Вы находитесь на странице: 1из 10

530

Лобк. пpoa. —Аобковский пролог. Хранится в Б-ке им. В. И. Ае-


нина (РГБ).
Писц. ки. по Пскову — Писцовая книга по Пскову и его пригоро-
дам XVI в. // Сб. Моск. apx. Мин. юст. Т. 5. М., 1913.
Гlов. о Марфе и Мар. — В кн.: Русская повесть XVI I века. А.,
1954 г. Архаические формы
Гlрол. 2-й пол. XIV в. — Гlролог Рогожского собрания (No 510). в современном русском языке*
Хранится в Б-ке им. В. И. Аенина (РГБ). _
Гlрол. XV в. — Гlролог из Архангельского собрания (Д N°. 2). Хра-
нится в БАІ—I.
Введение
Срезн. — И. И. С р е з н е в с к и й. Материалы для шоваря древ-
нерусского языка по письменные памятникам. Т. I—III. CП6., Как известно, многие грамматические формы, с тече-
18931903. нием времени исчезнувшие и замененные другими фор-
мами, тем не менее остаются в языке в виде отдельньlх
«реликтов•. Они сохраняются в некоторых выражениях,
фразеологических оборотах, наречных образованиях или
же закрегіляются как «немотивированные» (с точки зре-
ния современного языка) отwонения от нормы, •исклю-
чения из правил». Изменение, развитие различных сторон
языка происходит не сразу и не одновременно. Поэтому
нет ничего удивительного в том, что когда-то регулярные,
вполне закономерные для предыдущих эпох развития язы-
ка грамматические формы, вытесненные затем другими, не
исчезают все же полностью и бестедно. Например, ряд
древних форм имен существительных и npi агательных
закрегіляется в значении наречий. Огдеаьные наречные
образования, возникшие первоначально из падежноВ фор-
мы, могут остаться в своем первоначальном виде, в то
время как эта падежная форма в системе стонения уже
изменится. Это обусловливается характером наречиfі, тем.
что, утрачивая значение предметности, они в той или иной
степени •отрываются•› от исходных имен существительных.
Переставая восприниматься как соответствующие •формы
склоненил», они re приобретают и новых падежных флек-
сиА. Таким образом, с тем •сдвигом», который происхо-
дит в семантической сгруктуре това, часз о связывается
М.: Учпедгиз, 1960.
532 Историческая хингвистик‹і
затемнение и его морфологической структуры, немотиви-
Архаические формъі в современном fпјсском язъtкг 533
рованной, необъяснимой с точки зрения современного со-
стояния языка и вполне закономерной с точки зрения его
Таким образом, исчезнувшие формы, подвергаясь из-
исторического развития.
вестному переосмыслению или прикрепляясь к неразло-
Грамматические аномалии языка — это почти всегда
жимьІм фразеологическим словосочетаниям, могут сохра-
«осколки» каких-то былых закономерностей его системы.
ниться в отдельных случаях в языке. Это не непонятные
С точки зрения современного языка необъяснима, на-
искажения, а своеобразные «реликты», следы былой грам-
пример, структура такого наречия, как поделом — ‘залу- матической системы языка.
женно, справедливо, так и надо’. Для говорящего в этом
Однако в современном языке они, естественно, не пред-
слове совершенно отчетливо выделяется корень дел- и пре-
ставляют никакой системы. Они «тучайны» и не связаны
фикс no-, но «окончание» -on оказывается здесь непонят- друг с другом. Грамматические аномалии — это исключе-
ным и немотивированным. Между тем, это дeйcтвитeльнo ния из правил, а исключения из правил не регулируіотся
быввіее падежное окончание — флексия дательного падежа самими правилами. При «историческом комментировании»
множественного числа, случайно сохранившаяся в данном этих аномалий представляется целесообразным и небезьтн-
наречном образовании благодаря его «лексикализации» и тересным как бы накинуть на них «сетку» прежних, ге-
отрыву от соответствующей парадигмы. Таким образом, нетически определивших их парадигм. Этo дает возмож-
«буквальный перевод» этого выражения был бы «по де- ность представить эти морфологияеские осколки на фоне
лам», как мы говорим «по заслугам», «по труду» и т. п. регулярных, закономерных образований бывшей системы
Немотивированное для современного языка образование языка. Случайные я современного языка, исторически
поделом отражает старую, исчезнувшуіо падежную флексию. они окажутся примыкающими к регулярным парадигмам.
Утраченные языком формы могут сохраниться в неко- Таким образом их «историческое комментирование» будет
торых устойчивых выражениях — фразеоаогических оборо- иметь двоякую задачу.
тах, пословицах, ходячих цитатах, — где эти формы закреп-
Прежде всего, оно должно объяснить особенности тех
ляются благодаря «устойчивости» и семантической нераз-
образований, встречающихся в разговорное языке илті в
ложимости самого выражения.
литературных произведениях XIX—XX веков, морфоло-
Например, до сих пор в языке бытует выражение
гическая структура которых является немотивированной
•притча во языцех», определяемое в «Толковом словаре»
с точки зрения современного языка (cp. упоминавшееся
под ред. Д. Н. Ушакова как «предмет общих разговоров,
выше поделом или такие наречия, как воочию, восвояси, за-
то, о чем все говорят, сенсация» с пометой «церковнота-
муж и т. п., строение которых вне исторических экскурсов
вянское, разговорное, шутливое». Форма язъіцех необъяс- кажется тем более «загадочным», чем легче и отчетливее
нима с точки зрения современных типов стонения. Это выделяется в сознании их корневая часть).
