Вы находитесь на странице: 1из 10

590 CPtO ШЧdf КАЛ R IttlZ8ttCHtHKO

Архаические форшъі в соврвменнои @сском ял»іке й9l

Имя врішагатехьное но в мешо зzачно, в мешо покойно, где нет ни бумаг, ни


чернил...» (Гончаров. Обыкновенная ишория) и под.
Остаіпж скхонения кратких tjiopм npиxazaпiezъiiыx
Косвенные падежи кратких форм пpилaгaтeaьньIx со-
1. Краткие (именные) формы прилагателаных, яышупая , храняются также в наречных образованиях, таких как сsв-
в роли определения, сІМОНЯАИСЬ в древнерусском лзыке сока, смопод), дочиста, пoпycmy, подоб@-поздоровј, мапо-помалу,
по образцу сущешвитеаьных стояъ, конъ; cexo, пoxe; cecmpn, 8doaeкS, 8Пoatte и Т.П.
земле (в зависимоши от рода и твердоши или мягкости 2. КраТкие формы прилагательных в качешве определе-
основы). ния очень чашо встречаются в языке фольклора, особенно
Следы бьшого употребления этих форм в качестяе в роли так называемых «пошоянных эпитетов», напр. в
определения сохранітлись в p>4e фразеоаогических сочета- быаинах: «на широк двор», «во чишо поле», «по чисту по-
нlій , напр.: «откуда сыр-бор (т. е. буквально: «сьтроf‹ бор») лю», «чара зелена вина», «буАну голову», «добра конјјп, •во
загорелся», «среди бела дня», «по белу свету» и т. п., cp.: глубок мешок», «млад светел месяц», «синь-горюч камень•
«Вечером все население дворовых, и заштатные, и сошо- и т. д. Cp. в сказках: «...выходил ствД-мотеД человек на
ящие на дей ствительной шуікбе, и cmaД и млоб все вы- кДасно-кДуюо крьшьчо...» (Онч. Сев. ск., 11); «Ехали, еха-
сьіпало на улицу» (Салтыков-Щедрин. Господа Головлевы); ли, лежит' геД-еQюч камень на рашбнях...» (Онч. Сев. ск.,
«Вlішь, мало ночи глупому, Так воровать отправился Aec 17); «Садился Федор на добра коня, поехал по чъtгюу по-
среди белп дня!» (Некрасов. Кому на Руси...); «Не проіішо лю» (Онч. Сев. ск., 8) и ми. под. Cp. в литературньіх
и часу, как в лесу уж все, от моав до аеликв, знали, что Топ- произведениях, приближенных к фоаьклорной традиции:
тыгин-маАор чижика съел» (Салтыков-Щедрин. Медведь на «К кДвсну солнцу наконец Обратился молодец» (ПуШкин.
воеводшве); « А ты напиши тут, что нужно, продолжал Сказка о мертвой царевне); «Царь Салтан, с женоВ про-
Тарантьев, да г;е забудь написать губернатору, что у тебя шяся, На бобДв коня садяся, Ей наказывал себя Поберечь,
4венадцаУь человек детей , „мпл молв меньше“» (Гончароп. его любя» (Пушкин. Сказка о царе Салтане); •Снова князь
Обломов); «Красота то, что мы любим. Не по хпДошу мил, у моря ходит, С гоне моря глаз не сводит» (Т а м ж е); •Он
а ›to миzy хорош» (А. Толстоd. Дневник, 1896 г.}; «На ве- к вечеру разохался, К полуночи попа просил, К бел/ свет$
черинку прише.х Саша снова без галстука и в штиблетах прешавился» (Некрасов. Кому на Руси...) и т. п.
ію богу ногу» (С. Антонов. Тетя Ауша); « ...C ушатку да Можно заметить, что не все формьт косвенных паде-
со зла чего только не придумаешь, с бу/ав ума чего не жей употребительны в фольшоре в краткой форме. Это
наговоришь... А Ты, Аопахин, не вслко лыко в шроку...» главным образом те формы, которые отличаются от соот-
(Шолохов. Они сражались за Родину) и т. п. ветшвующих поаньlх коаичешвом шогов, то естъ разнят-
Мешоименное прилагательное влекой нередко, особен- св or них ритмически. В формах множешвенного чиша
но в литературе XIX века, вшречаетсл в краткой форме: шарые окончания именных форм почти всегда заменены
«И асак свое кричит!» (Некрасов. Кому на Руси...); « ...A окончаниями поаных форм; то же, как правило, наблю-
лгал я, лгал, решиУельно всю жизнь мою, на sлек день и дается и в формах едигІшвенного чиша, где количешво
час» (Дошоевск›tй . Ератья Карамазовьт) и т. п. шогов полноА и краткой формы оказалось одинаковым,
Краткие формы осюются в некоУОрых фразеологиче- напр. в родитеаьг‹ом падеже женского рода. Такие фор-
СКІІХ ВЫ БМtВНИЯ Х ЦВ KOBHOCA fBЯНСКОГО П OИCXOЖДeHИП, мы, как «й fолобъі Стафиды ДавыдовньІ» (Кирша Дан., 258),
напр. «свяіпО мешо пушо не будет»; cp. Уакме: «Тогда Алек- вшречаются редко.
