Вы находитесь на странице: 1из 24

ОГЛАВЛЕНИЕ

Введение……………………………………………………………………………….. 3

1. Антропология в научно-религиозном творчестве П.А. Флоренского……....... 5

1.1 Краткая биография отца Павла, обзор его работ………………………………... 5

1.2 «Столп» отца Павла, обзор фундаментальной работы…………………………. 5

1.3 Антроподицея П.А. Флоренского – отличительная черта его антропологии… 7

2. Основные понятия антропологии П.А. Флоренского………………………… 9

2.1 Основные идеи христианской антропологии………………………………….... 9

2.2 Вглядывание отца Павла в человеческое существо…………………………… 10

2.3 Образ и подобие Бога в индивидууме и обществе, макро и микрокосм у


Флоренского……………………………………………………………………... 13

3. Особенности учения о человеке в творчестве П.А. Флоренского…………… 15

3.1 Философия культа П.А. Флоренского…………………………………………... 15

3.2 Целомудрие в Церкви – homo liturgicus………………………………………… 16

3.3 Антропология «человека культа», как антроподицея человечества………….. 18

Заключение…………………………………………………………………………… 21

Список использованных источников……………………………………………….. 23

2
ВВЕДЕНИЕ

Священник Павел Флоренский является выдающимся деятелем


отечественной науки начала XX века. Эрудированность и незаурядные
способности позволили православному богослову не только обозначить пути
решения проблем своего времени, но и опередить его, подготовив почву для
размышления на десятилетия вперед. Одним из основных вопросов, возникающих
в гуманитарной мысли по сей день, является проблема познания человека: «в чем
человеческая жизнь обнаруживает себя как сокровенную ценность всего творения
и какие культурные силы создают условия для этого?»1. Этот вопрос напрямую
связан с педагогикой как с наукой, нацеленной на реализацию предназначения
человека2.
Отец Павел неоднократно писал, что свою задачу он видит в «оживлении»
религиозной православной догматики, в превращении ее в живое религиозное
миросозерцание, позволяющее человеку сохранить свою человечность в
секуляризованном «обесчеловеченном» обществе3. Этого положения вполне
достаточно для объяснения актуальности трудов Флоренского в нынешнее время.
Очень важно, чтобы искренне религиозными людьми были все социальные слои,
особенно те, которые выполняют управленческие функции, то есть являются
двигателем прогресса общества. По мнению автора работы, именно отсутствие
образованной религиозности является причиной глобальных кризисов, которыми
охвачен современный мир.
П.А. Флоренский как раз был искренне верующим и образованным
человеком. Примером своих жизни и творчества он мог бы развеять вирусный

1 Андрюшков А.А. Философская антропология П.А. Флоренского: культ и культура в


антроподицее : автореферат дис. … кандидата философских наук : 09.00.13 / Андрюшков
Андрей Александрович; [Место защиты: Ин-т философии РАН]. – Москва, 2007 – 25 с.:
ил. РГБ ОД, 9 07-3/3515, С. 5.
2 Шмонин Д.В. Философия, теология и ценностно-смысловая сфера в образовании

[Электронный ресурс] : журн. Вестник Русской христианской гуманитарной академии //


URL: https://cyberleninka.ru/article/n/filosofiya-teologiya-i-tsennostno-smyslovaya-sfera-v-
obrazovanii. С. 210.
3 Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в контексте

мистико-символической православной традиции : Дис. … канд. Филос. Наук : 09.00.13 :


Москва, 2004 183 с. РГБ ОД, 61:04-9/511, С. 4.

3
миф о том, что религиозность и образованность взаимоисключают друг друга.
Труды отца Павла являются интереснейшими рассуждениями на различные темы,
поэтому их изучение могло бы пробудить в преподавательском и студенческом
обществе интерес к богословию в целом, что несомненно облагораживает и
утверждает человека на жизненном пути.
Идеи русской философии начала XX века до сих пор вызывают научный
интерес. Ее изучение позволяет понять самобытность русской гуманитарной
мысли, определить ее отличие от идей Запада. Более глубокое изучение русской
философии может открыть новые перспективы преподавания социально-
гуманитарных наук и усилить интерес к отечественной культуре у студентов и
школьников. Кроме того, русская философия с помощью концепции цельного
знания способна ответить на антропологические вопросы современности. «Весьма
важно, что в XX веке постепенно само понимание антропологии стало отражать
стремление к синтезу всех существующих ранее подходов к проблеме человека –
от биологического и социального до философского и религиозного». <…>
Нетрудно заметить, что все эти характерные для XX – начала XXI вв. тенденции
вполне отвечают основной направленности всего творчества свящ. П.
Флоренского»4.
Следует выяснить: какое место антропология занимает в творчестве
Флоренского, ее основные понятия, а также особенности, которые придают
системе отца Павла неповторимость. Важным пунктом здесь является философия
культа П. Флоренского. Ей будет уделено особое внимание, так как литургическая
жизнь Православной Церкви оригинальна и напрямую связана с догматикой, в
ведении которой находится антропология. Это «вполне определенная
концептуализация соотношения между философией религии и антропологией,
причем последняя, как становится очевидным с такой точки зрения, может быть
только философско-религиозной антропологией, то есть антропологией,
использующей как философские, так и богословские, и научные данные о
человеке»5.

