Вы находитесь на странице: 1из 45

МИХАИЛ КУЗЬМИН

СНИМИ БОТИНОК
С ГОЛОВЫ:
как мыслить в

К и е в
УДК 37.01
ББК 87.4
К 89

© Кузьмин М. В.
К 89 Сними ботинок с головы: как мыслить в 7D / М. В. Кузьмин –
К.: [«2UP»], 2018.– 454 с.

ISBN 978-966-97321-3-2

Книга посвящена мультиплексному 7D мышлению. В это


понятие входит семь способов мышления – от логики до творче-
ского мышления. Читатель получает практические навыки мыс-
лить качественно и разносторонне. Практикумы в книге представ-
лены диалогами с менеджерами, где они решают на первый взгляд
легкие проблемы, используя весь арсенал нашего мышления.
Книга имеет хороший баланс между глубиной и простотой из-
ложения. Издание ориентировано на широкий круг читате-
лей: менеджеров и молодых специалистов, предпринимателей,
бизнес-тренеров, корпоративных психологов, работников HR
подразделений, студентов различных специальностей.

УДК 37.01
ББК 87.4

ISBN 978-966-97321-3-2

© Кузьмин М.В., 2018


СОДЕРЖАНИЕ
6 Предисловие

11 Введение

15 Глава Зеро. Здравый смысл

31 Глава первая. Логическое мышление

31 Часть 1: Чистая логика


47 Часть 2: Логика реального
59 Часть 3: Странная логика

76 Глава вторая. Аналитическое мышление

103 Глава третья. Синтетическое мышление

133 Глава четвертая. Системное мышление

133 Часть 1: В фокусе – взаимодействие


161 Часть 2: Мысли в динамике

187 Глава пятая. Вероятностное мышление

222 Глава шестая. Критическое мышление

222 Часть 1: Интеграция мышления


234 Часть 2: Модальность мышления
245 Часть 3: Отсутствующее присутствие

256 Глава седьмая. Творческое мышление

256 Часть 1: Вход в проблемное пространство


284 Часть 2: Выход в пространство решений

308 Заключение

4
ПРАКТИКУМЫ
К главе Зеро: Здравый смысл
315 Практикум 0.1: Нездравый смысл

К главе 1: Логика
323 Практикум 1.1: Трость Холмса
330 Практикум 1.2: Дело о лимоне
336 Практикум 1.3: Дело о биткоине

К главе 2: Анализ
348 Практикум 2.1: Песочные часы

К главе 3: Синтез
355 Практикум 3.1: Проблемное «но»

К главе 4: Системы
360 Практикум 4.1: Тайна Шуньяты
369 Практикум 4.2: Куча песка

К главе 5: Вероятность
378 Практикум 5.1: Охота на себя

К главе 6: Критика разума


386 Практикум 6.1: Об уместности и своевременности
392 Практикум 6.2: Критика чистого мрамора
401 Практикум 6.3: Шпилька и меч

К главе 7: Креативность
409 Практикум 7.1: Спасение рядового гуся
420 Практикум 7.2: Искусство перевода
429 Практикум 7.3: Тест Тьюринга
438 Практикум 7.4: Дизайн решения

К заключению:
445 Заключительный практикум: Последнее слово

453 Список коанов

5
Введение

Введение

Эта книга о мышлении. О широкопанорамном, всестороннем


взгляде на проблему. О решении проблем на основе качественного
мышления. Сложные ситуации, проблемы и задачи роятся вокруг
нас. Некоторые из них решению-пригодны из-за стандартности
ситуации или подобия другой проблеме, уже закрытой. Для решения
таких задач достаточно здравого смысла. Другие – требуют система-
тичного подхода: исследования данных, скрупулезного анализа, син-
теза прошлого опыта и знаний, понимания сути проблемы, видения
цели и поиска путей к ней, кристаллизации блестящей идеи, наконец,
нахождения и принятия решения – красивого и оптимального. Все
это требует различных когнитивных подходов, которые в книге мы
называем способами мышления.
Семь способов мышления, изложенные в книге, – это выбор
автора. Во-первых, число круглое, во-вторых, такой набор – мини-
мально оптимальный (наша оперативная память плохо манипулирует
большим количеством), в-третьих, у меня было семь менеджеров.
Мой выбор способов мышления определялся разными классами
задач, с которыми мы встречаемся на практике. Они выстроены в ие-
рархию так, что каждый последующий способ опирается на все пре-
дыдущие. Исторически они не всегда развивались последовательно.
Первой попыткой упорядочить мышление человека была логика  –
наука об истине и законах ее получения. Позже появляется анализ
и синтез как методы логического решения проблем. Их оказалось
недостаточно из-за сложного сетевого переплетения причин и след-
ствий в определенном классе проблем – там, где доминирует функция
элементов, а не их наличие. Так возникла потребность в системном
анализе и синтезе.
Другой класс проблем был связан с переплетением случайного и
закономерного, и людям пришлось учиться мыслить вероятностя-
ми, потому что, как оказалось, у нас плохо развита интуиция к такого
рода проблемам.
Мы живем в обществе и коллективно решаем сложные пробле-
мы, поэтому нам потребовалось умение слушать аргументы и доказы-

11
вать свою правоту. Как следствие, появилось критическое мышление:
сплав логики и риторики с опорой на саморефлексию.
Наконец, существует еще один класс проблем, когда задача на-
столько нестандартна и плохо определена, что нужно сначала отыскать
саму проблему, правильно ее сформулировать, а потом, преодолевая
мысленные преграды, найти путь к решению. Для этого привлекается
широкий спектр способов мышления, а также дополнительные ког-
нитивные ресурсы: интуиция, воображение, абстрагирование и т.д.
Все это называют творческим мышлением, хотя часть процесса поис-
ка решения проходит подспудно, на подсознании.
Книга делится на две части. Первая часть состоит из “теоретиче-
ского” введения в способы мышления. Здесь мы даем важные опре-
деления и основные положения “науки о мышлении”. Эта наука не
изучается в школе или ВУЗе, разве что некоторые разрозненные
дисциплины, как, например, логика или критическое мышление.
Считается, что мы автоматически учимся мыслить, когда изучаем
математику, историю или живопись. В современных условиях этого
мало  – учиться мышлению нужно специально и целенаправленно.
Поэтому в каждой главе читатель получит не только краткий экс-
курс в определенный способ мышления, но и попробует им мыслить.
Основная задача – замкнуть весь арсенал способов мышления в
единый симплекс, чтобы мыслить объемно, в 7D.
В обычных ситуациях мы просто думаем, а мыслить начина-
ем тогда, когда сталкиваемся с проблемами. Они появляются в этой
части книги как примеры и задания читателю. Я предполагаю, что
читатель будет останавливаться в этих местах и хотя бы несколько
минут размышлять: “А в чем тут проблема? Почему ответ не да-
ется мне сразу?”. Ответ не дается сразу, потому что существуют мыс-
лительные блоки и застревания, которые мы попытаемся преодолеть.
Ага-момент преодоления барьера непонимания – самый ценный для
тренировки мышления и наилучший мотиватор найти решение.
Поэтому задания в конце глав не обязательно выполнять все.
Ведь это не учебник. Но в саму постановку задачи желательно вчиты-
ваться, чтобы понять хотя бы проблему. Желание решить ее появится,
если проблема окажется интересной вам.
Наука полна нерешенных проблем, а от того, как мы выносим
задачу на повестку дня, зависит и возможность ее решения, и выход
на новый уровень знания. После прочтения всей книги попробуйте

12
Введение

вернуться к нерешенным заданиям, и вы убедитесь, как поменяется


ваш взгляд на их сложность.
Вторая часть книги состоит из практикумов, диалогов с моими
менеджерами. В них мы размышляем над простыми вопросами, над
которыми редко задумываемся. Поэтому они просты, но необычны
для нас. Попадая в нестандартную ситуацию, наш здравый смысл сбо-
ит, а интуиция или стандартные приемы мышления приводят к за-
блуждениям.
Дзен-коаны в практикумах служат инструментом преодоления
шаблонов мышления и снятия когнитивных блоков. Менеджеры
провели по три цикла решения коанов, разобрав в общей сложности
21 коан индивидуально и несколько коанов – коллективно.
Технически это проходило так. Я давал каждому менеджеру ин-
дивидуальный коан, который считал наиболее ему полезным. Первую
неделю менеджер работал над коаном самостоятельно, а вторую –
в переписке со мной. Моя роль была двоякой: как оппонента и как
индуктора. Вербализация мыслей менеджером – важный элемент
поиска решения. Дело в том, что многие когнитивные процессы
происходят подспудно, а вербализация эвакуирует мысли на поверх-
ность сознания.
Если в течение второй недели решение не находилось, я выстав-
лял коан на коллективное обсуждение. Как показывает практика,
в мозговом штурме незаурядное решение коана часто находит его
“собственник”. Решение не давалось ему индивидуально, но в кол-
лективном обсуждении собственник коана испытывал классический
инсайт – догадку, внезапное озарение, замыкание пазла в целое. Изу-
чив тему творческого мышления, мы поймем, почему так происходит.
Коллективная форма мышления продемонстрировала высокую
эффективность. Оказывается, мои менеджеры могут мыслить гибко,
нестандартно, провокационно и неожиданно продуктивно: во-пер-
вых, решение находилось быстро, во-вторых, оно было оригиналь-
ным и полезным. Секрет успешности коллективного мышлении в
его организации: в правилах проведения, в точной росписи ролей, в
верной тональности и направляющей руке ведущего. Читатель уви-
дит, как происходит раскрепощение мышления на примере наших
штурм-практикумов.
За полгода, пока длился наш эксперимент, мои менеджеры удив-
ляли меня неоднократно. Особенно в творческих заданиях. Оказы-

13
вается, творческое начало присутствует в каждом из нас, оно просто
спит и неожиданно раскрывается при верном настрое.
Теперь, как читать книгу. В каждой главе есть отсылка к практи-
куму, который будет наиболее полезным в данный момент. Однако
это не догма. Мои бета-читатели книгу читали по-разному: одни так,
как указано в книге, но были и другие, более “последовательные това-
рищи”. Они либо начинали с практикумов (“потому что диалоги чи-
тать легче”), либо сначала читали последовательно “теорию” (“чтобы
сложить цельное впечатление”), а потом переходили к практикумам.
Не скажу, что непоследовательные “последовательные” как-то сильно
пострадали, – все зависит от собственного стиля чтения и мышления.
То же самое относится к последовательности чтения. Хотя гла-
вы выстроены по мере усложнения способов мышления, читатель,
чувствуйте себя свободно, с какой главы начать. Если тема вам хоро-
шо известна или неинтересна, двигайтесь дальше. В конце концов,
вы всегда успеете вернуться к пропущенному фрагменту. Мои бета-
читатели возвращались даже к прочитанным главам и перечитывали
их уже с нового уровня знания.
Хочу обратить внимание читателей на список рекомендованной
литературы. Он помещен после каждой главы. Я вносил сюда только
те источники, которые имеют хороший баланс между популярностью
изложения и глубиной раскрытия темы. Несмотря на определенную
дань классике, нерешенные вопросы науки также обсуждаются в
книге. Поэтому специальная литература и журнальные статьи
выделены под отдельной рубрикой. Ссылки на важные выводы
или результаты экспериментов поданы в подстраничных сносках.
Некоторые читатели могут заинтересоваться ими для углубленно-
го изучения вопроса. Цитаты великих, если не снабжены ссылками,
легко найти в WikiQuote.
Этого краткого “руководства по эксплуатации” будет достаточно.
Включаем воображение и начинаем мыслить, читатель!

