Вы находитесь на странице: 1из 77

МИНИСТЕРСТВО ПРОСВЕЩЕНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ


ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ
УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ
«ВОРОНЕЖСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ»

Факультет иностранных языков


Кафедра немецкого языка

ИСПОЛЬЗОВАНИЕ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ КАК


ЛИНГВОСТРАНОВЕДЧЕСКОГО КОМПОНЕНТА В ОБУЧЕНИИ НЕМЕЦКОМУ
ЯЗЫКУ УЧАЩИХСЯ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ ШКОЛЫ
выпускная квалификационная работа бакалавра
направление подготовки 44.03.05 Педагогическое образование (с двумя профилями
подготовки)
профили «Немецкий язык», «Английский язык»

Выполнила: студентка
5 курса очной формы обучения
Чурсинова Марина Андреевна
_________________________
(подпись)
Научный руководитель:
кандидат филологических наук
доцент, заведующая кафедрой
немецкого языка
Демидкина Екатерина Александровна
_________________________
(подпись)

Воронеж – 2020
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение……………………………………………………………………..….3
ГЛАВА I. Теоретические основы ИССЛЕДОВАНИя ИМЕН
СОБСТВЕННЫХ В КАЧЕСТВЕ КОМПОНЕНТА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ
1.1 Определение, объект и предмет, проблематика исследования
ономастики……...……………………………………............................................5
1.2 Отличительные особености антропонимов. Специфика
немецкоязычных анотропонимов………....………………………………........10
1.3 Специфика топонимики……………..………………………………........15
1.4 Фразеологизмы как объект научных исследований и роль имен
собственных в качестве их компонента………………………............………..23
Выводы по первой главе………..…………………………….……………....32
ГЛАВА II. ИЗУЧЕНИЕ семантического ПОТЕНЦИАЛА
ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С ИМЕНАМИ СОБСТВЕННЫМИ и методические
рекомендации по их применению в обучении НА УРОКАХ
ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА
2.1 Семантический анализ фразеологических единиц с антропонимическим
компонентом.…………………………………………………………………….34
2.2 Семантический анализ фразеологических единиц с топонимическим
компонентом...………...........................................................................................48
2.3 Методические рекомендации о работе с фразеологизмами с именами
собственными на уроках иностранного языка...................................................54
Выводы по второй главе………………………………………………...........68
Заключение…………………………………………………………………….70
Использованная литература…………………………………………...……..74
ВВЕДЕНИЕ

Актуальность данного исследования объясняется антропоцентрической


парадигмой современного языкознания, в связи с чем имена собственные
приобретают все большее влияние в современном мире. Кроме этого имена
собственные обладают комплексными формальными, содержательными и
ассоциативными характеристиками, знание которых является необходимым в
процессе преодоления языковых и межкультурных барьеров, что и
подчеркивает важность данного явления в рамках изучения немецкого языка
в общеобразовательной школе. Лингвокультурологический аспект имени
собственного преимущественно отражается в составе идиом, так как
фразеология является зеркалом культуры народа, содержит в себе
особенности национального колорита и историю народа.
Объектом исследования являются имена собственные как
лингвистическое явление.
Предметом исследования являются фразеологические единицы,
содержащие имена собственные.
Целью данной дипломной работы является семантический анализ
немецких фразеологических единиц с именами собственными и разработка
методических рекомендаций с их использованием в обучении немецкому
языку.
Для достижения данной цели необходимо выполнить следующие задачи:
1. Проанализировать научную литературу и сформулировать основные
понятия данного исследования: «ономастика», «имя собственное»,
«антропоним», «топоним», «фразеология», «фразеологическая единица»;
2. Ознакомиться со спецификой немецкоязычных антропонимов;
3. Исследовать методическую литературу для определения методики
работы с фразеологическими единицами на уроках иностранного языка в
общеобразовательной школе;
4. Выявить фразеологические единицы с именами собственными в
немецком языке и провести их семантический анализ;
5. Разработать методические рекомендации для работы с
фразеологическими единицами с именами собственными на уроках
немецкого языка в общеобразовательной школе.
Материалом исследования послужили следующие словари: «Немецко-
русский фразеологический словарь» под авторством Л. Э. Бинович,
«Redewendungen und sprichwörtliche Redensarten. Wörterbuch der deutsche
Idiomatik» издательства DUDEN, «Die Sprichwörter und Sinnreden des
deutschen Volkes in alter und neuer Zeit» под авторством Joseph Eiselein.
Методами исследования в данной работе являются: метод сплошной
выборки, семантический анализ.
Глава I. ИССЛЕДОВАНИЕ ИМЕН СОБСТВЕННЫХ В КАЧЕСТВЕ
КОМПОНЕНТА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ
1.1 Проблематика ономастики

Имя собственное изучается в рамках ономастики и называется онимом:


«слово или словосочетание, которое служит для выделения именуемого им
объекта среди других объектов: его индивидуализации и идентификации; в
т. ч. антропоним, топоним, зооним, фитоним, [...], которые составляют
различные разряды онимов» [Подольская, 1988, 95].
Принято считать, что специальные исследования в рамках ономастики
были предприняты английским ученым Дж. С. Миллем. Он четко
разграничил имена нарицательные и имена собственные — главное отличие
находилось в самой природе языка. Дж. С. Миллю принадлежит исходное
суждение, согласно которому имена собственные являются своеобразными
«метками», произвольно выбранными для маркировки, обозначения чего-
либо. Их назначение Дж. С. Милль видел в обозначении вещей или лиц, без
наличия при этом какого-либо содержания. Такое отношение к именам
собственным заимствовалось языкознанием, укоренилось и оставалось
господствующим более ста лет [Милль, 2011].
Особенное место в развитии взглядов на имя и его значение принадлежит
лингвофилософской теории А.Ф. Лосева [Лосев, 1990; 2008]. Суть данной
теории состоит в утверждении значимости имени для человека как
важнейшей и неотъемлемой составляющей его сущности, сознания и
самосознания. По мнению А. Ф. Лосева это подтверждается нашей реальной
жизнью. «Имя – центральный момент действительности, основание и
сокровенный конститутивный элемент всего сущего. В слове и имени –
встреча всех возможных пластов бытия» [Лосев, 1990, 33].
Ономастика изначально возникла как практическая наука, которая была
необходима ученым в сфере истории, географии, этнографии,
литературоведения и прочих наук и рассматривалась как исключительно
вспомогательная наука. Словарь русской ономастической терминологии Н.
В. Подольской дает следующий термин ономастики: «раздел языкознания,
изучающий любые собственные имена» [Подольская, 1988, 97]. Позднее
изучение имен собственных привлекло лингвистов, и уже в первую
половину XX века ономастика стала самостоятельной дисциплиной. Эта
лингвистическая наука образовалась на стыке лингвистики, географии,
истории, этнографии, культурологии, социологии и прочих наук.
Объект исследования ономастики достаточно широк. На сегодняшний
день ономастика фактически представляет механическое соединение
проблем и вопросов, которые в той или иной мере оказывается возможным
соотнести со значением имени собственного: сущность имен собственных,
их функциональную специфику, возникновение, развитие и связь со всеми
уровнями языка.
Ввиду того, что ономастика появилась на стыке наук, ей характерна
комплексность предмета исследования. В ономастике главным компонентом
является лингвистический не только потому, что каждое имя представлено
словом, развивающимся по законам языка, но также потому, что локальная
информация каждого имени выражается при помощи лингвистических
средств. Однако если бы ономастика существовала в рамках только
лингвистического компонента, она бы не выделялась в особую
самостоятельную дисциплину. Специфика изучаемого ею предмета
заключается в том, что, лингвистический компонент лежит в основе, но
предмет также охватывает и другие компоненты: этнографический,
исторический, географический, социологический, литературоведческий. Они
позволяют лингвисту выделять специфику именуемых объектов и традиции,
связанные с их именованием.
При формулировке предмета и методов исследования ономастики
возникают трудности, так как нечеткость и противоречивость, которые
господствуют в ономастике в отношении основных ее понятий, во многом
объясняются тем, что они трактуются не на основе методологически единого
принципа, а с разных, часто несовместимых и непримиримых теоретических
позиций.
В настоящее время ономастами проводятся систематические наблюдения
над языковой жизнью современного русского общества с целью выявления
тенденций в использовании языковых средств, их функционировании в
повседневной речевой коммуникации в различных сферах –
социокультурных, функционально-стилистических, жанрово-тематических.
Прежде всего, проводятся изыскания в рамках литературного языка,
организуемого системой общелитературных и стилевых норм, глубокими
традициями русской национальной речевой культуры. Усилия
исследователей направлены на определение концептуального видения
прецедентного феномена русским языковым сознанием, его места в
национальной когнитивной базе, критериев выделения прецедентного
феномена, в частности, прецедентного имени в русском лингвокультурном
сообществе.
Прецедентные имена могут быть универсальными, составляющими
когнитивного пространства человечества (Отелло, Шехерезада, Гамлет), и
сугубо национальными, составляющими конкретную национальную
когнитивную базу (рус. Плюшкин – олицетворение скупости, беспредельной
жадности, рус. Обломов – олицетворение лени, пустословия, рус. Иван –
олицетворение наивности, бесхитростности, ротозейства) [Мадиева, 2015].
Исследователи прецедентных феноменов отмечают необходимость
глубоких исследований по выявлению четких критериев отнесения того или
иного факта к прецедентным феноменам (в частности, прецедентным
именам собственным), поскольку эти феномены могут переходить из одного
типа в другой, что обусловлено нечеткостью, подвижностью границ
когнитивных структур и пространств.
Из вышеизложенных фактов можно сделать вывод, что ономастика
связана со всеми сферами человеческой жизни и деятельности. Везде, где
необходима идентификация или индивидуализация, человек использует
собственные имена как наиболее удобный способ маркировки объекта.
Мотивы наименования, его способы и функциональную специфику,
развитие и связь со всеми уровнями языка и исследует наука ономастика.
Для теоретического осмысления и полного раскрытия сущности имен
собственных большое значение приобретает выявление функций, которые
они выполняют. В научном пространстве не существует единого решения в
определении содержания и количества функций имен, но есть несколько
определений основных функций.
Почти все исследователи признают первичной и основной функцией имен
собственных номинативную: «Слова могут называть вещи и явления
действительности; это номинативная функция, функция называния; есть
слова, которые в чистом виде выполняют эту функцию, – это собственные
имена» [Реформатский, 1998, 36].
С номинативной функцией тесно связаны идентифицирующая и
дифференцирующая функции имен собственных, которые способствуют
соответственно одновременному отождествлению (идентификации,
индивидуализации) данного объекта и выделению его из ряда ему подобных.
Имя собственное, как считает Н.Д. Арутюнова, выполняет
«идентифицирующую по отношению к индивиду функцию и является
эквивалентом определенной дескрипции» [Арутюнова, 2000, 16]. В словаре
Н. В. Подольской все три функции объединены как «номинативно-
идентификационно-дифференцирующая функция» имен собственных
[Подольская, 1988, 145]. Однако многие исследователи не склонны
объединять их, а считают их собственно ономастическими функциями.
Вопрос об особом положении имен собственных в языке довольно
спорный. Р. З. Мурясов, например, считает, что «имена собственные как
особый класс слов не существуют изолированно от лексической системы в
целом, так как имена собственные и имена нарицательные находятся в
постоянном взаимодействии» [Мурясов, 2015, 1017].
А. Н. Беляев ссылается в своей монографии на работы немецкого
лингвиста Р. Шрамека, описавшего критерии, по которым предметы
реальной действительности обозначаются собственными именами. Они
зависят от трех разных факторов:
1. «общественно-коммуникативной причины;
2. соответствующего языка, в котором онимы возникают как слова и
подчиняются правилам и процессам языка;
3. они должны быть приняты на коммуникативном уровне в рамках
общественной нормы» [Беляев, 2018, 14-15].
Все три фактора воздействуют на ономастическую номинацию и потому
являются формообразующими для онимов.
В ономастике, как и в любой другой науке, существуют проблемы,
решением которых и занимается наука. Главной проблемой ономастики
считается разрешение вопроса о наличии значения у имени собственного. В
настоящее время вопрос о семантике имени собственного остается
дискуссионным. Его решение осложняется тем, что само понятие
«семантика онима» не однозначно: в него закладывается смысл не только
лексического значения, но и, с одной стороны, гораздо более узкий смысл,
предполагающий только исходное мотивационное значение, а с другой —
гораздо более широкий, включающий всю информацию, которую можно
извлечь из имени.
Существующие мнения ученых по данной проблеме условно можно
представить тремя точками зрения. Традиционно считалось, что имена
собственные асемантичны, т. е. не обладают значением (Дж. Милль, А.
Гардинер, А. А. Реформатский, Н. Д. Арутюнова, К. Д. Левковская и др.).
Ряд других ученых утверждают, что онимы приобретают лексическое
значение в условиях коммуникативной ситуации (О. Есперсен, Г. Суит, А. В.
Суперанская, С. И. Зинин и др.). Например, А. В. Суперанская, отрицая
прямую, непосредственную связь имен собственных с понятиями, соотносит
их с понятиями тех имен нарицательных, которыми могут быть обозначены
именуемые объекты в момент речи [Суперанская, 1978]. Третья точка зрения
заключается в следующем: имена собственные имеют значение как в языке,
так и в речи, но несколько иного плана, чем нарицательные (Л. В. Щерба, Е.
Курилович, Е. Ф. Данилина, В. А. Никонов, Ю. А. Карпенко и др.). Главный
постулат данной точки зрения звучит так: «онимы — это слова, они не могут
не иметь значений как вербализованного отражения в нашем сознании
объекта именования, однако именам собственным присуще ономастическое
значение, имеющее свою специфику» [Головина, 2012, 17].
Расхождение во взглядах по данному вопросу вызвано отсутствием
единой, общепринятой концепции имени собственного, различными
исходными положениями, подходами и методами исследования. Но,
несмотря на то, что лингвисты до сих пор не пришли к единому мнению о
семантике онимов, в целом ряде ономастических работ исследуются
проблемы, так или иначе затрагивающие проблематику содержательной
стороны имени собственного: принципы тематической классификации
онимов, семантические трансформации при деонимизации и др.
Таким образом, ономастика занимается не только изучением онимов как
лингвистических явлений. Она исследует историю и мотивы номинации,
определяет принадлежность онимов к определенным категориям и классам,
межклассовые переходы онимов, территориальное и языковое
распределение онимов, их функционирование в речи. Ономастика, как и
многие другие науки, взаимодействует с огромным количеством смежных с
нею наук (не только лингвистическими). Несмотря на то, что и сама наука
ономастика, и проблема наличия семантики у онима существуют давно,
единого мнения в этом вопросе не существует до сих пор.

