Вы находитесь на странице: 1из 29

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего


образования

«РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ГУМАНИТАРНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(РГГУ)

УЧЕБНО-НАУЧНЫЙ ЦЕНТР СОЦИАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ

Соколова Софья Александровна

ПОЧИТАНИЕ МОЩЕЙ В СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕ

Курсовая работа студентки 2-ого курса очной формы обучения

Направление подготовки 46.03.03 «Антропология и этнология»

Научный руководитель:

Крюкова Н.В.

«15» мая 2019

Москва 2019
2

Оглавление

Введение……………………………………………………………………………....3

Глава 1. Происхождение феномена почитания мощей в Средневековой Европе..5

Глава 2. Духовные аспекты поклонения мощам…...……………………………...11

Глава 3. Материальные аспекты поклонения мощам……………………………..18

Заключение…………………………………………………………………………..23

Список источников и литературы………………………………………………….24

Иллюстрации………………………………………………………………………...26
3

Введение

Культ мощей как поклонение останкам представляет собой древний


феномен и присутствует в разных культурах, в том числе и в христианской. Он
зарождается в ней практически с момента ее появления и закрепляется навсегда.
Кульминация его социально-экономического влияния пришлась на эпоху
Средних веков: за обладание особо ценной реликвией начиналась война на
несколько десятилетий, а на могилах святых вырастали целые города. В
современной Европе религия уже не является столь определяющим фактором в
жизни общества, однако, и по сей день стремление верующих посетить святые
места так же сильно́, как и полторы тысячи лет назад, а вера в чудотворную силу
мощей не угасает.

Цель настоящей работы – изучить различные аспекты феномена мощей в


средневековой католической Европе, что подразумевает следующие задачи:

– определить сущность культа мощей;

– изучить процесс его формирования с позиции глобального изменения


отношения к мертвому телу;

– показать его влияние на материальные стороны жизни средневекового


общества.

К данной теме обращается Питер Браун в книге «Культ святых. Его


становление и роль в латинском христианстве»1. Он рассуждает о причинах и
следствиях становления этого культа, заглядывает в его суть и разбирает его
социально-психологические аспекты, освещая при этом нюансы, необходимые
для выполнения вышеперечисленных задач. Русскоязычные исследователи

1
Браун П. Культ святых. Его становление и роль в латинском христианстве. М., 2004.
4

специально этот вопрос не рассматривали, что делает настоящую работу


действительно актуальной.
5

Происхождение феномена почитания мощей в Средневековой Европе

Само по себе почитание останков святого представляет собой связывание


души конкретной личности с ее мертвым телом и вследствие этого приписывание
этому телу и его отдельным частям особых свойств и характеристик. Поскольку
для образования мощей сначала должен был появиться сам святой, это явление
напрямую связано с феноменом святости, который необходимо разобрать.

В общем святого можно определить как человека, за которым признано


обладание исключительной степенью святости (возвышенности, божественным
благословением) или подобия/близости к Богу. В католицизме официально
признанный святой «ныне царствует с Иисусом Христом в небесной славе»2.
Достигнуть такого признания (т.е. канонизации) и получить титул «святой»
можно только посмертно, но несколькими способами: от праведной или
монашеской жизни до смерти за веру (мученичество). Сейчас этот титул можно
получить и за благотворительную и миссионерскую деятельность (как пример –
Мать Тереза, Доменика Мадзарелло и др.). Есть и святые, не проходившие
канонизации, но почитаемые католической церковью по причине большой
известности и славы их святости.

Первыми святыми стали мученики, умершие за веру во времена гонений


христиан в Иерусалиме и Древнем Риме с I по начало IV вв. н.э. Верующие ранней
церкви почитали мучеников, так как смертью за Христа они явили высшее
доказательство своей любви. Происходила так называемая народная канонизация.
Церковью почитались место и время гибели мученика, а также его мощи и место
захоронения, а имя вносилось в календарь.3 По римским законам беспокойство
останков, их перенос и тем более разделение еще не практиковались.4 Святых

2
Католическая энциклопедия // Издательство Францисканцев. М., 2005. С. 751-752.
3
Там же.
4
Браун П. Указ. соч. С. 201.
6

оставляли покоиться в их, часто неподписанных, местах захоронения в


катакомбах или кладбищах за пределами городских стен.5

Первым мучеником можно считать святого апостола и архидиакона


Стефана, который был оклеветан и забит камнями примерно в 34 г. на территории
Иерусалима6. Его тело было захоронено на территории имения еврейского
законоучителя Гамалиила. Почитание началось почти сразу после его смерти (чем
характеризуется в целом явление почитания мучеников) и превратилось в
устоявшийся культ.7,8 Его мощи были обретены в 415 г., а немного позже
перенесены в Константинополь и разделены.

Необходимо подробнее сказать о катакомбах. Вопреки распространённому


мнению, катакомбы Рима не служили для первых христиан убежищами (власти
знали их расположение и постоянно укрываться там было бы попросту опасно).9
В период со II по V вв. их главная функция – кладбища.

