Вы находитесь на странице: 1из 5

взысканию налоговой недоимки с третьих лиц

Вопрос о практике взыскания налоговой недоимки с третьего лица, признанного


зависимым в порядке статьи 45 НК РФ, мы уже обсуждали в рассылке 2014 года.
Тогда эта тема только набирала обороты. На сегодняшний день инспекции
регулярно обращаются в суд за признанием лиц взаимозависимыми и просят
взыскать сумму налоговой задолженности организации с зависимого лица.
Практически вся судебная практика складывается в пользу налоговых органов. И
тем не менее, к 2016 году появилось уже несколько дел, где суды приняли сторону
налогоплательщика, дав шанс защитить предприятие от уплаты долгов
предыдущего. 

Вспомним, когда инспекция может взыскивать задолженность одной организации с


третьего лица. Для этого должны быть соблюдены следующие условия:

1. Недоимка основной компании возникла по итогам налоговой проверки и числится


более 3 месяцев; 
2. Компании являются по отношению друг к другу материнской и дочерней или признаны
судом зависимыми по иным основаниям. Именно после подтверждения возможности
признавать компании зависимыми по признакам взаимозависимости и появился этот
тренд;

3. И далее вариативные условия:

 на счета компании поступала выручка должника;


 после поступления информации о проведении налоговой проверки произошла
передача имущества должника к зависимому обществу, что привело к
невозможности взыскания недоимки.

Инспекция обычно доказывает зависимость компаний, приводя следующие доводы: 

 наличие общего учредителя и руководителя у компаний либо взаимное участие


компаний в уставных капиталах друг друга (к слову, совсем не обязательный
критерий); 
 компании зарегистрированы по одному адресу, ими используются одинаковые
телефоны, электронные адреса;
 совпадают виды деятельности, счета открыты в одних банках;
 имущество выводится на зависимую компанию, имеется возможность влияния на
принятие решений;
 наличие того же состава работников; 
 перезаключение договоров с покупателями и поставщиками от нового
юридического лица, оплата одним обществом договорных обязательств другого и
т.д.

В итоге все доводы инспекции сводятся к тому, что действия первоначальной компании
направлены на создание условий для перевода всей деятельности на иное лицо -
компанию - «двойника» - с уклонением от уплаты налогов, при этом в действиях
отсутствует деловая цель.
Практика отрицательных решений для налогоплательщика очень обширна
(Постановление АС Московского округа от 21.09.2015 по делу № А40-28598/13
(«Королевская вода»), Постановление АС Северо-Западного округа от 21.09.2015 по делу
№ А42-7582/2014, Решение АС Смоленской области от 31.05.2016 по делу № А62-
864/2016, Решение АС Свердловской области от 25.05.2016 по делу № А60-5685/2016,
Постановление АС Московского от 27.04.2016 по делу № А41-41949/15 и др.).

На этом фоне начала складываться и положительная для налогоплательщика судебная


практика. Так, несмотря на все усилия инспекции, суд в первой инстанции отказал в
признании налогоплательщика взаимозависимым с организацией, налоговые долги
которой налоговые органы хотели с него взыскать, апелляция поддержала доводы
предыдущего решения (Постановление 3 ААС от 10.12.2015 по делу № А69-1185/2015).

Ситуация довольно типична: Общество было признано банкротом. Налоговый орган не


смог взыскать с Общества средства в оплату налоговой задолженности в бесспорном
порядке и, полагая, что Общество фактически ведет предпринимательскую деятельность
через два вновь созданных юридических лиц, обратился в суд с требованием о признании
их зависимыми с Обществом и взыскании с них задолженности по пп. 2 п. 2 ст. 45 НК.
При этом инспекция опиралась на то, что:

 при взаимодействии с ней от всех трех организаций на контакт выходило одно и то


же физическое лицо, которое являлось директором Общества и учредителем или
представителем по доверенности зависимых обществ;
 юридические адреса зависимых от основной компании организаций совпадали;
 учредителем одной из зависимых компаний являлся работник основной
организации, а директором другой является бывший сотрудник основной
организации, в пользу которого отчуждалось имущество от основной компании на
основании купли-продажи;
 основное Общество передало часть помещений жене директора этого Общества по
договору купли-продажи, а она в последствии передала их директору вновь
созданного лица, в результате чего не произошло передачи имущества напрямую
зависимой организации.