4 Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла


Флоренского : диссертация … кандидата философских наук : 09.00.14 / Павлюченков
Николай Николаевич; [Место защиты: Православный Свято-Тихоновский гуманитар.
Ун-т].- Москва, 2012.- 111 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-9/214, С. 3.
5 Там же. С. 4.

4
1. АНТРОПОЛОГИЯ В НАУЧНО-РЕЛИГИОЗНОМ ТВОРЧЕСТВЕ П.А.
ФЛОРЕНСКОГО

1.1 Краткая биография отца Павла, обзор его работ

Павел Александрович Флоренский родился в 1882 году. Обучался в


Московском университете и Московской духовной академии, где позже читал
лекции по философии. Был женат, в 1911 году принял священство. После
революции получил должность в «Главэлектро», где занимался изучением
диэлектриков. Флоренский был разносторонне развитым человеком: изучал
технику и богословие, увлекался музыкой, живописью и астрономией. В газетах
его именовали «русским Леонардо да Винчи»6. В середине 30-х гг. отца Павла
осудили на 10 лет жизни в концентрационном лагере. Дата и место его смерти
доподлинно неизвестны, могила до сих пор не найдена.
Среди основных работ П.А. Флоренского исследователи называют «Столп и
утверждение Истины», 1913 год, «Смысл идеализма», 1915 год, «Около
Хомякова», 1916 год, и некоторые другие. Наиболее известной и значимой для
понимания антропологических воззрений отца Павла является его диссертация
«Столп и утверждение Истины». Сам автор надписывает «Столп», как «опыт
православной теодицеи в двенадцати письмах», то есть основной труд
Флоренского посвящен в первую очередь проблеме зла (греха), а также поиску
ответа на вопрос: что есть Истина?7 «И я знаю, что если она есть, то она – все для
меня: и разум, и добро, и сила, и жизнь8.

1.2 «Столп» отца Павла, обзор фундаментальной работы

Слово «Истина» в философском творчестве Флоренского обозначена с


заглавной буквы неслучайно. Какие-либо умственные построения (теологические
или антропологические) могут считаться правильными (то есть имеющими право

6 Лосский Н.О. История русской философии : [Электронный ресурс].- Глава XIV. Отец
Павел Флоренский // URL: https://azbyka.ru/otechnik/6/istorija-russkoj-filosofii/14
7 Игумен Адроник (Трубачев). Из Истории книги «Столп и утверждение Истины»

[Электронный ресурс] // URL: http://www.stsl.ru/news/all/igumen-andronik-trubachev-iz-


istorii-knigi-stolp-i-utverzhdenie-istiny
8 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. – М.: Правда, 1990. – 490 с. С. 67.

5
на существование), если они исходят из ума, просвещенного «Светом Истины».
Просветленный разум исследователя чувствует бытие вещи, приобщаясь к
Истине. Отец Павел не ставит под сомнение познавательные способности
«чистого» разума, но утверждает, что достоверное знание или «ведение»
открывается только во вхождении в Божественную жизнь, то есть в познании
Бога9.
Некоторые исследователи (например, прот. Георгий Флоровский) ставят в
укор Флоренскому субъективный характер «Столпа» (Пути русского богословия).
Они отмечают тот факт, что отец Павел в своих рассуждениях слишком опирается
на собственный пережитый опыт, и к нему подводит понятия о соборности,
церковности, вселенскости, то есть практически спекулирует догматами в своих
философских интересах10. Кажется, что это так, но при прочтении также
возникает ощущение, что автор хорошо понимает свою «слабую сторону» и
нарочно использует ее, чтобы придать философскому трактату религиозную
глубину. Сводя воедино религию и философию, Флоренский только создает
видимость этого процесса, на практике же, понимая, что силами рассудка такое
соединение невозможно, личным опытом демонстрирует, как логичен Троичный
догмат и как умопостигаема Истина11.
Книга «Столп и утверждение Истины» написана в виде писем друзьям.
Местами она больше напоминает художественное произведение - рассказ, чем
стройную философскую систему – «его позиция – не давать систему, а собирать
конкретные мысли и идеи»12. Вероятно, автор не столько стремится к логичности
умозаключений, сколько демонстрирует собственный религиозный опыт поиска
ответов на теологические и антропологические вопросы13. Не субъективизм (где
вообще может быть объективность?), а живые мысли верующей души стоят в

9 Там же. С. 13, 70-74


10 Павлюченков Н.Н. Антропология священника Павла Флоренского: критические оценки
и исследования [Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2011, Вып. 1 (33). С. 63.
11 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 3.
12
Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла
Флоренского. См. раздел «Теоритическая и методологическая основа исследования.
13
Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 13.

6
«Столпе» на первом месте. Автор приглашает читателя вместе с ним
поразмышлять над человеческой природой, по мере возможности доказывая
логичность выводов. Не столько научный труд представляет «Столп», сколько
манифест живого религиозно-философского опыта14. Вся книга — это поле
исследовательской деятельности, где объектом является не только отдельный
человек, но человечество в целом. «Антропология Флоренского фактически
составляется из набора «первичных интуиций», непосредственно связанных с его
внутренним опытом»15.

