Вы находитесь на странице: 1из 100

К.Е.

БАХТАДЗЕ

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ЧАЯ В СССР

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК ГРУЗИНСКОЙ ССР


К.Е. БАХТАДЗЕ

РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ЧАЯ В СССР

ИЗДАТЕЛЬСТВО АКАДЕМИИ НАУК ГРУЗИНСКОЙ ССР

Тбилиси 1961

2
Ксения Ермолаевна Бахтадзе (1899-1978)

3
Культура чая занимает важное место в сельском хозяйстве Грузинской ССР. Истоки ее
возникновения относятся к середине прошлого столетия, но по существу она пришла к
расцвету только при советской власти.
Приведенные в книге материалы освещают последовательный ход развития этой ценной
культуры, начиная с того времени, когда мы получили первые семена чая и до наших
дней.
В книге показано как под руководством партии и правительства создавалось советское
чайное хозяйство, занявшее ведущее место в Грузинской ССР, как оно вышло за пределы
Грузии и начало развиваться в субтропических районах Азербайджана и Краснодарского
кран. Вдохновенный творческий труд работников чайного дела привел к созданию
мощного социалистического субтропического хозяйства, доставляющего высокие урожаи
полноценного сырья для производства всех видов продукции чая.
Большое место отведено развитию науки о чьи плодотворные результаты являются
следствием материалистических основ, заложенных в мичуринском учении и советской
агробиологии.
Несмотря на самую северную дону субтропиков, чаеводство Советского Союза заняло
видное место даже среди старых чаепроизводящих стран мира.
Вместе с описанием современного состояния культуры чая, в книге даются и перспективы
ее дальнейшего развития на пути к полному обеспечению страны чаем своего
производства.

4
СОДЕРЖАНИЕ

ПРЕДИСЛОВИЕ …………………………………………………………………………..…6
Глава I. ИСТОРИЯ ЧАЯ В РОССИИ ……………………………………………………..8
Глава II. ЧАЙНЫЙ КУСТ И ЕГО БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ …………..11
Глава III. НАЧАЛО РАЗВЕДЕНИЯ ЧАЯ ……………………………………………….14
Глава IV. ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО ПУТИ СОЗДАНИЯ ЧАЙНОЙ
ПРОМЫШЛЕННОСТИ …………………………………………………………………….20
1. Закладка чайных плантаций в Чакве ………………………………………
20
2. Постройка первой чайной фабрики
………………………………………..21
3. Организация Чаквинского чайного хозяйства ………………………….22
Глава V. РАЗВИТИЕ ЧАЙНОГО ДЕЛА В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД ….26
1. Батумское побережье …………………………………………………………26
2. Развитие чаеводства в Западной Грузии ………………………………29
3. Чайное дело в дореволюционной Абхазии ……………………………….32
4. Состояние чаеводства в дореволюционном периоде ………………33
Глава VI. НАЧАЛО РАЗВИТИЯ ЧАЙНОГО ДЕЛА ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ
РЕВОЛЮЦИИ ………………………………………………………………………………36
ГЛАВА VII. ОРГАНИЗАЦИЯ ТРЕСТА «ЧАЙ-ГРУЗИЯ» …………………………….40
Глава VIII. РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ЧАЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ СЕЛЬСКОГО
ХОЗЯЙСТВА ………………………………………………………………………………..43
1. Строительство совхозов ………………………………………………….. 44
2. Строительство колхозов…………………………………………………….
46
3. Развитие семеноводства чая………………………………………………..
48
4. Культура чая в Советской Грузии …………………………………………
49
5. Сбор листа и труженицы чайных плантаций …………………………. 50
Глава IX. РАЗВИТИЕ ЧАЙНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ГРУЗИНСКОЙ ССР ...53
Глава X. РАСПРОСТРАНЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЧАЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ГРУЗИИ ….56
1. Азербайджанская ССР ………………………………………………………….56
2. Краснодарский край …………………………………………………………….59
ГЛАВА XI. РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ НАУКИ ПО КУЛЬТУРЕ ЧАЯ ……………….63
1. Изучение климата и почвы ……………………………………………………65
2. Биология чайного растения ………………………………………………… 68
3. Селекция чайного растения ………………………………………………… 71
4. Семеноводство чайного растения …………………………………………. 76
5. Агротехника чая ………………………………………………………………….79

5
6. Удобрение чайной плантации ………………………………………………...82
7. Защита чайных растений от болезней и вредителей ………………….. 87
8. Механизация культуры чая …………………………………………………….88
9. Качество чая ……………………………………………………………………....91

6
ПРЕДИСЛОВИЕ

Истоки культуры чая в Советском Союзе начинаются в середине прошлого


столетия. После Великой Октябрьской Социалистической Революции они
вылились в мощное движение в борьбе за развитие отечественного чаеводства.
Под руководством Коммунистической партии в исторически короткий срок
создана советская чайная промышленность, доставляющая населению
Советского Союза чай своего производства.
В Китае культура чая имеет тысячелетнюю давность. Триста с лишним лет
разводится она в Японии. В Индии, на Цейлоне и в Индонезии культура чая
началась с 19-го столетия, почти одновременно с нами.
Культура чая проникла к нам из Китая. Географически она заняла у нас самую
северную зону разведения чайного растения в мире, что и составило
характерную особенность советского чаеводства.
Внедрение культуры чая оказало большое влияние, на реконструкцию сельского
хозяйства в субтропических районах, особенно Грузинской ССР, где чаи занял
ведущее место. Отсталое в дореволюционном прошлом сельское хозяйство
Грузии из натурально-потребительского превратилась в высокоденежное
субтропическое с развитием механизации и электрификации.
Расцвет высокой культуры грузинского села служит наглядной иллюстрацией
мудрой национальной ленинской политики по отношению к так называемым в
дореволюционные голы отсталым окраинам.
Социалистические формы ведения хозяйства выдвинули советское чайное дело
на видное место в мире.
Успешно развивается новый прогрессивный тип организации чайного дела с
совхозами и колхозами, не имевший подобных примеров в истории.
Советское чаеводство имеет прочную базу отечественной сельскохозяйственной
науки. Вооруженные Марксистко-Ленинской теорией и основами Мичуринского
учения, наши ученые смело решают узловые вопросы чаеводства.
Акклиматизация чайного растения в северных широтах, освоение культуры в
горном рельефе, или па избыточно-увлажненных равнинных почвах, внедрение
селекционных сортов для различных природных зон, эффективное питание
растения в сочетании с системой агротехнических мероприятии, механизация
трудоемких процессов культуры, разработка технологических процессов -- все
это легло в основу оригинальной советской системы чаеводства, которая ныне
привлекает внимание и зарубежных стран.
Литературные материалы по истории чайного дела дореволюционного периода
имеют разобщенный и отрывочный характер. Они освещают отдельные моменты,
порой тенденциозно и противоречиво. В них не отводится места новаторам из
местного населении, вложившим не малый труд в дело внедрения чая и
содействовавшим его развитию. Имена одних и тех же деятелей переносились
авторами из одной книги в другую. Между тем круг пионеров чая, зачинателей
этого большого дела, был значительно шире и он состоял и из простых
тружеников села, видевших перспективу в деле развития отечественного
чаеводства. Многие из них здравствуют и поныне. Их воспоминания о былом
чайного дела помогли нам установить картину прошлого. По дошедшим до нас
документальным сведениям можно видеть большую заинтересованность народа
в успешном развитии этой ценной культуры.
Литературные и архивные материалы позволили подробнее осветить
исторический ход развития культуры чая в Грузии внедрения его в
субтропические районы Азербайджана и Краснодарского края.

7
Проворенные временем события и факты сделали возможным дать им
объективную оценку, а накопленные за пройденные годы материалы – осветить
современный период.
Настоящая работа является пока только первой попыткой обобщить тот большой
материал, который имеется в истории, развития культуры чая в СССР.
В сборе и обработке материалов принимал участке агроном В. А. Приходько.

8
Глава I
ИСТОРИЯ ЧАЯ В РОССИИ
Чай проник к нам из Китая раньше, чем в другие европейские страны. Это было и
17-ом столетии, но казачьи атаманы Иван Петров и Бурнаш Ялышев,
побывавшие в 1567 году в Китае, еще раньше узнали о чае. Вернувшись, они
рассказывали о нем как о чудесном напитке, не имеющем себе равного среди
других. Задолго до этого знали о чае и сибирские народы, особенно те из них,
которые жили в непосредственной близости к Китаю, как, например, буряты в
Забайкалье. Возможно, что вместе с завоеваниями Чингис-Хана, чай проник за
пределы своей родины па запад и в Среднеазиатские страны.
В Московском государстве с чаем познакомились в 1638 году, то есть более
трехсот лет тому назад. Его привезли в Россию при следующих обстоятельствах;
русские послы Василий Старков и Василий Неверов были отправлены с богатыми
подарками в Монголию к Алтын-Хану на озеро Упса. Среди ответных дорогих
подарков из атласа и соболей, посланных парю Михаилу Федоровичу, был и чай.
Старков отказывался от чая, считая его ничтожным и бесполезным даром, тем не
менее привез в Москву навязанные ему двести пачек (60 кг). Чай в Москве
понравился и стал постепенно входить и употребление, сначала при дворе, а
затем и среди народа. Его применяли вначале только как лекарство, в
последующем, познакомившись с ним ближе, познали в нем вкусный, ароматный
напиток.
Несколько позже чай проник и в Англию. В 1964 году торговая Остиндская
кампания привезла в Лондон и преподнесла в дар королеве два фунта чая. В
1669 году было привезено в Англию 143 фунта.
В 1654 году из Иркутска в Китай был послан Федор Байков. Он пил чай в самом
Китае и в своем отчете рассказывал о том, как китайцы угощали его чаем с
молоком и коровьим маслом.
С 1675 по 1678 год в Китае прожинал русский посол Николай Спафарий (по
национальности молдаванин – Н. Милеску). Этот выдающийся ученый и
государственный деятель по возвращении в Москву написал большое сочинение
о Китае, в котором описывал культуру чая, способы его приготовления и
употребление. Отзываясь о чае, оценил его как «питие доброе, и когда
привыкнешь, – гораздо укусное».
Постепенно чай входил в обиход русского общества и становился любимым в
пароде напитком. Москва стала колыбелью чаепития.
В 1679 году был заключен торговый договор с Китаем о постоянном ввозе чая в
Россию. В конце XVII столетия чай уже продавался в московских лавках. Отсюда
он распространился по городам и селам, хотя в толщу парода проникал очень
медленно, так как был дорог.
В XVIII веке ввоз чая принял такие размеры, что правительство обложило его
пошлиной, видя в нем верный источник увеличения казенного дохода.
В первом таможенном тарифе, изданном в 1724 году значится: «Чай всякий, как
товар ввозимый и вывозимый».
Через Россию чаи стал проникать и в другие страны. В Грузии его начали
потреблять в 18-ом столетии. Из литературы известно, что в 1770 году царь
Ираклий получил от императрицы Екатерины II самовар и чайный сервиз.
Русское православное духовенство поддерживало распространение чая, хотя
некоторые сектанты, наряду с борьбой против табака и картофеля, выступали и
против чая.

9
Глава православной церковной миссии о. Иоакинф (Н. Бичурин – чуваш по
национальности), пребывал в Китае с 1807 по 1822 год и написал много научных
работ, посвященных Китаю. В одной из них «Статистическое описание Китайской
Империи», изданной в 1842 году, он приводит подробное описание чайного
растения, процесса производства чая и способа его заваривания.
Впоследствии, за активную научную деятельность он был лишен духовного
звания. Этот выдающийся русский ученый – Николай Яковлевич Бичурин, – по
существу был первым европейцем – исследователем чайного дела. Англичанин
Роберт Форчун, как известно, проник в Китай в 1849 году, а монографию о чайном
растении опубликовал в 1853 году.
Медленно, но упорно, проникал чай в толщу народи и в начале ХIX столетия
Россия окончательно стала, как и Англия – чаепьющей страной, в отличие от
Франции и Германии, потребляющих кофе.
Чаепитие в России все возрастало и к концу XIX-го столетия потребление в
среднем па одного человека в год достигло 1 фунта. Завоз его только из Китая
составлял 30 тысяч тонн байхового чая.
До конца XIX века чай закупался почти исключительно в городе Ханькоу.
Расположенный в центре производства, он служил главным рынком для доставки
товара в Россию. Чаи в Китае закупали русские фирмы. Внешним рынком Китая
для торговли с русскими служил город Калган. Отсюда чай вывозился
караванами через Манджурию и Монголию. В 1745 году русские построили на
границе торговую слободу Кяхту, расположенную в Забайкалье, неподалеку от
Иркутска (ныне она находится в Бурятии). Эта была деревянная крепость с
расположенным внутри таможенным двором.
В 1854 году здесь насчитывалось 54 купеческих дома, занимавшихся торговлей.
Форма торговли вначале была меновая: привозимый из Китая чай обменивали на
русские меха, сукна, кожевенные изделия. Когда цены на чай возросли, его стали
менять на серебро и золото. С 1861 года меновой торг был прекращен и чай
стали покупать за деньги. Купцам в Кяхте присылали из Китая «узоры», то есть
пробы чая различных фирм. По ним выбирались партии чая. Наиболее
известными были чаи Кимынь из провинции Аньхой и Нинджоу из провинции
Цзян-Си. Из Ханькоуских чаев – Онфа и Янло-удун.
В течение почти ста пятидесяти лет Кяхта служила центром торговли для
ввозимого в Россию чая.
Процветание Кяхты объяснялось тем, что в те времена не было удобных путей
сообщения для переотправки товаров и Россию. Груз шел вьюком на верблюдах
или лошадях, с перегрузками на речные лодки и плоты, затем по Сибири – уже
гужем на лошадях и быках. Весь путь, протяженностью до 12 тыс. километров,
занимал 9-10 месяцев. Караванам в пути приходилось преодолевать большие
препятствия; бури, метели, грязь и бездорожье. Нередко им приходилось подолгу
простаивать в ожидании благоприятной погоды.
С 1870 года чай в Россию стали возить морем. Морском путь был значительно
дешевле и быстрее. Продолжительность пути от Ханькоу до Одессы теперь
составила около двух месяцев. Сначала чайный груз доставлялся английскими
пароходами в Порт-Саид, а отсюда русскими пароходами в Одессу. В 1878 году
было организовано общество «Добровольный флот», пароходы которого
регулярно курсировали между портами Черного и Балтийского морей и Дальним
Востоком.
Морем шли кантонские чаи. Они проникали в Россию через южные порты, тогда
как кяхтинские чаи поступали через Сибирь. После того как Кяхта утратила свое
значение – этим путем, продолжали ввозить только особо дорогие сорта дли
«сдабривания» ценного чая, а также и другие чаи для наполов Сибири.

10
Самый крупный рынок чая находился в Москве. Торговали известные в то время
чайные фирмы Боткина, Перлова. Попова, Высоцкого, Кузнецова, «Караван» и
другие. В свои с дальностью пути и непомерно высокими пошлинами, стоимость
чая возрастала в 4—5 раз по сравнению с закупочной ценой на месте
производства.
В конце XIX века на рынке стали появляться индийские и цейлонские чаи,
которые вытесняли китайские чаи. Полуфеодальный Китай, раздираемый
междоусобными войнами, не мог в таком положении конкурировать с английским
капиталом. Постепенно он терял свое первенствующее положение на мировом
рынке.
Широкий спрос на чай и высокие таможенные пошлины способствовали
усиленному развитию контрабанды. Чай ввозился из Китая окольными путями,
минуя таможню. Дешевые сорта индийского чая проникали через Персию на
Кавказ.
Вместе с контрабандой большое распространение получила фальсификация чая
и выработка разных суррогатов.
Фальсификация имела самые разнообразные формы. Чаще всего она
выражалась в том, что к настоящему чаю подмешивали окрашенный
химическими красками спитой чай, или смеси из черничного листа, капорского
чая, земляники и т. п.
Из листьев некоторых растений приготовляли настои, подобные чайному.
Наибольшее распространение имели Иван-чай (Chamaenerium) и Кипрей
(Epilobium), из листьев которых и приготовлялся суррогат, известный под
названием капорcкого чая. В те годы он имел широкое распространение среди
народа, заменяя чай. Целые области России занимались выработкой различных
сортов капорского чая. Большой известностью пользовались суррогаты из
листьев земляники, цветов липы, малины, а также разные фруктовые чаи.
В.Закавказье, в то время, приготовляли чай из листьев кавказской черники (V
accinum arctostaphylos L.) пли брусники и называли его кавказским чаем.
Все эти суррогаты по внешнему виду походили на чай и давали настой, но имели
неприятный вкус (зелени), а иногда были и вредны для здоровья. Основное, что
их отличало от настоящего чая – это отсутствие алколоида кофеина.
В 1847 году, по свидетельству И. Кокарева, в Москве было более сотни
специальных чайных магазинов, не говоря о том, что чай продавался в каждой
мелочной лавке. Трактирных заведений с чаепитием было более трехсот. Для
хозяйственного обихода был создан самовар, названный немцами русской
чaйной машиной.
В период до первой мировой воины Россия ввозила ежегодно до 75 тысяч тонн
различных сортов чая и уплачивала иностранным фирмам по 50-60 миллионов
рублей золотом.

11
Глава II
ЧАЙНЫЙ КУСТ И ЕГО БИОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ

Чайный куст – вечнозеленое растение. В диком состоянии оно произрастало в


южных областях Китая и в Индокитае в виде подлеска. Это многолетний
кустарник, достигающий в условиях Грузии высоты трех метров.
В ботанической системе чайное растение занимает следующее положение: тип –
покрытосемянных, класс двудольных, семейство – чайных (Theaceae), род – чай
(Thea).
Семейство чайных объединяет 25 рода и 380 видов. В их число входит
известное декоративное растение Камелия.
Чайное растение впервые было описано известным шведским ботаником К.
Линнеем в 1753 году. По технологическим особенностям он подразделил род
Thea на два вида: Thea bohea и Thea viridis. Впоследствии такое деление было
отвергнуто, так как черные и зеленые чаи можно приготовить из листьев любого
чайного растения.
Через сто лет, в 1853 году, английский ботаник Р. Форчун доказал, что все
промышленные сорта чая являются разновидностями одного ботанического вида
Thea Sinensis L.
Ныне род Thea объединяет два вида: Thea Sinensis L. китайский чай и Thea
assamica Mast. – индийский чай.
Основное свойство чайного растения состоит в том, что при других хороших
свойствах, оно содержит алколоид кофеин (теин), ради которого его ввели в
культуру.
Еще Чарльз Дарвин в 1859 году писал в своей книге «Изменчивость животных и
растений в домашнем состоянии»:
«Человек самостоятельно открыл среди множества туземных растений, что
листья чайного дерева и мате и плоды кофе содержат возбуждающее и
питательное вещество, которое, как теперь известно, химически тождественно».
Так писал великий естествоиспытатель об основной особенности чайного
растения.
Китайский чай имеет кустовидную форму и листья средней величины. Его широко
разводят в Китае, Японии, на острове Тайвань и у нас в Советском Союзе.
Индийский чай имеет форму кустовидного дерева и крупные листья. Разводят его
в Индии, Индонезии, на Цейлоне и в южном Китае.
Японский чай это мелколистная разновидность китайского чая. Произрастает в
Китае, Японии и в Советском Союзе.
Величина листа китайского растения определяет величину продуктивного побега.
Самые крупные и тяжелые флеши у индийского чая, самые мелкие у японского.
Весовое «соотношение между трехлистными флешами индийского, китайского и
японского чая в среднем – 0,8, 0,6, 0,4 гр.
В одном килограмме листа содержится 1500 флешей индийского чая, 2000
китайского и 3000 японского.
Отличаются они между собой и по ряду других признаков и свойств.
По степени зимостойкости индийский чай не может произрастать в условиях
Советских субтропиков, так как не переносит даже небольших морозов.
Китайский чай произрастает у нас свободно во всех чайных районах. Он
выдерживает значительные морозы, особенно при наличии снегового покрова.

12
Наибольшей зимостойкостью отличается японский чай, но он не имеет высокой
хозяйственной ценности, потому что мелколистен и мало продуктивен.
Чайное растение имеет длинный период вегетации, поэтому сбор листа
продолжается в течение 5—6 месяцев.
Характер уборки урожая составляет своеобразную особенность культуры чая.
Исторически сложившись в определенных экологических условиях, растение чая
предъявляет определенные требования к климату и почве. Это – типичное,
субтропическое растение, способное успешно произрастать только при условии,
если обеспечено достаточным теплом и влажностью.
На территории Советского Союза можно было бы отвести большие площади под
культуру чая, но ряд теплых районов Крыма, Таджикистана, Узбекистана и др. не
подходят из-за недостатка влажности и по условиям почвы.
Еще в прошлом столетии известный климатолог А. И. Воейков установил, что
Черноморское побережье Кавказа резко отличается по климату от
средиземноморской сухой области, приближаясь к аналогам влажных
субтропиков. Позже ареал возможного распространения культуры чая, помимо
Черноморского побережья, был расширен за счет изучения климата Талыша,
Закатал, Закарпатья и предгорной зоны Кубани. Кустовидная форма растения и
выращивание ее в густых шпалерах во многом улучшает состояние его зимовки
под снежным покровом.
По количеству выпадающих осадков советские чайные районы близки к
основным чайным районам земного шара. Из многих субтропических растений,
разводимых в Советском Союзе, чайный куст особенно влаголюбив. Но требуя
много осадков, он в то же время не выносит застоя воды в почве, поэтому хорошо
произрастает только на проницаемых почвах. Особенно отзывчив чайный куст на
влажность воздуха. При недостатке влажности вегетация ослабевает, рост
приостанавливается, листья грубеют и урожай снижается (табл. 1).

Таблица 1
Распределение осадков в чайных районах в миллиметрах
Октябрь

Декабрь
Март

Всего
Январь

Февраль

Апрель

Июнь

Июль

Сентябрь

Ноябрь
Август

Пункт
Май

Дарджилинг 19 27 51 104 199 614 349 660 466 136 6 5 2636


(Индия)
Шизуоко 72 123 157 202 244 190 275 338 204 115 80 219 2219
(Япония)
Ханькоу 33 31 93 98 161 193 127 101 59 53 51 31 1031
(Китай)
Батуми 219 193 131 125 88 168 175 229 304 268 276 246 2422
Сухуми 125 114 109 119 101 96 119 92 127 120 124 144 1390
Сочи 154 131 105 97 73 83 102 80 130 128 148 179 1410
Ленкорань 78 82 95 49 30 27 16 61 168 236 166 116 1124
Закаталы 31 90 53 92 128 115 92 83 121 58 66 43 912

13
Зона произрастания чая в вертикальном разрезе вначале охватывала холмистую
предгорную полосу до 350 метров над уровнем моря. В процессе освоения
культуры ареал ее распространения продвинулся до 600—700 метров – над
уровнем моря. Промышленные плантации проникли в Чиатура – центральную
часть Кавказа, удаленную от берега Черного моря на 150 километров.
Как показала практика отечественного чаеводства, чайный куст успешно
произрастает на разных почвах субтропической зоны. Не подходят почвы
известковые и избыточно увлажненные с высоким стоянием грунтовых вод.
Обязательным условием для чайного растения является оптимальная
кислотность. Лучшей средой для него служат почвы с показателями рН = 4,5—5,5
и до 6. В щелочной среде чайный куст погибает.
Культура чая использует красноземные почвы и их оподзоленные разности.
Могут быть освоены и сильно оподзоленные тяжелые суглинки при условии, если
будет предварительно проведена соответствующая меллиорация. Так, например,
в Грузии использовались «эцери», брошенные, неугодные под другие культуры
почвы.
Кислые субтропические почвы представляют собой большую ценность в
народном хозяйстве Советского Союза. Площадь их очень ограничена, поэтому
они в первую очередь используются под чай.
Лучшие места для разведения чая это горные плато или пологие склоны холмов,
склоны крутизной в 30° и выше под чай непригодны.

14
Глава III
НАЧАЛО РАЗВЕДЕНИЯ ЧАЯ

Высокая потребность в чае пробудила мысль о возможности культивировать его


в своей стране. Впервые о такой возможности упоминается в статье Г. Ф.
Сиверса, опубликованной в 1792 году в Трудах Вольного Экономического
общества под названием «Как произрощать чай в России». В статье
высказывалось предположение о том, что чай можно разводить в Кизляре, а
кусты чая выписывать из Японии или Китая.
В тех же Трудах иеромонах Салюстий опубликовал в 1834 году статью «Чай
зеленый, о возможности разводить его в России».
Исторический интерес представляет и книга И. Ржанова со своеобразным
названием, отражающим основное содержание, «Китайский чай. Подробное
описание его открытия, произрастания, разведения, собирания и приготовления
листьев, производства торговли, употребление напитка, свойств его, действий на
организм, этикета и политического знамения». Книга была издана в Москве в
1856 году.
До начала практического разведения чайного куста было опубликовано в
Петербурге, Москве и Тифлисе более 30 специальных научных и популярных
работ.
В середине 19-го столетия внимание ряда авторов было обращено в сторону
Кавказского побережья, которое по климату представляло наиболее
перспективную зону.
Первые чайные растения были ввезены по распоряжению Новороссийского
(Одесского) генерала-губернатора герцога А. Ришелье в 1817 году. Они были
высажены в Никитском ботаническом саду, расположенном близ Ялты в Крыму. В
исторической последовательности это было через 175 лет после того как в
России узнали о чайном напитке.
Кусты чая выписывались несколько раз, потому что природные условия Крыма
оказались для него недостаточно благоприятными.
Следующая значительная попытка была сделана и 1833 году, когда по
распоряжению нового генерала губернатора кн. М. Воронцова вновь выписали из
Китая несколько десятков чайных кустов. Директор сада Н, Гартвис всесторонне
изучил условия их произрастания в Крыму. На мощных луговых почвах чайные
кусты развивались сравнительно хорошо и в 1843 году дали первые семена. В
своем отчете Н. Гартвис писал, что «чай со временем может
акклиматизироваться особливо в Абхазии и Мингрелии» и рекомендовал
перенести опыты с ним на Кавказское побережье Черного моря.
Так 1833 год явился истоком отечественной культуры чая.
В эти годы европейцы стали вводить культуру чая в своих колониях; Голландцы с
1824 года на острове Ява, англичане с 1834 года – в Индии и они же с 1842 года –
на Цейлоне.
В 1846 году в журнале «Эконом» № 32 была помещена заметка «Китайский чай в
Европе». В ней говорилось об опыте выращивания чайного растения в Венгрии.
В этом периоде чайный куст разводили почти во всех оранжереях главных
ботанических садов мира. Так например, в журнале «Вестник Российского
общества садоводства» в 1866 году сообщалось о том, что в Московской
Александровской оранжерее произрастало много чайных кустов.

15
С развитием знания о климате Кавказа, созрело предположение о том, что чай
можно культивировать на Черноморском побережье. По распоряжению М. С.
Воронцова Никитский Ботанический сад послал в 1848 году саженцы чая
Сухумскому Ботаническому саду и в Озургеты.
В 1841 году в Сухуме был организован «Военно-ботанический» сад на площади
3,5 гектара. Начальник Черноморской укрепленной береговой линии Н. Раевский
«заведывание этим садом поручил рядовому Багриновскому, которого случайно
узнал как ботаника. Багриновский прошел курс по медицинскому факультету
Виленского университета». (Рус. архив).
Чайные кусты хорошо принялись и произрастали здесь в течение многих лет. К
1870 году их было восемнадцать; во время русско-турецкой войны 1877—78 года
большая часть растений погибла, оставшиеся четыре куста существовали еще
очень долгое время. Один из них «дедушка-куст» дожил до глубокой старости,
имел раскидистую крону высотой в 2,5 метра и давал семена. Погиб он в 1935
году в возрасте под 90 лет.
1848 год считается началом произрастания чайного растения в Грузии.
В то же время начались опыты по выращиванию чая в Гурии. К сожалению, до
нас не дошли литературные материалы, достоверно освещающие этот период.
По различным источникам представляется следующая картина.
При отправке саженцев в Сухуми, было послано 200 саженцев в Озургеты (ныне
гор. Махарадзе). Они поступили в казенный акклиматизационный сад, бывшее
владение князей Гуриели. Садом в те годы руководил англичанин переселенец
Яков Марр, под руководством которого и вырастили присланные кусты. По
окончании Крымской кампании 1855 года, в разоренном турками Озургетском
саду оставалось всего 25 чайных растений. По совету Я. Марра они были
переданы в сад кн. Михаила Эристави в с. Гора близ Чохатаури.
В июне же 1848 года партия саженцев была послана и Мингрельскому князю
Давиду Дадиани, который посадил их у себя в саду и успешно выращивал
несколько лет.
Широко известен и следующий легендарный вариант из истории первого чая в
Грузии. В 1833 году кн. М. Воронцов послал саженцы чая католикосу Армении
Нерсесу V, но саженцы в Эчмиадзин не попали, так как судно разбилось и
растения были выброшены на берег близ Озургет. Их подобрал кн. Мамия
Гуриели и вырастил в своем саду.
Описанный случай опровергается А. М. Эристави (сыном) в
«Сельскохозяйственных заметках», опубликованных еще в 1898 году. Он пишет,
что «похититель чайных кустов, князь Гуриели, умер еще в . 1826 году, а в 1828
году все члены его дома оставили Озургеты, переселившись в Турцию».
По литературным данным «в окрестностях Эчмиадзина в 1833 году по
инициативе армянского патриарха Нерсеса V и наместника Кавказа М. С.
Воронцова было высажено 17 черенков чайного растения». О судьбе их ничего
не известно. Также ничего не вышло из посевов чая в 1845—46 г. в Талышинском
и Эриванском уездах.
В первой половине XIX века внедрением чая занимались князья и католикос, но
подлинной культуры пока еще не было. Видное место в этом новом деле
принадлежало Мих. Эристави, энергичному и инициативному землевладельцу
того времени. Он не имел агрономического образования, но прошел хорошую
школу, благодаря личному труду и практике сельского хозяйства. В своем имении
в сел. Гора близ Чохатаури он создал ценное хозяйство, являясь новатором
внедрения субтропических растений в Гурии и пионером отечественного чайного
дела. М. Эристави первым стал заниматься в Гурии табаком, хлопком, рами,
клещевиной. Заслуживают внимания его посадки апельсинов, лимонов,

16
мандарин, среднеземноморских хвойных деревьев. Им же была заложена первая
в Грузии промышленная чайная плантация, хотя и на небольшой площади. Из
собранного листа он приготовил первый грузинский байховый чай.
Существует версия о том, что чайные кусты в сел. Гора поступили из Озургети от
Я. Марра. По свидетельству А. М. Эристави (сына) они были привезены из
Зугдиди от кн. Д. Дадиани, из Кутаиса, Тифлиса и Китая через Вольно
Экономическое общество. Можно предположить, что М. Эристави, любитель
субтропических культур, собирал кусты чая из различных садов, чтобы создать
первую плантацию.
Как указал А. Субботин, «В Гурии возможность разведения чайного куста стала
вполне доказанною... он стал расти без всяких забот»...
М. Эристави выработал первый в Грузни байховый черный чай. Его сын А. М.
Эристави писал: «Чайные листья собирались всего два раза в год... моя мама
проявляла к технике приготовления чая интерес, имея под рукою наставление на
грузинском языке, как производить разные манипуляции по завяливанию,
скручиванию и сушке листьев».
Образцы первого грузинского чая экспонировались в Петербурге на
Всероссийской сельскохозяйственной выставке 1864 года, а в конце того же года
– в Тифлисе в Кавказском обществе сельского хозяйства. Здесь были
опробованы образцы урожая 1864 и 1863 гг. При первом опробовании чай
показался хорошим, но при втором вызвал у некоторых тошноту и
головокружение. Как оказалось, чай приготовлялся без ферментации – основного
процесса технологии.
Член Совета Кавказского общества сельского хозяйства Л. П. Оверин писал:
«Грузинский землевладелец в конце 1.864 года представил в Кавказское
общество сельского хозяйства-образцы чая 1862, 1863 годов. После экспертизы
образцы 1863 года оказались удовлетворительными».
С течением времени М. Эристави добился хорошего качества чая. Он ставил
вопрос о расширении плантации и попросил денежного кредита.
Приводим выдержку из доклада Кутаисского гражданского губернатора от 16
апреля 1864 года по этому поводу: ... «некоторые предположения кн. Эристава,
именно развитие чайных деревьев, – едва ли когда-нибудь осуществимо в
Гурии... быть может в теплицах при искусственных условиях и поддержании
высокой температуры, это растение и способно к произрастанию, но разводить
его на открытом воздухе бесполезно»...
Так царские чиновники встретили патриотические начинания пионера в развитии
чайного дела.
Плантация М. Эристави после его смерти пришла в запустение и погибла от
потравы скотом.
Известны и другие попытки внедрения этой ценной культуры. Так, например, в
1845 году Закавказское общество поощрения сельской и мануфактурной
промышленности и торговли выписало из Китая чайные семена. Выращенные из
этих семян кусты якобы прижились только в Ленкорани. Никаких более точных
данных пo этому вопросу в литературе нет.
Из всего сказанного можно видеть, что ни одна из описанных попыток внедрения
культуры чая пока еще не привела к началу создания отечественной чайной
промышленности.
Прошло почти сорок лет после первых опытов акклиматизации чая, когда
проблема его разведения приобрела практический интерес.

