Вы находитесь на странице: 1из 354

іШ? ; !

I -
гм
О

u ДНЕВНИКЪ О

ЗА

1876 Г.

Ѳ. М. ДОСТОЕВСКАГО.

С.-ПЕТЕРВУРГЪ.
Типографія Ю. ГОтауфа (И. Фишона ), Кузнечный перѳуюкъ, Л6 20.

1879.
V-t чіѵ /f f.f .~Y

ДНВВНЙКЪ
IP
w

ЗА

1876 Г.
•A
K i'SX

Ѳ. M. ДОСТОЕВСКАГО.

О.ЛЕТЕРЕУРГЪ.
Тнцографія Ю. Ш тауфа (И. Ф ншона ), Кузнечный пѳрѳудо
1879.
ОГЛАВЛЕШЕ.

ЯНВАРЬ.
СТРАНИЦЫ.
Глава первая I. Вмѣсто лрѳдисловія Мѳдвѣдицахъ, о
о Бохьшой и Малой
молитвѣ веіикаго Гѳтѳ и вообще о дурныхъ привычвахъ. II. Будущій романъ.
Опять «Случайное Семейство». III. Едка въ клубѣ художниковъ. Дѣти мы-
елящія и дѣтн облегчаемыя. «Обжорливая младость». Буйки. Толкающіеся
подростки. Поторопившійся московскій капптанъ. IV. Золотой вѣкъ въ
карманѣ 1-8
Глава вторая. ручкой. II. Мальчикъ у Христа на елкѣ. III.
I. Мальчикъ съ

Коюнія малолѣтнихъ иреступниковъ. Мрачныя особи людей. Передѣлка по-


рочныхъ душъ въ непорочныя. Средства къ тому иризнанныя наилучшими.
Маленькіе и дерзкіе друзья человѣчѳства 8-20
Глава третья. I. Россійское общество покровительства животнымъ. Фельдъ-
егерь. Зелено-вино. Зудъ разврата и Воробьевъ. Съ конца или съ начала?
II. Спиритизмъ. Нѣчто о чертяхъ. Чрезвычайная хитрость чертей, если только

это черти. III. Одно слово по поводу моей біографіи 20-32

ФЕВРАЛЬ.
Глава первая. I. О томъ, что всѣ мы хорошіе люди. Сходство русскаго об-
щества съ маршаломъ Макъ-Магономъ. П. О любви къ народу. Необходимый
контрактъ съ народомъ. III. Мужикъ Марей 32—43
Глава вторая. дѣла Кронеберга. II. Нѣчто объ адвокатахъ
I. По поводу
вообще. Моп наивныя и необразованныя предположения. Нѣчто о талантахъ
вообще и въ особенности. III. Рѣчь г. Спасовича. Ловкіе пріемы. IV. Ягодки.
V. Геркулесовы столпы 43—64

ІИАРТЪ.
Глава первая. I. Вѣрна-ли мысль, что «пусть лучше идеалы будутъ дурны,
да дѣйствительность хороша»? II. Столѣтняя. III. «Обособлѳніе». IV. Мечты
о Европѣ. V. Сила мертвая и силы грядущія 64-81
Глава вторая. I. Донъ-Карлосъ и сэръ Уаткинъ. Опять признаки «начала

конца». 11. Лордъ Редстокъ. III. Словцо объ отчетѣ ученой коммисоіи о спи-

ритическихъ явлѳніяхъ. IV. Единичныя явденія. V. О ІОріѣ Самаринѣ. 81—92

Чч
(БИБЛИОТЕКА!
«швйм
it* N. ЛЕНИНА
2007337430
АПРЪЛЬ.
страницы.
Глава первая. I. Идеалисты раститеіьной стоячей міроѣды. жизни . Кулаки и

Высшіѳ господа подгоняющіе Россію. IL Культурные типики. Поврѳднвшіѳся


люди. III. Сбивчивость и неточность спорныхъ лунктовъ. IV. Благодѣтѳльный
швейцаръ освобождающій русскаго мужика 92—108
Глава вторая. I. Нѣчто о политическихъ вопросахъ. II. Парадоксалистъ.
III. Опять только одно словцо о спиритизмѣ. IV. За умершаго. . . . 108—124

МАЙ.
Глава первая. L Изъ частнаго письма. П. Областное новое слово. III. Судъ
и г-жа Каирова. IV. Г-нъ защитникъ и Каирова. V. Г-нъ защитникъ и

Великанова 125—140
Глава вторая. 1. Нѣчто объ одномъ зданіи. Соотвѣтственныя мысли. П.
Одна несоотвѣтственная идея. III. Несомнѣнный демократизмъ. Женщины. 140—148

ІЮНЬ.
Глава первая. I. Смерть Жоржъ-Занда. Нѣсколько словъ о Жоржъ-Зандѣ. 149—156
Глава вторая. I. Мой нарадоксъ. П. Выводъ изъ парадокса. III. Восточный
вопросъ. IV. Утопическое пониманіе исторіи. V. Опять о женщинахъ . . 156—172

ІЮЛЬ — АВГУСТЪ.
Глава первая. I. Выѣздъ за границу. Нѣчто о русскихъ въ вагонахъ. II. О
воинственности нѣмцевъ. III. Самое послѣднее слово цшшлизаціи . . . 173—181
Глава вторая. I. Идеалисты-циники. II. Постыдно-ли быть идеалистомъ Ѵ
Нѣмцы и трудъ. Непостижимые фокусы. Объ остроуміи 181—194
Глава третья. I. Русскій или французскій языкъ? П. На какомъ языкѣ
говорить будущему столпу своей родины? 194—201
Глава четвертая. I. Что на хорошій тонъ?
водахъ помогаетъ: воды или
II. Одинъ изъ облагодѣтельствованныхъ современной женщиной. III. Дѣтскіе
секреты. IV. Земля и дѣти. V. Оригинальное для Россіи лѣто. . . . 201—215
Post-Scriptum 215 — 219

СЕНТЯБРЬ.
Глава первая. I. Picolla bestia. П. Слова, слова, слова! III. Комбинаціи и

комбинаціи. IV. Халаты и мыло 221—233


Глава вторая. I. Застарѣлые люди. П. Кифо-Мокіевщина. II. Продолженіе
предъидущаго. IV. Страхи и опасенія. V. Post-Scriptum 234—247

ОКТЯБРЬ.
Глава первая. I. Простое, но мудреное дѣло. П. Нѣсколько замѣтокъ о

простотѣ и упрощенности. самоубійства. IV. Приговоръ


III. Два . . . 250—261
Глава вторая. I. Новый фазисъ Восточнаго вопроса. II Чѳрняевъ. III. Луч-
шіе люди. IV. О томъ-же 262—275
НОЯБРЬ.
СТРАНИЦЫ.
Глава первая. КРОТКАЯ. Фантастичѳскііі разсказъ. Отъ автора. I. Кто былъ
л и кто была она. П. Брачное прѳдложеніе. III. Благороднѣйшій изъ людей,
но самъ-же и не вѣрю. IT. Все планы н планы. V. Кроткая бунтуѳтъ. VI.
Страшное воспомннаніе 278—294
Глава вторая. I. Сонъ гордости. II. Пелена вдругъ упала. III. Слишкомъ
понимаю. IV. Всего только пять минуть опоздалъ! 294—305

ДЕКАБРЬ.
Глава первая. I. Опять о простомъ но мудреномь дѣлѣ. II. Запоздавшее нра-
воученіе. III. Голословныя утвержденія. IV. Кое что о молодежи. V. О само-

убійствѣ и о высокомѣріи 310—326


Глава вторая. I. Анекдотъ изъ дѣтской жизни. П. Разъясненіе объ участін
моемъ въ изданіи будущаго журнала «Свѣтъ». III. На какой теперь точкѣ
дѣло. IV. Словечко объ «ободнявшемъ Петрѣ» 326—335

Дозводѳно цензурою. С.-Пѳтербургъ, 28-го Девабря 1878 года.


ЕЖЕМѣСЯЧНОЕ ИЗДАНІЕ

' СШ сь ци кгп .

1876. Ыься ббврс-


Щ'

ЯНВАРЬ.

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
1. же всякій и прежде всего увѣ-
че

ренъ, входя куда нибудь, что все при-


Вмѣсто предисловія о Большой и надлежитъ ему одному. Если же не
Малой Медвідицахъ, о Молитвѣ ве- ему, то онъ даже "и не сердится, а
ликаго Гёте и вообще о дурныхъ мигомъ рѣшаетъ дѣло; не слыхали-лп
привычкахъ. вы про такія записочки:
„Милый папаша, мнѣ двадцать три
... Хлеетаковъ, по крайней мѣрѣ, года, а я еще ничего не сдѣлалъ;
враяъ вралъ у городннчаго, но все
— убѣжденный, что изъ меня ничего не
же капельку боялся, что вотъ его возь- выйдетъ, я рѣшился покончить съ

мутъ, да и вытолкаютъ изъ гостиной. жизнью"...


Современные Хлестаковы ничего не И застрѣливается. Но тутъ хоть что
боятся и врутъ съ полныиъ спокой- нибудь да попятно; „для чего-де и

ствіемъ. жить какъ не для гордости?" А другой


Ныньче всѣ съ полнымъ спокой- посмотритъ, походитъ и застрѣлится
ствіемъ. Спокойны и, можетъ быть, молча, единственно изъ-за того, что у
даже счастливы. Врядъ ли кто даетъ него нѣтъ денегъ, чтобы нанять лю-
себѣ отчетъ, всякій дѣйствуетъ про- бовницу. Это уже полное свинство.
я

сто", а это уже полное счастье. Нынь- Увѣряютъ печатно, что это у нихъ
че, какъ и прежде, всѣ проѣдены са- отъ того, что они много думаютъ. "Ду-
молюбіемъ, но прежнее самолюбіе вхо- маетъ думаетъ про себя, да вдругъ
-

дило робко, оглядывалось лихорадочно, гдѣ нибудь и выпырпетъ, и именно


вглядывалось въ физіономіи. „Такъ-ли тамъ, гдѣ памѣтилъ". Я убѣжденъ, на-
я вошелъ 1? Такъ-ли я сказалъ?" Нынь- противъ, что онъ вовсе ничего не ду-
1
2

маетъ, что онъ рѣшительно не въ си- нечностыо бытія... и что за все счастіе
лахъ составить понятіе, до дикости чувствовать эту великую мысль, откры-
неразвитъ, и ееіи чего захочѳтъ, то вающую ему: кто онъ? —■ онъ обязанъ
утробно, а не сознательно' просто йод- лишь своему лику человѣческому.
ное свинство и вовсе тутъ нѣтъ ни- ,,Великій Духъ, благодарю тебя за
чего либерал ьнаго. ликъ человѣческій. Тобою данный мнѣ".
И при этомъ ни одного Гаыдетов- Вотъ какова должна была быть мо-
скаго вопроса: литва ведикаго Гёте во всю жизнь его.

У насъ . разбиваютъ этотъ данный че-


„Но страхъ что будетъ таыъ..."
ловѣку ликъ совершенно просто и безъ
И
въ этомъ ужасно много странна- всякихъ этихъ пѣмецкихъ фокусовъ, а
го. Неужели это безмысдіе въ русской съ Медвѣдицами. не только съ Боль-
нрирод/Ы Я говорю безмысдіе, а не шой, да и съ Малой-то никто не взду-
безсмысліе. Ну, не вѣрь, но хоть по- маетъ попрощаться, а и вздумаетъ,
мысли. Въ нашемъ самоубійцѣ даже такъ не станетъ: очень ужь это ему
и тѣни подозрѣнія не бываетъ о томъ, стыдно будетъ.
что онъ называется я и есть существо О чемъ это вы заговорили? епро-

безсмертное. Онъ даже какъ будто ни- ситъ меня удивленный читатель.
когда не сдыхадъ о томъ ровно ниче- — Я хотѣлъ было написать преди-
го. И однако онъ вовсе и не атеистъ. сдовіе, потому что нельзя же совсѣмъ
Вспомните прежнихъ атеистовъ: утра- безъ предисдовія.
тивъ вѣру въ
они одно,
тотчасъ же Въ такомъ сдучаѣ душе объ- —

начинали вѣровать въ дру- ясните ваше направдепіе, ваши убѣж-


страшно
гое. Вспомните страстную вѣру Дидро, денія, объясните: что вы за человѣкъ

Вольтера... У нашихъ полное tabula и какъ осмѣдидись объявить ,,Днев-


rasa, да и какой тутъ Водьтеръ; про- никъ Писателя?"


сто нѣтъ денегъ, чтобы нанять лю- Но это очень трудно и я вижу, что

бовницу, и больше ничего. я не мастеръ писать предисдовія. Пре-


Самоубійца Вертеръ, кончая съ дисловіе, можетъ быть, также трудно
жизнью, въ послѣднихъ строкахъ имъ написать, какъ и письмо. Что же до
оставденныхъ, жалѣетъ, что не уви- либерализма (вмѣсто слова „панравде-
дитъ бодѣе „прекраснаго созвѣздія ніе" я у;се прямо буду употреблять
Большой Медвѣдицы" и прощается съ слово: „либерадизмъ"), что до либера-
нимъ. О, какъ сказался въ этой чер- лизма, то всѣмъ извѣстный Незнако-
точкѣ только что начинавшійся тогда мецъ, въ одномъ изъ недавнихъ фелье-
Гёте! Чѣмъ же такъ дороги были мо- тоновъ своихъ, говоря о томъ, какъ
лодому Вертеру эти созвѣздія'? Тѣмъ, встрѣтида пресса наша новый 1876
что онъ сознавадъ, каждый разъ созер- годъ, упоминаетъ, между прочимъ, но
цая ихъ, что онъ вовсе не атомъ и не безъ ѣдкости, что все обошлось доста-
ничто передъ ними, что вся эта безд- точно либерально. Я радъ, что онъ
на таинственныхъ чудесъ Вожіихъ вов- проявидъ тутъ ѣдкость. Дѣйствитедьно,

се не выше его мысли, не выше его либерадизмъ нашъ обратился въ по-

сознанія, не выше идеала красоты за- сдѣднев время повсеместно иди въ —

кдюченнаго въ душѣ его, а, стало быть, ремесло иди въ дурную привычку. То-
равна ему и роднитъ его съ безко- есть, сама по себѣ это была бы вовсе
1876. я: ЗВАРЬ. 3

недурная привычка, но у наеъ все смотрѣлъ на дѣтей, но теперь при-


это такъ устроилось, И даже
какъ-то сматриваюсь особенно. Я давно уже
странно: либерализмъ нашъ, казалось поставили, себѣ идеаломъ панисать ро-

бы, принадлежитъ къ разряду уснокоен- манъ о русскихъ теиерешнихъ дѣтяхъ,

ныхъ либерализмовъ; уснокоеюшхъ и ну и конечно о теперешнихъ жхъ от-


успокоившихся, что по моему очень цахъ, въ теперешнемъ взаимномъ ихъ
ужь скверно, ибо квіетизмъ всего бы соотношеніи. Поэма готова и созда-
меньше, кажется, могъ ладить съ ли- лась прежде всего, какъ и всегда
берализмомъ. И что же, не смот- должно быть у романиста. Я возьму
ря на такой покой, повсемѣстно яв- отцовъ и дѣтей по возможности изъ

ляются несомнѣнпые признаки, что въ всѣхъ слоевъ общества и прослѣжу


обществѣ паінемъ, мало по малу, со- за дѣтьми съ пхъ самаго перваго дѣт-
вершенно исчезаетъ пониманіе о томъ: ства.
что либерально, а что вовсе нѣтъ, и Еогда полтора пазадъ, Ни-
года
въ этомъ смыслѣ начинаютъ сильно колай Алексѣевичъ Некрасовъ
пригла-
сбиваться; есть примѣры даже чрез- шалъ меня написать романъ для „Оте-

вычайныхъ случаевъ сбивчивости. Ко- чественныхъ Записокъ", я чуть было


роче, либералы наши, вмѣсто того, не началъ тогда моихъ „ Отцовъ и дѣ-
чтобъ стать свободнѣе, связали себя тей", но удержался и слава Богу: я

либерализмомъ какъ веревками, а по- былъ не готовъ. А пока я написалъ


тому и я, пользуясь
сишъ любопыт- лишь „Подростка", эту первую — про-
нымъ случаемъ,подробпостяхъ ли- бу моей мысли. Но тутъ дитя
о уже
берализма моего умолчу. Но .вообще вышло изъ дѣтства и появилось лишь
скажу, что считаю себя всѣхъ либе- неготовымъ человѣкомъ, робко и дер-
ральнѣе, хотя бы по тому одному, что зко желающимъ поскорѣе ступить свой
совсѣмъ не желаю успокоиваться. Ну первый шагъ въ жизни. Я взялъ душу
вотъ и довольно объ этомъ. Что же безгрѣшную, но уже загаженную страш-
касается до того, какой я человѣкъ, ною возможностью разврата, раннею не-
то я бы такъ о себѣ выразился: "Je навистью за ничтожность и „случай-
suismi homme heurenx qui n'a pas Г air ность" свою и тою широкостью, съ
content", то-есть, по-русски: „Я чело- которою еще цѣюмудренная душа уже
вѣкъ счастливый, но— кое чѣмъ недо- допускаетъ сознательно порокъ въ свои
вольный"... мысли, .уже лелѣетъ его въ сердцѣ
На этомъ и кончаю нредисловіе. Да своемъ, любуется имъ еще въ^ стыдли-
и нанисалъ-то его лишь для формы. выхъ, но уже дерзкихъ и бурныхъ меч-
тахъ своихъ все это,
— оставленное
единственно на свои силы и на свое
П. разумѣніе, да еще, правда, на Бога.
Все это выкидыши общества, „случай-
Будущій романъ. Опять „Случайное ные" члены „случайныхъ" семей.
семейство". Въ газетахъ всѣ недавно прочли
объ убійствѣ мѣщанки Перовой и объ
Въ клубѣ
художниковъ была елка и самоубійствѣ ея убійцы. Она съ нимъ
дѣтскій балъ и я отправился посмо- жила, онъ былъ работиикомъ въ типо-
трѣть на дѣтей. Я и прежде всегда графіи, но потерялъ мѣсто, она же
1*
4 ДНЕВПИКЪ

снимала пускала жильцовъ. шій, говорятъ,


квартиру и не оставитъ и его

Началось несогласіе. Перова- просила его судьба будто ужь устроена, а млад-
ее оставить. Характеръ убійцы былъ шій? Неужто соберутъ рублей семьде-
и;!ъ повѣйшихъ: „не мнѣ, такъ нико- сятъ или сто, а таит, и забудутъ про

му". Ояъ далъ ей слово, что „оста- нихъ? Спасибо и „Голосу", что папо-
витъ ее", и варварски зарѣзалъ ее минаетъ намъ о несчастныхъ.
ночью, обдуманно и преднамеренно, а

затѣмъ зарѣзался самъ. Перова оста-


вила двухъ дѣтей, мальчиковъ, 12 и III.
9 лѣтъ, прижитыхъ ею незаконно, но
не отъ убійцы, а Елка въ клубѣ художниковъ. Дѣти
еще прежде знаком-
ства съ нимъ, любила. Оба іиыслящія и дѣти облегчаемыя. „Об-
Она ихъ

они были свидѣтелями какъ съ вечера жорливая младость". Вуйки. Толкаю-

онъ, въ страшной сценѣ, измучилъ ихъ щіеся подростки. Поторопившійся


мать попреками и довелъ до обморока московскій капитанъ.
и просили ее не ходить къ нему въ
комнату, но она пошла. Елку и танцы въ клубѣ художни-
Газета „Голосъ" взываетъ къ пуб- ковъ я,- конечно, не стану подробно
ликѣ о помощи „несчастнымъ сиро- описывать; все это было уже давно и
тамъ", изъ коихъ одинъ, старшій, вос- въ свое время описано, такъ что я
питывался въ 5-й гимназіи, а другой самъ ирочелъ съ болыпимъ удоволь-
пока жилъ дома. Вотъ опять ж случай- ствіемъ въ другихъ фельетонахъ. Ска-

ное семейство", опять дѣти съ мрач- жу лишь, что слишкомъ давно передъ
нымъ впечатлѣніемъ въ юной душѣ. тѣмъ нигдѣ не былъ, ни въ одномъ
Мрачная картина останется въ ихъ собраніи, и долго жилъ уединенно.
душахъ на вѣки и можетъ болѣзнен- Сначала танцевали дѣти, всѣ въ
но надорвать юную гордость еще съ прелестныхъ костюмахъ. Любопытно про-
тѣхъ дней слѣдить какъ самыя сложныя ионя-
тія прививаются къ ребенку совсѣмъ
...когда намъ новы
Всѣ впечатлѣнья бытія незамѣтно и онъ, еще не умѣя связать

двухъ мыслей, великолѣпно иногда по

а изъ того не по силамъ задачи , нимаетъ самыя глубокія жизненныя ве-


раннее страданіе самолюбія, краска лож- щи. Одинъ ученый нѣмецъ сказалъ,
наго стыда за прошлое и глухая, замк- что всякій ребенокъ, достигая первыхъ
нувшаяся въ себѣ ненависть къ людямъ, трехъ лѣтъ своей жизни, уже иріобрѣ-
и это, быть, во весь вѣкъ. Да таетъ цѣлую треть тѣхъ идей и поз-
можетъ
благословитъ Господь будущее этихъ наній, съ которыми ляжетъ старикомъ
неповинныхъ дѣтей и пусть не пере- въ могилу. Тутъ были даже шестилѣт-
стаютъ они любить во всю жизнь свою нія дѣти: но я навѣрно знаю, что они
ихъ бѣдную мать, безъ упрека и безъ уже въ совершенствѣ понимали: почему

стыда за любовь свою. А помочь имъ и зачѣмъ они пріѣхали сюда, разря-
надо непремѣнно. На этотъ счетъ об- женный въ такія дорогія платьица, а
щество наше отзывчиво и благородно. дома ходятъ замарашками (при теие-
Неужели имъ оставить гимназію, если решнихъ средствахъ средняго общества —

ужь они начали съ гимназіи? Стар- непремѣнно замарашками). Мало того.


1876. ЯНВАРЬ. £1

они навѣрно уже понямаютъ, что такъ безъ ироніи, а почти съ похвалой) —

именно и надо, что это вовсе неук- вотъ эта-то обжорливая младость изъ
лоненіе, а нормальный законъ природы. чего нибудь да дѣлается же? Скверная
Конечно, на словахъ на выразятъ: но младость и нежелательная, и я увѣ-
внутренно знаютъ, а это однако же ренъ, что слишкомъ облегченное вое- 1
чрезвычайно сложная мысль. нитаніе чрезвычайно способствуетъ ея
Изъ дѣтей больше понравились
мнѣ выдѣлкѣ: а у насъ ужь какъ этого
самые маленькіе; очень были милы и добра много!
развязны. Постарше уже развязны съ Дѣвочки все-таки понятнѣе мальчи-
нѣкоторою дерзостью. Разумѣется всѣхъ ковъ. Почему это дѣвочки, и почти-
развязнѣе и веселѣе была будущая сре- вплоть до совершеннолѣтія (но не да-
дина и бездарность, это уже общій за- лѣе), всегда развитѣе или кажутся раз-
конъ; средина всегда развязна, какъ витѣе однолѣтнихъ съ ними мальчи-

въ дѣтяхъ, такъ и въ родителяхъ. Бо- ковъ? Дѣвочки особенно понятны въ


лѣе даровитые и обособленные изъ дѣ- танцахъ: такъ и прозрѣваешь въ иной
тей всегда сдержаннѣе, или если ужь будущую „Вуйку", которая ни за что
веселы, то съ непременной повадкоі не съумѣетъ выйти замужъ, не смотря
вести за собою другихъ и командовать. на все желаніе. Вуйками я называю
Жаль еще тоже, что дѣтямъ теперь тѣхъ дѣвицъ, который до тридцати
такъ все облегчаютъ,— не только вся- почти лѣтъ отвѣчаютъ вамъ: вуй да
кое изученіе, всякое нріобрѣтеніе За то есть и такія, который,
зна- нонъ.
ній, но даже игру и Чуть
пору видно, весьма скоро вый-
игрушки. о сю

только ребенокъ станетъ лепетать пер- дутъ замужъ, тотчасъ какъ пожелаютъ.

вый слова и уже тотчасъ же начина Но еще циничнѣе, по моему, одѣвать


-

ютъ его облегчать. Вся педагогика па танцы чуть не взрослую дѣвочку


ушла теперь въ заботу объ облегченіи. все еще въ дѣтскій костюмъ; право
Иногда облегченіе вовсе не есть раз- нехорошо. Иныя изъ этихъ дѣвочекъ
витіе, а, даже напротивъ, есть оту- такъ и остались танцевать съ больши-
плепіе. Двѣ-три мысли, два-три впе- ми, въ коротенькихъ платьицахъ и съ
чатлѣнія поглубже выжитыя въ дѣт- открытыми ножками, когда въ полночь
ствѣ, собственнымъ усиліемъ (а если кончился дѣтскій балъ и пустились
хотите, такъ и страданіемъ), нрове- въ плясъ родители.
дутъ ребенка гораздо глубже въ жизнь, Но мнѣ все чрезвычайно нравилось
чѣмъ самая облегченная школа, изъ и еслибы только не толкались под-
которой сплошь да рядомъ выходитъ ростки, то все обошлось бы къ полно-
ни то ни се, ни доброе ни злое, даже му удовольствію. Въ самомъ дѣлѣ,
и въ развратѣ не развратное, и въ взрослые всѣ празднично и изящно
добродѣтели не добродѣтельное. вѣжливы, а подростки, (не дѣти, а
подростки, будущіе молодые люди, въ
„Что устрицы, иршіглн? О радость! іазныхъ мундирчикахъ и которыхъ
„Летптъ обжорливая младость
„Глотать была тьма) толкаются нестерпимо, не

извиняясь и проходя мимо съ полнымъ


Вотъ эта- то „обжорливая младость" правомъ. Меня толкнули разъ нятьде-
(единственный дрянной стихъ у Пуш- сятъ; можетъ быть ихъ такъ тему и
кина потому, что высказанъ совсѣмъ учатъ для развитія въ нихъ развяз-
6 ДНЕВІІИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

ноетл. Тѣмъ не менѣе, мнѣ все нра- лятъ, а не выведутъ. Съ другой сто-

вилось, съ долгой отвычки, не смотря роны я понимаю и то, чточрезвычайно


даже на страшную духоту, на элевгри- пріятно (о, многнмъ, многимъ!) встать
ческія солнца и на неистовые команд- посреди собранія, гдѣ все кругомъ, да-
ные крики балетнаго распорядителя мы, кавалеры и даже начальство такъ

танцевъ. сладки въ рѣчахъ, такъ учтивы и

Я взялъ надняхъ одинъ номеръ равны всѣми, что какъ будто и въ


со

„Петербургской Газеты" и въ немъ самомъ дѣлѣ въ Европѣ, встать по- —

нрочелъ корреснонденцію изъ Москвы среди этжхъ европейцевъ, и вдругъ что

о скандалахъ нраздникахъ въ дво- нибудь гаркнуть на


на чистѣйшемъ на-

рянскомъ собраніи, въ артистическомъ ціональномъ парѣчіи, — свиснуть кому


кружкѣ, въ театрѣ, въ маскарадѣ и нибудь оплеуху, отмочить пакость дѣ-
нроч. Если только вѣрить корреспон- вушкѣ и вообще тутъ же среди залы
денту (ибо корреспондентъ, возвѣщая нагадить: „Вотъ дескать вамъ за
о порокѣ, могъ съ намѣрепіемъ умол- двухсотлѣтній европеизмъ, а мы вотъ
чать о добродѣтели); то общество на- они, всѣ какъ были, никуда не исчез-

ше никогда еще не было ближе къ ли"! Это пріятно. Но все же дикарь


скандалу, какъ теперь. И странно: от- ошибется: его не нризнаютъ и выве-

чего это, еще съ самаго моего дѣтства, дутъ. Кто выведетъ 1? Полицейская сила'?
и во всю мою жизнь, чуть только я Нѣтъ-съ, совсѣмъ не полицейская сила,
попадалъ въ большое праздничное со- а вотъ именно, такіе же самые дикари
браніе русскихъ людей, тотчасъ всегда какъ и этотъ дикарь! Вотъ она гдѣ
мнѣ начинало казаться, что это они сила. Объяснюсь.
только а вдругъ возьмутъ, вста-
такъ, можетъ быть, всѣхъ
Знаете ли кому,
нутъ сдѣлаютъ дебошъ, совсѣмъ какъ нріятнѣе и драгоцѣннѣе этотъ европей-
и

у себя дома. Мысль пелѣпая и фанта- скій и праздничный видъ, собирающа-


стическая, и какъ
— я стыдился и гося по европейски русскаго общества 1?
упрекалъ себя эту мысль еще въ А вотъ именно Сквозникамъ-Дмуханов-
за

дѣтствѣ! невыдерживающая ни скимъ, Чичиковымъ и даже, можетъ


Мысль
малѣйшей критики. О, конечно, купцы быть, Держииордѣ, то есть, именно та-

и капитаны, о которыхъ разсказываетъ кимъ лицамъ, который у себя дома, въ

правдивый керреспондентъ (я ему впол- частной жизни своей въ высшей сте- —

пѣ вѣрю) и прежде были и всегда бы- пени національны. О, у нихъ есть и


ли, это типъ неумирающій; но все же свои собранія и танцы, тамъ, у себя
они болѣе боялись и скрывали чув- дома, но они ихъ не цѣпятъ и не
ства, а теперь, нѣтъ— нѣтъ, и вдругъ уважаютъ, а цѣнятъ балъ губернатор-
прорвется, на самую середину, такой ски, балъ высшаго общества, объ ко-
господинъ, который считаетъ себя со- торомъ слыхали отъ Хлестакова, а
всѣмъ уже въ новомъ правѣ. И без- почему? А именно потому, что сами не
спорно, что въ послѣдпія двадцать лѣтъ, похожи на хорошее общество. Вотъ
даже ужасно много русскихъ людей почему ему и дороги европейскія фор-
вдругъ вообразили себѣ почему то, что мы, хотя опъ твердо знаетъ, что самъ,
они получили полное право на без- лично, опъ не раскается и вернется съ
честье и что это теперь уже хорошо, европейскаго бала домой все тѣмъ же

и что ихъ за это теперь уже похва- самымъ кулачпикомъ; по опъ утѣшепъ.
1876. ЯНВАРЬ. 7

ибо хоть въ идеалѣ да почтилъ добро- но вѣдь и „пока" даже утѣшительно


дѣтель. О, онъ совершенно знаетъ, что въ наше зыбучее время.
все это миражъ; но все же онъ, нобн- Такимъ образомъ балъ есть рѣши-
вавъ на балѣ, удостовѣрился, что этотъ тельно консервативная вещь, въ луч-
миражъ продолжается, чѣмъ-то все еще шемъ смыслѣ слова и я совсѣмъ не

держится, какою-то невидимою но чрез- шучу говоря это.

вычайною силою, и что вотъ онъ самъ

даже не носмѣлъ выйти на средину и

что нибудь гаркнуть на національномъ ГУ.


нарѣчіи, — и мысль о томъ, что ему Золотой вѣкъ въ карманЬ.
этого не позволили, да и впредь не

нозволятъ, чрезвычайно ему нріятна. А впрочемъ мнѣ было и скучно, то


Вы не повѣрите до какой степени мо- есть не скучно, а немного досадно.
жетъ варваръ полюбить Европу; все Кончился дѣтскій балъ и начался балъ
же онъ тѣиъ какъбы тоже участвуетъ отцовъ, и Боже, какая однако бездар-
въ культѣ. Безъ сомнѣнія, онъ часто ность! Всѣ въ новыхъ коетюмахъ п

и опредѣлить не въ силахъ въ чемъ никто не умѣетъ носить костіомъ; всѣ


состоитъ этотъ культъ. Хлестаковъ, веселятся и никто не веселъ; всѣ
напримѣръ, полагалъ, что этотъ культъ самолюбивы и никто не умѣетъ себя по-

заключается въ томъ арбузѣ въ сто казать; всѣ завистливы и всѣ молчатъ


рублей, который подаютъ на балахъ и сторонятся. Даже танцевать неумѣ-
высшаго общества. Можетъ быть Сквоз- ютъ. Взгляните на этого вертящагося
никъ-Дмухановскій такъ п остался до офицера очень маленькаго роста (та-
сихъ поръ въ той же самой уверен- кого, очень маленькаго ростомъ и звѣр-

ности про арбузъ, хотя Хлестакова и ски вертящагося офицера, вы встрѣтите


раскусилъ, и презираетъ его, но онъ непремѣнно на всѣхъ балахъ средняго
радъ хоть и въ арбузѣ почтить добро- общества). Весь танецъ его, весь прі-
дѣтель. И тутъ вовсе не лицемѣріе, а емъ его состоитъ лишь въ томъ, что

самая полная искренность, мало того — онъ съ какимъ-то почти звѣрствомъ,


потребность. Да п лицемѣріе тутъ да- какими-то саккадами, вертитъ свою даму
же хорошо дѣйствуетъ, ибо что такое и въ состоянін перевертѣть тридцать —

лщемѣріе ? Лицемѣріе есть


1 та самая сорокъ дамъ сряду и гордится этимъ;
дань, которую норовъ обязанъ платить но какая же красота! Танецъ— это
тутъ
добродѣтели - мысль безмѣрпо утѣши- вѣдь почти объясненіе въ любви (вспо-
тельная для человѣка, желающаго оста- мните менуэтъ), а онъ точно дерется.
ваться порочнымъ практически, а между И пришла мнѣ въ голову одна фанта-
тѣмъ не разрывать, хоть въ душѣ, съ стическая и до-нельзя дикая мысль:

добродѣтелыо. О, порокъ ужасно любитъ „Ну что, подумалъ я, еслибъ всѣ эти

платить дань добродѣтели и это очень милые и почтенные гости захотѣли,


хорошо: пока вѣдь для насъ и того хоть на мигъ одинъ, стать искренни-
достаточно, не правда ли? А потому, ми и простодушными, во что бы об- —

и гаркнувшій среди залы въ Москвѣ ратилась тогда вдругъ эта душная за-
капитанъ продолжаетъ быть лишь ис- ла 1? Ну что, еслибъ каждый изъ пихъ
ключепіемъ и поторопившимся чело- вдругъ узналъ весь секрета? Что ес-
вѣкомъ, ну, по крайней мѣрѣ, пока; либъ каждый изъ иихъ вдругъ узналъ
8 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

сколько заключено въ немъ прямоду- сейчасъ бы могъ осчастливить всѣхъ


шія, честности, самой искренней сер- въ этой залѣ и всѣхъ увлечь за собой 1?
дечной веселости, чистоты, велико - И эта мощь есть въ каждомъ изъ васъ,
душныхъ добрыхъ желаній, но до того глубоко запрятанная, что
чувствъ,
ума, куда ума!
— остроумія самаго давно уже стала казаться невѣроятною.

тонкаго, самаго сообщительнаго и это И неужели, неужели золотой вѣкъ су-


въ каждомъ, рѣгаительно въ каждомъ ществуетъ лишь на однѣхъ фарфоро-
изъ нихъ! Да, господа, въ каждомъ выхъ чашкахъ?
изъ васъ все эхо есть и заключено и Не хмурьтесь, ваше превосходитель-
никто-то, никто-то изъ васъ про это ство, при словѣ золотой вѣкъ: честное
ішчего не зпаетъ! О, милые гости, кля- слово даю, что васъ не заставятъ хо-

нусь, что каждый и каждая изъ васъ дить въ костюмѣ золотаго вѣка, съ лист-

умнѣе Вольтера, чувствительнѣе Руссо, комъ стыдливости, а оставятъ вамъ

несравненно обольстительнѣе Алкиві- весь вашъ генеральскій костюмъ внол-

ада, Донъ-Жуана, Дукрецій, Джульетъ нѣ. Увѣряю васъ, что въ золотой вѣкъ
и Беатричей! Вы не вѣрите, что вы могутъ попасть люди даже въ гене-

такъ прекрасный А я объявляю вамъ ральскихъ чинахъ. Да попробуйте


честнымъ словомъ, что не у Шекспира, только, ваше превосходительство, хо-

ни у Шиллера, ни у Гомера, еслибъ и тя бы сейчасъ, — вы же старшій но чи-

всѣхъ-то ихъ сложить вмѣстѣ, не най- ну, вамъ иниціатива, — и вотъ увидите
дется ничего столь прелестнаго, какъ сами, какое нироновское, такъ ска-

сейчасъ,сію минуту, могло бы найтись зать, остроуміе могли бы вы вдругъ


между вами, въ этой же бальной за- проявить, совсѣмъ для васъ неожи-

лѣ. Да что Шекспиръ! тутъ явилось данно. Вы смѣетесь, вамъневѣроят-


бы такое, что и не снилось нашнмъ ноі Радъ, что васъ разсмѣшилъ иод-'
мудрецамъ. Но бѣда ваша въ томъ, нако же все, что я сейчасъ навоскли-

что вы сами не знаете, какъ вы пре- ца.іъ, не нарадоксъ, а совершенная


красны! Знаете-ли, что даже каждый правда... А бѣда ваша вся въ томъ,
изъ васъ, еслибъ только захотѣлъ, то что вамъ это невѣроятно.

ПАВА ВТОРАЯ.

і. болѣе какъ лѣтъ семи. Въ страшный


морозъ онъ былъ одѣтъ почти по лѣт-
Мальчикъ съ ручкой. нему, но шея у него была обвязана
какимъ-то старьемъ, — значитъ его все

Дѣти странный народъ, они снятся же кто-то спаряжалъ, посылая. Онъ


и мерещатся. Передъ елкой и въ са- ходилъ ,,съ ручкой"; это техпическій

мую елку передъ Рождеетвомъ, я все терминъ, значитъ просить милостыню.


встрѣчалъ на улицѣ, па извѣстномъ Терминъ выдумали сами эти мальчики.
углу, одного мальчишку, никакъ не Такихъ, какъ онъ, множество, они вер-
івте. я ІВЛРЬ. 9

тятея на вашей дорогѣ и завываютъ рыя можно пролѣзть и гдѣ можно пе-

что-то заученное; но этотъ не завы- реночевать пезамѣтно. Одинъ изъ нихъ

валъ и говорилъ какъ-то невинно и ночевалъ нѣсколько ночей сряду у од- .

непривычно и довѣрчиво смотрѣлъ мнѣ ного дворника въ какой-то корзинѣ и


въ глаза, стало быть лишь начиналъ
— тотъ его такъ и не замѣчалъ. Само
нрофессію. На разспросы мои онъ со- собою, становятся воришками. Воров-
общилъ, что у него сестра, сидитъ ство обращается въ страсть даже у
безъ работы, больная; жожетъ и прав- восьмилѣтнихъ дѣтей, иногда даже
да, но только я уз'налъ потомъ, что безъ всякаго сознанія о преступности
этихъ мальчишекъ тьма тьмущая: ихъ дѣйствія. Подъ копецъ переносятъ все —

высылаютъ съ „ручкой" хотя бы въ са- голодъ, холодъ, побои, — только за од-

мый страшный морозъ, и если ничего но, за свободу, и убѣгаютъ отъ сво-
не наберутъ, то павѣрно ихъ ждутъ ихъ халатниковъ бродяжить уже отъ
побои. Набравъ копѣекъ, мальчикъ воз- себя. Это дикое существо не понима-
вращается, съ красными, окоченѣвпшми етъ иногда ничего, ни гдѣ онъ живетъ,
руками, въ какой нибудь подвалъ, гдѣ ни какой онъ націи, есть-ли Богъ,
пьянствуетъ какая нибудь шайка ха- есть -ли Государь; даже такія переда-
латниковъ, изъ тѣхъ самыхъ, которые, ютъ объ нихъ вещи, что невѣроятно
„забастовавъ па фабрикѣ подъ воскре- слышать, и однакоже все факты.
сенье субботу, возвращаются вновь
въ

па работу не ранѣе, какъ съ среду


П.
вечеромъ". Тамъ въ подвалахъ, пьян-
ствуютъ съ ними ихъ голодный и би- Мальчикъ у Христа на елкѣ.
тыя жены, тутъ же нищатъ голодныя
грудныя ихъ дѣти. Водка и грязь и Но я романистъ и, кажется, одну
развратъ, а главное водка. Съ на- ,,исторію" самъ сочинилъ. Почему я пи-

бранными копѣйками мальчишку тот- шу: „кажется", вѣдь я самъ знаю на-

часъ же посыіаютъ въ вѣрно, что сочинилъ, но мнѣ все ме-


кабакъ и онъ

приноситъ еще вина. Въ забаву


ему рещится, что это гдѣ-то и когда-то
и

иногда налыотъ въ ротъ косушку и случилось, именно, это случилось какъ


хохочутъ, когда онъ, съ пресѣкшимся разъ паканунѣ Рождества, въ какомъ-
дыхапіемъ, унадетъ чуть не безъ па- то огромномъ городѣ и въ ужасный
мяти на нолъ, морозъ.
Мерещится мнѣ, былъ въ подвалѣ
я ...п въ ротъ ыпѣ водку скверную
мальчикъ, но еще очень маленькій, лѣтъ
Безжалостно влпвалъ"...
шести или даже менѣе, Этотъ маль-
Когда онъ подростетъ, его поскорѣе чикъ проснулся утромъ въ сыромъ и
сбываютъ куда-нибудь на фабрику, но холодномъ подвалѣ. Одѣтъ онъ былъ
. все, что онъ заработаетъ, онъ опять въ какой-то халатикъ дрожалъ. Ды-
и

обязанъ приносить къ халатпикамъ, а ханіе его вылетало бѣлымъ паромъ


тѣ опять пропиваютъ. Но ужь и до и онъ, сидя въ углу па сундукѣ, отъ
фабрики эти дѣти становятся совер- скуки нарочно пускалъ этотъ паръизо
шенными преступниками. Они бродя- рта и забавлялся, смотря какъ онъ вы-
жутъ по городу и зпаютъ такія мѣ- летаетъ. Но ему очень хотѣлось ку-
ъ разныхъ подвалахъ, въ кото- шать. Онъ нѣсколько разъ съ утра
10

подходшъ къ нарамъ, гдѣ на тонкой,, на всю улицу. Деревянные низенькіе


какъ блинъ, подстилкѣ и на какомъ-то• домишки запираются ставнями; на

узлѣ подъ головой вмѣсто подушки, улицѣ, чуть смеркнется — никого,


лежала больная ыать его. Какъ она всѣ затворяются по домамъ
, и только

здѣсь очутилась? Должно быть прі- завываютъ цѣлыя стаи собакъ, сотни

ѣхала съ своимъ мальчикомъ изъ чу- и тысячи ихъ, воютъ и лаютъ всю

жаго города и вдругъ захворала. Хо- ночь. Но тамъ было за то такъ те-

зяйку угловъ захватили еще два дня пло и ему давали кушать, а здѣсь —

тому въ иолицію; жильцы разбрелись, Господи,


кабы покушать! И какой
дѣло праздничное, а оставшійся одинъ здѣсь стукъ и громъ, какой свѣтъ и
халатниЕЬ уже цѣлыя сутки лежалъ люди, лошади и кареты, и морозъ,
мертво - пьяный, не дождавшись и морозъ! Мерзлый паръ валитъ отъ за-
праздника. Въ другомъ углу комнаты гнанныхъ лошадей, изъ жарко-дыша-

стонала ревматизма какая-то вось-


отъ щихъ мордъ ихъ; сквозь рыхлый снѣгъ
мидесятилѣтняя старушонка, жившая звенятъ объ камни подковы, и всѣ
когда-то и гдѣ-
нянькахъ, а те-
то въ такъ толкаются, и Господи, такъ хо-
перь помиравшая одиноко, охая, брюз- чется поѣсть, бы кусочекъ какой
хоть

жа и ворча па мальчика, такъ что онъ нибудь, и такъ больно стало вдругъ,
уже сталъ бояться подходить къ ея нальчикамъ. Мимо прошелъ блюсти-
углу близко. Напиться-то онъ гдѣ-то тель порядка и отвернулся, чтобъ не
досталъ въ сѣняхъ, но корочки нигдѣ замѣтить мальчика.

не нашелъ и разъ въ десятый уже Вотъ попять улица, — охъ какая ши-

подходилъ разбудить свою маму. Жут- рокая! Вотъ здѣсь такъ раздавятъ на-
ко стало ему, наконецъ, въ темнотѣ; вѣрно; какъ они всѣ кричатъ, бѣгутъ
давно уже начался вечеръ, а огня не и ѣдутъ, а свѣту-то, свѣту-то! А это
зажигали. Ощупавъ лицо мамы, онъ что? Ухъ, какое большое стекло, а за

подивился, что она совсѣмъ не дви- стекломъ комната, а въ комнатѣ дере-


гается и стала такая же холодная какъ во до потолка; это елка, а на елкѣ
стѣна. „Очень ужь здѣсь холодно", сколько огней, сколько золотыхъ бу-
подумалъ онъ, постоялъ немного, без- мажекъ и яблоковъ, а кругомъ тутъ
сознательно забывъ свою руку на пле- куколки, маленькія лошадки; а но
же
чѣ покойницы, нотомъ дохну лъ бѣгаютъ дѣти, нарядныя, чис-
на свои комнатѣ
пальчики, чтобъ отогрѣть ихъ, и вдругъ, тепькія, смѣются и играютъ, и ѣдятъ
нашаривъ на нарахъ свой картузишко, и пыотъ что-то. Вотъ эта дѣвочка на-
потихоньку, ощупью, пошелъ изъ под- чала съ мальчикомъ танцовать, какая
вала. Онъ еще бы и раньше пошелъ, хорошенькая дѣвочка! Вотъ и музыка,
да все боялся вверху, на лѣстницѣ, сквозь стекло слышно. Глядитъ маль-
большой собаки, которая выла весь чикъ, дивится, ужь и смѣется, а у
день у сосѣдскихъ дверей. Но собаки него болятъ уже пальчики и на нож-
уже не было и онъ вдругъ вышелъ на кахъ, а на рукахъ стали совсѣмъ крас-
улицу. ные, ужь не сгибаются и больно по-
Господи, какой городъ! Никогда еще шевелить. И вдругъ вспомнилъ маль-
онъ не видалъ ничего такого. Тамъ, чикъ про то, что у него такъ болятъ

откудова онъ пріѣхалъ, по почамъ, пальчики,


: заплакалъ и побѣжалъ даль-
такой черный мракъ, одинъ фонарь ше, : и вотъ опять видитъ опъ сквозь
1876. ЯНВАРЬ. 11

другое стекло комнату, опять тамъ чикъ стоялъ подлѣ и вдругъ треснулъ
деревья, но на столахъ пироги, вся- его по головѣ, сорвалъ картузъ, а
кіе— миндальные, красные, желтые, и самъ снизу поддалъ ему ножкой. По-
сидятъ тамъ четыре богатыя барыни, катился мальчикъ на земь, тутъ закри-
а кто придетъ, онѣ тому даютъ пироги, чали, обомлѣлъ онъ, вскочилъ и бѣ-
а отворяется дверь поминутно, вхо- жать бѣжать, и вдругъ забѣжалъ

дитъ къ нимъ съ улицы много господъ. самъ не знаетъ куда, въ подворотню,


Подкрался мальчикъ, отворилъ вдругъ на чужой дворъ, и присѣлъ за дро- —

дверь и вошелъ. Ухъ, какъ на него вами: „тутъ не сыщутъ, да и темно".


закричали и замахали! Одна барыня Присѣлъ онъ и скорчился, а самъ
подошла поскорѣе и сунула ему въ отдышаться не можетъ отъ страху и 1

руку копѣечку, а сама отворила ему вдругъ, ^ совсѣмъ вдругъ, стало такъ
дверь на улицу. Какъ онъ испугался! ему хорошо: ручки и ножки вдругъ
А копѣечка тутъ же выкатилась и за- перестали болѣть и стало такъ тепло,
звенѣла по ступенькамъ: не могъ онъ такъ тепло, какъ на пѳчкѣ; вотъ онъ
согнуть свои красные пальчики и при- весь вздрогнулъ: ахъ, да вѣдь онъ бы-
держать ее. Выбѣжалъ мальчикъ и по- ло заснулъ! Какъ хорошо тутъ зас-
шелъ поскорѣй поскорѣй, а куда, нуть: „Посижу здѣсь и пойду опять

самъ не знаетъ. Хочется ему опять посмотрѣть на куколокъ", подумалъ


заплакать, да ужь боится, и бѣжитъ, мальчикъ и усмѣхнулся, вепомнивъ про
бѣжитъ и на ручки дуетъ. И тоска бе- пихъ: „совсѣмъ какъ живыя"!... И
ретъ его потому, что стало ему вдругъ вдругъ ему послышалось, что надъ
такъ одиноко и жутко, и вдругъ, Гос- нимъ запѣла его мама пѣсеньку. „Ма-
поди! Да что-жь это опять такое 1? Сто- ма, я сплю, ахъ какъ тутъ спать хо-

ятъ люди толпой и дивятся: на окнѣ рошо"!


за стекломъ куклы, маленькія,
три Пойдемъ ко мнѣ на елку маль-

разодѣтыя красныя
въ и зеленыя чикъ, ирошепталъ надъ нимъ вдругъ

платьица и совсѣмъ совсѣмъ какъ тихій голосъ.


живыя! Еакой-то старичокъ сидитъ и Онъ подумалъ было, что это все его
будто бы играетъ на большой скринкѣ, мама, но нѣтъ не она; кто же это его
два другихъ стоятъ тутъ же и игра- позвалъ, онъ не видитъ, но кто-то
ютъ на скрипочкахъ, и въ нагнулся надъ нимъ и обнялъ его въ
маленькихъ

тактъ качаютъ и другъ на темнотѣ;


головками, а онъ протянулъ ему руку
друга смотрятъ, и губы у пихъ шеве- и... и вдругъ, о какой свѣтъ! О, ка- —

лятся, говорятъ, совсѣмъ говорятъ, кая елка! Да и не елка это, онъ и не


только вотъ изъ за стекла не слышно. деревьевъ! Гдѣ


видалъ еще такихъ
И подумалъ сперва мальчикъ, это онъ теперь^ все блеститъ, все сія-
что онѣ
живыя, а какъ догадался совсѣмъ, что етъ и кругомъ все куколки, но нѣтъ, —

это куколки вдругъ разсмѣялся.


— Ни- это все мальчики и дѣвочии, только
когда онъ не видалъ такихъ куколокъ такіе свѣтлые, всѣ они кружатся око-
и не зналъ, что такія есть! И пла- ло него, летаютъ, всѣ они цѣлуютъ
кать- то ему хочется, по такъ смѣш- его, берутъ его, несутъ съ собою, да
по— смѣшпо на куколокъ. Вдругъ ему и самъ онъ летитъ, и видитъ онъ:
почудилось, что сзади его кто-то схва- смотритъ его мама и смѣется на него
тилъ за халатикъ; большой злой маль- радостно.
12 ДПЕВТШК'Ь ПИСАТЁЛЯ.

