигающе-горячим. Я задержала дыхание и крепко
зажмурилась. Отмороженный взял меня за руку и буквально втащил внутрь, а потом
последовал резкий толчок в грудь, и я поняла, что падаю в пустоту. Приземление было
быстрым и крайне болезненным, хорошо что хоть на коленки упала и руки успела выставить.
Столько раз через порталы проходила, и впервые так неудачно, точно не вышла, а
вывалилась. А ведь и правда выпала, причем одна. Я с удивлением рассматривала
небольшую комнатушку, в которой очутилась.
— Наконец-то! — Голос Изменяющего форму прозвучал неожиданно, заставив
подпрыгнуть на месте.
Я с подозрением уставилась на высокого парня, появившегося в двух шагах. В этот раз
Изменяющий форму не стал меня пугать и выбрал относительно приятную для глаз личину.
Возможно, это и был его истинный облик. Думать о партизане как о молодом человеке все же
приятнее, чем представлять полуразложившегося тролля. Цвет кожи парня не отличался
свежестью и уходил в желто-зеленый. Лицо было узкое, худощавое, зато губы — мечта
любой девушки: пухлые, с четким контуром. Только вот цвет у них был странный, розово-
малиновый. Хотя губы еще ничего, глаза настораживали намного больше. Жуткое желтоватое
свечение, исходившее от них, заставляло отводить взгляд в сторону.
— Я опасался, что возрожденная меня вычислит. Этот вид нежити живчиков только так
сечет. Поэтому их для охраны и нанимают.
— Погоди, не понимаю. Ортас из акада ОМГ себя также возрожденным назвал…
— Этот? Возрожденный? Не смеши мой хвост. — Парень демонстративно хлестнул
себя по ногам упомянутой частью тела. — Так, стазисник несчастный. Истинных
возрожденных немного. Они ценятся. — Тут парень плотоядно причмокнул губами, а потом
прикрыл глаза. — Так… по ходу, нас забросили на нижний уровень.
— Забросили? Я решила, что это ты…
— Вынужден разочаровать тебя, Цветочек. — Изменяющий форму нахально
улыбнулся. — Пока на тебе катаюсь, все силы уходят на маскировку ауры и
перераспределение веса. Ты же девушка хрупкая.
Нет, он еще и критиковать вздумал!
— Кусаться каждый раз обязательно?
— Извини. Ментальной магии не обучен, а тебе к штанишкам кляп выдать надо было…
Мм-м… и маску. Кстати, неплохо бы смотрелись.
Насчет кляпа я сделала вид, что не поняла, а вот за маску стало обидно. Не такая уж я и
страшненькая! По сравнению с той же вестницей так совсем ничего!
— Ну, пошли уже… Чего тянуть? — Парень мотнул головой в сторону двери и
преспокойненько направился к выходу из комнаты.
— Стоять! — взвизгнула я.
Вот не хотела повышать голос, но как-то само вышло. Нервная я какая-то становлюсь, а
ведь и дня в этом сумасшедшем мире не провела. Страшно представить, что со мной будет
дальше.
— Да? Что-то не так? — В голосе парня прозвучало искреннее удивление.
— Да! Все не так! Я не понимаю, что происходит. Не понимаю, почему я должна тебе
помогать. У меня уже вся голова от твоих укусов чешется! А еще ты так и не сказал, как тебя
зовут…
Изменяющий форму как-то странно посмотрел на меня и вдруг выдал:
— Вилена была права: демоны влипли. И я с ними заодно.
— Давай без оскорблений! Достало! Если что-то не нравится — можешь топать куда
тебе надо. А мне… мне и тут неплохо.
Я быстро осмотрелась в поисках хоть чего-то напоминающего стул, но в комнате, как
назло, были только стеллажи и полки. Такое чувство, что портал забросил нас в кладовку.
Поэтому я просто уселась на пол и обхватила колени руками.
— Не пойду! С места не сдвинусь, пока ты не объяснишь, кто ты такой и почему я
должна и дальше терпеть твое присутствие.
Изменяющий форму присел на корточки рядом со мной и протянул руку.
— Поднимайся. Не стоит сидеть на холодном.
— Элементали не мерзнут. Ну, почти не мерзнут… Так как тебя угораздило призваться?
— Как угораздило? — задумчиво переспросил парень и тут же ответил: — Феерично!
Думаю, второго такого принудительного прохождения через портал в Хаосе не случалось.
Представь себе бальный зал, в котором собрались триста человек. Представила? Теперь
представь, как тебе с помпой вручают какую-то неведомую фигню, которая должна стать
символом дружбы и залогом успешного сотрудничества между обитателями Лавовых
островов и Инферно, и в этот момент открывается портал хитров…
— …и-и-и? — непонимающе пискнула я.
— Портал хитров, — нетерпеливо повторил парень — и вдруг ка-а-к треснет себя по
лбу. — Прости. Забыл, что ты не местная. Значит так, Цветочек, эти порталы создаются с
помощью специфической магии и узнаваемы. Помимо этого, еще и хвост за собой оставляют.
Так что меня ищут. Моя задача состоит в том, чтобы не найтись. Теперь понятно?
Я честно покачала головой.
— Если ищут — это же хорошо, — неуверенно пробормотала я и задумалась.
Интересно, а меня хоть кто-нибудь разыскивает?
— Нет, Цветочек, на вводный курс местной политологии у нас нет времени. Как-нибудь
в другой раз. Пока просто поверь: если меня найдут, то и у Цитадели, и у моего Дома
возникнут бо-о-ольшие проблемы. Пока план таков: ты стараешься всеми силами
овампириться, а я — вычислить гада, решившего столкнуть демонов Инферно и Дом
Изменяющих форму. Забыл представиться: Эштан Хорн, Хранитель Огня и Владыка Лавовых
островов.
— Серина, нимфея, — прошептала я, и стало так грустно. Пройдя через Изумрудный
портал, я должна была получить не только новый дом, но и полное имя.
Шмыгнув носом, утерла непрошеные слезы.
Глупо как-то выходит: меня тут некроманты мечтают на запчасти разобрать, на
полигоне умотать собираются, а я из-за имени переживаю. Печально все это… Так печально
и боязно, хоть плачь…
Так… Не поняла… Это же не я… Точнее, не только я.
Вскинув голову, прислушалась.
— Что такое? Кто-то идет? — встрепенулся Эштан.
— Нет. Горюет кто-то. Разве ты не чувствуешь?
Изменяющий форму нахмурился, вслушиваясь в тишину.
— Ругаются поблизости и чем-то стучат. Похоже, рядом одна из мастерских хитров.
— Да нет же! Всхлипывает и дрожит. Вот там! Идем! Я покажу!
Вскочив на ноги, бросилась к двери. Эштан попытался схватить меня за руку, но только
пальцами по волосам чиркнул. Уф! Еще и клок выдрал. Нет, он точно решил превратить меня
в лысую нимфею.
— Стой, Фейялочка! Стой, куда намылилась? Нельзя же так напролом переть…
Но я не слушала. Совсем рядом кто-то так страдал, так мучился, что сердце
разрывалось. Теперь, когда я уяснила, что ощущаемые терзания к личным переживаниям
никакого отношения не имеют, мне стало проще настроиться. Вернее, я не могла НЕ
настраиваться. Это было выше моих возможностей.
Я рванула на себя дверь, яркий свет магических светлячков ударил по глазам и заставил
зажмуриться. Нащупав стену, пошла вперед. Для того чтобы найти плачущего, мне не нужно
было зрение.
— Ты издеваешься? Нет, вы только на нее посмотрите, — шипел рядом Эштан, ворчал,
злился, но шел рядом. Но его недовольство меня совершенно не трогало, я должна была
успеть.
— Цветочек, яма, — мрачно буркнул Изменяющий форму.
— Обманываешь, — с улыбкой ответила я, так и не открыв глаза.
— Так ты серьезно правду от лжи на слух можешь отличить?
— Могу. Ты мне сказал правду, вот поэтому я все еще нянькаюсь с тобой.
— Ты? Со мной? Да ты и шагу не сможешь ступить тут без меня! Ты же ходячая
антилогика, — фыркнул Владыка чего-то-там и подхватил меня под руку.
— Ага, поэтому ты и прячешься у меня в волосах.
Эштан промолчал. Только сопел уж как-то слишком демонстративно. Я и то тише
топала.
Рискнув открыть глаза, ощутила себя подслеповатым котенком. В коридоре хитров
было светлее, чем днем на поверхности. Под самым потолком горели продолговатые
цилиндры, наполненные мигающим холодным светом. Неужели существа, живущие на
нижнем уровне Цитадели, и в самом деле бывшие обитатели Подземного города,
разрушенного Выпивающими? Бедняжки, наверняка с тех пор при свете спят…
Я бы с удовольствием проконсультировалась на этот счет у Эштана, но тот с таким
сосредоточенным видом всматривался в стены, что я не стала его беспокоить.
Может, сказать, что, кроме нас, в коридоре больше никого нет? Хотя, пожалуй, не стоит.
Он же так старается, охраняет. Узнает, что зря выкладывался, и расстроится. За время
общения с друидами я успела уяснить, что мужчины — крайне ранимые создания.

Глава 6
ХИТР КИТО
Шли мы недолго, до первого поворота, а потом меня словно к двери потянуло. Я просто
почувствовала, что все… прибыли. Концентрация эмоций была такая, что впору самой
реветь.
— Постой! Надо хотя бы на наличие магических ловушек проверить, — обеспокоился
Эштан и, отпихнув меня в сторону, грозно вытаращился на дверной замок. И без того яркие
глаза Изменяющего форму полыхнули, точно два факела. — Чисто. Можешь…
Дослушивать высочайшее позволение Владыки я не стала, а, повернув ручку, толкнула
дверь. В этой комнате было еще темнее, чем в кладовке. Я замерла на пороге, хлопая глазами.
Хорошо демонам — у них ночное зрение есть. Продолжить размышления на тему «Отчего
демонам живется в Хаосе лучше, чем нимфеям» помешала быстрая подсечка. Я попыталась
удержать равновесие, взмахнула руками. В результате меня схватили за талию и повалили на
пол. Дверь захлопнулась, и в этот момент в нее ударила молния.
— Цветочек, тебя не учили на курсах нимфей, что прежде, чем рваться кого-то утешать,
надо поинтересоваться, а хочет ли оно этого? — Злой шепот Эштана сопровождался
установкой искрящегося щита вокруг нас. — Все! Хана маскировке! А все из-за того, что
кому-то стало кого-то очень жалко… Причем авансом. Без уточнения причины великого горя.
Если оно ревет из-за какой-то ерунды, я его сам удавлю, чтобы не мучалось.
— Неправда. Кито плохо. Кито расстроен, — донесся из-за горы ящиков скрипучий
голосок.
— А Кито больше не будет бросать в незваных гостей огненную каку? — осторожно
спросила я.
Хитр призадумался, а потом обрадовал:
— У Кито не бывает незваных гостей. Всех незваных мои друзья еще на пороге в
лазарет отправляют.
— Какой прелестный маленький хитр, — простонал Эштан и усилил магический щит.
— Зачем ты тогда в нас огнем кидал? — удивилась я.
— Проверял кристалл. У меня же гости редко бывают.
— Цветочек, радуйся. Вы нашли друг друга.
Причин для радости у меня и раньше было немного, а теперь стало еще меньше: упала
я крайне неудачно, на бок, и сильно ушибла плечо. Местная блокировка нервных окончаний
уберегла от резкой вспышки боли и позволила самостоятельно подняться с пола, но я-то
знала, что меня ждет, как только магия перестанет действовать.
Я совершенно не умею стойко переносить боль. Вот знаю, что элементами прекрасно
регенерируют, а все равно ною и слезы градом. Наставник говорил, что причина в низком
болевом пороге. Жаль, что отключением рецепторов нельзя пользоваться долго. Все
заслуженное лучше переносить сразу, потому что потом будет намного больнее.
Пошатываясь, шагнула в сторону ящиков. Притаившийся в темноте хитр уже не рыдал,
а тихонечко всхлипывал. Нас он не боялся. Это хорошо, а то поймать молнию не хотелось
совершенно.
— Серина, ты как себя чувствуешь? — обеспокоенно спросил Эштан.
— Странно… — честно ответила я. Вроде бы и не больно, пока не больно, а что-то
мешает.
— Цветочек, не хочу тебя пугать, но у тебя плечо выбито.
Повернула голову. Ой! Что-то мне совсем нехорошо…
— Надо вправлять.
Всего два слова, а у меня состояние, близкое к истерике. Я целитель и сама понимаю —
надо, но как-то не хочется. Я же еще момент падения не прочувствовала, а если теперь все и
сразу… Нет-нет-нет… Как-нибудь в другой раз.
За ящиками активно закопошились. Я привстала на носочки. Плечо плечом, а
рассмотреть хитра было жуть как интересно. Изменяющий форму положил руку на
надплечье, уткнулся носом мне в макушку и тяжело вздохнул. Нет-нет-нет, только не надо
меня жалеть. Хватит и того, что я сама себя жалею. Я заблокировала болевые рецепторы во
второй раз… Был бы рядом Рей-Тар — точно бы влетело.
— Прости, Цветочек.
Хотела зажмуриться, но в этот момент из-за ящиков выглянула любопытная серая
мордочка. Ой! Какой хорошенький малыш.
Быстрый удар в плечо ощущался не страшнее комариного укуса. Я повела рукой и
убедилась, что все в порядке. Красота! Еще бы Эштан от меня отцепился, но Изменяющий
форму снова уткнулся носом в затылок. Не поняла, это он что, «владения» изучает? Ох! А это
еще зачем?
— Цветочек, а ты точно настоящая? — задумчиво протянул Эштан и опустил руку на
плечо, то самое, которое только что на место поставил.
— Если тебя удивляет то, что я не кричала, то все еще впереди. Блокировку ощущений
долго держать нельзя, только надо найти момент подходящий… И место…
— И компанию, — пробормотал мой партизан и приобнял меня за талию.
Замерев, прислушалась к ощущениям. Приятно. Славный он и никаких
дополнительных планов не строит. То есть строит, но не намеревается манипулировать.
Я сделала вид, что не поняла намек. А вот хитр учуял, что гости отвлеклись от его
персоны, и решил предстать во всей красе, запрыгнув на ящик.
Настоящего дракона мне встречать не доводилось, видела только на картинках, но это
существо было определенно на него похоже. На невысокого, прямоходящего дракончика. У
него и крылышки имелись, тоже маленькие и понуро висящие, как плащик. Зато лапы были
загляденье. Всем лапам лапы. Я бы сказала даже не лапы, а лапищи.
— Привет, — улыбнулась я.
Хитр оскалился, обнажив два ряда мелких и острых зубиков. Нет, малыш, таким как ты,
улыбаться строго противопоказано!
— Долго вы, — укоризненно проворчал он. — Проклятый обещал: вы появитесь
раньше.
Ничего себе претензия! Хитр знал, что мы придем? А почему не встретил? Хотя почему
не встретил, вон и молнию огненную для дорогих гостей приготовил.
Эштан растерялся не меньше моего.
— Так ты нас ждал?
— Ждал. Но не вас. Вы могли не успеть. Кито ищут. Кито ошибся. Теперь всем будет
плохо.
Я и Эштан переглянулись. Оптимистичное заявление. Очевидно, особой помощи от
малыша ждать не стоит.
— Кито, твоя работа? — Изменяющий форму указал на ошейник на моей шее.
Хитр вздохнул и покачал головой.
— Кито не доверяют создание артефактов, только следить за складом поручают. Кито
не справился с заданием. Он очень-очень плохой хитр. — Малыш обхватил голову лапками и
шлепнулся на ящик.
Эштан присел на соседний и сочувственно потрепал несчастного по макушке. Голову
хитра украшал роговой нарост в виде короны. Стоило Изменяющему форму до него
дотронуться, как Кито недовольно зарычал. Хотела предупредить Эштана, но тот и без меня
догадался убрать руку.
Значит, хитры не любят, когда прикасаются к их гребню? Запомним.
— Кито, кто-то испортил кристаллы Призыва? — осторожно полюбопытствовал
Эштан.
Молодец! Напрямую обвинять малыша не стал. Хотя тот будто бы ждал этого. Сжался
весь, только плечи подрагивали. Да что же эти демоны с хитрами вытворяют? Вон как
трясется. Ни за что не поверю, что на склад проникли по вине Кито. Какой из него охранник?
— Не испортил, — хитр тяжело вздохнул. — Перенастроил. Я не уследил. Так
испугался. Он пришел убить Кито. Он был здесь. Скоро и остальные появятся… — добавил
Кито еле слышно и вдруг как подскочит: — Надо прятаться!
Тут я была согласна с малышом. Надо! Потому как недостачу из портала уже
обнаружили. Интересно, признается ли Далиан, куда отправил призванную меня?
— Кто появится? — Эштан был само спокойствие и собирался прояснить ситуацию до
конца.
— Выпивающие… — прошептал несчастный. — Они не верят. Большие маги не верят
хитру. Говорят, это была иллюзия. Но я-то помню, помню…
Кито закатил голубые глаза к потолку. Мысленно он уже был не здесь, заново проживал
старый кошмар. Нет, я так больше не могу! К вивру линялому все эти расспросы!
— Цитадели демонов Инферно защищены от проникновения Выпивающих, —
задумчиво произнес Эштан. — Это не мог быть один из них. Скорее всего, кто-то
действительно использовал иллюзию, чтобы напугать малыша и получить доступ к
кристаллам Призыва.
Кито встрепенулся, посмотрел на меня и понуро опустил голову. Ему никто не верил, а
ведь он говорил правду. Он узнал желавшего проникнуть на склад и сильно испугался. Страх
заставил хитра покинуть пост, и теперь малыш очень сожалел. Он не только допустил порчу
вверенных кристаллов, но и не смог предупредить обитателей Цитадели. Маленького хитра
попросту не стали слушать.
— Все! Хватит! — Я решительно отпихнула Эштана и втиснулась между ним и Кито.
Изменяющий форму сперва удивился, а потом хмыкнул и подвинулся поближе. Бедро к
бедру, плечо к плечу. Как будто ему других ящиков мало! И улыбается так невинно, вроде как
и ни при чем, это же я сама его с насиженного места согнала.
Аккуратно передвинулась поближе к хитру. Тот с опаской покосился на меня.
— Кито, я тебе верю. А еще я знаю, что ты нам сможешь помочь. Ведь Далиан
попросил тебя об этом? Правильно?
Хитр внимательно посмотрел на меня, точно пытался понять, говорю ли я искренне или
всего лишь хочу что-то получить от маленького Кито, а потом легонько кивнул.
— Проклятый не сказал, что вас будет двое. Я не подготовился.
Теперь ясно, почему в нас молния прилетела: Далиан договорился об одной
овампиренной нимфее, а тут еще и дополнение пожаловало. Вот рука у маленького хитра и
дрогнула.
— Надо идти. Кладовочка Кито не здесь. — Хитр спрыгнул с ящика и направился в
темный угол.
Я с сомнением покосилась на Эштана. Не похоже, чтобы в стене имелся проход. Но
хитр меня удивил — быстро ударил лапкой по камням, одна из плит пола отъехала в сторону.
— Потрясающе, — тихо пробормотал Изменяющий форму. — До нас доходили слухи,
но я не смел верить…
— Что там?
— Сейчас узнаем точно, но думаю, я угадал. — Эштан первый подошел к проему и
заглянул вниз. — Боишься высоты?
— Не знаю. Не уверена.
— Тогда сейчас определишься. Или лучше дай мне руку и закрой глаза.
Это еще зачем? Я с опаской приблизилась к краю, опустила голову и почувствовала, что
сердце замерло — внизу темнел провал, а лестница, если таковая вообще имелась, была
невидимой.
Эштан спустился на пару ступеней. Со стороны казалось, что он шагнул в Бездну и
завис в воздухе.
— Смелее, ты будешь вознаграждена.
— Где-то там расположен портал, ведущий в Берилл?
— Не все сразу, Цветочек.
— Я могу хотя бы помечтать?
Вздохнув, осторожно нащупала ногой твердую поверхность первой ступеньки.
Наверное, и в самом деле лучше под ноги не смотреть. Быстро спустилась к Эштану, тот тут
же обнял меня за талию.
— Не знаю, насколько лестница широкая. Лучше держаться поближе. Хитры —
существа небольшие, — добавил он смущенным тоном. Понимал же, что я почувствую ложь,
отсюда и неловкость.
Забавный он, и старается не для себя. Страха перед демонами в Изменяющем форму не
было, а вот уверенности в собственной правоте и решимости идти до конца — с избытком.
Он был таким спокойным, точно и не находился во вражеском… городе?
Я оступилась, пропустив следующую ступеньку, а все потому, что рискнула взглянуть
под ноги. Внизу, в подземной пещере, раскинулось поселение хитров. Два десятка
крошечных домиков ютились вокруг большого центрального двухэтажного строения.
— К нам поступали сведения, что демоны предоставили хитрам больше, чем просто
убежище, но я не мог и представить подобное, — задумчиво произнес мой партизан.
Увиденное поразило Эштана сильнее меня. Он даже руку с моей талии убрал. Я сама
едва не подхватила его под локоть. Спускаться по невидимым ступеням, ощущая физическую
поддержку, было намного спокойнее. И все-таки я не рискнула прикоснуться к нему первая.
Еще не так поймет.
— Если хитры живут здесь, то там тогда что? — Я ткнула пальцем вверх.
Ответ пришел от Кито, ожидавшего нас у подножия лестницы.
— Мастерские. Склады. Архив. Жить там плохо. Слишком близко к мертвым.
Я вздрогнула. Лично я пока ничего такого не почувствовала. Пока не почувствовала, но
теперь точно стану прислушиваться к ощущениям.
— Хитры плохо переносят магию Смерти. Они и артефакты для некромантов не
создают.
— Не могут?
— Не хотят.
Я уловила нюанс. То есть если заставить, то сделают.
— Не переживай. У них и своих умельцев хватает. Из тех, кто пересек Черту и вернулся
обратно.
— Неправильно это, — проворчала я.
— Я помню, как ты доказывала, что все живое после смерти должно стремиться к
перерождению, — хмыкнул Эштан. — Мой совет — держи свои умозаключения
относительно устройства мироздания при себе. Знаешь, я так и вижу, как ты заливаешь
слезами какого-нибудь зомби, жалеешь его и уговариваешь переродиться.
— А он? — несколько нервно хихикнула я.
— А он хватает тебя за шкирку и тащит к лорду Арагулу, а потом аккаду ДЭМ
влепляют штрафной балл за подрыв морального духа среди нежити. Цветочек, пойми, в
Цитадели возрождают исключительно тех, кто отдал подобное распоряжение при жизни.
Мертвые нужны на границе Альянса. Только они могут выстоять против Выпивающих.
— На них некроманты тренируются, — упрямо буркнула я. Эштан попал в десятку: мне
было очень жалко нежить, всех сразу и заочно. — Это неправильно!
— Это Хаос, детка, — хмыкнул Изменяющий форму и подхватил меня под локоть, а я
невольно улыбнулась. Пусть я вынуждена изображать энергетического вампира, но зато у
меня имеется своя тайная поддержка.

***

Вблизи жилища хитров оказались еще меньше, чем представлялось во время спуска по
лестнице. Они были совсем игрушечные, похожие друг на друга, точно горошины из одного
стручка. Круглые дверцы и окошки придавали схожесть с домиками цветочных фей. Вот
только сами дома были сложены не из бледно-зеленого мрамора, а из мрачного серого камня.
По периметру каждый домик окружал магический барьер. А тут от кого хитры
отгораживаются? Неужели демонов боятся?
Пока я крутила головой, рассматривая поселение, Изменяющий форму улучил момент и
превратился в уже знакомый мне огонек, маленький, настырный и юркий. Он мельтешил с
такой скоростью, что у меня зарябило в глазах.
— Эштан, помедленнее.
— Не выйдет, — хмыкнул Кито и добавил: — Забирая форму, демоны поглощают и
повадки…
— Как это — поглощают? — не поняла я.
Огонек вспыхнул красным и заискрил. Кито опустил голову и начал ворчать что-то
насчет незваных гостей, которые даже спрятаться маленькому хитру не дают.
— Ждите здесь. — Кито быстро окинул взглядом пустую улочку и скрылся в домике.
Я с тоской посмотрела на запертую дверь. Почему-то я решила, что мне позволят
посмотреть, как живут хитры.
— И не надейся. Эти к себе в гости не приглашают. Они и друг с другом исключительно
в Зале Общины встречаются, — произнес мерцающий огонек голосом Эштана.
— Почему?
— Хранят тайну личных артефактов.
— Друг от друга? Они же живут вместе, творят сообща…
— И конкурируют за право обладания ключами от главной мастерской.
— Зачем? Ведь можно же создавать артефакты совместно…
Огонек весело хмыкнул и заявил:
— Проехали. Ты все равно не поймешь.
Мне стало горько. И этот меня существом второго сорта считает.
— Не печалься, Цветочек. Я не хотел тебя огорчить. Я не то чтобы разбираюсь в
психологии элементалей стихии Земли, но, понаблюдав за тобой, кое-что начал понимать…
Как бы тебе это сказать… помягче… — Эштан замолчал, видимо, боялся меня обидеть.
— Договаривай.
— Таким, как ты, в Хаосе не место, — тихо протрещал огонек.
Мне оставалось только согласиться:
— Я вернусь. Обязательно вернусь. Богиня не оставит меня…
Огонек тактично промолчал.
Долго ждать Кито не пришлось. Он появился в дверях, сжимая в кулачке золотой
браслетик.
— Изумруды. В тон к глазам. Как заказывали.
Хитр продемонстрировал камни, а я почему-то смутилась. Отмороженный не только
попросил приготовить для меня маскирующий артефакт, но и захотел, чтобы его внешний
вид доставил мне эстетическое удовольствие. Не то чтобы я любила украшения, но сам факт,
что Далиан подумал обо мне, приятно согрел сердце.
Эштан внешний вид браслета не оценил, а сразу заинтересовался его характеристиками.
— Ауру замаскирует? Под вампирячью исказить сможет?
— Сможет, — важно кивнул хитр и спрятал руку с браслетом за спину. — Только я вам
его не отдам.
— Ах ты, шантажист мелкий! — Огонек возмущенно вспыхнул багряным и завис над
хитром. Тот упал на землю и прикрыл голову лапками.
— Эштан, постой! Дай ему договорить.
Я присела рядом с Кито и положила руку ему на плечо.
— Так почему ты его не сможешь отдать?
Хитр приподнял голову и вдруг обнял меня за шею. Не успела я опомниться, как
негодник вскарабкался на ручки.
— Я его на тебя настроил. Этого, — кивок в сторону Изменяющего форму, — не
спрячет. Вам же нужно?
— Нужно! — ответили мы хором.
— Приходите завтра. Кито перестанет прятаться и доработает.
— А не сможет ли Кито сначала доработать браслет, а потом спрятаться? — прошипел
Эштан.
Хитр нахмурился и замолчал.
— Кито, ну миленький, — я погладила малыша по шее, к голове прикасаться побоялась,
но он сам склонил ее набок и подставил гребень. Я осторожно провела по нему пальцами,
хитр блаженно зажмурился и заурчал.
— Не хотел бы вас прерывать, но у нас мало времени, — раздраженно процедил
Эштан. — Кито, у тебя получится совместить наши ауры и наложить искажение?
— Смогу. Кито специалист по иллюзиям.
— Докажи.
Маленький хитр спрыгнул с моих колен и исчез в домике. Когда он появился вновь, у
него в кулачке было что-то зажато.
— Кито — мастер иллюзий, — с гордостью возвестил хитр.
Появление некроманта я встретила испуганным вскриком. Кроме Вилены, мне еще ни
разу не приходилось сталкиваться с магами этой Школы, но хватило и мгновения, чтобы
понять: рядом со мной возникла сама Смерть. Она приняла обличие высокого мужчины с
сероватой кожей и длинными светлыми волосами. Да по сравнению с ним даже Далиан
выглядел вполне живым! Или же этот некромант и в самом деле возрожденный к жизни?
Я с опаской покосилась на застывшее лицо. Меня так и тянуло дотронуться до него,
чтобы проверить, теплое ли оно. Нет, они с Отмороженным точно родственники. Тот же
презрительный взгляд, они даже губы поджимают одинаково!
— Спокойнее, Цветочек, это иллюзия, — предупредил меня Эштан и медленно облетел
созданный Кито фантом.
Слова Изменяющего форму меня не успокоили, потому что я понимала: у иллюзии есть
оригинал. И встретиться с ним мне хотелось еще меньше, чем с аккадом ДЭМ. Внешний вид
некроманта не внушал доверия. Один доспех с крупным черепом на груди чего стоил. От
широкого кожаного пояса спускалась черная юбка. Друиды объясняли мне, что подобный
предмет мужского туалета принято называть килт, но не смогли втолковать, для чего
мужчинам рядиться в женское платье. Как будто тем штанов мало!
— Кито, мелкий паразит. Ты и ауру скопировал, — восхищенно пробормотал
Изменяющий форму. — Знакомься, Цветочек: лорд Арагул собственной персоной.
Я испуганно ойкнула. Это же к нему нас должны были доставить!
— Кито — лучший коллекционер аур, — скромно объявил хитр.
— Надумаешь пополнить коллекцию моей или Цветочка — добавлю тебя в свою.
Это он так намекает, что личину Кито скопирует?
В тоне Эштана не было угрозы, но маленький хитр закатил глазки и рухнул на колени.
— Не губите бедного-бедного Кито, — дрожащим голоском пролепетал он. — Я все
сделаю. Нужно время.
— Сколько?
— Ночь. Эта ночь. И вам придется остаться.
— Не выйдет, — отрывисто бросил огонек и добавил, быстро тускнея: — У нас гости.
Я и Кито задрали головы. Проход, по которому мы спускались, отсутствовал, зато чуть
левее открылся другой, намного шире, от него прямо в воздухе появились ступени. Вот по
ним-то и спускался тот самый некромант, иллюзию которого мы только что дружно
рассматривали.
Привет тебе, оригинал, легок на помине.
Хитр схватил меня за руку и заставил передвинуться к домику, укрывшись под сенью
чар, оплетающих жилище.
— Твоя охранка скроет нас от него? — протрещал Эштан, потускневший до
полупрозрачного состояния.
— Вас скроет, — с улыбкой закивал Кито. — А вот его — нет. — Маленький хитр ткнул
пальцем в мой ошейник.
Я вздрогнула и обхватила руками шею. Артефакт, навязанный аккадом ДЭМ, нагрелся и
начал жечь, и это при том, что не был настроен на меня!
— У Арагула кристалл Призыва, — еле слышно шепнул Изменяющий форму. —
Прости, Цветочек, он слегка реагирует на мою кровь.
Слегка?! Страшно подумать, что бы я чувствовала, если бы и в самом деле была
призванным существом.
Я с ужасом следила за приближающимся некромантом. Лорд Арагул шел не спеша,
словно был уверен, что добыча никуда не ускользнет. В правой руке мага вспыхивал красный
кристалл. Он был точно таким же, как и в момент активации.
— Кито, что нам делать? — спросила я, старательно вжимаясь спиной в стену домика.
Жаль, что, как некоторые, не умею превращаться в мелких и с виду безобидных.
— Прятаться! — объявил хитр и рванул к двери. Огонек заступил ему дорогу. — И ты
прячься. Со мной! — Гостеприимный малыш распахнул дверцу.
— Кито, ты ничего не забыл? — язвительно прошипел Эштан.
Хитр обернулся, посмотрел на меня и нахмурился:
— Она не поместится. Очень большая. Ошейник выдаст убежище маленького Кито.
Кито сочтут предателем и выгонят на поверхность. — Подбородок хитра начал подрагивать.
— И что же мне делать?
— Бежать, — трагически возвестил малыш и махнул лапкой куда-то вправо. — Там
проход есть. Тебя найдут, но ты уведешь Смерть от домика Кито. Изменяющий форму пусть
остается. Я доработаю браслет.
— Знаешь, Кито, — тихо произнес огонек, — боюсь, к тому времени, как ты
доработаешь браслет, в нем уже не будет никакого смысла. Если Смерть поймает Серину, то
поймет, что она не энерговампир.
— Проблема, — грустно вздохнул Кито — и вдруг как подпрыгнет: — Придумал!
Я перепугалась, что его не только некромант заметит, но и наверху услышат. Кито
потряс в воздухе приготовленным для меня браслетом, а потом ловко подцепил когтем один
из изумрудов. Камешек выскользнул из гнезда.
— Доработаю и верну на место.
С сомнением посмотрела на Эштана.
— Цветочек, боюсь, у нас нет выбора, — извиняющимся тоном пробормотал он.
Угу. То есть вариант взять и признаться, что я тут ни при чем, не рассматривается в
принципе.
— Я найду тебя, Цветочек. Как только хитр закончит зачаровывать камень.
— Кито, ты же понимаешь, что о пребывании Изменяющего форму в Цитадели никто
не должен узнать?
— Понимаю! — энергично закивал малыш. — Я никому не скажу. За это вы должны
помочь Кито.
Как же прав был Эштан, когда назвал его мелким шантажистом!
— И что Кито хочет? — зло протрещал огонек.
— Найти Выпивающего, перенастроившего кристаллы. Он вернется за Кито. А Кито
хочет жить.
Хитр схватил меня за руку и преданно посмотрел в лицо. А глазенки у него были
чудесные, ясные, точно весеннее небо. Если бы не чувствовала страх малыша, одного этого
взгляда хватило, чтобы сердце дрогнуло. А я чувствовала…
— Хорошо. — Я защелкнула браслет на руке и тут же поморщилась. Если это и есть
отголосок ауры энергетического вампира, то я точно не хочу быть подобным существом!
Жадным до эмоций, любых эмоций…
— Поняла? Там справа должен быть туннель. — Огонек завис передо мной.
Надо же, беспокоится. Вот только непонятно, обо мне или о собственном благополучии.
А может, и о том и о другом вместе.

***

Передвигаться по темному туннелю оказалось сложнее, чем бежать по залитому


солнечным светом полю. Все же я отдала Щелкунчику больше, чем планировала. Хотя какое
там планировала, просто испугалась и бросила на призыв защитника все силы. Призвала на
свою голову. Вырастила. Теперь переживай, беспокойся. Вдруг его Марог прокормить не
сможет? Или же демону живоглотик и не нужен вовсе? Поиграется и бросит, как тех демониц
с рисунков, развешанных над кроватью?
Туннель, указанный Кито, оказался искусственного происхождения. Наверное, как и
пещеру хитров, его создали с помощью магии. Подземным ходом пользовались часто, иначе
зачем в нем поддерживали чистоту? Несколько раз попадались мелкие камешки, но в
основном ноги ступали по гладкому полу. Еще бы туннель не был таким темным и
извилистым. Последнее я обнаружила опытным путем, когда налетела на стену. Больно
ушибла коленку и щеку ободрала. Некромант незамедлительно отреагировал на неуклюжий
маневр и ускорил шаг. Видимо, переживать стал, как бы там призванное существо не убилось
самостоятельно. С него же потом спросят…
Смерть… По словам Кито, за мной по пятам шло само воплощение погибели, но в
эмоциях, которые я улавливала позади, не было ничего смертоносного.
Нетерпение. Азарт. Интерес. Раздражение.
Четвертая составляющая добавилась внезапно и заставила меня улыбнуться. Неужели
надоело? Или устал? Или доспехи что натерли? Вот как можно надевать доспехи на голое
тело? Страшенные такие, с черепом. Почему-то этого черепа я боялась больше, чем его
владельца.
Туннель вильнул, я сделала два шага и снова уткнулась в камень. Как это? Развела руки
в стороны и нащупала стены. Добегалась. Точнее, отбегалась.
Некромант продолжал приближаться. Теперь я поняла, почему он особо не торопился:
знал, что из туннеля мне не выйти.
Я сползла спиной по стене и обхватила колени руками. Запоздавшая паника подкралась
незаметно. Пока я передвигалась во мраке, в сердце слабо тлела надежда, что проход выведет
меня на поверхность. Теперь же оставалось только затаиться в ожидании неминуемого.
Долго ждать не пришлось. Почувствовав, что я больше не перемещаюсь, мой
преследователь резко ускорился. Но, даже чувствуя приближение лорда Арагула, я не
удержалась от тихого вскрика, когда вспыхнувший зеленым посох разогнал ночной мрак.
— Устала? Могла бы и раньше остановиться, — едко произнес некромант.
Я прикрыла глаза, улавливая эмоции.
Негодование. Удовлетворение.
Нашел чем гордиться. Сам же знал, что тут тупик. Значит, был уверен, что догонит. Или
он собственный марш-бросок за подвиг считает? А вдруг ему непривычно на подобные
расстояния перемещаться. Или здоровье не позволяет?
Я с интересом уставилась на лорда некроманта. Тот не производил впечатление
немощного, даже наоборот. Плечи так точно шире, чем у Эрха, под доспехом угадывались
стальные мускулы. Но я-то знала, что внешность зачастую бывает обманчива! Вдруг это
всего лишь иллюзия? В конце концов, он маг, и оружия, кроме посоха, при нем не
наблюдалось. Не мог же лорд Арагул посохом такое тело себе намахать? А вот приукрасить
иллюзией — запросто.
— Вам нельзя вот так быстро останавливаться. Сердце может не выдержать. Надо
пройтись, сделать дыхательную гимнастику.
— Сразу перейдем к гимнастике? — Маг удивленно вскинул бровь и присел на
корточки рядом со мной. — Я подозревал, что ты захочешь откупиться, но полагал, что хотя
бы немного поломаешься…
— Поломаюсь? — эхом переспросила я.
Ломаться мне не хотелось. Перед глазами тут же появилось яркое воспоминание
открытого перелома, который мне доводилось исцелять.
— Слышал, что энергетические вампиры неразборчивы в связях. — По губам мужчины
скользнула улыбка. Я испуганно вжалась в стену, потому что поняла, что вот сейчас-то мне и
предстоит выяснить, натирают ли доспехи, если их носят на голое тело.
Все нимфеи любопытны от природы, но не до такой же степени! И опять же — Зова
нет.
Маг замер и внимательно посмотрел на меня. Я зажмурилась и стиснула зубы.
Оставалось только надеяться на браслет Кито — некромант изучал мою ауру.
— Немыслимо! — процедил он. — Ты почти пустая. И чем эти недоумки только с тобой
занимались? Экранки, что ли, использовали в процессе?
— Не было экранок, — заверила я, не совсем понимая, что лорд имеет в виду. Угрозу
же, адресованную аккаду ДЭМ, распознала без труда.
— Три бугая и не смогли накормить одну немочь. Я предупреждал Рейгарда, что от
нескончаемых тренировок ребята превращаются в лишенных эмоций големов. Но не
переживай, я это исправлю, — многообещающе произнес некромант и схватил меня за
лодыжку.
— А давайте я вам сейчас откажу? Вы попсихуете, а я — покушаю. Энергетические
вампиры всеядные, — добавила извиняющимся тоном.
— Всеядные, говоришь… — медленно процедил некромант. — Поднимайся! —
прозвучавший приказ заставил вскочить на ноги и вытянуться по стойке смирно. В
следующий миг мир вокруг нас вспыхнул зеленым и ушел из-под ног.

