Вы находитесь на странице: 1из 11

550 Историческая лингвистикп

путъ, сохраннвшего свои cwapыe формы, яходят во втоРое з гу завтра, а ату послезавтрия“» (Т а м ж е, 257) и т. п. Ста-
склонение, то есть имеют те же падежные окончания, 'іто рая форма не только родительного, но и дательного паде-
и существтттельное конъ. жа может быть проиwюстрирована следующим примером:
Однако в языке народной поэзии отчасти удерживаніт- «„Сшeй шубу к велику-бни, Христову дни, не сошьешь, дак
ся архаические формы родительного, дательного и пред- голова с гілеч“. До христова-dиtі было всего три бии» (Т а м
ложного падежей существительных каменъ и коренъ. На- ж е, 149). Форма родительного бни нередко встречается в
пример, в былинах мы встречаем: «У того ль у камени у текстах былин, напр.: •Это день от dнв как продолжаетсл•
Алатыря• (Гильф. II, 288); «Привіел к тому колени непо- (Гильф. I, 592); •Доиіло это дело до велика Ьни» (Гіыьф.
движному, ffn камени была подпись да подписана» (Гильф. II, 385); «Был-то ведь я там третьёго дни» (Гильф. I, 319);
II, 275); «Будь-ко ты Михаиле нынь во камени» (Гіьхьф. «Недавно я был на святой Руси, третъеводни» (Гильф. II,
I I, 171). 390) и мн. др. Cp. в пословицах, особенно там, где фор-
2. Другим остатком старого склонения этих существи- ма дни поддерживалась рифмой : «Ходил три дни, принес
тельных является родительный падеж слова денъ, еще со- злыдни»; «Упросились злыдни на три dнu, да черт их вы-
храняющий ся в литePaтype первой половины XIX века в курит в три года» (Даль. Пост., 62, 124).
форме бив (наряду с более обычной дня), например: «Дня 3. Интересным образованием в современном русском
три тому туда ходил я вместе С одним знакомым перед литературном языке, включающим в себя родительный
ветерком» (Пушкин. Домик в Коломне); «И что с Пара— падеж слова Ьенъ в старой форме быв, является наречие
віей будет он Щип на два, на три разлучен» (Пушкин. пополудни: «Ъъіло уже не рано, был третиfі час попозудни•
Медный всадник); «Через три дни после этого они были (Достоевский . Братья Карамазовы); «Густой туман окуты-
уже недалеко от места, бывшего предметом их поездки» (Гоголь. Tapac вас город, и хотя было не более трек яасов пополудни, Нев-
Бульба); «П о д к о л е с и н. Я сегодняшнего скиfі проспект пытались осветить» (Горький . Жизнь Клима
бнв даже не считаю» (Гоголь. Женитьба) и т. п. Gамгина); «Часам к трем поtіолубни окопы бьiли отрыты в
Та же форма выступает и у писателей более позднего полный рост» (Шолохов. Они сражались за Родину) и т. п.
времени в сочетании mpemъezo дни (или слитном третъевод- В этом образовании отражено несколько архаичное для со-
нв), напр.: «Не был, говорит, с третьего бни» (Достоевский . временного языка употребление предлога во с временные
Преступление и наказание); «У нас пРистал третъевоЬни значением («после»), требующего предложного падежа (cp.
Такой же барин гілохонький , Как ты, из-под Москвы» «по истечении срока», «по окончании урока» и т. п.' '), а
(Некрасов. Кому на Руси...). Форма родительного падежа также старые закономерности сочетания слова поль ( поло-
дни отражена также в диалектно-просторечных севодни, сед- вина») с существительными: это бьыи сочетания двух су-
нв («сегодня»): «Торговое дело! Седни при гроше, завтра — в ществительных, подобные современном половина комнажъі
барыше• (Мельников-Печерский . В aecax); «— Все искупи и т. д. Относящееся к зову поль имя стояло в родительном
седии, — он, не стесняясь, говорил „седни“, а в сановни- падеже, а само существиттьное поаъ изменялось по паде-
ки метит, — и сдай в склад под расписку» (Боборыкин. жам (напр.: ні поаъмь срьдЬЦА, N£ ПОАОтИЬ T'ÏiAd, d0 П0пЈ
Китай -город); «А бабувіка нередко говаривала: „Ой , как
redвu устала я! Уж, видно, не помолясь лягу...“» (Горький . ' ' Cp. •ПD npoжCtn8uu трех недель Ааврецкий поехал верхом в
Детство). Cp. в записанных на Севере сказках: «Вчерась, O...• (Тургенев. Дворянское гнездо); •Паншин оживился по ухобг
говорит, Ѕыло три рубля, а свводни піесть» (Онч. Сев. ск., Аавретјкого...» (Т а м ж е); •И в первое время по его на
227); •И приходит и гоізо]эит: „Dтy полянку севодни выжну, место баран дей ствительно зарекомендовал себя с
стороны• (Сютъіков-Щедрин. Баран непомнящиfі) и под.
Артичесже фоЈзмъt s современном @сском язъіке

AН'TA, ДО ПOAJ зпмы и т. д. — Срезн. Материалаl, II, 1142—


языке и сущешвительные на шипящие, показывает, •тто к
1143). Нарееия пополудни и попохуночи, предшавляют собой
моменту закрепления данного окончания за существитель-
шившиеся сочетания по + мешн. пад. слова похъ + род.
ньІми мягкой разновидноши шиплщие еще не отвердели,
nag,. шов дънъ и ночъ.
и таким оfiразом это окончание должно было распростра-
4. Отражением шарого мешного падежа этого же шо-
нлться и на них.
ва является диалектно-прошоречное намедіlи («недавно»).
Таким образом, для родительного падежа множествен-
Напр.: «...Намедни обварил я ему кто его зиаеТ как
ного чиша сущешвительные с бывшими основами на -о
ногу кипятком, так ведь как заоралl» (Гончаров. Оfiло-
как в твердой , так и в мягкой разновидности восприня-
мов); •А т у е в а. ...Hy с кем вы это намеЬж в театре сиде-
ли окончания из иных, поглощенных ими в целом, типов
ли7 Кто такой 7» (Сухово-Кобыаин. Свадьба Кречинского);
склонеиия. Это легко объясняется тем, что их исконные
«— Нет, нет, нет! Не хочет! даже видеть меня ие хочет!