сандр опрокіщывался і‹а спинку стуаа и уиосился мышен-
592 Исіпо{ическая хингвисіtіика А{хаичг.ские формъі в современное рјссхож язъіке 593

3. От архаических форм кратких прІзлагателыіых нуж- 4. О былом склонении кратких форм прі агательных
но отличать так называемые «усеченные прилагательные», и причастий свидетельствует также форма дательного па-
широко распространенные в поэзии, особенно XVI I I и дежа в устаревших конструкциях с инфинитивом бъtтъ,
первой половгlны XIX века. «Усеченные» формы представ- напр.: «С т а р о д у м. ...гораздо честнее быть без вины
ляют собой формы полных прилагательных без конечного обойдем), нежели без заслуг пожжовану» (Фонвизин. Недо-
гласного. При этом ударение остается на том же стоге, в росль); «С т а р о д у м. А на что? П р а в д и н. Чтоб бъttпъ
то время как древние краткие формы во многих случаях боzавіу, как другие» (Т а м ж е); «— Помилосердствуй те, па-
отличтись от полных местом ударения. Распространение нове! — сказал Кирдяга. — Где мне бъtпіъ достойну такой
«усеченных›• прилагательных в поэзии объясняется удоб- чести!» (Гоголь. Tapac Бульба); «Давай те мне и всякую
ством их варьированіІя с полными формами в зависимости науку, я докажу, что моікно жить без них, бъttпъ покойнј,
от размера: «Или, взломав свой синий лед, Нева к морям а потому и счастхиву» (Квитка-Основьяненко. Пан Халяв-
его несет ГІ, чуя вешни дни, ликует» (Пушкин. Медныи ский ); «— Можно ли бышъ так eayny: спрашивает нас, как
всадник); «Сонны очи Он наконец закрьш» (Т а м ж е); швей цараl — сказала дама» (Писемский . Богатый жених);
«Смотреть на cuiiu волны, На запад золотой » (Аермон-
• — Аегко бъtтъ введену в заблуждение, делая
тов. Тростник) и т. п. «Усеченные» прилагательные явля-
заключение об общем призвании народа, — сказал Метров,
ются нскусственными образованиями, но возникшими под
перебивая Аевина» (А. Толстой . Анна Каренина); «•У князя
влИЯнием древнего употребления кратких форм в роли
речь оА- на: Что мужику у барина До светопреставления 3
определения, сохранявшегося книжной церковнославян-
пяіу бъttпъ в горсти! ..» (Некрасов. Кому на Руси...) и т. п. Cp. в
ской традицией . Однако стилистически они не противосто-
пословице «Не до жиру, бъtяtъ бъt звy••.
ят употреблению архаических кратких форм, а с середины
XIX века, когда их употребление в поэзии становится ред- Архаичнъіе формъі похнъіх п§илоепіпелънъtх
ким, выступают также главным образом как средство сти-
лизации народно-поэтической речи. Cp.: «Добра ты, t;o§гкo 1. О проискождении полных прилагательных отчасти
грамота, Да не про нас ты писана...» (Некрасов. Кому на свидетельствуют их падежньте формы и в современном
Руси...); «Не звала 6 да не манила Далъня сторона!» (Блок. языке. Полные формы называются иначе «местоименны-
Как прощались, страстно клянись...) и т. п. ми•• формами, так как они возникли из соединения крат-
Церковнославянскому влиянию обязано своим сохране- ких форм npi агательных с соответствующими падежны-
нием в краткой форме архаичное прилагательное господень, ми формами указательного местоимения п (мужской род),
напр.: «Не будь на то господня воля, Не отдали 6 Моск- вы! к (средний ), in (женский ). Косвенные падежи самого это-
• (Аермонтов. Бородино); «И прегрешенья отмаливать К го местоимения в общем сохранились и в современном
гробу zосподню идет...» (Некрасов. Кому на Руси...); «На- род
П. G. К у з н е ц о в. Историческая грамматика русского языка:
— венец земного цвета, Kpaca и радость всем цветам: Не Морфология. С. 153157: «Формы, полученньlе в результате стя-
миновать господня лета Благоп иятного — и нам» (Блок. В жения, совпадают со старыми краткими (›іменными) формами,
голодной и больной неволе...) но если бы мы в соответствующик говорах имели дело не с вновь
возникшими, а с сохранившимися издревле формаміт, мы, несо-
" Новообразованиями, возникшими фонетически, являются мненно, наблюдали бы краткую форму и в мужском роде, а не
известные в говорах формы, вроде болъшd изба, болшиd тело, тслъко в женском и среднем (т. е. встре•іти бы формъі тила ков
болъшы сапоги. Зти формы возникли вследствие утраты ин- дом), чего в действительности нет•.
тервокального и последующего стяжения двух гласгіых. См.
.3R — 18ЗЯ
594 жът в го8/іемекком §јссхом яэъtке595

языке: ezo, ему, их, им и т. д." Уже в древгlсй ш›тх слав›Ін- 583); «И во всеА ли-то земли святQусскою» (Гильф. II, 283)
ских памятниках формы полных прилаі”ательиьІх не соот- и т. п.’ (при шарых омеаиюъtй , аосю@ю и т. д.).
ветшвуют полношью «сумме» «падежная форма краткого 2. Различие в иаписании окончаниВ именительного па-
прилагательного + соответствующая форма указатеаьного дежа еАиншвенного чиша -ъtй и -ой , закрепленное еовре-
мешоимения u». В дальней шем фонетические изменения менноВ орфографией , в соответшвии с отсутшвием или
(шяжение), а также преобразования «по аналогии» (вли- наличием ударения на окончании (бddфъій , кДвсй въtй , но
яние склонения мешоимений типа ›пъ «тот») еще более п.) восходит к различиям между ша-
отдалили эти формы от их первоначального вида. Так, вннской и русскоА формами. ПODTOмy в архаизирующих
например, на меше исхО 4НОй фОрмы родительного паде- текшах возможны формы с -ъtй под ударением, напр.:
жа доаракго (из доара + кго) появляются формы добрааго, «Г р и г о р и й. Давно, чегтнГtй отец, Хотелось мне тебя
дoбfiazo п позднее доброго. Державшееся до реформьl 1917 спросить о смерти Димитрия царевича• (Пушкин. Борис
года написание окончаний прилагательных -вzo, -яzo обя- Годунов); «И г у м е н. Ересь, гвеюъtй владыко, сущая ересь•
зано церковношавянской традициті. (Т а м ж е) и т. п. Cp. в шарой официальной формуле «Мы,
Нешяженные формы полньtх приаагательных типа 6o- Николай Вторъій...•. И, наоfiорот, севернорусские окающие
6paazo, добраzо в несколько измененном виде чашо встреча- говорьі широко отражают о (или s) в этом окончании мри-
ются в бьшинах, где их сохранению способшвовали осо- лагательных и порядковых чишительных: «У него бьши
беннош‹і шихотворного размера, напр.: «Кабы дал им гос- три сына, первой Василий, вюоДой Фёдор, юДеюей Иван...»
