Вы находитесь на странице: 1из 14

СВЯЩЕННЫЕ ОСНОВЫ НАЦИИ Ч.

2
Национальность божественного.
От автора

Многие русские патриоты пытаясь нащупать путь к национальному


возрождению, проводят свои поиски в политической плоскости, что есть
правильно для Руси, - монархия или республика, социализм или рынок,
многонародная империя или чисто русское государство, страна-военный лагерь
или открытое торговое государство, сотрудничать ли с нынешним режимом или
нет и так далее и тому подобное. Если присмотреться, всё это лишь словесная
эквилибристика - слова, они могут, как помочь познать истину, так и наоборот
скрыть её. Зло, которое обретается на нашей земле – настолько изощрённо, что
готово всегда принять ту внешнюю форму, которая стоит как бы на повестке дня
как средство спасения. Моё мнение здесь одно, мы возродимся только тогда, когда
осознаем; Кто Мы, что есть наш Дух, наше надмирское начало, где корень Нашего
Древа, где источник Света что горит в нас, где те Небеса что откликаются на
наши молитвы. Если мы откроем для себя эти двери в нашем сознании, в нашем
понимании, мы ощутим в себе этот Свет – осознаем себя, обретём Небо и Землю
на своём Священном Пути. Только открыв Духовные Основы своего национального
Я, мы поймём, почувствуем, ощутим, что есть Зло, что враждебно нам. Враг
лукавый не сможет скрыться, обмануть нас, прячась в заманчивых словесах увести
на погибель. Всё остальное станет техническим приложением, ибо политика лишь
инструмент воплощения национальных задач - сегодня это может быть монархия,
а завтра Вечевая Республика, сегодня это социальное государство, а завтра
жёсткий капитализм. Важны не слова, а Дух. Главное понять истоки нашей
национальной идентичности, метафизические корни этноса. Об этом я пишу в
продолжении своей книги.

Предисловие к части 2-й

В своей книге «Священные основы нации» я постарался дать концептуальное


понимание источника национальной идентичности, но, определив этот источник,
этот стержень национального в человеке, я оставил за рамками вопрос
соотнесения этого феномена с общепринятой религиозной традицией, в частности
христианства. Проще говоря, обнаружив и, на мой взгляд, доказав что источник
национального самосознания находится в духовном измерении, я не перевёл
свои выводы в привычную и понятную систему религиозных представлений. Под
духовным измерением я подразумевал, конечно же, не светскую культуру и не
абстрактный сверхъестественный мир идеалистической философии, а мир, где
обретается реальная, могучая, всеохватная сила, волею своей влияющая на
судьбы людей. Тот мистический мир, что присутствует и в жизни каждого
человека, когда он ощущает энергию, дух и зов своих предков, кровь которых он
несёт в себе. Я не соотнёс, не провёл сравнения, со всем тем, что считается
общепринятым, и по большому счёту не попытался прямо опровергнуть то, что
мне казалось ясно опровергнуто соединением тезисов лёгших в основу
«Священных основ». А без такого ясного и прямого соотнесения мои идеи могли
показаться отвлечёнными, не пересекающимися с господствующим
мировоззрением, не отвергающими их. А это как раз не так, наоборот, вся
совокупность выводов и заключений «Священных основ» опровергает
господствующую систему представлений об устройстве сверхъестественного, о
соотнесении духовного и национального. Произошло это потому, что надо не
только привести доводы и доказательства иного понимания мироустройства, но
требуется открыто и ясно развенчать то, что почему-то принято считать даже не
аксиомой, а более того, абсолютом, во всяком случае, для народов существующих
как в христианской системе миропонимания, так и других схожих системах, в
частности исламе.

Язычество и монотеизм

Сутью того, что принято называть монотеизмом, является понятие


божественного как единого (или триединого как в христианстве) начала, чего-то
сверхъестественного, но общего, мирового, вселенского и уж тем более
наднационального (Нет уже Иудея, ни язычника; нет раба, ни свободного; нет
мужеского пола, ни женского: ибо все вы одно во Христе Иисусе. Гал. 3.28). Если
взглянуть на аргументы христианских богословов, то тут нет недостатка в
эпитетах "Бог, - согласно св. Максиму Исповеднику, - есть все и ничто, и превыше
всего". "Приблизиться к Богу может лишь тот, кто понимает, что Он непознаваем",
- говорит кардинал Николай Кузанский" так иллюстрирует о. А. Мень в своей
«Истории религии» понятие бога, естественно бога в христианском толковании.
Того бога, который, как трактует христианская традиция, когда-то заключил
договор с еврейским патриархом Авраамом. Нет необходимости напоминать, что
этот бог в тех же толкованиях есть единственная вселенская сила источник всего
и так далее и тому подобное. Не хочу вдаваться в исследования эпитетов и
метафор, повествующих о том, что да, он и есть этот единственный, в
«Священных основах» я поясняю природу подобного восприятия, естественного
для иудея, для которого его божество действительно есть источник вселенского
бытия. Однако это иудаизм, это его основа, как племенной религии, и в книге я
поясняю причину естественности подобного миропонимания для иудея, почему же
христианство или ислам претендует на подобное же восприятие иудейского
племенного божества для всех остальных? Ответ и даже теологическое
обоснование есть, но оно будет очень неожиданным для последователей
христианства.

«Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово»

Думаю здесь кроме глубоких заблуждений современных христиан, есть и


непонимание изначальной версии аргументации к новообращённым, тем, кого
приобщали, к чуждому поначалу, культу. А она, эта первоначальная аргументация
даёт дополнительный ключ к пониманию того, как первые адепты, тогда ещё
мелкой секты христиан, воспринимали принятие христианского вероучения, с
какими пояснениями они обращались к объектам своей вербовки. Ведь речь идёт о
принятии именно и только иудейского божества в качестве покровителя для
новообращённого. Чтобы понять, что в первоначальной версии формулы
обращения в христианство речь идёт именно о признании новообращённым
племенного божества иудеев, нужно обратиться к первоосновам того же
христианства, к изначальной форме призыва первых апологетов христианства,
сохранившейся в Евангелии. Поэтому, в том же послании к Галатам почему-то
находим слова апостола Павла: Если же вы Христовы, то вы семя Авраамово и по
обетованию наследники. Гал. 3.27. Причём здесь семя Авраамово? Почему,
например, русские или другие народы вдруг стали потомками ближневосточного
ветхозаветного мужика, с которым не имеют никакого сродства? Что хотел сказать
апостол? Неужели он имел ввиду какое-то действительное племенное родство тех,
кто принимал новую религию, и Авраама? На самом деле этот вывод
христианского апостола Павла не случайность, не заблуждение. Это следствие
признания древнего, очень важного понятия, точнее аксиомы – единства народа
и его божественных покровителей. Эту аксиому можно вывести формулой;
один Народ – связанная с ним нуминозная сила – то есть Бог, в понимании
народа, или пантеон Божеств (в зависимости от того, как строилась нуминозная
иерархия у того или иного народа). Если это божества пантеона покровителей
( следует отличать от божеств нейтральных, враждебных, представляющих
животный мир и т.д.) они также соединены родством, что мы видим на примере
древнегреческого эпоса. Другие культуры, донесшие до нас свою мифологию,
демонстрируют тот же подход. Божества позитивные, покровители племени
связаны единым родовым происхождением, являются, если так можно выразиться,
одной семьёй, семьей, как со своим народом, так и между собой. Если
проанализировать мифологию мы всегда обнаружим корень, источник,
породивший божества пантеона. Из этого же корня произрастает и народ,
созданный тем же божеством. Один – главный бог шведов и глава рода, Зевс-бог
верховный греков и глава Олимпа. Это непреложное правило. Древние прекрасно
понимали то, что было впоследствии размыто и запрятано христианскими
богословами. В «Священных основах» я это достаточно обосновал. Поэтому, самые
архаичные части христианской традиции сохранили этот важнейший элемент
мистической системы - чтобы признать божество, сделать его своим надо
обнаружить естественную, природную связь с ним, надо обладать родством с
племенем его, народом его, быть «семенем его». Фактически обращение к
иным божествам было равносильно отказу от своего племенного
происхождения, перемене национальности, в современном понимании.
Сказанное Павлом понятие о «семени Авраамовом» это очень, очень важный
постулат, краеугольный камень христианства, его основа, призванная разъяснить
иноплеменникам принцип связи с божеством, основание, по которому это
божество становиться божеством христианина. Это, и есть объяснение, почему
божество должно быть связанно с христианином, быть его духовной средой,
оказывать ему покровительство. То есть, что мы видим, первые христианские
апостолы не могли обойти этот важнейший вопрос, хотя им приходилось
ограничиваться более чем скромным обоснованием – «Если же вы Христовы, то
вы семя Авраамово». Очень спорная постулата, кстати, не замечаемая многими,
кто считает себя христианами. Но что это на самом деле? Мы можем, с огромной
долей уверенности заключить - краеугольный камень христианства, его основа
для исповедование различными народами на деле не более чем голословное
заявление, не подтвержденное никакими основаниями. Никакого отношения
Авраам не имеет к подавляющему большинству людей исповедующих
христианство и это если так можно выразиться медицинский факт. Человек не
может отказаться от своего происхождения, от своего рождения, от своих предков
и пращуров, лишь голословным утверждением, как бы ему этого ни хотелось. (В
книге я привёл теоретическую возможность такого перерождения, но это случаи,
возможные как уникальные). Поэтому я утверждаю, человек принявший, например
христианство, на самом деле заявлял, что принимает в качестве «истинного бога»
иную божественную силу переходя (голословно) в иную родословную цепочку.
Однако, для распространения христианства в Римской Империи, именно по такой
формуле обретения новой национальности были определённые условия. Рабы и их
потомки, люди вырванные из своей племенной среды и попавшие в
разноплеменную стихию огромной Империи пытались как-то обрести стержень в
своей жизни. Что толку было рассказывать про своё малоизвестное племя, а если
это был потомок раба, он вообще вряд ли знал какого он происхождения. И тут,
как нельзя, кстати, попадались новые проповедники предлагавшие обрести
национальность от «семени Авраама» по очень нехитрой формуле. Фактически
иудейское божество предлагалось в качестве суррогата. (Я надеюсь, достаточно
убедительно, показал в «Священных основах» - весь Ветхий Завет доказывает
именно этничность иудейского божества). Но, за неимением лучшего, это было
очень популярным предложением, и секта пополнялась всё новыми
последователями, не очень понимающими таинства связи земного и небесного.
Однако это не спасло новообращённых - впоследствии, Рим, превращённый
христианством в место населённое суррогатной нацией бесславно пал, а на место
римлян пришли другие народы, которые хоть и приняли христианство, но до
последнего времени твёрдо держались своего племенного происхождения.

