Вы находитесь на странице: 1из 368

APPLIED

PSYCHOLOGY
NICKY HAYES

HODDER HEADLINE
НИКИ хэйс

ПОПУЛЯРНАЯ
ПРИКЛАДНАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Москва
2005
УДК 159.9
ББК 88.4 (4Вел)
Х-99

Хэйс Н.
Х-99 Популярная прикладная психология / Ники Хэйс. —
Пер. с англ. Н. Буравовой. — М.: ФАИР-ПРЕСС,
2005. — 368 с. — (Популярная психология).

ISBN 5-8183-0878-2 (рус.)


ISBN 0-340-86873-2 (англ.)

Прикладная психология охватывает практически все


стороны человеческого бытия, как индивидуального, так
и общественного. Ознакомившись с этой книгой, вы
сможете получить представление об этой науке и ис­
пользовать ее в повседневной жизни.
Автор рассматривает разнообразные сферы приклад­
ной психологии: судебную и педагогическую, медицинс­
кую и организационную, эргономическую и экологичес­
кую, политическую и даже космическую. В каждом слу­
чае приводится краткая история вопроса и популярный
очерк, дающий представление о задачах и методах того
или иного научного направления.
Для широкого круга читателей.
УДК 159.9
Б Б К 88.4 (4Вел)

Все права защищены. Никакоя часть данной книги не может быть воспроизведена в какой
бы то ни было форме без письменного разрешения владельцев авторских прав.

Copyright © 2001, 2003 Nicky Hayes


First published in UK 2001 by Hodder
Headline Ltd.
© Издание на русском языке, перевод
ISBN 5-8183-0878-2 (рус.) на русский язык, оформление.
ISBN 0-340-86873-2 (англ.) ФАИР-ПРЕСС, 2005
ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава 1. Несколько слов о прикладной


психологии 10
Прикладной аспект психологии 12
Прикладная психология — немного истории 14
Психология прикладная и академическая 18

Глава 2. Когнитивная прикладная психология 22


Внимание 24
Бдительность (настороженность) 29
Повседневные ошибки и ухудшение памяти 32

Глава 3. Прикладная социальная психология 38


Обучение социальным навыкам 39
Преодоление социальных предубеждений 44
Совершенствование государственной системы
образования 51

Глава 4. Прикладная биопсихология 56


Суточные ритмы 57
Клиническая нейропсихология 62
Возбуждение, страх и гнев 69

5
Глава 5. Прикладная психология развития 78
Взгляды на развитие детей 79
Привязанность, лишение и социализация 86
Дисциплина, поощрение и наказание 92

Глава 6. Клиническая, или медицинская,


психология 100
Чем занимается клиническая, или медицинская,
психология 101
Подходы к психотерапии 105
Семейная терапия 118

Глава 7. Консультативная психология 122


Методы консультативной психологии 123
Методики борьбы со стрессами 130
Помощь психолога при тяжелой утрате 136

Глава 8. Психология здоровья 142


Общение в связи со здоровьем 145
Создание позитивного (истинного)
здоровья 148
Контроль физического состояния 155

Глава 9. Судебная психология 160


Свидетельские показания 162
Психологический портрет преступника 172

б
Глава 10. Педагогическая психология
Оценка причин отставания в учебе 178
Хроническая и массовая неуспеваемость 182
Разработка оценочных программ 189

Глава 11. Прикладная психология преподавания


и приобретения знаний 192
Социальные и мотивационные аспекты учебы ... 194
Познавательные (когнитивные) аспекты
учебы 199
Экзамены и оценки 202

Глава 12. Психология труда 208


Профессиональное тестирование 209
Анализ трудовых операций 217
Профессиональный стресс 220

Глава 13. Организационная психология 226


Группы и команды 228
Совершенствование организационной
структуры 234
Корпоративная культура 241

Глава 14. Инженерная и эргономическая


психология 246
Человеко-машинная система 249

7
Эргономика и эффективность 252
Дизайн и интерактивность 257

Глава 15. Космическая психология 266


Индивидуальные аспекты космической
психологии 269
Психологическая поддержка при
продолжительном пребывании в космосе 275

Глава 16. Спортивная психология 282


Мотивация 284
Навыки: обучение и тренинг 289
Достижение наивысших результатов 295

Глава 17. Психология потребления 300


Психология рекламы 304
Маркетинговые исследования 309
Как потребитель принимает решение 312

Глава 18. Экологическая психология 318


Личное пространство и территориальность 320
Стресс большого города 327
Пребывание в толпе 330

Глава 19. Политическая психология 336


Предотвращение конфликта 338

8
Разрешение конфликта 343
Примирение 347

Глава 20. Прикладная психология как профессия.... 354


Профессиональные стандарты прикладной
психологии 357

Предметно-именной указатель 361


Глава 1

НЕСКОЛЬКО СЛОВ
О ПРИКЛАДНОЙ ПСИХОЛОГИИ

Из этой главы вы:

• поймете различие между прикладной


и академической психологией;
• узнаете об исторических корнях прикладной
психологии;
• получите представление о различных
направлениях и методиках прикладной
психологии.
Психология — наука, изучающая людей, то, как
они думают, что испытывают, почему они поступают
так, а не иначе, и каковы при этом их мотивы. Это —
интересная и обширная тема.
Большую часть нашей сознательной жизни мы так
или иначе тратим на то, чтобы понять других. Фак­
тически процесс этот начинается едва ли не с момен­
та рождения. Даже новорожденные появляются на
свет уже заранее настроенными на окружающих —
готовыми отреагировать на человеческий голос,
лицо и прикосновение. Младенчество и детство мы
проводим, узнавая, что значит жить в обществе, и
учась эффективно общаться сначала с самим собой и
родными, а потом, постепенно расширяя круг обще­
ния, —с друзьями, однокашниками, коллегами по ра­
боте и, наконец, с возлюбленными и супругами.
Так что все мы до некоторой степени психологи
«от природы» и неплохо в этом разбираемся. Но не
всегда. Человек — существо чрезвычайно сложное, и
даже когда мы полагаем, будто изучили кого-то до
донышка, этот кто-то все равно способен нас удивить.
Все мы обладаем большими возможностями, глубо­
ко скрытыми до поры до времени. Поэтому не думай­
те, что люди просты и понять их ничего не стоит. Чу­
жая душа — потемки, и потемки отнюдь не зауряд­
ные, как может показаться на первый взгляд. И ра­
зобраться в этих потемках без «фонарика» знаний
совсем не просто. Вот такими-то знаниями и воору­
жает нас психология. Психологи приподнимают за­
весу и заглядывают в глубину, дабы понять, какие про­
цессы и механизмы лежат в основе человеческого по­
ведения. Они исследуют, как люди ведут себя по-

п
ГЛАВА 1

одиночке, а как — парами и группами и какого рода


поведение оказывается наиболее эффективным в той
или иной ситуации. Причем их интересует не только
поведение человека в данной ситуации, но и внутрен­
ние движения души.
Об основных направлениях психологии я писала в
своей книге «Сам себе психолог» («Teach Yourself
Psychology»). Книгами по самопознанию и самообу­
чению, равно как и по общей психологии, наводнены
все прилавки. Друг другу они не противоречат и друг
от друга не зависят, а лишь дополняют одна другую.
Впрочем, нашу книжку может читать и тот, кто начи­
нает изучение этой области знаний с чистого листа.