формьт в этом падеже, совпадавшие с формами имени-
Намеднжъ сунулась быао я к нему: напутшвовать, что ли,
тельного падежа единшвенного чиша, оказывались менее
меня принши7 говорит» (Салтыков-Щедрин. Господа Голо-
ваевьі). Пто наречие предшавляет собой видоизмененное определенными в своем формальном выражении.
сочетание оаомъ dзo. Бесмредложньтй мешныВ падеж для 6. Отдельные имена сущешвительиые 1-гo склонения с
обозначения времени извешеи и в шарошавянском, и в основами на мягкие согласные и на шипящие также полу-
древнерусском языке: например, томь час4, знм4; И томь чакіт в родительном падеже множешвенного еисла окон-
B£Чf £ ПЕ{ї£В0ПИGЯ (ї0СААВ’Ъ 0’Ъ ВОИ Иd Д Jp btП ПОАЪ •Ь_ чание -ей (бДоаёй , западнёй, долёй, юношей, хаижей, свечей),
н4пра... (Новг. I летоп. Синодальный список, под годом вмешо первоначальной формы с «чишой основой », сохра-
1016). нившей ся в ошальных случаях (зeм#лъ, дъінъ, рощ, туч, щч,
5. Сущешвительные мужского рода с основами на мяг- зр/ю и т. п.).
кие согласньlе (кроме з . относящиеся ко 2-му склонению, Колебания в современиом литературном языке обна-
имеют в родительном падеже множешвенного чиша окон- руживает сущешвительное женского рода саею. Наряду
чание -вй . Пто окончание восходит к шарому окончанию с более обычной формой саsчей в нем сохраняется еще
сущешвшеаьных с бывшими основами на -ъ (графически шарая форма гвеч: «...денег на покупку свеч у меня ›‹е
передавалось в древнерусском языке -un). Сущешвитель- бьшо...» (Горький . В людях). Cp. в ушой чивом выраже-
ньіе с 6ывтиими основами на -о мягкой разновидноши нии: «Игра не шоит cseч». В говорах и у писателей XVIII
(так же, как и твердой см. выше) имели первоначаль- и отчаши XIX века такое же колебание наблюдается и
но в родительном падеже множешвенного числа нулевое у ряда других сущешвительных; например, параллельное
окончание (т. е. формы кпкъ, мужъ, совпадающие с имени- употребление форм веяъмож и велъможей встречаем у Кан-
Тельным единшвенного чиша). В языке народной поэзии темира, Державина, РадинЈева, Вяземского, Пушк›l›іа' З. То
можно вшретить единиеные шучаи употребления шарой же самое видим и у ряда сущешвительных женского рода с
формьl с нулевой флексией , напр., «у желанных роЬитеяъ» основами на мЯгкое > о. § Так, в литературе этого же вре-
(Барс. Причит. II, 61), «семь ии@ззч• (Онч. Сев. ск., 46, мени находим наряду с принятыми в современном языке
50) и под." То, wo окончание -Ы получили в русском формами также и такие формы родительного падежа мно-
жешвенного: бвн , ПЈСШъtней , б@ей , копаей , петлей , гпбаей ,
" С. П. О 6 н о р с к и А. Именное сшоиение в совгеменном
русском языке. Вып. 2. А., 1991. С. l7tй -177. ” С. П. О б н о р с к и й. Именное сшонение в современном
русском лзыке. Выіі. 2. С. 187—188.
554
natuнeй, сплетней и т. п."; напр., у Пушкина: «В бесгіло4НОd Архаических фофмъt в говфемгнttом ;tіусском язъtкг 555
сухости речей , Расспросов, rtыetn#a и вестей Не вспыхнет
мысли в цены сутки...» («Евгений Онегин»); «Мне ль бы-
дие); «Вы также, маменьки, построже За дочерьми смотри-
ло сетовать о толках шалунов, О лепетанье дам, зоилов
те вред...» (Пушкин. Евгениfі Онегин); «Мне разве даром
и глупцов И гнле агй разбирать игривую затею...» (•Ча-
это все досталось, Или шутя, как игроку, который Гремит
адаеву»). Dтa форма встречается и позже, напр. у Фета:
костями да груды загребает?• (Пушкин. Скупой рыцарь),
«Столкнул яркиfl говор сплетней... • («На двой ном стекле
cp. во фразеологическом сочетании «лечь костъми••. Нор-
узоры. ..»).
мальным образованием современного языка является фор-
Аомоносов указывай в своей «Росси”ИСкой граммати-
ма лошадьми. Пережиточно сохраняют аналогичные формы
кe••, ято существительные, оканчивающиеся на -л t и -ня
и слова мужского рода зa#Дъ и гостъ: «Нет, лучше совсем
с предшествующей согласной , в родительном падеже мно-
одичаю, лучше пусть буду с дикими зверъми по лесам ски-
жественного числа «вмещают перед я и в самогласную е:
таться...» (Салтыков-Щедрин. Дикий помещик).
люtnttл, аювіеиъ; гояіня, сотеиъ; згмлл, згмгзъ; бошіія, 6otttrнъ;
Все эти формы являются исконными формами для
8HWttЯ, 8ttШRHЪ, капля, капглъ, но некоторые равномерно
данных существительных (флексия творительного множе-
употребаяются и на -eti: люіпней , бошаеtі, вижней, каплей,
ственного числа -мв присоединялась непосредственно к
цottлeti» (§ 170). Только первая и последняя из указанных
основе на -ъ, после падения редуцированных — к осно-
здесь форм на -Ы (люмаЫ и щпяЫ) упазываются как нор-
ве на мягкий согласный ). У писателеіl XVIII — начала
мальные для современного литературного языкаl5.