14
Гл а в а в т о р а я

ГЛ А В А В Т О Р А Я

АНАЛИТИЧЕСКОЕ МЫШЛЕНИЕ

Синтез и анализ – Метафора Пойа – Перекрестная полярность – Син-


тез в дедукции – Анализ в индукции – Четыре пары противоположно-
стей – Метод Декарта – От сложности к причинности – Как выявлять
причины – Картинная метафора – Композиция и декомпозиция – Метод
Больцано – Трансформация и реконструкция – Неожиданный экзамен –
Патовая вилка – Аналитический ступор – Трансплантация головы – Ра-
бочее место аналитика – Как влияет цвет авто на ДТП – ОКЕАН цве-
та – Факторы культуры Хофстеде – Зоопарк причин – Из легенд Крыма

Кроме дедукции и индукции, а также так значимой абдукции


(проверка гипотез), которые относятся к методам умовывода, в ло-
гике еще говорят о двух процессах мышления: об анализе и синтезе.
Их тоже часто называют методами, хотя формальных метод факти-
чески нет. Особенно это касается синтеза. Фактически, дедукция и
индукция были способами мышления – они органично присущи
нашему мышлению, но их попытались формализовать за счет правил
логики. Тогда эти способы и стали методами. Став методами логики,
они отдалились от тех способов мышления, которые присущи нам
естественно. Вот почему так тяжело изучить логику как метод: мы
мыслим логически по-другому. Поэтому появились и другие, не столь
жесткие методы мышления – анализ и синтез, которые обладали не-
обходимыми степенями свободы. Они были вторичны в том смысле,
что служили методом проверки того, что сгенерировал формальный
метод дедукции, а еще помогали формировать свежие гипотезы,
которые нужны были в научном познании (индукции).
Эти два новых метода нужно было как-то соотнести с уже имев-
шимися в наличии двумя методами логики. Для вас не будет не-
ожиданностью, что анализ и синтез рассматривались как две поляр-
ные крайности. В точности как это было с дедукцией и индукцией.
Пытаясь соотнести анализ и синтез с нормативными способами умо-
вывода, их развели по углам так: в дедукции закрепилось применение
метода синтеза, а в индукции – анализа. Дихотомия в действии!

76
Аналитическое мышление

Анализ – слово греческое и означает “вверх распутывание”,


“вверх развязывание”. “Вверх” тут появляется потому, что писали на
свитках, и чтобы быстро понять смысл написанного, то лучше читать
снизу вверх. Вы не так читаете длинные письма? Можно представить
себе этот термин и по-другому: распутывание клубка снасти, нахож-
дение его начала. За анализом закреплен и такой смысл: разделение
сложной задачи на более простые части для решения ее по частям или
исследование сложного объекта поэтапно. Метод доказательства от
вывода (заключения) к посылам или допущениям.
Синтез тоже греческого происхождения: “складывать вместе”,
“совместно устанавливать”. Тут в голову приходит образ каменщика,
который подбирает конфигурацию камня, чтобы положить его в стену
и пригнать мастерком.
В Греции математика появилась раньше логики, и термины “ана-
лиз” и “синтез” были сначала математическими, а не логическими
понятиями. У Эвклида они употреблены как два взаимодополняю-
щих метода получения доказательств. Анализ шел “вверх” (назад,
обратно) по цепочке вывода от доказанных истин к более простым,
элементарным (аксиомам).
Он служил для проверки непротиворечивости вновь доказан-
ных истин, к сведению их к более простым. А вот получались эти но-
вые истины в ходе математического вывода “вниз” (если смотреть на
свиток бумаги) – благодаря синтезу. Поэтому лучше говорить “син-
тез и анализ” (“вниз и вверх”, “вперед и назад”, “прямо и обратно”),
а не наоборот.
Анализ Платона сводился к анализу понятий. Его ученик Ари-
стотель расширил понятие анализа, превратив его в метод “вопроша-
ния Природы”. Он показал его применимость не только в математике,
но и натурфилософии, логике. В основе метода анализа Аристотеля
лежит сведение сложного к простому, а целого к частям. В логике
метод работал так:
1) сведение сложного силлогизма к более простым (если монолог
Гамлета является одним сложным полисиллогизмом, то вы помните,
как мы свели его к простым стандартным силлогизмам);
2) разделение силлогизма на три составные части и рассмотре-
ние каждого посыла на истинность;
3) преобразование несовершенного силлогизма в совершенный,
от низшей к высшей фигуре.

77
Гл а в а в т о р а я

В пассаже Аристотеля о применении метода анализа лекарем


находим: врач, когда ищет причину болезни, ищет и инструменты
для ее лечения. Инструментальная роль анализа очень важна. Кроме
того, заметим: врач и анализ ищут причину, а не следствие.
По этому поводу уместна метафора венгерского математика
Дьёрдя Пойа (Gyorgy Polya):1

Первобытный человек подошел к быстрому потоку и ему нужно пе-


ребраться на ту сторону. Он мыслит: я переходил раньше по упав-
шему бревну, тут его нет, но на берегу много деревьев. Ждать, что
какое-то из них упадет, бессмысленно, – нужно перебросить дерево
через ручей (D), для этого нужно его доставить в эту точку (С), а для
этого сначала нужно свалить дерево (B), а до этого нужно выбрать
само дерево (A). Мысленный проект его действий DCBA от целевой
точки к началу есть анализ, говорит Пойа. Основные проблемы про-
екта: выбор подходящего дерева; вопрос, чем свалить его; способ, как
его доставить в нужную точку; как развернуть дерево поперек те-
чения. Определившись с инструментами (силами гравитации, огня и
воды), человек начинает действия в прямом порядке. Выбирает дере-
во выше по течeнию (Ag), разводит огонь вокруг дерева (Bf), валит его
(Bg), сплавляет его вниз (Cw) и закрепляет его поперек течения, ис-
пользуя силу воды (Dw). Этот порядок действий ABCD есть синтез.
Заметим, что во всех процессах синтеза обнаруживаем присоеди-
нение инструмента к предмету: огонь, гравитацию, воду присоеди-
няем к дереву, а гравитацию – еще и к воде. Но в чем едины анализ и
синтез – они сходятся в финальной точке. В данном случае схо-
дятся два человека: это мыслеобраз идущего человека по мосту
(проект) и сам идущий человек по нему (результат).

Итак, начав исключительно как методы получения и проверки


доказательств, синтез и анализ в XVI веке тесно переплелись с дедук-
цией и индукцией, так как чувствовалось, что эти две методы – про-
верки вывода и конструирования умозаключений – просто необходи-
мы в логике. Их нужно было куда-то встроить в эту усложнившуюся
канву, поэтому и произошла их фиксация в “полярных крайностях”:
синтез закрепили за дедукцией (от общего к частному), а анализ – за
индукцией (от частного к общему). Хотя это противоречило Эвклиду:
анализ у него – это движение от общеустановленных истин к простым
аксиомам. Разве получение обобщенных законов индукции – дви-

1 Для удобства мы снабдили текст Пойя латинскими буквами. Заглавные буквы – это эта-
пы проекта, а прописные g, f, w означают инструменты: гравитация, огонь и вода, соотв.

78
Аналитическое мышление

жение к простому? Это противоречило также Аристотелю: анализ –


работа с силлогизмами (дедукция), трансформация сложных силло-
гизмов в более простые и сильные формы.
Такое впечатление, что понятия “верх” и “низ” были перепутаны
(может, из-за того что стали писать не в свитках, а в книгах?). Сво-
ей искусственной поляризацией синтез и анализ во многом обязаны
науке: именно там ученые пользовались методом дробления задачи,
ее упрощения, решения проблемы по частям от простого к сложно-
му. И именно в науке Фрэнсис Бэкон обнаружил индукцию как дру-
гой способ логического умовывода, противоположного дедукции.
Как результат получили: “ученые пользуются анализом, значит
индукция – это анализ”.
Теперь заглянем в середину логики, чтобы понять, какие основа-
ния были привязать синтез к дедукции, а анализ к индукции.
В дедукции действительно есть значительная доля синте-
за – как дополнительного метода работы с силлогизмами (далее идут
такие обозначения: Сд/Cи – синтез в дедукции и синтез в индукции,
Ад/Aи – анализ в дедукции и анализ в индукции):

Сд1: В силлогизме чаще всего мы начинаем с общего суждения,


а обобщение можем получить только при помощи полного пе-
ресчета “один, еще один…”, а добавление и обобщение – это син-
тез. Общие суждения чаще всего получают индуктивным путем.
Сд2: В силлогизме мы связываем два посыла для сравнения.
Операция добавления второго суждения – это логическое И,
конъюнкция, что тоже есть синтез.
Сд3: В силлогизме мы сравниваем средний термин с мажорным
и минорным терминами и ищем их общую точку соприкоснове-
ния, а сравнение на подобие считается синтезом.
Сд4: Чтобы получить частное суждение из общего, мы долж-
ны конкретизировать, выделить подмножество из множества.
А чтобы описать конкретную часть, нам нужно добавлять инфор-
мацию, конкретизировать атрибуты, как в игре “да/нет/может
быть” (Бар-Кохба): чем более точным должен быть ответ, нужно
больше задать вопросов для его локализации.

То же самое можно сказать о работе метода анализа в индукции,


он там действительно присутствует:

79
Гл а в а в т о р а я

Аи1: Начинают индукцию с рассмотрения частных случаев (под-


ходит или не подходит, имеется этот атрибут или нет), с анализа
каждого частного случая.
Аи2: В индукции сравнивают известное суждение с наблюда-
емыми фактами и ищут несоответствие, различия. Сравнение с
целью нахождения различий – это акт анализа.

Вместе с тем нельзя не заметить, что есть и перекрестное влия-


ние: присутствие анализа в дедукции и синтеза – в индукции. Так, в
дедукции наблюдаем много элементов анализа:

Ад1: Когда мы анализируем термины (смотрим их состав), вклю-


ченные в суждения.
Ад2: Когда мы проверяем посылы на истинность и релевант-
ность друг другу, мы должны их проанализировать, сравнить
на соответствие друг другу. Мы ищем отличия между ними, а
это анализ.
Ад3: Когда мы проверяем силлогизм на корректность, мы срав-
ниваем его на соответствие правилам логики, а это тоже анализ.

В свою очередь в индукции наблюдаем много синтеза. Если это


прямой вывод индукции, когда мы расширяем частные наблюдения
на весь класс, то мы:

Си1: Обобщаем, расширяем пространство применения наблюде-


ний, а в расширении есть элемент синтеза.

Если же вывод непрямой, опосредован гипотезой, то мы:

Си2: Выдвигаем гипотезу как совершенно новое предположе-


ние  – ее нужно сгенерировать, а это акт “присоединение идеи к
нашему разуму, сознанию”.
Си3: Проверяем мы гипотезу дедукцией, в которой есть элемен-
ты синтеза.