В самом деле, может ли сверхъестественная сила , быть единой для


всех народов и племён, для всего человечества? Иметь одно волевое
начало. Тогда почему происходят войны, народы враждуют? Если они
едины в своём источнике Духа, что ими движет в этой вражде?

Так уж заведено, что постулата о единственности божественного начала, его


универсальности для всего человечества сомнения абсолютно ни у кого не
вызывает, в ареале европейской цивилизации конечно, и надо признать, что это
реальный результат укоренения христианского миропонимания. Причём этот тезис
выдаётся как некое конечное религиозное познание, истина в последней
инстанции, окончательное постижение устройства духовного мира - «В
христианстве завершился длительный всемирно-исторический процесс
религиозных исканий человечества» пишет о. А. Мень в предисловии к своей
«Истории религии». В противоположность, как незрелая, неразвитая система
понимания приводится система языческая, то есть национальная. Но если
всерьёз? Обращаясь к прошлому, мы видим, что христианство принято как
религиозная система, например у русских, не больше тысячи лет. Много? Как
посмотреть. Если относительно жизни одного поколения это много, достаточно
много, но как свидетельствует та же история в отношении этноса и уж тем более
истории человечества это скорее очень и очень мало. Так что же, неужели
блуждали наши предки в потёмках до этого периода, до принятия христианства?
Не одно тысячелетие, которое ныне прошло с момента крещения Руси, а
несколько тысячелетий до этого - выжили, повергнув своих уже ныне забытых
врагов, придя на историческую арену осознанной этнической общностью. Неужели
они прошли этот путь, не имея никакого духовного опыта? Не имея сакрального
ЗНАНИЯ? Небесного покровительства? Даже эти, вроде простые и прямые
вопросы заставляет усомнится в подобном предположении. Наоборот, только и
именно духовное видение, живая связь со сверхъестественным помогала
протонациям выжить в суровые и опасные доисторические времена. Только
народы, прошедшие те многие покрытые мраком тысячелетия, выжившие тогда,
добрались до недавних исторических периодов. Сквозь потопы и оледенения,
голод и болезни, битвы с бесчисленными врагами, дожили они до тех времён
когда «удостоились» попасть в исторические хроники и затем некоторые и
принятия в лоно христианства. Но это было потом, а до того любое поражение,
любая болезнь, неурожай, голод, могли означать конец племени, исчезновение
его раз и навсегда, вместе со своими богами, языками, героями. Много народов
сумело пройти этот путь, но…., наверное, ещё большее количество племён и
этносов, скорее даже абсолютное, многократно превосходящее большинство,
сгинуло без следа в те недоступные века. Лишь от кое-кого остались туманные
названия. Где все эти бесчисленные аморреи и иевусеи, филистимляне и ферезеи,
хананеи и евеи Ветхого Завета? Именно в те незапамятные времена сила
племенного сверхъестественного покровителя, божества, была определяющей в
победе. Именно поэтому самые древние книги Ветхого Завета - Исход, Числа,
Левит, Книга Иисуса Навина, имеют самое частое упоминание еврейского
божества, покровительствующего своему народу. Вот как описаны события эпохи
Иисуса Навина.

Господь сказал Иисусу: не бойся и не ужасайся; возьми с собою весь народ,


способный к войне, и встав пойди к Гаю; вот, Я предаю в руки твои царя Гайского
и народ его, город его и землю его; (Книга Иисуса Навина гл.8 ст. 1)

Когда Израильтяне перебили всех жителей Гая на поле, в пустыне, куда они
преследовали их, и когда все они до последнего пали от острия меча, тогда все
Израильтяне обратились к Гаю и поразили его острием меча.

Падших в тот день мужей и жен, всех жителей Гая, было двенадцать тысяч.

Иисус не опускал руки своей, которую простер с копьем, доколе не предал


заклятию всех жителей Гая; (Книга Иисуса Навина гл.8 ст. 24-26)

Что этот Гай и кто такие гайцы, что делали, во что верили, на каком языке
говорили, неведомо. Одно ведомо, нет их!

