Вы находитесь на странице: 1из 246

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Факультет международных отношений

И.С. Ланцова

Государства Корейского
полуострова
в международных
отношениях
(конец ХХ – начало ХХI вв.)

С.-Петербург
2013
ББК 63.5(5)+66.4(5)
Л22

Научный редактор:
д-р ист. наук, проф. Б.А. Ширяев (СПбГУ)
Рецензенты:
д-р полит. наук, проф. В.А. Ачкасов (СПбГУ),
д-р филос. наук, проф. Н.А. Васильева (СПбГУ)

Печатается по решению
Редакционно-издательского совета
факультета международных отношений
Санкт-Петербургского государственного университета

Ланцова И. С.
Л22 Государства Корейского полуострова в международных
отношениях (конец ХХ – начало ХХI вв.) / под науч. ред.
Б. А. Ширяева. — СПб.: СПбГУ, 2013. — 247 с.
ISBN 978-5-94396-130-4
Монография посвящена актуальным вопросам внешней политики госу-
дарств Корейского полуострова и их отношениям с основными региональ-
ными игроками, такими как США, КНР, Российская Федерация, Япония.
Показана динамика межкорейских отношений. Внешняя политика и Юж-
ной, и Северной Кореи рассматривается в тесной связи с внутриполитиче-
скими процессами в этих государствах.
Монография предназначена для востоковедов, политологов и специали-
стов по международным отношениям, а также для широкой читательской
аудитории, интересующейся вопросами международных отношений в Вос-
точной Азии.

ББК 63.5(5)+66.4(5)

Монография издана при поддержке гранта


Академии корееведения (Республика Корея)
№ AKS-2010-CAA-2101

ISBN 978-5-94396-130-4 © Ланцова И.С., 2013


Содержание

Введение .................................................................................................    5

Часть I. Республика Корея в международных связях ............    8

1.1. Окончание холодной войны и внешняя политика Республики


Корея ...............................................................................................    8
1.2. Президент Ким Ёнсам и его концепция «Новой Кореи» .......   15
1.3. Республика Корея в международных связях в период
реализации «солнечной политики» президента
Ким Дэчжуна .................................................................................    24
1.4. Внешняя политика Республики Корея при президенте
Но Мухёне ......................................................................................    37
1.5. Прагматический курс Ли Мёнбака ..........................................    56

Часть II. Корейская Народно-Демократическая Республика


в международных связях .................................................................    84
2.1. Внешняя политика Северной Кореи после окончания
холодной войны ..............................................................................    84
2.2. Ядерная и ракетная программы КНДР .................................    89
2.3. Развитие отношений между КНДР и США ………..………….  128
2.4. Динамика отношений между Россией и Северной Кореей ......  144
2.5. КНР и КНДР: вчера, сегодня, завтра ......................................  150
2.6. Северная Корея и Япония: проблемы и перспективы ..........  166

3
Часть III. Межкорейские отношения: динамика
и перспективы ..........................................................................................  181
3.1. Развитие отношений между Республикой Корея и КНДР
в конце 1980-х – середине 1990-х гг. ..........................................  181
3.2. Динамика взаимодействия Северной и Южной Кореи
в начале 2000-х гг. ........................................................................  189
3.3. Отношения Республики Корея и КНДР в 2008–2013 гг. ......  201
3.4. Перспективы межкорейского урегулирования ......................  217
Заключение ............................................................................................  222
Список сокращений ...............................................................................  225
Библиография ........................................................................................  227
Summary ..........................................................................................................  245
Введение

Корейский полуостров был и остается одной из узловых точек ми-


ровой политики. Еще японские стратеги конца XIX в. называли Ко-
рейский полуостров «кинжалом, воткнутым в тело материковой Азии».
Соперничество за влияние на Корейском полуострове стало одним из
факторов начала Русско-японской войны 1904–1905 гг. После пораже-
ния России в этой войне Япония начала реализовывать свои колониза-
торские планы относительно Кореи. В 1910 г. был подписан Корейско-
японский договор о соединении, который юридически закрепил аннек-
сию Корейского полуострова Японией. Корея исчезла с политической
карты мира.
Согласно договоренностям, достигнутым по окончании Второй ми-
ровой войны, к северу от 38-й параллели Корейский полуостров был
оккупирован советскими войсками, к югу — американскими. Посте-
пенное нарастание напряженности между бывшими союзниками по
Антигитлеровской коалиции, развертывание холодной войны на меж-
дународной арене, специфика внутриполитических процессов привели
в 1948 г. к созданию двух сепаратных государств на Корейском полу-
острове — Корейской Народно-Демократической Республики (КНДР)
на севере и Республики Корея (РК) на юге.
Корейская война 1950–1953 гг. стала проявлением глобального
противостояния двух систем, характерного для начального периода
холодной войны. После ее окончания и вплоть до середины 1980-х гг.
ситуация вокруг Корейского полуострова определялась реалиями меж-
дународных отношений той эпохи. В начале 90-х годов прошлого столе-
тия, непосредственно после распада СССР и крушения коммунистиче-
ских режимов в странах Восточной Европы, казалось, что дни режима
Ким Ир Сена в Северной Корее сочтены, а следовательно, не за горами

5
и объединение Корейского полуострова, которое решило бы многие из
существующих в международных отношениях проблем. Однако этого
не случилось. КНДР устояла даже в условиях глубокого социально-
экономического кризиса. Более того, глобальные изменения, происхо-
дившие в мире на рубеже 80–90-х годов прошлого века, способствовали
еще большему обособлению и изоляции КНДР.
За годы, прошедшие после раскола Кореи, оба корейских государ-
ства шли своим собственным путем и к концу ХХ в. находились в совер-
шенно разных внутриполитических, экономических и международных
условиях. Если в конце 1980-х гг. и РК, и КНДР воспринимались как
государства третьего мира, то в начале ХХI в. ситуация кардинально
изменилась. Республика Корея сегодня — это активный и ответствен-
ный член международного сообщества, она входит в число наиболее
экономически развитых стран мира. КНДР, вследствие внутренних
экономических трудностей, особого внешне- и внутриполитического
курса, направленного на сохранение существующих реалий, превра-
тилась в одно из так называемых государств-изгоев.
Сегодня на Корейском полуострове сконцентрированы как тради-
ционные, так и новые угрозы для безопасности всего мирового сооб-
щества. Они включают и последствия Корейской войны 1950–1953 гг.
в виде демаркационной линии, разделяющей Корею на северную и
южную части, и соглашение о перемирии, которое юридически не за-
крепляет состояние мира. На Корейском полуострове имеет место про-
тивостояние крупных группировок сухопутных войск, других военных
сил и средств враждующих сторон, сохраняется иностранное военное
присутствие. Корейский полуостров привлекает к себе внимание всего
мирового сообщества в связи с проблемами распространения ядерного
оружия. Не раз события на Корейском полуострове и вокруг него под-
водили мир к опасной черте, за которой вполне возможным было стол-
кновение государств и международный кризис.
Вопросы безопасности на Корейском полуострове затрагивают ин-
тересы не только расположенных на нем двух корейских государств —
КНДР и Республики Корея, но и многих других стран мира. В числе
таких стран находится и Российская Федерация, территория которой
на Дальнем Востоке непосредственно примыкает к Корейскому по-
луострову.

6
В представленной монографии рассматривается внешняя политика
государств Корейского полуострова и их отношения с основными регио-
нальными игроками (США, КНР, Российская Федерация и Япония),
показана динамика межкорейских отношений. При этом внешняя по-
литика и РК, и КНДР изучается в тесной связи с внутриполитическим
процессами в этих государствах.
Часть I
РЕСПУБЛИКА КОРЕЯ
В МЕЖДУНАРОДНЫХ СВЯЗЯХ

1.1. Окончание холодной войны и внешняя политика


Республики Корея

Более четырех десятилетий состояние и развитие международных


отношений во всем мире характеризовалось понятием «холодная во-
йна». В этих условиях внешнеполитическая концепция Республики
Корея определялась следующими факторами. Во-первых, наличие
к северу от 38-й параллели враждебного политического режима, полу-
чившего поддержку со стороны социалистического лагеря. Во-вторых,
Договор об обеспечении взаимной безопасности 1953 г. между США
и РК и обусловленное данным договором присутствие американского
военного контингента на юге Корейского полуострова. Именно эти два
фактора оказывали наибольшее влияние на формирование внешнепо-
литического курса страны.
В конце 1980-х гг., в период больших надежд и ожиданий, связан-
ных с окончанием холодной войны, происходила серьезная трансфор-
мация всей системы международных отношений. С середины 1980-х гг.
в СССР начинается перестройка, сопровождавшаяся на международ-
ной арене политикой «нового мышления». Стремясь оздоровить меж-
дународную обстановку, вывести из тупика советско-американские от-
ношения, Советский Союз после 1985 г. выступил с рядом важнейших
инициатив, прежде всего в области контроля над вооружениями.

8
В ноябре 1985 г. в Женеве состоялась встреча на высшем уровне
между М. Горбачевым и Р. Рейганом. Она вылилась в открытый ши-
рокий диалог, оказавший существенное воздействие на общую обста-
новку в мире, а также положила начало сотрудничеству в ряде сфер
между СССР и США. Обе стороны заявили, что «ядерная война не
должна быть развязана и в ней не может быть победителей», и обя-
зались не стремиться к достижению военного превосходства, а также
подчеркнули важность предотвращения любой войны между ними —
ядерной или обычной. В октябре 1986 г. на встрече в Рейкьявике были
обсуждены конкретные формулы радикального сокращения ядерного
оружия, а в ходе интенсивных дипломатических контактов весной и
осенью 1987 г. удалось завершить выработку Договора о ликвидации
ракет средней и малой дальности 1.
В концепции «нового мышления» М. Горбачева речь шла в том чис-
ле и о Восточной Азии. Во Владивостоке (июль 1986 г.) и Красноярске
(сентябрь 1988 г.) были озвучены основные положения нового курса
Советского Союза в Северо-Восочной Азии (СВА). Во-первых, было обо-
значено намерение свернуть военное присутствие в Азии; во-вторых,
говорилось о необходимости нормализации отношений с Китаем, Япо-
нией и Южной Кореей. По замыслу нового руководства, советского
военное присутствие в регионе постепенно должно было сократиться
в пользу экономического2.
В Южной Корее в этот период происходили значительные внутрипо-
литические изменения, которые способствовали ее сближению с СССР
и Китаем. Середина 1980-х гг. — начало периода трансформации юж-
нокорейского авторитарного режима. Избранный в декабре 1987 г. на
пост президента страны Но Тхэу3 предложил программу политических
и социально-экономических реформ. Эти реформы способствовали де-
мократической модернизации основных политических институтов.
Постепенное высвобождение общественной жизни из-под пресса ав-
торитаризма привело к значительному повышению интереса к вопросам
1
Системная история международных отношений: в 2-х т. / под ред. А.Д. Богату-
рова. Т. 2: События 1945–2003 гг. М.: Культурная революция, 2006.
2
Gorbachyov M. Mikhail Gorbachyov’s Speech on Foreign Policy // Contemporary
Southeast Asia. Vol. 10. No. 3 (December 1988). P. 338–340.
3
В советской и российской историографии чаще встречается вариант Ро Дэу, что
является существенным искажением фамилии и имени этого южнокорейского пре-
зидента.

9
внешней политики и проблемам международной жизни среди населе-
ния. Социально-политическая активность масс выражалась в том чис-
ле и в росте националистических настроений. Одной из мишеней обще-
ственных антипатий стала политика США в отношении Южной Кореи.
Популярность Соединенных Штатов в Южной Корее резко упала. Если
в 1983 г. о своем позитивном отношении к этой стране говорили 70%
южнокорейцев, то в 1988 г. — 38%4. Эти настроения принимали в рас-
чет как оппозиционные политические силы, так и правящие круги.
Экономические успехи Республики Кореи привели к тому, что ее
политический истеблишмент стремился внести изменения во внеш-
неполитический курс. Из отсталой аграрной страны с разрушенной
войной производственной инфраструктурой фактически за три деся-
тилетия Южная Корея превратилась в одного из «азиатских тигров»
с ежегодным экономическим ростом порядка 10–12%. В основе успеш-
ной экономической стратегии лежало множество факторов, в том числе
экспортно ориентированная модель развития и активное привлечение
прямых иностранных инвестиций (ПИИ). В первой половине 1980-х гг.
общий объем накопленных прямых инвестиций в экономику новых ин-
дустриальных стран (НИС) Восточной Азии превысил 20 млрд долл.,
на Республику Корея приходилось 2,9 млрд долл. Привлечение инве-
стиций, освоение новых рынков становятся все более важными задача-
ми для внешнеполитического курса страны.
С 1980-х гг. началось активное формирование привлекательного
имиджа РК на мировой арене. Международное сообщество должно
было признать Республику Корея своим полноправным и активным
членом. В условиях окончания холодной войны одним из инструмен-
тов для достижения этой цели стала «северная политика» (북반 정책
пукпан чончхэк), проводимая правительством Но Тхэу. В целом так
называемая Nordpolitik (названная по аналогии с западногерманской
Ostpolitik, проводившейся в отношении Восточной Германии) была
направлена на улучшение отношений с КНДР. В шестом пункте про-
граммы говорилось о необходимости налаживания связей РК с Совет-
ским Союзом, Китаем и другими социалистическими странами5.

4
Oberdofer D. The Two Koreas: a Contemporary History. New York: Basic Books,
2001. P. 289.
5
김마산 편. 북방 정책: 기원, 전개, 영향. 서울. [Северная политика: истоки, развер-
тывание, воздействие / под. ред. Ким Масан). Сеул, 1997. С. 23–25].

10
В этот же период происходят изменения и во внешнеполитическом
курсе КНР. Одной из стратегических задач, поставленных на XII съез-
де КПК в 1982 г., была активизация экономических связей с капита-
листическими государствами, в том числе с Японией и Южной Коре-
ей. Контакты Китая и Южной Кореи начались с непрямой торговли
и «народной дипломатии», прежде всего, в области спортивных обме-
нов. Развитие последних в значительной степени стимулировало рост
экономических связей. Китайско-южнокорейский товарооборот уже
в 1981 г. превысил товарооборот КНР с КНДР.
С 1984 г. Советский Союз начал осуществлять непрямые торго-
вые операции с Южной Кореей через посредников в третьих странах.
В 1985 г. товарооборот между двумя странами составлял 58,4 млн
долл., в 1988 г. уже 257 млн долл.6 На этом фоне товарооборот с Север-
ной Кореей постепенно снижался.
Краеугольным камнем в реализации «северной политики» была
Сеульская олимпиада 1988 г. Она стала поистине знаковым событием
для всего мира: впервые за 12 лет олимпиада не была омрачена бой-
котами ни со стороны США, ни со стороны СССР, в ней приняли уча-
стие более 9 тыс. спортсменов из 159 стран. Республика Корея заявила
о себе как о современном развитом государстве, открытом для диалога
со всем миром.
К началу 1990-х гг. Сеул установил дипломатические отношения со
133 странами. Серьезный прорыв произошел и в отношениях с государ-
ствами бывшего социалистического блока. В 1989 г. были установлены
дипломатические отношения с Венгрией и Польшей, в 1990 г. — с Ал-
жиром, Конго, Монголией, Южным Йеменом. Отношения на уровне
послов были установлены с Югославией, Чехословакией, Болгарией и
Румынией.
Следует отметить и другое важное обстоятельство: в 1988 г. США
исключили Южную Корею из Обобщенной системы преференций
(до этого момента РК была вторым крупнейшим реципиентом льгот
в торговле с США). Исключение из преференций немедленно отраз-
илось на экономике: уже в 1989 г. произошло ухудшение состояния
внешнеторгового баланса РК, экономический рост снизился до 6,5%.
Доля импорта превысила долю экспорта, что крайне отрицательно
6
Chon Soohyun. South Korea-Soviet Trade Relations: Involvement in Siberian De-
velopment // Asian Survey. Vol. 29. No. 12 (Dec. 1989). P. 1177–1181.

11
могло повлиять на экспортно ориентированную модель экономики,
характерную для Южной Кореи7.
Стремление укрепить политическое и экономическое влияние
в мире, добиться повышения самостоятельности внешнеполитиче-
ского курса страны привело к решению активизировать отношения
с социалистическими странами. Необходимость поиска новых рынков
сбыта также сыграла определенную роль в изменении внешнеполи-
тического курса РК. Кроме того, нормализация отношений с Совет-
ским Союзом и Китаем рассматривалась как важный фактор в урегу-
лировании корейской проблемы.
Следующим этапом нормализации отношений между Москвой
и Сеулом стали контакты на политическом уровне. В июле 1989 г.
СССР посетил Ким Ёнсам — президент Партии объединения и де-
мократии, один из лидеров оппозиции. В ходе встречи с руководст-
вом международного отдела ЦК КПСС было отмечено, что нормали-
зация советско-южнокорейских отношений имеет хорошие перспек-
тивы.
В июне 1990 г. состоялась встреча президентов М. Горбачева и Но
Тхэу в Сан-Франциско, на которой также обсуждались перспективы
отношений двух стран. Дипломатические отношения между Совет-
ским Союзом и Республикой Корея были установлены 30 сентября
1990 г. Договор был подписан в Нью-Йорке министрами иностран-
ных дел двух стран: Эдуардом Шеварднадзе со стороны СССР и Чхве
Хочжуном со стороны РК. Это означало, что СССР признал Южную
Корею как суверенное государство. С точки зрения КНДР, установле-
ние дипломатических отношений между СССР и РК способствовало
легитимации и упрочению раздела полуострова — ведь в свое время
Советский Союз первым признал Северную Корею единственно за-
конным государством на полуострове.
Китай развивал отношения с Южной Кореей с оглядкой на Совет-
ский Союз. Несмотря на то, что по объемам торговли с РК Китай зна-
чительно опережал Советский Союз, в вопросе установления полити-
ческих контактов он намеренно следовал «на два шага позади СССР»:
очевидно, чтобы не обострять отношения с КНДР. В 1990 г. объем дву-
сторонней торговли КНР и РК достиг цифры в 3,4 млрд долл., тогда
7
Полехин А.С. Корейско-американские торговые связи (середина ХХ – начало
ХХI вв.). М: ТЕИС, 2003. С. 82–93.

12
как установление дипломатических отношений откладывалось на не-
определенный срок. Значительных успехов удалось добиться на ниве
спортивной дипломатии. Олимпиада в Сеуле стала важным этапом
в нормализации двусторонних отношений, именно после ее проведе-
ния КНР и РК обменялись торговыми миссиями. Южнокорейские ат-
леты приняли участие в Азиатских играх в Пекине в 1990 г. В рамках
этого мероприятия КНР посетило большое количество чиновников,
бизнесменов, а также туристов из Республики Корея8.
Еще одним важным направлением внешнеполитической активно-
сти РК стало ее вступление в различные международные организа-
ции. Ориентируясь на интеграционные достижения ЕС, в 1989 г. на
Первой конференции министров иностранных дел и экономики две-
надцати стран Азиатско-Тихоокеанского региона в Канберре по пред-
ложению премьер-министра Австралии Дж. Хоука был создан фо-
рум Азиатско-Тихоокеанского экономического сотрудничества АТЭС
(Asian Pacific Economic Cooperation, APEC). Первоначально в него
вошли шесть стран-участниц АСЕАН (Индонезия, Таиланд, Филип-
пины, Малайзия, Сингапур и Бруней), а также Япония, Республика
Корея, Австралия, Новая Зеландия, Соединенные Штаты и Канада.
Участие в деятельности АТЭС открывало Южной Корее новые гори-
зонты.
Окончание холодной войны, отход от блоковой политики, норма-
лизация отношений с СССР и КНР обеспечили возможность вступле-
ния Южной Кореи в Организацию Объединенных Наций. В 1991 г.
Республика Корея предприняла ряд шагов для реализации данной
цели: весной несколько официальных делегаций были направлены
в 37 стран для обсуждения вопроса о вступлении РК в ООН. Уже
в августе 1991 г. МИД Южной Кореи направил официальную заявку
с просьбой о вступлении в ООН.
Эти действия Сеула были крайне негативно восприняты в Север-
ной Корее. Сепаратное вступление Республики Корея в ООН усугуб-
ляло проблему разделения полуострова. КНДР также подала заявку
и выступила со встречным предложением: предоставить двум корей-
ским государствам одно место в ООН. Однако данное предложение
не было одобрено, и 17 сентября 1991 г. на 46-й сессии Генеральной
8
Dollar D. South Korea-China Trade Relations: Problems and Prospects // Asian
Survey. Vol. 29. No. 12 (Dec. 1989). Р. 1169.

13
Ассамблеи ООН членами данной организации одновременно стали
РК и КНДР.
В 1991–1992 гг. в Республике Корея сложилась непростая внутри-
политическая обстановка. В 1992 г. должны были состояться выборы
президента страны. В условиях демократического транзита и акти-
визации протестного движения исход предстоящих выборов вызывал
определенные опасения у политической элиты. В этот период во внеш-
ней политике внимание уделялось политическому, экономическому
и военному взаимодействию с Соединенными Штатами, отношениям
с Северной Кореей, а также с Японией.
Северная политика продолжала приносить свои плоды: в декабре
1990 г. Но Тхэу совершил поездку в Москву. В апреле 1991 г. М. Гор-
бачев посетил с ответным визитом Республику Корея. Распад Со-
ветского Союза на некоторое время затормозил развитие отношений
между двумя странами. В Южной Корее существовали определенные
опасения относительно судьбы договоренностей, достигнутых с Совет-
ским Союзом. Однако они были напрасны: 19 ноября 1992 г. в Сеуле
президенты Б. Ельцин и Но Тхэу подписали Договор об основах отно-
шений Российской Федерации и Республики Корея. 24 августа 1991 г.
в Пекине был подписан Договор об установлении дипломатических
отношений между Республикой Корея и Китайской Народной Респу-
бликой.
Экономические и политические изменения в Республике Корея,
происходившие на протяжении 1980-х гг., а также окончание холод-
ной войны и снижение напряженности в блоковом противостоянии
привели к серьезной трансформации внешнеполитического курса
страны. В новых условиях политический истеблишмент Южной Ко-
реи столкнулся с необходимостью формирования привлекательного
имиджа государства на мировой арене для решения как экономиче-
ских, так и политических задач. Сеульская олимпиада, установление
дипломатических отношений с Советским Союзом и другими страна-
ми социалистического блока, интенсификация экономических связей
с Китаем, вовлечение в деятельность международных организаций —
все эти действия стали первыми шагами на пути реализации данной
политики.

14
1.2. Президент Ким Ёнсам и его концепция
«Новой Кореи»

На президентских выборах 1992 г. большинство голосов (42%) полу-


чил Ким Ёнсам. В 1970–1980-е гг. он был видным деятелем оппозиции.
Однако в 1990 г., после слияния собственной Партии объединения и де-
мократии с правящей Партией демократии и справедливости, Ким
Ёнсам превратился из лидера оппозиции в лидера правящей Демо-
кратической либеральной партии. Эти выборы стали знаковыми для
политической истории Республики Корея: впервые президент, избран-
ный демократическим путем, не был связан с военно-политической
элитой страны. Выборы 1992 г. наглядно продемонстрировали успехи
страны в продвижении по пути демократизации и политической мо-
дернизации.
В инаугурационной речи Ким Ёнсам провозгласил проведение
нового политического курса Синхангук («Новая Корея»). В основу его
программы легли следующие принципы: построение политического
режима, основанного на идеалах либеральной демократии, достиже-
ние высокого уровня благосостояния народа, искоренение коррупции,
оживление экономики. Первоначально казалось маловероятным, что
президент, пришедший к власти в том числе и благодаря союзу с во-
енными лидерами, не имеющий опыта государственного управления,
сможет серьезно реформировать сложившуюся систему. Но в первый
же год его правления был введен закон о запрете на участие в полити-
ческой жизни военных и изменена структура органов госбезопасности.
В течение 1993–1994 гг. проводилась реорганизация военного и госу-
дарственного аппаратов. Военная элита еще сохраняла определенную
власть, однако сфера ее компетенции была резко сужена1.
Борьбу с коррупцией Ким Ёнсам начал с личного примера: он об-
народовал свои финансовые активы и потребовал того же от членов
кабинета министров, депутатов Национального собрания, чиновников
госаппарата. Через три месяца после инаугурации более 1000 чиновни-
ков были арестованы или уволены. Также был введен закон, согласно
1
신한국을향하여: 김영삼대통령의변화와개혁1년. 대통령비서실. 1994.02.25 [Канцеля-
рия президента Республики Корея. По направлению к новой Корее: первый год
реформ и преобразований президента Ким Ёнсама. 25.02.1994.].

15
которому для всех финансовых транзакций могли использоваться
только реальные имена. Апогеем борьбы с коррупцией и взятками ста-
ли арест в 1995 г. и суд в 1996 г. над двумя бывшими президентами —
Чон Духваном и Но Тхэу.
Важной частью концепции «Новой Кореи» были экономические ре-
формы, нацеленные на либерализацию экономики и улучшение основ-
ных показателей. Эти изменения должны были стать очередными ша-
гами на пути становления Республики Корея в качестве лидирующего
государства как в АТР, так и в мире в целом. В ноябре 1994 г. Ким
Ёнсам заявил о том, что в ближайшие годы страна должна активно
включиться в процессы глобализации.
В этих условиях приоритетной задачей стала дальнейшая либе-
рализация южнокорейского внутреннего рынка. В 1967 г. РК при-
соединилась к ГАТТ, однако в течение долгого времени сохранялись
существенные ограничения импорта. В 1989–1994 гг. была принята и
реализовывалась программа подготовки южнокорейской экономики
к модификации правил международной торговли в условиях преобра-
зования ГАТТ в ВТО. К 1995 г. уровень либерализации импорта в Юж-
ной Корее достиг 95%, за рамками остались лишь некоторые сегменты,
например, рынок сельскохозяйственной продукции. Таким образом,
в стране были созданы все предпосылки для вступления в ВТО, что и
было сделано в 1995 г.
Середина 1990-х гг. стала переломной для южнокорейской внеш-
неэкономической политики. Именно в эти годы произошло серьезное
изменение в географии внешней торговли: начала сокращаться доля
США, серьезно возросла доля КНР. Если в 1993 г. КНР была седьмым
из числа крупнейших торговых партнеров РК, то в 1994 г. она подня-
лась на третье место, уступая лишь Японии и США. С 1991 г. по 1993 г.
двустороння торговля увеличилась с 4,4 млрд долл. до 9 млрд, в 1994 г.
она составила уже 12 млрд. Прямые южнокорейский инвестиции в ки-
тайскую экономику в 1994 г. составили более одного млрд долл.2
Проявилась еще одна тенденция: в условиях возрастающей конку-
ренции со стороны новых индустриальных стран Юго-Восточной Азии,
растущей экономической экспансии Китая, девальвации японской иены
южнокорейские товары начали терять былую конкурентоспособность.
2
Kim Eun Mee, Mah Jai S. Patterns of South Korea’s Foreign Direct Investment
Flows into China // Asian Survey. Vol. 46. No. 6 (Nov./Dec. 2006). P. 881–897.

16
Важным направлением в международной деятельности Республи-
ки Корея стала дальнейшая работа по созданию привлекательного
имиджа за рубежом и признанию ее в качестве развитого государства.
В 1996 г. страна присоединилась к Организации экономического со-
трудничества и развития (ОЭСР), став ее 29-м членом. Республика
Корея была второй, после Японии, страной Восточной Азии, вступив-
шей в данную организацию. Таким образом, постепенно из страны-
реципиента, экономика которой функционирует в условиях защитных
тарифных барьеров, Республика Корея превращалась в полноправного
члена мирового сообщества со все большим количеством обязательств.
Еще одним свидетельством меняющегося статуса Республики Ко-
рея на мировой арене стало непостоянное членство в Совете Безопас-
ности ООН с 1996 по 1997 гг. Одной из причин того, что большинство
членов ООН отдали за РК свои голоса, стала эскалация конфликта на
Корейском полуострове в 1994 г., речь о котором пойдет в третьей части
книги. Предполагалось, что Республика Корея должна предпринять
максимальные усилия в миротворческом процессе прежде всего на соб-
ственной территории.
В мае 1996 г. стало известно, что Южная Корея и Япония будут
принимать чемпионат мира по футболу 2002 г. По решению ФИФА
церемония открытия должна была состояться на территории РК, тог-
да как финальные игры и закрытие соревнований — на Японских
островах. Официально чемпионат был обозначен как “FIFA World Cup
Korea — Japan”, т. е. название корейского государства шло первым.
Этот факт вызвал гордость у корейцев, так как подчеркивал особый
статус Кореи. Большое значение этот факт имел и потому, что именно
с 1996 г. отношения между РК и Японией начали обостряться. В силу
исторических причин3 после окончания Второй мировой войны между
двумя государствами сохранялась напряженность. Однако в реалиях
холодной войны после заключения в 1965 г. стратегического Договора
об основных отношениях между Республикой Корея и Японией отно-
шения двух стран нормализовались.
Одним из спорных моментов, затруднявших переговорный процесс
при подписании Договора, был вопрос о принадлежность архипелага
3
1910–1945 гг. — период аннексии Корейского полуострова Японской империей.
В период колониального правления подавлялась местная культура, ресурсы страны
использовались в нуждах Японии, население подвергалось репрессиям.

17
Токто (в японском варианте Такесима). Проблема принадлежности
данного архипелага уходит корнями в глубокое прошлое. В знамени-
той корейской летописи «Исторические записки трех государств» (Сам-
гук саги), относящейся еще к XII в., упоминается о небольшом древнем
приморском государстве Усан, расположенном на островах Уллындо и
Токто. В 521 г. государство Усан было завоевано государством Силла.
В дальнейшем Силла распространило свою власть на весь Корейский
полуостров. В связи с политикой самоизоляции, которая проводилась
Кореей начиная с XV в., все жители архипелага были вынуждены пе-
ребраться на материк. Именно в этот период начинается постепенное
освоение Токто японцами. В XVII в. там обосновались несколько семей
японских рыбаков. Лишь в 1696 г., после окончания войны между Ко-
реей и Японией (так называемая Имчжинская война), сегунат Токуга-
ва запретил японцам селиться на данной территории. После рестав-
рации Мэйдзи4 новые японские власти провели расследование о тер-
риториальной принадлежности острова Уллындо и архипелага Токто.
Был сделан вывод об их исторической принадлежности Корее. Однако
сам факт расследования показывает, что ситуация не была ясной до
конца. Более того, на протяжении долгого времени существовала пута-
ница в названии архипелага: в Корее в разные периоды его называли
Усандо, Самбондо, Качжидо, Сокто. Японцы до 1840 г. называли этот
архипелаг Мацысима, а затем — Лянкур.
После Русско-японской войны 1904–1905 гг. расстановка сил в
регионе существенно изменилась: Япония стала активно реализовы-
вать свою имперскую политику, и Корейский полуостров стал первой
и основной целью. Уже в январе 1905 г. кабинет министров Японии
принял решение о переименовании Токто в Такесима и включении его
в состав Японии (в префектуру Симанэ). В 1905 г. над всей территори-
ей Кореи был установлен японский протекторат, а в 1910 г. Корея пе-
рестала существовать как самостоятельное государство и стала частью
Японской империи. Таким образом, вплоть до окончания Второй миро-
вой войны не только архипелаг Токто, но и весь Корейский полуостров
находились под юрисдикцией Японии.
В ходе послевоенного урегулирования Союзное военное командо-
вание приказом № 667 от 29 января 1946 г. возвратило Корее острова
4
Реставрация Мэйдзи, произошедшая в Японии в 1868 г., привела к восстанов-
лению власти японской императорской семьи.

18
Чечжудо, Уллындо и архипелаг Токто. В июне 1950 г. силы ООН и
командование ВВС США включили Токто в корейскую зону защиты
воздушных рубежей (KADIZ), эта зона действует до сих пор. В процес-
се подготовки к Сан-Францисской конференции 1951 г. при обсужде-
нии проекта договора было указано, что острова Чечжудо, Комундо,
Уллындо и Токто (под названием Лянкур) должны быть возвращены
Корее. Однако премьер-министр Японии Ёсида Сигеру приложил все
усилия для того, чтобы в окончательном тексте Токто был удален из
перечня территорий, подлежащих возврату Кореи. В 1956 г. на Токто
был создан пост корейской морской полиции5.
При установлении дипломатических отношений между Японией и
Республикой Корея в 1965 г. вопрос о принадлежности Токто был поднят
вновь. Японцы пытались внести в двусторонний договор пункт о взаим-
ном признании наличия территориального спора относительно Токто.
Однако корейская сторона решительно отвергла такие предложения, и
они не вошли в официальный текст договора. В дальнейшем обе страны
в ходе согласований договорились не возвращаться к спорной проблеме,
хотя у каждой из сторон сохранялось собственное представление о си-
туации вокруг Токто. Тем не менее, в период с 1965 г. по 1996 г. Япо-
ния и Корея тактично не обращались к этому территориальному спору.
Во многом это было обусловлено реалиями холодной войны: Япония и
Южная Корея были важнейшими стратегическими и экономическими
партнерами. Значительное влияние на укрепление их отношений ока-
зывали и Соединенные Штаты: развитие сотрудничества между этими
странами отвечало интересам США в регионе СВА.
Ситуация начала меняться в начале 1990-х гг., что было обусловле-
но несколькими причинами. В 1982 г. была принята Конвенция ООН
по морскому праву, в 1994 г. она была ратифицирована Японией. Тог-
да же и Южная Корея, и Япония объявили о создании двухсотмильной
исключительной экономической зоны. Эта зона отсчитывается от тех
же исходных линий, от которых отмеряется ширина территориаль-
ного моря, при этом она не входит в состав территории прибрежного
государства. Таким образом, споры вокруг Токто начали разгораться
5
Ланцова И.С. Территориальный спор между Японией и Южной Кореей: исто-
рия и современность // В обществе мысли: труды общеобразовательных структур
высших учебных заведений. Вып. 2 / cост. и ред. С.Э. Никулин. СПб.: МИЭП, 2008.
С. 43.

19
с новой силой. Следует также учитывать и изменение баланса сил
в регионе. Если в условиях холодной войны Япония и Южная Корея
были вынуждены ориентироваться друг на друга, то в период распада
блоковой системы у этих стран появились новые векторы реализации
внешней политики.
Япония, пытаясь использовать политическую нестабильность
в России в начале 1990-х гг., стремилась решить в свою пользу про-
блему «северных территорий». Территориальные споры о принадлеж-
ности Токто и Южных Курил несут общую политико-экономическую
и историческую нагрузку. В обоих случаях отторжение островов и их
передача другим государствам не получили необходимого юридиче-
ского оформления, поэтому закономерно, что одновременно с вопросом
о статусе «северных территорий» был поднят вопрос о Токто.
Высказывания японских дипломатов относительно принадлеж-
ности Токто с этого периода становились все более и более жесткими.
В СМИ, публицистике, даже в школьных учебниках начала появлять-
ся информация о том, что архипелаг Такесима (Токто) — как с точки
зрения истории, так и с точки зрения международного законодатель-
ства — является исконно японской территорией. Захват данных остро-
вов Республикой Корея не имеет под собой никаких законных осно-
ваний. В ответ Сеул для демонстрации своего суверенитета провел
военные маневры в акватории архипелага. По всей видимости, южно-
корейские власти рассчитывали на то, что фактическое владение Ток-
то Кореей по прошествии времени закрепит международный правовой
статус архипелага и проблема разрешится сама собой. Этого не произо-
шло, и начиная с середины 1990-х гг. вопрос о принадлежности архи-
пелага Токто/Такесима стал одним из наиболее острых для двух стран.
В 1990-е гг. проявляются новые тенденции в отношениях Респу-
блики Корея и США. В момент распада биполярной системы, в эпо-
ху особых ожиданий в южнокорейском обществе активно обсуждалась
возможность сокращения американского военного присутствия на юге
Корейского полуострова. Действительно, в этот период часть амери-
канского военного контингента была выведена из страны.
В 1995 г. в докладе Пентагона по стратегии безопасности в Вос-
точной Азии были обозначены основные направления политики США
в регионе СВА после окончания холодной войны. В частности в докла-
де указывалось, что американское военное присутствие несет стабиль-

20
ность в Азию, предотвращает агрессию против союзников США в реги-
оне. При этом безопасность сравнивалась с кислородом, таким образом,
американское военное присутствие «поставляло» в Северо-Восточную
Азию «кислород» для поддержания дальнейшего роста и развития ре-
гиона. В докладе вновь обосновывалась необходимость военного при-
сутствия США в Азии, и вывод американских войск из Республики Ко-
рея фактически прекратился6.
В этот же период отношения РК с Российской Федерацией пережи-
вали непростой этап. Внутриполитическая нестабильность в России,
смещение внешнеполитического вектора в европейском направлении,
высокие риски в экономике приводили к тому, что сотрудничество
двух стран не оправдывало тех ожиданий, которые возлагались на
него в начале установления дипломатических отношений. Республика
Корея также рассчитывала и на то, что Российская Федерация, обла-
давшая давними и прочными связями с КНДР, сможет оказывать на
нее определенное политическое влияние, или же выступит в качестве
канала дипломатической связи. Однако несбалансированность внеш-
неполитической линии РФ фактически привела к коллапсу в отноше-
ниях с КНДР. Первый ядерный кризис 1994 г. и процесс его урегули-
рования прошел практически без участия России.
Определенные успехи были достигнуты в сфере военно-технического
сотрудничества. В мае 1995 г. был выработан и принят документ
о принципах военно-технического взаимодействия между военными
ведомствами и достигнута договоренность о претворении его в жизнь
в 1995–2000 гг.7 В начале 1995 г. российская государственная компа-
ния «Росвооружение» подписала ряд контрактов с южнокорейскими
фирмами о поставках оружия и боевой техники. В 1996–1997 гг. в Ре-
спублику Корея были поставлены 26 танков и 13 боевых машин пехо-
ты БМП-3. По линии «Росвертол» и Samsung Electronics подписан кон-
тракт на поставку (в качестве образца) транспортного вертолета МИ-26
ТС, пригодного для гражданских и военных нужд8.
6
Langdon F. American Northeast Asian Strategy // Pacific Affairs. Vol. 74. No. 2
(Summer 2001). P. 172–173.
7
Савельев Р.В. Российско-корейское военное сотрудничество: настоящее и буду-
щее // Проблемы Корейского полуострова и интересы России. М.: ИДВ РАН, 1998.
С. 46.
8
Санжиев А. Военно-техническое сотрудничество России и Республики Корея //
МЭиМО. 2005. № 8. С. 53.

21
В ноябре 1997 г. в Москве побывала южнокорейская делегация во
главе с заместителем министра обороны Ли Чоллином. В ходе визи-
та речь шла о перспективах расширения поставок новейших образцов
российской военной техники. В конце 1990-х гг. в рамках программы
погашения внешней задолженности СССР по ранее предоставленным
кредитам в Республику Корея были поставлены танки Т-80У, боевые
машины пехоты БМП-3, БТР, боевые вертолеты, противотанковые си-
стемы, ракетные комплексы «Метис», «Игла», «Стрела-10М3» для про-
тивовоздушной обороны9.
В целом в период президентства Ким Ёнсама была продолжена
линия, направленная на утверждение Республики Корея в качестве
ведущего государства Восточной Азии, а в будущем — и на мировом
уровне. Вступление в ОЭСР, получение статуса временного члена Со-
вета Безопасности ООН, членство в ВТО — все это несомненные до-
стижения внешнеполитического курса Ким Ёнсама. Однако активное
вовлечение в мировые глобализационные процессы несло с собой не
только преимущества, но и риски. Таким вызовом стал для Республики
Корея Азиатский кризис 1997 г., совпавший с очередной президент-
ской кампанией.
Причины азиатского финансового кризиса весьма разнообразны.
С середины 1980-х гг. наблюдался стремительный экономический
подъем в НИС Восточной Азии, в среднем темпы роста составляли
8–9% ежегодно. В эти же годы стремительно увеличивался поток пря-
мых и портфельных иностранных инвестиций. Это было связано как
с динамичным развитием экономик НИС и, соответственно, с высокой
прибыльностью вложений, так и с особой политикой привлечения ино-
странного капитала, которую проводили правительства этих стран.
В Республике Корея приток инвестиций с 1990 г. по 1997 г. в среднем
составлял 3% от ВВП, в Таиланде — 2,4%, в Индонезии — 0,8%10.
Зачастую эти средства вкладывались в дорогостоящие объекты ин-
фраструктуры с большим сроком окупаемости. Постепенно, в условиях
накопления большой внешней задолженности частными банками, ри-
ски краткосрочных инвестиций стали стремительно повышаться. Фон-
довые рынки НИС Восточной Азии активно росли и становились все
9
Там же.
10
Потапов М.А. Внешнеэкономическая модель развития стран Восточной Азии.
М.: Международные отношения, 2004. С. 240.

22
более привлекательными для зарубежных финансовых спекулянтов.
Свою отрицательную роль сыграл и фактор сращивания бизнеса и го-
сударственной власти, который в той или иной мере присутствовал во
всех странах региона. Экономические реформы Ким Ёнсама были на-
целены на решение в том числе и данной проблемы, однако они оказа-
лись неэффективными. Расширение финансового сектора, спекуляции
на рынках недвижимости и стремительный рост цен на нее, бум строи-
тельства новых офисных помещений — все это способствовало разрас-
танию «финансового пузыря».
В 1996 г. экономическая конъюнктура начала меняться: в резуль-
тате падения курса иены конкурентоспособность товаров из НИС ЮВА
снижалась, наблюдалось перенасыщение рынков азиатской экспорт-
ной продукцией. Все в большей степени стал проявляться фактор кон-
куренции со стороны Китая.
В этих условиях произошло падение фондовых индексов, затем по-
следовали спекулятивные атаки со стороны зарубежных биржевых
игроков. Для защиты правительства начали вводить высокие про-
центные ставки, однако эти меры обострили проблему внешних задол-
женностей. Фиксированные валютные курсы еще в большей степени
ухудшили ситуацию. Падение фондовых рынков и валютных курсов
происходило по спирали: один процесс тянул за собой другой.
Иностранные инвесторы начали выводить средства из этих стран
и сворачивать предоставление кредитов. На валютных рынках велись
спекуляции, нацеленные на понижение курса национальной валюты.
Правительства пытались избежать девальвации, однако ни валютные
интервенции, ни повышение валютных ставок не помогли защитить
паритет национальных валют. Из-за оттока иностранного капитала
произошла резкая девальвация, причем падение биржевых индексов
затронуло так или иначе все фондовые рынки мира.
В литературе можно встретить мнение о том, что Азиатский кри-
зис — результат заговора, однако истоки его указываются разные.
Наиболее популярна версия о стремлении США закрепить главенство
доллара в мировой экономике и воспрепятствовать созданию нового
мощного экономического центра в ЮВА. Также встречаются обвинения
в адрес Китая или Японии. Некоторая доля истины в таких утверж-
дениях имеется: свою негативную роль в кризисе сыграли ТНК (пре-
жде всего американские и японские), биржевые спекулянты (наиболее

23
известен Дж. Сорос. Биржевые спекуляции и влияние США – одна из
наиболее популярных версий причин кризиса 1997 г. в Азии. Однако
следует учитывать, что в странах ЮВА в тот период сложились пред-
посылки для финансового кризиса и действия биржевых спекулянтов
в какой-то степени спровоцировали его, но не стали первопричиной.
Азиатский кризис 1997 г. обнаружил многие слабые стороны экономи-
ческой модели восточноазиатских стран.
Для Республики Корея наступили тяжелые времена: националь-
ная валюта (вона) обесценилась более чем в два раза. Если летом
1997 г. один доллар стоил около 900 вон, то к концу года его стоимость
составляла уже более 2000 вон. В стране росла инфляция, происходило
ограничение и прекращение выдачи наличности банками, последова-
ли банкротства крупных компаний, например KIA Motors.
Для того чтобы остановить экономический спад в Восточной Азии и
затормозить распространение кризиса на глобальном уровне, в регион
были направлены специалисты из МВФ и Департамента казначейства
США. В ноябре 1997 г. Республика Корея обратилась к Международно-
му валютному фонду с просьбой о предоставлении кредита для преодо-
ления финансового кризиса. В обмен на финансовую помощь в раз-
мере 57 млрд долл. Республика Корея согласилась ускорить финан-
совую реформу, предполагающую серьезную перестройку банковской
системы, максимально открыть финансовый рынок для иностранных
инвесторов, отменить систему ограничения импорта. Для Республики
Корея наступила «эпоха МВФ» (IMF 시대, IMF сидэ). Выводить страну
из кризиса предстояло новому президенту.

1.3. Республика Корея в международных связях в период


реализации «солнечной политики» президента Ким Дэчжуна

Основными кандидатами на президентских выборах 1997 г. были


Ли Хвечан — кандидат от Правящей партии Новой Кореи, Ким Дэч-
жун — лидер оппозиционной партии Гражданское собрание за новую
политику, Ким Чжонпхиль — лидер Либерального демократического

24
союза и независимый кандидат Ли Инчже. Предвыборная избиратель-
ная кампания, начавшаяся 19 мая 1997 г., была насыщена политиче-
скими скандалами. Так, Ли Инчже, один из лидеров правящей партии,
выставил свою кандидатуру в качестве независимого претендента, тем
самым нарушив внутрипартийную дисциплину.
Финансово-экономический кризис сделал президентскую кампа-
нию еще более острой и напряженной. Осенью 1997 г. возник конфликт
между Ли Хвечаном, кандидатом в президенты от правящей партии, и
президентом Ким Ёнсамом. Ли Хвечан официально обратился к пре-
зиденту Ким Ёнсаму с просьбой покинуть ряды партии. Для того что-
бы продемонстрировать свою независимость от Ким Ёнсама, политика
которого привела страну к кризису, Ли Хвечан принял решение пе-
реименовать правящую партию в Партию Великой страны (Ханна-
радан). Несмотря на такие меры, Ли Хвечан стойко ассоциировался
у избирателей с правящей партией, в правление которой в стране раз-
разился финансовый кризис.
Ким Чжонпхиль снял свою кандидатуру в пользу Ким Дэчжуна и
призвал своих избирателей отдать голоса кандидату от Гражданского
собрания за новую политику. В период существования в Республике
Корея авторитарных режимов Ким Дэчжун был одним из лидеров де-
мократической оппозиции. За свои взгляды он подвергался преследо-
ваниям и репрессиям, был приговорен к смертной казни.
На президентских выборах 1997 г. Ким Дэчжун одержал победу,
хотя досталась она ему непросто. За него проголосовало 40,3% избира-
телей, пришедших на выборы, в то время как за Ли Хвечана — 38,7%.
Разрыв составил лишь 390 тыс. голосов1. Президентские выборы 1997 г.
открыли новую страницу в истории страны. Впервые за 50 лет суще-
ствования РК политическая власть перешла в руки оппозиции путем
честных прямых всенародных выборов. Мирная передача власти от
правящей партии к оппозиционной через избирательный процесс ста-
ла еще одной вехой в демократическом развитии Республики Корея.
В инаугурационной речи Ким Дэчжун отметил, что наступает пери-
од правления истинно народного правительства, выбранного демокра-
тическим путем. Большое внимание он уделил проблемам демократи-
зации, борьбы с коррупцией, поиска путей выхода из экономического
1
Иргебаев А.Т. К итогам президентских выборов в Республике Корея // Пробле-
мы Дальнего Востока. 1998. № 3. С. 41.

25
кризиса, который новоизбранный президент назвал наиболее серьез-
ным испытанием для корейского народа со времен Корейской войны.
Также Ким Дэчжун заявил, что необходимо покончить с конфронтаци-
онным прошлым периода холодной войны в отношениях с Северной
Кореей и обозначил три основных принципа политики «солнечного
тепла» по отношению к КНДР2.
Для выхода из кризиса при непосредственном участии экспертов из
МВФ была разработана программа действий, включавшая в себя ре-
структуризацию корейских финансово-промышленных групп чэболей,
приватизацию банковской сферы, общую либерализацию экономики.
Жесткая монетарная политика, реструктуризация банковской систе-
мы и банкротство неэффективных банков приводили к нарастанию
социальной напряженности в обществе, однако в целом действия по
выходу из кризиса были вполне эффективными. Уже в 2000 г. Респу-
блика Корея демонстрировала экономический рост в 9,3%.
Еще одним важным направлением деятельности Ким Дэчжуна
стала нормализация отношений с Северной Кореей. Никогда прежде
в истории Республики Корея КНДР не воспринималась в качестве пар-
тнера. Политика «солнечного тепла» Ким Дэчжуна, подробный анализ
которой будет дан в третьей части монографии, была направлена на
формирование механизма доверительного сотрудничества с Севером.
Однако ее реализация, предполагающая активизацию экономических,
культурных, политических связей с КНДР, была бы невозможна без
активного внешнеполитического курса, направленного на формирова-
ние благоприятной среды для проведения такой политики.
Одной из важнейших составляющих политики «солнечного теп-
ла» стало обеспечение международной поддержки данной инициати-
вы. На Корейском полуострове сошлись интересы таких игроков, как
США, КНР, РФ как правопреемницы СССР и Японии. В этих условиях
сближение двух Корей невозможно было осуществить без поддержки
этих государств. США, как основной политический, экономический и
военный партнер Республики Корея, находились в центре южнокорей-
ской внешнеполитической активности. Долгие годы отношения двух
стран выстраивались на базе военного альянса, который подразумевал
наличие общей угрозы — Северной Кореи.
2
김대중 대통령 취임사. 1998.02.25. [Инаугурационная речь Ким Дэчжуна] // URL:
http://www.pa.go.kr/online_contents/inauguration/inauguration09/kdj15_view.html (05.06.2013).

26
Впервые за весь период существования Республики Корея Ким
Дэчжун стремился к вовлечению Севера в сотрудничество, а не в кон-
фронтацию. В конце 1990-х гг. администрация Б. Клинтона также про-
водила достаточно мягкую линию по отношению к Пхеньяну, руковод-
ствуясь стремлением не допустить развития ядерных технологий на
Севере. Таким образом, совпадение интересов позволило РК и США
проводить более взвешенную совместную политику, нацеленную на
нормализацию ситуации на Корейском полуострове.
Серьезный прогресс наметился в южнокорейско-японских отноше-
ниях. В условиях экономического кризиса сотрудничество со второй
экономикой мира, многолетним партнером Республики Корея в раз-
личных сферах было крайне важным. После испытаний северокорей-
ских баллистических ракет 1998 г. Токио ввел санкции против КНДР.
Политика «солнечного тепла» предполагала как минимум смягчение
этих мер. Однако территориальный конфликт вокруг архипелага Ток-
то, а также память о колониальном прошлом оказывали негативное
влияние на двусторонние отношения.
Ким Дэчжун проявил себя как весьма гибкий и осмотрительный
политический деятель. Уже в инаугурационной речи он выразил на-
мерение улучшить отношения с Токио. В конце февраля 1998 г. были
предприняты первые шаги: на встрече с представителями Корейско-
японского парламентского союза он заявил, что Республика Корея бо-
лее не намерена требовать материальную компенсацию за так называ-
емых «комфортных женщин»3. Наиболее приемлемой формой решения
3
«Комфортные женщины», или «женщины для утешения» — женщины из Япо-
нии, Китая, Кореи, стран Юго-Восточной Азии, которые в результате обмана или
принуждения были вынуждены работать в качестве проституток на так называе-
мых «станциях комфорта/утешения» (по сути, в публичных домах), предназначен-
ных для японских солдат на оккупированных Японской империей территориях.
Всего к концу Второй мировой войны насчитывалось около 400 таких «станций
комфорта», а в сексуальном рабстве по разным подсчетам оказалось 300–400 тыс.
женщин, многие из которых не достигли возраста 18 лет. Четвертая часть их в ре-
зультате различных причин погибла. В Японии, РК, КНДР и КНР оценки масшта-
бов и характера данного явления различны: японские специалисты стремятся до-
казать, что проституция в основном носила добровольный характер, а количество
женщин, вовлеченных в нее, было не так велико (около 20 тыс. на всех оккупиро-
ванных территориях). Корейские и китайские исследователи приводят доказатель-
ства того, что в большинстве случаев женщины насильно принуждались к данному
виду деятельности. Вопрос о «комфортных женщинах» неоднократно приводил
к обострению отношений между государствами Восточной Азии. Одним из наиболее

27
данного вопроса были названы искренние извинения со стороны япон-
ских официальных лиц. Таким образом, деликатная проблема, долгие
годы привносившая серьезные осложнения в корейско-японские отно-
шения, была практически урегулирована.
В начале апреля 1998 г. на встрече с премьер-министром Японии
Хасимото Рютаро в Лондоне Ким Дэчжун предложил вернуться к об-
суждению соглашений по вопросам рыболовства. К осени 1998 г. такие
соглашения были заключены, при этом вопрос о спорных территориях
в них обошли. Таким образом, проблема архипелага Токто на некото-
рое время была отложена.
В октябре 1998 г. состоялся официальный визит Ким Дэчжуна на
Японские острова, в ходе которого была подписана Совместная декла-
рация о новом партнерстве между РК и Японией, обращенном в XXI
век. В этом документе впервые были зафиксированы письменные из-
винения японской стороны за период колониального правления Япо-
нии на территории Корейского полуострова. Премьер-министр Кейдзо
Обути выразил глубокое сожаление и принес искренние извинения за
период колониального правления, в ходе которого корейскому народу
было доставлено много боли и страдания. В свою очередь, Ким Дэчжун
высоко оценил такое восприятие исторических событий и выразил на-
дежду, что Япония и Республика Корея в будущем смогут выстраивать
конструктивные двусторонние отношения, не возвращаясь к ошибкам
прошлого4.
Для облегчения культурного обмена между двумя странами Ким
Дэчжун пообещал, что ограничения, налагаемые на проникновение
японской массовой культуры в южнокорейское общество, постепенно
будут снижены. В свою очередь, японская сторона пообещала продлить
срок займа в 3 мдрд долл., предоставленного Экспортно-импортным
банком Японии.
Весной 1999 г., во время визита Кейдзо Обути в Республику Корея,
основное внимание было направлено на политику «солнечного тепла»,
которая активно набирала обороты. Премьер-министр высоко оценил
данные действия, а также обещал пересмотреть санкции, наложенные
болезненных моментов на протяжении 1990-х гг. был вопрос о выплате компенса-
ций женщинам, работавшим на «станциях утешения».
4
Japan — Republic of Korea Joint Declaration. A New Japan-Republic of Korea
Partnership towards the Twenty-first Century (8 October 1998) // URL: http://www.
mofa.go.jp/region/asia-paci/korea/joint9810.html (27.03.2013).