Общий вывод такой: жесткое закрепление синтеза за дедукцией,


а анализа за индукцией надумано. Просто на момент этой придумки
было уже четыре пары “крайних полярностей”:

80
Аналитическое мышление

П-Р: Причина и Результат (следствие)


О-К: Общее и Конкретное (целое и часть)
А-С: Анализ и Синтез
Д-И: Дедукция и Индукция

Любовь к полярностям развела их так:

Полюс “Дедукция”: Полюс “Индукция”:


Дедукция Индукция
Конкретное Общее
Результат Причина
Синтез Анализ

Нужно сказать, что тут вперемежку стоят процессы мышления


и конечные точки этих процессов. Д-И, С-А – это процессы, а К-О,
Р-П – это финальные точки соответствующих процессов, если читать
по вертикали. Например, прочтем: дедукция – это мышление от об-
щего к конкретному, от причины к результату, а синтез высту-
пает предвидением этого результата; индукция – это мышле-
ние от конкретных фактов к общим законам, от следствия к причине,
а анализ помогает найти эту первопричину.
Итак, дедукция и индукция – способы логического мышления,
ставшие методами, когда мы формализовали правила умовывода и
критерии истинности суждений. А вот синтез и анализ – методы (ин-
струменты) мышления для генерации и проверки суждений, стремя-
щиеся стать естественными способами мышления.
В XVII веке, когда алгебру применили к геометрии, то все гео-
метрические теоремы стали получать алгебраическими преобразова-
ниями. Декарт попытался создать метод анализа, который строился у
него на 13 правилах. Декарт считал, что его метод можно применить ко
всем объектам природы и мысли (логики). Декарт сделал единствен-
ную оговорку: этим методом нельзя понять самого субъекта (челове-
ка), т.е. его самосознания. Интуиция Декарта не обманула. В ХХ веке
теорема Гёделя подтвердила это утверждение: в замкнутой системе
логики невозможно “мыслить о своих мыслях”, не впадая в проти-
воречия – нужно выйти на метауровень, за пределы такой системы.
Метод Декарта не сводится к принципу “разделяй и властвуй!”.
У Декарта есть и другой рецепт: “усложняй и властвуй!”. Правила та-

81
Гл а в а в т о р а я

кие: разделите комплекс (проблему) на простые элементы, выберите


самый простой элемент по структуре. Если ваш комплекс – это ло-
гический умовывод, то этим простейшим элементом будет суждение,
которое опирается на твердо установленные истины или аксиомы. По-
том нужно найти ближайшую связь этого простейшего со следующим
по сложности элементом. Второй элемент должен быть только на йоту
сложнее (перепрыгивать нельзя), третий еще сложнее – и так двигай-
тесь к самому сложному. В результате вы распутаете этот клубок, эту
“снасть” сложного. Именно так вы поймете, что целое, оказывается,
не клубок ниток, а рыболовная сеть! А также поймете принципы и
причины функционирования целого.
Описывая свой метод, Декарт имел прототип, и этот прототип
был математическим, где 1+1=2. Он как будто описывал решение за-
дачи: нужно разбить ее на подзадачи и решать их от более простой
к сложной, собирая решения (а это уже синтез!) в общее. Мыслен-
ный анализ, двигаясь регрессивно от конца к началу, докапывается
до причин, но только в том случае, если причинно-следственная цепь
линейна и однозначна.
И тут становится понятным, почему анализ связывают с индук-
цией. Для движения от одного элемента суждений или от одной части
сложного объекта к другой нужен путь. Гораздо проще найти путь,
двигаясь по причинно-следственным связям, причем этот путь с
односторонним движением, так как отношения между причиной
и следствием чаще всего ассиметричны: причина генерирует след-
ствие, а не наоборот.
Такой причинно-путевой анализ идет от конца к началу, от след-
ствия к причине, а потом в обратную сторону, уже по пути синтеза,
для проверки надежности пути. Не случайно Милль назвал причин-
ную связь “цементом мироздания”.
В таком подходе основная цель анализа – как установить,
что является причиной наблюдаемого следствия, а основная цель
синтеза – к каким результатам приведет эта причина.
Проблема в том, что мы наблюдаем не единственное следствие,
а их совокупность. Этой совокупности следствий (событий) соответ-
ствует совокупность причин (факторов). Аналитику нужно установить
однозначный переход от причины к следствию, как говорят, сделать
проекцию (mapping) множества причин на множество следствий.
Предполагается, что такая однозначная связь существует (так считали

82
Аналитическое мышление

Юм, Ньютон и многие другие). Если да, то аналитик может установить


причину, используя четыре метода Милля:2

П1. Метод согласия: когда в разных комбинациях причин одна


причина А постоянно повторяется со своим следствием а, и мы
их выделяем из совокупности как связанные;
П2. Метод разницы: когда мы исключаем из совокупности некую
причину (воздействие) B и после этого не происходит событие b;
П3. Метод остатков: когда мы устанавливаем причинные
связи в совокупности и остается одно воздействие С, после кото-
рого наступает событие с, то методом исключения мы приходим
к связи С-с;
П4. Метод сопутствующих изменений: когда причины (воз-
действия) можно изменять по интенсивности и наблюдать по из-
менениям в совокупности следствий, у которого из них это нахо-
дит наибольший отклик, – так мы находим связь D с d.

Вспомните, как мы искали причины ржавления железа. В том


примере мы воспользовались всеми методами Милля поиска причи-
ны. Методы Милля широко используются в науке и особенно в меди-
цине: путем создания выборок, тестовых групп и специальной тесто-
вой среды.
Так как вычленить причины и следствия из совокупностей быва-
ет трудно, то наиболее часто используется четвертый метод (т.н. метод
вариабельности или метод интервенций). И тут не обходится без оши-
бок и заблуждений. Основные из них: 1) устойчивая иллюзия того, что
одинаковые по силе причины должны вызывать подобные следствия;
2) малые возмущения в причине приводят к малым откликами в след-
ствии. Мы обсудим их в Главе 4.
В описании Декарта неявно предполагаются линейные, одно-
значные связи, хотя большинство объектов природы и процессы в ней
сложные, причины и следствия увязаны в сеть с многими петлями
обратной связи. Очень редко бывает “билатеральность” отношений
между причиной и следствием. Чаще одна причина может вызывать
множество последствий, и наоборот, кросс-продукт нескольких фак-
торов приводит к определенному следствию.

2 Заглавными буквами обозначены причины, а прописными – следствия.

83
Гл а в а в т о р а я

Археологи будущего откопали механические часы. Циферблат стер-


ся, хотя стрелки на месте. Они сумели их завести. Что это за пред-
мет, для чего он? – думают археологи. Связи здесь однозначные – от
пружины к стрелкам, и обусловлены они механическим сцеплением
шестеренок. Анализируя, ученые приходят к выводу, что в основе
этого механизма лежит “преобразование энергии пружины в цикли-
ческое движение стрелок”. Но установить при помощи анализа пред-
назначение (цель) механизма невозможно: с таким же успехом это
мог быть механизм для отображения движения Солнца и Луны. Что-
бы понять предназначение, нужен контекст его использования.

Вот другой пример: пусть мы установили, что вода состоит из


молекул водорода и кислорода. В чистом виде эти элементы присут-
ствуют в газах с одноименными названиями. Находясь на уровне мо-
лекул, мы не поймем, почему соединение двух молекул водорода и
одной кислорода становится жидкостью и обладает совершенно дру-
гими свойствами, многие из которых уникальны. Вода – это лучший
растворитель, она плохо сжимаема, имеет высочайшую удельную те-
плоемкость и удельную теплоту испарения. От знания свойств этих
газов методом анализа мы не приблизимся к свойствам воды, пока не
перейдем от представления молекул как бильярдных шаров до пред-
ставления молекул как комплексов с ядром и электронами, а потом не
поймем, какова форма этой молекулы. Но и этого будет мало. Чтобы
понять свойства воды, нам нужно разобраться с коллективными фор-
мами воды: от 4-молекулярных тетраэдров до огромных глобул в 200-
300 молекул. В зависимости от целей нашего анализа сама глубина
дробления целого на части имеет значение, а анализ самих связей вы-
ходит на первые места по сравнению с анализом частей. И тогда 1+1=3.
(Больше об этом в Главе 4.)
Декарт восхищался своим методом как универсальным инстру-
ментом решения задач разной природы. Как отозвался Рассел об
анализе, “это метод сведения к очевидному”. Вот поэтому доказа-
тельство от противного, которое аналитично по сути (регрессив-
ное движение от финального вывода к исходным посылам), являет-
ся эффективным инструментом доказывания теорем. Однако, чтобы
протестировать этим методом теорему “на верность”, нужно сначала
сформулировать теорему, а для этого требуется либо догадка, либо
мыслительный синтез.
Когда Лейбниц предложил свой метод доказательства теорем на
основе законов логики и правилах анализа, математики стали гово-

84
Аналитическое мышление

рить: дайте нам формулировку теоремы – и мы ее докажем, потому


что сейчас дефицит не в доказательствах, а в формулировке тео-
рем. Другими словами, анализ давался легче, чем синтез. Ведь “метод
последовательного перебора” и “метод проб и ошибок” по-прежнему
остаются универсальными методами mathesis vulgaris. И не только в
начальной школе.
После всего сказанного зададимся вопросом, а зачем нам нужен
метод анализа в дополнение к способам логического мышления? Ведь
двигается он по цепи логических рассуждений, да еще в обратном по-
рядке? Почему логики было не достаточно? Ответ простой: потому что
в логике мы фокусируем внимание на правилах умовывода (структу-
рах и формах) с целю сохранить или установить истину – тем самым
теряем из виду связи между суждениями и аргументами. Анализ же –
это проверка суждений и предположений на глобальную связность:
что связи между аргументами действительно приводят к конечному
умозаключению. Причинность помогает установить эту связность, по-
этому анализ и озабочен поиском причин.
Декартов метод анализа использует движение не только в об-
ратном, но и в прямом порядке – от аксиом к умовыводу, но это дви-
жение не в порядке логики, а “по ранжиру” от простого к сложному.
А  усложнение – это добавление, синтез чего-то. Поэтому классиче-
ский анализ – это не только декомпозиция (разбивка на части), но
и реконструкция (выстраивание по ранжиру). Понятно, что при
линейности связей такое движение “по усложнению” элементов не
всегда возможно, если связность между элементами не тотальна.
(Ведь нужно еще найти те мосты в Кенигсберге, по которым можно
перейти на другую сторону.)
Вместе с тем синтез, будучи композицией, тоже имеет функцию
реконструкции. Каменщик периодически перестраивает свое здание,
чтобы предать ему связность и крепость. Конечно, синтез тоже фоку-
сируется на связях, но он озабочен неаддитивностью (не простой сум-
мой) этих связей.
Основной вопрос синтеза: как из частей возникает целое, которое
не равно сумме этих частей. Синтез больше интересуют две дельты
прироста: первая – дополнительное свойство цельности, которое кро-
ется в связях; вторая – прирост информации, когда из неизвестного
мы получаем известное. Прирост информации получается, когда мы
к известным истинам добавляем новые факты. А это индукция. В пе-

85
Гл а в а в т о р а я

реходе от простого к более сложному обязательно существует вторая


дельта. Декарт предлагал двигаться по цепи рассуждений от простой
формы к более сложной. Но что есть критерием сложности? Ответом
на этот вопрос мы займемся в Главе 4.
Ясно пока одно: дедукция и индукция переплетены тесно с син-
тезом и анализом. Поможем нашему пониманию такой метафорой из
живописи:

Перед нами картина. Чтобы отразить трехмерную реальность на


плоскости, нужно трансформировать истинные размеры объектов.
Для этого служит перспектива: прямая, когда размеры объектов
уменьшаются по мере удаленности от зрителя (рельсы сходятся в
точке на горизонте), и обратная3 – когда эта точка внутри само-
го зрителя (улица, сужаясь, “сходится в нас”), поэтому удаленные
объекты более крупные.