17
М. С. Воронцову хотя и принадлежит инициатива выписки первых чайных семян и
кустов из Китая, но роль его в деле развития чайного дела оказалась
незначительной.
И. Н. Клинген, один из видных деятелей отечественного чаеводства пишет;
«Говоря о возникновении чайного дела на Кавказе, начинают обыкновенно с
князя Воронцова, который, будучи наместником Кавказским, еще в сороковых
годах посадил в казенных питомниках несколько чайных кустов, но князь
Воронцов только «пошевелил» чайный вопрос, он даже не «сдвинул» его е
места... Правильнее считать, что вопрос о чае, заключающийся в общем вопросе
о возможности введения в Закавказье подтропических культур, получил
надлежащий общественный интерес и значение лишь с того момента, когда за
него взялись наши известные русские натуралисты».
И так, М. Воронцов только «пошевелил» вопрос о чае, а затем предал его
забвению. Истинными инициаторами, творцами и вдохновителями чайного дела
были русские ученые и передовые люди из народа. Именно благодаря им
культура чая получила признание.
Известны попытки разведения чая в небольших размерах в хозяйствах Геймана и
Введенского близ Сухума, Мамонтовой и Гарбе близ Сочи и других. Кусты
хороню приживались, нормально росли, но затем погибали от морозов и
неумелого ухода. Чай на участке Геймана погиб во время русско-турецкой войны
1877—78 гг.
Как редкое экзотическое растение чайный куст привлекал внимание любителей и
разводился в садах и отдельных хозяйствах в Гурии и Мингрелии. Окруженные
хорошим уходом, кусты росли, цвели и давали семена.
Много внимания уделил внедрению чая бывший редактор газеты «Кавказ» Е.
Сталинский. В 1872 году при его участии была соорганизована группа
учредителей; предполагалось выпустить акций на миллион рублей; была
опубликована записка «О разведении чайного куста за Кавказом». Из Калькутты
пригласили известного чаевода капитана Вальтера Лайеля (Лореля). Он привез
семена и саженцы чая, ознакомился с районами Грузии и заявил, что он ручается
за успех дела. Но когда организаторы общества обратились в Министерство
государственных имуществ с просьбой отвести им бесплатно землю, им отказали
в этом и общество распалось. В. Лайель выполнял впоследствии обязанности
английского консула в Тифлисе.
В 1875 году Е. Сталинский снова поднял вопрос о час и сделал доклад в
Кавказском обществе сельского хозяйства, горячо рекомендуя разводить чай в
долине реки Риони.
Были и другие попытки внедрения культуры чая в России, но и они не дали
положительных результатов.
Так, например, в 1879 году русский посланник в Японии Струве, получив в дар от
японского министра финансов шесть больших ящиков чайных семян, послал их в
Россию директору департамента земледелия. Отсюда семена направили в
Самарканд, куда они прибыли уже утерявшими всхожесть.
В 1880 году землевладелец Кубанской области Ростовцев выписал из Ханькоу
чайные семена и саженцы. Они прибыли на пароходе Добровольного флота в
августе уже негодными для посева.
В 1883 году некто Арефа снова проектировал создать акционерное общество по
разведению чая. Для этого он просил предоставить ему на десятилетие в
бесплатное пользование три тысячи десятин земли, но в просьбе ему отказали.
В том же году через Вольно Экономическое общество было выписано из Китая
пять пудов чайных семян. Они прибыли в адрес Кавказского общества сельского

18
хозяйства в Батум, но так и не поступили на посев, потому, что губернатор
Максимов отказал в просьбе выделить для посева участок земли.
Невзирая на то, что Россия расходовала ежегодно по пятидесяти миллионов
рублей золотом на покупку импортного чая, до сознания чиновников
государственной службы не доходила выгодность производства своего чая.
В 1885 году Кавказское общество сельского хозяйства ставило вопрос о посылке
практиканта в чайные страны для изучения там чайного дела. Уполномоченный
министерства государственных имуществ Михеев не нашел возможным сделать
это, потому что «практикант мог умереть во время экспедиции».
Отдельные инициативные хозяева продолжали свои изыскания. В 1886 году
некто Амирагов (А. Мираков) вырастил большой участок чая в Кахетии, а также
имел кусты в грунту в г. Тифлисе и пил чай собственного приготовления.
Образцы чая были посланы на Сельскохозяйственную выставку!
В то же время многие видные ученые активно выступали в те годы за развитие
чая в Закавказье и этим в большей степени содействовали продвижению дела.
В 1860—61 году Кавказ посетил академик Ф. И. Рупрехт. Ознакомившись с краем,
он посвятил ряд статей вопросу «о полной возможности акклиматизации чайного
дерева в Западном Закавказье».
Еще в 1858 году агроном Н. Ситовский, работавший на Кавказе, указывал, что
для культуры чая имеются подходящие условия в Грузии и Талыше.
Крупнейший русский климатолог А. И. Воейков в своем капитальном труде
«Климаты земного шара» (1884 г.) убедительно доказывал полную возможность
разведения чай в Закавказье. В 1883 году им была опубликована статья
«Акклиматизация чайного дерева и бамбука в Закавказье».
Акад. А. М. Бутлеров, создатель химии полимеров, живо интересовался чайным
делом. Oн написал статью «О культуре чайного растения в Закавказье (1885 г.).
На своем участке между Сухумом и Новым Афоном выращивал чай.
Авторитетный американский ученый Г. Земмлер в своем сочинении «Тропические
сельскохозяйственные культуры» (1886 г.), упоминая о непригодности для
культуры чая условий Австралии, заявил: «Иное дело на южных склонах
Кавказа... можно питать надежду, что там чайная культура доставит богатую
отрасль промышленности». Такое оптимистическое заключение вызвало
некоторые опасения на лондонском чайном рынке.
О возможности культуры чая на Кавказе упоминал и французский академик
Нольден.
В общем движении за развитие отечественного чая отмечено и участие
гениального русского химика Д. И. Менделеева, Работая в 1891 году в высшей
государственной комиссии по пересмотру таможенных тарифов, он писал:
«следует воспользоваться высокими пошлинами, чтобы приложить усилия к
разведению чая в Туркестане, Закавказье и Закаспийском крае»...
В 1895 году акад. В. Р. Вильямс изучил почвы Черноморского побережья и
принимал участие в выделении земель для чайного хозяйства К. С. Попова.
В мае 1884 года магистр ботаники П. К. Зейдлиц в своем выступлении на
Международном конгрессе ботаники и садоводства в Петербурге, поставил на
широкое обсуждение вопрос о чае. В том же году им была опубликована статья:
«О разведении чайного дерева за Кавказом». И. Зейдлиц сделал и практические
шаги разведения чая па батумском побережье, только что освобожденном в те
годы от турок.

19
О развитии чая заботился и классик грузинской литературы, выдающийся
публицист и общественный деятель Илья Чавчавадзе. В 1887 году была
опубликована его статья под заглавием «Возможности нашего сельского
хозяйства и бюрократизм». В ней он писал: «плодородные почвы и
благоприятный климат Закавказья позволяют выращивать здесь почти все, что
произрастает па земном шаре... и хинное дерево и чайный куст».
Так во второй половине XIX века передовые люди того времени боролись за
возможность развития отечественного чаеводства.

20
Глава IV
ПЕРВЫЕ ШАГИ ПО ПУТИ СОЗДАНИЯ ЧАЙНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ

1. Закладка чайных плантаций в Чакве

После присоединения Батуми к России и окончания русско-турецкой войны 1877-


78 гг., Аджария привлекла к себе внимание натуралистов – естествоиспытателей
и предпринимателей, как лучшая область для разведения чая и других
субтропических культур. С этого времени и началось развитие культуры чая,
выросшее в последующем в промышленное производство Грузии.
С закладкой А. Соловцовым первой чайной плантации в Чакве связывают начало
чаеводства в нашей стране А. Н. Краснов, К. Укерс и другие. «Это несомненно
была первая чайная плантация в России», говорит о ней И. Н. Клинген.
В истории чая этот период освещен достаточно ясно. Магистр ботаники Н.
Зейдлиц не ограничился выступлением на конгрессе ученых и публикацией
статьи о чае. Он обратился к директору Русского общества пароходства и
торговли адмиралу Чихачеву с просьбой доставить для него из Ханькоу семена и
кусты чая. Н. Зейдлиц предполагал заложить чайную плантацию в Чакве на
берегу моря в 12 км к северу от Батуми. Семена и саженцы прибыли в июле 1885
года. В Батумской таможне, опасаясь завоза филоксеры, их подвергли
дезинфекции едкой известью, отчего часть растений сильно пострадала. Как
писал А. Соловцов, большие саженцы после посадки погибли, принялись только
сеянцы.
Случилось так, что сам Н. Зейдлиц не смог заняться закладкой плантаций.
Уцелевший от дезинфекции материал он передал Чаквинскому землевладельцу,
инженеру-полковнику в отставке А. А. Соловцову, который и осуществил его
планы. Н. Зейдлиц давал необходимые инструкции, первое время помогал и
советами, затем А. Соловцов повел дело самостоятельно. Энергичный и
настойчивый, променявший город Тифлис на село, А. Соловцов и явился
создателем первой чайной плантации на побережье. До него здесь было, только
несколько декоративных кустиков чая в питомнике Д'Альфонса в Чакве. Целых
два года прошло прежде чем А. Соловцову удалось укоренить чай на своем
участке, потому что тогда ни у кого не было ни знаний, ни опыта.
Через четыре года кусты начали давать семена и А. Соловцов расширил
насаждения путем посева своих семян. К 1892 году у него было уже пол десятины
чая. В 1887 году был собран первый урожай листа и из него приготовлен
вручную, по руководству Г. Земмлера и Э. Монея, черный, байховый чай.
Качество продукции с каждым годом улучшалось. В этой работе большую
помощь оказывал А. Соловцову его садовник-рабочий И. А. Лысенко.
В 1889 году на Кавказской сельскохозяйственной выставке А. Соловцов получил
аттестат за выставленные им чайные кусты. В 1893 году он выработал 6 фунтов
чая. Осенью на сельскохозяйственной выставке в Тифлисе он был награжден
большой золотой медалью за выставленные образцы чайной продукции.
В 1894 году площадь чайной плантации у А. Соловцова достигла двух десятин.
Успехи А. Соловцова в чайном деле убедили всех о возможности широкого
развития чаеводства на побережье. Он опубликовал в журналах ряд статей и
заметок по материалам своего опыта и много агитировал за чай. Вскоре его
соседка Б. Я. Вучино (Олинская), которая перед этим долгое время жила в
Индии, последовала его примеру и заложила небольшую чайную плантацию.

21
К этому времени у К. С. Попова созрело окончательное решение создать
большое чайное хозяйство в Чакве и Салибаури, а у Удельного Ведомства –
организовать Чаквинское имение. Так как А. Соловцов уже владел
определенными знаниями, его пригласили оказать помощь в закладке чайных
плантаций. Используя семена и саженцы со своих участков, он заложил в
Чаквинском имени 20 десятин чая.
Развивая дело и дальше, А. Соловцов предполагал организовать большую
чайную факторию. Он пригласил опытного специалиста (англичанина) по выделке
чая и договорился о финансировании с харьковским купцом Величенко, но не
успел осуществить все эти начинания, так как умер в 1896 году. Наследники
Соловцова не сумели продолжить его дело и довели хозяйство до полного
разорения.
Остатки чайных насаждений А. Соловцова входят в состав плантаций колхоза
имени Калинина, Кобулетского района. В дореволюционные годы кусты
неоднократно заростали лесом, расчищались и вновь заростали, омолаживались
путем тяжелой подрезки, отрастали и вновь подрезались. Но, войдя в состав
колхоза, одного из лучших в Кобулетском районе, участок получил надлежащий
уход и теперь служит образцом самой старой закладки чая в Советском Союзе.
Возраст кустов 75 лет.

2. Постройка первой чайной фабрики

Успех акклиматизации чайного растения в Сухуме, в Гурии и на Батумском


побережье Аджарии и первая промышленная плантация чая в Чакве, усилили
внимание специалистов, предпринимателей и коммерсантов. Оживился интерес к
культуре чая и у владельца крупной чайной фирмы К.. С. Попова. Этот
предприимчивый торговец трижды ездил в Китай – в 1889, 1891 и 3893 годах, где
лично изучал чайное дело во всех его деталях. Он ознакомился с чайными
плантациями Китая, изучил приемы возделывания чайного растения и
производства чая. В 1893 году им была организована научная экспедиция в
чайные округи Китая, Японии и Индии. Под руководством профессора
Московского Университета В. А. Тихомирова, экспедиция изучила культуру чая и
привезла из разных стран посевной и посадочный материал.
Весной 1893 года К. С. Попов провел два месяца в провинции Нинчжоу близ
Ханькоу на одной из фабрик Китая. Будучи знатоком чая, поскольку покупал его в
больших количествах за рубежом, он как инициативный предприниматель,
заинтересовался в организации собственного чайного хозяйства на Кавказе.
Еще в 1892 году К. Попов приобрел недалеко от Батуми три земельных участка: в
Салибаури (Привольное), Капрешуми (Заветное) и Чакве (Отрадное), общей
площадью около трехсот гектаров. В 1893 году он привез из Китая 15 тысяч
чайных кустов и несколько сот пудов чайных семян. Для выполнения работ К.
Попов пригласил на службу одиннадцать чаеводов Китая. В числе их был и Лау
Джон Джау из провинции Нинчжоу, человек большой энергии и солидных знаний.
В Китае он состоял помощником директора чайной фабрики в Кый Хоне.
К. С. Попов широко взялся за дело, преследуя коммерческие цели. В первые же
три года было заложено 80 гектаров чайной плантаций, затем еще, и к 1901 году
в его имениях было 115 десятин чая. В общей сложности он вложил в свое
предприятие более миллиона рублей.
Хозяйство Попова хотя и служило примером успешного развития чайного дела,
но это было предприятие коммерсанта, который преследуя личные цели, мало
заботился о распространении своего опыта. Этим объясняется, что в своих

22
полезных для края начинаниях он действовал обособленно и не делился с
окружающими секретами своего дела. Недостаток знаний приводил к тому, что
допускались и ошибки. Так, например, чай разводили саженцами, выращенными
в оранжереях, вместо того, чтобы сеять семена прямо в грунт. Это могло
послужить большим тормозом в развитии чаеводства.
Типичный капиталист своего времени, К. Попов не уделял внимания бытовым
условиям работающих у него людей. Известно, что в 1905 году рабочие Попова
неоднократно выступали вместе с пролетариями города Батума, борясь за
улучшение своего положения.
В 1895 году, на третьем году после закладки первых чайных плантаций, Лау Джон
Джау приготовил из собранного листа 20 фунтов черного байхового чая, «Чай
вышел отменный, был послан мной в Москву К. С. Попову, который остался очень
доволен», – писал Лау Джон Джау в своих воспоминаниях 1920 года.
Через три года, по окончании контракта, китайцы пожелали вернуться на родину,
но Лау Джон Джау остался работать в Грузии. В 1896 году он съездил в Китай и,
пробыв в командировке пол года, вернулся в Батум со своей семьей. Вместе с
ним приехали 12 новых мастеров китайцев с женами. Привез он также семена и
саженцы чая и других растений.
По мере роста урожая, встал вопрос о переработке листа. К. С. Попов начал
строить первую отечественную фабрику чая в Салибаури. В 1897 году он
выписал из Англии в разобранном виде чайную фабрику. Она была оборудована
по образцу цейлонских фабрик новейшими машинами и снабжена нефтяным
двигателем. Пропускная способность фабрики за сезон составляла 200 тысяч
килограммов зеленого листа.
В 1898 году фабрика выпустила 13 тысяч фунтов (5200 кг.) готового чая. Это был
первый грузинский фабричный чай.
В 1900 году на Всемирной Промышленной Выставке в Париже К. С. Попов был
награжден большой золотой медалью «за лучший в мире кавказский чай».
Изготовлен он был китайцем Лау Джон Джау и зеленый лист был собран с
плантаций, заложенных под его руководством. Лау Джон Джау, или, как его у нас
называли, Иван Иванович, сделал много полезного для развития культуры чая в
Грузии. Семь лет он проработал в Салибаурском имении К. С. Попова в
должности управляющего имением. В 1901 году, уступая настойчивым
предложениям Главного управления уделов, он перешел на службу в Чаквинское
удельное имение на должность заведывающего чайной фабрикой.
Опыт К. Попова по организации первого чайного хозяйства получил всеобщее
одобрение. Никто иной, как профессор В. Р. Вильяме нашел «достигнутые,
результаты достаточно удачными». Корифей субтропической культуры А. Н.
Краснов в своем капитальном труде «Чайные округи» (1897 г.) отметил
следующее:... пока г. Попов не задумал разводить чайные плантации в большом
масштабе и не рискнул бросить на это дело бешенные деньги, снарядив целую
экспедицию в Китай, до тех пор чай оставался таким же украсительным деревом,
как и камелия»...

3. Организация Чаквинского чайного хозяйства

Почти в одно время с К. С. Поповым, строящим свое хозяйство, Управление


удельных имений приступило к организации крупного субтропического хозяйства,
что отвечало чаяниям многих ученых и общественных деятелей, считавших
необходимым развитие чайного дела. Этот период неразрывно связан с именем

23
выдающегося в те годы деятеля сельского хозяйства агронома И. Н. Клингена. В
1892 году он был назначен инспектором Кавказских удельных имений, будучи уже
известным, как автор практических капитальных работ по севооборотам, по
организации крупных свеклосахарных хозяйств, по пчелам и роли их в опылении
растений.
Тщательно изучив районы и познакомившись с литературой, он разработал
проект организации в Западном Закавказье субтропического хозяйства во главе с
«пионер-культурой» чаем.
Для установления ареала возможного распространения чайного растения И. Н.
Клинген в 1893 году, совершил ряд экскурсий вместе с молодым агрономом В. О.
Симонсоном и мингрельским помещиком Г. Чичуа. Они посетили районы
Западного Закавказья от Батума до Кутаиса и Сухума, затем Закаталы,
Ленкорань, Сочи и Туапсе. Таким путем были установлены чайные округи, где
разведение культуры чая могло обеспечить не менее половины потребности
России в час.
Начальник Главного управления Уделов, князь Л. Д. Вяземский, поддерживал И.
Н. Клингена в его начинаниях. В 1893 году он посетил Чакву и одобрил план
создания здесь крупного чайного хозяйства. Для успеха дела было решено
послать научную экспедицию в чаепроизводящие страны.
Экспедиция была «организована в масштабах более крупных, чем у К. С. Попова.
Она посетила ряд стран и, вернувшись, привезла чайные семена и саженцы.
Были приглашены и чаеводы из Китая, а в последующем выписана из Англии
чайная фабрика. Можно видеть, что Удельное ведомство повторило путь,
пройденный К. С. Поповым.
Чайный промышленник Попов неприязненно относился к своим вельможным
конкурентам и И. Н. Клинген жаловался, что результаты опытов, проводимых в
Салибаурском имении, остаются для него закрытыми.
Еще в 1895 году Удельное ведомство приобрело в Чакве земельный массив
площадью в 14000 десятин. Позже к этому добавлены участки, расположенные
около железнодорожной станции, принадлежащие тогда М. Э. Д'Альфонсу и И. А.
Веру.
В начале 1895 года И. Н. Клинген выехал за границу. В экспедиции принимал
участие и профессор А. Н. Краснов, географ и естествоиспытатель, большой
энтузиаст и горячий: патриот «Южной Колхиды», как он называл субтропическую
зону побережья.
В последующей своей деятельности А. Н. Краснов известен как основатель
Батумского ботанического сада.
Отчеты экспедиции: три тома И. Н. Клингена под названием «Среди патриархов
земледелия» и два тома А. Н.Краснова «Чайные округи», являются
классическими научным» трудами по субтропическому хозяйству, сохранившими
практический интерес до наших дней.
В экспедиции также принял участие агроном В. Симонсон, который много лет, по
возвращении, работал в Чакве. В-3903 году им было написано «Практическое
руководство к разведению чайного куста».
Экспедиция вернулась в 1896 году и привезла 6 тысяч чайных саженцев и 130
пудов (2 тонны) чайных семян.
Впервые был привезен в Батум ряд ценных субтропических растений:
цитрусовые, камфорный лавр, лаковое дерево, японская хурма, бамбук и другие.
С этих пор и началось внедрение их в производство.
В новом имении приступили к интенсивным закладкам чайных плантаций. Пока
экспедиция путешествовала. А. Соловцов заложил по договору в 1895 году 9

24
десятин и в 1896 году – 11 десятин чая материалом со своих участков, чем и
создал основу для развития чайного дела в Удельном имения. К 1900 году здесь
было 98,5 гектаров чайных плантаций, а к 1917 году около 550 гектаров.
Первый Управляющий Чаквинским имением И. Я. Шелухин докладывал Главному
управлению уделов, что в 1895 году было заложено 9 десятин чая, посеяно в
питомниках 50 пудов семян, заложены питомники древесных культур, плантация
рами, сад цитрусовых и начато строительство домиков для прибывающих
китайцев. (Госархив Аджар. АССР).
С 1897 года управляющим имением был назначен П. П. Снежков, который
возвратился из зарубежной поездки в чайные страны.
Из истории известно, что И. Н. Клинген и А. Н. Краснов: выделили участки для
закладки чайных плантаций. По указанию А. Н. Краснова – И. Клинген, В.
Симонсон, И. Шелухин и землемер Фарафонтьев с 26 июня по 3 июля 1896
составляли геоботаническую карту, имения па площади 2100 десятин.
В 1897 году Чакву посетил профессор Боннского университета известный
географ того времени Иоганн Рейн, хорошо знакомый с чайным делом. Он дал
положительный отзыв о работе по разведению и культуре чая в Чакве.
Заложенные в Чаквинском имении чайные плантации были заняты, в основном,
китайским чаем, частично индийским и японским.
Растения индийского чая не приживались по условиям климата, а японский чай
стали заменять в последующем более крупнолистным. В результате этого
процесса, участки Чаквинского имения оказались занятыми китайским чаем.
Хорошее по составу насаждение дали хозяйственные популяции Янлоудун и
Нинджоу, а также индийско-китайский гибрид Кангра, привезенный экспедицией
из Западных Гималаев. По отзыву И. Н. Клингена, это были лучшие чайные
растения в Чакве.
И. Н. Клинген составил проект организации субтропического хозяйства в целом,
во главе с чайной культурой. По его проекту предполагалось заложить несколько
крупных хозяйств и опытных станций с чайными фабриками, для показа
населению и внедрения опыта. Чайное хозяйство «должно быть не
капиталистическое, которое безусловно не имеет будущего, а лишь одно –
трудовое хозяйство», писал он в 1900 году. Автор проекта считал необходимым
освоить заброшенные населением пустыри (эцери) и предусматривал ряд
поощрительных мероприятий для развития чая.
В течение ряда лет в Чаквинском имении вкладывались значительные суммы
денег на закладку чайных плантации и других культур, что позволило создать
солидную основу производства.
Число рабочих вскоре достигло тысячи человек, но администрация не уделяла
должного внимания созданию им нормальных бытовых условий. Жилищное
строительство ограничилось казармами, где люди спали на нарах.
В 1899 году была построена чайная фабрика с объемом переработки в 1 миллион
килограммов зеленого листа.
Вскоре после организации имения заложили питомники субтропических культур,
саженцы которых продавали населению.
В 1899 году в Чакве был собран первый урожай листа и выработано 930 фунтов
чая (370 кг).
В 1901 году от К. Попова на должность заведующего Чаквинской чайной
фабрикой перешел Лау Джон Джау, который считался большим специалистом по
чаю. Он проработал в Чакве 25 лет, а в 1926 году возвратился па родину в Китай.

25
Чаквинское имение служило рассадником культуры чая. По выражению И. К.
Клингена, это был «слон чайного русского дела».
Значительная часть плантаций в Грузии была в последующем разведена
семенами из Чаквы.
Здесь, на чайной фабрике, готовились мастера по выделке чая.
Плантационные рабочие, ознакомившись с культурой, несли свои знания в
окружающие села, а затем и дальше вплоть до Сочи.
Так, молодое субтропическое хозяйство стало служить проводником
приобретаемых в культуре чая навыков и приемов.
В Чакве были созданы крупные промышленные насаждения цитрусовых культур
и бамбуков. Здесь же была открыта первая мастерская бамбуковой мебели.
Как будет видно из последующего, в годы бурного развития советского
чаеводства, Чакве принадлежала большая роль в деле снабжения хозяйств
чайными семенами, а колхозов, совхозов и фабрик квалифицированными
кадрами.
Так в первые годы двадцатого века началась отечественная промышленность
чая.

26
Глава V
РАЗВИТИЕ ЧАЙНОГО ДЕЛА В ДОРЕВОЛЮЦИОННЫЙ ПЕРИОД

1. Батумское побережье

Успех культуры чая в Чакве послужил примером сельских хозяев Аджарии и


соседней с ней Гурии. На заре развития отечественного чая Чаква со своими
окрестностями стояла в центре зародившегося нового дела. Развитие его шло
медленным темпом, потому что со стороны правительственных органов царской
России не было надлежащей поддержки.
В 1900 году, кроме Чаквы и Салибаури, насчитывалось на> побережье всего 15
чайных хозяйств с общей площадью под чаем в 32 гектара.
К 1905 году число их возросло до 39. Узкая приморская полоса была занята
капиталистами. Они строили здесь красивые виллы с тенистыми садами, а чай
разводили лишь по краям дорог в виде декоративных бордюров. Наряду с ними
строили хозяйства и переселенцы из других мест Грузии и России. Начало этого
процесса относится к концу прошлого столетия и связано с проведением
железной дороги Самтредиа—Батум.
Видя перспективу в развитии чая, многие хозяйства охотно занялись чайным
делом. Как писал А. Н. Краснов в 1897 году: «Некоторые из батумских дачников
(например Вучино), уже тогда пили чаи собственного производства».
В некотором отдалении от берега моря проживало и основное население края,
которое также стало постепенно заниматься культурой чая.
По материалам официальной статистики дореволюционного периода и
многочисленным литературным источникам можно видеть, что чаем в первые
годы занимались преимущественно переселенцы.
В 1910 году И. Синицын в своей статье «Чайное дело в Окрестностях Батума»
писал: «в числе владельцев чайных плантаций имеются только два местных
жителя».
Основное население пока еще мало занималось чаем, хотя ученые агрономы (И.
Н. Клинген, С. Т. Тимофеев) прилагали все усилия привлечь к чайному делу
мелкие крестьянские хозяйства.. Причина затруднения состояла в том, что
капитальные затраты, требующиеся для закладки чайных плантаций, были не
под силу беднякам. В условиях помещичьего бекского угнетения, они не могли по
настоящему взяться за разведение чая, не имея кредитов. Тормозящим
фактором к тому же было и бесправное положение аджарской женщины, которая
ходила под чадрой.
Тем не менее, как ни трудны были условия того времени, аджарское
крестьянство тоже приступило к разведению чая. В процессе работы
выдвигались передовые люди, активные участники борьбы за свой чай. Они
сделали много полезного, но имена их в тс годы остались не замеченными,
между тем некоторые из них здравствуют и по ныне.
Многие местные жители, работая на плантациях Салибаурского и Чаквинского
имений, знакомились с чаеводством и переносили свои знания в родные села.
С самого основания Салибаурского имения, у К. С. Попова работал Сулейман
Хусейнович Кордзая. Впоследствии он состоял в должности агронома отделения,
а всего проработал в отечественном чайном деле более 50 лет.

27
На плантациях Чаквы работали и практически обучались чаеводству М.
Цинаридзе (с 1905 г.), Ус. Куршубадзе (с 1910 г.), Ах. Басиладзе (с 1915 г.) и
другие. Позднее они занимали разные руководящие должности в чайном
хозяйстве.
Полюбив культуру чая, М. С. Цинаридзе еще в 1912 году заложил первый участок
чая в родном селении Диди Джаме (ныне Чаисубани, Кобулетского района). По
его примеру начали разводить чай и другие – его брат О. Цинаридзе, соседи по
селу – У. Куршубадзе, Ш. Давитадзе, О. Кобаладзе, О. Зоидзе, X. Горгиладзе. Все
эти участки, заложенные еще в дореволюционные годы, существуют и в
настоящее время и входят в землепользование колхоза имени Ленина села
Чаисубани. Сам М. Цинаридзе несмотря на свой преклонный возраст,
продолжает работать в Чакве. За пол века работы десятки гектаров чайных
плантаций Аджарии заложены его руками.
В те же годы неподалеку от Чаквинской чайной фабрики в селении Хала,
крестьянин Хасан Кахидзе заложил пол гектара чая. Этот участок в возрасте 50
лет входит теперь в колхоз им. Орджоникидзе. Сам Хасан Ахмедович
здравствует и поныне в возрасте 90 лет.
Распространению культуры чая па побережье в первые годы помогала полезная
деятельность некоторых чаеводов из поселенцев.
Предприимчивый крестьянин Я. В. Зверев еще в 1899 году, заложил в Барцхане
участок чая и выпустил в продажу первый кустарный чай, построив деревянный
крутильный станок на керосиновом двигателе. Он первый ввел способ посева
чайных семян прямо в грунт, минуя оранжерею и питомники.
Много сделал для развития чая агроном Ю. Дядюша, житель села Ферие. На
основе своего практического опыта он опубликовал популярное наставление по
культуре и выделке чая.
Большой вклад внес в чайное дело и ныне здравствующий агроном Н. И. Упенек,
который еще в 1902 году заложил первую чайную плантацию в селении Ачкуа, в
пяти километpax от берега моря. Агроном по образованию, мичуринец по
применяемым им приемам, Н. И. Упенек первый принес знаний по
субтропическому хозяйству местному населению. По его примеру стали
разводить чай и его соседи по селу Ачкуа Я. Самерциди, И. Куртов и другие.
Колхоз миллионер «Красный Октябрь», в состав которого вошли плантации села
Ачкуа, занимает по урожайности чайного листа одно из первых: мест в Советском
Союзе.
В 1910-1912 годах заложили участки чая в соседнем селении Дагва Г. Ф.
Кипселиди и В. Ф. Америди. Г. Кипселиди проработал в Чакве более сорока лет,
пройдя стаж от плантационного рабочего до участкового агронома. В годы
интенсивного развития чая, многие агрономы прошли у него практическую школу
чаеводства.
В 1916 году в селении Дагва, высоко в горах, заложил участок чая крестьянин
Сулейман Шамилишвили.
В соседнем греческом селении Квирике первыми чаеводами были женщины, так
как мужчины работали каменьщиками на стороне. Еще задолго до
империалистической войны 1914 года заложила небольшой участок Мария
Чилингарова. Жительница того же селения, ныне здравствующая София
Ивановна Попандопуло много сезонов работала в Чакве; в 1908 году она
заложила в своем селении участок чая, которому теперь более 50 лет. Несколько
позднее здесь посалили чай и бывшие чаквинские рабочие Исаак Тервисиди и
Михаил Пароциди.
Еще задолго до Революции небольшой участок чая имел С. Болквадзе в селении
Махинджаури, и М. Э. Халваши в сел. Орта-Батуми (ныне Чаисубани Батумского

28
района). В настоящее время М. Халваши около ста лет; до преклонных лет он
работал в Салибаурском хозяйстве, возникшем и выросшим на его глазах.
В годы 1910—1916 заложили участки чая крестьяне: в селении Корилистави X.
Гургенидзе, в сел. Ахалшени И. Параскевопуло и А. Деляниди, в сел. Капрешуми
– О. Комахидзе.
Задолго до Революции имел чайную плантацию на площади более одной
десятины Ю. А. Концелидзе в сел. Карадере.
Разводили чай и новые землевладельцы – переселенцы: Н. А. Сабашвили в
Салибаури, Е. Копаладзе в Цихас-Дзири, И. Я. Мелия в сел. Ферие, Я.
Сабахтаришвили в Карадере.
Рабочий батумского нефтеперегонного завода Манташева – К. Каландаров в
1909 году заложил в Барцхане, рядом е участком Я. Зверева гектар чая. В 1901—
1902 г. он состоял членом подпольной большевистской организации, где работал
под руководством И. В. Сталина. Участок К. Каландарова сейчас входит в состав
землепользования колхоза им. Махарадзе, Батумского района.
В 1901 году инженер И. Синицин начал закладку чая в сел. Карадере; площадь ее
с годами выросла до 9 гектаров: В 1909 году он, построил чайную фабрику,
оборудованную двумя примитивными роллерами и паровой машиной.
Были известны и другие участки площадью более десятины: в сел. Хуцубани—
Юркевича, в сел. Цихис-Дзири – В. Девита, К. Микитовича, в сел. Орта-Батуми —
Г. Гайдамакина и др.
В 1910 году площадь чайных плантаций у землевладельцев и крестьян Аджарии,
по официальной статистике, достигла 125 гектаров, а число чайных хозяйств
возросло до 101.
На заре развития культуры чая не мало полезного сделали рабочие. С 1903 года
работал по найму в с. Капрешуми у ряда землевладельцев Б. И. Дарчия. Он
заложил своими руками участок чая у Ф. Ушакова, И. Ильичева, Зонова, Гельбаха
и др.
Эти интеллигенты – москвичи, пытались создать в 1905-1908 гг. на Батумском
побережье толстовскую коммуну, но не получили разрешения со стороны
правительственных органов и стали работать самостоятельно. Сам Б. И. Дарчия,
в настоящее время, пенсионер, имеет трудовой стаж по чаю в 55 лет.
Отсутствие чайных фабрик привело к тому, что чай приготовляли самым
примитивным способом. Лист скручивали руками или ногами, катая его по полу на
циновках или в узких бязевых мешках. В некоторых хозяйствах применяли
простые крутильные станки или деревянные рубчатые катки на подобие
прачечных.
Понятно, что чай, приготовленный таким способом, был очень низкого качества.
Сбывали свою продукцию хозяйства с большим трудом. Акцизная система
требовала, чтобы развеска и обандероливание проводились в присутствии
чиновника в специальных помещениях. Приходилось заказывать в типографии
этикетки и хлопотать о продаже.
Низкое качество подрывало марку Чаквинских чаев, а соблюдение всех
формальностей было не под силу мелким производителям, поэтому
чаеплантаторы стали охотно сдирать лист Чаквинской фабрике на комиссию для
переработки. С 1907 года фабрика начала просто закупать лист у частных
владельцев, но по очень дешевой цене.
На Чаквинской чайной фабрике у Лау Джон Джау обучались технологии первые
отечественные технологи П. Грушковскин, А. Кикодзе, Ф. Нацвлишвили, М.
Чануквадзе и другие.