Остальные доказательства инспекции сводились к тому, что два новых общества являются
зависимыми между собой (совпадение работников, уплата одним обществом по кредиту
другого и т.д.).

При таких стандартных обстоятельствах суд, однако, не поддержал налоговый орган,


посчитав, что доказательств недостаточно: 

1. Не доказан факт вывода имущества налогоплательщика в пользу взаимозависимых


лиц, т.к. нет подтверждения того, что эти лица получили экономическую выгоду от
сделок, совершенных с имуществом налогоплательщика. Имущество от основного
Общество передавалось физическим лицам по договорам купли-продажи, что не
доказывает получение зависимыми компаниями выгоды. 
2. Налоговый орган уделил большое внимание нелогичным операциям и
взаиморасчетам между двумя новыми компаниями, которых налоговики пытались
призвать к ответу за должника. При этом имущество либо прибыль самого
должника в данных операциях не участвовали.
3. Не доказано, что зависимые общества обогащались за счет фиктивных сделок с
налогоплательщиком.
4. То, что на контакт с налоговым органом выходит одно физическое лицо, не
говорит о невозможности взыскания недоимки с налогоплательщика в связи с
операциями по передаче имущества либо выручки в адрес зависимых лиц. 
5. Совпадение юридического адреса не свидетельствует о взаимодействии компаний с
целью создании схемы на уклонение от уплаты налогов.

Таким образом, суд не признал приведенные доказательства достаточными для признания


новых компаний зависимыми с налогоплательщиком - должником. Фактура дела
свидетельствовала, что должник неплатежеспособен, однако прямой связи с новыми
компаниями установить не удалось.

Не менее интересный случай, когда суды первой и апелляционной инстанции также


поддержали налогоплательщика и отказали инспекции во взыскании недоимки с
зависимого лица (Постановление 19 ААС по делу № А48-5782/2015 от 19.04.2016).

Общество было единственным учредителем должника, и между ними был заключен


агентский договор, по которому Общество, являясь агентом и действуя от своего имени,
но за счет принципала, заключало договоры, участвовало в конкурсах, передавало работы
заказчикам, а должник осуществлял строительные работы. Все денежные средства по
договорам поступали на счет Общества. При этом Общество уведомляло должника о
поступлении средств на его счет, и директор должника направлял распорядительные
письма в отношении этих средств.Строго говоря, материнская компания выполняла
функции агента «на сбыте», а также закупало материалы в интересах дочерней компании
(агент «на закупе»).

По мнению инспекции, агентский договор, распорядительные письма и платежные


поручения подтверждали взаимозависимость лиц, а сделка агентирования между лицами
направлена на уклонение от уплаты налогов. Налоговый орган полагал, что т.к.
непосредственно должник оказывал услуги, ему и должны были поступать деньги. Однако
Общество и должник прикрылись агентским договором, и все деньги поступали Обществу
как агенту, при этом должник мог давать Обществу распоряжения по судьбе поступивших
денежных средств. Инспекция решила взыскать задолженность в порядке ст. 45 НК с
Общества (агента) на том основании, что на счета Общества поступает именно выручка
должника. 

Суд апелляционный инстанции указал, что действительно, денежные средства,


поступающие на счет Общества, являются выручкой должника, и он самостоятельно ею
распоряжается. Однако условием применения пп. 2 п. 2 ст. 45 НК является факт наличия в
распоряжении основного Общества выручки зависимого должника. Таким образом,
применить эту норму в данном случае нельзя, т.к. должник (зависимое общество)
самостоятельно распоряжалась средствами, поступающими на счета основного Общества. 