застывшая форма старого местного падежа множественно- Во-вторых, такие формы могут явиться своего рода
го числа, сохранившаяся благодаря устойчивости, идио- •опорными пунктами» в тех случаях, когда предстоит осво-
матичности всего выражения. Невозможность ее замены ить или вспомнить систему форм древнерусского языка.
соответствующей современноfі формой (лзъtкох) определя- Объясненные с точки зрения этой системы, они помогают
ется специфическим значением словосочетанил в целом, закрепить в памяти ее внешние показатели, становятся как
семантической •архаичностью• входлщих в него слов. бы мнемоническими мостиками от данного в современном
языке к исчезнувшим из лзыка парадигмам.
Некоторые архаичньlе формы склонения, а также от-
дельньіе исчезнувшие из живого языка глагольные формы
534 Архаические формъі в современном русском. языке sas

под влиянием церковнославянской литературной тради- ные парадигмы, но в современном языке переосмыслены
ции продолжают употребляться писатеаями XVIII — нача- и приобрели свое собственное значение (cp. окончания -а
ла XIX века. Например, в литературных произведениях и -у в родительном падеже единственного числа существи-
первой половины XIX века мы еще вггречаем такие фор- тельных мужского рода, например, снега и гвгзу и под.).
мы, как к земли, в земли, на земли (наряду с г зeaлe, в
Вторую гpyппy составляют г р а м м а т и ч е с к и е а р -
зrмяr, ив земле), кДвл$ (при @ъtаъл) и т. п. Правильное х а и з м ы в полном смысле этого слова. Это формы слов,
истолкование подобных образований существенно для об- не входящие в систему современного языка, сохранивпіи-
щего понимания языка и стиля писателя. Не приходится еся только в определенных устойчивых выражениях. Эти
останавливаться на том, что отклонения t›т морфологиче- вьlражения всегда имеют в тoil или иноіl мере идиоматич-
ской нормы современного языка могут быть вызваны не ный, цитатныіl, характер, поэтому они никогда не явля-
только привлечением архаизмов, но и воспроизведением ются стилистически нейтральными. Закрегіленные в них
просторечных новообразований, диалектных особенностей грамматические архаизмы воспринимаіотся как элементы
и т. д. Стилистическая «тональность» текста, естественно, иноіt системы языка, они резко отдеаены от всей совокуп-
резко меняется в зависимости от этих источников. Поэто- ности существующих в языке продуктивных и непродук-
му их надо четко различать.
тивных форм (притча во язъіцех, сим победили, своя своих не
Наряду с этим те или иные архаичные формы исполь- позаавю и т. п.). Kpyr этих выражений не явяется точно
зуіотся в художественнмх произведениях в целях созна-
i тельной стіъхизации peuи. Dти случаи, не отражающие
очерченным.
Для различных носителей языка он различен. Самый
уже речевых навыков, в той или иной мере свойственных характер их идиоматичности, их стилистическая окраска в
самому автору, связываются обычно со специальными за- различных ситуациях может резко меняться.
дачами исторической стилизации, речевой характеристики За пределами этих случаев находится употребление
персонажей или же обусловлены подлинной (или мнимой) грамматических архаизмов в литературных произведени-
цитацией старинных текстов. Иногда архаичные формъІ ях, вводимых в них в целях стилизации (см. раздел
служат комияескому эффекту. «О стилистическом использовании грамматических арха-
Среди тех форм, которое извлекаются из современного измов»). Здесь чаще всего привекаются также наиболее
литературного языка в качестве •реликтовых», резко вы- типичные речевые средства, но соответствующие контек-
деляются две совершенно различные группы. Во-первых, стъі уже не характеризуются устойчивостью и фразеоло-
это с л о в а (яаще всего неизменяемые) с о в р е м е н н о г о гическоіl нерасчленимостью. Здесь употребление устарев-
р у с с к о г о я з ы к а, морфологическая структура которых ших грамматических форм можно сравнить с привлече-
в •застывшей•, •окаменевіней• форме отражает внешние нием лексическик архаизмов, с той только существенной
показатели тех или иных действовавших прежде в языке разницей, что их инородность в тексте, написанное на
закономерностеft изменения слов (склонения, спряжения современном языке, воспринимается гораздо резче. Дело
и т. д.). Эти образования входят в систему современного в том, что лексические архаизмы могут обладать больпіеR
лзыка, наряду с другими •немотивированными• образо- или же меньвіеfі степенью •архаичности», многие из них
ваниями, никак не связывалсь я говорящего со своей могут расцениваться как •пассивные• элементы каких-то
прежней функцией. Сюда же относятся •нсключения из периферийных moeв мексики современного языка. Раз-
правила (cp. склонение moвa путь) и те •дублетные• т рам- личными словообразовательными и семантияескими нитп-
магические фирмы, которые исторически отражаіот раз- ми они часто связаны с активной частью современного
536 АЈ›хиичесі‹ие фврмъі в соа§емеивом гfсском яэъіке

словарь. Грамматические архаизмы, если они не вошли с лексических. Степень архаичности последних часто отно-
переосмысленным значением в современный язык, всегда сительна. Некоторые устаревшие слова могут впоследствии
воспринимаются как элементы иной системы. снова вoзвPaщaтьcя к жизни. Исчезнувпіие из языка грам-
Мы очень часто встречаемся в различного рода тек- матические формы, подобно «ископаемым» животным, к
стах с незнакомыми для нас словами, по эти слова даны в жизни ne возвращаются. Они оставляют какие-то окаме-
такой форме, которая сразу же делает ясным их грамма- невшие отпечатки, остаются в виде отдельных мертвых
тическое значение. Многие формы древнерусского языка, реликтов или косвенно продолжают свое существование в
наоборот, передавая вполне понятное для говорящего на других, получивших иное место в системе языка, формах.