— Мама! Мама! Ахъ какъ хорошо бытіяхъ дѣйствительныхъ! Но вотъ въ


тутъ мама! кричитъ ей жальчикъ, и томъ то и дѣло, мнѣ все кажется и
опять цѣлуется съ дѣтьми, и хочется мерещится, что все это могло случить-
ему разеказать ежъ поскорѣе про тѣхъ ся дѣйствительно, — то есть то, что

куколокъ за стеішмъ. „Кто вы маль- происходило въ подвалѣ и за дровами,


чики? Ето вы дѣвочки?" спрашиваетъ а тамъ объ елкѣ у Христа ужь и не —

онъ, смѣясь и любя ихъ. знаю какъ вамъ сказать, могло ли оно

— Это „Христова елка", отвѣчаютъ случиться или нѣтъ? На то я и рома-


они ему. „У Христа всегда въ этотъ нистъ, чтобъ выдумывать. -

день елка для маленышхъ дѣточекъ, у


которнхъ тамъ нѣтъ своей елки"... И III.
узналъ онъ, что мальчики эти и дѣ-
Колонія малолѣтнихъ преступниковъ.
вочки всѣ были такіе же какъ онъ
все
ІѴІрачныя особи людей. ІІередѣлка
дѣти, но одни замерзли еще въ своихъ
порочныхъ душъ въ непорочный.
корзинахъ, въ которыхъ ихъ подкинули
Средства къ тому, признанны» наи-
на лѣстницы къ дверямъ петербург-
лучшими. Маленькіе и дерзкіе дру-
скихъ чиновниковъ, другіе задохлись
зьячеловѣчества.
у чухонокъ, отъ воспитательнаго дома
на прокормленіи, третьи умерли у из- На третій день праздника я видѣлъ
сохшей груди своихъ матерей (во „падшихъ" ангеловъ, цѣ-
вре- всѣхъ этихъ

мя самарскаго голода), четвертые за- лыхъ пятьдесятъ вмѣстѣ. Не подумай-


дохлись въ вагонахъ третьяго класса те, что я смѣюсь, называя ихъ такъ,

отъ смраду, и всѣ-то они теперь здѣсь, всѣ но что это „оскорбленные" дѣти въ —

они теперь какъ ангелы, всѣ у Хри- томъ нѣтъ сомнѣнія, Кѣмъ оскорблен-
ста, и Онъ самъ посреди ихъ, и про- ные? Еакъ и чѣмъ, и кто виноватъ? —

стираетъ къ нимъ руки, и благослов- все это пока праздные вопросы, на кото-

ляетъ ихъ грѣшныхъ матерей... рые нечего отвѣчать, а лучше къ дѣлу.


и ихъ

А матери этихъ дѣтей всѣ стоятъ Я былъ въ колоніи малолѣтнихъ пре-


тутъ же, въ стороикѣ, и плачутъ; ступниковъ, что за Пороховыми заво-

каждая узнаетъ своего мальчика или дами. Я давно порывался туда, но не

дѣвочку, а они подлетаютъ къ нимъ и удавалось, а тутъ вдругъ и свободное


цѣлуютъ ихъ, утираютъ имъ слезы время, и добрые люди, которые мнѣ
своими ручками и упрашиваютъ ихъ не вызвались все показать. Мы отправи-
плакать, потому что имъ здѣсь таиъ лись въ теплый, немного хмурый день,
хорошо... и за Пороховыми заводами прямо
А внизу, на утро, дворники нашли въѣхали въ лѣсъ; лѣсу и
въ этомъ

маленькій трупикъ забѣжавшаго и за- колонія. Что за прелесть лѣсъ зимой,


мерзшаго за дровами мальчика; розы- засыпанный снѣгомъ; какъ свѣжо, ка-

. екали и его маму... Та умерла еще кой чистый воздухъ и какъ здѣсь уеди-
прежде его; оба евидѣлись у Господа ненно. Тутъ до пятисотъ десятинъ лѣ-
Бога въ небѣ. И зачѣмъ же я со- су пожертвовано колоніи и вся она со-

чинилъ такую исторію, такъ не иду- стоитъ изъ деревянныхъ,


нѣсколькихъ
щую въ обыкновенный разумный днев- красиво выстроенныхъ домовъ, отстоя-
никъ, да еще писателя? А еще обѣ- щихъ другъ отъ друга на нѣкоторомъ
щалъ разсказы преимущественно о со- разстояиіи. Все это выстроено на по-
187G. Я ІВЛРЬ. 13

жсртвованныя деньги, каждый домъ сдержанность эта, какъ мпѣ показа-


обошелся тысячи въ три, въ каж- лось, происходитъ отъ самой ревнивой
домъ домѣ живетъ „семья"', Семья любви къ колоніи и къ начатому дѣлу.

это группа мальчиковъ отъ двѣнадцати Бсѣ четыре воспитателя (кажется


до семнадцати человѣкъ, четверо, по числу семей)
и въ каж- все лю-
ихъ —

дой семьѣ по воспитателю. нестарые, Мальчи-


даже молодые, полу-
ди
ковъ положено пока имѣть до семиде- чаютъ по триста рублей жалованья и
сяти, судя по размѣрамъ колоніи, по почти всѣ вышли изъ семинаріи. Они
въ настоящее время, почему-то, всего живутъ съ воспитанниками совсѣмъ
лишь до пятидесяти воспитанниковъ. вмѣстѣ, даже носятъ съ ними почти
Надобно сознаться, что средства упо- одинаковый костюмъ, нѣчто въ родѣ —

треблены широкія и каждый маленькій блузы, подпоясанной ремнемъ. Когда


нрестунникъ обходится въ годъ неде- мы обходили камеры, онѣ были пусты;
шево. Странно и то, что санитарное дѣло праздничное и дѣти гдѣ-то игра-
состояпіе колоніи, какъ извѣщали еще ли, но тѣмъ удобнѣе было осмотрѣть
недавно въ газетахъ, несовсѣмъ удов- помѣщенія. Никакой ненужной роско-
летворительно: въ послѣднее время ши, ничего слишкомъ излишняго, на-
было больныхъ, а ужь какъ ка- вѣянпаго излишнею добротою или гу-
много

жется хороши бы и воздухъ и содер- манностью жертвователей и учредите-


жаніе дѣтей! Мы провели въ колоніи лей заведенія, а это очень могло бы —

пѣсколько часовъ, съ одинадцати утра случиться и вышла бы значительная


до полныхъ сумерекъ, по я убѣдился, ошибка. Еойки, напримѣръ, самыя про-
что въ одно посѣщеніе во все не вник- стая, желѣзныя, складныя, бѣлье на
нешь и всего не поймешь. Директоръ нихъ изъ довольно грубаго холста,
заведенія приглашалъ меня пріѣхать одѣяла тоже весьма нещегольскія, но
пожить дня два съ ними; это очень теплыя. Воспитанники встаютъ рано и

заманчиво. сами, всѣ вмѣстѣ, убираются, чистятъ


Директоръ П. А — чъ Р — скійизвѣ- камеры и, когда надо, моютъ полы.
стенъ въ литературѣ; его статьи появ- Близь иныхъ коекъ слышался нѣкото-
ляются иногда въ „Вѣстникѣ Европы". рый запахъ и я узналъ почти невѣ-
Я встрѣтилъ отъ него самый нривѣт- роятную вещь, что иные изъ воспи-
ливый нріемъ, полный предупредитель- танниковъ (немногіе, но однако че.ю-
ности. Въ конторѣ заведена книга, въ вѣкъ восемь или девять) и не очень

которую носѣтители, если хотятъ, впи- маленькіе, лѣтъ даже двѣнадцати п


сываютъ свои имена. Между записав- тринадцати, такъ и дѣлаютъ своіо —

шимися я замѣтилъ много извѣстныхъ нужду во снѣ, не вставая съ койки.


именъ; значитъ колонія извѣстна, и На вопросъ мой: не особая-ли тутъ
ею интересуются. Но при всей преду- какая бодѣзнь мнѣ отвѣтили, что со- —

предительности, почтенный директоръ, всѣмъ нѣтъ, а просто отъ того, что


кажется, человѣкъ очень сдержанный, они дикіе, до того приходятъ дикими, —

хотя онъ почти съ воеторгомъ выстав- что даже и попять не могутъ, что мож-

лялъ передъ нами отрадныя черты ко- но и надо вести себя иначе. Но гдѣ
лоніи, въ то же время, однако, нѣ- же они были въ такомъ случаѣ до то-
сколько смягчая ненріятное и
все еще го, въ какихъ трущобахъ выросли и

неналажепноѳ, Спѣшу прибавить, что кого видѣли! Нѣтъ почти такой самой
14 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

бѣдной мужицкой семьи, гдѣ бы ре- чтобы не украсть. Онъ воруетъ даже
бенка не научили въ этомъ случаѣ, безо всякой цѣли и выгоды, един-
какъ надо держать себя, и гдѣ бы да- ственно чтобы украсть, машинально.

же самый маленькій мальчик, ъне зналъ Еакъ же вы надѣетесь перевос-


того. Значитъ каковы же люди, съ ко- питать такихъ дѣтей?


торыми онъ сталкивался и до чего
Трудъ, совершенно иной образъ

звѣрски равнодушно относились они


жизни, и справедливость въ обраще-
къ существованію его! Этотъ фактъ ніи съ ними; наконецъ и надежда,
однако же точный и я считаю его боль-
что въ три года, сами собою, време-
шой важности; пусть не смѣются, что
немъ, забудутся ими старыя ихъ при-
я этотъ грязненькій фактикъ „взду- страстія и привычки.
ваю" до такихъ размѣровъ: онъ гораз-
Я освѣдомился: нѣтъ-ли между маль-
до серьознѣе, чѣмъ можетъ показаться.
чиками еще и другихъ, извѣстныхъ
Онъ свидѣтельствуетъ, что есть же,
дѢтсеихъ порочныхъ привычекъ 1? Кста-
стало быть, до того мрачныя и страш-
ти напомню, что мальчики здѣсь отъ
ный особи людей, въ которыхъ исче-
десяти и даже до семнадцатилѣтняго
заютъ даже всякіе слѣды человѣчно-
возраста, хотя принимаются на ис-
сти и гражданственности. Понятно
нравленіе никакъ не старше четыр-
также послѣ того, во что обращается
надцати лѣтъ.
наконецъ эта маленькая, дикая душа
при такой покинутости и при такой О, нѣтъ, этихъ скверныхъ при-

изверженности изъ людей. Да, эти дѣт- вычекъ не можетъ и быть, поспѣшилъ
скія души видѣли мрачныя картины и отвѣтить П. А чъ, воспитатели при

нихъ неотлучно и безнрестанно наблю-


привыкли къ сильнымъ внечатлѣніямъ,
который и останутся нри нихъ, ко- даютъ за этимъ.
нечно, на вѣки и будутъ сниться имъ Но мнѣ показалось это невѣроят-
всю жизнь въ страшныхъ снахъ. Итакъ нымъ. Въ колоніи есть нѣкоторые изъ
съ этими ужасными внечатлѣніями на- бывшаго отдѣленія малолѣтнихъ пре-
добно войти въ борьбу исправителямъ ступниковъ еще въ Литовскомъ замкѣ,
и воснитателямъ этихъ дѣтей, искоре- теперь тамъ уничтоженнаго. Я былъ
нить эти внечатлѣнія и насадить но- въ этой тюрьмѣ еще третьяго года и
выя; задача большая. видѣлъ этихъ мальчиковъ. Потомъ я
— Вы не повѣрите какими сюда яв- узналъ съ совершенною достовѣрно-
ляются дикими иные изъ нихъ, ска- стыо, что разврата между ними въ
залъ мнѣ П. А чъ: ничего иной не

замкѣ былъ нообычайный, что тѣ изъ

знаетъ ни о себѣ, ни о соціальномъ ностунившихъ въ замокъ бродягъ, ко-


своемъ положеніи. Онъ бродяжилъ по- торые еще не заражены были этимъ

чти безсознательно и единственное, что развратомъ и сначала гнушались имъ,

онъ знаетъ на свѣтѣ и что онъ могъ подчинялись ему потомъ почти поне-
осмыслить —это его свобода, свобода волѣ, изъ за насмѣшекъ товарищей
бродяжить, умирать съ холоду и съ надъ ихъ цѣломудріемъ.
голоду, но только бродяжить. Здѣсь — А много-ли было рецедивистовъ?
есть одинъ маленькій мальчикъ, лѣтъ освѣдомился я.
десяти не больше, и онъ до сихъ поръ — Не такъ много; изъ всѣхъ выпу-
никакъ, ни за что не можетъ пробыть щенныхъ изъ колоніи было всего до
15

восьми чеювѣкъ (цифра однако не ма- его или присуждаютъ къ наказанію.


ленькая). Единственное наказаніе — отлученіе отъ

Замѣну, что воспитанники выпуска- игръ. Не подчиняющихся суду товари-

ются попреимуществу ремесленниками щей наказываютъ уже совершеннымъ


и имъ пріискивается „предварительно" отлученіемъ отъ всей колоніи. На то
помѣщеніе. Прѳнсде паспорты, выда- есть у нихъ Петропавловка, такъ про- —

ваемые отъ колоніи имъ очень вреди- звана мальчиками особая, болѣе удален-

ли. Теперь же нашли средство выда- ная изба, въ которой имѣются каморки
вать имъ такіе паспорты, изъ кото- для временно удаленныхъ. Впрочемъ
рыхъ нельзя, съ перваго взгляда по заключеніе въ Петропавловку зависитъ
крайней мѣрѣ, увидѣть, что предъя- кажется, единственно отъ директора.
витель его изъ колоніи преступниковъ. Мы ходили въ эту Петропавловку; тамъ

— Зато, прибавплъ поспѣшно П. было тогда всего двое заключенныхъ,


А — чъ, у насъ есть и такіе выпу- и замѣчу, что заключаютъ осторожно

щенные, которые до сихъ поръ не мо- и осмотрительно, за что-нибудь слиш-


гутъ забыть о коюніи и чуть празд- комъ ужь важное и закоренѣлоё. Эти
никъ — непремѣнно приходятъ къ намъ двое заключенныхъ помѣщались каж-
побывать и погостить съ нами. дый въ особой маленькой комнаткѣ и
Итакъ самое сильное средство пере- взаперти, но намъ ихъ лично не по-
воспитанія, передѣлки оскорбленной и казали.

опороченной души въ ясную и честную, Этотъ самосудъ, въ сущности, ко-


есть трудъ. Трудомъ начинается день нечно, дѣло хорошее, но отзывается
въ камерѣ, а затѣмъ воспитанники какъ бы чѣмъ-то книжнымъ. Есть мно-
идутъ въ мастерскія. Въ мастерскихъ: го гордыхъ дѣтей и гордыхъ въ хоро-
въ слесарной, въ столярной, мнѣ по- шую сторону, которые могутъ быть
казывали ихъ издѣлія. Подѣлки по оскорблены этою вѣчевою властью та-
возможности, хороши, но конечно бу- кихъ же какъ они мальчиковъ и пре-
дутъ и болѣе ступниковъ, такъ что могутъ
гораздо лучше, когда и не по-

наладится дѣло. Онѣ продаются въ нять эту власть настоящимъ образомъ.


пользу воспитанниковъ и у каждаго, Могутъ случиться личности гораздо
такимъ образомъ, скопляется что-ни- талантливѣе и умнѣе всѣхъ прочихъ
будь къ выходу изъ колоніи. Работою въ „семьѣ" и ихъ можетъ укусить са-

дѣти заняты и утромъ и послѣ обѣ- молюбіе и ненависть къ рѣшенію сре-


да, — но безъ утомленія и, кажется, ды; а среда почти и всегда середина.
.

трудъ действительно оказываетъ до- Да и судящіе мальчики понимаютъ-ли


вольно сильное впечатлѣніе хорошо свое дѣло'? Не явят-
на ихъ и сами-то
нравственную сторону: они стараются ся-ли, напротивъ, и между ними ихъ
сдѣлать лучше одинъ передъ другимъ дѣтскія нартіи, какихъ нибудь тоже
и гордятся успѣхами. соперничествующихъ мальчиковъ, по-
Другое духовнаго рав- сильнѣе и побойчѣе прочихъ, которые
средство ихъ

витія это, конечно, самосудъ, вве- всегда и непреиѣнно являются между


денный между ними. Всякій провинив- дѣтьми во всѣхъ школахъ, даютъ тонъ
шійся изъ нихъ поступаетъ на судъ и ведутъ за собою остальныхъ какъ
всей „семьи", къ которой принадле- на веревкѣ? Все же вѣдь это дѣти, а

житъ, и мальчики иди оправдываютъ не взрослые. Наконецъ осужденные и


16 ДІІЕШШКЪ ПИСАТЕЛЯ

ііотериѣвшіе наішаніе будутъ-ли смот- мѣрѣ оригинально. Вношу его для па-
рѣть потомъ также просто и братски мяти.

на своихъ бывшихъ судей и не нару- Я видѣлъ ихъ всѣхъ обѣдомъ: за

щается-ли этимъ самосудоиъ товари- обѣдъ самый простой, здоровый,


но

щество? Конечно, это развивающее вос- сытный и превосходно приготовленный.


иитательное средство основано и при- Мы его съ болынимъ удовольствіемъ
думано въ той идеѣ, что эти, прежде- попробовали еще до прихода воспи-

преступныя дѣти такимъ правомъ са- танниковъ; и однако, ѣда каждаго


мосуда какъ бы пріучаются къ закону, мальчика обходится ежедневно всего

къ самосдержанію, къ правдѣ, о ко- лишь въ пятнадцать копѣекъ. Подаютъ


торой прежде вовсе не вѣдали, разо- супъ или щи съ говядиной и второе
выотъ, наконецъ, въ себѣ чувство дол- блюдо — каша или картофель. По утру,
га. Бее это мысли прекрасный и тон- вставши, чай съ хлѣбомъ, а между
кія, но нѣсколькд какъ бы обоюдо- обѣдомъ и ужиномъ хлѣбъ съ квасомъ.

острый. На счетъ же наказанія, ко- Мальчики очень сыты; за столомъ при-


нечно, ' выбрано самое дѣйствительное служиваютъ очередные дежурные. Са-
изъ самыхъ сдерживающихъ наказа- дясь за столъ, всѣ превосходно пропѣ-.
ній, то-есть лишеніе свободы. ли молитву „Рождество твое Христе
Кстати вверну сюда одно странное Боже нашъ".- Пѣть молитвы обучаетъ
нотабене. Мнѣ нечаянно удалось услы- одинъ изъ воспитателей.
шать надняхъ одно весьма неожиданное за обѣдомъ, въ сборѣ,
Тутъ,
ынѣ
замѣчаніе на счетъ интереснѣе
отмѣненнаго у было
насъ всмотрѣться
всего

повсемѣстно въ школахъ тѣлеснаго на- въ ихъ лица. Лица не то чтобы слиш-


казанія: „отмѣнили вездѣ въ школахъ комъ смѣлыя или дерзкія, но лишь ни-
тѣлесное наказаніе и прекрасно сдѣ- чего не конфузящіяся. Почти ни од-
лали; но чего же, между прочимъ, до- ного лица глунаго (хотя глупые, говори-
стигли ? Того,
1 что въ нашемъ юноше- ли мнѣ, между ними водятся; всего бо-
ствѣ явилось чрезвычайно много тру- лѣе отличаются этимъ бывшіе питомцы
совъ, сравнительно съ прежнимъ. Они воспитательнаго дома); напротявъ, есть

стали бояться малѣйшей физической бо- даже очень интеллегентныя лица. Дур-
ли, страданія, лишенія, вся-
всякаго ныхъ лицъ довольно, но не физически;
кой даже обиды, всякаго уязвленія ихъ чертами лица всѣ почти недурны, но

самолюбія, и до того, что нѣкоторые что-то въ иныхъ лицахъ есть какъ бы


изъ нихъ, какъ показываютъ примѣры, ужь слишкомъ сокрытое про себя.
при весьма незначительной даже уг- Смѣющихся лицъ тоже мало, а между
розѣ, даже отъ какихъ нибудь труд- тѣмъ воспитанники очень развязны
ныхъ уроковъ или экзаменовъ, — вѣ- передъ начальствомъ и передъ кѣмъ
гааются или застрѣливаются". Дѣй- бы то ни было, хотя нѣсколько и не

ствительпо, всеговѣрнѣе объяснить


бываютъ развяз-
въ томъ родѣ, какъ

нѣсколько подобныхъ и въ
самомъ дѣ- ны другія дѣти съ болѣе открытымъ
лѣ происшедшихъ случаевъ, единствен- сердцемъ. И должно быть ужасно мно-
но трусортййулоношей передъ чѣмъ-ни- гимъ изъ нихъ хотѣлось бы сейчасъ
.^^ь^^озіЩаді^ч или непріятнымъ; но улизнуть изъ колоши. Многіе изъ нихъ

транная, едйафок точка зрѣнія на очевидно желаютъ не проговариваться,


гоедметъ ^ нЦблжІеніе это по меньшей это по лицамъ видно.
' * -Зі
1876. J; НВАРЬ. 17

Гуманное и до тонкости предупре- Изъ неналажепныхъ вещей особен-


дительное обращепіе съ мальчиками но замѣчается чтеніе. Мнѣ говорили,
воспитателей (хотя, внрочемъ, они и что дѣти очень любятъ читать, то есть

умѣютъ быть строгими, когда надо) — слушать, когда имъ читаютъ, по празд-
мнѣ кажется несовсѣмъ достигаетъ въ пикамъ или когда есть время, и что ме-

нѣкоторыхъ случаяхъ до сердца этихъ жду ними есть хорошіе Чтецы ^ я слышалъ

мальчиковъ, и ужь, конечно, и до лишь одного изъ чтецовъ, онъ читалъ хо-

ихъ понятія. Имъ говорятъ оы, даже рошо и, говорятъ, очень любитъ читать

самымъ маленышмъ. Это вы показа- всѣмъ вслухъ и чтобъ всѣ его слуша-
лось мнѣ здѣсь нѣсколько какъ бы на- ли- но есть между ними и совсѣмъ ма-

тянутымъ, немного какъ бы чѣмъ-то лограмотные, есть и совсѣмъ неграмот-


излишнимъ. Можетъ быть мальчики, ные. Но что, однако, у нихъ чита-

попавъ сюда, сочтутъ это лишь за го- ютъ! лежитъ на столѣ — я видѣлъ это

сподскую затѣю. Однимъ словомъ, это въ одной семьѣ послѣ обѣда — какой-
вы можетъ быть ошибка и даже нѣ- то томъ, какого-то автора, и они чи-

сколько серьезная. Мнѣ кажется, что таютъ, какъ Владиміръ разговаривалъ


оно какъ бы отдаляетъ отъ дѣтей вос- съ какой-то Ольгой объ разныхъ глу-
питателя- въ вы заключается какъ бы бокихъ и странныхъ вещахъ и какъ

нѣчто формальное и казенное и нехо- потомъ пеизбѣжная „разбила ихъ


среда
рошо если иной мальчикъ приметъ его существоваше 41". Я видѣлъ ихъ „библіо

за нѣчто какъ бы къ нему презри- теку" — это шкапъ,въ которомъ естьТур-

тельное. Вѣдь не новѣритъ же онъ въ геневъ, Островскій, Лермонтовъ, Пуш-


самомъ дѣлѣ, что онъ, видавшій та кинъит. д., есть нѣсколько полезныхъ

кіе неномѣрные виды и выслушивав - нутешествій и проч. Все это сборное и

шій самую неестественную брань, на- случайное, тоже пожертвованное. Чте-


конецъ, проворовавшійся до потери ніе, если ужь допущено, конечно,
удержу, такъ вдругъ заслужилъ та- есть чрезвычайно развивающая вещь,
кое господское обращепіе. Однимъ сло- но я знаю п то, что еслибъ и всѣ на-

вомъ, ты, по моему, было бы болѣе ши нросвѣтительныя силы въ Россіи.


похожимъ на реальную правду въ на- со всѣми педагогическими совѣтами во

стоящемъ случаѣ, а тутъ какъ бы главѣ, захотѣли установить или ука-


всѣ немного притворяются. Вѣдь го- зать: что именно принять къ чтенію
раздо же лучше, если дѣти наконецъ такимъ дѣтямъ и при такихъ обстоя-
осмыслятъ, что воспитатели ихъ не гу- тельствахъ, то разумѣется, разошлись
вернеры, а отцы ихъ, а, что сами они — бы ничего не ибо дѣло это
выдумавъ,
всего только лишь дурные дѣти, кото- очень трудное рѣшается окончатель-
и

рыхъ надобно исправлять. Внрочемъ, но не въ засѣданіи только. Съ другой


можетъ быть это вы и не испортитъ стороны, въ нашей литературѣ совер-
мальчика; а если его и скорчитъ по- шенно нѣтъ никакихъ книгъ понят-
томъ отъ ты, или даже отъ брани, пыхъ народу. Ни Нунщгіъ, нв^сева^
которую онъ услышитъ опять неминуе- стопольскіе разсказы, «ни /„В&чера^на ,

мо, въ тотъ же самый день, какъ его хуторѣ", ни сказка |,4іро Еаійшв^кова^ '

вынустятъ изъ заведенія, то еще съ пи Кольцовъ (Колщйъ ^даже\"Ѣ^беіи


болыпимъ умиленіемъ вздохнетъ но но), непонятны совс^жа. на^оду\^У- ;
своей колоніи. нечно, эти мальчики Sq н^родъ,—
18

сказать, Богь кто, такая особь разсказывать


знаетъ простые разсказы изъ
чѳловѣческпхъ существъ, что и опре- священной исторіи'? Безспорно, изъ ве-
дѣіить трудно: къ какому разряду и ликаго множества народныхъ учителей
типу они припадлежатъ 1? могутъ встрѣтиться дѣйствительно дур-
Но еслибъ
они даже нѣчто и ужь, ко- ные люди; но вѣдь если онъ захочетъ
поняли, то

нечно, совсѣмъ не цѣня, потому, что учить мальчика атеизму, то можетъ


все это богатство имъ упало бы какъ сдѣлать это и не уча священной исто-
съ неба; они же прежнимъ развитіемъ ріи, а просто разсказывая лишь объ
совсѣмъ къ нему не приготовлены. Что уткѣ и „чѣиъ она покрыта". Съ дру-
же до писателей-обличителей и сати- гой стороны, что слышно о духовен-
риковъ, то такія-ли впечатлѣнія ду- ствѣ нашемъ'? О! я вовсе не хочу ни-
ховныя нужны этимъ бѣднымъ дѣтямъ, кого обижать и увѣренъ, что къ шко-
видѣвшимъ и безъ того столько гря- лѣ преступниковъ будетъ превосход-
зи? Можетъ быть этимъ маленькимъ нѣйшій изъ „ батюшекъ " , но однако
людямъ не хочется надъ людь- же, что сообщали въ послѣднее
вовсе время,
ми Можетъ быть эти покры- съ особенною ревностью, почти всѣ на-
смѣяться.
тыя мракомъ души съ радостію и уми- ши газеты 1? Публиковались пренепрія-
леніемъ открылись бы самымъ наив- тные факты о томъ, что находились
нымъ, самымъ нервоначально-нросто- законоучители, которые, цѣлыми де-
душнымъ впечатлѣніямъ, совершенно сятками и сплошь, бросали школы и
дѣтскииъ и простымъ, такимъ, надъ не хотѣли въ нихъ учить безъ при-
которыми свысока усмѣхнулся бы, ло- бавки жалованья. Безспорно »тру- —

маясь современный гимназистъ или ли- дящійся достоинъ платы", но этотъ


цеистъ, сверстникъ дѣтами этихъ пре- вѣчный ной о прибавкѣ жалованья
стунныхъ дѣтей. рѣжетъ, наконецъ, ухо и мучаетъ
Школа тоже находится въ совер- сердце. Газеты наши берутъ сторону
шенномъ младенчествѣ, но ее тоже со- ноющихъ, да и я конечно тоже;
бираются наладить въ самомъ ближай- по какъ -то все мечтается при томъ о
гаемъ будущемъ. Черченію и рисова- тѣхъ древнихъ подвижникахъ и про-
нію почти совсѣмъ не учатъ. Закона повѣдникахъ Евангелія, которые ходи-
Божія вовсе нѣтъ: нѣтъ священника. ли наги и босы, претерпѣвали побои
Но онъ будетъ у нихъ свой, когда у я страданія и проповѣдовали Хри-
нихъ выстроится церковь. Церковь ста безъ прибавки жалованья. О,
эта деревянная, теперь строится. На- я не идеалистъ, я слишкомъ пони-
чальство и строители гордятся ею. маю, что нынѣ времена наступили не
Архитектура действительно недурна ; тѣ; но не отрадно-ли было бы услы-
въ нѣсколько впрочемъ казенномъ, уси- хать, что духовнымъ просвѣтителямъ на-
ленно русскомъ стилѣ, очень пріѣв- шимъ прибавилось хоть капельку добра-
шемся. Кстати, замѣчу; безъ соинѣнія го духу еще и до прибавки жалованья 1 ?
преіюдаваніе Закона Божія въ шко- Повторяю пусть не обижаются; всѣ
лахъ, —преступниковъ или въдругихъ отлично знаютъ, что, въ средѣ нашего
нашихъ первоначальныхъ школахъ — священства, не изсякаетъ духъ и есть
не можетъ быть поручено никому дру- горячіе дѣятели. И я заранѣ увѣренъ,
гому кромѣ священника. Но почему что такой именно и будетъ въ коло-
бы не могли даже школьные учителя нку но всего бы лучше, еслибъ имъ —
1876. Я НВАРЬ. 19

просто разсказывали священныя исто- зившійся, сталъ каяться, упрекать се-

ріи, безъ особой казенной морали и бя, сталъ мнѣ разсказывать такія ве-

тѣмъ ограничили бн пока законоуче- щи, который отъ всѣхъ доселѣ таилъ,
ніе. Рядъ чистыхъ, святыхъ, прекрас- случи вгаіяся съ нимъ прежде, разска-
ныхъ картинъ сильно подѣйствовалъ бы залъ за тайну, что онъ давно уже
на ихъ жаждущія прекрасныхъ впеча- преданъ одной постыднѣйгаей привыч-
тлѣній души... кѣ, отъ которой не можетъ отвязать-
Внрочеиъ, я простился съ колоніей ся и что это его мучитъ, — однимъ сло-
съ отраднымъ впечатлѣніемъ въ дугаѣ. вомъ, это была исповѣдь. Я
полная

Если что и не „налажено", то есть съ пимъ провелъ два, прибавилъ


часа

однако же факты самаго серьезнаго П. А — чъ. Мы поговорили; япосовѣ-

достиженія цѣли. Разскажу изъ нихъ товалъ нѣкоторыя средства, чтобъ по-
два, чтобъ закончить ими. Въ Петро- бороть привычку, ну тамъ и проч. и
павловкѣ, въ заключёніи, въ наше вре- проч. "
мя, сидѣлъ одинъ изъ воспитанниковъ, П. А чъ, передавая это, усиленно

лѣтъ уже пятнадцати; прежде онъ со- умолчалъ объ чемъ они тамъ между
держался нѣкоторое время въ тюрьмѣ собою переговорили; но, согласитесь,
Литовскаго замка, когда тамъ еще бы- есть же умѣнье проникнуть въ болѣз-
ло отдѣленіе малолѣтнихъ преступни- ііенную душу глубоко ожесточившаго-
ковъ. Присужденный поступить въ ко- ся и совершенно незнавшаго доселѣ
лонію, онъ изъ нея бѣжалъ, бѣжалъ правды, молодого преступника. Призна-
кажется дважды; оба раза его изло- юсь, я бы очень желалъ узнать въ под-
вили, одинъ разъ уже внѣ заведенія. робности этотъ разговоръ. Вотъ другой
Наконецъ, онъ прямо объявилъ, что не фактъ: каждый воспитатель, въ каж-
хочетъ повиноваться, за это его и уда- дой семьѣ, не только наблюдаетъ за
лили въ одиночное заключепіе. Еъ Рож- тѣмъ, чтобы воспитанники убирали ка-
деству родственники принесли ему го- меру, мыли и чистили ее, по и участ-
стипцевъ, но гостипцевъ къ нему не вуетъ вмѣстѣ съ ними въ работѣ.

допустили, какъ еъ заключенному, и Тамъ моютъ полы по субботамъ; вос-


ихъ конфисковалъ воспитатель. Это питатель не только показываетъ какъ
страгано обидѣло и поразило мальчика надо мыть, но самъ вмѣстѣ съ ними
и, въ поеѣщеніе директора, онъ сталъ принимается мыть и вымываетъ полъ.
ему горько жаловаться, ожесточенно Это уже самое полное пониманіе сво-

обвиняя воспитателя въ томъ, что тотъ его нризванія и своего человѣческаго


посылки и гостинцы конфисковалъ
достоинства. Гдѣ вы въ чиновничест-
се-
' бѣ, въ пользу; тутъ же со зло- вѣ напримѣръ, встрѣтите такое отио-
свою

бой и насмѣшкой выражался объ коло-, шеніе къ дѣлу? И если въ самомъ дѣ-
нін и объ товарищахъ; онъ всѣхъ ви- лѣ вправду, эти люди рѣшились сое-
пилъ. „Я съ нимъ сѣлъ и серьезно по динить задачи колоніи съ своею соб-
говорилъ", разсказывалъ мнѣ П.А—чъ. ственною цѣлью жизни, то дѣло, ко-
„Онъ все мрачно молчалъ. Че- нечно, будетъ „налаж.ено а , не смотря
время
резъ два часа вдругъ посыіаетъ даже ни на какія теоретическія ошиб-
онъ
за мною опять, умоляетъ придти къ ки, еслибъ таковыя и случились въ
нему и что же: бросился ко мнѣ со началѣ.
слезами, весь потрясенный и преобра- — „Герои, — вы господа романисты

2*
20

все щѳте героевъ", сказалъ мнѣ на неулѣлый, ибо думалъ, что однимъ
дняхъ одинъ видавшій виды человѣкъ, мельчайшимъ частнымъ случаемъ мо •

„и не находя у насъ героевъ, серди- жетъ побороть всю бѣду; но все-таки


тесь и брюзжите на всю Россію, а можно бы, кажется, нагаимъ Поту г и-
вотъ я вамъ разскажу одинъ анекдота: нымъ быть подобрѣе къ Россіи и не

жидъ былъ одинъ чиновникъ, давно бросать въ нее за все про все грязью " .

уже, въ царствованіе Госу- Я иомѣщаю


покойнаго здѣсь этотъ апекдотъ
ларя, сперва служилъПетербургѣ. (кажется совсѣмъ неидущій къ дѣлу)
въ

а потомъ, кажется въ Еіевѣ, тамъ и лишь потому только, что не имѣю по-

умеръ, вотъ новидииому


— и вся его водовъ соинѣваться въ его достовѣр-

біографія, А между тѣмъ, что бы вы ности,


думали; этотъ скромный и молчаливый И, однако, вотъ бы намъ какихъ лю-
человѣчекъ до того страдалъ душой дей! Я ужасно люблю этотъ комичес-
всю

жизнь свою, о крѣиостномъ состоянін кій типъ маленькихъ человѣчковъ,


людей, о томъ, что чѳловѣкъ, серьезно воображающихъ, что они сво-
у насъ

образъ и подобіе Вожіе, рабски имъ микроскопическимъ дѣпствіемъ и


такъ

зависитъ отъ такого же какъ самъ че- упорствомъ въ состояніи помочь обще-

ловѣка, что сталъ копить изъ скрои му дѣлу, не дожидаясь общаго подъ-
-

нѣйшаго своего жалованья, отказывая ема и Вотъ такого типа чело-


почина.
себѣ, женѣ, и дѣтямъ, почти въ не- вѣчекъ пригодился бы, можетъ быть, и
обходимомъ, мѣрѣ накопленія,
и, по въ колоніи малолѣтнихъ преступни-
выкупалъ на волю какого нибудь крѣ- ковъ... о, разумѣется, подъ руковод-
постнаго у помѣщика, въ десять лѣтъ — ствомъ болѣе просвѣщепныхъ и, такъ
іго одному, разумѣется. Во всю жизнь сказать, высшихъ руководителей...
свою онъ выкунилъ, такимъ образомъ, Впрочемъ, я въ колоніи провелъ все-
трехъ-четырехъ человѣкъ и, когда по- нѣсколько часовъ и могъ мно-
го лишь
меръ, семьѣ ничего не оставилъ. Все напредставить
гое себѣ, не догля-
это произошло безвѣстно, тихо, глу- дѣть и ошибиться. Во всякомъ случаѣ,
хо. Конечно, какой это герой; это средства къ передѣлкѣ порочныхъ
л идеалиста сороковыхъ годовъ" и душъ въ непорочный нахожу пока не-
только, даже можетъ быть смѣшной. достаточными.

-SS&S&SSs-

ПАВА ТРЕТЬЯ.
і. юбилея перваго десятилѣтія Рос- наго

сійскаго Общества покровительства жи-


Россійское общество покровитель-
вотнымъ. Какое пріятное и гуманное
ства животнымъ. Фельдъегерь. Зе-
общество! Сколько я понялъ, главная
лсно-вино. Зудъ разврата и Воробь-
мысль его заключается почти вся въ
евъ. Съ конца или съ начала.
слѣдующихъ словахъ изъ рѣчи князя
Въ № 359 „Голоса" мпѣ случилось А. А. Суворова, предсѣдателя Обще-
прочесть о празднованіи торжествен- ства;
1876. J [НВАРЬ 21

„И савюмъ дѣлѣ, задача нашего сунувъ языкъ и вылуинвъ глаза, мо-


на

іюваго благотворительнаго учрежденія жетъ издохъ еще не доѣхавъ до бой-


казалась тѣыъ труднѣе, что въ нокро- ни. Эта картинка, я увѣренъ, никого

внтельствѣ животнымъ большинство не даже и не возмутила на улицѣ: „ все-де


желало видѣть тѣхъ моральныхъ и ма- равно ихъ рѣзать везутъ»; но такія

теріальныхъ выгодъ для человѣка, ка- картинки, несомнѣнно, звѣрятъ чело-


кія нроистекаютъ изъ сннсходитель- вѣка и дѣйствуютъ развратительно,
наго и разумнаго съ его стороны об- особенно на дѣтей. Правда на почтен-

ращенія съ домашними животными". ное „Общество" были и нападки; я

И дѣйствительно, не однѣ же вѣдь слышалъ не разъ и наемѣшки. Упоми-


собачки и лошадки такъ дороги „Об- налось, нанримѣръ, что когда-то, лѣтъ
ществу", а и человѣкъ, русскій чело- пять тому, одного извощика Общество
вѣкъ, котораго надо образмть *) и привлекло къ отвѣтственности за дур-
очеловѣчить, чему Общество покрови- ное обращеніе съ лошадью и его при-
тельства животнымъ, безъ сомнѣнія, судили заплатить, кажется, пятнадцать
можетъ способствовать. Научившись рублей; это-то ужь, конечно, было не-

жалѣть скотину, мужикъ станетъ жа- ловкостью, потому что, дѣйствительно,


лѣть и жену свою. А потому, хоть я послѣ такого приговора многіе не знали

и очень люблю животныхъ, но я слиш- кого пожалѣть: извощика или лошадь.


еомъ радъ, что высокоуважаемому Теперь, правда, положено брать, но

„Обществу" дороги нестолько скоты, новому закону не болѣе десяти руб-


сколько люди, огрубѣвшіе, негуманные, лей. Потомъ я слышалъ, будто бы о
полуварвары, ждущіе свѣта! Всякое сдишкомъ излишнихъ хлопотахъ Обще-
нросвѣтительное средство дорого, и же- ства, чтобыбродяжихъ и, стало быть,
лательно лишь, чтобы идея Общества вредныхъ собакъ, потерявшихъ хозя-
стала и въ самомъ дѣлѣ однимъ изъ евъ, умерщвлять хлороформомъ. За-
просвѣтительныхъ средствъ. Наши дѣ- інѣчали на это, что пока у насъ люди
ти воспитываются и взростаютъ, встрѣ- мрутъ съ голоду по голоднымъ губер-

чая отвратительныя картины. Они ви- ніямъ, такія нѣжныя заботы о собач-

дятъ, какъ мужикъ, наложивъ непо- кахъ нѣсколько какъ бы рѣжутъ ухо.
мѣрно возъ, сѣчетъ свою завязшую въ Но всѣ подобный возраженія не вы-
грязи клячу, кормилицу, кнутомъ держиваютъ никакой критики. Цѣль
его

по глазамъ, или, какъ я видѣлъ самъ, Общества вѣковѣчнѣе временной слу-


напримѣръ, да еще и недавно, какъ чайности. Это идея свѣтлая и вѣрная,
мужикъ, везіній на бойню въ большой и которая, рано-ли, ноздно-ли, а дол-
телѣгѣ телятъ, въ которой уложилъ жна привиться восторжествовать.
и

ихъ штукъ десять, с?мъ преспокойно Тѣмъ не менѣе, смотря и съ другой


сѣлъ тутъ же въ телѣгу на теленка. точки, чрезвычайно бы желательно,
Ему сидѣть было мягко, точно на ди- чтобы дѣйствія Общества и вышеска-
ва нѣ съ пружинами, но теленокъ, вы- занныя „временныя случайности" во-

шли, такъ сказать, во взаимное рав-


новѣсіе; тогда, конечно, яснѣе бы
*) Образихь— словцо народное, дать об-
разъ, возстаиовить въ человѣкѣ образъ че- онредѣлился тотъ спасительный и бла-
ловѣиескіГі. Долго пьянствующему говорятъ, годѣтельный путь, которымъ Общество
укоряя; „Ты хошь бы образплъ себя". Слы-
талъ отъ каторяшыхъ. можетъ придти къ обильнымъ и, глав-
22 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

Hofe^ х къ практичесЕимъ уже результа- пустилъ духъ. И вотъ разъ, передъ


тамъ, къ реяультатамъ дѣиствитель- вечеромъ, мы стояли на станціи, па

наго достиженія цѣли... Можетъ быть постояломъ дворѣ, въ какомъ селѣ не

я неясно выражаюсь; разскажу одинъ номню, кажется въ Тверской губерніи;


анекдотъ, одно дѣйствнтельное нро- село было большое и богатое. Черезъ
иешествіе, п надѣюсь, что наглядньшъ полчаса готовились тронуться, а пока

изложеніѳмъ его яснѣе передамъ то, я смотрѣлъ въ окно и увидѣлъ слѣ-


что мнѣ хотѣлось выразить. дующую вещь.
Анекдотъ этотъ случился со мной Прямо противъ постоялаго двора
уже слишЕОмъ давно, въ мое доисто- черезъ улицу, приходился станціонный
рическое, такъ сказать, время, а имен- домъ. Вдругъ къ крыльцу его подле-
но, въ тридцать седьмоиъ году, ког- тѣла курьерская тройка и выскочилъ

да миѣ было всего лишь около пят- фельдъегерь въ полномъ мундирѣ, съ

надцати лѣтъ отъ роду, дорогѣ изъ


по узенькими тогдашними фалдочками на-

Москвы въ Петербургъ. Я и старшій зади, въ большой трехъ-угольной шля-

братъ мой ѣхали, съ нокойньшъ отцомъ нѣ съ бѣлыми, желтыми и, кажется,


нашимъ, въ Петербургъ, опредѣляться зелеными перьями (забылъ эту подроб-
въ Главное инженерное училище. Былъ ность и могъ бы справиться, но мнѣ
май мѣсяцъ, было жарко. Мы ѣхали на помнится, что мелькали и зеленыя

долгихъ, почти шагомъ, и стояли на перья). Фельдъегерь былъ высокій,


станціяхъ часа по два и но три. Пом- чрезвычайно плотный и сильный дѣ-
ню, какъ надоѣло намъ, подконецъ, это тина съ багровымъ лицомъ. Онъ про-
путешествіе, продолжавшееся почти не- бѣжалъ въ станціонный домъ и ужь
дѣлю. Мы съ братомъ стремились тогда навѣрно „хлонпулъ" тамъ рюмку водки.
въ новую жизнь, мечтали объ чемъ-то Помню, мнѣ тогда сказалъ нашъ из-

ужасно, обо всемъ „прекрасномъ и вы- вощикъ, что такой фельдъегерь всегда
сокомъ", — тогда это словечко было ещекаждой станціи выпиваетъ по рюм-
на

свѣжо и выговаривалось безъ ироніи. кѣ, безъ того не выдержалъ бы „та-


И сколько тогда было и ходило та- кой муки". Между тѣмъ, къ почтовой
кихъ прекраспыхъ словечекъ! Мы вѣ- станціи подкатила новая перемѣнная
рили чему-то страстно, и хоть мы оба лихая тройка и ямщикъ, молодой па-
отлично знали все, что требовалось рень лѣтъ двадцати, держа на рукѣ
къ экзамену изъ математики, но ■ меч- армякъ, самъ въ красной рубахѣ, вско-

тали мы только о поэзіи я о поэтахъ. чилъ на облучекъ. Тотчасъ же выско-


Братъ писалъ стихи, каждый день чилъ и фельдъегерь, сбѣжалъ съ сту
стихотворенія но три, и даже дорогой, пенекъ и сѣлъ въ тележку. Ямщикъ
а я безпрерывно въ умѣ сочинялъ ро тронулъ, но не уснѣлъ онъ и тронуть,
манъ изъ Вепсціанской жизни. Тогда, какъ фельдъегерь приподнялся и мол-
вето два мѣсяца передъ тѣмъ, скон- ча, безо всякихъ какихъ нибудь словъ,
чался Пушкинъ и мы, дорогой, сго- подиялъ свой здоровенный правый ку-
варивались съ братомъ, пріѣхавъ въ лакъ и, сверху, больно опустилъ его въ
Петербургъ, тотчасъ же сходить на самый затылокъ ямщика. Тотъ весь
мѣсто поединка пробраться въ 'быв-
и тряхнулся впѳредъ, ноднялъ кнутъ и
шую квартиру Пушкина, чтобы уви- изо охлестнулъ коренную.
всей силы
дѣть ту комнату, въ которой онъ ис- Лошади рванулись, но это вовсе не
23

укротило фельдъегеря. Тутъ былъ ые- отвѣтственности за безчеловѣчное обра-


тодъ а не раздраженіе, нѣчто пред- щеніе съ своими лошадками, вѣдь не
взятое и испытанное многолѣтнимъ опы- правда-ли?

томъ, и страшный кулакъ взвился сно- Эта отвратительная картинка оста-


ва и снова ударилъ въ затылокъ. За лась въ воспоминаніяхъ моихъ на всю
тѣмъ снова и снова, и такъ продол- жизнь. Я никогда не могъ забыть
жалось пока тройка не скрылась изъ фельдъегеря и многое позорное я же-
виду. Разумѣется, ямщикъ, едва дер- стокое въ русскомъ народѣ, какъ-то по-
лсавшійся отъ ударовъ, безпрерывпо и неволѣ и долго потомъ наклоненъ былъ
каждую секунду хлесталъ лошадей, объяснять ужь конечно слишкомъ од-
какъ бы выбитый изъ ума, и наконецъ носторонне. Вы поймете, что дѣло
ппхлесталъ ихъ до того, что онѣ нес- идетъ лишь о давно минувшемъ. Кар-
лись угорѣлыя. Нашъ извощикъ
какъ тинка эта являлась, такъ сказать,
объяснилъ лнѣ, что и всѣ фельдъеге- какъ эмблема, какъ нѣчто чрезвычай-

ря почти также ѣздятъ, а что этотъ но наглядно выставлявшее связь при-

особенно и его всѣ уже зпаютъ; что чины съ ея послѣдствіемъ. Тутъ каж-
онъ, вынивъ водки и вскочивъ въ те- дый ударъ по скоту, такъ сказать, самъ

лежку, начинаеть всегда съ битья и собою выскакивалъ изъ каждаго уда-


бьетъ „все на этотъ самый маперъ", ра по человѣку. Въ концѣ сороковыхъ
безо всякой вины, бьетъ ровно, по- годовъ, въ эпоху моихъ самыхъ безза-
дымаетъ и „продержитъ вѣтныхъ и страстныхъ мечтаній, мпѣ
опускаетъ и
такъ ямщика съ версту на кулакахъ, а пришла вдругъ однажды въ голову
затѣмъ ужъ перестанетъ. Коли соску- мысль, что еслибъ случилось мпѣ когда
чится, можетъ опять примется середи основать филантропическое общество,
пути, а можетъ Богъ пронесетъ; зато то янепремѣнно далъ бы вырѣзать
ужь всегда подымается опять, какъ эту курьерскую тройку па печати об-
подъѣзжать опять къ станціи: начнетъ щества, какъ эмблему и указаніе.
примѣрио, пойдетъ по-
за версту и О, безъ сомнѣнія, теперь не сорокъ
дымать и опускать, манеромъ лѣтъ пазадъ и курьеры не быотъ па-
такимъ

ж подъѣдетъ къ станціи; чтобы всѣ родъ, а народъ уже самъ себя бьетъ,
въ селѣ на него удивлялись; шея-то удержавъ розги на своемъ судѣ. Не
потомъ съ мѣсяцъ болптъ". Парень въ этомъ и дѣло, а въ причинахъ
воротится, смѣются надъ нимъ: „Ишь ведущихъ за собою слѣдствія. Нѣтъ
тебѣ фельдъегерь шею накостылялъ", фельдъегеря, за то есть „зелено-ви-
а парень можетъ въ тотъ же день но". образомъ зелено-вино
Какимъ
прибьетъ молоду-жену: „Хоть съ те- можетъ на фельдъегеря?
походить —

бя сорву"; а можетъ и за то, что Очень можетъ, тѣмъ, что оно также

„смотрѣла и видѣлаЛ.. скотинитъ и звѣритъ человѣка, оже-

Безъ сомнѣнія безчеловѣчно со сто- сточаетъ его и отвлекаетъ отъ свѣт-


роны ямщика такъ мыслей, тупитъ его передъ вся-
хлестать и нахле- лыхъ

стать лошадей: къ слѣдующей станціи кой доброй пропагандой. Пьяному не

онѣ прибѣжали, разумѣется, едва ды- до состраданія къ животнымъ, пьяный


ша и измучешшя. Но кто же бы изъ бросаетъ жену и дѣтей своихъ. Пьяный

Общества покровительства животнымъ мужъ пришелъ къ женѣ, которую бро-


рѣтплся привлечь этого мужичка къ силъ и не кормилъ съ дѣтьми много
24 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

мѣсяцевъ, н потребовалъ водки, и щаетъ народъ въ наше удивительное


сталъ битьчтобы вымучить еще
ее, время? Носится какъ бы какой-то дур-
водки, а несчастная каторжная работ- манъ повсемѣстно, какой-то зудъ раз-
ница (вспомните женскій трудъ и во что врата. Въ народѣ началось какое-то

ояъ у насъ пока цѣнится), не знавшая неслыханное извращепіе идей съ по-

чѣмъ дѣтей прокормить, схватила ножъ исемѣстнымъ поклоненіемъ матеріали-


и пырнула его пожомъ. Это случи- зму. Матеріализмомъ я называю, въ
лось недавно и ее будутъ судить. И данномъ случаѣ, преклоненіе народа
напрасно я разсказалъ объ ней, ибо та- передъ деньгами, предъ властью зодо-

кихъ случаевъ сотни и тысячи, толь- таго мѣшка. Въ народъ какъ бы вдр^гъ
ко разверните газеты. Но главнѣйшее прорвалась мысль, что мѣшокъ те-

сходство зелена- вина съ фельдъеге- перь все, заключаетъ . въ себѣ всякую


ремъ безспорно въ томъ, что оно такъ силу, а что все о чемъ говорили
же неминуемо и также неотразимо сто- ему и чему учили его доселѣ от-

итъ надъ человѣческой волей.


