Вы находитесь на странице: 1из 898

ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА

Alexey Rakitin

DYATLOV PASS
T he M ysterious D eath of S verdlovsk T ourists
in F ebruary 1959, an d the A tomic E spionage
in the S oviet - E ra U rals

2nd edition

Armchair Scientist
Moscow — Ekaterinburg
2016
Алексей Ракитин

ПЕРЕВАЛ ДЯТЛОВА
З агадка гибели свердловских туристов
В ФЕВРАЛЕ 1959 ГОДА и атомный шпионаж
на советском У рале

2-е издание, дополненное

Кабинетный ученый
Москва — Екатеринбург
2016
ББК 63.3(2)6
Р19

Ракитин, А.
Р 19 Перевал Дятлова: загадка гибели свердловских туристов в феврале
1959 года и атомный шпионаж на советском Урале / А. Ракитин. —
Москва: Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2016.2-е изд, испр.,
доп. — 892 с . : ил.
ISBN 978-5-7525-2841-5
Разобраны основные версии происшедшего вечером 1 февраля 1959 г.
на склоне горы Холатчахль на Северном Урале, восстановлена по­
следовательность действий участников драмы, объяснены логика,
причинно-следственные связи и взаимная обусловленность внешне
противоречивых событий.

© Ракитин А., текст, 2016


ISBN 978-5-7525-2841-5 © Кабинетный ученый, 2016
ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение........................................................................................................ 7
Глава 1. Состав туристской группы. История похода......................... 8
Глава 2. Начало поисковой операции. Общая хронология
розысков. Обнаружение первых тел погибших
туристов........................................................................................24
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел Юрия
Дорошенко, Георгия Кривонищенко, Зинаиды
Колмогоровой и Игоря Дятлова............................................. 54
Глава 4. Что не увидели следователи. Огрехи начального
этапа расследования..................................................................73
Глава 5. Дальнейшие поиски. Обнаружение тела Рустема
Слободина................................................................................... 83
Глава 6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема
Слободина. Незаданные вопросы и неполученные
ответы........................................................................................... 87
Глава 7. Когда же туристы ставили палатку на склоне
Холат-Сяхыл?.............................................................................99
Глава 8. Первоначальная версия следствия: убивали манси!..........108
Глава 9. Что увидел эксперт: палатку разрезали изнутри................ 113
Глава 10. Новая версия следствия: Ахтунг! Ахтунг! Огненные
шары в небе!.............................................................................. 132
Глава 11. Финал поисковой операции: обнаружение тел Людмилы
Дубининой, Семена Золотарева, Александра Колеватова
и Николая Тибо-Бриньоля..................................................... 146
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов,
найденных в овраге.................................................................. 160
Глава 13. Мы все учились понемногу... Судмедэксперт
Возрожденный как зеркало советской судебной
медицины...................................................................................181
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских
экспертиз тел Дубининой, Золотарева, Колеватова
и Тибо-Бриньоля..................................................................... 200
Глава 15. Физико-техническая экспертиза — след из ниоткуда
в никуда......................................................................................212
Глава 16. Фальсификация или халатность?.......................................... 244
Глава 17. Про маленькие ушки большого зверя. КГБ и группа
Дятлова: непредвзятый взгляд.............................................. 279
Глава 18. Рейтинг безумия. Версии гибели группы Дятлова
на любые вкус и цвет...............................................................293
Глава 19. Предварительный анализ событий на склоне
Холат-Сяхыл во 2-й половине дня 1 февраля 1959 г........ 337
Глава 20. Кто убивал: значимые черты обобщенного портрета
убийц на основании предполагаемой поведенческой
модели........................................................................................345
Глава 21. Последовательность событий на склоне Холат-Сяхыл
в первом приближении........................................................... 351
Глава 22. Необходимые уточнения........................................................ 363
Глава 23. Отступление от сюжета: некоторые фрагменты
истории тайной войны стран НАТО против СССР
в 1950-х годах............................................................................371
Глава 24. Понятие «контролируемой поставки» как комплексного
оперативно-розыскного мероприятия органов
государственной безопасности (внутренних дел)............. 475
Глава 25. Большие секреты маленького городка................................484
Глава 26. Альфа-частицы и гамма-кванты не обнаружены,
или Что секретного в секретном изотопе?...........................533
Глава 27. Возможные кандидаты........................................................... 550
Глава 28. Подготовка группы Игоря Дятлова к походу
в контексте версии «контролируемой поставки»...............645
Глава 29. Поход глазами туристов ........................................................ 669
Глава 30. Несколько слов о странностях, необъяснимых
и необъясненных..................................................................... 723
Глава 31.6 февраля 1959 года — день, в который ничего
не происходило........................................................................ 742
Глава 32. Операция «Потир», или Что искала американская
разведка на Северном Урале в первой половине
1959 года.....................................................................................753
Глава 33. Что и как происходило на склоне Холат-Сяхыл после
16 часов 1 февраля 1959 г........................................................ 777
Глава 34. Почему Рустем Слободин замерз первым?..........................810
Глава 35. Смерть, идущая по следу........................................................ 821
Глава 36. Что было дальше?.................................................................... 873
Послесловие 888
ВВЕДЕНИЕ
стория эта будоражит воображение уже не первое де­

И сятилетие. О ней написаны книги, сняты фильмы, ей


посвящены тысячи страниц интернет-форумов и блогов.
Авторы более двух десятков версий разной степени авторитет­
ности и достоверности на протяжении десятилетий пытались
вогнать странные и противоречивые события в прокрустово ложе
собственной логики, отсекая то, что ей не соответствовало, и до­
бавляя то, что, по их мнению, добавить следовало. Но истинная
картина случившегося вечером 1 февраля 1959 г. на склоне горы
Холатчахль на Северном Урале так и не была восстановлена,
и сделать это, видимо, не удастся уже никогда.
В этой книге будет предпринята попытка проанализировать
всю накопленную к 2014 г. информацию по факту загадочной
гибели свердловских туристов на перевале Дятлова зимой
1959 г. Спокойно и взвешенно мы разберем основные версии
происшедшего, восстановим последовательность действий
участников драмы, достаточно точно объясним логику, при­
чинно-следственные связи и взаимную обусловленность внешне
противоречивых событий. Мы очень близко подойдем к тому,
чтобы указать виновных...
Хотя назвать их имена и фамилии мы все-таки не сможем.
Почему именно — станет понятно из текста.
Приглашаем читателей провести это расследование вместе
с нами.
ГЛАВА 1

СОСТАВ ТУРИСТСКОЙ ГРУППЫ.


ИСТОРИЯ ПОХОДА
^ \ января 1959 г. из Свердловска выехала группа туристов
ш в составе 10 человек, которая поставила своей задачей
пройти по лесам и горам Северного Урала лыжным
походом 3-й (наивысшей на тот момент) категории сложности.
За 16 дней участники похода должны были преодолеть на лыжах
не менее 350 км и совершить восхождения на североуральские
горы Отортен и Ойко-Чакур. Формально поход был организован
туристской секцией спортивного клуба Уральского политехни­
ческого института (УПИ) и посвящен предстоящему открытию
21-го съезда КПСС, но из десяти участников четверо студента­
ми не являлись. Кратко остановимся на персональном составе
группы, поскольку в ходе дальнейшего повествования имена
и фамилии этих людей будут упоминаться постоянно.
1. Игорь Алексеевич Дятлов, 1937 г. р., руководитель по­
хода, студент 5-го курса радиотехнического факультета УПИ,
высокоэрудированный специалист и, безусловно, талантли­
вый инженер. Уже на 2-м курсе Игорь разработал и собрал
УКВ-радиостанции, которые использовались для связи двух
групп во время турпохода по Саянам в 1956 г. Кстати, с этими
радиостанциями был связан весьма неприятный для самолюбия
Дятлова инцидент: при распределении весовой нагрузки между
участниками похода Игорь завысил вес на 3 кг. Сделал он это для
того, чтобы ему в рюкзак не положили лишнего груза. Дятлов
был пойман на лжи на третий день похода и претерпел, должно
быть, немало неприятных минут. Происшедшее, впрочем, вовсе
не отменяло его безусловного инженерного таланта. Он являлся
разработчиком малоразмерной печки, которая использовалась
в походах в 1958-1959 гг. и доказала свою функциональность.
Игорю Дятлову было сделано предложение остаться в УПИ
после окончания института для продолжения научной работы,
Глава 1. Состав туристской группы 9

Игорь Дятлов. Фотография 1958 г.

и в начале 1959 г. он даже оформился ассистентом на одну из


кафедр. К 1959 г. Дятлов имел немалый опыт дальних походов
разной степени сложности и среди членов туристской секции
спортклуба УПИ считался одним из самых тренированных
спортсменов. Знавшие Игоря люди говорили о нем как о чело­
веке вдумчивом, не имеющем склонности к скоропалительным
решениям и даже медлительном (но медлительном в том смысле,
что он всегда поспевал не спеша). Дятлов являлся разработчиком
маршрута, по которому группа отправилась в поход 23 января.
По некоторым воспоминаниям, Игорь вроде бы симпатизиро­
вал — и не без взаимности — Зине Колмогоровой, которая также
приняла участие в этом походе (но переоценивать глубину их
отношений вряд ли стоит — это была именно платоническая
симпатия и ничего более).
2. Юрий Николаевич Дорошенко, 1938 г. р., студент 5-го курса
радиотехнического факультета УПИ, хорошо подготовленный
турист, имевший опыт продолжительных походов различной
степени сложности. Одно время ухаживал за Зиной Колмо­
горовой. Юрий ездил с девушкой в ее родной город Каменск-
10 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Игорь Дятлов напротив главного здания Уральского


политехнического института (УПИ)

Уральский, где был представлен ее родителям и сестре. В даль­


нейшем их отношения как будто расстроились, но это не поме­
шало Юрию сохранить добрые чувства как к Зине, так и к своему
более удачливому сопернику Игорю Дятлову.
3. Людмила Александровна Дубинина; 1938 г. р., студентка 4-го
курса строительного факультета УПИ, с первых дней учебы
принимала активное участие в деятельности туристского клуба
института, отлично пела, фотографировала (многие фотографии
в зимнем походе 1959 г. сделаны именно Дубининой). Девушка
имела немалый туристский опыт. Во время похода по Восточным
Глава 1. Состав туристской группы 11

Участники туристского похода, посвященного открытию XXI съезда КПСС:


Юрий Дорошенко и Людмила Дубинина

Саянам в 1957 г. получила огнестрельное ранение ноги из-за


случайного выстрела сопровождавшего студентов охотника,
мужественно перенесла как само ранение, так и последующую
(весьма болезненную) транспортировку. В феврале 1958 г. была
старшей похода 2-й категории сложности по Северному Уралу.
4. Семен (Александр) Алексеевич Золотарев, 1921 г. р., самый
старший участник похода и, пожалуй, самая загадочная лич­
ность данного списка. Он просил называть его Сашей и потому
во многих документах и воспоминаниях фигурирует именно
под этим именем. На самом же деле он носил имя Семен и был
выходцем с Северного Кавказа (из кубанских казаков, из ста­
ницы Удобной на границе с Карачаево-Черкесской АССР),
куда регулярно ездил к матери. Родился в семье фельдшера,
принадлежал к поколению, наиболее пострадавшему от Вели­
кой Отечественной войны (из призывников 1921—1922 гг. рож­
дения в живых остались около 3 %), прошел практически всю
войну (в Вооруженных силах с октября 1941 г. по май 1946 г.).
Стал кандидатом в члены В КП (б) в 1944 г., был комсоргом
батальона, уже после войны вступил в партию. Имел 4 боевых
награды, среди которых — орден Красной звезды, полученный
за наведение понтонной переправы под огнем противника. На
военное прошлое Семена Золотарева следует обратить особое
12 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Участник похода Семен Золотарев

внимание — в дальнейшем нам еще придется к нему вернуться


для более тщательного анализа. После окончания войны Семен
пытался продолжить военную карьеру — в июне 1945 г. он по­
ступил в Московское военно-инженерное училище, которое,
однако, почти сразу подверглось сокращению. В апреле 1946 г.
Золотарев в составе курса перевелся в Ленинградское военно­
инженерное училище, но, видимо, не судьба была ему служить
в действующей армии, поскольку и это училище подверглось
сокращению вслед за московским. В конце концов Семен Зо­
лотарев оказался в Минском институте физкультуры (ГИФКБ),
который благополучно закончил в 1950 г. В середине 1950-х
он работал сезонным инструктором по туризму на различных
турбазах Северного Кавказа, а затем — на турбазе «Артыбаш»
(Алтай), после чего летом 1958 г. перебрался в Свердловскую
область и стал старшим инструктором по туризму на Коуровской
турбазе. Впрочем, перед самым походом к Отортену с группой
Игоря Дятлова Золотарев с «Коуровки» уволился. Он был
холост, что в то время казалось довольно необычным. Весьма
любопытны были его татуировки: изображения пятиконечной
звезды, свеклы, имени «Гена», даты «1921», буквосочетания
ДАЕРММУАЗУАЯ, комбинаций «Г+С+П=Д», «Г+С», а также
отдельных букв «С» рядом со звездою и свеклой. Большинство
татуировок, за исключением надписи «Гена» у основания боль-
Глава 1. Состав туристской группы 13

Участники похода: Александр Колеватов


и Георгий Кривонищенко

шого пальца правой руки, скрывала одежда, так что участники


похода, видимо, ничего о них не знали.
5. Александр Сергеевич Колеватов, 1934 г. р., студент 4-го
курса физико-технического факультета УПИ. Это еще одна
(наряду с Золотаревым) «темная лошадка» в составе группы.
До свердловского «Политеха» Александр успел закончить Сверд­
ловский горно-металлургический техникум (по специальности
«металлургия тяжелых цветных металлов») и уехать... в Москву
для работы старшим лаборантом в секретном институте Мини­
стерства среднего машиностроения, именовавшемся в то время
почтовый ящик (п/я) 3394. Впоследствии этот «почтовый ящик»
превратился во ВНИИ неорганических материалов, занимав­
шийся разработками в области материаловедения для атомной
промышленности. Работая в Москве, Александр Колеватов
поступил во Всесоюзный заочный политехнический институт,
отучился один год и перевелся на 2-й курс свердловского «По­
литеха». История его отъезда, работы в Москве на протяжении
трех лет (август 1953 г. — сентябрь 1956 г.) и последующего воз-
14 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Участница похода Зина Колмогорова

вращения в Свердловск весьма неординарна для того времени.


Как и в случае с Золотаревым, мы еще обратимся к анализу
необычных деталей жизни молодого человека, пока же отме­
тим, что к 1959 г. Колеватов уже имел опыт туристских походов
различной категории сложности. Знавшие Александра люди
отмечали такие сильные черты его характера, как аккуратность,
доходившую порой до педантизма, методичность, исполнитель­
ность, а также выраженные лидерские качества. Единственный
из членов группы, Александр курил трубку.
6. Зинаида Алексеевна Колмогорова, 1937 г. р., студентка
5-го курса радиотехнического факультета УПИ, душа турист­
ского клуба института. Как и остальные члены группы, Зина уже
имела немалый опыт походов различной степени сложности по
Уралу и Алтаю. Во время одного из походов девушка была укуше­
на гадюкой, некоторое время находилась на грани жизни и смер­
ти, с большим мужеством и достоинством перенесла выпавшие
на ее долю страдания. Зина Колмогорова демонстрировала
безусловные лидерские качества, умела сплачивать коллектив,
была желанным гостем любой студенческой компании.
7. Георгий (Юрий) Алексеевич Кривонищенко, 1935 г. р., выпуск­
ник УПИ, в 1959 г. —прораб строительного треста при комбина­
те № 817 (ныне известного как ПО «Маяк») в г. Челябинск-40,
режимного объекта в Челябинской области, где осуществлялась
Глава 1. Состав туристской группы 15

Зина Колмогорова (слева) с подругой на Набережной рабочей


молодежи у городского пруда (самый центр г. Свердловска)

наработка оружейного плутония. 29 сентября 1957 г. там про­


изошла одна из крупнейших в мире техногенных катастроф,
получившая широкую известность лишь в постперестроечное
время. Следствием этой катастрофы (часто называемой «Кыш-
тымской аварией») явилось образование так называемого Вос­
точно-Уральского радиоактивного следа протяженностью около
300 км. Георгий был свидетелем этой катастрофы и участником
ее ликвидации. В контексте настоящего исследования данное
обстоятельство следует принять во внимание. Кривонищенко
был другом Дятлова, участвовал практически во всех походах,
16 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Одна из многих походных фотографий, обнаруженных в фотоаппаратах туристов.


Слева направо: Николай Тибо-Бриньоль, Людмила Дубинина, Семен Золотарев,
Зинаида Колморова. Тибо отдал свою старую фетровую шляпу Золотареву, а сам
надел его берет. Туристы дурачатся и явно пребывают в прекрасном располо­
жении духа. Все еще живы, бодры и здоровы.

в которые ходил Игорь. Также Георгий был дружен с большин­


ством остальных участников похода, которые нередко бывали
в свердловской квартире его родителей. Хотя в действительности
Кривонищенко носил имя Георгий, друзья обычно называли его
Юрием (т. е. тут примерно такая же ситуация с заменой имени,
что и в случае с Золотаревым).
8. Рустем Владимирович Слободин, 1936 г. р., выпускник
УПИ, работал инженером закрытого отраслевого КБ (п/я 10).
Существует представление, будто бы отец Рустема в 1959 г. был
председателем профкома УПИ, но действительности оно не
соответствует. Профком «Политеха» возглавлял однофамилец
Рустема, а его отец был профессором другого свердловского вуза.
Рустем Слободин на протяжении ряда лет ходил в туристские
походы различной категории сложности и являлся, безусловно,
опытным туристом. Он был очень спортивным молодым чело­
веком, подвижным, выносливым, увлекался бегом на длинные
дистанции, ходил в секцию бокса УПИ. Рустем отлично играл
на мандолине, которую взял с собою и в этот поход. Кстати, его
тюркское имя — не более чем дань интернациональной моде,
родители Рустема Слободина были русскими.
Глава 1. Состав туристской группы 17

Фотография, понятная без слов. Золотарев загибает пальцы, словно спрашивая


Тибо: «Ты чуешь, третьего не хватает?» Молодые ребята шутят, и не выражен­
ный словами подтекст не оставляет сомнения в прекрасном расположении духа
фотографируемых.

9. Николай Владимирович Тибо-Бринъолъ, 1934 г. р., прораб


из Свердловска, выпускник строительного факультета УПИ
1958 г. Тибо происходил из рода известных французских горных
инженеров, несколько поколений отработавших на Урале. Отец
Николая в сталинские годы подвергся репрессиям, и мальчик
родился в лагере, где содержалась его мать. В Свердловск
Тибо-Бриньоль приехал из Кемерова, учился хорошо, институт
закончил со средним баллом 4,15, причем успехи в учебе шли
у него по нарастающей и успеваемость к концу обучения ока­
залась много лучше, чем на первых курсах. Николай имел опыт
туристских походов различных категорий сложности, был хо­
рошо знаком со студентами УПИ — членами туристского клуба
института. Все знавшие Тибо отмечали его энергию, предпри­
имчивость, дружелюбие и юмор.
10. Юрий Ефимович Юдин, 1937 г. р.,"студент 4-го курса ин­
женерно-экономического факультета УПИ, в институте увлекся
туризмом, совершил в общей сложности 6 длительных походов
различных категорий сложности, в том числе и 3-й, наивысшей
для того времени.
Основным мотивом организации похода был энтузиазм его
участников, Никаких материальных выгод осуществление этого
18 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Эти фотоснимки сделаны в первой половине дня 28 января 1959 г.: девушки
прощаются с Юрием Юдиным во Втором Северном. Без труда угадываются
персонажи на задних планах: на верхнем фотоснимке это Семен Золотарев,
на нижнем — Игорь Дятлов.

лыжного перехода принести не могло. Профком «Политеха» вы­


дал студентам по 100 руб. материальной помощи, но поскольку
это вспоможение носило чисто символический характер, все
участники скинулись еще по 350 руб. на пополнение походной
Глава 1. Состав туристской группы 19

кассы. Часть экипировки была получена в институте, часть


являлась собственностью членов группы. Все туристы были
здоровы, поставленная задача вполне соответствовала уровню
их подготовки и технического оснащения.
Нельзя не сказать несколько слов о командном духе этого
небольшого коллектива. Все его члены имели высшее или не­
полное высшее образование, причем следует помнить, что в те
времена статус такого образования был много выше нынешнего.
Это были по-настоящему разносторонне одаренные и эрудиро­
ванные люди, к тому же получившие определенный жизненный
опыт, прошедшие своеобразную проверку «на прочность». Из­
вестно, что почти всем участникам перехода доводилось прежде
сталкиваться в тайге с диким зверьем, а случаи с укусом змеей
Зины Колмогоровой и ранением Люды Дубининой говорят сами
за себя. Эти девушки были надежными, преданными и прове­
ренными далеко не рядовыми испытаниями товарищами. Безус­
ловно, члены группы обладали психологической устойчивостью
к стрессовым нагрузкам, имели развитое чувство солидарной
ответственности и взаимовыручки. Практически все они хорошо
знали друг друга на протяжении нескольких лет, и это обстоя­
тельство придавало им взаимную уверенность. Единственным
малознакомым для всех человеком был Семен Золотарев.
Внутри группы существовала как минимум одна связь, осно­
ванная на особых межличностных симпатиях. Речь идет о паре
«Игорь Дятлов — Зина Колмогорова». Не будет преувеличением
сказать, что этих молодых людей объединяла платоническая
привязанность. Конечно, в обычной обстановке это высокое
и красивое чувство можно только приветствовать, однако
в ситуации неординарной, стрессовой, связанной с риском для
жизни, оно способно сыграть весьма опасную роль, послужить
своеобразным детонатором разрушения единоначалия и под­
чиненности. В экстремальных обстоятельствах любовная при­
вязанность может неожиданно и притом негативно повлиять
на принятие важного решения, толкнуть человека на отказ от
выполнения команды либо побудить к неоптимальным (с точки
зрения большинства) действиям. Об этом надлежит помнить,
тем более что в походе такие экстремальные ситуации, без со­
мнения, возникали...
Итак, 23 января 1959 г. группа выехала из Свердловска
и в ночь с 24 на 25 января прибыла в поселок Ивдель (примерно
20 А. Ракитин. Перевал Дятлова

в 340 км к северу от места отправления). В дороге имели место


два заслуживающие упоминания инцидента с участием работ­
ников милиции. В одном случае туристов не пустили на ночевку
в здание вокзала в г. Серове и Юрий Кривонищенко, издеваясь,
принялся просить подле закрытых вокзальных дверей «милосты­
ню на конфеты» (эта выходка закончилась для него прогулкой
в вокзальное отделение милиции). Во втором случае к туристам
в поезде Серов — Ивдель пристал какой-то алкаш, заявивший,
что ребята украли у него бутылку водки, и потребовавший ее
вернуть. С ним, разумеется, никто ругаться не стал, но это лишь
распалило скандалиста. В итоге проводнику пришлось сдавать
его милицейскому наряду на станции. Для членов группы оба
инцидента негативных последствий не имели, поскольку коман­
дировочное предписание, уведомлявшее о том, что туристский
поход приурочен к «красной дате» (то бишь открытию съезда
КПСС), устраняло все препоны и лишние вопросы со стороны
официальных лиц.
Во второй половине дня 26 января группа благополучно
выехала на попутке из Ивделя в пос. 41-го квартала, где жили
лесозаготовители. Фактически это был самый край населен­
ного мира — далее начинались совершенно необжитые ураль­
ские леса, мрачные и неприветливые. Примерно в 19:00—20:00
группа без происшествий прибыла в поселок 41-го квартала,
устроилась на ночевку в общежитии лесозаготовителей. На­
чальник 1-го лесоучастка по фамилии Ряжнев, местный царь
и бог, великодушно выделил туристам подводу с лошадью
и возницей, на которую утром 27 января они сложили рюкзаки
и, став на лыжи, совершили следующий переход — в поселок
Второго Северного рудника. Этот населенный пункт, некогда
входивший в разветвленную систему ИвдельЛАГа, к 1959 г.
был уже совсем заброшен. Там не осталось ни одного жите­
ля, и из 24 домов лишь один имел надежную крышу и хоть
как-то годился для постоя. В нем группа и заночевала. От­
метим, что возницей, управлявшим лошадью, являлся некий
Великявичус, литовец, осужденный в 1949 г. на 10 лет лагерей
и вышедший на поселение в 1956 г. Сам по себе этот персонаж
не играет в повествовании особой роли, но его присутствие
весомо свидетельствует об одном весьма важном обстоятель­
стве: весь север Свердловской области и Коми АССР был в те
годы напичкан учреждениями бывшего сталинского ГУЛАГа.
Глава /. Состав туристской группы 21

Зимний, замерзший г. Свердловск. Верхнее фото: главное здание Уральского


политехнического института (УГТИ). Нижнее фото: вид от здания УПИ на
проспект Ленина. Февраль 1959

Очень большой процент населения Урала был тогда так или


иначе связан с некогда мощной репрессивной машиной — тут
проживали и бывшие лагерные сидельцы, и расконвойные,
и лагерная обслуга. К 1959 г. прежняя ГУЛАГовская система
уже в значительной степени захирела и заметно сократилась,
пугающая аббревиатура исчезла аж в 1956 г. (тогда вместо
ГУЛАГа появилось непроизносимое ГУИТК — Главное управ­
ление исправительно-трудовых колоний), но люди-то... люди
22 А. Ракитин. Перевал Дятлова

остались! В контексте происшедшего в дальнейшем об этом


следует помнить...
Во Втором Северном членов группы привлек склад геоло­
гических образцов. Кусочки по крайней мере одного из геоло­
горазведочных кернов с пиритом они взяли с собою. Во время
пребывания в поселке (27-28 января) один из туристов, Юрий
Юдин, заболел. Ему пришлось отказаться от дальнейшего уча­
стия в походе, и утром 28 января 1959 г. группа с ним тепло по­
прощалась. Юдин возвратился в поселок 4 1-го квартала вместе
с Великявичусом, а оставшиеся 9 человек двинулись дальше.
Собственно, на этом заканчивается та часть туристского
похода группы Дятлова, которая подтверждена объективными
свидетельствами посторонних лиц. О дальнейшем мы можем
судить лишь по дневниковым записям участников похода да
материалам прокурорского расследования.
Игорь Дятлов и ведомая им группа туристов намеревались
совершить переход по Северному Уралу с таким расчетом, чтобы
в первых числах февраля выйти на гору Отортен (или Отыртен,
высота 1234 м), а к 12 февраля оказаться в поселке Вижай, откуда
надлежало дать телеграмму в У ПИ о благополучном прибытии.
Однако уже 28 января Дятлов засомневался в возможности
уложиться в срок и при прощании с Юрием Юдиным попро­
сил последнего передать в спортклуб сообщение о возможном
переносе окончания похода. Речь шла о задержке в один-два
дня, т. е. контрольный срок сдвигался руководителем похода
на 14 февраля.
Эта передвижка выглядела логичной. К середине февраля
в У ПИ возвратились участники другого лыжного перехода по
Северному Уралу (группа под руководством Юрия Блинова).
Все они говорили о сильных снегопадах в том районе, так что
решение Игоря Дятлова о переносе срока возвращения выгля­
дело вполне взвешенным и разумным.
Однако ни 14-го, ни 15-го, ни 16 февраля группа в поселке
Вижай не появилась и телеграмму в спортклуб «Политеха» не
отправила. К этому времени в УПИ после каникул стали съез­
жаться студенты. Появился и Юрий Юдин, отделившийся от
группы Игоря Дятлова на полдороге. К нему, разумеется, были
обращены вопросы о местонахождении группы и обстоятель­
ствах похода, но Юрий никакой ясности внести не мог; он лишь
удостоверил, что вплоть до полудня 28 января в группе не воз­
Глава 1. Состав туристской группы 23

никало ни конфликтов, ни ЧП, ни каких-либо подозрительных


ситуаций. 17 февраля 1959 г. родственники некоторых членов
группы (прежде всего Люды Дубининой и Александра Колевато-
ва) стали звонить руководителю спортклуба УПИ с требованием
прояснить судьбу отсутствующих туристов. Аналогичные звонки
последовали и в партком института.
Возглавлявший спортклуб УПИ Лев Семенович Гордо по­
пытался было погасить начинавшийся скандал. 18 февраля
он заявил секретарю парткома УПИ Заостровскому, будто от
Дятлова получена телеграмма, уведомлявшая о задержке в пути.
Видимо, Гордо всерьез рассчитывал, что через день-другой про­
павшие туристы объявятся и проблема рассосется сама собой.
Но проблема не исчезла. Родственники студентов обратились
в Свердловский горком партии, и теперь уже руководители пар­
тийного руководства начали задавать институтскому руковод­
ству неприятные вопросы. Стала очевидной необходимость сна­
ряжения спасательной экспедиции, однако тут же выяснилось,
что никто из спортивного руководства на уровне УПИ и города
не имеет точной информации о маршруте группы Дятлова. Это
было грубейшим нарушением порядка организации туристских
походов. Нужную информацию стали лихорадочно восстанав­
ливать по рассказам людей, слышавших о планах от членов
пропавшей группы. Ситуацию спас совершенно посторонний
спортклубу «Политеха» человек — Игнатий Фокич Рягин, друг
семьи Колеватовых, обстоятельно поговоривший с Александром
о предстоявшем походе в середине января. Рягин по памяти вос­
создал маршрут группы, и 19 февраля Римма Колеватова, сестра
Александра, передала карту полковнику Георгию Семеновичу
Ортюкову, преподавателю тактики с военной кафедры УПИ,
возглавившему в те февральские дни розыск группы и в дальней­
шем приложившему много сил для выяснения истории похода.
ГЛАВА 2

НАЧАЛО ПОИСКОВОЙ ОПЕРАЦИИ.


ОБЩАЯ ХРОНОЛОГИЯ РОЗЫСКОВ.
ОБНАРУЖЕНИЕ ПЕРВЫХ ТЕЛ
ПОГИБШ ИХ ТУРИСТОВ
f \ февраля 1959 г. туристская секция УПИ провела экс-
/ I |тренное собрание, на повестке которого стоял один
\ J вопрос: «ЧП с группой Дятлова!». Открыли собрание
заведующий кафедрой физического воспитания «Политеха»
А. М. Вишневский и председатель студенческого профсоюзного
комитета В. Е. Слободин. Они официально сообщили, что за­
держка группы Игоря Дятлова не санкционирована и рождает
беспокойство относительно судьбы ее участников. Решение
собрания было единогласным: срочно организовать поисково­
спасательную операцию и сформировать группы добровольцев
из числа студентов института, готовых принять в ней участие.
Также было решено обратиться за помощью к туристским сек­
циям других вузов и учреждений Свердловска. В тот же день
профком выделил деньги для закупки продуктов и всего необ­
ходимого. Заработала круглосуточная телефонная линия, при­
званная координировать деятельность в рамках разворачиваемой
операции. Отдельным пунктом проходило решение о создании
при студенческом профкоме штаба спасательных работ.
На следующий день, 21 февраля, в район поисков стали вы­
двигаться туристские группы Юрия Блинова и Сергея Согрина,
только что возвратившиеся в Свердловск из плановых походов.
Третья группа туристов под руководством Владислава Карели­
на, по стечению обстоятельств уже находившаяся на Северном
Урале, также заявила о готовности действовать в интересах
спасательной операции. В тот же день спецрейсом на самолете
Ан-2 из Свердловска в Ивдель вылетели председатель спортклу­
ба УПИ Лев Гордо и упомянутый выше член бюро туристской
секции Юрий Блинов. С этого дня они начали облет на самолете
Глава 2. Начало поисковой операции 25

Молотовская и Свердловская области 43


5 58° * 60° 62 г ' 64° 66° б

Карта Свердловской области из популярного «Атласа мира» (1956 г.; зд. Главное
управление геодезии и картографии МВД СССР) дает общее представление о вза­
имном расположении объектов, связанных с движением группы Игоря Дятлова
в конце января 1959 г. Туристы выехали из Свердловска поездом, прибыли по
железной дороге в Серов, далее миновали Ивдель, Вижай, а целью их маршрута
являлась самая северная точка Свердловской области в верховьях р. Лозьвы.

района предстоящих поисков, двигаясь по маршруту пропавшей


группы в надежде увидеть с воздуха либо самих туристов, либо
оставленные ими знаки. Забегая вперед, можно сказать, что ни
в этот, ни в последующие дни облеты результата не дали.
26 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Современная карта Северного Урала, тех самых мест, где проходила группа
Дятлова в начале своего похода. Поднимаясь по р. Ауспии, туристы должны
были дойти до ее истока, далее преодолеть перевал между долинами рек Ауспии
и Лозьвы (ныне он называется перевалом Дятлова) и подняться на гору Отортен,
после чего вернуться обратно к истоку Ауспии. Подобный поход — с возвраще­
нием к исходной точке — на языке туристов называется «радиальным выходом».
Глава 2. Начало поисковой операции 27

Вид со склона Холат-Сяхыл на долину р. Лозьвы. Фотография, сделанная


в марте 1959 г., дает весьма точное представление о ландшафте тех мест. Кроме
того, снимок интересен тем, что позволяет увидеть изменение растительного
покрова по высоте. В те времена зона леса поднималась до 550 м над уровнем
моря, далее, до высоты около 650—700 м, шла зона редколесья и кустарника,
выше простиралась область горных лугов. За истекшие десятилетия границы
леса и кустарников поднялись примерно на 100 м, что связано с общим по­
теплением климата.

22 февраля штаб спасательной операции провел в главном


корпусе УПИ смотр сформированных групп. Таковых оказа­
лось три, их возглавили дипломник УПИ Моисей Аксельрод,
студент 4-го курса Олег Гребенник и третьекурсник Борис
Слобцов. К этому времени дала результаты и активность об­
ластной власти. Стало известно о подключении к розыскам
группы военнослужащих МВД под командованием капитана
А. А. Чернышева (это были конвойные ИвдельЛАГа), а также
группы курсантов школы сержантов МВД под командованием
старшего лейтенанта Потапова (7 чел.). Местные силовики по­
обещали (и впоследствии сдержали свое обещание) предоставить
для поисковой операции кинологов с собаками, саперов с ми­
ноискателями и радиста с рацией. От областного Управления
лесного хозяйства в распоряжение штаба были откомандирова­
ны двое лесничих. Предполагалось, что они примут на себя роль
проводников. С аналогичной целью в Ивдель были направлены
и два охотника-манси. Территория, на которой предстояло
28 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Район проведения поисковой операции в конце февраля 1959 г. Фотографии


сделаны участниками поисков группы Дятлова. В безлесной зоне толщина
снежного покрова к концу зимы достигала 1 м. Такой снег, покрытый проч­
ным настом, выдерживал вес человека, который мог ходить по нему с тяжелым
рюкзаком, не проваливаясь.

проводить поисковую операцию, являлась их традиционнь


ареалом (т. е. местом проживания и промысла).
В те же самые дни из Москвы с целью экспертной оцеш
складывавшейся ситуации и оперативных консультаций стал
прибывать признанные специалисты по туризму и альпини
му — Бардин, Шулешко, Баскин. Оперативное руководст]
Глава 2. Начало поисковой операции 29

Эта карта дает представление о взаимном расположении объектов на месте


поисков. Черная пунктирная линия «а-а» — перевал, являющийся водораз­
делом между долинами рек Лозьвы (к северу) и Ауспия (к югу). В 1959 г. он не
имел названия, а впоследствии стал «перевалом группы Дятлова» или просто
«перевалом Дятлова». Цифрой 1 обозначена г. Холат-Сяхыл (Холатчахль); 2 —
безымянная высота 905,4 м; 3 — лагерь поисковой группы Бориса Слобцова,
разбитый вечером 26 февраля 1959 г. в лесу неподалеку от р. Ауспия; 4 — палатка
группы Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл, которую увидели Слобцов
и Шаравин, поднявшись на перевал.

розыском непосредственно на месте — т. е. в горах Северного


Урала — осуществлял самый, пожалуй, опытный и автори­
тетный в Свердловске специалист по туризму мастер спорта
Е. П. Масленников.
По общему замыслу спасательной операции, группы добро-
вольцев-поисковиков предполагалось высадить с вертолетов
в разных точках маршрута группы Дятлова. Они должны были
осуществить поиск на местности следов пребывания группы
и установить ее возможную судьбу (интерес для спасателей
представляли места стоянок, лыжня, специально оставленные
знаки и т. п.). Особо подчеркнем, что к поискам привлекались
не только студенты из «Политеха», но и туристы из некоторых
других вузов и организаций Свердловска. Выдвижение лыжных
групп в район операции началось 23 февраля 1959 г.
Группа под руководством студента «Политеха» Бориса Слоб­
цова в количестве 11 человек 23 февраля была высажена на горе
Отортен, в том самом месте, которое являлось основной целью
похода Игоря Дятлова и его товарищей. Если исчезнувшие
туристы побывали на вершине, они должны были оставить
там следы своего пребывания — хорошо видимую «закладку»
с запиской (такие «закладки» обычно устраивались под грудой
камней, и их обнаружение не было проблемой). Из-за ошибки
30 А. Ракитин. Перевал Дятлова

пилота группа высадилась не на самой высокой из трех вершин


Отортена, а на одной из соседних, что несколько задержало
поисковиков. На следующий день — 24 февраля — лыжники
приступили к активному поиску, перешли на нужную вершину
и убедились, что дятловцы там не бывали.
Далее группа сначала спустилась в долину реки Лозьва,
а затем перешла в долину реки Ауспия. Приказ о переходе туда
содержался в записке полковника Ортюкова, сброшенной с про­
летавшего самолета вымпелом. В районе Ауспии поисковиков
Слобцова ждала первая удача — 25 февраля они наткнулись на
старый лыжный след, который, по их мнению, должен был при­
надлежать группе Дятлова. Впоследствии это предположение
подтвердилось — Слобцов и его поисковики действительно
отыскали лыжню пропавшей группы. Стало ясно, что она на­
ходится где-то неподалеку, буквально в считанных километрах
(поскольку до Отортена было не более 15 км, а там пропавшие
туристы не побывали).
Необходимо подчеркнуть, что никто из студентов-поиско-
виков не верил в трагический исход похода Дятлова. Все скло­
нялись к тому, что в составе пропавшей группы имеются трав­
мированные или заболевшие, поэтому Дятлов и его товарищи
сидят в хорошо оборудованном лагере и дожидаются помощи.
Местные жители, которые также привлекались к поисковым
работам, были настроены более скептически, но их мнение в тот
момент игнорировалось.
Уже во второй половине дня 25 февраля Слобцов попытался
определить, в каком направлении двигалась группа Дятлова, для
чего, несмотря на сумерки, разделил свою команду и направил
ее вверх и вниз по течению Ауспии. Та часть, что шла вверх по
течению реки, лыжню дятловцев быстро потеряла, другая же
часть наткнулась на давнюю туристскую стоянку. По общему
мнению, она должна была принадлежать разыскиваемой группе
Дятлова, однако датировать стоянку не удалось, так что открытие
это ничего не дало.
На следующий день поиск развернулся с удвоенной энер­
гией. Ощущение того, что объект поисков где-то неподалеку,
придавал силы. Утром 26 февраля группа Слобцова разбилась
на три части: одной необходимо было отыскать продуктовый
склад, который дятловцы обязательно должны были оставить
перед началом подъема в горы, другой следовало найти место
Глава 2. Начало поисковой операции 31

их выхода из долины р. Ауспия, третьей надлежало пройти по


старой лыжне, дабы проверить версию о возможном ЧП в пути.
Итак, поисковики разделились и приступили к выполнению
полученных задач. Та группа, что должна была искать следы
выхода дятловцев из долины р. Ауспии, поднялась на перевал,
игравший роль водораздела. Он представлял собою седловину
направо и налево, от которой шли с заметным понижением до­
лины двух рек — Ауспии и Лозьвы. В составе этой группы были
три человека — студенты УПИ Борис Слобцов и Михаил Шара-
вин, а также местный лесничий Иван Пашин, самый обычный
50-летний русский мужик, всю жизнь проживший в поселке
Вижай и проработавший в местном лесничестве.
Гребень перевала, на который вышли трое лыжников, со­
единял гору Холат-Сяхыл (русифицированное название «Холат-
чахль») и безымянную высоту 905,4. (В этом месте необходимо
сделать вынужденное объяснение. Картография в 1959 г. была
не так точна, как теперь, поэтому высоты многих вершин на
картах того времени отличаются от тех, что указываются сей­
час. Высота горы Холат-Сяхыл считалась тогда равной 1079 м,
теперь же она «подросла» до 1096,7 м. Несколько отличались
и высоты других гор. В этом исследовании мы придерживаемся
современных данных.) Проводник Иван, утомленный подъемом
на перевал, несколько отстал, а потом и вообще сел отдыхать,
отказавшись сопровождать студентов. Слобцов и Шаравин
двинулись вперед одни. Через некоторое время их внимание
привлекла черная точка на северо-восточном склоне Холат-
Сяхыл. Приглядевшись, студенты поняли, что видят частично
засыпанную снегом палатку.
Приблизившись к ней, Слобцов и Шаравин догадались, что
наконец-то отыскали палатку группы Дятлова и никакую другую.
Дело в том, что палатка эта была весьма нестандартна и хоро­
шо узнаваема — ее сшили из двух 4-местных палаток, удлинив
в 2 раза, отчего размеры ее составили 1,8 х 4 м. Борис Слобцов
лично принимал участие в изготовлении палатки в 1956 г., так
что не мог ошибиться при опознании.
Палатка была ориентирована входом на юг. Северная ее
часть оказалась завалена, ее присыпал снег толщиной 15—20 см.
Общий вид и плотность снега говорили о том, что он по­
явился здесь не в результате схода лавины, а наметен ветром.
Рядом с палаткой находилась пара воткнутых в снег лыж,
32 А. Ракитин. Перевал Дятлова

а непосредственно у входа из снега торчал ледоруб. На ледорубе


лежала куртка-штормовка, принадлежавшая Игорю Дятлову
(впрочем, в разное время Слобцов и Шаравин рассказывали
об обнаружении этой штормовки по-разному: то она лежала на
ледорубе у входа, то прямо в снегу у входа, то ее рукав выгляды­
вал из палатки. Полной точности в этом вопросе добиться уже
невозможно, но главное во всех этих воспоминаниях заключа­
ется в том, что штормовку Дятлова поисковики увидели сразу
же, как только приблизились к палатке). Две нижние пуговицы
на входе в палатку были расстегнуты, из образовавшейся щели
наружу торчала простыня, служившая пологом. По общему виду
найденной стоянки сразу можно было заключить, что живых
людей в палатке нет. На ее крыше лежал карманный фонарик
китайского производства, слой снега под корпусом фонарика
составлял 5-10 см, в то время как на самом фонарике снега не
было вообще. Впоследствии фонарик был идентифицирован
как принадлежавший Игорю Дятлову. Борис Слобцов взял его
в руки и включил — фонарик зажегся.
Сбросив лыжи, Шаравин и Слобцов попытались обследовать
палатку. Первый принялся разгребать наваленный на нее снег,
а второй, вооружившись найденным ледорубом, стал наносить
удары по скату крыши, рассчитывая получить быстрый доступ
в центральную часть палатки. Разорвать брезент ледорубом
оказалось совсем несложно, тем более что полотнище уже было
в нескольких местах рассечено. В процессе разрубания палатки
лезвие ледоруба (как выяснилось чуть позже) угодило в мешок
с сухарями и пробило его.
Отбросив разорванное ледорубом полотнище, Слобцов
и Шаравин получили доступ к внутренностям палатки. С об­
легчением они увидели, что трупов там нет — это открытие
укрепляло надежду отыскать товарищей живыми и здоровыми
где-то в другом месте.
Тщательного обыска поисковики не проводили — на это не
было времени, так как портилась погода и начиналась метель.
Захватив ледоруб, фонарик, штормовку Дятлова, дневник по­
хода, а также 3 фотоаппарата и флягу со спиртом, найденные
при беглом осмотре палатки, Слобцов и Шаравин направились
обратно в лагерь. Около 16:00 к группе Бориса Слобцова присо­
единились мансийские охотники, которым предстояло принять
на себя роль проводников, и радист Егор Семенович Неволин.
Этот человек оказался, пожалуй, единственным действующим
Глава 2. Начало поисковой операции 33

лицом, непосредственно наблюдавшим ход поисковой опера­


ции от начала до конца. Неволин имел при себе рацию, так что
группа Слобцова получила устойчивую связь с руководством.
В 18:00 (время сеанса известно точно) Неволин передал в штаб
операции радиограмму, в которой сообщалось об обнаружении
палатки. В скором времени был получен ответ с поручением
подготовить место для приема большой поисковой группы. Для
ее размещения предполагалось поставить две 50-местные армей­
ские палатки. Помимо этого в радиограмме говорилось о вылете
в расположение группы Слобцова работника прокуратуры,
которому предстояло на месте провести нужные следственные
действия, а также полковника Ортюкова. Последний должен
был возглавить поиск на месте.
Д невник похода группы Игоря Дятлова, подобранный
Слобцовым при осмотре палатки, был внимательно изучен
поисковиками. Последняя запись датировалась 31 января, из
нее следовало, что в тот день туристы предприняли попытку
покинуть долину р. Ауспия и за пару суток совершить быстрый
переход к Отортену, главной цели своего похода. Для макси­
мальной разгрузки они решили устроить лабаз — склад вещей
и продуктов, потребности в которых в ближайшее время не
предвиделось. Другими словами, восхождение на гору плани­
ровалось налегке, с минимальным грузом. При возвращении
с Отортена им предстояло забрать оставленный в лабазе груз.
Судя по записям в дневнике, по состоянию на 31 января все
члены группы пребывали в добром здравии и настроении. И это
была хорошая новость.
Другой хорошей новостью можно было счесть то, что в курт­
ке-ветровке, принесенной Слобцовым и Шаравиным в лагерь,
оказалась металлическая коробка, в которой находились паспорт
Игоря Дятлова, деньги в сумме 710 руб. и железнодорожные
билеты членов группы. Тот факт, что значительная часть денег
оказалась нетронутой, по общему мнению членов поисковой
группы, свидетельствовал о том, что пропавшие туристы не под­
вергались нападению бежавших уголовников, а посему причина
их отсутствия не имеет криминальной подоплеки.
За ужином поисковики решили распить спирт, найденный
в палатке Дятлова, что и было проделано с немалым (и притом
вполне понятным) энтузиазмом. На этот эпизод необходимо об­
ратить внимание, поскольку к нему еще придется возвратиться
в ходе дальнейшего повествования. Тогда произошел весьма
34 А. Ракитин. Перевал Дятлова

любопытный обмен репликами, о котором нельзя не упомянуть.


Борис Слобцов предложил выпить за здоровье разыскиваемых
ребят, на что лесничий Иван Пашин весьма мрачно отозвался:
«Вы бы лучше выпили за упокой!» Студенты пришли в ярость,
посчитав реплику местного жителя циничной и неуместной,
дело едва не дошло до драки. Даже тогда, уже после обнаружения
брошенной палатки, никто из них не хотел верить в плохое...
На следующий день — 27 февраля 1959 г. — предстоял пере­
нос лагеря спасателей из долины р. Ауспия в долину Лозьвы.
Поскольку из дневника похода стало известно, что группа
Дятлова решила уходить от Ауспии, логично было подумать,
что именно так пропавшие туристы и поступили. А стало быть,
поиск надо было переносить дальше по предполагаемому пути
их следования, т. е. ближе к Отортену.
Группа Слобцова снова разделилась: часть сил была на­
правлена на розыск лабаза, кто-то стал собирать палатку, а два
человека — Юрий Коптелов и Михаил Шаравин — отправились
в долину Лозьвы для поиска нового места для лагеря. Они под­
нялись на перевал и стали таким образом, что гора Холат-Сяхыл
оказалась у них по левую руку, долина Ауспии — за спиной,
а долина реки Лозьвы — прямо перед ними. Их внимание
привлек высокий кедр, стоявший на высоком пригорке над
ручьем, несколько ниже перевала. Ручей этот являлся одним из
многочисленных притоков Лозьвы, в тот зимний день он, раз­
умеется, был полностью скован льдом и занесен снегом. Кедр
находился на крутом берегу ручья, и чтобы подняться к нему,
следовало преодолеть примерно 5—7 м склона. Ровная площадка,
на которой располагалось дерево, служила отличным местом
обзора склона Холат-Сяхыл, и поисковики, не сговариваясь,
направились к нему.
Не доезжая до дерева примерно 10—15 м, они остановились,
потому что увидели два трупа, лежавшие непосредственно под
кедром. Рядом без труда можно было разглядеть следы старого
костра.
Снега было немного — всего 5—10 см, поскольку дерево
росло на довольно продуваемом ветрами месте. Юрий и Михаил
решили не приближаться к телам, они лишь обошли кедр по
кругу, рассчитывая увидеть тела других людей, однако ничего не
обнаружили. Зато они сделали другое открытие — в окрестностях
кедра оказалось довольно много, примерно с десяток, пеньков
Глава 2. Начало поисковой операции 35

Фотографии тел погибших туристов из группы Игоря Дятлова, обнаруженных


под кедром около полудня 27 февраля 1959 г. Лицом вверх — Георгий Криво-
нищенко, рядом с ним — Юрий Дорошенко. Различима мелкая клетка рубаш­
ки-ковбойки Георгия Кривонищенко. Впоследствии родилась легенда, будто
найденные под кедром тела были накрыты одеялом, но, как хорошо видно на
этом фотоснимке, сделанном еще до удаления снега, никакого одеяла на месте
обнаружения тел не было и в помине.

Те же самые тела, найденные под кедром, сфотографированные под другим углом


и уже после удаления снега. Лицом вверх лежит Георгий Кривонищенко, рядом
с ним — Юрий Дорошенко, первоначально опознанный как Семен Золотарев.

обрезанных ножом пихточек. Причем самих деревьев нигде не


было заметно, поэтому поисковики сделали вывод, что срезан­
ные деревца пошли в костер. Это выглядело довольно странно,
поскольку вокруг хватало сухостоя и тратить время и силы на
срезание ножами живых деревьев казалось неразумным. Лишь
36 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тела Георгия Кривонищенко и Юрия Дорошенко снятые под


другим ракурсом

Тело Георгия Кривонищенко, сфотографированное после


того, как поисковики унесли тело Юрия Дорошенко, чтобы
подготовить его к эвакуации.

много позже загадочное срезание молоденьких пихточек получит


объяснение, и мы еще коснемся этого вопроса.
После этого поисковики двинулись обратно к лагерю, дабы
сообщить товарищам о страшной находке. На перевале Шаравин
и Коптелов разделились — первый остался поджидать вертолет,
Глава 2. Начало поисковой операции 37

Значок «А» показывает положение палатки группы Дятлова на восточном


склоне Холат-Сяхыл; L — кедра над четвертым притоком Лозьвы; + — место
обнаружения первых двух тел пропавших туристов (Кривонищенко и Д о­
рошенко, который первоначально был опознан как Золотарев).

который как раз кружил над головою, заходя на посадку, а второй


продолжил движение в лагерь.
В течение дня 27 февраля на место операции прибыли поис­
ковые группы Карелина, капитана Чернышова, а также охотники
Моисеев и Мостовой с двумя собаками. Также в районе поисков
появились упоминавшиеся выше Евгений Петрович Маслен­
ников и прокурор г. Ивделя Василий Иванович Темпалов (они
прилетели вертолетом примерно в 13-14 часов). Помимо этого
началась доставка грузов для предстоящего расширения лагеря
поисковиков, с учетом того, что в ближайшие дни ожидалось
дальнейшее увеличение числа людей, занятых розыском. По
воспоминаниям участников тех событий, весь перевал между
долинами Ауспии и Лозьвы в тот день был завален рюкзаками
и всевозможными грузами, доставляемыми вертолетами.
Из долины Ауспии лагерь поисковиков было решено пока не
переносить. Поскольку в долине Лозьвы оказались найдены тела
погибших туристов, там требовалось осуществить необходимые
следственные действия, и присутствие посторонних в силу по­
нятных причин могло этому мешать.
Между тем события продолжали развиваться неумолимо
(27 февраля вообще оказался днем, богатым на трагические
открытия). Во время обследования склона горы Холатчахль
на пути от брошенной палатки к кедру был обнаружен еще
один — третий по счету — мужской труп. Прокурор г. Ивделя
В. И. Темпалов, прибывший к этому времени в район поисков,
лично осмотрел тело и определил расстояние от него до кедра,
под которым находились два других тела, в 400 м. Найденный
труп лежал на спине за кривой карликовой березой, головою
он был ориентирован вверх по склону, в сторону палатки. Слой
38 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тело Игоря Дятлова в момент его обнаружения на склоне.


Из-под снега торчат только предплечья прижатых к груди рук

Тело Игоря Дятлова после откапывания из снега. При первом же


взгляде на фотографию обращают на себя внимание распахнутая
меховая безрукавка и поза, никак не соответствующая «позе зяб­
нущего человека».

снега в этом месте был сравнительно невелик и не скрывал


полностью тела.
Погибший был опознан как Игорь Дятлов, руководитель
похода.
После этого обследование склона горы продолжилось, и че­
рез некоторое время собака охотника Моисеева обнаружила
под слоем снега толщиною около 10 см четвертый труп, на этот
раз женский. Расстояние между этим телом и трупом Дятлова,
найденным несколькими часами ранее, прокурор Темпалов
определил в 500 м. Женское тело также было ориентировано
головою по направлению к вершине горы, т. е. в сторону палат­
ки. Погибшая была опознана как Зина Колмогорова. Бросалось
в глаза, что палатка на склоне, трупы Колмогоровой, Дятлова
Глава 2. Начало поисковой операции 39

Тело Зины Колмогоровой

и кедр у ручья находились практически на одной линии в зоне


прямой видимости.
Тела, обнаруженные под кедром, первоначально были иден­
тифицированы как принадлежавшие Юрию Кривонищенко
и Семену Золотареву. Лишь по прошествии нескольких дней
стало ясно, что последний был опознан ошибочно и труп при­
надлежит Юрию Дорошенко. Тела оказались проморожены
и мало походили на людей при жизни. Все, кому доводилось
видеть этих погибших туристов, отмечали бросавшееся в глаза
изменение цвета кожи, причем разные рассказчики описы­
вают этот цвет по-разному — от желто-оранжевого до буро­
коричневого. Слова одного из свидетелей похорон погибших
студентов кратко и емко передают это ощущение странности:
«В гробах словно лежали негры». На субъективное восприятие
цвета влияла как освещенность, так и эмоциональное состояние
очевидцев, но не подлежит сомнению, что вид погибших был
очень необычен. Кроме того, на открытых частях найденных
27 февраля тел были заметны разного рода ссадины, раны, не­
понятные потеки, похожие то ли на синяки, то ли на трупные
пятна, —в общем, выглядели погибшие действительно пугающе.
Ощущение неестественности их облика усиливалось оттого, что
трупы были одеты лишь частично, не имели головных уборов
40 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Условные обозначения: А — палатка группы Дятлова на восточном склоне


Холат-Сяхыл; L — кедр над четвертым притоком Лозьвы; +1 - 2 — место обна­
ружения трупов Георгия Кривонищенко и Юрия Дорошенко; +3 — положение
трупа Игоря Дятлова (примерно в 400 м от кедра); +4 — положение тела Зины
Колмогоровой на склоне Холат-Сяхыл (находящегося, по приблизительной
оценке прокурора В. И. Темпалова, примерно в 500 м от тела Дятлова)

и обуви, а тела, найденные под кедром, оказались, кроме того...


в кальсонах. Можно было только догадываться, какая угроза вы­
гнала людей из палатки в носках и кальсонах на мороз в дикой
ненаселенной местности.
27 февраля поисковики начали прощупывать снег на склоне
при помощи лыжных палок, рассчитывая обнаружить новые
трупы. В скором времени лыжные палки сменили лавинные
зонды, этакие заостренные металлические штыри длиною 3 м,
«уколами» которых надлежало проверить места возможного
нахождения под снегом тел. Поисковики вставали цепью
и начинали двигаться в выбранном направлении, не допуская
разрыва цепи, делая на каждый квадратный метр снежной
поверхности не менее 5 «уколов» зондом. Это был не просто
тяжелый, а по-настоящему изматывающий труд, требующий
не только физических, но и нравственных сил. Ведь искали-то
они погибших людей!
Пока на склоне Холат-Сяхыл (Холатчахля) велись поиски
погибших туристов, другая группа приступила к разбору палатки
дятловцев. Не совсем понятно, почему это исключительно важ­
ное мероприятие проводилось без участия прокурора и никак
не фиксировалось — ни протоколом, ни на фотопленку. Что
бы ни произошло с группой Игоря Дятлова, это событие на­
чиналось возле палатки и все, что было связано с окружающей
обстановкой и расположением вещей внутри, имело исключи­
тельно важное значение для понимания случившегося. Между
тем работа с палаткой, разбор сложенных в ней предметов, их
перенос вниз по склону был практически оставлен на самотек.
Глава 2. Начало поисковой операции 41

Один из участников пресловутого «разбора палатки» (фактиче­


ски — уничтожения следов) поисковик В. Д. Брусницын впо­
следствии так описал этот процесс на допросе: «Снег выбирали
при помощи лыж и лыжных палок. Работали человек десять без
всякой системы. В большинстве все вытаскивали прямо из-под
снега, поэтому установить, где и как лежала каждая вещь, было
очень трудно».
Чтобы читатель яснее представил, сколь хаотичен был про­
цесс осмотра вещей в палатке и небрежно отношение к потенци­
ально важным уликам, можно упомянуть о рулоне кинопленки,
укатившемся по склону горы вниз и обнаруженном лишь на
следующие сутки. Спасатель Георгий Атманаки на официальном
допросе в прокуратуре в апреле 1959 г. сказал, что тот находил­
ся «метрах в 15 ниже палатки <....> выкатился оттуда во время
предварительного осмотра палатки накануне». Понятно, что ни
о каком фиксировании следов при такой организации деятель­
ности и речи быть не могло. Поэтому работникам прокуратуры
впоследствии пришлось восстанавливать обстановку внутри
и вокруг палатки по рассказам участников этого действа.
Склон горы Холат-Сяхыл в целом довольно полог и крутизна
его в среднем равна 10—12 градусам. Местами угол возрастает
до 20 градусов, но попадаются и горизонтальные площадки.
На одной из таких площадок и была поставлена палатка группы
Дятлова. О следах вокруг палатки толком ничего не известно;
существуют свидетельства, что лыжный след из долины Ауспии
к месту установки палатки оставался виден вплоть до 6 марта. Но
есть и иные версии, согласно которым никаких значимых следов
ни на подходе к палатке, ни вокруг нее обнаружено не было; вер­
нее всего будет предположить, что на следы в свое время просто
никто не обратил должного внимания. Тем не менее все поис­
ковики, побывавшие в районе палатки 27 и 28 февраля 1959 г.,
сходились в том, что «подозрительных следов» (т. е. крупного
зверя) на площадке вокруг не было однозначно. За пределами
горизонтальной площадки начинались цепочки хорошо разли­
чимых следов, ведущие вниз по склону. Это были не обычные
следы ног в сугробах, а столбики уплотненного снега, которые
остались после того, как сильный ветер раздул сугробы. Может
показаться удивительным, но эти следы прекрасно сохранились
и по ним можно было судить не только о направлении движе­
ния и перестроениях внутри группы, но и о том, какой ногой
42 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Один из немногих фотоснимков, запечатлевших следы отхода группы Дятлова


по склону. Следствие не осуществило надлежащих мероприятий по фиксиро­
ванию и анализу следовых дорожек, которые в конце февраля — начале марта
1959 г. все еще имели неплохую сохранность. Неплохую до такой степени, что, со
слов поисковиков, видевших следы своими глазами, по отпечаткам можно было
понять, обутой или разутой ногой они были оставлены. Изучение отпечатков
ног на всем их протяжении (примерно полукилометра) позволило бы судить как
о персональной принадлежности следов, так и важных особенностях движения
группы. На представленном фотоснимке с высокой степенью достоверности
вычленяются отпечатки мужских ног (1) с небольшой длиной шага, маленькие
по размеру отпечатка следы девушки (2) и наложенные друг на друга следы по
крайней мере двух мужчин, шедших один за другим (3). Кроме того, присутству­
ют и следы еще одного мужчины (4), шаг которого заметно шире шагов прочих
членов группы, а следовая дорожка совпадает с дорожкой девушки (напраши­
вается предположение о том, что мужчина прикрывал отход группы, а потом
догонял ушедших вперед. Важно помнить, что следы вели под гору, а широко
шагать сверху вниз весьма неудобно). Если бы в следственном деле имелись пра­
вильно сделанные (с криминалистической точки зрения) фотоснимки следовых
дорожек, то сейчас можно было бы очень точно воспроизвести поведение членов
группы в первые минуты возникновения чрезвычайной ситуации. К сожалению,
об этом приходится говорить лишь в сослагательном наклонении.

(в носке или валенке) след был оставлен. Все видевшие эти следы
на склоне утверждали, что оставлены они были 8—9 парами ног,
т. е. несомненно принадлежали туристам из группы Дятлова.
Отход их от палатки имел характер упорядоченный, люди не
бежали хаотично, а шли сплоченной группой.
На расстоянии 80—90 м от палатки было заметно расхож­
дение следов, от основной группы словно бы отделились два
человека (две пары ног), но они не ушли далеко и продолжали
движение параллельно основной группе, сохранив с нею, ви-
Глава 2. Начало поисковой операции 43

Фотография того самого следа ноги в ботинке (из коллекции Алексея Коськина).
Сам отпечаток находится прямо в центре кадра. Хорошо пропечатались только
каблук и средняя часть подошвы, в то время как носок фактически «висит
в воздухе». Такой характер отпечатка свидетельствует о том, что он оставлен
в динамике, при движении вниз, когда упор приходится именно на пятку. Если
бы человек в ботинке был статичен, подошва отпечаталась бы полностью. Если
бы отпечаток был измерен, то простейшими арифметическими действиями
можно было бы установить не только размер обуви человека, его оставившего,
но и истинный размер его ступни, рост и вес. К сожалению, об этом нам тоже
приходится говорить только в сослагательном наклонении.