современном языке лексияеское содержание, непонятны Таким образом, выявление в современном литератур-
именно как грамматические формы. Если мы возьмем от- ном языке тех или иных фактов, отражающик его преж-
рывок научного текста, то для неспециалиста в нем могут ние, исчезнувшие грамматические формы, предполагает
быть иногда непонятны почти все слова. Однако грамма- привлечение разнородного по своему характеру матери-
тическое значение каждого из этих слов, его отношение к ала.
другим словам в предложении будет всегда ясным. И мы Следует заметить, что многие исяезнувшие граммати-
без всякого сомнения считаем этот текст текстом совре- ческие формы (например, имен существительных) лучвіе
менного русского языка. Если же взять текст, например, или по-иному отражены в некоторых из говоров, нежели
древней летописи, то в очень многих случаях будет по- в литературном языке. Местные говоры дают возможность
нятно значение почти всех слов, однако грамматияеские найти в современном языке точки соприкосновения с его
формы, в которых даны эти слова, окажутся совершенно проиілым.
чуждыми для владеющего современным языком. Вот, на-
пример, небольшой отрывок из «Повести временных лет»:
Имя суідествятелъное
«ПOCAANИH Ж+ ^P^4^ ^ Аqвидовн. н ргкошп кму. сс мн мол.
вжть sряч”на, cc уочгмъ т'и дач”и сч”оwв 8олоднмгрьсквго. Общие замечания
JAN€ BBG |3Pzt Ъ ІбСП НОЖЬ В NЫ. KFOЖ€ N£ БЫАО В @ ï{'CCK@П MCMM
ан• (1100 год, по Лаврентьевскому списку). Аексическое Русский язык сравнительно хорошо сохраніьх общесла-
значение всех входящих сюда (во всяком случае, полно— ' вянскую систему падежных форм. За исключением зва-
значных) слов впоппе понятно. Но не трудно заметить, тельной формы, которую он утратил, в нем сохранились
его их морфологическое оформление резко отличается от все те віесть падежей, которые существовали еще в яэыке
современного: посавнпн — посланнъіе, прндоша — пДввtпи, Д‹і. общеславянском. Однако многие падежные формы древ-
вндовн —@nsu6y и т. д. Ecли бы мы при переводе текста нерусского языка значительно отличались от тех форм, ко-
оставили некоторые устареввіие слова, придав им совре- торые выражают те же падежные значения в современном
менную грамматическую форму, например, рікош‹і —Дг tti, языке. Прежде всего обращает на себя внимание сокра-
ввtргаъ кzn — ввврг, они, видимо, не воспринимались бы щение количества типов склонения: ряд существительных,
столь чуждыми системе современного языка, как оставлен- принадлежавшпх в древнерусском языке к разным типам
ное без •грамматииеского перевода• такое прозрачное по склонения, имевших, следовательно, раэличгіые падежные
окончания, в современном русском языке склоняется оди-
смыслу сочетание, как в РусскЗін всман.
наково, то есгь прlшимаст одітнаковые падежные оконча-
Все это показывает, что •грамматические архаизмы•
ния. Таким образом, •гоизоиіла определенная у н п ф и -
по самой своей пРнроде резко отличаются от архаизмов
538 Архаические фQмъі в гов§еменном рјссхом язъіке 539

к а ц и я падежных форм. В этом сказалось действие ана- рической грамматике они обозначаются как существитель-
логии, играющей в развитии языка существенную роль. ньіе с бывшей основой на -a)1, склонялись в древнерусском
Кроме того, в результате различных фонетических иЗ- языке в твердой и мягкоfі разновидности. В современном
менениfl некоторые падежные окончания изменили сяой русском языке различия между атими двумя разновидно-
звуковой облик. Dтo прежде всего относится к изменени- стями сказываются только в качестве конечного согласного
ям, которым подверглись так называемые редуцированные основы (твердыfі или мягкий), к которой присоединяются
(ь, ъ), исчезавшие в слабом положении и заменявшиеся в в общем те же падежные окончания (cp. страна, гяіДоаъt,
сильном положении гласными полного образования (о, е), стране, страну и т. д. и земля, земли, земле, землю и т. д.,
а также к $, представлявшему собой в древнерусском язы- где буквами я, ю и Х. A- Обозначаются те же окончания —
ке особый звук, но с течением времени совпавшему в ряде а, у и т. д. и, кроме того, мягкостъ предвіествующего со-
великорусских говоров (и в русском литературном языке) гласного).
