Вы находитесь на странице: 1из 4

Римское общество и культура последнего века республики.

Со второй половины II в. до н. э. Рим вступает в полосу острой социальной борьбы, а затем и


гражданских войн. Восстания рабов (136 и 104 гг.), движение в пользу передела государственной
земли, руководимое Гракхами (133 и 121 гг.), позорный провал аристократического военного
командования в конце II в., «союзническая война» (91 — 88 гг.), доставившая италикам права
римского гражданства, гражданская война (87 — 82 гг.) и аристократическая диктатура Суллы (82
— 79 гг.), огромное восстание рабов под руководством Спартака (73 — 71 гг.), «заговор Катилины»
(63 г.), союз трех деятелей («триумвират») — Помпея, Цезаря и Красса для установления
фактической диктатуры (60 г.), гражданская война между Цезарем и Помпеем и диктатура Цезаря
(49 — 44 гг.), новая гражданская война после убийства Цезаря и борьба между его преемниками
Антонием и Октавианом — таковы наиболее выдающиеся моменты социальной борьбы II и I вв.,
приведшей к крушению республиканского строя в Риме в установлению римской империи (30 г.
до н. э.).

Полисная форма римского государственного устройства оказывалась в противоречии с


потребностями огромного рабовладельческого государства, нуждавшегося в более широкой
социальной базе, чем совокупность «римских граждан», и с полным разложением полисных
отношений внутри самого Рима. Рост крупного поместного хозяйства имел своим последствием
обезземеление мелкого крестьянства, которое не могло конкурировать с рабовладельческим
землевладением. Неудача проектов передела государственной земли, предложенных Гракхами с
целью восстановления крестьянского землевладения, знаменовала поражение старых взглядов на
полисную собственность: государственная земля в пределах Италии была объявлена частной
собственностью своих владельцев. Расслоение в среде римского рабовладельческого общества
достигло весьма значительных размеров.

Вслед за философией и реторикой в Риме начинает развиваться наука. По образцу


эллинистической филологии создается римская филология, издаются и комментируются древние
тексты. Особенно продуктивной была ученая деятельность Марка Теренция. Вappона (116 — 27),
автора огромного числа трактатов по языку, литературе и древностям Рима. Сведения о ранней
римской литературе, которые мы встречаем у позднейших авторов, восходят главным образом к
Варрону; ему же мы обязаны фиксацией литературного наследия Плавта (стр. 292). На основе
стоической философии: приобретает научный характер и римская юриспруденция.

Рим в I в. до н. э. уже стоит на уровне современной ему греческой культуры и даже влияет на нее,
предъявляя ей свои запросы. Возникающее единство эллинистическо-римской культуры очень
заметно в области художественного вкуса. С конца II в. Рим — один из центров эллинистического
искусства. В искусстве Рима получают отражение самые различные эллинистические стили —
сначала грандиозно-патетический стиль Пергама и Родоса, а затем строгая, несколько суровая
чистота линий аттической школы и изящная легкость александрийского искусства.

Разнообразие и борьбу стилей мы находим и в сфере литературы. Ее развитие в рассматриваемый


период характеризуется тремя основными моментами.

1) Литература перестает быть инородным ростком, робко выступающим с чужеземной тематикой.


Она актуализируется, и художественное слово становится орудием политической борьбы.
Соответственно меняется социальный облик римского писателя: это — уже римляне, очень часто
видные политические деятели. В среде римской знати, прошедшей через реторическую школу,
начинает развиваться даже известная склонность к литературному дилетанству.

2) Преобладают прозаические жанры, и литературная борьба ведется главным образом вокруг


вопросов прозаического стиля. Первый век до н. э. — период расцвета римской прозы; в это
время создается классический литературный язык Рима, так называемая «золотая» латынь.

3) Развитие римской литературы ведет к дальнейшему сближению с литературой эллинизма,


сперва с различными ответвлениями эллинистической прозы, а в последние десятилетия
республики и с александрийской поэзией.

С точки зрения традиционной периодизации римской литературы (стр. 276), рассматриваемый


нами отрезок времени захватывает конец «архаического» периода и начало «золотого века».
Памятники, относящиеся к концу «архаического» периода, дошли только в фрагментах; с
наступлением «золотого века» мы имеем уже многочисленные цельные произведения почти всех
видных римских писателей.

Цицерон и его роль в развитии литературы.

Марк Тулий Цицерон (106 - 43 гг. до н.э)

Главный представитель Римской прозы и в то же время величайший оратор древнего Рима,


начинает собой новый, третийпериод римской литературы. Время его, наполненное
политическими бурями и переворотами, создало огромное движение в литературе и вывело на
сцену целый ряд талантливейших писателей в прозе и поэзии.

Литературная деятельность Цицерона была колоссальна. Главный фонд её составляли речи по


делам гражданским, уголовным и политическим, в которых ораторское искусство, стремившееся к
полноте выражения, к искусно-расчлененному периоду и ритмическому благозвучию, доведено
до возможной высоты, какая была суждена латинскому языку. Видную сторону деятельности
Цицерона составляли также сочинения по истории и теории красноречия, по политической и
нравственной философии.

После смерти оратора к его литературному наследству присоединились ещё три сборника
«Писем». Не всё в этих разнообразных произведениях было строго и правильно по содержанию,
многое даже (в философии) было поверхностно, но в отношении формы они были образцовы и
утвердили за Цицероном положение главного представителя прозы в Римской литературе.