То же мы можем увидеть взглянув на мифологию других народов. Нет даже


грозных ванов, когда-то в мифические времена побеждённых асами, предками
скандинавов и о ком лишь свидетельствуют туманные саги Старшей Эдды. Нет
могучих туранцев, сокрушённых предками Ариев-персов в далёкой древности,
настолько далёкой, что сегодня затрудняются определить, где они жили. Только
немногие строки Авесты, да пара сказаний из которых выведен сюжет Шахнаме,
повествуют о них. Почему так произошло? Вчитайтесь внимательно - Боги
победителей были сильней богов побеждённых. Еврейский бог был сильнее богов
еврейских врагов:

Ибо Господь сражался за Израиля. (Книга Иисуса Навина гл. 10 ст. 14)

Естественно, наши предки, да и предки других, ныне христианских народов, до


принятия крещения совершенно по-другому воспринимали божественную
иерархию, то, что в главах книги я называю нуминозной силой, нуминозным
эгрегором имело в их представлении характер неоднородных сил. Боги были
своими и были чужими, добрыми или злыми или даже нейтральными, но главным
было стойкое ощущение у древних людей связи племени, народа, с какой-то своей
сверхъестественной силой, которой они и пытались поклоняться, к которой
обращались за помощью, к которой прислушивались. Христианская традиция
называла это явление язычеством, придав негативный, уничижительный смысл
этому понятие, хотя верно передав суть - этнический характер культовых божеств.
В «Священных основах» я попытался осмыслить исходную точку возникновения
самосознания наций и нашёл её в неком историческом пространстве, у каждого
народа это что-то похожее на Авраама у евреев, с которым сверхъестественная
сила – бог евреев, заключил завет, превратив Аврама, в Авраама.

Но почему евреи сохранили свою племенную религию, а другие народы


утратили эту связь и в конечном счёте приняли чужой культ. Мне думается, что
дело здесь в том, что пройдя самый трудный свой исторический период, полный
случайностей и опасностей, выжив в нём, народы окрепли, стали сильными,
многочисленными, расселились на более-менее обширных территориях. Враги
были уничтожены, мир почти поделен, жить стало проще. Да, войны были, но
даже поражение не превращалось для народа насчитывающего сотни тысяч
человек, миллионы, в моментальный конец нации. Было куда отступить. В общем,
если дать образную аналогию, тоненькая струна над пропастью, по которой в
темноте двигалось маленькое племя – битвы с врагами, с природой с болезнями,
грозившими враз прервать исторический путь малочисленной группы, спустя века
превратилась в широкую светлую дорогу, по которой уверенно шёл
многочисленный народ. Ибо только такие и остались, выжившие в борьбе за
жизнь, не считая мелких реликтов спрятавшихся в недоступных местах. Понятно,
что пройти во тьме по тонкой полоске, можно только призвав в помощь нечто
выходящее за рамки обычного естества. Так бывает, человек на войне, в минуту
безвыходных ситуаций каким-то сверхъестественным чувством открывает
единственно верный путь. И горе тем, от кого отворачивались Боги. История
падения первого израильского царя Саула так описывает это (1-ая Книга царств,
28). Этот царь стал неугоден Господу и Он перестал отвечать Саулу на его
вопрошания. И вот, в момент непосредственной опасности от филистимлян, не
зная, как с ними справиться, «Саул, сказал слугам своим: сыщите мне женщину
волшебницу, и я пойду к ней, и спрошу ее» . То есть, без подсказки свыше, вожди
не знали как поступить. Можно вспомнить и обязательные обращения греков к
Оракулу и гадания гаруспиков у римлян и у тех же греков – обязательные ритуалы
в период становления, они же вышли из употребления только в эпоху достижения
могущества. А потом, правда, это могущество куда-то подевалось.

Если посмотреть на христианскую традицию или ислам, так безапелляционно


заявляющих о своей истинности, то, сколь длителен их исторический период?
Полторы тысячи лет. Но вот что показательно, народов принявших христианство
тогда, в те годы уже нет. Где народы Византии, где сирийские христиане, где
фракийцы, где капподакийцы, где римляне, в конце концов? Где все те церкви,
которые перечислены первыми христианскими апостолами, и к которым они
обращались в своих первых посланиях? Ни одно малое племя, когда-то принявшее
христианство, не превратилось в мощный народ, наоборот, они исчезли, как
исчезли или ослабли даже некогда могучие народы. Например, армяне, когда-то
жившие в своём царстве, на огромной территории от Кавказа до Средиземного
моря сохранили лишь двадцатую часть своей территории (правда, армянская
христианская церковь претерпела такие преобразования, что сейчас её уже можно
больше считать этническим культом, нежели христианством). Нет и живших на
территории нынешнего Азербайджана христиан-албанцев, они исчезли вообще и
таких примеров не счесть. Племя, отказавшееся от этнического пантеона,
ослабляло связь со своей нуминозной силой и гибло, если критическая масса
племени не была достаточна для выживания в условиях отказа от изначального
пантеона. В то же время, курды, о которых даже нет упоминаний в исторических
хрониках древности, но которые сохранили свою племенную религию (езидизм),
за этот исторический этап превратились из небольшого, неизвестного племени в
огромную нацию в 35 миллионов человек, никаким образом не поддаются
ассимиляции и находятся на пути становления своего государства.