1.3 Антроподицея П.А. Флоренского – отличительная черта его


антропологии

Наряду с теодицеей – восхождением падшего человечества к Богу,


творчество отца Павла демонстрирует антроподицею – нисхождение Бога к
человечеству, то есть оправдание и смысл существования последнего.
Соотношение теодицеи и антроподицеи лежит в основе представлений о мире и
человеке у Флоренского16. «Прежде антроподицеи ищется теодицея» - пишет
автор (см. П. Флоренский. Догматизм и догматика. – «Христианская мысль»
(София), 1907, ч. 1, кн. 3-4), то есть человек ищет оправдание (истину) себя, как
творения Бога, но для этого ему требуется уразуметь оправдание (Истину) Бога.
Этой Истиной является Сама Пресвятая Троица, и на страницах «Столпа» отец
Павел ищет разумное понимание Троичной жизни. Флоренский не мыслит
антроподицею вне религиозной жизни – для него жизнь человеческого общества
строится по образу жизни Божественной (Внутритроичной).
Можно сделать вывод, что вызвавшее много критики произведение «Столп и
утверждение Истины» являет антропологию в свете взаимодействия Бога и

14 Игумен Адроник (Трубачев). Из Истории книги «Столп и утверждение Истины».


15 Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла
Флоренского. См. раздел «Теоритическая и методологическая основа исследования.
16 Павлюченков Н.Н. Антропология священника Павла Флоренского: критические оценки

и исследования [Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2011, Вып. 1 (33). С. 66.

7
человека (встречные нисхождение (кенозис) и восхождение (обожение))17. Без
этого взаимодействия человек не просто теряет смысл существования (который
может быть и ложным) – он лишается разумного смысла существования, основа
которого в Боге-Троице. Как выдающийся мистик отец Павел не видит смысла в
доказательстве бытия Бога – он в Него верит, то есть знает, видит, надеется.
Флоренский описывает свой опыт вхождения в Божественную жизнь, и как бы в
дань богословской моде подкрепляет свои выводы научными (философскими,
лингвистическими, математическими) данными. Для автора Бог уже есть, и он
делится опытом с читателем (другом). В чем же заключается этот опыт?

17Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в контексте


мистико-символической православной традиции. См. Глава 2, &1 «Антроподицея в
контексте антропологических идей П.А. Флоренского». С. 89.

8
2. ОСНОВНЫЕ ПОНЯТИЕ АНТРОПОЛОГИИ П.А. ФЛОРЕНСКОГО

2.1 Основные идеи христианской антропологии

Прежде, чем перейти к рассмотрению антропологических воззрений отца


Павла, следует сделать экскурс в православную антропологию в целом, так как
исходные данные для своих умозаключений Флоренский, как священник-
академист берет из догматики. Пономарев во введении автореферата к своей
диссертации упоминает также стремление Флоренского «оживить» догматику.
Согласно православному учению, человек есть Образ и Подобие Божии.
Сотворенное Всемогущим Творцом для вечной жизни, человечество в
определенный момент своей истории пошло против Бога, за что последовало
изгнание из райской обители и наказание трудом и смертью. С этого момента
человек именуется падшим - природа его разобщена. Для объяснения этого
процесса в христианском богословии используются понятие «тела», «души» и
«духа». Три составляющие (или две, в зависимости от понимания соотношения
души и духа) находятся в определенной зависимости и последовательности, то
есть иерархии. Человек был создан «правым» (Еккл. 7:29), то есть его тело было
подчинено душе, вполне управлялось им; состояние души, в свою очередь,
зависело от духа, который в определенном смысле является способностью души к
общению с Духом Божиим.
В православном богословии человек не мыслится в отрыве от окружающей
среды (прочего мира) – он связан с ним, проявлен в нем телом, влияет им на
окружающий мир. Если тело и душа освящены Духом, то и окружающий мир
получает Божественную энергию (блаженствует). После грехопадения природная
иерархия человека разрушается, то есть становится противоположной. Духовный
мир непреложно влияет на человека, поэтому потеряв связь с Духом душа
попадает во власть духов недобрых – бесов, место которых в преисподней. Теперь
душа становится в зависимость от тленного тела, которое в борьбе со стихиями
мира еще более отворачивает человеческий ум от Истины, заставляет искать
«истину», предлагая заведомо ложный вектор поиска.

9
С духовно-телесным строением человека связано то, что в христианской
антропологии человек мыслится стоящим на границе двух миров – духовного и
материального18, «как живое и нераздельное единство двух реальностей,
существующих во времени и в Божественной Вечности»19. Бог создает человека
для вечного совершенствования (блаженства), а окружающий мир служит этой
цели. Отец Павел строит свою философию на этом богословском фундаменте. В
связи с этим, первая глава «Столпа» называется «Два мира», и в целом
антропология «Столпа» помещает человека на границу видимого и невидимого,
материального и духовного, тленного и вечного20. «Основным методологический
принцип, который закладывается Флоренским в основание антроподицеи,
заключается в выделении в универсуме жизне- и мыследеятельности человека
организованных связей имманентного и трансцендентного измерений человека –
т.н. символов»21. В свете вышесказанного антропологический интерес
представляют все 12 глав «Столпа», так как они проникнуты духовными
переживаниями автора, которые он особенно выразительно описывает в начале
каждой главы.