Прямая перспектива картины – это индукция (научная истина на


горизонте): от скрупулезных деталей на переднем плане (фактов) мы
переходим к символическим мазкам (обобщениям) вдали. Обратная
перспектива – это дедукция: от абстрактного объекта на полотне пер-
спектива сходится в конкретном наблюдателе, потому что “первопри-
чина” созерцания находится в нем.
Что же еще на картине есть такого, чтобы мы могли провести
параллели от него к синтезу и анализу? Это источник освещенности.
Он может находиться слева или справа, вверху или снизу и даже спе-
реди, перед картиной.
Мы не видим солнца на картине, но, благодаря освещенности и
теням, плоские объекты приобретают телесность, объем и форму. Так-
же синтез и анализ дополняют логику не только связностью, но еще
и ясностью (осмысленностью и пониманием). Кажется, мы пришли
к философии.
Сама философия была изначально “логичной” в своей основе, а
стала “аналитичной”. Согласно Морицу Шлику (Moritz Schlick), если
раньше философия искала истину, а логика ее бережно хранила, то
современная (аналитическая) философия ищет смысл. В философии
логику заменили анализом.
3 Великолепный пример обратной перспективы – фреска Михаила Врубеля “Сошествие
Святого Духа на апостолов”, которая находится в Кирилловской церкви Киева. Вы са-
дитесь на скамейку и всматриваетесь в сюжет на вогнутом плафоне хор. В фокусе этого
вогнутого зеркала вы обнаруживаете самого себя. Вместе с апостолами вы становитесь не-
посредственным участником таинства.

86
Аналитическое мышление

Поэтому анализ суждений в логике сменился сначала анализом


терминов (помните: m, М, R), потом анализом понятий и определе-
ний, поиском удачных синонимов. Анализ в логике стал подбором
лучших выражений, которые придавали суждению точности понима-
ния, а значит, и большей обоснованности.
“Анализировать значит реформулировать – транслировать
в другую форму изречения”, – подытожил Джеймс Урмсон (James
Urmson) эту семантическую волну в аналитической философии.
Таким образом, к декомпозиции в классическом анализе доба-
вилась новая функция – трансформационная. Точнее, она была, но
поздно осознана. Ее элементами в классике были: метод Больцано
(начало XIX в.) “шевеления суждений” для проверки истинности за-
ключений и абдукция Пирса (конец XIX в.).
Абдукция, которую Чарльз Пирс открыл как познавательный
метод науки, – это дискретная трансформация, по сути, это метод
подбора суждений в силлогизме по форме Барбара до появления ис-
тинного заключения.
А Бернард Больцано (Bernard Bolzano) перенес метод малых ва-
риаций физики в логику: истинность заключения, твердость его пози-
ции испытывалась вариацией суждений (изменением слов). Если при
малейших трансформациях в посылах заключение ломалось, значит,
оно не являлось достаточно надежным.
Теперь у нас есть все компоненты, чтобы представить поливари-
антность “методов работы с истиной” в интегральную картину:

Прямое движение: Регрессивное движение:


Композиция Синтез Индукция
Реконструкция Вариация Больцано Абдукция
(трансформация) (изменение посылов) (обратная Барбара)
Декомпозиция Дедукция Анализ
В такой записи логика отношений синтеза с дедукцией и ин-
дукцией, а анализа с индукцией и дедукцией становится понят-
нее. Мы расставили синтез и анализ по своим исконным углам:
композиция и декомпозиция. Путь между ними лежит по диагона-
ли через трансформацию или реконструкцию. Реконструкция в
анализе – это, как в методе Декарта, движение не по логике, а по
связям от простого к сложному. Реконструкция в синтезе состоит

87
Гл а в а в т о р а я

в выделении тех существенных связей, которые создают дельты


нового целого.
Точно так же по диагонали стоят дедукция и индукция. В дедук-
ции идет декомпозиция общей истины к частному выводу, а в индук-
ции – из частных фактов мы композируем обобщающий вывод.
Мы можем прочесть таблицу по вертикали и получим класси-
ческое закрепление синтеза за дедукцией (если читать прямо: сверху
вниз), а анализа – за индукцией (если теперь идти в обратную сто-
рону: снизу вверх). Получается чередование способов и методов. По
мере такого движения путь синтеза и анализа проходит через вари-
абельность Больцано для проверки дедуктивного вывода или через
абдукцию для проверки гипотез в индукции.
Ценность такого представления еще и в том, что оно читабельно
и по горизонтали:

Композиция: синтезируя факты с известными постулатами, мы


получаем индуктивные обобщения.
Реконструкция: меняя суждения, мы анализируем вывод на кор-
ректность, а отталкиваясь от фактов и формулируя гипотезы, мы
синтезируем новые законы.
Декомпозиция: проводя дедуктивный умовывод от общего к
частному, мы проверяем ход наших мыслей обратной процеду-
рой анализа: от заключения к постулату.

Итак, перекрестное опыление дедукции анализом, а индукции


синтезом достигнуто!
К чему приводит дробление проблемы на части, а также линей-
ный анализ целого, можно увидеть из такой притчи:
Группе аналитиков объявили, что на следующей неделе с понедель-
ника по пятницу будет экзамен. Условия его – неожиданность. Экза-
мен состоится только в том случае и в день, если приход экзамена-
торов в этот день будет непредсказуемым со 100% вероятностью.
Аналитики поразмысли и пришли к выводу, что экзамена вообще
не будет. Их логика была такой: в последний из возможных дней,
то есть в пятницу, экзамен невозможен, так как будет нарушено
условие неожиданности. Действительно, если до четверга включи-
тельно экзамена не было, то в пятницу его проводить бессмысленно,
потому что студенты скажут: “Ага, завтра это последняя возмож-
ность”. Поэтому в пятницу экзамен будет ожидаемым на все 100%.

88
Аналитическое мышление

Аналитики отбросили пятницу. Получается, четверг становится


последним из возможных дней. Но тогда к нему применимо все ска-
занное о пятнице. И его тоже придется отбросить. И так рассуж-
дая, аналитики пришли к понедельнику, как единственно возможно-
му дню. Но единственно возможный день – это не неожиданность,
поэтому и его нужно исключить. Подготовка к экзамену была забро-
шена. Какое же было изумление аналитиков, когда в среду пришли эк-
заменаторы и начали тестирование!

“Парадокс!”, скажете вы. Да, это парадокс, в основе его лежит про-
тиворечие. Но наш мозг попадает в подобные ловушки постоянно. Вто-
рая разновидность таких ловушек – это дилемма, невозможность вы-
брать одно из двух решений (соответственно – трилемма, полилемма).
Аналитическое мышление часто попадает в такую “патовую вилку”
(по аналогии с шахматами) или того хуже – в “аналитический ступор”.
Проведем эксперимент. Я даю вам ряд слов, отбросьте одно, которое
“не из списка”. Вот этот ряд: {небоскреб, собор, храм, монах}.
Вы отбросили слово “монах”? Так поступает большинство. А вот
другой ряд слов, а цель прежняя: {монах, храм, собор, небоскреб}.
Но это тот же набор только в другом порядке, – удивитесь вы. Да,
но порядок имеет значение. Оказывается, если разделить аудито-
рию на две группы и раздать им два идентичных списка из слов, но
слова в них стоят в разном порядке, то ответы групп будут раз-
ными. В первом случае отбрасывают “монах”, а во втором – “небо-
скреб”. Почему так происходит? 4

Мозг мысленно строит сетку координат: одна ось это “Живое–


Материальное”, а вторая – “Светское–Религиозное”. В этой системе
координат, {собор и храм} будут стоять рядом в верхнем правом углу
(материальное и религиозное), а {монах и небоскреб} будут равноуда-
лены от этой группы и стоять по своим углам (“живое–религиозное”
и, соответственно, “светское–материальное”). Наше мышление ока-
зывается в патовой, неравновесной ситуации: что выбрать. И выводит
его из этого равновесия подсказка: то, что первое стоит, то и задает
“полюс отбора”.
После этого упражнения, я думаю, вы будете замечать подобные
подсказки в речах политиков и в ТВ рекламе. В жизни таких прямых
подсказок часто не бывает. Тогда аналитик оказывается в “аналитиче-
ском ступоре”, какое решение выбрать. Чтобы выйти из ступора, ана-
литик запрашивает дополнительную информацию. Допинформация
4 Попробуйте поменять условие эксперимента в группах: вместо задачи отбросить одно
слово, поставьте задачу выбрать три наиболее тесно связанных. Что-то изменилось?

89
Гл а в а в т о р а я

зачастую не только не проясняет, а наоборот, вносит дополнительные


шумы. Ком нерелевантной информации полностью скрывает ответ в
туче шумов.
У меня было несколько таких примеров в работе с кредитными
аналитиками. Некоторые из них не могли принять окончательное ре-
шение о выдаче кредита, а все время запрашивали новую информа-
цию о клиенте. В своих запросах на допинформацию аналитик дол-
жен четко знать, что именно он хочет ею прояснить и зачем. У него
должна быть модель ожидания, что за ответы он получит на свой во-
прос, и как он будет действовать в зависимости от полученного ответа:
если…, то…, иначе…
Если такая модель в голове существует, то вопросы задаются
адекватные и в правильной форме. Из полученных ответов аналитик
должен выделить рациональное и релевантное ядро, а также взвесить
информацию и оценить ее качество. “Взвесить” значит определить важ-
ность в его ментальной модели (например, какую силу влияния имеет
эта конкретная информация на качество обслуживания долга клиен-
том), а “оценить качество” значит оценить ее степень достоверности.
Теперь мы достаточно подготовлены, чтобы проверить наше ана-
литическое мышление на чувство юмора. Разминку мозга проведем
трансплантацией мозга.
Человек рассказывает: “Мне предложили трансплантацию головы.
Я сначала был против, но потом неожиданно поменял свое мнение”.

Шутка вызывает смех, а значит, в ней есть парадоксальность си-


туации. Парадокс, который мы чувствуем интуитивно. Тогда в чем он,
и можем ли мы его осознать? “Все просто, – скажет кто-то из чита-
телей. – Забавность ситуации в том, что, рассуждая, человек не
понимает, что ему уже поменяли голову. А мы по его высказыва-
ниям восстанавливаем все события: предложение, отказ, операция,
непонимание пациента, что все уже произошло, да и ситуация с его
несогласием разрешилась: ведь он пришел к другому мнению”.
Логика объяснения выше “причинная”: Поменяли голову – по-
менялось и мнение. Но возникают вопросы. Почему мнение поменя-
лось, если голова та же? Мнение изменилось произвольно или под
воздействием нового тела? От чьего имени ведется речь, когда чело-
век произносит Я, от имени тела или головы?
Если проанализировать этот сюжет, применяя правила логики,
то получается, что либо голова изменила свое мнение по собственной

90
Аналитическое мышление

воле, либо это было мнение донора тела, но тогда память о чужом
мнении сохранилась в теле, либо пациент рассуждает алогично:
1) Самопроизвольное изменение мнения возможно, если ранее донор
головы не соглашался, но, в конце концов, “операция прошла успеш-
но”, поэтому голова и поменяла мнение на обратное. Но тогда ис-
чезает смысл шутки, основанной на непонимании пациента, что
трансплантация уже произошла.