Источник нуминозной силы

Таким образом, я утверждаю, что божество, божественная сила, высшее и


благое, сверхъестественное и чудесное не является единой сущностью, как
Единосущная Троица христианства, а, наоборот, у каждого народа это своя сила.
Духовный мир устроен не менее сложно, чем наш земной, наверное, он даже
более сложен. Возможно, в какой-то высшей иерархии духовных миров,
нуминозный эгрегор одного народа и нуминозный эгрегор другого народа влияют
друг на друга, участвуют во взаимодействии, но скорее как и на земле, –
враждебны, нейтральны, дружественны. Однако, я не вдаюсь в осмысление
тонкостей устройства сверхъестественного, я касаюсь того, что непосредственно
связано с нами. Самый важный вопрос, почему существует эта связь человека и
его этнической нуминозной силы, чем скреплено, на чём зиждется? Ниже я
попробую доказать, что нуминозная сила, которая покровительствует человеку
никакой иной кроме этнической, быть не может. Обратимся для начала к
христианскому - «Бог есть любовь». Действительно любовь, но разве любовь это
что-то абстрактное? Витающий эфир? Любовь конкретна, она имеет субъект, того
кто любит и объект, того к кому обращена любовь, а если это не так это уже
сумасшествие. Любовь не может быть вообще. Любят ближних своих, именно их
любят бескорыстной, открытой любовью, которая только и доступна человеку. И
именно эта любовь лежит в основе мотивации человека, в основе всей
человеческой истории. Этой любовью скреплены семьи - муж и жена, родители и
дети, братья и сёстры, на этой любви естественной и бескорыстной покоится вся
человеческая социальность. В другом круге родства это племена и народы, как
осознающие своё единство, свою кровную близость, связь, единое происхождение
от пращура. Более того эта связь может быть доказана и объяснена, уж во всяком
случае для людей признающих наличие у человека бессмертной души. Родители
любят своих детей и покидая этот мир душа их всё равно остаётся с ними.

Мэн У-бо спросил о почтительности к родителям. Учитель ответил: "Родители


всегда печалятся, когда их дети болеют".(Конфуций "Беседы и суждения" гл.2.6)

Конфуцианство в своей мистической составляющей главным моментом


религиозных ритуалов выдвигает именно упрочение этой связи. Возможно, именно
с этим связано столь длительное и блистательное существование Китая. Страна и
народ, существовавшие во времена Древнего Мира, давно пережила своих
исчезнувших современников.

Мэн И-цзы спросил о почтительности к родителям. Учитель ответил: "Не


нарушай [принципов]". Когда Фань Чи вез [учителя] на колеснице, тот сказал ему:
"Мэн-сунь спросил меня о почтительности к родителям, я ему ответил: "Не
нарушай [принципов]"". Фань Чи спросил: "Что это значит?" Учитель ответил:
"При жизни родителей служить им, следуя ритуалу. Когда они умрут, похоронить
их в соответствии с ритуалом и приносить им жертвы, руководствуясь ритуалом".
(Конфуций "Беседы и суждения" гл.2.5)

Поколения за поколением уходящие в мир иной, тем не менее, должны


сохранять интерес и любовь со своими потомками. Если кто-то верит в наличие
вечной и бессмертной души у человека, он обязан признать и неминуемое
наличие этой связи душ ушедших людей, с теми, кто является их продолжением.
Именно поэтому, человек находясь на смертном одре, даже там старается
передать своим потомкам всё самое ценное, знания, имущество. Казалось бы, что
нужно человеку перед вечностью, в котором, по словам христианских богословов,
нет уж тем более «ни грека, ни иудея»? Ан нет, видимо и там в загробном мире,
есть и греки и иудеи и близкие родственники.

Учитель сказал: "Приносить жертвы духам не своих предков - проявление


лести. Видеть то, осуществление чего требует долг, и не сделать есть отсутствие
мужества".". (Конфуций "Беседы и суждения" гл.2.24)

Учитель сказал: "Если человек не обладает человеколюбием, то как он может


соблюдать ритуал? Если человек не обладает человеколюбием, то о какой музыке
может идти речь?" (Конфуций "Беседы и суждения" гл.3.3)

Духовная связь близких людей, куда она уходит, когда из мира этого уходят
люди, а душа их обретает бессмертие? Сама постановка вопроса, для человека
признающего наличие души, подсказывает, никуда, никуда не уходит. Связь
остаётся ВЕЧНО и наполняя мир духовный, души наших предков укрепляют
нуминозную связь земного поколения с эгрегором небесных покровителей народа.
Естественно предположить, что эти души предков как раз и наполняют этот
эгрегор, изначальную силу, приращивают ветви, к корню нашего Древа и
определяют отношение нуминозного эгрегора к своим потомкам – народу. Это и
есть суть язычества, связь со сверхъестественным миром куда уходят и где наряду
с божествами – изначальной этнической духовной СИЛОЙ – обретаются души
предков. Много, много поколений, наполняют языческий духовный эгрегор,
оберегающий своих потомков.

В своё время сенсацию произвела книга американского доктора Моуди, в


которой он исследовал впечатления людей, перенёсших клиническую смерть. В
ней он описал следующее:

«Несколько человек рассказывали мне, что в тот момент,

когда они умирали, - иногда это было в самом начале, иногда

после других событий, связанных с умиранием, - они начинали

осознавать близкое присутствие других духовных существ.»

Далее он приводит рассказ женщины пережившей клиническую смерть:


«Это были все люди, которых я знала в моей жизни, но которые уже умерли. Я
узнала свою бабушку и девочку, которых знала когда училась в школе, а также
много других родных и знакомых. Это выглядело

так, что я видела главным образом их лица и чувствовала их

присутствие. Все они выглядели очень приветливыми. Было очень

хорошо от того, что они были рядом. Я чувствовала, что они пришли, чтобы
защитить или сопровождать меня.»