ПРИКЛАДНОЙ АСПЕКТ ПСИХОЛОГИИ


В этой книге я решила взглянуть на психологию
под несколько необычным углом зрения: с утилитар­
ных позиций. Ведь психологией в человеческой жиз­
ни пронизано практически все, от воспитания детей
до поведения космонавтов в невесомости. Разумеет­
ся, все области применения прикладной психологии
мы рассмотреть просто не сможем, поэтому ограни­
чимся лишь самыми основными, дабы понять, каким
образом и до какой степени эта самая психология вли­
яет на нашу повседневную жизнь.
Каждому аспекту прикладной психологии будет
посвящена своя глава. А для начала мы познакомим­
ся с результатами исследований традиционной «чис­
той» психологии, а точнее, с некоторыми «побочны­
ми» результатами академических исследований. Так

12
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРИКЛАДНОЙ психологии

что в следующих четырех главах речь пойдет о прак­


тическом применении знаний по социальной, когни­
тивной психологии*, а также психологии развития и
биопсихологии.
Потом мы перейдем к тем областям психологичес­
ких знаний, которые психологи непосредственно при­
меняют в человеческом сообществе. Начнем с меди­
цинской психологии, поскольку она старейшая и наи­
более развитая область прикладной психологии, а
затем познакомимся и с другими: психологией здоро­
вья, судебной и педагогической психологией (психо­
логией обучающих и обучаемых).
Следующие главы будут посвящены психологии
применительно к трудовой жизни и некоторым про­
фессиям. Речь в них пойдет о психологии труда, кото­
рая занимается профориентацией в соответствии со
склонностями человека; об организационной психо­
логии, связанной с человеческим аспектом управле­
ния; о психологии дизайна и инженерной психологии,
имеющей дело с проблемами общения людей с веща­
ми и механизмами, а также о космопсихологии, кото-

* Когнитивная психология — одно из направлений преиму­


щественно американской психологии, возникшее в начале
60-х гг. как альтернатива бихевиоризму. К. п. реабилитирова­
ла понятие психики как предмета научного исследования, рас­
сматривая все психические процессы как опосредованные по­
знавательными (когнитивными) факторами. Современная К. п.
состоит из 10 основных разделов: восприятие, распознавание
образов, внимание, память, воображение, речь, психология раз­
вития, мышление и решение задач, человеческий интеллект, ис­
кусственный интеллект. (Здесь и далее примеч. ред.)

13
ГЛАВА 1

рая, как видно из названия, трактует психологичес­


кие стороны покорения космоса.
В последних главах мы несколько подробнее рас­
смотрим аспекты общественной жизни. И начнем со
спортивной психологии, той области прикладной пси­
хологии, которая в последнее время неуклонно рас­
ширяется. Коснемся мы и психологии потребления, а
именно психологии рекламы и реакции потребителей
на новый товар—с того, с чем мы сталкиваемся каж­
дый день. Небезынтересной будет и психология ок­
ружающей среды (то, как эта среда воздействует на
наши повседневные переживания). Ну и закончим мы
еще одной, приобретающей все большее значение
сферой — психологией политики.
Разумеется, перечисленными аспектами приклад­
ная психология не ограничивается. Она охватывает
практически все стороны человеческого бытия, как
индивидуального, так и общественного, благодаря
чему вы можете не только получить представление о
ее масштабах и диапазоне, но и воспользоваться ею в
повседневной жизни.

ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ -
НЕМНОГО ИСТОРИИ

Прикладная психология — наука куда более моло­


дая, чем психология теоретическая. Ведь применять
ее на практике стали, пожалуй, лишь с того момента,
когда теория развилась достаточно, чтобы с ее помо­
щью делать прогнозы. Вполне вероятно, что теория
была привлечена к практике, чтобы разрешать мел-

14
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРИКЛАДНОЙ психологии

кие каждодневные проблемы, подобно тому как за


аналогичной помощью теперь то и дело обращаются
к психологам. Родоначальником прикладной психоло­
гии как научной дисциплины является французский
психолог Альфред Бине (Alfred Binet, 1857-1911), ра­
ботавший в начале прошлого века. Бине наблюдал де­
тей и особое внимание обращал на то, как они в раз­
ном возрасте справляются с разными задачами. Это он
помог решить одну очень специфическую образова­
тельную проблему. С его участием французское пра­
вительство разработало специальную программу обу­
чения в школах для умственно отсталых детей. Шко­
лы эти были для того времени весьма передовыми, и к
тому же детей в них брали на полный пансион, что очень
устраивало многие бедные семейства.
Бине необходимо было найти способ отделить
действительно отстающих в развитии детей от тех,
кто лишь притворялся отсталым, стремясь попасть
в новую «хорошую» школу. Как вы понимаете, не­
возможно сделать однозначное заключение о разви­
тии ребенка (хотя кое-кто именно так и поступает)
лишь на основании того, как он говорит или выгля­
дит. Ведь у некоторых, в действительности очень
сметливых детей речь замедлена, а другие, вполне
обычные с виду, как потом выясняется, с трудом схва­
тывают новое.
Наблюдая таких детей, Бине пришел к выводу, что
учиться-то они вполне способны, просто обучаются
куда медленнее прочих. Например, ребенка из этой
категории с семи лет можно начать обучать тому, с
чем уже легко справляется обычный пятилетний ре­
бенок. Заслуга Бине в том, что свои исследования он

15
ГЛАВА 1

применил к проблемам развития детей и разработал


первые в мире интеллектуальные тесты. Он взял раз­
ные по типу задачи — практические и теоретические,
свел их воедино и провел контрольный опрос среди
нескольких групп детей. Результаты опроса позволи­
ли ему составить шкалу, показывающую, чего в соот­
ветствии с этими тестами можно ожидать от обычно­
го ребенка в разном возрасте. Так родилась идея «ин­
теллектуального возраста» ребенка, которая и приве­
ла к концепции, получившей самое широкое
распространение в нашем обществе, — IQ, или коэф­
фициента умственного развития. Концепцию эту впос­
ледствии неоднократно совершенствовали, но все на­
чалось с формулы Бине:

_ интеллектуальный возраст
^ ~ хронологический возраст

Формула основана на том, что у ребенка, чей ин­


теллектуальный возраст меньше хронологического (в
годах), IQ будет ниже 100, а чем он ниже, тем сильнее
ребенок будет отставать в развитии. Если оба возрас­
та у ребенка совпадают, другими словами, он совер­
шенно «нормален», IQ будет держаться на уровне 100.
Ну а у тех, чей интеллектуальный возраст превышает
хронологический, IQ выше 100, и чем он выше, тем
больше ребенок — этакий юный вундеркинд — будет
опережать своих сверстников в развитии. Главным
достижением бьшо то, что французское правительство
смогло разработать систему отбора детей для специ­
ального обучения — весьма продвинутая для того

16
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРИКЛАДНОЙ психологии

времени социальная политика. Ведь подобных детей


общество отвергало в принципе, а теперь благодаря
этой системе они могли получить образование, в ко­
тором нуждались, чтобы стать полноправными и не­
зависимыми членами того же общества. Обучение
шло посильными для них темпами, так, собственно,
и началось систематическое применение прикладной
психологии.
Как и любой другой наукой, прикладной психоло­
гией можно злоупотребить или использовать ее в не­
гативных целях. За исследования Бине ухватились
психологи (и политические деятели) в обществах с
разным политическим строем и постепенно трансфор­
мировали его систему, пока она не превратилась в
собственную противоположность. В конце концов, в
Америке ее использовали (наряду с другими сомни­
тельными науками) для оправдания расистской им­
миграционной политики и обязательной стерилиза­
ции «слабоумных». Эта политика, в свою очередь,
привела в восхищение немецких нацистов, которые
воспользовались ею для оправдания общественной
изоляции евреев, что в конечном счете привело к хо-
локосту. Интересующиеся могут узнать подробнос­
ти, прочитав книгу Стивена Джея Гулда «Ложное ме­
рило человека» («Mismeasure of man», by Steven Jay
Gould). Ведь любое знание можно использовать как
во благо, так и во зло. Такова его природа. В наши
дни прикладной психологией злоупотребляют уже
редко, однако знание, способное улучшить жизнь че­
ловека, всегда таит в себе подобную угрозу. Умение
вести невербальный «разговор», к примеру, можно
применить, чтобы помочь людям успешнее общать-

17
ГЛАВА 1

ся и преодолевать социальные предрассудки. А мож­


но — чтобы манипулировать людьми в собственных
корыстных интересах. Однако если вы отчетливо
представляете, как можно применять психологию и
как применяют ее в действительности, то всегда пой­
мете, когда вам хотят помочь, а когда — манипули­
руют вами.

ПСИХОЛОГИЯ ПРИКЛАДНАЯ
И АКАДЕМИЧЕСКАЯ

Академическая психология занимается в основном


расширением психологического знания — исследует
наше понимание человеческой души, мыслительных
процессов, совершенствует способы восприятия чело­
веческого опыта и наблюдает, как влияют на людей
факторы, связанные с физиологическим, душевным и
интеллектуальным развитием. По большей части это
знание ради знания, но оно помогает лучше разбирать­
ся в людях и в том, что ими движет. И нередко нахо­
дит применение в повседневной жизни. К примеру,
психологи, исследующие память, занимаются этим
прежде всего потому, что это очень интересная науч­
ная область. Но накопленные ими знания могут при­
годиться, скажем, при подготовке к экзаменам, по­
мочь наилучшим образом усвоить материал. То есть
знания-то собирались не в прикладных целях, но, коль
уж их собрали, то грех не использовать.
В этом, в общем-то, и состоит прикладная психо­
логия. Психологи-прикладники суммируют теорети­
ческие сведения и знания, накопленные и осмыслен-

18
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРИКЛАДНОЙ психологии

ные академической психологией, и применяют их на


практике. Получается это, как правило, очень хоро­
шо, но отношения между двумя дисциплинами все
же несколько напряженные. В частности, напряжен­
ность касается уверенности. Если вам доводилось
читать или слушать доклады ученых-психологов, то
вы наверняка обратили внимание, что данные там
приводятся экспериментальные, а выводы — пред­
варительные, и всегда оставляется возможность для
иных вариантов. Исследователи знают: в такой на­
уке, как психология, ничто и никогда нельзя дока­
зать окончательно и бесповоротно, и даже в наибо­
лее перспективных результатах всегда найдется мес­
то для ошибки или неточности.
Психологи-прикладники заинтересованы в практи­
ческом применении знаний, хотя в прикладной пси­
хологии выводы, лишь предполагающие некую при­
чинно-следственную связь, просто берутся и исполь­
зуются так, словно связь эта установлена однозначно
и незыблемо. Это, в общем, разумно; отчасти пото­
му, что, когда используешь теоретические знания на
практике, какая-то альтернатива остается всегда; а
отчасти потому, что от академических выводов сто­
процентной уверенности все равно ждать не прихо­
дится. Ученый может выражать сомнение, даже если
он уверен в своих выводах на 95, а то и на 99%. Ну а
нам для повседневной жизни и деятельности такой
надежности теории вполне хватает.
Впрочем, прикладники обладают достаточным
опытом в научной методологии и прекрасно осведом­
лены обо всех сомнениях теоретиков. Поскольку люди
сложны, чтобы разобраться даже в основных психо-

19
ГЛАВА 1

логических типах, нам понадобится весь диапазон


знаний. Поэтому психологу-прикладнику помимо
общих теоретических знаний необходима и перво­
классная специальная подготовка. Тогда он не толь­
ко получает хороший «инструмент», дабы глубже
вникнуть в ситуацию, с которой сталкивается, но и
лучше понимает академические дисциплины, этот
инструмент создавшие.
Однако академическая и прикладная психология
не всегда идут рука об руку. Более того, в XX веке
они по большей части развивались совершенно само­
стоятельно. Когда основателя поведенческой психо­
логии Дж. Б. Уотсона (J. В. Watson, 1878-1958) из-за
любовной истории с секретаршей и воспоследовавше­
го скандала «попросили» из родного университета, он
занялся рекламным бизнесом и преуспел, применив
ту теорию, которую сам же и разработал. Произош­
ло это в 1930 году, и в научных кругах сочли, что его
переход в прикладную психологию означал решитель­
ный отход от психологии академической, настолько
различными считались эти две области. Разрыв все
расширялся, особенно в США, пока, в конце концов,
ассоциация психологов-профессионалов и вовсе не
раскололась на две различные организации. В других
странах это привело к куда меньшему антагонизму: в
Британии, например, раскол американской ассоциа­
ции привел, наоборот, к более тесному сближению
двух психологии, особенно когда люди осознали всю
опасность и ущербность подобных разногласий.
Кроме того, возникшая полемика побудила психо­
логов признать, что вклад в общее дело не был обо­
юдным. Прикладная психология подпитывает акаде-