димо, голосовой контакт. Следы хорошо прослеживались на


склоне на протяжении более полукилометра. Судя по следовым
дорожкам, движение группы осуществлялось в направлении
долины р. Лозьва и было практически прямолинейным (Борис
Ефимович Слобцов в своих официальных показаниях во время
следствия так описал обстановку возле палатки и следовую
дорожку: «От палатки <...> на расстоянии около 0,5—1 метра
обнаружили несколько тапочек от разных пар, а также были
разбросаны лыжные шапочки и другие мелкие предметы.
Я не помню и не обратил внимание, скольких человек были
следы, но следует отметить, что следы вначале оставлены куч­
но, рядом друг с другом, а дальние следы расходились, но как
расходились, я теперь не помню»).
Во время изучения следовых дорожек внимание поиско­
виков привлек след ноги в ботинке с каблуком. К сожалению,
он оказался единичным и его ценность никем по достоинству
оценена не была, по крайней мере в тот момент. Никто не за-
44 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Вид палатки дятловцев. Знаменитая, если не сказать хрестоматийная, фотогра­


фия спасателя Вадима Брусницына. Обычно этот снимок датируется 28 февраля
1959 г., но сам автор фотографии считает, что она сделана 26 февраля. На перед­
нем плане поисковик Коптелов, активный участник розыскной операции.
думался над тем, почему следов ног в носках и валенках много,
а след в ботинке — всего один. По общему мнению, в ботинке
спускался кто-то из членов тургруппы, и это предположение
устроило всех. Лишь много позже выяснилось, что никто из де­
вяти туристов не имел на ногах ботинок... След не был должным
образом зафиксирован, его даже не измерили линейкой. Остался
лишь единственный фотоснимок, объективно подтверждающий
существование отпечатка ноги в ботинке рядом с дорожкой от­
хода туристов.
У палатки находилась пара лыж, причем мнения о том, в ка­
ком именно виде их нашли, впоследствии разделились: кто-то
говорил, что лыжи стояли вертикально, воткнутые в снег у входа
в палатку, но известно также свидетельство, согласно которому
лыжи были связаны и лежали на снегу. В стороне от палатки,
на удалении примерно 10 м, в снегу были найдены вещи, при­
надлежавшие, как выяснилось позже, Игорю Дятлову — пара
носков и матерчатые тапочки, завернутые в рубашку-ковбойку.
Этот сверток словно бы кто-то отбросил в сторону. Палатка
группы Дятлова была установлена штатно, однако дальние от
входа растяжки были сорваны, отчего северную часть палатки
некоторое время, видимо, трепало ветром. Впрочем, к моменту
Глава 2. Начало поисковой операции 45

Палатка дятловцев в последнем походе. Снимки из фотоаппаратов погибших


туристов, сделанные в последних числах января 1959 г. в долине р. Ауспия. На
верхнем фотоснимке выделена петля, вшитая в конек крыши палатки, в которую
заведена веревка-растяжка. Растяжка крепилась либо к веткам деревьев, если
таковые имелись поблизости, либо пропускалась через лыжу и привязывалась
к лыжной палке, заменявшей собою колышек. На нижней фотографии хорошо
виден дымоход самодельной печки Игоря Дятлова, выведенный наружу через
противоположный входу торец палатки.

появления поисковиков она уже была присыпана слоем снега


толщиною 20—30 см. Под днищем палатки оказались умещены
8 пар лыж, внутрь были внесены 9 рюкзаков, уложенные для
придания большей устойчивости на дно.
Южный конек палатки (тот, где находился вход) был закре­
плен на лыжной палке, северный конек был завален и лыжной
палкой не фиксировался. Поверх рюкзаков были расстелены
46 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Реконструкция общего вида палатки группы Дятлова (в аксонометрической про­


екции с соблюдением пропорций и указанием расположения вещей на момент
ее обнаружения на склоне Холат-Сяхыл). Изображение условно, для упроще­
ния схемы не показаны рюкзаки туристов (9 шт.), уложенные на дно, одеяла
(2 шт. расправленных и 7 шт. — скомканных) и ватники (куртки-телогрейки).
Для наглядного сравнения размеров на схеме изображен человек комплекции
Ю. Дорошенко (рост — 180 см, ширина плеч — 55 см). Условные обозначения:
1 — петля в коньке крыши, в которую заводились веревки-растяжки во из­
бежание провисания брезента; 2 — двойной шов, пересекавший скаты крыши
и боковые стенки, который получился при сшивании палатки Дятлова из двух
4-местных палаток; 3 — подвесная печка Игоря Дятлова и дымоход в собранном
виде (во время последней ночевки не использовались и оказались найдены на
полу палатки). Зона «А» — место налево от входа, где была свалена практически
вся обувь группы (7 валенок и 6 пар ботинок); зона «В» — участок направо от
входа, где был сложен хозинвентарь (2 ведра, фляга со спиртом, 2 больших топора
и 1 маленький, котелки, пила в ножнах, подвесная печка, мешочки с сухарями,
а также кусок корейки весом около 3 кг); зона «С» — место в центральной части
палатки по правую руку от входа, где оказались найдены две пары ботинок; зона
«D» — дальняя часть палатки, в которой лежали продукты (крупы, консервы,
сахар) и полено, припасенное для топки печки. Такую схему обязательно должны
были составить следователи, поскольку ее анализ может многое сказать о по­
следних минутах спокойной жизни туристов, однако прокуроры не озаботились
подобной реконструкцией. В настоящем исследовании нам еще не раз придется
обратиться к этому рисунку.

2 одеяла, еще 7 одеял оказались либо сложены, либо скомканы,


и образовали смерзшуюся груду. На одеяла были беспорядочно
навалены шесть ватных курток-телогреек.
У самого входа по левую руку (если смотреть от входа) ока­
залась найдена практически вся обувь, имевшаяся в распоряже­
нии группы: 7 валенок (т. е. 3,5 пары) и 6 пар лыжных ботинок.
Обувь выглядела беспорядочно сваленной. Еще 2 пары ботинок
Глава 2. Начало поисковой операции 47

лежали в центральной части палатки по правую руку. Также


по правую руку, но ближе к входу, помещались вещи, которые
условно можно назвать хозинвентарем, — топоры (два больших
и один маленький), пила в чехле, два ведра (внутри одного из
них первоначально находилась флйга со спиртом, которую при­
хватил накануне Борис Слобцов), два котелка, а также цилин­
дрическая печка. Состояние печки разные свидетели описывали
по-разному: одни утверждали, что та была набита щепками
и наколотыми дровами, другие же говорили, будто внутри на­
ходились части разобранного дымохода. Для нас важно сейчас
отметить, что печка в момент ЧП явно не использовалась груп­
пой по назначению. Здесь же, рядом с хозинвентарем, лежали
2 или 3 мешочка с сухарями.
Тут же, у входа, была найдена лыжная палка, брошенная по­
верх прочих вещей. Палка выглядела так, словно кто-то пытался
обстругивать ее ножом. С этой палкой связана одна из многих
серьезных неопределенностей, существующих вокруг гибели
группы Дятлова. Дело в том, что туристы не имели запасных
лыжных палок и повреждение хотя бы одной из них могло
самым серьезным образом затруднить движение всей группы.
Совершенно непонятно, кто и для чего мог заняться столь бес­
смысленным и прямо вредительским делом, как обстругивание
палки ножом. Кроме того, не совсем ясно, как вообще можно
было резать ножом бамбук (а по уверению Юдина, в распоря­
жении группы имелись только бамбуковые лыжные палки).
Существует предположение, что найденная в палатке палка была
не бамбуковой, но ни подтвердить, ни опровергнуть это сейчас
невозможно — никто палку не фотографировал и ее дальнейшая
судьба вообще неизвестна.
Внимание спасателей, разбиравших палатку, привлек боль­
шой, килограмма на три, кусок ветчины-«корейки», извлечен­
ный из мешка, и лежавшая на одеяле полоска свиной кожи,
оторванная от ветчины. В момент, когда с группой Дятлова
произошло чрезвычайное происшествие, туристы явно наме­
ревались резать эту «корейку» для приема в пищу.
Также где-то здесь, в ближайшей к выходу части палатки,
оказался найден «Вечерний Отортен», шуточная самодельная
стенгазета туристов, написанная на тетрадном листе бумаги.
Уместно процитировать ее содержание, поскольку с ним ока­
жутся связаны некоторые версии случившейся трагедии:
48 А. Ракитин. Перевал Дятлова

« В еч е рн и й О т о р т е н ». № 1 . 1 февраля 1959 г.
П ер е д о в и ц а . Встретим 21 съ езд увеличением туристорождаемости!
Н аука. В последнее время в научных кругах идет оживленная д и с­
куссия о сущ ествовании снеж н ого человека. По последним данным,
снежны е человеки обитают на Северном Урале, в районе горы Отортен.
Ф илософ ски й сем и н ар «Л ю бовь и т ури зм » — проводится еж едневно
в помещ ении палатки (гл. корпус). Лекции читают доктор Тибо и кан­
дидат любовных наук Дубинина.
А рм ян ск ая за га д к а . М ож но ли одной печкой и одним одеялом о бо­
греть 9 туристов?
Н о во ст и т ехн ики. Туристские сани. Хорош и при езд е в поезде, на
машине и на лошади. Для перевозки груза по снегу не рекомендуются.
За консультацией обращаться к гл. конструктору тов. Колеватову.
С порт . Команда радиотехников в составе тов. Д орош енко и Колмо­
горовой установила новый мировой рекорд в соревнованиях по сборке
печки — 1 час 02 мин. 27,4 сек.
О р га н и зда н и я п р о ф со ю зн о й о р га н и за ц и и гр уп п ы «Х иби на».

Примечательно, что оригинала этой стенгазеты в материалах


дела нет, есть только машинописная копия, поэтому невозможно
сказать, кем она была написана (и вообще, одним ли человеком
или несколькими). Кроме того, не совсем ясно, где именно в па­
латке находился этот листок; есть свидетельства, будто его нашли
приколотым булавкой к внутреннему пологу, но это неточно.
В дальней от входа части палатки находились продукты (са­
хар, соль, крупа, сгущенное молоко) и ничем не примечательное
полено. Последнее, видимо, предполагалось использовать для
растопки.
Поисковики разобрали палатку, извлекли из нее вещи и пере­
несли их ниже по склону для удобства последующей эвакуации.
Из-под палатки извлекли 3 пары лыж, две из которых отдали
охотникам Моисееву и Мостовому, а одну использовали в ка­
честве вешек для обозначения на склоне мест обнаружения тел
Колмогоровой и Дятлова.
28 февраля 1959 г. прокурор Василий Иванович Темпалов
возбудил предварительное расследование по факту обнаружения
трупов четырех туристов из группы Дятлова.
1 марта палатка и найденное в ней имущество без описи было
вывезено вертолетом в Ивдель. Опознание вещей и установление
их принадлежности членам группы при участии Юрия Юдина
проводилось уже там.
В тот же самый день — 1 марта — в лагерь поисковиков при­
был единственный в свердловской областной прокуратуре про­
курор-криминалист Лев Никитович Иванов, который возглавил
Глава 2. Начало поисковой операции 49

На фотоснимке запечатлен тот самый момент, о котором повествуется в тексте:


палатка полностью разобрана и отодвинута в сторону, из-под нее извлечены
лыжи членов группы, спасатели передвинулись ниже по склону. Чуть выше места
установки палатки видны две фигуры — это журналист Юрий Яровой и проку­
рор-криминалист Лев Иванов. Фотография особенно ценна тем, что позволяет
судить о крутизне склона горы Холат-Сяхыл непосредственно в месте установки
палатки. Оригинальный фотоснимок был несколько «завален» влево, но про­
стейшие преобразования позволяют компенсировать огрехи и точно назвать
величину крутизны вышележащего склона Она равна 15 градусам. Всего-то!
Это меньше крутизны лестничных маршей и эскалаторов метро.

расследование по факту гибели группы Дятлова. С этого времени


поисковики приступили к прощупыванию склона Холат-Сяхыл
доставленными в лагерь лавинными зондами. Работы велись
с полной самоотдачей участников, за день каждый из них про­
щупывал зондом до 1 тыс. кв. м, передвигаясь порой в снегу
глубиною 1,5 м.
Работа была проделана огромная. В течение недели (со 2 по
9 марта) поисковики планомерно «прощупали» склон Холат-Ся­
хыл от места расположения палатки Дятлова в долину Лозьвы,
осуществили методичное прочесывание леса в районе кедра, под
которым были найдены первые два тела, и совершили кольцевой
обход высоты 905,4. Далее они проверили спуск от этой высо­
ты к Лозьве и длинный овраг в 50 м от кедра. «Прощупывание»
оврага проводилось на протяжении 300 м, но работу эту вряд ли
можно было считать эффективной, поскольку глубина снега там
превышала 3 м и длина зондов оказалась явно недостаточной.
В ходе этой операции был найден исправный китайский
фонарик с разряженной батареей, находившийся во включен-
50 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Транспортировка к вертолетной площадке, оборудованной на перевале, одного


из трупов, найденных в феврале —начале марта 1959 г. Фотография из коллекции
Алексея Коськина и «Фонда памяти группы Дятлова», общественной органи­
зации, занимавшейся изучением обстоятельств трагедии 1959 г. на перевале.
Для нас этот снимок особенно интересен тем, что сделан в непосредственной
близости от верхней границы леса, какой она была во время описываемых
событий. Видно, что поросль карликовых берез резко обрывалась, открывая
совершенно голый склон без всякой переходной кустарниковой зоны. Граница
лесной зоны в 1959 г. проходила на высоте примерно 700 м над уровнем моря.
За истекшие десятилетия, по свидетельству очевидцев, она существенно под­
нялась по склонам гор, что, возможно, объясняется объективным потеплением
климата в северном полушарии.

ном состоянии. Он был обнаружен на 3-й каменной гряде на


удалении примерно 400 м от палатки. (Склон Холат-Сяхыл
пересекают три длинные каменные гряды, расположенные почти
горизонтально. Самая верхняя, условно 1-я, удалена от палатки
примерно на 200 м, следующая — на 250—280 м, и, наконец,
3-я, последняя, находится на расстоянии около 400 м. Членам
группы Дятлова при спуске к кедру неизбежно пришлось бы
преодолевать каждую из них.) Местоположение фонарика — на
линии «палатка — кедр» — соответствовало версии об отходе
дятловцев (или их части) в направлении дерева, под которым
были найдены тела двух туристов.
2 марта 1959 г. группа в составе трех студентов-поиско-
виков и двух охотников-манси отыскала лабаз, оставленный
дятловцами перед подъемом на Холат-Сяхыл. Находился он,
как и предполагалось, в долине р. Ауспия, примерно в 300 м
Глава 2. Начало поисковой операции 51

Разбор лабаза, заложенного туристами группы Игоря Дятлова на месте последней


стоянки — перед подъемом на Холат-Сяхыл. Поисковики возлагали большие
надежды на то, что находка лабаза (склада вещей группы, оставленных перед
выходом на радиальный маршрут, после окончания которого группа вернулась
бы в исходную точку) прояснит причины трагедии. Его розыски велись систе­
матически и безостановочно с самого начала поиска в районе Холат-Сяхыл.
Однако находка разочаровала поисковиков — в лабазе оказались сухие продукты
(крупы, сахар), пара запасных лыж, ботинки Игоря Дятлова и... никакой записки.
В общем, самый обычный туристский лабаз.

от лагеря поисковиков. Дятловцы устроили лабаз на земле,


огородили его лапником и обозначили вертикально стоящей
парой лыж, на которые натянули разорванные гетры. Лабаз
производил впечатление непотревоженного. Он располагался
примерно в 100 м от берега Ауспии и в полукилометре от гра­
ницы леса. В нем оказались различные продукты (крупы, сахар
и пр., в общей сложности 19 наименований суммарным весом
55 кг), заготовленные дрова, а также вещи, в которых туристы
могли не испытывать нужды в течение тех нескольких дней, что
были им необходимы для подъема на Отортен и возвращения
обратно в долину Ауспии. В числе таковых оказались мандо­
лина, упомянутая пара лыж, использованная как ориентир,
2 пары ботинок (лыжные и теплые), ледоруб, а также шапочка,
маска и ковбойка (по 1 шт.). Лабаз, с обнаружением которого
связывались надежды на прояснение судьбы группы, ничего
нового к известной поисковикам информации не добавил. Стало
лишь ясно, что после экстренного покидания палатки никто из
Участников похода к лабазу не вернулся.
52 А. Ракитин. Перевал Дятлова

На следующий день — 3 марта 1959 г. — в аэропорту города


Ивделя было разобрано и запротоколировано имущество про­
павшей группы, доставленное туда из района поиска вертолетом.
Перечислим наиболее значимые в контексте настоящего ис­
следования предметы и личные вещи, обнаруженные в палатке:
9 курток-штормовок, 8 ватных курток-телогреек (в просторечии
«ватников»), 1 меховая куртка, 2 меховых безрукавки, 4 штуки
штормовых штанов, 1 хлопчатобумажные штаны, 4 шарфа,
13 пар рукавиц (меховых, суконных и кожаных), 8 пар лыжных
ботинок, 7 валенок, 2 пары тапочек, 8 пар гетр, 3 конькобежные
шапочки, 1 меховая шапка, 2 фетровых берета, 3 компаса, 1 кар­
манные часы, 1 финский нож, 3 топора (2 больших и 1 малень­
кий в кожаном чехле), 19 чехлов на ботинки, 2 ведра, 2 котелка,
2 фляги, 1 аптечка. Имелось также значительное число мелких
предметов — носков, портянок, масок, зубных щеток, — из­
влеченных из рюкзаков, что затруднило определение их при­
надлежности конкретным участникам похода.
Какие выводы можно сделать из анализа состава пред­
метов, брошенных дятловцами в палатке? Прежде всего, они
покинули свое убежище, оставив верхнюю одежду — ватники,
куртки-ш тормовки, ботинки, валенки и головные уборы.
Только исключительно серьезная угроза могла побудить группу
из 9 молодых и физически крепких людей экстренно уходить
из лагеря в зимнюю пору вечером в совершенно необжитом
лесном регионе. Вопрос, видимо, стоял так: либо отход вниз
по склону, либо немедленная и неминуемая смерть на месте
установки палатки. При этом нельзя сказать, что группа была
полностью безоружна — туристы бросили в палатке три топора
и один финский нож, кроме того, скорее всего, какие-то ножи
имелись у них при себе, ведь пихты и березки у кедра они
срезали ножами. Однако опасность, с которой столкнулись
дятловцы, была такова, что топоры и ножи не могли помочь
ей противостоять.
Помимо этого, в общем-то очевидного вывода, следователи
сделали и другой: кризисная ситуация стала развиваться в мо­
мент переодевания группы (подготовки ко сну). Именно этим
можно было объяснить тот факт, что практически вся обувь
и верхняя одежда оказались сняты и брошены в палатке. Этот
вывод стал своего рода аксиомой, принимаемой на веру пода­
вляющим большинством исследователей этой трагедии.
Глава 2. Начало поисковой операции 53

В тот же самый день, 3 марта 1959 г., группа Бориса Слобцова,


состоявшая из студентов свердловского «Политеха», покинула
район поисков. Причинами, в силу которых группу пришлось
отозвать, явились как крайнее утомление ее членов, так и необ­
ходимость скорейшего возвращения к учебе. Никто в руковод­
стве института не стал бы ради участия студентов в поисковой
операции переносить сессию или прощать академические «дол­
ги». В тот же день в поисковом лагере появились руководители
туристского движения общесоюзного масштаба — речь идет
об уже упоминавшихся выше московских экспертах Бардине,
Шулешко и Баскине. Им предстояло на месте оценить органи­
зацию поисковой операции и сделать предварительные выводы
о характере происшествия, повлекшего гибель части группы
Игоря Дятлова. Бардин и Баскин пробыли на месте поисковой
операции вплоть до 8 марта, а Шулешко улетел на следующий
день после них.
По итогам пребывания в лагере и изучения ситуации «на
месте» «москвичи» подготовили доклад, своего рода эксперт­
ное заключение, в котором предприняли попытку взглянуть
на случившееся с группой Дятлова непредвзято и трезво. Уход
дятловцев от палатки к кедру они объяснили продолжительным
характером опасности, имевшей место на склоне и побудившей
туристов экстренно искать спасения в долине Лозьвы. П о­
скольку одежда погибших явно не соответствовала погодным
условиям, эксперты предположили, что опасность застигла тех
в момент переодевания. Это предположение на многие годы
сделалось своеобразной аксиомой, от которой отталкивались
создатели большинства версий случившегося. В целом доклад
московских специалистов был составлен в выражениях весь­
ма осторожных, если не сказать уклончивых; они никого не
обвиняли в случившейся трагедии и воздержались от резких
оценок. В формулировках этого документа чувствуется рука
искушенного канцеляриста, стремящегося дистанцироваться
от потенциально опасного содержания документа.
ГЛАВА 3

СУДЕБНО-М ЕДИЦИНСКОЕ
ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕЛ ЮРИЯ ДОРО­
Ш ЕНКО, ГЕОРГИЯ КРИВОНИЩ ЕНКО,
ЗИНАИДЫ КОЛМОГОРОВОЙ
И ИГОРЯ ДЯТЛОВА
марта экспертом областного Бюро судебно-медицинской
экспертизы Борисом Алексеевичем Возрожденным и суд­
медэкспертом города Североуральска Иваном Ивановичем
Лаптевым было произведено исследование четырех тел по­
гибших туристов, доставленных в Ивдель. В целях правильной
оценки обстоятельств случившегося на склоне Холат-Сяхыл
опишем одежду, в которой были доставлены погибшие для ана­
томического исследования, и основные телесные повреждения,
отмеченные экспертами:
1. Юрий Дорошенко, один из двух найденных под кедром ту­
ристов. Известно, что это был самый крепкий и рослый (180 см)
член группы Дятлова. На нем были майка-безрукавка и шта­
пельная (т. е. тонкого сукна, не фланелевая) рубашка-ковбойка
с коротким рукавом; плавки, сатиновые трусы и трикотажные
кальсоны. Все 6 пуговиц ковбойки были застегнуты, оба нагруд­
ных кармана — пусты. На ногах — разное количество носков: на
левой —два трикотажных и толстый шерстяной с обожженным
участком 2,0 х 5,0 см, а на правой — остатки хлопчатобумажного
носка и шерстяной. Кальсоны Дорошенко были сильно разо­
рваны: левая штанина в средней трети внутренней поверхности
бедра имела разрыв размером 13,0 х 13,0 см, а правая штанина
на передней поверхности бедра и того больше — 22,0 х 23,0 см.
В волосах погибшего эксперт обнаружил частицы мха и хвою,
кроме того, с правой стороны головы в височной, теменной и за­
тылочной частях оказались обожжены кончики волос. Цвет лица
покойного был определен как «буро-лиловый». Трупные пятна
располагались на задней поверхности шеи, туловища и конеч-
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 55

Тело Юрия Дорошенко в морге санитарной части внутренних войск в г. Ивделе


(это конвойные войска, занятые охраной Ивдельской исправительно-трудовой
колонии, так называемая воинская часть Н-240). Снимок сделан 4 марта 1959 г.
после разморозки тела. Хорошо виден выраженный венозный рисунок на руках,
а также пена на правой щеке.

ностей, что противоречило тому положению тела, в котором оно


было найдено (напомним, Юрий Дорошенко лежал лицом вниз,
соответственно, трупные пятна должны были наблюдаться на
груди, животе и передних поверхностях конечностей). Указанное
противоречие эксперты в своем заключении никак не объясни­
ли, попросту обойдя его молчанием (поэтому в дальнейшем это
придется сделать нам).
Возрожденный и Лаптев зафиксировали следующие телесные
повреждения Юрия Дорошенко (для наглядности представим
их на анатомической схеме):
— обожженные кончики волос с правой стороны головы (1);
— спинка носа, кончик носа и верхняя губа — в крови (2) (это
явное свидетельство прижизненного носового кровотечения);
— верхняя губа отечна, на ней — кровоизлияние красного
Цвета размером 1,5 х 2,0 см (трудно понять причину этого отека,
возможно, погибший закусывал губу) (3);
56 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Обобщенная схема телесных повреждений Юрия Дорошенко

— правая щека «покрыта слоем пенистой серого цвета


жидкости, из отверстия рта следы выделения жидкости серого
цвета» (обратим внимание на эту «пенистую жидкость» на щеке
погибшего. Судмедэксперты никак не объяснили ее появление,
и к вопросу о причинах столь странного физиологического яв­
ления нам еще придется вернуться);
— в районе правого уха (мочки и козелка) плотный участок
буро-красного цвета размером 6,0 х 1,5 см (5), в районе ко­
зелка левого уха — аналогичный участок кожи пергаментной
плотности 4,0 х 1,0 см (4) (трудно понять механизм подобного
травмирования, локализованного в районе ушей, если только
травмирование носило естественный характер);
—у переднего края правой подмышечной линии —осаднение
кожи размером 2,0 х 1,5 см (6);
— на внутренней поверхности правого плеча в средней трети
две ссадины размерами 2,0 х 1,5 см «пергаментной плотности
без кровоизлияния в подлежащие ткани. В области этих ссадин
сделаны два разреза линейных» (причем из текста Акта непонят­
но, кем сделаны эти разрезы — экспертами, производившими
вскрытие, или кем-то до них. Если первыми, то неясна цель как
самого разрезания, так и упоминания об этом, поскольку в Акте
судебно-медицинской экспертизы такие мелкие манипуляции
обычно не описываются) (7);
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 57

— на передней поверхности правого плеча мелкие ссадины


буро-красного цвета пергаментной плотности без кровоизлия­
ния в подлежащие ткани (фактически царапины) (8);
— в области верхней трети правого предплечья ссадины буро­
красного цвета в виде полос размерами 4,0 х 1,0 см; 2,5 х 1,5 см
и 5,0 х 0,5 см (9);
— мелкие ссадины в области нижней трети правого пред­
плечья (10);
— в области правой кисти припухлость мягких тканей и мел­
кие ссадины (11);
— на тыльной части правой кисти в районе 2-й пястной кости
ссадина размером 2,0 х 1,5 см буро-красного цвета с кровоизли­
янием в подлежащие мягкие ткани (12);
— пальцы рук, особенно концевые фаланги, темно-лилового
цвета (указание на обморожение, по-видимому, не менее чем
3-й степени) (13);
— на внутренней поверхности левого плеча, в нижней тре­
ти, — три ссадины буро-красного цвета размерами 3,0 х 0,5 см,
1,5 х 0,7 см и 1,0 х 1,5 см (14);
— на боковой поверхности левого локтевого сустава мелкие
ссадины буро-красного цвета и ссадина размером 2,0 х 3,0 см
со следами скольжения (15);
— на внутренней поверхности левого предплечья на границе
средней трети и нижней трети (т. е. чуть ниже середины) рана
неправильной овальной формы размером 0,6 х 0,5 см со следами
запекшейся крови (16);
— в правой подвздошной области — кожный рубец размером
8 см (видимо, след операции по удалению аппендицита);
—на передних поверхностях обеих голеней в их средней трети
заметны осаднения кожи бледно-красного цвета пергаментной
плотности: на левой ноге размером 8,0 х 4,0 см, на правой —
5,0 х 1,5 см (17);
— концевые фаланги пальцев стоп — темно-лилового цвета
(такое же обморожение, что и пальцев рук. Если бы Юрий До­
рошенко остался жив, ему бы, по-видимому, грозила ампутация
всех пальцев) (18).
При исследовании внутренних органов погибшего эксперты
отметили полнокровие мозговых оболочек, характерное для
умерших от переохлаждения. В желудке было обнаружено боль­
шое количество мелких кровоизлияний, называемых обычно
58 А. Ракитин. Перевал Дятлова

«пятнами Вишневского» (по фамилии русского ученого, земско­


го врача из Саратова, первым описавшего их в 1895 г.). Наличие
«пятен Вишневского» является еще одним значимым признаком
смерти от воздействия низких температур. В дополнение к вы­
шеописанному эксперты зафиксировали полнокровие почек
и переполненность сердца кровью — это также важное свиде­
тельство сильного и притом прижизненного охлаждения тела.
В легких обнаружена та же самая «пенистая жидкость», вы­
деление которой изо рта было отмечено при наружном осмотре
(дословно в Акте о состоянии легких написано так (орфография
оригинала сохранена. —А. Р.)\ «легкие с поверхности — синюш­
нокрасного цвета, тестоваты на ощупь, на разрезах ткань легких
темнокрасного цвета, при надавливании с поверхности разреза
стекает в большом количестве жидкая темная кровь и пенистая
водянистая жидкость»). Никакого объяснения происхождению
«пенистой водянистой жидкости» эксперты в результирующей
части своего Акта не дали — они попросту проигнорировали дан­
ный факт. Между тем причин для появления такого необычного
физиологического выделения совсем немного, и все они никак
не связаны с замерзанием. В дальнейшем нам еще придется
вернуться к анализу этого наблюдения и попытаться дать ему
разумное объяснение, поскольку факт выделения пены изо рта
погибшего несет в себе исключительно ценную информацию
о последних минутах его жизни.
Количество мочи в мочевом пузыре составляло 150 см3. На­
полненность мочевого пузыря считается одним из значимых
признаков смерти от переохлаждения (так называемый признак
Самсон-Гиммелштирна). Явление это обусловлено торможе­
нием центральной нервной системы замерзающего человека
и нарушением иннервации мочевого пузыря, отчего тот теряет
способность сокращаться. Общим правилом считается, что ко­
личество мочи косвенно свидетельствует об активности действий
по самоспасению —чем больше замерзающий движется, тем ме­
нее наполнен будет его мочевой пузырь. Справедливо обратное
наблюдение — если человек лег в сугроб, уснул и замерз, то его
мочевой пузырь окажется переполнен. Возрожденный и Лаптев
прекрасно это знали, поэтому старательно фиксировали коли­
чество мочи у каждого из погибших. Однако в 1959 г. не было
известно, что данное наблюдение справедливо для погибших от
воздействия низких температур, чьи тела не подверглись про-
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 59

Тело Георгия Кривойищенко перед проведением вскрытия в ивдельском морге.


На снимках хорошо различимо повреждение кончика носа, которое судмедэк-
спеты никак не объяснили. По умолчанию считается, что этот дефект явился
результатом работы мелкого животного или птицы — разрушителя трупов, вроде
дятла или клеста. Представляется, однако, странным, что разрушитель трупов
действовал столь избирательно и не повредил другие открытые части тела, на­
пример пальцы рук или ноги, которые почти не прикрывались разорванными
и прожженными кальсонами.
мораживанию. Сейчас же считается, что если тела подверглись
полной заморозке, а затем оттаиванию, зависимость количества
мочи от прижизненной активности теряет свою релевантность
(однозначное соответствие). Поэтому в данном случае современ­
ные судмедэксперты вряд ли сочли бы этот признак существен­
ным для реконструкции картины происшедшего. Впрочем, об
особенностях экспертиз более чем полувековой давности в этом
исследовании нам придется говорить еще не раз.
Переломов костей и хрящей эксперты не зафиксировали,
следов алкоголя — тоже.
Рассматривая совокупность признаков смерти от переох­
лаждения, обнаруженных при изучении состояния внутренних
органов, а также наличие обморожений, эксперты посчитали,
что «смерть Дорошенко наступила от воздействия низкой
температуры (замерзание)». Телесные повреждения — ушибы
и ссадины, — по мнению экспертов, «относятся к разряду лег­
ких без расстройства здоровья». Их появление было объяснено
падениями Дорошенко на камни или лед, а также ударами ру­
ками и ногами об окружающие предметы в состоянии агонии.
Наступление смерти, согласно заключению экспертов, имело
место спустя 6—8 часов с момента последнего принятия пищи.
2. Георгий (Юрий) Кривонищенко, как и Юрий Д оро­
шенко, найден под кедром. Он был одет в хлопчатобумажную
нательную рубашку белого цвета, ковбойку на трех пуговицах
(две из которых были расстегнуты) с самодельным внутренним
60 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Обобщенная схема телесных повреждений Георгия Кривонищенко

карманом, оказавшимся пустым. В нагрудных же карманах


рубашки были найдены моток медной проволоки и шелковая
тесьма. На нижней части тела — плавки, сильно прожженные
кальсоны с неровно оборванной нижней частью левой половины
(по месту обрыва ткань обуглена) и один разорванный хлопчато­
бумажный носок на левой ноге, также с обугленным краем. Рост
погибшего был определен равным 169 см, трупные пятна распо­
лагались на задней поверхности шеи, туловища и конечностей,
т. е. в полном соответствии с тем положением, в котором было
найдено тело. Кожные покровы шеи, грудной клетки и конеч­
ностей (до лучезапястных суставов) имели красновато-лиловый
цвет. В ходе патологоанатомического исследования Борис Алек­
сеевич Возрожденный описал следующие основные телесные
повреждения Кривонищенко (см. соответствующую схему):
— в средней части лба осаднение округлой формы размером
0,3 х 0,3 см буро-красного цвета пергаментной плотности (1),
а в левой височной области буро-красные ссадины 1,2 х 1,3 см
и 1,0 х 0,2 см (2);
— кончик носа отсутствует. Размер дефекта мягких тканей
1,8 х 2,0 см, дно раны — хрящи носовой перегородки (предпо­
ложительно исклеван птицами) (3);
— ушные раковины синюшно-красного цвета, отечны (ука­
зание на отморожение) (4);
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 61

—осаднения на правой стороне груди размерами 7,0 х 2,0 см;


2 .0х 1,2 см и 1,0 х 1,2 см (5). Экперты не обнаружили сопутству­
ющих этим осаднениям кровоизлияний в подлежащие ткани,
что указывало на их посмертное причинение;
— пальцы обеих рук буро-лилового цвета, концевые фалан­
ги — темно-коричневого. Это свидетельство сильного обморо­
жения пальцев. На средних фалангах 4—5-го пальцев левой руки
раны размером 1,5 х 1,0 см и 1,0 х 0,5 см темно-коричневого
цвета с обугливанием (8). По смыслу текста можно решить,
что речь идет об ожоге пальцев, хотя не совсем понятно, имел
ли место только ожог или он комбинировался с механическим
повреждением кожи, скажем, ссадиной или порезом;
— в области левого лучезапястного сустава ссадина темно­
красного цвета пергаментной плотности размером 5,0 х 2,5 см
(13);
—поперек всей тыльной части левой кисти скальпированная
рана с отслоением эпидермиса темно-коричневого цвета раз­
мером 8,0 х 2,0 см (7). Тыльная часть левой кисти отечна;
— фрагмент эпидермиса со средней фаланги третьего пальца
правой руки найден за зубами во рту погибшего, размер этого
участка кожи равен примерно 1,0 х 0,5 см (6);
— на наружной части левой ягодицы и левого бедра участки
буро-красного цвета со сползающим эпидермисом размерами
10.0 х 3,0 см; 6,0 х 2,0 см и 4,0 х 5,0 см (14). Из текста СМЭ не­
возможно понять, чем обусловлено подобное травмирование;
— на передне-внутренней поверхности бедра (по смыслу
текста речь ведется о левом бедре) темно-коричневые ссадины
размерами 3,0 х 2,0 см; 1,0 х 1,5 см и несколько мелких (9);
—на внутренней поверхности верхней трети левого бедра три
кожные раны с ровными краями, глубиной до 3 мм и размерами
1,5 х 0,4 см (16). Из текста невозможно уяснить, что это были
за раны — то ли небольшие порезы, то ли глубокие царапины;
— левая голень отечна;
— по наружной поверхности левой голени ожог на участке
31.0 х 10,0 см, в нижней трети — ожог буро-черного цвета с
обугливанием тканей и лопнувший кожный покров, в средней
и верхней трети — ожог светло-коричневого цвета (11);
— по задне-внутренней поверхности левой голени темно-
коричневые ссадины пергаментной плотности размерами
8.0 х 1,3 см; 2,0 х 1,5 см и 2,0 х 1,0 см (17);
62 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тело Зинаиды Колмогоровой


— тыльная часть левой стопы буро-коричневого цвета с от­
слоением эпидермиса размером 10,0 х 4,0 см. Это не ожог (так
как на левой ноге сохранился хлопчатобумажный носок), а об­
морожение. Отслоение эпидермиса и образование подкожных
пузырей, наполненных темным кровянистым содержимым,
характерно для обморожений 3-й степени (15);
— конец 2-го пальца левой ноги обуглен (видимо, был про­
жжен и кончик носка, но об этом в Акте судмедэкспертизы не
упоминается) (12);
— на передней поверхности правого бедра и голени ссадины
темно-коричневого цвета размерами 5,0 х 2,0 см; 3,0 х 8,0 см;
7,Ох 1,0сми2,0х 1,0 см (без указания точной локализации) (10).
Количество мочи в мочевом пузыре Возрожденный оценил
в 500 г. Судебно-медицинский эксперт посчитал, что смерть
Георгия Кривонищенко «наступила в результате воздействия
низкой температуры (замерзание)... При наружном исследо­
вании повреждения в виде осаднения, ссадин, кожных ран
могли возникнуть в результате падения и ушибов о камни, лед
и прочее». Таким образом, гибель обоих молодых, спортивных
и здоровых мужчин Возрожденный объяснил естественными
причинами.
3. Зинаида Колмогорова оказалась одета лучше мужчин, най­
денных под кедром. На голове девушки были две шапочки —тон­
кая вязаная синего цвета, прикрепленная к волосам заколкой,
и красная шерстяная, завязанная под подбородком «бантиком».
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 63

Обобщенная схема телесных повреждений Зинаиды Колмогоровой

Поверх нижнего белья была надета майка с длинными рукава­


ми, вигониевый свитер наизнанку, рубашка-ковбойка, поверх
нее —свитер синего цвета с оторванным обшлагом (манжетом?)
правого рукава, также надетый наизнанку. Нижняя часть тела
тоже оказалась защищена несколькими слоями одежды — рей­
тузами с начесом, хлопчатобумажными спортивными брюками
и лыжными штанами. Правая штанина последних имела внизу
три небольших разрыва. Застежки на лыжных штанах распола­
гались по бокам, и пуговицы с обеих сторон были расстегнуты
(на эту деталь следует обратить внимание). На ногах Зины
оказались по три носка — два тонких вигониевых и один шер­
стяной. Внутрь шерстяных были вложены стельки. В карманах
Колмогоровой были найдены 5 руб. и защитная маска военного
образца. Маска эта находилась с левой стороны груди между
верхним свитером и рубашкой-ковбойкой. Наличие на теле
двух свитеров, надетых наизнанку, не должно сбивать с толку
кажущейся странностью — это распространенный в туристских
походах способ сушки вещей прямо на теле. Зинаида оказалась,
пожалуй, самым невысоким участником похода — ее рост со­
ставлял всего 162 см.
Из телесных повреждений и значимых патологических из­
менений судмедэксперт Возрожденный отметил следующие
(см. соответствующую схему):
— отек мозговых оболочек (этот признак является значимым
при констатации смерти от переохлаждения);
64 А. Ракитин. Перевал Дятлова

— кожные покровы лица и кистей рук — лилово-красные


(обморожение),
— на правом лобном бугре ссадина размером 2,0 х 1,5 см,
плотная на ощупь. Рядом участок бледно-серого цвета 3,0 х
2.0 см, доходящий до правой брови (по смыслу написанного,
речь идет о ссадине с синяком);
— на верхних веках левого и правого глаз осаднения кожи
темно-красного цвета 5,0 х 1,0 см и 0,5 х 0,5 см соответственно
(травмы довольно странны, непонятна их природа);
— на роговице левого глазного яблока — пятна Лярше (это
признак высыхания глазного яблока, свидетельствующий о том,
что веки оставались все время открыты. К механизму смерти
пятна Лярше отношения не имеют);
— на спинке носа ссадина буро-красного цвета размером
1.0 х 0,7 см, на кончике носа — такая же ссадина пергаментной
плотности 2,0 х 1,0 см;
— в области скуловых дуг, щек и подбородка множество
ссадин различной формы и величины (до 6,0 х 2,0 см);
—на тыльных частях правой и левой кистей в области пястно-
фалангиальных и межфалангиальных суставов ссадины буро­
красного цвета, плотные на ощупь, размерами от 1,5 х 1,0 см до
0,3 х 3,0 см (2, 3);
— у основания третьего пальца правой кисти рана непра­
вильной формы размером 3,0 х 2,2 см со скальпированным
лоскутом кожи (2);
— осаднение кожи в виде полосы размером 29,0 х 6,0 см
в области поясницы на правой боковой поверхности туловища,
заходящее на правую сторону живота (1,4).
Количество мочи в мочевом пузыре Возрожденный оценил
в 300 г. Мозговые оболочки и сердце были переполнены кровью,
что характерно для умерших от переохлаждения. При иссле­
довании легких эксперты констатировали наличие признаков
острого отека, развившегося, видимо, в момент агонии, когда
начались перебои в работе сердца. Телесные повреждения, со­
гласно заключению, были получены Колмогоровой при жизни
либо в агональном состоянии в результате падений и ушибов
о камни, лед или снег. Ее смерть квалифицировалась как «на­
сильственная, несчастный случай». Следует упомянуть, что, как
установил эксперт, погибшая не жила половой жизнью; на это
обстоятельство необходимо указать для того, чтобы правильно
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 65

Обобщенная схема телесных повреждений Игоря Дятлова

оценивать характер отношений Зины Колмогоровой и Игоря


Дятлова.
4. Наконец, Игорь Дятлов. Рост 175 см, цвет лица описан
как «синюшно-красный». Голова погибшего была не покрыта,
на теле расстегнутая меховая «безрукавка» (телогрейка, с лице­
вой стороны которой хлопчатобумажная ткань синего цвета,
а внутри — темно-серый мех), под нею синий свитер, хлоп­
чатобумажная ковбойка красного цвета, в нагрудном кармане
которой четыре таблетки стрептоцида в упаковке, а под ков­
бойкой — синяя трикотажная «безрукавка». Из описания в Акте
судебно-медицинской экспертизы трудно понять, идет ли речь
именно о трикотажной безрукавке или же об обычной майке.
Но, как можно заключить, утепление торса Игоря Дятлова было
«так себе». С ногами и поясницей дело обстояло еще хуже. На
погибшем были лыжные брюки (сейчас бы мы сказали — «шта­
ны») с начесом и поясом «на резинке», под ними бумазейные
спортивные брюки, также «на резинке». Под штанами простые
черные сатиновые трусы. Обувь отсутствовала, на правую ногу
были надеты шерстяной и хлопчатобумажный носки, на левую —
один хлопчатобумажный, «типа гольф» (так в Акте).
Особо обратим внимание на то, что все носки Игоря Дятло­
ва были непарными. Это может означать одно из двух — либо
босоногому Дятлову отдали носки его товарищи по несчастью,
сняв с самих себя, как только появилась возможность сделать это
66 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тело Игоря Дятлова в морге санитарной части внутренних войск по охране


ивдельской исправительно-трудовой колонии (так называемого п/я 240) перед
вскрытием. На заднем плане, на соседнем секционном столе, — труп Зины
Колмогоровой, вскрытие которого производилось в том же месте в тот же день.

в более или менее спокойной обстановке (что называется, с бору


по сосенке), либо... сам Игорь снял один из трех носков с правой
ноги и надел его на левую. Предпринял, так сказать, очевидные
действия по самоспасению. Данное наблюдение заставляет нас
сделать интересный и важный для последующих рассуждений
вывод о том, что драматические события начались на склоне
Холат-Сяхыл в ту самую минуту, когда Игорь Дятлов был бо­
соногим, причем в буквальном смысле этого слова. Запомним
сейчас этот вывод, в свое время он найдет свое место в том паз­
зле, что щедро рассыпали участники драмы. Часы «Звезда» на
руке Дятлова, как зафиксировали эксперты, показывали 05:31.
Возрожденный и Лаптев отметили следующие телесные по­
вреждения погибшего (на анатомической схеме показаны самые
существенные из них):
(— мелкие ссадины темно-красного цвета на лобных буграх
О)}
— в области левой надбровной дуги ссадина буро-красного
цвета пергаментной плотности (2);
— на верхних веках обоих глаз мелкие ссадины;
— на спинке и кончике носа участок буро-красного цвета
пергаментной плотности размером 2,0 х 1,5 см;
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 67

Тело Игоря Дятлова

— в области обеих скул ссадины буро-красного цвета под су­


хой коркой: справа —мелкие, а слева 3,0 х 1,5 см и 3,0 х 0,5 см (3);
— на губах запекшаяся кровь (источник кровотечения со­
ставителями Акта СМЭ не указан);
—на нижней челюсти отсутствует центральный резец, слизи­
стая без изменений. Последнее уточнение указывает на то, что
зуб, скорее всего, был потерян задолго до смерти;
— на левой щеке мелкие ссадины;
— на нижней трети правого предплечья и ладонной поверх­
ности мелкие ссадины темно-красного цвета (4);
— в области пястно-фалангиальных и межфалангиальных
сочленений мягкие ткани буро-лилового цвета, покрытые су­
хими запекшимися корками с кровоизлияниями в подлежащие
ткани (по смыслу текста речь идет о кисти правой руки. Переводя
на общедоступный язык, можно сказать, что у Игоря Дятлова
были сбиты костяшки правого кулака. Это случилось за некото­
рое время до наступления смерти, что привело к образованию на
Ранах корки из запекшейся крови и кровоизлиянию в травмиро­
ванную область. В тот момент периферийное кровоснабжение
еще сохраняло активность и оставалось близким к нормальному.
Если бы травмирование имело место непосредственно перед
смертью, когда процесс замерзания зашел уже достаточно да­
леко, кровоизлияния в подлежащие ткани не наблюдалось бы);
68 А. Ракитин. Перевал Дятлова

— на левой кисти также отмечены ссадины буро-лилового


цвета пергаментной плотности размерами 1,0 х 0,5 см и 2,0 х
0,2 см;
— на ладонной поверхности левой руки зафиксирована по­
верхностная рана от второго до пятого пальцев глубиною до
0,1 см (5). Это рана поперек всей ладони. Не имея фотографии,
трудно в точности сказать, на что именно она похожа, но больше
всего подобная рана напоминает разрез при попытке схватить
нож за лезвие;
— в области коленных суставов отмечены ссадины темно­
красного цвета: размером 1,0 х 0,5 см на правом колене и 0,5 х
0,5 см — на левом (6);
— на нижней трети правой голени осаднение кожи 4,0 х
2,0 см (7);
— в области левого голеностопного сустава на передней бо­
ковой и задней поверхностях имеются ссадины буро-красного
цвета размерами 1,0 х 0,5 см и 3,0 х 2,5 см с кровоизлияниями
в подлежащие ткани (8).
Внутренних травм погибший не имел. Судмедэксперты
зафиксировали характерные для смерти от переохлаждения
признаки, проявляющиеся в состоянии внутренних органов, —
полнокровие мозговых оболочек, «пятна Вишневского» на
слизистой желудка, сверхпереполненность кровью внутренних
органов — сердца, печени, почек.
Количество мочи в мочевом пузыре — до литра, т. е. боль­
ше, чем у остальных членов группы. Это вовсе не означает, что
Игорь Дятлов менее других боролся за спасение себя и своих
друзей — скорее лишний раз подтверждает то наблюдение, что
для промороженных трупов данный признак не является значи­
мым. Также описана симптоматика острого отека легких, хотя
и не такого выраженного, как у Юрия Дорошенко. Острый отек
легких мог развиться в агональной стадии при появлении сбоев
в работе сердца и общей разбалансировке центральной нервной
системы. Как и в остальных трех случаях, эксперт Возрожденный
заключил, что смерть Игоря Дятлова последовала в результате
переохлаждения и явилась несчастным случаем.
Какие первоначальные выводы можно было сделать из ана­
лиза экспертиз Бориса Алексеевича Возрожденного?
Прежде всего, нельзя не обратить внимание на недостаточ­
ную защищенность погибших от холода. Из четырех погибших
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 69

головные уборы имелись только у Зины Колмогоровой, а обуви


не было ни у кого.
Но, кроме этого, судмедэксперты не могли не отметить еще
одну странность, связанную с особенностями поз погибших.
Дело в том, что советская судебно-медицинская наука следу­
ющим образом рекомендовала осуществлять распознавание
смерти от переохлаждения: «Распознавание. Смерть от пере­
охлаждения связана с первичным нарушением жизненных
функций. Бесспорных анатомических показателей при ней нет.
Поэтому существенное значение имеет отсутствие могущих
повести к смерти заболеваний и отсутствие данных о смерти от
других внешних факторов, при нахождении умершего в усло­
виях, возможных для наступления смерти от холода <...> Здесь
подлежат учету: а) При наружном исследовании: 1) поза трупа,
напоминающая зябнущего человека...» (цит. по: Райский М. И.
Судебная медицина для студентов и врачей. М.: Медгиз, 1953.
С. 232).
И что же мы видим? — ни один из четырех трупов, обнару­
женных в районе Холат-Сяхыл в феврале-марте 1959 г., не имел
той самой «позы зябнущего человека» (или «позы эмбриона»),
как то предписывалось академической наукой. Умирающий от
холода должен был стремиться рефлекторно минимизировать
теплопотерю, т. е. поджать к груди колени, охватить их руками,
пригнуть голову, тем самым максимально уменьшив площадь
поверхности тела, через которую происходит отвод тепла... Так
в теории. А что же на практике? Все четверо вытянулись в пол­
ный рост, меховая безрукавка Дятлова распахнута и сдвинута
куда-то в подмышки, две из трех пуговиц рубашки-ковбойки
расстегнуты (а манжеты при этом застегнуты!). Если к этому
добавить локализацию трупных пятен, никак не соответство­
вавшую положению тел при их обнаружении поисковиками,
то у следователей невольно рождались мысли о том, что позы
умерших и положения их тел принудительно изменялись до на­
ступления трупного окоченения. А пустые карманы одежды
туристов рождали подозрения о посмертном обыске.
В общем, все это как-то не очень соответствовало классиче­
ской картине смерти от замерзания.
Помимо этого нельзя не отметить явную несбалансирован­
ность в одежде между членами группы: найденные на склоне
Дятлов и Колмогорова имели по несколько штанов, в то время
70 А. Ракитин. Перевал Дятлова

как Дорошенко и Кривонищенко оказались раздеты до кальсон.


Причем глагол «раздеты» следует понимать буквально, обоих
скорее всего действительно раздевали после смерти товарищи,
стремясь воспользоваться их одеждой. Порезы, обнаруженные
на руках Дорошенко, были нанесены сквозь одежду при по­
пытке отрезать рукава свитера или куртки, которые на момент
составления актов СМЭ оставались еще не найдены. Отрезание
рукавов одежды замерзающими людьми выглядело вполне
логичным — в рукава можно было засунуть руки или ноги, ис­
пользуя как импровизированные носки или перчатки. Кроме
того, аккуратное раздевание трупов обмороженными малопод­
вижными руками представлялось практически невыполнимой
задачей, в то время как использование ножа ускоряло и упро­
щало эту процедуру.
Предположение о раздевании трупов Дорошенко и Кри­
вонищенко, при котором производилось разрезание одежды
погибших, хорошо согласовывалось с фактическим расположе­
нием фрагментов одежды, найденных под кедром. В протоколе
осмотра, составленном прокурором Темпаловым, упомянуты
рубашка-ковбойка с восемью рублями в кармане, прожженный
носок, полусгоревший подшлемник; кроме этого, в воспоми­
наниях участников поисковой операции фигурируют и другие
мелкие предметы, в частности носовой платок, принадлежавший
Дубининой, и оборванный (или обрезанный) рукав черного
свитера. В свитере с оборванным обшлагом рукава была найдена
Зина Колмогорова, но возле костра рвали явно не ее свитер, по­
скольку найденный рукав отличался от него по цвету.
Юрий Юдин, привлеченный следствием к опознанию вещей,
найденных на перевале, уверенно узнал в синей меховой безру­
кавке, в которую был облачен Игорь Дятлов, собственную вещь.
Эту безрукавку Юдин отдал Дорошенко при прощании утром
28 января. То, что она в итоге оказалась на другом человеке, лишь
подтверждало факт перераспределения вещей внутри группы.
Еще одним немаловажным результатом проведенных экс­
пертиз явилось установление того, что погибшие туристы были
трезвы и активно боролись за свою жизнь. Было известно, что
в их распоряжении имелись две фляжки спирта, но судебно-
медицинское исследование сняло все подозрения на неадек­
ватность поведения членов группы или конфликт между ними,
обусловленные приемом спиртного. Констатация этого факта
Глава 3. Судебно-медицинское исследование тел 71

имела существенное значение для правильного понимания того,


что же именно могло случиться с пропавшей группой.
Одним из важнейших вопросов, который ставился следо­
вателем перед судебным медиком, был вопрос определения
времени смерти. Заключения, подготовленные Возрожденным
и Лаптевым по результатам вскрытий первых четырех тел,
дали непротиворечивые ответы: по мнению экспертов, речь
могла идти о 6—8 часах с момента последнего приема пищи.
Необходимо оговорить, что этот интервал нельзя считать одно­
значно определенным — дело в том, что на морозе, в условиях
замерзания, обменные процессы в человеческом организме
могут замедляться и скорость эвакуации пищи из желудка и ее
дальнейшего продвижения в кишечнике значительно отличается
от нормальной. В любом случае, полученный вывод о времени
наступления смерти туристов однозначно свидетельствовал
о том, что они не успели осуществить прием пищи на месте
последней стоянки.
Указание экспертов на переохлаждение как причину смерти
каждого из четырех туристов выглядело вполне обоснованным
и вряд ли могло быть поставлено под сомнение. Прежде всего,
тела погибших не имели следов внешнего агрессивного воз­
действия — термических и химических ожогов, следов когтей
и зубов животных, ранений огнестрельным или холодным ору­
жием. Голень Кривонищенко имела пугающего размера ожог,
но, принимая во внимание наличие рядом с трупом костра, это
не казалось странным. Кривонищенко и Дорошенко имели
многочисленные ссадины и мелкие поранения рук и ног, но
поскольку их тела нашли рядом с кедром и костром, логично
было предположить, что все эти повреждения были получены
в процессе сбора хвороста. Напомним, что ветви дерева, под
которым был разведен костер, оказались обломаны на высоте до
5,5 м, а на стволе кедра остались многочисленные следы крови.
Залезавшие на дерево молодые люди, цепляясь замерзшими
руками за ствол, невольно повреждали кожу и при этом не ощу­
щали боли ввиду потери ею чувствительности. Соответственно,
характер телесных повреждений Кривонищенко и Дорошенко
в целом не противоречил выводу эксперта.
В таком примерно положении находилось следствие, полу­
чившее 4 марта 1959 г. в свое распоряжение заключения судеб­
ных медиков о причинах и времени наступления смерти четырех
72 А. Ракитин. Перевал Дятлова

из девяти членов пропавшей туристской группы. Прокурор


Иванов, безусловно, не мог не чувствовать некую двойствен­
ность ситуации: с одной стороны — разрезанная палатка, вы­
тянувшиеся в полный рост трупы погибших, возможно кем-то
перевернутые и обысканные, т. е. вроде бы явный криминал,
а с другой — уверенное указание судебных медиков на низкую
температуру, т. е. природный фактор, как причину смерти.
В каком направлении надлежало вести следствие?
ГЛАВА4

ЧТО НЕ УВИДЕЛИ СЛЕДОВАТЕЛИ.


ОГРЕХИ НАЧАЛЬНОГО ЭТАПА
РАССЛЕДОВАНИЯ
ельзя не отметить, что уже с самого начала и следствие,

Н и поисковики, работавшие на склоне Холат-Сяхыл, до­


пустили ряд огрехов и не сумели прояснить существен­
ные моменты, весьма значимые для понимания случившегося
с группой Дятлова. Первоначальные ошибки привели к тому,
что многие важные выводы были обоснованно поставлены под
сомнение и эти сомнения впоследствии привели к формирова­
нию огромного числа (нескольких десятков) версий, совершенно
по-разному описывающих процесс гибели группы.
Перечислим вкратце те недоработки следствия, о которых
говорилось выше, дабы систематизировать их и позволить чи­
тателю лучше понять, о чем именно идет речь:
1. Прокурор Темпалов и прокурор-криминалист Иванов не­
брежно отнеслись к такой важной задаче следствия, как судебная
фотосъемка места происшествия. Между тем в этом заключалась
одна из важнейших целей их пребывания в районе поисков
в конце февраля — марте 1959 г. В деле практически нет фото­
снимков, позволяющих четко определить положение трупов,
улик и значимых предметов окружающей обстановки (камней,
ям и пр.) на фоне ориентиров. Нет и детальных фотоснимков,
передающих криминалистически значимые свойства и признаки
объектов. Те фотографии, которые были сделаны прокурорами,
относятся к категории так называемых «узловых», таковыми
нельзя ограничиваться при фотографировании трупа на месте
обнаружения. Каждое из тел должно было быть запечатлено
по крайней мере из трех точек — верхней и двух боковых, как
при нахождении в снегу, так и после удаления снега. Особенно
важны детальные фотоснимки тел погибших и их одежды, по­
скольку словесное описание в протоколе зачастую не фиксирует
74 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Прокурор-криминалист Лев Иванов (фото 1950-х и 1980-х гг.). В год


войны Иванов был на фронте, начал работу в прокуратуре в 1945 г. и к 19
г. считался опытным следователем. В дальнейшем сделал неплохую карьер
дослужившись до советника юстиции 3-го класса. После выхода на пенсг
знялся адвокатской практикой в Казахстане.
многие важные подробности (не зря ведь говорится, что
фотоснимок стоит тысячи слов!). Ничего этого сделаг
было. В какой-то момент следователи, видимо, поняли я
недостаточность включенных в дело фотоматериалов, поз
приобщили в качестве судебных фотографии, сделани
поисковиками. Последние имели весьма невысокую кр
налистическую ценность и могли рассматриваться лини
иллюстративный материал. Между тем уже к концу 1930
криминалистическая наука в СССР выработала основные
вила проведения фотосъемки в интересах следствия и суде
фотографирование перестало быть экзотикой.
2. Совершенно неудовлетворительно была проведена ф]
ция следов на снегу путем фотографирования. Отпечатки
наблюдаемые на нижележащем от палатки склоне Холат-С
на протяжении более полукилометра, могли бы очень mi
сказать о характере отхода людей — сколько их было, име.
Глава 4. Что не увидели следователи 75

Эти любительские фотоснимки нисходящих по склону Холат-Сяхыл следов


группы Дятлова практически ничего не дают для понимания динамики развития
трагических событий. Глядя на них, мы можем лишь определенно утверждать,
что на отдельных участках спуска группа распадалась, но лишь для того, чтобы
затем снова собраться. Можно предположить, что такое «роение» было вызва­
но желанием найти оптимальный маршрут при обходе препятствий, однако,
скорее, причина лежит в области психологической. Спускавшиеся, видимо,
активно о чем-то спорили, и человек, оказывавшийся в меньшинстве, вольно
или невольно выталкивался на «периферию» группы. Фактор подсознательного
«отталкивания» того, кто противопоставляет себя общему мнению, не надо не­
дооценивать — он проявляет себя так же верно, как закон всемирного тяготения.
В дальнейшем нам еще придется особо говорить о неизбежном дроблении группы
по признакам симпатии, доверия и личного предпочтения, но эти одиночные
следы на склоне, возможно, явились тому первыми зримыми предвестниками.
76 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Так называемый «чум манси» на противоположном скате горы Холат-Сяхыл.


Строго говоря, это никакой не чум — это обычная «заготовка» для летней сто­
янки. Чтобы не рубить каждый раз слеги для чума, манси имели обыкновение
оставлять их до следующего раза, составленными в пирамиду. Зимой манси
никогда не гоняли свои стада через горы и тем более не делали там стоянок
в силу самых разных причин (для нас неважно, каких, главное то, что они этим
не занимались). Не вдаваясь глубоко в таинства оленеводства, отметим лишь, что
пресловутый «чум» существовал лишь в воображении работников прокуратуры
и отдельных поисковиков.