Моуди обобщает многие свидетельства о том, кого видели умирающие люди:

«В очень немногих случаях опрашиваемые считали, что

существа, которые их. встречали, были "духами-хранителями".

Одному человеку такой дух сказал: "Я должен помочь тебе пройти

эту стадию твоего бытия, но сейчас я собираюсь вернуть тебя

обратно к другим"»

В другой книге, «Психоделическая терапия умерающих....» Станислава Грофа и,


Джоан Хэлифакс, посвящённой исследованиям и описаниям ощущений и картин
умирающих людей, приводиться такое свидетельство женщины находившейся в
коматозном состоянии:

В основном вспоминаются два переживания. Я находилась в безграничном,


лишенном времени мире, там не было ни атмосферы, ни красок, ни образов, но,
возможно, был свет. Внезапно я осознала, что являюсь мигом времени, созданным
теми, кто жил до меня, и сама я, в свой черед, - создатель других. Это был мой
миг; моя основная задача была выполнена. Будучи рождена, я придала смысл
существованию родителей.

То есть человек на пороге вечности остро ощущает свою связь с поколениями


предков, сам, являясь чередой в вечной цепочке связанных между собой людей.
Душу покидающую этот земной мир встречают духовные сущности близких ему
людей, которым он не безразличен, которые связаны с ним узами происхождения
и родства. Мир земной, круг земного мира, в духовном измерении сохраняется,
только он наполнен энергией многих поколений. Об этом я писал в «Священных
основах», давая определение семье и народу не как чему-то сиюминутному, а как
всей совокупности поколений людей объединённых единым происхождением.

Если вспомнить чаще встречающийся и более известный духовный опыт


человека - сны, которые часто являются формой связи с духовным миром, и там, в
этих снах, именно близкие люди приходят чтобы сообщить что-то своим
оставшимся на земле родичам. Предостеречь или направить в нужном
направлении. Почитайте описания и толкователи снов, в которых часто описаны
встречи с давно ушедшими родичами. То есть, даже в современном, широко
известном эмпирическом опыте присутствует совершенно определённое знание о
связи человека с духовными сущностями его близких родственников, предков,
отошедших в иной мир. Вот как выглядит рассказ о моменте встречи режиссёра
Никиты Михалкова с Вангой, описанный им. Когда ясновидящая начала в
подробностях рассказывать детали жизни семьи Михалкова, тот удивлённо
спросил, откуда она черпает информацию, «от твоей сестры» был ответ, «она
здесь» и пытается помочь тебе. Пророчица говорила о душе девочки, сестры
Михалкова, которая умерла в детстве и которую она видела рядом с Михалковым.
И в отношении других посетителей ясновидящей по её словам помогали души
близких людей.

Но ведь есть наши предки, более отдалённые, которых мы не знаем, и если


наши ближайшие предки сохраняют со своими потомками духовную связь,
оказывают помощь, то естественно предположить, что и более дальние поколения
связаны со своими живыми родичами. Ведь отдаляясь чередой поколений, они,
тем не менее, продолжают быть связанными со своими наследниками. Хотя мы их
и не знаем, но они-то, там, в бессмертии знают, что мы носители их духа на
Земле. Отсюда и ритуалы конфуцианства и преклонение перед душами предков,
отсюда и огромный пиитет всех народов перед культом предков. В том же Ветхом
Завете, как правило, приводится перечень пращуров того или иного значимого
персонажа, вплоть до самых древних времён, порой на тысячи лет, от самого Ноя.
У всех народов существовала и существует эта традиция. До сих пор родовая
аристократия, знать, скрупулёзно выписывают свои родословные, сохраняя и
изучая их. Поэтому мы знаем, например, что легендарный Рюрик был потомком
древнего вождя Буривоя и новгородского князя Гостомысла.

Поэтому, можно смело предположить, что существует духовная связь между


живущими людьми и их близкими, ушедшими в мир иной. Что происходит с
поколениями предыдущими, теми дедами, прадедами и прапрадедами, ушедшими
задолго до нашего рождения? На мой взгляд, для них, для их душ мы живущие на
земле есть земное продолжение их бытия. Если посмотреть на земные аналоги,
посмотрите, как бабушки и дедушки любят своих внуков. То есть любовь через
поколение она остаётся (может это и есть именно та любовь, о которой Христос
сказал; – Бог есть любовь).

Если принять эту логику, эти рассуждения, то следующим вопросом будет


вопрос о том - что есть тот духовный мир, который наполняют души наших
предков? Не они ли создают и наполняют этот духовный эгрегор, нуминозную
силу, ЛЮБЯЩУЮ нас, покровительствующую нам, которая вторгается в жизнь
живущих, оберегает их и помогает им. Ибо, на мой взгляд, Бог есть изначальная,
сверхъестественная воля, породившая народ и наполненная поколениями душ
наших предков. Это и есть истинная национальная духовная ипостась.