28
на КНДР после запуска баллистической ракеты в августе 1998 г. Бла-
годаря гибкой и продуманной политике Ким Дэчжуна южнокорейско-
японские отношения в конце 1990-х гг. получили новый импульс для
дальнейшего развития.
Определенная степень напряженности возникла в отношениях
Японии и Южной Кореи лишь в начале 2001 г. Это было связано с вне-
сением изменений в школьные учебники по истории, предложенным
группой японских исследователей во главе с Нисио Кандзи, известным
своими националистическими взглядами. Наибольшее возмущение
вызвала оценка аннексии Корейского полуострова в 1910 г. как меры
по стабилизации ситуации в Восточной Азии, поддержанной США и
европейскими государствами.
Протестные демонстрации прошли в Сеуле, Пхеньяне, Пекине,
Тайбэе. Южнокорейская сторона приостановила некоторые совмест-
ные проекты с Токио, прежде всего в сфере безопасности. Однако такие
события, как Чемпионат мира по футболу-2002 в РК и Японии, неодно-
кратные встречи на высшем уровне и принесение премьер-министром
Дзюнитиро Коидзуми извинений за историческое прошлое способство-
вали нормализации отношений. В марте 2002 г. между двумя страна-
ми было подписано соглашение о содействии двусторонним инвестици-
ям, а также обсуждалась возможность начала переговоров о создании
совместной зоны свободной торговли5.
Отношения РК с КНР также развивались в позитивном ключе. За
пять лет официально установленных дипломатических отношений
двустороння торговля увеличилась многократно, достигнув в 1997 г.
цифры 23,7 млрд долл. Тем самым объем торговли с КНР постепенно
приближался к объему торговли с Японией, который составлял 42 млрд
долл. На тот момент в силу высоких тарифных барьеров на сельскохо-
зяйственную продукцию в Южной Корее у Китая наблюдалось отри-
цательное сальдо торгового баланса в торговле с РК. Кроме того, КНР
представляла один из наиболее перспективных рынков для корейских
прямых иностранных инвестиций (ПИИ).
Первоначально именно в Китае стала активно распространяться
корейская массовая культура. Успех корейских дорам (телевизионных
сериалов), а также художественных фильмов и поп-музыки привел
5
Prime Minister Junichiro Koizumi’s Visit to the Republic of Korea // URL: http://
www.mofa.go.jp/region/asia-paci/korea/pmv0203/index.html (27.03.2013).

29
к появлению термина «Корейская волна» (한류 Халлю). Данный фе-
номен способствовал популяризации корейских товаров в Китае, впо-
следствии «Корейская волна» захлестнула всю Азию. В 2000-е гг. это
явление распространилось уже по всему миру.
Однако не только и не столько экономические связи с КНР пред-
ставляли особый интерес для Республики Корея. Китай, многолет-
ний союзник КНДР, единственное государство в мире, заключившее
с Северной Кореей бессрочный Договор о дружбе, сотрудничестве и
взаимопомощи, играл важнейшую роль в нормализации ситуации на
Корейском полуострове на протяжении всех 1990-х гг. Реализация по-
литики «солнечного тепла» во многом зависела и от позиции КНР.
Для Китая наиболее благоприятным было сохранение status quo
на Корейском полуострове. Мирное сосуществование двух государств,
снижение общей напряженности в условиях фактического доминиро-
вания США в регионе отвечали стратегическим интересам КНР. Уча-
стие в регулировании первого ядерного кризиса на полуострове приве-
ло к улучшению внешнеполитического имиджа КНР на мировой аре-
не. Таким образом, проводимая Ким Дэчжуном политика «солнечного
тепла» в наибольшей степени соответствовала интересам КНР.
В ноябре 1998 г. Ким Дэчжун с официальным визитом посетил Пе-
кин. На встрече с Цзян Цзэминем он обсудил широкий круг вопросов.
Ким Дэчжун особое внимание уделил сути политики «солнечного тепла»,
а также выразил надежду, что и в дальнейшем КНР будет играть важ-
ную роль в регулировании ситуации на полуострове. В ходе этой встречи
президент РК предложил создать в Северо-Восточной Азии особый меха-
низм для сотрудничества в сфере безопасности. В его рамках взаимодей-
ствие должны были осуществлять шесть стран: две Кореи, США, КНР,
Российская Федерация и Япония. Фактически это был прообраз формата
шестисторонних переговоров, который будет применен только в 2002 г.6
По итогам встречи было принято Заявление, в котором стороны до-
говорились развивать всеобъемлющее сотрудничество в XXI в. К эко-
номическим и культурным связям добавилось взаимодействие в сфере
безопасности. Стороны договорились о взаимодействии в различных
сферах, в том числе по вопросам науки и технологий, информации и
телекоммуникаций, защиты окружающей среды, атомной энергии.
6
Korea Briefing 1997–1999: Challenges and Change at the Turn of the Century /
Ed. by Kongdan Oh. ME Sharpe Inc., 2000. P. 160–165.

30
Большое внимание было уделено глобальным проблемам современно-
сти, прежде всего распространению ядерного оружия и терроризму. Та-
ким образом, всего за пять лет «добрососедские отношения» переросли
во «всеобъемлющее партнерство».
Однако уже в этот период проявились отдельные негативные мо-
менты. В 1999–2000 гг. между КНР и РК разразилась торговая война,
получившая название «чесночная битва». В ответ на ограничения им-
порта чеснока из КНР китайская сторона ввела запрет на ввоз некото-
рых групп товаров (прежде всего, мобильных телефонов) из РК7.
Стремление создать максимально благоприятную основу для прове-
дения политики «солнечного тепла» и нивелировать последствия Ази-
атского финансового кризиса активизировало внешнеполитическую
активность Республики Корея по отношению к странам АСЕАН. С кон-
ца 1980-х гг. в регионе стала нарастать экономическая взаимозависи-
мость, интеграционные процессы интенсифицировались. За 80–90-е
гг. ХХ в. удельный вес взаимных торговых и инвестиционных связей в
Восточной Азии значительно возрос. Так, если в 1980 г. доля экспорта
во внешней торговле внутри региона составляла 22%, а импорта 15,5%,
то к 2001 г. доля экспорта увеличилась до 37,3%, а импорта до 43,2%.
Доля прямых инвестиций внутри региона увеличилась с 19,7% в 1980
г. до 38,3% в 1994 г.8
Азиатский финансовый кризис отчетливо продемонстрировал, что
для успешной деятельности необходима консолидация. Создание ре-
гиональных механизмов, которые в будущем смогли бы препятство-
вать иностранным валютным интервенциям, стало насущной необхо-
димостью.
В ноябре 1998 г. на ежегодном саммите лидеров государств АТЭС
в Куала-Лумпуре основное внимание было сосредоточено на поиске
согласованных подходов к преодолению финансового кризиса и обе-
спечению общей экономической стабильности в АТР. В ходе работы
форума Ким Дэчжун высказал мысль о том, что Республика Корея мог-
ла бы сыграть роль моста, объединяющего менее развитые и развитые
страны, так как сама находится на переходном этапе. Также президент

7
Chung Jae Ho. From a Special Relationship to a Normal Partnership?: Interpreting
the “Garlic Battle” in Sino-South Korean Relations // Pacific Affairs. Vol. 76. No. 4
(Winter 2003/2004). P. 549–568.
8
Целищев И. Восточная Азия: интеграция? // МЭиМО. 2003. № 7. С. 46–49.

31
РК призвал развитые страны оказать помощь тем странам Восточной
Азии и Латинской Америки, которые в наибольшей степени пострада-
ли от кризиса.
В декабре 1998 г. в Ханое состоялся саммит АСЕАН, на который
официально были приглашены президент РК Ким Дэчжун, премьер-
министр Японии Кейдзо Обути и вице-президент КНР Ху Цзиньтао.
В ходе работы саммита Ким Дэчжун предложил создать Восточно-
азиатскую группу по ведению экономического сотрудничества для
того, чтобы интенсифицировать экономические связи между странами
АСЕАН, с одной стороны, и Республикой Корея, КНР и Японией, с дру-
гой. Похожее предложение выдвинул и китайский лидер. Таким обра-
зом, именно на саммите 1998 г. был дан старт интеграционным процес-
сам между АСЕАН и тремя государствами Северо-Восточной Азии9.
В ходе саммита обсуждалась работа регионального форума АСЕАН
АРФ (региональный форум АСЕАН по безопасности), который факти-
чески был единственным диалоговым механизмом на государственном
уровне для обсуждения вопросов безопасности в регионе. Ким Дэчжун
предложил пригласить Северную Корею в качестве диалогового пар-
тнера. Тем самым южнокорейский президент стремился вывести КНДР
из международной изоляции, в которой она пребывала все 1990-е годы.
Еще одним направлением, на котором было сосредоточено внима-
ние Ким Дэчжуна, стал Европейский Союз. Это было обусловлено как
экономическими причинами (Европейский Союз — крупнейший тор-
говый и инвестиционный партнер РК, обеспечивающий более 6 млрд
долл. ПИИ), так и военно-политическими. Европейский Союз входил
в Исполнительный комитет концерна КЕДО, строившего реакторы
на легкой воде для Северной Кореи. Таким образом, ЕС был включен
в систему по контролю над ядерным распространением на Корейском
полуострове.
В качестве диалоговой площадки с Европейским Союзом была из-
брана международная организация АСЕМ, созданная в 1996 г. и объ-
единившая государства Восточной Азии и Европы. На саммите АСЕМ
в Лондоне в апреле 1998 г. Ким Дэчжун прилагал максимальные уси-
лия для того, чтобы улучшить инвестиционный имидж своей страны.
Там же был представлен поэтапный план, согласованный с МВФ, по
выходу Республики Корея из кризиса.
9
Korea Briefing 1997–1999… P. 167–170.

32
В ходе саммита Ким Дэчжун провел двусторонние переговоры
с премьер-министром Великобритании Тони Блэром и президентом
Франции Жаком Шираком, основной целью которых было познако-
мить европейских политиков с особенностями политики «солнечного
тепла». На встрече АСЕМ было принято решение о проведении сле-
дующего саммита в 2000 г. в Сеуле10.
Политика «солнечного тепла», одобренная лидерами США, КНР,
Японии, России, а также получившая поддержку на региональном и
глобальном уровнях, активно приводилась в действие. Особенность
этой политики заключалась в том, что экономические связи были от-
делены от политических и политические разногласия и конфликты
двух сторон не могли помешать экономическим отношениям. Ни за-
пуск баллистической ракеты «Тхэподон-1», ни инцидент с участием
военно-морских кораблей РК и КНДР в Желтом море не повлияли на
экономическое сотрудничество двух стран.
В июне 2000 г. произошло историческое событие, ставшее своеобраз-
ным итогом «солнечной политики» Ким Дэчжуна: в Пхеньяне состоялся
саммит на высшем уровне между лидерами РК и КНДР — президен-
том Ким Дэчжуном и председателем Государственного комитета оборо-
ны Ким Чен Иром. Встреча между руководителями двух разделенных
государств состоялась впервые за весь период раскола полуострова. По
итогам встречи была принята Совместная декларация Севера и Юга
от 15 июня 2000 г.
Деятельность Ким Дэчжуна высоко оценило все мировое сообще-
ство. В 2000 г. его кандидатуру выдвинули на получение Нобелевской
премии мира. В числе 150 номинантов также присутствовали россий-
ский экс-премьер-министр В. Черномырдин, американский президент
Б. Клинтон, бывший президент Финляндии Мартти Ахтисаари. Лау-
реатом премии стал Ким Дэчжун. Он получил эту почетную награду за
«кропотливую работу в деле воссоединения Северной и Южной Кореи
и укрепление демократии и прав человека в Южной Корее и Восточ-
ной Азии в целом». Впервые в истории представитель Республики Ко-
рея стал лауреатом Нобелевской премии11.

10
Summits. ASEM 2 Summits 03–04 April 1998, United Kingdom // URL: http://
www.aseminfoboard.org/2011-12-22-05-56-13/event/23-asem-2-summit.html (01.04.2013).
11
The Nobel Peace Prize 2000 // URL: http://www.nobelprize.org/nobel_prizes/peace/
laureates/2000/ (14.02.2012).

33
Внешнеполитический курс Ким Дэчжуна, нацеленный на создание
благоприятных условий для взаимодействия двух Корей, а также изме-
нения во внутриполитической жизни РФ (избрание президентом В. Пу-
тина в 2000 г.) привели к интенсификации российско-южнокорейских
отношений. Москва, нормализовавшая отношения с Пхеньяном, одно-
временно стремилась сбалансировать и отношения с Сеулом.
В феврале 2001 г. В. Путин с официальным визитом посетил Респу-
блику Корея. По результатам этого визита было подписано Совмест-
ное заявление, в котором отмечалась «готовность и стремление Рос-
сийской Федерации продолжать поддержку линии на налаживание
межкорейских контактов и продуктивное сотрудничества между Югом
и Севером Кореи». В. Путин обозначил основополагающие принципы
российской политики на Корейском полуострове: невмешательство
в межкорейский диалог, мирный дипломатический путь регулирова-
ния возникающих проблем, безъядерный статус Корейского полуостро-
ва. Также В. Путин подчеркнул важность совместных экономических
проектов между РФ, РК и КНДР. Наибольшее внимание привлекли
проект продления Транссибирской магистрали на юг Корейского по-
луострова и проект соединения Транссиба и Транскорейской железной
дороги (ТКЖД). Также обсуждались вопросы энергетики, перспективы
прокладки газового трубопровода на юг Корейского полуострова через
Китай12.
Однако благоприятные международные условия, в которых Ким
Дэчжун успешно реализовывал свою внешнеполитическую линию, су-
ществовали недолго. В 2000 г. президентом США был избран предста-
витель республиканцев Дж. Буш-младший. В Конгрессе большинство
мест также было у республиканцев, что привело к серьезным измене-
ниям во внешней политике США. Северная Корея рассматривалась
в качестве противника, чьи жизненные интересы находятся в прямом
конфликте с национальными интересами США. В этих условиях про-
должение прежней внешнеполитической линии на Корейском полуо-
строве было едва ли возможным.
Террористическая атака 11 сентября 2001 г. стала поворотной вехой
в развитии всей системы международных отношений. Борьба с терро-
ристической угрозой стала одной из основ в обеспечения безопасности
12
Российско-корейское совместное заявление 27 февраля 2001 г. // URL: http://
archive.kremlin.ru/events/articles/2001/02/136203/136266.shtml (10.11.2011).

34
США на глобальном и региональном уровнях. В самом начале 2002 г.
ЦРУ представило доклад о ракетной угрозе, в котором в том числе фи-
гурировали Северная Корея, КНР, а также Иран, Ирак, Россия, Индия
и Пакистан13. Большое значение придавалось укреплению традици-
онных военно-политических связей в регионе, а также формированию
ПРО ТВД (противоракетная оборона театра военных действий), нача-
тому после запуска северокорейской баллистической ракеты в 1998 г.
В этих условиях политика «солнечного тепла» постепенно теряла
свою эффективность, так как нарастающее противостояние в отноше-
ниях США и КНДР приводило и к кризисным явлениям в межкорей-
ском взаимодействии. Так, весной 2001 г. американская администра-
ция фактически наложила запрет на поставки электричества из РК
в КНДР. Она мотивировала это тем, что данные действия могут затруд-
нить инспекции ядерных объектов, так как дополнительные поставки
энергии нарушают договоренности, достигнутые в рамках КЕДО.
Причисление КНДР к «оси зла» вместе и Ираком и Ираном в ян-
варе 2002 г. привело к эскалации кризиса на Корейском полуостро-
ве, а также усилило антиамериканские настроения в южнокорейском
обществе. С 2002 г. в Республике Корея начинается новый виток анти-
американизма. Дополнительным фактором стал инцидент с гибелью
южнокорейских школьниц под гусеницами американских танков. По
стране прокатились массовые антиамериканские выступления. Основ-
ным требованием их участников стал вывод американских войск с тер-
ритории Южной Кореи, а также вынесение обвинительного приговора
американским солдатам, виновных в гибели подростков.
Одновременно с этим США продолжали оставаться важнейшим
военно-политическим партнером РК в регионе. Несмотря на конку-
рентные преимущества французской компании Dassault Aviation, в
мае 2002 г. корейское правительство предпочло заключить четырех-
миллиардную сделку с корпорацией Boeing. Таким образом, амери-
канская компания стала основным контрагентом ВВС Республики Ко-
рея, хотя французская сторона предлагала более выгодные условия по
трансферту технологий14.

13
Scobell A. Crouching Korea, Hidden China: Bush Administration Policy toward
Pyongyang and Beijing // Asian Survey. Vol. 42. No. 2 (March/Apr. 2002). P. 345.
14
Gross D.G. US-Korea Relations: After the “Breakthrough”, Now What? // URL:
http://csis.org/files/media/csis/pubs/0202qus_korea.pdf (02.04.2013).

35
В целом экономическое сотрудничество двух стран оставалось на
высоком уровне. Общий объем двусторонней торговли в 2002 г. соста-
вил почти 56 млрд долл., при этом сальдо в пользу Южной Кореи со-
ставило почти 10 млрд долл.
Еще одним важным направлением в партнерстве двух стран ста-
ло участие Республики Корея в антитеррористической коалиции и от-
правка южнокорейского контингента в Афганистан в 2001 г. В октя-
бре 2001 г. Республика Корея подписала международную Конвенцию
о борьбе с финансированием терроризма. В период войны в Афгани-
стане Южная Корея предоставила 12 млрд долл. в качестве гумани-
тарной помощи афганским беженцам через такие организации, как
ЮНИСЕФ (Детский фонд ООН) и продовольственную программу ООН.
Еще 45 млрд долл. с 2002 по 2004 гг. Сеул выделил на восстановитель-
ные работы и развитие инфраструктуры а Афганистане.
Вместе с тем в военном сотрудничестве США и РК наблюдался и рост
противоречий, прежде всего в сфере создания системы ПРО ТВД в Вос-
точной Азии. После запуска баллистической ракеты КНДР в 1998 г.
США активно начали разрабатывать данную систему, их основным
партнером стала Япония. Попытки включить в данную программу РК
заканчивались неудачей, так как южнокорейские политики справед-
ливо опасались, что участие их страны в ПРО ТВД может способство-
вать разворачиванию гонки вооружений с Северо-Восточной Азии.
2002 год, последний год президентства Ким Дэчжуна, был озна-
менован событием мирового масштаба — на территории Республики
Корея и Японии прошел 17-й Чемпионат мира по футболу. Примеча-
тельно, что впервые за всю свою историю он проходил в Азии, на терри-
тории сразу двух стран. Церемония открытия чемпионата проходила в
Южной Корее, в Сеуле. В красочном действии, вобравшем в себя как
традиционные мотивы, так и современные технологии, приняли уча-
стие около 2,5 тыс. артистов. За действием наблюдали 70 тыс. зрите-
лей, еще более миллиарда человек смотрели телетрансляцию15.
Всего за время Чемпионата Южную Корею посетило более полу-
миллиона человек. В стране была создана соответствующая инфра-
структура, включающая в себя как спортивные комплексы, так и тури-
стические и транспортные сооружения. В ходе проведения Чемпионата
15
2002 FIFA World Cup Korea/Japan // URL: http://www.fifa.com/worldcup/archive/
edition=4395/index.html (03.04.2013).

36
также были организованы разнообразные мероприятия, призванные
познакомить иностранных туристов с самобытной корейской культу-
рой.
Достижением Республики Корея стало не только проведение ме-
роприятия такого высокого уровня. Футбольная команда Республики
Корея под руководством голландского тренера Г. Хиддинка вышла в
полуфинал Чемпионата. Такого впечатляющего успеха корейского,
да и в целом азиатского футбола не мог предсказать никто. Чемпио-
нат мира по футболу-2002 стал очередным важным шагом, на пути на
упрочения позиций Республики Корея в качестве развитого государ-
ства, активного члена мирового сообщества.

1.4. Внешняя политика Республики Корея


при президенте Но Мухёне

В конце 2002 г. состоялись очередные президентские выборы в Ре-


спублике Корея. В качестве своего преемника Ким Дэчжун выбрал
Но Мухёна. Он был известен своим непримиримым отношением к
коррупции и тем, что в 1990 г., будучи членом Партии объединения и
демократии Ким Ёнсама, вышел из ее рядов после объединения пра-
вящей и двух оппозиционных партий. Судя по всему, именно такого
бескомпромиссного человека видел Ким Дэчжун своим приемником,
и с декабря 2001 г. начинается головокружительная карьера Но Му-
хёна. Он был переведен из Пусана в Сеул, где вступил в ряды пропре-
зидентской Демократической партии нового тысячелетия, а также
получил пост в правительстве.
В середине 2002 г. Но Мухён был избран председателем Демокра-
тической партии нового тысячелетия. Когда началась официальная
кампания по выдвижению кандидатов в президенты, Но Мухён был
избран кандидатом от этой партии. В качестве кандидата от оппозици-
онной Партии Великой страны был выдвинут Ли Хвечан, проиграв-
ший президентские выборы в 1997 г.

37
Главными в президентской кампании 2002 г. стали тема коррупции
в высших эшелонах власти, а также вопросы внешней политики и объ-
единения полуострова. В теледебатах, состоявшихся за неделю до вы-
боров, Но Мухён обвинил Ли Хвечана в получении взяток и заявил, что
в случае его победы с коррупцией будет покончено и поддержка круп-
ных конгломератов навсегда останется в прошлом.
Но Мухён настаивал на необходимости продолжения политики
«солнечного тепла», которую начал Ким Дэчжун. Напротив, Ли Хвечан
придерживался мнения, что в отношениях с Северной Кореей следует
проявить твердость и не идти ни на какие уступки. В сфере внешней
политики Но Мухён выступал за большую самостоятельность, а также
развитие отношений со всеми странам региона, в том числе с КНР и РФ.
Ли Хвечан полагал, что Южная Корея должна, прежде всего, укреплять
свои отношения с США и следовать курсу своего главного внешнеполи-
тического союзника1.
Предвыборная кампания была связана с громкой чередой корруп-
ционных скандалов, в которых оказались замешаны члены семьи Ким
Дэчжуна. Откровенные антиамериканские высказывания Но Мухёна
также добавляли остроту предвыборной гонке. На президентских вы-
борах 2002 г. победу одержал Но Мухён, набрав 48,7% голосов изби-
рателей. Ли Хвечан отстал всего на 2,11%, получив 46,59% голосов.
Разница составила всего 590 тыс. голосов избирателей. Явка на этих
выборах была ниже, чем в предыдущие годы — 70,3%2.
К власти в Республике Корея впервые за всю ее историю пришел
президент, отличающийся наиболее левыми взглядами. Не послед-
нюю роль в его избрании сыграл демографический фактор: социоло-
гические опросы показали, что молодое поколение (от 20 до 40 лет)
в большинстве своем отдало свои голоса за Но Мухёна, тогда как за
кандидата от консерваторов голосовали в основном представители
старшего поколения. Таким образом, значительно влияние на исход
выборов оказало так называемое «поколение 386». К его отличитель-
ным признакам относят: в семье в среднем было три ребенка, пред-
ставители этого поколения учились в вузах в 1980-е гг., а родились
в 1960-е гг. Фактически за Но Мухёна голосовала наиболее активная
1
  Lee Hong Yung. South Korea in 2002: Multiple Political Dramas // Asian Survey.
Vol. 43. No. 1 (Jan./Feb. 2003). P. 64–77.
2
  Ibid.

38
часть избирателей, за 15 лет до этого сыгравшая важную роль в про-
цессе трансформации южнокорейского авторитарного режима.
Период президентства Но Мухёна — один из наиболее бурных за
последние 20 лет в политической жизни Южной Кореи. В инаугура-
ционной речи новый президент уделил внимание трем ключевым мо-
ментам: дальнейшему процессу демократизации страны, сбалансиро-
ванному развитию общества, процветанию и миру в Северо-Восточной
Азии, которые тесно связаны с процветанием и миром на Корейском
полуострове.
Политика «мира и процветания» фактически была продолжени-
ем политики «солнечного тепла» Ким Дэчжуна. Однако проводилась
она уже совершенно в иных международных условиях. На Корейском
полуострове набирал обороты второй ядерный кризис. Соединенные
Штаты, вовлеченные в военную кампанию в Афганистане, не соби-
рались останавливаться на достигнутом. Уже в начале 2003 г. было
очевидно, что военные действия против Ирака — вопрос нескольких
месяцев.
Все отчетливее проявлялись и новые тенденции в мировых эконо-
мических процессах. Азиатский кризис 1997 г. стимулировал регио-
нальные интеграционные процессы в Юго-Восточной Азии. Динамич-
но растущая экономика Китая и усиливающиеся внешнеполитические
амбиции китайских лидеров приводили к стремительному изменению
баланса сил в Восточной Азии.
В начале своего президентского срока Но Мухён активно исполь-
зовал антиамериканскую риторику. Это было обусловлено как его
личными взглядами, так и общенациональной тенденцией — волна
антиамериканских выступлений, прокатившаяся по всей Южной Ко-
рее в конце 2002 г., сыграла не последнюю роль в победе нового прези-
дента на выборах. Однако вскоре реальность вновь напомнила о себе:
США оставались главным военным союзником Республики Корея, а
также основным торговым и инвестиционным партнером.
Антиамериканские демонстрации дестабилизировали внутрипо-
литическую обстановку, помимо этого продолжалось развитие второго
ядерного кризиса. В начале 2003 г. стало известно, что рейтинг до-
верия РК может понизиться, что негативным образом сказалось бы
на экономических отношениях Южной Кореи и Соединенных Шта-
тов. Вскоре после получения данной информации Но Мухён призвал

39
к прекращению антиамериканских выступлений, а также объявил
дату своего визита в США3.
В мае 2003 г. состоялся первый официальный визит южнокорей-
ского президента в Соединенные Штаты. В составе делегации был 31
представитель бизнес-элиты, что подчеркнуло важность экономиче-
ских вопросов на переговорах. Также на повестке дня стояли вопросы
урегулирования ядерного кризиса на Корейском полуострове, проведе-
ния политики «мира и процветания» по отношению к Северу и согла-
сование ее с США, изменения статуса американского военного контин-
гента и его передислокации. В ходе этого визита были достигнуты до-
говоренности об отправке в Ирак 600 южнокорейских нонкомбатантов4.
Участие Южной Кореи в военной кампании в Ираке стало факто-
ром, оказавшим серьезное влияние на внутриполитическую ситуацию
в республике. По стране вновь прокатились антиамериканские высту-
пления, нарастало противостояния между парламентом, где преобла-
дали консерваторы, и президентом. В феврале 2004 г. было принято
решение об увеличении военного контингента в Ираке еще на 3000
человек. Помимо медиков, инженеров и других специалистов, из РК
отправлялись также и боевые подразделения для обеспечения их безо-
пасности. Южнокорейский министр иностранных дел отметил, что Рес-
публика Корея должна брать на себя международные обязательства
такого характера, так как это способствует выходу страны на новый
международный уровень, а также укрепляет отношения с США5.
Численность южнокорейского контингента в Ираке, таким обра-
зом, существенно увеличилась, уступая лишь американским и британ-
ским войскам. Впервые со времен Вьетнамской войны южнокорейские
войска должны были участвовать в боевых операциях за пределами
Корейского полуострова. Согласно социологическим опросам, в марте
2003 г. 81% корейцев были противниками военной акции США в Ира-
ке (поддерживали ее только 9,7%). 75,6% опрошенных негативно отнес-
лись к участию южнокорейских войск в этой войне, 16% — позитивно.
В июне 2004 г., после захвата и убийства южнокорейского заложника
3
Lee Hong Yung. South Korea in 2003: A Question of Leadership? // Asian Survey.
Vol. 44. No. 1 (Jan./Feb. 2004). P. 130–138.
4
  Roh Moo-hyun. Shoulders 3 Main Tasks in US Visit // URL: http://english.people-
daily.com.cn/200305/12/eng20030512_116525.shtml (07.04.2013).
5
  Штефан Е. Решение об отправке войск и Ирак принято // Сеульский Вестник.
18.12.2003 // URL: http://vestnik.kr/army/1584.html (07.04.2013).

40
в Ираке, в Республике Корея вновь поднялась протестная волна про-
тив участия страны в военной кампании6.
Однако на этот раз политическая элита Южной Кореи стремилась
не допустить слишком активных антиамериканских выступлений. На
некоторое время была введена цензура в Интернете, в частности был
заблокирован Live Journal, предполагающий свободный обмен мне-
ниями по самым актуальным вопросам. Было объявлено, что военное
присутствие в Ираке будет сохранено.
Такая позиция южнокорейских властей была обусловлена целым
рядом факторов. Несмотря на личные предпочтения президента Но
Мухёна, США оставались главным военным союзником РК. И если
в политической риторике 2004 г. звучали слова о том, что в сложив-
шихся условиях необходимо увеличить южнокорейскую автономию
в вопросах обороны, то на деле заявление американских властей о воз-
можном сокращении военного контингента на одну треть вызвало опа-
сения у населения.
В 2002 г., еще до обнародования этих планов, в период антиаме-
риканских выступлений, 56,4% населения Южной Кореи выступало
за военный альянс с США. В 2003 г. число поддерживающих данный
альянс увеличилось до 76,3%, а среди людей старше 50 лет их было
еще больше — 91%. Таким образом, антиамериканские выступления,
носившие скорее ситуативный характер, оказывали не слишком боль-
шое влияние на восприятие базовых основ безопасности у населения
Республики Корея.
Общественное мнение в демократической стране оказывает су-
щественное влияние на политический процесс и принятие решений
(в условиях политического кризиса весны 2004 г. это было особенно
актуально). Высшей его точкой стало объявление импичмента прези-
денту, которое произошло в марте 2004 г. Депутаты оппозиционных
партий выдвинули следующие обвинения: провал экономической по-
литики, уличение в коррупции, нарушение избирательного закона.
Объявление импичмента президенту всколыхнуло всю страну.
В поддержку Но Мухёна проводились многотысячные демонстрации
по всей Южной Корее. Предстоявшие в апреле парламентские выбо-
ры еще больше накаляли обстановку. Такого количества митингов и
6
  Cha V.D. South Korea in 2004: Peninsular Flux // Asian Survey. Vol. 45. No. 1
(Jan./Feb. 2005). P. 33–40.

41
шествий не устраивалось с конца 1980-х гг. Парламентские выборы
продемонстрировали, что, несмотря на череду скандалов, президент
Но Мухён и его курс реформ пользуется поддержкой населения7. Впо-
следствии Конституционный суд не принял решение о правомерности
импичмента. Тем не менее этот политический кризис в дальнейшем
способствовал проведению более взвешенной и острожной политики,
в том числе и на внешнеполитической арене.
Еще одним фактором, способствующим стремлению южнокорейской
политической элиты оставаться лояльными по отношению к США, было
нарастание противоречий в отношениях с КНР. К началу 2000-х гг.
Китай стал вторым крупнейшим экспортным рынком для южноко-
рейской экономики, в 2002 г. объем двусторонней торговли составил
41,2 млрд долл. В 2004 г. объем двусторонней торговли превысил 100
млрд долл., таким образом КНР превратилась в крупнейшего торгово-
го партнера Южной Кореи. В свою очередь, Республика Корея в этот
период стала четвертым по объему экспортным рынком для Китая8.
Это привело к тому, что зависимость корейской экономики от амери-
канского рынка стала снижаться. Если в 1990 г. 29,8% всего корейского
экспорта направлялось в США, в 2002 г. — 20,2 %, то в 2007 г. эта цифра
снизилась до 12,9%. Напротив, доля Китая выросла с 2% в 1992 г. до 10%
в 2000 г. и до 22% в 2007 г.9 И если в начале 2000-х гг., на волне антиаме-
риканских настроений в обществе, это воспринималось как возможность
диверсифицировать внешнеэкономические связи и тем самым снизить
зависимость от США, то с течением времени эти тенденции стали вызы-
вать опасения как среди политиков, так и среди населения.
Возникло понимание того, что КНР — не только крупнейший
торговый партнер, но и экономический конкурент. Уже в начале
2000-х гг. корейские компании начали стремительно терять свои пози-
ции на рынках стран Юго-Восточной Азии, а также в других регионах.
В 2004 г. КНР увеличила экспорт автомобилей, текстиля, продуктов
нефтепереработки на 23,6% в США и на 13,1% в Японии. Для Юж-
ной Кореи эти цифры составили 7,4% и 2,7% соответственно. Соглас-
но данным Исследовательского института Хёндэ (Hyundai Research

7
  Cha V.D. Op. cit. Р. 33–40.
8
  Korea International Trade Association. Statistics and Reports // URL: http://glob-
al.kita.net (23.05.2013).
9
  Ibid.

42
Institute), с 2004 г. конкурентоспособность южнокорейских товаров, по
сравнению с китайскими, стала снижаться10.
Китайская экономика продолжала оставаться крупнейшим реци-
пиентом для южнокорейский инвестиций: в 2003–2004 гг. около 40%
всех ПИИ РК были направлены в КНР. Тем самым КНР потеснила
США, которые вплоть до 2002 г. были главным направлением для юж-
нокорейских инвестиций. В этот же период южнокорейские инвесторы
стали отмечать, что правительство Китая накладывает жесткие огра-
ничения на многие проекты, при этом главным критерием становится
передача новейших технологий, в то время как основное конкурентное
преимущество китайской экономики — дешевая рабочая сила — фак-
тически теряется11.
В этих условиях в начале 2000-х гг. наблюдался рост напряженно-
сти в двусторонних отношениях. Неоднократно поднимались вопросы,
связанные с проблемой северокорейских беженцев, присутствием око-
ло 100 тыс. нелегальных китайских рабочих на территории Республи-
ки Корея. Большое внимание как на высшем уровне, так и среди насе-
ления привлек спор об исторических корнях государства Когурё (37 г.
до н.э. – 668 г.), располагавшегося на территории севера Корейского
полуострова и Маньчжурии. Китай стал одним из девяти государств,
наряду с США, Вьетнамом и Таиландом, которые в рамках ВТО наста-
ивали на скорейшей либерализации южнокорейского рынка риса. По
прогнозам, именно КНР должна получить максимальную выгоду от
снятия барьеров, и именно китайский агропромышленный комплекс
представляет наибольшую угрозу для южнокорейских фермеров.
В этот же период, при нарастании взаимных претензий, между РК
и КНР разгорелся спор вокруг рифа Иодо (в китайской версии подво-
дной скалы Суен, или Суян) в Восточно-Китайском море. Согласно кон-
венции ООН по морскому праву 1982 г., подводные объекты не могут
быть предметом территориальных споров, однако в начале 2000-х гг.
оба государства заявили свои претензии на включение данной подво-
дной скалы в свои исключительные экономические зоны.
Территориально подводная скала Иодо находится в 149 км от юж-
нокорейского острова Марадо и в 245 км от китайского острова Тунтао.
10
  Snyder S. Teenage Angst: 15th Anniversary of Sino-ROK Diplomatic Relations //
URL: http://csis.org/files/media/csis/pubs/0703qchina_korea.pdf (3.04.2013).
11
  Ibid.

43
Следовательно, исключительные экономические зоны двух стран на-
кладываются друг на друга, так как согласно Конвенции по морскому
праву ширина такой зоны составляет 200 морских миль или чуть бо-
лее 370 км. В 1995–2001 гг. над данным подводным объектом южно-
корейская сторона возвела исследовательскую станцию, а также вер-
толетную площадку12. Китайская сторона выражала протест, а после
окончания работ самолеты КНР совершали облеты станции. В 2006 г.
представитель МИД Китая сделал заявление о том, что деятельность
Южной Кореи в одностороннем порядке в данном районе является не-
законной. По мнению Пекина, вопрос о принадлежности Иодо должен
решаться путем разграничения исключительных экономических зон
двух стран. Затухание или возобновление спора о принадлежности
данной подводной скалы служит своеобразным индикатором состоя-
ния южнокорейско-китайских отношений. Нарастание противоречий
в экономической или политической сферах влечет за собой возобнов-
ление территориальных претензий.
Несмотря на наличие отдельных проблемных точек в отношениях
двух стран, Республика Корея была крайне заинтересована в КНР, и
обусловлено это было не только экономическими причинами. Китай
играл важную роль в шестисторонних переговорах, начавшихся в ав-
густе 2003 г. Именно китайская сторона могла оказать максимальное
влияние на руководство КНДР при принятии отдельных решений.
Более подробно эти переговоры будут рассмотрены в третьей части
книги. Следует лишь упомянуть, что в 2005 г. Китай сыграл значи-
тельную роль в возобновлении и проведении четвертого и пятого ра-
ундов переговоров. Южнокорейская политика «мира и процветания»,
направленная на взаимодействие с Севером, остро нуждалась в под-
держке со стороны Китая.
Во взаимодействии двух стран в середине 2000-х гг. присутствовали
не только экономическая и политическая, но и культурная составляю-
щая. «Корейская волна», захлестнувшая Китай еще в конце ХХ в., не-
смотря на пессимистичные прогнозы аналитиков, не только не ослабе-
ла, но и усилилась в этот период. Особой популярностью теперь поль-
зовались не только сериалы, фильмы, музыка, но и корейская мода,
корейские дизайнеры, корейская еда, корейский язык. Представители
12
  이어도 현황 [Современное положение вокруг острова Иодо] // URL: http://www.
ieodo.or.kr/info.htm (29.05.2013).

44
корейского шоу-бизнеса активно продвигал корейские товары на ки-
тайский рынок, участвуя в рекламных кампаниях. В 2006 г. власти
КНР ограничили количество южнокорейских телесериалов на китай-
ском телевидении. Тем не менее в 2008 г. общий объем экспорта про-
дукции в рамках «корейской волны» составил 1,8 млрд долл.13
Еще одной страной, охваченной в середине 2000-х гг. экспансией ко-
рейской массовой культуры, стала Япония. Корейские сериалы прочно
заняли первые места в рейтингах на японском телевидении. В 2006 г.
даже первая леди Японии Акиэ Абэ, супруга премьер-министра Японии
Синдзо Абэ призналась в своей любви к корейским дорамам. Были пол-
ностью сняты барьеры и для проникновения японской массовой куль-
туры на корейский рынок. Но, несмотря на тесное культурное взаимо-
действие, отношения двух стран в этот период развивались непросто.
Традиционно экономики двух стран были тесно взаимосвязаны,
торговый баланс составлял 86,62 млрд долл. При этом постепенно Япо-
ния теряла свое приоритетное место в корейской торговле. В 1991 г.
25% всего импорта направлялось в Южную Корею из Японии. В 2007 г.
эта цифра составляла уже 16%, аналогичная ситуация наблюдалась и
в экспортной сфере — корейский товаропоток в Японию снизился до
7%. Дефицит торгового баланса у Южной Кореи с Японией в пользу
последней составлял в этот период более 20 млрд долл. с тенденцией
к постоянному увеличению14.
В экономических отношениях двух стран присутствовали как со-
трудничество, так и конкуренция. На рынках Восточной Азии сопер-
ничество Японии и Южной Кореи нарастало. РК, благодаря успешной
маркетинговой политике (в том числе основанной на привлечении
звезд «корейской волны» для продвижения товаров и услуг), постепен-
но вытесняла японскую продукцию с рынков Юго-Восточной Азии. На-
пример, корпорация Samsung занимала 20% рынка жидкокристалли-
ческих панелей в Гонконге. Сотовые телефоны LG Chocolate в 2006 г.
стали лидером продаж на восточноазиатском рынке, обогнав продук-
цию японских предприятий.
Активно развивалось сотрудничество Южной Кореи и Японии.
В начале 2000-х гг. наиболее мощным проектом стало строительство
13
  Korean Wave in China // URL: http://koreanwavechina.blogspot.ru (25.04.2013).
14
  Korea International Trade Association. Statistics and Reports // URL: http://
global.kita.net (23.05.2013).

45
совместного завода LG и Philips по производству ЖК-телевизоров, на-
биравших популярность в Европе. В 2006 г. корпорация Toshiba выку-
пила 20% доли в предприятии за 5,5 млрд иен. В том же году крупней-
шая южнокорейская корпорация по переработке нефти SK Corporation
подписала соглашение о совместных проектах с японской компанией
Nippon Oil Corporation15.
Важнейшее достижение этого периода — начало в 2002 г. перегово-
ров на высшем уровне о создании зоны свободной торговли между Япо-
нией и Южной Кореей. Несмотря на намерения уже к 2005 г. достичь
основных договоренностей, из-за экономических и политических при-
чин этого не произошло и к 2007 г. И для Японии, и для Южной Кореи
наибольшие трудности возникли при обсуждении вопроса о снижении
барьеров в аграрном секторе. Несмотря на то, что для обеих стран доля
его в ВВП незначительна (для Японии — 1,3%, для РК — 3,6%), в силу
внутриполитических причин поддержка данного сегмента экономики
крайне важна и для японских, и для южнокорейских властей.
Тормозили переговоры о создании зоны свободной торговли и внеш-
неполитические причины — в этот период вновь обострилась ситуация
вокруг спорного архипелага Токто. Попытки политических кругов Япо-
нии переосмыслить историческое наследие японского колониализма
негативно отразились на отношениях этой страны не только с Южной
Кореей, но и другими соседними государствами, прежде всего с КНР.
В начале 2003 г. отношения Южной Кореи и Японии в целом оце-
нивались в позитивном ключе. Начало второго ядерного кризиса на
Корейском полуострове, выход КНДР из Договора о нераспростране-
нии ядерного оружия (ДНЯО) и возобновление работы северокорей-
ского ядерного реактора привели к интенсификации взаимодействия
двух стран в военно-политическом аспекте. Легким облачком на ясном
небосклоне стало лишь традиционное посещение японским премьер-
министром Дзюнитиро Коидзуми храма Ясукуни.
В июне 2003 г. Но Мухён с официальным визитом прибыл в Япо-
нию. Его поездка широко освещалась на японском телевидении, в том
числе в прямом эфире в формате диалога южнокорейский президент
отвечал на вопросы жителей Страны восходящего солнца. На саммите
15
  Rhyu Sang-young, Lee Seung-joo. Changing Dynamics in Korea-Japan Economic
Relations: Policy Ideas and Development Strategies // Asian Survey. Vol. 46. No. 2
(March/Apr. 2006). P. 195–214.

46
Но Мухён и Дзюнитиро Коидзуми обсудили необходимость интенси-
фикации двусторонних контактов, большое внимание было уделено
перспективам создания совместной зоны свободной торговли, а также
формированию единого курса по отношению к Северной Корее16.
Обсуждение северокорейской проблематики проходило не только
в двустороннем формате. В этот период существенную роль в форми-
ровании совместного видения ситуации вокруг КНДР играла Группа
по трехсторонней координации и надзору, созданная США, Японией
и Южной Кореей. Она была сформирована еще в 1999 г., а в середине
2000-х гг., в условиях эскалации конфликта вокруг северокорейской
ракетно-ядерной программы, совещания Группы приобрели особое
значение.
К концу 2003 г. стало очевидно, что подходы Японии и Республики
Корея к взаимодействию с КНДР различаются. Новый южнокорейский
внешнеполитический курс «мира и процветания» во многом повторял
«солнечную политику» Ким Дэчжуна, направленную на сотрудниче-
ство с Севером. Республика Корея призывала к терпению в отноше-
ниях с КНДР, тогда как США и Япония настаивали на применении
жестких мер, включающих экономические санкции. Эта разница
в подходах стала одним из камней преткновения в двусторонних от-
ношениях.
2005 год официально был объявлен годом дружбы между Японией
и Республикой Корея. В 2005 г. отмечалось 40-летие нормализации от-
ношений между двумя странами. В этом же году исполнилось 100 лет
с момента заключения Договора о протекторате 1905 г., после кото-
рого Корея начала постепенно утрачивать свой суверенитет. Именно
в 2005 г. начался новый виток конфликта вокруг спорного архипелага
Токто.
В 2005 г. Законодательное собрание японской префектуры Сима-
нэ объявило 22 февраля «Днем островов Такесима» в честь столетия
со дня включения этих территорий в состав Японской империи. Это
вызвало бурю негодования среди населения Южной Кореи. По всей
стране прошли демонстрации протеста. Возле японского посольства
в Сеуле некоторые южнокорейские граждане не просто скандировали
16
  Ministry of Foreign Affairs of Japan. Visit to Japan of His Excellency Mr. ROH,
Moo Hyun, President of the Republic of Korea, and Mrs. Kwon, Yang Suk. June 2003 //
URL: http://www.mofa.go.jp/region/asia-paci/korea/pv0306/index.html (15.04.2013).

47
лозунги, но даже пытались устроить акт самосожжения. Корейский
министр иностранных дел и внешней торговли Пан Гимун отменил
поездку в Токио, а Япония, в свою очередь, отозвала своего посла из
Сеула17.
Президент Но Мухён в официальной речи по случаю 86-го юбилея
Первомартовского движения потребовал от Японии извинений и ма-
териальной компенсации жертвам японской аннексии. В таком ключе
вопрос о компенсациях был поднят впервые с момента нормализации
отношений в 1965 г. В апреле 2005 г. в Японии были одобрены учебни-
ки для школ, в которых указывалось, что архипелаг Токто незаконно
оккупирован Южной Кореей. Согласно социологическим опросам, про-
веденным совместно южнокорейской газетой «Тона Ильбо» и японской
газетой «Асахи Симбун», в 2005 г. 94% корейцев и 61% японцев оце-
нивали двусторонние отношения в негативном ключе. В 2000 г. эти
цифры составляли 60% и 26% соответственно. Год дружбы двух стран
превращался в год нарастания напряжения18.
Эскалация конфликта вокруг архипелага Токто была обусловле-
на несколькими причинами. Во-первых, определенную роль сыграло
усиление националистических настроений, что в последние годы ха-
рактерно и для Японии, и для Южной Кореи. Поэтому решение тер-
риториального спора стало вопросом национального престижа и поли-
тического пиара. Во-вторых, присутствует и ресурсный фактор: район
Токто богат рыбой, а последние геологические исследования показы-
вают, что там могут быть расположены запасы газа объемом около
600 млн тонн. В-третьих, нарастание напряженности вокруг спорных
территорий позволяло отвлечь внимание населения от внутренних
проблем как в Южной Корее, так и в Японии. В РК в 2005–2006 гг.
нарастало недовольство политикой Но Мухёна, а новый японский
премьер-министр Синдзо Абэ стремился поднять падающий рейтинг
Либерально-демократической партии Японии.
В апреле 2006 г. начался новый виток конфронтации: японское
правительство направило в район архипелага два судна береговой
охраны для проведения океанографических работ. В ответ Сеул вы-
разил официальный протест и направил в район Токто 18 патрульных
17
  Ланцова И.С. Территориальный спор… C. 48.
18
  Kang D. Japan-Korea Relations: Little Progress on North or History Disputes //
URL: http://csis.org/files/media/csis/pubs/0502qjapan_korea.pdf (22.04.2013).

48
катеров для захвата любых приближающихся к нему японских судов.
ВМС Южной Кореи были приведены в состояние боевой готовности.
По всей Корее вновь прокатилась волна протестов и митингов.
В ходе межправительственных переговоров обе стороны пришли
к компромиссу: Япония отменила исследования морского дна вблизи
спорного архипелага в обмен на отказ РК присвоить корейские назва-
ния подводным скалам и впадинам в том же районе Японского моря.
Однако компромиссное решение не урегулировало ситуацию, а лишь
на некоторое время снизило остроту конфронтации. В 2006–2007 гг.
между представителями двух государств прошла серия межправи-
тельственных переговоров о разграничении исключительных эконо-
мических зон Японии и Южной Кореи в районе архипелага Токто, но
никаких значительных результатов достигнуто не было19.
Ракетные, а затем и первые ядерные испытания КНДР, проведен-
ные в 2006 г., привели к новому витку кризиса на Корейском полу-
острове. Реакция Токио на эти события была очень жесткой, что вы-
звало недовольство Сеула. Изменения статуса японского Управления
национальной обороны, превращение его с начала 2007 г. в Министер-
ство обороны, а также муссирование в политических кругах вопроса
о пересмотре пацифисткой конституции Японии также вызвало недо-
вольство в Южной Корее.
В 2007 г. отношения двух стран были осложнены возобновлением
спора о статусе «комфортных женщин», причем на этот раз он приоб-
рел уже международный характер. В результате Комитет по между-
народным делам Палаты представителей Конгресса США вынес резо-
люцию № 121 с требованиями официальных извинений. Включение
архипелага Токто в Белую книгу по вопросам обороны Японии стало
еще одним поводом для недовольства южнокорейской стороны20.
В этот же период были достигнуты и важные соглашения между
Японией и Южной Кореей. В 2007 г. был подписан договор о стратегиче-
ском союзе в области нефтяного использования, который давал каждой
19
  Ministry of Foreign Affairs of Japan. The Seventh Round of Negotiations between
Japan and the Republic of Korea (ROK) on the Delimitation of the Exclusive Economic
Zone (EEZ) and the Negotiations on the Provisional Framework Concerning Coopera-
tion on Marine Scientific Research // URL: http://www.mofa.go.jp/announce/event/2007/3/
0302-6.html (27.04.2013).
20
  Defense of Japan 2007. Annual White Paper // URL: http://www.mod.go.jp/e/
publ/w_paper/2007.html (25.04.2013).

49
стороне приоритетный доступ к запасам нефти в случае дефицита на-
ционального резерва. Было достигнуто соглашение о безвизовом пре-
бывании туристов двух стран — Южной Кореи и Японии — в течение
90 дней на территории друг друга. Развивалось сотрудничество в рам-
ках ВТО, а также в региональных интеграционных объединениях.
В целом в середине 2000-х гг. отношения между Японией и Южной
Кореей развивались непросто. В условиях нарастания экономической
конкуренции, территориальных претензий, исторически обусловленных
споров военно-политическое и экономическое партнерство двух стран
не всегда было достаточно эффективным. Поэтому Республика Корея
стремилась расширить свои связи в регионе. Одним из таких партнеров
был Китай. Наряду с Китаем перспективным партнером была и Россия.
Развитие отношений между РФ и РК в этот период получило новый
импульс. Это было связано с активным включением России в урегули-
рование ситуации вокруг ядерной программы КНДР. Участие в ше-
стисторонних переговорах, мягкая позиция по отношению к Северу,
тенденция к активизации российской политики в Азии — все это соот-
ветствовало общей направленности политики «мира и процветания»
Но Мухёна.
В сентябре 2004 г. южнокорейский президент посетил Москву, по
итогам встречи была принята Российско-корейская совместная декла-
рация. В документе стороны зафиксировали стремление развивать
конструктивное взаимовыгодное сотрудничество в различных сферах,
прежде всего в политической, военно-технической, аэрокосмической,
энергетической и экономической областях. Было подписано также Со-
глашение о сотрудничестве в сфере освоения и мирного использова-
ния космического пространства, что открывало новые перспективы
для развития взаимодействия двух стран21.
Уже в октябре 2004 г. в Республике Корея был подписан контракт
между Корейским институтом аэрокосмических исследований и ГКНПЦ
им М.В.  Хруничева на разработку и создание корейской космической
системы запуска с ракетой-носителем легкого класса KSLV-1 (Korea
Space Launch Vehicle)22. Южнокорейская сторона вложила в проект

21
  Российско-корейская совместная декларация 21 сентября 2004 г. // URL: http://
archive.kremlin.ru/text/docs/2004/09/77080 (27.04.2013).
22
  Центр эксплуатации объектов наземной 
космической инфраструктуры —
КБ-1 // URL: http://www.tsenki.com/about/branch/kbom/history/KB1/ (27.04.2013).

50
более 500 млрд долл., и в январе 2013 г., после череды неудачных за-
пусков 2009–2010 гг., южнокорейский спутник был выведен на орбиту
ракетой-носителем «Наро-1».
В этот же период началась совместная работа по отбору и подго-
товке первого южнокорейского космонавта. В декабре 2006 г. был под-
писан контракт на полет на Международную космическую станцию
весной 2008 г. представителя Республики Корея. Этот проект стал еще
одним важным этапом в сотрудничестве двух стран.
В 2005 г. президент Но Мухён посетил Москву для участия в тор-
жественных мероприятиях, проходивших по случаю 60-летия победы
в Великой Отечественной войне. Осенью 2005 г. президент В.В. Путин
как участник саммита лидеров экономик АТЭС находился в южноко-
рейском городе Пусане. В ходе встречи двух президентов был подпи-
сан Совместный план действий в области торгово-экономического
сотрудничества, нацеленный на дальнейшее развитие двусторонних
связей. Большое внимание было уделено межрегиональному сотруд-
ничеству, отдельный пункт касался соединения Транскорейской же-
лезной дороги с Транссибирской магистралью23.
Основа для данного проекта была заложена еще в 2001 г., когда
началась активизация контактов России с двумя Корейскими госу-
дарствами. Восстановление Транскорейской магистрали и соедине-
ние ее с Транссибом привело бы к созданию прямого железнодорож-
ного сообщения между РФ и РК, а также к увеличению грузопотока,
снижению стоимости перевозок и сроков доставки. В 2003 г. были
завершены работы по строительству 24 км железнодорожных путей
в демилитаризованной зоне. В июне состоялась официальная церемо-
ния соединения железных дорог Юга и Севера. Следующим важным
этапом этого проекта должна была стать реконструкция железной до-
роги в КНДР 24.
Весной 2006 г. во Владивостоке состоялась трехстороння встреча
глав железнодорожных администрации РФ, РК и КНДР. Было приня-
то принципиальное решение о том, что восстановление дороги начнет-
ся с участка Хасан – Раджин. Летом 2006 г. был согласован маршрут
23
  Российско-Корейский совместный план действий в области торгово-экономи-
ческого сотрудничества 19 ноября 2005 г. // URL: http://archive.kremlin.ru/interdocs/
2005/11/19/1236_type72067_98253.shtml
24
  Транскорейская дорога накануне открытия (27.10.2005) // URL: http://www.
rzd-partner.ru/news/different/244793/ (04.06.2013).