место волочение тел, падения, как именно двигалась группа


(шагом, бегом), имело ли место движение вперед боком или
спиной (такой способ отступления мог указывать на наличие
позади группы угрозы, следующей по пятам). Немаловажно
для понимания случившегося могло быть изучение того, как
перемещались девушки, поскольку в случае продолжитель­
ного действия опасности на склоне их непременно окружили
бы молодые люди; если же девушки двигались на периферии
группы, значит, непосредственной опасности во время спуска
уже не существовало. В общем, оставшиеся на снегу следы
несли много весьма ценной информации о поведении членов
группы и сохранность следов была исключительной удачей для
следствия. Впрочем, прокурорские работники удачей этой так
и не воспользовались.
В криминалистике существуют определенные правила фото­
графирования следов на снегу — снимки надлежит делать через
желтые или оранжевые светофильтры; если имеется следовая
дорожка, ее обязательно надо снимать либо в перспективе, либо
методом линейной панорамы; также обязательно осуществляет­
ся детальное фотографирование наиболее характерных единич­
Глава 4. Что не увидели следователи 77

ных отпечатков. Дабы уменьшить вредное влияние рассеянного


света, «смазывающего» детали следа на снегу, используются
специальные ширмы, а съемку производят как при прямом
освещении, так и в косых лучах света.
Поскольку в составе исчезнувшей группы имелись люди
с весьма разным размером стоп, фотографирование с линейкой
и замер величины отпечатков, вполне возможно, позволило бы
поставить в соответствие следовые дорожки отдельных пар ног
конкретным людям, что сразу отклонило бы (либо, напротив,
подтвердило бы) некоторые версии. Но говорить об этом при­
ходится в сослагательном наклонении, поскольку должного
закрепления следов отхода путем фотографирования не было
осуществлено. Все, что мы знаем о следах, — это устные описа­
ния поисковиков, зачастую прямо противоречащие друг другу,
да пара малоинформативных фотографий, из которых можно
уяснить лишь сам факт существования следов в виде столбиков
снега.
3. Удивительно невнимание следователей к обстановке во­
круг палатки, найденной на склоне Холат-Сяхыл. Прокуроров
не было там во время обнаружения палатки 26 февраля, но
Темпалов прилетевший на перевал вертолетом на следующий
день, должен был тщательно зафиксировать все следы и улики
возле палатки и принять меры к выяснению их происхождения.
О чем же идет речь?
Прежде всего, о единичном следе мочи на снегу. О нем из­
вестно только то, что такой след действительно существовал
и вроде бы на расстоянии 1 м от палатки. Кому принадлежал этот
след —члену группы Дятлова или кому-то из поисковиков, —так
толком и не выяснено. По умолчанию считается, что по малой
нужде сходил кто-то из дятловцев, но опроса поисковиков,
дабы удостовериться в ином, Темпалов не осуществил. Между
тем Слобцов, обнаруживший палатку 26 февраля, честно при­
знавался, что следа мочи на снегу не помнит.
Аналогична ситуация с обломком лыжигнайденным в начале
марта на горизонтальной площадке, на которой была установ­
лена палатка группы Дятлова. Что это была за лыжа, принад­
лежала ли она поисковикам и если да, то кому, так и осталось
невыясненным. Об этой сломанной лыже вообще известно лишь
по воспоминаниям участников поиска — в деле упоминаний об
этом нет.
78 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Точно так же в деле нет упоминаний о весьма необычной


детали одежды, обнаруженной в аэропорту Ивделя среди вещей
исчезнувших туристов, доставленных вертолетом с перевала.
Речь идет о военной обмотке — полоске шинельного сукна
длиной около 1 м с завязками на одном из концов, которой
пользовались военнослужащие РККА в довоенное время для
защиты голеней от холода. С распространением сапог и унтов
обмотки вышли из употребления в Вооруженных силах, одна­
ко в 1950-х гг. их все еще можно было видеть у ГУЛАГовских
конвоиров и зэков. Юрий Юдин, участвовавший в опознании
вещей дятловцев в аэропорту, указал прокурору Иванову на то,
что обмотка не принадлежала членам пропавшей группы; она
не попала в опись вещей, составленную следователем, принад­
лежность ее не была установлена и дальнейшая судьба странной
детали одежды ныне неизвестна.
Также толком ничего не известно о вещах Дятлова (тапочках
и носках, завернутых то ли в рубашку-ковбойку, то ли в штор­
мовку, — это, кстати, с точностью так и не было установле­
но!), найденных на некотором удалении от палатки. На каком
удалении и в каком направлении оказались обнаружены эти
важнейшие улики, как именно они были завернуты (и были ли
завернуты вообще), осталось неустановленным.
Нет даже ясности в таком важном вопросе, как количество
лыж у группы из 9 человек. В одном протоколе, имеющемся
в деле, сообщается о 8 парах лыж, уложенных под основание
палатки, в другом — о 9. Если приплюсовать пару лыж, обна­
руженную около палатки, да оставленную в лабазе, да обломок
неизвестной лыжи неподалеку от палатки, то получается че­
ресчур много.
Кроме того, непонятно, в каком положении находилась пара
лыж, найденная возле палатки. Имеются свидетельские по­
казания, в которых категорически утверждается, что эти лыжи
были связаны и лежали в снегу перед входом. Если это действи­
тельно так, то получается, что конек палатки сильно провисал
и веревки-оттяжки не были заведены в петлю, вшитую в его
центральной части. А стало быть, установка палатки не была
завершена к тому моменту, когда некое угрожающее событие
побудило членов туристской группы покинуть место стоянки
и уйти в долину Лозьвы. Однако имеется и другая информация,
согласно которой лыжи вертикально торчали из снега, хотя
Глава 4. Что не увидели следователи

Тот самый кедр (фотографии сделаны в марте 1959 г.). Судьба дерева в точности
неизвестна, существуют указания на то, что кедр уничтожили еще весной 1959 г.
сами поисковики с целью не допустить превращения его в место паломничества
туристов. Вместе с тем участники последних экспедиций на перевал Дятлова
Утверждают, будто им удалось отыскать это дерево и все рассказы о его унич­
тожении не более чем легенда.
80 А. Ракитин. Перевал Дятлова

и в этом случае остается неизвестным, заводилась ли веревка


в петлю на коньке палатки, другими словами, была ли закончена
ее постановка. Следствие успокоилось на предположении, что
драматические события стали развиваться во время подготовки
участников похода к ужину, однако как можно было заниматься
этой подготовкой в палатке, тяжелые скаты которой провисали
почти до земли? А ведь именно так и должно было быть в том
случае, если конек не был поднят натянутой веревкой, должным
образом пропущенной через систему лыж-распорок и закре­
пленной в таком положении.
4. Информация в деле совершенно недостаточна для по­
нимания того, как выглядела площадка под кедром, где были
найдены первые трупы (Кривонищенко и Дорошенко). Извест­
но, что дерево отстояло примерно на 70 м от границы леса, т. е.,
в общем-то, далеко не на краю, однако место это было продува­
емо ветром, так как заметно возвышалось над ручьем (одним из
притоков Лозьвы). Выше уже было отмечено, что кедр, палатка
и трупы Колмогоровой и Дятлова находились практически на
одной прямой, но кедр не был виден непосредственно от палат­
ки. Дерево — во всяком случае его нижняя часть — находилось
несколько ниже границы видимости, в своеобразном «кармане»,
наличие которого обусловливалось складками местности. Это
весьма ценное и отчасти парадоксальное наблюдение сделал
Алексей Коськин, известный екатеринбурский исследователь
трагедии группы Дятлова, во время одного из своих выездов на
перевал в 1990-х гг. А если мы примем во внимание, что раз­
веденный туристами костер находился прямо за стволом дере­
ва, которое выполняло роль своеобразного щита и заслоняло
огонь при взгляде с горы Холат-Сяхыл, то становится ясно, что
ушедшие вовсе не желали, чтобы костер был заметен из района
палатки, и постарались снизить видимость подобного сигнала.
Парадоксальный вывод, не правда ли? Ведь ценность любого
ориентира заключается в его заметности...
Тела погибших туристов (т. е. Юрия Дорошенко и Георгия
Кривонищенко) лежали таким образом, что костер находился
между ними и кедром. Казалось, огонь потух не потому, что
закончились дрова, а потому, что их перестали подкладывать.
Имеются воспоминания, согласно которым тело Георгия Кри­
вонищенко лежало на сухих ветках, раздавив их своей массой,
словно погибший упал на заготовленный хворост с некоторой
Глава 4. Что не увидели следователи 81

Фотографии из последнего похода группы Дятлова. Слева: Юрий Дорошенко


на привале. Справа: Георгий Кривонищенко рассматривает знаки мансийских
охотников. В долине реки Ауспия дятловцы некоторое время шли по следам
охотника-манси, и образы исконных жителей Урала, видимо, немало занимали
воображение туристов. В походном дневнике Зины Колмогоровой остались
русские транскрипции нескольких мансийских слов и выражений, а Георгий
Кривонищенко сфотографировался рядом с мансийскими «рунами». Никакого
глубокого смысла в этой надписи, вообще-то, не было: в ней отмечено, что тут
прошли три манси-охотника с тремя собаками, и указана родовая принадлеж­
ность этих охотников.

высоты и более не поднялся. Но в официальном протоколе ос­


мотра места преступления об этом ничего не сообщается; нет
и фотографий, способных пролить свет на этот весьма немало­
важный нюанс. Опять-таки, из воспоминаний участников по­
исковой операции известно, что вокруг костра имелось немало
сухостоя, который логично было использовать для разведения
и поддержания огня. Однако погибшие почему-то лазили на
кедр, ломая его ветки, сдирая кожу с рук и оставляя следы крови
на коре дерева.
Часть молоденьких деревьев — пихточек и берез, росших
вокруг кедра, оказалась срезана ножом. Следователи не озабо­
тились вопросом, куда делись срезанные деревца. Вернее, они
просто склонились к самому незатейливому ответу, решив, что
их бросили в костер. При этом достопочтенных правоохрани­
телей не смутила бессмысленность подобного объяснения. Они
Даже не пересчитали число срезанных ножами деревьев, что,
казалось бы, догадался сделать на их месте любой думающий
человек. Кроме того, пеньки срезанных молодых пихточек ока­
зались обнаружены и на некотором удалении от места костра,
82 А. Ракитин. Перевал Дятлова

примерно в 50—70 м, причем сами срезанные деревца также


исчезли в неизвестном направлении. Однако и в этом случае
следователи проявили непростительное пренебрежение к фик­
сированию пока непонятных, но потенциально очень важных
следов. Не осталось ни их фотографий, ни указания на карте
или схеме, ни сколько-нибудь внятного описания этого места.
Пройдет довольно много времени, прежде чем разрозненные
фрагменты шарады под условным названием «события под
кедром» начнут складываться в некую целостную, хотя и не до
конца понятную картину.
Список огрехов следственной работы можно продолжить, но
особенного смысла в этом нет. Написанного вполне достаточно
для того, чтобы понять, чем питались многочисленные конспи­
рологические версии, весьма популярные у значительной части
исследователей истории гибели группы Дятлова. Эти версии
приписывают правоохранительным органам намеренное сокры­
тие истинных причин трагедии, случившейся на склоне Холат-
Сяхыл. Конспирологи считали и считают ныне, что никакого
объективного расследования вовсе и не было, имела место лишь
его имитация, этакая «итальянская забастовка» следователей
советской прокуратуры. Но, забегая несколько вперед, все-таки
хочется заметить, что на прокуратуру лишних грехов вешать не
следует, она и без того грешна. В этом исследовании мы по­
стараемся доказать, что никакого умысла по сокрытию или ис­
кажению фактов следователи Иванов и Темпалов не имели, они
действительно пытались разобраться в таинственной истории,
да только делали это так, как умели, т. е. весьма посредственно.
ГЛАВА 5

ДАЛЬНЕЙШ ИЕ ПОИСКИ. ОБНАРУЖЕ­


НИЕ ТЕЛА РУСТЕМА СЛОБОДИНА

В
ернемся, впрочем, к хронике событий на перевале. 5 мар­
та, на следующий день после судебно-медицинского ис­
следования в Ивделе найденных тел, был обнаружен труп
Рустема Слободина. Тело находилось на склоне Холат-Сяхыл,
почти на середине пути между точками, в которых ранее нашли
трупы Зины Колмогоровой и Игоря Дятлова. По оценке сле­
дователя, расстояние до того места, где упала Колмогорова, не
превышало 150 м вверх по склону, а того, где погиб Дятлов, —
180 м вниз. Слободин лежал практически на прямой линии от
палатки к кедру, подобно своим товарищам, найденным прежде
на склоне.
Тело находилось под слоем снега толщиною 12—15 см и было
ориентировано головою вверх по склону. Положение трупа — на
груди, левая рука отведена в сторону, правая — сжата в кулак
и прижата к груди, правая нога, обутая в валенок, подтянута
к животу, левая — вытянута. У Рустема Слободина, первого
(и единственного) человека из группы Дятлова, отмечено «ложе

Схема, демонстрирующая взаимное расположение тел погибших туристов,


найденных в феврале — марте 1959 г. Условные обозначения : А— палатка группы
Дятлова на восточном склоне Холат-Сяхыл; L — кедр над четвертым притоком
Лозьвы; + 1 -2 —место обнаружения трупов Георгия Кривонищенко и Юрия
Дорошенко; +3 — положение трупа Игоря Дятлова (примерно в 400 м от ке­
дра); +4 — положение тела Зины Колмогоровой на склоне Холат-Сяхыл (по
приблизительной оценке прокурора В. И. Темпалова, обнаруженное примерно
в 500 м от тела Дятлова); +5 — место, где был найден труп Рустема Слободина.
84 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тело Рустема Слободина было полностью скрыто плотным слежавшимся снегом.


Обнаружить его удалось лишь неделю спустя с момента начала поисков, хотя
множество людей неоднократно преодолевали этот участок склона. Эта деталь
показывает, насколько сложен был розыск пропавших. То обстоятельство, что
тело Слободина оказалось найдено между точками, где до этого нашли Кол­
могорову и Дятлова, заставляло поисковиков вновь и вновь проверять склон
Холат-Сяхыл на протяжении всего марта и первой половины апреля 1959 г.
Лишь после таяния снега стало очевидно, что поиск надо переносить далеко
вниз — в долину Лозьвы.
Глава 5. Дальнейшие поиски 85

Тело Рустема Слободина после откапывания из-под толщи снега


на склоне Холат-Сяхыл
86 А. Ракитин. Перевал Дятлова

трупа», характерное для замерзающего: подтаивание снега под


телом, которое при последующем остывании образует узнава­
емую наледь. Толщина зоны подтаивания составила 5—7 см;
помимо «ложа трупа» свидетели отметили еще один признак
умирания на холоде — образование на лице (бровях, щетине)
сосулек и инея (впрочем, криминалистическую значимость
обоих признаков преувеличивать не следует, сосульки и иней на
усах и щетине образуются и у вполне живых людей — тут важна
скорее скорость ветра и влажность воздуха, нежели факт замерза­
ния). «Ложе трупа» также не является свидетельством смерти от
переохлаждения — оно означает лишь то, что тело упало на снег,
будучи еще достаточно теплым, и в течение некоторого времени
от него происходила заметная теплопередача в окружающее
пространство. Именно последнее обстоятельство в контексте
настоящего исследования имеет существенное значение.
Погибший был одет лучше своих товарищей, найденных ра­
нее: торс защищали майка с длинным рукавом, теплая трикотаж­
ная с начесом рубашка, рубашка-ковбойка, хлопчатобумажный
свитер, нижнюю часть тела — кальсоны, тренировочные сатино­
вые штаны и лыжные брюки, на ногах были четыре пары хлопча­
тобумажных и вигониевых носков. Правая нога, кроме того, был
обута в валенок. На левой руке находились часы, остановившиеся
в 08:45. На груди под свитером оказались две войлочные стель­
ки от ботинок, а в кармане рубашки лежали 310 руб. и паспорт
погибшего. Также в карманах были найдены перочинный нож,
карандаш, ручка, расческа в пластмассовом футляре, коробка
спичек с 43 спичками и хлопчатобумажный носок.
ГЛАВА 6

СУДЕБНО-М ЕДИЦИНСКОЕ
ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕЛА РУСТЕМА
СЛОБОДИНА. НЕЗАДАННЫЕ
ВОПРОСЫ И НЕПОЛУЧЕННЫЕ
ОТВЕТЫ...
удебно-медицинское исследование трупа Рустема Сло-

С бодина осуществил 8 марта 1959 г. уже упоминавшийся


в настоящем исследовании эксперт областного Бюро
СМЭ Борис Возрожденный, действовавший на этот раз без
Лаптева, участника первых четырех судебно-медицинских экс­
пертиз. В акте зафиксирована следующая одежда, обнаруженная
на теле покойного: черный хлопчатобумажный свитер, под
ним рубашка-ковбойка, застегнутая на 3 пуговицы (манжеты
обоих рукавов также застегнуты). В левом накладном кармане
рубашки находился паспорт на имя Слободина Рустема Вла­
димировича, деньги в сумме 310 руб. и авторучка с чернилами.
Между свитером и ковбойкой оказались 2 войлочные стельки
от ботинок, видимо, погибший сушил их, поместив под одежду.
Под ковбойкой была надета теплая, с начесом, трикотажная на­
тельная рубашка, застегнутая на 2 пуговицы, а под нею — синяя
трикотажная майка с длинным рукавом. Нижнюю часть тела
защищали от холода лыжные брюки, под которыми находились
синие сатиновые тренировочные штаны, кальсоны с начесом
и сатиновые трусы. В брючных карманах Слободина оказался
целый склад разнообразных мелких вещей: в лыжных брюках
был найден спичечный коробок с 43 спичками, перочинный нож
на длинной веревочке, расческа в футляре, карандаш, хлопчато­
бумажный носок; в заднем кармане сатиновых штанов лежало
письмо от профкома, датированное 20 января 1959 г. Рустем
оказался первым из найденных членов группы Игоря Дятлова,
кто был частично обут — на его правой ноге присутствовал
88 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тело Рустема Слободина

черный валенок (на левой обуви не было). На ногах покойного


были надеты 4 пары носков (по две — хлопчатобумажных и ви-
гониевых, ни одного шерстяного).
Возрожденный описал следующие телесные повреждения
погибшего (см. соответствующую схему):
— мелкие ссадины буро-красного цвета на лбу, над ними две
царапины длиною до 1,5 см, расстояние между ними 0,3 см (1);
—на верхнем веке правого глаза ссадина буро-красного цвета
1,0 х 0,5 см с кровоизлиянием в подлежащие ткани (2);
— следы выделения крови из носа (3);
— губы отечны;
— правая половина лица «несколько отечна», на ней множе­
ство мелких ссадин неправильной формы (4);
— на левой половине лица ссадины такого же характера,
среди них выделяется ссадина размером 1,2 х 0,4 см в области
левого скулового бугра (5);
— в области пястно-фалангиальных суставов обеих рук
(е! просторечии — костяшек кулаков) осаднения выступающих
частей на участках размером 8,0 х 1,5 см (7);
— по локтевому краю левой кисти (ребро ладони) осаднение
буро-вишневого цвета 6,0 х 2,0 см с переходом на боковую по­
верхность мизинца (8);
Глава 6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема Слободина 89

Обобщенная схема телесных повреждений Рустема Слободина

— в нижней части правого предплечья с тыльной поверхности


отсутствие эпидермиса на участках 2,5 х 3,0 см и 3,5 х 1,5 см (6);
— на нижней трети наружной поверхности левой голени
осаднения темно-красного цвета размерами 2,5 х 1,5 см и 4,0
х 1,5 см (9).
Телесные повреждения Рустема Слободина в контексте слу­
чившегося с группой очень интересны и заметно отличаются от
тех, что были отмечены у его товарищей. Но самое неожиданное
открытие Борис Возрожденный сделал при внутреннем иссле­
довании тела. Эксперт обнаружил:
— в областях правой и левой височных мышц разлитые кро­
воизлияния с пропитыванием мягких тканей;
— от переднего края левой височной кости вперед и вверх
трещина длиной до 6,0 см и с расхождением краев до 0,1 см, тре­
щина расположена от стреловидного шва на расстоянии 1,5 см;
— расхождения височно-теменного шва костей черепа слева
и справа (определены как посмертные в результате проморажи­
вания трупа).
Кроме того, судебный медик в своем акте описал следующие
существенные детали, немаловажные для понимания случивше­
гося с Рустемом Слободиным:
—■кости основания черепа целы;
— отсутствие ярко выраженного кровоизлияния в подмоз­
говые оболочки;
90 А. Ракитин. Перевал Дятлова

— наличие синюшно-красноватых трупных пятен на задней


поверхности шеи, туловища и конечностей.
Понимая, что описанные им травмы весьма серьезны, Воз­
рожденный особо отметил: «Указанная закрытая травма черепа
причинена тупым орудием. В момент возникновения она, несо­
мненно, вызвала состояние кратковременного оглушения Сло-
бодина и способствовала быстрейшему замерзанию Слободина.
С учетом вышеуказанных телесных повреждений Слободин
в первые часы с момента их причинения мог передвигаться
и ползти». И вывел итоговое заключение: «...смерть Слободина
наступила в результате его замерзания».
Документ у Бориса Алексеевича получился исключительно
интересный. Его анализ приводит к довольно неожиданным
результатам.
В самом деле, хорошо известно, что у замерзающего челове­
ка ухудшается координация движений и замедляется скорость
реакции. Любой, кому доводилось замерзать, прекрасно знает,
как деревенеют мышцы, ухудшается владение телом, появляется
раздражающая неловкость движений. При этом замерзающий
человек может падать, и падать неудачно — с переломами ко­
стей и повреждениями кожи о наст, камни, ветки растений.
Повреждения конечностей людей, умерших от переохлаждения
организма, ссадины на кистях рук, коленях и лице хорошо из­
вестны судебным медикам и описаны довольно давно. Внешний
вид этих повреждений кожи весьма напоминает следы борьбы
или сопротивления, другими словами, руки погибшего порой
разбиты так, словно тот дрался. Существует более или менее
достоверная статистика телесных повреждений среди лиц,
умерших от переохлаждения (таковая, например, приведена
в книге: Десятое В. П. Смерть от переохлаждения организма.
Томск: Изд-во Томск, гос. ун-та, 1977), из которой следует,
что ссадины на кистях рук отмечаются примерно у 33 % за­
мерзших в трезвом состоянии, а коленей — у 28 % (у замерзших
в состоянии опьянения эти цифры другие, но нас они сейчас
не интересуют). Появление такого рода ссадин объясняется
тем, что упавший человек в агональном состоянии может бить
скрюченной рукой об оледенелый грунт, при этом повреждения
окажутся сгруппированы не на ладони, а на ее тыльной стороне.
Такие же удары в состоянии агонии приведут к травмированию
кожи на лице и коленях.
Глава 6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема Слободина 91

Это, так сказать, голая теория, применять которую в отноше­


нии туристов из группы Дятлова нужно с известной оговоркой.
Они спускались с горы, а движение под гору судебные медики
приравнивают к движению вниз по лестнице — оба вида пере­
мещений могут привести к специфическому травмированию
человека. Устройство нашего органа равновесия таково, что
при падении он стремится бросить тело вперед, а не назад. Даже
люди, падающие в бессознательном состоянии или убитые в по­
ложении стоя, как правило, не упадут на спину, а опустятся на
землю либо лицом вперед, либо боком. Это очень хорошо видно
в документальных кадрах военной хроники. Так безусловный
рефлекс человека страхует позвоночник и затылок от случайного
травмирования при падении назад.
Однако этот спасительный рефлекс не всегда успевает срабо­
тать при спуске под гору или на лестнице. Тогда человек — осо­
бенно раненый, замерзший или ослабленный —частенько падает
крайне нехарактерно для homo sapiens, а именно заваливаясь
назад. Он может разбить затылок, сломать копчик и т. п. Что-
то похожее на подобную травму Возрожденный зафиксировал
у Зины Колмогоровой — протяженное осаднение длиной 29 см
на правом боку. Девушка, вполне возможно, завалилась вбок
и ударилась поясницей о камень. Естественность происхождения
этой травмы сейчас не является предметом обсуждения, отметим
лишь, что упасть набок при спуске с горы вполне возможно.
Таким образом, с точки зрения судебной медицины спускав­
шиеся по склону туристы вполне могли падать не только вперед,
но и назад. А значит, приведенную доктором наук Десятовым
статистику травматизма умерших от переохлаждения, полу­
ченную в условиях крупного города, следует скорректировать
в сторону существенного уменьшения. Точнее говоря, в нашем
анализе должен быть уменьшен процент вероятности получе­
ния травм рук, лица и коленей, но должна появиться некая (не
равная нулю) вероятность травмирования копчика, поясницы,
позвоночника и затылка.
Теперь вернемся к анализу травм Рустема Слободина. На пер­
вый взгляд может показаться, что все повреждения, отмеченные
во время вскрытия, характерны для замерзающего человека. Но
на второй взгляд так уже не покажется!
Прежде всего, странность вызывает указание судмедэксперта
на отечность лица погибшего (отечны губы и правая сторона
92 А. Ракитин. Перевал Дятлова

-IS mm

-60

На этой схеме черепа показано примерное расположение трещины лобной кости


Рустема Слободина. Поскольку точные размеры его головы неизвестны, рисунок
довольно условен. Штрихованные зоны позволяют судить о местоположении
очагов «разлитых кровоизлияний» в правую и левую височные мышцы. Если
принять во внимание повреждения лица (многочисленные ссадины и замет­
ный отек его правой половины), то не будет ошибкой сказать, что на голове
Рустема перед смертью места живого не оставалось. Впрочем, нет! — остался
совершенно не поврежден затылок, хотя уж он-то должен был пострадать при
падениях спускающегося с горы человека, страдающего от черепно-мозговой
травмы и притом скованного холодом.

лица). Наличие отека однозначно свидетельствует о том, что


травмирование получено при активном движении крови под
кожей, т. е. задолго до замерзания (поскольку при сильном
охлаждении организма кровоток по периферийным сосудам
резко снижается и кровь уходит во внутренние органы). Трав­
мирование, спровоцировавшее отек, довольно странное, оно
двустороннее: слева — травма лобной кости с образованием
трещины длиною до 6 см и многочисленными ссадинами кожи,
а справа — аналогичные ссадины, в том числе одна довольно
крупная в районе скулы. При этом травмирующее воздействие
слева явно слабее, там нет никаких переломов и трещин костей.
Можно понять, что падение человека головою о камень при­
водит к появлению трещины в лобной кости и в этом случае
должно наблюдаться одностороннее повреждение лица. Но как
объяснить аналогичные повреждения другой половины лица?
Катался головой по камню, как мячик? Абсолютно исключено,
принимая во внимание характер повреждения головы, ведь тре­
щина в черепе — это гарантированный нокаут, обездвиженность,
утрата на некоторое время координации движений и ориентации
в пространстве (нокаут вовсе не означает потери сознания, это
просто временная неспособность управлять своим телом).
Глава 6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема Слободина 93

Впрочем, в случае с Рустемом Слободиным удар лбом о ка­


мень вообще исключен, ведь кожа в районе удара не имела
ссадин и выраженных повреждений. О трещине в этом месте
Возрожденный узнал только когда приступил к трепанации чере­
па —до этого ничто не указывало на наличие там столь сильного
повреждения (не было заметно ни ссадин, ни рассечений, не
было и следов крови). Удар тупым предметом, имеющим суще­
ственно большую твердость, чем человеческая кожа, например
молотком, камнем или подошвой ботинка, обязательно вызвал
бы появление узнаваемого отпечатка на коже, да и привел бы
к ее рассечению. Однако ничего подобного описано не было.
Очень странный удар.
И это ощущение странности только возрастет, если принять
во внимание повреждение верхнего правого века, т. е. наличие
на нем ссадины размером 1,0 х 0,5 см. Надо сказать, что это
довольно травматичное повреждение и притом непонятно как
полученное, если, конечно, продолжать считать, что погибший
падал правой стороной лица на камень. Упасть глазом на ка­
мень, умудрившись при этом не выбить глаз, не рассечь кожу
на скуле и сохранить в целости бровь, еще никому не удавалось.
Бровь, однако, осталась цела, да и скула тоже. Чем же можно
было так поранить веко на лишенном растительности склоне?
Какой такой веткой, каким камнем? Даже если считать, что
Слободин неконтролируемо упал в сугроб с твердым лежалым
снегом, появление буро-красной ссадины все равно непонятно.
Наст может вызвать точечные кровоизлияния под кожу; чтобы
убедиться в этом, достаточно после бани прыгнуть не в прорубь,
а в сугроб, и посмотреть, как снег ее «посечет», но... но наст все
же не абразивный круг и не наждачная бумага.
При этом важно не забывать, что кости основания черепа
погибшего остались целы. Это указание судмедэксперта очень
важно — хорошо известно, что при приложении к человеческой
голове медленно растущей нагрузки (компрессии) неизбежно
ломаются именно эти кости. Лишь динамичный удар ломает
череп в точке приложения силы — эта анатомическая особен­
ность хорошо известна судебным медикам. Стало быть, Рустем
Слободин за некоторое время до смерти (четверть часа или даже
больше) перенес несколько сильных ударов в голову справа
и слева, у него оказались разбиты нос и губы, один из ударов был
особенно тяжел — он привел к образованию трещины в лобной
94 А. Ракитин. Перевал Дятлова

кости и вызвал, говоря по-простому, нокаут, который, однако,


не убил молодого человека и не лишил его способности пере­
двигаться самостоятельно.
В итоге Слободин замерз —тут судмедэксперт Возрожденный
против истины не покривил. Удар, который привел к образо­
ванию в лобной кости трещины, мог оказаться смертельным,
однако этого не случилось просто потому, что Рустем замерз
раньше. Это подтверждает отсутствие сильного кровоизлияния,
способного повлиять на работу мозга.
Итак, Рустем Слободин, спускаясь по склону Холат-Сяхыл,
неоднократно падал, причем крайне неудачно, всякий раз не
уберегая голову от травмирования. Он падал и прямо лицом
в снег (сдирая кожу на лбу и скулах), и правой стороной головы,
и левой, он умудрился так удариться лбом о камень, что тресну­
ла лобная кость, одна из самых прочных человеческих костей,
разбил в кровь нос и даже верхнее веко правого глаза сумел
обо что-то ободрать... но при этом ни разу не упал назад. Хотя
судебная медицина считает, что такого рода падения на скло­
нах вполне вероятны, тем более у людей с черепно-мозговыми
травмами, как в нашем случае. Тем не менее у Слободина нет
никаких существенных повреждений спины и затылка. Как-то
не вяжется одно с другим, ну совсем не вяжется!
И ощущение нелогичности такого рода необъяснимой «паду-
чести» лишь усилится, если мы вспомним, что Рустем — самый,
пожалуй, спортивный участник похода, фанат здорового образа
жизни, занимавшийся боксом, бегавший кроссы в легкой майке
до глубокой осени, имевший разряды по лыжам и волейболу.
Вряд ли он владел своим телом хуже остальных и вряд ли он устал
после недолгого лыжного перехода сильнее своих товарищей.
Однако из пяти найденных членов группы Дятлова много­
численные ссадины кожи лица, отечность головы и трещина
в лобной кости были только у него.
Странности случившегося с Рустемом Слободиным этим не
исчерпываются. Судмедэксперт описал осаднения выступающих
частей пястно-фалангиальных суставов обеих рук погибшего
и даже указал их размеры — 8 х 1,5 см. Попросту говоря, речь
идет о сбитых костяшках на обоих кулаках. Сбитые кулаки мало
похожи на «агональные удары скрюченной рукой». Во-первых,
в состоянии агонии человек не бьет руками, как птица; у уми­
рающего действительно наблюдаются несколько судорожных
Глава 6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема Слободина 95

движений, но они имеют небольшую амплитуду и скорее похожи


на судороги, чем удар кулаком. Во-вторых, скрюченная рука —
это все-таки совсем не сжатый кулак! Удар скрюченной рукой
должен обязательно приводить к повреждениям пальцев, ногтей
и тыльной стороны ладони. (Тут уместно маленькое отступление:
когда человек приходит к хорошему тренеру заниматься каким-
либо «контактным» единоборством, предусматривающим удары
голыми руками, то обучение непременно начинается с так назы­
ваемой «школы»: базовых принципов движения и ударов руками
и ногами в ходе поединка. Один из таких базовых принципов,
исполнения которого будет требовать любой внимательный
тренер, заключается как раз в том, чтобы ученик приучился
держать в драке кулаки сжатыми. Тренер будет стоять над душой
ученика и безжалостно бить его по пальцам, неустанно повторяя
«сжимай кулаки! сжимай кулаки! держи кулак сжатым!» до тех
пор, пока такая привычка не станет автоматической. Требование
держать кулак сжатым родилось вовсе не на пустом месте, оно
обусловлено опытом многих поединков — если боец не контро­
лирует кисть своей руки, он непременно сломает либо пальцы,
либо запястье. Лишь в смешных китайских фильмах злые герои
пафосно растопыривают пальцы в нелепых стойках — в реаль­
ном же поединке эти пальцы будут сломаны уже в первой атаке.
Это тот опыт, что куплен ценою сотен тысяч и даже миллионов
переломанных пальцев и запястий...) Между тем, оценивая по­
вреждения рук Рустема Слободина, приходится отметить, что
повреждения эти получены тогда, когда кулаки погибшего были
сжаты. О других повреждениях эксперт ничего не сообщает, он
конкретно указывает на осаднения костяшек кулаков и даже
приводит величину ссадин... Стало быть, он просто не увидел
указанные повреждения, но взял в руки линейку и замерил их...
И ничего более не измерял, поскольку измерять было просто не­
чего. Не имелось у погибшего иных повреждений — ни пальцев,
ни ногтей, ни тыльной стороны ладоней, ни запястий — ничего.
Только кулаки сбитые!
Кстати, у Игоря Дятлова были отмечены схожие повреждения
правой руки, что также заставляет усомниться в природе их про­
исхождения. Если считать подобное травмирование следствием
агональных ударов сжатым кулаком (что само по себе нереаль­
но —человек в агонии не способен ударить сжатым кулаком), то
непонятно, почему умиравший Дятлов бил только правой рукой.
96 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Наконец, на левой голени погибшего имеются еще две ссади­


ны неочевидного, скажем так, происхождения. С одной стороны,
их размеры (2,5 х 1,5 см и 4,0 х 1,0 см) вроде бы не очень велики
для серьезного травмирования, а с другой — не так уж малы, что­
бы их можно было объяснить случайным ранением типа падения
на ногу банки со сгущенкой. Причем раны две, значит, воздей­
ствие одинаковой природы и силы было двукратным. Что могло
оказаться источником такого воздействия? Ветка поваленного
дерева? В принципе, если дважды натыкаться на такую ветвь,
то можно так поранить голень. Но существуют два возражения
против такого предположения: во-первых, труп Слободина на­
ходился выше границы леса, и на теле и одежде погибшего нет
свидетельств того, что он входил в лес и был подле костра у кедра,
а во-вторых, удары о сучки и ветки должны были привести к раз­
рывам (или надрывам) одежды. Возрожденный достаточно точно
описывал состояние одежды погибших туристов, и можно быть
уверенным, что на повреждения штанов Слободина обратил бы
внимание и не забыл указать их в своем акте. Однако не указал.
Так что же могут означать эти странные телесные поврежде­
ния Рустема Слободина?
Вообще-то, больше всего они напоминают травмы избитого
в драке человека. И разбитые костяшки обоих кулаков — это
никакие не агональные шлепки по снегу и насту. Это следствие
попыток погибшего ударить своего противника. А ссадины на
левой голени —это травмирование, вызванное тем, что его дваж­
ды ударили по голени, подбивая ногу для выведения из равно­
весия. И если на минуту принять версию драки за истинную,
то все встает на свои места — все травмы Рустема Слободина
получают логичное и непротиворечивое объяснение.
Впрочем, обстоятельный разговор о том, кого, где и как мог
пытаться ударить Рустем Слободин, состоится в другом месте
настоящего исследования — упомянув о драке на склоне, автор
несколько забежал вперед. И пока данную тему развивать не­
зачем...
С телом Слободина связаны некоторые иные странности,
и поныне ставящие в тупик многих исследователей трагедии на
горе Холат-Сяхыл. Одна из них — мацерация стоп погибшего,
или, выражаясь проще, «банная» сморщенная кожа на ступнях.
Другая странность —несоответствие трупных пятен фактическо­
му положению тела в момент его обнаружения на склоне горы.
Глава 6. Судебно-медицинское исследование тела Рустема Слободина 97

(Впрочем, последнее касается не только трупа Слободина —


подобное несоответствие, как помнит внимательный читатель,
наблюдалосьиутрупаДорошенко.) Конспирологи видятвобоих
фактах признаки таинственных манипуляций с трупом Сло­
бодина неких злонамеренных личностей, пытавшихся завести
расследование в тупик. Выведены даже весьма замысловатые,
если не сказать изощренные, теории «инсценировок» на месте
преступления. Согласно этим теориям, обстановка на склоне
горы и возле кедра не соответствует реальной и является плодом
целенаправленных усилий некоей многочисленной группы весь­
ма могущественных и злонамеренных людей. О всевозможных
версиях гибели группы Дятлова речь впереди, пока же лишь
отметим, что оба таинственных феномена, связанные с трупом
Слободина, вовсе не так таинственны, как кажутся, и могут быть
объяснены без привлечения хитроумных «инсценировщиков-
постановщиков».
Как известно, мацерация ступней напрямую связана с пребы­
ванием ног во влажной среде. Она часто наблюдается у мужчин
с сильно потеющими ногами. Военные врачи хорошо знают,
что даже в условиях полной невозможности промочить ноги
(например, при несении службы в пустыне или степи) у зна­
чительной части солдат и офицеров случается мацерация стоп.
Причина в том, что военнослужащие очень часто в силу самых
разных причин не могут своевременно заменить мокрые от пота
портянки. Очевидно, что случай со Слободиным такой же — его
ноги сильно потели, и после дневного перехода он банально не
успел сменить носки. Кстати, то, что под его свитером оказались
найдены стельки, которые он сушил на груди, однозначно ука­
зывает на потливость ног. У Слободина были мокрыми от пота
не только носки, но и стельки.
Теперь рассмотрим странности в расположении трупных
пятен на теле погибшего. Слободин был найден примерно в том
же положении, что и Колмогорова — на животе, лицом вниз,
однако в акте Возрожденного упоминаются трупные пятна на
задней поверхности шеи и туловища. Однако хорошо извест­
но, что при положении трупа спиною вверх трупные пятна
Должны наблюдаться на животе и груди, поскольку именно
там скапливается кровь после прекращения сердцебиения, т. е.
налицо противоречие, указывающее как будто на посмертное
перемещение тела.
98 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Вот только противоречие это кажущееся. Возрожденный


принял за трупные пятна совсем иной природы, так называе­
мую морозную эритему (расширение подкожных капилляров
на холоде, наблюдаемое обычно на открытых частях тела).
В 1950-х морозную (холодовую) эритему судебная медицина еще
не выделяла в самостоятельный признак смерти от переохлаж­
дения. В учебнике 1953 г. М. И. Райского «Судебная медицина»
о морозной эритеме нет ни слова. Зато там есть указание (на
с. 233) на изменение цвета трупных пятен промерзших трупов.
Согласно Райскому, при внесении тела в теплое помещение они
светлеют, меняя цвет от багрового к светло-красному, а затем
опять темнеют. Морозная эритема также имеет светло-красный
цвет, который будет меняться при разморозке трупа, а потому
неудивительно, что судмедэксперт Возрожденный посчитал,
что видит трупные пятна. Это же справедливо и для случая
с телом Юрия Дорошенко: пятна, описанные как трупные, на
самом деле являлись морозной эритемой, которая развивается
на местах, доступных ветру (при положении трупа на груди это
задняя часть шеи, часть спины между лопаток, плечевой отдел
рук от локтя и выше, т. е. все те места, на которых эксперты
увидели «трупные пятна»).
ГЛАВА 7

КОГДА ЖЕ ТУРИСТЫ СТАВИЛИ


ПАЛАТКУ НА СКЛОНЕ ХОЛАТ-СЯХЫЛ?
акова была официальная (т. е. следствия) точка зрения

К на события, связанные с гибелью группы Дятлова, к се­


редине марта 1959 г.?
На основании изучения следов группы в районе лабаза
(обнаруженного, напомним, 2 марта 1959 г.) и найденных
в палатке дневников участников похода (Дорошенко, Дятлова,
Колмогоровой, Кривонищенко и Тибо-Бриньоля) считалось
доказанным, что 31 января 1959 г. группа вышла к подножию
Холат-Сяхыл и даже сделала попытку подняться по склону. Под­
нявшись выше границы леса, туристы оказались в зоне действия
сильного ветра, что побудило их вернуться вниз, к р. Ауспия,
и стать на ночлег в лесу перед горой. Ночь на 1 февраля прошла
благополучно, группа встала поздно, хорошо отдохнувшей. Не­
которое время после подъема ушло на подготовку и прием пищи,
после чего туристы приступили к устройству лабаза.
Выдвижение из долины Ауспии вверх по склону Холат-Сяхыл
произошло примерно в 15 часов, т. е. довольно поздно, принимая
во внимание малую продолжительность светового дня. Заход
солнца 1 февраля должен был последовать, согласно календарю,
в 17:02. В фотоаппаратах членов группы, найденных в палатке,
были обнаружены кадры, сделанные в условиях низкой осве­
щенности (сейчас эти фотоснимки широко распространены
в Интернете, в частности, их можно видеть в весьма полной
и информативной подборке фотоматериалов, составленной
Алексеем Коськиным). Прокурор-криминалист Иванов, оценив
качество изображений и светочувствительность пленки (65 ед.),
определил время фотографирования — около 17 часов. То есть,
по мнению следователя, последние кадры были сделаны перед
самым заходом солнца, в вечерних сумерках.
Между прочим, в вопросе определения времени последних
фотографий следователь Иванов допустил грубую ошибку, на
100 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Эти фотографии признаны последними снимками группы Игоря Дятлова. След­


ствие посчитало, что фотоснимки сделаны около 17 часов 1 февраля 1959 г. во
время восхождения группы на перевал и постановки палатки на склоне Холат-
Сяхыл. Автором первых двух кадров был Георгий Кривонищенко, происхож­
дение третьего в точности не известно. По умолчанию считается, что на снимке
запечатлен момент подготовки площадки к последней установке палатки, однако
на самом деле не существует привязки этой фотографии ни по месту, ни по
времени. Строго говоря, нет даже объективных данных, чтобы датировать этот
снимок 1февраля, он вполне мог быть сделан в любой из предшествующих дней.
Глава 7. Когда же туристы ставили палатку? 101

Это фрагменты карт с указанием деления территории СССР на часовые пояса.


Справа: карта 1940 г., часовой пояс Свердловской области соответствует истин­
ному времени на ее территории (+4 часа к времени по Гринвичу). Слева: карта
после мартовской реформы 1957-го. Время Свердловской области прибавило
1 час, перестав соответствовать истинному. Представьте ощущения человека,
перелетевшего из Воркуты в более западную Пермь, в его сутках окажется
26 часов..! Знаком «*» показано приблизительное положение горы Холат-Сяхыл.

которую необходимо здесь указать, поскольку она очень важна


для понимания случившегося с погибшей группой. Дело в том,
что 1 марта 1957 г. деление СССР на часовые пояса подверглось
значительному изменению, в силу чего Свердловская область
оказалась включена в группу регионов, имеющих поправку отно­
сительно времени Гринвичского меридиана +5 часов. До этого
Свердловская область находилась в поясе с поправкой на 1 час
меньше, и это намного лучше соответствовало местному време­
ни. Мартовская, 1957-го года, реформа часовых поясов вообще
была довольно нелепой и привела к многочисленным абсурдным
казусам. Например, Воркута, расположенная заметно восточнее
Свердловска, стала жить по московскому времени, Свердловск
«уехал» от нее на +2 часа (что, вообще-то, противоречило как
здравому смыслу, так и жизненному опыту, поскольку человек,
перелетевший из Воркуты в Свердловск, «терял» 2 часа за счет
перевода часовых стрелок, но при этом получал эти же часы
за счет удлинения светлого времени суток. Бред, конечно, но
жителям Страны Советов было не привыкать к реформам «до­
рогого Никиты Сергеевича»).
В контексте нашего повествования необходимо отметить,
пто прокурор-криминалист Иванов, как, впрочем, и все по­
102 А. Ракитин. Перевал Дятлова

исковики, жил по свердловскому времени. И при составлении


всех своих документов он также руководствовался временем
Свердловска. Однако «свердловский полдень» не соответствовал
«астрономическому полдню» для Холат-Сяхыл и, более того,
не соответствовал даже таковому для самого Свердловска. По­
мимо этого, продолжительность светового дня, рассчитанная
астрономами для областного центра, не совпадала с таковой для
северных районов области в силу большой ее протяженности
в меридианальном направлении. Эта очевидная, в общем-то,
мысль, видимо, не посетила прокурора-криминалиста не только
в 1959 г., когда он расследовал дело, но и через 30 с лишком лет,
когда он принялся с немалой помпой вещать в многочисленных
интервью о своих незаурядных наблюдениях и открытиях, свя­
занных с настоящим расследованием. Другими словами, дума­
ющий следователь никогда бы не написал, что около 17 часов
1 февраля на 6Г45' северной широты можно фотографировать
на пленку светочувствительностью 65 ед. без фотовспышки
и получать фотографии приемлемого качества.
Между тем мастер розыскных дел мог и должен был вы­
яснить точное время восхода и заката солнца на широте горы
Холат-Сяхыл 1 февраля 1959 г. Кстати, не мешало бы ему и ос­
ведомиться насчет времени восхода Луны, ибо появление на
небосводе естественного спутника Земли и полнота его диска
напрямую влияли на освещенность района, ставшего местом
происшествия. Если прокурор-криминалист не мог выполнить
необходимый расчет, что называется, на коленке, он должен
был проконсультироваться у любого преподавателя астрономии
из самой обычной средней школы Свердловска. К сожалению,
уважаемый следователь не озаботился этим пустяком, и данный
пробел придется заполнить нам.
Заодно мы сделаем кое-какие неожиданные и в высшей
степени интересные открытия. Итак, в месте с координатами
6Г45' с. ш. и 59°27' в. д., где находился лагерь группы Игоря
Дятлова перед самым перевалом, получившим впоследствии
его имя, восход солнца утром 1 февраля 1959 г. имел место
в 09:35 местного времени. Азимут на точку восхода (т. е. угол
между направлениями на север и восходящее солнце) был равен
(примерно) 128°. При взгляде на карту местности мы сразу же
замечаем, что точка восхода находилась за высотой с отметкой
949,5. То есть даже после 09:35 солнце, скрытое горой, некото­
Глава 7. Когда же туристы ставили палатку? 103

рое время оставалось невидимым из лагеря группы. Это первый


интересный вывод, который следует запомнить. Закат в тот день
был в 16:58 в точке с азимутом 232°. Еще примерно 55 мин. про­
должались так называемые «гражданские сумерки» — интервал
времени от момента видимого захода солнца за линию горизонта
до погружения его центра под линию горизонта на 6°. В течение
этого времени верхние слои амтосферы еще хорошо подсвечены
прямым светом нашего светила и четко различим горизонт, хотя
в конце этого периода на небосводе уже становятся видны не­
которые яркие звезды. Итак, в тот день «гражданские сумерки»
в указанном районе закончились в 17:52.
Продолжительность светового дня составила 7 час. 23 мин.,
а истинный полдень, т. е. момент наивысшего стояния солнца
над горизонтом, пришелся на 13:16. Солнце тогда поднялось
над условным горизонтом примерно на 10° 12'. (Расчет этот
приблизителен, поскольку меридиан, строго говоря, не явля­
ется окружностью (Земля сплюснута с полюсов!), да и точные
координаты лагеря группы Игоря Дятлова перед перевалом
сейчас не известны, но для целей нашего исследования погреш­
ность в пределах нескольких минут вполне допустима.) Однако
полученный результат, хотя и отличается заметно от прикидок
следователей, все же не является окончательным и правильным.
Поскольку наш расчет сделан для ровного горизонта, а группа
Дятлова находилась в горной местности, «задиравшей» гори­
зонт вверх, необходимо ввести поправку на искажение линии
горизонта.
Для этого обратимся к карте местности, изображающей те­
чение реки Ауспия и местоположение лабаза, сделанного, как
известно, на месте последней стоянки туристов в лесной зоне.
Высота местности над уровнем моря, где был устроен лабаз, со­
ставляет примерно 650 м. Обращают на себя внимание отроги
Уральского хребта к юго-западу, чье превышение над уровнем
лабаза (и лагеря «дятловцев») достигает 300-350 м. Могли ли
эти горы заслонить низкое зимнее солнце 1 февраля и если да,
то в какое именно время это произошло?
Подобный расчет не представляет особой сложности
(сказанное, разумеется, не относится к прокурорам Иванову
и Темпалову, которые не удосужились провести его). Итак, на
широте 61°45', как было указано выше, 1 февраля 1959 г. высота
полуденного стояния солнца, увиденного членами группы Дят-
104 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Эта схема позволяет наглядно представить видимый из лагеря дятловцев путь


солнца по небосводу 1 февраля 1959 г. Условные обозначения: * — место лагеря
группы Дятлова в долине р. Ауспия; V — направление на восход солнца в 09:35,
который туристы не могли видеть, так как солнце выходило из-за условной линии
«истинного горизонта» за склоном горы 949,5 м; S — истинный полдень в 13.16,
в это время солнце пересекло меридиан лагеря и находилось от него строго на
юге в точке зенита; Z — направление на закат, который должен был произойти
на широте лагеря в 16:58 (как и восход, его туристы не могли видеть из лагеря
из-за искаженной горами линии горизонта); Zf — закат фактический, имевший
место в 14:34. В это время солнце зашло за отрог Уральских гор при высоте
стояния около 6°30' и более не показывалось. Группа Дятлова с этой минуты
оказалась в условиях резко ухудшившейся видимости. Левый пунктир — высоты
900 м, угловая высота которых превышала высоту стояния солнца после 14:34
для наблюдателя, находившегося в лагере дятловцев. Правый пунктир условно
показывает направление и длину последнего перехода группы.

лова, равнялась примерно 10° 12', после чего солнечный диск


стал клониться к горизонту. Отроги гор высотою 900 и более
метров, отстоящие от лагеря на удалении примерно 2,2 км,
«задирали вверх» горизонт дятловцев не менее чем на 6°30',
и понятно, что в какой-то момент миновавшее зенит солнце
должно было «нырнуть» за них. Склон стал загораживать па­
дающий в долину Ауспии солнечный свет примерно в 14:34,
когда солнце снизилось до высоты в 6°30' над горизонтом.
В ту минуту туристы смогли им полюбоваться в последний раз
в жизни (если, конечно, это позволяла облачность). С указан­
ного момента группа Дятлова фактически находилась в зоне
все более сгущавшихся сумерек, хотя, подчеркнем, это были
сумерки не в точном понимании этого термина, а, если можно
так выразиться, в бытовом.
Глава 7. Когда же туристы ставили палатку? 105

Все эти выкладки имеют, разумеется, определенную погреш­


ность, которая связана не только и не столько с неточностью
расчетов, сколько с неопределенностью местоположения лагеря
и неизбежной неточностью карт. Но названные особенности не
отменяют сделанного нами фундаментального вывода: тури­
сты оказались в сумеречной зоне, а потом и в темноте, много
раньше, чем думали следователи. Необходимо признать, что ни
о каких фотосъемках «около 17 часов» в условиях захода солнца
за отроги гор в 14:34 (или около этого времени) говорить не при­
ходится. На самом деле в 16:58 наше дневное светило не только
полностью опустилось за линию истинного горизонта, но для
наблюдателя, находившегося на восточном склоне Холат-Сяхыл,
оно находилось еще ниже (поскольку истинный горизонт в горах
наблюдать невозможно и он является сугубо умозрительной ли­
нией, то для наблюдателя горизонтом являлась ломаная линия
возвышавшихся над ним гор).
Гора Холат-Сяхыл и расположенная тремя километрами
южнее гора с отметкой 1007,8 фактически образовали стену,
в тени которой туристская группа Игоря Дятлова находилась
после 14:34. В таких условиях осуществлять фотосъемку без
фотовспышки было уже невозможно. Тем более на пленку
с невысокой светочувствительностью, которую использовали
туристы (65 ед., в то время как для съемок в сумеречное время
тогда применялась более чувствительная — 130 ед.). Последние
фотографии дятловцев сделаны в условиях плохой видимости —
низкой облачности и метели, что также объективно должно
было ухудшить условия фотосъемки. Тем не менее фотографии
все же получились, и их качество вполне удовлетворительно.
Следовательно, фотографирование проводилось в условиях
относительно неплохой освещенности. Это, в свою очередь,
означает, что последние фотоснимки были сделаны гораздо
ранее того времени, которое предполагали Иванов и Темпалов,
самое позднее в районе 15 часов, видимо сразу по выходу из
леса на склон.
Чтобы закончить с астрономической частью нашего иссле­
дования, приведем и параметры движения Луны в ночь с 1 на
2 февраля 1959 г. (хотя, как увидит читатель из дальнейшего, это
не имеет никакого значения в контексте судьбы погибшей груп­
пы). Итак, Луна взошла в 04:25 по азимуту 128° и имела полноту
Диска 37 %, а закат ее произошел в 11:53 в точке с азимутом 230°.
106 А. Ракитин. Перевал Дятлова

В момент заката полнота диска составляла всего 33 %. Как видно,


ночь с 1 на 2 февраля была фактически безлунной, лишь в пред­
утренние часы появилась Луна, толку от которой было чуть, ибо
светимость ее составляла примерно 1/3 от максимальной. Так
что туристам, ушедшим от палатки вниз по склону, Луна в тот
вечер и ночь ничем помочь не могла.
Изложенные выше математические и астрономические сооб­
ражения вовсе не являются гимнастикой для ума, а преследуют
сугубо практическую цель. Они позволяют сделать принципи­
ально важный вывод о том, что в последний день своего похода
группа допустила фундаментальную ошибку, связанную с непра­
вильной оценкой продолжительности светового дня. В предше­
ствующие дни дятловцы двигались вдоль р. Ауспия и наблюдали
постепенно повышающийся рельеф местности, не создававший
особых помех солнечному свету. В этом смысле даже деревья
в лесу и низкая облачность мешали им куда больше. Туристы, без
сомнения, знали, что световой день на Ауспии заметно короче
свердловского, и при планировании своих действий делали на
это нужную поправку.
Но 1 февраля они оказались в совершенно новой местности.
Если горы, обступившие их, уподобить чаше с неровными кра­
ями, то лагерь группы Игоря Дятлова оказался на самом ее дне.
Это должно было привести к тому, что, по субъективному вос­
приятию туристов, 1 февраля солнце появилось из-за гор позже
обычного, а скрылось за горами раньше. Если бы члены группы
делали поправку на сильно укоротившийся световой день, то
не было бы у них никакого «пассивного подъема» и лабаз они
заложили бы накануне вечером.
В середине дня 1 февраля, обратив внимание на то, что
солнце скоро скроется за горами, они несомненно ускорили
сборы. Произошло это в районе 14 часов, и скорее раньше,
чем позже. Группа, и без того отстававшая от графика, вдруг
столкнулась с угрозой потерять напрасно целый день! Сборы
были максимально быстрыми, и, думается, туристы покинули
место ночевки до того, как солнечный диск зашел за склон горы
1007,8, т. е. заведомо раньше 15 часов, на которые ориентиро­
вались следователи. Двигались дятловцы со всей возможной
быстротой в условиях все ухудшающейся освещенности (мы
пока ничего не говорим о возможном снегопаде, низовой ме­
тели и других подобных нюансах зимней погоды — разговор об
Глава 7. Когда же туристы ставили палатку? 107

этом предстоит особый). Переход длился недолго, часа полтора,


если не меньше, потому-то группа и прошла 1 февраля совсем
немного — менее 2 км.
Допущенная туристами ошибка имела принципиальное
значение (кстати, мы пока выносим за скобки вопрос о том,
была ли эта «ошибка» умышленна или участники похода дей­
ствительно не сориентировались в горной обстановке. Ответ
не так очевиден, как кажется...). Именно этот просчет запустил
цепь событий, неумолимая логика которых через несколько
часов привела группу к гибели. Что может означать эта сдвижка
во времени применительно к судьбе группы Дятлова, нам еще
придется говорить особо.
ГЛАВА 8

ПЕРВОНАЧАЛЬНАЯ ВЕРСИЯ
СЛЕДСТВИЯ: УБИВАЛИ МАНСИ!
так, следствие, направляемое бестрепетной рукой проку-

И рора-криминалиста Льва Иванова, ошибочно полагало,


будто дятловцы двигались вплоть до 17 часов и лишь в это
время (или позже) осуществили постановку палатки. Следствие
считало, что в шестом часу вечера группа стала готовиться ко
сну: находившиеся внутри палатки участники похода принялись
стаскивать с ног лыжные ботинки и валенки, снимать ватники
(найденные впоследствии поверх рюкзаков, но под одеялами),
кто-то быстро написал «Вечерний Отортен», а кто-то взялся на­
резать корейку... А вот дальше произошло нечто, что вынудило
туристов бежать вниз по склону раздетыми и разутыми, рискуя
замерзнуть в ночном лесу. Поступили они так лишь потому, что
наверху, на склоне, их ожидала верная смерть. Другими словами,
бегство давало шанс на спасение, а вот пребывание возле палатки
гарантировало гибель.
Что же могло быть этим самым «нечто», способным побудить
девятерых взрослых мужчин и девушек покинуть свое единствен­
ное убежище и бежать прочь, в морозную тьму?
Возможность схода лавины отвергли все опытные туристы,
побывавшие на склоне Холат-Сяхыл в феврале-марте 1959 г.
(в том числе и московские мастера спорта). Да и следов таковой
не было тогда замечено. Никаких стихийных бедствий типа зем­
летрясения в этом районе не отмечалось. Поэтому возможных
кандидатов на роль пугающего «нечто» следователь Иванов имел
немного — таковыми могли стать бежавшие из мест заключе­
ния уголовники и обитатели местных лесов, охотники-манси,
в силу неких причин недружественно настроенные к городским
жителям.
Проверка показала, что с объектов Ивдельской ИТК побегов
в январе 1959 г. не фиксировалось, весь «спецконтингент» на­
ходился на своих местах и потому зэки при всем своем желании
Глава 8. Первоначальная версия следствия 109

навредить студентам не могли. Надо ли удивляться тому, что


по итогам двухнедельного расследования стала превалировать
версия убийства, совершенного злобными манси-охотниками,
оказавшимися в районе горы Холат-Сяхыл 1 февраля?
По воспоминаниям участников поисковой операции, про­
курор-криминалист Иванов, едва увидев разрезанную палатку,
заговорил об убийстве, причем вел эти разговоры в разное время
с разными людьми. Эту версию подтвердил ряд открытий и до­
гадок, связанных с пребыванием манси на Северном Урале.
Прежде всего, следствие установило факт местонахожде­
ния мансийского чума к северо-востоку от места базирования
группы Дятлова. Более того, оказалось, что палатка свердлов­
ских туристов стояла буквально в нескольких десятках метров
выше мансийской тропы, которая вела к этому чуму. Другими
словами, встреча охотника-манси (или группы охотников)
с остановившимися на ночлег туристами представлялась вполне
вероятной. Если молодые горожане повели себя с лесными жи­
телями неправильно, проявили неуважение или обидели чем-то
их традицию, то... тут следствие предполагало самое страшное.
Во всяком случае, словесная перебранка вполне могла спрово­
цировать острый конфликт, в ходе которого разъяренные охот­
ники набросились на студентов, искромсали палатку ножами,
а оказавшихся на морозе непрошеных гостей погнали вниз по
склону. Мороз и отсутствие у туристов обуви и головных уборов
предопределили фатальный исход.
Подозрения в адрес мансийских охотников вроде бы под­
тверждались ссылкой на некую архаическую религиозную об­
рядность, хранимую этим народом. Многие местные жители, не
говоря уж о знатоках-краеведах, были осведомлены о священных
местах манси, разбросанных по Северному Уралу таинственных
молельных камнях и капищах язычников. В общем, все это
звучало загадочно, не совсем понятно для советских прокуро-
ров-атеистов, а потому, видимо, рассказы эти нашли горячий
отклик в сердцах лучших представителей отечественных право­
охранителей. И оттого не следует удивляться, что первой (и, по
сути, единственной) внятной версией, озвученной в ходе офи­
циального расследования, стала гипотеза о причастности неких
охотников-манси к гибели туристов.
Нельзя не отметить «идеологическую правильность» та­
кого рода подозрений. Многим из нас, живущим в 21 веке,
н о А. Ракитин. Перевал Дятлова

Манси, участвовавшие в поисковой операции

утверждения о насаждении «первым в мире государством рабо­


чих и крестьян» атеистической идеологии могут показаться пре­
увеличенными и даже недостоверными, однако Советская власть
действительно преследовала верующих самых разных конфессий
на протяжении всего времени своего существования. Периоды
относительной терпимости к верующим сменялись прямо-таки
истеричной активностью государственных органов, направлен­
ной на искоренение всяческих религиозных культов. В 1958 г.
поднялась очередная волна такого рода активности, причем она
шла по нарастающей... Хорошо известно, как Никита Сергеевич
Хрущев пафосно пообещал, что «наше поколение будет жить при
коммунизме». Но не следует забывать и иные бредовые обеща­
ния Генерального секретаря ЦК КПСС: «В восьмидесятом году
я покажу всем последнего попа!»
В 1958 г. — как раз в канун похода группы Игоря Дятлова —
учрежденный еще Сталиным Совет по делам Русской православ­
ной церкви выпустил гнусненькую атеистическую брошюрку
бывшего преподавателя Одесской семинарии Е. Дулумана,
в которой издевательски изображались как православие, так
и общечеловеческая религиозная традиция в широком смыс­
ле. Не будет преувеличением сказать, что со времен Емельяна
Ярославского подобных идеологических находок атеистическая
пропаганда в СССР не имела. В том же году общесоюзные
средства массовой информации растиражировали заявления
протоиереев Русской православной церкви П. Дарманского,
Глава 8. Первоначальная версия следствия 111

Манси, участвовавший в поисковой операции

А. Спасского и А. Черткова об отречении от Бога. Идеологиче­


ский заказ власти был ясен — к XXI съезду КПСС (напомним,
именно ему был посвящен поход группы Дятлова) надлежало
явить советскому народу примеры победоносного движения
атеистического мировоззрения в широкие общественные массы.
Поэтому подозрения в том, что религиозный фанатизм
манси, исповедующих некую дремучую тотемическую религию,
спровоцировал убийство молодых студентов-атеистов, упали
на самую благодатную почву. Напомним, расследование на­
ходилось на контроле Свердловского обкома КПСС, и потому
«идеологически верная» версия не могла не вызвать там горячей
поддержки. Тем более что случай убийства человека, по неосто­
рожности нарушившего пределы священной зоны манси, вроде
бы имел исторический аналог. По крайней мере, именно неволь­
ным осквернением мансийской святыни объяснялось убийство
в тридцатых годах некоей женщины-геолога. Что это было за
преступление, каковы были его истинные мотивы (и имело ли
оно место вообще), толком неизвестно; возможно, в данном
случае произошла некая аберрация исторической памяти, но тем
не менее об этом случае говорили как о безусловно достоверном.
Как бы там ни было, убийство, совершенное за четверть века
Д о гибели группы Игоря Дятлова, не могло иметь непосред­
ственного отношения к происшедшему на склоне Холат-Сяхыл.
В рамках уголовного расследования никаких подтверждений
112 А. Ракитин. Перевал Дятлова

существования в окрестностях Холат-Сяхыл «молельных кам­


ней», священных мест» или, скажем так, ритуально значимых для
манси объектов получено не было. Допрошенные либо отвечали
уклончиво, демонстрируя явную неосведомленность в этом
вопросе, либо, напротив, вполне определенно утверждали, что
подобные места находятся совсем в другом районе.
Нельзя не упомянуть о том, что имелись и довольно веские
соображения против «мансийского следа». Трудно было предста­
вить, чтобы манси, прогнавшие туристов с горы, не разграбили
брошенное беглецами имущество. Если валенки или фото­
аппараты не имели в глазах лесных жителей особой ценности,
то вот спирт они вряд ли бы оставили. Манси хорошо знаком
медицинский спирт, и они знают ему цену. В местах, далеких
от цивилизации, это в буквальном смысле «жидкие деньги».
Впрочем, и обычные советские деньги для охотников были
бы нелишним трофеем. Напомним, что в вещах, оставленных
в палатке, оказались найдены довольно значительные суммы
денег (всего 1685 руб.), кроме того, в кармане Рустема Слобо-
дина находились еще 310 руб. Трудно было поверить в то, что
манси проигнорировали бы такую добычу, поскольку, несмотря
на кажущуюся оторванность от цивилизации, лесные жители
нуждались во многих промышленных товарах — спичках, соли,
патронах. А уж на то, чтобы отыскать их, манси вполне хватило
бы трех с лишком недель.
Однако и спирт, и деньги остались не тронуты...
Тем не менее это противоречие не особенно смущало следо­
вателей, по крайней мере на первом этапе. Соблазн «повесить»
гибель туристов на местных манси был слишком уж велик. Не­
сколько молодых охотников-манси в рамках проводимого об­
ластной прокуратурой расследования были в марте задержаны
и интенсивно допрашивались. Трудно сказать, какой оказалась
бы судьба этих людей, поскольку умение советской «машины
правосудия» добывать нужные показания подтверждается всей
историей ее существования, однако во второй половине марта
расследование сделало неожиданный зигзаг.
ГЛАВА 9

ЧТО УВИДЕЛ ЭКСПЕРТ: ПАЛАТКУ


РАЗРЕЗАЛИ ИЗНУТРИ
езкий поворот в расследовании оказался связан с тем, что

Р достоверно выяснился характер разрезов палатки погиб­


ших туристов. Стало известно, что правый от входа скат
резали не снаружи, а изнутри, а стало быть, сделали это сами
дятловцы. И это открытие сразу же отменило предположение
о действиях снаружи палатки некоего разрушителя-вандала. Да,
фактор страха в качестве побудительного мотива экстренного
покидания палатки оставался, но следствие пришло к выводу,
что источником страха были явно не манси.
Владимир Иванович Коротаев, бывший в 1959 г. молодым
следователем ивдельской прокуратуры, вспоминая о событиях
той поры, сообщал, что упомянутое открытие было сделано
почти случайно. Палатку, развешенную в ленинской комнате
ивдельского УВД (самом большом помещении в здании), увиде­
ла женщина-закройщица, приглашенная для пошива мундира.
Ей хватило одного взгляда, чтобы уверенно заявить, что, мол,
палатка ваша изнутри резана! Сказанное произвело настоящий
фурор, ведь до того следствие считало иначе. Результатом корот­
кого разговора явился не только пошив мундира для Коротаева,
но и направление палатки на криминалистическую экспертизу,
призванную с научной достоверностью установить истинное
происхождение разрезов.
Экспертиза проводилась в Свердловской научно-исследо­
вательской криминалистической лаборатории в апреле 1959 г.
старшим экспертом-криминалистом, старшим научным со­
трудником Генриеттой Елисеевной Чуркиной (начата 3 апреля,
окончена 16-го). Документ, порожденный стараниями Генри­
етты Елисеевны, очень интересен, прежде всего потому, что па­
латка является своего рода «узлом» трагедии, местом, в котором
произошла необъяснимая пока завязка цепи событий, повлек­
ших за собой бегство раздетых и разутых туристов в морозную
114 А. Ракитин. Перевал Дятлова

I.

