Вы находитесь на странице: 1из 8

ЛЕКЦИЯ 3

Индивидуализм и коллективизм в аспекте


лингвокультуры.
Термины: ИК, КК, большая семья (семейный клан), малая
(нуклеарная) семья, культура высокой дистанции власти, культура
низкой дистанции власти.

В МКК и лингвокультурологии в зависимости от специфики культурных


различий выделяют ИК и КК. Такая категоризация культур была впервые
предложена нидерландским социологом Гертом (Геертом) Хофстеде в его
новаторской типологии корпоративных культур, основанной на анализе
определенных показателей в 40 (впоследствии 70) странах.
Как и всякая классификация, подобная категоризация условна и
схематична, поскольку ни одна из культур не является КК или ИК в чистом
виде. Тем не менее, считаем такую типизацию продуктивной и
показательной, поскольку она позволяет объяснить различия в поведении
представителей разных культур, выявить уникальность лингвокультур, а
также привлечь внимание лингвистов и пчков к соответствующим
проблемам.
Как отмечают исследователи, Им и Км культур берет свое начало в
глубокой древности, когда формировались две древнейшие цивилизации.
Древняя коллективистская культура земледельческих племён породила идею
государства, которым единолично и деспотично управляет царь или фараон,
а культура европейских охотничьих племен привела к появлению
демократических форм правления, где каждый индивид имеет право на
принятие коллективных решений. В названии Ик и КК есть определенное
противоречие, когда речь идет о власти. В ИК власть представлена группами,
а решения принимаются коллективно. В КК культурах власть также
принадлежит группе, но символизирует её один человек, который имеет
право на единоличное решение.