29
Д. С. Жгенти, 1873 года рождения, ныне пенсионер, начал работать на фабрике у
К. С. Попова с 1896 года. С переходом Лау Джон Джау в Чакву Д. Жгенти
заведывал Салибаурскон чайной фабрикой.
Большую помощь в продвижении агрономических знаний и культуры чая в
дореволюционной Аджарии оказывало Батумское общество сельского хозяйства,
организованное в 1909 году. В нем активно работали такие ученые как А. Н.
Краснов, И. В. Палибин, агрономы Ю. Дядюша, Н. Упенек, Г. Гамхарашвили, X.
Норкин, А. Василевский, И. Чхаидзе, много сделавшие для продвижения
культурных знаний в аджарскую деревню. В Совете общества много лет состоял
Реджеб Нижарадзе – один из первых культурных представителей Аджарии (в
1921 году он был членом Ревкома). Следует отметить положительную
деятельность членов Совета землевладельцев Н. А. Сабашвили и М. М.
Накашидзе. Последний являлся основоположником чайного дела в Гурии, хотя
вторую половину своей жизни провел в Батуме.
Батумское общество сельского хозяйства издавало ежемесячный журнал,
содержало питомники субтропических растений и имело склад
сельскохозяйственных орудий и удобрений. Общество проектировало построить
чайную фабрику около города. Департамент земледелия отпустил для этого 15
тысяч рублей, под строительство отвели земельный участок. Но война 1914 года
не дала возможности осуществить намеченный план.
Общие условия дли развития культуры чая в том периоде были мало
благоприятными. Успешные начинания ученых и передовых людей не встречали
должной поддержки со стороны правительственных органов. Чтобы увеличить
поступление денег от импортного чая, Министерство финансов готовилось
повысить акциз. Тяжелые налоги, бездорожье, отсутствие фабрик для
переработки листа и рынков для сбыта готового чая, – все это служило большим
тормозом в развитии новой культуры, так хорошо проявившей себя в наших
природных условиях.

2. Развитие чаеводства в Западной Грузии

Несколько позже Батумского побережья начали развивать чаеводство в Турин и


Мингрелии – в Озургетском, Сенакском и Зугдидском уездах бывшей Кутаисской
губернии. В прошлом, еще задолго до закладки чаквинских плантации, в Грузии
были проведены удачные опыты по акклиматизации чая. В своем имении близ
Чохатаури землевладелец М. Эристави имел первый в этой зоне чайный участок.
Уже в 1864 году он представил в Кавказское общество сельского хозяйства в
Тифлисе первые образцы грузинского кустарного чая. Косность царских
чиновников, не идущих навстречу культурным начинаниям, не дало возможности
развить дело. Не получая ухода после смерти М. Эристави, чайные кусты на его
участке вскоре погибли от потрав скотом.
В 1895 году агроном С. М. Тимофеев писал; «в настоящее время в саду кн. А. М.
Эристави имеется лишь один старый корявый куст, высотой 3/4 аршина»... Из
этого видно, что возникшее здесь чайное дело не имело преемственности.
Культура чая в Западной Грузни получила распространение па основе
практического опыта из Чаквы. Сотни крестьян, работавших на чайных
плантациях и фабрике, обучались там культуре и производству чая. Отсюда же
вывозился посевной у посадочный материал.
Чаеводство в Западной Грузии охватывало мелкие малоземельные крестьянские
хозяйства. К этому времени выяснилось, что чай – высокотрудоемкая культура,
как в части ухода, так и выделки, которая при отсутствии фабрик, шла только

30
кустарным способом. Это привело к тому, что возникла идея о крестьянском
трудовом чаеводстве. За разрешение такой задачи правительственные
чиновники брались с большой неохотой; но она нашла активную поддержку со
стороны агрономов.
Еще в 1900 году инспектор сельского хозяйства агроном С. Н. Тимофеев писал,
что культура чая должна сделаться достоянием мелких крестьянских хозяйств.
Для пропаганды и внедрения чая под руководством С. Н. Тимофеева, при
участии инструкторов Министерства Земледелия, в том же году были заложены
опытно-показательные участки: в Озургетском уезде – 9, в Зугдидском – 6, в
Сенакском – 2, в Кутаисском – 2, в Сухумском округе – 4, всего 23; на каждом из
них было посажено по 200—300 кустов.
Четырехлетний опыт показал, что чайный куст в Западной Грузии прекрасно
растет. В 1904 году приглашенный из Чаквы мастер Гогонадзе изготовил
кустарный чай.
В статье «Первый сбор чая в Озургетском уезде», опубликованной в 1904 году в
журнале «Кавказское сельское хозяйство», С. Н. Тимофеев писал: «Таким
образом, мы имели образцы первого гурийского чая». В статье отмечено
успешное приготовление чая в селении Гоми у крестьянина Мелуа и в селении
Учхоби – у школьного учителя М. Джинчарадзе, проявившего большой интерес к
культуре чая. В 1903 году М. Джинчарадзе прожил лето в Чакве, где пользуясь
разрешением управляющего Снежкова, изучал сбор листа и приготовление чая
(Гос. Архив Аджарии).
Для популяризации чаеводства С. Н. Тимофеев в 1904году написал «Краткое
наставление к разведению чайного куста». Оно было издано на грузинском языке.
В одно время с закладкой сети опытных участков, был заложен опытный участок
чая и на Озургетской опытной табачной плантации в Звани. К 1910 году площадь
участка достигла одного гектара. Здесь же был создан питомник чайных
саженцев, что позволило отпустить за восемь лет более 60 тысяч саженцев. В
последующем стали выдавать крестьянам и чайные семена. В 1914 году 209
посевщиков из 39 селений получили 205 пудов (3200 кг.) семян чая. На каждое
хозяйство отпускалось бесплатно от 10 до 120 фунтов.
Следует отметить, что крестьяне относились благожелательно к внедрению этой
ценной культуры. Помогало и то, что женская часть населения, в отличие от
Аджарии, здесь активно участвовала в труде.
Из-за малоземелья и отсутствия средств у крестьян бедняков, культура чая
развивалась в очень небольших, порой карликовых размерах, например, по 100—
200 кв. метров на хозяйство.
Из более значительных закладок того времени, можно отметить участок в 1/2
десятины В. Чантуришвили. Проработай ряд лет па плантациях Чаквы, он
перенес в 1900 году приобретенный им опыт культуры чая в сел. Ацана близ
Ланчхуты. Крестьянин Садрадзе в то же время посадил 1/3 десятины чая в сел.
Гоми.
Почетное место в деле развития чая в Гурия принадлежит М. М. Накашидзе. Он
заложил в сел. Зедобани в 10 км от ст. Натанеби большой участок чая и произвел
решительный сдвиг в этом новом деле.
М. Накашидзе был культурным землевладельцем; организуя свое хозяйство, он
участвовал в нем и своим личным трудом: познакомившись в Батуме и Чакве с
чаеводами – Лау Джон Джау, Симонсоном и другими, он изучил их опыт и в 1903
году приступил к разведению чая в сел. Зедобани. За ряд лет площадь чая
достигла девяти десятин; в то время это была самая крупная плантация на
Побережье после плантаций Попова и Удельного имения.

31
М. Накашидзе большой энтузиаст в чайном деле, всячески пропагандировал его
среди населения. Многие из его соседей, работая на его участках, ознакомились
с чаеводством и затем заложили небольшие участки чая в своих хозяйствах. Так,
например, К. Хомерики еще в 1905 году посадил 12 десятины чая, неподалеку от
усадьбы М. Накашидзе, получив от него семена. Ныне здравствующий И. Р.
Кинкладзе работал у М. Накашидзе, в 1908 году он заложил у себя участок чая,
площадью в 1 кцеву (0,4 гектара). Теперь этот участок входит в
землепользование колхоза села Натанеби.
Постепенно вокруг Зедобани росли чайные закладки. Еще задолго до Революции
1917 года посадили чай крестьяне В. Хомерики, Б. Долидзе, Ф. Кечакмадзе. Все
эти участки ныне входят в состав колхоза им. Леселидзе сел. Тхинвали.
Для переработки зеленого листа М. Накашидзе построил в 1908 году первую в
Озургетском уезде чайную фабрику, если можно так назвать сооружение
размером 12 арш. х 6 арш., снабженную двигателем в 25 лош. сил, роллером и
кирпичной печью с камерой из листового железа. По свидетельству агронома А.
Л. Кинкладзе (ныне работающего на Шромской чайной фабрике), за год
перерабатывалось 500 пудов зеленого листа. Единственным мастером
технологии был бывший рабочий Чаквинской фабрики Лука Горделадзе. Чай
вырабатывался кустарным способом, лист завяливался на солнце. Часть листа
М. Накашидзе закупал у крестьян, что также способствовало развитию культуры.
Готовый чай доставлялся в Батум: здесь его развешивали по пачкам и затем
продавали.
В 1909 году при Батумском обществе сельского хозяйства состоялась первая
выставка, на которой М. Накашидзе получил за представленные образцы чая
похвальный отзыв.
Так, благодаря инициативе отдельных культурных хозяев и специалистов, чайное
дело медленно росло и создавало очаги для дальнейшего развития в различных
местах Западной Грузии.
К. А. Карцивадзе (ныне заслуженный агроном Грузинской ССР, пенсионер),
получив семена из Чаквы, заложил а 1907 году участок чая в 1/4 десятины в сел.
Напицхвари близ ст. Натанеби в хозяйстве Луки Карцивадзе. На следующий год
К. А. Карцивадзе заложил участок и 1/2 десятины в своему родном селении
Нагобилеви, в 6 км от ст. Мерия.
В 1910 году, получив саженцы в Звани, заложил первый участок чая в сел. Земо-
Чибати крестьянин Мосе Джорбенадзе. В те же годы сделали посевы чая в сел.
Бахви Иос. Чхаидзе, в сел. Лайтури И. Инцкирвели. Е. С. Муджири, которому
теперь 80 лет, заложил первый участок чая в 1912 году в сел. Цихис-Перди на
площади 1/4 десятины. Семена для посева он получил в Звани. Небольшой посев
чая сделала тогда и ого соседка по селу – Ксения Шецурилия.
В 1909 году Озургетская табачная опытная плантация была реорганизована в
опытную станцию по чаю; площадь опытных участков по чаю к 1914 году
возросла до четырех гектаров. Были открыты опорные участки по 1000 кв м. в
сел. Анасеули и Насакирали. Стал вопрос об открытии в Звани чайной фабрики
для переработки и крестьянского листа. Фабрику начали строить в июле 1913
года, весной 1914 года ее открыли и начали покупать лист у крестьян, оплачивая
его по 13 коп. за фунт. Оповестил население об открытии фабрики заведующий
А. И. Самарин путем объявлений, воззваний и бесед. Когда крестьяне узнали о
том, что фабрика немедленно расплачивается за лист, они стали охотнее
заниматься разведением чая.
Гуриантское товарищество садовладельцев получило кредит в 3 тысячи рублей и
начало отпускать для закладки участков долгосрочные ссуды сроком на пять лет
по 50—100 рублей на хозяйство.

32
Наступившая в 1914 году война прекратила и эти робкие начинания по
организованному внедрению чая в Гурии.
В эти годы большой труд в дело чаеводства вложил агроном Е. К. Накашидзе,
один из первых строителей Званской опытной плантации. Позже он работал
инструктором чайной-фабрики, агитировал за чай, составлял списки посевщиков
и обучал их. Он первым написал для крестьян листовки и брошюры по культуре
чая и сбору листа па грузинском языке. Им был опубликован ряд статей по чаю и
в центральной (петербургской) прессе.
Успешно произрастали чайные кусты на опытных участках Зугдидского уезда. В
своем письме «По Мингрелии» в 1904 году С. Н. Тимофеев писал: ...Особенно
роскошный рост наблюдается в селениях Чкадуаши и Кулискари»... С. Иосава,
работая инструктором по закладке опытных участков у С. Н. Тимофеева, создал в
те годы первую чайную плантацию на своем участке в сел. Бия (ныне Хобский
район). Бывший рабочий Чаквинского имения В. И. Кешелава (теперь пенсионер)
еще в 1911 году привез в сел. Талери (Салхино, Гегечкорского района) чайные
семена и заложил там участок из-. 1000 кустов. Хорошо принявшись, они
существуют и сейчас.
Чай в Мингрелии разводили мелкими участками. К 1916 году у 75 хозяйств
Зугдидского и Сенакского уездов насчитывалось всего три десятины, т. е. в
среднем на хозяйство по пять сотых.
Кутаисский губернский агроном А. Василевский после долгих настояний добился
разрешения организовать в гор. Зугдиди опытную станцию, подобную Званской, с
чайной фабрикой, но наступившая война не дала ему возможности осуществить
это решение.

3. Чайное дело в дореволюционной Абхазии

Как уже описывалось, опыт акклиматизации чайного растения в Грузии начался с


Абхазии. Здесь в Сухумском ботаническом саду кусты чая успешно произрастали
с 1848 года и давали семена. Еще в 1870 году оставалось 18 кустов, но они
погибли во время русско-турецкой войны 1877—78 гг. Лишь один куст сохранялся
до 1935 г.
Также во время войны погиб участок чая, заложенный в I860 годах близ Сухуми в
имении Гейдена. С 1883 года 24 куста чая культивировалось в саду Введенского.
В 1885 году академик А. М. Бутлеров, владевший участком между Сухумом и
Новым Афоном, заложил небольшую чайную плантацию и из собираемого листа
готовил чай. Он задумал поехать в Индию во главе экспедиции, чтобы изучить
там чайное дело, но смерть не дала ученому выполнить это начинание. И. Н.
Клинген в своем «Проекте субтропического хозяйства» пишет: «Можно сказать
наверное, что если бы эта экспедиция удалась, то уже в половине 80-х годов был
бы положен прочный фундамент для расцвета чайной промышленности в
Закавказье»... Так высоко оценивали ученые природные условия Абхазии.
В 1900 году Министерство Земледелия, под руководством С. Н. Тимофеева,
организовало в Абхазии небольшие опытно-показательные участки чая; он
хорошо произрастал. Тем не менее, в те годы здесь не заложили ни одной
промышленной плантации, в то время как на Батумском побережье и в Гурии уже
работали чайные фабрики. Научно-исследовательские организации, Сухумская
садовая опытная станция и Сухумское общество сельского хозяйства,
недооценивали культуру чая и поэтому не проявляли достаточной активности в
продвижении ее в крестьянские хозяйства.

33
Первая попытка промышленного разведения чая в Абхазии принадлежит
крестьянину Раждену Тодуа. Начиная с 1907грда, он несколько сезонов
проработал в Чакве; осенью 1913 года, привез оттуда семена и весной 1914 года
сделал посев на площади 0,5 гектара в сел. Поквеши Очемчирского района. В
1917 году он собрал первый урожай, приготовил кустарный чай и выпустил его на
рынок в г. Очемчири: под маркой «Чай Тодуа». С 1918 года Р. Г. Тодуа состоит
членом Коммунистической партии, а до революции работал в подпольных
организациях. Только после советизации Абхазии его инициатива в деле
чаеводства получила достойную оценку. Теперь этот старый участок чая
находится в землепользовании колхоза села Поквеши.

4. Состояние чаеводства в дореволюционном периоде

Несмотря на явную перспективность чайного дела, развитие его в


дореволюционном периоде шло крайне медленными темпами.
«По истине тернистый путь, по которому до сих пор двигался вопрос о русской
чайной культуре и чайной промытой ленности», писал И. Н. Клинген в 1917 г. в
своем труде.
За 25-летний период с 1890 по 1915 год в Индии было посажено 107 тысяч
гектаров чайных плантаций, па Цейлоне – 73 тысячи гектаров, а в России
площадь под чаем не достигала и одной тысячи гектаров.
Завезенное к нам в середине XIX столетия чайное растение, долгое время
служило забавой для князей, помещу ков и других любителей экзотики.
В начале XX века, когда за культуру взялись передок вые ученые, агрономы и
культурные хозяева, чайное дело стало продвигаться вперед, хотя и очень
медленно, потому что не было организованной помощи со стороны государства.
Из обзора исторических материалов можно видеть как периоды
кратковременного подъема сменялись периодами упадка.
В освоении культуры большую роль сыграли благоприятные природные условия
субтропических районов.
Таблица 2
Площадь чайных плантаций до 1917 года
Годы Аджария Быв.Батумский округ Гурия и Всего
Мингрелия
(быв.Кутаис.
губ.)
число хозяйств

число хозяйств
гектары

гектары

гектары
Чаквинское имение, га

Имение К.Попова

Мелкие хоз-ва

число гект.

1895 11 7 - - 18 - - 2 18
1900 98 93 15 32 223 - - 17 223
1905 219 115 38 80 414 30 10 70 424
1910 440 15 101 125 680 150 20 258 700

34
1917 550 115 165 279 944 335 76 502 1020

Приведенная таблица показывает, что в 1895 году под чаем было всего 18
гектаров, в 1900 году – 223 гектара, в 1905—424 гектара, в 1910—700 гектаров и
наконец, в 1917 году – 1020 га. Основная часть этой площади – 944 гектара или
92%, была, расположена в 17 населенных пунктах Аджарии. По Кутаисской
губернии, в Озургетском уезде числилось 73 гектара у 260 хозяев, в 35 селениях,
а по Зугдидскому и Сенакскому уезду – только три гектара в 75 хозяйствах.
Две трети всего чая принадлежало Удельному имению (54%) и К. С. Попову
(11%).
Первые чайные плантации закладывались преимущественно на горных склонах
после корчевки леса и обработки почвы на глубину Ю вершков (45 см.) с
перемешиванием слоев. На равнинных местах делали плантажную обработку,
хорошо знакомую грузинским земледельцам по виноградникам, В крестьянских
хозяйствах из-за малоземелья, посадки чая перемежались с насаждениями
плодовых деревьев и виноградника «маглари».
Разбивку обычно делали 4 на 3 фута (120х90 см.), семена сеяли гнездами, по 4—
5 штук, но затем прореживали сеянцы, поэтому насаждение получалось не
достаточно плотным, а потому и мало урожайным. На одном гектаре
размещалось всего по б—7—8 тысяч кустов.
Можно с уверенностью утверждать, что плантации разводились семенами.
Чайный куст черенками размножается трудно, а в то время способ вегетативного
размножения чая был еще и мало известен, «Развести кусты черенками, – пишет
К. Н. Бегичев, – или совсем не удавалось, а если удавалось, то получались
слабые, тощие растения». Чай разводили семенами и тот факт, что завезенные к
нам из дальних стран кусты чая легко размножались семенами, говорит о
нормальном процессе их акклиматизации.
Ряды чая на склонах зачастую располагались неправильно, вдоль по склону, что
приводило к смыву почвы, а порой и самих кустов.
Уход за чайной плантацией проводился на низком уровне агротехники.
Удобрения не вносились, так как минеральных удобрений производилось мало н
они были дороги, а местные удобрения (навоз) считались вредными.
Существовало опасение, что при внесении навоза чай может утратить свой вкус и
аромат.
Кусты подрезали низко, через каждые три года применяли тяжелую подрезку; при
отсутствии удобрения она истощала плантацию и приводила ее к
преждевременному старению.
Лист собирался неправильно: за весь период вегетации всего три или четыре
раза. Сдаваемое на фабрику сырье содержало большую примесь грубого листа.
При такой системе ухода, участки чая были мало продуктивными. Урожайность в
1500—2000 фунтов (600—800 кг) зеленого листа считалась высокой, но и она не
всегда и не всем удавалась.
Даже и при таких условиях культура чая все же была доходной. Через десять лет
после закладки чайных плантаций – Чаквинское имение уже приносило чистую
прибыль. На заре отечественного чаеводства остро стоял вопрос о переработке
листа и создания определенной технологии производства чая. Отсутствие знаний
в этой области служило большим препятствием в выработке качественных чаев.
Даже и кустарное производство чая, – само по себе несложное дело, –
осваивалось с большими трудностями. Вот как описывает К. Н. Бегичев
технологию дореволюционного чая: «Сначала в течение суток листьям давали
завянуть, затем выжали из них сок посредством катания и поджаря-Р1И на

35
железном листе над углями. На этом вся обработка окончилась. Чай оказался не
так плох», замечает он в заключении.
Мелкие плантаторы крестьяне, лишенные самых примитивных удобств,
завяливали лист на солнце, а в дождливую погоду, не имея и такой возможности,
просто портили лист.
Процесс скручивания листа проводился неряшливо, в антисанитарных условиях.
Один из способов скручивания состоял в том, что лист катали по полу голыми
ногами.
Приготовленный чай сушили на солнце, а если солнца не было – на плите. И в
том и в другом случае не достигалось цели и получаемый продукт приобретал не
свойственные ему дурные запахи.
Несколько лучше чай приготовляли на Салибаурской и Чаквинской фабриках, но
и здесь выработка носила полукустарный характер. Фабричный чай также был
весьма посредственного качества. Обычно он поступал для потребления в
армию, почему его и называли «солдатским чаем».
Химик В. Е. Воронцов, начавший с 1912 года научные исследования по чаю на
Озургетской опытной станции, отозвался об этом периоде технологии так:
«Фабрикация чая прогрессировала очень медленным темпом от тех примитивных
и полукультурных методов и оборудования, которые были приняты на мелких
фабриках»…
Научно-исследовательская работа по чаю в те годы была в зачаточном
состоянии, а наступившая империалистическая война положила конец и этим
начинаниям.
Об уровне технологии чая в те годы можно судить по тому, что одним из
вопросов исследования являлось изучение влияния на чайный продукт
различных способов скручивания листа: руками, ногами и машиной.

36
Глава VI
НАЧАЛО РАЗВИТИЯ ЧАЙНОГО ДЕЛА ПОСЛЕ ОКТЯБРЬСКОЙ
РЕВОЛЮЦИИ
Империалистическая воина, причинившая ущерб всей стране, остановила и то
слабое течение, которое наблюдалось в развитии чаеводства: в росте площади,
в получении урожаев листа и его переработке.
Турецкие войска в 1914 году вплотную подступили к Батуму, а затем и к Чакве,
хотя вскоре и были отогнаны. Чайные районы оказались в прифронтовой полосе:
распались отдельные хозяйства, так как часть населения была эвакуирована. В
городах и селах не стало продуктов питания, часть населения была вынуждена
искать заработок на стороне; чайные участки забрасывались из-за недостатка
рабочих рук.
Февральская революция 1917 года потрясла установленные основы
политической и экономической жизни страны. После свержения самодержавия –
в Закавказье начались волнения из-за смены властей и предательской политики
меньшевиков.
В то время как в Петрограде свершалась Великая Октябрьская революция,
чайная зона была отграничена белогвардейцами, повстанческими бандами,
интервентами, в Тифлисе обосновались меньшевики. Этот исторический момент
становления новой эпохи сопровождался в Закавказье тяжелыми событиями.
В апреле 1918 года Батум и часть побережья были оккупированы турками. От их
нашествия сильно пострадала. Озургетская чайная фабрика, а новая, только что
соорганизованная лаборатория погибла. Тяжело доставалось и чаеплантаторам.
Спустя пол года турок сменили английские оккупанты. Они поддерживали власть
меньшевиков и продолжали грабить страну в организованном порядке.
Меньшевистское хозяйничанье в Грузии продолжалось до февраля 1921 года, то
есть до самого дня советизации.
За четыре года, с 1917 по 1921 год – четыре раза сменялась власть. Чайное
хозяйство пришло в полное запустение. Острый недостаток хлеба заставлял
крестьян больше сеять кукурузу на зерно, деньги катастрофически упали в цене.
Положение было таково, что культура одного гектара кукурузы давала 4
миллиона рублей дохода (меньшевистских, бонов), такой же доход давал и один
гектар чая. (Соотношение денежной доходности кукурузы и чая до 1914 года
составляло 1:6 в пользу чая). При таких экономических условиях население
забрасывало участки чая, местами даже уничтожало его и заменяло кукурузой.
Кусты оставлялись бёя подрезки, лист не собирался, почва не перекапывалась,
зарастала кустарниками и колючками.
Как было расшатано сельское хозяйство того времена можно видеть по тому, что
население сел заявляло о своем; нежелании заниматься чайной культурой, так
как она невыгодна.
Представители советской власти были иного мнения. Перед ними стояла задача
ускорить выполнение ленинского указания о поднятии производительных сил и
рационально использовании природных условий страны.
Развитие отечественной чайной промышленности имел» важное значение для
Советского Союза. За годы блокады и гражданской войны, ввоз чая прекратился
и население, испытывая в нем острую нужду, питалось суррогатами. В 1919 году
было ввезено только 13 тонн чая, то есть 0,2% от ввезенного в 1914 году. Между
тем с улучшением экономического положения страны – возросла и потребность
населения в этом ценном продукте. В 1924 году количество ввезенного чая
составило 16,5 тысячи тонн. И при этом, почти в три раза сокращенном
потреблении чая по сравнению с довоенным временем, страна выплачивала за

37
него золотом до 20 миллионов рублей. В те годы количество своего
отечественного Чаквинского чая, поступившего на рынок, составляло всего 1
миллион фунтов, что покрывало только 2,3% от общей потребности Союза.
В 1925 году потреблениечая на душу населения определялось в 0,37 фунта (или
150 г), против 1,02 фунта потребления 1913 года. Золото было нужно для
приобретения машин и станков, а Центросоюз намечал к концу пятилетки
(1929 г.) довести импорт чая в соответствии с потребностью на сумму до 55
миллионов рублей.
Отсюда вытекала политическая задача: создать свое советское чайное дело и
избавить, сколько возможно, страну от экспорта золота. Основным двигателем
развития этой ценной культуры стало максимальное удовлетворение
потребности трудящихся Советского Союза в чае и повышение экономического
благосостояния местного населения. Эта намеченная задача воодушевила
тружеников субтропических районов Грузии па борьбу за советский чай.
В лице партии и правительству чайное дело получило прочную опору. Уже на
втором съезде Коммунистической организации Закавказья в 1923 году,
выдающийся деятель Советского государства Г. К. (Cepгo) Орджоникидзе
говорил: «Особое внимание мы должны уделить нашим ценным культурам
сельского хозяйства, как то: чай, хлопок, табак, виноград»…
Внедрение культуры чая в районы Зап. Грузии позволило вовлечь в
хозяйственный оборот непригодные для половых и садовых культур
заброшенные красноземные почвы («эцери») и применить неиспользованный до
сих пор запас труда.
Таким образом открывался путь для создания высоко товарного и интенсивного
денежного хозяйства.
Замечательный революционер и один из первых строителей советской власти Ф.
Е. Махарадзе высказался поэтому вопросу так: «В сравнении с остальными
частями нашего великого Союза, у нас налицо наилучшие почвенные и
природные условия для развития такой культуры как чай... С момента
советизации мы поставили себе целью развить те ценные культуры, которые, с
одной стороны, имеют большое значение для поднятия всего народного
хозяйства страны, а с другой стороны, значительно увеличивают доходы как
крестьянства, так и всего государства. Чай мы ввозим из заграницы, за что
приходится выкладывать из кармана немало золота. А между тем разведение
чайной культуры у нас возможно. Поэтому весь трудящийся народ Союза
возлагает на нас большие надежды»...
Разрешая неотложные вопросы хозяйственного восстановления
промышленности, Советская власть с первых же шагов своей деятельности
уделила внимание и чаю.
Уже в 1921 году в Аджарии сделали переучет насаждений и изучили состояние
культуры и промышленности. Крупные хозяйства и фабрики были
национализированы. Потребовался большой и напряженный труд для
восстановления чайного хозяйства Грузии.
Чаквинское имение передали в ведение Наркомзема Грузии, а Салибаурское
-Наркомзему Аджарии. Мелкие хозяйства, за исключением крестьянских, не
обеспечившие уход за насаждениями, передали в организованные совхозы.
Срочно приступили к восстановлению чайных плантаций, я затем и к закладке
новых.
Приступили к работе и крестьяне. Благодаря агрономической помощи и
денежным ссудам из кредитных товариществ, кое где в деревнях и селах
проводились и новые закладки. Лист принимался от крестьян на переработку, но
из-за недостачи фабрик, усилилась кустарная выделка продукции.

38
В июле 1921 года в Чакве собрали всех чаеводов Аджарии. В истории чая это
было первое совещание тружеников чайного дела. Здесь были разработаны
мероприятия по кооперированию плантаторов. Тогда же было постановляя но
«...цены на покупаемый у плантаторов лист повысить до 2000 рублей за фунт,
считая доставку листа на фабрику отдельно по 100 рублей с фунта...».
По мере восстановления хозяйства стала задача интенсивного развития чая.
Еще в апреле 1922 года Наркомзем Грузии поручил директору Батумского
ботанического сада профессору И. В. Палибину выяснить в чем нуждается
мелкая чайная промышленность и наметить мероприятия для оказания помощи.
Широко обсуждались вопросы максимального развития отечественного
чаеводства и в высших всесоюзных органах.
В 1923 году была создана специальная комиссия Рабоче-Крестьянской
Инспекции (РКИ) Грузии, в ней принимал участие агроном М. В. Габисония.
Комиссия провела детальнoe обследование чайного хозяйства и установила
несомненную доходность его в условиях Западной Грузни. Возможность
освоения площади под чай определилась в 130 тысяч гектаров. По материалам
комиссии было признано целесообразным создать мощную государственную
организацию по чайному делу.
После длительного перерыва, начинают снова появляться в печати научные
статьи о перспективах чаеводства М. В. Габисония в 1924 году, И. В. Палибина в
1925 году, С. Объедова в 1925 году и других.
К этому времени запущенные чайные плантации уже были приведены в порядок,
приступили к систематическому сбору листа и вот 24 мая 1923 года в Чакве был
собран и переработан рекордный за все время существования фабрики суточный
урожай. Сборщицы чайного листа получали по 2 копейки за фунт уже в новом
червонном исчислении. В июле этого года отправили на Нижегородскую ярмарку
5000 пудов чая (10 вагонов). Уже и этот факт служит ярким свидетельством
начавшегося прогресса в чайном деле.
Отныне чаеводство стало одним из важнейших народнохозяйственных
мероприятий по повышению доходности натурально-потребительского
крестьянского хозяйства. Значимость культуры чая непрерывно возрастала.
В период НЭП'а мелкие плантаторы усиленно занимались кустарной выделкой
чая и посылали его почтой в Россию. На этом деле зарабатывались не малые
деньги. В последующем пришлось вести большую разъяснительную работу
среди крестьян, чтобы прекратить кустарщину.
На IV съезде Коммунистической организации Закавказья 5 декабря 1925 года С.
Орджоникидзе указал в своей речи о том, что «продукция чая поднята даже выше
довоенной. В довоенное время чая производилось 400 тысяч фунтов, а сейчас
650 тысяч»...
Культура чая, составлявшая до революции источник наживы или предмет
экзотики, теперь перешла в руки свободного народа и стала предметом его
творческой деятельности.
После завершения организационного периода, первой задачей Советской власти
было провести землеустройство и наделить бедноту землей. Вслед за тем
началось развитие сельскохозяйственной кооперации. В 1923 -24 гг. кредитные
сельскохозяйственные товарищества оказали определенное влияние на рост
чайных плантаций в Грузии. Закавказский сельскохозяйственный банк отпустил
на кредитование чаиной культуры 200 тысяч рублей. В 1924 году существовало
даже одно специальное производственное товарищество по обработке чая. В
него входило 104 члена. В это же время Микель-Габриельское (Шрома)
кредитное товарищество, председателем которого был В. Г. Мжаванадзе,
развернуло работы по развитию культуры чая. Члены сельскохозяйственного
товарищества производили по домам полуфабрикат и затем доставляли ого в

39
организованном порядке па Чаквинскую фабрику, где он и перерабатывался.
Микель-Габриельское товарищество выпускало чай под собственными
этикетками. В 1924 году им было выпущено на рынок три тысячи кг чая.
Определенная работа по кооперированному производству чая проводилась и в
Ацане при активном участии А. М. Чхаидзе и других культурных деятелей этого
передового села.
В апреле 1924 года состоялось экономическое совещание при Совете Народных
Комиссаров Аджарии. Оно установило, что в условиях малоземелья развитие
чайного дела должно стать очень выгодным для крестьян, при условии
проведения ряда мероприятий; кредитования плантаторов, строительства
фабрик, открытия сельскохозяйственных школ. В том же году Наркомзем
Аджарии распределил по крестьянским хозяйствам 20 пудов семян чая для
новых посевов.
Небольшие успехи в развитии чаеводства в этот «кооперативный» период не
удовлетворяли ни правительственные органы, ни советскую общественность. С
ростом экономики Советского, Союза все более назревал вопрос о
необходимости создания мощной государственной организации по чаю. В
середине 1924 года в Земплане РСФСР слушался доклад Заместителя
Наркомзема Грузки агронома В. В. Канделаки о развитии культуры чая.
Совещание одобрило проект организации руководящего хозяйственного органа
по чайному делу.