2.2 Вглядывание отца Павла в человеческое существо

Одним из первых положений, на которое обращает внимание Флоренский,


является то, что человеку требуется преодолеть свою «самость» на пути к
познанию Истины. Это нужно для того, чтобы исследователь смог взглянуть на
мир вещей (в том числе и на человека) не со стороны, а изнутри, то есть «выйти»
из себя (отречься себя) и затем поставить ум на путь познания22. Конечно, речь

18 Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в контексте


мистико-символической православной традиции. См. Глава 1, & 1«Учение о природе и
сущности человека в контексте ортодоксальной и паламитской традиции».
19 Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла

Флоренского. См. раздел «Положения, выносимые на защиту».


20 Павлюченков Н.Н. Тема антропологии в наследии священника Павла Флоренского

[Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2007, Вып. 3 (19). С. 73-74.


21 Андрюшков А.А. Философская антропология П.А. Флоренского: культ и культура в

антроподицее. См. раздел «Положения, выносимые на защиту».


22 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 30.

10
идет о религиозном «отречении» и о познании вещей в Боге23. Н.В. Пономарев в
своей диссертации также отмечает, что «религиозно-философская антропология
П.А. Флоренского – это обоснование наличия у человека необходимых
предпосылок для обретения Бога и рассмотрение факторов духовного
становления личности в процессе реализации Богопознания как ее имманентной
цели». Здесь отец Павел представляется также, как философ-катехизатор, что
отмечалось современными исследователями24.
Флоренский всматривается в человеческую природу и видит стремление к
достоверной истине. Каждый человек стремится к достоверности. Никому не
нравится быть обманутым. Но одно дело искать «истину», а другое идти к
Истине. «Истина» (с маленькой буквы) у каждого человека может быть своя, так
как ей не на что опереться, кроме чисто субъективного убеждения индивида или
группы, стремящимся к собственным целям. Такие положения недоказуемы и
всегда могут быть подвергнуты скепсису, который, в конечном счете, тоже ни к
чему не ведет. Таким образом, путь к «Истине» («Естине» - тому, что есть) у отца
Павла связан с идеей счастья, блаженства и спасения человека25. Цель всех
рассуждений над «Истиной» - счастье личное и вселенское (см. главу
«Сомнение»). Главное, что хочет сказать Флоренский о человеке, это то, что он
должен быть счастлив! О том, как представляется Божественная Истина
человеческому рассудку, автор размышляет в главе «Противоречие».
Как верующий человек Флоренский сразу оговаривается, что логическая
истина есть «истина об Истине, а не о чем ином». Истина (с маленькой буквы)
наполняется смыслом только если сама является частью (символом, эмблемою)
Истины. То есть правда человеческая может быть только правдой Божественной.
Эта правда – заповеди Бога, именно она выводит человека на путь познания к
Истине. Она ставит его на границу духовного-материального, где ум видит не

23 Там же. С. 323.


24 Павлюченков Н.Н. Антропология священника Павла Флоренского: критические оценки
и исследования [Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2011, Вып. 1 (33). С. 78-79.
25 Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в контексте

мистико-символической православной традиции. См. Глава 1, & 1 «Учение о природе и


сущности человека в контексте ортодоксальной и паламитской традиции».

11
только поверхность вещей, но их смысл, который условно можно назвать истиной
(условно, так как разум человека – тоже не вполне разум, а только тень Разума26.
Возникает вопрос, в чем заключается антроподицея, если истина и познающий ее
разум не имеют самостоятельности, теряют смысл? Сразу следует ответ:
поскольку разум способен поставить такой вопрос, значит для него «не все
потеряно». Антиномия – противоположность – главный признак Истины, так как
Истина бесконечно шире и выше рассудочной «истины», вмещает в себя не одну,
но обе стороны человеческого бытия. В антиномии разрешается противоречие,
более того, где правда – там не борьба, но союз противоположностей. Сам
человек, по Флоренскому, это «живое единство бесконечности и конечности,
вечности и временности, безусловности и тленности, необходимости и
случайности, узел мира идеального и мира реального»27.
Кроме антиномии признаком Истины является ее единственность. Эта
единственность доказывается только единством Бога. Более ничем нельзя
доказать достоверность знания – Единую Истину28. Как могут быть совместимы
противоположность и единство? Ответ: также, как совмещаются в человеке
духовное и материальное. Более того, единство может быть там и только там, где
есть противоположность, инаковость – иначе чему соединяться? Н.В. Пономарев
описывает метафизику Флоренского, как «открывающую конкретную явленность
духовного в чувственном, ноумена в феномене, сверхъестественного в
естественном».
Отец Павел основу всех вещей видит в Едином Боге. Протоиерей Василий
Зеньковский особо отмечает концепцию всеединства в творчестве Флоренского:
«это живое ощущение динамики бытия в его корнях, ощущение живой и
творческой силы его»29. Всеединство у Флоренского не обесценивает человека

26 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 323.