со звуком е. В древнерусском языке от твердости или мягкости ко-
Наряду с этим произошло «выравнивание» основ. Су- нечного согласного основы зависело различие в саммх па-
ществительньіе, имевшие в конце основы задненебный со- дежных флексиях. Окончание -ъt твердой разновидности
гласныfі (вълкь, бДуеъ, духъ, рука и т. п.), изменяли его пе- соответствовало -$ в мягкой разновидности, а -$ в твердой
ред гаасными переднего ряда (в, $) на свистящиfі. Таким разновидности — -ti в мягкоll'.
образом, устанавливалось чередование к — q, а — з, х — с. Выравнивание uiлo за счет особенностей в окончани-
В звательной форме перед г задненебные заменяись ши- ях мягкоfі разновидности. Все окончания твердой разно-
пящими (соответственно: u, ж, tn). Сравнительно рано (уже видности — с учетом перехода $ в г — сохранились и в
с конца XI века) в отдельных памятниках указанное че- современном литературном языке. Между тем падежные
редование нарутается: задненебный согласный начинает окончания мягкой разновидности в больвіинстве говоров
выступать и перед гласными переднего ряда, то есть по- и в литературном языке изменились по образцу соответ-
являются фО}ЭМы, вроде о 8ълЛ вместо о въхц$, на pb Л ствующих падежных форм твердого склонения.
вместо но Дbq$ и т. п.
Смевіение разаияных типов склонения начинается еще ' Шедует нметъ в виду, что, при рассмотрении тнпов склоне-
в дописьменную эпоху. Совпадение отдельных падежных ння в древнерусском (и старославянском) языке яти типы склоне-
ния обозначаются по тем же основан, которые нмели существи-
форм у существительных, принадлежащих к разным типам тельные евіе в общеславянском языке. И в старославянском, и
склонения, произошедшее в результате различных фоне- в древнеруеском языке основъі выступают уже в •переразложен-
тических процессов, приводит к унификации и остальных ном• (сокращенном) виде. Относящиеся преждg к основан звуки,
падежных флексий. В результате типов склонения стано- сливтись с окончанием и в ряде тучаев вндоизменившись, пере-
йьхи к окончаниям. Когда в дальнейшем изложении говорится о
вится меньвіе, многие падежпые флексии, характерные •конеяном согласном основы•, о •гласном в конце основы• и т. п.,
для древнерусского языка, теперь исчезли, их нет в совре- то подразумевается реальная основа moвa в даннміt период раз-
менном русском языке. вития языка. Ссьыки на тнпы склонення имен, определяемме
для древнерусского языка в соответствии с темн основами, кото-
Остатки старъіх форт рые они имели в эпоху более древнюю, в эпоху •общеславянского
языка•, делаются с oroвopкotl — •с бмвшеіl основой•.
•мяг›гих разновидностей• 1-го и 2-zo склонения
' Нужно обратить внииаtіне на то, что г в современных окон-
1. Существнтельные, относящиеся к современному •пер- чаниях данпых существительных не Является нсконным, а воз-
никло из прежнего Z.
вому• (по школьной грамматике) типу склонения (в исто-
540 Архаичгские формъі в современное пјсском язъіке 541

Старая форма местного и дательного падежей мпгкой Весьма распространенным, несмотря на орфографиче-
разновидности земли вм. земле удерживаез'ся, oднalto, у су- ские предписания, является старое окончание -u в пред-
ществительного земля в литературном языке всей первой ложном падеже у существительных среднего рода на -ъе
половины XIX века': •Ты мне все блага но земли» (Жуков- (особенно в стихах; см., например, в стихотворениях Блока
ский. Песня); «Смешно бессмертье na земли» (Аермонтов. в издании 1958 года: «В печальном весехъи встречаю вес-
Безумец я! вы правы, правы...); «Но я живу, и нв эеи- ну», «Услышал ясно в пенъи птичьем», «В томленъи твоем
яв мое Кому-нибудь любезно бытие. ..» (Баратынский. Мой исстугіленном», «В попиДоиъи заветных святынь», «В гвянъu
дар убог...); «А я здесь в поте и в пыли, Я, царь земли, при- глаз и в дрожи гілеч» и т. п.) 5 Акад. С. П. Обнорский пи-
рос к землиl ..» (Тютчев. С поляны коршун поднялся...). Та сал в свое время по поводу таких написаний следующее:
же форма в предложении, завершающем I том ••Мертвых «Слова на -ur представляют собою церковнославянское на-
душ» Гогоая: «...летит мимо все, что ни есть но земли. . .••. следие, в связи с чем здесь и закрепилась флексия -u,
Еще чаще эти формы встречаются у писателей XVII I века. свойственная и старому русскому и церковнославянскому
2. Более стойкими оказались и формы твердой разно- языку. В этом смысле и на привеАенные выше фактът м.
видности существительных с бывшей основой на -о. За ис- eA- на -ъв можно смотреть как на церковнославянизмы
ключением тех изменений, которые являются всеобщими и в лексическом, и в морфологическом отношении. Дей-
в русском языке (исчезновение $ как особого звука и его ствительно, все приведенные примеры возможны в языке
совпадение с е, переход редуцированных ь и ъ в сильном и в ином виде, как формы на -ив, — это бььхи бы цер-
положении в о и е), здесь можно отметить только отвер Ае- ковнославянизмы чистого вида. Образование вариантов к
ние конечного -м в творительном падеже, произошедвіее, ним на -ъв свидетельствует об обозначившемся внешнем
впрочем, и у существительных других типов склонения. русском налете на них, о процессе их обрусения. Даль-
В остальном падежные формы остались прежними. нейшая ступень русификации их привела к формам м. ед.