Фрагменты оригинала экспертизы палатки. Такой увидела палатку погиб­


шей группы Генриетта Елисеевна Чуркина. Под верхней схемой, правда,
эксперт сделала приписку о том, что размеры приблизительны и повреж­
дения указаны не все. Понятно, что ее схема, как и всякий обобщенный
рисунок, имеет право быть условной, но в данном случае она совсем уж не
похожа на исходный образец. Чего только стоят боковые растяжки, ведь
в таком виде они не могли бы фиксировать торцы палатки!

стужу. Ответить на вопрос «что и как происходило в палатке


в последние минуты пребывания там людей?» означает фактиче­
ски объяснить логику поведения туристов в последующие часы.
Экспертиза установила, что на скате палатки, обращенном
вниз по склону (т. е. по правую руку, если смотреть от входа),
имелись 3 значительных по величине разреза (длиною пример­
но 89, 31 и 42 см); 2 куска ткани достаточно большой площади
были вырваны и отсутствовали. Кроме того, имелся разрез от
Глава 9. Что увидел эксперт 115

^<33sr<- я

sf/.

Фрагменты оригинала экспертизы палатки

конька до боковой стенки, располагавшийся в дальней от входа


части ската, подле самой задней стенки. Эксперт отметила, что
на внутренней стороне брезента имеются «поверхностные по­
вреждения ткани в виде <....> проколов, надрезов ткани и очень
тонких царапин. <....> Выражены царапины в поверхностном
повреждении нитей: нити либо надрезаны наполовину, либо
с них просто как бы соскоблен краситель и видны непрокра-
шенные части». Указанные повреждения были причинены путем
разрезания изнутри ножом, причем клинок отнюдь не сразу
рассекал ткань. Другими словами, человек, решивший разрезать
палатку, нанес некоторое количество ударов ножом, которые не
привели к протыканию ската, из-за чего ему приходилось раз за
Разом повторять свои попытки.
116 А. Ракитин. Перевал Дятлова

C ^ t & л* ^ g r< e > s rc s £ > sis ■d’

С?€?'А9&/Л+
С
СЮЮ ??,/ Н ( ? V ^ - V 6 / */?<**, *£рь~
//*se
Cb-s/vcs <г* ~ Л А
Составил

Фрагменты оригинала экспертизы палатки

Что можно сказать о подобном заключении? Назвать его


удовлетворительным никак нельзя.
При оценке данной экспертизы приходят на ум следующие
соображения:
1. Экспертом описаны и исследованы далеко не все повреж­
дения ткани палатки, точнее говоря, меньшая часть таковых.
Причина подобного отношения к объекту исследования непо­
нятна. В контексте указанной неполноты описательной части
Глава 9. Что увидел эксперт 117

экспертизы важно указать на то, что вниманием был обойден


разрыв (или разрез) палатки на той ее части, что была обращена
вверх по склону (налево, если смотреть от входа). Достоверно
известно, что такой разрыв (или разрез) существовал и был
заткнут свернутой курткой Игоря Дятлова. Но ни размеры этого
повреждения, ни точное его местоположение не установлены.
2. Что побудило эксперта выборочно подойти к описанию
и исследованию имевшихся на палатке разрезов и разрывов,
уяснить невозможно, по крайней мере из материалов дела,
доступных на данном этапе. Возможно, Генриетта Елисеевна
руководствовалась неким разделением повреждений на «важ­
ные» и «неважные», но сам критерий подобного разделения
совершенно непонятен. В любом случае, оценку значимости
следов на палатке и ее повреждений должен был осуществлять
следователь, владеющий всем объемом информации, но никак
не эксперт, исполняющий хотя и очень важные, но все же вспо­
могательные, функции.
3. Эксперт должна была высказать свое суждение о време­
ни разрезания палатки и орудиях, использованных для этого.
Последнее было важно тем более, что таких орудий, как нам
достоверно известно, было несколько, как минимум два (то,
которым изнутри резали палатку, и ледоруб, которым вос­
пользовался Слобцов 26 февраля). То, что следователь в своем
постановлении о назначении экспертизы не сформулировал
подобные вопросы, характеризует лишь его, следователя, недо­
статочную профессиональную подготовку. Но важно помнить,
что закон дает эксперту право выходить за формальные рамки
и указывать в своих выводах существенные замечания и суж­
дения, относительно которых вопросы не были поставлены.
Чуркина, однако, этого не сделала. Не будет ошибкой сказать,
что в данном случае мы имеем свидетельство не только обо­
юдной небрежности важнейших в этом расследовании лиц, но
и их банальной профнепригодности.
При взгляде на известные ныне фотографии палатки
группы Дятлова сразу бросается в глаза явное несоответствие
фактического числа разрезов тому, которое описала Генриетта
Елисеевна. На сфотографированном скате их куда больше трех.
Необходимо особо отметить, что и фотографий-то нормальных,
т. е. выполненных с точки зрения требований криминалистики
квалифицированно, на данный момент не существует. Есть
118 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Эти фрагменты фотоснимков разрезанной палатки группы Дятлова позволяют


не только судить о степени ее повреждений, но и произвести частичную рекон­
струкцию разрезов, видимых на правом от входа в палатку скате. Пунктирные
овалы на представленных фотографиях выделяют небольшие разрезы, большие
же разрезы (от конька крыши к стенке) не выделены. Цифра «1» на центральном
фотоснимке показывает местоположение отверстия в коньке, используемого
для фиксации последнего упором изнутри палатки, возможно, это же отверстие
использовалось для подвески самодельной печи Дятлова; цифра «2» указывает
петлю, через которую продевалась веревка-растяжка, применявшаяся для под­
держания конька.

фотографии, сделанные в упоминавшейся выше Ленинской


комнате здания УВД Ивделя, на которых можно видеть палатку
висящей на слабо натянутых веревках-оттяжках так, словно это
обычная простыня после стирки. Фотограф расположился слиш­
ком близко к объекту съемки, поэтому зафиксировать его общий
вид не смог. Палатка оказалась «разбита» на 2 фотоснимка, при­
чем дальняя от входа часть все равно не уместилась во второй
кадр и осталась не запечатленной. При попытке совместить две
Глава 9. Что увидел эксперт 119

Прямоугольная изометрическая проекция палатки группы Игоря Дятлова


с указанием разрезов правого (от входа) ската крыши. Рисунок выполнен с со­
хранением пропорций; рядом с палаткой для большей наглядности изображен
мужчина комплекции Юрия Дорошенко в положении стоя и сидя. Штриховыми
линиями показаны длинные разрезы в направлении «конек — боковая стенка»,
сплошными жирными — короткие разрезы, сделанные явно с иной целью, не­
жели длинные. Их приблизительные размеры: а = 25 см, b = 26 см, с = 32 см,
d = 34 см, i = 6,0—6,5 см, f = 16,5 см (этот разрыв оставлен ледорубом Слобцова
26 февраля 1959 г.), g — разрез неопределенной длины, т. к. на исходном фото­
снимке его заслоняет завернутый кусок брезента, про него можно сказать лишь,
что его длина не менее 19 см и не более 72 см, v = 14,5 см, и = 13 см. Ввиду
недостаточного качества исходной фотографии показаны и измерены не все
короткие разрезы, особенно в дальней от входа части палатки.

фотографии обнаруживается, что их масштабы несколько не со­


впадают; видимо, сделав первый снимок, фотограф сменил точку
съемки и приблизился к объекту фотографирования. Но плохо
даже не это, а то, что в своей работе специалист не использовал
мерную линейку, которая позволила бы с необходимой точно­
стью судить о размерах интересующих зрителя деталей.
Кроме уже упомянутых, эти фотографии имеют и иной се­
рьезный недостаток, о котором нельзя умолчать: ткань на месте
одного из крупных разрывов отброшена таким образом, что
заслоняет часть ската. Ее положение не позволяет видеть по­
вреждения ткани, которые могли находиться в том месте. Перед
фотографированием следовало воспроизвести естественное
положение этого куска ткани. Кстати, подобная операция (т. е.
возращение в первозданное положение) позволила бы судить
о величине отсутствующих фрагментов палатки с исчерпы­
вающей точностью, а не руководствоваться для этого весьма
Условной и малоинформативной схемой Генриетты Чуркиной.
120 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Тем не менее, располагая даже довольно куцей экспертизой


и весьма неудачно сделанными фотоснимками, можно попы­
таться понять, что именно происходило с палаткой в последние
минуты пребывания в ней людей.
Правда, прежде необходимо осуществить некоторую рекон­
струкцию ее вида. Для этого, опираясь на известные фотогра­
фии, перенесем на масштабную схему те повреждения, которые
можно рассмотреть. Хотя точные габариты палатки дятловцев
неизвестны, почти нет сомнений в том, что она была сшита
из двух 4-местных палаток ПТ-4 (длина каждой 2,0 м, шири­
на 1,8 м, высота по коньку 1,8 м, высота стенок 0,8 м). Если
считать данное предположение верным, то можно видеть, что
палатка погибшей группы имела длину 4,Ом, ширину 1,8 м, вы­
соту конька 1,8 м, стенок — 0,8 м. В «полный рост» ее обычно
ставили в лесу, а на горном склоне либо в ином ветреном месте
скаты для снижения парусности опускались непосредственно
на грунт, т. е. высота уменьшалась до 1,0 м. Хотя фотографии
палатки с масштабирующей линейкой неизвестны, существует
фотоснимок, на котором виден стул, стоящий чуть позади объ­
екта съемки. А потому можно основывать расчеты на том, что
основные параметры стульев (высота сидения и ширина спинки)
были в советское время стандартны и выдерживались очень
строго. Существовали три основных типоразмера стульев —для
концертных залов и помещений, для комплектов мягкой мебели
и для комплектов канцелярской мебели, — и попавший в кадр
стул относится именно к последней категории. Ширина его
спинки по осевым линиям боковин равна 40 см.
Зная это и используя ширину спинки стула в качестве «ли­
нейки», можно попытаться измерить все видимые повреждения
ската палатки, обращенного к фотографу, а также их место­
положение. Результат этой работы зафиксирован на схеме,
представленной выше. Сразу следует отметить неизбежность
погрешности, связанной с различием масштабов на фотосним­
ках палатки и неизвестностью поправочного коэффициента при
переходе от первого фотоснимка ко второму.
Тем не менее мы можем проверить точность проделанной ра­
боты, сравнив полученные результаты с замерами, произведен­
ными в апреле 1959 г. экспертом Чуркиной. Нетрудно заметить,
что разрезы Ь, с и d являются частями самого большого разреза,
чья длина, по мнению эксперта, составила «приблизительно
Глава 9. Что увидел эксперт 121

89 см» (в ее акте особо оговорено, что все размеры «приблизи­


тельны», хотя совершенно непонятно, что мешало измерить их
точно). Сумма длин этих трех разрезов равна 92 см (Ь + с + d =
26 см + 32 см +34 см = 92 см), что хорошо соотносится с длиной
89 см, полученной Генриеттой Чуркиной при непосредственном
измерении. Так что точность проведенных расчетов вполне
удовлетворительна.
Анализ результатов проделанной работы приводит к весьма
неожиданным выводам:
1. Скат палатки, обращенный вниз по склону Холат-Сяхыл,
поврежден значительно сильнее, чем следует из официальных
документов. Эскиз эксперта Чуркиной не дает даже приблизи­
тельного представления о числе порезов и разрывов палатки, их
размерах и взаимном расположении.
2. Повреждения ската четко делятся на две категории: длин­
ные разрезы по направлению от конька к стенке палатки (не
менее шести, на нашем эскизе показаны пунктиром) и сравни­
тельно небольшие разрезы в районе конька, сгруппированные
у противоположных торцов палатки (нарисованы сплошными
жирными линиями).
3. Имеется разрыв в центральной части ската возле самой
петли, который, вроде бы, не соответствует сделанному выше
наблюдению (обозначен литерой 0- Но данное повреждение
никак не связано с событиями 1 февраля 1959 г., поскольку
этот разрыв оставлен ледорубом Слобцова, когда тот пытался
проникнуть в палатку сразу после ее обнаружения. 15 февраля
2007 г. Михаил Шаравин, отвечая на вопросы исследователей
Кунцевича (от «Фонда памяти группы Дятлова») и Ельдера
(от «Центра гражданского расследования трагедии дятловцев»)
вполне определенно сказал об этом. Дословно он сообщил сле­
дующее: «Там есть две прорези наискосок и вниз — это, конечно,
прорезь сделана ножом, а вот что на коньке палатки, на центре,
к примеру, там еще одна большая дыра — это мы разрубили.
Там вот есть еще какой-то лоскут потерянный, вот это то, что
мы нанесли».
4. При разрезании прочного палаточного брезента самое
сложное — проткнуть его ножом. В рассматриваемом случае
эта задача усугублялась слабым натяжением ската, который
сильно провисал как под действием ветровой нагрузки и снега,
так и под собственным весом (в материалах уголовного дела
122 А. Ракитин. Перевал Дятлова

и воспоминаниях поисковиков ничего не сообщается о верев­


ке, пропущенной через петлю в середине конька, да и лыжи,
через которые она должна была заводиться, были найдены
у торца палатки. А это все заставляет думать, что конек не под­
держивался веревкой). Именно трудностью проткнуть брезент
и объясняется наличие на внутренней поверхности ската уколов
и царапин, о которых сообщила в своем акте Чуркина. Поэтому
если бы человек, сделавший короткие разрезы, действительно
намеревался поскорее обеспечить выход через скат, после про­
тыкания брезента он резал бы его до тех пор, пока не получил
бы разрез нужной длины. Именно так были сделаны длинные
разрезы от конька до боковой стенки. Но в случае с короткими
разрезами вдоль конька мы видим иную картину: сделав один
короткий разрез, хозяин ножа начинал делать подле него другой,
а затем третий. Логично предположить, что цель этих разрезов
заключалась вовсе не в том, чтобы обеспечить выход людей,
находившихся в палатке.
5. В силу изложенного выше соображения (о трудности
протыкания брезента ножом) можно с большой долей вероят­
ности предположить, что на проделывание семи описанных
нами коротких разрезов было затрачено времени не только не
меньше, но даже больше, чем на проделывание шести длинных.
Это соображение лишь подкрепляет вывод о том, что резавший
палатку человек (или люди) вовсе не руководствовался целью
обеспечить экстренное покидание палатки находящимися вну­
три туристами.
6. Не следует забывать, что человек, сделавший разрезы а, Ь,
с и d, находился возле самого выхода в торце палатки. Если бы
он действительно торопился ее покинуть, ему для этого было до­
статочно протянуть руку и одним движением (как говорится, «на
проход») отсечь пуговицы, даже прочно пришитые, на которые
были застегнуты створки проема (входной проем палатки группы
Дятлова застегивался всего-то четырьмя пуговицами). Мужчина
с твердой рукой сделал бы это не более чем за 10 сек. Как из­
вестно, в торце палатки, у самого входа, был закреплен полог из
простщни, защищавший от попадания снега, но очевидно, что
простыня не являлась серьезным препятствием для человека,
имеющего намерение покинуть палатку с максимальной быстро­
той. Он бы просто оборвал эту тряпицу без долгих размышлений.
Но... вместо этого странный владелец ножа методично режет скат.
Глава 9. Что увидел эксперт 123

Так почему же в одном случае человек с ножом, не считаясь


с затратами сил и времени, делает сравнительно небольшие
разрезы в 20—30 см, а в другом —длинные, по метру и больше?
Объяснение тут может быть только одно — эти разрезы служили
разным целям и наносились в разное время.
Что же это за цели? Ну, с длинными разрезами прокурорским
работникам все было ясно — они нанесены испуганными людь­
ми для экстренного покидания палатки. Ответ этот, хотя далеко
не единственный и даже вряд ли правильный, следователи хотя
бы сформулировали.
Но вот для чего же именно были сделаны короткие разрезы
ската, могучие прокурорские умы думать не стали. Следователи
постарались этих разрезов вообще не заметить, как не заметила
эксперт Чуркина.
Все повреждения палатки, кроме одного разрыва (или разре­
за), сосредоточены на скате, обращенном в направлении спуска
группы туристов по склону Холат-Сяхыл. Если считать, что
центр конька не поддерживался веревкой — а считать иначе ос­
нований нет, —то окажется, что скаты сильно провисали. Схема,
приведенная в тексте, наглядно демонстрирует, как выглядела
бы палатка в этом случае. Схема эта, хотя и масштабна, все же
довольно условна, скорее всего, прогиб крыши был куда больше.
Нанеся на провисшие скаты короткие разрезы, мы увидим, что
они «уплывут» вниз, опустятся сообразно провисанию конька.
Рядом для сравнения нарисована фигура человека комплекции
Юрия Дорошенко, т. е. спортивного мужчины ростом 180 см
и шириною плеч 55 см. Его высота в положении сидя окажет­
ся равна 95—99 см (в зависимости от осанки). Т. е. крупный
мужчина будет буквально упираться головою в конек палатки,
а короткие разрезы окажутся ниже уровня его глаз. Такое по­
ложение разрезов оптимально обеспечивает контроль за про­
странством, находящимся ниже палатки, не оставляя «мертвых
зон» на склоне горы.
Короткие разрезы были сделаны людьми^ желавшими
контролировать подходы к палатке снизу, со стороны долины
Лозьвы. Это особенно очевидно при рассмотрении положений
разрезов возле входа: разрезы «а» и «Ь» образуют самое насто­
ящее треугольное окно, причем его первоначальные размеры
не устроили обладателя ножа, и тот увеличил его дополнитель­
ным разрезом «с». Людей, усевшихся в палатке, было двое, они
124 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Схема показывает расположение коротких разрезов правого ската палатки при


провисающем коньке, каковым, видимо, он и был 1 февраля 1959 г. Скорее
всего, величина прогиба конька была значительно больше показанной на схеме,
но в этом случае разрезы ската должны были «подвинуться» еще ниже. Овал
в районе центральной петли показывает положение разрыва ската, оставленного
ледорубом Слобцова при попытке последнего проникнуть в палатку 26 февраля
1959 г. Рядом с соблюдением масштаба изображены фигуры человека ростом
180 см в положении стоя и сидя; они дают представление о том, как положение
разрезов соотносится с антропометрическими параметрами мужчины атлетиче­
ского сложения. Вертикальные разрезы, сделанные от конька к боковой стенке,
не приводятся, дабы не загромождать рисунок.

разместились в противоположных концах лицом друг к другу;


тот, что находился возле входа, мог наблюдать сектор «север —
восток», а его напарник, сидевший у противоположного торца
палатки, — сектор «юг — восток». Они вместе следили за тем
направлением, куда ушли дятловцы, и при этом каждый кон­
тролировал пространство за спиной напарника.
Возможно, помимо двух наблюдателей был и третий чело­
век, который занимался осмотром вещей бежавших туристов.
Во всяком случае, мы точно знаем, что людям в палатке мешал
сильно провисавший конек — он явно препятствовал обсле­
дованию хаотично наваленной груды вещей и перемещениям
в темноте... Дабы подпереть конек и решить эту проблему,
кто-то из сидевших в палатке взялся было обрезать слишком
длинную лыжную палку (140 см), но забросил это занятие, не
окончив.
Объективности ради надо отметить, что версия «окон-раз­
резов» отнюдь не единственная, посредством которой исследо­
ватели трагедии группы Дятлова пытались объяснить странные
повреждения палатки. Согласно другим предположениям,
короткие разрезы делались для того, чтобы пустить в палат­
ку воздух для задыхающихся людей или проверить толщину
снега, обрушившегося на скат и повалившего стойку заднего
Глава 9. Что увидел эксперт 125

Похороны дятловцев растянулись на два дня. В первый хоронили Дятлова, До­


рошенко, Колмогорову и Кривонищенко, на второй — Слободина. Похорон­
ные процессии были очень многолюдны и собирали? по некоторым оценкам,
До 10 тысяч человек.

торца. Подробнее эти гипотезы мы рассмотрим в той части


исследования, где будут проанализированы различные версии
случившегося с группой; там же и докажем, что эти объяснения
лишены смысла, поскольку относятся к категории тех, которые
«ничего не объясняют».
126 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Похороны дятловцев. На пути на Михайловское кладбище

Существует предание, будто избавлению охотников-манси от


подозрений в убийстве туристов способствовал поход в Сверд­
ловск главного мансийского шамана. Ему, якобы, удалось
добиться встречи с секретарем обкома КПСС Андреем Павло­
вичем Кириленко, которого оный шаман сумел убедить в пол­
ной непричастности диких таежных жителей к случившемуся
с группой Дятлова. Это именно предание, поскольку никаких
Глава 9. Что увидел эксперт 127

Похороны дятловцев. Сцены прощания

фактических данных, подтверждающих реальность подобной


встречи, не существует. Да и сама явка дремучего шамана на
прием к местному «царю и богу» представляется весьма и весьма
сомнительной. Пробиться к первому секретарю обкома партии
простому человеку в послевоенное время было исключительно
трудно — советская бюрократия уже полностью сложилась
и жила по своим весьма непростым правилам. Да и для самого
секретаря такая встреча представлялась «политически неверным
Шагом», ведь не надо забывать о поднявшейся в СССР в 1958 г.
128 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Похороны дятловцев. Сцены прощания


очередной волне гонений на религиозные конфессии. Получа­
лось, что в то самое время, пока генсек партии «дорогой Никита
Сергеич» со всевозможных трибун истово клеймил и разоблачал
«церковных мракобесов», глава крупной партийной организации
позволял себе встречаться с каким-то там заклинателем духов!
Такое своеволие могло быть расценено как несогласие с курсом
власти и даже прямое противопоставление своей точки зрения
«генеральной линии партии по религиозному вопросу».
Глава 9. Что увидел эксперт 129

Товарищ Кириленко, будучи опытным партаппаратчиком, не


мог не понимать этого. А потому следует признать, что вероят­
ность прямых контактов между ним и мансийским шаманом
исчезающе мала.
Поиск еще не найденных тел членов группы Дятлова про­
водился в марте 1959 г. с крайним напряжением сил, как фи­
зических, так и эмоциональных. Руководивший розысками
непосредственно на месте (на склоне Холат-Сяхыл и перевале)
полковник Ортюков несколько раз ставил перед руководителями
поисковой операции вопрос о приостановке работ и переносе их
на более позднее время (когда сойдет снег). Однако разрешения
на это он так и не получил. Тела отсутствующих членов группы
следовало отыскать в кратчайшие сроки, для чего поиск над­
лежало продолжать безостановочно.
Как уже было упомянуто выше, 3 марта район поисков
покинула группа студентов УПИ под руководством Бориса
Слобцова. А 6 марта ей на замену прибыла группа свердлов­
ских альпинистов под руководством Абрама Константиновича
Кикоина. Через несколько дней — 10 марта — район поиска
покинула группа, возглавляемая Карелиным. Это была далеко
не последняя замена состава, но в дальнейшем мы о таковых
особо упоминать не будем, поскольку на общий ход событий
они никак не влияли.
До середины марта (точная дата неизвестна) был осущест­
влен перенос лагеря поисковиков из долины р. Ауспия в до­
лину р. Лозьвы. Другими словами, лагерь приблизили к району
поисковых работ. Сделано это было для того, чтобы экономить
силы и время людей, вынужденных каждый день проходить на
лыжах вверх и вниз по склонам лишние километры. Перенос
планировался еще в феврале, но тогда ему помешало обнару­
жение первых тел.
Похороны погибших туристов были проведены властями
в два приема. Сначала были похоронены Юрий Дорошенко,
Игорь Дятлов, Зина Колмогорова и Георгий Кривонищенко.
На следующий день был предан земле Рустем Слободин. Чет­
веро погибших нашли успокоение на Михайловском кладбище,
в один — Георгий Кривонищенко — был похоронен на Иванов­
ском, хотя его родители не возражали против того, чтобы сына
похоронили вместе с остальными. Вокруг этих похорон власти
напустили много тумана и недомолвок, сильно омрачивших
130 А. Ракитин. Перевал Дятлова

и без того малоприятное событие. Сначала обком КПСС пытался


склонить родственников погибших к тому, чтобы найденные
тела захоронить в Ивделе быстро и тихо, причем родителям —
членам партии напоминали о «партийной сознательности»
и недвусмысленно грозили оргвыводами за неуступчивость.
Когда стало ясно, что все попытки добиться согласия не дают
желаемого результата, партийные бонзы отступили и разреши­
ли похороны в Свердловске. Однако достойно организовать
и провести траурные мероприятия коммунистические вожаки
так и не сумели. По приказу руководителя парткома «Политеха»
Касухина с информационного стенда дважды срывались плака­
ты, уведомлявшие о месте и времени гражданской панихиды.
Проделано это было, видимо, с целью ограничить число лиц,
пришедших на прощание с погибшими. Тем не менее в десятом
корпусе «Политеха», где были выставлены гробы, и вокруг него
9 марта 1959 г. собралась многотысячная толпа. На территорию
Михайловского кладбища траурная процессия была запущена
не обычным порядком через ворота, а почему-то с прилегающей
улицы, для чего пришлось разобрать забор. Источником разно­
образных сплетен послужило и то, что Георгия Кривонищенко —
единственного из пятерых погибших — хоронили в запаянном
цинковом гробу. Перед преданием земле гроб с телом Георгия
по настоянию матери на 10 минут поставили в кладбищенской
церкви, которую для этого специально открыли. Отпевание не
проводилось, да и сам храм пребывал в запустении уже более
20 лет, но властям во избежание скандала пришлось уступить
категорическому требованию матери.
Тому, что Советская власть повела себя с людьми столь бес­
пардонно и неуважительно, удивляться не следует. Как известно,
в Советском Союзе не тонули корабли, не падали самолеты и не
взрывались ракеты, а имели место лишь трудовые свершения,
успехи и подвиги. Ну разве что кое-где еще чуть-чуть сохранялись
пережитки прошлого (совсем чуть-чуть!). Поэтому все разговоры
о катастрофах, общественных беспорядках и случаях массовой
гибели людей расценивались правительственной верхушкой как
«идеологическая диверсия» и пресекались максимально быстро
и жестко. Советская власть патологически боялась любой не­
гативной информации, способной хотя бы косвенно бросить
на нее тень и заставить сомневаться в том, что она — лучшая
в мире. Отсюда проистекала прямо-таки иррациональная боязнь
Глава 9. Что увидел эксперт 131

сказать или позволить лишнее; этот страх определял логику


многих действий партийного и советского руководства на всех
уровнях партийной и чиновничьей иерархии в СССР. Гибель
группы Игоря Дятлова вроде бы никоим образом не могла дис­
кредитировать КПСС и Советскую власть, однако сама власть
так не считала и постаралась организовать мартовские похо­
роны так, чтобы о них меньше говорили в городе. Получилось
бестолково (как почти всегда в СССР), поскольку о погибших
студентах в Свердловске все равно говорили много, но, кроме
того, у людей осталось еще и чувство обиды на несправедливое
отношение власть имущих к трагедии.
Рядом с членами группы Дятлова на Михайловском кладбище
в скором времени был похоронен еще один студент свердловско­
го «Политеха» по фамилии Никитин, умерший от двусторонней
пневмонии. Он учился на первом курсе института, туризмом не
увлекался и, скорее всего, даже не был знаком с членами группы
Дятлова. Никитин был деревенским пареньком из очень бедной
семьи; его родные не смогли оплатить транспортировку тела на
родину, а потому было решено предать его земле в Свердловске.
К истории гибели туристов на перевале смерть Никитина не
имеет ни малейшего отношения.
13 марта Свердловский облисполком утвердил план по­
исковых работ в долине Лозьвы. Согласно этому документу
основной состав поисковой группы (20 чел.) формировался
из студентов УПИ. Для ее усиления была подключена группа
саперов Уральского военного округа (10 чел.). Областное УВД
также направляло на розыски группу из 10 чел. и принимало
на себя обязанности по материальному снабжению участников
поисковой операции. Транспортное обеспечение поручалось
военным, для чего за поисковиками закреплялись два вертолета
Ми-4, базировавшиеся в Ивделе. Организация связи с поиско­
вой группой на перевале была поручена Северной экспедиции
Уральского геологического управления.
В пятницу, 27 марта 1959 г. Бюро обкома КПСС провело
специальное заседание, посвященное ходу поисковой операции.
Подробности его неизвестны.
ГЛАВА 10

НОВАЯ ВЕРСИЯ СЛЕДСТВИЯ:


АХТУНГ! АХТУНГ!
ОГНЕННЫЕ ШАРЫ В НЕБЕ!
31 марта произошло весьма примечательное событие — все
члены поисковой группы, находившиеся в лагере в долине Лозь-
вы, увидели НЛО. Валентин Якименко, участник тех событий,
в своих воспоминаниях весьма емко описал случившееся: «Рано
утром было еще темно. Дневальный Виктор Мещеряков вышел
из палатки и увидел движущийся по небу светящийся шар. Раз­
будил всех. Минут 20 наблюдали движение шара (или диска),
пока он не скрылся за склоном горы. Увидели его на юго-вос­
токе от палатки. Двигался он в северном направлении. Явление
это взбудоражило всех. Мы были уверены, что гибель дятловцев
как-то связана с ним». Об увиденном было сообщено в штаб по­
исковой операции, находившийся в Ивделе. Появление в деле
НЛО придало расследованию неожиданное направление. Кто-то
вспомнил, что «огненные шары» наблюдались примерно в этом
же районе и раньше. Причем следствие об этом, несомненно,
знало, но на такого рода сообщения до поры до времени закры­
вало глаза. Теперь же вектор расследования резко отвернул от
бедолаг-манси, которые никак не хотели ни в чем сознаваться,
и повел следователей совершенно в другую сторону.
7 апреля 1959 г. прокурор города Ивделя Василий Иванович
Темпалов допросил группу военнослужащих внутренних во­
йск о странном атмосферном явлении, наблюдавшемся ими
17 февраля 1959 г. Показания четверых свидетелей он запро­
токолировал и приобщил к делу. Однако не совсем понятно,
чем именно они приглянулись младшему советнику юстиции,
поскольку все эти тексты написаны почти под копирку и не
содержат какой-либо познавательной информации. В качестве
примера процитируем один из этих примечательных доку­
ментов, написанный собственноручно офицером Савкиным
Глава 10. Новая версия следствия 133

Александром Дмитриевичем, самым старшим по возрасту из


числа допрошенных: «17 февраля 1959 г. в 6 часов 40 минут утра,
находясь при исполнении служебных обязанностей, (наблюдал,
как. — А. Р.) с южной стороны (небосклона. — А. Р.) показался
шар ярко-белого света, который периодически окутывался
белым густым туманом. Внутри этого облака находилась ярко
светящаяся точка размером со звездочку. Двигаясь в сторону
северного направления, шар был виден в течение 8—10 минут».
Как видим, содержательную часть этого не совсем грамотного
текста можно свести к одному предложению: в 06:40 17 февра­
ля на небе что-то светилось примерно 8—10 минут и двигалось
в северном направлении. Надо сказать, что названная Савкиным
продолжительность свечения таинственного объекта оказалось
минимальной. Остальные военнослужащие указали интервалы
несколько большей продолжительности (максимальная —
15 мин.). В этом, собственно, состоит единственное заметное
различие между запротоколированными показаниями. Какой
смысл заключался в том, чтобы приобщать к уголовному делу
маловразумительные свидетельства четверых военнослужащих,
на первый взгляд не совсем понятно, но все становится на свои
места, когда узнаешь, что еще через неделю — 14 апреля —
в Свердловске был допрошен отец погибшего Георгия Криво-
нищенко. Впрочем, допросом это назвать довольно сложно,
поскольку допрос подразумевает активное взаимодействие
следователя с допрашиваемым, в данном же случае перед нами
нечто похожее на школьное сочинение или служебную запи­
ску — текст в произвольной форме, не являющийся ответами
на вопросы (поскольку ни одного вопроса его автору не было
задано).
П оказания Алексея К онстантиновича К ривонищ енко
заслуживают того, чтобы самую существенную их часть про­
цитировать без сокращений. Итак, отец погибшего утверждал:
«После погребения моего сына, 9 марта 1959 года, у меня на
квартире были на обеде студенты, участники розысков девяти
туристов. Среди них были и те туристы, которые в конце янва­
ря — начале февраля были в походе на севере, несколько южнее
горы Отортен. Таких групп было, по-видимому, не менее двух,
по крайней мере участники двух групп рассказывали, что они
наблюдали 1 февраля 1959 г. вечером поразившее их световое
явление к северу от расположения этих групп: чрезвычайно
134 А. Ракитин. Перевал Дятлова

яркое свечение какой-то ракеты или снаряда. Свечение было


настолько сильным, что одна из групп, будучи уже в палатке
и приготавливаясь спать, была встревожена этим свечением,
вышла из палатки и наблюдала это явление. Через некоторое
время они услышали звуковой эффект, подобный сильному
грому издалека».
Так в деле возникла привязка некоего оптического и аку­
стического явления к району горы Отортен и первому февраля
1959 г. — дню, который следствие считало датой гибели группы
Игоря Дятлова. Очень интересен следующий момент —Алексей
Константинович Кривонищенко был далеко не рядовым челове­
ком в местной свердловской иерархии, начинал он свою карьеру
в Спецстрое, возводившем важнейшие объекты государственно­
го управления, имел воинское звание генерал-майор-инженер,
о чем не знали в то время даже ближайшие друзья семьи. В 1959 г.
Кривонищенко возглавлял крупное хозяйственное подразделе­
ние — «Уралэнергостроймеханизация», занимавшееся возве­
дением объектов электроснабжения всего Уральского региона.
Известно, что Алексей Константинович с 1941 г. был лично
знаком с Сергеем Никифоровичем Кругловым, ближайшим
сподвижником Хрущева в деле свержения «банды Берия» летом
1953 г. Круглов с июня 1953 г. по январь 1956 г. был Министром
внутренних дел СССР, а до этого на протяжении 12 лет служил
в центральном аппарате МВД и занимал должность Первого
заместителя Министра. Да и помимо Круглова отец погибшего
хорошо знал многих высокопоставленных работников этого
ведомства. Связано это было с тем, что на стройках, которыми
руководил Алексей Константинович, массово трудились узники
ГУЛАГа. Так что отношения деловые, и не только, были им на­
лажены с «силовиками» давно.
Понятно, что, узнав 9 марта о некоем взрыве в районе Ото-
ртена, Кривонищенко не держал эту тайну под сердцем на про­
тяжении месяца. Несомненно, он обращался со своим рассказом
к следователю или лицам, способным повлиять на следствие,
но на протяжении длительного времени это не вызывало ни­
какого ответного интереса. Понадобилось пять недель, чтобы
следственный работник допросил Кривонищенко! То есть,
возможно, какие-то разговоры с Алексеем Константиновичем
велись и ранее, но ничего из сказанного им в дело не попало.
Очень интересная деталь — обратим на нее внимание.
Глава 10. Новая версия следствия 135

На следующий день после допроса К ривонищ енко —


15 апреля 1959 г. — в здание областной прокуратуры пригласили
Владислава Георгиевича Карелина, одного из участников фев­
ральской поисковой операции в районе Холат-Сяхыл и замести­
теля председателя Свердловского клуба туристов. Поговорить
с Карелиным следовало по целому ряду причин: во-первых, он
помогал Рустему Слободину получить по месту работы отпуск
без содержания (что было довольно проблематично в то время
для оборонного предприятия, на котором работал Рустем),
во-вторых, знал лично многих членов группы Игоря Дятлова
(самого Дятлова, Колмогорову, Колеватова и пр.), а в-третьих,
сам ходил в многодневный туристский поход примерно в то же
время и в те же места, что и дятловцы. Если быть совсем точным,
группа Владислава Карелина отправилась в поход позже дятлов-
ской (9 февраля) и основной ее маршрут пролегал километров на
шестьдесят южнее, но в одной точке — на горе Ойка-Чакур — он
пересекал маршрут группы Игоря Дятлова (после восхождения
на Отортен дятловцы должны были взойти и на эту гору и уже
затем забирать вещи из лабаза и выходить на «Большую Землю»).
В общем, с Карелиным поговорить стоило.
То ли с подсказки следователя Романова, то ли руковод­
ствуясь собственными соображениями, Карелин заговорил об
«огненных шарах», и выяснилось, что он и его группа стали
свидетелями инцидента 17 февраля 1959 г. Слово очевидцу:
«В связи с гибелью группы Дятлова следует рассказать о необыч­
ном небесном явлении, которое мы наблюдали в своем походе
17 февраля 1959 г. на водораздельных увалах рек сев. Тошемки
и Вижаем. Около 07:30 утра свердловского времени меня раз­
будил крик дежурных, готовивших завтрак: “Ребята! Смотрите,
смотрите. Какое странное явление!” Я выскочил из спального
мешка и из палатки без ботинок, в одних шерстяных носках и,
стоя на ветках, увидел (в небе. — А. Р.) большое светлое пятно.
Оно разрасталось. В центре его появилась маленькая звезда,
которая также начала увеличиваться. Все это-пятно двигалось
с северо-востока на юго-запад и падало на землю. Затем оно
скрылось за увалом и лесом, оставив на небосклоне светлую по-
л°су. <...> Все это явление происходило в течение чуть больше
минуты».
Надо сказать, что о пролете таинственного НЛО 17 февраля
1959 г. в газете «Тагильский рабочий» была даже публикация,
136 А. Ракитин. Перевал Дятлова

j Необычное небедное явление


В шесть часов 55 минут местного времени
щдера на востоке-юго-востоке на высоте
и и градусов от горизонта появился светя­
щийся шар размером с видимый диаметр
луны . Шар двигался в направлении на се*
веро-восток. Около семи часов внутри его
произошла вспышка и стала видна очень
яркая сердцевина шара. Сам он стал более
интенсивно светиться, около него появилось
светящееся облако, отогнутое по направле­
нию на юг. Облако распространялось ца
всю восточную часть небосвода. Вскоре пос­
ле этого произошла вторая вспышка, п
имела внд серпа Луны. Постепенно облако
увеличивалось, в центре оставалась светя­
щаяся точка (свечение было переменным
по величине). Шар продвигался в направле­
нии восток-северо-восток. Наибольшая вы­
сота над горизонтом — 30 граяуеов—быдз
достигнута примерно в 7 часов' 05 минут.
Продолжая движение* это необычное п р е с ­
ное явление слабело и размывалось.
Думая, что оно каким-то образом связано
со спутником,«я включил приемник* однако,
приемов сигнала не было.
А. КИССЕЛЬ.
заместитель начальника связи
Высокогорского рудника.

Публикация об «огненных шарах» в газете


«Тагильский рабочий» от 18 февраля 1959 г.

разумеется, без ссылок на конвоиров ивдельской ИТК и тури­


стов. Кто-то сообщил об этом следователям, и в деле появилась
вырезка из газеты, конечно, без всякого пояснения и вне логи­
ческой связи с предыдущими и последующими показаниями.
Можно подумать, что прокуроры Иванов или Романов, сидючи
в здании областной прокуратуры, развлекались с ножничками
и приобщили к делу первую приглянувшуюся им статейку. На
самом деле это, разумеется, не так, и наличие в уголовном деле
газетной вырезки ясно указывает на то, что следствие пыта­
лось осуществлять сбор информации в этом направлении, но
при этом никаких серьезных следов своей работы следователь
Иванов не оставил. Почему — мы объясним чуть позже, пока же
вернемся к изложению фактической стороны дела.
Как видим, описание странного небесного объекта, данное
Владиславом Карелиным, заметно отличается от его описания
Глава 10. Новая версия следствия 137

конвоирами ивдельской ИТК. Но мы пока не будем углублять­


ся в предметный анализ сообщений свидетелей, а, соблюдая
хронологическую последовательность, перейдем к показаниям
следующего лица, давшего следствию информацию о чудесах
в небе Северного Урала.
Этим человеком оказался отец Людмилы Дубининой —Алек­
сандр Николаевич. Его показания возникают в деле — словно
бы сами собой — 18 апреля, т. е. через три дня после допроса
Карелина. По своей форме этот документ чем-то напоминает до­
прос Кривонищенко — если это и «допрос», то весьма условный.
Скорее, это очень эмоциональный призыв расследовать бездей­
ствие и халатность городского спорткомитета и турклуба УПИ,
допустивших гибель в полном составе целой группы спортсме­
нов. Уже самое начало этого документа настолько нетипично
для юридических норм того времени, что просто диву даешься,
как прокурор смирился с подобным выпадом, который звучал
воистину как антисоветский! Процитируем этот фрагмент — он
того стоит: «До сих пор не могу свыкнуться с мыслью, как у нас
в Советском Союзе, в большом промышленном, культурном
центре страны могло иметь место такое преступное, наплева­
тельское отношение к сохранению жизни целой группы людей».
Вот уж завернул так завернул! Думается, прокурор Романов,
пригласивший Дубинина на допрос, прочитав такое, аж зубами
заскрипел, ведь это ж в чистом виде антисоветская пропаганда!
Впрочем, нас в данном случае интересуют не обличительные
эскапады Александра Дубинина, хотя они и выглядят вполне
обоснованными, а оптические эффекты в небесах северного
Урала, которым он посвятил некоторую часть собственноручно
написанных показаний. Причем он написал о том же самом
явлении, которое зафиксировано в протоколе допроса Криво­
нищенко. Итак, цитируем дословно: «вынужденное внезапное
бегство из палатки произошло вследствие разрыва снаряда и из­
лучения вблизи горы 1079 (т. е. Холат-Сяхыл. —А. Р.), “начинка”
которого вынудила (а там были (студенты. — А. Р.) из физ.-техн.
ф-та) бежать от нее дальше и, надо полагать, повлияла на жиз­
недеятельность людей и, в частности, на зрение. Полет снаряда
2/Н около семи часов утра видели в г. Серове. Наблюдала его, по
рассказам студентов УПИ, вторая группа туристов, пребывавшая
в то время в походе до горы Чистоп».
На этом пресловутый «след огненных шаров» в данном деле
обрывается. Никакого внятного объяснения этому явлению
138 А. Ракитин. Перевал Дятлова

не приведено, и можно подумать, что следствие просто забыло


эту тему. Непонятно, почему за нее ухватилось и почему вдруг
забросили. Но при этом именно приведенные выше показания
послужили основой для весьма стойкой (и без преувеличения
сказать — бредовой) легенды, связанной с группой Дятлова,
согласно которой туристы погибли от падения крупной балли­
стической ракеты неподалеку от палатки. Подробнее об этой
легенде и попытках ее логического обоснования нам придется
говорить в другом месте (в главе «Рейтинг безумия. Версии ги­
бели группы Дятлова на любые вкус и цвет»).
Пока же разговор пойдет немного о другом. Имеется весьма
сильное подозрение и даже убежденность в том, что пресловутые
«Неопознанные Летающие Объекты» над различными местами
северного Урала были отнюдь не столь «неопознанными», как
принято думать. В самом деле, все полученные из перечислен­
ных протоколов данные позволяют восстановить хронологию
событий, связанных с огненными шарами:
— вечером 1 февраля 1959 г. туристы с горы Чистоп видят
в районе Отортена сильное свечение и слышат гул (по показа­
ниям А. К. Кривонищенко. Из его рассказа можно заключить,
что речь идет о туристах группы Блинова, той самой группы,
с которой дятловцы провели первый день в дороге. Именно
«блиновцы» могли быть на похоронах друзей и именно они шли
на Чистоп, так что тут, вроде бы, все сходится). Направление
на Отортен — северо-восток, удаленность 45-50 км, причем
Отортен ниже Чистопа. Приняв все это во внимание, нельзя не
признать, что речь идет о воздушном феномене — если бы нечто
из описанного происходило на поверхности Земли, то наблю­
датель с Чистопа просто-напросто ничего бы не увидел. Нельзя
поставить под сомнение и привязку по времени — событие явно
имело место вечером, поскольку в рассказе упоминается под­
готовка группы ко сну;
—утром 2 февраля 1959 г. группа студентов У ПИ, по смыслу,
те же «блиновцы», а также неназванные жители г. Серова вновь
наблюдали оптические явления непонятной природы (по пока­
заниям А. Н. Дубинина). Не надо думать, что «жители Серова»
упомянуты ради красного словца — скорее всего такие люди
действительно существовали и были известны Дубинину, кото­
рый в силу своего служебного положения (он был старшим ин­
женером Управления лесной промышленности Свердловского
Глава 10. Новая версия следствия 139

совнархоза), безусловно, имел много знакомых в самых разных


концах региона благодаря частым разъездам по отраслевым объ­
ектам. Причем между Чистопом и Серовым расстояние весьма
не маленькое и отнюдь не факт, что наблюдатели в этих местах
видели одно и то же явление — возможно, речь идет о похожих
событиях, совпавших или близких по времени;
— наконец, 17 февраля 1959 г. в непосредственной близости
от Ивделя в небе снова наблюдалось некое оптическое явление,
природа которого не могла быть объяснена зрителями. В числе
таковых оказались военнослужащие внутренних войск Ивдель-
ской НТК, находящейся фактически в границах населенного
пункта, а также жители более южных районов (в частности,
рабочие и служащие Высокогорского рудника, расположенного
более чем в 350 км от Ивделя). По оценкам военнослужащих,
явление началось в 6 часов 40 минут утра и продолжалось от 8
до 15 минут; по мнению наблюдателей вне Ивделя — началось
в 06:55 и закончилось через 10 минут;
— в тот же день — 17 февраля 1959 г. — подобное явление
видела группа туристов Владислава Карелина. Она находилась
на водоразделе между реками Вижай и Северная Тошемка,
в принципе, не очень далеко от населенного пункта Вижай, так
что нельзя исключить, что «карелинцы» наблюдали явление,
описанное пунктом выше. Однако обращают на себя внимание
несовпадение времени наблюдения — 7 часов 30 минут утра, что
позже наблюдения оптического эффекта военнослужащими,
и непродолжительность события — всего 1 минута. Можно
сказать, что «карелинцы» застали самый конец, но... вот только
конец чего?
— 31 марта 1959 г. свидетелями необычного небесного явле­
ния стали уже участники поисковой операции, организованной
с целью розыска группы Дятлова. Что бы ни происходило в небе
над палаткой поисковиков, это было не очень далеко. Можно
спорить о том, насколько объективно человек способен оце­
нивать расстояния в темноте, ориентируясь исключительно на
зрительное восприятие (о звуковом эффекте, как нам известно,
говорил только Кривонищенко, все остальные описания сооб­
щают о беззвучных объектах в небе), но обычно интуитивные
ощущения оказываются вполне достоверны.
Картина, как видим, получается довольно интересной. Район
гибели группы Дятлова оказывается в эпицентре того, что мы
140 А. Ракитин. Перевал Дятлова

вполне обоснованно можем определить словосочетанием «по­


дозрительная деятельность». Подозрительная — значит непо­
нятная и потенциально опасная. Если не приписывать странным
светящимся шарам внеземное происхождение, а оставаться на
почве рационализма и здравого смысла, то придется признать,
что их творцами являются либо люди, либо некие природные
факторы. И следователь Иванов, будучи коммунистом и атеи­
стом, рассуждал именно так.
Узнав об «огненных шарах», он непременно должен был
попытаться получить объяснения от тех лиц, кто в силу своих
профессии и должностного положения должен был или, по
крайней мере, мог быть в курсе происходящего в советском небе.
И думается, Иванов такую попытку предпринял, вот только ее
результат в материалах расследования отражения не нашел.
Следователь мог обратиться за консультацией в метеороло­
гическую службу, но ему бы вряд ли сказали что-то по существу.
Ну, могли рассказать о «шаровых» молниях, о которых известно
только то, что они чрезвычайно редки и считаются коротко-
живущими объектами (до 1 мин.). Могли рассказать о разного
рода эффектах преломления в атмосфере солнечного света (типа
«эффекта двух солнц»). Могли с умным видом поговорить об
атмосферном электричестве, чьи проявления многообразны
даже в зимнее время, но в силу их малой изученности ничего
бы реально не объяснили. А потому практической пользы для
прокурора-криминалиста Иванова все эти россказни иметь не
могли.
А вот военные летчики могли проконсультировать товарища
Иванова совсем о других явлениях, и есть основания думать,
что их-то рассказы и должны были заинтересовать следователя
куда больше басен о «шаровых» молниях, атмосферном элек­
тричестве и преломлении лучей еще не поднявшегося из-за
горизонта Солнца.
Дело в том, что к середине 1950-х гг. и войска ПВО страны,
и Военно-воздушные силы уже широко эксплуатировали само­
леты, оснащенные бортовыми радиолокационными станциями.
Но особенностью первых РЛС, не только отечественных, но
и зарубежных, было то, что они в основном предназначались для
обзора пространства впереди и над самолетом, другими словами,
если сигнал уходил в землю и отражался от нее, то он ослабевал
и создавал такие помехи, что станция переставала его различать.
Глава 10. Новая версия следствия 141

Пилот истребителя при попытке обнаружить цель ниже себя


фактически слеп от сплошной засветки экрана — радиолока­
тор делался бесполезен. Поэтому наши силы ПВО для борьбы
с низколетящими целями (или предполагаемыми целями —для
нас сейчас неважно) разработали довольно оригинальный, хотя
и несколько затратный метод.
Если на командный пункт района ПВО поступал сигнал
о пролете низколетящей неопознанной цели, то после его
проверки и принятия решения о перехвате порядок действия
авиации был следующим: с одного аэродрома поднимались пере­
хватчики, а с другого — пара бомбардировщиков с осветитель­
ными авиабомбами на борту. На предполагаемом маршруте сле­
дования неопознанной цели бомбардировщики с определенным
интервалом начинали сбрасывать свой груз, в результате чего
создавался своеобразный световой коридор протяженностью
порою в несколько десятков километров. Понятно, что любая
низколетящая цель, попав в конус света, создаваемый авиабом­
бой, становилась хорошо визуально заметна летчику-истребите-
лю, который мог опознать ее и принять решение об атаке. В те
времена барражирование на малых высотах могли осуществлять
лишь поршневые тихоходные самолеты, до эпохи скоростной
реактивной авиации, летающей с огибанием рельефа местности,
было еще далеко. Поэтому световой барьер, возникавший на
пути следования самолета-нарушителя, являлся серьезной по­
мехой — нарушителю приходилось либо маневрировать, чтобы
обогнуть освещенную область (что было не всегда возможно),
либо кружить над одним и тем же местом, дожидаясь, пока ос­
ветительные бомбы погаснут. В любом случае, использование
осветительных средств было единственным более-менее эффек­
тивным способом борьбы советских ВВС и ПВО с низколетящим
воздушным противником в темное время суток.
О существовании такой тактики (со ссылкой на американ­
ских пилотов-нарушителей советского воздушного простран­
ства) рассказал в 3-й серии документального телевизионного
сериала «Secret superpower aircraft», снятого по заказу компании
«А&Е television networks» в 2005 г., американский историк авиа­
ции Куртис Пибблс. Нет оснований сомневаться в точности его
сообщения (тем более что оно является вовсе не единственным
в своем роде), поскольку Пибблс своим рассказом не пытается
решить вопрос о «нравственности» или «не-нравственности»
142 А. Ракитин. Перевал Дятлова

вторжения американских ВВС в воздушное пространство других


стран. Его как историка интересует лишь техническая сторона
вопроса — он признает, что такие вторжения были, носили
массовый характер и советские силы ПВО пытались бороться
с низколетящими целями именно описанным выше способом.
Существует интересное, хотя и несколько неожиданное, под­
тверждение словам Куртиса Пибблса. Дело в том, что руковод­
ство советских сил ПВО, сознавая крайнее неудобство данного
способа (ведь требовалось организовать согласованные действия
разнородных сил — истребителей и бомбардировщиков — из
разных авиационных частей и различных аэродромов, что само
по себе было не очень просто), в конце 1950-х гг. решило ра­
дикально упростить решение задачи. Для этого осветительные
средства было решено подвесить под самый перспективный от­
ечественный истребитель-перехватчик МиГ -19, дабы его пилот
имел возможность самостоятельно «подсвечивать» арену боя.
Подвесить бомбу под М иГ-19 было невозможно технически —
самолет просто не имел нужного узла подвески, но вот сделать
осветительную ракету казалось возможным и даже разумным
выходом из положения.
Неуправляемая осветительная ракета ОАРС-57 была разра­
ботана на базе хорошо зарекомендовавшей себя неуправляемой
ракеты С-5, явившейся родоначальницей целого семейства
легких, дешевых и эффективных авиационных ракет. К разра­
ботке ОАРС-57 были привлечены О К Б -16 и НИИ-22, которые
в кратчайшие сроки выполнили поставленную задачу — не­
управляемая осветительная ракета, получившая в войсках
индекс С -50 (буква «О» как раз и означала «осветительная»),
поступила на вооружение в 1959 г. Ракеты собирались в «пакет»
из 8 штук и подвешивались под крыло самолета. Использование
С -50 выглядело следующим образом: оказавшись в районе пере­
хвата, истребитель на скорости 700-900 км/ч начинал отстрел
осветительных ракет, которые на удалении около 3 км теряли
скорость, выпускали парашют и приступали к снижению со ско­
ростью около 15 м/сек. Горение светового состава начиналось на
высотах порядка 700 м и длилось 18,3 сек., мощность свечения
(светосила) достигала 1 млн кандел, а величина освещенной
поверхности земли составляла около 1,5 км в диаметре. Легко
подсчитать, что один перехватчик МиГ -19 в случае необходимо­
сти мог создать освещенный коридор длиной 10—12 км, а пара
Глава 10. Новая версия следствия 143

самолетов, соответственно, в два раза больше. Следует добавить,


что ракеты С -50 поступили также на вооружение фронтовых
бомбардировщиков Ил-28, которые должны были применять их
при ударах по наземным целям в темное время суток. Но в кон­
тексте нашего повествования интерес представляет именно факт
использования осветительных ракет истребителями-перехватчи­
ками для решения задач по перехвату воздушных целей. То есть
в данном случае полностью подтверждается рассказ Куртиса
Пибблса о тактике перехвата низколетящих самолетов, при­
менявшейся советскими силами ПВО в 1950-х гг. Понятно, что
ракета С -50 не годится на роль «огненного шара» просто в силу
кратковременности горения светового состава и небольшой
высоты применения, а кроме того, в январе 1959 г. ее еще и не
было на вооружении авиационных частей ПВО. Но вот клас­
сическая авиационная осветительная бомба подходит по всем
параметрам — и продолжительностью свечения (до 1000 сек.),
и высотой начала горения (около 5 км), и плавностью планиро­
вания (порядка 5—8 м/сек., из-за чего казалось, будто источник
света висит в небе неподвижно либо движется очень медленно.
Кстати, по мере выгорания светового состава вес авиабомбы
снижался и скорость спуска также уменьшалась. Впрочем,
конкретнее о световых бомбах еще будет сказано в главе «От­
ступление от сюжета: некоторые фрагменты истории тайной
войны стран НАТО против СССР в 1950-х годах»).
Вот именно об этом следователю Иванову могли рассказать
офицеры ПВО. И, скорее всего, рассказали, потому что об­
ратиться к летчикам с вопросом о таинственных светящихся
объектах в небе — вполне здравый и понятный любому шаг.
Впрочем, тактика воздушного перехвата для нас сейчас не
очень-то и важна. Нам интересно другое — описанный способ
создания «освещенного коридора» был в то время единственным
более-менее эффективным для борьбы советских ВВС и ПВО
с низколетящим воздушным противником в ночное время. Мы
пока умышленно не затрагиваем вопрос «что это мог быть за про­
тивник на таком удалении от государственной границы?», мы
пытаемся проанализировать проблему, так сказать, в принципе.
И тут необходимо ответить на вопрос: а кто вообще мог
обнаружить низколетящую цель без опознавательных знаков?
Читатель может удивиться, но в 1930—50-е гг. на это были
°риентированы пограничные войска и силы охраны ГУЛАГа.
144 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Пограничные «секреты», оснащенные телефонами, перекрыва­


ли визуальным контролем сотни километров государственных
границ на самых разных участках. Читатель может рассмеяться,
но даже в 1990-х гг., когда начался интенсивный процесс разру­
шения инфраструктуры ПВО страны, всерьез обсуждался вопрос
о возрождении системы предупреждения, существовавшей до
появления радиолокации. Выглядеть это должно было при­
мерно так: сидит пограничник на сосне высотой в 30 м, смотрит
в бинокль по сторонам, увидел низколетящий самолет — со­
общил в штаб погранотряда. Благо переносные радиостанции
в 1990-х гг. экзотикой уже не являлись.
Понятно, что никаких пограничников в Ивделе в 1959 г. быть
не могло, но функции местной противовоздушной обороны не
зря на протяжении многих десятилетий были поручены орга­
нам НКВД-МВД. Нет, не потому, что обладатели малиновых
околышков на фуражках должны были сбивать самолеты-на­
рушители, а в силу куда более прозаической причины -- сотруд­
ники МВД зачастую являлись единственными представителями
Советской власти на местах и именно им отводилась почетная
роль просигнализировать о появлении в небе подозрительного
самолета.
Проконсультировавшись с военными летчиками — а нет
сомнений в том, что подобный разговор у следователя Иванова
с высокопоставленным офицером (или офицерами) штаба сил
ПВО, прикрывавших Свердловск и Челябинск, состоялся (хотя
материальных доказательств и не оставил), — прокурор-крими­
налист понял, что история с появлением в небе северного Урала
в темное время суток «огненных шаров» грозит задать расследо­
ванию совершенно новое направление. Но двигаться в нем было
совершенно невозможно по целому ряду причин. Назовем лишь
две из них — все дела, прямо или косвенно связанные с нару­
шением неприкосновенности госграницы на суше, в воде и по
воздуху, были отнесены к компетенции КГБ и не могли рассле­
доваться областной прокуратурой. Кроме того, военнослужащие
находились вне юрисдикции гражданской прокуратуры, а это
означало, что следователь Иванов, строго говоря, даже не мог
допросить офицера по вопросам, хоть как-то затрагивающим
служебную деятельность последнего. А уж о запросе Областной
прокуратуры руководству ПВО страны (или хотя бы Уральского
региона) с целью узнать, проводились ли ее силами вылеты на
Глава 10. Новая версия следствия 145

перехват целей 1,2, 17 февраля и 31 марта 1959 г. (т. е. в те дни,


когда в районе Отортена наблюдались «огненные шары»), даже
и говорить не приходилось.
Поэтому в данном случае расследование уперлось в глухую
стену. Иванов понял, что в зоне гибели группы Дятлова имела
место некая подозрительная деятельность, и даже мог пред­
положить, с чем она связана, но далее этого в своих выводах
продвинуться был не в состоянии. Поэтому кажется далеко
не случайным, что в 1990 г. в одном из последних интервью
бывший следователь, а на тот момент адвокат Лев Никитович
Иванов сказал, что считает виновными в гибели группы Игоря
Дятлова именно «огненные шары». Смысл такого рода заявления
может быть двояким — с одной стороны, Иванов мог просто-
напросто поиронизировать над любителями «аномалыцины»,
а с другой — дать понять, что ему еще во время следствия стала
ясна связь трагедии на склоне Холат-Сяхыл с подозрительтной
деятельностью в том районе.
Тут, разумеется, возникает закономерный вопрос: кто и зачем
проводил эту самую подозрительную деятельность и в чем она
вообще заключалась? Не станем спешить с ответом — мы еще
вернемся к этому вопросу в ходе нашего повествования, хотя,
возможно, подойдем к нему с очень неожиданной для читателя
стороны.
ГЛАВА 11

ФИНАЛ ПОИСКОВОЙ ОПЕРАЦИИ:


ОБНАРУЖЕНИЕ ТЕЛ ЛЮДМИЛЫ
ДУБИНИНОЙ, СЕМЕНА ЗОЛОТАРЕВА,
АЛЕКСАНДРА КОЛЕВАТОВА
И НИКОЛАЯ ТИБО-БРИНЬОЛЯ

В
есь апрель 1959 г. поисковая группа в районе Холат-Сяхыл
продолжала проверять лавинными зондами постепенно
уменьшавшийся снежный покров как в лесах долины
Лозьвы, так и по берегам ее притоков. Вдоль самой Лозьвы
участники операции обследовали более 1 км. Поиск оказался
безрезультатен. Напрашивался вроде бы единственный в этой
ситуации вывод — не найденные покуда члены туристской
группы покинули район Холат-Сяхыл и в течение того времени,
пока могли сохранять активность, ушли на несколько киломе­
тров. Подобное предположение косвенно подтверждалось тем
соображением, что без вести пропавшие туристы должны были
быть одеты гораздо лучше тех, кого уже удалось отыскать (на
эту мысль наводил примерный подсчет гардероба группы и его
распределение между участниками похода, ведь вся одежда
погибших и вещи, найденные в палатке, были в точности опи­
саны и учтены!). Однако о том, в каком направлении могли
уйти отсутствующие, никто из поисковиков ничего сказать не
мог. Логичным представлялось движение оставшихся в живых
к лабазу, однако лабаз-то остался нетронут!
Трудно сказать, как бы стала развиваться поисковая операция
дальше, если бы в начале мая не начались странные находки.
В районе кедра, подле которого в свое время были найдены
погибшие Кривонищенко и Дорошенко, из-под тающего снега
начали выступать обломанные пихтовые ветки, до того скрытые
от глаз поисковиков. Ветки эти располагались не хаотично,
а словно образовывали своеобразную тропу в юго-западном
Глава 11. Финал поисковой операции 147

Слева: овраг к юго-западу от кедра. Справа: разрезанные вещи, найденные манси


Куриковым рядом с оврагом утром 5 мая 1959 г.