В национальной религиозной системе, почитание душ предков, является одной


из её основ, залогом расположения и покровительства этнической нуминозной
силы. Опосредованно подобный же подход практикуется в христианстве – чем как
не почитанием предков навеян культ христианских святых. Именно к ним с
просьбой о ходатайстве перед божественной силой обращены молитвы людей
исповедующих христианство. На мой взгляд, здесь налицо эксплуатация
подсознательной потребности человека обратиться к расположенным к нему
силам за покровительством. В правильном, естественном варианте, это обращение
к духам предков, к пращурам, к той внемирской силе, которая нас породила, к
тому огромному сверхъестественному нуминозному полю, которому мы не
безразличны. У русских, в глубочайшей древности, Высший Дий,
сверхъестественная Воля - ЯР, верховный Бог нашего начала. Отсюда
производные понятия - БОЯРИН, то есть близкий ЯРу, отсюда самоназвание арии
или ЯРИИ. Он в чём-то аналогичен иудейскому Ягве, но лишь только по рангу в
небесной иерархии народов, но никак не тождественен, так как является
совершенно иным Божеством, иной Высшей самородной силой. В христианской же
системе эта подсознательная потребность тяга к родным силам небесным,
подменяется эрзацем, обращением к неким святым, хотя с какой стати душе этого
святого жившего в Палестине ходатайствовать за незнакомых и абсолютно чужих,
в общем-то, ему людей, проживающих в России? Перед кем ходатайствовать,
оказывать содействие? Иудейскому божеству доказывать, что мы «семя
Авраамово»?

В то же время, понимание древних об устройстве сверхъестественного мира, на


мой взгляд, более приближенно к истине, так как их духовные знания напрямую
были связаны с выживанием. Вот как описывает скандинавский эпос
миропонимание древнего шведа, его знание об устройстве Высшего мира.

"Одина называют Всеотцом, ибо он отец всем богам. И еще зовут его Отцом
Павших, ибо все, кто пал в бою,- его приемные сыновья. Им отвел он Вальгаллу и
Вингольв, и зовут их эйнхериями. Одина зовут также Богом Повешенных, Богом
Богов, Богом Ноши,70 и еще многими именами называл он себя,.." (Снорри
Стурлусон. «Младшая Эдда». Видения Гюльви).

Один – главное божество древних шведов, сотворившее мир и землю и людей,


отец всех богов. Но тут же мы узнаём, что Один, был хоть и легендарной, но
реальной личностью:

"У него был сын Эйнриди, а у него - Вингетор, у Вингетора - Вингенер, у


Вингенера - Моди, у Моди - Маги, у Маги - Сескев, у Сескева - Бедвиг, у Бедвига -
Атри, а мы зовем его Аннан, у Атри - Итрманн, у Итрманна - Херемод, у Херемода -
Скьяльдун, его мы зовем Скьёльд, у Скьяльдуна - Бьяв, мы зовем его Бьяр ,у Бьява
- Ят, у Ята - Гудольв, у Гудольва - Финн, у Финна - Фридлав, мы зовем его
Фридлейв, а у того был сын Волен, а мы зовем его Один. Он славился своею
мудростью и всеми совершенствами. Жену его звали Фригида, а мы зовем ее
Фригг.." (Снорри Стурлусон. «Младшая Эдда». Пролог)

Это был человек, Один, судя по родословной, связанный именно кровным


родством с другими шведами и неудивительно, что потом :

"Часто он являлся шведам перед большими битвами. Некоторым он давал тогда


победу, а некоторых звал к себе. И то и другое считалось благом." (Сага об
Инглингах)

Скорее всего один Один, это реальная историческая личность, человек,


который был наделённый огромной сверхъестественной силой, иерофан которого
как Моисея евреев наделяло мистической энергией Высшее божество шведов.
"Недруги Одина боялись его, а друзья его полагались на него и верили в его
силу и в него самого. Он обучил жрецов большинству своих искусств. Они
уступали в мудрости и колдовстве только ему. Да и другие многому научились у
него, и так колдовство очень распространилось и долго держалось. Люди
поклонялись Одину и двенадцати верховным жрецам, называли их своими богами
и долго верили в них." (Сага об Инглингах)

Этот реальный Один, в представлении следующих поколений стал воплощением


этого Высшего божества. Скорее всего, отчасти, так оно и было. Кстати, Юнг,
занимаясь как врач-психоаналитик, с немцами, ветеранами первой мировой
войны, с удивлением узнал, что солдатам часто снился какой-то древний воин
представлявшийся Вотаном (Вотан это Один, в немецком произношении). Самое
удивительное то, что солдаты которым это снилось были из малограмотных
католических или протестантских семей и никогда ни про какого Вотана не
слышали. Здесь ещё раз уместно вспомнить ранее приведённые слова саги,
записанные Снорри Стурлуссоном: "Часто он являлся шведам перед большими
битвами.»

Род, племя, основано на единстве происхождения, в процессе исторического


развития превращаются в более многочисленную популяцию, но всё равно в
духовном мире представляют собой некую совокупность духовных сущностей
объединённых изначальным единством.

С другой стороны ЛЮБОВЬ наполняющая национальную нуминозную силу есть


залог того, что приобщение к чужим культам не становиться препятствием для
того, чтобы эта сила покровительствовала нам. Люди уходят от своих Священных
Основ, льнут к иным, ложным для них богам, но ЛЮБОВЬ, истинная любовь не
имеет корысти и поэтому наша небесная сила – Дом Богов, наполненная душами
наших предков, остаётся с нами, помогает нам, покровительствует нам. Также
родители всё прощают своим детям, а бабушки и дедушки, тем более, своим
внукам. Так и нам наши предки прощают заблуждения и когда мы обращаемся к
неким святым, отзываются нам, откликаются нам, они, наши предки оттуда из
Духовного Мира. Другой вопрос, что в своих ощущениях мы принимаем ложные
пути и нарушаем природную связь, зачастую, не без помощи христианского
учения, отталкивая их, наших покровителей.

