Вы находитесь на странице: 1из 113

Ассоциация исследователей российсêоãо общества (АИРО-XXI)

Фонд имени Ниêолая Бухарина и Анны Лариной-Бухариной

СЕРИЯ «АИРО — ПЕРВАЯ МОНОГРАФИЯ»


под редакцией Г. А. Бордюгова
Объединенная редакция «АИРО-XXI – НОВЫЙ ХРОНОГРАФ» АССОЦИАЦИЯ ИССЛЕДОВАТЕЛЕЙ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА
Леонид ЯНОВИЧ – главный редактор (АИРО-ХХI)
Андрей МАКАРОВ – исполнительный директор
Сергей ЩЕРБИНА – арт-директор

Международный совет научных проектов и издательских программ АИРО


Геннадий БОРДЮГОВ Руководитель Е.И. Щербаêова
Карл АЙМЕРМАХЕР Рурский университет в Бохуме
Дмитрий АНДРЕЕВ МГУ им. М. В. Ломоносова
Дитрих БАЙРАУ Тюбингенский университет
Дьердь БЕБЕШИ Печский университет
Владимир БЕРЕЛОВИЧ Высшая школа по социальным наукам, Париж
Бернд БОНВЕЧ Рурский университет в Бохуме
Харуки ВАДА Фонд японских историков «ОТЩЕПЕНЦЫ».
ПУТЬ К ТЕРРОРИЗМУ
Людмила ГАТАГОВА Институт российской истории РАН
Пол ГОБЛ Фонд Потомак
Габриэла ГОРЦКА Центр «Восток–Запад» Кассельского университета
Андреа ГРАЦИОЗИ Университет Неаполя
Никита ДЕДКОВ МГУ им. М.В. Ломоносова (60–80-е ãоды XIX веêа)
Роберт ДЭВИС Бирмингемский университет
Стивен КОЭН Принстонский, Нью-Йоркский университеты
Алан КАСАЕВ РИА «Новости»
Андрей МАКАРОВ АИРО-XXI
Джон МОРИСОН Лидский университет
Василий МОЛОДЯКОВ Университет Такусёку, Токио
Игорь НАРСКИЙ Южно-Уральский государственный университет
Норман НЕЙМАРК Стэнфордский университет
Дональд РЕЙЛИ Университет Северной Каролины на Чапел Хилл
Борис СОКОЛОВ АИРО-XXI
Такеси ТОМИТА Сейкей университет, Токио
Татьяна ФИЛИППОВА Российский исторический журнал «Родина»
Мосêва
Сергей ЩЕРБИНА АИРО-XXI Новый Хроноãраф
Леонид ЯНОВИЧ «Новый хронограф»
2008
УДК 323.283(470+571)(091)"186/188"
ББК 63.3(2)522-4
Щ61
СОДЕРЖАНИЕ
СЕРИЯ «ПЕРВАЯ МОНОГРАФИЯ»
ОСНОВАНА В 1993 ГОДУ
ВВЕДЕНИЕ ................................................................................................................. 9
«МЫСЛЯЩИЙ ПРОЛЕТАРИАТ» (60-е) ............................................................... 22
Дизайн и вёрстка: Сергей Щербина
1. Среда обитания ............................................................................................... 22
2. «Новые люди»................................................................................................. 42
3. За «новое небо и новую землю».................................................................... 63
«ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ» (1870–1880-е).................................................................. 83
1. Между молотом и наковальней..................................................................... 83
2. За порогом..................................................................................................... 112
3. Выход в свет.................................................................................................. 135
Щербакова, Е.И. ЗАКЛЮЧЕНИЕ....................................................................................................... 153
Щ61 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) / Е.И. Щерба-
Н.И. Дедков. ПОСЛЕСЛОВИЕ
кова; под ред. Г.А. Бордюгова; послесловие Н.И. Дедкова. — М.: Новый Хроно-
«Жил голодно, существовал проблематично…» ................................................. 155
граф; АИРО-XXI, 2008. — 224 с. — (Серия «АИРО — Первая монография»). —
ISBN 978-5-94881-074-4. — ISBN ISBN 978-5-91022-098-4. ПРИЛОЖЕНИЯ
Молодая Россия (1862)..................................................................................... 160
Катехизис революционера (1869) ................................................................... 169
Смерть за смерть .............................................................................................. 173
Проблема генеалогии революционного терроризма в России давно привле- Программа Исполнительного комитета (1879) .............................................. 180
кает исследователей. Неутихающие споры о месте террора в русской революци-
От Исполнительного комитета (22 ноября 1879)........................................... 184
онной традиции обычно вращаются вокруг программ партий или условий их
«подрывной работы», минуя вопрос о личности революционеров, предстающих Справка по делу о подготовке крушения царского поезда
либо пламенными борцами с самодержавием, либо злодеями и убийцами. Ни на Московско-курской железной дороге 19 ноября 1879 года [1880].......... 185
одна из этих оценок не помогает понять, что это были за люди, чем они жили, От Исполнительного комитета (7 февраля 1880)........................................... 189
что привело их к революции и террору. Молодых радикалов из числа разночин- Записка прокурора петербургской судебной палаты В.К. Плеве
ной интеллигенции пореформенной России объединяло одно — они были «но- по дознанию о взрыве в Зимнем дворце (2 марта 1880)................................ 190
выми людьми», отличавшимися от окружающих особой системой ценностей,
Докладная записка заведующего заграничной агентурой
которая превращала их в «отщепенцев», не имеющих своего места в традицион-
ном обществе. П.И. Рачковского директору Департамента полиции
П.Н. Дурново о постановке работы органов сыска в связи
с возникновением в Петербурге «группы народовольцев»
(24 ноября / 6 декабря 1892) ............................................................................ 192
© Щербакова Е.И., 2008
ISBN 978-5-94881-074-4 © Новый Хронограф, 2008 АННОТИРОВАННЫЙ УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН ...................................................... 196
ISBN 978-5-91022-098-4 © АИРО-ХХI, 2008 ИСТОЧНИКИ И ЛИТЕРАТУРА........................................................................... 217
Любимомó óчителю
Андрею Анатольевичó
Левандовсêомó
ВВЕДЕНИЕ

Раздел школьного учебника, посвященный общественному движе-


нию 60-х годов, навевал смертельную скуку и никак не хотел запо-
минаться. Личности его деятелей расплывались каким-то серым,
аморфным пятном — ряд постных физиономий, начисто лишенных
блеска декабристов или яркой мощи революционеров 80-х. Но имен-
но в унылой массе разночинцев зарождались многие явления и про-
цессы, плоды которых мы пожинаем и по сей день.
Это время емко охарактеризовал последний директор Департа-
мента полиции А.Т. Васильев: «Систематическая революционная аги-
тация началась в России в 60-х годах XIX века, когда группа стре-
мящихся к переменам интеллектуалов впервые предприняла попытку
потрясти и насильственным образом разрушить существующий по-
рядок в государстве. …Это был период такого помрачения рассудка,
которое обычно описывается словом «нигилизм»…
Кровавые последствия нигилистической пропаганды не заста-
вили себя долго ждать. За короткое время было совершено несколько
покушений на Царя и его министров. Революционеры начали безжа-
лостную кампанию против всех представителей существующего по-
рядка…» (1).
Проблема генеалогии революционного терроризма в России дав-
но привлекает исследователей. В работах дореволюционных авторов,
которые стояли хронологически слишком близко к описываемым
событиям, преобладают идеологизированные оценки. Историки офи-
циально-охранительного направления рассматривали причины воз-
никновения экстремистских элементов в общественном движении
пореформенной России как закономерное проявление разложения об-
щества, «потерявшего свое равновесие», следствие проникновения
в Россию западных идей (2).
10 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Введение 11

Представители либеральной историографии видели в револю- переустройству страны» (9). Оппонентом Р.В. Филиппова выступает
ционной борьбе вызванное политикой российского самодержавия Э.С. Виленская, автор работы «Революционное подполье в России»,
интеллигентское движение, которое было направлено на завоевание отличающейся широким охватом фактов и многогранным их осве-
конституционных свобод (3). В рамках этой концепции покушение щением. Она отмечает, что заговор и ставка на народное восстание
Каракозова или деятельность нечаевской «Народной расправы» вы- сочетались во взглядах ишутинцев, которые осмысливали политиче-
глядят «совершенно исключительным» эпизодом (4). ский и социальный переворот в качестве единого акта (10).
После Октябрьской революции особую остроту приобрел вопрос Еще более решительно, чем Р.В. Филиппов, но гораздо менее
о преемственности большевизма по отношению к русской революци- обоснованно, отделяет террористическое направление от общего рус-
онной традиции. В историографии сложилось направление, которое ла русского революционного движения Ф.Ф. Кузнецов (11). Он при-
признавало предшественниками большевиков «русских якобинцев» — держивается точки зрения, детально разработанной в коллективной
Зайчневского, Ишутина, Нечаева, Ткачева и народовольцев (5). Эти монографии с выразительным названием «Чернышевский или Неча-
фигуры выстраивались в последовательную цепочку, составляя осо- ев?», согласно которой существует подлинная (зрелая) и мнимая
бое направление в революционном движении. Наибольший интерес (примитивная) революционность или псевдореволюционность. Пред-
с этой точки зрения привлекал Нечаев, близкий «по своему классо- ставителями последней и являются заговорщики — от Зайчневского
вому происхождению» к пролетариату, но находившийся в окружении и Ишутина до Нечаева и Ткачева (12).
разночинной интеллигенции, «сплошь зараженной народническими Эта позиция вообще характерна для отечественных исследова-
предрассудками», что и вынуждало его обратиться к заговорщичест- ний 1970–80-х годов. Ее разделяют, например, А. Лебедев, автор
ву (6). книги «Разумные эгоисты Чернышевского» (М., 1973); В. Поскотина,
Имел место и другой подход: ишутинскую «Организацию» рас- опубликовавшая статью «Политические взгляды Н.Г. Чернышевско-
сматривали как связующее звено между «идейными вдохновителями го» в сборнике «Н.Г. Чернышевский и его наследие» (Новосибирск,
60-х годов», среди которых на первое место выдвигался Чернышев- 1980); авторы книги «Революционная традиция в России (1783–
ский, и народниками 70-х. Сторонники этой точки зрения считали, 1883)» (М., 1986).
что ишутинцам чужда была политическая борьба, и цели «Организа- Среди литературы постперестроечного периода хотелось бы
ции» состояли в пропаганде социального переворота; выстрел Кара- выделить работы О.В. Будницкого, автора целого ряда исследований,
козова объявлялся случайностью (7). посвященных проблемам терроризма в русском освободительном
Эту концепцию восприняли историки 1960-х годов, когда, в связи движении. Высказывая совершенно крамольную для предшествующе-
со 100-летним юбилеем первой революционной ситуации, начался го периода развития исторической науки мысль о том, что револю-
новый этап освоения источников и осмысления проблем разночин- ционная интеллигенция пореформенного периода вовсе не выражала
ского периода русского революционного движения. Р.В. Филиппов «объективно» интересы какого-либо класса, он утверждает: «Рефор-
называл ишутинцев «ранними народниками», считая, что задача «хо- мы привели к появлению в России разночинцев — образованных
ждения в народ» как одна из тактических установок впервые была или чаще полуобразованных людей, стремящихся к самореализации,
выдвинута именно в этом кружке (8). Идея цареубийства противоре- и, для начала — к устранению внешних для этого препятствий» (13).
чила, пишет Р.В. Филиппов, «программно-тактическим установкам» Однако это положение остается не вполне разработанным, так как
ишутинского кружка, а ее реализация Каракозовым оказывалась его исследователь сосредоточивает основное внимание на эволюции
личной акцией, делом фанатика, которого не удалось остановить това- террористической борьбы в конце XIX — начале XX столетия.
рищам, «считавшим себя последователями Чернышевского и отвер- К сходному выводу о стремлении революционеров «изменить
гавшим политический радикализм, стремясь к социалистическому мир по своему вкусу и — для себя» (14) приходит, исследуя феномен
12 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Введение 13

терроризма, американский историк Анна Гейфман. Обращение к тер- нием и спецификой революционного мировоззрения разночинной
рористической практике, по ее мнению, вызывалось различными ком- интеллигенции, затрагиваются в монографиях Е.Л. Рудницкой, по-
плексами революционеров, стремлением к самоутверждению, отсут- священных Н. Ножину и П. Ткачеву (19). В последней из этих работ
ствием способностей для мирной преобразовательной деятельности, автор прослеживает трансформацию идей Герцена и Чернышевского,
жаждой сильных ощущений, склонностью к самоубийству и, конеч- «при субъективной преданности им», в сознании представителей ре-
но, давлением идеологии. «Вместо того чтобы… увидеть… рядом с волюционного движения 60-х годов.
собой ближнего…, революционер, обремененный жаждой спасти Ряд серьезных вопросов ставит в предисловии к своей книге
мир, забывает и себя, и своего ближнего ради уже неотделимой от о С. Нечаеве, Л. Тихомирове и В. Засулич С.Н. Бурин: «Почему нор-
него идеи» (15), — пишет А. Гейфман, повторяя «веховских» авторов, мальное, эволюционное развитие общества устраивало этих людей
анализировавших психологию русской интеллигенции и религиозно- меньше, чем бесконечный по сути процесс разрушения с неясной
этический аспект революционного движения еще в начале XX века перспективой созидания чего-то… туманного», почему в России ре-
(См. например: С.Л. Франк «Этика нигилизма»; С.Н. Булгаков «Ре- волюционная ломка носила такие масштабы и «чем вызван беспре-
лигия человекобожия в русской революции», «Героизм и подвижни- дельный цинизм» русских революционеров (20)? Однако автор не
чество»). дает ответов на эти вопросы, увлекшись «внеисторической» полемикой
Изучая идеологию шестидесятников, представители зарубежной со своими героями, которым он выносит приговор с позиций нынеш-
историографии подчеркивают этические начала нигилизма и иссле- него дня.
дуют это явление в свете представлений об «элитистской» психологии Среди исследований, уделяющих проблемам революционного
революционной молодежи 60-х годов. Данный период рассматрива- сознания основное внимание, выделяется монография Е.А. Кирилло-
ется, в основном, как время теоретических исканий, реализованных вой «Очерки радикализма в России XIX века (Философские концеп-
народниками 70-х, хотя именно с первого пореформенного десяти- ции 40–60-х годов)», в которой воссоздан социо-культурный контекст
летия, по мнению ряда авторов, ведет начало та традиция «револю- развития радикальных идей. Значение их внедрения в общественное
ционных конспираций», которая находит продолжение на протяжении сознание автор видит в распространении боевого, активного духа,
всего дальнейшего развития русского революционного движения поддерживавшего в людях уверенность в своей силе и праве на «сво-
вплоть до 1917 года (16). Революционная практика 60-х годов в за- бодную инициативу в мыслях, чувствах и поступках» (21), т. е. того
рубежных исследованиях освещена слабо. Наибольший интерес умонастроения, одним из проявлений которого стала революционная
привлекают экстремистские элементы как предвосхищение больше- практика 60-х годов.
визма, прежде всего, — деятельность Нечаева (17). К примеру, Помпер Д. Чернышевский, автор статьи «Революционное движение в Рос-
обращается к психологии нечаевщины, видя в ней истоки традиции сии с точки зрения психоанализа», предполагает, что в основе дейст-
социального примитивизма и аморализма, свойственных русскому вий революционеров лежат глубинные бессознательные порывы,
революционному движению, как и любому революционному про- «рационализацией» которых является идеология. Подчеркивая роль
цессу (18). Однако подобные рассуждения носят большей частью биологического фактора в истории, автор приходит к выводу о том,
умозрительный характер и, указывая на социально-психологические что революционеры — «особые» люди, жизненная активность которых
истоки радикализма молодежи 60-х годов, авторы не освещают кон- опирается на «психологические отклонения организма» (22).
кретно-исторические условия становления их взглядов. Особого упоминания заслуживают две работы, посвященные се-
С ростом интереса исторической науки к человеческой лично- миотическому анализу явлений пореформенной действительности
сти, подобные сюжеты стали находить все больше места на страни- России. Ирина Паперно на примере Н.Г. Чернышевского выявляет
цах отечественных исследований. Вопросы, связанные с формирова- взаимовлияние человеческого опыта и литературного текста, рассмат-
14 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Введение 15

ривая поведение как реализацию культурных кодов, сформировавших- некоей «пассионарностью». И пусть их идеи реализуются далеко не
ся под непосредственным воздействием литературы и искусства (23). всегда, но общество получает от этих людей «вызов», на который не
Марина Могильнер показывает социальное функционирование лите- может не дать «ответ».
ратурной мифологии, которая задавала общий ценностный код и по-
лучала статус нормативной реальности в сознании радикальной ин- ***
теллигенции; проводит «литературную генеалогию революции» (24).
Что же касается неутихающих споров о месте террора в русской Хронологически настоящее повествование охватывает эпоху Вели-
революционной традиции, то они до сих пор обычно вращаются во- ких реформ, которая практически совпадает с царствованием Алек-
круг программ партий или условий их «подрывной работы», минуя сандра II (1855–1881), погибшего от рук террористов.
вопрос о личности революционеров, предстающих либо пламенны- Основные источники данной работы можно разделить на не-
ми борцами с самодержавием, либо злодеями и убийцами. Ни одна сколько групп, и, поскольку речь идет о террористах или, во всяком
из этих оценок не помогает понять, что это были за люди, чем они случае, о разночинцах, «наименее заинтересованных в охранении
жили, что привело их к революции и террору. Планы и деятельность существующего государственного порядка», — первую из них со-
различных тайных обществ рассматриваются в литературе со всеми ставят материалы суда и следствия.
возможными подробностями (25), учитываются малейшие нюансы Часть этих документов была обнародована еще до революции
стратегии и тактики, причем авторы, увлекшись предметом исследо- в качестве газетных отчетов о судебных процессах, а также сборни-
вания, нередко относятся слишком серьезно к «теории и практике» ков материалов периодической печати и целого ряда публикаций в
кружков, которые в реальности подчас не выходили за рамки «кро- исторических журналах, появившихся после 1905 года, как напри-
ваво-инфантильных разговоров». мер, «Дело о лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропа-
Гораздо более продуктивным мне представляется подход к про- гандистами» («Былое». 1906. № 12). Количество подобных изданий
блеме А.А. Левандовского, который пишет: «…Между якобинством по понятным причинам резко возросло после Октябрьской револю-
Зайчневского, нечаевщиной, хождением в народ, “Народной волей” ции, особенно в связи с деятельностью Общества политкаторжан и
и многими прочими явлениями революционного движения порефор- ссыльнопоселенцев (публикации в журналах «Красный Архив», «Ка-
менной России каких-то глухих непроходимых границ просто не торга и ссылка»).
существует. По одной причине: во всех этих явлениях действующим В 20-е годы вышли в свет сборники материалов политических
лицом имеет место быть интеллигент-разночинец» (26). процессов, составленные М.К. Лемке и Б.П. Козьминым. Замечатель-
Молодых радикалов пореформенной России объединяло одно — ный сборник Б.П. Козьмина «Нечаев и нечаевцы» (М.–Л., 1931), со-
они были «новыми людьми», отличавшимися от окружающих осо- держащий следственные показания и письма обвиняемых, судебные
бой системой ценностей, которая превращала их в «отщепенцев», не документы и донесения агентов III Отделения, несет новую информа-
имеющих своего места в традиционном обществе. цию по сравнению с опубликованными ранее сведениями о нечаев-
Отщепенцы, отверженные, как сказали бы сейчас — маргиналы. ском процессе (стенографический отчет в газете «Правительственный
Все эти слова имеют негативный оттенок. Но люди, по каким-либо вестник» за 1871 г. №№ 155–206) и дает многогранное представле-
причинам оторванные от группы, семьи, социального слоя и т. д. и спо- ние о социальной атмосфере конца 60-х годов.
собные жить иначе, причем не просто выживать, приспосабливаясь к В конце 20-х — начале 30-х годов было также предпринято из-
окружающей действительности, но и стремиться переделать эту дей- дание стенографического отчета судебных заседаний по делу Д. Ка-
ствительность согласно своим собственным представлениям о долж- ракозова (Покушение Каракозова. Стенографический отчет. М.–Л.,
ном и правильном, вероятно, обладают какими-то особыми чертами, 1928–1930. Т. I–II) с интересными примечаниями М. Клевенского,
16 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Введение 17

созданными на основе архивных данных. Однако наиболее ценный дали следующими «предметами»: 1-я — наблюдение «за мнением
для настоящего исследования источник — следственные показания, общим и духом народным», за поднадзорными лицами, а также за
позволяющие до определенной степени проникнуть во внутренний действиями государственных чиновников разного ранга; 2-я — кон-
мир причастных к ишутинскому кружку людей, — остаются в ог- троль за религиозными сектами и местами заключения «государст-
ромном большинстве неопубликованными. венных преступников», за различными обществами (научными,
Дела Верховного уголовного суда, состоящие из материалов, культурными, просветительными и т. д.) и изобретениями, разбор
переданных Следственной комиссией для судебного разбирательст- многочисленных жалоб и прошений на «высочайшее имя», дела о
ва, хранятся в фонде 272 Государственного архива Российской Фе- фальшивых ассигнациях и документах, а также ведение личным со-
дерации (ГА РФ) и составляют 8 томов. Первые из них посвящены ставом отделения; 3-я — контрразведка, «все постановления и рас-
обстоятельствам покушения и опознания преступника. Наибольший поряжения об иностранцах, в России проживающих, в пределы госу-
же интерес представляют документы, относящиеся к выяснению це- дарства прибывающих и из оного выезжающих»; 4-я — сбор и
лей «Организации» и к личностям ее членов (ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. систематизация сведений о происшествиях в империи (пожары, эпи-
Д. 10–20). Они не только содержат сведения о тайном обществе, но и демии, грабежи, убийства и пр.). В 1842 году возникла еще одна
рисуют яркий образ «нового человека». Конечно, к показаниям под- экспедиция, взявшая под свою опеку цензуру.
следственных необходимо подходить с известной долей осторожно- Покушение на Александра II 4 апреля 1866 года вызвало реор-
сти, они нуждаются в перекрестной проверке, необходимой базой ганизацию политической полиции. Некоторые изменения были вне-
для которой могут, в частности, служить вещественные доказатель- сены и в распределение обязанностей экспедиций III отделения.
ства, изъятые при арестах и обысках — рукописи, корреспонденция Сведения о «государственных злоумышлениях» сосредоточивались
и проч. В каракозовском деле таких материалов немного, но, тем не отныне в 3-й экспедиции; в ведении 1-й оставались лишь дела «об
менее, они помогают скорректировать представление о некоторых оскорблении величества»; 4-я экспедиция была упразднена, а ее дела
членах кружка. переданы в 1-ю и 2-ю; 5-я экспедиция, осуществлявшая ранее цензу-
В работе нашли применение документы Следственной комис- ру драматических произведений, теперь должна была наблюдать за
сии по делам о распространении революционных воззваний и пропа- всеми периодическими изданиями. Однако на практике рамки дея-
ганде, которая была учреждена в мае 1862 года под председательст- тельности экспедиций оказывались довольно подвижными.
вом А.Ф. Голицына (а с 1864 года — П.П. Ланского). Комиссия имела Дела 1-й и 3-й экспедиций III отделения за 1860–1870-е годы
статус самостоятельного учреждения, неподконтрольного прокурор- содержат материалы наблюдения за воскресными школами, студен-
скому надзору, подчинялась непосредственно императору, ей было ческими вспомогательными кассами, различными кружками и ком-
предоставлено право создавать отделения для проведения дознаний мунами, за лицами, «распространяющими в обществе идеи нигилиз-
на местах. Просуществовав до мая 1871 года, комиссия аккумулиро- ма», дела «об удалении от должности народных учителей за вредное
вала массу любопытнейших дел, хранящихся ныне в 95 фонде ГА РФ. их направление» и т. п. Кроме того, в работе были использованы до-
Существенно расширяют источниковую базу исследования до- несения агента III отделения Трофимова в форме «конспекта разгово-
кументы официального делопроизводства, а именно — материалы ров на политические темы» с Иваном Худяковым (1867–1868), которые
III Отделения Собственной Его Императорского Величества канце- были опубликованы В. Базановым в журнале «Русская литература»
лярии. Круг обязанностей III отделения был, как известно, чрезвы- (1962. № 4).
чайно широк: от «распоряжений» по делам высшей полиции до сбора Широкое применение также нашли материалы отчетов III Отде-
сведений «о всех без исключения происшествиях». Четыре экспеди- ления, отражающие взгляд на революционное движение извне. По
ции, на которые первоначально подразделялось это учреждение, ве- примеру других учреждений империи III отделение ежегодно (с 1826-го
18 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Введение 19

по 1869 год) представляло государю отчеты о своей работе. Каждый и любые мемуары, они полны неточностей и недомолвок. Но уже
из них состоял из двух частей: отчета о действиях III отделения и сама по себе субъективность освещения событий несет информацию
Корпуса жандармов, а также нравственно-политического обозрения о взглядах авторов, представляющую немалый интерес для настоя-
состояния империи. Основными источниками информации для их щего исследования. Кроме того, в нашем распоряжении имеются
составления служили донесения жандармских штаб-офицеров и чи- «Записки каракозовца» Ивана Худякова и воспоминания Леонида Обо-
новников III отделения, командируемых во внутренние губернии ленского, привлекавшихся по делу о покушении на Александра II,
России и за границу, материалы перлюстрации и агентурные дан- которые позволяют изнутри увидеть различные аспекты взаимоот-
ные, а также доклады губернаторов и министров. Если в первые де- ношений членов ишутинского кружка.
сятилетия существования III отделения главным в его работе был Массив мемуарной литературы, принадлежащей перу совре-
контроль за административным аппаратом, то в 60-е годы в центре менников, которые не имели прямого отношения к революционному
внимания оказываются проблемы обеспечения государственной движению или борьбе с ним, гораздо более обширен. Их позиция,
безопасности, и основной объем отчетов составляет анализ револю- чуждая крайностям радикалов и реакционеров, дает более емкое
ционной прессы, состояния политической эмиграции, настроений представление об общественной атмосфере пореформенной эпохи.
в армии, выступлений крестьянства, развития студенческого движе- Любопытные характеристики ишутинцев и объяснение мотивов их
ния и т. д. деятельности с точки зрения удовлетворения комплексов личной и
У политической полиции не вызывало сомнений, что личности, социальной неполноценности можно обнаружить в воспоминаниях
«распространяющие печатным и изустным словом мысли свои о сво- Е.П. Козлининой, работавшей в начале 1860-х в первой женской ти-
боде гораздо далее намерений самого Правительства… действуют… пографской коммуне и непосредственно общавшейся с товарищами
по вдохновению либерально-мятежной эпохи в прочих европейских Каракозова.
государствах» (27). В работе были использованы нравственно-поли- Воспоминания революционеров 1870–1880-х годов гораздо бо-
тические обозрения за 1861–1869 годы (ГА РФ. Оп. 223. Д. 26–34), лее многочисленны. Мемуары представителей различных направлений
рисующие объемную картину «расположения умов» в различных революционного движения — от «бунтаря» В. Дебагория-Мокриеви-
слоях общества, реакции населения на мероприятия правительства, ча и террориста-народовольца Н. Морозова до члена плехановской
расстановки социальных и политических сил в первое пореформен- группы «Освобождение труда» Л. Дейча и «ренегата» Л. Тихомиро-
ное десятилетие. ва — помимо сведений о революционной борьбе, являют целый ка-
Эту группу источников дополняют законодательные акты, опуб- лейдоскоп характеристик ее участников, ярко отражают «быт и нравы»
ликованные в Полном Собрании Законов Российской Империи. подполья.
В частности, закон 9 августа 1878 года «О временном подчинении Особенную ценность для настоящего исследования представ-
дел о государственных преступлениях и о некоторых преступлениях ляют произведения виднейшего практика и теоретика террора Сер-
против должностных лиц ведению военного суда, установленного гея Степняка-Кравчинского и идеолога «Народной воли», «перестав-
для военного времени», и высочайший указ от 5 апреля 1879 года, шего быть революционером» Льва Тихомирова. В романе «Андрей
принятие которых было вызвано всплеском террора в стране. Кожухов», писанном, несомненно, с натуры, Кравчинский передает
Следующий комплекс источников составляет мемуарная лите- мироощущение революционера, целью жизни которого стало поли-
ратура. Количество воспоминаний тех, кто был прикосновенен к ре- тическое убийство; психологические мотивы и нюансы его действий;
волюционному движению 60-х, довольно ограничен, особенно это бытовую атмосферу подпольной организации.
касается деятелей прокламационного периода (Иван Красноперов, Тогда как Кравчинский героизирует образ террориста, Тихоми-
Лонгин Пантелеев, супруги Шелгуновы, Михаил Михайлов). Как ров развенчивает его, доказывая несостоятельность террористиче-
20 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Введение 21

ских методов борьбы. Причины и этапы постигшего автора разоча- 8. Филиппов Р.В. Из истории революционно-демократического движения в России
рования нашли отражение в «исповеди» Тихомирова «Почему я пе- в конце 60-х — начале 70-х годов. Петрозаводск. 1962; Из истории народнического дви-
жения на первом этапе «хождения в народ» (1863–1874). — Петрозаводск, 1967.
рестал быть революционером?», а также в воспоминаниях и книге 9. Филиппов Р.В. Революционно-народническая организация Н.А. Ишутина — И.А. Ху-
«Заговорщики и полиция». Кроме того, Тихомиров оставил мемуары дякова. — Петрозаводск, 1964. С. 76, 95.
о времени, проведенном в предварительном заключении по «процес- 10. Виленская Э.С. Революционное подполье в России (60-е годы XIX в.). — М.,
1965. С. 20–22.
су 193-х», которые дополняют наиболее информативные воспомина- 11. Кузнецов Ф.Ф. «Нигилизм» и нигилизм. — «Новый мир». 1982. № 4. С. 238;
ния, касающиеся этого сюжета, — книгу Николая Чарушина «О да- Предисловие к книге «Шестидесятники». — М., 1984. С. 17.
леком прошлом». 12. Володин А.И., Карякин Ю.Ф., Плимак Е.Г. Чернышевский или Нечаев? О под-
линной и мнимой революционности в освободительном движении России 50–60-х годов
Среди мемуаров тех, кто «ходил в народ», в данном случае осо- XIX в. — М., 1976.
бенно важны воспоминания людей, которые позже влились в ряды 13. Будницкий О.В. Терроризм в русском освободительном движении: идеология,
«Народной воли». Воспоминания Германа Лопатина, Николая Моро- этика, психология (вторая половина XIX — начало XX вв.). — М., 2000. С. 336–337.
14. Гейфман А. Революционный терроризм в России (1894–1917). — М., 1997. С. 7.
зова, Веры Фигнер позволяют понять, что именно толкало к экстре- 15. Там же. С. 8.
мизму людей, стремившихся поначалу к мирной созидательной ра- 16. Gleason A. Young Russia: The Genesis of Russian Radicalism in the 1860-s. — New
боте в народе. York, 1980. P. 172; Ulam A. In the Name of People. — New York, 1977. P. 18.
Школьные учебники утверждают, и с этим трудно не согласиться, 17. Gleason A. Op. cit.; Lampert E. Sons against Fathers. — London, 1965; Pomper Ph.
Russian Revolutionary Intelligentsia. — New York, 1970; Sergei Nechaev. — New Jersey,
что при отсутствии массовой поддержки революционное движение 1979.
может быть только террористическим. Добавим лишь, что его пред- 18. Pomper Ph. Sergei Nechaev. — New Jersey, 1979. P. 216–220.
ставители не только не могли бороться иначе, они не могли иначе 19. Рудницкая Е.Л. Шестидесятник Николай Ножин. — М., 1975; Русский бланкизм.
Петр Ткачев. — М., 1992.
жить. 20. Бурин С.Н. Судьбы безвестные: С. Нечаев, Л. Тихомиров, В. Засулич. — М., 1994.
21. Кириллова Е.А. Очерки радикализма в России XIX в. (Философско-исторические
концепции 40–60-х). — Новосибирск, 1991. С. 177.
22. Чернышевский Д. Революционное движение в России с точки зрения психоана-
лиза. — «Волга». 1994. № 5/6. С. 134, 142.
ПРИМЕЧАНИЯ 23. Паперно И. Семиотика поведения: Николай Чернышевский — человек эпохи
реализма. — М., 1996.
1. Васильев А.Т. Охрана: русская секретная полиция. — «Охранка». Воспоминания 24. Могильнер М. Мифология «подпольного человека»: радикальный микрокосм
руководителей политического сыска. Т. 2. — М., 2004. С. 448. в России начала XX в. как предмет семиотического анализа. — М., 1992. С. 30.
2. Мальшинский А.П. Обзор социально-революционного движения в России. — СПб., 25. Исаков В.А. Концепция заговора в радикальной социалистической оппозиции.
1880; Голицын Н.Н. История социально-революционного движения в России 1861–1881 гг. — Вторая половина 1840-х — первая половина 1880-х. — М., 2004.
СПб., 1887. 26. Левандовский А. Железный век. — М., 2000. С. 96.
3. Корнилов А.А. Общественное движение при Александре II. — М., 1909; Богучар- 27. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 26. Л. 217 об. — 218.
ский В.Я. Активное народничество 70-х годов. — М., 1912.
4. Богучарский В.Я. Ук. соч. С. 134.
5. Мицкевич С. Русские якобинцы. — «Пролетарская революция». 1923. № 6 (18) —
7 (19); Мицкевич С. К вопросу о корнях большевизма. — «Каторга и ссылка». 1925. № 3
(16); Гамбаров А. В спорах о Нечаеве. — М.–Л., 1926; Коваленский М.Н. Русская револю-
ция в судебных процессах и мемуарах. — М., 1923; Щеголев П.Е. Каракозов в Алексеев-
ском равелине. — Музей революции (Сб.). — Пг., 1923.
6. Гамбаров А. В спорах о Нечаеве. — М.–Л., 1926. С. 143.
7. Шилов А.А. Покушение Каракозова 4 апреля 1866 г. — Пг., 1919; Клевенский М.
Предисловие к книге «Покушение Каракозова. Стенографический отчет». Т. 1. — М.,
1928.
«Мыслящий пролетариат» (60-е) 23

Границы этой социальной категории, как замечает автор книги,


посвященной феномену разночинцев, были необычайно подвижны.
«МЫСЛЯЩИЙ ПРОЛЕТАРИАТ» «Социальные подгруппы, которые учитывались как разночинцы,
(60-е) включали в себя отставных солдат; низших государственных слу-
жащих, специалистов и ремесленников, находящихся вне “Табели о
рангах”; детей личных дворян; образованных людей недворянского
происхождения, а также целый ряд прото- или полупрофессионалов;
1. СРЕДА ОБИТАНИЯ представителей религиозных неправославных меньшинств и одно-
дворцев» (2). Некоторые исследователи датируют появление этого тер-
Современный честный русский не мина серединой XVIII века, когда разночинцами называли «студентов
может быть другом правительства… государственных учебных заведений недворянского происхожде-
Из прокламации ния» (3).
«К молодому поколению» У Власа Дорошевича, писателя несколько более поздних вре-
мен, чем те, которые нас интересуют, есть один яркий очерк, отра-
Рубеж, отделяющий Россию от «страшного доброго старого времени», жающий процесс формирования разночинной интеллигенции.
отмечен вехами Крымской войны, смерти императора Николая и Ве-
ликой реформы. Поражение 1856 года ставило под сомнение суще- «Сын сапожника, кончивший университет, — вот что такое русская
ствование России как великой державы. Крепостное хозяйство ока- интеллигенция.
залось не в состоянии обеспечить экономическую и военно-техни-
У сапожника Якова было три сына. Двое пошли по своей части и вы-
ческую конкурентоспособность страны на европейской политической
шли в сапожники, а третий, Ванька, задался ученьем.
арене. Крестьянское движение этих лет делало очевидной социаль-
ную опасность сохранения крепостного права. Перед власть имущими Бегал в городское училище, а потом его как-то определили в гимназию.
вставал призрак новой пугачевщины, которая представлялась осо- […]
бенно грозной, ибо могла «соединиться с глубоко задуманною демо- И пошел Ванька учиться.
кратическою революциею». То отец кое-что горбом сколотит, за право ученья заплатит, то добрые
«Простой народ, занятый работами, естественно не питает по- люди внесут, то сам грошовыми уроками соберет.
литических замыслов, но, как всякая чернь, легко может увлекаться
Обшарпанный, обтрепанный, бегая в затасканном сюртучишке, с рука-
неблагонадежными руководителями. Эти руководители суть: моло-
дые дворяне, экономы, подсудки и прочие низшего класса люди, ко- вами по локоть, зимой в холодном пальтишке, занимая у товарищей
торые или еще не умеют ценить выгод спокойной жизни, или столь книги, кое-как кончил Иван гимназию и уехал в столицу в университет.
мало имеют собственного состояния, что в случае беспорядков ско- Жил голодно, существовал проблематично: то за круглые пятерки сти-
рее могут что-либо приобрести, нежели потерять», — прозорливо пендию дадут, то концерт устроят и внесут. Два раза в год ждал, что за
отмечали авторы одного из отчетов III отделения (1). В сущности, невзнос выгонят. Не каждый день ел. Писал сочинения на золотую ме-
этот потенциально опасный общественный слой есть та самая разно- даль, — и золотые медали продавал. Учил оболтусов по 6 рублей в ме-
чинная интеллигенция, представители которой будут нашими глав- сяц. Расставлял по ночам литераторам букву “ять”. Летом ездил то на
ными героями, — кузница революционных кадров на всем протяже- кондиции, то на холеру.
нии российской истории XIX столетия. И так кое-как кончил университет» (4).
24 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 25

Одним словом, разночинцы представляли собой «образованную к владельцу и больше ничего. Не забудь, что это определение нисколь-
непривилегированную группу» российского общества. ко не направлено к улучшению быта крестьян, к большей свободе
В заключение этого социологического отступления хочу обра- их, совершенно напротив» (7).
тить внимание читателя на продолжение знаменитой фразы о том, 19 февраля 1861 года император подписал манифест «О всеми-
что «крепостное состояние есть пороховой погреб под государством». лостивейшем даровании крепостным людям прав состояния свобод-
«И тем опаснее, — говорилось в отчете III отделения за 1839 год, — ных сельских обывателей». Характер «эмансипации» общеизвестен.
…что ныне составилась огромная масса беспоместных дворян из Облагодетельствованные крестьяне ответили на объявление царской
чиновников, которые будучи воспалены честолюбием и не имея ни- милости взрывом возмущения. Общество же, окончательно уяснив
чего терять, рады всякому расстройству» (5). К пореформенному непоследовательность планов верховных преобразователей, чувство-
периоду этот беспокойный социальный слой поглотила разночинная вало себя обманутым. «Переходное состояние, в которое Россия
интеллигенция, ибо одним из результатов отмены крепостного права, вступила по случаю изменения одной из главных основ ее граждан-
порвавшей «цепь великую», которая ударила «одним концом по ба- ского установления, — говорилось в отчете III отделения, — сопря-
рину, другим по мужику», стало оскудение значительной части мел- жено с неизбежным болезненным ощущением, проявляющимся с раз-
кого и среднего дворянства. личными оттенками во всех слоях общества» (8).
Итак, 19 февраля 1855 года на российский престол вступил В середине 1861 года насыщенная «политическим электричест-
Александр II. Не будучи по натуре реформатором, он нашел в себе вом», предгрозовая атмосфера разрядилась потоком прокламаций.
мужество признать необходимость перемен. Подготовка крестьян- Печатные и рукописные, они наводняли столицы, появлялись в про-
ской реформы вызвала в русском обществе настоящую «лихорадку винции, обращаясь к «образованным классам», офицерам и солдатам,
мысли», бросавшую поборников прогресса от самых радужных на- молодежи, крестьянству, призывая поверить в свои силы и добиться
дежд на добрую волю царя-Освободителя к мрачному скептицизму решительных перемен. Все прокламации — от листков «Великорос-
по отношению к правительственным начинаниям. К этой, последней, са» и воззвания «К молодому поколению», вышедших из круга ре-
позиции все более склонялись представители нового поколения ин- дакции журнала «Современник», до знаменитой «Молодой России» —
теллигентной молодежи, стремившейся «жить и действовать в видах сходились на том, что «народ царем обманут», что уповать на доб-
общечеловеческой пользы». «Вот тебе начало нынешнего переворо- рую волю правительства не приходится, и «долго медлить решением
та, — писал один из них приятелю. — Когда изданы были первые нельзя». К лету 1863 года, к сроку окончательного составления ус-
циркуляры об улучшении крестьянского быта, то добрые люди за- тавных грамот, когда народ надеялся получить «настоящую волю»,
трубили о воле. Государь, говорят, струсил толкования, послал вер- ждали «повсюдного» крестьянского бунта. Однако дождались лишь
нуть назад циркуляры, но было поздно, и дело оставили идти своим очередного национально-освободительного восстания в Польше (9),
порядком; позволили даже писать об этом, а когда стали писать о вызвавшего в России всплеск патриотических настроений и усиле-
свободе, запретили. Некоторые помещики думали отпустить на волю ние подозрительности по отношению к любым нововведениям, отда-
крестьян с землею, не позволили; Кокорева, горячившегося за выкуп вавшим «тлетворным духом Запада». Кончился праздничный период
земель, велено иметь под надзором полиции; комитетам (6) не по- «бури и натиска» начала 1860-х, и началось тяжелое похмелье (10).
зволяют наделить землею крестьян, ни сделать их свободными; губер- Как писал В.Г. Короленко, «Великая реформа всколыхнула всю
наторам велено распускать комитеты, если они вздумают мешаться жизнь, но волна обновления скоро начала отступать. То, что должно
не в свое дело и позволят себе отступить от программы. Теперь раз- было пасть, не упало окончательно, что должно было возникнуть, не
вернем программу. В ней нет и полуслова о свободе. Она есть не бо- возникло вполне. Жизнь повисла на мертвой точке, и эта неопреде-
лее, не менее прочнейшее […] определение обязанностей крепостного ленность кидала свою тень на общее настроение. Дорога, на кото-
26 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 27

рую страна так радостно выступила в начале десятилетия, упиралась существования», в большинстве своем выбирались из мрака невеже-
в неопределенность» (11). ства с огромным трудом, возлагая на будущее большие надежды,
Власть шла испытанным бюрократическим путем, отдавая рас- и выясняли в итоге, как автор знаменитых очерков Николай Помя-
поряжения сверху и ожидая снизу лишь отчет об исполнении. Ника- ловский, что «в жизни та же бурса». Куда двигаться дальше, ясно не
кого сотворчества со стороны общества не предполагалось. Воскрес- было, да не хватало уже и сил, огромная масса которых была затра-
ные школы, народные читальни, клубы и прочие неконтролируемые чена, чтобы пробиться к образованию и сознательной деятельности в
правительством «общества и товарищества» сразу оказались не в обществе. Помяловский умер в 1863 году, на 29 году жизни. Он при-
чести. К примеру, в мае 1862 года министром внутренних дел были надлежал к тому поколению «пьянствующих литераторов», которые
получены сведения о том, что в Самсониевской и Введенской вос- заливали сивухой «ясно сознаваемое горе» (16) от бессилия помочь
кресных школах «преподается учение, направленное к потрясению людям своим творчеством. Помяловский «жаждал жизни и деятель-
религиозных верований, к распространению социалистических по- ности; не было этой деятельности — он и запил. И как сильно, как
нятий о праве собственности и к возмущению против правительст- ожесточенно ненавидел он тогда общество, в которое до того силил-
ва» (12). Опасаясь развития подобных идей во всех воскресных школах, ся верить!
в верхах признали необходимым немедленно закрыть эти рассадни- — Бросить разве все? Стать хлебопеком, табачную лавочку от-
ки безбожия и представлений, «вредных монархической власти» (13). крыть?» (17) — вспоминал его слова первый биограф писателя,
Многие искренно хотели найти себе применение в труде на бла- Н.А. Благовещенский. В результате, «идеальное» теряло свою при-
го освобожденного народа. Но в новых учреждениях перевес оста- влекательность, оставался один «натурализм», толкавший к «мещан-
вался за людьми старого закала, поборникам прогресса приходилось скому счастью» или к белой горячке.
действовать в пассивной или недоброжелательной обстановке, отка- К тому же над представителями разночинной интеллигенции,
зываться от убеждений или от дела. Красноречивый пример такого выбившимися из низов, постоянно, не отступая, висела угроза снова
рода являет судьба Николая Демерта, мирового посредника и пред- провалиться в «омут нищеты». Наблюдательные жандармы писали,
седателя Чистопольской земской управы, впоследствии принявшего «что в Москве в числе пользующихся обеденными столами, учреж-
на себя ведение внутреннего обозрения в «Отечественных записках». денными для бедных, часто видят чиновников из разных присутст-
Он буквально был подвергнут остракизму — «большинство одолело венных мест» (18). В этой среде вырос Федор Михайлович Решетников,
и вытеснило его» (14). еще один создатель «книг горькой правды». Сын бывшего дьячка, он
Между прочим, и один из наших главных героев, Дмитрий Ка- родился в 1841 году в Екатеринбурге. Мать умерла, когда ребенку
ракозов, исключенный в 1861 году из Казанского университета за было девять месяцев, отец пил, и воспитывал его дядя, служащий
участие в студенческой истории, некоторое время служил письмово- екатеринбургской, а затем пермской почтовой конторы. «Бедность ма-
дителем у мирового посредника Сердобского уезда. «Месяца через териальная в этом кругу была поистине потрясающая» (19), — писал
полтора, — вспоминал Николай Ишутин, — он бросил это место, Глеб Успенский в биографическом очерке о Решетникове. Даже не
объясняя мне, что барская спесь его патрона, …непонимание своей приводя никаких данных о «потребительской корзине» или покупа-
священной обязанности других посредников злило его до такой сте- тельной способности рубля того времени, ясно, что на пятнадцать
пени, что он не мог выдержать…» (15). рублей в год жить нельзя.
«Новые люди» испытывали разлагающее влияние прежних вре- «Ах, если бы я был богат, я бы накупил книг много-много, я бы
мен и на себе. Видимо, в самой натуре интеллигента-разночинца было все выучил!» (20) — восклицал юный Решетников. Жажда знаний,
заложено нечто, определявшее трагедию поколения нигилистов. Люди, живость и одаренность натуры, не поддававшиеся никаким попыт-
«алкавшие знания, свободного, не стесненного предубеждениями кам искоренения традиционным путем «битья и дранья», резко вы-
28 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 29

деляли его среди мрачных и угрюмых лиц, влачивших рядом сонное Но чего же он добился? «Меня посадили, — пишет Решетников, —
существование. Образование, с горем пополам полученное в бурсе и в регистратуру. Вся моя работа не умственная, а машинная, состоит в
в уездном училище, которое он окончил в 1859 году, позволило по- записывании входящих бумаг, надписках на конвертах, отправляе-
лучить место в Екатеринбургском уездном суде. «Решетников в сво- мых из палаты, и печатании их. Эта работа обременительна одному,
их новых сотоварищах был возмущен отсутствием понимания ле- и при получении пяти или шести рублей жалованья кажется вдвойне
жавших на них обязанностей. Как ни скучна была ему чиновничья обременительной. Для ума же никакой нет пищи». (24) Он хотел чи-
жизнь, но в то же время он «гордился тем, что служит в таком месте, тать и учиться — для этого нужны были досуг и деньги, которых ка-
где решаются дела о людях», которым он может (как он полагал) тастрофически не хватало, хотя в казенной палате была библиотека,
сделать пользу, тогда как из канцелярских братий никто об этом и не пользоваться которой можно было всего за рубль серебром в год. Он
думал» (21). Далеко не всех в этой «забитой и вконец обезличенной хотел писать: «Материала у нас очень много… Наш край обилен ха-
среде» коснулись веяния новых времен. рактерами. У нас всякий, кажется живет на особицу (на свой обра-
зец), чиновник, купец, горнорабочий, крестьянин… А сколько тайн
С 1860 года девятнадцатилетний Решетников — помощник сто-
из жизни бурлаков неизвестно миру? Отчего это до сих пор никто не
лоначальника горнорабочего стола. «Это обстоятельство сделало его
описал их? Отчего наш край молчит, когда даже и Сибирь отзывает-
более самостоятельным, чем прежде, и дало возможность, хотя от- ся?..» (25). Для этого нужен был все тот же обеспеченный досуг.
части, применить на деле собственные взгляды на службу, на важ- «Как плохо быть бедному человеку со способностями!..» (26) —
ность обязанностей перед людьми, участь которых он теперь мог сетовал Решетников. Идеи, будоражащие мысль, не давали покоя.
решать сам. «Мне страшно казалось, — рассказывает Ф. М., — ре- Жизнь проходила бесследно, и это ощущение угнетало. Теперь он
шать участь человека, и я стал читать бумаги и дела, заглядывал в рвался в Петербург, где уж наверняка можно «приняться за дело
разные места, читал разные копии, реестры и все то, что ни попада- серьезно».
лось на глаза. Когда я бывал дежурным, то рылся везде, где не за- Снова не без хлопот, по протекции столичного ревизора, при-
перто, и узнал здесь очень многое» (22). Осознание настоятельной езжавшего в Пермь, в августе 1863 года Решетников получил место
необходимости приносить пользу ближнему происходило в будущем в одном из департаментов министерства финансов, но с меньшим,
авторе «Подлиповцев» одновременно с осознанием душевной по- чем прежде, жалованьем. «Жил он поэтому в каморке, рядом с каба-
требности литературной деятельности, которая тоже должна помо- ком, и чтобы как-нибудь сводить концы с концами, стал писать не-
гать сделать жизнь лучше. большие очерки в “Северную пчелу”. Платили ему за это мало и не-
«Беспомощная мысль и неопределившаяся сила» тянули Решет- аккуратно. Один из сослуживцев его, брат Н.Г. Помяловского, уже
никова вон из родного захолустья. Он хотел перебраться в Пермь, умиравшего тогда в клинике, человек, знакомый с литературным де-
губернский город, казалось, непременно откроет перед ним новые лом, надоумил его снести только что написанных “Подлиповцев” в
редакцию “Современника”, и с этого времени имя Решетникова сразу
горизонты. Решетников взял отпуск и поехал в Пермь хлопотать о
заняло высокое место» (27).
месте. Хлопоты эти, трудные, утомительные, тянувшиеся мучитель-
Казалось бы, все складывалось как нельзя удачно — Решетни-
но долго, завершились в июне 1861 года. «Слава богу, я определил- ков мог, наконец, оставить службу и заняться исключительно лите-
ся, — отмечал в дневнике Решетников. — 9 числа об определении ратурным трудом, который находил общественное признание. Но этот
моем записали в книгу, касающуюся до службы канцелярских слу- классический представитель разночинной интеллигенции пришел к
жителей казенной палаты, и вчера просмотрел прокурор. Наконец мои осуществлению своей мечты с непосильным грузом. Мытарства преж-
многолетние желания исполнились, и я, с помощью божиею, опре- них лет подорвали силы, и через восемь лет, всего на тридцатом году
делен в казенную палату по канцелярии» (23). жизни он умер.
30 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 31

«Это общество родилось, выросло и воспиталось на старых по- дого поколения и российского самодержавия, к сожалению, как из-
рядках; начала, против которых оно собиралось ратовать, еще креп- вестно, не сошлись.
ко сидели в нем. …Люди, еще вчера приводившие в движение ста- В 1859 году Серно-Соловьевич оставил службу в Калужском
рый механизм, были все тут, налицо. …Предстояла борьба не только губернском комитете по аграрному вопросу, разочаровавшись в его
с принципами, но и с живыми людьми, с очевидными, осязательно-оче- деятельности, и уехал заграницу. Вернувшись, он открыл книжный
видными фактами и, что хуже всего, борьба с самим собою, с своими магазин с библиотекой и лавку с читальней.
привычками, с своим самолюбием, с своим собственным карманом, Сам он рассказывает эту историю так:
наконец…» (28), — писал один из самых ярких шестидесятников, «Возвратясь в Россию осенью 1861 года, я не решился по тогдашним
Василий Слепцов. обстоятельствам поступить на службу. По своим правилам я был не-
Но как бы то ни было, преобразования 1860-х несли раскрепо- способоен заняться ею мимоходом. Служа, я отдался бы весь своим за-
щение человеческой личности, к какому бы сословию она не при- нятиям, как в калужском (губернском по крестьянскому делу) комите-
надлежала. Мемуаристы того времени свидетельствуют: те, где 7 месяцев работал изо дня в день 14 часов в сутки. Но я не имел
доверия к канцелярскому порядку. Служив под непосредственным на-
«Мы просто стремились к простору, и каждый освобождался где и как чальством способнейших и благороднейших людей, я личным опытом
он мог и от чего ему было нужно. Хотя работа эта была, по-видимому убедился, что наша служба суживает взгляды и делает невозможною
мелкая, так сказать, единоличная, потому что каждый действовал за широкую самостоятельную деятельность. Прожив полтора года в Анг-
свой страх и для себя, но именно от этого общественное движение ока- лии, Бельгии, Германии, Швейцарии, Италии и Франции, я понял, что
зывалось сильнее, неудержимее, стихийнее. Идея свободы, охватившая канцелярским формам нет никакой возможности совладать с текущими
всех, проникала повсюду, и свершалось действительно что-то небыва- делами и громадными преобразованиями, одновременно лежащими на
лое и невиданное. них у нас, в настоящее время. Потому я счел полезнее заняться част-
Офицеры выходили в отставку, чтобы завести лавочку или магазин бе- ною деятельностью. Я имел в виду, что на всякое служебное место, ко-
лья, чтобы открыть книжную торговлю, заняться издательством или торое я мог бы занять, правительство имеет в своем распоряжении сотни
основать журнал. Петербургские читатели, вероятно, помнят магазин людей, тогда как оно может рассчитывать на весьма небольшое число
“Феникс” на углу Невского и Садовой… и покупатели этого магазина, деятелей, которые трудились бы для отечества, не прося себе ничего,
конечно не подозревали, что маленький, скромный и совсем штатский кроме права трудиться. На книжной торговле я остановился потому,
хозяин его был офицером. Тут же на Невском помещался книжный ма- что после отмены крепостного права считал самым капитальным во-
газин для иногородних, открытый тоже офицером; на том же Невском просом для России дело народного образования.
явился еще книжный магазин Серно-Соловьевича» (29). Но и на этом, решительно никого не затрагивающем поприще меня
встретило старинное недоброжелательство. Только теперь это была не
Николай Александрович Серно-Соловьевич, выпускник Алек- личная неприязнь, а следствие общего хода дел, неприязнь людей от-
сандровского лицея, служил некогда в канцелярии Государственного живающего порядка к людям возникающего. Это чувство вполне объ-
совета, 23 лет был пожалован в надворные советники. В 1858 году ясняется нашим настоящим. Люди двух различных эпох необходимо
он представил Александру II всеподданнейшую записку по кресть- должны расходиться между собою во мнениях. В переживаемое нами
янскому вопросу, за что удостоился монаршей благодарности. «В на- переходное время государству необходимее, чем когда-либо, иметь поле,
шем молодом поколении, — заметил император, — много хорошего, где различные мнения могли бы открыто и спокойно сталкиваться. …
истинно благородного, Россия должна много от него ожидать, если Едва я открыл торговлю, обо мне стали распространять самые оскор-
оно получит надлежащее направление…» (30). «Направления» моло- бительные слухи. В мою читальню так нагло являлись подстрекатели,
32 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 33