51
прохождения дороги: Пусан — Сеул (РК), далее Кэсон — Пхенсан —
Вонсан (КНДР), Хасан (РФ).
В октябре 2006 г. в Сеуле прошло 7-е заседание Российско-Корейской
совместной комиссии по экономическому и научно-техническому со-
трудничеству. Состоялся официальный визит председателя правитель-
ства РФ М.Е. Фрадкова в Южную Корею. По итогам этих мероприятий
был подписан ряд документов, в том числе межправительственное
соглашение о сотрудничестве в газовой сфере. Республика Корея как
один из мировых лидеров потребления углеводородов представляла
несомненный интерес для России в качестве импортера газа и нефти.
Сотрудничество в топливно-энергетической сфере набирало оборо-
ты. В 2005 г. российская компания ОАО «НК РОСНЕФТЬ» и Корейская
национальная нефтяная компания (Korea National Oil Corporation,
KNOC) подписали договор, согласно которому корейская сторона при-
обретала 40-процентную долю в управляющей компании по проекту
освоения участка Западно-Камчатского шельфа. Перспективным на-
правлением было развитие взаимодействия двух стран в рамках про-
ектов «Сахалин-1» и «Сахалин-2».
Экономическое сотрудничество РФ и РК успешно развивалось, од-
нако в целом находилось на достаточно низком уровне. В середине
2000-х гг. удельный вес России в товарообороте Южной Кореи состав-
лял около 1%, Республики Корея в российской торговле — менее 2%.
При этом общий товарооборот ежегодно увеличивался: в 2005 г. он со-
ставлял 7,8 млрд долл., в 2006 г. — 9,3 млрд долл., в 2007 г. — 15 млрд
долл. Позитивным моментом было сокращение дефицита торгового
баланса и тенденция к появлению положительного сальдо у России.
Корейская сторона экспортировала машины, оборудование, транспорт-
ные средства, продукцию химической промышленности. Российская
сторона традиционно поставляла в Южную Корею углеводороды25.
В сфере инвестиций также наблюдалась положительная динамика,
однако и в этой области сотрудничество находилось на недостаточно
высоком уровне. В 2005 г. инвестиции Южной Кореи в РФ составляли
500 млн долл., российские инвестиции, в свою очередь, не превышали
11 млн долл. Одним из наиболее известных проектов стало строитель-
25
  Посольство Российской Федерации в Республике Корея. Торгово-экономическое
сотрудничество Российской Федерации и Республики Корея // URL: http://russian-
embassy.org/ru/?page_id=26 (28.04.2013).

52
ство в Москве торгово-офисного комплекса Lotte Plaza, завершенно-
го к 2007 г., а также возведение гостиничного комплекса Lotte Hotel
Moscow, открывшегося в 2010 г. В проект было вложено более 200 млн
долл. В декабре 2007 г. в Сеуле было подписано соглашение о строи-
тельстве завода Hyundai в Санкт-Петербурге, инвестиции в его рамках
составили более 600 млн долл.26
В середине 2000-х гг. в рамках общемировых тенденций, при на-
растающей конкуренции со стороны Китая, Республика Корея еще ак-
тивнее включилась в процесс региональной экономической интегра-
ции. Наиболее перспективным направлением было взаимодействие
с интеграционной группировкой АСЕАН. Южная Корея участвовала
в таких механизмах партнерства с АСЕАН, как АРФ (Региональный
форум АСЕАН по безопасности), АПТ (АСЕАН плюс три (КНР, РК и
Япония)), саммит АСЕАН — РК, министерские встречи.
В 2003 г. на саммите АСЕАН — Республика Корея, проходившем
на индонезийском острове Бали, президент Но Мухён предложил раз-
вивать всестороннее партнерство, прежде всего, путем создания зоны
свободной торговли. Подобная инициатива уже была выдвинута Кита-
ем, Японией и Индией, велись двусторонние переговоры. В 2005 г., по-
сле предварительной подготовки, Южная Корея и АСЕАН подписали
Рамочное соглашение о всестороннем экономическом сотрудничестве,
а также четыре дополнительных документа, регламентировавших соз-
дание зоны свободной торговли.
Соглашение о зоне свободной торговли между АСЕАН и Республи-
кой Корея (ASEAN–Korea FTA, AKFTA) вступило в силу с июня 2007 г.
За первый год действия данного соглашения торговля между АСЕАН
и Южной Кореей увеличилась на 23%. С 2001 г. по 2010 г. объем дву-
сторонней торговли возрос с 32 млрд долл. до 98 млрд долл., фактиче-
ски утроившись. В 2010 г. Республика Корея стала пятым по величине
торговым партнером АСЕАН. В свою очередь, АСЕАН в целом явля-
ется вторым торговым партнером Южной Кореи в Восточной Азии27.
Одним из механизмов восточноазиатской интеграции был диалог
АСЕАН плюс три (АПТ) в составе стран АСЕАН, Японии, Республики Ко-
рея и Китая. Главное в повестке дня АПТ — интеграция финансовых

26
  Ibid.
27
  ASEAN–Korea Free Trade Area (AKFTA) // URL: http://akfta.asean.org/index.
php?page=about-akfta (27.04.2013).

53
рынков Восточной Азии, создание условий для повышения их управ-
ляемости и стабильности, а также эффективное инвестирование.
Именно в рамках АПТ в 2006 г. была выдвинута инициатива по созда-
нию азиатской учетной валютной единицы АКЮ (Asian Currency Unit,
ACU)28.
АСЕАН стал стартовой площадкой для еще одного интеграционно-
го объединения в Тихоокеанском регионе. Восточноазиатский саммит
(East Asia Summit, EAS) впервые прошел в 2005 г. в составе 16 госу-
дарств: АСЕАН-10, Японии, Китая, Республики Корея, Австралии,
Новой Зеландии и Индии. На саммите было принято стратегическое
решение о формировании на основе механизма АСЕАН плюс три (или,
в другом варианте, АСЕАН плюс шесть, с участием Австралии, Индии
и Новой Зеландии) Восточноазиатского экономического сообщества —
ВАЭС (East Asian Economic Community) к 2020 г.29
Республика Корея была активно вовлечена в интеграционные про-
цессы и в рамках АТЭС. В 2005 г. РК стала председателем Форума.
Ежегодная встреча лидеров экономик АТЭС прошла в корейском го-
роде Пусане под девизом «К единому сообществу — через преодоление
проблем и обновление». В ходе саммита была принята Пусанская де-
кларация «АТЭС-2005», завершившая этап реализации Шанхайского
согласия. В специальном докладе «Пусанская дорожная карта» (Busan
Roadmap) были отражены рекомендации по сближению внутренних
и международных правил ведения торговли, дальнейшим шагам по
упрощению торговых процедур, повышению их прозрачности, содей-
ствию переговорному процессу ВТО30.
В это период стремительно развивалась и интеграция на двусторон-
ней основе. Первой ласточкой на горизонте стало соглашение о зоне
свободной торговли между Южной Кореей и Чили, ее партнером по
АТЭС. На этапе подготовки южнокорейские экономисты в своих обзо-
рах указывали, что едва ли данное соглашение принесет существен-
ную экономическую выгоду. Его основная цель — создать прочный
28
  ASEAN Plus Three Cooperation // URL: http://www.asean.org/asean/external-re-
lations/asean-3/item/asean-plus-three-cooperation (27.04.2013).
29
  East Asia Summit (EAS) // URL: http://www.asean.org/asean/external-relations/
east-asia-summit-eas (27.04.2013).
30
  Пусанская декларация 19 ноября 2005 г. // URL: http://www.mid.ru/bdomp/
brp_4.nsf/106e7bfcd73035f043256999005bcbbb/0ebc00c92a42f1fbc32570c0002b1ecc!Ope
nDocument (28.04.2013).

54
фундамент для дальнейшего углубления региональной интеграции
на двусторонней основе. Переговоры начались еще в 1999 г., само со-
глашение было подписано в 2003 г. и вступило в силу в 2004 г.31
Следующим партнером по реализации проекта создания зоны
свободной торговли стал Сингапур. В ноябре 2002 г. была создана
рабочая группа для подготовки переговоров. В 2004 г. прошла серия
встреч, в ходе которых был разработан текст соглашения, подписанно-
го в 2005 г. и вступившего в силу в 2006 г.32 Однако Республика Корея
была заинтересована в интеграции не только со своими тихоокеанскими
партнерами. С каждым годом все большее внимание привлекала Евро-
па, на долю которой приходилось более 15% южнокорейского экспорта.
В 2005 г. стартовали переговоры о создании зоны свободной тор-
говли между Республикой Корея и Европейской ассоциацией свобод-
ной торговли (ЕАСТ, European Free Trade Association). В 1960–1970 гг.
данная организация являлась своеобразным конкурентом и альтерна-
тивой Европейскому экономическому сообществу. В настоящее время
в нее входят лишь четыре страны: Исландия, Лихтенштейн, Норвегия,
Швейцария.
Создание зоны свободной торговли с данной организацией стало
для Республики Корея первым опытом взаимодействия с европейскими
интеграционными структурами. Очевидно, что конечной целью пред-
ставлялось подписание подобного соглашения с Европейским Союзом.
Договор был заключен в 2005 г., вступил в силу в 2006 г. В 2005 г. об-
щий объем торговли составлял около 3 млрд долл., в 2006 г. он вырос
на 11%33.
В 2004 г. была создана специальная исследовательская группа
по изучению возможности создания зоны свободной торговли между
США и Республикой Корея. Вплоть до 2006 г. продолжались неофици-
альные консультации, в 2006–2007 гг. шли переговоры, окончившиеся

31
  Ministry of Foreign Affairs and Trade, Republic of Korea. Korea–Chile FTA //
URL:http://www.mofat.go.kr/ENG/policy/fta/status/effect/chile/index.jsp?menu=m_20_8
0_10&tabmenu=t_2&submenu=s_1 (28.04.2013).
32
  Ministry of Foreign Affairs and Trade, Republic of Korea. Korea–Singapore FTA
// URL: http://www.mofat.go.kr/ENG/policy/fta/status/effect/singapore/index.jsp?menu=
m_20_80_10&tabmenu=t_2&submenu=s_2 (28.04.2013).
33
  EFTA–Korea: Free Trade Agreement Enters into Force // URL: http://www.efta.
int/free-trade/free-trade-news/2006-09-01-efta-korea-fta-enters-into-force.aspx
(28.04.2013).

55
в 2007 г. подписанием соглашения о зоне свободной торговли. Однако
вступило в силу оно лишь в 2012 г.34
В период президентства Но Мухёна начались предварительные пе-
реговоры о создании зон свободной торговли с Индией, Перу, а также
Европейским Союзом. Республика Корея упрочила свои позиции как
участник мировых экономических отношений, за 2003–2007 гг. ее сово-
купный товарный экспорт вырос с 194 млрд долл. до 371 млрд долл.35
Еще одним достижением Республики Корея в этот период стало из-
брание южнокорейского министра иностранных дел и торговли Пан
Гимуна на пост генерального секретаря ООН. Это событие стало до-
полнительным свидетельством возрастания престижа Республики Ко-
рея на международной арене. Пан Гимун был избран в 2006 г., вступил
в должность 1 января 2007 г., переизбран на второй срок в 2011 г. Он
стал восьмым генеральным секретарем Организации Объединенных
Наций. Приоритетными направлениями деятельности Пан Гимуна
являются новые глобальные проблемы: изменение климата, экономи-
ческие потрясения, пандемии, ограниченность ресурсов36.

1.5. Прагматический курс Ли Мёнбака

В конце 2007 г. в Республике Корея должны были состояться оче-


редные, семнадцатые по счету президентские выборы. Рейтинг Но Му-
хёна упал до 30%, а большинство населения Южной Кореи считало,
что реформаторская политика лево-либерального крыла провалилась.
Экономические показатели этого периода объективно выглядели не-
плохо: темпы роста экономики составляли 4–5% в год, ВНП на душу
населения достиг почти 20 тыс. долл. Однако корейцы за прошедшие
34
  Ministry of Foreign Affairs and Trade, Republic of Korea. Korea–U.S. FTA //
URL: http://www.mofat.go.kr/ENG/policy/fta/status/effect/us/index.jsp?menu=m_20_80_
10&tabmenu=t_2&submenu=s_8 (28.04.2013).
35
  Korea International Trade Association… (23.05.2013).
36
  Генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун // URL: http://www.un.org/ru/sg/bi-
ography.shtml (28.04.2013).

56
десятилетии привыкли к гораздо более высоким темпам (6–8%), к тому
же рост наблюдался в основном в экспортно ориентированных отрас-
лях, при этом малый и средний бизнес практически находился в стаг-
нации.
Непростая ситуация сложилась на рынке труда: значительно
(с 1 млн до 5,7 млн) увеличилась численность работников, занятых
на нерегулярной работе; возросла безработица среди молодежи1. Не
лучше обстояло дело и с политикой по отношению к северном соседу.
В октябре 2007 г. был проведен саммит лидеров КНДР и РК, однако
значительных сдвигов в деле объединения двух Корей не последова-
ло. Более того, второй ядерный кризис, который начался на Корейском
полуострове еще в 2002 г., так и не был урегулирован и периодически
продолжал накалять и без того непростую обстановку.
В таких условиях стартовала президентская предвыборная гонка
2007 г. Еще осенью этого года многие аналитики сходились во мнении,
что десятилетнее пребывание либералов у власти наконец-то закончит-
ся. От Партии Великой страны кандидатом был избран Ли Мёнбак.
В свое время он сумел сделать карьеру от простого клерка до руково-
дителя строительного подразделения концерна Hyundai, а в 1990-х гг.
ушел в политику, где также добился весомых результатов: с 2002 по
2006 гг. Ли Мёнбак был мэром города Сеула. На этой должности он
проявил себя как эффективный менеджер и заработал значительный
политический капитал.
Либеральная объединенная демократическая партия, к 2007 г.
сменившая Уридан, выдвинула в качества кандидата Чон Донъёна.
Он известен тем, что с 2004 по 2005 гг. был министром по делам нацио-
нального объединения, а также главой Национального совета безопас-
ности. Однако соперничать по популярности и харизматичности с быв-
шим мэром Сеула Чон Донъён не мог. В предвыборных выступлениях
Ли Мёнбак предложил экономическую программу, кратко выраженную
в цифровой аббревиатуре «747»: экономический рост 7% в год; ВНП на
душу населения 40 тыс. долл.; превращение Южной Кореи в седьмую
экономику мира. Конечно, Ли Мёнбак неоднократно оговаривался, что
1
  Представляется, что высокий уровень безработицы среди южнокорейской мо-
лодежи связан с переизбытком на рынке труда молодых дипломированных специ-
алистов с высшим образованием. Как и в других странах, где сильны традиции
конфуцианства, в РК получение образования является важнейшей ценностью, поэ-
тому в вузы поступают более 80% бывших школьников.

57
данная программа — не обещание, а скорее, представление о будущем
Кореи, но даже с такими оговорками цифры впечатляли. Программа
либералов на этом фоне выглядела менее конкурентоспособной.
Прогнозы аналитиков оправдались. Ли Мёнбак одержал убеди-
тельную победу: за него проголосовало 48,7% избирателей, тогда как
за его основного конкурента — всего лишь 26,1%. Такой значительный
разрыв между кандидатами крайне нетипичен для Южной Кореи. По
всей видимости, он был обусловлен тем, что десятилетнее пребывание
у власти реформаторов либерального толка разочаровало граждан
РК, при этом предвыборная программа Ли Мёнбака выглядела край-
не привлекательно, а сама предвыборная кампания была выстроена
очень эффективно2.
Приход к власти представителя консервативного крыла южно-
корейской политической элиты означал неминуемые изменения во
внешнеполитическом курсе. Консерваторы традиционно выступают за
тесный союз с США. В своих предвыборных речах, а также на пресс-
конференции после вступления в должность Ли Мёнбак заявлял, что
основой его внешнеполитического курса будет прагматический подход.
Совмещение государственных интересов с системой общечеловеческих
ценностей, должны, по его мнению, в перспективе сделать РК могучей
мировой державой.
Определились основные внешнеполитические векторы: восстанов-
ление взаимного доверия с США, укрепление корейско-американского
союза, развитие отношений с Японией, взаимодействие с Северной Ко-
реей на основе прагматического подхода, активизация сотрудничества
со всеми странами мира.
Серьезным стимулом для интенсификации американо-южнокорей-
ских отношений стала агрессивная внешняя политика Северной Ко-
реи. Когда в 2009 г. Севером было произведено несколько запусков
баллистических ракет и второе испытание ядерного устройства, а
в 2010 г. произошел ряд инцидентов в Желтом море (в том числе об-
стрел острова Ёнпхёндо и потопление южнокорейского корабля «Чхо-
нан»), сторонники укрепления альянса получили максимальную под-
держку как в Соединенных Штатах, так и в Республике Корея.
2
  Ланцова И.С. Президентские избирательные кампании в Республике Корея:
сравнительный анализ // ПОЛИТЭКС: Политическая экспертиза. Т. 5. № 2. 2009.
C. 233–234.

58
В качестве важного внешнеполитического фактора можно выде-
лить значительное усиление КНР в регионе и выступление китайских
властей на стороне северокорейского режима. Мировой экономический
кризис и временный спад экономики в 2009–2010 гг. также сыграли
свою роль в укреплении американо-южнокорейских отношений.
В докладе Центра стратегических и международных исследований
«США и Азиатско-Тихоокеанский регион: стратегия безопасности для
администрации Б. Обамы» было обозначено, что укрепление отноше-
ний с Республикой Корея, переход от оборонного сотрудничества к ши-
рокому спектру совместных проектов должен стать одной из приори-
тетных целей новой американской администрации в Восточной Азии3.
Подобные настроения наблюдались и в Сеуле. Уже в начале 2009 г.,
сразу же после инаугурации Б.  Обамы, в Республике Корея активно
обсуждалась перспектива расширения американо-южнокорейского со-
трудничества, прежде всего, в таких сферах, как глобальное измене-
ние климата, развитие зеленой экономики и т. д.4 На первой встрече
двух президентов, состоявшейся на саммите G-20 в 2009 г. в Лондоне,
Б. Обама назвал Республику Корея одним из ближайших союзников и
лучших друзей Соединенных Штатов.
Во время первого официального визита южнокорейского президен-
та Ли Мёнбака в Вашингтон 16 июня 2009 г. был принят документ
Совместное видение американо-южнокорейского альянса, в котором
стороны обозначили основные направления совместных действий.
В нем подчеркивалось, что американский и корейский народы крепко
связаны между собой благодаря таким общим ценностям, как привер-
женность свободной демократии и рыночной экономике. В документе
указывалось, что стороны продолжат всесторонне развивать свои отно-
шения, прежде всего, в сфере бизнеса, образования, науки, культуры.
Договор об обеспечении взаимной безопасности был назван краеуголь-
ным камнем в отношениях двух стран. Американо-южнокорейский
альянс должен быть адаптирован к вызовам XXI в. и обеспечивать
интересы обоих государств. Республика Корея должна играть лиди-
рующую роль в обеспечении собственной обороноспособности, при этом
3
  Cossa R., Glosserman B., McDevitt M., Patel N., Przystup J., Roberts B. The United
States and the Asia-Pacific Region: Security Strategy for the Obama Administration // URL:
http://csis.org/files/media/csis/pubs/issuesinsights_v09n01.pdf (05.04.2012).
4
  Patel Nirav. Future of ROK–U.S. Alliance // The Korea Times. 18.02.2009 // URL:
http://www.koreatimes.co.kr/www/news/opinon/2011/04/160_39778.html (02.04.2012).

59
присутствие американских войск на полуострове будет сохраняться и
в дальнейшем.
Большое внимание в документе было уделено экономическим вза-
имоотношениям двух стран. Важным условием их развития должна
была стать совместная зона свободной торговли, договор о создании
которой на тот момент был подписан, но еще не ратифицирован. Так-
же указывалось, что объединение Кореи должно произойти мирным
путем на основе принципов демократии и рыночной экономики. В це-
лом в документе неоднократно повторялось: будущее Корейского по-
луострова связано с развитием демократических свобод, соблюдением
прав человека и т. д.5
Новая американская администрация стала активно развивать раз-
личные направления сотрудничества. Большое внимание уделялось
проблематике американо-южнокорейской зоны свободной торговли
(KORUS FTA). Документы о ее создании были подписаны еще в 2007 г.,
однако их ратификация затянулась на пять лет. Обе стороны должны
были провести соответствующие изменения в законодательстве. Для
Южной Кореи с ее барьерной политикой в отношении импорта сделать
это было не так просто. Ситуация осложнялась еще и многочислен-
ными выступлениями противников как американо-южнокорейского
союза в целом, так и совместной зоны свободной торговли в частно-
сти. Сильное недовольство вызывало снижение тарифов в сельскохо-
зяйственной сфере, что воспринималось в Южной Корее как попытка
подорвать продовольственную безопасность страны. В Соединенных
Штатах противниками данного экономического проекта были, прежде
всего, автопроизводители.
События 2009–2010 гг., такие как запуски баллистических ракет,
ядерное испытание, артиллерийский обстрел острова Ёнпхёндо и т. д.,
привели к тому, что политические элиты двух стран особенно активно
стремились к укреплению двусторонних отношений. В этих условиях
создание зоны свободной торговли должно было приобрести особое зна-
чение. Интенсивные консультации в течение 2009–2011 гг. позволили
решить спорные вопросы. На саммите G-20, который в ноябре 2010 г.
проходил на территории Республики Корея, на встрече американского
5
  Joint Vision for Alliance between United States, South Korea. Alliance Adapting
to 21st Сentury Security Environment. June 16, 2009 // URL: http://seoul.usembassy.
gov/p_pv_061609b.html (03.04.2012).

60
и южнокорейского президентов было сделано заявление, что обе сто-
роны будут способствовать скорейшей ратификации соглашения. Уже
в декабре 2010 г. были внесены существенные поправки в соглаше-
ние, которые защищали интересы американского автопрома, а также
корейский рынок сельхозпродукции. В октябре 2011 г. Конгресс США
ратифицировал соглашение. Национальное собрание Республики Ко-
рея ратифицировало документ в ноябре 2011 г. Соглашение вступило
в силу с 15 марта 2012 г.
За последние два десятилетия Соединенные Штаты не подписыва-
ли более значимого соглашения о создании зоны свободной торговли.
По уровню экономического взаимодействия его сравнивают с Северо-
американской зоной свободной торговли (NAFTA). Согласно договору,
с 15 марта 2012 г. на 80% потребительских и промышленных товаров
сняты тарифные и нетарифные барьеры, через пять лет уже 95% дву-
сторонней торговли будет осуществляться в таких рамках. Барьеры на
наиболее чувствительные товары будут сняты в течение десяти лет. На
значительное число сельскохозяйственных товаров тарифы будут су-
щественно снижены. Соглашение открывает более широкий взаимный
доступ на финансовые рынки, снимает нетарифные барьеры в различ-
ных секторах6.
Предполагается, что в результате заключения данного соглашения
экспорт США в Южную Корею возрастет на 10–12 млрд долл. В тече-
ние первых пятнадцати лет экспорт Республики Корея в Соединенные
Штаты будет ежегодно увеличиваться приблизительно на 1,29 млрд
долл. Предполагается также, что данное соглашение будет способство-
вать оптимизации всей экономической системы Южной Кореи, сделает
ее более транспарентной.
Еще одно важное направление развития отношений двух стран
в этот период — усиление военного и военно-технического сотрудниче-
ства. С начала 2009 г. по начало 2012 г. было проведено практически
столько же совместных американо-южнокорейских учений, сколько за
предыдущие восемь лет. Так, в марте 2009 г. состоялись совместные
учения Key Resolve. Эскалация кризиса на Корейском полуострове
в 2010 г. привела к увеличению количества военных учений: в марте
прошли традиционные учения Key Resolve, в июле — военно-морские
6
  KORUS FTA Final Text // URL: http://www.ustr.gov/trade-agreements/free-trade-
agreements/korus-fta/final-text (05.04.2012).

61
учения под кодовым названием “Invincible Spirit”. В ноябре–декабре —
совместные действия по противовоздушной обороне кораблей в море;
перехвату кораблей — нарушителей границы, торговых судов, подо-
зреваемых в перевозке оружия массового уничтожения и связанных с
ним материалов.
В 2011 г., когда ситуация на полуострове несколько стабилизиро-
валась, традиционно в марте были проведены учения Key Resolve,
после чего состоялись учения Foal Eagle, продолжавшиеся до конца
апреля. В августе прошли совместные учения Ulchi Freedom Guardian,
в ходе которых отрабатывались действия по ликвидации северокорей-
ского оружия массового уничтожения. В феврале–марте 2012 г. вновь
состоялись учения Key Resolve, причем на этот раз южнокорейские и
американские военные готовились к возможной гражданской войне
в Северной Корее.
Существенные изменения коснулись американского военного кон-
тингента на Корейском полуострове. Еще в 2004 г. было объявлено
о передислокации американских войск от демилитаризованной зоны
(ДМЗ) в центральную и южную части страны. Тогда же началось стро-
ительство объектов, необходимых для данной операции. Стоимость
работ оценивается примерно в 9,9 млрд долл., строительство должно
быть завершено к 2015 г., передислокация — к 2016 г.7 Эти изменения
связаны с тем, что в настоящее время США рассматривают территорию
Республики Корея в качестве одного из плацдармов для развертыва-
ния своих вооруженных сил в Восточной Азии в случае возникновения
крупномасштабного конфликта.
Перемены связаны и с тем, что в последние годы армия Республики
Корея в мирное время стала подчиняться президенту страны, а не аме-
риканскому командованию, как это было раньше. Лишь в случае воен-
ных действий армия РК переходит под американское командование.
Республика Корея — один из наиболее активных покупателей аме-
риканского вооружения. С 2005 г. Южная Корея является третьим
в мире импортером оружия, разделяя это место с Объединенными
Арабскими Эмиратами. За счет оружия американского производства
Республика Корея комплектует 66% своих вооружений. При этом на ее
долю приходится 14% от общемировых закупок оружия американско-
7
  Передислокация американских военных баз в РК завершится в 2016 г. // URL:
http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_Po_detail.htm?No=25550 (05.04.2012).

62
го производства. Согласно докладу Министерства обороны Республи-
ки Корея, сумма импорта вооружения из США увеличилась с 590 млн
долл. в 2005 г. до 790 млн долл. в 2007 г. В 2010 г. РК закупила в США
вооружения на сумму 910 млн долл.8
Новое направление взаимодействия между США и Республикой Ко-
рея — технологии «зеленого роста»9. В 2009 г. президент Б. Обама объ-
явил о своем плане в течение следующего десятилетия инвестировать
150 млрд долл. США в разработку экологически чистых видов энергии,
чтобы создать 5 млн рабочих мест. Тогда же, в 2009 г. южнокорейский
президент Ли Мёнбак провозгласил стратегию «зеленого роста» в каче-
стве приоритетной для развития страны. «Зеленый рост» должен был
стать ответом на экономический спад, а в среднесрочной и долгосрочной
перспективе дать импульс для того, чтобы поднять Республику Корея на
следующий уровень развития экологически чистых технологий10.
В настоящее время сотрудничество между США и Южной Кореей
в рамках стратегии «зеленого роста» идет по следующим направлени-
ям. Во-первых, на государственном уровне реализуются такие проек-
ты, как создание «интеллектуальной» энергетической системы smart
grid на южнокорейском острове Чечжу, ее апробация и использование
в дальнейшем в Сеуле и Чикаго. Во-вторых, проводятся совместные
работы по созданию технологий, основанных на использовании сол-
нечной энергии. Один из самых амбициозных проектов — «зеленый»
город будущего Сондо (Songdo City). В его строительстве главную роль
играют американская компания Gale International и корейская POSCO
Engineering & Construction Ltd11.
В 2009–2012 гг. отношения Соединенных Штатов и Республики
Корея получили новый импульс. Напряженная обстановка в регио-
не способствовала дальнейшему укреплению военно-стратегического
альянса. Передислокация американских военных баз в центральную

8
  Defense White Paper 2010 // URL: http://mnd.go.kr/cms_file/info/mndpaper/2010/
2010WhitePaperAll_eng.pdf (05.04.2012).
9
  Зеленый рост — экологически устойчивый экономический прогресс, который
обеспечивает долгосрочное повышение благосостояния людей и сокращение нера-
венства, при этом позволяя будущим поколениям избежать существенных рисков
для окружающей среды и ее обеднения.
10
  녹색성장 국가전략 [Государственная стратегия зеленого роста] // URL: http://
www.greengrowth.go.kr/?page_id=2450 (06.04.2012).
11
  Songdo IBD // URL: http://www.songdo.com (05.04.2012).

63
и южную части страны, строительство новых военных объектов на об-
щую сумму около 10 млрд долл. красноречиво свидетельствуют о том,
что в ближайшие годы американский контингент сохранит свое при-
сутствие на Корейском полуострове. Более того, передислокация войск
связана с новыми подходами к обеспечению безопасности в регионе.
Но, если на протяжении последних шестидесяти лет военная состав-
ляющая была основой двусторонних отношений, то в последние годы си-
туация начинает постепенно меняться. Вступление в силу соглашения
о зоне свободной торговли между США и РК (KORUS FTA) открывает
новые горизонты для интенсификации экономических связей двух го-
сударств. Совместные проекты в области «зеленых» технологий также
придают новое видение будущему американо-южнокорейского альянса.
Другой вектор внешней политики, которому в период президентства
Ли Мёнбака, особенно в его начале, придавалось большое значение, —
сотрудничество с Японией. В целом отношения двух стран носили про-
тиворечивый характер. С одной стороны, провокационная политика
Северной Кореи, взаимные экономические интересы, продолжающее-
ся усиление Китая в регионе, активное трехсторонне взаимодействие
с США способствовали сближению их позиций. С другой стороны, тер-
риториальный спор вокруг Токто, разногласия в оценке исторических
событий прошлого, проблема «комфортных женщин», растущий нацио-
нализм в обоих государствах оказывали крайне негативное влияние.
В 2008 г., сразу после инаугурации Ли Мёнбака, отношения двух
стран находились на подъеме. Как в Японии, так и в Республике Корея
присутствовала сильная политическая воля к укреплению отношений.
На саммите двух лидеров был выработан ряд решений, направленных
на укрепление двусторонних связей. Во-первых, стороны договори-
лись возобновить переговоры о создании зоны свободной торговли. Во-
вторых, особое внимание было уделено координации действий в рам-
ках треугольника США–Япония–Южная Корея для денуклеарзиации
Корейского полуострова. В-третьих, было принято решение активно
использовать челночную дипломатию, а также ежегодно проводить об-
мены визитами лидеров двух стран. Была достигнута договоренность
и об интенсификации молодежных обменов12.
12
  Ministry of Foreign Affairs of Japan. Visit to Japan of His Excellency Mr. Lee
Myung-Bak, President of the Republic of Korea and Mrs. Kim Yoon-Ok // URL: http://
www.mofa.go.jp/announce/event/2008/4/1178757_932.html (07.05.2013).

64
Для того чтобы данная политика могла быть успешно реализована,
Ли Мёнбак объявил, что правительство Республики Корея больше не
будет требовать официальных извинений от японских властей за ко-
лониальное прошлое. В официальном выступлении по случаю годов-
щины Первомартовского движения южнокорейский президент заявил,
что не стоит надолго увязать в прошлом, если у двух стран так много
общих планов и дел.
Эти высказывания вызвали недовольство как среди населения, так
и среди оппозиционных сил. Ли Мёнбака обвиняли в ущемлении на-
циональной гордости в угоду его прагматической политике. В этот же
период было принято крайне непопулярное решение об отмене запре-
та на импорт американской говядины, вступившее в силу еще в 2003 г.
из-за случаев коровьего бешенства в Соединенных Штатах. Популяр-
ность нового президента стремительно падала, его рейтинг снизился
с 50% до 20% за первые три месяца пребывания на посту.
Согласно социологическому опросу, проведенному японским кана-
лом TBS весной 2008 г., 90% корейцев и 44% японцев считали, что,
несмотря на потепление отношений, проблемы так и остались нере-
шенными. Уже в мае эта точка зрения нашла подтверждение: МИД
Японии разместил на своем официальном сайте документ, где было
указано, что Токто/Такесима — незаконно оккупированная Южной
Кореей территория. Были перечислены десять причин, объясняющих,
почему данный архипелаг принадлежит Японии13. Далее последовало
официальное утверждение учебников для средней школы, где Токто
рассматривается как часть Японии.
К середине 2008 г. все дипломатические достижения саммита были
сведены на нет. Совещания о создании зоны свободной торговли были
временно завершены, программы молодежного обмена отложены, со-
кращены или прерваны на неопределенное время обмены в военной
сфере. Лишь такие внешние факторы, как начало мирового финансо-
вого кризиса осенью 2008 г., а также подготовка КНДР к запуску спут-
ника в первой половине 2009 г. отодвинули территориальный спор и
нарастание взаимных претензий на второй план.
Экономический кризис, начавшийся в США и захвативший Запад-
ную Европу, отразился и на экономиках стран Восточной Азии. Так,
13
  Ministry of Foreign Affairs of Japan. The Issue of Takeshima // URL: http://www.
mofa.go.jp/region/asia-paci/takeshima/ (07.05.2013).

65
если в 2008 г. в большинстве государств еще наблюдался экономиче-
ский рост, то в 2009 г. произошло его серьезное замедление. В Китае
в 2007 г. он составлял 14,2%, а в 2009 г. — уже 9,2%. В Южной Ко-
рее эти цифры составили, соответственно, 5,1% и 0,3%. Япония, КНР
и Республика Корея на трехсторонней основе стремились выработать
совместную политику для преодоления последствий кризиса. В рам-
ках международных форумов, таких как АСЕМ, АТЭС, был проведен
ряд встреч. В результате был создан формат трехстороннего саммита
КНР–Республика Корея–Япония.
В начале 2009 г., в условиях нарастающего экономического кризиса,
а также наличии информации о подготовке запуска северокорейского
спутника, состоялась встреча Ли Мёнбака с очередным вновь избран-
ным премьер-министром Японии Таро Асо. На саммите было принято
решение о скоординированном жестком прагматичном подходе к Севе-
ру. Обсуждались меры по преодолению экономического кризиса.
Проведение вторых ядерных испытаний КНДР, неудачный запуск
спутника в апреле–мае 2009 г. привели к интенсификации связей Япо-
нии и Южной Кореи. За первые восемь месяцев 2009 г. главы госу-
дарств встретились восемь раз, были предприняты совместные усилия
для продвижения жестких мер по отношению к Северу через СБ ООН.
Также активно обсуждалась возможность повлиять на Пекин для того,
чтобы китайские власти, в свою очередь, оказали давление на Пхеньян
в вопросах денуклеаризации Корейского полуострова. Также на встре-
чах речь шла о перспективах подписания первого формального воен-
ного пакта, который позволил бы осуществлять обмен информацией
военного характера.
В августе 2009 г. во внутриполитической жизни Японии произош-
ли изменения, позитивно отразившиеся и на отношениях двух стран.
Премьер-министром был избран Юкио Хатояма, представитель Демо-
кратической партии Японии. В целом правительство Хатоямы демон-
стрировало большее внимание к своим восточно-азиатским соседям.
Новый премьер-министр в частности заявил, что не будет посещать
храм Ясукуни, визиты в который прежних японских политических ли-
деров вызывали активное недовольство как в КНР, так и в РК.
Начало 2010 г. вновь было омрачено конфликтом вокруг утвержде-
ния очередных учебников для японских школ. В них Токто/Такесима
был вновь назван исконно японской территорией. В 2010 г. отмечал-

66
ся печальный юбилей — столетие аннексии Корейского полуострова
Японской империей. На фоне этих событий Юкио Хатояма выступил
с предложением создать совместный учебник истории. Участие в его
написании должны были принять представители трех стран: Японии,
Южной Кореи и Китая. Эта инициатива была одобрительно встречена
и в Сеуле, и в Пекине14.
Нарастание напряженности на Корейском полуострове, затопле-
ние корвета «Чхонан», обстрел северокорейской артиллерией острова
Ёнпхёндо также сыграли свою роль в сближении позиций Японии и
Республики Корея. Так, активно развивалось сотрудничество в сфере
безопасности: была установлена горячая линия по обмену информаци-
ей между начальниками полиции двух стран.
Активизировалось сотрудничество в рамках треугольника
Вашингтон–Сеул–Токио, что было обусловлено как очередным витком
эскалации напряженности на Корейском полуострове, так и усиле-
нием Китая. В 2010 г. в условиях экономического кризиса КНР стала
второй экономикой мира. При этом увеличивалась ее военная мощь,
росло стремление доминировать в Тихом океане, прежде всего, в при-
брежных морях. Вновь в Восточной Азии стала проявляться тенденция
к формированию биполярной системы международных отношений.
Традиционно на одном полюсе размещались США и два ее союзника,
на другом — КНР и КНДР. Некоторые исследователи относили к этому
полюсу и Россию.
В начале 2011 г. министры обороны Японии и Южной Кореи нача-
ли переговоры о возможности подписания двух важных стратегических
документов: соглашения, обеспечивающего защиту военной тайны от
разглашения (General Security of Military Information Agreement —
GSOMIA) и соглашения о приобретении и обслуживании, узакониваю-
щего обмен между сторонами предметами снабжения и услугами в ходе
различных операций (An Acquisition and Cross-Servicing Agreement —
ACSA)15. Эти военные пакты способствовали бы упрочению военного
альянса между США, Республикой Корея и Японией. Однако и среди
населения Южной Кореи, и среди части политического истеблишмента

14
  Kang D., Lee Ji-Young. Japan–Korea Relations: Same as It Ever Was // URL:
http://csis.org/files/publication/1001qjapan_korea.pdf (07.05.2013).
15
  Harlan Chico. Japan and South Korea Hold First Military Talks in Nearly Two
Years // The Washington Post. 2011.01.10.

67
возможность подписания этих документов вызывала определенные
опасения. Это было связано как с тревогой по поводу возможной реми-
литаризации Японии, так и с перспективой нарастания конфронтации
в регионе в целом.
События марта 2011 г., когда на Японию обрушились землетря-
сение и цунами, за которыми последовала катастрофа на атомной
станции Фукусима-1, всколыхнули мировую общественность. Южная
Корея стала первой страной, которая отправила команду спасателей
в пострадавшие от стихии районы. При этом отношения двух стран
вновь были крайне нестабильными. С одной стороны, Корея оказыва-
ла Японии гуманитарную помощь, возобновились переговоры о зоне
свободной торговли, в июне 2011 г. начались обсуждения возможности
создания трехсторонней ЗСТ с участием Китая, Республики Корея и
Японии. В декабре 2011 г. в Южную Корею, согласно ранее принятым
договоренностям, были возвращены 1200 томов исторических доку-
ментов в том числе протокольные записи королей династии Ли. Эти
исторические реликвии были вывезены из страны в период японской
аннексии 1910–1945 гг. В Восточной Азии особая роль придается исто-
рии, ее материальным памятникам, поэтому данное событие имело
важное значение для южнокорейско-японских отношений.
С другой стороны, вновь обострилась ситуация вокруг территори-
ального спора Токто/Такесима. В Синей книге японской дипломатии
было указано, что атака на Токто будет расцениваться как атака на
Японские острова16. В Белой книге обороны Японии спорный архипе-
лаг вновь был объявлен исконно японской территорией17. В свою оче-
редь, южнокорейское правительство объявило о планах реализации
28 проектов по освоению Токто. Инвестиции должны составить около
978 млрд долл. Для привлечения туристов на архипелаг было предло-
жено создать подводный парк. Вновь был поднят вопрос о компенсаци-
ях «комфортным женщинам».
В 2012 г., ровно через четыре года после первого выступления,
в официальной речи по случаю очередной годовщины Первомартов-
ского движения Ли Мёнбак призвал Японию незамедлительно решить

16
  Diplomatic Blue Book 2011 Summary // URL: http://www.mofa.go.jp/policy/other/
bluebook/2011/html/index.html (08.05.2013).
17
  Defense of Japan 2011. Annual White Paper // URL: http://www.mod.go.jp/e/
publ/w_paper/2011.html (08.05.2013).

68
вопрос с компенсацией «комфортным женщинам»18. В целом его рито-
рика уже не была такой дружественной по отношению к Японии, как
в первый год его президентства. Связано это было, прежде всего, с при-
ближающимися президентскими выборами, на которых вновь балло-
тироваться Ли Мёнбак уже не мог, однако улучшить пошатнувшиеся
позиции консерваторов все еще было в его силах.
Во многом именно этим обстоятельством объясняются скандальные
события лета 2012 г. Еще в мае стороны пришли к окончательному
варианту соглашений GSOMIA и ACSA. Эти два стратегических до-
кумента должны были стать основой, скрепляющей военный альянс
Японии и Южной Кореи.
В свете усиливающихся антияпонских настроений в обществе реше-
ние о подписании договоров не обсуждалось ни в парламенте страны,
ни в средствах массовой информации. Однако правительство не учло
важной детали: в современной Южной Корее уровень демократиза-
ции очень высок (согласно ежегодному рейтингу Economic Intelligence,
в 2012 г. РК заняла 20-е место, обогнав своего «старшего товарища» —
США), а информация о военном пакте просочилась в прессу, что вы-
звало серьезный политический и дипломатический скандал.
Под давлением общественности и оппозиционных сил всего за час
до церемонии подписания официального соглашения корейская сторо-
на была вынуждена отложить данное мероприятие на неопределенное
время19. Это, несомненно, был большой дипломатический и стратеги-
ческий проигрыш для обеих сторон, ведь данный документ позволил
бы осуществлять обмен информацией, в том числе относительно севе-
рокорейской ракетно-ядерной программы.
Еще одним серьезным испытанием для южнокорейско-японских от-
ношений стал визит Ли Мёнбака на Токто в августе 2012 г. Впервые
за всю историю страны президент посетил спорные территории, что
вызвало крайне негативную реакцию как среди японских политиков,
так и простых жителей. В Японии прошли митинги протеста, были от-
менены многие двусторонние мероприятия, снизился поток туристов
в обоих направлениях.
18
  Akihiko Kaise. Lee Urges Japan to Urgently Resolve “Comfort women” Issue //
The Asahi Shimbun. 2012.03.02.
19
  S. Korea postpones signing controversial military pact with Japan. 2012.06.29 //
URL: http://english.yonhapnews.co.kr/national/2012/06/29/57/0301000000AEN20120629
008900315F.HTML (08.05.2013).

69
Ситуацию удалось нормализовать лишь осенью 2012 г., благодаря
взвешенной политике обеих сторон. В ходе работы корейско-японского
комитета по сотрудничеству были озвучены официальные письма ко-
рейского президента и японского премьер-министра Ёсихиро Нода.
Японский лидер призывал на основе хладнокровного подхода выстра-
ивать долгосрочные отношения, южнокорейский политик предлагал
помнить уроки истории и строить отношения зрелого партнерства20.
Негативный опыт КНР, где прошли массовые погромы после обостре-
ния конфликта вокруг спорных японских территорий Сэнкаку/Даоюй-
дао, несомненно, сыграл свою роль. Политики Японии и Южной Кореи
приложили серьезные усилия для того, чтобы не допустить подобный
сценарий в данном случае.
Прагматический подход Ли Мёнбака по отношению к Японии ока-
зался малоэффективным. В Южной Корее, где общественное мнение
играет важную роль во внутриполитической жизни страны, преодолеть
негативный опыт в отношениях двух стран крайне сложно, особенно
в условиях растущего национального самосознания корейцев. Успехи
Южной Кореи в экономике, быстрое восстановление после экономиче-
ского кризиса, активное продвижение массовой корейской культуры по
всему миру, прежде всего в Японию (бывшего колонизатора) и в Китай
(бывшего сюзерена на протяжении столетий) — все это привело к из-
менению восприятия роли Южной Кореи на мировой арене, прежде
всего, внутри страны.
Объединяющими для Японии и РК являются внешние факторы:
усиление Китая в регионе, развитие ракетно-ядерной программы Се-
верной Кореи, альянс с США, природные или экономические кризисы.
Разъединяющими факторам служат внутриполитические процессы:
рост национализма как в одной, так и в другой стране, обусловлен-
ные этим территориальные споры, разногласия в оценке исторических
событий. Колебания и противоречия в отношениях между Японией и
Республикой Корея будут и впредь определяться соотношением этих
двух составляющих.
Укрепление американо-южнокорейского альянса, попытки (во мно-
гом под давлением Вашингтона) подписать военный пакт с Японией,
жесткая линия по отношению к Северной Корее — все это осложняло
20
  Кирьянов О. Япония и Южная Корея снизили накал конфликта вокруг спор-
ных островов // Российская Газета. 09.10.2012.

70
отношения с важнейшим игроком и в регионе, и в мире в целом. Сразу
же после избрания Ли Мёнбака президентом китайская сторона вы-
ражала опасения, что прагматический подход и ориентация на США
могут внести дисбаланс в систему региональных связей.
В мае 2008 г. состоялся официальный визит Ли Мёнбака в КНР,
в ходе которого между южнокорейским президентом и председателем
КНР Ху Цзиньтао было подписано Совместное заявление. В документе
было обозначено, что партнерство двух стран выходит на новый уро-
вень — стратегический. Речь шла о развитии экономических связей,
прежде всего, о возможности создания совместной зоны свободной тор-
говли, а также о взаимодействии в энергетической сфере и в области
высоких технологий. В рамках политического сотрудничества большое
внимание было уделено взаимодействию двух стран в рамках шести-
сторонних переговоров21.
Если в экономической сфере партнерство двух стран действительно
можно было охарактеризовать как стратегическое (с 2004 г. торговый
оборот РК и КНР стал превышать 100 млрд долл.), то в политической
сфере данное определение было пока преждевременным. Стратегиче-
ское партнерство с Китаем должно было уравновесить стратегический
альянс с США в рамках прагматического подхода президента Ли Мён-
бака.
После окончания Пекинской олимпиады Ху Цзиньтао совершил
официальный визит в Республику Корея. В результате этого визита
была достигнута договоренность об увеличении потока инвестиций
в таких сферах, как энергетика, коммуникации, логистика. Также
большое внимание было уделено проекту создания зоны свободной
торговли. Велись переговоры о возможности сотрудничества в военной
сфере, в том числе установления горячей линии связи между военным
командованием двух стран. Такая линия была введена в действие
в конце 2008 г.
Олимпийские игры в Пекине в 2008 г. стали одним из наиболее
знаковых событий для развития двусторонних торгово-экономических
связей. Один из главных спонсоров Олимпиады, корпорация Samsung,
участвовала практически во всех проектах, связанных с модернизаци-
ей инфраструктуры и строительством новых объектов для Олимпиады.
21
  China–ROK Joint Statement. 28 May 2008 // URL: http://www.fmprc.gov.cn/eng/
zxxx/t469103.htm (08.05.2013).

71
В рамках подготовки к данному событию торговый оборот между РК и
КНР увеличился до 156 млрд долл.
В декабре 2008 г. был запущен еще один механизм, позволяющий
повысить уровень двусторонних отношений — стратегический диалог
между министерством иностранных дел КНР и министерством ино-
странных дел и торговли РК. Главной темой обсуждения стала ситуа-
ция на Корейском полуострове, а также необходимость возвращения
КНДР в формат шестисторонних переговоров.
Первая половина 2009 г. была непростой для китайско-
южнокорейских отношений: во-первых, в условиях глобального эконо-
мического кризиса в первом квартале 2009 г. показатели двусторонней
торговли заметно снизились. Во-вторых, ракетные и ядерные испы-
тания Северной Кореи серьезно осложнили политическую ситуацию
в регионе. Нежелание КНР оказывать максимальное давление на
КНДР негативно оценивалось в Республике Корея. Однако, несмотря
на эти обстоятельства, в целом уровень двустороннего взаимодействия
был достаточно высок.
В частности в конце 2009 г. состоялся визит в РК китайской де-
легации во главе с вице-президентом КНР Си Цзиньпином, которого
уже в тот момент рассматривали в качестве возможного преемника Ху
Цзиньтао. В ходе визита Си Цзиньпин предложил программу из четы-
рех пунктов, направленную на всестороннее развитие связей между
КНР и РК, прежде всего, в области торгово-экономических отношений.
Вновь был поднят вопрос о скорейшем установлении зоны свободной
торговли22. Часть политиков видела в этом намерение Китая как мож-
но быстрее преодолеть последствия экономического кризиса на регио-
нальном уровне. Однако большинство склонялось к мысли, что путем
выстраивания экономических взаимозависимостей с другими страна-
ми Китай стремится упрочить свое положение в качестве азиатского, а
впоследствии и мирового лидера.
В этих условиях китайско-южнокорейские отношения отличались
высокой степенью противоречий, остроты добавлял и рост напряжен-
ности на Корейском полуострове в 2010 г. С одной стороны, стимули-
рующая экономическая политика позволила КНР в кратчайшие сроки
22
  Lee Chi-Dong, Lee Xi. Agree on closer Cooperation on N. Korea, Climate Change.
2009.12.17 // URL: http://english.yonhapnews.co.kr/news/2009/12/17/81/0200000000AE
N20091217003700315F.HTML (08.05.2013).

72
оправиться от рецессии, и по итогам 2010 г. Китай стал второй эконо-
микой мира, сменив Японию. Емкий внутренний рынок КНР, продол-
жающийся экономический рост при условии, что именно Китай явля-
ется основным торговым партнером Южной Кореи, 60% ВВП которой
обеспечивается за счет экспорта, — стали важнейшими факторами,
позволившими южнокорейской экономике также в кратчайшие сроки
преодолеть последствия глобального экономического кризиса.
С другой стороны, в политической сфере эскалация напряженно-
сти на Корейском полуострове (затопление корвета «Чхонан», артилле-
рийский обстрел Ёнпхёндо) привела к дальнейшей интенсификации
военно-политического сотрудничества США и РК, что вызывало опа-
сения со стороны Китая. Недовольство китайской стороны было обу-
словлено увеличением количества военных учений между союзника-
ми. Они носили наступательный характер, а их целью могла быть как
КНДР, так и КНР. Один из высокопоставленных армейских чиновни-
ков Китая отметил, что учения Invincible Spirit проходят всего в 500 км
от столицы КНР Пекина.
В Сеуле, в свою очередь, вызывала крайнее недовольство слишком
мягкая позиция Китая по отношению к провокациям со стороны Се-
вера, а также нежелание оказывать давление в вопросах денуклеари-
зации полуострова. Китай справедливо рассматривался на Юге в ка-
честве единственного политического и экономического донора КНДР,
а значит и единственного игрока в регионе, способного повлиять на
политику северокорейского режима.
В 2012 г. отмечался 20-летний юбилей с момента установления ди-
пломатических отношений между КНР и РК. В январе Ли Мёнбак со-
вершил второй официальный визит в Китай в качестве президента. По
итогам встречи официальных лиц было принято коммюнике, в кото-
ром обозначались основные векторы стратегического партнерства двух
стран23. 2012 год был объявлен годом дружбы КНР и РК. Однако в це-
лом, несмотря на оптимистическую риторику политиков, в отношениях
Китая и Республики Корея противоречий становится все больше.
За последние годы участились случаи незаконного рыбного про-
мысла китайский рыбаков в исключительной экономической зоне
23
  한.중 공동언론발표문 [Совместное коммюнике Республики Корея и КНР] // URL:
http://www.mofa.go.kr/countries/asiapacific/countries/20110804/1_22623.jsp?menu=m_4
0_10_20#contentAction (08.05.2013).

73
Республики Корея в Желтом море. В конце 2011 г. стычка между бере-
говой охраной РК и китайскими моряками окончилась смертью одного
из представителей южнокорейской полиции. Этот инцидент вызвал
серьезное недовольство как на официальном уровне, так и среди на-
селения Южной Кореи.
Обострился территориальный спор вокруг подводной скалы Иодо,
однако благодаря прагматичному подходу китайской стороны осенью
2012 г. КНР заявила, что не намерена претендовать на данный подвод-
ный объект, так как, согласно Конвенции по морскому праву, подво-
дные образования не могут быть объектами территориальных споров.
Однако истинная причина этого заявления заключалась в том, что на
фоне обострения территориального спора между КНР и Японией летом
2012 г. спор с Южной Кореей представлялся дипломатически невы-
годным. А наличие аналогичного территориального конфликта между
Японией и РК в какой-то степени могло бы сделать КНР и Республику
Корея союзниками в данном вопросе.
Традиционно негативную реакцию с южнокорейской стороны вызы-
вала политика КНР по отношению к северокорейским беженцам. Си-
туация была осложнена арестом на территории Китая в марте 2012 г.
южнокорейского правозащитника Ким Ёнхвана и еще трех жителей
РК, борющихся за права северокорейских граждан. Благодаря дипло-
матическим усилиям Южной Кореи после четырех месяцев заключе-
ния они были выпущены на свободу, однако вскоре стало известно, что
Ким Ёнхван подвергался пыткам. Этот инцидент, с одной стороны, не-
гативно отразился на имидже Китая на международной арене, с дру-
гой — вновь всколыхнул в РК дискуссии вокруг роли КНР на Корей-
ском полуострове, а также на региональном и глобальном уровнях.
У КНР тоже есть список претензий по отношению к Республике
Корея. Серьезные опасения среди китайского политического исте-
блишмента вызывает возможность заключения военного пакта между
Японией и Южной Кореей. На данный момент подписание его отло-
жено, однако в свете роста напряженности на Корейском полуострове
в первой половине 2013 г. его ратификация едва ли будет затянута.
Увеличивающееся число американо-южнокорейских учений, интенси-
фикация военно-политического взаимодействия в рамках треугольни-
ка США–Япония–Республика Корея также негативно воспринимается
в Пекине.

74
Политические противоречия практически не отражаются на глав-
ной области стратегического партнерства РК и КНР — торгово-экономи-
ческих отношениях. Как уже было указано выше, во многом благодаря
стабильной ситуации в Китае южнокорейской экономике удалось в крат-
чайшие сроки справиться с рецессией. В первой половине 2009 г. наблю-
далось падение уровня взаимной торговли, однако уже в 2010 г. эту тен-
денцию удалось преодолеть. В 2009 г. товарооборот составил 141 млрд
долл., в 2010 г. — 171 млрд долл., в 2011 г. — 220 млрд долл. В 2011 г.24
Китай продолжал оставаться основным торгово-экономическим партне-
ром Южной Кореи, которая, в свою очередь, переместилась с четвертого
на третье место во внешнеэкономических связях КНР.
С 2009 г. автомобильный рынок Китая стал самым крупным в мире,
обогнав аналогичный рынок в США. Для южнокорейской экономики
это стало знаковым событием, ведь ведущая южнокорейская корпо-
рация Hyundai занимает около 9% всего китайского автомобильного
рынка, уступая лишь трем ведущим национальным китайским кор-
порациям. С 2009 по 2010 гг. продажи южнокорейских автомобилей
увеличились на 66%.
Взаимодействие в рамках инвестиционной политики также нахо-
дится на подъеме. КНР является основным реципиентом для южноко-
рейских инвестиций. Только в первой половине 2011 г. около 30 млрд
долл. было инвестировано РК в экономику Китая. Инвестиции КНР
в южнокорейскую экономику пока значительно меньше (в 2009 г. они
составили 160 млн долл.), однако благодаря заключенным инвестици-
онным соглашениям происходит их постепенный рост25.
Важными событиями для интенсификации торгов-экономических
отношения двух стран стало проведение Shanghai World Expo 2010 в Ки-
тае и Yeosu World Expo 2012 в Республике Корея. Корейская сторона вло-
жила более 600 млн долл. в организацию выставки в Шанхае, а корей-
ский павильон занимал второе место по величине после китайского.
Ведутся переговоры о заключении соглашения о зоне свободной
торговли. По предварительным данным, это позволит увеличить ре-
альный прирост ВВП Республики Корея на 2,28%. Однако, как и
в случае с Японией, камнем преткновения остается аграрный сектор.
24
  Korea International Trade Association. Statistics and Reports // URL: http://
global.kita.net (23.05.2013).
25
  Ibid.