1.2. Особенности антропонимов. Специфика немецкоязычных


анотропонимов
Антропонимика — наука, которая занимается изучением антропонимов,
то есть различных наименований человека — имен, фамилий, отчеств,
прозвищ, псевдонимов [Рылов, 2006]. Н. В. Подольская дает следующую
дефиницию антропониму - «любое собственное имя, которое может иметь
человек (или группа людей), в т. ч. личное имя, отчество, фамилия,
прозвище, псевдоним, криптоним, кличка» [Подольская, 1988, 30-31].
В. А. Никонов утверждает, что прежде, чем слово станет именем
собственным, оно должно пройти большой путь развития, при этом может
даже измениться значение. Слово, которое послужило основой новому
имени, может больше не употребляться в языке или являться устаревшим, а
само имя тем временем продолжает своё существование и распространяться
за пределы родного языка. Многие исконно немецкие антропонимы уже не
используются, например, Gotthilf, Leberecht, Fürchtegott, Gottlieb, Friedolin
практически исчезли из употребления. Мода на имена - изменчивое явление,
поэтому такие имена, как Thomas, Matthias, Barbara, Regina, Ute, Volker, то
появляются, то исчезают. Существуют имена, которые представляются
сейчас невозможными в качестве непосредственно антропонимов, потому
что устарели или получили другое (нарицательное) значение, так что их
носители подвергаются насмешкам. Так, имя August стало в немецком языке
означать «клоун» [Никонов, 1988].
Антропонимы являются особой частью мира имен собственных, потому,
что все имена собственные — продукт деятельности человека, а имя
является неотъемлемым его компонентом.
Основной компонент значения антропонимов можно охарактеризовать
наличием в нем понятий о человеке и включением таких признаков как:
1. «Принадлежность к человеческому обществу — в антропониме
содержится указание на то, что его носитель является человеком, а не
животным и не географическим объектом и т. д.;
2. Признак пола, лица, который выражается противоположностью
мужских и женских имен;
3. Признак национальной принадлежности;
4. Признак родственной общности — этот признак свойственен только
фамилиям в силу того, что они наследуются и приобретаются в браке»
[Ермолович, 2005, 185].
Повышенный интерес к изучению антропонимов в последние годы
объясняется антропоцентрической парадигмой современного языкознания,
что предполагает анализ языковых явлений — в данном случае именований
человека — с целью познания его носителя. То есть антропонимы возможно
анализировать в виде связующего звена между человеком и окружающим
его мировым пространством, антропонимы объединяют в одно целое
временной компонент прошлого, настоящего и будущего, позволяя
организовать человеческое сообщество. В социальной жизни общества
значимость антропонима оказывает влияние на индивидуализацию и
выделение каждого отдельного индивида из общей среды, наделяя его для
этого своим персональным именем [Рылов, 2006].
Своеобразие антропонимов как лексических единиц состоит не только в
их онтологическом статусе (обозначении и индивидуализации человека-
носителя языка), но и во всех остальных характеристиках этих слов, в
частности семантических и грамматических.
Таким образом, антропонимия - это «область языка, в которой наиболее
ощутимо проявляется субъективный фактор как в выборе средств
номинации, отражающих отношение номинатора к именуемому лицу, так и в
употреблении антропонимов в речи, сопровождаемом их оценкой»
[Смольников, 2005, 87].
Антропонимика как наука имеет свой круг проблем. Например, в
сравнительно-исторической антропонимике наблюдается недостаток
исследований по антропонимическим системам народов мира. Из древних
культур достаточно описаны только древнеримский, средневековый и
арабский антропонимиконы, и те еще до сих пор неполно. Современные
антропонимические системы большинства народов даже не описаны
[Никонов, 1974].
Не все виды антропонимов достаточно исследованы. Прозвища, например,
очень плохо изучены, так как наблюдалось временное прекращение даже
письменного отслеживания прозвищ в ходе истории. В связи с этим
неизвестна их роль в современной антропонимической системе,
соотношение их функций с другими видами антропонимов у разных групп
населения, темпы и формы их развития. Многочисленные исследования
данного явления привели к выводу, что даже сам термин “прозвище”
сомнителен. “Термин “прозвище” не раскрывает, а скрывает различия
антропонимических явлений, он нуждается в теоретическом осмыслении
определении” [Никонов, 1974, 249].
Кроме этого, в антропонимике очень актуальны правовые исследования,
юридические вопросы. «В десятках органов ЗАГС, где мне довелось
собирать материал, непременно спрашивали: одно ли имя Юрий - Георгий -
Егор или три разных? Это совсем не праздное любопытство, а очень
большой вопрос для работников ЗАГС. [...] Даже расхождение одной буквы
требует проверки и подтверждения: совсем разные имена Лидия и Лилия,
хотя различает их только одна буква. А тут Егор - Юрий - Георгий! Теперь
есть семьи, в которых один сын Юрий, другой – Георгий» [Никонов, 1974,
253].
Антропонимические системы являются итогом длительного социального
развития и особенности самого строя языков. Разнообразные системы
личных имен «не только требуют изучения ради множественных
практических потребностей. Но и являются бесценным источником для
таких наук, как история, этнография, лингвистика, потому что в личных
именах в существенной мере отразилась история народов, их уклад жизни и
социальной строй; свидетельства имен неоценимы для истории языка»
[Никонов, 1989, 6].
Наибольший интерес для нас представляют немецкоязычные
антропонимы. Как и во многих других культурах, процесс именования в
германской культуре связан с тем, что окружает человека и отражает его
мировоззрение. Анализируя фонд антропонимов любого языка можно
заметить, что какие-то сферы жизни имели большое влияние на культуру и
народ, а какие-то и вовсе отсутствуют. Так в исконно германском
антропонимиконе можно заметить огромное влияние таких сфер как война
(Wilibad – ahd. baduz „война, бой“), мир животных (Adalbero – ahd. bero
„медведь“) и многие другие. Но совершенно отсутствует влияние таких
областей как земледелие, торговля, духовенство, также не находят
отражения добродетели (доброта, мягкость и т. д.) или имена германских
богов. Также при анализе исконно германских имен прослеживается
преобладание маскулинности – количество мужских имен сильно превышает
количество женских, а женские имена в свою очередь часто представляют
собой измененный вариант мужских имен (напр. Wilhelm – Wilhelmine).
[Gottschald, 2006]
В германской культуре, как и во многих других, исконных имен
сохранились мало до наших дней в роли действующих имен людей, сейчас
они представляют собой в большей степени историзмы. Это объясняется
тем, что народы развивались, контактировали с другими культурами, а также
что глобальные исторические события оставили свой след. Таким событием
является христианизация, которая происходила в течение нескольких веков,
и христианство установилось в германской культуре в 8-9 веках. Так в
германском обществе стали появляться имена из Ветхого Завета: Daniel,
David, Salomon. Имена из Нового Завета практически отсутствуют, за
исключением имени Stephan. Распространение христианства сопровождается
построением церквей, которые были названы в честь кого-то из мирских
покровителей, которые способствовали возведению строений, а также
получали имя «небесного» покровителя, например, Michael – архангел
Михаил, или знаменитых героев из Библии – Petrus, Martin, Georg и т. д. В
начале подобные имена были присущи только священнослужителям, но со
временем появилась тенденция давать такие имена и обычным «мирским»
жителям. Так в германский антропонимикон перекочевали такие имена как
Johannes, Matthäus, Michel (Michael), Lorenz. Эти имена были
заимствованными, и поэтому в широких слоях общества наблюдалась
звуковая адаптация этих имен к родному языку. Так имя Johannes
превратилось в Hans, Matthäus в Matz, а Lorenz в Lenz. [Gottschald, 2006]
Однако исконно германские имена отнюдь не исчезли из обихода, что
удивительно – не в каждой культуре исконным именам удалось выстоять
перед течением христианских имен. Например, имена Friedrich (ahd. fridu
“мир”, rihhi „богатый, мощный, сильный“ = защитник мира, властитель
мира), Heinrich (ahd. heima „дом“, rihhi „богатый, мощный, сильный“ =
хозяин дома, глава семьи), Wilhelm (ahd. willio „воля“, helm „защита“ =
решительный защитник, сильный волей), являющиеся старинными
германскими именами, вошли в моду в 17 веке и закрепились в истории
народа и страны вплоть до начала 20 века, так как стали частыми именами
правящих монархов. [Gottschald, 2006] В связи с этим данные имена стали
распространены и в широких массах. Со временем стали появляться
сокращенные варианты – Fritz, Hinz, Helmi соответственно.
Также немецкие антропонимы отличаются наличием предлога von,
который ставится перед фамилией и указывает чаще всего на дворянское
происхождение. В настоящее время такие варианты антропонимов
встречаются редко, что связано с отменой данного предлога из-за указания
на принадлежность к высшему сословию. Такими примерами могут служить
фамилии von Goethe, von Ardenne и т. д.

1.3. Общие сведения о топонимике

Если представить хотя бы на один момент, что топонимы («собственное


имя любого географического объекта» [Подольская, 1988, 135]) исчезли из
жизни человека, то можно понять, что это имело бы катастрофические
последствия — сразу же остановилась бы работа почтовых отделений,
машины пожарных и скорой помощи не смогли бы доехать до мест, где
нужна помощь, парализована вся транспортная сеть и т. д. Слова, которые,
казалось, не играют большой роли в нашей жизни, на самом деле являются
ее неотъемлемой частью, и без них наше общество скатилось бы буквально к
первобытному состоянию.
Однако, такой значительный пласт лексики как топонимы является еще не
до конца изученным, даже общее количество топонимов неизвестно. В одной
только Швеции, например, их около 12 миллионов, хотя территория страны
не такая и большая, что уж говорить о других странах. И это неудивительно
— размах называний и переименований таков, что «теперь уже нельзя
предоставить их самотеку, по старинке, когда мирок ограничивался околицей
села или хотя бы радиусом дневного переезда» [Никонов, 2011, 9].
Топонимика (как и антропонимика) является комплексной и
междисциплинарной наукой, т. е. она возникла на стыке нескольких наук —
лингвистики, истории и географии.
С точки зрения лингвистики топонимы - это в первую очередь единицы
лексики, имена собственные. Они представляют собой целый пласт языка и
отражают историю его становления и развития. Географические названия -
это элемент лексики, лингвистическая категория, поэтому они подчиняются
законам языка и должны изучаться языковедами.
Велико значение топонимики для географии. Географические названия —
важнейший элемент карты. Они имеют пространственную привязку,
рассказывают о характере заселения, освоения и хозяйственного
использования территории. В топонимии отражены особенности природы
того или иного региона. Географические названия позволяют
реконструировать ландшафты прошлых эпох. Правильное понимание
топонимии дает географам богатый материал для познания природных
ландшафтов, характера хозяйственной деятельности населения, этнической
принадлежности. Именно географы знают народные географические
термины, многие из которых образуют топонимы. Верное написание
топонимов очень важно для картографии [Басик, 2006].
Наибольший вклад топонимия вносит в историю. Обратимся, например, к
рассмотрению названий улиц. В Москве существует улица «Кузнецкий
мост», но там нет ни моста, ни реки, и возникает логичный вопрос: почему в
названии присутствует слово «мост»? Если быть достаточно осведомленным
в истории Москвы, то можно узнать, что река там раньше все же протекала
— река Неглинка, и в 18 веке рядом с ней располагались кузницы, из-за чего
и возникло такое название [Никонов, 2011]. Топонимы изменялись во
времени по форме, содержанию, распространялись в зависимости от
конкретных событий истории. Свой отпечаток на топонимию накладывают
войны, миграции населения, этнические контакты. Каждая историческая
эпоха характеризуется своим набором географических названий. Они
образуют своеобразные разновременные топонимические пласты.
С самых ранних этапов развития общества человек пытался давать
названия местам своего проживания, окружающим природным объектам.
Географические названия, которые относятся к классу имен собственных,
возникли из имен нарицательных на сравнительно поздней стадии развития
языка. Самые древние языки, возможно, не имели собственных имен. Их
роль в этих языках играли имена нарицательные и определительные
словосочетания, которые с течением времени становились все более
устойчивыми. Но ввиду того, что число словосочетаний, пригодных для
определения географических объектов, было ограничено, эти словосочетания
обособились в класс имен собственных. Так происходил процесс
топонимизации. Поэтому топонимы могут быть и словами, и
словосочетаниями, и предложениями [Басик, 2006].
Появление географического названия часто было связано с конкретизацией
общего понятия. Первая причина появления топонима - его необходимость.
Он стал необходим для людей в повседневном общении с окружающей
реальностью. Даже в рамках сравнительно небольшой территории знакомого
пространства стало сложно обходиться без конкретного обозначения тех или
иных объектов. Топонимизация обычно происходит как результат привязки
исходного общего понятия к какому-либо конкретному адресу.
Профессор Э. М. Мурзаев приводит следующий пример топонимизации:
«Красный холм высится среди окружающей равнины тысячи лет, по ней
течет водный поток, несущий беловатый ил — продукт размыва горных
пород. Однако долгое время ни холм, ни река не назывались. Топонимы
возникли из потребности. Появился человек, обосновался у красного холма
или белого потока, стал хозяйничать, выросли селения. Их нужно было
отличать друг от друга, нужно было понять, о каком сенокосе, выгоне,
пастбище, пашне идет речь, отсюда и потребность в их наименовании.
Селение у холма получило название Краснохолмское, а река стала известна
как Белая» [Мурзаев, 2001, 10].
Называя тот или иной географический объект, человек исходит в первую
очередь из какого-нибудь отличительного признака. Принципы отбора этих
отличительных признаков зависят от характера объекта, его положения в
пространстве, природных условий, особенностей этнокультурного и
хозяйственного укладов.
В древности первые названия получали объекты, которые находились в
сфере практического действия местного населения. При отсутствии
постоянных поселений такими объектами зачастую были водные - реки,
озера, ручьи. Однако со временем роль рек в жизни людей уменьшается,
появляются древние постоянные поселения. Они становятся главными
ориентирами, и многие небольшие реки и ручьи уже получают свои имена по
названиям поселений.
Каждая историческая эпоха отличалась своим набором признаков
номинации. В одни эпохи названия давались преимущественно по
природным признакам, в другие — чаще по принадлежности объекта
хозяину, в третьи - исходя из идеологических соображений. Горы стали
называться Рудными, когда уровень развития хозяйства стал позволять
извлекать из них полезные ископаемые. С возникновением новых типов
поселений в средневековой Беларуси появляются Дворы, Фольварки,
Новоселки, Вульки, Застенки и др. Многие названия средневековых
поселений в Европе произошли от слова «мост, брод» — именно они имели в
тот период важное транспортное значение (города Брюгге в Бельгии,
Кембридж в Англии, белорусские Мосты и др.).
Но не у всех топонимов может отслеживаться такая четкая этимология.
Бывали случаи, когда названия географическим объектам присваивались
«случайно», чаще всего из-за незнания языка местного населения. Так, на
картах Якутии встречались топонимы Быльбапын, что значит «не понимаю»,
а в Северной Африке французские топографы наносили на карту топонимы
Манаф (арабское «не понял») и Шуф («смотри»). Известна топонимическая
легенда о происхождении названия Юкатан. Когда испанцы высадились на
побережье полуострова, они спросили местных индейцев, как называется эта
земля, на что получили ответ: Ю-ка-тан — «не понимаем» [Басик, 2006].
Однако подобных топонимических курьезов встречается не много, они
единичны и являются скорее исключением из правил в процессе
топонимической номинации.
Большая часть топонимов образуется по определенным
словообразовательным моделям. Самыми распространенными являются
переход нарицательного слова в топоним и словосложение.
Переход нарицательных слов в топонимы прослеживается на примере
географических терминов, служащих для обозначения особенностей
ландшафта: бор — топоним Бор, гай — топоним Гай, дон (древне-иранское
«река») — топоним Дон и т. д. [Басик, 2006]. Нередко нарицательные слова
при переходе в топонимическую категорию обретают префиксы. Например,
от основы бор образованы топонимы Борок (суффикс -ок), Убор (префикс
у-), Заборье (префикс за- и формант -ье) [Басик, 2006]. Наиболее
«плодотворной» частью речи после существительных являются
прилагательные, чаще всего для обозначения географических мест
используются прилагательные для обозначения цвета (Белая Гора), величины
(Великий Устюг), пространства (Нижний Новгород), времени (Старое Село)
и т. д. [Басик, 2006].
В результате словосложения появляются так называемые топонимы-
композиты, такие как Магнитогорск, Дюссельдорф, Каракум и т. д. Наличие
компонента «числительные» не так распространено в топонимизации, однако
существует немало примеров. Например, Пятигорск - «пять гор», Учкудук -
«три колодца», Бештау - «пять гор», Триполи - «трехградье», Сычуань -
«четыре потока» и т. д. Но более интересными для ученых в данном виде
топонимизации с компонентом «числительные» представляют собой
топонимы, возникшие в ходе исторических событий. Например, название
столицы Мадагаскара города Антананариву означает «город тысячи воинов».
По легенде 7 ворот города охраняли 1000 воинов. На гербе города красуется
надпись: «Тысяча воинов не умирает в один день», ставшая девизом борцов
за независимость от французских колонизаторов. В Красноярском крае есть
поселок Памяти 13 Борцов, названный в честь расстрелянных в Гражданскую
войну рабочих [Басик, 2006].
В топонимическом окружении также наблюдается трансформация
географических понятий, т. е. изменения по сравнению с изначальным видом
и формой. С. Н. Басик выделил в своем труде несколько видов
трансформации топонимов:
1. Сокращение — один из самых распространенных видов изменения
изначальной формы топонимов. Оно связано с экономией языка, так как в
речи нам не обязательно упоминать, например, Санкт-Петербург,
достаточно сказать Питер, и все поймут, о чем мы говорим. То есть в
разговоре не требуется обозначения подробной характеристики того или
иного объекта. К этому виду также относятся следующие примеры -
Ростов-на-Дону в устной речи называют Ростов-Дон или просто Ростов,
Нижний Новгород — Нижний. В США город Сан-Франциско называют
Фриско, а Лос-Анджелес — Эл-Эй (по первым английским буквам
компонентов). [Басик, 2006]
2. Акроним (аббревиатура) — данный вид трансформации
рассматривается как отдельный, и как подвид сокращения. Суть
трансформации заключается в обозначении географических названий
(чаще всего из нескольких комплексных компонентов) через заглавные
буквы компонентов. Такие топонимы-аббревиатуры, как США
(Соединенные Штаты Америки), UK (United Kingdom, Соединенное
Королевство), ЕС (Европейский союз), широко применяются в мире.
Употребительны также названия социалистических стран — КНР
(Китайская народная республика), КНДР (Корейская народно-
демократическая республика), СРВ (Социалистическая республика
Вьетнам). [Басик, 2006]
3. Агглютинация (склеивание) — соединение двух или нескольких слов.
Примерами являются Устюг (Усть и Юг), Ушачи (Усть и Шача) и т. д.
[Басик, 2006]
4. Фонетическая трансформация — чаще всего возникает как результат
адаптации иноязычного слова к нормам родного языка. Большинство
иноязычных названий в русском языке, например, отличается
произношением от исходного варианта (Париж - Пари, Лондон - Ландон,
Бухарест - Букурешти и т. д.). [Басик, 2006]
5. Морфологическая трансформация — один из наиболее сложных видов
трансформации, так как является следствием адаптации топонимов к
нормам различных языков на протяжении значительного исторического
периода. В труде Басика С. Н. описан интересный случай, полностью
отображающий комплексность данного вида трансформации: финикийцы
основали на западе Пиренейского полуострова поселение и назвали его по
заливу, рядом с которым оно было расположено: Алисуббо — «радостный
залив». В дальнейшем название испытало значительные изменения под
влиянием латинского, готского, арабского и португальского языков —
Олисиппо - Олиссипона - аль-Ошбуна - Лишбуа (в русском языке
традиционно употребляется Лиссабон). [Басик, 2006]
6. Переосмысление — вследствие данного вида трансформации топоним
меняет не только внешний вид, но и семантику. Например, в 1589 г. на
реке Царица был основан город Царицын (нынешний Волгоград). Однако
название реки оказалось переосмыслено: в древности она называлась
Сарысу (по-тюркски «желтая вода»), но по звуковому подобию в русском
языке произошла трансформация в Царицу. [Басик, 2006]
7. Калька (дословный перевод). Например: китайское Хуанхэ—Желтая
река; тюркское Джетысу—Семиречье; греческое Месопотамия —
Междуречье; хинди Пенджаб—Пятиречье и др. В русскоязычную
географическую литературу вошли многие топонимы-кальки: мыс
Доброй Надежды; Большое Соленое, Большое Медвежье, Большое
Невольничье и Верхнее озера североамериканского материка; Средиземное
и Желтое моря и т. д. [Басик, 2006]
Приведение данной классификации и примеров показывает динамику
географических названий и их зависимость от социально-политических
процессов, происходящих в мире. Необдуманное, необоснованное
переименование наносит огромный ущерб с точки зрения сохранения
культурно-исторических традиций народа.
В топонимике, как и в других науках, присутствует свой особый набор
проблем, решением которых занимаются специалисты - топонимисты. В
современных исследованиях можно выделить три блока основных проблем
топонимики:
1) общие проблемы - топонимы рассматриваются как особый класс слов,
который формирует свою собственную систему, но в то же время
являются неотъемлемой частью общеязыковой системы;
2) проблемы ономасиологии - рассматриваются основные проблемы
процесса создания топонимов - топономинации, словообразовательные
модели, их продуктивность, исконные и заимствованные топонимы и т.
д.
3) проблемы семасиологии - в фокусе находятся проблемы значения
топонима, его внутренняя форма, семантические связи разных видов
топонимов и т. д. [Корнева, 2012].
Таким образом можно отметить, что топонимика продолжает развиваться
как научная дисциплина, а научная, историческая и культурная ценность
географических названий как важнейших элементов духовной жизни
цивилизации остается объектом исследования данной дисциплины.