что я лично довел об этом до сведения господина обер-полицмейстера. К середине 1860-х явно обнаружилось перепроизводство образо-
Когда начались пожары (31), меня называли поджигателем» (32). ванных кадров, потенциально опасных для существовавшей соци-
альной системы. Причем к этому вела политика самого правительства.
Человек, из служащего Государственного совета сделавшийся С одной стороны, государство нужно было обеспечить просвещен-
купцом 1-й гильдии, не мог не привлечь внимания «высшего надзо- ными работниками, без которых немыслимо его процветание. С дру-
ра». Вскоре книжная лавка и читальня оказались «внезапно запеча- гой, — хотелось уберечь жителей Российской империи от веяний гу-
танными» без объяснения причин. Добиться справедливости Серно- бительного духа Европы. «Ложной системе воспитания» следовало
Соловьевичу не удалось, а летом 1862 года он был арестован по об- противопоставить иную, основанную не на западных теориях, а на
винению в сношениях «с лондонскими пропагандистами». «Разве не своей доморощенной идейной базе. Такой базой стала знаменитая
поразительный факт, — писал он из крепости Александру II, — что триада министра народного просвещения Сергея Семеновича Ува-
человек, в лице которого пять лет назад Вы похвалили молодое по- рова. Но мертвая схема «самодержавия, православия и народности»
коление, теперь судится как государственный преступник» (33). исключала развитие — богоспасаемое Отечество должно было за-
Энтузиазм тех, кто хотел посвятить жизнь обновлению России, стыть в своем совершенстве. К тому же иного «просвещения», по-
оставался невостребованным, инициатива наказуемой. «Если вас мимо европейского, в наличии просто не было. Таким образом, задача,
спросят, кто самый несчастный человек на свете? — говорил один из стоявшая перед правительством, была заведомо невыполнима. Где
представителей молодого поколения пореформенной эпохи, — отве- взять верноподданных, благонамеренных и в то же время европей-
чайте — тот, кто поставлен в бесконечно бессрочное бездействие и ски образованных чиновников, если западное просвещение содер-
гниет заживо не от отсутствия сил и способностей, а от отсутствия жит столь разрушительные начала, что с конца XVIII века Европу
возможности употребить их в дело» (34). сотрясают политические бури?
В таком положении оказалась масса «мыслящих пролетариев», В 1846 году французский утопический социалист Франсуа Ви-
вызванных к жизни новыми временами. С отменой ограничения даль писал:
числа студентов в высших учебных заведениях молодежь со всех
концов России устремилась в университеты, нередко жертвуя на «Наряду с пролетариями промышленного труда, число которых растет
обучение последние гроши. Из низов — за лучшей долей, которую с каждым днем, имеются пролетарии труда умственного, которых ты-
надеялись обрести с получением образования; из всех сословий — за сячами выбрасывают ежегодно наши учебные заведения и которые по-
светом новых идей. В этом смешении социальных пластов и рожда- полняют толпу деклассированных. Эти интеллигентные пролетарии
лась та разночинная интеллигенция, которая часто бывала не у дел по природе призваны стать вождями, руководителями недовольных.
не только потому, что не находила поприща, соответствовавшего Кому не на что надеяться, тому нечего бояться. Кому не удается жить
своим взглядам на общественное служение, но и потому, что потреб- работая, тот думает о том, чтобы умереть с оружием в руках, тот несет
ности страны, еще только вступавшей на капиталистические рельсы, непримиримую ненависть к обществу» (36).
не могли поглотить весь образованный пролетариат. Подобная си-
туация наблюдалась и в других странах со схожим уровнем соци- «Безместность» огромной массы разночинцев означала для боль-
ально-экономического развития. Например, основную причину вы- шинства из них полуголодное существование и вела к крушению на-
сокого революционного потенциала Италии Михаил Бакунин видел дежд — не только на решение вопроса о хлебе насущном, но и
в наличии «молодежи горячей, энергичной, совершенно без места в на удовлетворение социальных претензий и духовных запросов. Рож-
жизни, без видов на карьеру, без выхода…» (35). дались горькая досада на образованное общество, членами которого
они так хотели стать, и отчаяние, только усиливавшееся с интеллек-
34 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 35

туальным развитием, отрезавшим все пути назад, к прозябанию не- Бронными и Палашевским переулком, где немощеные улицы были за-
образованных классов. В результате, разночинец и по материально- полнены деревянной стройкой с мелкими квартирами.
му положению, и по духовным устремлениям ощущал свою несо- В каждой комнатушке студенческих квартир “Латинского квартала” жило
вместимость с традиционным укладом жизни общества, в отрицании обыкновенно четверо. Четыре убогие кровати, они же стулья, столик да
которого созревал нигилизм. полка книг.
Охранители устоев воспринимали адептов отрицания как «ни-
Одевалось студенчество кто во что, и нередко на четырех квартирантов
гилистичью шайку», «секту негодяев-революционеров» (37). Харак-
было две пары сапог и две пары платья, что устанавливало очередь: се-
теристики эти односторонни, но совсем не лишены здравого смысла,
годня двое идут на лекции, а двое других дома сидят; завтра они пой-
так как определенное мировоззрение вызывает определенное миро-
дут в университет.
воздействие.
Обедали в столовой или питались всухомятку. Вместо чая заваривали
«Если читатель припомнит, — обращается к современникам Глеб Ус- цикорий, круглая палочка которого, четверть фунта, стоила три копей-
пенский от лица героя повести “Три письма” с симптоматичным подза- ки, и ее хватало на четверых дней на десять» (39).
головком: “Из воспоминаний “безнадежного””, — какое впечатление
могли произвести на провинциального гимназиста 61-й и 62-й годы, то И все это отнюдь не вымысел досужего литератора. Слушатель
он поймет, разумеется, что… я не столько был объят желанием посе- Петровской академии Алексей Сергиевский, проходивший по кара-
щать университетские лекции, сколько стремлением — увы! в высшей козовскому делу, на традиционный вопрос следствия, который было
степени неопределенным — стремлением к деятельности. …Представ- принято задавать первым, отвечал: «У исповеди и Св. причастия бы-
ление о необходимости «деятельности», и притом где-то не здесь, ваю ежегодно, кроме нынешнего года по неимению сапог и за даль-
в пошлой и мучительной глупой действительности, а где-то там, неиз- ностью церкви» (40).
меримо выше ее, заставляли меня с большим пренебрежением смотреть «Старый казанский студент» Иван Мещанинов вспоминал о свое-
на мелкую людскую гомозню. “Все связи, — как я тогда был совер- образной коммуне из 5–6 студентов, которые «с разрешения полиц-
шенно уверен, — со всем этим — я порвал”. Для меня не существовало мейстера жили в доме, опечатанном полицией как предназначенный
ни родителей, ни родины, ни желания выбиться в люди и для этого хо- на слом за ветхостью. Им была предоставлена даровая квартира с
дить на лекции, словом — не существовало ничего “старого”, все это правом употреблять на отопление ненужные им части строений: са-
осуждено было в виду чего-то громадного, нового, которое принадле- рай, перегородки в доме и даже, в случае особой нужды, крыльцо.
жит не “им”, а “нам”…» (38). У этой группы было только два полных комплекта одежды, в
которых можно показаться на улице; в них они ходили по очереди
К студенчеству, наиболее взрывоопасному социальному слою, на лекции и отправлялись в разного рода экскурсии (например, на
практически целиком и полностью сбитому с толку «новыми време- уроки, гонорар от которых шел в общую кассу); чем они питались —
нами и новыми заботами», принадлежало большинство наших глав- Господь ведает. Помню я, однажды, рассказывали они нам с востор-
ных героев. Как же протекала их повседневная жизнь? гом, что “имели сегодня превосходный куриный суп”. Оказалось,
О московских студентах В.А. Гиляровский писал: что у соседки скончалась естественною смертью курица — они ее
заполучили будто бы для каких-то опытов и съели» (41).
«Студенты в основной своей части еще с шестидесятых годов состояли Вятский семинарист Иван Красноперов мечтал об университете.
из провинциальной бедноты, из разночинцев, не имевших ничего об- В 1862 году он пришел в Казань с двумя товарищами и четырьмя
щего с обывателями, и ютились в “Латинском квартале”, между двумя рублями и стал вольнослушателем историко-филологического факуль-
36 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 37

тета. «Квартира наша, — вспоминал он, — помещалась во флигеле, И при таком положении вещей правительство считало возмож-
на дворе, в нижнем этаже, и состояла из одной продолговатой ком- ным ограничивать число освобожденных от платы за обучение; за-
наты с одним окном, наполовину спускавшимся ниже уровня зем- прещать публичные лекции и концерты, доходы от которых чаще
ли… В комнате стояли два крашеных суриком стула и стол; ни кро- всего шли в пользу беднейших студентов; закрывать библиотеки и
ватей для спанья, ни каких-либо других приспособлений для кассы взаимопомощи; и вообще всемерно препятствовать развитию
помещения белья и книг не было. Спали мы на полу вповалку. В го- студенческой корпоративности. Делалось все это в интересах надзо-
ловы клали все принадлежности остального верхнего туалета. В пер- ра, из опасения «как бы чего не вышло», серьезно осложняя студен-
вое время, вместо обеда, мы ограничивались одним чаем с булкой, там жизнь и вызывая вполне оправданное недовольство.
или же ели колбасу с черным хлебом» (42). В одном из дел III отделения отложилась переписка по поводу
Только неистовая тяга к образованию и постоянная взаимовы- ходатайства студентов Харьковского университета о дозволении им
ручка давали силы переносить такую повседневную жизнь. Взнос за учредить вспомогательную кассу для бедных товарищей.
обучение (20 рублей за полугодие) Красноперову «собрали гроша-
ми» товарищи. Если бы студенты историко-филологического фа- «В ответ на отношение Вашего Превосходительства от 30 декабря
культета не объединились в кружок, у которого была своя библиоте- 1863 г., — писал министр народного просвещения министру внутрен-
ка, многие просто не смогли бы учиться из-за отсутствия средств на них дел, — имею честь сообщить следующие соображения:
научную литературу.
На основании прежних уставов наших университетов, изданных в 1803,
«Члены кружка собирались раз в неделю, по четвергам. Здесь обсужда- 1804, 1820 и 1835 годах, студенты подлежали надзору университетско-
лись всевозможные вопросы, касающиеся науки, студенческой жизни, го начальства как в зданиях университета, так и вне их. Этими уставами
вопросы общественные и политические, иногда читались сочинения не запрещались ни студенческие ассоциации, ни особенные студенче-
научного содержания. В библиотеку выписывались журналы: “Современ- ские библиотеки, читальни, вспомогательные и ссудные кассы и тому
ник”, “Русский вестник”, “Атеней”; из газет: “Петербургские ведомости”, подобные учреждения.
“Искра” (Курочкина). Подпольной литературы тогда не существовало, В Высочайше утвержденных 21 февраля 1834 г. правилах для учащих-
да в ней не было надобности; единственно, что читалось в кружке, ся в Дерптском университете даже прямо выражено дозволение сту-
в качестве полузапрещенного издания, — это “Колокол” Герцена» (43). дентам соединяться в частные отдельные общества, “имеющие целью
умственные занятия и приятное препровождение времени”. На этом
Петр Зайчневский (автор знаменитой «Молодой России») и его основании во многих университетах существовали вспомогательные
товарищи, арестованные в 1862 году за литографирование и распро- кассы, читальни и библиотеки, которые основывались с разрешения
странение запрещенных сочинений, были признаны действовавшими университетского начальства и находились под непосредственным его
«единственно из желания воспользоваться барышами, столь искуси- надзором. Учреждения эти приносили известную пользу до тех пор, пока
тельными при крайней их бедности» (44). Следственная комиссия не отклонялись от своего прямого назначения.
пришла к выводу, что «кроме мер строгости, полезно было бы…
увеличить число студенческих стипендий.., а также посылать в уни- Высочайше утвержденным 18 июня 1863 г. Университетским уставом
верситеты периодически заказы на переводы сочинений, по выбору изменено отношение университетского начальства к студентам. На уни-
подлежащих министерств; равно, возложить на губернское и уни- верситетское начальство возложено наблюдение за студентами только
верситетское начальства обязанность, посредством благотворитель- в зданиях университета; вне же этих зданий студенты подлежат поли-
ных спектаклей, концертов и добровольных складок, оказывать по- цейским установлениям на общем основании со всеми местными жи-
сильное вспомоществование неимущим студентам» (45). телями. Студенческие вспомогательные кассы и другие учреждения
38 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 39

подобного рода новым Университетским уставом не воспрещены, но оно должно быть безусловно запрещено студентам, которые не менее
если они не находятся в зданиях университета, то по смыслу параграфа других лиц в них нуждаются? Студенческие вспомогательные кассы
103 нового устава могут существовать не иначе как с разрешения и под сами по себе не только не вредны, но несомненно полезны, если только
наблюдением общей городской полиции, а в составленных Советом не отклоняются от прямой своей цели. Вред происходит не от касс, а от
Харьковского университета правилах для студентов сказано, что в зда- употребления их во зло. Ваше Превосходительство находит, что вспо-
ниях университета не дозволяется существование никаких посторонних могательная касса может снова повести к студенческим ассоциациям,
университету учреждений, не состоящих в заведывании университет- но подобных ассоциаций избежать невозможно. Там, где находится в
ского начальства, каковы особые студентские библиотеки, читальни, одном месте несколько сот молодых людей одинакового возраста, пре-
ссудные кассы и т. п., и что студенты, как все вообще жители города, данных одинаковым занятиям и ведущих одинаковый образ жизни, не-
относительно устройства таких учреждений подлежат общим законам обходимо является между ними некоторая общность интересов и убе-
и общим полицейским правилам. Таким образом новый устав не имел в ждений, и образуются более или менее тесные кружки или ассоциации.
виду безусловного запрещения вспомогательных касс, но и не призна- Запрещение ассоциаций и всего, что служит к ним поводом, не может
вал возможность налагать на профессоров обязанность наблюдения за их устранить. Следствием запрещений большею частью бывает то, что
оными, предоставляя это собственному их усмотрению, а Совет универ- ассоциации из явных, открытых для контроля общественного мнения,
ситета, не желая принимать на себя при нынешних обстоятельствах за- доступных надзору и наблюдению полицейских властей, превращают-
ведование кассою, как такую обязанность, которая слишком отвлекала ся в тайные, приобретают чрез это особенную привлекательную силу
бы профессоров от их учебных занятий, не допустил учреждение вспо- для молодых людей и, благодаря окружающему их мраку, могут бес-
могательных касс в университете. Решение это, вполне правильное и препятственно развиваться в предосудительном и даже преступном на-
весьма полезное в настоящее время, не исключает однако возможности правлении. Все желание администрации должно клониться к тому,
в будущем допустить в университете учреждение вспомогательной чтобы не было тайных ассоциаций и кружков, а для сего единственно
кассы, если б университетское начальство приняло оную в свое заве- верным средством служит явная, гласная организация оных и подчине-
дывание и если б попечитель учебного округа на это согласился. ние законному надзору» (46).
Решение вопроса о том, может ли в настоящее время начальство Харь-
ковской губернии дозволить студентам образовать вспомогательную Рассуждает министр просвещения здраво, теоретически он совер-
кассу, на основании представленного ими проекта, зависит от админи- шенно не против студенческих ассоциаций вообще и вспомогательных
стративных и полицейских соображений и от местных обстоятельств, касс, в частности. Но ответственность за подобные мероприятия, как бы
которые Вашему Превосходительству и начальнику Харьковской губер- само собой разумеется, оказывалась на плечах министерства внут-
нии известны ближе, чем мне и потому я не могу ни настаивать на доз- ренних дел. А кому нужны лишние проблемы? Хлопоты харьковских
волении кассы, ни возражать против запрещения оной. студентов успехом не увенчались. «Подлежащее начальство» сочло,
что разумнее наложить вето на это начинание, чем множить объекты
[…] надзора.
Наконец, что касается мысли воспользоваться настоящим вопросом, Охранители системы неизменно стремились предотвратить ка-
возбужденным харьковскими студентами, чтоб воспретить теперь же кие бы то ни было потрясения, «предупредить» возможные преступ-
образование вспомогательных студенческих касс и во всех других уни- ления, но в действительности всегда на шаг отставали от развития
верситетских городах, то я не думаю, чтобы эта мера была справедлива общественного движения. Спохватились, что в России «огромное
и полезна. Если по существующим постановлениям учреждение таких число студентов не имеет никаких средств к жизни», и всерьез задума-
касс дозволяется чиновникам, купцам и ремесленникам, то почему же лись, чем это грозит, только когда пережили истерику нечаевщины.
40 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 41

Положению студенчества посвящен обширный раздел в отчете засевшие семена озлобления против правительства, мнимого виновни-
III отделения за 1869 год. ка их злополучия, и запас противугосударственных лжеучений» (47).

«За тысячи верст, со всех концов нашего обширного отечества, стекают- Дмитрий Каракозов, ставший осенью 1864 года студентом Мос-
ся в Петербург молодые люди искать высшего образования. Собствен- ковского университета, получая из Пензенской губернии от родных
ных средств у многих едва хватает на дорогу, и они льстят себя надеж- «крайне ограниченное содержание», жил грошовыми уроками. «В виду
дою, что в большом городе им нетрудно будет кормить себя уроками. невзноса платы» за обучение, в первое полугодие 1865–1866 года из
Эта надежда если и сбывается, то большею частию не скоро и не в дос- Университета он был «уволен».
таточной мере, чтобы обеспечить существование студента. Оказаться вне alma mater можно было не только по материаль-
ным, но и по идеологическим причинам. Один из товарищей Карако-
…Нищета, с вытекающими из нее физическими и нравственными стра- зова по Пензенской гимназии, Московскому университету, а затем и
даниями, и, с другой стороны, вид столичной роскоши — ожесточают тайному обществу, Загибалов во время следствия показывал: «За бес-
молодого человека, и он … дает веру коварным наущениям людей, ко- порядки, которые происходили в Московском университете, я был
торые указывают ему на существующий общественный и государст- исключен из числа студентов и с тех пор ничего не делал» (48). Иван
венный строй, как на источник всех бед его и ему подобных. Худяков, талантливый этнограф и собиратель русского фольклора,
…Неимущих студентов в здешних учебных заведениях так много, что, автор научных исследований и популярных книг для народа, награ-
несмотря на чрезвычайно большое число стипендий, их далеко недос- жденный серебряной медалью Русского географического общества,
таточно по числу лиц, которые, за отсутствием собственных средств к и государственный преступник, обвинявшийся в пособничестве Ка-
жизни, в них бы нуждались или желали бы их получить. К тому же ракозову, был «уволен» из Московского университета в 1860 году.
стипендия, по самому своему назначению, должна быть настолько же Суть «истории», послужившей тому причиной, состояла в следующем:
поощрением молодому человеку, уже выказавшему способности и усер- возмущенные поведением одного из профессоров студенты подали
дие к науке, сколько вспомоществованием, и недостаточно быть только на него жалобу в высшие инстанции — декану, ректору и попечите-
бедным, для того чтобы иметь притязание на получение стипендии. лю. В результате троих зачинщиков «исключили без суда и следст-
Такой совершенно правильный взгляд, проведенный в уставах высших вия». «Все действовали путем законным в таком законном деле как
учебных заведений о назначении стипендий, имеет, однако, то послед- вежливость, — вспоминал Худяков, — И что же вышло?.. А стало
ствие, что иной студент не может получить стипендию собственно по- быть, действуя законно, не отыщешь справедливости; следователь-
тому, что он беден, то есть, что он, по неимению средств к жизни, уде- но, надо добиваться ее помимо закона — вот умозаключение, к ко-
ляет большую часть своего времени преподаванию уроков и вообще торому пришли наиболее решительные студенты, так что админист-
занятиям, которые могли бы его прокормить; лекции же посещает не- рация своими незаконными действиями сама ставит своих
регулярно и к экзаменам приготовлен недостаточно; словом, он явля- подданных на революционную дорогу» (49).
Оставшиеся не у дел, раздраженные, они нередко обращались
ется в глазах начальства недостаточно заслуживающим стипендии, да-
к разного рода играм «в конспирации». Все это, безусловно, ослож-
же прямо неподходящим под правила, существующие относительно
няло для представителей молодого поколения проблему поиска своей
признания стипендий.
социальной ниши, вызывало синдром разночинца — противоречие
…Провлачив год или два бедственную, почти нищенскую жизнь, не дос- высокой самооценки и социальной неприкаянности, из которого и
читываясь некоторых товарищей, умерших от порождаемых нуждою бо- возникало истинно разночинское (деклассированного, по сути, эле-
лезней, многие студенты оставляют заведения и идут приискивать себе мента) стремление перевернуть все вверх дном, чтобы «кто был ни-
пропитание на другом поприще, внося в новую деятельность глубоко чем — стал всем».
42 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 43

Правительство, которому повсюду мерещилась революция, са- анализа, а «идеальной» веры. Происходило постепенное превраще-
мо множило ряды «мыслящих пролетариев», «наименее заинтересо- ние в традицию нигилистического отрицания традиций, кристалли-
ванных в сохранении существующего строя». Но, с другой стороны, зация этого социально-психологического состояния в идеологическую
«отщепенцами» представителей разночинной интеллигенции поре- систему.
форменного периода делали их идеалы, не позволявшие жить обы- В одном из отчетов III отделения Собственной Его Император-
денностью. ского Величества канцелярии зафиксировано это «видоизменение»
нигилизма. «Из гадкой шалости небольшого числа молодых людей
обоего пола, видевших в непризнании наружных общепринятых
2. «НОВЫЕ ЛЮДИ» приличий способ доказать свою самостоятельность, он перешел в
положительное учение, преследующее определенные социальные и
Книга берет весь склад из того общества, политические цели. Он уже не только отрицает, но утверждает» (51).
в котором возникает, обобщает его, дела-
ет более наглядным и резким… Оригиналы Разрушение старых форм человеческого существования приобретало
делают шаржу своих резко оттененных пафос созидания общественного идеала.
портретов, и действительные лица вжива- Опираясь на механико-рационалистическую теорию общест-
ются в свои литературные тени. венного блага, вдохновлявшую еще французских просветителей, ни-
А.И. Герцен гилисты искали источник человеческих страданий во внешнем несо-
вершенстве социальной системы, устранив которое и справедливо
Когда мы слышим слово «нигилизм» на ум приходит, прежде всего, перераспределив общественное богатство, можно открыть путь к про-
тургеневский Базаров и разудалый клич Писарева «бей направо и цветанию внутренне прекрасного «естественного» человека.
налево!». Чтобы вывести человека из состояния умственной апатии, Нигилизм нес в себе непримиримую вражду ко всякой неправде,
нужно поселить в нем сомнение в тех авторитетах, которые он при- но, присваивая монополию на истину, он обнаруживал раздражи-
вык считать незыблемыми. Опровергая «разрушителей» и защищая тельную нетерпимость ко всякому инакомыслию. Быть может ту са-
свою святыню, человек будет вынужден думать и думать самостоя- мую нетерпимость, которая, по мнению одного из адептов этого
тельно. «вероучения», «дает силу всякой новой морали» (52). Возможно, на-
Нигилизм 1860-х был сосредоточен на преобразовании умст- против, это было наследие «статской и военной аракчеевщины» (53)
венных и нравственных представлений. Он содержал в себе не только
прежних времен, которые не сдавались так просто.
отрицание. Нигилисты искали «положительной истины», основанной
Подобные интонации слышны, например, в той знаменитой по-
на опытном знании и позволявшей жить так, как велит разум, а не лемике, которая разразилась в 1864–1865 гг. между признанными
традиция. «властителями дум» пореформенной интеллигенции — журналами
«Священные покровы», таившие подчас фальшь или пустоту, «Современник» и «Русское Слово». Все началось с очередного внут-
срывались с жизненных явлений, которые нигилисты сводили с небес реннего обозрения «Современника», написанного М.Е. Салтыковым-
на землю с помощью позитивной науки. В основу человеческих от- Щедриным. Статья содержала ряд язвительных выпадов в адрес во-
ношений они пытались положить «материальное» понятие пользы инствующих нигилистов, которых, по его мнению, ждет тихое бу-
вместо «идеальной» категории долга. Причем, не признавая диалек- дущее титулярных советников, ибо «нигилисты суть не что иное, как
тики материального и духовного, нигилизм «как бы терял равновесие титулярные советники в нераскаянном виде, а титулярные советники
между ними» (50). И тогда срабатывал закон отрицания отрицания — суть раскаявшиеся нигилисты» (54). Ответом стала статья В. Зайцева
идеи самих нигилистов становились объектом не «материального» с обидным названием «Глуповцы, попавшие в “Современник”», поя-
44 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 45

вившаяся в февральской книжке «Русского слова». Спорили о том, типам. Труд новые люди считают не только «абсолютно необходи-
карикатура ли Базаров на молодое поколение, действительно ли Ка- мым условием жизни», но и важнейшей предпосылкой искоренения
терина «луч света в темном царстве», способны ли негры к само- всех общественных зол, происходящих от бедности одних и празд-
стоятельной политической жизни и т. д. и т. п. Затихая и разгораясь ности других. Постоянно имея в виду эту «общую задачу всего че-
вновь, переполненная резкостями полемика продолжалась без мало- ловечества», новые люди «уже разрешили ее в приложении к своей
го два года и была прервана лишь с закрытием обоих журналов в частной жизни» (59). Они не просто живут своим трудом, это —
1866 г. после покушения Д. Каракозова на императора. Громкое на- «мыслящие работники», которые любят свое занятие, находят в нем
звание «раскол в нигилистах» получила обыкновенная журналист- удовольствие и пользу, причем не только для себя, но и для других.
ская грызня, раздутая до размеров идеологического конфликта позд- И в этом нет для них никакого противоречия: личные интересы «ра-
нейшими интерпретаторами. По словам современника, эти журналы зумных эгоистов» во всем совпадают с «действительными интереса-
представляли собой две стороны одной и той же медали: «Областью ми общества», так как их «эгоизм … вмещает в себе самую широкую
“Современника” были учреждения и порядки, областью “Русского любовь к человечеству» (60).
Слова” — интеллигентная личность» (55). Для новых людей идея «общей пользы» — естественное состоя-
Надо заметить, что «интеллигентные личности» чутко прислуши-
ние человечества, которое «ежеминутно нарушается нашим неведени-
вались ко всему исходящему из литературного лагеря. Иллюзорный
ем» (61). Поэтому знание — единственное в данном случае дейст-
мир литературных произведений для неукорененного в действитель-
венное лекарство — является главным двигателем исторического
ности разночинца «приобретал статус нормативной реальности, в ко-
торую интеллигенция вписывалась более органично, нежели в настоя- прогресса. Новые люди свято верят в преображающую силу мысли
щее» (56). «Своей критикой, своими летучими образами литература по отношению к человеческой личности, они «не грешат и не каются;
разрушает в поколениях душевную цельность, созданную в данных они всегда размышляют … чем умнее новый человек, тем он чест-
условиях. И, лишенные старой цельности, молодые души ищут дру- нее, потому что тем меньше ошибок вкрадывается в расчеты…» (62).
гой, новой, стремятся сложиться по новому, еще только угадывае- Нравственно то, что разумно и полезно.
мому будущему типу. А в это время молодая душа легко порывается Все эти рационалистические выкладки напоминают идеи Про-
вслед за всякой поражающей ее чужой непосредственностью и си- свещения. Французские просветители, как известно, взрастили Ве-
лой…» (57). ликую Революцию. Столь же небезобидной оказалась и проповедь
Крупнейшей силой среди сотрудников «Русского слова» являл- нигилистов в России. Из требования отказа от предрассудков про-
ся, несомненно, Дмитрий Иванович Писарев, в стане «Современни- шлого ради торжества разума, способного разрешить все социальные
ка» это был Николай Гаврилович Чернышевский. «Любопытно, — противоречия — «из этого … представления о простом повороте или
заметил один из представителей пореформенной интеллигенции, — перевороте общества выросла, в сущности, идея революции» (63)
что … когда Писарев выступил с разрешением личных вопросов в как одномоментного акта, преобразующего человеческие отношения.
“Русском Слове”, Чернышевский написал “Что делать?” — роман, Стоит просвещенному меньшинству осознать несовершенство об-
специально посвященный вопросу о личном счастье и лучшем лич- щественного устройства и, чтобы изменить его, останется только
ном устройстве жизни» (58). «Любовь, знание и труд», составляю- убедить большинство; правда, упорствующих в заблуждениях при
щие квинтэссенцию писаревской теории «реализма», являются также этом придется устранить.
основными понятиями, которые определяют существование «новых Итак, перейдем от теории к практике. Огромная популярность
людей» Чернышевского, ставших примером для молодого поколения. Н.Г. Чернышевского в пореформенную эпоху не вызывает никаких
Вот вкратце основные идеи, под влиянием которых протекала сомнений. По словам одного из представителей молодого поколения
повседневная жизнь тех, кто стремился следовать литературным прото- 1860-х, «было три великих человека на земле: Иисус Христос, апо-
46 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 47

стол Павел и Чернышевский» (64). Ученый и публицист, провозве- он с насмешливою расстановкою на каждом слоге» (67). Вскоре поя-
стник новых идей, он был в глазах молодежи, пробужденной к об- вился жених, одетый совершенно неподобающе, и стриженая невеста,
щественному служению реформой 1861 года, Учителем, за которым обратившаяся к нему с вопросом, «скоро ли начнется комедия». Свя-
смело можно идти вперед, к светлому будущему. Касаясь самых щенник приступил к таинству. «Жених перешептывался с невестой, на
злободневных вопросов современности, популяризируя новейшие лице которой написано было намеренное пренебрежение к тому, что
достижения науки, он удовлетворял ту жажду знания, жажду «ново- совершалось. Когда дело дошло до воздевания венцов, священник по-
го слова», которой были охвачены «мыслящие реалисты». В изло- просил невесту снять гарибальдинку (68), на что она с трудом согласилась,
жении Чернышевского самые запутанные теории выглядели азбучно уверяя его, что и так можно. …При чтении же того места из апостола, где
ясными, юные умы получали в готовом виде продукты длительного говорится: а жена да боится своего мужа, жених юмористически по-
и противоречивого развития европейской мысли и, наконец, Учитель грозил своей ряженой, а ряженая ответила ему гримасою. Но хождение
давал молодежи модель жизненного поведения «нового человека». вокруг налоя было верхом неприличия: жених и невеста смеялись без
Писарев, посвятивший анализу романа «Что делать?» несколько всякой застенчивости, и старались выступать как можно комичнее;
статей, увлекся настолько, что вместе с десятками молодых людей, словом, — мне казалось, что все это грезится мне во сне, и что въяве
готов был принять его героев за образец для подражания. Переписы- подобного безобразия во святом святых никогда и быть не может» (69).
ваясь с некоей Лидией Осиповной, близкой знакомой своей матери, К тому же, невеста была беременна, а будущего ребенка жених, как
он заочно предлагал ей руку и сердце, желая, видимо, по примеру стало ясно из разговоров, собирался отправить в воспитательный дом.
Лопухова, содействовать эмансипации девушки. «Вам непременно «Чем же все это кончится? — вопрошает очевидец — Если уж такие
надо выйти за нового человека» (65), — аргументировал Дмитрий священные, из самого существа природы человеческой истекающие,
Иванович свое предложение, уверенно причисляя себя к этой кате- узы разрываются, то выдержат ли другие связи, скрепляющие общест-
гории. Идеи и образы романа были настолько близки молодым раз- венный организм? Нет верного и законного супружества, — нет и детей
ночинцам, путь, прочерченный Чернышевским, казался таким простым с их законными отношениями к родителям, нет и родителей с необхо-
и осуществимым! Появилось множество Верочек, Лопуховых и Кир- димою и Богом заповеданною о детях попечительностью, нет и граждан,
сановых. свято и самоотверженно служащих обществу; нет и общества, словом —
Не отставали от других и наши главные герои — каракозовцы нет ничего верного, обусловливающего жизнь народную…» (70).
или ишутинцы, члены кружка вольнослушателя Московского уни-
верситета Николая Ишутина, к которому принадлежал Дмитрий Ка- Но вернемся к нашим героям. Сестра Александра Маликова Ели-
ракозов. Среди них тоже нередки были нигилистические свадьбы «без завета, «которая отличалась выстриженными на затылке волосами и
танцев, без пирогов, с тремя-четырьмя свидетелями в церкви» (66). эксцентричностью костюма» (71), вышла замуж за Леонида Оболен-
ского «на условиях иметь для свиданий нейтральную комнату» (72).
Венчание эмансипированной пары, свидетелем которого оказался один Иван Худяков, которого некоторые считали «интеллектуальным ви-
из читателей и корреспондентов журнала «Домашняя беседа», описано новником» покушения Каракозова, и Александр Никольский, пере-
следующим образом: «В церкви кочевало несколько молодых людей, водчик книги Роберта Оуэна «Образование человеческого характе-
самого нахального свойства. Они разговаривали и пересмеивались друг ра», женились фиктивным браком, чтобы избавить «от невыносимой
с другом, точь-в-точь как в партере, перед поднятием занавеса. Недо- семейной обстановки» (73) сестер Лебедевых.
умевая, что бы это такое было, я обратился к одному лохмачу, стояв- Кстати, Леонилла и Варвара Лебедевы были ученицами женской
шему у стены и свирепо глядевшему на алтарь, с вопросом, — зачем школы Александры Константиновны Европеус, предоставлявшей «де-
собрался сюда народ… — Бракосочетание будет совершаться, отвечал тям бедных семейств» бесплатное образование, а взрослым девуш-
48 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 49

кам — возможность сдать экзамен на гувернантку или домашнюю зору, обнаружив в ее школе «нигилистическое направление в смысле
учительницу. Это было одно из тех учебных заведений, о которых отвержения начал семейных и брачных».
автор нравственно-политического обзора состояния Российской им- Школа Европеус была далеко не единственным учебным заве-
перии за 1869 год с горечью писал: дением, вызывавшим нарекания подобного рода. С точки зрения чле-
нов Следственной комиссии графа Муравьева, подвергнувших вопрос
«В конце пятидесятых годов, когда в нашем обществе пробудилась о бесплатных школах тщательному изучению, основным «ручатель-
мысль о необходимости расширить для женщин пути к такому образо- ством доброго направления в … будущей общественной деятельно-
ванию, которое могло бы сделать их способными к полезному и более сти» учащихся должны служить их основательные познания в законе
самостоятельному труду, правительство, чуткое к истинным общест- Божием (76). В перечнях изучаемых предметов, представленных раз-
венным нуждам, признавая пользу этой мысли, поспешило содейство- ными учебными заведениями, закон Божий неизменно занимает пер-
вать ее осуществлению. Учреждены были открытые учебные заведения, вую строку. Однако, к примеру, ученицы школы Софьи Никитичны
где девицы за незначительную годовую плату получали полное гимна- Ткачевой (сестры известного публициста и теоретика русского яко-
зическое образование; разрешались публичные чтения из разных пред- бинства Петра Ткачева) говорили, что «Богу перед учением не мо-
метов, по программам, специально приспособленным к средней подго- лились никогда, исключая, когда был какой-то Осенин (77) на уро-
товке женщин; дозволено было женщинам посещать некоторые лекции ках закона Божия»; «перед учением и после учения не молились
в высших учебных заведениях и проч. установленной молитвы за Государя и властей» (78). Девочки вообще
получали в школе превратные понятия о почитании страших. «Тка-
На первый взгляд, это движение могло казаться вполне отрадным; но
чева говорила, что родители наши не учены, невежды, и поэтому, не
тогда же люди наблюдательные, вникающие в сущность явлений, видели
надо слушать все, что они говорят» (79).
и менее отрадную оборотную сторону; их не слушали: общий поток бы-
Жандармский летописец падения нравов отмечал, сетуя на тле-
стро шел в одну сторону; плыть против него было невозможно.
творное влияние новомодных идей, что дети приобретали «замашку
…Упомянутое движение, вместо того чтобы облагородить женщину смотреть с высоты мнимого образования на своих родителей, ибо им
умственным и нравственным развитием, вместо того чтобы, доставле- систематически прививалось убеждение, что родители их люди необ-
нием ей возможности найти пропитание полезным и честным трудом, разованные, с обветшалыми понятиями, неспособные следовать за
ограничить нищету, столь часто служащую причиною и извинением духом времени» (80).
разврата, создало эмансипированную женщину, стриженную, в синих В письмах студента Московского университета Ивана Петровича
очках, неопрятную в одежде, отвергающую употребление гребня и мы- Муравьева, который летом 1858 года служил домашним учителем у
ла, и живущую в гражданском супружестве с таким же отталкивающим помещика одной из южных губерний и почти ежедневно делился
субъектом мужеского пола, или с несколькими из таковых» (74). своими впечатлениями с приятелем, находит замечательное отраже-
ние психологический сдвиг, совершавшийся в общественном созна-
«В характере госпожи Европеус, — пишет современник, — были нии на волне подготовки отмены крепостного права.
весьма многие черты, как-то: отсутствие некоторых общепринятых
манер, известные черты костюма и проч., которые в обществе принято «Ох, ох, ох! Ей-ей умру … Ей-ей умру от смеха. Вот так штуку отмо-
в последнее время называть нигилистическими, но я не думаю, что- чил мой хозяин! Вдруг говорит мне, а сам конфузится: “Знаете, Иван
бы она могла последовательно применять эти взгляды к воспитанию Петрович, — говорит он мне, — мне хочется, чтобы вы, когда случит-
детей» (75). Представители власти, однако, были другого мнения, ся, старались внушить сыну моему вообще о роде человеческом…” —
и Александру Константиновну подвергли строгому полицейскому над- Я не совсем вас понял… — “То есть, чтобы вы говорили — этого же
50 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 51

хочет и жена, говорили о равенстве…” — То есть вам хочется, чтобы да он отправился в Тамбовскую губернию, забрал сестру и привез
я говорил, что все люди равны или нет? — “Что все люди равны!” — в Петербург, рассчитывая снова отправиться за границу «и там до-
Это мое убеждение и противного я не могу проповедовать. — “От этого кончить ее образование и приготовить к самостоятельной жизни».
знаете, как вам сказать…” — Права его и состояние не пострадают. — Однако Марию скоро отыскали и возвратили домой, а за Николаем
“Да-с, а между прочим, это будет полезно. Я, знаете, в равенство людей Ножиным был установлен строгий надзор. Причем надо заметить,
не верю; посмотрите на образцовые государства — Англию например, что старшие представители этого семейства вовсе не хотели про-
там нет равенства”. […] Вот, брат Вася, времена. Отцы хотят, чтобы слыть ретроградами. С 1861-го по 1862 год родные Ножина — «вот-
дети веровали в то, чему не верят сами; либерализм в моде; или я не чим — управляющий акцизным питейным сбором в Тамбовской гу-
понял хозяина?» (81). бернии Делагарди с женою и тремя дочерьми, из коих две старшие
замужние, а третья, младшая, вышеупомянутая девица» тоже про-
«Новые люди» стремились, прежде всего, отрешиться от про- живали за границей. «Во время пребывания в Гейдельберге семейст-
шлого — своего собственного коротенького прошлого (ибо все они во это постоянно посещали студенты и вообще молодые люди; об-
были очень молоды). Большинству из них было свойственно «слепое щество их, взгляд на вещи и чтение сочинений Бокля, Миля, Фохта,
презрение ко всему старому, не различавшее старого зла от старого Лорана и других, не могли не иметь влияния на развитие молодой
добра» (82). Конфликт отцов и детей извечен, но в переломные эпо- Ножиной. Вотчим и мать ее видели это развитие, поощряли его,
хи, подобные пореформенной, он обостряется чрезвычайно. поддерживали сношения с кружком молодежи и, как объясняет Но-
«Непоследовательного» Вячеслава Шаганова друзья-каракозов-
жин, были довольны успехами их дочери, а мать, кроме того, призна-
цы осуждали за то, что он «бегал по делам отца», говоря, что это
вала полное право каждого члена [семьи? — Е. Щ.] жить по-сво-
следует бросить, «да и на отца плюнуть» (83). Виктор Федосеев, на-
ему» (86).
пример, собирался своего родителя отравить, чтобы добыть денег на
«общее дело» (84). Это, конечно, крайность. Но поведение прикос- Но в большинстве своем между приверженными заведенному
новенного к каракозовским конспирациям Николая Ножина выгля- порядку родителями и детьми — «критически мыслящими лично-
дело тогда вполне органично. Его отец, мелкопоместный дворянин стями», которые рвались в бой за торжество «светлой мысли, правды
Черниговской губернии, управляющий конторой двора великого и труда» и воспринимали традиционный уклад со всей категорично-
князя Константина Николаевича, с огромным трудом выхлопотал стью и прямолинейностью, свойственными молодости, — вставала
сыну право учиться в Александровском (бывшем Царскосельском) глухая стена взаимонепонимания. Оказавшись дома, в Харьковской
лицее. Однако по окончании этого элитного учебного заведения не- губернии, студент Московского университета Новиков писал това-
благодарный юнец отказался от предложенной ему выгодной долж- рищу:
ности. Ножин отправился в Гейдельберг совершенствоваться в науках,
заявив родственникам, что «жить, как живут они, позорно и пре- «Я очутился после Москвы в каком-то грязном омуте. Моя благочести-
ступно» (85). вая семья до того добродушно глупа, что и сам черт ее не разберет.
Вернувшись из-за границы, он отличился еще одним эксцен- Люди-то они все добрые, да у них голова устроена не по-человечески.
тричным поступком, вследствие которого возникло дело III отделе- По своей горячности нрава я сначала думал было хоть немного ее оче-
ния о тайном увозе Ножиным сестры его девицы Марии. «Заметив в ловечить, но это положительно не удалось. После двух “сцен” мы со-
семействе беспорядочный образ жизни, непрерывные ссоры старших вершенно разошлись: они с убеждением о моей окончательной погибели,
дочерей с матерью, … Ножин решился, как объясняет, спасти млад- а я — об их окончательной глупости. С этими твердыми убеждениями
шую сестру свою от невыносимой для нее жизни…». В мае 1864 го- мы, должно быть, останемся и навеки» (87).
52 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 53

Молодые разночинцы видели себя «строителями судеб мира», лицами в образе жизни и «усвоен особый порядок, который не со-
но многих не покидало ощущение, что начинать следует с собствен- гласуется с установившимися правилами общежития и нравственно-
ной личности, со своей повседневной жизни. «Идеалы наши книжные, сти», то в целом «идеи нигилистов туго прививаются к обществу
плавают, как масло на воде», — говорил Помяловский. А под этой и самые их коммуны как бы разрушаются сами собою» (91).
радужной пленкой скрывался стоячий омут взращенных прежними Чтобы соответствовать званию «нового человека» представите-
временами человеческих свойств, которые было не изжить одному ли пореформенной интеллигенции работали над собой, пытаясь пре-
поколению. одолеть несовершенство натуры самыми разными способами. Среди
Именно о них свидетельствовали неудачные попытки устройства бумаг студента Медико-хирургической академии Льва Щедрина, при-
коммунального быта, которые предпринимались в середине 1860-х влекавшегося к следствию по делу Каракозова, была обнаружена
годов. Наибольшей известностью среди историков и современников таблица (нечто вроде ежедневника) с числами, днями недели и переч-
заслуженно пользуется Знаменская (по названию улицы) или слеп- нем различных человеческих качеств, которые должно в себе куль-
цовская (по имени организатора, популярного писателя Василия Алек- тивировать:
сеевича Слепцова) коммуна, просуществовавшая с осени 1863-го до
весны 1864 года. Немедленно попав в поле зрения бдительного «ока — Воздержание. Не ешь до одурения, не пей до опьянения.
Государева», пристанище коммунаров было описано так: квартира — Молчание. Говори только о том, что может быть полезно тебе и другим.
«состоит из 11 комнат, устроенных таким образом, что каждый член — Порядок. Всякая вещь должна иметь свое определенное место. Для
этого кружка имеет особую комнату и, кроме того, есть общая сто- каждого из занятий назначь час своего времени.
ловая, две парадные комнаты для приема гостей их кружка и кухня, — Решимость. Решись сделать то, что ты должен и исполняй то, на что
где приготовление кушанья они начали было производить сами, но решился.
увидев несообразность этого намерения наняли кухарку. За исключе- — Умеренность. Делай издержки полезные для тебя или для других,
нием стряпания кушанья, они отстранили от себя всякую прислугу, т. е. не будь расточителен.
и все хозяйственные домашние работы производят сами. Впрочем, и
— Трудолюбие. Не теряй времени и занимайся всегда чем-нибудь по-
это дело тяготит их, так что общественный труд они ограничивают лезным. Не делай ничего, что не было бы необходимо.
добыванием средств к жизни по мере способностей каждого. С этою же
самою целью они установили у себя собрания по вторникам, с пла- — Искренность. Не употребляй никаких уверток. Невинность и правда
тою за вход в особую кассу общества» (88). должны присутствовать при твоих мыслях и руководить твоими речами.
Одна из участниц слепцовской коммуны вспоминала: «Коммуна — Справедливость. Не вреди никому и оказывай услуги ближнему, ко-
эта составилась на чисто экономических началах. Мы, человек пять торые он вправе от тебя ожидать.
мужчин и женщин, живших большею частью литературным трудом, — Самообладание. Избегай крайностей и не храни за оскорбления зло-
сговорились нанять сообща квартиру на имя одного из нас, чтобы не бы, которые они заслуживают.
нанимать комнат у хозяек, а жить своим домом, иметь общий стол и — Опрятность. Не допускай никакой неопрятности ни в своей одежде,
общую прислугу. Дело было совсем простое и естественное, но по- ни у себя в жилище.
вредила ему наша общая непрактичность» (89). Исследователь этого — Спокойствие. Избегай волнения (92).
феномена считает, что к распаду коммуны привело отсутствие демо-
кратических навыков жизнеустройства, которое «отозвалось взаим- Никакой нигилистической специфики в этом списке нет. Но су-
ным раздражением и неудовольствием» ее членов (90). Чиновники же ществует целый ряд черт, характерных именно для мировоззрения
III отделения с облегчением констатировали, что если некоторыми шестидесятников. Умственное развитие ставили в прямую и непо-
54 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 55

средственную связь с нравственными устоями личности. «Чем больше образования» (96), Учитель указывал путь к ликвидации всех проти-
знаний приобретал человек, тем более нравственным авторитетом он воречий и созданию гармоничной действительности.
пользовался. Истинно образованный человек, как думали тогда, об- «Мы, — писал один из тех, кому было адресовано это произведе-
ладал в то же время и чутко развитою совестью» (93). Общеизвестно ние, — читали роман чуть ли не коленопреклоненно, с таким благочес-
увлечение молодых людей той эпохи естествознанием, которое, на тием, … с каким читают богослужебные книги» (97). И «переносить в
их взгляд, лучше прочих наук удовлетворяло требованиям рациональ- настоящее» черты будущих личных и общественных отношений мо-
ного объяснения всего многообразия жизни, в том числе и социаль- лодежь пыталась, часто следуя слову Учителя буквально. «Усевшись
ной. Уже знакомый нам Николай Ножин весной 1865 года собирался за стол, собравшиеся раскрыли роман в том месте, где было описа-
выступить в Петербурге с циклом публичных лекций «О современ- ние швейной мастерской, и начали подробно обсуждать, как ее уст-
ном значении естественнонаучного метода по отношению к общест- роить» (98), — вспоминала участница одного из таких предприятий.
венно-экономической науке». «Реалисты» много читали, стараясь при- Каракозовцы составили общество взаимного вспомоществования,
общиться к последним достижениям европейской мысли. Вот книги, переплетную и швейную мастерские, строили планы создания обще-
чаще всего упоминаемые в следственных показаниях каракозовцев: ства переводчиков и переводчиц «на социальных началах» (этой
Бюхнер «Физиологические картины», Бокль «История цивилизации стороны их повседневной жизни мы коснемся в следующей главе).
в Англии», Циммерман «История крестьянских войн в Германии», В романе Чернышевского было «очень много схожего с нашей жиз-
Риттер «Общее землеведение», Оуэн «Образование человеческого нью» (99), говорили они.
характера», Льюис «История философии», а также сочинения Фурье, Но в отличие от мира вымышленного, в реальной действитель-
Луи Блана, Прудона и Милля. ности все обстояло далеко не так просто. Чем очевидней оказывались
Однако мировосприятие «нового человека» определяла не столь- препятствия, возникавшие на пути «новых людей», тем привлека-
ко научная литература, сколько беллетристика, которая «кодировала тельней становился человек «особенный» — Рахметов. Этот образ
его сознание», формировала систему ценностных ориентаций, ста- настолько непосредственно жил в сознании молодого поколения, что
новясь залогом той абстрактности подхода к живой жизни, которая Рахметова воспринимали почти как реальное лицо. «Особенный че-
характерна для русской интеллигенции. Давление литературных ловек» Чернышевского был примером для подражания прежде всего
стереотипов сказывалось, прежде всего, при выборе представителя- в быту, ведь о его подпольной деятельности читатели могли только
ми молодого поколения собственной социальной роли. Биография догадываться.
интеллигента-разночинца не была задана изначально, и проблему Спустя много лет Леонид Оболенский вспоминал о каракозов-
самореализации он пытался решить, ориентируясь на тот жизненный цах: «Рахметов, герой «Что делать?», напоминает их, хотя никто не
сценарий, который навязывался ему литературными героями. спал на гвоздях, не отправлялся на Волгу тянуть барки вместе с бур-
Возвращаясь к роману «Что делать?», подчеркнем, что Черны- лаками». Зимой 1865 года «ригористы-филантропы» обитали в садо-
шевский «сознательно конструировал» своих героев как образцы, вой беседке при жутком холоде; спали все, за исключением Ермолова,
пригодные для воспроизведения в реальной жизни. Он предлагал который был не совсем здоров, на полу; пища напоминала рахметов-
«связную и всесторонне разработанную программу поведения», учи- ские «бифштексы с кровью». И все это при том, что над постелью
тывавшую все — от важных общественных поступков до мельчайших Ермолова висел саквояж с 16000 рублей «его собственных денег, на-
деталей быта «новых людей» (94). Убеждая читателей в «неограни- значенных на общественное дело…» (100). Среди этих юных аскетов
ченных возможностях трансформации личного и общественного по- был и Дмитрий Юрасов, человек тоже небедный (101). О студенте
ложения» (95), Чернышевский давал молодым людям точку опоры. юридического факультета Московского университета Селиверстове
Воплотив в романе «свою модель реальности как потенции для пре- рассказывали, что «любимым его разговором был о крепости его
56 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 57