направлении. Выглядело это так, будто в том направлении про­


тащили волоком несколько молодых пихточек, срубленных у ке­
дра. Такие же мелкие ветки стали выступать из-под снега и возле
оврага в полусотне метров от кедра, где также оказались срезаны
вершины молоденьких пихточек. Может быть, это открытие
и не привлекло бы к себе особого внимания поисковиков, но
утром 5 мая один из мансийских охотников-проводников (по
фамилии Куриков), осматривавший эту «еловую тропу» вместе
с собакой, обнаружил в самом ее конце, у оврага, вмерзшие
в снег... черные хлопчатобумажные спортивные штаны. Вернее,
фрагмент таковых, сильно прожженный и лишенный правой
штанины. При ближайшем рассмотрении оказалось, что ее
грубо отрезали ножом.
Найденная вещь находилась под слоем снега толщиной около
10 см. Когда в непосредственной близости от места находки по­
исковики стали тщательно осматривать сугробы, то им посчаст­
ливилось отыскать еще один предмет одежды —левую половину
женского светло-коричневого шерстяного свитера. Свитер, как
и спортивные штаны, был грубо разрезан пополам, его правая
половина (вместе с рукавом) отсутствовала. По общему мнению
Участников поисков, свитер должен был принадлежать Людмиле
Дубининой.
Логично было предположить, что вещи указывают на воз­
можное нахождение неподалеку пока еще не обнаруженных тел.
Однако в лесу оставалось уже слишком мало снега, и его покров
Никак не мог скрыть трупы. Единственным местом поблизости,
способным сделать тела погибших незаметными, был овраг. Его
148 А. Ракитин. Перевал Дятлова

РА Д И О Г Р А М М А
го ч*с. мим. а к .С .Э . Передами го мс. кии
На
О-’со е» ПЕРЕДАЛ
___________________ М_______сл._______ го______ м с ____ им.
: : ______________________гТГОДД10ву С / л ь ч а н __________ ______________ ___А
У 5 а $ чпсо I оО iwuyr »сфиковыии н 50 итр югоэапедней кедра
иа пссгс рубленого ельника но глубине Ю‘ си били обнаружены
че;ние хлопчзтобуил-мге елрртнянне 6je;ei без npusoJi отаннны
с задней части обгорелие отанпна отреэона ножом тч к .
iV no ;«>-.ia г.о.:оз::да и м лем гэ с«ит«>ы СасТлогО^+ч
..Ю "М Ч Н *И «:!
псвэ. ,Л ил^ц,нб.! ксрсти зтоузя полоэлна с праимм рухааом ооуо
э аил .чохом наик <.лс .«с на.^сл а гчк С-.:то;: пуллэдлшнт д„-б лчцдо
тчк В 11 --------- — - чзcos ШЮ,: било гпкмлто */ч4;емие a*.oia
s c e r - ;-лсизнкг/ Г*» » го - западней 8 срезанного ельника
* 10 :тр хзечопз.ч участок ачедадь» 2D квиту на 1У»у5ину до
до 2,% игу тчк

Радиограмма полковника Ортюкова в штаб поисковой операции о событи­


ях 5 мая 1959 г. Фотокопии радиограмм ныне размещены Алексеем Кось-
КИНЫМ В свободном доступе: http://fotki.yandex. ru/users/aleksej-koskin/album/161093/

уже прощупывали лавинными зондами в начале марта, но, воз­


можно, их длина оказалась недостаточной.
Полковник Ортюков принял решение начать раскопки тол­
щи снега в овраге рядом с тем местом, где находился срезанный
пихтарник. Выбранный участок располагаллся примерно в 10 м
от «еловой тропы», где манси Куриков отыскал прожженные
спортивные штаны. К работе поисковики приступили около
11 часов утра 5 мая, общая площадь раскопа составила при­
мерно 20 кв. м.
По мере заглубления снег становился все крепче. Как оказа­
лось, под ним по самому дну оврага протекал довольно бурный
поток талых вод. Именно в этом ручье, примерно под четырех­
метровым слоем снега, в 18:40 было найдено человеческое тело
в сером свитере. Как выяснилось позже, это был труп Людмилы
Дубининой.
Ортюков немедленно сообщил о находке в штаб поисковой
операции, заодно упомянув о тяжелых условиях работы и по­
просив прислать 6 инженерно-саперных лопат, 2 кайла и солдат
покрепче.
Продолжая раскапывать толщу снега в овраге, поисковики
обнаружили неподалеку от первого трупа тела еще трех без
вести пропавших туристов — Золотарева, Колеватова и Тибо-
Бриньоля.
В этом же овраге, чуть поодаль, был найден настил, сделан­
ный из срезанных молодых деревьев небольшой толщины. Для
его сооружения были использованы 14 пихточек и 1 береза, об-
Глава 11. Финал поисковой операции 149

На самом дне оврага на глубине около 4 м были найдены тела Людмилы Дуби­
ниной, Семена Золотарева, Александра Колеватова и Николая Тибо-Бриньоля.
Тела находились рядом, на удалении друг от друга не более 1 м. Логичным по­
этому казалось предположение, что все четверо по какой-то причине оказались
в одной снежной яме, где их и настигла смерть.

щая площадь настила была определена Ортюковым как равная


3 кв. м. Настил находился в толще снега на глубине примерно
2,5 м, т. е. заметно ниже уровня прилегающего к оврагу леса, но
при этом отнюдь не на самом дне.
На настиле оказались разложены некоторые вещи погибших
туристов, в частности шерстяной свитер-безрукавка, теплые три­
котажные штаны с начесом (пояс и низ на разорванных резин­
ках), правая штанина черных спортивных штанов, найденных
у оврага утром 5 мая Куриковым. Ну, а кроме этого, —шерстяной
коричневый свитер и... солдатская обмотка из шинельного сукна
с коричневой тесьмой на конце. Обнаружение последней детали
одежды смутило Ортюкова до такой степени, что он даже сооб­
щил об этом штабу операции в своей радиограмме («появление
обмотки мне непонятно»), чего обычно прежде не делал.
Обмотки военнослужащих уже второй раз всплывают в этом
Деле. Первый раз, напомним, некая обмотка неустановленной
принадлежности была найдена среди вещей членов группы
в аэропорту Ивделя еще в начале марта 1959 г. Тогда проку-
Рор-криминалист Иванов вместе с Юрием Юдиным составлял
опись доставленного с перевала имущества и распределял вещи
по принадлежности. Таинственная обмотка в материалы дела
Не попала, и мы знаем о ней лишь по воспоминаниям Юдина.
Можно не сомневаться в том, что и вторая обмотка точно так
Же сгинула бы в безвестности, если бы факт ее обнаружения на
Пастиле не был зафиксирован в радиограмме Ортюкова.
150 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Настил был обнаружен в овраге на глубине около 2,5 м. Под ним


в толще снега протекал ручей талой воды.

Настил в овраге. Можно видеть сложенные по его углам вещи


туристов, которые они почему-то так и не успели надеть.

Итак, наконец-то тела всех членов группы Игоря Дятлова


были обнаружены. Теперь все нестыковки и неясности — по
крайней мере теоретически! —должны были получить логичное
и неопровержимое объяснение. Однако даже поверхностный
анализ находок в овраге (и подле него) не только не прояснил
картину случившегося на склоне Холат-Сяхыл, но, напротив,
привнес новые неопределенности. Посмотрим на обстановку
Глава II. Финал поисковой операции 151

в овраге как на шараду и постараемся ответить на вопрос «что


здесь не так?».
Прежде всего, не подлежит сомнению, что четверо туристов,
тела которых оказались найдены на дне оврага, бывали у кедра.
Часть молодого ельника, пошедшего на сооружение настила,
была срезана именно там. Еще несколько деревьев были ими
срезаны уже возле оврага, буквально в десятке метров от края.
Уход от кедра в овраг был логичен, ведь именно закопавшись
в глубокий снег можно было устранить воздействие самого
опасного для замерзающего человека фактора — ветра. Но по­
чему в таком случае в убежище в овраге оказались лишь четверо?
почему к ним не присоединились Дорошенко и Кривонищенко?
Дубинина, Золотарев, Колеватов и Тибо-Бриньоль сделали
настил в овраге для защиты от ветра и улучшения теплоизоляции
от снега. Если они действительно страдали от холода и умерли
вследствие замерзания, то логично было бы найти тела погиб­
ших непосредственно на настиле. Однако поисковики увидели
другую картину — все тела оказались вне настила, причем на
удалении, исключающем самопроизвольное перемещение
с течением времени (сползание, перекатывание, погружение
в толщу снега). По разным оценкам, удаленность тел погибших
от построенного ими же самими настила составляла 6—10 м. По­
чему погибшие покинули его, ведь на заготовку веток для него
они тратили немало сил?
Далее, совершенно непонятно выглядели манипуляции
найденных в овраге людей с вещами. То, что умершие раньше
прочих Дорошенко и Кривонищенко были раздеты товарищами,
поисковики предположили еще в самом начале розысков. Сам
по себе вид найденных у костра под кедром тел красноречиво
свидетельствовал о явном недостатке одежды. Теперь снятые
и частично разрезанные детали верхней одежды были найде­
ны, но почему-то они оказались на пути к настилу и на самом
настиле, но отнюдь не на людях, снимавших одежду с трупов.
Почему явно нуждавшиеся в утеплении туристы не одевались
прямо у костра? Ведь то, что им необходима была дополнитель­
ная одежда, сомнению не подлежит — их потребность в этом
оказалась столь велика, что они решились раздевать тела недавно
Умерших товарищей.
Эта малоприятная процедура потребовала от них максималь­
ной мобилизации воли и решимости жить. И что же получается:
152 А. Ракитин. Перевал Дятлова

завладев драгоценными штанами и свитерами, они почему-то


стали уносить их подальше от костра, теряя по пути и не спеша
надеть, оказавшись на настиле (здесь, кстати, надо сделать необ­
ходимое пояснение: одежда разрезалась не по недомыслию или
ошибке, а с целью более удобного использования в последую­
щем. Дело в том, что рукав или штанина трикотажного изделия
могут послужить неплохой заменой отсутствующих перчаток или
головного убора. Их можно завязать с одного конца и натянуть
на голову или руку, а можно сделать это не завязывая. Это один
из весьма эффективных приемов самоспасения на морозе, к ко­
торому иногда прибегают альпинисты, туристы, да и военные
спецназовцы тоже, — т. е. люди, вынужденные бороться с хо­
лодом и ветром на профессиональном, скажем так, уровне. То,
что кто-то из оставшихся в овраге дятловцев пытался утепляться
подобным образом, однозначно свидетельствует о его полном
самоконтроле и адекватном поведении).
Но даже не это было главной странностью сделанных в овраге
находок. Весьма необычным представлялось само местополо­
жение настила. Напомним, что кедр, подле которого оказались
найдены тела Юрия Дорошенко и Георгия Кривонищенко,
стоял над четвертым притоком Лозьвы на удалении 70—80 м от
границы леса на небольшой возвышенности. Это был не холм
и не сопка, но превышение над долиной было явственным
и весьма крутым — примерно 5—7 метров. По воспоминаниям
участников поисковой операции, на лыжах к кедру снизу было
никак не подъехать, приходилось идти «лесенкой». Овраг же,
в котором находился настил из еловых верхушек, располагался
западнее от кедра и имел четкое направление с юга на север.
Кратчайшее расстояние между кедром и оврагом не превыша­
ло 25 м. А расстояние от кедра до настила из веток составляло
примерно 75 м. Если мы вспомним о взаимном расположении
покинутой туристами палатки на склоне Холат-Сяхыл и кедра,
то нам придется констатировать весьма неожиданный постулат:
Золотарев, Колеватов, Тибо-Бриньоль и Дубинина, проведя под
деревом некоторое время, двинулись в обратном направлении.
Да-да, они фактически пошли в сторону палатки, от которой
только что бежали. Правда, в отличие от Игоря Дятлова и Зины
Колмогоровой, они вовсе не собирались возвращаться на склон,
а всего лишь искали удобное убежище от ветра. Но для этого они
пошли на юго-запад.
Глава 11. Финал поисковой операции 153

Эта схема демонстрирует взаимное расположение основных объектов в районе


«кедр — овраг». Условные обозначения: 1 — кедр; 2 — место обнаружения раз­
резанных штанов и свитера на краю оврага; 3 — яма в овраге, в которой были
найдены тела четырех без вести пропавших туристов; 4 — настил из веток.
Стрела «Р» показывает направление на оставленную на склоне Холат-Сяхыл па­
латку. Расстояния: R1 — расстояние от кедра до границы леса, R2 — кратчайшее
расстояние от кедра до оврага, R3 — расстояние от кедра до места обнаружения
разрезанных штанов и свитера, R4 — от места, где были брошены разрезанные
вещи, до места, где оказались найдены трупы погибших туристов, R5 — рас­
стояние между настилом и местонахождением тел погибших, R6 — расстояние
от кедра до настила. Штриховые линии показывают места заготовки лапника
для настила в районе кедра и непосредственно у оврага.

Почему именно туда? Прежде чем ответить на этот вопрос,


подчеркнем, что погибших в овраге туристов объективно следует
признать людьми абсолютно адекватными и рассудочными, со­
хранявшими здравый смысл до последних мгновений жизни, —
в этом нас убеждает логика их действий. Мы аргументируем
этот посыл ниже и покажем мотивацию членов этой малень­
кой группы, пока же просто примем к сведению, что никаких
безумных или малоосмысленных метаний по лесу, хаотичных
действий и взаимного непонимания между ними в последние
часы жизни не было. Дубинина, Золотарев, Колеватов и Тибо-
Бриньоль вместе искали выход из почти безвыходного положе­
ния и действовали согласованно. Именно так! Но почему они
пошли к юго-западу? А не на северо-восток, север или восток,
ведь, двигаясь в тех направлениях, они бы удалялись от ис­
точника опасности, погнавшего их со склона! Более того, кедр,
подле которого разожгли и поддерживали огонь Дорошенко
и Кривонищенко, находился между двух ручьев-притоков Л озь-
вы —один из них туристы преодолели, а до второго — не дошли.
Если бы четверка Дубинина — Золотарев — Колеватов — Тибо
продолжила движение в первоначальном направлении, то через
Несколько десятков метров она увидела бы другую низинку (ов-
Раг) и смогла бы оборудовать укрытие от ветра там.
154 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Но этого не случилось. Вместо ожидаемого движения вперед


последовал разворот на 180°. Почему?
Причин может быть несколько. Самая очевидная заклю­
чается в том, что, двинувшись в обратном направлении, люди
подставили ветру спины. Другими словами, им было комфортнее
искать столь нужное убежище в темноте именно в том направ­
лении. Расставшись с Кривонищенко и Дорошенко у кедра, они
оказались предоставлены сами себе, и движение в юго-западном
направлении было оптимально с точки зрения эргономики,
т. е. минимизации затрат сил и энергии. К тому моменту (после
спуска с горы) об экономии сил уже приходилось думать все­
рьез — впереди была ночь, и симптомы грядущих обморожений
почувствовал уже каждый.
Сразу оговоримся, что истинного направления ветра в ту
ночь в районе кедра не знает сейчас никто. Имеются сведения
(от побывавших там туристов), согласно которым в районе
перевала Дятлова наблюдаются сильные ветры в направлении
«запад — восток», т. е. через Уральские горы в сторону Сибири.
Однако и мощные «сквозняки» с Ледовитого океана тоже не­
редки — именно они определяют суровый климат Западной
Сибири. Подсказку об истинном направлении ветра во второй
половине дня 1 февраля 1959 г. нам дает ориентация брошенной
на склоне палатки, поскольку обычно никто и никогда не ставит
палатки входом к ветру. Не ставят и боком, иначе ветер будет
заваливать большой «парус». Палатка ставится по ветру, таким
образом, чтобы тот задувал в ее заднюю стенку. Зная ориентацию
палатки в направлении «север — юг» (задняя стенка — на север,
вход — в южном направлении), можно уверенно предположить,
что ветер во время ее постановки был северным, северо-запад­
ным, северо-восточным. Отсюда следует, что четверо туристов,
двинувшись прочь от кедра, повернулись к ветру спиной. Эту
гипотезу сейчас невозможно ни доказать, ни опровергнуть, но
она выглядит в высшей степени логичной. Ведь наша четверка
не просто отправилась на поиски убежища от ветра — она еще
поволокла с собою несколько срезанных елок. Какая-никакая,
а это была определенная физическая нагрузка, которую любой
разумный человек в сложившейся 1 февраля 1959 г. ситуации
постарался бы минимизировать.
Если мы посчитаем, что изложенная выше версия о на­
правлении ветра вполне здрава и имеет полное право на суще-
Глава 11. Финал поисковой операции 155

Извлечение тел из ручья в овраге. Человек в форме с хорошо раз­


личимыми погонами — Ортюков; на фотографии справа мужчина
в вязаной шапочке — радист Неволин.

ствование, то сможем получить в высшей степени неожидан­


ное и очень важное для понимания случившегося следствие.
А именно: спускаясь от палатки к кедру, группа Игоря Дятлова
все время двигалась против ветра. Даже в лучшем для туристов
случае — при ветре с северо-западного направления — им при­
водилось идти перпендикулярно ветровому потоку, что тоже,
согласитесь, крайне некомфортно. Люди предприняли весьма
156 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Слева: Людмила Дубинина и Николай Тибо. Справа: Семен Золотарев и Алек­


сандр Колеватов. Фотографии были сделаны перед помещением тел в брезен­
товые мешки и отправкой на судебно-медицинское исследование.

опасный в темное время суток спуск с горы в направлении со­


всем не оптимальном! Точнее говоря, из всех возможных в той
обстановке направлений они выбрали самое неудачное —пошли
вниз против ветра... И на это они решились, не имея головных
уборов, обуви и перчаток!
Казалось бы, поверни в другую сторону, ступай к лабазу,
и ветер будет дуть в спину! А в лабазе найдется обувь, хотя бы
пара ботинок, уже заготовленные дрова, сухари... Так нет же!
Дятловцы не пошли к лабазу, они пошли против ветра в неиз­
вестность. И в итоге остановились возле кедра.
И снова уместен вопрос «почему?». Почему так случилось?
Ответ может быть только один — грозившая им опасность на­
ходилась вовсе не выше палатки по склону, она была с юга, со
стороны лабаза. Фактически то, что погнало дятловцев вон из
палатки, загородило им отход к лабазу, самим фактом своего
присутствия исключив возможность вернуться назад. Другими
словами, грозившая им опасность отнюдь не плющила палатку,
не топтала ее, не утюжила и не каталась по ней бильярдным
шаром. Угроза преграждала отход к югу и при этом выглядела
достаточно серьезной для того, чтобы никто из девяти туристов
не попытался ею пренебречь. Внизу же, у кедра, этого «фактора
страха» уже не существовало, и четверка туристов, озаботивша­
яся созданием укрытия от ветра, была свободна выбирать даль­
нейшие действия. Она и сделала оптимальный в той ситуации
выбор — отправилась на юго-запад.
Так-то... Вывод фундаментальный и, в принципе, если осно­
вываться на описанном нами фактологическом материале, явно
преждевременный. Автор понимает, что самые простодушные
и наивные читатели в этом месте поспешат расхохотаться и даже
Глава 11. Финал поисковой операции 157

Слева: полковник Георгий Ортюков, преподаватель тактики с военной кафедры


УПИ, возглавивший розыск группы Дятлова. По воспоминаниям участников
поисковой операции, Ортюков буквально изводил их пересказом одного и того
же набора солдатских анекдотов и воспоминаний из своего воинского пути.
Полковник неоднократно подчеркивал, что являлся личным адъютантом
маршала Советского Союза Г. К. Жукова, которого превозносил до небес, как
образчик мужественности и полководческой мудрости. В минуты особенно
хорошего настроения Ортюков даже рассказывал, как маршал приглашал его
ехать с ним в Москву, но полковник отказался, т. к. имел в Свердловске очень
хорошую квартиру. По-видимому, Жуков не мог обеспечить своего адъютанта
квартирой в Москве. Однако историческими документами факт службы Ор-
тюкова в качестве порученца, шофера, охранника или адъютанта Жукова не
подтверждается. Студенты-участники поисковой операции, видимо, знали ис­
тинную цену россказням Ортюкова и шутливо называли его за глаза «полковник
Отортен». Справа', радист поисковых групп Егор Неволин. Безусловно, являлся
одним из самых информированных участников поисков. Он присутствовал
в районе Холат-Сяхыл буквально с первого до последнего дня розысков, шиф­
ровал и передавал в Ивдель все радиограммы полковника Ортюкова. Не будет
большим преувеличением сказать, что Неволин видел и знал то, что видел и знал
начальник поисковой партии.

покрутят пальцем у виска. Запаситесь терпением, дорогие това­


рищи, и в свое время мы подойдем к этому же самому выводу
совершенно с другой стороны.
Кстати, завершая затянувшийся монолог о странности место­
положения настила — к юго-западу от кедра, .следует отметить
°Дин нюанс. Движение четырех членов группы в направлении
обратном первоначальному казалось многим исследователям
трагедии 1959 г. абсурдным и лишенным всякого смысла. Дело
Даже доходило до того, что некоторые участники интернет-об-
сУждений всерьез задавались вопросом «а не ошибся ли Ортюков
с определением сторон света?» и пытались доказать, что истин-
158 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Радист Егор Неволин за работой

ное положение настила соответствует вовсе не юго-западному


направлению от кедра, а юго-восточному и даже северо-вос­
точному. Прямо скажем, довольно лукавое предположение,
лишенное притом всяческого основания; Ортюков, разумеется,
не ошибался в определении сторон света, да и радист Неволин,
участвовавший во всех работах у кедра и в овраге (имеются его
фотографии, сделанные во время раскопки настила), обратил
бы внимание на ошибочность передаваемого им текста. Ломать
голову над несуществующей проблемой незачем —свое убежище
четверо туристов действительно оборудовали в овраге именно
к юго-западу от кедра. И действовали они при этом в высшей
степени логично, здраво и во всех смыслах оправданно.
Вернемся, впрочем, к фабуле повествования. Обнаруженные
в овраге тела четырех погибших туристов были полностью про­
мерзшими, однако их извлечение из толщи снега таило угрозу
быстрой разморозки и начала гниения плоти.
Чтобы задержать этот процесс, полковник Ортюков распоря­
дился обложить тела еловым лапником и зашить в брезент, что
и было проделано, однако тут возникла почти неразрешимая
проблема: обслуживающие поисковую группу вертолетчики
отказались эвакуировать тела в Ивдель, где предлагалось их
анатомирование. Мотивировали свой отказ пилоты просто и не­
пробиваемо — существуют правила транспортировки трупов,
Глава 11. Финал поисковой операции 159

так давайте их придерживаться! Летчики желали, чтобы тела


погибших поместили в цинковые гробы. Можно понять не­
годование полковника Ортюкова — в феврале-то те же самые
вертолетчики без лишних словопрений перевезли тела туристов,
зашитые в брезент, просто уложив их в грузовом отсеке! В мае,
однако, они этого делать не стали. Дело дошло до скандала,
Ортюков даже жаловался на взбунтовавшихся пилотов штабу
поисковой операции. В конце концов цинковые гробы были
заказаны и доставлены...
История с цинковыми гробами и упрямыми вертолетчиками
упомянута здесь не случайно. Запомним ее, поскольку она пи­
тает один из самых устойчивых мифов, связанных с погибшими
в 1959 г. туристами. В свое время нам еще придется вспомнить и о
принципиальных вертолетчиках, и о неожиданном требовании
поместить найденные в овраге тела в цинковые гробы.
ГЛАВА 12

СУДЕБНО-М ЕДИЦИНСКОЕ
ИССЛЕДОВАНИЕ ТЕЛ ТУРИСТОВ,
НАЙДЕННЫХ В ОВРАГЕ
мая 1959 г. судмедэксперт Возрожденный произвел

9 вскрытие и исследование тел последних четырех членов


погибшей группы Игоря Дятлова. Работа эта проводилась
в помещении морга Ивдельской ИТК, того же самого, где
двумя месяцами ранее осуществлялось судебно-медицинское
исследование трупов других участников похода. Только на этот
раз в составленных актах экспертиз не упоминаются понятые,
а роль второго эксперта сыграла уже знакомая нам Е. Чуркина.
Данное обстоятельство чрезвычайно любопытно в силу двух
причин: во-первых, Генриетта Елисеевна не являлась судебным
медиком и не могла давать экспертные заключения по вопросам,
связанным с судебной медициной, а во-вторых, она вообще не
подписала документы, составленные Борисом Возрожденным.
Обратим внимание на этот казус — это только одна из многих
странностей, связанных с рассматриваемыми экспертизами.
Судмедэксперт Борис Алексеевич Возрожденный обнаружил
и описал следующее состояние тел погибших, а также их одежды:
1. Людмила Александровна Дубинина была облачена в се­
ровато-коричневый поношенный свитер, под ним бежевый
шерстяной свитер, под которым, в свою очередь, клетчатая
ковбойка с застегнутыми рукавами. Упоминание о застегнутых
рукавах тем более странно, что о состоянии карманов рубашки
и пуговиц, застегивающих ее, эксперт не упомянул ни единым
словом. Очень странная забывчивость, особенно если принять
во внимание, что прежде Возрожденный не забывал фиксировать
«застегнутость-расстегнутость» одежды и карманов. Более того,
подобного рода фиксирование состояния одежды являлось пря­
мым требованием нормативных документов, регламентировав­
ших порядок осуществления судебно-медицинской экспертизы
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 161

(о нормативной базе того времени и ее соблюдении судмедэк­


спертом Борисом Алексеевичем Возрожденным мы поговорим
вскоре особо — эта тема таит столько чудных открытий, что
ее не следует комкать кратким упоминанием). Наконец, под
ковбойкой находился белый хлопчатобумажный бюстгальтер,
застегнутый на 3 пуговицы (тут наш судмедэксперт не забыл
подчеркнуть «застегнутость»).
Как была утеплена нижняя часть тела? В ответе на этот вопрос
Возрожденный вновь становится педантичен и исчерпывающе
полон. Он описывает рваные хлопчатобумажные брюки («места­
ми сильно рваные и местами обожжены»), под ними — черное
хлопчатобумажное трико («рваное в области промежности»),
мужские сатиновые трусы. Кроме того, на ногах светло-корич­
невые хлопчатобумажные чулки, на левой ноге чулок спущен,
на правой — удерживается резинкой. Соответственно чулкам,
«серый пояс с резинками-подвязками» (Возрожденный и тут не
забывает подчеркнуть, что пояс застегнут).
Русые волосы погибшей девушки были заплетены в косу
длиной до 50 см, в косу вплетена синяя шелковая лента. Рост
Людмилы Дубининой составлял 167 см, и нельзя не отметить,
что для того времени это была крупная, крепкая, спортивная
девушка. Погибшая была девственницей — об этом тоже надо
сказать прямо и недвусмысленно, несмотря на всю деликат­
ность вопроса.
Судмедэксперт описал трупные пятна, которые локализова­
лись на задней и боковой поверхностях туловища и конечностей.
Это означает, что в момент смерти и вплоть до промораживания,
пока сохранялась возможность кровотока по сосудам, тело по­
гибшей находилось в положении «на спине», возможно, «на
спине и частично на боку», но совсем не в той позе, в какой оно
было сфотографировано при раскопе оврага (на коленях, лицом
и грудью на камне).
При внешнем осмотре тела Возрожденный обнаружил сле­
дующие повреждения (см. анатомическую схему):
—отсутствие мягких тканей в области надбровных дуг, пере­
носицы, глазниц и левой височно-скуловой области. Кости
лицевой части черепа частично обнажены (1);
— в области левой теменной кости дефект мягких тканей
Размером 4,0 х 4,0 см, дном которого является обнаженная
теменная кость (7);
162 А. Ракитин. Перевал Дятлова

— глазные яблоки отсутствуют (1). В Акте не указана при­


чина их исчезновения. По смыслу фразы можно заключить, что
глазные яблоки не были раздавлены, потому что в этом случае
осталась бы склера (оболочка глазного яблока), которую эксперт
не мог бы не заметить. То есть имело место полное удаление
обоих глаз;
— хрящи носа сплющены (но кости спинки носа целы) (2).
Довольно странное повреждение, объяснение которому найти
не так легко, как может показаться на первый взгляд. Дело в том,
что человеческий нос представляет собой довольно хрупкую
конструкцию и его спинка ломается даже при приложении
незначительной нагрузки, причем ломается со сдвигом, пере­
косом, так, что восстановить форму носа не удается даже при
своевременном и квалифицированном лечении. Больше всего
повреждение, описанное у Людмилы Дубининой, соответствует
удару по кончику носа сбоку;
— отсутствуют мягкие ткани верхней губы справа с обнаже­
нием верхней челюсти и зубов;
— язык в полости рта отсутствует. При внутреннем осмо­
тре Возрожденный следующим образом уточнит этот момент:
«Диафрагма рта и языка отсутствует. Верхний край подъязычной
кости обнажен». И все! Удивительный лаконизм, из которого
ровным счетом ничего нельзя понять. Нам еще предстоит вер­
нуться к анализу стилистических особенностей этого и некото­
рых других актов судебно-медицинских экспертиз, подписанных
Борисом Алексеевичем Возрожденным;
— в средней трети левого бедра — разлитой кровоподтек
синюшно-лилового цвета размером 10,0 см х 5 см, с кровоиз­
лиянием в толщу кожных покровов. Кровоподтек располагался
на внешней поверхности ноги спереди (6);
—далеко зашедшая мацерация пальцев рук и стоп обеих ног.
Кожа с концевых фаланг пальцев рук сползала вместе с ногте­
выми пластинками;
— при ощупывании шеи — необычная подвижность рожков
подъязычной кости и щитовидного хряща (это серьезное указа­
ние на удушение или удар по горлу в направлении снизу вверх,
хотя тут следует отметить, что подъязычные кости девушек и мо­
лодых женщин считаются более подвижными, чем у мужчин).
При внутреннем исследовании судмедэксперт обнаружил
множественные двусторонние переломы ребер. С правой сто-
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 163

Обобщенная схема телесных повреждений Людмилы Дубининой

роны тела погибшей были сломаны 2—5-е ребра, линии их пере­


ломов сответствовали среднеключичной и среднеподмышечной
линиям (т. е. наблюдались по середине правой стороны груди
и от подмышки вниз по правой боковой поверхности торса)
(3). Слева были сломаны 2-7-е ребра, линия этих переломов
соответствовала среднеключичной линии (4). Эти повреждения
вызвали значительные кровоизлияния в межреберные мышцы
и район так называемой рукоятки грудины (верхняя часть се­
редины груди), которые Возрожденный также зафиксировал.
Кроме того, эксперт отметил в области правого желудочка
сердца «неправильной овальной формы кровоизлияние разме­
ром 4,0 х 4,0 см с диффузным пропитыванием мышцы правого
желудочка» (5). Данное повреждение, видимо, находилось в не­
посредственной связи с переломами ребер, хотя эксперт прямо
об этом не написал и причину кровоизлияния в сердечную
мышцу не указал. Диффузное пропитывание мышцы указывало
на прижизненность воздействия, вызвавшего кровоизлияние.
Данная травма сама по себе столь серьезна^что ее одной было
бы достаточно для наступления фатальных последствий.
Кроме того, у погибшей был зафиксирован отек легких, по­
добный тому, что наблюдался у Юрия Дорошенко (дословно
в тексте акта это описано буквально теми же самыми словами:
«На разрезе ткань легких темно-красного цвета, при надавлива­
нии с поверхности разреза обильно стекает пенистая кровяни­
164 А. Ракитин. Перевал Дятлова

стая жидкость»). В 1959 г. медицинская наука не могла объяснить


патогенез острого отека легких и бороться с ним, строго говоря,
тогда не умели — все лечение сводилось к примитивному и мало­
эффективному методу «шейной новокаиновой блокады». Счита­
лось, что основную роль в развитии острого отека легких играет
сбой центральной нервной системы. Подобные сбои могли быть
обусловлены серьезными нарушениями работы сердца (гипер­
трофией и дилятацией сердца, одышечно-цианотическими
приступами и т. п.); во всяком случае, медицина уже связывала
нарушения работы сердца с острыми отеками легких. Поэтому
в случае с Людмилой Дубининой, получившей серьезнейшую
травму сердца, острый отек легких особых вопросов не вызывал,
Возрожденный мог его логично и ясно объяснить. А вот с Юри­
ем Дорошенко все было отнюдь не так ясно и, как мы помним,
судмедэксперт обошел обнаруженный им при вскрытии острый
отек легких полным молчанием.
Очень странным было отсутствие у Людмилы Дубининой
языка, а вместе с ним и диафрагмы рта (это мышцы, образую­
щие дно ротовой полости и участвующие в движениях нижней
челюсти). Что случилось с языком погибшей, из составленного
Возрожденным документа понять невозможно — это вовсе не
упрек эксперту, а констатация факта. Если бы язык был вы­
резан, то должны были бы остаться (теоретически, по крайней
мере) узнаваемые следы, однако таковые не описаны. Трудно
предположить, какие естественные причины могли привести
к исчезновению языка и диафрагмы рта. Известно, что водные
обитатели, в особенности ракообразные, способны очень сильно
повреждать трупы в весьма короткие сроки, но ни о каких рыбах
или раках в ручье с талой водой не может быть и речи. Подо­
зревать работу мышей тоже нельзя. В зимнее время мыши могут
быть активны под снегом до 3 часов в сутки, но они не питаются
промерзшей плотью (тем более вряд ли смогут съесть массу,
многократно превышающую собственный вес, который исчис­
ляется граммами). Трудно судить о кулинарных предпочтениях
мышей и крыс, но хорошо известно, что они обычно объедают
выступающие части головы — нос, уши. Если бы у Дубининой
были отмечены такого рода повреждения, то исчезновение языка
не выглядело бы столь подозрительным. Однако никто из группы
Дятлова не имел следов повреждений кожных покровов мелкими
животными (единственное исключение —труп Кривонищенко,
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 165

кончик носа которого предположительно был исклеван птица­


ми). На интернет-форумах озвучивалась версия о том, что про­
мерзший язык погибшей мог отколоться при транспортировке
и вывалиться из раскрытого рта, но иначе как наивным такое
предположение назвать трудно. Промерзший человеческий труп
имеет твердость дерева, но он не раскалывается как стекло и от
него не отлетают кусочки при ударе. Во всяком случае, судебная
медицина ничего не знает о том, что части промерзшего тела
могут отваливаться при небрежной транспортировке.
В желудке погибшей эксперт обнаружил около 100 см3
«слизистой массы темно-красного цвета», попавшей туда, воз­
можно, вследствие удаления языка. Ничего похожего на «пятна
Вишневского» на слизистой желудка обнаружено не было, а при
осмотре мозга было констатировано «плохое кровонаполнение»
мозговых оболочек.
Таким образом, важнейшие объективные признаки глу­
бокого переохлаждения обнаружить не удалось. Более того,
уши и пальцы на руках и ногах Людмилы Дубининой не были
обморожены, что явно свидетельствовало о том, что к моменту
смерти девушка если и страдала от холода, то лишь субъективно.
Объективное же воздействие на состояние ее здоровья низкой
температуры являлось далеко не критичным, и отнюдь не мороз
и ветер убили Людмилу.
Совокупность сделанных судмедэкспертом наблюдений побу­
дила его следующим образом сформулировать в заключительной
части акта экспертизы причину гибели девушки: «Считаю, что
смерть Дубининой наступила в результате обширного кровоизли­
яния в правый желудочек сердца, множественного двустороннего
перелома ребер, обильного внутреннего кровотечения в грудную
полость». То есть никакой связи с недостаточностью одежды
в условиях пребывания на холоде смерть Людмилы Дубининой
не имела. Поскольку мог возникнуть вполне уместный вопрос
к эксперту об источнике фатального воздействия, Возрожден­
ный вставил в свой акт следующий весьма многозначительный
пассаж: «Указанные повреждения могли возникнуть в результате
воздействия большой силы, повлекшей за собой тяжкую закры­
тую смертельную травму грудной клетки у Дубининой. Причем
повреждения прижизненного характера и являются результатом
воздействия большой силы с последующим падением, броском
ВДи ушибом грудной клетки Дубининой».
166 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Очень интересный получился у товарища Возрожденного


документ, и пытливый читатель вправе поинтересоваться у ав­
тора, будут ли у него комментарии. Поспешим заверить: о да,
комментарии будут! Прямо в следующей главе...
2. Семен Алексеевич Золотарев, согласно акту судебно-меди­
цинской экспертизы, был одет настолько хорошо, что мы вряд
ли ошибемся, предположив, что нашли его практически в той
же самой одежде, в которой он совершал лыжный переход. В его
гардеробе не хватало лишь рукавиц и куртки-штормовки (все
штормовки группы, как известно, оказались найдены в палатке).
На голове Золотарева были две шапки —тонкая вязаная спор­
тивная шапочка из шерсти и меховая шапка-ушанка с кожаным
верхом; на шее — шарф, там же, на шее, эксперт обнаружил
туристскую маску на ремешках (аналог респиратора, который
использовался для защиты носа и рта от вдыхания холодного
воздуха при сильном морозе). Торс погибшего защищала хлоп­
чатобумажная трикотажная майка, поверх которой была надета
синяя майка с длинным рукавом (также хлопчатобумажная)
и черный свитер (опять-таки хлопчатобумажный). Поверх
свитера была надета спортивная байковая куртка на пуговицах.
Как указал эксперт, две верхние пуговицы последней были рас­
стегнуты, расстегнутой оказалась и пуговица манжеты правого
рукава (момент немаловажный, особенно в контексте того,
что речь идет о человеке, умиравшем, по общему мнению, от
переохлаждения!). Наконец, поверх байковой куртки был по­
ношенный жилет из овчины. Нижняя часть тела также оказалась
защищена от мороза вполне удовлетворительно: плавки поверх
сатиновых трусов, двое лыжных штанов и, наконец, брезентовые
брюки-комбинезон, в заднем кармане которых была обнаружена
размокшая газета. Во внутреннем кармане комбинезона — рас­
ческа и клубок ниток, в правом накладном кармане —луковица
и монеты в 3, 5 и 15 копеек. На левой ноге шерстяной и хлопча­
тобумажный носки, на правой — один шерстяной. Кроме них,
на Золотареве оказалась полноценная обувь, так называемые
бурки — высокая, под колено, теплая обувь, обычно из во­
йлока, реже — фетра, на кожаной подошве (действительно, по
воспоминаниям Юдина, Золотарев не имел ботинок и во время
похода носил самодельные черные стеганые бурки. Слово «са­
модельный» в данном случае смущать не должно: в те времена
всеобщего дефицита мастера изготавливали обувь куда лучше
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 167

советского заводского ширпотреба. Стеганые бурки, сделанные


из нескольких слоев шинельного сукна и обтянутые брезентом,
были легче и теплее обычных войлочных, но при этом не так
намокали). На левом запястье погибшего находился компас.
Известно, что Золотарев был найден с фотоаппаратом, но не­
известно, была ли в нем фотопленка (впрочем, можно сказать
и иначе: мы не знаем, была ли найдена фотопленка, заправлен­
ная Золотаревым в тот фотоаппарат, который он постарался спа­
сти). Не будет ошибкой сказать, что Семен Золотарев оказался
первым из всех рассмотренных нами членов группы Дятлова,
который был полноценно одет и обут. Единственная деталь
одежды, отсутствие которой бросается в глаза, — это рукавицы.
При осмотре полости рта эксперт описал вставные зубы
и коронки погибшего: на верхней челюсти справа 2 коронки
и зуб из белого металла, на нижней челюсти — 4 коронки из
белого металла. Рост погибшего был равен 172 см. Внешним
осмотром тела были зафиксированы многочисленные татуи­
ровки на обеих руках Золотарева: на тыльной стороне правой
кисти у основания большого пальца можно было видеть слово
«Гена», на тыльной стороне правого предплечья в его средней
трети были изображены свекла и «+С», а на тыльной стороне
левого предплечья — татуировки «Г. С.», «ДАЕРММУАЗУАЯ»,
пятиконечной звезды, буквы «С», комбинации «Г+С+П=Д»
и числа «1921».
Заслуживает особого упоминания то, что Семен Золотарев
оказался единственным членом погибшей группы, кто перед
лицом смерти не расстался с фотоаппаратом. Необходимо сде­
лать важное уточнение: следствие считало, что в распоряжении
дятловцев имелись 4 фотоаппарата, принадлежавшие членам
группы, — Игорю Дятлову, Георгию Кривонищенко, Рустему
Слободину и, наконец, Семену Золотареву. Вся эта фототехника
была найдена в палатке, следствие озаботилось установлением
ее принадлежности, извлечением фотопленок и их обработкой,
благодаря чему мы получили уникальную возможность взгля­
нуть на трагический поход глазами обладателей фотоаппаратов
(к анализу фотоснимков, сделанных участниками похода, нам
еЩе предстоит вернуться в особой главе). И вот в мае на трупе
Золотарева неожиданно оказывается найден еще один — пятый
по счету — фотоаппарат. О существовании его Юрий Юдин
Ничего не знал и следствию, разумеется, ничего не сообщал...
168 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Обобщенная схема телесных повреждений Семена Золотарева

Чтобы исключить всякую двусмысленность, подчеркнем, что


Юдин уверенно опознал как принадлежащий Золотареву один
из фотоаппаратов, найденных в палатке, который и был в апреле
1959 г. возвращен матери последнего.
Завершая разговор о фотоаппарате, заметим, что ныне нет яс­
ности относительно его происхождения, неизвестно, находилась
ли внутри него фотопленка, и если да, то сколько кадров было
отснято. Но вряд ли будет ошибкой предположить, что Семен
Золотарев в силу неких причин очень дорожил этой вещью.
Судмедэксперт Возрожденный во время вскрытия тела
зафиксировал следующие повреждения погибшего (см. соот­
ветствующую схему):
— отсутствие глазных яблок (1);
— на затылке справа рана 8,0 х 6,0 см с обнажением теменной
кости (4);
— в области глаз и надбровных дуг — дефект мягких тканей
округлой формы размером 7,0 х 6,0 см с истонченными краями
и «обнажением костей лицевого черепа» (2);
— переломы 2—6-го ребер справа по «окологрудной и средне­
подмышечной» линиям с кровоизлиянием в прилегающие
межреберные мышцы (3).
В плевральных полостях погибшего находилось около одного
литра темной крови, что указывало на прижизненное развитие
гемоторакса (заполнение плевральной полости кровью, из-за
чего легкое теряет способность полностью расправляться на вдо­
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 169

хе Явление это смертельно опасно, так как приводит к быстрому


удушению пострадавшего, в клинических условиях для борьбы
с гемотораксом требуется осуществлять пункцию плевральной
полости, порой неоднократно. В полевых условиях, при отсут­
ствии у окружающих специальных навыков и инструментов,
попадание такого объема крови в плевральную полость означает
100 % смерть потерпевшего).
Причиной описанного явления могли быть переломы ребер.
Надо сказать, что хотя каждое из пяти сломанных ребер имело по
два перелома, точное число переломов могло быть установлено
лишь при рентгеновском исследовании трупа. Дело в том, что
при сломе ребер в нескольких местах происходит образование
мелких костных отколков неправильной формы с острыми
краями, да и сами ребра в местах слома имеют неровности и за­
зубрины. Фактически с правой стороны груди Золотарева мы
видим кашу из костей и разорванной ими плоти, ребра потеряли
способность держать форму и тем предохранять внутренние
органы от внешних травмирующих воздействий даже самой не­
значительной силы. Особо подчеркнем, что человек с подобной
травмой без поддержки окружающих абсолютно беспомощен,
у него «отключена» правая рука, которую он не способен даже
поднять, так как мышцы, ответственные за это движение,
крепятся к верхним ребрам. Золотарев после травмирования
должен был испытывать сильнейшую боль. Чтобы оставаться
в живых хоть сколько-нибудь долгое время, ему необходимо
было находиться в абсолютном покое, одно-единственное не­
ловкое движение не просто лишало его сознания, но убивало
в буквальном значении этого слова. От смерти из-за развития
гемоторакса его могла спасти только неотложная хирургическая
помощь, которую ему никто не мог оказать в полевых условиях.
Разумеется, все сказанное о гемотораксе Семена Золотарева
с полным основанием может быть отнесено и к Людмиле Дуби­
ниной, травмирование которой было не только аналогичным,
но даже более разрушительным для организма.
Помимо гемоторакса экспертиза выявила и следы острого
отека легких, подобного тому, что был описан у Дорошенко
и Дубининой. Но, как и у Людмилы, процесс этот далеко не за­
шел, просветы гортани и бронхов остались свободны от пены,
а значит, отек начал развиваться в последние минуты жизни,
возможно уже в агональной стадии. Причиной отека стало
170 А. Ракитин. Перевал Дятлова

нарушение работы центральной нервной системы в процессе


умирания. Также была отмечена мацерация со сползанием кожи
и ногтей рук и ног —это следствие пребывания трупа в воде более
6 суток. Вместе с тем сохранность легочной ткани указывала на
то, что этот период длился не более 14 дней. Соответственно,
продолжительность возможного пребывания в воде тела Семе­
на Золотарева была равна от 6 до 14 дней (данное наблюдение
может быть распространено на всю четверку туристов, чьи тела
оказались найдены в овраге).
На нижней одежде погибшего были обнаружены следы
фекалий, однако придавать этому факту слишком большое
значение не следует. Дефекация в агональном состоянии не
указывает ни на скорость наступления смерти, ни на ее особен­
ности. Рефлекторное опорожнение мочевого пузыря, дефекация
и семяизвержение (у мужчин) во время умирания наблюдаются
нередко, причем даже в тех случаях, когда смерть наступает
скоротечно. Уместно привести пример с убийством Сергея
Мироновича Кирова: когда уже в постперестроечное время не­
зависимые исследователи получили возможность изучить веще­
ственные доказательства по делу 1934 г., их смутили обильные
следы спермы на кальсонах погибшего. Этот факт и объясняет
рождение одной из альтернативных версий убийства, соглас­
но которой Николаев застал Кирова в момент полового акта
с собственной женой и застрелил того в состоянии аффекта.
При этом все свидетельства, объективно подтверждавшие факт
убийства Кирова именно в коридоре третьего этажа Смольного,
объявлялись «сталинской фальсификацией» и отбрасывались
напрочь. Отечественным «конспирологам» следовало бы читать
побольше книжек по судебной медицине и не спешить с далеко
идущими выводами, тогда, глядишь, они бы не попали с такого
рода версиями в нелепое положение.
Нет никаких оснований считать, что смерть Золотарева
последовала в момент интимных отправлений, поскольку он
бы просто не успел надеть двое трусов, двое лыжных штанов
и комбинезон, лямки которого оказались пропущены под одеж­
дой. А посему не нужно повторять ошибок «конспирологов»,
изучавших историю убийства Кирова, и искать скрытый смысл
там, где его нет.
Как и в случае с Людмилой Дубининой, судмедэксперт Воз­
рожденный не стал проводить проверку костей погибшего на
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 171

хрупкость, посчитав, очевидно, таковую излишней. Эксперт


не связал смерть Семена Золотарева с переохлаждением. По
мнению Бориса Алексеевича, гибель последнего имела характер
насильственный и была обусловлена множественными перело­
мами ребер и вызванным ими обильным внутренним кровотече­
нием (тем самым гемотораксом, о котором было сказано выше).
Повреждение кожи на затылке эксперт посчитал следствием
посмертного гниения плоти, и в этом, скорее всего, он прав.
Но следует заметить, что причиной описанного значительного
по размерам «дефекта мягких тканей» могла служить прижиз­
ненная рана меньших размеров. Опираясь на факт сохранности
легочной ткани, Возрожденный ограничил продолжительность
пребывания трупа в воде не более чем 15 сутками — эта оценка
касалась всех четырех тел, найденных в овраге. Минимальная
оценка — 6 суток — определялась исходя из степени развития
мацерации (со снятием слоя кожи, волос и ногтевых пластин).
Таким образом, тела Дубининой, Золотарева, Тибо-Бриньоля
и Колеватова находились в воде от 6 до 15 дней.
3. Александр Сергеевич Колеватов оказался в целом утеплен
неплохо, правда, не имел головного убора. Он был одет в «натель­
ную сорочку с начесом» (по-видимому, с длинными рукавами,
хотя эксперт это не уточнил) и хлопчатобумажную рубашку-ков­
бойку, в карманах которой оказались английская булавка, ключ
от замка, кусочек оберточной бумаги и две упаковки таблеток
(кодеин и сода). Поверх рубашки-ковбойки были надеты сви­
тер, свитер с начесом и лыжная куртка из бумазеи на молнии.
Куртка имела повреждения — большую дыру на левом рукаве
с обожженными краями, размером 25 х 12 х 13 см, и надрывы
правого рукава длиною 7—8 см. Куртка оказалась расстегнута,
расстегнуты были и ее карманы и манжеты. Нижняя часть тела
также оказалась защищена достаточно хорошо: трусы, кальсоны,
лыжные брюки из байки с боковыми застежками (в кармане
носовой платок), брезентовые брюки-кобинезон с надрывами
внизу, в правом кармане комбинезона — размокшая коробка
спичек. Обуви погибший не имел, на его ногах оказалась пара
Шерстяных носков домашней вязки со следами обожжения,
йод ними на правой ноге — один хлопчатобумажный носок,
а на левой — три таких же. На левой лодыжке под одеждой была
обнаружена марлевая повязка, наложенная явно до бегства от па-
Латки, так как аптечку погибшие туристы с собою не прихватили.
172 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Рост погибшего был равен 174 см.


Возрожденный описал следующие повреждения трупа (см.
соответствующую схему):
— в области глазниц и надбровных дуг — отсутствие мягких
тканей с обнажением костей черепа, брови отсутствуют (1);
— «хрящи носа мягкие на ощупь, необычной подвижности.
Основание носа приплюснуто» (нос сломан?) (2);
— за правой ушной раковиной в зоне сосцевидного отростка
височной кости рана неопределенной формы размером 3,0 х
1,5 х 0,5 см, проникающая до кости (т. е. сосцевидного отростка
височной кости) (6);
— на правой щеке дефект мягких тканей размером 4,0 х 5,5 см
неправильной овальной формы с подмятыми, сглаженными,
истонченными краями. Дно дефекта — кости нижней челюсти.
«Вокруг дефекта, расположенного на правой щеке и области
нижней челюсти, мягкие ткани багровозеленого цвета» (до­
словная цитата из акта. Смысл фразы заключается в констатации
экспертом того факта, что обнаруженное повреждение является
эпицентром гниения плоти) (3);
— шея деформирована в области щитовидного хряща (4);
— кожные покровы грудной клетки со сползанием поверх­
ностного слоя кожи (надо ясно понимать, что это не есть указа­
ние на полное отделение кожи, а лишь свидетельство отделения
эпидермиса от кориума. Часто наблюдается у тел, пробывших
в воде 6 и более суток. Описанное у всех четырех тел, найденных
в овраге, сползание кожи на голове вместе с волосами относится
именно к упомянутому явлению. Сам по себе данный признак
не свидетельствует о каком-то необычном повреждении или
гниении тела, а лишь характеризует продолжительность пребы­
вания тела в воде, являясь, наряду с мацерацией стоп и кистей
рук, надежным индикатором этого);
— мацерация пальцев рук и стоп;
— разлитое кровоизлияние в подлежащие ткани левого ко­
ленного сустава (5).
Рот погибшего был раскрыт, язык — находился на месте
(тут читатель может попытаться провести аналогию с тем, что
эксперт увидел у Дубининой). Кожные покровы — зеленовато­
серые с багровым оттенком. На теменно-затылочной области
было отмечено трупное сползание волос, характерное для тел,
пробывших долгое время в воде и подвергшихся заметному
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 173

Обобщенная схема телесных повреждений Александра Колеватова

разложению, о чем было сказано выше. Трупные пятна эксперт


зафиксировал на задней боковой поверхности туловища и ко­
нечностей. Количество мочи, обнаруженной в мочевом пузыре
погибшего, оказалось наибольшим по сравнению с остальными
членами группы — 700 мл.
Важно отметить, что в плевральных полостях погибшего экс­
перт обнаружил до 500 см3кровянистой жидкости. Это примерно
половина того, что было зафиксировано у имевшего гемоторакс
Золотарева. Из Акта совершенно невозможно понять, чем вы­
звана такая наполненность плевральных полостей. Если это
явление являлось прижизненным, то Александр Колеватов был
обречен на смерть.
Гистологическое исследование биологических образцов,
взятых из внутренних органов и межреберных мышц, не пока­
зало наличия кровоизлияний. При этом были констатированы
сильные гнилостные изменения.
Эксперт определил смерть Колеватова как насильственную,
последовавшую в результате воздействия низкой температуры,
в основные телесные повреждения (как и мацерацию) посчи­
тал посмертными. Формальные основания для второй части
такого заключения вроде бы имелись. Только повреждение
левого колена являлось, безусловно, прижизненным, но оно,
скорее всего, не имело никакого отношения к обстоятельствам
смерти Александра Колеватова и произошло до того, как стали
174 А. Ракитин. Перевал Дятлова

разворачиваться трагические события на склоне горы. Во всяком


случае, наличие марлевой повязки на левой лодыжке указывало
на то, что поврежденное колено было забинтовано и повязка
сползла в процессе последующих перемещений.
Безусловно, следует рассматривать как весьма серьезное
повреждение головы за правым ухом Колеватова, т. е. доходя­
щую до сосцевидного отростка височной кости рану размером
3,0 х 1,5 х 0,5 см. Если бы это повреждение было нанесено за­
долго до смерти, то оно непременно сформировало бы заметный
отек. Возрожденный, однако, отека за ухом не описал, но это
вовсе не означает посмертного происхождения данного повреж­
дения, ведь погибший мог быть травмирован непосредственно
перед смертью, буквально за несколько минут. Собственно,
именно эта травма и могла вызвать потерю сознания с после­
дующим быстрым замерзанием в снегу. При этом отек за ухом
просто не успел бы появиться...
Нельзя не отметить того, что в этом акте очень выпукло, как
ни в каком другом, отобразилась нестыковка описательной
и заключительной частей. Другими словами, из того, что было
отмечено судмедэкспертом Возрожденным, вовсе не следует
тот вывод, который он сделал. Самая мягкая формулировка,
которая приходит в этой связи на ум, — акт СМЭ неполон, ут­
верждение о смерти от переохлаждения на основании описанных
изменений состояния тела выглядит малообоснованным, точнее
вообще необоснованным.
В самом деле, эксперт не описал обморожений конечностей
(в том числе полового члена), характерных для замерзания трез­
вого человека, активно борющегося с морозом. Не зафиксиро­
вано такого важного свидетельства смерти от переохлаждения,
как переполненность кровью внутренних органов, прежде всего
мозговых оболочек (их кровенаполнение охарактеризовано
как «удовлетворительное»). В желудке не обнаружено «пятен
Вишневского» — также значимого признака далеко зашедшей
гипотермии. Единственным указанием на смерть от переох­
лаждения была переполненность мочевого пузыря, но, как уже
отмечалось, для промороженных трупов этот признак перестает
быть безусловно точным. Кроме того, иннервация мочевого
пузыря может наблюдаться и при сотрясении мозга.
Александр Колеватов оказался единственным из четверки,
найденной в овраге, чью смерть эксперт Возрожденный списал
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 175

«на холод» (дословно: «смерть его наступила в результате воз­


действия низкой температуры. Обнаруженные на теле Колева-
това телесные повреждения, а также “банная” кожа являются
посмертными изменениями трупа»).
4. Николай Владимирович Тибо-Бриньоль, как и Семен Зо­
лотарев, был одет куда лучше остальных членов группы. На его
голове были брезентовый меховой шлем и шерстяная вязаная
шапочка, «плотно завязанная», как отметил эксперт. Торс был
защищен от мороза трикотажной майкой, разорванной справа
и снизу, шерстяным свитером, надетым наизнанку, и меховой
курткой на овчине. В правом кармане куртки оказались пара
шерстяных перчаток, в левом — монеты в 2, 10 и 20 копеек,
две свернутые бумажки и расческа. Нижняя часть тела также
была утеплена вполне удовлетворительно — сатиновые трусы,
хлопчатобумажные спортивные штаны и теплые суконные
зимние брюки, пара белых, ручной вязки, шерстяных носков
и валенки. В правом валенке обнаружился сбившийся корич­
невый шерстяной носок. В акте указано, что этот носок «на­
ходится соответственно стельке», из чего невозможно понять,
то ли стелька в правом валенке тоже оказалась скомкана, то ли
ее не было вообще и носок был уложен вместо нее, но оказался
сдвинут при ходьбе. На левом запястье Тибо-Бриньоля эксперт
обнаружил двое часов, остановившихся примерно в одно и то
же время, — в 8:14 и 8:39.
Рост погибшего — 174 см, трупные пятна расположены на
задне-боковой поверхности груди, шеи и конечностей. От­
мечено сползание эпидермиса головы вместе с волосами (как
и у остальных погибших, найденных в овраге). На щеках, под­
бородке и верхней губе щетина длиною до 1 см.
Судмедэксперт Возрожденный описал следующие телесные
повреждения Николая Тибо-Бриньоля (см. соответствующую
анатомическую схему):
— разлитое кровоизлияние в правую височную мышцу (1).
Вдавленный перелом височно-теменной области размером
9,0 х 7,0 см (участок вдавления височной кости 3,0 х 2,5 х 2,0 см).
«Указанный участок кости вдавлен в полость черепа и находится
на твердой мозговой оболочке. Многооскольчатый перелом
правой височной кости с расхождением и переходом трещины
Кости в переднюю черепную яму на надглазную область лобной
Кости. <...> Другая трещина — с расхождением краев от 0,1 см
176 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Обобщенная схема телесных повреждений Николая Тибо-Бриньоля

до 0,4 см, — на задней поверхности турецкого седла в области


клиновидного отростка, углубляясь в толщу основной кости,
затем переходит в среднюю черепную яму слева. <...> В целом
длина трещины в области основания черепа равна 17 см. Кроме
того, отмечается асимметрия за счет компрессионного перелома
указанной области» (по смыслу фразы можно предположить,
что речь идет об асимметрии черепной коробки, видимой, что
называется, на глаз);
— на верхней губе слева «дефект мягких тканей неправильной
овальной формы» размером 3,0 х 4,0 см (2);
— на правом плече «на передне-внутренней поверхности раз­
литой кровоподтек размером 10,0 х 12,0 см зеленовато-синего
цвета на уровне средней и нижней трети. В области кровоподтека
кровоизлияние в подлежащие мягкие ткани.
В своем заключении судмедэксперт констатировал: «считаю,
что смерть его наступила в результате закрытого многооскольча­
того вдавленного перелома в область свода и основания черепа,
с обильным кровоизлиянием под мозговые оболочки и в ве­
щество головного мозга при наличии действия окружающей
низкой температуры». Таким образом, Возрожденный не нашел
оснований считать, что Тибо-Бриньоль умер от переохлаждения.
Повреждения костей черепа могут быть иногда очень инфор­
мативны. При большой скорости удара, например, трещины
черепа могут «закусывать» волосы потерпевшего, а если площадь
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 177

200 mm

30 mm
70 mm

Схема повреждений черепа Николая Тибо-Бриньоля, соотнесенная с размерно­


стью черепа человека среднего роста. Хотя истинная ориентация и конфигурация
травмированной области нам неизвестны, схема дает общее представление
о масштабе разрушений черепа, полученных Тибо-Бриньолем в результате
травмирования. Они поистине ужасны и в условиях похода не оставляли по­
страдавшему шансов на спасение жизни. Условные обозначения: 1 — площадка
височной кости, размером 2,5 х 3,0 см, вдавленная на глубину 2,0 см; А — тре­
щина с расхождением краев, достигавшая надглазной области лобной кости;
В — трещина в основании черепа с расхождением краев до 4 мм, углублявшаяся
в толщу основной кости. Ее общая длина, измеренная Возрожденным после
извлечения мозга, составила 17 см.