40
ГЛАВА VII
ОРГАНИЗАЦИЯ ТРЕСТА «ЧАЙ-ГРУЗИЯ»

Правительственное постановление об организации Государственного


акционерного общества «Чай-Грузия» было принято в конце 1925 года. В
положительном решении этого вопроса большая роль принадлежала Серго
Орджоникидзе. С этого времени в истории отечественного чаеводства начался
мощный подъем по пути к созданию советской чайной промышленности.
В состав общества вошли Народные комиссариаты земледелия (Наркомземы) –
СССР, Грузии, Аджарии, Абхазии, РСФСР, а также Чаеуправление, сельхозбанки
и сельхозкооперация. Общество «Чай-Грузия» объединило руководство всем
чайным делом, ему поручалось разведение плантаций, строительство фабрик и
производство чая.
Работа развернулась с начала 1926 года. К этому времени Общество имело в
наличии 1325 гектаров чайных плантаций, два совхоза,три фабрики, одну
опытную станцию и пол миллиона рублей денег. Основной капитал определялся
в пять миллионов рублей, в том числе Чаквинский и Салибаурский совхозы
оценивались в четыре миллиона.
Аджария со своим восстановленным чайным хозяйством имела важное значения
в развитии начальных работ «Чай-Грузия» поскольку здесь было сосредоточено
86% всех чайных плантаций Грузии.

Таблица 3
Состояние культуры чая ко времени организации «Чай-Грузия»
в 1925 году

Площадь чайных плантаций Число чайных


фабрик
совхозы Крестьян. Итого в гект.
сектор
Аджария 754 378 1132 2
Др. районы - 193 193 1
Всего по Грузии 754 571 1325 3

С первых же дней своей деятельности «Чай-Грузия» сделала переучет


имеющихся плантаций с описанием их состояния и приемов закладки. Это
позволило составить план по применению начальной агротехники.
Работа развернулась в столь стремительных темпах, что в сравнительно
непродолжительное время культура чая заняла в советских субтропиках ведущее
место и приобрела важное народно-хозяйственное значение.
Для обоснования природных возможностей проф. Г. Г. Селянинов провел
агроклиматическое обследование микрорайонов. Бригадой молодых ученых под
руководством проф. С А. Захарова было сделано детальное почвенное
обследование. В этой работе принимали участие почвоведы M.Н. Сабашвили, М.
К. Дараселия, Я. Н. Ломия, М. П. Намченко, ставшие в последующем ведущими
деятелями науки и чайного дела в Грузии.

41
Уже первые же годы деятельности «Чай-Грузия» отмечаются высокими
показателями роста новых плантаций, не сравнимыми с цифрами
дореволюционного периода.

Таблица 4
Рост чайных плантаций в первые годы работы «Чай-Грузия» (в гектарах)

Годы Совхозы и опытные Крестьян. сектор Всего гектаров


станции
1925 754 571 1325
1926 754 597 1351
1927 756 1168 1924
1928 834 3161 3995

Таблица показывает, что за три года площадь чайных, плантаций в Грузии


увеличилась втрое. По пятилетнему плану, составленному «Чай-Грузия» в 1926
году, предполагалось расширить площадь всего до пяти тысяч гектаров, но угле в
одном 1928 году было заложено 2071 гектар (42%). Поэтому еще в 1927 году
Совет Труда и Обороны СССР (СТО) утвердил план в 20 тысяч гектаров. В июне
1929 года СНК. Грузии выдвинул новый вариант плана в 40 тысяч. В 1931 году
Совет Труда и Обороны составил и утвердил перспективный план развития
культуры чая в СССР в 70 тысяч гектаров. Жизнь настоятельно диктовала
необходимость идти по пути увеличения плановых заданий.
Фактически так и оказалось: площадь чайных плантации в Грузии составила к
1932 году 25 тысяч гектаров, а к 1940 году – 48 тысяч гектаров.
В истории неизвестны столь высокие темпы развития чая. Ежегодно площадь,
плантаций у нас возрастала на 2—3 тысячи гектаров. Если в дореволюционный
период закладывали в среднем за год по 35, максимально 120 гектаров, то за
годы 1929—1934 закладывали ежегодно по 5—6 тысяч гектаров, то есть в 40—50
раз больше. Таких темпов не было ни в Индии, ни на Цейлоне даже в годы
самого интенсивного развития этой культуры.
Чтобы стимулировать новые закладки, стали отпускать крестьянам па льготных
условиях денежные кредиты и чайные семена. Оплата зеленого листа в 1927
году была повышена до 44 копеек за килограмм, а в последующие годы и
больше. Даже несмотря на то, что большая часть лучших плантаций совхозов
была отведена под семенники, валовой сбор урожая с каждым годом возрастал.

Таблица 5
Поступление зеленого листа в 1925-1928 годы в тоннах

Годы Количество листа в тоннах Процент


совхозы Крестьянские всего
участки
1925 650 180 830 100
1926 593 250 843 102
1927 683 264 947 117
1928 633 427 1060 127

42
В 1928 году было собрано свыше тысячи тонн, на 27% больше, чем в 1925 году.
В соответствии с ростом урожая, росла и чайная промышленность.
В 1926 году в Гурии построили две новые чайные фабрики – Ацанскую и Микель-
Габриельскуго (ныне Шрома).
Участки, отведенные под семенники, начали давать высокие урожаи семян, что
позволило заложить в 1929 году уже 573 гектара новых плантаций, а и чайном
районе Аджарии, в селе Бобоквати построить еще одну новую фабрику. То, что
чайная промышленность росла в ногу с ростом площадей, в большой степени
содействовало быстрому развитию, чайного дела.
Чтобы обеспечить материально растущее чаеводство, чаеторгующие
организации Союза (Чаеуправление Центросоюза) отчисляли но 1,5% чистой
прибыли с продажной цены в специальный фонд, расходуемый правительством
Грузии. В 1928 году поступило 1658 тысяч рублей, а всего на пятилетие 1928—
1932 гг. предусматривалось получить 14 1/2 миллионов рублей.
Успехи советской чайной промышленности заставили беспокоиться
капиталистов-монополистов чайного дела в зарубежных странах. Журнал «Чай и
кофе», издаваемый в Америке, писал в апрельском номере 1931 года: «Россия
намеревается в самом непродолжительном времени развить свою чайную
промышленность... это является определенной попыткой вторжения в новую
отрасль британской промышленности»...

43
Глава VIII
РАЗВИТИЕ КУЛЬТУРЫ ЧАЯ И РЕКОНСТРУКЦИЯ СЕЛЬСКОГО ХОЗЯЙСТВА

За шесть лет, с 1926 по 1933 год, площадь чайных плантаций возросла с 1325
гектаров до 33 тысяч гектаров, то есть увеличилась в 22 раза. Наиболее высокие
темпы наблюдались в чаеводческих районах Мегрелии и Абхазии, где равнинный
рельеф местности позволял механизировать трудоемкие работы по закладке.
Кроме того, здесь были значительные запасы труда и свободного фонда
чаепригодных земель.
Бурный рост новых плантаций начался с 1930 года, когда, в связи с общей
политикой партии в отношении колхозного и совхозного строительства,
индивидуальные хозяйства стали переходить в обобществленный сектор.
Необходимость форсировать развитие культуры чая была рельефно подчеркнута
в известном постановлении ЦК ВКП(б) от 31 октябри 1931 года: ...«Констатируя
более или менее успешный ход развития чайных плантаций в Грузии, ЦК ставит
перед закавказскими партийными организациями, в особенности перед
грузинской, боевую задачу максимального расширения чайных плантаций
совхозов, а также всемерного внедрения этой культуры в колхозах, путем ряда
специальных поощрительных мероприятий (хлебное снабжение, снабжение
промтоварами, льготы но кредиту и т. д.), имея в виду, что во второй пятилетке
Закавказье должно, удовлетворить в основном потребность всего Советского,
Союза в чае»...
Это историческое решение партии сыграло исключительно важную роль в деле
дальнейшего развития чаеводства.
По постановлению Совета Народных Комиссаров СССР в Москве был создан
Всесоюзный Главный Субтропический Комитет, руководство которым было
поручено А. М. Лежава.
Чайное дело заняло большое место в деятельности партийных и советских
органов как в грузинской республике, так и в Москве. Многие заслуженные
революционеры, перешедшие по окончании гражданской войны на мирное
строительство, внесли ценный вклад в это дело своим трудом. Из них следует
отметить Наркома земледелия Грузии А. Гегечкори, председателя СНК Абхазии
Н. Лакоба, а в руководстве «Чай-Грузия» А. Кавтарадзе, М. Сугака, А. Качарава,
В. Квирквелия, С. Джугели и других.
Большую работу проводили и специалисты, преимущественно из местных
агрономических кадров. Так, в организации «Чай-Грузия» активно участвовали
известные агрономы В. В. Канделаки, Г. С. Гамхарашвили, Д. И. Гедеванишвили
(Наркомзем Грузии), Г. В. Богданов (Абхазия), А. С. Кекелидзе (Аджария) и
другие. .
В 1931 году акционерное общество было реконструировано во Всесоюзное
объединение «Чай-Грузия», при этом низовая агрономическая сеть была
передана Грузколхозцентру.
В последующем, когда дело сильно расширилось, из Всесоюзного объединения
организовали два треста: «Чай-Грузия» – по промышленности и трест чайных и
цитрусовых совхозов. Это было в 1938 году. В настоящее время оба треста
подчиняются Совнархозу.
Развитие культуры чая в крестьянском секторе, в колхозах, с 1932 года
направлялось уже Наркомземом, а потом Министерством Земледелия и
местными земельными органами.

44
Так, культура чая, которая в недавнем прошлом была на попечении одиночек,
стала детищем партии, правительства и народа.
К работе пришли специалисты и организаторы сельского хозяйства, выделились
замечательные чаеводы из местного населения.
История чая в Зап. Грузии это по существу история перестройки хозяйственной и
культурной жизни субтропиков.

1. Строительство совхозов

Площадь чайных плантаций расширялась преимущественно за счет колхозов, но


вместе с тем государство отпускало большие средства и на строительство
совхозов. Еще до организации «Чай-Грузия» была перестроена работа на
социалистических началах в бывших имениях – Чаквинском и Салибаурском.
Совхозы стали служить проводниками культуры, помогать в продвижении чая в
другие районы, внедрять передовые приемы агротехники для достижения
высоких урожаев.
Большая роль в создании кадров специалистов по культуре чая принадлежала
Чаквинскому чайному совхозу имени В. И. Ленина. На его плантациях,
приведенных путем ухода в образцовое состояние, обучались молодые
работники субтропического хозяйства. Значительная часть ведущих работников
отечественного, чаеводства выросла и окрепла в Чаквинском совхозе.
В числе их следует отметить, прежде всего, практиканта-совхоза, а затем и его
директора, агронома 3. Г. Хатиашвили. В последующем он был заместителем
директора треста «Чай-Грузия». Обладая большими знаниями и кипучей
энергией, он являлся основным организатором совхозов и руководителем
расцветающего чайного дела в 1929—1937 гг.
Здесь в Чакве начинали свою агрономическую деятельность агрономы А. Е.
Гигинейшвили, Д. И. Цкитишвили, М. В. Сарджвеладзе, Д. Р. Панцхава –
руководящие работники чайного и субтропического хозяйства Грузии.
За короткий срок было создано 13 новых чайных совхозов, большинство которых
превышало по площади Чаквинский.

Таблица 6
Закладка новых специализированных чайных совхозов в 1929-1932 гг.
1929 г. 1930 г. 1931 г. 1932 г.
Очхамурский Лайтурский Хонский Гонийский
(Цулукидзевский)
Насакиральский Наразенский Натанебский Лесечинский
Дидичконский Цаленджихский Джохеджианский
(Ингирский)
Ачигварский Кодорский

В ряду новых совхозов первенцем являлся Очхамурский чайный совхоз,


созданный в 1929 г. в Кобулетском районе Аджарии.

45
Огромный земельный массиву заросший папоротником и заселенный шакалами
превратился в руках коллектива работников в подлинный очаг социалистической
культуры. Площадь чайных плантации в Очхамурском совхозе составила 840
гектаров.
В первые годы совхозы строились узко специализированными по культуре чая.
Специализированными создавались тогда и цитрусовые, тунговые, гераниевые и
другие совхозы.
Позже все совхозы вошли в один трест как комплексные субтропические
хозяйства.
В начале XX века И. Н. Клинген только мечтал о создании сети « пионер
участков» – рассадников культуры чая. Теперь же, с организацией совхозов, в
чаеводческих районах появились настоящие маяки социалистического ведения
чайного хозяйства.
Впервые в истории чая в совхозах стали обрабатывать площади тракторами.
Первым механизатором в Очхамурском совхозе работал в 1930 году молодой
инженер механик. М..П. Георгадзе, ныне секретарь Президиума Верховного
Совета СССР.
Внедрение новой пока еще мало изученной культуры требовало от работников
чайного дела большого творческого подъема.
Не раз возникали трудно решимые задачи, особенно в части продвижения
чайного растения в новые для него места произрастания.
Для оказания консультативной помощи приглашались в тридцатых годах
чаеводы: из Англии доктор Г. Манн и. крупный чаеплантатор в Индии – В. Барбер.
Плохо ориентируясь в наших условиях, приглашенные чаеводы давали
ошибочные заключения. Так, например, в своей докладной записке на имя
директора «Чай-Грузия» они писали: «В отношении Ачигвари мы считаем, что
место под имение выбрано исключительно плохое, и мы не понимаем как такие
новые закладки были санкционированы»... а В. Барбер в своем отчете
добавлял:... «Я не колеблясь осуждаю это место... перспектива самая
безнадежная»...
Между тем Ачигварский совхоз благополучно существует и в 1959 году он
получил с 730 гектаров своих плантаций по 2618 кг с каждого гектара зеленого
листа, превысив, показатели перспективного плана.
Ошиблись они и в заключении о непригодности почв Ингирского
(Джохеджианского) совхоза. Являясь одним из лучших наших совхозов, он
получил в 1959 года 4693 кг листа в среднем на площади 490 гектаров.
Успешная организация чайных совхозов служит ярким показателем того, с каким
энтузиазмом вкладывали свою творческую инициативу в это дело создатели
совхозов.
К участию в организации совхозов привлекались крупнейшие ученые Советского
Союза: академик Н. И. Вавилов, акад. Д. Н. Прянишников, акад. Т. Д. Лысенко,
проф. С. А. Захаров, проф. И. В. Палибин. Активное участие принимали и ученые
Грузии – профессора: С. Н. Тимофеев, К. М. Амираджиби, Д. П. Гедеванишвили и
др.
К 1960 году в 14 чаеводческих районах Грузии числилось 46 субтропических
совхозов с общей площадью чайных плантаций в 12307 гектаров.
В строительство совхозов в начальном периоде, большой труд вложили
агрономы-чаеводы: А. Асатиани (Очхамури) А. Цулукидзе (Лайтури), И. Качибая
(Ачигвари), К. Бахтадзе (Натанеби), Т. Мхеидзе (Кодори), X. Иорданиди (Гонио),
И. Путуридзе (Насакирали), Я. Булейшвили (Ингири-Джоходжиани), Г. Данелия
(Цаленджихи) и др.

46
2. Строительство колхозов

Культура чая в Грузии развивалась, в основном, опираясь на тружеников сел.


Число чаеводческих хозяйств становилось с каждым годом все больше, потому
что советская власть пробудила энергию народа и широко привлекла его к
строительству новой жизни.

Таблица 7
Рост чайных хозяйств в 1926-1928 гг.

Число хозяйств
1926 г. 1927 г. 1928 г.
1. Аджария 536 835 1320
2. Гурия 1348 2380 5119
3. Мегрелия 134 354 1837
4. Абхазия - 81 1065
2018 3650 9341

Можно видеть по приведенным цифрам как прогрессивно увеличивалось число


хозяйств: в 1926 году их было 2018, в 1927 г. – 3650, а в 1928 г. – 9341.
Вся система государственных мероприятий и партийного руководства была
направлена на оказание помощи чаеводам. В дореволюционный период
насчитывалось всего 500 чаеплантаторов, а к 1936 году число чайных хозяйств
составило 79 тысяч, то есть в 158 раз больше.
Разведение чайных плантаций шло в одно время с реконструкцией сельского
хозяйства и культура этого ценного растения оказала большую помощь в
создании комплексного субтропического хозяйства.
В первые годы рост площадей ограничивался количеством посевных семян,
поэтому кредиты предоставлялись только крестьянам-беднякам.
Начавшаяся с 1929 года коллективизация сельского хозяйства совершалась в
субтропических районах на базе культуры чая. Свободные земельные фонды
раздавались вновь организованным товариществам по совместной обработке
земли («Тозы»). Первые такие товарищества были организованы в 1927 году.
Девять товариществ объединили 159 хозяйств и заложили 63 гектара новых
чайных плантаций. На следующий, 1928 год, их стало уже 110, объединивших
1828 хозяйств. Они заложили 229 гектаров чая. Позднее стали организовывать
сельскохозяйственные артели. В 1936 году в Грузии насчитывалось 745 колхозов,
в которые вошли 75500 хозяйств с площадью чая 27700 гектаров. Площадь
коллективных чайных плантаций все возрастала, особенно за счет новых чайных
районов, К i960 году в Грузии имелось всего 634 колхоза (укрупненных) с общей
площадью чая в 39 тысяч гектаров.
Широкие массы крестьян стали заниматься чаеводством, сменив дедовские
приемы ведения натурального хозяйства на современные.

47
В 1928 году состоялся первый съезд колхозников Грузии, а в 1931 году был
организован Чайколхоз-Союз.
Для закладки чайных плантаций предоставлялись долгосрочные снежные
кредиты, вначале крестьянам единоличникам, а в последующие годы – колхозам.
В 1927 году на 1 гектар отпускалось 405 рублей деньгами, не считая стоимости
семян. В дальнейшем размер кредитования неоднократно увеличивался. Десятки
миллионов рублей расходовались ежегодно на кредитование развития культуры
чая. Денежная помощь оказывала большую помощь в закладе десятков тысяч
гектаров чайных плантаций. В 1935 году Совет труда и обороны СССР установил
систему кредитования колхозов: для закладки 1 гектара чайной плантации
предусматривалась сумма в 10280 рублей без взимания процентов, с условием
погашения этой суммы в 12 лет. Заготовительные цены на зеленый лист были
увеличены до 3 рублей за 1 килограмм вместо существующей до этого средней
цены в 68 1/2 копеек.
Забота о чаеводах выражалась также и в том, что они широко снабжались
хлебом по дешевой цене.
Так как с внедрением чая вытеснялась кукуруза, государство установило
плановый завоз зерна. Оно выдавалось из расчета 11 центнеров на гектар чая. В
связи с этим, в районах были построены хлебные амбары и чаеводы
отоваривались зерном, в соответствии с площадью закладки. По снабжению
хлебом и промтоварами чаеводов приравняли к хлопководам.
С 1929 года началось и снабжение минеральным и удобрениями в плановом
порядке и на льготных условиях.
С 1930 года закладка чайных плантации в колхозах па равнинах стала
производится при помощи тракторной обработки. Таким путем были освоены
значительные площади чайной целины (эцери). Специальные чайные тракторы
перешли в ведение МТС. В 1958 году выросшие и материально окрепшие
колхозы выкупили у государства, тракторный парк с сельскохозяйственным
инвентарем и стали владеть ими сами. Кроме того колхозы обслуживаются
ремонтно-тракторными станциями (РТС), которых 20 в чайных районах Грузии.
Имеются также две машинно-мелиоративные станции (ММС).
«Чай-Грузия» в первые годы руководила и агрономическим обслуживанием
населения. Для этого были созданы кадры агрономов-инструкторов и
агротехников по культуре чая. Инструкторский персонал проводил лекции и
беседы, вел разъяснительную работу, проводил посевные кампании,
организовывал опытно-показательные участки по применению удобрений,
лечению плантации, принимал участие в отборе семенных участков и заготовке
посевных семян. В «Дни Урожая» устраивались сельскохозяйственные выставки
и премировались лучшие чаеводы. Агрономическая помощь оказывалась но
всем: в выборе места под чайную плантацию, в подготовке почвы, разбивке
участка, посеве, в уходе за посевом и т. д.
Организатором и первым руководителем инструкторской сети «Чай-Грузия» (1926
—1928 гг.) был агроном Ш. С Гигиберия. Большой энтузиаст в деле внедрения
чая в Грузии, он много сделал для развития этой культуры. Первыми
агрономами-инструкторами были: И. И. Чхаидзе, Г. Г. Асатиани, В. А. Приходько,
В. Б. Иосава, М. М. Долаберидзе, Ш. Надарейшвили, В. Накопил.
С расширением работ по чаю и с ростом культуры на селе, агроперсонал из
системы «Чай-Грузия» и Чайколхозсоюза был передан МТС и земельным
органам, а затем и колхозам.
В годы бурного развития культуры чая и строительства колхозов (1929—1933 гг.)
большую работу проделал агроном А. Г. Бобохидзе, энергично руководивший
агрономическим отделом «Чай-Грузия» в течение многих лет.

48
В чайное дело теперь включились многочисленные кадры агрономов, выросшие в
сельском хозяйстве Грузии. С большим воодушевлением они работали на
фронте колхозного строительства. В этот период бурного развития культуры чая
вступили молодые силы: П. И. Джорбенадзе (Ланчхути), М. Сургуладзе и Ш.
Чануквадзе (Махарадзе), А. Гоголадзе (Батуми), Г. Джорбенадзе (Кобулети), В.
Чикава (Зугдиди), Г. Эжба (Очемчири). Многие из них заняли в последующем
руководящие посты сельского хозяйства, на которых и трудятся по настоящее
время.
Благодаря культуре чая, мелкое отсталое в прошлом хозяйство сделалось
крупным, высоко доходным и механизированным. Чаеводческие колхозы,
обогащаемые доходами с чайных плантаций, в большинстве своем стали
миллионерами.

3. Развитие семеноводства чая

Высокие темпы по закладке новых плантаций требовали большого количества


семян, поэтому в чаеводстве важное место заняла проблема семеноводства. С
помощью научной организации были установлены лучшие приемы перевода на
семена отобранных для этой цели старых листосборных плантаций. При
переводе браковались низкосортные кусты, что во многом помогало очистить
семена от недоброкачественной примеси.
В 1927 году площадь временных семенников составляла в Чакве 111 гектаров, а
в Салибаури – 6 гектаров. В 1930 году площадь семенников возрасла до 300
гектаров. Собирались семена и с листосборных плантаций. Для этого были
разработаны определенные правила по апробации, которые помогали выделять
массивы, пригодные для заготовки семян и браковать непригодные. На
выделенных участках проводился тщательный просмотр кустов с тем, чтобы не
допустить к размножению неполноценных.
Такая работа дала хорошие результаты; посевы апробированными семенами
позволяли получать насаждения улучшенного сортового состава, заметно
превосходящие насаждения старых плантаций.
Количество заготовляемых семян увеличивалось с каждым годом, тем не менее
своих семян не хватало. В годы 1928—31 в большом количестве семена
завозились из зарубежных стран. Для закупки семян были организованы две
экспедиции советских чаеводов в Китай и Японию.
Импорт семян имел ряд недостатков: прежде всего на покупку семян
приходилось расходовать золото, и обходились они в несколько раз дороже
собственных. Прибывали семена к нам в плохом состоянии, так как они не терпят
транспортировки на дальние расстояния. Большая часть семян, утерявшая
всхожесть, уничтожалась как только прибывала на место. Среди завозимого
ассортимента было много и индийских семян, которые по условиям климата не
пригодны для наших районов. Семена, завозимые из Японии, не подходили по
своей низкосортности. Кроме всего этого, создавалась большая опасность завоза
болезней и вредителей, которых в старых странах чая значительно больше, чем
нас.
Несмотря на такие существенные недостатки, в те годы напряженного
выполнения больших планов по закладке плантаций, импорт семян все-таки
оказал некоторую помощь.

49
Таблица 8
Заготовка посевных семян чая в 1926-1933 гг.

Годы Количество семян в тоннах Всего


Местные Индийские Японские Китайские Итого
импорт.
1926 22 - - - - 22
1927 84 10 - 19 29 113
1928 165 35 3 19 57 222
1929 265 55 76 - 131 396
1930 328 175 311 1 487 815
1931 745 217 - - 217 962
1932 577 - - - - 577
1933 390 - - - - 390
Итого 2576 492 390 39 921 3497

Всего было завезено в эти годы 492 тонны семян из Индии, 390 тонн из Японии и
39 тонн из Китая, итого 921 тонна. За эти же годы заготовили своих семян 2576
тонн. Tаким образом закладка плантаций шла, в основном, за счет местных
семян. Количество завезенных семян составило всего 26%, более половины из
них, к тому же погибло в состоянии семян или сеянцев.
К 1932 году отечественное семеноводство чая настолько окрепло, что завоз
семян из зарубежных стран был прекращен и наша страна перешла целиком на
семена, заготовляемые на своих плантациях. К этому времени в двух совхозах –
в Гонио и Натанеби были заложены специальные семенники на площади около
200 гектаров.
Несмотря па все трудности, семена выдавались посевщикам по льготным ценам
и чаеводческие хозяйства получали их в том количестве, в каком они
требовались, то есть с поправкой на полную всхожесть.
В последующие годы, когда площадь чайных плантаций достигла значительной
величины, временные семенники были переведены в листосборные плантации.

4. Культура чая в Советской Грузии

До 1926 года культурой чая в Аджарии и Гурии занимались в пяти


административных районах. В 1940 году была уже 20 чаеводческих районов, при
чем культура чая продвинулась на восток до Ткибули, а на север до Гудаути
(Абхазия). Ныне культуру чая в Грузии возделывают в 27 районах и общая
площадь плантаций составляет 53271 гектар.

50
Таблица 9

Рост чайных плантаций в Грузии по годам

Площадь в гектарах
1925 1930 1940 1950 1960
Совхозы и 754 2911 7596 8400 12488
госорганизации
Крестьянский 571 7774 41200 40200 40783
сектор
Всего 1325 10685 48796 48600 53271

По сравнению с 1925 годом площадь чая к 1960 году увеличилась в 40 раз.


Основная часть – 77% – размещается в колхозах и в небольшой части на
приусадебных участках колхозников. Остальная часть – 23% – находится в
совхозах и государственных организациях.
Сотни, а затем и тысячи специалистов, выросли и окрепли в субтропическом
хозяйстве Грузии. Выявились мастера высоких урожаев, передовики чайных и
цитрусовых плантаций, новаторы производства. Достижения их демонстрируются
на совещаниях, слетах, сельскохозяйственных выставках, где происходит и
широкий обмен опытом. Лучшие люди награждаются высокими
государственными наградами за свои достижения и избираются в органы
управления.
В основе этого движения лежит широкое социалистическое соревнование.
Для подготовки кадров устраивались курсы, организовывались экскурсии,
издавалась популярная литература, при помощи кино внедрялись знания
агротехники возделывания культуры чая. Чаеводство вошло в программы
высших и средних школ, в ряде районов организовали специализированные
техникумы, для подготовки квалифицированных агротехнических кадров.
Писатели, поэты и художники Грузии посвящают своп произведения культуре чая,
занявшей столь видное место в сельском хозяйстве Республики, и ставшей по
существу народной. Если в дореволюционное время инициатива новаторов
разбивалась о бездушное отношение бюрократов, то теперь каждый чаевод,
начиная от рядовой сборщицы и до ведущих деятелей науки, чувствовал
постоянную заботу о себе со стороны партии и правительства. Все это и привело
культуру чая в Грузии к ее полному расцвету.

5. Сбор листа и труженицы чайных плантаций

Культура чая высоко трудоемкая в целом, требует большого напряжения труда в


листосборном периоде, потому что, в отличие от других сельскохозяйственных
культур, уборка урожая на чайной плантации проводится в течение всего лета,
через каждые 5—7—10 дней. Поэтому успех развития чайного дела во многом –
результат огромной помощи со стороны работниц чайных плантаций. Именно их
самоотверженный труд по уходу за чайными кустами, а главное и по сбору листа,
позволил освоить эту ценную культуру и подчинить ее интересам народа.

51
Постепенно, накапливая опыт и осваивая новые рубежи, труженицы чайных
плантаций превысили все известные мировые рекорды по выращиванию высоких
урожаев и сбору листа.
В Чаквинском удельном имении дореволюционная норма по сбору листа
составляла в среднем 8 килограммов и не более 16 кг зеленого листа за рабочий
день, потому что по состоянию насаждения не представлялось возможным
давать более высокие нормы. При таких темпах уборки урожая не мыслимо было
интенсивное развитие культуры. Предвидя это, руководство «Чай-Грузия» с
самого начала своей работы поставило вопрос о необходимости механизировать
сбор листа и мобилизовать внимание специалистов к решению этой задачи. Дело
механизации работ, проводимых на чайных плантациях, и в особенности сбора
листа оказалось по ряду причин очень трудным; между тем уже с 1930 года
начали вступать в эксплуатацию новые плантации чая и напряженность в труде
возрастала. Вот в этом и последующем периоде стали появляться ударники,
стахановцы, передовики, новаторы по труду, мастера высоких урожаев –
оказавшие неоценимую помощь чаеводству.
Далеко позади оставили они прежние рекорды и собирают в среднем по 40—60
килограммов в день сортового листа. Этому способствуют и достижения
агротехники советского чаеводства: хорошее состояние плантаций, плотность
насаждения, шпалерное размещение кустов, удобрения, улучшение сортового
состава кустов, организация труда.
Благородные патриотические стремления тружениц чайных плантаций совхозов
послужили примером и для женщин работающих на колхозных плантациях.
Вслед за общим движением стали и они на путь борьбы за повышение
производительности труда, добиваясь на этом пути высоких показателей.
Еще в 1934 году отмечались достижения знатной сборщицы Чаквинского совхоза
Пации Долидзе, выполнившей 350% нормы по сбору листа. 21 мая 1936 года она
поставила мировой рекорд, собрав за 1 день 120,7 кг листа.
Мастер сбора листа Юлия Погорелова в Очхамурском совхозе в те же годы
выполнила 250% дневной нормы, а всего за 116 дней собрала 3348 кг.
В последующие годы эти цифры были превышены новыми достижениями.
Во всех чаеводческих хозяйствах воспитывались и выросли замечательные
сборщицы листа. С каждым годом множились и росли их ряды, а по мере
развертывания социалистического соревнования, повышались и их
производственные успехи и материальная обеспеченность.
Тысячи сборщиц чая совхозов и колхозов удостоены правительственных наград.
Имена лучших из них широкоизвестны общественности. Многие из них являются
депутатами Верховных Советов СССР, Грузни, Автономных республик и местных
советов. Только по одной Аджарии 95 сборщиц чайного листа были удостоены до
1960 года высокого звания Героя Социалистического Труда.
Уже ко времени первой сельскохозяйственной выставки 1939 года были известны
имена знатных сборщиц чайного листа; А. Гургенидзе (Батумский район), М.
Фундукиди (Ахалшенский совхоз), Л. Хурцидзе (колхоз села Натанеби), М.
Болквадзе (колхоз села Натанеби). Каждая из них выполняла норму по сбору
листа на 250—300% в день. В последующие годы были получены новые
достижения как в выращивании высоких урожаев листа, так и в росте
производительности труда по сбору листа.
Бригадир колхоза имени Ленина в сел. Ахалсопели, Зугдидского района, дважды
Герой Социалистического Труда Тамара Андреевна Купуния собрала в 1953 году
с закрепленных за нею 12 гектаров чая по 7194 кг при средней урожайности по
району 2790 кг.

52
Прославленный мастер высоких урожаев колхоза имени Ленина в селе Натанеби,
Махарадзевского района Дареджан Такидзе, применив высокую агротехнику
возделывания культуры чая, добилась урожайности в 10268 кг с одного гектара.
Широко известны имена знатных сборщиц чайного листа К. Сарсания в
Зугдидском районе, Асмат Джиджавадзе и Пикрие Куршубадзе в Кобулетском
районе, Л. Булискирия – в Гальском районе.
Более 40 лет собирает чайный лист знатная сборщица Чаквинского совхоза
Герой Социалистического Труда Татьяна Максимовна Цинцадзе. Ежедневно она
выполняет норму на 250—300% и собирает за сезон по 5000 кг и больше листа. В
1959 году ею было собрано 5405 кг.
25 лет работает на чайной плантации Цаца Кардава в колхозе села Кочара,
Очамчирского района. Эта замечательная труженица собирает каждый год не
менее 4000—5000 кг листа.
Можно было бы привести и еще не мало примеров новаторов советского
чаеводства, с любовью вкладывающих свой труд и свои способности в общее
дело развития чая. Их труд ценится и высоко оплачивается, что в корне отличает
нашу систему труда от той, что принята в капиталистических чаепроизводящих
странах.
Путем освоения новых приемов агротехники и лучших способов организации
труда, отдельные чаеводы добились выдающихся показателей урожайности.
В этой неустанной борьбе за успехи советского чаеводства большим стимулом
является патриотическое стремление работников субтропического хозяйства
обеспечить нашу необъятную страну своим маем, довести до каждого
потребителя вкусный и ароматный грузинский чаи. Именно этот стимул
заставляет искать и находить новые формы социалистического соревнования и
снова выявлять в своих рядах новаторов производства.

53
Глава IX
РАЗВИТИЕ ЧАЙНОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ В ГРУЗИНСКОЙ ССР

Вместе с развитием культуры чая росла и крепла чайная промышленность.