мускулов…: “Посмотрите, батюшка, какие мускулы. Для революции которые «прямо требовали, чтобы я не смел жениться на девушке,
готовлю”» (102). которую я люблю, и чтобы совсем оставил ее, а то это измена де-
С Рахметовым сравнивали Каракозова, Худякова, Ишутина — тех, лу…» (109). Шаганова «не пускали служить», и он оставил должность
кто действительно производил впечатление «таинственных револю- губернского секретаря в Сергаче. Леониду Оболенскому, который по-
ционеров». И некоторые сознательно старались это впечатление ступил в Козельскую уездную земскую управу секретарем, чтобы
поддерживать. Николай Ишутин, получивший у товарищей прозви- «помогать крестьянам, сколько это возможно», доказывали, что дея-
ще «генерал», «на первых же порах своего знакомства показывал се- тельность его бесполезна.
бя каким-то тайным агентом от какой-то силы» (103). «Он часто «Вожди» стремились закрыть для потенциальных кадров рево-
прибегал запыхавшись, говорил, что он только что от дела (от какого люции все «лазейки в мирную жизнь граждан» (110). В кружке,
он не говорил) и что сейчас бежит на свидание с “одним челове- большую часть которого составляли студенты, активно обсуждался
ком”» (104) — это почти цитата из романа «Что делать?». Следст- вопрос о том, должен ли «порядочный человек заниматься наукой».
венные показания Василия Соболева сохранили еще одну поистине Итог дебатов был категоричен: «наукой заниматься дело пустое, не-
театральную сцену: «Черкезов, Гернет, гр. Толстой и Зиновьева си- годное, потому что люди, занимающиеся ею, позабывают нужды
дят в кружок, в центре Ишутин — генерал. У всех возбужденные мира…» (111). Ишутин утверждал, что «для политического деятеля»
лица. Ишутин, размахивая правой рукой, рассказывает что-нибудь с образование вообще ничего не значит (112). Следовало отринуть все,
жаром, с увлечением. Картина изменяется: все остаются в старом что мешает вовлечению личности в грандиозный процесс обновления
положении с задумчивыми лицами; Ишутин, видя, что поразил, встает общества. «Не о сегодняшнем дне шла тут речь, — писал современ-
и для большего эффекту … начинает ходить по комнате тяжело ды- ник о горячих спорах и разговорах пореформенной интеллигенции, —
ша. Таких картин видел я не помню сколько…» (105). обдумывались и решались судьбы будущих поколений, будущие
Ишутин был неистощим на самые немыслимые планы — взо- судьбы всей России» (113). Множество «новых людей» обращалось
рвать Петропавловскую крепость, если удастся «получить на днях к революционной деятельности, следуя проповеди одного из первых
гремучую ртуть от одного из членов Общеевропейского Комите- апостолов «отщепенства» Н.В. Соколова (114): «Да минует всякого
та» (106), или «посредством каких-то поляков отворить остроги и молодого, неиспорченного человека грязная чаша практической жиз-
таким образом произвести в Москве мятеж» (107) и т. д. Подобные ни!» (115).
«карбонарские» выходки вызывали разную реакцию у членов круж- Но самый потрясающий пример стремления к «рахметовскому
ка — от улыбки до заинтригованности и полного доверия. «Если бы идеалу» представляет история, разыгравшаяся в недрах кружка зимой
вы знали, у какого он дела стоит, — говорил сомневающимся Осип 1866 года. На первый взгляд она выглядит как драма любовного тре-
Мотков, — тогда бы вы не смеялись над ним, а постарались заме- угольника. У Леонида Оболенского, который служил тогда в Козель-
тить его, когда вы считаете себя честными людьми» (108). ске, пропала недавно родившая ребенка жена. Он буквально не на-
Помимо внешнего подражания «особенному человеку» проис- ходил себе места, когда получил от друга сведения о возможной
ходило усвоение внутренних, сущностных, черт этого образа. Те, кто причине и, главное, о виновнике ее долгого отсутствия. В Москву,
стремился ему соответствовать, должны были целиком посвятить к Дмитрию Юрасову, полетели гневные письма.
себя общественному служению, не имели права ни на какую личную
жизнь, ни на какие человеческие чувства и привязанности. Причем «Господин Юрасов!
«генералы» требовали подобной жертвы «делу» и от рядовых своих
товарищей. Вячеслав Шаганов с негодованием рассказывал, сколько Хотя Вы не отвечали на два моих письма, я пишу Вам 3-е, потому что
упреков и насмешек ему пришлось претерпеть от «посвященных», дело, о котором хочу говорить, чересчур для меня интересно.
58 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 59

Я узнал от Бибикова, что Вы возымели глубокое сострадание к моей целый трактат по физиологии, который, с небольшими сокращения-
производительности и к возможности нажить мне большое количество ми, любопытно было бы привести.
детей, а потому решились уговорить мою жену остаться в Москве. Так
как это известие совпадает с долгим отсутствием моей жены, то я смею «Вместе с Вашим письмом, Дмитрий Алексеевич, я получил письмо от
предполагать, что Вам удалось Ваше гуманное намерение, тем более жены, которое меня совершенно успокоило, а потому, я надеюсь, Вы
что жена моя еще настолько наивна, способна к самопожертвованию и поверите, что теперь я пишу в здравом рассудке.
настолько энергична, что Вам не стоило это даже большого труда. Если Чтобы доказать Вам это еще больше, я скажу, что из моего письма Вы
это так, то спрошу Вас, почему Вы предполагаете, что, разлучив нас, действительно могли видеть, как страсть затемняет логику, но, к моему
Вы тем самым кладете конец нашей производительности. Неужели Вам сожалению, вовсе не из тех мест, на которые Вы преимущественно напа-
не известно, что женщина в 20 лет и мужчина 21 года должен иметь ли. На каких местах я более всего был нелогичен, говорить здесь не
половые сообщения? Следовательно, Ваша благая мысль кончится буду. […] Лучше поговорю о Вас. Видите ли в чем штука. Насколько
только тем, что жена моя будет иметь детей и без меня, а я буду иметь страсть может затемнить логику человека, настолько же может ее за-
детей и без нее, но взамен хорошей женщины должен буду по необхо- темнить и излишнее увлечение принципом. […] Во 1-х, страсть к прин-
димости войти [в] отношения с 1-й попавшейся стервой. Объяснив Вам ципу затемнила у Вас строки моего письма и Вы читали не то, что я
это, я должен Вам сказать в заключение, что Вы или легкомысленный писал. Напр[имер], Вы прочли, что ради употребления я готов жертво-
мальчишка, или шарлатан, если Вы сделаете такую штуку. Самый на- вать даже принципом. Не говоря уже о том, что и намека об этом не
глый шарлатан, потому что, представляясь заботящимся о положении было в моем письме, я скажу: можно ли было с здравой логикой ска-
человечества, Вы грубо и без всякого смысла, права и основания хоти- зать это про меня — Вам. Во 2-х, если бы я желал, чтобы жена моя не
те разбить и расстроить жизнь людей, не менее Вас могущих и желаю- оставалась в Москве, ради только употребления, одним словом, если
щих быть полезными. бы я желал только употребления, не мог бы я разве и без жены приис-
кать здесь бабу или даже хорошенькую девушку для своего употребле-
Прошу Вас всем, что для Вас дорого, отвечайте мне как можно скорее, ния. Мог бы, потому что это мне уже предлагали, и я отказался. Отка-
если можно, по телеграфу, я заплачу Вам за расход, что делается с мо- зался, уже 3 месяца не употребляя. Это ли, по Вашему мнению, страсть
ей женой и в Москве ли она. Если через 5 дней не получу от Вас ответа, к употреблению, стоящая выше принципа? Нетрудно бы, кажется, было
я сам приеду в Москву. понять, что тут нет никакой страсти к употреблению, и понять-то
Отвечайте же скорей. Не забывайте, что Вы шутите с чувством, кото- именно из того, что я не довольствовался вообще женщиной, т. е. упот-
рое невыносимо тяжело» (116). реблением, потому что не одна жена, а каждая женщина может удовле-
творить эту страсть; а почему-то особенно хотел видеть около себя же-
В этом своеобразном посягательстве Юрасова на семейное сча- ну? Для чего же я ее хотел видеть? Есть чувства в человеке, которые
стье товарища проявилась одна из характернейших черт мировоз- наука еще не успела объясните физиологически, на этом основании
зрения разночинной интеллигенции, которая вела к издержкам «со- идеалисты, т. е. люди, судящие о жизни не по жизненным фактам, а по
циальной арифметики» — вопиющее противоречие между любовью предвзятому принципу или идее, отрицают такие чувства, потому что
к абстрактному человечеству и невниманием к его конкретным их принцип не предвидел, не предусмотрел этих жизненных фактов.
представителям. Причем Оболенский вынужден был еще и оправды- Они тут действуют совершенно наоборот с наукой, проводниками ко-
ваться за то, что любит жену и ребенка, доказывать, что это не дела- торой хотят быть; наука, замечая новый факт, новое явление природы,
ет его подлецом и отступником. Доказательства, кстати, тоже ти- дает ему место в своей области и не успокоится до тех пор, пока не
пичны для «мыслящего реалиста» 1860-х. Одно из писем содержит приищет закона, под который можно подвести найденный факт, это
60 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 61

наука реальная, она знает, что жизнь дороже теории, и усложняет, Вы хотите погубить ее? Вы читали сколько-нибудь физиологию? Ви-
а иногда даже бросает старую теорию, чтобы не уничтожать факта, не дали Вы наконец людей? Если читали и видали, то знаете, что людям,
изломать жизни, потому что теория для жизни, а не жизнь для теории. особенно до известного возраста, необходимы половые сообщения,
Идеалисты же только отрицают и ломают. Для них не жизнь дорога, в противном случае они делаются онанистами и идиотами или вслед-
а целость, ненарушимость их теории. Однако извините, я удалился от ствие несамопроизвольных полюциев заболевают сотнями болезней,
вопроса: итак, что же меня заставило так страстно желать видеть около особенно женщины. Сам Рахметов мог ли сказать на всю жизнь: не
себя жену? Николай Гаврилович Чернышевский начал морить себя го- прикасаюсь к женщине, а Рахметов мог спать на гвоздях; а Вы? Вы на
лодом, когда тюремщики не дозволяли ему видеть жену и детей. Что всю жизнь отказались от половых сношений? Раз в мес[яц], раз в
это за чувство, побудившее его позабыть потребность жизни? Или то- 2 мес[яца], но Вы их имеете. Спрашиваю же Вас, если Вы верите
же страсть к употреблению? Не хочу этим примером сравнивать себя с в нервы и материю: у кого крепче нервы — у моей жены или у Вас с
Николаем Гавриловичем, потому что не стою этого сравнения и не Рахметовым? Кто более способен вынести нервных потрясений: она или
смею делать его, но думаю, что Вы не усомнитесь более в существова- Вы? Эти вопросы даже смешны, как вопрос, кто больше: вол или ля-
нии еще какого-то чувства несколько получше и посильнее страсти к гушка? Итак, что же Вы хотите сделать с моей женой? Если она силь-
употреблению. Это чувство нельзя назвать даже любовью, потому что нее Вас с Рахметовым, она сделается идиоткой, онанисткой или умрет
любить можно и за 1000 верст, а потребностью видеть того, кого мы [от] какой-нибудь отвратительной болезни. Если не сильнее, то через
любим, напр[имер] свою жену, своего ребенка и т. д., и эта неразумная год терпения, волнения и усилий над собой, стоящих дорого молодому
страсть бывает так сильна у людей, что они готовы из-за нее умирать организму, она заменит Оболенского Ивановым или Петровым, у кото-
голодной смертью, и эти люди не подлецы, эти люди в состоянии, ко- рых половые органы устроены не иначе, чем у меня, и не менее спо-
гда нужно, забыть свою страсть и идти на каторгу, на вечную разлуку. собны производить детей. Или Вы думаете, что совокупление раз в год
Если бы в то время как Вы писали, Вы не были затемнены страстью к менее плодотворно, чем раз в неделю? Но если Вы знаете физиологию,
принципу, Вы бы и то могли сообразить, и то могли вспомнить, что ка- то должны знать, что для оплодотворения достаточно так называемого:
кой-нибудь месяц тому назад я готов был идти, может быть навсегда, aura seminalis, т. е. семянного ветерка, семянных испарений. Следова-
от жены и ребенка, потому что это было нужно, я сам даже уговаривал тельно, по законам логики и природы у ней и в Москве непременно бу-
и просил Вас об этом, я, тот самый, который через месяц чуть с ума не дут дети. Я же настолько честен, что для меня ее дети с другим будут
сошел от мысли, что я их не увижу больше. Несколько странно, но так же дороги, как и мои собственные, потому что я ее люблю больше
вполне понятно, как и в вышеприведенном примере: когда нужно, то- самого себя. Итак, не безрассудна ли мера, которую Вы придумали, не
гда и смерть нипочем, когда не нужно, тогда и укол булавкой хуже легче ли мне, живя с ней, или удерживаться от частых сношений и от-
смерти. Но это еще цветочки. Главная суть затемнения заключается в давать детей в Воспитательный, или употребить медицинские средства:
забвении того, что известно каждому 15-летнему мальчику. Именно то, спринцевание, бобровую струну и т. д. Вы говорите, что моей жене бу-
что, сажая дерево, надо смотреть, на какую почву его сажаешь. Вы за- дет стоить страшных моральных усилий отдать детей в Воспитательный
были это, забыли, что имеете дело с 20-летней женщиной. Вы говорите, дом. Вы, Юрасов, говорите как крайний идеалист или 7-летний ребе-
если она (т. е. жена моя) хорошая женщина, а я скажу Вам: она пре- нок. Вы забываете, что половые сообщения, кроме наслаждения, имеют
красная женщина, женщина, какие еще редки, у которой самопожерт- потребность, необходимость, как пища, только сроки голода разные.
вования не менее, чему Вас самих, это она доказала, если Вы постарае- Из-за чего бы женщина подвергала себя страшным мучениям родов,
тесь припомнить. Ну, так Вы и забыли, что имеете дело хотя и с если бы совокупление не было потребностью, уничтожающей даже ин-
прекрасной женщиной, но с женщиной 20-ти лет, заметьте Вы это, пре- стинкт сохранения жизни. А Вы говорите, неужели страсть так сильна
красный Вы человек, но чересчур увлекшийся принципом. За что же в Вашей жене, чем искупить моральные страдания… и т. д. Да какая же
62 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 63

тут страсть? Всмотритесь в жизнь, в факты и не воображайте, что по вать: спасите нас!, и что будут они говорить, будет исполняться все-
улицам ходят не люди, а Ваши идеалы, без половых органов. Ну разве ми» (121). В конкретно-исторических условиях той поры роман «Что
это страсть? Разве потребность спать и пить есть страсть? Вы скажете, делать?» воспринимался определенным кругом читателей как апофеоз
что без этого жить нельзя, а без половых отношений живут. Кто это? революционного меньшинства, призыв взять власть над событиями
В 20 лет? Женщины? Укажите хоть одну. Наконец, говоря о моральных в свои руки, чтобы осуществить четвертый сон Веры Павловны.
страданиях моей жены, Вы забыли, что у меня родился ребенок и что я Точно следуя заданной модели, каракозовцы «проиграли» весь
могу страдать не менее ее морально, если Вы отымете его у меня. Это роман Чернышевского в жизни, от «нейтральных комнат» и артельных
я так говорю, между прочим, как еще новый факт затемнения. Кажется, мастерских к исполинам революции — Рахметовым; от слов к делу.
довольно. Если не вполне убедились, напишите, я напишу еще. Отчего же Учитель сказал: когда «дело» приблизиться к развязке, Рахме-
это с Вами сделался такой факт одурения, ослепления? Вас ослепила тов вернется в Россию.
Ваша неизмеримая любовь к людям, Ваше желание им счастья, дея- Он вернулся.
тельности без помехи, желание успеха общему делу и жажда твердых 4 апреля 1866 года покушение на российского императора совершил
деятелей. И в ослеплении этой любовью Вы свою потребность, свой Дмитрий Каракозов, о котором говорили — «он вероятно сумасшедший,
идеал, какой нужен для дела, перенесли в жизнь…» (117). хотевший принять роль Рахметова из романа “Что делать?”» (122).

Защищаясь от обвинений в отсутствии разума и логики, Обо-


ленский бьет своего адресата тем же оружием, утверждая, что его
рассудок затемнен «страстью к принципу». Это выражение точно 3. ЗА «НОВОЕ НЕБО И НОВУЮ ЗЕМЛЮ»
определяет пафос пореформенной эпохи со всем ее рационализмом
и порывом, захваченностью новыми идеями, одновременно. Свидетель показывает, что между со-
Характеризуя людей «нового типа», высшей «породой» которого циализмом, нигилизмом и ассоциаци-
является Рахметов, Чернышевский писал: «Каждый из них — чело- ей нет никакого различия…
век отважный, не колеблющийся, не отступающий, умеющий взять- Из стенографического отчета
ся за дело…» У «новых людей» свои, особые представления о жиз- о деле Каракозова.
ни, «и нравственность… и добро понимают они на свой лад» (118).
В основе их мировоззрения и мировоздействия лежит теория утили- Отчитываясь о своих действиях за 1866 год, III отделение, сильно
таризма, согласно которой категория добра теряет свое самостоятель- скомпрометированное событиями 4 апреля, сообщало:
ное значение и совмещается с понятием пользы.
Молодых радикалов, считавших себя уже вполне сформиро- «Убеждение, что Каракозов и его соумышленники составляют в России
вавшимися Лопуховыми и Кирсановыми, особенно привлекал в ро- явление исключительное, вполне подтвердилось разысканиями высо-
мане образ вождя, героя — «цвета лучших людей, …двигателя дви- чайше учрежденной в С. Петербурге следственной комиссии, которою
гателей, …соли соли земли» (119). Во многих из них «говорило обнаружено, что в покушении на цареубийство участвовала горсть ни-
задетое самолюбие — впереди рисовалась роль политического деяте- чтожных личностей, хотя по преимуществу русских, но действовавших
ля, полная опасностей, интриг, одним словом, романических проис- под влиянием и для цели польской пропаганды. В числе преступников,
шествий» (120). Самолюбию поборников «общего дела» должно было кроме нескольких молодых дворян, не оказалось ни одного сколько-ни-
чрезвычайно льстить и такое пророчество Учителя: «Через несколь- будь известного имени ни в государственной, ни в ученой, ни в обще-
ко лет, очень немного лет, к ним (новым людям — Е. Щ.) будут взы- ственной деятельности; участники преступных замыслов, в числе 34 лиц,
64 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 65

были большею частию студенты и вольнослушатели Московского уни- и Л.Ф. Пантелеев, поступивший в 1858 году на юридический фа-
верситета, Технологического института и Петровской Земледельческой культете Петербургского университета. Автор знаменитой проклама-
Академии. ции «Молодая Россия» Петр Зайчневский говорил, что большинство
Несмотря, однако, на ничтожность и малочисленность их, обнаружено, его товарищей «имеют весьма смутные социалистические убежде-
что лица эти образовали в Москве тайное общество, под названием ния, по небольшому знакомству с произведениями западных социа-
“Организация”, которое имело целию распространять социалистическое листов» (128).
учение; разрушать начала общественной нравственности; колебать ве- Любопытный эпизод, отражающий суждения о социализме сту-
ру в основы религии, и путем революции ниспровергнуть существую- дентов конца 1860-х, сохранился в воспоминаниях Веры Засулич,
щий в государстве порядок. близкой в то время к «нечаевским» кругам. «И наивные же то были
Средствами для этого должны были служить: речи! — пишет она:
а) пропаганда между сельским населением, с объявлением, что земля
— Тогда все будут свободны, — ни над кем никакой не будет власти.
составляет собственность всего народа (123).
Всякий будет брать, сколько ему нужно, и трудиться бескорыстно.
б) возбуждение крестьян против дворянства и вообще против властей. — А, если кто не захочет, — как с ним быть? — задает вопрос один
в) устройство школ, артелей, мастерских и разных ассоциаций, дабы юный скептик.
посредством их сближаться с народом и внушать ему зловредные уче- На … нервном лице оратора выражается искреннейшее огорчение. Он
ния социализма. задумывается на минуту.
г) заведения в провинциях библиотек и разных обществ в началах ком- — Мы упросим его, говорит он, наконец, — мы ему скажем: друг мой,
мунизма» (124). трудись, — это так необходимо, мы будем умолять его, и он начнет
трудиться» (129).
Надо заметить, что представления об этих самых «зловредных
учениях» и «законопротивных теориях» товарищи неудавшегося ца- С.Н. Булгаков определял рационально-атеистическое мировоз-
реубийцы имели довольно расплывчатые. По признанию многих из зрение русской интеллигенции как веру — веру в научность, в ра-
них, понятия о социализме они почерпнули из романа «Что делать?», ционализм (130). Так же, как религиозные подвижники ждали мгно-
но в то же время, большинство оказалось не в состоянии объяснить венного изменения лика земли с пришествием Царствия Божия,
«самого значения слова социализм» (125). На одной из сходок ишу- нигилисты верили в осуществление — по последнему слову евро-
тинцы решили, что сделать это может только сам Чернышевский, пейской научной мысли — царства труда и справедливости с помо-
для чего необходимо освободить его с каторги. щью социальной революции, несущей немедленные радикальные
«Язва социализма», поразившая целое поколение учащейся мо- перемены. Причем гораздо сильнее, чем туманный образ будущего
лодежи, была тогда поверхностной болезнью. «В то время бродили общества, их привлекал процесс борьбы с «отживающим миром» в
между студентами разные социальные идеи в очень неопределенных настоящем. «Я полагал только, — говорил один из ишутинцев, —
формах, потому что большинство студентов не знало иностранного что наше дело — расчистить дорогу, а там явятся люди, которые созда-
языка и не отличалось настолько научною ревностью, чтобы изучить дут царство социализма» (131).
социалистов в подлиннике, а довольствовалось сведениями, почерп- Итак, целью общества «Организация» было «осуществление соци-
нутыми из вторых и третьих рук» (126), — показывал один из при- альных идей. Точнее никогда в собраниях общества цель не форму-
влеченных к следствию. «Слабое распространение между студентами лировалась, не определялось, как осуществлять социальные идеи, —
знания иностранных языков» (127) отмечает в своих воспоминаниях говорил один из наиболее «продвинутых» членов «Организации»
66 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 67

Петр Николаев. — Каждый под эту широкую формулу мог подво- Дмитрий Юрасов, — было две партии: крайняя хотела произвесть
дить свои убеждения, она допускает весьма много революцию…, умеренная желала действовать школами, ассоциа-
толкований» (132). Другой «карбонарий» во время процесса заявил: циями и распространением книг…» (136). Наиболее нетерпеливые и
самонадеянные не собирались дожидаться политического «совершен-
«Я затрудняюсь сказать, … можно ли назвать, что у нас было общество. нолетия» масс, рассчитывая на политический переворот, который
У нас, у членов, не было одной цели, не было согласия в средствах, не даст простор для социальных преобразований. Другие стремились
было принято никаких обязательств друг к другу и к обществу, не было путем устройства образцовых ферм и производительных ассоциаций
дисциплины в обществе. […] Например, Юрасов ни к чему более не «показать народу новую форму жизни» (137). Эти мероприятия
стремился, как только к устройству ассоциаций; Ермолов думал только должны были, по мысли ишутинцев, привести к «согласию народа
об устройстве народных школ; Странден на одном собрании открыто организовать свой труд по правилам социализма», и тогда «посред-
сказал, что тут мы, господа, собрались все социалисты, а, между тем, ством народа» можно будет «требовать у правительства введения
мы не могли себе уяснить, что такое социализм, и потому мы решили социализма и в случае сопротивления» добиться этого революцион-
посоветоваться, какие выбрать книги для того, чтобы перевести их на ным путем (138).
русский язык и из которых мы хотели поучиться, что такое социа- Надо заметить, что, несмотря на все зажигательные декларации
лизм» (133). революционной молодежи, и в прокламациях 1860-х годов, и в пока-
заниях молодых людей, проходивших по делу Каракозова, нередко
Однако, несмотря на стремление предстать перед следствием проскальзывает страх перед «новой пугачевщиной». «Крестьяне те-
в качестве мирных пропагандистов «социальных идей» ишутинцы перь так необразованы, — опасался, например, Леонид Оболенский, —
постоянно проговариваются о том, что необходимой предпосылкой что в случае переворота или революции народ уничтожит всех обра-
общественного переустройства они считали политическую револю- зованных людей, считая их своими врагами» (139). Народу следовало
цию. Это обстоятельство учитывали и судьи, считавшие проповедь помочь разобраться в тех силах, которые его окружают, показать —
социализма в российских условиях преступной, так как «осуществ- кто друг и кто враг и направить энергию протеста в нужное русло.
ление социальных идей в нашем отечестве … немыслимо без пере- Организация революционного меньшинства, кроме всего прочего,
мены образа правления и всего государственного устройства». должна была сыграть роль сдерживающего фактора для спасения
Они мечтали о «водворении в России системы управления Се- общества от гибели в хаосе революционной катастрофы. Вероятно,
веро-Американских Соединенных Штатов, только на социальных на- повышенный рационализм эпохи 1860-х вселял в «штурманов гря-
чалах» (134). В бумагах Страндена был обнаружен «Проект федератив- дущей бури» уверенность в том, что им по силам будет руководить
но-народного государства», действительно несколько напоминающий разливом волн народного моря.
политическую систему Соединенных Штатов. Согласно этому доку- Но, в сущности, вся эта масштабная политическая деятельность
менту, государство, в котором не существует «ни сословий, ни ка- не выходила из области фантазии. Повседневность была гораздо ме-
ких-либо привилегированных лиц и обществ», состоит из общин, из- нее привлекательной. Любопытные воспоминания о наших героях
дающих свои законы и избирающих «представителя, который в случае оставила Е.И. Козлинина, которая в начале 1860-х служила набор-
надобности собирает мирской сход… Во главе общественного управ- щицей в типографии А.И. Мамонтова, жила с другими работницами
ления стоит народное собрание, составленное из выборных на один в коммуне и близко знала многих ишутинцев. В то время в Москве
год от всех обществ…» (135). существовали также швейная мастерская, организованная на артель-
Конечной же целью общества был «экономический переворот ных началах, и две переплетные, одну из которых создали бывшие
в государстве». «Как водится, — объяснял следственной комиссии воспитанники нижегородской гимназии В.А. Васильев, М.И. Титов,
68 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 69

А.В. Вознесенский и Д.Л. Иванов. Двое последних, кстати, являлись открыл бесплатную школу для крестьянских детей, Николай Петер-
и учредителями швейной артели, а заведовать работами этой мастер- сон учительствовал в Богородске. Ишутин, вероятно подражая Рах-
ской должна была сестра Дмитрия Иванова, которой Ишутин выде- метову, отправился на Волгу, правда, он не тянул лямку с бурлаками,
лил 150 рублей на «первоначальное обзаведение». Переплетная через а плавал на пароходе помощником капитана. Этой же цели служили
некоторое время перешла в руки студента Московского университе- планы сближения с массами в качестве «сельских писарей и учите-
та Н.И. Фалина, который нанял четверых рабочих и собирался пере- лей, приказчиков у купцов», а также педагогическая работа в школе
дать им мастерскую, «обставив ее как можно лучше в материальном Мусатовского.
отношении». Сам Павел Акимович Мусатовский, выпускник историко-фило-
Один из «проклятых вопросов» русской жизни — вопрос «о го- логического факультета Московского университета, к преподаванию
лодных и раздетых» — как мы успели убедиться, был знаком в этой отношения не имел. Он выхлопотал у университетского начальства
среде не понаслышке. В 1863 году наборщицы учредили Общество разрешение на открытие школы и помогал ей материально. «Разум-
взаимного вспомоществования. Примкнув к этому обществу и «широ- ное, доброе, вечное» сеяли Каракозов, Ермолов, Ишутин, Черкезов,
ко его распространяя», вспоминала Козлинина, ишутинцы «с каждым Мотков, Загибалов и Юрасов, который честно признавался во время
днем приобретали в нем все большее количество единомышленни- процесса, что они «не придерживались тех учебников, которые во-
ков и стали уже недвусмысленно намекать на то, что необходимо его обще введены в преподавании, выпускали вещи, имеющие менее
превратить в политическую организацию» (140). Так что большая значения, и обращали более внимания на существенные, которые
часть привлеченных к следствию по делу Каракозова оказалась в ря- могли им (ученикам) пригодиться в жизни» (144). «Мы сделаем из
дах пресловутой «Организации» буквально из-за куска хлеба. Как, этих малышей революционеров» (145), — говаривал Ишутин. Ермо-
например, слушатель Петровской академии Дмитрий Воскресенский, лов на уроках естественной истории объяснял детям, что орел —
который жил за городом в лачуге, где занимал с товарищами одну «птица кровожадная, пожирающая безвинных животных, как то: кро-
комнату на пятерых, чтобы было дешевле, за картофелем и говяди- ликов, ягнят и других, а потому правительства, давящие невинных,
ной ходил за 10 верст в Москву. Он сошелся с ишутинцами исклю- имеют в своем гербе изображение этой птицы» (146). А преподава-
чительно ради того, чтобы найти какую-нибудь работу, ведь чтобы тель математики Юрасов предлагал ученикам следующую арифме-
«достать уроки», наиболее распространенный среди студенчества тическую задачу: что больше, спрашивал он, единица или 72 мил-
приработок, нужны знакомства (141). Или как его коллега Алексей лиона. И получив очевидный ответ, заключал: «Стало быть, государь
Сергиевский, который показывал на следствии, что «сначала попал в перед народом ничтожество» (147).
Общество взаимного вспомоществования, как и многие другие, ока- Это учебное заведение просуществовало недолго — с ноября
завшиеся в организации, прежде всего из-за материальной нуж- 1864 по июнь 1865 года. Козлинина пишет, что средства на школу
ды» (142). добыло Общество взаимного вспомоществования. Ишутинцы, кото-
Министр юстиции Д. Замятнин в обвинительной речи справед- рые узурпировали и эту инициативу наборщиц, хотели на собранные
ливо замечал, что большинство подсудимых были «вовлечены в обще- деньги арендовать фабрику, сделав пайщиками рабочих, но почти
ство надеждою на улучшение материального их быта» (143). Однако, все истратили на разъезды в поисках подходящего предприятия.
мы помним, что те, кто стремился превратить Общество взаимного «Предвидя, что гибель школы, которая, влача самое жалкое сущест-
вспомоществования в «политическую организацию», ставили перед вование, уже приближалась к естественному концу, окончательно
собой задачу пропаганды «социальных идей» в народе. Весной 1864 дискредитирует всю политическую организацию, Ишутин решил
года некоторые из них разъехались по домам, намереваясь вести внести в нее более решительные перспективы и превратить эту орга-
пропаганду в провинции. Петр Ермолов в своем пензенском имении низацию в чисто революционное общество…» (148).
70 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 71

Козлинина не совсем права, планы создания крупного предпри- ренность мирной деятельностью пропагандистов новых идей. В кон-
ятия на артельных началах у ишутинцев действительно были, но не це 1865 года Ишутин говорил своим товарищам: «…То, что мы де-
на школьные деньги. В Можайском уезде Московской губернии они лали до сих пор, все это не есть дело. Господа, по моему мнению,
присмотрели бездействующую хлопчатобумажную фабрику, управ- лучше — паф-паф» (153).
ляющим которой являлся некий Александр Орфано, человек весьма Так возник, вероятно в начале 1866 года, ишутинский «Ад», строго
политически неблагонадежный и вполне сочувствовавший пропаган- законспирированный кружок «бессмертных» (или «мортусов»), стоя-
де «социальных идей», а владелицей — его родственница. Из денег щих над «Организацией». Эти избранные должны были выполнять
Ермолова, обладавшего некоторым состоянием, ему были предос- двойную функцию — осуществлять контроль за деятельностью ре-
тавлены средства, необходимые для возобновления производствен- волюционеров и антиправительственный террор.
ного процесса. Как говорил во время следствия Странден, «Ермолов Девизом было избрано знаменитое — «цель оправдывает сред-
вошел с Орфано в часть» по этому предприятию, чтобы «приобрести ства» («инфернальные» вожди не гнушались мистифицировать но-
его впоследствии для ассоциации рабочих» (149). Имелись у ишу- вобранцев подложными письмами от общества, якобы руководящего
тинцев и более масштабные замыслы. Волнения рабочих Людинов- кружком; рассказами о том, что Сибирь хочет отделиться и перейти
ского чугунно-плавильного завода С.И. Мальцева, недовольных ца- под покровительство Соединенных Штатов, а Герцен разослал эмис-
рившими там крепостническими порядками, давали ишутицам повод саров в Казань для возмущения татар и т. п.). Целью объявлялся со-
для попытки воспользоваться «этим настроением их … и помочь им циальный переворот, средством террор — «систематические царе-
основать такой же завод, но только на артельных началах» (150). убийства» до тех пор, пока напуганное правительство не согласится
Предполагалось, что предприятие, устроенное на ссуду, которую «устроить государство на социальных началах», в противном случае
можно будет получить от правительства или частного благотворителя, следовало «произвести революцию» путем возбуждения «народных
«принесет хороший процент»; это позволит вернуть занятые деньги, страстей».
а затем передать завод «во владение артели рабочих» (151). Однако, Для подготовки масс предполагалась широкая деятельность на
хлопоты по этому делу успехом не увенчались. местах. «Аду» необходимо было обзавестись в губерниях агентами,
Начинания ишутинцев подтачивали трудности внешнего и внут- осведомленными обо всем происходящем, которые выявляли бы лиц
реннего характера, такие как проблема легализации артельных об- особо ненавистных народу, уничтожали их и распространяли про-
ществ, с одной стороны, и неумелая организация их работы — с дру- кламации с объяснением, за что убит тот или иной «кровопийца».
гой. Козлинина вспоминает, что переплетная артель, отнимая время Разумеется, никому из провинциальных «мортусов» не следовало знать
и силы, едва позволяла ишутинцам сводить концы с концами. Шага- Центральную Агентуру; цепочка их осведомленности обрывалась бы
нов на следствии говорил, что швейная «только проживала деньги». на том члене «Ада», который принял в общество нового «бессмерт-
Воскресенский рассказывал суду: «Раз в обществе как-то стали го- ного». К Центральной Агентуре должны были стягиваться все нити
ворить об удовлетворении потребностей. Я вышел и говорю, что у контроля за работой «Организации», она могла определять степень
меня есть потребность давать уроки; чем толковать об удовлетворе- отступления отдельных революционеров от правил тайного общества
нии потребностей, — не можете ли сейчас удовлетворить мою по- и меру наказания — вплоть до смертной казни. Контрольные и кара-
требность. Мне на это ответили: “Вы, стало быть, ничего не пони- тельные функции «Ада» сохранялись бы и в случае победоносной
маете, — ведь мы здесь только теоретически говорили, практически революции, распространяясь на правительство, пришедшее к власти.
наши слова еще теперь не могут быть осуществлены”. Тогда я по- «Мортусам» предписывалось отдалиться от своих товарищей
нял, что они только теоретически толкуют, что практически из этого и вести жизнь, запятнанную всяким негодяйством, «чтобы не навлечь
не выходит никакого толку» (152). В кружке нарастала неудовлетво- подозрений правительства», а при совершении теракта иметь «ша-
72 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 73

рик гремучей ртути» для самоубийства и обезображивания лица. сах распространился слух, что стрелял помещик, недовольный отме-
Строго говоря, «Ад» не стал организационно оформленным обществом ной крепостного права. Молва об этом действительно бытовала в на-
с программой и уставом, но планов и разговоров хватало с лихвой. роде (159). А в революционных кругах «говорилось, что следовало бы
Во всех этих горячих, захватывающих мечтах, безусловно, при- уничтожить государя за пресловутое освобождение крестьян, кото-
сутствует элемент игры — игры «ума, привыкшего, — по словам рое затормозило революцию» (160).
Дмитрия Юрасова, — за неимением дела, к фантастическим вымыс- Один из проходивших по делу о покушении 4 апреля 1866 года
лам» (154). Игры, в которую ишутинцы бросались с головой, спасаясь считал, что Каракозова к его намерению привело сознание «невоз-
от серой обыденности. Участники этой опасной игры были в разной можности никакого народного движения против правительства» при
мере захвачены ею. Кто-то считал планы «Ада» пустой болтовней, жизни царя-освободителя (161). Однако если такая идея и могла заро-
другие, как Каракозов, могли совершенно войти в роль. диться у некоторых «артистов-революционеров» (выражение А.И. Гер-
Конечно, повседневная жизнь ишутинцев в качестве политиче- цена) из рядов «Ада», то Каракозов, мне кажется, был чужд подобной
ских деятелей, членов тайного общества, состояла в основном в раз- мистификации. Скорее всего, он стремился осуществить наиболее
говорах. Но разговоры в этом узком кругу единомышленников ве- эффективную на его взгляд форму пропаганды делом — «путем пре-
лись настолько законопротивные, что для них даже «положено было ступлений» или, как говорил Ишутин, «каким-нибудь грандиозно-
выдумать аллегорический язык» (155). Обсуждалось, например, раз- страшным фактом заявить миру о существовании тайного общества
деление членов кружка на «охотников» и «рыболовов». Расшифро- в России, ободрить, расшевелить заснувший народ» (162).
вывается это иносказание так: «рыболовы» должны заниматься социа- Согласно воспоминаниям Е.К. Брешко-Брешковской, строящей
листической пропагандой и «вылавливать» людей, способных стать свой рассказ на основании свидетельств ишутинцев, с которыми она
агентами общества; «охотники» же составляли ряды террористов- встречалась на Карийской каторге в конце 1870-х, Каракозов «ут-
смертников, для которых предпочтительнее всего стрелять в «дро- верждал, что сперва следует доказать народу сокрушимость царской
фу», то есть в царя. власти и уже тогда обращаться к нему с проповедью против царских
Ближайшее окружение Каракозова составляли представители порядков» (163). А мирная деятельность «Организации» по распро-
пензенского землячества, среди которых были генераторы идей тай- странению социалистических идей представлялась ему абсолютно
ного общества — Ишутин, Юрасов, Загибалов. Будущий цареубийца бесплодной, «не приложимой на практике» в российских услови-
не проявлял активности в словесных баталиях, больше «молчал и ях (164). О мотивах покушения Каракозова позволяет судить и про-
слушал». Но он воспринимал «адские» планы не просто как теоре- кламация, найденная при нем на месте преступления. В этом обраще-
тические разглагольствования, а применительно к собственной лич- нии к «друзьям-рабочим» говорилось, что «цари-то и есть настоящие
ности. «Когда же Каракозов сообщил кому-то … о своем преступном виновники всех наших бед», так как допускают несправедливости и
намерении и пропал из Москвы, — говорил во время следствия Дмит- не пекутся о благе «народа рабочего», доказательством чему стала
рий Юрасов, — тогда сделалось ясно, что словами нельзя шутить!» (156). воля без земли.
Что же именно побудило Дмитрия Каракозова открыть сезон На такую акцию, которая за гибелью жертвы неизбежно должна
охоты на «дрофу»? Как нам уже известно, некоторые «карбонарии» была повлечь смерть самого исполнителя, толкала Каракозова и тя-
«хотели сначала поднять народ, другие собирались начать сверху, с желая болезнь. «Вследствие хронического триппера и плохого пита-
царя» (157). Возможно, Каракозов стремился совместить обе точки ния» он страдал катаром желудка, причем болезнь, вероятно, при то-
зрения, вызвав покушением на царя народное восстание (158). гдашнем уровне медицины доставляла такие мучения, что врачи
Существует мнение, что он сознательно шел на провокацию — считали ее результатом «большинство самоубийств» (165). Физиче-
смерть Александра II могла вызвать избиение дворян, если бы в мас- ские и моральные страдания приводили к мысли, что дни его сочте-
74 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 75

ны и вызывали желание «умереть не даром», принести свою жизнь Сам Худяков и на суде, и во время следствия отрицал свидетель-
вместе с жизнью царя на алтарь народной пользы. ства ишутинцев о том, будто он рассказывал им о Европейском Рево-
Подобные факты позволяют исследователям феномена суицида люционном Комитете или о своем общении с А.И. Герценом, Н.П. Ога-
сближать психологию политических террористов и самоубийц, а также ревым, М.А. Бакуниным и другими российскими изгнанниками.
говорить о наличии у Каракозова так называемого «комплекса Рас- Адвокат В.П. Гаевский пытался убедить обвинителей, что его под-
кольникова» — смещения нравственных понятий, при котором счи- защитный просто передавал заграничные новости, слухи и сплетни
тается, что ради блага одних людей можно убивать других. Причем о жизни эмиграции (170).
носитель комплекса ощущает собственное призвание для такого рода Однако в нашем распоряжении есть документ, утверждающий
установления социальной справедливости. обратное. Это конспект бесед с Худяковым «на политические темы»,
Вообще же, по словам Ю. Карякина, «эпоха была одержима на- поданный начальству агентом III отделения, столоначальником кан-
полеономанией всех сортов», и мотивы для цареубийства могли целярии генерал-губернатора Восточной Сибири, А. Трофимовым,
быть самыми разными. От наиболее распространенного — наказание выдававшим себя за ссыльного поляка Трохимовича. 15 марта 1867
за обман народа и за разочарование, пережитое интеллигенцией на года он записал, что «Худяков ездил за границу к Герцену и виделся
«именинах сердца» первых пореформенных лет, — до такого, совер- там с членами Европейского Комитета. У него найдены при обыске
шенно не относящегося к политике, как месть за попранную жен- фотографические карточки членов революционного комитета. Но ни
скую честь, к которой хотела прибавить славу «беспримерной смело- одного не выдал. Высказывает мысль, что покушение когда-нибудь
сти» Апполинария Суслова. «Не все ли равно, какой мужчина повторится и что государю несдобровать» (171).
заплатит за надругательство надо мной… Как просто, подумай толь- Вероятно, какая-то революционная организация, именуемая в сре-
ко, — говорила она Достоевскому в сентябре 1863 года в Париже, — де ишутинцев Европейским Революционным Комитетом, все же су-
один жест, одно движение, и ты в сонме знаменитостей, гениев, ве- ществовала, и разговоры о ней не были пустыми бреднями играющей
ликих людей, спасителей человечества…» (166). Ходили слухи, что в карбонариев молодежи. В показаниях некоторых подследственных
«летом 1865 года был военный заговор с целью покушения на жизнь Европейский Революционный Комитет выглядит похожим на тот
императора, которое должно было произойти на Ходынском поле во эмигрантский центр, органом которого молодая эмиграция стреми-
время развода» (167)… Так что, ишутинцы могли бы сказать о своих лась сделать герценовский «Колокол». «…Там хотят переводить, пи-
цареубийственных замыслах словами террористов, совершивших ро- сать и печатать разные социальные книги с тем, чтобы пересылать
ковую для судеб мира акцию в Сараево в 1914-м: «Никто не говорил их в Россию» (172), — говорил Юрасов. Эмигрантский съезд, обсу-
нам: Убейте его. Но жили мы в атмосфере, которая делала его убийст- ждавший эти вопросы, действительно проходил в Женеве в декабре
во естественным…» (168). 1864-го — начале января 1865 годов. Но все же это не были самые
Кроме того, до Каракозова дошли известия о существовании свежие новости, которые мог получить за границей Худяков, отпра-
некоего Европейского Революционного Комитета. Сведения о тайном вившийся туда в августе 1865-го. Да и каким чудовищным вообра-
обществе, «имеющем целью содействовать успехам революции во жением должен был обладать Ишутин, чтобы превратить планы
всех странах систематическим убийством царствующих особ и вы- литературной пропаганды в заговоры с «гремучей ртутью и орсини-
сокопоставленных правительственных лиц», передавал товарищам евскими бомбами» (173). Скорее всего, речь шла о Тайном интерна-
Ишутин со слов Ивана Худякова, который в ноябре 1865 года вер- циональном братстве — прообразе бакунинской организации, дейст-
нулся из Женевы, гнездилища «отверженных … от русского государ- вовавшей внутри I Интернационала, для которой Альянс социал-де-
ства … преступников» (169). мократии был лишь «незаконспирированной пристройкой» (174).
76 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 77

Убедившись в отсутствии ближайших перспектив крестьянского жизни, так как «неполноценность игры, — по словам исследователя
бунта в России и разочаровавшись в социальных потенциях нацио- этого феномена, — имеет своей границей полноценность серьезно-
нальных восстаний, в конце 1863 года Бакунин делает ставку на меж- го» (178), чего как раз и было лишено существование ишутинцев.
дународную революцию и приступает к разработке проекта создания Искать самозабвения в этой игре вынуждала их и явная невозмож-
Интернационального братства, которое стало бы координирующим ность реализовать свои социальные идеалы в обозримом будущем —
центром движения (175). К середине октября 1864-го существовало «подавленный энтузиазм», очень опасный в молодежи, по мнению
три подготовленных им документа — несохранившиеся «Программа небезызвестного Порфирия Петровича, знавшего толк в таких делах.
организации» и «Катехизис интернациональных братьев», а также На аналогию «инфернальных» затей с игрой наталкивает еще
рукопись «Тайное интернациональное общество освобождения че- одна присущая им черта. Члены «Ада» в своих действиях не подвла-
ловечества», где описана «глубоко законспирированная, весьма не- стны общей морали. И не только потому, что они — нигилисты, го-
многочисленная и сугубо элитарная (интеллигентская) по своему со- рящие «святой нетерпимостью» (179) ко всем традиционным нор-
ставу организация, предназначенная для заговорщических действий мам. И не только потому, что они смертники-«мортусы». А «…если
международного масштаба» (176). я убью себя, например, через два часа, — как говорил один из героев
С 1864 года Бакунин предпринимает организационные шаги по Достоевского, — то … какое мне тогда дело и до стыда и до всего на
вербовке членов-основателей и образованию местных отделений свете?» (180). Они составляют обособленный от остального мира круг
общества, а на лето 1865-го планирует созыв учредительного собра- лиц, «играющих» по своим правилам.
ния Тайного интернационального братства. Худяков, заметим, вы- И пусть выход за рамки всеобщих норм жизни имел место лишь
ехал заграницу именно в августе 1865-го. Не исключено, что он был в планах и разговорах членов «Ада», сознание того, что «мы сущест-
одним из тех соотечественников, о которых Бакунин писал Герцену вуем и делаем «по-другому»», игра в революцию, вместе со всеми
и Огареву в июле 1866 года, говоря об «основании и устройстве ин- своими правилами, в любой момент могла стать жизнью. Чувство ис-
тернационального революционно-социалистического тайного обще- ключительности круга «таинственных революционеров» «сохраняло
ства»: «После трехгодовой трудной работы я добился до положитель- свою колдовскую силу далеко за пределами игрового времени» (181).
ных результатов. Есть у нас друзья в Швеции, в Норвегии, в Дании, Вероятно, именно этому чувству поддался Дмитрий Каракозов, пе-
есть в Англии, в Бельгии, во Франции, в Испании и в Италии, есть решагнув грань между игрой и серьезностью.
поляки, есть даже и несколько русских» (177). Но, может быть и так,
что Худяков только слышал разговоры об Интернациональном брат-
стве, которые и дошли через него до ишутинцев в форме известий ПРИМЕЧАНИЯ
о Европейском Революционном Комитете. 1. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 9. Л. 137 об.
Эти сведения, несмотря на всю фантастичность интерпретации 2. Виртшафтер Элис К. Социальные структуры: разночинцы в Российской импе-
Ишутина, должны были вселять в московских «карбонариев» уве- рии. — М., 2002. С. 12–13.
ренность в том, что они не одиноки в своих стремлениях, что за ни- 3. Там же. С. 25–26.
4. Дорошевич В.М. Избранные страницы. — М., 1986. С. 61–62.
ми — революционная сила европейского масштаба. А главное, они 5. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 4. Л. 98–99 об.
служили наглядным образцом для игры в «мортусов», еще одним при- 6. В 1857 году начал работу Секретный комитет «для рассмотрения постановлений
мером для подражания, который искали в лице Феличе Орсини или и предположений о крепостном состоянии», преобразованный в 1858 году в Главный ко-
митет по крестьянскому делу. Были учреждены также губернские комитеты «по улучше-
в Рахметове из романа «Что делать?». нию быта крестьян», которые составлялись из одного выборного представителя дворянст-
По большому счету, столь захватывающей игру в «конспира- ва от каждого уезда и двух дворян от губернии по назначению губернатора; их задачей
ции» делали пустота и безрадостность полуголодной студенческой являлось обсуждение условий освобождения крестьян на местах.
78 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 79

7. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 17. Л. 291–292 об. 43. Там же. С. 586–587.
8. Там же. Оп. 223. Д. 26. Л. 216 об. 44. Лемке М. Политические процессы в России 1860-х. — М.–Пг., 1923. С. 41.
9. В ночь с 22 на 23 февраля 1863 года в разных пунктах Царства Польского по при- 45. Там же. С. 43.
зыву Центрального национального комитета началось вооруженное восстание. Основное 46. ГА РФ. Ф. 109. 1 экспедиция. 1863. Д. 358. Л. 8–11 об.
ядро восставших составляли партизанские отряды из польской молодежи, уклонившейся 47. Там же. Оп. 223. Д. 34. Л. 15–16 об.
от рекрутского набора, проводимого в начале 1863 года с целью изоляции оппозиционно 48. Покушение Каракозова. Стенографический отчет Т. 1. — М., 1928. С. 147.
настроенных элементов. 49. Худяков И.А. Записки каракозовца (1867). — М.–Л., 1920. С. 47.
10. Чуковский К. Люди и книги 60-х годов. — М., 1960. С. 134. 50. Краснов Г.В., Викторович В.А. Нигилист на рубеже 60-х годов как социальный
11. Короленко В.Г. История моего современника. Т. 1–2. — Л., 1976. Т. 1. С. 266. и литературный тип. — Революционная ситуация в России в середине XIX века: деятели и
12. ГА РФ. Ф. 109. 1 экспедиция. 1862 г. Д. 263. Л. 19. историки. — М., 1986. С. 28–29.
13. Там же. Л. 14. 51. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 34. Л. 29.
14. Успенский Г.И. Собр. Соч. в 9 томах. Т. 9. — М., 1957. С. 65. 52. Зайцев В.А. Новая нравственность. — Шестидесятники. — М., 1989. С. 165.
15. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 291. 53. Герцен А.И. Собр. соч. в 30-ти томах. Т. 20. Кн. 1. — М., 1959. С. 344.
16. Успенский Г.И. Собр. Соч. в 9 томах. Т. 9. — М., 1957. С. 184. 54. «Современник». 1864. № 1. С. 28.
17. Помяловский Н.Г. ПСС в 2 т. — М.–Л., 1935. Т.1. С. XLIII. 55. Шелгунов Н.В., Шелгунова Л.П., Михайлов М.Л. Воспоминания в 2-х томах. Т. 1. —
18. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 4. Л. 112 об. М., 1967. С. 215.
19. Успенский Г.И. Собр. Соч. в 9 томах. Т. 9. — М., 1957. С. 7. 56. Могильнер М. Мифология «подпольного человека»: радикальный микрокосм
20. Там же. С. 25.
в России начала XX в. Как предмет семиотического анализа. — М., 1992. С. 22.
21. Там же. С. 27.
57. Короленко В.Г. История моего современника. Т. 1–2. Л. 1976. С. 325.
22. Там же. С. 30–31.
58. Шелгунов Н.В., Шелгунова Л.П., Михайлов М.Л. Воспоминания в 2-х томах. Т. 1. —
23. Там же. С. 40.
М., 1967. С. 214.
24. Там же. С. 41.
25. Там же. С. 53–54. 59. Писарев Д.И. Соч. в 4-х томах. Т. 4. — М., 1956. С. 12–15.
26. Там же. С. 52. 60. Там же. Т. 4. — М., 1956. С. 16, 25.
27. Там же. С. 57. 61. Там же. Т. 3. — М., 1956. С. 64.
28. Цит. по: Сажин В. Книги горькой правды. — М., 1989. С. 180. 62. Там же. Т. 4. — М., 1956. С. 24.
29. Шелгунов Н.В., Шелгунова Л.П., Михайлов М.Л. Воспоминания в 2 томах. Т. 1. — 63. Хейзинга Й. Homo ludens. — М., 1992. С.249.
М., 1967. С. 131. 64. Цит. по: Шилов А.А. Каракозов и покушение 4 апреля 1866 г. — Пг., 1919. С. 24.
30. Цит. по: Революционное движение 60-х. — М., 1932. С. 45. 65. Цит. по: Плоткин Л.А. Д.И. Писарев. Жизнь и деятельность. — М.–Л., 1962. С. 20.
31. Имеются в виду петербургские пожары 1862 года, в возникновении которых 66. Худяков И.А. Записки каракозовца. — М.–Л., 1930. С 92.
многие обвиняли радикально настроенную молодежь. «В мае начались опустошительные 67. Блестки и изгарь. — «Домашняя беседа». 1863. № 45. С. 369–370.
пожары, которые общественное мнение приписало поджигательству, убеждаясь в том еще 68. Гарибальдинка — род круглой шляпы без полей. Подобный головной убор мож-
более смыслом воззвания “Молодая Россия”, написанного в духе политического исступ- но увидеть на портретах Джузеппе Гарибальди или на картине Н. Ярошенко «Курсистка».
ления». (ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 27. Л. 306 об.) 69. Там же. С. 371.
32. Дело о лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами. Публ. 70. Там же. С. 374.
Лемке М. — «Былое». 1906. № 12. С. 162–164. 71. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 14. Л. 207 об.
33. Цит. по: Революционное движение 60-х. — М., 1932. С. 70. 72. Там же. Д. 16. Л. 11.
34. Цит. по: Шилов А.А. Каракозов и покушение 4 апреля 1866 г. — Пг., 1919. С. 51. 73. Лопатин Г.А. Автобиография (1845–1918). Показания и письма. — Пг., 1922. С. 140.
35. Цит. по: Сватиков С.Г. Студенческое движение 1869 г. (Бакунин и Нечаев). — 74. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 34. Л. 27.
«Наша страна». 1907. № 1. С. 238. 75. Лопатин Г.А. Автобиография (1845–1918). Показания и письма. — Пг., 1922. С. 26.
36. Цит. по: Козьмин Б.П. Литература и история. — М., 1982. С. 312–313. 76. ГА РФ. Ф. 95. Оп. 1. Д. 379. Л. 7 об.
37. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 16. Л. 379. 77. Профессор Духовной Академии Осинин.
38. Успенский Г.И. Собр. Соч. в 9 томах. Т. 3. — М., 1956. С. 253–254. 78. ГА РФ. Ф. 95. Оп. 1. Д. 379. Л. 13, 14.
39. Гиляровский В.А. Москва и москвичи. — М., 1979. С. 220. 79. Там же. Л. 14.
40. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 18. Л. 3. 80. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 34. Л. 26.
41. Мещанинов И. Из воспоминаний старого казанского студента. — «Русская ста- 81. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 17. Л. 293–293 об.
рина». 1914. Т. 158. № 4. С. 140. 82. Гончаров И.А. Обрыв. — М., 1980. С. 603.
42. Красноперов И. Отрывки из воспоминаний (60-е годы). — «Вестник Европы». 83. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 17. Л. 115.
1905. № 12. С. 584–585. 84. Там же. Л. 245.
80 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Мыслящий пролетариат» (60-е) 81