К концу II в. христианское общество уже было достаточно организованным,


чтобы создавать собственные христианские кладбища и избегать погребения
своих членов в языческих зонах, как это практиковалось до этого времени. В этот
переломный момент меняется концепция индивидуального захоронения и
устанавливается «senso comunitario» (дословно – «общественное чувство»),
которое будет ведущим в христианской идеологии первых веков. Также
концепция кладбища как «общественного дормитория» начинает
распространятся на Востоке в V в., о чем свидетельствует указание Иоанна
Златоуста, который определяет кладбище как место временного упокоения в
ожидании окончательного воскрешения. В III в. об этом писал Ориген для

5
Браун П. Указ. соч. С. 201.
6
Евсевий Памфил. Церковная история. М., 1982–1985. С. 46.
7
Там же.
8
Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры IV. М. С. 305-307.
9
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. “Le catacombe cristiane. Un percorso di fede e di storia.” 2010. P. 27.
7

Александрии, который помнит о существовании крупных общественных


некрополей в пригороде.10

Место погребения мученика в катакомбах представляло особый интерес для


христиан – считалось, что душа, чье тело захоронено рядом с его останками,
впоследствии обретёт часть добродетели этого мученика и будет также
находиться рядом с ним в день всеобщего воскресения.11 Таким образом
кладбища постепенно разрастались, обрастали архитектурными сооружениями и
домами, чему, вдобавок, способствовал приток паломников.

Расширению сети катакомб способствовал папа Зефирин (199–217 гг.),


решивший обустроить кладбище для членов христианской общины в катакомбах
Святого Каллиста, все также на Аппиевой дороге. Комплекс захоронений назван
по имени дьякона Каллиста, которому были поручены организация и управление.
За три века их использования в качестве кладбищ, со II по IV век, они стали
одними из крупнейших в Риме.

По всей видимости, поклонение могилам мучеников началось в катакомбах


Святого Себастьяна на Аппиевой дороге.12 Изначально этот участок назывался ad
cataсumbas – «в углублении». Именно так образовалось само название –
«катакомбы». С ужесточением гонений при императоре Валериане в них, по всей
видимости, временно укрыли останки апостолов Петра и Павла. Через какое-то
время, благодаря большому притоку паломников, на этом месте сформировался
культ поклонения «memoria apostolorum». Впоследствии мощи Петра и мощи
Павла были перенесены в разные места, но почитать их продолжили вместе и
даже в один день – 29 июня. Существует много версий происхождения этого
культа: это могло быть уникальным явлением по случаю временного размещения
мощей апостолов или же здесь регулярно поклонялись месту пребывания двух

10
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 29-31.
11
Браун П. Указ. соч. С. 201.
12
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 73.
8

главных апостолов Римской Церкви. В любом случае, существование этого


мощного культа, преобразовавшегося в «монументальный» с возведением
Константином на этом месте в 340 году Базилики Апостолов13, посвященной
памяти апостолов, сомнению не подлежит.14 Таким образом, с катакомб Святого
Себастьяна начинается массовое поклонение могилам мучеников, а также
явление паломничества к местам захоронений. Точное время их начала не
определено, но впервые они упомянуты в 258 г. в связи с гонениями Валериана.

Поддержанию и развитию культа Петра и Павла способствовал папа


Дамасий, и он заслуживает отдельного внимания. Дамасий (Дамас) I (366–384) –
первый римский епископ, который стал называть себя папой. Он вел борьбу
против иных течений христианства (арианство) и других религий. Для этого он
противопоставил языческому пантеону пантеон мучеников, сделав их почитание
основой своей религиозной политики.15 В 380 г. император Феодосий I объявляет
христианство официальной религией Римской Империи, что обеспечивает
Дамасию поддержку в его деятельности (хотя он противился разделению церквей,
однако с его мнением не считались).16 Дамасий является первым, кто официально
утвердил культ мучеников, что делает его роль в становлении культа мощей
колоссальной.

В ходе первой половины V века катакомбы перестают выполнять свою


первоначальную функцию кладбищ в связи с варварскими вторжениями.17 Новых
умерших стали хоронить уже в пределах городских стен. Теперь катакомбы
приобретают исключительную роль мест для отправления религиозных культов
(почитание мучеников). Эта роль получила первоначальный импульс довольно

13
Basilica Apostolorum, сейчас это базилика Сан-Себастьяно-фуори-ле-Мура.
14
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 73.
15
Там же, с. 70.
16
Ковальский Я.В. Папы и папство. Москва: Политиздат, 1991. 236 с.
17
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 70.
9

спонтанно и была официально оформлена в самом конце IV в., в соответствии с


комплексной религиозно-политической программой папы Дамасия.18

Поскольку популярность поклонения мученикам все росла, епископы стали


вести каталоги мучеников и проводить церемонии рекогниции
(освидетельствования) и перенесения их мощей под алтарь.19 Первый случай
помещения мощей под алтарем связан с именем Амвросия Медиоланского в к. IV
в.20 Канон Item placuit Пятого Карфагенского Собора (401 г.) предписывал иметь
мощи в каждом алтаре.21 Официальная церемония канонизации сформировалась
только к X в., когда в 993 г. Папой Иоанном XV была проведена канонизация
Ульриха Аугсбургского.22 Переход от народной и епископской канонизации к
папской произошел благодаря желанию верующих придать бо́льшую
торжественность этой церемонии, из-за чего они все чаще обращались к папе с
просьбами ее провести.