Коллективистские лингвокультуры

Коллективистские общества (по Хофстеде) – это общества, в


которых интересы коллектива или группы (государства, нации, этноса,
класса, семьи и т.д.) главенствуют над интересами личности. Причём
личность признаёт приоритет общественного над личным и добровольно
подчиняет свои интересы интересам коллектива. Наиболее
коллективистскими являются культуры стран Азии и Южной Америки:
Японии, Кореи, Китая, Тайваня, Гонконга, Сингапура, Перу, Колумбии,
Гватемалы и др. Сюда же принято относить и Россию, а также некоторые
бывшие советские республики: Казахстан, Узбекистан, Туркмению.
В отношении России мнения исследователей расходятся: большинство
относят её культуру к коллективистской, некоторые – к смешанному типу.
Так, К. Касьянова предлагает таксономию русских национальных
ценностей, определяющих русский национальный характер. Среди них
основными являются: терпение, коллективизм, религиозный
фундаментализм, судейский комплекс, диффузное общение, авторитарность
(Касьянова 1994, цит. по Приваловой 206) .
Нам интересно мнение Б. Акунина, которое он высказал в своей книге
«История Российского государства», описывая Ордынский период истории.
Писатель считает, что до монголо-татарского нашествия Россия развивалась
в западно-европейском направлении, после и до сегодняшнего времени – в
азиатско-монгольском: « … самым важным вкладом Александра Невского
было решение сделать ставку не на антагонизм с Ордой, а на симбиоз с ней.
В этом отношении «двуединость» нашего государства, соединяющего в себе
европейские и азиатские черты, следует возводить к Невскому. Эту мысль в
свое время точно сформулировал Н.Костомаров «Чрезвычайная
сплоченность сил, безусловное повиновение старшим, совершенная
безгласность отдельной личности и крайняя выносливость – вот качества,
способствовавшие монголам совершать свои завоевания, качества,
совершенно противоположные свойствам тогдашних русских, которые,
будучи готовы защищать свою свободу и умирать за неё, ещё не умели
сплотиться для этой защиты…». Этим и будут заниматься московские
государи, потомки и наследники Александра Невского: учить свой народ
«монгольской премудрости» - сплочённости, повиновению, безгласности и
терпению» (Акунин 2013).
Самая первая группа, в которой оказывается человек с рождения –
это его семья, которая в большинстве КК состоит из довольно большого
количества тесно связанных семейными узами и привязанностями людей,
нередко живущих под одной крышей. В неё могут входить родители, дети,
бабушки, дедушки, дяди, тети, кузены и т.д. Такие семьи называются
большими семьями или семейными кланами (extended family). Ср.
русские пословицы: В семье и каша гуще . Земля без воды мертва, человек
без семьи – пустоцвет. С кем живешь, тем и слывешь.
Между группой и индивидом изначально развиваются отношения
зависимости. Когда дети вырастают в семьях такого типа, то они учатся
воспринимать себя как часть «мы-группы». Эта группа отличает себя от
других и является источником создания образа «Я», самоидентичности.
«Мы-группа» служит защитой для индивида, от которого в ответ требуется
постоянная лояльность в отношении группы. Нарушение лояльности к
группе считается тяжким проступком в КК. В них прямая конфронтация с
другими людьми, выражение мыслей «прямо в лоб» считается невежливой и
нежелательной. Слово «нет» говорится реже, чем в ИК, поскольку само это
слово уже означает конфронтацию. Обтекаемые ответы «возможно, вы
правы», «мы подумаем» считаются более вежливыми и приемлемыми. В
таких обществах личное мнение определяется мнением группы (подробнее
об этом см. Грушевицкая, Садохин и др. «Основы Межкультурной
Коммуникации»).
КК, согласно Хофстеде – это, как правило, культуры с высокой
дистанцией власти. Дистанция власти отражает степень неравенства между
людьми, которую представители группы считают допустимой и нормальной.
Низкая степень характеризуется относительным равенством, высокая же –
наоборот, предполагает иерархические отношения, где старший – «сильная
рука», которая и накажет и поможет. В таких культурах директивность,
авторитарность и манипулирование являются нормой, «всем вышестоящим
лицам-начальникам или родителям традиционно оказывается подчеркнутое
уважение и демонстративное послушание. Выражение противоречия,
жесткая критика или открытое противодействие в таких культурах не
допускается. В семейных отношениях члены семьи, наделённые властью,
также требуют послушания. Развитие независимости не поощряется. Главной
добродетелью считается уважение к старшим членам семьи и родителям»
(Грушецкая, Садохин). Когда члены японской семьи разговаривают друг с
другом, то называют друг друга не по именам, а терминами, указывающими
на положение конкретного человека в группе (невестка). Когда сын занимает
в семье место умершего отца, то все называют его отцом, даже собственная
мать называет так своего сына.
Слово – экспертам.
Пять работающих в Украине топ-менеджеров из США рассказывают об особенностях
управления по-американски в украинских условиях. Как с точки зрения иностранцев
выглядит бизнес по-украински и что ему стоило бы позаимствовать у предпринимателей
из США.
Брайан Бест, управляющий директор инвестиционной компании Dragon Capital. В
американских компаниях нет такой иерархии, как в Украине. В США ответственность
распределена между сотрудниками, а здесь даже элементарные вопросы решает
руководитель. Это значит, что люди на неруководящих должностях теряют уверенность в
своем профессионализме. Они не чувствуют, что их работа влияет на успех компании. И
это очень плохо, потому что такая уверенность развивает карьеру. Из-за этого люди в
Америке растут в организациях быстрее, чем в Украине. Американские менеджеры более
ориентированы на эффективность. Например, в США редко проводят большие совещания
для решения каких-либо вопросов. Здесь же люди очень часто организовывают
совещания. Сидя на них, я нередко вижу: некоторые из участников не понимают, зачем
они здесь. В Украине встречи не ограничены по времени: если говорят “на час”, то это
всегда продлится полтора или два часа.
Еще одна особенность американского стиля управления — демократичность. США
— страна, которая появилась на основе демократических принципов. И это перешло в наш
стиль менеджмента. В Украине наоборот: страна больше похожа на монархию, что и
влияет на отношения в бизнесе (Статья в Новом времени: Правила американских
топов. Особенности управления по-американски в украинских условиях).