Теперь хозяйствам, разводящим чайные плантации, не приходится отвлекаться
вопросами о том, как реализовать собираемый лист и как его переработать.
Объединив руководство всем чайным делом, «Чай-Грузия» заключала через
фабрики контрактационные договора с чаеводческими хозяйствами и
выплачивала им денежные авансы. Хозяйства со своей стороны брали на себя
обязательства по сдаче листа. Чтобы облегчить эту задачу, фабрики
организовали по районам сеть приемных пунктов и провели к ним
автомобильные дороги.
Начав свою деятельность, «Чай-Грузия» уже в 1926 году реконструировала
существовавшие в то время три фабрики: Чаквинскую, Салибаурскую и
Озургетскуго, значительно увеличив их мощность. Вслед за тем были построены,
оборудованы и пущены в ход новые фабрики в местах, где чаеводство получило
сильное развитие. Так появились фабрики в Ацана, Микель-Габриели (Шрома) и
в Бобоквати. Дальнейшее строительство фабрик проводилось по перспективному
плану и планам на пятилетия.
Новые чайные фабрики возводились в полном соответствии с последними
достижениями пауки и техники. По своей мощности они во много раз превышают
дореволюционные фабрики. При постройке соблюдались все правила санитарии
и гигиены, красочно оформлялся внешний вид. Фабрики капитально оборудованы
новейшей техникой, отвечающей современным требованиям производства чая.

Таблица 10
Рост числа фабрик и их производительности по годам.

1926 1930 1935 1940 1955 1959


Число фабрик 5 10 28 35 60 65
Мощность в тоннах 990 1302 10775 43100 133950 151600
зелен. листа
В среднем на 1 198 130 385 1230 2230 2300
фабрику в тоннах

Таблица показывает, как нарастали темпы строительства и число фабрик от пяти


1926 года до 65—1960 года. Выпуск готового чая с каждым годом возрастал и
потребность Советского Союза все больше покрывается теперь за счет своего
чая.
В 1926 году «Чай-Грузия» выработала 196 тонн готового чая, а в 1940 году
выпустила- 12000 тонн, то есть в 60 раз больше и кроме того 2500 тонн
кирпичного чая.
Когда началось развитие чайной промышленности, еще в дореволюционном
периоде, высказывались опасения о том, что вырабатываемый у нас чай будет
невысокого качества.

54
Выделка чая считалась секретным делом, известным узкому кругу китайских
специалистов. Говорилось, что из выращенного у нас листа можно приготовлять
только зеленый чай. Кустарная переработка листа не давала возможности
получить хорошего качества чай, поэтому у потребителей создалось неверное
представление о качестве, нашего чая.
Ко времени организации «Чай-Грузия» фабрики, хотя и имели машинное
оборудование, но производство велось полукустарным способом. В
последующем развитии советской технологии чая, эти старые приемы были
заменены современными приемами производства чая Индии и Цейлона.
Качественные показатели грузинского чая стали быстро улучшаться. Образцы
чая из урожая 1927 года, посланные нами в Лондон, получили там хорошую
оценку. Таким образом, грузинский чай вышел по качеству на международный
рынок.
Уже с 1928 года в Советском Союзе начал распространяться наш чай под маркой
«Чай-Грузия».
Выработка чая возрастала с каждым годом. Кустарный чай в первые годы еще
появлялся на рынке, но вскоре был вытеснен фабричным. Исчезли с рынка и
вредные суррогаты, в кооперативных организациях их стали заменять
безвредными фабрикатами (фруктовые чаи).

В самом процессе технологии чая произошли крупные изменения: постепенно


совершенствуясь, она достигла новых высот, оставив далеко за собой
дореволюционную.
К началу организации «Чай-Грузия» китаец-технолог Лау Джон Джау уже покинул
Чакву и вернулся на родину. После него работу вели его ученики Д. С. Жгенти, П.
А. Грушковский, А. Кикодзе, М. Д. Чануквадзе, И. А. Лория и другие.
Отдельные процессы технологии чая стали изучаться и улучшаться введением
новых приемов молодыми специалистами: Ф. Н. Нацвлишвили, И. А. Хочолава,
М. П. Гварамия, М. В. Сарджвеладзе и др.
В дальнейшем советские ученые по новому разрешили отдельные
технологические приемы производства чая. Так, например, с 1932 года начали
внедрять в производство искусственное завяливание зеленого листа в
специальных камерах системы Щ. Марделейшвили. Научные основы
«ускоренного» завяливания были разработаны И. А. Хочолава. Применение
камер позволило в три раза сократить продолжительность завяливания в
завялочных агрегатах, и на 30% уменьшить объем капитального строительства.
Преимущество этого способа состоит также и в том, что производство не зависит
от погодных условий. Этот продолжительный процесс завяливания листа,
который прежде проводился под солнцем на цементных площадках, а в
помещениях на полках в течение 18—24 часов, теперь, по новому способу
заканчивался за 4—6 часов. При этом улучшалось и качество продукции. Способ
этот в зарубежных странах тогда еще не был известен.
В эти же годы ввели на фабриках новые способы сортировки чая, значительно
облегчившие работу и улучшившие качество. Были введены новшества и в
другие процессы технологии: в ферментации, сортировке, сушке чая.
С 1934 года И. А. Хочолава приступила к разработке приемов по контролю
производства и ввел технологическую паспортизацию. При последующем участии
в разработке ряда ученых А.И. Опарина, М. А. Бокучава и др. это привело к
созданию оригинальной советской Системы биохимического контроля
производства.
В 1941 году В. П. Шарковский сконструировал роллер непрерывного действия,
положив начало новым вариантам этих машин.

55
Все эти новшества вносили вклад в дело улучшения качества продукции и
снижали ее себестоимость.
Советская технология чая не ограничилась разработкой приемов по выделке
черного байхового чая. Учитывая большую потребность Союза в зеленом чае,
особенно для народов Средней Азии, «Чай-Грузия» еще с 1926 года приступила к
опытам по его изготовлению. Опыты оказались удачными и в 1927 году уже было
выработано 2797 кг зеленого чая. Потребители хорошо отнеслись к грузинскому
зеленому чаю и с 1937 года Натанебская чайная фабрика была целиком
переведена на производство зеленого чая. В 1959 году из 65 фабрик – 8
занимались приготовлением исключительно зеленого чая.
С 1926 года началось изучение производства зеленого кирпичного чая,
изготовляемого из грубого листа (лао-ча). На основе полученных данных
приступили и к его выделке, что увеличило доходность чайных плантаций.
Некоторые народы, как, например, калмыки и буряты, из всех видов чая
предпочитают кирпичный. Поэтому с 1932 года его стали выпускать на старой
Чаквинской чайной фабрике, а в 1941 году в Зугдиди открылась вторая фабрика
по выпуску кирпичного чая.
В 1959 году «Чай-Грузия» выпустила черного байхового чая 28142 тонны,
зеленого байхового 5921 тонну и зеленого кирпичного – 8731 тонну.
Количество чайного сырья возросло настолько, что воз-ник вопрос об
использовании отходов, получаемых при подрезке кустов, в качестве материала
для выработки кофеина.
В 1936 году в Батуми построил кофеиновый завод, единственный в Союзе по
производству этого ценного лечебного препарата.
Готовая чайная продукция отправлялась на чаеразвесочные фабрики в Москву,
Одессу, Самарканд, Иркутск и другие центры Советского Союза. В 1940 году
большую чаеразвесочную фабрику построили в Тбилиси.
В настоящее время 97% чая отечественного производства вырабатывается в
Грузинской ССР. Здесь сосредоточена чайная промышленность Советского
Союза, здесь же создана и промышленность по строительству машинного
оборудования чайных фабрик.
Когда «Чай-Грузия» начала свою работу, необходимое фабричное оборудование
– роллеры, печи, сортировальные и другие машины завозились из заграницы. С
1929 года вес эти машины изготовляются на специальных механических заводах
Грузки. Обслуживают они и другие чаепроизводящие районы Союза —
Азербайджанскую ССР и Краснодарский край. Наши; машины направляются
теперь и в зарубежные страны – Вьетнам, Китай, Индонезию.

56
Глава X
РАСПРОСТРАНЕНИЕ КУЛЬТУРЫ ЧАЯ ЗА ПРЕДЕЛАМИ ГРУЗИИ

Промышленная культура чая перешла в соседние с Грузией Республики –


Азербайджан и в южные районы Краснодарского края РСФСР. Этому
предшествовала большая опытно-исследовательская работа показавшая, что
чайное растение можно выращивать не только па красноземных почвах и – не
только в районах избыточной влажности климата.
В процессе акклиматизации чайное растение дошло до своего северного предела
распространения и успешно произрастает в опытных посевах даже в
Туапсинском районе Краснодарского края.
Накопив большой опыт в научной и производственной деятельности, Грузия не
только успешно развивала чайное дело у себя в Республике, но и оказывала
большую помощь своим соседям.

1. Азербайджанская ССР
Узкая полоса прикаспийского побережья около города Ленкорани, известная под
названием Талыша, издавна привлекала к себе внимание ученых, как аналог
влажных субтропиков. Еще в 1958 году агроном П. Н. Ситовский в приложениях к
«Запискам Кавказского общества сельского хозяйства» рекомендовал испытать в
Талыше культуру чая. По литературным материалам известно, что Кавказское
отделение Вольно-Экономического общества, направляя семена в разные
пункты, посылало их и в Ленкорань, но о дальнейшей судьбе этих семян нам не
известно.
В конце прошлого столетия опыты по разведению чая в Ленкорани проводил
местный землевладелец-переселенец Л. Л. Карпович. На совещании в Ленкорани
22 мая 1901 года он доложил о том, что возможность культуры чая здесь очень
сомнительна: летом кусты страдали от засухи, а зимой – от мороза, растения
ежегодно зацветают, но семян не дают.
В 1898 году в 12 км от Ленкорани, в местности, расположенной между
Алексеевкой и Сеид-Тюрба, переселенец крестьянин М. О. Новоселов начал
выращивание на своем участке чайных кустов из семян с Чаквинских плантаций.
Сам М. О. Новоселов писал в 1912 году: ...«долго я с ним возился, пока не
вымучил окончательно и пока он не акклиматизировался. Сначала листья по
зимам подмерзали, а летом от припека свертывались. Пришлось грядки прикрыть
слоем зеленого мхи и только этим путем чай был спасен и теперь уже пятый год,
как ежегодно цветет и дает семена».
По свидетельству А. С. Эмир-Шаха (1936 г.) у М. Новоселова росло на его
участке около 2000 кустов чая. Он собирал лист и обрабатывал его кустарным
способом. После смерти Новоселова, кусты погибли во время гражданской войны
от потрав и неухода. Часть из них была перенесена в другие хозяйства. К началу
развития культуры чая, к 1929 году здесь оставалось всего два растения: одно в
сел. Алексеевка и другое в сел. Сеид Тюрба.
Опыт Новоселова показал, что при известных приемах выращивания, чай может
произрастать и в субтропиках Азербайджана. Об этом говорил и удачный опыт
культуры чая в пограничных с Ленкоранью районах Ирана.
После опыта М. О. Новоселова первые посевы чая были сделаны в
Ленкоранском отделении Всесоюзного Института растениеводства в 1929 году по
инициативе академика Н. И. Вавилова. Посев не удался, потому что сеянцы
попали в неблагоприятные условия произрастания.

57
По поручению Наркомзема Азербайджанской ССР, опыты по разведению чая
были поставлены и на Ленкоранской лесной опытной станции. Здесь, по
предложению директора станции В. Э. Шмидта, семена чая высеяли в питомник и
получили хорошие результаты.
Способ выращивания сеянцев в питомнике с последующей пересадкой их на
постоянное место, был положен в основу культуры чая в Ленкорани, как лучший.
Посев семян прямо на место, как это делается в Грузии, здесь не давал хороших
результатов.
В 1932 году было принято правительственное постановление о развитии
субтропических культур в Астаринском, Ленкоранском и Масаллинском районах.
Так же как в Грузии, работа началась с обследования в перспективных районах
почвы, климата и растительности. По материалам обследования выделялись
места, пригодные для разведения культуры чая. В этой работе принимали
участии климатолог И. Фигуровский, почвоведы М. Сабашвили, В. Акимцев, Е.
Клопотовский, ботаник А. Гроссгейм и другие.
В 1931 году в Ленкоранском районе был организован опорный пункт Всесоюзного
института чая, а в 1932 году Трест «Чай-Грузия» приступил там к закладке
первого в Азербайджане чайного совхоза имени Кирова в селении Гирдани.
В 1933 году началась закладка чайных плантаций в совхозе Центросоюза
«Аврора».
В последующем развитии культуры чая, работа направлялась организованным
трестом «Азербайджан-Чай» и Министерством сельского хозяйства
Азербайджанской ССР.
Природные условия Азербайджанской республики далеко не так благоприятны
для произрастания чайного растения, как в Грузии. При сравнительно большом
количестве осадков за год, распределяются они по периодам года крайне
неравномерно. Большая часть иx выпадает в осенне-зимнее время, когда
избыточное увлажнение почвы только вреди; растению, летнее же время сильно
засушливо. Интенсивный солнечный нагрев и проникающие с юга горячие ветры
иссушают почву и воздух. Все это мало благоприятно для чайного растения,
которое по своей природе высоко требовательно к состоянию оптимальной
влажности почвы и воздуха. Приспосабливаясь к условиям, чайный куст в
Азербайджане бурно вегетирует в начальном периоде роста, затем почти
останавливается в росте летом и потом снова возобновляет вегетацию в августе-
сентябре, когда начинаются дожди. Так происходит на неполивных участках. При
условии полива, в нормальном состоянии влажности почвы, растение вегетирует
и дает урожай как обычно.
Недостаточно благоприятны и условия зимовки. При относительно теплых зимах,
типичных для этой зоны, отдельные зимы отличаются значительными
понижениями температуры, порядка – 15°. При недостаточно мощном снеговом
покрове и холодном ветре, такие морозы представляют определенную опасность
для чайного куста. Поврежденные кусты восстанавливают крону, благодаря
свойственной им сильной корневой системе, но слабеют и не дают достаточно
высоких урожаев. При частой повторяемости неблагоприятных условий зимнего и
летнего периода – отдельные кусты погибают и плантация изреживается. Все это
отражается и на генеративной деятельности растений: они цветут в сильно
влажном периоде, а завязи развиваются в засушливое время; в отдельные зимы
к тому же они повреждаются и морозами. В результате этого кусты чая в
Азербайджане почти не плодоносят. Семена их недоразвиты и мало всхожи. 13
условиях полива вегетативная и генеративная деятельность растений протекает
нормально, вместе с тем улучшаются и условия перезимовки.
Культура чая в Азербайджане требует определенных приемов возделывания,
поэтому все, начиная от выбора места под чайную плантацию и до сбора листа,

58
предусматривается с таким расчетом, чтобы по возможности смягчить действие
недостаточно благоприятных природных условий.
Правильная планировка и дренирование почвы при подготовке участков,
устройство полусферических гряд, предпосевная подготовка семян и ранние
посевы, разведение плантаций саженцами, мульчирование почвы и применение,
разведение полезащитных насаждений, орошение, – вот те основные приемы,
которые установлены наукой и практикой для успешного возделывания культуры
чая в Азербайджане. Направлялась она помощью из старых районов чая. Грузия
заготовляла и посылала семена, готовила кадры, давала своих работников для
оказания помощи на месте, проводила обследования, участвовала в составлении
агроправил, неизменно отзывалась на все запросы чайного хозяйства братской
республики. Большую помощь в первые годы оказали агрономы 3. Г.
Хатиашвили, А. Д. Рижинашвили, И. Д. Качибая.
Выявились энтузиасты чайного дела и из местных кадров, что облегчило задачу
внедрения чая в Азербайджане. Многие из них работают и ныне: А. С. Эмир-Шах,
Ф. А. Фатали-Заде, Г. А.-Талыблы, М. А. Мамедов.
С 1934 года началось разведение чая в колхозах. Первая плантация была
заложена в сел. Гирданы Ленкоранского района в колхозе имени «Правда». В
1937 году организован Республиканский трест «Азербайджан Чай». В. 1938 году
была выстроена первая чайная фабрика в Ленкорани. По мере развития
культуры, в 1941 году организовали чаеперерабатывающий пункт в совхозе
«Аврора».
С 1947 года Ленкоранская фабрика начала выпускать, наряду с обычными чаями,
и такие высокосортные, как «Букет Азербайджана» и «Экстра», что говорит о том,
что Республика добилась высокого уровня технологии.
В настоящее время культура чая заняла прочное место в чаеводческих
хозяйствах Ленкоранской зоны. Ее разводят в трех административных районах, в
четырех совхозах на площади 996 гектаров, в 45 колхозах на площади 5808
гектаров, в Ленкоранском филиале Азербайджанского научно-
исследовательского института – 8 гектаров, всего 6812 гектаров.
В 1958 году было заготовлено 3916 тонн чайного листа, за который совхозы и
колхозы получили более 35 миллионов рублей. Вследствие своеобразных
климатических условий, средняя урожайность здесь ниже, чем в Грузии в 2 1/2
раза. В условиях же полива получают полноценные урожаи. Так, например, в
колхозе имени Шаумяна в самом засушливом Масаллинском районе, в бригаде Г.
Салимова, путем применения полива, добились урожая по 3600 кг с гектара. В
совхозе имени Кирова, депутат Верховного Совета СССР, звеньевая X. Кадырова
получает с закрепленного за звеном участка по 6600 кг с гектара. В колхозе
имени Ленина, Астаринского района, в 1957 году собрали в среднем по 3200 кг/га.
В комплексе агротехнических приемов большое место отведено разработке
системы водохозяйственных мероприятий. По Ленкоранской зоне
предусматривается орошение 17 тысяч гектаров-чайных плантаций путем
сооружения Ханбуланчайского водохранилища.
Открылась широкая возможность разведения культуры чая по бывшим рисовым
полям, так как предварительные опыты показали, что это вполне возможно.
Неблагоприятная для чая щелочная реакция, вызванная затоплением рисовых
полей, оказалась только временной. После ликвидации посевов риса и истилей,
почва приобретает те свойства, которые имела до разведения риса.
Закатальская зона. Здесь чайная зона расположена у подножия Кавказского
хребта в центральной части Закавказья.
Отдельные кусты чая выращивались Л. Ф. Млакосевичем в Лагодехском лесу
еще с 1890 года. В широком плане опыты по акклиматизации чая были начаты в

59
1932 году на Закатальской опытной станции. Работа дала хорошие результаты и
вот в 1935 году приступили к разведению чая: в одном из колхозов зоны
заложили 5,5 гектара.
В настоящее время чайные плантации имеются в четырех административных
районах. Всего на 1 января 1960 года числилось 286 гектаров, из них 211
гектаров расположено в 25 колхозах, 75 гектаров в одном совхозе. Для выделки
полуфабриката открыт перерабатывающий пункт.
Так создалось чайное дело и в Азербайджанской ССР. Оно уступает по
масштабам Грузинской ССР, но обеспечивает доходностью чаеводческие
хозяйства. В 1959 году чайный лист перерабатывался на четырех фабриках и
одном пункте первичной обработки. В Баку выстроена чаеразвесочная фабрика.
Жители Азербайджанской Республики, большие любители чая, обеспечены чаем
своего производства.
Ведется большая научно-исследовательская работа по культуре чая. Она
началась на Ленкоранской лесной опытной станции, которая в виде филиала
вошла затем в систему Всесоюзного научно-исследовательского института
чайного хозяйства. По окончании отечественной войны филиал был передан в
ведение Азербайджанского научно-исследовательского института многолетних
насаждений.
Ленкоранский филиал расположен в 14 километрах oт города Ленкорани, близ
села Алексеевка, где когда то в прошлом М, Новоселов выращивал первые
чайные кусты. Здесь исследователи чая в Азербайджане разрабатывают
основные вопросы возделывания культуры чая в данных условиях
произрастания. Основное внимание уделяется вопросам орошения чайных
плантаций и общей мелиорации почвы и климата. Выводятся местные
селекционные сорта на материале произрастающего здесь чая, продвигаются
селекционные сорта из Грузии.
Опыт грузинских субтропиков в большой степени облегчил Азербайджану задачу
освоения этой ценной культуры
В 1949 году в постановлении Совета Министров СССР было отмечено, что
культура чая в Азербайджанской ССР имеет важное значение в деле
оздоровления условий труда, колхозников в субтропических районах. Избыточно
увлажняемые в отдельные периоды года, они имели обширные пространства,
занятые болотами. Основным занятием населения. в прошлом была культура
поливного риса. Рисовые поля держались постоянно в затопленном состоянии.
Кроме того создавались местные водохранилища «мстили» для орошения
посевов. Все это в сильной степени отражалось на состоянии климата, вызывало
малярию, от которой население страдало веками.
Культура чая, связанная с осушением болот и сокращением площади
рисосеяния, привела к оздоровлению климата субтропических районов.
Труженики чаеводческих районов Азербайджана продолжают неустанно бороться
за дальнейшее развитие и укрепление чайного хозяйства.

2. Краснодарский край

Граничащее с Грузией Черноморское побережье Краснодарского края от Адлера


до Туапсе, по своим природным условиям имеет места пригодные для
разведения чая. Еще в 1893 году И. Н. Клинген установил наличие чайных почв в
Сочинском и Туапсинском округах. Первые кусты чая появились здесь в 1878

60
году, в имении Мамонтовой, получившей их из питомника Сухумского
Ботанического сада. В следующую зиму они замерзли. В 1884 году здесь же в
саду Мамонтовой еще раз посадили кусты чая, привезенные из Ханькоу. Через
год они тоже погибли. Позже, в 1888 году садовник этого имения Гарбе посадил
чайные- кусты, полученные из Сухуми с дачи Введенского («Синоп») уже на
своем участке. Растения прожили у него пять лет и замерзли в 1893 году.
Попытки культивировать чай в Сочи делались и другими любителями, по они не
оказали заметного влияния па развитие здесь ч а иной культуры.
После ряда неудач, простой крестьянин И. А. Кошман взялся за это дело и
успешно развел чай в селении Солохаул, расположенном на высоте 220 метров
над уровнем моря, в 15 километрах от берега Черного моря. Участок был
заложен в 1901 году на площади 300 кв. саж. (1350 кв. м) путем посева семян,
полученных из Чаквинского имения, где Кошман прежде работал и обучался
чаеводству. Чай на участке этого пионера отлично рос и давал ему хорошие
урожаи листа. Со своих 800 кустов он собирал ежегодно по 120 фунтов (50 кг)
сухого чая, который приготовлял вручную и продавал на месте по 1 рублю за
фунт.
Осенью 1910 года И. Кошман выставил образцы своего чая в стекляных баночках
на Сочинской сельскохозяйственной выставке. Образцы получили хорошую
оценку, но никакого одобрения со стороны экспертной комиссии, состоящей из
дачевладельцев и отставных сановников, так и не последовало. Крестьянин И.
Кошман вошел в историю как основоположник сочинского чая. Частые
недоразумения с акцизными чиновниками отбили у него охоту развивать дальше
начатое им дело.
В последующем чаи в сочинской зоне разводили семенами из .Солохаула. Так в
1910 году был заложен участок чая в сел. Учдере в усадьбе Зимацкого.
Сравнительно хорошая посадка в 300 кустов была до революции у крестьянина
Постоялко в сел. Казачин брод. Небольшой участок был у крестьянина Бевздюка
в сел. Третья рота. К 1914 году в Сочинском Округе насчитывалось 1165 кустов
чая.
После Октябрьской революции разведение чая семенами и саженцами от
Кошмана продолжалось. В 1925 году был заложен участок на площади 400 кв. м в
совхозе имени Ленина р. Сочи. Небольшие посадки были сделаны на участке
Брянского в Сочи, в совхозе «Южные культуры» близ Адлера, в сел. Хлебороб у
Экзарьяна и др.
В эти годы много полезного для развития чая сделал бывший районный агроном
А. И. Купласт. Он закупал семена у И. Кошмана и раздавал их для посева,
содействуя этим пропаганде культуры чая. В 1925 году он распределил 50 кг, а в
1926 году 33 кг и 1000 шт. саженцев, охватив 59 крестьянских Хозяйств и 11
сельскохозяйственных кружков. Благодаря проявленной им инициативе, на
Сочинском побережье создалась сеть географических посевов чая. Вo многих
селениях теперь можно было видеть чайные кусты в одиночку или группами.
В 1928 году трест «Чай-Грузия» направил в Сочи агронома инструктора В. К.
Лычагова. Он обследовал там все насаждения чая, а в 1929 году заложил сеть
географических участков по 400 кв. м. каждый. Всего в трех климатических ярусах
было заложено 22 участка.
С 1929 года краевое земельное управление начало отпускать через Сочинскую
опытную станцию денежные средства для изучения вопросов, связанных с
развитием культуры чая. Для изучения климата было открыто девять
метеорологических станции.
Исследования В. К. Лычагова установили пригодность значительной части
Сочинского побережья для культуры чая. В 1932—З5 годах он опубликовал
статьи, в которых описал итоги своих работ и дал конкретные выводы но

61
вопросам агротехники и подбора ночи. Масштаб производства он определил в
3000 гектаров.
На основе его материалов Сочинская опытная станция начала с 1935 года
научно-исследовательскую работу по чаю. Проводил ее прибывший из Чаквы
агроном И. О. Садовский, большой энтузиаст чайного дела, автор первой
советской чаеуборочной машины (пал смертью героя в годы Отечественной
войны).
Существенную помощь в развитии культуры чая в Сочинской зоне оказали
работы Г. Т. Селянинова и Н. М. Вильчинского, проводивших в течение многих
лет научные исследования па опытной станции.
Промышленное разведение чая в Краснодарском крае началось с 1936 года.
Было заложено 150 гектаров, из них 90 в колхозе «Красный путиловец»
Адлерского района.
Много сделал для создания Краснодарского чая агроном П. Косолапое: с 1936
года он работал старшим агрономом по чаю Адлерского райзо, с 1940 года —
главным агрономом Адлерского чайсовхоза, с 1946 года – в тресте «Краснодар-
чай», где пробыл до ухода па пенсию в 1954 году. Нужно отметить также и
активное участие местных энтузиастов чая: председателя колхоза Красный
Путиловец А. Давлашьяна, первого директора Адлерского чайсовхоза С.
Бажажьяна, агрономов Н. Едигарова, И. Ружникова, И. Недоли.
В 1938 году сочинские плантации дали первые 27 кг готового чая. Его отправили
на Московскую чаеразвесочную фабрику, под маркой «Краснодар чаи».
В 1939 году в колхозе «Красный Путиловец» открыли первый
чаеперерабатывающий пункт, так как там был создан самый большой массив
чая.
Сочинская зона находилась в непосредственной близости .к грузинским
чаеводческим районам, но культура чая здесь началась позже, чем в
Азербайджане.
К концу 1940 года площадь чайных плантаций в сочинской зоне составила около
500 гектаров. К этому времени в Адлере был открыт первый чайный совхоз
треста «Краснодар-чай».
В настоящее время в трех районах Краснодарского края, после переучета,
имеется 2340 гектаров чайных плантаций. Почти вся площадь входит в
организованные здесь совхозы.
В 1940 году был создан трест «Краснодар-Чай»; в том же году при чайном
совхозе Дагомыс открыли первую чайную фабрику. Сейчас в Краснодарском крае
работают две чайные фабрики.
Для продвижения культуры чая в более северные районы Краснодарского края –
Сочинская опытная станция заложила в предгорьях Кавказа 44 опытных участка в
колхозах Армянского, Майкопского и др. районов.
В связи с последующим развитием работ, краевое управление субтропических
культур, совместно с Сочинской опытной станцией, обследовало и выделило
чаепригодные участки в 33 колхозах.
Природные условия Сочинской зоны менее благоприятны, чем районы Грузии.
Рельеф сильно изрезанный, почвы неоднородные, местами карбонатные, летний
период более засушливый, в отдельные

годы, температура зимнего периода снижается до —15° при неустойчивом


снеговом покрове. Успешное разведение чая возможно только при применении
соответствующей агротехники.
62
В первые годы, когда еще не было местных кадров, развитие культуры
затруднялось отсутствием необходимых знаний.
Здесь также помощь оказывали старые чайные районы Грузии – они посылали
семена, готовили кадры, направляли свои кадры для работы на месте,
отзывались на все запросы молодого чайного хозяйства.
В хороших условиях произрастания плантации Краснодарского чая дают высокие
урожаи листа. На слабых плантациях, в ущерб образованию побегов, растения
сильно плодоносят и дают много семян.
Предгорья Кубани. Из южных чайных районов Краснодарского края культура чая
стала постепенно продвигаться в более северные районы. Этому способствовала
опытно-исследовательская работа научных организаций.
В 1938 году отдел новых районов Всесоюзного института чая заложил восемь
опытных участков по испытанию чая в Майкопском, Тульском, Апшеронском и
смежных с ним районах – Горячеключевском, Мостовском и Армянском. В
Шунтуке был организован опорный пункт по изучению основных вопросов
агротехники чая в данной зоне.
По данным руководителя отдела новых районов И. Чхаидзе, сеянцы чая сильно
пострадали при первой же зимовке, несмотря на то, что температура опускалась
не ниже —10-11°. С весны 1939 года участки перешли в ведение Сочинской
опытной станции, которая расширила сеть путем закладки новых участков. К 1941
году имелось уже около 60 участков в разных местах зоны.
Проводился ряд почвенно-агрономических исследований; в 1928 году И.
Галактионов выявил в западной части Армянского района обширную площадь
для культуры чая. В 1948— 49 гг. обследование проводилось бригадой Института
чая в предгорных районах Кавказа.
По своим природным условиям изучаемая зона благоприятно в части почв, что
касается климата, то эти районы мало отвечают требованиям субтропических
растений. По многолетним данным температура зимнего периода в отдельные
годы здесь снижается до —30° при недостаточно мощном снеговом покрове.
Распределение осадков, сравнительно, благоприятное, но лето сухое и знойное.
Теплолюбивое и влаголюбивое, по своей природе, чайное растение не может
мириться зимой с резкими понижениями температуры, а летом с недостатком
влажности почвы и; воздуха. Сколько возможно, оно приспособляется к
условиям, по не дает хозяйству того, что от него требуется: высокого урожая
листа.
Жизнь растения в таких условиях протекает очень сложно: куст растет и
развивается нормально, но в первую же зиму с опасным понижением
температуры получает серьезные повреждения. Высокая жизненность растения и
его сильные корни помогают ему восстановить утерянные части. Растение
начинает давать побеги и отрастает, но в следующую зиму снова получает
повреждения. При таких условиях культура чая подобна «порослевой». Сущность
ее состоит в том, что используется однолетняя поросль куста. Урожаи листа
низки, особенно в отдельные годы.
Большую помощь оказывают специальные агротехнические приемы,
направленные на защиту растений от неблагоприятных условий климата.
Даже и в этой зоне кусты чая цветут, но завязи погибают от морозов, поэтому
плодоношение очень слабое.
Возделывание чая в предгорьях Кубани имеет значение-г, деле акклиматизации
растения и продвижения его к северу. Нигде в мире не выращивают чай на таком
северном пределе, как в Советском Союзе. Генеративное размножение в ряде
поколений несомненно поможет усилить его зимостойкость.

63
ГЛАВА XI
РАЗВИТИЕ СОВЕТСКОЙ НАУКИ ПО КУЛЬТУРЕ ЧАЯ

С внедрением чайного растения стали накапливаться и знания по его


возделыванию и культуре.
Основы чаеводства в дореволюционном периоде заимствовались в странах чая:
Индии, Цейлона и Китая, по этого было недостаточно. Необходимо было
устанавливать свою систему чаеводства, применительно к природным условиям
наших чайных районов.
И. Н. Клин ген с первых же шагов развития культуры чая поставил вопрос об
организации в Чакве опытно-исследовательской работы. В 1900 году
петербургская «Торгово-промышленная газета» (№ 38) поместила большую
статью на тему «Опытная станция подтропической культуры в Чакве».
В. О. Симонсон в первые годы текущего столетия пытался создать опытный
отдел при Чаквинской чайной фабрике, но это не встретило сочувствия со
стороны Лау Джон Джау, который полагался целиком на свои опыт, вывезенный
им из Китая.
Исследовательская работа того периода была очень слабой. Она
ограничивалась немногими сообщениями научных работников по химическому
изучению чая, выявлению новых болезнен и вредителей чайного куста, изучению
почв я статьями общего характера.
Практические знания накапливались в процессе освоения культуры и они в то
время создавали основу отечественной науке о чае.
Так, например, для разведения чайных плантации выращивали в питомниках
саженцы (А. Соловцов, В. Симонсон и др.), а К. Попов осложнил это дело еще и
тем, что выращивал саженцы в специальных теплицах. Поправку к этим приемам
внес предприимчивый и инициативный крестьянин-переселенец Я. Зверев. Еще в
1900 году он впервые применил на своем участке в Барцхане посев семян прямо
в грунт и получил хорошие результаты. Оказалось, что и без выращивания
саженцев можно получать отличные посевы простым и дешевым приемом, легко
доступным для широкого применения.
Способ посева был быстро подхвачен чаеводами и вошел в практику разведения
чайных плантаций.
Агроном Н. И. Упенек еще в 1909 году применил на своем участке в сел. Ачкуа
контурную и загущенную посадку чайных кустов без террасирования склонов.
Этот прием оказал существенную помощь чаеводству, значительно упростив и
улучшив систему закладки чайных плантаций.
И. Кошман, плантационный рабочий Чаквинского имения, переселясь в
Черноморскую губернию, успешно акклиматизировал в 1901 г. чайный куст в сел.
Солохаул, значительно севернее Сочи, и положил начало внедрению там
культуры чая.
В Гурии научно-исследовательская работа шла одновременно с
распространением культуры чая. Благодаря инициативе инспектора сельского
хозяйства на Кавказе агронома С. Н. Тимофеева, вместе с организацией сети
географических посевов чая, еще в 1900 году были начаты и научно-
исследовательские работы. На Озуртетской опытной табачной плантации
заложили питомник и опытные участки чая – всего па площади одного гектара. В
1909 году работа на опытной плантации была реорганизована, площадь чайных
насаждении увеличилась и к 1914 году достигла 4 гектаров.