XIX века эти формы представлены значительно інире, чем
7. Существительные женского рода с бывшими основа-
в современном языке. Так, у Аомоносова мы встречаем
ми на -ъ, по сравнению с соответствующими существитель-
ветвъми, речъми, баснъми, свирелъми, отрасхъми, челюсть-
ными мужского рода (типа путь), хорошо сохранили свои
ru, страстъми, смертъми, слабостъми, добродетелъми, частъ-
первонаяальные падежные окончания в единственном чис-
Mttt TidtOtf}O ЪМП Н СЛОНЪMtt z £ЛО£ТПЪМ Н, 8Etf{ЪMtf 8О1tЪНОGШ,ЪМ'П,
ле (современное 3-e склонение). Однако во множественном
мъtгаьміі, беиъмв; у Державина — бранъми, бровями, ветвъми,
числе (за исключением родительного падежа) они под-
щслъми, доблестъми, добродетеlsъми, медалъми, надписъми, на-
верглись влиянию существительных, относящихся ныне к
яtЬмv, плетъми, пoч#гяiъмu, пД#л#гяtbмu, пегаъжи, гаиДглъ-
первому склоненизо. Только в творительном падеже лите-
ратурный язык сохраняет еще остатки их прежних форм. ru, слабостъми, сластъми, страстъми, сетъми, хитростъми,
Так, наряду с формами дверями, дочерьми, костями, те- щтъми, зв#Дъмu, когтями, у Крылова — почестъми, гостями,
зверъми -, у Пушкина — костями, 6oч#Дьмu, плгіпьми, пеиатъ-
тями, продолжают встречаться формы дверъмй, дочеръмй,
костъмй, плетъмй, которые и являются более древними, ми, страстъми, §sчъмпіб
напр.: «Куча всякого copy лежала перед самыми дверьми»
ЛДoвгxoжб#iitiв современной формъі
(Гоголь. Tapac Бульба); «Два Детские голоса... послыша-
именитехъного падежа множественного числа на -ъя
лись за бв#pъмв• (А. Толстой . Анна Каренина); «И зо при-
К ЫТШМИ Ь8РрЪМ> АЩ Глухие разговоры» (Блок. Возмез- 1. В современном литературном языке более Двадцати
существительных мужского рода, имеющих в единствен-
" Т а м ж е. С. l9W200. ном числе основу на твердый согласный , принимают в
° См. Грамматика русского языка. Т. l. М.: АН СССР, 1953. именительном падеже множественного чипа окончание
С. 166. -ъя: rain — фотъя, лвгtв — яистъл, нет — колъл, тук — сучъя,

" С. П. О 6 н о р с к и й . Именное склонение в современном


русском языке. Вып. 2. С. 323354.
зss
пруи — п§уиъе, гиул — сюуаъл, м)ж — ліужьв., клок — кх чъя Блока: «Взовьется с криком вфОНЬР» («Рожденные в года
и др. Точно так же образуют в литературном язІ«ке име- глухие...»); «С юокsДл#м гулять ходила — С солдатъем теперь
нительньІй падеж множешвенного чиша около деслти cлOR пошла7» («Двенадцать»); у Маяковского: лоиюбъе, любъе, ба-
среднего рода: дерево — деревъя, nefo — nepъ›t, кр»іло — vры- fiонъе, баДваъе и под. l Cp. сохранение архаических лзгюъе
лъд, звено звенъя, похено — похенъя и др. Происхождсние и других у Крьыова: «Хоть пжтъем, правда, он одет, Да
этих форм объясняется шеАу»щим образом. В древнерус- что за жешкошь, что за цвет!» («Хмель»); «С ишертою
ском языке сущешвовали сущешвительные с собиратель- и ветхою сумой Бедняжка-нищенький под оконъем таскал-
ньтм значением женского рода на -ил (-ъе) и среднего ся...» («Фортуна и Нищий »); «...Ha ней и своего ошалось
рода на -ne (-ъе). Первые образовались от Qщешвитеаьных мало пsДъе» («Ворона»). Cp. в сказке: «Старик спустился
со значением лица, вторые от сущешвительньtх, обозна- вниз по кочешку, поднял меток, а в мешке одно косюъе,
чапщих неодушевленные предметы. Так, в древнерусских и то примельчалось» (Аф., Щ.о 18).
памятниках вшречаются, с одной лороны, собирательные Превращению шарых собирательных на -ъе (и на -ъе с
юекъл (и юезъл под влиянием каези), зеюъе и др., изменением в -ъп) в формы множественного чиша должно
с другой — колъе, фбъе, стохпъе и бьшо способшвовать то, что в древнерусском языке они
как соответшвупщие сутцешвительные женского и средне• чашо имели при себе глагол и прилагательное во мно-
го рода с основой на мягкий согласньтй (как земле и поле). жественном чише. Такое согласование с tyщecтвитeльным
Напр., в древнерусских летописях мы находим: н N£ 0вр4. единшвенного чиша, имеющим собирательное значение,
тdша княжьк свося (Срезн. I, 1400); сб всгю ккязыю (Срезн. віироко распрошранено и в современньіх говорах. Cp. так-
I, 1401), и дв crc врать4, по свою аратью (Срезн. I, 169), же в сказках и бьтлинах: «Царь хотел шугу арешовѐть, но
учпнпшп городъ с коаьfмъ (Срезн. I, 1251) и т. п. ааДоб не noзвdxиzи...» (Онч. Сев. ск., 516); «Первая бДужо-
Gобирательное бДвтие сохранилось и в современном на ра едят-то пъют нападкоп...» (Гильф. I, 558) и т. п.