Сделка агентирования здесь не является способом уклонения от взыскания налогов еще и


потому, что стороны осуществляли деятельность в рамках агентских договоров с момента
создания организации-должника, а не в связи с проведение налоговой проверки.

В другом деле суды в первой и апелляционной инстанции приняли сторону инспекции и


удовлетворили требование о взыскании недоимки по налогу с третьего лица. Однако в
кассации суд отменил предыдущие решения и отправил дело на пересмотр
(Постановление АС Московской области от 13.04.2016 по делу № А40-77894/2015).
Инспекция утверждала, что с целью уклонения от обязанности по уплате налогов
Общество фактически передало свой бизнес вновь созданному юридическому лицу,
которое было зарегистрировано в период налоговой проверки.

Суды, удовлетворяя требования инспекции, признали Общество и новое юридическое


лицо зависимыми и по пп. 2 п. 2 ст. 45 НК и взыскали с последнего задолженность по
налогам Общества. При этом подтверждали это следующими доводами:

 новое общество было создано в период проведения налоговой проверки;


 после проведения проверки Общество прекратило свою деятельность по
фактическому адресу;
 Общество прекратило движение средств по счетам, после проведения проверки вся
выручка переходит на счета нового общества;
 новое общество перезаключило договоры с покупателями и поставщиками
Общества;
 переход части сотрудников в новую компанию;
 тождественность телефонов, адресов электронной почты.

Новое общество предоставило в суд договор переуступки, но суд указал на


несоответствия в нем и отсутствие реальных взаимоотношений между сторонами сделки. 

Тем не менее Общество дошло до кассации, в которой решение был отменено. Интерес
представляют доводы суда кассационной инстанции, который указал, что суды: 

 не указали, по какому основанию ст. 20 НК лица были признаны


взаимозависимыми;
 ошибочно использовали норму об установлении взаимозависимости лиц при
ценообразовании (ст. 105.1 НК), однако в данном случае она не может применяться
(по мнению суда кассационной инстанции);
 не учли позицию КС о том, что признание лиц взаимозависимыми не по п. 1 ст. 20
НК может быть только при условии, что эти основания есть в других правовых
актах, а отношения между лицами объективно могут повлиять на результаты
сделок (Определение КС от 04.12.2003 N 441-О).
 вновь созданное общество осуществляет самостоятельные виды деятельности,
заключило новые дистрибьюторские контракты, новые договоры с покупателями,
то есть принимает решения на свой риск в рамках обычной предпринимательской
деятельности.
 Договор переуступки бизнеса не был признан недействительным, а все права и
обязанности по нему исполнены.

Кассация посчитала, что в данном случае было не передача бизнеса, осуществлявшегося


Обществом, а приобретение бизнеса самостоятельным юридическим лицом, созданным
другими участниками. При этом у данного юридического лица имелся свой
управленческий штат, штат сотрудников и отличающийся юридический адрес, также
Общество самостоятельно определяло формы ведения предпринимательской
деятельности. 

Точка в этом деле еще не поставлена. Мы видим, что наряду с формальными основаниями
- отсутствием ссылок на ст.20 НК РФ и т.п., компанией - «двойником» приведены и
интересные доказательства самостоятельности своей деятельности, в частности,
заключение новых стратегических контрактов.
Все описанные случаи пока являются единичными и лишь подтверждают правило -
создание компании - «двойника» не защищает от налоговых претензий. Налоговые
инспекции демонстрируют чудеса аналитических способностей в выявлении фактов
перевода деятельности, имущества и денежных средств на другое юридическое лицо.
Более надежным вариантом является построение бизнеса на основе авторской концепции
Безопасной Бизнес-Платформы.