подь тишины пособноей•» (Онч. Печ. 6ьш., 266); «А со братом (Онч. Сев. ск., 7); «Бьш-жил царь Петр Первый; бьы он
со своим да со крешовыим» (Гітльф. I, 426); «Повезти-то жтрой, муфой, собрал он себе бояр на думу» (Онч. Сев.
ко казни ко смертноей, Ко смертноей казни к позо[ноей» ск., 135); «Да не се§ой тут волк не прорыскивал...» (Онч.
(Онч. Печ. бьш., 339); «Во столъноё‘м во городи во Ки- Печ. бьы., 5); «Там ведь жил-то убвлой, дОброй моло4ец...»
еви» (Онч. Печ. бьш., 313); «А о деле-то NрИшол да не (Онч. Печ. был.; 280) и под. Такие же формы пре4шав-
о малоем» (Гиаьф. I, 425) и ми. пo4• Cp. «У ворот шоят лены в поэзии первоА половины XIX века: «Белеет парус
у іпесовъіих Красны девушки да молодушки...» (Аермонтов. одинокой В тумане моря голубом!.. Что ищет он в шране
Песня про купца Калашникова). Однако «архаичношь» по- далекоА?» (Аермонтов. Пapyc) и пО4• Cp. с переносом уда-
добньіх образований Для живого языка делала возможным рения по сравнению с обычной в литературном язь‹ке
затемненне их морфологической шруктуры и появление в формой : «Nришел дьячок уволенныА Тоцdй , как спичка
них таких элементов, которых не бьшо в древних фор- серная» (Некрасов. Кому на Руси...). То же наблюдаем в
мах, напр.: «Спускал туда першень uмeнumъte» (Гішьф. I, прошоречной форме наречия sпе§впй (cp. «в первыА раз»}:
599); «Ешь я сяю§ъtе козак да Илья Муромец» (Гильф. «„Как не узнать, ведь я вас не апеДаой вижу“, сказал швей -
IIr U); «Не бери-ко ты сабли с собой волюДою» (Гильф. I, цар» (Гоголь. Мертвые души); «Да ты сам посуди, апеДаЫ
я на такое дело» (ГорькиВ. Челкаш); «Он груз и нонеш-
3
’ В именительном падеже это мешоимение не употреблялось
40
от7tельно ни в древнерусских, ни в сюрошавянских дошедших Некоторые исследователи {см., напр., А. А. Ш а х м а т о в.
до нас памятниках. Из соеАинения с чашицей же возниши ме- Ишорическая морфология русского языка. М,: Учпедгиз, 1957.
шоимения itкe, еже, еэге. С. 199, 324; А. М. С е л и щ е в и некоторые другие л›s›ігв›‹шы)
считают все формы типа молобъtш, юолобъи‹м новообразования-
ми, возникшими сначала во множешвенном ч›тше под влиянием
формы именительного падежа ми. ч. (шолоЬъіи).

38*
59G Архаические фо§мъt в совреяіенном русском нзъіке 597

него часа Нес, как сощазу надлежи r. „Мол, тлжслеГі — как -ый . Однако потедний пример («ох всякие скверны») вос-
бсз привычкгі, А наше дело — не впг{0ОЙ.”•› (Твардовскиіі. производит, конечно, не это дрепнее отличие, а просто
За дть — d *) искусственносгь подобных образований в языке нового
3. Окончание -ъtя, -вя в родителыіом падеже единствен- времени.
ного числа у прилагательных женского рода, явлліощееся 4. Согласно огарой (до реформы 1917 roдa) орфогра-
«русифицированной в фонетическом отношении церковно- фии в именительном-винительном падеже множественного
славянской формой »’' из старославянского -ыln, -ніп, бла- числа прилагательных различались написания окончаний
годаря церковнославянской книжноіі градиции держится дип прилагательнык мужского рода, с одной сторогіы, и
в поэзии не только XVI II, но и начзла XIX века; напр.: женского и среднего, с другой . В первом шучае писалось
«В лесах веселъія Цитеры» (Пушкин. Мое завещание); «Llo добръіе, по втором — бобДъtя. Dтo написание не отражает
что все прелести пафосскин царицы... Перед тобой , свлтой древнего различия форм. Древнерусские формы имени-
источник вез...» (Тютчев. Слезы); «В мраке прохладном, тельного и винительного падежей множественного числп
под сенью буиtвсяіъtя липыl» (Май ков. Пустыннику) и под. местоименных прwагатеаьных с твердой основой имели
Эта же форма нередко встречается в языке былин, тедующие окончания (в скобках указываіотся старосла-
напр., в сборнике Гильфердинга: «Збавил нас от смегти вянские ‹формы в тех случаях, когда онu отличались от
от авіі/агаъія!» (Гі ьф. I, 118); «Ты бери коня с конюшен- древнерусских):
ки спіоялъія•• (I, 135); «Из той ли земли из ПОдОІІЪСКttЯ•• (I,
мужск. род среди. жеисх. род
150) и ми. под. Соответствующей стилгізацией объясняют- род
ся подобные формы в таких, напр., тучаях: «Но живет Gea Щ ДОБ § ПИ Д,ОБ§АЖ ,Д,0Б|ЗЫ@ (Д,0Б§
. Ыbh)
всякой лавы, Средь зеленъія дубравы, У семи богатырей
Таким образом, прежние орфографические ѐобръіе и бо-
Та, что все ж тебя милей » (Пушкин. Сказка о мертRОй
бДыя восходят, по сути дела, к одним и тем же формам —
царевне); «Не боюся смерти аюівъtя, Не боюся я людской
винительного падежа прилагательных мужского и совпада-
молвы, А боюсь твоей немилости» (Аермонтов. Песня про
ющей форме именительного-винительного женского рода.
купца Калашникова) и под. Cp. также в устой чивых форму-
Только первые — к древнерусской форме (доарыfi —• до-
лах как дань поздней шему церковнославянскому произно-
брые), а вторые к ее старотавянскому соответствию (до.