20
НЕСКОЛЬКО СЛОВ О ПРИКЛАДНОЙ психологии

мическую, способствуя осмыслению и расширяя об­


ласти исследования. Классическим примером может
служить, безусловно, психология спорта, всегда иг­
равшая роль своеобразного канала связи, двусторон­
ней и весьма продуктивной, между академической и
прикладной психологией. И такая область не одна;
благодаря диалогу между «академиками» и «приклад­
никами» число их постоянно увеличивается, а сами
области постоянно расширяются.
Поэтому в книге вам будут встречаться и такие
сферы прикладной психологии, которые «вышли» из
чистой теории, и такие, которые были созданы прак­
тиками, и те, что возникли на основе исследований из
других областей прикладной психологии.
Но каковы бы ни были истоки, цель одна — по­
мочь нам лучше разобраться в том, что происходит в
нас и вокруг нас; помочь людям решать свои пробле­
мы и применять свои знания и умения на пользу всего
общества в целом. Вот задачи прикладной психоло­
гии, а уж насколько эффективно она с ними справля­
ется — судить вам.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.indiana.edu/~intell/binet.html
http://www.cwu.edu/~warren/today.html
http://www.apa.org/students/brochure/
Глава 2

КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• как определить три важных фактора усиления


бдительности;
• почему умение правильно видеть окружение
и окружающих способно сделать нашу жизнь
безопаснее;
• как распознать заблуждения, которых с
помощью когнитивной психологии можно
избежать.
Когнитивная психология, или психология позна­
ния, исследует процессы обработки информации моз­
гом. Психологи изучают, как мы воспринимаем мир:
другими словами, как мы понимаем, толкуем ту ин­
формацию, которую посылают в мозг наши органы
чувств. Как мы воскрешаем в памяти эту информа­
цию и действуем в связи с нею. А также то, как мы
представляем себе и решаем различные проблемы.
А прикладная когнитивная психология, как видно из
названия, предлагает практическое применение накоп­
ленных знаний.
Процессы познания изучаются ни много ни мало
130 лет — можно сказать, с самого зарождения пси­
хологии, и за это долгое время многое уже стало по­
нятным. Однако современное научное направление,
известное нам ныне как когнитивная психология, по­
лучило настоящее развитие лишь после Второй ми­
ровой войны. Оно, собственно, и возникло-то в вой­
ну, когда психологов стали призывать на работу в во­
енную разведку, а также в авиаконструкторские бюро
и прочие военные предприятия. Включали их и в груп­
пы дешифрования кодов в Bletchley Park*, и немалым
оказался их общий вклад в победу союзнических

* В период Второй мировой войны в усадьбе Bletchley Park


располагался разведывательный центр Station X, который за­
нимался расшифровкой немецких кодов. Там работали мате­
матики, лингвисты... и шахматисты. За все время существова­
ния центра через него прошли около 10 000 человек. Полагают,
что их работа сократила войну на несколько лет. Существова­
ние Station X оставалось секретом до 1967 года, затем из усадь­
бы сделали музей средств криптографии.

23
ГЛАВА 2

войск. Короче, именно во время Второй мировой вой­


ны и родилась по-настоящему когнитивная психоло­
гия.
Одной из центральных фигур в процессе развития
этой дисциплины от колыбели до зрелости был Дэ­
вид Бродбент (David Broadbent), работавший в Кем­
бридже, а позднее в Оксфорде. Для сложных проблем
он использовал самый скрупулезный эксперименталь­
ный подход, благодаря которому смог наиболее точ­
ным и объективным образом изучить, как работает
человеческий разум. Это было особенно актуально в
послевоенной обстановке, в условиях научного про­
гресса, и когнитивная психология быстро развилась
в весьма влиятельную и эффективную отрасль науч­
ного знания. В наши дни она охватывает многие тех­
нические области, от конструирования кабин в само­
лете до введения почтовых индексов или новых де­
нег. Объемы книги не позволяют рассмотреть их все,
но о некоторых мы поговорим в этой главе, а других
коснемся чуть позже. В главе 14, к примеру, речь как
раз и пойдет об инженерной психологии, о том нема­
лом вкладе, который внесла в ее развитие приклад­
ная когнитивная психология. Пока же давайте обра­
тимся к трем темам: вниманию, бдительности и рас­
познаванию ошибок.

ВНИМАНИЕ

Доводилось ли вам когда-нибудь сидеть в кабине


пилота самолета или хотя бы видеть ее на экране те­
левизора? Не правда ли, большое впечатление произ-

24
КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

водят все эти циферблаты, приборы и устройства, с


которыми имеет дело летчик? Во время полета пило­
ту приходится обрабатывать колоссальное количе­
ство информации. Он должен знать, как в каждый
конкретный момент работают внутренние системы
самолета, как настроены приборы (и уметь их под­
строить), какова обстановка за бортом — скорость
ветра, высота над землей и так далее. Все это обилие
сведений способно сбить с толку, но жизненно необ­
ходимо. Любая оплошность может оказаться фаталь­
ной — на заре авиации так сплошь и рядом и было.
Поэтому первые когнитивные психологи-прикладни­
ки немало времени и труда посвятили изучению чело­
веческого внимания — что его привлекает, каким об­
разом из огромного числа объектов мы выбираем
наиболее для нас важный и какие факторы способны
помочь нам оставаться сосредоточенными как мож­
но дольше.
Тщательное изучение объекта на основе экспери­
ментов с дисплеями позволило быстро установить
некоторые основные принципы. Например: самая
важная информация должна находиться в центре поля
зрения, а не с краю. Чем важнее передаваемая инфор­
мация, тем крупнее должны быть буквы или симво­
лы; желательно выделять их и цветом.
На первый взгляд это вроде бы само собой разуме­
ется, однако дело обстоит совсем не так просто; во-
первых большинство из нас об этом попросту не за­
думывается. Взгляните на деловую часть или на авто­
бусную станцию любого города, и вы заметите, на­
сколько «художественный дизайн» возобладал над
требованиями правильной передачи информации, так

25
ГЛАВА г

что важные сведения оказались «задвинутыми в угол»


и потому скрытыми от внимания. В условиях, когда
разного рода сообщения кишмя кишат вокруг, нера­
зумно рассчитывать на то, что человек станет выис­
кивать нужное. Если мы хотим общаться эффектив­
но, нужно предпринимать определенные действия,
чтобы привлечь внимание. Те, кто занимается рекла­
мой профессионально, это, разумеется, прекрасно
понимают, а вот государственные службы упускают
из виду. Им следовало бы шире применять основы
психологии в своей деятельности.