64
Озургетская опытная плантация была первым, научным учреждением,
сделавшим попытку исследовать некоторые вопросы чайного дела. Помимо
географической сети, были заложены опорные пункты в Анасеули и Насакирали.
На опытной плантации в Звани изучались вопросы закладки чайных плантаций,
подрезки кустов, ухода за ними.
В 1913 году была открыта химическая лаборатория. В ее программе стояло
изучение почв чайных участков, химического состава зеленого чая, вопросов
технологии чая.
С 1914 года в Звани открыли чайную фабрику и передала ее в ведение
Озургетской опытной станции.
Война 1914 года остановила развитие культуры чая и научно-исследовательских
работ. В 1918 году турецкие банды, ворвавшиеся в Озургеты, уничтожили
химическую лабораторию.
По существу отечественная наука о чае началась только после установления в
Грузии Советской власти. Уже в 1925-году при Батумском ботаническом саде
организовали опытный отдел, в программу которого вошли исследования по ряду
вопросов чайного дела.
С организацией «Чай-Грузия» началось быстрое развертывание научно-
исследовательских работ.
Летом 1926 года Акционерное общество «Чай-Грузия» открыло в Чакве опытную
станцию. Работа велась под руководством ученых старшего поколения В. Н.
Покровского и 13. Е. Воронцова, начавших свою научную деятельность в Звани
еще в 1913 году. Здесь в Чакве выросли научные работники по культуре и
производству чая: К. Е. Бахтадзе, И. А. Хочолава, М. К. Дараселия, Ш. Г.
Залдастанишвили, М. М. Гочолашвили, А. Д. Менагаришвили, И. О. Садовский и
другие.
Сохранившаяся с дореволюционного времени небольшая Озургетская опытная
станция развернула программу своих работ.
В 1928 году открыли опытную станцию в Зугдиди, так как культура чая
продвигалась в более северные районы. Здесь научно-исследовательская
работа началась под руководством Я. Н. Ломия, большого энтузиаста чайного
дела.
С развитием культуры потребовалось и усиление научной работы. В 1930 году
был создан Всесоюзный научно-исследовательский институт чайного хозяйства,
возглавивший науку по чаю в Советском Союзе. Организован он был в
Озургетском, ныне Махарадзевском районе в сел. Анасеули, расположенном в
четырех километрах от города. В состав институты вошла Званская опытная
станция, в качестве филиалов вошли Чаквинская и Зугдидская опытные станции,
позже открылись филиалы в Сухуми и Поти.
Одним из активных организаторов научно-исследовательской работы по чаю был
агроном Э. Б. Хапава, в последующем профессор Грузинского
сельскохозяйственного института. К работе института был привлечен уже
известный тогда ученый проф. Т. К. Кварацхелия. Здесь начали свою научную
деятельность еще в тридцатые годы М В. Габисония, В. Б. Иосава, Г. Н.
Урушадзе, П. Ф. Скорин, Л. Д. Ярошенко, Г. Т. Гутиев.
Государство не жалело средств на широкую постановку научно-
исследовательских работ. По пятилетнему плану 5929—1933 года было
предусмотрено израсходовать 1.800 тысяч рублей. Это позволило с самого
начала взять высокие темпы и выведет вперед советскую науку о чае.
Консультативную помощь по отдельным отраслям знании и в целом по Институту
оказывали ведущие- ученые Советского Союза: Н. И, Вавилов, Д. Н.

65
Прянишников, Т. Д. Лысенко, А. А, Шмук, С. А, Эгиз, А. И. Опарин и др. Помогали
и местные деятели науки: С. Н. Тимофеев, К. М. Амираджиби, Д. П.
Гедеванишвили.
В начальном периоде практического освоения культуры чая имелись
определенные трудности. Чайное растение было мало изучено, недостаточно
выявились его требования к среде, не ясны были пути его возделывания для
получения высоких урожаев и т. п. Все это заставляло обращаться к опыту
зарубежных стран, искать ответа в иностранной литературе.
Между тем зарубежный опыт не всегда приводил к нужным результатам. Так,
например, по совету иностранных консультантов, приезжавших в советские
субтропики в 1930—31 гг., для разведения чайных плантации на склонах был
использован траншейный способ. Как оказалось, способ этот для наших условий
был непригоден. Участки, заложенные траншейным способом, пришлось в
последующем переделывать. Неправильной оказалась и рекомендация
выписывать чайные семена индийской разновидности, так как индийский чаи не
приспособлен к климатическим условиям наших районов и в холодные зимы
погибает.
По мере того, как советская наука о чае росла и крепла, необходимость
прибегать к зарубежному опыту становилась все меньше, а затем и отпала.
Теперь уже научные основы советского чаеводства настолько окрепли, что
привлекают внимание зарубежных чаеводческих стран.
Научно-исследовательская работа широко развертывалась одновременно с
развитием культуры чая. Тесная совместная деятельность науки и практики
помогла установить лучшую систему возделывания чая в условиях советских
субтропиков.

1. Изучение климата и почвы

К л и м а т. Большой коллектив ученых посвятил свой труд всестороннему


изучению агроклиматических условий влажных субтропических районов. В самом
начале работ под руководством проф. Г. Т. Селянинова была установлена
методика сельскохозяйственной оценки климата, способов учета термических
ресурсов, обеспеченности влагой и условиями зимовки. Проведенные
исследования позволили установить границы субтропической зоны и
классифицировать растения по их отношению к ним. Разработанные материалы
были опубликованы в специальном сборнике, изданном в Ленинграде в 1934
году.
Климатические границы субтропической зоны определились изолиниями с
суммой температур в 3000°, со средним из абсолютных годовых минимумов —10°
и со средней температурой января +4°. Условно к субтропической зоне относятся
и местности с температурой января выше 0°.
В своей работе по агроклиматическому районированию влажных субтропиков
(1934 г.), Г. Т. Селянинов ссылается на утверждение ботаников, что Полиной чая
являются горные районы северо-восточной Индии и Южного Китая, где теплые
месяцы обеспечены высокой влажностью, а зимние относительно сухие.
Работы агроклиматологии установили, что хотя для получения высоких урожаев
чая необходима сумма активных температур в 3500°, но, благодаря кустовидной
форме чайного растения, его можно успешно культивировать и при меньших
суммах температур, в местах с относительно суровыми зимами.

66
Исследования Г. Т. Селянинова с коллективом легли в основу размещения чая и
субтропических культур. В подробных материалах описан климатический режим
советских субтропиков, дана характеристика климатических сезонов и условий
микроклимата.
На основе разработанных принципов районирования были составлены
агроклиматические карты Закавказья.
С дальнейшим развитием науки о чае изучение климата чайных районов
непрерывно пополнялось новыми материалами работников Института чая – А. С.
Тевзадзе, И. И. Чхаидзе, Г. Т. Гутиева, С. В. Мгалоблишвили.
Почвы. Изучение красноземов, анализы их и вопросы рационального
использования проводились еще в начале текущего столетия. По мере
расширения масштаба чайной культуры, важное место занял учет запасов
земель, пригодных для чая по отдельным районам Грузии и другим республикам.
Настоящая глубокая научная работа по чайным почвам была начата после
организации «Чай-Грузия».
В 1926 году под руководством проф. С. А. Захарова было организовано изучение
чайных почв Зап. Грузии. Несколько позже, с период 1930—34 годы почвы
субтропической зоны Зап. Грузии, Абхазии и Аджарии были обследованы в
масштабе 1/50000 под руководством М. Н. Сабашвили. В 1936 году им была
опубликована большая работа под названием «Почвы влажной субтропической
зоны ССР Грузии» с приложением подробного картографического материала и
классификации почв.
Цифровые показатели запасов почв позволили планировать закладки новых
чайных плантаций по годам и районам, К этому же периоду относятся
интересные работы по изучению субтропических почв проф. Д. П.
Гедеванишвили.
По мере организации Института чая росла и крепла паука о чайных почвах.
Исследование физико-химических особенностей чайных почв, в связи с их
хозяйственным использованием, успешно проводилось коллективом научных
работников во главе с доктором с.-х. наук М, К. Дараселия. Его монография
«Красноземные и подзолистые почвы Грузни», изданная в 1949 году, по праву
считается одной из ведущих работ субтропического почвоведения.
Проведенные в Институте и его филиалах исследования охватили разные
чайные почвы. Наряду с изучением мелиорации подзолистых почв,
составляющих основной фонд земель субтропической зоны, и разработкой
системы их использования под чай, подробно изучалась обработка красноземных
почв, борьба с эрозией и восстановление плодородии на смытых почвах.
В начальном периоде развития культуры чая подзолистые почвы считались
непригодными для закладки плантаций, об этом настойчиво заявляли и
иностранные консультанты еще в 1929 году. Исследования советских ученых
разбили это мнение и доказали на живых примерах, что подзолистые почвы
вполне пригодны под культуру чая. Необходимо только разрушить ортштейновый
горизонт и улучшить водно-воздушный режим, провести дренаж, применить
удобрения.
Установление важной роли дремало, его практического применения позволило
включить многие подзолистые почвы и почвы избыточного увлажнения в
хозяйственный оборот. Проблема использования заболоченных почв успешно
изучалась в Потийском филиале Института (работы А. В. Моцерелия и Р. И.
Паписова).
Многолетними исследованиями была установлена высокая потребность чайного
растения в основных элементах питания. Так, гектар плантации уносит ежегодно
34 кг азота при сборе листа и 60 кг с обрезками. Важное значение принадлежит

67
фосфорно-кислым удобрениям, а затем калию. При помощи лизиметров
установили, что более всего вымывается азот. При совместном внесении и
фосфорных удобрений, содействующих развитию полезной микрофлоры,
вымывание азота уменьшается. Исследования установили, что для
положительного баланса почвы по азоту, необходимо вносить его по 180 кг на
гектар совместно с фосфорнокислыми удобрениями с оставлением в
междурядиях в конце лета травянистого покрова. Таким путем ослабляется
вымывание азота и повышается коэффициент использования удобрений.
М. К. Дараселия глубоко были изучены эрозионные процессы, сильно развитые в
холмистой зоне вследствие обильных осадков. Было определено, что в
результате эрозии ежегодно уносится с каждого гектара плантации 50—80 тонн
почвы, а в отдельных случаях и более.
В системе мероприятий по борьбе со смывами рекомендованы – глубокая
предпосевная обработка почвы, размещение рядов чая поперек склона,
разведение почвопокровных растений. Были разработаны также практические
приемы возможного восстановления плодородия на смытых участках.
Многие исследователи участвовали в изучении проблемы защиты почвы от
смывов. Большая работа по разработке агротехнических приемов освоения
горных склонов принадлежит Ш. С. Гигиберия. Положив в основу известное в
лесоводстве правило о закреплении почвы лесными культурами, автор опытным
путем установил возможность использования для этой дели самое чайное
растение. Из биологии известно, что оно хорошо растет в сомкнутом насаждении,
дает высокие урожаи листа и прекрасно закрепляет почву.
Вопрос об освоении склонов под культуру чая изучался в Анасеули с 1939 года
на специальных опытных участках, заложенных в разных вариантах
предпосевной обработки почвы, террасирования, густоты и размещения кустов
на террасах и без террас. Проведенный опыт подтвердил – основное положение
о той, что чайный куст хорошо закрепляет почву и защищает ее от смывов. Это
дало возможность пересмотреть вопрос о необходимости террасировать склоны.
Оказалось, что лучшим способом закладки чайных плантаций па склонах
крутизной до 30° является сплошная предпосевная обработка почвы.
Террасирование склонов имеет ряд отрицательных сторон по сравнению со
сплошной обработкой. Почва распределяется неравномерно, так как
обрабатывается на разную глубину, откосы террас сильно иссушают почву,
получаются низкие урожаи. Вместе с тем устройство террас требует больших
затрат труда, а в последующем и дополнительных затрат, связанных с их
ремонтом. Уход за растениями значительно сложнее, чем па не террасированной
площади.
Испытание плантажной и послойной обработки почвы по данный за 10 лет – не
дало заметной разницы, поэтому оба способа оказались равноценными.
Горизонтальное расположение шпалер и сомкнутость кустов в рядах хорошо
защищают почву от смыва. Смыкание кустов сопровождается
самотеррасированием, что предупреждает вертикальный сток воды.
В первые годы до смыкания кустов большую помощь оказывают
противоэрозионные мероприятия, например, разведение в междурядиях
почвопокровных растений.
На опытных участках по закладке плантаций на склонах было собрано по 6-7
тысяч килограмм зеленого листа с гектара, при средней урожайности по району
3.5 тыс. килограмм. Наибольшая урожайность достигла 10 тысяч кг с гектара,
повышаясь и дальше.
Решение основного вопроса о лучшем способе освоение склонов, открыло и
другие полезные мероприятия для получения высоких урожаев. Лучше всего
укрепляют почву корни, расположенные в ее верхних слоях, поэтому уход за

68
междурядиями должен быть направлен на образование подстилки и накопление
гумуса. Органическая масса подстилки служит источником дополнительного
минерального питания, замедляет скорость движения воды по поверхности
склона и создает оптимальные условия среды. Она жизненно необходима
чайному кусту, микотрофному по своей природе. Процесс накопления подстилки
в междурядиях необходимо учитывать при проведении перекопки.
Все эти исследования химизма и биологии чайных почв оказали большую
помощь производству. Они дали ему простые и высокоэффективные приемы
разведения чайных плантаций, решив одну .из важнейших проблем горного
земледелия – освоения склонов и защиты их от эрозии.

2. Биология чайного растения

В процессе освоения культуры чая накапливались знании о сущности


разводимого растения, его биологии, физиологии, роста и развития. Все это
давало большие возможности, познав природу растения, подчинять его полезные
свойства требованиям культуры.
Чайный куст, многолетнее растение, проявляет высокую жизненность, благодаря
своей биологической пластичности. Вся его жизнь, долголетие которой
определяется сотней лет, протекает в определенном ритме, при котором
периоды активной деятельности чередуются с периодами относительного покоя.
Энергично прорастая в оптимальных условиях среды, семя чая дает начало
всходу, корешок которого деятельно углубляется в почву, а проросток
пробивается к ее дневной поверхности. После того, как разовьется несколько
листочков наступает период непродолжительного покоя, за время которого
сеянец крепнет и вызревает, а ростовые почки, заложенные в пазухах листьев,
готовятся к пробуждению. Через две-три недели начинается новая волна
активной деятельности, после которой наступает более продолжительный
зимний покой.
Как и у надземной части чайного растения, рост и развитие его корней протекают
в определенном ритме. По данным М. Дараселия и Н. Бабилодзе (1951),
наиболее сильный рост мочковатых корней наблюдается в летние месяцы (июль-
сентябрь), в осенне-зимнем периоде корни удлиняются и утолщаются. В мае-
июне наступает период относительного ростового покоя.
По данным исследования Ш. Гигиберия и М. Саакашвили, чайное растение имеет
на своих корнях микоризу: она расположена на деятельных молодых корнях в
основном в узлах соединения корневых мочек. Наибольшего развития микориза
достигает в осенние месяцы. Польза микоризного гриба состоит в том, что он
способствует поступлению в корни растения воды и минеральных веществ. Так
как самая деятельная часть корней находится в верхних слоях почвы, требуется
определенная система обработки почвы, чтобы не причинить им повреждений.
В ритме протекает вся жизнь чайного растения: волна роста, пауза, вторая волна
роста, зимний покой. Покой только относительный, его проходят все части куста:
завязи, семена, побеги, все растение в его годовом цикле роста и развития. За
время покоя протекают сложные физиологические процессы, подготавливающие
растение к повой волне активной деятельности. На каждом этапе жизни оно
предъявляет определенные требования к условиям среды; чем полнее
удовлетворены требования растения, тем выше урожай. Если нужных условий
нет, наступает период вынужденного покоя; засушливость, похолодание,
недостаток питания или другие причины тормозят рост куста до тех пор, пока

69
условия не улучшатся. Почки, активно направляющие рост побегов, переходят в
«глушки» и вегетация приостанавливается.
С таким ритмом связаны и другие виды роста, например, в сезонном
распределении урожая, в сезонном накоплении биохимических веществ, в
цветении, плодоношении, образовав кии побегов.
Зимний покой, наступающий в ноябре, с понижением средней суточной
температуры до 10° продолжителен и стоек. Он позволяет чайному кусту
переносить морозы до —10°, а при наличии снегового покрова и ниже. Чем
глубже покой, тем интенсивнее последующая активная деятельность.
Вегетация чая начинается с наступлением весны, при средней суточной
температуре 10°. Неся на себе множество ростовых почек, чайный куст
мобилизует к росту только небольшую часть; основная часть служит резервом,
что придает растению большую жизнестойкость. Чем лучше условия, тем больше
почек активизируется к росту и тем выше урожаи.
При правильном уходе молодое чайное растение дает первый урожаи листа уже
па четвертом году жизни. Усиленное образование побегов стимулируется
применением подрезки. Неподрезанное растение дает за период вегетации
прирост только одного порядка, тогда как подрезанное – четырех-пяти. Побеги
первого порядка развиваются в основном в мае-июне, второго порядка—в июле,
третьего – в августе, четвертого – в сентябре. Отрастающие побеги срываются,
па оставшихся частях развиваются побеги последующих приростов. В каждом
периоде можно наблюдать развитие побегов нескольких порядков одновременно:
например, в июле – первого и второго, в августе – второго и третьего, в сентябре
– третьего и четвертого.
Самые сильные почки расположены в нижней, стадийно молодой части побега,
которая служит в культуре чая основой для получения высоких урожаев листа.
Наиболее сильные побеги развиваются в мае-июне. Это побеги первого порядка,
обеспеченные большим запасом пластических веществ, из хорошо вызревших
ростовых почек прошлогоднего образования. Побеги последующих приростов
развиваются из летних почек, но в более благоприятных условиях температуры и
влажности, поэтому разница в величине и весе флеша майских и последующих
приростов до некоторой степени сглаживается.
Между образованием побегов двух смежных порядков наблюдается
непродолжительная пауза, за время которой развиваются новые почки; она
смягчается тем, что одновременно на кусте произрастают побеги нескольких
порядков. Благодаря этому, несмотря на определенный ритм вегетации, чайное
хозяйство имеет возможность применять систему непрерывного сбора листа.
Наиболее заметная пауза наблюдается в июне, когда заканчивается первая и
наиболее бурная волна весеннего роста. Чем сильнее плантация и лучше уход,
тем скорее наступает второй рост побегов.
Майский прирост служит основой высокого урожая, поэтому занимает важное
место в культуре чая. В пазухах его нижних листьев заложены почки, из которых
развивается майский прирост следующего года.
Чем сильнее поступление питательных веществ, тем обильнее образование
побегов, короче паузы, меньше «глушков», полновеснее флеши и выше урожай.
Листоносная часть кроны каждый год обновляется путем подрезки в обычном
случае шпалерной. При этом удаляется слабая часть однолетнего прироста до
уровня майского прироста прошлого года. На обновленной поверхности кроны
начинается образование новых побегов. Такая подрезка применяется ряд лет,
затем, когда ветвление становится слишком густым и побеги мельчают, она
сменяется более глубокой подрезкой.

70
Биологическое значение нарастания порядков ветвлении состоит в том, что
растение увеличивает свою крону, но чрезмерно густое ветвление затрудняет
поступление питательных веществ, поэтому оно борется с многопорядковостью,
сменяя нарастающие приросты. На каждом кусте чая можно видеть внутри кроны
сушняк, со временем опадающий. На смену ему развиваются новые побеги. То
же происходит и в корневой системе. Для такого многолетнего растения, как
чайное, систематическая смена застарелых частей, несомненно является
жизненным стимулом дальнейшего роста.
Цветет чай осенью, с конца сентября и до наступления заморозков. По-
видимому, оно могло бы цвести и дольше потому, что уходит в зиму с большим
количеством нераскрывшихся цветочных почек, но понижение температуры не
дает ему возможности закончить цветение. Также как и вегетация цветение
протекает в определенном ритме: волна обильного цветения сменяется
непродолжительной паузой. В соответствии с этим идет и завязывание.
Белые крупные душистые цветки чая, богатые пыльцой и медом, в изобилии
покрывают ветви растения. Они опыляются при помощи насекомых: пчел, ос,
мух, муравьев. Так как чайный куст цветет осенью, когда насекомых-опылителей
уже мало, очень хорошие результаты даст искусственное дополнительное
опыление. Оно резко повышает полезное завязывание, увеличивает
плодоношение и улучшает качество семян, что очень важно в семеноводстве.
Перекрестно опыляемое по природе, чайное растение способно, хотя и в очень
слабой степени, к самоопылению. Но семена от самоопыления неполноценны,
тогда как от перекрестного опыления отличаются высокой жизнедеятельностью и
почти стопроцентной всхожестью.
Плодовые коробочки чая четырехстворчатые, они имеют зеленую окраску под
цвет листьев в незрелом состоянии и бурую при созревании. В раскрывшейся
коробочке содержится по 3-4 и более семян. Они темно-коричневого цвета,
величиной в лесной орешек, по форме округлые или плосковыпуклые, покрытые
хрупкой, но плотной скорлупкой. Две крупные белые семядоли, с заключенным
между ними зародышем, заполняют полость орешка.
Семя чая содержит около 35% масла и около 30% крахмала. Большой запас
питательных веществ обеспечивает зародыш в процессе его роста и развития.
Благодаря содержанию сапонина семена чая не поедаются грызунами и не
имеют других вредителей.
Крупные семена имеют большой запас питательных веществ, поэтому высоко
ценятся хозяйством; семена ниже установленной величины не допускаются к
посеву.
Высокое содержание воды и масла служит причиной сравнительно
непродолжительной всхожести семян. Собранные осенью, они должны быть
высеяны до весны, так как позднее весны прорастают во влажных условиях и
погибают в сухих.
Лучшие условия для прорастания семян создаются при гнездовом посеве;
высеянные по несколько штук в одну лупку, они прорастают более дружно,
всходы энергично пробиваются к поверхности почвы, а затем растут и
развиваются, образуя одно гнездовое растение, значительно более сильное, чем
одиночное. В таком посеве протекает интенсивный процесс отбора. Слабые
недоразвитые сеянцы остаются внутри гнезд и затем отмирают, крону куста
составляют лучшие по силе роста крупнолистные растения. В целом гнездовые
посевы помогают хозяйству получать сильные и однородные по составу
насаждения, доставляющие высокие урожаи листа.
Вся жизнь чайного куста протекает в тесном сообществе с другими чайными
растениями. При расстоянии 1,5 м между рядами и 0,30 м в рядах кусты чая

71
быстро смыкаются между собой в рядах, а затем, сколько возможно, и между
рядами, образуя в хороших условиях ухода сильные мощные шпалеры.
Взаимоотношения чайных кустов в сообществе вполне нормальные. Они дружно
размещают свои ветви и корни и, сливаясь в сплошные ряды, приобретают
большую устойчивость против неблагоприятных условии климата, болезней,
вредителей и даже сорняков. На плантациях с сильно развитыми шпалерами, где
почва в междурядьях сплошь занята корнями и затенена кроной кустов, сорняки
не могут произрастать так свободно, как при редком стоянии кустов и открытых
междурядьях.
В оптимально сомкнутом насаждении вся площадь участка занята чаем, остаются
только узкие дорожки между шпалерами, позволяющие проводить уход за
растениями и собирать лист. В таких условиях чайный куст получает все, что
необходимо ему для нормальной жизни, что и определяет высокую урожайность
плантации.
Проявляя повышенную жизнедеятельность, чайный куст улучшает и
качественные показатели листа. В исследованиях Р. В. Воронцовой (1950) можно
видеть, что чем лучше состояние чайного растения, тем выше качество продукта-
До известной степени оно повышается с возрастом кустов; в сезонном разрезе
наилучшие чаи получаются в июле-августе, когда создаются лучшие условия
температуры и влажности, в течение суток – лучший по качеству лист собирается
в полуденные часы, когда наибольший солнечный нагрев. Все это говорит о том,
что в хороших условиях произрастания чайное растение выявляет все свои
хозяйственно ценные свойства, доставляя высокие урожаи и по количеству и по
качеству.

3. Селекция чайного растения

Прежде сортовому составу чайных плантаций не уделяли большого внимания,


потому что в науке не было определенных приемов выведения селекционных
сортов. Из поколения в поколение размножалось то, что имелось в чаеводстве,
то есть пестрая смесь растений даже и в мировых центрах производства чая. В
последующем селекция чая началась в ряде стран, но преимущественно
способом вегетативного размножения. Казалось самым легким отобрать лучшие
кусты и размножить их при помощи прививок или черенкования. На деле это
было не так просто. Культура чая по своему характеру более полевая, чем
садовая, потому что для получения высоких урожаев нужно разместить на
площади одного гектара по 20 тысяч гнездовых кустов. Практически это
выполнимо только путем посева.
В Советском Союзе селекция чая началась вскоре после организации «Чай-
Грузия» и, наряду с другими ведущими проблемами чаеводства, заняла видное
место в научно-исследовательской работе. Началась она на Чаквинской опытной
станции, преобразованной с 1930 года в филиал Всесоюзного научно-
исследовательского института чая, и велась непрерывно по годам до настоящего
времени.
В основу селекции была положена природная способность чайного растения
нормально цвести, плодоносить, давать здоровые семена и
высокожизнедеятельное потомство. Необходимость генеративной селекции
определялась также и природными условиями советских субтропиков,
занимающих в мире самую северную зону разведения чая. Зимостойкость
растений здесь является одним из важных показателей его хозяйственной

72
ценности. Размножение семенами, при определенной направленности селекции,
позволяет повышать жизнестойкость растений из поколения в поколение.
Первые годы были посвящены изучению произрастающих у нас растений чая
путем обследования насаждении плантаций Чаквинского совхоза и других
хозяйств. Изучение позволило установить ботанический и морфологический
состав чайных растений, выделить основные группы и установить их
хозяйственное значение.
На чайных плантациях Советского Союза разводят чай китайской разновидности;
он имеет хорошие свойства, но как и другие популяции, содержит в своем
составе много нежелательных форм, что и снижает его ценность. Задачей
селекции' было вывести сорта, отвечающие всем требованиям хозяйства.
Первая работа по селекции велась па старой семенной плантации чая,
заложенной во времена Клингена и Краснова, где произрастала пестрая смесь
индийско-китайского и китайского чая. "Применяя отбор и гибридизацию, мы
вскоре получили первое поколение улучшенных растений, а во втором поколении
– первые селекционные сорта. Испытание их на опытных делянках показало, что
они превосходят неселекционный чай по всем своим основным показателям. По
данным государственного испытания сорта были утверждены в 1948 году под
названиями «Грузинский-1» и «Грузинский-2» и приняты к производственному
размножению. Семена передавались из селекционного питомника с площади
одного гектара. Первые посевы селекционного чая были сделаны в Натанебском
чайном совхозе в 1946 году сначала на опытном, а затем и на хозяйственных
участках. Испытание на опытных участках дало очень хорошие результаты:
урожайность сортов нарастала с гектара по тонне в год и достигла 11 тони еще
на молодых растениях. В настоящее время в этом совхозе около 60 гектаров
селекционных плантаций в разном возрастном составе; часть из них отведена
для получения сортовых семян, которые поступают отсюда на посев в колхозы и
совхозы.
В этой работе большую помощь оказали основы Мичуринского учения и
советской агробиологии, позволившие применить именно те приемы, которые
наилучшим образом отвечают природе растений и дают хозяйству полезные
результаты. Ядром примененных приемов явилось дополнительное опыление
смесью пыльцы, полученной с лучших растений опылителей. В культуре чая этот
прием гибридизации оказывает большую помощь: он повышает однородность
получаемых в потомстве растений, увеличивает их жизненность, улучшает все
показатели хозяйственной ценности селекционного сорта. Помогает он и в части
повышения зимостойкости: чайного растения, а в связи с этим и продвижения его
в места относительно более холодного климата.
Убедившись в производственной ценности применяемых, методов и приемов, мы
развернули работу по выведению copтов и для других чайных районов. В
качестве исходного материала была широко использована китайская
разновидность чая. В 1952 году были выведены сорта серии номеров 3—12,
затем путем селекции уже выведенных сортов еще 4 номера. Два сорта №№ 11 и
12 для усиления зимостойкости выводились в Зугдидском филиале на материале
местного чая (Н. Я. Гвазава). Среди новых сортов выделилась группа
зимостойких сортов под номерами 6, 7, 8, 10, 11 и 12.
Работе по усилению зимостойкости чайного растения с самого начала уделялось
большое внимание, потому что, как уже отмечалось, советское чаеводство
занимает самую северную зону субтропиков, а расширение ареала этой ценной
культуры связано с продвижением его в относительно более холодные места.
Далее в лучших для чая районах Грузии температура зимнего периода в
отдельные годы снижается до —8—9°, а на поверхности снега до -18° при резком
холодном ветре (зима 1951 г.). В северных чайных районах Грузии наблюдаются
морозы до -12°, а в южных районах Краснодарского края и в субтропиках

73
Азербайджана до —15°. При сильном ветре и недостаточном снеговом покрове
такие морозы несомненно опасны и для урожая и для состояния кустов.
В выведении зимостойких сортов большую помощь оказала гибридизация путем
опыления подобранными пыльцесмесями. Испытание этой группы сортов в
различных чайных районах Грузии, Азербайджана и Краснодарского края
показало, что по своей выносливости они заметно превосходят нe только южные
гибриды, но и контрольный неселекционный чай. Первое место по зимостойкости
занял сорт № 8, утвержденный под названием «Северный». На опытном участке
в селе Армянском, Туапсинского района, сорта № 7 и № 8 выдерживали под
снеговым покровом морозы до —29°. Данные о зимостойкости этих сортов
подтвердились и при испытании их в условиях Закарпатской области Украины.
Также большое внимание от самого начала работ уделялось и вопросу качества.
Для этого при выведении сорта, мы отбирали лучшие кусты, собирали с них лист
и передавали в биологическую лабораторию для исследования. Тысячи кустов
были изучены за ряд лет по содержанию танина и экстрактивных веществ (Р. В.
Воронцова). Это принесло свои положительные результаты: селекционные сорта
превзошли контроль и по качеству. Выдающиеся по качеству растения был»
использованы как опылители.
С 1948 года началось сортоиспытание в государственной сортосети. За ряд лет
было заложено более сорока опытных участков: 28 в Грузии, 5 в Азербайджане, 7
в Краснодарском крае и 1 в Закарпатской области Украины. Кроме того ряд
посевов селекционного чая был сделай в Грузии и Закарпатской области в сети
географических участков отделом новых районов Института чая. По данным
испытания первые сорта районированы в 1955 году для южных районов Грузии, а
новые сорта районированы в 1958 году и для других чаеводческих районов.
Уделялось внимание и клоновой селекции с тем, чтобы использовать при
выведении сортов природную способность чайного растения размножаться
вегетативно.
В совместной работе с М. В. Колелишвили и Н. П. Свадовской, Т. Д. Мутовкина
установила систему выращивания черенков на грядках открытого грунта. С 1940
года была начата селекция способом вегетативного размножения и велась во все
последующие годы. Отбирались лучшие кусты, изучались и зятем размножались
при помощи черенкования. В результате испытания полученных клонов было
отобрано 16 самых урожайных. Особенно выделился клон № 257 крупнолистного
чая, материнское растение которого было найдено в Чаквинском чайном совхозе.
Клон № 257 отличается высокой урожайностью, крупнолиста остью и хорошими
показателями качества, но внедрять его черенками невозможно. Путем опыления
лучших клонов № 257 и «Грузинского-1» смесью пыльцы тех же клонов получено
еще два генеративных сорта № 15 и № 16, которые внедряются в производство
путем посева семян.
Хозяйственная ценность селекционных сортов чая состоит в их гибридности,
которая создается путем использования могучей силы, заложенной в смесях и
сообществах.
Таблица 11
Учет урожая. Посев 1942 года. Второе поколение. Чаква

Сорт Вес листа в кг с га по годам Всего за Процент


5 лет в
1955 1956 1957 1958 1959 тон.
Контрольный 5594 4986 5036 5844 5267 26.7 100
N1 7095 6214 5535 7567 6508 32.9 123,2
N2 8425 7508 7382 8785 7739 39.8 149,1

74
Таблица 12
Посев 1945 года. Третье поколение

Сорт Вес листа в кг с га по годам Всего за Процент


5 лет в
1955 1956 1957 1958 1959 тон.
Контрольный 5366 5287 4747 5399 5280 26.1 100
N1 8389 7247 7656 8917 8257 40.1 155,2
N2 8521 7867 7723 8811 8309 41.2 157,9

Таблица 11 показывает, что урожайность селекционного чая в среднем за


последние пять лет на 23 -50% выше неселекционного контрольного чая.