шению: «...15 жил он, ваш бз еанъtя памяти прадедушка,
арыіп —+ добрыя).
в хоромах деревянных малых...» (Тургенев. Дворянское
Древние формы именительного падежа множественно-
гнездо); «...пристала к xopy поющих цыган, проезжавших
го числа прилагательных мужского и среднего рода де-
тогда в Курск к перенесению иконы иресвяіпъія владычицы
монстрируются, между прочим, такимгі стилгізованными
Коflенсюія...» (Лесков. О безумии одного князя); «Он сказал,
(с различными целями) текстами: «Прииде rpex велиА на
что cтporo постился все прошедшие днгі, ...моля rocпoдa
языцы земнии» (Пушкин. Борис Годунов); «К у т е й к и н.
упасти обитель от acл›rtn скверны» (Федин. Наровчатская
Дому владыке мир и мноЕая лета с чапы и домочадцы•
хроника) и под.
(Фонвизин. Недоросль) и т. п.
В древнерусском языке старотавлнскому -ыіп, отра-
5. Старая §›орма прилагательных именvіз ельгіого-вини-
женному указанными формами, соотпетствовто -of иліі
тельного надеіка множественного числа сРеднего рода,
4 вроде мноzая, как в пРимере выше, оказывается, про-
' А. А. Б у л а х о в с к н й . Гlстирнчески ii комментарий к Јзус-
скому ліггературному языку. G. l tir. должает свое существование в современном лзыке я виде
598 нескольких фразеологических выражений , где она воспри-
нимается, однако, как немотнвнрованная форма женского рода, напр.
с8Яtй оя гвлягьtх: «Трудно Пывает проникнуть в свлшпл Архацчесхие формъі в современное рfссном язъіхе 599
святъіх человека!•• (Аесков. Воителыіица). «Инород- ность»
данной формы в современном языке подчеркива- ется ее
нeпPoдyктивныx суффиксов -е и -un; cp.: доЬрее, прямее, )м-
неизменяемостью. Показательно, что, приобретая
нее, счастливее; строже, с me, моложе, богаче, проще, болъиіг,
определения в Женском роде, она при этом не «реаги-
далъtие, тонъиіг и т. п. Исторически это различие восхо-
рует» на косвенные падежи последних, напр.: «Он ехал
дит к различным формам сравнительноfl степени, кЫорая
и отдохнуть на две недели и в самой свяіиая святых на-
в древнерусском языке, в отличие от современного, ха-
рода, в деревенскоА глуши, насладиться видом поднятия
рактеризовюась особыми формами для прилагатеаьных
народного духа, в котором он и все столичные и город-
мужского, среднего и женского рода, изменявшимися по
ские жители были вполне убеждены» (А. Толсз ой . Анна
числам и падежам. Современные формы с суффиксами -re
Каренина); «— ...Ведь в коую галтл святых всего моего
и -е восходят к форме именительного падежа единствен-
существования вторглись вы!» (Бунин. В ночном море)‘2. ного числа среднего рода (довр4к, строжт), а формы с
Gубстантивированные прилагательные с отвлеченным суффиксом -яп к форме того же падежа множественно-
значением не в единственном, как в современном языке, го числа мужского рода (довр4пшс, аоаьші). Характерные
а во множественном чище (но также в среднем роде) воз- для современного языка варианты добрее — добрей, сжънее —
никли в старотавянском как кальки с греческого. Taкoro, гвлъигй и т. д., возможно, обусловлены тем, что формы
например, происхождения moвo преисподняя (пр4псподь с -ett отражают древний именитеаьныfі падеж единствен-
NЮЮ — МНОЖ. чИшо; буквально: «самое низкое»). Подоб- ного чипа не среднего (как в случаях с -re из -Ок), а
ная модель держтась в церковнотавянском, хотя и была мужского рода (доврФн). Элемент -ю исчезт (в силу фоне-
чужда живому языку. И в русский литературный язык тических причин) только в формах именительного падежа
проникло несколько таких образованиА; cp. «в прочел, в единственного чипа мужского и среднего рода (довр4п
прочая» и под., напр.: «...Ho эти смутные ожидания, вы са-
и доар4к), формы всех остальных падежеfі имели ero в
ми знаете, никогда не сбываются, а, напротив, сбываются
составе суффикса. Помимо краткой формы, сравнительная
другие вещи, которых вовсе не ожидаешь, как-то: падежи,
степень выступюа и в полных формах, образуемых так же,
недоимки, продажи с публичного торгу ti прочая, и прочая»
как полные (местоименные) формы прилагательных в по-
(Тургенев. Гамлет Щигровского уез 4а); «„Его" не спрячешь
ложительноВ степени (см. выше). Современная превосход-
под замок; „он“... способен произвести дебош, бежать к со-
ная степень отчасти воспроизводит эти формы, сохраняя
седям и рассказать им вся сокровенная головлевских дел»
древний суффикс сравнительноА степени -&й ш-, чередовав-
(Сютыков-Щедрин. Господа Головлевы) и под.
ший ся пocлe шипящих с суффиксом -ай ш 43a Это различие
6. В современном русском литературном языке фор- остается и в современном языке, где в случае, ели основа
мы сравнительноА степени образуются при помощи, во-
первых, продуктивного суффикса -ее (-Ы) и, во-вторых, ’3 Данное чередование характеризовало и краткие формы срав-
нительной степени в древнерусском языке. Однако в дальней шем
” Характерно грамматическое •осмысление• этой формы в со- по аналогии с формами на -ее (из -Ок) и на -г также и nome
временном языке: •Дальше гаяяіог гвлмьtх, лаборатория самого шипящих угвердились в литературном языке ати же суффик-
профессора• (Пришвин. Кащеева цепь); •...злоАеянием, проник- сы. Однако в севернорусских говорах сохраняются формы типа
нувшнм в свяіпое святъіх• (Г. Николаева. Еитва в пути). крепчае, строжае и т. п., причем и формы на -rr, -cii, в результа-
те обратной аналогии, получили суффикс -яг, -лїі (Ьофяе, гк яг,
добряи и т. д.). Подобные формы широко отражены и в литерату-
ре XVI II века, напр.: «Как вечная ropa, стонт блаженство наше,
Kfleп«юe мрамора, рубина много краше» (Аомоносов. Надпись на
иwюминацию... 1747 года); Люди зале звереfі• (Сумароков. Ажи
600
положительной степени оканчивается на е, к, х, при об-
Архаичеспие фоДмъt в совfiеменнои рfсснон язьtке 601
разовании превосходной степени происходит чередование
этнх согласных с шипящими ж, ч, ги и прибавляется не
гладкий — гпаже, редкий — реже, короткий — короче, близкий —
суффикс -ейш-, как в других случаях, а -айш- (сіпрожайший,
ближе, низкий — ниже, въісоіпsй — въішг, широкий — жире и
величайиtіtіі, н/вшпшвіttі).