75
Согласно прогнозам, ежегодные убытки в данной отрасли могут соста-
вить около 3 млрд долл. Немаловажным является и тот факт, что за-
частую качество продуктов, импортируемых из Китая, крайне низкое.
«Меламиновый скандал» 2008 г. существенно снизил доверие жителей
РК к продукции из Китая. Согласно опросам общественного мнения,
в конце 2008 г. 69% респондентов в большей степени опасались некаче-
ственной китайской еды, нежели северокорейской ядерной угрозы26.
Россия также стала государством, отношения с которым у Республи-
ки Корея переросли в стратегическое партнерство. В сентябре 2008 г.
в Москве состоялась встреча Ли Мёнбака и Д.А. Медведева. В ходе пе-
реговоров стороны обсудили итоги развития сотрудничества с момен-
та установления дипотношений в 1990 г. В итоговом документе было
указано, что двустороннее взаимодействие следует поднять до уровня
стратегического партнерства27. В последние годы наблюдается интен-
сификация политических контактов между РФ и Республикой Корея,
в частности президент РК Ли Мёнбак с 2008 г. посетил Россию трижды.
Глобальный финансовый кризис отрицательно сказался на
российско-южнокорейской торговле в 2009 г., однако уже в 2010 г. по-
ложение стало исправляться. Если в 2008 г. товарооборот между РК
и РФ составлял около 20 млрд долл., то уже в 2012 г. он увеличился
до 25 млрд долл. В 2010 г. общая сумма накопленных южнокорейских
инвестиций в российскую экономику составила 1,3 млрд долл. Весьма
успешно развивалось сотрудничество в таких областях, как освоение
космического пространства, атомная энергетика28.
Значимой инициативой в формировании нового уровня отноше-
ний двух стран стала реализация проекта «Диалог Россия — Респу-
блика Корея», основанного на взаимодействии гражданских обществ
двух стран. Данный форум призван способствовать развитию страте-
гического партнерства РФ и РК, а также активизировать обществен-
ные, научные и деловые контакты. Предложение о создании такого
формата впервые прозвучало в стенах Санкт-Петербургского государ-
26
  Snyder S. China-Korea Relations: Sweet and Sour Aftertaste // URL: http://csis.
org/files/media/csis/pubs/0804qchina_korea.pdf (08.05.2013).
27
  Совместное заявление Российской Федерации и Республики Корея 29 сентя-
бря 2008 г. // URL: http://news.kremlin.ru/ref_notes/237 (10.05.2013).
28
  Посольство Российской Федерации в Республике Корея. Торгово-экономическое
сотрудничество Российской Федерации и Республики Корея // URL: http://russian-
embassy.org/ru/?page_id=26 (28.04.2013).

76
ственного университета и получило поддержку со стороны Д.А. Мед-
ведева29.
В 2009 г. была сформирована основная концепция форума, созданы
Координационные комитеты, рабочие группы, секретариат. Первый
форум «Диалог Россия — Республика Корея» состоялся в Сеуле осенью
2010 г. и был приурочен к 20-летию установления дипломатических
отношений между двумя странами. Осенью 2011 г. состоялся второй
форум, в рамках которого было подписано соглашение о сотрудниче-
стве и инвестициях между ОАО «Курорты Северного Кавказа» и ко-
рейскими компаниями Korea Western Power и СHT Korea. Ожидаемый
объем инвестиций должен был составить около 1 млрд долл.30
В 2010 г. состоялся официальный визит Д.А. Медведва в Сеул, сов-
мещенный с участием в саммите «Большой двадцатки», проходившем
в столице Южной Кореи в это же время. Стороны договорились напол-
нить конкретным содержанием договоренности о стратегическом пар-
тнерстве, принятом еще в 2008 г. В ходе встречи был подписан ряд
документов, в том числе Соглашение о временной трудовой деятель-
ности, Соглашение о сотрудничестве в области связи, транспорта,
рыболовства31.
Южная Корея занимает второе место в мире по объему импорта
природного газа и пятое — по объему импорта нефти. Для России
в условиях финансово-экономического кризиса в Европе данное об-
стоятельство открывает новые возможности. Около 75% поставок неф-
ти в Республику Корея осуществляется из стран Ближнего Востока.
В условиях нестабильной геополитической обстановки в данном ре-
гионе постепенная диверсификация и переориентация на российские
поставки выглядит вполне очевидной. В настоящее время Корейская
национальная нефтяная компания осуществляет инвестиции в освое-
ние участка Западно-Камчатского шельфа.
В ноябре 2012 г. корейская государственная газовая корпорация
(Kogas) и российский газовый холдинг «Газпром» достигли соглаше-
ния о том, что 2013–2014 гг. «Газпром» поставит РК через свою дочер-
нюю компанию Gazprom Marketing & Trading 1 млн тонн сжиженного

29
  Диалог Россия — Республика Корея // URL: http://drrk.ru/Home.aspx (10.05.2013).
30
  Там же.
31
  Официальный визит в Республику Корея. 10 ноября 2010 г. // URL: http://
www.kremlin.ru/news/9474 (10.05.2013).

77
природного газа. В перспективе РК планирует осуществлять инвести-
ции в двустороннее сотрудничество в газовой отрасли в Приморском
крае. Кроме этого, сферой реализации взаимных интересов России и
Южной Кореи является атомная энергетика. РФ осуществляет постав-
ки топлива для атомных реакторов, расположенных в РК.
Придать динамичность экономическим отношениям двух стран
может вступление России в ВТО, состоявшееся в 2012 г., а также объ-
явленный в России курс на модернизацию и инновационное развитие.
Республика Корея — региональный лидер в инновационном разви-
тии, принципы «зеленого роста» здесь успешно применяются в жизнь.
Корейский опыт является крайне привлекательным для российского
истеблишмента, что было обозначено в ходе второго форума «Диалог
Россия — Республика Корея» (2011).
Для Республики Корея Россия также представляет существенный ин-
терес. Во-первых, сотрудничество с Россией в топливно-энергетической
сфере дает возможность практически лишенной ресурсов Южной Корее
вести совместные разработки месторождений углеводородов в Сибири и
на Дальнем Востоке, например Иркутский газовый проект, добыча угля
в Якутии и Бурятии, освоение нефтегазовых ресурсов острова Сахалин.
Во-вторых, благодаря дружественным отношениям, которые в последние
годы установились между Москвой и Пхеньяном, — поддерживать отно-
сительную стабильность на Корейском полуострове. По всей видимости,
южнокорейские политические деятели могут рассматривать Россию в ка-
честве одного из факторов, который поможет вернуть Северную Корею за
стол переговоров по ядерной проблематике.
Наиболее значимыми проектами как для РФ и КНДР, так и для
РК могут стать транскорейская железнодорожная магистраль и транс-
корейский газопровод. Несмотря на то, что участок между Хасаном и
Раджином уже реконструирован, в силу напряженной политической
ситуации на Корейском полуострове использование дороги для тран-
зита грузов невозможно.
Проект создания транскорейского газопровода в условиях интенси-
фикации российско-южнокорейского энергетического сотрудничества
представляет большой интерес. Однако, как уже было сказано выше,
в ближайшие годы РФ и РК будут использовать морские пути.
В российских политических кругах оба проекта активно обсуждают-
ся. Считается, что они могут способствовать нормализации отношений

78
между двумя Кореями и снижению общей напряженности на полу-
острове. Однако бизнес-сообщество весьма скептически относится
к данным проектам, полагая, что нынешний северокорейский режим —
крайне непредсказуемый деловой партнер. В случае необходимости
власти КНДР могут использовать газопровод как еще одно средство
политического давления как на РК, так и на другие государства.
Успешно развивается сотрудничество в авиационно-космической
сфере. В рамках совместного проекта российские специалисты спроек-
тировали наземный комплекс для первого южнокорейского космодро-
ма «Наро» и участвовали в его строительстве. 30 января 2013 г. был
произведен успешный запуск KSLV-I (корейское название — «Наро»)
с космическим аппаратом (КА) STSAT-2C32. Для Республики Корея
такое сотрудничество имеет особое значение, так как оно помогает
преодолевать ее зависимость от США и Японии в области высоких тех-
нологий — зависимость, которая сдерживала корейские космические
исследования в прошлом.
Нарастание тенденций к формированию биполярности в Восточной
Азии, глобальный экономический кризис не только не привели к за-
медлению интеграционных процессов в регионе, но даже способство-
вали их интенсификации. Возможность создания трехсторонней зоны
свободной торговли начала обсуждаться еще в 2003 г. в рамках встреч
АПТ. В декабре 2008 г. состоялся первый саммит лидеров в формате
КНР — Республика Корея — Япония, в ходе которого речь шла как
о ситуации на Корейском полуострове, так и о мерах по предотвраще-
нию финансово-экономического кризиса.
Данный формат, а также продолжение диалога в рамках АПТ по-
степенно привели к институционализации процесса интеграционно-
го взаимодействия. С 2008 г. саммиты лидеров трех государств стали
традиционными, в 2010 г. было принято решение о создании Секрета-
риата саммита со штаб-квартирой в Сеуле. В 2012 г., на пятом офици-
альном саммите лидеров, было подписано трехстороннее инвестици-
онное соглашение, которое предусматривает либерализацию, защиту
иностранных инвестиций и потока капитала, а также усовершенство-
вание прав по защите интеллектуальной собственности.

32
  Успешный пуск ракеты-носителя “KSLV-I” (01.30.2013) // URL: http://www.fed-
eralspace.ru/main.php/%60video/main.php?id=2&nid=19848 (05.06.2013).

79
В марте 2013 г., уже при новом президенте РК Пак Кынхе, на-
чался первый раунд переговоров о создании трехсторонней зоны
свободной торговли. Для Республики Корея, 30% экспорта которой
приходится на страны Северо-Восточной Азии, создание Северо-
Восточноазиатской зоны свободной торговли (СВАЗСТ) представля-
ется важным этапом на пути укрепления ее позиций в качестве одно-
го их мировых экономических лидеров. Реализация данного проекта
позволит не только упрочить торгово-экономические связи в регионе,
но и будет способствовать укреплению сотрудничества и доверия в по-
литической сфере. Однако на пути формирования СВАЗСТ странам
еще предстоит преодолеть ряд препятствий как в экономической, так
и в политической сферах.
Южная Корея ведет переговоры о возможности создания двусто-
ронних зон свободной торговли с такими странами, как КНР, Вьетнам,
Новая Зеландия, Австралия, Индонезия. В 2010 г. начало действовать
соглашение о зоне свободной торговли с Индией, в 2011 г. — с Перу.
Важнейшим достижением стало подписание и вступление в силу
в 2011 г. соглашения о ЗСТ между Республикой Корея и Европейским
Союзом. Для полной его реализации необходимо утверждение данного
соглашения всеми членами ЕС, однако его предварительное приме-
нение уже началось. Это первое подобное соглашение ЕС с азиатской
страной. Для Южной Кореи данный договор предоставляет новые воз-
можности, ведь Евросоюз — четвертый по объему экспорта торговый
партнер РК. Согласно оценкам экспертов, после вступления в полную
силу данного соглашения, его участники смогут экономить до 1,6 млрд
евро только на отмене пошлин33.
В настоящее время Республика Корея является одним из лидеров
по количеству заключенных региональных торговых соглашений. Это
позволяет РК достигать высокого уровня экономического взаимодей-
ствия в условиях конкуренции и нестабильности мировой экономиче-
ской конъюнктуры. Активное участие в процессах региональной эко-
номической интеграции — один из важнейших факторов успешности
экспортно ориентированной модели южнокорейской экономики.
В рамках стратегии «глобальной Кореи» для укрепления позиций
Республики Корея на мировой арене, прежде всего на уровне региона,
33
  The EU–South Korea Free Trade Agreement // URL: http://ec.europa.eu/trade/
policy/countries-and-regions/countries/south-korea/ (10.05.2013).

80
в марте 2009 г. Ли Мёнбак предложил концепцию «Инициатива новой
Азии». Согласно этой концепции? Республика Корея должна стать свое-
образным мостом между крупнейшими мировыми игроками (пре-
жде всего, США с их особым интересом к Тихоокеанскому региону) и
остальными странами Азии, особенно членами АСЕАН. Были опреде-
лены три основных задачи: увеличение предоставления официальной
помощи для развития данных стран, укрепление экономических свя-
зей, формирование многосторонних связей для решения глобальных
проблем современности34.
В рамках данной инициативы большое внимание уделяется про-
блемам окружающей среды. В последние десятилетия политики и
экономисты большое внимание уделяют вопросам «зеленой экономи-
ки», «зеленого роста». Республика Корея стала первой страной в мире,
которая выбрала «зеленый рост» в качестве национальной стратегии.
В данной области южнокорейские инвестиции составляют 35 млрд
долл. Ежегодно для обеспечения стратегии зеленого роста выделяется
сумма, равная 2% расходов государственного бюджета. Приоритетные
направления развития — это разработка «зеленых» видов транспор-
та, альтернативных источников пресной воды, «зеленые» технологии
переработки отходов35.
Концепция «зеленого роста» стала одним из приоритетных на-
правлений внешнеполитической деятельности Республики Корея
в последние годы. В рамках «Инициативы новой Азии» была пред-
ложена концепция Low Carbon Green Growth (Низкое потребление
углеводородов — «зеленый рост») и развитие программы East Asia
Climate Partnership (Партнерство по проблеме изменения климата
в Восточной Азии). В рамках данной инициативы планируется выде-
лить более 200 млрд долл. на развитие «зеленых» технологий в стра-
нах ЮВА, где традиционно экономическое развитие идет в ущерб
окружающей среде36.
Большое значение для упрочения позиций Республики Корея на
мировой арене в качестве влиятельного участника мировых политиче-
ских процессов стало активное включение страны в международную
34
  Zhiqun. South Korea in a New Asia Initiative // URL: http://www.atimes.com/
atimes/Korea/KF30Dg01.html (10.05.2013).
35
  녹색성장 국가전략 [Государственная стратегия зеленого роста]… (06.04.2012).
36
  Low Carbon Green Growth Roadmap for Asia and the Pacific // URL: http://www.
unescap.org/esd/environment/lcgg/ (10.05.2013).

81
деятельность: участие в миротворческих операциях, борьба с пират-
ством в Аденском заливе. Во многом в результате эскалации кризиса
на Корейском полуострове в 2009 г. Республика Корея присоединилась
к Инициативе по безопасности в борьбе с распространением оружия
массового уничтожения (ИБОР ОМУ). Важным событием стало про-
ведение на территории Республики Корея таких значимых между-
народных мероприятий, как саммит G20 (2010) и Саммит по ядерной
безопасности (2012).
Несомненно, в последние годы Республика Корея превращается во
влиятельного игрока на экономической и политической аренах как в ре-
гионе, так и в мире в целом. Успехи, достигнутые страной в различных
сферах, подтверждаются различными международными рейтингами.
Согласно индексу демократии, составленному Economist Intelligence
Unit, в 2011 г. Республика Корея заняла 22 место. Это означает, что
международные эксперты относят южнокорейский режим к демокра-
тии полного типа. В рейтинге легкости ведения бизнеса, ежегодно со-
ставляемом Всемирным банком, в 2012 г. Республика Корея заняла
восьмое место из 185.
Экспансия корейской популярной культуры по всему миру, распро-
странение «корейской волны» из Азии в Европу и Америку — еще одно
знаковое явление последних лет. В 2011 г. экспорт K-pop37 составил
около 3,5 млрд долл. В 2012 г. южнокорейский исполнитель PSY с ви-
део “Oppa Gangnam Style” (Парень из района Каннам) стал знаменит
на весь мир. Популярность данной композиции впечатляет: этот клип
стал самым популярным в социальной сети Facebook, на сервисе видео-
записей YouTube его просмотрели около 1 млрд раз, и он был занесен
в «Книгу рекордов Гиннеса» как самое популярное видео.
В конце 1980-х гг., в период трансформации всей системы междуна-
родных отношений, Республика Корея при формировании своего внеш-
неполитического курса стала опираться на идею создания имиджа при-
влекательного государства. Фактически в основу ее политики легла
концепция «мягкой силы» Дж. С. Ная-младшего, сформулированная
в 1990 г. в его книге «Призвание к лидерству: меняющаяся природа
американской мощи». В самом широком смысле под «мягкой силой»
понимают способность добиваться желаемого на основе добровольного
участия союзников, а не с помощью силового принуждения или эко-
37
  K-pop (Korean pop) — музыкальная субкультура Южной Кореи.

82
номического давления. В качестве инструментов «мягкой силы» могут
выступать политические ценности и институты, культурные ценности,
потребительские предпочтения.
За прошедшие десятилетия Республика Корея сумела добиться
впечатляющих результатов. Политическая система страны оценивает-
ся как одна из наиболее демократических не только в Восточной Азии,
но и в мире в целом. Южная Корея — член многих международных
организаций и форумов, активный участник интеграционных процес-
сов в рамках Тихоокеанского региона. В 2013 г. Республика Корея во
второй раз за свою историю стала непостоянным членом СБ ООН, и
именно представитель этой страны был повторно переизбран на пост
Генерального секретаря данной организации.
Экономические успехи РК не вызывают сомнений. В 2011 г. ее ВВП
по паритету покупательной способности составил 1554,1 млрд долл.,
что позволило стране занять 12-е место в мире по этому показателю. Ре-
спублика Корея имеет соглашения о зонах свободной торговли с США,
Европейским Союзом, АСЕАН и т. д. Ни одна страна Восточной Азии не
добилась подобных результатов. Волна корейской массовой культуры
охватывает весь мир. Следствием этого стал повышенный интерес к са-
мой Южной Корее, ее языку и истории38. Корейская мода, корейский
стиль в прическах и макияже — популярный тренд среди молодежи
не только в Азии, но и в других регионах мира. Корейские автомобили
и электроника пользуются большим спросом в разных уголках земного
шара. Главный конкурент американской корпорации Apple на миро-
вых рынках — южнокорейская компания Samsung.
Вместе с тем в своей внешней политике РК опирается не только на
«мягкую силу». Республика Корея входит в первую десятку стран мира
по расходам на вооружение39. Благодаря высокому уровню экономиче-
ского развития она может обеспечивать высокий уровень своего воен-
ного потенциала, что оказывает влияние на ситуацию в региональном
измерении.

38
  Hallyu Fuels Korean Language Boom Abroad // URL: http://english.yonhapnews.
co.kr/news/2013/04/29/0200000000AEN20130429002300315.HTML (05.06.2013).
39
  The World Fact Book. Korea, South // URL: https://www.cia.gov/library/publica-
tions/the-world-factbook/geos/ks.html (05.06.2013).
Часть II
КОРЕЙСКАЯ
НАРОДНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКАЯ
РЕСПУБЛИКА В МЕЖДУНАРОДНЫХ
СВЯЗЯХ

2.1. Внешняя политика Северной Кореи


после окончания холодной войны

Вплоть до середины 1980-х гг. ситуация вокруг Корейского по-


луострова определялась реалиями холодной войны. Корейский полу-
остров представлял собой буфер между капиталистическим и социали-
стическим блоком. Важность этого буфера определялась, прежде всего,
геостратегическими интересами США, СССР и КНР в этом регионе.
Социалистический блок, включавший в себя СССР, КНР и КНДР, не
отличался монолитностью. Конфликт между Советским Союзом и Ки-
таем в 1960–1970-е гг. привел к борьбе за лидерство в рамках мирового
коммунистического движения и даже стал причиной боевых действий
между двумя странами в 1969 г.
Власти КНДР не стремились к открытому противостоянию со свои-
ми союзниками, однако в целом начиная с 1960-х гг. Пхеньян пытался
проводить достаточно независимую политическую линию с тенденци-
ей к изоляции даже от своих идеологических сторонников. С конца
1950-х – начала 1960-х гг. в стране складывается особая политическая
система, в основу которой легли традиционные политические нормы и
ценности, связанные с конфуцианством.

84
В середине 1950-х гг. в КНДР происходит зарождение идей чучхе,
которые оказали значительное влияние как на внешнюю политику Се-
верной Кореи в целом, так и на концепции объединения полуострова.
В процессе идеологической легитимации коммунистического режима
можно обнаружить две основные составляющие. Первая связана с по-
степенным вытеснением всех чуждых коммунистической идеологии
взглядов, вторая — с приспособлением самой коммунистической идео-
логии к реалиям и традициям общества1.
В 1955 г. впервые прозвучало высказывание о необходимости са-
мостоятельности в политике, выраженное термином чучхе (주체, 主體
самобытность). В соответствии с данными идеями все вопросы внутрен-
ней жизни должны решаться с позиций самостоятельности, с опорой
на собственные силы. Ким Ир Сен учитывал, что в массовом сознании
корейского народа, многие десятилетия лишенного права на самосто-
ятельное развитие, акцент на национальной специфике будет иметь
наибольший успех. Кроме того, развитие идей чучхе давало основания
освободиться от иностранного (советского и китайского) влияния в об-
ласти идеологии. Таким образом, начиная с 1950-х гг. северокорейский
режим стал возвращаться к традиционным основам легитимации, ухо-
дящим в историческое прошлое.
Зарождение, становление и развитие государственности на Корей-
ском полуострове происходило под сильным влиянием традиций кон-
фуцианства. В конфуцианском учении огромное внимание уделено
тому, как следует управлять государством, какие принципы должны
лежать в основе государственной службы. Обширный бюрократиче-
ский аппарат играет важную роль в осуществлении государственного
управления.
Государство в конфуцианском каноне представляет собой одну
большую семью во главе с правителем. При этом отношения подданно-
го и государя — одни из ключевых: правитель, обладающий «мандатом
Неба», мудро руководит своими подданными, в то время как они бес-
прекословно служат своему господину. Также в рамках конфуцианской
традиции было закреплено преобладание группового сознания над
индивидуальным. Коллективные ценности способствовали формиро-
ванию системы политического и социального контроля, мобилизации
1
  Пшеворский А. Демократия и рынок. Политические и экономические реформы
в Восточной Европе и Латинской Америке. М., 2000. С. 67.

85
населения. Усиление политики изоляционизма также было характер-
но при имплементации конфуцианских традиций.
Серьезное влияние на политическое развитие Кореи оказала
японская оккупация 1910–1945 гг. В этот период в различных сфе-
рах жизни страны под влиянием Японии происходили значительные
трансформации. Идея преданного служения, характерная для япон-
ской политической культуры, активно насаждалась в государственно-
административных структурах, армии и полиции.
Таким образом, северокорейский политический режим постепенно
приобрел те уникальные черты, которые характеризуют его до настояще-
го времени: особая роль национального лидера, мифологизация его об-
раза, превалирование коллективных ценностей, специфическая система
социальной мобилизации и контроля, апеллирование к национальной
уникальности и идентичности, политика изоляционизма. Эта особен-
ность северокорейского режима стала одной из причин, почему коллапс
мировой системы социализма практически не затронул КНДР и не при-
вел к каким-либо значительным внутригосударственным изменениям.
Окончание холодной войны, обусловленная этим трансформация
системы международных отношений привели к кардинальному изме-
нению условий, в которых длительное время развивался северокорей-
ский режим. На этом фоне изоляция КНДР заметно усиливается. Вы-
звано это было не только традиционными особенностями политической
культуры, изменением внешнеполитического курса СССР и КНР, но и
внутриполитическими причинами.
Северокорейское руководство с большой опаской следило за теми
изменениями, которые происходили в странах социалистического ла-
геря. Закономерным стал вывод о том, что единственный способ выжи-
вания режима в новых условиях — отсутствие каких-либо политиче-
ских уступок, либерализации, идеологических послаблений. Действи-
тельно, согласно транзитологической парадигме, реформы в СССР и
странах Восточной Европы начинались с предварительной либерали-
зации режима, за которой следовала его демократизация.
Постепенное разрушение биполярной структуры международных
отношений, тенденции к сближению бывших идеологических соперни-
ков, и, как следствие, сужение поля для дипломатических маневров,
стали одним из факторов форсирования развития северокорейской
ракетно-ядерной программы.

86
На официальном уровне Пхеньян выступал за превращение Корей-
ского полуострова в безъядерную зону, под давлением СССР Северная
Корея должна была вступить в ДНЯО, однако затягивание процесса
подписания, а также разведданные южнокорейских и японских спец-
служб давали основание полагать, что в КНДР активно развивается
ядерная программа. Согласно южнокорейским аналитическим дан-
ным, в середине 1990-х гг. Пхеньян был способен приступить к произ-
водству ядерного оружия2.
В Пхеньяне вызывало опасения и то, что Южная Корея все актив-
ней проявляла себя на мировой арене как самостоятельный субъект.
Олимпийские игры 1988 г. должны были продемонстрировать всему
миру экономические успехи и национальную мощь Юга, а также укре-
пить связи с социалистическими странами — в Олимпиаде должны
были принять участие советские и китайские спортсмены. Под патро-
нажем МОК между двумя корейскими государствами состоялась серия
переговоров о возможности проведения Олимпиады совместно. Однако
жесткая позиция Севера, который воспринимал любые компромиссы
как поражение в борьбе с Югом, привела к тому, что соглашение до-
стигнуто не было. Более того, требования Северной Кореи были при-
знаны чрезмерными и неправомочными даже ее политическими союз-
никами.
В этой ситуации проявилась та особенность внешнеполитической
стратегии северокорейского режима, которая будет определять его
внешнюю политику и в последующие годы. В конце ноября 1987 г. се-
верокорейские агенты сумели подложить бомбу в самолет, совершав-
ший рейс из Абу-Даби в Сеул, все 115 пассажиров (в большинстве сво-
ем корейцы, работавшие по контракту на Ближнем Востоке) и члены
экипажа погибли. Целью этого террористического акта было помешать
проведению Олимпиады в Сеуле3.
Результатом этого теракта стала вовсе не отмена Олимпиады или
сокращение стран-участниц, а занесение КНДР в список государств,
поддерживающих международный терроризм. По всей видимости, осо-
бенность внешнеполитического курса Северной Кореи заключается

2
  김강녕. 한반도 평화안보론. 서울 [Ким Канъён. Мир и безопасность на Корейском
полуострове]. Сеул, 2006. С. 116.
3
  Oberdofer D. The Two Koreas: a Contemporary History. New York: Basic Books,
2001. P. 184–186.

87
в том, что долгосрочные перспективы не просчитываются, а в определе-
нии направлений государственной политики действует правило «здесь
и сейчас». Представляется, что такой тип принятия внешнеполитиче-
ских решений сформировался в 1950–1960-е гг., когда КНДР находилась
под надежным покровительством СССР и Китая и все внешнеполити-
ческие промахи могли быть нивелированы при поддержке союзников.
Несмотря на эти события, на фоне оптимистических прогнозов по
поводу «конца истории» и завершения глобального идеологического
противостояния, в Южной Корее надеялись на то, что в КНДР вскоре
произойдут те же изменения, что и в странах Центральной и Восточ-
ной Европы. Эти ожидания, а также либерализация южнокорейского
режима и одновременное сближение РК с СССР и Китаем способство-
вали тому, что впервые за долгие годы в Южной Корее началась разра-
ботка особой программы дружественной политики в отношении КНДР.
В последнем, шестом пункте программы было указано, что необходи-
мо сотрудничество с КНДР для улучшения ее отношений со странами,
дружественными Южной Корее, включая США и Японию; одновре-
менное улучшение связей РК с Советским Союзом, Китаем и другими
социалистическими странами4.
Последний пункт сыграл значительную роль в некотором сбли-
жении между КНДР, с одной стороны, и США и Японией, с другой,
произошло оно также в конце 1980-х гг. До этого времени, согласно
союзническим обещаниям, ни США, ни Япония не могли осуществлять
переговоры с КНДР без согласия Южной Кореи. «Северная политика»
сделала возможным прямой диалог. Хотя немаловажным фактором,
обусловившим сближение между этими странами, стала общая транс-
формация структуры международных отношений, все же этот фактор
был второстепенным. Намного важнее было то, что в новых условиях
Северной Корее все сложнее было применять свои излюбленные ди-
пломатические приемы: лавировать между Китаем и СССР, играть
на противоречиях для получения максимальной выгоды. Сближение
с США (в политическом плане) и с Японией (в экономическом плане)
могло компенсировать потери от охлаждения отношений с традицион-
ными союзниками.
Общие изменения в системе международных отношений, связан-
ные с окончанием холодной войны, привели и к изменениям в под-
4
  김마산 편. 북방 정책: 기원, 전개, 영향. 서울… С. 23–25.

88
системе вокруг проблемы Корейского полуострова. Были установлены
новые взаимосвязи между элементами системы, прежде всего, это ка-
сается СССР, КНР, Южной Кореи и Японии. Если в случае с СССР
и Китаем новые взаимосвязи были детерминированы, скорее, измене-
ниями внутри этих государств, то инициатива Северной Кореи в пере-
говорном процессе с Японией и США в большей степени была опре-
делена внешними обстоятельствами — отдалением от нее прежних
союзников. Одновременно в КНДР началось форсирование развития
ракетно-ядерной программы для повышения обороноспособности стра-
ны в условиях стремительно меняющегося мира, на фоне усиливающе-
гося экономического превосходства Юга.

2.2. Ядерная и ракетная программы КНДР

Общепризнанно, что самую большую угрозу всеобщему миру и


безопасности на глобальном уровне представляет оружие массового
поражения, в первую очередь — ядерное оружие. Хотя с окончанием
холодной войны вероятность крупномасштабного военного конфликта
с применением ядерного оружия резко снизилась, опасность исходит
из самого факта существования такого оружия.
КНДР — одно из государств, которое разрабатывает собственную
ядерную программу. Ее существование оказывает общее дестабилизи-
рующее воздействие на регион СВА, представляет непосредственную
угрозу для Южной Кореи и Японии. Однако и для мирового сообщества
ядерная программа КНДР представляет опасность, поскольку она связа-
на с нарушением международного режима ядерного нераспространения,
а также возможностью экспорта ядерных технологий в другие страны.
Существуют различные мнения по поводу того, когда и почему в Се-
верной Корее началась разработка ядерной программы. Часть специа-
листов полагает, что это произошло непосредственно после окончания
Корейской войны. В ходе военной операции американское командова-
ние не исключало возможность использования против КНДР ядерного
оружия, что и стимулировало северокорейские исследования в данной

89
области. Одним из стимулов к началу ядерных исследований в КНДР
мог послужить отказ Москвы предоставить Пхеньяну военную по-
мощь в декабре 1962 г. Отказ этот был связан с охлаждением советско-
северокорейских отношений в этот период1.
Первоначально исследования проводились в рамках развития мир-
ного атома. Для Северной Кореи проблема обеспечения электроэнергии
всегда стояла очень остро: в стране практически отсутствуют углеводо-
родные запасы, из-за природных особенностей рельефа возможности
гидроэнергетики ограничены. Практическая задача обеспечения стра-
ны бесперебойными поставками электроэнергии стала важнейшей.
Ким Ир Сен в 1956 г. посетил первую в мире атомную электростанцию
в Обнинске, и ее работа произвела на него огромное впечатление.
Проект создания северокорейской ядерной энергетики осущест-
влялся при непосредственной поддержке СССР и Китая. В феврале
1956 г. КНДР и Советский Союз заключили соглашение о сотрудни-
честве в ядерной сфере, которое предусматривало изучение североко-
рейскими специалистами ядерной физики в СССР. Северокорейские
физики стали работать в Объединенном институте ядерных исследо-
ваний (ОИЯИ) в Дубне. За период с основания Института в 1956 г. и до
начала 1990-х гг. там прошли подготовку около 250 северокорейских
ученых. В 1959 г. Северная Корея подписала дополнительные прото-
колы о мирном использовании ядерной энергии с Советским Союзом и
Китаем, что положило начало трехстороннему сотрудничеству в дан-
ной сфере2.
При техническом содействии СССР в местечке Ёнбён в 1962 г. был
основан Научно-исследовательский центр ядерной физики. В середи-
не 1965 г. КНДР получила из Советского Союза свой первый атомный
реактор мощностью 2 МВт. В качестве топлива в реакторе был исполь-
зован высокообогащенный уран. Топливные элементы для североко-
рейского реактора поставлялись из Советского Союза, но со временем
Северная Корея наладила добычу урана из собственных месторожде-
ний. КНДР обязалась экспортировать отработанное топливо из реак-
тора обратно в Советский Союз, что долгое время позволяло Москве

1
  Ткаченко В.П. Корейский полуостров и интересы России. М.: Восточная лите-
ратура, 2000. С. 29.
2
  Торкунов А.В., Денисов В.И., Ли В.Ф. Корейский полуостров: метаморфозы
послевоенной истории. М.: ОЛМА Медиа Групп, 2008. С. 423.

90
контролировать развитие данного проекта. Под давлением Москвы
в 1977 г. он был поставлен под наблюдение МАГАТЭ3.
Начало 1970-х гг. стало не только периодом первых контактов между
двумя корейскими государствами, но и временем активного развития
ядерной программы в Южной Корее. В 1974 г. южнокорейские ученые
вплотную подошли к созданию ядерного оружия. Развитие программы
было связано как с намерением американской стороны сократить во-
енный контингент на юге полуострова и со временем вывести войска,
так и с довольно резким охлаждением межкорейских отношений после
краткого периода диалога. Работы над южнокорейским проектом были
прекращены по настоянию американской стороны, в обмен Южной Ко-
рее была гарантирована защита в случае возможного нападения.
Резкое ускорение северокорейской ядерной программы произошло
в 1980-е гг., это было обусловлено рядом факторов. В этот период на-
чинает наблюдаться увеличивающийся дисбаланс в экономическом
развитии Севера и Юга. Республика Корея в 1980-е гг. благодаря эф-
фективной экономической политике и благоприятной мировой конъ-
юнктуре превращается в одного из «азиатских тигров» с ежегодным
экономическим приростом около 10%. Северная Корея в этот же пери-
од сталкивается с первыми серьезными экономическим трудностями,
намечается тенденция к стагнации. Немаловажную роль сыграл и тот
факт, что с 1976 г. в непосредственной близости от КНДР стали про-
водиться ежегодные американо-южнокорейские военные учения Team
Spirit, в ходе которых отрабатывалась возможность применения ядер-
ного оружия.
Для ускорения ядерной программы власти КНДР активизировали
сотрудничество с СССР. В мае 1984 г. Ким Ир Сен совершил поездку
в Москву. На встрече с советским лидером К. Черненко он попросил
оказать помощь в строительстве в Северной Корее атомной электро-
станции для решения проблемы нехватки электроэнергии. Советская
сторона дала согласие на реализацию проекта, однако условием его
осуществления стало присоединение КНДР к Договору о нераспро-
странении ядерного оружия (ДНЯО). В декабре 1985 г. Северная Ко-
рея вступила ДНЯО, тогда же было подписано соглашение с Советским
Союзом «О научно-техническом сотрудничестве».
3
  Ланцова И.С. Ядерная программа Северной Кореи: история развития и современ-
ное состояние // ПОЛИТЭКС: Политическая экспертиза. Т. 3. № 3. 2007. С. 113–130.

91
Согласно этому документу, СССР должен был поставить четыре
атомных реактора мощностью 440 МВт каждый, таким образом, общая
мощность всей станции должна была составить 1760 МВт. В 1987 г.
КНДР самостоятельно построила и ввела в эксплуатацию газографито-
вый реактор мощностью 5 МВт, помимо этого, началось строительство
двух намного более мощных реакторов: одного мощностью 50 МВт, дру-
гого мощностью 200 МВт4.
В декабре 1988 г. истекал крайний срок для подписания Северной
Кореей соглашения о гарантиях с МАГАТЭ. Пхеньян договор подпи-
сал в декабре 1985 г., однако во время заполнения необходимых бумаг
была допущена ошибка. Случайной она была или намеренной — неиз-
вестно. Но в результате этой бюрократической ошибки окончательный
срок подписания соглашений с МАГАТЭ о проверках откладывался до
декабря 1988 г. Однако и по истечению этого срока КНДР не подписа-
ла соглашение.
Данная ситуация стала вызывать нарастающее беспокойство как
в США и Южной Корее, так и на уровне всего мирового сообщества.
В 1989 г. появилась информация, что в Ёнбёне построен завод для пе-
реработки ядерного топлива, а также полигон для испытаний. По юж-
нокорейским аналитическим данным, с середины 1990-х гг. Пхеньян
был способен приступить к производству ядерного оружия5.
Тем не менее на официальном уровне Пхеньян выступал за пре-
вращение Корейского полуострова в безъядерную зону. В июне 1986 г.
правительство КНДР выпустило специальное заявление, в котором
взяло на себя ряд обязательств по обеспечению безъядерного статуса
Корейского полуострова. В том числе Северная Корея планировала
воздерживаться от испытания, производства, хранения и использова-
ния ядерного оружия, не разрешать транспортировку иностранного
ядерного оружия через свою территорию, воздушное пространство и
свои территориальные воды.
Представляется, что данные действия были направлены, в первую
очередь, на постепенное удаление американского ядерного оружия
с территории Корейского полуострова. В 1989 г. было выдвинуто сра-
зу две инициативы, направленные на достижение денуклеаризации.
4
  Mansourov A. North Korea’s Road to the Atomic Bomb // International Journal of
Korean Unification Studies. Vol. 13. № 1. 2004. P. 47–51.
5
  Ibid.

92
МИД КНДР предложил провести переговоры с участием КНДР, США
и Южной Кореи о выводе американского ядерного оружия с южной ча-
сти полуострова. Также была высказана мысль о необходимости пере-
говоров между Севером и Югом для выработки декларации о превра-
щении полуострова в безъядерную мирную зону.
Структурные изменения в системе международных отношений,
произошедшие в 1991–1992 гг., оказали значительное влияние на раз-
витие ситуации вокруг вопроса о ядерной программе Северной Кореи
и перспективе безъядерного статуса полуострова. Возможность нор-
мализации отношений КНДР и Японии и, как следствие, получение
значительной экономической помощи и репараций напрямую зависе-
ли от подписания Пхеньяном соглашения о гарантиях и допущения
в страну инспекторов МАГАТЭ. Позиция СССР и Китая по вопросу
о ядерном контроле во многом совпадала с позицией США, а установ-
ление дип-отношений между Москвой и Сеулом в 1991 г., открытие
совместных внешнеторговых представительств в Сеуле и Пекине (что
фактически означало установление дипломатических отношений) мог-
ло способствовать общей разрядке напряженности в регионе. Первая
война в Персидском заливе привела к тому, что США перестали рас-
сматривать ядерное оружие как основное средство сдерживания. Это
способствовало изменению позиций Соединенных Штатов в отноше-
нии своего ядерного оружия в Южной Корее. В мае 1991 г. представи-
тели США впервые дали понять, что Вашингтон собирается вывести
ядерное оружие с территории Корейского полуострова.
Эти структурные изменения, а также новая позиция США оказали
значительное влияние на политику Северной Кореи по вопросу о под-
писании соглашения о гарантиях с МАГАТЭ. Если в середине 1991 г.
Северная Корея настаивала на том, что такое соглашение может быть
подписано только после полного вывода американского ядерного ору-
жия с юга полуострова, то в ноябре 1991 г. представители КНДР были
готовы подписать соглашение уже в начале процесса вывода. Вывод
начался через три дня после данного заявления, и уже 11 декабря
1991 г. было заявлено, что все американское оружие выведено из Юж-
ной Кореи.
Изменение общей структуры отношений в регионе и, как следствие,
возможность взаимных уступок привели к появлению переговорного
пространства между сторонами, в результате чего в конце 1991 г. были

93
подписаны, а в начале 1992 г. вступили в действие два важных доку-
мента: Соглашение о примирении, ненападении, обмене и сотрудниче-
стве между РК и КНДР и Совместная декларация о безъядерном ста-
тусе Корейского полуострова. В декларации о безъядерном статусе
стороны обязались не испытывать, не производить, не приобретать, не
хранить, не размещать и не использовать ядерное оружие. Также было
заявлено, что ядерная энергия будет использоваться только в мирных
целях. Отдельный параграф касался отказа от владения объектами по
переработке ядерного топлива и по обогащению урана. Для гарантии
соглашения стороны согласились на проведение взаимных инспек-
ций6.
Подписание данных соглашений способствовало дальнейшему раз-
витию сотрудничества между США, РК и КНДР по ядерной пробле-
ме. В январе 1992 г. в Нью-Йорке на беспрецедентно высоком уровне
прошли переговоры между представителями США и КНДР, в резуль-
тате чего 30 января 1992 г. заместитель министра по атомной энергии
Северной Кореи Хон Кунбо подписал соглашение о гарантиях с гене-
ральным директором МАГАТЭ Х. Бликсом. Уже в апреле 1992 г. согла-
шение было ратифицировано Верховным народным собранием КНДР,
и с июня МАГАТЭ приступило к инспекциям северокорейских ядер-
ных объектов. Однако многие американские аналитики полагали, что
инспекции МАГАТЭ едва ли смогут остановить развитие северокорей-
ской ядерной программы, так как вряд ли агентство получит доступ ко
всем ядерным объектам на территории КНДР.
Представители МАГАТЭ провели в 1992 г. шесть инспекций ядер-
ных объектов КНДР, в конце 1992 г. — лабораторные тесты плутония
и отработанного ядерного топлива. Анализы образца плутония пока-
зали, что он накапливался в течение нескольких лет и был выработан
из реакторного топлива, что дало основания заподозрить Северную
Корею в сокрытии некоторого количества плутония. На основании это-
го МАГАТЭ потребовало провести специальную инспекцию двух объ-
ектов по хранению отработанного ядерного топлива, которые не были
задекларированы, однако получило отказ, мотивированный тем, что
объекты никак не связаны с ядерной программой и носят военный
характер. Агентство заявило, что в данном случае решение вопроса
может быть перенесено в Совет Безопасности ООН, однако Северная
6
  Ланцова И.С. Ядерная программа Северной Кореи...

94
Корея продолжала уклоняться от инспекций, объясняя свою позицию
возобновлением американо-южнокорейской программы Team Spirit и
введением в связи с этим полувоенного положения в КНДР.
12 марта 1993 г., опираясь на 10-ю статью ДНЯО, согласно кото-
рой «каждый участник настоящего Договора в порядке осуществления
своего государственного суверенитета имеет право выйти из Договора,
если он решит, что связанные с содержанием настоящего Договора ис-
ключительные обстоятельства поставили под угрозу высшие интересы
его страны», КНДР заявила о своем выходе из Договора. Эта дата счи-
тается официальным началом первого ядерного кризиса на Корейском
полуострове. К исключительным обстоятельствам были отнесены сле-
дующие факты: возобновление военных учений Team Spirit; отсутствие
инспекций американских ядерных баз в Южной Корее и возможное со-
хранение ядерной угрозы со стороны США; требование МАГАТЭ о про-
верке двух военных объектов, что в условиях напряженной обстановки
на полуострове могло угрожать безопасности КНДР7.
Решение КНДР о выходе из ДНЯО вызвало резко негативную реак-
цию со стороны США, КНР, России, Японии и всего мирового сообще-
ства. В апреле 1993 г. Совет управляющих МАГАТЭ заявил, что Север-
ная Корея нарушила ДНЯО, и выразил намерение обратиться в Совет
Безопасности ООН с просьбой о применении санкций против Пхеньяна.
В апреле–мае 1993 г. в Совете Безопасности ООН обсуждался вопрос
об экономических санкциях против КНДР. Благодаря сдерживающему
фактору Пекина и Москвы 11 мая 1993 г. была вынесена умеренная
резолюция, в которой КНДР предлагалось пересмотреть свое решение
о выходе из ДНЯО, а генеральному директору МАГАТЭ продолжить
консультации с северокорейской стороной в целях урегулирования
проблемы. Решение об экономических санкциях было отложено8.
Уже в марте–апреле 1993 г. Северная Корея сделала ряд заявле-
ний, в которых предложила провести переговоры с США для урегули-
рования ситуации на основе принципов равенства и взаимной выгоды.
Инициатива Пхеньяна, а также невозможность провести решение об
экономических санкциях через СБ ООН в силу противодействия Китая

7
  Mansourov A. Op. cit. P. 53–55.
8
  Резолюция 825 (1993), принятая Советом Безопасности на его 3212-м заседа-
нии 11 мая 1993 года // URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/N93/274/38/
IMG/N9327438.pdf?OpenElement (17.02.2007).

95
и в некоторой степени России способствовали тому, что США перешли
к прямым переговорам с Северной Кореей.
Первый и второй раунд переговоров прошли летом 1993 г. Главным
итогом первого раунда стало подписание Совместной декларации,
в которой КНДР обязалась приостановить свой выход из ДНЯО. США,
в свою очередь, гарантировали Северной Корее, что не будут исполь-
зовать против нее ядерное оружие. Стороны обязались уважать суве-
ренитет друг друга и соблюдать принцип невмешательства во вну-
тренние дела. Второй раунд окончился принципиальным согласием
Соединенных Штатов поддержать строительство реакторов на легкой
воде в Северной Корее. В свою очередь, КНДР обязалась возобновить
консультации с МАГАТЭ9.
Инспекции МАГАТЭ, начавшиеся в марте 1994 г., привели к эска-
лации кризиса. В ходе проверок обнаружилось, что печати МАГАТЭ
на комплексе по переработке ядерного топлива, поставленные в про-
цессе предыдущей инспекции в 1993 г., были сломаны. Реакция Соеди-
ненных Штатов последовала незамедлительно: переговоры с Севером
были отменены, начались консультации с Южной Кореей об установ-
лении новой даты совместных военных учений Team Spirit, вновь ста-
ли подготавливаться предложения о введении экономических санкций
против КНДР.
Эти действия привели к тому, что в середине мая 1994 г. Северная
Корея в одностороннем порядке начала выгрузку топлива из своего
реактора в 5 МВт в Ёнбёне. Совет Безопасности ООН обратился с при-
зывом к Пхеньяну разрешить МАГАТЭ наблюдение за выгрузкой то-
плива из реактора, в противном случае Совет намеревался перейти
к рассмотрению возможности введения экономических санкций. Одно-
временно с этим США предприняли ряд шагов по усилению своего во-
енного присутствия на полуострове. К началу июня 1994 г. конфликт
из латентного мог превратиться в открытый. Однако позиция Китая
и Японии по данному вопросу, а также возможные катастрофические
последствия новой войны на полуострове заставили США пойти на
уступки.
Значительную роль в удержании США от активных действий (на-
пример, введения экономических санкций в одностороннем порядке),
9
  Peace Building on the Korean Peninsula and the World Order / Ed. by Yoon Bae
Kim, Yoon Jae Kim. Seoul, 2005.

96
а также в разрешении кризиса сыграла позиция КНР по данному во-
просу. Китай неоднократно давал понять, что воспользуется своим
правом вето в случае, если через Совет Безопасности ООН будет про-
водиться решение о введении экономических санкций против КНДР.
Также, в соответствии с Договором о дружбе, сотрудничестве и взаи-
мопомощи 1961 г., в случае, если КНДР станет жертвой агрессии со
стороны США и Южной Кореи, Китай должен был оказать ей военную
помощь. При введении односторонних санкций со стороны США, КНР
пообещала оказать продовольственную и энергетическую поддержку
Северной Корее.
Япония также заявила, что не будет поддерживать введение санк-
ций против КНДР. Во-первых, в 1993 г. пятидесятилетнее доминирова-
ние ЛДПЯ на японской политической сцене окончилось: в результате
выборов было сформировано коалиционное правительство, в которое
вошли и представители Социально-демократической партии. Эта
партия выступала против безоговорочного следования в русле полити-
ки США, в частности против санкций в отношении КНДР. Во-вторых,
введение санкций могло спровоцировать волнения среди значитель-
ной корейской диаспоры, проживающей в Японии. Таким образом,
экономический ресурс не мог быть использован для давления на Се-
верную Корею.
Применение силового ресурса представлялось еще более затрудни-
тельным. Военная операция США против ядерных объектов Северной
Кореи могла спровоцировать нападение КНДР на Южную Корею, что
привело бы к огромным разрушениям. По мнению американских во-
енных аналитиков, потери армии США в данном конфликте могли
значительно превысить потери, понесенные в Ираке. Немаловажным
был и тот факт, что американская разведка не обладала информацией
о точном размещении северокорейских ядерных объектов, что вносило
дополнительные трудности.
В свою очередь, Северная Корея также была готова к компромиссу.
Во-первых, несмотря на поддержку КНР и сдержанную позицию Япо-
нии в отношении санкций, в 1993–1994 гг. КНДР все больше начинает
ощущать себя в международной изоляции, связанной как с общим из-
менением структуры международных отношений, так и с негативным
отношением всего мирового сообщества к выходу Северной Кореи из
ДНЯО. Начиная с 1990 г. в КНДР наблюдается отрицательный эконо-

97
мический рост. Косвенным фактом, свидетельствовавшим о готовности
КНДР идти на определенные уступки, была внешняя политика Севера
в 1991–1993 гг. Компромиссы со стороны США всегда подкреплялись
компромиссами со стороны КНДР. Несомненно, Ким Ир Сен отдавал
себе отчет и в том, что в случае военных действий страна может быть
просто уничтожена.
К июню 1994 г. стало очевидно, что обе страны оказались в пато-
вой ситуации пата. США для разрешения сложившегося положения
использовали визит Дж. Картера в Северную Корею. Фактически быв-
ший президент США сыграл роль посредника в урегулировании дан-
ного кризиса. 16 июня 1994 г. Дж.  Картер провел переговоры с Ким
Ир Сеном. Было достигнуто принципиальное решение о заморозке
ядерной программы КНДР и контроле ее со стороны МАГАТЭ. В обмен
американская сторона должна была осуществить в Северной Корее
строительство реакторов на легкой воде, а также дать гарантии непри-
менения ядерного оружия против Северной Кореи. Третий раунд пере-
говоров был назначен на июль 1994 г., однако в связи со смертью Ким
Ир Сена он был прерван. И все же после четырех месяцев совещаний
21 октября 1994 г. в Женеве между США и КНДР было заключено Ра-
мочное соглашение10.
В соответствии с этим соглашением, Северная Корея приняла на
себя обязательства прекратить строительство атомного реактора, от-
казаться от работ по получению плутония, демонтировать объекты,
вызывающие наибольшие подозрения, допустить в страну инспекто-
ров МАГАТЭ и т. д. Фактически это означало свертывание ядерной
программы КНДР. Для решения энергетической проблемы Северной
Кореи создавался специальный международный консорциум — КЕДО
(KEDO, Korean Peninsula Energy Development Organization, Органи-
зация по энергетическому развитию Корейского полуострова), участ-
никами которого стали США, Япония, Южная Корея, а также некото-
рые европейские страны. В рамках КЕДО в КНДР к 2005 г. должны
были быть построены два реактора на легкой воде (light-water reactor,
LWR). На таких реакторах практически невозможно получить плуто-
ний оружейного качества. До момента ввода их в эксплуатацию США
10
  Agreed Framework of 21 October 1994 between the United States of America and
the Democratic People’s Republic of Korea // URL: http://www.iaea.org/Publications/
Documents/Infcircs/Others/infcirc457.pdf (17.02.2007).

98
обязались поставлять в Северную Корею 500 тыс. тонн мазута ежегод-
но в качестве компенсации за прекращение выработки электроэнергии
на северокорейских атомных реакторах11.
Вплоть до конца 1990-х гг. ситуация вокруг Корейского полуостро-
ва и вокруг северокорейской ядерной программы оставалась относи-
тельно стабильной. Связано это было как с политикой «солнечного
тепла», проводимой Югом, так и с политикой «мягкой посадки» (soft
landing, поддержка реформирования КНДР изнутри и ожидание ско-
рого коллапса режима после смерти Ким Ир Сена), осуществляемой
США. Следует также отметить, что экономические трудности, стихий-
ные бедствия (наводнения), голод, а также трехлетний траур в связи со
смертью Ким Ир Сена в какой-то степени обусловили умеренный ха-
рактер северокорейской политики. Новый кризис вокруг северокорей-
ской ядерной программы разразился в 2002 г., хотя истоки его можно
отнести к 2001 г.
В 2000 г. на смену демократической администрации Б. Клинтона
пришла республиканская администрация Дж. Буша-младшего Еще
в 1994 г. республиканцы, занимавшие большинство мест в Конгрессе,
выражали недовольство мягкой политикой администрации Б.  Клин-
тона в отношении КНДР. Рамочное соглашение, по их мнению, было
невыгодно для США и в то же время предоставляло относительную
свободу маневров КНДР.
Террористическая атака 11 сентября 2001 г. значительно изменила
приоритеты внешней политики США: уже в октябре 2001 г. началась
антитеррористическая кампания. Знаковыми стали решение США
о выходе из договора по ПРО (официально выход состоялся в июне
2002 г.) и начало развития программы Национальной системы проти-
воракетной обороны (NMD, National Missile Defense).
В январе 2002 г. в официальном выступлении Дж. Буш-младший
назвал Ирак, Иран и КНДР «осью зла», что еще в большей степени на-
калило обстановку. В официальных заявлениях Пхеньяна прозвучало
предупреждение, что в случае развертывания программы ПРО Север-
ная Корея также будет вынуждена усилить свою обороноспособность.
Экономическая стагнация, практически полное отсутствие военно-
технического сотрудничества с другими странами, многократное пре-
восходство Южной Кореи в обычных вооружениях — в этих условиях
11
  Ibid.