языке («монашырская братия», а также «наша братия», Такого же происхождения в современном литературном
«актерская братия» и т. п.), cp.: «...Пригнали тогда в Ба- языке, между прочим, форма аоюоба, бывтая в древнерус-
лахну наіну десятка три ішенни- ков; все народ ском языке сущешвительным единшвенного чиша жен-
сухонькой , мелкоfi; одеты кто в чем, хуже нищей 6Дnmuu, ского рода с собирательным значением. Получив значение
дрожат...» (Горький . Детство); « А сверх того, все вьІ, всп множешвенного числа, формы на -ъл сохранили некото-
ваша фо- юое, — продолжал неугомонный Михалевич, рый ошенок «собирательноши». Это видно в тех шуиа-
начитанные бай баки• (Тургенев. Дворянское гнездо) и под. ях, где возможньт двоякие формы множественного чиша,
Собирательные среднего рода на -ъе извешны и в го- cp.: камни и комеаъе, клож и жочъя, yгxи и fгояъя. Еще
ворах, и в лтературном языке (но главным образом А. Х. Вошоков заметил, что, «когда говорят о предметах в
в прошоречии), причем «4есь шедует отметить не тола- отдельноши, как об единицах, тогда употребаяпт правішь-
ко сохранение шарых сущесюшельных, но и образование ное окончание: сю@;Іпъt, батогй, крі0ж, камни, корни; когда
по их образцу новых, в том чише и от имен сущешви- ке рассматривают предметы в совокупности, как собрание
тельньІх, обозначаюи;их аиц и животньlх: б/бъе, юДепъе, единиц, тогда употребляют окончание на -ъе: гю@рtъе, бп-
зве§ье, вфонъе, бабъе, мужичъе, щіючъе, солдатъе и dp•; cp. у тожъя, крючъя, каменъя, коренъя». Формьl множешвенного
'7 А И. С о 6 о л е в с к и й. Аекции по ишории русского языка. 1
' Gм. Г. О. В и н о к у р. МаяковскиА новатор язьтка. М.,
4-е изд. М., 1907. С. 2liП-221. 1949. С. бЪ—70.
558 Историческая лингвистикп числа на -ъл от некоторых существительных
отличаются от пар ельных форм на -ъt, -в своим
иначснием, напр.: зЈбъt (у человека и животных) и з}бъл (на Apx ические формъі в современное русском язъtке 559
инструменте, на машине); кохъі (школьная отметка) и колъя
(в изгороди); кони (растения) и кореиъя (сухие овощи), ла» (Баратынский . Весна); •А я, млада-младешенька, Что
лшtпъt (бумаги) и яигяtъл (растения). Cp. также богзый конь на привяжи, Что ласточка без кДъtз/• (Некра-
разграничение в значении форм гъtновъя и сынъt («сыны сов. Кому на Руси...); •...Надо мною Опять звенят весны
Родины» и т. п.). кДъtло...» (Блок. Так. Буря этих лет проіііла...); «Над миром
2. Образование именительного падежа множественного расплескав кДъtлп...» (Блок. На смерть Комиссаржевской );
числа на -ъя в просторечии бoлee продуктивно, чем в «Белый лебедь от весна Спрятал голову в кДъtяо» (Блок.
современном литературном языке. Отражение этого мы В темном парке под ольхой ...); «Слышу трепет кДъы...•
находим и в художественной литературе, напр.: «Да не в (Блок. Милый друг, и в атом тихом доме...); •Кръілами
лесу родилася, Не пенъям л моаилася...» (Некрасов. Кому бьет беда...» (Блок. Скифы) и др. Подобные формы можно
на Руси...); «— ...вдруг он, отец твой , шасть через забор, встретитъ и у современных поэтов.
я, индо, испугалась: идет меж яблонь эдакой могутной , в Так же, наряду с обычной формой Щзъя, употребляет-
белой рубахе, в гілисовьж штанах, а— босый , без шапки, на ся иногда Щzв, напр.: «Вы, ояіДоки-Щю, возьмите коня!•
длинных волосъях — ремешок» (Горький . Детство); ‹@ябъя (Пушкин. Песнь о вещем Олеге); «Поедем. — Поскакали
считали, что это приданое должно быть поделено между лги...•• (Пушкин. Евгений Онегин); «Чем вам, Qyeв, услу-
ними» (Т а м ж е), «— ...A сам он весь в бъtфъвх, рваный » жить2•• (Ершов. Конек-горбунок) и под.
(Горький . Макар Чудра) и под. 3. Известное влияние на Сказанное переосмытение
Иногда же, наоборот, наряду с обычными в литератур- бывших собирательных имен на -ъя, -ъг могло оказать
ном языке формами на -ъя, сохраняются и прежние формы также то обстоятельство, что существительные мужского
множественного чипа. Здесь прежде всего нужно упомя- рода с бывшими основали на -ъ имели в древнерусском
нуть множественное число слов кДъtяо и дерево. Формы име- форму именительного падежа множественного числа на -ъе
нитеаьного падежа множественного числа кДъtяа, дерева (и и (-ne) (nfmъe, гостъе и т. д.). Подобные формы именитель-
соответствующие формы косвенных падежей ) очень часты ного множественного отсутствуют в современном языке 9q
в литературе XIX века и отчасти XX (особенно в поэзии, Однако их непосредственный остаток можно видеть в та-
напр. у Блока). Вот несколько примеров: «Вдруг меж де- ком слове, как современное собирательное зверъе. Форма
ага шалаш убогой ...•» (Пушкин. Евгений Онегин); «На небе именительного падежа во множественном числе у това
расчищало и над вершинами дерев быстро бежали обла- зкѐ Дъ, прин ежавшего к склонению существительных с
ка...» (А. Толстой . Вой на и мир); «Слетелися семь филинов, бывшими основали на -ъ, была зв4рпі, вв4ры (cp. ••Акы
Аюбуются побоищем С семи больвіих б#Дга...» (Некрасов. зв4рпк дпвнп» — Срезн. I, 966). Совпав внешне с собира-
Кому на Руси...); «ДгДгап едва венчались Первой зеленью тельными типами дувнt, дувьс и под., форыы типа путнк,
весны• (Блок. В тихий вечер мы встречались...); «В яерных исчезая сами из языка, возможно отчасти способствовти
сучьях дерев обнаженных Желтый зимний закат за окном••
(Блок. Унижение); «Тут она, взмахнув к§ъtяоми, Полетела " Воспроизведением монашеской речи, насыщенной славяниз-
мами, объясняется появление подобной формы (люdвг) в следую-
над воинами...• (Пушкин. Gказка о царе Салтане); «И ко-
щем тексте: «— Поган ecть, а не свят. В кресла не сяду и не вос-
ни их ударились кръіломв...» (Аермонтов. Бой ); «И Флора хощу себе аки ндолу поклонения! — загремел отец Ферапонт. —
милая, вв радужных кДъtлах, К нам обноваенная слете- Ныне любви веру святую губят» (Достоевский . Братья Карамазо-
вы). Слово люdu ›імело в с авянском и в древнерусском формы
множественного числа по типу склонения с бывшими основамн
на -ъ. Cp. современные людей (из aюdвti) и любъаttі.