.4Ругие. Этот факт свидетельствует о том, что в эпоху об-
Развитие превосходной степени шло пар ельно с
разования сравнительной степени от этих слов категория
утратой склонения краткнми формамн сравнительной сте-
имени прилагательного, как таковая, не была еще четко
пенн. Выразитеаем сравнительной степени становится
ормлена и отграничена от категории имени вообще (cp.
неизменяемая форма, чаще всего восходящая, как мы ви-
тождество в склонении имен существительных и кратких
деліт, к краткоГі форме именительного падежа единствен-
форм прилагательных). Присоединение специального суф-
ного числа среднего рода. В то же время полные формы
фикса (-ък-, -ок-) способствовало ее отграничению. Однако
сравнтттельноГі степени постепенно приобгетаlот значен›те древняя форма сравнительной степени не подверглась при
превосходноГі степени. Их древнее значение частично еще
этом изменению.
сохраняется в XVIII—XIX веках. Этим и объяснлетсл та-
кое, напрvімер, употребленlте форм современной превос-
ходногі степени в литературе: «Гряди, кflаснейіипя денни-
qъt...» (Аомоносов. Ода 1748 года); «У моего отца был еще
Общие замечания
брат, rtnnДtnuй обоих, с которым он и Сенатор находи-
лись в открытом разрыве.. .» (Fерцен. Былое и думы); «Я Та система глагольных форм, которую мы имеем в
легкомысленно разбил сосуд, в тысячу раз драгоценнейіиий» современном русском языке, значительно отличается от
(Тургенев. Фауст); «Он вбежал в комнату с тем же чув- древнерусской . Изменилось соотношение категорий вре-
ством п еще сипънейиtим, чем то, с каким он приехал к мени и вида; целый ряд глагольных форм, существовав-
Щербацким делать предложение» (А. Толстой . Анна Каре- ших в древнерусском языке, почти бесследно исчез. Наи-
нітна); «...было у него всего по-настоящему две комнаты во большие изменения коснулись форм прошедшего времени.
всем помещении, правда гораздо обжирнейжие и удобнейшие, Старые формы, изображавшие дей ствие в проиілом, были
чем у старца» (Достоевский . Братъя Карамазовы) и т. 344 полностью вытеснены из языка, заменившись единой фор-
7. Можно заметить, что у ряда прилагательных с суф- мой прошедінего на -я. В некоторых формах произошло
фиксом -к- (-ок-) форма сравнительной степени образуется определенное «сокращение» окончаний . Так, инфинитив,
с выпадением этого суффикса (т. е. суффикс сравнитель- форма 2-гo лица единственного числа настоящего временvі
ноfiі степени -е присоединяется непосредственно к корню, изъявительного наклонения и форма того же лица пове-
прнчем происходит чередование конечного согласного): лительного наклонения утратили безударное конечное -u.
По памятникам письменности можно прос едить форми-
на свете нет меры...); •С к о т и н и н. Hy, сестрнца, гкоЈли же по рование новой категории — деепричастия.
рукам• (Фонвизин. Недороспь). Глагольных форм, изолированно отражающих старое
” При исследовании языка Н.Г. Чернышевского (см. состояние языка, но сохраняющихся в живом употребле-
A- Ф. Е ф р е м о в. Язык Н. Г. Чернышевского // У•іен. зап. / Ca-
ратовский пел. ин-т. Вып. XIV. Саратов, 1951. С. 131—132) обтза- нии, несравненно меньше, чем таких же форм существи-
ружено у писателя более 100 случаев такого употребления •re- тельных. Полное исчезновение из языка таких образова-
вОсхоЛНой степени. ний , как имперфект, аорист, не оставляет возможности да-
one для спораднческого появления их в живой речи. Но в
некоторых так называемых «ходячих цитатах••, отдельных
602 Архаические фQмъі а современное русском язЬtкс 603

фразеологических словосочез'анlІях оіш все же сохраняют- Форма инфинитива с безударным -tnu сохраняется в
ся, поддерживаясь в ннх нногда теми гіли иітыми авуко- некоторых северновеликорусских говорах.
выми соответствиями, а чаще именно «семантическоll ар- В народноfі поэзии инфинитивы с безударным -яtu, в
хаичностью›• всего выражения, в котором они содержатся. city ритмических условий , сохраняются гораздо интен-
сивнеfі, представляЯ CO6ofi вОобще одну из характерные
ttf2p Ъ1e 0 Мbt itH ttH tttfttf8П особенностей языка фольклора. Примеры из былин очень
1. Инфпнvттнв (неопределентіая форма глагола) имеез многочисленны. Вот несколько юстраций из сборника
своим показатеаем в современном языке аффиксы -тв или Гильфердинга: «Стал же с ней да век коДояюяtи» (I, 180);
-іпъ; кроме того, в небольшой группе глаголов, основа на- «Знал же я розбой ничка роздрdжигtи, Знаю я розбой ничка
стоящего времени которых оканчивается на заднеязычные ymetuumu» (I, 217); «И хлебца соли-то ему да noxyuiamu, А ко-
г і‹ли к, инфиннтив получает аффикс -чъ (берегу — беречъ, лачиков крупивчатъіх пQуtвпяів» (I, 275); «С Кострюком-то
пер — печъ ti под.). Распределение аффиксов -tnв и -іпъ за- побороться, Со удалым попъtяюлtііся» (I, 288); «Они сели
висит в литературном языке, как известно, от ударения. есть да пить да хлеба вуиювіи, Хлеба вувівtпи да пообедати•
(I I, 15) и т. п. Как видно из последнего примера, формы
Аффикс -гип появляется только под ударением (следует
на -»ш совершенно не яваяютсл обязатеаьными, свобод-
обратить внимание на то, что это наблюдается почти ис-
но чередуясь с формами на -tвъ («есть да пить»); причем
ключительно у глаголов, оканчивающихся на -гtnв и -звtu:
выступают они главным образом в конце стиха.