99
повышение обороноспособности страны могло быть достигнуто только
за счет размораживания ядерной программы.
Во время своего визита в Пхеньян осенью 2002 г. заместитель гос-
секретаря по восточно-азиатским и тихоокеанским делам Дж. Келли
сообщил, что Соединенные Штаты имеют информацию об осуществле-
нии Северной Кореей программы по обогащению урана для создания
ядерного оружия. В Пхеньяне признали наличие такой программы,
она была предназначена для получения высокообогащенного урана.
С декабря 2002 г. начался второй виток ядерного кризиса, и уже 10 ян-
варя 2003 г. Северная Корея объявила о своем выходе из ДНЯО.
Представляется, что этому могло способствовать три фактора. Пер-
вый — намерения США создать ПРО ТВД и внесение Северной Кореи
в «ось зла». Второй — укрепление позиции КНДР в СВА, связанное
с нормализацией отношений с Россией (взаимные визиты лидеров дух
стран в 2000–2001 гг.), а также с Японией (визит премьер-министра
Коидзуми в Пхеньян в сентябре 2002 г.). Третий фактор заключается
в том, что, по всей видимости, Пхеньян решил напомнить о себе. По ре-
зультатам первого ядерного кризиса было вполне очевидно, что США
имеют ограниченные возможности для давления на Северную Корею.
Если первоначально США настаивали на том, что диалог с КНДР
может состояться только после прекращения последней своей ядерной
программы, то уже в январе 2003 г. (во многом под влиянием Япо-
нии и Южной Кореи) они уже были готовы на переговоры без пред-
варительных условий. В свою очередь, Пхеньян выдвигал требование
о предоставления КНДР официальных гарантий безопасности со сто-
роны США в виде соглашения о ненападении. Однако подписание та-
кого соглашения представлялось затруднительным для американской
стороны: в дипломатической практике Вашингтона отсутствовал пре-
цедент заключения такого договора, да и Конгресс не одобрил бы его
подписание.
Самое значительное отличие второго ядерного кризиса от первого
заключалось в том, что он разворачивался в совершенно иной струк-
туре международных отношений. Если в 1993 г., в реалиях моноцен-
трической модели, главными участниками диалога были США (как
глобальный центр) и КНДР (как элемент региональной системы, пред-
ставляющий угрозу для глобального центра), то в 2003 г., в условиях
трансформации региональной подсистемы, с самого начала в перегово-

100
ры активно включились Китай и Южная Корея, а впоследствии к ним
присоединились Япония и Россия.
Шестисторонний формат переговоров по ядерной проблеме КНДР
осуществляется с августа 2003 г. Первые три раунда продемонстриро-
вали, что, во-первых, несмотря на шестисторонний формат, главными
действующими лицами остаются Пхеньян и Вашингтон; во-вторых,
переговорное пространство между сторонами отсутствует. Первая про-
блема была обусловлена тем, что КНДР запросила у своих партнеров
по диалогу масштабную экономическую помощь, фактически исполь-
зуя свою ядерную программу как предмет торга. Оказание такой по-
мощи американцы увязывали с предварительными условиями, глав-
ным из которых было свертывание и демонтаж всех ядерных программ
Северной Кореи. Данное требование было сформулировано как CVID
(Complete, Verifiable and Irreversible Dismantlement — полное, прове-
ряемое и необратимое свертывание)12. Пхеньян крайне резко реагиро-
вал на любые предварительные условия, а на малейшие упоминания
о CVID отвечал самыми жесткими заявлениями.
Весной и летом 2004 г. обстановка вокруг северокорейской ядерной
проблемы неоднократно обострялась. Так, в апреле Пхеньян сообщил
о доведении до завершающей стадии процесса переработки 8017 стерж-
ней, содержащих отработавшее ядерное топливо из реактора в Ёнбёне.
Это означало заявку КНДР на обладание значительным количеством
оружейного плутония. В июле–августе ситуация в очередной раз обо-
стрилась: МИД КНДР выступил с заявлением об отказе от участия
в заседании рабочей группы, ссылаясь на нежелание Вашингтона сле-
довать формуле «компенсации в ответ на замораживание», а также вы-
движение им новых, неприемлемых для КНДР требований.
По всей видимости, эти заявления Пхеньяна были обусловлены
начавшейся в США президентской избирательной кампанией. Севе-
рокорейское руководство заняло выжидательную позицию в надежде
на победу демократа Дж. Керри, с которым, как, возможно, полагал
Ким Чен Ир, договориться будет легче. Северокорейское информаци-
онное агентство ЦТАК выступило с заявлением, в котором были четко
определены три основные условия, на которых КНДР сможет пойти на
возобновление переговоров, — участие американцев в энергетических
компенсациях уже на первом этапе, изменение «враждебной политики»
12
  Ланцова И.С. Ядерная программа Северной Кореи...

101
США и внесение в повестку дня переговоров вопроса о ядерной
программе Южной Кореи13.
10 февраля 2005 г. МИД КНДР заявил, что Северная Корея обла-
дает ядерным оружием. Оно было названо всецело оборонительным и
характеризовалось как «сила ядерного сдерживания». КНДР покинула
шестисторонние переговоры. Летом 2005 г., лишь через год после тре-
тьего раунда, Пхеньян дал согласие на продолжение шестисторонних
переговоров.
Четвертый раунд прошел в августе–сентябре 2005 г., по его итогам
было принято заявление, фактически декларация о намерениях. В
нем была определена конечная цель переговоров — проверяемая дену-
клеаризация Корейского полуострова. Зафиксированы обязательства
сторон: для КНДР — это отказ от ядерного оружия и существующих
ядерных программ, возвращение в ДНЯО и гарантии МАГАТЭ; для
США — отсутствие намерения нападать на Северную Корею с приме-
нением ядерного или любого другого оружия. Важным итогом стало
то, что все стороны включая США признали право КНДР на мирное
использование атомной энергии14.
Несомненно, итоги четвертого раунда переговоров были наиболее
впечатляющими и позволяли надеяться, что в решении ядерной про-
блемы Корейского полуострова в скором времени может быть достиг-
нут значительный прогресс. Однако пятый раунд, начавшийся в ноя-
бре 2005 г., с самого начала был осложнен очередным выступлением
Дж. Буша, в котором американский президент назвал Ким Чен Ира
тираном. Американская сторона все чаще обвиняла КНДР в грубом
нарушении прав человека.
Наибольшей остроты трения между США и КНДР достигли в сен-
тябре 2005 г. в связи с наложением экономических санкций на Азиат-
ский Банк (Bank Delta Asia) в Макао, через который Северная Корея
осуществляла большую часть своих международных валютных опера-
ций. США заявили (и не без оснований), что Северная Корея через этот
банк отмывает деньги, полученные в ходе незаконной деятельности
13
  В августе 2004 г. появилась информация о том, что Южная Корея в прошлом
проводила опыты по получению высокообогащенного урана и плутония оружейного
качества. В 1982–1983 гг., а также в 2000–2001 гг. южнокорейским ученым удалось
получить 200 мг обогащенного урана.
14
  Жебин А. Переговоры по ядерной проблеме на Корейском полуострове: про-
межуточные итоги // Проблемы Дальнего Востока. 2006. № 1. С. 52–62.

102
(наркотрафик и фальшивомонетничество). Так как КНДР занимается
распространением фальшивой американской валюты, Соединенным
Штатам удалось наложить санкции в обход СБ ООН, поскольку соглас-
но внутреннему законодательству США, рестриктивные меры должны
применяться относительно любых организаций или государств, имею-
щих отношение к производству и обращению фальшивых долларов15.
Северокорейская сторона заявила о том, что таким образом США
пытаются оказать давление, и вышла из шестисторонних переговоров.
Американская сторона утверждала, что введение санкций никак не свя-
зано с попытками надавить на КНДР. Вплоть до сентября 2006 г. Китай,
Россия, Южная Корея и Япония прилагали значительные усилия для
возобновления диалога. США утверждали, что вопрос санкций должен
решаться вне контекста ядерной проблемы. КНДР, напротив, увязывала
снятие санкций с возобновлением шестисторонних переговоров. В марте
2006 г. северокорейская делегация посетила Вашингтон для обсужде-
ния данного вопроса, однако никаких принципиальных соглашений до-
стигнуто не было, стороны продолжали настаивать на своем16.
В июне 2006 г. произошло событие, которое не нашло отражения
в мировых новостях, но сыграло важную роль в последующих событиях,
всколыхнувших всю мировую общественность. Было принято решение
о прекращении работы консорциума КЕДО, который, согласно Рамоч-
ному соглашению 1994 г., должен был осуществить в Северной Корее
строительство двух реакторов на легкой воде. Строительство предпо-
лагалось завершить к 2005 г., однако деятельность консорциума была
малоэффективной, она подвергалась критике, как со стороны КНДР,
так и со стороны США, Японии и Южной Кореи (основных спонсоров
этой организации).
Решение о роспуске КЕДО фактически означало, что строительство
атомных реакторов на легкой воде так и не будет завершено. Еще в кон-
це 1990-х гг. северокорейское руководство заявляло, что если США не
будут соблюдать условия Рамочного соглашения, то Северная Корея
также не намерена его придерживаться.
Весной и летом 2006 г. все внимание было приковано к событиям,
разворачивающимся на Ближнем Востоке. Корейская проблема на
15
  Ланцова И.С. Ядерная программа Северной Кореи…
16
  Jin Dae-Woong. U.S. Urges to Honor Moratorium // The Korea Herald. March 10,
2006.

103
некоторое время отошла на второй план. США проявляли твердость
в отношении санкций против КНДР. Как это уже случалось прежде,
Северная Корея решилась на демонстративные шаги — 4 июля были
произведены испытания семи баллистических ракет. В конце сентября
прошли сообщения о подготовке Северной Кореи к испытанию ядерно-
го заряда, 9 октября это испытание состоялось. По различным данным,
мощность взрыва составила от 5–15 КТ до 0,5 КТ17.
Чем был обусловлен такой шаг северокорейского режима? Эконо-
мические санкции и закрытие банка в Макао фактически парализо-
вали всю финансовую деятельность страны, малочисленные иностран-
ные инвесторы (привлеченные экономическими «реформами» 2002 г.)
терпели убытки, что снижало и без того низкие экономические показа-
тели. Прекращение деятельности КЕДО означало, что строительство
электростанций закончено не будет, и реакторы на легкой воде в страну
не поставят. Такими образом, энергетический кризис разрешить также
не удастся. Администрация Дж. Буша твердо стояла на своем и жестко
разграничивала вопрос снятия санкций и вопрос о свертывании севе-
рокорейской ракетно-ядерной программы, не намереваясь обсуждать
их в одном контексте. Только события лета–осени 2006 г., когда в июле
в КНДР был осуществлен запуск баллистических ракет, а в сентябре
проводилась подготовка к ядерным испытаниям, привели к тому, что
в сентябре 2006 г. США предложили обсудить вопрос снятия санкций
в контексте возвращения КНДР к шестисторонним переговорам.
Но, судя по всему, КНДР уже решилась на крайние меры. Если
в ходе первого и второго кризисов поступала лишь информация об ак-
тивизации развития ядерной программы, то на этот раз были прове-
дены ядерные испытания. При этом российские и китайские эксперты
сразу же подтвердили, что в КНДР действительно были произведены
ядерные испытания, а американские и японские — первоначально от-
неслись к этому событию с большим недоверием.
Такая различная оценка проведенных испытаний наводит на це-
лый ряд размышлений. Как уже было отмечено, именно США в кон-
це 1980-х гг. первыми заговорили о северокорейской ядерной угрозе.
Напряжение вокруг развития ракетно-ядерной программы КНДР по-
стоянно нагнеталось в течение последних двадцати лет. Именно это
позволило США сохранить значительный военный контингент как
17
  Ланцова И.С. Ядерная программа Северной Кореи...

104
во всей Восточной Азии, так и на Корейском полуострове в частности.
Первый ядерный кризис, проходивший в условиях моноцентрической
структуры миропорядка, мог быть разрешен практически при едино-
личном участии США. Второй ядерный кризис начался в условиях
трансформации системы международных отношений в регионе СВА,
что обусловило шестисторонний формат переговоров по северокорей-
ской ядерной программе. Реакция США на события 2006 г., сомнения
в достоверности ядерных испытаний свидетельствовали о том, что
вооруженного конфликта в регионе СВА Соединенные Штаты всеми
силами хотели избежать.
14 октября 2006 г. СБ ООН принял резолюцию относительно ядер-
ных испытаний, проведенных Северной Кореей. В этой резолюции
в частности был наложен запрет на поставки, продажу или передачу
КНДР любой военной техники и вооружений, а также материалов и
технологий, которые могут быть использованы в ядерных исследовани-
ях. В свою очередь, Китай, крайне не заинтересованный в обострении
обстановки на полуострове, приостановил поставки нефти в КНДР.
Экономическое давление КНР оказалось решающим, ведь в настоящее
время 90% всех энергоресурсов Северная Корея импортирует из Китая.
В конце октября было объявлено, что КНДР согласилась вернуться за
стол переговоров, в ходе которых, помимо ядерной проблемы, будет об-
суждаться вопрос о снятии экономических санкций, наложенных США
на КНДР осенью 2005 г. Таким образом, третья попытка ядерного шан-
тажа оказалась вполне успешной18.
В феврале 2007 г. состоялся третий этап пятого раунда шестисто-
ронних переговоров. Северокорейская сторона обязалась в течение
60 дней закрыть ядерные объекты в Ёнбёне и допустить инспекторов
МАГАТЭ. В обмен в качестве энергетической помощи должно было
быть поставлено 50 тыс. тонн мазута. Еще 950 тыс. тонн могло быть
получено после реализации дальнейших шагов, связанных с постепен-
ным демонтированием ядерных объектов.
Шестой раунд переговоров, состоявшийся в марте 2007 г., окончил-
ся безрезультатно, так как из-за технических трудностей обещанный
перевод северокорейских активов в размере 25 млн долл. из Bank Delta
Asia не состоялся. Ситуация нормализовалась в июне, когда северо-
18
  Lee Joo-Нee. Bush Urges Early Start of Nuke Talks // The Korea Herald. Novem-
ber 3, 2006.

105
корейская сторона сообщила о том, что вся сумма принадлежащих ей
средств переведена на счета за пределами Макао.
Уже в конце июня 2007 г. рабочая делегация МАГАТЭ прибыла
в КНДР. По итогам осмотра ядерного комплекса в Ёнбёне было
заявлено, что исследовательский ядерный реактор продолжает
функционировать, вопрос о его закрытии должен решаться в формате
шестисторонних переговоров. В июле–августе 2007 г. основное ядерное
оборудование было закрыто и опечатано, были установлены камеры
наблюдения. В начале сентября 2007 г. состоялась встреча глав деле-
гаций США и КНДР на шестисторонних переговорах. После событий
2006 г. в Соединенных Штатах возобладал подход, основанный на
приоритете нераспространения. Суть его заключается в том, что ядер-
ный потенциал КНДР способствует разрушению режима нераспро-
странения. Соответственно, ради решения глобальной задачи по де-
нуклеаризации Корейского полуострова возможно идти на определен-
ные компромиссы в отношениях с Северной Кореей. Администрация
Дж. Буша-младшего начала применять тактику «торга»: постепенное
сворачивание северокорейской ядерной программы в обмен на эконо-
мическую помощь и гарантии безопасности. Смягчение американской
позиции позволило достичь предварительных договоренностей о воз-
можности нормализации отношений двух стран.
В ходе второго этапа шестого раунда шестисторонних переговоров
были достигнуты договоренности, согласно которым КНДР обязалась
до 31 декабря 2007 г. вывести из строя ядерные объекты в Ёнбёне:
ядерный реактор мощностью 5 МВт, радиохимическую лабораторию и
завод по переработке ядерного топлива. США, в свою очередь, согласи-
лись вывести КНДР из списка стран-спонсоров терроризма, куда стра-
на была занесена после теракта 1988 г. Уже в ноябре 2007 г. американ-
ские эксперты подтвердили, что северокорейская сторона приступила
к выводу из строя указанных ядерных объектов19.
Казалось, что к концу 2007 г. ситуация вокруг северокорейской
ядерной программы начинает стабилизироваться. Однако именно
в этот период были заложены основы нового этапа эскалации кризи-
са на Корейском полуострове. В конце 2007 г. к власти на Юге при-
шел представитель консервативного крыла южнокорейских политиков
19
  Жебин А., Ким Ен Ун. Перемены на Корейском полуострове: вызовы и воз-
можности // Проблемы Дальнего Востока. 2008. № 2. С. 83–100.

106
Ли Мёнбак. Как уже было указано в первой части монографии, его
прагматический внешнеполитический курс предполагал укрепление
всестороннего альянса с США. Одновременно суровой критике под-
верглась политика предыдущих двух администраций по отношению
к Северной Корее, она была охарактеризована как иррациональная и
угодническая. Новый жесткий курс по отношению к Пхеньяну, особен-
но в первое время пребывания Ли Мёнбака у власти, привел к росту
напряженности между двумя корейскими государствами.
Не только смена власти на Юге стала причиной осложнения си-
туации на Корейском полуострове. Опыт 2005–2007 гг. наглядно про-
демонстрировал, что вести диалог и достигать компромиссов возможно
лишь с позиций силы. Введение односторонних экономических санк-
ций со стороны США, отказ увязывать их с возвращением КНДР за
стол переговоров, дальнейшее отступление от этой позиции после пер-
вых ядерных испытаний — такая модель действий оказала негатив-
ное влияние на формирование внешнеполитической линии Северной
Кореи в будущем.
Весной–летом 2008 г. между КНДР и США велись переговоры
о «полной и точной декларации ядерной деятельности» КНДР. В мае
часть документации была предоставлена США, в июне Северная Ко-
рея передала ядерную декларацию Китаю, так как именно он был при-
нимающей стороной очередного этапа шестисторонних переговоров. На
следующий день после предоставления этого документа в Ёнбёне была
взорвана башня охлаждения основного ядерного реактора. Дж. Буш-
младший подтвердил, что в течение 45 суток КНДР будет исключена
из списка стран-спонсоров терроризма, однако сделано это было лишь
в середине октября 2008 г.20
В июле 2008 г. в Пекине прошла встреча глав делегаций на шести-
сторонних переговорах. В рамках Пекинских соглашений наконец-то
был достигнут компромисс относительно механизма верификации де-
нуклеаризации Корейского полуострова. Он включал в себя посещение
объектов, изучение документов, консультации с техническим персона-
лом и должен был осуществляться специалистами из шести стран-участ-
ниц переговоров. Северокорейская сторона взяла на себя обязательства
20
  Толорая Г. Очередной цикл корейского кризиса (2008–2010). Российские ин-
тересы и перспективы выхода из корейского тупика // Проблемы Дальнего Востока.
2010. № 5. С. 3–19.

107
по демонтажу ядерных объектов в Ёнбёне к ноябрю 2008 г., остальные
участники переговоров должны были осуществить поставки 1 млн тонн
топлива для решения энергетической проблемы КНДР21.
Достигнутые компромиссы не привели к дальнейшему улучшению
ситуации. Выпады Сеула против Пхеньяна, связанные с ядерной про-
блематикой, серьезно осложнили отношения двух стран. Жесткие тре-
бования США по процедуре верификации, включающие в себя доступ
к любым объектам и документам, также был негативно восприняты в
КНДР. Скорая смена власти в США также не способствовала диало-
гу: достижение договоренностей с уходящей администрацией едва ли
было политически целесообразно.
На этом фоне уже в конце лета 2008 г. в Пхеньяне начали терять
интерес к дальнейшему процессу денуклеаризации. В конце октября
2007 г. в газете «Нодон синмун» было указано, что «укрепление военно-
го сдерживания в интересах самообороны, что бы ни говорили другие…
в условиях ракетно-ядерной угрозы США» крайне необходимо22.
В декабре 2008 г., в ходе очередного этапа шестисторонних перегово-
ров, стало очевидно, что достичь нового компромисса по проблематике
верификации сворачивания северокорейской ядерной программы едва
ли удастся. США настаивали на том, что процесс верификации должен
включать в себя взятие проб на ядерных объектах в Ёнбёне. КНДР от-
казывалась от этих требований, ссылаясь на то, что подобного пункта
в предыдущих договоренностях не было. Очевидно, что время компро-
миссов для Пхеньяна закончилось. На Корейском полуострове начался
новый виток кризиса, продолжающийся до настоящего времени.
В январе 2009 г. новый президент США Б. Обама заявил, что к та-
ким государствам, как Иран, Пакистан и Северная Корея будет при-
меняться политика «кнута и пряника». В заявлении Белого дома гово-
рилось о том, что администрация США намерена применять «жесткие
дипломатические методы, сочетающие стимулы и меры давления, что-
бы предотвратить появление ядерного оружия у Ирана и окончатель-
но решить ядерную проблему Северной Кореи»23. Мировая обществен-
21
  The Six-Party Talks at a Glance // URL: http://www.armscontrol.org/factsheets/
6partytalks (05.06.2013).
22
  Толорая Г. Указ. соч.
23
  Wall Street Journal: Администрация Обамы будет применять к СК политику
«кнута и пряника» // KBS WORLD. 05.04.2009 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/
news/news_today.htm?lang=r&today=20090129 (08.04.2012).

108
ность восприняла данную декларацию как основу для возможного ско-
рейшего урегулирования ситуации вокруг северокорейской ядерной
программы.
Однако далее ситуация начала развиваться по незапланированно-
му сценарию. В марте 2009 г. руководство КНДР уведомило Между-
народную организацию гражданской авиации и Международную мор-
скую организацию о том, что с 4 по 8 апреля 2009 г. будет осуществлен
запуск экспериментального спутника связи. И действительно, 5 апре-
ля 2009 г. был произведен запуск ракеты-носителя со спутником. Реак-
ция последовала незамедлительно: СБ ООН провел экстренную кон-
сультацию по вопросу запуска ракеты, а Б. Обама сделал официальное
заявление, в котором объявил запуск ракеты-носителя со спутником
провокацией со стороны КНДР24.
Запуск спутника и заявление председателя СБ ООН привели
к новому витку кризиса вокруг северокорейской ядерной программы
и вновь осложнили отношения США и КНДР. В соответствии с требо-
ваниями Пхеньяна, инспекторы МАГАТЭ покинули Северную Корею
в середине апреля, при этом были демонтированы камеры наблюде-
ния и сняты пломбы с ранее остановленных объектов. Такие действия
КНДР были охарактеризованы американской администрацией как
«серьезный шаг в неверном направлении»25.
В конце апреля комитет СБ ООН по санкциям ввел запрет на со-
трудничество с тремя северокорейскими компаниями. Сделано это
было под сильным давлением со стороны США и Японии, таким обра-
зом, эскалация кризиса продолжалась. КНДР объявила о возможном
проведении ядерных испытаний. Это заявление привело к рассмотре-
нию в Конгрессе США законопроекта о запрещении технологической
помощи в обогащении урана Ирану, Сирии и КНДР, а также о запрете
на передачу ими ядерных технологий третьим странам. 15 мая 2009 г.
американский министр обороны Роберт Гейтс заявил о размещении
тридцати дополнительных ракетных установок наземного базирова-
ния для перехвата северокорейских ракет. Высшей точкой этого витка
24
  Барак Обама: Запуск северокорейской ракеты является провокацией // KBS
WORLD. 05.04.2009 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.htm?
lang=r&today=20090405 (08.04.2012).
25
  Хиллари Клинтон: СК совершает шаги, в которых нет необходимости // KBS
WORLD. 15.04.2009 // URL: // http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.htm?
lang=r&today=20090415(08.04.2012).

109
кризиса стало проведение 25 мая повторного подземного ядерного ис-
пытания, а также несколько запусков ракет малой дальности.
12 июня 2009 г. СБ ООН принял резолюцию 1874 , в которой было
осуждено ядерное испытание, проведенное КНДР 25 мая 2009 г. КНДР
было запрещено проведение любых испытаний, предусматривающих
использование технологии баллистических ракет и ядерных взрывов.
Против Северной Кореи были введены новые санкции, включающие
в себя досмотр ее морских судов, а также ужесточены принятые ранее.
Введенные санкции могли быть пересмотрены только в случае воз-
вращения Пхеньяна к шестисторонним переговорам26. В ответ северо-
корейские власти заявили о возобновлении работ по обогащению ура-
на и созданию ядерного оружия на основе ранее наработанного плуто-
ния.
Участники шестисторонних переговоров, прежде всего Россия и
Китай, на протяжении всего 2009 г. активно пытались вернуть КНДР
за стол переговоров. Подобные призывы звучали и со стороны Респу-
блики Корея и США, однако некоторые их действия лишь усугубля-
ли ситуацию. Так, Соединенные Штаты продлили те американские
санкции против Северной Кореи, которые не были отменены при
Дж. Буше-младшем. В июле 2009 г. Х. Клинтон сравнила Северную
Корею с капризным подростком, в ответ представители внешнеполи-
тического ведомства КНДР назвали госсекретаря США «школьницей»,
а также поставили под сомнение ее компетентность и соответствие за-
нимаемой должности27.
Ситуация осложнялась еще и тем, что представители Северной Ко-
реи неоднократно заявляли, что формат шестисторонних переговоров
себя исчерпал. Периодически появлялись сведения о том, что КНДР
готова сесть за стол переговоров, однако их формат должен изменить-
ся. Приоритет отдавался двусторонним переговорам с Соединенными
Штатами. Однако администрация Б. Обамы в сложившихся условиях
идти на такой шаг не собиралась. Двусторонние контакты между США
и КНДР жестко увязывались с возобновлением шестисторонних пере-
говоров.
26
  Резолюция 1874 (2009), принятая Советом Безопасности ООН на его 6141-м
заседании 12 июня 2009 года // URL: http://www.un.org/russian/documen/scresol/
res2009/res1874.htm (08.04.2012).
27
  Противостояние США и СК обостряется // KBS WORLD. 24.07.2009 // URL: http://
world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.htm?lang=r&today=20090724 (08.04.2012).

110
В целом именно в 2009 г. в Белом доме складывается подход по
отношению к КНДР, основанный на политике «Стратегического тер-
пения». В ее основе лежат три принципа: 1) отказ от возвращения
к шестисторонним переговорам до тех пор, пока КНДР не предпримет
шаги по свертыванию своей ядерной программы; 2) постепенное изме-
нение стратегической значимости КНДР для Китая; 3) использование
агрессии со стороны Северной Кореи для ужесточения санкций против
нее.
Осенью 2009 г. ситуация начала постепенно нормализоваться. Во-
первых, власти Северной Кореи освободили двух американских жур-
налисток, которые ранее были приговорены к двенадцати годам за-
ключения в северокорейской тюрьме.
Данный шаг был воспринят как акт доброй воли со стороны КНДР.
Во-вторых, в сентябре–октябре (по линии Красного Креста) состоялись
встречи разделенных семей РК и КНДР. Значиельную роль сыграли
переговоры представителей китайской и северокорейской политиче-
ских элит, а также визит в Северную Корею бывшего президента США
Б. Клинтона. В результате активных совещаний между всеми участ-
никами шестисторонних переговоров в декабре 2009 г. специальный
представитель американского правительства по северокорейским во-
просам Стивен Босворт с официальным визитом посетил Пхеньян. На
короткий промежуток времени ситуация стабилизировалась: в начале
2010 г. было объявлено о том, что шестисторонние переговоры возоб-
новятся.
Трагедия, произошедшая в марте 2010 г. в Желтом море, свела все
дипломатические усилия на нет. В районе Северной разграничитель-
ной линии в результате взрыва затонул южнокорейский корвет «Чхо-
нан». Согласно результатам официального расследования, причиной
гибели корабля стала торпеда, произведенная в КНДР и выпущенная
с северокорейской подводной лодки. КНДР категорически отрицала
свою причастность к инциденту.
Данное событие было использовано для осуществления массиро-
ванного прессинга на Северную Корею: были приостановлены все кон-
такты между КНДР и РК, против Севера были введены новые санк-
ции. В качестве ответа на инцидент армии Соединенных Штатов и Ре-
спублики Корея летом–осенью 2010 г. провели серию военных учений
в воздухе и на воде. Официально было заявлено, что эти совместные

111
учения должны стать посланием для Северной Кореи о недопустимо-
сти агрессивных атак в будущем28.
Проведение маневров ВМС Южной Кореи в Желтом море недалеко
от Северной разграничительной линии осенью 2010 г. стало поводом
для очередных агрессивных действий со стороны КНДР. Северокорей-
ская сторона официально предупредила Сеул, что в случае начала уче-
ний реакция последует незамедлительно. И действительно, 23 ноября
артиллерия КНДР произвела несколько десятков выстрелов, при этом
часть снарядов попали на южнокорейский остров Ёнпхёндо.
Данный инцидент обсуждался как между участниками шестисто-
ронних переговоров, так и в СБ ООН. Если США, РК и Япония вы-
ступали за жесткие меры по отношению к Северу в соответствии с кон-
цепцией «Стратегического терпения», то Китай лишь выражал обеспо-
коенность эскалацией конфликта на Корейском полуострове. В конце
ноября–начале декабря 2010 г. КНДР и КНР обменялись визитами на
высоком уровне (по всей видимости, за закрытыми дверями обсужда-
лась текущая ситуация). Во многом из-за позиции Китая, в меньшей
степени — России, СБ ООН так и не принял никаких заявлений по по-
воду ситуации вокруг Корейского полуострова. В этот же период США,
Япония и РК призывали Китай надавить на КНДР и вернуть ее за стол
шестисторонних переговоров.
Тогда же, в ноябре 2010 г., произошло еще одно знаменательное
событие. Американский ученый З. Хеккер был допущен на новый се-
верокорейский завод по обогащению урана. Известно, что на заводе
уже действуют около 2 тыс. центрифуг для обогащения урана, кото-
рые способны производить 8 тонн обогащенного урана и не менее 40 кг
высокообогащенного урана в год. По словам американского физика-
ядерщика, он был «шокирован» как масштабом, так и высоким техно-
логическим уровнем нового ядерного объекта29. Главный вопрос, кото-
рый возник после этой демонстрации: как в условиях международных
санкций КНДР удалось создать завод такого уровня?

28
  Garamone J. U.S.-Korean Defense Leaders Announce Exercise Invincible Spirit //
US Department of Defense. 20.07.2010 // URL: http://www.defense.gov/news/news-
article.aspx?id=60074(08.04.2012).
29
  Зигфрид Хекер: СК имеет около двух тысяч центрифуг для обогащения ура-
на // KBS WORLD. 22.11.2010 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.
htm?lang=r&today=20101122 (15.05.2012))

112
В конце 2010 г. Госдепартамент США выдвинул пять главных тре-
бований к Северной Корее. Выполнение их должно было создать усло-
вия для возобновления шестистороннего переговорного процесса. Суть
требований заключалась в следующем: прекратить провокационные
действия, снять напряженность на Корейском полуострове, пересмо-
треть межкорейские отношения, выполнять условия Совместноого за-
явления от 19 сентября 2005 г. о денуклеаризации полуострова и резо-
люции СБ ООН о соблюдении установленных международных правил.
Одновременно с выдвижением данных требований США поддержали
проведение артиллерийских учений на острове Ёнпхёндо. Север от-
верг данные предложения. Тем не менее 2011 год подарил определен-
ную надежду на изменение ситуации. Северная Корея предложила
провести рабочие переговоры с Югом. В свою очередь, помощник гос-
секретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Курт Кэмп-
белл заявил, что восстановление межкорейского диалога — это путь
к шестисторонним переговорам. Благодаря дипломатическим усили-
ям участников шестисторонних переговоров, прежде всего КНР, появи-
лась возможность вернуть КНДР за стол переговоров.
Премьер Административного совета КНДР Чхве Ёнрим в ходе
встречи с заместителем премьера Госсовета Китая Ли Кэцяном объя-
вил, что Пхеньян готов к выполнению пунктов совместного заявления
участников шестисторонних переговоров от 19 сентября 2005 г. и лик-
видации ядерного оружия на Корейском полуострове30.
В декабре 2011 г. в результате переговоров в Пекине представители
США и КНДР договорились о том, что Северная Корея остановит про-
грамму обогащения урана в военных целях в обмен на поставки аме-
риканского продовольствия. Также на этой встрече обсуждалась воз-
можность прекращения Пхеньяном испытаний баллистических ракет,
возобновления диалога с Сеулом и сотрудничества с МАГАТЭ31. Одна-
ко через несколько дней, 19 декабря, стало известно о смерти североко-
рейского лидера Ким Чен Ира. Новость облетела мир в понедельник,
однако печальное событие произошло еще в субботу. Мировое сообще-
ство готовилось к худшему: в Южной Корее войска были приведены
30
  KBS World 5.10.2011 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.
htm?lang=r&today=20111025 (08.04.2012).
31
  СК согласилась остановить обогащение урана в обмен на американскую про-
довольственную помощь // KBS WORLD. 19.12.2011 // URL: http://world.kbs.co.kr/
russian/news/news_today.htm?lang=r&today=20111219 (08.04.2012).

113
в повышенную боевую готовность, произошло снижение котировок на
азиатских биржах, многочисленные СМИ пророчили скорый коллапс
северокорейского режима.
Однако такие прогнозы не оправдались, и вряд ли уже оправда-
ются. Дело в том, что в условиях, когда Северная Корея является
«осажденной крепостью» в империалистическом мире, внутренняя
консолидация и политическая мобилизация — одно из важнейших
условий сохранения режима. Еще при жизни Ким Чен Ира был на-
значен преемник — его третий сын Ким Чен Ын. Конечно, он еще не
успел в достаточной мере укрепить свои позиции в правящей элите,
однако легитимность его правления, основанную, прежде всего, на
традиционности, оспорить сложно. Предполагалось, что значительную
роль в принятии важных внутри- и внешнеполитических решений бу-
дет играть группа «старших товарищей», в которую входят в том числе
Ким Генхи (тетя нового лидера) и Чон Сонтхэк (ее муж). С течением
времени Ким Чен Ын способен нарастить собственный политический
капитал, обзавестись, помимо традиционной, харизматической осно-
вой своей власти. Главная проблема заключается в том, что для этого
ему понадобятся радикальные действия, в том числе — новые витки
кризиса на Корейском полуострове и выгодное их урегулирование (вы-
годное, конечно же, для Северной Кореи).
Третий раунд переговоров между США и КНДР состоялся в Пекине
в конце февраля 2012 г., на нем были достигнуты следующие догово-
ренности. Во-первых, Соединенные Штаты согласились на поставки
240 тыс. тонн гуманитарной помощи в Северную Корею. Во-вторых,
КНДР обещала ввести мораторий на ядерные испытания и пуск ракет
дальнего радиуса действия, а также прекратить работы в эксперимен-
тальном ядерном центре в Ёнбёне, в том числе — по обогащению ура-
на. В ядерный центр будут допущены инспекторы МАГАТЭ, а также
предприняты усилия для возобновления шестисторонних переговоров.
Переговоры в Пекине давали надежду на то, что отношения КНДР и
США смогут выйти из тупика, открывали новые перспективы.
Однако уже в середине марта 2012 г. Северная Корея объявила
о предстоящем в апреле запуске спутника связи «Кванмёнсон-3», кото-
рый будет выведен на околоземную орбиту ракетой-носителем «Ынха-3».
В сообщении указывалось на мирный характер запуска, особо подчер-
кивалось, что он будет приурочен к столетнему юбилею Ким Ир Сена.

114
Официальный представитель Госдепартамента США Виктория Ну-
ланд заявила, что запуск подвергнет сомнению вероятность выполне-
ния достигнутых между Вашингтоном и Пхеньяном договоренностей.
Госсекретарь США Х. Клинтон сообщила, что резолюции СБ ООН 1718
и 1874 запрещают Северной Корее проведение пусков ракет с исполь-
зованием баллистических технологий. Официальный представитель
Пентагона Джон Кирби отметил, что запуск северокорейского спутника
создаст угрозу стабильности в Азиатско-Тихоокеанском регионе32.
Фактически в марте были нарушены все те обязательства, которые
Пхеньян взял на себя всего лишь в феврале. Запуск северокорейского
спутника в апреле закончился неудачей, после нескольких минут по-
лета ракета-носитель развалилась и упала в море. Тем не менее КНДР
таким образом нарушила ранее принятые резолюции СБ ООН. В при-
нятом в апреле заявлении Совет Безопасности призвал Северную Ко-
рею отказаться от проведения дальнейших запусков с использованием
баллистических технологий, а также от всех ядерных вооружений и
существующих ядерных программ в полной, проверяемой и необрати-
мой форме. Были расширены списки товаров, фирм и частных лиц, на
которые распространялись ранее принятые санкции.
В конце апреля – начале мая 2012 г. на новостных сайтах распро-
странилась информация о том, что Северная Корея возобновила дея-
тельность по созданию ядерного реактора в Ёнбёне. В этот же период
были высказаны предположения, что вскоре может быть проведено
третье ядерное испытание. В 2012 г. в основной закон страны были
внесены изменения, связанные с официальным вступлением во власть
нового лидера Ким Чен Ына. Тогда же в преамбуле появилось упо-
минание о том, что в условиях коллапса мировой системы социализма,
когда страна находится под давлением объединенных империалисти-
ческих сил, на основании принципов сонгун Ким Ир Сена, обладаю-
щая ядерным потенциалом родина продолжает строительство мощно-
го государства33. В данном контексте словосочетание 핵보유국 (хэк пою
гук) можно перевести как «государство, обладающее атомом» (при этом
не ясно, подразумевается военный или мирный аспект).
32
  Госдепартамент США: Запуск спутника может создать проблемы с доставкой
продовольственной помощи Пхеньяну // KBS WORLD. 17.03.2012 // URL: http://
world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.htm?lang=r&today=20120317 (08.04.2012).
33
  조선민주주의인민공화국사회주의헌법 [Конституция КНДР] // URL: http://www.
naenara.com.kp/ko/great/constitution.php?1 (05.06.2013)

115
Третье ядерное испытание, состоявшееся 12 февраля 2013 г., вы-
звало новый виток эскалации кризиса вокруг северокорейской ядерной
программы. 7 марта 2013 г. СБ ООН принял резолюцию 2094, ужесто-
чающую санкции по отношению к КНДР. В частности в ней содержится
запрет на государственную поддержку торговли с КНДР, если такая
торговля способствует развитию ядерной программы Пхеньяна. Все без
исключения северокорейские суда, проходящие через акваторию стран
ООН и предположительно перевозящие запрещенные материалы, долж-
ны быть досмотрены, а в случае отказа — не допущены в порт34. В ответ
МИД КНДР сделал официальное заявление о том, что международ-
ные санкции не могут остановить ядерную программу Северной Кореи.
В Белой книге министерства обороны РК, изданной в 2012 г. ука-
зывается, что в настоящее время Северная Корея предположительно
может иметь до 40 кг оружейного плутония, полученного путем пере-
работки топливных стержней35. По официальным сообщениям северо-
корейского информационного агентства ЦТАК, в феврале 2013 г. в ходе
третьих ядерных тестов было испытано ядерное устройство меньших
размеров, но с большей взрывной силой.
В связи с этой информацией особую обеспокоенность мирового со-
общества вызывает еще одно направление деятельности КНДР — раз-
витие ракетной программы, идущее параллельно с ядерной. В этой об-
ласти КНДР добилась серьезных успехов. Тревогу вызывает не только
возможность использования ракет для атаки на Южную Корею, Япо-
нию или США, но также и проблема торговли такого вида вооружения-
ми и технологиями.
Импульс к развитию ракетной программы КНДР был дан еще
в конце 1950-х гг. Опыт Корейской войны показал, что в случае нового
возможного конфликта предпочтительно будет использовать наступа-
тельные вооружения, преимущественно ракеты малой и средней даль-
ности для поражения целей вглубине южной части полуострова. Тех-
нологии производства ракет первоначально были получены у Москвы
и Пекина, причем далеко не всегда законным путем.
34
  Резолюция 2094 (2013), принятая Советом Безопасности на его 6932-м заседа-
нии 7 марта 2013 года // URL: http://daccess-dds-ny.un.org/doc/UNDOC/GEN/
N13/253/08/PDF/N1325308.pdf?OpenElement (05.06.2013)
35
  2012 국방백서 Defense White Paper (Белая книга обороны 2012) // URL: http://
www.mnd.go.kr/cms_file/info/mndpaper/2012/2012DefenseWhitePaper(whole)/PC1/
2012dwp.html (05.06.2013).

116
В 1960-е гг. Советский Союз начал поставлять в Северную Корею
неуправляемые тактические твердотопливные ракеты ближнего ра-
диуса действия с головными частями в обычном оснащении «Луна» и
«Луна-M». Их дальность не превышала 50–70 км, а вес головной части
составлял 400–420 кг. Такие ракеты могли быть использованы для об-
стрела Сеула, центр которого находится в 50 км от границы, но не для
обстрела всей территории юга полуострова. Уже в 1970-е гг. дальность
и низкая точность данных ракетных комплексов перестала устраивать
северокорейское руководство. Однако СССР опасался предоставлять
технологию стратегических наступательных вооружений стране, про-
являющей заметную агрессивность во внешнеполитической доктрине.
Тогда Пхеньян обратился к Пекину (тактика игры на противоречиях
двух государств успешно применялась КНДР на протяжении длитель-
ного времени).
В сентябре 1971 г. Китай и Северная Корея заключили Договор
о приобретении, развитии и производстве современных систем во-
оружения. В 1975 г. в ходе личных переговоров с Мао Цзэдуном Ким
Ир Сен получил согласие китайской стороны на поставку в КНДР так-
тических жидкотопливных ракет DF-61 (Dong Feng, Восточный ветер)
с дальностью действия 600 км, боеголовкой весом в 1000 кг. Но по-
скольку Китай не обладал технологией изготовления пусковых систем,
со второй половины 1970-х гг. северокорейские специалисты активно
включились в китайскую программу их создания. Однако изменения
в международной системе, сближение КНР и США привели к приоста-
новке данной программы. В этих условиях Северная Корея стала стро-
ить собственную ракетную систему.
В конце 1970-х гг. КНДР заключила договор с Египтом, направлен-
ный на военно-техническое сотрудничество в области ракетных тех-
нологий. Наиболее важным пунктом данного договора было соглаше-
ние о поставке в КНДР ракетных комплексов 9К72 с боекомплектом.
В 1979–1980 гг. у Египта было приобретено три оперативно-тактических
ракетных комплекса с несколькими ракетами типа Р-17 (Scud-B). Эта
одноступенчатая жидкотопливная ракета с неотделяемой головной ча-
стью имеет стартовую массу 5,9 т, длину 11,25 м, максимальный диа-
метр 0,88 м и дальность 300 км. Приобретением данной ракеты Пхе-
ньян одновременно решал две задачи: во-первых, дальность в 300 км
позволяла наносить удары практически по всей территории Южной

117
Кореи; во-вторых, это давало возможность наладить производство соб-
ственных баллистических ракет36.
Одновременно в начале 1980-х гг. в КНДР активно шло развитие
инфраструктуры, необходимой для поддержки баллистической ракет-
ной программы. Были построены и реконструированы такие объекты,
как военный исследовательский и производственный комплекс в ме-
стечке Саномдон (в 25 км к северу от Пхеньяна), пусковая установка
в местечке Мусуданри. В апреле и сентябре 1984 г. были проведены
первые испытание ракеты «Хвасон-5», которая являлась точной копи-
ей советской Р-17. Первоначально производилось около четырех–пяти
ракет в месяц, а с 1986 г. — восемь–десять. Увеличение производства
ракет было связано, прежде всего с тем, что Северная Корея начала их
экспортировать.
Еще в октябре 1983 г. Пхеньян посетили премьер-министр Ирана
Хусейн Мусави и министр обороны Ирана Мохаммед Салими. По всей
видимости, основной темой обсуждения с северокорейским руководством
стало развитие программы по производству ракет «Хвасон-5». Вероят-
но, иранские военные присутствовали и при испытании данных ракет
весной–осенью 1984 г. В 1987 г. страны заключили контракт о поставке
от 90 до 100 ракет «Хвасон-5» на сумму 500 млн долл. В 1989 г. было
заключено соглашение с ОАЭ о поставке 25 ракет «Хвасон-5» на сумму
160 млн долл.37 Таким образом, с конца 1980-х гг. ракетная программа
становится не только важным фактором в противостоянии с Югом, но и
одним из основных источников пополнения бюджета КНДР.
В 1988–1990-х гг. была произведена значительная модернизация и
создана новая ракета, получившая название «Хваcoн-6». За счет умень-
шения веса боевой части до 700 кг она имела дальность 500 км. Это
позволяло поражать цели на всей территории Южной Кореи, что отве-
чало потребностям северокорейских вооруженных сил. К концу 1999 г.
было произведено от 600 до 1000 ракет «Хвасон-5/6», от 300 до 500 из
них было экспортировано в такие страны, как Иран, Сирия, Вьетнам,
Ливия, Судан, 25 — использованы для тестов и учений, от 300 до 600 —
находятся на вооружении у северокорейской армии38.
36
  Bermudez J.S. Jr. A History of Ballistic Missile Development in the DPRK //
URL: http://cns.miis.edu/opapers/op2/op2.pdf (21.02.2013).
37
  김강녕. 한반도 평화안보론. 서울 [Ким Канъён. Мир и безопасность на Корейском
полуострове. Сеул], 2006. C. 180–183.
38
  Ibid.

118
С 1988 г. начинаются разработки ракеты, способной поражать
цели на Японских островах, прежде всего, американские военные
базы. Западные эксперты дали этим стратегическим баллистическим
ракетам общие названия «Нодон» и «Тэпходон», в соответствии с на-
званием местности, где впервые был осуществлен их запуск.
Ракета «Нодон-1» длиной в 16 м, общей массой 16 тонн при весе
боевой части в 1200 кг могла покрывать цели в радиусе 1350 км, при
весе боевой части в 1000 кг радиус ее охвата достигал 1500 км. Ис-
пытания ракеты в 1990 г. прошли неудачно, однако через три года за-
пуск прошел успешно, ракета стала производиться серийно. При ис-
пытаниях 1993 г. присутствовали представители Ирана и Пакистана
(эти страны, а также Ливия, Сирия и Египет впоследствии приобрели
данные ракеты). Согласно данным, которые приводят в своих работах
южнокорейский исследователь Ким Канъён39, а также американский
исследователь J. Bermudez40, «Нодон-1» послужила прототипом для
создания пакистанской ракеты «Гхаури» («Хатф-5»), а также иранской
ракеты «Шехаб-3». К 2000 г., по оценкам экспертов, КНДР произвела
от 75 до 150 ракет «Нодон-1», 25–50 из которых были проданы, пять
использованы для тестов, от 50 до 100 находятся на вооружении у се-
верокорейской армии41.
В середине 1990-х гг. началась работа над многоступенчатыми ра-
кетами. На основе технологий производства «Хвасон-5/6» и «Нодон-1»
были разработаны ракеты «Тэпходон-1» (боевая часть весом 700–1000
кг, дальность действия 1500–2500 км) и «Тэпходон-2» (боевая часть ве-
сом 700–1000 кг, дальность действия 6500–7000 км).
«Тэпходон-1» является ракетой средней дальности и представля-
ет комбинацию двух ракетных систем: в качестве первой ступени ис-
пользуется более мощная «Нодон-1», а в качестве второй — «Хваcoн-6».
В межконтинентальной баллистической ракете «Тэпходон-2» в каче-
стве первой ступени, по всей видимости, используется устройство, со-
стоящее из трех «Нодон-1», в качестве второй ступени также приме-
няется «Нодон-1». Первый запуск «Тэпходон-1» ожидался в октябре
1996 г., когда американские разведывательные средства обнаружили
соответствующую подготовительную деятельность. Тогда испытания
39
  Ibid.
40
  Bermudez J.S. Jr. A History of Ballistic Missile Development… (21.02.2013).
41
  김강녕. 한반도 평화안보론. 서울 [Ким Канъён. Мир и безопасность...].

119
не состоялись. Не исключено, что свою роль в этом сыграло дипломати-
ческое давление со стороны США и Японии.
Еще в конце 1993 г., в разгар первого ядерного кризиса, Ким Ир Сен
на съезде ЦК ТПК (Трудовой партии Кореи) заявил, что КНДР должна
запустить на орбиту собственный искусственный спутник. Этот запуск
должен был стать своеобразным ответом Сеулу (в сентябре 1993 г. Южная
Корея вывела на орбиту второй по счету спутник «Урибёль-2»). Северо-
корейская попытка была предпринята только в 1998 г. и наделала много
шума. 31 августа 1998 г. с полигона Мусуданри был осуществлен запуск
многоступенчатой ракеты «Пэктусан-1». Первая ступень ракеты упала в
Японском море, примерно посередине между Корейским полуостровом и
Японскими островами, вторая, перелетев Японию, упала в Тихом океа-
не. Сначала запуск интерпретировали как испытания «Тэпходон-1»,
это вызвало большое беспокойство со стороны Южной Кореи, США и,
прежде всего, Японии (Токио наглядно убедился, что вся террито-
рия страны находится в радиусе достижения северокорейских ракет).
На фоне поднявшегося международного скандала 4 сентября Цен-
тральное телевидение КНДР и информационное агентство ЦТАК со-
общили, что 31 августа КНДР запустила не баллистическую ракету,
а искусственный спутник Земли. Информационные службы КНДР
объявили, что ракета стартовала с полигона в районе деревни Мусу-
данри в 12 ч. 07 мин. 31 августа 87 года эры Чучхе42 и правильно выве-
ла спутник на орбиту в 12 ч. 11 мин. 53 сек., через 4 мин. 53 сек. после
старта. Согласно тексту сообщения, «ракета состоит из трех ступеней.
Первая ступень отделилась от ракеты через 95 секунд после старта
и упала в открытые воды Восточного моря Кореи (Японское море)
в 253 км от стартовой площадки. Вторая ступень отделилась от раке-
ты через 266 секунд, после чего упала в открытые воды Тихого океана
в 1646 км от стартовой площадки. Третья ступень вывела спутник на
орбиту через 27 секунд после отделения от второй ступени»43. Было
объявлено, что спутник обращается по эллиптической орбите с пара-
метрами: наименьшее расстояние от поверхности Земли 218,82 км;

42
  В Северной Корее летоисчисление ведется с 1912 г. — года рождения Ким Ир
Сена, бессмертного вождя и отца нации. 2013 г., согласно этому исчислению, явля-
ется 102-м годом эры Чучхе.
43
  Тарасенко М. Северная Корея рвется в космос // Новости космонавтики. 1998.
№ 19/20. С. 32–35.

120
наибольшее расстояние от поверхности Земли 6978,2 км; период об-
ращения — 165 мин. 06 сек44.
Это сообщение вызвало новый виток дискуссий в мировом сообще-
стве, главной темой обсуждения стали вопросы о том, действительно
ли был осуществлен запуск спутника и если да, вышел ли он на орби-
ту. 8 сентября Космическое командование США заявило, что не наблю-
дает никакого объекта, обращающегося вокруг Земли, который соот-
ветствовал бы орбитальным данным, предоставленным КНДР в своих
публичных заявлениях. 10 сентября газета «Известия» процитировала
пожелавшего остаться неизвестным одного из руководителей Ракет-
ных войск страегического назначения (РВСН) России, заявившего, что
«никакого северокорейского спутника в космическом пространстве над
планетой Земля нет»45. Таким образом, возник новый вопрос, не было
ли заявление о запуске спутника попыткой отвлечь внимание мировой
общественности от испытаний баллистической ракеты. Вопрос так и
не был разрешен окончательно. Тем не менее запуск 1998 г. нагляд-
но продемонстрировал, что северокорейская ракетная программа, не-
смотря на экономические трудности в стране, находится на довольно
высокой стадии развития.
Как уже было отмечено ранее, после подписания Рамочного согла-
шения и вплоть до 2001 г. США старались нормализовать отношения с
Северной Кореей путем взаимных компромиссов и оказания некоторой
помощи. В сентябре 1999 г. на переговорах в Берлине США и Северная
Корея смогли достичь компромисса по ракетной программе последней.
Пхеньян взял на себя обязательства воздерживаться от новых испыта-
ний баллистических ракет, в ответ Соединенные Штаты сняли часть
экономических санкций в отношении КНДР. В 2000 г. власти США за-
явили, что готовы рассмотреть возможность оказания Северной Корее
помощи в осуществлении космической программы при условии, что
Пхеньян прекратит разработку баллистических ракет дальнего радиу-
са действия.
В ходе своего визита в Москву в августе 2001 г. Ким Чен Ир заявил,
что КНДР будет сохранять мораторий на запуск баллистических ракет
до 2003 г. В Московской декларации в частности отмечается, что ракет-
ная программа КНДР носит мирный характер и не угрожает странам,
44
  Там же.
45
  Там же.
уважающим суверенитет Северной Кореи. Также было указано, что
советско-американский договор по ПРО 1972 г. является краеугольным
камнем стратегической стабильности и международной безопасности
как в регионе, так и в мире в целом46. Соблюдение моратория до 2003 г.
было подтверждено и в ходе визита в Пхеньян премьер-министра Япо-
нии Д. Коидзуми в сентябре 2002 г.
Однако в ноябре 2002 г., согласно данным американской разведки,
на полигоне в провинции Северная Хамгён, где испытываются двига-
тели многоступенчатой баллистической ракеты «Тэпходон-2», произо-
шел взрыв. Это дало основание полагать, что развитие северокорей-
ской ракетной программы продолжается и мораторий на запуск ракет
окончен. В начале марта 2003 г. Северная Корея заявила, что считает
правом суверенного государства производить и размещать у себя ра-
кетные вооружения в целях укрепления самообороны. Эти действия
были напрямую связаны с началом второго ядерного кризиса и жела-
нием Пхеньяна продемонстрировать свой потенциал. Стало очевидно,
что с момента первого ядерного кризиса Северная Корея значительно
продвинулась в разработке своей ракетной программы и вплотную по-
дошла к созданию межконтинентальных баллистических ракет.
В сентябре 2003 г. в американской печати появились сведения о том,
что на базе российской ракеты SS-N-647 и северокорейской «Тэпходон-2»
была создана усовершенствованная ракета «Тэпходон-Х». Данная раке-
та, по непроверенным данным, имеет радиус действия 15 000 км, что по-
зволяет поражать цели на Гавайях, Аляске, а также по всему Западно-
му побережью США. Однако достоверных сведений об этой ракете нет,
испытания ее не проводились. В мае 2005 г., а также в марте 2006 г.
КНДР осуществила запуск новой твердотопливной баллистической ра-
кеты малого радиуса действия (150–200 км). Данная модель, по сведе-
ниям министерства обороны РК, базируется на советской ракете SS-21.
В марте 2006 г. командующий американскими войсками в Южной Ко-
рее генерал Б. Белл заявил, что за последние годы Северная Корея со-
вершила значительный скачок в развитии ракетных технологий48.

46
  Московская декларация РФ и КНДР // Проблемы Дальнего Востока. 2001.
№ 5. С. 17–19.
47
  Согласно американским данным, ракеты SS-N-6 появились в КНДР между 1992
и 1998 гг., однако поставки осуществлялись без ведома российского правительства.
48
  Jin Dae-Woong. Op. cit.

122
В июле 2006 г., несмотря на объявленный мораторий, КНДР про-
извела испытания по меньшей мере семи баллистических ракет, в том
числе ракет малой дальности «Хвасон», ракет средней дальности
«Нодон-1» и ракеты большой дальности «Тэпходон-2». Испытания, про-
веденные 5 июля, обострили международную обстановку и стали под-
тверждением того, что Северная Корея представляет угрозу стабиль-
ности как в регионе, так и в мире в целом.
В марте 2009 г., в условиях обострения ситуации на Корейском
полуострове, северокорейское информационное агентство ЦТАК со
ссылкой на Комитет космических технологий КНДР сообщило о го-
товящемся запуске экспериментального спутника связи. По мнению
США, Японии и Республики Корея, Пхеньян собирался таким обра-
зом испытать межконтинентальную баллистическую ракету. Запуск
ракеты «Ынха-2» состоялся 5 апреля 2009 г. По сообщениям североко-
рейских источников, ракета-носитель вывела на околоземную орбиту
искусственный спутник «Кванмёнсон-2». Согласно оценке некоторых
российских экспертов, «Ынха-2» является универсальной ракетой,
пригодной как для мирных исследований космоса, так и для военных
целей. Ее полезная нагрузка составляет 700 кг, дальность полета рав-
няется 5–6 тыс. км49.
Официальный Пхеньян настаивал на том, что запуск спутника —
это исключительно мирное исследование космоса, никак не связанное
с развитием ракетной программы КНДР. Однако, несмотря на заявле-
ния, спутник так и не был выведен на орбиту: по данным российских,
южнокорейских и американских средств контроля космического про-
странства северокорейский спутник не был обнаружен. Ситуация на-
помнила 1998 г., когда также велись дискуссии: не было ли заявление
о запуске спутника попыткой отвлечь внимание мировой обществен-
ности от испытаний баллистической ракеты.
14 апреля 2009 г. после активных консультаций СБ ООН пришел
к компромиссному решению и принял заявление с осуждением Север-
ной Кореи за произведенный 5 апреля запуск ракеты. В документе со-
держались требование к Пхеньяну не осуществлять ракетных запусков
впредь, а также призыв вернуться к шестисторонним переговорам. По-
мимо этого указывалось, что Пхеньян должен соблюдать резолюцию
49
  У КНДР хороший потенциал для создания ракетно-ядерного оружия.
05.04.2009 // URL: http://ria.ru/world/20090405/167133795.html (29.02.2013).