К концу VIII в. у франков почитание святых занимало центральное метро


не только в религиозной, но и в политической в жизни. Культ мощей разросся до
такой степени, что проник в официальные церемонии – в 803 г. Карл Великий
узаконил практику королевской клятвы «либо в церкви, либо на мощах», тем
самым официально связав образ правителя с божественным благословением. В X-
XI вв. местные соборы созывались подле мощей какого-нибудь святого и все
клятвы также приносились перед святым. Сами святые становятся невидимыми
патронами, покровителями, и праздники в их честь из семейных трапез
трансформируются в торжественные общественные пиршества.23 Из-за
растущего спроса в VIII–XII вв. начинаются масштабные «миграции мощей»24 по

18
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 75.
19
Католическая энциклопедия. С. 751-752.
20
Парамонова М.Ю. Реликвии // Словарь средневековой культуры. М., 2003.
21
Браун П. Указ. соч. С. 196.
22
Католическая энциклопедия. С. 751-752.
23
Браун П. Указ. соч. С. 51, 195-198.
24
Парамонова М.Ю. Реликвии // Словарь средневековой культуры. М., 2003.
10

всей Европе. Подробнее об этом пойдет речь в третьей главе. Сейчас же


необходимо поговорить о духовных аспектах культа мощей. Для этого нужно
вернуться к моменту появления христианства и сравнить настроения его первых
адептов и настроениями языческих римлян.
11

Духовные аспекты почитания мощей

Отношение римлян к смерти в древнейший период их истории


характеризуется двойственностью. Они делили свое окружение на «свой-чужой»,
и смерть «своего» вызывала скорбь и боль, а смерть «чужого», например, в
ситуации предусмотренной законом расплаты смертью за смерть при кровной
мести, когда правонарушитель становился ненавистным врагом, - чувство
удовлетворения и гордости. Со временем происходила трансформация. Ко II веку
н.э. пространство вокруг стало восприниматься многограннее, а палитра эмоций
приобрела множество оттенков. Это было обусловлено усложнением
общественной структуры и возрастанием влияния личностных качеств,
предписаний и поведенческих моделей на индивидуальное восприятие кончины.
Однако, в целом можно сказать, что, как и раньше, смерти сопутствовал страх и
другие негативные эмоции, так как одна смерть зачастую влекла за собой другую,
что приносило проблемы и страдания.

Что касается представлений о загробном мире, то они только усугубляли


положение вещей. «Земная жизнь, наделенная смыслом, динамизмом, яркостью и
насыщенностью, несмотря на все сложности и лишения, ценилась куда больше,
чем серое, рутинное, однообразное существование души в мрачной обители
Плутона»25. Таким образом смерть наделялась негативными и пугающими
чертами, а ее приближение вызывало страх и отчаяние. А что проповедовали
первые христиане?

Картина мира, предлагаемая первыми христианами, представляет почти


полную противоположность античному язычеству. И дело не в монотеизме и
политеизме, а в новом представлении о жизни и смерти. Первые христиане несли
с собой идею о всеобщем воскрешении, обретении тела, Страшном Суде и

25
Поликарпова Н.А. Концепт «смерть» и его смысловые вариации в истории Древнего Рима // Ярославский
педагогический вестник, 2010. №4. С. 43.
12

последующей жизни в Царстве Божьем. Таким образом римская яркая жизнь и


серая смерть менялись местами. Жизнь теперь – тяжелая и полная лишений –
лишь предшествует смерти, которая в свою очередь является переходным этапом
на пути к вечному и благодатному существованию на небесах. Такой позитивный
настрой христиан касательно смерти в корне противоречил представлениям
римлян, но при этом он частично объясняет растущее количество последователей.

Теперь необходимо рассмотреть отношение к, собственно, мертвым телам.


Согласно римским законам было запрещено погребение и кремация мертвых в
пределах городских стен, так как соседство с трупами или прахом оскверняет
городские святыни.26, 27 Существовала твердая граница между живым и мертвым,
небом и землей. Объединение, или хотя бы соприкосновение этих двух категорий
на тот момент было недопустимо и само по себе вряд ли бы когда-нибудь
произошло. Во всей истории Средиземноморья они твердо
противопоставлялись.28

Изменило все появление уникального явления мученичества, о котором уже


шла речь в предыдущей главе. Христианство первое ввело такую категорию
религиозных персонажей. Вероятно, причина этого заключается в том, что до
появления христианства ни у кого не было нужды умирать, отстаивая свою веру
и вызывая при этом ярко выраженную коллективную реакцию почитания у своих
единомышленников (хотя «сильные чувства по отношению к святым личностям
и умученным мертвым уходят корнями в поздний иудаизм»29).