85. Цит. по: Рудницкая Е.Л. Шестидесятник Николай Ножин. — М., 1975. С. 39. 124. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 31. Л. 115.
86. ГА РФ. Ф. 109. 1 экспедиция. 1865. Д. 205. Л. 8–11 об. 125. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 14. Л. 264; Д. 16. Л. 168; Д. 19. Л. 132 об.; Д. 20. Л. 25.
87. Политические процессы 60-х. Под редакцией Б.П. Козьмина. — М.–Пг., 1923. С. 206. 126. Там же. Оп. 1. Д. 78. Л. 132.
88. ГА РФ. Ф. 109. 1 экспедиция. 1864 г. Д. 92. Ч. 2. Л. 15 об. — 16. 127. Пантелеев Л.Ф. Из воспоминаний прошлого. — М.–Л., 1934. С. 79.
89. Маркелова А.Г. Воспоминания. Знаменская коммуна. — Литературное наследст- 128. Лемке М. Политические процессы в России 1860-х. — М.–Пг., 1923. С. 19.
во. Т. 71. — М., 1963. С. 443. 129. Засулич В.И. Нечаевское дело. — Группа «Освобождение труда» (Из архивов
90. Сажин В.Н. Книги горькой правды. — М., 1989. С.163. Г.В. Плеханова, В.И. Засулич, Л.Г. Дейча). Сб. № 2. — М., 1924. С. 35.
91. ГА РФ. Ф. 109. 1 экспедиция. 1865. Д. 205. Л. 8–11 об. 130. Булгаков С.Н. Христианский социализм: споры о судьбах России. — Новоси-
92. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 15. Л. 14. бирск, 1991. С. 110.
93. Водовозова Е.Н. На заре жизни. Т. 2. — М.–Л., 1934. С. 215. 131. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 19. Л. 168.
94. Паперно И. Семиотика поведения: Николай Чернышевский — человек эпохи 132. Покушение Каракозова. Стенографический отчет Т. 1. — М., 1928. С. 311.
реализма. — М., 1996. С. 16–17. 133. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 10.
95. Там же. С. 160. 134. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 19. Л. 168.
96. Там же. С. 183. 135. Там же. Д. 16. Л. 168.
97. Цит. по: Чешихин-Ветринский В.Е. Н.Г. Чернышевский. — Пг., 1923. С. 129. 136. Там же. Д. 15. Л. 88.
98. Водовозова Е.Н. На заре жизни. Т. 2. — М.–Л., 1934. С. 228. 137. Покушение Каракозова. Стенографический отчет Т. 1. — М., 1928. С. 154.
99. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 13. Л. 130 об. 138. ГА РФ. Ф. 272. Оп.1. Д. 14. Л. 156 об., 314–314 об., 341 об.
100. Оболенский Л.Е. Литературные воспоминания и характеристики. — «Истори- 139. Там же. Д. 12. Л. 315 об.; Д. 13. Л. 205 об.
ческий вестник». 1902. Январь. С. 130, 126. 140. Козлинина Е.И. За полвека. 1862–1912. Воспоминания, очерки, характеристики. —
101. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 16. Л. 10 об. М., 1913. С. 53.
102. Там же. Л. 199. 141. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 90–91.
103. Там же. Д. 15. Л. 220. 142. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 18. Л. 7.
104. Там же. Д. 16. Л. 163 об. 143. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 289.
105. Там же. Д. 19. Л. 70–70 об. 144. Там же. С. 128.
106. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 1. — М.–Л., 1928. С. 209. 145. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 16. Л. 317.
107. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 15. Л. 345. 146.Там же. Д. 18. Л. 64.
108. Там же. Д. 14. Л. 300. 147. Там же. Л. 63 об.
109. Там же. Д. 17. Л. 115. 148. Козлинина Е.И. За полвека. 1862–1912. Воспоминания, очерки, характеристики. —
110. Там же. Д. 16. Л. 165 об. М., 1913. С. 60–61.
111. Там же. Д. 18. Л. 67. 149. ГАРФ. Ф.272. Оп.1. Д. 12. Л. 411.
112. Там же. Д. 19. Л. 54. 150. Там же. Д. 18. Л. 38.
113. Шелгунов Н.В. Воспоминания. — М.–Л., 1923. С. 82. 151. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 227.
114. Николай Васильевич Соколов (1835–1889) — автор книги «Отщепенцы» (1866), 152. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 91–92.
которая представляет собой исторические очерки о личностях, ратовавших за справедли- 153. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 1. — М., 1928. С. 88, 196.
вое общественное устройство. Тираж «Отщепенцев» за небольшим исключением был 154. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 15. Л. 89.
уничтожен, в 1872 году в Цюрихе вышло второе издание книги. Судя по воспоминаниям 155. Там же. Д. 16. Л. 425.
современников, это произведение ценилось радикальной интеллигенцией «на вес золота». 156. Там же. Д. 15. Л. 90.
115. Соколов Н.В. Отщепенцы. — Шестидесятники. — М., 1984. С. 304. 157. Там же. Д. 19. Л. 161.
116. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 13. Л. 436. 158. Там же. Д. 12. Л. 120; Л. 21–21 об.
117. Там же. 159. См.: Записки сенатора Есиповича. — «Русская старина». 1909. № 1. С. 127; Ев-
118. Чернышевский Н.Г. Что делать? — Л., 1975. С. 148, 150. геньев В. Дело Каракозова и редакция «Современника». — «Заветы». 1914. № 6. С. 78.
119. Там же. С. 215. 160. Из воспоминаний З.К. Ралли. — Революционное движение 60-х годов. — М.,
120. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 16. Л. 167. 1923. С. 138.
121. Чернышевский Н.Г. Что делать? — Л., 1975. С. 149. 161. Белый террор или Выстрел 4 апреля 1866 г. — Лейпциг, б/г. С. 24–25.
122. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 16. Л. 432. 162. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 14. Л. 126; Д. 16. Л. 147; Л. 179 об.
123. Среди крестьян этих нигилистов воспринимали как «секту “наделистов”, кото- 163. Брешко-Брешковская Е.К. Из моих воспоминаний. — СПб., 1906. С.10.
рая всех наделить землей хочет». (См.: Белый террор или выстрел 4 апреля 1866 г. Рассказ 164. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 12. Л. 21–21 об.. Л. 120.
одного из сосланных под надзор полиции. — Лейпциг, б/г. С. 57–58). 165. Там же. Д. 11. Л. 193 об.—194.
82 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века)
166. Цит. по: Карякин Ю. Самообман Раскольникова. — М., 1976. С. 99–100.
167. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 18. Л. 86–86 об.
168. Цит. по: Алданов М. Очерки. — М., 1995. С. 573.
169. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 272, 276. «ДЕТИ ПОДЗЕМЕЛЬЯ»
170. Покушение Каракозова. Стенографический отчет. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 311–313.
171. Цит. по: В. Базанов. И.А. Худяков и покушение Каракозова. — «Русская лите-
(1870–1880-е)
ратура». 1962. № 4. С. 151.
172. ГА РФ. Ф. 272. Оп. 1. Д. 13. Л. 114; Д. 14. Л. 281.
173. Орсиниевские бомбы — взрывное устройство, названное по имени деятеля
итальянского Рисорджименто Феличе Орсини (1819–1858). 14 января 1858 года он бросил
бомбу в карету французского императора Наполеона III, надеясь таким способом под- 1. МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ
толкнуть европейское освободительное движение и создать благоприятную обстановку
для революции в Италии. Когда … русская интеллигентная мо-
174. Рудницкая Е.Л., Дьяков В.А. Рукопись М.А. Бакунина «Международное тайное лодежь уходит в народ, чтобы жить
общество освобождения человечества». — Революционная ситуация в России 1859–1861. —
как крестьяне среди крестьян, идеал
М., 1974. С. 300.
175. См.: Рудницкая Е.Л., Дьяков В.А. Новые материалы о Тайном интернациональ- становится горькой серьезностью.
ном братстве М.А. Бакунина. — Проблемы итальянской истории. — М., 1972. Й. Хейзинга
176. Рудницкая Е.Л., Дьяков В.А. Рукопись М.А. Бакунина «Международное тайное
общество освобождения человечества». — Революционная ситуация в России 1859–1861. —
М., 1974. С. 309. Реакция властей на такое неслыханное событие, как выстрел из «Ада»,
177. Цит. по: Рудницкая Е.Л., Дьяков В.А. Новые материалы о Тайном интернацио- оказалась вполне предсказуемой для нашего Отечества. Шеф жандар-
нальном братстве М.А. Бакунина. — Проблемы итальянской истории. — М., 1972. С. 313. мов и главноуправляющий III отделением Василий Андреевич Дол-
178. Хейзинга Й. Homo ludens. — М., 1992. С.18.
179. Соколов Н.В. Отщепенцы. — Шестидесятники. — М., 1992. С. 273. горуков подал в отставку. Петр Андреевич Шувалов, принявший этот
180. Достоевский Ф.М. Собр. соч. в 12 томах. Т. 12. — М., 1982. С. 507. пост, немедленно направил на высочайшее имя докладную записку о
181. Хейзинга Й. Homo ludens. — М., 1992. С. 23. мерах к восстановлению порядка в империи, которая предусматри-
вала, прежде всего, реформирование системы политического розы-
ска. Чтобы защитить страну от «разрушительного действия вредных
элементов», следовало «устроить полицию так, чтобы она была в со-
стоянии обнаруживать то, что совершается в среде общества».
В виду «полного расстройства столичных полиций» новый руко-
водитель «высшего надзора», добился ликвидации Санкт-Петербург-
ского генерал-губернаторства и передачи его функций градоначаль-
ству, подчинённому III отделению. При канцелярии Петербургского
градоначальника было создано Отделение по охранению обществен-
ного порядка и спокойствия, которое стало прообразом позднейшей
«охранки». Шувалов подготовил также новое «Положение о Корпусе
жандармов», утверждённое царем в сентябре 1867 года и в неизмен-
ности дожившее до Февраля 1917-го.
«Главная цель преобразования, — писал Шувалов, — состоит
в том, чтобы по мере возможности, образовать политические поли-
ции там, где они не существуют, и сосредоточить существующую
84 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 85

полицию в III отделении Вашего Императорского Величества канце- оказывалось покрытым общею сетью единомышленников самого преступ-
лярии, для единства их действий и для того, чтобы можно было точ- ного направления. Не менее действительным средством распространения
но и однообразно для целой империи определять, какие стремления коммунизма было постоянное и последовательное развитие его начал при
признаются правительством вредными и какие способы надлежит воспитании юношества в некоторых школах — учителями, и высших заве-
принимать для противодействия им» (1). дениях — профессорами, так что молодые люди, окончившие в этих заве-
Ответ на вопрос о том, «какие стремления признаются прави- дениях курс наук, вступали на поприще деятельности с совершенно извра-
тельством вредными», должен был дать аналитический процесс, вско- щенными понятиями и убеждениями.
лыхнувшийся у подножия трона вслед за событиями 4 апреля 1866 …При том нельзя не сознаться, что для известного класса народонаселения
года. Вот пример типичных околоправительственных размышлений — осуществление в жизни означенного учения, если б только это было воз-
записка тайного советника барона Врангеля «об учении нигилистов можно, представляло самую блестящую будущность, а также, что мысль об
и коммунистов». упрочении народного благосостояния посредством нового государственного
устройства на началах полного личного и имущественного равенства всех
«Учение коммунистов, глубоко укоренившееся в государствах Западной подданных могла казаться очень заманчивою и увлечь, хотя и образован-
Европы и достигшее в последнее время весьма обширных пределов разви- ных, но еще не вполне развитых, молодых людей.
тия, должно быть признано одним из тех зол, которые медленно, но неис- […]
правимо подкапывают все коренные основы всякого государственного бла-
Сравнение вышеизложенного краткого обзора с обстоятельствами, обнару-
гоустройства.
живаемыми Высочайше учрежденною Следственною Комиссией (2), дает
Учение это направлено сперва к уничтожению всеми средствами сущест- возможность с достоверностью предположить, что отечество наше избрано
вующих правительств и установленного ими порядка и образованию затем в настоящее время почвою для преступной коммунистической пропаганды.
республики на началах полного нравственного, личного и имущественного Те самые явления, которые замечались в иностранных государствах при
равноправия ее членов. …В подобном государстве не должно быть никаких начале развития коммунизма, и которым не было в то время придаваемо
законов и наказаний, ни понятий о религии и святости союзов брачного действительного их значения, открываются и при настоящем следствии, с
и семейного. некоторыми лишь изменениями, вызываемыми местными условиями России.
При всей очевидной неосуществимости изложенного учения, оно представ- За границей первым рассадником начал коммунизма было сословие рабо-
ляется особенно опасным потому, что подобно медленно, но смертельно чих; наше сословие рабочих менее образовано и сравнительно более обес-
действующим ядам, оно незаметно проникает в разные сословия государств, печено в материальных потребностях жизни, а потому на него и нельзя бы-
скрываясь под самыми благовидными и общеполезными намерениями… ло действовать непосредственно; надобно было избрать проводниками
Таким образом коммунисты в Германии старались сначала образовать пре- пропаганды лиц более образованных, но вместе с тем нуждающихся в сред-
имущественно в сословии рабочих отдельные кружки для разных благотво- ствах и долженствующих существовать собственным трудом. Подобные лю-
рительных или полезных целей, как то: вспомогательные кассы, общие сто- ди нашлись в числе лиц еще учащихся и оканчивающих свое образование,
лы, рабочие артели, собрания, клубы, общества певцов и гимнастиков и т. п., в числе таких, которые по каким-либо причинам не могли окончить свое
и когда члены отдельных кружков начали понимать равенство в их среде образование и должны были оставить заведения, или если и окончили кур-
каждой личности, тогда пропагандисты чрез более развитых и способных сы, но не имеют определенных для существования занятий и наконец в
сочленов старались разъяснять кружкам и собраниям возможность устрой- числе тех, которые хотя и имеют более или менее обеспеченные средства
ства на этих началах целого государственного управления. Впоследствии к жизни, но по складу ума и воображения способны увлекаться различны-
отдельные кружки эти и собрания сливались в одно целое, и государство ми утопиями. Нельзя также не сознаться, что ложный стыд прослыть от-
86 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 87

сталыми людьми и удовлетворение мелкого тщеславия считаться людьми ях воспитателями и профессорами, за системою их преподавания и за ду-
передовыми, легко могли увлечь слабые характеры на скользкий путь этого хом, развиваемым в среде воспитанников и вольнослушателей.
опасного учения, тем более что первые приступы его всегда отличаются Все эти меры, соединенные с постоянным наблюдением за пресечением
крайнею благонамеренностью. путей, проводящих к нам из заграницы учение коммунизма, не могут не
Таким образом устроенные у нас воскресные и бесплатные школы назнача- иметь значительного влияния на ослабление пропаганды этого гибельного
лись для образования неимущего класса народа; артели и вспомогательные учения» (3).
кассы студентов, отдельные библиотеки и общие читальни — для взаимного
вспомоществования к окончанию курсов; общие артельные столы — для В сущности, ничего нового: «многоветвистые корни» крамолы
удешевления стоимости жизни; служительские клубы — для доставления тянутся на Запад, откуда некие злонамеренные «предводители пар-
членам невинных развлечений; общие артели рабочих типографий, швей- тии коммунистов» регулярно засылают в Россию своих эмиссаров.
ных или переплетных — для доставления возможности рабочим самим вы- Практические предложения сводятся тоже как обычно к тому, чтобы
ручать за свой труд и распределять наибольшее вознаграждение. «тащить и не пущать». Однако на полях этого сочинения Александр II
…В нашем Отечестве, хотя уже существует довольно много подобных начертал: «Меры эти признаю необходимыми».
кружков, но только некоторые из них уже проникнуты коммунистическими Рескриптом 13 мая 1866 года на имя вице-председателя Госу-
началами и притом кружки эти составляют пока отдельные проявления, дарственного совета князя П.П. Гагарина император распорядился
а не слились еще в одно общее целое, хотя по всей вероятности должны навести в стране порядок. Репрессии обрушились на демократиче-
были к тому направляться. По составу этих кружков следует предполагать, скую печать, были закрыты «Современник» и «Русское слово». Под-
что многие из участвующих в них по легкомыслию или недостаточности верглись ограничению права земств и были расширены полномочия
развития, не понимают всего вреда принятого ими направления и немед- губернаторов. Ужесточился надзор за высшей школой, студенчест-
ленно и искренно откажутся от своих действий и планов, если им будут вом и молодежью вообще — вплоть до самой что ни на есть повсе-
вразумительно разъяснены те опасные последствия, которые могут произой- дневной жизни. На столичных улицах стало небезопасно появляться
ти от дальнейшего развития их предположений. Вследствие сего, для пре- «по-нигилистически» одетыми, ибо, по мнению высших чинов выс-
дупреждения большего распространения обнаруженного в нашем Отечестве шей полиции, «со дня преступления 4 апреля, среда, воспитавшая
зла необходимо было бы принять нижеследующие меры: злодея, заклеймена в понятии всех благомыслящих людей; а потому,
1. Разъяснить надлежащим образом вред и опасность для общего строя го- и ношение костюма, ей присвоенного, не может, в глазах блюстите-
сударства, происходящие от принятия его подданными и распространения лей общественного порядка, не считаться дерзостию, заслуживаю-
в среде их преступного учения коммунизма и потому установить в законах щею не только порицания, но и преследования» (4). Стриженых ба-
строгие меры взысканий, однородные с мерами наказания за действия, кло- рышень в синих очках, круглых шляпах и платьях без кринолина
нящиеся к низвержению существующего правительства, за поступки, дока- предлагалось препровождать в полицейское управление и брать с них
зывающие принадлежность к последователям сего учения или участие подписку о «неношении помянутой одежды». В противном случае
в приготовительных мерах к распространению оного. преступницам грозила немедленная высылка из столицы админист-
2. Воспретить устройство без ведома и согласия правительства всяких ас- ративным порядком с учреждением за ними строгого наблюдения.
социаций, артелей или собраний, для каких бы целей они ни предполага- В подчинение III отделению поступила «Охранная стража»,
лись, а за направлением существующих учредить самый строгий секретный создание которой было вызвано необходимостью оберегать священ-
надзор, и ную особу Государя Императора. Доносы, предостерегающие о воз-
3. Установить тщательное и незаметное наблюдение за направлением, да- можности новых покушений, поступали в III отделение один за другим.
ваемым в школах, гимназиях, семинариях, университетах и проч. заведени- Проводимые розыски, как правило, выясняли их неосновательность,
88 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 89

но тем не менее, все это не могло не вызывать августейшего беспо- поезда. Арестованные сморгонцы Василий Кунтушев и Михаил Тро-
койства. ицкий обвинение отрицали, и ничего определенного следствию выяс-
25 мая 1867 года в Париже в Александра II стрелял Антон Бере- нить не удалось. Вероятно, донос был вызван теми террористическими
зовский, двадцатилетний поляк, жаждавший «с юношеских лет … прожектами, которые обсуждались в кружке. Есть предположения о
ознаменовать свою любовь к Польше каким-либо громким делом» (5). связи с елисаветградским делом Сергея Нечаева. Он тоже водил зна-
Следствие пришло к выводу, что этот акт — дело фанатика-одиноч- комство со сморгонцами и принимал участие в «цареубийственных
ки, который вынашивал свой замысел над книгами о цареубийцах разговорах», утверждая, что «на место Каракозова много есть людей».
прошлых веков в комнате, напоминавшей раскольниковскую камор- О деятельности Нечаева, связанной со студенческим движением
ку-гроб. Однако, уже знакомый нам Иван Худяков, по сообщению конца 1860-х и организацией «Народная расправа», нацеленной на
агента III отделения, говорил, что Березовский «действовал не от се- устранение «орды… подлых народных тиранов» и прочих препятст-
бя, а в целях Парижского революционного комитета» (6). У нас нет вий на пути всенародного восстания, которое ожидали к 1870 году
никаких данных, подтверждающих справедливость его слов, но они (к окончанию срока временнообязанного состояния крестьян), напи-
добавляют еще один штрих к характеристике той обстановки, кото- сано достаточно много. Для нас же важнее всего понять, как и поче-
рая породила глухую реакцию конца 1860-х и создала благодатней- му Нечаеву удалось без труда обрести «нечаевцев».
шую почву для формирования и деятельности личностей, подобных Фигура Сергея Нечаева возникла на политической арене в тот
знаменитому С.Г. Нечаеву. момент, когда после апрельского погрома 1866 года в революцион-
В отчете за 1866 год III отделение констатировало: «Обстоя- ной среде воцарились растерянность и подавленность. Молодежь все
тельства дела о событии 4 апреля представили фактические доказа- так же жаждала «дела», но в чем оно должно состоять и как к нему
тельства, что те разрушительные начала и пагубное направление, приступить, никто не знал. Приходилось довольствоваться студен-
которые вкоренились в известной среде нашего общества, преиму- ческим движением, которое воспринималось наиболее радикальны-
щественно в юношестве, не только продолжали существовать, но ми элементами как жалкая отдушина в этом тоскливом и тревожном
приобретали все более и более последователей, не останавливающих- состоянии. «Конечно, — вспоминала Вера Засулич, — это не … рабо-
ся ни перед какими преградами и готовых на самые безнравственные та для “блага народа”, не “революция”, но хоть “что-нибудь”, какая-ни-
и кровавые преступления» (7). будь “жизнь”» (8). Не хватало лидера, вождя, вокруг которого могли бы
Заветы Каракозова хранила так называемая «Сморгонская Акаде- сплотиться революционные силы.
мия» (1867-й — начало 1869 года), в рядах которой оказалось немало И вдруг из недр «самого народа» в водовороте студенческих
бывших ишутинцев и будущих нечаевцев. Свое странное наимено- сходок возникает Нечаев, как будто сошедший со страниц романа «Что
вание этот петербургский кружок получил потому, что составлявшие делать?», которым по-прежнему зачитывалась молодежь. Не знаю-
его нигилисты туалетами и манерами походили на медведей, которых щий сомнений и колебаний, наделенный исключительной энергией
цыгане издавна дрессировали около местечка Сморгонь. Сведения о аскет, полностью соответствующий тому образу истинного револю-
«Сморгонской Академии» всплыли на следствии по делу о собрани- ционера, который сложился в сознании молодого поколения, он пле-
ях студентов Петербургского земледельческого института, а также в нял сердца, парализовывал критическую способность рассудка и
связи еще с одним делом, которое представляет для нас немалый ин- подчинял себе волю юных «народолюбцев». Действительно напоми-
терес, несмотря на всю запутанность и неясность. В октябре 1869 ная Рахметова, целиком поглощенного «холодной страстью револю-
года елисаветградский полицмейстер получил письмо с сообщением ционного дела», Нечаев того же требовал от других. М.А. Бакунин,
о том, что в город прибыли двое злоумышленников для организации обращаясь к нему, писал: «Вы говорили, что все люди должны быть
взрыва на Одесской железной дороге во время следования царского такими, что полнейшее отречение от себя, от всех личных требова-
90 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 91

ний, удовлетворений, чувств, привязанностей и связей, должно быть то предпочтение, которое он отдавал определенным средствам пре-
нормальным, естественным, ежедневным состоянием всех людей без образования общества, обеспечивающим мнимую быстроту и про-
исключения» (9). Конечно, это невозможно; но какую притягательную стоту перемен. Он не мог ждать долго, отдав жизнь счастью буду-
силу таил идеал полного самопожертвования «делу», воплощенный щих поколений, он хотел воочию увидеть результаты своих усилий.
в живом человеке! Когда на такую жизненную позицию накладываются неосуще-
А.И. Успенская (сестра В.И. Засулич, жена П.Г. Успенского, осуж- ствленные социальные претензии, появляются «и самые отчаянные
денного по нечаевскому делу на 15 лет каторги), до конца жизни революционеры, … и самые бессердечные карьеристы» (13). В Не-
считавшая, что на Нечаева возвели напраслину, вспоминала: «Мне чаеве сочетались, вероятно, и тот и другой.
стыдно было сознавать, что у меня есть личная жизнь, личные инте- Он ничуть не сомневался в своем высоком предназначении, го-
ресы. У него же ничего не было, — ни семьи, ни личных привязан- раздо более высоком, чем уготованное ему обстоятельствами рож-
ностей, ни своего угла, никакого решительно имущества» (10). Один дения. И наиболее приемлемым для реализации своего потенциала
из ближайших сообщников Нечаева А.К. Кузнецов, несмотря на все ему представлялось в условиях тогдашней России поприще револю-
разоблачения и разочарования, постигшие его во время процесса, ционной борьбы. В его отношении к революции имеет место опре-
писал в автобиографии: «Я все же искренно преклоняюсь перед Не- деленная подмена цели, причем самообман первичен по сравнению с
чаевым, как революционером». обманом. Прежде всего Нечаев убедил себя в том, что он фанатик
Эти черты облика Нечаева привлекали не только зеленую моло- «общего дела», в то время как в основе этого «биения сердца для
дежь, но и опытнейшего Бакунина, который оставил в одном из пи- блага человечества» лежало «неистовство безумного самомнения».
сем знаменательную фразу: «Когда надо служить тому, что он назы- Обманув самого себя, ввести в заблуждение других не составит тру-
вает делом, он не колеблется и не останавливается ни перед чем и да; это происходит даже не всегда осознанно и целенаправленно —
выказывает себя столь же беспощадным к себе, как и ко всем дру- желающие обманываются сами. Люди склонны видеть не то, что
гим…» (11) Вероятно, настоящим «делом» Нечаева, наиболее глубо- есть в действительности, а то, что они увидеть хотят.
ким психологическим мотивом его революционной активности было Одним из наиболее зримых результатов «разрушительной» ра-
самоутверждение. боты Нечаева стало вовлечение в сферу антиправительственной
Человек из низов, воспринимаемый в среде интеллигенции, при борьбы широких масс молодежи. Всеми силами (прокламационная
всем ее преклонении перед «народом», с некоторой отстраненно- кампания, создание сети «пятерок» для своей подпольной организа-
стью, приобретший ценой громадных усилий само право вращаться ции, мистификации разного рода и пр.) старался он возбудить в ок-
в этой среде, он не мог не испытывать чувства социальной ущем- ружающих дух протеста и, максимально скомпрометировав, отрезать
ленности. Помноженное на общую «безместность» интеллигенции им все пути к обыденному существованию.
оно вызывало у Нечаева необузданную ненависть ко всему обществу, Своим пособником в этом деле Нечаев совершенно справедливо
где ему не находилось роли, которой, по его мнению, он был достоин. считал правительство, жесткими мерами увеличивавшее массу на-
Ненависть Нечаева к существующему строю была не столько электризованного и недовольного «недоучившегося пролетариата».
теоретической позицией, сколько «эмоциональной реакцией, закре- Голос трезво мыслящих людей, которые призывали проявить по от-
пленной в политических терминах» (12). Он стремился оказаться в ношению к революционной пропаганде «хладнокровие и спокойную
рядах лидеров грядущей революции, чтобы занять в «перевернутом» законность», не раздувая дел «до несвойственных им размеров», —
обществе место на одном из верхних этажей новой социальной лест- на вершинах власти услышан не был.
ницы. Отсюда, во многом, берут свое начало та идеологическая не- 19 мая 1871 года император утвердил мнение Государственного
устойчивость Нечаева, которую не раз отмечали исследователи, а также совета «О порядке действий чинов Корпуса жандармов по исследо-
92 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 93

ванию преступлений», согласно которому жандармы вновь получали По окончании процесса оказалось, что 90 человек (из 193-х),
право проведения дознаний по политическим делам (судебные уста- будучи привлечены к суду, по выражению обвинителя В.А. Желе-
вы 1864 года возлагали эту обязанность на членов судебных палат и ховского, — «для фона», провели по нескольку лучших лет жизни в
специально назначаемых следователей под присмотром лиц проку- предварительном заключении так сказать «задаром». Вскоре 80 из
рорского надзора). Дознания по делам об антиправительственной этих 90 оправданных были сосланы под надзор полиции админист-
пропаганде проводились в 26-ти губерниях, задержано было несколько ративным порядком.
тысяч человек. Суд присяжных, главное завоевание судебной ре- Нарушая мирное течение жизни этих людей, арест возводил
формы, эти дела, как правило, миновали, попадая в Особое Присут- в статус повседневности унылые будни политического заключенного.
ствие Правительствующего Сената (ОППС). Именно через это учре- Очень подробно, обстоятельно и предельно объективно, без лишних
ждение прошли известные «массовые» процессы 1870-х годов — эмоций описан тюремный быт в воспоминаниях Николая Чарушина,
«50-ти» и «193-х». типичнейшей личности из когорты обвиняемых по делу «193-х».
Один из наиболее известных русских юристов, Анатолий Федо-
В предварительном заключении он пробыл четыре года.
рович Кони (именно он был председателем суда на знаменитом про-
цессе Веры Засулич) вспоминал, что в профессиональной среде хо- Кружок «чайковцев», к которому принадлежал Чарушин, пер-
дили слухи о «неприличном» поведении первоприсутствующего ОППС вое время занимался самообразованием, не распространяясь за пре-
(с 1874 года) Александра Григорьевича Евреинова. Сенатор «раз- делы студенческой среды. Решив внести светоч новой жизни в народ,
дражительно, злобно придирался к словам подсудимых и выносил не «чайковцы» начали с «фабричных, не потерявших связи с деревней,
в меру суровые приговоры» (14). … как естественного проводника в ближайшем же будущем рево-
Вот что писал А.Ф. Кони о процессе «193-х» (1877): люционных идей в крестьянских массах» (16). Но их работу трудно
назвать пропагандистской, скорее они действовали как просветите-
«Во всем чувствовалось, что потеряно равновесие, что болезненное оз- ли, столкнувшись с тем, что «неграмотных надо было обучить грамо-
лобление подсудимых и известной части общества, близкой им, дошло те и сообщить им хотя бы самые элементарные сведения по разным
до крайности. Искусственно собранные воедино, подсудимые, исто- отраслям знания, а затем уж чтением, беседами и лекциями на темы
щенные физически и распаленные нравственно, устроили, уже на суде, общественного характера постепенно вводить в круг наших идей» (17).
между собою нечто вроде круговой поруки и с увлечением выражали Вот за этим-то занятием Чарушина и арестовали.
свое сочувствие тем из своей среды, кто высказывался наиболее круто Препровожденный в III отделение, он был приятно удивлен ус-
и радикально. Взятые в одиночку, разбросанные и по большей части ловиями содержания. «Большая, высокая, светлая и чистая» камера,
незнакомые между собою, набранные со всей России, они не представ- «где не без удовольствия можно было бы жить, если бы она была
ляли собою ничего опасного и, отделавшись в свое время разумно-
вольной квартирой… Не менее чистые постельные принадлежности,
умеренным наказанием, давно бы в большинстве обратились к обыч-
отличный стол и даже пачка папирос при вежливом обращении при-
ным занятиям. Но тут, соединенные вместе, они представляли целую
политическую партию, опасную в их собственных глазах для государ- служивающих надзирающих жандармов дополняли внешнюю обста-
ства. Мысль о принадлежности к такой партии открытых борцов против новку начала моей подневольной жизни» (18). Вскоре последовал
правительства отуманивала их и бросалась им в юную, воспаленную допрос, который, впрочем, никакой ясности в дальнейшую судьбу
голову. Место неопределенной и скорее теоретической, чем практиче- Чарушина не вносил. После недолгого пребывания в одной из поли-
ской, вражды к правительству занимал открытый бой с этим прави- цейских частей Петербурга он оказался в Литовском замке, обычной
тельством — на глазах товарищей, пред лицом суда, в присутствии пересыльной тюрьме, снабженной «секретной частью» для полити-
публики…» (15). ческих заключенных.
94 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 95

«Камера довольно значительных размеров, опрятная, … с видом и лишь временами она вставала перед глазами во всей своей чарующей
на входные ворота» давала возможность наблюдать «бойкую жизнь прелести. И тогда ярче и мучительнее чувствовалось, чтото далекое
тюремного двора». Из уголовных камер доносился гомон, а то и не- и дорогое уже не для тебя» (19).
складное пение. Иногда заключенного выводили на короткую про-
гулку во внутреннем дворике. Но больше — никаких внешних впе- Новые впечатления пришли со стороны все той же тюремной
чатлений. Воля молчит — ни писем, ни свиданий. На допросы не повседневности. Через год с небольшим Чарушина перевели в Тру-
вызывают — «меня как будто совсем забыли». Тоска… И неопреде- бецкой бастион Петропавловской крепости. Сначала была дорога —
ленность… Что же будет дальше? И когда это будет? тоже удар по нервам. Дорога в неизвестность, ведь разговаривать с
секретным арестантом конвою не полагается. Затем обыск в корде-
«…Книг мне упорно не давали, не хотели дать даже евангелия, причем гардии и переодевание в казенное белье, халат и туфли. На какие мыс-
кормили отвратительно. Пища была обычная, тюремная — баланда да ли эта процедура могла навести подследственного?
какая-нибудь каша. Я постоянно голодал, а пополнить недостатки пи- Новое место жительства:
тания покупкой какой-нибудь провизии я не мог, так как весь налич-
ный капитал мой состоял всего лишь из 5 коп., которые я берег на чер- «Камера большая и высокая, длиною 9–10 шагов, шириною 5–6, с ас-
ный день. фальтовым полом, с небольшим с железной решеткой полукруглым
Не помню хорошо, но приблизительно недели через две-три я наконец окном почти под самым потолком, через которое виднелись лишь
решился истратить свой капитал, на который и была куплена француз- верхняя часть крепостной стены и кусочек неба; затем кровать, ма-
ская булка. Но не столько этой булке обрадовался я, как той, исписан- ленький столик и табуретка да в одном углу умывальник, а в другом —
ной старинным почерком бумаге, в которую эта булка была завернута. неизменная параша… Стены камеры, смежные с соседними, были оби-
Я с жадностью набросился на нее и перечитывал ее несколько раз, хотя ты войлоком и оклеены обоями, что делало их незвукопроводными, а в
по своему содержанию она и не заслуживала этого… толстой входной двери была проделана форточка, открывавшаяся лишь
тогда, когда подавали пищу. Над этой форточкой имелась еще неболь-
Настроение мое от безделья и полной неизвестности о моей дальней-
шая щель со вставленным в нее стеклом, именуемая глазком и предна-
шей судьбе было отвратительно; занять себя чем-либо не было никакой
значенная для наблюдения за арестантом.
возможности, и мне оставалось лишь или лежать на постели, или бе-
гать из угла в угол по камере с головой, постоянно занятой то обозре- Кругом царила убийственная мертвая тишина, нарушаемая лишь через
нием и критикой прошлого, то постройкой фантастических замков, что каждые 10–15 минут крадущимися шагами дежурного часового, кото-
в результате приводило к крайнему нервному возбуждению и полному рый, подойдя к двери камеры, неизбежно и осторожно поднимал за-
одурению. Совершенно обессиленный таким нездоровым времяпрепро- щелку глазка, в который устремлялись на тебя два глаза. В первое время
вождением, я снова ложился, чтобы забыться и отдохнуть, а затем при- это занимало меня, потом раздражало, а позднее приводило в раж.
нимался за то же самое. …Эта тишина после непрестанного шума, производимого уголовными
…Каждый новый день был точной копией предыдущего. Тюремное арестантами Литовского замка, в первые дни мне даже нравилась. При-
время из-за своей нудной однообразности тянулось мучительно мед- ятно был я поражен чистым постельным и носильным бельем, ежене-
ленно, хотя, с другой стороны, и казалось, что оно летит необыкновен- дельно сменяемым, отличным столом, состоящим из двух хорошо при-
но быстро. …Благодаря тому же однообразию казалось, что от вольной готовленных блюд, а в праздничные дни — и из трех, вежливым
жизни ты отделен еще небольшим протяжением времени, хотя эта обращением и возможностью беспрепятственно пользоваться книгами
вольная жизнь уже покрывалась какой-то дымкой, краски бледнели, из довольно богатой тюремной библиотеки. Через день, а то и через
96 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 97

два приносилось мне верхнее платье, и меня вели на получасовую про- зывать содержавшихся в нем… Я мог иметь, например, чернила
гулку во внутренний дворик…» (20). и нумерованную бумагу и имел право время от времени ходить в
церковь; мне не был запрещен ручной труд в камере, и, главное, я мог
Вторая половина второго года заключения. С воли никаких вес- носить собственную одежду» (23) — вспоминал Тихомиров.
тей, в деле никакого движения. Спокойное бытописание Чарушина фиксирует новую обстановку:
микроскопическая камера с низким потолком, загроможденная «кро-
«…Страстно хотелось видеть людей и слышать живое слово, обменяться ватью, табуреткой и столиком, прикрепленными к стене, и стульча-
впечатлениями о всем пережитом и передуманном… От одиночества и ком и раковиной для умывания, помещавшимися в углу под окном.
постоянного и почти абсолютного молчания я понемногу даже стал ут- Само же окно небольшого размера, с двумя железными рамами и
рачивать способность речи и забывать самые обычные слова» (21). матовыми стеклами, выходящее во внутренний двор, куда водили на
прогулку заключенных, расположено было под самым потолком,
Чарушину вторит Лев Тихомиров, один из столпов «Народной и добраться до него можно было, только встав на стульчак. Кормили
воли», тоже проходивший свои революционные «университеты» во много хуже, чем в крепости. На обед подавались щи и каша, а утром
время процесса «193-х». Больше всего его угнетала в тюрьме выну- и вечером — кипяток с двумя-тремя фунтами хлеба…» (24).
жденная бездеятельность и, как бы мы сейчас сказали, отсутствие Но зато!
уверенности в завтрашнем дне.
«Тут все было звукопроводно: и стены, и особенно металлические тру-
«…Мысли душили меня. …Если бы мог …, я плакал бы горькими сле- бы, проходящие через камеру с самого верхнего этажа до нижнего,
зами … при виде того, как глупо, печально и бесполезно проходит моя звукопроводен был даже и пол… Спервоначалу и само начальство бы-
жизнь. Я задавал себе разные умственные работы. То я решал какую- ло немало удивлено такой звукопроводностью своей новой и усовер-
нибудь задачу по социологии, то разрешал какой-нибудь философский шенствованной тюрьмы, предназначенной для строгой изоляции, оно
вопрос или вопрос по русской политике и пр. и принуждал себя обсуж- усиленно боролось со злом перестукивания, но скоро, сознав свое пол-
дать их систематически, взвешивая все за и против. ное бессилие…, махнуло на него рукой.
Все это, однако ж, не могло спасти меня от самого себя. Я всегда чув- Точно также вынуждено было оно махнуть рукой и на так называемые
ствовал себя раздраженным, нервно расстроенным и во власти тщет- клубы, устраиваемые заключенными уже для словесных бесед между
ных надежд. собою при помощи очищенных стульчаков, трубы которых проходили
Каждый день я ждал или освобождения или приговора — то или дру- с верхнего этажа до нижнего. Усаживаясь около своего стульчака, за-
гое, мне было все равно. Ежедневно мои надежды обманывали ме- ключенный вызывал своих товарищей, сидящих выше или ниже его,
ня…» (22). а вслед за тем начиналась беседа, длившаяся иногда целыми часа-
ми» (25).
Глазок сводил его с ума. Пытка одиночным заключением, писал
он, «способна совсем погубить человека». В ходу была и переписка. И все это с такой интенсивностью на-
В начале 1876 года, с передачей дела в руки прокуратуры, арестан- валивалось на бедные головы, одурманенные долгим одиночным за-
ты были временно переведены в Дом предварительного заключения. ключением, что некоторых общение с товарищами, о котором они
«Новая постройка, с новыми правилами содержания, она пред- так мечтали, быстро утомляло, и они чувствовали себя лучше, снова
ставляла собою первую сколько-нибудь цивилизованную тюрьму в попав в крепость. На время суда всех опять перевели в Дом предва-
России. …Дом предварительного заключения не имел целью нака- рительного заключения, представлявший собой некую «автономную
98 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 99

общину со своими порядками и правами, приобретенными преды- мужик, «социалист по инстинкту», проведет Россию к новой жизни.
дущей борьбой, на которые уже не дерзало покушаться начальст- Те, кто не разделял тезиса Бакунина о готовности масс к социально-
во» (26). му перевороту, шли за П.Л. Лавровым, призывавшим интеллиген-
За какие же провинности можно было угодить под арест и пре- цию к планомерной пропагандистской работе.
терпеть все эти мытарства? Исходя из общего представления о том, что все люди по сути
Нигилисты оказались в тупике на пути претворения в жизнь своей одинаковы, наставники пореформенной интеллигенции —
идеалов «нового человека». Сделалось очевидным, что для позитив- Н.Г. Чернышевский и Н.А. Добролюбов — полагали, что отмена
ной деятельности критики недостаточно, мало и веры только в соб- крепостного права должна создать простор для «естественных ин-
ственный разум, нужна еще какая-то точка опоры. Под знаком поис- стинктов» народа, сходных со стремлениями передовой интеллиген-
ка этой точки опоры прошли все 1870-е годы, когда интеллигенция ции. Отсюда следует и «совершенно легкая» для образованного че-
стала вплотную к крестьянской массе, в которой, казалось, «зреет ловека возможность сблизиться с народом, найти с ним общий язык —
какая-то формула новой жизни». Пореформенное поколение вел за достаточно не держать себя барином. На собственном горьком опы-
собой идеал гармонической личности, живущей своим трудом в гар- те народникам пришлось убедиться в правоте Д.И. Писарева, кото-
моническом обществе. Искры такого бытия находили в устоях кре- рый еще в начале 1860-х говорил, что «интеллигенцию и мужика
стьянского «мира». По словам В.Г. Короленко, народничество «сти- разделяет пропасть». К концу 1870-х стало ясно, что к «оседлой»
хийно носилось в воздухе, возникая из общей интеллектуальной пропаганде крестьяне восприимчивы не более чем к «летучей». Аре-
атмосферы того поколения» (27). Русская интеллигенция возлагала сты же ожидали не только «вспышкопускателей», но и тех, кто хо-
дил в народ «для рекогносцировки» по стопам «Рублевого общест-
на себя миссию поистине планетарного значения — не допустить
ва» (28) (конец 1867 — весна 1868).
исчезновения с лица земли тех форм существования, которые она
Некоторое число юношей, жаждавших «уплатить долг народу»,
считала образцом «последнего слова» общечеловеческой мысли
среди которых, кстати, был Герман Лопатин — тот самый, который
и опыта. после дегаевско-судейкинского погрома начала 1880-х пытался реа-
Пытаясь объяснить феномен народничества, недостаточно рас- нимировать «Народную волю», — собирались сделаться кочующими
сматривать его как «своеобразный этап русской революции» или как сельскими учителями. Попутно они планировали беседовать с кре-
направление общественной мысли. Народничество нельзя ограни- стьянами на исторические и политические темы, распространять ли-
чить рамками какой-либо жесткой теоретической схемы не только тературу — исключительно легальную и провести подворное стати-
потому, что с идейной точки зрения оно не было монолитным, но и стическое описание.
потому, что существенной его чертой было особое настроение, за- Власти вмешались раньше, чем все это вышло из области фан-
хватившее самые широкие слои образованного общества. Привер- тазий. «Прежде жандармерия открывала часть того, что происходило
женцы теории «общинного социализма», согласно которой Россия на самом деле, — писал Лопатин, — а теперь она предвосхищает у
на своем историческом пути движется в том же направлении, что и вас ваши лучшие идеи и планы, прежде чем они успели принять
Европа, но придет к справедливому общественному устройству, ми- у вас в голове определенные формы!» (29). До суда не дошло, члены
нуя капитализм с его «язвой пролетариатства», опираясь на крестьян- «Рублевого общества» отделались разными сроками административ-
ский «мир», стремились отдать народу долг «образованного меньшин- ной ссылки. Так поступали всегда, когда отсутствовал формальный
ства», избавить его от социального гнета и экономической отсталости. состав преступления — нельзя же, в самом деле, судить за намере-
Одни видели спасение в рационализации рутинного хозяйства, ния. А наказывать можно и должно.
создании школ и больниц, другие — в организации «всеобщего бун- Судя по показаниям несостоявшиеся просветители хотели озна-
та» по М.А. Бакунину, сквозь очистительный огонь которого русский комить крестьян с действительно небесполезными в народной жизни
100 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 101

вещами. Среди них арифметика и счетоводство, домашняя гигиена тельности тех надежд, которые возлагаются на него пылкими привер-
и ветеринарное искусство, практическая геометрия и межевание; ос- женцами быстрого прогресса. Такое солидное знакомство с народом
новные понятия по географии и истории; основы отечественного зако- позволило бы нам составить себе ясное понятие об истинном положении
нодательства и важнейшие подробности последних реформ; отрывки вещей внутри нашего отечества и сознательно избрать себе на будущее
из лучших литературных произведений. «Единственным нелегаль- время тот путь, следуя которому мы могли рассчитывать принести
ным пунктом в нашей программе было собирание фактов, наблюде- наиболее пользы вскормившему и воспитавшему нас обществу» (31).
ний и опытов по вопросу о том, насколько наш простой народ дос-
тупен антиправительственной пропаганде, — так как этот вопрос Именно эти задачи были наиболее распространенными среди тех,
был в то время очень спорным для нас…» (30). кто шел «В народ!» в начале 1870-х, «безумным летом» 1874-го и
Лопатин всегда был практиком, противником возведения воз- позже, вкладывая в этот лозунг самое разное содержание. Кому-то
душных замков, какими бы прекрасными они ни казались. хотелось проверить себя на прочность, доказать свою пригодность к
высокому служению обездоленным в совершенно непривычных бы-
«Меня всегда смущало то обстоятельство, что большая часть так назы- товых условиях; кому-то было стыдно пользоваться благами циви-
ваемой прогрессивной молодежи обсуждает вопросы нашей внутрен- лизации, когда масса сограждан прозябает в нищете; кто-то в образе
ней жизни почти исключительно на основании теорий, почерпнутых из столяра или сапожника вел пропаганду; кто-то спешил звать народ
иностранных книжек, да, пожалуй, еще на основании собственных со- «к топору»; кто-то следовал своеобразной моде.
ображений чисто отвлеченного свойства. Большая часть из них, поки-
нув провинцию для университета чуть не в детском возрасте, обладает «Вижу я, что почти все мои знакомые “пошли в народ”. Пью утром чай
слишком ничтожным знакомством с действительным положением и и думаю об этом, — почему же я-то не иду туда же? Взял саквояж, по-
жизнью народа для того, чтобы это знакомство могло влиять контро- бежал на вокзал, взял билет в Новгород и сел на поезд. Проехал не-
лирующим образом на их теоретические взгляды и практические пред- сколько станций и все жду, где же мне слезть с поезда, с какого места
приятия, — говорил он. — Так вот мне хотелось пособить заполнению начинается настоящий народ, и решил сойти на следующей станции.
этого пробела, по крайней мере по отношению к себе самому и некото- Взял свою поклажу и пошел по деревне. Зашел в деревенский трактир
рым из своих друзей, составив для этого, в компании с одним из своих и сел пить чай. Было воскресенье, народу в трактире много; я завязал
приятелей, общество кочующих сельских учителей. Затевая это пред- разговор.
приятие, мы имели в виду несколько целей. Во-первых, нам представ- Один из посетителей попросил меня написать ему прошение. Я испол-
лялась возможность поддерживать свою жизнь при помощи безусловно нил его просьбу, но от вознаграждения отказался.
честного и симпатичного для нас труда. Во-вторых, наша деятельность — Скажи, милый человек, кто ты такой, как звать тебя? — спросил
должна была служить непосредственно к умственному, нравственному крестьянин.
и материальному преуспеянию тех масс, к которым склонялись наши
Я не знал, как назвать себя, и сказал: “Зовите меня Владимиром”.
лучшие симпатии. И, в-третьих, эта деятельность, приводя нас в непо-
средственное соприкосновение с массами, позволяла нам рассмотреть Странствую по тракту. В одной деревне дал три рубля на лечение боль-
поближе этого загадочного сфинкса, называемого народом. Мы рассчи- ной старухи и опять назвал себя Владимиром.
тывали получить таким образом возможность ознакомиться основатель- Не прошло трех дней моего странствования, как сложилась легенда, что
но с экономическим положением народа, его нуждами и потребностя- по деревням ходит великий князь Владимир Александрович, расспра-
ми, с его взглядами на вещи и его умственным развитием, со степенью шивает мужиков, как они живут, помогает больным и бедным. Разуме-
его восприимчивости к известным идеям, а также со степенью основа- ется, все это дошло до сведения полиции. Меня арестовали…» (32).
102 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 103

Этот и следующий эпизод из эпохи «хождения в народ» приве- В 1877 году фельдшерицей села Студеницы Самарского уезда
дены в воспоминаниях Дмитрия Александровича Клеменца, еще од- Самарской губернии стала Вера Фигнер, оставившая Цюрихский
ной характерной фигуры революционного движения той поры. университет ради работы в народе. Она была из тех, кто старался
принести конкретную пользу конкретным людям, сделать их бес-
«Раз как-то в Москве я зашел к одному знакомому и услышал от него просветную жизнь хоть чуточку лучше. Оставшихся на этом пути
следующее: назовут потом сторонниками «малых дел».
— Знаете, меня просто одолели барышни, — давай им фальшивых пас-
портов: “в народ хотим идти!”. «В моем ведении были две волости, — вспоминала Фигнер. — Система
Только что он сказал это, дверь отворилась, и вошла молоденькая девица. оказания медицинской помощи в Самарском уезде была разъездная:
фельдшер в течение месяца должен был посетить все селения своего
— И вы уж не за паспортом ли? — недовольным тоном спросил мой участка; в моем их имелось 12. В первый раз в жизни я очутилась ли-
знакомый пришедшую. цом к лицу с деревенской жизнью, наедине с народом, вдали от род-
— Да, я только не знаю, какой взять, — паспорт солдатки, должно ных, знакомых и друзей, вдали от интеллигентных людей. Признаюсь,
быть, будет удобнее для меня. я почувствовала себя одинокой, слабой, бессильной в этом крестьянском
Мы оба расхохотались. море. Кроме того, я не знала, как и приступить к простому человеку.
— Да знаете ли вы, что такое — солдатка? Ведь это — сплошь да рядом До сих пор я не видала вблизи всей неприглядной обстановки кресть-
деревенская проститутка! янства, я знала о бедности и нищете народа скорее теоретически, по
— Ну, может быть, паспорт бабий взять? — уже немного конфузясь книгам, журнальным статьям, статистическим материалам.
сказала она. Восемнадцать дней из тридцати мне приходилось быть вне дома, в разъ-
— Никакого паспорта я вам не дам. Вы — московская барышня — и ездах по деревням и селам, и эти дни давали мне возможность окунуть-
деревни-то не видали. ся в бездну народной нищеты и горя. Я останавливалась обыкновенно в
избе, называемой съезжей, куда тотчас же стекались больные, опове-
— Как же быть-то мне? Все идут в народ…» (33). щенные подворно десятским или старостой. 30–40 пациентов момен-
тально наполняли избу… Грязные и истощенные, — на больных нельзя
Забавно. Но, в сущности, это была трагедия целого поколения, было смотреть равнодушно; болезни все застарелые: у взрослых на ка-
окончившаяся процессом «193-х». ждом шагу — ревматизмы, головные боли, тянущиеся 10–15 лет; почти
Зачем я все это рассказываю, ведь речь должна идти о террори- все страдали накожными болезнями; в редкой деревне были бани; в гро-
стах? Но дело в том, что все это были люди одного поколения. Алек-
мадном большинстве случаев они заменялись мытьем в русской печке;
сандр Михайлов, один из лидеров «Народной воли», долго жил среди
неисправимые катары желудка и кишок, грудные хрипы, слышные на
саратовских староверов. Софья Перовская уехала в Самарскую гу-
много шагов, сифилис, не щадящий никакого возраста, струпья, язвы без
бернию, где «в качестве оспопрививательницы бродила по окрестным
конца, и все это при такой невообразимой грязи жилища и одежды, при
селениям, знакомясь с жизнью и настроением крестьянства» (34).
пище, столь нездоровой и скудной, что останавливаешься в отупении
Сергей Кравчинский, который 4 августа 1878 года белым днем на
людной улице зарезал шефа жандармов, летом 1873-го жил в дерев- над вопросом: есть ли это жизнь животного или человека? Часто слезы
не Андрюшино Новоторжского уезда Тверской губернии у «опро- текли у меня градом в микстуры и капли, которые я приготовляла для
стившегося» мелкого помещика Ярцева. Освоив крестьянский труд и этих несчастных…
привыкнув к деревенскому быту, он ушел «на пропаганду» в образе …Когда работа кончалась, я бросалась на кучу соломы, брошенной на
пильщика. И так далее и тому подобное. пол для постели; тогда мной овладевало отчаяние: где же конец этой
104 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 105

