Вы находитесь на странице: 1из 2

Русский 

смех исподтишка. А как смеются другие народы?..

25.06.2003
Александр Васильевич Зеленин, кандидат филологических наук, Институт
лингвистических исследований РАН (Санкт-Петербург)
Вам знакома фраза смеяться (смех) исподтишка, которая значит «смеяться украдкой,
скрытно, втихомолку». Одни считают это словосочетание фразеологизмом (точнее —
фразеологическим сочетанием), другие — обычным свободным сочетанием лексем, в
котором используется «застывший» и ныне свободно не употребляющийся
компонент исподтишка. Поэтому не все фразеологические словари включают ее в
свой состав, не видя в данном словосочетании образности (метафоричности) и
фразеологической связанности компонентов.
Русское слово исподтишка — довольно новое в русском языке. Этимологические
словари считают его «собственно-русским». Доказать собственнорусское
происхождение данного наречия несложно, достаточно сопоставить несколько
славянских языков. Русское исподтишка в них передается так: польск. cichaczem,
ukradkiem ; чеш. potají, pokradmu; сербскохорв. кришом, крадом, потаjно;
укр. скритно, скрито, потайки, крадькома, покрадьки, нищечком . Славянские языки
для обозначения этого понятия используют слова с семантикой «тайно, украдкой,
скрытно», то есть за основу взято зрительное (визуальное) представление о
совершаемом действии; русский язык использовал слово с семантикой «тихий, тихо»,
то есть в основе лежит слуховое представление. Возможно, развитие семантики
исконного значения наречия исподтиха «тихо, медленно» к современному значению
«урадкой, незаметно» произошло под влиянием родственных славянских языков, в
первую очередь польского и украинского.
В языке XVIII века это наречие использовалось очень широко: орфографическая
неустойчивость приводила к обилию вариантов — исподтиха, изподтиха, испоттиха,
из подтиха, из под тиха, из-под-тиха. К концу XVIII в. в языке фиксируется и
современное оформление наречия — исподтишка.

Стилистическая неупорядоченность языка XVIII в. давала простор использованию


слова в самых различных стилях и жанрах литературного языка
Старое значение наречия исподтиха «медленно, не спеша» в языке XVIII в. отходит
на второй план, однако не исчезает бесследно. Каков сейчас стилистический статус
этого наречия? Словари единодушны — все дают ему стилистическую маркировку
«разг.(оворное)». Что же произошло за такой короткий промежуток времени, и
почему слово сменило свою стилистическую «одежду»? Попытаемся ответить на этот
вопрос.
В 1798 г. в российской столице в двух частях вышел «Полный немецко-российский
лексикон, из большого грамматикально-критического словаря  г. Аделунга
составленный...», в котором содержалась любопытная и новая для русского языка
фраза в кулак чему смеяться с таким толкованием: «тайно, внутренно чему
радоваться» (Ч. 1. С. 959). Она представляет собой калькирование немецкого
фразеологизма sich ins Faustschen lachen «смеяться в кулак». Так возникла
лексическая синонимия русского слова исподтиха (исподтишка) «тайно, незаметно,
скрытно», используемого вполне свободно и независимо от сочетаемости с другими
лексемами, и словоформы в кулак в составе калькированного фразеологизма.
В русском языке есть и другие синонимы выражению смеяться исподтишка и
калькированному из немецкого смеяться в кулак: смеяться в усы, смеяться в бороду.
Словосочетание смеяться в усы можно встретить не только в русском, но и в других
славянских языках: польск. śmiać się pod wąsem «смеяться в усы»; чеш. smát se pod
vousy «смеяться в усы»; ср., однако, в болгарском это существительное используется
чаще в единств. числе: смея се под мустак «смеяться в ус» (множ. мустаци — «усы»).
Следовательно, выражение смеяться в усы  следует признать общеславянским.
Фразеологизм смеяться в бороду знаком, в частности, польскому языку, но во многих
славянских языках неизвестен. Где же его источник?
Его следует искать во французском или немецком языке: ср. франц. rire dans sa
barbe «букв. — смеяться в бороду», нем. in den Bart lachen  (hineinlachen) «букв. —
смеяться, подсмеиваться в бороду». Русское выражение смеяться в бороду и
французский (немецкий) фразеологизм полностью соответствуют друг другу и
семантически («тайно, скрытно, исподтишка смеяться, радоваться»), и
морфологически. Таким образом, есть все основания полагать, что русский
фразеологизм — это калька с французского (или немецкого; в свою очередь — из
французского) фразеологизмов.

В русский язык этот калькированный оборот попал во второй половине XIX в.

Очевидно, географическое распространение и калькирование фразеологизма


происходило в восточном направлении: французский — немецкий — польский —
русский языки.
Кроме этого выражения, русскому смеяться исподтишка во французском языке
соответствует также фразеологизм rire sous cape «букв. — смеяться под мантией,
плащом»; в английском — to laugh in one’s sleeve «букв. — смеяться в рукав кого-л.».
Во французском языке его появление относится ко второй половине XVII в.
Таким образом, семантика английского и французского выражений языковыми
средствами «отражает» особенности скрываемого смеха, культурно-исторически
обусловленные и в дальнейшем закрепленные во фразеологии: французы прятали
смех, прикрыв рот мантией, накидкой; англичане прыскали, сдерживая смех, в рукав.
Однако эти фразеологизмы не оказали влияния на русскую фразеологическую
систему, в отличие от рассмотренного выше фразеологизма смеяться в бороду, и не
были калькированы.
Таким образом, в синонимическом наборе рассмотренных фразеологизмов
собственнорусским оказывается словосочетание смеяться исподтишка,
общеславянским смеяться в усы, калькированными из немецкого смеяться в кулак, из
французского (или немецкого) смеяться в бороду. Каждый является своеобразным
языковым зеркалом, отражающим представления о подавленном или неявном,
скрытом смехе: у русских в основе лежат звуковые ассоциации , у других славянских
народов — части лица , у немцев и французов — части лица и тела , у французов и
англичан — одежда или ее детали.