Вы находитесь на странице: 1из 10

Лекция 2

Лингвокультура как сопряжение языка, культуры и


сознания. Лингвокультура и перевод.
Термины: лингвокультурология, лингвокультура,
лингвокультурема, социокультурная коннотация, лингвокультурный
код, лингвокультурно-правильный перевод.
Культура неразрывно связана с сознанием этноса. У каждой
культуры своя ментальность, и она учит нас, кто мы есть (Рапай, 33). Этот
конгломерат отражается в языке и им же создаётся. Отсюда и
уникальность, неповторимость, различная национальная и этническая
идентичность каждого народа.
Актуальность исследований тесной взаимосвязи и
взаимообусловленности языка, культуры и сознания привела к
возникновению и развитию новой отрасли языкознания –
лингвокультурологии. Лингвокультурология – область языкознания
интеграционного, междисциплинарного характера, которая основывается
на таких гуманитарных дисциплинах как психология, культурология,
этнолингвистика, психолингвистика, этнопсихолингвистика,
социолингвистика, лингвострановедение, когнитивная лингвистика. Она
изучает язык как феномен культуры и культуру как феномен во многом
создаваемый языком, в их тесной взаимосвязи с индивидуальным и
коллективным сознанием.
Ключевым понятием лингвокультурологии является термин
«лингвокультура». Лингвокультура этноса – сопряжение языка,
культуры и сознания определенного этноса. Языковые знаки как средство
социализации конструируют, создают общее для всех членов данного
лингвокультурного сообщества значение, которое уникально в пределах
данного этноса. Почему мы говорим бюро находок, а англичане-
американцы – lost property office, стрелка часов – clock hand? В Японии
выражение покинуть дом означает «уйти в монастырь, порвать все связи с
обществом». Для американцев выражение to leave the house обозначает
нормальный шаг, которого ждут от молодых все окружающие, в первую
очередь родители. Уход из родительского дома – самостоятельность,
построение новой своей жизни и семьи.
Выражение лить воду в той или иной форме присутствует во всех
языках (ср. переливать из пустого в порожнее). Вода – самая дешёвая из
жидкостей, недобросовестные торговцы разбавляют ею вино или молоко, а
недобросовестные ораторы разбавляют свои речи пустопорожней болтовней.
Однако такое сравнение пустословия с водой едва ли будет понятно жителям
пустыни, для которых вода драгоценна, а журчание воды – символ высокой
поэзии (Словарь символов и знаков, 173). to beat the air, to mill the wind, to
labour in vain)
В приведённых примерах уникальности значения языковых выражений
нетрудно увидеть, что при тождественности лежащих в основе значения
понятий, образы сознания, т.е. совокупность знаний о предмете или
ситуации любой лингвокультурной общности, являются ложноидентичными.
В лингвокультурологии такие языковые единицы с яркой культурной
окраской получили название лингвокультурем (ср. реалии в
лингвострановедении и переводе). Лингвокультурема может быть
выражена словом, словосочетанием, целым текстом. В отличие от просто
слова, которое аккумулирует в себе собственно языковое представление
(язык плюс сознание), лингвокультурема, наряду с таким языковым
представлением, включает и тесно связанный с ним культурный смысл.
Зависимость сознания, языка, культуры и этноса осуществляется
посредством значения – точкой пересечения этих четырёх феноменов.
Вокабула лингвокультурем включает социокультурные коннотации –
дополнительные оттенки значений слова, которые обусловлены
особенностями культуры (культурные коннотации) и общественной или
социальной жизни (идеологические, политические коннотации). Именно
посредством таких коннотаций и осуществляется диалог между языком и
культурой. Так, например, вокабула лингвокультуремы «черная кошка»
включает следующую информацию национально-культурного свойства: в
славянских лингвокультурах – несчастье, в британской и американской –
удача.
Англичанам совершенно не понятны коннотации, закрепленные у
нас за словом «свинья». У них это животное ассоциируется не столько с
грязью и дурными манерами, сколько с неумеренным потреблением пищи. И
когда герой романа Дж. Арчера First Among Equals, молодой аристократ,
обращается к своей не менее аристократичной жене и говорит, что завидует
ей, потому что она ест like a pig, он вовсе не хочет её оскорбить. Он просто
хочет сказать, что ест она много, не ограничивая себя. По- русски фраза « ты
ешь как свинья» - неаккуратно, с вызывающей отвращение жадностью
(Сдобников,361).
В каждой лингвокультуре лингвокультуремы объединяются и
создают различные лингвокультурные коды – система лингвокультурем,
объединенных тематический общностью: например, зоонимический,
фитонимический, соматический или телесный, темпоральный,
колористический, ситуативный или поведенческий, кулинарный и другие.
Также выделяют ЛК «дом», «конь» и т.д. ЛК как уникальный этнический
«цветовой», «растительный», «анималистический» и т.д. взгляд на мир,
является своеобразной системой координат, которой, сами того не сознавая,
пользуются представители той или иной культуры. Уникальность таких ЛКК
особо ярко проявляется при сравнении лингвокультурем-фразеологизмов и
коллокаций:
Фитонимический ЛКК: Sucked orange – выжатый лимон; new potato –
молодой картофель;
Кулинарный ЛКК: brown bread – черный хлеб, new milk – парное молоко
Зоосемический: fishy story – сказка про белого бычка; dog eats dog – человек
человеку – волк; white horses – барашки на море; Birds of a feather flocks
together – рыбак рыбака видит издалека; like water off a duck’s back – как с
гуся вода; silly as a goose – глуп как пробка; it gives me goose bumps – у меня
мурашки по коже, to drink till pink elephants – допиться до белочки или
чертиков.
Нумерологический: в двух словах – in a word ( компактность, четкость и
логичность английского язика), the seventh wave – девятый вал.
Поведенческий: put smth by for a rainy day – откладывать на чёрный день;
to read the tea leaves;
Соматический: to pull one’s leg – подшучивать над к-л, морочить к-л голову;
сделать от души – from the heart.
Колористический: black in the face – багровый (от раздражения или
напряжения), black dog – тоска зеленая (хандра), to drink till all is blue –
допиться до зеленого змия или белой горячки, on a silver platter – на блюдечке
с голубой каёмочкой;
белая берёза – silver birch ; белый медведь – polar bear, белая кость – blue
blood, белый танец – lady’s choice.