Первые христиане, хороня своих погибших братьев в катакомбах, делали


это с намерением сохранить тело для последующего воскресения. Мертвое тело
обрело ценность как материальный объект – если раньше смерть являлась

26
Хрестоматия по истории Древнего Мира. Т. III. Рим. Законы 12 таблиц.
27
Браун П. Указ. соч. С. 201.
28
Там же, с. 11-12.
29
Там же, с. 45
13

концом, отчего факт пренебрежительного отношения к трупам является вполне


логичным (на рубеже эр труп в дохристианских культурах по своей ценности не
сильно превосходит мусор30), то теперь после смерти душу ждет новая жизнь, в
которой тело будет ей возвращено. Именно поэтому его необходимо сохранить.

Останки же мучеников имели особое свойство. Посещая место захоронения


с целью почтить память погибшего, христиане, становились свидетелями
чудотворной силы мощей – от исцеления до воскрешения мертвых. Может
возникнуть небезосновательная мысль о том, что душа не полностью покинула
свое мертвое тело. Дух святого сохранил связь со своим телом, чтобы помогать
братьям по вере и после своей смерти.31 Его тело теперь – сосуд Божьей
благодати, и каждый, кто обратиться к нему и будет почитать его, получит
частичку его добродетели. Позже – в начале VIII века – эту же мысль высказывает
Иоанн Дамаскин: «…усопших в надежде на воскресение и с верою в Него мы не
называем мертвыми. Ибо каким образом мертвое тело может творить чудеса?»32.

Здесь можно наблюдать наложение друг на друга тех самых категорий


божественного и человеческого, мертвого и живого. Границы между двумя
мирами размываются и их объединение сосредотачивается в конкретной точке –
мощах святого.

Чтобы понять, какие чувства испытывали первые христиане, приходя к


останкам мучеников в катакомбах и совершая у них богослужения, достаточно
взглянуть на роспись стен и сводов. Обычно катакомбы вызывают ассоциации со
сценами смерти и жестоких преследований и воспринимаются как последнее
прибежище христиан во время гонений. Однако, это совершенно не соотносится
с настроением, воодушевлявшим первых христиан на сооружение собственных

30
Браун П. Указ. соч. С. 201.
31
Там же.
32
Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры IV. М. С. 305-307.
14

захоронений, отдельно от языческих, куда они помещали покойных братьев по


вере. И фрески это подтверждают.

До V века на них не встречается ни одного изображения, несущего хотя бы


косвенно негативных характер (только в V веке появляется первая жестокая сцена
– распятие).33 Их избегали, предпочитая изображать идиллические и
оптимистичные сцены. Это были как простые украшения – животные, птицы,
цветы, листья и пейзажи, так и более сложные иллюстрации – профессии
покойных, различные обряды и библейские сюжеты.

Как один из примеров оптимистичной росписи – поминальная трапеза


refrigerium в катакомбах святых Марцеллина и Петра (рис. 1). На ней можно
наблюдать пять человек, четверо из них располагаются полулежа, на римский
манер. Сам обряд поминальной трапезы является языческим, однако он был
принят первыми христианами. Учитывая датировку росписи – первая половина
III века – можно заметить, что в это время христианство содержало «примеси»
античного язычества. По большому счету, оно никогда не было абсолютно
«чистым» – сначала языческие обычаи не успели «вымыться» из повседневной
жизни христиан, а потом массовость «суеверных» представлений верующих
вынудили церковь включить их в догмат. Об этом еще будет сказана пара слов.

На первых порах изображения святых, мучеников и божественных фигур


отсутствовали в связи с тем, что Ветхий Завет запрещает создавать образы с
целью избежать идолопоклонства: «Не делай себе кумира и никакого
изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже
земли; не поклоняйся им и не служи им…»34. Почему же, несмотря на этот запрет,
в конце III века зарождается христианская иконография (относящаяся к

33
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 56.
34
Пятикнижие Моисея. Тора. Исход. 20:4-5.
15