' цы — все вздоръ. Вѣда, если онъ

Почтенное Общество покровительства укрѣпится въ такихъ мыс.тяхъ; какъ

животнымъ состоитъ изъ семисотъ пя- ему и не мыслить такъ? Неужели, на-

тидесяти людей могущихъ нримѣръ, это недавнее кругаеніе поѣз-


членовъ,
нмѣть вліяніе. Ну что, еслибъ оно за- да на одесской желѣзной дорогѣ съ
хотѣло поспособствовать хоть немного царскими новобранцами, гдѣ убили ихъ
уменыпенію въ народѣ пьянства и от болѣе ста человѣкъ неужели, вы —

равленія цѣлаго поколѣнія. виномъ! думаете, что на народъ не подѣй-


Вѣдь изсякаетъ народная сила, глох- ствуетъ такая власть развратитель-
петъ источникъ будущихъ богатствъ, но 1? Народъ видитъ и дивится тако-

бѣднѣетъ умъ и развитіе,— и что вы- му могуществу: „что хотятъ то и


несутъ въ умѣ и сердцѣ своемъ со- дѣлаютъ " и поиеволѣ начинаетъ

]<ремепные дѣти народа, взросшіе въ сомнѣваться: вотъ она гдѣ значитъ

сквернѣ отцовъ своихъ? Загорѣлось настоящая сила, вотъ она гдѣ всег-
село и въ селѣ церковь, вышелъ цѣдо- да сидѣла; стань богатъ и все твое,

вальникъ и крикнулъ народу, что если и все можешь". Развратительпѣе этоі

бросятъ отстаивать церковь, а отсто- мысли не можетъ быть никакой дру-


ятъ кабакъ, то выкатитъ народу боч- гой. А она носится и проницаетъ все

ку. Церковь сгорѣла, а кабакъ отстоя- мало по малу. Народъ же ничѣмъ не


ли. Прияѣры эти еще пока ничтожные, защищенъ отъ такихъ идей, никакимъ

въ виду неисчисленныхъ будущихъ иросвѣщеніемъ, ни малѣйгаей пропо-


ужасовъ. Почтенное Общество, еслибъ вѣДыо другихъ противоположныхъ идей.
захотѣло хоть немного поспособство- По всей Россіи протянулось теперь
вать устраненію первоначальныхъ при- почти двадцать тысячъ верстъ же-
чинъ, тѣмъ самымъ навѣрно облегчи- лѣзныхъ дорогъ и вездѣ, даже самый
ло бы себѣ и свою прекрасную про- послѣдній чиновникъ па нихъ, стоитъ

паганду. А то какъ заставить состра- пропагаторомъ этой идеи, смотритъ такъ,


дать, когда вещи сложились именно какъ бы имѣющій беззавѣтную власть
какъ бы съ цѣлью искоренить въ че- надъ вами и надъ судьбой вашей,
ловѣкѣ всякую человѣчность? Да и надъ семьей вашей и надъ честью
одно ли вино свирѣпствуетъ и развра- вашей, только бы вы попались къ не-
І876. йб

му на желѣзную
дорогу. Недавно какъ развратительная идея? Повторяю
одинъ станціи вытащилъ, что-то носится въ воздухѣ полное ма-
начальникъ

собственною властью и рукой, изъ ва- теріализма и скептицизма; началось


гона, ѣхавгаую даму, чтобы отдать ее обожаніе даровой наживы, наслажденія
какому-то господину, который пожа- безъ труда; всякій обманъ, всякое зло-
ловался этому начальнику, что это же- дѣйство совершаются хладнокровно;
на его и находится отъ него въ бѣ- убиваютъ, чтобы вынуть хоть рубль
гахъ,— и это безъ суда, безъ всякаго изъ кармана. Я вѣдь знаю, что и пре-
подозрѣнія, что онъ сдѣлать это не жде было много сквернаго, но нынѣ без-
вправѣ: ясно, что этотъ начальникъ, спорио удесятерилось. Главное, носит-

если былъ и не въ бреду, то все же ся такая мысль, такое какъ бы уче-


какъ бы ошалѣлъ отъ собственна ніе, или вѣрованіе. Въ Петербургѣ,
го

могущества. Всѣ эти случаи и примѣ- двѣ-три недѣли тому, молоденькій па -

ры прорываются въ народъ безпре- ренекъ, извощикъ, врядъ ли даже со-

рывнымъ соблазном, опъ видитъ ихъ вершеннолѣтній, везъ ночью старика


каждый день и выводить неотразимыя и старуху и замѣтивъ, что старикъ
зяклірченія. Я прежде осуждалъ было безъ сознанія пьянъ, вынулъ перочин-
г. Суворина за случай его съ г. Го- ный ножтекъ и сталъ рѣзать старуху.

лубе вымъ. Мнѣ казалось, что нельзя Ихъ захватили и дурачокъ тутъ же

же такъ вывести совсѣмъ неповиннаго повинился; „не знаю, какъ и случи-


человѣка на позоръ, да еще съ они- лось, и какъ ножичекъ очутился въ

саніемъ всѣхъ душевныхъ его движе- рукахъ". И вправду, дѣйствительно, не

ній. Но теперь я нѣсколько измѣнилъ зналъ. Вотъ тутъ такъ именно среда.
свой взглядъ даже и на этотъ случай. Его захватило и затянуло, какъ въ

И какое мнѣ дѣло, что г. Голубевъ машину, въ современный зудъ разврата,


не виноват>! Г. Голубевъ может і. быть въ современное направленіе народное; —

чистъ какъ слеза, но за то Воробьевъ даровая нажива, ну какъ не попро-


виноватъ. Ето такой Воробьевъ? Со- бовать, хоть перочиннымъ ножичковъ.
вершенно не знаю; да и увѣренъ что „Нѣтъ, въ наше время не до про-
его нѣтъ вовсе, но это тотъ самый паганды покровительства животнымъ:
Воробьевъ, который свирѣнствуетъ на это барская затѣя", вотъ эту самую —

всѣхъ линіяхъ, который налагаетъ фразу я слышалъ, но глубоко ее от-


нроизвольныя таксы, который силой вергаю. Не будучи самъ членомъ Об-
ныноситъ шссажировъ изъ вагона, ко- щества, я готовъ, однако, служить ему
торый крушитъ поѣзды, который гно- и, кажется, уже служу. Не знаю, выра-
итъ по дѣлымъ шѣсяцамъ товары на зилъ ли я, хоть сколько нибудь ясно же-
станціяхъ, который безпардонно вре- ланіе мое о томъ „равновѣсіи дѣйствій
дитъ дѣлымъ городамъ, губерніямъ, Общества съ временными случайностя-
царству, и только кричитъ дикимъ го- ми", о которыхъ написалъ выше; но,
лосоиъ: „Прочь съ' '"дороги, я иду ѵ ! понимая человѣческую и очеловѣчи-
Но главная вина этого пагубнаго при- ваіощую цѣль Обществу, все же ему
'

шельца въ томъ, что онъ сталъ падъ глубоко преданъ. Я никогда пе могъ

народомъ, какъ соблазнъ и разврати- понять мысли, что лишь одна десятая
тельная идея. А впрочемъ, чтожь я доля людей должна получать высшее

такъ на Воробьева, одинъ ли онъ сталъ развитіе, а остальныя девять десятыхъ


26

должны лишь послужить къ тому ма- вѣщая о недавней смерти одного изъ

теріаломъ и средствомъ, а сами оста- нихъ, въ нашихъ журналахъ отозва-

ваться во мракѣ. Я не хочу мыслить лись, что это, кажется, одинъизъс?-


и жить иначе, какъ съ вѣрой, что всѣ мыхъ послѣднихъ декабристовъ; это —

наши девяносто милліоновъ русскихъ песовсѣмъ точно. Изъ декабристовъ


(или тамъ сколько ихъ тамъ народится) живы еще Иванъ Александровичъ Ан-
будутъ всѣ, когда нибудь, образованы, ненковъ, тотъ самый, первоначальную
очеловѣчены и счастливы. Я знаю и вѣ- исторію котораго перековеркалъ по-

рую твердо, что всеобщее нросвѣіценіе койный Александръ Дюма отецъ, въ

никому у насъ повредить не можетъ. Вѣ- извѣстномъ романѣ своемъ: „Les Ме-
рую дате, что царство мысли и свѣта moires d'im maitre d'armes". Живъ
способно водвориться у насъ, въ на- Матвѣй Ивановичъ Муравьевъ — Ано-
шей Россіи, еще скорѣе, можетъ быть, столъ, родной братъ казненнаго. Жи-
чѣмъ гдѣ бы то ни было, ибо у насъ вы Свистуновъ и Назимовъ; можетъ
и теперь никто не захочетъ стать за быть есть и еще въ живыхъ.
идею о необходимости озвѣренія одной Однимъ словомъ — многое приходится
части людей для благосостоянія дру- отложить до февральскаго номера. Но
гой части, изображающей собою циви- заключить настоящій январшй днев-
лизацію, какъ это вездѣ во всей Евро- никъ мнѣ хотѣлось бы чѣмъ нибудь
нѣ. У насъ же, добровольно, самимъ повеселѣе. Есть одна такая смѣшная
верхнимъ сословіемъ, съ царскою во- тема и, главное, она въ модѣ: это —

лею главѣ, разрушено крѣностное


во черти, тема о чертяхъ, о спиритизмѣ.
право! И потому, еще разъ, привѣт- Въ самомъ дѣлѣ, что то нроисходитъ
ствую Общество покровительства жи- удивительное: пишутъ мнѣ, напри-
вотпымъ отъ горячаго сердца; а хо- мѣръ, что молодой чсловѣкъ садится
тѣлъ я лишь только высказать мысль, на кресло, поджавъ неги, и кресло на-

что желалось бы дѣйствовать не все чинаетъ скакать по комнатѣ, — и это


съ конца, а хоть отчасти бы и съ въ Петербургѣ, въ столицѣ! Да поче-

начала. му же прежде никто не скакалъ под-


жавъ креслахъ, а всѣ служи-
ноги въ

П. ли и скромно
получали чины свои"?
Увѣряютъ, что у одной дамы, гдѣ-то
Спиритизмъ. Нѣчто о чертяхъ. Чрез- въ губерніи, въ ея домѣ столько чер-

вычайная хитрость чертей, если толь- тей, что и половины ихъ нѣтъ столь-
ко это черти. ко даже въ хижинѣ дядей Эдди. Да
у насъ ли не найдется чертей! Гоголь
Но вотъ однакоже я исписалъ всю пишетъ въ Москву съ того свѣта ут-
бумагу и нѣтъ мѣста, а я хотѣлъ бы- вердительно, что это черти. Я читалъ

ло поговорить о войнѣ, о нашихъ ок- Убѣждаетъ не вы-


письмо, слогъ его.

раинахъ^ хотѣлось поговорить о лите- зывать чертей, не вертѣть столовъ, не


ратурѣ, о декабристахъ и еще на пят- связываться: „Не дразните чертей, не
надцать темъ, по крайней мѣрѣ. Вижу, якшайтесь, грѣхъ дразнить чертей"...
что надобно писать тѣсиѣе и сжимать- „Если ночью тебя начпетъ мучить
ся, указаніе впредь. Кстати, словечко нервическая безеонница, ае злись, а

О декабристахъ, чтобы не забыть: из- молись, это черти; крести рубашку,


27

твори молитву". Подымаются голоса дѣло знаютъ; это-то я и хочу дока-


пастырей и тѣ даже самой наукѣ со- зать.

вѣтуютъ не связываться съ волшеб- Во-первыхъ, пишутъ, что духи глу-


ствоиъ, пе изслѣдовать „волшебство пы (т. е. черти, нечистая сила: какіе
сіе". Коли заговорили даже пастыри, же тутъ могутъ быть другіе духи, кро-

значить дѣло разростается не ня шут- мѣ чертей?), — что когда ихъ зовутъ и

ку. По вся бѣда въ томъ, черти-ли спрашиваютъ (столоверченіемъ), то они

это? Ботъ бы составившейся въ Пе- отвѣчаютъ все пустячки, не знаютъ

тербургѣ ревизіонной надъ сниритиз- грамматики, не сообщили ни одной но-


момъ коммиссіи рѣпшть этотъ вопросъ! вой мысли, ни одного открытія. Такъ
Потому что если рѣшатъ окончатель- судить —чрезвычайная ошибка. Ну что
но, что это не черти, а такъ какое вышло бы, напримѣръ, еслибъ черти
нибудь тамъ электричество, какой ни- сразу показали свое могущество и по-
будь новый видъ міровой силы, — то давили бы человѣка открытіями? Вдругъ
мигомъ наступитъ бы, напримѣръ, открыли электрическш
полное разочарова-
ніе: „Вотъ, скажу тъ, невидальщина; телеграфъ (т. е. въ случаѣ, еслибъ онъ
какая скука! и тотчасъ же всѣ за- еще не былъ
" — открыть), сообщили бы
бросятъ и забудутъ спиритизмъ, а зай- человѣку разные секреты: „Рой тамъ-
мутся, попрежнему, дѣломъ. Но чтобы то найдешь кладъ, или найдешь за-

изслѣдовать: черти-ли это? нужно что- лежи каменнаго угля (а кстати, дрова
бы хоть кто иибудь изъ ученыхъ со- такъ дороги), да что, это еще все —

ставившейся коммиссіи былъ въ силахъ пустяки! Бы, конечно, понимаете, что —

и имѣлъ возможность допустить суще- наука человѣческая еще въ младенче-


ствованіе чертей, хотя бы только въ ствѣ, почти только что начинаетъ дѣ-
предноложеніи. Номежду ло и если есть за ней что-либо обез-
врядъ-ли
ними найдется чорта печепное, такъ это покамѣстг.
хоть одинъ въ лишь

вѣрующій, не смотря даже на то, что то, что она твердо стала на ноги; и
ужасно много людей, невѣрующихъ вотъ вдругъ посыпался бы рядъ от-
въ Бога, вѣрятъ однако же чорту съ крыты въ родѣ такихъ, что солнце

удовольствіемъ и готовностью. А по- стоитъ, а земля вокругъ него обра-


тому коммиссія въ этомъ вопросѣ но щается (потому что навѣрпо есть еще
компетентна. Вся бѣда моя въ томъ, много такихъ же точно, по размѣрамъ,
что я и самъ никакъ не могу повѣ- открытій, которыя теперь еще не от-
рить въ чертей, такъ что даже и крыты, да и не снятся мудрецамъ на-
жаль, потому что я выдумалъ одну шимъ); вдругъ бы всѣ зианія такъ и
самую ясную и удивительную теорію свалились на человѣчество, и, глав-
спиритизма, но основанную един- ное, совершенно даромъ, въ видѣ по-
ственно на существованіи чертей; безъ дарка? Я спрашиваю: чтобы тогда ста-
нихъ вся теорія моя уничтожается са- лось съ людьми? О, конечно, сперза
ма собой. Ботъ эту-то теорію я и на всѣ бы пришли въ восторгъ. Люди об-
мѣренъ, въ завершеніе, сообщить чи- нимали бы другъ друга въ уноеніи,
тателю. Дѣло въ томъ, что я защи- они бросились бы изучать открытія (а
щаю чертей: на этотъ разъ на нихъ это взяло бы время) ^ они вдругъ по-
пападаютъ безвинно и считаютъ ихъ чувствовали бы, такъ сказать, себя
дураками. Не безиокойтесь, они свое осыпанными счастьемъ, зарытыми въ
28 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

натеріальныхъ благахъ; они, можетъ I жизнь у нихъ взята за хлѣбъ, за „ кам-

быть, ходили бы или летали по воз- ни, обращенные въ хлѣбы". Поняли


духу, пролетали бы чрезвычанныя про- бы люди, что нѣтъ счастья въ бездѣй-
странства въ десять разъ скорѣй, чѣмъ ствіи, что погаснетъ мысль не трудя-
теперь по желѣзной дорогѣ; извлека- щаяся, что нельзя любить своего ближ-
ли бы изъ земли баснословные урожаи, няго, не жертвуя ему отъ труда сво-

можетъ быть создали бы химіей орга- его, что гнусно жить на даровщинку
низмы, и говядины хватило бы по три и что счастье не въ счастъи, а лишь

фунта на человѣка, какъ мечтаютъ въ ею достиоюеніи. Настанетъ скука и

наши русскіе соціалисты, — словомъ, тоска: все сдѣлано и нечего болѣе дѣ-
ѣшь, пей и наслаждайся. „Вотъ, за- лать, все извѣстно и нечего болѣе
кричали бы всѣ филантропы, теперь, узнавать. Самоубійцы явятся толпами,
когда человѣкъ обезпеченъ, вотъ те- а не такъ, какъ теперь по угламъ;
перь только онъ проявитъ себя! Нѣтъ люди будутъ сходиться массами, схва-
ужь болѣе матеріальныхъ лишеній, тываясь за руки и истребляя себя всѣ
нѣтъ болѣе заѣдаю щей „среды", быв- вдругъ, тысячами, какимъ нибудь но-
шей нридиною всѣхъ пороковъ, и те- ііымъ снособомъ, открытымъ имъ вмѣ-
перь человѣкъ станетъ преісраснымъ н стѣ со всѣми открытіями. И тогда,
нраведнымъ! Нѣтъ уже болѣе безпре- можетъ быть, и возоніютъ остальные
рывнаго труда, чтобы какъ-нибудь про- къ Богу: „Правъ Ты, Господи, не еди-
кор ниться, и теперь всѣ займутся выс- нымъ хлѣбомъ живъ человѣкъ!" Тогда
шимъ, глубокими мыслями, "всеобщими возстанутъ на чертей и бросятъ волх-

явленіями. Теперь, теперь только на- гованіе... О, никогда Богъ не послалъ

стала высшая жизнь .'"И какіе можетъ бы такой муки человѣчеству! И про-
умные и хорошіе люди это закричали валится царство чертей! Нѣтъ, черти
бы въ одинъ голосъ и, можетъ быть, такой важной политической ошибки не

всѣхъ увлекли бы за собою съ новинки, сдѣлаютъ. Политики они глубокіе и

и бы, наконецъ, въ общемъ идутъ къ цѣли самымъ тошшмъ и


завопили

гимнѣ: „Кто подобенъ звѣрю сему? здравымъ путемъ (опять таки если въ
Хвала ему, онъ сводитъ намъ огонь самомъ дѣлѣ тутъ черти!).
съ небе си"! Идея ихъ царства — раздоръ, т. е.

Но врядъ-ли и на одно поколѣніе на раздорѣ они хотятъ основать его.

людей хватило бы -этихъ восторговъ! Для чего же имъ раздоръ именно тутъ
Люди вдругъ увидѣли бы, что жизни понадобился? А какже: взять уже то,
уже болѣе нѣтъ у нихъ, нѣтъ сво- что раздоръ страшная сила и самъ

боды духа, нѣтъ воли и личности, что по себѣ' раздоръ, послѣ долгой усо-
кто-то у нихъ все укралъ разомъ; что бицы, доводитъ людей до нелѣности,
исчезъ человѣческій ликъ, и насталъ до затмѣнія и извращенія ума и чувствъ.
скотскій образъ раба, образъ скотины, Бъ раздорѣ обидчикъ, сознавъ что онъ

съ тою разницею, что скотина не зна- обидѣлъ, не идетъ мириться съ оби-


етъ, что она скотина, а человѣкъ женнымъ, а говоритъ: „я обидѣлъ его,
узналъ бы, что онъ сталъ скотиной. стало быть, я долженъ ему отомстить".
И загнило бы человѣчество; люди по- Но главное въ томъ, что черти пре-
крылись бы язвами и стали кусать восходно знаютъ всемірную исторію
языки свои въ мукахъ, увидя, что и особенно помнятъ про все, что на
1876. ЯІ ВАРЬ. 29

раздорѣ было основано. Имъ извѣстно, смѣются за то, что они вѣрятъ сто-

напри мѣръ, что если стоятъ Ев- ламъ, какъ будто они сдѣлали, или
секты

ропы, оторвавшіяся отъ католичества, замыслили что либо безчестное, но тѣ


и держатся до спхъ поръ какъ рели- продолжаютъ упорно изслѣдовать свое
гіи, то единственно потому, что изъ-за дѣло, не смотря на раздоръ. Да и какъ

нихъ пролита была въ свое время имъ перестать изслѣдовать: черти. на-

кровь. Кончилось бы, папримѣръ, ка- чинаютъ съ краю,лозбуждаютъ любо-


толичество и непремѣнно затѣмъ раз- пытство, но сбиваютъ, а не разъяспя-
рушились бы протестанскія секты: ютъ, путаютъ и явно смѣются въ гла-
и

противъ бы имъ осталось тог- за. Умный и достойный всякаго посто-


чего же

да протестовать'? Онѣ ужь и теперь ронняго уваженія человѣкъ, стоитъ,


почтя всѣ наклонны перейти въ какую хмуритъ лобъ и долго добивается: „Что

пибудь тамъ „гуманность", или даже же это такое'"? Наконецъ махаетъ ру-
просто въ атеизмъ, что въ нихъ впро- кой и уже готовъ отойти, но въ пуб-
чемъ уже давно замѣчалось, и если ликѣ хохотъ пуще и дѣло расширяет-
все еще лѣпятся какъ релили, то по- ся такъ, что адептъ ноневолѣ остает-

тому, что еще до сихъ поръ лротес- ся изъ самолюбія.


туютъ. Онѣ еще прогалаго года про- Нередъ нами ревизіонная надъ спи-
тестовали, да еще какъ: до самого ритизмомъ коммиссія во всеоружіи на-
папы добирались. уки. Ожиданіе въ публикѣ, и что же:
О, разумѣется, черти, въ концѣ черти и не думаютъ сопротивляться,
концевъ, возьмутъ свое и раздавятъ напротивъ, какъ разъ постыднѣйшимъ
человѣка „камнями обращенными въ образомъ пассуіотъ; сеансы не удаются,
хлѣбы", какъ муку: это ихъ главнѣй- обманъ и фокусы явно выходятъ на-
шая цѣль; но они рѣшатся на это не ружу. Раздается злобный хохотъ со
иначе какъ обезпечивъ заранѣе буду- всѣхъ сторонъ; коммиссія удаляется съ

щее царство свое отъ бунта человѣ- презрительными взглядами, адепты спи-
ческаго и тѣмъ прпдавъ ему долговѣч- ритизма погружаются въ стыдъ, чув-
ность. Но какъ же усмирить человѣка'? ство мести закрадывается въ сердца
Разуиѣется; „divide et impera" (разъ-
обѣихъ сторонъ. И вотъ, кажется
едини противника и восторжествуешь).
бы погибать чертямъ, такъ вотъ нѣтъ
А для того надобенъ раздоръ. Съ дру- же. Чуть отвернутся ученые и строгіе
гой стороны, люди соскучатся отъ люди, они мигомъ и нокажутъ опять
камней обращенныхъ въ хлѣбы, а по- какую-нибудь штучку по сверхъесте-
тому надо пріискать имъ занятіе, ственнѣе своимъ прежнимъ адептамъ,
чтобъ не скучали. А раздоръ-ли не и вотъ тѣ опять увѣрены пуще преж-
занятіе для людей! няго. Опять соблазнъ, опять раздоръ!
Теперь прослѣдите, какъ черти у Въ Парижѣ, прошлымъ лѣтомъ, суди-
насъ вводятъ раздоръ и, такъ сказать, ли одного фотографа за спиритскія
съ перваго шагу начинаютъ у насъ плутни, онъ вызывалъ покойниковъ и

спиритизмъ съ раздора. Какъ разъ снималъ съ нихъ фотографіи- зака-

этому способствуем наше мечущееся зовъ получалъ пропасть. Но его на-


время. Ботъ уже сколько у насъ оби- крыли и на судѣ онъ во всемъ сознал-
дѣли людей, изъ повѣрившихъ спири- ся, даже представилъ и ту даму, ко-
тизму. На нихъ кричатъ и надъ ними торая помогала ему и представляла
30 ДПЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

вызванныя тѣпи". Чтожь вы думаете, аый, и отъ пихъ станется. Ну что,


тѣ, которыхъ обманулъ фотографъ, наприиѣръ, если они вдругъ прорвут-
повѣриіи? Ничуть; одинъ изъ нихъ, ся въ народъ, ну хоть виѣстѣ съ
говорятъ, сказа.чъ такъ: у меня умер- грамотностыоі А народъ нашъ такъ
ло трое дѣтей, а иортретовъ ихъ не незащищепъ, такъ преданъ мраку и
остаюсь; и вотъ фотографъ мнѣ снялъ разврату и такъ мало, кажется, у не-
съ нихъ карточки, всѣ похожи, я всѣхъ го въ этомъ смыслѣ руководителей!
узналъ. Какое мнѣ теперь дѣло, что Онъ можетъ новѣрить новымъ явле-

онъ сознался вамъ въ плутовствѣ'? На ніямъ съ страстью (вѣритъ же онъ


то у него свой разсчетъ, а у меня въ Иванамъ Филинповичамъ) и тогда —

рукахъ фактъ и оставьте меня въ по- какая остановка въ духовномъ разви-


коѣ". Это было въ газетахъ; не знаю тіи его, какая порча и какъ надолго!
такъ ли я передалъ подробности, по Какое идольское поклоненіе матеріа-
сущность вѣрна. Ну что, напримѣръ, лизму и раздоръ, раздоръ: въ
какой
если у насъ произойдетъ такое собы- сто, въ тысячу разъ больше нрежня-
тіе; только что ученая коимиссія, коп- го, а того-то и надо чертямъ. А раз-
чивъ дѣло и обличивъ жалкіе фокусы, доръ несомнѣнно начнется, особенно
отвернется, какъ черти схватятъ кого если спиритизмъ добьется стѣсненія,
нибудь изъ упорнѣйпшхъ членовъ ея, иреслѣдованія — (а оно можетъ даже
ну хоть самого г. Мендѣлѣева, обли- неминуемо послѣдовать отъ остальнаго
чившаго спиритизмъ на публичпыхъ же народа, не увѣровавшаго спири-
лекціяхъ и вдругъ, разомъ уловятъ его тизму) — тогда онъ мигомъ разольет-
въ свои сѣти, какъ уловили въ свое ся, какъ зажженный керосинъ, и все
время Ерукса и Олькота, отведутъ
— запылаетъ. Мистическія идеи любятъ
его въ сторонку, подымутъ его па нреслѣдованіе, онѣ имъ созидаются.
пять минутъ на воздухъ, оматерьяли- Каждая такая нресдѣдуемая мысль по-
зуютъ ему знакомыхъ покойниковъ, и добна тому самому петролею, кото-
все въ такомъ видѣ, что уже нельзя рымъ обливали и стѣны Тюлье-
иолы
усу мниться ну, что тогда произой-
— ри передъ пожаромъ, и
зажигатели
детъ? Какъ истинный ученый онъ дол- который, въ свое время, лишь уси-
жепъ будетъ признать совершившійся лить пожаръ въ охраняемомъ зданіи.
фактъ — и это онъ, читавшій лекціи! О, черти знаютъ силу запрещеннаго
Какая картина, какой стыдъ, скан- вѣрованія, и можетъ быть они уже
далъ, какіе крики и вопли пегодова- много вѣковъ ждали человѣчество, ког-
нія! Это конечно лишь шутка, и я да оно споткнется о столы! Ими, ко-
увѣренъ, что съ г. Мендѣлѣевымъ нечно, управляетъ какой-нибудь огром-
ничего лодобнаго не случится, хотя ный нечистый духъ, страшной силы и
въ Англіп и въ Америкѣ черти по- ноумнѣе Мефистофеля, прославившаго
ступали, кажется, точь въ точь но Гёте, по увѣренію Якова Петровича
этому плану. Ну, а что если черти, Полонскаго.
приготовивъ поле и уже достаточно на- Безъ всякаго сомнѣнія, я шутилъ и
садивъ раздоръ, вдругъ захотятъ без- смѣялся съ перваго до послѣдняго
мѣрно расширить дѣйствіе и перейдутъ слова, но вотъ что, однако, хотѣлось
уже къ настоящему, къ серьезному 1? бы мнѣ выразить въ заыюченіе; если
Это народъ насмѣшливый и неожидан- взглянуть на спиритизмъ,. какъ на нѣ-
1876. ЯНВАРЬ. 31

что, несущее въ себѣ какъ бы новую а сказано лишь, что „замѣшапъ былъ
вѣру (а почти всѣ, даже самые трез- въ дѣло Нетрашевскаго", т. е. въ

вые спирптовг, наклонны капель- Богъ знаетъ какое, потому что никто
нзъ
ку къ такому взгляду), то кое-что изъ не обязанъ знать и помнить про дѣло
вышеизложеннаго могло бы быть при- Петрашевскаго, а Эициклопедическій
нято и не въ шутку. А потому, дай словарь назначается для всеобщихъ
Богъ поскорей успѣха свободному из- снравокъ и могутъ подумать, что я
слѣдованію съ обѣпхъ сторонъ; толь- сослапъ былъ за грабежъ) послѣ ка-
ко это одно и поможетъ какъ молшо торги, прямо, по волѣ покойнаго
я

скорѣе искоренить распространяющійся государя, постунилъ въ рядовые и че-


скверный духъ, а можетъ быть и обо- резъ три года службы былъ произве-
гати тъ науку новымъ открытіемъ. А денъ въ офицеры; водворенъ же
кричать другъ на друга, позорить и из- на носеленіи (носеленъ) въ Сибири,
гонять другъ друга, за саиритизмъ, какъ разсказываетъ г. В. 3., я никог-
изъ общества, это, по моему, значитъ
— да не былъ. Порядокъ сочиненій мо-

лишь укрѣплять и распространять идею ихъ перемѣшанъ: повѣсти, принадле-


спиритизма въ самомъ дурномъ ея жащія къ самому первому періоду моей
смыслѣ. Это начало нетерпимости п литературной дѣятельности, отнесены
преслѣдованія. Чертямъ того и надо! въ біографіи какъ къ послѣднему.
Такихъ ошибокъ множество и я ихъ

не перечисляю, чтобъ не утомить чи-


Ш. тателя, въ случаѣ же вызова всѣ ука-
жу, Но есть выдумки.
уже чистыя
Одно слово по поводу моей біо- Г. В. 3. увѣряетъ, былъ редак-что я
графіи. торомъ газеты „Русскій Міръ"; объяв-
ляю на это, что редакторомъ газеты
На дняхъ мнѣ показали мою біо- „Русскій Міръ" я никогда не бывалъ,
графію, помѣщенную въ „Русскоиъ мало того, не напечаталъ въ этомъ
Энциклопедичесііомъ словарѣ", изда- уважаемомъ изданіи никогда ни еди-
ваемомъ профессоромъ С.-Петербург- ной строки. Безспорно г. В. 3. (г. Вла-
скаго Университета И. Н. Березинымъ диміръ Зотовъ?) можетъ имѣть свою
(годъ второй, вынускъ Т, тетрадь 2-я. точку зрѣнія и считать самымъ послѣд-
1875 г.) и составленную г. В. 3. Трудно нимъ дѣломъ, въ біографическомъ свѣ-
представить, чтобъ на одной полстра- дѣніи о иисателѣ, вѣрное указаніе
ницѣ можно было падѣлать столько на то, когда онъ родился, какія
огаибокъ. Я родился не въ 1818-мъ именно испыталъ приключепія, гдѣ,
году, а 1822-мъ. Покойный братъ
въ когда и въ какомъ порядкѣ печа-
мой, Михаилъ Михайловичъ, издатель талъ свои произведенія, какіе тру-
журналовъ „Время" и „Эпоха", былъ ды его считать первоначальными, а
моимъ старшимъ братомъ, а не млад- какіе заключительными, какія изда-
шимъ четырьмя годами. Послѣ срока моей нія издавалъ, какія редактировалъ и
каторги, въ которую я сосланъ былъ въ какихъ былъ только сотрудникомъ;
въ 184:9-мъ году кат государствен- тѣмъ не мепѣе,
хоть для акуратности,
ный преступника (о характерѣ преступ- желалось бы побольше толку. Не то,
ленія ни слова не упомянуто у г. В. 3., пожалуй, читатели подумаютъ, что и
32 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

всѣ статьи въ словарѣ г-на Березина „Если ты направился къ цѣли и ста-


составлены также неряшливо. нешь дорогою останавливаться, чтобы
швырять камнями во всякую лающую

IV.
на тебя собаку, то никогда не дой-
дешь до цѣлп".
Одна турецкая пословица. По возможности буду слѣдовпть і!ъ
„ДнавникѢ " моемъ этой премудрой
Кстати и на всякій случай, вверну пословицѣ, хотя, впрочеиъ, и не же-
:ідѢсь одну турецкую пословицу (на- лалъ бы связывать себя заранѣе обѣ-
стоящую турецкую, не сочиненную): щаніями.

О. Достоевскіп.

Дозволено цензурою. О.-Петербургь, 5 Октября 1879 года.


Типографія брат. Паніелеевыхъ. Казанская ул., д. № 33.
JEEBim писшд ЕЖЕМ-БСЯЧНОЕ ИЗДАНІЕ.

1876.

— >^-0=2^0- -

ГЛАВА ПЕРВАЯ.

і. это признакъ? Можетъ быть вѣдь и


дурной? А впрочемъ нѣтъ, зачѣмъ же,
О томъ, что всѣ мы хорошіе люди. пусть лучше это будетъ хорошій а не
Сходство руоскаго общества съ дурной признакъ, на томъ и останов-

маршаломъ Макъ-Магономъ. люсь.

Да и въ самомъ дѣлѣ: вѣдь мы всѣ


Первый „Дневника Писателя" бнлъ хорошіе люди, ну, разумѣется, кромѣ
Л1 »
принятъ привѣтливо; почти никто не дурныхъ. Но вотъ что замѣчу къ сло-
бранилъ, то есть въ литературѣ, а ву: у насъ можетъ быть дурныхъ то

тамъ дальше я не знаю. Если и была людей и совсѣмъ нѣтъ, а есть развѣ
литературная брань, то незамѣтная. только дрянные. До дурныхъ мы не
„Петербургская Газета" носпѣшила на- доросли. Не смѣйтесь надо мной, а
помнить публикѣ въ передовой статьѣ, подумайте: мы вѣдь до того доходили,
что я не люблю дѣтей, подростковъ что за неимѣніемъ своихъ дурныхъ
и молодое поколѣніе, и въ томъ же № люден (опять таки при обиліи вся-
внизу, въ своемъ фельетонѣ, перепе- кихъ дрянпыхъ) готовы были, напри-
чатала изъ моего „Дневника" цѣлый мѣръ, чрезвычайно цѣнить, въ свое
разсказъ: „Мальчикъ у Христа на ел- время, разпыхъ дурныхъ человѣчковъ,
кѣ", по крайней мѣрѣ свидѣтельствую- появлявшихся въ литературныхъ на-
щій о томъ, что я несовсѣмъ нена- шихъ типахъ и заимствованныхъ боль-
вижу дѣтей. Впрочемъ это все пустяки, шею частію съ иностраннаго. Мало
а занимателенъ для меня лишь во- того, что цѣішли, рабски старались —

просъ: хорошо или не хорошо, что я подражать имъ въ дѣйствительной жиз-

всѣмъ угодилъ? Дурной или хорошій ни, копировали ихъ и въ этомъ смыс-

1
34 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

лѣ даже изъ кожи лѣзли. Бсиомните: го права, закончилась реформа Пет-


мало-ли у насъ было Печориныхъ, ра и наступилъ всеобщій sanve qui
дѣйствительно дѣлѣ на-
и въ самомъ peut. Ивотъ, славянофилы и запад-
дѣлавшихъ много скверностей по про- ники вдругъ сходятся въ одной и

чтеніи „Героя нашего времени". Ро- той же мысли, что теперь нужно все-

доначальникомъ этихъ дурныхъ чело- го ожидать отъ народа, что онъ всталъ,
вѣчковъ былъ у литературѣ
насъ въ идетъ, и что онъ, и только онъ одипъ,
Сильвіо, въ повѣсти „Выстрѣлъ", взя- скажетъ у насъ послѣднее слово. На
тый простодушнымъ и прекраснымъ этомъ, казалось бы, славянофиламъ и
Пушкинымъ у Байрона. Да и самъ- западникамъ можно было и примирить-
то Печоринъ убнлъ Грушницкаго по- ся; но случилось не такъ; Славяно-
тому только, что былъ несовсѣмъ филы вѣрятъ въ народъ, потому что

казистъ собой въ своемъ мундирѣ, допускаютъ въ немъ свои собственныя,


и па балахъ высшаго общества, въ ему свойственныя начала, а западники

Петербургѣ, мало походилъ на молод- соглашаются вѣрить въ народъ, един-


ца въ глазахъ дамскаго пола. Если ственно подъ тѣмъ условіемъ, чтобы у
же мы такъ въ свое время цѣиили и него не было никакихъ своихъ соб-
уважали этихъ злыхъ человѣчковъ, то ственныхъ пачалъ. Ну вотъ драка и

единственно потому, что они являлись продолжается; что же бы вы думали?


какъ люди, будто-бы, прочной нена- Я даже и въ самую драку не вѣрю;

висти, въ противоположность намъ драка дракой, а любовь любовью. И


русскимъ, какъ извѣстно, людямъ весь- почему дерущіеся не могли бы въ то

ма непрочной ненависти, а эту черту же время любить другъ друга? Напро-


мы всегда и особенно презирали въ тивъ это даже очень часто у насъ слу-
себѣ. Русскіе люди долго и серьезно чается, въ тѣхъ случаяхъ, когда по-

ненавидѣть не умѣютъ, и не только дерутся ужь хорошіе люди.


слишкомъ

людей, но даже пороки, мракъ невѣ- А почему мы не хорошіе люди (опять


жества, деспотизмъ, обскурантизмъ, ну таки кроыѣ дрянпыхъ)? Вѣдь деремся-

и всѣ эти нрочія ретроградный вещи. то мы главное и единственно изъ-за

У насъ сейчасъ готовы помириться, того, что теперь вдругъ настало вре-
даже при случаѣ, вѣдь не- мя уже не теорій, не журнальныхъ
первомъ
нравда-ли? Въ самомъ дѣлѣ, подумай- сшибокъ, а дѣла и практическаго
те; за что намъ пенавидѣть другъ рѣшенія. Вдругъ потребовалось выска-
друга? За дурные поступки? Но вѣдь зать слово нолозкительное по воспн- —

это тема прескользская, прещекотли- танію, по педагогикѣ, по желѣзнымъ


вая ипрепесправедливая, — однимъ сло- дорогамъ, по земству, по медицинской
вомъ: обоюдуострая; по крайней мѣрѣ части ит. д. , ит. д. , на сотни темъ

въ настоящее время за нее лучше не и, главное, все это сейчасъ и какъ

приниматься. Остается ненависть изъ можно скорѣе, чтобы не задерживать


за убѣжденій; по тутъ-то ужь я въ выс- дѣла; а такъ какъ всѣ мы, за двух-
шей степени не вѣрю въ серьезность сотлѣтней отвычкой отъ всякаго дѣла,
нашихъ ненавистей. Были, нанри- оказались совершенно неспособными
мѣръ, у насъ когда-то славянофилы далее на малѣйшее дѣло, то естествен-
и западники и очень воевали. Но но, что всѣ вдругъ и вцѣпились другъ

теперь, съ уничтоженіемъ крѣпостиа- другу въ волосы, и даже такъ, что


1876. ФЕВРАЛЬ. 35

чѣмъ бодѣе кто почувстповалъ себя кажется, въ наше время даже несрав-
неснособнымъ, тѣмъ пуще и иолѣзъ въ ненно больше чѣмъ когда либо преж-
драку. Что-яіе тутъ нехорошаго, я де; но за то эти дрянные людишки
спрошу васъ. Ото только трогательно и никогда у насъ не владѣютъ мнѣніемъ
болѣе ничего. Взгляните на дѣтей: дѣти и не предводительствуютъ, а, напро-
дерутся именно тогда, когда еще не на- тивъ, даже будучи на верху честей,
учились выражать свои мысли, иу вотъ бывали не разъ принуждаемы рабски
точь въ точь такъ и мы. Ну и что асе, подлаживаться подъ тонъ людей иде-
тутъ вовсе нѣтъ ничего безотраднаго; альныхъ, молодыхъ, отвлеченныхъ,
напротивъ, это отчасти доказываетъ смѣшпыхъ для нихъ и бѣдныхъ. Въ
лишь нашу свѣжесть и, такъ сказать, этомъ смыслѣ наше общество сходно
непочатость. Положимъ у насъ, въ ли- съ народомъ, тоже цѣпящимъ свою
тературѣ напримѣръ, за неимѣніемъ вѣру и свой идеалъ выше всего мір-

мыслей, бранятся всѣми словами ра- скаго и текущаго, и въ этомъ даже


зомъ: пріемъ невозможный, наивный, у его главный соединенія, съ
пунктъ
первобытныхъ народовъ лишь замѣ- народомъ. Идеализмъ-то этотъ прія-
чающійся, но вѣдь, ей Богу, даже и тенъ и тамъ и тутъ: утрать его,
въ этомъ есть опять нѣчто почти трога- вѣдь никакими деньгами потомъ не ку-
тельное: именно эта неопытность, эта пишь. Нашъ народъ, хоть и объятъ
дѣтская неумѣлость даже и выбранить- развратомъ, а теперь даже больше
ся какъ слѣдуетъ. Я вовсе не смѣюсь и чѣмъ когда либо, но никогда еще въ
не глумлюсь: есть у насъ повсемѣст- немъ не было безначалія, и никогда
ное честное и свѣтлое ожиданіе доб- даже самый подлецъ въ пародѣ не го-

ра (это улсь какъ хотите, а это такъ), ворилъ: „Такъ и надо дѣлать, какъ я
желаніе общаго дѣла и общаго блага дѣлаю", а, напротивъ, всегда вѣрилъ и
и это прежде всякаго эгоизма, жела- воздыхалъ, что дѣлаетъ онъ скверно,
ніе самое наивное вѣры и а что есть нѣчто гораздо лучшее, чѣмъ
и полное

при этомъ ничего обособленнаго, ка- онъ и дѣла его. А идеалы въ народѣ
стоваго, а если и встрѣчается въ ма- есть и сильные, а вѣдь это главное:
ленькихъ и рѣдкихъ явленіяхъ, то какъ неремѣнятся обстоятельства, улучшит-
нѣчто ненримѣтное и всѣми презирае- ся дѣло и развратъ можетъ быть и со-
мое. Это очень важно, знаете чѣмъ: скочитъ съ народа, а свѣтлыя-то на-

тѣмъ, что это не только не мало, но чала все-таки въ немъ останутся не-

даже и очень много. Ну вотъ и до- зыблемѣе и святѣе чѣмъ когда либо
вольно бы съ насъ: зачѣмъ иамъ еще прежде. Юношество наше ищетъ нод-
какой-то тамъ „прочной ненависти". виговъ и жертвъ. Современный юно-

Честность, искренность нашего обще- ша, о которомъ такъ много говорятъ


ства не только не подвержены сомиѣ- въ разномъ смыслѣ, часто обожаетъ
нію, но даже быотъ въ глаза. Вгля- самый простодушный нарадоксъ и

дитесь и увидите, что у насъ прежде жертвуетъ для него всѣмъ на свѣтѣ,
всего вѣра въ идею, въ идеалъ, а судьбою и жизнью; но вѣдь все это

личныя, земныя блага лишь потомъ. единственно потому, что считаетъ свой
О, дурные людишки успѣваютъ и у иарадоксъ за истипу.' Тутъ лишь не-
насъ обдѣлывать свои дѣла, далее въ ііросвѣщеніе: подоспѣетъ свѣтъ и са-
самомъ противонололгиомъ смыслѣ, и. ми собою явятся другія точки зрѣнія,
I*
36 ДНЕВНЖКЪ ПИСАТЕЛЯ.

а парадоксы исчезнутъ, но за то не маршала Макъ-Магона. И потому,


исчезнетъ въ немъ чистота сердца, хоть я и угодилъ инымъ, и цѣпю что

жажда з$ертвъ и подвиговъ, которая мнѣ протянули руку, цѣню очень, но

въ немъ такъ свѣтится теперь— а вотъ все-таки предчувствую чрезвычайныя


это-то и всего лучше. О, другое дѣло размолвки въ дальнѣйпшхъ подробио-
и другой вопросъ: въ чемъ именно мы стяхъ, ибо не могу же я во всемъ и

всѣ, ищущіе общаго блага и сходящіе- со всѣми быть согласнымъ,,какимъ бы


ся повсемѣстно въ желані& успѣха об- складнымъ человѣкомъ я ни былъ.
щему дѣлу, — въ чемъ именно мы по-

лагаемъ средства къ тому? Надо при-


знаться, что у насъ въ этомъ отноше- У І1 -
ніи совсѣмъ сиѣлись, и даже
не такъ, О любви къ народу. Необходимый
что наше современное общество весь- контрактъ съ народомъ.
ма похоже въ этомъ смыслѣ на мар-
шала Макъ-Магона. Въ одну изъ по- напримѣръ, написалъ въ
Я вотъ,
ѣздокъ своихъ, весьма недавнихъ, по январскомъ номерѣ „Дневника", что
Франціи, почтенный маршалъ, въ од- народъ нашъ грубъ и невѣжественъ,
ной изъ торжественныхъ отвѣтныхъ преданъ мраку и разврату, „варваръ
рѣчей своихъ какому-то меру (а фран- ждущій свѣта". А между тѣмъ я толь-
цузы такіе любители встрѣч- ко что прочелъ въ „Братской Помочи"
всякихъ

ныхъ и отвѣтныхъ рѣчей) объявилъ, (Сборникъ, изданный Славянскимъ Ко-


что, по его мнѣнію, вся политика за- митетомъ въ пользу дерущихся за свою

ключается для него лишь въ словѣ: свободу Славянъ), — въ статьѣ незаб-


„Любовь къ отечеству". Мпѣніе это веннаго и дорогаго всѣмъ русскимъ
было изрѣчено, когда вся Франція, такъ покойнаго Константина Аксакова, что

сказать, напрягалась въ ожидапіи то- русскій пародъ давно уже иросвѣщенъ


го, что онъ скажетъ. Мнѣніе стран- и „образованъ". Что-же? Смутился-ли


ное, безспорно похвальное, но удиви- я отъ такого, невидимому, разногла-
тельно неопредѣленное, ибо тотъ же сія моего съ мнѣніемъ Константина
меръ могъ бы возразить его превос- Аксакова? Нисколько, я вподнѣ раздѣ-
ходительству, что иною любовью мож- ляю это же самое мнѣніе, горячо и

но и утопить отечество. Но меръ не давно ему сочувствую. Какъ-же я со-

возразилъ ничего, конечно, испугав- глашаю такое противорѣчіе? Но въ томъ

шись получить въ отвѣтъ: J'y suis et и дѣло, что, по моему, это очень лег-
j'y reste!" — фразу, дальше которой поч- ко согласить, а по другимъ, къ удив-
тенный маршалъ кажется не пойдетъ. ленію моему, до сихъ іюръ эти обѣ
Но хотя бы и такъ, а все-таки это темы несогласимы. Въ русскомъ чело-

точь въ точь какъ и въ иашемъ об- вѣкѣ изъ простонародья нужно умѣть
ществѣ: всѣ ми любви, сходимся въ отвлекать красоту его отъ наноснаго
если не къ отечеству, то къ общему варварства. Обстоятельствами всей поч-

дѣлу (слова ничего не значатъ), но — ти русской исторіи народъ нашъ до


въ чемъ мы понимаемъ средства къ того былъ преданъ разврату, и до то-
тому, и не только средства,- но и са- го былъ развращаемъ, соблазняемъ и

мое-то общее дѣло, — вотъ въ этомъ у постоянно мучимъ, что еще удивитель-
насъ такая же неясность, какъ и у но какъ онъдожилъ, сохранивъ чело-
1876. ФЕВРАЛЬ. 37

вѣчесвій образъ, а не то, что сохра- ный свѣтъ. Я не буду вспоминать про
пивъ 'красоту его. Но онъ сохранилъ его историческіе идеалы, про его Сер-
и красоту образа.
своего Кто истин- гіевъ, Ѳеодосіевъ Печерскихъ и даже
нглй другъ человѣчества, у кого хоть про Тихона Задонскаго. А кстати: мно-
разъ билЬсь сердце но страданіяыъ гіе-ли знаютъ про Тихона Задонскаго?
народа, тотъ пойметъ и извинить Зачѣмъ это такъ совсѣмъ не знать и

всю непроходимую наносную грязь, въ совсѣмъ дать себѣ слово не читать?


которую погруженъ народъ нашъ, и Некогда, что-ли? Новѣрьте, господа,
сумѣетъ отыскать въ этой грязи бри- что вы, къ удивленію вашему, узнали

ліанты. Повторяю: судите русскій на- бы прекрасныя вещи. Но обращусь


родъ не по тѣмъ мерзостямъ, которыя лучше къ нашей литературѣ: все что

онъ такъ часто дѣлаетъ, а но тѣмъ есть въ ней истинно нрекраснаго, то

великимъ и святымъ вещамъ, по ко- все взято изъ народа, начиная съ

тортімъ онъ и въ самой мерзости своей смиреннаго, просто душнаго типа Бѣл-
постоянно воздыхаетъ. А вѣдь не всѣ кина, созданнаго Пушкинымъ. У насъ
же ивънародѣ — мерзавцы, есть прямо все вѣдь отъ Пушкина. Поворотъ
святые, да еще какіе: Сами свѣтятъ и его къ народу въ столь раннюю по-

всѣмъ намъ путь освѣщаютъ! Я какъ-то ру дѣятельности,


эго до того былъ
слѣпо убѣжденъ, что нѣтъ такого под- безпримѣренъ и удивителенъ, предста-
леца и мерзавца въ русскомъ народѣ, влялъ для того времени до того нео-
который бы не зналъ, что онъ подлъ жиданное новое слово, что объяснить
и мерзокъ, тогда какъ у другихъ бы- его можно лишь, если не чудомъ, то

ваетъ такъ, что дѣлаетъ мерзость, да необычайною великостью генія, кото-

еще самъ себя за нее похваливаетъ, раго мы, прибавлю къ слову, до сихъ

въ принципъ свою мерзость возводить, иоръ еще оцѣнить не въ силахъ. Не


утверждаетъ, что въ ней-то и заклю- буду упоминать о чисто народныхъ
чается 1'Ordre и свѣтъ цивилизаціи и, типахъ, появившихся въ наше вре-
несчастный, кончаетъ тѣмъ, что вѣ- мя, но Обломова, вспомните
вспомните

ритъ тому искренно, слѣпо и далее че- „Дворянское Гнѣздо" Тургенева. Тутъ,
стно. Нѣтъ, судите нашъ народъ не конечно, не народъ, но все что въ

ро тому, чѣмъ онъ есть, а по томучѣмъ этихъ типахъ Гончарова и Тургенева


желалъ бы стать. А идеалы его силь- вѣковѣчнаго и нрекраснаго, — все это

ны и святы и они-то и спасли его въ отъ того, что они въ нихъ соприкос-
вѣка мученій; они срослись съ душой нулись съ народомъ; это соприкоснове-
его искони и наградили ее на вѣки ніе съ народомъ придало имъ нео-

простодушіемъ и честностью, искренно- бычайный силы. Они заимствовали у


стію и широкимъ всеоткрытымъ умомъ, него его нростодушіе, чистоту, кро-
и все это въ самомъ привлекательномъ тость, широкость ума и незлобіе, въ.
гармоническомъ соединеніи. А если противоположность всему изломанному,
при томъ и такъ много грязи, то рус- фальшивому, наносному и рабски заим-

скій человѣкъ и тоскуетъ отъ нея все- ствованному. Не дивитесь, что я заго-

го болѣе самъ, и вѣритъ, что все это — ворилъ вдругъ русской литерату-
объ
лишь наносное и временное, навожденіе рѣ. Но за литературой нашей именно
діавольское, что кончится тьма и что та заслуга, что она, почти вся цѣли-

непремѣнно возсіяетъ когда нибудь вѣч- комъ, въ лучшихъ представителяхъ


38 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

своихъ и прежде всей пашей интели- потребовать отъ него, чтобъ онъ сталъ

генціи, замѣтьте себѣ это, преклони- иепремѣнно


такимъ лее, какъ мы. Не
лась передъ правдой народной, при- дивитесь вопросу, поставленному та-
знала идеалы народные за дѣйстви- кимъ нелѣнымъ угломъ. Но вопросъ
тельно прекрасные. Впрочемъ она при- этотъ у насъ никогда иначе и не ста-

нуждена была взять ихъ себѣ въ обра- вился; „Что лучше мы или народъ? —

зецъ отчасти даже невольно. Право Народу ли за нами или намъ за на-
тутъ, кажется, дѣйствовало скорѣе ху- родомъ?" вотъ, что теперь всѣ гово- —

дожественное чутье, чѣмъ добрая воля. рятъ, изъ тѣхъ кто хоть капельку не
Но объ литературѣ пока довольно, да лишенъ мысли въ головѣ и заботы по
и заговорилъ я объ ней по поводу лишь общему дѣлу въ сердцѣ. А потому и
народа. я отвѣчу искренно: напротпвъ, это
Вопросъ о народѣ и о взглядѣ на мы должны преклониться передъ на-
него, о пониманіи его, теперь у насъ родомъ и ждать отъ него всего, и

самый важный вопросъ, въ которомъ мысли и образа; преклониться предъ


заключается все наше будущее, даже, правдой народной и признать ее за

такъ сказать, самый практическій во- правду, даже и въ томъ ужасномъ слу-
просъ нашъ теперь. И однако же, на- чаѣ, если она вышла бы отчасти и

родъ для насъ всѣхъ — все еще тео- изъ Четьи-Минеи. Однимъ словомъ,
рія и продолжаетъ стоять загадкой. мы должны склониться, какъ блудные
Всѣ мы, любители народа, смотримъ на дѣти, двѣсти лѣтъ не бывшіе дома,
него, какъ на теорію и, кажется, ров- но воротившіеся однако же все-таки

но никто изъ насъ не любитъ его та- русскими, въ чемъ, впрочемъ, великая

кимъ, какимъ онъ есть въ самомъ дѣ- наша заслуга. Но, съ другой стороны,
лѣ, а лишь такимъ, какимъ мы его преклониться мы должны подъ однимъ
каждый себѣ представили. И даже лишь условіемъ и это sine qua поп:

такъ, что еслибъ народъ русскій ока- чтобъ народъ н отъ насъ принялъ мно-

зался впослѣдствіи не такимъ, какимъ гое изъ того, что мы принесли съ со-

мы каждый его представили, то, ка- бой. Не можемъ же мы совсѣмъ пе-

жется, всѣ мы, не смотря на всю лю- редъ нимъ уничтожиться, и даже пе-

бовь нашу къ нему, тотчасъ бы отсту- редъ какой бы то ни было его прав-
пились отъ него безъ всакаго сожалѣ- дой; наше пусть остается при насъ и

нія. Я говорю всѣхъ, не исклю-


про мы не отдадимъ его ни за что на свѣ-
чая и славянофиловъ; тѣ то даже, мо- тѣ, даже, крайнемъ случаѣ,
въ и за

жетъ быть, пуще всѣхъ. Что до меня, счастье соединенія съ народомъ. Въ


то я не потаю моихъ убѣжденій, случаѣ, пусть ужь мы оба
имен- противномъ
но, чтобы опредѣлить яснѣе дальнѣй- погибаемъ врознь. Да противнаго случая
шее направленіе, въ которомъ пойдетъ и не будетъ вовсе; я же совершенно

мой „Дневникъ", во избѣжаніе недо- убѣжденъ, что это нѣЧто, что мы при-
умѣпій, такъ что всякій улсе будетъ несли съ собой, существуетъ дѣйстви-
знать заранѣе; стоитъ ли мнѣ протя- тельно, не миражъ, а имѣеіъ и об- —

гивать литературную руку, иль нѣтъ? разъ, и форму, и вѣсъ. Тѣмъ не меиѣе,
Я думаю такъ; врядъ ли мы столь хо- опять повторяю, многое впереди загад-
роши и прекрасны, чтобъ могли поста- ка и до того, что даже страшно и

вить самихъ себя въ идеалъ народу и ждать. Предсказываютъ, напримѣръ,


1876. ФЕВРАЛЬ. 3£І

что цивилизація испортитъ народъ; это дѣло другое; тѣ другъ друга всегда
будто бы такой ходъ дѣла, при кото- понимали...