3. Gуществительные того же типа мягкой разновид- на -ъ$, обычным в нашем современном языке»б. Как из-
ности изменили форму местного падежа. Под влиянием вестно, «Правилами русской орфографии и пунктуации••,
существительных с твердым согласным в конце основы, изданными в 1956 году, для существительных среднего
имеввіих в этом падеже -6, они также вместо исконного -u рода на -ъг в предложном падеже допускается написание
получили -$, совпавший в дальнейшем с -е. Об исконном только -е. Исключением остается написание а зобъtіпъи, где
окончании напоминает только сохраненное условностями старая флексия -в находится под ударением и поэтому
правописания -u у существительных среднего рода на -ne сохравяется7q
(о иастfпшнии, в селении, на совещании и т. д.). 4. В ряде великорусских говоров, в отличие от литера-
Кроме того, старое окончанпе сохранGось в некото- турного языка, выравнивание падежных флексий твердой
рьіх традиционных фолькпорных формулах, когда этому и мягкой разновидностей (первого и второго твпoв склоне-
благоприягствовало наличие рифмы. Например: «. ..на пе- 5
чи, вп девятом ки ичв, лежит баба-яга костяная нога...›• Александр Б л о к. Gтихотворения и поэмы. М.: Гослитиздат,
1958.
(Аф., № 269) . 6
С. П. О 6 н о р с к и й. Именное склонение в совремегтном
А. А. Б у л а х о в с к и й. Русский литературный язык первой русском языке. Вып. 1. А., 1927. С. 293295.
7 Следует заметить, однако, что у некоторых авторов встре-
половины XIX века. М.: Учпедгиз, 1954. С. 78.
См. список принятых сокращениЇl на с. 64350. чается форма в забъітъе, нагір.: •Она была точно в похузабъітъе•
(Боборыкин. Ки'гай-город) и под.
542
ния) іило по образцу не твердой, а мягкой
разновидности. Этим объясняется то, что в некоторых Архаические формъі в современное f•јсском язьіке 54Ѕ
говорах мьІ встреча- ем не только такие формы, как оз земаZ,
к згмаtі, ип згжпй (в соответствии с древнерусскими изъ грамматике — второе склонение), в древности относились к
з#мз$, къ земли, на зrм- ли), но и такие, как г est, к eQt›t, на нескольким совершенно особым типам.
eQt›i вместо аитератур- нмх с zoДki, к eQZ, tia зQZ Так, здесь различались: 1) существительные с бывтей
(соответствующих древнерусским съ aQъi, кь еоф$, на eo§$). основой на -s (твердой и мягкой разновидности), 2) суще-
Cp.: «...соскочил Иван Быкович к згмхи, припас ухом к ствительные с бывшей основой на -ь, 3) существительнме
з#жлв...• (Онч. Сев. ск., 82); •Она не любила падяерици ояі мужского рода с быввіей основой на -ъ, 4) существительные
перьвой ж#нè» JT а м ж е, 258); мужского и среднего рода с бывшей основой на согласныіt.
•Gтануг по озбъі ведь дядюшки похаживать• (Барс. При- Все ати существительные имели свои особые падежные
чит. I, 18); •На той вв Святой еQът» (Гильф. I, 97) и под. флексии. Следы атих различий в переосмысленном виде
Dти формы являіотся также следствием унификации па- сохранякітся в современном русском языке.
дежных окончаний твердой и мягкой разновидности, как 1. В современном русском языке ряд существительных
и литературные вз водъі, ш згмлв и т. д., но только здесь мужского рода имеет не одну, а две формы родительного
образцом явилась мягкая разновидность. и предложного падежей единственного яисла, cp. въіфа-
То же самое наблюдается в говорах и в отношении щивание чая и гяюкан юю, в зед и о зесг и т. п. Формы
предложного падежа сукtествительных •второго склоне- на -у (-ю) исторически являются формами родительно-
ния». В то вреня, как в лзітературном языке в птом падеже го и предложного (местного) падежей существительнмх,
закрепіьіось окончание -е (из -$), в некоторых севернове- принадлежавших к особому типу склонения (с бывшими
ликорусских говорах (здесь важны показания тех говоров, основами на -ь). К этому склоненикі принадлежали moвa
в которых не было фонетияеского перехода $ в в), наобо- съінъ, вонь, домъ, върхъ, м#дъ, полъ, рядъ и некоторьте другие.
рот, сохранилось окончание мягкой разновидности, то есть Первоначально они имели другие падежные формы, чем
-в, которое проникло и в существительные с твердой осно- существительные мужского рода с бывшими основами на
вой. Cp., например, в былине: •А стоит же во чистом полв -о (типа вьзкь).