Глава 7
ЛАЗАРЕТ
Использование порталов — то еще удовольствие. Друиды утверждают, что нимфеям
надлежит быть ближе к природе и достаточно научиться перемещаться внутри природных
потоков стихии Земли. Заучить карту местных энергетических рек и использовать для
передвижения. Я прилежно пыталась освоить данное искусство. Пока не вышло.
Прохождение через Изумрудный портал стало первым опытом самостоятельного
магического перемещения. Опытом весьма печальным и полным сюрпризов. Я и не
предполагала, что окажусь в Пылающем лесу в компании аккада ДЭМ, но точно помнила,
что физически была в норме, а тут скрючило так, что оставалось только повиснуть на
заботливо подставленном плече. Дрожащие пальцы скользили по металлическим пластинам.
Спустя несколько ударов сердца до меня дошло, что ощущаемая агония не имела ничего
общего с побочным эффектом от перемещения — совсем рядом кто-то умирал.
Тихо всхлипнув, покрепче ухватилась за какую-то выступающую деталь доспеха.
— Приятного аппетита, — вибрирующий от злости шепот заставил открыть глаза и
повернуть голову.
Некромант перенес меня из пещеры в крохотную комнатку без окон. На узкой кровати
лежал мужчина. Он тяжело и редко дышал. Лицо несчастного покрывали бисеринки пота,
руки плетьми свисали с кровати. Переход в мир Мертвых еще не сформировался, но я не
сомневалась, что он скоро откроется.
— Приступай. — Некромант подтолкнул меня в сторону кровати.
Богиня! Он полагает, что я должна питаться от умирающего?
— Энергетические вампиры всеядны, — с издевкой напомнил мой мучитель. — Или ты
предпочитаешь деликатесы иного рода? — Рука невзначай скользнула по спине и
остановилась чуть ниже талии.
— Мой лорд… — С губ несчастного сорвался тихий стон.
Лорд Арагул тут же утратил ко мне интерес. Точно рубильник кто-то повернул. Пшик
— и все… Все его помыслы были заняты исключительно пришедшим в себя мужчиной.
— Готов служить и после…
— Уже скоро. — Лорд Арагул присел на край кровати и положил руку на лоб
умирающего. — Я прослежу, чтобы тебя подняли одним из первых.
У меня на затылке волосы зашевелились. Неужели, вместо того чтобы спасать и
исцелять, темные маги только и ждут, пока пострадавшие умрут, чтобы потом пополнить
армию нежити?
— Я… принял… троих. Пусть… подавятся…
— Потерпи немного, Ксандр. Я мог бы ускорить процесс, но тогда шанс пробудить
личность уменьшится.
— Вы… сможете? — Мужчина встрепенулся и попробовал приподняться на постели.
— Постараюсь.
— Но не… гарантируете…
— Ты не маг. Мне жаль.
Ксандр закрыл глаза и пробормотал:
— Уже… скоро. Я чувствую. Жаль, не выйдет… помнить…
— Тебе необходимо особое приглашение? — хлесткий голос заставил меня
подпрыгнуть на месте. — Не устраивает сервировка? Приказать постелить чистые простыни?
Лорд Арагул продолжал сидеть ко мне спиной, но я без труда распознала отвращение и
неприязнь, исходящие от него. И этот изверг смеет порицать энергетических вампиров? Сам-
то чем лучше?
Некромант продолжал молчать, ожидая моего ответа.
— Не могли бы вы выйти? Я привыкла кушать в одиночестве.
Стремительно обернувшись, демон одарил меня таким взглядом, я не то что есть,
дышать забыла как.
— Падальщица, — зло бросил некромант и вышел из комнаты.
Зажав рот ладонью, я опустилась на пол и заплакала.

***

Знать истинное отношение окружающих к собственной персоне не всегда приятно.


Конечно, никто не сможет тебя обмануть, но искренность иногда жалит намного больнее, чем
самая изощренная ложь. Лорд Арагул меня презирал. Ненависти в нем не было, но
отвращение, смешанное с недоверием, я уловила без труда. Точно также, как и чисто мужской
интерес. Странно все это, странно и непонятно. О подобном сочетании эмоций мне друиды
не рассказывали.
Лежащий на кровати застонал, и я подскочила с пола. Да что же я расселась, жалею
себя, когда для несчастного каждая секунда на счету!
Медленно приблизилась к кровати и покосилась на дверь — вдруг лорд-некромант
решит проверить, как проходит процесс кормежки. Да какая разница! Пусть думает что хочет.
Ксандр приоткрыл глаза и заморгал часто-часто. Видимо, до этого мгновения он и не
подозревал о моем присутствии.
— Привет, — шепнула я и присела на краешек кровати.
— Ритуалист? Пришла считать… энергетическую карту… тела?
— Нет, но постараюсь тебе помочь.
— Целительница?
— Есть немного.
— Не выйдет… Их было трое… Должен был… мгновенно… — Ксандр закашлялся, я
схватила со столика кружку с водой и поднесла к его губам. Он начал жадно пить.
— Еще?
— Нет. Этот жар… не залить водой.
Я протянула руку к простыне и остановилась, встретив недоуменный взгляд мужчины.
— Хочу осмотреть раны, — пояснила я.
— Зачем? Выпивающие всегда… оставляют одинаковые… следы.
Я замолчала. И как признаться, что я понятия не имею, как выглядят эти самые следы?
— Хорошо… Давай… Мне без разницы.
Ксандр закрыл глаза и затих. Не уснул. Просто ему уже было безразлично, что с ним
собираются сделать. Из него точно выкачали не только волю к борьбе, но и к жизни.
Осторожно потянула за край простыни, мужчина заворочался и слегка застонал. Я
замерла, прислушиваясь к его эмоциям.
Горечь. Безысходность.
Такая сильная, что ощутила мерзкий привкус во рту. Едва удержалась, чтобы самой не
потянуться к кружке с водой.
Смирение. Апатия. Усталость. Желание, чтобы все наконец-то закончилось.
Тут я не удержалась и всхлипнула. Но не похоже, чтобы он испытывал боль. Наверное,
данное открытие должно было меня утешить, но почему-то я не почувствовала облегчения.
Решительно потянула за простыню и обнажила мужчину до пояса.
Как? И это все?
Красно-фиолетовый разветвленный узор, так похожий на след от энергетического
разряда, заставил меня подскочить на кровати.
Это я запросто, надо только…
Я застыла, не веря собственным глазам. В ауре Ксандра темнели аналогичные следы,
вернее, в тех местах, где они располагались, аура вовсе отсутствовала. Я стащила простыню
полностью. Один узор виднелся на груди, еще один на левом бедре.
А третий где? На спине? Да, верно. Там.
На глаз прикинула размеры, сравнила форму. Начать решила с того, что на бедре, с
самого маленького. Прикасаться к коже не рискнула из опасения причинить боль,
ограничилась наложением рук в нескольких миллиметрах от поверхности. Энергии
оставалось совсем немного, но я же должна была хотя бы попробовать…
— Не надо магии… Нельзя, — свистящий стон Ксандра заставил меня прервать
процесс исцеления.
Я посмотрела на отметину и не смогла удержаться от горестного вскрика — узор
увеличился. Теперь он по размеру обогнал даже отметину на груди. Да что же это за напасть
такая?
— Они не отпускают… И сейчас… Выжидают… Я не дамся… Вернусь.
Аура умирающего поблекла, сияние стало не таким ярким — жизнь утекала из его тела.
Я же могла только смотреть.
Внезапно Ксандр подскочил на постели и схватил меня за руку.
— Не дай им добраться до меня!
— Не дам. — Я не придумала ничего лучше как обнять несчастного свободной рукой.
— Ты такая теплая… Живая… Я чувствую их холод… голод… Выпьют… Не отдавай
меня им.
— Нет, что ты. Не отдам, — всхлипнула я. — Не отдам, мой хороший. — Я принялась
перебирать пальцами волосы у мужчины на затылке.
— Я не смогу помнить… — горестно прошептал Ксандр. — Ничего не вспомню: ни
себя, ни прошлого… даже тебя забуду.
— Лорд Арагул пообещал пробудить твою память, — твердо заявила я. Я-то точно
знала, что некромант не врал во время беседы с Ксандром.
— Он сделает все от него зависящее, но не сможет. Ни у кого не выходит. Не-маги не
сохраняют личность… Зачем жить, если не знаешь кто ты?
Начало формирования перехода я встретила радостной улыбкой. Вот так. Незачем ему
становиться нежитью, которая еще и память утратит. Какие радости могут быть у
немертвых?
Переход открылся быстро, намного быстрее обычного. Я даже сперва решила, что
ошиблась, а потом почувствовала невероятное — вместо того чтобы призвать душу Ксандра,
Сумеречный мир начал делиться с ним энергией.
— Ксандр, миленький, постой. — Я осторожно убрала руки мужчины со своей талии и
заставила его лечь на кровать.
Немыслимо! Сумеречная энергия притягивалась к тому месту, где я применила
исцеляющую магию. Недолго думая, влила порцию силы в узор на животе и, заметив, что
результат не заставил себя ждать, потребовала:
— Живо переворачивайся на живот!
Ксандра просьба сильно удивила, он даже слегка смутился, но разве меня могли
волновать подобные мелочи? Я наконец-то нашла способ не только уберечь его от
превращения в нежить, но и продлить пребывание в этом странном мире.
Ухватив Ксандра за плечи, заставила его перевернуться. Сама же быстро опустила
ладони на спину. Медлить было нельзя! Вдруг переход закроется?
Я старалась водить по спине руками как можно осторожнее, но все равно с губ
мужчины сорвался тихий стон.
Дверь с грохотом распахнулась…
Вздрогнула, но головы не повернула. Зачем, если и без того ясно, кто пожаловал? И
понятно с каким букетом эмоций. Да что же его так штормит?! Отвлекает же!
Еще чуть-чуть, еще капелька…
Все! Можно сгонять с насиженного места. Я покорно сложила ручки на спине уже не
умирающего Ксандра и приготовилась к переносу тела. Только бы не помял в процессе, а то
вон как злится и психует. И почему я не энергетический вампир? Столько добра пропадает.
Эту бы мощь, да на оздоровительные цели. Это же намного лучше, чем какая-то
некромантия…
Сильные руки обхватили талию и быстро стащили с кровати. Ксандр тут же
перекатился на спину, взгляд у мужчины был совсем жалкий. И чего он только боится? Его
жизни больше ничего не угрожает. Тут радоваться надо, а он в ужасе. Странный какой-то.
Может, еще не осознал?
— Немыслимо! Если бы я только предположил, что у тебя хватит наглой всеядности…
Я шагнула назад и прислонилась спиной к прохладному металлу доспеха. О да! Это
именно то, что сейчас нужно. Охладиться слегка, а еще спинку почесать. Выступающий
череп на груди лорда о-очень удачно подвернулся. Подумаешь страшный, зато такой…
многофункциональный.
— Что ты вытворяешь? — как-то очень странно произнес некромант.
Таким же тоном со мной разговаривал Рей-Тар, когда я в его любимых ритуальных
чашах высадила коноплю. За ночь красавица выросла, а друид почему-то остался недоволен.
Я ведь как лучше хотела, только помочь. Он эту травку курил как раз во время тех самых
ритуалов, когда и чаши пользовал, да все над каждым листиком трясся…
— Спину чешу. Вы мне не поможете? Под левой лопаткой. А теперь чуть ниже.
Спасибо. И это, я вам материал рабочий загубила. Придется кого-то другого поднимать.
Только вы не расстраивайтесь сильно.
— Что ты сделала с Ксандром? — От грозного рыка зазвенело в ушах, впрочем, спину
мне продолжили почесывать.
Пусть рычит, если ему так хочется. Я так счастлива. Такое чувство, что странной
исцеляющей энергии и мне перепало, и от этого так легко на сердце, так радостно…
— Я его вылечила. Совсем-совсем, правда, Ксандр?
Жертва Выпивающих, до сих пор тихонечко лежащий на спине и пытающийся
ненавязчиво подцепить ногой простыню с пола, густо покраснел и кивнул.
— Смотрите, приток крови к лицу сработал! — восхищенно всплеснула руками.
— И не только к лицу, — пробормотали позади.
— Побочный эффект, — отмахнулась я. — Передозировка исцеляющей энергией.
— И давно это у тебя? — осторожно поинтересовался лорд Арагул, настолько
осторожно, что я почуяла явный подвох.
— Что именно?
— Страсть… к исцелению.
Я замерла, мучительно соображая, что же придумать. Ну почему никто не выдал мне
инструкцию по энергетическим вампирам?
— Это особенность моего клана, — наконец ляпнула я.
— И какого же? — уже откровенно издеваясь, протянул некромант.
— Изменяющих… э-э-э… Преобразующих энергию. Собираем эмоции и
трансформируем в кое-что другое…
Я ожидала, что лорд Арагул развернет меня к себе лицом, обвиняюще ткнет пальцем и
скажет: «Ты раскрыта, элементаль!» — но некромант вдруг положил ладонь мне на макушку
и спросил:
— Что с волосами?
— А что с ними? — тихо пробормотала я.
— Посветлели у корней. Точно изумрудная седина пробилась.
Позеленели? У меня? Ах да, я же теперь крашеная. Отросли! Вот оно что!
На радостях принялась ощупывать голову и наматывать пряди на палец. Нет, они точно
стали длиннее, или мне кажется? Друиды говорили, что спустя год-два возможен скачок
внутренней силы, который отразится на длине волос, но вот так и сразу? После одного
исцеления? Невероятно! Или энергия Сумеречья так повлияла?
— Ксандр, у тебя есть зеркало? — Вполне невинный вопрос вызвал волну недоумения,
причем как со стороны некроманта, так и моего подопечного.
Пришлось прикусить нижнюю губу, чтобы подавить непрошеную улыбку.
— Нет, не положено, — смущенно пробормотал он.
— Обязательно попроси. Процесс выздоровления пойдет быстрее, если ты станешь
заботиться о внешнем виде. Нет, ты только посмотри на себя — щетина скоро в полноценную
бороду превратится.
Мужчина смущенно погладил подбородок и затравленно взглянул на лорда.
— Будет тебе и зеркальце, и бритва, как только разберемся, что с тобой произошло, —
проворчал некромант.
Нет, он, видите ли, недоволен. Вот как можно быть таким некрохрычом? А вдруг его
только трупы радуют? Бывают же странные привязанности. Кто-то любит кошечек и собачек,
а кому-то трупы подавай. Тепленькие, еще не окоченевшие. Фу! Гадость какая.
— Не расстраивайтесь, вы обязательно найдете менее живучий практический материал.
— Отчего же мне расстраиваться. Еще не все потеряно, — едко произнес маг.
— Как это? — потрясенно прошептал Ксандр.
— Я вполне могу уморить тебя повторно. Чисто в научных целях. Ведь именно на это
намекает наша гостья?
— Прекратите! Вы его пугаете! — возмутилась я, поймав волну ужаса, исходящую от
несостоявшейся нежити.
— Какая жалость, — протянул некромант. — А ты кушай, не стесняйся. Или мне снова
выйти?
— Спасибо, больше не голодна, — быстро ответила я и уставилась под ноги. В этот
момент тишину комнаты нарушило голодное урчание моего живота.
— Совсем не покормили, да? — с тоской вздохнул некромант, и тон такой участливый
до невозможности, но я-то четко ощущаю: развлекается гад, причем за мой счет.
— Не успели, — буркнула я.
— Бедняги. Не до того было? Ни в виварий сводить времени не хватило, ни оформить
как положено, ни… форму выдать.
Под конец лорд-некромант слегка запнулся, но я и без этого почувствовала — кожаные
штаны целиком и полностью одобряют. Раз так, может, ну ее, эту форму?
— Так что с волосами?
Повторный вопрос оказался полной неожиданностью и заставил с надеждой взглянуть
на Ксандра. Вдруг что подскажет? В конце концов, он тоже в комнате присутствовал. Но
спасенный упорно молчал. То ли не распознал мольбу в моем взгляде, то ли всерьез
воспринял обещание некроманта уморить его повторно. Поняв, что помощи ждать не от кого,
решила открыть часть правды.
— Это из-за насыщения организма энергией. Волосы отреагировали и немного отросли.
— То есть этот, — кивок в сторону Ксандра, — им понравился больше, чем аккад
ДЭМ?
— Разборчивые они у меня, — растерянно пролепетала я.
Ну что с ним будешь делать? Уже сколько раз сам вопрос моей всеядности поднимал, а
все туда же. Точно я энергетический вампир ограниченного рациона и питаюсь
исключительно сексуальной энергией!
Громкий стук прервал внутренний монолог и заставил сердце радостно подскочить в
груди.
— Соскучилась, да? — отрывисто бросил некромант и толкнул дверь. — Заходите, а мы
тут как раз вас обсуждаем… — тоном радушного хозяина добавил он, и в комнатку ввалился
аккад ДЭМ.
Заявление лорда Арагула заставило меня отступить в дальний угол. Я нервно
всматривалась в лица появившихся демонов, пытаясь понять, с каким настроением те
пожаловали. Вдруг сейчас с ходу кристалл Призыва на тумбочку выложат и скажут, что
согласны на штрафные баллы при сдаче ПиП? Хотя тот самый кристалл уже и так у лорда-
некроманта — сама видела.
Богиня, создай меня обратно!
Все-таки избыток эмоций намного хуже, чем их полное отсутствие. Я слегка
растерялась, до того сильные и противоречивые чувства обуревали прибывших. К примеру, я
не понимала, как может радость за пару секунд смениться гневом, смешанным с
разочарованием и обидой. В упор посмотрела на Марога, пытаясь определить, чем он
недоволен. Демон ответил требовательным взглядом, в котором так и читалось: «И чем это
ты тут без нас занималась?»
Татуированный вошел в комнату первым, видать, по праву «владельца», следом
пожаловал Эрх и закрыл собой весь проход. Вот же вымахал, чем его только откармливали?
Чтобы рассмотреть Далиана, пришлось шагнуть в сторону и слегка привстать на носочки.
Убедившись, что аккад ДЭМ явился в полном составе, слегка успокоилась.
— Могу ли я получить результаты проверки на расовую принадлежность призванного
мною существа? — нарушил молчание Марог.
— Можете…
Ответ некроманта, как и пауза, возникшая после него, походили на форменное
издевательство.
— И как быстро это случится? Лорд Арагул, вы говорили, что вам понадобится не
более десяти минут.
— А вы утверждали, что я найду призванное существо в складском помещении номер
двадцать три. Вместо этого мне пришлось спускаться в Подгород и тревожить наших
маленьких друзей.
Взгляды трех демонов устремились ко мне. Даже Отмороженный протиснулся из
коридора в комнатку. Ну конечно, опять я одна во всем виновата! Как будто сама себя из
портала выпихнула.
— Лорд Арагул, вы же верите, что перед вами энергетический вампир, — осторожно
заметила я, игнорируя очередную волну недовольства со стороны аккада ДЭМ. Вот только
пусть посмеют снова о кляпе намекнуть — и плесневелый сыр станет частью их ежедневного
рациона.
— И единственное существо, чье появление пока не удалось отследить, — невозмутимо
парировал маг. — Кристалл Призыва не смог указать координаты портала, перенесшего тебя.
Да уж… Наверняка, если бы кристалл опробовали на Эштане, то не только бы
координаты получили. Интересно, как там мой партизан поживает? И сможет ли Кито
сделать так, чтобы один из изумрудов маскировал и ауру Изменяющего форму?
— В любом случае вы уже убедились, что Цветочек не имеет никакого отношения к
обитателям Лавовых островов, — ввернул Эрх и получил порцию раздраженных взглядов от
товарищей.
— Цветочек, — ухмыльнулся некромант. — Какое интересное имя…
— Это прозвище, — быстро поправила я. — Так называют меня друзья.
— А вы четверо уже успели подружиться? — мягким вкрадчивым тоном
поинтересовался лорд.
В этот раз даже Эрх почуял неладное и не стал отвечать.
— Тем хуже для вас… — оправдав мои мрачные прогнозы, заявил некромант. —
Поблажек не будет. Я прослежу. И помните — всего три месяца. Ксандр, я зайду после
обхода.
Лорд Арагул вышел из комнаты. А у меня перед глазами все еще стояла жесткая
усмешка, скользнувшая по губам некроманта.
— Что будет через три месяца? — испуганно прошептала я.
— Кажется, Его Темнейшество только что заявил, что готов встать в очередь, — с
убийственной прямотой пояснил Эрх.
***

Перед уходом я выпросила у аккада ДЭМ разрешение перекинуться парой фраз с


Ксандром. Ведь я не знала, удастся ли нам свидеться снова.
— Мне жаль, если я нарушила твои планы по превращению в нежить. Но, возможно,
второй шанс — не самый плохой вариант.
— Как ты это сделала? — Мужчина неверящим взглядом осматривал грудь, на которой
больше не было узора от прикосновения Выпивающих.
— Это тайна, которую можно постичь только после полного просветления, —
проникновенно выдохнула я и закатила глаза. Не знаю, насколько получилось скопировать
интонацию Рей-Тара, но я старалась. Друид всегда так делал, когда я расспрашивала его о
священных ритуалах.
Тут я грустно шмыгнула носом. И дня не прошло, а уже скучаю. И о самом Рей-Таре, и
о его бестолковом приятеле-барде. Том самом, который про Зов рассказал. Хорошо мне у них
жилось.
Позади скептически хмыкнул Эрх, да и у Ксандра вид был такой… непонимающий. А
как я могу что-то объяснить, если и сама не разобралась, каким образом произошло
исцеление?
Я потянула за простыню, но та не поддалась — Ксандр упорно продолжал прижимать
ее к животу.
— Пожалуйста, я только посмотрю. Я же должна выяснить, остался ли след на бедре.
Мужчина упрямо мотнул головой.
— Пошли уже, любопытная ты наша, — фыркнул Рогатый и потянул за руку.
— Погоди! — заупрямилась я. — Спиной повернись хотя бы. Мне нужно сравнить.
— Потрогать, пощупать… — насмешливо добавил Марог.
— А можно? Я только быстро ауру проверю…
Ауру проверить не дали, впрочем, как и тактильно исследовать другие места,
поврежденные Выпивающими. Пробормотав что-то насчет того, что не подписывался
смотреть и вообще не страдает вуаеризмом, Марог подхватил меня на руки и потащил к
двери.
— Поправляйся! — пожелала напоследок я Ксандру. Тот закивал и натянул простыню
до самого подбородка.

***

Темный сектор Цитадели оправдывал свое название. В нем было сумрачно и очень
тихо. Стоило Марогу выйти в коридор, как меня заколотил озноб. Этот холод не имел ничего
общего с природным явлением, он заползал под кожу, мешал дышать. Я, зажмурившись,
прижималась к Марогу и едва не подвывала от ужаса.
— Потерпи немного, Цветочек, скоро мы отсюда выберемся.
— Что с ней? — спросил Рогатый.
— Некроманты работают, — пояснил Отмороженный. — После попытки прорыва два
отряда привезли.
Работают? В смысле добивают и поднимают? Я завыла уже в голос, эхо подхватило мой
вопль и разнесло по коридору.
— Да нежить они регенерируют! Нежить! Руки-ноги отращивают в ускоренном
темпе! — не выдержал Марог и подбросил меня под потолок. Я взвизгнула громко, с
чувством, и замолчала, испугавшись, что демон меня не поймает.
Я поверила Татуированному. С первого слова поверила, стиснула зубы в попытке
убедить себя, что это магия такая странная. И на самом деле никто в лазарете некромантов не
умирает.
— Как ты? Сама идти сможешь? — прошептал Марог, придерживая меня за талию.
Я молча кивнула. Могла бы расслабиться и позволить Татуированному и дальше нести,
но хождение по рукам уже порядком надоело, а еще я чувствовала, что ничего хорошего из
этой затеи не выйдет. Эрх меня таскал больше из любопытства, как неведомую зверушку,
свалившуюся нежданно-негаданно на голову, да и знаки внимания оказывал больше за
компанию: «Раз всем надо, то и я не стану отрываться от коллектива». Марог же, напротив,
был настроен серьезно. А еще демон свято верил, что именно его ритуал призвал меня в мир
Хаоса, а значит, и все остальное по списку также должно принадлежать в первую очередь
ему. О том, как к данному вопросу относился Далиан, я старалась не думать. Природное,
воистину нимфейское, любопытство мне не чуждо, но инстинкт самосохранения никто не
отменял. Интуитивно я чувствовала, что есть тайны, разгадки которых искать не следует
вовсе.
Появление Дейрис я встретила испуганным вскриком.
— Разврат уже свершился или мне подождать? — поинтересовалась нежить, любуясь
кончиками ногтей.
Немая пауза, и кто-то явно разозлился. И не поймешь, то ли потому, что Дейрис не рад
видеть, то ли из-за того, что планы сомнительной направленности сорвали.
— Не надо ждать, — быстро вклинилась я.
— О! Так мне можно посмотреть?
— Дейрис, тебя зачем прислали? Проводить?
— Нет, Далиан, доставить. — Девушка оскалилась в улыбке, обнажив ряд острых
зубов. — Без меня вы минут двадцать будете по Темному сектору топать.
— Его Темнейшество опасается, что мы заблудимся? — протянул Рогатый.
Дейрис хмыкнула и взмахом руки открыла портал.
— Нет, лорд Арагул просил передать, что много кушать на ночь — вредно.
Я вжала голову в плечи и первая юркнула в темный провал.

***

Дейрис провела порталом прямо к дверям апартаментов аккада ДЭМ. Помня о


магическом засове, я войти первая не рискнула, сложила руки на груди и осмотрелась. И
почему я сочла коридор мрачным и неуютным? В нем, как и прежде, царил полумрак, ноги
холодил неотшлифованный камень, но в отличие от Темного сектора стены тут не были
пропитаны запахом смерти и тлена. Магия некромантов не коснулась этой части Цитадели.
— Что застыла? Думала, в виварий потащим? — хмыкнул Эрх.
— Нет, пытаюсь понять, чем же ваша территория от некромантской отличается.
— Показать? — неожиданно предложил Отмороженный.
— Не стоит. Оборутся же, — с сомнением в голосе протянул Марог.
— Давненько здесь огонь не пробегал. Вон даже Цветочек наше логово от некроса
отличить не может, — поддержал Далиана Эрх. — Только, чур, не визжать, — это он уже
мне.
— Постараюсь, — пролепетала я, уже жалея, что завела разговор.
Неожиданно Далиан улыбнулся. Нет, саму улыбку я в темноте не рассмотрела, зато
искрящийся букет эмоций заставил фыркнуть в предвкушении готовящейся пакости.
Отмороженный дотронулся до стены и что-то прошептал. В том месте, где его пальцы
коснулись камня, темная поверхность засветилась красным. И от этого пятнышка начали
загораться огненные руны. Они вспыхивали по цепочке, одна за другой, усыпая стены и
потолок. Волшебное зрелище. Как только последний символ зажегся, знаки налились силой и
запылали так ярко, что пришлось зажмуриться. Когда я открыла глаза, от стен и потолка
исходило ровное красно-оранжевое свечение. Но это было только начало…
Пол задрожал и покрылся сетью трещин, сквозь которые пробивалось что-то огненное
и бурлящее. Когда по полу коридора потекла тонкой струйкой раскаленная лава, я не
выдержала и прижалась к Марогу. Выяснять на собственной шкуре, настоящая ли она, не
хотелось категорически. Татуированный все понял без слов и подхватил на руки. И тут
началось…
Соседние двери стали открываться, из них выглядывали встревоженные обитатели
этажа.
— По какому поводу включили подсветку? — сонным голосом проворчал парень с
живописными змейками вместо волос. Змейкам творящееся безобразие не нравилось, они
возмущенно извивались и шипели в нашу сторону.
— Дал, что за дела? Мы же договорились, что сидим в потемках и копим энергию для
выпускного, — прогнусавили из конца коридора.
— Так, чтобы недостачу вернули в накопитель, — капризно заявила высокая демоница
и возмущенно передернула крыльями.
— Да отстаньте вы от них. Не видите, у аккада ДЭМ брачный период, — язвительно
объявил Герх.
Я быстро запомнила, из какой по счету двери он появился. Так, на всякий случай.
Заодно попыталась спрыгнуть обратно на пол, а то неудобно как-то получилось. Но Марог
только хмыкнул и внес меня в комнату.
Неофициальная демонстрация призванной добычи состоялась.
На этом сюрпризы не закончились. Первое, что бросилось в глаза в демонячьих
апартаментах, — пара высоких кожаных сапог, стоявшая прямо на столе. Рядом с ними
поблескивал поднос, накрытый серебряной крышкой. А вот то, что сыр и хлеб отодвинули в
сторону, сразу насторожило.
Марог аккуратно опустил меня на стул и придвинул поднос.
— Ешь быстрее, а то нам уже выговор объявили, что мы тебя плохо содержим.
Предчувствуя неладное, приподняла крышку и поняла, что влипла: на фарфоровой
тарелочке лежали шарики цветочной пыльцы.
— Приятного аппетита, — невозмутимо пожелал Отмороженный и уселся напротив,
явно собираясь проконтролировать, чтобы я съела все до последней крупинки.
— Не представляешь, на что Марог пошел, чтобы ее достать, — радостно возвестил
Эрх.
Я перевела взгляд на Татуированного. Вот же ж цветовод-опылитель. Кто знал, что он
таким ответственным окажется?
Погоняв по тарелке желтые шарики, отложила ложку и скромно спросила:
— А сыром угостите?
Рогатый заржал и шлепнул застывшего Марога по плечу:
— Я же говорил! Добытчик ты наш. Кормилец!
Татуированный уставился на меня. Зло так уставился. Нет, я понимаю, он старался и
его следовало поблагодарить, но я ненавижу цветочную пыльцу! Она сладкая и после нее в
горле першит.
Украдкой взглянула на Отмороженного. Тот молча передвинул ко мне блюдо с сыром и
хлебом.
Решила пойти на компромисс: отрезала кусок хлеба, щедро посыпала его пыльцой, а
сверху придавила сыром. Надкусила, улыбнулась, чем вызвала очередной приступ смеха со
стороны Рогатого.
— Пойду освежусь перед сном, — объявил Эрх и, открыв дверь купальни, застыл на
пороге. — Папочка, ты ребенка кормил?
— А то ты сам не видел, как я ему три окорока притащил, — проворчал добытчик.
— А мясо дитятку порезал? В ротики положил?
Марог нахмурился и повернулся к Рогатому.
— Нет, а в чем дело?
— Тогда ты купальню сейчас сам вычищать будешь! Нет, я демон непривередливый, к
стерильной чистоте не привыкший, но я не собираюсь мыться там, где кого-то порвало на
ошметки и размазало тонким слоем по полу и стенам!
Есть резко расхотелось.
Я вскочила со стула, чтобы лично оценить масштаб катастрофы, а при необходимости
вступиться за живоглотика. Он же у меня совсем маленький, изысканным манерам не
обученный. Подошла, заглянула…
Ой-ой, а ведь Эрх ни капли не преувеличил: кусочки сырого мяса и обломки костей
усыпали пол, даже в бассейн кое-что попало, не только стены, но и потолок украшали
кровавые разводы.
Почувствовав наше появление, Щелкунчик повернул листики в сторону двери и
приветственно заклацал.
— Он не хотел ничего плохого! — поспешно пояснила я.
— Кто бы сомневался, — устало вздохнул Рогатый. — Раз купание отменяется, я спать.
И тут демоны дружно уставились на меня. Спальный вопрос стал ребром.
— Не возражаете, если я у Щелкунчика переночую? Нет, правда, меня остатки его
трапезы не смущают.
— Еще чего! — живо возмутился Марог. — Я не собираюсь утром гадать, в каком из
листиков покоятся твои останки.
— А я не собираюсь ворочаться до утра, пока ты уговариваешь нимфею ответить на
твой Зов! — рявкнул Эрх.
— Вы не так поняли, Зов должен случиться у меня… — робко заметила я, но Рогатый и
Татуированный меня уже не слышали.
— Эрх, я же терплю, когда ты перед боевкой свои железяки полночи начищаешь…
— А я твои кремы по утрам нюхаю.
— Носки свои нюхай!
— Что ты имеешь против моих носков, я их каждую неделю меняю!
Отмороженный молча взял со стола блюдо с сыром и хлебом, сунул мне в руки и тихо
произнес:
— Спокойной ночи.
Дверь в купальню закрылась. Наверное, это был первый случай, когда я просто не могла
оказаться против.

***

— Нет, Щелкунчик, я тебя совсем не осуждаю. Я же понимаю, что тебе мясо с кости
было сложно обгладывать. Удивительно, как ты только зубки не поломал.
Живоглотик согласно покивал и приоткрыл один из листиков-челюстей, по краю
которого не хватало двух шипов-зубьев.
— Ой ты ж, бедняжка моя. Я объясню Марогу, и он станет кормить тебя только
маленькими кусочками филе. И никаких костей. Ты хлеб с сыром будешь? Нет, ну и хорошо,
а то тут не так уж и много. Ты что-то хочешь мне сказать?
Ближайшая челюсть задергалась в конвульсиях — и на пол шлепнулся
полупереваренный, покрытый зеленой слизью кусочек мяса.
— Ой! Ты решил со мной поделиться. Как мило… — еле выдавила я. На улыбку сил
уже не хватило. — Только я мясо не ем… Совсем не ем… — добавила я, осматривая
купальню.
По-хорошему, уборкой следовало заняться немедленно, но я так устала. Слишком много
впечатлений для одного дня.
— Ничего, малыш, прорвемся. Они неплохие демоны. А утром мы обязательно наведем
тут порядок.
Щелкунчик качнул листиками, выражая полное согласие, а потом одна из створок
челюстей задрожала и прогнулась вовнутрь, образуя подобие колыбели. Я только ахнула от
восхищения. Какой он у меня заботливый. Я поставила блюдо на пол и забралась в колыбель.
Щелкунчик тут же поднял листик под самый потолок — защитник был готов оберегать меня
и ночью.
Импровизированное ложе оказалось удобным. Я свернулась калачиком, подложила руку
под голову и улыбнулась — лодочка начала легонько покачиваться.
Все-таки хорошо, что меня в виварий не отправили.