2) Если же допустить, что память человека размещена в теле, то


отсюда следует логический вывод, что самоидентификация (соб-
ственное Я) должна находиться там же, в теле, а не голове. Паци-
ент говорит от имени тела одного человека, а поменял мнение под
воздействием рассудка другого. При таком раскладе шутка сохра-
няется.

3) Пациент не придерживается логики, потому что голова уже не


та. Но голова как раз та, тело другое. Именно эта алогичность (со-
глашался, но спонтанно поменял мнение без причины на то) тянет
за собой другое следствие: логичность мышления как-то связана
с телом, а не головой. Другое тело – другой резон. Все в соответ-
ствии с правилом причинности Милля П2.

Оказывается, мы смеялись по одному поводу, а объясняли при-


чину смеха по другому. Нам пришлось делать дополнительные пред-
положения, чтобы подчинить шутку правилам логики.
Этот пример говорит, что анализ мышления нельзя жестко при-
вязать ни к индукции, ни к дедукции, – метод анализа использует
и то, и другое, являясь более общим методом работы со сложными
проблемами, ситуациями и задачами.
Чтобы прочувствовать на практике, что такое анализ, давайте
сядем за рабочее место аналитика страховой компании. Аналитик
должен оценить риск порчи имущества (пусть это будет автомобиль)
и установить соответствующую премию страховой компании за этот
риск. Среди параметров, которые определяют риск попадания в ДТП,
аналитики страховых компаний обычно используют такие: опыт во-
ждения, возраст (водители, моложе 30 лет, значительно чаще попа-
дают в ДТП, это связано со стилем, а также стажем вождения), пол
(мужчины агрессивней водят, чем женщины), мощность авто (более
мощные авто приводят к большим повреждениям и наносят больший
ущерб третьим лицам).
После многих лет работы наш аналитик замечает закономерность,
что частота ДТП зависит также и от цвета авто, причем отличия су-

91
Гл а в а в т о р а я

щественные, в 3-5 раз. Аналитик выдвигает гипотезу, что ДТП как-то


связаны с тем, насколько хорошо машина заметна на дороге. Он ожи-
дает, что черные и серые авто, которые сливаются с дорогой, или сере-
бристые, которые плохо видны в тумане или в сумерках, – будут чаще
попадать в ДТП. Синие, зеленые и особенно желтые должны быть хо-
рошо заметны на дороге и реже попадать в ДТП. По красному цвету
наш аналитик не определился: днем красный очень хорошо заметен,
а вот ночью видимость красного почти такая же, как и черного. Поэто-
му красный автомобиль должен чаще, чем белый, попадать в ДТП, но
меньше, чем серый или черный. Но “факты не врут”, и аналитик строит
таблицу цветов авто и относительную частоту попадания в ДТП. За базу
он взял белые авто, которые хорошо видны в разное время суток (=1).

Относительная частота ДТП5


(белый цвет авто = 1)
Черный 2.0
Зеленый 1.8
Белый 1.0
Синий 0.9
Желтый 0.8
Красный 0.7
Серый 0.6
Серебристый 0.4

Наш аналитик удивлен. Он видит явные противоречия со своей


гипотезой. Черный действительно оказался самым “битым” цветом,
но серый и серебристый имеют очень низкие показатели – в 3-5 раз
меньше черного. Зеленый, который он считал хорошо наблюдаемым
цветом, оказался близок к черному, а желтый, который, как известно,
глаз человека различает дальше всего, оказался хуже красного, серого
и серебристого. Аналитик делает вывод, что хорошая различимость
авто на дороге – не единственный фактор различий в частоте ДТП.
Тогда какие еще?
Конечно, не только физические параметры авто, а сам води-
тель играет роль в ДТП. Однако такие параметры как возраст, опыт
вождения и даже пол водителя уже были включены в таблицу дан-
5Здесь приведены данные исследований по Новой Зеландии: S.Furness at al, Car Colour
and Risk of Car Injury, British Med. J., 327 (7429): 1455-56, 2003.

92
Аналитическое мышление

ных – процедурой множественной регрессии аналитик нормализовал


данные частот ДТП.
Что осталось за рамками, так это индивидуальный стиль вождения
и психоэмоциональные реакции на ситуацию на дороге, а они определя-
ются во многом личностью водителя. Если цвет авто выбирает сам води-
тель, то существует связь между цветом авто и личностью водителя. И эта
связь может оказаться более существенной, чем просто хорошая види-
мость цвета на дороге. Таким образом, цвет авто – это скорее отраже-
ние личности водителя: тот цвет, который он выбирает при покуп-
ке авто, говорит о типе его личности, а значит, о стиле вождения.
Личностные черты людей исследовались с 60-х годов прошлого
столетия. Анализируя более 60 тысяч характеристик человека (имен
прилагательных), ученые пришли к 5 факторам, которыми можно
описать любого человека. Так называемая Большая Пятерка факто-
ров довольно стабильна.
Личностные черты слабо изменяются с возрастом человека.
Кроме того, одни и те же пять факторов выделяются в разных
странах и культурах. Вот они, факторы BIG-5 или OCEAN: Интел-
лектуальность (Openness to New or Intellect), Добросовестность
(Conscientiousness), Экстравертность (Extraversion), Покладистость
(Аgreeableness), Невротизм (Neurotism).
Весь океан разнообразия человеческих характеров можно разло-
жить в спектр по шкале этих пяти факторов OCEAN. Факторы – это
оси, и они полярные: имеют знаки плюс и минус. Например, невро-
тизм противопоставляется эмоциональной стабильности, поклади-
стость – неуживчивости и т.п. Точка в таком пятимерном простран-
стве – это характер конкретного человека.
… И тут наш аналитик вспомнил, что его автодилеры так отзыва-
лись о выборе клиентами цвета авто:6

Черный выбирают агрессивные и бунтари;


Зеленый – истеричные;
Синий – рефлектирующие (интроспективные) и осторожные;
Желтый – идеалисты;
Серый – уравновешенные, ориентированные на работу;
Серебристый – хладнокровные, уверенные в себе, отстраненные.

6 Мнение дилеров аналитик получил из британского исследования от Auto Insurance


Center, 2007.

93
Гл а в а в т о р а я

Теперь видна прямая связь частоты ДТП с этими характеристи-


ками, а отнюдь не с видимостью на дороге. Этот качественный ана-
лиз подтверждал догадку аналитика, но можно ли эти высказывания
оцифровать? Например, увязать цвета с пятью факторами личност-
ных черт. Аналитик решил взять шкалу факторов Большой Пятерки,
где любая описательная черта человека проецируется на фактор Пя-
терки, и поставить рядом с цветами нагружения указанной дилерами
черты на фактор OCEAN.7
Аналитик оцифровал мнение дилеров, заменив каждый эпитет
его коррелянтом с соответствующим фактором OCEAN:8

Черный (агрессивные и бунтари): 0.6Е, -0.3А9


Зеленый (истеричные): 0.4N
Синий (интроспективные и осторожные): 0.4О, 0.4С
Желтый (идеалисты): 0.3О, 0.2А
Серый (уравновешенные, ориентированные на работу): -0.6N, 0.4C
Серебристый (хладнокровные, отстраненные): -0.6N, -0.3E.

Итак, что получилось:


Риск клиента попасть в ДТП больше всего определяется такими чер-
тами: экстравертность (E), невротизм (N), неуживчивость (-А).
Беспроблемное вождение определяется эмоциональной стабильно-
стью (-N), добросовестностью (С), интеллектом (О). Интроверт-
ность (-Е) и покладистость (А) водителя, хотя и в меньшей мере, но
тоже оказывают позитивное влияние на езду.

Фактически аналитик сделал перевод (трансформацию) с языка


дилеров на стандартизованный язык Большой Пятерки. Аналитик
приходит к выводу: водители, которые ездят без ДТП в силу лич-
ностных черт, переплачивают за свою страховку в пользу неуравно-
вешенных дезорганизованных экстравертов. Тем более статистика
говорит, что повторно в ДТП попадают одни и те же люди. Это не
справедливо, что “хорошие” водители оплачивают риск “плохим”,

7 Сила этой проекции, называемая нагружением (loading) фактора, является неким “кор-
релянтом” между исходной переменной (чертой характера) и фактором.
8 Чтобы сделать такую привязку к цвету, аналитик извлек нагружения факторов из ста-
тьи: G. Sausier, L.Goldberg, Evidence for the Big 5 in Analysis of Familiar English Personality
Adjectives, Eur. J. Personality, V.10: 61-77, 1996.
9 Читается это так: агрессивность коррелирует на 60% с фактором Экстравертность
(E), а бунтарство – с силой 30% антикоррелирует с Покладистостью (А).

94
Аналитическое мышление

пока страховая компания не дисконтирует цену риска в зависимости


от личностных качеств водителей.
Из такого усреднения хороший водитель платит в 2-3 раза
дороже за свою страховку, чем должен. “Большая пятерка лич-
ностных черт легко измеряется тестами в течении 15 минут, –
подумал аналитик, – и можно назначать дополнительные премии (так
называется цена страховки) обладателям рисковых черт характера”.
На этом исследование можно было бы закончить, но аналитик
вдруг вспомнил, что в их индустрии для оценки риска используется
такой интегральный показатель, как кредитный рейтинг. Никто тол-
ком не знает почему, но если запросить данные из кредитного бюро,
именно клиенты с плохим кредитным рейтингом были одновремен-
но и плохими водителями. Теперь аналитик знал почему. Оба пока-
зателя, хорошее обслуживание кредита и беспроблемное вождение
авто под собой имели общую причину – личность клиента. Аналитик,
окрыленный этой идеей, начинает искать статьи о связи Большой
Пятерки с кредитным рейтингом. И находит такую связь:

Значимость в кредитном риске


(+/– прямая/обратная корреляции с дефолтом):10

Экстравертность (Е): Высокая (+)


Добросовестность (С): Высокая (-)
Невротизм (N): Умеренная (+)
Покладистость (А): Низкая (+)
Интеллект (О): Низкая (-\+)
Кончено, личностные черты – не главные, они объясняют толь-
ко 30% дисперсии в кредитных дефолтах, остальное приходится на
социодемографические и экономические параметры, но личность
является общей основой, которая связывает кредитный риск со
страховым, а значит, и с выбранным цветом авто.
У аналитика остался один открытый вопрос: культурный. Да,
личность водителя влияет на невозвратность кредита и на частоту
ДТП, а вот общая культура в стране – имеет ли она влияние на пове-
дение клиентов на дорогах и в банках? Как быть с мажорами на доро-
гах? Влияет ли атмосфера в семье на безопасность на дороге и регу-
лярность оплаты кредита?
10 Получено путем анализа различных источников: Berneth, 2012; Rustichini et al, 2012;
Klinger et al, 2013.