воздействия невелика (до 15—16 кв. см), то контур поврежден­


ного участка позволяет точно увидеть конфигурацию ударной
поверхности. Благодаря этой особенности костей черепа удается
без особых затруднений установить происхождение травмы от
удара молотком, обухом топора, весовой гирькой. Характер
разлома костей зачастую позволяет также судить о количестве
граней ударной поверхности.
По количеству костных осколков можно уверенно судить
о силе удара (чем она больше, тем больше число осколков;
в истории судебной медицины описаны случаи раскалывания
черепа на множество фрагментов — 100 и более). В случае с Ти­
бо-Бриньолем судмедэксперт мог назвать некоторые характе­
ристики предмета, послужившего источником воздействия, вы­
звавшего травму, даже не зная, что же именно это был за предмет.
Надо понимать, что общий размер перелома височной и те­
менной костей — 9 х 7 см — указывает на величину участка,
вовлеченного в деформацию, но из этого отнюдь не следует его
точное соответствие ударной поверхности (ни очертаниями, ни
площадью). Вдавленная площадка равна 7,5 кв. см (т. е. 3,0 х
2,5 см при глубине вдавления 2,0 см), и очевидно, что если бы это
была истинная площадь травмирующей поверхности, то в черепе
178 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Эскиз, выполненный с соблюдением мас­


штаба, позволяющий нагляднее представить
повреждения черепа Николая Тибо-Бриньоля.
Условные обозначения соответствуют указан­
ным на рисунке выше.

Тибо-Бриньоля наблюдался бы дырчатый перелом кости такой


же точно площади, а отнюдь не вдавленный. Не будет ошибкой
сказать, что воздействующая (травмирующая) поверхность явно
превышала ограничение в 16 кв. см (это верхний предел площади
дырчатого перелома) и составляла от 16 до 63 кв. см (последняя
цифра — это общая площадь поверхности черепа, вовлеченная
в деформацию).
Эксперт мог уверенно утверждать, что источник травмирую­
щего воздействия был лишен граней, поскольку повреждения че­
репа, оставляемые острыми (штык, топор, кол) и тупогранными
(молоток, пруток металлопроката, деревянный брус) орудиями,
весьма узнаваемы. Эксперту не составило бы труда их опознать.
Предположения, что брезентовая меховая шапка и вязаная ша­
почка на голове Тибо-Бриньоля могли существенно смягчить
удар и исказить его следы, представляются малообоснованными.
Скажем прямо — это не та защита, которая способна реально
спасти голову от того весьма сильного воздействия, которому
подвергся погибший. Пролом черепа Тибо был причинен тупым
орудием — об этом однозначно свидетельствует отсутствие раны
(т. е. разрыва кожных покровов).
Оценивая одежду погибшего, следует отметить, что Николай
Тибо, подобно Золотареву, остался, по всей видимости, в том
самом облачении, в котором совершал последний лыжный
переход на склон Холат-Сяхыл. Почему так случилось, помогут
понять часы на запястье погибшего. Скорее всего, 1 февраля
Тибо-Бриньоль был дежурным по лагерю, именно поэтому он
надел вторые часы (дабы не проспать ранний подъем). Нельзя
сказать, что Николай был переутеплен — всего двое штанов
и единственная пара носков в валенках, — но такова, видимо,
была сила привычки закаленного туриста. Во всяком случае,
для лыжного перехода с рюкзаком за плечами он был одет нор­
мально.
Глава 12. Судебно-медицинское исследование тел туристов 179

Эти фотографии из коллекции кафедры судебной медицины Одесского меди­


цинского института демонстрируют типологию основных видов повреждений
костей черепа и помогают зримо представить, какого вида травму получил
Николай Тибо-Бриньоль. Слева направо: вдавленный перелом тупогранным
предметом, т. е. предметом, имеющим выраженную, но не заточенную, грань
(в данном случае ударным орудием служила боковая поверхность деревянного
бруса). Перелом характеризуется большой площадью вовлеченной в деформа­
цию поверхности — она примерно соответствует величине области контакта.
Второй слева фотоснимок: вдавленный перелом, оставленный орудием, не имев­
шим явных граней (кистень). Площадь вдавления больше площади контактной
поверхности. Третий слева: дырчатые переломы черепа, оставленные ударами
лезвия топора и торцевой части обуха. Площади «вбитых» внутрь черепа костных
осколков незначительны, их размеры и контуры в точности повторяют конфи­
гурацию воздействующего объекта. Крайний правый фотоснимок: террасовидный
перелом, оставленный ударом торцевой части деревянного бруса. Механизм
образования таких переломов соответствует тому, что мы видим при образо­
вании дырчатых, единственное отличие заключается в том, что террасовидные
переломы возникают при ударах под острым углом и не приводят к полному
отколу кости. Травма, полученная Тибо-Бриньолем, более всего соответствовала
той, что можно видеть на второй слева фотографии, но в случае с Тибо на дне
вдавления сохранилась ровная площадка.

Немалое внимание исследователей трагедии на склоне Холат-


Сяхыл привлекали показания часов погибших туристов. Кем-то
была запущена информация о том, что по часам, найденным на
руке трупа, можно судить о времени наступления смерти, если
точнее — времени охлаждения руки до уличной температуры.
Якобы смазка в корпусе застывает и часы останавливаются
в течение одного часа с момента смерти. Рождение этого слуха
трудно объяснить одним лишь техническим невежеством («ин­
женерным кретинизмом»), скорее оно связано с подспудным
желанием части исследователей отыскать «волшебное зеркаль­
це» из пушкинской сказки, дающее правильные ответы без
лишних затей. Однако любителей быстрых ответов придется
Разочаровать — часы погибших туристов никакой подсказки,
Увы, не содержат.
Технические задания, по которым производилась разработка
Механических часов и взрывателей боеприпасов, содержали
180 А. Ракитин. Перевал Дятлова

требования обеспечения гарантированной работы в диапазоне


температур от -50 °С до +50 °С. Советские часы были нечув­
ствительны к подобному температурному перепаду, и никакая
«загустевающая смазка» стрелки остановить не могла. И часы,
и взрыватели боеприпасов в те времена разрабатывались одними
и теми же конструкторскими бюро, и выпускали их одни и те же
производства из одних и тех же материалов. Советские снаряды
и мины не надо было подогревать перед стрельбой — их вы­
кладывали прямо на снег и стреляли безо всякой термической
адаптации. И часы, смонтированные в боевой технике, также
никто специально не грел, для их нормальной эксплуатации
требовался лишь ежесуточный завод. Если бы работа часовых
механизмов действительно зависела от температуры руки, то
мы бы видели появление заметных погрешностей в показаниях
часов при изменении температур даже на несколько десятков
градусов (в условиях пустыни стрелки начинали бы «убегать
вперед», а в зимних условиях — запаздывать). Ничего такого,
однако, никогда в действительности не происходило, и совет­
ские часы в любое время года устойчиво демонстрировали свое
важнейшее достоинство — стабильность работы.
Тем не менее легенда о часах, указующих момент смерти,
до такой степени засела в мозгу части интернет-пользователей,
что нашлись энтузиасты, проделавшие даже кое-какие на­
турные испытания. Продержав наручные механические часы
в морозильнике, они убедились, что пребывание там никак не
отразилось на их работе.
ГЛАВА 13

МЫ ВСЕ УЧИЛИСЬ ПОНЕМНОГУ...


СУДМЕДЭКСПЕРТ ВОЗРОЖДЕННЫЙ
КАК ЗЕРКАЛО СОВЕТСКОЙ
СУДЕБНОЙ М ЕДИЦИНЫ
ребования к полноте судебно-медицинского исследо­

Т вания тела погибшего человека менялись сообразно


развитию медицины вообще и судебной медицины
в частности. Сейчас в широком доступе находятся, например,
протоколы вскрытия тел отца Наполеона (1785 г.), самого На­
полеона (1823 г.) и Андрея Ющинского (1911 г.), того самого
мальчика, чья трагическая гибель инициировала широко из­
вестное «дело Бейлиса». По этим документам можно просле­
дить развитие судебно-медицинских представлений о полноте
посмертного изучения человеческого тела и реконструкции
причин смерти.
В царской России анатомирование погибших насильствен­
ной смертью с целью установления ее причин было введено
законодательно в 1809 г. постановлением Сената (для военнослу­
жащих эту дату следует отодвинуть почти на век — в 1716 г., — но
в рамках нашего исследования подобное уточнение совершенно
несущественно). В Советской России установление единообра­
зия и наведение порядка в области судебно-медицинского обе­
спечения деятельности правоохранительных органов началось
во второй половине 1920-х гг. В 1928 г. были опубликованы
«Правила для составления заключения о тяжести повреждения»,
описывающие порядок прохождения судебно-медицинской экс­
пертизы живым человеком. На следующий год появились «Пра­
вила судебно-медицинского исследования трупов». Чуть позже,
в 1934 г., советская бюрократическая машина приняла «Правила
амбулаторного судебно-медицинского акушерско-гинекологи­
ческого исследования» —документ, ориентированный на борьбу
с криминальными абортами. Дело заключалось в том, что тогда
182 А. Ракитин. Перевал Дятлова

аборты были запрещены законодательно и, соответственно, все


они стали криминальными (за исключением особо оговоренных
случаев). В 1934 г. Наркомздрав РСФСР и Прокуратура РСФСР
подготовили и ввели в действие весьма обширное «Положение
о производстве судебно-медицинской экспертизы», в котором
охватили не только и не столько медицинские, сколько адми­
нистративно-правовые вопросы: кто назначает судмедэксперта,
кто оплачивает его командировочные, какова юридическая
ответственность судмедэксперта, каков порядок назначения
повторной экспертизы и т. п.
Приказом министра здравоохранения СССР № 643 от
14 июля 1951 г. в краях, автономных республиках и областях
союзных республик были созданы бюро судебно-медицинской
экспертизы. Именно в сформированном тогда Свердловском
областном бюро и работал Борис Алексеевич Возрожденный.
Человек этот, практически сверстник Семена Золотарева
(Возрожденный родился в 1922 г.), вряд ли мечтал о стезе су­
дебного медика — уж слишком специфична эта работа, требу­
ющая частых командировок, малоприятной возни с трупами,
налагающая большую персональную ответственность. Даже
судмедэкспертиза живых людей больше напоминает работу
тюремного доктора, нежели врача общей практики, поскольку
значительная часть контингента, с которым работает судмедэк­
сперт, — это уголовники. Так что хотя изначально хирург Борис
Возрожденный видел себя спасителем человеческих жизней,
судьба распорядилась иначе.
В военное лихолетье на ускоренный выпуск специалистов пе­
рестроились почти все учебные заведения СССР, как связанные
непосредственно с обороной, так и нет. Коснулась эта практика
и медицинских вузов — старшекурсники уже в 1941 г. досрочно
получили дипломы и отправились по госпиталям и больницам,
а студенты младших курсов доучивались по значительно сокра­
щенным программам. Практика эта сохранялась и некоторое
время после окончания Великой Отечественной войны. Лишь
в конце 1940-х гг. началось возвращение к традиционному для
высшей школы 5-6-летнему циклу обучения.
Это создало неожиданный и крайне неприятный парадокс
в области здравоохранения — врачи, подготовленные по уско­
ренной программе военных лет, стали рассматриваться как
«не вполне специалисты». В сравнении со своими коллегами,
закончившими медицинский вуз с 6-летним циклом обучения,
Глава 13. Мы все учились понемногу... 183

они получали меньшую заработную плату и практически ли­


шались шансов на карьерный рост. Это было несправедливо
и крайне обидно для людей, честно тянувших лямку в тяжелую
пору военных и послевоенных лет, и вопрос об исправлении
ситуации не раз поднимался на медицинских конференциях
самого разного уровня. Однако проблема решения не находила.
Оклады «полноценного врача» и «врача сокращенного цикла
обучения» различались довольно существенно — 900 и 770 руб.
соответственно, что для далеко не сытых 1950-х гг. было весьма
ощутимо. Главная беда заключалась в том, что из ограничений
тарифной сетки, как и из штанов на бегу, было никак не вы­
прыгнуть — административная система была устроена так, что
каждый сверчок знал свой шесток. И обмануть систему было
почти невозможно. Особенно лицемерно бюрократы от Минз­
драва повели себя в отношении медсестер, которые также в воен­
ные и первые послевоенные годы обучались по «сокращенному
циклу» (4 месяца). В 1958 г. было объявлено, что они не могут
работать медсестрами и подлежат либо увольнению, либо пере­
воду в санитарки. Циничное отношение власти заставляло людей
чувствовать себя обманутыми вдвойне — когда государству было
нужно, оно использовало молодых и сильных людей, а когда по­
требность в них .пропала — их выбросили вон, не предоставив
даже элементарных возможностей по социальной реабилитации
(переучивание другой профессии, повышение квалификации,
выплата компенсации и т. п.).
Об этом сейчас не принято говорить и вспоминать, мемуары
и кинофильмы обычно рисуют радужную картину «социали­
стического строительства», но реалии того времени изобилуют
примерами совершенно наплевательского отношения власти
к собственному народу. Увы, из песни слов не выкинешь...
Борис Алексеевич Возрожденный, однако, попытался вы­
скочить из прокрустова ложа ведомственных ограничений. Не
имея возможности получить второе высшее образование и ради­
кально изменить род своей трудовой деятельности, он решился
переменить медицинскую специализацию. После 6-месячного
обучения на кафедре судебной медицины в Институте усовер­
шенствования врачей в 1954 г. он устроился в Свердловское
областное бюро судебной медицины. Именно этим объясняется
сРавнительно небольшой стаж работы по специальности, кото­
рый имел 37-летний эксперт к моменту описываемых событий
(менее 5 лет).
184 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Слева: Борис Алексеевич Возрожденный. Справа: инструкции от


А. И. Абрикосова, классика патологоанатомии, автора учебника
«Техника патологоанатомических вскрытий трупов» (1948).

Жил Борис Алексеевич в доме № 6 по Коммунальной улице


в Кагановичском районе Свердловска — совершенно депрес­
сивном и мрачном месте на северо-западе города. До трех веток
железной дороги на Нижний Тагил, Северодвинск и Москву
было менее 400 м, так что грохот проходящих поездов можно
было слышать целые сутки почти без перерывов, а вот расстоя­
ние до ближайших кварталов регулярной городской застройки
превышало 1,5 км. Настоящие выселки! Место работы Бориса
Алексеевича находилось в 1959 г., без преувеличения сказать, на
другом конце города — пересечении улиц Карла Маркса и Розы
Люксембург, так что Возрожденному приходилось сначала до­
бираться по железной дороге до станции «Свердловск», то бишь
центрального вокзала города, а затем уже городским транспор­
том до указанного места. Дорога в один конец занимала более
полутора часов — нешуточная нагрузка! Вставать приходилось
рано, работы было много, кроме того, Возрожденный мотался
по всей области, не только производя вскрытия, но и участвуя
в осмотрах мест преступлений. Он, кстати, выезжал к тому са­
мому ручью у кедра, где были найдены тела последних четырех
погибших туристов, присутствовал при извлечении из-под снега
тел 6 мая.
В общем, Борис Алексеевич работы не чурался, с органами
следствия ладил хорошо и, что особенно важно, — лишнего не
болтал. Уже в 1970-х молодые работники Бюро СМЭ в нефор­
мальной обстановке — во время совместного распития спирт­
ных напитков на рабочем месте — пытались его расспрашивать
о гибели группы Дятлова, но Возрожденный, сколько бы ни
Глава 13. Мы все учились понемногу... 185

выпивал, лишнего об этом деле не говорил. Что интересно, всех


девятерых погибших он помнил по именам и фамилиям — это
удивительно, принимая во внимание, что ему пришлось прово­
дить вскрытия многих тысяч трупов, имена и фамилии которых
запомнить просто невозможно. Но Возрожденный дятловцев
помнил, хотя в ответ на все попытки разговорить его на эту
тему лишь попивал коньяк да снисходительно посмеивался.
И молчал.
Свою карьеру Борис Алексеевич закончил в должности за­
местителя начальника Областного бюро судебно-медицинской
экспертизы, переехав в отдельный кабинет на втором этаже
нового здания на Волгоградской улице. Это был потолок —
дальше расти было невозможно. Должность начальника бюро
была своего рода «номенклатурной», т. е. на нее назначались
люди по согласованию с большим числом инстанций «сверху».
Другими словами, вырасти «снизу» в начальники бюро было
практически нельзя, поскольку начальник — это не столько спе­
циалист по судебной медицине, сколько политик, учитывающий
интересы разных сторон и ведомств. Возрожденный стать на­
чальником бюро не мог ни при каких обстоятельствах —к началу
1980-х гг. он уже много и тяжело пил, запираясь в собственном
кабинете, набрал вес, располнел, стал отталкивающе грузным,
неприятным в общении, брюзгливым. Знавшие его в тот пе­
риод жизни вспоминают о странной манере Возрожденного
шутить без улыбки и совсем не смешно, так что незнакомый
с ним человек зачастую вставал в тупик от его парадоксальных
изречений. Шутки Возрожденного требовалось переводить на
понятный русский: «Это он так прикалывается, не обращайте
внимания...». Впрочем, Борис Алексеевич любил пошутить
и на тему спиртного и выпивки вообще — тут как раз пере­
вод не требовался, все было понятно и так. Людей, которые
ему чем-то не понравились или не угодили, Возрожденный
преследовал остервенело и безудержно, переходя границы до­
зволенного и приводя в недоумение даже ближайших коллег.
Вообще же, по воспоминаниям тех, кто работал с Возрожденным
в 1970—80-е, Бориса Алексеевича не любили, за глаза называли
«Босей» и «Незаконновозрожденным», о чем он, конечно же,
Знал и на что реагировал весьма болезненно.
Впрочем, это историко-биографическое отступление имеет
весьма опосредованное отношение к вопросу профессионализма
186 А. Ракитин. Перевал Дятлова

На приведенных схемах показаны правила вскрытия с целью исследования


состояния отдельных органов: сердца, легкого, мозга.

Бориса Алексеевича. Между тем правильная оценка компетент­


ности Возрожденного как судебно-медицинского эксперта
чрезвычайно важна для понимания случившегося с группой
Игоря Дятлова. Акты СМЭ, подготовленные им, являются до­
кументами, которые без преувеличения можно отнести к самым
информативным и ценным, содержащимся в уголовном деле.
Не случайно поэтому уже в нынешние «двухтысячные» годы
самодеятельные исследователи гибели группы предпринимали
попытки представить акты судмедэкспертиз, подготовленные
Возрожденным, современным судебным медикам и добиться от
них прояснения картины случившегося с группой. Вот только
попытки эти по большому счету были лишены смысла — на­
званные акты надо читать и анализировать именно с позиций
нормативной базы и научных представлений того времени. Это
будет и объективнее, и честнее по отношению к эксперту.
Посмотрим, насколько компетентной была работа судмед­
эксперта Бориса Алексеевича Возрожденного, сообразуясь
с требованиями 1959 г.
«Правила судебно-медицинского исследования трупов»
1929 г., которыми должен был руководствоваться судмедэксперт
той поры, содержали общую часть, излагали требования по на­
ружному и внутреннему осмотрам трупа, отдельно описывали
порядок вскрытия трупов новорожденных, а также вскрытия тел
при подозрении на отравление. Примечательно, что «Правила...»
не делали разницы между порядком вскрытия тел известных
и неизвестных умерших, хотя на протяжении нескольких де­
сятилетий теоретики отечественной судебной медицины вели
дискуссию на тему, верно ли это и не следует ли трупы неуста­
новленных лиц подвергать вскрытию особым порядком.
Глава 13. Мы все учились понемногу... 187

Помимо этого «Правила...» 1929 г. предписывали порядок


сохранения органов и взятия из тел умерших материалов для
анатомического, патологоанатомического, микроскопического,
бактериологического и биологического исследований. Описы-
зались необходимый инструментарий и формальные требования
по оформлению протокола вскрытия. «Правилами...» предусма­
тривалась разбивка заключения эксперта на три части: вводную
(с кратким изложением обстоятельств дела), описательную (со­
стоявшую из двух частей — «наружный осмотр» и «внутренний
осмотр») и заключение. Вторая часть подписывалась экспертом,
представителем органов следствия или дознания (т. е. заказ­
чиком экспертизы) и понятыми, а вот третья — заключение —
только экспертом, поскольку именно эксперт принимал на себя
ответственность за выводы, сделанные по результатам вскрытия.
В общем, все вроде бы логично и однозначно.
Рассмотрев внимательнее акты судебно-медицинских экс­
пертиз, составленные Возрожденным по делу погибшей группы
Игоря Дятлова, мы почти сразу начнем натыкаться на чисто
формальные нарушения. Так, например, акты СМЭ последней
четверки туристов, чьи тела оказались найдены в овраге, не
подписаны понятыми. Уже одно это позволяет с полным осно­
ванием счесть их юридически ничтожными.
Согласно «Правилам...» 1929 г. внутренний осмотр трупа
следовало начинать с той полости, в которой, по данным внеш­
него осмотра, наблюдалась наибольшая локализация телесных
повреждений. Если внешний осмотр не позволял сделать одно­
значный вывод о подобной локализации, то судмедэксперту
предписывалось начинать осмотр с брюшной полости. Вскрыти­
ем головы внутренний осмотр заканчивался. Возрожденный во
всех девяти случаях вскрытия тел погибших туристов поступал
в точности наоборот — он начинал внутренний осмотр именно
с головы. В чем причина подобного изменения последователь­
ности, понять невозможно. С одной стороны, мы видим чисто
Формальное нарушение, никак не влияющее на содержательную
Насть экспертизы в целом, но с другой — это нарушение далеко
Не единственное. А сие много хуже!
«Правила...» требовали, чтобы судмедэксперт в акте экспер­
т ы по крайней мере трижды фиксировал запах — при вскрытии
брюшной полости, груди и черепа. Запах важен, поскольку по-
Зв°ляет судить о возможной токсикации организма (алкоголем
188 А. Ракитин. Перевал Дятлова

или иными химикатами). Возрожденный это требование если


и не игнорировал вчистую, то выполнял, скажем так, эпизодиче­
ски. Например, при вскрытии тела Игоря Дятлова судмедэксперт
отметил, что «обонянием от содержимого желудка ощущался
кислый запах», но это как раз то исключение, которое только
подтверждает правило. Возможно, Борис Алексеевич считал,
что незачем отмечать то, чего нет, но в этом он был совершенно
не прав. Требование «Правил...» родилось отнюдь не на пустом
месте. Наличие или отсутствие специфического запаха необ­
ходимо было зафиксировать именно для исключения любой
двусмысленности, которая могла возникнуть в ходе дальнейшего
продвижения расследования. В типовых актах судебно-меди­
цинского вскрытия, которые разбирались в учебных заведениях
как образцовые, даже употреблялась стандартная формулировка:
«По вскрытии (брюшной, грудной) полости особого запаха не
ощущается». Как видим, товарищ Возрожденный просто-напро­
сто игнорировал указанное требование руководящего документа.
Недвусмысленны и категоричны были требования «Правил
судебно-медицинского исследования трупов» относительно
осмотра кожных покровов умерших. Фиксированию подлежали
все детали, способные облегчить идентификацию тела (даже
в тех случаях, когда труп был успешно опознан). К таковым от­
носились крупные родинки, шрамы и, разумеется, татуировки.
Последние были особенно важны ввиду индивидуальности как
отдельных татуировок, так и их комбинаций. Эксперту надле­
жало точно указать локализацию каждой татуировки, протяжен­
ность рисунка и его содержание. Татуировку следовало либо
вырезать, законсервировать и приобщить к уголовному делу
в качестве вещественного доказательства, либо сфотографиро­
вать. Причем в последнем случае должна была использоваться
только метрическая фотосъемка (под прямым углом к объекту
с приложением мерной линейки). И в первом, и во втором случае
в акте должна быть сделана соответствующая запись.
В отношении татуировок Золотарева ничего подобного про­
делано не было. В этом есть некоторая странность, поскольку
тело Семена Золотарева подверглось заметным посмертным
изменениям, да и знали Семена хуже других участников похода.
Настолько хуже, что первоначально за труп Золотарева приняли
тело Юрия Дорошенко, найденное под кедром. На момент про­
ведения Возрожденным экспертизы уголовное расследование
Глава 13. Мы все учились понемногу... 189

Так судмедэскперт был должен зафиксировать татуировки, обнаруженные на


трупе с целью однозначной идентификации тела. Шесть примеров образцовой
работы эксперта. Фотографии сделаны в музее судебной медицины при уни­
верситете г. Кракова (Польша).

было отнюдь не закрыто; более того, для его закрытия даже не


просматривалось оснований. А вдруг оказалось бы, что татуи­
рованный «Золотарев» вовсе не Семен Алексеевич Золотарев
из станицы Удобная Краснодарского края, а некий уголовник,
воспользовавшийся его документами? Повороты в уголовных
расследованиях бывают самые разные, и исключать подобного
никто не мог (по крайней мере, теоретически). Тем более что та­
туировка свеклы может пониматься как видоизмененная «тату»
пиковой масти, которая на языке блатной символики имеет
массу значений, а татуировку «Гена» можно расценить скорее
как имя владельца, нежели друга или брата. В общем и целом
судмедэксперт Возрожденный должен был обратить самое при­
стальное внимание на татуировки Семена Золотарева, а вместо
этого наш ценный специалист в акте СМЭ ограничился всего
одним только предложением. Он даже не измерил размер татуи­
ровок, и потому любой разговор о них имеет очень опосредован-
*п>1й и неконкретный характер — нечего обсуждать, поскольку
190 А. Ракитин. Перевал Дятлова

никто не видит предмета обсуждения. То же самое можно сказать


и о зубных протезах, обнаруженных у Золотарева, — из акта нам
известно, что таковые имелись на верхней и нижней челюстях
погибшего, но что помешало Возрожденному точно указать
номера отсутствующих зубов, совершенно непонятно.
Следует обратить внимание на странную избирательность
небрежности судмедэксперта. Увидев во время мартовского
вскрытия на теле Дорошенко след хирургической операции,
товарищ Возрожденный не поленился указать его точную лока­
лизацию, давность происхождения и длину, т. е. неукоснительно
выполнил требования. Однако настал май 1959 г., и в отношении
Золотарева мы не видим и следа требуемой педантичности.
Идем далее, поскольку чудные открытия отнюдь не исчер­
пываются изложенным выше.
Эксперт, обнаружив во время проведения экспертизы от­
сутствие у трупа органа или части тела, должен быть дать квали­
фикацию наблюдаемому — либо это следствие хирургического
удаления, либо работа животного (разрушителя трупов), либо
результат травматической ампутации, имеющей причинно-след­
ственную связь со смертью объекта исследования. Это означает,
что, зафиксировав отсутствие глаз у трупов Золотарева и Дуби­
ниной (а у последней, к тому же, и отсутствие языка!), судмедэк­
сперт не мог ограничиться простой констатацией: «орбиты зия­
ют, глазные яблоки отсутствуют». Прямо в тексте описательной
части он должен был указать характер воздействия, которое, по
его мнению, привело к подобному разрушению тела. Скажем,
отметить: «повреждения кожных покровов головы и лица имеют
характерные признаки разрушения грызунами» —судмедэкспер­
тов обучали находить и узнавать следы, оставляемые на коже
мелкими разрушителями трупов. И эта проблема не поставила
бы Возрожденного в тупик. Но ничего подобного в актах Бориса
Алексеевича Возрожденного мы не увидим. Очень странно...
Впрочем, как мы знаем, указанные повреждения тел Люд­
милы Дубининой и Семена Золотарева оказались далеко не
единственными. У них частично отсутствовала плоть на го­
лове — как лицевой части, так и затылке. Кроме того, схожие
повреждения наблюдались на теле Александра Колеватова.
Формально их можно объяснить, вроде бы, гнилостными про­
цессами, однако в этом вопросе не все так просто, как может
показаться дилетанту (и вот тут нужен судмедэксперт, чтобы
Глава 13. Мы все учились понемногу... 191

прояснить картину). Тела последней четверки погибших тури­


стов были найдены в ручье, протекавшем под многометровой
толшей снега в овраге, и температура воды этого ручья вряд ли
намного превышала О°С. В таких температурных условиях трупы
могут находиться многие недели без заметных посмертных из­
менений. В 1959 г. судебная медицина уже знала, что в глубоких
водоемах, в которых температура воды у дна близка к О°С, тела
утопленников могут не всплывать очень долго (многие недели).
Существовало даже такое мнемоническое правило, призванное
помочь судмедэксперту рассчитать время наступления смерти
в холодное время года: сутки при нуле градусов равны часу при
двадцати пяти. То есть посмертные изменения в течение суток
при О°С будут примерно соответствовать изменениям за 1час при
+25 °С. Другими словами, и аутолиз, и гниение трупов при О°С
замедляются в десятки раз. Понятно, с чем это связано — низкие
температуры угнетают активность микробов и бактерий, поэтому
Антарктида, по нашим бытовым представлениям, почти сте­
рильный континент! Тела же членов группы Дятлова не просто
находились при нулевой температуре некоторое время — нет! —
они пролежали несколько месяцев при значительном «минусе»
и промерзли насквозь. Тут ни о каких посмертных изменениях
говорить вообще не приходится. На момент «разморозки» их
тела находились в состоянии, практически идентичном тому,
в каком они были в начале промерзания, т. е. сразу после смерти.
Однако Возрожденный увидел следы гниения на трупах.
Как судмедэксперт он должен был найти этому объяснение
и сообщить его следствию, тем более что такое объяснение не
составляло большой тайны для судебно-медицинской науки
того времени. Важнейшим фактором, провоцирующим и уско­
ряющим гниение, является нарушение целостности наружных
покровов, особенно если такое нарушение являлось при­
жизненным и стимулировало приток крови к поврежденному
месту, другими словами, приводило к образованию гематом.
Разрыв кожи (разрез, рассечение) является не только очагом, но
своего рода провокатором гниения. И судмедэксперт во время
его допроса следователем должен был об этом сообщить, ведь
ЭТо существенная для следствия информация, указывающая
На однотипное травмирование Дубининой, Золотарева и Ко-
Леватова перед смертью каждого из них. Возрожденный в за-
*°иочительных частях всех трех экспертиз справедливо указал
192 А. Ракитин. Перевал Дятлова

на то, что «дефекты мягких тканей области головы» являются


посмертными, обусловленными гниением и разложением плоти,
но сказав «а», не сказал «б». Он не объяснил, почему тела, на­
ходившиеся в ледяной воде не более 14 дней, вдруг начали так
активно разлагаться. Причем практически одинаково — у всех
трех исчезла кожа в районе бровей, частично в скуловой части
и частично на затылке. А вот у Тибо-Бриньоля подобного раз­
рушения кожных покровов не произошло, хотя его тело лежало
в непосредственной близости от тел Золотарева и Колеватова,
можно сказать, в обнимку...
Важно отметить, что естественное гниение начинает раз­
виваться отнюдь не на коже головы, а в желудочно-кишечном
тракте. Возрожденный это, разумеется, знал и понимал, что
гниение, обнаруженное на трех из четырех трупов, представля­
ется не совсем типичным.
«Правила...» требовали от судмедэксперта осторожности в его
заключениях, но при этом призывали избегать неопределен­
ности. Эксперт имел право строить предположения, более того,
будущих судебных медиков учили тому, что их выводы чаще
всего будут иметь лишь определенную степень вероятности.
Существовали и стандартные формулировки для официального
выражения предположения: «Учитывая (это-то и это-то), можно
полагать (то-то и то-то)». Возрожденный тем более имел право
высказать свои предположения относительно прижизненных
повреждений кожи на головах трех туристов, обусловивших по­
следующее быстрое гниение даже в ледяной воде, что на голове
четвертого (Тибо-Бриньоля) ничего похожего не обнаружилось.
Тело Николая Тибо-Бриньоля находилось в тех же самых усло­
виях и в такое же точно время, что и тела Дубининой, Золотарева
и Колеватова, но... мягкие ткани его головы не были разрушены
гниением до такой степени. Вот тут бы Возрожденному и вы­
сказать обоснованное предположение, но вместо этого он пред­
почел сохранить полную неопределенность в данном вопросе,
т. е. поступил в точности наоборот тому, что от него требовали
руководящий документ и интересы следствия.
. Интересно, правда? Дальше будет еще интереснее.
Описательная часть акта судебно-медицинской экспертизы
должна заканчиваться принципиально важным утверждением:
«Других повреждений не обнаружено (нет)». Смысл этого требо-
вания понятен — эксперт подводит черту под сбором значимых
Глава 13. Мы все учились понемногу... 193

g&lssjic j.oL'ac^ ла»^52ая к>.в«л2сгая ссдас 2ь,пр^ов« броя-


Е5'^ч>бсдса^ xosni лодъяогшсЯ к:отн кеойлаО! .то^гптаостмоа-
Еда/уяг:-© хкоЕ1!« праадиюте х яожт.гиой ксзхл г^язяосорого
фрагмент акта СМЭ тела Людмилы Дубининой с недопустимым исправ­
лением, полностью искажающим смысл фразы. Такого рода исправления
категорически запрещались «Правилами...» 1929 г. и допускались лишь
в порядке исключения с соответствующей верификацией автором документа.

свидетельств и переходит к их анализу. Эксперт показывает, что


его работа исчерпывающе полна и достаточна для формулировки
выводов. И что же мы видим в актах Бориса Алексеевича? Ни
в одном из девяти актов судмедэкспертиз, проведенных при
расследовании гибели тургруппы Игоря Дятлова, подобной
формулировки нет. Ну, то есть вообще, ни в каком виде.
Согласно «Правилам...» при изложении материала экс­
перт должен избегать специальных терминов и использования
латинского языка, текст должен быть простым и понятным
неспециалисту. С этим у Бориса Алексеевича все вроде бы в по­
рядке. Однако по оформлению экспертиз к нему есть претензии
другого рода.
Исправления и помарки в тексте экспертного заключения
недопустимы, но если они есть, их надлежит оговорить в тек­
сте. Другими словами, автор документа должен показать, что
исправления сделаны им самим, и верифицировать их своей
подписью, а то мало ли какой находчивый следователь заправит
в пишущую машинку лист с текстом экспертизы да и настучит
в пробеле между строк что-нибудь прямо противоположное
тому, что хотел выразить эксперт. При рассмотрении актов
СМЭ, составленных Возрожденным, мы отмечаем не только
исправления текста от руки, что еще можно объяснить борьбой
за грамотность и лучшую стилистику, но и забивание машино­
писного текста в местах, весьма существенных для понимания
написанного. Например, в акте судебно-медицинской экс­
пертизы тела Людмилы Дубининой можно прочесть: «Рожки
подъязычной кости необычайной подвижности — XXX (знак
переноса) ХХХХ. «Совершенно очевидно, что знаком «X» забито
слово «сломаны» и знак переноса на следующую строку стоит
сообразно разбивке этого слова на слоги.
И вряд ли Возрожденный ошибся с определением перелома
Рожков подъязычной кости, ошибочно напечатав «сломаны», —
технически акт готовится уже после вскрытия и печать его за­
нимает некоторое время, в течение которого можно не спеша
1 94 А. Ракитин. Перевал Дятлова

с "К а л . гааЕсгелейО го д а е м , < г и а я -


я.'Слгакэ «с-оа л а я ^ .1 ж д х»а зсдю вШи.
3 сбгасга зсрхией ^ед^сая слеза двфега
Фрагмент акта СМЭ Николая Тибо-Бриньоля с замаранным предложением
или частью предложения длиною в 18 знаков. При высоком разрешении
фотографии с использованием разных фильтров можно частично разобрать
«забитые слова»: «Кости носа...». Последнее слово нечитаемо, по длине
и общему смыслу фразы — «сломаны». Но последующее предложение
в тексте акта прямо противоречит этому: «Кости носа на ощупь целы».

свериться с предварительными записями (сделанными лично


или под диктовку — неважно). Еще более удивительно выглядит
в акте судебно-медицинской экспертизы тела Тибо-Бриньоля
забой знаком «X» целой фразы, длиной в 18 знаков, включая
пробелы (при большом увеличении можно попытаться прочесть
замаранный текст «Кости носа сломаны», длина этой фразы
составляет как раз 18 знаков. Причем после «забитого участка»
следует предложение прямо противоположного содержания:
«Кости носа на ощупь целы». Так и хочется поинтересоваться:
неужели наш драгоценный специалист на момент написания
акта не знал в точности, сломаны они или нет, и делал необхо­
димые уточнения уже во время оформления документа!?).
«Правила судебно-медицинского исследования трупов»
1929 г., которыми должен был руководствоваться в своей рабо­
те эксперт Возрожденнный, предписывали последним этапом
работы эксперта с трупом проверку целостности костей скелета
и хрящей. Иногда это действие называли «контрольным (или
завещающим) прощупыванием», хотя на самом деле данная про­
цедура включала в себя не только ощупывание — эксперт пере­
ворачивал труп на живот и делал три дополнительных разреза на
спине (по лопаточным линиям и в районе остистых отростков
позвоночника). Благодаря этим разрезам эксперт получал доступ
ко всем костям человеческого тела и мог проверить их целост­
ность во всех труднодоступных частях. Сообщение о проведении
«завершающего прощупывания» (иногда употреблялось слово
«ощупывание» — смысловой разницы никакой) судмедэксперт
должен был поместить в конце второй части экспертизы, т. е. раз­
дел «Внутренний осмотр» этим сообщением завершался. Таково
было требование «Правил...» 1929 г., но в актах Возрожденного
мы не найдем информации о должном проведении упомянутой
процедуры. Лишь эпизодически, словно спохватившись, наш
драгоценный эксперт между делом отмечает: «кости и х р я ш и
Глава 13. Мы все учились понемногу... 195

скелета при ощупывании целы», как, например, в случае осмотра


тела Игоря Дятлова. Но такому выводу грош цена, поскольку
0н сделан во время наружного осмотра трупа, а потому не мог
быть исчерпывающе полным и информативным. Фактически
это отписка, потому что без извлечения внутренних органов из
грудной и брюшной полостей ощупывание не имеет смысла.
Что мы можем сказать о работе Бориса Алексеевича Возрож­
денного на основании всего изложенного выше?
1. Судмедэксперт, безусловно, был знаком с требованиями
нормативных документов в полном объеме, однако нельзя не
отметить допущенные им грубейшие нарушения правил работы
и оформления служебной документации. Нарушения эти столь
серьезны, что в некоторых случаях лишают его работу всякого
смысла. Некоторые экспертизы Возрожденного трудно назвать
«экспертизами» в точном значении этого слова, работу по­
добного уровня мог выполнить обычный прозектор с кафедры
патанатомии или судебной медицины любого медицинского вуза
страны, т. е. специалист без высшего медицинского образова­
ния. Роль эксперта Возрожденного зачастую сводилась к роли
обычного наблюдателя — он вносил в свои акты только то, что
видел. Это особенно заметно в случаях вскрытия тел Дубининой,
Золотарева и Тибо-Бриньоля.
2. Можно без колебаний утверждать, что к 9 мая 1959 г.,
т. е. моменту проведения вскрытия тел, найденных в овраге,
следователь Иванов уже взял курс на сворачивание уголовного
расследования. Иванов уже знал, что нового продления сроков
ведения следствия он в конце мая не получит (либо не станет об
этом просить), а потому никакого суда и выдвижения обвинений
против конкретных лиц не последует. На это совершенно недвус­
мысленно указывает тот факт, что акты судебно-медицинских
экспертиз Дубининой, Золотарева, Колеватова и Тибо-Бри­
ньоля остались не подписаны понятыми. Возрожденный мог
передать следователю документы в таком виде лишь получив
°т последнего гарантию того, что данные документы никогда не
Покинут стен прокуратуры. Выражаясь проще, Иванов должен
был сказать судмедэксперту примерно следующее: «Борис Алек­
сеевич, не волнуйтесь, эти документы никто никогда не увидит!».
3. Очень странной представляется идентификация трупа
Семена Золотарева, принимая во внимание всю совокупность
привходящих данных: а) отсутствие документов, удостоверя­
196 А. Ракитин. Перевал Дятлова

ющих личность; б) минимальное сходство трупа с известными


прижизненными фотографиями Золотарева; в) отсутствие на­
дежных ориентирующих признаков и особых примет погибшего.
Татуировки не могли выступать в качестве последних, поскольку
почти все они располагались на предплечьях обеих рук и были
всегда скрыты одеждой. Тем более в зимнее время! Лишь тату­
ировка «Гена» находилась у основания большого пальца правой
руки, но имя «Гена» никак не указывает на человека, которого
зовут Семен. Вряд ли даже родная мать могла в точности назвать,
какие татуировки имел ее сын. Еще меньше информации для
идентификации трупа несли коронки и зубные мосты Золота­
рева, поскольку судмедэксперт явно не имел стоматологической
карты погибшего и не описал в своем акте их точное распо­
ложение. Особо стоит отметить тот факт, что Возрожденный
в акте СМЭ назвал Золотарева Александром Алексеевичем, а не
Семеном Алексеевичем, как было бы правильно. Это означает,
что в распоряжении следствия даже 9 мая не было документов,
удостоверяющих личность погибшего! По формальным призна­
кам Возрожденный должен был вскрывать Золотарева как «неиз­
вестного умершего», и никакие увещевания следователя в такой
ситуации на судмедэксперта подействовать не могли. А вдруг
судмедэксперт оказался бы прав и выяснилось, что к группе
примкнул некий неизвестный?! Однако некто нашел нужные
аргументы и убедил Возрожденного, что «неизвестный труп»
очень даже известен. И этот загадочный некто явно не был сту­
дентом УПИ и уж точно не был следователем Ивановым. В даль­
нейшем мы вернемся к этому неожиданному выводу и отыщем
другие свидетельства существования влиятельного и хорошо
информированного человека, принимавшего деятельное, хотя
и опосредованное, участие во всех злоключениях группы Игоря
Дятлова (как до, так и после ее трагической гибели).
4. Представляется не случайной странная «забывчивость»
судмедэксперта Возрожденного, ни разу не засвидетельство­
вавшего в актах своих экспертиз по «делу группы Дятлова», что
«других повреждений на теле погибшего не установлено». На­
помним, это была обязательная формулировка, завершающая
собою описательную часть акта СМЭ. Она следовала (вернее,
должна была следовать) после фиксирования в тексте результа­
тов «контрольного прощупывания» костей, хрящей и суставов.
В забывчивость эксперта верится с трудом, скорее можно пред­
Глава 13. Мы все учились понемногу... 197

положить нечто иное — Борис Алексеевич старательно избегал


упоминаний о проведении «контрольного прощупывания» и не
желал фиксировать на бумаге, в официальном документе, что
«иных повреждений», кроме описанных в акте СМЭ, погибший
не имел. Почему?
Побудительных причин могло быть несколько, и самая
очевидная из них заключается в том, что повреждений на тру­
пах было существенно больше, нежели зафиксировано в актах
экспертиз. Но Возрожденного убедительно просили «не писать
лишнего» и «не раздувать список». Кто просил и насколько
категорично, мы сейчас сказать не можем, скорее всего сам
следователь Лев Никитич Иванов, не желавший «раскручивать
дохлое дело» ни в начале, ни тем более в самом конце. Вместе
с тем судмедэксперт Возрожденный прекрасно знал недавние
истории разоблачений «бериевских злодеяний» и «многочислен­
ных перегибов культа личности». Они отнюдь не закончились
расстрелом Берия в декабре 1953 г., расстрелы высокопоставлен­
ных коммунистических сатрапов — всякого рода цанав, рапав
и их присных — продолжались много позже. Не забываем, что
Багирова, например, расстреляли весной 1956 г. — всего за 3 года
до описываемых событий! По стране катился вал реабилитаций,
выжившие жертвы сталинских репрессий и их близкие требовали
пересмотра дел и наказания виновников их мучений.
И Возрожденный не мог не думать о том, что в скором време­
ни успешно закрытое следователем-криминалистом Ивановым
«дело о погибшей группе Дятлова» вновь откроет какой-нибудь
следователь Петров... Или Сидоров. И назначение повторной
судмедэкспертизы с сопутствующей эксгумацией захороненных
тел будет первым шагом, который предпримет любой новый
следователь. Да что там эксгумация! Возрожденный мог опа­
саться назначения повторных экспертиз уже по прибытии тел
в Свердловск! Отец погибшей Людмилы Дубининой — крупный
чиновник в Управлении лесной промышленности Свердлов­
ского совнархоза, квартира у семьи Дубининых находилась
в сугубо номенклатурном «Доме горсовета № 3» на улице Де­
кабристов, 16/18, знакомом всем жителям Свердловска. Кому
известны связи такого человека и его возможности влиять на
следствие?! Да никому! И если Возрожденный не хотел быть
п°йман на очевидной фальсификации экспертиз, — а в свои
3? лет он прекрасно понимал, чем это чревато, — ему надлежало
198 А. Ракитин. Перевал Дятлова

зафиксировать те повреждения, скрыть которые будет невоз­


можно, и предоставить следствию документ, составленный
в максимально неопределенной форме. Это спасало его от воз­
можного в будущем уголовного преследования. Потому что не­
полный документ — это все-таки не фальсифицированный, это
огрех, халатность, но не умышленное искажение информации,
предоставляемой следствию. Именно страх перед возможной
проверкой его собственной работы толкал Возрожденного на
то, чтобы составлять проанализированные нами документы
именно так, а не иначе.
5. Красноречивее любых слов нежелание судмедэксперта
Возрожденного дать объяснение отсутствию глаз у Золотарева
и Дубининой, а также языка у последней. Попытки современ­
ных исследователей трагедии группы Игоря Дятлова «списать»
подобные повреждения на далеко зашедший процесс гниения
не выдерживают критики. Если бы исчезновение глаз и языка
действительно было связано с этим, то Возрожденный обя­
зательно указал бы на данное обстоятельство. Ведь подобное
объяснение не только не противоречило общей линии рассле­
дования, которую можно выразить словами «виноватых нет»,
а как раз прямо ее поддерживало. Но Борис Алексеевич ничего
подобного в своих ответах на вопросы следователя Иванова не
сказал и в заключениях, отметив «повреждения мягких тканей
головы», о глазах и языке (с диафрагмой рта) не упомянул ни
единым словом (язык и глаза не являются мягкими тканями
головы — это самостоятельные органы!). Толкование такого по­
ведения судмедэксперта может быть только одно — он понял, что
исчезновение глаз и языка связано с внешним травмирующим
воздействием и не может быть объяснено естественными про­
цессами и причинами, но зафиксировать на бумаге свое откры­
тие не пожелал. Скорее всего, по просьбе или под прямым дав­
лением следователя Иванова (или более высокопоставленного
представителя облпрокуратуры — этого мы не узнаем никогда).
Но и замалчивать увиденное Борис Алексеевич тоже побоялся,
вполне разумно опасаясь назначения повторной экспертизы
и ревизии его собственной работы.
Как видим, немые документы более чем полувековой дав­
ности оказались очень даже «говорящими». Самим фактом
отсутствия тех или иных записей они сказали нам больше, чем
их присутствием.
Глава 13. Мы все учились понемногу... 199

На основании всего изложенного выше можно считать дока­


занным, что Борис Алексеевич Возрожденный был не свободен
в высказывании своих мнений и предположений, особенно на
заключительном этапе расследования, когда обнаруженные на
трупах последней четверки туристов телесные повреждения
вступили в явное противоречие с превалирующей версией
следствия «виноватых нет, все погибли от несчастного случая».
Информация, шедшая вразрез этому суждению, была крайне
неудобна следователю Иванову и руководству областной про­
куратуры, поскольку могла помешать скорому закрытию «дела»,
о чем уже было принято принципиальное решение.
Приняв к сведению этот вывод, постараемся понять, что же
именно означают обнаруженные Возрожденным телесные по­
вреждения и каковы те выводы, которые судмедэксперт должен
был сделать, но не сделал в силу описанных выше обстоятельств.
ГЛАВА 14

КРАТКИЙ АНАЛИЗ РЕЗУЛЬТАТОВ


СУДЕБНО-М ЕДИЦИНСКИХ ЭКСПЕРТИЗ
ТЕЛ ДУБИНИНОЙ, ЗОЛОТАРЕВА,
КОЛЕВАТОВА И ТИБО-БРИНЬОЛЯ
авершая описание и разбор телесных повреждений, за­
фиксированных при проведении судебно-медицинских
экспертиз тел туристов, найденных в овраге, и принимая
во внимание соображения, изложенные в предыдущей главе,
подведем некоторые итоги:
1. Сила, воздействие которой послужило причиной смерти
Дубининой, Золотарева и Тибо-Бриньоля, безусловно была
очень значительной.
2. В случае Золотарева и Дубининой можно видеть удиви­
тельное единообразие как внешнего силового воздействия, так
и обусловленных им переломов ребер.
3. Примененная сила действовала с высокой точностью и из­
бирательностью. Несмотря на разный рост и вес Дубининой
и Золотарева, внешнее воздействие, сломавшее ребра обоим, не
задело ключиц, но при этом поломало вторые (и нижележащие)
ребра. Удивительна, прямо-таки невероятна, прицельность при­
ложения этой нагрузки! Чувство удивления только возрастет,
если мы примем во внимание то, что неповрежденными оста­
лись плечевые кости рук. В самом деле, трудно даже вообразить,
какое положение должно занимать человеческое тело в момент
причинения ему естественным образом столь странных повреж­
дений. Если человек лежит на спине и на него неуправляемым
образом наваливается некая значительная масса, то он должен
получить перелом ключиц — в силу анатомических особенностей
они расположены так, что в лежачем положении возвышаются
над грудной клеткой. Если человек лежит на боку, то в с л у ч а е
неприцельного воздействия на грудную клетку большой падаю­
щей массы должны быть поломаны кости вышележащей руки..-
Но ничего этого мы не видим. Невозможно представить, чтобы
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских экспертиз 201

некое неприцельное и неуправляемое воздействие стихийной


природы (сход лавины, подвижка пласта прочного (фирново­
го) снега, свалившееся на грудь дерево и т. п.), в двух случаях
проявило такую поразительную точность в выборе точки при­
ложения.
4. Нельзя не заметить удивительной однотипности и других
телесных повреждений, прежде всего «дефектов мягких тканей»
на задних частях головы. Такие «дефекты» мы видим у Людмилы
Дубининой (на левой теменной кости), у Семена Золотарева
(в правой теменной области) и Александра Колеватова (за пра­
вым ухом). Судмедэксперт Возрожденный квалифицировал
данные повреждения как посмертные и вряд ли сильно покривил
душой против истины. Однако очагом посмертного гниения пло­
ти почти всегда является место нарушения целостности кожного
покрова. Другими словами, трое из четырех погибших получили
травмы с рассечениями кожи незадолго до смерти, возможно
в самые последние минуты жизни (отсутствие отечности указы­
вает на быстрое прекращение полноценного кровообращения
в этом месте). Теоретически можно, конечно, предположить,
что трое из четырех человек, найденных в овраге, естественным
образом падали назад и ударялись затылками о всевозможные
твердые преграды — камни, стволы деревьев и т. п. Но нельзя не
признать такую «падучесть» очень странной. Мы помним, что
Людмила Дубинина, Семен Золотарев и Александр Колеватов не
имели обморожений (в отличие от своих товарищей, погибших
на склоне и у кедра) и если они и страдали от холода, то стра­
дания эти были скорее психоэмоционального уровня, нежели
физиологического. С точки зрения человеческой физиологии,
они еще не успели дойти до той степени переохлаждения, когда
Узамерзающего начинается глубокое торможение нервной си­
стемы и сопутствующие этому опасные последствия — утрата
координации движений, снижение или полная потеря способ­
ности поддерживать равновесие и пр. (так называемый сопор).
Если первопричиной формирования отмеченных Возрож­
денным «дефектов мягких тканей» действительно яВились рас­
сечения кожи, то объяснить их естественным травмированием
никак не получается — такое объяснение идет вразрез и с по-
вседневным опытом, и со здравым смыслом.
5. В развитие предыдущего пункта следует упомянуть о дру-
не менее странном совпадении, отмечаемом опять-таки у тех
самых трех из четырех членов группы, обнаруженных в овраге
202 А. Ракитин. Перевал Дятлова

(т. е. у Дубининой, Колеватова и Золотарева). Речь идет о лока­


лизации «дефектов мягких тканей» на лицевой части головы. Эти
дефекты странным образом оказались сгруппированы в районе
надбровных дуг и переносицы (с обнажением костей черепа).
Все трое не имели бровей, а Дубинина и Золотарев — еще и глаз.
Примечательно, что у Тибо-Бриньоля, чье тело находилось в не­
посредственном контакте с телами Золотарева и Колеватова, ни­
чего подобного не отмечалось. У Тибо-Бриньоля судмедэксперт
зафиксировал сползание волос и эпидермиса, но это следствие
пребывания трупа в воде, а не какого-то особенно быстрого
разложения плоти. Вот тут бы прокурору-криминалисту и по­
интересоваться у замечательного судмедэксперта, «как судеб­
ная медицина объясняет такое странное различие посмертных
изменений, наблюдаемое у лиц, находившихся в одинаковых
условиях окружающей среды одинаковое время», но нет, вопроса
такого не последовало. Думается, по двум причинам: во-первых,
следователь Иванов, имея криминалистическое образование
и неплохо разбираясь в судебной медицине, знал, каким будет
ответ Возрожденного, а во-вторых, ожидаемый ответ никак не
мог устроить следователя.
6. Помимо однотипных повреждений мягких тканей в обла­
сти надбровных дуги переносицы, отмеченных судмедэксперти­
зой у трех из четырех погибших, в актах СМЭ мы видим и другое
любопытное совпадение, которое, опять-таки, наблюдается
у трупов трех человек — на этот раз у Дубининой, Колеватова
и Тибо-Бриньоля. Речь идет о наличии очагов разложения плоти
(«дефектах мягких тканей») в районе челюстей погибших. В акте
судмедэкспертизы тела Людмилы Дубининой мы находим упо­
минание об «отсутствии мягких тканей верхней губы справа с ис­
тончением ее краев и обнажением альвеолярного края верхней
челюсти и зубов». В случае с Александром Колеватовым судмед­
эксперт оказался более точен, он даже измерил обнаруженное
повреждение (дословно: «В области правой щеки дефект мягких
тканей на участке размером 4,0 х 5,5 см неправильно овальной
формы с подмятыми сглаженными, истонченными краями.
Дном дефекта <...> являются кости нижней челюсти»). И нако­
нец, относительно Николая Тибо-Бриньоля читаем: «В области
верхней челюсти слева дефект мягких тканей неправильной
овальной формы размером 3,0 х 4,0 см с истонченными и слегка
подмятыми краями, с обнажением альвеолярного края верхней
челюсти». Если полагать, что очагом гниения явилось повреж­
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских экспертиз 203

дение кожи, то оказывается, что двое погибших — Колеватов


и Дубинина — имели схожее травмирование в нижней части лица
справа, а Тибо-Бриньоль опять-таки в нижней части лица, но
с левой стороны. Можно с большой уверенностью утверждать,
что изначальной причиной описанных в п. 4—6 «дефектов мягких
частей» явились рассечения кожи (более или менее крупные —об
этом судить сейчас невозможно), но эти раны не сохранились
ввиду последовавших очаговых посмертных изменений (гниения
и аутолиза). Эти моменты не были разъяснены судмедэкспертом
ни в текстах экспертиз, ни в ответах на вопросы следователя,
хотя такого рода предположения были не только допустимы, но
и необходимы, поскольку способствовали прояснению картины
случившегося с погибшими незадолго до смерти.
7. Весьма необычной представляется локализация травмы
черепа Тибо-Бриньоля. Удар камнем (или падение на камень)
исключил сам судмедэксперт Возрожденный еще в 1959 г.,
отвечая на вопросы следователя Иванова после приобщения
к делу результатов майских экспертиз. Соответствующий до­
прос, весьма, кстати, короткий и невнятный, в деле имеется.
Чтобы дать объяснение странному повреждению черепа Тибо,
некоторые самодеятельные исследователи предположили, что
голова пострадавшего во время схода лавины попала на объек­
тив фотоаппарата, который вдавился в череп на глубину 2 см.
Фотоаппарат, правда, не очень годится на роль источника воз­
действия, ибо еще никто не видел фотоаппаратов с некруглыми
объективами размером 3 х 2,5 см, но «фотоаппарат-убийца»
является единственным объяснением, которое хоть как-то по­
зволяет исключить из рассмотрения человеческий фактор в ка­
честве источника воздействия на череп Тибо. Ведь все прочие
предметы, имевшиеся в распоряжении группы Дятлова (топоры,
алюминиевые кружки и т. п.), не подходят по причине совсем
уж очевидного несоответствия размеру участка травмирования.
Однако, как увидим из дальнейшего, ни о каких сходах лавин
1февраля 1959 г. на склоне Холат-Сяхыл говорить не приходит­
ся. Кроме того, травмированный на склоне горы Тибо не перенес
бы ночной транспортировки в долину Лозьвы.
8. Непредвзятое рассмотрение описанных Возрожденным
травм подводит к единственно логичному и обоснованному
выводу о месте и времени их причинения. Дубинина, Золота-
Рев и Тибо-Бриньоль получили телесные повреждения внизу,
в Районе оврага, и случилось это незадолго до их смерти. Можно
204 А. Ракитин. Перевал Дятлова

сказать иначе: травмирование предопределило их смерть либо


там, где в мае 1959 г. нашли их тела, либо где-то неподалеку.
Предположения, согласно которым туристы могли быть трав­
мированы в другом месте, скажем, на склоне Холат-Сяхыл,
лишены всякого смысла.
Появление такого рода гипотез может быть объяснено лишь
желанием некоторых исследователей подтянуть факты под те
или иные надуманные версии. Попытки провести параллели
между настоящим случаем и некими историческими фактами,
когда туристы либо спортсмены с переломами рук, ног или ребер
сохраняли определенную двигательную активность, не выдержи­
вают критики. В мировой истории спорта (в частности альпиниз­
ма) действительно известны случаи феноменальной стойкости
в перенесении боли, но все они имели место с зарубежными
спортсменами и относятся к сравнительно недавнему времени
(начиная с 1970-х гг.). Иностранные альпинисты могли успешно
завершать свои походы со сломанными ребрами лишь потому,
что в их распоряжении имелись мощные психостимулирующие
препараты, снимающие боль и мобилизующие психофизиче­
ские возможности организма. Ничего подобного у туристов
из группы Дятлова не было и в помине, поэтому к такого рода
историческим параллелям надо подходить очень осторожно.
А если точнее, их надо просто избегать ввиду неуместности.
9. Необходимо однозначно указать на важный момент, ко­
торый без должного разъяснения грозит остаться непонятым
большинством читателей, мало знакомым с судебной меди­
циной. Тела, найденные в овраге, подверглись заметному раз­
ложению, что и зафиксировано в актах судебно-медицинских
экспертиз. Но разложение это происходило вовсе не в ручье,
с температурой воды около 0 °С, как может кто-то ошибочно
подумать. Разложение плоти развилось в морге в период с 5
по 9 мая 1959 г. во время разморозки промороженных тел.
В ручье имела место мацерация кожи, но это явление другой
природы, нежели гниение и аутолиз (аутолиз — это распад
клеток под воздействием собственных ферментов без участия
микроорганизмов, а гниение — это уничтожение тканей под
воздействием микроорганизмов, которое развивается при ис­
чезновении имунного барьера). Кстати, гнилостные бактерии
в своем большинстве являются аэробными, т. е. нуждаются
в доступе кислорода, которого в ледяной воде под 4-метровой
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских экспертиз 205