Глава 8
КОШМАРНЫЕ СБОРЫ
Рей-Тар снова забыл закрыть окно, и наш домик атаковали насекомые. Я ничего не
имела против жучков, гусениц и прочих букашек, а вот они ко мне испытывали особое
расположение, граничащее с манией. Одни нимфеи покровительствовали растениям, другие
— животным, за мной же дружным строем шествовали муравьи, роились пчелы и порхали
бабочки. Вот и сейчас крылатая ветреница потревожила мой сон, зависнув у лица.
Сонно потянулась, приоткрыла глаза. Так и есть… бабочка. Только почему-то
абсолютно черная.
— Привет, малышка, — шепнула я.
Малышка спустилась чуть ниже, с хоботка на мой нос шлепнулась какая-то капелька. Я
смахнула ее и неверящим взглядом уставилась на кончики пальцев — они стали красными от
крови.
Нет, я была уверена, что кровь не имела ко мне никакого отношения, но все равно орала
так, точно меня надкусили во время сна.
— Цветочек, ты проснулась? — донеслось радостное из-за двери. Голос принадлежал
Рогатому, и тут я все вспомнила.
Осторожно приподнялась на локтях и уже хотела попросить Щелкунчика спустить меня
вниз, как догадливый живоглотик сам переместил импровизированную кровать-лодочку
ближе к полу.
— Серина, ты там живая? — это обеспокоился Марог. Демон постучал в дверь, но
войти не смог, а все потому, что дверной проход замуровали корни моего защитника, которые
он для этого дела выудил из бассейна. Но это было не самое странное…
Стены, пол и потолок купальни усыпали бабочки, маленькие, черные и плотоядные. За
ночь прожорливые крохи очистили комнату от кровавых разводов и остатков мясной трапезы.
Косточки аккуратной горкой лежали в углу. Поблагодарить неожиданных помощников я не
успела. На поверхности воды появились пузыри. Все бы ничего, но я точно знала, что корней
Щелкунчика в бассейне не было! Осторожно приблизилась к краю. Так и есть, ни мухоловки,
ни кусочков мяса в воде не наблюдалось, зато на дне мельтешило что-то смазанное и серое.
— При-и-вет, — осторожно выдохнула я.
Лучше бы я молчала, потому что неведомый плавунец оказался не только отлично
слышащим, но и крайне вежливым существом, иначе зачем он тут же метнулся к
поверхности? Когда на плитку шлепнулось нечто червеобразное, студенистое, на кривых
коротких лапках и с впечатляющим набором зубов, я завизжала повторно.
Удар в дверь был такой силы, что со стен посыпалась плитка. Щелкунчик, проявив
сообразительность, свернул баррикаду, обуглившиеся останки двери с жалобным скрипом
ввалились в купальню.
Зажмурившись, выставила вперед руки:
— Не бейте, я своя!
— Отличная тактика, Цветочек, на полигоне повторишь на бис, — проворчал Рогатый,
и тут демоны увидели плавунца. Защитные чары, взметнувшиеся вокруг них, я ощутила
острее, чем волну страха.
Не понимаю. Неужели испугались такого кроху? Нет, он, конечно, не самое милое
создание, но это они еще рыбу-каплю не видели. Кроха быстро смекнул, к чему идет дело, и
переполз мне за спину.
— Серина, умоляю, только не бойся нас, — медленно произнес Татуированный.
Это он сейчас так пошутил? У самого на лбу от страха испарина выступила, а меня
успокаивал.
— Цветочек, медленно сделала два шага вперед, а потом быстро отскочила в сторону.
Судя по тому, как Рогатый перехватил какую-то круглую и острую штуку, незваного
гостя собирались сильно обидеть.
Медленно покачала головой и получила в ответ тяжелый вздох.
— Цветочек, это кошмарень. Их убивают…
— Охотятся или истребляют? — тут же уточнила я.
— Второе, — нехотя ответил Отмороженный. Думал соврать, но не стал. Я поставила
ему за это большой и жирный плюсик.
— Блин, Серина, я сейчас стою и трясусь от страха из-за того, что четко осознаю: весь
мой арсенал покрылся ржавчиной, паутиной и незнамо какой неведомой дрянью! Слышь,
тварь, быстро прекратил, а то я тебя мигом мелко нашинкую!
Обернулась и с укором взглянула на Кошмарика. Тот виновато потупил взгляд.
Понимает! Значит, можно договориться.

***

Переговоры века не состоялись, по той причине, что новый знакомый оказался крайне
сообразительным. Пока демоны объясняли мне, что есть кошмарни и за что их все обижают,
монстрик переполз под защиту Щелкунчика и укрылся среди корней. Бабочки так вообще
были самыми умными и демонам на глаза не показались. В то время как аккад ДЭМ разносил
дверь, черные затаились среди листвы. Оставалось надеяться, что на завтрак живоглотику
они в качестве основного блюда не попадут.
— Цветочек, ты слышала хоть что-то из того, что мы тебе сказали? — грозно вопросил
Марог, поглядывая в сторону соседней комнатки. Той самой, в которой стульчики
располагались. И тут я поняла, что мне тоже ну очень-очень туда надо и по тому же вопросу.
Их трое и я одна — короче, если пропущу первыми, то ждать придется долго.
— А давайте вы чуть попозже все еще раз объясните? — похлопала глазами я. —
Прошу прощения, но мне нужно выйти.
Не дожидаясь ответной реакции, я бросилась в сторону прохода, пополняя
одновременно словарный запас новыми фразами из мира Хаоса, среди которых мне были
знакомы только «в», «на» и «задолбало».
Малая купальня меня порадовала, и не только стульчиками. Набравшись наглости,
заглянула в висящие на стене шкафчики, в результате обзавелась завязкой для волос, отрезом
мягкой ткани и щеткой на длинной ручке для Щелкунчика. Мой защитник тем временем
добросовестно закрывал собой пролом в стене. Я уже закончила наводить порядок в
последнем из трех шкафов, как в стену громко постучали.
— Цветочек, если я сейчас узнаю, что ты там еще и ванну принять надумала, не
обижайся — войду, и не факт, что не присоединюсь, — угрюмо проворчал Рогатый.
— Нет-нет, я уже почти закончила! — прокричала я, пытаясь вспомнить, в какой
последовательности стояли баночки, которые я сняла с полки, чтобы добраться до
крошечного зеркальца. Видимо, шкаф принадлежал Марогу.
Все добытое затолкала в корсет, одернула тунику и поспешила к пролому, столь
заботливо заслоненному живоглотиком. Вот как зайдут, как заметят, что вещи не на своих
местах лежат… Рей-Тар тоже ворчал, когда я в его будуар нос совала.
Переживала я зря, демоны даже не поинтересовались, чем я там так долго занималась, а
вытолкали из комнатки и выставили магический щит. Не иначе как переживали, что
подглядывать начну.
Щетку презентовала по дороге мухоловке и попросила припрятать до вечера. Будем
следить за состоянием зубиков и выковыривать остатки трапезы. Остальной живности
наказала сидеть тихо и ждать. Я очень-очень надеялась, что у меня получится вернуться в эту
купальню.
Пока аккад ДЭМ принимал водные процедуры, я прибрала на столе, расставила стулья
и села примерять обувь. Вот вернутся демоны, чтобы проводить на общий смотр, а я уже
готова. Честно позаимствованное «жгло» корсет и заставляло чем-то компенсировать
пробелы в воспитании.
Найденную тряпочку разрезала на две половины и обмотала вокруг ступней по схеме
дедушки-лесовика. Тот всегда так делал, когда лапти надевал. От него же я узнала, что носить
обувку на голые ноги крайне не рекомендуется. Результат вышел не столь аккуратным, как у
лешего, но я все же умудрилась затолкать ноги в сапоги. Застегнула пряжки, прошлась по
комнате. Точнее, проковыляла. Смущало и то, что тряпочки выглядывали из дырочек на
носке и пятке сапожек. Вот кто так шьет? И не поймешь, то ли у мастера кожи не хватило, то
ли сапоги уже побывали на тренировках и их основательно погрызли. Лучше бы мне лапти
выдали.
Наступил черед прически. Для нимфеи волосы у меня короткие, чуть ниже плеч, и
вполне соответствуют внутреннему источнику силы. Прежде я на этот счет не
заморачивалась вовсе, полагая, что все придет со временем: и коса до земли, и личный
лесочек с озером. И если о последнем я старалась не думать, то волосы меня определенно
радовали. Вон как отросли от одного-единственного исцеления! А чем сильнее нимфея —
тем она живучее. Оставалось решить вопрос с прической, поскольку создавать таковую мне
ни разу не приходилось. Опустив голову вниз, собрала волосы в хвост и крепко обмотала
шнурком.
А демоны все не возвращались…
Я уже переживать начала. И только решила проверить, как они там, за стенкой
послышались шаги и тихий говор.
Сижу, нервничаю, а в голове одна мысль: «Лишь бы бабочки не подвели…»
Бабочки своего пребывания не выдали, но демоны все равно вышли мрачнее тучи,
словно не все у них гладко прошло в купальне.
— Поднимись. — Приказ Отмороженного больше походил на тяжелый стон. —
Пройдись. Подпрыгни. Удивительно.
— Клептомании у нее нет, уже радует, — заявил Марог, только по его тону было ясно,
что вот нисколько Татуированный не радуется.
— Первый раз вижу, чтобы махровое полотенце в сапоги затолкать сумели. И ведь
смогла же! Смогла! — гордо объявил Рогатый, я аж расцвела, вот хоть кто-то мной
доволен. — А теперь признавайся, куда ты дела мою щетку для рогов? Я бы предположил,
что ты ею причесывалась, но результат говорит сам за себя.
Тут мне стало совсем неуютно. Честно говоря, я рассчитывала, что пропажу щетки
никто не заметит. Их же в шкафчике было штук десять, не меньше.
— Я ее подарила…
Демоны переглянулись, а потом на лице Марога проскользнуло понимание.
Татуированный криво ухмыльнулся и заглянул в приоткрытую дверь.
— Мда… Хорошая была щетка. Любимая.
Не выдержав, вскочила со стула и обнаружила, что Щелкунчик у меня не только крайне
исполнительный живоглотик, но и очень контактный. По крайней мере, с кошмарнем
сошелся и без моей помощи. В противном случае разве стал бы Кошмарик чистить моему
защитнику зубки щеткой?
Медленно обернулась и жалобно захлопала глазами:
— Теперь уж точно в виварий, да?
— Без вариантов, — оскалился в улыбке Марог. — Будешь нашим тайным оружием.
Я скромно потупила взгляд. Это они еще бабочек не видели!
— А полотенце с ножек снять придется, — урча произнес зеленоглазый. — Обещаю, на
полигоне ты не замерзнешь.
Обещание подкреплялось низким тембром голоса в сочетании с таким эмоциональным
фоном, точно Татуированный лично меня согревать собрался. Я даже слегка смутилась, чем
вызвала очередной отклик со стороны Марога.
— Мне выйти или сапоги при мне снимать будете? — язвительно поинтересовался
Далиан.
Я вскинула голову и обнаружила, что Рогатый уже того… вышел. Это как? Это еще
зачем? Мы же на полигон собирались! Смотр у нас. Смотрины-ы-ы…
Тем временем Марог усадил меня на стул, расстегнул пряжку на сапоге и медленно
потянул его вниз. А я, я не сводила взгляда с Далиана, и было так стыдно, словно дело одним
сапогом не ограничивалось.
— Ы-ы-ы! — Полный боли и отчаяния крик разрушил интимность момента и
возвестил, что на самом деле Рогатый недалеко ушел. Просто он, пользуясь случаем,
надеялся отвоевать любимое имущество у живоглотика. Судя по воплям и ругани,
безуспешно.
— Эрх, да забей ты на эту щетку, он ее давно обслюнявил! — бросил через плечо
Марог и потянулся ко второму сапогу. — Нет, нет, сиди, — добавил он, заметив, что я готова
вскочить со стула.
— А если они и Эрха обслюнявят? — трагическим шепотом спросила я, чувствуя, что
вот сейчас-то наличие бабочек и выйдет наружу. — Что, если на него Кошмарик нападет?
Далиан вздохнул, отложил недоеденный бутерброд и отправился спасать Рогатого. Без
меня! То есть самым свинским образом оставив один на один с Марогом. Тот уже сапоги
снял, тряпочки размотал и поглаживал босые ступни. Если абстрагироваться от демонячьих
переживаний, мне только похихикать и оставалось — щекотно же. Но я-то точно знала, в
каком направлении текли мысли Марога. Захотелось сказать Вилене большое нимфейское
спасибо за то, что не пошла у меня на поводу и выдала штаны, а не платье.
Бабочки меня не спасли. Просто не успели. Дейрис появилась раньше. Нежить
возникла прямо посреди гостиной, многозначительно хмыкнула, увидев
коленопреклоненного Марога, и сообщила, что в этот раз смотр пройдет на нижнем уровне и
на полчаса раньше.
— Это как? Тренировка неполным составом? — тут же обеспокоился демон.
— Откуда я знаю? — возмущенно передернула плечами вестница. — Мне поручили
обойти все аккады, призвавшие разумных существ, и обеспечить стопроцентную явку. — Так
что если вы тут задержитесь, — нежить сурово сверкнула глазищами, — я вас все равно
доставлю и одеться не позволю!
Эх! Прав был Рей-Тар, когда говорил, что репутация — штука устойчивая, по большей
части не изменчивая, и, уж если попал в стремнину, остается только барахтаться и надеяться,
что не унесет окончательно.
Воспользовавшись замешательством Татуированного, быстро натянула сапоги и
ухватила не доеденный Далианом бутерброд. А то кто его знает, как долго этот смотр
затянется и куда меня после него направят. Хотелось бы, чтобы сразу в Берилл, но я уже
перестала верить в чудеса.
После отбытия вестницы аккад ДЭМ резко вспомнил о энерговампирском инструктаже.
— Не тушуйся. Смотри прямо, но без вызова, — поучал меня Эрх.
— Легкая наглость допустима. Энерговампиры любят разнообразие в эмоциях и
зачастую сознательно провоцируют доноров, — обрадовал меня Марог.
— А насколько легкой должна быть наглость? — тут же уточнила я.
Парни призадумались.
— Не нарывайся, если не сможешь дать отпор, — посоветовал Эрх, и мне стало так
грустно. Захотелось уподобиться Кошмарику, свернуться среди корней живоглотика и
притвориться, что меня тут нет.
— Мы решили не придумывать тебе имя, — присоединился к инструктажу Далиан. —
Я разослал послания в три клана. Посмотрим, кто из них согласится тебя признать. Портал не
удалось отследить, так что теоретически тебя могло притянуть из любой точки Хаоса.
— Или из другого мира, — мрачно буркнула я.
Взгляд Отмороженного стал жестким.
— Лорд Арагул проявил к тебе интерес. Поговаривают, он был связан с ловчими и
только личная услуга, оказанная Повелителю Инферно, спасла некроманта от казни. Хочешь
на собственной шкуре проверить, действительно ли он порвал с прошлым?
Я покачала головой, не в силах выдавить ни слова. Ужас сковал голосовые связки и
вызвал в теле леденящее оцепенение. Ловчие — главный кошмар любой элементали, но для
меня он был не просто страшилкой. Я вжалась в стул, пытаясь прогнать воспоминание.
Считается, что ловчие охотятся исключительно за сердцами духов стихий, но это ошибка.
Живые мы намного ценнее.
— Цветочек, ты чего? Испугалась? — обеспокоенно спросил Рогатый.
Снова покачав головой, уставилась в пол. Глаза невыносимо жгли непролитые слезы.
— Серина… — Голос Далиана сорвался.
— Дал, пошел вон. — Рогатый присел на корточки рядом со мной. — Значит, слушай
сюда, Цветочек… Никаким ловчим мы тебя не отдадим. Три месяца — и возвращаем в
Берилл. Тренировки на полигоне — фигня. С Клешнехватом и Пушистиком поладишь, они
тебя в случае чего прикроют. А мы сделаем все, чтобы всякие озабоченные вне полигона к
тебе не лезли… Правда, Марог?
Я подняла взгляд на Татуированного.
— Никаких озабоченных… кроме нас, — хмыкнул демон и хитро улыбнулся. —
Бабочки — прелесть.
И как на такого обижаться?

Глава 9
ПОЛИГОН
До полигона мы добирались долго, петляя по бесконечным коридорам. Могли
воспользоваться одним из трех стационарных порталов, встреченных по пути, но демоны
свято верили, что мне необходимо запомнить дорогу и начать ориентироваться в Цитадели
самостоятельно. Я состроила кислую рожицу, но промолчала. Признаваться, что я и в
растущем вокруг нашего храма лесу умудрялась заблудиться, не захотелось. У коридорных
маневров обнаружился и свой плюс: я осознала, что обувь не моя деталь туалета. На
лоскутики в интересных местах и штаны, так и быть, согласна, а вот сапоги определенно
мешали чувствовать землю. Так что при случае решила избавиться от этого полуизъеденного
неведомым существом недоразумения.
— Цветочек, пришли. Хорош мечтать, — прикрикнул на меня Марог.
Нервозность демона оказалась заразительна. К высокой арке, проем которой закрывала
уже знакомая мне огненная завеса, я подошла полная нехорошего предчувствия и самых
мрачных ожиданий.
Полигон представлял собой круглую, вымощенную плитами площадку. По периметру
ее огораживала магическая сеть. А над головой нависало оранжевое, в красно-розовых
разводах облаков небо. Как же так? Я же точно помню, что Дейрис о нижнем уровне
говорила.
— Иллюзия, — украдкой шепнул мне Эрх. — Тренировки с применением магии под
открытым небом запрещены.
— Почему?
— Из-за Выпивающих. Магия их притягивает. Вся Цитадель под экранирующим
колпаком, но для перестраховки тренировки в магии, в особенности боевой, проходят
исключительно на нижних уровнях.
Мне тут же вспомнился ритуал призыва, проведенный в лесу. Он же под открытым
небом проходил. То есть демоны сознательно рисковали, а все из-за того, что выпендриться
захотелось.
На саму площадку мы выходить не стали, а остановились возле арки. Я бы даже
сказала, затаились. Демоны мрачно изучали другие аккады и тихо переговаривались.
— О! Аккад ТИЦ своего инферала из лазарета выковырял, — с усмешкой произнес
Рогатый. — Только хмурый он какой-то и помятый.
— А ты бы бодрился и веселился, если б у тебя левая рука в стадии регенерации
находилась?
Я нашла взглядом мрачного высокого парня с красно-коричневым цветом кожи. Он с
независимым видом стоял в нескольких шагах от призвавших его демонов. Несмотря на
ошейник, инферал походил на кого угодно, но только не на подчиненное существо.
— Обалдеть! Вы только посмотрите, кого лысики выцепили, — восхищенно прошептал
Эрх. — Цветочек, радуйся. Тебе удастся затеряться.
Если Рогатый хотел меня успокоить, то ничего у него не вышло. Я невольно начала
сравнивать себя с высокой полногрудой красоткой. Та, покачивая бедрами, скользила по
полигону. Чуть раскосые миндалевидные глаза бросали оценивающие взгляды на демонов.
Лысики, упомянутые Рогатым, жались, как и мы, возле одного из проходов, ведущих на
полигон, и делали вид, что дева не имеет к ним никакого отношения.
— Кто это? — шепнула я.
— Кровавая фурия. Аккад ЛЫС попал, — хмыкнул Марог. — Ее клан уже потребовал
возмещения урона, нанесенного репутации.
— И чем его будут компенсировать?
— Браком. Чем же еще, — трагическим шепотом возвестил Татуированный и
передернулся.
Надо же, какие интересные эмоции у него одно упоминание о брачном союзе вызывало.
— Получается, что призвавший фурию вынужден на ней жениться?
— Один из «лысиков». Она пока выбирает, — еле слышно проговорил Рогатый и,
заметив, что фурия повернулась в нашу сторону, спрятался за колонну.
Судя по всему, ограничиваться одним аккадом ЛЫС фурия не собиралась.
— А еще кого удалось призвать?
— Помимо инферала и фурии, к нам пожаловали шестирукий хэзарт и возрожденный.
Упомянутого хэзарта я нашла без особых проблем, а вот возрожденный демон ничем не
отличался от живых. Призванный и его аккад тихо переговаривались о своем, словно им
было наплевать на остальных.
— Да уж, не повезло парню. Пройти через сложнейший ритуал, сохранить магию и
оказаться утянутым в портал хитра. Альмандиновая Цитадель на ушах стояла, пока не
разобрались, куда его унесло.
— Такое чувство, что кристаллы не просто испортили, но и настроили таким образом,
чтобы создать нашей Цитадели как можно больше проблем, — процедил Отмороженный. —
Как твой браслет? — Вопрос демона заставил меня потянуться к подарку Кито.
— Не надо, не привлекай внимания.
— Честно говоря, совершенно о нем забыла, — смущенно пробормотала я.
Демоны переглянулись, хмыкнули, а потом решили успокоить:
— На нем отводящие глаза чары. Так что особо он тебе мешать не станет. Но свою
задачу по маскировке ауры выполняет на все сто.
Это радовало. Я успокоилась и принялась рассматривать присутствующих на площадке
демонов и их призванных. В первую очередь меня интересовало, как аккады относятся к
пленникам.
Одна из огненных арок погасла, открывая проход на полигон. И кого там принесло? Ой
как не повезло. А я-то надеялась, что следующая встреча с аккадом ОМГ случится не так
скоро. Помимо демонов из арки показался жилистый темноволосый мужчина. Он
презрительным взглядом окинул присутствующих, криво ухмыльнулся и направился
прямиком к фурии. Та сбилась с шага, застыла на мгновение, а потом кинулась в сторону
своего аккада. Прибывший в погоню пускаться не стал, вместо этого прикрыл глаза и с
наслаждением втянул воздух.
— Твою ж линяную… — пробормотал Рогатый. — Дал…
— Вижу, — мрачно пробормотал Отмороженный и сжал мою ладонь.
Марог приобнял меня за талию. Смесь тревоги и вины, исходящие от демона,
неприятно кольнули сердце.
— Это моя ошибка. Я должен был тщательнее проверить, — горестно простонал
Татуированный.
— Кто это? — слабо прошептала я.
— Знакомься, Цветочек, это твой родственник, — угрюмо сообщил Рогатый.
Я тихо охнула, безнадежно озираясь по сторонам и отмечая, что все присутствующие
зло косятся в сторону призванного аккада ОМГ.
— Это энергетический вампир, — подтвердил мою догадку Далиан.

***

Неожиданное появление на полигоне «сородича» слегка выбило меня из колеи, и все же


я переживала не так сильно, как демоны. Сложно бояться того, чего не знаешь. Вот с
ловчими мне сталкиваться приходилось, а с энергетическими вампирами — ни разу. А еще я
до сегодняшнего дня не встречала ни одного разумного существа, у которого было больше
двух рук. Щупальца Герха не в счет, их и руками-то назвать сложно. Знаю, пялиться на
других не совсем прилично, но я не могла ничего с собой поделать. Шестирукий хэзарт
целиком завладел моим вниманием не только потому, что у него имелось больше
конечностей, чем у других. Он единственный из призванных интересовался Цитаделью, а не
находящимися на полигоне. Цепкий взгляд скользил по стенам, точно хэзарт хотел запомнить
расположение каждого камня.
— Наивный. Думает, сведения о планировке тренировочного зала пригодятся его
Владыке.
Голос, прозвучавший за моей спиной, излучал дружелюбие, но я не спешила
радоваться. Энергетический вампир меня изучал.
— Понравился? Хочешь его попробовать?
Я невольно улыбнулась. Мужчина считал мой интерес к хэзарту, но не смог верно его
интерпретировать. Значит, все не так уж и плохо.
Украдкой взглянула в сторону аккада ДЭМ. Демоны отошли в сторону, чтобы
перекинуться парой слов с теми, кто притянул возрожденного из Альмандиновой Цитадели.
Как мне шепнул напоследок Марог, хотели посмотреть на реакцию энергетического вампира
на мою персону до прибытия Убивца и лорда Арагула.
— Понравился?
— Есть немного… — с улыбкой протянула я.
— Не трать на него времени, малышка. У него же «честь и долг» выжжены в сердце
каленым железом. Уступит, а потом начнет стенать и раскаиваться в недостойном поведении.
Тоска.
Хэзарт будто почувствовал, что мы его обсуждаем, и повернул голову в нашу сторону.
Ой! Как неловко вышло. Он же не просто почувствовал, а услышал! С трудом удержалась от
того, чтобы не отвести взгляда.
— На твоем месте я бы выбрал огненного. Вот где эмоции кипят. Ты только посмотри,
как он старается подчеркнуть собственную независимость. Как будто на нем и вовсе нет
ошейника. Интересно, сколько он выдержит?
— Выдержит? — эхом переспросила я.
— Попробует сбежать при первой же возможности…
— А разве вы не хотите сбежать?
— От собственной шеи далеко не убежишь, — хмыкнул вампир. — Но ты не
отвлекайся.
— Отчего?
— От изучения меню. Думаю, в ближайшие недели мы будем видеться очень часто.
Я растерянно перевела взгляд с фурии на возрожденную нежить.
— Не в моем вкусе.
— Любишь свежак? Уважаю.
Хэзарта при этих словах аж передернуло. Шестирукий демонстративно повернулся к
нам спиной и пошел прочь. Я же так просто отгородиться от внимания «сородича» не могла.
— У нас тут подобралась о-очень интересная компания. Знаешь, что меня в данной
ситуации удивляет больше всего? — проникновенно добавил вампир.
Я слегка покачала головой. На большее уже не хватило. Предвкушающее злорадство,
исходящее от мужчины, могло означать только одно: он прекрасно знал, что я не имела
никакого отношения к его расе.
— Они умудрились потерять Изменяющего форму.
— А что, если я и есть этот Изменяющий форму? — пролепетала я.
— Эштан хорош в своем деле, но у него есть маленькая слабость: он никогда не трогал
женщин. Так что женской личины у него точно нет.
— Не трогал?
— Не строй из себя дуру. Будто ты не знаешь, что для того, чтобы завладеть чьей-то
личиной, надо сперва прикончить ее владельца.
Я вздрогнула, не в силах поверить услышанному. Эштан — убийца? Хладнокровный,
расчетливый убийца? Вспомнился страх Кито, когда Эштан пригрозил, что добавит хитра в
свою коллекцию. Вспомнила и формы, которые принимал Эштан в купальне. Выходит, что
юношу, проникшего со мной в подземное поселение хитров, он тоже убил?
— Не надо так дергаться, сестренка. Не знаю, на кого ты работаешь, но думаю, мы
сможем договориться, — протянул вампир и опустил руку мне на плечо. — Тебя неплохо
натаскали, но способность чувствовать чужие эмоции еще не делает тебя энергетическим
вампиром. Однако она может быть крайне интересна… для меня.
От жаркого маслянистого возбуждения мужчины я растерялась. Марог и тот не
позволял себе подобного.
— Потрясающе, — прошептал вампир, ловя отражение собственных эмоций.
Это был какой-то замкнутый круг: я чувствовала его желание, а он ловил его точно
эхо… и ему это нравилось!
— Не понимаю, если вас так заводят собственные ощущения, тогда зачем вам я?
Мой вопрос был вполне логичным, но лицо энергетического вампира исказилось от
ярости. Рука, лежащая на плече, сжала его с такой силой, что я тихо вскрикнула.
— Быстро отвалил от нее! — Голос Марога заставил меня всхлипнуть от облегчения.
Я уже и не надеялась, что демоны придут на помощь, но, видимо, они сочли проверку
состоявшейся. Вот только я ее целиком и полностью провалила.
— Оу! Суровый призыватель пожаловал. Ты учти, я с сестренки глаз не спущу. Знаю я
вас, демонов… — усмехнулся вампир. Он с поразительной быстротой переключил эмоции.
Только что был в ярости, а теперь наслаждался реакцией Татуированного. Впрочем, она
заинтересовала не только вампира. Аккад ОМГ скалился, поглядывая в нашу сторону. Вот же
ж пиявки! Немудрено, что они энергетического вампира притянули. Подобное всегда тянется
к подобному!
— Еще увидимся, сестренка, — потрепав меня по макушке, призванный ОМГадов
направился прочь.
Внезапно мне стало не по себе. Уж очень вампир был доволен. Что, если он меня
надкусил на энергетическом уровне, а я и не заметила? Вдруг счел вкусной и интерес
обусловлен прежде всего гастрономическими пристрастиями?
— Все в порядке? — прошептал Марог.
Я улыбнулась и кивнула, хотя на самом деле хотелось зареветь в голос и… забраться на
ручки. Караул! Кажется, я уже привыкла! Нужно срочно браться за себя и крепко держаться
на ногах, а то сожрут, как пить дать, сожрут!
Пополнения на полигоне я не замечала ровно до того момента, как над площадкой
пронесся жесткий голос:
— Всем аккадам построиться в одну шеренгу, призванным стать на один шаг вперед.
Все резко засуетились, забегали. Марог взял меня за руку и потянул к линии
построения. Сама бы я точно с места не сдвинулась, а все потому, что ведомая
любопытством, все же нашла обладателя голоса. У него были крылья! Большие, черные,
покрытые перьями крылья. Мысленно уговаривала себя вести если не скромно, то хотя бы
прилично, но Богиня… крылья же, настоящие!
— Цветочек, ты издеваешься? — сердито рыкнул Татуированный. — Быстро опустила
взгляд и, умоляю, молчи.
Мне стало обидно. Желание аккада ДЭМ контролировать каждый шаг слегка
раздражало. Не могла же я взять и стать кем-то другим им в угоду? Да я не смогу! Не умею
притворяться. Рей-Тар и тот на раз-два просчитывал. Вот друид бы меня понял. И крылья бы
тоже оценил. Впрочем, он бы не только крыльями восхитился. Уверена, телосложение тоже
бы без внимания не оставил. Он вообще испытывал слабость к чужим мускулам, наверное,
потому, что собственные так и не нарастил. Бедняга Рей-Тар, как он там без меня? Кто
заботится о его оранжерее вечнозеленой травки? Кто поддерживает необходимый уровень
влажности в теплице? Ведь грибы-синячники крайне капризны.
— «Призыв и Подчинение» — одна из базовых дисциплин, — развеял дымку
воспоминаний стальной голос. — Стражи Границы должны полагаться не только на магию
или физическую силу, но и уметь находить контакт с существами, населяющими Хаос.
Вполне возможно, что призванная мантикора спасет вам жизнь в разгар боя или игольчатый
щуп поможет найти источник силы для восстановления резерва. Но самая главная задача
курса — научить взаимодействовать в команде и сообща достигать поставленной цели.
Демоны дружно приуныли, особо расстроились призвавшие кровавую фурию.
Вероятно, многие втайне надеялись, что выявленная порча кристаллов Призыва позволит
провести повторный ритуал или хотя бы избавит от налаживания контакта с разумными
призванными.
Первым не выдержал один из лысиков:
— Лорд Рейгард, разве нельзя их отпустить? Это избавило бы нас от многих проблем…
— Ланс, если я не ошибаюсь, ваш аккад уже освоил «Принципы работы магических
кристаллов». — Знакомый снисходительный голос заставил меня покрыться мурашками.
Повернув голову, обнаружила лорда Арагула стоящим в тени арки. На площадку он не
выходил, но и одного присутствия в отдалении оказалось достаточно, чтобы всем стало очень
неуютно. Энергетический вампир и тот скривился. Не иначе, коллективный напряг стал
поперек горла.
— Освоил, — покаянно подтвердил демон.
Тонкое злорадство предвосхитило последующую фразу некроманта:
— Похоже, я его вам по блату зачел. Надо бы результат закрепить.
— Так четыре года прошло, — осторожно заметил другой член аккада ЛЫС.
Лучше бы он этого не говорил. Издевательский настрой и желание развлечься за чужой
счет сменились вполне оформившимся недовольством:
— Будущий Страж Границы, не умеющий прогнозировать последствия работы
кристалла, — проблема аккада. Страж, страдающий провалами в памяти, может подставить
весь отряд. Медитация вам в помощь. Десять часов в неделю вашему аккаду сверх нормы.
Аккад ЛЫС кивнул, но я не уловила ни малейшего недовольства, направленного
персонально на Ланса. Демоны злились, но их эмоции были обращены исключительно на
некроманта. Остальные тихо радовались, что внимание лорда их обошло. Напрасно в общем-
то радовались, потому что лорд Рейгард обвел задумчивым взглядом стоящих перед ним и
изрек:
— Давненько мы не проводили ревизию на продовольственном складе.
Демоны встретили данное замечание гробовым молчанием, понимая, что первый
подавший голос окажется тем самым добровольцем-ревизором.
— Для наших гостей и лиц, страдающих провалами в памяти, но не нашедших
мужества в этом признаться, сообщаю, что связь между призванным созданием и кристаллом
Призыва формируется в момент перехода через портал. Связь временная, рассчитанная на
три месяца. Ошейник играет роль регулятора. Это не только ограничитель, гарантирующий
хорошее поведение, но и дополнительная возможность осуществлять контроль за
призванным. Ведь демон, чье призванное существо будет замечено в каком-либо нарушении,
понесет за это наказание.
Зря лорд Рейгард это сказал. Очень зря, потому что идеи саботажа и прочих пакостей
прямо-таки начали витать в воздухе, и только хэзарт оказался самым догадливым:
— А в чем выражается ограничивающая функция ошейника?
— В ошейники встроены возможности парализации, усыпления и болевого воздействия
широкого спектра. Необходимость применения определяется исключительно владельцем
кристалла, — невозмутимо поведал лорд Рейгард.
Призванные зароптали.
— Это нечестно! — возмутился инферал. — Вы же сами заверили меня вчера, что
ошейник — чистая формальность. В противном случае я бы никогда не согласился его
надеть!
— Все претензии к призывателю, — невозмутимо парировал лорд. — В его
обязанности входят просвещение и адаптация.
Инферал и его демон обменялись такими взглядами, что стало ясно: поговорить они не
успели не только сразу после призыва, но и во время совместного пребывания в лазарете.
Лорд Рейгард радостно потер руки.
— Что ж, раз вопрос с добровольцами-ревизорами решен, переходим к самому
интересному, а именно — к претензиям, вымогательству и… домогательству.
Ропот призванных оформился во вполне конкретное возмущение.
— Что вы хотели этим сказать? — воскликнула фурия.
— Клан хэзартов никогда не опустится до заключения сделки с предателями.
— Инфералы чтут заветы Свободных Земель. Как только о моем пленении станет
известно, старейшины направят к стенам вашей Цитадели огненное воинство, которое…
— Сможет доблестно сдохнуть под стенами крепости, — встрял лорд Арагул. — Мои
адепты зарыдают от восторга. Инфералов им поднимать еще не приходилось.
Инферал вспыхнул мгновенно: вскипевшую ярость дополнило огненное свечение кожи.
Парень бросил взгляд на некроманта, оценил активированную по периметру защитную сеть,
потом повернул голову в сторону лорда Рейгарда, и, резко крутанувшись, двинул кулаком в
грудь стоящего за ним демона.
— Это тебе за хреновую адаптацию!
Я испуганно зажала рот ладонью. Представилось, как все аккады скопом
набрасываются на несчастного огненного, тогда я точно забуду, что энергетические вампиры
бессердечны и беспощадны. Однако никто и не шевельнулся. Ан нет, один из призванных
все-таки передвинулся, тот, который возрожденный. Сделал шаг в сторону. На лице нежити
появилось брезгливое выражение, и не поймешь, то ли не одобряет нападение, то ли не
понравилась замедленная реакция демона.
Лорд Рейгард дождался, пока битый переведет дыхание, и участливо спросил:
— Больно, да?
— Не-не-не… — простонал призвавший инферала.
— А должно быть ребро сломано. Общеукрепляющими эликсирами злоупотребляешь?
— Так в лазарете накапали. Сам бы я никогда…
— Вот и отлично. Две недели обходишься природной способностью к регенерации.
— И исцеляющую магию нельзя? — жалобно спросил демон.
Мне стало его жалко. Полыхающие красным глаза инферала обещали, что
задействовать природную способность к регенерации демону придется часто.
Лорд Рейгард покачал головой и вопросил:
— Еще претензии будут?
— Для меня честь оказаться на обучении в вашей Цитадели, — отозвался
возрожденный. Не привирал, не желал польстить начальству, а искренне надеялся выжать из
сложившейся ситуации максимальную для себя пользу.
— В таком случае ознакомьтесь с договором. К нему прилагается расписание,
согласованное с вашим руководством.
На площадку вышел темнокожий демон, в руках он держал поднос со свитками. С
шестью свитками. И тут до меня дошло, что и меня того… посчитали.
Возрожденный демон принял договор с низким поклоном и благодарностью в
небьющемся сердце. Остальные призванные сверлили мрачными взглядами поднос со
свитками. Интересно, чего они так нервничали? Опасались, что компенсация окажется
недостаточно весомой? А что предложат мне? Ведь я ничего пока не просила.
— Сибилла Тар из клана Алой Реки. — Второй свиток предназначался для фурии,
желающей связать себя брачными узами, но она не спешила притрагиваться к нему, словно
боялась какого-то подвоха. И тот не заставил себя ждать.
Лорд Рейгард выдержал паузу и произнес:
— Глава клана убедил меня, что принудительный перенос в Цитадель нанес
непоправимый урон вашей репутации. Единственной приемлемой компенсацией является
брачный договор, заключенный между вами и высшим демоном по истечении трех месяцев.
Девушка робко кивнула, подтверждая верность слов лорда Рейгарда. От ее недавней
спеси и самоуверенности не осталось и следа. По губам лорда скользнула легкая улыбка.
— Кровавые фурии — истинные дочери Хаоса. Настолько же прекрасные, насколько
переменчивые. Я бы не хотел, чтобы вы сожалели о сделанном выборе, поэтому
предоставляю возможность пообщаться не только с демонами вашего аккада.
Волна возмущения и тревоги, возникшая позади меня, была практически материальна,
но решение начальства никто оспорить не посмел.
— Однако и вы должны понимать, что демоны-лорды предъявляют к спутницам жизни
особые требования… Думаю, вы сможете с пользой провести ближайшие три месяца,
приобретя необходимые навыки.
Свиток торжественно вручили фурии. Девушка трясущимися руками сорвала печать и
судорожно вздохнула.
— Это немыслимо! Это… бред какой-то! Вы сами притянули меня в Цитадель, а теперь
я еще кому-то что-то должна? Это ваша ошибка! — Девушка резко замолчала и прикрыла
глаза, пытаясь взять себя в руки. Когда фурия снова заговорила, из ее голоса исчезли
истеричные нотки. — Для чего невесте заниматься адаптацией нежити или ее регенерацией?
Я не собираюсь возиться с зомби! Они скверно пахнут… От них же куски отваливаются… —
жалобно протянула она.
— Наглый поклеп, — донеслось из тени. — Мои адепты поднимают исключительно
свежие трупы. Не совсем целые, так что вопрос регенерации весьма актуален. Лишние руки
не помешают.
— Разумеется, вы всегда сможете отказаться, — сочувственно добавил Рейгард. — Раз
требования Стражей Границы к супруге кажутся вам чересчур высокими.
— Нет уж! Я согласна. — Фурия быстро чиркнула по мизинцу ногтем и приложила
кровоточащий палец к договору. Свиток вспыхнул алым.
— Отлично. Передаю вас под начало лорда Арагула.
Кровавая фурия нахмурилась:
— Но в таком случае я буду проводить большую часть времени в Темном секторе
Цитадели. Как же я тогда смогу выбрать?
— Уверен, вы как-нибудь решите этот вопрос. И занимающимся адаптацией нежити
предоставляется личное время. И заметьте, вы уже подтвердили согласие собственной
кровью…
Фурия наклонила голову, признавая поражение.
— Хэзарт Снэп. — Третий свиток взлетел в воздух и очутился в руках лорда Рейгарда.
— Плененный хэзарт — позор для своего клана, — безжизненным тоном произнес
шестирукий.
— Вас не пленили, а похитили с помощью магии, — заметил демон-лорд.
— Да, точно невесту, — ехидно ввернул кто-то из демонов, стоящих позади
призванных.
Темные глаза лорда Рейгарда полыхнули фиолетовым.
— Герх, я вижу, вопрос свадьбы и ее составляющих чрезвычайно вас волнует…
ОМГад резко присмирел, но все же нашел силы произнести:
— Волнует, мой лорд, но не так сильно, как предстоящая ревизия на
продовольственном складе…
— Похвально. Аккад ТИЦ, у вас появился добровольный помощник Хэзарт Снэп,
рекомендую ознакомиться с содержимым свитка.
Шестирукий сорвал печать и удивленно выдохнул:
— Но это же…
— Распоряжение Владыки Хэз-Нуаргоша. Видите ли, ваш клан давно ведет переговоры
с Инферно, и только некоторые разногласия, основанные на недопонимании и отсутствии
личного контакта, мешают нам стать союзниками. Хэз-Нуаргош выразил надежду, что вы
сможете оценить уровень подготовки Стражей Границы. Вы убедитесь, что лорды-демоны,
перейдя на сторону Инферно, как и прежде, чтут заветы Хаоса. Снэп, в этом мире у нас
общий враг. Надеюсь, пребывание в Цитадели поможет вам это осознать.
— А как же договор?
— Составим в течение часа. При желании вы сможете посещать тренировки наравне с
демонами вашего аккада…
— Распоряжение Владыки для меня закон, но я должен переговорить с ним лично.
Думаю, в ваших силах обеспечить сеанс магической связи.
— Вы обвиняете меня в подделке печати Хозяина Янтарного Предгорья? —
невозмутимо поинтересовался Рейгард, однако угроза, таящаяся в его словах, распознавалась
и без дара восприятия эмоций.
— Хочу удостовериться, что верно понял задачу, — упрямо отозвался шестирукий.
— Хорошо. Будет вам сеанс связи. Хитры подготовят портальную.
— Весьма признателен, — сухо поблагодарил хэзарт.
— И что вы приготовили мне? — задиристо вопросил инферал. — Да старейшины
Пепельного Плато с вами и разговаривать не станут!
— Верно, они не стали, — холодно улыбнулся Рейгард. — Зато очень внимательно
выслушали шестерых горе-подрывников, задержанных у стен Альмандиновой Цитадели.
Ознакомитесь со списком? — Демон протянул четвертый свиток.
— Собираетесь меня шантажировать?
— Ошибаетесь, уже начал.
Пары секунд хватило, чтобы кожа инферала утратила огненное сияние. Запал и боевой
дух угасли, плечи призванного поникли.
— Не понимаю, — потрясенно пробормотал он. — Никто не планировал данную
операцию. Бессмыслица какая-то.
— Ваш брат очень огорчился, получив информацию, что портал хитров перенес вас на
Альмандиновый рубеж. Вот и прибыл с подкреплением. Самонадеянный молодой человек.
Так по-глупому подставился и заодно поставил под сомнение заключенное перемирие.
— Вы сами нарушили его, применив магию удаленного действия! — взревел инферал,
по его коже пробежало огненное марево. Ничего себе он злится. Даже я, стоящая на другом
конце шеренги, почувствовала исходящий от него жар.
Лорд Рейгард щелкнул пальцами — и призванного окатило водой. Его соседям тоже
досталось, но возмутиться никто не рискнул. Инферал потух, как свечка, нет, эмоционально
он все так же негодовал, но сумел взять самовозгораемость под контроль.
— Мне не нужны сюрпризы и истерики, — отчеканил Рейгард. — Я не намерен
держать вас в клетке и ограничивать аккад, призвавший вас, в своем праве на тренировки.
Три месяца — и вы с братом вернетесь под крылышко старейшин. Пока же ваш брат — гость
Альмандиновой Цитадели. Как я уже упоминал, мне не нужны сюрпризы.
— Постойте, вы хотите сказать, что нам придется выходить с ним на полигон? Работать
в одной связке? — поспешно уточнил Ирвис. Его обеспокоенность была понятна. Как
разозлится инферал, как поджарит члена собственной команды! То, что огненный не любит
демонов, причем независимо от аккада, яснее ясного.
Лорд Рейгард медленно окинул взглядом присутствующих. Когда темные глаза
остановились на мне, я едва подавила желание спрятаться за спину Марога. Тот стоял как раз
позади, и его эмоции, его беспокойство служили мне живым щитом и одновременно
открывали новые грани и возможности самообладания.
Крылатый прикрыл глаза и глубоко вздохнул:
— Чувствуете?
Аккады старательно засопели.
— Что мы должны почувствовать? — с опаской спросил Ортас, звавшийся
Возрожденным, но на самом деле бывший стазисником. Я поморщилась, чувствуя, что скоро
голова пойдет кругом от обилия новых терминов и названий. Решено! Если переживу смотр,
потребую у аккада ДЭМ справочник или руководство по нежити этого мира.
— Неповторимый и такой желанный запах халявы. Почувствовали? Вот и я нет. Для
особо надеющихся объясняю популярно — сдавать «Призыв и Подчинение» придется на
общих основаниях! — рявкнул лорд.
Я нервно сглотнула, по телу пробежала холодная и неприятная дрожь. Наплевав, что
крылатый прекрасно увидит мой испуг, я зажмурилась. Это остальным хорошо, они только
догадывались об истинном отношении лорда Рейгарда к сложившейся ситуации. Несмотря на
показное спокойствие, лорд-демон был в ярости. Его бесил сбой кристаллов, бесили
вынужденные уступки. Внутреннее чутье подсказывало, что призванные еще поплатятся за
то, что именно их переместили порталы хитров.
— Халява — это, конечно, замечательно, но я горю желанием узнать, чем вы намерены
купить мое хорошее поведение? — данная реплика вполне подошла бы потенциальному
смертнику, но энергетический вампир вовсе не опасался разозлить лордов. Стоящие рядом с
ним инферал и хэзарт одновременно шагнули в разные стороны. Не иначе как боялись, что
неминуемая расплата за дерзость и их зацепит.
Лорд Рейгард сжал кулаки так, что костяшки побелели, и… улыбнулся.
— Двести пятьдесят тысяч. Или за такую сумму падальщики не продаются?
— Почему же, — усмехнулся вампир. — Я бы и за двести согласился. Но раз вы сами
озвучили большую сумму, то остановимся на ней.
— Деньги переведут на счет вашего клана.
— На мой личный счет, — поправил вампир.
— Делиться не приучен, да? — язвительно прошипел лорд Арагул.
— Вы же знаете наши правила, — пожал плечами пожиратель эмоций, — каждый
энергетический вампир друг другу потенциальный конкурент, разлучник и корм.
Легкая дрожь трансформировалась в явную. У меня даже зубы застучали от страха! А
все потому, что недовольство лорда Рейгарда было ничем по сравнению с ненавистью,
испытываемой некромантом к энергетическим вампирам!
— Интересный контрактик. Продуманный, — объявил энергетический вампир и
скрутил свиток в трубочку.
— Вас что-то не устраивает? — невинно полюбопыствовал лорд Рейгард.
— Девятый пункт крайне смущает. Скажите, почему я смогу воспользоваться
положенными мне деньгами только спустя три месяца?
— Считайте это страховкой, на тот случай, если надумаете сбежать.
— Вот я и говорю, продуманный у вас контракт. Жму лапу вашему стряпчему. А для
сестренки вы что подготовили? Женитесь али приданым обеспечите?
Я не сразу сообразила, что речь идет обо мне. Только когда крылатый демон повернулся
в мою сторону, осознала: вот и настал момент истины. А еще поняла, что ни разу не храбрая,
а совсем наоборот — трусиха. Даже когда меня и Рей-Тара отчитывали за выведенный
тайком новый сорт грибов, было не так страшно.
— Цветочек из клана Ходящих в Ночи, — объявил лорд Рейгард.
Не удержалась и взглянула в сторону ОМГада. Довольная улыбочка на лице демона и
его злорадство убедили меня, что он сдал начальству не только факт моего появления в
Цитадели.
— Да, она так представилась, появившись в круге Призыва, — отчеканил Далиан. — Но
мы еще не успели проверить достоверность информации.
Нимфеи способны распознавать ложь, но сами не говорят неправды. С момента
рождения мне прививали отвращение к обману, но сейчас я невольно восхитилась
хладнокровием Отмороженного.
— Зато я успел…
Лорд Арагул неспешно направился к подносу с единственным свитком. Я попятилась и
наткнулась на руку Марога. Демон успокаивающе дотронулся до моей ладони. Помогло
слабо, я все еще дрожала, как сухой лист на ветру. То-то «братик» обожрется. Однако
окологастрономический интерес энергетического вампира пугал не так, как пристальный
взгляд некроманта.
Нет, я совсем, совсем не храбрая!
Как же мне хотелось очутиться если не в Берилле, то хотя бы в купальне, под защитой
Щелкунчика, бабочек и Кошмарика. Мне не нужны тайны, интриги и войны. Мне даже
договор и компенсация без надобности. Просто отпустите!
Лорд Арагул взял с подноса последний свиток.
— В клане Ходящих в Ночи никогда не рождались чистокровные энергетические
вампиры. Существа, подверженные двойной жажде, не могут себя контролировать, поэтому
смешанные союзы находятся вне закона. И все же некоторые идут на его нарушение. Я не
могу позволить, чтобы не способное обуздать собственный голод создание находилось на
территории Цитадели.
В руке лорда-некроманта появился кинжал. Богиня, создай меня обратно! Неужели
он…
Демон быстро сделал на ладони надрез и направился ко мне. Теперь ясно, в кого тут
аккады невменяемые! При таком-то руководстве! Он что, собирается, подобно
Татуированному, меня на кровь приманивать? Тоже мне деликатес!
Выманивать, как охотник, некромант меня не стал, а банально сунул руку чуть ли не
под нос. Вот что значит исключительно с нежитью иметь дело, никакой деликатности в
вопросах питания. Да хищник и тот разборчивостью отличается!
Вид кровоточащей плоти заставил зажмуриться. Пальцы, к которым прилила
исцеляющая энергия, ощутимо покалывало. Для верности спрятала руки за спину и сцепила
в замок.
Некромант ждал, когда на меня нападет жор, и отсутствие такового крайне злило Его
Темнейшество. Аккад ДЭМ тревожно сопел за спиной. Видимо, боялся, что я все-таки
открою рот и меня попытаются накормить насильно. Энергетический вампир откровенно
ржал. Ржал молча, но от этого было не легче. Остальные демоны почему-то радовались. Нет,
не злорадствовали, а тихо радовались за себя любимых. Ведь их призванные не удостоились
повышенного внимания со стороны лорда Арагула. Я же продолжала дрожать, тихо клацая
зубами, а еще меня начало ощутимо подташнивать. О бутерброде, доеденном за Далианом,
вспоминать не хотелось, но хлеб и сыр бунтовали против кровавого десерта и просились
наружу.
— Простите, но я не хочу, — тихо шепнула я, не открывая глаз.
— Во время доставки в Цитадель ты была настроена куда решительнее.
Герх! ОМГад несчастный! Что он наплел лорду Арагулу? Небось сказал, что я его чуть
ли не искусала прямо у ворот. Вот забуду, что я существо мирное, и Щелкунчика на него
натравлю. Будет взаправду покусанным.
— Не хочу, — упрямо повторила я, рискнув приподнять голову и открыть глаза. — Вы
невкусный.
Последнее замечание было лишним, но мне так хотелось, чтобы лорд наконец-то убрал
кровавое подношение. Некромант медленно сжал раненую руку в кулак, кровь тонкой
струйкой закапала на землю. Я держалась, до последнего старалась убедить себя, что все в
порядке, но вид алой крови, капающей на темную плиту, в сочетании с откровенной
ненавистью подкосили окончательно.
— Отойдите! — только и успела вскрикнуть я и пошатнулась.
Дальнейшие события проходили словно в тумане. Помню только, что Марог
придерживал меня за плечи и шептал что-то успокаивающее. Лорд Рейгард вещал о
внутренних правилах и что нам не позволят слоняться без дела.
— Означает ли это, что мы в любом случае будем проводить совместные тренировки в
рамках курса «Призыва и Подчинения»? — Вопрос Отмороженного мне понравился не
меньше его настроя. Внутри Далиана зрела мрачная решимость.
— Считайте, что ваши призванные являются его слушателями независимо от личного
желания, — любезно уточнил лорд Рейгард.
— Отлично. Тогда наш аккад отправляется на верхний уровень для проведения
утренней тренировки.
Марог подхватил меня под руку и прижал к себе.
— Он это серьезно? Насчет тренировки?
— Понятия не имею. Но свалить отсюда стоит как можно быстрее.
— Нет, я не понял, вы компенсацию сестренке зажали? Смотрите, какая она слабенькая!
На ногах не держится, с желудком проблемы. Спустя три месяца точно придется нервы
лечить в каком-нибудь теплом и тихом местечке.
— Марог, не надо! — Я испуганно повисла на руке демона, понимая, что у «братика»
есть все шансы не дожить до получения вознаграждения. — Не могут они договор составить.
Они имени моего не знают, — заявила я в надежде уладить конфликт, однако недооценила
внезапно обретенного родственника.
— Так давайте подскажу. Право, Цветочек, не стоит злить высших демонов тайнами и
недомолвками.
— Ты ее знаешь? — требовательно спросил Арагул.
Губы энергетического вампира дрогнули в загадочной улыбке, карие глаза смотрели
насмешливо — призванный ОМГадами откровенно наслаждался ситуацией. Я поняла, что
пропала: одно слово «братика» — и маскараду конец.
— Встречались. Я парень небедный, но услуги профессиональных компаньонок не
всегда по карману.
— Неудивительно, что ни один клан не пожелал признать ее своей, — задумчиво
произнес лорд Рейгард.
— Да, среди этих мы не искали, — подтвердил некромант, и вид у него при этом был
какой-то уж очень довольный.
Я беспомощно взглянула на Марога. Тот поджал губы и покачал головой. Да я и сама
понимала, что для выяснения, кем же являются профессиональные компаньонки, момент не
самый подходящий. Вот в Радужном мире, в Энаглии, так называют почтенных пожилых
женщин, приставляемых к девушкам на выданье. Матроны девиц повсюду сопровождают,
помогают переодеваться и читают им на ночь. Если и здесь так, проблем не возникнет, разве
что читаю я не так быстро, как хотелось бы. Повезло, что в Хаосе разговаривают на
всеобщем, а то бы совсем тяжело пришлось.
— Мне не нужны деньги, — поспешно заявила я. — И замуж не хочу.
Со стороны аккадов послышались смешки. Настрой демонов мне не понравился.
Притязания фурии пугали их до холодного пота, а мысль о женитьбе на мне вызывала
всплеск веселья. Все точно были уверены, что подобная участь им не грозит. Странные
какие-то.
— И чего же вы хотите? — лорд Рейгард был само терпение.
— Отпустите меня… — шепнула я, не надеясь на положительный ответ. Просто чтобы
не корить себя за то, что не попыталась.
— Не могу. При всем желании не могу. — Демон сложил руки на груди, черные крылья
слегка шелохнулись. Я едва подавила восхищенный вздох.
Лорд Рейгард вопросительно приподнял бровь, а потом все же снизошел до
разъяснений:
— Во время перехода через портал каждый получил особую метку-маяк, связавшую вас
с кристаллами Призыва. Знания хитров — одни из самых оберегаемых в Хаосе. Когда мы
приютили подземный народец, то гарантировали сохранность тайн. Любой, вышедший за
стены Цитадели, — потенциальный объект для магического изучения.
От этих слов стало совсем неуютно. Мало мне тут любопытствующих, еще и за
воротами кто-то поджидает.
— Полагаю, вы найдете, чем заняться в эти три месяца. Ваши аккады помогут
составить расписание. На этом все. Желающие могут приступить к утренней тренировке.
Даю вам два дня, чтобы сработаться, затем оценю результат. Цветочек, вопрос компенсации
мы решим позже…
Лорд Рейгард развернулся и направился к выходу. Марог потянул меня в сторону, но я
точно к земле приросла, не в силах отвести взгляд от черных блестящих крыльев. Так
отчаянно захотелось к ним прикоснуться, погладить перья. Интересно, а с внутренней
стороны, ближе к спине, они покрыты нежным мягким пухом? Элементали из Берилла не
летают, мы даже левитируем с трудом. Это и полетом-то нельзя назвать, скорее замедленное
падение. Рей-Тар говорил, что в Радужном мире меня ждет множество сюрпризов. Показывал
картинки с крылатыми драконами, вивернами и мантикорами, но у тех крылья были
кожистые, совсем не такие, как у лорда Рейгарда.
— Нет у тебя совести, Цветочек, совсем нет, — простонал Марог и дернул за руку. —
Пошли уже!
— Как ты думаешь, если я очень попрошу, он даст их потрогать? — еле слышно
прошептала я.
Татуированный изменился в лице, взглянул по сторонам и печально произнес:
— Угу. Объявишь личной компенсацией и платой за хорошее поведение.
— Нет. Шантаж и вымогательство — это некрасиво. Все должно быть по обоюдному
согласию.
Огненный проход арки погас, пропуская лорда Рейгарда, но я успела заметить, что на
последнем шаге демон споткнулся.