95
Гл а в а в т о р а я

Как личностные черты раскладываются в спектр из пяти фак-


торов, так же и культурные особенности сжимаются в 5-факторную
модель Хофстеде (Geert Hofstede). Эта пятерка культурных факторов
такова: удаленность к власти (PDI), индивидуализм (IND), маскулин-
ность (MAS), терпимость к неопределенности (UAI), горизонт време-
ни (LTO/STO: долгосрочная или краткосрочная ориентация). Если
сравнить данные ДТП по странам с этими культурными факторами
PIMUL, можно было бы по силе корреляций установить, какие из
факторов играют большую роль в поведении клиентов. Не вникая в
определение факторов, аналитик ориентируется только на их назва-
ние. Поэтому он допускает, что наибольшее влияние на риск на дороге
будут иметь следующие факторы: маскулинность или фемининность
общества (по аналогии что мужчины попадают в ДТП чаще женщин),
индивидуализм против коллективизма (индивидуализм в обществе –
эгоизм на дороге), а также отношение к неопределенности (терпи-
мость к ней или стремление уклониться от нее говорят о рисковости
среднего водителя). Так как прямых данных по OCEAN в различных
странах у аналитика нет, то он решает воспользоваться корреляциями
OCEAN c культурными факторами PIMUL. Оставив только значимые
корреляции, аналитик получил:11
Невротизм Экстравертность
Дистанция к власти (PDI) – -0.42
Уклонение от неопределенности 0.29 –
(UAI)
Индивидуализм (IND) – 0.51
Из этих корреляций следует новая гипотеза: страны с высокой
степенью индивидуализма (согласно Хофстеде: независимость, Я на
первом месте, демонстративность, большая скорость в движениях), с
малой дистанцией к власти (отношения между младшими и старши-
ми ровные, меньше отношений зависимости от старших), избегающие
неопределенности (высокий уровень стресса и раздраженности, допу-
стимость демонстрации эмоций и агрессии), являются кандидатами
на повышенную склонность к ДТП. Маскулинность не проявила себя
значимо (-0.13 к N), и это станет понятно, как только мы посмотрим
на реальное определение этого фактора в культуре. Маскулинность

11 Аналитик добыл эту таблицу из Geert Hofstede, Cultural Consequences, Sage, 2001.

96
Аналитическое мышление

скорее говорит либо о равенстве отношений полов, либо о домострое,


неважно от кого исходящем – мужчины или женщины.
Из всей этой информации для проверки своей теории о роли лич-
ности и культуры в автодорожном движении наш аналитик выдвинул
тестовую гипотезу, что французские швейцарцы попадают в ДТП
чаще, чем немецкие швейцарцы. Ведь согласно нашим стереотипам
немцы хладнокровные интроверты, а французы неспокойные экстра-
верты. Но посмотрите на результаты прямых замеров OCEAN по этим
странам (рис. 2.1). Все в точности до наоборот в части экстравертно-
сти/интровертности. Думаю, что читатель самостоятельно сделает
вывод о тестовой гипотезе нашего аналитика.
Итак, мы увидели, как скрытая, глубинная причина (в данном
случае характер личности) может объяснять различные следствия
(и частоту ДТП, и кредитовозвратность). Увидеть такие ассоциатив-
ные связи или даже подспудные общие причины многих следствий
очень важно. В данном случае мы говорим о множественности след-
ствий у одной причины. В этом же примере можно увидеть и множе-
ственность причин, когда разные черты характера приводили к од-
ному определенному поведению (агрессивности на дорогах). Во всем
этом исследовании мы рассматривали далеко не детерминированные

Экстравертность (Е) Германия


5
Франция
4
Швейцария
3

2
Интеллект (О) Покладистость (А)
1

Невротизм (N) Добросовестность (С)

Рис. 2.1. Усредненные профили личности OCEAN для трех стран.12


0 – соотв. минимальному значению из 56 стран; 5 - максимальному

12 См. Schmitt et al, The Geographical Distribution of Big 5 Personality Traits, J. Cross-cultural
Psy., V.38 (2), 2007, pp.173-212

97
Гл а в а в т о р а я

причины и следствия, а вероятные. Утверждение “Высокие блондины


в черном авто чаще попадают в ДТП” говорит только об относитель-
ной частоте событий.
Если анализ ищет причины, то поговорим сейчас о скрытых при-
чинах. Для начала выделим три вида причин, которые кардинально
отличаются:
1) Достаточная причина: событие A, при наличии которого след-
ствие a произойдет с необходимостью, но A не единственная причина,
из-за которой a происходит. С равной необходимостью следствие a мо-
жет произойти и по причине O. Таким образом, нет-A, но есть-a воз-
можно. (Чтобы получить ученую степень, достаточно защитить
диссертацию, но ее можно получить и по сумме научных работ).
2) Необходимая причина: событие B, при возникновении кото-
рого следствие b следует с необходимостью. При отсутствии причины
следствие не наступает: нет-В, нет-b. (Чтобы выиграть в лоте-
рею, как минимум нужно купить лотерейный билет.)
3) Способствующая (дополнительная, сопутствующая) причи-
на: когда некая причина С не обязательна для порождения следствия
с, так как присутствует ряд других причин А, В,…, но присутствие С
делает с более вероятным или усиливает эффект с. (Лед на дорогах
растаял, возможно, из-за механической энергии трения колес, но
может и потому, что потеплело).
Отметим, способствующая причина при определенных обстоя-
тельствах становится необходимой или даже достаточной причиной.

Рассмотрим выстрел из ружья, которое “зависелось” в театре. На-


жатие на спусковой крючок (А1) с необходимостью тянет за собой
удар курка по капсюлю (a1) при условии, если курок взведен (B1).
Удар по капсюлю (a2=a1) можно произвести и простым оттягива-
нием и сбрасыванием курка (A2), как в ковбойских фильмах, но спу-
сковой крючок при этом должен быть нажат (B2). Удар по капсюлю
(a1=А3) с необходимостью приводит к воспламенению пороха (а3),
а пороховые газы (а3=А4) приводят к вылету пули (а4). Выстрел
получится более эффектным, если нагреть гильзу (С1). Выстрел мо-
жет произойти непроизвольно, независимо от крючка и курка, если
просто нагреть ружье (С1+). Тогда С1+ приводит к а3, то есть, из
способствующей причины С1+ становится достаточной (А5).

Даже в этой классификации видов причин заметно, что причины


и следствия в полной изоляции не происходят. Имеем разные обстоя-
тельства или условия, в которых следствия наблюдаются. Сами усло-

98
Аналитическое мышление

вия У могут быть набором причин, но мы их не конкретизируем из-за


вторичной их роли.
Например, звук от колокола слышен в атмосфере, но не слышен
в вакууме. Причиной звука является колокол. Воздух является средой,
которая переносит возбуждения колокола к уху, но не может быть при-
чиной звука. Поэтому причину следует записывать так:
(П>С | У) – причина П, приводящая к следствию С, при условиях
(обстоятельств) У.
В качестве У могут выступать и другие причины. Рассматривая П
как (перво)причину следствия С, мы абстрагируемся от рассмотрения
У как набора причин из-за их способствующей роли (необходимой,
но недостаточной). Воздух (У) – необходимая причина передачи воз-
буждения колокола (П) к уху (С), но она недостаточная (например,
нужно, чтобы колокол или ухо двигались с дозвуковой скоростью) и
неединственная. Меняя условия наблюдения феномена из атмосферы
в воду (У1 на У2), звук колокола (П) можно слышать (С) и в воде.
Понимая, что разные причины не изолированы, а взаимодей-
ствуют между собой, мы должны ввести еще два вида причин:
4) Аддитивные причины (Милль называл их гомопатическими,
Марио Бунге – дизъюнктивными): когда взаимодействующие при-
чины D&E&F… приводят к количественному усилению следствия f.
Милля завораживал этот тип взаимодействия причин, так как он на-
поминал ему закон сложения сил в физике. Например, нагреть тело (f)
можно либо передачей тепла (D), либо трением (E), либо сжатием (F).
5) Неаддитивные причины (гетеропатические по Миллю, конъ-
юнктивные по Бунге): когда взаимодействующие причины K&L&…
приводят к совершенно уникальному следствию z, не равному след-
ствиям k, l, … (или их сумме), происходящим при изолированных
причинах K, L, … друг от друга. Милль обратил внимание на этот тип
взаимодействия причин как специальный случай в химических пре-
вращениях.
В Викторианскую эпоху философы и ученые (Юм, Ньютон) при-
держивались точки зрения, что множественных взаимодействующих
причин не существует. Считалось, что аналитик просто плохо подго-
товлен, чтобы докопаться до истинной причины, поэтому укладывает
ряд причин в пакет.
Максима Юма, что “одна и та же причина всегда приво-
дит к одному и тому же результату, а одно и то же след-

99
Гл а в а в т о р а я

ствие ничем другим не производится, как той же причиной”,


и максима Ньютона, что “каждому следствию есть своя причина”,
считались верными даже в учебниках ХХ века. Мы не будем их от-
рицать, просто приведем контрпример. Выстрел из ружья был при-
мером линейной цепочки причин и следствий. Давайте рассмотрим
более сложную ситуацию.
Тут вспоминается история, когда причину происходящего долго
искали и не могли ее найти, пока не выехали на место событий, как
говорят ученые, “в поле”:

Крым полон легенд. Эта – относительно новая. Мне ее рассказали


в конце 1980-х. На дороге Судак (Восток Крыма) – Алушта (Запад)
наблюдалось повышенное число ДТП. Связывали их с довольно узкой
дорогой, которая то вилась вдоль моря, то убегала в горы. Ученым
поставили задачу выяснить, из-за чего происходят ДТП и как их из-
бежать. Когда ученые начали анализировать статистику, то об-
наружили, что:
1) ДТП случаются утром, в ранние часы дня;
2) погода при ДТП была преимущественно солнечной;
3) в основном ДТП происходили на участках, прилегающих к морю;
4) ДТП случались примерно в середине пути между Судаком и
Алуштой;
5) виновниками ДТП были водители, ехавшие из Судака в Алушту,
то есть те, которые были ближе к склонам гор, чем к морю.

Сначала предполагали, что виновником может быть слепящее


солнце (п.2), но факты (п.1 и п.5) противоречили этой гипотезе, так
как солнце в первую половину дня било в глаза едущим из Алушты.
Возможно, судакские водители опасались осыпей камней и слишком
отступали от края, но то же можно сказать и о едущих у бровки
ближе к морю. Там отбойники были не в лучшем состоянии, встре-
чались даже обвалы дороги. Грешили даже на утренний бриз, кото-
рый дует с моря в открытое окно водителя, едущего из Судака, но
нашли этот фактор недостаточно сильным для помехи в вождении.
Ничего другого не оставалось, как винить четвертый фактор  –
море. Но как оно влияет и почему только на судакских водителей?
Пришлось ехать на место событий…

Что установили ученые на месте, мы разберем в следующей гла-


ве. Читатели могут поупражняться в определении количества и видов
причин, тут задействованных.
Можете попробовать расписать ситуацию по аналогии с выстре-
лом из театрального ружья. Если вы будете испытывать трудности, не
огорчайтесь – реальные ситуации существенно отличаются от мате-

100
Аналитическое мышление

матических проблем, на которых строился аналитический метод Де-


карта. Кроме анализа, используется синтез, индукция перемежается с
дедукцией, поэтому движение к истине требует новых экспериментов
для подтверждения гипотез или генерации новых.
А пока можно пройти Практикум 2.1: Песочные часы.