нищете, поистине ужасающей; что за лицемерие все эти лекарства среди и взяточника. «Он вас стыдится», — говорили общинники. На эту тему
такой обстановки; возможна ли при таких условиях даже мысль о про- есть замечательный рассказ у Глеба Ивановича Успенского. Его ге-
тесте; не ирония ли говорить народу, совершенно подавленному свои- рой — сельский дьякон, которого поразил неизлечимый недуг —
ми физическими бедствиями, о сопротивлении, о борьбе?» (35). болезнь совести, когда он столкнулся с земской учительницей гос-
пожой Абрикосовой.
Весной 1878 года Вера Фигнер получила место в селе Вязьмино Люди, привыкшие на все человеческие «дела и помышления»
Петровского уезда Саратовской губернии, где работала вместе со смотреть с точки зрения выгоды, смеялись над ней и были совер-
своей сестрой Евгенией, сдавшей экзамен на фельдшерицу при Са- шенно равнодушны к ее самоотверженным усилиям. «Общество от-
ратовской врачебной управе. вело ей сырую и разоренную избу; ни лавок, ни скамеек не было,
ничего еще не приготовлено, хотя давно было все обещано. …За пе-
«Вскоре нам удалось открыть школу. Евгения заявила крестьянам, что она регородкой стол и кровать. На столе книги. Окно все в снегу» (38).
возьмется даром обучать детей, пусть только присылают их: все учеб- Полнейшее недоумение вызвало известие о том, что госпожа Абри-
ные пособия у нас есть, отцам не придется покупать ни азбук, ни бумаги, косова — купеческая дочь и жена крупного воротилы, владелица ла-
ни перьев. У нее сейчас же собралось 25 человек учеников и учениц. вок и питейных домов, которая «все это бросила и ушла». В голове
Надо заметить, что во всех трех волостях моего участка не было ни од- отца дьякона прочно засел вопрос — «из-за чего же она так бьется»,
ной школы. …Скоро сестра приобрела лестное звание: “наша золотая и отогнать его не могли никакие объяснения, подбиравшиеся им, его
учительша”. женой, сельским батюшкой и прочими обывателями по своей мерке.
Покончив занятия в аптеке и школе, которая помещалась в том же Подобные личности вносили в устоявшийся быт крестьянского
фельдшерском домике, мы брали работу, книгу и шли “на деревню” «мира» беспокойство, становились помехой беспределу, творимому
к кому-нибудь из крестьян» (36). деревенскими хищниками над безграмотными и забитыми мужиками.
«Когда к постели больного призывали одновременно меня и свя-
Читали Некрасова, Лермонтова, Щедрина, рассказы Наумова, щенника, разве мог он торговаться за требу? Когда мы присутство-
Левитова, Галицинского. вали на волостном суде, — разве не считал писарь четвертаков, пол-
тинников или взяток натурою, которых мы лишали его?» (39) —
«Каждый раз приходилось говорить об условиях крестьянской жизни, писала Вера Фигнер. Ничего удивительного, что сестер скоро стали
о земле, об отношениях к помещику, к властям; входить в крестьянские выдавливать из деревни. Заметим кстати, что в противоположность
нужды, выслушивать их сетованья, надежды; сочувствовать их горю, раз- многим другим народникам, они были людьми легальными.
делять симпатии и антипатии. …Каждую минуту мы чувствовали, что
мы нужны, что мы не лишние. Это сознание своей полезности и было «Мы еще не успели, что называется, обжиться, когда крестьяне сооб-
той притягивающей силой, которая влекла нашу молодежь в деревню; щили нам, что священник нашего села распространяет слух, что мы
только там можно было иметь чистую душу и спокойную совесть, и если беспаспортные, что мы нигде не учились, никаких бумаг не имеем,
нас оторвали от этой жизни, от этой деятельности, то в этом были ви- и что он такой же лекарь, как и мы. …Через некоторое время тот же
новаты не мы» (37). священнослужитель сделал заявление в земской управе, что со времени
нашего приезда в Вязьмино душевное настроение его паствы измени-
Крестьяне приглашали их приходить на волостной суд и на лось: храм Божий мало посещается, усердие оскудело, народ стал дер-
сход, просили почаще заглядывать в волостное правление, чтоб за- зок и своеволен. …Началось шпионство за школой; то управляющий
щитить мир от мошенничества старшины, от произвола писаря, хама помещика, то писарь, то священник зазывали мальчуганов: “все пытают,
106 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 107

учишь ли ты нас молитвам”, — рассказывали дети сестре. Но сестра няюсь что-нибудь представить: более шести лет я лишен возможности
молитвам учила; тем не менее, в Саратов полетели доносы, что Евгения делать дело, для которого себя исключительно всегда готовил и к ко-
внушает ученикам: “Бога нет, а царя не надо”, а по селу распростра- торому единственно чувствую себя способным» (43).
нился слух из волостного правления, что мы укрываем беглых. …Приехал
исправник, произвел дознание о нашем поведении, образе жизни, о на- Я часто слышу вопрос: «Ах, эти революционеры, ну неужели
шей школе, допросил отцов, перепугал ребятишек и закрыл нашу шко- они не могли жить нормально, им же никто не мешал получить об-
лу, как существующую без разрешения училищного совета» (40). разование, устроиться на службу. Учили бы себе, лечили и т. д.?!».
Ответ, по-моему, вполне очевиден. В Российской империи слишком
Не стоит забывать, что даже при отсутствии прямых распоря- легко было прослыть бунтовщиком. А если кто-то пытался служить
жений высшего начальства, которые отличались бы держимордовской не форме, а людям, поступая, не как заведено, а по совести, пускай и
глупостью, начальство низшее в нашем Отечестве испокон веков в строгом соответствии с законом — звание «врага общественного
чрезвычайно ретиво. В архивах III отделения сохранилась масса дел порядка» было ему обеспечено.
об «удалении от должностей учителей народных училищ за вредное В книге «Заговорщики и полиция» Тихомиров приводит пове-
их направление». Например, учитель всенародного 3-х классного ствование о типичной судьбе волостного писаря «из новых».
Белевского училища Дмитрий Никанорович Воейков был уволен за то,
что «во время возвращения крестного хода с Иордани, став на воз- «Встречали его настороженно: Вы не пьяница — “странно!” Не берете
вышенном месте большой улицы и облокотясь на перила, все время взяток — “удивительно!” …Словом, если вы, так сказать, по своим
не снимал с головы своей шляпы, рисовался своим неуважением внешним признакам не уподобляетесь обыкновенному типу писаря —
к святыне» (41). Хотя, наверное, просто стояли крещенские морозы. “загребале-пьянице”, вы уже “не отвечаете своему призванию” и являе-
Преподаватель Белгородской семинарии Василий Сланский ли- тесь “личностью сомнительного происхождения”. Иногда этих “внеш-
шился места в связи с донесением помощника начальника Курского них признаков политической неблагонадежности” бывает совершенно
губернского жандармского управления о том, что «в нравственности
достаточно, чтобы на первых же порах постарались вас выжить…
Сланского обнаруживается направление к нигилизму, в выражениях
его проявляется несочувствие к установленному порядку, вообще по Представьте себе такой случай.
испорченности характера и дурному направлению личность небла- В волостное правление приходит управляющий знатного барина заклю-
гонадежная…» (42). Никакой конкретики это сообщение не содержит. чить условие с несколькими крестьянами на сельские работы. Писарь
А ведь таких подозрительных лиц обычно отстраняли от должности читает условие. Что ни строчка — то штраф…
с дальнейшим «недопущением к обучению и воспитанию юношест- Писарь на основании статьи устава о благоустройстве в селениях, по
ва как в учебных заведениях, городских и сельских, так и в частных которой “волостное правление обязано отговаривать крестьян вступать
домах». в обременительные сделки друг с другом и с частными лицами”, начи-
Прозябавший на службе во Временной Ревизионной Комиссии нает отговаривать продающих себя в кабалу к знатному барину.
Государственного Контроля Сланский взывал все к тому же III отде-
лению: Объясняет, что в конце концов они могут вернуться домой «без копеечки».
— А вы строгоньки, очень строгоньки-с! — говорит управляющий на
«Я оставлен был и до сих пор остаюсь в совершенной неизвестности прощание писарю» (44).
относительно тех фактов, на которых собственно обосновано было
донесение… Между тем, я несу наказание, тяжелее которого затруд- Далее следует донос в соответствующую инстанцию.
108 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 109

«Ждите: не сегодня — завтра к вам нагрянут гости, спросят паспорт, родническая интеллигенция, да и сам автор считал своим лучшим
произведут обыск… произведением для крестьян, неграмотные мужики пускали на ци-
Может быть, мне возразят: гарки. Николай Морозов, «ходивший в народе» в окрестностях Ко-
стромы, был свидетелем такого разговора:
— Ну, что же, произведут обыск, ничего не найдут и оставят в покое.
Ну, нет-с. Положим, у вас не найдут ничего противозаконного в тесном «— А что, правда ли мы слышали в Вятском, что тут у вас где-то барин
смысле этого слова, — это верно. Но так как вы человек мало-мальски завелся, который народу книжки какие-то читал!
образованный, интересуетесь общественными делами, можете иметь
— Как же, как же! Был такой барин, и много других таких же приходило.
знакомых, которым также близки эти дела, а эти знакомые могут пи-
Хотели, вишь ты, царя извести за то, что народу волю дал, за все, что
сать вам письма…; так как, наконец, … вы можете иметь книги науч-
отобрал, значит, у господ крепостных. Уж и чего-чего только не при-
ного содержания, — то полиция и жандармы, руководясь “духом вре-
думали они, чтоб народ соблазнить! Книжки даром раздавали. А книж-
мени”, найдут у вас при обыске слишком много…
ки-то, вишь ты, все заколдованные.
— Ваше направление, — скажут вам, — вполне определяется этими
— Что ты говоришь! — воскликнул Союзов. — Разве могут быть за-
письмами, книгами… к тому же и поступки-с. Жаль, очень жаль, но
колдованные книги?
приходится вас арестовать… впредь до разъяснения всех обстоятельств
этого дела. — Могут! Читает их читает, кто умеет, — а я, слава богу, неграмотная,
безопасна, — и все, как будто ничего, выходит хорошо, да вдруг на за-
Дело, положим, разъяснится в вашу пользу; но не думайте, что вы сно-
колдованное-то слово и наткнется. А оно черное, черное слово. Тут
ва попадете на место.
только его черноту и увидишь, как прочтешь, ан уж поздно! Кто про-
…Тот же исправник, который “из произведенного дознания” убедится читал невзначай, тот уж и отдался тем колдовцам и душой и телом. Нет
в вашей политической благонадежности, скажет вам: уж у него воли. Что скажут ему, то и сделает!» (47).
— Помилуйте-с, — были под судом и лезете. Нам таких не надо» (45).
Трудно винить почти поголовно неграмотных людей. Но как же
Казалось бы, все неудачи на тернистом пути радетелей за про- нелегко было образованному человеку ужиться с ними в условиях
стого человека можно объяснить отсутствием в стране политической «грубой окружающей среды, убийственной скуки и отсутствия об-
свободы. Но нередко горькое разочарование вызывал и сам этот щества» (48). Когда стерлась яркость новых впечатлений, «прохожий
простой человек, ради которого они шли на «риск и непомерный рабочий» Николай Морозов ощутил тоску «по оставленным где-то
труд». Николай Чарушин испытал глубочайшее нравственное потря- вдали людям своего круга, вполне разделяющим мой душевный по-
сение, узнав, что трое фабричных, среди которых он вел свою про- рыв, каждое мое чувство, каждое настроение, с которыми я говорил
светительски-пропагандистскую работу, дали откровенные показа- не по выработанному раз навсегда шаблону, а так, как придет мне на
ния. «Я был ошеломлен изменой этих людей, в которых верил, душу, обсуждая каждую возникшую мысль вместе, как равный с рав-
которые, казалось, вполне искренне отдавались идее и делу и не ным» (49).
должны были так быстро капитулировать перед угрозами жандар- Многие не выдерживали убожества деревенского быта и при-
мов» (46). Бывало, что крестьяне и рабочие сами выдавали баламутов- митивности нравов — повседневного существования вне цивилиза-
«сицилистов», не без основания опасаясь бед, которые могло на- ции. А.П. Романов, исследовавший воспоминания сельских учителей
влечь общение с ними. А чаще всего их просто не понимали. «Сказку последней четверти XIX — начала XX века, приводит массу мате-
о четырех братьях» Льва Тихомирова, которую высоко ценила на- риала на эту тему. Учитель Максимов среди зимы оказался пого-
110 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 111

рельцем и жил «в холодной», предназначенной для содержания аре- (а значит и личности ближнего). Интеллигент, как и любой россий-
стантов. Соседями его коллеги, благовоспитанной барышни, выпу- ский обыватель, был приучен «жить под давлением каких-то непо-
скницы епархиального училища, в избе вдовы-крестьянки были те- мерно огромных … обязанностей и ни во что не ставить свою лич-
лята и прочая живность, а время от времени и сердечный друг ную жизнь», служащую лишь материалом для «увенчания здания»
хозяйки. У некоторых городских жителей организм чисто физиоло- российской государственности. Такое «систематическое умерщвле-
гически не принимал крестьянскую пищу — «кишка тонка», говори- ние … личности» приводило русского образованного человека к го-
ли в деревне; сами же они готовить не умели. У большинства вообще товности раствориться в некоем абстрактно понимаемом деле обще-
отсутствовали навыки самообслуживания, зато сильны были пред- го будущего «благоустроения». Но масса «деятелей», никогда «по-
ставления о том, что определенными домашними делами образован- человечески» не относившихся к самим себе, не могла прислушаться
ному человеку самостоятельно заниматься не пристало. к конкретным материальным и духовным нуждам тех отдельных
Попадались и такие, кто стремился водрузить в деревне знамя людей, общее благо которых составляло их заботу. Интеллигент, спо-
прогресса во что бы то ни стало, не считаясь с особенностями куль- собный «пропасть» за идею служения народу, терялся в деревне,
туры крестьянства. «Учительница не смогла найти общего языка с «видя это коллективное “мы”, размененное на фигуры мужиков».
крестьянами, не желая приспосабливать свои привычки, образ жизни И вместо «простого, внимательного удовлетворения простых челове-
и способ общения к деревенским обычаям. Со всеми переругалась. ческих потребностей» получалась какая-то безрезультатная тягота (53).
Разместившись на жительство в крестьянской избе, она начала учить Кроме того, все это было слишком обыденно, буднично, скучно —
хозяев все делать по-разумному: вести хозяйство, дом содержать в какие еще подобрать определения! А.А. Левандовский, автор целого
чистоте. Ничего не вышло. Многочисленные переезды с места на ряда тончайших исследований по отечественной истории, пишет о
место. В результате всех этих мытарств — разочарованная она вер- «подспудных ощущениях, от которых русский интеллигент никогда
нулась в город, заявив, что не хочет жить в “тупой среде дика- не мог отделаться. Стоило ли выбиваться из рутины повседневной
рей”» (50). Раздражало, что дети не знают самых «элементарных» жизни, стоило ли пестовать в себе гордую личность и культивиро-
вещей: своих полных имен и фамилий, правой и левой руки. Не мо- вать интеллект, чтобы со всем этим богатством погрузиться все в ту же
гут определить, где верх, а где низ. Вместо молитв «бессмысленно унылую рутину? Ощущение своей собственной значимости, избран-
бормочут господи сусе». Не в состоянии ответить на вопрос, «какой ности препятствовало этому непреодолимо» (54).
веры твои родители?». При этом учитель не спрашивал себя, зачем в Неудовлетворенность, нетерпение и нетерпимость становились
деревне все это знать. «Субкультура интеллигенции, — отмечает ис- спутниками «нового человека».
следователь этого феномена, — по-своему довольно агрессивна, она Да и «Око Государево», как мы успели убедиться, не разглядело
претендует на монополию, отрицая подчас идею множественности мирного, созидательного потенциала культурной работы народников
культур. Недостижимый идеал “интеллигенции” — усвоение ее куль- в деревне. Реакция правительства на деятельность разночинной ин-
туры всем “народом” вследствие “прогресса”» (51). Это, безусловно, теллигенции была столь же неадекватной, сколь и недальновидной.
мало способствует взаимопониманию. Месяцы и годы тюрьмы, которые для одних кончались сумасшест-
Помимо проблем с властями и сложностей общения с народом вием или смертью, а для других становились школой политической
«новым людям» в их высоком служении приходилось преодолевать борьбы; административные высылки; исключение из учебных заве-
еще одно серьезное препятствие — собственную натуру. Глеб Ус- дений; полицейский надзор и прочие «репрессии, непропорциональ-
пенский говорил о «деформирующем воздействие на личность об- ные преступлениям», надолго вырывали молодых людей из мирной
щих социально-исторических условий русской жизни» (52), которые обыденности, вызывали ожесточение и укрепляли решимость идти
воспитывают человека вне сознания ценности собственной личности по революционному пути. Как писал один из «государственных пре-
112 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 113

ступников», «высокопоставленные глупцы думают, что их нелепые рисуя его чрезвычайно привлекательным для молодых людей, которые
меры имеют предупредительное значение; если бы они знали, что подобно автобиографическому герою Короленко «глядели на жизнь
каждое новое притеснение все теснее и теснее смыкает кружок чест- сквозь призму литературы»:
ных людей… Придет и наше время, когда мы дадим единодушный
кровавый ответ» (55). Это время наступило в конце 1870-х — начале «…Мой современник был особенно восприимчив к воздействию лите-
1880-х годов, когда «“отчужденные” интеллектуалы, находящиеся в ратурных мотивов и типов, — писал он. — Жизнь маленького городиш-
оппозиции режиму», развернули свою деятельность под знаменем ка, будничная, однообразная, не подходящая под литературные категории,
«Народной воли». Пути самодержавного правительства и интелли- казалась ему чем-то случайным, “не настоящим”. Зато все имевшее от-
генции снова разошлись, хотя именно в первые десятилетия после ношение к миру, освещаемому литературой, облекалось в его глазах
Великой реформы существовала реальная возможность направить несколько фантастическим и потому заманчивым светом» (57).
энергию молодого поколения в мирное русло. Социально-полити-
ческая действительность России второй половины XIX века загоняла Идущих за этим заманчивым светом ждали разные судьбы, но
ее в подполье. у всех возникало представление о том, что уважающий себя человек
не должен и не может ограничить свое существование узким мирком
личных интересов. Кого-то требовательная повседневность застав-
ляла забыть об этом навсегда; некоторым удавалось, отмахнувшись
2. ЗА ПОРОГОМ от литературных стереотипов, погрузиться в мирное течение част-
ной жизни, лишь изредка рассуждая в кругу друзей о долге интелли-
Я вижу громадное здание. В передней генции перед народом и обществом. Но и тех и других время от вре-
стене узкая дверь раскрыта настежь; мени мучила совесть, перед ними вставали тени литературных
За дверью — угрюмая мгла. Перед героев и их прототипов, в жизни которых не было разлада между
высоким порогом стоит девушка… словом и делом.
И.С. Тургенев
«…Русская литература постоянно устремлялась ввысь, проповедуя
Что мы вообще знаем о подполье и откуда у нас эта информация? — возвышенные идеалы и призывая к беззаветному служению им. Сово-
В советское время мемуаров революционных деятелей выходило купность произведений “серьезной” литературы на протяжении всего
предостаточно, — ответит искушенный читатель. И будет совер- XIX века формировала в этой стране сверхмощное духовное поле. …Это
шенно прав. Но жизнь подполья интересовала не только тех, кто поле было вертикальным — оно действовало, как смерч, вырывая че-
спустя годы мог насладиться плодами усилий революционеров, но и ловека из того пространства, которое называется обыденной жизнью —
подданных Российской империи, которые жили с ними рядом — то есть жизнью в каждодневном труде, семейных заботах, общении с
а среди них, не только тех, кто в силу своих профессиональных задач близкими. Торжествующая вертикаль втягивала в себя, порождая от-
должен был с подпольщиками бороться. вращение к “рутине”, заставляя отказываться от каких-либо усилий,
Недостаток достоверной информации на эту тему, отмечает ис- направленных на сферу личного бытия…» (58).
следователь радикального микрокосма, «долгое время компенсиро-
вала литература, которая и создала великую мифологию радикализ- Герои литературы о «Подпольной России» похожи друг на друга,
ма — гармоничный образ идеальной страны, Подпольной России, абстрактны, как абстрактен любой идеал. Наверное потому, что уг-
населенной идеальными героями» (56). Литература звала в этот мир, лубление в индивидуальную психологию и существование револю-
114 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 115

ционного героя «в быту» способно разрушить идеальный образ. Мы же ская история породила настроение «всеобщего ожидания, что даром
стремимся именно к этому, стараясь увидеть в зеркале мифа реаль- это не пройдет» (61). Парадоксально, но в той конкретно-историчес-
ных людей подполья в их повседневной жизни. кой ситуации акция Веры Засулич могла восприниматься как сред-
Функция мифа, как известно, состоит в том, чтобы снимать ство защиты законности. Впечатление от приговора, вынесенного
противоречия действительности. И «бесконфликтный образ Под- судом присяжных, едва ли не превышало впечатление от самого терак-
польной России противопоставлялся раздираемому противоречиями та. Неожиданное оправдание дало террору, по выражению С. Крав-
социальному организму России Легальной. Подвох состоял в том, чинского, «санкцию общественного признания». «Нам стыдно», —
что последняя конкурировала с литературным образом» (59). говорили в среде революционной молодежи, «что раньше не сделали,
Действительность же была неумолима — логика антиправитель- как она» (62). Волна террора нарастала.
ственной борьбы с неизбежностью приводила к развитию борьбы Первые теракты — покушение на товарища прокурора Киев-
террористической. ского судебного округа М.М. Котляревского (23 февраля 1878) и на
Проследим предельно схематично тенденцию превращения тер- адъютанта Киевского жандармского управления Г.Э. Гейкинга (24
рора из эксцессов в обыденную практику революционной деятель- мая 1878), убийство шефа жандармов Н.В. Мезенцева (4 августа
ности второй половины XIX века. 1878) — застали власти врасплох. Отчаянное положение диктовало
Отсутствие гарантий прав личности, полная незащищенность «исключительные меры». 9 августа 1878 года появился закон «О вре-
перед лицом власть имущих порождали соответствующие формы менном подчинении дел о государственных преступлениях и о неко-
протеста. Выстрел Веры Засулич (24 января 1878) прогремел в ответ торых преступлениях против должностных лиц ведению военного
на наказание розгами Алексея Боголюбова, произведенное 13 июля суда, установленного для военного времени» (63).
1877 года в Доме предварительного заключения по приказу петер- 9 февраля 1879 года Григорий Гольденберг застрелил харьков-
бургского градоначальника Ф.Ф. Трепова. Алексея Боголюбова (Ан- ского военного губернатора князя Д.Н. Кропоткина за жестокое об-
дрея Емельянова) арестовали во время демонстрации у Казанского ращение с политическими заключенными в местном централе; 26 фев-
собора в Петербурге 6 декабря 1876 года. Он был осужден на 15 лет раля в Москве был убит секретный сотрудник политической полиции
каторги, но к моменту столкновения с Треповым приговор еще не Н.В. Рейнштейн; 13 марта того же года Леон Мирский стрелял в но-
вступил в законную силу. Кроме того, за дисциплинарные наруше- вого шефа жандармов А.Р. Дрентельна. Заметим, что все эти теракты
ния, к которым и придрался Трепов, каторжан положено было нака- были совершены еще до появления «Народной воли», с которой
зывать только по прибытии к месту заключения. Так что выходка обычно связывают терроризм последней четверти XIX века. Покуше-
Трепова совершенно справедливо была расценена как произвол, хотя, ние Александра Соловьева на императора (2 апреля 1879) вызвало к
конечно, в обществе и революционных кругах никто в юридические жизни высочайший указ от 5 апреля 1879 года — Европейская Рос-
тонкости не вдавался. Эта акция, как отмечал А.Ф. Кони, подготав- сия была разделена на шесть временных генерал-губернаторств. В пол-
ливалась своеобразной «агитацией» в пользу телесных наказаний по нейшую зависимость от административного произвола попадали ме-
отношению к политическим заключенным, чтобы отнять у неразум- стные учреждения и жители, чьи личное достоинство, свобода, жизнь
ных и дерзких мальчишек право «считать себя действительными оказывались в распоряжении генерал-губернатора, который мог сво-
преступниками, опасными для государства, а поставить их в поло- ей властью подвергнуть тюремному заключению на неопределенный
жение провинившихся школьников, заслуживающих и школьных срок или предать военному суду любого (64). По официальным дан-
мер исправления: карцера и розги» (60). Боголюбов умер, как сооб- ным с апреля 1879 года по июль 1880-го за «неблагонадёжность»
щает тот же мемуарист, в госпитале центральной тюрьмы в Ново- под надзор полиции было выслано без суда, административным по-
Белгороде «в состоянии мрачного помешательства». А боголюбов- рядком, 575 человек (65).
116 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 117

Невозможность вести эффективную социалистическую пропаган- с целью передачи власти народу», террор должен был служить ору-
ду в существующих условиях выдвигала на первый план задачу изме- дием устрашающим для правительства и агитационным для народа.
нения государственного строя, достижения конституционных свобод, Однако «…жизнь организации направляется не столько принципами
иными словами — политическую борьбу, в ущерб немедленному и конечными целями, поставленными в ее программе, сколько еже-
решению задач социального переустройства. Политической борьбой дневными делами, совершаемыми ею в борьбе с окружающими об-
без массовой поддержки могла быть только борьба террористиче- стоятельствами» (67). Террористическая деятельность, всё глубже за-
ская — наиболее «производительный» способ «употребить ничтожные тягивавшая революционеров в свой водоворот, требовала напряжения
революционные силы». В гуще народничества происходила радика- всех сил и оставляла всё меньше места для рассуждений о том, что
лизация настроений, спонтанно возникала террористическая практи- будет «после».
ка, росла потребность возвести её в принцип. Все эти обстоятельства Народовольцы занимались практикой, в теоретическом отно-
вызвали рождение «Народной воли», знаменовавшее переход к еди- шении царила та же разноголосица, которая была характерна для ор-
ноборству с самодержавием. ганизаций 1860-х: всем было ясно одно — нельзя «вырастить соци-
«Земля и воля», основанная в 1876 году, пыталась придержи- альные розы на болоте деспотизма». Фактически задачи социального
ваться ортодоксальных народнических позиций, выступая за осед- переустройства если и не снимались, то отодвигались, откладывались
лую пропаганду в деревне с целью подготовки народного восстания на неопределенное будущее, их решение должно было последовать
и воспринимая террор преимущественно как меру самозащиты. Тем не за государственным переворотом. Героев «Народной воли» целиком
менее, партия признавала политические убийства «одним из лучших и полностью захватил сам процесс подготовки этого переворота; их
агитационных приемов, …осуществлением революции в настоя- главным делом оказывалось все то же, что и у Нечаева, устранение
щем» (66). В июне 1879 года накануне Воронежского съезда «Земли помех на пути освободительного движения в лице правительствен-
и воли» в Липецке собрались «политики» — Александр Михайлов, ных чиновников и российского монарха.
Лев Тихомиров, Александр Квятковский, Николай Морозов, Александр Новая тактика антиправительственной борьбы вызывала в верхах
Баранников, Мария Ошанина, Андрей Желябов, Николай Колодке- панику, новые организационные формы революционного движения
вич, Григорий Гольденберг, Сергей Ширяев и Михаил Фроленко, загоняли политическую полицию в тупик. С каждым дерзким поку-
которые ратовали за политическую борьбу путем систематического шением террористов очевидней становилась беспомощность органов
применения террористических методов и стремились внести этот сыска перед лицом сплоченной, строго законспирированной органи-
пункт в программу организации в качестве самостоятельной и перво- зации. Попытки распутать клубок противоречий, создающих столь
очередной задачи. Объявив себя Исполнительным комитетом Соци- бесперспективную ситуацию, предприняла «Верховная распорядитель-
ально-революционной партии, эта сплоченная группа явилась в Воро- ная комиссия по охране государственного порядка и общественного
неж. Постановления съезда «Земли и воли» носили компромиссный спокойствия», которая была учреждена Александром II 12 февраля
характер и окончательно проблему не решали: террористическая дея- 1880 года, после того, как «стоглавая гидра крамолы … простерла
тельность признавалась необходимой наряду с работой в народе. свою дерзость даже до посягательства на Царские чертоги» (68). Глава
В августе 1879 года разногласия между сторонниками продолжения комиссии, граф М.Т. Лорис-Меликов объединил «действия всех вла-
прежней линии, «деревенщиками», и «политиками» привели к рас- стей для борьбы с крамолой». В подчинение этого временного органа
колу организации на «Чёрный передел» и «Народную волю». переходило III отделение Собственной Его Императорского Величе-
Программа Исполнительного комитета гласила, что члены «На- ства канцелярии, которое было упразднено вместе с ВРК 6 августа
родной воли» «по своим убеждениям… социалисты и народники», 1880 года «с передачей дел оного в ведение Министерства внутрен-
ближайшей задачей партии объявлялся «политический переворот них дел». В составе последнего был создан Департамент государст-
118 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 119

венной полиции, призванный сосредоточить в своих руках все нити и ничего подозрительного не заключает» (70). Средствами на жизнь
«политического розыска и наблюдения». Согласованность работы тоже обеспечивала партия, денежные фонды, которой составлялись
полиции тайной и явной должна была достигаться тем, что товарищ «из пожертвований богатых членов» организации (71).
министра внутренних дел, на которого было возложено (с 1882 года) Человек, таким образом, оказывался в полной зависимости от
руководство Департаментом, являлся также командиром Отдельного партии, вернее от тех, кто составлял ее руководящий центр, кто вла-
корпуса жандармов (шефом жандармов был сам министр). дел всеми конспиративными нитями, кто распоряжался материаль-
Тем временем круг революционеров смыкался все тесней, резче ными и людскими ресурсами организации.
становилась грань, отделяющая его от остального мира. Подпольная Нельзя сказать, что вожди неизменно относились к конкретным
Россия жила по своим особым законам, сильно отличающимся от за- людям как к бесчувственному материалу для осуществления соци-
конов Российской империи, но схожих с правилами конспиративных альных теорий, манипулировали и жертвовали ими без сожаления,
организаций всех времен и народов. не учитывая самоценность каждой человеческой личности. Лидеры
Переступивший «порог» принимал за основу своего будущего встречались разные, среди их товарищей по партии были люди, к кото-
существования программу и устав организации. Рассказывая о всту- рым они испытывали дружеские и даже братские чувства. Но «об-
плении в «Землю и волю», которая, кстати, по части конспирации не щее дело», загонявшее людей в партийную неволю, «вертикаль, с ее
уступала «Народной воле» (собственно, этими вопросами занима- обманчивым, убийственным, абстрактным идеалом» (72), требовали
лись в «Земле и воле» люди, составившие позднее Исполнительный жертв.
Подчеркнем, что решение о самопожертвовании члена партии,
комитет народовольцев), Лев Тихомиров писал:
идущего на террористическую акцию, принимал не сам смертник,
а организация. Вере Фигнер, женщине чрезвычайно самостоятель-
«Каждый член, говорил он (Александр Михайлов — Е. Щ.) должен
ной и даже своенравной (носившей в кругу друзей прозвище «Вера —
знать подробно лишь то, чем занимается, а не все, — остальное должен топни ножкой»), не легко было смириться с тем, что ее не привлека-
лишь иметь возможность узнать, если понадобится. Поэтому квартиры ли для практической подготовки покушений на царя. «После выгово-
типографии не знал сначала никто, кроме него самого … Точно также ра, что я ищу личного удовлетворения, вместо того, чтобы предоста-
заграничных путей переправы не знал никто, кроме Мойши Зунделеви- вить организации располагать моими силами, как она сама найдет
ча. Террористическую группу знали только ее члены. Рабочей группой лучшим, была сделана уступка, и меня послали с динамитом в Одес-
заведовал Плеханов. Каждая такая группа имела свою квартиру. су» (73), — вспоминала она. И она же, перечисляя требования Уста-
…Паспортное отделение точно также было совершенно обособлено» (69). ва Исполнительного Комитета «Народной воли» — 1) отдать все ду-
ховные силы свои на дело революции, забыть ради него все
Нелегальные жили по чужим документам, «срок годности» ко- родственные узы и личные симпатии, любовь и дружбу; 2) если это
торых был в среднем около двух лет. Паспортами снабжала органи- нужно, отдать и свою жизнь, не считаясь ни с чем и не щадя никого
зация, в распоряжении которой имелись тысячи копий различных и ничего; 3) не иметь частной собственности, ничего своего, что не
форм документов, подписей должностных лиц, снимков печатей и т. п. было бы вместе с тем и собственностью организации, в которой со-
Там же можно было узнать адреса «конспиративных квартир», кото- стоишь членом; 4) отдавая всего себя тайному обществу, отказаться
рые обставлялись «правдоподобно составленной семьей, прислугой от индивидуальной воли, подчиняя ее воле большинства, выражен-
из своих же радикалов, обстановкой средней, не выдающейся ни- ной в постановлениях этого общества — писала:
чем». Жить следовало «тихо, но не замкнуто, чтоб иногда и гости
были, а также непременно время от времени зачем-нибудь пускать к «Эти требования были велики, но они были легки для того, кто был
себе дворников, чтобы они видели, что квартира самая приличная одушевлен революционным чувством, тем напряженным чувством, ко-
120 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 121

торое не знает ни преград, ни препятствий… Если бы они, эти требова- рали — ему ставили в вину обман своих. Протестуя против «иезуит-
ния, были меньше, если бы они не затрагивали так глубоко личности ских» методов Нечаева внутри революционной организации, Баку-
человека, они оставляли бы неудовлетворенность, а теперь своею стро- нин писал: «Заметьте, что, я не говорю о их внешнем употреблении,
гостью и высотой они приподнимали личность и уводили ее от всякой которое часто становится необходимым» (76). Враг есть враг, с ним
обыденности; человек живее чувствовал, что в нем живет и должен не церемонятся. Но врагом мог стать любой — кто не с нами, тот
жить идеал» (74). против нас. В сущности, каждый сам решал, на что у него «рука бы
не поднялась».
Все эти жертвы, превращавшие человека в «неодушевленный Кстати, знаменитый «Катехизис революционера», автором ко-
предмет в руках идеи», совершались добровольно. Взамен член под- торого считается Сергей Нечаев, отнюдь не был порождением фан-
польной организации получал спасение от одиночества перед лицом тазии фанатика-одиночки, отражая настроения определенных слоев
реальности. За ним стояла партия. Утрачивая себя, он обретал яс- молодежи. В «исповеди» Г.П. Енишерлова, оправданного на нечаев-
ность целей и упорядоченность действий. Но, теряя собственную ском процессе за недостатком улик, мироощущение автора выраже-
индивидуальность, он более не признавал ее и в других, переставал но так: «в мире царит зло и неправда», а потому следует поставить
видеть другого человека — это либо «товарищ по «вере», либо пре- «против силы — насилие, против неправды — ложь, против интриг
пятствие, которое необходимо убрать с дороги» (75). Отношение тер- и козней — систему Лойолы…» (77). Упоминание Лойолы не слу-
рориста к намеченной жертве заслуживает особого разговора. А пока чайно. В 1868 году вышла в свет книга Т. Гризингера «Иезуиты.
заметим, что, превращение человека в часть партийного организма Полная история их явных и тайных деяний от основания ордена до
освобождает его от ответственности за свои поступки, совершенные нашего времени», послужившая поводом для обсуждения радикаль-
в интересах или с благословения организации. ным студенчеством вопроса о соотношении «хороших целей и дур-
Тайное общество, предоставляя для одних возможность реали- ных средств» (78). Составив и обнародовав свою программу дейст-
зации рахметовского идеала, служило также прибежищем для тех вий, которая включала план заговора и «всякого рода покушения на
«безместных» и вообще «потерявшихся» в жизни личностей, кото- личности», Енишерлов сам был поражен ее успехом: «Кроме двух
рым его жесткая структура и сознание причастности к общему делу частных возражений, принципиально все приняли мою теорию».
давали уверенность в себе; а террористическая деятельность — тех- Среди единомышленников распространили своеобразную анкету. На
нически трудная, кропотливая подготовка акции и яркий миг само- вопрос о цели будущего тайного общества был получен единоглас-
пожертвования — могла заполнить пустоту существования. Вкладывая ный ответ — социальная революция; единогласно же была принята
смысл своей жизни в теракт, такой человек фактически лишь ищет «безразборчивость в средствах», а также смертная казнь для «измен-
оправдания самоубийству. ника, то есть доносчика». Результаты опроса составили основу про-
Однако, «монахи революции» не могут и не должны, в силу граммы, которая «стала известна впоследствии под названием “Не-
своих задач, изолировать себя от мира, и в их среде неизбежно воз- чаевского Катехизиса”» (79). Цитирую наиболее характерные пассажи
никает «двойная мораль»: одни правила применяются по отношению из первой части, озаглавленной «Отношение революционера к са-
к «России Легальной», другие — в своем кругу. Разоблачение неча- мому себе»:
евщины вызвало сильную реакцию в революционной среде. На ка-
кое-то время возобладала резкая неприязнь к жестким организаци- «1. Революционер — человек обреченный. У него нет ни своих интере-
онным формам, диктаторству и экстремистским прожектам. Но если сов, ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже
самого Нечаева осуждали, то нечаевцам сочувствовали. Нечаевские имени. Все в нем поглощено единым исключительным интересом, еди-
действия порицали как безнравственные с точки зрения двойной мо- ной мыслью, единой страстью — революцией. 2. Он в глубине своего
122 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 123

существа, не на словах только, а на деле, разорвал всякую связь с гра- «Весь мир вокруг, люди, он сам — все казалось ему изменившимся,
жданским порядком и со всем образованным миром, со всеми закона- обновленным, и из глубины его потрясенной души подымался хвалеб-
ми, приличиями, общепринятыми условностями и нравственностью ный гимн отвлеченному, безликому божеству их общего поклонения;
этого мира. Он для него враг беспощадный, и если бы он продолжал оно теперь стало живым существом, с которым можно говорить и ко-
жить в нем, то для того только, чтобы его вернее разрушить. 4. …Нрав- торое услышит его горячие обеты. Он знал, что любимая им девушка
ственно для него все, что способствует торжеству революции. Безнрав- не взглянула бы даже на него, если бы не его преданность великому
ственно и преступно все, что помешает ему. 6. …Все нежные, изнежи- делу, которому они оба посвятили свою жизнь» (83).
вающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности должны быть
задавлены в нем единою холодною страстью революционного дела. Герои осознают кратковременность своего счастья, и автор со-
…Денно и нощно должна быть у него одна мысль, одна цель — беспо- провождает это следующими разъяснениями.
щадное разрушение. Стремясь хладнокровно и неутомимо к этой цели,
он должен быть готов и сам погибнуть и погубить своими руками все, «Но они не роптали. Опасности, сопровождавшие их жизненный путь,
что мешает ее достижению» (80). были в то же время светочами их любви. Что они больше всего ценили
и любили друг в друге — была именно эта безграничная преданность
родине, эта готовность каждую минуту пожертвовать всем ради нее.
Итак, погрузившись в «душную атмосферу и непроницаемую
Они и любили друг друга беззаветной любовью, полною юного энтузи-
темноту» подполья, борцы за торжество идеала отрешались от обыден-
азма и веры потому только, что находили друг в друге олицетворение
ности. Конечно, у революционеров были свои будни, своя личная жизнь,
высокого идеала, к которому стремились (из текста, правда, не следует,
но — довольно своеобразная и, как правило, внутри организации. что Андрей полюбил Таню за ее преданность идеалам; он сначала влю-
Признанный мастер мифотворчества «Подпольной России» бился, а потом узнал, что она «настоящая революционерка» — Е. Щ.).
С.М. Степняк-Кравчинский в романе «Андрей Кожухов» (81) под-
робно описывает все перипетии взаимоотношений главного героя, У них не было болезненной жажды самоистребления; они оба были
слишком полны бодрости и здоровья, — и жизнь теперь представляла
венцом «карьеры» которого стало покушение на царя, и Тани Репи-
для них столько прелести (революционеры живые люди, а не мрачные
ной, дочери адвоката, вступившей на революционный путь.
самоубийцы; и таких людей заставляет идти на убийство и смерть сис-
Организация поручает им общее задание, и Андрей испытывает
тема — хочет донести до читателя автор — Е. Щ.). Но и страха они не
«счастье совместной работы с любимою женщиною в деле, которому знали. Мрачное будущее не портило красоты настоящего. Оно прида-
оба отдавали лучшую часть своей души. Самые ничтожные мелочи вало лишь большую цену каждому часу, каждой минуте, проведенной
ежедневной жизни получали в его глазах новое значение и прелесть. вместе» (84).
Небольшие успехи, достигнутые в пропаганде, казались ему на-
стоящими триумфами и наполняли все его существо глубокою радо- И пусть в реальности человеческие отношения жителей подпо-
стью. И в самом деле его работа шла успешнее обыкновенного. У него лья не всегда соответствовали тому идеалу, который автор внедрял в
внезапно обострилось понимание людей, и он стал гораздо красно- сознание читающей публики, «обычные», горячие и искренние, чув-
речивее» (82). ства в них, конечно же, присутствовали. Но все это было исковерка-
Через некоторое время Андрей узнает, что его любовь взаимна. но — и не только идеологическими «заморочками», но и объектив-
И после совершенно нормальной, естественной сцены, следует фра- ными условиями их существования. Мы знаем множество примеров
за, которая не кажется излишней только в произведении, вышедшем преданной любви в этой среде, но может ли действующий подполь-
из недр «Подпольной России»: щик создать настоящую семью, воспитывать детей? И дети у рево-
124 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 125

люционеров тоже рождались, но росли они вдали от родителей, и во- В этот день приходили полотеры, и надо было приготовиться к их по-
обще могли никогда не увидеть их. Кощунственно выглядит рассказ сещению. Начиналась всеобщая сутолока. В прихожей был огромный
еще одной героини романа Кравчинского, Зины, о своем коротком стенной шкап, и туда прятали кассы и все части пресса. Полы тщательно
материнском счастье: девятимесячного малыша она брала с собой в выметались, чтобы ни одна какая-нибудь затерявшаяся буква шрифта
Харьков, где ей пришлось быть хозяйкой конспиративной квартиры. не выдала типографию» (87).
«Ничто не дает дому такого миролюбивого и невинного характера
и ничто так не устраняет подозрений, как присутствие ребенка» (85). «Типографские муравьи» были обречены на тяжелый монотон-
Изломанность личной жизни, отречение от материальных благ ный труд. «Воодушевление от борьбы, победы — все это существовало
и прочие жертвы — ради чего? Ведь подпольщика далеко не всегда для других» (88).
ждал яркий подвиг, в жизни члена революционной организации была Блюститель дисциплины «Земли и воли», а затем и «Народной
своя рутина. В ракурсе нелегальности повседневная действитель- воли» Александр Михайлов, который, кстати, вел все организацион-
ность кажется беспрерывным приключением, но это — миф. ные дела типографии, «строго преследовал взгляд на некоторые обя-
Вот, например, трудовые будни подпольной типографии «Народ- занности, как на малопроизводительные, низшие». Почетна любая
ной воли» в Саперном переулке в Петербурге. Выпуск печатного ор- работа необходимая для общего дела. «Если бы организация, — го-
гана партии — работа чрезвычайно важная, но очень однообразная. ворил он Вере Фигнер, — приказала мне мыть чашки, я принялся бы
Оживала конспиративная квартира, на которой помещалась ти- за эту работу с таким же рвением, как за самый интересный умст-
пография, рано. «Хозяйка» и «прислуга» немедленно приступали к венный труд» (89).
своим тягостным обязанностям. «Все утро в кухню входили чужие Но далеко не каждому было под силу преодолеть свои личные
люди: дворник приносил дрова, уносил помои, потом доставляли склонности и человеческие слабости. Причем, уж действительно лю-
разную провизию» (86). Тяжелее всех приходилось «прислуге». бая подпольная работа была опасна, изматывая даже самых стойких
Ежедневно общаясь с лавочником, дворником, слугами других господ, борцов. А кто-то вообще был органически неспособен следовать всем
нельзя было дать им повод усомниться в своем «профессионализме». ее строгим правилам. Ф.Н. Юрковский, «Сашка-инженер», просла-
«Хозяйка» находилась не так на виду, но кормить работников типо- вившийся подкопом под Херсонское казначейство, «человек с могу-
графии было нужно, а дворянские барышни в стряпне разбирались чим физическим организмом, он не мог не иметь сильных страстей и
неважно. любил все радости жизни, все лакомства ее». Юрковский совершенно
«В то время как женщины занимались кухней, мужчины при- не считался с требованиями революционной конспирации. «Такой
нимались за свою работу, и так продолжалось до обеда… После обе- бесшабашной, веселой, необузданной, удалой головы ни раньше, ни
да пили чай, и это было моментом настоящего отдыха, разговоров и позже я не встречала. Это было настоящее дикое дитя природы, не
шуток». Заключенные в своей конспиративной тюрьме подпольщики знающее и не желающее знать, что такое дисциплина, подчинение
своей воли воле коллектива» (90), — рассказывала о нем Вера Фиг-
получали в это время вести «с воли». Разнообразия гостей, правда,
нер. Собственно, в партию он и не вошел — не хотел «надеть ярмо».
не наблюдалось, типографию мог навещать очень ограниченный
Один из наиболее деятельных членов военной организации «Народ-
контингент лиц, ее адреса не знали даже члены редакции.
ной воли» лейтенант Суханов испытывал настоящее отвращение к
нелегальной жизни, он «никогда не был бы в состоянии переносить
«После чая снова принимались за работу и не оставляли ее очень часто ее замкнутость, постоянную ложь и настороженность: ему нужна была
до двух или трех часов ночи. ширь, нужен открытый простор» (91), — писала Вера Фигнер, неодно-
Так проходили все дни, похожие друг на друга, как две капли воды. кратно упоминавшая и о своей собственной измученности нелегаль-
Четверг, впрочем, составлял некоторое исключение. ной жизнью.
126 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 127

Рано или поздно любой рядовой подпольщик мог увидеть в сво- крывала широчайшие перспективы в борьбе с революционным дви-
ей деятельности лишь скучную рутину, калечащую быт, а то, что вся жением. Так что, удержаться и не переступить ту «весьма тонкую
эта мелкая суета освящалась неким высшим смыслом, душу не грело. черту», которая отделяет «сотрудничество» от «провокаторства»,
Подполье формировало особую психологию своих жителей. «Бродя- «лицам, ведающим розыском», было нелегко. Практика показывала,
чий образ жизни, неопределенность существования и постоянное что подрыв бастионов противника следует вести именно изнутри, ибо
ожидание ареста, — вспоминал Лев Дейч, — развивали в “нелегаль- внешнее давление неэффективно.
ном” привычку к опасностям, полное равнодушие к своему будуще- Однако, столкнувшись с террористами, политическая полиция
му, готовность в любой момент расстаться со своей свободой, а то и поначалу продолжала действовать по старинке, усиливая наружное
с самой жизнью… Отсюда также вытекало его стремление сделать наблюдение, проводя опросы дворников «о подозрительных лично-
что-нибудь заметное, крупное, громкое» (92). стях, в их домах проживающих», повальные обыски и аресты среди
Невозможность реализовать свой героический порыв в будничной этих личностей. Типичны были методы начальника Киевского гу-
революционной работе вызывала неудовлетворенность. Партийный бернского жандармского управления В.Д. Новицкого — устраивая
диктат и жесткие ограничения существования в подполье угнетали. настоящие облавы, он «просто запускал невод в мало знакомые ему
Живая человеческая личность не выдерживала давления «вертикали воды: авось кроме мелкоты, которую можно будет выпустить, попа-
чужих воль». дется и крупная рыба» (94).
И если в жизни революционной организации есть место любви Эти меры не всегда оказывались безрезультатными — во время
и дружбе, то есть там место и взаимным обидам, зависти, уязвленному массовых арестов октября 1878 года в застенки угодила верхушка
самолюбию, на которых умело играла политическая полиция. Над «Земли и воли». Но как определить, кто есть кто? Как, к примеру,
жителями «Подпольной России» вечно витал соблазн провокации. найти среди многоликой толпы подозреваемых истинных виновни-
Вообще, это слово часто употребляется неправомерно. Для ре- ков гибели Мезенцева? Владимира Сабурова (Оболешева), который
волюционеров любое сотрудничество с полицией, иными словами, отказался давать показания, подписывать что-либо, фотографиро-
предательство — «провокация». Но в строгом смысле слова прово- ваться и не назвал свое настоящее имя, чуть не повесили как Крав-
кация заключается не просто в проникновении тайного агента в под- чинского.
польную организацию для освещения ее деятельности. Высшие чины Итак, как же «предупреждать преступления» при неосведомлен-
политической полиции, которые, кстати, неизменно предостерегали ности о планах и личном составе тайной организации? Принять пре-
своих подчиненных от использования в розыскной работе провока- вентивные меры невозможно, остается лишь реагировать на свершив-
ционных приемов, были гораздо ближе к точному определению этого шийся факт. Для освещения непроницаемой тьмы подполья нужна
понятия. «Состоя членами революционных организаций, секретные была внутренняя агентура. Проникнуть в тесный кружок злоумыш-
сотрудники ни в коем случае не должны заниматься так называемым ленников мог только свой брат — «нелегальный». Но контакты с та-
“провокаторством”, т. е. сами создавать преступные деяния и подво- кими личностями были для сотрудников сыска поколения Новицко-
дить под ответственность за содеянное ими других лиц, игравших в го сродни сговору с нечистой силой.
этом деле второстепенные роли» (93), — гласила инструкция по ве- Уже в начале XX века генерал, поседевший на охранной службе,
дению агентурного наблюдения. все еще сомневался, «из каких лиц надлежит избирать необходимых
Объективная возможность провокации на арене противостояния для розыска агентов; одни — привлекают для этой деятельности лиц
полиции и революционеров коренилась в самой природе политиче- из преступной среды, как имеющих знание и опыт… другие — при-
ского подполья (строгая иерархичность, власть структуры над отдель- знают аксиомою, что розыскную деятельность не может отправлять
ным членом партии, окутывающий все туман конспирации) и от- лицо, опороченное или судившееся…». «Активным участником в пре-
128 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 129

ступлениях секретный агент ни в коем случае не может быть допу- В начале 1880-х годов взошла звезда Г.П. Судейкина. В июне
щен» (95), — доказывал он. Но что может знать человек, который 1878 года Георгий Порфирьевич Судейкин был назначен адъютан-
далек от дел нелегальной организации? том Киевского губернского жандармского управления, где и обна-
В плане внедрения осведомителя в лагерь противника револю- ружил свои розыскные дарования. Уже тогда он производил яркое
ционеры конца 1870-х тоже переигрывали политический сыск. Речь впечатление не только на руководство политической полиции, но и на
идет о знаменитом Николае Васильевиче Клеточникове, который два революционеров, которым «посчастливилось» с ним столкнуться.
года провел в средоточии тайной полиции, на службе — у подполь- Один из южных «бунтарей», Владимир Дебагорий-Мокриевич
щиков (96). С подачи Александра Михайлова и по протекции вдовы вспоминал о судебном заседании, где выступал Судейкин:
жандармского полковника Анны Петровны Кутузовой, Клеточников
был зачислен наблюдательным агентом III отделения «по вольному «…Высокий и стройный молодой человек, очевидно, позировал перед
найму». Вскоре его перевели в агентурную часть, а потом и в сек- публикой. Особенно интересен он был, когда ораторствовал в качестве
ретную 3-ю экспедицию чиновником для письма. Не прервалась карь- главного свидетеля по делу о вооруженном сопротивлении. Видимо, се-
ера Клеточникова и после передачи функций III отделения Департа- бя он считал героем и до того рисовался и хвастался перед судом и
публикой, так много болтал, подчас просто бессмыслицу, не относя-
менту полиции.
щуюся к делу, лишь бы только болтать и вертеться перед глазами всех,
«Ему давались в переписку совершенно секретные записки и бу-
что гадко было на него смотреть. Человеку этому, как мне казалось, ни
маги, к числу которых принадлежали списки лиц, замеченных по не-
до каких убеждений никакого дела не было, и для него все мы, нигили-
благонадежности и у которых предполагались обыски, и шифрованные сты, представляли просто лакомый кусок: на нашей гибели он строил
документы», — говорил на суде после разоблачения Клеточникова свою карьеру» (97).
его патрон генерал Г.Г. Кириллов. «Особенным усердием» Клеточ-
ников завоевал «полное доверие начальства» и орден Святого Ста- Он не упускал ни единого случая, дающего хоть какую-нибудь
нислава третьей степени, а также горячую благодарность револю- надежду на то, что ему удастся переманить попавшего в сети рево-
ционеров, которых снабжал ценнейшей информацией. Наделенный люционера на свою сторону.
даром фотографической памяти, он надиктовывал Михайлову списки
агентов, материалы показаний задержанных и тексты документов «Всем арестованным он рекомендовал себя как социалиста, сторонника
III отделения, доступ к которым все увеличивался по мере его про- мирной пропаганды, отрицающего только террор и борющегося ис-
движения по службе. «Ангел-хранитель» землевольцев, а потом и ключительно с ним. Всем без разбора он делал предложения вступить в
народовольцев помогал им преодолевать те препоны, которые ста- агенты тайной полиции, не для предательства людей, говорил он, а лишь
вили антиправительственной деятельности обветшавшие методы по- для осведомления о настроениях партии и молодежи» (98).
литической полиции.
Но под рукой жандармов старой школы подрастала талантливая Играя на человеческих слабостях, побуждая к легкой наживе, рас-
молодежь, понимавшая, что широкомасштабная вербовка внутренней травляя самолюбие партийных пешек, используя любые лазейки, что-
агентуры «нового образца» из числа ренегатов революции, внедре- бы поколебать революционную убежденность своих «собеседников»,
ние их в четкие организационные структуры нелегальных партий Судейкин достиг большого мастерства в щекотливом деле приобре-
позволяет не только контролировать их, но и манипулировать рево- тения секретных сотрудников.
люционным движением. Даже разоблачение секретного сотрудника Характернейший эпизод из судейкинской практики можно найти
оказывалось на руку полиции, подтачивая силы революционного ла- в воспоминаниях члена Исполнительного комитета «Народной во-
геря, сея в нем подозрительность и неуверенность в своих бойцах. ли» Прасковьи Семеновны Ивановской.
130 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 131