Ещё раз подчеркнём, что в КК человек подчиняет себя группе


добровольно, зачастую неосознанно, ориентируясь на традиции, ценности,
общепринятые правила поведения – культуру. «Индивидуальное развитие
личности (кстати, в китайском языке нет даже точного слова, которое
передавало бы адекватно смысл понятия личность, которое широко
распространено в западных культурах) идет за счёт того, что она находит
своё место в группе. Любой групповой успех распространяется и на каждого
члена группы. Поэтому японцы оказываются не в состоянии понять
американцев, которые чрезвычайно динамичны в своих групповых
отношениях: они постоянно образуют разные группы, переходят из одной в
другую и меняют свои убеждения. Для японца покинуть группу означает
потерять свою идентичность» (Грушевицкая, Садохин) (постоянное место
работы – центр культурной и социальной жизни, ведомственные санатории,
непрерывный стаж работы на одном предприятии).
Коллективистская культура общества находит отражение в языке. Так,
японцы очень редко используют личные местоимения «мне, мой, ваш», хотя
эти слова существуют в их языке. В половине японских предложений нет
подлежащего (Bryson, 27) (ср. безличные и н-л предложения в славянских
языках). Они не любят давать прямых ответов типа «да, нет». Когда японец
говорит «Дайте мне подумать об этом» (Let me think about it) или «Я сделаю
всё, что в моих силах (I’ll do my best) , на самом деле это означает – «нет».
Многих бизнесменов, политиков, и даже президентов (США) это вводило и
вводит в заблуждение, в ложную уверенность, что договорённости
достигнуты (Bryson, 183). И поэтому неудивительно, что японцев носители
английского языка и представители иной англо-саксонской культуры, часто
характеризуют прилагательным inscrutable. Само по себе вне контекста это
слово довольно нейтрально по значению – непостижимый, загадочный,
непроницаемый. Однако, в высказывании those inscrutable Japanese,
вербализующим этностереотипный образ японца в глазах британца-
американца, эта лингвокультурема уже переводится как «Эти коварные
японцы/япошки».
Как известно, черты мышления и особенности культуры народа наиболее
ярко отображаются во фразеологизмах, пословицах и поговорках. Так, в
российской фразеологии присутствует достаточно большое количество
пословиц, отражающих коллективизм, характерный для этой культуры: Ум
хорошо, а два лучше. Артель дружбой крепка. Дружный табун волков не
боится. За общим столом еда вкуснее. Один за всех, все – за одного. По
товарищам – и слава. Погибай, а товарища выручай. При работе
коллективной, каждый грош вернётся гривной. С миром и беда не в убыток.
Человек человеком держится как дерево корнями. Человек не для себя
родится! Не имей сто рублей, а имей сто друзей. Ты мне – я тебе.

Индивидуалистские лингвокультуры

ИК по Хофстеде – это культура общества, в котором интересы индивида


преобладают над интересами группы. ИК – США, КАНАДА,
Великобритания, Австралия, страны Северной Европы, Франция и др. В
таких культурах акцент делается на личность. И поэтому совершенно не
случайно личное местоимение «I» в английском языке пишется с большой
буквы, в отличие от славянских языков, отражающих КК. В них с большой
буквы пишется местоимение единственного числа «Вы». Помните у
Пушкина «Пустое «вы» сердечным «ты» она, обмолвясь, заменила». Ну как
это перевести?!
В британской и американской культурах основным принципом жизни,
является понятие individualism – the idea that the rights and freedom of the
individual are the most important rights in a society, the central belief in most
western countries esp. USA (LDELC); 1) the habit or principle of being
independent and self-relient,2) a social theory 3) self-centred feeling or conduct,
egoism (ORD). Это слово является ключевой лингвокультуремой,
отражающей культуру англосаксонского индивидуалистского общества и
имеет, как мы видим из словарных иллюстраций, положительную СК
коннотацию. В русском/украинском языках его словарное соответствие
несет явно выраженную негативную окраску, опять-таки в силу различия
культур. В дополнение к этому, в славянских языках слова с суффиксом
«изм» имеют негативную коннотацию, которая при переводе требует
осторожности: activism – активная жизненная позиция, volunteerism –
общественная активность.
ИК – это культуры с низкой дистанцией власти. Это подразумевает
равенство в отношениях, менее официальную коммуникацию,
консультативный стиль общения, незначительную эмоциональную
дистанцию между начальником и подчиненным, открытое высказывание
личного мнения и даже противоречие или несогласие с начальством.
Расположение офисов – нет кабинетов, зеркальные перегородки.
Слово – экспертам.
Эндрю Бейн, президент коммуникационного холдинга Atlantic Group. Для американского
менеджмента характерны открытость и прозрачность. Мы стараемся выстраивать прозрачные
процессы, общаться со своими подчиненными напрямую и интересоваться их мнением по многим
вопросам. Еще одна особенность национального характера американцев — решимость в
действиях: мы не будем долго рассуждать, прежде чем за что-то взяться. Не словом, а делом —
это о нас. Для Украины пока еще характерен советский стиль управления, который опирается на
принуждение. Это история не о достижениях и конечном продукте, а о систематическом
выполнении процессов. Но сейчас страна все больше ориентируется на Запад, и это начало
большой трансформации. Я вижу, как Украина постепенно отходит от советского прошлого