толщей льда и снега почти не было. Другими словами, тела по­


гибших были извлечены из оврага практически в том же самом
состоянии, в каком они оказались там 1 февраля. А значит, глаза
Семена Золотарева, а также глаза и язык Людмилы Дубининой
исчезли именно тогда.
10. Необычные телесные повреждения лиц, найденных
в овраге, заставляют иначе взглянуть на травмы некоторых
членов «первой пятерки», прежде всего Дорошенко. Выделение
серой пены из его дыхательных путей является серьезным (хотя
и косвенным) свидетельством физического насилия, которое он
испытал незадолго до наступления смерти. Возможно, именно
это насилие и спровоцировало его смерть (по крайней мере,
ускорило). Каким мог быть источник этого специфического
воздействия, будет рассмотрено в соответствующем месте на­
стоящего исследования.
Со времен Аристотеля философам был хорошо известен
принцип «минимальной достаточности обоснования». Иногда
его ошибочно называют «правилом Оккама» (или «бритвой
Оккама») в честь францисканского монаха Уильяма Оккама,
которому приписывают авторство, что не совсем верно. Альберт
Эйнштейн удачно выразил упомянутый принцип лаконичной
фразой: «Все следует упрощать до тех пор, пока это возможно,
но не более того». К сожалению, зачастую эти слова интерпре­
тируются весьма вульгарно, и потому нередко можно слышать от
людей, считающих себя хорошо образованными, что-де «бритва
Оккама» сводится к аксиоме «из всех возможных объяснений
верным окажется самое простое».
Увы, Оккам никогда не утверждал ничего подобного, точно
так же как не делал этого и Эйнштейн. Гибель группы Игоря
Дятлова является классическим примером того, что вульгарная
трактовка «правила Оккама» не работает в реальной жизненной
обстановке и простыми объяснениями отнюдь не всегда можно
истолковать сложные события или явления. Изложенные в этой
и предыдущих главах доводы с очевидностью доказывают, что
картина случившегося с погибшей группой туристов была
крайне непростой, неочевидной и не имела явных логических
связей между этапами развития трагедии. Объяснить гибель
группы естественными и очевидными соображениями, увы, не
Получится при всем желании. Нам придется искать связи не­
очевидные, логику нетрадиционную, а мотивы — умышленно
206 А. Ракитин. Перевал Дятлова

замаскированные. Ну, а всем любителям вспоминать к месту и не


к месту старика Оккама мы рекомендуем найти возможность
ознакомиться с его философским наследием не в пересказе.
Рассказ о судебно-медицинском исследовании трупов
четырех туристов, обнаруженных в овраге, будет неполным
без упоминания весьма интригующего нюанса, не попавшего
в дело, но плодящего всевозможные догадки уже несколько
десятилетий. В воспоминаниях Генриетты Елисеевны Чурки­
ной, эксперта-криминалиста, что исследовала в апреле 1959 г.
палатку группы Дятлова, есть посвященный этому странному
обстоятельству фрагмент: «Присутствовала я и при медэкспер-
тизе трупов, которую проводил Борис Возрожденный. Хорошо
помню, когда сняли с них одежду и развесили на веревках, мы
сразу обратили внимание, что она имеет какой-то странный
светло-фиолетовый оттенок, хотя и была самых разных цветов.
Я спросила Бориса: “Тебе не кажется, что одежда чем-то об­
работана? Он согласился”».
Честно говоря, не знаешь, чему больше удивляться в этом бес­
хитростном рассказе — простодушию лентяя или незамутненной
наивности глупца. Казалось бы, два эксперта — Возрожденный
и Чуркина — люди с высшим образованием, компетентные
в неких весьма узкоспециализированных вопросах, привлечены
к описанию и исследованию трупов погибших людей и их вещей
в рамках расследования весьма неординарного уголовного дела,
и они в силу своего положения просто обязаны были поста­
раться выжать всю доступную информацию из всех возможных
источников. У них перед глазами некий необычный феномен —
появление в окраске одежды погибших странного фиолетового
фона, и им, казалось бы, следует приложить все возможные
усилия, чтобы понять природу этого феномена. И что же делают
эти компетентные чудо-специалисты? Да ровным счетом ниче­
го. Можно подумать, будто у живущих на Земле людей одежда
сама собой окрашивается в фиолетовые тона и оттенки каждый
день... ну, или через день. А потому удивляться этому особенно
и не стоит, подумаешь, какой пустяк: сегодня одежда окрасилась
у дятловцев в овраге, а завтра — у нас с вами, эка невидаль!
Закон дает эксперту право выйти за рамки поставленных
перед экспертизой вопросов и сообщить следователю, назначив­
шему экспертизу, информацию, о которой тот вовсе даже и не
спрашивал. Закон мудр, за каждой его нормой — опыт тысяч
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских экспертиз 207

й тысяч уголовных дел и человеческих судеб, и законодатель


прекрасно понимает, что следователь может быть загружен
несколькими сложными расследованиями, он может упускать
из виду какие-то существенные нюансы, наконец, может быть
банально некомпетентен в каких-то узкоспециализированных
областях. Именно поэтому он и обращается к эксперту —узкому
специалисту, дабы тот указал и подсказал то, что следователь не
увидит, не поймет, не расшифрует. И вот эксперты Возрожден­
ный и Чуркина увидели в морге центральной больницы города
Ивделя странный и необъяснимый феномен, обсудили его и...
благополучно забыли.
Нет его в деле, не упоминается светло-фиолетовый оттенок
одежды погибших. Шапочки, трусы, носки, скомканные пер­
чатки в правом кармане куртки Тибо-Бриньоля — это все есть,
а вот изменение цвета одежды опущено за ненадобностью. Са­
мое нелепое в этой ситуации, абсурдное, если хотите, состоит
в том, что эксперт Чуркина, рассказывая о случившемся, не
почувствовала саморазоблачительности своего рассказа. Фак­
тически она сказала «хреновые мы с Возрожденным эксперты,
ленивые, тупые», но даже и не заметила этого. Ну как, скажите,
можно было игнорировать такое странное явление? А вдруг оно
опасно, вдруг на одежде осаднения мышьяка... сурьмы... ртути
или какого иного минерального яда?! Надо бы проверить, надо
бы разобраться, в чем причина появления странного оттен­
ка! И ладно бы еще, коли попытка установить причину этого
странного феномена не увенчалась успехом — это можно было
бы списать на несовершенство оборудования и отсутствие долж­
ных методик исследований, но ведь никто даже и не попытался
ничего выяснить.
Пусть читатель простит это вынужденное отступление, ибо
в контексте настоящего исследования оно имеет особый смысл.
Дело в том, что на основании присутствия странного оттенка
одежды некоторые из исследователей трагедии группы Игоря
Дятлова сделали весьма и весьма далеко идущие выводы. О том,
например, что на месте гибели группы было некое вещество, вы­
звавшее помутнение рассудка и последующий побег по склону.
Более того, существует даже по-настоящему дикая версия об
ослеплении «дятловцев», которые, лишившись возможности
видеть окружавшие их предметы, лезли на кедр за дровами
вслепую, наощупь... И смеяться тут не надо, игры человеческого
208 А. Ракитин. Перевал Дятлова

разума порой способны завести очень далеко! А таинственное


вещество, вызвавшее ослепление, попало на склон Холат-Сяхыл
из баллистической ракеты, чей полет аварийно завершился в ту
ночь в этом месте.
В действительности феномен этот, если только он на самом
деле существовал объективно, а не пригрезился Чуркиной (по­
скольку Возрожденный никогда о подобном не рассказывал),
по целому ряду причин никак не мог быть связан с жидким
ракетным топливом (нам приходится говорить именно о ракет­
ном топливе, поскольку многие версии гибели группы Дятлова
так или иначе увязывают случившуюся трагедию с ракетными
испытаниями в районе перевала, о чем будет подробнее рас­
сказано в соответствующем месте — так что сейчас мы немного
забегаем вперед).
Во-первых, жидкий кислород и керосин, на которых летали
тогдашние стратегические ракеты Р-7, одежду не окрашивают.
Жидкий кислород — это криогенное топливо, глубоко охлаж­
денное; попав на одежду, он вызвал бы ее мгновенную глубо­
кую заморозку с образованием инея, и человек в такой одежде
умер бы очень быстро с весьма характерными признаками
термического воздействия. Ничего подобного, как мы знаем,
с дятловцами, найденными в ручье, не происходило. Керосин,
используемый ракетчиками, никогда не подкрашивался голу­
бым, поскольку любая минеральная присадка могла сказаться
на его физико-химических свойствах, что было недопустимо.
Во-вторых, другое ракетное топливо — гептил (несимметричный
ди-метил-гидразин), который в то время начал отрабатываться
советскими ракетчиками, становится токсичен при концен­
трации в воздухе примерно в 50 раз ниже порога человеческого
обоняния. Другими словами, туристы надышались бы гептила
до смерти еще до того, как успели бы заметить появление подо­
зрительного запаха и бросились бы спасаться. В случае падения
гептиловой ракеты неподалеку от палатки и воздействия облака
на дятловцев ни о каких забегах по склону и лазании по кедру
вслепую говорить не приходится.
Но если светло-фиолетовый оттенок на одежде дали не следы
ракетного топлива, то что?
Возможно, отгадка этого феномена кроется в том, что про­
крашивание ткани странным веществом наблюдалось лишь на
одежде лиц, найденных в ручье. Другими словами, именно вода
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских экспертиз 209

ручья содержала некий минеральный краситель, придавший ей


светло-фиолетовый оттенок. Урал богат полезными ископае­
мыми, и вполне возможно, что недра Отортена и Холат-Сяхыл
скрывают залежи неких руд и минералов, подходящие близко
к поверхности Земли либо вообще выходящие на поверхность.
Косвенно эту догадку подтверждает факт наличия в районе
Холат-Сяхыл мощной локальной магнитной аномалии. О ее
существовании сообщали побывавшие на месте трагедии ис­
следователи, заметившие, что стрелка компаса на перевале
указывает не на северный магнитный полюс, а отклоняется
к западу на ЗГ. Принимая во внимание, что для Ивдельского
района в целом магнитное склонение считается восточным
и принимается равным 17°50', видим, что магнитная аномалия
искажает показания компаса почти на 50° (3 Г+17°50' = 48°50')!
Это очень много.
Если же говорить о появлении именно светло-фиолетового
оттенка, то его мог придать одежде минерал халькантит (другое
название — цианозит), сопровождающий медно-сульфидные
месторождения. Он хорошо растворим в воде и встречается на
Урале, в частности в районе Турьинских рудников (Северный
Урал, примерно 240 км южнее Холат-Сяхыл). Нет ничего невоз­
можного в том, чтобы выходы халькантита оказались в верховьях
Лозьвы. Данное предположение не претендует на истину в по­
следней инстанции и нуждается в проверке опытным путем (для
этого достаточно будет поместить в притоках Лозьвы в районе
перевала Дятлова на несколько недель образцы ткани и посмо­
треть, произойдет ли прокрашивание). Однако такая гипотеза
куда разумнее фантазий о необыкновенном ракетном топливе,
избирательно воздействующем на четверых из девяти человек
в палатке, не оставляющем следов химического поражения лю­
дей, но при этом чудесным образом окрашивающем их одежду.
Завершая анализ аспектов, связанных с судебно-меди­
цинским описанием гибели туристов группы Игоря Дятлова,
следует, пожалуй, остановиться на последней мрачной леген­
де, обычно упоминаемой в данном контексте. Имеется в виду
пресловутый «необычный цвет кожи» погибших, о котором
Упоминали свидетели мартовских похорон 1959 г. (в мае похо­
роны тел Дубининой, Золотарева, Колеватова и Тибо-Бриньоля
проводились в закрытых гробах, так что никто из посторонних
Ничего особенного не увидел, потому и не родилась очередная
210 А. Ракитин. Перевал Дятлова

легенда). В странной окраске кожи лиц и рук погибших туристов


участники похоронной процессии усматривали подспудное
указание на тайну трагедии, им казалось, что если правильно
«прочесть» этот знак, то разгадка обязательно приблизится.
На самом деле, как нам представляется, в данном случае
мы имеем дело с классическим мифом, для рождения которого
необходимо совпадение двух условий: а) наличие реального со­
бытия («информационного повода»), преувеличенного в момент
восприятия и искаженного при последующей передаче; б) готов­
ность людей некритично воспринять искаженную информацию
и передать ее дальше, усиливая искажение собственными до­
мыслами.
Что было на самом деле? Безусловно, в глазах рядовых го-
рожан-обывателей погибшие выглядели странно и даже жутко.
Не забудем, что первая пятерка дятловцев очень сильно помо­
розилась — обморожения пальцев рук 3-4-й степени описаны
практически у всех погибших. Подобное обморожение даже
рукам живого человека придает такой вид, словно они обсыпа­
ны графитовым порошком, — это необратимый некроз тканей
(который для живого человека закончится 100%-й ампутацией
обмороженной конечности). Плюс к этому у некоторых по­
гибших, например Юрия Дорошенко и Рустема Слободина,
были обморожены по меньшей мере до 3-й степени нос и уши,
имевшие из-за этого багровый цвет. Безусловно, на участников
похоронной процессии определенное впечатление произвел
также вид телесных повреждений, заметных на руках и лицах
погибших. Это еще более усиливало и без того тяжелое впечат­
ление от их вида.
Но на самом деле все рассказы о «необычном виде» не несут
никакой рациональной информации, они скорее дезориентиру­
ют. «Необычность» цвета кожи дятловцев — кажущаяся. Погиб­
шие пролежали на воздухе почти месяц, и отнюдь не все время
они были засыпаны снегом! Фактически открытые части их тел
подвергались дублению. И наконец (это самое главное!), про­
мерзание тел привело к замерзанию всех жидкостей в организме,
образованию микрокристаллов льда, которые, расширяясь,
разрушили внутриклеточные структуры. Когда в дальнейшем
произошла разморозка тел в морге, ни о каком восстановлении
естественного цвета кожных покровов, разумеется, не могло
быть и речи.
Глава 14. Краткий анализ результатов судебно-медицинских экспертиз 211

Из актов СМЭ нам известен приблизительный цвет кожных


покровов погибших: «лилово-красный», «кайма губ буро-лило­
вая»; УВозрожденного можно найти немало таких эпитетов. Нет
никаких оснований предполагать, будто необычность этого цве­
та объясняется воздействиями особой природы —химическими
либо термическими ожогами или чем-то подобным. Сам Борис
Алексеевич никаких особых ремарок по поводу цвета кожных
покровов не делает, по умолчанию считая таковой обычным
для людей, погибших от переохлаждения и находившихся на
открытом воздухе почти месяц (мы уже убеждались — и не раз!, —
что Возрожденный многое не отразил в своих актах, но в этом
вопросе его описания кажутся объективно-исчерпывающими).
Поэтому легенда о «необычном цвете кожи» погибших туристов
группы Дятлова объясняется обычной неосведомленностью по­
давляющей массы населения о том, как же должны выглядеть
тела замерзших людей, побывавшие в сходных условиях. Много
ли жители Свердловска видели умерших от гипотермии и много
ли они видели промороженных, а затем размороженных трупов?
Думается, что 99,9% свердловчан — вообще ни одного. Поэтому
сравнивать им было не с чем, а значит, и говорить о «необыч­
ности» у свидетелей нет никаких оснований. Именно в силу
этого предание о «странном цвете кожи» погибших можно смело
отнести к разряду мифов и более не вспоминать о нем как не
содержащем пригодной для анализа информации.
ГЛАВА 15

ФИЗИКО-ТЕХНИЧЕСКАЯ
ЭКСПЕРТИЗА - СЛЕД ИЗ НИОТКУДА
В НИКУДА...

так, 9 мая 1959 г. судмедэксперт Возрожденный за­

И кончил свою скорбную работу и тела четырех туристов,


найденные в овраге, были отправлены в Свердловск
для захоронения. Погибшие находились в закрытых гробах,
и их тела не были предъявлены близким, лишь отец Людмилы
Дубининой —Александр Николаевич — сумел добиться, чтобы
для него было сделано исключение. Увидев останки дочери, он
едва не лишился чувств.
Гроб с телом Семена Золотарева был выдан его матери, при­
ехавшей с Северного Кавказа (Золотарев был похоронен на Ива­
новском кладбище рядом с могилой Георгия Кривонищенко).
Остальные трое туристов были преданы земле на Михайловском
кладбище рядом со своими товарищами по походу, чьи тела
нашли в феврале-марте. Теперь там поставлен общий мону­
мент с фотографиями дятловцев, в том числе Кривонищенко
и Золотарева.
Во время майских похорон не обошлось без душераздираю­
щих моментов. Так, например, мать Николая Тибо-Бриньоля
вспомнила, как не хотела отпускать сына в этот январский поход,
уговаривала его покончить с туристскими вылазками на природу,
мол, не мальчик уже, институт закончил, пора взрослеть. Коля
пообещал матери, что этот поход будет последним в его жизни...
Так и случилось.
Подобную историю рассказали и родители Людмилы Дуби­
ниной. Буквально за два дня до начала похода им дали квартиру
в большом, из нескольких корпусов, доме на улице Декабристов.
Переезд и ремонт —дело всегда хлопотное, тем более что млад­
шему брату Люды предстояло в ближайшие дни отправиться на
преддипломную практику в другой город. В общем, лишняя пара
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 213

Фотография из похода, сделанная, скорее всего, утром последнего дня. Слева


направо: Игорь Дятлов, наклонившийся в сторону фотографа, Семен Золотарев,
Людмила Дубинина и Георгий Кривонищенко, вытряхивающий золу из само­
дельной печки. (Обратите внимание на финский нож на поясе Кривонищенко.
Особое внимание — на палатку, точнее подвеску ее конька на веревке-оттяжке,
которая закреплена на близрасположенных деревьях.) Рассматривая фотогра­
фии этого похода, трудно удержаться от мысли, что Люда явно тяготела к более
старшим участникам группы — Золотареву и Тибо. Нам еще придется особо
разбираться с «психологическими профилями» участников похода, поскольку
их личностные предпочтения, несомненно, влияли на принятие решений в по­
следние часы жизни.
рук при переезде не помешала бы, и родители уговаривали дочь
не отправляться на Отортен. Не послушала! И как горько теперь
было об этом вспоминать...
Изложение фабулы расследования будет далеко не полным,
если не коснуться финальной ее части — странного и необъ­
яснимого на первый взгляд сюжетного зигзага, связанного
с пресловутой радиологической экспертизой. Это один из самых
темных (и не проясненных поныне) моментов.
О чем идет речь?
На протяжении недели — с 18 по 25 мая 1959 г. — радио­
логическая лаборатория Свердловской городской санитар­
но-эпидемиологической станции проводила исследования
биологических материалов, извлеченных из тел Дубининой,
Золотарева, Колеватова и Тибо-Бриньоля, а также их одежды, на
предмет обнаружения радиоактивных веществ. Исследованию
подверглись 10 фрагментов одежды и 25 биосубстратов. Кроме
214 А. Ракитин. Перевал Дятлова

того, в ходе экспертизы была проверена радиоактивность био­


логических материалов безымянного трупа из Свердловска,
данные по которому рассматривались в качестве эталонных.
О том, что именно обнаружили свердловские радиологи, будет
сказано ниже, пока же сделаем совершенно необходимую в этом
месте ремарку.
В те далекие времена радиоактивность воспринималась со­
всем не так, как ныне. С одной стороны, существовала явная
недооценка вредных факторов радиации, особенно нейтронного
излучения, что обусловило создание нейтронных боеприпасов
с заметной задержкой (эта разновидность термоядерного оружия
появилась лишь в середине 1970-х гг.). Первые реакторы по на­
работке расщепляющихся материалов для ядерного оружия не
имели изолированного от внешней среды первого теплообмен­
ного контура, другими словами, пропущенный через реактор
пар после конденсации в холодильнике банально сливался
в озеро-теплообменник. Тепловыделяющие элементы для ре­
акторов подводных лодок на территории военно-морских баз
хранили под открытым небом за обычным дощатым забором,
словно поленья на даче. Весьма активные изотопы широко ис­
пользовались для нанесения индикации на различные приборы
военного назначения и «командирские» часы... Примеры можно
продолжать, но мысль, полагаю, вполне понятна.
Но, с другой стороны, расщепляющиеся материалы тогда еще
не получили широкого распространения в быту — их не было
в медицине, в устройствах пожарной сигнализации и т. п. По­
этому в Советском Союзе источником радиоактивности были
только две области жизни — армия или военная промышлен­
ность. Обе сферы курировались госбезопасностью, всесильным
тогда КГБ, который любой сигнал о появлении радиоактивности
рассматривал с одной точки зрения: «Нет ли в случившемся
угрозы государственной безопасности СССР?». Угроза здоровью
советских людей или утрата сверхдорогих расщепляющихся
веществ были уже делом второстепенным.
В силу изложенного само по себе предложение следователя
провести проверку тел погибших туристов и их одежды на на­
личие радиоактивности равносильно предложению привлечь
к делу КГБ. Для того времени это было только так. Мысль на­
значить радиологическую экспертизу не могла прийти в голову
следователя Иванова на ровном месте, просто от нечего делать.
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 215

для такой экспертизы должны были существовать некие объ­


ективные показатели... либо некое требование, серьезное на­
столько, что его невозможно было игнорировать.
Материалы дела не дают оснований подозревать наличие
радиоактивных элементов на месте трагедии группы Дятлова.
А традиции проверять одежду всех трупов дозиметром в СССР
1959 г. не существовало, как не существует ее в России и ныне.
Стало быть, кто-то очень убедительно рекомендовал следова­
телю радиологическую экспертизу провести. Самому Иванову
экспертиза эта была совершенно не нужна — дело явно шло
под закрытие, и он бы преспокойно закрыл его без лишней
волокиты. Трупы найдены, следов посторонних лиц на месте
преступления нет, ну так зачем тянуть резину, правда? Ан нет,
ему дали команду (или рекомендацию — как угодно), и притом
с такого серьезного уровня, что следователю Иванову осталось
лишь взять под козырек и ответить «есть!».
Самое интересное заключается в том, что экспертиза оказа­
лась не напрасна — следы радиоактивности действительно были
выявлены. Можно сказать, что это было, пожалуй, единственное
попадание следствия «в десятку». На фоне бесплодных допросов
манси о «молельных камнях», солдат внутренних войск о «све­
тящихся шарах» и халтурно проведенных опознаний вещей
здесь мы видим вполне логичное (а главное — результативное!)
следственное действие. Вроде бы и сделанное наобум, но зато
какое удачное!
Есть серьезное подозрение, что успех радиологической экс­
пертизы оказался вовсе не случаен. Другими словами, те, кто
рекомендовал (или приказал) Иванову назначить ее, отлично
знали, каким должен быть результат. И именно в этом кроется
самая большая загадка «дела группы Дятлова», а вовсе не в про­
ломленном черепе Тибо-Бриньоля и не в сломанных ребрах
Золотарева, там-то как раз все очень просто объясняется, как
мы это увидим в свое время! Главная интрига — в неожиданной,
нелогичной, неуместной и при этом такой успешной радиоло­
гической экспертизе.
Так что же обнаружили специалисты Свердловской радио­
логической лаборатории?
Биосубстраты, извлеченные из тел четырех погибших ту­
ристов, найденных в овраге, показали, что тела погибших не
были радиоактивны. Если точнее, в них не было превышения
2 16 А. Ракитин. Перевал Дятлова

ФJ*10
Д. * ____ 1»5 г.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
со зы )
18 мая
. 1959 ро^ВеРДЛОВСКнародны й ледовагель Проку­
старший-
ратуДрокурор криминалист удмсуратуры Свердловской ... области
(врал, АССР*.___Иванов __ __________рассмотрев уголовное дело не
(налет ый чип,
обвинению (^гибели студентов Уральско го политехническо го
института __ ____

в принимая во внимание ЧТО ДЛЯ ВЫЯСЯвИИЯ ПРИЧИН ГИбвЛИ ТУРИСТОВ


необходимо произвести радиологические исследования и
решить вопрос о радиоактивном заражении одежды туристов

руководствуясь ОТ. ОТ. 63 И 171 УПК РСФСР,


ПОСТАНОВИЛ;
назначить но настоящему делу ЙК8ИК0—ТеХНЯЧвекую экспертизу______
экспертизу для разрешения следующих вопросов;__
1 «Имеется ли радиоактивное заражение одежда я частей
SgyifSi~погаб|Ш~Щ)истов« ’ "
к о неводство экспертизы поручить Главному радиологу
г* Свердлов ска Левашову.
~В распоряжение эксперта представить всю одежду Золотарева,
Дубининой,Колеватова и Нибо-Бриньояь# а также части их
трупов.
_Прокурор кришналист~Г ~ / / у ) ~
Младший советник юстиции у Жванов/
2
Постановление о назначении радиологической экспертизы

активности, обусловленной естественным присутствием в че­


ловеческом организме изотопов. Это означало, что Дубинина,
Золотарев, Колеватов и Тибо-Бриньоль не пили зараженную
воду и не вдыхали радиоактивную пыль — в общем, не получали
внутрь радиацию ни в каком виде.
Кроме того, не оказалось радиоактивных элементов и в грунте
из ручья — его тоже проверили, предусмотрительно взяв пробу
из-под трупа, обозначенного № 1 (Колеватова).
А вот на трех предметах одежды оказались найдены следы
радиоактивного заражения. Хотя их владельцы были пронуме-
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 217

*У -

I *С>и ,

- ■

Jt***0, <^*^2 -л- ^ a$*4gjfk*~A


<Ф 'Яс^гр' */*/ /, £,£,4 гчг^е- —
. Secit
*~Пу4н9&0L&t£*£c, ^4 & tm * * * k*
-^&Lc 4U -iS^A y £ ^ / rM ^t^£-c- +C-&- ^ ■:jg ^ ^ tc 4 S £ ty

Sfyiee. £4&
>c, -
.'S c * * * * , :j i^ Jt£U*~££ca2^ -
s$ ljtL e< r - ■ 'fb b f1£**1л /У Р шлл^ 1 £ £ >*уу..т > - , - - ^ г . ^ у ' 1 <у.^_ . _ j^ y g

АФм&4иг*£- & & u * ^j^cu tj^cA ^e, <*. J&'*


cZ4££(Z - 6 / Я&*4**4^ме5&

At&£C^*4>&*sc44f <*c*&~' &***^8ЯнС4si **№


%**' ‘^tssabt^ \^Jf*^-T^0Y'x J,'
^ / ^dc^dc^d c^ceddctd *dT *S d -
-J?J&^J&t&tfddbMJb &* 'J<X&auK**t
£/ &3L&6C4* ,,^0^ddd^t^r 0£&, *Sjf
- j ~ 0 4 ^ *& ^&<u*0 *
£ / Ла+г-€. sdudS4t^44u £ш* +/d -
- £~6*4ЯО tuue.*4t, <£& Х&Г& £ * s c -d

@0 sS £ ~ jf*€fd~ e& £c& ****C L ^


L
'■ijltm & m u& b £ с Ф о ^ ..J d ^ o d ' c t3*ec . aJb& ?& tb i~
-
**
»

Фотографии подлинника физико-технической (радиологической) экспертизы


некоторых вещей и биосубстратов из тел последних четырех туристов, обнару­
женных в мае 1959 г. Обратите внимание на то, что грунт, взятый из-под тела
Александра Колеватова, не был радиоактивным, что полностью отметает всякие
Домыслы о «попадании радиоактивности из ручья». Опираясь на это наблюдение,
Мы можем с абсолютной уверенностью утверждать, что ни дно оврага, ни талый
| РУчей, протекавший там, радиоактивными не являлись.
218 А. Ракитин. Перевал Дятлова

- £—

фЛёЛ J&ZjK? &&Z £ *>0&Ht^y<..


rf<ff# .У^^&ффАфПФ^ФФ-С^ ^Ф4ФФВ^Фсаъ44
■4 ^Zt€^£€^c*>s£>' J ? ^ й е л ? ^ / ,
£H!^^&€^'*t&Z4i^ .44^0^ „,ФСфф4^г&**&£~Ф^ ^Ф*4Л~-:‘€ ~
е^& е^оо ггли А £фс
* --а
*£*
< & у
Я ш& еФЯ вФк& веуяжё&ё* *&&■ &Ф*
'«и
*е*
ХгЛйёф. - ЪАФФ&е&^ф ЪеФФФ*& - -2*2-*f*<’-r*&*c "*> ■£&*.г^т^сА ~Д

‘ISO *0ф£5м&*1dtS4
,4 л^/4 а Дее- <<Аь&ф4ф+*х*ее4йА у4ку4ф*4:5Фес&се~-
$4*&>4Ф&.ф&£4«*' "s%>
',сс*^&о&£'- <%хфже&е!£^
^£сФ^укФ^ ^л.

^£^>4' ^ s i f c j <и*г- ■■^фф^^.Фг^-4ее~ 4£4~Ж ЛЛ'"Ж^Ф/


-4' ^№§уф&с~ука а# е4ф^-гг&*>ж££. &JS&& ~ Ж/"*
Мафы^-фии^4о^1Ф^ил^ у^^4ф^дф4^^А1АгФ^лФ im&'

ф / ё $ £ Ш Ф > .-'4 ф ф Ш '^ / С л л у у с а ^

&/4&ФЧР „^4&ФЬу6&глФ. .
s&Cj&&d ss у, g'sJ, 4
Щ ^Ф ^С ф Ъ Ф С . ,. 4 г уЛ ёа^в Ф Ф С Д ф Ф ^ уф ^ ( ёФ £4- Ф *А / ',

1
Фотографии подлинника радиологической экспертизы (продолжение)
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 219

^5йй- ,,-zc/£*bf
~ че^ле.' Г"<$?*.*- ,

Z 4 ^ C ^ f-e ^ - с~ .

г
l> h i 'ЛФ Ь з
1 Ш Н 4 'S N 1

i f t i r i l i q l i |!1
<#/A? 4 ^ ^ J' jW /,/*/0~J
3€>,&0 <J,£g0 S4 \ +4 ~
S4,0jc 0,J?6O t4 ■+/

■i6* ^

p- J?- ■&ре-.Жь£££Ъ&&

saC£b*■4<z4Ls*£d&<* ^Zcp^e*-
4 ч £ ^ t« ^ ' iefe-eH&-. <?%S4!P —•

W^C^Csc^ .■td&tPC*' spceC* ,<ьс~


Hpf if» II >1 /V"У,
' Л >

?10&aLex&u^ *&&s&A^0b<^.х*4мшл/
^ ^ -*fc ^ /45^--
4f* b s' .*■'&■<? /£ е ^ к & & - *■
h' Wgliw«fle^Ctet^^ ^ Ц а*//уУ £&^4Р'^4-*л>*г^ ^tcc^
&*&4htg^us&' 'jt«z.- сел

Фотографии подлинника радиологической экспертизы (продолжение)


220 А. Ракитин. Перевал Дятлова

• лг~- J^ac^c- ~ ^е*в**^


у‘ (Zde#*^' - V*

urn *•-
у«йы^е^с^с. -
s / '&£e4e-C&p&&Z^£j&fri£- <g?^Йиг^в^йе^^
(3€*0t0&V4P«2&£ M£*bC&^i^S~*zc
c*£t&4C4*» с ь я Л * -"*:*<s<^

Н ^ - ‘л£“ -------- ~ ^
I -p&ejZ&:..£>&ль<е&с-
I
s$u*66c. ^^e&g2c44?€£ii€x!^^ ..-^*^ч5<г5ел>- .'?tj/*4tc. 'ttepdCe •■
J t^ r ig Z & X i ^

az - глс.

-fee-- ,-'J*xt-s£s&-£Ж*сс. .'-*<■. ^ &£c^c*»£*

:: ,. i*i . -..OV-^-^.-te,^..


2а*uZ*^ks-^*& .’

| &■
'&£&'e^^ctf0^U^!ku^ S ^ ^ te 6 (P -
j>
j/ /
II
ii

Фотографии подлинника радиологической экспертизы (продолжение)


Глава 15. Физико-техническая экспертиза 221

f*
ll______ _____ ______J
i Ф i ] v
и

ОЁл/ЕесАхе, A' r£.

'
i - l 4 « f
Ц

_
1 1
и N
j 4
' l l
К j l i

_
J v >
\ J -J v
й I * > : l i b.
м¥ 0,£ /4 4s < Л 6/0 J/3 3 £.4-00
¥¥ 4S /Ж # » 0, 090 ££ J J00C
А/ / S,S 4s, £20 0,//O £0 4 //JO й/ S /4
0,£ SfS*0 S.J0O s4 £ \ s4 o0 4S-/f
a 'S 0,£¥ /,4oo ¥,¥£¥ s4 ~ Z -
" J
1 '’^к^с^г. -0м а с ~■ ¥ £ as So,4/o O,JS0 £S ..* i £¥a* *S£'\
as /3,j£o 0,4/0 £9 s ! J~/0O £4 -Л
(Ж/о/о MZ 4/, 00 i “At' £4 T ££00 r > . 4
! **
* £ as s 4,4so 0,4/a £9 ! j ; ¥¥00 <¥■* /*
ss £ '
as 4 //a о, /4a 5 ? - ' j* I

'fyjfe****’s ** £ as ¥,j&a 0,J£0 sJ ~ rt


? lN e e «£ - л/£ o,0££j o,jOa 0,300 £4 | - -
~ 1
ЯЁ/А&Ъ'ОаЬС. ¥ J \ /,* S4//0 o,/4o £ J “\s S/O0 //¥*4
(Ж/ з & а &о i as \SJ,oo i ¥,££0 j 10 4/00 :^ /Щ
и- ¥j ; / * ¥ ¥¥,/0 1 0, 0/0 £S «-
1-
¥S q.o/4 ¥ /SO \ 0 040 s4 - " J
s4j as /SO0 1 ¥ S o o s4 T ~1 — T |
--- - - . . . . -■ 1
''££*£■4ж* AS# 0,</J¥ /4,/0 j 0,/00 S £ J - -

($&Л¥А¥/ AS# 0,£ /4 Л /0 j 0, 400 ? J00O


фбеъЫо AS# as /£4/0 [ 0,3J0 | 4 £000 : 0,¥- /Ц
:- .. . . . . . . . . . . . . . . . . ■
¥ ¥ a a// | //£/0 4 /00 £¥ ~ 4 ~ \ J4m ¥*"4,
rl&?c€ <:Z &€*Р/4 а ' ¥ # £ /00 ! o,£/0 1 / 4 \£ £000
I i i j t H 3
~1(&К>ь£* 0Ш**££.*Х~и^ ¥ # as j J,/4o \ 0, /0 0 £4 - -
■SSZjA&t/o AS ¥ as | aj jo \ £ 4 \\ T J 0 0 0 ¥ 4 ¥ i
^ ¥ ¥,/// /Л'О 0,/+0 - щ [ T — - I~ 1

L - - - - - - - - - - - - - - - - - - -— _ — -- - - - -- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - 1 i-- - - - ; „ _ _ _ _ _ 1
■H — ----------- >
~P -. . . . , ~ r J ZJ
фсы/А&с* фьi A u s a ^ e ^ i^ s ^ * J~J~

Фотографии подлинника радиологической экспертизы (продолжение)


222 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Ог£аЯ~.

'Ж*£" & *4? 4 * # 4 Ж & { ^ и г м


{$& ё -^ с - .

' ^.'4рбьехсвс& <?t€fde*e4£4£c*Z' ^ .- j* ^


4 &ьм!~ {'j&p 9 dSS&■■ям&Л
^Ж &€Ь»£е.. /<&4& ш*‘-/*

Фотографии подлинника радиологической экспертизы (продолжение)


Глава 15. Физико-техническая экспертиза 223

рованы и в акте экспертизы не назывались по именам (так и ука­


зывалось: «шаровары от № (такого-то)», «свитер коричневый от
j^o (эдакого)»), известно, что эта нумерация совпадает с нумера­
цией в уголовном деле актов судебно-медицинских экспертиз
тел, найденных в овраге. Другими словами, под № 1 в тексте
физико-технической экспертизы фигурирует Колеватов, под
jsjo 2 ■
— Золотарев, под № 3 — Тибо-Бриньоль и под № 4 — Ду­
бинина. Радиоактивность на упомянутых трех предметах одежды
была локальной, т. е. очаговой, и группировалась на отдельных
фрагментах. Площади «пиковой» интенсивности излучения
в каждом случае были невелики — не более 100 см2ткани. Мак­
симальная активность участка свитера, обнаруженного на теле
Людмилы Дубининой, площадью 75 см2, составила 9900 расп./
мин. (165 Бк); куска ткани нижней части шаровар Колеватова,
площадью 55 см2, — 5000 расп./мин. (83 Бк), а фрагмента пояса
его же свитера, площадью в 70 см2, — 5600 расп./мин. (93 Бк).
После их помещения в проточную воду на 3 часа произошло
заметное снижение радиоактивного фона (на 30-60 %). Это
означало, что радиоактивны были не сами нити, пошедшие на
изготовление свитеров и штанов, а осевшая на них пыль, которая
смылась водой.
Какой именно изотоп (или смесь изотопов) стал источником
излучения, неизвестно. Лабораторный датчик фиксировал бе­
та-излучение, являвшееся следствием распадов атомов; альфа-
и гамма-излучения обнаружены не были.
Здесь необходимо сказать несколько слов о качестве экс­
пертизы с точки зрения современных представлений о радиа­
ционной безопасности и оценить добросовестность главного
радиолога Свердловска и компетентность его выводов. Дело
в том, что среди части лиц, интересующихся трагедией группы
Игоря Дятлова, бытует представление о том, что оборудование,
использованное для проведения ФТЭ, было несовершенным,
а стало быть, и неточным, а потому общий вывод эксперта не­
обоснован и имеет слишком расширительное толкование. Мол,
не мог и не должен был Левашов делать те утверждения, которые
сДелал, и понимать подписанное им заключение надо совсем не
Так>как понимает большинство людей.
Не будет ошибкой сказать, что текст радиологической экс­
пертизы интересен не только тем, что в нем написано, но и тем,
11X0 не написано. В этом отношении он подобен актам СМЭ,
224 А. Ракитин. Перевал Дятлова

' / /
т. е •
^ О

Справка, расшифровы­
вающая акт экспертизы

вышедшим из-под руки Возрожденного, в которых умолчание


порой красноречивее текста. Итак, о чем же может поведать нам
замечательная ФТЭ, проведенная главным радиологом города
Свердловска товарищем Левашовым?
Уважаемый эксперт отметил, что «твердые биосубстраты
содержат радиоактивные вещества в пределах естественного
содержания». Фраза получилась несколько тавтологичная
(«содержат.... содержание»), но бывалому эксперту это прости­
тельно, все-таки казенный язык — это не изящная словесность,
текст эспертизы должен быть понятен даже неспециалисту! Он
понятен, спасибо эксперту за это!
Далее товарищ Левашов зафиксировал, что «отдельные об­
разцы одежды содержат несколько завышенные количества
радиоактивных веществ или радиоактивные вещества, являю­
щиеся бета-излучателем». И отметил смывание оных водой, из
чего сделал вывод — вполне правильный, —что радиоактивность
одежды обусловлена не нейтронным потоком и не наведенной
радиоактивностью, а загрязнением неким бета-излучателем.
Переводя с русского на понятный —обычной пылью, испускав­
шей самопроизвольно электроны или позитроны. Собственно,
самопроизвольное испускание в пространство электронов (или
позитронов) и называется бета-излучением.
йто довольно опасный вид радиоактивности. Бета-, в отличие
от альфа-излучения, не задерживается кожей человека и спо­
собно проникать в тело на глубину до 2,5 см (в зависимости от
энергии), поражая внутренние органы. Но не это самое интерес­
ное в радиоактивном загрязнении одежды погибших туристов.
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 225

Интересно другое. Многочисленные радиоактивные химиче­


ские элементы и их изотопы обычно демонстрируют смешанный
тип радиоактивности, т. е. в процессе их самопроизвольных
распадов происходит выброс в окружающее пространство
нескольких видов заряженных частиц, скажем, бета-частиц
и гамма-квантов, или альфа-частиц и гамма-квантов, либо
плюс к этому свободных нейтронов и т. п. В общем, возможны
самые различные комбинации. Некоторые радиоактивные изо­
топы и их смеси способны демонстрировать саморазогрев, т. е.
процессы распада внутри их слитков или кристаллов протека­
ют столь интенсивно, что они излучают в пространство тепло.
Например, таблетка из оксида кюрия-242 массой в несколько
граммов разогревается из-за самопроизвольного распада атомов
до температуры почти в 1200 °С и нуждается в постоянном ох­
лаждении. Это, конечно, исключительный пример, но следует
признать, что теплотворная способность многих изотопов до­
вольно значительна.
Насколько совершенна была техника, использованная для
ФТЭ? Из Акта экспертизы мы знаем, что для предварительного
определения радиоактивности одежды был использован универ­
сальный радиометр «ТИСС», а затем сами замеры проводились
с помощью счетчиков СТС-6 в свинцовом «домике» («домик»
действительно был свинцовым и представлял собой своего рода
сейф с запиравшейся дверцей. Толщина его стенок составляла
обычно 4—5 см — этого было достаточно для экранирования
естественного радиоактивного фона окружающей обстановки
и космического излучения). Радиометр «ТИСС», сделанный
с использованием электровакуумных ламп, с точки зрения со­
временных технологий может показаться сущей архаикой — при
его включении только на прогрев всех электроцепей требовалось
5 мин. Согласно паспортным данным, он фиксировал альфа-из­
лучение с энергией частиц от 3 МэВ и выше, а бета- и гамма-из­
лучения — с энергиями от 0,6 МэВ (МэВ — это сокращение от
словосочетания «мега-электрон-вольт», мера энергии частицы
и ее массы). Если говорить предельно общо, то чем выше этот
показатель, тем выше ионизационная способность частицы
и тем опаснее она для человека. Помимо величины МэВ физи­
ки и радиохимики оперируют понятием КэВ (кило-электрон-
вольт — единица энергии той же размерности, но в тысячу раз
Меньшая первой). Из факта существования указанных нижних
226 А. Ракитин. Перевал Дятлова

порогов чувствительности радиометра ТИСС кое-кем делается


поспешный вывод о том, что главный радиолог Свердловска
Левашов необоснованно заявил об отсутствии альфа- и гамма-
излучений. Дескать, они могли иметь место, но «малочувстви­
тельный» радиометр «ТИСС» их попросту не уловил.
Насколько верен такой взгляд? Ведь действительно, неко­
торые радиоактивные изотопы демонстрируют альфа-распад
с энергией частиц ниже 3 МэВ, а прибор их, получается, «не
чувствует». Но конструкторы ТИССа были отнюдь не глупыми
людьми и вполне могли понизить порог чувствительности —
технически это не составляет затруднений. Однако они не стали
так поступать, и были правы. Дело в том, что альфа-излучение
с низкой энергией частиц наблюдается у сравнительно неболь­
шого числа изотопов, и все они являются редкоземельными,
т. е. в чистом виде химически очень активны. Кроме того,
среди них преобладают короткоживущие изотопы — с очень
небольшим периодом полураспада. Как большинство активных
короткоживущих изотопов, они демонстрируют гамма-излуче­
ние. Практического смысла опускать границу чувствительности
альфа-излучения ниже 3 МэВ просто не было — подобная опция
вне лаборатории ядерной физики была бы невостребована. Если
бы такой изотоп попал на шаровары Колеватова или джемпер
Дубининой, то он либо прореагировал бы с водой ручья и был
унесен в Лозьву, либо дал заметное гамма-излучение. Другими
словами, так или иначе прибор бы его «схватил». Поэтому все
разговоры о том, что на одежде погибших мог присутствовать
альфа-излучатель с низкой энергией частиц, лишены смысла.
Не было там такого специфического изотопа, и Левашов ока­
зался стократ прав, написав, что «альфа-частиц не обнаружено».
Теперь перейдем к бета- и гамма-излучениям. Как отмечено
выше, чувствительность радиометра «ТИСС» применительно
к этим видам радиоактивности существенно повышена — ниж­
ний порог составляет 0,6 МэВ, а это означает, что электроны
и кванты с этой или большей энергией будут зафиксированы.
Логика конструкторов понятна — эти виды радиоактивности
опаснее, чем альфа-излучение. При равных энергиях бета-ча­
стица будет иметь большую скорость и значительно большую
проникающую способность, чем альфа-, а гамма-квант, в свою
очередь, будет в этом отношении превосходить и бета-излуче­
ние. Чем выше энергия частиц, тем более «жестким» считается
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 227

излучение, тем выше его опасность для человека. «Мягкие» из­


лучения полностью или в значительной степени задерживаются
человеческой кожей и, если только не попадают внутрь организ­
ма (с водой, пищей или пылью при дыхании), особой опасности
не представляют. Не случайно радиологи для характеристики
дозы облучения долгое время использовали не обычную для
физики единицу измерения «рентген», а «бэр» — «биологический
эквивалент рентгена», показывающую дозу радиоактивности,
попавшую в организм и вызвавшую там, в силу ионизации, из­
менения на молекулярном уровне.
Для создателей радиометра «ТИСС» интерес представляли
именно жесткие излучения в силу упомянутой выше опасности
для человека. Порог в 0,6 МэВ достаточно объективно выражает
опасность бета- и гамма-излучений. В ходе естественно протека­
ющих реакций ядерных превращений образования гамма-кван­
тов с меньшей энергией практически не происходит. Кроме того,
как уже было сказано, гамма-излучение не наблюдается само
по себе, оно обычно идет в паре с альфа- или бета-излучением
(и в последнем случае гамма- переносит большую энергию, чем
бета-). А это означает, что если радиометр «ТИСС» зафиксиро­
вал бета-радиоактивность, то гамма-излучение он должен был
обнаружить тем более (как более «жесткое»). Этого, однако, не
случилось, а значит, в данном случае имела место, как говорят
физики, «чистая бета», т. е. бета-излучение без сопутствующих
видов радиоактивности. Остается добавить, что бета-излучения
с энергиями ниже 0,6 МэВ наблюдаются у сравнительно неболь­
шой части изотопов, но все они могут считаться «мягкими» и от­
носительно не опасными (минимальная известная на сегодня
энергия бета-распада всего 0,018 МэВ).
Поэтому даже с позиции современных, гораздо более стро­
гих, нежели в 1959 г., представлений о ядерной безопасности
универсальный радиометр «ТИСС» не может считаться грубым,
неточным или бесполезным прибором. Да, его элементная база
Устарела, но законы физики с 1959 г. не изменились и результа­
ты физико-технической экспертизы не должны расцениваться
как неполные или, тем более, ошибочные. Если Левашов в за­
ключении указал, что «альфа-частицы <...> не обнаружены»,
значит, на представленных образцах их действительно не
было. Если главный радиолог констатировал, что не зафикси­
рованы гамма-кванты, это означает то же самое — они просто
228 А. Ракитин. Перевал Дятлова

отсутствовали. На загрязненной радиоактивным материалом


одежде была «чистая бета». К сожалению, мы не знаем, какова
была энергетика этих частиц, мы можем лишь быть уверены
в том, что выше 0,6 МэВ, т. е. излучение было довольно «жест­
ким» и опасным для человека.
Но вот в чем штука — чистых бета-излучателей, — т. е.
радиоактивных элементов и их изотопов, не излучающих в про­
странство ничего, кроме электронов или позитронов, в общем-
то, не очень много. Несколько меньше 900 (при общем числе
изотопов около 2300), другими словами, около 35 % от общего
количества радиоактивных веществ и их изотопов. И что еще
интереснее — значительная часть упомянутых чистых бета-из­
лучателей имеет очень небольшой период полураспада. Други­
ми словами, в течение сравнительно небольшого промежутка
времени количество «чистого бета-излучателя» естественным
образом уменьшится, а вместо него появится другой изотоп (или
даже не один). Если изотоп будет стабилен, то радиоактивное
излучение исчезнет, т. е. цепочка распадов закончится, а если
нестабилен, то продукт распада создаст дополнительное излу­
чение (альфа-, гамма-, нейтронный поток — неважно!). Говоря
максимально просто —одно только бета-излучение представляет
собой явление довольно редкое и свидетельствует о нескольких
интересных для нас деталях, а именно: 1) бета-излучатель дол­
жен быть высокой чистоты, без примесей; 2) время полураспада
этого изотопа должно быть достаточно велико для того, чтобы за
3 месяца (период с конца января по середину мая, т. е. времени
проведения экспертизы) не дать заметного процента распада
исходного количества радиоактивного материала (ведь если бы
этот процент был велик, то обязательно возникли бы сопутству­
ющие излучения, чего, как мы знаем, ФТЭ не зафиксировала);
3) таинственный бета-излучатель должен демонстрировать
невысокую химическую активность, по крайней мере, не реа­
гировать с водой и не растворяться в ней, ведь если бы это было
не так, то за время пребывания в ручье от 6 до 14 суток он бы
попросту исчез и у главного радиолога Свердловска не оказалось
бы материала для исследования.
Эти предварительные выводы чрезвычайно интересны и за­
ставляют задуматься. Дело в том, что в чистом виде бесполезные
вещества почти никогда не получаются, химическая чистота —
это следствие специально задуманного и осуществленного
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 229

УТВЕРЖДАЮ:
:В2РМВСК0И ОБЛАСТИ
iPCTBBHHi СОВЕТНИК ЮСТИЦИЙ Ш КЛАССА
( Н.КЛИНОВ
%
1М / м ая 1959 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ.

28 мая 1959 г . гор.Свердловск.

Прокурор криминалист Свердловской облпрокуратурн младший


советник юстиции Иванов, рассмотрев уголовное дело, возбужденное
по случаю гибели 9 туристов в йвдельском районе Свердловской
области,
у с т а н о в и л ;
28 января 1959 г.группа самодеятельных туристов в количестве
10 человек отправилась в лыжный поход по маршруту: гор.Свердловек
- гор.Й вдш ь- пос.2-Й Северный - гора Отортен - гора Ойка-Чакур
- река Северная Тошемка * пос.Вижай - г.Ивдель - гор.Свердловск.
В состав группы входили: Дятлов Игорь- студент Уральского
политехнического института, руководитель похода; Дубинина Л .А .,
>лмогорова З .А ., Колеватов А .С ., Юдин Ю.Е.,Дорошенко ККН. -студен-
1 УЛИ; Золотарев А .А .- инструктор Коуровской туристической базы,
Слобода Р.В.Дривонищенко Ю.Г.,Тибо-Врияьодь Н .В .- инженеры пред­
приятий г.Свердловска и г.Ч елябинска.
ьсе участники похода имели хорошую туристку» подготовку и
могли участвовать в походе Ш категории трудности. Группа была снаб­
жена необходимым снаряжением и питанием, финансировал поход проф­
ком Уральского политехнического института.
Црибыв благополучно к месту начала пешего похода- на нос.
2-й Северная ивдельского района, группа 2 8 .1 .5 9 г . вышла в поход*
Один турист - Юдин Ю.С. с участка 2-го Северного возвратился домой,
так как не смог и з -з а болезни продолжать поход.
Из дневниковых записей, кроков маршрута и проявленных фото­
пленок туристов усматриваетея,что 28Л . 59 г.группа шла вверх по
течению р.Яозьвы, 3 0 .1 .5 9 г.группа продолжала движение, 3 1 .1 .5 9 г .
туристы вышли к реке Ауспии и пытались перевалом пройти к долине
Р*лозьвы, однако и з -з а низкой температуры и сильного ветра они
вынуждены были вернуться вниз и остановились на ночлег.
1«П.59 г . в верховьях р.Ауспии туристы соорудили лобаз, в котором
оставили запас продуктов и все излишнее снаряжение.
Возвратившись 3 1 .1 .5 9 г . в долину р.Ауспии и зная о трудных
условиях рельефа высоты ”1079” , куда предполагалось восхождение,
Дятлов, как руководитель группы, допустил грубую ошибку, выразив-
иуюся в том,что группа начала восхождение 1.П .59 г . только в 15-оо*

Фотокопии постановления следователя Льва Иванова о прекращении «уголов-


н°го дела о гибели группы туристов». В постановлении присутствуют любопыт-
НЬ1е моменты, на которые следует обратить внимание (некоторых из них мы
касались, о других придется говорить ниже). Так, например, уже в первом
Предложении устанавливающей части этого документа погибшая группа названа
Самодеятельной», что не соответствовало действительности. Замечательный
Разчик юридической одаренности следователя Льва Иванова.
230 А. Ракитин. Перевал Дятлова

- г -

В последующем, по лыжне туристов, сохранившейся к моменту


поисков, удалось устан ови ть,что продвигаясь к долине четвертого)
притока реки Лозьвы, туристы приняли на 500-600 м. левее и вместо
п еревал а, образуемого вершинами ” 1079” и 880й , вышли на восточный
склон вершины ”1079” .
Это была вторая ошибка Д ятлова.
использовав светлое время дня на подъем к вершине ” 1079” ,
в условиях сильного в ет р а , что явл яется обычным в данной местности,
и низкой температуры, порядка 25~30UG, Дятлов о к азал ся в невыгод­
ных условиях ночевки и принял решение разбить палатку на склоне
вершины ”1079” с тем,чтобы утром следующего дня, не т ер яя высоты,
пройти к горе Отортен, до которой по прямой оставалось около 10 км.
В одном из фотоаппаратов сохранился фотокадр ( сделанный
последним ) , на котором изображен момент раскопки сн ега для у ста­
новки палатки* Учитывая,что этот кадр был снят с выдержкой 1 /25
с е к .,п р и диафрагме 5 ,6 при чувствительности пленки 65 Ед.ГОСТ, а
также принимая во внимание, плотность к ад ра, можно сч и т ат ь, что к
установке палатки туристы приступили около 5 часов вечера 1.П .59г*
Аналогичный снимок сделав и другим аппаратом.
После этого времени ни одной записи и ни одного фотоснимка
не было обнаружено.
'С огласно протоколу маршрутной комиссии руководитель группы
- Игорь Дятлов 12.П .59 г.должен был телеграфно донести спортклубу
УЛИ и Комитету физкультуры ( тов.Уфимцеву) о прибытии в поселок
Вижай.
Поскольку контрольный срок - 12.П .59 г.прош ея, а сведений от
группы не поступило, туристы , близко знавшие Д ятлова,стали настой­
чиво требовать принятия мер по розыску и 20.П .59 г* руководством
Института по маршруту Дятлова была отправлена поисковая группа,
а затем еще несколько групп. В дальнейшем на поиски были направлены
солдаты и офицеры МВд, самолеты и вертолеты гражданской и военной
авиации.
26 февраля 1959 г* на восточном склоне вершины ” 1079 ”была
обнаружена палатка группы со всем снаряжением и питанием в ней.
Палатка и все т о ,ч т о находилось в ней, хорошо сохранились*
Осмотр палатки п о к а за л , что она поставлена правильно и обес­
печивала ночяев туристам. В палатке постелены 2 одеяла,рю кзаки,
штормовые куртки и брюки. Остальные одеяла были скомканы и смерз­
л и с ь. На одеяле обнаружено несколько кусочков шкурки от корейки.
Расположение и наличие предметов в палатке ( почти в ся обувь,
вся верхняя одежда, личные вещи и дневники ) свидетельствовали о
том,что палатка была оставлена внезапно одновременно всеми тури­
стами, причем, как установлено в последующем криминалистической
экспертизой, подветренная сторона п алатки, куда туристы распола­
гались головами, о к азал ась разрезан а изнутри в двух м естах, на
участк ах, обеспечивающих свободный выход человека через эти р а з­
резы .

Фотокопии постановления следователя Льва Иванова (продолжение). Следова­


тель Иванов грубо ошибся в определении времени установки палатки на склоне
Холат-Сяхыл и погоды, при которой это происходило.
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 231

Ниже палатки, на протяжении до 500 метров на снегу сохрани­


лись следы людей, идущих от палатки в долину и в лес* Следы хорошо
сохранились и их насчитывалось 8-9 пар. Осмотр следов показал,что
некоторые из них почти босой ногой оставление например, в одном
х/б.н оске ) , другие имели типичное отображение валенка,ноги,обутой
в мягкий носок и т.п* Дорожки следов располагались близко одна к
другой, сходились и вновь расходились недалеко одна от другой.
Ближе к границе леса следы исчезли - оказались занесенными снегом.
Ни в палатке, ни вблизи ее не было обнаружено следов борьбы
или присутствия других людей.
26.П .59 г .в 1500 метрах от палатки, у границы леса,обнаружены
остатки костра, а около него раздетые до нижнего белья трупы Доро­
шенко и Кривонищенко. В 300 метрах от костра, в направлении к палатке,
обнаружен труп Дятлова, еще в 180 м. от него - труп Слободана, а в
150 м. от Слободана- труп Колмогоровой. Последние три трупа располо­
жены на прямой от костра к палатке. Дятлов лежал на спине, головой
в сторону палатки, рукой обхватив ствол небольшой березы. Слободан
и Колмогорова лежали лицом вниз, поза их свидетельствовааа о том,
что они ползли к палатке* В карманах Колмогоровой, Дятлова и Слобо-
а обнаружены деньги,личные вещи ( авторучки,карандаши и т . п . ) .
Г левой руке Слободана,откинутой в сторону, обнаружены часы, которые
показывали 8 часов 45 минут. Часы Дятлова показывали 5 часов 31 минуту.
Судебно-медицинской экспертизой установлено,что Дятлов,Доро -
шенко, Кривонищеико и Колмогорова скончались от действия низкой тем­
пературы ( замерзли ) , ни один из них не имел телесных повреждении,
не считая мелких царапин и ссадин. Слободан имел трещину черепа дай­
ной 6 с м ., которая разошлась до 0 ,1 см*,но умер Слободан от охлаждения*
4 мая 1959 г .в ?5 метрах от костра, по направлению к долине
четвертого притока р.Лозьвы, т . е . перпендикулярно к пути движения
туристов от палатки, под слоем снега в 4 - 4 ,о метрах, обнаружены
трупы Дубининой, Золотарева, Тибо-Бриньолъ и Колеватова. На трупах,
а так же и нескольких метрах от них обнаружена одежда Кривонищенко
и Дорошенко- брюки,свитры. Вся одежда имеет следы ровных разрезов,
т .к . снималась уже с трупов Дорошенко и Кривонищенко*
Погибшие Тибо-Бриньоль и Золотарев обнаружены хорошо одетыми,
хуже одета Дубинина - ее куртка из искусственного меха и шапочка
оказались на Золотареве, разутая нога Дубининой завернута в шерстя­
ные брюки Кривонищенко. Около трупов обнаружен нож Кривонищенко,
которым срезались у костра молодые пихты. На руке Тибо обнаружено
двое часов - одни из них показывают 8 часов 14 минут, вторые- 8
часов 39 минут.
Судебно-медицинским вскрытием трупов установлено,что смерть
Колеватова наступила от действия низкой температуры ( замерз ) ,
Колеватов не имеет телесных повреждений. Смерть Дубининой, Тибо-
Ьриньоль и Золотарева наступила в результате множественных телесных
повреждений. У Дубининой имеется семметричный перелом реберю права
2 ,3 ,4 ,5 и слева 2 , 3 ,4 , 5 ,6 , 7 . Кроме того,оспарное кровоизлияние в
сердце.

Фотокопии постановления следователя Льва Иванова (продолжение). В по­


становлении ни словом не упоминаются ни радиологическая экспертиза, ни,
соответственно, радиоактивные вещи непонятного происхождения. Никак
у6 раскрыта природа «стихийной силы», которая якобы погубила группу,
тверждение же об «отсутствии на трупах наружных телесных повреждений»
Ротиворечит не только истине, но и документам того самого дела, которое
енчает сей эпический труд.
232 А. Ракитин. Перевал Дятлова

- 4 -

Тибо-Бринъоль имеит обширное кровоизлияние в правую височную


мышцу - соответственно ему - вдавленный перелом костей черепа раз­
мером 3 х 7 см ., с дефектом тот 3 х 2 см*
Золотарев имеет перелом ребер справа 2.3,4*5 и б по около-
грудной и средне-ключичной линии, что и ловлтао его смерть.
Произведенным расследованием не установлено присутствия
I или 2 февраля 1959 г . в районе высоты "1079” других людей, кро­
ме группы туристов Дятлова. Установлено также,что население народ­
ности манси, проживающее в 80-100 км. от этого места, относится
к русским дружелюбно, представляет туристам ночлег, оказывает им
помощь и т .п . Secто, где погибла группа, в зимнее время считается
у манси непригодным для охоты и оленеводства*
Учитывая отсутствие на трупах наружных телесных поврежде­
ний и признаков борьбы, наличие всех ценностей группы, а также
принимая во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы о
причинах смерти туристов, следует считать,что причиной гибели ту­
ристов явилась стихийная сила, преодолеть которую туристы были не
в состоянии.
За недостатки в организации туристкой работы и слабый контроль
бюро Свердловского ГК КПСС наказало в партийном порядке: директора
Уральского политехнического института Сиунова, секретаря партбюро
Ваостровсних, председателя профкома УПК Слободина, председателя
Городского союза добровольных спортивных обществ Курочкина и инспек­
тора союза Уфимцева. Председатель правления спортклуба института
Гордо с работы енят.
Учитывая,что между действиями перечисленных выше лиц, допу­
стивших недостатки в постановке спортивной работы, и гибелью груп­
пы туристов нет причинной связи и, не усматривая в данном деле со­
става преступления, руководствуясь пунктом Ьот.4 УПК РСФСР,

п о с т а н о в и л :

Уголовное дело о гибели группы туристов дальнейшим произ­


водством прекратить.

ПРОКУРОР КРИМИНАЛИСТ
МЛ.СОВЕТНИК ЮСТИЦИИ

с о г л а с ;M i

СОВЕТНИК ю сти ц и и

.4 экз.