27 Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла
Флоренского. См. главу «Имя».
28 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 159.
29 Протоиерей Василий Зеньковский. История русской философии : [Электронный

ресурс].- Часть IV. XX век / Глава VI. Метафизика всеединства. О. П. Флоренский и о. С.


Булгаков // URL: https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Zenkovskij/istorija-russkoj-filosofii/4_6

12
для догматики, но определяет его особенное место в «великом корне целокупной
твари» - Софии30.
София, по Флоренскому, это идеи Бога (идеальная Личность мира, четвертый
ипостасный элемент, рассыпающийся в дробность идей о твари, наконец, ангел-
хранитель твари). Естественно, что они все прекрасны. Мир «портится» не от
Бога, но от человека, как существа – проводника Божественной энергии.
Проводимость эта зависит от иерархии в устройстве человека (см. начало
параграфа). Через дух посредством души к телу, которое соединено, воплощено,
обособлено в мире и с миром. Главу о Софии отец Павел начинает с рассуждений
о духоносной личности, о святом31. «Во святом открыта нам для созерцания
прекрасная первозданная тварь». Подвижник, по Флоренскому, не только «зрит в
корень» твари, он видит необходимость вещи, а, следовательно, знает, как
обращаться с вещью. Вещи для подвижника ценны сами по себе, как идеи Бога, а
не как объекты выгоды.

2.3 Образ и подобие Бога в индивидууме и обществе, макро и микрокосм у


Флоренского

Флоренский объясняет смысл подвижничества, как вечной актуализации


личности. Святой – это тот, кто в мироздании стоит на своем месте, кто следует
путем Божиим. Бог умалил, уничижил Сам Себя творением Адама и искуплением
его. По любви к твари не жалея ничего (даже Единородного Сына) сделал все
возможное для Своего Образа – свободу, блаженство и радость. Если же
окружающий мир лишает человека этих благ, то лишь потому, что Образ не
стремится к подобию, не следует Божественному примеру. Как Бог творец для
человека, так человек творец в окружающем его мире32. Не отвергаясь злой
самости, которая описана в первых главах Бытия, человек покидает место своего
царствования добровольно и терпит нападки злых сил – мир его не устроен. Так

30 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 326.


31 Там же. С. 321.
32 Там же. С. 330.

13
выглядит человек, как микрокосм, содержащий в себе образы вещей и их в себя
воспринимающий.
Общество Флоренский также рассматривает в ключе Божественной жизни.
Оно состоит из «мини-троиц»: Я, Ты, Он-Она. Число 3 у Флоренского имеет
особое содержание – это не мало и не много, это достаточно для выражения
общественных отношений, единственно возможно для них. Первое лицо через
второе и третье не только видит себя, как действующего, но и понимает себя, как
оцениваемого. «Я» получает бытие, как производное единства, а единство, как
производное жизни. А жизнь – это Жизнь33. «Антроподицея, как и теодицея –
«философия единосущия, опирающаяся на догмат о Троице»34. Таким образом
соотнося понятия макро и микрокосма применимо к человеку и обществу, можно
сказать, что индивид – это действительный царь в своем царстве, который не
забирает, но взаимодействует с ближними государствами, ради блага. Более
точно: благо – это и есть взаимодействие по Закону, который и делает
взаимодействие возможным. Кто покушается на чужое царство? Тот, кто потерял
свое.
Место человека в мире – это определенное место. Кроме того, «человек и
мир полностью взаимоподобны; устройство бытия повторяет устройство человека
и наоборот, строение человека соответствует строению мира»35. Теодицея
Флоренского возвращает человека в «священный Космос»36. Место его не в
пространстве и не во времени – оно на границе миров, как говорилось выше. Путь
к этой границе – заповеди, закон.

33 Там же. С. 325-326.


34 Павлюченков Н.Н. Антропология священника Павла Флоренского: критические оценки
и исследования (материалы исследования с 1930-х гг. по настоящее время) [Текст] :
журн. Вестник ПСТГУ – 2011, Вып. 3 (35). С. 74.
35 Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла

Флоренского. См. раздел «Положения, выносимые на защиту».


36 Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в контексте

мистико-символической православной традиции. См. Глава 2, & 1 «Антроподицея в


контексте антропологических идей П.А. Флоренского».