8езіпи, вести, нести, месіпи, ползти, pacmu, трясти, цвесіпи
У писателей XVI I I века эти формы еще довольно мно-
и т. п.; еще u6яtu), и в производных глаголах с приставкой
гочисленны (напр., у Кантемира, Аомоносова, Сумарокова,
sъt-, образованных от глаголов, имеющих -яtв, под ударе-
в прозе Фонвизина, Радищева), хотя уже не отражают
нием (везіпй — вывезіпи и т. п.).
особенностей живой речи. В А ьней шем они вьlступают
Однако в говорах и в просторечии, в фольклоре и у
только как элемент стилизации, cp. в произведениях Пуш-
писателеі5 XVIII и первоГі половины XIX века мы наблю-
кина и Аермонтова, воспроизводящих некоторые черты
даем значительные отстугіления от указанноfl нормы. Так,
наро.4Ной песенной речи: «Стали медвежата промеж co6ofi
с одной стороны оказываются формы на -іпв с ударением
играть, По муравушке воляtпися, ЛQояіtігя, хувъtДкаяіигя•
на основе (ходипіи, бъtпнt и т. п.); с дpyroil — формы вроде
(Пушкин. Сказка о медведихе); «Царской радостью zнy-
нестъ, t;вггяіъ и под. Первые из них ведут к древней шему
iwamucя••, «За Москву-реку покапіатися» (Аермонтов. Песня
оформлению инфинтатива в русском языке.
про купца Калашникова) и мн. др.
2. Инфинитив в древнерусском, как и в старошавян-
Единичны у писателей случаи появления архаических
ском, имел аффїіксы с -в, независимо от того, на какой
форм на -чв; напр., у Крылова: •Беда, коль пироги начнет
смог приході ось ударение. Cp. сохранение этого -u в
печв сапожник» («Щука и Кот»); «А дома стеречй съестное
цитатных выражениях из церковнославянского и древ-
от мышей Кота оставил» (•Кот н Повар»); «Вот волка стали
нерусского: «Он (Аeвин) болезненно чувствовал сам, как
ствречй» («Пастух»). В баснях Крылова эти формы, вндимо,
чувствовали все его окружающие, что нехорошо в его го- следует объяснять как отражение северной народной ре-
да человеку единому бъtяіи» (А. Толстой . Анна Каренина); чи, сохраняющеfі подобные образования. Наличие рифмы
•Встретили мы НовыА год опять у Машенькиных родных способствует тому, что пОАОбные формы удерживаются в
с таким, как деды наши говорили, „мочимордием“, что
пословицах типа «Не стюо свечи, что ж з eчti?» (Дть.
оправдали дедовское решение: „Руси есть веселие nuвiu“» Пост., 101).
(Аесков. Жех‹чужное ожерелье).
604

3. В то время как в некоторых северновеликорусских языке; например: «Каждый сверчок знай свой шесток» (по-
roвopax сохраняются архаические формы гінфинитива с топица); «С к о т и н и н. ...Всякий женисъ на своей неве-
безударным -вш, в области южновеликорусских говоров сте» (Фонвиаин. Недорошь); «Он пoкa порядок, закон
широко распространены формьl с -іпъ и в том случае, где 'ftoкaжи, на то начальство поставлено» (А. Толстой . Вой на
в лгітературном языке мы нмеем -trtt ROp удаРением, т. е. и мир). Изредка встречается эта форма в тожноподчинен-
такие формы, как вестъ, везпіъ, мecntъ, нестъ, tixectitъ, цоесіпъ ньіх предложениях при относительном слове яtові: «Ч а ц -
и под. Старый литературный язык (XVIII века и нервых
к п й . . . .Ах, тот cков любви конец, Кто на три года вЛ
десятішетий XIX) также знает эти формы4“, нар»Лу с па-
уедет» (ГрибоеАов. Горе от ума); «У кого лучше земля, тот
р ельными формами на -пtв (вегпtй , везіпй, местй, несіtій
больше психи» (А. Толстой . Воскресение); «Кто заарканит
и т. д.); онн продолжают употре5ляться и в современном
моего Соаовка на ходу, тот и владей им без помехи» (Ба-
просторечии. В пар елизме данных форм в старом ли-
жов. Старых rop подаренье) и под. Cp. у Некрасова: «Спи
тературном языке следует видеть одно из пролваений вза-
кто мо›кет — я спать не могу...•• (••Рыцарь на час••). Ясно,
іімодей ствия и GopьGы северновеликорусской и іожнопе-
что во всех подобных случаях современный язык предпо-
ликорусской диалектноfiі стихии в становлениіі русского
•іитает другие глагольные формы со словами болен, пyгmъ,
литературного языка.