560
Архаинеские формЪl 8 С0временноп @сском язъіке 561

отмеченному выше переосмыслению пе Рпых. И наобоРот, Первое в разговорно-шугливом употреблении обозна-


такая форма, как зв4ры, благодаря этому же совпадение,
чает ‘тучное полное тело’, cp.: «С своей стороны, и Папков
могла остаться в языке, но уже в качестве единственного был недоволен и находил, что Аюбинька похудела, или,
числа имени с собирательным значением. Если это так, то как он выражался, „постервела“. — У тебя прежде mгзeco
данное образование могло явиться ocнoвofl для последую- были, — допрашивал он ее: — сказывай , куда ты их дева-
щего возникновения таких же существительных от других
существительных, обозначающих животных и лиц (воронъе, лай » (Сттыков-ЩедРин. Господа Головлевы); «У нас все в
моде, чтоб девка была, что называется „размое-мое“, яіелесо
дурачъе и под.).
чтоб были; ну, а у Насти этих теяес не было, так ее и
Остатки старого скzонения существитеяъных звали „Настька-сухопарая“» (Аесков. Житие одной бабы).
с бъівжими основали на согласный В северных причитаниях слово тереса относится обычно к
мертвому тему: «Texeca-mo вы его да погребали» (Барс. При-
В современном русском языке есть несколько неболь- чит. II, 16); ••Теягго его лежат без поминанья» (Т а м ж е,
віих по объему групп существительных, которые в от- 249); в сказке: «Потом в подпоЈ прииіла, зглянула, там mr-
дельных формах изменяют основу, получая своеобразное лес мертвых поуный подпоу лежит накладеный » (Онч. Сев.
«наращение••. Сюда относятся: 1) существительные небо и ск., 248). Cp. в значении просто «тела»: «— ...Подожди,
ч2бо, склоняющиеся во множественном числе с основой дой дем ужотко до Мисхора, там и пополощем тереса свои
небес-, чудес-, 2) существительные матъ и дочъ, образующие грешные» (Куприн. Белый пудель).
формы косвенных падежей единственного и все формы Форма словеса употребляется при иронической характе-
множественного числа от основ моtпгД-, дочер-; 3) десять ристике чьей -либо речи (cp. «ізлетение словес» — о вити-
существительных cpe 4него рода на -ел, склоняющиеся во еватьІх фразах), а также как явный церковнославянизм в
всех падежах, кроме именительного единственного числа, определенных контекстах. «Меня смущта строгая краса
с элементом -ен после -м-; 4) существительное бияія, име- Ее чела, спокой ных уст и взоров, И полные святыни зло-
ющее в косвенных падежах единственного писла основу веса» (Пушкин. В начале жизни школу помню я...); «— ...Я
биtпяяі’ (с мягким конечным -яі’). Все эти существительные только в последнее время усумнился, но зато теперь сижу
принадлежали в древности к особому типу склонения су- и жду великих словес» (Федор Павлович старцу Зосиме. До-
ществительных, составляя разряд имен «с бывшими осно- стоевский . Братья Карамазовы); «— Ужасны словеса ваши,
вами на согласный ». Уже в древнеіlвіих русских памятни- блаженней ший и святей ший , — качт головою монашек•
ках наблюдается утрата этими (и другими относящимися (Т а м ж е). Как один из архаизмов языка 6ылин: •Гово-
прежде к этому же типу склонения) существительными рят таковы словеса. . .» (Гильф. II, 533).
некоторых из своих исконных форм и их сближение с В поэзии XVIII и начта XIX века можно встретить
другими типами склонения. В современном языке они также слова ovrra и древеса (главным образом в форме ро-
остаются как своего рода •аномалии», лишь в незначитель- дительного падежа). Первое из них является старой фор-
ной мере отражая старые особенности своего склонения. мой множественного числа слова око (в то времл как ovu
К ним привыкают и некоторые другие факты литератур- являлось первоначтьно формой двоtіственіІОГо числа, об-
ного языка и диалектов, также сохраняющие отдельные разованной от другой основы). Слово overa встречается,
особенности старых форм. например, у Баратъlнского: «С нее в лазоревую ночь Не
1. Наряду с форыами ite6rco и чудеса можно отметить и СВО•4Им мьІ очес.. .» (•Звезда•); «Верьте сладким убежденьям
формы mewca и сло8еса. Вас ласкающих очес» (•Последгіий поэт»). Cp. у Пушки-
зв — i 8з8
562 Историческая яиtігвистика

на: «...Тебе, сияющей так мило Для наших набожных жалеть• (Т а м ж е); •— ...Он (Бог), чай , батювіка, глядит-
очес» (альбомное стихотворение «Акафист Екатерине Ни- глядит с нгбгси-яю на землю, на всех нас, да в инуіо мину-
колаевне Карамзиной •; oкoфuгtn — это хвалебное песнопе-
ту как восгілачет, да как возрыдает...• (Горький . Детство);
ние в честь святого; слово очегп в этом контексте должно,
cp.: •...и сквозь сон мне показалось, будто г нгбеги искры
видимо, восприниматься как намеренный , шугливый цер-
посыпались• (Аесков. Очарованный странник); в былине:
ковнославянизм)'0.
•G небеси им глас прогласило...• (Гильф. II, 612).