да сырой дуб»; •На своём же тут Добрыня ив добром Вследствие совпадения оконяаний именительного и ви-
коиіі•; нитеаьного падежей единственного яисла существитель-
•На коив сидит же поляница — не сворохнется» (Гі ьф. I, ных этих двух типов склонения, формы птих существи-
5); •Я бы век да там ДобрьІня so жQti лежал• (Гильф. I, тельных начинают смешиваться уже в глубокой древно-
5), но там же и •во погреби», •на добри кони», •во Киеви» сти. В древнейвіих славянских (в том числе и русских)
и т. п. Таким образом, древнее различие между флексиями памятниках мы встречаем существительньте типа sвлкь с
твердоіі и мягкой разновидности (оп сяюл$ — вв кони, аъ падежными оконяаниями, свойственными первоначально
ccлй — въ полв) здесь также бьыо устранено, но общими существительным типа съtвь, и наоборот. В результате дли-
стали окончания не твердой разновидности, как в других тельного сосуществования и взаимодействия этих форм
говорах и в лwгературном языке, а мягкой. устанаваивается единый тип склонения. Окончания, при-
надлежащие существительным с бывшими основами на -о
(твердоіі разновидности), начинают служить для выраже-
С Èbt8ЫUVП 0fВО8ЯVЫ Шfl -Ъ ние тех же падежнмх значений у существительнмх других
Те существительные, которые в современном русском типОВ.
языке объединяіотся в о,gном типе склонения (в шкоаьноtl Однако особенности древнего склонения существитель-
ных с бывшеЯ ocиoвoft ха -s не исчезают бесwедно. Xa-
544 Архаичеспие формъі в современное Дссхат язъіке 545

рактерные для них окончання родительного и местного нет» (•Пастух•), •нет порядку никакого» («Мышн•), •братъ
пaдeжefl (-2), постепенно специализируясь для выражения поживу с бою• (• Разбойник и Извозчик»), •Иль твоего не
особых оттенsов падежных значениіl, остаются в языке. будет пДоху» (•Лев и Мышь•), «г возу• (• Ворона и Курица•),
При этом они становятся возможными для ряда существи- «у пQoзy• (Т а м ж е), •Чтоб в одиночестве не кончитъ ве-
тельных мужского рода, принадлежащих в древности как яу» (•РазПорчивая невеста»), •с умъtгау» («Осел»), •И Дo‹эяy
к типу гынъ, так и к типу вълкъ, а также и для возникших стал просить больтого• (Т а м ж е), «А пфояу на волос нет
в позднее время (в том числе заимствованных из других в них» («Мартышка и Очки»), «г сенокосу» («Крестьянин и
языков). Работники), •без си • («бев на ловле»), «без смъіслу• (•До-
2. Формы с -у (-ю) в родительном падеже имеют в со- брая Аисица•) и др. В несколько бoлee віироком объеме,
временном языке значение некоторого количества, части чем в современной литературе, встречаем эти формы и у
вещества: иппtыся квон, ипаtш чвю, яюргзка ‹Any, кусок гдх - последуіощих писателей XIX века. Например: «Совсем не
@, бочко небу, ху ю песяу, мtіозо снеау, itrяi яюбову и т. д. надо мQозу», •бо самого последнего чп‹у», «для вас не бььхо
Форма родительного падежа на -у (-ю) может образо-
никакого Дигяу», «Неужто вы вз одного только ctnф‹zxy при-
выватъся и у некоторых сутцествтельных с отвлеченным
шли2» (Достоевский. Подросток); «.. .от барыни ни пЩказу,
знаяением: ипбглвл шуму, првбоввл нобу, гяіолъко @вву и т. д.
ни ояікозЈ нет...» (Салтъіков-Щедрин. Господа Головевы),
Эта форма характерна для ряда устойчивых фразеоло-
«Я даже сам перепугался и, право, точно замер ояі хоао-
гических выражений: с zяазу па глаз, с жиру бесится, задал ф» (Г. Успенский. Невидимка Авдотья); «Она и проснулась
napf, ни слуху ни дfщ; конца краю не будет,- бвз году неделя, из-за атого теста до свету: ведь господам нужні›і пироги,
крюву дais, иашего noяяу пДвбъіло, из-под носу, из ряд вон и up. булки» (Т а м ж е) и т. п. Шире распространены формы
Эта же форма встречается в некоторых предложных
родительного падежа на -J, чем в литературном языке, в
сочетаниях вроде вз бомЈ, ш very, а также в наречных
говорах, а также в народной поэзии. Cp. в поаме Некрасо-
обраэованиях, таких как с разбей, до yпaдf, до зарезу, без
ва •Кому на Руси жить хорошо»: «Kpaca взята у солнывіка,
просъіпу, без cпpo‹y, с , срябf, сразу, донизу, доверху, сверху,
У снгу белизна, N маяк губы алые...» и т. п.
снизу. В нескольких случаях подобные формы можно обна-
3. Многие имена существитеаьнъіе мужского рода в со-
ружитъ и в наре•іиях, образованных от прилагательных в
четании с предлогами в и ta имеют в предложном падеже
краткой форме в сочетании с предлогами. Сюда относятся.
окончание -у (-ю): в a6f, на берет, в бою, па вempf, в гoдf, па
cдypf, спъяну, гъtзжалу, сосяепу, смолоф. Gp. «Батюшка cкaзaл
краю, в necy, на лъду, в мозгу, на мосту, в nupf, в плену и v. ,4.