1.4. Развитие фразеологии. Имя собственное в качестве компонента


фразеологизма

В любом языке существуют не только отдельные слова, но и особые


сочетания слов, значения которых не сходятся со значениями отдельных
компонентов. Такие сочетания слов называются фразеологизмами. Наука,
занимающаяся изучением данных устойчивых сочетаний слов, называется
фразеологией. Также под фразеологией принято считать совокупность всех
фразеологизмов того или иного языка. Чаще всего под фразеологизмами в
разных классификациях понимают: идиомы (бить баклуши, откинуть
копыта), коллокации (проливной дождь, принимать решение), пословицы
(тише едешь — дальше будешь), поговорки (опять двадцать пять). В
традиционных подходах выделяют также разряд крылатых слов —
выражений наподобие «шел в комнату — попал в другую», «грабь
награбленное» [Баранов, 2008].
Главным толчком к развитию фразеологии как науки послужило
высказывание Е. Д. Поливанова, которое представляло собой формулировку
задач фразеологии как самостоятельной науки: «… возникает потребность в
особом отделе, который в данном отношении был бы соизмерим с
синтаксисом, но в то же время имел в виду не общие типы, а
индивидуальные значения конкретных словосочетаний, подобно тому, как
лексика имеет дело с индивидуальными (лексическими) значениями
конкретных слов. Этому разделу языкознания, как и совокупности
изучаемых в нем явлений, я и уделяю наименование фразеологии (скажу, что
для данного значения предлагается и другой термин — идиоматика)»
[цитата по Ермолаевой 2017, 14].
Наиболее значимый вклад в русскую фразеологию принадлежит В. В.
Виноградову, сделавшему максимально возможный глубокий анализ
русской фразеологии и положившему начало ее изучению как определенной
системы. В своих трудах он дал определение слова, идиомы и фразы.
Согласно В. В. Виноградову идиома - «это сращение слов,
функционирующее как одно лексическое целое, в котором составные члены
теряют свои лексические формы и значения (нередко сохраняя
грамматические формы) и становятся лишь морфологическими
компонентами сложной лексической единицы» [цитата по Ермолаевой, 2017,
14]. В более поздних работах им было уточнено понятие фразеологической
единицы и намечены типы фразеологических единиц русского языка.
В рамках своей теории В. В. Виноградов выделял следующие типы
фразеологических единиц:
 фразеологические сращения — устойчивые сочетания слов, которые не
мотивированы внутренней формой: точить лясы;
 фразеологические единства — устойчивые сочетания слов с
прозрачной внутренней формой, т. е. которые мотивированы
внутренней формой: подливать масла в огонь;
 фразеологические сочетания — тип фразеологических единиц, в
которых один компонент употребляется в прямом своем значении, а
второй во фразеологически связанном значении: корень зла, радость
обуяла — слова зло, радость в данных случаях выступают в своих
прямых значениях, а слова корень, обуять реализуют фразеологически
связанные значения.
Пословицы и поговорки не выделяются в особый класс в подходе В. В.
Виноградова. В зависимости от их мотивированности/немотивированности
они относились в различные уже обозначенные типы фразеологических
единиц. Например, поговорки по типу как бы не так относятся к
фразеологическим сращениям, а час от часу не легче к фразеологическим
единствам.
Пик интенсивности работы по развитию фразеологии как самостоятельной
науки пришелся на период в 1960-1980 гг. Особое внимание уделялось
семантике фразеологизмов, фразообразованию и его динамике, а также
сопоставительно-типологическому изучению фразеологического состава. В
этот период во многих авторских концепциях стали обнаруживаться
расхождения во мнениях относительно типологии фразеологизмов, ее
объема, а следовательно — и методов исследования, хотя они не выходили
за рамки структурно-таксономической идеологии.
Ярким представителем этого времени являлась Воронежская научная
школа, чьи основы были представлены в работах З. Д. Поповой в
сотрудничестве с другими известными деятелями. Эту научную школу
отличает нетипичное видение фразеологизмов и их классификация. Так
понятие “идиома” в трудах З. Д. Поповой стало называться
“фразеологическим сращением” или “фразеосочетанием”. Фразеологические
сращения возникли на базе переносных значений их компонентов, но
впоследствии эти переносные значения стали непонятны с точки зрения
современного языка. [Копыленко, 1978].
Рассматривая фразеосочетания с точки зрения их семантики, З.Д. Попова
и М.М. Копыленко в серии “Очерки по общей фразеологии” (1972, 1978,
1989) разрабатывали и рассматривали типологию внутриязыковой
идиоматичности (известную также как типология семем по Д/К). Согласно
ей типы фразеосочетаний различаются в зависимости от типов семем,
представленные лексемами, которые входят в это сочетание. Авторы
разделяют денотативные и коннотативные (с идиоматическим сдвигом)
семемы. Всего выделяется пять типов семем: два денотативных и три
коннотативных.
1. “Денотативная первая семема (Д1) отражает предмет непосредственно
и является первичным значением лексемы, например мост - сооружение для
перехода, переезда через реку, овраг и т.д.
2. Денотативная вторая семема (Д2) отражает предмет через посредство
сопоставления его с семемой Д1. Существующее наименование переносится
на иной объект на основе некоторого сходства, уловленного говорящими.
Например, мост Д2 - часть шасси автомобиля, в которой расположена
передача. Это семема отражает процесс первичной номинации, в процессе
которой существующая лексема используется вторично.
3. Коннотативная первая семема (К1) обозначает некий денотат путем
ссылки на образ другого денотата, например, воздушный мост - сообщение
по воздуху между пунктами, не имеющими других средств связи (как и
наземный мост, воздушный выполняет функцию соединения). Семема К1
выражается только в словосочетаниях (море слез, куриная память, стена
огня).
4. Коннотативная вторая семема (К2) не имеет мотивированной связи с
денотативной семемой. Образ, легший в основу переноса, забылся, утрачен,
стерт. Семему К2 лексемы несут обычно во фразеологизмах, например,
остаться с носом (нос - подношение), красный зверь (красный - хороший,
лучший).
5. Семема КЗ выражается лексемами, которые не имеют в современном
языке никаких денотативных семем и встречается только во
фразеологических сращениях: тихой сапой, очертя голову“ [Стернин, 2018,
34-35].
Предложенные выше типы семем могли сочетаться, например, К1Д1,
Д2К3 и т.д.
Кроме З. Д. Поповой стоит также упомянуть В. Н. Телию. Одним из
пунктов, который она освещала, было наличие у фразеологических единиц
культурной коннотации. В одной из своих работ она писала:
«Фразеологизмы возникают в национальных языках на основе такого
образного представления действительности, которое, отображает обиходно-
эмпирический, исторический или духовный опыт языкового коллектива,
который безусловно связан с его культурными традициями, ибо субъект
номинации и речевой деятельности — это всегда субъект национальной
культуры» [Телия, 1995, 214].
В своих работах она также неоднократно упоминала особую важность
изучения фразеологических единиц в рамках межкультурной коммуникации:
«Фразеологический состав языка представляет собой наиболее самобытное
его явление не только в плане системно-регулярной аномальности, но в
плане выражения фразеологизмами национальной самобытности народа —
носителя языка» [Телия, 1995, 215].
На данный момент это уже является установленным фактом, что
фразеология тесно связана как с историей, культурой, так и с традициями и
литературой народов, говорящих на данном языке. Эта связь наиболее четко
прослеживается в тех фразеологических единицах, в состав которых входит
имя собственное. Ассоциации, связанные с онимами, несут важные фоновые
знания, определяют семантику и прагматику описываемых единиц. Эти
ассоциации настолько устойчивы и социально значимы для языкового
коллектива, что они становятся своеобразными символами. Символизация
характера для многих языковых единиц, в том числе для антропонимов,
которые проходят путь от собственного антропонима через нарицательное
значение к статусу символа. Символизация имен является языковой
универсалией, так как присуща всем языкам в той или иной степени.
Наиболее употребительные антропонимы несут в себе фоновые знания,
связанные с самой страной, ее историей, бытом, культурой. Антропоним во
фразеологизмах поэтому играет особую роль в раскрытии содержания той
или иной лингвокультурной оценки в жизни человека.
Имена собственные в составе фразеологизмов теряют свое прямое
индивидуальное значение — обозначение денотата, и обозначает уже как
минимум не один, а несколько денотатов, как максимум — придают целой
фразеологической единице совершенно другой смысл. Типичность,
популярность имени собственного – это шаг к обобщению, который
приводит к нарицательному употреблению онима, к превращению его в
апеллятив. Мужские имена употребляются уже для обозначения любого
человека, мужчины, а женские для называния – любой женщины. Переход
собственного имени в нарицательное очень важен для понимания специфики
образования ономастических фразеологических единиц. Без этого перехода
или приближения к нему создание фразеологического оборота невозможно,
поэтому наличие в языке устойчивых выражений на основе того или иного
национального антропонима свидетельствует еще раз о том, что это имя на
определенном этапе формирования народа было достаточно распространено
и считалось типичным для данного этнического образования [Ловянникова,
2007].
Имя собственное в контексте фразеологизмов часто не ограничивается
своей первичной функцией – именованием определённого предмета.
Основное значение онима может быть расширено благодаря его различным
смысловым оттенкам и наличию культурной коннотации. У онимов во ФЕ
могут быть функции, которых требуют особенности контекста. В таком
случае происходит трансформация первоначального значения онима,
которая требует правильной интерпретации. При необходимости
интерпретации фразеологизма, особенно в содержании которого имеется имя
собственное, у представителя иной культуры могут возникнуть трудности,
так как мотивы употребления онима во фразеологических единицах у разных
народов могут не совпадать. Для определения этих мотивов и раскрытия
значения онима во фразеологизме или всего фразеологизма требуется найти
тот факт, ассоциативные связи с которым помогают понять прагматическую
функцию имени собственного в данном фразеологизме.
Многие фразеологические обороты связаны с фактами прошлого
национальных культур, поэтому мотивация использования онима в тех или
иных фразеологизмах может быть определена путём исследования его
происхождения. ФЕ с онимами подразделяются на различные типы в рамках
этимологической классификации:
1. ФЕ, в состав которых входят библеизмы с онимами. Фразеологические
единицы данного типа существуют в языках тех культур, история которых
связана с христианством, например: im Adamskostüm sein [Duden, 1992].
2. ФЕ, в состав которых входят имена собственные, связанные с античной
мифологией. В немецком языке, как и во многих других языках, во
фразеологизмах используются мифонимы, которые были заимствованы из
древнегреческой и древнеримской мифологий, например: Herkules am
Scheidenwege [Бинович, 1995].
3. ФЕ, в которых имя собственное связано с бытом, литературой,
фольклором народа, например: den dummen August spielen - прикидываться
дурачком, дурачиться [Бинович, 1995].
4. ФЕ с топонимами. Многие из фразеологизмов хранят информацию о
миграциях народа, но также отображают и культурную составляющую,
например: Zustände wie im alten Rom [Duden, 1992].
Для нашего исследования интерес представляют все вышеперечисленные
группы. Употребление данных ФЕ может зависеть от того, какой
прагматический эффект говорящий хочет произвести на реципиента.
Так, например, фразеологизм Hinz und Kunz [Бинович, 1995] содержит
репрезентативные личные имена. Будучи ранее именем собственным
антропоним прошел процесс апеллятивации. Процесс апеллятивации
заключается в том, что имя собственное подвергается семантическим
преобразованиям и качественным изменениям. Обозначавший ранее
единичный субъект антропоним, используется в речи или тексте для
называния класса субъектов. В данном случае антропонимы «Hinz» и
«Kunz», являющиеся сокращенными формами имен Heinrich и Konrad
соответственно, стали именами нарицательными и имеют собирательное
значение, так как в данном фразеологизме указывают не конкретного
субъекта, а представляют собой целый класс субъектов.
Иным инструментом воздействия может стать аллюзия как ссылка на
литературные, библейские исторические, мифологические и бытовые факты
и, содержащая в себе внутреннее скрытое сравнение, при котором признаки
