Вы находитесь на странице: 1из 3

Вашингтон — со своими невысокими правительственными зданиями, садами, памятниками и

широкими улицами — похож немножко на Вену, немножко на Берлин, немножко на Варшаву, на все
столицы понемножку. И только автомобили напоминают о том, что этот город находится в Америке.
Здесь на каждые два человека находится один автомобиль, а на все пятьсот тысяч жителей нет ни
одного постоянного театра. Осмотрев дом Джорджа Вашингтона в Маунт-Вернон, побывав на
заседании конгресса и на Могиле Неизвестного солдата, мы обнаружили, что смотреть, собственно,
больше нечего…»

В Национальном архиве хранятся оригиналы «Декларации независимости», подписанной двадцатью


девятью представителями первых тринадцати штатов 4 июля 1776 года, Конституции США и первых
десяти поправок к Конституции, так называемого Билля о правах. Когда архив закрывается на ночь,
эти документы опускаются на семь метров под землю и помещаются в специальный сейф весом
пятьдесят пять тонн, способный выдержать прямое попадание ядерной бомбы.

Побывав в архиве, Познер с Брайаном посетили памятник Вашингтону, первому президенту США. Он
командовал Американской континентальной армией во время Войны за независимость, дважды был
избран президентом, но от третьего срока отказался, тем самым создав прецедент: в течение почти
ста пятидесяти лет ни один президент США не баллотировался на третий срок. Нарушил эту традицию
в 1940 году президент Франклин Рузвельт, сославшись на опасность смены власти во время войны (в
1952 году была принята 22-я поправка к Конституции, запрещающая третий срок). Вокруг «иглы
Вашингтона» реют пятьдесят американских флагов, по одному от каждого штата,. К своему флагу
американцы относятся необыкновенно трепетно: запрещено его пачкать, рвать, татуировать на теле,
ронять на землю, вешать вверх тормашками, оскорблять словом или делом, сжигать, выбрасывать,
резать на тряпки, его ночью надо обязательно освещать, или спускать с флагштока.

Американский патриотизм проявляется во множестве вещей, которые европейцу могут показаться


странными и даже лишними. Деньги всегда играли особую роль в Америке, но сегодня они играют
роль определяющую.

Один из самых уважаемых в Америке общественных деятелей, Ли Хамилтон, говорит:

— Влияние денег на демократический процесс — очень серьезная проблема для нашей страны.
сегодня это представляет угрозу для представительной демократии. Когда говорят деньги, все
остальное молчит… И чем больше власти у людей, у которых есть деньги, тем меньше власти у
обычных людей в нашей стране.

Есть у американцев такое выражение: «Деньги говорят». То есть они влияют буквально на все. В
частности, на процесс выборов.

Боюсь, что Джефферсон, появись он сегодня, был бы сильно огорчен состоянием американской
прессы, как печатной, так и электронной. Будучи в Вашингтоне, а потом в Нью-Йорке, я разговаривал
об этом с такими выдающимися журналистами, как Тед Коппел, Хедрик Смит и Фил Донахью. Они
все резко критически говорили о состоянии СМИ в Америке сегодня, о том, что слишком все
подчинено прибыли, слишком велика власть корпораций. Вот мнение Донахью:

— Самое важное изменение в американских СМИ — это консолидация прав собственности на СМИ.
Изменение, противоречащее духу Первой поправки к Конституции, смысл которой заключается в
том, чтобы множество разных людей могли открыто выражать свое мнение. И где-то в центре этой
огромной толпы можно было бы найти истину. Сегодня это пространство занято не независимыми
радиостанциями и телевизионными станциями, а четырьмя, может быть, пятью огромными
медиакорпорациями. И именно корпоративные СМИ, по мнению многих политических деятелей,
подрывают демократию в этой стране… Наша проблема в том, что слишком многие в СМИ стали
частью этой власти. Вместо того чтобы стоять вне ее, задавать вопросы, подозревать.

Гораздо более осторожный в своих высказываниях Тед Коппел, который долгие годы вел, пожалуй,
самую популярную и уважаемую политическую программу страны, сказал так:

— Те, кто утверждает, что выносить на люди порочащие факты о деятельности собственного
правительства — непатриотично, думаю, просто не понимают, что такое настоящий патриотизм и
каков смысл Первой поправки, говорящей, что, с одной стороны, свобода слова предоставляет
огромные возможности критиковать тех, кто руководит работой нашего собственного правительства,
но, с другой стороны, это сопряжено с большой ответственностью.О черных разговор особый.

в результате Гражданской войны 1861–1865 гг. они были освобождены от рабства. Но получили ли
они равный с белыми статус? Вопрос риторический.

Я иногда спрашивал белых американцев: «Как вы думаете, какой была бы Америка без черных?»

Пожимают плечами. Не отвечают. Я подсказываю: «Без черных не было бы джаза, блюзов,


спиричуэлс, чечетки, рок-н-ролла, рэпа; на Олимпийских играх США были бы средней спортивной
страной — не входили бы, скорее всего, в первую пятерку; не было бы никаких Джесси Оуэнсов и
Джо Луисов, никаких Мухаммедов Али и Тайгер Вудзов, никакого Майкла Джорждана и Майкла
Джексона, никаких Луи Армстронгов и Эллы Фицджеральд. Словом, была бы другая Америка…» Но
эту тему не любят. И не только белые.

Мы посетили церковь Бога во Христе, которая расположена совсем рядом с Вашингтоном в штате
Мэриленд. Здесь живут люди обеспеченные. Сегодня — воскресенье, перед церковью, на парковке,
несколько десятков машин — чистых, сверкающих, дорогих. В самой церкви — несколько сот
человек, кажется, ни одного белого лица. Пастор Уилли Хант, человек громадных размеров,

Пастор пригласил всю нашу съемочную группу к себе домой. Место — отличное. Красивые дома-
особняки, ухоженные газоны, цветы, чисто и порядок. Только почти нет белых. Почему? Как только
сюда въехала первая чернокожая семья, белые стали выезжать. Потому, что появление чернокожих
сразу снизило стоимость недвижимости.

Когда я уже в машине сказал, что Америка по-прежнему разделена на две части, одна — для белых,
одна — для черных, что это по-прежнему расистская страна, Брайан обиделся:
— Когда вы это говорите, меня слегка передергивает. Что вы имеете в виду под словами «расистская
страна»В Америке гораздо больше реальной, действенной демократии, чем представляли себе Ильф
и Петров, — это, бесспорно так. Вместе с тем, ее гораздо меньше и влияние ее значительно слабее,
чем полагает подавляющее большинство американцев. Это тоже бесспорно. И, на мой взгляд, ее
будущее не выглядит уж очень оптимистичным.

Сенатор штата Мічіган сказав, що найбільша проблема це війна в Іраці. У Вшингтоні багато
меморіалів присвячених солдатам, що загинули у В'єтнамській війні. На ньому висічено ранг і імя,
прізвище більше 58 тисяч американців, що віддали своє життя по суті ні за що.

Але багато американців під час опитування сказали що люблять свою країну, такою яка вона є.

Вам также может понравиться