Говоря об этническом «цветовом взгляде» на мир, можно отметить


результаты исследований, согласно которым американские наиболее
частотные цвета: синий, красный, зелёный. В русском языке безусловным
лидером является красный, за ним следуют зеленый, чёрный, жёлтый.
Русское прилагательное «красный» имеет большее количество синонимов,
чем другие обозначения. В АЯ красный цвет редко связан с положительными
ассоциациями, поэтому слово red, как правило, используется с негативной
оценкой. (Привалова, 183-185).
Интересными представляются и данные наших исследования
колористических лингвокультурем США и Великобритании, проведенного
на материале лингвострановедческих словарей. В США наиболее
частотными оказались цветообозначения white(19%), blue(17%), black (13%),
red (13%), а в Великобритании – black (24%), blue(17%), white(15%), red
(15%). Исследование 641 цветообозначений-реалий в НБАРС выявило
следующие характерные для всей англо-американской лингвокультуры
колоремы: black (25%), red(19%), white(13%), blue (11%), green (11%), yellow
(6%), brown (6%).
ЛИНГВОКУЛЬТУРА И ПЕРЕВОД
Давайте посмотрим как в разных культурах выражается или
обозначается понятие «палец». Чтобы назвать этот предмет по-английски,
необходимо уточнить, палец руки или ноги, и если руки – то какой. Десять
пальцев – 8 fingers and two thumbs, 20 пальцев – 8 fingers, 2 thumbs and 10 toes.
Форма выражения одного и того же кусочка реального мира может вызвать у
нас, изучающих английский язык, ощущение избыточности, а у англичанина,
изучающего русский язык, чувство недостаточности (Тер-Минасова).
У народов Севера огромное количество слов для обозначения снега. В
языке филиппинского племени – 90 слов для обозначения риса, а в языках
арабских племен зафиксировано множество слов для обозначения верблюда.
Факты избыточности и недостаточности культур особенно чувствительны
для переводчика. Уникальность лингвокультур, различные социокультурные
коннотации, заложенные в лингвокультуремах, требуют от переводчика
определённых очень важных знаний и компетентностей.
Поясню на примере нумерологического кода (Лингвокультурную
обусловленность нумерологем впервые наглядно доказал Ю.Сорокин на
материале исследований цифр в художественных переводах (Сорокин 1977,
172-173)). Лингвокультуремы-нумерологемы отражают этнические
особенности количественной символизации. Так, в русской культуре цифры
3,7,9,40 несут «сакрально-мифологическую загрузку», особенно число 7. В
англо-американской лингвокультурах аналогичную нагрузку несёт цифра 9.
(подробнее об этом см. Привалова, с.171-173). Поэтому русские пословицы и
идиомы с цифрой 7 редко переводятся эквивалентно, в основном
функциональным аналогом : на седьмом небе – on cloud nine, in seventh
heaven; семь раз отмерь, а один – отрежь – measure twice and cut once.
Кроме того, американцы и англичане используют «более мелкие
квантитативы: 1200 $ - Twelve hundred bucks . Специалистам по
художественному переводу с АЯ на РЯ хорошо известно, что в русской
культуре не принято с абсолютной точностью указывать рост и вес
персонажей: Nineteen years оld, six feet two inches tall, long bone… (Mitchell
Gone with the wind,1988) – Девятнадцатилетние, высокие стройные парни…
Кто-то скажет: неточный, описательный перевод. Как раз наоборот –
лингвокультурно-правильный профессиональный перевод.
Столь же трудно перевести рассказ Чехова «Моя она», целиком
построенном на том, что в русском языке слово лень – женского рода. По-
английски, где у существительных вообще нет категории рода, как кстати и в
японском, трудно создать текст, где бы у читателя до последнего
предложения было впечатление, что речь идет о женщине. А как перевести
знаменитое пушкинское «Пустое вы сердечным ты она, обмолвясь,
заменила»?
Итак, переводчик обязан изучать, понимать лингвокультуру, чтобы
прежде всего распознать и понять скрытые социокультурные коннотации
слов и выражений, скрытые реалии жизни страны или группы и затем уметь
правильно передать все культурные смыслы в переводе. И в результате
получить не просто правильный перевод, а лингвокультурно-
правильный профессиональный перевод.
Поэтому, по нашему глубокому убеждению, профессиональная
компетенция переводчика, равно как и филолога, включает два обязательных
умения.