ромъ, рядомъ съ спасеніеыъ и свѣ-


томъ, вторгается столько лозкпаго и
ш.
фалыпиваго, столько тревоги и сквер-
нѣйшихъ привычекъ, что развѣ лишь Мужикъ Марей.
въ покодѣніяхъ впереди, опять-таки,
пожалуй, черезъ двѣсти лѣтъ, взрос- Но всѣ эти professions de foi, я ду-
тутъ добрня сѣыена, а дѣтей нашихъ маю, очень скучно читать, а потому
и ыасъ ыолсетъ быть ожидаетъ что ни- разскажу одинъ анекдотъ впрочемъ
будь ужасное. Такъ ли это по ваше- даже и не апекдотъ; такъ, одно
му, господа? Назначено ли нашему на- лишь далекое восноминаніе, которое
роду непремѣино нройти еще новый фа- мнѣ, почему-то, очень хочется разска-
зисъ разврата и лжи, какъ прошли и зать именно здѣсь и теперь, въ заклю-

мы его съ прививкой цивилизаціи? (Я ченіе нашего трактата о народѣ.


думаю, никтовѣдь не заспорить, что мы Мнѣ было тогда всего лишь девять
начали нашу цивилизацію прямо съ раз- лѣтъ отъ роду... по нѣтъ, лучше я

врата?) Я бы желалъ услышать на начну съ того, когда мнѣ было двад-


этотъ счетъ что шібудь утѣшительнѣе. цать. девять лѣтъ отъ роду.
Я очень наклоненъ увѣровать, что Вылъ второй день Свѣтлаго празд-
нашъ народъ такая огромность, что въ ника. Въ воздухѣ было тепло, небо
ней уничтожатся, сами собой, всѣ но- голубое, солнце высокое, „теплое",
вые мутные потоки, если только они яркое, но въ душѣ моей было очень

откуда иибудь выскочатъ и потекутъ. мрачно. Я скитался за казармами,


Вотъ на это давайте руку; давайте смотрѣлъ, отсчитывая ихъ, на пали
способствовать вмѣстѣ, каждый „ми- крѣпкаго острожнаго тына, по и счи-
кроскопическимъ" своимъ дѣйствіемъ, тать мнѣ ихъ не хотѣлось, хотя было

чтобъ дѣло обошлось прямѣе и безо- въ привычку. Другой уже день но


шибочнѣе. Правда, мы сами-то не острогу „шелъ праздникъ"; каторж-
умѣемъ тутъ ничего, а только „любимъ ныхъ на работу не выводили, пьяныхъ

отечество", въ средствахъ не согласим- было множество, ругательства, ссоры


ся и еще много разъ поссоримся; но начинались поминутно во всѣхъ углахъ.
вѣдь, если ужь рѣшено, что мы люди Везобразныя, гадкія нѣсни, майданы
хорошіе, то чтобы тамъ ни вышло, а съ картежной игрой подъ нарами, нѣ-

вѣдь дѣло-то, подконецъ, наладится. сколько уже избитыхъ до полусмерти


Вотъ моя вѣра. Повторяю: тутъ двухсот- каторжныхъ, за особое буйство, соб-»
лѣтняя отвычка отъ всякаго дѣла и бо- ственпымъ судомъ товарищей и при-
лѣе ничего. Вотъ черезъ эту-то отвычку крытыхъ на нарахъ тулупами, пока

мы и покончили нашъ „культурный пе- олсивутъ и очнутся; нѣсколько разъ


ріодъ" тѣмъ, что новсемѣстно пере- уже обнажавшіеся нолей, — все это,
стали понимать другъ друга. Конечно, въ два дня праздника, до болѣзни
я говорю лишь о серьезныхъ и искрен- истерзало меня. Да и никогда не

нихъ людяхъ, — это они только не по- могъ я вынести безъ отвращенія нья-

ниыаютъ другъ друга; а спекулянты наго народнаго разгула, а тутъ въ


ДНЕВНИКЪ

этомъ мѣстѣ особенно. Въ эти дни да- I зйговаривалъ печатно о моей жизни

лее начальство въ острогъ не загля- въ каторгѣ; „Записки же изъ Мертва-


дывало, не дѣлало обысковъ, не иска- го Дома" написалъ, пятнадцать лѣтъ
ло вина, понимая, что надо же дать пазадъ, отъ лица вымышлепнаго, отъ

погулять, разъ въ годъ, даже и этимъ преступника будто бы убившаго свою


отверженцамъ, и что иначе было бы жену. Кстати прибавлю, какъ подроб-
хуже. Наконецъ, въсердцѣ моемъ за- ность, что съ тѣхъ поръ про меня

горѣлась злоба. Мнѣ встрѣтился по- очень многіе думаютъ, н утверждаютъ


лякъ цкій, изъ нолитическихъ; онъ
М — даже и теперь, что я сосланъ былъ за

мрачно посмотрѣлъ на меня, глаза его убійство жены моей.


сверкнули и губы затряслись: Je hais . Мало по ыалу я . и впрямь забылся
ces brigands"! нроскрежеталъ онъ ынѣ и непрнмѣтно погрузился въ воспоми-

вполголоса и прошелъ мимо. Я воро- нанія. Во всѣ мои четыре года ка-

тился въ казарму, не смотря на то, торги, я вспоминалъ безпрерывно все

что четверть часа тому выбѣжалъ изъ мое прошедшее и, кажется, въ воспо-

нея какъ полоумный, когда шесть че- минаніяхъ пережилъ всю мою прежнюю
ловѣкъ здоровыхъ мужиковъ бросились, жизнь снова. Эти воспоминанія вста-

всѣ разомъ, на пьянаго татарина Га- вали сами, я рѣдко вызывалъ ихъ по

зина его и стали его бить; би-


усмирять своей волѣ. Начиналось съ какой ни-
ли они нелѣпо, верблюда можно бы- будь точки, черты, иногда неиримѣт-
его

ло убить такими побоями; но знали, что ной, и потомъ, мало по малу, выро-
этого Геркулеса трудно убить, а потому стало въ цѣльпую картину, въ какое

били безъ опаски. Теперь, воротясь, я нибудь сильное и цѣльное впечатлѣніе.


примѣтилъ въ концѣ казармы, на на- Я анализировалъ эти впечатлѣнія, при-
■ рахъ въ углу, безчувственнаго ужеГазн- давалъ повыя черты уже давно про-
на почти безъ признаковъ жизни; онъ житому и, главное, понравлялъ его,
лежалъ прикрытый тулупомъ и его всѣ поправлялъ безпрерывно, въ этомъ со-

обходили молча: хоть и твердо надѣя- стояла вся забава моя. На этотъ разъ
лись, что завтра къ утру очнется, „но мнѣ вдругъ припомнилось почему-то од-
съ такихъ побоевъ, не ровенъ часъ, но незамѣтное мгновеніе изъ моего пер-
пожалуй, что и помретъ человѣкъ". Я ваго дѣтства, когда мнѣ было всего

пробрался на свое мѣсто, противъ окна девять лѣтъ отъ роду, — мгновенье ка-

съ желѣзной рѣпіеткой, и легъ на- залось бы мною совершенно забытое; но

взничь, закинувъ руки за голову и за- я особенно любилъ тогда воспомина-

крывъ глаза. Я любилъ такъ лежать: нія изъ самаго иерваго моего дѣт-
къ спящему не пристанутъ, а межъ ства. Мнѣ припомнился августъ мѣ-
тѣыъ можно мечтать и думать. Но мнѣ сяцъ въ пашей деревнѣ: день сухой
не мечталось; сердце билось неспокой- ^ и ясный, но нѣсколысо холодный и вѣ-
но, а въ ушахъ звучали словаМ — цка- тренный; лѣто на исходѣ и скоро на-
го: „Je hais ces brigands!" Впрочемъ, до ѣхать въ Москву опять скучать
что же описывать впечатлѣнія; мнѣ и всю зиму за французскими уроками,
теперь иногда снится это время но но- и мнѣ такъ жалко покидать деревню.
чамъ и у меня нѣтъ сповъ мучитель- Я прошелъ за гумна и, спустившись
нѣе. Можетъ быть замѣтятъ и то, въ оврагъ, поднялся въ Лоскъ, — такъ

что до сегодня я почти пи разу не назывался у насъ густой кустарникъ


1876. ФЕВРАЛЬ. 41

по ту сторону оврага до самой рощи. того никогда почти не случалось мнѣ


И вотъ л забился гуще въ кусты и заговорить съ нимъ. Онъ даже оста-

слышу какъ недалеко, шагахъ въ трид- новилъ кобыленку, заслышавъ крикъ


цати, па полянѣ, одиноко пашетъ ыу- мой, и, когда я, разбѣжавшись, уцѣпил-
жикъ. Я знад), что онъ пашетъ круто ся одной рукой за его соху, а другою
въ гору и лошадь идетъ трудно и до за его рукавъ, то онъ разглядѣлъ мой
меня изрѣдка долетаетъ его окрикъ: я испугъ.
Ну-ну"! Я почти всѣхъ нашихъ ыужи- Волкъ — бѣжитъ! прокричалъ я

ковъ знаю, но не знаю который это задыхаясь.


теперь пашетъ, да ынѣ и все равно, — Онъ вскинулъ голову и невольно

я весь погруженъ въ мое дѣло, я тоже оглядѣлся кругомъ, на мгновеііье поч-

занятъ: я выламываю себѣ орѣховый ти мнѣ повѣривъ.


хлыстъ, чтобъ стегать имъ лягушекъ; — Гдѣ волкъ?
хлысты изъ орѣшника такъ красивы — Закричалъ... Кто-то закричалъ
и такъ непрочны, куда противъ бере- сейчасъ: „волкъ бѣжитъ "... пролепе-
зовыхъ. Занимаютъ меня тоже букаш- талъ я.

ки и жучки, я ихъ сбираю, есть очень — Что ты, что ты, какой волкъ,
нарядные; люблю я тоже маленысихъ, померещилось; вишь! Какому тутъ вол-

проворныхъ, красно-желтыхъ ящерицъ , ку быть! бормоталъ онъ, ободряя


съ черными пятнышками, но змѣекъ меня. Но я весь трясся и еще крѣп-
боюсь. Впрочемъ змѣйки попадаются че уцѣпнлся за его зипунъ и долж-
гораздо рѣже ящерицъ. Грибовъ тутъ но быть былъ очень блѣденъ. Онъ
мало; за грибами надо идти въ берез- смотрѣлъ на меня съ безпокойною
някъ и я собираюсь отправиться. И улыбкою, видимо боясь и тревожась
ничего въ жизни я такъ пе любилъ, за меня.

какъ лѣсъ съ его грибами и дикими Ишь вѣдь нспужался, ай-ай! ка- —

ягодами, съ его букашками и птичка- чалъ онъ головой. Полно, родный. —

ми, ежиками и бѣлками, съ его столь Ишь малецъ, ай!


любимымъ мною сырымъ запахомъ пе- Онъ протяну лъ руку и вдругъ по-

ретлѣвшихъ листьевъ. меня по щекѣ.


И теперь даже, гладилъ
когда я пишу это, мнѣ Ну, полно же, ну, Христосъ съ
такъ и послы- —

шался запахъ нашего деревенскаго бе- тобой, окстись. Но я не крестился;


резника: впечатлѣнія эти остаются на углы губъ моихъ вздрагивали и ка-
всю жизнь. Вдругъ, среди глубокой жется это особенно его поразило. Онъ
тишины я ясно и отчетливо услышалъ протянулъ тихонько свой толстый, съ

крикъ: „Волкъ бѣжитъ"! Я вскрик- чернымъ ногтемъ, запачканный въ зем-

нулъ и внѣ себя отъ испуга, крича fb палецъ и тихонько дотронулся до


въ голосъ, выбѣжалъ на поляну, пря- вспрыгивавшихъ моихъ губъ.
мо на нашущаго мужика. — Ишь вѣдь, ай, улыбнулся онъ

Это былъ нашъ мужикъ 'Марей. Не мнѣ какою-то материнскою и длинною


знаю ли такое
есть имя, но его всѣ улыбкой. Господи, да что это ишь,
звали Мареемъ, мужикъ лѣтъ пяти- вѣдь, ай, ай!

десяти, плотный, довольно рослый, съ Я нонялъ, наконецъ, что волка нѣтъ


сильною нросѣдыо въ темнорусой окла- и что мнѣ крикъ: „волкъ бѣжитъ",
дистой бородѣ. Я зналъ его, но до померещился. Крикъ былъ впрочемъ
42 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

такой ясный и отчетливый, но такіе никому не разсказалъ о моемъ „при-


крики (не объ однихъ волкахъ) мнѣ ключеніи". Да и какое это было
_ уже разъ или два и прежде мерещи- приключеніе? Да и объ Мареѣ я тог-
лись и про то.
я (Потомъ, съ да очень скоро
зналъ забылъ. Встрѣчаясь
дѣтствомъ, галюсинаціи прошли). съ нимъ нотомъ
эти нзрѣдка, я никогда
Ну,
— я пойду, сказалъ я, вопро- даже съ нимъ не заговаривалъ, не

сительно и робко смотря на него. только про волка, да и пи объ чемъ,


Ну и ступай, а я-те вослѣдъ и вдругъ теперь, двадцать лѣтъ спус-

посмотрю». Ужь я тебя волку не дамъ! тя, въ Сибири, припомнилъ всю эту
прибавилъ онъ, все также матерински встрѣчу съ такою ясностью, до самой
мнѣ улыбаясь, ну, Христосъ съ то- послѣдней черты. Значитъ, залегла же

бой, ну ступай, и онъ перекрестилъ она въ душѣ моей непримѣтно, сама

меня рукой и самъ перекрестился. Я собой и безъ воли моей, и вдругъ при-
ношелъ, оглядываясь назадъ почти каж- помнилась тогда, когда было надо; при-
дые десять шаговъ. Марей, пока я помнилась нѣжная, материнская
эта

шелъ, все стоялъ съ своей кобылен- улыбка бѣднаго крѣпостнаго мужика,


кой и смотрѣлъ мнѣ вслѣдъ, каждый его кресты, его покачиванье головой:
разъ кивая мнѣ головой, когда я огля- „Ишь вѣдь, испужался, малецъ!" И
дывался. Мнѣ признаться было нем- особенно этотъ толстый его, запачкан-
ножко передъ нимъ стыдно, что я такъ ный въ землѣ палецъ, которымъ онъ

испугался, но шелъ я все еще очень тихо робкою нѣжностыо прикос-


и съ

побаиваясь волка, пока не поднялся на нулся къ вздрагивавшимъ губамъ мо-


косогоръ оврага, до первой риги; тутъ имъ. Конечно, всякій бы ободрнлъ ре-
испугъ соскочилъ совсѣмъ и вдругъ, бенка, но тутъ въ этой уединенной
откуда ни возьмись, бросилась ко мнѣ встрѣчѣ случилось какъ бы что-то со-
наша дворовая собака Волчокъ. Съ всѣмъ другое, и еслибъ я былъ соб-
Волчкомъ-то я ужь вполпѣ ободрился ственнымъ его сыномъ, онъ не могъ

и обернулся въ послѣдній разъ къ Ма- бы носмотрѣть на меня сіяющимъ бо-


рею; лица его я уже не могъ разгля- лѣе свѣтлою любовью взглядомъ, а

дѣтьясно, но чувствовалъ, что онъ все кто его заставлялъ? Былъ онъ соб-
точно также мнѣ ласково улыбается ственный крѣпостной нашъ мужикъ, а
и киваетъ головой. Я махнулъ ему я все же его барченокъ; никто бы не

рукой, онъ махнулъ мпѣ тоже и тро- узналъ, какъ онъ ласкалъ меня и не

пулъ кобыленку. наградилъ за то. Любилъ опъ, что ли,


•— Ну-ну! послышался опать отда- такъ ужь очень маленькихъ дѣтей?
ленный окрикъ его и кобыленка потя- Такіе бываютъ. Встрѣча была уеди-
нула опять свою соху. ненная, въ нустомъ полѣ и только

Все это мнѣ разомъ припомнилось, Богъ, мозкетъ, вндѣлъ сверху какимъ

не знаю почему, по съ удивительною глубокимъ и просвѣщеннымъ человѣ-


точностью въ подробностяхъ. Я вдругъ ческимъ чувствомъ и какою тонкою

очнулся присѣлъ на нарахъ и, пом-


и почти женственною нѣжносгью молсетъ

ню, еще засталъ на лицѣ моемъ ти- быть наполнено сердце инаго грубаго,
хую улыбку воспоминанія. Съ минуту звѣрски невѣжественнаго крѣпостнаго
еще я продолжалъ припоминать. русскаго мужика, еще и не ждавша-
Я тогда, придя домой отъ Марея, го — негадавшаго тогда о своей свобо-
1876. ФЕВРАЛЬ. 43

дѣ. Скажите, пе это ли разумѣлъ Кон- мужикъ, съ клеймами на лицѣ И хмѣль-


стантинъ- Аксаковъ, говоря про высо- ной, орущій свою пьяную сиплую пѣс-
кое образованіе парода нашего? ню, вѣдь это тоже мОжетъ быть тотъ

И вотъ, когда я сошелъ съ наръ и же самый Марей; вѣдь я же пе могу


огллдѣлся кругомъ, помню, я вдругъ заглянуть въ его сердце. Встрѣтилъ
почувствовалъ, что могу смотрѣть на я въ тотъ же вечеръ еще разъ и

этихъ песчастныхъ совсѣмъ другимъ М — цкаго. Несчастный! У него то ужь


взглядоыъ, и что вдругъ, каісимъ-то не могло бить воспоминаній ни объ
чудомъ, изчезла совсѣмъ всякая нена- какихъ Мареяхъ и никакого другаго
висть и сердцѣ моемъ. Я
злоба въ взгляда на этихъ людей кромѣ: „Je
пошелъ, вглядываясь въ встрѣчавшіяся liais ces brigands"! Нѣтъ, эти поля-

лица. Этотъ обрятый и шельмованный ки вынесли тогда болѣе нашего!

ПАВА ВТОРАЯ.

і. семилѣтнюю дочь, слишкомъ жестоко; по

обвиненію обходился съ нею жестоко


По поводу дѣла Кронеберга. н прежде. Одна посторонняя женщина,

изъ простаго званія, не стерпѣла кри-


Я думаю, всѣ знаютъ о дѣлѣ Кроне- ковъ истязаемой дѣвочки, четверть ча-
берга, производившемся съ мѣсяцъ на- са (по обвиненію) кричавшей подъ роз-

задъ въ с.-петербургскомъ окружномъ гами: „пайа! папа!" Розги же, по сви-

судѣ, и всѣ читали отчеты и сужденія дѣтельству одного эксперта, оказались

въ газетахъ. Дѣло слишкомъ любопыт- не розгами, а „шпицрутенами", т. е.

ное и отчеты о немъ были замѣчатель- невозможными для семилѣтняго возра-


по горячіе. Опоздавъ мѣсяцъ, я не бу- ста. Впрочемъ они лелсали на судѣ въ

ду подымать его въ подробности, но числѣ вещественнмхъ доказательствъ


чувствую потребность сказать и мое и нхъ всѣ могли вндѣть, далее самъ

слово по поводу. Я совсѣмъ не юристъ, г. Спасовичъ. Обвиненіе, между про-


но тутъ столько оказалось фальши чимъ, упоминало и о томъ, что отецъ,
со всѣхъ сторопъ, что она и не юристу передъ сѣченіемъ, когда ему Замѣти-
очевидна. Подобныя дѣла выпрыги- лн, что вотъ хоть этотъ сучокъ йадо
,ваютъ какъ-то нечаянно и только сму- бы отломить, отвѣтилъ; „нѣтъ, это

щаютъ общество и, кажется, даже су- придаетъ еще силы". Извѣстно тоже,
дей. А такъ какъ касаются при томъ что отецъ послѣ наказанія самъ почти

всеобщаго и самаго драгоцѣннаго ин- упалъ въ обморокъ.


тереса, то понятно, что затрогивЬ,ютъ Помню, какое первое внечатлѣніе
за живое и объ пихъ иной разъ нельзя нроизвелъ на меня номеръ „Голоса",
не заговорить, хотя бы прошелъ тому въ которомъ я прочелъ начало дѣла,
уже мѣсяцъ, то есть цѣлая вѣчность. первое изложепіе его. Это случилось
Напомню дѣло:отецъ высѣкъ ребенка, со мной въ десятомь часу вечера, со-
44 ДИЕВПИЕЪ ПИСАТЕЛЯ.

всѣмъ нечаянно. Я весь день проси- лишь фальшью первоначальной поста-

дѣлъ въ тинографіи и не могъ прогля- новки самого дѣла.


дѣть „Голосъ" раньше и объ возник- Въ чемъ же фальшь? Во первыхъ,
шемъ дѣлѣ ничего не зналъ. Прочи- вотъ дѣвочка, ребепокъ; ее „мучили,
тавъ, я рѣшился во чтобы ни стало, не истязали" и судьи хотятъ ее за-

смотря на ноздній часъ, узнать въ щитить, — и вотъ какое бы ужь ка-

тотъ же вечеръ о дальнѣйшемъ ходѣ жется святое дѣло, но чтожь вы-

дѣла, предполагая, что оно могло уже ходитъ; вѣдь чуть не сдѣлали ее на

пожалуй и кончиться въ судѣ, можетъ вѣки несчастною; даже можетъ быть


быть даже въ тотъ же самый день, въ ужь сдѣлали! Въ самомъ дѣлѣ, что ес-

субботу, и зная, что отчеты въ газе- либъ отца осудили? Дѣло было постав-

тахъ всегда опаздываютъ. Я вздумалъ лено обвиненіемъ такъ, что въ случаѣ


тотчасъ же съѣздить къ одному слиш- обвинительнаго приговора присяжныхъ
комъ извѣстному, хотя и очень отецъ могъ быть сосланъ въ Сибирь.
мнѣ
мало знакомому человѣку, разсчиты- Спрашивается, что осталось бы у этой
вая, по нѣкоторымъ соображеніямъ, дочери, теперь ничего не смыслящаго
что ему, въ данную минуту, скорѣе ребенка, потомъ въ душѣ, на всю
всѣхъ моихъ знакоыыхъ, можетъ быть жизнь, и даже въ случаѣ, еслйбъ она
извѣстно окончаніе дѣла, и что да- была потомъ всю жизнь богатою, „сча-
же навѣрно можетъ быть онъ и самъ стливою?" Не разрушено-ли бъ было
былъ въ судѣ. Я не ошибся, онъ семейство самимъ судомъ, охраняю-
былъ въ судѣ и только что воротился; щимъ, какъ извѣстно, святыню семьи?
я засталъ его, въ одинадцатомъ часу, Теперь возьмите еще черту: дѣвочкѣ
уже дома и онъ сообщилъ мнѣ объ семь лѣтъ, каково впечатлѣніе въ та- —

оправданіи иодсудимаго. Я былъ въ кихъ лѣтахъ? Отца ея не сослали и


негодованіи на судъ, на присяжныхъ, оправдали, хорошо сдѣлали (хотя апло-
на адвоката. Теперь этому дѣлу уш дировать рѣшенію присяжныхъ, по мо-
три педѣли и я во многомъ перемѣ- ему, публикѣ бы и не слѣдовало, а
нилъ мнѣніе, прочтя самъ отчеты га- аплодисыентъ говорятъ раздался); но
зетъ и выслушавъ нѣсколько вѣскихъ все же дѣвочку притянули въ судъ,
посторонпихъ сужденій. Я очень радъ, она фигурировала; она все видѣла,

что судившагося отца могу уже не все слышала, сама отвѣчала за себя:
принимать злодѣя, за любителя
за „Je suis voleuse, menteuse". Открыты
дѣтскихъ мучеиій (такіе типы быва- были взрослыми и серьозными людьми,
ютъ) и что тутъ всего только „нервы" гуманными даже людьми, вслухъ пе-

и что онъ только „худой недагогъ", редъ всей публикой секретные пороки —

по выраженію его же защитника. ребеночка (это семилѣтняго-то!) какая —

Я, главное, желаю теперь лишь ука- чудовищность! Mais il en reste toujo-


зать въ пѣкоторой подробности на рѣчь urs quelque cliose, на всю жизнь, пой-

адвоката-защитника въ судѣ, чтобы мите вы это! И не только въ душѣ ея


яснѣе обозначить въ какое фальшивое

останется, но можетъ быть отразится
и нелѣпое положеніе можетъ быть по- и въ судьбѣ ея. Что-то ужь прикосну-
ставленъ иной извѣстный, талантли- лось къ ней теперь, на этомъ судѣ,
вый и честный человѣкъ, единственно гадкое, нехорошее, на вѣки и остави-
1876. ФЕВРАЛЬ. 45

ло слѣдъ. И, кто зпаетъ, ыожетъ быть наивно н невинно съ моей стороны


черезъ, двадцать лѣтъкто-нибудь
ей распространяться, напримѣръ, отомъ,
скажетъ: „Ты еще ребенкомъ въ уго- какое Полезное и пріятное учрежденіе
ловномъ судѣ фигурировала". Впро- адвокатура. Вотъ человѣкъ соверпшлъ
чемъ опять-таки я вижу, что я не преступленіе, а законовъ не зНаетъ;
юристъ и всего этого не сумѣю вы- онъ готовъ сознаться, но является

разить, а потому лучше обращусь пря- адвоката и доказываете ему что онъ

мо рѣчи защитника: въ ней всѣ


къ не только правъ, но и святъ. Онъ
эти недоразумѣнія чрезвычайно ярко и подводитъ ему законы, онъ подыски-
сами собой выставились. Защитникомъ ваетъ ему такое руководящее рѣшеніе
подсудимаго былъ г. Спасовичъ; это кассаціоннаго департамента сената,
талантъ. Гдѣ не заговорятъ о г. Спа- которое вдругъ даетъ дѣлу совсѣмъ
совичѣ, всѣ, повсемѣстно, отзываются иной видъ и кончаетъ тѣмъ, что вы-

о немъ: „это талантъ". Я очень радъ тягиваетъ изъ ямы несчастнаго. Пре-
тому. Замѣчу, что г. Спасовичъ былъ пріятная вещь! Положимъ, тутъ мо-

назначенъ къ защитѣ судомъ и, стало гутъ поспорить и возразить, что это

быть, защищалъ, такъ сказать, вслѣд- отчасти безнравственно. Но вотъ пе-

ствіе нѣкотораго понужденія... Внро- редъ вами невинный, совсѣмъ ужь не-

чемъ, тутъ я опять не компетентенъ и винный, простячокъ, а улики однако


умолкаю. Но прежде, чѣмъ коснусь такія и прокуроръ ихъ такъ сгрупиро-
вышеупомянутой и замѣчательной рѣчн, ваіъ, что совсѣмъ бы кажется поги-

мнѣ хочется включить нѣсколько словъ бать человѣку за чужую вину. Чело-
объ адвокатахъ вообще и о талан- вѣкъ притомъ темный, законовъ ни

тахъ въ особенности, такъ сказать, со- въ зубъ и только знаетъ бормочетъ:


общить читателю нѣсколько впечатлѣ- „Знать не знаю, вѣдать не вѣдаю",—
ній и недоумѣній моихъ, конечно, мо- чѣмъ подконецъ раздражаетъ и при-
зкетъ быть, крайне не серьозныхъ въ сяжныхъ судей. Но
и является адво-
глазахъ людей компетентныхъ, но вѣдь ката, съѣвшій зубы па законахъ, под-
я пишу мой „Дневникъ" для себя, а водйтъ статью, подводитъ руководящее
мысли эти крѣпко у меня засѣли. Впро- рѣшеніе кассаціоннаго департамента
чеыъ, создаюсь, это. даже и не мысли, сената, сбиваетъ съ толку прокурора
а такъ все какія-то чувства... и вотъ — невинный оправданъ. Нѣтъ,
это полезно. Что дѣлать у бы сталъ

насъ невинный безъ адвоката?


П.
Все это, повторяю, разсужденія на-

Нѣчто объ адвокатахъ вообще, Мои ивныя н всѣмъ нзвѣстныя. Но всетаки


наивныя и необразованныя предпо- чрезвкчайно пріятно имѣть адвоката.
ложенія. Нѣчто о талантахъ вообще Я самъ испыталъ это ощущеніе, когда
и въ особенности. однажды, редактируя одну газету,
вдругъ нечаянно, по недосмотру (что со

Впрочемъ собственно объ адвокатахъ всѣми случается) пропустилъ одно нзвѣ- .

лишь два слова. Только лишь взялъ пе- стіе, которое не могъ напечатать иначе,
ро и ужь боюсь. Заранѣе красяѣю за какъ съ разрѣшенія г. министра Двора.
наивность моихъ вопросовъ и предпо- И вотъ мнѣ вдругъ объявили, что я подъ
ложеній. Вѣдь слишкомъ ужь было бы судомъ. Я и защищаться-то не хотѣлъ;
46 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

„вина" моя была даже и мнѣ очевид- случаѣ останется честнымъ, ибо всег-

на: я преступилъ ясно начертанный да найдетъ и опредѣлитъ настоящую


законъ и щшдтескто спору быть не степень виновности своего кліента, по

могло. Ыо судъ мнѣ назначилъ адво- лишь не дастъ его наказать сверхъ
ката (человѣка несколько мнѣ знако- мѣры и т. д., и т. д. Это такъ, хотя
маго и съ которымъ мы засѣдали пре- это предположепіе и похоже на самый

жде въ одномъ „Обществѣ"). Онъ мнѣ безграничный идеализмъ. Мнѣ кажет-


вдругъ объявилъ, что я не только не ся, что избѣжать фальши и сохранить
вішоватъ, но и совершенно правъ'ичто честность и совѣсть адвокату также

онъ твердо намѣренъ отстоять меня изо трудно, вообще говоря, какъ и всяко-

всѣхъ силъ. Я выслушалъ это, разумѣет- му человѣку достигнуть райскаго со-

ся, съ удовольствіемъ; когда же насталъ стояния. Вѣдь ужь случалось намъ

судъ, то, признаюсь, я вынесъ совершен- слышать, какъ адвокаты почти клянут-
но неожиданное впечатлѣніе: я видѣлъ ся въ судѣ, вслухъ, обращаясь къ

и слушалъ, какъ говорилъ мой адвокатъ нрисяжнымъ, что они — единственно


и мысль о томъ, что я, совершенно потому только взялись защищать сво-

виноватый, вдругъ выхожу совсѣмъ ихъ кліентовъ, что вполнѣ убѣдились


нравымъ, была такъ забавна и въ то въ ихъ невинностн. Когда вы выслу-
же время такъ почему-то привлека- шиваете эти клятвы, въ васъ тотчасъ

тельна, что, признаюсь, эти иол- же и неотразимо вселяется самое сквер-


часа въ судѣ я отношу къ самымъ ве- ное нодозрѣніе: „А ну, если лжетъ и

селымъ въ моей жизни; но вѣдь я былъ только деньги взялъ?" И, дѣйствитель-


не юристъ и потому не нонималъ, но, очень часто выходило потомъ, что

что совершенно правъ. Меня конечно эти, съ такимъ жаромъ защищаемые


осудили: литераторовъ судятъ строго; кліенты, оказывались виолнѣ и без-
я заплатилъ двадцать пять рублей и, спорно виновными. Я не знаю быва-
сверхъ того, отсидѣлъ два дня на Сѣн- ли-ли у насъ случаи, что адвокаты,
ной, на абвахтѣ, гдѣ провелъ время желая до конца выдержать свой харак-
нремило, далее съ нѣкоторою пользою теръ вполнѣ убѣжденныхъ въ невин-

и кое съ кѣмъ и съ чѣмъ познакомил- ности своихъ кліентовъ людей, пада-


ся. А внрочемъ я чувствую, что силь- ли въ обморокъ, когда присяжные вы-

но соскочилъ въ сторону; перейду опять носили обвинительный нриговоръ? Но


,Къ серьезному. что проливали слезы, то это кажется

Въ высшей степени нравственно и уже случалось въ нашемъ столь моло-

умилительно, когда адвокатъ унотреб- домъ еще судѣ. Какъ хотите, а тутъ,
ляетъ свой трудъ и талантъ на защи- во всемъ этомъ установленіи, сверхъ
ту несчастныхъ; это другъ человѣче- всего безенорно ' нрекраснаго, заклю-

ства. Но вотъ у васъ является мысль, чается какъ бы нѣчто грустное. Пра-
что онъ завѣдомо защищаетъ и оправ- во: мерещатся „Подковырники — Кле-
дываетъ виновнаго, мало того, что щи", слышится народное словцо: „ад-
онъ иначе и сдѣлать не можетъ, ес- вокатъ — нанятая совѣсть"; но глав-

либъ и хотѣлъ. Мнѣ отвѣтятъ, что ное, кромѣ всего этого, мерещится
судъ не можетъ лишить помощи адво- нелѣнѣйшій парадоксъ, что адвокатъ

катской никакого преступника, и что и никогда не можетъ дѣйствовать по

честный адвокатъ всегда въ этомъ совѣсти, не можетъ не играть своею


1876. ФЕВРАЛЬ. 47

соізѣстыо, еслибъ даже и хотѣлъ не го обладателя, такъ сказать какъ бы


играть, что это уже обречен-
такой схватывая его за (да, имен-
шиворотъ
ный на безсовѣстность человѣкъ, и ие въ такомъ унизительномъ нерѣдко
что, наконецъ, самое главное и серь- видѣ) унося его на весьма далекія
и

езное во всемъ этомъ то, что такое разстоянія отъ настоящей дороги. У
грустное ноложеніе дѣла какъ бы да- Гоголя, гдѣ-то, (забылъ гдѣ) одннъ
же уевконено кѣмъ-то и чѣмъ-то, такъ враль началъ объ чемъ-то разсказы-
что считается уже вовсе не уклонені- вать и можетъ быть сказалъ-бы прав-
емъ, а, нанротнвъ, даже самымъ нор- ду, „но сами собою представились та-

мальнымъ порядкомъ... кія подробности" въ разсказѣ, что ужь


Впрочемъ оставимъ; чувствую изъ никакъ нельзя было сказать правду.
всѣхъ сидъ, что заговорилъ не на Это я конечно лишь для сравненія,
свою тему. И даже увѣренъ, что юри- хотя дѣйствительно есть таланты соб-
дической наукой всѣ эти недоразумѣ- ственно вралей И/ЧИ вранья. Рома-
нія давнымъ давно уже разрѣшены, нистъ Теккерей, рисуя одного такого
къ полному снокойствію всѣхъ и каж- свѣтскаго враля и забавника, поря-
даго, а только я одннъ изъ всѣхъ дочнаго впрочемъ общества, и шатав-
про это ничего не знаю. Поговорю шагося но лордамъ, разсказываетъ,
лучше о талантѣ; все же я тутъ хоть что онъ, уходя откуда нибудь, любилъ
капельку да компетентнѣе. оставлять послѣ себя взрывъ смѣха,
Что такое талантъ? Талантъ есть, т. е. приберегалъ самую лучшую вы-

во первыхъ, преполезная вещь. Лите- ходку или остроту къ концу. Знаете


ратурный талантъ, напримѣръ, есть что: мнѣ кажется очень трудно оста-

способность сказать или выразить хо- ваться и, такъ сказать, уберечь себя
рошо тамъ, гдѣ бездарность скажетъ честнымъ человѣкомъ, когда такъ за-
и выразитъ дурно. Вы скажете, что ботишься приберечь самое мѣткое слов-
прежде всего направленіе и
нужно цо къ концу, чтобы оставить но себѣ
уже послѣ Пусть, согласенъ,
талантъ. взрывъ смѣха. Самая забота эта такъ

я не о художественности собрался го- мелочна, что нодконецъ должна вы-


ворить, а лишь о пѣкоторыхъ свой- гнать изъ человѣка все серьезное. И
ствахъ таланта, говоря ообщев. Свой- къ тому же если мѣткое словцо къ

ства таланта, говоря вообще, чрезвы- концу не припасено, то его надо вѣдь
чайно разнообразны и иногда просто выдумать, а для краснаго словца
песносны. Во первыхъ talent oblige,
не пожалѣешь матери и отца.
„талантъ обязываетъ", — къ чему па-
Скажу тъ мнѣ, что если такія тре-
прииѣръ? Иногда къ самымъ дурнымъ
бованія, то и жить нельзя. Это прав-
вещамъ. Представляется неразрѣши-
да. Но во всякомъ талантѣ, согласи-
мый вопросъ; талантъ ли обладаетъ
человѣкомъ, или человѣкъ своимъ та-
тесь сами, есть всегда эта нѣкоторая
почти неблагородная, излишняя „от-
лантомъ? Мнѣ кажется, сколько я не
зывчивость", которая всегда тянетъ
слѣдилъ и ве наблюдалъ за талантами,
увлечь самаго трезваго человѣка въ
живыми и мертвыми, чрезвычайно рѣдко
сторону,
человѣкъ способенъ совладать съ своимъ

дарованіемъ, и что, напротивъ, почти


Геветъ-лп звѣрь въ лѣсу глухомъ...

лсегда талантъ норабощаетъ себѣ свое- или тамъ чтобы не случилось, тотчасъ
48 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

же и пошелъ, и пошелъ человѣкъ, и сказать, предводителя временнаго пра-


взыгралъ, и размазался и увлекся. Эту вительства февральскую револю-
въ

излишнюю „отзывчивость" Бѣлинскій, цію сорокъ восьмаго года? Говорятъ,


въ одномъ разговорѣ со мной, сравнилъ, ничего не было для него нріятнѣе и
такъ сказать, съ „блудодѣйствіемъ та- нрелестнѣе, какъ говорить безконечныя
ланта" и презиралъ ее очень, нодра- рѣчи къ народу и къ разнымъ денута-
зумѣвая конечно, въ антитезѣ, нѣко- ціямъ, приходившимъ тогда со всей
торую крѣность души, которая бы Франціи, изъ всѣхъ городе въ и горо-
могла всегда совладать съ отзывчиво- дишекъ, чтобъ представиться временно-
стію, даже и при самомъ крѣикомъ му правительству, въ первые два мѣ-
поэтическомъ настроеніи. - Бѣлинскій сяца по провозглашеніи республики.
говорилъ это про поэтовъ, но вѣдь и Гѣчей этихъ произнесъ онъ тогда мо-

всѣ почти таланты хоть каиельку да жетъ быть нѣсколько тысячъ. Это былъ
поэты, даже столяры если они талан- поэтъ и талантъ. Вся ясизнь его была
тливы. Поэзіяесть, такъ сказать, вну- невинна и полна невинности, и все

тренній огонь всякаго таланта. А если это при прекрасной и самой внуши-
ужь столяръ бывагетъ поэтомъ, то па- тельной иаруяшости, созданной, такъ

вѣрно и адвокатъ, въ случаѣ если то- сказать для киисековъ. Я вовсе не

же талантливъ. Я нисколько не спо- приравниваю этого историческаго че-

рю, что при суровой честности пра- ловѣка къ тѣмъ типамъ отзывчиво-

вилъ и при твердости духа даже и поэтическихъ людей, которые, такъ

адвокатъ можетъ справиться съ своею сказать, такъ и рождаются съ соплей


„отзывчивостью"; но есть случаи и об- на ігосу, хотя впрочемъ онъ и написалъ

стоятельства, когда человѣкъ и не вы- Harmonies poetiques et religieuses, — не-

держитъ: „представятся само собою, обыкновенный томъ безконечно долговя-


такія подробности" и увлечется че- — зыхъ стиховъ, въ которыхъ увязло три
ловѣкъ. Господа, все что я здѣсь го- поколѣпія барышень, выходившнхъ изъ

ворю объ этой отзчывчивости, почти ипститутовъ. По зато оаъ написалъ по-

вовсе не пустяки; какъ это ни просто томъ чрезвычайно талантливую вещь;


по видимом у, но это чрезвычайно важ- „Исторію Жирондистовъ" , доставившую
ное дѣло, даже въ каждой жизни, да- ему популярность и наконецъ мѣсто
же у насъ съ вами: вникните глубже какъ бы шефа временнаго революціон-
и дайте отчетъ и вы увидите, что чрез- наго правительства, — вотъ именно

вычайно трудно остаться честнымъ че- когда онъ и насказалъ столько безко-
ловѣкомъ иногда именно черезъ эту са- нечныхъ рѣчей, такъ сказать, упиваясь
мую излишнюю и разбалованную „отзыв- ими первый и плавая въ какомъ-то вѣч-

чивость", принуждающую насъ лгать иомъ восторгѣ. Одинъ талантливый


безпрерывио. Бирочемъ слово честный острякъ, указывая разъ тогда на него,
человѣкъ я разумѣю здѣсь лишь въ „выс- вскричалъ:
шемъ смыслѣ" , такъ что можно оставать- „Се n'est pas Рііоштё, c'est une lyre! "

ся вполнѣ спокойнымъ и не тревожить- (Это пе человѣкъ: это лира!).


ся. Да и увѣренъ, что съ моихъ словъ Это была похвала, но высказана она

никто и не затревожится. Продолжаю. была съ глубокимъ плутовствомъ, ибо


Помнитъ-ли кто изъ васъ, господа, про что, скажите, можетъ быть смѣшнѣе,
Альфонса Ламартина, бывшаго такъ какъ приравнять человѣка къ лирѣ?
1876. Ф 49

Только прикоснуться — и сейчасъ зазве- по ходу дѣла въ виновности своего

нѣла! собою, что невозможно при-


Само кліента, когда пришло время его защи-
равнять Ламартина, этого вѣчно гово- тительной рѣчи, всталъ, поклонился
ривпіаго стихами человѣка, этого орато- суду и молча сѣлъ на свое мѣсто. У
ра лиру, къ кому нибудь нзъ нашихъ насъ, я думаю, этого не можетъ слу-

шустрыхъ адвокатовъ, плутоватыхъ да- читься:

же въ своей невинности, всегда собою „Какже я могу не выиграть, если я

владѣющихъ, всегда изворотливихъ, талантъ; и неужели же я самъ буду


всегда наживающихся? Имъ-ли не совла- губить мою репутаіцю?" Такимъ обра-
дать съ своими лирами? Но такъ-ли это? зомъ не одни деньги страшны адвокату,
Истинно ли это такъ, господа? Слабъ какъ соблазнъ (тѣмъ болѣе, что и не
человѣкъ къ похвалѣ и „отзывчивъ", да- боится онъ ихъ никогда), а и собствен-
лее и плутоватый! Съ инымъ нашимъ ад- ная сила таланта.

вокатскимъ талантомъ, въ замѣнъ „ли- Однако раскаиваюсь, что написалъ

ры", можетъ случиться въ иносказа- все это: вѣдь извѣстно, что г. Спасо-
тельномъ родѣ то же самое, что случи- вичъ тоже замѣчательно талантливый
лось съ однимъ московскимъ кунчикомъ. адвокатъ. Рѣчь его въ этомъ дѣлѣ
Померъ его папаша и оставилъ ему по моему верхъ искусства; тѣмъ не

капиталъ (читайте капиталъ, удареніе менѣе она оставила въ душѣ гюей по-

на м). Но мамаша его тоже вела ка- чти отвратительное впечатлѣніе. Ви-
кую-то коммерцію на свое имя и запу- дите, я начинаю съ самыхъ искрен-
талась. Надо было выручить мамашу, нихъ словъ. Но фальшь
виною всему та

т. е. заплатить много денегъ. Куп- всѣхъ сгруппировавшихся въ этомъ дѣ-


чикъ очень любилъ маменьку, но пріо- лѣ около г. Спасовича обстоятельствъ,
становился: „Все зке намъ никакъ нель- изъ которой онъ никакъ не могъ вы-

зя безъ капиталу. Это чтобъ капиталу браться по самой силѣ вещей; вотъ
нашего рѣшиться это намъ никоимъ— мое мнѣніе, а потому все натянутое и

образомъ невозможно, потому какъ намъ вымученное въ его положеніи, какъ за-
никакъ невозможно чтобы самимъ безъ щитника, само собою отразилось и въ рѣ-
капиталу". Такъ и не далъ ничего чи его. Дѣло было поставлено такъ, что

и маменьку потянули въ яму. При- въ случаѣ обвиненія, кліентъ его могъ


мите за аллегорію и приравняйте та- потерпѣть чрезвычайное и несоразмѣр-
лантъ къ капиталу, что даже и по- ное наказаніе. И вышла бы бѣда: раз-

хоже, и выйдетъ такая рѣчь: „это чтобъ рушенное семейство, никто не защи-
намъ безъ блеску и еффекту, это намъ щенъ и всѣ несчастны. Кліентъ обви-
никоимъ образомъ невозможно, потому нялся въ „истязаніи" — эта-то поста-

какъ намъ никакъ невозможно, чтобы новка и была страшна. Г. Спасовичъ


намъ совсѣмъ безъ блеску и еффекту " . прямо началъ съ того, что отвергъ вся-

И это можетъ случиться даже съ се- кую мысль объ истязаніи. „Не было
рьезнѣйшимъ и честнѣйшимъ изъ ад- истязанія, не было никакой обиды ре-
вокатскихъ талантовъ даже въ ту самую бенку!" Онъ отрицаетъ все: шпицру-
минуту, когда онъ примется защищать тены, синяки, удары, кровь, честность
дѣло, хотя бы претящее его совѣсти. свидѣтелей противной стороны, все,
Я читалъ когда-то, что во Франціи, все пріемъ чрезвычайно смѣлый,
— такъ

давно уже, одинъ адвокатъ, убѣдясь сказать наскокъ на совѣсть присяж-


2
50 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

цыхъ; но т. Снасовичъ знаетъ свои си- ритъ г. Спасовичъ, пе оігредѣлеиія судебной


лы. Онъ отвергъ далее ребенка, мла-
палаты, пе обвппепія прокурора... я боюсь

денчество его, онъ уничтожилъ и выр-


отвлеченной пдеп, признака, боюсь, что пре-
ступлеіііе, какъ опо озаглавлено, пмѣетъ сво-
валъ съ корнемъ изъ сердецъ своихъ
имъ предметомъ слабое беззащитное суще-
слушателей даже самую жалость къ ство. слово „истязапіе
Самое ребенка", во-
нему.Крики, „продолжавшіеся четверть первыхъ, возбунідаетт. чувство большаго со-
часа нодъ розгами (да хотя бы и пять
страданія къ ребенку, а во-вторыхъ, чувство
такого же сильнаго негодованія къ тому,
минутъ): „пана! пана!" — все это исче-
кто былъ его мучителемъ.
зло, а на первомъ планѣ явилась „шу-
страядѣвочка, съ розовымъ лицонъ,
Очень ловко. Искренность необыкно-
смѣющаяся, хитрая, испорченная и съ венная. Нахохлившійся слушатель, за-

затаенными Слушатели почти


пороками. ранѣе приготовнвшійся выслушать не-
премѣнно что нибудь очень хитрое,
забыли, сеыилѣтпяя; г. Сна-
что она

совичъ ловко конфисковалъ лѣта, какъ


изворотливое, надувательное, и толь-

опаспѣйшую для себя вещь. Разрушивъ ко что сказавшій себѣ: „А ну, братъ,
все это, онъ естественно добился оп-
посмотримъ, какъ-то ты меня те-

перь надуешь, вдругъ нораженъ по-


приговора;

равдательнаго но что же

было- ему и дѣлать; „а ну, если при-


чти беззащитностью человѣка. Пред-
полагаемый хитрецъ самъ ищетъ за-
сяжные обвинили бы его кліента?"
Такъ что, само собою, ему уже нельзя
щиты,, да еще у васъ же, у тѣхъ, ко-

было останавливаться передъ средства-


торыхъ собрался надувать! Такимъ
пріемомъ сразу разби-
г. Спасовичъ
ми, бѣлоручничать. „Всякія средства
хороши, если ведутъ къ прекраспой
ваетъ недовѣрчивости
ледъ и хоть

одной капелькой, а ужь профильтро-


цѣли". Но раземотримъ эту замѣчатель-
вывается въ ваше сердце. Правда, онъ
ную рѣчь въ подробности, это слиш-
говоритъ про щшзракъ, говорить, что
комъ стоитъ того, вы увидите.
боится лишь „призрака", т. е. почти

предразеудка; вы еще ничего не слы-


III .
хали далѣе, но вамъ уже стыдно, что

васъ неравно сочтутъ за человѣка съ


Рѣчь г. Спасовича. Ловкіе пріемы.
предразеудками, не правда ли? Очень
Ужи съ гіервыхъ словъ рѣчи вы чув- ловко.

ствуете, что имѣете дѣло съ талан- Я, гг. присяжные, не сторопникъ розги,


продолжаетъ г. Спасовичъ. Я вполнѣ пони-
томъ изъ ряда вонъ, съ силой. Г. Сна-
маю, что можетъ быть проведет система вос-
совичъ сразу раскрывается весь и самъ
питанія (не безпокойтесь, это все такія по-
же первый указываетъ присяяшымъ выя вираженія и взяты цѣлпкомъ изъ раз-
слабую сторону предпринятой имъ за- ныхъ педагогическихъ рефератовъ), изъ ко-

щиты, обнаруживаетъ свое самое сла- торой розга будете исключена; тѣмъ не ме-

бое мѣсто, то чего онъ всего больше нѣе я также мало ожидаю совершеннаго и

безусловнаго пскорененія тѣлеснаго наказа-


боится. (Кстати, я выписываю эту
нія, какъ мало ожидаю, чтобъ вы перестали
рѣчь изъ „Голоса". „Голосъ" такое въ судѣ діійстііоваті, за нрекращеніемъ уго-
богатое средствами изданіе, что вѣ- ловныхъ нрестунленій и нарушепіемъ той
роятио имѣетъ возможность содержать правды, которая должна существовать, какъ

хорошаго стенографа). въ семьѣ, такъ и въ государств'!;.