Глава 10
ТРЕНИРОВКА
Полигон на верхнем уровне отличался от нижнего наличием внутренних стационарных
порталов. Огненные круги располагались за пределами площадки, их использовали, как
правило, для переноса живности из вивария.
— А я думала, что за стеной что-то вроде конюшни… — пробормотала я, вызвав
снисходительные улыбки на лицах Марога и Эрха. Далиан ушел готовить к тренировке
Клешнехвата. Причем в виварий Отмороженный отправился нехотя, с таким выражением
лица, точно опасался за призванного.
— Серина, ты как? Не мутит больше? — участливо спросил Рогатый.
— Нет, — промямлила я. — Это я испугалась сильно.
— Цветочек, а о чем вы с «братиком» говорили? — нахмурившись, спросил Марог.
— Не братик он мне, — проворчала я. — И, кажется, он об этом догадался.
— Что-о-о?! — дружно выдохнули демоны.
От пояснений меня избавил темнокожий, занимавшийся на нижнем уровне раздачей
свитков. Судя по тому, что он явился через портал с подносом, свиток мне все же собирались
всучить.
С нехорошим предчувствием я направилась к демону. Тот с каменным выражением
лица стоял возле портала, но стоило мне подойти, как черные глаза сверкнули желтым.
— Цветочек, только не кричи, — предупредил он и, схватив за запястье, слегка задрал
рукав туники, словно точно знал, где именно искать подарок Кито. В руке темнокожего
появился овальный изумруд, который демон, он же Эштан, ловко вставил в пустое гнездо.
Впрочем, сам браслет меня интересовал в последнюю очередь, потому что я вспомнила, как
именно Изменяющие форму обретают новую личину.
— Ты… его…
«Тише. Молчи. У демонов отличный слух…» — Голос, раздавшийся в голове, был
похож на затихающее эхо.
Я потерла виски и поморщилась.
«Самому непривычно. Но иначе никак. Нам надо связь поддерживать…»
«Ты читаешь мои мысли?»
«Бездна меня упаси! С тобой вживую-то тяжело общаться, еще мыслей не хватает для
полного счастья…»
«Эштан, ты его…»
«Просветили уже? Да?» — скривился Изменяющий форму.
— Серина, все в порядке? — Вопрос Татуированного прервал мысленное общение. Я
повернула голову и увидела, что он стоит у меня за спиной.
— Мне договор принесли.
— Боишься? Давай я. — Марог взял свиток с подноса, развернул его, прочел и бросил
обратно. — Утратил актуальность. Пошли, скоро Далиан вернется.
Я бы дала себя увести, если б не одно но: Татуированный мне соврал. Несмотря на
неодобрение, проскользнувшее в его глазах, я все же рискнула изучить предложение лорда
Рейгарда. Заодно выяснила, знакома ли мне письменность демонов из Хаоса.
Договор был составлен на двух языках. Пропустив цепочку незнакомых символов, я
перешла к тексту на Всеобщем и приглушенно всхлипнула: он не содержал ничего похожего
на предложение компенсации. Выдержка из какого-то постановления гласила, что вампиры,
подверженные двойной жажде, на территории Альянса находились вне закона. Лорд Арагул
недаром направился ко мне с оружием в руке. Если бы я сочла кровь некроманта съедобной,
он бы и правда меня убил. Он был готов это сделать. Выходит, ненависть и злость
некроманта были направлены не только на меня…
Свиток выпал из ослабевших пальцев. Я словно наяву увидела серебристый блеск
металла, покрытого алой кровью.
— Двойная жажда…
— Лорд Арагул не мог не проверить, — виновато пояснил Марог. — Смески от
вампиров двух видов рождаются крайне редко, но они очень опасны. Серин, они не
контролируют себя, с ними невозможно договориться. Мне жаль, до этого не должно было
дойти.
— Что-то мне нехорошо, — прошептала я, прежде чем потерять сознание.

***

В чувство меня привели холодная вода и тихое бормотание Вилены:


— Мальчики, если вы не заметили, я — некромант, который упокаивает нежить,
поднимает нежить и занимается ее адаптацией. Я не обучена уходу за нежными нимф…
фетками. И нечего на меня так смотреть. Лучше бы слюни подобрали. Марог, да оставь ты в
покое ее ноги! От жмущей обуви еще никто в обморок не падал!
Татуированный совету Вилены не внял и стащил-таки с меня сапог. Я едва не застонала
от облегчения. Нет, обувь мне выдали по размеру, в какой-то степени она оказалась хороша,
но без нее было намного комфортнее. Еще бы от штанов избавиться. Хотя нет, с этим я,
пожалуй, повременю…
Сняв второй сапог, демон энергично массировал мне пальцы. Пришлось срочно
приходить в себя. Щекотно же!
— Притворщица, — хмыкнул демон, чиркнул ногтем по подушечке ступни и едва успел
перехватить вторую ногу. В противном случае стал бы битым.
— Прости. Я не специально.
— Так, закончили ворковать. Цветочек, поднялась и посмотрела на меня. Сама пусть
поднимается! Нет, ребят, вы вконец обалдели, — констатировала Вилена, пока Рогатый
ставил меня на ноги. — Аккад ДЭМ, вы не то что ПиП завалите, над вами половина
Цитадели ржать будет.
— А вторая — обзавидуется, — хмыкнул уже знакомый мне демон со змеями на голове.
Он сидел на парапете, расположенном по периметру полигона, и болтал ногами. Рядом
усиленно пытались наладить контакт инферал и его призыватель. Подбитый глаз первого и
кровоточащий нос второго намекали, что выходило пока не очень.
— Вилен, у меня к тебе одна маленькая просьба…
— Судя по тону, ни разу она не маленькая, — осадила демоница брата. — Чего хотите?
Вашу болезную я в чувство привела.
— Ей же расписание составить придется. Лорд Рейгард четко дал понять, что у
призванных есть два варианта: сидеть в виварии или придерживаться общего распорядка, в
том числе посещать занятия.
— Так может, вам сначала у нее спросить? Вдруг Цветочек виварий предпочтет.
— Предлагаешь оставить ее без присмотра в помещении с призванными монстрами?
Вспомни, во что она превратила нашу купальню! — горестно воскликнул Марог.
— Бедняга. Любимого бассейна лишился. К хорошему быстро привык, да? —
издевательски протянула Вилена и припечатала: — Неженка!
— Эрх, повлияй на нее! Если твоя сестра не перестанет меня третировать, я…
— Кремы у меня покупать не будешь? — невинно спросила демоница.
— Налажу прямые поставки косметики из столицы. Ну ты знаешь, в таких красивых
баночках с фирменными этикетками. И главное — бесплатные каталоги и пробники. Кому
твои доморощенные притирки после этого понадобятся?
— Ты не посмеешь! Зачем тебе это? Ты только стоимость одного коммерческого
перемещения через портал прикинь! В убытке останешься.
— Я, в отличие от некоторых, могу позволить себе быть в убытке. Расклад такой: ты
помогаешь нам, я — не мешаю тебе.
— Ненавижу… — тихо, но от этого не менее грозно процедила сквозь зубы Вилена и
предупреждающе посмотрела на меня.
Как-то отреагировать я не успела. Портал в одном из углов площадки вспыхнул алым,
ознаменовав завершение перехода, и на полигон медленно и величаво выползла черная
громадина.
— Ежкин краб! — воскликнула Вилена.
— Нет, сестренка, это краб Далиана, известный в узких кругах как Клешнехват.
Цветочек, стой! Куда ты намылилась! — прилетело мне в спину.
— Да будет тебе переживать. Далиан его контролирует. Верно, Дал?
Я задрала голову и увидела Отмороженного, восседавшего на спине краба. Вокруг
демона мерцали красивые фиолетовые искорки. Они вспыхивали и гасли, чтобы снова
загореться. Однако меня волновало не визуальное отображение применяемой магии, а то, как
она влияла на краба.
Подойдя к черной громадине вплотную, рискнула приложить руку к блестящей клешне.
Невольно сопоставила ее размер с собой и поняла, что краб запросто может перекусить трех
меня одним махом. Стало слегка неуютно.
Краб спал. Точнее, спало его сознание, полностью попавшее под контроль демона.
Только сейчас до меня дошло, что же собой представлял курс «Призыв и Подчинение». Его
бы стоило назвать «Подчинение и Управление». Руки сжались в кулаки, к горлу подкатил
комок.
Нельзя так поступать с живым созданием! Это неправильно! Доверие надо заслужить,
добиваясь постепенно, шаг за шагом, а тут с ходу отправили в отключку и сели на шею. Они
и с разумными призванными хотели подобное провернуть?
— Как тебе? Нравится? — с усмешкой спросила Вилена. Сама она к Клешнехвату
подойти не рискнула, более того — отошла на несколько шагов к парапету.
— Как он может не нравиться? — с улыбкой произнесла я.
Краб меня покорил и не только глянцевым блеском черного панциря. В этом создании
чувствовалась сдерживаемая мощь, она была сжата подобно тугой пружине. Рей-Тар возил
меня к морю, показывал морских крабов, вальяжных и медлительных. Я заглянула крабу под
брюхо, оценила ножки-столбики. Нет, членистоногий отличный бегун. А какие у него
шипы…
— Цветочек, это точно мальчик, — загоготал кто-то с парапета.
— Мальчик, хороший мой. — Я погладила краба по клешне и ощутила легкий отклик.
Несмотря на магию, блокирующую сознание, краб меня чувствовал.
Отмороженный ловко соскользнул со спины призванного и устремился к дальнему углу
площадки. Там, помимо портала, находился постамент, украшенный темно-красным камнем
ромбовидной формы.
— Сейчас Далиан активирует защиту и всех лишних выкинет за пределы полигона, —
пояснил Марог.
— Да я и сама уйду, — обиженно буркнула Вилена. — Цветочек, заходи вечером,
подумаем над твоим расписанием.
— Не уверена, что мне это нужно, но спасибо за предложение.
Демоница закатила глаза, качнула головой и двинулась к лестнице, ведущей с
площадки. Дойти до нее она не успела. Внезапно фигуру девушки охватило сияние и ее
переместило на верхнюю ступеньку.
— Дал, что за дела? — Возмущенный возглас Эрха донесся справа. Я обернулась и
обнаружила, что его и Марога также отправило прочь с площадки.
Быстро обежав краба, увидела Отмороженного, спешившего к призванному. Что-то
было не так. Походка демона утратила легкость, он чеканил шаг, впечатывая сапоги в
каменные плиты. Плечи расправлены, губы поджаты, взгляд направлен прямо перед собой.
Я шагнула ему навстречу и попыталась перехватить до того, как он взберется на спину
Клешнехвата. Хотела убедиться, что он меня слышит. Далиан поставил ногу на
выступающий шип, я схватила его за руку и заставила обернуться.
— Что-то случилось?
— Случилось. Ты случилась. Ненавижу.
Всхлипнув, прикрыла рот ладонью и попятилась. Слова были всего лишь отражением
эмоций, которых я до этого момента не ощущала. Дал единственный, кого мне было сложно
считывать. Лучше бы так оставалось и впредь. Всплеск злости леденил, лишал радости и
надежды, отнимал веру в то, что все сложится хорошо.
Отмороженный вскарабкался на краба, на последнем рывке нога соскользнула, и он
оцарапал бедро о шип. Громко выругавшись, демон зажег в руке огненный шар и впечатал
его в панцирь краба. Несчастное создание дернулось, ноги-столбики заскребли по плитке,
оставляя на ней глубокие борозды.
Как я могла так ошибиться в Далиане? Как?!
Закусив губу, наклонилась, чтобы подобрать сапоги, и с удивлением уставилась на
собственную руку. На ней проступили следы, похожие на черную сеточку. С отвращением
потерла испачканную кисть, стряхивая остатки чего-то злобного и страшного. Странный
холод безысходности, сковавший разум, начал отступать. Я же этой рукой дотронулась до
Отмороженного! Вскинув голову, присмотрелась к демону и увидела, что тот покрыт такой
же сетью с ног до головы.
Богиня! Во что он вляпался?
Далиан повернул ко мне голову, по его губам скользнула нехорошая улыбка:
— Побегаем, Цветочек?
Краб оставил несчастные плиты в покое и величаво переступил восемью конечностями.
Клешни показательно щелкнули — призванный перешел под абсолютный контроль демона.
Отступать я не стала, умолять и причитать тоже. А сделала то, чего от меня ожидали, —
рванула с места. Нужно было выиграть время, чтобы подумать и попытаться достучаться,
если не до Отмороженного, то хотя бы до его монстра.
Я предполагала, что Клешнехват окажется проворным, но он превзошел все ожидания.
Будь я по другую сторону магического ограждения, обязательно бы восхитилась скоростью и
грацией монстра. Его движения больше походили на паучьи, чем на крабьи, и только клешни
клацали так, что и Щелкунчик бы обзавидовался. А еще этот прыткий был настроен весьма
серьезно. Одни лапы, взрывшие покрытие полигона в процессе догонялок, чего стоили.
Мы пробежали два полных круга по периметру площадки. Все чаще под ногами
попадались обломки плит и каменная крошка. Вот на один из обломков я и наступила. Острая
боль заставила сбавить темп. И тут я обернулась… Зря я это сделала. Очень зря! Вид черной
пасти с движущимися жвалами заставил испуганно взвизгнуть и запустить в краба сапогом,
поднятым с земли. Выяснилось, что реакция у зверушки преотличная — краб ловко
перекусил сапог пополам, а потом резко ударил клешней по плитам. Земля под ногами
покачнулась, мелкие осколки брызнули во все стороны. Я отвернулась, защищая голову и
живот, а вот спине досталось, несмотря на плотный корсет.
От грохота и криков зазвенело в ушах, но вопила не я. Приглушенные магическим
куполом звуки доносились со стороны зрителей. Это они за меня переживали или краба
подбадривали? Что-то темное и мощное влетело в ограждение, земля под ногами
покачнулась, да так, что я повалилась на плиты лицом вниз.
Я поняла, что не успею оторваться, теперь точно не успею…
На спину перекатилась быстро и вовремя, конечность краба ударила туда, где
мгновение назад находилась моя голова. А я ползла, ползла в единственное безопасное место
— под брюхо восьминогого.
Всплеск ярости и звериного бешенства оглушил. Волна чистой злобы и ненависти
выжигала все остальные чувства, туманила разум, а ведь я только ловила отголоски того, что
испытывал Далиан. Ноги-столбики плясали вокруг меня, превращая полигон в руины.
Израненные острыми мелкими осколками ступни пекло и щипало. Бежать приходилось еще
быстрее, потому что меня всеми силами пытались достать из укрытия. Я доставаться не
желала и скакала не хуже горной козы, улепетывающей от излишне доставучего рогатого
сородича.
Силы таяли, дыхание начало сбиваться. Я уже прикидывала, как бы половчее
ухватиться за один из шипов и повиснуть на ноге Клешнехвата, когда краб замер. Что-то с
глухим стуком упало на землю. Пригнувшись, увидела распростертого на камнях
Отмороженного.
Я не чувствовала Далиана. Совсем не чувствовала!
Всхлипнув, шагнула в его сторону. Колени дрожали, по лицу текли запоздавшие слезы.
Клешнехват стоял смирно. В отличие от демона, краб находился в сознании, но был слегка
дезориентирован. Он не собирался меня сожрать или затоптать, что вполне устраивало и
давало возможность выбраться из укрытия.
Далиана покрывала черная сеть, тонкой вуалью она оплетала его лицо, становясь
плотнее в районе груди. Чужая злоба душила его, подавляла собственные эмоции.
Я опустилась на колени возле демона, откинула кончиками пальцев пряди волос со лба.
Внезапно Далиан открыл глаза и перехватил мою руку. Из горла Отмороженного вырвалось
сдавленное шипение:
— Убирайся!
— Не могу. Это же не ты.
— Без разницы. Я мог тебя убить.
— Но не сделал этого.
— Тебе мало, да? — Демон попытался меня оттолкнуть, но, поморщившись, откинулся
на землю.
— Ты не использовал магию. Уверена, в твоем арсенале есть то, что могло бы прервать
мой забег по кругу.
— Глупо с твоей стороны подсказывать. — Далиан прикрыл глаза и прошептал: —
Убивец ломает защитное ограждение.
— Тогда у нас совсем мало времени. — Я снова положила ладонь ему на лоб. —
Пожалуйста, доверься. Я никому не расскажу.
— Ты такая светлая… Нереальная. Бесит!
— Тебя сейчас все бесит. Слишком много чужих эмоций налипло. Не помню, говорила
ли я, но ваш мир пугает. Вы не даете существам перерождаться, насильно заключаете искры
в мертвые сосуды. Ш-ш-ш… Не отвечай! — Я приложила палец к губам Далиана.
— Тогда и ты заткнись, — буркнул он и повернул голову, уворачиваясь от
прикосновения.
Отмороженный был таким слабым и… настоящим. Внутренний контроль ослаб под
натиском темных эмоций. Сейчас Дал вовсе не походил на ледяную статую. Он нуждался во
мне. Так здорово ощущать себя кому-то нужной.
Я положила руки на грудь Далиана. Тот демонстративно скривился, но промолчал. Сеть
в районе сердца была плотнее, точно ее навесили прицельно. Она не только подчиняла
рассудок, но и вызывала физическую боль, мешала дышать. А еще она очень жалила пальцы.
Я не умела скрывать собственные эмоции и чувства, совсем не умела. Да и к чему мне это?
Но в тот момент так не хотелось, чтобы Далиан почувствовал, как мне плохо. Зажмурившись,
принялась за дело. Для того чтобы распознать сеть, видеть ее было необязательно.
Очередной удар сотряс защитный купол. Всего одна тренировка, а полигон испорчен:
на плитах живого места нет, еще и ограждение доломают. Жалко.
Сеть поддавалась неохотно. Сперва черные нити оплетали мои пальцы и только потом
истончались, испарялись темным дымом. Они точно сгорали от моего прикосновения,
отнимая частицы тепла.
— Не стоит. Прекрати, — Далиан приподнялся, перехватил мои руки и слегка сжал.
— Так надо.
— Тоже Богиня подсказала? — В голосе демона отчетливо прозвучала легкая насмешка.
Вот только смеялся он не надо мной.
— Нет. Она ни разу со мной не говорила напрямую.
— И ты все равно в нее веришь?
— А как иначе? — Я открыла глаза и настороженно всмотрелась в его лицо.
— Иначе… — эхом повторил Далиан.
— Ты тоже верил. Что же случилось с мальчиком, который верил? — прошептала я,
понимая, что любопытство еще выйдет мне боком. Далиан не простит мгновения слабости.
Слишком близко он меня подпустил.
— Его посадили в клетку, — измученно выдохнул демон и, приподнявшись, потянулся
ко мне.
Я не планировала этого поцелуя, но, когда сильные руки легли на плечи, сама склонила
голову и слегка коснулась его губ. Отклик Далиана меня смутил. Все же чувствовать других
постоянно не всегда удобно, в особенности когда собственные мысли пребывают в смятении.
Все было как предрекал Рей-Тар. Нет, даже лучше! Намного лучше! Губы Далиана
увлекли меня в водоворот неизведанных до сих пор ощущений. И неважно, что первый раз
произошел не под цветущими деревьями, а на пыльном полигоне, среди обломков каменных
плит. И к тому же в присутствии зрителей. Множества внимательных зрителей. И самый
главный нервно щелкал клешнями и обижался, что о нем забыли.
Очередной удар разорвал тишину. Защита полигона рухнула. Окружающий мир
наполнился криками и топотом. Хотела отстраниться, но демон не позволил. Теплые, чуть
шершавые ладони обхватили лицо. Я замерла в предвкушении нового поцелуя, но Далиан
лишь прижался лбом к моему лбу и прошептал:
— Не стоило вмешиваться. Сам бы справился.
— Но не так быстро. — Я обняла его, прижалась к груди, чувствуя, как сгорают остатки
сети.
— Спасибо. — Он слабо улыбнулся, и я поняла, что никогда больше не смогу
сравнивать его с покрытой льдом статуей. — Занятная тренировка вышла…
— Повторения не хотелось бы, — быстро прошептала я.
Далиан хрипло рассмеялся и вдруг, дернувшись всем телом, потерял сознание. Он
опрокинулся на землю, увлекая меня за собой. В следующее мгновение меня грубо схватили
за талию и отшвырнули в сторону. Приземлилась я, точно кошка, на четыре конечности и
пошатываясь поднялась на ноги.
Лорд Арагул стоял на коленях подле Далиана и требовал немедленно доставить
целителей. Но не специалистов по мертвякам, а настоящих. Рядом суетились демоны в форме
охраны Цитадели. Я же не сводила глаз с крылатого лорда, застывшего перед Клешнехватом.
Удостоверившись, что животное не пострадало, лорд Рейгард повернулся ко мне. Я сжалась в
предчувствии чего-то очень плохого, и оно не заставило себя ждать. Демон склонил голову
набок и зло произнес:
— Приятного аппетита.
Я нервно сглотнула и попятилась. До меня только сейчас дошло, как выглядело
произошедшее с Далианом со стороны: все решили, что я им питалась!