мне: „Прощай, Петр. Gлужи верно, кому присягневіь; слу-
Можно заметитъ, что указанные сочетания выражают
шайся начальннков; за их лаской не гоняйся; на службу
обьшно конкретно-пространственное или временное зна-
не напрашивайся; от службы не отговаривайся; и помни
чения. Cp. гулятъ в саду и в •Вижневом саде• Чехова, бродить
пословицу: береги платъе снову, а честъ смdлоф“•• (Пушкин.
в сосновом лety и в • rce» Островского,- cp. также rudeяiъ в углу
Кгпнтанскэя до иш).
и пяікпзоіпЬ в yaл#, напр.: •— ...с нeft живет xoлocтofl брат:
В литературном языке XVIII, а также и XIX века фор-
голова, не то, что вот ата, что тут в уаву сидит, — сказал
мы родителъного падежа на -у (-ю) употреблялись зна-
он, указывая на Алексеева...• (Гончаров. Обломов) и •...как
чительно віире. Так, у Крылова встречаем ати формы в мать, она не может отказать ему в Јглг, но мысль, что ее
таких, налрнмер, случаях: •хозяин дому• (•Фортуна и Ни- ненавистник останется при ней навсегда... до такой степе-
иіий•), •ояі хплпф о not естъ приіот• (•Аиса-строитель•), ни давида ее, что она невольно всем телом вздрагивала»
•Ей с фф ворон говорить (•Эмея и Овца•), •а волка гзгф (Салтыков-Щедрин. Господа Головлевы).
3s — i8s8
546 Архаические фQмъt s современное pfcc›toм язъікг 547

В некоторых случаях одно и то же слово в зависимости Dтo же окончание встречаем в устойчивом выражении
от значения имеет различные формы предложного паде- цитатного характера •Довлеет дневи злоба eгo•8. Данный
жа (на -у и на -е). Так, например, moвo мtіД в значении случай отражает то смешение между различными типа-
'вселенная, земной шар’ имеет форму в мufie («события, ми склонения, которое происходило в церковнославян-
происходящие в квфr», «первый в мtіДг» и т. д.). Но это ском и древнерусском языке. Окончание дательного паде-
же слово в его устаревших значениях: 1) 'светская жизтіь жа немногочисленных ь-основ широко распространялось
(в противоположность монастырской жизни, цеРкви)’ и в ряде славянских языков на существительные других ти-
2) ‘сельская община с ее членами' — выступает в предлож- пов, в том числе с мягкими основали, как в данном случае.
ном падеже в форме на -J, напр.: «...тот все равно как бы Таким образом появлялись формы, вроде коневи, дъневи,
и не инок и напрасно тoлькo пришел в монастырь, такому Игореви и т. п.
место в миф» (Достоевский. Братья Карамазовы); «Через 5. Существительные мужского рода с основали на твер-
три дня он вышел из монастыря, что согласовалось и со дые согласные (кроме шипящих) и с основали на -j- (•иот•),
с овом покойного старца его, повелевпіего еМу „пребывать относящиеся ко 2-му стонению, имеют, как правило, в
а миД2“›• (Т а м ж е); «Ф е к л у ш а. Нельзя, матушка, без родительном падеже множественного числа окончание -ов (-
гpexa: в миру живем» (А. Островский. Гроза). Другое из га). Однако для некоторых существительных характерна в
указанных значений юстрируется пословицей «На миру этом падеже форма с нулевым окончанием, напр. ояі§лб
(т. е. „на людях“) и смерть красна». партизан, батаяъон солдат, пятъ грамм, несколько человек,
Форма предложного падежа на -у обнаруживается и в много раз, без fonoe, без чуток, пока валенок, цвет глаз, увеіп
некоторых наречных образованиях, напр.: но ходу, на весу, волdс и др. Форма на -ов восходит к древнему склонению
ио§лф, нпаг§ху, вверху, внизу, в устаревшем ввечеру, а также существительных с быввіей основой на —ь (типа гъзнь), т. е.
в предлоге вввdу. не является исконной для большей части существительных
4. Старая форма дательного падежа единственного чис- мужского рода современного второго стонения. Старой
ла существительных с бывпіей основой на -ь (типа гъtн ь) формоfі родительного падежа множественного числа для
оставила след в современном русском языке в виде наре- этих существительных так же, как и для существительных
чий домой и дoмoй. Оформление этих слов с легко выде- среднего рода типа crгo, была форма именно с нулевым
лимыми корневыми частями дол и дом оказывается совер- окончанием. Таким образом, форма родительного падежа
шенно непонятные с точки зрения современного формо— множественного яисла у существительных мужского рода
и словообразования. Почему, в самом деле, слово дoн для совпадюа обычно с формой именительного падежа един-
выражения направительного значения получает «оконча- ственного числа (так, как в современном языке у слов
ние•› -ойл Этo -oti восходит к бывшему падежному окон- coлдaпі, глаз, сапог н др.).
чанию дательного падежа -ови: домови > домовъ > Ьомой,- Старая форма родительного множесгвенного с нулевым
долови > доловъ долой. В древнейшнх русских памятниках окончанием сохраняетсЯ в некоторых устоАиивых вмраже-
письменности встречаем как написание долови (например, в ниях, напр. в пословице «Бодливой корове бог Дос не дает».