Избирательность внимания

Следующий аспект проблемы, зародившийся на


основе все того же авиаконструирования, — избира­
тельность нашего внимания: как и почему на что-то
мы его обращаем, а чем-то пренебрегаем. Через на­
ушники летчик получает звуковую информацию, с
дисплеев — зрительную, и все это одновременно и в
большом количестве. Как правило, информация эта
регулярная, рутинная, но случаются и критические
моменты, когда требуется срочно принять решение, а
значит, быстро вычленить именно критическую ин­
формацию и именно на нее обратить основное вни­
мание. Вот когнитивные психологи и изучают, каким
образом человек из всей массы поступающей инфор­
мации выделяет наиболее важную.
Подобные ситуации возникают, конечно же, не
только в самолете, но и в повседневной жизни, и не
только у летчиков, но и у нас с вами. Сидим ли мы в

26
КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

переполненном кафе или ходим по многолюдному


торговому центру, нас окружает непрестанный гул
людских голосов. Но при этом мы без труда понима­
ем, когда обращаются именно к нам. То есть мы спо­
собны так направить внимание, чтобы наши уши вос­
принимали только нужную нам информацию, игно­
рируя прочую. Называется это явление феноменом
шумной вечеринки, потому что его «открыли» в 1950
году, когда подобные вечеринки были в большой
моде, но происходит оно в любом месте, где множе­
ство людей говорит одновременно.
Причем делаем мы это настолько мастерски, что
нам даже кажется, будто наш собеседник говорит
громче остальных — звук его голоса выделяется на
общем фоне. Но если бы вам довелось сделать маг­
нитофонную запись, вы бы удивились: фоновый шум
настолько силен, что в действительности «забивает»
даже ваш собственный голос. А речь собеседника вы­
деляется на этом фоне только благодаря избиратель­
ности нашего внимания. Помогает и «визуальная
подсказка» — глаза, лицо и весь облик собеседника.
Вот почему по телефону в толпе говорить значитель­
но труднее.
Феномен шумной вечеринки привлек пристальное
внимание когнитивных психологов-прикладников,
ибо стало ясно, что, поняв его механизм, удастся из­
бежать многих катастроф, аварий и просто несчаст­
ных случаев. Ведь большинство из них происходит
просто из-за того, что мозг оказался перегружен ин­
формацией и человек утратил внимание. Исследуя эту
область, психологи постепенно выяснили, каким об­
разом мы сосредоточиваемся на нужной информации

27
ГЛАВА 2

и отсеиваем лишнее. Собственная модель Бродбента


была несколько упрощенческой: он считал, что наше
внимание привлекают в основном физические аспек­
ты разговора, то есть тот, кто именно говорит, а так­
же высота и резонанс тонов голоса. Но, как и в случа­
ях с большинством гипотез о человеческом поведе­
нии, исследователи быстро поняли, что на самом деле
все гораздо сложнее, и более поздние модели процес­
са отсеивания были продуманы и разработаны уже
более детально.
Еще один аспект феномена шумной вечеринки.
Находясь в толпе, вы спокойно пропускаете мимо
ушей все разговоры вокруг, но моментально реаги­
руете, если кто-то рядом произнесет ваше имя, назва­
ние вашего родного города или любую фразу, смысл
которой имеет для вас особое значение. Внимание
ваше незамедлительно переключается, и вы даже мо­
жете начать прислушиваться к этому разговору, от­
влекаясь от собственной беседы.
Механизм такого переключения тоже очень заинте­
ресовал когнитивных психологов, работающих в этой
области, и в результате появились методики, позволя­
ющие усовершенствовать общение людей, работающих
в сложных системах. Авиадиспетчеры, к примеру, пе­
ред тем, как сделать объявление, всегда посылают иден­
тификационный вызов. Они знают, что пилоты посто­
янно следят за всеми сообщениями, но особенно наце­
лены на опознавательный код своего борта. Поэтому,
объявляя в первую очередь именно этот код, авиадис­
петчер дает пилоту время переключить внимание и со­
средоточиться на информации, которая должна посту­
пить именно к нему.


КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ психология

Мы привели лишь один пример, но когнитивные


психологи, исследуя механизм избирательности вни­
мания, получили еще немало данных, нашедших при­
менение в самых разных областях — в основном, в
системах, эффективность и надежность работы кото­
рых обеспечивается людьми.

БДИТЕЛЬНОСТЬ (НАСТОРОЖЕННОСТЬ)

Третий аспект проблемы внимания, которым ког­


нитивным психологам пришлось плотно заниматься
во время Второй мировой войны и в послевоенный
период, — бдительность (настороженность), связан­
ная с тем, как долго мы способны удерживать внима­
ние на чем-то, прежде чем начнем допускать ошибки.
Ведь человеку приходится иметь дело с весьма слож­
ными системами, требующими постоянного наблю­
дения, от систем жизнеобеспечения в больницах до
систем текущего контроля на АЭС, авиадиспетчерс­
ких систем и даже систем слежения и корректирова­
ния в космическом ЦУП.
Примерно до середины XX века бдительность не
имела столь актуального значения для общества. Но
с развитием и дальнейшим усложнением техники и
технологии и необходимостью за этой усложняющей­
ся техникой постоянно следить потребность в бдитель­
ности возросла. Особенно настоятельной она стала
во время войны, в результате бурного роста и разви­
тия именно военной промышленности и техники. В
частности, с появлением радиолокационных оборон­
ных систем (РЛС) за экранами радаров необходимо

29
ГЛАВА 2

стало следить круглосуточно, не отрывая взгляда,


дабы не пропустить появления постороннего сигнала
и вовремя поднять тревогу.
Но когда человеку приходится много часов под­
ряд сидеть или стоять, уставившись на экран, в конце
концов его внимание рассеивается. У оператора РЛС
начинается то, что ученые называют снижением про­
изводительности, другими словами, падает наблюда­
тельность и человек начинает ошибаться все больше
и больше: то видит несуществующий сигнал, то не
замечает реального. Поскольку в подобных случаях
ошибка может оказаться фатальной, перед психоло­
гами стояла задача выяснить, как долго и насколько
внимательно человек способен смотреть на экран,
какие факторы на это влияют и как можно помочь
человеку дольше сохранять необходимую бдитель­
ность. Было проведено множество экспериментов,
исследований, рассмотрено и выделено огромное ко­
личество различных факторов.
Макворт (Mackworth, 1950) свел воедино все ре­
зультаты этих исследований. Как выяснилось, суще­
ствуют три группы факторов снижения производи­
тельности, регулируя которые можно справиться с
данной проблемой. Первая группа была связана не­
посредственно с рабочим процессом: сигнал обна­
ружить легче, если он достаточно ярок, длится не
менее секунды и находится ближе к центру, а не к
краям экрана.
Вторая группа факторов связана с личностными
качествами. У одних наблюдать за экранами получа­
ется гораздо лучше, чем у других, что, в общем, и не­
удивительно. Как правило, высокая способность к