Задание для саморазвития

В 1952 году Луис Борхес (Jorge Luis Borges) написал эссе о скром-
ности истории как науки. Вот отрывок13 из него:
... И еще одно историческое событие открыл я для себя, предаваясь
чтению. Случилось оно в XI веке нашей эры, в году 1066. В назидание
грядущим поколениям историк и сочинитель Снорри Стурлусон опи-
сывал в своем поместье Боргар-фьорд последний поход норвежского
короля Харальда, сына Сигурда, по прозванию Суровый (Хардра-
да), известного своими баталиями в Византии, Италии и Африке.
Тостиг, брат саксонского короля Англии Гарольда, сына Годвина,
жаждал власти и заручился поддержкой норвежского Харальда,
сына Сигурда. Тостиг вместе с норвежским войском числом 9000
воинов высадились на восточном побережье Англии и покорили
замок Йорвик (Йорк). К югу от замка навстречу им вышло англо-
саксонское войско Гарольда. Снорри пишет:

“Двадцать всадников приблизились к рядам захватчиков; и люди, и


лошади были одеты в кольчуги. Один из всадников крикнул:
– Здесь ли эрл Тостиг, сын Годвина?
– Может статься, он здесь, – ответил Тостиг.
– Если ты и вправду Тостиг, – сказал всадник, – принес я тебе весть,
что брат твой предлагает тебе прощение и треть королевства.
– А ежели соглашусь я, – сказал Тостиг, – что получит норвежский
король Харальд, сын Сигурда?
– И его не позабудут, – ответил всадник, – дадут ему семь фу-
тов земли английской и даже набавят еще один, так как, похоже,
он ростом выше.
– Коль так, – сказал Тостиг, – передай своему королю, что будем мы
биться до самой смерти.
Всадники ускакали. Харальд задумчиво спросил:
– Кто был тот рыцарь, что так складно говорил?
– Это был Гарольд, сын Годвина, - ответил Тостиг”.

13 Адаптировано по Хорхе Луис Борхес, Письмена бога, Республика, 1992.

101
Гл а в а в т о р а я

В других главах Стурлусон повествует о том, что еще до заката


того дня норвежское войско было разбито. Харальд, сын Сигурда,
погиб в бою, так же, как и Тостиг, сын Годвина. Так же, как и 8000
норвежских воинов.

1. Проанализировать ситуацию в рамках поданного отрывка. Ка-


кой информации вам недостает для восстановления полной картины
происходящего?
2. О причинах: привлекая другие источники (например, интер-
нет) разобраться, какие мотивы действий каждого из трех персонажей
драмы. По другому: кто или что свело их в этой конкретной точке про-
странства и времени?
3. О следствиях: была ли победа короля Гарольда над десантом
врагов полной победой? Мог ли быть у этой истории хэппи-энд?

Что читать по теме

1. Harold Joachim, Descartes’s Rules for Direction of the Mind, Allen


& Unwin, 1957.
2. Richard Heuer, Psychology of Intelligence Analysis, CIA, 1999.
3. Linda Elder, Richard Paul, The Thinker’s Guide to Analytic
Thinking, FCT, 2007.
4. Stephan Mumford, Rani Anjum, Causation, Oxford, 2013.
5. Michael Beaney, Analysis, Stanford Encyclopedia of Philosophy,
Metaphysics Research, 2014.

102
Практикум 2.1

ПРАКТИКУМ 2.1

ПЕСОЧНЫЕ ЧАСЫ
Странное поведение моих песочных часов – Непонятная связь с давлением – Корре-
ляции и причины – Раскрытие загадки – Мы считаем песчинки в часах – Притча о
привидении, которое не умело считать – Количество песка во Вселенной

– Добрый день, мои дорогие менеджеры! День сегодня ясный, давление баро-
метра 760 мм ртутного столба. Я принес вам мои песочные часы на 10 минут.
Сейчас они четко показывают течение времени, видите, как струится песок че-
рез их “бутылочное горлышко”. Таким термином менеджеры любят называть
проблемы в процессах. Хотя, зачастую, узкое место находится именно в мышле-
нии. Эти часы стоят у меня на балконе. Наверное, эти часы достались мне бра-
кованными, так как периодически пересыпание песка останавливается: песок
не проходит вниз через сужение в колбе. Впервые, когда это произошло, мой
внутренний голос сказал: не может быть, неужели время остановилось?! Кроме
часов, у меня на балконе имеется барометр, и каждое утро я фиксирую его по-
казания специальной стрелкой, чтобы к вечеру увидеть изменения давления.
Так раньше предсказывали погоду, и я тоже немного научился. Когда давление
низкое или падает – это на дождь, а когда высокое – то это на ясную, солнеч-
ную погоду. Высокое давление выдавливает тучи в сторону. Через некоторое
время я начал замечать удивительные совпадения. Когда барометр показывает
низкое атмосферное давление, именно в такие дни мои часы не идут: песок не
падает вниз через отверстие. В таком случае я встряхиваю часы – и песок на-
чинает сыпаться, но через некоторое время может опять остановиться. Часы
явно сбоят при низком давлении. Я начал записывать показания барометра и
помечать, когда часы идут нормально, а когда останавливаются. В результате
я получил временной ряд значений давления и событий остановки часов. Ста-
тистика подтвердила мою гипотезу: налицо обратная корреляция с давлением.
Чем ниже давление, тем выше частота остановки и, наоборот, при высоком дав-
лении – вообще никаких остановок часов не наблюдалось. Теперь вопрос к вам,
коллеги: как вы объясните эту корреляцию?
– Хм, странное поведение, – начал Женя на ощупь. – Можно предположить
давление на стеклянную колбу. Тут мне приходит на ум цитата Оси Бендера:
“На каждого человека, даже партийного, давит атмосферный столб весом в две-
сти четырнадцать кило!”.
– Это много?
– Конечно! Тягать такой груз в два центнера.

348
Песочные часы

– Бендер упомянул только давление на голову человека сверху, – уточнил я. –


Благодаря упомянутой цифре – 214 кило – мы точно знаем средний диаметр
черепной коробки советских людей в 1930 году: это 16 см. На самом деле мы
тягаем на себе 15 тонн. Просто они равномерно возложены на каждый ква-
дратный сантиметр нашего тела. Даже беспартийного. На 1 кв. см давит 1 кг
воздуха.
– Мне трудно представить 15 тонн на человеке. Пускай даже это скафандр, – ска-
зал Женя. – Но для моей теории – это даже плюс! Получается, на колбу часов по-
ставили двухпудовую гирю. Вариации в давлении воздуха – это процентов пять.
На человеке – это примерно 700 кило в день убрали или добавили, а на колбе
это изменения в 100-150 грамм. Такие вариации могут деформировать колбу.
Это приводит к сужению горлышка часов и песчинки не проходят через него.
– Покритикую твою теорию, – отозвался Саша. – Часы останавливались на низ-
ком давлении, а при низком давлении стоит ожидать расширения горлышка,
а не сужения. Кроме того, Женя делает ту же ошибку, что и Командор, когда
учитывает давление только сверху.
– Отлично. Есть гипотеза Жени о колбе, как об упругой прищепке или пинцете.
Какие еще идеи?
– Может, эффект мембраны? – спросила Ира. – “Верхнее дно” часов – это сте-
клянная мембрана. Давление на нее передается воздуху внутрь колбы. Атмос-
ферное давление давит на мембрану, она сжимает воздух в колбе, а тот, в свою
очередь, давит на песок, проталкивая его. Когда давление низкое, просто не
хватает этого напора.
– Неплохая причинно-следственная цепочка получилась, Ира. Саша, покрити-
куешь?
– Цепочка удлинилась на один элемент, – сказал Саша. – Это воздух внутри
колбы. Такой мембранный эффект возможен, если колба достаточно эластич-
ная. Думаю, стекло недостаточно гибкое для этого. Кроме того, то же самое
было бы справедливо и для воздуха в нижнем конусе колбы.
– Молодец. Не работает и эта теория. Нужны новые варианты.
– Может, это температурное расширение и сужение горлышка часов? – спросил
Юра.
– Слабый эффект, – по-болгарски закачал головой Сережа. – Температурное
расширение – это сотая процента изменения размера на градус изменения тем-
пературы.
У Сережи брат летает на “Русланах” Антонова, и это чувствуется.
– А какая у тебя связь температуры с давлением? – вдогонку спросил он.
– Не знаю, – ответил Юра. – Но нам нужна такая зависимость: если давление

349
Практикум 2.1

падает, то температура снижается – тогда горлышко сужается и пропускная


способность его падает.
– Дальше понятно, Юра, – продолжил Саша в роли оппонента. – Но почему при
низком давлении температура падает?
– Тучи на небе, поэтому холодает на улице – ведь все это на балконе происхо-
дит, – парировал Юра.
– Стоп! – Игорь перевел стрелки на себя. – Не обязательно должно холодать.
Важно, что есть тучи, а значит, меньше солнечного света.
– Ты хочешь сказать, что мы искали прямое влияние давления на часы, а нужно
искать опосредованное через солнце? – спросила Ира.
– Вот именно! – сказал Игорь. – Но как связать солнечный свет с проходимо-
стью песка в часах, я пока не знаю.
– Солнечный ветер давит на песчинки, – пошутил Женя.
– Нам нужно найти элемент, на который воздействует свет, – предложил Игорь.
– И этот элемент в часах.
– Я знаю, что в пасмурный день белье сохнет дольше, – сказала Ира. – Фактиче-
ски имеем такую же корреляцию: меньше давление – дольше сохнет.
– В точку, Ира! – воскликнул Игорь. – Мы думали, что в часах мог остаться воздух,
а там осталась влага. В хорошую ясную погоду остаточная влажность испарялась из
песка, и он становился сухим, а в мрачную – он оставался влажным, и его вязкость
тормозила нормальную работу часов.
– Вот почему часы начинали работать только после нескольких встряхиваний,
– заулыбался Дима. – Встряхивание помогало испарить влагу из песка.
– Ну что я могу сказать? – спросил я себя. – Вы полностью справились с зада-
чей. Молодцы! Кто сделает нравоучительный вывод?
– Вывод такой, – откашлялся Сережа, – что не нужно путать корреляции с пря-
мыми причинно-следственными связями. Имеются скрытые параметры, на
которые воздействуют первичные причины, и именно скрытые параметры при-
водят к конечным эффектам. Так сказать, опосредованная, а не прямая связь.
Установив эти скрытые параметры, мы понимаем всю причинно-следственную
цепочку событий. Неочевидное становится вероятным и понятным.
– Хороший вывод, Серж. Мы обсудили с вами много факторов и причин. Но все
их можно пересчитать по пальцам. Разомнем ваши пальцы: кто может пересчи-
тать песчинки в моих часах?
– Тьма, – ответил Женя сразу.
– Куча, – сказал Игорь.
– Гугл, – предположил Дима.
– Не разбивая часов? – уточнил Саша.