Таблица 13
Учет урожая сортов из серии 1—10. Посев 1951 года

Сорт Вес листа в кг с га по годам Всего за Процент


5 лет в
1955 1956 1957 1958 1959 тон.
Контрольный 2628 3352 4430 4378 3804 18.6 100
N1 3545 4670 6247 6544 5892 26.9 144,6
N2 3501 4337 6039 6258 5706 25.8 138,7
N3 3179 4364 5892 6191 5666 25.3 136,0
N4 3493 4565 6012 6107 5732 25.9 139,2
N5 3027 3941 4895 5208 4868 21.9 117,7
N8 3265 4622 6035 6069 5746 25.7 138,2
N9 3244 4349 5833 5871 5759 25.1 134,9
N 10 2991 4047 5364 5200 5280 22.9 123,1

Участок заложен на почвах, занятых в прежнем культурой чая. На Чаквинском


участке госсортосети на почвах из под леса урожайность селекционного чая
достигла 13—14 тыс. кг в пересчете на гектар. В колхозе «Красный Октябрь»
Кобулетского района, собрали на трехлетнем участке чая 2000 кг, из
четырехлетнем —- 3000 кг, на пятилетнем – 5000 кг, а на семилетнем более 7000
кг.
Хорошие результаты дали также зимостойкие сорта в cyбтропиках Азербайджана
и Краснодарского края.

Таблица 14
Учет урожая и Лелкоранском филиале
научно-исследовательского института

75
Таблица 14
Учет урожая в Ленкоранском филиале
научно-исследовательского института
Посев 1952 года. По данным М.А. Мамедова

Сорт Вес листа в кг с га по годам Всего за Процент


4 года
1956 1957 1958 1959
Контрольный 252 800 2235 2300 5587 100
N6 311 960 2820 2820 6911 123,7
N7 331 1024 2840 2840 6765 121,1
N8 306 1058 2750 2750 6688 119,7

Таблица 15
Учет урожая на госсортучастке Краснодарского края. Возраст 4 года

Сорт Кг/га % сорт Кг/га %


Контрольный 2199 100 № 10 2636 119,9
N6 2849 129,6 № 11 2662 121,1
N7 2654 120,7 № 12 2610 118,7
N8 3016 137,2 - - -

Полученные данные позволили заключить, что грузинские зимостойкие сорта чая


могут успешно разводиться в чайных районах Азербайджана и Краснодарского
края. В 1958 году на Лазаревском госсортоучастке заложили первый опытный
семенник районированных сортов.
Хорошее свойство селекционного чая состоит также и в том, что он более
крупнолистный, поэтому собирать его легче, чем не селекционный. Этот
показатель особенно ценится сборщицами чайного листа. Производительность
труда по лучшим сортам на 35-40% больше, чем имеет важное значение в такой
трудоемкой культуре, как чайная.
В таблице 16 приводятся данные биохимического исследования Р. В.
Воронцовой.
Можно видеть, что селекционные сорта превосходят контроль по содержанию
танина и экстрактивных веществ, особенно по первым двум сортам грузинского
чая.
Показатели качества сохраняются и в более северных чайных районах. Для
примера приводятся результаты исследования Р. В. Воронцовой (табл. 17).
По данным технологического исследования, проведенного Г. П. Сарджвеладзе,
чай, приготовленный из листа селекционного чая вкуснее и ароматнее, настой
более крепкий и выход ассортимента выше; в целом получается более ценная
продукция. Для примера приводятся данные Анасеульской чайной фабрики. Чай
приготовлялся из листа Наруджского совхоза.

76
Таблица 16
Биохимические показатели качества селекционных сортов чая. Чаква,
Грузинская ССР

Сорт Среднее за сезон в % Сорт Среднее за сезон в %


танин экстракт танин экстракт
Контроль 19.58 41.70 N5 20.85 42.84
N1 22.57 44.47 N6 20.54 42.68
N2 22.06 44.0 N8 20.21 41.91
N3 21.33 42.21 N9 20.13 42.65
N4 20.44 42.48 N 10 20.98 42.43

Таблица 17
Биохимические показатели качества селекционных сортов чая.
Лазаревская, Краснодарский край

Сорт танин экстракт сорт танин экстракт


Контроль 19.32 39.95 N 10 31.30 41.80
N6 22.0 43.10 N 11 21.42 42.60
N7 20.31 42.15 N 12 20.72 41.25
N8 19.44 40.0

Таблица 18
Средне-сдаточная цена 1 кг чая по месяцам

Сорт Цена 1 кг чая в рублях Среднее


май июнь июль август сентябрь
контроль - 45,4 49,6 41,9 - 45,42
№ 3-5 46,7 48,1 49,4 48,0 47,4 47,93
№4 46,2 45,9 56,4 49,8 47,5 49,1
№6 46,1 49,9 55,1 50,7 50,8 50,5

Разница в цене служит наглядным показателем высокого качества селекционного


чая.

4. Семеноводство чайного растения

Вместе с основной работой по выведению селекционных сортов велись


исследования и по семеноводству, так как бурное развитие советского чая

77
требовало соответствующих фондов посевных семян. Работа началась в 1928—
1929 году с изучения семян, в результате чего была установлена методика
лабораторного и полевого контроля их посевного качества. Изучение различных
способов хранения показало, что лучше всего семена чая сохранять с осени до
весны в неглубоких земляных траншеях под слоем сухого папоротника и земли.
При таком хранении семена достигают наивысшей всхожести и энергии
прорастания, поэтому способ этот нашел широкое применение в чайном
хозяйстве.
В первые годы своих семян нехватало, так как имеющаяся площадь плантаций
была слишком ограниченной. В годы 1928-1931 семена широко импортировались
из зарубежных стран – Китая, Японии и Индии. Так как они плохо переносят
пересылку на дальнее расстояние, большая часть их прибывала в негодном
виде. Проводился тщательный контроль поступавших семян, отбирались годные,
браковались испорченные, принимались вес меры против завоза болезней и
вредителей.
Чтобы не допустить к посеву негодных семян, создавались питомники для
выращивания посадочного материала, вырабатывались лучшие приемы
подготовки стандартных саженцев. В работе проф. В. Н. Покровского изучался
сортовой состав выращиваемых растений, что позволило подразделить весь
материал на ряд групп различного морфологического состава и степени
устойчивости к морозам.
Импорт семян имел много отрицательных сторон, поэтому вскоре он был
прекращен и наша страна, при первой же возможности, перешла целиком на
свою семеноводческую базу.
Для усиления заготовки семян была принята система .временных семенников.
Для этого были разработаны определенные правила выделения годных участков,
отбора лучших кустов и браковки худших, ухода за семенниками для получения
высокого урожая. По данным исследования установили лучшие приемы сбора
семян, подготовки их к посеву путем сортировки и правильного хранения.
Для заготовки семян с листосборных плантаций были выработаны правила
апробации, при помощи которых, применяя начальные приемы селекции,
подготавливали их к сбору семян.
Все это в системе и других мероприятий, привело к тому, что советские
плантации значительно превзошли дореволюционные.
Так, с первых же лет работы были установлены научные основы семеноводства
чая и переданы производству для практического осуществления. Работа шла в
тесной увязке с запросами хозяйства и при прямом участии в осуществлении
предлагаемых мероприятий.
Вместе с тем росли и ширились научные исследования, подготавливающие
возможность выведения селекционных сортов. С получением первых сортов
началось развитие элитного семеноводства. На основах многолетней работы
была установлена система лучших приемов, приводящая к получению
высококачественного посевного материала. В основе этой системы лежит
создание сообщества семенных растений путем гнездовых посевов, правильного
размещения кусков и ухода за ними в соответствии с биологией семенных кустов
и задачами семеноводства.
Так же, как и в селекции, ядром элитного семеноводства является применение
дополнительного опыления смесью пыльцы с лучших кустов, отобранных на том
же участке. Опыление семенников резко увеличивает плодоношение и улучшает
качество семян. Гибридные семена крупные, тяжелые, полные, с высокой
всхожестью и энергией прорастания. Для примера приводятся данные В. В.
Кутубидзе по лабораторному контролю семян урожая 1959 года.

78
Таблица 19
Посевное качество селекционных семян 1959 года

Сорт Вес 1000 шт. Число семян в Величина Хозяйств.


1 кг. семян в мм Годность в %
Контроль 1109 902 13.4 86
№1 1640 610 14.6 94
№2 1520 658 14.6 98
№3 1400 714 13.5 94
№4 1530 654 13.9 98
№5 1385 722 13.5 98
№6 1460 685 13.8 96
№7 1450 690 13.3 98
№8 1300 769 13.0 98
№9 1650 606 14.6 96
№ 10 1545 647 14.3 96
№ 11 1440 695 13.5 98
№ 12 1440 695 14.0 97
№ 13 1240 806 13.0 94
№ 14 1345 743 13.6 98
№ 15 1355 738 13.6 96
№ 16 1500 667 14.3 96

Установленные приемы положены в основу элитного семеноводства и


используются для разведения сортовых семенников. Первые элитные семенники
были заложены па территории селекционного питомника в Чакве сначала на
площади одного гектара, затем трех гектаров и к 1957 году – десяти гектаров.
Большую помощь в заготовке сортовых семян оказывает Натанебский совхоз, на
участках которого собирают и лист и семена. За годы внедрения заготовлено и
передано производству более 50 тонн селекционных семян – и заложено более
400 гектаров сортовых плантаций. Согласно правительственному решению,
площадь семенников расширяется до трехсот гектаров с тем, чтобы чайное
хозяйство могло перейти на сортовые посевы.
Селекционные семена поступают на закладку новых плантаций, используются в
работе по уплотнению старых насаждений в местах изреженности, а со
старением кустов помогут и в обновлении насаждений. Большие перспективы
имеет сортовое семеноводство, и в деле освоения осушенных земель
Колхидской низменности, где предполагается создать вторую мощную базу
чаеводства в Грузии.
Проведенные исследования развивались и углублялись работами аспирантов.
В. В. Кутубидзе изучил биологию плодоношения селекционных сортов чая и
установил характерные особенности каждого из них. Осветил сущность
дополнительного опыления семенных растений чая и эффективность этого
приема в деле получения высокого урожая полноценных семян (1957г.).

79
В работе Р. А. Хвития установлена высокая эффективность опылении
подобранными пыльцесмесями (1957 г.).
Г. Г. Рамишвили изучил особенности вегетативной деятельности селекционных
сортов чая и осветил значение сортности в деле повышения производительности
труда по сбору листа (1957—1959 гг.).
Д. X. Чхаидзе установил в своем исследовании, что селекционный чай проявляет
хозяйственную ценность уже и в молодом возрасте, чем превосходит
неселекционный чай (1956 г.).
М. А. Мамедов изучил биологические особенности чайного растения в
субтропиках Азербайджана и дал ряд практически полезных выводов (1954 г.).
Применяя те же методы и приемы, вывел ряд перспективных азербайджанских
сортов чая и установил в сортоиспытании подходящие для данной зоны сорта
грузинской селекции (1960 г.).
В. А. Евстафиева выявила особенности в биологии чайного растения при его
произрастании в условиях Туапсинского района Краснодарского края, па крайнем
северном пределе его произрастания. Испытав селекционные сорта из Грузии,
установила лучшие для этой зоны чаеводства.
И. И. Бубряк изучил вопрос значения группового размещения чайных растений в
их зимостойкости на материале грузинского чая в Закарпатской области Украины.
На осноне-проведенного исследования установил, что лучший способ
разведения чая в данных условиях это загущенные посевы высокозимостойких
сортов семенного чая (1954, 1957 гг.).
Н. Л. Бурнаева применяла способ дополнительного опыления в культуре
цитрусовых и установила, что подобранные пыльцесмеси оказывают сильное
влияние на цитрусовые —l апельсин, мандарин и лимон, значительно
увеличивает их урожайность и до некоторой степени улучшают качество
плодоношения (1955 г.). Практически осуществляя полученные, результаты, В. В.
Кутубидзе применил их в опыте производственного внедрения на цитрусовых
Чаквинского совхоза.
Установленная система селекции применяется и в культуре благородного лавра.
Работа проводится В. П. Гвасалия а Зугдндском филиале Института чая, где
селекция чая и лавра с 1959 года выделилась в самостоятельный отдел.
Советская система селекции чая, описанная в книге К. Е. Бахтадзе «Биология,
селекция и семеноводство чайного растения» (1948 г.) и в ряде статен, проникла
и в зарубежные страны, например, в Китайскую Народную Республику (Чжуан
Ван Фань «Культура чая» 1959 г.), где и нашла широкое применение.
В 1959 и 1960 года были посланы в Китай первые образцы селекционных сортов
чая – саженцы и семена.
Преимущество установленной системы мичуринской селекции состоит не только
в том, что она приводит к выведению селекционных сортов, но и в непрерывном
улучшении их путей гибридизации в процессе семеноводческой работы.

5. Агротехника чая

Своеобразные природные условия советских субтропиков требовали


соответствующих приемов агротехники. Большой, коллектив научных работников
Института чая и его филиалов изучал каждый отдельный прием чаеводства.
Такая же работа проводилась для чайных районов Азербайджана в
Ленкоранском филиале Научно-исследовательского института, а в

80
Краснодарском крае на Сочинской опытной станции. Накапливались знания и на
основе фактических материалов давались практические выводы для внедрения в
производство. Слагаясь в общую систему мероприятий, каждый изученный прием
занимал, свое место в числе звеньев общей системы. Доведенные до
производства, они тщательно изучались в колхозах и совхозах, дополнялись и
обогащались опытом передовых хозяйств. Так, в тесном содружестве работников
науки и практики создавалась система советского чаеводства, в которой все,
начиная от выбора места под плантацию и до сдачи листа на фабрику, ведет к
получению высоких урожаев качественного сырья с наименьшей затратой труда и
средств.
Глубокому исследованию подверглись в работах Э. В. Хапава и Я. Н. Ломия
вопросы первичной обработки почвы. На основе многолетних данных были
освещены различные приемы послойной и плантажной обработки и показаны их
преимущества и недостатки.
В исследованиях Д. Т. Патарава подтвердилось, что лучший способ разведения
чайных плантаций – это гнездовые посевы и шпалерное размещение рядов. С
увеличением числа семян в лунке увеличивается урожай.

Таблица 20
Урожай листа в зависимости от числа растений в гнезде

Число растений Кг/га Процент


одно 1246 100
Два 1776 143
Три 1940 156
четыре 2133 171

Насаждение с одиночными кустами всегда слабее, чем гнездовыми. Это можно


видеть и по объему кроны.

Таблица 21
Объем кроны кустов в зависимости от числа растений в гнезде в кв.м.

Число растений До подрезки После подрезки Через год


Одно 0.70 0.06 0.38
Два 1.06 0.10 0.61
Три 1.11 0.11 0.66
четыре 1.19 0.13 0.75

При подрезке восстановление кроны идет быстрее. «Таким образом, заключает


автор, преимущества гнездовых посевов, установленные академиком Т. Д.
Лысенко в отношении других многолетних культур, вполне подтвердились и в
отношении культуры чая» (1951 г.).

81
При групповом размещении кусты чая лучше осваивают площадь питания и,
образуя сообщества, успешнее противостоят наступлению сорняков и
климатическим невзгодам.
Плотность насаждения имеет важное значение в деле получения высоких
урожаев, поэтому, вместе с правилами посева, установлены и лучшие приемы
пополнения плантаций в местах изреженности. Самый простой способ состоит в
том, что одновременно с посевом на плантации делают дополнительный
гнездовой посев на грядках питомника или там же в междурядья для получения
запасных саженцев. В загущенном посеве сеянцы растут быстрее и к концу
первой же вегетации вполне готовы для посадки на постоянное место. Осенняя
посадка дает полную приживаемость, потому что обеспечена нормальными
условиями влажности.
Для ремонта па более взрослых плантациях предложен способ выращивания
однолетних саженцев в замохованных комьях, описанный П. Вадачкория и А.
Вашаломидзе (1956 г.).
На участках с оптимально сомкнутым насаждением почва под кроной кустов
настолько рыхлая, что нет необходимости применять ежегодную перекопку.
Способ зимней обработки почвы изучался много лет большим числом участников
работы и на опытных делянках, и в производстве. Исследования показали, что
междурядья чайной плантации полностью заняты корнями чайных растений,
пронизывающими почву своей мочковатой частью.
По данным В. Б. Иосава (1952 г.) па участках, где систематически делают
перекопку, корней в верхних слоях почвы становится меньше, чем па участках,
где перекопка проводится не каждый год. Ежегодная перекопка ведет к снижению
урожая. Из этого автор делает вывод о полезности проводить перекопку только в
годы внесения фосфорных и органических удобрений, а рыхление почвы делать
не глубже, как на 3 -4 см.
По данным А. Д. Каличава (1950 г.) потеря урожая тем больше, чем глубже
перекопка. В среднем за пять лет без перекопки было получено 114%, при
перекопке на 15 см – 100%, на 25 см – 82%, на 35 см – 69%. Снижение урожая
особенно сильно на сомкнутых плантациях, причем не только в год перекопки, но
и в последующие годы.
По данным Ш. Гигиберия, Л. Урушадзе и М. Габисония снижение урожая при
ежегодной перекопке на 15 см, в среднем за 20 лет составило 12%.
Результаты проведенного исследования позволили авторам заключить, что
плантации с окультуренными почвами не требуют ежегодной перекопки.
Для получения высоких урожаев, каждую весну, перед началом вегетации кусты
чая получают шпалерную подрезку. Назначение ее состоит в том, что она
омолаживает листоносную часть кроны и стимулирует рост побегов. По мере
старения древесины применяются различные виды более глубокой подрезки.
С годами накапливались знания и в этой области. Изучались различные сроки и
виды подрезки, их чередование по годам с тем, чтобы решить вопрос не только о
высоком урожае, но и о более равномерном поступлении листа в течение сезона.
На основе проведенных исследований, Д. Патарава и С. Пирцхалайшвили,
предложили свои системы чередования различных видов подрезки от легкой
шпалерной до тяжелой. Установленное в биологии свойство неподрезанного
чайного растения начинать вегетацию раньше подрезанного позволило авторам
предложить прием так называемой «летней подрезки». Сущность его состоит в
том, что по проведении сбора листа в первом периоде вегетации (май-июнь)
кусты подрезаются для получения нового прироста. Испытание предложенной
системы в производстве дало возможность дополнить ее практически более
целесообразным приемом; кусты оставлялись без подрезки на весь сезон

82
вегетации, а подрезка проводилась весной следующего года. Автором
предложения был главный агроном Салибаурского чайного совхоза А. Квачадзе.
Применительно к климатическим условиям Азербайджана система подрезок
была разработана А. А. Джанашия (1956 г.), а для Краснодарского края И. И.
Лаврийчук (1958 г.).
В тесной увязке с этим стала разработка приема об использовании получаемых
при подрезке отходов, имеющих важное значение в создании подстилок.
В исследованиях В. Джаши и С. Пирцхалайшвили (1953 г.) в зависимости от
густоты стояния растений, вида подрезки и способа сбора листа, отходы
подрезки составляют от одной-двух тонн до 30 .тонн с гектара. При обычной
шпалерной подрезке получается по 3—4 тонны в год, не считая естественного
опада листвы с кустов.
По материалам ряда исследователей, оставление обрезков в междурядьях
плантации оказывает большую помощь в получения высоких урожаев. Так, в
опытах Ш. Гигиберия, проведенных в 1947-1952 годы в Лайтурском чайном
совхозе подстилка из обрезков высотой в 15—18 см дала за 6 лет исследования
па фоне минеральных удобрений около 20% прибавки урожая.
По данным С. Пирдхалайшвили и Е. Трелицкой (1958 г.) большое
количество.обрезков на неудобренном фоне дало к 6 году 4950 кг листа сгектара
против 553 кг исходных. В среднем, за 6 лет было получено 3746 кг против 572 по
контрольному варианту.
Высокая эффективность этого приема привлекла внимание исследователей, :но
имелось одно опасение: оставление обрезков могло привести к распространению
болезней и вредителей, особенно чайной моли, гусеница которой живет в чайных
побегах. Исследования В. Джаши и С. Пирцхалайшвили (1953 г.) осветили этот
вопрос и установили, что такой опасности нет: гусеница чайной моли погибает в
удаляемых частях побегов.
Установленный способ оставления обрезков получил широкое внедрение в
производство.

6. Удобрение чайной плантации

До революции удобрения под чайные кусты не вносились. Существовало мнение,


что удобрение портит качество чая. «Что касается удобрения, писал К. Бегичев
(1893 г.), то с ним следует обращаться крайне осторожно». «Надо избегать таких
удобрений, которые обладают острым дурным запахом», писал В. Симонсон
(1901 г.) «Чай вообще мало истощает почву и может много лет обходиться без
удобрения».
На протяжении всей истории развития советского чая неизменно большое
внимание уделялось вопросу рационального питания чайных растений.
Внесение минеральных удобрений началось после организации «Чай-Грузия».
Практики-чаеводы, еще мало знакомые с этим делом, не придавали удобрениям
должного значения и не охотно применяли их' на своих участках. В скором
времени однако высокая эффективность минеральных удобрений стала столь
очевидной, что они заняли видное место в общей системе агрономических
мероприятий.
Большие коллективы ученых посвятили свой труд изучению рациональных
приемов питания. В этой области известны работы: М. Габисония, Г. Урушадзе,

83
М. Бзиава, Г. Голетиани, И. Гамкрелидзе, Г. Годзиашвили, Н. Дгебуадзе, Е.
Багатурия, а в более позднем периоде и ряда других научных работников.
М. Габисония показал в своих исследованиях, что ведущая роль в удобрении
чайных плантаций принадлежит азоту. Лучшая форма азота на красноземных
почвах – нитратная, а на подзолистых – аммиачная. Применение серно-кислого
аммония приводит к чрезмерному подкислению почвы, поэтому полезнее
чередовать разные формы азота, среди которых обязателен сернокислый
аммоний, доставляющий чайному растению необходимую ему серу.
Наиболее эффективна доза внесения по 250—300 кг на гектар, на слабых
плантациях меньше, так как слабые кусты не способны усваивать высокие дозы
азота. Это привело к установлению дифференцированных доз, в зависимости от
степени урожайности.
Подзолистые почвы более отзывчивы на высокие дозы азота, чем красноземные,
но затухание действии азота происходит скорее.
В оптимальных условиях влажности, растении на красноземах способны
усваивать более высокие дозы азота, чем на подзолистых.
Отзывчивость чайного растения на внесение азота приводит к тому, что в
отдельных хозяйствах применяют чрезмерно высокие дозы, порядка 500 -/00 кг и
даже 1000 кг/га чистого азота в два-три приема.
В исследованиях Н. Дгебуадзе (1956 г.) показано, что дробное внесение высоких
доз оказывает, примерно, такое же действие, как и доза 300 кг, повышение до
1000 кг в один прием дает снижение урожая, особенно на третий год.
При дробном внесении отрицательное действие высоких, доз несколько
снижается. В одном из вариантов опыта была взята доза азота в 2000 кг/га; в
результате ее применения урожайность снизилась на 57% от контроля. При
дробном внесении топ же дозы, урожайность снизилась меньше, но все-таки
значительно. Начиная с дозы – 700 кг кусты стали сохнуть, а при дозе 2000 кг
погибло 13% растений.
Для получения высоких урожаев, заключает автор, вполне достаточно 300 кг
азота, максимально 500 кг. Свыше этой дозы азот приносит отрицательные
результаты: снижается как урожаи, так и качество.
Лучшие сроки внесения азота март, начало апреля, при летнем внесении – июль.
Дробное внесение имеет некоторые преимущества перед внесением в один срок,
особенно при повышенных дозах. Большая часть азота вымывается, особенно в
холмистой зоне.
Недостаток азота в почве можно видеть по светлозеленой окраске листвы.
По данным исследователей высокая доза азота нужна для создания
определенной концентрации в почвенном растворе, так как при слабой
концентрации удобрения используются плохо. Однако явно отрицательное
действие высоких доз заставляет добиваться повышения урожайности чайных
плантаций и путем применения умеренных доз.
По данным Г. Голетиани (1956 г.) эффективность удобрений выше при
равномерном внесении их по всему междурядью. Глубина внесения
определяется тем, что около 90% всасывающих корней чайного растения
располагается в толще 40 см, из них более половины в самом верхнем слое.
Поэтому лучшая глубина внесения азота 5—7 см (К. Коркосадзе, 1949 г.).

84
Таблица 22
Рост урожая в зависимости от доз азота
(по данным М. Габисония, 1954 г. Анасеули)

№ Вариант Вес листа В%


п/п Кг/га
1 Без удобрения 516 100
2 РК-фон 431 83
3 РК-50 кг № 895 173

4 РК-100 кг № 1281 248


5 РК-150 кг № 2022 392
6 РК-200 кг № 3155 611
7 РК-300 кг № 3625 702

Применение азота в количестве 300 кг/га на фоне фосфора и калия позволяет


получать более 9 тысяч кг листа с гектара. При более высоких дозах
эффективность азота снижается.
Сильное подкисление почвы в результате длительного внесения кислых
удобрений не уменьшает урожаев потому, что чайное растение проявляет
высокую потребность в алюминии и хорошо приспосабливается к кислой реакции
почвы. Внесение нейтрализованных удобрений не дало положительных
результатов (О. Качарава, 1957 г.).
Фосфорные удобрения содействуют усиленному развитию корней и ускоряют
микробиологические процессы. На фоне фосфорных удобрении эффективнее и
действие азота.
В опытах Г. Урушадзе (1951 г.) хорошие результаты дало внесение
гранулированного суперфосфата. Он имеет более высокое содержание
фосфорной кислоты, сокращает расходы по перевозке и облегчает труд по
внесению. В зоне наибольшего развития корней создаются очаги доступного
растению Р2О5. В наших условиях вносимый в почву суперфосфат гранулируется
естественным образом.
На основе большого экспериментального материала Г. Урушадзе приходит к
выводу о том, что фосфорные удобрения можно заделывать и на глубину 5—7 см
потому, что растение способно использовать вносимую фосфорную кислоту и из
поверхностных слоев почвы. Мелкая заделка может быть менее эффективной
только в условиях засушливости. Такой вывод согласуется с положением об
отмене ежегодной зимней перекопки.
Лучшие формы фосфорных удобрений – суперфосфат и фосфоритная мука.
Внесение последней полезно на плантациях, которые в течение ряда лет
удобрялись повышенными дозами азота.
О потребности чайного растения в фосфорных удобрениях, можно судить по
своеобразной темно-зеленой окраске листвы.
Лучшие дозы внесения фосфора для красноземов—150 кг па гектар, а для
подзолистых почв – 100 кг.

85
Установлено, что из применяемых на чайной плантаций-удобрений не выносится
только фосфор, поэтому допускается возможность вносить его не каждый год, а в
3—4 года раз в усиленной дозе.

Таблица 23
Рост урожая в зависимости от доз фосфора
(по данным Г. Урушадзе. 1954 г. Анасеули)

№ Вариант Вес листа В%


п/п Кг/га
1 Без удобрений 789 27
2 NK – фон 2820 100
3 NK – 120 кг P2O5 3470 123
4 NK – 240 «..» 4406 156
5 NK – 480 «..» 5019 178
6 NK – 960 «..» 5519 195

Потребность чайного растения в калии подтверждается: его высокой


отзывчивостью на внесение калийных удобрений. Она слабее на свежих
красноземах, что позволило предположить, будто нет необходимости вносить это
удобрение. В исследовании Г. Годзиашвили (1949 г.) было установлено, что
чаквинские красноземы, особенно старых чайных плантаций, бедны обменным
калием. Растения на таких почвах начинают проявлять признак голодания по
калию. Сначала листья желтеют; затем буреют, по краям появляется характерная
пепельно-серая окраска и они начинают высыхать. Ослабленное растение
поражается грибными болезнями, урожаи снижаются. Внесение калия резко
улучшает состояние растений и повышает их урожайность.
Таблица 24
Рост урожая в зависимости от доз калия
(по данным Н. Дгебуадзе, 1951 г. Зугдиди)

№ Вариант Вес листа В%


п/п Кг/га
1 Без удобрения 829 33
2 NP фон 2481 100
3 NP – 140 кг K2O 2633 106
4 NP – 220 «..» 3107 125

Калийное удобрение вносится при зимней обработке почвы па глубину 10—12 см.
Повышая урожайность внесением минеральных удобрений, исследователи чая
не забывали и о качестве. Уже и из иностранной литературы было известно, что с
повышением доз минеральных удобрений понижается содержание танина и
экстрактивных веществ, повышается содержание кофеина и азотистых веществ.
Это положение подтвердилось в исследованиях советских ученых: высокие дозы

86
азота повышают концентрацию соединений алюминия, железа и магния, что
ухудшает качество чая.
Большую помощь в деле получения высоких урожаев и по количеству и по
качеству оказывает внесение органических удобрений. Они улучшают физико-
химическое свойство почвы и создают все условия для повышения ее
плодородия. Об этом можно заключить уже и по тому эффекту, который
оказывает оставление в междурядиях плантации отходов подрезки,
содействующих накоплению перегноя.
Большая роль принадлежит сидератам, Они обогащают почву чайных плантаций
азотом и углеродом, улучшают структуры почвы, помогают чайному растению
усваивать питательные вещества (Бзиава, 1951 г.). Осенние посевы сидератов
повышают зимостойкость молодых чайных растений. Оки особенно полезны на
крутых склонах, куда, по условиям рельефа, трудно доставить удобрение.
По своей эффективности сидераты занимают второе место после навоза. Их
ценность состоит не только в прямом действии, но и в длительном
последействии. По данным исследования средняя урожайность за годы прямого
действия при осеннем посеве сидератов достигла 20—25% и даже на
двенадцатом году после внесения, прибавка урожая все еще составляла 15%.

Таблица 25
Урожай листа на молодой чайной плантации в зависимости от применения
сидератов (по данным М. Бзиава, 1951 г.)

№ Вариант Средний урожай


п/п За годы прямого действия За 8 лет Послед.
Кг/га % Кг/га %
1 Без удобрения 1470 69 1260 44
2 NPK фон 2132 100 2899 100
3 NPK осенн. 2651 124 3565 123
Сидераты
4 NPK осен. и 2577 121 3614 125
весен. сидераты

Субтропические районы, богатые залежами торфа, имеют широкую возможность


использовать его в качестве органического удобрения. При производстве его
добавляются фосфорные удобрения, преимущественно в виде фосфоритной
мук». По данным исследования за 13 лет после действия внесение
торфа повысило урожайность на 7—8%, а навоза на 11%. В условиях
подзолистых почв торф в виде мульчи повысил урожайность в среднем за 10 лет
на 21% (В. Иосава, 1946 г.).
Высокую эффективность проявили торфокомпоста в соотношении 3/4 торфа и 1/4
навоза при малом количестве минеральных удобрений. Эго дало направление к
дальнейшему исследованию рациональных способов органо-минеральных
смесей и торфо-навозно-земляных компостов, рекомендуемых академиком Т. Д.
Лысенко.
Исследования Н. Дараселия (1950—1952 гг.) показали, что чайное растение
имеет в ризосфере специальную свойственную ему микрофлору.
Преобладающая часть ее состоит из бесспоровых форм. Состав микрофлоры
меняется в течение вегетационного сезона; наибольшее развитие ее отмечено

87
осенью, в период цветения чайного куста. Меняется и видовой состав, особенно
под влиянием удобрений; Микрофлора появляется на разных стадиях развития
растений. Уже у сеянцев имеются десятки миллионов микроорганизмов в одном
грамму корней. Со старением кустов количество их уменьшается.
В красноземах Западной Грузии развивается особый вид азотобактера, который
приспосабливается к кислой реакции этих почв.
Исследования М. Данелия (1954 г.) показали, что внесение минеральных и
органических удобрений создает наилучшие условия для развития активной
деятельности почвенной микрофлоры.

7. Защита чайных растений от болезней и вредителей

С самого начала введения культуры чая па Черноморском: побережье ученые


направляли свое внимание в сторону изучения болезней и вредителей. Уже в
1901 году в журнале «Кавказское сельское хозяйство» (№ 385) была помещена
статья А. X. Ролова о вредителях чайного куста. В 1904 году в номере 534 того же
журнала была напечатана статья Е. Чубукова о борьбе с медведкой в чайных
питомниках Озургетской опытной станции.
В 1904 году вышла монография Н. Н. Спешнева «Грибные паразиты чайного
куста». Широко использовав материалы иностранной литературы, автор
монографии описал уже известные у нас в то время грибные болезни чайного
куста и дал ряд рекомендаций по борьбе с ними.
Управление Чаквинского удельного имения применяло на своих плантациях
карантинные и защитные мероприятия. В начале 1910 года управляющий
имением В. А. Петров писал, что у него «вызывает опасения неизвестная
вредная бабочка гусеницы которой встречены в чайных побегах». Этот вредитель
изучался К. Э. Демокидовым в Чакве в течение пяти лет. Результаты
исследования были опубликованы им в 1915 голу в работе под названием «К
биологии чайной моли». В 1916 году вышла работа И. Я. Кузнецова. «Описание
нового вредителя чайного куста в Закавказье». В те же годы было известно семь
видов вредителей, из них особенно моль и тля (В. Джаши, 1952 г.).
Научная работа по защите чайного растения получила развитие с 1926 года.
Прежде всего была организована служба учета болезней и вредителей. По этим
материалам был опубликован в 1930—31 годах отчет под авторством П.
Нагорного, Е. Эристави, Б. Данелия и Г. Будагяна. В нем описывались
выявленные грибные и бактериальные болезни чая.
В 1936 году была опубликована статья Б. К. Данелия «Болезни чайного куста в
условиях Западной Грузии».
В 1931 году вышли работы: И. Боярской по биологии чайной тли, в 1932 году – К.
Трапаидзе о листовертке, в 1936 году – Ш. Патарая, а в 1941 году – В. Джаши о
щитовках, в 1946 году Л. Каландадзе и А. Сихарулидзе, о клещиках.
Вскоре было установлено, что чайный куст имеет до ста различных вредителем,
в основном двух групп —- сосущих и грызущих. Против грызущих вредителей
применили внутридействующие вещества, а против сосущих – окуривание
цианистым газом. Первые опыты по окуриванию были проведены Г. А.
Кирюхиным в 1934—1935 гг. в Сухуми, а в 1937—38 г. – Ш. Патарая в Анасеули.
Так как опыты дали хорошие результаты, окуривание стали применять в
производстве (Джаши 1952 г.).