Я боюсь, гг. присяжные засѣдатеди, гово- Такъ все дѣло стало быть идетъ все-
1876. ФЕВРАЛЬ. 51

го только о розгѣ, а пе о пучкѣ розогъ, сти дѣла и начинаеть ab оѵо. Мы,


не о „шідщрутенахъ". Вы вглядывае- конечно, не будемъ передавать до-
тесь, вы слушаете, цѣтъ, человѣкъ — словно. Онъ разсказываеть всю исто-

говорить серьезно, не шутитъ. Весь рію своего кліента. Г. Кронебергь,


содоыъ-то стало быть подняли изъ-за видите ли, кончиль курс® наукъ, учил-
розочки въ дѣтскомъ козрастѣ и о ся сначала Варшавѣ въ универси-
въ

томъ: употреблять ее или не употреб- тетѣ, нотомь въ Врюсселѣ, гдѣ иолю-


лять. Стоило изъ-за этого собираться. биль (|)ранцузовъ, нотомь опять въ

Правда, онъ-то самъ не сторонникъ Варшавѣ, гдѣ въ 1867 году кончиль


розги; саыъ объявляетъ, по вѣдь ■— курсъ въ главной школѣ со степенью

порядкѣ вещей употреб-


Въ пормалыгомъ магистра правь. Въ Варшавѣ онъ по-
ляются нормальпыя мѣры Въ пастоящемъ знакомился сь одной дамой, старше
случаѣ, была употреблена мѣра песомпѣпію его лѣтами и имѣлъ сь нею связь,
ненормальная. Но если иы вникните въ об-
разстался же за невозможностью бра-
стоятельства, вызвапшія эту мѣру, если вы

примете въ соображеніе натуру дитяти, тем-


ка, но разставаясь и пе зналь, что

перамента отца, тѣ цѣли , которыя имъ руко- она отъ него осталась беременною.
водили при паказаіпи, то вы мігогое въ отомъ Г. Кронебергь былъ огорчень и искала,
случаѣ поймете, а разъ вы поймете — вы
развлеченія. Въ франко-нрусскую вой-
оправдаете, потому что глубокое поішманіе
ну онъ вступиль въ ряды французской
дѣла непременно ведетъ къ тому, что тогда
многое объяснится и покажется естествеп-
арміи и участвовалъ въ 23-хъ сраже-
пымъ, не требующимъ уголовнаго противо- ніяхъ, нолучилъ ордень Почетнаго Ле-
дѣйствія. Такова моя задача; — объяснить гіоиа и вышель въ отставку подпору-
случай: чикомь- Мы, русскіе, тогда, конечно,
То есть, видите ли: „наказаніе" , а тоже желали, всѣ сплошь, удачи фран-
не „истязаніе", саыъ говоритъ, зна- цузамь; не любимь мы какъ-то нѣм-
чить всего только роднаго отца су- цевъ сердечно, хотя умственно готовы

дятъ за то, что ребенка иобольнѣе ихь Возвратись въ Варшаву,


уважать.
иосѣкъ. Экъ вѣдь время-то пришло! онъ встрѣтился опять сь той дамой,
Но вѣдь если глубже вникнуть... вотъ которую такъ любилъ; она была уже

то то вотъ и есть, поглубже


что замужеыъ и сообщила ему, въ первый
не умѣли вникнуть ни судебная пала- разъ вь жизни, что у него есть ребе-
та, ни прокуроръ. А разъ мы, при- покь и находится теперь вь Женевѣ.
сязкиые засѣдатели, виикиемъ, такт, Мать тогда съѣздила въ Же-
нарочно
и оправдаемъ, потому „глубокое ио- что неву, разрѣшиться
чтобы тамь отъ

ниманіе ведетъ къ оправданш", самъ бремени, а ребенка оставила у кре-


говоритъ, а ыубокое-то поншкініс зна- стьянь за денежное вознагражденіе.
чить только у насъ и есть, на нашей Узнавъ о ребенкѣ, г. Кронебергь тот-

скамьѣ!" Ждалъ-то насъ должно быть часъ же пожолалъ его обезпечить. Тутъ

сколько, голубчикъ, умаялся по су- г. Спасовичъ произносить нѣсколько


дамъ-то, да по нрокурорамъ!" Однимъ строгихъ либералышхъ
и словъ о на-

словомъ: „польсти, польсти!" старый, шемь законодательствѣ за строгость


рутинный нріемъ, а вѣдь иреблагоиа- его къ пезаконнорождешшмъ, но тот-

дежный. часъ же и утѣшаетъ насъ тѣмь, что

За симъ г. Спасовичъ прямо пере- „вь предѣлахь имперіи есть страна,


ходить къ изложеиію исторической ча- Царство Польское, имѣющая свои осо-
2*
52 ДНЕВІШЕЪ ПИСАТЕЛЯ.

бые законы". Однимъ словом®, въ этой мимолетныхъ, но безпрерывпыхъ паме-

странѣ можно удобнѣе усыно-


легче и кахъ г. Спасовичъ величайшій мастеръ
вить незаконнаго ребенка. Г. Кроне- и не имѣетъ соперника, въ чемъ и

бергъ „ножелалъ сдѣлать для ребен- увѣритесь далѣе.


ка самое большее, что только можно Далѣе, г. Спасовичъ начинаетъ

сдѣлать по закону, хотя у него тогда вдругъ говорить дѣвицѣ Жезингъ.


о

еще не было своего собственнаго со- Въ Парижѣ, видите ли, г. Кронебергъ


стоянія. Но онъ былъ увѣренъ, что познакомился съ дѣвицею Жезингъ и
его родные, въ случаѣ его смерти, по- въ 1874 году привезъ ее съ собою въ

заботятся о дѣвочкѣ, носящей имя Петербурга..


Кронебергъ, и что въ крайнемъ слу- Вы могли оцѣнить (вдругъ возвѣщаетъ памъ

чаѣ она ыожетъ быть принята въ одно г. Спасовичъ), насколько г. Жезппгъ похо-

изъ правительственныхъ воспитатедь- дить пли пе походить па жепщипъ полу-


свѣта, съ которыми завязываются только ле-
ныхъ заведеній Франціи, какъ дочь
тучія связп. Конечно, она не жена Кропе-
кавалера Почетнаго ЛегіоігаЛ Затѣмъ, берга, но ихъ отпошепія пе исключаютъ ни
г. Кронебергъ взялъ дѣвочку у женев- любви, нп уваженія.
скихъ крестьянъ и иомѣстилъ ее въ
Ну, это дѣло субъективное, ихнее,
домъ къ пастору де-Комба, въ Жене- а намъ бы и все равно. Но г. Спасо-
вѣ же, на воспитаніе; жена пастора вичу надо непремѣнно выхлопотать
была крестною матерью дѣвочки. Такъ уваженіе.
прошли годы 72, 73 и 74 до начала
видѣлп, безсердечна ли ота женщина
Вы
1875 года, вслѣдствіе измѣнив-
когда, къ ребенку п любить ее или пѣтъ ребенокъ?
шихся обстоятельствъ, г. Кронебергъ Она желала бы сдѣлать ребенку всякое
съѣздилъ опять въ Женеву и взялъ добро...
свою дѣвочку уже къ себѣ въ Петер- Все дѣло въ томъ, что ребенокъ
бурга. звалъ эту даму шатап, и въ ея же

Г. Спасовичъ открываетъ намъ, ме- сундукѣ взялъ черпосливъ, за который


жду прочимъ, что кліентъ его есть че- его такъ высѣкли. Такъ вотъ, чтобы
ловѣкъ, жаждущій семейной жизни. не подумали, что Жезингъ врага ре-
Онъ было и хотѣлъ разъ жениться, бенку, что напрасно на него нагова-

но бракъ разстроился и притомъ однимъ ривала и тѣмъ возбуждала противъ


изъ сильнѣйшихъ препятствій оказа- него Кронеберга. Что лее, мы и пе ду-
лось именно то, что онъ не скрылъ, что маемъ; намъ даже кажется, что этой
у него есть „натуральная дочь". Это дамѣ не ненавидѣть ребенка:
съ чего

только первая капелька, г. Спасовичъ ребенокъ пріученъ цѣловать у ней руч-


не прибавляетъ ничего, но вамъ по- ку и называть ее шашап. Изъ дѣ-
пятно, что г. Кронебергъ уже отчасти ла видно, что эта дама, испугавшись
пострадалъ за свое доброе дѣло, за „шпицрутеповъ", даже попросила (хо-
то, что призпалъ дочь свою, которую тя и не успѣшно) передъ самымъ сѣ-
могъ не признать и забросить у кре- ченіемъ, отломить одинъ опасный су-
стьянъ навсегда. Стало быть, могъ чекъ. По свидѣтельству г. Спасовича,
уже, такъ сказать, роптать на это не- Жезингъ-то и подала мысль Кропе-
винное созданіе; по крайней мѣрѣ, бергу взять ребенка изъ Женевы отъ

ваыъ это такъ представляется. Но въ де-Комба.


этихъ маленькихъ, топкихъ; какъ бы Кронебергъ не имѣлъ еще въ то время
1876. ФЕВРАЛЬ 53

опредіиеішаго памѣрепія взять ребенка, по и дальше


вы это неиремѣнно замѣти-
рѣшился заѣхать въ Женеву посмотрѣть... те Нѣтъ, напримѣръ, человѣка,
сами.

Извѣстіе весьма характерное, его который бы не зналъ, что трехлѣтпій,


надо запомнить. Выходить, что г. Кро- даже четырехлѣтній ребенокъ, остав-
небергъ въ то время еще не очень-то ленный кѣмъ бы то, ни было на три
думалъ о ребенкѣ и вовсе не имѣлъ года, ненремѣнно забудетъ того въ

собственной сердечной потребности дер- лицо, забудетъ даже до малѣйшихъ


жать его при себѣ. обстоятельствъ все объ томъ лицѣ и
„Въ Женевѣ опъ былъ поражепъ: ребе- объ томъ времени и что память дѣтей
покъ, котораго оігъ посѣтиіъ пеолпідаппо, не можетъ, въэти лѣта, простираться
въ пеузакопеппое время, былъ пайдепъ одн- далѣё года, или далее девяти мѣся-
чалымъ, не узналъ отца 1 '.
цевъ. Это всякій отецъ и всякій врачъ
Особенно замѣтьте это словечко: подтвердитъ вамъ. Тутъ виноваты ско-

„не узналъ отца". Я сказалъ уже, что рѣе тѣ, оставили ребенка на
которые
г. Опасовичъ великій мастеръ закиды- столько лѣтъ, а не испорченная на-
вать такія словечки; казалось бы оиъ тура ребенка и ужь, конечно, присяж-
просто обронилъ его, а въ концѣ рѣчи ный засѣдатель это тоже пойметъ, ес-
оно откликается результатомъ и да- ли найдетъ время и охоту подумать и
етъ илодъ. Коли „не узналъ отца", разеуднть; но разеудить ему некогда,
значитъ ребенокъ
не только одичалый, оиъ подъ впечатлѣніемъ неотразимаго
ио ужь испорченный. Все это нуж-
и давленія таланта; надъ нимъ группи-
но впереди; далѣе мы увиднмъ, что г. ровка: дѣло не въ каждомъ фактѣ от-
Спасовичъ, закидывая то тамъ, то тутъ дѣльно, а въ цѣломъ, такъ сказать въ
по словечку, рѣшительно разочаруетъ нучкѣ фактовъ, и какъ хотите, по

васъ подконецъ на счетъ ребенка. Вмѣ- всѣ эти ничтожные факты, всѣ вмѣ-
сто дитяти семи лѣтъ, вмѣсто анге- стѣ, въ пучкѣ, дѣйствительно произ-
ла, — передъ вами явится дѣвочка „шу-
подконецъ какъ бы враждебное водятъ
страя", дѣвочка хитрая, ребенку чувство. II en reste ton-
крикса, съ къ

дурнымъ характеромъ, которая кри- jours quelque chose, -дѣло старинное, —

читъ, когда ее только иоставятъ въ дѣло извѣстное, особенно при группи-


уголъ, которая „горазда кричать" (ка- ровкѣ искусной, изученной.
кіе руссизмы!), лгунья, воровка, неоп- Зайду впередъ и выставлю еще одинъ
рятная и съ сквернымъ затаеннымъ по- такой примѣръ искусства г. Спасовича.
рокомъ. Вся штука въ томъ, чтобы какъ- Оиъ, иапримѣръ, подобнымъ же пріе-
пибудь уничтожить вашу къ пей симна- момъ, совершенно и разомъ уничто-
тію. Ужь такова человѣческая природа: жаетъ въ концѣ рѣчн самую тяжкую
кого вы не взлюбите, къ кому почув- протнвъ его кліента свидѣтельницу,
ствуете отвращеніе, того и не пожалѣе- Аграфену Титову. Тутъ даже и не
те; а состраданія-то вашего г. Спасовичъ группировка, тутъ онъ подхватилъ все-
и боится пуще всего: не то вы, можетъ го только одно словечко, ну и восполь-

быть, пожалѣвъ ее, обвините отца. Вотъ зовался имъ. Аграфена Титова быв- —

вѣдь фальшь то положенія! Конечно, шая горничная г. Кроиеберга. Это


вся группировка эта, всѣ эти факты, она-то первая, вмѣстѣ съ Ульяной Би-
'собранные имъ надъ головой ребенка, биной, дворничихой на дачѣ въ Лѣс-
не стоятъ, каждое , выѣденнаго яйца номъ, гдѣ квартнровалъ г. Кронебергъ,
54 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

возбудила дѣло объ истязаній ребенка. испугалась, опасаясь, что дѣвочку засѣкутъ,
Скажу отъ себя, къ слову, что, по мо- а потому, вскочивъ съ постели, какт. Гіьтла

ему мнѣпію, эта Титова и въ особен-


въ рубашкѣ, подб'Ьжала къ оіспу Кронеберга
и закричала, чтобъ ребенка перестали сѣчь,
ности Бибипа, чуть-ли пе два наибо-
полидіеіі;

а не то она пошлеть за іптда с.ѣ-


лѣе симпатичішя, лица во всемъ этомъ чете и крики прекрати та" ...

дѣлѣ. Онѣ обѣ любятъ ребенка. Ре-


бенку било скучно. Только что приве- Видна-ли вамъ эта курица, эта на-
зенный пзъ Швейцаріи, онъ почти пе сѣдка, ставшая нередъ своими цыпля-
видѣлъ отца. Отецъ занимался дѣла- тами и растопырившая крылья, чтобъ
ми одной лселѣзпой дороги н уѣзжалъ их-ъ защитить? Эти жалкія курицы, за-

нзъ дому съ утра, а возвращался поз- щищая свопхъ цыплятъ, становятся


дно вечеромъ. Когда же, пріѣхавъ ве- иногда почти страшными. Въ дѣтствѣ
черомъ, узнавалъ о какой-нибудь дѣт- моемъ,' въ деревпѣ, я зналъ одного
ской ребенка, то сѣкъ и билъ двороваго мальчишку, который ужасно
шалости

его по лицу (факты подтвердившіеся и любилъ мучить лсивотпыхъ и особенно


пе отрицаемые самимъг. Спасовичемъ); любилъ самъ рѣзать куі»ъ, когда ихъ
бѣдная дѣвочка, вслѣдствіе этой без- надо было готовить господамъ къ обѣ-
отрадной жизни, дичала и тосковала ду. Помню онъ лазилъ въ рнгѣ по со-
все больше и больше. „Теперь дѣвоч- ломенной крышѣ и очень любилъ оты-
ка все сидптъ одна и ни съ кѣмъ не скивать въ ней воробьиныя гнѣзда;
говоритъ", показала этими самыми сло- отыщетъ гнѣздо и тотчасъ начнетъ от-
вами Титова, когда приносила жалобу. рывать воробьямъ головы. Представьте
Въ этихъ словахъ не только слышится же себѣ, этотъ мучитель ужасно боял-
глубокая симпатія, но и видепъ тонкій ся курицы, когда та, разсвирѣпѣвъ
взглядъ наблюдательницы, взглядъ съ и раснустивъ крылья, становилась пс-

впутреннимъ мученіемъ на страданія редъ нимъ защищая цыплятъ своихъ;


оскорбляемаго крошечнаго созданія Бо- онъ всегда тогда прятался за меня.

лсія. Естественно послѣ того, что дѣ- Пу такъ вотъ, эта бѣдная курица
вочка любила прислугу, отъ которой чрезъ три дня опять не выдержала
одной только и видѣла любовь и ласку, и пошла таки жаловаться началь-

бѣгала иногда внизъ къ дворпичихѣ. ству, захватив® съ собой пукъ ро-


Г. Снасовичъ обвиняетъ за это ребен- зогъ, которыми сѣкли дѣвочку и окро-
ка, нринисыпаетъ его пороки „развра- вавленное бѣлье. Вспомните при этомъ

щаищему вліянію прислуги". Замѣть- отвращеніе нашего простонародья отъ

те, что дѣвочка говорила только по- судовъ и боязнь связаться съ ними,
французски, и что Ульяпа Бибипа, если только прямо самого въ судъ не

дворничиха, пе могла хороню пони- тянутъ. По она пошла, пошла тя-

мать ее, стало быть полюбила ее про- гаться, жаловаться, за чужаго, за ре-
сто изъ жалости, изъ симнатіи къ ди- бенка, зная, что во всякомъ случаѣ
тяти, которая такъ свойственна на- нолучитъ лишь ненріятности и ника-
шему простому народу. кой выгоды, кромѣ хлопотъ. И вотъ

про этихъ-то двухъ лсенщинъ г. Сна-


„Однажды вечеромъ (какт. говорится въ
обвипеши), въ іюлѣ, Кропебергъ опять сталъ совичъ свидѣтельствуетъ, какъ о ,,раз-
сѣчь дѣвочку и па этотъ разъ сѣкъ такт, дол- вращающемъ вліяніи на ребенка при-
и она такъ страшло кричала, что Бибипа слуги". Мало того, подхватываетъ вотъ
1876. ФЕВРАЛЬ. 55

какой фактикъ: на ребенка, какъ уви- сдѣлать не можетъ, не имѣя никакихъ

дятъ дальше, взведено било обвине- прямихъ и твердыхъ доказательствъ,


ніе воровствѣ. (Ви увидите потомъ,
въ но за то онъ тотчасъ же, тутъ же по-

какъ ловко
г. Спасовичъ обратилъ слѣ словъ дѣвочки, что та ,, хотѣла
взятую ребенкомъ безъ спросу ягодку взять деньги для Аграфеиы", запус-
чернослива въ кражу банковыхъ биле- каетъ и свое словцо, что ,,ту порчу,
то въ). Но дѣвочка въ кражѣ сначала которая вкралась въ дѣвочку, надо от-
не сознавалась, даже говорила, что нести на счетъ людей, къ ней прибли-
„она у нихъ ничего не взяла". женныхъ". И ужь конечно этого доволь-

но. Въ сердце ирисяжнаго естественно


„Дѣвочка отвѣчала упорпымъ ыолчапіемъ
просачивается мысль: ,,такъ вотъ ка-
(говоритт. г. Спасовичъ); потомъ, уже пѣ-
сколысо мѣсяцевъ спустя, она разсказала, ковы эти обѣ главный свидѣтелышцы;
ЧТО хотѣла взять деньги дли Аграфеиы. Ес- для нихъ зпачитъ она и крала, сами

либъ (т. е. отецъ дѣвочки) разслѣдовалъ


опъ же онѣ и учили ребенка красть, чего
болѣс подробно обстоятельства кражи, опъ,
же стоитъ послѣ того ихъ свидѣтель-
быть можетъ, пришелъ бы къ тому заіиюче-
ство?" Эта мысль даже и не можетъ
пію, что ту порчу, которая вкралась въ дѣ-
вочку, надо отнести на счетъ людей, къ пей никакъ миновать вашъ умъ, разъ вы

приближснпыхъ. Самое молчапіе дѣвочки ее услышали при такихъ обстоятель-


свпдѣтельствовало, что ребенокъ не хотѣлъ ствахъ. И вотъ опасное свидѣтельство
выдавать тѣхъ, съ которыми былъ въ хоро-
уничтожено, раздавлено, и именно ког-
шихъ отпогаспіяхъ".
Сиасовичу, какъ разъ въ да надо г.

,, Хотѣла взять деньги для Аграфе- концѣ рѣчи, для послѣдияго вліянія и
нн", вотъ это словечко! ,,Черезъ нѣ- эффекта. Нѣтъ, это искусно. Да, тя-

сколько мѣсяцевъ" дѣвочка, разумеет- жела обязанность адвоката, постав-


ся, выдумала, что хотѣла взять деньги леннаго въ такіе тиски, а чтожь было
для Аграфеиы, выдумала изъ фанта- ему дѣлать иначе: надо было спасать
зіи или потому, что ей было такъ вну- кліента. По все это только цвѣточкн,
шено. Вѣдь говорила же она въ судѣ: ягодки дальше.

,,Je suis voleuse, menteuse", тогда


какъ никогда ничего она не украла,
IV.
кромѣ ягодки черносливу, а безотвѣт-
ственнаго ребенка просто увѣрили въ Ягодки.
эти ыѣсяцы, что онъ кралъ, даже со-

всѣмъ и не увѣряя увѣрили, и един- Я сказалъ у .же, что г. Спасовичъ


ственно тѣмъ, что она безнрерывно вы- отрицаетъ ыучепіе, всякое истя-
всякое

слушивала какъ ежедневно всѣ кру- запіе, причиненное дѣвочкѣ и даже


гомъ нея говорятъ про нее, что она смѣется надъ этимъ предположеніемъ.
воровка. Но еслибъ даже была и прав- Перейдя къ „катастрофѣ 25-го іюля",
да, что дѣвочка хотѣла взять деньги онъ прямо шачинаетъ считать рубцы,

для Аграфеиы Титовой, то изъ того синяки, всякій шрамикъ, всякій стру-

вовсе не слѣдуетъ еще, что Титова пикъ, кусочки отвалившейся кожицы,

сама учила и сама склоняла ее ста-


все это кладетъ потомъ на вѣсы: „столь-

щить для нея деньги. Г. Спасовичъ ко-то золотниковъ, не было истяза-

искусенъ, онъ прямо этого ни за что


нія!"— вотъ его взглядъ и пріемъ. Г.

не скажетъ; такую обиду Титовой онъ Сиасовичу узке замѣтили въ печати,


ДНЕБНИЕЪ ПИСАТЕЛЯ.

что этирубчиковъ и шрамиковъ


счеты Я сообщу г. Спасовичу, что въ Си-

не идутъ къ дѣлу и даже смѣшны. бири, въ гошпиталѣ, въ арестантскихъ


Но, по моему, на публику и ирисяж- палатахъ мнѣ случалось видѣть спи-

ныхъ вся эта бухгалтерія должна би- ны только что приходившихъ сейчасъ
ла непремѣнно подѣйствовать внуши- послѣ наказанія шпицрутенами (сквозь
тельно; „экая дескать точность, экая строй) арестантовъ, послѣ пятисотъ,
добросовѣстность!" Я убѣжденъ что тысячи и двухъ тысячъ палокъ разомъ.
непреиѣнно нашлись такіе слушатели, Бидѣлъ я это нѣсколысо десятковъ
которые съ особепннмъ удовольствіемъ разъ. Иная спина, вѣрите-ли мнѣ, г.

узнали, что за справкой о какомъ-то Сиасовичъ, распухала въ вершокъ тол-

рубчикѣ, нарочно посылали съ Жене- щины (буквально), а кажется много-ли


ву, къ де-Комба. Г. Спасовичь побѣ- на снинѣ мяса? Онѣ были именно это-

доносно указнваетъ, что не было ника- го багроваго цвѣта съ рѣдкими


темно

кихъ разсѣченій кожи: разсѣченіями, изъ которыхъ сочилась

кровь. Будьте увѣрены, что ни одипъ


„При іісей неблагопріятпости для Кропе-
берга мнѣнія г. Лапсберга (N, докторъ, сви- изъ теперешнихъ экспертовъ-медиковъ
дѣтельствовавшій наказанную 29-го іюля и не видывалъ ничего подобнаго (да и
надъ мпѣніемъ котораго чрезвычайно ѣдко гдѣ намъ въ наше время увидѣть?).
подсмѣивается г. Снасовичъ)— я для защиты
Эти наказанные, если только получа-
заимствую многія данпыя изъ его акта отъ
ли не свыше тысячи палокъ, приходи-
29 іюля. Г. Лансбергъ положительно удосто-
вѣрилъ, что на заднихъ частяхъ гЬла дѣвоч- ли, сохраняя всегда весьма бодрый
ки не было никакихъ разсѣченій кожи, а видъ, хотя бывали въ видимо сильномъ
только темнобагровыя нодкожньтя пятна и нервномъ возбужденіи, и то только
таковыя же красныя полосы"... въ первые два часа. Никто изъ пихъ,
Только! Замѣтьте это слоццо. И глав- сколько ни запомню, въ эти первые
ное, пять дней спустя послѣ истязанія! два часа не ложился и не садился,
Я-бы засвидѣтельствовать
могъ г. Спа- а лишь все ходилъ палатѣ, вздра-
по

совичу, что эти темнобагровыя подкож- гивая иногда всѣмъ тѣломъ, съ іюкрой
нь:я пятна проходятъ очень скоро, безъ простыней на плечахъ. Бее леченіе
малѣйшей опасности для жизни, тѣмъ состояло въ томъ, что приносили ему
не менѣе, неужели же они не соста- ведро съ водой, въ которое онъ изрѣд-
вляют мученія, страданія, истязанія? ка обмакивалъ простыню, когда та об-

„Пятенъ этихъ всего болѣе было на лѣвой


сыхала на его спинѣ. Бсѣмъ имъ,
сѣдаіищной области съ переходом'!, на лѣвое сколько ни запомню, ужасно хотѣлось
же бедро. Не найдя травматическихъ зпа- поскорѣе выписаться изъ палаты (по-
ковъ, никакихъ даже царапипъ, г. Лапсбергъ тому что предварительно долго подъ
засвидѣтельстііовадъ, что полосы и пятна пе
судомъ сидѣли взаперти, а другимъ
представляютъ никакой опасности для жизни .

Черезъ шесть дней потомъ, 5-го августа, при просто хотѣлось поскорѣе опять учи-
осматривапіи дѣвочки профессоромъ Флорип- нить побѣгъ). И вотъ вамъ фактъ: та-

скимъ, опъ замѣтилъ не пятна, а только по- кіе наказанные на шестой, много на
лосы — одпѣ поменьше, другія побольше; но седьмой день нослѣ наказанія почти
онъ вовсе пе призпалъ, чтобъ эти полосы
всегда выписывались, потому что въ
составляли повреждепіе сколько пибудь зна-
этотъ срокъ спина успѣвала почти
чительное, хотя и призпалъ, что паказаніе

было сильное, особенно въ виду того Орудія, всегда зажить вся, кромѣ нѣкоторыхъ
хоторымъ наказали дитя". лишь самнхъ слабыхъ, сравнительно
1876. ФЕВРАЛЬ. 57

говоря остатковъ; но черезъ десять, провождалось мучепіемъ и жестокостью. При


напримѣръ, дней всегда уже все про- истязаніяхъ и мучепіяхъ, по мнѣнію сената,
ходидо безслѣдно. Наказаніе шпиц- физическія страдапія должны пепремѣппо
представлять высшую, болѣе продолжитель-
рутенами (т. е. на дѣлѣ всегда палка-
пую степень страдапія, чѣмъ при обыкно-
ми), если не въ очень болыпомъ ко- венныхъ побояхъ, хотя бы и тяжкихъ; Если
личествѣ, то есть не болѣе двухъ ты- побои пельзя назвать тяжкими, а истязанія
сячъ разомъ, никогда не представля- должны быть тяжело тяжкпхъ побоевъ, если
пи одппъ эксперта не пазвалъ ихъ тяжкими,
ло ни малѣйшей опасности для жизни.
кромѣ г. Лансберга, который самъ отказал-
Напротивъ, всѣ, каторжные и воеп-
ся отъ своего вывода, 'то, спрашивается, т-
ные арестанты (видавшіе эти виды), кимъ образомъ моэюно подвести это дѣяніе
постоянно и много разъ при мнѣ ут- подъ понятіе истязанія и мученія? Я пола-

верждали, что розги мучительнѣе, „сад- гаю, что это немыслимо,,.

че" и несравненно опаснѣе, потому Ну, вотъ въ томъ то и дѣло: въ

что палокъ можно выдержать далее и уложеніи о наказаніяхъ поясность и


болѣе двухъ тысячъ безъ опасности кліентъ г. Спасовича могъ подпасть,
дла жизни, а съ четырехсотъ только въ обвиненіи но истязанію, подъ одну
розогъ можно помереть подъ розгами, изъ самыхъ строгихъ, и пеприложи-
а съ нятисотъ или шестисотъ за разъ — мыхъ во всякомъ случаѣ къ размѣ-
почти навѣрная смерть, никто не вы- рамъ его престунленія, статей закона,
держитъ. Спрашиваю васъ нослѣ то- а но этимъ статьяиъ ждетъ весьма

го, г. защитиикъ: хоть палки эти и не уже тяжелое, совершенно не сораз-


грозили опасностью мѣрное съ его „дѣяніемъ" наказаніе.
для жизни и не

причиняли ни малѣйшаго поврежденія, Ну, казалось, такъ бы прямо и разъ-


но неужели же такое наказаніе не бы- яснить намъ это недоумѣніе; „было
ло мучительно, неужели тутъ не бы- дескать истязаніе, да все-же не такое
ло истязанія? Неужели же и дѣвочка не какъ опредѣляетъ законъ, т. е. не тя-
мучилась четверть часа подъ ужасны- желе всякихъ тяжкихъ побоевъ, а по-
ми розгами, лежавшими въ судѣ на тому и нельзя обвинить моего кліента
столѣ, и крича; „папа! папа!" Зачѣмъ- въ истязаніи". Но нѣтъ; г. Спасо-
лсе отрицаете
вы ея страданіе, ея вичъ уступить ничего не хочетъ, онъ

истязаніе? хочетъ доказать, что не было совсѣмъ


Но я уже сказалъ выше почему никакого истязанія, ни законнаго, ни
тутъ такая путаница; повторю еще: беззаконпаго, и никакого страдапія,
дѣло въ томъ, что у насъ въ „Уложе- совсѣмъ! Но скажите, что памъ-то за

ніи о наказаніяхъ",по показанію г. Спа- дѣло, что мученія и истязанія этой


совича, на счетъ понятія опредѣле-
и дѣвочки не подходятъ буква въ букву
нія: что именно нодразумѣвать подъ подъ опредѣленіе истязанія закономъ?

истязаніемъ? — существуетъ неясность, Вѣдь въ заколахъ пробѣлъ, сами же


неполнота, пробѣлъ". вы сказали. Вѣдь все лее равно ре-
„Поэтому правительствеппый сепатъ, въ
... бенокъ страдалъ: неужто же не
тѣхъ лее рѣшеніяхъ, па котормя ссылается страдалъ, неулгто же пе истязали его
обвинительная власть, опредѣлилъ, такимт.
па самомъ-то дѣлѣ, взаправду-то, пеулс-
образомъ, съ другой стороны, что подъ
то же можно намъ такъ отводить гла-
истязапіями и мучепіями слѣдуетъ разумѣть
такое посягательство па личность или личную за? Да, г. Спасовичъ именно это и

пенрикосновенпость человѣка, которое со- нредприпялъ, опъ рѣшительно хочетъ


58 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

отвести иамъ
глаза: ребепокъ, гово- не только выручу кліента, но и докажу,
рить оііъ, другой же день „игралъ",
на что все дѣло — полный вздоръ и смѣхъ, и

она „отбывала уроктЛ Не думаю чтобъ что судятъ отца за то только, . что

игралъ. Бибина напротивъ свидѣтель- разъ посѣкъ скверную дѣвчопку роз-


ствуетъ, что когда она осматривала гой"? Но вѣдь сказано уже, что ему
дѣвочку, нередъ тѣмъ какъ идти жа- надо истребить къ ней всякую вашу
ловаться, „то дѣвочка горько плакала симпатію. И хоть у него для этого
и приговаривала: „Папа! Пана!,, Ахъ запасены богатая впереди средства,
Более мой, да вѣдь такія маленькія но все лее онъ боится, что страданія
дѣти биваютъ такъ скоро — впечатли- ребенка вызовутъ въ васъ, неровенъ
тельны и воспріимчивы! Иу чтожь изъ часъ, человѣческія чувства. Л чело-
-того, что она можетъ быть даже и вѣческія-то чувства ваши ему и опас-
поиграла на другой день, еще съ си- ны: пожалуй вы разсердитесь па его клі-
не багровыми пятнами на тѣлѣ. Я ви- епта; ихъ надо ему подавить заблаго-
дѣлъ пятилѣтпяго мальчика, почти временно, извратить ихъ, осмѣять, —

умиравгааго отъ скарлатины, въ пол- одпимъ словомъ предпринять, казалось


номъ безсиліи и изпеможеніи, а между бы, невозможное дѣло, невозможное
тѣмъ онъ ленеталъ о томъ, что ему уже по тому одному, что нередъ нами
купятъ обѣщанную собачку и нонро- совершенно ясное, точное, вполиѣ от-
сплъ принести ему всѣ его игрушки и кровенное ноказаніе отца, твердо и
поставить у постельки: „хоть погляжу правдиво іюдтвердившаго истязаніе ре-
па пихъ". По верхъ искуства въ томъ, бенка:
что г. Снасовичъ совершенно конфи-
„25 іюля, раздражеппыіі дочерью (поішы-
сковалъ лѣта ребенка! Онъ все тол-
наетъ отецъ), ішсѣкъ ее этимт, пучкомъ, иы-
куетъ иамъ о какой-то дѣвочкѣ, испор- сѣкъ сильно и, въ этого разъ, слот долю, внѣ
ченпой и порочной, пойманной неод- себя, безеознательно, мкъ попало. Сломались
нократно въ кражѣ и съ потаешшмъ ли розги при этомъ послѣдпемъ сѣчепіи — опт.

не зпаетъ, по помнить, что, когда опт. па-


развратнымъ порокомъ въ душѣ своей,
чалт. сѣчь дѣпочку, оии были длинігі.с".
и совершенно какъ бы забылъ самъ,
(а мы вмѣстѣ съ нимъ), что дѣло Правда, не смотря на это ноказаніе,
идетъ всего только объ семилѣтпемъ отецъ все-таки не призналъ себя на

младепцѣ, и что это самое дранье, цѣ- слѣдствіи виновнымъ въ истязаніи своей
лую четверть часа, этими девятью ря- дочери и заявилъ, что до 25 іюля нака-

биновыми „шпицрутенами", — не толь- зывалъ ее всегда легко. Замѣчу мимо-

ко для взрослаго, по и для четырнад- ходомъ, что воззрѣніе на легкость и

цати-лѣтняго было бы навѣрно въ де- тягость и тутъ дѣло личное: удары по

сять разъ легче, чѣмъ для этой жал- лицу семилѣтпему младенцу, съ брыз-
кой крошки! Спрашиваешь себя не- нувшей кровью изъ носу, которые не

вольно: къ чему все это г. Снасови- отрицаетъ ни Кронебергъ, пи защит-

чу? Къ чему ему такъ упорно отри- пикъ его, очевидно и тѣмъ и другимъ
цать страданія дѣвочки, тратить па считаются наказаиіемъ легкимъ. У г.

это почти все свое искусство, такъ Снасовича на этотъ счетъ есть и дру-
изворачиваться, чтобъ иамъ глаза отве- гія драгоцѣнныя выходки и ихъ мно-

сти? Неужели всего только изъ одного го; напримѣръ:


адвокатскаго самолюбія: „вотъ, дескать. „Бы слышали, что знаки па локтяхт, обра-
1876. ФЕВРАЛЬ. 59

зовались почти несомненно только отъ того, случаяхъ нанести отецъ?" Если вы не
что держали за рут при паказапіи". знаете, то я вамъ скажу, гдѣ этотъ
Слышите: только отъ тою! „Хоро- иредѣлъ! Предѣлъ этой власти въ
шо лее держали, коли додержали до
томъ, что нельзя семилѣтнюю крош-
синягсопъ! О, вѣдь и г. Сиасовичъ не
лсу, безотвѣтствеиную вполнѣ, по
утверлсдаетъ віюлпѣ, что псе это пре-
всѣхъ своихъ „норокахъ" (которые
красно и благоуханно; вотъ, нанри-
должны быть исправляемы совсѣмъ
мѣръ еще разеуждеиьице:
другимъ снособомъ), — нельзя, гово-
„Они гоіюрятъ, что это паказаніе выхо-
рю я, это созданіе, имѣющее ап-
дить изт. ряда опредѣ-
обыкпоноппыхт.. Это
гельскій ликъ, несравнонпо чистѣйшее
лепіе было бы прекрасно, еслибъ мы опрсдѣ-
лили, что такое обыкповеппое паказапіе; и безгрѣшнѣйшее, чѣмъ мы съ вами

ио коль скоро этою опредіьлетя иѣтъ, то пся- г. Спасовичъ, чѣмъ мы съ вами и

кій затруднится сказать выходило ли оно чѣмъ всѣ бывшіе въ залѣ суда, судив-
изт. ряда обыкпоноппыхт. (ото послѣ-то по-
шіе осуждавшіе эту дѣвочку,
и пелі.- —

казапія отца, что сѣкъ долго, безеозиательно


зя, я, драть ее деіигп.го ряби-
говорю
и впѣ себя!!!). Допустим':., что ото такъ; чтожь
новыми „шпицрутенами", и драть чет-
это значить? Что паказапіе это, вт. болынип-
стнѣ случаевъ,есть паказапіе непримѣпимое верть часа не слушая ея криковъ:
къ дѣтямъ. Но и ст. дѣтьми могутъбыть чрез- „папа, папа!" отъ которыхъ почти обо-
вычайные случаи. Развѣ вы по допускаете, зумѣла и пришла въ изступлепіе про-
что власть быть, вт. исклю-
отеческая, можетт.
стая, деревенская баба, дворничиха, —

чительных';. положеніи,
случаяхъ, вт, такомт,

что отецт. должент. употребить болѣе стро-


нельзя, паконецъ, по собственному со-

ую мѣру, чѣмѣ обшепопепно, которая непо- знапію говорить, что „сѣкъ долго, впѣ
хожа па тѣ обыкпонепныя мѣры, которыя себя, безсознателі.по, какъ попало!" —

употребляются ежедневно". нельзя быть внѣ себя, потому что есть

Но вотъ и все, что соглашается предѣлъ всякому гнѣву и даже на семи-


уступить г. Сиасовичъ. Все это истя- лѣтняго безотпѣтственнаго младенца за

заніе онъ стало быть сводитъ лишь ягодку чернослива и за сломанную вя-

„на болѣе строгую мѣру, чѣмъ обык- зальную иголку! Да, искусный защит-
кновеино", — по раскаявается далее и никъ, есть предѣлъ всему, и еслибъ толь-

въ устуикѣ:
этой въ копцѣ своей за- ко я не зналъ, что вы говорите все это
щитительной рѣчи опъ беретъ все это нарочно, лишь притворяетесь изъ всѣхъ
назадъ и говоритъ: \ енлъ, чтобъ спасти вашего кліспта, то

„Отецъ судится; за что же? За зло- прибавилъ бй и еще, собственно для


употребленіе властью; спрашивается, васъ самихъ, что есть предѣлъ далее
гдѣ же предѣлъ этой власти? Кто опре- всякимъ „лирамъ" и адвокатскимъ „от-
дѣлитъ сколько люлсетъ ударовъ и въ зывчивостямъ", и предѣлъ этотъ со-
какихъ случаяхъ нанести отецъ, не стоитъ въ томъ, чтобъ не договари-
повреждая при этомъ наказаніи орга- ваться до такихъ столповъ, до кото-

низма дитяти?" рыхъ договорились вы, г. защитникъ!


То есть не ломающій ему ногу, Ио увы, вы только пожертвовали со-

что ли? А если не ломаетъ ноги, то бою для кліента нашего, и я уже не

улсь молгао Серьезно вы говорите


все? вправѣ вамъ говорить про предѣлы, а

это, г. Спасовичъ? Серьезно вы не лишь удивляюсь великости вашей жер-


знаете гдѣ нредѣлъ этой власти и твы!
„сколько можетъ ударовъ и въ какихъ
60 ДНЕВЙ акъ БИСАТЕМ.

вы налагаете на такую крошку такое


' Y.
бремя отвѣтственности, которое мо-

Геркулесовы столпы. жетъ и сами-то снести не въ силахъ?


„Налагаютъ бремена тяжкія и неудо-
Но столпы, настолщіе геркулесовы боносимыя", вспомните эти слова. Бы
столпы, вполнѣ начинаются таыъ, гдѣ скажете, что мы должны же исправ-
г. Спасовичъ договаривается до „спра- лять дѣтей. Слушайте: мы не должны

ведливаго гнѣва отца". превозноситься надъ дѣтьми, мы ихъ

„Когда обнаружилась въ дѣвочкѣ эта дур-


хуже. И если мы учимъ ихъ чему ни-

ная привычка, говорить г. Спасовичъ (т. е. будь, чтобъ сдѣлать ихъ лучшими, то
привычка лгать), присоединившаяся ко всѣмъ
другимь педостаткамъ дѣвочки, когда отецъ
и они насъ учатъ многому и тоже дѣ-
узпалъ, что она ворует, то дѣйствитедьпо лаютъ насъ лучшими уже одиимъ
пришел'ь въ большой гиѣвъ. Я дуліаю, что
■каждый гт васъ пришелъ бы въ такой же
только нашимъ соприкосновеніемъ съ

гнѣвъ и я думаю, что преслѣдовать отца за ними. Они очеловѣчиваютъ нашу ду-
то, что опъ наказадъ больно, по по дѣломъ,
свое дитя— ото плохая услуга семьѣ, пло- шу однимъ только своимъ ноявленіемъ
хая услуга государству, потому что государ- между нами. А потому мы ихъ должны
ство только тогда и крѣпко, когда оно" дер-
жится на крѣпкой семьѣ... Если отецъ воз- уважать и подходить къ нимъ съ ува-
пегодовалъ, опъ былъ совершенно въ своемъ женіемъ къ ихъ лику ангельскому (хо-
правѣ"...
тя бы и имѣли ихъ научить чему),
Постойте, г. защитішкъ, я пока не къ ихъ невинности, даже и при по-
останавливаю васъ на словѣ: „вору- рочной какой нибудь въ нихъ привыч-
етъ", уиотребленномъ вами, но пого- кѣ, къ ихъ безотвѣтственности
— и къ
воримте немного про эту „справедли- трогательной ихъ беззащитности. Бы
вость гнѣва отца". А воспитаніе съ же утверждаете, напротивъ, что битье
трехлѣтияго возраста въ Швейцаріи у по лицу, въ кровь, отъ отца — и спра-
де Коыба, у которыхъ, сами же вы ведливо и пе обидно. У ребенка былъ
свидетельствуете, дѣвочка испортилась какой-то струпъ въ носу и вы говорите:
и нріобрѣла дурныя наклонности? Въ „Быть можетъ пощечины ускорили излія-
ніе крови струна золотушнаго въ
такихъ лѣтахъ, чѣмъ же она сама-то этой изъ
ноздрѣ, но это вовсе не новрежденіе: кровь
могла быть виновною въ своихъ дур- безъ раны и ушиба вытекла бы немного позже.

ныхъ привычкахъ и, въ такомъ слу- Такимъ образомъ


кровь эта пе заключаетъ
въ себѣ такого, что могло бы распо-
ничего
чаѣ, гдѣ тутъ справедливость гнѣва ложить противъ Кропебеига. Въ ту минуту,
когда онъ напесъ ударъ, опъ могъ не помнить,
отца? Я поддерживаю полную безот-
могъ даже пе знать,, что у ребенка бываетъ
аѣтственность дѣвочки въ этомъ дѣ- крооотеченіе изъ носу 11 .

лѣ, если даже и допустить, что у ней „Могъ не помнить, не знать!" Да


были дурныя привычки, и, что-бы вы неужто-жь вы можете допустить про
ни говорили, вы пе молгете оспорить г. Кронеберга, что онъ ударнлъ по

этой безотвѣтственности семилѣтияго больному мѣсту зазнамо? Разумѣется


ребенка. У ней нѣтъ еще и не мо- не зналъ. И такъ вы сами свидѣтель-
жетъ быть столько ума, чтобъ замѣтить ствуете, что отецъ не зналъ о болѣз-
въ себѣ худое. Бѣдь вотъ мы всѣ, ни своего ребенка, а между тѣмъ под-
а можетъ быть и вы тоже, г. Спасо- держиваете право его на битье ребен-
вичъ, — вѣдь не святые же мы, не- ка. Бы утверждаете, что удары по ли-

смотря на то, что у насъ ума больше цу отъ отца не обидны. Да, для семи-
чѣмъ у семилѣтняго ребенка. Какъ-же лѣтней крошки пожалуй и безобидны.
1876. ФЕВРАЛЬ. 61

-а оскорбленіе? Объ оскорбленіи нрав- зать непривычный отецъ. Я поясню

ственном!., сердечномъ вы ничего во это: эти созданія тогда только втор-


всей вашей рѣчи не упомянули, г. за- гаются въ душу нашу и приростаютъ
щитникъ; вы все время говорили толь- къ нашему сердцу, когда мы, родивъ
ко объ одной физической боли. Да и ихъ, слѣдимъ за ними съ дѣтства, не

за что били лицу? Гдѣ


ее но пово- разлучаясь, съ первой улыбки ихъ, и

ды къ такому ужасному гнѣву? Газ- затѣмъ продолжаемъ родниться вза-

вѣ это серьозный преступникъ? Эта имно душою каждый день, каждый


дѣвочка, эта преступница, сейчасъ же часъ въ продолженіи всей жизни на-

побѣжитъ играть съ мальчиками въ шей. Вотъ это семья, вотъ это святы-

разбойники. Вѣдь тутъ семь лѣтъ, все- ня! Семья вѣдь тоже созидается, а

го только семь лѣтъ, вѣдь надобно же не дается готовою, и никакихъ правъ,


ото помнить безнрестапно въ этомъ и никакихъ обязанностей не дается
дѣлѣ, вѣдь это все миражъ, что вы тутъ готовыми, а всѣ они сами собою,
говорите! А знаете-ли вы, что такое одно изъ другаго вытекаютъ. Тогда
оскорбить ребенка? Сердца ихъ полны только это и крѣпко, тогда только это
любовью невинною, почти безсознатель- и свято. Созидается же семья неустан-
ною, а такіе удары внзываютъ въ нымъ трудомъ любви. Вы сознаетесь,
нихъ горестное^удивленіе и слезы, ко- впрочемъ, г. защитникъ, что вашъ

торый видитъ и сочтетъ Богъ. Вѣдь кліентъ сдѣлалъ двѣ лоіическія ошиб-
ихъ разсудокъ никогда не въ силахъ ки (только логическія?) и что одна изъ
понять всей вины ихъ. Видали ли вы, ннхъ, между прочимъ, въ томъ, что

или слыхали ли о мучимыхъ малень- онъ —

кихъ дѣтяхъ, ну хоть о сироткахъ ...„поступилъ слишкомъ рьяно, ешь предпо-


въ иныхъ чужихъ злыхъ семьяхъ? лагалъ, что можпо одпимъ разомъ, одпимъ
ударо.та искорепить все зло, которое посѣя-
Видали ли вы когда ребенекъ за- по годами въ душу ребенка и годами взро-
щепо. Но этого сдѣлать нельзя, надо дей-
бьется въ уголъ, чтобъ его не вида-
ствовать медлеипо, имѣть терпѣніе".
ли, и плачетъ тамъ, ломая ручки (да,
ломая руки, я это самъ видѣлъ) — и
Клянусь, немного бы его потребо-
ударяя себя крошечнымъ кулачотомъ
валось, этого терпѣнья, потому что эта

крошка всего семилѣтняя! Опять-та-


въ грудь, дѣ- —

не зная самъ, что онъ

лаетъ, не понимая хорошо ни вины


ки эти семь лѣтъ, которыя изчезаютъ

своей, ни за что его мучаютъ, но слиш-


вездѣ въ вашей рѣчи и въ вашихъ

комъ чувствуя, что его не любятъ. Л"


соображеніяхъ, г. защитникъ! „Она
ничего не знаю лично о г. Кронебер- воровала, восклицаете вы, она крала!"
гѣ, л не хочу и не могу вторгаться „25 іюля пріѣзжаетъ отецъ на дачу и въ
первый разъ узпаетъ сюрпризомъ, что ребе-
въ душу и въ сердце его, его и се- поеъ шарилъ въ суидукѣ Жезипгъ, сломалъ

мьи его, потому что я могу сдѣлать крючекъ (т. е. вязальный крючекъ, а не за-
мокъ какой нибудъ) и добирался до денегъ.
большую несправедливость, не зная Я не знаю, господа, равнодушно можно ли

его вовсе, и потому сужу единствен- относиться къ такимъ дочери'? Го- ностункамъ
ворятъ: „за что же?Развѣ можно такъ стро-
но лишь по вашимъ словамъ и указа- го взыскивать за нѣсколько штукъ черносли-
ву, сахару?" Я полагаю, что отъ чернослива
піямъ, г. защитникъ. Вы сказали о
до сахара, отъ сахара до денегъ, отъ де-
немъ въ вашей рѣчи, что онъ „плохой негъ до банковыхъ билетовъ путь прямой,
открытая дорога!"
педагогъ"; это все то же по моему, что

И неопытный отецъ, или лучше ска- Я вамъ разскажу маленькій апек-


62 ^ ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

дотъ, г. защитникъ. Сидитъ за сто- Помилосердуйте, г. Спасовичъ, про та-


ломъ отецъ, добывающій деньги тяже- кую развѣ можно говорить, что она
лииъ трудомъ, Онъ сочинитель, также добиралась до денегъ? Это выраженіе
какъ и я, онъ пишетъ. Вотъ онъ по- и понятіе съ нимъ сопряженное при-
лозкилъ перо и къ нему подходить его мѣнимо лишь къ взрослому вору, по-

дѣвочка, дочка, шести лѣтъ отъ роду нимающему, что такое деньги и уно-
и начипаетъ говорить ему, чтобъ онъ требленіе ихъ. Да такая еслибъ и взя-

ей купилъ новую куклу, а потоыъ ко- ла деньги, такъ это еще не кража во-

ляску, настоящую коляску съ лошадь- все, а лишь дѣтская шалость, тоже

ми; она сядетъ съ куколкой и съ ня- самое, что ягодка черносливу, потому
ней въ коляску и ноѣдетъ къ Дашѣ, что она совсѣмъ не знаетъ, что такое

няниной внучкѣ. „Потомъ ты вотъ что деньги. Л вы намъ наставили, что ей


купи мнѣ еще папа"... и т. д. и т. д. уже недалеко до банковыхъ билетовъ
счету не было покупкамъ. Всѣ она и кричите, что „это угрожаетъ госу-
только что навыдумала и иафаптази- дарству!" Развѣ мозкно, развѣ позво-

ровала у себя въ уголкѣ, играя съ лительно послѣ этого допустить мысль,


куклой. Фантазія у этихъ шестилѣт- что за такую шалость справедливо и

нихъ малютокъ безпрнмѣрная, и это оправдываемо такое дранье, которому


превосходно, въ этомъ ихъ развитіе. подверглась эта дѣвочка. По она и не

Отецъ слушалъ съ улыбкой; шарила пъ депьгахъ, она ихъ не бра-


Ахъ Соня,
•— Соня, сказалъ онъ ла вовсе. Она только пошарила въ

вдругъ полушутливо, полугрустно, — сундукѣ, гдѣ лежали деньги и слома-

пакупилъ бы тебѣ всего, да негдѣ де- ла вязальный крючекъ, а больше ни-

негъ взять; не знаешь ты, какъ труд- чего не Да и незачѣмъ ей де-


взяла.

но они достаются! негъ, помилуйте; убѣзкать съ ними въ

— Л ты вотъ что, папа, сдѣлай, Америку, что ли, или снять концессію
подхватила Соня съ весьма серьез- па зкелѣзную дорогу? Вѣдь говорите
нымъ и конфидёнціальнымъ видомъ, же вы про банковые билеты; „отъ са-

ты возьми горшечекъ и возьми лопа- хара недалеко до банковыхъ биле-


точку и пойди въ лѣсъ, и тамъ поко- товъ", почему зке останавливаться не-
пай подъ кустикомъ, вотъ и нако- редъ концессіями?
паешь денегъ; положи ихъ въ горше- Ну не столпы это, г. защитникъ?
чекъ и принеси домой. — Она съ порокомъ, она съ затаен-

Увѣряю же васъ, что эта дѣвочка нымъ сквернымъ порокомъ...