Джон Шморгун, президент холдинга Agro Generation. В американском бизнесе принята


матричная система управления: компания разделена на уровни, на каждом из которых
принимаются соответствующие решения. Таким образом, ответственность за результат
распределяется между всеми сотрудниками. Право принятия решения спускается как можно
ниже. В Украине существует более пирамидальная система, где все решения стекаются к
руководителю.

В ИК, как культурах с низкой дистанцией власти, главной ценностью,


несомненно, выступает индивидуальная свобода. В АЯ, кстати, совершенно
не случайно наличие двух слов, выражающих идею свободы –
заимствованного из французского языка слова liberty, обозначающего
«гражданские свободы» (The Statue of Liberty – Статуя Свободы), и слова
freedom – индивидуальная свобода. Первая лингвокультурема преобладала по
частотности в 17-19 веках, когда актуальными были борьба с рабством,
свобода от угнетения. В современном АЯ, как отмечает А.Вежбицкая (447-
448), употребление слова liberty ограничивается политическим дискурсом, а
слово freedom – более частотно. (Мой Пример. В родильном отделении
больницы в Англии выбор специальной диеты или нет – решаешь ты сама. В
передвижных буфетах предлагается всё. Также ты сама выбираешь, чем
кормить ребенка – грудным молоком или смесью, никто не советует, не
заставляет, не указывает).
В ИК семьи включают только родителей и детей. Такой тип семьи
называют малыми или нуклеарными семьями (nuclear): family – in the US
and UK there is a traditional idea of a typical family called a nuclear family,
which consists of a mother, a father, and children… Another type of family, the
extended family, a large group all living together, including grandparents, cousins
etc. used to be commom in former times but is now very unusual in the US ans UK
( LDELC). Малая семья состоит из родителей (родителя) и детей, либо
только из супругов, при этом отношения между супругами, представителями
одного поколения, более тесны и значимы, чем отношения между
представителями разных поколений – родителями и детьми. Определяющий
признак нуклеарной семьи – присутствие в ней представителей не более чем
двух поколений.
Случай от ББС. Во Вьетнаме сын американского солдата и
вьетнамки получил разрешение американского правительства на эмиграцию
в США. Ему разрешили взять либо свою мать, либо жену с ребёнком. В
соответствии со своей КК он решил взять свою мать и лишь позже обратился
за разрешением на переезд жены и ребенка.
Дети в нуклеарных семьях активно включаются в семейную жизнь как
её равноправные члены, учатся самостоятельности, уникальности,
отличности, свободе, личной независимости, в том числе от родителей. Все
эти ценности воспитываются с детства (Winnie the Pooh: The things that make
me different are the things that make me).
Индивидуализм – это не эгоизм и индивидуальная свобода как ценность
ИК не сводится к понятию «воли», свойственной славянским культурам.
«Твоя свобода ограничивается кончиком носа твоего соседа», team spirit,
популярность командных видов спорта. Share – ключевая лингвокультурема
английской лингвокультуры: What shares us – Что нас объединяет? Share
the future (известный флешмоб), (самое частотное слово в песочнице, где
играют английские малыши).
Ещё одна ценность ИК, которая воспитывается с детства, выражается
словом self-esteem, которое также является ключевой лингвокультуремой