«Арестованная в 1882 г. в Витебске, через полтора месяца я была дос- ораторствовал Судейкин, — теперь революционеры и жандармы. Они
тавлена в Петербург, в охранное отделение на Гороховой улице. На скачут верхами рысью, за ними на почтовых едут либералы, тянутся на
третий день, часов в десять утра, меня два жандарма ввели в неболь- долгих простые обыватели, а сзади пешком идут мужики, окутанные
шой кабинет. За стоявшим среди комнаты столом, спиной к окну, сидел серой пылью, отирают с лица пот и платят за все прогоны”» (99).
в жандармской форме господин импозантной наружности. Большого
роста, атлетически сложенный, широкоплечий, с выей крупного вола, Он действительно сделал блестящую карьеру. Его таланты не
красивым лицом, быстрыми черными глазами, весьма развязными ма- остались незамеченными, и в начале 1883 года специально для него
нерами выправленного фельдфебеля — все это вместе роднило его с была учреждена небывалая прежде должность «инспектора секрет-
хорошо упитанным и выхоленным жеребцом. По-видимому, отличная ной полиции». Судейкину вручались поистине колоссальные полно-
память и быстрая усваиваемость всего слышанного давали Судейкину мочия. Согласно инструкции от 29 января 1883 года, на него, «в видах
возможность выжимать из разговоров с заключенными пересыльными, единообразного направления» производимых секретной полицией
которых он в 1879 г. сопровождал из Киева в Сибирь, много полезных розысков, возлагалось «ближайшее руководство» деятельностью мо-
знаний для своего развития и своего служебного положения. Сам он сковского и петербургского охранных отделений, а также Москов-
говорил, что политические впервые его познакомили с учением Карла ского, Харьковского, Киевского, Херсонского и Одесского жандарм-
Маркса. Изощрившись в разговорах на самые разнообразные темы, он ских управлений. Начальники этих учреждений обязаны были по
претендовал на высокую образованность, на “ученость”, касаясь таких первому требованию сообщать инспектору секретнейшие сведения
вопросов, в которых не разбирался достаточно верно и не имел своих «как об организации, личном составе и стоимости состоящих в их
мнений. Грубый и лживый по природе, он был лихим дельцом на все заведовании агентур, так равно и о ходе розысков». Кроме того, Су-
руки в деле сыска. По-видимому, как тогда говорили многие, он обла- дейкин мог отныне распоряжаться в «святая святых» политического
дал большой силой воли, благодаря которой сделал свою карьеру. Че- розыска:
рез каких-нибудь пять лет службы он перепрыгнул в Питер и работал «а) вступать в непосредственное заведование местными агентурами,
там азартно, как игрок, не брезгуя никакими средствами, обделывая и б) передвигать часть их личного состава из одной местности в другую
обводя вокруг пальца доверчивых людей, а ягнят обдирал безжалостно подведомственного ему района и в) участвовать в решении вопроса об
и еще оставлял их в приятном заблуждении, что они служат делу осво- отпуске на расходы по этим агентурам денежных средств» (100).
бождения родины…
Судейкин выслал вон сопровождающих меня жандармов, как-то брезг- Однако «поцарствовал» Судейкин недолго. 16 декабря того же
ливо поморщившись в их сторону, предложил сесть в кресло против года он был убит народовольцами Н. Стародворским и В. Конашеви-
него и, открыв портсигар, любезно, как давнишний приятель, предло- чем на квартире его собственного агента Сергея Дегаева. После его
жил папиросу. На отказ он заметил: “От жандарма не хотите брать?”… гибели должность инспектора секретной полиции осталась не заме-
И без предисловия, не теряя времени, принялся беседовать о предметах щенной.
самых возвышенных, не имевших даже самого отдаленного касатель- Именно с помощью Дегаева политическая полиция к 1883 году
ства к его душегубской работе. Речь неслась, как бурный поток, пере- разгромила последние силы «Народной воли».
пархивая с одного предмета на другой, без всякой связи. Имена великих Сергей Петрович Дегаев, исключенный за неблагонадежность
людей, гениев стремительно неслись из жандармских уст. Упомина- из Артиллерийской академии, студент Института инженеров путей
лись К. Маркс, Маудсли, Дарвин и, наконец, Ломброзо. Последним он сообщения, состоял в «Народной воле» с 1880 года. На первые роли
пользовался для доказательства той истины, что все люди одержимы в организации он выдвинулся после ареста в марте 1881 года боль-
безумием, и нет правых и виноватых. “Во главе русского прогресса, — шинства членов Исполнительного комитета, причастных к убийству
132 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 133

императора. Вера Фигнер привлекла его к попытке восстановления Вполне вероятно, что и Сергей Дегаев, который, по словам Ко-
партийного центра. В декабре 1882 он был арестован в Одессе при роленко, «был склонен к парадоксам и легко загорался» (104),
провале типографии. Получив согласие на сотрудничество, полиция заигрался, увлекся наполеоновскими планами Судейкина. Последний
устроила Дегаеву фиктивный побег. предлагал совместными усилиями, заключающимися в разумном че-
За четыре месяца работы на Судейкина он выдал Военную орга- редовании удачных и неудачных покушений на высших должност-
низацию «Народной воли» целиком, арестам подверглись сотни ре- ных лиц, героическом отлавливании террористов и раскрытии все
волюционеров, в том числе и последний не покинувший Россию более и более ужасающих заговоров, поставить правительство в
член Исполнительного комитета — Вера Фигнер, которая оказала ему полную зависимость от всемогущего инспектора секретной полиции
такое доверие. Ознакомленная в заключении с показаниями Дегаева, и самого Дегаева, который направлял бы деятельность революцион-
она с негодованием писала: «Не только сколько-нибудь видные дея- ного подполья. Тем самым изобретательный жандарм предполагал
тели были названы по именам, но и самые малозначительные лица, вынудить верхи на проведение в стране прогрессивных преобразо-
пособники и укрыватели, разоблачались от первого до последнего… ваний. По крайней мере, так он говорил Дегаеву.
Военные на севере, на юге были изменнически выданы поголовно: Дегаев же, видимо, легко поддавался влияниям. «Главное, что
от военной организации не оставалось ничего. Все наличные силы бросалось в глаза, — вспоминала о нем Вера Фигнер, — это полное
партии были теперь как на ладони, и все лица, причастные к ней, от- отсутствие индивидуальности: в нем не было ничего оригинального,
ныне находились под стеклянным колпаком» (101). Причем Дегаев твердого, характерного». Мягкий и уступчивый, «Дегаев был в хо-
действительно был не просто агентом политической полиции, а про- роших отношениях со всеми, кто его знал» (105). Не из таких куются
вокатором. Он создавал на местах новые организации, которые не-
пламенные революционеры. Склонность к компромиссам, мне кажется,
медленно оказывались в поле зрения полиции, продолжал с благо-
является признаком тяготения к нормальным человеческим отно-
словения Судейкина выпуск журнала «Народная воля», получатели
шениям.
которого тут же попадали под арест.
Каковы же были мотивы действий Дегаева? На какую удочку Существует мнение, что истинным мотивом сотрудничества Де-
поймал его Судейкин? Возможно, прав Лев Тихомиров, и это было гаева с охранкой стали опасения за судьбу жены, попавшей в руки
«малодушно-недоверчивое отношение к внутренней силе нашего де- полиции вместе с ним. Коварный Судейкин предоставил супругам
ла и к наличным силам защищающей его партии, в связи с несчаст- кратковременное свидание, и стремление сохранить семейное счастье
ным личным характером, представляющим уродливую смесь гро- перевесило партийный долг.
мадной самоуверенности и самонадеянности с позорным страхом за В мае 1883-го, якобы для выяснения замыслов русской эмигра-
свою личную безопасность и благополучие» (102). Быть может, Де- ции, Дегаев вместе с женой выехал в Париж, где и покаялся загра-
гаева подвело самолюбие, «ахиллесова пята революционеров», как ничным представителям Исполнительного комитета «Народной во-
утверждал Александр Грин (а он, примерявший на себя ярмо эсеров- ли» Льву Тихомирову и Марии Ошаниной.
ской партии, знал, о чем говорил). Вера Фигнер писала: «Мелкого са- Может быть, его загрызла совесть, или взял свое страх перед
молюбия и честолюбия в Дегаеве я не замечала, и лишь впоследст- разоблачением. Наверняка, он понял, что является лишь подручным
вии от Корба мне стало известно, что он раза два начинал разговоры инструментом в карьерных играх Судейкина. Не исключено, что ради
о приеме его в члены Исполнительного комитета» (103). Хотя она же того же самого семейного счастья и спокойного будущего, он просто
вспоминала, что в семье Дегаева (мать, брат и две сестры) сильна попытался выйти из игры. Ценой свободы Дегаева, теперь уже от
была тяга к эффектам и преувеличениям. Каждый представитель революционных уз, стала жизнь Судейкина. Организовав убийство
этого семейства, принадлежавшего к лагерю «сочувствующих» ре- своего патрона, Дегаев удалился в Новый Свет, где мирно окончил дни
волюции, стремился играть некую роль. профессором математики.
134 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 135

Гибель инспектора секретной полиции и устранение из поре- Именно такая ситуация описана Грином в рассказе «Карантин».
девших рядов «Народной воли» предателя не могли восполнить того Карантин — один из серьезных этапов подготовки покушения, пред-
ущерба, который был нанесен подпольной организации. «Испытать назначенный для того, чтобы террорист-смертник превратился для
такую измену, — писала Вера Фигнер, — значило испытать ни с чем всех в таинственного незнакомца, чью личность и связи практически
не сравнимое несчастье, уносящее моральную красоту людей, красо- невозможно установить. Он должен был прервать все связи со своей
ту революции и самой жизни. С идеальных высот я была низвергну- средой, поселиться в глуши, у мирных обывателей и ждать…
та в болота земли… Мне хотелось умереть» (106). В ожидании подвига Сергей, герой рассказа, внезапно сознает,
Был в существовании обитателей «Подпольной России» и еще как «приятно умирать героем» в собственном воображении «и вместе
один соблазн, наверное, даже более сильный. Вырваться на свет на- с тем радоваться, что ты жив» (108). Нормальная человеческая жизнь,
стойчиво манила живая жизнь, краски которой казались особенно к которой он вынужден на время вернуться по заданию организации,
яркими из темноты подполья. Некоторые и провокаторами станови- позволяет ощутить красоту повседневности и больше не отпускает в
лись из-за того, что их индивидуальность, инициатива, эмоции ока- холодный мир теорий и идеалов. Весенние дни, наполненные благо-
зывались под гнетом партийной дисциплины — возникало ощуще- уханным кипением садов, воздухом «хмельным, жарким и чистым»;
хозяйская дочка Дуня «наивная в естественной простоте движений,
ние, что настоящая жизнь проходит где-то в стороне.
недалекая и сильная, как земля» (109)… Этого достаточно, чтобы
выйти «из-под морока вертикали». «Там, где оглушенный, пылающий
«В глубоком раздумье … сидела я в полумраке железнодорожного ва-
мозг дает обещания и падает грань между жизнью и смертью в тяже-
гона, и в уме всплывали мысли печальные, а не надежды. Вдруг стало лом угаре судорожной борьбы, там есть своя правда и логика. А там,
веселее: на меленькой станции в вагон неподалеку от меня села моло- где хочется жить, где хочется есть, пить, целовать жизнь, подбирая,
дая парочка, должно быть, молодожены — учитель и учительница, как как драгоценные камни, малейшие ее крохи, там, быть может, нет ни
я потом узнала. Он — настоящий Адонис, рослый, статный, волоокий правды, ни логики, но есть солнце, тепло и радость» (110).
красавец… Она — маленькая шатенка, хрупкая и нежная, влюбленны- Реальная действительность, непримиримый враг «Подпольной Рос-
ми глазами смотрящая на своего спутника. Уселись, поставили между сии», оставляла ее обитателей, претендовавших на роль авангарда дви-
собой большую корзину с пирогами, булками и разной едой и приня- жения к социально-политическому прогрессу, на обочине живой жизни.
лись закусывать, угощая друг друга, ласковыми улыбками и сияющими Итогом стало «народническое бомбометание как своего рода интелли-
глазами подзадоривая и без того здоровый аппетит. Я видела последнее гентская истерика. Опустошенность и бесприютность, которые преодо-
время только несчастье и неудачи, неуверенность в завтрашнем дне, леваются только со смертью, своей ли, чужой — не важно» (111).
неотвязную заботу о разрушающемся революционном деле. Кругом были
только тонущие, барахтающиеся в революционном хаосе люди, поте-
рявшие положение, связи, бесприютные и безрадостные… И вдруг идил- 3. ВЫХОД В СВЕТ
лическая картина: радостные лица, двое баловней жизни, детски безза-
ботных, черпающих пригоршней свою долю удачи и счастья» (107). Трудно жить и бороться за волю,
Но легко за нее умирать.
Какой неизбывной тоской проникнуты строки Веры Фигнер! Н. Морозов
Этот соблазн подстерегал не только в минуты революционных
поражений. В самый неожиданный момент, посреди подготовки к Роман известного советского писателя Ю. Трифонова о герое «На-
террористической акции, живая жизнь могла ворваться в существо- родной воли» Андрее Желябове называется «Нетерпение». Автор уло-
вание подпольщика, обреченного на смерть. вил важнейший мотив, который приводит к террору революционеров
136 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 137

всех времен и народов. «Когда жить приходится мало, так что ре- Заметим, что первыми в ряду намеченных жертв стоят предатели.
зультаты идейной работы могут быть еще незаметны, для деятеля Те, кто живет по законам игры в конспирации, в первую очередь неиз-
является желание видеть какое-нибудь конкретное, осязательное про- менно карают нарушающих правила этой игры — предателей и шпио-
явление своей воли, своих сил» (112), — писала Вера Фигнер. В Рос- нов (нередко лишь предполагаемых). В хронике революционного
сии второй четверти XIX века таким проявлением мог быть только движения, изданной В.Л. Бурцевым, с 1876-го появляется рубрика
террористический акт. «террористическая борьба», и первые два года убийства шпионов пре-
Кроме того, слишком расширенное толкование центральной обладают над любыми другими акциями (116). Что же касается пред-
и местной администрацией понятия «крамола» и чересчур крутые ставителей власти, то их могла спасти отставка — частным лицам
меры, направленные на ее обуздание, вызывали в революционной мстить было не принято.
среде «естественно нараставшее чувство раздражения и желание мести В общем, как писал В.Г. Короленко, «террор созревал в долгие
за чинимые правительством насилия» (113). Вера Засулич отомстила годы бесправия. Наиболее чуткие части русского общества слишком
Трепову за Боголюбова, Григорий Гольденберг — князю Кропоткину долго дышали воздухом подполья и тюрем, питаясь оторванными от
за жестокое обращение с политическими заключенными в Харьков- жизни мечтами и ненавистью» (117). Месть за товарищей, став глав-
ском централе. Гейкинг и Котляревский пострадали за Чигиринское ным мотивом террористических покушений, дополнила и прежние
дело, по которому первый производил аресты, а второй вел следствие. обоснования идеи цареубийства.
Члены Киевской коммуны, так называемые «южные бунтари», Постепенно «становилось странным бить слуг, творивших волю
считая, что народу нужна не длительная пропаганда, а призыв к дей- пославшего, и не трогать господина; политические убийства фаталь-
ствию, пытались, воспользовавшись подложными царскими манифе- но приводили к цареубийству» (118). Один из самых непримиримых
стами о переделе земли, создать нечто вроде повстанческой армии — террористов «Народной воли», Николай Морозов, который оказался
«тайные дружины» — и возглавить движение в качестве «совета ко- свидетелем боголюбовской истории, вспоминал о своих впечатлени-
миссаров» (114). «Тайные дружины» в Чигиринском уезде Киевской ях так: «Я отомщу не Трепову. Назначающий нашими властелинами
губернии разрастались, но вместе с тем все труднее становилось со- таких людей должен отвечать за них» (119). Самодержец всероссий-
хранять конспирацию, и дело завершилось арестами как «дружинни- ский, не желавший делить с кем бы то ни было свою власть, а значит
ков», так и «комиссаров». и свою ответственность «за жизнь, благосостояние и счастье нации»,
Главным зачинщикам, Стефановичу и Дейчу, товарищи устроили который «свой разум, свои силы ставит выше разума и сил миллио-
побег, а царским сатрапам — примерное наказание. Гейкинг погиб, нов людей» (120), рисковал навлечь на себя все негодование поддан-
Котляревского выручила шуба, в которой застряли пули. Именно в ных, бессильных повлиять на положение дел в стране. Так рассуждал
процессе осуществления этих покушений, ставших одними из пер- Александр Соловьев, бывший студент Петербургского университета,
вых в длинной веренице террористических актов, которыми отмечен учитель Торопецкого уездного училища, участник «хождения в на-
конец XIX века, родилось название «Исполнительный комитет», взя- род», признавший мирную деятельность в деревне «простым само-
тое на вооружение «Народной волей». Первый или южный Испол- услаждением» и взявшийся за револьвер.
нительный комитет, разгромленный к началу 1879 года, как впро- В своем непримиримом противоборстве правительство и рево-
чем и второй, народовольческий, «имел в виду заняться убийством люционеры конкурировали в деморализации общества, «убийство и
зловредных лиц, препятствовавших развитию революционной дея- эшафот приобретали пленительную силу над умами молодежи, и чем
тельности, как, например, предателей, жандармов, сыщиков, про- слабее она была нервами, а окружающая жизнь тяжелее, тем больше
куроров и пр.» (115). революционный террор приводил ее в экзальтацию…» (121).
138 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 139

Террористическая деятельность давала простор людям темпера- С точки зрения новой нравственности новых людей индивиду-
ментным, в силу особенностей душевного склада тяготевшим к че- альный террор рассматривался как акт великого самопожертвования
му-то более героическому, чем мирная пропагандистская работа. революционной идее. Нечаевец Петр Успенский говорил, что члены
К примеру, создатель прообраза народовольческого Исполнительного «Народной расправы» «себя отдавали на жертву»; Сергей Кравчин-
комитета Валериан Осинский — натура «непоседливая, подвижная, ский, передавая душевное состояние героя своего романа, Андрея
крайне деятельная»; он обладал необыкновенной памятью, оригиналь- Кожухова, перед покушением, писал о всепоглощающем «эгоизме
ным мышлением, «огромным запасом инициативы» и вечно напра- самопожертвования» террориста-смертника. Кравчинский знал об этом
шивался на «поручения, в которых бы больше опасностей бы- не понаслышке, ведь, именно он заколол шефа жандармов на Ми-
ло» (122). Или братья Ивичевичи, его соратники, которые, по словам хайловской площади в центре Петербурга.
Льва Тихомирова, «производили впечатление только что выпущен- Цареубийца погибнет непременно. Мысли о личном исходе по-
ных прямо на войну кадетов. Они знали, что война объявлена, и не глощают Андрея Кожухова целиком. «Для революционеров покуше-
пускались в глубину политики — рады были подраться…» (123) Та- ние составляло самое главное, его же неизбежный арест и казнь ухо-
кими были Николай Морозов, мечтавший встать в ряды «невидимых дили на задний план. Но в его собственном мозгу вопрос ставился
Вильгельмов Теллей» (124), которые сеют в стане врага панический совершенно иначе. Для него самым существенным было то, что он
ужас, и Сергей Кравчинский, писавший о революционере-террористе: должен умереть. Покушение было делом второстепенным, о котором
он будет думать, когда очутится на месте. А покамест он не мог за-
«Он прекрасен, грозен, неотразимо обаятелен, т. к. соединяет в себе ставить себя интересоваться им. Он думал о своем: он готовился уме-
оба высочайшие типа человеческого величия: мученика и героя» (125). реть. Остальное как будто его не касалось» (127).
Поддавшись ощущению полной отстраненности от действитель-
ности, Андрей и на свою революционную миссию смотрит как на
Обаяние этого образа было настолько велико, что увлекало на путь
нечто несомненное, почти свершившееся. Он не испробовал заранее
террористической борьбы даже тех, кто не имел к этому никакой
оружие, полученное взамен его сломанного пистолета (что предо-
природной склонности, превратившись в своеобразную моду, «пси-
пределило неудачу покушения). Андрей настолько погружен в себя,
хическую инерцию», которая оказывалась «сильнее индивидуальных
что его последнее свидание с горячо любимой Таней носит совер-
свойств характера». шенно формальный характер. С каменным лицом, сухо и монотонно
Совершить подвиг самопожертвования в борьбе с произволом он рассказывает ей подробности предстоящего покушения: «Она не
и деспотизмом многие стремились вовсе не из идейных соображе- узнавала своего Андрея. Этот человек был чужим для нее» (128). Он
ний. Леон Мирский, покушавшийся на шефа жандармов Дрентельна, стал чужим для всех, чужим для жизни…
преемника убитого Кравчинским Мезенцева пошел на этот шаг, что- Перед покушением Андрей «впал в равнодушно-холодное со-
бы привлечь внимание любимой девушки, у которой «был чисто ро- стояние души человека, покончившего все счеты с жизнью, которо-
мантический восторг перед Кравчинским». му нечего более ждать впереди, нечего бояться и нечем поделиться с
Революционерам предлагали свои услуги люди, видевшие в смер- другими» (129). Террорист идет на смерть, но и на убийство! Однако,
ти личный исход из-за тяжелой болезни или других обстоятельств и мысль о том, что жертва — не только он, но и другой человек, не
желавшие умереть не даром (вспомним Каракозова). Знаменитый Ни- возникает ни разу. Вернее, этот другой вообще не воспринимается
колай Клеточников прибыл в Петербург «просто из желания сложить как живой человек. Это абстракция: объект теракта, препятствие на
голову на каком-нибудь террористическом деле» и, как писал Тихо- пути к свободе, враг, в борьбе с которым все средства хороши. Анд-
миров, «тогда таких личностей попадалось немало» (126). рей, пишет Кравчинский, «не был рожден мучеником, — он слиш-
140 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 141

ком хорошо это знал; тем менее был он способен причинить страда- мился «во что бы то ни стало оставаться на революционной почве»,
ния даже немой твари (другой человек, который должен погибнуть, даже когда эта почва существовала лишь в тонком слое интеллигенции.
в расчет не берется, он вне расчетов — Е. Щ.). Но страшная необхо- В чем же состояла повседневная жизнь этих обреченных людей?
димость, над которой он был не властен, заставляла его теперь топ- Проследив их предприятия последовательно, попытаемся ощутить,
тать собственные чувства и свою жизнь приносить в жертву» (130). какой груз они взвалили на свои плечи, какое напряжение они долж-
Исследователь этики нигилизма, С.Л. Франк говорил, что рево- ны были выдерживать ежеминутно, в каком бешеном ритме проно-
люционеры, возлагающие на алтарь идеи всечеловеческого счастья сились их последние дни.
собственную жизнь, «не колеблются приносить в жертву и других На исходе лета 1879 года в недрах Исполнительного комитета
людей», которые являются в их глазах или безвинными страдальца- «Народной воли» окончательно созрело решение о казни Царя-Осво-
ми, или пособниками мирового зла. Именно в борьбе с последними бодителя. Смерть должна была подстеречь Александра II, когда он
они видят «ближайшую задачу своей деятельности и основное сред- будет возвращаться в столицу из Ливадии. Император мог поехать
ство к осуществлению своего идеала. …Так из великой любви к гря- по железной дороге из Симферополя через Харьков, Курск и Москву
дущему человечеству рождается великая ненависть к людям, страсть или морем добраться до Одессы и уже оттуда отбыть на поезде в Пе-
к устроению земного рая становится страстью к разрушению…» (131). тербург. К ноябрю надо было перекрыть все возможные пути.
Прежде всего — страстью к саморазрушению. Выше уже упо- «Несколько агентов получили назначение ехать тотчас же в Мо-
миналось, что специалисты обнаруживают схожие черты психологии скву, Харьков и Одессу. Все покушения должны были произойти
террористов и самоубийц. посредством взрыва динамитом. Комитет не предрешал, однако, в
Многие из них видели в самопожертвовании смысл жизни рево- точности ни самых мест, ни способов выполнения покушений, пре-
люционера. Анализируя мифологию «подпольного человека», М. Мо- доставляя это на личное усмотрение агентов, но составленный план
гильнер ссылается на воспоминания Веры Засулич. «Не сочувствие к должен был идти на утверждение Комитета; помощников для вы-
страданиям народа толкало меня в “стан погибающих”. Никаких полнения агенты могли набирать сами из местных лиц. Состав ис-
ужасов крепостного права я не видела…». Мысль о жертве как цели полнителей и способ совершения покушения в одном месте должны
человеческого существования пришла к Засулич из книг. Она взах- были оставаться неизвестными для агентов других пунктов» (134), —
леб читала литературу «о подвигах», относя к последней и Еванге- писала Вера Фигнер.
лие. Любимым ее поэтом оставался Некрасов. «“Есть времена, есть Вместе с Михаилом Фроленко, Николаем Кибальчичем и Тать-
целые века, когда ничто не может быть прекраснее, желаннее терно- яной Лебедевой она была командирована в Одессу. План заключался
вого венка”, — цитировала Засулич» (132). в том, чтобы, получив место железнодорожного сторожа, провести под
Многие просто не умели жить в условиях повседневности, были рельсы мину из будки. Просительницей по инстанциям отправилась
не способны устраивать быт, отмеривать череду серых будней. В пси- Вера Фигнер. «Заботливой барыне» без особого труда удалось исхо-
хологии радикальной интеллигенции происходило совмещение же- датайствовать место для своего «дворника, жена которого страдает
лания уйти из жизни «вследствие неприспособленности к ней» с герои- туберкулезом и нуждается в здоровой обстановке вне города». «Придя
ческим самоотречением; смерть представлялась избавлением от жизни, домой и сбросив павлиньи перья, я написала Фроленко мещанский
в которой ее представителям не было места. паспорт на имя Семена Александрова, как я назвала его будущему
А.И. Герцен писал: «…Есть мгновения в жизни народов, в кото- начальству… На другой день он отправился к начальнику дистанции
рые весь нравственный быт поколеблен, все нервы подняты, и жизнь и был определен на службу на 11-й или 13-й версте от Одессы, близ
человеку так мало стоит … своя жизнь … что он делается убий- Гнилякова, куда, по получении им отдельной будки, он перевез Тать-
цей» (133). Этот самоубийственный выбор совершали те, кто стре- яну Ивановну Лебедеву, как свою жену», а затем и динамит (135).
142 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 143

Однако вскоре стало известно, что через Одессу император не поедет, дилось в ведении распорядительной комиссии (или администрации,
и «сторож Александров» покинул свой пост. как мы ее звали) из трех лиц, избираемых членами Комитета из сво-
Следующий акт этого трехчастного действа разыгрался на Ло- ей среды для дел величайшей важности. В то время этими тремя бы-
зово-Севастопольской железной дороге, под Александровском, захо- ли: Ал. Михайлов, Тихомиров и Ал. Квятковский…» (136).
лустным городком между Харьковом и Симферополем. Неподалеку В сентябре на службу в Зимний дворец поступил столяр Ба-
от железнодорожного полотна снял двухкомнатную квартиру яро- тышков, Степан Халтурин, действительно прекрасный мастер, а кро-
славский купец Черемисов, роль которого убедительно сыграл Анд- ме того — активный участник народнических кружков, выдающийся
рей Желябов. Днем он хлопотал об устройстве кожевенного завода, пропагандист и организатор Северного союза русских рабочих.
а ночью в осеннюю непогоду, в кромешной темноте сверлил буром «Ознакомившись с расположением комнат и обстановкой дворца,
железнодорожную насыпь, вместе с Яковом Тихоновым и Иваном с нравами и обычаями служащих, Халтурин сошелся с низшим пер-
Окладским укладывал провод вдоль рельсового пути, поминутно соналом и, как искусный, трезвый мастер, в особенности располо-
прислушиваясь и оскальзываясь в жидкой грязи. Супруга купца Че- жил к себе жившего с ним в дворцовом подвале жандарма, который
ремисова, Анна Якимова, круглые сутки топила печь, стирала и су- стал смотреть на него, как на желанного претендента на руку его
шила платье. дочери.
Все это было крайне опасно, тяжело физически и морально. Труд- После такой подготовки Степан стал понемногу переносить в свой
нее всего давалось ужасное, томительное ожидание, когда приходи- сундучок в подвале динамит» (137). Динамит представляет собой
лось вжиматься в раскисшую слякоть оврага, чтобы не привлечь смесь сахара, песка, угля и селитры с нитроглицерином. Последний
внимания сторожей, жандармов, случайных прохожих. Несколько ночей изготавливали следующим образом: в смесь серной и азотной кисло-
ушло на закладку снарядов — выжидали удобный момент. Известий ты, находящуюся в деревянных емкостях с водой, добавляли, быстро
о времени прибытия царского поезда тоже надо было ждать. перемешивая, глицерин; полученное в результате реакции вещество
Ждали напрасно. 18 ноября 1879 года состав проследовал на оседало на дно в виде густой маслянистой жидкости, которую сле-
Москву. Желябов сомкнул провода, но взрыва не последовало. довало немного подсушить. Нетрудно представить, насколько опас-
Оставалась надежда на Московско-Курскую дорогу, куда изна- ным было проведение подобных химических опытов! Динамит Хал-
чально были брошены главные силы. Подкоп вели из дома у вокзала, турин получал от Исполнительного комитета, постоянно настаивая,
снятого «четой Сухоруковых» (Лев Гартман и Софья Перовская). что адской смеси ему требуется больше.
Работали посменно, с раннего утра до позднего вечера. В низенькой Этот человек отличался потрясающим самообладанием и силой
галерее, где приходилось двигаться ползком или на четвереньках, воли. В течение долгих месяцев он играл свою роль на глазах мно-
в духоте и могильной жути как кроты рылись и рылись люди. Землю жества совершенно чуждых ему людей, не имея возможности ни на
насыпали на железные листы, которые вытягивали наверх с помощью минуту сбросить маску. Он стремился сделать дело наверняка, не-
веревки. Своды галереи, кое-как укрепленные досками, сочились смотря на растущую с каждым днем опасность быть открытым. Ведь
сыростью, угрожая в любой момент рухнуть. Люди задыхались, те- в январе, после ареста Александра Квятковского, у которого при
ряли сознание, Лев Гартман даже запасся ядом, чтобы не испыты- обыске обнаружили план дворца с помеченной крестом столовой,
вать долгих мучений, если окажется заживо погребенным. порядки во дворце были резко ужесточены, внезапные обыски сле-
К 19 ноября все было готово. Взрыв произошел во время следо- довали один за другим.
вания свитского поезда, царский промчался на полчаса раньше. Так вот, по словам Михаила Фроленко, постепенно у Халтурина
«Наряду со всем этим, Комитет в Петербурге приготовлял взрыв набралось два пуда динамита. Этого оказалось недостаточно, чтобы
в Зимнем дворце, но это сохранялось в строжайшей тайне. И нахо- взорвать царскую столовую, которую отделял от подвала с халту-
144 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 145

ринским сундуком целый этаж, где находилась кордегардия и жили новленному наперед расписанию. Каждый из этих двух должен был
солдаты расквартированной во дворце караульной роты. Именно они наблюдать до известного часа, после чего на смену ему выходил бы
и пострадали — 5 февраля 1880 года караул нес лейб-гвардии Фин- его товарищ» (139). Пары чередовались ежедневно, чтобы не вызы-
ляндский полк, 11 человек погибли, 56 получили ранения. Импера- вать подозрений полиции и обывателей. Выяснилось, что по воскре-
тор и его высокие гости, принц Александр Гессен-Дармштадтский, сеньям император ездит на развод. Исполнительный комитет решил
брат императрицы, и его сын Александр Баттенберг, князь Болгарии, снять подходящую лавку на одной из улиц, ведущих от Зимнего
остались невредимы. Но взрыв в царский резиденции произвел на дворца к Михайловскому манежу.
власти сильное впечатление, вызвав учреждение «Верховной распо- Почти два месяца просуществовал магазин сыров в доме Менг-
рядительной комиссии по охране государственного порядка и обще- дена, где вели торговлю «супруги Кобозевы» (Юрий Богданович и
ственного спокойствия». Анна Якимова). Предоставим слово Вере Фигнер:
В революционной среде очередная неудача лишь усилила ре-
шимость покончить с Александром во что бы то ни стало. Попытка «Хозяева магазина, Богданович и Якимова, с внешней стороны удовле-
заложить динамит под Каменный мост в Петербурге тоже не при- творяли всем требованиям своего положения — рыжая борода лопатой,
несла желаемого результата. Приближалось лето, августейшая фами- широкое лицо, цвета томпакового самовара, как, смеясь, говорил о себе
лия вновь могла собраться в Крым. В Одессе, на Итальянской улице, Богданович, речь, сдобренная шуткой, меткая и находчивая (за словом
появилась бакалейная лавочка, из которой планировали сделать под- в карман не полезет), делали Богдановича извне настоящим заурядным
коп и заложить динамит под мостовую на случай проезда императо- торговцем, а Якимова с ее демократической наружностью, подстрижен-
ра этим путем. ной “челкой” на лбу и вятским выговором на “о”, была как нельзя боль-
ше, ему под пару. Но на счет коммерции оба были слабы и соседние
«…Работать можно было только ночью, так как проведение мины на- торговцы сразу решили, что новопришельцы им не конкуренты» (140).
чато было не из жилых комнат, а из самой лавочки, куда приходили
покупатели. Мы предполагали провести ее не посредством подкопа, Сценарий будущего покушения состоял из трех частей, самой
а при помощи бурава; работа им оказалась очень трудной, почва со- надежной из которых казался взрыв из лавки Кобозевых. Если бы
стояла из глины, которая забивала бурав; он двигался при громадных императорский экипаж уцелел, четырем метальщикам: Рысакову, Гри-
физических усилиях и с поразительной медленностью. … Было реше- невицкому, Тимофею Михайлову и Емельянову, стоящим друг против
но, бросив бурав, провести подкоп в несколько аршин длины, и уже с друга на обоих концах Малой Садовой, следовало бросить свои бом-
конца его действовать буравом; землю должны были складывать в од- бы. В случае повторной неудачи в дело должен был вступить Желя-
ну из жилых комнат. По окончании работ мы решили непременно всю бов, вооруженный кинжалом.
ее вынести вон, на случай осмотра домов на пути следования царя. 14-го февраля император действительно проехал по Малой Са-
…Между тем, слухи о поездке царя в Ливадию замолкли; потом мы довой. Подкоп к этому времени уже завершили, но мина была не за-
получили от Комитета уведомление — прекратить приготовления» (138). ложена. Сколько еще пришлось бы ждать появления царя именно на
этой улице, никто не знал. А ждать было смерти подобно.
Этот проект был осуществлен через год на Малой Садовой Во второй половине 1880-го — начале 1881 года усилия поли-
в Петербурге. Специальный наблюдательный отряд, которым руко- тической полиции и целый ряд трагических случайностей привели к
водила Софья Перовская, «должен был определить, в какое время, невосполнимым потерям в рядах «Народной воли», были арестованы
по каким улицам и насколько правильно царь совершает свои выезды… подлинные лидеры партии: Александр Михайлов, Колодкевич, Баран-
Наблюдение решено было вести каждый день двум лицам, по уста- ников.
146 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 147

«27-го февраля, вечером, к Тригони, занимавшему комнату на Невском была такова: «две запальные стеклянные трубки, наполненные креп-
у г-жи Миссюра, явилась полиция и арестовала, как его, так и Андрея кой серной кислотой и запаянные на обоих концах, с надетыми на
Желябова, сидевшего у него. …В то же время по городу разнеся слух, них свинцовыми грузилами, обматывались нитями, густо обсыпан-
что полиция считает себя на следах чрезвычайного открытия и назы- ными стопином (смесь бертолетовой соли с сахаром и пр.); концы
вался тот самый участок, в котором находился магазин Кобозева. Мо- этих нитей закладывались в особый металлический пистон с грему-
лодежь передавала о подслушанном разговоре дворника дома Менгде- чей ртутью, помещенный в центре снаряда в массе гремучего студня,
на с полицейским о каком-то обыске в этом доме, а явившийся Кобозев которым, равно как и динамитом, наполнялись все пустоты снаряда.
рассказал о посещении лавки какой-то, якобы, санитарной комиссией, При переломе стеклянных трубочек от тяжести грузил воспламенял-
полицейская цель которой была очевидна. Дело висело на волоске: ся стопин (от соприкосновения с серной кислотой), и моментально
“Это что за сырость?” — спросил пристав, указывая на следы влажности передавал взрыв гремучей ртути, а через него и студню с динами-
подле одной из бочек, наполненных сырой землей. — “На масленице том» (144).
сметану пролили”, — ответил Богданович. Загляни пристав в кадку, он Утром за своим смертоносным грузом на Тележную пришли
увидел бы, какая сметана была в ней! метальщики, руководство которыми взяла на себя Перовская. 1 марта
В углу, на полу, лежала большая куча земли, вынутой из подкопа. Свер- 1881 года все опять пошло не по плану, предусмотренному Испол-
ху ее прикрывала рогожа и был наброшен половик. Достаточно было нительным комитетом, и дело спасла лишь железная выдержка этой
приподнять их, чтобы открытие было сделано. …Дело, долженство- удивительной женщины. По Малой Садовой Александр II не поехал.
вавшее закончить двухлетнюю борьбу, связывавшую нам руки, могло Перовская, сообразив, что обратным его путем будет набережная
накануне своего осуществления погибнуть. Все можно было перенести, Екатерининского канала, расставила метальщиков на новые места
только не это» (141). и взмахом платка дала сигнал о приближении царского экипажа.

Сырная лавка, как и все предприятие, находилась в величайшей «В начале третьего часа один за другим прогремели два удара, похожие
опасности. Накануне 1-го марта, которое приходилось на воскресе- на пушечные выстрелы: бомба Рысакова разбила карету государя, бомба
нье, когда царь мог снова проехать по Малой Садовой, оказалось, Гриневицкого сокрушила императора…
что мина до сих пор не заложена и ни один из четырех снарядов не Я плакала, как и другие, — вспоминала Вера Фигнер, — тяжелый
готов. Лихорадочное напряжение последних месяцев требовало вы- кошмар, на наших глазах давивший в течение десяти лет молодую Рос-
хода. «Все наше прошлое и все наше революционное будущее было сию, был прерван; ужасы тюрьмы и ссылки, насилия и жестокости над
поставлено на карту…; прошлое, в котором было шесть покушений сотнями и тысячами наших единомышленников, кровь наших мучени-
на цареубийство и 21 смертная казнь, и которое мы хотели кончить, ков — все искупала эта минута, эта пролитая нами царская кровь; тя-
стряхнуть, забыть, и будущее — светлое и широкое, которое мы ду- желое бремя снималось с наших плеч, реакция должна была кончиться,
мали завоевать нашему поколению (курсив мой — Е. Щ.)» (142). Они чтобы уступить место обновлению России» (145).
спешили, их снедало нетерпение.
Завершить документальное повествование о террористах поза-
«Действовать! Завтра, во что бы то ни стало, действовать! Мина долж- прошлого столетия мне бы хотелось словами человека, которому по-
на быть заложена. Бомбы должны быть к утру заряжены и наряду священа эта книга.
с миной или независимо от нее должны быть пущены в ход» (143).
«Сейчас эти строки читать тяжело и горько — ясно ощущаешь, сколь
Всю ночь в квартире на Тележной улице Суханов, Кибальчич глубоко было то роковое подполье, которое поглотило столько сил,
и Грачевский работали над метательными снарядами, схема которых столько талантов, столько жизней…
148 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 149

Отдавшись целиком террору, … народовольцы утратили чувство реаль- 19. Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 230–231, 235.
ности. Их безоглядная и беспощадная борьба с властью постепенно 20. Там же. С. 236–237.
21. Там же. С. 238.
приобретала иррациональный характер: она во все большей степени 22. Тихомиров Л. Заговорщики и полиция. — М., 1930. С. 69–70.
велась под диктовку не разума, а одного из самых разрушительных 23. Там же. С. 76–77.
чувств, которые владеют человеком, — ненависти. Наверное, именно 24. Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 241.
25. Там же. С. 243.
это помогло Исполнительному комитету — трем десяткам человек — 26. Там же. С. 251.
добиться невозможного: внушить верхам ощущение кризиса… Но та же 27. Короленко В.Г. История моего современника. Т. 2. — Л., 1976. С. 317.
причина привела в конце концов и к катастрофе на Екатерининском 28. Общество получило название по величине месячного членского взноса.
29. Лопатин Г.А. Автобиография (1845–1918). Показания и письма. Статьи и стихо-
канале, последствия которой ни в коей мере не соответствовали радуж- творения. — Пг., 1922. С. 46.
ным мечтам террористов: их ждали еще более жуткие, нежели прежде, 30. Там же. С. 9.
31. Там же. С. 67–68.
“ужасы тюрьмы и ссылки”; Россия же обрекалась на многолетнюю по- 32. Клеменц Д.А. Из прошлого. — Л., 1925. С. 123–124.
лосу томительной, беспросветной реакции» (146). 33. Там же. С. 125–126.
34. Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 138.
35. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. С. 99–101.
36. Там же. С. 109.
ПРИМЕЧАНИЯ 37. Там же. С. 110.
38. Успенский Г.И. Книжка чеков. Очерки и рассказы. — М., 1985. С. 330–331.
1. Незабвенные мысли незабвенных людей (Из истории реакции 60-х годов). — 39. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. С. 111.
«Былое». — СПб., 1907. № 1. С. 239. 40. Там же. С. 112, 114.
41. ГА РФ. Ф. 109. 3 экспедиция. 1872 г. Д. 13. Л. 1.
2. Следственная комиссия по делам о распространении революционных воззваний
42. Там же. Д. 15. Л. 1.
и пропаганде в империи (1862–1871).
43. Там же. Л. 49 об. – 50.
3. ГА РФ. Ф. 109. 1 экспедиция. 1866 г. Д. 131. Л. 6–11 об.
44. Тихомиров Л. Заговорщики и полиция. — М., 1930. С. 100–103.
4. Там же. Л. 1–1 об.
45. Там же. С. 108–109.
5. Государственные преступления в России в XIX в. Сборник извлеченных из офи- 46. Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 232.
циальных изданий правительственных сообщений под редакцией В. Богучарского. Т. 1. — 47. Морозов Н.А. Повести моей жизни. — М., 1965. Т. 1. С. 261.
СПб., 1906. С. 155. 48. Романов А.П. Воспоминания сельских учителей как способ коллективной леги-
6. Базанов В.И. А. Худяков и покушение Каракозова. — «Русская литература». 1962. тимации. — Век памяти, память века. Опыт обращения с прошлым в 20 столетии. Сбор-
№ 4. С. 155. ник статей. — Челябинск, 2004. С. 457.
7. ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 31. Л. 2. 49. Морозов Н.А. Повести моей жизни. — М., 1965. Т. 1. С. 185.
8. Засулич В.И. Нечаевское дело. — Группа «Освобождение Труда». Сб. № 2. — М., 50. Романов А.П. Воспоминания сельских учителей как способ коллективной леги-
1924. С. 26. тимации. — Век памяти, память века. Опыт обращения с прошлым в 20 столетии. Сбор-
9. Цит. по: Пирумова Н.М. Бакунин или С. Нечаев. — «Прометей». 1968. Т. 5. С. 175. ник статей. — Челябинск, 2004. С. 464.
10. Цит. по: Козьмин Б.П. П.Н. Ткачев и революционное движение 60-х. — М., 1922. 51. Колоницкий Б.И. Идентификации российской интеллигенции и интеллигентофо-
С. 154. бия (конец XIX — начало XX века). — Интеллигенция в истории. Образованный человек
11. Цит. по: Сватиков С.Г. Студенческое движение 1869 года (Бакунин или Нечаев). — в представлениях и социальной действительности. — М., 2001. С. 169.
«Наша страна». 1907. № 1. С. 226. 52. Успенский Г.И. ПСС в 14 томах. Т. 14. — М., 1954. С. 578.
12. Витюк В.В. Нечаевщина как политическое и социально-психологическое явле- 53. Там же. Т. 13. — М., 1954. С. 103.
ние. — «Социологические исследования». 1981. № 2. С. 168. 54. Левандовский А. Железный век. — М., 2000. С. 82.
13. Тихомиров Л. Почему я перестал быть революционером. — М., 1896. С. 55. 55. Нечаев и нечаевцы. — М.–Л., 1931. С. 21.
14. Кони А.Ф. Избранное. — М., 1989. С. 283. 56. Могильнер М. Мифология «подпольного человека»: радикальный микрокосм
15. Там же. С. 311–312. в России начала 20 века как предмет семиотического анализа. — М., 1999. С. 24.
16. Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 143. 57. Короленко В.Г. История моего современника. — Л., 1976. С. 333.
17. Там же. 58. Левандовский А. Побег с вертикали. (Исторические очерки. Эссе. Воспомина-
18. Там же. С. 227. ния.) — Псков, 2005. С. 58.
150 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) «Дети подземелья» (1870–1880-е) 151

59. Могильнер М. Мифология «подпольного человека»: радикальный микрокосм 93. Цит. по: «Из глубины времен». — СПб., 1992. № 1. С. 73.
в России начала 20 века как предмет семиотического анализа. — М., 1999. С. 23. 94. Новицкий В.Д. Из воспоминаний жандарма. — М., 1991. С. 22.
60. Кони А.Ф. Избранное. — М., 1989. С. 294–296. 95. Записка генерала Новицкого. — «Социалист-революционер». — Париж, 1910.
61. Короленко В.Г. История моего современника. Т. 2. — Л., 1976. С. 435. № 2. С. 63, 65.
62. Дейч Л. «Черный передел». — Группа «Освобождение труда». Историко-рево- 96. См. Троицкий Н. Подвиг Николая Клеточникова. — «Прометей». — М., 1972. № 9.
люционный сборник под редакцией В.И. Невского. — Л., 1924. С. 277. 97. Дебагорий-Мокриевич В.Л. От бунтарства к терроризму. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 86.
63. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. 2. Т. 53. Отд. 2. С. 90. 98. Фигнер В. Запечатленный труд. Т. 1. — М., 1921. С. 272.
64. Полное Собрание Законов Российской Империи. Собр. 2. Т. 54. Отд. 1. С. 298. 99. Ивановская П.С. В боевой организации. Воспоминания. — М., 1929. С. 141–142.
65. Троицкий Н.А. Царские суды против революционной России. — Саратов. 1976. 100. Цит. по: Перегудова З.И. Политический сыск России (1880–1917). — М., 2000.
С. 94. С. 379–380.
66. Историко-революционная хрестоматия. Т. 1. — М., 1923. С. 139. 101. Фигнер В. Запечатленный труд. Т. 1. — М., 1921. С. 304.
67. Дебагорий-Мокриевич В.Л. От бунтарства к терроризму. Т. 2. — М.–Л., 1930. С. 51. 102. Дегаевщина (Материалы и документы). — «Былое». 1906. № 4. С. 16.
68. 5 февраля 1880 года Степаном Халтуриным был организован взрыв в Зимнем 103. Там же. С. 279.
дворце. 104. Короленко В.Г. История моего современника. Т. 2. — Л., 1976. С. 427.
69. Тихомиров Л. Воспоминания. — М.–Л., 1927. С. 123. 105. Там же.
70. Там же. С. 135. 106. Фигнер В. Запечатленный труд. Т. 1. — М., 1921. С. 305.
71. На момент раздела «Земли и Воли» эти фонды, согласно воспоминаниям Н.А. Мо- 107. Там же. С. 272–273.
розова, достигали «нескольких сот тысяч рублей, отчасти в земельных имуществах, отчас- 108. Грин А. Собр. соч. в 6 т. — М., 1965. Т. 1. С. 127.
ти в капиталах», которые ««временно» оставались в распоряжении того, кто владел ими 109. Там же. С. 123.
ранее. Когда были нужны средства на какое-либо предприятие, мы говорили кому-либо, 110. Там же. С. 126.
чтобы он превратил в наличные деньги определенную сумму…» (Морозов Н.А. Повести 111. Ромов Р. Предметы истории. — «Свободная мысль — XXI». № 4. 2001. С. 55.
моей жизни. Т. 2. — М., 1965. С. 416). 112. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. Т. 1. С. 226.
72. Левандовский А. Побег с вертикали. (Исторические очерки. Эссе. Воспомина- 113. Чарушин Н.А. О далеком прошлом. — М., 1973. С. 271.
ния.) — Псков, 2005. С. 76. 114. Дейч Л. За полвека. — Берлин, 1923. Т. 2. С. 11–12.
73. Фигнер В. Запечатленный труд. Т. 1. — М., 1921. С. 154. 115. Дебагорий-Мокриевич В.Л. От бунтарства к терроризму. — М.–Л., 1930. Т. 2. С. 13.
74. Там же. С. 151–152. 116. Бурцев В.Л. За сто лет. Сб. по истории политического и общественного движе-
75. Кемпински А. Экзистенциальная психиатрия. — М.–СПб., 1998. С. 12. ния в России. — Лондон, 1897. С.87–93.
76. Цит. по: Пирумова Н.М. Бакунин или С. Нечаев. — «Прометей». 1968. Т. 5. С. 173. 117. Короленко В.Г. История моего современника. Т. 2. — Л., 1976. С. 668.
77. Там же. С. 178. 118. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. Т. 1. С. 117.
78. Есипов В.В. Был ли Нечаев революционером?. — «Вопросы истории». 1990. 119. Морозов Н.А. Повести моей жизни. — М., 1965. Т. 1. С. 196.
№ 11. С. 183. 120. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. Т. 1. С. 117.
79. Цит. по: Пирумова Н.М. Бакунин или С. Нечаев. — «Прометей». 1968. Т. 5. 121. Там же. С. 226.
С. 178–180. 122. Дебагорий-Мокриевич В.Л. От бунтарства к терроризму. — М.–Л., 1930. Т. 1.
80. Цит. по: Лурье Ф.М. Созидатель разрушения. — СПб., 1994. С. 375; Т. 2. С. 6.
81. Роман был создан С.М. Кравчинским в 1889 году в эмиграции, куда он отпра- 123. Тихомиров Л. Эпоха «Земли и Воли», Исполнительного Комитета и «Народной
вился после осуществления виртуозного покушения на шефа жандармов Н.В. Мезенцева, Воли». — «Красный Архив». 1924. Т. 6. С. 147.
и впервые опубликован на английском языке под названием «Карьера нигилиста». 124. Морозов Н.А. Повести моей жизни. — М., 1961. Т. 1. С. 289.
82. Степняк-Кравчинский С.М. Андрей Кожухов. — М., 1980. С. 218–219. 125. Степняк-Кравчинский С. Соч. в 2-х томах. — М., 1958. Т. 1. С. 391.
83. Там же. С. 229–230. 126. Тихомиров Л. Эпоха «Земли и Воли», Исполнительного Комитета и «Народной
84. Там же. С. 232. Воли». — «Красный Архив». 1924. Т. 6. С. 163–164.
85. Там же. С. 150–151. 127. Степняк-Кравчинский С.М. Андрей Кожухов. — М., 1980. С. 325.
86. Тихомиров Л. Заговорщики и полиция. — М., 1930. С. 127. 128. Там же. С. 328.
87. Там же. С. 128. 129. Там же. С. 331.
88. Там же. С. 124. 130. Там же. С. 322.
89. Цит. по: Фигнер В. Запечатленный труд. Т. 1. — М., 1921. С. 172. 131. Франк С.Л. Этика нигилизма. — Вехи (Сб. статей о русской интеллигенции). —
90. Там же. С. 159–160. М., 1990. С. 166–167.
91. Там же. С. 180. 132. Могильнер М. Мифология «подпольного человека»: радикальный микрокосм
92. Дейч Л. За полвека. — Берлин, 1923. Т. 2. 133. в России начала 20 века как предмет семиотического анализа. — М., 1999. С. 43.
152 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века)
133. Герцен А.И. Собр. соч. в 30 томах. — М., 1960. Т. 19. С. 292.
134. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. Т. 1. С. 153.
135. Там же. С. 156.
136. Там же. С. 153.
137. Там же. С. 162. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
138. Там же. С. 168.
139. Из воспоминаний А.В. Тыркова. — М.Н. Коваленский. Русская революция
в судебных процессах и мемуарах. Кн. 3. — М., 1923. С. 27.
140. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. Т. 1. С. 204.
141. Там же. С. 205–206. Россия, вторая половина XIX века, общественное движение… Каза-
142. Там же. С. 206. лось бы, тема давно исчерпана, что можно сказать об этом нового.
143. Там же. С. 208.
144. Прибылев А.В. В динамитной мастерской и карийская политическая тюрьма. —
Но в архивах исследователей ждет масса источников, все еще не
Л., 1924. С. 29–30. введенных в научный оборот. И пусть с их помощью вряд ли кому-
145. Фигнер В. Запечатленный труд. — М., 1921. Т. 1. С. 209–210. нибудь удастся совершить переворот в исторической науке, они
146. Левандовский А. Железный век. — М., 2000. С. 91.
уточняют детали, нюансы нашего восприятия прошлого, высвечивают
отдельные человеческие судьбы — позволяют развернуть исследо-
вания на уровне микроистории, показывающей, как говорил один из
родоначальников этого направления Джованни Леви, преломление
общих процессов «в определенной точке реальной жизни».
Речь идет не о преимущественном внимании к отдельным фраг-
ментам «большой истории» вне связи с целым, а об изучении объек-
та в большом приближении, как бы под увеличительным стеклом.
Ибо, чем выше уровень обобщения, с которого мы разглядываем ис-
торическую реальность, тем более отвлеченная картина нам пред-
ставляется. Мы хорошо видим масштабные события и процессы, но
упускаем нечто не менее существенное с точки зрения познания ис-
торических феноменов, проникновения в их суть. Мы видим, что
происходит, но далеко не всегда в состоянии ответить на вопрос,
почему происходит именно так. Благодаря пристальному и макси-
мально разностороннему исследованию особенностей и характерных
черт определенной общности индивидов раскрываются взаимосвязи
социально-культурных и политико-экономических факторов, взаи-
мозависимость всех объектов исторического бытия.
«Микроистория — сестра истории быта», — справедливо утвер-
ждает германский историк Ханс Медик. Чтобы попытаться — не ра-
ди осуждения или оправдания — понять героев этой книги, нужно,
прежде всего, увидеть их людьми, т. е. увидеть их будни. Тогда мы
сможем взглянуть на мир их глазами, осознать не только причины,
по которым революционные организации брали на вооружение тер-
154 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века)
рор, но и то, почему их члены были способны его принять. Именно
повседневное существование, вернее его несоответствие некоему идеа-
лу, толкало многих ничем не примечательных разночинцев на путь
террористической борьбы. Послесловие
Один современный автор заметил: «Повседневная жизнь не
стремится предстать перед судом идеала, хорошо понимая, что пе- «ЖИЛ ГОЛОДНО, СУЩЕСТВОВАЛ
ред ним оправдаться невозможно» (1). Но к российской интеллиген- ПРОБЛЕМАТИЧНО…»
ции XIX века это положение неприменимо. Реальную действитель-
ность ее представители подвергали строгому суду своего «идеала-
проекта», конструируя его из идей, «прекрасных самих по себе, но
часто абстрактно и умозрительно отобранных на «свой вкус» по Крылатые фразы, кажется, существуют для того, чтобы их перефра-
«своей мерке»». Причем подчинить этому идеалу они стремились зировали. Не будем изменять сложившейся традиции: «Террориста-
далеко не только собственное существование. ми не рождаются…».
Стараясь услышать голос человека иной эпохи, уяснить мотивы Не Бог весть какая мудреная, эта мысль тем не менее не кажется
его поведения, мы лучше поймем историю общества в целом. Но, даже безнадежно праздной. Отказываясь от заманчивого предположения о
если не ставить перед собой столь масштабные задачи, следует при- том, что человек может обзавестись неизбывным стремлением взры-
знать, что из тех «мелочей», к которым обращается микроистория, вать, стрелять, убивать и жертвовать собой только потому, что его
и состоит человеческая жизнь, а именно она, в конечном счете, явля- угораздило уродиться палестинцем, чеченцем, баском или курдом,
ется предметом истории человечества. мы волей-неволей вынуждены задуматься, почему же террористами
становятся? Или, еще лучше: как становятся террористами? А это
уже та тема, которую в начале XXI века неактуальной назвать трудно.
ПРИМЕЧАНИЕ В этом смысле книга Екатерины Щербаковой «“Отщепенцы”.
Путь к терроризму», посвященная людям, жившим и умиравшим
1. Цанн-Кай-Си Ф. Оправдание повседневности. — «Свободная мысль». 1998. № 1. полтора столетия назад, оказывается на удивление современной. Кто
знает, быть может, через понимание некоторых особенностей того
«золотого», стабильного, православного, самодержавного и т. д. рос-
сийского прошлого, которое, как это ни прискорбно, взрастило не-
малое число самых что ни на есть террористических организаций и
воспитало из русских мальчиков — если позволительно будет вос-
пользоваться в данном контексте знаменитым выражением Достоев-
ского — немалое число самых отчаянных террористов, которых не
заподозришь в служении неким геополитическим противникам дер-
жавы, мы сможем более объективно взглянуть и на нашу сегодняш-
нюю реальность? Или даже уловим некоторые закономерности, не
утратившие силы и по сей день? Или, вообще, паче чаяния, сможем
понять, как взаимосвязан процесс возникновения терроризма с жиз-
нью общества?
156 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Заключение 157