весьма и весьма неглупая, но такое Подозкдите, подозкдите, обвинители!
понлтіе она составила себѣ о томъ, И неузкели не нашлось никого, чтобъ
какъ добываются деньги. Неузкели вы почувствовать всю невозмозкность, всю

думаете, что семилѣтнля далеко ушла чудовищность этой картины! Крошеч-


отъ этой шестилѣтней въ нонятіи о ную дѣвочку выводятъ нередъ людей
депьгахъ? Конечно, можетъ быть уже и серьезные, гуманные люди — нозо-

узнала, что денегъ нельзя накопить рятъ ребенка и говорятъ вслухъ о его

изъ-подъ кустика, по откуда они въ „затаенныхъ норокахъ"!.. Да что въ

,самомъ дѣлѣ достаются, но какимъ томъ, что она еще не понимаетъ сво-

законамъ, что такое банковые билеты, его позора и сама говоритъ; „Je snis
акціи, концессіи — нрлдъ ли знаетъ. volense, menteuse"? Воля ваша, это не-
1876. Ф; 63

возможно и невыносимо, это фальшь признаете, что есть семья, есть власть

нестерпимая. И кто ыогь, кто рѣшился отеческая"... Выше онъ восклицалъ,

выговорить про нее, что она „крала", что „государство только тогда и крѣп-
что она „добиралась" до денегь. Раз- ко, хсогда оно держится па крѣнкой
вѣ можно говорить такія слова о та- семьѣ".
комъ младенцѣ! Зачѣмъ сквернятъ ее На это и я позволю себѣ включить

„затаенными пороками" вслухъ на всю одно лишь маленькое словечко, и то

залу? Къ чему брызнуло на нее столько лишь мимоходомъ.

грязи и оставило слѣдъ свой на вѣки? Мы,, русскіе — народь молодой; мы

О, оправдайте поскорѣе вашего кліента, только что начипаемъ жить, хотя и

г. защитннкъ, хотя бы для того толь- пролгили уже тысячу лѣть; но боль-
ко, чтобъ поскорѣе опустить занавѣсъ шому кораблю большое и плаваніе.
и избавить насъ отъ этого зрѣлища. Мы народь свѣжій и у насъ нѣтъ
Ыо оставьте памъ, по крайней мѣрѣ, святынь quand шёше. Мы любимъ на-

хоть жалость нашу къ этому младенцу; ши святыни, но потому лишь, что

не суците его съ такимъ серьезпымъ онѣ вь самомь дѣлѣ святы. Мы не

пидомъ, какъ будто сами вѣрите въ потому только стоимь за нихъ, чтобъ

его виновность. Эта жалость, — драго- отстоять ими 1'Ordre. Святыни наши

цѣнность наша и искоренять ее изъ пе изъ полезности ихъ стоять, а но вѣ-


общества страшно. Когда общество рѣ нашей. Мы не станемъ и отстаивать

перестанетъ жалѣть слабыхъ и угне- такихъ святынь, вь которыя нереста-


тенныхъ, тогда ему же самому станетъ немь вѣритьсами, какъ древніе жрецы,
плохо; оно очерствѣетъ и засохнетъ, отстаивавшіе , въ концѣ язычества,
станетъ развратно и безплодно... своихъ идоловь, которыхь давно уже
— Да, оставь я вамъ жалость, а сами перестали считать за боговъ. Ни
ну какъ вы, съ большой-то жалости, одна святыня наша пе побоится сво-

да осудите моего кліета. боднаго изслѣдованія, но это именно

Вотъ оно ноложеніе-то! потому, что она крѣнка вь самомъ

дѣлѣ. Мы любимъ святыню семьи,

ѴІ. когда она вь самомъ дѣлѣ свѣта, а


не потому только, что на ней крѣнко
Семья и наши святыни. Заключи- стоить государство. Л вѣря въ крѣ-
тельное словцо объ одной юной ность нашей семьи, мы не побоимся
школѣ.
если, временами, будуть исторгаемы
Въ заключеніе г. Спасовичъ говорить плевелы и не испугаемся, если будетъ
одно мѣткое слово: изобличено нреслѣдуемои даже зло-

„Въ заіслючепіе себѣ сказать


я позволю
употребленіе родительской власти. Не
что, по моему мпѣиію,
обііиііепіе Кро- псе станемъ мы защищать эту власть quand
неберга поставлено совершен по кеііраннлыіо,
т. с. такъ, что вопросовъ, которые иам'ь 6у-
шёше. Святыня воистину святой семьи

дутт. предлоагепы, соіісѣмт. рѣікатг. нельзя". такъ крѣпка, что никогда не пошат-

Вотъ это умио; въ этомъ вся суть нется отъ этого, а только станетъ

дѣла и отъ . этого фальшь дѣла;


вся еще святѣе. Но во всякомь дѣлѣ есть

но г. Спасовичъ нрибавляетъ и еще предѣль и мѣра и это мы тоже гото-

нѣсколько довольно торжественныхъ вы понять. Л пе юристь, по въ дѣлѣ


словъ на тему: „я полагаю вы всѣ Кронеберга я не могу не признать ка=
64 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

кой-то глубокой фальши. Тутъ что-то ванія и возведенная въ какой-то прин


не такъ, тутъ что-то было не то, не- ципъ, а съ нашей непривычки и въ

смотря на дѣйствительную виновность. какую-тодоблесть, которой всѣ аило-


Г. Спасовичъ глубоко нравъ въ тоыъ дируютъ. Что-жь, неужто я посягаю
мѣстѣ, гдѣ онъ говоритъ о постанов- на адвокатуру, на новый судъ? Сохра-

кѣ вопроса; но однако это ничего не ни меня Более, я всего только хотѣлъ


разрѣшаетъ. Можетъ бить необходиыъ бы, чтобъ всѣ мы стали немного по-
глубокій и самостоятельный нересмотръ лучше. Желаніе самое скромное, но

законовъ нашихъ въ этомъ пунктѣ, увы, и самое идеальное. Я неиспра-


чтобъ восполнить нробѣли и стать въ вимый ндеалистъ; я ищу святынь, я

мѣру съ характеромъ нашего обще- люблю ихъ, мое сердце ихъ жаждетъ,
ства. Я не могу рѣшить, что тутъ потому что я такъ созданъ, что не

нужно, я не юристъ... могу жить безъ святынь, но все же я

Но я все-таки восклицаю невольно: хотѣлъ бы святынь хоть капельку по-

да, блестящее установленіе адвокатура, святѣе; не то стоитъ-ли имъ покла-

но почему-то и грустное. Это я ска- няться? Такъ или этакъ, а я иснор-


залъ вначалѣ и повторяю опять. Такъ тилъ мой февральскій „Дневиикъ", не-

мнѣ кажется, и навѣрно отъ того толь- умѣренно распространившись въ немъ

ко, что я не юристъ; въ томъ вся на грустную тему, потому только что

бѣда моя. Мнѣ все представляется она слишкомъ поразила меня. Но — іі


какая-то юная школа изворотливо- faut avoir le courage de opinion, и
son

сти ума и засушенія сердца, школа кажется эта умная французская пого-
извращенія всякаго здороваго чув- ворка могла бы послужить руковод-
ства по мѣрѣ надобности, школа все- ствомъ для многихъ, ищущихъ отвѣ-
возможныхъ посягновеній, безстраш- товъ на свои вопросы въ сбивчивое
нихъ и безнаказанныхъ, постоянная и время наше.
неустанная, по мѣрѣ спроса и требо- 0. Достоевскш.

.ДНШЙІП) ПИСАТЕЛЯ"
изданіе Ѳ. М. ДОСТОЕБСКАГО 12 выпусковъ въ годъ.
Каждый выпускъ будета ііыходпть вт > послѣдпее число каждаго мѣсяца и продаваться
отдѣльпо во всѣхъ книжныхъ магазипахъ но 20 копѣекъ. Желающіе подписаться па все
годовое пздапіе впередъ пользуются уступкою и платятъ лишь два рубля (безъ доставки
и пересылки), а съ пересылкою или доставкою па домъ дна рубля пятьдесятъ копѣекъ.
ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ. Подписавшіеся получаютъ тодчасъ лее всѣ выпуски
съ 1-го япварскаго. Подписка принимается для городских':, подписчиков'!, въ Петербург!::
Въ кпйжпомъ „Магазипѣ для ипогородпыхъ" М. П. Падѣина, Невскій пр., Л"» 44.
Въ Москвѣ: въ „Цептральпомъ кпйжпомъ магазипѣ", Никольская, д. Славяпскаго Базара.
Розничпая продажа выпусковъ производится во всѣхъ книжныхъ магазипахъ Пе-
тербурга п Москвы, въ Казани f Дубровппа, въ Кіевѣ у Гинтера и Малецкаго и въ Южпо-
русскомъ Книжпомъ Магазвпѣ, въ Одессѣ у Распопова, въ Харьковѣ у Куколевскаго.
Гг. шюгородпые подписчики благоволятъ обращаться исключительно къ автору по
слѣдующему адресу: С.-Петербургъ, Г рвческій проспектъ, подлѣ Г реческой Церкви, домъ Струбин-
скаго, кв. № 6, Ѳедору Михайловичу Достоевскому.

3-й, мартовскій, выпускъ выйдетъ 31 марта.


Дозволено цензурою. Спб. 28 февр. 1876. Тицогр. кп. Вл. Оболенскаго Николаевская, JC0 8.
ШЕПШ ПИСАТЕЛЯ. ЕЖЕМЕСЯЧНОЕ ИЗДАНІЕ.

1876.

HVE^IF'T Ъ_

ПАВА ПЕРВАЯ.

i. Вѣдь и самъ адъ выиощепъ добрыми намѣ-


реніями, и г. Достоевскому извѣстно, что

Вѣрна ли мысль, что „пусть лучше „вѣра безъ дѣлъ мертва". Да откуда же
стали извѣстны эти идеалы? Какой пророкъ
идеалы будутъ дурны, да действи- или сердцевѣдъ въ состояніи проникнуть
тельность хороша?" или разгадать ихъ, если вся дѣйствитель-
ность противорѣчитъ имъ и недостойна
Въ „Листкѣ" Г. Гаммы („Голосъ" этихъ идеаловъ? Г. Достоевскій оправдываетъ
Л« 67) я прочелъ такой отзывъ на мои нашъ народъ въ томъ смысдѣ, что „они не-

слова, въ февральскомъ Дневникѣ, о


множечко дерутъ, за то ужь въ ротъ хмѣль-
наго не берутъ". Но, вѣдь, отсюда недалеко
пародѣ:
и до нравоученія: „пусть лучше идеалы бу-
„Каія. бы было, у одного и того же
то ни дутъ дурны, да дѣйствительность хороша".
писателя, на разстояніи одного мѣсяца, мы
Въ этой выпискѣ всего важнѣе во-
іістрѣчаемся съ двумя, рѣзко нротивуподож-
ными другъ другу мнѣніями но поводу на-
просъ г. Гаммы: „Да откуда же стали
рода. Л вѣдь это не водевиль, не картинка извѣстны эти идеалы"? (т. е. народ-
передвижной выставки: вѣдь ото нриговоръ ные). Полозкительно отказываюсь отвѣ-
падъ живымъ организмомъ; это все равно, чать на такой вопросъ, ибо, сколько
что вертѣть пожомъ г.ъ тѣлѣ человѣка. Изъ
бы мы ни проговорили на эту тему съ
своего дѣйствительнаго или мнимаго противо-
рѣчія г. Достоевскій выгораживается тѣмъ, г. Гаммой, мы никогда ни до чего не

что нриглашаетъ насъ судить народъ „не по договоримся. Это споръ длиннѣйшій,
тому, чѣмъ опъ есть, а но тому чѣмъ же- а для насъ важнѣйшій. Естъ у наро-
лалъ Народъ, видите-ли, ужас-
бы стать". да идеалы или совсѣмъ ихъ нѣтъ —

пѣйшая дрянь на дѣлѣ, но за. то идеалы у


вотъ вопросъ нашей жизни или смерти.
пего хороши. Идеалы эти „сильны и святы",
и они то „спасали его въ вѣка мучепій". Не Споръ этотъ ведется слишкомъ уже
поздоровится отъ такихъ выгораживапій! давно и остановился на томъ, что од-
1
66 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

нимъ эти идеалы выяснились какъ меня же по крайней мѣрѣ хоть шансъ

солнце, другіе же совсѣмъ ихъ не за- оставленъ: если теперь неприглядно, то,
мѣчаютъ и окончательно отказались при ясно сознаваемомъ желаній стать

замѣчать. Кто нравъ — рѣшимъ не мы, лучшими (то есть при идеалахъ луч-
но рѣшится это можетъ быть доволь- шаго), можно дѣйствительно когда-ни-
но скоро. Въ нослѣднее время разда- будь собраться и стать лучшими. По
лось нѣсколько голосовъ въ томъ смы- крайней мѣрѣ это вовсе не столь не-
слѣ, что у насъ не можетъ быть ни- возможно какъ ваше нредположеніе

чего охранительнаго, потому что у стать лучшими при „дурпыхъ" идеа-


насъ „нечего охранять". Въ самомъ лахъ, то есть, при дурпыхъ зЬеланіяхъ.
дѣлѣ, если нѣтъ своихъ идеаловъ, то Надѣюсь, что па мои нѣсколысо
стоитъ ли тутъ заботиться и что нибудь словъ вы не разсердитесь, г. Гамма.
охранять? Что-жь, если эта мысль ири- Останемся каждый при пашемъ мнѣ-
носитъ такое снокойствіе, то и на ніи н будемъ ждать развязки; увѣряю
здоровье. васъ, что развязка можетъ быть вовсе

„Народъ, видите ли, ужаснѣйшая не такъ отдаленна.


дрянь, но только идеалы у него хоро-
ши". Эту фразу или эту мысль я ни-
П.
когда не высказывалъ. Единственно,
чтобъ оговориться въ этомъ, я и отвѣ- Сто лѣтняя.
чаю г. Гаммѣ. Нанротивъ, я именно

замѣтилъ, что и въ народѣ — „есть „Въ это утро я слишкомъ запозда-

прямо святые, да еще какіе: сами свѣ- ла,— разсказывала мнѣ надняхъ одна
тятъ и всѣмъ намъ путь освѣщаютъ" . дама, — и вышла изъ дому почти улсе
Они есть, почтенный публицисту есть въ полдень, а у меня, какъ нарочно,
въ самомъ дѣлѣ и блаженъ — кто мо- скопилось много дѣла. Какъ разъ въ

жетъ ихъ разглядѣть. Думаю, что у Николаевской улицѣ надо было зайти
меня тутъ, т. е. собственно въ этихъ въ два мѣста, одно отъ другаго не-

словахъ, нѣтъ ни малѣйшей неясности. далеко. Во-первыхъ, въ контору, и у


Еъ тому же неясность не всегда про- самыхъ воротъ дома встрѣчаю эту са-

исходитъ отъ того, что писатель не- мую старушку, и такая она мнѣ по-

ясенъ, а иногда и совсѣмъ отъ проти- казалась старенькая, согнутая, съ па-

вуположпыхъ причипъ... лочкой, только все же я не угадала


Что же нравоученія, ея лѣтъ; дошла она до воротъ и тутъ
касается до
которымъ вы замѣтку; въ уголку у воротъ присѣла на двор-
кончаете вашу
„Пусть лучше идеалы будутъ дурны, ницкую скамеечку отдохнуть. Виро-
да дѣйствительность хороша", то за- чемъ, я прошла мимо, а она мнѣ толь-

мѣчу вамъ, что это желаніе совершен- ко такъ мелькнула.


но невозможное: безъ идеаловъ, то Минутъ черезъ десять я изъ конто-
есть, безъ онредѣленныхъ хоть сколько ры выхожу, а тутъ черезъ два дома
пибудь желаній лучшаго, никогда не магазииъ и въ немъ у меня еще съ
можетъ получиться никакой хорошей прошлой недѣли заказаны для Сони
дѣйствительности. Даже можно ска- ботинки, я и пошла ихъ захватить
зать положительно, что ничего не бу- кстати, только смотрю, а та стару-
детъ кромѣ еще пущей мерзости. У шка теперь ужь у этого дома сидитъ.
1876. МАРТЪ. 67

и опять па скамеечкѣ у воротъ, си- ленькая дѣвочка-то у тебя? Это хо-

дитъ, да на меня и смотритъ; я на рошо у тебя. И другія дѣтки есть?


нее улыбнулась, зашла, взяла ботин- И опять все смѣется, глядитъ. Глаза
ки. Ну, пока минуты три-четыре про- тусклые, почти мертвые, а какъ будто
інло — пошла дальше къ Невскому, анъ лучъ какой - то изъ пихъ свѣтитъ
смотрю — моя старушка уже у третья го теплый.
дома, тоже у воротъ, только не на — Бабушка, хочешь, возьми у ме-

скамеечкѣ, а на выстунѣ пріютилась, ня пятачокъ, купи себѣ булочку, и

а скамейки въ этихъ воротахъ не бы- подаю я ей этотъ пятачокъ.

ло. Я вдругъ нередъ ней останови- — Чтой - то, ты мнѣ пятачокъ?


лась невольно: что это, думаю, она у Что-жь, спасибо, я и возьму твой пя-

всякаго дома садится? тачокъ.


Устала, говорю, старушка?

Такъ па, бабушка, не взыщи. —

Устаю, родненькая, все устаю. Она взяла. Видно, что не проейтъ,


Думаю: тепло, солнышко свѣтитъ, дай не доведена до того, но взяла она у


пойду къ внучкамъ нообѣдать. меня такъ хорошо, совсѣмъ не какъ
Это ты, бабушка, пообѣдать идешь? милостыню,

а такъ, какъ будто изъ
Пообѣдать, милая, пообѣдать.

вѣжливости, или изъ доброты своего
Да ты этакъ не дойдешь.

сердца. А впрочемъ, можетъ ей и
Нѣтъ, дойду, вотъ пройду сколь очень понравилось это, потому что,

и отдохну, а тамъ опять встану да кто-же съ ней, съ старушкой, загово-

пойду. ритъ, а тутъ еще съ ней не только

Смотрю я на нее и ужасно мнѣ говорятъ, да еще объ ней съ любовью


стало любопытно. Старушка малень- заботятся.
кая, чистенькая, одежда ветхая, долж- Ну, прощай, говорю, бабушка. Дой-
но быть мѣщанства, съ палочкой,
изъ ди на здоровье.
лицо блѣдное, желтое, къ костямъ —Дойду, родненькая, дойду. Я
присохшее; губы безцвѣтныя, мумія — дойду. А ты къ своей внучкѣ ступай,
какая-то, а сидитъ— улыбается, сол- сбилась старушка, забывъ что у меня

нышко прямо па нее свѣтитъ. дочка, а не внучка, думала видно,


— Ты, должно быть, бабушка, очень что ужь и у всѣхъ внучки. Пошла я

стара, спрашиваю я, шутя разумѣется. поглянулась на нее въ послѣдній разъ,


— Сто четыре года, милая, сто вижу она поднялась, медленно, съ тру-
четыре мпѣ годика, только всего, (это домъ, стукнула палочкой и поплелась

она пошутила)... А ты-то сама куда по улнцѣ. Можетъ еще разъ десять от-
идешь? дохнетъ дорогой, пока дойдетъ къ сво-
И глядитъ па меня — смѣется, обра- имъ „пообѣдать". И куда это она хо-

довалась она что-ли поговорить съ дитъ обѣдать? Странная такая ста-


кѣмъ, только странною мпѣ показа- рушка.
лась у столѣтней такая забота — куда я Выслушалъ я въ то же утро этотъ

иду, точно ей это такъ ужь надо. разсказъ, — да правда и не разсказъ, а


— Да вотъ, бабушка, смѣюсь и я, такъ какое-то встрѣ-
внечатлѣпіе прн
ботиночки дѣвочкѣ моей въ магазинѣ чѣ съ столѣтней. (Въ самомъ дѣлѣ,
взяла, домой несу. когда встрѣтишь столѣтпюю, да еще
— Ишь махонькіе , башмачки-то, ма- такую полную душевной жизни?) и —

1*
68 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕМ.

позабылъ объ немъ совсѣыъ, и уже шевно, иногда даже точь — въ — точь.

поздно ночью, прочтя одну статью въ Сѣла старушка; у хозяина не то гость,


журналѣ и отложивъ журналъ, вдругъ не то по дѣду, одинъ тоже, лѣтъ со-

вспомннлъ про эту старушку, и поче- рока, знакомый его уже уходить со-

му-то мигомъ дорисовалъ себѣ пре- бирался. Да племянникъ къ тому же

до лженіе о томъ, какъ она дошла къ гоститъ, сынъ сестры его, парень
своишъ пообѣдать: вышла другая, мо- лѣтъ семнадцати, въ типографію хо-
жетъ быть, очень правдоподобная ма- четъ опредѣлиться. Старушка перекре-
ленькая картинка. стилась и садится, глядитъ на гостя:

Внучки ея, а можетъ и правнуч- — Охъ, устала! Это кто же такой


ки, да ужь такъ зоветъ ихъ она у васъ?
за одно внучками, вѣроятно какіе-ни" — Это я-то? отвѣчаетъ гость, по-

будь цѣховые, семейные, разумѣется, смѣиваясь, — что-жь, Марья Максимов-


люди, не то она не ходила бы къ на, неужто насъ не признали? Третья-
пимъ обѣдать, живутъ въ подвалѣ, а го то года по опенки въ лѣсъ все со-

можетъ и цирюльню какую-нибудь сни- бирались вмѣстѣ съ вами сходить.


маютъ, люди, конечно, бѣдные, но все — Охъ ужь ты, знаю тебя, над-
же можетъ питаются и наблюдаютъ смѣшникъ. Помню тебя, вотъ только

порягонъ. Добрела она къ нимъ вѣ- назвать какъ тебя не припомню, кто

роятно уже часу во второмъ. Ее и не ты таковъ, а помню. Охъ, устала я

ждали, встрѣтили можетъ быть до-


но чтой-то.
вольно нривѣтливо. — Да чтожь вы, Марья Максимов-
— А вотъ и она, Марья Максимовна, на, старушка почтенная, не ростете
входи, входи, милости нросимъ, раба ни мало, вотъ что я тебя спросить хо-

Божія! тѣлъ, шутитъ гость.

Старушка входитъ, посмѣиваясь, ко- — И, ну тебя, смѣется бабушка,


локольчикъ у входа еще долго, рѣз- видимо впрочемъ довольная.
ко и тонко звенитъ. Внучка-то ея —Я, Марья Максимовна, человѣкъ
должно быть жена этого цирюль- добрый.
ника, а самъ онъ еще человѣкъ —А съ добрымъ и поговорить лю-
нестарый, лѣтъ этакъ тридцати пяти, бопытно. Охъ, все то я задыхаюсь,
но ремеслу своему степененъ, хотя мать. Пальтецо-то Сереженькѣ видно
ремесло и легкомысленное, и ужь ра- ужь состроили?
зумѣется въ засаленномъ, какъ блинъ, Она указываетъ на племянника.

сюртукѣ, отъ помады что-ль не знаю, Племянникъ, бутузоватый и здоро-


но иначе я никогда не видалъ „ци- вый паренекъ, улыбается во весь ротъ
рюльниковъ", равно какъ воротникъ и надвигается ближе; на немъ новень-

на сюртукѣ всегда у нихъ точно въ кое сѣрое пальтецо и онъ еще не мо-

мукѣ вываленъ. Трое маленькихъ дѣ- жетъ равнодушно надѣвать его. Рав-
точекъ — мальчикъ и двѣ дѣвочки ми- нодушіе придетъ развѣ только еще
гомъ подбѣжали къ прабабушкѣ. Обык- черезъ недѣлю, а теперь онъ поми-

новенно такія ужь слишкомъ старень- нутно смотритъ себѣ на обшлага, на

кія старушки всегда какъ-то очень лацканы и, вообще, на всего себя въ

сходятся съ дѣтьми: сами-то ужь очень зеркало и чувствуетъ къ себѣ осо-

оиѣ похожи на дѣтей становятся ду- бенное уваженіе.


1876. МАРТЪ. 69

— Да ты поди, повернись, стреко- водитъ духъ. Всѣ вдругъ примолкли,


четъ жена цирюльника. Смотри-ка, секундъ этакъ на пять.

Максимовна, какое построили; вѣдь — Что, бабушка? Наклонился къ ней


шесть рублей копѣечка,
какъ одна де- хозяинъ.
шевле, говорятънамъ у Прохорыча, те-
Но бабушка не отвѣтила; опять
перь и начинать не стоитъ, сами, го-
молчаніе и опять секундъ на пять.
ворятъ, иотоыъ слезьми заплачете, а
Старушка еще какъ-бы бѣлѣе стала, а
ужь эдакому износу нѣтъ. Вишь ма-
лицо какъ-бы вдругъ все осунулось. Гла-
терія то! Да ты повернись! Подкладка-
за остановились, улыбка застыла на
то какая, крѣпость-то, крѣпость-то, губахъ; смотритъ прямо, а какъ будто
да ты повернись! Такъ-то вотъ и ухо- ужь и не видитъ.
дятъ денежки, Максимовна, умылась
— За попомъ бы!., какъ-то вдругъ и
наша копѣечка.
торопливо проговорилъ сзади вполго-
Ахъ, мать, ужь такъ теперь
— до-
лоса гость.
рого стало на свѣтѣ, что и ни съ

чѣмъ не совмѣстно, лучше бъ и не


— Да... не... поздно-ли... бормо-
четъ хозяинъ.
говорила ты мнѣ и не разстроивала ме-

ня, съ чувствомъ замѣчаетъ Максимов- — Бабушка, а бабушка? окликаетъ

на, а все еще духъ не можетъ пере- старушку жена цирюльника, вдругъ вся

вести. всполохнувшись; но бабушка неподвиж-

— Ну да и довольно, замѣчаетъ на, только голова клонится на бокъ;


хозяинъ, закусить бы надо. Что это, въ правой рукѣ, что на столѣ лежитъ,

ты должно быть ужь очень, вижу я


держитъ свой иятачокъ, а лѣвая такъ

это, Марья Максимовна?


пристала, и осталась на плечѣ старшаго прав-

—Охъ, умникъ, устала, денекъ-то нучка Миши, мальчика лѣтъ шести.

теплый, солнышко; дай, думаю, ихъ —


Онъ стоитъ не шелохнется и больши-

провѣдаю... что лежать-то. Охъ! А ми удивленными глазами разглядываетъ

дорогой барыньку встрѣтила, молодую, прабабушку.


башмачки дѣткамъ купила: „Что это — Отошла! мѣрно и важно произ-
ты, старушка, говоритъ, устала? на носитъ восклонившись хозяинъ и слег-

ка тебѣ пятачекъ: купи себѣ бу- ка крестится.


лочку"... А я, знаешь, и взяла пята- — Вѣдь вотъ оно! То-то я вижу вся

чокъ-то. . . клонится, умиленно и отрывисто нро-


— Да ты, бабушка, все же отдохни износитъ гость; онъ ужасно пораженъ
маленечко сперва на нерво, что это и на всѣхъ оглядывается.
сегодня такъ задыхаешься? — какъ-то —Ахъ, Господи! Вотъ вѣдь! Какъ
вдругъ особенно заботливо прогово- лее теперь быть-то, Макарычъ? Туда
рнлъ хозяинъ. что-ль ее? щебечетъ хозяйка торопливо

Всѣ на нее смотрятъ; ужь очень и вся растерявшись.


блѣдна она вдругъ стала, губы со- — Куда туды? степенно откликается

всѣмъ нобѣлѣли. Она тоже всѣхъ огля- хозяинъ, — сами здѣсь справимъ; род-
дываетъ, но какъ-то тускло. ная ты ей аль нѣтъ? А пойтить дать
— Вотъ, думаю... нряннчковъ дѣт- знать надо.
камъ... нятачокъ-то... — Сто четыре годика, а! — толчется

И опять остановилась, опять пере- на мѣстѣ гость, умиляясь все больше


70 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

и больше. Опъ дазке весь покраснѣлъ какъ приступишь, то какъ разъ или

какъ-то. нельзя, или нейдетъ къ дѣлу, или „не


Да, забывать стала жисть-то въ

все то говори, что знаешь", а въ кон-

послѣдніе годи, еще важнѣе и степен- цѣ концовъ остаются все только са-

нѣе замѣчаетъ хозяинъ, ища фуражку мыя безсюжетныя вещи...


и снимая шинель.

А вѣдь за минутку смѣялась,


III.

какъ веселилась! Ишь иятачокъ-то въ

рукѣ! Пряничковъ, говорить, о-охъ, „Обособлен! е".


жисть-то наша!
— Ну нойдемъ, что-ли, &етръ Сте- А между тѣмъ я пишу „о видѣп-
панычъ, нрерываетъ гостя хозяинъ слышанномъ и ирочиташюмъ".
и оба номъ,

выходятъ. По такой, конечно, Хорошо еще, что пе стѣснилъ себя


не нла-

чутъ. Сто четыре года, я отошла безъ


обѣщаніемъ писать обо всемъ „видѣн-

болѣзни и непостыдно". Хозяйка посла- помъ, слышанномъ и прочитанномъ" .

ла къ сосѣдкамъ за подмогой. Тѣ при- Да и слышишь-то все больше стран-


бѣжали мигомъ, почти съ удовольствіемъ ности. Какъ передавать ихъ, когда
выслушавъ вѣсть, охая и вскрикивая. все это само собою лѣзетъ врозь и ни
Первымъ дѣломъ поставили, разумѣет- за что не хочетъ сложиться въ одинъ
ся, самоваріикъ. Дѣти съ удивленнымъ щчокъ! Право, мнѣ все кажется, что
видомъ забились въ уголъ и издали у насъ наступила какая-то эпоха все-

смотрятъ на мертвую бабушку. Миша, общаго „обособленія". Бсѣ обособляют-


сколько ни проживетъ, все заиомнитъ ся, уединяются, всякому хочется вы-

старушку, какъ умерла, забывъ руку думать что-нибудь свое собственное,


у него на плечѣ, ну а когда онъ ум- новое и неслыханное. Всякій отклады-
ретъ, никто-то на всей землѣ не вспом- заетъ все, что прежде было общаго
нитъ и не узнаетъ, что жила-была ког- въ мысляхъ и чувствахъ, и начинаетъ

да-то такая старушка и прожила сто съ своихъ собственныхъ мыслей и

четыре года, для чего и какъ — неиз- чувствъ. Всякому хочется начать съ
вѣстно. Да и зачѣмъ помнить: вѣдь начала. Разрываютъ прежнія связи
все равно. Такъ отходятъ милліоны безъ сожалѣнія и каждый дѣйствуетъ
людей: живутъ незамѣтно и умираютъ самъ по себѣ и тѣмъ только и утѣ-
незаыѣтно. Только развѣ въ самой ми- шается. Если не дѣйствуетъ, то хо-

путѣ смерти этихъ столѣтнихъ стари- тѣлъ бы дѣйствовать. Положимъ, узка-


ковъ и старухъ заключается какъ бы сно многіе ничего не начинаютъ и ни-

пѣчто умилительное и тихое, какъ бы когда не начнутъ, но все же они отор-


нѣчто даже важное и миротворное: вались, стоятъ въ сторонкѣ, глядятъ
сто лѣтъ какъ-то странно дѣйствуютъ на оторванное мѣсто и, сложивъ руки,
до сихъ поръ на человѣка. Благослови чего-то зкдутъ; У насъ всѣ чего-то

Богъ жизнь и смерть простыхъ доб- ждутъ. Между тѣмъ, ни въ чемъ по-

рыхъ людей! чти пѣтъ нравственнаго соглашенія;


А впрочеыъ, такъ легкая и безсю- все разбилось и разбивается и даже
жетная картинка. Право, намѣтишь не на кучки, а ужь на единицы. И
пересказать изъ слышаннаго за мѣ- главное, иногда дазке съ самымъ лег-

сяцъ что-нибудь позанимательнѣе, а ідамъ и довольнымъ видомъ. Вотъ вамъ


1876. ]У [АРТЪ. 71

иашъ современный литераторъ-худож- дѣти. Съ женой онъ не живетъ, а дѣ-


пикъ, т. е., изъ повихъ людей. Онъ ти въ чужих® рукахъ. Онъ надняхъ бѣ-
встуігаѳтъ па поприще и знать пе хо- жалъ въ Америку, очень можетъ быть,
четъ ничего предъндущаго; опъ отъ чтобъ проповѣдывать тамъ новую вѣ-
себя и саыъ по себѣ. Опъ проповѣ- ру. Однимъ словомъ, каждый самъ по

дуетъ повое, опъ прямо ставитъ иде- себѣ и каждый по своему, и неужто
алъ поваго слова и новаго чело- они только оригинальничаютъ, пред-
вѣка. Онъ пе знаетъ европей-
ни ставляются? Вовсе пѣтъ. Иыньче у насъ

ской литературы, ни своей; опъ моментъ скорѣе правдивый, чѣмъ реф-


ничего не читалъ, да и пе стапетъ лекторный. Многіе, и можетъ быть
читать. Онъ не только не читалъ Пуш- очень многіе, дѣйствительпо тоскуютъ
кина и Тургенева, по, право, врядъ- и страдаютъ; они въ самомъ дѣлѣ и

ли читалъ и своихъ, т. е., Бѣлипскаго серьезпѣйшимъ образомъ порвали всѣ


и Добролюбова. Онъ выводитъ новыхъ прежнія связи и принуждены пачипать
героевъ и новыхъ женщипъ, и вся но- сначала, ибо свѣту имъ никто по

вость ихъ заключается въ томъ, что даетъ. А мудрецы и руководители


они прямо дѣлаютъ свой десятый шагъ, только имъ ноддакиваютъ, иные стра-
забывъ о девяти первыхъ, • а потому ха ради іудейскаго (какъ де пе пу-
вдругъ очутываются въ фалыниізѣй- стить его въ Америку: въ Америку
шемъ ноложеніи, въ какомъ только бѣжать все таки либерально), а иаые

можно представить, и гибнутъ въ па- такъ просто наживаются па ихъ счетъ.

зи дапіе и въ соблазиъ читателю. Эта Такъ и гибнутъ свѣжія силы. Мнѣ


фальшь положенія и составляетъ все екажутъ,-что это всего два-три факта,
назидаиіе. Во всемъ этомъ весьма ма- которые ничего не означаютъ, что,
ло новаго, а, папротивъ, чрезвычайно папротивъ, все несомнѣнно тверже
много самаго истренаннаго старья; но прежняго обобщается и соединяется,
не въ томъ совсѣмъ дѣло, а въ томъ, что являются банки, общества, ассо-
что авторъ совершенно убѣжденъ, что сіаціи. Но неужели вы и вправду ука-
сказалъ новое слово, что онъ самъ жете мнѣ на эту толпу бросившихся
по себѣ и обособился и, разунѣется, на Россію восторжествовавшихъ жн-

этимъ очень доволенъ. Этотъ прииѣр- довъ и жидишекъ? Восторжествовав-


чикъ впрочемъ старый и маленькій, шихъ и восторженныхъ, потому что

по слышалъ я и еще надняхъ разсказъ появились теперь даже и восторжен-


объ одномъ новомъ словѣ; Вылъ пѣ- ные жиды, іудейскаго и православна-
кто „нигилисте лъ", отрнцалъ, постра- го исповѣданія. Ичто-же, даже и объ
далъ, и, послѣ долгпхъ передрягъ и нихъ теперь пишутъ въ пашихъ га-

даже заточеній, обрѣлъ въ сердцѣ сво- зетахъ, что они уединяются и что,

емъ религіозпоечувство. Что-жь,


вдругъ напрнмѣръ, падъ съѣздами предста-
вы думаете, опъ тотчасъ сдѣлалъ? Онъ вителей пашихъ русскихъ поземель-

мигомъ „уединился и обособился", нашу ныхъ банковъ смѣется вдоволь загра-


христіанскую вѣру тотчасъ же и тща- ничная пресса по поводу
тельно обошелъ, все это прежнее уст-
„тайиыхъ засѣдапій первыхъ двухт.
ранилъ и немедленно вы дума лъ свою
съѣздовъ, пе безъ проиіи спрашивая: какимъ
вѣру, тоже христіанскую, по за то образомъ п по какому праву русскія позе-

„свою собственную". У него жена и мельпо-кредитпыя учреждепія имѣютъ смѣ-


72 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

дость претендовать на довѣріе публики, ког- ливою ко всему постороннему впѣпшею дѣя-

да они своими тайными засѣдаиіями, проис- тельпостію представляютъ поразительную па-


ходящими за тщательно охраняющими пхъ ралель съ тѣмъ, что творится въ политиче-

китайскими стѣнамп, скрываютъ все отъ пуб- скомъ мірѣ, гдѣ взаимпыя отпошенія паро-

лики, давая этимъ ей даже попять, что у довъ характеризуются вооружен нымъ ми-

пихт, действительно творится что-то недоб- ромъ, прерываемымъ кровопролитными схват-

рое"... ками, внутренняя же пхъ жизнь — безконеч-


ною борьбою партій. О какомъ же общепіи,
Вотъ, стало быть, даже и эти госпо-
о какой любви тутъ можетъ быть рѣчь! Не
да обособляются и затворяются, и
потому ли всѣ эти учреждепія такъ плохо и
замышляютъ что-то свое и посвоему, прививаются у пасъ, что мы еще слишкомъ
а не такъ, какъ во всеыъ свѣтѣ это просторпо живемъ, что памъ нѣтъ еще оспо-

дѣлается. Впрочемъ, я о бапкахъ ванія слишкомъ вооружаться другъ противъ


друга, что въ пасъ слишкомъ еще много рас-
вдвинулъ шутя: не мое пока дѣло,
положенія, вѣры другъ къ другу, и эти чув-
а я только объ обособленіи. Какъ бы
ства мѣшаютъ памъ устроить такой контроль,
мнѣ объяснить эту мысль получше? такое шпіонство другъ за другомъ, какъ это

Кстати, приведу нѣсколько мыслей о необходимо при устройствѣ всѣхъ этихъ ассо-

нашихъ корпораціяхъ и ассосіаціяхъ ціацій, кооперацій, торговыхъ и другихт.


товариществъ, при недостаточности же кон-
изъ одной рукописи, не моей, а мнѣ
троля они идти не могутъ, они непремѣпно
присланной и нпгдѣ не напечатанной.
лопаются.
Авторъ обращается къ своимъ оппо- Ужь пе будемъ-ли мы сокрушаться о та-
нентамъ въ нровинціи: кихъ нашихъ недостаткахъ, сравнительно съ

Вы говорите, ассоціаціи, -кор-


что артели, вашими болѣе образованными западными со-

пораціи, коопераціп, торговыя и другія вся- сѣдямп?! Нѣтъ, мы, по крайней мѣрѣ, въ

кія товарищества основаны па врождеппомъ этихъ нашихъ недостаткахъ, видимъ паше


человѣку чувствѣ общительности? Выгорааш- богатство, видимъ, что въ пасъ еЩе дѣй-
вая русскую артель, которая еще слишкомъ ствуетъ съ пѣкоторой силой то чувство еди-
мало изслѣдована, чтобы говорить о ней что- иепія, безъ котораго человѣческія общества
либо положительное, мы думаемъ, что всѣ существовать пе могутъ; хотя оно, дѣйствуя
эти ассоціаціи, корпораціи п проч., все ото въ людяхъ безсознательпо, приводитъ ихъ,
лишь союзы однихъ противъ другихъ, союзы, какъ къ великимъ подиигамъ, такъ, весьма
основанные чувствѣ самоохранепія, вы-
па часто, п къ великимъ порокамъ. Но въ комъ

званные борьбою за существовапіе; и ото мпѣ- это чувство еще пе убито, для того все воз-
піе наше подтверждается исторіею возігик- можно, лишь бы оно, это чувство, изъ без-
новенія этихъ союзовъ, которые заключались сознательнаго, изъ инстинкта, обратилось въ

сначала бѣдными и слабыми противъ бога- силу сознаппую, въ такую, которая не бро-
тыхъ и сильныхъ, а потомъ и эти послѣдніе сала бы пасъ въ ту или другую сторону, по
стали пользоваться оружіемъ сг.оихъ против- слѣпому капризу случая, а направлялась бы
пшсовъ. Да, исторія ігесомнѣппо свидѣтель- j нами къ достиженію разумиыхъ дѣлей; безъ

ствуетъ, что всі; эти союзы возникли изъ этого лее чувства единепія, взаимной любви,

братской вражды, основаны не па потреб- общенія людей между собою, немыслимо

ности общенія, какъ вы полагаете, а на чув- ничто великое, потому что немыслимо и само

ствѣ страха существовапіе или же


за свое общество.
на желаніи получить барышъ, выгоду, поль-

зу, хотя бы и пасчетъ ближпяго. Всматри- То есть, авторъ, видите-ли, можетъ

ваясь же въ устройство всѣхъ этихъ дѣтищъ быть и не совсѣмъ ужь такъ прокли-
утилитаризма мы видимъ, что главная ихъ наетъ ассоціаціи и корпораціи, а онъ
забота, это — устройство надежпаго контроля только утверждаетъ, что ихъ тепереш-
каждаго за всѣми и всѣхъ за каждымъ, — по-
ній главный принципъ состоитъ всего
просту, поголовнаго шпіонства изъ боязгіи,
какъ бы кто пе надулъ кого. Всѣ эти ассо-
лишь только въ утилитаризмѣ да еще

ціаціи съ пхъ коптролемъ внутри и завист- въ шпіонствѣ, и что это вовсе не есть
1876. МАРТЪ. 73

едтеніе людей. Все это молодо, свѣжо, тѣхъ частяхъ рукописи, которыя я не

теоретично, непрактично, но въ прин- рискну приводить, до того обособлен-


цинѣ совершенно вѣрно и написано не ный, что даже рѣдко и встрѣчается;
только искренно, но съ страданіемъ и такъ что не статья одна, а и самъ уже
болѣніеыъ. И замѣтьте всеобщую чер- авторъ ея какъ бы подтверждаетъ мою

ту: все дѣло у насъ теперь въ пер- мысль объ „обособленіи" единицъ и

вомъ шагѣ, въ практикѣ, а всѣ, всѣ чрезвычайномъ, такъ сказать, химиче-


до единаго, кричат ъ и заботятся лишь скоыъ разложеніи нашего общества
о принципахъ, такъ что практика по- на составныя его начала, наступив-
неволѣ попалась въ руки однимъ іу- шеыъ вдругъ въ наше время.
деямъ. Исторія рукописи, изъ которой Прибавлю, однако, что если всѣ те-

взялъ я вышеприведенную выдержку, перь „сами отъ себя и сами по себѣ",


слѣдующая. Почтенный авторъ ея то не безъ связи же, однако, и съ

(не знаю только молодой-ли человѣкъ нредъидущимъ. Напротивъ, связь эта

или изъ молодыхъ старііковъ) напе- должна существовать непремѣнно, хо-

чаталъ одну небольшую замѣтку въ тя бы и все казалось разрознеинымъ


одномъ губернскоыъ изданіи, а ре- и другъ друга не понимающиыъ, и

дакція губернскаго изданія, поыѣстивъ прослѣдить эту связь всего бы лю-

его замѣтку, сдѣлала рядомъ и свою бопытнѣе. Однимъ словомъ, хоть и ста-

оговорку, отчасти съ нимъ несоглас- ро сравненіе, но паше русское шіте-


ную. Затѣмъ, когда авторъ замѣтки лигентное общество всего болѣе на-
написалъ въ опроверженіе этой, съ поминаетъ собою тотъ древній пучокъ

нимъ несогласной, оговорки уже цѣлую прутьевъ, который только и крѣпокъ,


статью, (впрочеыъ, не очень большую), пока прутья связаны вмѣстѣ, но чуть

то редакція губернскаго изданія отка- лишь расторгнута связь, то весь пучокъ


залась номѣстить у себя эту статью разлетится на множество чрезвычайно
подъ предлогомъ, что это „скорѣе про- слабыхъ былинокъ, которыя разнесетъ
повѣдь, чѣыъ статья"? Тогда авторъ первый вѣтеръ. Такъ вотъ этотъ-то

обратился ко мнѣ письмомъ, и, посы- пукъ у насъ теперь и разсыпался.


лая мнѣ swy отказанную статью, про- Что-жь, неужели не правда, что пра-
силъ меня, чтобъ я ее прочелъ, вник- вительство наше, за все время двад-
нулъ объ ней, въ „Дневникѣ", цатилѣтнихъ реформъ своихъ, не на-
и сказалъ

мое Вопервыхъ, я благодарю за шло у насъ всей поддержки интели-


мнѣніе.
довѣріе къ моему мнѣнію, а вовто- гентныхъ силъ нашихъ? Напротивъ,
рыхъ благодарю за статью, потому не ушла-ли огромная часть моло-

что она доставила мнѣ чрезвычайное дыхъ, свѣжихъ и драгоцѣнныхъ силъ


удовольствіе: я рѣдко читалъ что-ни- въ какую-то странную сторону, въ
будь лоітнѣе, и хоть я всю статью обособленіе съ глумленіемъ и угрозой,
помѣстить не могу, но предъидущую и именно опять таки изъ за того,
выдержку сдѣлалъ съ намѣреніемъ, чтобъ, вмѣсто первыхъ девяти шаговъ,
котораго и не потаю: дѣло въ томъ, ступить прямо десятый, забывая при
что у автора ея, хлопочущаго объ ис- томъ, что десятый-то шагъ, безъ пред-
тинномъ единеніи людей, я нашелъ шествовавшихъ девяти, ужь во велкомъ

чрезвычайно тоже „обособленный" въ случаѣ обратится въ фантазію, даже

своемъ родѣ розмахъ, и именно въ если-бъонъ и значилъ что нибудь самъ


74 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ. „

по себѣ. Всего обиднѣе, что по- обособилось не но нашему, а зрѣло,


гашаешь что пибудь въ этомъ деся- ясно и отчетливо, тамъ группы и еди-
томъ шагѣ, можетъ быть, всего только ницы доживаютъ послѣдпіе сроки и са-

одипъ изъ тысячи отщепенцевъ, а ми знаютъ про то; уступить же другъ


остальные слышали, какъ въ колокола другу не хотятъ ничего и скорѣе ум-
звонятъ. Въ результатѣ пусто: курица рутъ, чѣмъ устунятъ.
болтуна снесла. Видали-ль вы въ зной- Кстати, у насъ всѣ теперь говорятъ
ное лѣто лѣсной пожаръ? Какъ жалко о мирѣ. Всѣ нредрекаютъ миръ дол-
смотрѣть и какая тоска! сколько на- гій, всюду видятъ горизонта ясный,
прасно гибнетъ цѣннаго матеріала, союзы и новыя силы. Даже въ томъ,

сколько снлъ, огня и тепла уходитъ что установилась въ Парижѣ респу-


даромъ, безслѣдио и безполезно. блика видятъ миръ; даже въ томъ,
что республику эту устанавливалъ Вис-
маркъ, — и въ томъ видятъ миръ. Въ
IY.
согласіи велйкихъ восточныхъ державъ
Мечты о Европѣ. безснорно видятъ великіе залоги мира,
а иныя изъ газета нашихъ, такъ да-

„Л въ Евронѣ, а вездѣ, развѣ же и въ герцеговинской теперешней


не то же, развѣ не обратились въ смутѣ, вдругъ, вмѣсто недавнихъ сво-
грустный миражъ всѣ соединяющія ихъ же тревогъ, стали замѣчать не-

таыошнія силы, па которыя и мы сомнѣнные признаки прочности евро-


такъ надѣялись; развѣ не хуже еще нейскаго мира, (ужь не потому ли,
нашего тамошнее разложеніе и обо- кстати, что ключъ и къ герцего-
собленіе"? Вотъ вопросъ, который не винскому вопросу очутился тоже въ

можетъ миновать русскаго человѣка. Верлинѣ и тоже въ шкатулкѣ у кня-

Да и какой истинный рускій не дума- зя Бисмарка?). Но больше всего у


етъ прежде всего о Евронѣ? насъ рады французской республикѣ.
Да, на видъ тамъ, пожалуй, еще ху- Кстати, почему Франція все еще про-
же нашего; развѣ только историческая должаетъ стоять на нервомъ планѣ
причинность виднѣе; но
обособленій въ Европѣ, несмотря на нобѣдившій
тѣмъ, пожалуй, безотраднѣе.
тамъ и ее Верлинъ? Самое малѣйшее событіе
Именно въ томъ, что у насъ труднѣе во Франціи возбуждаетъ въ Евронѣ до
всего добраться до какой-нибудь тол- сихъ норъ болѣе симнатіи и вниманія,
ковой причины и выслѣдить всѣ кон- чѣмъ иногда даже крупное берлинское.
цы нашихъ норванныхъ нитей, — именно Везспорно потому, что страна эта —

въ этомъ и заключается для насъ какъ- есть страна всегдашняго перваго ша-

бы нѣкотороеутѣшеніе: разберутъ нодъ га, первой пробы и перваго почина

конецъ, что растрата силъ незрѣлая идей. Вотъ почему всѣ оттуда ждутъ
и ни съ чѣмъ несообразная, на поло- несомнѣнно и „начала конца": кто

вину искуственная и вызванная и, въ же прежде всѣхъ шагнетъ этотъ ро-


концѣ концовъ, можетъ быть и захо- ковый и конечный шагъ, какъ не

тятъ согласиться. Такъ что, все же есть Франція?