14
3. ОСОБЕННОСТИ УЧЕНИЯ О ЧЕЛОВЕКЕ В ТВОРЧЕСТВЕ П.А.
ФЛОРЕНСКОГО

3.1 Философия культа П.А. Флоренского

Антропология объясняет человека, как часть бытия. Более того, деятельность


человека способствует мироустроению, она осмысляет его посредством имен и
символов37. Человек связан с миром Божественной Премудростью – Софией; он
управляет миром благодаря Софии, то есть личному опыту Богообщения. «В
обожении участвует целостная личность, через которую осуществляется
преображение мира – высшая цель и призвание человека»38. В конечном счете,
антропология, а в философии отца Павла – антроподицея, показывает место
человека во вселенной. Она отвечает на вопрос: «Как вести себя человеку в мире,
чтобы быть оправданным, чтобы не быть варваром, изгоем и врагом
окружающего мира, в том числе и других людей?» Для ответа Флоренский
развивает философию культа.
Двойственность - разобщенность человеческой природы - источник личных и
общественных проблем. Общество не может работать как единый организм, если
внутри каждой личности присутствует разлом. Духовное и плотское в индивиде
взаимоисключают друг друга. «Не можете служить Богу и мамоне» (Мф. 6:24).
Если личность не помнит Создателя, она помнит только себя, собственное эго
возводит в Абсолют. Окружающая человека действительность притягивает
внимание к себе, и в отсутствие внимания к Богу внутренний строй личности
изменяется – ум, воля и чувства человека отъединяются от Истины39. Внутренний
строй личности разрушается, а «устроенность», по отцу Павлу – состояние, когда
в личности все бывает «по чину». «По мере оземленения души теряется ея
свобода; медленно, но неукоснительно, рак греховной язвы разъедает сердце.

37 Там же.
38 Там же. Глава 2, & 2 «Энергетизм П.А. Флоренского как решение проблемы
соотношения Бога и творения».
39 Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в контексте

мистико-символической православной традиции. См. Глава 1, & 1«Учение о природе и


сущности человека в контексте ортодоксальной и паламитской традиции».

15
Грехи обстоят сердце, густым строем стоят окрест него и не допускают меня до
него, преграждают доступ освежающего ветерка благодати»40.
Помимо взаимоисключения духовного-плотского взаимоисключающими (а
не противоположными!) являются грех-добродетель, распутство-целомудрие, а
также профанное-священное. Одним из главных взаимоисключений в
мироустройстве отец Павел называет небытие-бытие. «В философско-
религиозной антропологии Флоренского можно говорить о религии (и ее
средоточии – религиозном культе) не только как о средстве утверждения бытия
(выделено мной – И.А.) и освящения человека, но также и как о способе общения
с Богом, утверждения жизни человека с Богом и в Боге»41. Личность
утверждается, когда живет и действует в соответствии с религиозными
правилами. В христианской антропологии и в учении отца Павла утверждение
связывается с объединением душевных и телесных сил человека в религиозном
культе. Это объединение носит название целомудрия. «Целомудренное житие
есть цельность и неиспорченность человеческого существа»42.

3.2 Целомудрие в Церкви – homo liturgicus

Религиозный культ – это то, чем целомудрие достигается. Отличие


религиозного культа от культов иных характеров выражается в
оцеломудривающей функции первого. Флоренский показывает целомудрие с двух
сторон: как переживание (блаженство), и как объект мысли (вечная память).
Первое связано с аскетикой, то есть личным опытом, а второе показывает
человека со стороны, как члена общества. Следует сказать, что отец Павел очень
наглядно представляет самоощущение религиозного человека – он хорош для
Бога, себя и ближних! «Возлюби Господа Бога Твоего всем сердцем твоим, и всею
душею твоею и всем разумением твоим – сия есть первая и наибольшая заповедь,
вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя» (Мф. 22:37-

40 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 176.


41 Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла
Флоренского. См. раздел «Теоритическая и методологическая основа исследования».
42 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 193.

16
39). Абсолютной свободой и всесторонним счастьем веет от этих слов! Для
целомудренного онтологически не существует безответной любви и напрасных
стараний на благо ближних – сердечное чувство вечной памяти Бога приносит
счастье.
Память, по Флоренскому, есть основная познавательная функция разума и
свидетельство вечного естества человека - «создание во Времени символов
Вечности»43. Память позволяет разуму представить три измерения времени
(прошедшее, настоящее и будущее) одновременно, как воспоминание,
представление (фантазия) и предвидение (одновременность времени, как признак
вечности). С просьбой помнить («помянуть») существует множество молитв и
песнопений православной Церкви (особенно известны «за здравие» и «за
упокой»). Вечная память – это память Бога о человеке, которая для последнего –
блаженство. «Быть в раю» - это и означает быть бытием в вечной памяти и, как
следствие, иметь вечное существование и вечную память о Боге: без памятования
о Боге мы умираем; памятование о Боге возможно через памятование Бога о
нас»44. Бог помнит целомудренного, целомудрие достигается в религиозном
культе Церкви, культ насыщен поминовениями за живых и умерших. Таким
образом, оправдание человека для Флоренского заключается в вечной памяти
Бога – человек оправдан, если Бог «помнит» о нем.
«Человек культа» - новое, что включил отец Павел в религиозную
антропологию с помощью антроподицеи «Столпа»45. Homo liturgicus стоит у
Флоренского там, где временность переходит в вечность, плотское в духовное,
тленное в бессмертное. Оправдание «Человека литургического» раскрывается
через еще один важный момент в антроподицеи «Столпа». Отец Павел
утверждает, что человека нужно рассматривать, как «феномен» и «ноумен». Тот,
кого мы видим – не совсем человек в полном смысле слова, а лишь его
проявление – феномен, явленный в мире. Большее значение имеет та сторона

43 Там же. С. 201.