Для истории литературы важны два личных качества характера Цицерона, по поводу которых,
кстати, никто не спорит. Во-первых, это был талантливый человек. Во-вторых, он был римлянином
времен республики. Оратор множество раз произнес слова maiores nostri, напоминая о традициях,
храбрости, честности предков, об их любви к родине. Рим для него — республика с благородно
заседающим сенатом, каждый год избираемыми консулами и другими чиновниками. Это
государство, в котором и меч, и тога знают свое место. "Моя судьба такова, что и проиграть, и
победить я могу только вместе с республикой", — говорит он (Phil. XIII 15, 30).
Разносторонность таланта Цицерона раскрывают его речи, которых сохранилось 58, то есть
примерно половина. Они имеют значение и потому, что это единственные образцы римской
риторики. Хотя Цицерон в трактате "Брут" перечисляет около 200 ораторов, но ни их речей, ни
речей живших позднее ораторов до нас не дошло. Цицерон затмил и своих предшественников, и
потомков. Его речи написаны по правилам греческой риторики, которые мы кратко упомянули
говоря о Демосфене, Исократе, Лисии.

Теория и практика риторики установили такие этапы подготовки и произнесения речи: 1)


нахождение и накопление материала (фактов, аргументов, примеров) (inventio); 2) планирование,
расположение фактов, аргументов, примеров (ordo); 3) словесное выражение: подбор лексики,
внимание к образности и ритмике (elocutio); 4) запоминание текста (memoria); 5) произнесение
речи, "игра" перед слушателями (actio).

Поэма Лукреция «О природе вещей». Источники, основные идеи, композиция и


стиль поэмы.

Лукреций написал поэму из шести книг под названием "О природе вещей" (или, может быть,
просто "О природе", каковое наименование носили и многочисленные поэмы греческой
натурфилософии). Поэма эта написана дактилическим гекзаметром - тоже по аналогии с
греческими дидактическими поэмами.

Формально поэма Лукреция представляет собой, как это неоднократно признает и сам Лукреций,
стихотворное изложение философии Эпикура, жившего в Греции еще на рубеже IV-III вв. до
н.э.Сам Лукреций, правда, оценивает этот свой художественный стиль довольно скромно, думая,
что пользуется им только для подслащивания своей речи, чтобы проводимое им трудное
философское учение оказалось доступным большему количеству читателей.

Основное содержание первой книги - это учение о первичных субстанциях сущего, именно о б
атомах и пустоте (265-634), и вытекающее отсюда учение о беспредельности материи и
пространства, о бесконечности миров и, следовательно, о безграничности мира. А так как атомы
нерушимы, то Лукреций выставляет еще один общий тезис: ничто не появляется из ничего, и
ничего не исчезает в ничто, следовательно, воля богов, существования которых Лукреций не
отрицает, никак не вмешивается в распорядок вселенной.

Материализм Лукреция - это первое, что бросается в глаза. Мир для Лукреция является
объективным бытием, существующим вне человеческого сознания и независимо от него. Он не
только объективен, но и вполне материален. А будучи материальным, он бесконечен во времени
и пространстве, и его не создали никакие боги.Философия Лукреция отнюдь не является полным
атеизмом. Лукреций только отрицает воздействие богов из тончайшей материи, а значит, и из
соответствующих атомов. Они живут блаженной жизнью, не нуждаясь вообще ни в каких
действиях и ни в каких волнениях, для них было бы унизительно создавать мир и заботиться обо
всех его бесконечных мелочах. Имея в виду такую высокую трактовку бытия богов, нужно сказать,
что они вовсе не являются у Лукреция случайным и внешним привеском его философии.
Наоборот, это те идеалы, к которым стремится эпикуреец, мечтающий уйти от всех треволнений
жизни и жить собственным самонаслаждением.
Первое, что бросается в глаза в проблеме стиля Лукреция - это ярко выраженная
монументальность стиля, доходящая иной раз до грандиозности. Из всех форм античной
литературы Лукреций выбрал самую монументальную, а именно форму большой поэмы,
состоящей из больших книг (или песен), причем каждая книга содержит больше тысячи самых
внушительных и величественных дактилических гекзаметров. Вся поэма написана в архаическом
стиле, с восхвалением Энния, которому Лукреций действительно во многом подражал, стремясь
придать своей поэме высокий стиль

Все указанные черты художественного стиля Лукреция сводятся к одному, а именно к стилю
монолитной динамической монументальности. Однако дальнейшее изучение стиля Лукреция
обнаруживает огромную пестроту, далекую от всякого монолита. Лукреций, как представитель
эллинистически-римской литературы, выдвигает на первый план роль отдельного человеческого
субъекта с большой дифференциацией его внутренних способностей, с его постоянным
стремлением все пережить, все перенести на язык своих внутренних чувств и рассматривать
объективный мир с этой интимнейшей личной точки зрения.

Лукрецию хочется максимально очеловечить изображаемую им грандиозную действительность,


максимально приблизить ее к интимным человеческим переживаниям и превращать ее то в
предмет пламенных восторгов, то в предмет для уныния, тоски и отчаяния, а то и в предмет
сатиры, сарказма и ниспровержения.

Лукрецию хочется максимально очеловечить философскую отвлеченную теорию, сделав и ее


также предметом если не какого-нибудь интимного переживания, то по крайней мере хотя бы
предметом чувственной очевидности.

такими же человеческими чувствами проникнуты у Лукреция и часто встречающиеся у него


картины природы. Лукреций особенно любит восход солнца. Описание солнечного восхода
свидетельствует об остроте глаза у поэта и о его живописно-четкой образности. Две
монументальные картины грозы, молнии и грома, облаков и туч (IV, 134-142) отличаются мощной
пластикой и бурно-динамическими движениями.