упоминаемого субъекта или факта приписываются другому лицу или
другому событию. Часто аллюзия встречается в пословицах с библейским
именем, так как долгое время именно библейские тексты были основным
источником культурной информации. Например, библеизм eine Tochter Evas
[DUDEN, 1992] отсылает нас к известному историческому лицу.
Декодирование намека, выраженного аллюзией, происходит часто
автоматически, так как она связана с упоминанием общеизвестного или
общепринятого факта или события. В данном случае автоматическое
декодирование происходит благодаря антропониму «Eva», который создает
прагматический эффект при наличии у реципиента исторических познаний в
отношении носителя этого антропонима, где досл. «дочь Евы» понимается
как «любопытство».
Иную прагматическую функцию выполняет ФЕ: Aus einem Saulus zu einem
Paulus werden [Бинович, 1995]. Данная ФЕ может быть использована в
качестве оценки личности. Особенность данной поговорки заключается в
том, что антропонимы «Saulus» и «Paulus» означают одно лицо и являются
библейскими именами и аллюзией на «Деяния святых апостолов» и
Апостола Павла. Апостол Павел являлся ранее носителем имени Савл
(еврейское имя Павла). После обращения Савла в христианство, он был
наречён Апостолом Павлом. Будучи ранее гонителем христиан, вскоре
Апостол Павел стал последователем их учения. Таким образом, аллюзия на
данную библейскую личность выражает в поговорке значительное
изменение в чьём-либо поведении или характере. К этому же примеру
можно отнести употребление уже не библеизма, а мифонима den Augiasstall
reinigen [Бинович, 1995]. При употреблении данной ФЕ аллюзия на
древнегреческий миф выражает очищение какого-то очень грязного места.
Таким образом, национально-культурный аспект исследования языковых
единиц позволяет углубить и расширить содержательную сторону
богатейшего фразеологического материала современного немецкого языка ,
а конкретный анализ отдельных фразеологических единиц позволяет
ответить на вопрос, где и в какой степени проявляется наиболее ярко
национальное своеобразие немецких фразеологизмов.
Выводы по первой главе
В рамках данного исследования было рассмотрено имя собственное как
лингвистическое явление, а также их роль в составе фразеологизмов.
Представляется важным остановится на рассмотрении следующих пунктов.
Ономастика является всеобъемлющей наукой, которая охватывает все
сферы жизни и деятельности человека. В случаях, когда необходима
идентификация или индивидуализация предмета/явления, человек
использует собственные имена как наиболее удобный способ маркировки
объекта, так как имена собственные в отличие от имен нарицательных
именно такую функцию и выполняют. Ономастика занимается мотивами
наименования, его способами и функциональной спецификой, развитием и
связью со всеми уровнями языка. Наряду с лингвистическим компонентом в
ономастических исследованиях главными являются также этнографический,
исторический, географический, социологический, литературоведческий. До
сих пор вопрос о семантичности/асемантичности имен собственных остается
открытым.
Антропонимия представляет особую область языка, так как в
антропонимах наиболее сильно отражается субъективизм каждого
отдельного индивида. Субъективность проявляется как в выборе средств
номинации, которые отражают непосредственное отношение номинатора к
именуемому, так и в самом употреблении антропонимов в речи, что также
сопровождается оценкой. Антропонимы возможно рассматривать в виде
связующего звена между человеком и окружающим его мировым
пространством, антропонимы объединяют в одно целое временной
компонент прошлого, настоящего и будущего, позволяя организовать
человеческое сообщество.
Топонимы являются одним из ключевых пластов лексики в жизни
человека. Они отражают историческое развитие человека и общества. На
процесс топонимизации влияют войны, миграции населения, этнические
контакты. Каждая историческая эпоха характеризуется своим набором
географических названий. Они образуют своеобразные разновременные
топонимические пласты. Это отражается в том, какой отличительный
признак стал определяющим в образовании топонима. Принципы отбора
этих отличительных признаков зависят от характера объекта, его положения
в пространстве, природных условий, особенностей этнокультурного и
хозяйственного укладов. Наличие множества способов образования
топонимов показывает динамику географических названий и их зависимость
от социально-политических процессов, происходящих в мире.
Фразеология является относительно молодой наукой, но за время ее
существования было несколько этапов рассмотрения фразеологизмов. С
недавнего времени фразеологизмы рассматриваются как часть культурного
кода человека и общества. ФЕ с именем собственным в качестве компонента
являются наиболее тесно коррелирующими как с историей, культурой, так и
с традициями и литературой народов, говорящих на данном языке. В составе
фразеологизма имя собственное теряет свое первоначальное значение и в
таком случае происходит трансформация первоначального значения онима,
которая требует правильной интерпретации.
Таким образом, можно сделать вывод о том, что имена собственные
отдельно и в составе фразеологизмов — комплексное многогранное явление,
которому присущи с одной стороны идентификация, маркировка объекта, а с
другой стороны наличие особой культурной составляющей.
ГЛАВА II. ИЗУЧЕНИЕ ПОТЕНЦИАЛА ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ С
ИМЕНАМИ СОБСТВЕННЫМИ НА УРОКАХ ИНОСТРАННОГО ЯЗЫКА
2.1. Семантический анализ фразеологических единиц с
антропонимическим компонентом

Для исследования фразеологизмов с именем собственным в качестве его


компонента нами было проанализированы следующие словари: «Немецко-
русский фразеологический словарь» (Бинович Л. Э. 1995), «Redewendungen
und sprichwörtliche Redensarten. Wörterbuch der deutschen Idiomatik» (DUDEN,
1992). В ходе анализа нами были выявлены 70 фразеологическая единица с
антропонимами и 27 фразеологических единиц с топонимами в их составе
(Приложение 1).
Обратимся к рассмотрению ФЕ с антропонимическим компонентом.
Хотелось бы отметить, что под антропонимами понимаются не только
личные имена людей, а также их фамилии. В собранном нами материале
употребление фамилий является таким же популярным, как и употребление
личных имен. Результаты анализа представлены ниже (Диаграмма № 1).
Диаграмма №1
Как следует из приведенных результатов исследования, большинство (42)
ФЕ с антропонимическим компонентом отражают культурно-исторические
особенности развития германских народов, но также включают в себя и
события мировой истории. Например, фигурируют имена правителей страны:
Фридрих Вильгельм II (als der Alte Fritz noch Gefreiter war - раньше, давно;
досл. «когда Старый Фриц был еще на свободе». Выражение связано с
личностью Фридриха II – королем Пруссии. Его конфликт с отцом вылился в
попытку побега в Англию в восемнадцатилетнем возрасте, на которую
Фридрих решился совместно с другом. Попытка не удалась, Фридрих и его
друг были заключены в крепость после чего его отец выразил намерение
судить обоих за дезертирство и казнить. Однако Фридриху было обещано
прощение на условиях отказа от прав на престол, чего он не принял. Его
соратни был действительно судим и обезглавлен, но в отношении Фридриха
его отец столкнулся с резкой оппозицией своему намерению сначала в лице
суда, а затем и Военного совета; к этому прибавилось и дипломатическое
давление со стороны других европейских дворов. В итоге Фридрих был
освобождён, но некоторое время пробыл в ссылке. После освобождения он
почти сразу вступил на престол и правил Пруссией до 74 лет), военных:
Готфрид Генрих Граф цу Паппенхайм (seine Pappenheimer kennen - знать, с
кем иметь дело; Паппенхайм был имперским конным генералом в
Тридцатилетней войне, который поддерживал Валленштейна. Его полк,
Паппенгеймер, считался храбрым и рыцарским. Шиллер поставил
литературный памятник им в своей драме «Валленштейн». В ней
Валленштейн прознес: «Вот так (по этому признаку) я узнаю своих
Паппенгеймеров». Популярный смысл этой цитаты был искажен в ее
популярном идиоматическом варианте, как и точная формулировка.),
Гебхард Леберехт Блюхер (rangehen wie Blücher - действовать решительно;
Блюхер отличался необыкновенной решительностью и храбростью. Как
правило, первым атаковал противника, несмотря ни на что. Разгром
завершался неотступным и энергичным преследованием. Блюхер вошел в
европейскую историю как «Marschall Vorwärts»), ученых и исследователей:
Адам Риз (nach Adam Riese - при правильном подсчете; Адам Ризе — автор
популярных арифметических книг в 16 веке. Он стал популярным из-за того,
что его произведения были написаны на немецком языке (когда все
остальные на латыни или других языках), а также из-за замены римской
системы чисел на арабскую. Он стал первооткрывателем арифметики в
немецкой культуре, благодаря ему она стала доступна простым людям.),
Христофор Колумб (das Ei des Kolumbus - простое решение сложной задачи;
По преданию, когда Колумб во время обеда у кардинала Мендосы
рассказывал о том, как он открывал Америку, один из присутствующих
сказал: «Что может быть проще, чем открыть новую землю?». В ответ на
это Колумб предложил ему простую задачу: как поставить яйцо на стол
вертикально? Когда ни один из присутствующих не смог этого сделать,
Колумб, взяв яйцо, разбил его с одного конца и поставил на стол, показав,
что это действительно было просто. Увидев это, все запротестовали,
сказав, что так смогли бы и они. На что Колумб ответил: «Разница в том,
господа, что вы могли бы это сделать, а я сделал это на самом деле».) и т.
д.
В количественном соотношении второе место занимают библеизмы. В
течение длительного времени религия была одной из главенствующих сфер
жизни человека. На основе библейских сюжетов возникло немало ФЕ.
Например, bei Adam und Eva annfangen в значении “начинать издалека,
приступать не сразу”. Этимология данного выражения связана с самой
главной историей из Библии - о сотворении мира, и связана с первыми
детьми Божьими - Адамом и Евой, от которых и берет свое начало весь род
человеческий. В связи с тем, что род людской начался давно задолго до
рождения Христа (момент, с которого принято начинать летоисчисление),
это выражение и приобрело такую семантику.
Другие истории, описанные в Библии, также стали основой для некоторых
фразеологизмов. Например, такой герой как царь Давид, упоминается в
нескольких ФЕ - David und Goliath, David und Jonathan. В первом случае
имеется в виду знаменитый поединок Давида и великана Голиафа. Этот
поединок случился в рамках бесчисленных войн еврейского народа с
другими народами за право жить на своей территории. Выйдя против
великана Голиафа, закованного в медную броню, вооруженного тяжелейшим
копьем и мечом, Давид не взял никакого оружия, кроме пращи. Давид
вложил камень в пращу, раскрутил ее над головой и так метко метнул свой
снаряд, что он поразил Голиафа прямо в лоб. Это решило исход войны,
победу в которой одержал еврейский народ. Этот поединок стал основой для
фразеологизма David und Goliath, значащий буквально “маленький и
большой”, но подразумевает мысль, что “маленький/меньше” не всегда
значит хуже, чем “большой/больше”.
Второй фразеологизм, в котором упоминается царь Давид, звучит как
David und Jonathan. В этом случае имеется в виду история долгой и крепкой
дружбы царя Давида и Ионафана. Их дружбу окрестили как “самая
настоящая мужская дружба”. Однако она не была совсем “обычной” -
Ионафан был старше Давида на тридцать лет, к тому же Ионафан был
старшим сыном первого царя народа Израиля, а Давид хотя и происходил из
древнего иудейского рода, являлся лишь обычным пастухом. Они становятся
близкими друзьями практически после первой встречи. Когда Саул, под
увлечением ненависти к Давиду, хотел умертвить его, Ионафан дважды
спасал Давида от смерти, нередко даже с опасностью для своей собственной
жизни.
Наличие мифонимов в примерно таком же количестве, что и библеизмов,
говорит о том, что мифы тоже наложили свой отпечаток на мировоззрение
германских народов равно как и христианство. Причем мифонимы,
связанные со скандинавскими мифами не так распространены, как из
греческих и римских мифов. Возможно, это объясняется с огромным в свое
время влиянием греческой и римской цивилизаций. Как и во многих других
языках, в немецком языке укрепились следующие фразеологизмы, связанные
с самыми популярными мифами: ein lukullischer Mahl, auch du Brutus? и т. д.
Среди 71 собранных нами ФЕ с антропонимами были выявлены случаи
употребления как мужских, так и женских имен (также было найдено
женское имя, являющееся производным от мужского имени - Wilhelmine).
Результаты представлены ниже (Диаграмма №2).
Диаграмма №2