350
Песочные часы

– Ты уже торгуешься, – констатировал Женя.


– Я вижу, – сказал Юра серьезно, – что диаметр отверстия примерно 2 мм.
Песок мелкий – песчинка, наверное, 1/8 отверстия, то есть 0,25 мм, тогда штук
50 в отверстие протиснутся.
– Пока согласен, Юра, – сказал я. – В часах используют тонкозернистый песок.
Это от 0,05 до 0,25 мм в диаметре. Архимед, как и мы, пытался решить подоб-
ную задачу. Только не для часов, а для Вселенной. Архимед брал для этого са-
мый малый размер – 0,05 мм.
– Итак, – продолжил Юра, – основной вопрос, как связать время пересыпания
всей кучи песка, это 10 минут, с количеством песчинок в куче. Для этого нужно
знать поток частиц, сколько песчинок пролетает через горлышко в секунду. Тут
математикой не отделаешься, нужна физика, потому что песчинки обладают
инерцией, они ускоряются за счет силы тяготения.
– Не только силы тяготения, – сказал Сережа. – Сверху на них давит своей мас-
сой песок. Как атмосферный столб.
– Не думаю, что это существенно, – ответил Юра. – Видишь, скорость песка
постоянна, не зависит от количества его вверху колбы.
– Да, Юра, ты прав, – подбодрил я. – А почему нет этого “песчаного столба”, как
в случае с воздухом или водой?
– Может, песок создает пробки, строит подобие арок в здании, и давление свер-
ху не передается вниз.
– Ок, допустим.
– Со школы помню, что под воздействием силы тяготения камень за секунду
пролетит расстояние “жэ тэ квадрат на два”.
– ”Я тебя, квадрат, на два…”, – перевел Сережа с французского.
– Нет, “же” – это ускорение силы тяготения, 10 м/cек за секунду, а “тэ” – время
полета. Это просто значит, что песчинка, чтобы освободить свое место, долж-
на пролететь 0,25 мм. Для этого нужно время… берем корень … 7 милисекунд.
50 песчинок за 7 милисекунд проходит горлышко, это 7000 песчинок в секунду,
а за 10 минут – умножим на 600. Это 4 миллиона 200 тысяч песчинок.
– Молодец, Юра, – похвалил я. – Хорошо проверенный экспериментально за-
кон Баверло (Baverloo) дает порядка 3 млн 700 тыс. Похоже, частицы песка,
когда толпятся в отверстии, то мешают друг другу, что эффективно уменьшает
отверстие. Так что не 50 протискивается за раз, а только 40.
– Этого не может быть, – очнулась Ира. – Неужели там порядка 4 миллионов
частиц? А как можно проверить?
– Как? – переспросил Женя. – Нанизать на ниточку.
– Ниточка получится длиною в один кэмэ, – сказал Юра.

351
Практикум 2.1

– Я думаю, – сказал Сережа, – что нужно просуммировать объем этих частиц.


И сравнить с объемом песка в часах. Вот здесь загвоздка: ведь дно чашки часов
имеет криволинейную форму. Соответственно, песок лежит каким-то криволи-
нейным объемом. Это реальная проблема!
– Ну, у Архимеда была та же проблема, – сказал я. – Криволинейная форма
золотой короны и неудобство подсчета ее объема.
– Опустить часы в воду до уровня песка? – спросил Сережа. – Да, можно, но
потом еще нужно измерять объем воды, да и песок в часах лежит не плоско, а с
горкой. Будет ошибка.
– Я знаю! – воскликнул Юра. – И без воды – в сухую. Нужно опрокинуть часы на из-
готовку, тогда весь песок будет в верхней колбе в виде правильного конуса. То, что
было кривое внизу, вверху станет правильным. Метаморфоза сыпучих форм, так
сказать. Объем конуса – это треть площади на высоту. Так, замеряем диаметр: 7 см,
а высота – 5 см. Итого, объем – 60 кубических сантиметров.
– А я подсчитал объем наших 4 млн песчинок, – сказал Игорь, – это примерно
30 куб. см. Думаю, расхождение в два раза связано с тем, что песок – это не
монолит кварца, между частицами есть пустоты. Насколько помню, плотность
песка в два раза меньше плотности кварца, так что все сходится.
– Восхищен! – похвалил я. – Вы хорошо поработали. Поэтому наградой для вас
будет старая притча. В ней привидение пыталось считать, как и вы – в уме.
У одного человека умерла жена. На смертном одре она попросила мужа, что-
бы он носил по ней траур один год и даже не смотрел на других женщин. Он
поклялся в этом. После нескольких месяцев траура у него появилась другая
женщина, и они даже обручились. Как только они обручились – ночью к нему
пришло привидение жены. Привидение напомнило ему их уговор и слово в слово
повторило его клятву. Так продолжалось каждую ночь, привидение знало все,
что происходило с ними в прошлом и что происходит сейчас. Мужчина даже
проверил привидение, спросил, где он закопал драгоценности жены, – и приви-
дение точно указало место. Мужчина не находил себе покоя. И пошел он к Ма-
стеру дзен, который жил поблизости, просить у него совета. Мастер сказал,
что это очень умное привидение. Мужчина согласился: “Точно! Привидение
знает все, что я думаю или делаю. И я теперь все время у него под колпаком”.
“Я тебе помогу, – сказал Мастер. – Оно перестанет приходить ”. И шепнул,
что сделать человеку. На следующую ночь, привидение опять пришло. Мужчи-
на и говорит ему: “Ты все обо мне знаешь, от тебя не скрыться”. “Да, это так,
потому что я привидение, и знаю все”, – ответило привидение. “Тогда ответь
на мой последний вопрос. Если ответишь, я разорву помолвку и не женюсь до
конца своих дней!”. “Хорошо, какой твой вопрос?” – спросило привидение. Муж-
чина снял с полки банку с бобами и высыпал их на пол: “Сколько здесь бобов?”.
Привидение посмотрело на бобы, отвернулось... и больше никогда не приходило.
– Жутковатая история, – поежилась Ира.

352
Песочные часы

– Математика, кого хошь достанет, – мрачно заметил Женя.


– Привидение пошло брать интеграл по поверхности, – пошутил Юра вместо
Жени.
– Вопрос в другом, – сделал я паузу. – Почему дух жены перестал приходить?
– От стыда, – сказал Женя, – что не смог посчитать бобы.
– А почему не смог?
– Непрофессиональное привидение потому что.
– Может, жена хорошо считала при жизни, – предположил Юра.
– Дензнаки, но не бобы, – урезонил Женя.
– А раз привидение не смогло, – продолжил Юра, – то значит...
– …Это не привидение жены, – закончил Игорь вместо Юры. – Может, человек
понял, что это не привидение жены, а дух-самозванец, поэтому перестал его
бояться?
– Но привидение знало все секреты, – отметила Ира, – которые у него были с
женой. Даже про клад, о котором знал только мужчина, привидение ответило
правильно. Оно явно знало больше, чем жена.
– Но не больше, чем сам мужчина, – заметил Дима.
– Да, пожалуй, – согласилась Ира. – Оно знало все, что знает сам мужчина.
А должно ведь знать больше, чем он. Кстати, мужчина не мог знать, сколько
бобов в банке.
– Вот потому привидение и не ответило! – воскликнул Сережа. – Привидение
знало только то, что в голове у мужчины. И не на бит больше!
– Если рассуждать логически, – сказал Юра, – то знание привидения эквива-
лентно знанию мужчины, а значит, никакой разницы между их знаниями нет.
Что в голове у мужчины, то и в голове у привидения. Незачем добавлять новую
сущность, если они эквивалентны. А значит, никакого привидения не было –
это порождение разума самого мужчины!
– Фантастика! – сказала Ира.
– Мистика! – сказал Женя.
– Логика, называется! – вспомнил Юра про лимон.
– Ок, ребята, – остановил всеобщее возбуждение Саша. – Так или иначе, будь
то дух жены, дух-самозванец, порождение ума мужчины, но почему он, она, оно
вдруг перестало появляться?
– Потому что мужчина успокоился, поняв, что это он сам к себе приходит, точ-
нее его больная совесть, – сказала Ира.
– А как он это понял? – не понял Саша.
– Мастер сказал, – ответила Ира. – А мужчина не поверил. Тогда Мастер пред-
ложил: а ты проверь – задай вопрос, на который сам не знаешь ответа. Если

353
Практикум 2.1

привидение не ответит, значит, оно – это ты. Так и получилось. В общем, удач-
ный сеанс психоанализа.
– “И никакого мошенства”, – процитировал Женя.
– Отлично. На этом наш практикум…
– Шеф, меня волнует один вопрос, – остановил меня Женя. – Сколько песчинок
насчитал Архимед во Вселенной?
– Я не помню точное число, – ответил я. – Но помню, что когда ученые пересчи-
тали количество атомов в этом песке, то это число совпадало с количеством ато-
мов в видимой части Вселенной, которое сами ученые рассчитали не так давно.
Это порядка 10 в 80-й степени атомов. Только у ученых это были атомы водорода,
из которых состоят звезды, а у Архимеда – атомы кремния (песок). Так что совпа-
дения бывают. А вам нужно отдохнуть от расчетов.

До следующей пятницы!

354
Список коанов

Список коанов (в порядке появления в книге)

1 Сандалии Чжао-чжоу – Предисловие.


2 Жезл Шоушана – Глава 1.
3 Хвост золотой рыбки – Глава 2.
4 О вековой тьме – Практикум 0.1.
5 Притча о бобах – Практикум 2.1.
6 О разбитой миске – Практикум 3.1, Глава 6.
7 Коан о повозке – Практикум 4.1.
8 Два гуся – Практикум 5.1.
9 Искусство стрельбы из лука – Практикум 5.1.
10 Это разум качается – Глава 6.
11 Нога Унмона – Практикум 6.1.
12 Вода и шпилька – Практикум 6.2.
13 Гора Меч – Практикум 6.2.
14 Каменный мост Чжао-чжоу – Глава 7.
16 Му-коан – Практикум 7.1.
15 О заточении гуся – Практикум 7.1.
17 Последнее слово – Заключение.

Сборники коанов и комментарии к ним

1. Seung Sahn, The Whole World is a Single Flower: 365 kong-ans for everyday
life, Tuttle, 1992.
2. P. Reps, N. Senzaki (compilers), Zen Flesh Zen Bones: a collection of Zen and
pre-Zen writings, Tuttle, 1998.
3. Сэкида Кацуки, Железная флейта (100 коанов дзена), REFL-book, 1993.
4. T.D. Suzuki, An Introduction to Zen Buddism (foreword by C. Jung), Grove,
1994.
5. Р. Х. Блайс, Золотой век дзэн: антология коанов эпохи Тан, Евразия,
2001.

453
Дорогие читатели!

Ваше общение с книгой на этом не заканчивается. Вы его смо-


жете продолжить на веб-странице книги:

www.bootoff.com.ua

Там же можно заказать книгу с отправкой почтой для ваших


друзей.

Ваши впечатления о книге, замечания, пожелания и рекомен-


дации, как улучшить следующее издание книги присылайте на
электронный адресс:

bootoff7d@gmail.com

До новых встреч!