Вы находитесь на странице: 1из 4

Лекция Асановой Н.К.

И я хочу сегодня остановиться на психоаналитическом исследовании жизни и


творчества Сальвадора Дали, с точки зрения клинического подхода к психоанализу
личности художника. Мы предполагаем обычно, что психоаналитическое исследование
художественного творчества, оно дает нам возможность очень глубоко взглянуть в
художественный… в мир вымысла,  фантазии, бессознательного художника, и
попытаться понять его внутренний мир, раскрыть содержание этого внутреннего мира.

Жизнь и творчество Сальвадора Дали неразрывно связанны друг с другом. И многие


события жизни художника находили отражение в его работах, а некоторые картины
можно понять, например, только зная факты его биографии. Моя живопись – это жизнь и
пища, плоть и кровь, говорил Дали. Не ищите в ней ни ума, ни чувства.

Он родился в 1904 году 11 мая, умер 23 января 1989 года. Очень рано проявил себя
как человек необычайно живого ума. Получил образование в Мадридской академии
художеств. Первая выставка работ Дали прошла в ноябре 1925 года в Барселоне. В это
время он пишет композиции, в которых изображает морские пейзажи. Сальвадор Дали
знакомится с Пикассо и Бреттоном. Знакомится и присоединяется к группе сюрреалистов
в 1929 году. Он полностью внедряется в эту группу сюрреалистов. И тогда же он
знакомится с Галой Элюар, которая становится его женой вдохновительницей, его музой,
и которая помогает ему справиться с его болезненными переживаниями, и помогает ему
реализовать его фантазии, необычный фантазии, в том числе, такого, перверсного
характера, которые сопровождали его всю жизнь. Он увлечен изображением на холсте
образов, вызванных свободными ассоциациями. Искусство Сальвадора Дали вырастает
именно из сюрреалистической эстетики, связанной со свободными ассоциациями, в
которой он нашёл близкие ему мотивы. Чувство потерянности человека в огромном мире,
так, как он чувствовал себя будучи заместительным ребёнком. Сюжеты, переходящие из
одной картины его в другую, открывают вселенную его личных переживаний.

В своем творчестве он обращается к очень разным источникам: нидерландскому


реализму, итальянскому барокко, абстракционизму, поп-арту. В 1970 году он нередко
прибегает к методам, которые можно назвать реальнее… он пытается передать
рельефность, например, наподобие голограммы, голографического, такого,
исследования, или стереоскопии. И жизнь и творчество Сальвадора Дали причудливо
переплетаются вместе, воедино, создавая такое единое целое, как произведение
художника. В 1920 году он нарисовал картину… пишет картину «Загадка желания: мою
мать, мою мать, мою мать». Это фактически единственная картина, в которой он
упоминает мать. И сюрреализм Дали была… похоже… напоминает силу сна, сновидения,
поэтому он принимался за холст, как правило, сразу после пробуждения, когда мозг ещё
полностью не освободился от образов бессознательного. Иногда он вставал даже среди
ночи, чтобы работать. И Дали прикасался, буквально, ко всему, что было существенно
для человека его времени. Его картины  не обошли такие темы, как гражданские войны,
атомная бомба, нацизм, католическая вера, наука и, почти обо всём, он высказывал что-
то немыслимое, что-то шокирующее, практически, шокирующие для здравомыслящих
людей, что было трудно понять обычному человеку. Он был очень экстравагантная,
необычная личность. Этот вызов был не только его личным делом, но это было целью
вообще сюрреализма. Вызов обществу. И Дали, действительно, был сюрреалистом, как
он сам говорил, до мозга костей. В сюрреалистическом образе всё превращалась в то,
что он делал и говорил. Например, он предлагал разрушить исторический центр
Барселоны, чтобы построить на этом месте город будущего. И он настроил против себя
своих друзей сюрреалистов, которые стали его всерьез отрицать и опровергать. Дали
опасен для тихого и уютного устройства человеческих дел. Для человеческого
благосостояния, потому что он дискредитирует смысл и ценности культуры, говорили о
нём. Он дискредитирует религию, безбожие, нацизм, поклонение традициям искусства,
авангардный бунт против них, и веру против них, в человека, и неверие в него. Он о себе
говорил в своих дневниках Гене: является ли он… талант ли, подаренный богом, у него,
или гений, спровоцированный родителями. Все те эксцентричности, писал он, которые я
совершаю – это трагическая повседневность моей жизни, писал он о себе.

Отец художника был Сальвадор старший, а мать художника Филиппа. Они были
достаточно известные люди среднего класса и Дали родился заместительным ребёнком
после смерти брата. Отцу он поклонялся ему, который был очень авторитарен, уважал
его. В 1920 году нарисовал портрет отца. И в работе «Священное сердце» он рисует…
фактически, воплощает свои собственные… встречу двух существ на фоне пустыни. Он
пишет, что, по-моему, это единственная картина в мире, в которой есть неподвижное
присутствие долгожданной встречи двух существ, как призраков на фоне пустынного,
мрачного и мертвого пейзажа.