Глава 11
ВИВАРИЙ
Путь в виварий проходил в полном молчании. Как только стационарный портал
переместил нас с полигона внутрь крепости, лорд Арагул отпустил охранников. Те
распоряжение некроманта не одобрили, но и перечить не стали. Я с безразличием взирала на
высокие разводные двери, ведущие в место заточения призванных созданий.
Никогда бы не подумала, что чужая неприязнь может так ранить. Каждый взгляд лорда
Арагула заставлял опускать голову и испытывать чувство жгучего стыда, точно мне и в
самом деле было в чем раскаиваться. Ведь я не хотела ничего плохого! Всего-то пообещала
аккаду ДЭМ помочь сдать курс «Призыв и Подчинение», маленькому Кито — защитить от
грозящей опасности, а Эштану — вычислить того, кто организовал его перенос через портал
хитров. И все-таки я ощущала себя гадкой обманщицей и притворщицей. Вместо того чтобы
искать напавшего на Далиана, я заставила лорда Арагула беспокоиться о потенциальной
угрозе, исходящей от излишне прожорливого энергетического вампира! Мое притворство
оказалось на руку настоящему виновнику, и осознавать это было так горько…
— Защита вивария впускает только тех, чьи ауры внесены в базу охранных
кристаллов, — пояснил маг, неверно истолковав мою задумчивость.
— Аккад ДЭМ имеет такой допуск?
— Частично.
Настолько обтекаемый ответ меня не устроил, поэтому я продолжила гипнотизировать
дверь.
— Далиан, Эрх и Марог имеют право посещать виварий в любое время суток, а также
выводить наружу призванных аккада ДЭМ. Под личную ответственность.
— А как защита узнает, что я их призванная? По ошейнику? — Я дотронулась до
металлического кольца, оплетавшего шею, перевела взгляд на лорда Арагула и испуганно
выдохнула — в руке некроманта блеснул кроваво-красный камень.
Лорд Арагул поднес камень к объемной лепнине в виде морды змееобразного
чудовища. Морда ожила, сверкнула глазищами. Кристалл исчез в раскрывшейся пасти.
А если она его того? Совсем скушала?
Пожелать змеиной морде приятного аппетита я не успела. Зеленые глаза снова
вспыхнули, пасть приоткрылась, и кристалл выплюнули в подставленную некромантом руку.
— Спасибо, Тахрис.
— Оформлять как будем? Цветочек же призвана Марогом из аккада ДЭМ, — деловито
поинтересовалась морда.
— А в виварий ее сопровождаю я, — отрезал Арагул.
— Так вы же у нас больше по части мертвечины, живыми редко интересуетесь.
— Упокою, — угрюмо пригрозил некромант.
— Вот все вы так: чуть что — сразу посмертия лишить грозитесь, а я еще и не пожил
толком.
Двери разъехались в стороны, на полу приглашающе замигали зелененькие стрелочки,
указывающие путь.
— Спасибо, Тахрис, но дальше мы сами догадаемся, куда идти. Свободен.
— Бокс-то какой для нее подготовить? Нежный Цветочек попался, — тут морда
оскалилась в улыбке, — не на солому же укладывать. Исходя из личного опыта, смею
утверждать, что сеновальную романтику придумали те, кому тупо негде. Но вы-то у нас
мужчина видный, не последнее место в иерархии Цитадели занимаете. Может, ну его, этот
виварий?
— Говоришь, мало пожил? — задумчиво произнес некромант. — Сколько ты у нас
призраком числишься? Восемьдесят лет? Девяносто?
— Восемьдесят семь, — кокетливо сообщила морда.
— Напомни, сколько дается призрачной сущности на выбор нового сосуда?
— Вы так намекаете, что я крайне разборчив? Да, я разборчив! И достоин лучшего!
Список с моими пожеланиями лежит у вас в кабинете. Только не говорите, что вы его не
видели. — Гипсовую морду охватило сияние, и сквозь нее проступило полупрозрачное
мужское лицо.
— Тот самый, который ты каждый месяц меняешь?
— Корректирую, — скромно уточнил призрак. — Так вы заходите или все же наверх?
Во время монолога призрака я стояла и осознавала, что совсем ничего не понимаю. Он
был мертв. Бестелесен. И абсолютно комфортно себя чувствовал. Более того — нынешнее
положение призрачного Тахриса полностью устраивало, он умудрялся находить в нем какое-
то изощренное удовольствие. И еще Тахрис очень-очень напоминал Рей-Тара.
Пострадать и поностальгировать не вышло. Устав от вампирячьих колебаний, Лорд
Арагул схватил меня за руку и втащил внутрь. Роковые три шага, обеспечившие прописку в
виварии, ничем не отличались от последующих двух десятков. Гром с неба не грянул,
ошейник на шее не раскалился, а Его Темнейшество невозмутимо вел меня по коридору. Я
крутила головой в попытке разобраться, куда же все-таки угодила.
За высокими, окутанными магией дверями что-то рычало, хрипело и клокотало.
Крошечные окошечки могли пролить свет на обитателей вивария, однако добраться до них не
представлялось возможным, поэтому я зажмурилась, впитывая исходившие от призванных
созданий эмоции. Отметив, что все существа устроены с относительным комфортом и никто
их здесь не мучал, не истязал и не причинял физических страданий, слегка успокоилась. Об
этом я и сообщила лорду Арагулу, когда он поинтересовался, чем же я таким занималась. А
то бы еще заподозрил в излишней прожорливости.
— Все призванные существа размещаются в условиях, максимально приближенных к
естественной среде обитания.
— А как же подчинение и подавление воли? На полигоне Далиан управлял крабом,
полностью поглотив его сознание.
— Вот как? — Некромант остановился и задумчиво осмотрелся, словно прикидывал,
куда же меня поселить. — Подобное отношение к призванным кажется тебе недопустимым?
— Приручать живое создание следует постепенно. Связь, основанную на доверии и
любви, невозможно сформировать с помощью полного контроля.
— Полагаешь, Стражам Границы нужна любовь их защитников? Единственная задача
призванного — уберечь владельца в минуту опасности, а связь… связь сформируется сама,
если призванный проживет достаточно долго. Со временем контроль ослабевает, существо и
хозяин учатся понимать желания друг друга.
— Вы добиваетесь того же результата, но следуете обратным путем, — пробормотала я
и упрямо мотнула головой. Все равно подобное подавление сознания и воли неприемлемо.
Дикость какая-то!
— Идем! Нам сюда, — определившись с выбором двери, Арагул направился по
коридору и вдруг замер на полушаге.
Остановилась и я. Что еще не так? Передумал?
Некромант медленно повернул голову, удивленно посмотрел на меня и приподнял руку,
в которую я вцепилась побелевшими пальцами точно клещ.
— Простите. Я не специально. И я вами не питалась, — на всякий случай уточнила я.
— Помню, я же невкусный, — очень тихо пробормотал лорд. — Пошевеливайся! Я уже
и так потратил на тебя много времени.
Хотела утешить некроманта, предположив, что он обязательно найдет энергетического
вампира, который сочтет его вкусным. Хотела, но не стала. Вряд ли бы лорд одобрил
подобную фамильярность.
Я бежала за демоном вприпрыжку, радуясь, что тот не велел от него отлепиться.
Несмотря на то, что в виварии никого не мучили, в нем мне было не совсем комфортно, а
прикосновение к теплой руке действовало успокаивающе.

***

Стоило лорду Арагулу толкнуть дверь в конце коридора, как выяснилось, что мое
потенциальное жилище занято. На полу, поверх сброшенного с кровати покрывала,
расположились три демона и играли в карточки. Судя по горке блестящих монет, участие
требовало наличия таковых. Однако неизвестная игра заинтересовала меня не так сильно, как
один из ее участников. При виде темнокожего, под личиной которого отныне скрывался
Эштан, я слегка покачнулась, чем вызвала веселые ухмылки на лицах демонов.
— Лорд Арагул, неужели лорда Рейгарда так впечатлили результаты отработки, что он
решил скрасить наше вынужденное пребывание в виварии?
Я ожидала, что некромант тут же осадит незнакомого мне нахала, но тот слегка
нахмурился и выжидательно посмотрел. Неужто посчитал, что сама предложу расплатиться
за более комфортные условия прямо здесь, на этой самой подстилке? Я разжала пальцы,
обняла себя за плечи и уставилась в пол. Пусть думает, что хочет. Я устала оправдываться и
постоянно ждать какого-то подвоха со стороны Его Темнейшества.
— Выметайтесь. Уложитесь в минуту, и ваш куратор не узнает, как именно вы
трудились на благо вивария и его обитателей. Эрилий, к вам это не относится. Добавляю вам
двое суток к назначенному.
Эрилий, он же Эштан, подскочил с пола, коротко кивнул и вышел из комнаты.
Остальные демоны, по-видимому из числа адептов, почему-то колебались.
— Лорд Арагул, а нам как, совсем-совсем выметаться?
— Можете оставить какую-нибудь часть в комнате. Цветочек, тебя что больше
привлекает: руки или ноги?
До этого момента я и не подозревала, что могу так злиться. Вскинув голову, уставилась
в упор на мага и отчеканила:
— Думаю, я уже продемонстрировала, что кровавые или мясные подношения меня
мало волнуют. И я была бы весьма признательна, если бы вы перестали постоянно намекать
на то, что я согласна расплачиваться за что-либо собственным телом. Мой выбор будет
обусловлен исключительно личным желанием, а не тем, что мне захочется купить более
удобную постель или лишний кусок хлеба.
Серые глаза лорда-некроманта вспыхнули алым, но от его ответа меня избавило
неосмотрительное бурчание:
— Руки, ноги… Да все уже в курсе, что Цветочку крылья подавай.
Три пары глаз внимательно уставились на меня. Воспоминание о блестящих черных
крыльях вызвало на губах полуулыбку.
— У лорда Рейгарда потрясающие крылья.
— Минута вышла! — Рев некроманта заставил забыть не только о крыльях, но и о том,
что истекшее время ко мне никакого отношения не имело. — Дисциплинарное взыскание
уточните у вашего куратора. А теперь пошли вон!
Демоны живо рассовали по карманам карточки и монеты и выскользнули из комнаты. Я
успела расслышать горестное:
— И где теперь ночевать? Не в боксе же тусоваться?
— Радуйся, что свободные имеются, — угрюмо донеслось в ответ.
Дверь закрылась с громким щелчком. Я же опустила взгляд на то самое место, где еще
недавно сидел Эштан. Как он очутился в виварии и почему ничего не сказал? Побоялся, что
мысленную речь услышат? Или решил, что я нечаянно себя выдам? В любом случае я
надеялась на скорые разъяснения, ведь Эштан все еще оставался в виварии!
Резко нагнувшись, лорд Арагул схватил с пола покрывало и отшвырнул его в сторону.
— Теперь-то ты успокоилась?
— А я и не боялась. Точнее, я боюсь, но не того, что вы могли со мной… на этом
покрывале…
— Почему? — мягко спросил некромант.
— Я же энергетический вампир и совсем вам не нравлюсь.
Реакция лорда Арагула сбила с толку. Он с какой-то радости вдруг повеселел и заявил:
— Похоже, тебя очень волнует мое мнение.
— Не то чтобы очень… Однако ваши намеки по поводу моей неразборчивости
неприятны.
— И какую из двух видов неразборчивости ты сейчас имеешь в виду?
— Мы же уже выяснили, что я не пью кровь!
— Ни на мгновение не забывал об этом, — уже в открытую насмехался некромант.
Я же призадумалась. Если кровь отменяется, остаются лишь эмоции. Энергетические
вампиры питаются ими. А вторая неразборчивость к чему отношение имеет?
— Хочешь узнать, что меня волнует? — проникновенно спросил демон.
— Не особо, но вы ведь все равно расскажете? — пролепетала я.
Лорд Арагул стремительно шагнул ко мне. Хотела попятиться, но не успела, тяжелые
руки легли на плечи.
— Больше всего на свете меня волнует, почему ты с таким негодованием высказалась о
методике, используемой в процессе дрессировки призванных созданий. Ведь данный способ
изобретен и успешно применяется на практике именно твоими сородичами.
Заявление демона ошеломило до такой степени, что я не сразу нашла, что ответить. Я
догадывалась, что мои фиктивные сородичи испытывали удовольствие от чужих страданий,
но не могла и предположить, что их всеядность распространялась и на животных. Но аккад
ДЭМ прекрасно об этом знал! Почему же они меня не предупредили? Да потому, что
подобное отношение к призванным давно стало для них нормой! Точно так же, как и
обращение умерших в нежить…
Меня затрясло. Этот мир был слишком неправильным! Я презирала себя за
собственную слабость. Меня учили, что все создания, рожденные на свет, достойны любви и
понимания, но разум отказывался принимать обычаи Хаоса и традиции существ,
населяющих его. Сердце же разрывалось от осознания, что я ничего не смогу изменить.
Я молча глотала слезы и не сразу осознала, что лорд Арагул больше не удерживал меня,
а легонько поглаживал по спине. Успокаивающе так поглаживал.
— Знаешь, что мы сделаем? — подозрительно весело поинтересовался некромант.
Я помотала головой.
— Ты сейчас ляжешь на эту чудесную кровать… Надо же, даже не дернулась… Так вот,
ты устроишься на кроватке и немного поспишь. Я же займусь текущими делами…
— А потом? — как-то неожиданно для себя самой спросила я.
— А потом мы соберемся и дружно попытаемся выяснить, что же ты такое. Потому что
если ты — энергетический вампир, то я — целитель-гуманист.
Внезапно я осознала, что разоблачение, грозившее мне со стороны названого братца, —
ничто по сравнению с догадливостью некроманта. Если вампир всего лишь хотел развлечься
за мой счет, то лорд Арагул сделает все, чтобы докопаться до истины. Это его Цитадель, в
ней обучаются его адепты, он несет за них ответственность. И если вдруг лорд сочтет, что я
представляю для них угрозу, — уничтожит без сожаления.
Кито! Эштан! Аккад ДЭМ! Я всех подведу, а всему виной моя болтливость. Вот зачем я
вообще с Арагулом разговаривала?
Я едва дышала от ужаса. Некромант слегка постучал по моей спине и встревоженно
произнес:
— Ты чего удумала? В обморок упасть опять собираешься?
Я молча покачала головой.
— Тогда дыши. Медленно. Вдох-выдох. Вот так, умница. — Некромант усадил меня на
кровать, накинул на плечи одеяло и направился к выходу. Он только переступил порог, как в
голове раздалось:
«Влипли мы, Цветочек Крепко влипли…»
Я не сразу осознала, что со мной заговорил Эштан, до того его слова были созвучны
моим мыслям.
«Ты все слышал?»
«Исключительно благодаря браслету. Кито сделал так, чтобы я мог присматривать за
тобой. Вот только у его артефакта ограниченный радиус действия. Пришлось переселиться.
Местная охрана на редкость предсказуема…»
«Тебя наказали?»
«Всего-то потребовалось двинуть в морду тому, кто косо на меня посмотрел.
Настоящий Эрилий был еще тем засранцем…»
Вспомнив, как именно Эштан обрел новую личину, почувствовала себя причастной к
убийству. Ведь это я привела Изменяющего форму в Цитадель! Я позволила ему в ней
укрыться, даже не поинтересовавшись, как он станет маскироваться.
«Эх, Цветочек, прости недоумка. Совсем забыл, как следует себя вести с нимфеей…»
«Эштан, ты встречал раньше нимфей?»
«Нет, но с ними был знаком один из моих приятелей…»
«Этого приятеля ты тоже…»
Изменяющий форму не ответил. Врать не хотел, а правду необязательно озвучивать,
когда общаешься с дочерью Стихии Земли.
Я сползла на край кровати и, сгибая ноги в коленях, поочередно осмотрела ступни.
Порезы уже затянулись, а вот сами подошвы вымыть бы не помешало. Не могла же я на
кровать с грязными ногами лезть.
В комнате, в которую меня поместили, было две кровати. Между ними ютился
квадратный стол. На стенах висели полки, заставленные книгами. Их изучение я отложила на
потом и с надеждой толкнула дверь, ведущую в соседнее помещение, и очутилась в пустой
комнатушке с дыркой в полу. Ремонт у них тут, что ли? Осознав, что ванну мне принять не
светит, я последовала примеру демонов — растянулась поверх покрывала на полу.
И тут в тишине послышалось зловещее шлеп-шлеп-шлеп…
Что-то ползло по потолку прямо надо мной. Я задрала голову, но ничего не увидела.
Тем временем шлепалка перебрался на стену и весьма резво начал спускаться. Вскочив на
ноги, отбежала в сторону. Я все еще не могла рассмотреть, кого это принесло в гости. Или же
оно к предыдущим обитателям заявилось? К тем самым, которых лорд Арагул выгнал?
— Прошу прощения, но демонов тут нет.
Шлепалка никак не отреагировал на мое заявление и продолжил спуск.
— И я не знаю, где их можно найти. Меня тут заперли.
Зря я это сказала. Теперь неведомое существо точно знает, что я не смогу сбежать.
— Не бойщя. Коша не жлой… Коша хочет кушать…
Объяснение шлепающего нечто меня совсем не обрадовало. Взвизгнув, запрыгнула на
кровать. Да простят меня чистые простыни! Но шлепалка теперь находился внизу, а еще он
был, без сомнения, голоден.
Когда на полу обозначилось уже знакомое студенистое создание, я едва не заплакала от
облегчения.
— Привет, Кошмарик, — шепнула я. — Ты, оказывается, сквозь стены проходить
умеешь?
— А ышо я болтаю на вщеобщем! — гордо заявил червячок и, свернувшись в колечко,
стал скукоживаться. Спустя мгновение на полу перекатывалась бесформенная клякса. Клякса
воспарила в воздух, дернулась, пару раз чихнула и превратилась в рыжую белку.
Я ошалело хлопала глазами, а кошмарень дико расстроился:
— Шо жа дела? Ражве этим можно ишпугать? — Белочка обхватила пушистый хвост
лапками и с отвращением его изучала.
— Не знаю, — честно призналась я. — Когда я первый раз заблудилась в лесу, одна
добрая белочка пообещала вывести меня к дому. Велела следить за хвостом и рванула по
ветвям. А я боялась, что не смогу за ней поспеть. Мне было очень страшно! — догадалась
наконец-то я, вспомнив, как сильно переживала, что расстрою друида-наставника
опозданием. Рей-Тар всегда, когда я не приходила вовремя, места себе не находил, причитал,
что меня съели, порывался покинуть Круг и стать отшельником.
Когда я обрету свой лес, стану его чувствовать как саму себя. А вот в незнакомом мне
сложно ориентироваться. Слишком много живых созданий окружает. Лес дарит столько тайн
и загадок. Немудрено забыть, куда вообще шла!
— У вщех штрахи как штрахи… А у тебя бэ-э-элочка…
— Мне белочки, после того как я первый раз в лесу заплутала, часто снились. Это вроде
как ассоциативная визуализация страха. Рей-Тар так объяснил.
— И как мне ш этим жить? — совсем печально вопросил кошмарень.
Мне почему-то стало стыдно.
— А ты разве во что-нибудь другое превратиться не можешь?
— Один хожяин — одно ижменение. Не хочу уходить. Ш тобой шытно. Вще жлятщя,
пщихуют и чего-то боятщя — вкуш-ш-шно.
— А ты, часом, не родственник энергетического вампира? — с затаенной надеждой
спросила я и пояснила: — Мне очень-очень нужен наставник по злым и коварным
поедателям эмоций!
— Кошмарни не жлые. Мы прошто кушать любим… — смущенно прошепелявил
кошмарень и запрыгнул мне на плечо. — Не бойща, я тебя не штану пугать. Ты швоя.
— Ты считаешь меня родственным видом?
Коша мазнул по лицу пушистым хвостом и скрипуче захихикал. У меня от этого смеха
по спине мурашки побежали.
— Юмориштка… — Тут Кошмарик скакнул мне на руку и нащупал под туникой
браслет. — Хорош. Подаришь потом?
— Наверное. А ты меня не выдашь? — осторожно дотронулась до рыжей шерстки. Та
оказалась мягкой на ощупь, совсем как знакомый мне беличий мех.
— Ты хорошая. И теплая. А ышо не обижаешь. — Белкообразный Кошмарик устроился
у меня на коленях.
И что с ним делать? Не прогонять же.
— Коша, а много вас в Хаосе таких?
Кошмарень приподнял голову и выжидательно посмотрел, ожидая пояснений.
— Энергетических. Эмоции и чувства — разновидность энергии. И неважно,
положительные они или отрицательные.
— Шложно. Шкучно. — Кошмарик свернулся клубочком и сонно добавил: —
Щелкунчик и бабочки шкучают.
Мне стало грустно. Я тоже скучала.
Неопределенность действовала угнетающе. Сколько мне еще тут сидеть? И как там
Далиан? Удалось ли привести его в чувство? Как близко подошел лорд Арагул к разгадке
моей тайны и почему одна мысль, что я не энергетический вампир, вызывала в нем такие
сильные положительные эмоции?
«Серина, докладываю: с твоим Отмороженным все в порядке…» — Мысленный голос
Эштана заставил меня вздрогнуть. Чуть Кошмарика не разбудила.
«Тебе разрешили выйти из вивария?»
«Думаешь, я спрашивал?» — самодовольно парировал Изменяющий форму.
«Как он?»
«Страдает… Ему постельный режим прописали, а нимфеи под боком нет… Да шучу я,
шучу! Не дергайся. Этот до последнего будет из себя невозмутимую статую изображать.
Ладно, это все лирика. Перехожу к главному. На Далиана напали по пути в виварий. Кому-то
неймется. Видимо, сильно расстроились, когда я не появился. Аккад ДЭМ проводил ритуал
последним…»
«Эштан, остальным призванным компенсации назначили. Не похоже, что кого-то через
три месяца насильно удерживать станут. Может, и тебе признаться?»
«Нельзя! Цветочек, объясняю максимально кратко и доходчиво. Исторически
сложилось, что Изменяющие форму сами по себе. Долгое время мы не вмешивались в
конфликт между Альянсом Инферно и Союзом Свободных Земель. Мои предки гордились
тем, что им удавалось сохранять нейтралитет… Что, впрочем, не мешало наживаться на
обеих сторонах…»
«Наживаться? Вы их грабили?»
«Направление мыслей верное. Наш Дом занимался сбором и перепродажей
информации, но вольная жизнь подошла к концу. Выпивающие подобрались слишком близко
к нашим берегам. Без нежити нам не выстоять…»
«Нежити?» — эхом переспросила я.
«Так, Цветочек, тебе срочно нужны книги по этому миру. Хотя бы путеводитель надо
раздобыть. С картинками…»
«И на всеобщем чтобы составлен…»
«Непременно…» — вздохнул мой партизан.
«Спасибо, что не бросил…»
«Это я у тебя в долгу, Цветочек. В огромном долгу. А теперь постарайся последовать
совету лорда Арагула и немного отдохнуть…»
Эштан замолчал. Я же аккуратно переложила Кошмарика на подушку, подняла с пола
покрывало и, закутавшись в него, попыталась если не уснуть, то подумать о чем-то светлом и
приятном. И только я представила собственное возвращение в Берилл, как входную дверь
охватило зеленоватое сияние, и из нее проступила полупрозрачная фигура.
Тахрис просочился в камеру бесшумно и завис у кровати. На лице призрачного
мужчины отразилось недоумение:
— И что они в тебе нашли? Вкус в выборе одежды отсутствует, на голове — ужас
парикмахера… О! Еще и лапы немытые.
Да что они все к моим волосам цепляются! Хотя нет, не все. Аккад ДЭМ ни слова не
сказал. Не заметили или не сочли нужным спросить?
Призрак продолжал досадливо морщиться, и я не выдержала:
— Вы по делу зашли или на плененного энергетического вампира полюбоваться?
— Предложение у меня есть. Деловое, — нехотя произнес Тахрис.
— И кого я должна сожрать? — устало пробормотала я.
Призрак досадливо закатил глаза:
— Еще и манеры как у одичавшей. Ванну принять хочешь?
— А где? — тут же встрепенулась я.
— Могу устроить, и даже из комнаты выходить не придется.
— Условия? — тут же спросила я. А в сердце что-то дрогнуло. Не припомню, чтобы
раньше я с таким подозрением относилась к предложенной помощи.
— Видишь ли, Цветочек, я один из призрачных распорядителей и охранников вивария.
Живчики тут тоже трудятся, но исключительно в воспитательных целях.
— Получается, что за призванными существами следят призраки?
— У призывающих демонов забот и без этого хватает.
— А как же нежить? Зомби там всякие…
Призрак как-то странно посмотрел на меня, и я тут же прикусила язык.
— Неприрученные создания реагируют на нежить весьма… бурно, рассматривая ее как
потенциальную угрозу. Странно, что ты этого не знаешь.
Да я здесь ничего не знаю и не понимаю! И вовсе не обязательно мне этим постоянно
тыкать. Лучше бы книжку какую полезную выдали.
Я взглянула на полки. Вот уйдет призрак, непременно пересмотрю. Незнакомые
символы на корешках не внушали особого оптимизма, но вдруг хоть одна на всеобщем
обнаружится?
— Так вот, как распорядитель я могу сделать твое временное пребывание в виварии
более комфортным.
— Временное? — тут же встрепенулась я.
— А ты думала, лорд Рейгард просто так о составлении расписания рассказывал?
— Так вроде бы есть альтернатива… — растерянно произнесла я. О посещении занятий
в Цитадели я и не помышляла. Ведь незнание элементарных вещей сразу же в глаза
бросится! Уж лучше я тихо в виварии посижу.
— Думаешь, тебе позволят бездельничать? Станешь на пару с оболтусами боксы
чистить.
Заботиться о призванных? Да о подобном счастье я и мечтать не смела! Если в моих
силах облегчить участь узников вивария, то я сделаю все-все от меня зависящее.
Мысленный голос Эштана разрушил радужные планы:
«Не знаю, о чем точно ты подумала. Но если рассчитываешь организовать подпольную
службу спасения призванных, предупреждаю: идея плохая и в легенду энергетического
вампира плохо вписывается. Да и не позволят тебе. Вдруг ты решишь призванными
питаться? А они потом в полный неадекват впадут и перестанут слушаться демонов…»
Я вздохнула, признавая правоту Эштана. Призрак понял мою реакцию по-своему:
— Вот-вот! Строить из себя гордую и независимую будешь, пока лопату не вручат. А
мне лишние хлопоты. Можно подумать, призракам легко живется! Некроманты совсем
обнаглели. В Темном секторе охранки от нежити практически на каждой двери понавешали,
а у меня запас костей не бесконечен…
— Какой запас? — вконец обалдела я.
— Костей! Да знаю я, что призракам надлежит заботиться о собственных останках,
чтобы не упокоили ненароком, но мне подрезают крылья! Меня ограничивают! Самым
бессовестным образом не дают наслаждаться посмертием. Собственно говоря, вот… — В
полупрозрачной руке появилась маленькая коробочка. — Сможешь спрятать?
— Где спрятать?
Тахрис кокетливо захлопал ресницами, сияние вокруг него стало ярче.
— Под кроватью Марога. Это будет наш маленький секрет и твердый фундамент для
налаживания взаимовыгодного сотрудничества.
— А зачем вам нужно проникнуть в его спальню? — с подозрением спросила я.
— Ревнуешь, да? — кисло парировал призрак. — Да зачем он тебе? Подумаешь,
призвал. Через три месяца ты о нем и не вспомнишь. Тобою лорды интересуются — выбирай
любого! А тут адепт. Мальчишке наследство не скоро обломится.
— Лорды? — переспросила я.
— Лично я считаю, что Рейгард пока не определился, то ли на крылья приманивать, то
ли по темным углам от тебя шарахаться. Вы, энергетические вампиры, такие насто-о-
йчивые…
Богиня! Теперь от меня еще и настойчивости будут ожидать? А если я не хочу? Может,
ну их… эти крылья.
— Мой совет: держи при себе обоих — и три месяца пролетят незаметно. На интим с
ходу не соглашайся, только когда что-то конкретное предложат, да и то лучше сразу все
документально оформить.
Документальный интим доконал меня окончательно.
— Вы предлагаете брать за это деньгами?
— Почему же обязательно деньгами. Можно кристаллами или недвижимостью какой.
Слушай меня и такой компенсацией обзаведешься, что по выходу из Цитадели станешь
обеспеченной вампиршей. Так что? По рукам? Всего-то надо косточку под кровать
подложить. У Марога там наверняка такой кавардак, что он ничего не заметит.
Угу! А как найдет — так тотчас и прикопает. Причем ненайденное.
— И чего ты ломаешься? Такой шанс ни одна профессиональная компаньонка не
упустила бы.
Где-то я уже о профессионалках слышала. От «братика»! Вот же зараза энергетическая!
Удружил!
— А зачем вам нужно именно в спальню Марога? Ведь так можно и заикой остаться.
Нет, вы не подумайте, вы мужчина хоть куда, — поспешно добавила я, почувствовав, что
призрак готов обидеться. — Но как представлю, что Марог просыпается среди ночи и видит
вас. Элемент неожиданности, знаете ли…
— Если бы я подглядывать рвался, попросил бы косточку в купальне припрятать, —
мрачно проворчал призрак. — Говорят, Марог изображения бывших любовниц над кроватью
развешивает.
Вспомнила плакаты с полуголыми демоницами и смутилась.
— Значит, он со всеми лично… знаком?
— Видела, да? И какие они? — ревниво встрепенулся призрак.
Мне его интерес показался странным. Нет, сами чувства, возникшие к Марогу, я как раз
отчасти понимала. Но навязчивое желание увидеть бывших девушек демона казалось
нелепым.
— А чем вам плакаты помочь смогут? Поверьте на слово — парней среди них нет.
Тархис сложил руки на груди и надулся.
— Мне необходимо собрать информацию, — упрямо настаивал он.
— Для чего? — не сдавалась я. А то кто там разберет этих странных призраков. Лично
мне казалось, что любовь прекрасна во всех ее проявлениях, вот только я не могла
представить, чтобы бесплотный мог мечтать о материальном. Хотя я и о существовании
призраков прежде тоже не подозревала.
— Чтобы вычислить, какие девушки его привлекают… — Пояснение Тахриса запутало
меня окончательно.
— Да тело новое, женшшкое, он подобрать шобираетщя, — ворчливо пояснил с
подушки Кошмарик. — Доштали. Шпать не даете…
Призрак тут только заметил белочку. Полупрозрачное лицо удивленно вытянулось:
— Кошмар Игнатьевич, и как прикажете понимать? Вас первый курс обыскался.
Профессор Вейр занятия по ментальной защите у некромантов проводить не может.
— Отштань. Я блаженштвую. — Белочка дернула хвостом, поудобнее устраиваясь на
подушке. — Должны же быть у практичешкого материала выходные. И потом, меня чуть не
жгубили. Нанешли глубокую травму. Пщихологичешкую!
— Нечего было в Огненный сектор соваться! Сами знаете, что аккады с низшей
нежитью не церемонятся.
— Дишкриминация по видовому прижнаку. Примитивная щила и нижкий уровень
интеллекта на лицо.
— То есть на практикуме вы решительно отказываетесь появляться?
— Жачем? Меня и тут неплохо чешут.
Белочка перевернулась на спину и сладко потянулась.
Я ошалело переводила взгляд с призрака на кошмарня, и у меня росло убеждение, что в
этой странной Цитадели не только что-то выращивали, но и употребляли. Причем не только
демоны.