последним событиям земной жизни Христа и главных апостолов)35, а к VI веку


уже устанавливается культ икон?36

Вполне можно предположить, что массе новообращенных христиан, в


прошлом язычников (а не все могут легко изменить свой привычный образ жизни
и оставить традиции, в которых воспитывались), было не свойственно мыслить
абстрактно, без материальных объектов и визуализации. В таком случае
материальные останки (мощи) и изображения святых являлись прекрасными
объектами для поклонений и почитаний, и, вместе с иллюстрациями к
библейским сюжетам, удовлетворяли потребность человека в визуализации
образов и их ассоциации с материальными объектами. Евсевий Кесарийский в
своей «Церковной истории» рассказывает о виденной им в Кесарии Филипповой
бронзовой статуе Иисуса: «Нет ничего удивительного в том, что в старину
язычники так делали, облагодетельствованные Спасителем нашим. Я ведь
рассказывал, что сохранились изображения Павла, Петра и Самого Христа,
написанные красками на досках. Естественно, что древние привыкли, особенно
не задумываясь, по языческому обычаю, чтить таким образом своих
спасителей.»37

В последние годы IV века, с распространением культа мучеников в


катакомбах появляются их изображения на фресках и скульптурных
композициях. Например, в катакомбах Коммодиллы, где находятся могилы
мучеников Феличе и Адаутто, рядом со священным образом Христа изображены
также их великолепные портреты. В катакомбах Домитиллы стоит колонна
мученика Ахиллея (рис. 2). Эта колонна была частью конструкции, обозначавшей
место его погребения. На колонне изображен Ахиллей в момент, когда его ведут

35
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 57.
36
Браун П. Указ. соч. С. 30.
37
Евсевий Памфил. Церковная история. М., 1982–1985. С. 259.
16

на казнь; за его спиной различается символ креста, увенчанный короной триумфа


– символом воскресения и победы над смертью.38

Возникает мысль о том, что «языческие представления масс» оказывали


давление на церковь и вынуждали ее подстраиваться под общее настроение
новообращенных христиан, однако это не совсем так. Необходимо обратить
внимание на ту часть общества, которая на тот момент составляла новую элиту –
состоятельных и влиятельных христианских мирян. Именно их конфликт с
епископами – конфликт соперничающих систем патроната – стал во многом
определяющим в дальнейшей перспективе развития христианской церкви. Он
был вызван началом приватизации святых на рубеже III-IV веков.39

Влиятельные патроны обладали большими преимуществами, они «могли


при наименьшем сопротивлении получить тело мученика и могли дать ему
наиболее подходящее пристанище». К тому же владение мощами позволяло
поместить их в семейной гробнице с расчетом на последующее размещение там и
собственных могил. Однако это означало изъятие святых из христианской
общины и включение их в орбиту конкретной семьи. Следовательно, доступ к
этим святым ограничивается, и близость к ним становится «привилегией»,
которую «многие желают, но немногие получают». Полученная однажды, она в
кричащей манере размечала баланс сил внутри христианской общины в терминах
степени близости к святому».40 К тому же, эти влиятельные семейства
практиковали «суеверные» обряды, вроде поминальной трапезы у могилы. Такое
положение дел, разумеется, являло собой проблему для епископов.

Однако поддержка элиты была необходима церкви для сохранения


духовного авторитета (в Риме христианская церковь возвысилась именно за счет
медленного усиления состоятельных светских патронов). Благодаря

38
Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. Op. cit. P. 71.
39
Браун П. Указ. соч. С. 30.
40
Там же, с. 44-46.
17

продуманным усилиям епископов, папам удалось соотнести свою систему


патроната с таковой у влиятельных мирян. При этом были закрыты глаза на
«суеверные» поминальные трапезы (и другие языческие традиции), которые
вскоре стали масштабными торжественными празднествами в честь святых.
Мощи снова стали доступны всем без исключения путем их помещения в храмы
и базилики, хотя они могли по факту находиться в собственности какого-либо
патрона.41

Таким образом, благодаря идейной привлекательности христианского учения,


а позже – достижению баланса и сотрудничества между элитами церкви и мирян,
культ почитания мощей закрепляется и со временем становится неотъемлемой
частью религиозной жизни христиан.

41
Браун П. Указ. соч. С. 48.
18

Материальные аспекты поклонения мощам

Несмотря на то, что мощи святых для своих владельцев являлись большой
ценностью, и их тщательно оберегали от посягательств со стороны, эпоха
Средних веков оказывается пронизана процессами перемещения реликвий.
Главное направление миграции – с юга на север. Их дарили, крали, продавали и
покупали. В раннем Средневековье основным источником почитаемых мощей
были римские катакомбы. С XII века эта роль переходит к Византии и Святой
Земле, правда активно «экспортируются» уже не столько мощи, сколько
реликвии, связанные с библейскими сюжетами (особенно с жизнью Иисуса
Христа). Начинается этот мощный отток реликвий с эпохи Крестовых походов.42

Стоит упомянуть такое явление, как расчленение тел святых с целью


преумножения количества святынь. С большой вероятностью еще в поздней
античности сложилось представление о том, что божественная сила святого
присутствует не только во всем его теле, то и в отдельных фрагментах, в том числе
предметах, соприкасавшихся с ним. С X в. процесс расчленения останков святого
приобрел характер регулярной практики (хотя принцип целостности тела
изначально не соблюдался). Таким образом христианский мир оказался усыпан
частицами исходных останков и «реликвиями контакта».43 Часть мощей была под
каждым алтарем, у каждой области был свой местный святой-покровитель, чьи
останки располагалась на территории этой области, без мощей не приносились
клятвы на соборах и коронациях. А поскольку религия пронизывала каждую
сферу жизни общества и задавала ей правила, культ мощей оказывал влияние на
экономику и политику государств.