44 Там же. С. 195.
45 Андрюшков А.А. Философская антропология П.А. Флоренского: культ и культура в

антроподицее. См. раздел «Положения, выносимые на защиту».

17
личности, которая вполне соответствует божественному замыслу о человеке – его
онтологическая составляющая, которая пребывает по ту сторону нашего
мировосприятия или же: ноумен. В творчестве отца Павла ноумен и феномен
вполне сопоставимы с Образом и Подобием Божиими в православной догматике.

3.3 «Человека культа», как оправдание человечества

В христианской антропологии – Образ есть то, что дано человеку от


создания, а Подобие есть то, чем Образ усваивается, «подобно тому, как живая
сила организма не творит своего питания, но лишь усваивает его»46. Человек в
антропологии о. Павла Флоренского обладает одновременно и «данностью» и
«заданностью» той конечной цели, к которой он призван – т.е. цели обожения».
«В Библии, - пишет он (П.А. Флоренский – прим. И.А.) в 1922 г., - Образ Божий
различается от Божьего Подобия, и церковное предание давно разъяснило, что
под первым должно разуметь нечто актуальное – онтологический дар Божий,
духовную основу человека, тогда как под вторым – потенцию, способность
духовного совершенства, силу оформить всю эмпирическую личность, во всем ее
составе, Образом Божиим, т.е. возможность Образ Божий, сокровенное достояние
наше, воплотить в жизни, в личности...»47. По Флоренскому, главная задача жизни
человека – прийти к самому себе, максимально приблизить феномен к ноумену,
заданность превратить в данность.
«Рассечение» личности на ноумен и феномен помогает Флоренскому
объяснить такие положения в догматике, как Божественное предвидение при
свободной воле человека, и Божественную любовь при загробных мучениях
грешников. Однако, эта тема настолько глубока и обширна, что требует
раскрытия ее в отдельной работе.
Образ и Подобие – то, что связывает человека с двумя мирами. Вся
христианская антропология заключается в этих терминах. Образ есть
антроподицея – то, чем человек оправдывается перед Богом и ближними; Подобие

46
Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 215.
47
Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника Павла
Флоренского. См. главу 2, & 3 «Имя».

18
есть теодицея – то, что дает личности смысл существования, раскрываемый в
Любящем Боге Творце. Слияние одного с другим происходит в религиозном
культе в Homo liturgicus. Важно то, что для человека Церкви картина мира
представляется следующим образом: «Он существенно связан со всею тварью и
не чуждается ничего, свойственного твари; но у него, в его ощущении твари нет
похоти. Он глубоко проникает в тайны неба и земли, и не лишен ведения их, но у
него, в его познании тайн, нет горделивости. Дурная бесконечность
необузданности, как в мире материальном, так и в мире интеллектуальном,
безусловна изгнана из него, ибо она подсечена в самом корне своем, в сердце»48.
«И сказал Бог: «Создадим человека – Наш образ и Наше подобие – чтобы он
господствовал над рыбами морскими, и над птицами небесными, и над скотом, и
над всею землею, и над всею живностью, которая снует по земле» (Быт. 1:26).
В Ветхом Завете представлена идея «остатка» - той группы людей, из-за
которой Господь милует грешный мир, и которую, в конечном счете, оставляет
жить после «очищения» земли от грешников. «Ветхое прошло», но эта мысль
демонстрирует верующему его значимость - не для тщеславия, а для чувства
ответственности за окружающий мир. Не человек плохой от мира, а мир плох от
человека – такова мысль, которую вряд ли можно найти где-то, кроме Церковного
Предания. И если мир для человека не плох – то это, по выражению Екклесиаста,
«дар Божий». Здесь возникает вопрос смысла человеческого творчества, а значит,
и всего человечества. Отец Павел Флоренский выражает его при помощи
определения свободы: «Свобода Я – в живом творчестве своего эмпирического
содержания; свободное Я сознает себя творческою субстанцией своих состояний,
а не только их гносеологическим субъектом, т.е. сознает себя действующим
виновником, а не только отвлеченным подлежащим всех своих сказуемых»49.
Итак, следует сделать важное добавление, а заодно заключить: «Есть
объективность; это – Бого-зданная тварь. Жить и чувствовать вместе со всею
тварью, но не тою тварью, которую испоганил человек, а тою, которая вышла из

48 Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. С. 274.


49 Там же. С. 217.

19
рук Творца Своего; прозрев в этой твари иную, высшую природу; сквозь кору
греха осязать чистое ядро Божьего творения… Но сказать так – это все равно, что
поставить требование восстановленной, т.е. духовной личности. И опять
возникает вопрос о подвижничестве»50.

50 Там же. С. 263.