Форма древеса — не только морфологический , но и лекси- 3. В литературном язьlке формы нменительного п винн-
ческиfl церковнославянизм (бДгво — при древнерусском бе- тельного падежей единственного числа слов мпюъ н dочъ
рево; в современном языке от cmapoft славянской основы — совпадаіот, ничем не отлияаясь, таким образом, от соот-
прилагательное бДгвггнъtй ). Это слово встречается, напр., ветствуіощих форм существительных 3-го склонения (тнпа
в стихотворении Пушкина «Туча»: •...Довольно, сокрой ся! косіпъ). Однако в некоторъіх северновеликорусскик говорах
Пopa минова ась, Земля освежилась, и буря промчалась, сохранились старые формъі атих суіqествительных: мвtпо,
И ветер, лаская аисточки древес, Тебя с успокоенных го- дочи — в именительном и миф, d ъ — в винительном,
нит небес»; в «Евгении Онегине»: «Настанет ночь; луна напр.: •Говорит воронёнкова мвяtи: — Я не могу тебе во-
обходит Дозором дальний свод небес, И соловей во мгле ды лринестх, у меня не в чём» (Ouч. Сев. cx., 22); •Бъм
бДeв#c Напевы звучные заводит»; у Баратынского: •В те- мужих, да жонха, у их бьтла doчu. Эту dочфъ жоних сто
ни бфгвгг, во мраке сада Тот домик помните ль, друзья...» свататся...• (Т а м ж е, 102) и лод.*’
(«Пиры») и т. д. Е,диничные примеры можно встретить и Тенденцией к выравнивани о основ объясняется появ-
позже (напр., у Некрасова).
ление форм мояиръ, doue§ъ в именительном (и винитель-
2. Слово лsбo в косвенных падежах единственного числа
ном). Эти формм встречаются в современньlх говорах, а
сохраняет иногда старую основу на согласный (игбгс-). Это
также в поазии XVIII и наяала XIX века. Как отмечает-
архаическое употребление отражает обмчно особое значе-
ся, бoлee употребительны они у писателей XIX века прн
ние слова нгбo, связанное с религиозными представления- обращении, то есть в качестве своеобразной звательной
ми, и может рассматриваться как один из церковнославя- формы 2 как, напр., в известном стихотворении Аермон-
низмов литературного языка. Падежные окончания форм това •Я, Матеръ Божия, ньlне с молитвою...» («Молитвам).
отражают при этом древнее смешение основ (то есть тот 4. Сохранившиеся в современном языке как один из
факт, что большинство существительных с быввіей осно- осколков старого склонения особые падежнме формы cy-
вой на согласный прпмкнуло в отношении флексий уже в
ранпіою эпоху к существителъным с бывтей основоfі на " Окончание -в в именнтелъном падеже единствеиного чис-
-ъ): «— ...Отz\ы-монахи, зачем лоститесъ?' Зачем вы жде- ла пережитояно сохраняется некоторыми говорамн н в другом
разряде существитеwьных, а именно существнтельнмх женского
те за это себе награды ив небеси?• (Достоевский . Братья родас н’ (мягкнм) в понце основы, относящихся к древним осно-
Карамазовы); •— ...Аюди сами, значит, виноватьl: им дан вам на -о (тнпа згмлл). Так, в песнях (записанных на Севере и в
был paA, они захотели свободы и похитили огонь г небе- Сибири) мы изредка встречаем в именнтелъном сдннственного:
ги, сами зная, что станут несчастны, значит, нечего их бп9ъініі, rydo§ъtнti, гогуdофЬtни; cp. в былинах: •Стрётат zогубdјшнй да
родна матушка, та •іестна вдова Офимья Олексадровна...• (Гіыьф.
’0 В ироикомияеской поаме Вас. Май кова •Елисей • (1771 г.), II, 407); •А тогда-то zос•fдаръіни да моя родна ыатушка А жаре-
пародирушщей •высокиf1 слог•, находим не только форму очг- шенько она да по мне гыакала• (Т а м ж е, 423).
со, но н yt«rca: •Иыея очгга шезани окропенны, Вещает так...•, " С. П. О 6 н о р с к и й . Именное склонение в современном
•Сіон* хо wнесвои,9иіате*ь, ші:•. русском языке. Вып. 1. G. 15.
5G4
ществительных среднего рода на -мя свог5ственны главным Архаичсские формъі в современное русском языне 565
образом литературному языку. В говорах и просторечии
эти слова также испытали на себе тенденцию к вырав-
непремснно иск:fсство» и т. д. — в статье, назьтваемой «Пу-
ниванию основ и соответственное подведение этих cлoD тешествие из Москвы в Петербург»). Таким образом, бу-
пор, продуктивные склонения. Здесь могло быть два гіути: во- дучи «архаичным» в современном языке, вариант плажгнъ
первых, утрата •наращения» -ен в косвенных падежах; во-
исторически является новообгазованием по сравнению с
вторых, приобретение этого элемента именительным-
пламя. *Го же следует сказать и о форме родительгіого мно-
винительным единственного чис а. OGa ати типа новооб-
жественного типа вfiемян, известной в северных говорах
разований известны в народном языке. Широко известны
и встречающей ся в литературе XVI II и начwа XIX ве-
не только в говорах, но и в просторечии формы косвенных
ка (cp. у Пушкина в «Евгении Онегине»: «Но эта важ-
падежей единственного числа слов имя, время и других от ная забава Достой на старых обезьян Хвтеных дедовских
основы без -ен-, то есть образующиеся по типу поле (в се- вflемян. . .» j. В образовании этих форм очевидно влияние
вернорусских окающих говорах и именительном падеже — формы единственного числа на -ел. В литературном языке
имѐ’, вфгже‘ и т. д., т. е. так же, как пoar’). Эти формы мно- закрепились, однако, древние формы времен, имен и т. д.
гочисленны и в художественной литературе (у писателей Исключение составляют семян и стремян.