42
Парамонова М.Ю. Реликвии // Словарь средневековой культуры. М., 2003.
43
Браун П. Указ. соч. С. 103.
19

Одним из первых серьезных предприятий с целью обретения мощей было


паломничество Святой Елены, матери Константина Великого, в 326 году к Святой
Земле с целью отыскать животворящий крест. Оно завершилось успехом, однако
ее методы были далеко не самые гуманные. «Золотая легенда» Иакова
Ворагинского повествует о том, как Елена в поисках креста грозилась сжечь всех
еврейских мудрецов, если они не расскажут ей о его местоположении, а когда те
выдали ей Иуду Кириака, она 7 дней продержала его в сухом колодце, пока он не
заговорил.44 Этот пример наглядно показывает степень идейной одержимости,
наполнявшей Елену, и говорит о том, что она была готова убить живых людей
ради обладания реликвией, даже не останками. К тому же, это сочетание
искренней веры с жестокостью, по всей видимости, не вызывало у нее никакого
противоречия. Как бы то ни было, ее раскопки и обретение нескольких реликвий
определенно могли вдохновить и других на совершение подобных авантюр.

Обладание мощами всегда обеспечивало их владельцу статус различные


выгоды. Для собора или монастыря это было залогом славы и упрочения его
социального и материального положения за счет вкладов, дарений и
пожертвований. Для правящей династии это было залогом политического
могущества. Например, таковыми были мощи святого Вита и копье святого
Маврикия для Саксонской династии, известной также под именем Людольфингов
и Оттонов.45 Всем и везде хотелось завладеть или просто находиться рядом с
частицей мощей или реликвии. Поэтому не только люди стали двигаться к мощам,
но и мощи к людям (translationes). Вышеупомянутые миграции останков святых
(как целых, так и частями) стали возможными во многом благодаря
разветвленной сети позднеримских отношений «дружбы и согласия». Обмены и
дарения мощей укрепляли эти связи, устанавливали личные контакты и взаимные
обязательства и иерархии. Дарителем зачастую выступал обеспеченный мирянин,

44
Иаков Ворагинский «Золотая легенда» // Internet Archive Wayback Machine [Электронный ресурс] URL:
https://web.archive.org/web/20080312103143/http://www.catholic-forum.com/saints/golden000.htm
45
Парамонова М.Ю. Реликвии.
20

владелец мощей, а получателем – какая-нибудь христианская община, лишенная


радостной близости к святому месту. Главным итогом было появление новых
центров поклонений.46 С IV-V веков, вследствие активного развития культа
святых, на кладбищах епископами начинают возводиться архитектурные
сооружения. Также, благодаря массовым паломничествам к святым местам,
появляются новые города.

Вероятно, такое стало происходить благодаря тому, что пространство


перестало строго делиться, как раньше, на «территорию живых» и «территорию
мертвых». Баланс сместился – теперь могила святого становилась духовным
центром города, а ведь раньше захоронения в пределах городских стен не
допускались. Вероятно, эти изменения можно объяснить следующим образом.
Во-первых, смерть уже не была таким страшным и нежеланным явлением, а
заповедная земля мертвецов, по сути, уже таковой не являлась. Во-вторых, место
захоронения святого воспринималось как источник божественной благодати,
разливающейся от его мощей на всех, кто находится рядом – и живых, и мертвых.
Об этом в первой половине V века пишет Максим, епископ Турина: «Мученики
хранят нас, когда мы живы, они поддерживают нас, когда мы покидаем тело …
Вот почему наши предки озаботились тем, чтобы приблизить наши тела к
останкам мучеников».47

Появление все большего количества паломнических маршрутов и


увеличение их востребованности способствовало развитию дорог и
паломнической инфраструктуры: постоялых дворов, харчевен, госпиталей и
колодцев. Возникшие позже рыцарские ордена взяли различные участки путей
под свою защиту. Например, в 1048 году в Иерусалиме был создан орден
госпитальеров, чьей целью была забота о паломниках на пути к Святой Земле.48

46
Браун П. Указ. соч. С. 104-105.
47
Там же. С. 201.
48
Монусова Е. Полная история рыцарских орденов в одной книге // М.: АСТ; СПб: Астрель-СПб, 2010.
21

Выходит, что для дальнейшего развития Европы этот процесс стал крайне
важным, так как улучшил сообщение между различными областями и сделал
путешествия между ними более безопасными (атомизированной Франкской
империи очень этого не хватало).

Торговля мощами к X-XII векам имела все признаки развитого


коммерческого предприятия: отлаженную систему связей, развитую
конъюнктуру спроса и предложения, отработанные пути доставки.