123
СБ ООН № 1718, принятую в 2006 г. после ядерных испытаний. Также
в документе указывалось, что Пхеньян должен выполнить взятые на
себя обязательства по ядерному разоружению. Данный документ был
компромиссным: если США, Япония и Республика Корея настаивали
на принятии новой резолюции, то под давлением КНР и РФ было при-
нято заявление, не имеющее обязательного характера.
Однако и это заявление председателя Совета Безопасности ООН
было воспринято руководством КНДР крайне негативно. Вечером
14 апреля ЦТАК опубликовало следующее заявление: «Мы больше не
нуждаемся в шестисторонних переговорах. Мы никогда снова не при-
мем участия в таких переговорах и не будем связаны никакими согла-
шениями, достигнутыми на этих переговорах»50. Также было объявле-
но, что Северная Корея возобновит свою ядерную программу, прерван-
ную согласно договоренностям 2007 г. Такие радикальные действия
были связанны с тем, что руководство КНДР восприняло заявление
председателя СБ ООН как вмешательство во внутренние дела страны
и нарушение ее суверенитета. Северная Корея, несмотря на достаточ-
но мягкие формулировки, содержащиеся в документе, трактовала его
как нарушение своего суверенного права на мирное исследование кос-
моса.
В ответ КНДР официально объявила о выходе из шестисторонних
переговоров и расторжении всех соглашений, достигнутых в их ходе.
Последовавшее за этим возобновление работы экспериментального
ядерного реактора в Ёнбёне и ядерные испытания в мае 2009 г. ста-
ли очередным этапом эскалации напряженности на Корейском полуо-
строве. Резолюция СБ ООН 1874, принятая после ядерных испытаний
в мае 2009 г., в которой Северу было запрещено использовать техноло-
гии баллистических ракет, фактически налагала запрет и на развитие
всей ракетно-космической программы.
Однако развитие северокорейской ракетно-космической программы
продолжилось. В 2011 г. было окончено возведение нового космодрома
Сохэ, расположенного на западном побережье КНДР в провинции Се-
верная Пхёнан. Новый полигон хорошо оснащен (по некоторым дан-
ным, на нем имеются шахтные пусковые установки). В 2010 г. на во-
50
  СК покинет шестисторонние переговоры в знак протеста против действий СБ
ООН // KBS WORLD. 14.04.2009 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_to-
day.htm?lang=r&today=20090414 (08.04.2012).

124
енном параде, проведенном в честь 65-летия Трудовой партии Кореи,
был продемонстрирован подвижный ракетный комплекс с баллистиче-
ской ракетой средней дальности «Мусудан». Ее полезная масса пред-
положительно составляет 1000 кг, максимальный радиус действия —
3000–4000 км. Также была модифицирована ракета «Ынха-2» (третья
ступень увеличена относительно предыдущей версии), получившая
название «Ынха-3». По косвенным оценкам, ее общая масса составляет
около 90 тонн, масса полезной нагрузки — 100 кг, радиус действия —
до 10 тыс. км. В 2012 г. было проведено два запуска, последний из ко-
торых увенчался успехом.
Запуск с полигона Сохэ в апреле 2012 г., приуроченный к 100-летию
со дня рождения Ким Ир Сена, оказался неудачным: ракета распа-
лась после 81 секунды полета, ее обломки упали в море в 190–200 км
от западного побережья Южной Кореи, т. е. не произошло отделение
даже первой ступени. В отличие от запусков 1998 г. и 2009 г., ЦТАК
незамедлительно объявило, что вывести спутник на орбиту не уда-
лось. Однако уже 12 декабря 2012 г. был успешно осуществлен запуск
ракеты-носителя «Ынха-3» со спутником «Кванмёнсон-3»51. Таким об-
разом, КНДР стала десятой страной в мире, самостоятельно выведшей
искусственный спутник на околоземную орбиту. Тем самым Северная
Корея опередила Южную, которая осуществила удачный запуск спут-
ника с помощью ракеты-носителя «Наро» 30 января 2013 г.
Запуск декабря 2012 г. показал, что в условиях действующих меж-
дународных санкций, при запрете использования передовых техноло-
гий и материалов, северокорейским инженерам удалось усовершен-
ствовать технологии создания баллистических ракет. Южнокорейское
информационное агентство «Ёнхап» сообщило, что основные компо-
ненты ракеты-носителя «Ынха-3» были произведены без какой-либо
иностранной помощи.
Очевидно, что Северная Корея достигла существенных успехов
в развитии своей ракетно-космической программы. Официальные
структуры КНДР сообщили, что в будущем КНДР выведет на орбиту
несколько искусственных спутников, предназначенных для мирных
целей (сбор метеорологических данных, космическая связь и т. д.).
Представляется, что будут развиваться и военные технологии. На
сегодняшний день КНДР едва ли обладает технологией создания
51
  Кирьянов О. КНДР удивила мир // Российская Газета. 12.12.2012.

125
межконтинентальной баллистической ракеты, способной нести ядер-
ный заряд. По всей видимости, это дело будущего, а значит еще не-
однократно будут проходить новые испытания в обход резолюций СБ
ООН, тем самым обостряя ситуацию на Корейском полуострове.
Не стал исключением и успешный декабрьский запуск. Он вызвал
широкую волну осуждения со стороны всего мирового сообщества, в том
числе КНР и РФ: КНДР нарушила резолюцию СБ ООН 1874, наложив-
шую запрет на ракетные запуски с использованием баллистических
технологий. Фактически такой запрет налагает вето на северокорей-
ские исследования мирного космоса, ведь запуск спутника невозможен
без их применения. Согласно уставу ООН, Совет Безопасности обязан
действовать в ответ на нарушение или угрозу нарушения международ-
ного мира и безопасности, источником которых в том числе являются
попытки разработать или иным способом приобрести оружие массово-
го поражения. Ядерные испытания КНДР 2006 г. и 2009 г. привели
к ситуации, когда СБ ООН был вынужден применить жесткие меры
по отношению к Северной Корее, в том числе ввести запрет на ис-
пользование баллистических технологий. Резолюции СБ ООН носят
обязательный характер и имеют одинаковую силу с императивными
нормами международного права силу. В этих условиях ссылки на то,
что, согласно принципам международного космического права, любая
страна может осуществлять мирное освоение космического простран-
ства, являются некорректными.
Однако в данной ситуации нельзя не вспомнить о двойных стандар-
тах, которые характерны для современной системы международных
отношений. Например, Индия де-факто является ядерной державой,
однако де-юре не входит в «ядерный клуб». После ядерных испытаний
в период 1990-х гг. Индия неофициально была включена в категорию
стран, обладающих ядерным оружием. Страна обладает средствами
доставки, в том числе баллистическими ракетами средней и большой
дальности. При этом Индия активно развивает свою программу по
мирному освоению космоса, являясь шестой космической державой
в мире.
В целом вся ситуация вокруг ядерной и ракетной программ КНДР
выглядит крайне противоречиво. Несомненно, что действия Пхеньяна
подрывают режим нераспространения оружия массового уничтоже-
ния, фактически приводят к его эрозии. Однако в контексте текущей

126
международной обстановки, особенно после событий в Ираке и Сирии,
развитие северокорейской ядерной программы является одним из
наиболее надежных гарантов внешней стабильности существующего
в КНДР режима.
Еще в 1974 г. британский исследователь Эндрю Мак ввел термин
«асимметричный конфликт». В настоящее время под понятием «асим-
метричная война», по мнению западных исследователей, понимает-
ся конфликт крупного государства или коалиции государств с более
слабым государством или негосударственными структурами, в кото-
ром более слабый противник применяет «нетрадиционные» формы и
методы действий. Один из наиболее известных и распространенных
способов ведения асимметричной войны — осуществление террористи-
ческих атак, однако он не является единственным. Развитие ядерной
программы, производство и распространение ОМУ могу быть отнесено
к средствам ведения асимметричного конфликта.
Развитие северокорейской ядерной и ракетной программ может слу-
жить и внутренним фактором стабильности существующего режима. В
условиях, когда страна представляет собой осажденную крепость, эко-
номическая ситуация остается плачевной, успехи в отдельных обла-
стях, связанных с развитием технологий, в том числе военных, может
способствовать мобилизации и сплочению населения. Немаловажным
является и тот факт, что идеи приоритета армии сонгун, являющей-
ся частью официальной идеологии, в том числе связаны с особым от-
ношением к оружию. Власть происходит от оружия и поддерживается
оружием52.
Фиксация ядерного статуса КНДР в преамбуле основного закона
страны прямо указывает на то, что в условиях ныне существующего
режима Северная Корея не пойдет на отказ от своей ядерной програм-
мы. Предметом дипломатического торга могут стать лишь отдельные
позиции. Важнейшей задачей при этом является максимальное замед-
ление, насколько это возможно, развития северокорейских ракетных и
ядерных технологий. Одновременное вовлечение КНДР во взаимодей-
ствие как с государствами региона, так и мира в целом, постепенный
переход от конфронтации к сотрудничеству должны снизить общий
уровень напряженности на полуострове.
52
  Курбанов С.О. Идеи чучхе: конфуцианская традиция // Восточная коллекция.
2001. № 4 (7). С. 58–65.

127
2.3. Развитие отношений между КНДР и США

Вплоть до конца 1980-х гг. между этими странами не существовало


никаких контактов, и инициатива в этом вопросе исходила именно от
США. Ситуация дошла до того, что на протяжении многих лет аме-
риканские дипломаты имели негласное предписание по возможности
не вступать в беседы со своими северокорейскими коллегами даже на
официальных протокольных мероприятиях. В случае, если беседы
избежать не удалось, закончить ее следовало настолько быстро, на-
сколько позволяли приличия. Напротив, с 1974 г. КНДР настойчиво
пыталась вступить в прямые переговоры с США для обсуждения воз-
можности вывода американских войск с юга полуострова. Сближение
Сеула с Москвой и Пекином, а также провозглашение новой политики
в отношении Севера способствовали изменению позиции США по во-
просу прямых переговоров с Северной Кореей.
В октябре 1988 г. Госдепартамент США разработал план из четырех
пунктов для облегчения установления контактов с Северной Кореей:
– поощрение неофициальных неправительственных визитов севе-
рокорейских граждан в США;
– снижение требований к финансовой состоятельности североко-
рейских граждан, совершающих поездку в США;
– разрешение поставок ограниченного количества американской
гуманитарной помощи в КНДР;
– встреча с представителями КНДР на нейтральной территории.
В публичных заявлениях американские дипломаты неоднократ-
но указывали на то, что ожидают от Северной Кореи более конструк-
тивного подхода. К его основным принципам США относили прогресс
в отношениях с Югом, возвращение останков американских солдат, по-
гибших в годы Корейской войны, ослабление антиамериканской про-
паганды, реализация мер доверия в ДМЗ, отказ от терроризма в госу-
дарственной политике1.
Инициатива США была подхвачена Северной Кореей: корейские
дипломаты предложили провести двустороннюю встречу в Пекине.
Первая встреча между представителями КНДР и США состоялась
1
  Oberdofer D. The Two Koreas: a Contemporary History. P. 315–323.

128
5 декабря 1988 г., американскую сторону представлял политический
советник американского посольства в Пекине Р. Бёркхардт. Таким об-
разом, у КНДР впервые появился официальный дипломатический ка-
нал, по которому могли осуществляться прямые консультации с США.
Наиболее острым вопросом в отношениях двух стран с начала
1990-х гг. является ситуация вокруг ядерного статуса Корейского по-
луострова, а также ядерной программы КНДР. В США сложилось не-
сколько подходов к решению данной проблемы.
Согласно одному из них, обладание КНДР ядерным потенциалом
способствует разрушению режима нераспространения. Соответствен-
но, ради решения глобальной задачи по денуклеаризации Корейского
полуострова возможно идти на определенные компромиссы в отноше-
ниях с Северной Кореей. Согласно мессианскому подходу, Северная
Корея не соответствует американским представлениям об идеальном
государстве, поэтому вступать с ней в диалог и идти на компромиссы
недопустимо. Северокорейский режим должен быть либо трансформи-
рован на основе либеральных ценностей, либо свергнут. Привержен-
цы изоляционистского подхода полагают, что Соединенные Штаты не
должны тратить слишком много усилий на проблему Кореи, основной
груз должен лечь на страны, находящиеся в непосредственной геогра-
фической близости от КНДР. И, наконец, существует довольно много
сторонников сохранения status quo на полуострове, так как это позво-
ляет сохранять американское военное присутствие как в Южной Ко-
рее, так и в регионе в целом.
В 1991 г. были разработаны варианты мер воздействий на КНДР
в случае обретения последней ядерного оружия. Первый вариант пред-
усматривал приобретение аналогичного оружия Республикой Корея,
что обеспечило бы механизм сдерживания. Второй вариант рассматри-
вал международные экономические санкции в качестве важнейшего
инструмента давления на КНДР. Согласно третьему варианту, могли
быть предприняты силовые действия по отношению к северокорей-
ским ядерным объектам. Еще в тот период сенатор Алан Крэнстон го-
ворил, что «не существует большей угрозы безопасности в мире, чем
государство-изгой наподобие Северной Кореи, получающее ядерное
оружие»2.
2
  Senat Panel Hears Differing Views on North Korea Threat // URL: http://www.fas.
org/news/dprk/1991/911126-dprk-usia.htm (24.09.2007).

129
В 1991 г. важным шагом на пути нормализации отношений двух
стран стало взаимодействие в рамках создания безъядерной зоны на
Корейском полуострове. Вывод американского ядерного оружия с тер-
ритории Южной Кореи, с одной стороны, подписание КНДР гарантий
с МАГАТЭ — с другой, позволили снизить общую напряженность на
полуострове и создали благоприятную атмосферу для взаимодействия
двух государств. Однако уже весной 1992 г. разразился первый ядер-
ный кризис, приведший к эскалации напряженности и поставивший
страны практически на грань боевых действий.
Летом 1994 г. экс-президент США Джимми Картер провел перего-
воры с Ким Ир Сеном. Лидер КНДР согласился заморозить ядерную
программу и поставить ее под контроль МАГАТЭ в обмен на строитель-
ство более современных реакторов на легкой воде, а также на гарантии
США о неприменении ядерного оружия против Северной Кореи3. Ком-
промиссное решение, достигнутое в рамках переговоров, не устраивало
многих политиков среди американского истеблишмента, прежде всего
среди республиканцев. В условиях развала мировой системы социа-
лизма, экономической стагнации в КНДР в начале 1990-х гг. прогно-
зировался скорый коллапс северокорейского режима. Смерть Ким Ир
Сена в июле 1994 г. делала такие прогнозы еще более реалистичными.
В этих условиях данное компромиссное решение воспринималось как
временная мера, позволяющая дождаться закономерного исхода.
Рамочное соглашение 1994 г. открыло новые перспективы для нор-
мализации отношений двух стран. Стороны согласились в течение трех
месяцев после его подписания уменьшить торговые и инвестиционные
барьеры включая ограничения на телекоммуникационные услуги и
финансовые переводы. Были достигнуты договоренности о создании
пунктов связи в Вашингтоне и Пхеньяне. Открылась перспектива для
повышения двусторонних отношений до уровня послов.
В январе 1995 г. Соединенные Штаты направили в Северную Ко-
рею 50 тыс. тонн мазута. КНДР сняла запрет на заход американских
кораблей в северокорейские порты и импорт американских товаров.
В ответ Госдепартамент США объявил, что санкции в отношении Пхе-
ньяна будут смягчены. Была установлена телефонная и телекоммуни-
кационная связь между КНДР и Соединенными Штатами. Произошла
3
  Sigal L. Jimmy Carter // URL: http://www.bullatomsci.org/issues/1998/jf98/jf98.
sigal.html (30.09.2007).

130
либерализация порядка выезда американских граждан в Северную
Корею. Американские средства массовой информации получили право
открывать свои представительства в Северной Корее, а северокорей-
ским журналистам была предоставлена большая свобода действий
в США.
Администрация Б. Клинтона была подвергнута серьезной критике
со стороны республиканской части Конгресса. Суть ее сводилась к тому,
что КНДР получила время для развития своей ядерной программы и
топливо для обеспечения насущных нужд, а США — лишь обещания,
которые невозможно проконтролировать. Большое неудовольствие вы-
зывал и тот факт, что многие решения были приняты в обход Конгрес-
са. Например, первая партия мазута в январе 1995 г. была поставлена
без одобрения Конгресса (для этого были использованы специальные
фонды министерства обороны).
В 1996 г. КНДР предприняла попытки заключить двусторонний
мирный договор с Соединенными Штатами взамен соглашения о пре-
кращении огня 1953 г. Сделать это предполагалось в два этапа: снача-
ла подписать временное двустороннее соглашение для предотвраще-
ния вооруженного конфликта на Корейском полуострове, затем — мир-
ный договор между Вашингтоном и Пхеньяном. Власти США такой
сценарий развития событий не одобрили, так как в данном случае из
процесса исключалась Южная Корея. Это обстоятельство могло серьез-
но ухудшить двусторонние отношения Вашингтона и Сеула, особенно
после того, как РК фактически оказалась за бортом урегулирования
первого ядерного кризиса.
В этих обстоятельствах КНДР пошла на активизацию военных ма-
невров в своей части Объединенной зоны безопасности в ДМЗ. В усло-
виях, когда в США вскоре должны были состояться президентские
выборы, а ситуация в Северо-Восточной Азии в целом отличалась вы-
сокой напряженностью (кризис в Тайваньском проливе 1996 г.), амери-
канская администрация не стремилась идти на обострение отношений
с Северной Кореей.
Было предложено провести четырехсторонние переговоры предста-
вителей РК, КНДР, КНР и Соединенных Штатов в кратчайшие сроки
и без предварительных условий, чтобы выработать условия для фор-
мального окончания Корейской войны. Таким образом, формирова-
лось пространство для политического диалога между США и Северной

131
Кореей. Деятельность Вашингтона в этот период была направлена на
параллельную реализацию трех задач: выполнение Рамочного согла-
шения; снижение конфронтации на Корейском полуострове в рамках
диалога между Севером и Югом; расширение контактов с Северной
Кореей для укрепления безопасности и стабильности в регионе. Четы-
рехсторонние переговоры могли стать важным инструментом в реали-
зации данной политики.
Несмотря на то, что такой формат не соответствовал первоначаль-
ным требованиям, власти КНДР в 1997 г. дали согласие на участие
в предварительных консультациях по подготовке проведения четырех-
сторонних переговоров. Связано это было как с кризисными явлениями
в КНДР (наводнения 1995–1996 гг., гибель урожая и массовый голод,
активная продовольственная помощь США), так и с прагматичным
подходом Севера к сложившейся ситуации. Наличие американских
войск в Южной Корее при отсутствии мирного договора между США и
КНДР постоянно ставило Северную Корею под угрозу возобновления
войны с США. Четырехсторонние переговоры давали надежду на из-
менение ситуации.
Три раунда переговоров прошли в 1997–1998 гг., однако ожидае-
мых результатов не принесли. Связано это было как с расхождениями
во взглядах по повестке переговоров, так и с пересмотром США сво-
ей политики по отношению к КНДР. Данный поворот был обусловлен
двумя факторами: подозрение в активизации ядерной программы и
северокорейский запуск ракеты-носителя «Тэпходон-1» со спутником
в августе 1998 г. В результате в США поднялась волна недовольства,
направленная на формирование нового, более концептуального под-
хода по отношению к Северной Корее.
В ноябре 1998 г. Белый дом назначил координатором американ-
ской политики в отношении КНДР бывшего министра обороны У. Пер-
ри. Ему было поручено произвести полную и всестороннюю ревизию
политики и целей США в отношении этой страны. В своем докладе
«Пересмотр политики Соединенных Штатов по отношению к Северной
Корее: выводы и рекомендации»4 У. Перри указал, что в случае второй
4
  Review of United States Policy toward North Korea: Findings and Recommenda-
tions
Unclassified Report by Dr. William J. Perry, U.S. North Korea Policy Coordinator
and Special Advisor to the President and the Secretary of State. Washington, DC, Oc-
tober 12, 1999 // URL: http://www.state.gov/www/regions/eap/991012_northkorea_rpt.
html (01.10.2007).

132
войны на Корейском полуострове США и ее союзники одержат победу,
однако издержки и жертвы будут огромными. В этих условиях, если
Северная Корея пойдет на свертывание своей ядерной программы,
Соединенные Штаты, в свою очередь, должны быть готовы к нормали-
зации дипломатических отношений с КНДР и включению в южноко-
рейскую политику вовлечения и мирного сосуществования. Учитывая
предыдущий опыт взаимодействия с КНДР, в случае провокаций севе-
рокорейской стороны внешняя политика США должна оставаться спо-
койной и взвешенной. Такой подход должен применяться и в будущем,
следующими администрациями5.
В целом составители доклада предложили американской админи-
страции принять двухступенчатую политику: если Северная Корея от-
казывается от политики ядерных угроз, то США нормализуют с ней
отношения и ослабляют санкции, если же она продолжает развитие
ядерной программы, США предпринимают другие действия, гаранти-
рующие безопасность6. Новый курс позволил Соединенным Штатам
иметь программу действий и на случай сотрудничества с КНДР и на
вариант конфронтации.
В марте 1999 г. Северная Корея согласилась допустить американ-
скую инспекцию на свой подземный комплекс в Кымчханри в обмен
на поставку в КНДР 500 тыс. тонн продовольствия и 1 млн тонн карто-
феля. По результатам проверок был сделан вывод о том, что Северная
Корея не нарушает Рамочное соглашение7.
В сентябре 1999 г. на переговорах в Берлине США и Северная
Корея смогли достичь компромисса и по ракетной программе КНДР.
Пхеньян наложил мораторий на испытание баллистических ракет.
При этом мораторий не накладывал ограничений на продажу ракет,
что вызвало недовольство в США. В ответ Соединенные Штаты сняли
часть экономических санкций в отношении Северной Кореи.
В 2000 г. в условиях политики «солнечного тепла» Ким Дэчжуна и
общей нормализации ситуации в Северо-Восточной Азии, США и Се-
верная Корея почти вплотную подошли к установлению дипломатиче-
ских отношений. В июне 2000 г. после межкорейского саммита Соеди-

5
  Ibid.
6
  Ibid.
7
  Diamond H. U.S. Says N. Korea Site Nuclear Free: Perry Visits Pyongyang // URL:
http://www.armscontrol.org/act/1999_04-05/nkam99.asp (01.10.2007).

133
ненные Штаты сняли практически все остававшиеся экономические
санкции в отношении Северной Кореи. Таким образом, были созданы
предпосылки для нормализации двусторонних экономических отноше-
ний.
В начале октября 2000 г. в Вашингтон с официальным визитом
прибыл первый заместитель председателя ГКО, специальный предста-
витель Ким Чен Ира, одно из важнейших лиц в политической иерар-
хии КНДР — Чо Мённок. В ходе переговоров северокорейская сторона
подтвердила мораторий, наложенный на испытания баллистических
ракет. По результатам встречи было принято Совместное коммюнике,
в котором было обозначено, что стороны договорились предпринять
шаги, направленные на фундаментальное улучшение двусторонних
отношений8.
В октябре 2000 г. госсекретарь США М. Олбрайт посетила КНДР.
Этот визит по праву мог считаться историческим, ведь американские
официальные чиновники такого уровня не посещали Северную Корею
более 50 лет. Важной темой диалога на встрече М. Олбрайт и Ким Чен
Ира стали вопросы возможности подписания соглашения по ракетной
программе КНДР. Обсуждалась также возможность исключения Се-
верной Кореи из списка стран, поддерживающих терроризм. Подводя
итоги визита, М. Олбрайт заявила, что главной целью поездки было
донести до руководства КНДР новую политику США в отношении ко-
рейской проблемы, свободную от прошлой враждебности.
Логическим завершением нормализации отношений между США
и Северной Кореей должен был стать визит в декабре 2000 г. в Пхе-
ньян президента Б.  Клинтона. В его ходе планировалось заключить
всеобъемлющую сделку, в результате которой КНДР остановила бы
программу разработки, производства и испытания баллистических
ракет большой дальности. Хотя визит так и не состоялся, Б. Клинтон
выразил надежду, что администрация Дж. Буша-младшего продолжит
его политику по сотрудничеству с Северной Кореей.
В целом политика администрации Б. Клинтона по отношению
к КНДР во второй половине 1990-х гг. определялась как «мягкая посад-
ка» (soft landing). Она была нацелена на поддержку реформирования
8
  US–DPRK Joint Communique. U.S. Department of State, October 12, 2000 // URL:
http://www.ncnk.org/resources/publications/US_DPRK_Joint_Communique_2000.
pdf/?searchterm=jo%20myong%20rok (02.10.2007).

134
КНДР изнутри. Готовность Северной Кореи участвовать в четырехсто-
ронних переговорах и прекратить испытания баллистических ракет
была увязана со снятием экономических санкций и оказанием продо-
вольственной помощи.
Несмотря на нормализацию отношений двух стран в 1996–2000 гг.,
северокорейский режим продолжал рассматриваться в качестве одной
из основных угроз безопасности США как на региональном, так и на
глобальном уровне. Именно это факт послужил причиной того, что по-
сле ракетных испытаний 1998 г. в Северо-Восточной Азии начались
работы по созданию системы противоракетной обороны. Уже в декабре
1998 г. было принято решение о совместных научно-технических ис-
следованиях Японии и США по разработке ракеты-перехватчика ново-
го поколения. Окончательное оформление данной программы произо-
шло уже при администрации Дж. Буша-младшего.
Республиканская администрация, пришедшая к власти в 2000 г.,
с самого начала старалась демонстрировать более жесткий подход
по отношению к КНДР. В июне 2001 г. в рамках совместной пресс-
конференции с южнокорейским президентом Ким Дэчжуном Дж. Буш-
младший выразил обеспокоенность тем, что Северная Корея про-
должает экспортировать свое ракетное оружие. Тем не менее на на-
чальном этапе предполагалось, что новая администрация продолжит
прежний курс. Основное отличие заключалось в том, что Дж. Буш-
младший большое внимание уделял не только ракетно-ядерной про-
грамме КНДР, но и сокращению обычных вооружений. Среди главных
тем будущих переговоров новый президент обозначил следующие: реа-
лизация Рамочного соглашения по ограничению ядерной активности
Северной Кореи; твердые гарантии прекращения ракетной програм-
мы КНДР и запрета экспорта ее ракет; снижение угрозы со стороны
Северной Кореи в области обычных вооружений9.
События 11 сентября 2001 г. кардинальным образом изменили при-
оритеты американской внешней политики. Большое внимание было
уделено необходимости разрушить связи между террористами и мар-
гинальными государствами, которые занимаются разработкой хими-
ческого, биологического или ядерного оружия, несущего угрозу Соеди-
ненным Штатам и миру в целом.
9
  Bush Statement June 6 on Undertaking Talks with North Korea // URL: http://
usinfo.state.gov/regional/ea/easec/bushdprk.htm (02.10.2007).

135
В 2001 г. США выразили намерение выйти из договора ПРО. Это
обосновывалось, прежде всего, возможностью свободно разрабатывать,
испытывать и развертывать эффективные системы обороны от ра-
кетного нападения со стороны таких государств, как Северная Корея
и Иран. Одной их причин выхода из ПРО было названо испытание
в 1998 г. северокорейской баллистической ракеты «Тэпходон-1».
В январе 2002 г. в ежегодном послании президента Конгрессу
Дж. Буш-младший обозначил шаги в рамках антитеррористической
войны. В том числе они включали жесткие меры по отношению к го-
сударствам, которые американский президент объединил в «ось зла»:
Северной Корее, Ираку и Ирану.
Переговорный процесс между США и КНДР прервался. Американо-
северокорейские отношения ограничились рамками организации
КЕДО и свелись для Вашингтона к поставкам в Северную Корею ма-
зута, которые регулярно задерживались. В 2002 г. было официально
объявлено о выходе США из договора по ПРО, началось развитие си-
стемы Национальной противоракетной обороны (NMD, National Missile
Defense). НПРО создавалась, согласно заявлением американской адми-
нистрации, для защиты территории страны от ракетного удара со сто-
роны так называемых стран-изгоев, к которым США относили КНДР,
а также Иран, Сирию и Ливию10. Уже в 2004 г. Пентагон разместил
шесть ракет-перехватчиков на Аляске и в Калифорнии.
В этих условиях КНДР пошла на обострение ситуации, признав на-
личие программы по обогащению урана для создания ядерного оружия.
Это привело к эскалации напряженности на Корейском полуострове
и развитию второго ядерного кризиса, о котором подробно говорилось
в предыдующей главе. Взаимодействие между США и КНДР осущест-
влялось, прежде всего, в формате шестисторонних переговоров, а так-
же деятельности американских неправительственных организаций на
территории Северной Кореи.
В 2002 г. КНДР вышла из Рамочного соглашения 1994 г., что се-
рьезно ухудшило отношения двух стран. И как апофеоз, в 2006 г. Се-
верная Корея провела свои первые ядерные испытания, тем самым
претендуя на вступление в «ядерный клуб». В этот период Соединен-
ные Штаты начинают активно бороться с незаконной деятельностью
10
  Система противоракетной обороны (ПРО) справка // РИА Новости // URL:
http://ria.ru/spravka/20110713/399998194.html (31.03.2013).

136
Северной Кореи, связанной с криминальной деятельностью, а именно
с распространением наркотиков и изготовлением фальшивых амери-
канских банкнот. Например, в 2003 г. был задержан северокорейский
корабль «Пон Су», на борту которого было обнаружено 125 кг герои-
на, среди задержанных находился один из функционеров Трудовой
партии Кореи. После этого инцидента тогдашний Госсекретарь США
К. Пауэлл прямо заявил, что Северная Корея — государство, живущее
за счет криминальной активности11. Однако Комитет по контролю за
распространением наркотиков при ООН в своих докладах утверждает,
что нет прямых свидетельств, что наркотрафик, в который вовлечена
КНДР, контролируется на государственном уровне.
Другой вид незаконной деятельности — производство и распро-
странение фальшивых банкнот, прежде всего долларов США. С 1989 г.
в 130 странах мира было произведено 170 изъятий поддельной севе-
роамериканской валюты на сумму 50 млн долл., страна происхожде-
ния которой является КНДР12. Северокорейские фальшивые доллары
отличаются высоким качеством, для их производства используются
металлографические печатные станки того же типа, что применяются
и в Печатном дворе США. Таким образом, распознание фальшивых
«супербанкнот», произведенных в КНДР, представляет определенную
сложность, а сколько северокорейских «супердолларов» находится
в реальном обращении, определить практически невозможно. Именно
такое положение дел позволило США ввести в сентябре 2005 г. эконо-
мические санкции против КНДР в одностороннем порядке, в обход СБ
ООН.
Однако можно выделить и положительные моменты. Так, после
ядерного испытания 2006 г. в рамках шестисторонних переговоров по
ядерной проблематике удалось разработать схему поэтапной денукле-
аризации Корейского полуострова. Первым шагом стало разморажи-
вание северокорейских счетов в банке Макао, затем должна была бы
последовать остановка работы ядерного реактора в Ёнбёне, ответный
шаг со стороны США и Китая — поставка в КНДР 50 тыс. тонн мазу-
та. В рамках Пекинских соглашений Соединенные Штаты в 2008 г.

11
  Chestnut S. The Sopranos State? North Korean Involvement in Criminal Activity
and Implications for International Security. Stanford, CA: Center for International
Security and Arms Control, Stanford University. 2005. P. 33.
12
  Ibid. P. 80–82.

137
убрали КНДР из списка стран-спонсоров терроризма, куда она была
включена еще в 1988 г., после теракта на южнокорейском пассажир-
ском самолете. Также в 2008 г. в отношении Северной Кореи перестал
действовать Закон о торговле с врагами (Trading with the Enemy Act,
TWEA), но при этом была сохранена часть ограничений на торговлю
с Северной Кореей в рамках указа президента № 13466613. В свою оче-
редь, в 2007 г. Северная Корея произвела демонтаж эксперименталь-
ного реактора, используемого для получения оружейного плутония.
В 2008 г., в рамках договоренностей о свертывании северокорей-
ской ядерной программы, администрация Дж. Буша-младшего долж-
на была поставить в Северную Корею 500 тыс. тонн продовольственной
помощи. Большая часть поставок осуществлялась через Продоволь-
ственную программу ООН14.
Таким образом, к моменту прихода Б. Обамы к власти в отношениях
США и КНДР наметилась некоторая положительная динамика, возоб-
ладал подход, основанный на приоритете нераспространения. Суть его
заключается в том, что обладание КНДР ядерным потенциалом спо-
собствует разрушению режима нераспространения. Соответственно,
ради решения глобальной задачи по денуклеаризации Корейского по-
луострова, следует идти на определенные компромиссы в отношениях
с Северной Кореей.
Пришедший на смену Дж. Бушу-младшему Б. Обама изначально
стремился продолжить политику своего предшественника. В начале
2009 г. было заявлено о том, что будут приложены усилия для заклю-
чения всестороннего пакетного соглашения с КНДР о полной дену-
клеаризации, что также будет включать нормализацию двусторонних
отношений и значительную экономическую помощь со стороны США.
Дальнейшие события, связанные с запуском баллистических ракет
и вторым ядерным испытанием 2009 г., высылкой международных
и американских инспекторов из КНДР, привели к нарастанию на-
пряженности в двусторонних отношениях. Именно в этот период был
предложен подход, который госсекретарь Х. Клинтон обозначила как
13
  US Department of Treasury. An Overview of Sanctions with Respect to North
Korea // URL: http://www.treasury.gov/resource-center/sanctions/Programs/Documents/
nkorea.txt (10.03.2013).
14
  Niksch L.A. Korea–U.S. Relations: Issues for Congress. CRS Report for Con-
gress. Updated July 25, 2008 // URL: http://www.fas.org/sgp/crs/row/RL33567.pdf
(10.03.2013).

138
«Стратегическое терпение». Суть его заключалась в том, чтобы спокой-
но ожидать возвращения КНДР за стол переговоров, одновременно
оказывая давление путем введения экономических санкций и запрета
на продажу оружия.
Политика «Стратегического терпения» проводилась одновременно
с укреплением альянса между Вашингтоном, Токио и Сеулом. КНР,
в свою очередь, стремилась не допустить в этих условиях принятия
чрезмерно жестких санкций в отношении Северной Кореи, что зача-
стую оказывало негативное влияние на взаимоотношения этих стран.
Осенью 2009 г. ситуация начала постепенно нормализоваться.
В августе КНДР посетил Б.  Клинтон, после чего власти Северной
Кореи освободили двух американских журналисток, которые ранее
были приговорены к двенадцати годам заключения в северокорейской
тюрьме. Данный шаг был воспринят как акт доброй воли со стороны
КНДР. В сентябре–октябре состоялись встречи разделенных семей РК
и КНДР по линии Красного Креста. Значимую роль сыграли перегово-
ры представителей китайской и северокорейской политических элит.
В результате активных совещаний между всеми участниками шести-
сторонних переговоров в декабре 2009 г. специальный представитель
американского правительства по северокорейским вопросам Стивен
Босворт посетил Пхеньян с официальным визитом. На короткий про-
межуток времени ситуация стабилизировалась: в начале 2010 г. было
объявлено о том, что шестисторонние переговоры возобновятся.
События 2010 г., такие как гибель южнокорейского корвета «Чхо-
нан» и обстрел острова Ёнпхёндо вновь привели к эскалации кон-
фликта. В конце 2010 г. Госдепартамент США выдвинул пять главных
требований к Северной Корее. Выполнение их должно было создать
условия для возобновления шестистороннего переговорного процесса.
Суть требований заключалась в следующем: прекратить провокацион-
ные действия, снять напряженность на Корейском полуострове, пере-
смотреть межкорейские отношения, выполнять Совместное заявление
от 19 сентября 2005 г. о денуклеаризации полуострова и резолюции СБ
ООН о соблюдении установленных международных правил.
На фоне событий в Ливии в феврале–марте 2011 г. северокорейский
режим не стал обострять ситуацию на полуострове, провокаций не по-
следовало. Более того, уже в марте в ходе неофициальных встреч пред-
ставители США и КНДР договорились решать двусторонние пробле-

139
мы путем диалога, т. е. на уровне двусторонних контактов, от которых
Вашингтон на протяжении двух лет отказывался. По всей видимости,
к окончанию первого президентского срока Б. Обамы появилась необ-
ходимость продемонстрировать, что вокруг ядерной программы КНДР
наметился определенный прогресс. В этом случае полезно вспомнить
политику Дж. Буша-младшего: на протяжении первых шести лет его
президентства отношения США и КНДР стремительно ухудшались,
однако в последние два года ситуация начала выправляться благода-
ря слаженным действиям КНР и Соединенных Штатов.
В этот же период, согласно докладу ООН в Северной Корее обостри-
лась ситуация с продовольствием. Более шести миллионов человек
нуждались в продовольственной поддержке. Треть детей младше пяти
лет страдали от недоедания. Такая ситуация была связана как с при-
родными катаклизмами, так и с эффектом введенных против КНДР
санкций. Информация о бедственной ситуации распространилась че-
рез международные организации. США направили в КНДР совмест-
ную комиссию Госдепартамента и Агентства США по международному
развитию для оценки ситуации15.
В апреле 2011 г. Пхеньян посетил бывший американский прези-
дент Дж. Картер, сыгравший в 1994 г. важную роль в урегулировании
первого ядерного кризиса на Корейском полуострове. Он отметил, что
КНДР готова к диалогу с США и РК без предварительных условий.
В конце июля Х. Клинтон (на ежегодной встрече по региональной без-
опасности АСЕАН) объявила о том, что в США собирается приехать
с официальным визитом Ким Гегван, замминистра иностранных дел
Северной Кореи, бывший глава северокорейской делегации на шести-
сторонних переговорах. В ходе переговоров могли быть подняты вопро-
сы, касающиеся не только возобновления шестистороннего диалога
по северокорейской ядерной проблеме, но и улучшения американо-
северокорейских отношений16. Однако июльские переговоры носили
лишь ознакомительный характер, хотя и создали «конструктивную»
базу для дальнейших обсуждений.
15
  Quinn A. Insight: Obama’s North Korean Leap of Faith Falls Short. 30.03.2012 //
URL: http://www.reuters.com/article/2012/03/30/us-korea-north-usa-leap-idUSBRE82
T06T20120330 (12.03.2013).
16
  США рассматривают предстоящие переговоры с СК как подготовку к постоян-
ному диалогу // KBS WORLD. 26.07.2011 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/
news_today.htm?lang=r&today=2011072 (13.03.2013).

140
Второй этап «ознакомительных встреч» состоялся в октябре 2011 г.
в Женеве. Официальный представитель Госдепартамента США Вик-
тория Нулан заявила, что переговоры не принесли значительного
результата, но были полезны17. Именно в этот период появилась ин-
формация о том, что Пхеньян готов к возобновлению шестисторонних
переговоров без предварительных условий. Премьер Административ-
ного совета КНДР Чхве Ёнрим в ходе встречи с заместителем премьера
Госсовета Китая Ли Кэцяном объявил, что Пхеньян готов к выполне-
нию пунктов совместного заявления участников шестисторонних пере-
говоров от 19 сентября 2005 г. и ликвидации ядерного оружия на Ко-
рейском полуострове18.
В декабре 2011 г. в результате переговоров в Пекине представители
США и КНДР договорились о том, что Северная Корея остановит про-
грамму обогащения урана в военных целях в обмен на поставки амери-
канского продовольствия. Также на этой встрече обсуждалась возмож-
ность прекращения Пхеньяном испытаний баллистических ракет, воз-
обновления диалога с Сеулом и сотрудничества с МАГАТЭ19. Однако
смерть Ким Чен Ира приостановила переговорный процесс. В феврале
2012 г., когда у власти встал новый руководитель КНДР Ким Чен Ын,
в Пекине состоялся третий раунд переговоров между Соединенными
Штатами и Северной Кореей.
В результате было подписано соглашение, получившее название
“Leap Day Agreement” (Соглашение 29 февраля), по которому США
должны были поставить в КНДР 240 тыс. тонн продовольственной по-
мощи. В свою очередь, КНДР (на период действия данных договорен-
ностей) обязалась заморозить работы по обогащению урана в Ёнбёне,
допустить на объекты инспекторов МАГАТЭ, наложить мораторий
на ядерные и ракетные испытания. Северокорейская сторона была
предупреждена, что в случае ракетных или ядерных испытаний дан-

17
  Госдепартамент США: Американо-северокорейские переговоры не принесли
результатов // KBS WORLD. 26.10.2011 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/
news_today.htm?lang=r&today=20111026 (13.03.2013).
18
  СК подтвердила готовность к шестисторонним переговорам // KBS WORLD.
25.10.2011 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_today.htm?lang=r&today=
20111025 (13.03.2013).
19
  СК согласилась остановить обогащение урана в обмен на американскую про-
довольственную помощь // KBS WORLD. 19.12.2011 // URL: http://world.kbs.co.kr/
russian/news/news_today.htm?lang=r&today=20111219 (13.03.2013).

141
ное соглашение перестанет действовать. Однако уже в середине мар-
та КНДР оповестила о предстоящем в апреле запуске спутника связи
«Кванмёнсон-3», что неизбежно привело бы к нарушению договорен-
ностей: запуск спутника в современных условиях практически невоз-
можен без баллистических технологий.
Спустя восемь месяцев, старания КНДР все-таки увенчались успе-
хом: 12 декабря 2012 г. ракета-носитель «Ынха-3» вывела на орбиту
северокорейский спутник. Третьи ядерные испытания 12 февраля
2013 г. стали еще одним вызовом как всему мировому сообществу, так
и непосредственно Соединенным Штатам. Ведь именно при Б. Обаме
особое внимание стало уделяться проблеме ядерного нераспростра-
нения, именно этот американский президент стал инициатором соз-
дания Саммита по ядерной безопасности, основной целью которого
является предотвращение данной угрозы. В официальном заявлении
северокорейской стороны было указано, что главная цель нынешнего
ядерного испытания — показать крайнее возмущение армии и народа
«бандитскими действиями» США20.
Эскалация конфликта в начале 2013 г. достигла небывалых разма-
хов: была проведена целая серия совместных американо-южнокорейских
учений (Key Resolve, Foal Eagle), были задействованы бомбардировщи-
ки В-52 и В-2, истребители F-2 Raptor. КНДР объявила о выходе из всех
соглашений с Южной Кореей, была отключена линия прямой телефон-
ной связи, деятельность Кэсонской промышленной зоны была останов-
лена. Пхеньян объявил, что будет действовать по законам военного
времени. Данное заявление было неправильно интерпретировано, и
на короткое время все новостные ленты мира пестрели заголовками
о том, что Север объявил войну Югу.
Вновь ситуация на Корейском полуострове стала развиваться по зна-
комому сценарию: США и КНДР вступили в открытую конфронтацию,
а все договоренности рушатся. Временный «прорыв» администрации
Б. Обамы в отношениях с Северной Кореей оказался по сути рекламным
ходом, причем как для американской, так и для северокорейской сто-
роны. Эта ситуация повторяется на протяжении двух последних деся-
тилетий, и политика Б. Обамы является всего лишь продолжением той
политики, которая осуществлялась по отношению к КНДР до него.
20
  Информационное сообщение Центрального телеграфного агентства Кореи,
12.02.2013 // URL: http://sovrab.ru/content/view/6325/1/ (27.03.2013).

142
Во взаимоотношениях между США и КНДР отсутствует глав-
ное — переговорное пространство, т. е. совпадение границ, в которых
конфликтующие стороны готовы вести переговоры и искать взаимо-
приемлемые решения даже при условии отхода от своих первоначаль-
ных позиций. Наличие такого пространства означало бы согласие сто-
рон рассматривать ситуацию не только с собственных позиций.
Соединенные Штаты признают на Корейском полуострове только
одно государство — Республику Корея. Северная Корея в сознании
большинства американцев — идеологический противник и представ-
ляет собой постоянную угрозу как Соединенным Штатам, так и всему
мировому сообществу. Наиболее приемлемый вариант развития со-
бытий для США на Корейском полуострове — это поглощение Севера
Югом. Однако и здесь есть свои проблемы. По оценкам американских
экономистов, цена объединения страны может составить от 2 до 5 трлн
долл. Для современной Южной Кореи, ВВП которой по паритету по-
купательной способности в 2011 г. достиг цифры в 1,549 трлн долл.,
это может стать серьезной нагрузкой на экономическую и политиче-
скую системы общества. Объединение в нынешних условиях будет
означать существенное снижение всех экономических показателей,
падение экономического роста, снижение общего уровня жизни Юж-
ной Кореи.
В условиях экономического кризиса объединение в ближайшем
будущем может привести к общей дестабилизации в регионе. Таким
образом, в последние годы сохранение status quo является наиболее
приемлемым вариантом развития событий. Неслучайно на протяже-
нии достаточно длительного периода времени США были одним из
главных поставщиков гуманитарной помощи в КНДР21. Сейчас пер-
вое место занимает Китай, тем не менее Соединенные Штаты входят
в первую тройку «спонсоров» северокорейского режима.
Требования, которые являются основными в рамках шестисторон-
них переговоров, представляются неприемлемыми для КНДР. В совре-
менных условиях, особенно после событий в Ираке и Ливии, североко-
рейское руководство никогда не пойдет на свертывание и демонтаж
всех ядерных программ, обозначаемых аббревиатурой CVID (Complete,
21
  FAO/WFP crop and food security assessment mission to the Democratic People’s
Republic of Korea // World Food Programme // URL: http://documents.wfp.org/stellent/
groups/public/documents/ena/wfp243024.pdf (27.03.2013).

143
Verifiable and Irreversible Dismantlement — полное, проверяемое и не-
обратимое свертывание). На протяжении последних лет программа по
обогащению плутония, а затем программа по обогащению урана явля-
ются гарантом сохранения северокорейского суверенитета и невмеша-
тельства во внутренние дела страны.
В свою очередь, КНДР также выдвигает требования, не приемле-
мые для Соединенных Штатов. Основным условием CVID они счита-
ют гарантии ненападения США на Северную Корею с применением
ядерного или любого другого оружия. Такие гарантии должны быть
сформулированы в виде официального документа. Однако в дипло-
матической практике Соединенных Штатов не было прецедентов под-
писания такого рода документов, поэтому ожидать, что для Северной
Кореи будет сделано исключение, не приходится. Даже если предпо-
ложить, что такой документ все-таки будет подписан, ратификация
в Конгрессе — еще одно трудно преодолимое препятствие на пути его
вступления в силу.

2.4. Динамика отношений между


Россией и Северной Кореей

На протяжении длительного времени Советский Союз и КНДР


были связаны особыми взаимоотношениями. Сам факт возникновения
северокорейского государства был обусловлен советским военным при-
сутствием к северу от 38-й параллели в 1945–1948 гг. В 1961 г. между
двумя странами был заключен Договор о дружбе, сотрудничестве и
взаимопомощи. В нем были зафиксированы «классические» обяза-
тельства, характерные для военных союзов, прежде всего обязатель-
ство оказать военную помощь, если другая сторона подвергнется внеш-
ней агрессии. Советский Союз долгие годы был основным торгово-
экономических партнером КНДР (еще в 1989 г. доля СССР во внешней
торговле Северной Кореи составляла 50%).
Установление дипломатических отношений Советского Союза
с Южной Кореей не могло не повлиять на российско-северокорейские

144
связи. С 1990 г. наблюдается резкое изменение советской, а затем и
российской политики в отношении государств Корейского полуострова.
Вплоть до середины 1990-х гг. Москва была нацелена на «взаимодо-
полняющее партнерство» с Сеулом и замораживание контактов с Пхе-
ньяном. Такое положение вещей было обусловлено, во-первых, отме-
жеванием от прежних идеологических принципов; во-вторых, особен-
ностями российской внешней политики при Б. Ельцине, для которой
были характерны не всегда хорошо взвешенные решения в совокуп-
ности с «широкими жестами» и резкими заявлениями.
Итоги первых пяти лет были неутешительны. Торгово-экономиче-
ские отношения РК и России развивались «скромными темпами». Това-
рооборот между двумя странами в 1993–1997 гг. увеличился с 1,6 млрд
долл. до 3,3 млрд долл. Объем южнокорейских инвестиций в россий-
скую экономику за тот же период составил 116,3 млн долл., которые
были вложены в тридцать проектов1. В тоже время Москва пошла на
резкое сокращение сотрудничества с КНДР и отказ от многих обяза-
тельств. Одной из основных причин этого было желание продемон-
стрировать Сеулу (а вместе с ним Токио и Вашингтону) свой разрыв
с коммунистическим прошлым.
Товарооборот между Северной Кореей и Россией за тот же период
сократился с 430 млн до 120 млн долл.2 Прекратились культурные и
научные связи, было прервано прямое воздушное сообщение. Однако
наиболее негативные последствия для позиций России были связаны
с ее отказом пролонгировать срок действия Договора о дружбе, сотруд-
ничестве и взаимопомощи с Северной Кореей от 1961 г.3
Президент России Б. Ельцин в ноябре 1992 г. заявил, что договор
между СССР и КНДР «подлежит или аннулированию, или очень се-
рьезной корректировке». Однако за три года корректировка так и не
была произведена, а осенью 1995 г. Москва пошла на прекращение

1
  Булычев Г., Кулькин Д. Россия и Южная Корея: некоторые размышления
о первом десятилетии отношений // Проблемы Дальнего Востока. 2000. № 5. C. 17.
2
  Толорая Г. Новый старый партнер на Дальнем Востоке // Проблемы Дальнего
Востока. 2000. № 5. C. 23.
3
  Ряд договоров, заключенных в свое время между КНДР и СССР, КНДР и КНР,
КНР и СССР, с одной стороны, и между Японией и США, РК и США, РК и Япони-
ей — с другой, фактически оформляли систему связей, сложившуюся в СВА. Несо-
мненно, к началу 1990-х гг. система эта устарела и требовала трансформации, одна-
ко трансформации комплексной, а не односторонней.

145
действия договора. Одновременно российский МИД предложил заклю-
чить новый договор «об основах отношений», но его обсуждение затяну-
лось на долгие пять лет.
«Наглые надругательские действия России в отношении КНДР,
обида за которые вошла в плоть корейского народа»4, оказали крайне
негативное влияние как на двусторонние отношения, так и на позиции
РФ в регионе в целом. Ослабление позиций России в Восточной Азии
и на Корейском полуострове в частности привело к тому, что в урегу-
лировании первого ядерного кризиса 1993–1994 гг. РФ фактически не
принимала участия.
Ситуация изменилась в начале 2000-х гг. Новый прагматичный
подход во внешней политике, связанный с приходом к власти В. Пу-
тина, в целом укрепил позиции России в регионе СВА. Была выбрана
стратегия сбалансированного подхода к государствам Корейского по-
луострова. В Концепции национальной безопасности РФ 2000 г. указа-
но, что «усилия будут сосредотачиваться… на поддержании сбаланси-
рованных отношений с обоими корейскими государствами»5.
Важным итогом данных изменений стала нормализация отноше-
ний с КНДР. В феврале 2000 г. был подписан Договор о дружбе, до-
брососедстве и сотрудничестве, который заменил утративший силу
в 1996 г. Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи от 1961 г.
В статье 2 нового договора было указано, что «в случае возникнове-
ния опасности агрессии в отношении одной из Сторон или ситуации,
угрожающей миру и безопасности, а также в случае необходимости
консультаций и взаимодействия Стороны незамедлительно вступят в
контакт друг с другом»6. Таким образом, обязательная военная помощь
не предусматривалась.
В июле 2000 г. российский президент посетил Китай и КНДР в рам-
ках своей поездки по странам Восточной Азии. Показательным стал
визит В. Путина в Северную Корею и его встреча с председателем ГКО
4
  Толорая Г. Новый старый партнер… C. 23.
5
  Концепция национальной безопасности Российской Федерации. Утверждена
Указом Президента Российской Федерации № 24 от 10.01.2000 // URL: http://www.
mid.ru/bdomp/ns-osndoc.nsf/e2f289bea62097f9c325787a0034c255/a54f9caa5e68075e432
569fb004872a6!OpenDocument (05.05.2013).
6
  Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве между Российской Федера-
цией и Корейской Народно-Демократической Республикой // URL: http://www.mid.
ru/BDOMP/spd_md.nsf/0/9F19DDBDAEE4FE2C44257C200022BE87 (05.05.2013)

146
КНДР Ким Чен Иром. В первый раз за всю историю взаимоотноше-
ний двух стран (принимая во внимание тот факт, что Россия является
правопреемницей СССР) лидер российского (а ранее советского) госу-
дарства совершил официальный визит в КНДР. В подписанной по ито-
гам визита Совместной декларации особо подчеркивались «тенденции
формирования многополярного мира и создания нового рационально-
го международного порядка»7.
По приглашению В. Путина в июле–августе 2001 г. Ким Чен Ир
посетил Россию с ответным визитом. Его поездка запомнилась россий-
ским гражданам: северокорейский литерный поезд пересек всю Рос-
сию, делая остановки в Омске, Москве, Санкт-Петербурге, Новосибир-
ске, Хабаровске. Такое средство передвижения было выбрано неслу-
чайно: в 1984 г. подобную поездку в Москву совершил его отец, Ким Ир
Сен. Для северокорейской государственности, во многом опирающейся
на традиционную легитимность, это действие было символичным.
В ходе визита была подписана Московская декларация. В доку-
менте были обозначены как направления и меры по развитию даль-
нейших двусторонних отношений, так и общие положения, связанные
с обеспечением безопасности на Корейском полуострове. Шестой пункт
декларации касался создания железнодорожного коридора между Рос-
сией и двумя корейскими государствами8.
В 2002 г. состоялся ряд официальных визитов высших российских
чиновников в КНДР, а в августе 2002 г. Ким Чен Ир во второй раз по-
сетил Россию (ее дальневосточную часть). Во Владивостоке состоялась
третья официальная встреча российского и северокорейского лидеров.
В том же году министр путей сообщения Г.  Фадеев посетил КНДР и
провел ряд переговоров по вопросу модернизации Восточно-морской
железной дороги. Данные действия моли стать первыми шагами для
воссоединения Транскорейской магистрали.
Для России сближение с КНДР стало частью политики, направ-
ленной на построение многовекторных отношений в Восточной Азии.
Торгово-экономические отношения при этом представляли весьма не-
значительный интерес: в условиях экономической стагнации Север не
7
  Толорая Г. Новый старый партнер… C. 32.
8
  Московская декларация Российской Федерации и Корейской Народно-Демо-
кратической Республики. Москва, 4 августа 2001 г. // URL: http://www.mid.ru/bdomp/ns-
dvbr.nsf/58954e9b2d194fed432569ea00360f06/432569d80022638743256aa0004c19eb!
OpenDocument (05.05.2013).