XVIII века и первых десятилетий XIX даже в авторской 5. Одиноко стоящее в современном литературном язы-
речи), напр.: «Сын вpeмя, случая, судьбины...» (Державин. ке склонение cнoвa dtиnя никак не соотносится теперь со
На счастие); «Но тосковать теперь ни время, ни охоты, склонепием существительных с суффиксом -енок (-онох j ти-
Ни пользы нет» (Крылов. Колос); «То к темю их при- па мелгttок, заменяющих во множественном числе этот суф-
жмет, то их на хвост нанижет...» (Крылов. Мартышка и фикс суффиксом -лtn (-otn). В древнерусском языке элемент
Очки); «Г р а ф и н я-в н у ч к а. Время нет» (Грибоедов. Го- -ллі не был суффиксом — он представлял собою частъ осно-
ре от ума); «Не встретит ответа Средь шума мирского Из вы у определенной группы существительных (обозначав-
пламя и света Рожденное слово» (Аермонтов. Есть речи — ших детенышей и т. п.) во всех падежах, кроме гіменитеаь-
значенье...); «И с мира и с время Покровы сняты...» (Коль- ного и винительного единственного числа. В последних
цов. Поминки); «Подобрал туман Выше яtемл гор» (Коль- эти существительные оканчивались на -я, как современное
цов. Урожай ); «Помилуй те, по нынешнему врвмю воровать дитя: вtеля, жеребя, zycя и т. д. Cp. в пос овицах: «Аасковое
положительно невозможно» (А. Толстой . Анна Каренина; теля двух маток сосет» (Даль. Пост., 267) и под. Cp. у
в peuи купца Рябинина) и по.4. Державина: «В это время столь холодно, Как Борей был
Другим пугем •выравнивания• было образование име-
разъярен, Опtфочп порфирородно В царстве Северном ро-
нительного-винительного единственного числа данных су-
жден» («На рождение в Севере порфирородного отрока»;
ществительных от основ с -set-. Здесь отмечаются два типа
любопытно отметить согласование: в среднем роде опре-
образований в говорах: нмена на -ено (из них в литератур- деление и в мужском сказуемое: «отроча порфирородно...
ныfі язык проникло стремено, употреблявшееся некоторы- рожден»). В народных сказках и пословицах сохраняются
ми старыми писателями) и на -гнъ, из которых, особенно в еще следы старого склонения этих слов: «.. лту и запела:
поэзии прошлого века, было очень употребительным слово „Шла баба путём, наиілd баба лапбть, по лаптю курё, по
пламени (cp. замечание Пушкина: «Рифм в русском языке Щллtи гycë , по yrлtnu боран...“» (Онч. Сев. ск., 308); «Не
слишком мало. Одна вызывает другую. Мяаменъ немину- сподручно техяти волка лягати. Дай Боже нашему кeтятu
емо тащит за собою камгнt›. Из-за чувства выглядывает волка пой мати» (Дть. Сл. IV, 407).
В живой нелитературной речи широко распространены
формы дшпе (в косвенных падежах — дитя, дитю, дитён
566 И Т.Д.) и dвtnл, склонЯемое как сущесwвитеаьные женского
рода на -о (-л). Эти формы можно нередко встретить и в
художественньlх произведениях (главным образом в речи Архаических формъі в современное @сском я:нпсе 567
персонажей ).
6. Родительный падеж множественного числа существи- качестве формы именительного стала употребляться фор-
теаьньІх с бывшими основами на согласный оканчивался ма винительного или же возникли новообразования на
на этот согласный с флексией -ь; после падения редуциро- -ва. Таким образом, с одной стороны, получились формы
ванных — на твердый согласный основы. Наряду с небесь, церковь, любовъ, свекровъ, морковь и под., с другой — фгква,
ttмeitъ, было мояtвДъ, кoД#aь, бъіtъ и т. п. (сохранением этой брюква, бояіво и д}э. Отсюда становится понятным и налн-
древней формы и объясняются современные бгн из бънЬ), чие в языке пар ельных форм t;еДкао, морква (наряду с
поябён, встреяающиеся в говорах и в просторечии; cp.: «Но литературными церковь, мQкоаъ).
так как пить-естъ все-таки нужно, а жалованья он не полу- В ряде говоров (главным образом южновеликорусскнх)
чает и прислуги не держит, то будет он выбегать из норы сохраняется старая форма именительного падежа един-
около похден, когда вся рыба уже сыта, и, Бог даст, может ственного числа гвекДъі. Cp. в «Сборнике Кирвіи Данило-
быть, козявку-другую и промыслит» (Салтыков-Щедрин. ва» (М.; А.: АН СССР, 1958): «А и билася-дралася свг t
Премудрый пескарь; cp. дальвіе: «Только в полдни выбе- со cнoxofi...• (с. 182), «матувіка гвгкЩ» (с. 504).
жит коіl-чего похвататъ —да что в полдень промыслишь!»);
••П о п. Сие на сорок ночей и на сорок дён!» (Маяков- Следъі яекоторъtх cmapъtx форм множественного числа
скиft. Мистерия-буфф); в былинах: «Повеаась-то свадебка
двенадцать dre, •А бьет-то силу до шести он 6ra», «Ехал До- 1. Современные формы иментельного падежа множе-
брынюпіка двенадцать де'н» (Гильф. I, 281, 5Ѕ0, 583) и под. ственного числа слов типа столъі, Дабъt и т. п. с оконяанием
Таким образом, в то время как архаичные формы «с -ъt восходят к старому винительному падежу множествен-
того дни», «два дни» отражают вклк›яение слова с бывшей ного чис а. В древнерусском языке эти существительиые
основой на согласный в склонение типа пуіпъ, форма бгй ча- (с бывшими основами на -о) имели в именительном наде›пе
стично юстрирует его более древнее, особое склонение. окончание -u (стопн, р‹іан и т. п.). Остатками старого име-
7. Утративпіим первоначальнъlй смысл остатком древ- нительного являются в современном литературном языке
него именитеаьного падежа единственного числа суще- формы соседи (у писателей XVIII и начала XIX века, в том
ствительных с быввіей основой на -ъt (на согласный в числе у Пушкина, встречаем, наряду с этой формой , и фор-
косвенных падежап, а именно на -вв, то естъ с яередова- му £ог#бъt) и чr@rntt; существителъные эти во множественном
нием ъі — Ьв") является старославянское название буквы 6 яиcлe были в резулътате осмыслены как существительиые
•букн» (из букъt), cp. в пословице: «Аз да б}кіt, да и конец мягкой разновидности (соседей, соседям и s. р., в то время
науки• (Да ь. По., 497). как в единственном сосед, соседа и т. д.).