30
КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

длительному наблюдению характерна для тех, кто


глубоко погружен в себя, то есть довольствуется соб­
ственным обществом и не особенно нуждается в ком­
пании, а значит, меньше отвлекается (такие люди на­
зываются интровертами). Однако и экстраверты в
той же ситуации способны весьма неплохо работать.
Ученые обнаружили, что производительность мож­
но повысить, например амфетаминами, хотя после­
дующие исследования выявили нежелательные по­
бочные эффекты, поэтому подобные лекарства луч­
ше не применять. Как выяснилось, существенное зна­
чение для человека имеет, когда замечают, что он
хорошо справился с работой. Вообще ответная ре­
акция коллег (даже если она не совсем та, которую
ожидали) очень важна и помогает дольше поддер­
живать производительность и бдительность на дос­
таточно высоком уровне.
Третья группа факторов относилась к условиям
работы оператора. Не секрет, что многие склонны
работать лучше в присутствии начальства или про­
сто более высокопоставленных сослуживцев. Но са­
мое удивительное — работа шла лучше, если в ком­
нате стоял шум голосов. Не слишком сильный, иначе
трудно было бы сосредоточиться, а так, легкий фон
разговоров, телефонных звонков, шума приборов.
Такой фоновый шум, оказывается, помогает не толь­
ко сосредоточиться, но и довольно долго удерживать
внимание, в то время как абсолютная тишина хоро­
ша лишь для кратковременной концентрации.
Все эти выводы были сделаны, что называется, в
военное время, но нашли широкое применение и в
современной жизни. Как вы уже поняли, существует

31
ГЛАВА 2

множество ситуаций, когда оператору приходится


часами следить за техникой: на автоматизированных
производствах, в центрах управления движением
транспорта, в больницах, и это далеко не полный пе­
речень. Поэтому такие методы улучшения организа­
ции труда, благодаря которым вероятность ошибок
снижается и работнику становится легче сохранять
бдительность, очень ценны и могут пригодиться в са­
мых разных областях деятельности человека.

ПОВСЕДНЕВНЫЕ ОШИБКИ
И УХУДШЕНИЕ ПАМЯТИ

Еще одна сфера применения когнитивной психо­


логии— повседневные ошибки. Наша жизнь неуклон­
но автоматизируется, то есть человеку приходится
каждодневно общаться со все более и более сложны­
ми приборами и системами; одного оператора доста­
точно, чтобы следить за работой целого цеха на фаб­
рике или нескольких палат отделения интенсивной
терапии в больнице. Теперь даже многие автомобили
оборудованы компьютером, связанным со спутником,
и, чтобы крутить баранку, тоже нужно кое-что пони­
мать в некоторых сложных системах, а главное —
уметь с ними правильно обращаться.
Проблема, конечно же, в том, что человеческая-то
эволюция шла иным путем. Мы развивались в нето­
ропливом мире, которым управляли климат, погода,
ландшафт и случайные встречи с хищниками. Со слож­
ностью мира современного мы справляемся, посколь­
ку обладаем кое-какими навыками, отработанными

32
КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

уже до автоматизма и потому не требующими наше­


го осознанного внимания. Опытный шофер не следит
за каждым своим движением, хотя, когда мы еще толь­
ко учимся водить машину, важно именно это. Проч­
ный навык — это умение выполнять работу более или
менее автоматически.
Но в этом мире ничто не обходится без последствий,
и одним из них является то, что мы порой позволяем
себе слишком уж полагаться на этот самый автома­
тизм. Кто постоянно сидит за рулем и ездит одной и
той же дорогой, перестает обращать на нее внимание.
В результате человек даже не помнит, как добрался, к
примеру, до работы; бывает и так: он оказывается в
одном месте (обычно дома), хотя собирался совершен­
но в другое, но чисто автоматически поехал по уже
знакомому пути. По тем же причинам многим из нас
случалось зайти в комнату и забыть, зачем зашли. Оба
эти примера иллюстрируют распространенное явле­
ние рассеянности в обыденной жизни, в общем-то
вполне безобидное.
Однако при иных обстоятельствах то же самое яв­
ление может превратиться в серьезную угрозу. Несколь­
ко лет назад был случай: водитель автобуса, опять-таки
автоматически, поехал знакомым путем, вместо ново­
го, только что ему рекомендованного. Весьма распро­
страненная оплошность. Но в тот раз он вел двухэтаж­
ный автобус (омнибус) вместо привычного, одноэтаж­
ного. А на старом, знакомом пути был очень низкий
мост, под которым обычный автобус нормально про­
ходил, а вот омнибус не «вписывался». В результате
верхнюю часть автобуса снесло напрочь. Промашка
памяти привела к трагическим последствиям.

33
2 - 6292
ГЛАВА 2

Джеймс Ризон, когнитивный психолог-приклад­


ник, много занимался механизмами серьезных послед­
ствий человеческих ошибок. Одной из основных его
целей было определить различные типы таких оши­
бок, и он с коллегами провел множество исследова­
ний. Одни проводились по данным наблюдений, дру­
гие— по методу, называемому протокольным анали­
зом, когда человека просят выполнить сложную за­
дачу и при этом громко рассказывать обо всех этапах
процесса выполнения. Третьи осуществлялись по ме­
тоду дневникового анализа, когда человека просят
записывать все, даже мелкие ошибки и оплошности,
допущенные в заданный период времени.
В результате этих исследований Ризон выделил три
типа ошибок. Первый — промахи и упущения, осно­
ванные на практическом опыте. Иными словами, род
рассеянности, о которой только что шла речь, — оп­
лошности в результате доведенных до автоматизма
навыков, совершаемые на подсознательном уровне.
Останется ли оплошность незначительным промахом
или обернется серьезной ошибкой, зависит только от
последствий: для водителя того омнибуса они оказа­
лись катастрофическими. Для того, кто вместо бара,
где была назначена встреча, очутился у собственного
дома, это, конечно, не столь существенно.
Второй тип, выявленный Ризоном, — это ошибки,
основанные на знаниях. Возникают они по двум при­
чинам. Первая, лежащая прямо на поверхности,—это
недостаток или отсутствие знаний. То есть мы оши­
баемся, когда не знаем или не понимаем техники, с
которой имеем дело, либо знаем и понимаем ее пло­
хо, либо нам только кажется, что мы знаем ее и пони-