Обращение к Духовному Миру

Рассматривая связь с духовным миром, мы можем попробовать понять его


архитектуру, пользуясь духовным опытом и выводами, достигнутыми
человечеством, не зависимо от конфессиональной принадлежности.

Начнём с христианства. Выше я уже говорил, что христианские святые это есть
ответ на подсознательную потребность человека, (скорее даже подсознательное
знание) обращения к Божеству, через некого, позитивно расположенного к
обращающемуся, посредника. И действительно святые в христианской традиции
есть ничто иное, как отошедшие в мир иной души человеческие, к посредничеству
которых обращается верующий. Священник Афанасий Гумеров, насельник
Сретенского монастыря так отвечает на этот вопрос: «Священное Писание
убеждает, что посредничество святых между Всесовершенным Богом и духовно
немощными людьми установлено Самим Богом». И углубляясь в истоки такого
положения, священник в качестве доказательства приводит аргументацию из
Ветхого Завета: «Господь заключил Завет со всем избранным народом, однако
общение Его с ним было опосредовано через пророка Моисея. «И сказал Господь
Моисею: вот, Я приду к тебе в густом облаке, дабы слышал народ, как Я говорить
с тобою, и поверил тебе навсегда» (Исх.19:9). Не только Бог не обращается к
народу непосредственно, но и люди Израиля свои молитвы к Богу обращают
только через Моисея: «И сказали Моисею: говори ты с нами, и мы будем слушать,
но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть» (Исх.20:19)» . То есть
священник обращается к глубоко этнической, как я считаю, религии, иудаизму,
религии иудеев и для иудеев, приводя в пример существование
последовательности обращения к Божеству. Далее священник переходит к Новому
Завету: «Наконец, в Новом Завете мы умеем ясные указания на силу молитв
святых: «И пришел иной Ангел, и стал перед жертвенником, держа золотую
кадильницу; и дано было ему множество фимиама, чтобы он с молитвами всех
святых возложил его на золотой жертвенник, который перед престолом. И
вознесся дым фимиама с молитвами святых от руки Ангела пред Бога» (Отк.8:3-
4)». То есть, если перефразировать выводы и свидетельства христианского
богословия, то святые есть некие люди или их сущности, которые помогают
донести молитву до Божества. Не буду спорить с таким предположением Афанасия
Гумерова и с ним всей христианской теологии. Но вот почему эти сущности
должны реагировать на наши молитвы, что их к этому должно побуждать?
Любовь? Но откуда она появиться у абсолютно чужих, не связанных с нами
единым древом, душах? Можно предположить, что единственное основание
обратить на нас внимание, и внять просьбам христианина дым фимиама. Но не
малое ли это приложение без наличия изначальной Любви именно к нам? Да и
божеству, к которому обращена просьба, что ему до нас, принимает ли оно
лукавую формулу про «семя Авраамово»? Вряд ли!

Поэтому, не подвергая сомнению деяния Христа, относясь с достаточным


уважением ко многим аспектам миропонимания предложенного Христом, я
считаю, что в метафизическом плане для нас русских его личность не имеет
никакого значения. Иисус Христос с нами никак не связан - ни мы не происходим
от него, ни он от нас, не к нам он приходил и не мы его ждали, ибо происходим
мы из другого корня из другого Древа и предки наши никакого отношения к
Аврааму не имеют. Христианство для русского человека это не общение с
божественным миром, а лишь подражание чужим ритуалам «проявление лести»
словами Конфуция, религиозное самозаблуждение. Другой вопрос почему это
произошло? Не вызывает сомнения что в основе - политические цели, но это уже
другой аспект, который я рассмотрю позже. Обращение к чужим богам это чаще
лишь сотрясение воздуха, может быть иногда духовного эгрегора, но с очень
малой отдачей. Хочу признаться, что и сам когда-то заблуждался, запутанный
поверхностным пониманием христианства, придавленный пропагандой о
«тысячелетии Православной Руси», пока не осознал не почувствовал в душе
Великую Ложь. Никак не виню в этом Иисуса Христа, ибо имя его и жизнь,
инструмент пропаганды в умелых руках. Но инструмент пропаганды, он не
становиться для нас, русских Господом нашего Неба, корнем нашего Древа, ибо
они существовали до него и после него, уходя в глубокую древность, где и есть
наше Начало. Чтобы возродить нашу многострадальную Родину мы должны
порвать с христианством вообще и с христианским православием в частности, ибо
русский человек, будучи по природе максималистом, не может слукавить,
оставаясь адептом религии безродных римских рабов и в то же время сохраняя
связь со своим этническим Духовным Миром. Сознание заполненное ложью уводит
по ложному же пути и ищет он в Палестинах то, чего нет там и не может быть -
Любви чужого божества к чужому им русскому человеку, «наследство» по
«обетованию», которое никто нам не оставлял и не думал оставлять.