Нет, ответов на эти вопросы — по крайней мере, сформулиро- не разгибая спины, чтобы «выбиться в люди», надорваться и умереть
ванных, отточенных, простых и понятных ответов, доступных безо на тридцатом году жизни. Однако в его бесхитростном восклицании —
всякого труда со стороны читателя, без его сотворчества с автором — «как плохо быть бедному человеку со способностями!..» — слышит-
мы в книге не найдем. И в этом, думается, — одно из немалых ее ся та же тоска, та же извечная грустная правда российской жизни.
достоинств. Автор как будто сознательно сдерживает себя от со- Но ведь и Решетников — тоже счастливчик. Он сумел, он про-
блазна дать готовые конечные выводы, уступая право на них читате- бился, его талант был реализован, его способности нашли себе при-
лю, который, благодаря труду исследователя, имеет перед своими менение, его надежда на лучшее будущее не умерла, а, напротив,
глазами предельно реалистичную, правдивую — и беспощадную в вознесла его к вершинам всероссийской известности, если под тако-
своей правдивости — картину жизни замечательного слоя россий- вой разуметь известность в читающей демократической России.
ского общества второй половины XIX века, обозначаемого терми- Предел мечтаний — для немалого числа современников Решетнико-
ном «отщепенцы». Sapienti sat — понимающему достаточно — го- ва, которым не хватило удачи или таланта, чтобы выбраться из неза-
ворили в таких случаях древние и были правы, ибо возникающая на видной колеи. Из той колеи, в которую их заталкивало несчастье
страницах книги реальность настолько красноречива, что и прого- принадлежать к кухаркиным детям, дополненное определенным ба-
варивать что-либо излишне. Всё ясно без слов. гажом знаний, полученных самоучкой, в уездных училищах, в гим-
«Жил голодно, существовал проблематично: то за круглые пя- назиях и даже в университетах, потому что знаний этих, как мини-
терки стипендию дадут, то концерт устроят и внесут. Два раза в год мум, хватало на то, чтобы сделать невозможным существование,
ждал, что за невзнос выгонят. Не каждый день ел. Писал сочинения основанное на бездумном каждодневном подчинении начальству,
на золотую медаль, — и золотые медали продавал. Учил оболтусов обществу, государству. Пробужденный разум уже не хотел удовле-
по 6 рублей в месяц. Расставлял по ночам литераторам букву “ять”. творяться простым принятием данности — он стремился самостоя-
Летом ездил то на кондиции, то на холеру», — в отрывке из очерка тельно оценивать, что справедливо, а что несправедливо, что пра-
Власа Дорошевича, который цитирует Екатерина Щербакова, как вильно, а что неправильно. Но мир-то был несправедлив, а коли так,
обычно, минимум слов и максимум деталей. Будни рядового россий- то его хотелось переделать, изменить. И не когда-нибудь в отдален-
ского разночинца. Убогая жизнь, к которой больше применимо сло- ном будущем, а немедленно, сейчас. Понимания несправедливости
во «существование». Существование, которое выносимо только до хватало, сил было в избытке, но не было ни укорененности в реаль-
той поры, пока еще есть надежда куда-то выбиться, выломиться из ном мире, ни достаточных знаний, ни, тем более, приходящей с воз-
своего слоя, стать кем-то, совершить что-то за пределами тех рамок, растом мудрости, для того чтобы смягчить радикализм молодости и
которые установлены для тебя рождением и обществом. Надежда, ко- заставить ее беречь то, что существует. Те, кто послабее, смирялись,
торая живет у одних больше, у других меньше, а потом все равно — свыкались с безрадостным положением письмоводителя или столо-
умирает. начальника, обзаводились семьями и до конца жизни занимались
Дворянин Александр Пушкин, благополучно отучившийся в при- тем, что сводили концы с концами, изредка подводя незамысловатые
вилегированном Царскосельском лицее, по праву рождения облечен балансы своих трудов, в которых раз за разом пробивали зияющие
был правом вести жизнь с материальной точки зрения благополуч- бреши покупки дров, зонтиков и иных столь же полезных в хозяйстве
ную, но и ему случалось восклицать: «…черт догадал меня родиться вещей. Остальные же, будучи сильнее характером, принципиальнее,
в России с душой и талантом». Разночинцу же Федору Решетникову, непримиримее к несправедливости, самолюбивее или в силу каких-то
писателю из обоймы некрасовского «Современника», родившемуся иных причин, — окончательно разрывали все непрочные связи свои
через 5 лет после смерти автора «Евгения Онегина», пришлось тя- с устоявшимся порядком вещей и превращались в отщепенцев, от-
желее: сын бывшего спившегося дьячка с самых юных лет работал, куда прямая дорога вела в терроризм. Жизнь отщепенца — это жизнь
158 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Заключение 159

по ту сторону утраченной надежды. В самом деле, что им, отщепен- Это только так кажется, что впуская в наши представления
цам, было беречь, коли не имели они ничего помимо своих молодых о славном прошлом неприглядную реальность, о которой хотелось бы
жизней? забыть, как о кошмарном сновидении, мы что-то теряем и беднеем —
Грустно и больно смотреть, как на страницах книги на наших будто позолота вдруг облезла с любимой драгоценной игрушки. На
глазах разворачивается процесс превращения в отщепенцев русских самом-то деле мы, наоборот, богатеем, ибо знание при ближайшем
мальчиков, болезненно чутких к вопросам справедливости. Родив- рассмотрении куда ценнее утраченных иллюзий. Любоваться кар-
шиеся на излете николаевского царствования, они были младшими тинками из прошлого, конечно, приятно, но хотелось бы еще и пони-
современниками Фёдора Достоевского и Льва Толстого, старшими со- мать, что же там происходило на самом деле. А также делать то, что
временниками Владимира Соловьёва и Антона Чехова, жили в ту же порой, хотя и нечасто, позволяет делать знание прошлого — извле-
историческую эпоху, в то же время проходили по тем же улицам, кать уроки.
дышали тем же воздухом, — и не пересекались, как будто существуя Новая книга издательства «АИРО-XXI» — несомненная удача.
в разных мирах. Русский гуманизм и русский терроризм были со- Написанная легким свободным слогом научная монография, кото-
временниками, и, сдается, не обошлось у них без общих корней. рую вполне можно почитать на досуге для собственного удовольст-
Об этом стоит задуматься, и большая заслуга книги Екатерины вия, — мягко говоря, нечастое явление в отечественной историче-
Щербаковой в том, что она позволяет это сделать. Мир великой рус- ской науке. Избежать псевдонаучного птичьего языка, ни на гран не
ской литературы хорошо известен и изучен, мы знаем перипетии прибавляющего точности к написанному и пригодного только для
Великих реформ, нам ведомы жизнь царей и успехи дельцов нарож-
наведения священного ужаса на презренных профанов, и суметь не
давшегося капитализма, а уж восхищения имперским величием Рос-
броситься в другую крайность, не сойти с истинно научного пути
сии и сияющим светом православия — вообще хоть отбавляй. Но здесь,
ради завоевания легкой популярности — задача не из легких. И по-
на страницах этой книги раскрывается перед нами еще одна, незна-
комая (или, точнее, отчасти знакомая по «Бесам» Достоевского или явление на свет еще одного успешного ее решения не может не ра-
лесковскому «Некуда») теневая сторона тогдашней российской дей- довать.
ствительности, без которой общая картина «золотого века» оказыва- Мы прикасаемся к прошлому. Это замечательное ощущение
ется примитивным лубком. встречи с настоящим, невыдуманным не спутаешь ни с чем — же-
Нет, никак не отделить столь любимые нами фасад и парадные лание испытать его вновь и вновь влечет в дальние города и страны,
покои от черной лестницы и задворок. Пусть выстрел ишутница зовет туда, где приложив ладонь к отполированному бесчисленными
Дмитрия Каракозова прозвучал спустя 11 лет после того как почил в прикосновениями камню, ты можешь закрыть глаза и вообразить ок-
Бозе император Николай Павлович — но не в величии ли и стабиль- ружающий мир таким, каким он был десятки, сотни, тысячи лет на-
ности николаевского царствования кроются корни революционного зад. Но не только в камнях живо прошлое. Бывает, что исследовате-
движения 1860-х? И жизнь безвестного Виктора Федосеева, одного лю, историку удается восстановить его таким, каким оно было на
из эпизодических героев книги Екатерины Щербаковой, собиравше- самом деле, и тогда ощущение соприкосновения с прошлым рождает
гося «своего родителя отравить, чтобы добыть денег на “общее де- прочитанная книга. Например, вот эта.
ло”», не связана ли она незримыми нитями с деятельностью высоко-
образованного графа Ивана Делянова, того самого, что совсем уже в Н.И. Дедков
другую эпоху, в 1887 году, издал знаменитый циркуляр о кухарки-
ных детях? А Федор Достоевский и Сергей Нечаев — только ли со-
временниками они были, или же все-таки вынуждены мы признать,
что соединила их российская история на веки вечные?
Приложения 161
собою, и звеном соединения — собственность. Она понимает, что всякое народное,
революционное движение направлено против собственности, и потому в минуту
восстания окружит своего естественного представителя — царя. Это партия им-
ператорская.
ПРИЛОЖЕНИЯ Между этими двумя партиями издавна идет спор, спор, почти всегда кон-
чавшийся не в пользу народа. Но едва проходило несколько времени после по-
ражения, народная партия снова выступала. Сегодня забитая, засеченная, она
завтра встанет вместе с Разиным за всеобщее равенство и республику русскую,
МОЛОДАЯ РОССИЯ с Пугачевым за уничтожение чиновничества, за надел крестьян землею. Она
пойдет резать помещиков, как было в восточных губерниях в 30-х годах1, за их
1862 притеснения; она встанет с благородным Антоном Петровым2 и против всей
императорской партии.
К этой безурядице, к этому антагонизму партий, антагонизму, который не
Россия вступает в революционный период своего существования. Проследите может прекратиться, пока будет существовать современный экономический по-
жизнь всех сословий, и вы увидите, что общество разделяется в настоящее время рядок, при котором немногие, владеющие капиталами, являются распорядите-
на две части, интересы которых диаметрально противоположны и которые, сле- лями участи остальных, присоединяется и невыносимый общественный гнет,
довательно, стоят враждебно одна к другой. убивающий лучшие способности современного человека.
Снизу слышится глухой и затаенный ропот народа, народа, угнетаемого В современном общественном строе, в котором все ложно, все нелепо —
и ограбляемого всеми, у кого в руках есть хоть доля власти, — народа, который от религии, заставляющей веровать в несуществующее, в мечту разгоряченного
грабят чиновники и помещики, продающие ему его же собственность — землю, воображения — бога, и до семьи, ячейки общества, ни одно из оснований кото-
грабит и царь, увеличивающий более чем вдвое прямые и косвенные подати и рой не выдерживает даже поверхностной критики, от узаконения торговли, этого
употребляющий полученные деньги не на пользу государства, а на увеличение организованного воровства, и до признания за разумное положения работника,
распутства двора, на приданое фрейлинам-любовницам, на награду холопов, постоянно истощаемого работою, от которой получает выгоды не он, а капита-
прислуживающих ему, да на войско, которым хочет оградиться от народа. лист; женщины, лишенной всех политических прав и поставленной наравне
Опираясь на сотни тысяч штыков, царь отрезывает у большей части наро- с животными.
да (у казенных крестьян) землю, полученную им от своих отцов и дедов, делает Выход из этого гнетущего, страшного положения, губящего современного
это в видах государственной необходимости, и в то же время, как бы в насмеш- человека, и на борьбу с которым тратятся его лучшие силы, один — революция,
ку над бедным, ограбляемым крестьянином, дарит по несколько тысяч десятин революция кровавая и неумолимая, — революция, которая должна изменить ра-
генералам, покрывшим русское оружие неувядаемою славою побед над безо- дикально все, все без исключения, основы современного общества и погубить
ружными толпами крестьян; чиновникам, вся заслуга которых — немилосерд- сторонников нынешнего порядка.
ный грабеж народа; тем, которые умеют ловчее подать тарелку, налить вина, Мы не страшимся ее, хотя и знаем, что прольется река крови, что погиб-
красивее танцуют, лучше льстят! нут, может быть, и невинные жертвы; мы предвидим все это и все-таки привет-
Это всеми притесняемая, всеми оскорбляемая партия, партия — народ. ствуем ее наступление, мы готовы жертвовать лично своими головами, только
Сверху над нею стоит небольшая кучка людей довольных, счастливых. пришла бы поскорее она, давно желанная!
Это помещики, предки которых или они сами были награждены населенными Понимает необходимость революции инстинктивно и масса народа, пони-
имениями за свою прежнюю холопскую службу; это потомки бывших любовни- мает и небольшой кружок наших действительно передовых людей… и вот из
ков императриц, щедро одаренные при отставке; это купцы, нажившие себе ка- среды их выходят один за другим эти предтечи революции и призывают народ на
питалы грабежом и обманом; это чиновники, накравшие себе состояния, — одним святое дело восстания, на расправу с своими притеснителями, на суд с император-
словом, все имущие, все, у кого есть собственность родовая или благоприобре- ской партией. Расстреливание за непонимание дурацких Положений 19-го фев-
тенная. Во главе ее царь. Ни он без нее, ни она без него существовать не могут. раля3, работа в рудниках за указание безнадежности настоящего положения,
Падет один — уничтожится и другая. В настоящее время партия либеральничает, ссылка в отдаленные губернии, ссылка гуртом в каторжные работы за публич-
обиженная отнятием у нее права на даровую работу крестьян, ругает государя, ное заявление своего мнения, за молитву в церквах по убитым, — вот чем отве-
требует конституции, но не бойтесь: она и царь неразрывно соединены между чает императорская партия им!
162 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 163
Императорская партия! думаете ли вы остановить этим революцию, ду- шихся восстания в Милане, ссылка и смерть на его глазах французских респуб-
маете ли запугать революционную партию? или до сих пор вы не поняли, что ликанцев, наконец, казнь Орсини окончательно тушат его революционный задор,
все эти ссылки, аресты, расстрелы, засечения на смерть мужиков ведут к собст- и он принимается за издание журнала с либеральною (не более) программою.
венному же вашему вреду, усиливают ненависть к вам и заставляют теснее и «Колокол», встреченный живым приветом всей мыслящей России, как
теснее смыкаться революционную партию, что за всякого члена, выхваченного первый свободный орган, вскоре становится загадкою для людей действительно
вами из ее среды, ответите вы своими головами? Мы предупреждаем и ставим революционных. Где же разбор современного политического и общественного
на вид это только вам, члены императорской партии, и ни слова не говорим о быта России, где проведение тех принципов, на которых должно построиться
ваших начальниках, около которых вы группируетесь, о Романовых — с теми новое общество?
расчет другой! Своею кровью они заплатят за бедствия народа, за долгий деспо- Проходит еще год, и Колокол, оказывая влияние на правительство, уже со-
тизм, за непонимание современных потребностей. Как очистительная жертва всем становится конституционным. Увлечение им молодежи уменьшается, ре-
сложит головы весь дом Романовых! волюционная партия ищет другого органа и если он читается, то этому способ-
Больше же ссылок, больше казней! — раздражайте, усиливайте негодова- ствует еще прежняя слава Герцена, Герцена, приветствовавшего революцию,
ние общественного мнения, заставляйте революционную партию опасаться ка- Герцена, упрекавшего Ледрю-Роллена и Луи Блана в непоследовательности, в том,
ждую минуту за свою жизнь, но только помните, что всем этим ускорите рево- что они, имея возможность, не захватили диктатуры в свои руки и не повели
люцию, и что чем сильнее гнет теперь, тем беспощаднее будет месть! Францию по пути кровавых реформ для доставления торжества рабочим.
Революции все способствует в настоящее время: волнение Польши и Лит- Наконец, его надежды на возможность принесения добра Александром или
вы, финансовый кризис, увеличение налогов, окончательное разрешение кре- кем-нибудь из императорской фамилии, его близорукий ответ на письмо чело-
стьянского вопроса весною 1863 года4, когда крестьяне увидят, что они кругом
века, говорившего, что пора начать бить в набат и призвать народ к восстанию,
обмануты царем и дворянами; а тут еще носятся слухи о новой войне, поговари-
а не либеральничать. Его совершенное незнание современного положения Рос-
вают, что государь поздравил уже с нею гвардию. Начнется война, потребуются
сии, надежда на мирный переворот; его отвращение от кровавых действий, от
рекруты, произведутся займы, и Россия дойдет до банкротства. Тут-то и вспыхнет
крайних мер, которыми одними можно только что-нибудь сделать, — оконча-
восстание, для которого достаточно будет незначительного повода! Но может
случиться, что крестьяне восстанут не сразу в нескольких губерниях, а отдель- тельно уронили журнал в глазах республиканской партии.
ными деревнями, что войско не успеет пристать к нам, что революционная партия Но нам могут возразить, что ошибаемся мы, а не Герцен, что отвращение
не успеет сговориться, недостаточно централизуется и заявит свое существова- его от насильственных переворотов проистекло из знакомства с историей Запада,
ние не общим бунтом, а частными вспышками, императорская партия подавит от его уверенности, что каждая революция создает своего Наполеона.
их и дело революции снова остановится на несколько лет. Мы ответим на это, что и сам Герцен не разделяет этого мнения, да и ре-
Для избежания этого Центральный Революционный Комитет в полном волюции кончались худо от непоследовательности людей, поставленны во главе
своем собрании, 7-го Апреля, решил: ее5. Мы изучали историю Запада и это изучение не прошло для нас даром: мы
Начать издание журнала, который выяснил бы публике принципы, за ко- будем последовательнее не только жалких революционеров 48 года, но и вели-
торые он борется, и в то же время служил бы органом революционной партии в ких террористов 92 года, мы не испугаемся, если увидим, что для ниспроверже-
России. В нем будут помещаться отчеты о заседаниях Комитета, будут предла- ния современного порядка приходится пролить втрое больше крови, чем проли-
гаться вопросы на обсуждение провинциальным комитетам, будут заявляться то Якобинцами в 90 годах6.
публике мнения революционной партии о каждом важном событии. Комитет В июле прошлого года появился в России «Великорусс».
вынужден был приступить к изданию своего органа и тем, что еще ни один из Несмотря на всю ошибочность и отсталость его мнений, несмотря на ра-
издаваемых журналов не выяснил обществу революционной программы. Для до- дикальную противоположность их с нашими, мы все-таки должны заявить свое
казательства этого мы обратимся к двум органам: Колоколу и Великоруссу. уважение к редакции его, выдавшей в России же протест против существующего
Несмотря на все наше глубокое уважение к А.И. Герцену как публицисту, порядка. Успех «Великорусса» был громадный, что и надо было предвидеть
имевшему на развитие общества большое влияние, как человеку, принесшему вначале. Удовлетворяя и как нельзя лучше совпадая с желаниями нашего либе-
России громадную пользу, мы должны сознаться, что «Колокол» не может слу- рального общества, т. е. массы помещиков, стремящихся хоть чем-нибудь нага-
жить не только полным выражением мнений революционной партии, но даже дить правительству и опасающихся в то же время даже тени революции, грозя-
и отголоском их. щей поглотить их самих, кучки бездарных литераторов, сданных за ветхостью в
С 1849 г. у Герцена начинается реакция: испуганный неудачною революциею архив, а во времена Николая считавшихся за прогрессистов, он все-таки не мог
48 года, он теряет всякую веру в насильственные перевороты. Два, три неудав- составить около себя партии. Его читали, об нем говорили, да и только. Он вы-
164 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 165
зывал улыбку революционеров своим мнением о том, что государь побоится от- решают дела, касающиеся до одной только той области, в главном городе кото-
дать приказ стрелять в собравшийся народ, своими невинными адресами, кото- рой они собираются.
рыми думает спасти Россию. Мы требуем правильного распределения налогов, желаем, чтоб они падали
Об остальных заграничных журналах даже и упоминать не стоит. Не по- всею своею тяжестью не на бедную часть общества, а на людей богатых. Для это-
нимаем, зачем это уезжают из России господа вроде Блюммера и Кн. Долгору- го мы требуем, чтобы Национальное Собрание, назначая общую сумму налога,
кова. Шли бы себе они, шли рука об руку с «Русским Вестником»7 и «Северной распределило бы его только между областями. Уже Областные Собрания разде-
Почтой»8, да вызывали бы все вместе своими принципами презрение всех чест- ляют его между общинами, а сами общины в полном своем собрании решают,
ных людей. какую подать должен платить какой член ее, причем обращается особое внима-
О прокламациях (на всякой брошюре, изданной нами, будет стоять «Изд. ние на состояние каждого; одним словом, вводится налог прогрессивный.
Центр. Рев. Ком.»), выходивших в последнее время в таком изобилии, тоже рас- Мы требуем заведения общественных фабрик, управлять которыми должны
пространяться не стоит: неимение определенных принципов, пустое, ничего не лица, выбранные от общества, обязанные по истечении известного срока давать
значащее и ни к чему не ведущее либеральничанье, — вот отличительные черты их. ему отчет; требуем заведения общественных лавок, в которых продавались бы то-
Не находя ни в одном органе полного выражения революционной про- вары по той цене, которой они действительно стоят, а не по той, которую забла-
граммы, мы помещаем теперь главные основания, на которых должно постро- горассудится назначить торговцу для своего скорейшего обогащения.
иться новое общество, а в следующих номерах постараемся развить подробнее Мы требуем общественного воспитания детей, требуем содержания их на
каждое из этих положений. счет общества до конца учения. Мы требуем также содержания на счет общества
…Мы требуем изменения современного деспотического правления в рес- больных и стариков — одним словом, всех, кто не может работать для сниска-
публиканско-федеративный союз областей, причем вся власть должна перейти в ния себе пропитания.
руки Национального и Областных Собраний. На сколько областей распадется Мы требуем полного освобождения женщины, дарования ей всех тех по-
земля русская, какая губерния войдет в состав какой области, — этого мы не литических и гражданских прав, какими будут пользоваться мужчины; требуем
знаем: само народонаселение должно решить этот вопрос. уничтожения брака как явления в высшей степени безнравственного и немыс-
Каждая область должна состоять из земледельческих общин, все члены лимого при полном равенстве полов, а следовательно и уничтожения семьи,
которых пользуются одинаковыми правами. препятствующей развитию человека, и без которого немыслимо уничтожение
Всякий человек должен непременно приписаться к той или другой из общин: наследства.
на его долю по распоряжению мира назначается известное количество земли, от Мы требуем уничтожения главного притона разврата — монастырей, муж-
которой он, впрочем, может отказаться или отдать ее в наем. Ему предоставля- ских и женских, тех мест, куда со всех концов государства стекаются бродяги,
ется также полная свобода жить вне общины и заниматься каким угодно ремеслом, дармоеды, люди ничего не делающие, которым приятен даровой хлеб и которые
только он обязан вносить за себя ту подать, какая назначается общиною. в то же время желают провести всю свою жизнь в пьянстве и разврате. Имуще-
Земля, отводимая каждому члену общины, отдается ему не в пожизненное ства как их, так и всех церквей должны быть отобраны в пользу государства
пользование, а только на известное количество лет, по истечении которых мир и употреблены на уплату долга внутреннего и внешнего.
производит передел земель. Все остальное имущество членов общины остается Мы требуем увеличения в больших размерах жалования войску и умень-
неприкосновенным в продолжение их жизни, но по смерти делается достоянием шения солдату срока службы. Требуем, чтобы по мере возможности войско рас-
общины. пускалось и заменялось национальной гвардиею.
Мы требуем, чтобы все судебные власти выбирались самим народом; тре- Мы требуем полной независимости Польши и Литвы, как областей, заявив-
буем, чтобы общинам было предоставлено право суда над своими членами во ших свое нежелание оставаться соединенными с Россиею.
всех делах, касающихся их одних. Мы требуем доставления всем областям возможности решить по большин-
Мы требуем, чтобы, кроме Национального Собрания, составленного из ству голосов, желают ли они войти в состав федеративной Республики Русской.
выборных всей земли Русской, которое должно собираться в столице, были бы и Без сомнения, мы знаем, что такое положение нашей программы, как фе-
другие Областные Собрания в главном городе каждой области, составленные дерация областей, не может быть приведено в исполнение тотчас же. Мы даже
только из одних представителей последней. Национальное Собрание решает все твердо убеждены, что революционная партия, которая станет во главе Прави-
вопросы иностранной политики, разбирает споры областей между собою, воти- тельства, если только движение будет удачно, должна сохранить теперешнюю
рует законы, наблюдает за исполнением прежде постановленных, назначает централизацию, без сомнения, политическую, а не административную, чтобы
управителей по областям, определяет общую сумму налога. Областные Собрания при помощи ее ввести другие основания экономического и общественного быта
166 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 167
в наивозможно скорейшем времени. Она должна захватить диктатуру в свои ру- В этом последнем случае, с полной верою в себя, в свои силы, в сочувст-
ки и не останавливаться ни перед чем. Выборы в Национальное Собрание долж- вие к нам народа, в славное будущее России, которой вышло на долю первой
ны происходить под влиянием Правительства, которое тотчас же и позаботится, осуществить великое дело социализма, мы издадим один крик: «в топоры», и то-
чтобы в состав его не вошли сторонники современного порядка (если они только гда… тогда бей императорскую партию, не жалея, как не жалеет она нас теперь,
останутся живы). К чему приводит невмешательство революционного Прави- бей на площадях, если эта подлая сволочь осмелится выйти на них, бей в домах, бей
тельства в выборы, доказывает прошлое французское Собрание 48 года, погубив- в тесных переулках городов, бей на широких улицах столиц, бей по деревням
шее республику и приведшее Францию к необходимости выбора Луи Наполеона и селам!
в императоры. Помни, что тогда кто будет не с нами, тот будет против; кто против — тот
Теперь, когда мы выяснили свою программу, к нам обратятся с вопросом: наш враг; а врагов следует истреблять всеми способами.
на кого же мы надеемся, где те элементы, сгруппировать которые мы хотим, кто Но не забывай при каждой новой победе, во время каждого боя повторять:
на нашей стороне? «Да здравствует социальная демократическая республика Русская!»
Мы надеемся на народ: он будет с нами, в особенности старообрядцы, а ведь А если восстание не удастся, если придется нам поплатиться жизнию за
их несколько миллионов. дерзкую попытку дать человеку человеческие права, пойдем на эшафот нетре-
Забитый и ограбленный крестьянин станет вместе с нами за свои права, он петно, бесстрашно, и кладя голову на плаху или влагая ее в петлю, повторим тот
решит дело, но не ему будет принадлежать инициатива его, а войску и нашей же великий крик: «Да здравствует социальная и демократическая республика
молодежи. Русская!»
Мы надеемся на войско, надеемся на офицеров, возмущенных деспотиз-
мом двора, той презренной ролью, которую они играли и теперь еще играют, Текст приводится по изданию: Революционный радикализм в России: век девятна-
убивая своих братьев поляков и крестьян, повинуясь беспрекословно всем рас- дцатый.
поряжениям государя. Оно вспомнит сентябрьский приказ9, разберет хорошень- Документальная публикация под ред. Е.Л. Рудницкой.
М., 1997. С. 142–149.
ко, в какое положение поставит себя, если станет исполнять его, да кстати
вспомнит и свои славные действия в 1825 году, вспомнит бессмертную славу,
которой покрыли себя герои-мученики. ПРИМЕЧАНИЯ
Но наша главная надежда на молодежь. Воззванием к ней мы оканчиваем
нынешний нумер журнала, потому что она заключает в себе все лучшее России, 1. Эти события нашли отражение в отчете III отделения за 1839 год: «В средине
все живое, все, что станет на стороне движения, все, что готово пожертвовать России 12 губерний подверглись в минувшем году необыкновенному бедствию: пожарам
собой для блага народа. и волнению народному. Начало этих беспорядков являет Симбирская губерния, где про-
Помни же, молодежь, что из тебя должны выйти вожаки народа, что ты исходили значительные пожары в удельных имениях Сызранского и Сенгилеевского уез-
должна стать во главе движения, что на тебя надеется революционная партия! дов. Пожары сии приписывались народною молвою поджогам.
Вслед за тем распространились слухи, что поджоги производят помещики для разо-
Будь же готова к своей славной деятельности, смотри, чтобы тебя не застали
рения своих крестьян, которые назначены быть вольными или отданными в приданое ее
врасплох! Готовься, а для этого сбирайтесь почаще, заводите кружки, образуйте императорскому высочеству Великой Княгине Марии Николаевне. Говорили о появлении
тайные общества, с которыми Центральный Революционный Комитет сам по- покойного Великого Князя Константина Павловича; о казни дворянам и наконец повери-
старается войти в сообщение, рассуждайте больше о политике, уясняйте себе ли, что поджигает правительство для переселения усадеб по новому плану.
современное положение общества, а для большего успеха приглашайте к себе на Губернское начальство и свидетели ежедневных опустошений не сомневались, чтобы
собрания людей, действительно революционных и на которых вы можете впол- пожары происходили от умышленного зажигательства. И действительно, подобные слухи
не положиться. и внушения ожесточили крестьян, потерявших доверие к помещикам и земским чиновни-
Скоро, скоро наступит день, когда мы распустим великое знамя будущего, кам, и были причиною буйства неимоверного. Крестьяне, убежденные в том, что поджи-
гают, кидались на первого, кто подавал сомнения, били и арестовывали сельских писарей,
знамя красное и с громким криком «Да здравствует социальная и демократиче-
приказных голов, становых приставов. Одного бурмистра избили и привязали к лошадиному
ская республика Русская!» двинемся на Зимний дворец истребить живущих там. хвосту. Исправника Корсунского уезда бросили в огонь. В помещичьих имениях происхо-
Может случиться, что все дело кончится одним истреблением императорской дило то же: один помещик жестоко избит, другой брошен в огонь вместе с управляющим
фамилии, то есть какой-нибудь сотни, другой людей, но может случиться, и это отчиной.
последнее вернее, что вся императорская партия, как один человек, встанет за госу- Это самоуправство, многочисленные пожары и безнадежность урожая грозили ги-
даря, потому что здесь будет идти вопрос о том, существовать ей самой или нет. бельными последствиями. Все жители были в унынии.
168 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 169

…Таким образом едва ли не вся внутренняя Россия представляла в продолжение це- пав с опустошительными пожарами, «которые общественное мнение приписало поджи-
лого лета ряд происшествий дотоле беспримерных» (ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 4. Л. 123). гательству, убеждаясь в том еще более смыслом воззвания «Молодая Россия», написан-
2. Антон Петров — вдохновитель бунта, вспыхнувшего в апреле 1861 года в селе ного в духе политического исступления» (ГА РФ. Ф. 109. Оп. 223. Д. 27. Л. 305).
Бездна Казанской губернии. После вооруженного подавления беспорядков был расстре-
лян. Из отчета III отделения за 1861 год: «Обнародование Высочайшего Манифеста со-
провождалось везде тишиною и замечательным в некоторых частях империи проявлением
трезвости; но этот порядок вскоре был нарушен. Большинство крестьян надеялось полу-
чить совершенное освобождение от обязательных повинностей помещикам и даровой на- КАТЕХИЗИС РЕВОЛЮЦИОНЕРА
дел земли. Не понимая достаточно нового положения, они обращались за объяснением к
священникам, дьячкам, отставным солдатам и разным малограмотным людям; но из сих 1869
лиц одни, по своей необразованности, особенно в селениях отдаленных от городов, не
могли дать наставлений, а другие, из личных выгод, старались применяться к желанию
крестьян и толковали положение превратно. …Крестьяне, смущаемые таким образом, од- Отношение революционера к самому себе
новременно в разных губерниях перестали повиноваться, и для усмирения их оказалось
§1 Революционер — человек обреченный. У него нет ни своих интересов,
необходимым командировать во многие имения воинские отряды. Важнейшими из этих
случаев по упорству крестьян были: Казанской губернии в имении сенатора Мусина-
ни дел, ни чувств, ни привязанностей, ни собственности, ни даже имени. Все в
Пушкина, куда собралось несколько тысяч крестьян окрестных селений, приведенных в нем поглощено единственным исключительным интересом, единою мыслью,
заблуждение выдавшим себя за пророка раскольником Петровым. Они не допускали аре- единою страстью — революцией.
стовать его и не могли быть рассеяны иначе, как только вооруженною рукою» (ГА РФ. §2 Он в глубине своего существа, не на словах только, а на деле, разорвал
Ф. 109. Оп. 223. Д. 26. Л. 201–201 об.). всякую связь с гражданским порядком и со всем образованным миром, и со все-
3. 19 февраля 1861 года Александр II подписал Манифест об отмене крепостного ми законами, приличиями, общепринятыми условиями, нравственностью этого
права и Положение о крестьянах, выходящих из крепостной зависимости. Крестьяне по- мира. Он для него — враг беспощадный, и если он продолжает жить в нем, то
лучали личную свободу и право распоряжаться своим имуществом; помещики сохраняли
для того только, чтоб его вернее разрушить.
собственность на все принадлежавшие им земли, но обязаны были предоставить в пользо-
вание бывшим крепостным усадьбу и полевой надел «для обеспечения их быта и для выпол-
§3 Революционер презирает всякое доктринерство и отказался от мирной
нения их обязанностей перед правительством и помещиком». Крестьяне могли выкупить науки, предоставляя ее будущим поколениям. Он знает только одну науку, нау-
усадьбу и надел, за пользование которым они продолжали отбывать барщину или платить ку разрушения. Для этого и только для этого, он изучает теперь механику, фи-
оброк, считаясь временнообязанными. зику, химию, пожалуй медицину. Для этого изучает он денно и нощно живую
4. К этому сроку на местах должны были быть составлены Уставные грамоты, регу- науку людей, характеров, положений и всех условий настоящего общественного
лирующие размеры наделов и повинностей в каждом имении. строя, во всех возможных слоях. Цель же одна — наискорейшее и наиверней-
5. Так в тексте. шее разрушение этого поганого строя.
6. Имеется в виду якобинская диктатура (1793–1794) в период Великой французской
§4 Он презирает общественное мнение. Он презирает и ненавидит во всех
революции (1789–1794).
7. «Русский вестник» — ежемесячный журнал (1856–1906), основан в Москве М.Н. Кат-
ея побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность.
ковым; в первое время своего существования отражал умеренно-либеральное направле- Нравственно для него все, что способствует торжеству революции.
ние, с 1862 года перешел на охранительные позиции. Безнравственно и преступно все, что мешает ему.
8. «Северная почта» — газета Министерства внутренних дел. §5 Революционер — человек обреченный. Беспощадный для государства
9. Речь идет о приказе от 4 сентября 1861 года, который определял, при каких усло- и вообще для всего сословно-образованного общества, он и от них не должен
виях войскам, вызванным в помощь гражданским властям, следует применять оружие. ждать для себя никакой пощады. Между ними и им существует тайная или явная,
но непрерывная и непримиримая война на жизнь и на смерть. Он каждый день
Автором прокламации является Петр Григорьевич Зайчневский (1842–1896) — сын должен быть готов к смерти. Он должен приучить себя выдерживать пытки.
помещика Орловской губернии, студент физико-математического факультета Москов- §6 Суровый для себя, он должен быть суровым и для других. Все нежные,
ского университета; один из руководителей студенческого кружка, занимавшегося пере- изнеживающие чувства родства, дружбы, любви, благодарности и даже самой
водом и литографированием запрещенной литературы. Арестован 22 июля 1861 года.
чести должны быть задавлены в нем единою холодною страстью революцион-
Прокламация была написана весной 1862 года во время заключения Зайчневского в Твер-
ской полицейской части, в ее окончательном оформлении принимали участие товарищи ного дела. Для него существует только одна нега, одно утешение, вознаграждение
Зайчневского по кружку; отпечатана в имении рязанского помещика П.И. Коробьина. В мае и удовлетворение — успех революции. Денно и нощно должна быть у него одна
1862 года прокламация получила широкое распространение в Петербурге и Москве, сов- мысль, одна цель — беспощадное разрушение. Стремясь хладнокровно и не-
170 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 171
утомимо к этой цели, он должен быть всегда готов и сам погибнуть и погубить Если он может остановиться перед истреблением положения, отношения или
своими руками все, что мешает ея достижению. какого-либо человека, принадлежащего к этому миру, в котором — все и все
§7 Природа настоящего революционера исключает всякий романтизм, вся- должны быть ему равно ненавистны.
кую чувствительность, восторженность и увлечение. Она исключает даже лич- Тем хуже для него, если у него есть в нем родственные, дружеские или
ную ненависть и мщение. Революционерная страсть, став в нем обыденностью, любовные отношения; он не революционер, если они могут остановить его руку.
ежеминутностью, должна соединиться с холодным расчетом. Всегда и везде он §14 С целью беспощадного разрушения революционер может, и даже часто
должен быть не то, к чему его побуждают влечения личные, а то, что предписы- должен, жить в обществе, притворяясь совсем не тем, что он есть. Революцио-
вает ему общий интерес революции. неры должны проникнуть всюду, во все высшия и средние [сословия], в купече-
скую лавку, в церковь, в барский дом, в мир бюрократический, военный, в лите-
Отношение революционера к товарищам по революции ратуру, в третье отделение и даже в Зимний дворец.
§8 Другом и милым человеком для революционера может быть только че- §15 Все это поганое общество должно быть раздроблено на несколько ка-
ловек, заявивший себя на деле таким же революционерным делом, как и он сам. тегорий. Первая категория — неотлагаемо осужденных на смерть. Да будет со-
Мера дружбы, преданности и прочих обязанностей в отношении к такому това- ставлен товариществом список таких осужденных по порядку их относительной
рищу определяется единственно степенью полезности в деле всеразрушитель- зловредности для успеха революционного дела, так чтобы предыдущие номера
ной практической революции. убрались прежде последующих.
§9 О солидарности революционеров и говорить нечего. В ней вся сила ре- §16 При составлении такого списка и для установления вышереченного
волюционного дела. Товарищи-революционеры, стоящие на одинаковой степе- порядка должно руководствоваться отнюдь не личным злодейством человека,
ни революционного понимания и страсти, должны, по возможности, обсуждать ни даже ненавистью, возбуждаемой им в товариществе или в народе.
все крупные дела вместе и решать их единодушно. В исполнении таким образом Это злодейство и эта ненависть могут быть даже отчасти и полезными,
решенного плана, каждый должен рассчитывать, по возможности, на себя. В выпол- способствуя к возбуждению народного бунта. Должно руководствоваться мерою
нении ряда разрушительных действий каждый должен делать сам и прибегать пользы, которая должна произойти от его смерти для революционного дела.
к совету и помощи товарищей только тогда, когда это для успеха необходимо. Итак, прежде всего должны быть уничтожены люди, особенно вредные для ре-
§10 У каждого товарища должно быть под рукою несколько революционе- волюционной организации, и такие, внезапная и насильственная смерть которых
ров второго и третьего разрядов, то есть не совсем посвященных. На них он может навести наибольший страх на правительство и, лишив его умных и энер-
должен смотреть, как на часть общего революционного капитала, отданного в гических деятелей, потрясти его силу.
его распоряжение. Он должен экономически тратить свою часть капитала, ста- §17 Вторая категория должна состоять именно из тех людей, которым да-
раясь всегда извлечь из него наибольшую пользу. На себя он смотрит, как на руют только временно жизнь, дабы они рядом зверских поступков довели народ до
капитал, обреченный на трату для торжества революционного дела. Только как неотвратимого бунта.
на такой капитал, которым он сам и один, без согласия всего товарищества §18 К третьей категории принадлежит множество высокопоставленных ско-
вполне посвященных, распоряжаться не может. тов или личностей, не отличающихся ни особенным умом и энергиею, но поль-
§11 Когда товарищ попадает в беду, решая вопрос спасать его или нет, ре- зующихся по положению богатством, связями, влиянием и силою. Надо их экс-
волюционер должен соображаться не с какими-нибудь личными чувствами, но плуатировать всевозможными манерами и путями; опутать их, сбить их с толку,
только с пользою революционного дела. Поэтому он должен взвесить пользу, и, овладев, по возможности, их грязными тайнами, сделать их своими рабами.
приносимую товарищем — с одной стороны, а с другой трату революционных Их власть, влияние, связи, богатство и сила сделаются таким образом неисто-
сил, потребных на его избавление, и на которую сторону перетянет, так и дол- щимой сокровищницею и сильною помощью для разных революционных пред-
жен решить. приятий.
§19 Четвертая категория состоит из государственных честолюбцев и либе-
Отношение революционера к обществу ралов с разными оттенками. С ними можно конспирировать по их программам,
§12 Принятие нового члена, заявившего себя не на словах, а на деле, в то- делая вид, что слепо следуешь за ними, а между тем прибрать их в руки, овла-
варищество не может быть решено иначе, как единодушно. деть всеми их тайнами, скомпрометировать их до нельзя, так чтоб возврат был
§13 Революционер вступает в государственный, сословный и так называе- для них невозможен, и их руками и мутить государство.
мый образованный мир и живет в нем только с целью его полнейшего, скорей- §20 Пятая категория — доктринеры, конспираторы и революционеры
шего разрушения. Он не революционер, если ему чего-нибудь жаль в этом мире. в праздно-глаголющих кружках и на бумаге.
172 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 173
Их надо беспрестанно толкать и тянуть вперед, в практичные головоломныя §26 Сплотить этот мир в одну непобедимую, всесокрушающую силу — вот
заявления, результатом которых будет бесследная гибель большинства и настоя- вся наша организация, конспирация, задача.
щая революционная выработка немногих.
§21 Шестая и важная категория — женщины, которых должно разделить Текст приводится по изданию: Революционный радикализм в России: век девятна-
на три главных разряда. дцатый.
Документальная публикация под ред. Е.Л. Рудницкой.
Одне — пустые, обессмысленные и бездушные, которыми можно пользо-
М. 1997. С. 244–248.
ваться, как третьею и четвертою категорией мужчин.
Другия — горячия, преданныя, способныя, но не наши, потому что не до- Этот документ был создан летом 1869 года в Женеве. Представлял собой печат-
работались еще до настоящего безфразного и фактического революционного ную книжку, содержавшую зашифрованный текст. Впервые был расшифрован в ходе
понимания. Их должно употреблять, как мужчин пятой категории. процесса над нечаевцами и опубликован в «Правительственном вестнике» (1871, № 162).
Наконец, женщины совсем наши, то есть вполне посвященныя и приняв- «Катехизис революционера» С.Г. Нечаев рассматривал как вступительную часть к ус-
шия всецело нашу программу. Они нам товарищи. Мы должны смотреть на них, таву общества «Народная расправа».
как на драгоценнейшее сокровище наше, без помощи которых нам обойтись не-
возможно.