Превалирующее количество мужских имен объясняется патриархальным


укладом общества на протяжении многих веков - они являлись главными
защитниками семей и целых стран. Так героями мифов и даже Библии
становились в большинстве своем мужчины, что и объясняет наличие
большего количества именно мужских имен, так как фразеологизмы
образовывались на основе библейских и мифических историй. Из мифов нам
знакомы, например, Кастор и Поллукс (wie Kastor und Pollux sein - быть не
разлей вода) - так звали двух легендарных древнегреческих героев, братьев-
близнецов, родившихся у бога Зевса и смертной Леды. Поллукс, был
бессмертен, как и его отец, а Кастору, как и матери, суждено было умереть.
Однако между братьями возникла настолько крепкая дружба, что после того,
как Кастор погиб в бою, Поллукс решил поделиться с ним частью своего
бессмертия. Зевс разрешил ему, но с условием, что впоследствии братья
будут один день находиться среди живых, другой — в мире усопших. Имена
Кастора и Поллукса — или, как их еще называли, братьев Диоскуров, —
стали символом верной и неразлучной дружбы.
Из Библии у нас уже на слуху Иаков (das ist der wahre Jakob - это как раз
тот, кто нам нужен!; источником этого изречения является библейское
повествование об Иакове и Исаве. Когда Иаков обманывает своего брата
Исава за его право первородства и благословение, Исав говорит своему
отцу: «Его справедливо зовут Якоб» (иврит «jakob» = подлый). Согласно
другой интерпретации, эту поговорку можно проследить до споров о
гробнице апостола Иакова Старшего и его костях, потому что несколько
мест сражались за потоки паломников и когда обнаруживалось, что в этом
месте Иаков не погребен, говорили «это не настоящий Иаков»), Фома (ein
ungläubiger Thomas - Фома неверующий; выражение возникло из
евангельской легенды о том, как один из апостолов, Фома, когда ему
рассказали о воскресении распятого Христа, заявил: «Если не увижу на
руках его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не
вложу руки моей в ребра его, не поверю».) и т. д. Чаще всего мужские имена
упоминаются в ФЕ, связанных с культурно-историческими особенностями
германского народа. Например, ряд ФЕ, содержащие антропоним Hans,
возникли из-за большого распространения данного имени (сравнимо с
русским именем Иван). Постепенно из-за большого количества носителей
данного имени оно перешло в имя нарицательное, обозначающее сперва
любого мужчину, а затем любого человека. Данное имя было распространено
среди крестьян, поэтому даже до сих пор иногда человек с именем Hans
воспринимается, как выходец из сельской местности, что имело
впоследствии коннотацию “глупый, необразованный человек”. В
соответствии с этим и возникли следующие ФЕ: Hans Dumm - дурачок,
глупенький; ich will Hans heißen - назовите меня дураком, если это не так.
Также имя Hans вошло в фольклор - излюбленные главные герои стали
почти поголовно называться Hans. Например, герой одного из знаменитых
произведений немецкого детского писателя Вильгельма Буша “Hans
Huckebein, der Unglücksrabe” носит имя Hans, хотя является даже не
человеком, а вороной. В ходе истории в картинках читатели узнают, что
ворона Hans Huckebein является воплощением всего плохого - из-за нее весь
дом вверх дном, она несколько раз укусила человека, а в итоге желание
напакостить еще больше приводит ее к бутылке с ликёром, которую она
успешно опустошает. В состоянии опьянения она стремится устроить еще
больший беспорядок, для этого она решает спутать нитки в пряже. Но это и
погубило ее - нитки обвили шею вороны и по стечению случайных
обстоятельств ворона повесилась на этих же нитках. Последние строки
произведения являются моралью: “Die Bosheit war sein Hauptpläsier,/ Drum” -
spricht die Tante - “hängt er hier!” (досл. Злость была его главным
удовольствием, поэтому он и висит здесь). Имя Hans Huckebein перекочевало
в быт немцев с семантикой “горемыка, несчастный”.
Из Библии лишь одно женское имя вошло в фонд фразеологизмов
немецкого языка - Ева (im Evakostüm sein - быть голой). ФЕ, связанные с
мифами, тоже не являются исключением: только одно имя стало
компонентом фразеологизма - Пандора (der Büchse der Pandora - ящик
Пандоры; в древнегреческом мифе о Пандоре говорится, что когда-то люди
жили безбедно, пока Прометей не похитил у богов огонь. За это
разгневанный Зевс послал на землю красивую женщину — Пандору. Она
получила от Зевса ларец, в котором быди заперты все человеческие
несчастья. Пандора, подстрекаемая любопытством, открыла ларец и
рассыпала все несчастья.). Большая часть женских имен прослеживается в
ФЕ, связанных с культурно-историческими особенностями развития
немецкоязычного населения. В большинстве своем это имена, ставшие в свое
время довольно распространенными и вследствие этого перешедшие в разряд
имен нарицательных - ставшие маркерами выходцев из германского
пространства. Это такие имена, как: Grete (jeder Hans findet seine Grete -
каждый найдет себе вторую половинку; имена Hans и Grete в своё время
являлись самыми распространёнными мужским и женским именем
соответственно. Со временем Hans приобрело значение «любой мужчина»,
а Grete «любая женщина». Также есть версия о связи со сказкой братьев
Гримм «Гензель и Гретель», однако в ней Гретель находит Гензеля, а не
наоборот.), Elisabeth (Lieschen Müller - деревенщина, простофиля; имя Liese,
Lieschen было очень распространенным женским именем, характерным для
простонародья. Этим именем часто называли домашнюю прислугу.
Фразеологическим единицам, содержащим это личное имя, присущ, как
правило, несколько пренебрежительный оттенок, с каким говорят о людях
низшего сословия. "Лизхен Мюллер"; имеет собирательное значение,
употребляется по отношению к обывателю, преимущественно если речь
идет о художественном вкусе средних слоев), Mechtild (hier geht es zu wie auf
Matzens Hochzeit - тут пир горой, тут дым коромыслом; «Metze»
сокращение от Mechthild и обобщенное, типичное имя для крестьянских
девушек в литературе позднего средневековья. В этот период сохранились
несколько стихотворений средне-немецкого происхождения из свадьбы
Метцен, которые рассказывают всевозможные невероятные вещи о
свадьбе и рассказывают, как это было роскошно и обильно), Wilhelmine (j-n
zur Minna machen - выругать кого-то, отчитать; «Minna» сокращение от
«Wilhelmine», было чрезвычайно популярным именем в 19 веке. Так как
многие служанки назывались так, это имя стало синонимом слова
«служанка, домашний работник». Фраза относится к тому факту, что
служанкам часто делали выговоры и плохо обращались с ними).
Для определения происхождения антропонимов нами был изучен сайт
vorname.com, где по каждому запрашиваемому имени можно было
ознакомиться с формой словообразования данного антропонима, узнать его
происхождение. По происхождению антропонимов нами были получены
следующие результаты (Таблица №1).
Таблица №1

№ Происхождение Пример Кол-во


1 еврейское Johannes (Hans), Laban, Matthäi 16
2 германское Otto, Heinrich, Oskar 11
3 греческое Bacchus, Morpheus 10
4 латинское Amor, Max 10
5 славянское Potemkin 1
Итого 48

Как следует из результатов анализа, имена еврейского происхождения


преобладают над другими. Этот факт не удивителен: сам процесс
христианизации длился несколько веков, а впоследствии христианская
религия глубоко обосновалась в жизни и сознании немецкоязычного
населения. Конечно же, этими именами являются библейского
происхождения. Например, Johannes (dastehen wie ein hölzerner Johannes -
стоять как истукан; поговорка, которая больше не распространена
сегодня, относится к деревянным изображениям Иоанна Крестителя,
которые были распространены в более ранних веках в салонах и на улицах),
ставшее впоследствии Hans; Laban (ein langer Laban – дылда; библейский
Лаван в первой книге Моисея никогда не описывается как особенно высокий.
Но вполне возможно, что мысль о том, что Иакову пришлось долго
работать у Лавана, привела к этому выражению. Из-за наличия нескольких
сем у слова «lang» в немецком языке («высокий», «долгий») возникло
нынешнее значение выражения); Matthäi (es ist noch nicht Matthäi am letzten -
еще не все потеряно; возможно, в выражении ссылка на апостола Матфея,
который по профессии был сборщиком налогов. Библия говорит в последней
главе Евангелия от Матфея: «Итак, иди и делай учеников всеми народами:
крести их во имя Отца, Сына и Святого Духа и учи их соблюдать все, что Я
заповедал тебе. И вот, Я с тобой каждый день до конца света». Этот
«конец света» интерпретируется в высказывании в финансовом и
биологическом смысле) и многие другие имена.
Далее следуют антропонимы германского происхождения, то есть
древнегерманские имена или их формы. К таким относятся, например: Otto
(Otto Normalverbraucher - среднестатистический потребитель; восходит к
фильму "Berliner Ballade", снятому в Западной Германии в 1948 г. В нем
изображается вернувшийся в Берлин солдат Отто Нормальфербраухер,
который описывается, как среднестатистический человек. Также фамилия
Отто основана на надписи "Только для обычных потребителей", которая
стояла на марках для распределения продуктов питания, которые
выпускались с начала войны и еще через несколько лет после окончания
войны. Само имя Отто с императорских времен означало выражение
почтения, восхищения), Heinrich (ein sanfter Heinrich - скромный человек;
Личное имя Heinrich встречается так же часто, как и Hans. Имя Heinrich
получило большое распространение, видимо, по двум причинам: это имя
чаще всего носили немецкие кайзеры, а с другой стороны, имя давалось
новорожденному в честь святого Генриха II. В качестве имени
нарицательного оно может употребляться со значением "человек",
"парень". Как и Hans, имя Heinrich обезличивается и приобретает значение
"всякий", "каждый"), Oskar (frech wie Oskar - нахал из всех нахалов; эта
фраза берет свое начало из мультсериала "Оскар, Супермышь", который
был выпущен в 1942-1961 годах и впервые вышел в эфир на немецком
телевидении в 1979 году. Оскар – маленький мышонок, который должен
пробиваться через проблемы в одиночку. Он находит убежище в
супермаркете и ест там супер-сыр, который превращает его в супер-мышь.
После этого он отправляется на поиски своих захваченных друзей. В своих
спасательных операциях он борется с кошками и другими опасностями. Его
друзья выжили во многом благодаря дерзости Оскара) и многие уже
вышеупомянутые антропонимы. Наличие такого довольно большого
количества антропонимов германского происхождения говорит о том, что
несмотря на долгий и повсеместный процесс христианизации, имена с
германскими корнями не окончательно вытеснились и продолжают
существовать по сей день.
Имена греческого происхождения связаны с древнегреческими мифами -
Bacchus (Bacchus huldigen - пить вино; Бахус — древнегреческий бог вина.
Досл. «почитать Бахуса, преклоняться перед ним»), Morpheus (in Morpheus
Armen sein – заснуть; Морфей — древнегреческий бог снов) и т. д.
Многие антропонимы латинского происхождения также восходят к мифам
Древнего Рима - Amor (von Amors Pfeil getroffen sein - быть влюбленным;
Купидон (Амур) - римский бог любви. При себе у него были стрелы,
которыми он стрелял в людей, тем самым влюбляя их друг в друга), а также
случаи, когда антропонимы римского происхождения вошли в повседневную
жизнь немецкоязычного населения - Max (den strammen Max spielen -
хвастаться; данное имя стало одним из самых распространенных мужских
имен в 19 веке, перешедшее в разряд имен нарицательных). Такую
тенденцию можно объяснить тем, что в свое время Римская Империя
охватывала буквально половину земного шара, от Африки до Скандинавии.
Их правление длилось не одно десятилетие, неудивительно, что римские
имена перекочевали в антропонимикон других народов, германские племена
не являются исключением.
Удивительным с первого взгляда кажется наличие славянского
антропонима, хоть и одного - Potemkin (die Potemkinschen Dörfer - обман,
“потемкинские деревни”). Данная ФЕ появилась в связи с легендой о
Григории Потемкине - талантливом политике времен Екатерины II. Главным
его достижением было присоединение к России Крыма и Новороссии, куда
вскоре решила приехать императрица, чтобы увидеть новые владения. Желая
поразить государыню богатством завоеванных земель, которыми он
управлял, Григорий Потемкин распорядился устроить несколько показов
благополучных поселений, потешить императрицу Екатерину II
великолепием на самом деле бедных деревень. Были построены декорации
сельских зажиточных домов, которые перевозили с одного места на другое.
По всему пути высокопоставленных гостей встречали празднично одетые
местные жители. Склады были наполнены мешками с песком вместо муки, а
одно откормленное стадо коров перегоняли ночью, пока путешественники
спали. Данное явление стало приравниваться к обману и вскоре стало
фразеологизмом, и как можно понять, во многих языках.
Исследуемые фразеологизмы с антропонимическим компонентом были
проанализированы в плане актуализации значений ФЕ, содержащих
антропонимический компонент (Таблица №2):
Таблица №2
Квантитативное соотношение актуализируемых значений ФЕ с
антропонимическим компонентом
№ Обозначение Примеры Кол-во
1 действие den alten Adam ausziehen 22
(избавиться от
старых привычек)
2 качество человека der getreue Eckart 17
(быть верным
другом)
3 оценка (назовите da will ich Matz heißen! 14
меня дураком, если
это не так)
4 физическое явление wie ein Damoklesschwert über j-n/ 4
(опасность) über j-s Haupt hängen
5 социальное явление Herkules am Scheidenwege 2
(нерешительный
человек)
7 сакральное явление Freund Hein 1
(смерть)
8 внешность ein langer Laban 3
(высокий рост)
9 характер действия für den Alten Fritzen 3
(зря)
10 обозначение blauer Heinrich 2
предмета (блюда)
11 обозначение Hänschen im Keller 1
человека (ребенок в
утробе)
14 побуждение к will Heinz nicht, so muss Kunz 1
действию
Итого 70