20
ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Следует заключить, что в антропологии П.А. Флоренского роль религиозного


культа очень велика. Религиозный культ мистически утверждает человека на его
жизненном пути, оправдывает его существование. В этом смысле антроподицея
отца Павла очень значима педагогически, так как «педагогика в «высшем
измерении» нацелена на реализацию предназначения человека <…>, то есть
философской теории, которая составляет неизменное смысловое ядро
развивающейся позитивной педагогики. <…> Так в результате уже философского
интереса к образованию рождаются «различные философские концепции,
которые осмысляют цели, ценности и нормы педагогического знания, выдвигают
различные принципы и методы в качестве фундаментальных для педагогики»51.
Несомненно, что творчество отца Павла и других русских философов способно
внести вклад в современную православную педагогику, в формирующуюся
«православную теологию образования».
«Разработка богословской теории образования, которая опиралась бы на
библейские основания, святоотеческую традицию, христианский религиозно-
педагогический опыт, актуальные педагогические аксессуары, учитывающей
интеллектуальные и культурные устремления эпохи, но не приспосабливающейся
к ним бездумно, будет означать формирование собственной – исследовательской
и оценочной – позиции Православной Церкви. И здесь впереди еще преодоление
многих стереотипов, которые имеют место как в светском педагогическом
сообществе, так и внутри Церкви»52. Эти стереотипы – одни из главных
препятствий на пути у «цельного знания», в котором нуждается человечество.
«Следуя неокантианскому принципу «соответствия метода объекту», русские
философы пытались разработать органический метод познания человека, в
котором философия, наука, искусство и религия были бы одинаково признанными
путями познания, различаясь в своих средствах и функциях»53.

51 Шмонин Д.В. Философия, теология и ценностно-смысловая сфера в образовании


[Электронный ресурс] : журн. Вестник Русской христианской гуманитарной академии //
URL: https://cyberleninka.ru/article/n/filosofiya-teologiya-i-tsennostno-smyslovaya-sfera-v-
obrazovanii. С. 210-211.
52 Там же. С. 219.
53 Андрюшков А.А. Философская антропология П.А. Флоренского: культ и культура в

антроподицее. См. раздел «Введение».

21
Более того, антропология П.А. Флоренского доказывает важность
религиозного культа, как гаранта знания – ведения. Культ – это то место, где
человек (Homo liturgicus) не только видит внешнюю сторону вещей, но способен
проникать в их природу, подобно первозданному Адаму. Роль культа в жизни
православного ученого не стоит недооценивать, так как она является самой
важной в его исследовательской работе. Священник-ученый Флоренский
объясняет это в своем творчестве. Изучение его важно еще и потому, что на
протяжении XX столетия ему уделялось мало внимания со стороны ученых.
Однако, в наши дни тема антропологии как никогда актуальна.

22
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Андрюшков А.А. Философская антропология П.А. Флоренского: культ и


культура в антроподицее : автореферат дис. … кандидата философских наук :
09.00.13 / Андрюшков Андрей Александрович; [Место защиты: Ин-т
философии РАН]. – Москва, 2007 – 25 с.: ил. РГБ ОД, 9 07-3/3515;
2. Пономарев Н.В. Религиозно-философская антропология П.А. Флоренского в
контексте мистико-символической православной традиции : Дис. … канд.
Филос. Наук : 09.00.13 : Москва, 2004 183 с. РГБ ОД, 61:04-9/511;
3. Павлюченков Н.Н. Философско-религиозная антропология священника
Павла Флоренского : диссертация … кандидата философских наук : 09.00.14 /
Павлюченков Николай Николаевич; [Место защиты: Православный Свято-
Тихоновский гуманитар. Ун-т].- Москва, 2012.- 111 с.: ил. РГБ ОД, 61 12-
9/214;
4. Шмонин Д.В. Философия, теология и ценностно-смысловая сфера в
образовании [Электронный ресурс] : журн. Вестник Русской христианской
гуманитарной академии // URL: https://cyberleninka.ru/article/n/filosofiya-
teologiya-i-tsennostno-smyslovaya-sfera-v-obrazovanii;
5. Павлюченков Н.Н. Антропология священника Павла Флоренского:
критические оценки и исследования [Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2011,
Вып. 1 (33);
6. Павлюченков Н.Н. Тема антропологии в наследии священника Павла
Флоренского [Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2007, Вып. 3 (19);
7. Павлюченков Н.Н. Антропология священника Павла Флоренского:
критические оценки и исследования (материалы исследования с 1930-х гг. по
настоящее время) [Текст] : журн. Вестник ПСТГУ – 2011, Вып. 3 (35);

8. Лосский Н.О. История русской философии : [Электронный ресурс].- Глава


XIV. Отец Павел Флоренский // URL: https://azbyka.ru/otechnik/6/istorija-
russkoj-filosofii/14;

23
9. Игумен Адроник (Трубачев). Из Истории книги «Столп и утверждение
Истины» [Электронный ресурс] // URL: http://www.stsl.ru/news/all/igumen-
andronik-trubachev-iz-istorii-knigi-stolp-i-utverzhdenie-istiny;
10. Протоиерей Василий Зеньковский. История русской философии :
[Электронный ресурс].- Часть IV. XX век / Глава VI. Метафизика
всеединства. О. П. Флоренский и о. С. Булгаков // URL:
https://azbyka.ru/otechnik/Vasilij_Zenkovskij/istorija-russkoj-filosofii/4_6;
11. Флоренский П.А., свящ. Столп и утверждение Истины. – М.: Правда, 1990. –
490 с.

24