Глава 12
В ЗАТОЧЕНИИ
Доставка обещанной ванны ожидалась с минуты на минуту. После того как я
согласилась посодействовать несчастному влюбленному, призрак умчался исполнять свою
часть договора. Изучив коробочку, пришла к выводу, что спрятать ее в корсете не смогу при
всем желании. С опаской покосилась на дверь и все же рискнула заглянуть под крышку.
Внутри оказался крошечный холщовый мешочек.
Взвесила на ладони, покивала. Его-то я точно найду куда спрятать. Пристроила, повела
плечами. Вроде бы не мешает.
— Восторг! Чистый восторг! — томным голосом возвестил появившийся в комнате
призрак. — Какое же удовольствие чувствовать биение сердца! Была бы ты мужиком — цены
б тебе не было.
Охнув, прижала руку к груди и проворчала:
— У меня же карманов нет. Так что без вариантов.
— А нужны? — проявил интерес Тахрис.
Я стащила тунику и с грустью продемонстрировала дыры на одежде. Плотный корсет
выдержал, а вот тонкая ткань знакомства с Клешнехватом не пережила.
— От платья бы не отказалась.
Призрак призадумался.
— Могу доштать! — деловито вклинился Кошмарик, или же по-солидному Кошмар
Игнатьевич.
— Доштать, тьфу ты… достать ты точно можешь. Причем любого. Тут я даже не
сомневаюсь, — мрачно проворчал Тахрис.
— Обидеть норовишь, да? — насупился рыжехвостый.
— Делать мне больше нечего. Ты учти, воровство на территории Цитадели карается
изгнанием. К заслуженному практическому пособию для юных некромантов это тоже
относится.
— А я доштану там, где оно никому не нужно! — заверил кошмарень, чуть ли не
пританцовывая от нетерпения.
— Хорошо. Иди уже, — махнул рукой призрак и тихо добавил: — Учти, Цветочек, ты
можешь об этом пожалеть. Что притащит — то и надеть придется. А то обиженный и
недооцененный кошмарень хуже духа-домовика.
Белкообразный ужас несколько раз подпрыгнул на месте — для разминки, наверное, —
и ловко вскарабкался по стене, причем хвост у него выполнял роль пятой лапки. Кошмарень
цеплялся им за каменные выступы и подтягивался. Да уж, белка из Кошмара Игнатьевича
вышла примерно такая же, как из меня — энергетический вампир. Пробежав по потолку,
Кошмарик бросил жизнеутверждающее: «Не шкучайте» — и исчез.
— Ему и правда удастся раздобыть платье? — обрадовалась я. Нет, штаны Вилены
были хороши, но я привыкла к другой одежде.
— Посмотрим, — проворчал призрак и скомандовал: — Заносите!
Дверь открылась, и в комнату, пыхтя и отдуваясь, ввалились бывшие постояльцы,
толкающие перед собой огромную чугунную ванну. Наполненная до краев горячей водой
ванна толкаться не желала, со скрипом цепляясь четырьмя ножками за каменный пол не хуже
Кошмарика.
— Стойте, изверги! — взвизгнул Тахрис и растаял в воздухе. Демоны переглянулись, и
столько тоски читалось во взглядах, что мне стало их жалко.
Тем временем из коридора донеслось гневное:
— Ах вы, канальи малахольные. Почто плитку попортили? Царапин наделали! А лужи!
Лужи-то кто теперь вытирать будет? Всю воду расплескали.
— Так вы же сами ванну до самых краев наполнили, — принялся оправдываться один
из демонов.
— А магия? Магия вам на что? Или левитацию сдали и забыли? А не забыли, так
забили?
— Дык магию в быту несолидно использовать. Запрет, опять же, на злоупотребление
существует, — робко заметил другой демон, с мольбой глядя на меня.
Я намек поняла и с улыбкой вскричала:
— Тахрис, вода стынет!
— Вот и я о том, — с готовностью подхватил призрак. — Вода почти остыла, а они все
плитку царапают. Удовольствие растягивают! А ну, живо дотолкали, пузырьки расставили, и
горе вам, если хоть один заныкаете! По назначению заставлю использовать… В моем
присутствии!
Демоны побледнели и скоренько вывернули карманы, в коих обнаружились мыльно-
банные принадлежности. Заметив знакомый пузырек, я ткнула в него пальцем и спросила:
— От Вилены?
— А где ж еще я мог так быстро шампунь и мыло раздобыть? Свои запасы давно не
держу, — с ностальгией вздохнул призрак и, заметив демонов, мнущихся в дверях, с улыбкой
спросил: — Что, сладкие мои, тоже искупаться захотелось? Так оставайтесь, устроим
омовение на четверых. Я вам спинки потру.
Демоны дружно замотали головами, что-то промычали и выскочили в коридор.
— Вот всегда так. Поросятки чумазые, никак в общую баню не затащишь. Я их жду-
жду… а они все не идут. Один Марог меня понимает. Запомни, Цветочек, настоящий
мужчина должен следить за собой.
— Так вы общаетесь с Марогом? — уточнила я.
— Нет, — тяжело вздохнул Тахрис, — но родственную душу можно почувствовать и на
расстоянии. Ты полезай, а то и впрямь вода остынет. Вилена сказала намыливать
исключительно корни. Быстро они у тебя отросли.
— Такое случается с энергетическими вампирами, когда объедятся, — потупив взгляд,
пояснила я.
— И кто из аккада ДЭМ самый вкусный? Нет, не говори! Я и так знаю…
Призрак завис в воздухе, мечтательно уставившись в стену. Быстро раздевшись,
запрыгнула в ванну. Кто там знает, сколько у меня есть времени до следующего визита. Как
нагрянет кто-нибудь из возжелавших скрасить заточение энерговампира в виварии, а у меня
ноги до сих пор не вымыты, волосы недокрашены…
Дались им всем мои волосы! Они теоретически по нескольку раз на день отрастать
могут. Я задумчиво распределила шампунь и принялась втирать его в корни. Надо бы
намекнуть демонам, что этой окрашивающей штучки потребуется очень много, особенно
если мне исцеляющий дар придется в стенах Цитадели регулярно применять.
Помыв голову, воспользовалась другим флаконом, с ароматической жидкостью, и
мочалкой. Надо отдать должное Тахрису, он не пытался меня смутить, не изводил
комментариями или замечаниями. Призрак точно впал в прострацию и с отсутствующим
видом смотрел в сторону. Так продолжалось, пока я не потянулась к жестяной коробочке.
— Эта мазь заживляющая. Говорят, Клешнехват вышел из-под контроля Далиана и чуть
тебя не раздавил.
— Да нет же! — Я возмущенно ударила ладонью по воде. — Клешнехват тут ни при
чем! Тахрис, что они сделали с крабом?!
Я выскочила из ванны, точнее, буквально выпрыгнула. Призрак испуганно шарахнулся
в сторону.
— Девушка, ты полегче! Так же и инфаркт можно получить.
Напоминать призраку, что он и так мертв, показалось нетактичным. Я промокнула тело
покрывалом, надела треугольный лоскуток, следом натянула штаны. Настала очередь
корсета. И тут я поняла, что не смогу его зашнуровать. Стащить через ноги нагрудник
получилось — всего-то надо было слегка ослабить шнуровку. А вот вернуть предмет туалета
на место, да так, чтобы плотно облегал тело, оказалось невыполнимым заданием. Я
размышляла, не попросить ли помощи у демонов, занимавшихся доставкой ванны, когда с
потолка донеслось радостное: «Доштал!» Сверху аккурат в ванну свалилось что-то объемное,
насыщенного темно-вишневого цвета.
— Куда?! — горестно вскрикнул Тахрис.
— Понаштавили! — не менее горестно вторил ему Кошмарик.
— Столько глаз, а ни одним не пользуешься, — не унимался призрак.
— Штолько щил, штолько нервов, и хоть бы кто шпащибо шкажал, — подытожил
несчастный кошмарень.
Выловив платье, слегка его отжала и с улыбкой объявила:
— Ничего страшного, на мне досохнет. Ой! А сколько глаз у кошмарней? А
покажете? — встрепенулась я, точно помня, что у рыжехвостика было всего два глаза, как,
впрочем, и положено настоящей белке.
Кошмар Игнатьевич оценил перспективы и смущенно пробормотал:
— Пожалуй, я на потолке повишу…
Расправив платье, натянула его через голову. Все-таки я погорячилась, когда заявила,
что оно без проблем на мне досохнет. Столько кругов по комнате мне не намотать. Зато после
примерки сразу стало ясно, что корсет без надобности, в том смысле, что под лифом он
попросту не поместился бы. С подола еще капало. Благодаря двум глубоким разрезам на
длинной юбке я могла передвигаться без опасения наступить на подол.
Тахрис окинул меня задумчивым взглядом и поинтересовался:
— Надеюсь, ты его добыл не там, где я думаю?
— А што? Оно ей давно без надобношти. Кштати, шкульптора надо бы отловить.
Отловить и пальцы дверью прищемить. Такую фигуру до ума не довешти. Тряпочкой
прикрыл и обрадовалщя! Да на формы миштрешшы каждый адепт жаглядывалщя. Вот я и
решил: и девочке нашей комфорт, и мальчикам наука: нечего на штатуи оближиватыця.
Живые девки намного краше. А шкульптора надо бы прокляшть… Качештвенно так… Штоб
жакажов больше не было…
Добыча кошмарна в целом мне понравилась, однако нехорошее предчувствие заставило
полюбопытствовать:
— Кошмар Игнатьевич, а где вы платье взяли?
— Из музея он его стащил. Прямо со статуи темной жрицы, мистрессы Ангорд.
— Это плохо, да? — задумчиво произнесла я, поправляя обновку.
Бывшее облачение темной жрицы было весьма скромным, закрытым, с длинными
рукавами и воротничком. Только каплевидный вырез на груди прямо-таки намекал на
катушку с нитками.
— Не самый лучший способ по-тихому переждать трехмесячное заточение, — с кислой
улыбкой заметил Тахрис. — Да оставь ты лиф в покое. Нормально же село.
— Да кто же спорит, — пропыхтела я, усиленно пытаясь подтянуть вырез повыше.
Выяснить, жива ли упомянутая мистресса Ангорд и почему ее статуя находится в
местном музее, я не успела. Входная дверь в комнату приоткрылась, и до меня донеслось
гневное:
— Мне параллельно, кто ее в виварий поместил! Ты это видел? На что похоже? На
подпись лорда Рейгарда? И что тут написано?
— Что это ваш-ша призванная, — неуверенно произнес кто-то.
— Отлично! Значит, ты имеешь полное право меня к ней впустить! — рыкнул Марог,
рывком распахивая дверь.
— Ключи верни, а? — страдальчески пролепетал второй мужской голос.
— Да пожалуйста! — Марог подмигнул мне, подбросил связку на ладони и исчез в
коридоре. — Обездвиживающие чары сами минут через пятнадцать спадут. Жаловаться не
советую. Упаритесь контрзаклинание изучать. «Ледяные путы» лучше с ходу экранировать.
— Запомним. Только и ты нас не выдавай.
— Заметано, ребята. Я вообще парень классный, правда, Цветочек? — Марог снова
возник на пороге, на этот раз он держал в руках поднос, накрытый металлической крышкой.
— Тихо! Ничего не говори! — патетично воскликнул призрак и взмахнул
полупрозрачной рукой у моего лица. — Дай насладиться моментом и немного помечтать!
Прынц… как есть прынц… — прошептал Тахрис и растаял в воздухе.
— И-и-и! — прозвучало с потолка, и рыжехвостый кошмарень шлепнулся в ванну,
окатив меня с ног до головы.
Поняв, что терять уже больше нечего, в том смысле, что сохнуть я и так буду долго, я
бросилась спасать несчастного плавунца. Кошмар Игнатьевич, напуганный появлением
демона, вылавливаться не желал и метался на дне бешеным мальком, отбившимся от стаи.
— Марог, стой! Не подходи! Ты его пугаешь. Коша, не бойся, он тебе ничего не сделает.
Демон нахмурился, поставил поднос на стол и заглянул в ванну:
— Если ты имеешь в виду сбежавшее пособие, которое уже с час по коридорам ищут, то
сделаю…
Поняв, что Марог настроен серьезно, кошмарень выпрыгнул из воды, вскарабкался по
моей руке и устроился на плече.
— А он меня адаптирует! — нашлась я, вспомнив смотр на полигоне. — О мире вашем
рассказывает…
— Короче, выполняю вашу же работу, — тут же подхватил Кошмарик и благодарно
погладил меня по спине абсолютно сухим и пушистым хвостом. Хорошо ему, я после
вынужденного душа и белколовли в ванне до сих пор была мокрая.
Марог всплеснул руками:
— Серина! Не слушай его. Он тебя плохому научит!
— А што? — приосанился рыжехвостый. — Я отличный адаптатор. Нешравненный
провокатор. И прекрашный нарратор. Кштати, работа шверхурочная и должна оплачиватыця
ждельно.
— Кто-то слишком много общается с Виленой… — скорбно вздохнул демон. —
Цветочек, пойми, низшая нечисть не имеет права покидать учебные этажи. Это правило
введено для ее же блага. Да не будь тебя, мы бы эту глисту эмоциоядную еще утром в
купальне размазали.
— Ижверги. Кровожадные ижверги. Как ваш жемля только нощит? Цветочек, не
шлушай его. Тебе личный шопровождаюший положен! Я шам шлышал, как лорд Рейгард
говорил.
— Когда это он такое говорил? — удивился Марог.
— Прижванным нельжя шлонятьщя по Цитадели в одиночку! — наставительно
воскликнул кошмарень.
— Я смогу ее брать с собой на занятия. Составим учебное расписание так, чтобы
Серина всегда меня сопровождала.
— И жележяками она ш вами махать будет? — ехидно уточнил Кошмарик.
— Разберемся, — мрачно буркнул Марог. — Цветочек, я тебе поесть принес. С утра в
столовой выбор невелик, но, надеюсь, тебе понравится.
Кошмарик спрыгнул с плеча на стол, снял с подноса крышку и досадливо поморщился.
— Каш-ша-а-а… Гадошть наша-а…
— Говорю же — выбор невелик.
— А печенье пошто рашкрошил? В карманы шовал, што ли? Жапомни, мальчик, я
печенье иж карманов не ем. Я брежгливый!
— Серина, отдай его мне, а? Он все равно вне учебного сектора долго не протянет. На
это кошмарное пособие зуб у каждого второго адепта.
Я тут же загородила собой несчастного Кошмарика, расправила плечи и сжала руки в
кулаки.
— Не отдам! Он не виноват, что родился таким! Да, он пугает, но это часть его
природы. И потом, он питается страхом!
Марог сглотнул, слегка покраснел и уставился в сторону.
— Всеядный он. Жрет все, что плохо лежит. Если еще с минуту позащищаешь его —
останешься без завтрака, — проворчал Татуированный, поскольку за моей спиной
раздавались хруст и чавканье.
— Отштань, я дигуштирую… Лучше бы комплимент девушке шкажал… Она только
ради тебя в это платье и влежла…
Я вздрогнула и едва подавила желание прикрыться руками, потому что демон снова
уставился ниже плеч.
— Интересный фасон, — смущенно пробормотал он. — Где-то я похожее видел.
Замешательство Марога оказалось заразным. Я теребила край рукава, не зная, что
сказать в ответ. Только бы про Зов расспрашивать не начал. А ведь все к этому и шло…
— Про Клешнехвата шпрощи… — услужливо подсказал кошмарень. — И вообще,
прекращайте лубофь ражводить… Я же кушаю…
— Да, Серин, точно, я же хотел тебя к Клешнехвату проводить, — ухватился за
предложение кошмарня Татуированный. — Далиан просил к крабу заглянуть. Чтобы ты
проверила и убедилась, что с ним все в порядке. А то вдруг и его эта гадость зацепила…
Воспоминание о черной сети отозвалось нервной дрожью. Я искренне надеялась, что
мне больше никогда не придется столкнуться с чем-то подобным.
— А можно покидать комнату? Разве я не узница вивария?
— Со мной можно. Я же тебя призвал. И потом, тебе нужно познакомиться со всей
командой. Только ты поешь, что ли. А то неудобно получилось…
Да уж, на смотре я по полной опозорилась. В желудке требовательно заурчало, но я
схватила Марога за руку и решительно потянула к выходу. Мне очень хотелось вырваться из
темницы.
Тяжелая дверь поддалась не сразу, пришлось упереться в нее двумя руками. И — о
чудо! — у меня получилось! Торжествовала я, впрочем, недолго. Широкая мужская грудь,
возникшая перед носом, означала, что мне помогли снаружи.
— И куда это мы собрались? — Ироничный тон лорда Арагула не то чтобы успокоил —
откровенно обрадовал.
На мгновение прикрыла глаза, едва подавив вздох облегчения. Когда на тебя не смотрят
как на мерзость, это существенно поднимает настроение. А вот то, что лорд-некромант
сменил любимый доспех на что-то черное, свободное и так напоминающее друидовский
халат для медитации, весьма насторожило. Во-первых, в новом облачении маг чувствовал
себя неловко, а во-вторых, его почему-то интересовало мое мнение, иначе с чего бы он так
пристально меня рассматривал?
— Мне ваша страшная черепушка больше нравилась. И вам она очень шла, — решила
польстить магу я. Если ему в доспехе удобнее, зачем мучиться?
— Тем, что страшная? — как-то очень нервно спросил он.
Я отвела взгляд и тут только заметила в руке лорда Арагула поднос.
— Ой! Это мне? Спасибо большое, — схватив за край, потянула на себя. Вероятность,
что мне дадут спокойно забрать поднос и вернуться в камеру, была очень маленькой.
Примерно настолько же маленькой, как и то, что Марог затаится в комнатке с недоделанным
ремонтом и не станет обозначать свое присутствие. Но мы, нимфеи, верим в счастливый
случай до последнего.
— О своей призванной я предпочитаю заботиться самостоятельно! — донеслось
гневное из-за двери. Во время разговора я умудрилась ее захлопнуть и теперь старательно
подпирала спиной.
— Если я скажу, что там на самом деле никого нет, вы же мне не поверите?
Лорд Арагул молча вручил поднос, приподнял меня на вытянутых руках и переставил в
сторону. В комнату некромант не вошел, попросту не успел, явление Марога свершилось
раньше.
— Я сам позабочусь о своей призванной, — повторно отчеканил демон, но лорд Арагул
на него даже не посмотрел.
— Что с туникой? — последовал требовательный вопрос.
— Порвалась, — честно ответила я и, прочувствовав всю силу воображения
некроманта, быстро уточнила: — Во время тренировки порвалась.
— Мне жаль, что ты пострадала, — как-то очень тепло и искренне произнес некромант.
И меня прорвало:
— Там была темная сеть, она окутала Далиана, влияла на его разум. Он боролся, но
отрицательные эмоции были слишком сильны, из-за этого ему и пришлось
сконцентрироваться на управлении крабом. Он не хотел меня ранить!
«Цветочек!» — Страдальческий стон Эштана обозначил, что партизан все еще
присматривает за мной.
«Я должна рассказать! Ведь из-за моего молчания они могут упустить нападавшего!»
«Правило Эштана номер сто тринадцать — никогда не бери нимфею в разведчики…»
— грустно прокомментировал Изменяющий форму.
«Не бойся, тебя не выдам…» — заверила я и пробормотала уже вслух:
— Марог вел меня к Клешнехвату. Хотела убедиться, что с ним все в порядке.
Особо не надеясь на разрешение, приготовилась вернуться в комнату. Только бы
некромант не увязался следом. Объяснять появление ванны и подставлять Кошмарика не
хотелось. Хотя тот наверняка уже сбежал из комнаты.
— Лорд Рейгард проверил краба и не заметил никаких отклонений, но если ты
считаешь необходимым провести повторный осмотр — не имею ничего против.
Я переглянулась с Марогом. Не знаю, кто из нас двоих удивился сильнее. Хотя нет,
удивление Татуированного носило иную окраску, к нему примешивались тревога и
подозрение. Мне же достаточно и того, что лорд Арагул искренен, а с мотивами разберемся
по ходу дела.
— И где он? — спросила я, пытаясь угадать, за какой же из многочисленных дверей
скрывается призванный Далиана.
— Не торопись…
Я замерла, перехватив покрепче поднос. Неужто передумал?
Лорд Арагул приподнял крышку. Я морально приготовилась увидеть ту самую кашу, но
на подносе обнаружился бутерброд с сыром и миска с овощным салатом. С восторгом
уставилась на мелко нашинкованных представителей местной флоры. Позади кашлянул
Марог, намекая, что пауза затянулась. Взяв с подноса бутерброд, надкусила и поняла, что не
могу притронуться к салату. Совсем не могу. На первый взгляд срез неизвестного овоща
напоминал помидор, вот только цвет у него был не привычно красный, а голубовато-зеленый.
А еще на срезе поблескивали семена. Вот до них-то я и мечтала добраться. Интересно, если я
сейчас мило улыбнусь и припрячу один из ломтиков в рукав, меня совсем неправильно
поймут?
— Лучше я салат на обед оставлю, — нашлась я, передавая поднос Марогу. — А то
лишние килограммы, платье еле сошлось.
Зря я про платье ляпнула. Взгляд лорда Арагула четко вперился в то место, где платье
не могло сойтись при всем желании.
— Я полагал, фирменный стиль Ангорд давно вышел из моды.
— А я не привередливая. Какое платье дали — то и надела, — заявила я, радуясь, что
удалось так ловко объяснить некроманту появление обновки в камере.
Лорд Арагул почему-то поморщился и, повернув голову к Марогу, с плохо скрываемым
презрением произнес:
— Слухи о вашей коллекции акварелей до меня доходили, но хранить женские
предметы туалета…
Татуированного аж перекосило, однако он нашел в себе силы улыбнуться и произнести:
— Вы еще спросите, в чем они от меня уходят. Уверяю, в воровстве не повинен. Все
отдают добровольно. Правда, Цветочек?
Вопрос Марога оказался несколько неожиданным, но демон явно нуждался в помощи.
Разве я могла отказать ему в такой малости?
— Марогу невозможно сказать «нет».
Я хотела добавить, что он весьма благородный, великодушный и находчивый демон, но
лорд Арагул стремительно повернулся ко мне спиной и направился прочь. Со стороны могло
показаться, что некромант внезапно утратил интерес к нашему разговору, но я-то
чувствовала, насколько его взбесила моя реплика. Остановившись возле одной из дверей, маг
вскинул руку и приложил к замку. В то же мгновение послышалось брюзжание:
— Я что, нанялся личной отмычкой подрабатывать? Заведите себе ключи. Хотя бы
копию от караулки снимите. Чувствую, вы в нее зачастите.
— Тахрис, ты когда-нибудь слышал о принудительном вселении в тело? — сердито
рыкнул маг. — Могу наглядно продемонстрировать, как оно происходит.
— Вот никакого покоя в посмертии! Круглосуточные угрозы и шантаж. — Дверь
приоткрылась. — Заходите быстрее. У господина Клешнехвата поддерживается особый
температурный режим. Вот только простудите мне краба! Я, между прочим, за контроль
климата в боксах несу персональную ответственность.
— Ты передумала навещать Клешнехвата?
Поскольку лорд Арагул не повернул голову в мою сторону, я не сразу сообразила, что
он обратился ко мне. Спохватившись, быстро произнесла:
— Нет-нет, не передумала.
— Тогда какого стоишь на месте?
Я устремилась к открытой двери. Все-таки отличные на платье мистрессы Ангорд
разрезы, еще бы верх посвободнее, а то утягивал не хуже корсета.
Некроманту следовало бы сделать шаг в сторону и пропустить меня внутрь, но он
продолжал с отсутствующим видом изучать дверь, точно ожидал, что из нее выглянет
призрачный Тахрис. Опасаясь, что маг передумает, я поднырнула ему под руку, сделала
несколько шагов… и очутилась в пустыне.
Даже зная, что стены и потолок покрыты иллюзией, я не смогла удержаться от
восхищенного вздоха. А вот песок под ногами лежал самый что ни на есть настоящий, и его
было много. Настолько много, что самого краба я обнаружила не сразу. Два неприметных с
первого взгляда стебелька неподвижно торчали из песка, и только внутреннее чутье
подсказало, что черные жгутики принадлежат живому существу.
Так вот ты какой, краб боевой…
Клешнехват оказался существом не только скромным, но и глубоко пофигистичным. На
наше появление он никак не отреагировал. Обернулась, чтобы узнать у Марога, всегда ли
краб такой или его последняя тренировка вымотала, и обнаружила, что, кроме меня и лорда
Арагула, в боксе никого нет. Татуированный остался снаружи.
— Медленно бегает, — развел руками некромант.
— Неправда, — парировала я.
— Лично видела? Я думал, ты больше по части прыжков на горизонтальной
поверхности.
Некромант продолжал злиться на Марога и оставил его за дверью. Ребячество какое-то.
Однако не прояснить ситуацию я не могла:
— Вы специально дверь закрыли. Он вернулся поднос в комнату поставить и поэтому
не успел.
— Рейгард был прав, я слишком зацикливаюсь на прошлом, — загадочно произнес маг.
Почувствовав, что гнев некроманта понемногу остывает, я и сама расслабилась. В это
мгновение поверхность под ногами задрожала. Не удержавшись, шлепнулась на попу и
обязательно бы наглоталась песка пополам с пылью, если бы лорд Арагул не поднял рывком
на ноги и не спрятал мое лицо у себя на груди.
Явление краба давно свершилось, а меня все так же продолжали обнимать. Приподняла
голову. На меня смотрели настолько выжидательно, что я сперва растерялась.
— Спасибо… Краб выбрался… — напомнила я, потому что объятия не разжимали.
— Знаю, — мягко отозвался некромант.
Мне стало не по себе. Маг снова меня изучал! Причем с помощью магии. Ему
прошлого раза не хватило?
— А можно на него посмотреть? Мы же за этим сюда пришли, да? — На последней
фразе мой голос слегка дрогнул.
— Не только, — с улыбкой возразил лорд Арагул и отпустил меня. — Ты собиралась
исследовать его на наличие сети.
— Вы мне поверили? — с подозрением произнесла я.
— А почему я не должен был поверить?
Да потому, что я понятия не имею, обладают ли энергетические вампиры подобной
способностью! Я же сама себе не верю! Все произошло настолько быстро… И мне безумно
нужно увидеть Далиана. Вот прямо сейчас нужно! Просто жизненно необходимо. Я упорно
гнала эту мысль из подсознания, но теперь, когда я смотрела на Клешнехвата, она все-таки
выбралась наружу. И я совершенно не знала, что с этим делать…
Зато краб вполне определился, а еще он меня узнал. Черная громадина вальяжно
двинулась навстречу, ноги мощно врезались в песок при каждом шаге. Обернувшись,
увидела, что некромант отошел чуть ли не к самой двери. Мне предоставили возможность
осмотреть Клешнехвата без помех, или демон ретировался из опасения, что чужой
призванный расценит его как угрозу? Цепкий настороженный взгляд мага следил за каждым
движением краба. Огромные клешни угрожающе клацнули. Задрав голову, увидела, что
Клешнехват развернул жгутики в сторону лорда Арагула. Только бы напасть не удумал!
И тут я поняла, что пропала. Я не могла повести себя неуважительно по отношению к
столь прекрасному созданию, не могла позволить ему и дальше мучиться в неведении
относительно судьбы Далиана. Все-таки прав Эштан, из меня вышел бы весьма скверный
разведчик.
— Привет, а я тебе хорошие вести о Далиане принесла. Твой хозяин идет на
поправку, — тихо произнесла я. Как только внимание краба целиком сосредоточилось на мне,
немного успокоилась. Немного, потому что в это самое время за мной наблюдали с огромным
интересом, прислушивались к каждому слову…
— Далиан сожалеет о произошедшем на полигоне… — осторожно произнесла я.
Краб обиженно заклокотал и повернулся боком, тем самым, который припалил демон.
Клешнехват мне жаловался!
— Я видела, как он тебя обжег, но поверь, он не хотел.
Призванный переступил ногами по песку и слегка втянул жгутики. Он прекрасно
помнил, как гонял меня по полигону, и испытывал стыд за собственное поведение.
— Слышал, во время тренировки ты догадалась спрятаться под брюхом… — включился
в беседу лорд Арагул.
— Я сочла это место самым безопасным.
— Занятно.
Клешнехват приподнял клешни и щелкнул весьма неодобрительно. Казалось, краб
разделяет недоумение некроманта на счет выбранного мной убежища. А потом краб
развернулся и быстро пополз прочь.
— На твоем месте я бы отошел, — совет некроманта заставил попятиться, хотя я
решительно не понимала, что происходит.
Краб отполз подальше и, с силой ударив клешнями, всей тушей шлепнулся на песок. Я
едва не последовала его примеру, но лорд Арагул весьма своевременно оказался позади.
Некромант подхватил меня под локоть и прижал к груди. Или я сама откинулась, радуясь
своевременной опоре? Колени подкашивались, перед глазами все плыло.
— Я слышал о запоздалой реакции на пережитое, но ты бьешь все рекорды, — с
затаенной насмешкой произнес маг.
— Я не знала. Правда не знала, — еле слышно прошептала я.
— Что ж, не судьба. Не судьба моим адептам соскрести с каменных плит так
называемого энергетического вампира.
Я продолжала дрожать, но маневр краба к моему эмоциональному состоянию не имел
никакого отношения. Растерянность свинцовой тяжестью легла на плечи, я совершенно не
понимала, что делать, зато прекрасно осознавала, как поступать ни за что не стану:
— Я не б-буд-ду…
— Заползать под краба? Похвальное решение.
— Я не буду вам ничего предлагать! — выпалила я, помня, что в туннеле некромант
недвусмысленно намекал на возможность откупиться.
Лорд Арагул скорбно вздохнул:
— Не энергетический вампир, но настолько же озабоченная. Хорошо, что в Хаосе нет
нимфей, подобного прессинга наши мужчины не выдержали бы.
Догадываться о собственном провале — совсем не то, что услышать о нем открыто.
Мир потемнел, и я самым беспомощным образом упала на руки лорда Арагула.

Глава 13
ПЛАНЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ
Если хитрам под силу создать артефакт, препятствующий потере сознания, мне
непременно стоит им обзавестись. Обморок мало похож на спасительный уход от
реальности. Как можно наслаждаться беспамятством, если тебя в это время могут непонятно
куда уволочь? Или сделать чего похуже… например, съесть. В недостойном и жутком я лорда
Арагула не подозревала, а вот в том, что некромант умыкнул меня из вивария, не сомневалась
ни капельки.
— Вам следовало сразу же мне сообщить. — Незнакомый, звенящий от напряжения
голос окончательно развеял туман беспамятства.
— Мы как-то не догадались послать донесение в Аквамир, — ответил лорд Рейгард. —
За каким лядом ты отправился к Водникам?
— Забываешься, Рейгард, — осадил крылатого незнакомец.
— Верно. Извини. И что прикажете теперь с этим подарочком делать?
— Для начала сообщить ему, что подслушивать нехорошо. — Лорд Арагул подошел ко
мне и похлопал по щеке.
Я приоткрыла один глаз. Так и есть, маг стоял возле кресла и держал в руках стакан с
водой. Суровое выражение лица не предвещало ничего хорошего, захотелось зажмуриться и
сделать вид, что лорду-некроманту мое пробуждение приглючилось. Впрочем, притворяюсь я
отвратительно, последние события убедили меня в этом окончательно и бесповоротно.
— Арагул, прекрати. Ты пугаешь девушку.
Я, не таясь, повернула голову, чтобы рассмотреть говорившего.
На первый взгляд демон казался ровесником Арагула и Рейгарда, но я интуитивно
поняла, что он намного старше. Очень смуглый, с резко очерченными скулами и высоким
лбом. Он расположился за широким столом, но не во главе, что, однако, не мешало ему
изучать содержимое стойки со свитками. Почувствовав взгляд, демон приподнял голову и
слегка кивнул. В угольно-черных глазах не было и тени недоверия или любопытства, он
точно знал, что я собой представляю, и прикидывал, что со мной делать. А еще он
закрывался эмоционально, и этот блок искусственного, магического происхождения заставил
меня передернуться от отвращения.
— Что вы видите? — последовал требовательный вопрос, и я поняла, что от ответа на
него будет зависеть моя судьба.
Вцепившись в подлокотники кресла, несколько мучительных секунд размышляла,
какую же правду от меня хотят услышать.
— Серина из Третьего Круга Друидов. Верно?
Я вздрогнула и кивнула.
— Так что вы видите?
— Вам нужна полная правда или ее часть? — ответила я, с силой сжимая мягкую
обивку. — Если первое, то вам придется снять то, что висит у вас на шее.
Демон расстегнул верхнюю пуговицу на рубашке, снял с шеи подвеску из темного
камня и положил на стол.
— Тестирование можно считать успешным, — довольным тоном заявил он. —
Озадачьте хитров изготовлением подобных амулетов для всех живых обитателей Цитадели.
Лорд Рейгард взял кулон со стола, спрятал его в шкатулку и заметил:
— В этом случае нам придется придумать правдоподобное объяснение.
— Полагаешь, вам все еще нужно что-то придумывать? — Демон уставился на
крылатого лорда. На лице лорда Рейгарда не дрогнул ни единый мускул, но я почувствовала
всплеск сожаления и горечи, исходящие от него.
— В этот раз они зашли слишком далеко, — жестко заметил демон. — Адепты имеют
право знать, что именно им угрожает.
— Речь идет исключительно об аккадах? — уточнил лорд Арагул.
— И о твоих подопечных тоже. Пусть нимфея лично проверит каждый из созданных
артефактов. — Демон повернул голову в мою сторону, взгляд его потеплел, но я чувствовала,
что эти эмоции не имеют ко мне никакого отношения. Скорее, я напомнила ему о ком-то
очень близком. — Что вы видите теперь?
Я медленно поднялась с кресла. Некромант поджал губы, но препятствовать не стал.
Медленно перевела взгляд с незнакомца на лорда Рейгарда. Внешнее сходство было
минимальным, однако я чувствовала связывающие демонов кровные узы.
— Вы и лорд Рейгард одной крови, — твердо произнесла я.
Крылатый недовольно поморщился.
— Вот Видящей нам и не хватало для полного счастья.
Тяжелая рука легла на плечо. Я повернула голову. То, что я прочла в серых глазах лорда
Арагула, заставило замереть от страха.
— Только попробуй сказать ему, — угрожающе прошипел он.
Мне не пришлось уточнять, о ком идет речь. Кровную связь между Далианом и лордом
Арагулом я заметила еще во время посещения поселения хитров.
— Арагул, пожалуй, тебе стоит поближе познакомиться с нимфеей. Общение с
нежитью на тебя плохо влияет, — с улыбкой произнес незнакомый демон. Он единственный
из троицы совершенно спокойно воспринял мою способность определять кровное родство.
Некромант отдернул руку и глухо произнес:
— Это не моя тайна и не мне решать, когда ей предстоит выбраться наружу.
Вот оно что! Получается, Далиан и не подозревает, что в Цитадели находится его
родственник!
— А Серина у нас не из болтливых, верно? — Демон продолжал улыбаться, но
предупреждение, прозвучавшее в его словах, я уловила без труда.
— Верно, лорд…
— Прошу прощения. Мои манеры оставляют желать лучшего. — Демон текуче
поднялся со стула и слегка поклонился. — Даркан Шэлгар.
— Очень приятно, — с улыбкой произнесла я. — Не переживайте, ваша любовь
взаимна.
Смуглое лицо демона слегка вытянулось, брови удивленно поползли вверх.
— Нимфея никогда не придет к тому, в кого не влюблена сама. Дочь стихии Земли
чувствует своего избранника и его искреннюю потребность в ней.
— И как долго нимфея любит? — несколько напряженно поинтересовался Шэлгар.
— О! Тут все в руках Богини. От одной ночи до Вечности.
Мой ответ вовсе не обрадовал Шэлгара. Он откинулся на спинку стула, сложив руки на
груди.
— Благодарю за честность.
— И как часто у нимфей случается новый Зов? — Сидящий во главе стола лорд Рейгард
был мрачнее тучи.
— Все в руках Праматери Ириндиль.
В ответ крылатый лорд нахмурился и повернулся к Даркану Шэлгару.
— Итак, мы имеем в наличии истинную элементаль, еще не обзаведшуюся постоянным
местом обитания. Она мило общается со всеми бессловесными тварями, дарит им любовь и
сострадание. Те в ответ мечтают заиметь ее себе в вечное пользование. Кроме того, она без
труда находит общий язык с нечистью и готова нести нежити учение о Перерождении и все
том же сострадании. За день пребывания в Цитадели она вырастила зеленого мутанта,
разгромила купальню аккада ДЭМ и превратила трех высших демонов во влюбленных
идиотов. Совсем забыл… Каким-то образом она подбила одного из хитров на создание
маскирующего артефакта. Кстати, вас не затруднит его продемонстрировать?
Я покладисто кивнула и засучила рукав, что также не обрадовало демона. Моя
искренность и желание сотрудничать не пришлись ему по вкусу. Странный какой-то!
— Шэлгар, ты издеваешься? — не выдержал крылатый.
— Не вижу никакой проблемы, — невозмутимо ответил Даркан. — Вы же тоже сначала
клюнули. Уж больно артефакт хорош. И потом, ее способность распознавать эмоции и
гурманские наклонности энергетического вампира схожи…
— Они же абсолютно полярны! — Лорд Рейгард возмущенно дернул крыльями.
Вот не хотела на них смотреть, специально взгляд отводила, а тут не удержалась.
Интересно, а лорд-демон на тренировках только командует или непосредственное участие
принимает? И есть ли шанс увидеть его в деле? То есть увидеть его крылья в деле.
— Зов? — резко и как-то очень нервно вдруг бросил обладатель крыльев моей мечты.
— Не уверена. Но крылья у вас потрясающие, — прошептала я.
— Рейгард, ты попал, — с затаенной насмешкой произнес Шэлгар.
Внезапно в кабинете стало трудно дышать от избытка эмоций. Искреннее возмущение,
граничащее с паникой, крылатого сбивало с толку. Лорд Рейгард опасался излишне
навязчивого внимания нимфеи, однако чувствовал, что обязан ответить взаимностью ради
блага окружающих. Я бы, наверное, не удержалась и рассмеялась в голос, если бы сзади не
пришла холодная волна чистой ярости. Захотелось спрятаться за Рейгарда. Он же все равно
почти смирился с доставучей мной, а мне не так страшно будет. Даркан Шэлгар искренне
наслаждался возникшей ситуацией. А еще он был влюблен. Я чувствовала, демон и сам не
знает, что делать с этим новым для него чувством, и захотела помочь.
— Мы можем переговорить наедине? Очень-очень нужно, — добавила я, но уточнять,
кому именно, не стала. Вдруг откажется!
Даркана Шэлгара моя просьба удивила, но он и бровью не повел. Вместо этого демон
галантно подал руку и произнес:
— С удовольствием покажу вам приемную.
Взяв демона под руку, шагнула к двери и внезапно осознала, что неплохо было бы
прояснить ситуацию, пока у некоторых мысли не в ту сторону не потекли.
— Это не Зов! — громко во всеуслышание объявила я.
Лорд Рейгард усмехнулся и проворчал:
— Идите уже.
От некроманта комментариев не последовало. Лорд Арагул вообще был на удивление
молчалив и задумчив.
Приемная лорда Рейгарда оказалась небольшой копией его личного кабинета. Мебели в
ней было немного, зато вместо одного-единственного кресла имелся треугольный диванчик.
Я увлекла к нему Даркана Шэлгара, ощутив, что до этого вполне адекватный демон слегка
засомневался в моих мотивах.
— Да я только поговорить хочу! Честное слово.
— И о чем же вы хотели поговорить? О вашем возвращении в Берилл?
— Нет! Да! Почти! То есть об этом тоже, но потом.
— Хорошо, тогда сначала рассмотрим вопрос, волнующий вас больше всего.
Я с подозрением уставилась на Шэлгара. Нет, лорд надо мной не смеялся. Он в самом
деле собирался меня выслушать.
— Это личное и относится к вам. Скажите, вы умеете перемещаться между мирами?
— Я один из Стражей Границы, — несколько уклончиво ответил Шэлгар. Он явно что-
то недоговаривал, но мне было достаточно и того, что я получила ответ на вопрос. Значит,
свою нимфею он встретил не в Хаосе. Жаль.
— Это касается элементали стихии Земли. Я хочу дать вам совет…
Брови демона удивленно приподнялись, но он слегка кивнул, давая понять, что я могу
продолжать.
— Не подумайте, я не читаю ваши мысли или что-то в этом духе. Вы меня сравнивали с
кем-то очень дорогим для вас и в то же время похожим на меня. Я это почувствовала.
— Верно, — согласился демон. — Вы напомнили мне об одной элементали. У вас есть
кое-что общее.
— Принадлежность одной стихии?
— Не совсем. Вас объединяют искренность, порывистость и склонность к авантюрам.
С первым и вторым я, пожалуй, могла согласиться, но третье… Никогда не считала себя
любительницей приключений, и уж тем более я ни разу не искала таковые специально.
Спорить не стала, в конце концов, я демона не для этого на диванчик заманила.
— Искренность, порывистость… Тут вы правы, нимфеи такие. А еще мы очень ценим
свободу.
И без того смуглое лицо демона потемнело.
— Нет, вы меня неверно поняли. Для дочерей стихии Земли свобода — это абсолютное
доверие. Нимфею нельзя привязать насильно, но если она сама выбрала себе спутника…
— Пощады просить бесполезно? — хитро сверкнул глазами демон.
— Намекаете, что мы излишне доставучие?
— Скорее бескомпромиссные.
— Тут многое зависит от умения партнера не только слушать, но и слышать.
Даркан Шэлгар замолчал, обдумывая мои слова, а затем медленно произнес.
— Она не истинная нимфея, но думаю, вы помогли мне кое-что осознать. Теперь
поговорим о вас. Я так понимаю, вы хотите вернуться в Берилл?
— А вы можете меня переправить? — оживилась я.
— Могу.
— Но не станете? — пролепетала я.
— Серина, как вы попали в Хаос?
Вопрос Шэлгара сбил меня с толку, но я чувствовала, что за ним крылось нечто
большее, чем праздное любопытство.
— Меня перенес Изумрудный портал. Вчера с утра мне доставили послание из храма…
— Постойте, я не настолько хорошо разбираюсь в таинстве Созревания нимфеи, но
разве не сама Богиня обращается к ней в этот день?
Опустив голову, затеребила рукав платья. Я знала, что Праматерь Ириндиль одаряет
дочерей личным напутствием, но сама подобного не получила. Мне досталось требование,
написанное от руки. В свитке, который я нашла поутру на подоконнике, говорилось, что
Изумрудный портал активировался и мне надлежит незамедлительно явиться в храм. Я даже
с Рей-Таром попрощаться не успела…
Шэлгар выслушал рассказ молча, а потом вздохнул:
— Вот оно что… Знаете, Серина, а ведь нам всем очень повезло, что вы очутились на
той же полянке, на которой аккад ДЭМ проводил ритуал призыва.
— Повезло? — неверяще переспросила я.
— Вас ждали. Стая Выпивающих. Элементаль — источник энергии. Подкрепившись
вами, Выпивающие должны были помочь сородичам провести Прорыв.
Перед глазами промелькнули огненные вспышки, увиденные минувшим вечером в
ночном небе. Вспомнила я и о страхе демонов, понявших, что я приманила к их поляне
Выпивающих. Стоило мне обратиться к лесу за помощью, как эти существа тут же
откликнулись. Они среагировали настолько быстро, потому что ждали меня!
— Боюсь, кто-то из добреньких и правильных друидов решил принести вас в жертву, —
подтвердил самые мрачные догадки Даркан Шэлгар.
— Неправда! Нет, я не хочу сказать, что вы мне солгали, — уточнила я, почувствовав
недовольство демона. — Я думаю, вы поторопились с выводами…
— Одна из немногих вещей, которые я не могу себе позволить, — это поспешные
умозаключения. Ваш наставник ни при чем. Я лично беседовал с Рей-Таром.
— Как он? — встрепенулась я.
Шэлгар поморщился.
— Мне сообщили, что состояние, в коем он пребывает, для него норма.
Заявление лорда наполнило сердце тревогой. Вот как чувствовала, что друид без меня
уйдет в разнос! Нет, я понимаю, что он и до меня как-то жил. Как жил… Да как болотяник и
жил! Я его домик три дня отмывала и еще неделю проветривала. Травы — это замечательно и
очень даже полезно для здоровья, но не в таких же количествах!
— Опять злоупотребляет настойками и смесями для вхождения в транс?
Демон странно посмотрел и осторожно произнес:
— Серина, у вас был весьма эксцентричный наставник. И мне хотелось бы выяснить:
какую часть его привычек вы успели перенять?
— Ой! Что вы. Я не перенимала. Мне нельзя!
— Да. Действительно. Я как-то забыл, что вам нельзя.
— А ваша знакомая? Та самая.
— Воздерживается.
— Это правильно. Говорят, что если напоить нимфею, то случится страшное, —
проникновенно прошептала я.
Левый глаз демона дернулся.
— Насколько страшное?
— Дочь стихии Земли слетит с катушек с одной стопочки, а уж с косяка и подавно… —
авторитетно заявила я, припомнив наставления Рей-Тара.
Шэлгар тяжело вздохнул и поднялся с дивана.
— Полагаю, нам пора вернуться в кабинет.
Я вскочила следом.
Лорды-демоны обнаружились стоящими у стены, на которой мерцала иллюзорная карта
окрестностей Цитадели. Я жадно уставилась на нее. Пылающий лес охватывал где-то треть
пространства и переходил в равнину. На этом слева карта обрывалась. Справа от Цитадели
была все та же равнина, упирающаяся в гористую местность. Мое внимание привлекли
многочисленные светящиеся красные точки.
— Это поселения? — Вопрос вырвался сам собой и вызвал улыбки на лицах демонов.
Лорд Рейгард покачал головой.
— Нет, это места, в которых замечены Выпивающие.
У меня по спине пробежал холодок. Красных точек было очень много, их концентрация
увеличивалась по мере приближения к Цитадели.
Даркан Шэлгар подошел к карте и уверенно обозначил несколько таких точек.
— Вот здесь выставьте круглосуточные посты. Они подбираются к переходам.
Услышав знакомое слово, я оживилась.
— Да. Серина, вы что-то хотели сказать? — тут же заметил мой отклик Шэлгар.
— Переходы. Под ними вы подразумеваете разрывы, через которые души стремятся к
Изначальному потоку?
Я адресовала вопрос Шэлгару, но ответ пришел от лорда Арагула:
— Точно так же, как миры элементалей связаны энергетическими реками, Хаос
пронизан потоками, в которых возможно перемещение в пространстве. Таких участков не
очень много, в основном они располагаются возле городов и поселений. Исторически
обитатели Хаоса обустраивались возле мест, где можно создать порталы.
На языке так и вертелся вопрос «Почему?», но я промолчала, чувствуя, что не время
заниматься расширением кругозора. Для начала следовало выяснить, что мне уготовили
лорды.
— Думаю, к обязательной программе вам следует добавить ознакомительный курс по
устройству этого мира, — заметил Шэлгар.
Я отметила, что его предложение носило исключительно рекомендательный характер.
То есть к моему обучению демон никакого отношения иметь не будет. Жаль. Он успел мне
понравиться.
— Согласен. — Лорд Рейгард подошел к столу и развернул один из свитков. — Я изучу
расписание младших курсов и подберу наставника…
— Не стоит. Я сам могу рассказать Серине о мире Хаоса.
Слова лорда Арагула заставили недоверчиво взглянуть на некроманта. Но тот излучал
дружелюбие и прямо-таки нездоровый энтузиазм.
— Было бы неплохо, — подхватил Шэлгар. — Из присутствующих в Цитадели ты
лучше всех знаком с природой элементалей.
Я не смогла сдержать нервную дрожь. Это же Даркан Шэлгар не на прошлые заслуги
некроманта в качестве ловчего намекал?
Лорд Арагул уловил мое смятение:
— Что-то не так?
— Я не совсем поняла, о какой программе обучения идет речь.
— О той, которую сама составишь. Мне казалось, на смотре ты слушала предельно
внимательно…
Выжидательный взгляд и легкая недосказанность намекали, что на самом деле лорд
Арагул не был уверен, что я слушала. Как и многие, он решил, что я только и занималась тем,
что заглядывалась на лорда Рейгарда.
— Постойте, вы же выяснили, что я — нимфея.
— Зато для остальных ты осталась энергетическим вампиром, — последовал
невозмутимый ответ.
— Но я же совсем не некромант и не боец, — предупредила я.
— Уверен, мы найдем применение талантам нимфеи, — оскалился в улыбке лорд
Арагул.
Издевается! Ждет, что клюну и начну снова про Зов объяснять. Обойдется!
— Серина, мы не можем вывести вас из игры прямо сейчас. — Лорд Рейгард не
извинялся, но я почувствовала, что особой радости мое пребывание в Цитадели ему не
доставляло. Крылатый лорд ценил дисциплину, в его представлении я была досадной
помехой установленному порядку.
— Все дело в количестве испорченных кристаллов?
— Верно, — кивнул Шэлгар. — Разумные призванные должны оставаться на виду,
посещать занятия и тренировки. В этом случае есть вероятность, что нам удастся решить
одну деликатную проблему.
Мелькнула мысль об Эштане и о союзе, который он упоминал, однако я промолчала.
Потом уточню у самого Изменяющего форму. А вот о «братике» утаивать не стала.
— Тот энергетический вампир из аккада ОМГ, он понял, что я не его сородич. Решил,
что я что-то вроде…
— …шпиона? — подсказал Шэлгар и, дождавшись моего подтверждающего кивка,
задумчиво произнес: — Мы можем разыграть и эту карту. Откроем вам доступ в мастерские
хитров, однако официально об этом распространяться не станем. Посмотрим, кто заметит и
проявит интерес.
Почувствовав, что демон что-то недоговаривает, спросила:
— А аккаду ДЭМ сказать можно?
Лорд Рейгард досадливо поморщился и произнес:
— Я сам им сообщу. Возьмите. — Крылатый протянул свиток и темную брошь. —
Общий список дисциплин, преподаваемых в Цитадели. Вам надо выбрать не меньше
четырех, «Призыв и Подчинение» назначается автоматически. Выбор остальных озвучите
завтра.
— А брошь?
— Позволит пользоваться внутренними порталами, в нее же встроен магический
огонек, позволяющий ориентироваться в Цитадели. Думаю, вам пригодится.
Еще как пригодится! Да это просто бесценная вещица. С благодарностью приняла ее,
приколола на грудь, подняла голову и поняла, что влипла.
— Откуда? — резко выдохнул лорд Рейгард, уже зная ответ.
Я растерянно перевела взгляд на лорда Арагула. Некромант с интересом ждал, как я
стану выкручиваться. Я же стояла и совершенно не знала, что сказать. Не могла же я выдать
Кошмарика?
— Простите. Так получилось, на полигоне туника сильно порвалась. Я верну платье.
Только, если можно, не прямо сейчас…
Лорда Рейгарда аж перекосило.
— Не стоит беспокоиться, вопрос вашего снабжения мы решим в ближайшее время.
— Это вы, пожалуй, без меня, — усмехнулся Даркан Шэлгар и исчез.
Лорд Арагул ухмыльнулся и поднялся со стула.
— Цветочек — призванная аккада ДЭМ, следовательно, и обустраивать ее тебе.
— Точно так же, как и пятерых других, — с тоской произнес демон и прикоснулся к
кольцу на левой руке. Черная печатка вспыхнула красным, и в то же мгновение рядом с
лордом возникла Дейрис. Я не удержалась от громкого ойканья. Все-таки внешний вид у
нежити был такой, что лучше бы во сне не привиделась.
— Вызывали?
— На третьем уровне остались свободные комнаты?
— Только в Темном секторе.
Ответ лорда Рейгарда весьма обрадовал, он вопросительно взглянул на некроманта. Тот
пожал плечами:
— Ничего не имею против, на этаже есть стационарный портал. Сможет при
необходимости перемещаться к своему аккаду.
— А разве мне нельзя жить вместе с аккадом ДЭМ? — без особой надежды спросила я.
Двукратное «нельзя» заставило глубоко вздохнуть. Что ж… Отдельная комната не
самый плохой вариант. Надо только решить вопрос с переездом Щелкунчика и бабочек. С
последними вроде все понятно, никто особо препятствовать не станет, а вот живоглотика
Марог может и не отдать.
— Мне проводить призванную до места пребывания? — отчеканила нежить.
— Идите, заодно объяснишь, как пользоваться порталом.
Дейрис поклонилась и вышла из комнаты. Я бросилась следом, но в дверях
остановилась и обернулась.
— А предметы я могу выбирать любые?
— Постарайтесь, чтобы они максимально соответствовали вашим умениям и
интересам, — последовал невозмутимый ответ крылатого.
Я вздохнула и поняла, что меня ожидают сложные три месяца. Лучше бы я осталась в
виварии.