Из выше представленных результатов анализа заметно, что ФЕ с


антропонимическим компонентом часто употребляются для обозначения
различного рода действий. Например, der alte Adam regte sich - старые
инстинкты проснулись. Большая часть ФЕ (12) содержат антропонимический
компонент, отображающий культурно-исторические особенности развития
немецкого этноса, например, Mätzchen machen - валять дурака, восходит к
сокращенной форме Matz от имени Matthäi; dastehen wie ein hölzerner
Johannes – стоять как истукан, связано с деревянными изображениями
Иоанна Крестителя, распространенными в самых разных местах городов; den
Satan durch Beelzebub bannen – клин клином вышибать, имена Вельзевул и
Сатана являются разными вариантами имени Дьявола, поэтому досл.
«заклинать Сатану Вельзевулом», что означает бессмысленность действия.
Вторыми по частотности являются ФЕ с антропонимическим
компонентом, обозначающими качества человека. Например, Hansdampf in
allen Gassen - мастер на все руки, умелец, связано с литературным героем
романа «Der abenteuerliche Simplicissmus» (1667), автор которого Ганс Якоб
Кристоффель фон Гриммельсгаузен. Большая часть ФЕ (11) отображает
культурно-исторические особенности развития немецкого этноса, например,
Hans Guck-in-die-Luft - зевака, разиня, появилось из литературного
произведения Генриха Гофмана “Степка-растрепка”; der getreue Eckart –
верный друг, заимствовано из германской мифологии, где Эккарт являлся
верным стражем верной Харлунги; Lieschen Müller – деревенщина,
простофиля, образовано от распространенного в крестьянстве имени Liese.
Далее следует не менее малочисленная группа ФЕ с антропонимическим
компонентом (14), выражающие оценку говорящего к какому-либо явлению
или другому человеку/предмету. Например, Was Hänschen nicht lernt, lernt
Hans nimmermehr - чему смолоду не научишься, того и под старость знать
не будешь. В данном фразеологизме антропоним Hans употребляется дважды,
но в разных формах: во втором случае антропоним не изменен, но в первом
антропоним приобретает уменьшительно-ласкательный суффикс -chen. При
помощи данного суффикса обозначается младшее поколение. Большая часть
ФЕ (8), выражающая оценку, отображает культурно-исторические
особенности развития немецкого этноса, например, ранее упомянутый
фразеологизм seine Pappenheimer kennen - знать, с кем иметь дело; связано с
полком Паппенгейма (главнокомандующий войсками во время
Тридцатилетней войны Готфрид-Генрих цу Паппенгейм), прославившимся
своей храбростью.
ФЕ с антропонимическим компонентом, обозначающие явления, являются
четвертой по численности категорией. Например, der alte Adam - старые
привычки. В представленных 7 ФЕ данной категории равное количество (по
3) занимают мифонимы (напр. der Büchse der Pandora) и ФЕ, отражающие
культурно-исторические особенности немецкого этноса (Freund Hein -
смерть; данное обозначение смерти впервые появилось в произведениях М.
Клаудиуса, но также стало упоминаться и в многих других).
Для обозначения внешности нами было выделено 3 ФЕ, содержащих
антропонимический компонент. Примечательно, что в фонде фразеологизмов
немецкого языка наблюдается различие в обозначении внешности мужчины
и женщины. Так для обозначения наготы мужчины используется ФЕ im
Adamskostüm sein, а для обозначения женской наготы im Evaskostüm sein. Все
выражения (3) являются библеизмами.
Также нами были обнаружены 2 ФЕ с антропонимическим компонентом,
служащие для обозначения предметов. Таковыми являются blauer Heinrich -
перловая каша, stolzer Heinrich - рисовая каша, а также современное
название блюда с жареными колбасками. Происхождение данных ФЕ
восходит ко временам правления Фридриха Вильгельма I. Им был назначен
так называемый “Armendirektor” - директор по делам бедных, чье имя было
Heinrich. При этом директоре подавался жидкий суп в металлических мисках,
которые придавали пище голубоватый оттенок (отсюда прилагательное blau в
составе ФЕ). Происхождение ФЕ с прилагательным stolz до конца не
выяснено, но имеется версия о том, что рис редко отдавали бедным, но если
такое происходило, то директор гордился собой и страной.
Не менее удивительным фактом было для нас обнаружение выражения,
обозначающего плод в утробе матери - Hänschen im Keller. Данное
выражение произошло из шутливых названий стаканов Hänschen im Keller и
Gretchen in der Küche. Как объясняется в словаре [Eiselein, 1840, 281], эти
стаканы были из серебра и позолоты, футом в длину, а емкость, в которую
наливалась жидкость, имела форму раковины. Данный стакан имел такое
устройство, что при попадании жидкости в емкость, на краю образовывалось
отверстие, которое напоминало либо маленького мальчика, либо маленькую
девочку (в зависимости от типа стаканов). Такие шуточные названия
появились из-за того, что чаще всего из таких стаканов пили женщины,
желавшие иметь детей.
Кроме этого, была найдена ФЕ с антропонимическим компонентом,
побуждающая к выполнению действия: will Heinz nicht, so muss Kunz - чего не
делает один, делает другой. Имена Heinrich (Heinz/Hinz) и Konrad (Kunz) в
свое время вошли в немецкий язык в качестве имен нарицательных,
послуживших обозначению любого человека. В данном случае упомянуты
два разных имени, чтобы сделать упор на значение “не один, так другой”.

2.2 Семантический анализ фразеологических единиц с топонимическим


компонентом

Обратимся к рассмотрению ФЕ с топонимическим компонентом. С


наглядными результатами можно ознакомиться далее (Диаграмма №3).
Диаграмма №3
Ойконимы (названия населенных пунктов) являются самой большой по
численности группой топонимов в составе ФЕ. Это может объясняться тем
фактом, что для большинства людей главным было ориентироваться в
ближайших населенных пунктах, а не в соседних странах, так как
большинство населения составляло крестьянство. Многие из них жили всю
свою жизнь в одной деревне/одном городе, некоторые переезжали в
близлежащие поселения, но мало кто отправлялся слишком далеко. Но
некоторые ойконимы появились во фразеологическом фонде благодаря
историческим событиям - Kanossa (ein Gang nach Kanossa - покаяние) связано
с войной римских пап и императоров Священной Римской Империи, а
конкретно с путешествием Генриха IV из Шпейера в Каноссу и связанными с
ним событиями, хождение в Каноссу означало победу римских пап и
унижение императоров). Также среди ойконимов нередко встречаются и
библейские названия городов - Damaskus (sein Damaskus erleben - стать
совершенно другим человеком после какого-то события; связано с
обращением Саула в христианскую веру, после чего он получил имя Павел.
Веру в христианство он обрел по пути в Дамаск), Sodom und Gomorrha
(Sodom und Gomorrha - дикий хаос; Содом и Гоморра - два известных
библейских города, которые были уничтожены Богом за грехи их жителей).
Хоронимы появились во многом благодаря определенным событиям,
которые происходили в какой-то стране и “прославили” эту страну на весь
мир. Например, Frankreich (leben wie Gott in Frankreich - как сыр в масле
кататься; распространено мнение о роскошной жизни духовенства во
Франции до Французской революции), Holland (das ist Holland in Not/in Nöten
- положение пиковое; одна из интерпретаций связана с опасностью для
Голландии из-за низкого уровня моря). Но нередко это крылатые фразы из
литературных произведений - Arabien (alle Wohlgerüche Arabiens -
всевозможные ароматы; У. Шекспир “Макбет”).
Гидропонимы в составе ФЕ являются названиями рек, которые имели
огромную важность в мифах или библейских историях. Например - Lethe
(lasst uns Lethe trinken - забудем про это; Лета - в древнегреческой
мифологии источник и одна из пяти рек, протекающих в подземном царстве
Аида, река забвения).
В ходе исследования был проведен анализ этимологического
происхождения топонимического компонента описываемых ФЕ. Для
установления происхождения топонимов нами был проанализирован
“Краткий топонимический словарь” [Никонов, 1966]. Наглядные результаты
представлены ниже (Таблица №3).
Таблица №3

№ Происхождение Пример Кол-во


1 греческое Athen, Philippi 7
2 германское Ypern, Frankreich 6
3 латинское Rhodus, Kassel 5
4 еврейское Jordan 3
5 арабское Arabien, Madrid 2
6 китайское Peking 1
7 славянское Polen 1
Итого 25

Анализ происхождения топонимов в составе ФЕ выявил, что больше всего


встречаются топонимы греческого происхождения. Часть из них восходит к
мифам Древней Греции, например: aus der Charybdis in die Scylla geraten -
попасть из огня в полымя. Связано с древнегреческим мифом о морских
чудовищах Сцилла и Харибда, которые поджидали моряков в открытом
море. Как позднее выяснилось, Сцилла - название Мессинского пролива
между Апеннинским полуостровом и островом Сицилией, а превратилось это
название в морского чудовища, потому что данный участок был крайне
узким, и далеко не все морские суда могли преодолеть его. По поводу
Харибды до сих пор ведутся дискуссии - это могло быть старое название
одного из похожих участков недалеко от Сциллы, либо видоизмененное
название соседнего полуострова Calabria. Также топонимы греческого
происхождения берут свое начало и из библейских сюжетов, например:
Krethi und Plethi - сброд. Хелефеи и Фелефеи (или критяне и филистимляне)
— две этнические или социальные группы, упоминающиеся в Библии.
Состояли при дворе царя Давида и царя Соломона, по-видимому, исполняли
роль элитных телохранителей царей. Однако, до сих пор неясно, почему в
настоящее время данное понятие употребляется в негативном ключе.
Германское происхождение топонимических компонентов в
анализируемых ФЕ позволяет судить лишь о том, что в том виде, в котором
ФЕ сейчас существуют, означает, что они произошли из германских языков,
так как их нельзя отнести в одну определенную группу. Например, имеет
место отражение культурно-исторических реалий - ein Nürnberger Trichter
(средство к быстрейшему достижению цели; возникло благодаря учебнику
поэтики “Poetischer Trcichter”, написанному нюрнбергским писателем
Георгом Харсдорффером, в учебнике объяснялись основы немецкой поэтики
и рифмованного искусства без использования латинского языка).
Топонимы еврейского происхождения имеют корни в библейских
сюжетах. Например, über den Jordan gehen -умереть (Иордан - река, через
которую еврейский народ перешел в Землю Обетованную, христианская
литература позже интерпретировала этот переход символически - как вход в
Царство Небесное).
Из латыни в фразеологический фонд немецкого языка пришли следующие
топонимы: Kassel (ab nach Kassel - скатертью дорожка; четкая этимология
так до конца и не выявлена, но доминирует версия, связанная с войной
Англии против колоний Северной Америки в 18 веке. В этот период Англия
вербовала солдатов в районе Германии, а Кассель был в качестве
центрального сборочного лагеря) и Rom (Rom ist auch nicht an einem Tag
erbaut worden - и Рим не один день строился; Рим появился со временем
благодаря объединению различных небольших поселений и это высказывание
относится к тому факту, что это заняло длительное время).
Арабские языки также привнесли свой вклад во ФЕ с топонимическим
компонентом - к ним относится, например, топоним Madrid (fern von Madrid -
у черта на куличиках). Происхождение данного выражения связано с
королем Филиппом, который выгнал маркизу Мондекар из королевского
двора за непристойное поведение. При этом он произнес: “Deswegen
vergönne ich Ihnen zehn Jahre Zeit fern von Madrid darüber nachzudenken!”.
Также нами были найдены по одному топониму с китайским и славянским
происхождением - wenn in Peking ein Sack Reis fällt (совершенно не важно;
существуют многочисленные версии, но доминирует одна: так как рис
является одной из основных пищевых культур в Китае, которую
обрабатывает подавляющее количество населения, то и мешков с самим
рисом довольно много - как минимум по 2-3 на одного человека.
Соответственно, мешков с рисом много, и если один из них упал, то это не
страшно, всегда можно найти другой) и noch ist Polen nicht verloren (еще не
все потеряно; высказывание появилось из гимна Польши).
Анализируемые ФЕ с топонимами были проанализированы для
актуализации значений (Таблица №2):
Таблица №2
Квантитативное соотношение ФЕ с топонимическим компонентом по
актуализации значений
№ Обозначение Примеры Кол-во
1 оценка Krethi und Plethi 15
(пренебрежение)
2 действие (делать что-то Eulen nach Athen tragen 5
бесполезное)
3 явление (обращение в Der Weg nach Damaskus 3
веру)
4 побуждение к hic Rhodus, hic salta 3
действию
5 обозначение aussehen wie Tod von Ypern 1
внешности
Итого 27

Из выше представленных результатов анализа следует, что ФЕ с


топонимическим компонентом часто употребляются для обозначения оценки
говорящим какого-либо действия/явления. Например, so spielt man in Venedig
- вот как надо играть; пришло из карточных игр. Связь с Венецией может
предположительно объясняться тем, что в Венеции появилось первое казино.
Среди выделенных нами 15 ФЕ большая часть (10 единиц) представлена
ойконимами (например: alle Wege führen nach Rom - все действия ведут к
одному результату; fern von Madrid - у черта на куличиках, leben wie Gott in
Frankreich - как сыр в масле кататься).
Вторыми по частотности являются ФЕ с топонимическим компонентом,
обозначающими различные действия. Например, in Rom gewesen sein und den
Papst nicht gesehen haben - не увидеть самого важного. Выражение возникло
из общеизвестного факта - главным и важным человеком в Риме был Папа
Римский, поэтому “быть в Риме и не увидеть Папу Римского” стало
синонимом “не увидеть важного”. Среди анализируемых нами 5 ФЕ большая
часть (4) выражена ойконимами (sein Damaskus erleben - стать совершенно
другим человеком).
Далее следует группа ФЕ с топонимическим компонентом (3),
выражающая явления. Например, ein Gang nach Kanossa - покаяние. Все 3 ФЕ
выражены ойконимами.
ФЕ с топонимическим компонентом, обозначающие побуждение к
действию, являются четвертой по численности категорией (3 ФЕ). К этой
категории относится, например, фразеологизм ab nach Kassel - скатертью
дорожка. Среди 3 ФЕ было выявлено 2 ойконима и 1 гидропоним (Lethe).
Также нами была обнаружена 1 ФЕ с топонимическим компонентом,
служащая для описания внешности человека. Таковым является aussehen wie
Tod von Ypern - быть бледным, как смерть. Выражение появилось благодаря
Первой мировой войне. В этот период, а именно в 1915, в городе Ипр было
впервые применено химическое оружие - хлор, а также в 1917 году в этом же
городе был впервые применен горчичный газ, получивший позднее название
“иприт” в соответствии с названием города.