Исследуя его творчества, на самом деле, с психопатологических позиций, с точки


зрения концепции потери, с точки зрения его переживаний, как заместительного ребёнка,
можно сказать, что призраки мертвости, они присутствовали его везде и всюду, они
присутствовали его постоянно. Вот этот призрак оставленности,  брошенности, и он
говорил о себе, «мне всё время нужно было доказать, что я не мой мертвый брат, а я
живой». И творчество помогало ему, вот этому «выживанию» чернилами на холсте,
именно вот этой картины было написано. Иногда я с наслаждением плюю на портрет
матери.

Как заместительный ребёнок, он всецело был поглощён смертью брата, потому что в
семье брат боготворился, и он говорил: «я хочу доказать самому себе, что я, вовсе, не
мёртвый брат – я живой». Почти за год до рождения Сальвадора, Филиппе, Хасинто
Дали… и, то есть, он был очень уважаемый нотариус того времени, его жена Филиппа,
произошла трагедия. Не дожив даже до 2-ух лет умер их первенец Сальвадор Гал
Ансельм Дали. То есть, ещё один Сальвадор, названный в честь деда – сюрреалиста по
отцовской линии. Межпоколенческая передача свидетельствует о том… и нынешняя
концепция Анселин Шутценбергер, ряда других авторов, рассматривающих концепцию
мертвости в душе, которая формируются в связи с заместительством вот этого призрака
брата, от которого так и не смог отделиться. Мучаясь угрызениями совести, страхом
потерять второго сына, чета Дали постаралась дать сальвадору младшему всё, что
только могут дать любящие родители. Они потворствовали, буквально, всем его
желаниям, и, входя в число богатых людей Фигераса, они не отказывали маленькому
Сальвадору ни в чём, старались исполнить его даже самые необычные пожелания
мальчика. Он мог совершать дефекацию где угодно, он мог разбрызгивать слюну, он был
импульсивен, мог кричать, устраивать истерики, его никогда никто не останавливал и не
ставил ему границы. И, конечно, это создало в определенной такой степени
необузданный характер, безграничный. И он постоянно помнил о том, что он наполовину
мертвый и наполовину живой, и он даже ложился в гроб, который был сооружён
специально для проверки того – живой он или неживой, в котором он, своего рода,
оживлял себя. Безусловно, творчество помогало этому оживлению. Но картина его
«Постоянство памяти» она… пожалуй, это самое известное, обсуждаемое в
художественных кругах произведение Сальвадора Дали, которое имеет отношение к
мертвости, застывшести, замороженности, к тому, что Николя Абрахам и Марита Рог
назвали как фантазм чудесного трупа. Этот фантазм связан с образом брата, который всё
время был в его воображении, и, в частности, таким образом, он рисует  в картине
«Постоянство памяти» мёртвое, пустынное пространство, в котором присутствуют часы,
как символ времени, текучести времени; символ постоянства объектов и не заполняющих
это пространство, и, в частности, здесь присутствуют муравьи, автопортрет, автопортрет,
мягкие часы и берег, где он проживал, Кадакеса – родины Сальвадора, которые нередко
встречаются и в других картинах.
Интерес Дали к естественным наукам возник еще в тридцатые годы. И уже тогда его
занимала теория относительности Альберта Энштейна, вопросы о соотношении времени
и пространства. Это нашло отражение вот в этой… в творчестве, в работе «Постоянство
памяти». Бомбардировки Хиросимы заставили его обратиться к теории атома,
завороженный мыслью о том, что материя состоит из мельчайших элементарных частиц,
он начал дробить формы своих изобразительных мотивов.

Его сестра, заменявшая ему мать; потому что в детском возрасте он был совершенно
не практичный и беспомощный; и таким же он оставался в жизни. Это счастье, что в
последующем была с ним рядом его подруга по жизни, супруга Гала, которая заменила
ему Анну Марию, которая опекала его в детском и подростковом возрасте. Анна-Мария
много лет была его основной моделью, до тех пор пока он не встретил свою жену.
Отношения их расстроились после того, как в Париже открылась выставка, на которой в
числе работ дали была картина «Священное сердце». Чернилами на холсте он написал о
матери: «Иногда я с наслаждением плюю на портрет моей матери». Дон Сальвадор,
после этой выходки сына, проклял его, лишил его наследства. Враждебность Анны-Марии
к брату и его жене тоже не прекращалось никогда после этого случая. И Сальвадор Дали
очень много в этом времени пишет о своих, фактически, в картинах проявляются его
перверсные, вуеристские проявления, желания подглядывать, великий мастурбатор,
как… которые были до встречи с Галой.