Существительные этого типа уже в древнерусском язы- Образование именительного множественного на -в (при
ке заменили старую форму именительного единственного твердости конечного согласного основы в именительном
виста, причем ата замена происходила двумя пугями: в единственного) итюстрируют, между прочим, в современ-
ном языке местоимения он — они, сам — сами и числитель-
" Cp. отражающие вто же чередование в корне современные ное один — одни. Еще в XIX веке бьыа употребительна
зodвtmъ —нгзобегннъtй, гкQttвъ — сокровеннъій, ръітъ — ров, рва и т. п. форма множественного числа слова феб с окончанием -u:
«Ч а ц к и Н. Что ж, Двбв? Нет? В лицо мне посмотрите...
С о ф и я. Ах! Чацкий , я вам очень рада. Ч а ц к и й . Вы
ради t В добрый час» (Грибоедов. Горе от ума); «Вcex нас
семеро, тебя Все мы любим, за себя Взятъ тебя мы все бы
тоби...» (Пушкин. Сказка о мертвой царевне); «—Хорошо,
568
хорошо. Я не гоню, я усовещеваю, — оз вечал купец, — ведь Аf›хаические фо§мъі в сов§#менном @сском язъtке 569
они Доби доконать человека» (А. Толшой . Отец СергиВ).
В XIX веке в литературиом языке была употребителЬна сОоТветшвующими формами чиштельного юДз, склонев-
также форма холопо. Влиянием церковношавянской шихии шегося в шарошавянском и древнерусском по образцу
объясняются вшречающиеся иногда бего, oaaeлu и под.; сущешвительных именно этого типа склонения (и имев-
напр.: «— ...Подымутся белз, молитву читай » (Дошоевский . шего в соответшвии со своей семантикой только формы
Братья Карамазовы; шова шарца Зосимы); « ...Эхма, что множелвенного чиша). С учетом перехода ъ в # в сильном
нам про злых вспоминать7 Господь и сам их видит; он положении современные юДем, юДех являются непосред-
их видит, а беси любят» (Горький . Детсїво; шова бабуш- швенным продолжением древних трьмъ, трьgъ. Точно
ки) и т. п.; cp. употребление формы Добо у Аомоносова: такие же формы имели и сущесюительные этого сшоне-
«И время твоея державы Да ублажат Доби твои» («Ода ния: гостьмъ, гостьgъ, костьмъ, костьgъ и т. п., изме-
1748 года»). нившиеся после падение редуцированных в гостьмъ, го.
2. Сущешвительные мужского рода с бывшей основой cтsgъ и т. д. Cp. летописное выражение статп на костгgъ,
на согласный дьнь, камы (камень) и др. имели‘ в имени- то ешь ‘ошавить за собой поле сражения’. В некоторых
тельном падеже множешвенного чиша окончание -е. Это современных южнорусских говорах существительиые 3-го
окончание сохраняют в современном лтературном языке склонения сохраняют окончания датеаьного и предложно-
существительиые баДиа, боеДон и сущешвительные с суф- го падежей -ём ю -ёй: лоиіадём, гостём, на лоиіадѐй:, в хаптѐй
фиксом -aнua в единшвенном чише. В древнерусском они и т. п. Cp. также в «Сборнике Кирши Данилова»: «Пир
склонямісь в единшвенном еише по образцу сущешви- навеселе повел, Столы на радостех...» (ИЗД. 1958 г., с. 33).
ТельныХ С бывюей основой на -о, но во множешвенном — 4. Дательный падеж сутцешвительньlх с бывшими осно-
по образцу сущесюшельных с бьlвшей основой на со- вами на -о мужского и среднего рода (типа стоаъ, cгao)
гласный . Сохранением шарого окончания и объясняются имел первоначально окончание -омъ {-емъ в мягкоfi раз-
такие формьl, как баДs, болДе, кДесюъезе, зфожоае и т. п. новидноши). Эта шарая форма иллюшрируется в совре-
Ѕ. В современном русском язьтке формы дательного, менном языке наречием поделом, предшавляпщим собой
творшельного и предложного падежей множешвенного по происхождения сочетание предлога по с дательным
чиша у сущесюительных всех типов склонения, за немно- падежом множественного числа сущешвительного дело в
гими исключениями, имепт одинаковые окончания: -ам, его сюрой форме делом (из д4аомъ): «А народ-то над
-ям; -ами, -ями; -ох, -ех. Все эш окончания исконно при- ним насмеялся: ,Щоделом тебе, шарый невежа!..“» (Пуш-
надлежали только сущесюительным с бьlвшими основами кин. Gказка о рыбаке и рыбке); ‹• Да вот на менЯ два
на -о, то ешь в подавляющем больтииншве женского рода. несчашье вдруг обрушились. G квартиры гонят. — Видно,
Остальные шпы склонения первоначально характеризова- не тілашшь: и поделом! — сказал Тарантьев...» (Гончаров.
лись в падежах особыми формами. Обломов); За что ж тебе велел наказать7 А поб#лом,
Нам уже приходилось ошанавливаться на форме тво- батюшка, пnб#лoм. У нас по пушякам не наказьlвают. »
' рительного падежа существительных с бывшими основами (Тургенев. Два помещика) и т. п. В сказке: «Поделом вору и
на -ъ, сохранившеАся у некоторых сущешвительных этой мука! сказал Паыелей» (Аф., No 382); cp. «No белам вору
группьt (лояюdъмо, аечъ кожъми и под.). Формы датель- и мука» (Даль. још., І68).
ного и местного падежей атого типа свидетельшвуются Единиеньlе примеры подобных форм ошечаются в
языке бьмин: «по всем городом», •‹по тевнѐім лесбм», «к