надежда, что нучокъ опять соберется. Вотъ почему, можетъ быть, тамъ,
Тамъ же, въ Евронѣ, уже никакой въ этой „передовой" странѣ и онре-
нучокъ не свяжется болѣе; тамъ все дѣлилось всего болѣе самыхъ непри-
1876, МАРТЪ. 75

миримыхъ „обособленій". Миръ тамъ менному благосостоянію, мѣра эта

совсѣмъ невозмозкенъ, до самаго „кон- на страшно долгое время парали-


ца". Привѣтствуя республику, всѣ въ зовала стремленія демократическія,
Европѣ утверждали, что она уже тѣмъ безмѣрно умноживъ армію собственни-
однимъ необходима для Франціи и для ковъ и предавь Францію безгранично-

Европы, что только при ней не воз- му владычеству буржуазіи, перваго —

можна будетъ „война возмездія" съ врага демоса, Безъ этой мѣры не удер-
Германіей, и что только одна респу- жалась бы ни за что буржуазія столь
блика, изъ всѣхъ еще недавно пре- долго во главѣ Франціи, замѣстивъ со-
тендовавшихъ на Францію прави- бою ирежнихъ повелителей Франціи —

тсльствъ, не рискнетъ и не захочетъ дворянь. Но вслѣдствіе того ожесто-


предпринять его. А между тѣмъ, это чился и демось уже непримиримо; са-
все миражъ и республика провозгла-
— ма же буржуазія извратила естествен-

шена именно для войны, если не съ ный ходь стремленій демркратнческихъ


Германіей, то съ еще болѣе опасныиъ и обратила ихъ въ жажду мести и не-
сопсрникомъ, соперникомъ и врагомъ нависти, Обособленіе иартій дошло до

всей Европы, комунизмомъ, и этотъ такой степени, что весь организмъ стра-

соперникъ теперь, при республикѣ, ны разрушился окончательно, даже до


возстанетъ гораздо раньте, чѣмъ было устраненія всякой возможности возста-
бы при всякомъ другомъ правитель- новить его. Если еще держится до
ствѣ! Всякое другое правительство во- сихь порь Франція какъ бы въ цѣ-
шло бы съ нимъ въ соглашеніе и тѣмъ ломъ видѣ, то единственно по тому
отдалило бы развязку, а республика закону природы, по которому даже и

ничего не уступить ему и даже сама горсть снѣга не можетъ растаять рань-
лизоветъ и принудить его на бой ше опредѣленнаго на то срока. Воть
первая. Итакъ, пусть не утверждаютъ, этотъ-то призракь цѣлости несчаст-

что „республика — это миръ". Въ са- ные буржуа, а съ ними и множество

момь дѣлѣ, кто въ этотъ простодушныхъ людей въ Европѣ, про-


провозгласиль
разь республику? буржуа и мел- должаютъ еще принимать за живую
Все
кіе собственники. Давно-ль они сдѣ- силу организма, обманывая себя иа-
лались такими республиканцами и не деждой и въ то же время трепеща отъ
они-ль доселѣ болѣе всего боялись страха и ненависти. Но въ сущности
республики, видя въ ней лишь одну единеніе исчезло окончательно. Оли-
неурядицу и одинъ шагъ къ страшно- гархи имѣютъ въ виду лишь пользу
му для нихъ комунизму? Конвентъ, въ богатыхь, демократія лишь пользу
первую революцію, раздробиль во Фран- бѣдпыхь, а объ общественной пользѣ,

ціи крупную собственность эмигрантовъ пользѣ всѣхъ и о будущемъ всей Фран-


и церкви на мелкіе участки и сталь ціи тамъ ужь никто теперь не забо-
продавать ихъ, въ виду безпрерывнаго тится, кромѣ мечтателей соціалистовъ
тогдашняго финансоваго кризиса. Эта и мечтателей позитивистовъ, выстав-

мѣра обогатила огромную часть фран- ляющихъ впередъ науку и ждущихъ


цузовъ и дала ей возможность упла- отъ нея всего, т. е. новаго единенія
тить, черезъ восемьдесятъ лѣтъ, пять людейиновыхъ началъ общественнаго
ыилліардовъ контрибуціи, почти не по- организма, уже математически твер-
морщившись, Но, способствовавъ вре- дыхъ и незыблемыхъ. Но наука, на
76 ДНЕВНИКЪ

которую столь надѣются, врадъ-ли въ сами держали ихъ въ этой тьмѣ и до


состояніи взяться за это дѣло сейчасъ. такой степени, что, кромѣ самыхъ нич-

Трудно представить, чтобъ она уже тожныхъ исключеній, всѣ эти милліо-
настолько знала природу человѣче- ны несчастныхъ и слѣпыхъ людей, безъ
скую, чтобъ безошибочносомнѣнія, въ самомъ дѣлѣ и наивнѣй-
устано-
вить новые законы общественнаго
образомъ думаютъ, что именно
ор- шимъ

ганизма; а такъ какъ


не это дѣло
черезъ этотъ-то грабежъ они и разбо-
можетъ колебаться и ждать, то пред- гатѣютъ, и что въ томъ-то и состоитъ
ставляется самъ собою вопросъ: го- вся соціальная идея, объ которой имъ
това-ли наука къ такой задачѣ сей- толкуютъ ихъ вожаки. Да и гдѣ имъ
часъ, если-бъ даже эта задача и не понять ихъ предводителей мечтате-
превышала силъ ея въ дальнѣйшемъ лей или какія-либо тамъ пророчества
будущемъ ея развитіи? (О томъ, что о наукѣ? Тѣмъ не менѣе они побѣ-
задача эта несомнѣнно превышаетъ дятъ несомнѣнно и если богатые
силы науки человѣческой, даже и во не уступятъ вовремя, то выйдутъ
всемъ будущемъ ея развитіи, мы по- —
страшныя дѣла. Но никто не ус-
ка утверждать уклонимся). Такъ какъ тупить вовремя, — можетъ быть и отъ

наука сама навѣрно отвѣчать на та- того, впрочемъ, что уже прошло время
кой иризывъ откажется, то отсюда яс- уступокъ. Да нищіе и не захотятъ ихъ
но, что всѣмъ движеніемъ демоса управ- сами, пойдутъ ни на какое теперь
не

ляютъ во Франціи (да и вездѣ во всемъ соглашеніе, даже если-бъ имъ все от-
мірѣ) пока лишь мечтатели, а мечта- давали: они все будутъ думать, что

телями — всевозможные спекулянты. Да ихъ обманываютъ и обсчитываютъ. Они


и въ наукѣ развѣ нѣтъ мечта- хотятъ расправиться сами.
самой
телей? Правда, мечтатели овладѣли Бонапарты тѣмъ и держались, что
движеніемъ даже по праву, ибо они обѣщали возможность соглашенія съ
одни во всей Франціи заботятся объ ними и дѣлали даже микроскопическія
единеніи всѣхъ и о будущемъ, а стало къ тому попытки, всегда однако ко-
быть къ нимъ какъ бы нравственно неискреннія. Но олигархи
и варныя и

переходитъ преемство во Франціи,


разувѣрились, да и демосъ
въ нихъ

несмотря на всю ихъ видимую сла- имъ не вѣритъ ни капли. Что же до пра-

бость и фантастичность и это всѣ вительства королей (старшей линіи), то


чувствуютъ. Но ужаснѣе всего то, что тѣмогутъ выставить пролетаріямъ, какъ
тутъ, помимо всего фантастичнаго, спасеніе, въ сущности лишь одну рим-
явилось рядомъ и стремленіе самое же- ско-католическую вѣру, которую не

стокое и безчеловѣчное и уже не фан- только демосъ, но и огромное боль-


тастическое, а реальное и исторически шинство Франціи давно уже не зна-
неминуемое. Все оно выражается въ етъ, да и знать не хочетъ. Го-
поговоркѣ: „Ote toi de la, que je m'y ворятъ даже, что между пролетаріями
mette". (Прочь съ мѣста, я стану вмѣ- съ чрезвычайною силою развивается
сто тебя!). У милліоновъ демоса (кромѣ въ послѣднее время спиритизмъ, по
слишкомъ немногихъ исключеній) на крайней мѣрѣ въ Парижѣ. Младшая
первомъ мѣстѣ, во главѣ всѣхъ жела- же линія королей (орлеанская) стала
ній, стоитъ грабежъ собственниковъ. ненавистна даже самой буржуазш, хо-
Но нельзя винить нищихъ: Олигархи тя нѣкоторое время эту фамилію и счи-
1876. МАРТЪ. 77

тали какъ бы естественною предводи- вотъ „побѣ-


характеристика теперешней
тельницею французскихъ собственни- ды" республиканцевъ Франціи. Итакъ,
во

ковъ. Но неспособность ихъ стала для въ формѣ ищутъ спасенія. Съ другой


всѣхъ очевидною, ыенѣе, соб-
Тѣыъ не стороны, какое дѣло комунизму до рес-
ственникамъ надо себя,
было спасать публиканской формы, когда онъ въ осно-
имъ надо было непремѣнно и какъ вѣ своей отрицаетъ не только всякую
можно скорѣе пріискать себѣ предво- форму правленія, но и само государ-
дителя для великой и послѣдней бит- ство, но и все современное общество?
вы съ страшнымъ грядущимъ врагоыъ. Эту прямую противоположность, этотъ
Сознаніе и инстинктъ шепнули имъ на взаимный антитезъ двухъ силъ нужно
этотъ разъ вѣрный секрета и они вы- было восемьдесятъ лѣтъ сознавать мас-

брали республику. сѣ французовъ, но наконецъ-то она

Есть политическій, а пожалуй


такой сознала его и — утвердила республику;
и естественный, законъ природы, ко- врагу выставила наконецъ самаго опас-
торый состоитъ въ томъ, что два силь- нѣйшаго и самаго естественнаго ему
ные и ближайшіе другъ къ другу со- соперника. Не захочетъ нп за что рес-
сѣда, какъ бы ни были дружны, всег- публика, перейдя въ комунизмъ, унич-
да кончатъ желаніелъ истребить одинъ тожиться. Въ сущности республика
другаго и, рано ли, поздно-ли, приве- есть самое естественное выраженіе и
дутъ это желаніе въ дѣйствіе. (Объ форма буржуазной идеи, да и вся бур-
этомъ правилѣ сильнаго сосѣдства мож- жуазія— то французская есть дитя рес-
но бы было и намъ русскимъ поболѣе публики, создалась и организовалась
подумать). „Отъ красной республики лишь республикой, въ первую рево-
прямой переходъ къ комупизму", — люцію. Такимъ образомъ, обособленіе
вотъ эта-то мысль и устрашала до совершилось окончательно. Скажутъ,
сихъ поръ французовъ-собственниковъ что война еще далеко. Врядъ-ли такъ

и столько времени должно было прой- далеко. Можетъ быть даже и лучше
ти, пока онивдругъ, въ огромномъ боль- не желать отдаленія развязки. Ужь и

шинствѣ, теперь догадались, что бли- теперь соціализмъ проѣлъ Европу, а

жайшіе-то сосѣди и будутъ самыми къ тому времени уже подточитъ все

ожесточенными врагами, уже изъ одно- окончательно. Бисмаркъ про


Князь это

го только принципа самосохраненія. знаетъ, но слишкомъ по нѣмецки на-

Въ самомъ дѣлѣ, несмотря на столь дѣется на кровь и желѣзо. Но что

близкое сосѣдство красной республики тутъ сдѣлаешь кровью и желѣзомъ?


съ комунизмоыъ, — что, на дѣлѣ, мо-

жетъ враждебнѣе и радикально-


быть Y.
противуположнѣе комунизму, какъ не Сила мертвая и силы грядущія.
республика, даже хотя-бы кровавая
республика 93 года? Въ республикѣ Скажутъ; но все-таки теперь, сеіі-
прежде всего республиканская форма часъ, нѣтъ ни малѣйшей причины тре-
и „1а republique avant tout, avant la вожиться, все ясно, все свѣтло; во

France'. Въ республикѣ вся надежда Франціи „Макъ-Магонія", на Востокѣ


лишь па форму; пусть будетъ „Макъ- великое соглашеніе державъ, военные
Магонія" вмѣсто Фрапціи, но пусть бюджеты увеличиваются непомѣрно и
только она называется республикой,— повсемѣстпо, какъ же не миръ? —
78 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

А Папа? Вѣдь опъ сегодня-завтра но главный источникъ замутился и

умретъ и — что тогда будетъ? Неужели отравленъ безвозвратно. Къ тому же

римское католичество согласится уме- Римъ слишкомъ еще недавно провоз-


реть съ нимъ вмѣстѣ для компаніи? О, гласилъ свое согласіе на третье дьяво-
никогда оно такъ не жаждало жить лово нскушеніе въ видѣ твердаго дог-
какъ теперь! Впрочемъ, наши пророки мата, а потому всѣхъ прямыхъ по-

развѣ могутъ не смѣяться надъ Па- слѣдствій этого огромнаго рѣшенія


пой? Вопросъ о Папѣ у насъ даже и намъ еще замѣтить нельзя было. За-
не ставится вовсе, и обращенъ ни во мѣчательно, что провозглашеніе этогв
что. А между тѣмъ это „обособленіе" догмата, это открытіе „всего секрета",
слишкомъ огромное и слишкомъ пол- произошло именно въ то самое мгно-

ное самыхъ необъятныхъ и невмѣсти- веніе, когда объединенная Италія сту-


мыхъ желаній, чтобъ согласиться от- чалась уже въ ворота Рима. У насъ

казаться отъ нихъ ради мира всего многіе тогда надъ этимъ смѣялись:
міра. Да и для чего^ въ угоду чему „сердитъ да не силенъ"... Только на

отказаться? Ради человѣчества, что-ли? врядъ ли не силенъ. Нѣтъ, такіе лю-


Оно давно уже считаетъ себя выше всего ди, способные на такія рѣшенія и по-
человѣчества. До сихъ поръ оно блудо- вороты, не могутъ умереть безъ боя.
дѣйствовало лишь съ сильными земли Возразятъ, что это и всегда такъ бы-
и надѣялось на нихъ до нослѣдняго ло въ католичествѣ, по крайней мѣрѣ
срока. Но срокъ этотъ нришелъ те- подразумѣвалось, и что стало быть во-

перь, кажется, окончательно и рим- все не было пикакого переворота. Да,


ское католичество несомнѣнно броситъ но всегда былъ секретъ; Папа много

властителей земныхъ, которые впрочемъ вѣковъ дѣлалъ видъ, что доволенъ


сами ему измѣнили и давно уже въ Евро- крошечнымъ владѣньицемъ своимъ, Пап-
пѣ затѣяли на него всеобщую травлю, а скою Областью, но все это лишь един-

теперь, въ наши дни, уже окончательно ственно для аллегоріи; главное же въ


организовавшуюся. Чтожь, римское ка- томъ, что въ этой аллегоріи неизмѣн-
толичество и не такіе повороты продѣлн- ио таилось зерно главной мысли, съ

вало: разъ, когда надо было, оно, за не- несомнѣнной и всетдашней надеждой
думавшись, продало Христа за земное Папства, что зерно это разовьется въ

владѣніе. Провозгласивъ, какъ догматъ, будущемъ въ пышное древо и осѣпитъ


„что христіанство на землѣ удержаться имъ всю землю. И вотъ, въ самое

не можетъ безъ земнаго владѣніяііапи". послѣднее мгновеніе, когда отнимали


оно тѣмъ самымъ провозгласило Хри- отъ него нослѣднюю десятину его зем-
ста новаго, на прёжняго не похожаго, наго владѣнія, владыка католичества,
прельстившагося на третье дьяволово видя смерть свою, вдругъ возстаетъ и

нскушеніе, на „Все
царства земпыя: изрекаетъ всю правду о себѣ всему
сіе отдамъ тебѣ, поклонися мнѣ"! О, міру; „Это вы думали, что я только

я слышалъ горячія возраженія на эту титуломъ государя папской области


мысль; мнѣ возражали, что вѣра и об- удовольствуюсь? Знайте же, что я

разъ Христовъ и понынѣ продолжаютъ всегда считалъ себя владыкой всего

еще жить въ сердцахъ множества ка- міра и всѣхъ царей земныхъ, и не ду-
толиковъ во всей прежней истинѣ и ховнымъ только, а земнымъ, настоя-

во всей чистотѣ. Это несомнѣнно такъ, щимъ ихъ господипомъ, властителемъ


1876. МАРТЪ. 79

и императороыъ. Это я— царь надъ сихъ поръ мы говорили вамъ немпого

царями и господинъ надъ господствую- не такъ, то это потому лишь, что до


щими, и мнѣ одному принадлежать на сихъ поръ вы были еще какъ малыя

землѣ судьбы, времена и сроки; и дѣти и вамъ рано было узнавать ис-

вотъ я всемірно объявляю это теперь тину, но теперь пришло время и ва-

въ догматѣ моей непогрѣшимости" . шей Знайте-же, что у Папы


правды.
Нѣтъ, тутъ сила; это величаво, а не есть ключи Святаго Петра и что вѣра
смѣшно; это воскрешеніе древней
— въ Бога есть лишь вѣра въ Папу, ко-

римской идеи всемірнаго владычества торый на землѣ самимъ Богомъ по-


и единенія, которая никогда и не уми- ставленъ вамъ вмѣсто Бога. Опъ пе-

рала въ римскомъ католичествѣ; это погрѣшимъ и дана ему власть боже-


Римъ ІОліана-Отступника, но не по- ская и онъ владыка временъ и сро-
бѣжденнаго, а какъ бы нобѣдившаго ковъ; рѣшилъ теперь, что иасталъ
онъ

Христа въ новой и послѣдней битвѣ. и вашъ срокъ. Прежде главная сила


Такимъ образомъ продажа истиннаго вѣры состояла въ смиреніи, но теперь
Христа за царства земныя соверши- пришелъ срокъ смиренію, и Папа имѣ-
лась. етъ власть отмѣнить его, ибо ему да-
И въ Римскомъ католичествѣ она со- на всякая власть. Да, вы всѣ братья
вершится и закончится и на дѣлѣ. По- и самъ Христосъ повелѣлъ быть всѣмъ
вторяю, у этой страшной арміи слиш- братьями; если же старшіе братья ва-
комъ вострые глаза, чтобы не разгля- ши не хотятъ васъ принять къ себѣ
дѣть, наконецъ, гдѣ теперь настоящая какъ братьевъ, то возьмите палки и

сила, которую-бы ей опереться. Поте-


на сами войдите въ ихъ домъ и заставьте

рявъ союзниковъ царей, католичество ихъ быть вашими братьями силой.


несомнѣнно бросится къ демосу. У него Христосъ долго ждалъ, что развратные
десятки тысячъ соблазнителей, прему- старшіе братья ваши покаются, а те-

дрыхъ, ловкихъ, сердцевѣдовъ и пси- перь онъ разрѣшаетъ вамъ про-


самъ

хологовъ, діалектиковъ и исповѣдни- возгласить; „Егаіегпііё он la mort",


ковъ, а народъ всегда и вездѣ былъ (Будь мнѣ братомъ или голову долой)!
прямодушенъ и добръ. Къ тому же во Если братъ твой не хочетъ раздѣлить
Франціи, а теперь такъ даже и во съ тобой иополамъ свое имѣніе, то
многихъ мѣстахъ Европы, народъ хоть возьми у него все, ибо Христосъ "дол-

и ненавидитъ вѣру, и презираетъ ее, го ждалъ его покаянія, а теперь при-

но все же Евангелія не знаетъ со- шелъ срокъ гнѣва и мщенія. Знайте


всѣмъ, по крайней мѣрѣФранціи. во тоже, что вы безвинны во всѣхъ быв-
Всѣ эти сердцевѣды и психологи бро- шихъ будущихъ грѣхахъ вашихъ,
и

сятся въ народъ и понесутъ ему Хри- ибо всѣ грѣхи ваши происходили лишь
ста новаго, уже на все согласившаго- отъ вашей бѣдности. И если вамъ
ся, Христа объявленнаго на послѣд- уже возвѣщали про это, еще преж-

пемъ римскомъ нечестивомъ соборѣ. де, ваши бывшіе предводители и

„Да, друзья и братья наши, скажутъ учители, то знайте, что хоть опи и

они, все объ чемъ выхлопочете, — все правду вамъ говорили, но власти не

это есть у насъ для васъ въ этой кнн- имѣли вамъ возвѣщать ее раньше сро-
гѣ давно уже, и ваши предводители ка, ибо власть эту имѣетъ одинъ толь-

все это украли у насъ. Если же до ко Папа отъ самого Бога, а доказа-
80 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

тельство въ томъ, что эти учители ва- надѣянность, но я увѣренъ, что все это

ши ни до чего васъ иутнаго не дове- песомнѣино осуществится въ западной


ли, ісромѣ казной и пущихъ бѣдствій, Европѣ, въ той или другой формѣ, т. е.,

и что всякое начинаніе ихъ погибало католичество бросится въ демократію,


само собой; да къ тому же они всѣ мо- въ народъ и оставитъ царей земныхъ

шенничали, чтобъ, опираясь на васъ, за то, что тѣ сами его оставили. Бсѣ
показаться сильными и потомъ про- власти въ Европѣ тоже его презира-
дать себя подороже врага мъ вашиыъ. ютъ, потому что оно на видъ теперь
А Папа васъ не продастъ, потому что слишкомъ бѣдно и слишкомъ побѣж-
надъ нимъ нѣтъ сильнѣйшаго, и самъ депо, но все же не представляютъ его

онъ первый изъ первыхъ, только вѣ- себѣ въ такомъ комическомъ видѣ и

руйте, да и не въ Бога, а только въ положеніи, въ какомъ, столь просто-


Папу и въ то, что лишь онъ одинъ душно, представляется оно нашимъ

есть царь земной, а прочіе должны политическимъ публицистамъ. А одна-


исчезнуть, ибо и имъ срокъ при- ко, не сталъ бы, напримѣръ, Бисмаркъ
шелъ. Радуйтесь-же теперь и весе- такъ преслѣдовать его, если-бъ не по-
литесь, ибо теперь наступилъ рай чувствовалъ въ немъ страшиаго, бли-
земной, всѣ вы станете богаты, а че- жайшаго и скораго врага въ буду-
резъ богатство и праведны, потому что щемъ. Князь Бисмаркъ человѣкъ слиш-

всѣ ваши желанія будутъ исполнены комъ гордый, чтобъ напрасно тратить
и у васъ будетъ отнята всякая при- столько силы съ комически безсиль-
чина ко злу". Слова эти льстивыя, инмъ врагомъ. По папа сильнѣе его.

но безъ сомнѣнія демосъ приметъ Повторяю: теперь папство есть, мо-


предложеніе: онъ разглядитъ въ не- жетъ быть, самое страшное „обособле
ожиданномъ союзникѣ объединяющую ніе" изъ всѣхъ грозящихъ миру всего

великую силу, на все соглашаю- міра. А грозитъ миру многое. И ни-

щуюся и ни чему не мѣшающую, когда еще Европа не была начинена

силу дѣйствительную и историче- такими элементами вражды, какъ въ

скую, вмѣсто предводителей мечтате- наше время. Точно все подкопано и

лей и спеку лянтовъ, въ практиче- начинено порохомъ и ждетъ только

скія способности первой искры...


которыхъ, а иногда и

въ честность, онъ „Да намъ-то что? Это все тамъ въ


и теперь сплошь да
рядомъ не вѣруетъ. Тутъ же вдругъ и Европѣ, а не у насъ?" А намъ то, что
точка приложенія силы готова и ры> къ намъ же вѣдь и застучится Евро-
чагъ даютъ въ руки, стоитъ лишь на- па и закричитъ, чтобъ мы шли спа-

лечь всей массой и повернуть. А на- сать ее, когдапослѣдній пробьетъ


родъ-ли не повернетъ, онъ-ли не мас- часъ ея „теперешнему порядку вещей".

са? А въ довершеніе ему даютъ опять И она потребуетъ нашей помощи какъ
вѣру и успокоиваютъ тѣмъ сердца бы по праву, потребуетъ съ вызовомъ
слишкомъ многихъ, ибо слишкомъ мно- и приказаніемъ; она скажетъ намъ,
гіе изъ нихъ давно уже чувствовали что и мы Европа, что и у насъ
тоску безъ Бога... стало быть такой же точно „порядокъ
Л уже разъ говорилъ обо всемъ вещей", какъ и у нихъ, что не да-
атомъ, но говорилъ мелькомъ въ ро- ромъ же мы подражали имъ двѣсти
манѣ. Пусть мнѣ простлтъ мою само- лѣтъ и хвастались, что мы европейцы,
1876. ІАРТЪ. 81

и что, сласая ее, мы, стало быть, спа- какой степени мы все время не по-
семъ и себя. Конечно, мы можетъ хожи Европу, не смотря на
были на

быть и не расположены- бы были рѣ- все двухсотлѣтнее желаніе и мечты


жить дѣло единственно въ поль- наши стать Европой, доходившія у
зу одной стороны, но подъ силу- пасъ до такихъ страстныхъ поры-
ли намъ будетъ такая задача и вовъ. А пожалуй не поймемъ и

не отвыкли- ль мы давно отъ вся- тогда, ибо будетъ поздно. А если

кой мысли о томъ, въ чемъ заклю- такъ, то ужь, конечно, не поймемъ и

чается наше настоящее „обособленіе", того, чего Европѣ отъ насъ надо, че-

какъ націи, и въ чемъ настоящая на- го она у насъ проситъ и чѣмъ дѣй-
ша роль въ Европѣ? Мы не только не ствительно мы могли бы помочь ей? И
понимаемъ теперь подобныхъ вещей, не пойдемъ-ли мы нанротивъ усмирять
но и вопросовъ такихъ недопускаемъ, врага Европы и ея порядка тѣмъ же

и слушать объ нихъ считаемъ за глу- самымъ желѣзомъ и кровью, какъ и

пость и за отсталость нашу. И если князь Бисмаркъ? О, тогда, въ случаѣ


действительно Европа постучится къ такого подвига, мы уже смѣло могли

намъ за тѣмъ, чтобъ мы вставали и бы поздравить себя вполнѣ европейцами.


шли спасать ея ГОгсІге, то можетъ Но все это впереди, все это такія
быть тогда-то лишь въ первый разъ фантазіи, а теперь все такъ ясно,
мы и поймемъ, всѣ вдругъ разомъ, до ясно!

ГЛАВА ВТОРАЯ.

і. каждый день тысячами, въ видѣ са-

мыхъ обыкновенныхъ вещей. Ижнч) да-


Донъ-Карлосъ и серъ Уаткинъ. Опять же вовсе и не выдумать никакой фан-
признаки „начала конца". тазіи. И какое преимущество надъ ро-
маномъ! Попробуйте, сочините въ ро-
Я съ болыпимъ любопытствомъ про- манѣ эпизодъ, хоть съ присяжнымъ по-

чедъ въѣздѣ Донъ-Карлоса въ Анг-


о вѣреннымъ Куперникомъ, выдумайте
лію. Всегда говорятъ, что дѣйствитель- его сами въ слѣдующее
и критикъ
же

ность однообразна; чтобы раз-


скучна, воскресенье, въ фельетонѣ, докажетъ
влечь прибѣгаютъ къ искусству,
себя вамъ ясно и ненобѣдимо, что вы бре-

къ фантазіи, читаютъ романы. Для ме- дите и что въ дѣйствителыюсти этого

ня, нанротивъ: что можетъ быть фан- никогда не бываетъ и, главное, ни-

тастичнѣе и неожиданнѣе дѣйствитель' когда и не можетъ случиться, по то-

ности? Что можетъ быть даже невѣ- му-то и по тому-то. Кончится тѣмъ,
роятнѣе иногда дѣйствительности? Ни- что вы сами со стыдомъ согласитесь.

когда романисту не представить такихъ Но вотъ вамъ приносятъ „Голосъ" и

невозможностей, какъ тѣ, которыя вдругъ въ немъ вы читаете весь эпи-

дѣйствительность представляетъ намъ зодъ объ нашемъ стрѣлкѣ и—и что-

2
82 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

лее: сначала вы читаете съ удивлені- вергъ власть и тронъ единственно по-

елгь, съ ужаснымъ удивленіемъ, даже тому, что хотѣлъ стать королемъ Фран-

такъ, что пока читаете, вы ничему не ціи не для себя только, а для ея же
вѣрите; но чуть вы прочитали до но- спасенія, а такъ какъ по его взгляду,
слѣдней точки, вы откладываете га- спасеніе не согласовалось съ уступка-
зету и вдругъ, сами не зная почему, ми, которыя отъ требовались
него

разомъ говорите сеОѢ; „да, все это (уступками очень возможными), то онъ
пепремѣнно такъ и должно было слу- и не захотѣлъ царствовать. Какая раз-
читься". А иной такъ даже прибавить; ница съ недавнимъ Наполеопомъ, прой-
„я это предчувствовалъ". Почему та- дохой и пролетаріемъ, обѣщавшимъ
кая разница въ впечатлѣніяхъ отъ ро- все, отдававшимъ все и надувшимъ
мана и отъ газеты — не знаю, по та- всѣхъ, только чтобъ достигнуть вла-

кова ужь привилегія дѣйствительно- сти. Я сейчасъ приравнялъ графа Шам-


сти. бора къ Донъ-Кихоту, но я выше по-

Донъ-Карлосъ, спокойно и торже- хвалы не знаю. Кто это, Гейне что-


ственно въѣзжающій гостемъ въ Анг- ли, разсказывалъ, какъ онъ, ребеп-
лію, послѣ крови и рѣзни „во имя Ко- комъ, плакалъ, обливаясь слезами,
роля, Вѣры и Богородицы" вотъ еще когда, читая Донъ-Кихота, дошелъ до

фигура, вотъ еще обособлепіе! Ну мож- того мѣста, какъ побѣдилъ его през-
по-ли выдумать что-нибудь подобное рѣнный и здравомыслящій цирюльникъ
самому? Кстати, помните-ли вы эпи- Самсонъ Караско. Во всемъ мірѣ нѣтъ
зодъ, два года ыазадъ, съ графомъ глубже и сильнѣе этого сочиненія. Это
Шамборомъ (Геприхъ У)? Это тоже пока послѣдпее и величайшее слово

король, легитимиста и тоже отыски- человѣческой мысли, это самая горь-


валъ свой престолъ во Франціи, въ кая иропія, которую только могъ вы-

одно и то лее время, какъ Допъ-Кар- разить человѣкъ, и если бъ кончилась

лосъ въ Испаніи. Они даже могутъ земля, и спросили тамъ, гдѣ-нибудь,


считаться другъ другу родственника- людей; „Что вы, поняли ли вашу
ми, одной фамиліи и одного корня, но жизнь на землѣ и что объ ней заклю-

какая разница! Одипъ твердо замк-


— чили?" — то человѣкъ могъ бы молча

ну впился въ своихъ убѣжденіяхъ, фи- подать Донъ-Кихота; „Вотъ мое за-

гура меланхолическая, изящная, че- ключепіе о жизни и — можете-ли вы за

ловѣчная. Графъ Шамборъ, въ самый него осудить меня?" Я пе утверждаю,


роковой момента, когда дѣйствительно что человѣкъ былъ бы правъ, сказавъ

могъ стать (конечно на мгно-


королемъ это, но...
веніе), пе прельстился
— ничѣмъ, не Донъ Карлосъ, родственникъ графа
отдалъ своего „бѣлаго знамени" и тѣмъ Шамбора, тоже рыцарь, по въ этомъ
доказалъ, что онъ великодушный и ис- рыцарѣ виденъ Великій Инквнзиторъ.
тинный рыцарь, почти Донъ-Кихотъ, Онъ пролилъ рѣки крови ad majorem
древній рыцарь съ обѣтомъ цѣломуд- gloriam Dei, и во имя Богородицы,
рія и нищеты, достойная фигура, чтобъ кроткой молельщицы за людей, „скорой
величаво заключить собою свой древ- заступницы и помощницы", какъ име-
ній родъ королей. (Величаво и только пуетъ ее народъ нашъ. Ему тоже,
развѣ капельку смѣіпно, но безъ смѣш- какъ и графу Шамбору, дѣлали пред-

ного и не бываетъ жизни). Онъ от- ложенія, и онъ


— тоже отвергъ ихъ.
1876. МАРТЪ. 83

Это, кажется, случилось вскорѣ послѣ загадка; на какія средства и на чьи

Бильбао и сейчасъ послѣ его большой деньги этотъ ужасный человѣкъ (мо-
побѣды, когда въ сраженіи погибъ лодой и прекрасный, говорятъ, собой)
главнокомандующій мадритской арміи. такъ долго и упорно могъ вести вой-
Тогда къ нему засылали узнать изъ ну? Друзья то, стало быть, и сильны и

Мадрита; „Что бы опъ сказалъ, если-бъ многочисленны. Кто бы такіе? Вѣроят-


его впустили въ Мадритъ, и не дастъ- нѣе всего, что его наиболѣе поддержи-
ли онъ хоть какой нпбудь програмки вала католическая церковь, какъ по-

для возможнаго начатія переговоровъ"? слѣдпюю свою надежду изъ королей.


Но онъ надменно отклонилъ всякую А то никакіе друзья не могли 'бы со-

мысль о переговорахъ, и, конечно, брать ему столько милліоновъ.


не изъ одной надменности, а тоже Замѣтьте, что этотъ человѣкъ, гор-
изъ глубоко-засѣвшаго въ душѣ прин- до и рѣзко отвергнувшій всякое со-

ципа: не могъ онъ признать въ засы- глашеніе съ „революціей", поѣхалъ въ

лавшихъ воюющей стороны, и не могъ Англію и отлично зналъ прежде, что

опъ, „Король", входить въ какія бы поѣдетъ искать гостепріимства въ этой

то ни было соглапіенія съ „револю- свободомыслящей и вольной странѣ,


ціей!" Сжато, нолусловомъ, но ясно, революціонной по его понятіямъ; ка-

онъ далъ знать, что „король самъ кое однако совмѣщеніе попятій! Ивотъ,

знаетъ, что надо ему сдѣлать, когда при въѣздѣ его въ Англію и случился
достигнетъ своей столицы", и больше съ ішмъ маленькій, но характерный
ничего не прибавилъ. Отъ него разу- энизодъ. Сѣлъ опъ въ Булони на па-
мѣется, тотчасъ же отвернулись и въ роходъ, чтобъ высадиться въ Фокстонѣ;
скорости позвали короля Альфонса. но на этомъ же пароходѣ ѣхали
Благопріятная минута была потеряна, въ Англію тоже гости, члены Булоп-
но онъ иродолжалъ воевать; онъ пи- скаго муниципалитета, приглашенные
салъ манифесты высокимъ и велича- англичанами на мирное торжество от-

вымъ слогомъ, и самъ, первый, въ нихъ крытія новой желѣзнодорожной стан-

вѣрилъ вполнѣ; онъ надменно и ве- ціи въ Фокстонѣ. Этихъ гостей, въ


личаво разстрѣливалъ своихъ генера- числѣ которыхъ былъ и депутата отъ

ловъ „за измѣну" и усмирялъ бунты департамента Па-де-Кале, ожидала на


своихъ измучившихся солдата и, надо англійскомъ берегу, чтобъ нривѣт-
ему отдать справедливость какъ воину, ствоватьихъ, толпа англичанъ, власти,
— воевалъ послѣдняго верш-
до самаго нарядныя дамы, корпораціи и депута-
ка Теперь опъ, уѣззкая изъ
земли. ціи разныхъ обществъ съ знаменами и
Франціи въ Англію, объявилъ въ мрач- съ музыкой. Тутъ случился одинъ члепъ

номъ и гордомъ письмѣ къ француз- парламента, серъ Эдуардъ Уаткинъ,


скимъ друзьямъ своимъ, что .дово- въ сопровожден!!! двухъ другихъ чле-
лснъ ихъ службой и поддерзккой, что новъ парламента. Узнавъ, что между
служа ему, они слулсили себѣ и что онъ пасажирами прибылъ Донъ-Карлосъ,
всегда готовъ опять обнажить свой онъ мигомъ пошелъ къ нему пред-
мечъ на призывъ несчастной страны ставиться и засвпдѣтельствовать свое

своей". Не безпокойтссь, онъ еще явит- почтеніе; опъ лроводилъ его со всею

ся. Кстати, этимъ письмомъ къ „друзь- вѣжливостыо стапціи и усадилъ въ


до
ямъ" хоть капельку да объясняется вагонъ въ отдѣльное закрытое купе.
2*
84 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ,

Но остальная публика была не такъ :


' знаетъ, что пріѣхавшій гость есть

вѣжлива; при видѣ Донъ Еарлоса, - і главный кровопролитной


актеръ и

когда онъ проходилъ и садился въ ва- і братоубійственной войны; но встрѣчая


гонъ, раздались свистки и шиканье. і его, онъ, тѣмъ самымъ, удовлетворяетъ
Такое поведеніе соотечественниковъ свою патріотическую гордость и изо

глубоко оскорбило Сера Уаткина. Онъ, всѣхъ силъ служитъ Англіи. Протяги-
впрочеыъ, самъ это описалъ въ газетѣ вая руку обагренному кровью тирану,
и по возможности смягчилъ отзывъ о отъ имени Англіи и въ санѣ члена

невѣжливомъ пріемѣ „гостя". Онъ раз- парламента, онъ тѣмъ какъ бы гово-

сказываетъ, что всему виною лишь ритъ ему; „Вы деспота, тиранъ, а

одинъ нечаянный случай, а то все все-таки пришли же въ страну свобо-


обошлось бы иначе: ды искать въ ней убѣжища; того и

.... „Въ минуту (повѣствуетъ ожидать было надо; Англія принимаетъ


онъ), когда мы входили на платформу всѣхъ и никому не боится давать убѣ-
и Донъ Карло съ приподнималъ шляпу жище; entree et sortie libres; милости

въ отвѣтъ на возгласы нѣсколькихъ просимъ". И не одна невѣжливость


человѣкъ, привѣтствовавшихъ его, вѣ- „малой части собравшейся публики"
теръ развилъ знамя ассоціаціи Old огорчила его, а и то, что въ неудер-
jellows и на этомъ знамени появилось жимости чувства, въ свисткахъ и ши-

изображеніе Милосердія, покровитель- каньѣ онъ замѣтилъ промахъ противъ


ствующаго дѣтямъ, съ девизомъ: „Не того собствеинаго достоинства, какое

забудьте вдовъ и сиротъ"! Эффекта должно быть неотмѣнно у каждаго ис-

былъ быстрый и поразительный; въ тиннаго англичанина. Пусть тамъ, на


толпѣ раздался ропота, но онъ вы- континентѣ, и во всемъ человѣчествѣ,

ражалъ скорѣе печаль чѣмъ порывы считается даже прекраснымъ, если на-

гнѣва. Хоть я и сожалѣю о проис- родъ не сдерживаетъ оскорбленнаго


шедшемъ, но долженъ сказать, что чувства и публично клеймитъ злодѣя
пи одинъ народъ, собравшійся на ве- ирезрѣньемъ и свистками, будь онъ
селое празднество, и внезапно очутив- даже гость этого народа; но все это

шіпся лицомъ къ лицу съ главнымъ годится для какихъ нибудь тамъ па-

актеромъ кровопролитной и братоубій- рижанъ или нѣмцевъ: англичанинъ обя-


ствеипой войны, не выказалъ бы столь- занъ вести себя иначе. Въ нодобныя
ко вѣжливости, сколько выказало оной минуты онъ долженъ быть хладнокро-
громадное большинство Фокстонской венъ какъ джентльменъ и не высказы-

публики". вать своего мнѣнія. Гораздо лучше бу-


Какая своеобразность взгляда, какая детъ если гость ничего не узнаетъ о

твердость своего мнѣнія и какая рев- томъ, что о немъ думаютъ встрѣчаю-
нивая гордость за свой народъ! Мо- щіе; а всего бы лучше еслибъ каждый
жетъ быть многіе изъ нашихъ либе- стоялъ неподвижно, заложивъ за спи-

раловъ сочли бы поведеніе Сера Уат- ну руки, какъ прилично англичанину,


кина чуть не за низость, за низкія и глядѣлъ на прибывшаго взглядомъ
чувства заискиванія передъ знамени- полнымъ холоднаго достоинства. Нѣ-
тымъ человѣкомъ, за мелкое вылѣ- сколысо вѣжливыхъ возгласовъ, по

заніс впередъ. Но серъ Уаткинъ ду- вполголоса и умѣренно, ничему тоже

маетъ не по нашему: О, онъ и самъ не помѣшали бы: гость тотчасъ же


1876. МАРТЪ. 85

различилъ бы, что это лишь обычай смотря на государственную „англи-


и этикета, а что собственно волненія канскую" вѣру, разсынаны на сотни

онъ не могъ у насъ возбудить ника- секта. Вотъ что говоритъ Сидней Доб-
кого, будь онъ хоть семи пядей во лбу. бель въ недавней статьѣ своей: „мы-
Л теперь, какъ закричали и засвиста- сли объ искусствѣ философіи и ре-
ли, гость и подумаетъ, что это лишь лигіи";
безсмысленная уличная чернь, какъ и „Католицизмъ великъ, ирекрасенъ,
на Кстати, вспомнился
континентѣ". иремудръ и могучъ, — онъ самое устой-
мнѣ теперь одинъ премилый анекдотъ, чивое, самое благоразмѣрное изъ зда-
который я прочелъ недавно, гдѣ и у ній, какія воздвигалъ человѣкъ, но

кого не запомню, о маршалѣ Себастья- онъ не воспитателенъ и вслѣдствіе то-

пи и объ одномъ англичанинѣ, еще въ го обреченъ на смерть; мало того, но-

началѣ столѣтія, при Наполеонѣ І-мъ. виненъ смерти, ибо причиняетъ вредъ,
Маршалъ Себастьяни, ваашое тогда и тѣмъ больше вреденъ, чѣмъ совер-
лицо, желая обласкать одного англи- шеннѣе устройство. Протестан-
его

чанина, которые всѣ были тогда въ за- тизмъ безобразенъ, безстыденъ,


узокъ,
гонѣ, потому что безпрерывно и упор- неразуменъ, непослѣдователенъ, несо-

но воевали съ Наполеономъ, сказалъ гласенъ самъ съ собой; это вавилонъ

ему съ любезнымъ видомъ, послѣмно- словопренія и буквальности, это —

гихъ похвалъ его націи; клубъ состязанія полумыслящихъ пе-


— Если-бъ я не былъ французомъ, дантовъ, полуграмотныхъ геніевъ и

то желалъ бы стать англичаниномъ. неграмотныхъ эгоистовъ всякаго рода,


Аигличанинъ выслушалъ,но, нимало это — колыбель притворства и фана-
не тронутый любезностью, тотчасъ от- тизма; это — сборное праздничное мѣ-
вѣтилъ: сто для всѣхъ вольноприходящихъ бе-
— А если-бъ я не былъ англичани- зумцевъ. Но онъ воспитателенъ и,
номъ, то я все-таки ножелалъ бы стать вслѣдствіе того ему суждено жить.

англичаниномъ. Мало того: его слѣдуетъ питать и

Такимъ образомъ, въ Англіи всѣ устраивать, окружать заботой и от-

англичане и всѣ одинаково уважаютъ стаивать въ борьбѣ, какъ необходи-


себя, ыожетъ быть единственно за то, мую потребность sine qua поп, духов-
что они англичане. Ужь одного этого ной жизни для человѣка".
бы, кажется, довольно длякрѣпкой связи Какое самое невозможное сужденіе!
и единенія людей въ странѣ этой:
для А между тѣмъ тысячи европейцевъ
крѣнокъпучокъ. Иоднако, на дѣлѣ,тамъ ищутъ своего спасенія въ такихъ же

то же самое, что и вездѣ въ Евроиѣ; заключеніяхъ. Въ самомъ дѣлѣ, здо-


страстная жажда жить и потеря высша- рово ли то общество, въ котором®
го смысла жизни. Приведу здѣсь, тоже серьезно и съ такимъ жаромъ выстав-

въ вицѣ примѣра оригинальности, ляются такіе выводы о духовныхъ тре-


взглядъ одного англичанина на свою бованіяхъ человѣческихъ? „Протестан-
вѣру, протестантизмъ. Всномнимъ, что тизмъ, видите ли, дикъ, безобразенъ,
англичане, въ огромномъ болышшствѣ, безстыденъ, узокъ и глупъ, по онъ

пародъ въ высшей степени религіоз- воспитателенъ, а потому надо его со-

ішй: они жаждутъ вѣры и ищутъ ее хранять и отстаивать!" Во-первыхъ,


безпрерывно, но, вмѣсто религіи, не что за утилитаризмъ въ такомъ дѣлѣ
86 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

и въ такомъ вопросѣ? Дѣло, которому ботиться наши публицисты о такихъ

должно быть все подчинено (если дѣй- фаптастическихъ предметахъ, да и ста-

ствительно Сидней Доббель хлопочетъ вить ихъ на такой высшій планъ?


о пѣрѣ) — это дѣло, напротивъ, разсма- Такъ что можно бы даже сказать, что

тривается лишь единственно съ точки мы, русскіе, люди съ гораздо болѣе


зрѣнія его полезности англичанину. реальнымъ, глубокимъ и благоразум-
И ужь, конечно, такой утилитаризмъ нымъ взглядомъ, чѣмъ всѣ эти англи-

стоитъ той иевоспитательной замкнуто- чане. Но англичане не стыдятся ни


сти и законченности католичества, за своихъ убѣжденій, ни нашего объ нихъ
которую этотъ протестантъ такъ его заключенія; въ чрезвычайной искрен-
проклипаетъ. И не похожи ли такія ности ихъ встрѣчается иногда даже

слова на иные отзывы тѣхъ „глу- нѣчто глубоко-трогательное. Вотъ что,


бокихъ политическихъ и государствен- напримѣръ, передавалъ мнѣ одинъ на-
ныхъ мыслителей" всѣхъ странъ и блюдатель, особенно слѣдящій за этимъ

народовъ, изрекающнхъ иногда пре- въ Европѣ, о характерѣ иныхъ, уже


мудрыя изрѣченія въ родѣ слѣдую- совершенно атеистическихъ ученій и

щихъ: „Бога нѣтъ, разумѣется, и вѣ- толковъ въ Англіи:


ра вздоръ, но религія нужна для чер- „Вы входите въ церковь, — служба
паго народа, потому что безъ пея его благолѣнная, богатая ризы, кадила,
не сдержать". Въ томъ развѣ разни- торжественность, тишина, благоговѣ-
ца, что въ этомъ мнѣніи государствен- ніе молящихся. Читается Библія, всѣ
паго мудреца, въ основѣ, холодный и подходятъ и лобызаютъ святую книгу
лсестокосердый разврата, а Сидней со слезами, съ любовью. И что же?
Доббель — другъ человѣчества Церковь и хло-
атеистовъ. Всѣ моля-
Это —

почетъ лишь о его прямой пользѣ. За шіеся не вѣрятъ въ Бога; непремѣн-


то взглядъ на пользу драгоцѣненъ: пый догмата, непремѣнное условіе для
вся польза въ томъ, видите ли, что вступленія въ эту Церковь атеизмъ. —

отворены ворота настежъ для всякаго Зачѣыъ же они цѣлуютъ Библію, бла-
сужденія и вывода; и въ умъ и въ гоговѣйпо выслушиваютъ чтеніе ея и
сердце entree et sortie libres; ничего
— плачутъ надъ нею? А затѣмъ что, от-
не заперто, не ограждено и не за- вергнувъ Бога, они поклонились „Че-
кончено: плыви въ безбрежномъ морѣ ловѣчеству". Они вѣрятъ теперь въ
и спасай себя самъ, какъ хочешь. Человѣчество, они обоготворили и обо-
Сужденіе, впрочемъ, широкое, широ- жаютъ Человѣчество.
— А что было
кое, какъ безбрежное море и ужь, ко- человѣчеству дороже этой святой кни-
нечно „ничего въ волнахъ не видно";
— ги въ продолженіи столькихъ вѣ-
за то національное. О, тутъ глубокая ковъ? Они преклоняются теперь предъ
искренность, но не правда ли, что нею за любовь ея къ человѣче-
эта искренность граничитъ какъ бы ству и за любовь къ ней человѣ-
съ отчаяніемъ. Характеренъ тоже тутъ чества. Она благодѣтельствовала ему
и пріемъ мышленія, характерно то, столько вѣковъ, она какъ солнце свѣ-
объ чемъ думаютъ, пишутъ и забо- тила ему, изливала на пего силу и

тятся тамъ у себя эти люди; пу ста- жизнь; и „хоть смыслъ ея теперь и

путъ, наприыѣръ, у насъ писать и за- утрачепъ", но любя и боготворя чело-


1876. :АРТЪ. 87

вѣчество, — они не ыогутъ стать не- человѣчества. И люди вдругъ попялп, что

они остались совсѣмъ одпи, и разомъ почув-


благодарными и забыть ея благодѣя-
ствовали великое сиротство. Милый мой маль-
пія ему"...
чикъ, я никогда пе могъ вообразить себѣ
Въ этомъ много трогательнаго и мно- людей неблагодарными и оглунѣвшимл. Ocu-
го энтузіазма. Тутъ дѣйствительное ротѣвшіе люди тотчасъ стали бы прижи-
обоготвореніе человѣчества и страст- маться другъ къ другу тѣспѣе и любовнѣе;
они схватились бы за руки, понимая, что те-
ная потребность проявить любовь свою;
перь лишь они одпн составляютъ все другъ
но какая однакоже жажда моленія
для друга. Исчезла бы великая идея безсмер-
преклоненія, какая жажда Бога и Вѣ- тія, и приходилось бы замѣнить ее; и весь
ры у этихъ атеистовъ и сколько тутъ великій избытокъ прежней любви къ Тому,
отчаянія, какая грусть, какія похоро- который и былъ Безсмертіе, обратился бы у
всѣхъ на природу, на міръ, на людей, па
ны вмѣсто живой, свѣтлой жизни,
всякую былинку. Они возлюбили-бы зе-
бьющей свѣжимъ ключомъ молодости,
млю и жизнь неудержимо и въ той мѣрѣ,
силы и надежды! Ио похороны ли или
въ какой постепенно сознавали бы свою пре-
новая грядущая сила, это еще для ходимость и конечность, и уже особенною,
многихъ вопросъ. Позволю себѣ сдѣ- уже пе прежнею любовью. Они стали бы за-

лать выписку изъ одного моего иедав- мѣчать и открыли бы въ природѣ такія яв-

ленія и тайны, какихъ и не предполагали


няго романа: „Подростокъ". Объ
прежде, пбо смотрѣли бы па природу новы-
этой „Церкви Атеистовъ" я узналъ ми глазами, взглядомъ любовника па возлюб-
лишь надняхъ, гораздо позже того, ленную. Они просыпались бы и спѣшили бы
какъ я окончилъ и напечаталъ ро- цѣловать другъ друга, торопясь любить, со-

манъ мой. У меня тоже объ Атеизмѣ —


знавая, что дни коротки, что это— все, что
у пихъ остается. Они работали бы другъ на
но это лишь ^мечта одного изъ рус-
друга, и каждый отдавалъ бы всѣмъ все свое
скихъ людей нашего времени, сороко- и тѣмъ однимъ былъ бы счастливъ. Каждый
выхъ годовъ, бывшихъ помѣщиковъ- ребенокъ зпалъ бы и чувствовалъ, что !вся-
прогрессистовъ, страстныхъ и благо- кій на землѣ— ему какъ отецъ и мать. „Пусть

родныхъ мечтателей рлдомъ съ са- завтра послѣдпій день мой, думалъ бы каж-
дый, смотря на заходящее солнце; но все
мою великорусскою широкостью жиз-
равно, я умру, но останутся всѣ они, а по-
ни на практикѣ. Самъ этотъ помѣ-
слѣ пнхъ дѣтп ихъ" — и эта мысль, что они
щикъ, — тоже безъ всякой вѣры и тоже
останутся, все также любя и трепеща другъ
обожаетъ человѣчество, „какъ и слѣ- за друга, замѣнила бы мысль о загробной
дуетъ русскому прогрессивному чело- встрѣчѣ. О, они торопплись-бы любить, чтобъ
вѣку". Онъ высказываетъ мечту свою
затушить великую грусть въ свопхъ сердцахъ.
Они были бы горды и смѣлы за себя, по
о будущемъ человѣчествѣ, когда уже
сдѣлались бы робкими другъ за друга; каж-
изчезнетъ въ немъ всякая идея о Бо-
дый трепеталъ бы за ашзнь и за счастіе
гѣ, что, по его понятіямъ, несомнѣи- каждаго. Они стали бы пѣжны другъ къ дру-
но случится на всей землѣ. гу и не стыдились бы того, какъ теперь, и

ласкали бы другъ друга, какъ дѣти. Встрѣ-


„Я представляю себѣ, мои милый, пачаіъ чаясь, смотрѣли бы другъ па друга глубо-
опъ съ задумчивою улыбкою: что бой уже

кимъ и осмыслен ішмъ взглядомъ и во взгля-
копчился и борьба улеглась. Послѣ прокля- дахъ ихъ была бы любовь и грусть"...
тій, комьевъ грязи и свистковъ, настало за-
Не правда ли, тутъ въ этой фантазіи
тишье, и люди остались одни, какъ желали:
есть нѣсколько сходнаго съ этою, уже
великая прежняя идея оставила ихъ; вели-

кій источникъ силъ, до сихъ поръ, питавшій дѣйствительно существующею „Цер-


ихъ, отходнлъ какъ велпчавое, зовущее солн- ковью Атеистовъ".
це, по это былъ уже какъ бы послѣдпій день
88 ДНЕВНИК ] ПИСАТЕЛЯ. 1

П. ственно про ученіе лорда трудно раз-


сказать въ чемъ оно состоитъ. Опъ
Лордъ Редстокъ. англичанинъ, но, говорятъ, не принад-
лежитъ и къ англиканской церкви и по-

Кстати ужь объ этихъ сектахъ. Го- рвалъ съ нею, а проповѣдуетъ что-то

ворятъ, въ эту минуту у насъ въ Пе- свое собственное. Это такъ легко въ

тербургѣ Лордъ Редстокъ, тотъ самый, Англіи: тамъ и Америкѣ сектъ мо-
въ

который еще три года пазадъ пропо- жетъ быть еще больше, чѣмъ у насъ
вѣдовалъ у насъ всю зиму и тоже соз- въ нашемъ „черноыъ народѣ". Секты
далъ тогда нѣчто въ родѣ новой сек- скакуновъ, трясу чекъ, конвульсьоне-
ты. Мнѣ случилось его тогда слышать ровъ, квакеровъ, ожидающихъ милле-

въ одной л залѣ", па проновѣди, и, ніума и наконецъ хлыстовщина (все-


помню, я не нашелъ въ немъ ничего мірнад и древнѣйшая секта) — всего

особеннаго: онъ говорилъ ни особенно этого не перечтешь. Я, конечно, не въ

умно, ни особенно скучно. А между насмѣшку говорю объ этихъ сектахъ,


тѣмъ онъ дѣлаетъ чудеса надъ серд- сопоставляя ихъ рядомъ съ лордомъ
цами людей; къ нему льнутъ; ыногіе Редстокомъ, но кто отсталъ отъ ис-
поражены: шцутъ бѣдныхъ чтобъ по- тинной Церкви и замыслилъ свою, хо-
скорѣй облагодѣтельствовать ихъ и тя бы самую благолѣнную на видъ,
почти хотятъ раздать свое имѣніе. ненремѣнно кончитъ тѣмъ же, чѣмъ
Впрочемъ это можетъ быть только у эти секты. И пусть не морщатся по-

насъ въ Россіи; за границей-же онъ читатели лорда: въ философской осно-

кажется не такъ замѣтенъ. Впрочемъ вѣ этихъ самыхъ сектъ, этихъ трясу-


трудно сказать, чтобъ вся сила его чекъ и хлыстовщины, лежатъ иногда
обаянія заключалась лишь въ томъ, чрезвычайно глубокія и сильныя мысли.