Кражи мощей совершались из разных побуждений. Это могла быть обычная


жажда наживы, прямой грабеж (как произошло в 1204 г. с Константинополем) или
же «священные кражи», которые как бы совершались на благо, иногда даже с
дозволения или повеления самого святого и, как правило, монахами. В пример
кражи такого типа можно привести «обретение» мощей апостола и евангелиста
Марка. После его смерти в 75 г. его мощи остаются в Византии вплоть до 828 г.,
пока уже арабский правитель не решает снести святилище, где покоились останки
Марка, чтобы использовать материалы для постройки дворца в Вавилоне. Боясь,
что мощи будут осквернены или уничтожены, двое купцов из Венеции – Буоно
Трибуно Да Маламокко и Рустико Да Торчелло – по собственной инициативе
похищают их. Спрятав останки в корзине и закрыв свиными тушами, чтобы
избежать тщательного досмотра мусульман, они успешно возвращаются в
Венецию. Святой Марк становится покровителем города, в его честь возводится
собор, по сей день являющийся символом Венеции.49

Интерес представляет история мощей святого Пелегрина в Альпах. Когда


этот святой скончался и его тело было найдено двумя супругами из Модены в
нетленном состоянии, между епископами и населением Тосканы и Эмилии
разгорается спор о том, кому принадлежат останки. В итоге тело помещают на

49
Католическая энциклопедия [Электронный ресурс]. URL:
http://catholic.ru/modules.php?name=Encyclopedia&op=content&tid=1897; Flaminio Corner. Notizie storiche delle
chiese e monasteri di Venezia, e di Torcello // Nella Stamperia del Seminario, Padova, 1758. P. 176.
22

повозку, запряженную двумя быками – один из Тосканы, один из Эмилии. Быки


останавливаются в месте под названием «termen Salon», где и было решено
оставить мощи. В этом месте в честь святого возводят базилику, в которой тело
расположено так, что по нему проходит граница между двумя областями – голова
и плечи покоятся на территории Эмилии, а остальная часть тела на территории
Тосканы. Произошло все это в VII веке. Позже здесь возник хоспис для
паломников.50

Этот пример иллюстрирует несколько явлений: во-первых, это конкуренция


между двумя сторонами за обладание мощами. Во-вторых, это образование
поселения в месте, где покоятся останки святого. В-третьих, он включает в себя
развитие паломнической инфраструктуры.

Желание обладать мощами и реликвиями частично лежало и в основе идеи


крестовых походов. После утверждения власти турок паломничества к святым
местам затруднились, паломники все чаще становились жертвами фанатиков, и
это, разумеется, вызывало негодование верующих.51 В такой ситуации
воодушевить большое количество христиан на военный поход призывами
очистить святую землю и защитить драгоценные мощи и реликвии было не
сложно. Культ мощей хоть и не был причиной походов, но неплохо подкреплял
их в плане идеи. Учитывая последствия крестовых походов, можно с
уверенностью сказать, что культ мощей оказал ощутимое влияние на дальнейшую
историю.

50
Lorenzo Angelini “Il museo di San Pellegrino in Alpe e l’affresco di Luciano Guarnieri” 1987. Provincia a Comprensorio,
numero speciale. Ed. Amministrazione Provinciale di Lucca, Centro Tradizioni Popolari, 1987.
51
Лучицкая С. И. Крестовые походы // Словарь средневековой культуры. М., 2003, с. 234-239.
23

Заключение

Происхождение феномена мощей имеет религиозно-духовные корни.


Начавшись со спасения и сохранения останков первых христианских мучеников,
культ поклонения мощам постепенно становится неотъемлемой частью
официальных церемоний и проникает во все сферы жизни средневекового
христианского общества.

Революционная благая весть о грядущем воскресении коренным образом


изменила отношение к жизни и смерти, что естественным образом изменило
отношение человека к мертвому телу. Таким образом мертвая плоть святых
становится источником благодати.

Однако новая религия не полностью заменила все существовавшие ранее


традиции. Укрепляющей свои позиции церкви была необходима поддержка новой
образовавшейся элиты – влиятельных христианских патронов, поэтому она шла
на уступки и вплетала в христианский догмат устоявшиеся языческие традиции и
обычаи, присущие новообращенным. Во многом благодаря этим патронам культ
мощей набрал силу и стал разрастаться: набирает силу практика дарения мощей,
обмена ими и их поисков. Частицы мощей распространяются во все уголки
христианского мира. В результате, это стимулирует рост влияния культа мощей
на социально-экономическую жизнь общества.

Главным материальным аспектом феномена мощей, повлиявшим на жизнь


средневековой Европы, являются паломничества к святыням. Они
способствовали развитию дорог и городов, связывая регионы между собой, что
позволило преодолеть атомизацию Европы. Одним из важнейших факторов
функционирования государства является его цельность, круговорот в нем людей,
товаров и идей. Именно это, в частности, и обеспечили паломничества,
24

стимулируя развитие маршрутов, проходящих от Иерусалима и до самой


Испании.