2.3. Методика работы с фразеологическими единицами на уроках


иностранного языка

Согласно программным требованиям, предъявляемым к обучению


иностранному языку, овладение лексическим материалом способствует
формированию лингвистической, социолингвистической и социокультурной
компетенции школьников.
В формировании социокультурной компетенции большое значение
приобретает работа над фоновой и безэквивалентной лексикой, не имеющей
соответствий в родном языке. Это предполагает обращение к
лингвострановедческому комментарию как средству расширения фоновых
знаний и, кроме этого, использование комплекса упражнений, направленных
на овладение именно этой частью лексики.
Вслед за Е. Н. Солововой под лексическим навыком мы понимаем
«способность мгновенно вызывать из долговременной памяти эталон слова в
зависимости от конкретной речевой задачи, а также включать его в речевую
цепь». [Соловова, 2005] На основании существующих в методике этапов
формирования лексического навыка нами были определены этапы
формирования лексического навыка применительно к фразеологическим
единицам:
 этап презентации блока фразеологических единиц;
 этап сравнения фразеологических единиц в иностранном и родном
языках (этап компаративного закрепления формы и значения
фразеологических единиц);
 этап узнавания, понимания и запоминания фразеологических единиц;
 этап начального осознанного употребления фразеологических единиц
для реализации адекватного коммуникативного намерения в
отдельных высказываниях и в подготовленной продуктивной речи;
 этап обучения употреблению фразеологических единиц для выражения
коммуникативного намерения в неподготовленной речи.
Каждый из этапов имеет свои задачи и особенности. Для реализации
данных этапов на практике необходимо наполнить их специально
подобранным и последовательным комплексом упражнений по обучению
фразеологическим единицам.
Основной единицей учебного процесса является упражнение. Вслед за С.
Ф. Шатиловым под упражнением мы понимаем «специально организованное
мероприятие в условиях одного или многоразового выполнения ряда
операций или действий речевого или языкового характера» [Шатилов, 1986,
55]. Однако единичное упражнение при обучении иноязычной речи почти
никогда не дает конечного эффекта, отсюда возникает необходимость
согласования упражнений, необходимость создания определенной
системности упражнений.
Под системой упражнений понимается такая совокупность необходимых
типов, видов и разновидностей упражнений, выполняемых в такой
последовательности и в таком количестве, которые учитывают
закономерности формирования навыков и умений в разных видах речевой
деятельности в их взаимодействии и обеспечивают максимально высокий
уровень владения языком. [Шатилов, 1986].
Известно, что система упражнений представляет собой высшую единицу в
иерархии групп упражнений (группа упражнений —> цикл —> серия —>
комплекс —> подсистема —> система упражнений) и является средством
обучения речевым умениям во всех видах речевой деятельности.
В методике обучения иностранным языкам существуют различные
классификации упражнений - языковые и речевые (И. В. Рахманов);
языковые, предречевые и речевые (С. Ф. Шатилов); условно-
коммуникативные / условно-речевые и коммуникативно-речевые (Е. И.
Пассов). Деление упражнений на языковые и речевые имеет методическую
целенаправленность и не оставляет без внимания процесс формирования
навыков и умений. Таким образом, предложенный комплекс упражнений по
обучению немецким фразеологическим единицам будет включать
упражнения двух основных типов:
1) языковые упражнения, предназначенные для осмысления и
запоминания структуры и значения отобранных фразеологизмов;
2) речевые упражнения, направленные на понимание и употребление в
речи предварительно изученных фразеологизмов и способствующие, таким
образом, их прочному усвоению.
Речевые упражнения будут разделены на предречевые и собственно
речевые. Различие между предречевыми и собственно речевыми
упражнениями в данной работе в основном сводится к следующему - при
выполнении собственно речевых упражнений конкретный выбор языковых
средств зависит в значительной мере от самого студента; при выполнении
предречевых упражнений выбор языковых средств сильно сужен или вовсе
отсутствует.
Названные типы упражнений подразделяются на отдельные виды
упражнений (перевод, подбор пропущенных в тексте фразеологических
единиц и т.д.).
Языковые упражнения используются на следующих этапах формирования
лексического навыка применительно к фразеологическим единицам: этап
презентации блока фразеологических единиц; этап сравнения
фразеологических единиц немецкого и русского языков (этап
компаративного закрепления формы и значения фразеологических единиц);
этап узнавания, понимания и запоминания фразеологических единиц.
К языковым упражнениям относятся следующие виды:
1. Распознавание фразеологических единиц на слух и их вычленение из
предложенных диалогов;
2. Подбор пропущенных компонентов фразеологических единиц;
3. Сопоставление немецких фразеологических единиц с их русскими
эквивалентами.
Как уже было отмечено выше, используемые нами речевые упражнения
подразделяются на предречевые и собственно речевые.
К предречевым относятся: образование предложений из отдельных слов и
словосочетаний; употребление фразеологизмов в заданной типичной
ситуации, переводные упражнения. Предречевые упражнения используются
на этапе начального осознанного употребления фразеологических единиц
для реализации адекватного коммуникативного намерения в отдельных
высказываниях и в подготовленной продуктивной речи.
1. Условно-комуникативные упражнения
Например: (Представьте ситуацию: вы и ваш друг (подруга) готовитесь к
дню рождения вашего друга или подруги. Вы должны выбрать подарок для
него или нее, и вы идете в магазин. Составьте диалог или монолог по
данному сюжету, используя фразеологические единицы, или, например,
описание эпизода, иллюстрирующего ту или иную пословицу).
2. Коммуникативные упражнения, цель которых состоит в овладении
набором фразеологических единиц и умении их употреблять в целях
реализации адекватного выражения того или иного коммуникативного
намерения. Условно-коммуникативные и коммуникативные упражнения
используются на этапе обучения употреблению фразеологических единиц в
неподготовленной речи [Рогова, 1975].
Таким образом, разрабатываемый комплекс упражнений по обучению
фразеологическим единицам немецкого языка способствует
предупреждению типичных ошибок при употреблении фразеологизмов.
Повторяемость активизируемых фразеологизмов, предусмотренная в
комплексе, соответствует реальным возможностям лимита времени,
отведенного на изучение той или иной темы.
Учащиеся, успешно прошедшие курс обучения по формированию
лексического навыка на базе фразеологических единиц немецкого языка, в
дальнейшем смогут самостоятельно при помощи изученных
фразеологических единиц выражать свои чувства, мысли и намерения в
более точной и естественной форме.
Основываясь на перечисленных этапах работы с ФЕ, нами был разработан
комплекс упражнений с использованием ФЕ с антропонимическим и
топонимическим компонентами.
1. Посмотрите на нижеприведенные имена. Попробуйте отгадать, какое
происхождение они имеют (к какому народу они относятся).
Otto, Lorenz, Hans, Grete, Thomas, Pandora, Peter.
Правильные ответы: германское происхождение, латинское, еврейское,
германское, еврейское, греческое, греческое.
В рамках первого упражнения проверяются фоновые знания учеников и
степень развития их языковой догадки.
2. Взгляните на данные имена. Узнаете ли вы какие-то из них? Если да, то
что вы знаете о людях, которые носили эти имена? Расскажите на немецком
(2-5 предложений).
Goliath, Friedrich Wilhelm I, Lukullus, Pappenheimer.
Материалы для учителя:
1) Goliath (Голиаф) — ein Gigant aus der Bibel. Er wurde durch sein Duell
mit David bekannt. Goliath war sehr hoch von Wuchs und David umgekehrt –
sehr klein. Dadurch wurde eine Redewendung entstanden – David und Goliath –
sie bedeutet „klein und groß“.
Zum Beispiel: FC „Fakel“ und „Liverpool“ sind wie David und Goliath.

2) Friedrich Wilhelm I – König von Preußen.Er wurde durch seine Liebe zur
Militärkunde bekannt. Er gab sehr viel Geld für sein Armee aus, es blieb wenig
davon für den Staat. Deswegen führte er viele Steuerreformen durch, damit das
Volk mehr Geld gab und Friedrich das Geld wieder für die Armee ausgeben
konnte. Dank dieser Tatsache ist eine Redewendung entstanden – etwas für den
Alten Fritzen machen – etwas umsonst machen.

3) Lukullus – ein römischer Militärchef. Er lebte in der Zeitperiode, als das


Römischer Kaisertum eine der Großmächte war. Während dieser Zeit bekamen
und aßen die Leute nur die besten Lebensmittel. Und der Hochadel (inkl.
Lukullus) hatte die reichsten Mähler. Lukullus war angeblich der bekannteste
Mensch, der solche Mähler hatte. Deswegen ist eine Redewendung entstanden –
ein lukullisches Mahl - üppiges und genussreiches Essen.
4) Gottfried Heinrich Graf zu Pappenheim - war ein General im
Dreißigjährigen Krieg. Er war ein äußerst gebildeter Mensch. Er galt zwar als
impulsiv und draufgängerisch, doch zugleich auch als furchtlos und zuverlässig.
Seine Charakterzüge ließen sich leicht mit dem Selbstverständnis der Kürassiere
in Einklang bringen. Die Entschlossenheit seines Regiments wurde redensartlich
festgehalten: „Ich kenne meine Pappenheimer!“ Einer vom Regiment
Pappenheimer zu sein, stand damals für unbedingten Mut, Treue und Tapferkeit.
Die Bedeutung der Redewendung ist – wissen, wer dein Gegner ist.

Второе упражнение предполагает также проверку и активацию фоновых


знаний учеников и ознакомление их с неизвестными историческими
личностями, которые послужили для появления фразеологизмов в немецком
языке, а также объяснение самих фразеологизмов.
3. Взгляните на нижеприведенные слова. Откуда они появились? Что вы
знаете про них?
Kanossa, Jordan, Venedig, Lethe, Ypern.
Материал для учителя:
1) Kanossa – eine italienische Stadt. Sie wurde durch ein Ereignis bekannt: im
Mittelalter (10.-11. Jahrhunderte) kämpften das römischer Papsttum und die
deutschen Kaiser. Der Höhepunkt war, als der Papst den Kaiser Kirchenbann
verhängte. Heinrich IV. ging zu Papst Gregor VII. zur Burg Canossa. Dies war
notwendig geworden, nachdem Heinrich IV. exkommuniziert worden war. Er soll
drei Tage lang kniend um Einlass gefleht haben. Heute wird „Gang nach
Kanossa“ oder „ein Kanossagang“ als „erniedrigend empfundener Bittgang“
gebraucht.

2) Jordan - ist ein Fluss im Nahen Osten. Gemäß der jüdischen Überlieferung
bildete der Jordan die Grenze des Landes Israel zu den anderen „Völkern“ nach
der sogenannten Landnahme. Sein Überschreiten als Übergang aus der
feindseligen Fremde in das Land der Verheißung wird daher häufig als Allegorie
für das Sterben verwendet, so auch in der deutschen Redensart „über den Jordan
gehen“.
3) Venedig – eine italienische Stadt. Venedig ist durch vieles bekannt – Masken,
Brücken, Wasserkanäle usw. Aber Venedig war auch die erste Stadt, wo das
Kasino zum ersten Mal gebaut und gespielt wurde. Folgenderweise entstanden
viele neue Wörter und Redewendungen daraus, zum Beispiel „so spielt man in
Venedig!“. Das bedeutet „so soll man spielen, das ist richtig“.