что онъ лордъ и человѣкъ независи- Но преданію, у Татариновой, въ Ми-

мый, и проповѣдуетъ онъ, такъ


что хайловскомъ замкѣ, около двадцатыхъ
сказать, вѣру „чистую", барскую. Прав- годовъ, вмѣстѣ съ нею и съ гостями

да, всѣ эти проповѣдники сектанты — ея, такими напримѣръ одинъ


какъ

всегда уничтожаютъ, еслибъ даже и тогдашній мпнистръ, вертѣлись и про-


не хотѣли того, данный церковью образъ рочествовали и крѣностные слуги Та-
вѣры и даютъ свой собственный. На- тариновой: стало быть была же сила

стоящій успѣхъ лорда Гедстока зиж- мысли и порыва, если могло создаться

дется единственно лишь на „обособ- такое „неестественное" единеніе вѣ-


леніи нашемъ", на оторванности на- рующихъ, а секта Татариновой была,
шей отъ почвы, отъ націи. Оказывает- повидимому тоже хлыстовщина, или,
ся что мы, то есть ннтелигентные одно изъ безчисленныхъ ея развѣт-
слои нашего общества,— теперь какой- вленій. Я не слыхалъ изъ разсказовъ
то ужь совсѣмъ чужой народикъ, очень о лордѣ Редстокѣ, чтобъ у него вер-
маленькій, очень ничтожненькій, но тѣлись и пророчествовали (верченіе и

имѣющій, однако, уже свои привычки и пророчество — есть необходимѣйшій и

свои предразсудки, которы? и прини- древнѣйшій атрибута почти всѣхъ этихъ

маются за своеобразность, и вбтъ, западныхъ и нашихъ сектъ, покрай-


оказывается, теперь даже и съ жела- ней мѣрѣ чрезвычайнаго множества.
ніемъ своей собственной вѣры. Соб- И Тампліеры тоже вертѣлись и проро-
1876. МАРТЪ. 89

чествовалн, тоже были хлыстовщиной есть вѣдь разъединеніе; я въ этомъ

и за это самое сожжены, а нотомъ смыслѣ и говорю, что въ нашемъ мо-

восхвалены и воснѣты французскими лодомъ сниритизмѣ замѣтны сильные

мыслителями и поэтами передъ первой элементы къ восполненію и безъ того

революціей); я слышалъ только, что уже все сильнѣе и прогрессивнѣе иду-


лордъ Редстокъ какъ-то особенно учнтъ щаго разъединенія русскихъ людей.
о ,.схождепіц благодати", и что, будто Уяіасно мнѣ нелѣпо и досадно читать

бы, по выраженіго одного передававшаго иногда, у иѣкоторыхъ мыслителей на-

о немъ, у лорда „Христосъ въ карма- шихъ, о томъ, что наше общество сиитъ,
нѣ", то есть чрезвычайно
— легкое об- дремлетъ, лѣнпво и равнодушно; на-

ращеніе съ Христомъ и благодатью. противъ, никогда не замѣчалось столь-

О томъ же, что бросаются въ подушки ко безпокойства, столько метанія въ

и ждутъ какого-то вдохновенія свыше, разныя стороны и столько исканія че-

я, признаюсь, не понялъ, что переда- го нибудь такого на что бы можно

вали. Правда-ли, что лордъ Редстокъ было нравственно опереться, какъ те-

хочетъ ѣхать въ Москву? Желательно, перь. Каждая самая безпутная даже

чтобъ на этотъ разъ никто изъ наше- идейка, если только въ ней предчув-
го духовенства не поддакивалъ его ствуется хоть малѣйшая надежда что-

нроповѣди. Тѣмъ не менѣе онъ про- нибудь разрѣшить, можетъ надѣяться


изводитъ обращенія и
чрезвычайныя на несомнѣнный уснѣхъ. Успѣхъ же
возбуждаетъ послѣдова-
въ сердцахъ всегда ограничивается „обособленіемъ"
телей великодушныя чувства. Впрочемъ какой-нибудь новой кучки. Вотъ такъ

такъ и должно быть: если онъ въ са- и съ спиритизмомъ. И каково же бы-


ыомъ дѣлѣ искрененъ и проповѣдуетъ ло мое разочарованіе, когда я нро^
1 новую вѣру, то, конечно, и одержимъ челъ, наконецъ,
въ „Голосѣ" отчетъ
всѣмъ духомъ и жаромъ основателя извѣстной комиссіи, о которой такъ
секты. Повторяю, тутъ плачевное наше всѣ кричали и возвѣщали, о спирити-

обособленіе, наше невѣденіе народа, ческихъ явленіяхъ, наблюдавшихся


нашъ разрывъ съ національностыо, а всю зиму въ домѣ г. Аксакова. А я-то

во главѣ всего — слабое, ничтожное по- такъ ждалъ и надѣялся, что этотъ

нятіе о православіи. Замѣчательно, что отчетъ раздавитъ и раздробить это


о лордѣ Редстокѣ, кроыѣ немногихъ непотребное (въ его мистическоыъ зна-

исключеній, почти ничего не говоритъ ченіи) новое ученіе. Правда, у насъ

наша пресса. невидимому, еще не замѣчается ника-

кихъ ученій, а идутъ лишь нока одни


„наблюденід"; но такъ-ли это на са-
ш.
момъ дѣлѣ? Жаль, что въ эту мину-
Словцо объ отчетѣ ученой комисоіи ту я не нмѣю ни времени, ни мѣста

о спиритическихъ явленіяхъ. подробнѣе изложить мою мысль; но


въ слѣдующемъ, апрѣльскомъ моемъ
„Обособленіе" -ли спириты? Я ду- „Дневникѣ", я можетъ быть и рѣшусь
маю что да. Нашъ возникающій спи- заговорить оиять о спирнтахъ. Впро-
ритизмъ, по моему, грозитъ въ буду- чемъ, можетъ быть, я обвиняю от-

щемъ чрезвычайно опаснымъ и сквер- четъ комиссіи напрасно: не она, ко-

нымъ „обособленіемъ". „Обособленіе" нечно, виновата въ томъ, что я такъ

3
90 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

сильно на нее надѣялся и что ожи- казательства — ровно ничего не зна-

,далъ отъ нея, можетъ быть, совсѣмъ чатъ. А тутъ, въ этомъ-то, въ нашемъ

невозможнаго, чего она никогда и не мо- возникающемъ сниритизмѣ, — клянусь


гла дать. Но во всякомъ случаѣ „От- на нервомъ планѣ, лишь идея мистиче-
чета" грѣшитъ изложеніемъ, редащіей. ская, и, — что-же вы съ нею можете

Изложеніе это такого свойства, что сдѣлать? Вѣра и математическія дока-


въ немъ противники отчета, непре- зательства — двѣ вещи несовмѣстймыя.
мѣнно отыщутъ „предвзятое" отноше- Кто захочетъ повѣрить — того не оста-

ніе къ дѣлу (стало быть весьма нена- новите. А тутъ, вдобавокъ, и доказа-
учное), хотя можетъ быть въ комис- тельства далеко не математическія.
сіи вовсе не было столько этой „пред- Тѣмъ не менѣе отчетъ все бы могъ

взятости", чтобъ можно было за то быть нолезенъ. Онъ могъ быть не-

обвинить ее. (Немного-то предвзято- сомнѣнно нолезенъ для всѣхъ еще не-

сти было, безъ этого у насъ ужъ ни- совращенныхъ и пока еще равнодуш-
какъ нельзя). Но редакція грѣшитъ ныхъ къ спиритизму. А теперь, при „хо-
несомнѣнно: комиссія позволяетъ, на- тѣніи вѣрить", хотѣнію можетъ быть
примѣръ, себѣ заключать о такихъ дано оружіе въ руки. Да и
новое

явленіяхъ спиритизма (о матеріализаціи слишкомъ нрезрительно-высокомѣрный

духовъ напримѣръ), которыя она, по тонъ отчета можно бы было смягчить;


собственному ея признанію, не наблю- право можно подумать, читая его, что
дала вовсе. Положимъ, она сдѣлала обѣ почтенныя стороны, во время на-

это въ видѣ, такъ сказать, нравоученія, блюденій, почему либо лично поссори-
въ нравоучительномъ и предупреди- лись. На массу это нодѣйствуетъ не
тельномъ смыслѣ, забѣгая впередъ въ пользу „Отчета".
явленій, для пользы общества, чтобъ
спасти легкомысленныхъ людей отъ
IV.
соблазна. Идея благородная , но

врядъ-ли умѣстная въ настоящемъ Единичныя явленія.


случаѣ. Впрочемъ что-же: неужели
сама комиссія, состоящая изъ столь- Но является другой разрядъ яв-
и

кихъ ученыхъ людей, могла серьезно леній, довольно любопытный, особен-


надѣяться затушить нелѣпую идею въ но между молодежью. Правда, явле-
самомъ началѣ? Увы, еслибъ комиссія нія пока единичныя. Рядомъ съ раз-
представила даже самыя явныя и пря- сказами о нѣсколькихъ несчастныхъ

мыя доказательства „подлоговъ", даже молодыхъ людяхъ, „идущихъ въ на-

еслибъ она изловила и изобличила родъ", начинаютъ разсказывать и о


„плутующихъ" на дѣлѣ и, такъ ска- другой совсѣмъ молодежи. Эти новые
зать иоймавъ ихъ (чего впро-
за руки молодые люди тоже безпокоятся, ни-

чемъ отнюдь не случилось), то и то- шутъ къ вамъ письма, шя сами при-


гда бы ей никто не повѣрилъ изъ ходятъ съ своими недоумѣніями, статья-

увлекшихся спиритизме мъ, даже изъ ми и съ неожиданными мыслями, но

желающихъ только увлечься, по тому совсѣмъ непохожими на тѣ, которыя


вѣковѣчному закону человѣческой при- мы до сихъ поръ въ молодежи встрѣ-
роды, по которому, въ мистическихъ чать привыкли. Такъ что есть нѣко-
идеяхъ, даже самыя математическія до- торый новодъ предположить, что въ мо-
1876. J ;АРТ ГЬ. 91

лодежи вашей начинается нѣкоторое нихъ отъ ихъ дѣтства и отрочесттіа? Ци-
движеніе, совершенно обратное преж- низмъ, глумленіе, безжалостныя посяг-
нему. Что же, этого, можетъ быть, новенія на первыя нѣжныя, святыя
и должно было ожидать. Въ самомъ вѣрованія дѣтей; затѣмъ нерѣдко от-
дѣлѣ: дѣти? Они именно дѣ- крытый развратъ отцовъ и матерей,
чьи они

ти тѣхъ „либеральныхъ" отцовъ, ко- съ увѣреніемъ и наученіемъ, что такъ


торые, въ началѣ возрождевія Россіи, и слѣдуетъ, что это-то и истинныя
въ нынѣшнее царствованіе, какъ бы „трезвыя" отношенія. Прибавьте мно-
отторгнулись всей массой отъ общаго жество разстроившихся состояній, а
дѣла, вообразивъ, что въ томъ-то и вслѣдствіе того нетерпѣливое недо-
нрогрессъ и либерализмъ. А между вольство, громкія слова, прикрывающія
тѣмъ — такъ какъ все это отчасти про- лишь эгоистическую, мелкую злобу за
шедшее, — много ли было тогда воистину матеріальныя неудачи, о, юноши мог- —

либераловъ, много ли было дѣйствитель- ли это, наконецъ, разобрать и осмы-


но страдающихъ, чистыхъ и искреннихъ слить! А такъ какъ юность чиста, свѣт-
людей, такихъ какъ, напримѣръ, не- ла и великодушна, то, конечно, могло

давній еще тогда покойникъ Бѣлин- случиться, что иные изъ юношей не

скій (не говоря уже объ умѣ его?) захотѣли пойти за такими отцами и

Напротивъ, въ болынинствѣ, это все- отвергли ихъ „трезвыя" наставленія.


таки была лишь грубая масса мел- Такимъ образомъ подобное „либераль-
кихъ безбожннковъ и крупныхъ без- ное" воспитаніе и могло произвести
стыдниковъ, въ сущности тѣхъ-же ха- совсѣмъ обратный слѣдствія, покрай-
пугъ и „мелкихъ тирановъ", но фан- ней мѣрѣ въ нѣкоторыхъ примѣрахъ.
фароновъ либерализма, въ которомъ Вотъ эти-то, можетъ быть, юноши и
они ухитрились разглядѣть лишь пра- подростки и ищутъ теперь новыхъ пу-
во на безчестье. И чего тогда не го- тей и прямо начинаютъ съ отпора то-

ворилось и не утверждалось, какія му ненавистному пмъ циклу идей, ко-

нерѣдко мерзости выставлялись за торый встрѣтили они въ дѣтствѣ, въ

честь и доблесть. Въ сущности это своихъ жалкихъ родныхъ гнѣздахъ.


была грубая улица, и честная идея
попала на улицу. А тутъ, какъ разъ,
V.
подоспѣло освобожденіе крестьянъ, а
съ нимъ вмѣстѣ разложеніе и „обо-
— О Юріѣ Самаринѣ.
собленіе" нашего интелигентнаго об-
щества во всѣхъ возможныхъ смы- А твердые и убѣжденные люди ухо-
слахъ. Люди не узнавали другъ дру- дятъ; умеръ ІОрій Самаринъ, дарови-
га, и либералы не узнавали своихъ-же тѣйшій человѣкъ, съ неколебавшимися
либераловъ. И сколько было потомъ убѣжденіями, полезнѣйшій дѣятель.
грустныхъ недоумѣній, тяжелыхъ раз- Есть люди, заставляющіе всѣхъ ува-
очарованій! Безстыднѣйшіе ретрограды жать себя, даже несогласныхъ съ ихъ

вылетали иногда вдругъ впередъ, какъ убѣжденіями. „Новое Время" сообщи-


прогрессисты и руководители и имѣли ло о немъ одинъ чрезвычайно харак-
успѣхъ. Что же могли видѣть многія то- теристическій разсказъ. Еще такъ не-
гдашнія дѣти въ своихъ отцахъ, какія давно, въ концѣ февраля, въ проѣздъ
воспоминанія могли сохраниться въ черезъ Петербургъ, Самаринъ успѣлъ
92 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

прочесть, въ февральскомъ W. „Оте- которые теряютъ сонъ въ заботахъ о сво-

чественныхъ Записокъ" статью князя ей родннѣ?" прибавляетъ къ этому „Но-


Васильчикова: „Чѳрноземъ и его бу- вое Время". Я думаю, что еще найдут-

дущность". Эта статья такъ подѣй- ся, и, кто знаетъ, можетъ быть теперь,
ствовала на него, что онъ не спалъ судя по тревожному положенію на-

всю ночь; шему, больше, чѣмъ прежде. Без-


еще
„Это очень хорошая и вѣрная статья покоящихся людей, въ самыхъ много-
(сказалъ Самаринъ, на утро, своему различныхъ смыслахъ, у насъ всегда
пріятелю). Я ее читалъ вчера вече- бывало довольно и мы вовсе ужь не

ромъ и она произвела на меня такое такъ спимъ, какъ про насъ утвер-
впечатлѣніе, что я не могъ заснуть; ждаютъ; но не въ томъ дѣло, что

всю ночь такъ и мерещилась страш- есть безпокоющіеся, а въ томъ, какъ


ная картина безводной и безлѣсной они а съ Юріемъ Самаринымъ
судятъ,
пустыни, въ которую превращается мы лишились твердаго и глубокаго мы-

наша средняя черноземная полоса Рос- слителя и вотъ въ чемъ утрата. Ста-
сіи отъ постояннаго, ничѣмъ не оста- рыя силы отходятъ, а на новыхъ, на

навливаемаго уннчтоженія лѣсовъ". грядущихъ людей, пока еще только

„Много-ли у насъ найдется людей, разбѣгаются глаза...

Ѳ. Достосвскіп.
<0» oQo

„днввнмъ ішітшг
изданіе Ѳ. М. ДОСТОЕВСКАГО 12 выпусковъ въ годъ.
Каждый выпускъ будетъ заключать въ себѣ отъ одного до полутора листа убористаго
шрифта, въ форматѣ еженедѣльныхъ газетъ нашихъ.
Каждый выпускъ будеть выходить въ послѣдпее число каждаго мѣсяца и продаваться
отдѣльпо во всѣхъ кпижныхъ магазппахъ по 20 копѣекъ. Желающіе подписаться на все
годовое изданіе впередъ пользуются уступкою и платятъ лишь два рубля (безъ доставки
и пересылки), а съ пересылкою пли доставкою па домъ два рубля пятьдесятъ копѣекъ.
ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ. Подписавшіеся получаютъ тотчасъ же всѣ выпуски
съ 1-го январскаго. Подписка принимается для городскихъ подписчиковъ въ Петербургѣ:
Въ книжномъ „Магазинѣ для иногородныхъ" М. П. Надѣина, Певскій пр., Л г» 44.
Въ Москвѣ: въ „Цептральномъ книжпо5іъ магазинѣ", Никольская, д. Славянскаго Базара.
Розничная продажа выпусковъ производится во всѣхъ кпижныхъ магазипахъ Пе-
тербурга п Москвы, въ Казани у Дубровина, въ Кіевѣ у Гиптера и Малецкаго и въ Южис-
ртсскомъ Кнпжномъ Магазипѣ, въ Одессѣ у Распопова, въ Харьковѣ у Куколевскаго.
Гг. иногородные подписчики благоволятъ обращаться исключительно къ автору по
слѣдующему адресу: С.-Петербургъ, Греческій проспентъ, подлѣ Греческой Церкви, домъ Струбин-
снаго. нв. № 6, Ѳедору Михайловичу Достоевскому.

4-й, апрѣльскій, выпускъ выйдетъ 30 апрѣля.


У автора „Дневника Писателя" можно получать слѣдующія его сочппепія:
Романъ „БЪСЫ", въ трехъ томахъ, цѣна 3 р. 50 коп.
„ИДІОТЪ", вт. двухъ томахъ, цѣна 3 р. 50 коп.
„ЗАПИСКИ ИЗЪ МЕРТВ АГО ДОМА", 4-е изданіе въ одномъ томѣ, цѣна 2 рубля.
Подписчики „Дневника Писателя", обращающіеся за означенными сочинениями къ
автору, получаютъ 20 й „ уступки, иногородные же пользуются кромѣ того безплатпою пере-
сылкою.

Дозволено цензурою. Спб. 30 марта 1876. Тшшгр. кн. Вл. Оболенскаго Николаевская, № 8.
ДЕЕВЕШ ПІСШЛЯ. ЕЖЕМ-ВСЯЧНОЕ ИЗДАНІЕ.

1876.

ПАВА ПЕРВАЯ.

і. не понравились мои слова въ фев-


ральскомъ „Дневпик'Ь" о народѣ. Я
Идеалы растительной стоячей жиз- полагаю, что тутъ лишь одна неяс-

ни. Кулаки и Міроѣды. Высшіе гос- ность, въ которой я самъ виноватъ.

Неясность и надо разъяснить, отвѣ-


пода подгоняющіе Россію.
чать же г. буквально нель-
Авсѣенко
Въ ыартовскомъ № „Русскаго Вѣст- зя. Что вы, напримѣръ, будете имѣть
ника" сего года помѣщена на меня общаго съ человѣкомъ, который вдругъ
„критика", г. А., т. е. г. Авсѣенко. говорить о народѣ, напримѣръ, такія
Отвѣчать г. Авсѣенко нѣтъ никакой слова:

выгоды: трудно представить писателя „На его плечахъ (т. е. на плечахъ наро-

менѣе вникающаго въ то, что онъ пи-


да), на его терпѣніи и самоножертвоваши,
па его живучей силѣ, горячей вѣрѣ и ве-
шетъ. А впрочеыъ еслибъ онъ и вни-
ликодушномъ презрѣніи къ собствеинымт.
калъ, то вышло бы тоже самое. Все, пнтересамъ— создалась независимость Россіи,
что въ статьѣ его касается до меня, ея сила и способность къ историческому при-
написано имъ на тему, что не мы, звапію. Онъ сохрапилъ намъ чистоту хри-

культурные люди, должны преклонить- стіанскаго идеала, еысокій и смиренный въ

своемъ величіи героизмъ и тѣ нрекрасныя


ся передъ народомъ, — ибо „идеалы на-
черты славянской природы, которыя, отра-
родные суть по преимуществу идеалы зившись въ бодрыхъ звукахъ Пушкинской
растительной стоячей жизни", — а что, поэзіи, постоянно питали потомъ живую
напротивъ, народъ долженъ нросвѣ- струю нашей литературы"...
титься отъ насъ, культурныхъ людей, И вотъ, только что это написалось

и усвоить нашу мысль и нашъ образъ. (т. е. переписалось изъ славянофи-


Однимъ словомъ, г. Авсѣенкѣ очень ловъ), на слѣдующей же страницѣ г.
1
94 ДНЕВНИЕЪ ПИСАТЕЛЕ.

Лвсѣенко сообщаетъ про тотъ же рус- что кулаки, міроѣды и самодуры п вы-

скій народъ совершенно противупо- несли на плечахъ Россію. Зпачитъ всѣ


ложное: эти наши святые митрополиты (стоя-
„Дѣдо въ томъ, что пародъ нашъ не далъ
тели за народъ и строители земли

памъ идеала дѣятельпоЁ личности. Все нре- русской), всѣ благочестивые князья

красное, что мы замѣчаемъ въ немъ и что наши, всѣ бояре и земскіе люди изъ
наша литература, къ ея великой чести, прі- тѣхъ, которые работали и служили
учила нась любить въ немъ, является только
Россіи до пожертвованія жизнью и
па степени стихііінаго существованія, зам-
имена которыхъ благоговѣйно сохра-
клутаго, идиллическаго (?) быта, пли пас-

сивной жизни. Какъ скоро выдѣляется изъ нила исторія, — все это были только

парода дѣятелъная, энергическая личность, міроѣды, кулаки и самодуры! Можетъ


очарованіе по большей части исчезаете и быть скажутъ, что г. Авсѣенко не про
чаще всего индивидуальность является въ
тогдашнихъ говорилъ, а про тепереш-
непривлекательной формѣ міроѣда, кулака,
нихъ, — а исторія это тамъ сама по
самодура. Активныхъ идеаловъ въ народѣ
до сихъ поръ пѣтъ и падѣяться на нихъ зна-
себѣ и что все царѣ Ро-
то было при
чить отправляться отъ пеизвѣстной и можетъ рохѣ. Но случаѣ выходитъ,
въ такомъ

быть мнимой величины". что народъ нашъ переродился? И про

И все это сказать сейчасъ же по- какой же теперешній народъ говоритъ

слѣ того предъидущей стра-


какъ на г. Авсѣенко? Откуда онъ его начи-

ницѣ было объявлено, что на „пле- наетъ? Съ реформы Петра? Съ куль-


чахъ народа, на его терпѣніи и само- турнаго иеріода? Съ окончательнаго
пожертвованіи, на его живучей силѣ, закрѣпощенія? Но въ такомъ случаѣ
горячей вѣрѣ и великодушнолъ пре- культурный г. Авсѣенко самъ себя вы-
зрѣпін къ собственнымъ интересамъ даетъ; всякій скажетъ ему тогда: стои-

создалась независимость Россіи"! Да ло васъ культурить, чтобъ взамѣнъ то-


вѣдь, чтобъ выказать живучую силу, го развратить народъ и обратить его
нельзя быть только пассивнымъ! А въ однихъ кулаковъ и мошенниковъ.

чтобы создать Россію нельзя было не Да неужели вы до такой степени „имѣ-


проявить силы? Чтобы выказать ве- ете даръ одно худое видѣть", г. Ав-
ликодушное презрѣніе къ собственнымъ сѣенко? Неужели жъ народъ нашъ, за-
интересамъ, непремѣнно надо было про- крѣпощенный именно ради вашей же
явить великодушную и активную дѣя- культуры (по крайней мѣрѣ но ученію
тслъность въ интересѣ другихъ, т. е. генерала Фадѣева), нослѣ двухсотлѣт-
въ интересѣ общеыъ, братскомъ. Что- няго рабства своего заслужилъ отъ
бы „выпести на плечахъ своихъ" неза- васъ, отъ окультурившагося человѣка,
висимость Россіи, никакъ нельзя было вмѣсто благодарности или даже жало-
сидѣть пассивно на мѣстѣ, а непремѣн- сти лишь одинъ только этотъ высоко-
но надо было хоть привстать съ мѣ- мѣрный плевокъ про кулаковъ и мо-

ста и хоть разъ шагнуть; по крайней шенниковъ. (То, что вы похвалили его

мѣрѣ хоть что нибудь сдѣлать, а меж- выше, я ни во что не считаю, ибо вы
ду тѣмъ сейчасъ же и прибавляется, что уничтожили это на другой же страни-
чуть народъ начнетъ что нибудь дѣлать, цѣ). За васъ же онъ былъ двѣсти
то тотчасъ заявляетъ себя „въ непри- лѣтъ связанъ но рукамъ и по ногамъ,
влекательныхъ формахъ міроѣда, кулака чтобы вамъ ума изъ Европы прибыло,
иди самодура". Выходитъ, стало быть, и вотъ вы, когда вамъ прибыло изъ
1876, АПРѢ.ІІЬ. 95

Европы ума (?), избоченившись иередъ веденій и слишкомъ полагаться на од-

связанныыъ и оглядывая его съ куль- ну только художественность. Такой


турной высоты своей, вдругъ заклю- взглядъ на задачу беллетристики раз-
чаете о немъ, что „нлохъ и пасси- дѣлялся весьма многими въ нашей ли-
венъ и мало выказалъ дѣятельности тературѣ сороковыхъ годовъ и въ немъ

(это связанный-то), а нроявилъ лишь нѣ- отчасти лежитъ причина: почему э?т

которыя пассивныя добродѣтели, кото- литература была бѣдна внутреннчтъ


рыя хоть и питали литературу живыми содержаніемъ (!)".
соками, но въ сущности не стоятъ Это литература-то сороковыхъ го-

мѣднаго гроша, потому что чуть толь- довъ была бѣдна внутреннимъ ' содер-
ко народъ начнетъ действовать, какъ жаніемъ! Такого страннаго извѣстія я

тотчасъ же является кулакомъ и мо- не ожидалъ во всю мою жизнь. Это


шенникомъ". Нѣтъ, не слѣдовало бы та самая литература, которая дала
отвѣчать г. Авсѣенко, и если я отвѣ- намъ собраніе сочиненій Гого-
полное

чаю, то единственно признавая за со- ля, его комедію: „Женитьба" (бѣдную


бою собственный иромахъ, который и внутреннимъ содержаніемъ, ухъ!) да-
объясню ниже. Тѣмъ не менѣе, такъ ла намъ потомъ его „Мертвыя Души"
такъ ужь пришлось къ слову, все-таки (бѣдныя внутреннимъ содержаніемъ —

считаю не лишнимъ дать нѣкоторое да хоть бы что другое сказалъ чело-

ионятіе читателю йог. Авсѣенко. вѣкъ, ну первое слово, которое на

Оаъ представляетъ собою, какъ писа- умъ пришло, все бы лучше вышло).
тель, весьма интересный для наблюде- Затѣмъ Тургенева съ
вывела его „За-

нія маленькій культурный типъ своего писками (и эти бѣдны вну-


Охотника"
рода, имѣющій нѣкоторое общее зна- треннимъ содержаніемъ?), затѣмъ Гон-
ченіе, что весьма даже не хорошо. чарова, написавшаго еще въ 40-хъ го-

дахъ Обломова и напечатавшаго тог-

П. да же лучшій изъ него эпизодъ „Сонъ


Обломова", который съ восхищеніемъ
Культурные типики. Повредившіеся прочла вся Россія! Это та литература,
люди. которая дала намъ, наконецъ, Остров-
скаго, — но именно про типы-то Ос-
Г. Авсѣенко давно нишетъ критики, тровскаго и разражается г. Авсѣенко
пѣсколько лѣтъ уже, и я, каюсь въ въ этой лее статьѣ самыми презритель-
томъ, все еще возлагалъ на него нѣ- ными плевками:

которыя надежды: „выпишется, ду- „Міръ чиношшковъ оказался, всдѣдствіе


малъ я, и что нибудь скажетъ"; но я внѣпшихъ причинъ, пе вполнѣ доступенъ для
мало зналъ его. Заблужденіе мое про-
театральной сатиры; за то съ тѣмъ боль-
шпмъ усердіемъ и пристрастіемъ устремилась
должалось вплоть до октябрскаго №
паша комедія въ міръ замоскворѣцкаго п
„Русскаго Вѣстника" 1874 года, въ
апраксипскаго купечества, въ міръ стран-
которомъ г. Авсѣешео въ статьѣ своей, пицъ и свахъ, пьяпыхъ приказпыхъ, бурми-
но поводу комедій и драмъ Пис'емска- стровъ, причетпиковъ, пиіерщиковъ. Задача
го, вдругъ нроизнесъ слѣдующее: комедій съузилась пеиостижимымъ образомъ
до копировапія пьянаго или безграмотнаго
...„Гоголь заставилъ нашихъ пи-
жаргона, воспроизведенія дикихъ ухватокъ,
сателей сдишкомъ небрежно относить- грубыхъ и оскорбительныхъ для человѣче-
ся къ внутреннему содержанію нроиз- скаго чувства типовъ и характеровъ. На
1*
96 ДНЕВНИК'] . ПИСАТЕЛЯ.

сцепѣ безраздѣльпо воцарился жапръ, пе содержаніемъ, именно по выводимымъ


тогь теплый, веселый, буржуазный (?) жапръ, въ нихъ художественнымъ типамъ.
который порою такъ плѣнителепъ па фран-
цузской сцепѣ (это г.одевильчикт.-то: одинъ
Эти изображепія, такъ сказать, почти
залѣзъ подъ другой вытащилъ его
столь, а
давятъ умъ глубочайшими непосиль-
за ногу?), грубый, нечистоплотный
а жанръ ными вопросами, вызываютъ въ рус-
и отталкивающій. Нѣкоторые писатели, какъ скомъ умѣ самыя безпокойныя мысли,
напримѣръ г. Островскій, внесли въ эту ли- съ которыми, чувствуется это, спра-
тературу много таланта, сердца и юмора, по
сейчасъ; мало,
виться можно далеко не
въ общсмъ театръ пашъ нрпшелъ къ край-
того, еще справишься -ли когда нибудь?
нему попиженію внутренняго уровня и весь-
ма скоро оказалось, что ему нечего сказать А г. Авсѣенко кричитъ, что въ я Мерт-
образованной части общества, что онъ и дѣ- вы хъ Душахъ" нѣтъ внутренняго со-
ла не имѣетъ съ этой частью общества". держанія! Но вотъ вамъ „Горе отъ
Итакъ, Островскій понизилъ уровень ума", вѣдь оно только и сильно сво-

сцены, Островскій ничего не сказалъ ими яркими художественными типами

„образованной" части общества! Стало и характерами, и лишь одинъ художе-


быть, необразованное общество восхи- ственный трудъ даетъ все внутреннее
щалось Островскимъ въ театрѣ и за- содержаніе этому произведенію; чуть
читывалось его нроизведеніями? О да, же Грибоѣдовъ, оставляя роль худож-

образованное общество, виднте-ли, ника, начинаетъ разсуждать самъ отъ


ѣздийо тогда въ Михайловскій театръ, себя, отъ своего личнаго ума (устами
гдѣ былъ тотъ „теплый, веселый, бур- Чацкаго, самаго слабаго типа въ ко-
жуазный жанръ, который порою такъ медіи), то тотчасъ лее понижается до
плѣнителенъ на французской сценѣ". весьма незавиднаго уровня, несравнен-

А Любимъ Торцовъ „грубъ, нечисто- но низшаго даже и тогдашнихъ пред-


нлотенъ*. Про какое-же это образо- ставителейнашейинтеллигепціи. Нраво-
ванное общество говоритъ г. Авсѣен- ученія Чацкаго несравненно ниже са-
ко, любопытно бы узнать? Грязь не мой комедіи и частью состоятъ изъ
въ Любимѣ Торцовѣ: „онъ душою чистаго вздора. Вся глубина, все со-
чистъ", а грязь именно можетъ быть держаніе художественнаго произведенія
тамъ, гдѣ царствуетъ этотъ „теплый заключается, стало быть, только въ ти-
буржуазный жанръ, который порою пахъ и характерахъ. Да и всегда по-
такъ нлѣнителенъ на французской сце- чти такъ бываетъ.

иѣ' 1И что за мысль, что художе-


. Такимъ образомъ читатель видитъ,
ственность исключаетъ внутреннее со- съ какимъ критикомъ имѣетъ дѣло, и
держаніе? Напротивъ, даетъ его въ уже отсюда слышу вопросы: да за-
высшей степени: Гоголь въ своей чѣмъ-же вы съ нимъ связываетесь?
„Перепискѣ" слабъ, хотя и характе- Повторяю еще разъ, что хочу лишь

ренъ, Гоголь же въ тѣхъ мѣстахъ разъяснить собственную оплошность,


„Мертвыхъ Душъ", гдѣ, переставая а собственно г. Авсѣенко занимаюсь

быть художникомъ, начинаетъ разсуж- въ эту минуту, какъ и сказалъ выше,


дать прямо отъ себя, просто слабъ и не какъ критикомъ, а какъ отдѣль-
даже не характеренъ, а между тѣмъ нымъ и любопытнымъ литературнымъ
его созданія, его Женитьба, его „Мерт- явленіемъ. Тутъ своего рода типъ,
выя Души" самыя глубочайшія произ-
— мнѣ полезный. Я очень долго не по-

веденія, самыя богатыя внутреннимъ нималъ г. Авсѣенко, — то есть, не ста-


1876. АПРѢЛЬ. 97

тей его, я статей его и всегда не по- молитвенно, однимъ словомъ, соверша-
нималъ, да и нечего въ нихъ пони- етъ . какъ будто какое-то даже бого-
мать или не понимать, — съ этой же служеніе. Я слышалъ (не знаю, мо-

статьи въ октябрьскомъ № „Русскаго жетъ быть въ насмѣшку), что этотъ

Вѣстника" 1874 года, я прямо уже романъ предпринята съ тѣмъ чтобъ


махнулъ рукой, впрочемъ, постоянно поправить Льва Толстаго, который
и глубоко недоумѣвая: какнмъ это об- слишкомъ объективно отнесся къ выс-

разомъ статьи такого сбивчиваго пи- шему свѣту въ своей „Аннѣ Карени-
сателя появляются въ такомъ серьез- ной" , тогда какъ надо было отнестись

номъ журналѣ какъ „Русскій Вѣст- молитвеннѣе, колѣнопреклоненнѣе, и

пнкъ"? Но вотъ вдругъ случилось од- ужь конечно не стоило бы объ этомъ

но комическое происшествіе — и я обо всемъ говорить вовсе, если-бъ, но-

вдругъ понялъ г. Авсѣепко: онъ вторяю, не разъяснился совсѣмъ новый


вдругъ началъ печатать въ пачалѣ культурный типъ. Оказывается вѣдь,
зимы свой романъ „Млечный путь". что въ каретахъ-то, въ помадѣ-то и
(И зачѣмъ этотъ романъ пересталъ въ особенности въ томъ, какъ лакеи

печататься!). Этотъ романъ мнѣ вдругъ встрѣчаютъ барыню — критикъ Авсѣенко


разъяснилъ весь типъ писателя Ав- и видитъ всю задачу культуры, все до-
сѣенко. Собственно про романъ мнѣ стиженіе цѣли, все завершеніе двух-
даже и не идетъ говорить: я самъ сотлѣтняго неріода нашего разврата
романистъ и мнѣ не годится критико- и нашихъ страданій и видитъ совсѣмъ

вать собрата. А потому я и не буду не смѣясь, а любуясь этимъ. Серьез-


критиковать романъ нисколько, тѣмъ- ность и искренность этого любованія
болѣе, что онъ доставилъ мнѣ нѣ- составляетъ одно изъ самыхъ любо-
сколько искренно веселыхъ минутъ. пытныхъ явленій. Главное въ томъ,
Тамъ, напримѣръ, молодой герой, что г. Авсѣенко, какъ писатель, не

князь, въ онерѣ, въ ложѣ, всенарод- одинъ; и до него были „коленкоро-


но хнычетъ, разчувствовавшись отъ выхъ манишекъ безпощадные ювепа-

музыки, а великосвѣтская дама при- лы", но никогда въ такой молитвен-

стаетъ къ нему въ умиленіи: „Вы пла- ной степени. Положимъ, что не всѣ
чете? Вы плачете?' Но не въ томъ со- они таковы, но въ томъ-то и бѣда
всѣмъ дѣло, а въ томъ, что я сущ- моя, что я мало по малу наконецъ
ность писателя понялъ; г. Авсѣенко убѣдился, что такихъ представителей
изображаетъ собою, какъ писатель, культуры даже чрезвычайное множе-
дѣятеля, потерявшагося на обожаніи ство въ литературѣ и въ жизни, хо-

высшаго свѣта. Короче, онъ палъ тя-бы и не въ такомъ строгомъ и чи-

нипъ и обожаетъ перчатки, кареты, стомъ типѣ. Признаюсь, меня какъ бы


духи, номаду, іпелковыя платья (осо- свѣтомъ озарило; послѣ этого конеч-

бенно тотъ моментъ, когда дама са- но понятны пасквильныя слова на Ост-
дится въ кресло, а платье зашумитъ ровскаго „теплый, веселый,
и тотъ

около ея ногъ и стана) и наконецъ буржуазный жанръ, который порою


лакеевъ, встрѣчающихъ барыню, когда такъ плѣнителенъ на французской
она возвращается нзъ итальянской сценѣ". Э, тутъ вовсе даже и не Ост-
оперы. Оиъ пйшетъ обо всемъ этомъ ровскій, и не Гоголь, и не сороковые
безпрерывно, благоговѣйно, молебно и года, (очень ихъ надо!), тутъ просто
98 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

Михайловскій петербургскій театръ, обвиненія: связаннаго двѣсти лѣтъ сря-


ііосѣщаемый вьісшимъ обществомъ и ду дразнятъ пассивностью, бѣднаго, съ
къ которому подъѣзжаютъ въ каре- котораго драли оброкъ, обвиняютъ въ

тахъ, — вотъ это и все, вотъ это-то и нечистоплотности, ненаученаго ничему


увлекло, вотъ это-то и захватило пи- обвиняютъ въ ненаучности, а битаго
сателя съ безпощадною силой, и прель- палками— въ грубости нравовъ, а под-
стило его, закруживъ и замотавъ его часъ готовы обвинить даже за то, чтоонъ

умъ иа вѣки. Повторяю опять, на это не напомаженъ и не причесанъ у па-

не надо смотрѣть съ одной лишь ко- рикмахера изъ Морской. Это


Большой
мической точки, все это гораздо лю- вовсе не преувеличеніе,
буквально это

бонытнѣе. Тутъ, однимъ словомъ, мно- такъ, и вотъ въ томъ-то все и дѣло, что
гое происходитъ отъ особаго рода ма- не преувеличеніе. У нихъ отвращеніе
ніи, почти болѣзненной, такъ сказать, отъ народа остервенѣлое и если ког-

слабости, которую надо бы щадить. да и похвалятъ народъ, — ну, изъ поли-

Карета высшаго свѣта ѣдетъ напри- тики, наберутъ


то лишь громкихъ
мѣръ въ театръ: вы только посмотри- фразъ, для нршгачія, въ которыхъ са-

те, какъ она ѣдетъ и какъ свѣтъ отъ ми не понимаютъ ни слова, потому
фонарей, врываясь въ окошки кареты, что сами себѣ черезъ нѣсколько
веселитъ въ ней сидящую даму; это строкъ и противорѣчатъ. Кстати, при-
уже не перо, это молитва и этому поминаю теперь одинъ случай, бывпіій
надобно сострадать! Конечно, многіе со мною два съ половиною года на-

изъ нихъ тщеславятся передъ наро- задъ. Я ѣхалъ въ вагонѣ въ Москву


домъ какъ бы чѣмъ-то и высшимъ и ночью вступилъ въ разговоръ съ си-

перчатокъ; между ними много чрезвы- дѣвшимъ подлѣ меня однимъ помѣ-
чайно даже либеральныхъ людей, по- щикомъ. Сколько я могъ разглядѣть
чти республиканцевъ, а между тѣмъ въ темнотѣ, это былъ сухенькій чело-
пѣтъ-нѣтъ и скажется вдругъ перчя- вѣчекъ, лѣтъ пятидесяти, съ краснымъ
точникъ. Эта слабость, эта манія къ и какъ бы нѣсколыш распухшимъ по-

красотамъ высшаго свѣта съ его устри- сомъ и, кажется, съ больными ногами.

цами и сторублевыми арбузами на ба- Былъ онъ чрезвычайно норядочнаго


лахъ, эта манія, — какъ ни невинна, типа — въ манерахъ, въ разговорѣ, въ

но она породила, напримѣръ, у насъ, сужденіяхъ и говорилъ даже очень

даже крѣпостниковъ особаго рода толково. Онъ говорилъ про тяжелое и

между такими личностями, которыя и неопредѣленпое положеніе дворянства,


душъ-то своихъ никогда не имѣли; но про удивительную дезоргаиизацію въ
разъ признавъ кареты и Михайловскій хозяйствѣ по всей Россіи, говорилъ
театръ завершеніе культурнаго пе-
за почти безъ злобы, но съ строгимъ
ріода Россійской исторіи, они вдругъ взглядомъ на дѣло и ужасно заинте-

стали совсѣмъ крѣпостниками по убѣж- ресовалъ меня. И что-же вы думаете:


денію, и хотя вовсе не мыслятъ ни- вдругъ, какъ-то къ слову, совершенно
чего закрѣпостить вновь, но но край- не замѣтивъ того, онъ изрекъ, что

ней мѣрѣ плюютъ на народъ со всею считаетъ себя и въ физическомъ от-

откровенностью и съ видомъ самаго ношеніи несравненно выше мужика и

иолнаго культурнаго права. Вотъ они- что это ужь конечно безспорно.
то и сыплютъ на него удивительнѣйшія — То-есть, вы хотите сказать, какъ
1876. АПРѢЛЬ. 99

типъ нравственно развитаго и образо- за такіе идеалы у народа, передъ ко-

ваннаго человѣка? нояснилъ было я. торыми надо преклоняться; а во вто-

— Нѣтъ, совсѣмъ нѣтъ, совсѣмъ рыхъ: что я подразумѣваю подъ тою


не одна нравственная, а прямофизи- драгоцѣнностью, которую мы принесли
ческая природа моя выше мужицкой; съ собой и которую долженъ народъ
я тѣломъ выше и лучше мужика и принять отъ насъ sine qua поп? И что

это произошло отъ того, что въ тече- не короче- ли, наконецъ, не намъ, а

піе множества поколѣній мы пере- народу преклониться передъ нами,


воспитали себя въ высшій типъ. единственно по тому одному, что мы

Спорить тутъ было нечего: этотъ Европа и культурные люди, а онъ

слабый человѣчекъ, съ золотушнымъ лишь Россія и пассивенъ? Г. Авсѣенко


краснымъ носомъ и съ больными но- положительно рѣшаетъ вопросъ въ

гами (въ подагрѣ, можетъ быть — дво- этомъ смыслѣ, но я уже не одному
рянская болѣзнь) добро- г. Авсѣенко хочу теперь отвѣчать, а
совершенно
совѣстно физически, тѣ- всѣмъ, не понявшимъ меня „культур-
считалъ себя
ломъ, выше и прекраснѣе мужика! нымъ" людямъ, начиная съ „коленко-
Повторяю, въ немъ не было никакой ровыхъ манишекъ безпощадиыхъ ІОве-
злобы, но согласитесь, что этотъ без- наловъ" до недавнихъ еще господъ,

злобный человѣкъ, даже и въ без- что у насъ и со- провозгласившихъ,


злобіи своемъ^ можетъ вдругъ, при хранять совсѣмъ нечего. Итакъ, къ дѣ-

случаѣ, сдѣлать страшную неспра- лу; если-бъ я не погнался тогда за


ведливость передъ народомъ, совер- краткостью и разъяспилъ нодробнѣе,
шепно невинно, спокойно и добросо- то, конечно, можно бы было не согла-

вѣстно, именно вслѣдствіе презритель- ситься со мной, но за то не искажать

наго взгляда его на народъ, — взгляда меня и не обвинять въ неясности.

почти безсознательиаго, почти отъ не-

го независящаго.
III.
Тѣмъ не менѣе, собственную оплош-
ность мою мнѣ поправить необходимо. Сбивчивость и неточность спорныхъ
Я написалъ тогда объ идеалахъ на- пунктовъ.
рода и о томъ, что мы, „какъ блудные
, дѣти, домой, должны пре-
возвратясь Намъ прямо объявляютъ, что у на-
клоняться правдой народной и рода нѣтъ вовсе никакой правды, а
передъ
- ждать отъ нея лишь одной мысли и правда лишь въ культурѣ и сохраняет-
образа. Но что, съ другой стороны, и ся верхнимъ слоемъ культурныхъ лю-
народъ долженъ взять у насъ нѣчто дей. Чтобъ быть добросовѣстнымъ
изъ-того, что мы принесли съ собой, вполнѣ, я эту дорогую европейскую
что это нѣчто существуетъ дѣйстви- нашу культуру приму въ самомъ выс-

тельно, не миражъ, имѣетъ образъ, шемъ ея смыслѣ, а не въ смыслѣ лишь

форму и вѣсъ, и что, въ противномъ каретъ и лакеевъ, именно въ томъ


случаѣ, если не согласимся, то пусть смыслѣ, что мы, сравнительно съ на-
уже лучше разойдемся и погибнемъ родомъ, развились духовно и нрав-
врознь". Вотъ это-то всѣмъ, какъ ви- ственно, очеловѣчились, огуманились,
жу теперь, и показалось неяспымъ. и что тѣмъ самымъ, къ чести пашей,
Во первыхъ, стали спрашивать: что совсѣмъ уже отличаемся отъ народа.
100 ДНЕВНИКЪ ПИСАТЕЛЯ.

Сдѣлавъ такое безпристрастное за- ли-бъ завоевалъ его и завладѣлъ его

яв.іеніе, я уже прямо поставлю передъ гаванями и портами, то неминуемо


собой вопросъ: „точно ли мы такъ хо- сталъ бы строить свои корабли, какъ

роши собой и такъ безошибочно окуль- и Петръ, а такъ какъ безъ науки ихъ

турены, что народную культуру по бо- нельзя строить, то явилась бы неми-

ку, а нашей поклонъ? И, наконецъ, что нуемо Европы, какъ и при


наука изъ

именно мы принесли съ собой изъ Ев- Петрѣ. Наши Потугины безчестятъ на-
ропы народу"? родъ нашъ насмѣшками, что русскіе
Но прежде, чѣмъ отвѣчать на такой изобрѣли одинъ самоваръ, но врядъ ли
вопросъ, для порядку, устранимъ вся- европейцы примкнутъ къ хору Потуги-
кую рѣчь, напримѣръ, о наукѣ, про- ныхъ. Слишкомъ ясно и понятно, что

мышленности и проч., чѣмъ Европа все дѣлается по извѣстнымъ законамъ

справедливо можетъ гордиться передъ природы и исторіи, и что не скудо-


нашимъ отечествомъ. Такое устране- уміе, не низость способностей русска-
ніе будетъ совершенно правильнымъ, го народа и не позорная лѣнь причи-
ибо вовсе не объ томъ иДетъ теперь ною того, что мы такъ мало произве-
дѣло; болѣе, что и наука-то—
тѣмъ ли въ наукѣ и въ промышленности.
эта тамъ въ Европѣ, а мы то сами, Такое-то дерево выростаетъ въ столь-

то есть верхніе слои kj льтурныхъ лю- ко-то лѣтъ, а другое вдвое позже его.
дей въ Россіи, еще не очень блиста- Тутъ все зависитъ отъ. того, какъ былъ
емъ наукой, несмотря на двухсотлѣт- поставленъ народъ природой, обстоя-
нюю школу, и что поклоняться намъ, тельствами, и что ему прежде всего

культурному слою, за науку во вся- надо Тутъ причины гео-


было сдѣлать.
комъ случаѣ еще рано. Такъ что, нау- графическія, этнографическія, полити-
ка вовсе не составляетъ какого-нибудь ческія, тысячи причинъ, и все ясныхъ
существеннаго и непримиримаго разли- и точныхъ. Никто изъ здравыхъ умомъ
чія между обоими классами русскихъ не станетъ укорять и стыдить три-
людей, то есть, между простонародьемъ надцатилѣтняго за то, что ему не

и верхнимъ культурнымъ слоемъ, и двадцать пять „Европа, дескать,


лѣтъ.
выставлять науку какъ главное суще- дѣятельнѣе остроумнѣе пассивныхъ
и

ственное различіе наше отъ народа, русскихъ, оттого и изобрѣла науку, а


повторяю, совсѣмъ не вѣрно и было они нѣтъ". Но пассивные русскіе, въ
бы ошибкою, а различіе надо искать то время какъ тамъ изобрѣтали нау-
совсѣмъ въ другомъ. Къ тому же нау- ку, проявляли не менѣе изумляющую
ка есть дѣло всеобщее и не одинъ дѣятельность: они создавали царство
какой-нибудь народъ въ Евронѣ изо- и сознательно создали его единство.
брѣлъ ее, а всѣ народы, начиная съ Они отбивались всю тысячу лѣтъ отъ
древняго міра, и это дѣло преемствен- жестокихъ враговъ, которые безъ нихъ
ное. Съ своей стороны русскій народъ низринулись бы и на Европу. Русскіе
никогда и не былъ врагомъ науки, ма- колонизировали дальнѣйшіе края сво-

ло того, она уже проникала къ намъ ей безконечной родины, русскіе от-


еще и Петра. Царь Иванъ Ва-
до стаивали и укрѣнляли за собою свои
сильевичъ употреблялъ всѣ усилія, окраины, да такъ укрѣиляли, какъ те-
чтобъ завоевать Балтійское прибрежье, перь мы, культурные люди, и не укрѣ-
лѣтъ сто тридцать раньше Петра. Ес- пимъ, а, напротивъ, пожалуй еще ихъ
1876. АПРѢЛЬ. 101

расшатаемъ. Къ концу концовъ, послѣ что мало кто изъ „культурныхъ" на


тысячи лѣтъ — у насъ явилось царство это отвѣтитъ правильно. Напротивъ,
и единство безпримѣрное
политическое тутъ — кто въ лѣсъ кто по дрова, а

еще мірѣ, до того, что Англія и Со-


въ насмѣшки тѣмъ, зачѣмъ сосна не
надъ
единенные Штаты, единственные теперь выросла въ семь лѣтъ, а требуетъ въ
оставшіясядвагосударства, въ которыхъ семеро больше для росту лѣтъ, еще —

политическое единство крѣпко и своеоб- до того обыденны и обыкновенны, что


разно, ыожетъ быть, въ этомъ намъ не рѣдкость ихъ услышать даже и не
далеко уступятъ. Ну, а взаыѣнъ того, отъ однихъ Потугиныхъ, а и отъ лю-

въ Европѣ, при другихъ обстоятель- дей гораздо повыше ихъ по развитію.


ствахъ поли