147
обладал достаточными ресурсами для реализации активного сотрудни-
чества в данной сфере. В свою очередь, для КНДР отношения с РФ пред-
ставляли интерес по целому ряду причин. Во-первых, КНДР стремится
расширить свои региональные связи, развивать отношения с другими
государствами помимо Китая. Во-вторых, обострение отношений с США
привело к необходимости возобновить связи с «новым старым» союз-
ником.
В 2003 г. Россия стала активным участником шестисторонних пе-
реговоров по северокорейской ядерной программе. В целом позицию
в РФ в рамках данного формата можно охарактеризовать как достаточ-
но нейтральную и взвешенную, хотя зачастую в Вашингтоне, Сеуле и
Токио она воспринимается как просеверокорейская.
Политические отношения РФ и КНДР последние годы отлича-
ются достаточным динамизмом. Активно формируется нормативно-
правовая база двусторонних отношений. В 2004 г. Северную Корею
с официальным визитом посетил министр иностранных дел С. Лавров.
В ходе личной встречи с Ким Чен Иром были подтверждены намере-
ния расширять и интенсифицировать двусторонние контакты. В том
же году в КНДР побывал председатель Совета Федерации РФ С. Миро-
нов. В декабре 2005 г. в Пхеньян прибыла официальная делегация во
главе с В. Матвиенко, в тот период пребывавшей на посту губернатора
Санкт-Петербурга.
В условиях роста напряженности на Корейском полуострове, про-
ведения КНДР ракетных и ядерных тестов отношения двух стран во
второй половине 2000-х гг. испытали некоторое охлаждение. По всей
видимости, северокорейская сторона ожидала большей поддержки от
официальной Москвы на международной арене. В свою очередь, рос-
сийская сторона стремилась применять сбалансированный подход
к ситуации на Корейском полуострое.
Экономические отношения двух стран стабилизировались, однако
их динамика оставляла желать лучшего. Во многом это было обуслов-
лено наличием у Северной Кореи государственного долга перед СССР,
а соответственно, и перед РФ как его правопреемницей. Номиналь-
ная сумма долга составляла 7,78 млрд долл., увеличиваясь ежегодно
в связи с начислением процентов. Товарооборот двух стран в середине
2000-х гг. составлял 100–130 млн долл. в год, при этом наблюдался
значительный отрицательный платежный баланс КНДР. Связано

148
это было с особенностью структуры торговли: если основными статья-
ми российского экспорта являются черные металлы, нефтепродукты,
целлюлоза, азотные удобрения, то северокорейского — услуги рабочей
силы, морепродукты, текстильные изделия. Огромную роль в осущест-
влении двусторонней торговли играют региональные экономические
связи, обеспечивающие до 80% всего объема товарооборота.
В этот же период начались переговоры по осуществлению проекта
соединения Транссиба и Транскорейской железной дороги. Во многом
этому способствовал устойчивый рост межкорейской торговли, наблю-
давшийся в эти годы в связи с политикой «мира и процветания» южно-
корейского президента Но Мухёна. В 2006 г. состоялась встреча глав
железнодорожных ведомств трех стран, в ходе которой осуждались пер-
спективы реализации данного проекта. В 2008 г. было подписано со-
глашение между ОАО «РЖД» и Министерством железных дорог КНДР
о совместном восстановлении участка Хасан–Раджин. В 2008 г. совмест-
ное предприятие «РасонКонТранс» (на 70% — российское, на 30% — се-
верокорейское) начало выполнение работ по реконструкции. В октябре
2011 г. первый этап данного проекта был завершен9.
В 2011 г. состоялась официальная встреча лидера КНДР Ким Чен
Ира с президентом Д. Медведевым в столице Бурятии Улан-Удэ. Важ-
нейшим событием 2012 г. в отношениях РФ и КНДР стало списание
90% северокорейского долга, равного 11 млрд долл. Оставшуюся часть
долга (около 1 млрд долл.) планируется использовать при реализации
совместных проектов.
В официальных заявлениях постоянно декларируется, что объеди-
нение Корейского полуострова отвечает интересам России, так как, во-
первых, это устранит очаг напряженности в непосредственной близо-
сти от российской границы, а во-вторых, наша страна приобретет ново-
го перспективного экономического партнера. Так, например, во время
встречи президента Российской Федерации В.В. Путина и президента
Республики Корея Ким Дэчжуна в феврале 2001 г. большинство вопро-
сов так или иначе сводилось к общей теме межкорейского урегулиро-
вания и роли в нем России10.

9
  Завершился первый этап реконструкции железнодорожного участка Хасан–
Раджин. 13.11.2011 // URL: http://www.rzd-partner.ru/news/different/370301/ (06.05.2013).
10
  Российско-корейское совместное заявление // Проблемы Дальнего Востока.
2001. № 2.

149
Существует несколько основных сценариев возможного объедине-
ния Корейского полуострова: 1) в результате военных действий, кото-
рые могут быть спровоцированы как со стороны КНДР, так и со стороны
РК и США; 2) в результате поглощения Севера Югом; 3) в результате
длительного сотрудничества и на основе ранее разработанных формул
корейского единства при содействии США, КНР, Японии и РФ. Можно
предположить, что для Российской Федерации наиболее благоприят-
ным сценарием в современных условиях является третий, однако та-
кое развитие ситуации маловероятно. Вместе с тем сосуществование
двух корейских государств, а также участие России в шестисторонних
переговорах по вопросу урегулирования ядерной проблемы на Корей-
ском полуострове во многом обеспечивают упрочение позиций России
в регионе СВА.

2.5. КНР и КНДР: вчера, сегодня, завтра

На протяжении тысячелетий, с момента создания первых корейских


государств, Китай и Корея были соединены тесными политическими,
экономическими и культурными связями. Традиционно Корейский по-
луостров входил в сферу внешнеполитических интересов Китайской
империи. Во второй половине ХХ в. участие в Корейской войне и под-
писание Соглашения о перемирии в качестве одной из сторон сделало
КНР одним из важнейших участников ситуации вокруг полуострова.
КНДР стала своеобразным буфером, отделяющим Китай от РК и аме-
риканских военных баз. Северная Корея и Китай поддерживали тес-
ные взаимосвязи, зачастую выступая едиными фронтом против поли-
тики СССР. Так, руководство КНДР безоговорочно поддержало Китай
во время китайско-индийского пограничного конфликта в 1962 г., а
также осудило «капитулянтство» СССР во время Карибского кризиса.
Вместе с тем отношения двух государств не всегда складывались глад-
ко. Например, в период «культурной революции» в Китае в 1969 г. дело
дошло до вооруженных стычек на границе КНР и КНДР.
Особые отношения двух стран были зафиксированы в подписанном
11 июля 1961 г. Договоре о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

150
Наличие подобного документа между КНДР и СССР с одной стороны
и КНДР и КНР — с другой позволяло Ким Ир Сену лавировать меж-
ду двумя державами. Два договора очень похожи между собой, в них
зафиксированы «классические» обязательства, характерные для во-
енных союзов, прежде всего, обязательство оказать военную помощь,
если другая сторона подвергнется внешней агрессии. Однако при всех
общих чертах в документах имелись важные различия, отражавшие
разное восприятие КНДР и корейской проблемы в СССР и в Китае.
Во-первых, преамбула советско-северокорейского договора характе-
ризовала отношения СССР и КНДР как «дружественные», а преамбу-
ла договора КНР и КНДР — как «братские». Это юридически закре-
пляло определенное неравноправие в отношениях КНР и КНДР, так
как даже само слово «братский» (兄第) в китайском языке1 состоит из
двух иероглифов, первый из которых означает старшего брата (兄 сюн
в китайском варианте, 형(兄) хён в корейском), а второй — младшего (
第 ди в китайском варианте, 제(第) че в корейском). Во-вторых, главное
отличие двух договоров заключалось в сроках их действия, порядке
внесения изменений и условиях прекращения действия. Советско-
северокорейский договор был заключен на десять лет и при согла-
сии сторон мог быть продлен на последующие пятилетние периоды.
Китайско-северокорейский договор был и до сих пор остается бессроч-
ным, он будет оставаться в силе до тех пор, пока стороны не догово-
рятся о внесении в него изменений или о прекращении его действия2.
Таким образом, особый характер отношений между КНДР и КНР был
закреплен на юридическом уровне.
В конце 1970-х гг. КНР встала на новый путь социально-экономичес-
кого и политического развития. Отправной точкой нового курса был
переход к политике «открытости», провозглашенный на третьем пле-
нуме ЦК КПК 11-го созыва в декабре 1978 г. и включенный в качестве
особого положения в текст Конституции КНР 1982 г.3 Основной целью
открытости КНР зарубежным государствам являлось ускорение эконо-
мического развития страны посредством привлечения иностранного
капитала, а наряду с ним — современных технологий и знаний. Новый
1
  А также в корейском языке 형제 (хёнчже).
2
  이종석. 북한 중국 관계 1945–2000. 서울. [Ли Чжонсок. Китайско-северокорейские
отношения: 1945–2000. Сеул, 2001]. С. 56–58.
3
  Конституция КНР 1982 г. Цит. по: Законодательство Китая // URL: http://china-
lawinfo.ru/constitutional_law/constitution (07.05.2013)..

151
поворот во внешней политики Китая рассматривался как ревизионизм
и активно критиковался в КНДР.
В начале 1980-х гг. обнаружилось, что Китаю недостаточно помощи
развитых стран для проведения «социалистической модернизации», и
на XII съезде КПК в 1982 г. в качестве одной из стратегических была по-
ставлена цель активизировать экономические связи с капиталистиче-
скими государствами, в том числе с Японией и Южной Кореей. Контак-
ты Китая и Южной Кореи начались с непрямой торговли и «народной
дипломатии», прежде всего в области спортивных обменов. Развитие
последних в значительной степени стимулировало рост экономических
связей. Китайско-южнокорейский товарооборот превзошел товарообо-
рот КНР с КНДР уже в 1981 г. Китай участвовал в Азиатских и летних
Олимпийских играх, которые проводились в Сеуле в 1986 и 1988 гг.
соответственно. С 1988 г., который оказался поворотным в китайско-
южнокорейских экономических связях, Китай перешел к прямой тор-
говле с Республикой Корея.
КНР развивала отношения с РК с оглядкой на СССР. Несмотря
на то, что по объемам торговли с РК Китай значительно опережал
Советский Союз, в вопросе установления политических контактов он
намеренно следовал «на два шага позади СССР», очевидно, чтобы не
обострять отношения с КНДР. В 1991 г., после установления дипотно-
шений между Москвой и Сеулом, Китай стал крупнейшим торговым
партнером КНДР, заменив собой СССР. Такая ситуация сохраняется
до настоящего времени.
В 1992 г., после установления дипломатических отношений КНР
с Республикой Корея, между Северной Кореей и Китаем наблюдалась
определенная напряженность. Усугубляло ситуацию и то, что с 1993 г.
меняется экономическая политика КНР в отношении Севера. Китай
отказался от политики дружественных цен, торговые операции теперь
совершались в твердой валюте, что было обусловлено реформами в эко-
номической сфере КНР. В этот период общий объем торгового оборота
между двумя странами существенно снизился: если в 1993 г. он соста-
вил 900 млн долл. то в 1997 г. — 656 млн долл., а в 1998 г. уже 413 млн
долл.4 Это было связано не только с изменениями в политике Китая
по отношению к Северу, но и с общими стагнационными явлениями
4
  Choo Jaewoo. Mirroring North Korea’s Growing Economic Dependence on China:
Political Ramifications // Asian Survey. Vol. 48. No. 2 (March/Apr. 2008). Р. 346.

152
в экономике КНДР. В начале 1990-х гг. была серьезно сокращена и
продовольственная помощь Северной Корее.
Первый ядерный кризис на Корейском полуострове в 1993–1994 гг.
привел к активизации политики Китая по отношению к КНДР. По мере
разрастания конфликта с Северной Кореей Соединенные Штаты пред-
приняли ряд мер, направленных на усиление своей военной группи-
ровки на Корейском полуострове. Весной 1994 г. в Южной Корее были
размещены батальон ракетных установок «Пэтриот», два эскадрона
вертолетов «Кобра» были заменены более современными вертолетами
«АН-64 Апачи», 24 БМП М-113 были заменены на 28 танков «Брэдли»,
были развернуты двенадцать самолетов воздушной поддержки А-10.
Вторая американская пехотная дивизия получила радиолокационные
приемники GPS. Была также улучшена система коммуникаций аме-
риканских войск5. В этих условиях КНР однозначно дала понять, что
в случае конфликта поддержит северокорейскую сторону.
С 6 по 13 июня 1994 г. состоялся визит в Китай Чо Квана, члена
Политбюро Трудовой партии Кореи и начальника Генштаба воору-
женных сил КНДР. В ходе этого визита Чо Кван встретился с высшим
военным руководством Китая, в том числе с председателем и замести-
телем председателя Центральной военной комиссии, министром обо-
роны КНР, начальником и заместителем начальника Генштаба китай-
ской армии, а также с рядом высших военных чиновников. Чо Квана
принял также председатель китайской компартии Цзян Цзэминь.
В ходе этих встреч китайское военно-политическое руководство завери-
ло представителей Северной Кореи в полной поддержке линии КНДР.
Согласно западным дипломатическим источникам и сообщениям юж-
нокорейской прессы, в соответствии с Договором о дружбе, сотрудниче-
стве и взаимной помощи, Китай обещал направить на помощь Север-
ной Корее около 85 тыс. солдат в случае начала войны на Корейском
полуострове6.
КНР обещала оказать военную помощь КНДР только в том случае,
если та станет жертвой агрессии со стороны США или Южной Кореи.
5
  North Korean Military and Nuclear Proliferation’ Threat: Evaluation of the U.S.–
DPRK Agreed Framework. Joint Hearing before the Subcommittees on International Eco-
nomic Policy and Trade and Asia and Pacific of the comm. On International Relations
House of Representatives 104th Congr. 1st sess., Febr. 23, 1995. W.: GPO, 1995. P. 72.
6
  North Korea and China. Senate. June 21, 1994 // URL: http://www.fas.org/spp/
starwars/congress/1994/s940621-dprk2.htm (07.05.2013).

153
В случае же, если она сама нападет на Южную Корею, помощь Китая
ограничится поставкой в КНДР запчастей для оружия, произведенно-
го в Китае. Также китайская сторона заверила северокорейскую деле-
гацию, что КНР обеспечит поставку в Северную Корею продовольствия
и электроэнергии, если против КНДР будут введены санкции7. Пози-
ция Китая сыграла значимую роль в урегулировании кризиса, а также
в готовности как американской, так и северокорейской стороны идти
на компромиссы.
С 1996 г. усиливается экономическое взаимодействие КНР и КНДР.
В ходе визита в Китай северокорейского премьер-министра Нам Хонсо-
на было заключено Соглашение об экономическом и технологическом
сотрудничестве, которое предусматривало экономическую помощь со
стороны КНР в течение ближайших пяти лет. В двустороннюю торгов-
лю вновь вернулись «дружественные» цены, что было связано как со
стратегическими причинами (возвращение КНДР в орбиту своего пря-
мого влияния и «укрепление» буфера между Китаем и американскими
военными базами), так и с экономическими (нехватка твердой валюты
в Северной Корее).
Показательным стал официальный визит в КНР председателя пре-
зидиума Верховного народного собрания КНДР Ким Ённама в мае
1999 г. В его рамках состоялись встречи на высшем уровне с предсе-
дателем КНР Цзян Цзэминем, председателем постоянного комитета
Всекитайского собрания народных представителей. В официальных
заявлениях было указано, что передача традиционных отношений
дружбы и сотрудничества между КНР и КНДР из поколения в поколе-
ние, их наследование и развитие соответствуют совместным интересам
двух стран.
В мае 2000 г. и в январе 2001 г. состоялись два неофициальных
визита Ким Чен Ира в Китай. Если в ходе первой поездки основное
внимание было сфокусировано на предстоящем межкорейском самми-
те, то во время второй максимальное внимание было уделено проблеме
экономической реформы и технологического развития КНДР. В сентя-
бре 2001 г. Пхеньян посетил китайский лидер Цзян Цзэминь. Серия
двусторонних визитов подвела черту под временным охлаждением
отношений в начале 1990-х гг., стала свидетельством консолидации
китайско-северокорейского альянса.
7
  Ibid.

154
Позитивные сдвиги наблюдались и в экономических отношениях.
Несмотря на обвинения в ревизионизме, китайский опыт реформ рас-
сматривался в качестве приоритетного. Активно развивалось пригра-
ничное сотрудничество, в северной части КНДР создавались китайские
предприятия, на которых использовался труд северокорейских рабо-
чих. В 2000 г. объем двусторонней торговли возросл на треть, достиг-
нув цифры в 488 млн долл., а в 2004 г. он составил 1,385 млрд долл.8
С начала 2000-х гг. большая часть экономической помощи стала
поступать из Китая. Открытые данные отсутствуют, однако по различ-
ным оценкам, от 30 до 40% продовольствия и от 70 до 90% энергоре-
сурсов (прежде всего, сырая нефть) поставляется в КНДР из Китая.
Также КНР осуществляла инвестиции в северокорейскую экономи-
ку. С 2001 по 2005 гг. они возросли в 50 раз, составив в 2005 г. почти
15 млн долл. Этому способствовало подписание в 2005 г. Соглашения
о продвижении и защите инвестиций. Первоначально объектами вло-
жений были рестораны, развлекательные заведения, а уже ко второй
половине 2000-х гг. денежные потоки были направлены на развитие
инфраструктуры и реконструкцию заводов9.
Наиболее известными проектами стали развитие предприятий
в свободной экономической зоне Раджин–Сонбон, а также создание
свободной экономической зоны на границе с Китаем (в Синыйджу).
Такое взаимодействие, по мнению китайских властей, должно было,
с одной стороны, поддержать существующий режим, а с другой — спо-
собствовать постепенной модернизации экономики Северной Кореи.
Однако, несмотря на периодически объявляемые реформы, ситуация
в стране остается критической.
В апреле 2004 г. Ким Чен Ир совершил очередной неофициальный
визит в КНР. В состав северокорейской делегации входили важнейшие
военные и политические деятели страны, а цель данного визита заклю-
чалась в подтверждении альянса КНР и КНДР в условиях роста напря-
женности на полуострове. В рамках этой поездки произошла встреча
северокорейского лидера с председателем КНР Ху Цзиньтао, а также
с представителями партийно-государственной верхушки страны. По-
мимо политических вопросов, таких как обстановка на Корейском
8
  Cho Jaewoo. Op. cit. Р. 349–351.
9
  Kim Jae Cheol. The Political Economy of Chinese Investment in North Korea: A Pre-
liminary Assessment // Asian Survey. Vol. 46. No. 6 (Nov./Dec. 2006). Р. 899–903.

155
полуострове, подготовка очередного раунда шестисторонних перего-
воров, общие проблемы безопасности в регионе, обсуждалась также и
экономическая тематика10.
В свою очередь, в октябре 2005 г., в условиях дальнейшего роста на-
пряженности вокруг северокорейской ядерной программы и ситуации
вокруг ареста счетов в банке Макао, с официальным дружественным
визитом КНДР посетил китайский лидер Ху Цзиньтао. Заведующий
отделом международных связей ЦК КПК Ван Цзяжуй отметил, что
этой поездке в КНДР было уделено особое внимание. Об этом свиде-
тельствовал тот факт, что помимо встречи и проводов в аэропорту, Ким
Чен Ир сопровождал Ху Цзиньтао в ходе всех основных мероприятий,
предусмотренных программой визита11.
В рамках официальных переговоров лидеры двух стран высказа-
лись за расширение всесторонних контактов, наполнение сотрудни-
чества новым содержанием, продвижение торгово-экономического
взаимодействия, а также координацию позиций в целях защиты об-
щих интересов. В ходе визита было подписано соглашение о научно-
техническом сотрудничестве, а также соглашение о продвижении и
защите инвестиций. Военно-политическое взаимодействие двух госу-
дарств подкреплялось экономическими стимулами.
Еще один неофициальный визит Ким Чен Ира в Китай состоялся
в январе 2006 г. Основной темой обсуждений стала ситуация вокруг
шестисторонних переговоров. Председатель КНР подтвердил принци-
пиальную позицию Китая, указав, что правильный выбор заключается
в надлежащем решении вопроса мирными средствами, путем диалога.
Северокорейский лидер заявил, что КНДР желает совместно с КНР
преодолеть трудности, стоящие на пути шестисторонних переговоров12.
Таким образом, в 2004–2006 гг., на фоне обострения ситуации вокруг се-
верокорейской ядерной программы, КНР и КНДР активизировали дву-
стороннее взаимодействие, причем не только в военно-политической, но
и в экономической сфере. После ракетных запусков лета 2006 г. и пер-
вого ядерного испытания в октябре 2006 г., несмотря на официальное
10
  Неофициальный визит Ким Чен Ира в Китай. 21.04.2004 // URL: http://www.
chinaconsulate.khb.ru/rus/xwdt/04news1/t117309.htm (11.03.2013).
11
  Визит Ху Цзиньтао в КНДР завершился полным успехом. 31.10.2005. // URL:
http://russian.people.com.cn/31521/3813785.html (11.03.2013).
12
  Ху Цзиньтао и Ким Чен Ир обменялись мнениями о шестисторонних перегово-
рах.. 19.01.2006. // URL: http://russian.people.com.cn/31521/4042317.html (11.03.2013).

156
осуждение данных действия, Китай занял позицию, направленную на
недопущение принятия жестких санкций против Северной Кореи.
В 2007–2009 гг. взаимодействие двух стран осуществлялось по пар-
тийной и государственной линиям. В 2008 г. КНДР и КНР провели
совместные военно-морские учения в Желтом море. Возвращение КНДР
за стол шестисторонних переговоров и договоренности о свертывании
северокорейской ядерной программы снизили общую напряженность
в регионе. В очередной раз Пекин выступил в качестве медиатора
между КНДР и США, способствовал проведению конструктивного диа-
лога. В 2008 г. именно КНР, как принимающая сторона шестисторон-
них переговоров, получила от КНДР сведения о ее ядерных програм-
мах.
Продолжалась интенсификация экономического сотрудниче-
ства. В 2006 г. китайские инвестиции в экономику КНДР выросли до
135 млн долл., а объем двусторонней торговли в этот же период составил
1,690 млрд долл. Китай продолжал политику, нацеленную на посте-
пенное интегрирование отдельных северокорейских предприятий, рас-
положенных в приграничных районах, с производственным комплексом
КНР. Также активно оказывалась гуманитарная помощь, она достигала
40% от общей помощи Северной Корее, предоставляемой мировым со-
обществом13.
Для укрепления двусторонних связей 2009 год был объявлен го-
дом «китайско-северокорейской дружбы». Тогда же широко отмечался
60-летний юбилей установления дипломатических отношений между
КНР и КНДР. Был проведен целый ряд мероприятий, в том числе
с официальным визитом Северную Корею посетила делегация китай-
ский высших должностных лиц во главе с членом Постоянного комите-
та Политбюро ЦК КПК, премьером Госсовета КНР Вэнь Цзябао. В ходе
его встречи с Ким Чен Иром обсуждался широкий круг политических
вопросов, в том числе обострение ситуации вокруг Корейского полуо-
строва и проблема шестисторонних переговоров. Ким Чен Ир заявил
о стремлении КНДР осуществить полную денуклеаризацию полуостро-
ва и путем двусторонних переговоров с США прекратить враждебные
отношения между двумя странами14.
13
  Choo Jaewoo. Op.cit. P. 352–368.
14
  Забровская Л. Китай и КНДР: курс на сохранение регионального статус-кво //
Проблемы Дальнего Востока. 2009. № 6. С. 26–33.

157
В целом, несмотря не дестабилизацию ситуации в регионе в связи
с ракетными и ядерными испытаниями КНДР в 2009 г., двумя воен-
ным инцидентами между Югом и Севером в 2010 г., Китай достаточно
сдержанно реагировал на данные события и стремился не допустить
слишком жесткого давления на Северную Корею со стороны Вашингто-
на, Сеула и Токио. В рамках СБ ООН, а также на совещаниях МАГАТЭ
китайские официальные лица указывали на то, что ситуация вокруг
северокорейской ядерной программы должна решаться дипломати-
ческим путем. Также было подчеркнуто, что КНДР, являясь суверен-
ным государством, обладает правом на мирное использование атомной
энергии после того, как она вернется в ДНЯО15.
Однако в целом начиная с испытаний 2006 г. в китайском эксперт-
ном сообществе ведутся достаточно активные дискуссии о том, стоит
ли присоединиться к политике санкций. В этот период все отчетливее
звучат мысли о том, что КНР должна изменить подход к северокорей-
ской ядерной проблеме. После вторых ядерных испытаний в 2009 г.
среди китайских специалистов по проблематике КНДР мнение о том,
что Китай должен жестко пресекать дальнейшую деятельность Север-
ной Кореи по развитию ее ядерной программы, резко усилилось16.
Кризис 2009 г. имел существенные отличия от кризиса 2006 г. КНР
активно поддерживала дипломатические пути решения проблемы и
в том и в другом случае, основным инструментом должны были стать
шестисторонние переговоры. Но если в 2006 г. Северная Корея в це-
лом одобряла данный формат, то в 2009 г. было заявлено, что отказ от
ядерного оружия невозможен, а формат шестисторонних переговоров
себя исчерпал. Связано это было, по всей видимости, как с ужесточе-
нием линии Вашингтон–Сеул–Токио по отношению к Пхеньяну, так
и с внутриполитическими событиями в КНДР. В этот период все ак-
тивней обсуждаются проблемы со здоровьем северокорейского лидера
Ким Чен Ира, а также вопрос о гипотетическом преемнике. Поэтому
ужесточение позиции Пхеньяна могло быть связано с необходимо-
стью эффективной передачи власти в условиях нарастающей военно-
политической напряженности в регионе.
15
  Snyder S., Byun See-Won. Pyongyang Tests Beijing’s Patience // URL: http://csis.
org/files/publication/0902qchina_korea.pdf (12.03.2013).
16
  Xiang Tang. Many Chinese Academics Support Harsher Sanctions against North
Korea // Global Times. 26.05.2009 // URL: http://world.huanqiu.com/roll/2009-05/471241.
html (12.03.2013).

158
В 2010–2011 гг. произошла интенсификация взаимодействия КНР
и КНДР на самом высшем уровне. За этот период Ким Чен Ир посетил
Китай три раза, причем два визита состоялись в начале и в конце мая
2010 г. Они проходили в обстановке повышенной секретности и вы-
звали большое количество обсуждений в мировом сообществе. В ходе
визита 3–7 мая 2010 г. Ким Чен Ир посетил Пекин, Тяньцзинь и про-
винцию Ляонин. Во время пребывания в столице КНР два лидера про-
вели переговоры. Акцент данной поездки был сделан на экономиче-
ском аспекте. Ким Чен Ир дал указание сопровождающим его лицам
скрупулезно изучить китайскую практику и опыт в реконструкции
старых промышленных баз в Северо-Западном Китае, а сам совершил
неофициальный визит в Китай17.
Следующий неофициальный визит состоялся 26–30 августа 2010 г.
На встрече Ким Чен Ира и Ху Цзиньтао в Чанчуне 27 августа китай-
ский лидер предложил план по укреплению двусторонних отношений,
состоящий из трех пунктов: поддержание контактов на высшем уров-
не, углубление торгово-экономического сотрудничества, укрепление
стратегической координации. Также была подчеркнута необходимость
продолжать консультации по региональным и международным про-
блемам18. В некоторых новостных лентах была информация о том, что
участие в данной поездке принимал третий сын Ким Чен Ира, Ким
Чен Ын, предполагаемый преемник на посту руководителя страны.
Однако в официальных источниках сведений об этом не содержалось.
В ноябре 2010 г., после инцидента вокруг артиллерийского обстре-
ла Ёнпхёндо, китайские власти приложили максимальные усилия для
того, чтобы не допустить эскалации конфликта и смещения его в во-
енную плоскость. В ноябре–декабре 2010 г. высокопоставленный член
Госсовета КНР Дай Бинго посетил сначала Сеул, а затем Пхеньян.
В ходе встреч с южнокорейским президентом Ли Мёнбаком и североко-
рейским лидером Ким Чен Иром китайский представитель стремился
снизить накал напряженности между двумя Кореями. Проблемы меж-
корейского взаимодействия обсуждались в ходе американо-китайского
саммита в январе 2011 г., необходимость вернуть стороны за стол пере-
17
  Ким Чен Ир совершил неофициальный визит в Китай // Жэньминь жибао
онлайн. 07.05.2010 // URL: http://russian.people.com.cn/31521/6977367.html (11.03.2013).
18
  Председатель КНР Ху Цзиньтао провел переговоры с лидером КНДР Ким Чен
Иром // Жэньминь жибао онлайн. 31.08.2010 // URL: http://russian.people.com.cn/31521/
7122890.html (11.03.2013).

159
говоров была указана в итоговом заявлении. В целом можно сказать,
что северокорейская проблематика становится еще одним камнем
преткновения в американо-китайских отношениях последних лет.
В 2011 г., в год 50-летия подписания Договора о дружбе, сотруд-
ничестве и взаимной помощи между КНР и КНДР, Ким Чен Ир со-
вершил поездку Китай в седьмой раз с 1994 г. 20–26 мая северокорей-
ский лидер посетил с неофициальным визитом Пекин, а также про-
винции Хэйлузцян, Цзилинь и Цзянсу. В ходе встречи двух лидеров Ху
Цзиньтао высоко оценил двусторонние отношения. Он заявил, что за
последнее время стороны углубили торгово-экономическое сотрудни-
чество, активизировали гуманитарные обмены, скоординировали свои
позиции относительно ситуации на Корейском полуострове, а также по
другим региональным вопросам.
В рамках визитов высших официальных государственных и пар-
тийных деятелей, приуроченных к торжественной дате подписания
договора, было сказано, что традиционно дружественные отношения
КНР и КНДР вышли на новый, более высокий уровень. В конце авгу-
ста 2011 г. Ким Чен Ир посетил Северо-Восточный Китай. В процессе
этой поездки он встретился с членом Госсовета КНР Дай Бинго. В сен-
тябре в Китай приехал Чхве Ёнрим, член Президиума Политбюро ЦК
ТПК, с 2010 г. занимающий должность премьер-министра Админи-
стративного совета КНДР.
Усиление давления на Северную Корею, введение экономических
санкций, резкое снижение взаимодействия с Югом неизбежно приве-
ли к возрастанию роли Китая в северокорейской экономике. В 2010 г.
объем двусторонней торговли составил 3,5 млрд долл. Экспорт КНДР
в Китай составил 1,2 млрд долл., при этом в его структуре возросла
доля полезных ископаемых, прежде всего каменного угля. Импорт из
Китая возрос до 2,3 млрд долл., традиционно его основу составили зер-
новые и топливо. В 2011 г. объем двусторонней торговли составил око-
ло 6 млрд долл. Доля Китая во внешнеторговом балансе КНДР в на-
стоящее время превышает 50%19.
В конце 2010 г. китайская государственная компания Shangdi
Guanqun Investment подписала соглашение, по которому она плани-
рует вложить 2 млрд долл. в создание свободной экономической зоны
19
  Кирьянов О.В. У КНДР осталась одна опора — Китай // Азия и Африка сегодня.
2012. № 6. С. 24–25.

160
в северокорейском городе Расон. Это крупнейший инвестиционный
проект, который будет осуществлен между КНР и КНДР. На первом
этапе около 300 млн долл. будет вложено в создание инфраструктуры.
В дальнейшем планируется строительство электростанций, нефтеза-
водов, металлургических заводов, разработка минеральных ресурсов,
в том числе редкоземельных металлов. Помимо этого, осуществляются
инвестиции в трехсторонний проект РФ–КНР–КНДР Раджин–Сонбон.
В 2011 г. были достигнуты договоренности о создании экономических
зон на островах Хвангумпхён и Вихва.
19 декабря 2011 г. все мировые информационные агентства облете-
ла новость о смерти руководителя КНДР Ким Чен Ира. Вновь, как и
в далеком 1994 г., возник вопрос о том, сумеет ли северокорейской ру-
ководство консолидировать власть и сохранить существующий режим.
В этот период начинаются особенно острые дискуссии о том, не приве-
дет ли сложившаяся ситуация к чрезмерному вмешательству КНР во
внутриполитические дела Северной Кореи.
Уже 20 декабря высшие должностные лица КНР включая Ху Цзинь-
тао посетили посольство КНДР в Пекине. В официальном соболезновании
китайские власти выразили надежду на то, что КНДР в едином порыве
сплотится под руководством ТПК и товарища Ким Чен Ына, преемника
своего отца. Таким образом, руководство КНР официально признавало
нового наследника, чье постепенное продвижение по вертикали власти
началось еще в 2008–2009 гг. Глава МИД КНР провел телефонные пе-
реговоры со своими коллегами из России, Японии, США, Южной Кореи,
в ходе которых были достигнуты договоренности о проведении совмест-
ной политики по обеспечению безопасности на Корейском полуострове.
В китайском экспертном сообществе в этот период активно обсуж-
дался вопрос, насколько успешно будет осуществлен транзит власти.
Ким Чен Ын, не достигший еще и 30 лет, часть своей жизни проведший
в учебных заведениях за пределами КНДР, на тот момент едва ли об-
ладал достаточным политическим весом среди северокорейского поли-
тического истеблишмента. Высказывалось мнение, что в этих условиях
особенно возрастет значение двусторонних связей между КНР и КНДР20.

20
  Liangui Zhang. Neighboring countries of North Korea will watch for further action
// Global Times. 19.12.2011 // URL: http://www.globaltimes.cn/NEWS/tabid/99/ID/689007/
Zhang-Liangui-Neighboring-countries-of-North-Korea-will-watch-for-further-action.aspx
(12.05.2013).

161
В апреле 2012 г., после неудачного запуска северокорейского спут-
ника с помощью трехступенчатой баллистической ракеты в обход ре-
золюций ООН 2006 г. и 2009 г., стало очевидно, что новый североко-
рейский лидер стремится заявить о себе как о достойном наследнике
своего деда и отца. Еще в начале 2012 г. среди российских специали-
стов существовало мнение, что смена власти и необходимость упрочить
свое политическое положение приведут к эскалации ситуации на Ко-
рейском полуострове.
В первой половине 2012 г. официальные контакты на высшем уров-
не между КНР и КНДР практически отсутствовали. По всей видимо-
сти, это было обусловлено как траурными мероприятиями в Северной
Корее, так и подготовкой к смене власти в Китае, где пятое поколение
политиков должно было занять высшие государственные должности.
Лишь летом 2012 г. контакты на высшем уровне возобновились. В кон-
це июля – начале августа Пхеньян посетила делегация во главе с за-
ведующим отделом международных связей ЦК КПК Ван Джаруем.
В ходе его встречи с Ким Чен Ыном, на которой обсуждались вопро-
сы двусторонних отношений, была выражена надежда, что китайско-
северокорейская дружба «будет цвести и принесет богатые плоды».
Знаковым стал августовский визит в Китай Чан Сонтхэка, занимав-
шего должность заведующего организационным отделом ЦК ТПК, —
одну из высших в северокорейской иерархии. Именно Чан Сонтхэк,
по мнению А. Ланькова, играл, и возможно, играет, ключевую роль
в окружении молодого северокорейского лидера. В Пекине состоялась
его встреча с председателем КНР Ху Цзиньтао и премьером Госсовета
Вэнь Цзябао. В ее рамках обсуждался широкий круг вопросов, акцент
был сделан на экономическом сотрудничестве двух стран.
События, связанные с успешным запуском северокорейского спут-
ника в декабре 2012 г. и третьим ядерным испытанием в феврале
2013 г. привели не только к эскалации конфликта в регионе, но и по-
явлению напряженности в отношениях КНР и КНДР. Традиционно
Китай стремился не допустить слишком сильного нажима на североко-
рейскую сторону со стороны как США, Южной Кореи и Японии, так и
всего мирового сообщества.
В 2013 г. ситуация начала меняться. Вскоре после успешного запу-
ска спутника в декабре 2012 г. СБ ООН принял резолюцию 2087, осуж-
дающую действия КНДР, при этом было указано, что санкции могут

162
быть расширены и ужесточены. КНР голосовала за принятие данной
резолюции. В ответном заявлении Государственного комитета оборо-
ны КНДР прозвучала мысль о том, что политика США вошла в новую
опасную фазу, а другие члены СБ ООН как марионетки слепо голосуют
«за»21. Тем самым власти КНДР недвусмысленно дали понять, что по-
зиция Китая в данном случае рассматривается крайне негативно.
После третьих ядерных испытаний, в конце февраля 2013 г. в га-
зете “Financial Times” была напечатана статья “China Should Abandon
North Korea” (Китай должен отказаться от Северной Кореи)22. В статье
Дэн Юйвэня, заместителя главного редактора китайской газеты “Study
Times”, представляющей собой печатный орган партийной школы ЦК
КПК, было указано пять причин, по которым КНР должна пересмо-
треть свою политику по отношению к КНДР и отказаться от поддержки
Пхеньяна. Впоследствии появилась информация, что Дэн Юйвэнь был
освобожден от занимаемой должности после этой публикации. Тем не
менее эти события продемонстрировали, что в Китае существуют раз-
личные подходы к отношениям с Северной Кореей и не все они благо-
приятны для последней.
7 марта 2013 г. Совет Безопасности ООН единогласно принял ре-
золюцию 2094, в рамках которой были серьезно ужесточены санкции
в отношении КНДР, прежде всего ее финансовой и торговой деятель-
ности. Уже 13 марта представитель МИД КНР сообщил, что Китай
приступил к выполнению резолюции практически в полном объеме.
Вскоре стало известно, что КНР прекратила поставки сырой нефти в
Северную Корею23. Насколько это было обусловлено эскалацией кризи-
са, неизвестно. В последний раз похожая ситуация наблюдалась в 2007
г., и (по непроверенным данным) целью прекращению поставок было
возвращение КНДР за стол шестисторонних переговоров.

21
  The National Defense Commission (NDC) of the DPRK issued a statement on
Thursday. Pyongyang, January 24 2013 Juche 102 (KCNA) // URL: http://www.kcna.
co.jp/index-e.htm (12.05.2013).
22
  Yuwen Deng. China Should Abandon North Korea // Financial Times. 27.02.2013
// URL: http://www.ft.com/intl/cms/s/0/9e2f68b2-7c5c-11e2-99f0-00144feabdc0.html#axzz
2S9g30KtT (12.05.2013).
23
  Китай прекратил поставки сырой нефти в СК. KBS WORLD. 25.03.2013 //
URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_In_detail.htm?lang=r&id=In&No=30061
&current_page=9 (31.03.2013).

163
В апреле появилась информация, что впервые китайская сторона
не отправила в Северную Корею продовольственную помощь, тради-
ционно поставляемую ко дню рождения Ким Ир Сена24. Также власти
Китая взяли под жесткий контроль деятельность представительств се-
верокорейских банков на территории КНР. Фактически им было запре-
щено заниматься финансовыми операциями, так как по своему статусу
они могли лишь получать деньги из КНДР для обеспечения текущей
деятельности. На деле они играли роль полноценных филиалов, ис-
пользуемых для банковских транзакций. Был усилен досмотр северо-
корейских граждан при пересечении границы, что практически свело
на нет возможность перевозить крупные суммы наличностью25.
По наблюдениям А. Ланькова, совершившего в марте 2013 г. по-
ездку вдоль китайско-северокорейской границы, произошло серьезное
усиление мер по ее охране. Тенденция к этому появилась еще в 2010 г.,
и по всей видимости, была во многом обусловлена проблемой североко-
рейских беженцев, одной из наиболее острых в двусторонних отноше-
ниях как КНДР и КНР, так и РК и КНР26.
В настоящее время официальный Пекин призывает к скорейшему
возобновлению переговоров и урегулированию ситуации дипломати-
ческим путем. При этом новый китайский лидер Си Цзиньпин заявил,
что «ни одной стране в мире не должно быть позволено сбросить регион
или даже всю планету в пучину хаоса из-за чьих либо эгоистичных
интересов»27.
Отношения КНР и КНДР складываются достаточно противоречиво.
По всей видимости, это может быть обусловлено сменой власти, которая
произошла в обеих странах. Новое поколение китайских руководителей
во главе с Си Цзиньпином и Ли Кэцяном придерживается прагматиче-
ской линии. Основная задача последнего десятилетия — превращение
Китая в сверхдержаву — требует взвешенного подхода к формирова-
нию внешнеполитического курса. Превращение во влиятельного миро-
24
  Политика Китая в отношении СК становится все более жесткой // KBS WORLD.
15.04.2013 // URL: http://world.kbs.co.kr/russian/news/news_In_detail.htm?No=30527
&id=In (21.04.2013).
25
  Кирьянов О. Власти Китая взялись за северокорейские банки // Российская
газета. 19.03.2013.
26
  Lankov A. On Sino-Korean Border // The Korea Times. 24.03.2013 // URL: http://
koreatimes.co.kr/www/news/opinon/2013/04/304_132661.html (12.05.2013).
27
  Кирьянов О. США не стали провоцировать КНДР // Российская газета. 07.04.2013.

164
вого игрока дает не только привилегии, но и предъявляет обязанности,
в том числе связанные и с ядерным нераспространением.
В свою очередь, молодой северокорейский лидер в стремлении на-
растить политический капитал как в своей стране, так и за ее предела-
ми, проявил готовность к обострению ситуации. Интересы двух сторон
на данном этапе не совпадают, однако это не значит, что такая тенден-
ция сохранится надолго.
В краткосрочной перспективе Китай будет стремиться вернуть Се-
верную Корею за стол переговоров, используя инструменты как эко-
номического, так и политического давления. Эскалация конфликта и
возможное вмешательство в него США вызывают серьезные опасения
в Пекине, так как могут привести к дестабилизации ситуации в ре-
гионе, военной и гуманитарной катастрофе на Корейском полуостро-
ве, а также сделать вероятным выход американских войск на границы
с КНР. В среднесрочной перспективе КНР заинтересована в сохранении
статус-кво на Корейском полуострове. Именно этим будет обусловлена
дальнейшая поддержка северокорейского режима. Дискуссии о ее це-
лесообразности будут и дальше периодически возникать в экспертном
сообществе, однако едва ли они смогут оказать решающее влияние на
принятие внешнеполитических решений. Скорее, они могут сыграть
роль еще одного рычага политического давления на КНДР.
В долгосрочной перспективе КНР заинтересована в постепенной
мягкой трансформации северокорейского экономического строя. Одна-
ко такой транзит может привести к ряду проблем, а также быть свя-
занным со значительными трудностями. Во-первых, как указывает
А. Ланьков, экономические реформы в КНДР могут привести к краху
ныне существующего северокорейского политического строя28. Коллапс
КНДР неизбежно будет связан со стремлением как США, так и КНР
максимально контролировать ситуацию, что может привести к кон-
фронтации между последними. Во-вторых, в целом экономические ре-
формы в Северной Корее «по образу и подобию» китайских представ-
ляются маловероятными. Отсутствует огромное количество факторов,
в свое время способствовавших стремительному росту китайской эко-
номики. Это и особая роль китайских граждан за рубежом (хуацяо),
28
  Ланьков А. Куда ведут Северную Корею реформы Ким Чен Ына // URL: http://
slon.ru/world/kuda_vedut_severnuyu_koreyu_reformy_kim_chen_yna-827006.xhtml
(12.05.2013).

165
и благоприятная мировая экономическая конъюнктура 1990-х гг., и
связанный с ней поток прямых иностранных инвестиций, и целый ряд
принципиальных различий в структуре экономики в целом и в струк-
туре производства в частности. Первоначально реформирование в КНР
начиналось с аграрного сектора, далее шла легкая промышленность.
В Северной Корее структура экономики такова, что значительную ее
часть составляет тяжелая промышленность, в том числе работающая
на оборону. До настоящего времени попытки проведения реформ с Се-
верной Корее не отличались высокой эффективностью.
Традиционно на протяжении веков территория Корейского по-
луострова входила с сферу непосредственных интересов Китайского
государства. В политической риторике китайских лидеров часто мож-
но услышать старинную поговорку, что «Китай и Корея — как зубы
и губы», что подчеркивает важность КНДР для обеспечения безопас-
ности КНР. Несомненно одно — роль Китая на Корейском полуострове
будет расти и дальше.

2.6. Северная Корея и Япония:


проблемы и перспективы

Историческое прошлое оказывает серьезное влияние на динами-


ку японо-северокорейских отношений. До сих пор корейцы помнят об
Имчжинской войне 1592–1598 гг., когда японские войска вторглись на
территорию Корейского полуострова с целью последующего завоева-
ния Китая. Память о колониальной эпохе, стремление любыми, в том
числе и ядерными средствами сохранить свою независимость, взаим-
ное недоверие — это наследие периода аннексии. Ким Ир Сен начинал
свою политическую деятельность в качестве одного из руководителей
антияпонского партизанского движения, что впоследствии не могло не
отразиться на официальной идеологии КНДР. До сих пор в Северной
Корее наиболее неблагоприятный сонбун (особая разновидность соци-
альной группы в Северной Корее) определяется сотрудничеством пря-
мых потомков по мужской линии с японскими оккупантами. Активная

166
помощь Японии союзникам, прежде всего Соединенным Штатам, вое-
вавшим против КНДР в период Корейской войны, также сыграла свою
негативную роль в восприятии этой страны в Северной Корее.
В свою очередь, Япония также имеет целый ряд претензий к КНДР.
Самый болезненный вопрос связан с похищением японских подданных
северокорейскими агентами в 1970–1980-е гг. Вплоть до 2002 г. данная
информация не была подтверждена. На сайте МИД Японии указано,
что проблема похищений — одна из важнейших и связана с сувере-
нитетом страны. Действующая в 1970–1990-е гг. леворадикальная
террористическая организация Красная армия Японии подозревалась
в связях с Северной Кореей. Предполагалось, что отдельные участни-
ки данной организации могли находить убежище в КНДР.
На территории Японии проживает значительная корейская диаспо-
ра. Ее появление связано с периодом оккупации, когда часть корейцев
была мобилизована для работы на военных объектах, часть — уехала
добровольно в поисках лучшей жизни. К концу Второй мировой войны
на Японских островах проживало около 2 млн корейцев, после капиту-
ляции далеко не все из них вернулись на родину.
В настоящее время в Японии проживает около 600 тыс. корейцев,
они представляют собой самую крупную диаспору в моноэтническом
японском обществе. При этом большинство из них не имели японско-
го подданства и были вынуждены выбирать между гражданством РК
и КНДР, что привело к расколу внутри корейской диаспоры. Около
75% ее членов вступили в созданную в 1955 г. просеверокорейскую
организацию Всеобщая ассоциация корейцев Японии (Чэчхонърён) и
автоматически получили гражданство КНДР. Постепенно данное со-
отношение изменилось, в 1989 г. около 400 тыс. корейцев, прожива-
ющих в Японии, были гражданами Республики Корея1. В настоящее
время неопределенность правового статуса северокорейских граждан,
последствия репатриации 1960-х гг. отрицательно влияют на двусто-
ронние контакты.
Вместе с тем в 1960–1980-е гг. на негосударственном уровне отно-
шения двух стран развивались достаточно активно. Всеобщая ассо-
циация корейцев Японии (Чэчхонърён) фактически играла роль по-
сольства Северной Кореи в Японии. Оппозиционная Социалистиче-
1
  Ким Г.Н. Натурализация и численность корейцев в Японии (1946–2000 гг.) //
URL: http://world.lib.ru/k/kim_german_nikolaewich/23.shtml (13.03.2013).

167
ская партия Японии поддерживала связи с Трудовой партией Кореи.
Развивались экономические отношения через третьи страны, в 1980-е гг.
двусторонний товарооборот составлял около 200–500 млн долл. ежегод-
но. Японские частные компании принимали участие в строительстве
промышленных объектов на территории КНДР. Экономические труд-
ности Северной Кореи привели к появлению задолженности в размере
300 млн долл. к концу 1980-х гг., что привело к частичному сокраще-
нию сотрудничества2.
В условиях трансформации системы международных отношений
в конце 1980-х гг. Япония была крайне заинтересована в нормализа-
ции отношений с Северной Кореей, что являлось приоритетной зада-
чей японской внешней политики. Для установления дипотношений
было необходимо урегулировать целый комплекс проблем. К этим про-
блемам, актуальным до настоящего времени, относятся: извинения и
компенсация со стороны Японии за колониальное прошлое; проблема
похищения японских подданных северокорейскими спецслужбами;
статус северокорейских граждан в Японии; японские санкции, нало-
женные на КНДР после терактов в отношении РК в 1980-е гг.; необ-
ходимость пересмотра договора между Японией и Южной Кореей от
1965 г., согласно которому Япония признает РК единственно законным
государством на полуострове.
В 1989 г. Япония сняла часть экономических санкций с Северной
Кореи, были смягчены правила, регулирующие обмены между этими
странами. Произошел пересмотр статьи 3 Договора об основах отноше-
ний между РК и Японией, Республика Корея перестала рассматривать-
ся как единственно законное правительство на территории Корейского
полуострова. В сентябре 1990 г. состоялся официальный визит в КНДР
японской делегации, в ее состав вошли представители Либерально-
демократической партии Японии и Социалистической партии Япо-
нии. Делегацию возглавил влиятельный японский политик Канэма-
ру Син. Представители японских партий провели серию переговоров
с верхушкой Трудовой партии Кореи, по итогам этих переговоров была
подписана так называемая Трехсторонняя совместная декларация.
В документе стороны зафиксировали необходимость принесения из-
винений и выплаты компенсаций со стороны Японии за колониальное
2
  Япония в Восточной Азии: внутренне и внешнее измерение / под ред. А.В. Лу-
кина М.: МГИМО (Универститет), 2009. С. 205–227.

168
прошлое, также была указана необходимость проведения переговоров
на правительственном уровне для установления дипотношений3.
Следует подчеркнуть, что инициатива в этом вопросе исходила от
самого Ким Ир Сена, что в некоторой степени было неожиданным для
японской делегации. По всей видимости, определяющим фактором для
такого шага стало установление дипотношений между Москвой и Сеу-
лом, которое произошло именно в этот период и подтолкнуло Пхеньян
к активным действиям на международной арене. Более того, на встре-
че с министром иностранных дел СССР Э. Шеварднадзе его североко-
рейский коллега Ким Ённам заявил, что в случае установления дипло-
матических отношений между СССР и РК, Северная Корея поддержит
сторону Японии в споре относительно «северных территорий».
Официальные встречи по поводу нормализации отношений между
Токио и Пхеньяном начались в 1991 г., однако после восьми раундов
переговоров они были прерваны. Северокорейская сторона требовала
внести в официальный текст соглашений извинения за колониальную
политику, а также подтверждения о выплате компенсаций. Японская
сторона стремилась увязать переговоры с обсуждением ядерной про-
граммы КНДР, а также с перспективами межкорейского диалога.
Камнем преткновения стал вопрос о японской подданной, похи-
щенной спецслужбами КНДР. Северокорейская сторона отрицала
свою причастность и под предлогом необоснованных обвинений вы-
шла из переговоров. Однако представляется, что основным мотивом
прекращения контактов стало обсуждение северокорейской ядерной
программы и стремление увязать подписание мирного договора с ее
свертыванием. Тем не менее контакты были установлены, Северная
Корея приобрела новые возможности для маневров.
Первый ядерный кризис 1993–1994 гг. серьезно осложнил отноше-
ния между Пхеньяном и Токио. Япония не только осудила КНДР за
выход из ДНЯО, но и ввела экономические санкции, направленные
на предотвращение развития северокорейской ядерной программы.
Данные действия вызвали крайне негативную реакцию в Пхеньяне.
Урегулирование первого ядерного кризиса и подписание Рамочного
соглашения 1994 г. ситуацию нормализовали. Япония вошла в кон-
сорциум КЕДО в качестве одного из основных участников и должна
3
  Japan and Multilateral Diplomacy / ed. by Ph. Regnier and D. Warner. Burlington:
Ashgate Publishing Company, 2001.

169
была вложить 1,2 млрд долл. в проект создания двух легководородных
реакторов для КНДР.
Экономические отношения двух стран в 1990-е гг. развивались
неравномерно. После вступления в силу Закона о совместных пред-
приятиях, принятого в КНДР в 1984 г., началось активное создание
северокорейско-японских проектов, однако большинство из них оказа-
лись малоэффективными. В условиях, когда экономические отноше-
ния с Россией фактически сошли на нет, в 1993 г. Япония стала вто-
рым крупнейшим торговым партерном Северной Кореи после Китая.
В 2000 г. товарооборот между двумя странами достиг 463,7 млн долл.
Япония предоставляла КНДР гуманитарную помощь: в 1996 г. было
предоставлено 6 млн долл., в 1997 г. через Всемирную продовольствен-
ную программу Северной Корее была оказана продовольственная
поддержка в размере 27 млн долл.4 В инвестиционной сфере никаких
существенных изменений не происходило, хотя иногда от представи-
телей японских компаний можно было услышать, что вложения в раз-
витие инфраструктуры КНДР могли бы быть прибыльным. Однако вы-
сокие риски, а также конкуренция со стороны инвестиционно привле-
кательных Китая и Южной Кореи приводили к практически полному
отсутствию инициативы в данной области.
События, связанные с запуском северокорейского спутника
в 1998 г., серьезно накалили обстановку. Особые опасения как среди
японского политического истеблишмента, так и среди населения вы-
зывал тот факт, что обломки первой ступени ракеты-носителя упали
в территориальные воды Японии. Против Северной Кореи были вве-
дены экономически санкции, финансирование проекта КЕДО было
временно приостановлено. Запуск ракеты-носителя имел и долгосроч-
ные последствия: именно это событие окончательно подтолкнуло Япо-
нию к участию в создании системы ПРО в Восточной Азии. В декабре
1998 г. было принято решение о совместных научно-технических ис-
следованиях Японии и США по разработке ракеты-перехватчика ново-
го поколения, что стало первым шагом на этом пути.
1999–2000 гг. стали периодом попыток постепенно нормализовать
двусторонние отношения КНДР и Японии. Этому способствовали как
политика «солнечного тепла» южнокорейского президента Ким Дэчжу-
на, так и инициативы со стороны Токио и Пхеньяна. На протяжении
4
  Япония в Восточной Азии... С. 205–227.