1. Знать социокультурные коннотации (коннотативное поле)


языковых структур, чтобы верно и правильно передать выражение на
другом языке.
Так, переводчикам следует помнить, что ближе всего к русскому слову
политика (в значении «процесс решения главных вопросов жизни
государства и общества») находится английское выражение public policy, так
как слово politics зачастую имеет отрицательные коннотации и переводится
как политическая борьба, политиканство. А слово политик лучше всего
переводить более нейтральными выражениями policy-maker, political leader
или political figure, так как politician – нечто среднее между политиком и
политиканом.
Еще один пример. В русском языке слова иностранный, иностранец не
имеют отрицательных коннотаций, в то время как английские слова foreign, а
особенно foreigner, несут в себе изначально присущие, независимые от
контекста негативные оттенки значения, что зафиксировано в словарной
статье слова foreigner: a word sometimes used in an impolite or disapproving
way meaning someone who comes from another country. Поэтому в британском,
и особенно в американском варианте английского языка, более
ориентированном на политическую корректность, всё чаще употребляются
слова alien или newcomer. Факультет иностранных языков правильнее
перевести выражением the faculty of modern languages, а выражение
студенты-иностранцы – overseas students.
Обращаем ваше внимание и на особенности перевода слова родина. Для
славянского характера с его повышенной сентиментальностью, сердечностью
души присуща такая черта как очень личное, эмоциональное отношение к
своей родине. Особенно ярко эта черта проявляется при сопоставлении
русского языка с английским. Действительно, в русском языке достаточно
много эмоционально-окрашенных слов, обозначающих страну, где человек
родился: родина, родная страна, отечество, отчизна, родимая сторона,
родина-матъ, мать-земля, родина-матушка, святое отечество.
Всем этим словам в английском языке соответствуют три выражения:
нейтральные mothercountry, homecountry и литературно-книжное native land:
любовь к родине – love for one's native land / love of country;
тоска no родине – homesickness;
соотечественник – countryman , fellow citizen;
человек без родины – a man without a country;
иметь заслуги перед родиной – to deserve well of one's country;
мое отечество – this country;
отечественного производства –home-made.
В английском языке существуют слова motherland и fatherland (они
зафиксированы в Oxford Reference Dictionary), но они практически никогда не
употребляются англичанами по отношению к своей собственной стране.
Слово Fatherland употребляется, когда речь идет о Германии, a motherland – о
России и зачастую в кавычках, чтобы подчеркнуть «инаковость» этих слов.
Слово «родина» в значении «место рождения» переводится словом
birthplace, а в значении «место происхождения» - словом home.