Глава 14
НА НОВОМ МЕСТЕ
Распоряжение лорда Рейгарда особого удовольствия Дейрис не доставило, однако она
не собиралась отлынивать. Дождавшись, пока дверь в кабинет закроется, нежить поведала
менторским тоном:
— Выданная тебе брошь выполняет роль проводника. Дотронься до центрального
камня и вызови путевой огонек.
Я осторожно коснулась черного круглого камушка и прошептала:
— Путевой огонек, явись… пожалуйста.
На темной поверхности вспыхнула крошечная искорка. Просочившись сквозь камень,
она зависла в воздухе на расстоянии вытянутой руки. Светлячок не был живым существом,
всего лишь какая-то разновидность магии. Почему-то осознание этого слегка расстроило.
Мне хотелось, чтобы проводник оказался одушевленным.
Нежить хмыкнула, но от комментариев воздержалась.
— А теперь что?
— Озвучь пункт назначения.
Я призадумалась. Лорды велели отправляться в личные покои, но сама я бы с
удовольствием вернулась в комнату аккада ДЭМ. Мне очень хотелось увидеть Далиана.
— Мне нужна карта, — внезапно выпалила я.
— Выражай мысли конкретнее, — неодобрительно нахмурилась нежить.
— Мне нужна карта третьего уровня Цитадели. Жилой части. Огонек, покажи
местонахождение апартаментов аккада ДЭМ.
Светлячок медленно подплыл к стене, и на той проступили огненные линии. Передо
мной возникла часть Цитадели, в которой проживали аккады. Точный чертеж, вплоть до
каждой комнаты. Я провела пальцем по квадратикам и прямоугольникам. Вот столовая,
личная комната Эрха и Марога, а вот тут обитал Далиан. Купальни также были отмечены, а
еще я выяснила, что подобные удобства имели все аккады без исключения.
— Налюбовалась? — нетерпеливо спросила Дейрис.
— Удивительно.
— Аккады те еще чистюли. — В голосе нежити прозвучали язвительные нотки.
— А некроманты не моются? — обеспокоилась я.
Вдруг темные маги, пообщавшись с нежитью, переняли ее привычки? Сомневаюсь, что
возрожденные к жизни трупы уделяли должное внимание гигиене. Как-то не особо хотелось
жить в комнате, где отсутствовало место для купания. Не к демонам же в гости мотаться?
— Светлячок, покажи мою комнату! — потребовала я.
Огненный проводник метнулся в сторону, продолжая чертеж. На стене возникло
изображение лестницы, затем коридор с четырьмя просторными помещениями.
— Аудитории для совместных занятий, — любезно уточнила нежить.
— Некоторые предметы входят в учебный курс как некромантов, так и Стражей?
— В свитке с расписанием найдешь подробную информацию.
Огонек переместился чуть правее и вдруг из оранжевого стал голубым! Коридор с
общими классными комнатами вел в Темный сектор! Огненные линии на стене перетекли в
льдисто-синие. Я поморщилась, почувствовав, как от тех повеяло холодом. Или же виной
всему было разбушевавшееся воображение?
Сделала шаг вдоль стены, второй, третий… Мужская грудь со схематичным
изображением моей комнаты заставила подпрыгнуть от неожиданности. Стена, на которой
магический светлячок любезно выводил карту, сменилась дверным проемом, но это моего
помощника не смутило, он продолжил рисовать.
— А мы тут расположение комнат рассматриваем, — пролепетала я, не в силах поднять
взгляд на лорда Арагула.
— И заодно изучаете вопрос гигиены некромантов? — спросил с затаенной насмешкой
маг.
Я прикусила губу и отвела взгляд.
— Вы должны были обозначить свое присутствие…
— Чтобы меня заметить, достаточно было всего лишь повернуть голову.
— Я исследовала карту!
— А должна была уже пять минут как исследовать собственные покои.
— Прошу прощения, хозяин, вы не установили временные рамки, — виновато
произнесла Дейрис.
— Она тут ни при чем! — Я вскинула голову, изо всех сил подавляя желание подбежать
к Дейрис.
— Пять минут назад, — сурово повторил некромант.
— Светлячок, пожалуйста, проводи нас до ближайшего портала, — полушепотом
попросила я. Огонек поплыл по коридору, я припустила за ним чуть ли не бегом.
— Цветочек! — Окрик некроманта заставил оглянуться.
Лорд Арагул постучал пальцем по одному из двух голубых квадратов, выведенных на
груди.
— Твоя купальня. Некроманты тоже испытывают слабость к чистоте.
Я вымученно улыбнулась и кивнула, дескать, поняла, и рванула дальше. А то вдруг
проводить предложит?

***

До комнаты я добралась без приключений, если не принимать во внимание заминку с


порталом. На первый взгляд в его использовании не было ничего сложного: ступить в
огненный круг, мысленно озвучить команду и, зажмурившись, дождаться перемещения.
Точнее, зажмуриваться было вовсе не обязательно, но лично мне так спокойнее. А все из-за
того, что в первый раз я попала в столовую. В зале никого не оказалось. Это и к лучшему,
потому что Дейрис, не скупясь на выражения, заявила, что я первое существо, умудрившееся
заблудиться при использовании стационарного портала. Схватила за руку, вернула обратно и
предложила попробовать снова.
Нервно разгладив платье на бедрах, прикоснулась к брошке. Вдруг поможет? И
очутилась перед обнаженной статуей. Взгляд невольно остановился на высокомерном лице
каменной красавицы, затем спустился ниже. Тут-то я и опознала в скульптуре бывшую
владелицу платья. Стала понятна причина негодования Кошмара Игнатьевича: на месте
мраморной груди гордо торчали гипсовые нашлепки, да и ниже пояса скульптор-халтурщик
недоработал.
В третий раз я честно думала о личных апартаментах, о купальне, обещанной
некромантом, но переместилась почему-то в предбанник, причем мужской. Уж не знаю, кому
больше распаренные демоны обрадовались: мне или нежити. Прочувствовать и определить я
не успела, Дейрис рявкнула что-то на неизвестном наречии и утащила меня в обратном
направлении. Выждав, пока я приду в себя, с ехидной улыбкой предложила попробовать
снова. Четвертое перемещение прошло без сюрпризов.
Мне было неловко. Несколько раз пробормотала, что не нуждаюсь в сопровождении и
вполне могу добраться до двери самостоятельно, раз уж в нужный коридор с четвертой
попытки попала. Нежить не удостоила меня ответом, молча шагая рядом. Я же для себя
решила, что ни за что не сунусь в этот коварный портал в одиночку.
— Вот! Пришли! — Я указала пальцем на дверь, у которой замер мой светлячок-
проводник.
— Открой дверь. Брошь сними, приложи камнем к замку, а потом открой, — уточнила
Дейрис, как только я потянулась к ручке.
— На двери магическая защита? — догадалась я.
— Естественно. Брошь перенастроит ее на тебя.
— Получается, ко мне никто без спроса зайти не сможет? — слишком уж явно
обрадовалась я.
— Не обольщайся, — оскалилась в улыбке нежить и наконец-то оставила меня в покое.
Ну да, мечтать не вредно. Если не во время использования портала.
Личные апартаменты встретили меня полумраком и звенящей тишиной. Только сейчас я
осознала, что понятия не имею, как управлять освещением. Помнится, у аккада ДЭМ свет
лился прямо с потолка. Путевой огонек погас, едва выполнил задачу. Я прикоснулась к
брошке и вызвала его снова. В комнате не особо посветлело, но мне стало спокойнее.
— Слушай, а ты не знаешь, почему так темно? Вроде бы день на дворе? — спросила я у
проводника. Вдруг он еще и разговаривать умеет?
— Ничего ты не понимаешь в некроманшком антураже. — Знакомое шепелявенье
заставило меня радостно встрепенуться.
— Кошмар Игнатьевич, это вы? — на всякий случай уточнила я.
— Кто ж ышо, кроме меня, будет тебя дожидатыця?
— А зачем вы меня поджидаете? — Против воли голос немного дрогнул. Как-то не
особо хотелось стать личной закуской Кошмарика.
— Ну вот, я к ней шо вщей душой, а она меня в недошдойном подожревает! —
обиженно проворчала нечисть. — Проведать я тебя пришел. Интерешно же, какое жилье тебе
ижверги предоштавили. Прижрак весь иждергалщя, вернешься ты обратно или как.
— В качестве жильца не вернусь… Наверное.
— Вот и шлавно. Нечего тебе в виварии делать.
Тут я с Кошмариком была категорически не согласна. Я бы обязательно нашла, чем
занять себя в виварии. Вот только кого заботило мое желание?
— А вы не знаете, как сделать так, чтобы стало светлее?
— Жнаю, но не шоветую… Тут… как бы это шкажать поприличнее… Общак
некроманшкий, вот!
— Общак? — эхом переспросила я.
— Ну да, комната который мещяц ничейная, вот ребята и повадилищь в ней пощиделки
уштраивать…
Я с опаской осмотрелась, но ничего подозрительного не обнаружила. А вот рассмотреть
вверенное имущество захотелось еще сильнее. В конце концов, мне же еще тут жить!
— Хорошо, — вздохнул Кошмарик. — Только штобы тихо!
Шлепающий звук, свидетельствовавший, что кошмарень откуда-то спрыгнул, сменился
ворчанием:
— Шо жа дела? Где же тут рычажок? Ага! Готовщя, Цветочек, ужреть шклеп
пощиделошный!
Склеп посиделочный? Это он о чем? Богиня, создай меня обратно!
— Ну чего ты жаштыла? — обеспокоенно спросил кошмарень, до сих пор не
вышедший из образа белки. Пушистый ужас проворно спрыгнул со стены, подбежал ко мне и
заглянул в глаза.
— Штрашно? Да?
Страшно? Да не то слово! Вид черных стен, увешанных костями и черепушками,
заставил меня содрогнуться. Нет, интуиция подсказала, что это всего лишь безобидная
иллюзия, но уж больно натурально косточки выглядели. Несколько скелетов гадов неведомых
обнаружилось в углах. Причем гады были намного крупнее меня. С изучением содержимого
шкафа я решила повременить. Вот точно внутри еще один сюрприз припрятан. А вот кровать
следовало осмотреть незамедлительно. Подошла, резко сдернула покрывало и взвыла от
ужаса. Кровати не было. Я стояла на краю ямы, утыканной металлическими кольями. Острые
наконечники поблескивали и были измазаны чем-то красным.
— Цветочек, ты чего? Это не вжаправду! Шмотри!
Кошмарень запрыгнул на кровать, но вместо того чтобы провалиться, завис в воздухе.
— Мягкая, удобная, а шпать ты и так ш жакрытыми глажами будешь.
Не буду я спать. А уж на этом тем более. И вообще, заберите меня обратно в виварий!
Не знаю, сколько я бы еще пялилась на кошмарное ложе, но громкий стук в дверь вывел
меня из состояния ступора.
Дверь я открыла, даже не поинтересовавшись, кого же это принесло. После увиденного
в комнате мне уже ничего не было страшно.
— Цветочек, это ты? Здорово! — Запыхавшаяся Вилена радостно улыбалась, за ее
спиной нервно скалились два некроманта. — Мы с ребятами как узнали, что сюда кого-то
подселили, сразу же рванули. Но ты нас опередила. Не переживай. Мы порядок мигом
наведем!
Демоница шагнула мне навстречу и, охнув, отпрянула назад.
— Уже и защиту поставила? Ну ты шустрая! Впустишь нас?
— Да, конечно, проходите.
Нервные улыбки на физиономиях некромантов сменились крайне довольными.
— Стоять! — гаркнула демоница. — Цветочек, когда приглашаешь кого-то к себе,
обязательно уточняй, что даешь разовое разрешение на вход. А то этих красавцев потом
метлой поганой не выгонишь!
Красавцы резко погрустнели. Я же быстро исправилась:
— Разрешаю разовый доступ в помещение!
— Вот так-то лучше, — одобрительно кивнула Вилена.
Я отошла в сторону, пропуская троицу внутрь. Некроманты, как и Вилена, были одеты в
черную униформу, но заинтересовала меня не одежда, а цвет волос одного из адептов. Сперва
я решила, что он преждевременно поседел, потом вспомнила о красках, пользующихся
спросом среди обитателей Цитадели. Так вот, у этого парня был очень интересный окрас, под
зебру.
— Да-а-а… Жалко… — протянула демоница, осматриваясь. — Цветочек, а может, пусть
так останется? Вдруг привыкнешь со временем?
— Не привыкну! — отрезала я.
Некроманты настолько искренне расстроились, что мне стало неловко, но я от своего не
отступила. Неизвестно, что мне лорды уготовили, чем посещения занятий обернутся. Мне
было необходимо место, где бы я могла хоть ненадолго забыться и отвлечься от текущих
проблем. И в моем представлении оно внешне точно ничего общего со склепом не имело!
— Так, мальчики, хватит страдать. Радуйтесь, что к нам Серину подселили. Иной
призванный давно бы крик поднял и начальству нажаловался, а наша соседка возмущаться не
будет. Верно?
— Только если вы тут приберете, как и обещали, — выдвинула условие я.
— Само собой, — неохотно согласился один из некромантов. — В купальню ты еще не
заходила?
— Не успела, — призналась я.
— И не надо! — категорично заявила Вилена. — Морт, ты чистишь купальню, я и Эрик
— комнату. — Демоница сунула руку в карман и вытащила три камушка. — Изображения
запишите, вдруг найдем подходящую комнату. Восстановим.
Морт хмыкнул, схватил камень и исчез за дверью. Вилена предугадала мои действия и
встала так, чтобы я не успела рассмотреть, во что же некроманты превратили купальню.
— Не стоит, Цветочек, крепче спать будешь. Кстати, о сне. Давай я тебе свою кровать
отдам, а ты мне эту? Мы целую неделю над ней страдали, пока нужного эффекта добились.
— А твоя кровать нормальная?
— В основном. Если не понравятся детали, подкорректируем. Так что, по рукам?
Согласна ли я променять яму с кольями-убийцами на нормальное ложе? Еще
спрашивает!
— Вот и славно! Сейчас зомби вызову, он перестановкой займется. Эрик, не забудь о
столе и стульях. Их бы я тоже забрала, но ко мне же и нормальные гости захаживают.
А с мебелью что не так? Пока я с опаской рассматривала с виду обычный деревянный
стол, Эрик подошел к шкафу.
— Я сперва скелет вытащу.
Некромант дернул за ручку, открыл дверь, и тут из темных недр шкафа вывалился
огромный слюнявый язык! Некромант ойкнул и дернулся, однако язык оказался быстрее и
тут же облизал недостаточно проворную жертву.
— М-о-орт! — Некромант взвыл, брезгливо утирая лицо и взлохмаченные черно-белые
волосы.
Дверь в купальню приоткрылась, и из нее показалась ухмыляющаяся физиономия.
— Мы, некроманты, — народ веселый! — объявил Морт и хитро подмигнул третьим
глазом. — Это у аккадов сплошная учеба, мордобой, муштра монстров и никакой личной
жизни. — Заявление сопровождалось недвусмысленным взглядом.
Адепт откровенно предлагал сделать наше знакомство весьма близким. Я же пялилась
на очередную аномалию и не могла понять, отчего не заметила ее прежде. А еще мне стало
обидно за аккады вообще и за аккад ДЭМ в частности.
— Неправда! У Марога насыщенная личная жизнь.
— А-а-а… Ты на этого, с татуировками, запала? Хорошо, я подожду. Как надоест —
милости просим.
Рядом отчетливо скрипнула зубами Вилена.
Некромантские сюрпризы оккупировали не только стены, шкаф и кровать. Адепты
поколдовали над окном — и в помещении сразу же заметно посветлело, нехотя избавили
стены от декорирования костями. А вот скелеты в углах комнаты оказались настоящими. Их
погрузил на кровать уже знакомый мне зомби Вилены. Парни хором возмутились и
потребовали честного раздела имущества. В ответ демоница нахально улыбнулась и
напомнила, кто на этаже старший.
— Старший? — переспросила я.
— Ага! Я тут за порядком присматриваю, — гордо пояснила Вилена.
— Пустили упыря склад с кровью охранять, — буркнул Эрик.
Очистка комнаты от нежелательных заклинаний шла медленно. Я полагала, чтобы снять
чары, достаточно щелкнуть пальцами, но Вилена растолковала, что дезактивация зачастую
требует больше сил, чем само наложение. К примеру, любвеобильный шкаф сопротивлялся
до последнего. Стоило Эрику прикоснуться к плетению, как он начал подпрыгивать на месте,
вываливать язык без спросу и… что-то шепелявить. Поняв, в чем дело, я сдавленно хихикала.
Вилена же издевалась не таясь.
— Ну давай уже! Еще чуть-чуть… Еще немного… Отскок! Медленно ты, Эрик,
реагируешь. Очень медленно!
— А не пошла бы ты… кровать потолкать, — нашелся адепт и кивнул в сторону зомби,
занимающегося перемещением «убивательной ямы». Со стороны казалось, что нежить стоит
на самом краю и вот-вот сорвется. Провал понемногу переползал к двери, трофейные
скелеты парили в воздухе над острыми кольями. Я вздрогнула и отвернулась. Жуть какая-то!
— Знаешь, а пойдем и правда ко мне, — предложила демоница.
— Лучше отведи меня к Далиану.
— Платье не терпится показать?
— При чем тут платье? Хочу убедиться, что с ним все в порядке.
Вилена перестала ухмыляться, поверила, что действительно переживаю.
— Да я бы не назвала его состояние полным порядком, но идти к нему сейчас точно не
стоит. Я заходила к аккаду ДЭМ недавно. Эликсир укрепляющий занесла. Далиана магией
усыпили, проспит до вечера. Пошли уже. Мальчики без нас разберутся.
Вилена говорила правду, но у меня на сердце все равно было тревожно. Ждать до
вечера я не собиралась. С сомнением покосилась на шкаф. Оставлять Кошмара Игнатьевича
одного не хотелось. Вдруг некромант поймет, что мебель сопротивлялась неспроста?
— Цветочек, тебе шкаф жалко? — неверно истолковала мою нерешительность
демоница. — Если хочешь, оставим как есть.
— Не хочу! — несколько истерично отозвалась я. Как представлю, что иллюзорный
язык станет приветствовать меня при каждом открывании дверцы… Я хотела, чтобы комната
стала личным убежищем, но обзаводиться любвеобильной мебелью была морально не готова.
— Тогда пойдем! Тебе у меня понравится, — оскалилась в улыбке Вилена.
Так! Не стоит паниковать раньше времени. Подумаешь, с зомби живет. Это же не
причина думать о девушке плохо?

***

Комната Вилены меня приятно поразила. Стены в ней были выкрашены в черный, под
ногами обнаружилась темная плитка. Зато зеленые шторы, цветастые гобелены и пестрое
покрывало на кровати добавляли помещению уюта. Сама кровать мне понравилась.
Добротная, деревянная, а черепушки, вырезанные на спинке в изголовье, можно и прикрыть
чем-нибудь. Присмотрелась к рисунку на ближайшем панно и поняла, что с уютом я,
пожалуй, поторопилась. Уж больно некромантским тот был, хотя иного ждать от темного
мага было бы глупо.
— Вилен, а ты тоже иллюзии используешь? — спросила я, рассматривая стул.
— Садись без опаски, из этого шипы не появляются.
— А из того, что в моей комнате, значит да? — слабо пролепетала я.
— Ненастоящие. Но эффект классный. Только сядешь, а они бац! И точно насквозь
прорезали! Но ты не бойся, ребята чары снимут. Просто им время нужно. Иллюзии для
некромантов не основное направление.
— Выходит, вам разрешается применять магию в быту?
— О! Тебя уже об ограничениях аккадов просветили?
— Я думала, что ограничение на использование магии распространяется на всю
Цитадель.
— Есть такое, но будущих Стражей учат прибегать к активным чарам только в крайнем
случае. Там, где они будут нести службу, злоупотреблять магией нежелательно.
— Это из-за Выпивающих?
— Из-за них. Зато аккады часто за пределы Цитадели выходят. Им занятия на свежем
воздухе проводят, — с завистью сообщила Вилена.
— А у некромантов в помещениях?
— Угу. В аудиториях, в склепах, в подземном лазарете. Кстати, о занятиях. Ты свиток
изучила?
— Не успела еще.
— Тогда садись и изучай, а я ребятам помогу. На Лестера не обращай внимания. Он как
перестановку закончит, к себе уйдет.
Устроившись на стуле, развернула свиток. Он оказался длиннее, чем я предполагала. Не
представляла, что в стенах Огненной Цитадели столько всего изучали! Начала чтение с
общих дисциплин, они представлялись самыми безобидными. На полке я заметила
письменные принадлежности. Вряд ли хозяйка станет возражать, если я ими воспользуюсь.
Отмечу, что мне показалось подходящим, а потом посоветуюсь с сестрой Эрха.
Из общих дисциплин приглянулись «Зельеварение» и «Основы регенерации». «Призыв
и подчинение» назначалось по умолчанию, поэтому я поставила галочку рядом и с этим
предметом. А вот «Ориентирование на местности», изучаемое, как и ПиП, исключительно
аккадами, заинтересовало тем, что занятия предположительно проходили за пределами
Цитадели. Разве я могла упустить возможность познакомиться с миром Хаоса?
Краем глаза отметила, что зомби Лестер разобрался с обменом кроватей и вернулся в
соседнюю комнату. Как и при первой встрече, сердце защемило от жалости к этому
несчастному существу. Лорд Арагул заявил во время смотра, что его адепты работали только
со свежими трупами. Так вот, беднягу Лестера свежим нельзя было назвать, несмотря на то,
что характерный запах разложения от него не исходил. И почему Вилена на него иллюзию не
набросила? Сделала бы бедолаге и окружающим приятное.
Вздохнув, снова уткнулась в свиток.
У некромантов практически все названия дисциплин включали в себя слово «нежить» и
были отброшены мной как неподходящие. Зато «Собирательство» стало приятным
сюрпризом. Как же я любила заготавливать разные полезные ингредиенты! Мы с Рей-Таром
регулярно пополняли запасы нашей кладовой. Опять же, поброжу по окрестностям
Цитадели. Это мне годилось.
Я собиралась наметить с десяток предметов, чтобы потом с Виленой сделать
окончательный выбор, но, как только поставила пятую галочку, свиток вспыхнул алым.
Взвизгнув, отбросила его в сторону. Ничего себе сюрприз! И тут из-за стены послышался
грохот.
Вскочив со стула, замерла в нерешительности. Вилена не упоминала, можно ли мне
заходить в соседнюю комнату. Громкий хлопок заставил отбросить все сомнения. Вдруг
нежити необходима помощь? Я распахнула дверь и застыла с разинутым ртом. Зомби Лестер
сметал со стола в ведро осколки, не забывая при этом помешивать что-то в широкой
деревянной мисочке. В воздухе пахло травами и ароматическим маслом. Если я все верно
поняла, то зомби готовил какую-то косметическую мазь.
Завидев меня, бедняга сжался и опустил глаза в пол.
— Пожалуйста, только не перерождайте, — прошептал несчастный. — Госпожа Вилена
сказала, что это вам под силу.
Первое удивление сменилось жгучим любопытством, но пугать зомби не хотелось,
поэтому я прикрыла дверь и участливо произнесла:
— Давайте я вам помогу.
Лестер выронил лопаточку и рухнул на колени.
— Госпожа, не губите! Не лишайте счастливого посмертия!
— Счастливого? — переспросила я и сползла по стеночке вниз. — Неужели вас
устраивает нынешнее состояние?
— Я и прежде красотой не отличался, — философски пожал плечами зомби, в прорехе
балахона мелькнула белая кость. — Если госпожа Вилена освоит «Изначальную
регенерацию», воссоздаст меня таким, каким я был при жизни. А чужих запчастей мне не
надобно.
Хотела просветиться насчет того, как нежить заменяет части, а потом решила, что и без
этих знаний проживу. Не помогло. Лестер неловко поднялся на ноги, при этом край
длиннющего балахона задрался, и я увидела кости ступни, к которым был примотан бинтами
белый тапочек.
Пока я изо всех сил убеждала себя, что во внешнем виде Лестера нет ничего
необычного, зомби старательно уверял меня, что не нуждается в перерождении.
— У меня есть все, о чем только можно мечтать: пища, крыша над головой, хозяйка,
обеспечивающая привычной и любимой работой.
Зомби повернулся ко мне боком и принялся энергично размешивать ароматную смесь. Я
покосилась на зеленушные, в трупных пятнах пальцы и поежилась. А вдруг от них что-то в
процессе отвалится и в мазь попадет?
— Лестер, куда Цветочек подевалась? Я же велела за ней присматривать! — громкий
голос демоницы перешел в сдавленное шипение: — Что ты тут забыла? Да кто тебя вообще
сюда звал? Лестер, я банкрот! — простонала Вилена и шлепнулась на пол рядом со мной.
— Лучше бы поинтересовались, как она ваши охранные чары обошла, — пробурчал
зомби.
— Сама виновата, бестолочь торопливая, — горестно вздохнула сестра Эрха. —
Полный доступ выдала. Я же ненадолго отлучилась. Считала, что она при деле и шнырять по
углам не станет! — Демоница зло зыркнула на меня.
— А я и не шныряла! — искренне возмутилась я. — Только помочь хотела.
— Я склянку с пыльцой разбил, она на грохот примчалась, — покаялся Лестер, но
Вилена и не думала его ругать, а продолжала причитать:
— Ты же мне все дело загубишь…
— Никто не знает, что кремы готовит Лестер? — наконец-то догадалась я.
— А кто бы у меня тогда косметику покупал?! У него же вид… нетоварный, —
смущенно пробормотала Вилена.
Зомби на замечание хозяйки не обиделся, а невозмутимо продолжил работу. В купальне
Вилены была оборудована мини-лаборатория. Вернее, как таковой купальни не было вовсе. В
бассейне вместо воды обнаружился высокий матрас и соломенная подстилка. Вдоль стены
втиснулись два стола, уставленные стеклянными колбочками и баночками, в них что-то
непрестанно булькало, а соединялись они прозрачными трубочками.
Только я поднялась на ноги и сделала шаг, как последовал окрик демоницы:
— Стоять или обездвижу!
Я обиженно шмыгнула носом, но приближаться к столам не рискнула.
— Будет вам, госпожа, тревожиться раньше времени, — миролюбиво произнес
Лестер. — Клятву со своей гостьи на крови возьмите, и никому она ничего не расскажет.
Вилена кисло посмотрела на меня.
— Что мне с тобой делать? С тебя даже клятвы не взять!
— Отведи меня к Далиану. Я тихонечко в купальне посижу. Никому мешать не буду.
Демоница тяжело вздохнула:
— Давай так поступим: посидишь с часок у себя. Свиток доизучаешь, а я пока на
лекцию сгоняю, а после вдвоем аккад ДЭМ проведаем? Идет?
— Идет! — радостно кивнула я. — Ой! Кстати, совсем забыла. Меня свиток слегка
напугал.
— Цветочек, а ты в нем никаких закорючек часом не рисовала?
— Нет, я только несколько подходящих, на мой взгляд, предметов отметила. Хотела тебе
показать.
Вилена как-то странно взглянула на меня.
— Дерзай, показывай, что ты там выбрала.
Я скоренько сбегала в соседнюю комнату, сцапала со стола свиток и вручила его
Вилене.
— Здо-о-рово… — протянула она после минутного изучения. — Здорово, что у меня
есть алиби и свидетели, которые подтвердят, что в момент выбора я в комнате отсутствовала.
— Все так плохо? — пролепетала я.
— Аккады взвоют, — заверила меня демоница и тут же уточнила: — «Ориентирование
на местности» проходят командами, причем каждый раз состав меняется. Будет тебе полевая
практика.
— А я только на изучение местности рассчитывала, — расстерялась я. — Как же так?
Выбор предметов предстояло озвучить только завтра. Лорд Рейгард сам так утверждал.
— Вот если бы ты никаких закорючек на свитке не наставила, тогда да, выбрала бы
завтра. А теперь тебе придется отменой заниматься. Если позволят. В порядке больш-о-о-го
исключения. Кстати, «Собирательство» ты зря взяла. Тебе не понравится…
— Госпожа, вы опаздываете на лекцию, — вклинился зомби.
— Ох ты ж! Цветочек, бегом к себе! Сиди смирно и из комнаты ни шагу. Поняла?
Я улыбнулась и кивнула. И чего она так переживает? Я же всегда держу слово.