пушкой и т. п. Реликты этой формы как формы 3-го лица
ОСWаиtОчнъіе формъt повелшtіелъного наклонения сохраиліотся также в отдельных (более или менее устой чи-
вых) шовосочетаниях со значением пожелания (с оттенком
1. Оснопная форма повелительного наклонения (2- «заwинания»), таких, как черт его возъми, nponaдaй он про-
ro лица единственного чипа) в древнерусском языке бьта падом, не дай COM БОГ И ПОд. Cp. «Не дай мне Бor сой ти с
также и формой 3-ro лица единственного числа. В со- ума...•• (Пушкин); «Вам не случтось быть при том? И Бог
временном pyccitoм языке сочетание этой формы с подле- не приведи» (Твардовский . Дом у дороги); «ПДовпзисъ унтер-
жащим 3-ro лица, помимо случаев ее внеимперативного офицерша — мне не до нее!» (Гогоаь. Ревизор) и т. п.46
употребления (то есть со значением вынужденного дей - 2. Окончанием формы повелительного натонения 2-
ствия, в условно-уступительных конструкциях и т. д.), не ro лица единственного числа в древнерусском у всех гла-
является продуктивным. Только утрачивая свое основное, голов, кроме нескольких так называемых нетематических,
побудительное значение, форма повелительного наклоне- бьто -в. В современном литературном языке безударное
ния может сочетаться с 1-м и 3-м лицом (обоих чисел). -в сохраняется только в формах глаголов с префиксом въt-,
Однако реликты ее сочетания с 3-м лицом в предложе- перетягивающим на себя удагение nuiuti — въіпивtв и т. п.,
ниях, сохраняющих побудительное (вернее — косвенно-по- и в p»•4e форм от глагоаов со скоплением согласных в
будительное) значение, можно встретить и в современном конце основы (исчезни, окбнчи, мёрзни и т. п.).
’5 Cp. •Какую надлежит п§онегюъ ему хвалу1• (Аомоносов. Пись- 46
Можно заметить, что употребление формы бубъ является
мо о пользе стекла); •Пророком ты того не чистишь, Кто только более свободным. Кроме пожелания с оттенком «заклинания•
рнфны может плешв• (Державин. Фелица); «С о ф и я. Вот вас бы (•будь oria проклятаl» и т. п.), этой формой может выражаться в
с тетушкокі свестъ, Чтоб всех знакомых nepeчecinъ• (Грибоедов. Го- сочетании с 3-м лицом, а также при безличном ее употреблениіі
ре от уна); •М о л ч а л и н. Не смею моего суждения п§оизнегмъ• распоряжение, допущение и т. д.; cp.: •Лубь одна из вас ткпчиха,
(Т а м ж е); •Но Женский , не имев, конечно, Охоты узы брака А другая повариха» (Пушкин. Сказка о царе Салтане); •Ну, брат-
честъ, С Онегиным жслЫ сердечно Знакомство покороче свесіиъ•• цы, 62бъ г1о-вашему• (HeкpacoD. Кому на Руси...); •К а т е р и н а.
(Пуиікин. Евгений Онегин); •...уго›іяя скот и унося, что только ...Б удъ что будет, а ii Бориса увижуl• (А. Островский . Гроза) и т. п.
ножно бьшо ушгяtь• (Гоголь. Tapac БульGа) и мн. под.
fi06
60Y
Некfiторые северцые гопоры продолжают сохраІзять
шарое окончание в беаудартіом положснии Ц9a/u, redn
рых писателей : «Сіяозъ со мною, ныне Всеминутно в
и под.). В литературном языке XVIII начала XIX века
ceA пушьlне» (Сумароков. Без Фелисы очи сиры...); •Спе-
вплоть до Пушкина можно вшрезить подобные формы, од-
ши, и нашу музу, Кабацкую певицу, Наполнъ хмельного
нако уже как явно относящиеся к архаизмам ре•Іи; напр.:
«Благошовенна вечно буди» (Аомоносов. Ода 1742 года); грузу, Наладь ее скрыпицу» (Державин. Желание Зимы);
«И л а т о н М и х а й л о в и ч. Брат, женишься, тогда меия
«О! надежда, сладошное несчашному чувшвие, n/e6ydu во
мне!» (Радищев. Путешешвие из Петербурга я Москву); вспомеаъ!» (Грибоедов. Горе от ума) и под. В нашоящее
••ПошушаіЗ, батюшка, сказали прошліtи, Настали греш- время эти формьl воспринимаются тоже как своего рода
«архаизмы» литературного языка. Однако ишорически они
ных нас...» (Пушкин. К другу стихотворцу, 1814 г.).
являlотся «новообразованиями» по сравнению с «современ-
3. Следует отметІать и ряд противоположных факзов, то
ными» формами вспомяни, авполно и т. д. Как это
ешь формьт с нулевым окончанием Уам, где в литературном
бывает, разаичньlе «ушаревшие» элементы литературного
языке -u пор ударением !отвоfiъ, поклонъСя и пО4 Главным
языка по происхождения являются более новыми образо-
образом в облаши пжновеликорусских говоров). Не толь-
ваниями, чем противопошавляемые им их «современные•
ко в говорах, но и в просторечии распрошранены формы
иохошъ, побъ (вмешо литературных положи, поди). Cp. во соответшвия. Эти пошедние в какоА-то своеА части иногда
фразеоаогическом «вынь да положь». Такого же происхо- лучше отражают древней шую эпоху развития языка.
жденил современная чашица пустъ (яозникшая из формы 4. СовременньтВ русский язьlк не сохранил древнего
повеаптельного наклонения от гпагола nJлmumъ), при по- различия в образовании форм повелительного наклонения 2-
мощи кіэторой образуется повеаительная форма 3-го ли- го лица множешвенного чиша у гааголов l-ro и 2-го
ца (пулпіъ пДобепі и т. п.). Происхождением этой чашицы спряжения (нвс4тs gвааитs), особенношей форм 1-гo аи-
объясняется, между прочим, такое ее употребление в со- ца множешвенного чиша (NtGTмъ, анаимъ), совпавших
времеином языре. При выражении главным обгазом до- с формами нашоящего-будущего времени изъявительного
пущения к частице пугюъ (так же, как и пулквй ) могут й аклонения; не сохранил и сюрого чередования задне-
присоединяться мешоименгlя ezo, ее, ш, напр.: «Ну и п/сюъ язычных перед окончанием (aoмotu, aeкu вмешо шарых
ш приходят, пуст»ъ замки ломают» (А. ОшровскиВ. Не бьт- помози, пьци). Единшвенным напоминанием об этом чере-
ao ни гроша...); «— Услышат... хозяй ка подумает, что я в довании являются некоторые фразеологически зашывшие
самом деле хочу уехагь... Ну так что ж7 Лугтъ ее дума- формы в выражениях церковношавянского происхожде-
ет!» (Гончаров. Обломов) и под. Cp. в «Житии» Аввакума ния, напр., тоацытf (cp. топкатъ) в выражении «Толцыте
(XVII в.): «Спаси Бог! денег ты жене моей и кое-што и отверзеТся вам», т. е. «стучите и откроют вам», взятом из
послала. Да мужик ничего не отдал, ни ловушки: перед евангельского текша и употребляемом в значении «ищи-
те, упорно добивай тесь чего-аибО И получиТе желаемое•
ним! Пугкпй ево? Не до денег нам ныне» (изд. под. ред.