Отношение товарищества к народу СМЕРТЬ ЗА СМЕРТЬ


§22 У товарищества нет другой цели, кроме полнейшего освобождения
и счастья народа, то есть чернорабочего люда. Но, убежденное в том, что это Посвящается светлой памяти Мученика
освобождение и достижение этого счастья возможно только путем всесокру- Ивана Мартыновича Ковальского, рас-
шающей народной революции, товарищество всеми силами и средствами будет стрелянного опричниками за защиту
способствовать к развитию и разобщению тех бед и тех зол, которые должны своей свободы, 2 августа 1878 года в
вывести, наконец, народ из терпения и побудить его к поголовному восстанию. г. Одессе.
§23 Под революциею народною товарищество разумеет не регламентиро-
ванное движение по западному классическому образу — движение, которое, Шеф жандармов — глава шайки, держащей под своей пятой всю Россию, убит.
всегда останавливаясь с уважением перед собственностью и перед традициями Мало кто не догадался, чьими руками был нанесён удар. Но, во избежание вся-
ких недоразумений, мы объявляем во всеобщее сведение, что шеф жандармов
общественных порядков так называемой цивилизации и нравственности, до сих
генерал-адъютант Мезенцев действительно убит нами, революционерами-социа-
пор ограничивалось везде низложением одной политической формы для замеще-
листами.
ния ее другою и стремилось создать так называемое революционное государство.
Объявляем также, что убийство это как не было первым фактом подобного
Спасительной для народа может быть только та революция, которая уничтожит
рода, так не будет и последним, если правительство будет упорствовать в со-
в корне всякую государственность и истребит все государственные традиции,
хранении ныне действующей системы.
порядки и классы в России. Мы — социалисты. Цель наша — разрушение существующего экономиче-
§24 Товарищество поэтому не намерено навязывать народу какую бы то ского строя, уничтожение экономического неравенства, составляющего, по нашему
ни было организацию сверху. Будущая организация без сомнения вырабатыва- убеждению, корень всех страданий человечества. Поэтому политические формы
ется из народного движения и жизни. Но это — дело будущих поколений. Наше сами по себе для нас совершенно безразличны. Мы, русские, вначале были бо-
дело — страстное, полное, повсеместное и беспощадное разрушение. лее какой бы то ни было нации склонны воздержаться от политической борьбы
§25 Поэтому, сближаясь с народом, мы прежде всего должны соединиться и ещё более от всяких кровавых мер, к которым не могли нас приучить ни наша
с теми элементами народной жизни, которые со времени основания московской предшествующая история, ни наше воспитание. Само правительство толкнуло нас
государственной силы не переставали протестовать не на словах, а на деле про- на тот кровавый путь, на который мы встали. Само правительство вложило нам
тив всего, что прямо или косвенно связано с государством: против дворянства, в руки кинжал и револьвер.
против чиновничества, против попов, против гильдейского мира и против кула- Убийство — вещь ужасная. Только в минуту сильнейшего аффекта, дохо-
ка мироеда. Соединимся с лихим разбойничьим миром, этим истинным и един- дящего до потери самосознания, человек, не будучи извергом и выродком чело-
ственным революционером в России. вечества, может лишить жизни себе подобного. Русское же правительство нас,
174 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 175
социалистов, нас, посвятивших себя делу освобождения страждущих, нас, об- 28 человек отдали на полный произвол администрации, которая двум из них на-
рекших себя на всякие страдания, чтобы избавить от них других, русское прави- значила наказание, превышающее даже то, к которому их формально, независи-
тельство довело до того, что мы решаемся на целый ряд убийств, возводим их мо от ходатайства, приговорил суд.
в систему. Вот как уважают жандармы законы и суд, если когда-нибудь они случайно
Оно довело нас до этого своей цинической игрой десятками и сотнями че- окажутся на нашей стороне!
ловеческих жизней и тем наглым презрением к какому бы то ни было праву, ко- Но как ни возмутительно здесь такое наглое самоуправство жандармов и их
торое оно всегда обнаруживало в отношении к нам. клевретов, как ни чудовищно, как ни беспримерно в истории их бессовестное
Мы не будем перечислять всех свирепостей, совершенных над нами в те- издевательство над судом и обществом, над всеми человеческими правами, тем
чение последнего десятилетия. Упомянем только о последних. Все помнят боль- не менее мы можем указать на факты еще большего, просто цинического пре-
шой процесс, так называемый процесс 193-х. Сам Желеховский, бессовестный зрения их ко всякому закону. Мало того, что они нас хватают по своему полно-
Желеховский, публично заявил на нем, что из всех привлеченных им к суду толь- му произволу, без всякой санкции какой бы то ни было, хотя бы даже русской,
ко девятнадцать человек действительно виновны. Все же остальные (вместе, рабски покорной юридической власти; мало того, что они по произволу перере-
стало быть, с семью-восемьюстами выпущенных до суда и просидевших кто шают приговоры даже таких судов, как Особое присутствие Сената, — на самые
год, кто два, кто три), все остальные — привлечены лишь для оттенения винов- приговоры, ими самими продиктованные, они просто плюют, когда им это по-
ности помянутых девятнадцати. А между тем из этих «оттенителей» 80 человек — кажется выгодным.
почти все молодых, свежих юношей и девушек — умерло либо в самой тюрьме Вот факт, известный всей России, первые пионеры современного великого
во время четырехлетнего предварительного заключения, либо тотчас по выходе движения, многострадальные долгушинцы1: Папин, Плотников, Дмоховский и
из тюрьмы. А из выживших нет почти ни одного, кто не вынес бы из тюрьмы товарищи, за распространение нескольких книжек, по приказанию третьего от-
весьма серьезной, часто смертельной болезни! деления, были приговорены к самым страшным, самым бесчеловечным наказа-
За что же погублено столько молодых сил, за что разбито столько жизней? ниям. Но теперь срок наказания для многих из них (Плотников, Папин) кончился.
Но этого мало. Сенат нашел невозможным осудить и 19 человек, которых И что же? Их продолжают держать совершенно так же, как и прежде; в той же
требовал от него Желеховский. Один Ипполит Никитич Мышкин был пригово- центральной тюрьме, при таких условиях, от которых волосы становятся дыбом.
рен к каторжным работам. Все же прочие были либо совершенно оправданы, А Н. Г. Чернышевский? Кто не знает, что уже много лет, как кончился срок его
либо присуждены к самым легким — для нас, привыкших ко всяким свирепо- наказания, а его все продолжают держать в той же тундре, окруженного двена-
стям — наказаниям. дцатью жандармами!
Чтобы постановить такое решение, Сенат воспользовался своим юридиче- Вот что делают у нас жандармы! Наша свобода, жизнь, жизнь всех людей
ским правом, в форме ходатайства о помиловании, смягчать следуемое по букве нам близких отданы на полный произвол первой жандармской ищейки!
закона наказание в тех случаях, когда, по его убеждению, этого требует юриди- Где же, в чем, в ком найти нам защиту драгоценнейших своих прав — сво-
ческая справедливость. Что судебное ходатайство о помиловании имеет именно боды, жизни?
такой смысл, что оно не то же, что воззвание адвоката к милосердию и челове- Обратиться к обществу, к печати?
колюбию — это говорили нам и повторяют всякому все юристы. Насколько сам Да разве все наши страдания, наши процессы, наши осуждения не были
сенат, главный прокурор, председатель суда были убеждены в том, что приго- одним долгим, непрерывным воплем, обращенным ко всему, в чем жива искра
вор суда окончателен, доказывается тем, что они выпустили на поруки, напри- человечности?
мер, Ив. Ив. Добровольского, которому независимо от ходатайства следовало Что же ответило нам наше оппозиционное, фрондирующее общество, при
9 лет центральной тюрьмы! вести о сотнях замученных, о других сотнях осужденных на медленное замучива-
Как было обмануто такое убеждение — известно всем. ние, при рассказе об унижениях, об истязаниях, которым нас подвергают?
По стараниям шефа жандармов Мезенцева вместе с его достойным пособ- Наши жалкие либералы умели только хныкать. При первом же слове об
ником графом Паленом, приговор был отменен и составлен новый, возмутитель- активном, открытом протесте, они бледнели, трепетали и позорно пятились назад.
ный по своей жестокости и полному, абсолютному пренебрежению ко всякому А печать!..
признаку законности. Без всякого отношения к уликам, без всякого внимания к При ней, на ее глазах совершались все эти зверства над нами. Она их слы-
каким бы то ни было указаниям предварительного или судебного следствия, из шала, видела, даже описывала. Она понимала всю их гнусность, потому что перед
всех обвиненных выхватили 12 человек, которых, вместо ссылки и поселения ее глазами была вся Европа, государственному устройству которой она сочувст-
отправили на каторгу — одних в Сибирь, других в центральные тюрьмы. Затем вовала.
176 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 177
И что же? Хоть бы слово, хоть бы единое слово сказала она в нашу защиту, своих человеческих прав, подобно тому, как это делает человек или группа лю-
в защиту священных прав человека, которые поругивались в нашем лице. Но она дей, живущих в дикой первобытной стране.
молчала. Мы создали над виновниками и распорядителями тех свирепостей, кото-
Что ей справедливость, честь, человеческое достоинство! Ей нужны только рые совершаются над нами, свой суд, суд справедливый, как те идеи, которые
пятачки с розничной продажи. Убеждение, право мыслить, неприкосновенность мы защищаем, и страшный, как те условия, в которые нас поставило само пра-
личности — все меркнет для нее перед блеском пятачка. Из-за него она будет вительство.
лизать руку, еще вчера побившую ее по щекам, будет кланяться, унижаться! Рабы, Этим судом генерал-адъютант Мезенцев за все свои злодеяния против нас
рабы! Есть ли в мире такой кнут, который заставит наконец выпрямиться вашу был признан заслуживающим смерти, каковой приговор и был приведён над
рабски изогнутую спину? Есть ли такая пощечина, от которой вы поднимете, ним в исполнение на Михайловской площади утром 4 августа 1878 года.
наконец, голову? Предоставляя себе изложить все его преступления в первом же номере
Молчит печать. Молчит общество. Мы, социалисты, отданы на съедение имеющегося вскоре появиться, органа нашего «Земля и Воля», мы считаем не-
жандармам. Они делают с нами все, что им угодно. обходимым перечислить их здесь вкратце, чтобы стало известным всем, кому о
Пусть же ответит нам всякий честный, порядочный человек, что же оста- том знать подлежит, что Мезенцев убит нами не как воплощение известного
ется нам делать? принципа, не как человек, занимающий пост шефа жандармов; мы считаем
Если к человеку врывается в дом шайка разбойников, то, по всеми при- убийство мерой слишком ужасной, чтобы прибегать к ней для демонстрации, —
знанному естественному праву, он может защищаться с оружием в руках. Мы генерал-адъютант Мезенцев убит нами, как человек, совершивший ряд преступ-
спрашиваем, чем лучше разбойников жандармы, вламывающиеся ночью в чью- лений, которых мог и должен был не совершать.
нибудь квартиру? Разве смерть от ножа или кистеня не во сто крат лучше мед- Генерал-адъютант Мезенцев —
ленного, многолетнего замаривания в крепости или в «предварительном», среди 1) Главный виновник отмены сенатского приговора по процессу 193-х и со-
ставитель нового, о чем говорено нами выше.
всяких нравственных и физических пыток, как были заморены 80 человек про-
Генерал-адъютант Мезенцев —
цесса 193-х и сотни из привлеченных по другим процессам? Жандармы — пред-
2) Главный виновник в том, что когда 30 человек наших товарищей, за-
ставители закона. Нас ждет впереди суд. Но разве существуют для нас какие-
ключенных в Петропавловской крепости, заявили свои требования (в конце ию-
нибудь гарантии против жандармского произвола? Разве есть над жандармами
ня текущего года): 1) самые скромные — так как они желали только несколько
суд? Напомним снова о тех немногих примерах, которые мы указали, и пусть большего количества воздуха и движения, абсолютно необходимых для их рас-
найдется такой подлец, который осмелится сказать, что наше утверждение ложно! строенного 4-х-летним, предварительным заключением, здоровья; 2) самые удо-
Что же нам остается, как не защищать с оружием в руках свою жизнь боисполнимые даже при русской администрации, так как часть заключенных
и свободу против жандармов, являющихся к нам с обыском, как мы защищаем уже пользовалась ими, сидя в доме предварительного заключения, — крепост-
ее против разбойников, нападающих на нас на большой дороге? ное начальство, по прямому приказанию шефа жандармов, решительно заявило
Так поступил Ковальский с товарищами и имел полное право так поступить. им, что их требования не будут никогда исполнены. Когда же заключенные,
Освирепевшие опричники расстреляли его, тайком, втихомолку, боясь публики. в числе 30 человек, объявили, что они намерены в таком случае заморить себя
Последними словами, сказанными им своим палачам, были: голодом, шеф жандармов имел бесчеловечие, в течение шести дней, морить го-
— Знайте, что у меня есть на свободе друзья, которые отомстят за меня! лодом этих больных замученных людей, чтобы только не удовлетворить их
И он не ошибся. скромнейших требований. Когда же он увидел, что голодание может иметь роко-
Нашлись мстители. Найдутся и последователи. Но самое большое, что вые последствия (на шестой день голода у Мозгового появилась сильная рвота,
можно достигнуть этим способом — это случайное личное освобождение. Мы у Натансона — обмороки, у В. Костюрина — головная боль), то прибег к само-
поражаем слепых исполнителей чужой воли, почти всегда ненавидящих тех, му подлому обману для прекращения его.
кому из страха они повинуются. Настоящие же виновники всегда остаются без- Генерал-адъютант Мезенцев —
наказанными и из золотых своих покоев снова будут посылать на нечаянные 3) Главный виновник в той кулачной расправе, которая была предпринята
ночные нападения на нас свое пушечное мясо. над теми же заключенными, когда они, узнав об обмане, снова возобновили свой
Нужно бы добраться до настоящих виновников. протест2.
Поставленные русским правительством вне закона, лишённые всех гаран- 4) Генерал-адъютант Мезенцев виновен, наконец, как подстрекатель и внуши-
тий, доставляемых, общественным союзом, на основании верховного права вся- тель тех свирепостей, которые были предприняты против социалистов в разных
кого человека на самозащиту, мы должны были сами принять на себя защиту городах России, преимущественно же в городе Одессе.
178 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 179
5) Мезенцеву принадлежит, сверх того, введение так называемой админи- Вот чего мы требуем от вас, господа правительствующие. Большего от вас
стративной ссылки в Восточную Сибирь, меры, о бесправии которой говорить мы не требуем, потому что большего вы дать не в силах. Это большее в руках
излишне, и которой он подвергал людей за одну простую непокорность его воле, буржуазии, у которой мы и вырвем его вместе с жизнью. Но это уже наши сче-
как было, например, с Габелем и Фрессером. ты. Не мешайтесь в них. Точно также и мы мешаться не станем в ваши домаш-
Вот за что генерал-адъютант Мезенцев был признан достойным смерти. ние дела.
Господа правительствующие жандармы, администраторы, вот вам наше До вопроса о разделении власти между вами и буржуазией нам нет реши-
последнее слово: тельно никакого дела. Давайте или не давайте конституцию, призывайте выбор-
Вы — представители власти; мы — противники всякого порабощения че- ных или не призывайте, назначайте их из землевладельцев, попов или жандар-
ловека человеком, поэтому вы наши враги и между нами не может быть прими- мов — это нам совершенно безразлично. Не нарушайте наших человеческих
рения. Вы должны быть уничтожены и будете уничтожены! Но мы считаем, что прав — вот всё, чего мы хотим от вас.
не политическое рабство порождает экономическое, а наоборот. Мы убеждены, Теперь два слова шавкам во всевозможных ошейниках.
что с уничтожением экономического неравенства уничтожится народная нищета, Мы нисколько не обольщаемся насчет значения этого нашего заявления.
а с нею вместе невежество, суеверия и предрассудки, которыми держится всякая Мы вовсе не надеемся, чтобы правительство наше оказалось настолько сообра-
власть. Вот почему мы, как нельзя более, склонны оставить в покое вас, прави- зительным, а наша либеральная печать настолько честною, чтобы сознаться, что
тельствующие. Наши настоящие враги — буржуазия, которая теперь прячется за немедленное удовлетворение наших требований — единственное лекарство
вашей спиной, хотя и ненавидит вас, потому что и ей вы связываете руки. против «болезни», о которой теперь причитывают разные газетные салопницы.
Так посторонитесь же! Не мешайте нам бороться с нашими настоящими Цель нашего заявления — выяснить живой части русского общества, нашим
врагами, и мы оставим вас в покое. Пока не свалим мы теперешнего экономиче- молодым друзьям в разных концах России и нашим иноземным товарищам по
ского строя, вы можете мирно почивать под тенью ваших обильных смоковн. делу и убеждениям как причины, так и истинный смысл фактов, подобных совер-
До тех же пор, пока вы будете упорствовать в сохранении теперешнего шенному 4-го августа, так как в противном случае эти факты могли быть невер-
дикого бесправия, наш тайный суд, как меч Дамокла, будет вечно висеть над но истолкованы как в ту, так и в другую сторону.
вашими головами, и смерть будет служить ответом на каждую вашу свирепость Что же касается до правительства, то пусть поступает, как ему угодно. Мы
против нас. ко всему готовы…
Мы ещё недостаточно сильны, чтобы выполнить эту задачу во всей её ши-
роте. Это правда. Но не обольщайтесь не по дням, а по часам растет наше вели- Текст приводится по изданию: Революционный радикализм в России: век девятна-
кое движение. Припомните, давно ли вступило оно на тот путь, по которому дцатый.
идёт. С выстрела Веры Засулич прошло всего полгода. Смотрите же, какие раз- Документальная публикация под ред. Е.Л. Рудницкой.
М., 1997. С. 397–404.
меры оно приняло теперь! А ведь такие движения растут всё с возрастающей
силой, подобно тому, как лавина падает со всё возрастающей скоростью. Поду-
майте: что же будет через какие-нибудь полгода, год? ПРИМЕЧАНИЯ
Да и много ли нужно, чтобы держать в страхе таких людей, как вы, госпо-
да правительствующие? 1. Члены кружка А. В. Долгушина (1872–1873); печатали и распространяли среди
Много ли нужно было, чтобы наполнить ужасом такие города, как Харь- крестьян и рабочих Реутовской мануфактуры под Москвой прокламации, пытались вести
ков и Киев3? устную пропаганду, считая, что народ готов к восстанию. В 1874 году осуждены: И.И. Па-
Подумайте об этом, господа, и затем выслушайте наши требования: пин (1849 — после 1903) и Н.А. Плотников (1851–1886) на пять лет, Л.А. Дмоховский
1) Мы требуем полного прекращения всяких преследований за выражение (1851–1881) — на десять лет каторжных работ.
каких бы то ни было убеждений как словесно, так и печатно. 2. Во время упомянутой расправы были пущены в ход штыки, так что двое из за-
2) Мы требуем полного уничтожения всякого административного произвола ключенных едва не были проколоты. На Чудновского была надета сумасшедшая рубаха,
и в таком виде был привязан к кровати. Некоторых из заключенных посадили в карцер;
и полной ненаказуемости за поступки какого бы то ни было характера иначе, как
остальных же, а именно ожидающих еще суда, лишили столов, скамеек, гуляния на целую
по свободному приговору народного суда присяжных. неделю и, как говорят, привязали к кроватям (Примечание автора документа).
3) Мы требуем полной амнистии для всех политических преступников без 3. Вероятно, имеются в виду Харьковские беспорядки 1872 года, в результате кото-
различия категорий и национальностей, — что логически вытекает из первых рых представители администрации и полиции бежали из города, а также покушения на
двух требований. товарища киевского губернского прокурора М.М. Котляревского и адъютанта Киевского
180 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 181

губернского жандармского управления Г.Э. Гейкинга, осуществлённые в 1878 году чле- родной санкции этой произвольной и насильственной власти, которая силою
нами так называемого южного «Исполнительного комитета русской социально-револю- вводит и удерживает такие государственные и экономические принципы и фор-
ционной партии». мы, которые не имеют ничего общего с народными желаниями и идеалами.
3) В самом народе мы видим еще живыми, хотя всячески подавляемыми,
Прокламация в связи с убийством Н.В. Мезенцева была написана непосредствен- его старые, традиционные принципы: право народа на землю, общинное и мест-
ным исполнителем теракта Сергеем Михайловичем Кравчинским (1851–1895). ное самоуправление, зачатки федеративного устройства, свобода совести и сло-
ва. Эти принципы получили бы широкое развитие и дали бы совершенно новое
направление в народном духе всей нашей истории, если бы только народ полу-
чил возможность жить и устраиваться так, как хочет, сообразно со своими соб-
ПРОГРАММА ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА ственными наклонностями.
В.
1879 1) Поэтому мы полагаем, что, как социалисты и народники, мы должны
поставить своей ближайшей задачей — снять с народа подавляющий его гнет
современного государства, произвести политический переворот с целью переда-
А. чи власти народу. Этим переворотом мы достигнем: во-1-х, того, что развитие
По основным своим убеждениям мы — социалисты и народники. Мы убе- народа отныне будет идти самостоятельно, согласно его собственной воле и на-
ждены, что только на социалистических началах человечество может воплотить клонностям: во-2-х, того, что в нашей русской жизни будут признаны и поддер-
в своей жизни свободу, равенство, братство, обеспечить общее материальное жаны многие чисто социалистические принципы, общие нам и народу.
благосостояние и полное всестороннее развитие личности, а стало быть, и про- 2) Мы полагаем, что народная воля была бы достаточно хорошо высказана
гресс. Мы убеждены, что только народная воля может санкционировать общест- и проведена учредительным собранием, избранным свободно, всеобщей пода-
венные формы, что развитие народа прочно только тогда, когда оно идет само- чей голосов, при инструкциях от избирателей. Это, конечно, далеко не идеаль-
стоятельно и свободно, когда каждая идея, имеющая воплотиться в жизнь, ная форма проявления народной воли, но единственно в наше время возможная
проходит предварительно через сознание и волю народа. Народное благо и на- на практике, и мы считаем нужным поэтому остановиться именно на ней.
родная воля — два наших священнейших и неразрывно связанных принципа. 3) Таким образом, наша цель: отнять власть у существующего правитель-
Б. ства и передать ее учредительному собранию, составленному, как сейчас сказа-
1) Вглядываясь в обстановку, среди которой приходится жить и действо-
но, которое должно пересмотреть все наши государственные и общественные
вать народу, мы видим, что народ находится в состоянии полного рабства эко-
учреждения и перестроить их, согласно инструкциям своих избирателей.
номического и политического. Как рабочий — он трудится исключительно для
Г.
прокормления и содержания паразитных слоев; как гражданин — он лишен вся-
Подчиняясь вполне народной воле, мы тем не менее, как партия, сочтем
ких прав; вся русская действительность не только не соответствует его воле, но
он даже не смеет ее высказывать и формулировать, он не имеет возможности долгом явиться перед народом со своей программой. Ее мы будем пропаганди-
даже думать о том, что для него хорошо и что дурно, и самая мысль о какой-то ровать до переворота, ее мы будем рекомендовать во время избирательной аги-
воле народа считается преступлением против существующего порядка. Опутанный тации, ее мы будем защищать в учредительном собрании. Эта программа сле-
со всех сторон, народ доводится до физического вырождения, до отупелости, дующая:
забитости, нищенства, — до рабства во всех отношениях. 1) постоянное народное представительство, составленное, как выше сказа-
2) Над закованным в цепи народом мы замечаем облегающие его слои экс- но, и имеющее полную власть во всех общегосударственных вопросах;
плуататоров, создаваемых и защищаемых государством. Мы замечаем, что это 2) широкое областное самоуправление: обеспеченное выборностью всех долж-
государство составляет крупнейшую в стране капиталистическую силу, что оно же ностей, самостоятельностью мира и экономической независимостью народа;
составляет единственного политического притеснителя народа, что благодаря 3) самостоятельность мира, как экономической и административной единицы;
ему только могут существовать мелкие хищники. Мы видим, что этот государ- 4) принадлежность земли народу;
ственно-буржуазный нарост держится исключительно голым насилием: своей 5) система мер, имеющих передать в руки рабочих все заводы и фабрики;
военной, полицейской и чиновничьей организацией, совершенно так же, как 6) полная свобода совести, слова, печати, сходок, ассоциаций и избира-
держались у нас монголы Чингисхана. Мы видим совершенное отсутствие на- тельной агитации;
182 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 183
7) всеобщее избирательное право, без сословных и имущественных огра- тия должна приобрести себе сознательных сторонников в наиболее выдающейся
ничений; части крестьянства, должна подготовить себе активное содействие масс в наи-
8) замена постоянной армии территориальной. более важных пунктах и среди наиболее восприимчивого населения. В виду это-
Д. го, каждый член партии в народе должен стремиться занять такое положение,
Мы будем проводить эту программу и полагаем, что в ней все пункты не- чтобы иметь возможность защищать крестьянские интересы, помогать их нуж-
возможны один без другого и только в совокупности обеспечивают политиче- дам, приобрести известность честного и благожелательного крестьянству чело-
скую и экономическую свободу народа и правильное его развитие. века и поддерживать в народе репутацию партии, защищать ее идеи и цели.
В виду изложенных целей, деятельность партии располагается в следую- 5) Организация и совершение переворота.
щих отделах: В виду придавленности народа, в виду того, что правительство частными
1) Деятельность пропагаторская и агитационная. усмирениями может очень надолго сдерживать общее революционное движе-
Пропаганда имеет своей целью популяризировать во всех слоях населения ние, партия должна взять на себя почин самого переворота, а не дожидаться то-
идею демократического политического переворота, как средство социальной го момента, когда народ будет в состоянии обойтись без нее… Что касается
реформы, а также популяризацию собственной программы партии. Критика су- способов совершения переворота1…
ществующего строя, изложение и уяснение способов переворота и обществен- 6) Избирательная агитация при созвании учредительного собрания.
ной реформы составляют сущность пропаганды. Каким бы путем ни произошел переворот, — как результат самостоятель-
Агитация должна стремиться к тому, чтобы со стороны народа и общества ной революции, или при помощи заговора, — обязанность партии — способст-
заявлялись в наивозможно широких размерах протест против существующего вовать немедленному созыву учредительного собрания и передаче ему власти
порядка и требование реформ в духе партии, особенно же требование созыва временного правительства, созданного революцией или заговором. При избира-
учредительного собрания. Формами протеста могут быть сходки, демонстрации, тельной агитации партия должна всячески бороться против кандидатуры раз-
петиции, тенденциозные адресы, отказ от уплаты податей и пр. личных кулаков и всеми силами проводить чисто мирских людей.
2) Деятельность разрушительная и террористическая.
Террористическая деятельность, состоящая в уничтожении наиболее вред- Текст приводится по изданию: Революционный радикализм в России: век девятна-
ных лиц правительства, в защите партии от шпионства, в наказании наиболее дцатый.
выдающихся случаев насилия и произвола со стороны правительства, админи- Документальная публикация под ред. Е.Л. Рудницкой.
М., 1997. С. 416–419.
страции и т. п., — имеет своей целью подорвать обаяние правительственной си-
лы, давать непрерывное доказательство возможности борьбы против правитель-
ства, поднимать таким образом революционный дух народа и веру в успех дела ПРИМЕЧАНИЯ
и, наконец, формировать годные и привычные к бою силы.
3) Организация тайных обществ и сплочение их вокруг одного центра. 1. Эта часть 5-го пункта не подлежит опубликованию (Примечание авторов доку-
Организация мелких тайных обществ со всевозможными революционны- мента).
ми целями необходима как для исполнения многочисленных функций партии,
Программа Исполнительного комитета «Народной воли» была выработана в сен-
так и для политической выработки ее членов. Но эти мелкие организации, для
тябре — начале ноября 1879 года и являлась в значительной степени плодом коллектив-
более стройного ведения дела, особенно же при организации переворота, необ- ного творчества при «первенствующей роли» Л.А. Тихомирова.
ходимо должны группироваться вокруг одного общего центра на началах пол- В оригинале за текстом, опубликованным в третьем номере партийного органа,
ного слияния или федерального союза. журнала «Народная Воля», следовал пункт «Е», который вошел в отдельное издание, вы-
4) Приобретение влиятельного положения и связей в администрации, вой- пущенное Летучей типографией «Народной Воли» 22 марта 1880 года. Этот пункт гласил:
ске, обществе и народе. «Руководящие принципы действий Исполнительного Комитета определяются от-
Для успешного исполнения всех функций партии в высшей степени важно ношением лиц и общественных групп к делу революции таким образом:
прочное положение в различных слоях населения. По отношению к перевороту 1) по отношению к правительству, как к врагу, цель оправдывает средства, т. е. вся-
кое средство, ведущее к цели, мы считаем дозволительным;
особенно важны администрация и войско. Не менее серьезное внимание партия
2) все оппозиционные элементы, даже не вошедшие с нами в союз, найдут в нас
должна обратить на народ. Главная задача партии в народе — подготовить его помощь и защиту;
содействие перевороту и возможность успешной борьбы на выборах после пе- 3) лица и общественные группы, стоящие вне нашей борьбы с правительством, при-
реворота, борьбы, имеющей целью проведение чисто народных депутатов. Пар- знаются нейтральными; их личность и имущество — неприкосновенны;
184 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 185
4) лица и общественные группы, сознательно и деятельно помогающие правитель- лать его верховным распорядителем своих судеб. Если б Александр II сознал,
ству в нашей с ним борьбе, как вышедшие из нейтралитета, принимаются за врага». какое страшное зло он причиняет России, как несправедливо и преступно соз-
данное им угнетение, и, отказавшись от власти, передал ее всенародному Учре-
дительному собранию, избранному свободно посредством всеобщей подачи го-
лосов, снабженному инструкциями избирателей, — тогда только мы оставили
ОТ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА бы в покое Александра II и простили бы ему все его преступления.
А до тех пор борьба! Борьба непримиримая! Пока в нас есть хоть капля
22 НОЯБРЯ 1879 крови, пока на развалинах самодержавного деспотизма не разовьется знамя на-
родной свободы, пока народная воля не сделается законом русской жизни!
Мы обращаемся ко всем русским гражданам с просьбой поддержать нашу
19 ноября сего года под Москвою, на линии Московско-Курской ж. д., по поста- партию в этой борьбе. Нелегко выдержать напор всех сил правительства. Не-
новлению Исполнительного комитета произведено было покушение на жизнь удачная попытка 19 ноября представляет небольшой образчик тех трудностей,
Александра II посредством взрыва царского поезда. Попытка не удалась. Причи- с которыми сопряжены даже отдельные, сравнительно незначительные эпизоды
ны ошибки и неудачи мы не находим удобным публиковать в настоящее время. борьбы. Для того чтобы сломить деспотизм и возвратить народу его права и власть,
Мы уверены, что наши агенты и вся наша партия не будут обескуражены нам нужна общая поддержка. Мы требуем и ждем ее от России.
неудачей, а почерпнут из настоящего случая только новую опытность, урок ос-
мотрительности, а вместе с тем новую уверенность в своих силах и в возможно- Текст приводится по изданию: Революционный радикализм в России: век девятна-
сти успешной борьбы. дцатый.
Документальная публикация под ред. Е.Л. Рудницкой.
Обращаясь ко всем честным русским гражданам, кому дорога свобода, ко- М. 1997. С. 428–429.
му святы народная воля и народные интересы, мы еще раз выставляем на вид,
что Александр II является олицетворением деспотизма лицемерного, трусливо- ПРИМЕЧАНИЕ
кровожадного и всерастлевающего. Царствование Александра II с начала до
конца — ложь, где пресловутое освобождение крестьян кончается Маковским 1. Маков Лев Саввич (1830–1883) с 1878-го по 1880 год являлся министром внут-
циркуляром1, а разные правды, милости и свободы — военной диктатурой и ви- ренних дел. Речь идет о циркуляре, в котором крестьянам разъяснялась беспочвенность
селицами. С начала до конца оно посвящено упрочению враждебных народу каких-либо надежд на новые земельные наделы.
классов, уничтожению всего, чем жил и хочет жить народ. Никогда воля народа
не попиралась более пренебрежительно. Всеми мерами, всеми силами это цар-
ствование поддерживало каждого, кто грабит и угнетает народ, и в то же время
повсюду в России систематически искореняется все честное, преданное народу.
Нет деревушки, которая не насчитывала бы нескольких мучеников, сосланных в СПРАВКА ПО ДЕЛУ О ПОДГОТОВКЕ КРУШЕНИЯ ЦАРСКОГО ПОЕЗДА
Сибирь за отстаивание мирских интересов, за протест против администрации и НА МОСКОВСКО-КУРСКОЙ ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ
кулачества. В интеллигенции — десятки тысяч человек нескончаемой верени- 19 НОЯБРЯ 1879 ГОДА
цей тянутся в ссылку, в Сибирь, на каторгу, исключительно за служение народу,
за дух свободы, за более высокий уровень гражданского развития. Этот гибель- [1880]
ный процесс истребления всех независимых гражданских элементов упрощает-
ся, наконец, до виселицы.
Александр II — главный представитель узурпации народного самодержа- Дело взрыва рельсов полотна железной дороги около Москвы по своей варвар-
вия, главный столп реакции, главный виновник судебных убийств. 14 казней тя- ской цели, по сложности разных подготовительных работ и по другим обстоя-
готеют на его совести, сотни замученных и тысячи страдальцев вопиют об отмще- тельствам не могло принадлежать двум-трём лицам, и непременно должно при-
нии. Он заслуживает смертной казни за всю кровь, им пролитую, за все муки, надлежать целой партии. Из собранных сведений от Гольденберга выходит
им созданные. несомненным, что это дело принадлежит как «народникам бунтовщикам», так и
Он заслуживает смертной казни. Но не с ним одним мы имеем дело. Наша «террористам» и что это дело заговора, инициаторы и исполнители которого
цель — народная воля, народное благо. Наша задача — освободить народ и сде- были террористы1.
186 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 187
Так Гольденберг говорил, что ими, т. е. террористами, на сходке, которая Из слов Гольденберга видно, что подробности покушения посредством
была в Петербурге этим летом, было решено в принципе — во что бы то ни ста- взрыва рельсов знали очень немногие «террористы», а именно: исполнители
ло убить Государя Императора и воспользоваться для этого пребыванием Госу- этого варварского дела и ещё несколько лиц, принадлежащих к террористиче-
даря Императора в Крыму (неудачу исполнения этого решения Гольденберг ской партии, пользующихся всеобщим доверием, как напр. «Михайла»3, Колот-
сваливает на свой арест с динамитом). Подтверждением того, что покушению на кевич, Оксельрод и ещё кое-кто, другие же как террористы, так и народники-
жизнь Государя Императора посредством взрыва рельсов на Московско- бунтовщики, как участники этого заговора, работавшие над другими отраслями
Курской железной дороге предшествовала сходка, служат ещё рассказы Голь- этого дела, знали только в общих чертах о предстоящим покушении на жизнь
денберга о покушении на жизнь Государя Императора 2 апреля2, с подробно- Государя и готовились к этому, даже Стефанович и Дейч, которые очевидно к
стями которого он, несомненно, хорошо знаком. Из его слов видно, что за месяц этому времени поспешили возвратиться из заграницы, не знали по словам Голь-
до 2 апреля в Петербурге была шумная и многолюдная сходка партии террори- денберга подробностей дела, а знали только о нём в общих чертах. Стефанович
стов, на которой присутствовал и он, Гольденберг, и на которой, прежде всего, и Дейч и другие народные бунтовщики из террористической программы сочув-
был поставлен вопрос: на основании того-то и того-то, а также потому-то и по- ствуют только делу убийства Государя Императора, как делу, после удачного
тому-то следует ли лишить жизни Государя Императора? и на этот вопрос соб- выполнения которого можно легко вызвать народный бунт при посредстве раз-
рание ответило единодушно — «да». После решения сходки было приступлено личных мистификаций. Потом Гольденберг, будучи уверен, что подсаженного к
к рассмотрению — каким способом будет лучше лишить жизни Государя Импе- нему агента в Харькове освободят, давал ему поручения к разным лицам; поло-
ратора, посредством ли холодного оружия, т. е. кинжала, револьвера или по- жительно воспрещал говорить с кем бы то ни было о подробностях Московско-
средством взрывчатых принадлежностей. Эти три способа были поставлены на го дела, кроме «Михайла», Колоткевича и Оксельрода.
баллотировку и первый способ — убийство Государя Императора посредством Что Московское дело есть дело заговора, в котором косвенно принимало
кинжала собрание нашло негодным, а относительно других двух способов участие очень много лиц, принадлежащих к обоим русским революционным
убийства — посредством выстрела из револьвера или взрывчатых принадлеж- партиям, так это видно из того, что редакцией «Народная воля» от редакции
ностей, как напр. орсиниевской бомбы и т. п. вещей собрание разделилось на «Чёрного передела» были напечатаны прокламации, которые предполагалось
две группы и после продолжительных дебатов, большинство голосов осталось распространить в народе на случай удачи взрыва рельсов. В прокламациях этих
на стороне того, чтобы лишить жизни Государя Императора посредством вы- редакция «Чёрного передела» предлагала обществам выбирать из среды своей
стрела из револьвера. представителей и посылать их к наследнику, с предъявлением различных требо-
Гольденберг относительно себя сказал так, что он под обаянием незадолго ваний. Прокламации эти были заранее распространены по разным городам и, по
пред этим удачно совершённого убийства князя Кропоткина, посредством вы- словам Гольденберга распространение этих прокламаций как в городах, так и в
стрела из револьвера, имел глупость стоять за способ убийства Государя Импе- простом народе, было отлично организовано. Гольденберг пред своим послед-
ратора также посредством револьвера, и вообще, по его словам, удачное убий- ним выездом из Одессы видал эти прокламации и в Одессе.
ство Кропоткина имело большое влияние на решение убийства Государя из Из слов Гольденберга видно, что террористическая партия теперь органи-
револьвера. Потом, после решения этих вопросов, было спрошено — есть ли зована на принципах централизации с диктатором во главе, который выбирается
добровольные охотники убить Государя Императора, — на этот клич вызвался большинством голосов и неповиновение которому равносильно исключению из
первым Соловьев, а потом ещё какой-то жид. Собрание, видя двух претендентов, кружка. Этот характер организации применяется во всех практических делах
начало решать, кто из двух претендентов будет больше подходящим для убий- кружка. Так например если является какое-нибудь практическое дело, как на-
ства, и для этого занялись рассмотрением прошлого обоих, т. е. их биографий, пример взрыв рельсов, то прежде всего выбираются исполнители дела, а потом
и нашли, что Соловьев по своему прошлому больше всего подходящий человек. уже исполнители из своей среды выбирают начальника, по словам Гольденберга
Но вслед за решением того, что убийцею Государя Императора будет Соловьев, «атамана», который уже распоряжается дальнейшими работниками и воле кото-
один из членов собрания предложил вопрос — не лучше ли будет, если в Госу- рого требуется безусловное повиновение.
даря Императора будут стрелять оба претендента и притом так, чтобы один стре- В деле подкопа под рельсы на Московско-Курской ж. д. исполнители ра-
лял спереди, а другой сзади? Собрание после долгих рассуждений нашло это бот также выбирали из своей среды начальника и за его требовательность и
удобным и постановило, что в Государя будут стрелять оба претендента; но на строгость прозвали его «Чиновником», без разрешения этого начальника никто
другом собрании, по поводу предстоящего убийства Государя Императора, соб- не имеет права ничего делать — даже отлучаться из дома. Этот начальник, но-
рание нашло неудобным, чтобы стрелял жид, и окончательно решило, что в Го- сящий кличку «Чиновник», как видно из слов Гольденберга, по наружности
сударя Императора будет стрелять один Соловьев. очень толст и в подкопе ему работать было трудно; в доме, из которого вёлся
188 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 189
подкоп, он постоянно не жил, но каждое утро рано приходил, а вечером уходил, — можно взорвать в Петербурге, посредством подкопа на Малой Садовой улице,
квартиру же имел где-то в гостинице, имел в Москве много знакомых, через ко- по которой Государь часто ездит и, между прочим, каждое воскресенье ездит по
торых добывал деньги для революционных дел, и по словам Гольденберга, по- ней на разводы в Инженерный замок, а равно и то, что Государя террористы бу-
сле взрыва непременно должен оставаться в Москве. Центром Главной террори- дут преследовать на каждом шагу и с уверенностью сказал, что месяца через 11/2
стической партии, которой принадлежит инициатива и выполнение покушения Государя непременно убьют. Очевидно предположение устроить подкоп на Малой
2-го апреля, взрыв рельсов железной дороги около Москвы и другие подобные Садовой ул. в Петербурге у них, террористов, уже созрело.
дела, служит Петербург и именно редакция «Народная воля». От этой партии
откололось несколько человек для устройства центра южных террористов в ГА РФ. Ф. 569. Оп. 1. Д. 85. Л. 1–11об.
Одессе. Но есть ещё кружок террористов, носящий название «Свобода или
смерть»4, который по словам Гольденберга, состоит из молодых революционе- ПРИМЕЧАНИЯ
ров и центр которого находится также в Петербурге.
Гольденберг для эффекта хочет объяснить в суде, что член кружка «Сво- 1. Имеются в виду члены «Земли и воли», расколовшейся летом 1879 года на «На-
бода или смерть», каковое заявление, по его словам, польстит членам этого родную волю» и «Чёрный передел»; взрыв на Московско-Курской железной дороге осу-
кружка. ществлен народовольцами.
2. Покушение А.К. Соловьева.
Кружок террористов решил убить Государя Императора во что бы то ни
3. Фроленко Михаил Федорович.
стало и обставить так, чтобы Его Величество никаким образом не мог вернуться 4. «Свобода или смерть» — фракционная группа сторонников террора внутри «Зем-
из Крыма в Петербург, для чего ими было устроено три подкопа под рельсами ли и воли» (1879). Большинство членов группы вошло в Исполнительный комитет «На-
железных дорог, где должен был проезжать Государь Император. родной воли».
Из того, что у него, Гольденберга, в Елизаветградской тюрьме был Одес- 5. Тотлебен Эдуард Иванович.
ский Генерал-Губернатор5, который по словам Гольденберга, должен был со-
провождать Государя до Харькова — Гольденберг убедился, что один подкоп,
находящийся между Севастополем и Харьковым, вовсе не действовал, ибо по
словам Гольденберга если бы подкоп был взорван, то вместе с Государем долж- ОТ ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО КОМИТЕТА
ны были бы погибнуть и все сопровождающие Его Величество, а также и Граф
Тотлебен, как сопровождающий Государя; чтобы хорошенько уяснить себе это 7 ФЕВРАЛЯ 1880
Гольденберг в Елизаветградской тюрьме расспрашивал кого мог, откуда прие-
хал в Елизаветград Граф Тотлебен — из Одессы или же из Харькова? Относи- По постановлению Исполнительного комитета 5 февраля в 6 час. 22 мин. вечера
тельно неудачного взрыва другого подкопа, находящегося возле Москвы, он уз- совершено новое покушение на жизнь Александра Вешателя посредством взры-
нал в Елизаветградской тюрьме. Теперь является вопрос — где находится ва в Зимнем дворце. Заряд был рассчитан верно, но царь опоздал на этот раз к
третий подкоп? Расспросами у Гольденберга нельзя было уяснить подробно, где обеду на полчаса, и взрыв застал его на пути в столовую. Таким образом, к не-
находится этот подкоп — между Харьковым и Москвой или между Москвой и счастью родины, царь уцелел.
Петербургом; но предполагается, что подкоп этот находится между Харьковым С глубоким прискорбием смотрим мы на погибель несчастных солдат цар-
и Москвой и предположение это основывается на следующем соображении. Так ского караула, этих подневольных хранителей венчанного злодея. Но… пока
если бы подкоп находился между Москвой и Петербургом, то Гольденберг, уз- армия будет оплотом царского произвола, пока она не поймет, что в интересах
навши о неудачном действии взрыва рельсов около Москвы, непременно бы вы- родины ее священный долг стать за народ против царя, такие трагические
сказал надежду, что до приезда Государя Императора в Петербург Ему угрожа- столкновения неизбежны.
ла ещё [опасность] и что с неудачею взрыва около Москвы с их стороны ещё не Еще раз напоминаем всей России, что мы начали вооруженную борьбу,
всё погибло и, как хвастливый жид, он непременно этим похвастался бы; но из будучи вынуждены к этому самим правительством, его тираническим и насиль-
его поведения было ясно видно, что с Москвой кончается опасность для Госу- ственным подавлением всякой деятельности, направленной к народному благу.
даря и что на пути от Москвы к Петербургу Государю ничего не угрожает; если Правительство само становится преградой на пути свободного развития народ-
бы угрожала какая-либо опасность между Москвой и Петербургом, то это Голь- ной жизни. Оно само ставит каждого честного человека в необходимость или
денберг непременно высказал бы, как высказал, что подкоп между Севастопо- отказаться от всякой мысли служить народу, или вступить в борьбу на смерть
лем и Харьковым совершенно не действовал, а также, что Государя Императора с представителями современного государства.
190 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 191
Объявляем еще раз Александру II, что эту борьбу мы будем вести до тех ключению, что большая часть этих сил могла бы быть определена систематиче-
пор, пока он не откажется от своей власти в пользу народа, пока он не предоста- скою регистрацией сведений о лицах, привлекавшихся за последние десять лет
вит общественное переустройство всенародному Учредительному собранию, к дознаниям о государственных преступлениях.
составленному свободно, снабженному инструкциями от избирателей. А пока В 1877 году в Нижегородской губернии производилось окончившееся ссыл-
первый шаг в деле освобождения родины по-прежнему стоит задачей перед на- кой главных обвиняемых дознание о дворянине Новгородской губернии Линеве,
ми, и мы разрешим ее во что бы то ни стало. устроившем в деревне Мостовке, Ардатовского уезда сельскохозяйственную
Призываем всех русских граждан помочь нам в этой борьбе против бес- ферму с целями противоправительственной пропаганды. На означенной ферме,
смысленного и бесчеловечного произвела, под давлением которого погибают находившейся, как оказалось, в тесных сношениях с членами так называемого
все лучшие силы отечества. «общества друзей», обнаруженного в Петербурге по доносу убитого впоследст-
вии крестьянина Шарашкина, проживали с конца 1876 года и по июль 1877 года
Текст приводится по изданию: Революционный радикализм в России: век девятна- многие лица, известные по разным политическим процессам и в числе их име-
дцатый. новавшийся сыном священника Русаковым, который вслед за обыском, произ-
Документальная публикация под ред. Е.Л. Рудницкой. ведённым на ферме Линева жандармским офицером, поспешил скрыться и до сих
М. 1997. С. 429–430.
пор не был разыскан.
Ныне Квятковский сознался, что на ферме Линева под именем Русакова
проживал он и помянутое сознание представляется несомненным в виду тех
подробностей, которые были приведены Квятковским в рассказе о пребывании
его в Ардатовском уезде.
ЗАПИСКА ПРОКУРОРА ПЕТЕРБУРГСКОЙ СУДЕБНОЙ ПАЛАТЫ Упоминая при изложении показаний Евгении Фигнер и Квятковского по
В. К. ПЛЕВЕ ПО ДОЗНАНИЮ О ВЗРЫВЕ В ЗИМНЕМ ДВОРЦЕ делу о преступлении 5 февраля о сношениях их с деятелями тайной типографии,
взятой в Саперном переулке, нельзя пройти молчанием о результатах допросов,
2 МАРТА 1880 произведённых того же 28 февраля двум лицам, принадлежащим к числу сих
деятелей.
Указанные допросы окончательно установили настоящие имена и звания
28-го февраля по дознанию о взрыве в Зимнем Дворце Его Императорского Ве- всех лиц, арестованных в Саперном переулке. Таким образом именовавшийся
личества были передопрашиваемы обвиняемые Евгения Фигнер и Александр канцелярским служителем Лысенко признал, что он бывший вольный слуша-
Квятковский, — первая по вопросу о сношениях её с лицами, жившими в поме- тель Медико-Хирургической Академии Николай Константинов Бух (в записке,
щении тайной типографии, а последний относительно противоправительствен- доставленной о Бухе Одесским Временным Генерал-Губернатором он непра-
ной деятельности его за прошедшее время. вильно назван Иваном Васильевым), скрывающийся от преследования с 1874 года.
Фигнер, не отрицая знакомства с некоторыми из арестованных в квартире Подписывавший же до сих пор протоколы своих показаний литерами NN зая-
тайной типографии, категорически отвергла, однако, посещения той квартиры, вил, что он уроженец города Могилёва Лейзер Йоселев Цукерман, сын прожи-
где она и Квятковский были арестованы, лицом, которое застрелилось, и таким вающего ныне в Киеве купца 2-й гильдии. К сему Цукерман присовокупил, что
образом опровергла показание Квятковского, пытавшегося на одном из преды- он до двадцатилетнего возраста воспитывался дома, изучал талмуд, потом в те-
дущих допросов приписать этому лицу принадлежность оказавшихся при обы- чение трёх лет занимался торговыми делами, а с 1875 года и до последнего вре-
ске у него, Квятковского, чертежей Зимнего Дворца. Из дальнейших объяснений мени жил за границей в Берлине и Берне, где, как следует полагать, и проникся
Фигнер усматривается, что свидания её с единомышленниками происходили в социалистическими воззрениями, посещая, очевидно, существовавший до послед-
доме № 124 по Невскому проспекту, в квартире двух лиц, проживавших по чу- него времени в Берлине кружок русских нигилистов, состоящий по преимуще-
жому паспорту, под именем инженера путей сообщения Хитрово и его жены. ству из евреев западного края.
Лица эти вслед за обыском у Квятковского и Фигнер были арестованы, но из-под В заключение настоящей записки необходимо упомянуть, что дальнейшие
ареста успели скрыться. действия по дознанию о взрыве в Зимнем Дворце последуют по получении от-
В объяснениях, представленных затем Квятковским относительно его про- ветов на некоторые запросы, посланные в Вятскую и Нижегородскую губернии.
шедшей жизни, содержатся интересные данные, которые, указывая на тесную
связь между собою всех революционных сил русского общества, приводят к за- ГА РФ. Ф. 569. Оп. 1. Д. 34. Л. 2–4.
192 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 193
легко устраивают для себя все внешние признаки благонадежности; достаточно,
ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА ЗАВЕДУЮЩЕГО ЗАГРАНИЧНОЙ АГЕНТУРОЙ например, вспомнить революционные квартиры, увешенные образами или по-
П.И. РАЧКОВСКОГО ДИРЕКТОРУ ДЕПАРТАМЕНТА ПОЛИЦИИ сещение церквей усердно молившимися террористами…
П.Н. ДУРНОВО О ПОСТАНОВКЕ РАБОТЫ ОРГАНОВ СЫСКА В СВЯЗИ Грозящие события, наоборот требуют, чтобы фактически существующая
С ВОЗНИКНОВЕНИЕМ В ПЕТЕРБУРГЕ «ГРУППЫ НАРОДОВОЛЬЦЕВ»
политическая полиция вполне отвечала своему назначению и находилась не по-
зади возникающих революционных предприятий, а шла им навстречу.
24 НОЯБРЯ / 6 ДЕКАБРЯ 1892
Исторический склад русской государственной жизни, к счастью, дает
в этом случае исключительные привилегии против тех стран, где революцион-
Наступающая эпоха русского революционного движения во многом сходствует, ное движение принимало неудержимый национальный характер: несмотря на
по моему мнению, с периодом возникновения бывшего «Исполнительного Ко- самые острые и зловредные формы, у нас революционное движение носит лишь
митета». паразитные особенности увлечений западно-европейскими политическими и со-
На известном Липецком съезде, который послужил в 1879 году основанием циальными теориями, не имея действительных корней ни в обществе, ни в народе.
упомянутого «Комитета», цареубийство было возведено революционерами в В отдельности, каждому человеку или сословию свойственно ныть, взваливая
систему, как единственное, по их мнению, средство добиться конституции, чтобы свои собственные неудачи (как результат лени или отсутствия предприимчиво-
потом беспрепятственно пропагандировать идеи социализма. сти) на Правительство. Этим прискорбным свойством русского человека успешно
Точно такие же задачи ставит себе и настоящая Петербургская группа1, пользуются беспочвенные, профессиональные конспираторы, чтобы «ловить
если судить по существу вышедшего от нее «Летучего листка народной воли». рыбу в мутной воде», особенно после стихийных бедствий, постигших наше
Как и прежде, революционеры опираются на поддержку русских либералов с отечество, и осуществлять свои разрушительные замыслы.
той разницей, что раньше эти господа питали скрытую надежду получить кон- Таким образом, успешная борьба с русскими революционерами всегда
ституцию мирным путем, а потому уверяли партию во вреде и гибельности ее возможна в пределах правильно функционирующей политической полиции, если
стремлений, но теперь у них надежды уже совершенно не имеется. Следова- эта последняя признает, что революционное движение приобрело уже постоян-
тельно, дело становится в гораздо худшие рамки, ибо исключает либеральные ный характер, несмотря на временные затишья или отдельные удачные репрес-
колебания в смысле открытого сочувствия революционерам. салии и придет к необходимости создать из себя прочную, контрреволюционную
Как бы ни разветвлялись революционные кружки в провинции, но главной организацию, под непосредственным руководством Департамента Полиции.
ареной их практической деятельности должен быть Петербург, по условиям Сколько бы ни возникало на пространстве России отдельных и замкнутых
Императорской резиденции и средоточия Правительственных функций. Рево- революционных кружков, политическая полиция данной местности всегда име-
люционеры в настоящее время хорошо понимают, что вне систематического
ет возможность объединить их для безошибочного контроля и своевременно
террора для них в России не может быть никакой плодотворной деятельности и
пресекать преступные замыслы. Сосредоточивая, путем внутреннего воздейст-
потому снова выступают на почве бывшего «Исполнительного Комитета», осте-
вия, самые разнородные революционные элементы в центральные группы, ор-
регаясь повторять его ошибки и противоречия, связанные с предварительной
выработкой конечных революционных целей. ганы названной полиции должны сделаться распорядителями положения, а не
Предстоящая эпоха по всем данным, грозит неминуемыми катастрофами, быть рабами революционных предприятий. При известной настойчивости и так-
особенно если принять в соображение, что разобщенные революционеры оты- те они могут довести дело до того, что подпольные и, вообще, профессиональ-
скали способы организоваться без помехи со стороны политической полиции, ные революционеры должны будут сойтись под их прямым наблюдением с той
о неподготовленности которой бороться с ними на избранном поприще, они оче- или другой легальной средой, им сочувствующей. Каждый революционер, дей-
видно, были предуведомлены заранее. ствующий например, в Петербурге, на собственный страх, непременно примк-
При означенных обстоятельствах, самая блестящая постановка наружного нет к искусственному центру, находящемуся в ведении местного руководителя
наблюдения не может дать необходимых результатов и без освещения внутренней розыскной деятельностью, и наиболее опасные конспираторы всегда будут на
жизни революционеров лишь производит путаницу, нанизывая бесконечный ряд виду для соответственных против них мероприятий.
ничего не говорящих имен и поддерживая рискованное напряжение агентурных Только по роковому недоразумению можно принимать означенную систе-
сил к сугубому удовлетворению неуязвимой внутри революционной среды. му за подобие осужденной всюду провокации, которою дерзнет увлекаться или
Печальный опыт показал, что под давлением одного наружного наблюдения, круглое невежество, или преступное честолюбие, жаждущее громких дел во что бы
она только изощряется обманывать полицию и самые опасные конспираторы то ни стало.
194 «Отщепенцы». Путь к терроризму (60–80-е годы XIX века) Приложения 195
Для торжества приведенной системы, прежде всего возникает вопрос о с помощью внутренних агентов, остается только один рискованный расчет на
приобретении способных и убежденных внутренних агентов. благоприятные случайности, которые имели, например место в Петербурге при
Как ни трудно отыскать их, но невозможностью исполнить такую задачу недозрелых или неудавшихся злоумышления первостепенной важности в 1887
в состоянии отговариваться лишь те руководители политической агентуры, ко- и 1890 годах2.
торые ограничиваются одним формальным исполнением своих обязанностей
или косвенно сознающиеся в полной неспособности вести доверенное им дело. Состоящий при Министерстве Внутренних Дел П. Рачковский
Внутренних агентов, которые отвечали бы своему назначению всегда можно на-
вербовать из элементов, наиболее враждебных Правительству в данной местно- Помета: «читал»
сти. После всесторонних справок о том или другом лице, о его положении, об-
разе мыслей и характере, следует пригласить его (при известной обстановке) ГА РФ. Ф. 102. Д—3. 1892. Д. 888. Л. 31–35.
для переговоров и, если нельзя рассчитывать на удачу в каждом отдельном слу-
чае, то из 5 подобных случаев одно или два лица, при искусном давлении, на- ПРИМЕЧАНИЯ
верное перейдут на сторону Правительства.
Если революционеры узнают об этих фактах, то они отзовутся тем хуже на 1. Имеется в виду первая «Группа народовольцев» (вторая существовала в 1894–
них в моральном отношении и, порождая взаимную подозрительность, принесут 1896), возникшая осенью 1891 года и разгромленная властями в апреле 1894-го. Объявляя
гораздо больше пользы, чем самое идеальное наружное наблюдение. По личному о верности «основным принципам» старого народовольчества, «Группа народовольцев»
вносила в свою практику и идейную аргументацию некоторые новые черты. В частности,
опыту мне известно, что вышеприведенные переговоры представляют большие
вызывала возражения организационная замкнутость прежнего Исполнительного комитета:
трудности, требуя чрезвычайной настойчивости, продолжительного времени, «Признавая наступательный политический террор главным орудием борьбы с самодержа-
ясного понимания вопроса и крайнего нервного напряжения, но тем существен- вием, мы однако же утверждаем, что систематический террор возможен лишь при таком
нее оказываются результаты. развитии организации, которое обеспечит живой приток сил» (ГА РФ. Ф. 102. Ос. Отд. 1892 г.
К сожалению этим дело далеко не исчерпывается. Даже в официальных Д. 888. Л. 13). Группа вела пропаганду среди рабочих; издала два номера «Летучего лист-
сферах установились закоренелые предрассудки против внутреннего агента, как ка» и ряд воззваний.
продажного, безнравственного и предательствующего человека, не говоря уже о 2. Речь идет о «втором 1 марта» — подготовке покушения на Александра III так на-
русском обществе, которое по ложным воззрениям на обязанности перед Отече- зываемой «Террористической фракцией партии “Народная воля”» (П.И. Андреюшкин,
В.Д. Генералов, В.С. Осипанов, А.И. Ульянов, П.Я. Шевырев) в 1887 году и о громком
ством, привыкло с брезгливостью относиться ко всему, что соприкасается с
процессе 1890 года, связанном с русской эмигрантской колонией в Париже, когда Рачков-
Правительством. У нас почти никто не склонен видеть в агенте лицо, испол- скому удалось пресечь деятельность кружка, изготовлявшего взрывчатые вещества и сна-
няющее скромный долг перед родиной вопреки, например французам или анг- ряды (И. Кашинцев (И. Н. Ананьев), Б. Рейнштейн и др.), участие в работе которого при-
личанам, которые в качестве частных людей, сами помогают полиции в раскры- нимал его собственный агент Ландезен.
тии преступлений и публично гордятся каждым представившимся случаем,
который дает им возможность исполнить эту патриотическую обязанность. Та-
ким образом, при беседах с новыми внутренними агентами, необходимо больше
всего убеждать их, что они отнюдь не презренные шпионы, а лишь сознатель-
ные сторонники Правительства, которые борются с беспочвенными проходим-
цами, посягающими на спокойствие, честь и национальное достоинство России.
Укрепивши агента на подобной идейной почве, следует также всячески
щадить его самолюбие и осмотрительно избегать всего, чтобы хоть отчасти дало
ему повод размышлять о своей мнимой позорной роли.
Затем уже наступает область опытного руководительства таким агентам,
сообразно обстоятельствам.
Вышеизложенное представляется по моему скромному разумению, един-
ственным способом предотвратить те невыразимые катастрофы, которые обе-
щает видимая постановка нарождающегося внутри России революционного
движения. Вне организационной деятельности органов политической полиции
Аннотированный указатель имен 197
Блан Луи (1811–1882) — представитель французского утопического социализма, историк.
Активный участник революции 1848 года, входил в состав республиканского времен-
ного правительства. Организатор так называемой Люксембургской комиссии по во-
просу о положении рабочего класса. После подавления июньского восстания 1848 года
провел около 20 лет в эмиграции. Вернулся во Францию в 1870 году.
АННОТИРОВАННЫЙ Блюммер Леонид Петрович (1840–1888) — журналист. В 1861 году выехал за границу,
где редактировал журналы «Свободное слово», газеты «Весть» (вышел единственный
УКАЗАТЕЛЬ ИМЕН номер) и «Европеец», издававшиеся в Берлине, Брюсселе и Дрездене. В 1865 году
вернулся в Россию.
Богданович Юрий Николаевич (1849–1888) — революционер-народник. Участник «хож-
дения в народ», с 1880 г. член Исполнительного комитета «Народной воли». В 1883 г.
Александр II (1818–1881) — российский император с 1855 года.
был приговорен к бессрочной каторге, умер в Шлиссельбургской крепости.
Бакунин Михаил Александрович (1814/19–1876) — один из виднейших идеологов анар-
Боголюбов Алексей (Емельянов Архип Петрович) (1852–1887) — участник «хождения
хизма и народничества. Окончил Артиллерийское училище в Петербурге, получил
в народ», член «Земли и воли». Был приговорен к 15 годам каторги за участие в де-
офицерский чин, в 1835 году вышел в отставку. Во второй половине 30-х годов жил в
монстрации 6 декабря 1876 г. на Казанской площади в Петербурге. Летом 1877 г. со-
Москве, был членом кружка Н.В. Станкевича. В 1840 году уехал за границу (Герма-
держался в доме предварительного заключения, был высечен по приказу петербург-
ния, Швейцария, Франция), где примкнул к левым гегельянцам. Требованиям русско-
го правительства возвратиться на родину не подчинился. В 1844 году заочно пригово- ского градоначальника Ф.Ф. Трепова. Это событие послужило поводом к покушению
рен к лишению всех прав состояния и ссылке на каторжные работы в Сибирь. После на Трепова Веры Засулич в январе 1878 г. Во время отбывания каторжных работ в
высылки из Франции принял участие в славянском съезде в Праге и стал одним из ли- харьковской тюрьме обнаружил признаки тяжелого умственного расстройства и был
деров вспыхнувшего