А весной 1929 года, после своего торговца картинами Камила Гаяманса, он


познакомился с французским поэтом Полем Элюаром, пообещавшим летом навестить
художника в Кадакесе.

В этот период Дали со всей настойчивостью пытался вырваться из под влияния своего
деспотичного отца. Оторваться от него. Испытывал комплексы при общении с другими
людьми, в том числе сексуальные комплексы, состояние художника было очень близка к
истерике, к срыву, его картины отражали ночные кошмары, были населены мало
понятными образами. И когда и Элюар приехал в Кадакес, где проживал Дали с женой
Галой и дочерью Сесиль, Дали сразу почувствовал, что его тянет к этой женщине. Его
истерия усилилась настолько, что друзья начали беспокоиться и просили Галу
позаботиться о нём. Чтобы привлечь внимание этой женщины Дали повёл себя еще
более эксцентрично. Он выбрил подмышки, выкрасил  их голубым цветом, разрезал
рубашку, вымазался козьим пометом с рыбьим клеем, и украсил ухо красной геранью. А
когда он увидел Галу он начал сотрясать… его начали сотрясать приступы безумного
смеха. Такие приступы бывали у него и раньше, в детском возрасте, и, в целом, вот такие
симптомы, они очень характерны для личностей, которые переживают тяжелые
эмоциональные раны в раннем детском возрасте, связанные с потерей и объекта,
материнского объекта, отцовского объекта. И, хотя, реально у него родители были, но вот
это нарциссически-симбиотическое слияние, в котором он оставался с братом, не
позволяло ему освободиться от своей ненависти проявлять реальную любовь к своим
родителям, к объектам, и очень много враждебности существовало в его отношении, что
мы видим по полотнам. И вот женщина Гала взяла художника за руку, попыталась
успокоить его, в его истерике, чего никогда не было в детском возрасте, пообещала
никогда его не оставлять.

Фактически, он встретил ту музу, ту женщину, которая помогала дальше ему творить,


содержать и контейнировать его переживания и тревоги. И поэтому, вскоре стало ясно,
что между Галой и Дали возникло очень сильное взаимное чувство. И когда Элюар хотел
увести жену назад в Париж, она решила остаться у Дали. И постепенно призраки
прошлого приходят к нему, в который… он даже так и называет свои картины «Призрак
Вермера Делфского, способный послужить и столом», «Атавизм сумерек», речь идёт о
том, что атавистические остатки прошлого постоянно преследуют его, и он пишет в 34
году: «искусство – это ужасная болезнь, но жить без неё пока нельзя». Это то, что
помогало ему жить, если возвращаться к тому, что творчество объединяет в себе
эротическое желание, жизнь и смерть, то искусство это то, что помогало ему жить.
 «Я всегда видел то, чего другие не видели – говорил он –  а того, что видели другие –
я не видел». И в одной из картин 34 года, уже через 14 лет после смерти матери, он
воспроизводит «Отнятие от груди, питающей мебелью-кормом», это вот такие, очень
искаженные, извращенные представления, но он пытался сам анализировать это.

Но только в шестьдесят третьем году, проходя через своё собственное творчество,


проходя через проработку своих внутренних переживаний, которая его спасала от
суицида, помогала ему; проработки и реактивации его внутренних переживаний. Только в
1963 году выходит портрет – «Портрет моего покойного брата», где, как будто бы, он
отделился от него. И разрешил комплекс вот этой внутренней переработки тех
травматических переживаний, где он чувствовал себя неотделенным от брата.

Поэтому, в одних случаях, творчество может служить, когда рядом, особенно, есть
объект, который помогает выживанию, который помогает справляться с болезненным
переживанием, с импульсивными импульсами,  в том числе, даже во взрослом возрасте;
позволяет плеваться, ругаться, кусаться, разбрасывать какашки где угодно, как это было
в детском возрасте; человек остаётся жить и творит до последнего. Хлеб и творчество
остаётся главной такой потребностью и развивается. Надо сказать, что он очень хотел
встретиться с Фрейдом, и Фрейд отказывал ему в 21 году, в 1921 году интерес развился,
но только в 39 году он смог попасть на встречу с Фрейдом. После того, как у него
появилась картина, где мальчик каннибальским образом поглощает крышу, вот это вот
каннибальская фантазия, которую он написал, назвал эту картину «Как полиморфное
извращение по Фрейду», позволило ему найти доступ к душе Фрейда. Фрейд сказал: «что-
то в этом молодом художнике есть такое, что необходимо открыть.», и согласился
встретиться с ним. Встреча произошла, они остались взаимно довольны этой встречей.
Это было незадолго до встречи Фрейда.

Спасибо за внимание.