Глава 15
ДАЛИАН
Очистка комнаты прошла успешно, вот только ее результат оказался вовсе не таким, как
я ожидала. Зачарованная мебель попросту исчезла.
— Вилена, постой! А как же…
— Не переживай. Компенсируем! — отмахнулась демоница и вприпрыжку умчалась в
сторону ближайшего портала. Я же вошла внутрь и тихонько позвала:
— Кошмар Игнатьевич, вы тут?
Ответа не последовало. Оставалось надеяться, что кошмарень благополучно выбрался
из конфискованного шкафа. Поскольку, кроме Вилениной кровати, мебели в комнате не
наблюдалось, я устремилась к ней, но не сделала и пары шагов, как замерла…
Неужели?!
Подбежала к входной двери и рванула ее на себя.
— Вас не учили, что, прежде чем открывать, нужно спрашивать, кого принесло в
гости? — прохрипел Далиан.
Демон выглядел изможденным: и без того бледная кожа приобрела сероватый оттенок.
Он стоял, прислонившись спиной к стене, на лбу заметно блестела испарина.
— Разрешаю войти внутрь, — быстро произнесла я.
— Разовый доступ, — поправил меня самый упертый из аккада ДЭМ.
— Неограниченный, — отмахнулась я и подхватила его под руку.
Далиан попытался отстраниться, но я обняла его за пояс, давая понять, что
сопротивляться бесполезно. Вспомнились слова лорда Шэлгара о нимфеях, все-таки в чем-то
он был прав.
— Негусто у тебя с обстановкой, — озадаченно заметил Далиан и замер на пороге.
Поняв, что сейчас он даст задний ход, мол, в коридоре ему разговаривать удобнее,
рывком втащила в комнату. Демон поддался, но, очутившись внутри, тут же отстранился и
оперся плечом о стену.
— Ты лучше приляг. Не бойся. Кровать нормальная, без сюрпризов.
Далиан позволил довести себя до постели и тяжело опустился на нее. При других
обстоятельствах он бы наверняка отказался или же устроился на каменном полу, но, видимо,
ему было настолько плохо, что на упрямство не осталось сил.
— В общую некромантскую поселили?
— Ага. Единственная свободная на этаже оставалась. Зато Вилена по соседству.
— Спорный бонус, — хмыкнул демон и зашелся в приступе сухого кашля.
— Ты болен? — Я заставила его лечь на подушку и пощупала лоб. Далиан с таким
испугом уставился на меня, точно я ему яда выпить предложила.
— Не могла бы ты до меня не дотрагиваться?
Я резко отдернула руку.
— Спасибо, — добавил он, чтобы хоть как-то компенсировать грубость просьбы, и…
начал отползать.
Мне стало обидно. Я тут волнуюсь, переживаю, а он шарахается!
— Как ты себя чувствуешь? Может, принести чего? Эликсир какой…
— Где возьмешь?
— У Лестера.
— Уже раскрыла коммерческую тайну Вилены? — улыбнулся краешками губ
Далиан. — Быстро ты… До Марога до сих пор не дошло.
— Не выдавай ее. Она очень за продажи переживает!
— Не стану. А деньги ей и Эрху нужны. Я бы дал, но не возьмут. Гордые слишком и
упрямые.
Я едва не ляпнула, что он сам ничуть не лучше.
Далиан прикрыл глаза. Не спал, но явно не хотел, чтобы ему докучали разговорами. Я
же стояла перед кроватью, не зная, как помочь. Следов темной сети на нем не осталось, но
последствия от опутывания ею были ужасными: аура потускнела, да и внешне демон
напоминал оживший практический материал некроманта.
Я бы поделилась энергией, но чувствовала, что Далиан не примет помощь. Некоторые
нимфеи умеют работать с аурами на расстоянии, ускорять регенерацию организма, я же могла
использовать для исцеления только собственную силу. Мысленно перебрала знакомые
рецепты и с горечью осознала, что все мои знания ничего не стоят в Хаосе, ведь я даже с
местными растениями незнакома. Щелкунчик не в счет. Какая же я все-таки бесполезная
нимфея!
— Ты еще реветь начни… — проворчал Далиан, не открывая глаз.
— И не собираюсь, — возразила я и… шмыгнула носом.
— Хочешь узнать, почему я пришел?
— Действие магического сна закончилось раньше ожидаемого?
— И это тоже. Вилена передала Эрху, что ты рвешься меня навестить. Они общаются
мысленно. Семейная способность.
Я вспомнила об Эштане, оставшемся в виварии. Надо бы как-то с ним связаться,
рассказать о поручении лордов и об артефактах, которыми намереваются снабдить всех в
Цитадели.
— Я бы дождалась Вилену. Я ей обещала. Как ты себя чувствуешь? — выпалила я и
поморщилась. Вопрос задала явно дурацкий, но мне так хотелось помочь. Хоть чем-нибудь.
— Могло быть и хуже. Спасибо за помощь в избавлении от сети. Не знаю, как тебе это
удалось, но спасибо. Магия Безликих — скверная штука.
Я насторожилась. Далиан говорил так, словно точно знал, что представляет собой эта
сеть.
— Тебе уже приходилось сталкиваться с подобной магией?
— Было дело. — Демон тяжело вздохнул и открыл глаза. — Да присядь ты уже,
наконец.
Устроившись на краешке кровати, затаила дыхание. Руки нервно теребили край
покрывала. Напряжение, повисшее в воздухе, могло означать только одно — Далиан решился
мне что-то рассказать.
— Этот мир отличается от привычного тебе Берилла. Он не похож и на Радужный. Хаос
— буфер между мирами Четырех Стихий и силой, готовой уничтожить существ, наделенных
магией.
От тона Далиана у меня по спине пробежали мурашки.
— Ты имеешь в виду Выпивающих?
— И их тоже. Когда-то элементали допустили ошибку, но вместо того чтобы исправить
ее, предпочли спрятать и забыть. Ты удивишься, но духов Стихий в Хаосе жалуют еще
меньше, чем энергетических вампиров. Примкнувших к Альянсу Инферно обитатели
Свободных Земель считают предателями. Но проблема в том, что без помощи Огненного
Мира нам не выстоять…
Лицо Далиана исказила гримаса боли. Я пожалела, что поддержала этот неожиданный
всплеск откровенности. Было бы здорово узнать о мире, в который я попала, но не такой же
ценой!
— Решение о присоединении к Альянсу далось моему отцу нелегко, но он пожертвовал
властью, чтобы спасти наш Дом, и наивно полагал, что и его вассалы поступят так же.
Далиан замолчал, собираясь с мыслями. Я не торопила его, не задавала встречных
вопросов. Для всего этого еще наступит время.
— Мы не знали точно, как огненные демоны поступят с бывшими врагами. Было бы
глупо рассчитывать, что они позволят им остаться у власти. Однако удар нанесли вовсе не
представители Инферно. Один из приближенных отца, пользующийся его безграничным
доверием, привел в наш замок Безликих и дезактивировал защиту. У нас не было шансов,
ведь среди наших соратников не осталось ни одного некроманта.
Далиан снова закрыл глаза и отвернулся. Я забралась на постель и вытянулась рядом.
Плевать, как он это воспримет. Прогонит — пусть, но чтобы помочь, забрать хотя бы
крошечную частицу внутренней боли, мне требовался физический контакт. Я обняла его за
плечи и уткнулась лицом в спину. Демон замер. На мгновение показалось, что он и дышать
перестал.
— Я спрятался в подземелье. Точнее, я в нем заблудился за несколько часов до
нападения, но меня нашли… Наверное, я один из немногих, кто видел Безликого так близко,
что смогу его описать. Я не стану забивать тебе голову ненужными подробностями,
Цветочек… — Голос Далиана сорвался, воспоминание давалось ему тяжело.
Я до боли прикусила губу, чтобы не потревожить всхлипом хрупкое ощущение доверия,
возникшее между нами. Почему-то Далиан решил посвятить меня в одну из тайн своего
прошлого, и меньшее, что я могла сделать, — просто выслушать, дать выговориться.
— Я не всегда был таким, как сейчас, но таким меня извлекли из подземелья, — тихо
произнес он, и я поняла, что имелась в виду не только внешность. — Меня вытащил отец
Эрха. Это он отключил кристаллы и провел врагов внутрь, но меня добить не смог… Я
воспитывался в его Доме восемь лет…
Ощущение недосказанности повисло в воздухе. Воспитывался. Слишком обтекаемая
формулировка. Я поняла, что Далиану пришлось несладко.
— Когда в Альянсе узнали, что я выжил, то замок взяли штурмом, точнее, произвели
показательную зачистку. Операцией руководил дядя Марога. Родовое гнездо Эрха и Вилены
разрушили, а их родителей казнили… У лорда Рейгарда странное чувство юмора, Цветочек:
засунул трех ненавидящих друг друга щенков в один аккад, держись с ним настороже…
— Вам всем досталось… — прошептала я.
Лорд Рейгард вполне оправдывал свое прозвище. Он поступил слишком жестоко.
Наверное, в тот момент я и осознала, что поблажек мне никто делать не станет.
— Нам пришлось научиться сосуществовать друг с другом… Снова ревешь. И что мне
с тобой делать? — проворчал демон и, повернувшись, провел пальцами по моей мокрой
щеке.
Я прикрыла глаза, опасаясь, что если произнесу хотя бы слово, то все испорчу. Демон
сунул руку за пазуху и вытащил платок.
— Держи. Чистый, — буркнул Далиан, видя, что я колеблюсь.
— Спасибо… — шепнула я и начала яростно тереть лицо.
— Не бойся. Аккад ДЭМ своих не бросает.
Это-то меня и пугало. Я не хотела привязываться к здешнему миру или заводить тут
друзей. Я тихо плакала, но не из-за того, что тревожилась за собственное будущее. Мне было
очень жалко мальчика, который повстречал в подземелье родного замка то, что выбелило ему
кожу и волосы и покрыло ледяной броней сердце.
— Не понимаю, как тебе это удается. Быть слабой и сильной одновременно.
Я перестала терзать платок и улыбнулась.
Далиан меня видел. Нет, он и раньше не был слепым, однако временами я чувствовала,
что, глядя на меня, демон замечает лишь набор полезных свойств и качеств, которые могут
пригодиться аккаду ДЭМ. Сейчас же он смотрел совершенно иначе…
— Я бы ни за что не бросила тебя в том подземелье, обязательно бы нашла. Даже если
бы ты хорошенько спрятался…
— Звучит как угроза…
— Мне правда так жаль…
Далиан дернулся, словно я его ударила.
— Только жалость, да?
Хотела объяснить, что жалость и сочувствие совершенно разные эмоции, но помешал
стук в дверь и громкое:
— Доставка мебели!
— Компенсация от Вилены прибыла, — пояснила я и уже хотела встать с кровати, как
демон меня опередил.
— Не высовывайся.
Высовываться я не стала, вместо этого забралась на кровать, чтобы рассмотреть, кого
же там принесло. Вид парня со змееобразной растительностью на голове заставил меня
выдохнуть. Все же приятно, что я потихоньку знакомыми обзавожусь. За два дня я увидела
едва ли не больше новых лиц, чем за всю свою жизнь.
— Меня стул попросили передать, — смущенно пояснил парень, прикрываясь букетом
алых ромашек.
Нет, я догадывалась, что в действительности эти цветы не имели ничего общего с
ромашками, но с первого взгляда ассоциация возникла именно такая.
— И это тоже просили передать? — с угрозой спросил Далиан.
Это ж мне так никаких цветов не достанется! Спровадит посыльного и букет взять не
догадается! А мне познакомиться с местной флорой край как необходимо.
— Большое спасибо! — Я поднырнула под руку демона и встала перед ним. — А стул
где?
— Так я поэтому и пришел. — Змееволосый покраснел, чем вызвал недовольство
собственной прически. Змейки нерешительность не одобрили и демонстративно шикнули. С
удивлением отметила, что эти создания вроде как сами по себе. Фраза «не дружить с
головой» наполнилась для меня новым смыслом.
— Что со стулом? — сквозь зубы процедил Далиан. — Доступа не будет, — жестко
отрезал он, как только змееволосый открыл рот.
Лично я не видела ничего плохого в том, чтобы впустить парня в комнату. Все же
лучше, чем общаться стоя на пороге, но решила поддержать Далиана.
— Прошу прощения, но мы сейчас очень заняты. Не могли бы вы зайти попозже? Со
стулом. Я согласна на любой немагический, только чтобы ножки были целыми.
— Понял, не дурак, — кисло улыбнулся демон и протянул букет. — Берите уже. Зря,
что ли, принес?
Змеи снова дружно выразили неодобрение и наградили меня презрительным шипом.
Закралось подозрение, что именно шипящие малявки выступили инициаторами визита.
Небось, и цветы сами выбрали.
— Нравится? — встрепенулся парень. — Могу и духи с подобным ароматом достать.
— Стул полить не забудь, — проворчал Далиан, притянул меня к себе и закрыл дверь.
— До свидания! — громко прокричала я и уже тихо добавила: — Ты поступил
невежливо.
— Я и не собирался быть вежливым! — рявкнул он. Букет отлетел в сторону, а я
оказалась прижата к стене.
Оставалось пожалеть, что я не могу уподобиться Тахрису или Кошмарику и
просочиться сквозь камень.
— Я тебя напугал? — обеспокоенно спросил демон.
— Это было неожиданно… — Я слегка поерзала и, протиснув руки между нашими
телами, уперлась ладонями в грудь Далиана.
Взгляд демона потемнел. Кажется, он тоже оценил… платье.
— Хочу тебя поцеловать, — отрывисто бросил он, точно признание вырвалось против
воли. — Но не здесь. Идем! — Далиан взял меня за руку и потянул к двери.
— Стой, не надо никуда идти. Тебе лучше соблюдать постельный режим.
Далиан покосился в сторону кровати и сглотнул.
— Это была плохая идея…
— Поцеловать? — тут же уточнила я. А что мне еще оставалось? Эмоционально демон
был для меня закрыт, я только могла догадываться о его отношении. Улавливать тон, читать
по лицу, дыханию…
— Нет, прийти сюда в одиночку, — нехотя признал он.
— Рада, что ты пришел один, — ответила я. — Марог слишком зациклен на том, что
именно он меня призвал. Точно ребенок.
Не знаю почему, но Далиан смутился. Богиня, он действительно чувствовал себя
виноватым! Это еще что за новости? Вот только пусть скажет, что я Марогу что-то-там
должна!
— Знаешь, я понял, чем нимфеи схожи с энергетическими вампиршами. И у тех и у
других нет совести. Идем, а то няньки хватятся…
— Постой! Так ты ушел, не предупредив Эрха и Марога? Они же будут переживать! —
возмутилась я и распахнула дверь.
— Да что тут переживать? — мрачно протянул возникший на пороге Эрх. — Промеж
глаз разок дам хорошенько, чтобы никуда больше не рыпался…
— Не надо его бить по голове, — обеспокоилась я. — Ему и так плохо. Позволяю войти
внутрь. Бессрочный доступ, — быстро проговорила я, пока Рогатый не наткнулся на
охранные чары.
Эрх мою заботу не заметил, его внимание целиком было отдано Далиану.
— Конечно. Все знают, что Далиан у нас и так на всю голову ушибленный, — серьезно
кивнул демон.
Я шутку не оценила. Да как он мог так говорить, зная, что с Далианом случилось!
— Спокойнее, Цветочек. — Рука легла на плечо и успокаивающе по нему похлопала. —
Я и сам в состоянии за себя постоять. Так, значит, вас беспокоит то, что я выбрался из
постели и отправился к Серине?
Упоминание моего имени заставило вздрогнуть и обернуться. Я не ослышалась?
Далиан продолжал сверлить друзей недовольным взглядом.
— Мы бы в любом случае сюда зашли. Просто сегодня же боевка. Это у тебя
уважительная причина, а нас бы взгрели по полной…
— Когда я привел из Пустоши Клешнехвата, то сидел у него в боксе безвылазно два
дня. Когда ты, Эрх, припер своего червяка, то первые сутки спал с ним в обнимку. Так какого
ты, Марог, бросил ее? Почему она осталась одна?
От такого заявления Татуированный заметно побледнел, рисунки на его лице стали
темнее.
Обида. Горечь и возмущение. Далиан же не знал, что меня из вивария умыкнул лорд
Арагул. Уже открыла рот, чтобы вступиться за призывателя, как Марог мотнул головой:
— Не думал, что ты по-прежнему считаешь меня безответственным засранцем.
Эй! Так не пойдет! Не надо из-за меня ругаться!
— Тебе стоит думать, прежде чем что-то делать, — отчеканил Далиан.
— Примерно как ты сегодня с утра, когда один поперся в виварий?! — ввернул Эрх.
Я переводила взгляд с одного застывшего лица на другое и вдруг внезапно осознала,
что мне тоже надо в виварий. Причем немедленно!
— Мальчики… — робко позвала я.
— Я отправился за Клешнехватом. У нас была назначена тренировка.
— Ты не отправился! — возразил Татуированный. — Ты свалил прямо из портала в
момент перемещения! Никого не предупредив. Ты вообще редко делишься с нами своими
планами! Я и Эрх, как два идиота, только и делаем, что пытаемся угадать…
Поняв, что меня все равно никто не слышит, я выскользнула в коридор. Путевой
светлячок вызывать не пришлось, стационарный портал мерцал неподалеку. Быстро
подбежала, встала в центр и зажмурилась, вспоминая виварий.
— Пожалуйста… пожалуйста…
Руны под ногами вспыхнули красным. Уже перемещаясь, услышала гневное:
— На поводок посажу!
Глава 16
ВОЗВРАЩЕНИЕ В ВИВАРИЙ
Портал перенес меня, куда требовалось, но обрадоваться я не успела, как и придумать
оправдание. Слегка вытянувшееся лицо лорда Рейгарда намекало, что объяснение пора бы
озвучить. Я же нервно кусала губы и жалела, что отправилась в виварий в одиночку. Может,
мне промолчать, а демон сам что-нибудь придумает?
Волна страха и беспомощности накатила неожиданно. Кому-то из обитателей
требовалась помощь! Точно не Эштану. Уже легче.
— Простите, но мне срочно надо кое-что проверить…
Уточнять, что именно, не стала, а обогнула изумленного демона и помчалась по
коридору. Стоп! Здесь!
Остановилась у двери и привстала на носочки в надежде заглянуть в окошко.
Бесполезно. Разве что с разбега и подпрыгнуть.
— Вам помочь? — не выдержал крылатый.
Я с сомнением уставилась на него. Подсадить, что ли, предлагает?
— Мне надо выяснить, кто обитает в этом боксе.
Брови лорда Рейгарда удивленно приподнялись. Пусть. И без него разберусь. Я
прикоснулась к брошке и попросила:
— Светлячок, а ты не знаешь, кто там живет?
Путевой огонек завис в воздухе.
— Это провожатый, а не справочная, — раздраженно обронил демон.
— Недоработали. Жаль, — расстроилась я. — Новичкам пригодились бы подобные
подсказки.
— Серина, если вы еще не поняли, то Цитадель — учебное заведение для будущих
защитников Альянса, и они не нуждаются в подсказках. Любой демон, побывавший в
помещении хотя бы раз, в состоянии запомнить, какая дверь в него ведет!
— Это бокс Клешнехвата! — догадалась я. — Тогда чего вы стоите. Открывайте скорее.
Ему же плохо!
Лорд Рейгард мне не поверил, однако все-таки подошел и приложил руку к замку.
— Спасибо!
Демон приоткрыл дверь и заглянул внутрь.
— Поразительно… — пробормотал он.
— Что с ним? — обеспокоилась я.
— Сколько вы пробыли у него в прошлый раз?
— Недолго… А что?
— Поздравляю! Вы испортили боевого краба. Этот поганец наглым образом
симулирует.
Лорд Рейгард отошел немного в сторону, чтобы я смогла насладиться полной картиной.
Краб лежал на животе и яростно тер клешни друг о друга.
— У него линька! И ему плохо, — упрямо возразила я.
— Обычное дело. Крабы регулярно линяют! Сия образина умеет общаться с собратьями
на расстоянии. Поэтому мы и используем этот вид членистоногих для патрулирования.
— Он счел меня собратом, — умилилась я.
— Нет, он проигнорировал собственного хозяина и обратился к вам! Так никуда не
годится, Серина. Это недопустимо!
Негодование демона не произвело на меня впечатления. Да что он вообще понимал в
душевных страданиях живых существ!
— Бедненький, не смог связаться с Далианом, да? — спросила я.
Краб повернул жгутики в нашу сторону, моргнул и жалобно заклокотал.
— Вот видите! Он беспокоился о своем демоне. Надо было ему рассказать, что Далиан
уже очнулся.
На меня уставились как на полоумную.
— Мы не разговариваем с чужими призванными. Это против правил.
— А надо бы! Они же заперты в боксах. Лишены внимания. Живым созданиям
необходимо общаться с себе подобными. Без этого они чахнут и тоскуют.
Из соседнего бокса раздался согласный рев.
— Думаю, вам лучше вернуться в свою комнату, — медленно произнес лорд Рейгард. —
Идемте, я вас провожу.
— Все будет хорошо! — успела я крикнуть Клешнехвату, прежде чем демон захлопнул
дверь у меня перед носом.
Скверно все-таки лорд Рейгард себя повел. Мог бы и позволить немного с крабом
пообщаться. Ему же плохо, одиноко, к тому же линька в самом разгаре. Я опустила голову и с
трудом подавила тяжелый вздох. И тут я увидела его! На полу, прямо перед дверью, лежало
блестящее черное перо!
Находку я сцапала и припрятала в рукаве еще до того, как решила, что с ней стану
делать. Просто увидела, и руки зачесались. Медленно повернулась к лорду Рейгарду. Заметил
или нет?
Демон стоял ко мне вполоборота. Вид у него был отрешенный, точно лорд находился
где-то не здесь.
— Планы изменились, — сухо обронил он. — Вас проводит Эрилий.
В то же мгновение дверь караулки открылась, явив Изменяющего форму. Я едва
удержалась, чтобы не броситься ему не шею. Уж больно переживала за своего партизана.
— Будет сделано, мой лорд, — с поклоном произнес лже-Эрилий.
Лорд Рейгард скупо кивнул и исчез в свете портала. Тут же в голове раздался
мысленный голос:
«Пс-с-с! Цветочек! Ты чего застыла? Бегом сюда!»
Зайдя в комнату, обнаружила, что ванну из нее уже убрали и даже покрывало на кровати
перестелили.
— Так, Цветочек, дело дрянь, — с ходу огорошил меня Эштан.
— Тебя тоже рассекретили?
Изменяющий форму нахально улыбнулся.
— Меня только наместник мог засечь, но я благополучно переждал его появление в
виварии. Я тут справки навел. Случай твоего Далиана третий по счету. До этого одного из
раненых в лазарете зацепило, набросился на лекаря. Разобраться что к чему не успели,
парень был совсем плох. После того как его подняли, нежить внятно не смог объяснить,
почему слетел с катушек.
Про катушки я не совсем поняла, но суть уловила:
— Целитель пострадал?
— Успел активировать защиту. А вот одному из охранников не повезло. Если не
вдаваться в подробности, то там два трупа в результате случилось. Впавший в бешенство
демон забил спящего коллегу насмерть, а потом сиганул с крыши.
На мгновение представила, что и Далиан мог с собой что-то сотворить. Сердце точно
сжала ледяная рука. Если с ним что-то случится, я этого не перенесу.
— Лорд Шэлгар распорядился выдать всем обитателям Цитадели амулеты,
блокирующие считывание эмоций.
Эштан нахмурился.
— Хреново. В этом случае связь, установленная между нами, начнет сбоить. Я и так
изворачиваюсь, чтобы не терять тебя из виду. Кито предложил доработать амулет.
— Было бы здорово, — просияла я. Погруженный в размышления демон никак не
отреагировал, его бормотание больше напоминало мысли вслух.
— Возможно, придется посвятить аккад ДЭМ в нашу тайну…
— Ты не боишься, что Марог тут же захочет тебя использовать?
Изменяющий форму вмиг ощетинился:
— Кишка у этого крашеного тонка! Делаем так я продолжаю сбор сведений, к тебе без
лишней нужды не лезу, а ты знай, что я постараюсь быть поблизости.
— Хорошо.
Эштан пристально посмотрел на меня:
— Что-то не так?
— Немного непривычно. Эта внешность.
— Прежний я был симпатичнее? — ухмыльнулся темнокожий демон. На мгновение я
увидела перед собой прежнего Эштана. — Не бойся, Цветочек, я в гонку ввязываться не
собираюсь. Да и ты, я смотрю, выбор сделала.
— Выбор? — Я непонимающе нахмурилась. — Нет, Зова я пока не почувствовала.
— А каков он, твой Зов? — полюбопытствовал демон.
— Должен быть знак свыше… Что-то такое, чтобы я сразу поняла: это он!
— Вроде как молнией по башке в ясный день?
— Это должно быть что-то волшебное, магическое…
— Мда-а-а… Цветочек, ты только об этом никому не рассказывай.
— Почему?
— Да тебе столько знаков предъявят, упаришься выяснять, который из них тот самый.
Я пожала плечами. Глупости какие-то. Вот как можно подделать Знак?
Внезапно выражение лица демона изменилось. Он подошел к двери, прислушался и…
начал быстро раздеваться.
Легкое недоумение и робкое «Эштан, а что происходит?» переросло в панику, потому
что я тоже почувствовала, кто находится по ту сторону двери! Схватив с пола рубашку,
вскочила на кровать и принялась натягивать на демона обратно. Настал черед Изменяющего
форму удивляться…
— Серина, я же только…
— Оставь штаны на месте! — страдальчески взвизгнула я. — Быстрее! У нас
совершенно нет времени.
Дверь слегка приоткрылась, и из-за нее донесся горестный стон Марога:
— Цветочек, я не знал, что Зов нимфеи — это так серьезно…
— Не было никакого Зова!
— Так ты еще и без Зова?!
Убедившись, что Эштан привел одежду в порядок, я распахнула дверь и повторила:
— Зова не было! Знака не было! Совсем ничего не было!
— А почему тогда вид такой виноватый? — с подозрением спросил Татуированный.
А как еще я должна была себя чувствовать, если Далиан смотрел на меня так, точно я
его предала? Момент, когда демон от меня закрылся, я ощутила точно. Еще мгновение назад
глаза Дала горели огнем, казалось, он вот-вот мне что-то выскажет. Теперь же взгляд стал
равнодушным, лицо превратилось в непроницаемую маску.
— Ничего же не было, — жалобно прошептала я. — Я к крабу пришла.
— И слегка ошиблась дверью? Или другие клешни привлекательнее показались? —
мрачно ввернул Эрх. Рогатый тоже меня осуждал.
— Нет, я видела Клешнехвата. Он линяет и скучает по Далиану. Зайди к нему, а?
— Я сам разберусь, как общаться с собственным призванным. Марог, тебе следует
лучше контролировать своего энергетического вампира.
Демон развернулся и направился к выходу из вивария! Он даже к крабу не заглянул!
— Лорд Рейгард закрыл бокс! Он может все подтвердить! — предприняла последнюю
попытку оправдаться я.
— Ого! Так у вас Зов на троих случился? Быстро вы… управились, — проворчал
Марог.
— А ты хотел посмотреть? — ехидно протянул Эрх и согнулся пополам, когда в его
живот влетело что-то темное и клубящееся. Рогатый не остался в долгу, и теперь уже Марог
отбивался от боевого заклинания, которое обвилось вокруг его шеи и пыталось душить.
«Прости…» — Мысленный голос Изменяющего форму слегка отвлек от потасовки.
«Ты же как лучше хотел…»
«Нет, я не об этом. Цветочек, я не подозревал, что тебе приходится иметь дело с такими
идиотами…»
Мы, нимфеи, существа добродушные и плохо о других не думаем, но сейчас с оценкой
демонов я согласилась безоговорочно.

***

Возвращение в комнату осуществлялось под конвоем. Сопровождали меня Марог и


Эрх. Далиан так и не появился. Оставалось надеяться, что демон отправился к себе.
— Цветочек, неловко как-то вышло… — смущенно пробормотал Марог.
Я топталась перед дверью, давая понять, что не собираюсь приглашать демонов войти.
— Нас Тахрис задержал. Призрак совсем обнаглел. В виварий не пускал, требовал,
чтобы Марог пересказал последние тренды столичной моды. Только не говори, что и этому
любви и внимания не хватает, — спохватился Рогатый.
Я выжидательно уставилась на Марога. Не догадывается или только притворяется?
— Да достал вконец! И чего он ко мне прицепился? Постоянно поблизости маячит
неприкаянным привидением, — проворчал Татуированный. — Ты отдыхай, завтра с новыми
силами на учебу. Тебе же Вилена помогла список предметов составить?
— Почти… — не удержалась от вздоха я.
— И что вы выбрали?
— Зельеварение…
— А! Помню. Тоска. Попроси Вилену выдать тебе универсальный антидот. А то
профессор Грисвальд тот еще шутник.
Предупреждение Марога меня не успокоило. Они там что, на занятиях адептов травят?
— Список еще лорд Рейгард должен одобрить.
— ПиП завтра после обеда, — пояснил Рогатый. — Но не переживай, мы за тобой
зайдем утром и отведем на занятия. Прикинь, Марог, наш Цветочек идет учиться.
Татуированный хмыкнул и сделал вид, что утер слезу.
— Так, мы на «Боевую магию» сейчас. В столовую тебя Вилена сводит. Мы
договорились. Ты же должна…
— …сидеть в комнате и не высовываться, — понятливо кивнула я.
— Умница, — улыбнулся Марог.
— Чудо-цветочек. Милый и беспроблемный, — хмыкнул Эрх.
И почему мне почудилось, что он говорил неискренне?

***

За время моего отсутствия бывшая общенекромантская преобразилась до


неузнаваемости. Если бы не кровать Вилены, решила бы, что не туда попала. На стенах
появились зеленые драпировки, на полу обнаружились три мягких коврика. Вместо
зачарованной мебели комнату обставили обычной. Стол украшала ваза с цветами,
подаренными змееволосым. Больше всего меня порадовали ряды кадок и пустые глиняные
горшки, наполненные землей.
Подбежала, потыкала в нее пальцем и блаженно улыбнулась. Чистая, полная сил и
готовая родить. Мысленно я уже обзавелась собственным садиком.
— Это тебе от лорда Арагула подарочек, — объявил появившийся в воздухе Тахрис. —
Велел передать, что семена сможешь выбрать по собственному желанию.
Призрак указал на пустые кадки и изящно встряхнул кистями.
— И охота тебе в земле ковыряться? Заказала бы пару цветущих кустиков из
оранжереи.
— Здесь есть оранжерея? — встрепенулась я.
— Ничего особенного. Так, огород деревенский. Одно расстройство! Селекционные
цветы рядом с помидорами произрастают. Розы ядовитый плющ обвивает. Увы и ах, но у
наших лекарей стиль и вкус отсутствуют напрочь!
— Целители выращивают необходимые ингредиенты прямо в Цитадели? — уточнила я.
— Что-то, конечно, и порталом доставляют, но по большей части у нас
самообеспечение.
— А разве собирательством целители не занимаются?
— Бывает. Когда аккады выезжают на многодневную практику, приглашают и их.
Практика за пределами Цитадели? Должно быть интересно. Надо узнать, когда
следующая. Вдруг и меня возьмут? И с целителями надо бы познакомиться. Вот только в
некромантский лазарет идти не хотелось. Мне и одного раза хватило.
— Странный у вас лазарет. Такое чувство, что там не лечат, а добивают, чтобы потом
поднять… — тихо прошептала я.
— Так то у некромантов. В Огненном секторе вполне нормальный.
— Добивают, значит… — слабо пролепетала я.
Вот как они могут? Как?
— И откуда ты такая жалостливая взялась? — проворчал призрак и ка-а-к сверкнет
зелеными глазищами. — Все вы мастаки некромантов осуждать. Да Хаос на них только и
держится! Взяли бы и придумали иной способ Выпивающим и Безликим противостоять. А
если так жаждешь помочь страждущим, милости просим на отработку в лазарет огненных!
Там рук по жизни не хватает.
— А меня возьмут? — встрепенулась я.
— Могу узнать, — задумчиво произнес призрак. — Только поблажек в учебе не жди.
Это нагрузка дополнительная и посещения занятий не отменяет. Хотя какая у вас учеба, одна
видимость… Разве что шестирукий хэзарт и тот возрожденный демон из Альмандиновой
Цитадели ответственно отнесутся. От остальных призванных никто особого прилежания не
ожидает…
— Я тоже очень-очень ответственная и прилежная! Возьмите меня в лазарет!
— И на полевую практику к аккадам? — хитро прищурился призрак.
— Я уже «Ориентирование на местности» и «Собирательство» выбрала, но думаю,
дополнительные занятия за пределами Цитадели мне не помешают.
— Что ты выбрала? — искренне изумился призрак. — Своим-то сказала? Копать-
собирать! Я хочу это увидеть! Кстати, о схоронении. Как там косточка моя поживает? Нет, то,
что ей тепло и уютно, я и так в курсе.
Я сунула руку под платье и вытащила мешочек.
— Не успела пока спрятать…
— Истинная женщина… — закатил глаза Тахрис. — Комнату обставить успела,
разврату предаться тоже, подарками обзавелась, а обещание выполнить — минутки не
нашлось! Ничего, радость моя, я на тебя не серчаю. Кто ж не бывает рассеянным и
забывчивым, когда влюблен?
Оспаривать утверждение призрака я не стала. Пусть думает что хочет, я-то знаю, что
Зов не случился. Я испытывала потребность оберегать и защищать, желание помочь Далиану
оставить прошлое позади, чтобы он снова мог радоваться жизни. Он закрывался,
отгораживался ото всех. А ведь мог быть другим, теперь я знала это точно. Как же мне
хотелось, чтобы Далиан снова смотрел на меня так, как совсем недавно в этой комнате!
— Если сожмешь руки чуть сильнее — моя косточка треснет, — проворчал призрак. —
Нет, я совсем не против крепких объятий, но тогда мне будет сложнее пробиться через
защиту апартаментов аккада ДЭМ.
Охнув, расцепила пальцы и спрятала мешочек.
— Постараюсь выполнить обещание как можно быстрее. Вот только мне пока комнату
покидать нельзя. Я ребятам слово дала.
— Мне ты тоже пообещала. Причем первому. — Полупрозрачный мужчина
демонстративно повернул голову и задрал нос. — Думаешь, легко смотреть на него издалека?
Ловить обрывки фраз в тиши коридора. Ждать у двери столовой, чувствовать его дыхание и
запах…
— Запах? — осторожно удивилась я.
— Да! Я чувствую запах сердцем! — капризно возвестил призрак и добавил уже тихо и
мечтательно: — Его тепло так манит…
Уточнять насчет сердца не стала. Вдруг и его предусмотрительный призрак сохранил?
— Ты обустраивайся. Если что по мелочи потребуется, не стесняйся — помогу. Но коли
поставишь охранку от нежити, на визиты можешь не рассчитывать! На вас, умников, костей
не напасешься! — предупредил призрак таким тоном, точно лично застукал меня за
установкой дополнительной защиты.
Отчитав авансом, Тахрис исчез. Впрочем, насладиться одиночеством я не успела —
помешал неожиданный стук в дверь.
Я мысленно застонала. До чего же я скучала по тихому домику Рей-Тара,
расположенному при храме! Последние месяцы я была предоставлена сама себе, читала,
гуляла по лесу. Друид практически перестал брать меня с собой на выезды. Зато, возвращаясь
вечером, он всегда привозил новую книгу или иную диковинку, рассказывал забавные
истории, в которые мог попасть только Рей-Тар.
Стук повторился. Открывать я не спешила. Дело было не только в предупреждении
аккада ДЭМ. Мне так хотелось побыть хоть немного в одиночестве. Я бы, наверное,
притворилась, что меня нет в комнате, если бы из-за двери не раздалось настойчивое:
— Госпожа, откройте, это я — Лестер.
Лестер? Зомби Вилены? Что ему от меня потребовалось? Не переродиться же он
надумал? Выяснить можно было единственным способом.
— Собирайтесь, госпожа, мне велено за вами присмотреть, — с ходу произнес зомби,
едва я приоткрыла дверь.
— Вилена приказала?
— Кто же еще! Умоляю, пойдемте скорее, у меня дистилляция отвара скоро завершится.
Надо переходить к смешиванию компонентов.
— Пустите меня в лабораторию? — не смогла скрыть радости я.
— Пущу, — вздохнул тайный производитель косметики. — Только вы под руку не
лезьте.
Я выскользнула в коридор и прикрыла за собой дверь. Все-таки хорошо, что Вилена обо
мне подумала. Или же это Эрх ее попросил? Резко остановившись, обернулась. Интересно,
можно ли утверждать, что я злостно нарушила обещание сидеть в комнате и не
высовываться?

Глава 17
ЛЕСТЕР-КОСМЕТОЛОГ
Выполнив распоряжение Вилены, зомби забыл о моем присутствии и вернулся к
работе. Так что желание побыть в одиночестве практически осуществилось. Я с интересом
следила за манипуляциями зомби. Он непрерывно смешивал, растирал и взбивал. В одних
колбочках что-то нагревалось, в других, наоборот, охлаждалось. Было видно, что свое дело
Лестер знает.
— И что, никто не догадался? — не выдержала я.
Зомби осторожно соединил две смеси и только потом ответил:
— Из молодняка точно никто. Они же не подозревают, сколько сил на одну баночку
крема уходит. А пре