88
В ряде последующих работ В. Джаши осветил биоэкологию чайной моли и тли
(1952—1.958 гг.) и указал мероприятия по борьбе с ними.
Изучались дозировки ядохимикатов и испытывались новые препараты. Лучшие из
них внедрялись в производство.
В исследовании В. Джаши и В. Гогия (1953) показано, что при сильных
повреждениях вредителем происходит не только снижение урожая, но и
ухудшение качества, так как уменьшается содержание танина и экстрактивных
веществ.
Вредоносность чайной моли, по данным В. Джаши (1958) в части снижения
урожая составляет около 3,5% от общего урожая сортового листа, от 5 до 33% от
урожая грубого листа, идущего па приготовление кирпичного чая. Из этого видно,
что сбор лао-ча до некоторой степени облегчает борьбу с этим вредителем
(1959).
Исследованием В. Джаши и С. Пирцхалайшвили (1953) установлено, что
гусеница чайной моли погибает в срезанных побегах. Это открыло возможность
использовать обрезки чая в качестве дополнительного удобрения.
В 1952 году была опубликована статья А. М. Сихарулидзе о естественных врагах
чайной моли. Впервые естественные враги чайной моли в Западной. Грузии были
обнаружены энтомологом К. Э. Демокидовым (1910—1915 гг.). Изучив биологию
моли, А. М. Сихарулидзе нашла в 1946—1950 гг. в природных условиях четыре
вида паразитов ее гусеницы из отряда перепончатокрылых. Из них наиболее
часто встречаются па чайных плантациях Аджарии и Гурии два вида – Эласмуе и
Эупельмус. Они дают по два поколения в течение года, зимуют в минах побегов в
стадии куколок. Эффективность действия паразитов по годам составила от 2,5 до
66% гибели гусеницы.
Биологическому методу борьбы с вредными насекомыми уделяется за последнее
время большое внимание. Наблюдения показывают, что в жизни чайной
плантации нередки случаи, когда массовое распространение вредителя внезапно
прекращается. Причина этого явления в том, что в жизнь паразита вмешивается
его естественный враг. Так, например, при распространении пульвинарии
помощь чайному растению оказывает божья коровка—криптолемус (3.
Самойлова, 1938; Н. Богданова, 1948; А. Сихарулидзе, 1952). Как и на других
культурах, биологический метод борьбы с вредными насекомыми служит
наиболее радикальным способом защиты чайного куста.
В исследованиях Н. Дараселия (1950) установлено, что в ризосфере чайного
растения имеются микроорганизмы, обладающие антагонистическими
свойствами в отношении вредного грибка фузариума. Наличие в ризосфере
бактерий-антагонистов облегчает задачу по защите чайного куста от болезней.
По сравнению с зарубежными чаеразводящими странами, советские чайные
плантации имеют значительно меньше болезней и вредителей, что является
достижением отечественной науки и следствием благоприятных природных
условий.
Из биологии чайного растения известно, что в состоянии высокой
жизнедеятельности оно хорошо противостоит всякого рода невзгодам. Поэтому в-
системе мероприятий по защите его от болезней и вредителей основное место
принадлежит хорошему уходу.

8. Механизация культуры чая

89
Механизация трудоемких процессов производства составляет основную
предпосылку интенсивного ведения чаеводства, в отличие от культуры
дореволюционного периода и чаеводства зарубежных стран. Вся система
советской агротехники чая направлена на создание оптимальных условий для
механизации.
Необходимость механизации была остро поставлена с самого начала работы
«Чай-Грузия». Тракторы, фрезеры, почвоуглубители, культиваторы и другие
орудия обработки почвы, при закладке плантаций и текущем уходе за ними,
оказали, большую помощь в росте чайного хозяйства.
Созданный при Институте чая в 1930 году отдел механизации провел под
руководством П. Ф. Скорина большую работу по испытанию и применению
различных марок тракторов и прицепного к ним инвентаря в условиях чайных
совхозов и колхозов, научно обосновал конструирование ряда машин.
Наиболее сложно было механизировать подрезку кустов и сбор листа, но именно
они и составляют самую трудоемкую часть работы. В отличие от других
сельскохозяйственных культур, сбор урожая в культуре чая требует до 70% всех
затрат по уходу.
Попытки собирать лист при помощи, ножниц велись издавна, но не дали хороших
результатов, так как приводили к ухудшению качества сырья. Убедившись в этом,
научный сотрудник Чаквинской опытной станции И. О. Садовский сконструировал
в 1928 году первую модель портативно чаеуборочной машины.
В 1932 году «Чай-Грузия» объявила конкурс по механизации сбора листа. На
конкурс поступило 150 предложений и было изготовлено 18 экспериментальных
машин. Испытание их проводилось в 1933-34 годах. Две машины ГШ-2 (агронома
Ш. Гигиберия) и «Лида» (инженера А. Титова) испытывались в производственных
условиях и в 1935 году. Эти машины, как и другие модели Ш. Гогешвили, В.
Берадзе, работали по принципу сплошного сбора, поэтому ил признали годными
для сбора грубого листа и шпалерной подрезки.
В 1939 году агроном Н. Костава представил Наркомзему Грузии проект
чаеуборочной машины и к ней машину для сортировки и выборки грубого листа.
Вопрос механизации сбора листа становился все острее, потому что площадь
чайных плантаций и их урожайность росли с каждым годом.
В 1948 году было закончено конструирование машин инженера А. Абжандадзе и
агронома Н. Костава. Последнему принадлежали машины двух типов «горная» и
«самоходная». Весной 1949 года они испытывались в Лайтурском совхозе.
Агрономическая оценка машин со стороны Института чая показала, что обе
машины могут быть полезны для подрезки.
Для более успешного решения проблемы механизации было организовано в 1949
году Специальное Конструкторское Бюро по чаю, последствие ГСКБ Совнархоза
Грузинской ССР по сельскохозяйственной технике. Здесь в 1953 году были
разработаны и сданы производству чаеподрезочные машины: ЧУГ 1,6; ЧСМ—1,2;
ЧС—1,5; Они подрезают шпалеры кустов, культивируют междурядья, вносят
удобрения, делают фумигацию. До некоторой степени приспособлены они и для
работы в горных условиях.
С 1953 года проходит испытание чаеуборочная машина ЧУ—1,5 (с) конструкции
инженера Ш. Я. Кереселидзе. Работа началась в Грузинском ГСКБ в 1949 году. В
отличие от предшествующих конструкторов, положивших в основу принцип
стригущих ножниц, Щ. Я. Кереселидзе начал с детального изучения технических
условий, необходимых для осуществления принципа механизации выборочного
сбора.
О сложности этой задачи можно судить по тому, что биологически чайный куст
способен производить побеги в наших условиях в течение 5—6 месяцев, в

90
количестве, которое зависит от множества факторов. Большая часть побегов
поднимается выше листосборной поверхности, что облегчает работу машины, но
значительная часть остается и ниже этого уровня. В числе поднявшихся побегов
одни готовы для сбора, другие пока еще не дозрели, третьи уже перезрели и,
если пригодны для сбора, то только в самой верхней части. В основном это
«глушки», созревание которых происходит раньше других. К этому следует
добавить, что листосборная часть кроны состоит но только из молодых листьев
нового образования, но и старых, что еще больше осложняет дело механизации.
При таком состоянии кроны лист высокого качества можно получить только при
одном условии, если он будет собираться выборочно, то есть только в виде
зрелых флешей и верхушек перезрелых. Такая тонкая работа может быть
выполнена только при ручном сборе, а для работы машины необходимо придать
ей те свойства, которые могут хотя бы отчасти заменить человеческие руки.
Общие для механизации в культуре чая трудности состоят в том, что большая
часть участков расположена на склонах крутизной до 30°, а на плантациях в
низинах проходят дренажные канавы.
В своей работе Ш. Кереселидзе привлек научно-исследовательские материалы
по морфологии, биологии и физиологии чайного растения, изучил основные
правила агротехники в части формовки кроны и подрезки кустов, установил
лучшую форму куста для механизированного сбора, исследовал общие условия
работы чаеуборочной машины. В итоге большой и сложной работы автор пришел
к созданию первой в мире чаеуборочной машины с оригинальным гребенчато-
пневматическим аппаратом, выполняющим процесс выборочного сбора чайных
флешей. С помощью воздушного подсоса побеги чая принимают положение
необходимое для механизированного сбора. Резиновые пальцы аппарата,
прочесывая массу побегов, выбирают зрелые и оставляют недозрелые, пока еще
не имеющие достаточной хрупкости для ломки при сгибании.
Испытание машины показало, что по своей производительности она заменяет
труд тридцати сборщиц листа.
Итоги научных исследований Ш. Кереселидзе опубликованы в книге
«Механизация субтропических культур», 1957 г.
В процессе практического освоения машины выявились и ее недостатки. Так,
например, при воздушном подсосе собираемая масса побегов засоряется сухими
листьями, что портит качество сырья и делает необходимым применение
сортировки. Лист собирается недостаточно полно, некоторая часть его остается
недобранной, поэтому после механизированного сбора необходим ручной добор.
Несмотря на ряд недостатков, научное исследование Ш. Кереселидзе вносит
значительный вклад в дело механизации и служит прочной основой для
дальнейших достижений в этой области.
Необходимость сортировки листа привела к созданию специальных машин
конструкции Н. Костава, В. Шарковского и ГСКБ. По общему мнению
исследователей применение сортировки может оказать существенную помощь в
деле практического освоения механизированного сбора листа.
Отводится место и малой механизации. Так, например, в отделе механизации
Института чая сконструированы оригинальные ножницы для проведения
различного топа подрезок чайных кустов, более глубоких, чем обычная
шпалерная. Производительность труда повышается в 3-4 раза по сравнению с
подрезкой при помощи других инструментов. Результаты исследования изложены
в статье П. Скорина и Н. Кибальникова в 1953 году. Значение такого достижения
состоит в том, что большинство чайных плантаций после шпалерной подрезки,
применяемой в течение ряда лет, остро нуждается в более тяжелых видах
подрезки, что возможно только при наличии специальных инструментов.

91
Ведется работа по механизации доставки грузов на чайные плантации путем
устройства канатных подъемников.
По сравнению с зарубежными чаеразводящими странами, состояние
механизации в советском чаеводстве значительно выше, также как неизмеримо
выше ее перспективность.
Установленная система агрономических приемов прошла производственное
испытание и дала хорошие результаты. Отстающие колхозы за
непродолжительное время перешли в ряды успевающих.
Первый опыт был проведен Ш. Гигиберия с коллективом в колхозе
Махарадзевского района «Гза комунизмисакен», где до начала опыта собирали
всего по 997 кг чайного листа с гектара. После ряда примененных приемов
урожай возрос до 3525 кг/га и затем до 4261 кг. Рост урожая продолжался и
дальше. Ныне колхоз занимает место в числе передовых.
В последующих опытах института в колхозе «Гигант» Гальского района урожай с
939 кг повысился до 3185 кг. В колхозе им. М. Цхакая Зугдидского района с 576 кг
до 2070 кг и тому под. Опыт подтвердил правильность применяемого
агрокомплекса мероприятий.
Получаемые результаты научно-исследовательской работы института и других
организаций, работающих в области субтропического хозяйства, публикуются на
двух языках R поквартальном журнале «Бюллетень ВНИИЧИСК», с 1954 года
-«Субтропические культуры».

9. Качество чая

Как описывалось, развитие культуры чая- шло рука об руку с изучением качества
продукции, потому что именно эта сторона дела решала судьбу отечественного
чаеводства.
Известно, что первый же опыт приготовления чая из листа чайных кустов,
выращенных в условиях Грузии (А. Эрнстов, 1889 г.), позволил заключить, что
чай вполне удовлетворительного качества. В последующие годы качество
грузинского чая изучали В. Колоколов (1906 Г.), П. Меликишвили (1915 г.), В.
Воронцов (1915 г.) и другие.
Планомерная научно-исследовательская работа по качеству чая началась с 1925
года, то есть со времени организации «Чай-Грузия», что дало возможность В.
Воронцову уже в 1928 году опубликовать первую советскую статью, посвященную
особенностям химического состава грузинского чая.
С 1930 года началась работа Института чая, а с 1933 года Института биохимии
имени А. Н. Баха Академии наук СССР, Здесь под руководством А. Баха и А.
Опарина коллектив ученых развернул исследование по основным вопросам
биохимии и технологии чая. С 1953 года приступил к работе и научно-
исследовательский институт чайной промышленности в Анасеули. Так была
организована научная работа по изучению качества. Результаты проводимых
исследований публикуются в трудах этих трех институтов и в других журналах.
По мере того как накапливались знания, печатались и отдельные издания. В 1939
году вышла книга В. Воронцова «Ароматизация чая», в 1947 году – И. Хочолава
«Технология черного чая», в 1946 году В. Воронцова «Биохимия чая», в 1955 году
– И. Хочолава «Технология чая», в 1958 году были опубликованы в издании
Академии наук СССР две книги: К. Джемухадзе «Основы биохимического

92
контроля чайного производства» и монография М. Бокучава «Биохимия чая и
чайного производства».
Уже и по этому ходу истории можно видеть, как быстро развивалась наука в этой
новой для нашей страны отрасли знаний и как плодотворны были ее результаты.
Для характеристики этого раздела приводим краткий обзор литературных
материалов, освещенных в основном в последней работе М. А. Бокучава.
Общие сведения о чае, как о ценном пищевом продукте, пополнялись советскими
учеными в части его физиологического действия на организм человека.
В работах А. Курганова и В. Букина (1950), а затем Бокучава, Букина, Ерофеева и
Попова (1956) показано, что танин чая обладает ясно выраженным полезным
свойством укреплять стенки кровеносных сосудов, благодаря содержанию
витамина Р. Особенной активностью отличается зеленый байховый чай.
Исследованиями М. Бокучава (1955) и С. Бердневой (1955) установлено, что
отвар зеленого чая оказывает высокое положительное действие, как
антимикробное средство. Применение 10-ти процентного отвара этого чая дало
хорошие результаты при лечении дизентерии.
Химические исследования обогатились новым методом – хромотографией, что
помогло углубить знание о веществах, входящих в состав чайного листа и
готового чая.
Советские биохимики уделили большое внимание изучению различных углеводов
от простых до сложных, расширили знание о природе эфирных масел и
альдегидов чая (В. Воронцов, 1939, Кикодзе, Рухадзе, 1941; Бокучава и
Скобелева, 1957). Наибольшее количество эфирных масел отмечено в черешках
и листьях чая. Эфирные масла играют решающую роль в качестве чая, так как
определяют свойственный ему аромат. В его составе обнаружено до 20
компонентов, большая часть которых образуется в процессе производства чая. В
состав эфирных масел входят и летучие альдегиды, участие которых отмечено
не только в образовании аромата, но и вкуса.
В работах Г. Ильина (1948) и Л. Арешкиной (1951) вскрыто значение альдегидов
чая-кофеина, теофиллина и теобромина. Они оказывают сильное действие на
организм человека, так как принимают участие в обмене веществ. По данным С.
Габуния, содержание кофеина в чайном листе повышается под действием
высоких доз азота, увеличивается оно также в зависимости от сорта и других
условий. Наибольшее количество кофеина найдено в верхушечных листьях
побегов (В. Воронцов, 1946). В исследованиях В. Кеванишвили установлено, что
кофеин в реакции с танином образует таннат кофеина приятного вкуса и запаха.
В образовании чайного аромата участвуют и аминокислоты (Бокучава и Попов,
1954 г.), но большое количество белков снижает качество черного чая.
В создании аромата участвуют и смолы, генетически родственные эфирным
маслам. Содержание их сильно меняемся в зависимости от ряда факторов, в
среднем составляет 3—6% на сухой вес (Тимошенко, 1936 г.).
В. Воронцов исследовал вопрос искусственной ароматизации черного чая.
Применив опыт зарубежных стран и испытав новые ароматизаторы, установил,
что наиболее подходит для этой цели казанлыкская роза, затем жасмины
арабский и крупноцветный, душистая маслина, цветы цитрусовых, нарциссы,
туберозы. Отдушку чая можно делать при помощи цветов или выделенного из
них эфирного масла. Лучшие результаты дает композиция наиболее подходящих
ароматизаторов, например, розы и душистой маслины.
В советском чаеводстве ароматизация чая не нашла Применения, так как
считается нерациональным заменять прекрасный чайный аромат каким-либо
другим, хотя бы и самым приятным.

93
Большая часть эфирных масел улетучивается в процессе производства чая,
особенно во время сушки. Внимание исследователей направлено в сторону
внесения новых приемов технологии, помогающим сохранить в готовом чае его
ценные вещества (Лазаридис, 1957; Бокучава, 1960).
С помощью хромотографии выявлено в чайном листе 17 аминокислот (Бокучава
и др. 1954), некоторые из которых имеют важное значение в технологии чая. Тем
же методом выделено в чайном танине 8 кристаллических компонентов; Б
основном катехинов (Курсанов и др. 1950, 1952 гг.). Оказалось, что дубильные
вещества грузинского чая представляют собой сложный комплекс полифенолов,
катехинов и танина. Преобладающая часть их представлена полифенол-
катехинами. Содержание дубильных веществ в молодых листьях в 2—3 раза
больше, чем в старых. По данным В. Гогия (1950) их нет в семядолях семени.
Впервые это вещество появляется при прорастании семени в стадии набухания
его зародыша. В появляющихся проростках прежде всего образуются
полифенолы, а затем танин. Дубильные вещества находятся преимущественно в
клеточном соке. Согласно исследованию М. Бокучава и Г. Соболевой (1959), в
прорастающих семенах чая и в чайных проростках имеется ряд органических
кислот: лимонная, яблочная, щавелевая и другие. С развитием проростка
увеличивается содержание яблочной кислоты.
Изучены новые процессы в технологии чая: завяливание, скручивание,
сортировка, ферментация, сушка и сортировка готового чая.
Установлено, что при завяливании листа происходят не только физические, но и
химические изменения. По данным К. Джемухадзе (1946), лучшее качество чая
достигается, когда влажность листа при завяливании снижается до 61-62%.
В процессе завяливания изменяется содержание органических и неорганичеких
кислот. Уменьшается количество аскарбиновой кислоты или витамина С,
увеличивается содержание эфирных масел и экстрактивных веществ.
Полифенол-катехиновая фракция уменьшается в 2—3 раза, а увеличивается
собственно танин, что улучшает достоинство чая (Курсанов и др.).
Произошли изменения и в самом процессе завяливания. Длительность
естественного завяливания в 18—20 часов заставила исследователей искать
новых путей. На основе научных исследований была найдена возможность
сократить этот процесс до 7—8 часов путем применения машин для
искусственного завяливания (И. Хочолава и И. Ащиан). В последовательном
развитии работ по созданию агрегатов выявилась шахтная станина В.
Шарковского, занявшая место в производстве чая. На смену ей пришла новая
модернизированная машина бывш. технолога Салибаурской чайной фабрики Ш.
Мардалейшвили. По данным М. Шавишвили (1958), производительность ее в 3—
5 раз больше, а качество завяливания выше, потому что оно протекает в смеси
горячего и холодного воздуха при высокой температуре. Продолжительность
процесса составляет всего 3-4 часа. Агрегат Ш. Мардалейшвили широко внедрен
на чайных фабриках Грузии и Азербайджана. Нашел применение он и в
производстве чая в Демократической Республике Вьетнам.
Процесс скручивания листа в воззрениях современных авторов является
началом ферментации, так как именно в этой стадии производства чая создаются
условия для успешной ферментации. В ходе окислительных процессов активная
роль принадлежит ферментам полифенолоксидазы и пероксидазы, под
действием которых полифенолы и катехины образуют хиноны. Последние в
сочетании с различными аминокислотами образуют альдегиды со свойственным
чаю ароматом. Эта научно обоснованная теории сменила существовавшее
прежде представление о ферментации, как микробиологическом процессе, в
более позднем периоде – как о химическом процессе и в еще более позднем –
энзиматическом (Бокучава, 1958).

94
. Значение сушки состоит в том, что она останавливает биохимические процессы,
так как проводится при высокой температуре. Как отмечено рядом
исследователей, процесс этот сопровождается значительной потерей эфирных
масел, что отражается па аромате.
При хранении чая наблюдаются положительные и отрицательные периоды
старения. В первом периоде происходит улучшение качества, а во втором –
ухудшение. По данным исследователей, лучшие условия хранения создаются
при относительной влажности воздуха в помещении не более 65%. Быстрое
старение чая вызывается в основном избыточной влажностью.

В исследованиях М. Бокучава (1957, 1958, 1960) найдены новые пути


производства чая. Сущность их состоит в том, что сокращается
продолжительность скручивания и ферментации, вводится новый прием
термической обработки.
После трехкратного скручивания завяленного листа по 20—25 минут каждое,
применяется зеленая сортировка. Ферментация, как самостоятельный процесс
исключается. Полученный полуфабрикат поступает на термическую обработку.
Он держится в специальной термокамере при температуре (55—72° в течение 3
— 5 часов, затем охлаждается и сортируется для получения стандартного чая).
Преимущество этого способа состоит в том, что образование вкуса и аромата
происходит в основном после сушки, что помогает в сохранении качества.
Испытание нового способа проводится с 1957 года в Грузии, Азербайджане и
Краснодарском крае.
Достижением советской биохимии служит также и установление биохимического
контроля. Прежде качество сырья оценивалось по внешнему виду листа,
поступающего на чайную фабрику, По количеству полуогрубевших флешей в
средней пробе листа определяли сортность. Процесс технологии также
проверялся по внешним показателям. Советские биохимики на основе
длительных и углубленных исследований, установили объективный метод
контроля. Работа была начата в 1934 году коллективом исследователей под
руководством А. И. Опарина в институте биохимии Академии наук СССР.
Сущность биохимического контроля состоит в том, что в процессе производства
чая определяется биохимическим путем конец каждой стадии технологии. Так,
например, предел завяливания составляет 61 —60% остаточной влажности в
завяленном листе, предел скручивания – 78—85% раздавленной ткани, конец
ферментации определяется по количеству растворимого танина, конец сушки по
содержанию влажности в высушенном чае до 7%. (Опарин, 1936; Курсанов, 1939;
Джемухадзе, 1940, 1950, 1958; Бокучава, 1958).
Первая лаборатория биохимического контроля была организована в 1935 году па
двух чайных фабриках: Чаквинской и Салибаурской. В настоящее время
биоконтроль применяется на всех чайных фабриках.
Непрерывно совершенствуется технология в производстве и других видов
продукции: зеленого байхового и кирпичного. Исследование М. Шавишвили
(1950) показало, что грузинский зеленый байховый чай превосходит по качеству
зарубежный, что подтверждается и оценкой потребителей.
В работе В. Пруидзе (1958) исследованы новые виды чая – красный и желтый.
Первый близок к черному чаю, а второй к зеленому. Красный чай превосходит
черный по содержанию экстрактивных веществ и растворимого танина, уступает
по содержанию эфирного масла. Желтый чаи отличается ярким' настоем,
приятным вкусом и ароматом зеленого чая, превосходит его по содержанию
экстрактивных веществ.

95
Разработана технология производства и кристаллического чая. (Опарин
Бокучава, Джемухадзе, 1946). Сырьем для 5того вида продукции могут служить
грубый лист и отходы подрезки. Первые опыты по изготовлению черного и
зеленого кристаллического чая проводились на Тбилисском химико-
фармацевтическом заводе.
Советский чай, Грузинский, Азербайджанский, Краснодарский, пользуется
заслуженной славой и широким спросом потребителей. Работа над улучшением
его качества ведется непрерывно и еще имеются большие возможности: широкое
внедрение селекционных сортов, улучшение агротехнических условий для
получения высокого качества листа, дальнейшая рационализация
технологического процесса.
Бесспорна высокая значимость сортности. Первым советским исследователем,
подтвердившим это положение был А, Л. Курсанов (1950), изучивший качество
селекционных сортов «Грузинский-1» и «Грузинский-2». Более высокое
содержание полифенол катехиновой фракции дубильных веществ в
селекционном чае обусловливает более высокое качество как черного, так и
зеленого чая.

Таблица 26
Содержание различных форм дубильных веществ
(в миллигр. на 1 г сухого вещества)

Сумма растворимых дубильных веществ


сорт Собств. Полифенолы Кахетины
танин

Сумма полифенолов
Неосаждаем.

Неосаждаем.
Осаждаем.

Осаждаем.

Грузинский-1 137,1 18,2 72,3 18,2 90,5 245,8


Грузинский-2 135,0 22,6 60,3 20,2 80,5 238,1
Контроль 152,0 25,8 25,0 24,3 43,3 227,1

По заключению авторов (Курсанов и Бровченко), «оба сорта чая отличаются


дубильными веществами, заметно превосходящими по своему качеству
дубильные вещества обычной китайской разновидности». Преимущество их
состоит нестолько в некотором преобладании общей суммы дубильных веществ,
сколько в качественно более высоком составе их танина. Танин сорта
«Грузинский-1» близок к танину индийской' разновидности, а по отдельным
показателям даже превосходит его.

96
В исследовании В. Гогия (1949) приводятся сравнительные данные содержания
различных форм дубильных веществ в селекционном и контрольном
неселекционном чае.
Приведенные данные говорят о превосходстве селекционного чая благодаря
более высокому содержанию полифенол-катехиновой фракции.
Водорастворимая фракция пектиновых веществ в сортовом чае больше, а
протопектина меньше, что также в пользу селекционного чая.

Таблица 27
Содержание пектиновых веществ в селекционных сортах чая
(в процентах к абсолютно сухому веществу)

Сорт Гидропектин Протопектин Сумма пектиновых


веществ
Грузинский-1 4,1 8,3 12,4
Грузинский-2 3,5 10,8 14,3
Контроль 3,0 12,1 15,1

Все это подтверждает качественное преимущество, чайного листа селекционных


сортов «Грузинский-1» и «Грузинский-2».
В исследовании М. Бокучава и Т. Шуберт (1951) оказалось, что сорт № 1 по
активности полифенолоксидозы и по содержанию дубильных веществ
приближается к тропическому индийскому чаго, второе место принадлежит
«Грузинскому-2».
«Для повышения качества чайного сырья, говорит М. Бокучава (1958), важную
роль призвана сыграть селекция».. . «Грузинский-1» не только не уступает
наилучшим индийским-и цейлонским видам чая но аромату и нежности вкуса, но
даже превосходит их. «Грузинский чай, полученный из чайного растения
«Грузинский», имеет прекрасный аромат и бархатистый приятный вкус».
Как было показано в главе по селекции чая, такие выводы подтвердились и в
более поздних исследованиях. Для примера приводим данные Г. Сарджвеладзе
I960 года по сравнению качества высокозимостойкого селекционного сорта № 8 с
другими.
Таблица 28

Показатели цейлонский вьетнамский Клон № 257 №8


качества
Аромат 3,25 3,25 3,50 3,75
Вкус 3,25 2,50 2,75 3,75
настой средний В/среднего средний В/среднего

В интересном исследовании Г. Бузина (1959) сравнение ведется между


селекционными сортами № 7 и 8 с контрольным неселекционным чаем,
произрастающим в двух пунктах: 1) в Чакве, Кобулстский район Грузии и 2) в
Шаумяне, Туапсинский район, Краснодарского края. Изучалась активность
окислительных ферментов чайного растения.

97
Активность полифенолоксидозы в листе чаквинских растений на 20—30%
больше, чем шаумянских; селекционные сорта превосходят контроль. Еще
нагляднее разница при исследовании огрубевших листьев.
И по этой краткой сводке литературных данных можно видеть как велико
значение сорта в качестве чая.
В работах советских исследователей подтвердилось, что с продвижением в горы,
чай становится более ароматным и вкусным. (Чхаидзе и Харабава, 1948, Гогия,
1950).
В исследованиях Р. Воронцовой (1950), показано, что качество чая повышается
до известного предела с возрастом растении; в сезонном разрезе лучшие чаи
получаются в июле и августе, в течение суток – в полуденные часы. В целом, чем
выше жизнедеятельность растения, тем выше его показатели урожайности и
качества.

Таблица 29
Активность полифенолоксидозы
в нормальных двухлистных флешах, Июль

Сорт Чаква Шаумян


№7 1291,77 1002,89
№8 1486,65 971,64
контроль 1241,28 931,48

С продвижением к северу снижается содержание кофеина и дубильных веществ


(Шальнева, 1956), тем не менее качество Краснодарского чая, а по первым
образцам и Закарпатского, вполне хорошее и по данным исследователей и по
оценке потребителей.
Борьба за высокое качество советского чая продолжается и, судя по тем
возможностям, которые открылись в результате проведенных исследований, еще
многое может быть сделано и на этом пути.

98
ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ

1. Первое знакомство в Москве с чайным напитком 1638 г.


2. Первое сочинение о чае Н. Спафария 1678 г.
3. Начало ввоза чая из Китая по договору 1679 г.
4. Постройка чайной торговой слободы в Кяхте 1745 г.
5. Сочинение Г. Сиверса о культуре чая в России 1792 г.
6. Ввоз первых чайных кустов в Никит. Бот. Сад (Ялта). 1817 г.
7. Начало культуры чая в России 1833 г.
8. Первая посылка чайных кустов в Сухуми и Озургеты 1848 г.
9. Выработка первого грузинского чая М. Эристави 1864 г.
10. Начало ввоза чая морским путем 1870 г.
11. Посадка Д'Альфонсом чая в питомнике в Чакве 1878 г.
12. Закладка А. Соловповым в Чакве первой плантации 1885 г.
13. А. Соловцов и И. Лысенко приготовляют чай 1887 г.
14. Закладка плантации К. Поповым в Салибаури и Чакве 1893 г.
15. Начало закладки Чаквинского хозяйства Удельн. Ведомством 1895 г.
16. Выработка Лау Джон Джау в Салибаури 20 фунтов чая 1895 г.
17. Открытие Салибаурской чайной фабрики 1898 г.
18. Закладка М. Новоселовым первой плантации в Ленкорани 1898 г.
19. Открытие Чаквппской чайной фабрики 1899 г.
20. Закладка в Зап. Грузии сети географ участков С. Тимофеевым 1900 г.
21. Закладка первых опытных плантаций в Звани (Озургеты) 1900 г.
22. Закладка участка чая И. Кошманом в Солох Ауле (Со чи) 1901 г.
23. Начало закладки М Накашндзе чайных плантаций в
Зедобани 1903 г.
24. Приготовление первого чая в Гурии с географии, участков 1904 г.
25. Строительство первой чайной фабрики М. Накаишдзе в Зедобани
1908 г.
26. Постройка Озургетской казенной чайной фабрики 1913 г.
27. Закладка Р. Тодуа первой промышленной плантации в Абхазии 1913 г.
28. Организация народных имений 1918 г.
29. Рабоче-Крестьянская Инспекция обследует чайное дело 1923 г.
30. Организация первых субтропических совхозов 1924 г.
31. Развитие чайного дела по линии кооперации 1925 г.
32. Организация акц. об-ва «Чай-Грузия» 1925 г.
33. Организация Чаквинской Опытной станции 1926 г.
34. Постройка Лцанской и Микель Габриельской фабрики 1926 г.
35. Постройка Бобокватской чайной фабрики 1927 г.
36. Организация в Грузии первых с.-х. чайных коллективов 1927 г.
37. Открытие Зугдидской Опытной станции 1928 г.
38. Первая чаеуборочная машина И. О. Садовского 1928 г.
39. Строительство первого чайного совхоза в Очхамури 1929 г.
40. Начало закладки чайных плантаций в Ленкорани 1929 г.
99
41. Закладка географических участков в Сочи 1929 г.
42. Организация Всесоюзного Научно-исследовательского Института в
Анасеули 1930 г.
43. Начало работы тракторов на чайных плантациях 1930 г.
44. Закладка первого совхоза чая в Ленкорани 1932 г.
45. Начало работ по акклиматизации чая в Закаталах 1932 г.
46. Открытие в Чакве фабрики кирпичных чаев 1932 г.
47. Внедрение в производство искусств завяливания Ш. Мардалейшвили
1933 г.
48. Начало промышленного разведения чая в Краснодарском крае 1936 г.
49. Постройка в Батуми завода чайных машин 1936 г.
50. Постройка в Батуми Кофеинового завода 1936 г.
51. Организация Треста «Азербайджан Чай» 1937 г.
52. Начало выпуска промышленных зеленых чаев 1938 г.
53. Постройка первой чайной фабрики в Ленкорани 1938 г.
54. Выработка первого чая в Сочи 1938 г.
55. Постройка в Дагомысе (Сочи) первой фабрики 1940 г.
56. Открытие чаеразвесочной фабрики в Тбилиси 1940 г.
57. Организация Треста «Краснодар Чай» 1945 г.
58. Выведение первых селекционных сортов грузинского чая 1943 г.
59. Первые промышленные плантации в Закарпатье 1951 г.
60. Первая чаеуборочная машина Ш. Кереселидзе 1953 г.
61. Приготовление первых чаев в Закарпатье 1957 г.

100