(Ашук., 541). Cp,: « Что ж7 возразил Белавин с ударе-
Н. К. Гудзия, с. 321). Эти шучаи пережиточное отраже-
ние сочетаний былого императива пугюо (пугюъ) с прямым нием, это дорога торная: юолqъtгіе, и отверзется всякомуl»
(Писемский . Тьісяча душ); «Искать, сударь, надо и най -
дополнением.
4ется. ТОЛЦъіте, и отверзется» (С Т»Іков-Щедрин. Уfiежи-
Формы повелитеаьного нашонения с «сокращенным»
окончанием (в Yex шучаях, где в современном литера- ще Монрепо); «Голqъtюе и отверзется, сказали мы, про-
читав в № 91 „Искрь›“ пошановление Совета парши ОУ
турном языке формы на -u) можно вшретить и у ста-
10 марта 1905 г. (Аенин. Соч., 4-е изд. т. 8, с. 212).
G08 Исtпорическая яингвиспиtка
5. Одиноко стоит в современном языке повелительнал
Архаических фој›мы в совремеtіном русском языхе 609
форма еіиъ, являющаяся также н фoPмoй изъявительного
наклонения. Формально она относится как будто именно к
проникших в литературной язык из церковношавянских
формам изъй вительного наклонения (окончание -tвъ), и ее
текстов. Например, «Сим победили», «предел, его же не
повелительное употребление могло бы выглядеть каким-
прейдеши», «Ныне отпущаеши••. Cp.: «Мы готовы идти на
то позднегfiшим экспрессивным «смещением» (наподобие
каторгу за борьбу •г тив политического и экономическо-
даежъ! и т. п.). Однако ›тсторически — это именно форма го рабства, раз мы почувствовали дуновение свободы, —
повелительного наклонения, иwюстрирующая особый тип
говорили четверо нижегородских рабочих. — Мы готовы
исчезнувших императивов на -јъ, а омонимическая фор- идти на смерть — как бы вторили им тысячи в Ростове,
ма ›ізъявительного наклонения является новообразовани- отвоевывая себе на несколько дней свободу политических
ем. Императивы на -Зъ имели в древнерусском (так же, сходок, отбивая целый ряд военных атак на безоружную
как в старославянском) несколько глаголов, относящихся к толпу. Сим no6e6utuu — остается нам сказать по адресу тех,
так называемым нетематическим, и глагоа ввбї.гtіt. Такимн кто имеет глаза, чтобы видеть, и уши, чтобы дышать»
формами были в древнерусском: Фжь, д‹іжь, вФжь и внжь (Аенин. Соч., 4-е изд., т. 6, с. 252); «...одна из тех фраз,
(ж из 6 + з). (cp. Фдн •. d<d<>C И Т. Д.), изменившиеся в которых многие свеАуwие, но рОбкие люди видят пре-
в результате оглушения конечного согласного в ’È tпъ, баtвъ дел, „его же ие прейдеши”» (Писарев. Писемский , Тургенев
и т. д. Из них три сохранилось в современном языке, но и Гончаров); «Для каждого есть предел его возможностей ,
только одна (ешъ) в своем первоначальном значении. Фор- как говорится, его же нг прейдеши...•• (Горький . Жизнь Кои-
ма д‹іжь (затем бошъ) целиком перешла в изъявительное ма Самгина); «...Канкрин, подписывая бумагу о согласии
наклонение, а внжь сохраняется в виде частицы ввtиъ” на перевод Ивана Павловича в другое ведомство, совсем
(cp. аналогичное употребление в современном языке им- неожиданно для предстоявших перекрестился по-русски,
перативов aллбu, смоіпДи в роли частиц: «Смотри, чего вы- как сам Хомяков, и сказал: — Это, как там говорят, „нынче
думал!» и т. п.). отпущаежи“. Наконец я не буду опасаться, что мне пред-
Форма еівъtве является новообразованием по аналогии ставят, чтобы я его утвердил начальником самому себе•›
(в соответствии с режъ — режъте и т. д.). (Аесков. Совместители); «Федор Павлович узнал о смер-
Сгюръtе фоflмъі настоящего-будущего вpeмeни ти своей супруги пьяный ; говорят, побежал по улице и
начал кричать, в радости воздевая руки к небу: „Ныне
Формы настоящего времени сохранили свои старые omn uipetuu. . .”» (Достоевский . Братья Карамазовы); «Звеня-
окончания, однако в несколько измененном виде. Поми- щей болью любовь замоля, душой иное шествие чающий ,
мо изменения е в ё в окончаниях под ударением, фор- слышу твое, земля: „Ныне oвtпyв;nriпu!“ » (Маяковскиd. Че-
мы 2-гo лица единственного числа утратили конечное -в ловек) и под.
(нecewu > несешъ); в формах 3-го лица обоих чисел про- Cp. подстановку «славянизированной » формы в изрече-
изоиіло отвердение конечного вt (не‹Јгіъ > несут, несетъ ние пословичного характера: «— А кто может знать, какие
;> несет). у соседа мысли? — строго округляя глаза, говорит старик
1. Древнее окончание 2-ro лица единственного числа веским баском, — мысли, как воши, их нг гочtвевів, — сказы-
мы видим в некоторых устоtічивых цитатных выражениях, вают старики» (Горький . В людях).
" Некоторые исследователи считают, впрочем, что ата частица 2. Древнерусское окончание 3-го лица с мягким tn со-
произошла из редуцированноіl формы вuбotuъ, cp. бвиіъ из 6otttuь. хранилось почти во всей области южновеликорусских го-
воров, являясь одной из их характерных особенностеfі.
О.4нако и в литературном языке, которыfl в данном случае
зs — 18з8