Фотокопии постановления следователя Льва Иванова (окончание). Документ


явно предназначен для ознакомления с ним родственников погибших и со­
ставлен, безусловно, очень ловко, чего стоит только фраза о необнаружении
«следов присутствия других людей». Она тем более замечательна, что след­
ствие не обнаружило многих следов самих дятловцев, которые должны были
существовать обязательно, — например, следов поднимавшихся в гору Зины
Колмогоровой и Игоря Дятлова. Однако никакой неловкости от собственной
нелогичности автор постановления не испытал.
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 233

процесса. Если кто-то где-то занимался производством бета-


излучателя высокой чистоты, значит, для этого имелся некий
резон. Достаточно весомый для того времени, когда стоимость
значительной части трансурановых элементов и их изотопов
превышала стоимость золота.
Надо сказать, что физико-техническая экспертиза — это на­
стоящая головная боль всех сторонников версий гибели группы
Дятлова, от лавинной до версии «кровожадного ракетного спец­
наза». И не удивительно, ведь факт назначения ФТЭ совершенно
не вписывается в их версии, а еще более не вписываются ее
результаты. Для того чтобы как-то нейтрализовать достаточно
необычное заключение Левашова, используется парочка до­
вольно тривиальных полемических приемов — аргумент либо
игнорируется, либо получает объяснение, не являющееся та­
ковым по своей сути, то есть совершенно неуместное и ничего
не проясняющее.
К таким примитивным объяснениям относятся два взаи­
моисключающих предположения. Согласно первому, радио­
активное загрязнение попало на одежду из ручья, а согласно
второму — попало ранее, еще до похода, из Восточно-Уральского
радиационного следа (ВУРС).
Чтобы разобраться с обоими вариантами объяснений, пой­
дем по порядку. Загрязнение ручья радиоактивными осадками
с атомного полигона на Новой Земле можно считать невозмож­
ным по целому ряду причин.
Прежде всего, необходимо подчеркнуть то обстоятельство,
что все ядерные взрывы в СССР, сопровождавшиеся выбросом
радионуклидов в атмосферу, планировались и осуществлялись
с таким расчетом, чтобы образовавшиеся облака с радиоак­
тивной пылью уносились потоками воздуха за пределы страны
(т. е. в арктические зоны США и Канады — в случае взрывов на
Новой Земле, и в Китай — при взрывах на Семипалатинском
полигоне). Как нам достоверно известно из документов JCAE
(Комиссии по атомной энергии Конгресса СИЛАХ, Советский
Союз в последние недели перед введением моратория на ядер-
ПЫе испытания в ноябре 1958 г. усиленно взрывал атомные
и термоядерные боеприпасы в северных районах. С 20 сентября
1958 г. по 17 октября 1958 г. на новоземельном полигоне были
Порваны 12 термоядерных зарядов различной мощности, 2 из
Которых — мегатонного класса. С 18 по 25 октября 1958 г. —т. е.
234 А. Ракитин. Перевал Дятлова

всего за одну неделю — на Новой Земле взорваны еще 6 ядерных


боеприпасов, из них один атомный малой мощности и 5 тер­
моядерных мегатонного класса. Наконец, 1 и 3 ноября 1958 г.
в Сибири осуществлены подрывы еще двух атомных зарядов
малой мощности.
Ну, а после этого Советский Союз вплоть до 1 сентября 1961 г.
находился в состоянии моратория на ядерные испытания и ни­
чего такого, что могло дать радиоактивные осадки, не взрывал.
Несмотря на большую серию атомных и термоядерных взры­
вов в атмосфере, осуществленных в СССР в сентябре-ноябре
1958 г., с Новой Земли в район Отортена ничего надуть не мог­
ло — весь радионуклидный «букет» получили господа из НАТО.
Но даже если поверить в то, будто в силу некоего техни­
ческого или метеорологического сбоя облако радиоактивной
пыли залетело в окрестности горы Холат-Сяхыл и пролилось
там обильным дождем, заразив грунт, все равно с «грязью» из
ручья выходит нестыковка принципиального характера. Дело
в том, что ядерные и термоядерные взрывы производят корот-
коживущие изотопы. Их активность снижается очень быстро.
Существует мнемоническое «правило семерок», наглядно де­
монстрирующее скорость снижения радиоактивности продуктов
ядерного взрыва. Согласно этому правилу, уровень радиации на
местности снижается в 10 раз через отрезки времени, равные
степени с основанием 7 часов (погрешность этого наблюдения
не превышает 25 %). Другими словами, через 7 часов после
взрыва радиоактивность снижается в 10 раз, а через 7 х 7 ча­
сов — в 100 раз. Через 7 x 7 x 7 часов (т. е. 2 недели) падение
радиоактивности составит уже 1000 раз. Этому нас учит курс
гражданской обороны, который — увы! — отменить не в силах
ни один сочинитель версий гибели группы Дятлова. Даже эпи­
центр мегатонного термоядерного взрыва на пятые сутки станет
вполне доступен для людей, лишенных средств индивидуальной
защиты, без серьезной угрозы здоровью.
Именно по этой простой причине стертые американцами
с лица земли Хиросима и Нагасаки были очень быстро восста­
новлены и стали абсолютно безопасны для проживания спустя
несколько месяцев с момента бомбардировок.
Итак, даже если поверить на минуту, будто осенью 1958 г. на
Северный Урал каким-то чудом залетела радиоактивная пыль
с Новой Земли, то за период с 3 ноября 1958 г. (объявление
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 235

^оратория на ядерные испытания) до 1 февраля 1959 г. (когда


одежда дятловцев оказалась в овраге) эта пыль до такой степени
потеряла свою активность, что никак не могла накапливаться
на одежде очагами, превышающими окружающий фон в разы.
И этот вывод прямо подтверждается заключением радио­
логической (физико-технической) экспертизы: грунт, изъятый
на месте обнаружения трупов, пройдя должную проверку, не
показал сколько-нибудь заметной радиоактивности. Ну, то есть
вообще — в таблице мы видим прочерки.
А потому с абсолютной надежностью можно утверждать,
что в ручье радиоактивная пыль с одежды погибших туристов
именно смывалась, а не намывалась. Процесс этот продолжался
довольно долго — от 6 до 14 суток. Как достоверно установила
судмедэкспертиза по состоянию легких, ногтей, волос и эпидер­
миса, именно столько тела Дубининой и Колеватова находились
в воде. А значит, первоначальный уровень радиоактивной за­
грязненности одежды Кривонищенко, найденной на них, был
существенно выше того, который зафиксировала физико-тех­
ническая экспертиза в мае 1959 г. Во много раз, возможно даже
на порядки — точно сейчас никто не сможет сказать.
А вот объяснение, согласно которому источником загрязне­
ния одежды явились радионуклиды из ВУРС, гораздо хитрее.
Восточно-Уральский радиационный след образовался осенью
1957 г. из-за техногенной катастрофы в Челябинске-40, когда
в силу неконтролируемого процесса саморазогрева емкости с ра­
диационными отходами (так называемое хранилище № 14, или,
на языке челябинских атомщиков, — «банка № 14») произошел
тепловой взрыв и разгерметизация емкости. Информация о про­
исшедшем долгое время скрывалась, и даже сейчас мало кто из
неспециалистов способен объяснить, какие отходы куда улетели
и что вообще происходило осенью 1957 г. на южном Урале.
Отчасти сбивает с толку то обстоятельство, что на границе
ВУРСа оказался город Каменск-Уральский, в котором, как из­
вестно, проживала семья Зины Колмогоровой, регулярно бывала
сама Зина и куда приезжал к ней в гости Юрий Дорошенко. Вот
тут-то, казалось бы, все и сходится — в Каменске-Уральском
К)рий запачкал свою одежду, а потом взял ее с собою в поход.
После его гибели под кедром одежда была снята и разделена чет-
ВеРкой, спрятавшейся в овраге. Вроде бы, все просто и наконец-
то встает на свои места.
236 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Однако — увы! — ничто никуда не встает, и мы сейчас уви­


дим, что объяснение про «грязь из ВУРСа» как раз из разряда
тех, которые ничего не объясняют.
Прежде всего необходимо дать небольшую историческую
справку. Формирование радиационного следа началось с момен­
та взрыва 29 сентября 1957 г. хранилища № 14, в котором содер­
жались жидкие радиационные отходы суммарной активностью
около 200 млн кюри (что соответствовало примерно 3/4 загрузки
производственного атомного реактора). Это была огромная
цифра, но, к счастью, в атмосферу поднялось лишь около 10 %
отходов, сформировавших облако на высоте 1,8 км. Юго-за­
падный ветер со скоростью 5 м/сек. понес его на северо-восток.
Подавляющая часть отходов выпала на территории самого ком­
бината № 817, а потому на земли Свердловской и Челябинской
областей попали радионуклиды суммарной активностью около
2 млн кюри. Процесс выпадения загрязненных осадков рас­
тянулся на несколько суток. В конечном счете на поверхности
земли сформировалось пятно, точнее узкая полоса длиной 105
и шириной до 10 км, плотность загрязнения которой превышала
2 кюри на квадратный километр. Вокруг этой полосы распола­
галась зона меньшей загрязненности, общая площадь которой
постепенно достигла 23 тыс. км2. Необходимо подчеркнуть, что
процесс образования радиационного следа оказался растянут
во времени — пятно постепенно «размывалось» в ходе таяния
снега весной 1958 г. и попадания радиоактивных изотопов
в грунтовые воды, лесных пожаров и ветро-песчаного переноса.
Считается, что процесс этот достиг максимума к ноябрю 1959
г., после чего общая площадь и плотность загрязнения стали
постепенно снижаться.
Уже в первые дни после аварии начался радиационный мо­
ниторинг местности, призванный установить наземные очаги
загрязнения. В населенных пунктах, над которыми прошло
облако, проводились дезактивационные работы, как правило,
замаскированные под субботники и «сверхплановые трудовые
вахты», на предприятиях организовывались «учения по граждан­
ской обороне», во время которых также проводились меропри­
ятия по дезактивации. Население, не зная истинной причины
лихорадочной борьбы за чистоту, считало, что «дезактивация»
условна, однако требования выполняло. Вся эта внезапная ак­
тивность продолжалась на протяжении октября, до выпадения
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 237

снега, который накрыл зараженные участки своеобразным изо­


лирующим покровом и до поры снял остроту проблемы.
Те населенные пункты, в которых пиковые значения за­
грязнения оказались слишком велики и жители которых могли
получить в течение 30 суток суммарную дозу 0,01 зиверт и выше,
подлежали отселению (0,01 зиверт — это 1,0 бэр по гамма-из­
лучению, для других видов радиоактивности такой пересчет
некорректен. Данный порог был принят из тех соображений,
что население, проживающее на указанных территориях, должно
было стопроцентно заболеть хронической лучевой болезнью
в течение ближайших 2 лет). До 10 октября 1957 г. были отселены
4 деревни, в которых проживало чуть менее 1400 чел.: население
вывозилось с документами и буквально одной сменой белья.
За утрату имущества люди получали компенсацию в среднем
чуть более 200 руб. независимо от возраста (для сравнения —
стипендия студента УПИ составляла в 1958 г. 430 руб.). Для
каждой семьи величина компенсации рассчитывалась отдель­
но в зависимости от количества скота и размеров дома. Чтобы
исключить возвращение людей на зараженную территорию,
постройки опустевших деревень уничтожались бульдозерами
и танками. Скот запретили перегонять, и его было решено рас­
стреливать на месте. Это, кстати, вызвало большое возмущение
жителей деревни Бердинеши, отселявшейся 8 октября 1957 г.,
которые, увидев, как варварски солдаты расстреливают из ав­
томатов скотину, едва не набросились на них. Чтобы погасить
конфликт, грозивший вылиться в открытое противостояние
властям, селянам разрешили забить животных самостоятельно.
В дальнейшем процесс отселения продолжался сообразно
тому, как «расползалось» пятно радиоактивного заражения.
К ноябрю 1959 г. отселены были 24 населенных пункта, в кото­
рых проживало около 14 тыс. чел. Из хозяйственного пользова­
ния были исключены 50 тыс. га в Челябинской области и 47 тыс.
га — в Свердловской. На зараженной территории создали
заповедник, в котором было решено исследовать длительное
воздействие радиоактивности на экосистему.
Такова вкратце история происхождения Восточно-Ураль­
ского радиационного следа. Теперь несколько слов о его изо­
топном составе.
В хранилище № 14 были помещены жидкие отходы радио­
химического производства — ацетаты и нитраты. Обычно, когда
238 А. Ракитин. Перевал Дятлова

говорят о радиоактивности ВУРСа, упоминают стронций-90,


из-за чего может сложиться впечатление, будто именно этот
изотоп и был основным компонентом, попавшим в атмосфе­
ру. На самом деле это совершенно неверно, стронций-90 не
только не превалировал в числе прочих изотопов, но даже и не
существовал в заметных количествах. На момент ЧП изотоп­
ный состав попавшего в атмосферу радиационого «букета», по
оценкам аналитиков «Гринпис», был следующим (в процентах
от суммарной активности по бета-излучению): изотопы церия —
65,8 %, циркония — 24,8 %, стронция — 5,4 %, рутения — 3,7 %,
прочие изотопы (плутония, цезия и пр.) —доли процента (сразу
оговоримся, что приведенные цифры условны, хотя и призна­
ются международными экспертами. Оценки отечественных экс­
пертов довольно близки, для сравнения сообщим, что Виктор
Александрович Грачев в своем труде «Очерк экологии промыш­
ленных районов Свердловской области» (Екатеринбург, 2005.
Вып. 1) оценил долю изотопов стронция в 4,95%, а доктора наук
О. И. Василенко и И. Я. Василенко в статье «Радиоактивный
стронций» (Энергия: экономика, техника, экология: сб. ст.
2002. № 4) отметили, что на момент аварии стронций-89 обе­
спечил 2,2 % суммарной радиоактивности выброса в атмосферу,
а стронций-90 — 2,5 %, т. е. в сумме — 4,7 %, что близко к оценке
В. А. Грачева. Точных цифр мы, видимо, никогда не узнаем по
той простой причине, что количество и состав смеси, поднятой
в атмосферу взрывом, определить невозможно в принципе. Для
нас важно то, что оценки «Гринпис» и иностранных специ­
алистов вполне соответствуют отечественным данным — это
означает, что ни одна из сторон не пытается обмануть другую).
Наиболее опасными были стронций-90 и цезий-137, в основ­
ном из-за того, что имели сравнительно большой период полу­
распада (у первого он равен 28,8 года, у второго — 30,17 года).
Изотопы цезия, кстати, были даже опаснее стронция-90, по­
скольку помимо бета-излучения довольно высокой энергии
(1,17 МэВ для цезия-137 и 2,06 МэВ —для цезия-134) испускали
и гамма-кванты. Кроме того, изотопы цезия прекрасно абсорби­
ровались в грибах и биологических тканях животных и людей.
Пробег гамма-кванта в человеческом теле достигал 12 см, что
приводило к ионизации внутренних органов и их тяжелым по­
ражениям. Единственным утешением можно считать то, что
изотопов цезия было выброшено сравнительно немного — всего
0,35 % суммарной активности облака.
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 239

Изначально радионуклиды, образовавшие облако и соб­


ственно след на поверхности Земли, демонстрировали высо­
кую гамма-активность. На краю самого хранилища № 14 она
превышала 1000 рентген/час, поэтому ликвидаторы могли
работать там не более 2—3 минут. Многие изотопы, излучав­
шие жесткие гамма-кванты, входили в состав радиационного
выброса. Так, например, рутений-106 демонстрировал пре­
вращение в радий-106 с выбросом бета-излучения энергией
3,5 МэВ, а радий-106, в свою очередь, очень быстро переходил
в палладий-106 с излучением гамма-квантов энергией 2,5 МэВ.
Источниками гамма-излучения, как отмечено выше, служили
изотопы цезия: например, цезий-134 распадался в барий-134
с выбросом бета-частицы энергией 2,06 МэВ и гамма-кванта
энергией 1,23 МэВ. Выбрасывал гамма-кванты и цезий-137, но
не сразу, а в результате двухэтапной реакции распада — сна­
чала он с вероятностью 94,4 % образовывал нестойкий изомер
бария-137 с выбросом бета-частицы энергией 1,17 МэВ, после
чего получившийся изомер переходил в основное состояние
с испусканием гамма-кванта энергией 0,66 МэВ.
Все эти изотопы были перемешаны взрывом и никак не
могли случайным образом отделиться один от другого. Поэтому
в первые годы ВУРС демонстрировал смешанный тип радио­
активного излучения — в нем присутствовали и бета-, и гамма-.
Одно просто не могло обойтись без другого.
Однако в дальнейшем начались качественные изменения
изотопного хвоста. Связаны они были с тем, что изотопы це­
рия (дававшие, напомним, 65,8% или почти 2/3 суммарной
активности выброса) имели сравнительно небольшие периоды
полураспада: для церия-144 он составлял 284,9 суток, для це­
рия- 139— 137,64 дня, а для церия-141 и того меньше — 32,5 дня.
Понятно, что уже через 10 циклов полураспада (т. е. к 1965 г.)
вклад изотопов церия в суммарную радиоактивность ВУРСа
стал совершенно незначителен. Процесс этот усугублялся тем
обстоятельством, что церий — активный редкоземельный ме­
талл, соединения которого легко растворяются в воде. Именно
наличие большого количества изотопов церия способствовало
тому, что ВУРС «расползался» во все стороны от района перво­
начального выпадения подобно кляксе на салфетке. Считается,
что процесс этот остановился только к ноябрю 1959 г.
Теперь вернемся к стронцию-90. Ученые-радиологи совер­
шенно логично выбрали этот изотоп в качестве своеобразного
240 А. Ракитин. Перевал Дятлова

индикатора состояния ВУРС. Помимо довольно большого пе­


риода полураспада — 28,8 года — стронций-90 демонстрирует
двухэтапный распад с выбросом бета-частиц с энергией 0,55 МэВ
на первом этапе и 2,28 МэВ — на втором. То есть этот изотоп
к тому же и очень опасен. В составе радионуклидного «хвоста»,
образовавшего ВУРС, содержатся намного более долгоживу­
щие изотопы, например, цирконий-93 с периодом полураспада
в 1,53 млн лет или ниобий-92, у которого этот показатель еще
больше — 34,7 млн лет. Более того — этих изотопов количествен­
но больше, чем стронция-90. Однако у долгоживущих изотопов
наблюдается бета-излучение гораздо более «мягкое», нежели
у стронция-90 (у циркония-93 его энергия всего 0,093 МэВ,
а у ниобия-92 и того меньше — 0,091 МэВ). Соответственно,
они менее опасны и практически не представляют угрозы для
человека, если только не попадут в организм с продуктами пи­
тания, водой или вдыхаемой пылью.
Именно поэтому все разговоры о том, что одежда погибших
туристов могла быть загрязнена радионуклидами, попавшими на
нее из Восточно-Уральского радиационного следа, совершенно
безосновательны. В первые годы после аварии на комбинате
№ 817 подобное загрязнение могло быть только смешанным —
т. е. одновременно с бета- и гаммой-излучениями. Причем
радиометр ТИСС, использованный в физико-технической
экспертизе, никак не мог «не заметить» последнее ввиду его
«жесткости». Кроме того, поскольку на протяжении 1958 г.
и 1959 г. происходило «размывание» границ радиационного
следа и увеличение его площади, далеко не очевидно, что город
Каменск-Уральский действительно подвергся загрязнению
к тому моменту, когда летом 1958 г. Юрий Дорошенко приехал
в гости к Зине Колмогоровой. Вполне возможно, что загряз­
нение города произошло позже — после таяния снега весной
1959 г. Прояснить этот момент может только изучение точных
карт радиационных замеров 1958 г., которые на данный момент
не обнародованы.
Именно в силу описанных выше соображений все доводы,
объясняющие происхождение радиоактивности на одежде
погибших туристов из Восточно-Уральского радиационного
следа, могут считаться беспочвенными и лишенными строгой
аргументации.
Насколько велики зафиксированные излучения и какую
опасность они представляли для владельцев одежды? В прин-
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 241

ДКЮЛЭУТЕЛЬНКЕ ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТУ:

1 . Должна ли бнть/может ли бить/ повышенная загрязн ен­


ность одежды радиоактивными веществами в обычных у с ­
ловиях, т . е . без нахождения в радиоактивно-загрязнённой
зоне или месте?
Ответ:Не должно быть совершенно.
2 . Имелась ли загрязнённость объектов,исследуемых Вами?
Ответ:Как указано в заключении,имеется загрязнённость
радиоактивными веществами/веществом/ бэта-и зл уч а-
телями отдельных выборочных участков одежды присланных
образцов.Так,например,вырезка от S4 - свитр коричневый,
на момент исследования имел 9 .9 0 0 распадов бэт а-ч аст ^
в минуту на 150 к в .с м ..а после промнвки/в течение 3 -х
часов у н а с / он дал 5.200 распадов в минуту бэта-частиц
со 150 к в.см .
Для примера можно ск азать,ч то согласно санияарных
правил,существующих у нас, загрязненность в бэт а -ч а сти -
цах со 150 к в .см .в минуту не должна превышать до очистки
/промывки/ 5 .0 0 0 распадов,а после очистки/промывки/
должен быть естественный доон, т .е .с т о л ь к о , сколько даёт
космическое излучение на всех людей и все предметы в
данной местности.Это норма для работающих с радиоактив­
ными веществами.
Вырезка от S1 - пояс свитра,показывает до промывки
5 .6 0 0 распадов, а после промывки - 2 .7 0 0 .Нижняя часть
шаровар от !?1 показывает 5 .0 0 0 до промывки и 2 .6 0 0 после
промывки.В Ваших данных указы вается,что в с е эти объекты
до исследования находились длительное время в проточной
в о д е ,т .е .у ж е были промыты.
3 . Можно ли считать,что данная одежда загрязнена радио­
активной пылью?
Ответ:Да,одежда загрязнена или радиоактивной пылью,вы­
павшей из атмосферы,или эта одежда была подверже­
на загрязнению при работе с радиоактивными веществами,
или при контакте.Это загрязнение превышает, как я уже
указывал норму для лиц,работающих е радиоактивными
веществами.
4 . Как Зы полагаете, какова могла быть степень загрязнён­
ности отдельных объектов,если принять во внимание,что
до исследования у вас они находились в проточной воде
около 15 дней?
Ответ:Можно полагать, что загрязненность отдельных участ­
ков одежды была во много рае большей, но зд есь надо
учитывать, что одежда могла промываться неравн ом ерно,т.е.
с равной степенью интенсивности.

Эксперт Левашов
Главки радиолог города Свердловска.

Дополнительные показания главного радиолога Свердловска


Левашова
Ципе, обнаруженная активность была совсем невелика и не
опасна. Небольшой пример: к началу 1960-х гг. отечественная
Радиология уже имела представление о таком весьма вредном
Для здоровья человека явлении, как накопление в костях изотопа
стРонция-90 (Sr-90), способного попадать в тело с радиоактив­
ной пылью после ядерного взрыва. Так вот, для стронция-90,
Попавшего в легкие человека при дыхании и начавшего свое
242 А. Ракитин. Перевал Дятлова

путешествие по организму, была установлена предельная доза


допустимой активности, равная 2 милликюри (2мКи). Переведя
милликюри в беккерели, мы увидим, что советская медицина
считала величину в 74 млн беккерелей пороговой. Все, что было
ниже, признавалось допустимым. В нашем же случае счет идет
на сотни беккерелей, в принципе, это сущий пустяк. Можно
сослаться и на современные представления из этой области:
согласно нормам радиационной безопасности, действующим
в России с 1999 г. (НРБ-99/2009), в строительных материалах
удельная эффективная активность естественных радионуклидов
не должна превышать 370 Бк/кг. А в соседней Беларуси грибы
с такой же удельной активностью допустимы к приему в пищу.
Однако следовало принять во внимание, что одежда долгое
время — по мнению следствия, примерно с двадцатых чисел
апреля 1959 г. — находилась в воде и радиоактивная пыль с нее
постепенно вымывалась. По крайней мере, эта точка зрения
постулировалась следствием.
И именно поэтому радиоактивная одежда погибших тури­
стов автоматически становилось проблемой государственной
безопасности.
Никто не мог хранить такую одежду дома и ходить в ней
в походы. Вовсе не потому, что вредил тем самым своему здо­
ровью — как раз это меньше всего беспокоило КГБ, а потому,
что радиоактивная пыль могла многое рассказать о месте работы
владельца вещи.
И вот тут следствие должно было забить настоящую тревогу,
ведь речь шла не о мифических манси или «огненных шарах»,
которые ни для кого не представляли опасности! Теперь вопрос
должен был стоять так: найдено объективное подтверждение су­
ществующей угрозы государственной безопасности, что делать?
Прежде всего, следствие должно было бы озаботиться тем,
чтобы точно установить тип изотопа, дающего обнаруженное
бета-излучение. И уже затем следователь должен был найти
объяснение тому, как радионуклид попал на одежду погибших
туристов, и если потребуется, принять меры для предотвраще­
ния в будущем подобных радиоактивных загрязнений одежды.
Что же сделал следователь-криминалист Иванов, получив на
руки заключение главного радиолога Свердловска Левашова?
Ни первое, ни второе... Иванов поступил воистину пара­
доксально — он принял решение завершить расследование
Глава 15. Физико-техническая экспертиза 243

и закрыть дело! 28 мая 1959 г. родилось постановление о пре­


кращении следствия.
Всю существенную часть этого документа можно свести
к нескольким строкам, которые приведем дословно: «Учитывая
отсутствие на трупах наружных телесных повреждений и призна­
ков борьбы, наличие всех ценностей группы, а также принимая
во внимание заключение судебно-медицинской экспертизы
о причинах смерти туристов, следует считать, что причиной
гибели туристов явилась стихийная сила, преодолеть которую
туристы были не в состоянии. <...> Не усматривая в данном
деле состава преступления, руководствуясь пунктом 5 и 4 УПК
РСФСР, постановил: уголовное дело о гибели группы туристов
дальнейшим производством прекратить».
Без комментариев. Читатели способны сделать выводы са­
мостоятельно.
Фактологическая часть расследования этим исчерпывается,
следствие упомянутым постановлением заканчивается. Можно
удивляться вышедшему из-под пера Льва Иванова документу,
можно возмущаться, можно строить какие угодно предположе­
ния, но следует признать в подобном исходе расследования один
несомненный позитивный момент — следователь ни в чем не
обвинил погибших туристов. Самая жесткая формулировка в их
адрес прозвучала дословно так: «Дятлов оказался в невыгодных
условиях ночевки и принял решение разбить палатку на скло­
не». Иванов постулировал, в общем-то, вполне очевидный для
любого вывод и далее не пошел. Общую мысль постановления
о прекращении дела, подводившего итог расследованию, можно
выразить всего двумя словами — виноватых нет.
А как же странные результаты физико-технической экс­
пертизы? А как же таинственный бета-излучатель, смываемый
проточной водой и до попадания в ручей, очевидно, создававший
Угрозу жизни и здоровью туристов? А никак... Физико-техни­
ческая (радиологическая) экспертиза, возникнув без всякой
видимой причины, не привела ни к какому видимому результату.
®то был след, который вел из ниоткуда в никуда.
ГЛАВА 16

ФАЛЬСИФИКАЦИЯ
ИЛИ ХАЛАТНОСТЬ?

дним из важных элементов, влияющих на восприятие

О и оценку всего случившегося с группой Игоря Дятлова,


является твердая убежденность многих лиц, пытавшихся
проникнуть в ее тайну, в злонамеренности Власти и явном ис­
кажении деталей расследования. По мнению довольно широкого
круга читательской аудитории, более или менее знакомой с об­
стоятельствами гибели группы и последующего расследования,
советский партийно-государственный аппарат предпринимал
целенаправленные усилия по сокрытию правды о случившемся
на склоне Холат-Сяхыл от родственников погибших и обще­
ственности в целом. Исходя из этого посыла делается непрере­
каемый вывод, который в общем виде можно сформулировать
так: Власть что-то скрывает, значит, есть некая тайна, которую
скрыть надо, и намерение скрыть эту тайну само по себе крас­
норечиво свидетельствует о причастности Власти к трагедии
(читай — виновности).
Подобные умозаключения страдают, как минимум, нело­
гичностью, ведь государственная власть зачастую скрывает или
искажает события, в которых на самом деле никак не виновата,
например масштаб стихийных бедствий или техногенных ка­
тастроф. Понятие гостайны напрямую предписывает органам
власти принимать определенные меры по сокрытию некоторой
информации. Другими словами, сам по себе факт замалчивания
каких-либо сведений или искажения информации, предназна­
ченной для обнародования, отнюдь не означает виновности или
злонамеренности — просто таковы правила игры госаппарата
с народом.
Вместе с тем определенный здравый смысл в недоверии
к Советской власти и ее правоохранительным органам, безус-
ловно, есть. Чего там греха таить — работники отечественных
Глава 16. Фальсификация или халатность? 245

спецслужб (да и всей системы охраны правопорядка) за годы


руководства «Партии Ленина — Сталина» явили немало при­
меров фальсификаций, подтасовок и тайных убийств. Чтобы
стало понятнее, о чем идет речь, приведем буквально пару
красноречивых фактов.
В августе 1939 г., во время разгула репрессий, названных
впоследствии «бесчинством банды Берии», политическое ру­
ководство СССР приняло решение по тайной ликвидации (по­
просту убийству) резидента советской разведки в Китае Ивана
Трофимовича Бовкун-Луганца (он же Луганец-Орельский)
и его жены. Нам неважно сейчас, какова была целесообразность
подобного шага, действительно ли Бовкун-Луганец являлся
троцкистом или сторонником Тухачевского, — нас интересует
чисто практическая сторона реализации замысла. Прежде всего,
надо отметить, что решение принималось на самом высоком
уровне, т. е. Сталиным и Берией, и никакой самодеятельности
нижестоящих инстанций в этом вопросе быть просто не могло.
Убийство было решено замаскировать под несчастный случай,
и к реализации поставленной задачи подошли очень дотошно.
Резидента пригласили в Советский Союз якобы на отдых и для
награждения, по приезде он был арестован, но при этом арест
его не был известен даже ближайшим сотрудникам внешней раз­
ведки. После нескольких дней пребывания в Москве Бовкун-Лу­
ганец якобы направился вместе с женою на «отдых» в Абхазию.
Высокопоставленный разведчик ехал в салон-вагоне литерного
поезда, и в этой поездке его сопровождали недавние товарищи
по Наркомату внутренних дел — Влодзимирский, Церетели,
Миронов. Это были лица, пользовавшиеся особым доверием
Берии. Собственно, им и предстояло осуществить расправу.
Поскольку смерть важной персоны следовало замаскировать
под гибель в автокатастрофе, применение любого классического
оружия — огнестрельного или колюще-режущего — исключа­
лось по определению. Убийцы были вооружены плотницкими
киянками — инструмент этот хорош тем, что в отличие, скажем,
°т металлического прута после удара не оставляет выраженного
Рисунка на коже и локализованных повреждений, т. е. судме­
дэксперт, глядя на такую травму, поймет, что имел место удар
большой силы, но орудие классифицировать не сможет, ибо не
существует такого вида оружия, как киянка. Этими-то киянками
Миронов и Церетели и покончили с резидентом и его женой
246 А. Ракитин. Перевал Дятлова

прямо в салон-вагоне, неподалеку от заранее выбранного разъ­


езда. А на разъезде поезд остановился на пару-тройку минут
и тела убитых людей, завернутые в ковры, убийцы перегрузили
в автомобиль, которому в скором времени предстояло упасть
в пропасть. Чтобы во время этой деликатной операции никто
убийцам не помешал, разъезд оцепила группа особо отобранных
работников НКВД Грузии во главе с самим наркомом Рапавой,
которому предстояло закончить мистификацию — организовать
падение машины с трупами в пропасть, вызов милиции, про­
куратуры и прочие формальности. Поезд между тем отправился
далее...
Впоследствии было объявлено, что благополучно прибывшие
на отдых крупный работник наркомата иностранных дел (работа
торгпредом являлась официальным прикрытием его работы
главой резидентуры) Бовкун-Луганец и его жена отправились на
автомашине на прогулку в горы, не справились с управлением
и... автомашина сорвалась в пропасть. Следствие проводила
Прокуратура Абхазии при поддержке Прокуратуры Союза (тогда
не существовало «Генеральной» прокуратуры, союзное ведом­
ство именовалось просто «Прокуратура СССР»), работники
которой, сознавая важность персоны погибшего, очень стара­
лись. Давления на них никто не оказывал — круг посвященных
в тайну убийства резидента советской разведки был ограничен
буквально десятком особо доверенных лиц Берии, а последний
прекрасно понимал, что любой сговор с руководителем другого
ведомства делает его потенциально уязвимым. Расследование
гибели крупного разведчика и его супруги было проведено очень
дотошно, даже въедливо, но оно лишь подтвердило очевидную
картину гибели по причине несчастного случая.
Другой весьма показательный случай организованного спец­
службой убийства — это история похищения и последующего
умерщвления жены маршала Кулика в мае 1940 г. Молодая
Кира Симонич-Кулик, сербка по национальности, имевшая
близких родственников в Италии, дала советской госбезопас­
ности основания подозревать ее в связи с польской разведкой.
Неважно, существовали ли такая связь на самом деле или нет
(автор, кстати, склонен думать, что Кира Ивановна Симонич
действительно работала в интересах 2-го управления польско­
го Генштаба — военной разведки «экспларитура»), нам важно
понять, как действовали руководители отечественной службы
Глава 16. Фальсификация или халатность? 247

госбезопасности. Опасаясь, что формальные следственные


действия вроде задержания, допроса, личного обыска и т. п.
в отношении жены столь известной личности, как маршал
Кулик, который как раз в мае 1940 г. и получил маршальское
звание, чреваты непредсказуемыми последствиями (товарищ
маршал был известен всей Москве как редкостная скотина,
алкоголик, хам, любитель мордобоя и с точки зрения совре­
менной психиатрии являлся, по всей видимости, психопатом),
Берия и Меркулов реализовали довольно изящную комбинацию.
Установив слежку за квартирой маршала, доверенные лица нар­
кома из секретариата НКВД и 3-го спецотдела, которым тогда
руководил упоминавшийся выше Церетели, дождались, когда
Симонич-Кулик выйдет из подъезда, и попросту похитили ее.
Произошло это 5 мая 1940 г.
Женщина была доставлена в Сухановскую тюрьму (это была
особая «партийная» тюрьма, заключенные которой не проходили
по обычным тюремным учетам НКВД, и потому официально
их как бы не существовало). В течение нескольких недель она
подвергалась интенсивным допросам и пыткам, после чего была
расстреляна комендантом НКВД Блохиным по прямому при­
казу Берии в особом порядке — без письменного приказа или
приговора суда, а также без вызова представителя прокуратуры
и врача. Блохину особо было указано на недопустимость каких-
либо разговоров со смертницей.
А в это самое время органы внутренних дел осуществляли
розыск пропавшей без вести жены маршала Советского Союза
Кулика. Поскольку никто не знал, что к исчезновению дамочки
приложил руку всесильный хозяин Лубянки, всесоюзный розыск
велся по всей форме и продолжался с 9 мая 1940 г. по 8 января
1952 г., т. е. без малого 12 лет. Розыскное дело заняло три тома,
и попытки отыскать Симонич не прекратились даже после того,
как товарищ Кулик сам стал объектом пристрастного рассле­
дования. Наоборот, попытки прояснить судьбу исчезнувшей
супруги активизировались после того как в январе 1947 г. быв­
ший маршал, на тот момент разжалованный в генерал-майоры,
загремел в подвалы самого высокого здания страны, из которого
Даже Колыма была видна.
Для чего приведены здесь эти примеры и что из них можно
Извлечь применительно к вопросу о возможной фальсифика­
ции расследования гибели группы Дятлова? Необходимо четко
248 А. Ракитин. Перевал Дятлова

уяснить, что преступления, совершаемые с санкции государ­


ственной Власти и руками ее работников, имеют несколько
специфических черт.
Прежде всего, это высокий профессионализм планирова­
ния и реализации преступного замысла. Имея понятие о том,
как будет проводиться расследование, государственные пре­
ступники заблаговременно принимали меры, призванные
навести на ложный след. Самое разумное — это сделать так,
чтобы преступление не выглядело как преступление, а имело
вид несчастного случая, ошибки, отказа техники или иного не­
криминального по форме события. Как раз для таких случаев
в системе НКВД-НКГБ-МГБ функционировали химическая
и бактериологическая лаборатории, которые могли дать яды,
необходимые для осуществления «тихого» убийства. В тех же
случаях, когда заведомо было ясно, что скрыть явно криминаль­
ный характер случившегося не удастся (например, как это было
при расправах над Троцким, Атабековым, Райссом, Кривицким
и др.), специальная операция прикрытия маскировала истинный
мотив политической расправы, придавая ей вид любовного,
бытового, финансового или иного тривиального конфликта
интересов с участием жертвы. Также принимались меры по со­
крытию личного участия исполнителей в преступной акции (для
чего оформлялись фиктивные командировочные, отпускные
или проездные документы, посредством подставных свидетелей
устраивались alibi участников и т. п.).
Подчеркнем, что нам особо интересен выбор цели, поскольку
при организации расправы не последнее значение имеет мо­
тивация участников. Жертва всегда воспринимается как враг
государства, и акт убийства расценивается организаторами
и исполнителями не как акт личной мести, а как крайняя мера
защиты государственных интересов (этот момент прекрасно
виден не только в приведенных выше примерах, но и массе
других, хорошо сейчас известных). Не следует упускать из вида,
что жертва тайного государственного преступления — это всегда
нерядовой человек. Простому человеку заткнуть рот, особенно
в условиях тоталитарной советской системы, было проще про­
стого, для этого вовсе не требовалось устраивать тайный за­
говор. Сама система правоохранительных и судебных органов
была «заточена» на затыкание слишком говорливых ртов. Для
этого не нужно было тайно убивать человека — его можно было
Глава 16. Фальсификация или халатность? 249

сначала уволить с хорошей работы, потом уволить с плохой, по­


том отправить в колонию-поселение за самый незначительный
проступок или закрыть в сумасшедшем доме. В затыкании ртов
рядовых граждан Советская власть добилась к концу 1950-х гг.
феноменальных успехов, но если все-таки принималось реше­
ние человека убить, значит, простые способы устранения на­
меченной жертвы не годились. Такой человек рассматривался
как неисправимый враг, которого невозможно было нейтра­
лизовать иным способом. Так что низводить политическое по
своим целям убийство до обычной уголовщины — значит сильно
упрощать картину.
Нельзя не сказать несколько слов и о последующем рассле­
довании преступлений, совершенных по прямому указанию
государственной Власти. Очень опрометчиво думать, что первые
лица государства были до такой степени наивны и глупы, что
звонили Генпрокурору и приказывали ему «спустить дело на
тормозах». Примерно с таким же успехом можно было выйти на
трибуну и рассказать о содеянном всей стране. Представители
советского Ареопага, пробившиеся в Политбюро в ходе суровой
многолетней внутрипартийной гонки, слишком хорошо знали
законы выживания, по которым сегодняшний лучший друг мог
завтра стать злейшим врагом. В партии, которая за первые че­
тыре десятилетия управления Советским Союзом несколько раз
буквально сжирала саму себя, обновляясь точно птица Феникс,
очень быстро учились не говорить лишнего и не подписывать
опасных для собственного будущего документов.
Тут самое время сказать несколько слов о роли органов
прокуратуры в правоохранительной системе конца 1950-х гг.
Хрущев, при поддержке других членов Президиума ЦК КПСС,
прежде всего Маленкова и Молотова, свергнувший Берию
входе переворота летом 1953 г., испытывал стойкую неприязнь
к МВД (Берия влил Министерство госбезопасности в состав
Министерства внутренних дел сразу после похорон Сталина, так
что на момент его ареста существовала объединенная структура-
мастодонт, превосходившая по своей численности довоенный
НКВД чуть ли не в 2,5 раза). Громадное влияние, финансовые
и административные ресурсы, сосредоточенные в МВД, пугали
Многих кремлевских небожителей. Говоря точнее, Сталин и Бе-
РИЯ научили всю страну бояться людей в фуражках с малиновым
°Колышком. Поэтому после июля 1953 г. началось методичное
250 А. Ракитин. Перевал Дятлова

«ощипывание» Министерства внутренних дел, направленное на


снижение его возможностей в самом широком смысле.
В марте 1954 г. от МВД отобрали специфические функции
государственной безопасности — внешнюю разведку, контрраз­
ведку, военную контрразведку, создав КГБ. Причем изначально
статус Председателя Комитета был ниже министерского, т. е.
предполагалось, что политический и административный ресурс
новой спецслужбы будет существенно ниже, чем МВД. С июля
1953 г. в системе МВД началась многолетняя чистка личного
состава, призванная избавить органы от «бериевских выдви­
женцев». За 5 лет из МВД и КГБ были уволены (зачастую без
пенсий и с лишением наград) более 40 тыс. чел.
Затем последовало продолжительное, в несколько этапов,
сокращение огромной империи ГУЛАГа. Началась реформа
пограничной службы, которую в конечном счете вывели из под­
чинения МВД и ввели в состав КГБ (случилось это в конце
марта 1957 г.).
Но главную роль в усмирении мощи милицейского ведомства
должна была сыграть, по мнению Хрущева, Прокуратура СССР.
После лета 1953 г. началось резкое усиление этого ведомства,
связанное с несколькими факторами. Прежде всего, «дорогому
Никите Сергеичу» удалось протолкнуть на место Генерального
прокурора Романа Андреевича Руденко, своего стародавнего
друга по работе на Украине. Приведем небольшую цитату из
книги заслуженного юриста России Алексея Сухомлинова, емко
характеризующую Генпрокурора: «Руденко родился в 1908 г.
Прошел большой путь в органах прокуратуры от районного сле­
дователя до генерального прокурора, которым был почти 30 лет,
и пережил двух генсеков, став единственным среди прокуроров
Героем Социалистического Труда. На Нюрнбергском процессе
в 1946 г. был главным обвинителем от СССР, а основную работу
до 1953 г. выполнял на Украине, где был прокурором УССР.
Долго работал там вместе с Хрущевым и был с ним в друже­
ских отношениях. До него Генеральным прокурором СССР
был Г. Сафонов — человек мягкий, добродушный, страстный
охцтник. В 1952 г. Маленков, возмущенный плохой работой
Сафонова, запретил ему от имени ЦК КПСС выезды на охоту,
на которой тот проводил немало времени, в том числе и слу­
жебного. В июле 1953 г., после ареста Берия Сафонов был с н я т
с должности, почти два года был в распоряжении ЦК, а з а т е м
Глава 16. Фальсификация или халатность? 251

назначен с понижением на десять должностей — заместителем


московского транспортного прокурора» (цит. по: СухомлиновА.
Кто вы, Лаврентий Берия? М.: Детектив-пресс, 2003. С. 74—75).
Руденко резко активизировал исполнение органами про­
куратуры надзорных функций, прежде всего за деятельностью
МВД и КГБ. Собственно, в этом и состояла его главная задача
к а к руководителя Генпрокуратуры. Хрущев хотел, чтобы это ве­

домство стало своего рода намордником для «силовиков». Если


при Сталине прокуратура являлась ведомством, выполнявшим
во многом декоративные функции и фактически не способным
влиять на текущую работу следственных органов НКВД-НКГБ,
то Хрущев эту ситуацию переломил радикально.
За это ему, кстати, большое спасибо, ибо надзорные функции
являются одним из важнейших направлений в работе прокуратур
всех цивилизованных стран мира. Для усмирения произвола
«силовиков» очень важно иметь мощные и действительно не­
зависимые органы прокуратуры. Руденко обладал большим по­
литическим весом и был абсолютно предан Хрущеву. Именно
Руденко организовал и провел без сучка и задоринки процесс
«над Берией и его бандой», закончившийся тотальным расстре­
лом всех, кто был предан суду.
Нельзя не отметить, что «дорогой Никита Сергеич» поспо­
собствовал назначению на все ключевые посты «силового бло­
ка» давних друзей, не раз доказавших свою лояльность делом:
МВД на первых порах возглавил Сергей Никифорович Круглов,
КГБ — Иван Александрович Серов, Генеральную прокуратуру
СССР — Роман Андреевич Руденко. И вот что интересно — из
этой троицы благополучно пересидел пору хрущевских новаций
только Руденко, с остальными Никита Сергеевич обошелся до­
вольно жестко. Круглова в возрасте 46 лет Хрущев снял с долж­
ности Министра и отправил с понижением во второразрядное
Министерство строительства электростанций (а потом и вовсе
лишил министерской пенсии, московского жилья и членства
в КПСС). Серов тоже подвергся опале с лишением орденов
и званий (нелишне добавить, что 6 июля 1977 г. Сергей Никифо­
рович Круглов неудачно упал с платформы пригородной элек­
трички прямо под колеса поезда. Существуют предположения,
нто это было одно из тех «тихих убийств», о которых говорилось
в Начале этой главы. Возможной причиной расправы могло стать
Письмо Круглова, написанное в ЦК КПСС незадолго до гибели;
252 А. Ракитин. Перевал Дятлова

в нем бывший Министр внутренних дел мог продемонстрировать


слишком хорошую осведомленность о некоторых партийных
тайнах, о которых ему лучше было бы позабыть, например о ра­
боте особой тюрьмы Комитета партийного контроля при ЦК
КПСС, которую Круглов помогал создавать в 1950 г.).
Среди многих, кто читал о расследовании обстоятельств
гибели группы Игоря Дятлова, бытует представление, что об­
ластная прокуратура образца 1959 г. — это такая организация,
которая своим статусом была если и выше детского сада, то
совсем ненамного. Дескать, в те времена всем «рулили» «коми­
тетчики» и «менты». Или наоборот — «менты» и «комитетчики».
Прокурорские работники, мол, только в судах выступали, речи
обвинительные по бумажкам читали.
На самом деле подобный взгляд в корне неверен. Влияние
любой организации в СССР определялось политическим весом
ее руководителя. В 1959 г. Круглов и Серов уже были отодвинуты
со своих должностей. Министерство внутренних дел возглавлял
совершенно безликий и мало кому известный партийный аппа­
ратчик Николай Павлович Дудоров. До прихода на должность
«главного милиционера» страны он руководил Отделом строи­
тельства ЦК КПСС. Возникнув из небытия, он потом обратно
в небытие и скатится, найдя синекуру в Московском городском
исполкоме. Политический вес Дудорова всегда был около нуля,
он просто транслировал подчиненным установки, полученные
от партийного руководства. КГБ в то же время возглавлял Алек­
сандр Николаевич Шелепин, в недалеком прошлом Первый
секретарь ЦК ВЛКСМ. «Первый комсомолец» делал успешную
политическую карьеру, но ему еще было очень далеко до личного
друга «дорогого Никиты Сергеича». Политический вес Руденко
был несравнимо выше, а это значит, что он в случае необходи­
мости всегда мог защитить своих подчиненных от неприкрытого
давления или попыток манипулирования со стороны, скажем,
«товарищей из Комитета». В этом отношении областной про­
курор Свердловска Николай Иванович Клинов был практически
неуязвим. Те времена «Большого Террора», когда на работников
прокуратуры чекисты могли массово фабриковать дела самого
немыслимого содержания, минули, и минули безвозвратно.
Следует отметить, что и сам Клинов по своим человеческим
качествам был человеком, которого менее всего могла устроить
роль марионетки. Родился он в 1907 г., закончил Свердлов­
Глава 16. Фальсификация или халатность? 253

ский юридический институт в 1939 г., участвовал в Великой


Отечественной войне в качестве военного следователя 375-й
стрелковой дивизии, был ранен и демобилизован в 1943 г. Вер­
нулся в Свердловск и вплоть до 1950 г. являлся помощником
обдпрокурора по так называемым «специальным делам» —
расследованиям по «политическим» статьям (преступлениям
«против порядка управления»), обвинениям в измене Родине,
преступлениям, носившим следы пережитков родового строя
(была и такая категория преступных деяний), в отношении
номенклатурных работников — в общем, делам, имевшим гриф
«секретно». С 1950 по 1969 г. Клинов являлся облпрокурором
Свердловской области — и это очень немалый срок, из которого
можно заключить, что Генпрокурор Руденко, знавший лично
всех работников такого уровня, высоко ценил деловые качества
своего подчиненного.
Так что не будет ошибкой сказать, что к 1959 г. Николай
Иванович Клинов по степени своего влияния входил в первую
пятерку областных руководителей. Это, разумеется, не отменяет
того факта, что органы прокуратуры находились под общим
контролем Обкома КПСС, но хорошие отношения с партийным
руководством в те времена были залогом выживания чиновни­
ков всех уровней. Потому-то КПСС и являлась «руководящей
и направляющей силой советского общества», что, в общем-то,
не только не скрывалось, но прямо провозглашалось со всех
трибун, в газетах и по телевидению.
Приняв все изложенные выше соображения во внимание,
проанализируем теперь, на чем же именно базируется предпо­
ложение о фальсификации прокурорского расследования?
Доводов в пользу этого довольно много, но все они могут
быть сведены в две большие разнородные подгруппы: а) ляпы
и разнообразные ошибки оформления материалов уголовного
Дела; б) многочисленные неточности и внутренние противоре­
чия, недопустимые в уголовных расследованиях такого уровня.
Другими словами, претензии имеются и к оформлению доку­
ментов, и к их содержанию.
Рассмотрим эти тезисы внимательнее и попытаемся понять,
с чем действительно приходится иметь дело — умышленной
Фальсификацией уголовного расследования или его халатным
бдением?
Итак, ошибки оформления документации:
254 А. Ракитин. Перевал Дятлова

Обложка 1-го тома «Дела о гибели туристов в районе горы Отортен». Изначальная
обложка сильно истрепалась и в 1996 г. была заменена на новую.

1. Уголовное дело не имеет номера. Это действительно так.


Иногда в качестве номера уголовного дела приводится номер,
указанный в телеграмме Помощника Генерального прокурора
СССР Теребилова (с. 43 второго тома), — 3/2518-59. Но в дей­
ствительности это всего лишь исходящий номер запроса в адрес
областной прокуратуры, а отнюдь не номер уголовного дела.
В СССР вообще не существовало практики указания года в но­
мере уголовного дела. Всего несколько исторических примеров:
уголовное дело в отношении поэта Ивана Приблудного (Овча-
ренко), начатое ОГПУ 22 мая 1931 г. и оконченное 21 августа
1931 г., имело номер 110501/3949; делу в отношении «русской
фашистской партии», по которому был расстрелян Георгий
Есенин, сын Сергея Есенина, был присвоен номер 1 2175;
следственное дело в отношении поэта Василия Наседкина, про­
веденное Главным управлением государственной безопасности
НКВД в 1937—1938 гг., имело номер 14441. Как видим, практика
присвоения номеров расследованиям, имевшим место в рамках
органов госбезопасности, появилась задолго до Великой Оте­
чественной войны.
Глава 16. Фальсификация или халатность? 255

Кстати, предупреждая возможный вопрос читателя о зна­


чении знака «/» («косая черта») в номере «дела», поясним, что
он свидетельствовал о значимых событиях в процессе след­
ствия, как-то — о приостановке и последующем повторном
возбуждении под новым номером, выделении расследования
в отдельное производство из материалов другого, передаче дела
в другую инстанцию и т. п. У особенно сложных и запутанных
Расследований таких «косых черт» в номере могло быть две или
Даже три. Чтобы было понятно, как это выглядело на практике,
Рассмотрим умозрительный пример: во время железнодорожной
поездки человека обыграли в карты и опоили водкой со снотвор-
пьщ. Транспортная милиция возбудила расследование по факту
Мошенничества, а когда человек от отравления умер в больни-
«дело» забрала себе транспортная прокуратура. Виновных
Не нашли, дело приостановили, а через три года возобновили
Нод новым номером после того, как один из преступников дал
256 А. Ракитин. Перевал Дятлова

признательные показания на «зоне», рассчитывая на послабле­


ние режима содержания. В результате у довольно тривиального
следственного производства получается совершенно голово­
ломный 15- или 16-значный номер с тремя «косыми чертами»
который вряд ли расшифрует даже очень опытный следователь
нынешней формации просто потому, что не знаком с довоенной
системой нумерации.
Итак, мы примерно понимаем, как должен был выглядеть
номер дела согласно процессуальным требованиям довоенного
времени. Но почему мы не видим соблюдения этих требований
в случае с расследованием гибели группы Игоря Дятлова?
Дело в том, что правовая система Советского Союза пришла
в состояние полной дезорганизации после 22 июня 1941 г., т. е.
после начала Великой Отечественной войны. Можно много и па­
фосно говорить про патриотический порыв советского народа,
но реалии войны оказались ужаснее самой злобной фашистской
или белоэмигрантской пропаганды. Советское правосудие по­
шло на невероятное «закручивание всех гаек». Причем как на
фронте (что можно объяснить борьбой с трусостью и паникой
и необходимостью поддержания воинской дисциплины), так и в
тылу, де-факто превратив народ в бесправных рабов. Понятие
«уголовного преступления» расширилось невероятно, достиг­
нув гротескных пределов. Вот только краткий перечень новых
уголовных преступлений, с которыми познакомился советский
народ после начала гитлеровской агрессии: «уклонение от сдачи
радиоприемников и призматических биноклей» (это преступле­
ние «подводилось» под ст. 59-6 УК РСФСР), «распространение
в военное время ложных слухов» (на основании Указа Прези­
диума Верховного Совета СССР от 6 июля 1941 г.), «уклонение
городского населения от мобилизации на период военного
времени на работу в промышленность и строительство» (Указ
Президиума Верховного Совета СССР от 13 февраля 1942 г.),
для колхозников — «за невыработку минимума трудодней» (Указ
Президиума Верховного Совета СССР от 15 апреля 1942 г.),
причем сам минимум увеличивался в сравнении с довоенным
в 1,5 раза. По тому же самому Указу от 15 апреля 1942 г. для
горожан вводилась уголовная ответственность за «уклонение
от мобилизации на сельскохозяйственные работы». Перечень
можно продолжать — он действительно очень велик. Но речь
даже не об этом.
Глава 16. Фальсификация или халатность? 257

Резко усилилась ответственность за нарушения трудовой


дисциплины, опоздания и прогулы. Согласно Указу Президиума
Верховного Совета СССР от 26 июня 1940 г. самовольный уход
с работы, например, карался тюремным заключением от 2 до
4 месяцев, а вот Указ от 26 декабря 1942 г. трактовал такой уход
как «трудовое дезертирство» и карал тюремным заключением
на срок уже от 5 до 8 лет. Почувствуйте, так сказать, разницу!
Самое постыдное в этой судебной практике заключалось в том,
что люди, оставлявшие производство, поступали так не оттого,
что являлись лентяями или предателями, а в силу банальных
бытовых проблем — необходимостью отоварить продуктовые
талоны (а это была проблема!), накормить малолетнего ребенка;
опоздания случались из-за отвратительной работы обществен­
ного транспорта и т. п.
В условиях военного времени право возбуждать уголовные
расследования получили практически все чиновники — руко­
водители производства, директора совхозов и МТС, работники
партийных органов от председателя райкома и выше! Мало кто
знает, что за «прогулы» и «самовольный уход с работы» в период
с июня 1941 г. по май 1945 г. вынесено 63,3 % судебных приго­
воров в СССР (6,74 млн из 10,64 млн приговоров, причем речь
идет только о приговорах судов общей подсудности, т. е. никакие
трибуналы, военно-полевые суды, линейные суды железнодо­
рожного и водного транспорта, судебные инстанции при лагерях
и лагпунктах, а также Особые совещания всех уровней тут не
учитываются)! Всех заинтересовавшихся этой темой отсылаем
к очень информативной, основанной на архивных документах
работе С.А. Папкова «Карательное правосудие в СССР в годы
Второй мировой войны (1940—1945)». Сейчас в Интернете по­
явилась масса защитников Сталина и социализма «сталинской
формации», однако все они напрочь игнорируют статистику
Папкова, поскольку этот труд основан на архивных материалах
и оспорить его невозможно. Остается просто замалчивать.
Органы юстиции, не справлявшиеся с валом уголовных рас­
следований по фактам нарушения трудовой дисциплины, уже
с весны 1942 г. пошли на беспрецедентные шаги, приступив
к Формированию «специальных судов для обслуживания пред­
приятий оборонной промышленности». Другими словами, суды
Начали создаваться уже на заводах, фабриках и при шахтах. В Но-
^сибирской области, например, Наркомат юстиции РСФСР
258 А. Ракитин. Перевал Дятлова

учредил 9 таких судов: по одному на предприятиях Сталинска,


Кемерово, Прокопьевска и 6 — на заводах Новосибирска.
На следующий год число «специальных судов» в Новосибирске
увеличилось до 8.
Процесс этот шел по всей территории, не занятой против­
ником, и очень скоро привел к полнейшей анархии в порядке
ведения следствия и судопроизводства. Не следует упускать из
вида, что одновременно происходили невообразимые реформы
учреждений, наделенных правом ведения следствия: Народный
комиссариат государственной безопасности в начале Великой
Отечественной войны был влит в Наркомат внутренних дел,
затем обратно выделен из него в 1943 г., военная контрразведка
входила в состав Наркомата обороны, затем переподчинялась
Наркомату внутренних дел, а затем перешла под прямое управ­
ление Председателем Государственного комитета обороны
И. Сталиным. В этой обстановке вести последовательный учет
расследуемых и переданных в судебные инстанции уголовных
дел стало просто невозможно. Произошел тотальный отказ от
принятой до войны системы нумерации, и это был, в принципе,
логичный и оправданный сложившейся обстановкой шаг.
В дальнейшем прежний порядок так и не был восстановлен.
Драконовские указы военного времени в большинстве своем
действовали до 1948 г. Практика сплошной нумерации дел
в пределах одного ведомства не возобновилась вплоть до введе­
ния в действие нового уголовно-процессуального кодекса (что
произошло только в 1960 г.). Можно сказать, что в каком-то
смысле этот процесс оказался отдан «на откуп» руководителям
крупных региональных подразделений. Поэтому, хоть с пози­
ций человека 2014 г. это довольно странно, отсутствие номера
уголовного расследования гибели группы Игоря Дятлова отнюдь
не указывает на фальсификацию материалов следственного
производства. Это даже и не небрежность — просто такова была
общеупотребительная практика работы прокуратуры в отдельно
взятом регионе.
2. Протоколы допросов, постановления о назначении
экспертиз, продлении сроков расследования не содержат
указания номера дела, к которому относятся. Действительно,
трудно ссылаться на номер дела, которого нет (см. предыдущий
пункт)... С точки зрения современных юридических процедур
это и впрямь странно. В настоящее время указание н о м е р а
Глава 16. Фальсификация или халатность? 259

дела в постулирующей и резюмирующей частях следственных


документов обязательно. В самом общем виде это выглядит
Примерно так (на примере простейшего «Постановления о при­
знании и приобщении к делу вещественных доказательств» —
это документ буквально в три абзаца, проще не придумать):
«Следователь СУ при УВД по .... району города .... лейтенант
юстиции ... рассмотрев материалы уголовного дела № АБВГД,
установил» — это констатирующая часть. После нее следует
содержательная часть, в которой кратко излагается, что именно
установил следователь, а затем — резюмирующая. Выглядит она
таким образом: «Постановил признать и приобщить к уголов­
ному делу № АБВГД в качестве вещественного доказательства
(следует описание предмета, признанного вещдоком, скажем,
ножа или пилы, топора, сачка для ловли бабочек — в общем,
что посчитал нужным следователь приобщить, то и приобщил)».
То есть принадлежность документа к конкретному уголовному
делу подтверждается как минимум двумя ссылками на его номер.
Но! Уголовно-процессуальный кодекс 1926 г. с многочисленны­
ми исправлениями и дополнениями, которым руководствовался
в своей работе следователь-криминалист Иванов, а также общая
следственная практика тех лет подобных жестких требований
к оформлению документации не предъявляли. Достаточно было
назвать дело по его существенным признакам, исключающим
двусмысленное толкование. Именно поэтому расследование
гибели группы Игоря Дятлова как только ни обзывали: «дело
о гибели туристов Дятлова и других» (зам. Прокурора РСФСР
Ураков), «о гибели туристов-студентов УПИ» (с обложки вто­
рого тома следственных материалов), «уголовное дело о гибели
группы туристов» (Иванов в «Постановлении о прекращении
следствия»). Другими словами, неправильно придавать слиш­
ком большое значение отсутствию в документах расследования
Указания его номера — вплоть до введения в действие Уголов­
но-процессуального кодекса 1960 г. это была общая практика.
3. На обложке 1-го тома уголовного дела приведена дата
его возбуждения — 6 февраля 1959 г. Этот казус просто сводил
и сводит с ума значительную часть верующих в «космодромный
спецназ» и прочие «заговоры КГБ и военных». Самодеятельные
«Исследователи» всерьез верили и верят, что недалекие со-
Ветские прокуроры, взявшись фальсифицировать материалы
Расследования, подделали все существенные документы, но вот
260 А. Ракитин. Перевал Дятлова

именно на обложку-то внимания и не обратили! Прокуроры-де


в Советском Союзе всегда были именно такими тупыми — не
чета выдающимся «исследователям трагедии». Хотя датировку
расследования, отмеченную на обложке, действительно стоит
считать интересным свидетельством, все же переоценивать этот
аргумент не следует. Его появление поясняется в нижеследую­
щем пункте.
4. В деле имеется документ, датированный 6 февраля 1959 г.,
причем дата в нем указана дважды и хорошо читается, что ис­
ключает предположение о случайной описке при составлении
(этот документ — протокол допроса начальника части связи
Вижайского лесоотделения Попова начальником Полуночно­
го поселкового отделения милиции капитаном Чудиновым).
Такой документ в материалах расследования действительно
существует, и этот факт представляется интересным и даже
интригующим. Вот только свидетельствует он совсем не о том,
о чем думают сторонники версии о фальсификации дела. Чтобы
не путать теплое с мягким, мы обстоятельно рассмотрим упомя­
нутый протокол в отдельной главе (см. «6 февраля 1959 года —
день, в который ничего не происходило»);
5. Указанный документ не только датирован 6 февраля 1959 г.,
но и составлен на бланке Министерства внутренних дел. Это
тем более странно, что расследование проводила областная
прокуратура. Опять-таки отсылаем читателя к главе «6 февраля
1959 года — день, в который ничего не происходило».
Теперь рассмотрим моменты, связанные с содержанием от­
дельных документов и уголовного дела в целом.
1. Прокурор города Ивделя Василий Иванович Темпалов
в «Постановлении о возбуждении уголовного дела» указал дату
26 февраля 1959 г., однако в «Постановлении о продлении срока
расследования», подписанном следователем Ивановым, в каче­
стве даты возбуждения фигурирует почему-то 28 февраля 1959 г.
По мнению сторонников версии о фальсификации материалов
расследования, подобное несовпадение указывает на то, что
Иванов имел перед глазами другой документ, подписанный
Темпадовым, а не тот, что ныне подшит в дело. Это несовпа­
дение кажется на первый взгляд очень интригующим и даже
таинственным, но —увы! — объясняется оно предельно просто,
и связано это объяснение со спецификой делопроизводства того
времени. Дореволюционная юриспруденция и юридическая
Глава 16. Фальсификация или халатность? 261

лаука молодой Советской Республики не рассматривали «По­


становление о возбуждении уг