британско-американской лингвокультур. Вслед за Китаяма, А.Вежбицкая
говорит о том, что в АЯ это слово (самоуважение) – обычное, обиходное
слово, в то время как self-aversion (самоотвращение, самоуничижение) едва
ли вообще употребляется. В ЯЯ – наоборот: слово jiko-Keno (self-aversion)
является повседневным словом, а слово jisonshin (self-esteem) имеет в языке
сомнительный статус ( Вежбицкая. Японские культурные сценарии, 137).
Слово – эксперту.
Слово это можно перевести как «высокая самооценка, уверенность в себе», но точнее
всего – «самоуважение». Есть еще эквивалент – словосочетание «чувство собственного
достоинства». Для американца же, впрочем, никакого объяснения здесь не требуется.
Слово self-esteem встречается так часто – и в газетах, и на телевидении, в любом ток-шоу,
что давно утвердилось в сознании как высокая моральная ценность.
Воспитывают эту ценность с детства. Барни, огромная кукла-динозавр, ведущий
одноименного детского ток-шоу, часто говорит о необходимости человека уважать
самого себя. Однако не в форме императива – никакой дидактики в детских шоу здесь
нет, – а в форме игры. Например, так. У одного из друзей Барни (а это реальные мальчики
и девочки) день рождения. Барни передает ему коробку и говорит, что если он взглянет на
подарок, то увидит нечто уникальное. Очень ценное, неповторимое. Чего в целом свете
ни у кого больше нет. Мальчик открывает коробку и обнаруживает там… зеркало. А в
нем, естественно, отражение собственного лица, того самого – «уникального, ценного,
неповторимого», чего ни у кого больше нет. Это и есть воспитание self-esteem’а.
Другая картинка. Детский сад. Все уже позавтракали, одна девочка еще дожевывает
за столом. Молодая воспитательница говорит: Что же ты медлишь, Келли. Дети спешат на
прогулку, ты их задерживаешь. Мимо проходит директриса и случайно слышит эту
реплику. Она просит воспитателя зайти к ней в кабинет.
– Вы побеспокоились о тех детях, которым не терпится погулять, – говорит она. – Но не
подумали о Келли: каково ей – мало того что она одна осталась за столом, так еще
испытывает и комплекс вины перед остальными.
А мне – я в это время сижу у нее в кабинете, беру интервью – заведующая объясняет, что
ребенка ни в коем случае нельзя воспитывать на чувстве вины. Иначе он может
привыкнуть, что он хуже других. У него может оказаться дефицит самоуважения. Вот так
и вырастают неудачники (А. Баскина, 22-23).
В ИК принято, что как только ребёнок достигает возраста
совершеннолетия в 21 год (завершается формирование коры головного
мозга), он покидает родительский дом. Ему зачастую дарят
поздравительную открытку с ключом – от новой жизни, от будущего
собственного дома. (Special ages – 18,21,30,40). Родители поощряют gap year
(годовой перерыв в учёбе, обычно после окончания школы и перед
поступлением в вуз). «Нередко случается, что уходя из дома, дети сводят
контакты с родителями до минимума или даже прерывают совсем. В таких
обществах от физически здорового человека ожидается, что он ни в каком
отношении не будет зависеть от группы» (Грушевицкая, Садохин).
Выражение To leave the house в Японии обозначает «порвать все связи с
обществом, стать изгоем, уйти в монастырь». В США, ВБ – то выражение
обозначает начало новой самостоятельной жизни, нормальный шаг, которого
ждут от молодого человека все окружающие. («Навык противостояния»
А.Баскиной о самостоятельности студентов).