Ипатьевской летописи), так и написание домовъ (напримеР, У писателей первой половины и середины XIX века без
в Первой Новгородской летописи). окончания -ов часто употребляются слова зуЈ и ny6. Haпp.,

' Н. С. А ш у к и н, М. Г. А in у к и н а. Крылатые слова. М.,


1955. С. 165.
548 Архаичсссж формъі в современное @сском яаыкг 549

«Пес, прохватя его до кости, Повис на нем и зуб не раз- ными формами на -ове). О 4нако в измененном виде это
жимал» (Крыаов. Собака, Человек, Кошка и Сокол); «. ..Но окончание сохранилось в русском языке. В некоторых се-
Пerac / Стар, зуб уж нет...» (Пушкин. Домик в Коломне); яернорусских говорах встречаются формы именительного
«И в знак того, что теперь все хорошо и благополучно, падежа множественного числа на -oao (и -вас после мягкой
она (собака) слегка раскрыла рот, почмокала губами и, основы) не только у слова съін, где окончание -ове былo
лучше уложив около старых зуб липкие губы, затита в исконным, но и у некоторых других, напр., сватова, зяте-
блаженном спокойствии» (А. Толстой. Анна Каренина); «А во, дарова — «дары», которые не имели в древности форм
в те поры все важны! в сорок ny6...» (Грибоедов. Горе от на -ове, одно Из » АОбных образований закрепилось и в
ума); «...и чувствовал сам, что бле Анеет, что одним мигом нашем литературном языке — это форма хозяева. Другой
как будто взвалил тысячи ny6 себе на гілечи» (Гончаров. разновидностью прежнего окончания -ове являются фор-
Обрыв). После.4няя форма обычна в былинах: «Клюша у мы на -овъл (-гаъя). В литературном языке такое образова-
его ведь сорок ny6» (Гі ьф. I, 428) . ние множественного числа имеют существительные гъtн и
6. Элемент -ов в форме сыііоеъя (при гым) также находит шум. По говорам, кроме форм съіновъя и вумовъя, отмече-
свое объяснение в прежних формах этого слова. ны братовъя, мужевъя, зятевъя, сватовъя, а также изредка и
В именительном падеже множественного числа суще- некоторьте другие: дедовъя, дядевъя, даровъя, яустовъя, снопо-
ствительные с бывшими основами на -в оканчивались на въя и под.10 Cp. в былине: «Эти мужевъя да их лю6имыи,
-ове, т. е. употреблялись формы съінове, волове и т. д. Формы Зятевъя-то есть да Соловьиныи, Похватали как рогатины
множественного писла на -ове не сохранились ни в ліггера- звериныи...» (Гі ьф. II, 15).
турном языке, ни в живых говорах (в былинах отмечают- Изменение окончания -ове в -овъя скорее всего следует
ся в качестве традиционных архаизмов такие формы, как объяснять влиянием форм множественного числа на -ъл
татарове, панове, ужнове, возникшие по аналогии с искон- (вроде б§ояіъя, листъя и под.), о происхождении которых
будет сказано дальше.
По говорах окончание -ов (-гв) распространялось и на суще-
ствительные мягкой разновидности типа конъ, а также на суще-
ствительные среднего и даже женского рода. Подобные факты Формъі существителънъtх с 6ъі8ШНМtt Основами на -ъ
можно встретить и в старом литературном языке, главным об-
разом у писателеfі второй половины XVIII века (особенно часто 1. Изолированно стоящее в современном русском ли-
от существительных среднего рода на -вг, -ъг: желонъев, г§ r- тературном языке существительное мужского рода пумъ
нъгв и т. п.; cp. в •Господах Головлевых• в речи персонажей: (И. пytnъ, Р. nymu, Д. пунш, В. пytпъ, Т. путем, YI. пути) пРед-
приказанъев, м нъгs и под.). Между прочим, так же образуется ставляет обломок древнего типа склонения имен мужского
в современном литературном языке родительный множественно-
го от существительных среднего рода с суффиксами -вко и -ко и рода с бывшими основами на -ъ. Сюда относwись такие
от слов вQховъг, нttзовъг, пппяіъг и некоторых других. Не только cнoвa, как гвоздъ, голубъ, £OCTïtЪ, 3833b, ЗЯТїtЪ, itOKbTïtЪ МЯд8 ЄЪ,
в диалектах, но и в простореяии нередко встречаются н в на- ›tоевяіъ, озаъ, пюяtъ и некоторые другие. К этому же типу
стоящее время формы @багв, делов н тecяioв. Все эти три формы склонения примкнулИ в Аревнерусском языке некоторые
находят свое отражение и в художественной литературе (в речи слова с бывшей основой на согласный (дънъ, каменъ, коренъ),
пepcoнaжeft). Аитературная форма облаков обусловлена тем, что
она образована от существительного мужского рода облок, а во имевшие первоначально свои особые флексии. В современ-
всех остальньтх падежах это слово закрепіыось как существитель- ном языке все слова этой группы, за исключением слова
ное среднего рода; cp., однако: •Сбоку облок грОмОВОЙ; Х АИТ
обпак и сверкает...• (Ершов. Конек-горбунок); «И атот мир тебе — " С. П. О 6 гт о р с к и й. Именное склонение в современном
лншь красныfі облак дыма...• (Блок). русском язьlке. Вып. 1. С. 7378.