Вы находитесь на странице: 1из 1

Лекция 8.

ИСТОЧНИКИ ИЗУЧЕНИЯ ИСТОРИИ ЯЗЫКА

При изучении языка древних эпох основным материалом служат письменные памятники. Они дают
отчетливую картину лексики, синтаксиса и морфологии языка данной эпохи. В отношении фонетики
показания письменных памятников далеко не всегда бывают ясными и исчерпывающими: с одной стороны,
иногда одна и та же буква обозначает разные звуки (особенно часто встречается тот случай, когда в написании
не различаются более открытый и более закрытый гласный звук); с другой стороны, в силу свойственного
графике и орфографии консерватизма фонетические изменения часто не находят в ней отражения.
Дополнением к показаниям письменных памятников в отношении фонетики могут служить:
1) малограмотные написания, встречающиеся в частных письмах, завещаниях, дневниках и т. п.
документах. Малограмотные написания обычно бывают более или менее фонетическими и помогают
установить звуковой состав слова;
2) рифмы. Тщательное исследование, с одной стороны, тех слов, которые рифмуются друг с другом, и с
другой—тех, которые, несмотря на сходное написание, не сопоставляются в рифмах, позволяет делать
существенные выводы относительно произношения данной эпохи. Разумеется, этот признак не является
бесспорным, так как могут встретиться неточные рифмы, в том числе традиционные орфографические рифмы
(так называемые rhymes to the eye), например, в современном английском языке рифмы far: war, love: move. С
другой стороны, такая рифма, как, например, light: write, заставляет предположить с очень большой долей
вероятности, что в эпоху написания данного памятника сочетание gh в слове light уже не обозначало
согласного звука;
3) описания звуков, данные английскими грамматиками, а также иностранцами — авторами грамматик
английского языка. Такие описания часто встречаются в XVI — XVII вв. К их данным надо подходить с
большой осторожностью, так как научной теории фонетики в эту эпоху не существовало, и описания звуков
имеют поэтому ненаучный характер; кроме того, грамматики, вероятно, находились под влиянием графики и
орфографии.

В очень многих случаях даже обращение к самым древним памятникам английского языка
оказывается недостаточным для исторического объяснения явлений этого языка. Древнейшие дошедшие до
нас памятники относятся к концу VII в. От более раннего периода никаких письменных памятников не
сохранилось. Между тем, уже в этих древнейших памятниках целый ряд явлений, главным образом в области
фонетического строя, был завершен, и налицо готовые результаты процессов, происходивших в более раннюю
эпоху. Если бы в нашем распоряжении не было данных других германских языков, относящихся к более
раннему времени, пришлось бы ограничиться гипотетическим восстановлением форм, предшествовавших
этим фонетическим процессам. Однако здесь на помощь приходит готский язык, от которого до нас дошел
памятник, относящийся к значительно более раннему периоду, а именно: перевод евангелия, сделанный
готским епископом Вульфилой в IV в.
Несмотря на то, что готский язык принадлежит к другой ветви германских языков, а именно — к
восточногерманской, и не является предком английского или какого-нибудь другого германского языка, его
данные представляют большой интерес при анализе форм, существующих в этих языках. Благодаря этим
данным, формы, которые могли бы быть восстановлены чисто гипотетически, получают документальное
подтверждение. Так, благодаря данным готского языка возможна гораздо более обоснованная трактовка
явлений аблаута и умлаута в других германских языках. Значительный дополнительный свет бросают готские
формы также на систему склонения и спряжения в других германских языках, включая древнеанглийский.
Поэтому и в настоящей книге нам придется неоднократно прибегать к сопоставлениям с готским языком, так
как они дают возможность глубже истолковать целый ряд важнейших явлений английского языка на разных
ступенях его развития. Для выяснения отдельных вопросов истории английского языка оказываются
необходимыми также данные латинского и французского языков, с которыми английский язык, в силу
конкретных исторических условий своего развития, находился во взаимодействии. Кроме сравнения с
родственными языками, в последние десятилетия стал применяться новый метод «внутренней
реконструкции». Он заключается в том, что выводы о дописьменной эпохе существования данного языка
делаются на основании данных самого этого языка, без привлечения материалов каких-либо других языков,
путем сопоставления одних форм данного языка с другими. Этот метод может дать ценные дополнения к
выводам, добытым путем сравнения с родственными языками