170
всего 1999 г. велись переговоры на неофициальном уровне. В сентябре
1999 г. Северная Корея объявила мораторий на испытание баллисти-
ческих ракет большой дальности. В свою очередь, японский парламент
одобрил возобновление финансирования проекта КЕДО по предо-
ставлению КНДР двух легководородных реакторов. В декабре 1999 г.
Северную Корею посетила японская делегация во главе с Томиити
Мураямой, с 1994 по 1996 гг. занимавшего пост премьер-министра.
В рамках этого визита было достигнуто принципиальное согласие о не-
обходимости нормализации двусторонних отношений. Важным итогом
этого периода стала отмена санкций, введенных после запуска спутни-
ка в 1998 г.
В 2000–2001 гг. двусторонние контакты продолжились по линии
Красного Креста. Были достигнуты договоренности о поиске пропав-
ших на территории КНДР японских граждан. В свою очередь, япон-
ская сторона обязалась провести расследование относительно судеб ко-
рейцев, пропавших в период колониальной оккупации. Продолжался
рост двусторонней торговли. В 2001 г. товарооборот составил 474,7 млн
долл. В этом же году Япония предоставила Северной Корее 500 тыс.
тонн продовольственной помощи.
В конце 2001 г. между Пхеньяном и Токио начались секретные
переговоры, инициированные Северной Кореей. Данная инициати-
ва стала возможной после межкорейского саммита 2000 г., в рамках
постепенного выхода КНДР из международной изоляции. Отнесение
Северной Кореи к «оси зла» также привело к стремлению Пхеньяна
укрепить свое положение в регионе. Итогом этих секретных перегово-
ров стала встреча на высшем уровне премьер-министра Японии Дзю-
нитиро Коидзуми с северокорейским лидером Ким Чен Иром.
В результате переговоров, прошедших в Пхеньяне в 17 сентября
2002 г., была подписана Пхеньянская декларация КНДР и Японии5.
Оба государства выразили твердое намерение приложить усилия для
скорейшей нормализации двусторонних отношений. Во втором пункте
было сказано, что японская сторона приносит искренние извинения за
все те страдания, которые были причинены корейскому народу в годы
колониального правления. Япония и Северная Корея подтвердили,
5
  日朝平壤宣言 平壌2002年9月17日 [Пхеньянская декларация Японии и Кореи
17 сентября 2002 г.] // URL: http://www.mofa.go.jp/mofaj/kaidan/s_koi/n_korea_02/
sengen.html (14.05.2013).

171
что они будут действовать в соответствии с международным правом,
и не будут угрожать безопасности друг друга. Стороны подтвердили
свое намерение осуществлять сотрудничество для укрепления мира и
стабильности в Северо-Восточной Азии. Северная Корея выразила на-
мерение и впредь придерживаться моратория на запуск баллистиче-
ских ракет.
В ходе переговоров обсуждался вопрос о похищении японских под-
данных. Ким Чен Ир впервые признал факт похищения, принес свои
извинения и сообщил, что из 13 человек четверо живы, восемь умерли,
сведения о въезде на территорию КНДР еще одного лица отсутству-
ют. Был признан и факт похищения Хитоми Сога, запроса о поиске
которой не производилось. Северокорейская сторона гарантировала
возвращение на родину оставшихся в живых японцев, а также обеща-
ло наказать виновных. В Пхеньянской декларации было указано, что
северокорейская сторона примет соответствующие меры для того, что-
бы в будущем инциденты, ставящие под угрозу жизнь и безопасность
японских подданных, больше не повторились6.
Первоначально сближение с КНДР и признание факта похище-
ния были положительно восприняты в Японии. Однако буквально
через несколько дней под давлением общественных организаций (На-
циональной ассоциации по спасению японских подданных, похищен-
ных Северной Кореей) официальный Токио стал активно требовать
детального расследования всех обстоятельств и выдачи остальных по-
хищенных.
Начало второго ядерного кризиса и выход КНДР из ДНЯО в янва-
ре 2003 г. привели к ухудшению северокорейско-японских отношений.
В Синей книге дипломатии японского МИД, изданной в 2003 г., угроза
со стороны Северной Кореи была обозначен как «наиболее значимый
вызов безопасности Японии»7. Товарооборот двух стран в 2003 г. сни-
зился до 160 млн долл. Поставки гуманитарной помощи были отложе-
ны. С 2003 г. стали подвергаться жесткому контролю и обязательному
досмотру все северокорейские корабли, направляющиеся в японские
порты. В январе 2004 г. в японском парламенте были приняты зако-
6
  Ministry of Foreign Affairs of Japan. Japan – North Korea Relations. Abduction
Cases of Japanese Nationals // URL: http://www.mofa.go.jp/region/asia-paci/n_korea/
abduction/index.html (13.05.2013).
7
  Diplomatic Blue Book 2003 // URL: http://www.mofa.go.jp/policy/other/bluebook/
2003/index.html (13.05.2013).

172
нодательные акты, позволяющие в случае необходимости применить
рестриктивные меры в отношении КНДР без решения ООН.
Япония включилась в шестисторонние переговоры по урегулиро-
ванию северокорейской ядерной проблемы. Позиция Токио при этом
далеко не всегда была конструктивной: японская сторона в рамках
переговоров неоднократно поднимала вопрос о похищениях, настояв
на включении данного вопроса в повестку дня. Решение ситуации с по-
хищениями было тесно увязано с предоставлением помощи со стороны
Японии. В целом японская сторона активно поддерживала позицию
США, выступая с ними на переговорах единым фронтом.
В мае 2004 г. Дзюнитиро Коидзуми совершил визит в КНДР, в ходе
которого на встрече с Ким Чен Иром обсудил вопросы, связанные с по-
хищениями, а также с развитием северокорейской ракетно-ядерной
программы. Были достигнуты договоренности, что пять членов семей
похищенных (их дети) смогут вернуться в Японию. Было назначено
новое расследование для выяснения ситуации вокруг других жертв по-
хищений. Северная Корея согласилась продлить мораторий на испы-
тание баллистических ракет. В ответ Япония согласилась осуществить
через Всемирную продовольственную программу поставки гуманитар-
ной помощи в размере 250 тонн8. Достигнутые договоренности были
негативно восприняты как в самой Японии, так и в США. Высказыва-
лись мнения, что Северная Корея получила слишком много, в то время
как ситуация с похищенными так и не была урегулирована.
В феврале 2006 г. в Пекине состоялись всеобъемлющие северо-
корейско-японские переговоры. В рамках трех параллельных сессий
обсуждались следующие проблемы: нормализация двусторонних отно-
шений и компенсации за колониальный период; похищения японских
подданных; ракетно-ядерная программа КНДР. Переговоры не при-
вели к заключению каких-либо конкретных соглашений, отношения
двух стран продолжали ухудшаться. Позиция Токио, заключавшаяся
в том, что нормализация отношений возможна только после дену-
клеаризации и решения проблемы похищений, вызвала критику со
стороны Северной Кореи. Политика Японии, связанная с постоянным
откладыванием поставки гуманитарной помощи, также негативно вос-
принималась в Пхеньяне.
8
  Гринюк В. Проблемы отношений Японии с государствами Корейского полуо-
строва // Проблемы Дальнего Востока. 2001. № 2. С. 35–46.

173
В июле 2006 г. состоялись испытания по меньшей мере семи северо-
корейских баллистических ракет средней и большой дальности. Реак-
ция Токио последовала незамедлительно: были введены односторон-
ние санкции, в том числе экономические, помимо этого было прервано
морское пассажирское сообщение между двумя странами, наложены
строгие ограничения на визиты северокорейских граждан, в том числе
официальных лиц, в Японию. Данные меры были дополнены резолю-
цией СБ ООН № 1695. В этот период в японском обществе все большей
популярностью начинают пользоваться идеи превентивных действий
против Северной Кореи. В конце сентября к власти приходит Синдзо
Абэ, сильный лидер, выступающий за пересмотр пацифистской Кон-
ституции Японии.
Ядерные испытания, состоявшиеся в октябре 2006 г., привели к даль-
нейшему развитию кризиса как в региональном измерении, так и в рам-
ках двусторонних отношений КНДР и Японии. Были усилены действую-
щие односторонние меры, в том числе был запрещен вход северокорей-
ских судов в японские территориальные воды, импорт товаров из КНДР
был прекращен, были введены финансовые санкции против отдельных
компаний. Японская сторона приняла активное участие в выработке
режима санкций, содержащейся в резолюции СБ ООН № 1718. Также
были предприняты попытки перевести проблему похищений из двусто-
ронней плоскости в международную — как нарушения прав человека.
В феврале 2007 г. состоялся очередной раунд шестисторонних пере-
говоров в Пекине, в ходе которого было решено, что Северная Корея
и Япония возобновят переговоры о нормализации отношений. Токио
пытался оспаривать отдельные договоренности, достигнутые в рам-
ках Пекинских соглашений, в том числе исключение КНДР из списка
стран-спонсоров терроризма. Также Япония четко дала понять, что не
предоставит никакой помощи до тех пор, пока не будет решена про-
блема ее похищенных подданных. Пхеньян неоднократно заявлял, что
своими действиями Токио создает препятствия на пути урегулирова-
ния ситуации вокруг северокорейской ядерной программы9.
В марте и сентябре 2007 г. состоялись два заседания рабочей группы
по нормализации двусторонних отношений, внимание японской сторо-
ны было сфокусировано на проблеме похищения людей. Северокорей-
ская сторона отказалась обсуждать вопросы в таком ключе, переговоры
9
  Там же.

174
окончились безрезультатно. Япония продлила односторонние санкции
и одновременно стремилась оказать давление на США с целью не до-
пустить исключения КНДР из списка стран-спонсоров терроризма.
Смена кабинета министров и приход к власти Фукуда Ясуо в сентябре
2007 г. рассматривались как возможность изменить ситуацию. На вто-
ром межкорейском саммите 2007 г. Ким Чен Ир заявил Но Мухёну, что
следует оценить, какую позицию по отношению к КНДР займет новый
кабинет, прежде чем совершать какие-либо ответные шаги.
Весной 2008 г. в японском парламенте на основе коалиции пред-
ставителей правящих и оппозиционных партий была сформирована
Лига по способствованию нормализации отношения Японии и Се-
верной Кореи. Это событие, а также шаги, предпринятые КНДР для
реализации Пекинских соглашений, общее снижение напряженности
в регионе способствовали тому, что летом 2008 г. состоялись рабочие
консультации между двумя странами. Благодаря взвешенному под-
ходу, сформировавшемуся в рамках политики правительства Фукуды,
вопрос о похищенных обсуждался в рамках вопроса нормализации, а
не как ее предварительное условие10. Это позволило изменить и севе-
рокорейскую позицию, согласно которой вопрос о похищенных уже был
решен в 2002–2004 гг. Было принято решение о возобновлении рассле-
дования, однако отставка кабинета Фукуда Ясуо привела к тому, что
Северная Корея приостановила выполнение принятых соглашений.
После того, как США исключили КНДР из списка стран-спонсоров
терроризма, новый кабинет Таро Асо вновь ужесточил политику по от-
ношению к Северу. Действия Соединенных Штатов рассматривались
как ущемление интересов безопасности Японии. Изначально Токио
настаивал на том, что исключение возможно только после разрешения
ситуации с похищениями людей. Вновь этот вопрос стал краеугольным
камнем в процессе нормализации отношений с КНДР. В свою очередь,
Северная Корея стремилась исключить Японию из шестисторонних пе-
реговоров, обвиняя в том, что ее деструктивная позиция мешает пере-
говорному процессу.
События апреля–мая 2009 г., связанные с запуском баллистиче-
ских ракет и вторым ядерным испытанием, привели к дальнейшему
ухудшению двусторонних отношений. Вводились новые санкции, в том
10
  Kang D., Lee Ji-Young. Japan-Korea Relations: Tentative Improvement through
Pragmatism // URL: http://csis.org/files/media/csis/pubs/0802qjapan_korea.pdf (13.05.2013).

175
числе финансовые, было наложено эмбарго не только на импорт, но и
на экспорт товаров из Северной Кореи. В японской Синей книге дипло-
матии за 2010 г. было указано, что в число факторов нестабильности
входит развитие ракетно-ядерной программы КНДР11.
События 2010 г., связанные с затоплением южнокорейского корвета
«Чхонан» и артиллерийским обстрелом Ёнпхёндо, привели к дальней-
шему ужесточению финансовых санкций. Также было решено усилить
контроль для предотвращения непрямого импорта-экспорта из Се-
верной Кореи через третьи страны. Действенность этих санкций была
весьма условной: экономические отношения между КНДР и Японией
за 2000-е гг. серьезно пострадали. В 2006 г. товарооборот составлял
120 млн долл., уменьшившись по сравнению с 2003 г. практически
в три раза.
Природные катаклизмы в Японии и последовавшая за этими собы-
тиями авария на атомной станции Фукусима-1 привели к снижению
внешнеполитической активности страны. Северная Корея по линии
Красного Креста предоставила помощь в размере 100 тыс. долл., еще
500 тыс. долл. было выделено для Чэчхонърён.
События, связанные со смертью Ким Чен Ира и приходом к власти
нового лидера Ким Чен Ына, привлекли пристально внимание Токио.
Вызывал опасения прежде всего сам момент передачи власти и воз-
можность серьезной политической борьбы в КНДР. Неудачный запуск
ракеты-носителя со спутником в апреле 2012 г. был воспринят в Япо-
нии крайне отрицательно, однако, несмотря на жесткую позицию То-
кио, СБ ООН ограничился лишь предупреждением.
В первой половине 2012 г. в двусторонних отношениях наметил-
ся определенный прогресс. Это было связано с целой совокупностью
факторов. В условиях международных санкций и резкого охлаждения
межкорейских отношений КНДР становилась все более зависимой от
Китая. Стремление проводить многовекторную политику, избавиться
от чрезмерного китайского влияния побуждало Ким Чен Ына предпри-
нимать шаги к сближению с Японией. В свою очередь, кабинет, сфор-
мированный Демократической партии Японии во главе с Йосихико
Нода, к концу своего пребывания у власти также стал более заинте-
ресован в возобновлении попыток нормализовать отношения с КНДР.
11
  Diplomatic Blue Book 2010 Summary // URL: http://www.mofa.go.jp/policy/other/
bluebook/2011/html/index.html (13.05.2013).

176
В июне 2012 г. северокорейская сторона допустила нескольких япон-
ских представителей в места захоронений, где покоятся останки сол-
дат, офицеров и гражданских лиц из Японии, умерших или погибших
в период Второй мировой войны. В августе в Пекине прошла встреча
представителей общества Красный Крест КНДР и Японии, в ходе ко-
торой обсуждались вопросы возможности перезахоронения останков, а
также посещения могил родственниками. Подобная встреча состоялась
впервые с 2002 г., что воспринималось как обнадеживающий сигнал.
В конце августа представители Пхеньяна и Токио встретились в япон-
ском посольстве в Пекине, впервые с 2008 г. Этот, пусть и небольшой
прогресс, в отношениях двух стран был особенно заметен на фоне оче-
редной эскалации территориального спора между РК и Японией12.
Последующие события не дали возможности возобладать позитивной
тенденции в отношениях Токио и Пхеньяна. Сообщение КНДР о подго-
товке к запуску искусственного спутника было отрицательно восприня-
то в Вашингтоне, Сеуле и Токио и расценивалось как прямое наруше-
ние резолюций СБ ООН. Японская сторона заявила, что в случае, если
ракета или ее части окажутся в воздушном пространстве Японии, они
будут уничтожены силами противоракетной обороны. Успешный запуск
12 декабря 2012 г. привел к новому витку эскалации напряженности
в регионе в целом, а также способствовал резкому осложнению отноше-
ний Японии и Северной Кореи.
Еще одним фактором, осложняющим ситуацию, стал приход к вла-
сти в январе 2013 г. консервативного кабинета во главе с Синдзо Абэ,
известного крайне жесткой позицией по отношения к КНДР, а также
своими стремлениями повысить обороноспособность Японии. Синдзо
Абэ выразил одобрение новой резолюции СБ ООН и подчеркнул, что
Япония в тесном сотрудничестве с США и другими заинтересованны-
ми странами стремится к тому, чтобы СБ ООН принял жесткие меры,
отражающие взгляд страны на данную проблему13. В ходе своего фев-
ральского визита в Вашингтон японский премьер-министр подчеркнул,
что вплоть до того момента, когда КНДР откажется от развития своей
12
  Kang D., Lee Ji-Young. Japan-Korea Relations: Grappling on a Hillside? // URL:
http://csis.org/files/publication/1202qjapan_korea.pdf (13.05.2013).
13
  Ministry of Foreign Affairs of Japan. Comment by Prime Minister Shinzo Abe,
on the Adoption of a Resolution by the United Nations Security Council on the Launch
of the Missile by North Korea, which it calls a “satellite”. 23.01.2013 // URL: http://www.
mofa.go.jp/announce/pm/abe/comment_130123.html (13.05.2013).

177
ракетно-ядерной программы, а также разрешит все вопросы, связанные
с похищениями людей, никакой награды в виде снятия санкций она не
получит.
После третьих ядерных испытаний 12 февраля 2013 г. Синдзо Абэ
выступил с резким осуждением произошедшего и охарактеризовал про-
изведенный взрыв как серьезную угрозу безопасности страны. В заяв-
лении было сказано, что Япония приложит максимальные усилия для
того, чтобы в новой резолюции СБ ООН были введены дополнительные
санкции против КНДР. В свою очередь, японские власти начали депор-
тацию граждан КНДР со своей территории. Такие действия были про-
изведены впервые, и последствия их будут долгосрочными. В настоя-
щее время северокорейская диаспора в Японии и неправительственные
организации, сформированные в ее рамках, зачастую играют роль ме-
диатора в контактах Токио и Пхеньяна, Пхеньяна и Вашингтона. Раз-
рушение этой системы связей в условиях кризиса может привести к се-
рьезным последствиям.
Новая резолюция СБ ООН вызвала резкую реакцию со стороны
КНДР, страна вышла из всех соглашений о ненападении между Пхе-
ньяном и Сеулом, была разорвана линия прямой телефонной связи.
В апреле 2013 г. официальный Токио заявил, что на это раз продлит од-
носторонние санкции на два года. Ранее санкции продлевались каждые
шесть месяцев, потом каждый год. В этих условиях эскалация кризиса
продолжалась, в средствах массовой информации появились сообщения
о возможности новых ракетных испытаний.
В апреле, как и декабре 2012 г., Япония развернула систему ПРО
у зданий министерства обороны, а также у других стратегических объек-
тов. Токио заявил, что в случае, если ракета окажется над территорией
Японии, она будет сбита. Эти меры, а также приведение в боевую готов-
ность перехватчиков PAC-3 (зенитно-ракетные комплексы «Пэтриот»),
присутствие в Восточном море двух эсминцев оборудованных системой
Aegis (система нижнего уровня противоракетной обороны), вызвали
жесткую ответную риторику со стороны КНДР.
В сообщении ЦТАК было указано, что Северная Корея никогда не
забывала роль Японии в прошлом, в том числе в период Корейской вой-
ны. Япония всегда остается целью для северокорейских революционных
сил. В случае малейшей провокации по Японии может быть нанесен
упреждающий удар.

178
Отношения двух стран в настоящее время находятся на критически
низком уровне. Наложение полного эмбарго на торговлю с КНДР при-
вело к тотальному уничтожению экономического взаимодействия двух
стран. Разрушаются каналы неформальной связи, которые обеспечива-
ли неофициальные контакты политической элиты Северной Кореи и
Японии. Развитие ракетно-ядерной программы КНДР, связанные с этим
ядерные и ракетные испытания приводят к появлению алармистских
настроений как среди населения, так и в политических кругах Японии.
В свою очередь, эти настроения обеспечивают усиление милитаристских
тенденций в японском обществе.
В начале марта 2013 г. Синдзо Абэ вновь поднял вопрос о необхо-
димости пересмотра девятой статьи Конституции. Основной причиной
была названа невозможность участвовать в деятельности ООН по обе-
спечению безопасности в существующих юридических рамках. При этом
достаточно очевидно и то, что в условиях растущей нестабильности в ре-
гионе, связанной не только с действиями КНДР, но и общим усилением
Китая, Япония такими мерами стремится упрочить свое положение. Еще
в 2010 г. в Синей книге дипломатии Японии было указано, что китай-
ский фактор является дестабилизирующим для безопасности страны.
В свою очередь, попытки Японии пересмотреть пацифистскую Консти-
туцию могут быть крайне отрицательно оценены всеми государствами
региона и восприняты как возвращение японского милитаризма.
Япония является активным участников программы противоракет-
ной обороны театра военных действия в Восточной Азии (ПРО ТВД).
Еще в 2003 г. США и Япония заключили соглашение о расширении
сотрудничества по программе ПРО. За последние 15 лет на развитие
данного проекта было потрачено 12 млрд долл. Система ПРО, которой
располагает Япония, считается наиболее эффективной за пределами
США. В ее состав входят комплекс наземного базирования PAC-3 и
его корабельный вариант, размещенный на крейсерах или эсминцах,
оснащенных системой Aegis, а также сеть радаров. В настоящее время
Япония и США приступили к следующему шагу развития программы:
созданию ракеты-перехватчика нового поколения14. Развитие данной
программы рассматривается в Северной Корее как непосредственная
14
  Dawson Ch. Japan Shows off its Missile-Defense System // The Wall Street
Journal. 09.12.2012 // URL: http://online.wsj.com/article/SB10001424127887323316804
578165023312727616.html (13.05.2013).

179
угроза безопасности страны. В долгосрочной перспективе наиболее бла-
гоприятным для Японии прогнозом развития ситуации на Корейском
полуострове стало бы поглощение Севера Югом при активном участии
США. В таком случае объединенная Корея с одной стороны, пережила
бы длительный период ослабления, связанного с экономическими, по-
литическими и социально-демографическими трудностями, с другой —
являлась бы правопреемницей Республики Корея, что позволило бы из-
бежать многих осложнений в двусторонних отношениях.
Сохранение статус-кво на полуострове также отвечает интересам
Японии, причем снижение напряженности и нормализация двусторон-
них отношений взаимовыгодно для обеих сторон. В случае, если два
государства сумеют договориться, каждое может получить определен-
ные дивиденды. Северная Корея расширит возможности для манев-
ра, начнет постепенный выход из международной изоляции (Япония
при этом может рассматриваться как источник прямых иностранных
инвестиций). Также в случае урегулирования всех спорных вопросов
КНДР может рассчитывать на выплаты компенсаций за период ко-
лонизации. Для Токио нормализация отношений с Северной Кореей
приведет к снижению потенциальной угрозы со стороны последней.
К тому же Япония, особенно в условиях нестабильной экономической
ситуации, может быть заинтересована в трудовых ресурсах КНДР, так
как это будет способствовать существенному снижению себестоимости
производимой продукции.
Часть III
МЕЖКОРЕЙСКИЕ ОТНОШЕНИЯ:
ДИНАМИКА И ПЕРСПЕКТИВЫ

3.1. Развитие отношений между Республикой Корея


и КНДР в конце 1980-х – середине 1990-х гг.

Окончание холодной войны, связанные с этим изменения в системе


международных отношений на глобальном и региональном уровнях
оказали влияние на ситуацию вокруг Корейского полуострова. Объ-
единение Германии, падение коммунистических режимов в Восточной
Европе в конце 1980-х – начале 1990-х гг. придали новый импульс раз-
витию отношений между Северной и Южной Кореей. Трансформации
подверглись и концепции объединения, существовавшие в годы холод-
ной войны в обеих частях полуострова.
Кратко проследим историю развития концепций объединения Ко-
реи. Их изменения происходили под воздействием как внутренних, так
внешних факторов. Разница в подходах, существующая в концепциях
Севера и Юга, накладывает свой отпечаток на переговорный процесс,
а также отражает тенденции и направления развития, преобладаю-
щие в тот или иной момент в двух корейских государствах.
Выдвигаемые в РК и КНДР концепции объединения оперируют по-
нятиями «единое корейское государство», при этом возможное будущее
государство рассматривается либо как унитарное, либо как федератив-
ное, либо как конфедеративное. Первоначально северокорейское руко-
водство стремилось к созданию унитарного государства (времени с мо-
мента разделения по 38-й параллели прошло немного, поэтому такое

181
решение проблемы казалось наиболее предпочтительным). В соответ-
ствии с этой линией в августе 1948 г. на всей территории полуострова
(как утверждают северокорейские источники) были проведены выборы
в Верховное народное собрание (ВНС). Такие выборы должны были
легитимировать юрисдикцию ВНС на всей территории полуострова.
На следующем этапе, после заключения перемирия 1953 г., северо-
корейские власти представили новую формулу объединения, выдвинув
предложение о введении конфедеративной системы. Согласно новой
концепции, из представителей правительств Севера и Юга следовало
сформировать Верховный национальный комитет, призванный коор-
динировать экономическое и культурное развитие двух стран. Данная
конфедерация рассматривалась как переходная форма государствен-
ного устройства на пути к созданию единого унитарного корейского
государства. Главной задачей этого переходного этапа считалось соз-
дание условий для проведения свободных общекорейских выборов.
В 1948 г. на Юге полуострова также было провозглашено созда-
ние унитарного государства, юрисдикция которого распространялась
на всю территорию Кореи. Сеульские власти настаивали на том, что
формирование единого правительства Кореи возможно лишь по ито-
гам всеобщих выборов под наблюдением специальной комиссии ООН.
Многие годы любые попытки теоретических разработок формулы ре-
ального объединения рассматривались как антиправительственная
деятельность, что было обусловлено действием закона об антикомму-
низме. Единственным исключением стало время Второй республики,
когда на волне временной либерализации было разработано несколько
концепций объединения, таких как «объединение после экономическо-
го развития», «объединение на основе нейтралитета» и «объединение
на основе прямых переговоров».
В июне 1973 г. Ким Ир Сен изложил программу из пяти пунктов,
в которой формула объединения получила дальнейшее развитие. Бу-
дущее государственное объединение было предложено именовать Де-
мократической конфедеративной республикой Корё1. Единое прави-
тельство должно было развивать национальную экономику и культу-
ру для ускорения объединения, осуществлять интеграцию оборонных
потенциалов сторон, проводить единую внешнюю политику, готовить
1
  Корё — название государства, существовавшего на полуострове в Х–XIV вв. и
объединившего под своим началом три государства: Когурё, Пэкче и Силла.

182
условия для достижения национального единства. На Шестом съезде
ТПК в 1980 г. формула конфедеративного объединения была дополне-
на: на основе взаимного признания существующих в двух зонах идеоло-
гий и систем предполагалось образовать единое национальное прави-
тельство (Верховное национальное конфедеративное собрание) и под
его руководством осуществлять систему регионального управления2.
В конце 1980-х гг. в КНДР происходит отказ от радикализма, обу-
словленный объективными изменениями во всей системе междуна-
родных отношений. В условиях трансформации международной си-
стемы и усиливающейся изоляции Северной Кореи ее основной целью
становится обеспечение собственной жизнеспособности. В новогоднем
обращении 1988 г. Ким Ир Сен заявил о необходимости взаимного
признания существующих на Севере и Юге различных идеологий и
общественных систем. Основным принципом объединения должен был
стать лозунг «одна нация — одно государство, два строя — два прави-
тельства».
Предполагалось, что в рамках Демократической конфедеративной
республики Корё правительства Севера и Юга смогут самостоятельно
издавать постановления, имеющие силу на территории их юрисдик-
ции, при условии их соответствия общей идее Конфедерации. Конфе-
деративные органы должны разрабатывать законы, соответствующие
идее национального единства. Региональные власти сохранят кон-
троль над своими территориальными вооруженными силами, Конфе-
дерация будет иметь общенациональные вооруженные силы. В рамках
Конфедерации правительствам Севера и Юга были бы предоставлены
широкие полномочия в разработке и осуществлении экономической
политики, Конфедерация осуществляла бы функции по координации
экономической деятельности и совместной эксплуатации общенацио-
нальных ресурсов.
На Юге в начале 1980-х гг. была разработана формула националь-
ного примирения и демократического объединения. Предполагалось,
что пропорционально численности населения должен быть сформи-
рован Консультативный совет по национальному объединению. Этот
орган должен был выработать согласованный проект конституции,
на основании которой проводились бы всеобщие выборы. В большей
степени формула затронула не вопросы государственной организации
2
  Горелый И.О. Корея. Концепции объединения. М., 1997.

183
единой Кореи, а проблемы переходного этапа, на протяжении которого
Юг и Север должны были существовать как независимые субъекты3.
В июле 1988 г. южнокорейский президент Но Тхэу выпустил спе-
циальную декларацию, провозглашавшую новую политику РК в отно-
шении КНДР. «Северная политика» базировалась на шести основных
принципах:
1. Активное стимулирование обменов между Севером и Югом,
включая визиты политиков, бизнесменов, журналистов, религиозных
лидеров, представителей науки, студентов.
2. Помощь членам разделенных семей в поиске, общении и посеще-
нии друг друга.
3. Развитие торговли между Севером и Югом, которая должна счи-
таться внутренней торговлей.
4. Помощь Северной Корее в торговле со странами, дружественны-
ми Южной Корее.
5. Прекращение конкуренции и конфронтации на международной
арене и сотрудничество в достижении общих интересов всей корейской
нации.
6. Сотрудничество с КНДР для улучшения ее отношений со стра-
нами, дружественными Южной Корее, включая США и Японию; одно-
временное улучшение связей РК с Советским Союзом, Китаем и други-
ми социалистическими странами4.
Для ускорения объединения было предложено создать некое содру-
жество, связывающее обе части страны. Предполагалось, что содруже-
ство возглавит Совет президентов или высших должностных лиц ис-
полнительной власти Юга и Севера. Должен был быть сформирован
кабинет министров и совет представителей из членов законодатель-
ных органов обеих сторон. Решающим шагом к межкорейскому прими-
рению и объединению должна была стать встреча на высшем уровне,
в ходе которой руководители Юга и Севера в конструктивном диалоге
обсудили бы и согласовали устав сообщества и «открыли эру сотрудни-
чества и единства»5.
3
  Jhe Seong-ho. Comparison of the South’s Confederation Proposal with the North’s
“Low Stage Federation” Proposal from the Perspective of International Law // Interna-
tional Journal of Korean Unification Studies. Vol. 12. № 1. 2003.
4
  김마산 편. 북방 정책: 기원, 전개, 영향. 서울, 1997. [Северная политика: истоки,
развертывание, воздействие / под. ред. Ким Масан. Сеул, 1997.]
5
  Горелый И.О. Указ. соч.. C. 67–68.

184
Новые подходы, предложенные как РК, так и КНДР, стали возмож-
ны в условиях глобальных внешнеполитических изменений, связан-
ных с распадом СССР и кризисом мировой системы социализма. Стре-
мительное ухудшение отношений между СССР и КНДР, ярко выра-
женная заинтересованность Китая в сотрудничестве с США, Японией
и Южной Кореей ослабили позиции Севера в межкорейском диалоге.
В то же время Дж. Буш-старший заявил о намерении вывести с тер-
ритории Южной Кореи все американское ядерное оружие наземного
базирования.
Эти внешнеполитические факторы, а также изменения в концеп-
циях объединения сделали возможным подписание в декабре 1991 г.
Соглашения о примирении, взаимном ненападении, сотрудничестве
и обмене между двумя Кореями6. В этом документе стороны впервые
признали суверенитет друг друга, а также сам факт существования на
полуострове двух государств. Подписание данного Соглашения стало
важной вехой в переговорном процессе между Севером и Югом, так
как на протяжении всех лет после заключения перемирия в 1953 г. со-
хранялась правовая неопределенность. Две Кореи не признавали друг
друга, при этом каждая сторона считала себя единственно законным
государством на полуострове.
В соответствии с первой главой Соглашения стороны обязались
признавать и уважать системы друг друга, не вмешиваться во внутрен-
ние дела и не предпринимать действий, направленных на подрыв су-
ществующего строя. Во второй главе Соглашения фиксировался отказ
от применения силы и взаимной агрессии (разногласия сторон должны
решаться в ходе мирных переговоров). Третья глава была посвящена
намерениям сторон развивать экономические, торговые, культурно-
информационные и научные связи.
В декабре 1991 г. КНДР и РК подписали специальную Декларацию
о безъядерном статусе Корейского полуострова и договорились о про-
ведении взаимных инспекций ядерных объектов в обеих его частях.
Тогда же президент РК Но Тхэу сделал официальное заявление об от-
сутствии на территории его страны ядерного оружия.

6
  통일부. 남북 사이의 화해와 불가침 및 교류.협력에 관한 합의서. 서울. (1991.12.13)
[Соглашение о примирении, взаимном ненападении, сотрудничестве и обмене
между Севером и Югом. Сеул. 13.12.1991 // URL: http://dialogue.unikorea.go.kr/data/
talksummary/400# (07.05.2013)].

185
Подписание Соглашения, а также усиливающаяся изоляция КНДР
на международной арене способствовали корректировке концепции
объединения полуострова. В апреле 1993 г. на IX съезде ВНС Ким Ир
Сен выдвинул Программу консолидации всей нации за объединение
родины, состоящую из десяти пунктов:
1. Создание конфедеративного нейтрального государства при со-
хранении двух систем и двух правительств.
2. Сплоченность на основе патриотизма и национальной самостоя-
тельности.
3. Обеспечение мер для сосуществования, совместного процветания,
общего прогресса независимо от региональных и классовых интересов
во имя великого дела объединения.
4. Прекращение политической холодной войны, в силу которой
между соотечественниками поддерживается разделение и конфронта-
ция.
5. Ликвидация угрозы нападения, поглощения или навязывания,
достижение взаимного доверия.
6. Отказ от преследования инакомыслящих, реабилитация полити-
ческих узников.
7. Государственное, кооперативное или частное имущество, нахо-
дящееся в собственности у отдельных лиц или организаций, должно
быть защищено; социальное положение и заслуги человека в обществе
должны быть сохранены.
8. Развитие контактов, обменов и переговоров будет способствовать
пониманию и доверию.
9. Консолидация усилий корейцев на Севере, на Юге, за рубежом
в интересах объединения родины.
10. Высокая оценка людей, вносящих вклад в великое дело консо-
лидации нации и объединение государства7.
Также было выдвинуто четыре пункта с требованиями к Южной Ко-
рее: отказ от политики опоры на внешние силы; стремление к выводу
американских войск с территории РК; запрет на совместные военные
учения с зарубежными вооруженными силами; отказ от американского
«ядерного зонтика». Осуществление Программы консолидации, по за-
мыслу Ким Ир Сена, могло быть возможным только после соблюдения
7
  박재규. 북한의 신 외교와 생존 전략. 서울, 1997. [Пак Чжэгю. Новая внешняя
политика и стратегия выживания Северной Кореи. Сеул, 1997].

186
Южной Кореей вышеперечисленных четырех пунктов. Однако эти че-
тыре пункта шли вразрез с теми обязательствами, которые существо-
вали у РК перед ее союзником — США. Расторжение данного союза,
несмотря на окончание холодной войны и изменения в расстановке
сил в региональной подсистеме, не входило в геостратегические инте-
ресы ни США, ни РК.
В свою очередь, президент Ким Ёнсам, сменивший в 1992 г. Но Тхэу,
выдвинул концепцию объединения, состоявшую из трех фаз. Первая
фаза была обозначена как примирение и сотрудничество, преодоление
враждебности посредством развития регулярных контактов и перего-
воров. Во второй фазе (на основе достижений первой) должно быть соз-
дано корейское содружество, в котором будут представлены правитель-
ства обеих частей полуострова. Третья фаза предполагала создание
единого корейского государства. После принятия единой Конституции
на ее основе предполагалось провести общие выборы, сформировать
единый законодательный орган и систему исполнительной власти.
Были выдвинуты три ключевых принципа объединения. Первый
принцип заключался в приоритете демократического общенациональ-
ного консенсуса над всеми другими способами принятия решений. Это
должно было способствовать учету настроений всех слоев населения.
Второй принцип предусматривал сосуществование и совместное про-
цветание по мере ослабления конфронтации. Третий принцип должен
был обеспечить всему населению равный жизненный уровень и гаран-
тии социального благосостояния. Данные принципы созвучны пун-
ктам 3, 7 и 9 Программы консолидации, предложенной КНДР.
В целом можно отметить высокую степень совпадения целей и
подходов обеих сторон на декларативном уровне. Однако, как уже от-
мечалось выше, КНДР требовала соблюдения четырех пунктов, пред-
шествующих реализации Программы консолидации. В свою очередь,
Южная Корея выдвигала требования по сокращению военной мощи
Северной Кореи. В очередной раз между сторонами отсутствовало пе-
реговорное пространство.
Первый ядерный кризис, разразившийся весной 1993 г., положил
конец планам развертывания широких контактов между двумя корей-
скими государствами. В формате четырехсторонних переговоров (с уча-
стием Китая и США) кризис был урегулирован, а принятие Рамоч-
ного соглашения и создание консорциума КЕДО внесло коррективы

187
в отношения между двумя корейскими государствами. В начале
1990-х гг. проблема Корейского полуострова привлекала к себе отно-
сительно немного внимания. Связано это было, во-первых, с коренной
трансформацией международной системы, обусловленной окончанием
холодной войны. Во-вторых, к началу 1990-х гг. большинство коммуни-
стических режимов рухнуло, и мало кто сомневался, что та же участь
постигнет северокорейский режим. Первый ядерный кризис, во многом
обусловленный желанием Пхеньяна привлечь внимание к корейскому
вопросу, вновь сделал проблему разделенной Кореи актуальной для
всего мирового сообщества. С 1993 г. объединение полуострова стали
связывать не только с отношениями между двумя корейскими государ-
ствами, но и с проблемой безопасности и нераспространения ОМУ в ре-
гиональном и глобальном масштабе.
Первый ядерный кризис привел к приостановке межкорейского
диалога. Также произошло еще одно событие, повлиявшее на возмож-
ность осуществления контактов на высоком уровне, — в июле 1994 г.
умер Ким Ир Сен, в связи с чем в КНДР соблюдался трехлетний траур.
Ким Чен Ир, занимавший пост верховного главнокомандующего, стал
фактическим руководителем страны, однако формально главой госу-
дарства оставался (и остается по сей день) Ким Ир Сен. Межкорейские
отношения в период 1994–1998 гг. не отличались интенсивностью. В
их основе лежало взаимодействие, связанное с предоставлением гу-
манитарной помощи8 Северу Югом, а также сотрудничество в рамках
КЕДО.
Зачастую отношения между двумя странами осложнялись воен-
ными инцидентами. В сентябре 1996 г. у побережья Южной Кореи
в результате инцидента с северокорейской подводной лодкой в общей
сложности погиб 41 человек9. Сразу после этого эпизода Сеул заморо-
зил выполнение своих обязательств по Рамочному соглашению. Свое
участие в будущих четырехсторонних переговорах Сеул обусловил
принесением официальных извинений со стороны Пхеньяна. В конце
декабря 1996 г. КНДР выразила свое «глубокое сожаление» по пово-
ду данного вооруженного инцидента. Правда, внезапная уступчивость

8
  В 1995–1997 гг. в КНДР случился продовольственный кризис, обусловленный
общим экономическим упадком, а также сильными наводнениями, практически
уничтожившими урожай. Большую часть помощи оказала именно Южная Корея.
9
  Oberdofer D. The Two Koreas: a Contemporary History. P. 388–392.

188
Пхеньяна стала понятна лишь через восемь дней, когда министерство
торговли США выдало разрешение американским зерновым компани-
ям на экспорт 500 тыс. тонн продовольствия в Северную Корею10.
Важную роль в формировании экономических связей между Севе-
ром и Югом в этот период играл легендарный основатель финансово-
промышленной группы Hyundai Чон Чжуён. Будучи выходцем с Се-
вера, он активно включился в процесс нормализации двусторонних
отношений, используя для этого свое экономическое и политическое
влияние. Чон Чжуён осуществлял инвестиции в промышленость и
инфраструктуру Севера, наиболее известным его проектом стала ту-
ристическая зона в горах Кымган — живописном природном заповед-
нике, расположенном на восточном побережье КНДР. Открытие Кым-
ганского туристического комплекса произошло в 1998 г. К сожалению,
этот проект оказался нерентабельным, его развитие поддерживалось
серьезными правительственными дотациями. В 2008 г., после траги-
ческого инцидента с убийством южнокорейской туристки, он был за-
крыт.

3.2. Динамика взаимодействия Северной и Южной Кореи


в начале 2000-х гг.

Значительные изменения в межкорейских отношениях были связа-


ны с приходом к власти в Южной Корее президента Ким Дэчжуна и его
политикой «солнечного тепла». Прежде чем переходить к анализу это-
го этапа, следует дать краткую историческую справку, касающуюся по-
литической биографии нового президента. Непростой жизненный путь
Ким Дэчжуна во многом определил его мировоззрение, повлиявшее на
формирование политического курса.
В годы авторитарного правления в Южной Корее Ким Дэчжун был
одним из видных деятелей оппозиционного движения. Он неоднократ-
но подвергался репрессиям, сидел в тюрьме, жил в эмиграции, в 1973 г.,
10
  Healy T., Nakarmi L. Closer to Peace Talks. Momentum is Building for a Four-
Way Party // URL: http://www.asiaweek.com/asiaweek/97/0117/nat1.html (07.06.2013).

189
во время пребывания в Японии, был похищен южнокорейскими спец-
службами. Необходимо отметить, что одним из оправдательных моти-
вов репрессивной политики тогдашнего южнокорейского авторитарно-
го режима служило наличие «северокорейской угрозы». На основании
закона об антикоммунизме любой человек мог быть арестован без соот-
ветствующих юридических санкций. Интенсивная антикоммунистиче-
ская пропаганда возымела обратное действие, и оппозиционные силы
вполне лояльно относились к северокорейскому режиму. В то же время
Ким Дэчжун был хорошо знаком с западной политической мыслью, его
взгляды в большой степени формировались под ее влиянием. Во время
жизни за границей он слушал курсы лекций в таких учебных заведе-
ниях, как Кембридж, Гарвард, Оксфорд.
С 1971 г. Ким Дэчжун начинает разрабатывать трехэтапный план
воссоединения. На первом этапе (длительность которого должна была
составить примерно десять лет) — этапе конфедерации двух незави-
симых государств, вопросы обороны, внешней и внутренней политики
решаются раздельно. Второй этап — формирование федерации при
наличии двух автономных правительств, в компетенции которых на-
ходятся все ключевые сферы деятельности федеративного государства.
Третий этап — окончательное и полное объединение и создание уни-
тарного государства1.
В начале 1990-х гг. Ким Дэчжун несколько раз посетил Германию,
где изучал экономические, политические и социокультурные аспекты,
связанные с объединением страны. В своей книге «Новое начало» Ким
Дэчжун подчеркивал, что Западная Германия развивала постоянные
обмены с Восточной Германией и постепенно расширяла масштабы
экономического сотрудничества. Основным принципом было налажи-
вание устойчивых контактов, которые способствовали последующему
объединению. Проводя параллель, он заметил, что экономические кон-
такты между капиталистическим Югом и коммунистическим Севером
могли бы способствовать постепенной трансформации экономической
системы последнего, что также облегчило бы в дальнейшем процесс
объединения.
На основании немецкого опыта Ким Дэчжун сделал следующие
выводы: нельзя форсировать процесс объединения, а объединение не
должно происходить путем поглощения. Это связано, прежде всего,
1
  Ким Дэ Чжун. Новое начало. М., 1998. С. 18–21.

190
с недостаточным экономическим и ресурсным потенциалом Южной
Кореи. Экономический потенциал РК на тот период составлял одну
шестую потенциала бывшей Западной Германии. По численности на-
селения Западная Германия в четыре раза превосходила Восточную,
территориально — в два раза. Население Южной Кореи в два раза
больше населения Северной Кореи, а территориально Северная Ко-
рея примерно на 20% превосходит Южную. Объединение Германии,
про-изошедшее путем поглощения, в течение первых лет обходилось
в 200 млрд немецких марок ежегодно, тогда как изначально планируе-
мая цена объединения составляла 50 млрд марок в год.
На воззрения Ким Дэчжуна также оказало влияние одно из на-
правлений теории международных отношений, связанное с комму-
никационным подходом в изучении конфликтов. Согласно этому на-
правлению, усиление коммуникации между сторонами способствует
смягчению конфликтов между ними. Данное положение доказывается
с помощью «теории игр», популярной в 1970-е гг. «Теория игр» чаще
всего оперирует пятью игровыми моделями, из которых наиболее по-
пулярными являются «Дилемма узника», “Chicken game” и «Война по-
лов».
В игровой модели «Дилемма узника» коммуникация между сто-
ронами исключена, соответственно, повышается риск возникновения
конфликта. В игровой модели “Chicken game” коммуникация ограни-
чена невербальными формами (например, демонстрация решительно-
сти намерений одной из сторон), вероятность конфликта снижается.
В игровой модели «Война полов» коммуникация между сторонами не
ограничивается, соответственно, в большинстве случаев стороны при-
ходят к мирному соглашению. Делается вывод, что интенсификация
коммуникативных процессов позволяет снизить конфликтность и при-
водит к мирному решению проблемы2.
Таким образом, в основу политики «солнечного тепла»3 легли идеи,
воспринятые Ким Дэчжуном в ходе его долгой научной и политической
карьеры. Основные принципы политики по отношению к Северной Ко-
рее заключались в следующем:
2
  Globalization of Eastern Europe: Teaching International Relations without Bor-
ders / еd. by K. Segbers and K. Imbusch. Hamburg: LIT Verlag, 2000. Р. 21–52.
3
  Само название несет определенный смысл: в народном фольклоре в «соревно-
ваниях» солнца и ветра победу одержало солнце, благодаря своей теплоте, а не
ветер, использовавший силу.

191
1. Недопущение каких-либо вооруженных провокаций со стороны
Северной Кореи.
2. Отсутствие намерений причинить ущерб или поглотить Север-
ную Корею.
3. Активное развитие сотрудничества и обменов через границу с Се-
вером.
Также было поставлено пять целей для достижения постоянного
мира на Корейском полуострове:
1. Честное выполнение договоренностей, заключенных в рамках
основного Соглашения 1991 г.
2. Нормализация отношений между Северной Кореей, США и Япо-
нией.
3. Активизация контактов между КНДР и остальными государства-
ми для предотвращения международной изоляции Северной Кореи.
4. Вывод ОМУ с территории Корейского полуострова и осуществле-
ние контроля над обычными вооружениями.
5. Существующее соглашение о перемирии должно быть заменено
на мирный договор4.
На основании этих принципов и целей шло развитие контактов
между Севером и Югом. «Солнечная политика» была одобрена прези-
дентом США Б. Клинтоном, тогдашним японским премьер-министром
Кэйдзо Обути, председателем КНР Цзян Цзэминем. Особенность этой
политики заключалась в том, что экономические связи отделялись от
политических, таким образом, политические разногласия и конфликты
двух сторон не могли помешать экономическим отношениям. Поэтому
ни запуск баллистической ракеты «Тхэподон-1», ни инцидент с участи-
ем военно-морских кораблей РК и КНДР в Желтом море не повлияли
бы на экономическое сотрудничество двух стран.
Вначале экономическое взаимодействие не было оформлено ин-
ституционально. Оно основывалось на частных контрактах между се-
верокорейскими властями и крупными южнокорейскими фирмами,
такими как «Хёндэ» или «Дэу», которые также получали правитель-
ственную поддержку. Развивался проект Кымганской туристической
зоны, в 1998 г. был создан совместный завод «Пхёнхва» по производ-
ству автомобилей. К 2000 г. двухсторонняя торговля достигла объема
4
  The Unification Environment and Relations between South and North Korea:
1999–2000. 1999 Annual report. Seoul, 2000.

192
в 425,15 млн долл.5 После первого межкорейского саммита для укре-
пления образовавшихся торговых связей был создан Комитет по содей-
ствию экономическому сотрудничеству Севера и Юга.
В июне 2000 г. произошло историческое событие, ставшее своеобраз-
ным итогом политики «солнечного тепла» Ким Дэчжуна: в Пхеньяне
состоялся саммит на высшем уровне между лидерами РК и КНДР —
президентом Ким Дэчжуном и председателем Национального коми-
тета обороны Ким Чен Иром. Встреча между руководителями двух
разделенных государств состоялась впервые за весь период раскола
полуострова. В Совместной декларации6, подписанной по результатам
встречи, в основном содержались договоренности, которые уже были
зафиксированы в документах 1972 и 1991 гг. Принципиально новым
был второй пункт декларации, в котором было указано, что формулы
объединения, выдвигаемые сторонами, имеют много общего.
Тем не менее эта декларативная близость одновременно подчер-
кивала всю сложность реального объединительного процесса. При не-
совместимости общественных, экономических и политических систем
двух стран, при наличии сильной напряженности в военной сфере вы-
движение данных формул объединения было ориентировано, прежде
всего, на общественное мнение как в самой Корее, так и за ее преде-
лами.
Следует также особо остановиться на первом пункте Совмест-
ной декларации, в котором говорится, что «Север и Юг согласились
решить вопрос об объединении самостоятельно и путем совместных
усилий корейского народа, являющегося хозяином страны»7. Если
на Юге считают, что данный параграф не исключает участия внешних
сил в процессе объединения (прежде всего США), то для Севера дан-
ный пункт означает решение корейской проблемы без вмешательства
извне. Более того, в скрытой форме в этом параграфе присутствует
требование о выводе американских войск с территории Южной Ко-
реи.
5
  Жебин А. Межкорейские отношения: взгляд из России // Проблемы Дальнего
Востока. 2003. № 2. С. 65–79.
6
  통일부. 2000 남북정상회담 (2000.06.13–15, 평양남). 남북공동선언. 2000년 6월 15일
[Министерство объединения. Переговоры Юга и Севера на высшем уровне
2000.06.13–15. Пхеньян. Совместная декларация Юга и Севера. 2000.06.15] // URL:
http://dialogue.unikorea.go.kr/data/talksummary/77 (07.05.2013).
7
  Ibid.

193
Неслучайно, что в этот же период в Северной Корее появились но-
вые теоретические подходы к проблеме объединения. Данный подход
выражался в формуле ури минчжок ккири 우리 민족 끼리 (дословно:
«наша нация друг с другом», т. е. объединение усилиями исключитель-
но корейского народа). Фактически это было дополнение к идеям Ким
Ир Сена, необходимость которых была вызвана новыми внешнеполи-
тическими реалиями и активизирующимися контактам с Республикой
Корея.
В результате договоренностей, достигнутых в ходе саммита, нача-
лась реализация нескольких проектов, направленных на осуществле-
ние сотрудничества между Югом и Севером. После пятнадцатилетнего
перерыва возобновились контакты между членами разделенных семей8.
Прошло несколько раундов переговоров на уровне министерств. Так-
же были проведены конференции и встречи между представителями
Севера и Юга. Начала реализовываться программа, связанная с куль-
турным обменом. Произошла интенсификация торгово-экономических
связей. Уже в 2002 г. Южная Корея стала вторым по объему товарообо-
рота экономическим партнером Севера. Были достигнуты договорен-
ности о реализации проекта соединения железных и автомобильных
дорог РК и КНДР. Большие надежды возлагались на новый проект —
особую экономическую зону в Кэсоне, на территории Северной Кореи.
Запуск этого индустриального комплекса произошел в 2003 г.
Разделение политических и экономических составляющих в рам-
ках политики «солнечного тепла» позволило реализовать достигнутые
соглашения, несмотря на военные инциденты. Наибольшую извест-
ность в этот период получил вооруженный конфликт в Желтом море
в районе Северной разграничительной линии между сторожевыми ко-
раблями КНДР и РК. В результате столкновения один южнокорейский
корабль был затоплен, были убитые и раненые с обеих сторон. Дан-
ный военный инцидент не оказал существенного влияния на развитие
межкорейского сотрудничества, хотя обе стороны обвиняли друг друга
в его развязывании.
8
  Проблема разделенных семей связана с расколом полуострова после окончания
Второй мировой войны, а также с Корейской войной 1950–1953 гг. В этот период
множество семей было разделено. Родители и дети, братья и сестры оказались
разобщены демаркационной линией. Ситуация сохраняется до настоящего времени.
Поиск родственников, формирование механизма встреч разделенных семей — одно
из важнейших направлений межкорейского сотрудничества.

194
Первые итоги политики «солнечного тепла» воодушевляли, однако
дальнейшие события показали, что никаких кардинальных сдвигов
в процессе объединения не произошло. Все чаще звучали заявления,
что в результате проведения «солнечной политики» Северная Корея
приобрела выгоды в экономической и дипломатической сферах, в то
время как Южная Корея не получила ничего. Политика «солнечного
тепла» была подвергнута критике, как со стороны внутренней оппо-
зиции, так и республиканской администрацией США, пришедшей к
власти в конце 2000 г.
Экономическое сотрудничество на деле оборачивалось в основном
сотрудничеством некоммерческим, связанным с предоставлением гу-
манитарной помощи Северу со стороны Юга. Двустороння торговля
фактически была «обработкой по доверенности», т.е. южнокорейские
фирмы отправляли на Север сырье (в основном сельскохозяйственное),
которое после соответствующей обработки возвращалось на Юг в виде
готовой продукции9.
Как уже отмечалось выше, одной из целей интенсификации эко-
номических связей была постепенная трансформация северокорей-
ской экономики для облегчения последующего объединения. В 2002 г.
в КНДР были произведены некоторые экономические реформы: про-
изошло повышение государственных розничных цен на основные то-
вары и услуги, полностью или частично была отменена карточная си-
стема, в некоторых провинциях страны началась частичная раздача
земельных участков в индивидуальное пользование. Одновременно
произошла и девальвация курса северокорейской воны по отношению
к американскому доллару, валютный курс, который долгие годы со-
ставлял 2,2 вон за доллар, увеличился в 70 раз и в настоящее время
составляет около 153 вон за американский доллар10.
Активные сторонники «солнечной политики» (можно назвать их
оптимистами) утверждали, что экономические реформы на Севере
свидетельствуют о постепенной трансформации плановой экономики
в сторону рыночной, и эта трансформация связана с интенсификаци-
ей торговых отношений между двумя Кореями. Такая точка зрения

9
  Peace Building on the Korean Peninsula and the World Order / Ed. by Yoon Bae
Kim, Yoon Jae Kim. Seoul, Korea. 2005. P. 100–111.
10
  Ланьков А.Н. КНДР вчера и сегодня. Неформальная история Северной Кореи.
М., 2005. C. 392–402.

195
содержится в работах, выходящих под эгидой Корейского института
национального объединения. Однако некоторые специалисты11 счита-
ют, что реформы в Северной Корее стали своеобразным закреплением
на юридическом уровне уже существующего в реальной практике по-
ложения