4) Lethe - ist einer der Flüsse in der Unterwelt der griechischen Mythologie.
Der Name selbst bedeutet „Vergessen, Vergessenheit“, das war auf solcher Weise
der Fluss der Vergessenheit. Die Wendung „lass uns Lethe Trinken“ bedeutet
daraus „lass uns vergessen“.
Данное упражнение подразумевает активацию фоновых знаний учеников
и предоставление им новых знаний, ознакомление с новыми выражениями.
Также на основе информации о ФЕ с антропонимическим и
топонимическим компонентами предлагается проведение небольшого квиза.
По желанию учителя он может быть дополнен заданиями или изменен.
1. Какое из нижеприведенных слов произошло из Библии?
а) Eckart b) Herkules c) Jakob d) Lukullus
Правильный ответ: с.
2. Что обозначает выражение «bei Adam und Eva anfangen»?
a) маленький и большой b) жить впроголодь c) источник бед d)
начинать издалека
Правильный ответ: d.
3. Какое выражение связано с Фридрихом Вильгельмом I?
a) zur Minna machen b) für den Alten Fritzen machen c) als der Alte
Fritz noch Gefreiter war d) das ist Holland in Not
Правильный ответ: b.
4. Какое имя является эквивалентом русскому имени «Иван»?
a) Hans b) Jakob c) Jonathan d) David
Правильный ответ: а.
5. Какое выражение имеет значение «переродиться, стать новым
человеком»?
a) den Augiasstall reinigen b) den Satan durch Beelzebub bannen c) sein
Damaskus erleben d) Eulen nach Athen bringen
Правильный ответ: с.
Также нами был разработан небольшой комплекс упражнений по
закреплению ФЕ с антропонимическим и топонимическим компонентом на
уроках иностранного языка. Ниже приведен пример комплекса с
антропонимом «Hans». Вместо этого можно использовать и другие ФЕ.
1. Ознакомьтесь с данными выражениями и их переводами. После этого
закройте русский перевод и переведите по памяти немецкие выражения.
Затем то же самое, но наоборот.
Hans Dumm - дурачок
Hans Hasenfuß - трусишка
Hans Huckebein – неудачливый человек
Hans Ohnesorge – беззаботный человек
Hansdampf (in allen Gassen) – умелец
Hans Guck-in-die-luft – невнимательный человек
Во время первого упражнения предлагается прочитать всем классом
данные выражения, спросить учеников про возможную этимологию,
наталкивая их на это. Например, Hasenfuß -заячья лапка, а с чем
ассоциируется заяц?
2. Проанализируйте данные выражения. Какая тема может объединять их?
Какие выражения вы еще знаете по этой теме?
При выполнении второго упражнениям ученикам надо проявить свои
остаточные знания по пройденным темам, в данном случае это тема
«Описание внешности и характера человека».
3. Подберите к немецким выражениям русские фразеологизмы.
В ходе выполнения третьего упражнения активируется социокультурная
компетенция учащихся – они сравнивают иностранные лексические единицы
с подобными им в своем родном языке.
4. Подберите к данным выражениям синонимы
В четвертом упражнении проверяется не только богатство словарного
запаса учеников, но также степень развитости компенсаторной компетенции.
Рекомендуется в качестве синонимов использовать прилагательные, так как
чаще всего они изучаются в общеобразовательной школе на уроках
немецкого языка в рамках темы «Описание внешности и характера», но
умение выразить синонимы другими частями речи тоже приветствуется.
5. Подберите к данным выражениям антонимы.
В пятом упражнении также проверяется богатство словарного запаса
учеников и степень развитости компенсаторной компетенции.
Рекомендуется в качестве антонимов использовать прилагательные, так как
чаще всего они изучаются в общеобразовательной школе на уроках
немецкого языка в рамках темы «Описание внешности и характера», но
умение выразить синонимы другими частями речи тоже приветствуется.
6. Соедините части выражений и их перевод.
Hans fuß bein luft dampf guck in
Hans hucke hasen sorge dumm die ohne
Hans
Hans дурачок невнимательный беззаботный
трусишка
Hans умелец неудачливый
Hans
Во время выполнения шестого упражнения учащиеся не только укрепляют
процесс запоминания ФЕ, но и развивают языковую или лингвистическую
компетенцию.
7. Прочитайте и переведите предложения. Вставьте подходящие по
значению выражения.
 Hey! Hörst du mich? Du bist heute ein ……………………. - du guckst
irgendwohin immer und hörst mir nicht zu. (Hans Guck-in-die-luft)
 - Ich habe Angst vor den Spinnen! - Bist du ein …………? (Hasenfuß)
 - Kaufst du auch ein Lotto Ticket? - Nein, ich bin darin ein ……………
(Huckebein)
 Ich glaube, Erik ist kein ……………, er ist sehr intelligent und klug.
(Dumm)
 Helena ist wirklich wie ein …………! Sie mag Sport, Mathematik und
Kunst. (Dampf)
 Heute ist ein sehr wichtiger Tag! Kannst du kein ………… sein und ein
bisschen ernst werden? (Ohnesorge)
При выполнении седьмого упражнения происходит этап первичного
осознанного употребления ФЕ в подготовленной речевой ситуации, а
также проверяется способность понимания и распознавания данных
речевых ситуаций.
8. Попробуйте описать своего друга/одноклассника, используя данные
выражения. Например:
Mein Freund heißt Dima. Er ist 14 Jahre alt. Er ist manchmal ein Hans Guck-in-
die-luft, besonders im Sport. In Mathematik ist er ein kein Hans Dumm, er ist sehr
klug. ………...
В заключающем в комплексе восьмом упражнении происходит
употребление фразеологических единиц для выражения коммуникативного
намерения в неподготовленной речи.
Выводы по второй главе
На основе проведенного нами семантического анализа ФЕ с именем
собственным в качестве компонента удалось сделать следующие выводы:
ФЕ с антропонимическим компонентом намного больше, чем с
топонимическим. Среди них подавляющее большинство — ФЕ,
обозначающие культурно-исторические особенности развития немецкого
этноса. Также в немецком фразеологическом фонде наблюдаются
антропонимы библейского и мифического происхождения. В ходе анализа
нами было установлено, что количество мужских имен составляет примерно
90% собранных нами ФЕ с антропонимическим компонентом, однако
женские имена все же присутствуют. Несмотря на то, что библейских
антропонимов было выявлено не так много, антропонимы еврейского
происхождения занимают лидирующую позицию. Наряду с ними
употребляются также антропонимы германского, греческого, латинского и
славянского происхождения. В рамках актуализации значений данных ФЕ с
антропонимическим компонентом можно сделать вывод, что больше всего
ФЕ используются для обозначения каких-либо действий человека,
обозначения качеств человека и обозначения оценки говорящего какого-либо
явления или человека/предмета.
В ФЕ с топонимическим компонентом чаще всего употребляются названия
поселений, однако также упоминаются названия стран и рек. Топонимы,
использующиеся в качестве компонента ФЕ, являются как реальными
географическими местами, так и вымышленными, которые были
использованы, например, в мифах. Количество топонимов греческого,
германского и латинского происхождения превалируют, однако также в
немецком фразеологическом фонде были выявлены топонимы еврейского,
арабского, китайского и славянского происхождения. Исследуя актуальные
значения данных ФЕ, можно сделать вывод, что подавляющее большинство
ФЕ с топонимами в качестве компонента используются для выражения
оценки говорящего какого-либо явления или человека/предмета.
Последующий анализ позволил выделить также обозначения действий,
явлений, побуждения к действию и описание внешности.
На основе отобранных ФЕ с антропонимическим и топонимическим
компонентами нами было разработано и представлено несколько видов
работы с ними, которые можно применить на уроках немецкого языка. В
данных видах работы не только активизируются фоновые знания учеников,
но и происходит узнавание и запоминание новой общеобразовательной и
языковой информации.
Заключение
В данной дипломной работе было проанализировано «имя собственное»
как лингвистическое явление в рамках ономастики, антропонимики и
топонимики, а также в роли составного компонента фразеологических
единиц.
Цель работы была достигнута путем выполнения следующих задач:
1. была проанализирована научная литература для формулировки
основных понятий и формирования научной базы;
2. изучена и кратко описана специфика немецкоязычных антропонимов;
3. была исследована методическая литература для выявления алгоритма
работы с фразеологизмами на уроках иностранного языка;
4. были собраны фразеологические единицы с антропонимическим и
топонимическим компонентом для дальнейшего семантического
анализа;
5. разработаны методические рекомендации для работы с
фразеологическими единицами с именами собственными на уроках
немецкого языка в общеобразовательной школе.
Рассмотрев «имя собственное» как лингвистическое явление, нами было
выявлено, что ономастика — наука об именах собственных, которая
сопровождает человека на протяжении всей жизни и присутствует во всех ее
сферах, так как имена собственные являются наиболее удобным способом
маркировки объектов окружающей человека среды. Ономастика занимается
исследованием мотивированности или немотивированности имен
собственных, их функциональной спецификой, а также их развитием и
связью с различными уровнями языка. Но ономастика не ограничивается
лишь лингвистическим принципом, она также учитывает влияние истории,
географии, социологии, литературы и т. д.
Ввиду того, что видов имен собственных существует большое количество,
возникла необходимость в ответвлениях внутри ономастики. Таковым,
например, является антропонимика, у которой есть своя специфика, отличная
от ономастики. Она проявляется в выражении наиболее субъективной оценки
говорящего, которой не присутствует в других видах имен собственных.
Субъективность говорящего отображена и в выборе средств номинации, и в
самом употреблении имен собственных в речи.
Наряду с антропонимикой также существует и топонимика — наука
географических названиях. Специфика топонимов заключается в отчетливом
влиянии исторических событий и менталитете народов, а точнее в различии
менталитетов. Так как прослеживается влияние истории, то топонимы
образуют своеобразные временные топонимические пласты. Различия
менталитетов народов проявляются в определении отличительных
признаков, которые затем становятся основой для образования топонимов.
Наибольший интерес представляют имена собственные в составе ФЕ, так
как именно фразеологизмы отражают культурные особенности народов, а
наличие имен собственных в них говорит о тесной корреляции с историей,
культурой, традициями и литературой народов. Но интересны случаи
употребления имен собственных в составе ФЕ и потому, что имена теряют
свои прямые значения в них, благодаря чему ФЕ имеет совершенно другой
смысл.
Проанализировав словари идиом и фразеологизмов немецкого языка нами
было выявлено, что ФЕ с антропонимическим и топонимическим
компонентом составляют немалую часть фразеологического фонда
немецкого языка. Так ФЕ с антропонимами (не только личные имена, но
также прозвища и фамилии) было собрано в количестве 70 штук, а с
топонимами в количестве 26 штук.
В ходе семантического анализа ФЕ с антропонимическим компонентом
было выявлено 41 ФЕ, которые отображают культурно-исторические
особенности развития немецкого этноса. В них упоминаются как личные
имена, так и фамилии. Они отражают действия/явления повседневного
обихода, например, «валять дурака», «делать что-либо зря», и даже такое
сакральное явление как «смерть». Но наряду с ними существуют также ФЕ
(16), связанные с библейскими сюжетами или личностями. Среди них часто
упоминаются такие личности, как Адам и Ева, Давид и Голиаф, Моисей.
Помимо библеизмов были выявлены и мифонимы. К таким относятся ФЕ,
содержащие такие антропонимы, как Геркулес, Дамокл, Авгий и т. д.
Исследуя гендерное соотношение антропонимов в составе ФЕ, мы выявили
явное преобладание мужских антропонимов над женскими. По
происхождению антропонимов нами были выявлены еврейские, германские,
греческие, латинские и славянские антропонимы. Анализируя актуальные
значения ФЕ с антропонимическим компонентом были сделаны следующие
выводы: больше всего ФЕ употребляются для обозначения каких-либо
действий человека, обозначения качеств человека и обозначения оценки
говорящего какого-либо явления или человека/предмета. Но также выявлены
случаи обозначения различных явлений (социальные, физические,
сакральные), побуждения к действию, описание внешности, характера
действия, обозначения человека и предметов.
Затем мы проанализировали ФЕ с топонимическим компонентом в
количестве 26 штук, и в ходе анализа мы пришли к следующим выводам. В
ФЕ с топонимическим компонентом чаще всего употребляются названия
поселений (например, Венеция, Кассель, Рим), однако также упоминаются
названия стран (Польша, Голландия) и рек (Лета, Иордан). Топонимы,
употребляющиеся в составек ФЕ, являются как реальными географическими
местами, так и вымышленными, которые были использованы, например, в
мифах. Количество топонимов греческого, германского и латинского
происхождения превалируют, однако нами были выявлены также топонимы
еврейского, арабского, китайского и славянского происхождения.
Проанализировав актуальные значения данных ФЕ, мы пришли к выводу, что
подавляющее большинство ФЕ с топонимами в качестве компонента
используются для выражения оценки говорящего какого-либо явления или
человека/предмета. Последующий анализ позволил выделить также
обозначения действий, явлений, побуждения к действию и описание
внешности.
Изучив методическую литературу, освещающую алгоритм работы с
фразеологизмами на уроках, нами были разработаны упражнения,
позволяющие внедрить ФЕ с именами собственными в качестве их
компонента на уроки иностранного языка. В ходе этих упражнений ученики
могут проявить свои фоновые знания не только по пройденным темам, но и
полученных вне урока иностранного языка или школы. Также предлагается
проверить и улучшить уровень языковой догадки учеников. Помимо этого
активизируется социокультурная компетенция, которая позволяет сравнивать
языковые явления в иностранном и родном языках. Кроме социокультурной
компетенции есть возможность проверить компенсаторную и языковую
компетенции учеников.
Использованная литература:
1. Арутюнова Н. Д. Язык о языке / под ред. Н. Д. Арутюновой. — М.:
Языки русской культуры, 2000. — 624 с.
2. Баранов А. Н., Добровольский Д. О. Аспекты теории фразеологии. - М.:
Знак, 2008. - 656 с.
3. Басик, С. Н. Общая топонимика : пособие для студентов геогр. фак.
спец. 1-31 02 01 «География (по направлениям)», 1-33 01 02 «Геоэкология»,
1-31 02 01-03 «География (геоинформационные системы)» / С. Н. Басик. -
Минск: БГУ, 2008. - 168 с.
4. Беляев А. Н. Топонимия как источник историко-
лингвистической и культурологической информации : монография / А.
Н. Беляев. - М. ; Берлин : Директ-Медиа, 2018. - 394 с.
5. Головина Л. С. Русская ономастика в лингвокультурологической
репрезентации для иноязычного адресата: Монография. / Л. С. Головина.
– Псков : Псковский гос. университет, 2012. – 222 с.
6. Ермолаева, М. В. Современная фразеология : учебное пособие / М. В.
Ермолаева; Челяб. гос. ин-т культуры. - Челябинск: ЧГИК, 2017. - 145 с.
7. Ермолович, Д.И. Имена собственные : теория и практика
межъязыковой передачи : учеб. Пособие для вузов / Д.И. Ермолович. – М. :
Валент, 2005 – 416 с.
8. Копыленко М. М. Очерки по общей фразеологии (проблемы, методы,
опыты) / М. М. Копыленко, З. Д. Попова. - Издательство Воронежского
университета, 1978. - 141 с.
9. Корнева В. В. Основные направления изучения топонимов / В. В.
Корнева, Д. Б. Меняйлова. / Вестник ВГУ. – 2012. - № 2. – С. 21-26.
10. Ловянникова В. В. Немецкие фразеологизмы с национальным
антропонимом в лексическом составе // Известия вузов. Северо-Кавказский
регион. Серия: Общественные науки. 2007. №5. - с. 142-144.
11. Лосев А. Ф. Философия имени / А. Ф. Лосев. – Москва: Изд-во
Московского университета, 1990. – 272 с.
12. Мадиева Г. Б. Теория и практика ономастики. Учебное пособие / Г.
Мадиева, В. И. Супрун. - Волгоград: Изд-во ВГСПУ “Перемена”, 2015. - 199
с.
13. Милль Д. С. Система логики силлогистической и индуктивной:
Изложение принципов доказательств в связи с методами научного
исследования. Пер. с англ. / Предисл. и прил. В. К. Финна. Изд. 5-е, испр. и
доп. - М.: ЛЕНАНД, 2011. 832 с.
14. Мурясов Р. З. Антропонимы в системе языка / Р. З. Мурясов, Р.
А. Газизов // Вестник Башкирского университета. – 2015. – Т. 20. – № 3. – С.
1017-1020.
15. Научная школа профессора З. Д. Поповой. Коллективная монография /
Научные редакторы И. А. Стернин, М. А. Стернина. - Воронеж: «Истоки»,
2018. - 248 с.
16. Никонов В. А. Имя и общество / В. А. Никонов. - М., Главная редакция
восточной литературы издательства “Наука”, 1974. - 278 с.
17. Никонов, В. А. География фамилий / В. А. Никонов; отв. ред. С. И.
Брук; АН СССР. Институт этнографии имени Н. Н. Миклухо-Маклая. – М.:
Наука, 1988. – 189 с.
18. Никонов, В. А. Системы личных имен. Вместо введения [Текст] / В. А.
Никонов // Системы личных имен у народов мира / Утверждено к печати
Институтом этнографии Академии наук СССР. - М. Главная редакция
восточной литературы издательства «Наука», 1989. - С. 5-10.
19. Никонов В. А. Введение в топонимику. Изд. 2-е. - М.: Издательство
ЛКИ, 2011. 184 с.
20. Реформатский А. А. Введение в языкознание: учебник для вузов. / А.
А. Реформатский — М., 2003.
21. Рогова Г. В. Methods of Teaching English: Учебное пособие для
педагогических институтов и факультетов иностранных языков. — Л.:
Просвещение, 1975. — 312 с.
22. Рылов Ю. А. Имена собственные в европейских языках. Романская и
русская антропонимика. Курс лекций по межкультурной коммуникации / Ю.
А. Рылов. - М.: АСТ: Восток — Запад, 2006. - 311 с.
23. Смольников, С. Н. Актуальная и потенциальная русская
антропонимия // Вопросы ономастики, 2005. - № 2. С. 31-42.
24. Соловова Е. Н. Методика обучения иностранным языкам: базовый курс
лекций: пособие для студентов пед. вузов и учителей / Е. Н. Соловова. — 3-е
изд. — М.: Просвещение, 2005. — 239 с.
25. Суперанская А. В. Имя нарицательное и собственное / А. В.
Суперанская. – М.: «Наука», 1978. – 206 с.
26. Телия В. Н. Русская фразеология. Семантический, прагматический и
лингвокультурологический аспекты / В. Н. Телия. - М.: Школа «Языки
русской культуры», 1996. - 288 с.
27. Шатилов С. Ф. Методика обучения немецкому языку в средней школе.
– М.: Просвещение, 1986. - 223 с.
28. Gottschald Max, Deutsche Namenkunde mit einer Einführung in die
Familiennamenkunde von Rudolf Schützeichel – 6. Auflage. – Berlin, Walter de
Gruyter GmbH & Co, 2006. – 76 S.
29. Köster Rudolf, Eigennamen im deutschen Wortschatz: ein Lexikon. - Berlin,
Walter de Gruyter GmbH & Co, 2003. - 196 c.

Справочная литература
30. Подольская Н. В. Словарь русской ономастической терминологии /
Отв. ред. А. В. Суперанская; Рец.: Х. Ф. Исхакова; Институт языкознания АН
СССР. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Наука, 1988. — 192 с.

Анализируемая литература
31. Бинович Л. Э. Немецко-русский фразеологический словарь. - М.:
Аквариум, 1995. - 768 с.
32. DUDEN. Redewendungen und sprichwörtliche Redensarten. Wörterbuch
der deutsche Idiomatik. DUDEN BAND II. DUDENVERLAG — 1992. - 867 с.
33. Joseph Eiselein, Die Sprichwörter und Sinnreden des deutschen Volkes in
alter und neuer Zeit. - Freiburg, 1840. - 678 с.