Феномен почитания мощей, являясь причиной масштабных паломничеств,


становится невероятно важным, поскольку со временем культ поклонения мощам
встал в центр христианской религиозной жизни. Он, благодаря обеспечившей его
развитие совокупности личного фактора, взаимодействия населяющих Европу
народов и различных событий, в итоге сформировал христианство именно таким,
каким оно является на данный момент. Таким образом, практика поклонения
мощам, ставшая, наряду с паломничествами, неотъемлемой частью христианской
культуры, привела к глобальным изменениям в истории всей средневековой
Европы.
25

Список источников

1. Ведешкин М.А. Кодекс Феодосия «О язычниках, жертвоприношениях и


храмах» // Научные ведомости Белгородского государственного
университета. Серия: История. Политология. 2013. №15 (158), выпуск 27.
2. Евсевий Памфил. Церковная история // Богословские труды / Московская
патриархия. М., 1982–1985.
3. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православной веры IV. Гл. 15 (88) – «О
чествовании святых и их мощей», М., 1992.
4. Католическая энциклопедия // Издательство Францисканцев. М., 2005.
5. Пятикнижие Моисея. Тора. Исход. 20:4-5.
6. Сократ Схоластик. Церковная история. – М.: «Российская политическая
энциклопедия» (РОССПЭН), 1996.
7. Хрестоматия по истории Древнего мира. Т. III. Рим. Законы 12 таблиц.
Под ред. акад. В. В. Струве, М., 1953.

Список литературы

1. Браун П. Культ Святых. Его становление и роль в латинском христианстве


/ Пер. с англ. – М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН),
2004.
2. Ковальский Я.В. Папы и папство. Москва: Политиздат, 1991.
3. Лучицкая С. И. Крестовые походы // Словарь средневековой культуры. М.,
2003.
4. Малер-Матьязова Е. Паломнические пути средневековой Европы //
Интеллектуальный клуб «Катехон», 2011.
5. Монусова Е. Полная история рыцарских орденов в одной книге // АСТ, М.,
2010.
6. Парамонова М.Ю. Реликвии // Словарь средневековой культуры. М., 2003.
26

7. Поликарпова Н.А. Концепт «смерть» и его смысловые вариации в истории


Древнего Рима // Ярославский педагогический вестник, 2010. №4.
8. Giovanni Carru, Fabrizio Bisconti. “Le catacombe cristiane. Un percorso di fede
e di storia.” Pontifico commissione di archeolodia sacra. Città del Vaticano, 2010.

Электронные ресурсы

1. Иаков Ворагинский «Золотая легенда» // Internet Archive Wayback Machine


[Электронный ресурс] URL:
https://web.archive.org/web/20080312103143/http://www.catholic-
forum.com/saints/golden000.htm (дата обращения: 01.05.19)
2. Католическая энциклопедия [Электронный ресурс]. URL:
http://catholic.ru/modules.php?name=Encyclopedia&op=content&tid=1897
(дата обращения: 18.04.19)
3. Flaminio Corner. Notizie storiche delle chiese e monasteri di Venezia, e di
Torcello // Nella Stamperia del Seminario, Padova, 1758. [Электронный
ресурс] URL: https://books.google.ru/books?id=mck-
AAAAcAAJ&printsec=frontcover&dq=inauthor%3A%22Flaminio%20Cornaro
%22&hl=ru&sa=X&ved=0ahUKEwivgdHZuOvhAhU-
wsQBHdlhC_kQ6AEIFTAC&fbclid=IwAR2bawi7GPo7ctrxaVMx3xko3vMU
msZibry2amakuxcvwD2hOlxf4OSSPF8#v=onepage&q&f=false (дата
обращения: 25.04.19)

4. Le catacombe cristiane di Roma [Электронный ресурс]. URL:


https://www.catacombe.roma.it/en/index.php (дата обращения: 16.04.19)
5. Lorenzo Angelini “Il museo di San Pellegrino in Alpe e l’affresco di Luciano
Guarnieri” 1987. Provincia a Comprensorio, numero speciale. Ed.
Amministrazione Provinciale di Lucca, Centro Tradizioni Popolari, 1987.
[Электронный ресурс] URL:
27

http://www.sanpellegrino.org/leggenda.htm?fbclid=IwAR31gzebHJaB-
F2W9WXdGVyaZ0bFmkW3gT3MauwmUYLSHQAW7CWch_Y11OQ (дата
обращения: 25.04.19)
28

Иллюстрации

Рисунок 1.

Roma. Catacombe dei Ss. Marcellino e Pietro. Cubicolo do Sabina. Affresco con
scena di banchetto.
29

Рисунок 2.

Roma. Catacombe di Domitilla. Colonnina con il martirio di Achilleo.