2. Знать социальную и культурную жизнь говорящего на данном


языке речевого коллектива, которая находит своё отражение в
социокультурных коннотациях языковых структур. Так, например, чтобы
правильно перевести на английский язык выражения вчера вечером, 2 часа
ночи, необходимо учитывать несовпадение культурных представлений о
частях суток у наших народов: morning – с 0.00 до 12.00, afternoon – с 12.00
до 18.00, evening – с 18.00 до 20.00, night – с 20.00 до 0.00. Поэтому
выражение вчера вечером переводится как last night, а 2 часа ночи – 2 о 'clock
in the morning.
Обратите также внимание на несовпадение хронологических рамок
времен года. В Великобритании, как и в большинстве стран северного
полушария, приняты следующие даты начала и окончания времён года: зима –
от 22 декабря до 20 марта, весна – от 21 марта до 21 июня, лето – от 22 июня
до 22 сентября, осень – от 23 сентября до 21 декабря. Таким образом,
выражение late summer употребляется, когда речь идёт не об августе, а о
сентябре.
Слова, обозначающие время приема пищи имеют прямые
межъязыковые эквиваленты: breakfast – завтрак, dinner – обед, supper –
ужин, tea – чай, но понятия, связанные с ними, в разных языках существенно
отличаются. Haш завтрак – это разнообразная еда без особых ограничений
и традиций. Английский завтрак бывает континентальным (сегодня он
обычен для большинства англичан) и традиционно английским (traditional
English breakfast) с хлопьями, молоком, тостами с маслом и джемом, с
поджаркой (fry-up) из яиц, бекона, колбасок, помидоров, грибов, фасоли. Все
это запивается крепким, «особенным» английским чаем с молоком.
Наш «обед» - это lunch, branch ( поздний завтрак на выходных) Английский
dinner – это не только обеденная еда, но чаще всего вечерняя и по
особенным случаям, с гостями, как правило, среди представителей среднего
и высшего класса. Для них же слово tea обозначает обычай послеобеденного
чая (high tea, five-o'clock tea) с печеньем, сэндвичами, сконами (пышками).
Для рабочего класса в городах Англии и для более широкой части населения
в Шотландии и Ирландии tea – это еда вечером, как только люди
возвращаются с работы примерно в 18.00: Tea that evening was a big meal of
bacon, eggs and sausages. The children came home from school, had tea and did
their homework (Longman Dictionary of English language and Culture, p. ) .
Яркий пример различия социокультурной информации в
эквивалентных парах tea – чай, coffee – кофе приводит Л. К. Латышев,
анализируя диалог двух главных героев романа Э. М. Ремарка «Три
товарища» Пат Хольман и влюбленного в нее Роберта Локалепа. В русском
переводе этот диалог звучит так (перевод Л. К. Латышева):
- Итак, чего же ты хочешь, чай или кофе?
- Кофе, просто кофе, Пат. Я ведь парень из села. А ты?
- Я выпью за компанию кофе.
- А вообще ты пьешь чай?
- Да.
- Я так и думал.
- Но я уже начинаю привыкать к кофе. Хочешь к кофе пирожное? Или
булочку?
- И то, и другое, Пат. А потом я выпью еще чаю.

Слово - мастеру.
Для русского читателя этот разговор выглядит как пустая застольная болтовня,
потому что русский читатель не знает, что слова чай и кофе имели в то время для немцев
определенную социальную коннотацию: кофе считался напитком простолюдинов, а чай -
напитком представителей более высоких слоев общества. Если прочитать диалог еще раз,
уже зная это, то становится понятным смысл диалога, скрытый под разговором о чае и
кофе. Роберт, терзаемый постоянными мыслями о том, что эта девушка не для него,
простого парня, пытается иронизировать по этому поводу. Пат, соглашаясь пить вместе с
ним «напиток простых людей» и уверяя его, что уже начинает привыкать к кофе,
выказывает тем самым и готовность пойти Роберту навстречу, пренебрегая социальным
барьером. Для того, чтобы этот потаенный смысл диалога открылся русскому читателю,
надо, чтобы и он знал об этих социальных моментах. Сделать это иначе, как через
примечание переводчика, в данном случае не представляется возможным.
Л.К.Латышев, Б.И.Провоторов. Структура и содержание
подготовки переводчиков в языковом вузе, с. 64.