34
КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

маем. Вторая причина заключается, наоборот, в из­


быточных знаниях и умениях, то есть мы, слишком
хорошо разбираясь в той или иной технике, не можем
выбрать правильный подход и допускаем ошибку.
Такой род ошибок весьма характерен для повседнев­
ной жизни; и окажется ли ошибка серьезной или ос­
танется рядовой оплошностью, зависит опять же от
последствий.
Третий тип — ошибки, основанные на системе пра­
вил. Они возникают, когда мы пытаемся решить про­
блему, руководствуясь правилами или набором дей­
ствий, которые предпринимали прежде в аналогич­
ных обстоятельствах. Порой создается противоречие:
правила-то верны, да вот обстоятельства не те. Но
чаще бывает все-таки наоборот: мы ошибаемся в вы­
боре правил.
Примером может служить пагубное решение запу­
стить космический шаттл «Челленджер», хотя все ин­
женеры были против. Решение было принято вопре­
ки техническим рекомендациям только потому, что
руководство проекта предпочло последовать прави­
лам, диктующим: общественное внимание и интерес
следует подогревать. И немаловажной деталью для
такого «подогрева» послужил тот факт, что в коман­
ду шаттла впервые включили штатского космонавта.
Поэтому руководство решило, что отложить запуск
будет неверно, что это крайне отрицательно подей­
ствует на общественное мнение и может привести к
сокращению ассигнований на космические проекты.
Однако последствия запуска, произведенного невзи­
рая на все протесты и предупреждения инженеров,
оказались еще хуже. Как известно, шаттл взорвался,

35
ГЛАВА 2

едва оторвавшись от земли, причем на глазах у сотен


тысяч зрителей, и вся команда погибла.
Разумеется, у такого решения имелись и иные ас­
пекты. В 1991 году Мурхед, Ференц и Нек* пришли к
выводу, что весь процесс принятия этого решения
может служить классическим примером группового
мышления — стремления замкнутой группы всячес­
ки сохранять свою изолированность и самодостаточ­
ность, в результате чего информация «со стороны»,
особенно нежелательная, попросту игнорируется.
Такова основная причина подобного решения, которое,
кроме всего прочего, является еще и примером ошибки,
основанной на правилах. Правило, рекомендующее по
возможности избегать отрицательного общественно­
го мнения, само по себе неплохое, было применено не
в тех обстоятельствах. А печальные последствия для кос­
мической программы в целом, не говоря уже о погиб­
ших и их родственниках, оказались куда более серьез­
ными, чем могли бы быть последствия негативного об­
щественного мнения, если бы запуск отложили.
Ризон создал модель влияния наших повседневных
промахов и упущений на сложные системы, которую
назвал Системой моделирования ошибок общего ха­
рактера (General Error Modelling System, GEMS). Mo-

* Gregory Moorhead, Richard Ference, Chris P. Nick — амери­


канские журналисты, авторы статьи «Групповые решения про­
должают терпеть фиаско: космический шаттл "Челлевджер" и
пересмотр структуры группового решения» («Grouh decisions
fiascoes continue: space shuttle Challenger and a revised group
thinking framework»), опубликованной в журнале «Human
kelations»№41, 1991 г.

36
КОГНИТИВНАЯ ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

дель эта многим помогла понять, откуда берутся ошиб­


ки, и оказалась чрезвычайно полезна при выявлении
слабостей конструирования сложных систем и управ­
ления ими. Применив эту модель и установив диапа­
зон ошибок разного типа, Ризон в очередной раз пока­
зал, какую пользу может принести когнитивная психо­
логия, когда нужно предотвратить катастрофу или хотя
бы уменьшить ее вероятность.
Прикладная когнитивная психология, таким обра­
зом, немало способствует пониманию того, что проис­
ходит при взаимодействии человека и сложной систе­
мы. То есть она очень тесно связана с другими облас­
тями прикладной психологии, такими, как, например,
человеко-машинное взаимодействие и эргономика, о
которых мы поговорим в главе 14. Процесс познания
вообще оказывает самое разностороннее влияние на
наше поведение, и когнитивные психологи-приклад­
ники как раз и исследуют разные аспекты этого влия­
ния, к примеру то, как человек принимает решение.
С их выводами в этой области мы познакомимся в
главе 17, когда поведем речь о психологии потребле­
ния, а кроме того, в главе 13, когда перейдем к орга­
низационной психологии; рассмотрим и некоторые ас­
пекты принятия коллегиальных решений, в частности
явление группового мышления.

Сайты, где можно найти полезную


информацию:

http://www.wikipedia.org/wiki/Cognitive_psychology
http ://www. csun. edu/~ vcpsyOOh/students/arousal. htm
Глава 3

ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• как с помощью социальных навыков (например,


умения слушать) научиться лучше общаться
с окружающими;
• почему человеку так важно знать, что его
личность оказывает влияние на мир;
• как стать менее предубежденным.
.

Социальная психология занимается проблемами


взаимодействия и взаимопонимания людей и охваты­
вает практически все грани общественного бытия.
Одних психологов больше интересует социальное
поведение, и они исследуют поведение людей в раз­
ных условиях и обстоятельствах. Других привлекает
то, как мы толкуем общественные события и связан­
ные с ними собственные переживания, то есть, по боль­
шому счету, как мы отыскиваем собственное место в
том или ином обществе. Третьих — как наше личное
осмысление себя в мире и мира в себе формирует ту
психологическую среду, в которой мы живем, а так­
же как мы ее воспринимаем.
Каждый из этих аспектов социальной психологии
вносит свой вклад в прикладную психологию, но могу
вас обрадовать — обо всех мы в этой главе говорить
не станем! Некоторых коснемся позже, например ис­
следований человеческого представления о здоровье.
Но об этом, а также о трех областях прикладной со­
циальной психологии — выработке социальных на­
выков, преодолении предубеждений и усовершенство­
вании государственной системы образования — речь
пойдет в главе 8.

ОБУЧЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫМ
НАВЫКАМ

Методики обучения социальным навыкам роди­


лись в результате исследования механизмов действия
людей и их взаимодействия друг с другом. Одним из
наиболее знаменитых ученых в этой области являет-

39
ГЛАВА 3

ся Майкл Эргайл*. Психологи называют это невер­


бальным общением, поскольку люди действительно
общаются друг с другом по большей части без по­
мощи слов. Тщательно регистрируя поведение лю­
дей в разных ситуациях, а также проведя ряд экспе­
риментов, психологи смогли многое узнать об эф­
фективном общении.
Например, выяснилось, что при разговоре мы по­
мимо слов обмениваемся и другими сигналами, к ко­
торым очень восприимчивы. Существуют точные пра­
вила и критерии того, в какой момент беседы и как
смотреть друг другу в глаза, как давать понять, что
мы закончили фразу и собеседнику пора отвечать,
какую паузу держать перед тем или иным ответом.
Правил этих мы придерживаемся совершенно неосоз­
нанно — их мы усвоили еще в колыбели и соблюда­
ем, практически не замечая. Однако нам очень меша­
ет, если собеседник вдруг начинает эти неписаные
правила нарушать.
Эргайл и его сотрудники заметили, что некоторые,
тоже вполне автоматически, по тем или иным причи­
нам этим правилам не следуют. И такие люди склон­
ны замыкаться в себе из-за нехватки общения. Ведь
понятно, что если при разговоре с кем-то вы ощущае­
те дискомфорт, то, поговорив с ним несколько раз,
потом станете всячески избегать «малоприятного» че­
ловека, не правда ли? Недостаток общения, в свою

* Майкл Эргайл (Michael Argyle, 1925-2002) — основатель


социальной психологии в Великобритании, автор 25 книг, по­
священных социальным аспектам психологии, социологии тру­
да и смежной тематике.

40
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

очередь, часто приводит к возникновению новых эмо­


циональных проблем, связанных с замкнутостью и
одиночеством.
В результате психологи создали ряд программ по
выработке социальных навыков. Занятия нередко
проводятся как семинары или мастер-классы, пред­
назначенные для того, чтобы развить у людей вос­
приимчивость к должному социальному поведению,
умение понимать невербальные сигналы и научить
их общаться более открыто. На таких занятиях, на­
пример, учат правильно смотреть на собеседника
при разговоре, то есть достаточно прямо, чтобы
дать понять, что его речи нам интересны, но не
слишком пристально, дабы не вызвать в нем ощу­
щение неловкости.
Сперва, в 60-х — начале 70-х годов, занятия по обу­
чению социальным навыкам использовались лишь для
лечения неврозов и связанных с ними тревожных со­
стояний. Но постепенно, по мере того как люди стали
ощущать преимущества правильного социального
поведения, эти курсы начали пользоваться все
большим успехом. Социальные психологи стали го­
раздо лучше разбираться в том, как проявляют себя
люди, и эти семинары взяли на вооружение различ­
ные организации, в частности фирмы, занимающие­
ся связями с общественностью. К примеру, Маргарет
Тэтчер, став премьер-министром Великобритании и
стремясь к максимально эффективному общению,
целенаправленно обучалась «умению подавать себя»,
в том числе умению в нужный момент понизить го­
лос и нужными словами возразить оппоненту или не
дать себя прервать.

41
ГЛАВА 3

Понятие социальных навыков, безусловно, шире,


чем просто умение общаться невербально. В то же
самое время, когда Эргайл и другие изучали социаль­
ное поведение, накапливая знания о том, как ведут себя
люди общаясь, психологи-гуманисты исследовали
прочие аспекты социального взаимодействия, в част­
ности умение слушать и вести себя в группе. В совре­
менные программы обучения социальным навыкам
все это уже входит и весьма широко и разнообразно
применяется.
Например, людям так называемых социальных
профессий по роду деятельности приходится оказы­
вать помощь и соответственно приобретать некото­
рые навыки межличностных отношений. Такое обу­
чение необыкновенно важно. Всем нам, увы, свой­
ственно полагать, что уж слушать-то мы умеем, что в
этом процессе ничего «хитрого» нет и быть не может.
Но на самом деле просто удивительно, сколь немно­
гие слышат именно то, что им говорят. Как правило,
мы слышим то, что хотим или ожидаем услышать, то
есть нередко совсем не то, что было сказано! Некото­
рые психологи в конце 60-х годов занялись исследо­
ваниями в этой области и разработали ряд упражне­
ний и методик, помогающих людям соответствующих
профессий увеличить восприимчивость к межлично­
стной информации.
И тут возникает очень интересная тема — язык
тела. Ведь мы немало сообщаем о себе совершенно
неосознанно: интонациями, жестами, мелкими тело­
движениями, позой, дистанцией по отношению к со­
беседнику. Это — невербальная информация о нашем
эмоциональном состоянии, об отношении к собесед-

42
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

нику или теме разговора. Поэтому развитая воспри­


имчивость к подобным сигналам весьма полезна в
социальных профессиях
Впрочем, в иных профессиях она тоже очень помо­
гает. Полицейскому, когда он допрашивает подозре­
ваемого и, естественно, хочет выведать у него как
можно больше, такие знания и навыки могут оказать
неоценимую помощь. Кроме того, у полиции есть и
специальное оборудование, позволяющее отслежи­
вать малейшие изменения в поведении допрашивае­
мого. К такому оборудованию относится небезызве­
стный детектор лжи, который как раз и регистрирует
те самые мельчайшие изменения, возникающие, ког­
да человек лжет, а значит, начинает нервничать. Лжец
почти всегда беспокоится, как бы его ложь не раскры­
лась, и беспокойство это отражается в первую очередь
в тембре голосе, в интонациях, слышимых только
очень опытному уху или прибору — анализатору го­
лосового напряжения, который воспринимает эти
малейшие колебания даже по телефону.
Обучение социальным навыкам получило широ­
кое распространение в обществе. Его применяют при
подготовке сотрудников по связям с общественнос­
тью, руководителей, работников торговли и марке­
тинга и, разумеется, социальных работников. Заня­
тия зачастую ведут не профессиональные психоло­
ги, но исследованиями и разработкой новых про­
грамм занимаются, конечно же, только социальные
психологи-прикладники, нередко работающие в
здравоохранении, социальной сфере либо в полиции.
Таким образом, знания, на основе которых развива­
ется эта сфера человеческой деятельности, имеют

43
ГЛАВА 3

прямое отношение к прикладной социальной психо­


логии, к исследованиям механизмов социального
поведения, хотя люди, его применяющие, частенько
об этом даже не подозревают.

ПРЕОДОЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНЫХ
ПРЕДУБЕЖДЕНИЙ

Предубеждениями социальные психологи начали


заниматься еще с 20-х годов, а то и раньше. В резуль­
тате удалось понять, что лежит в основе и каков меха­
низм расизма, ненависти к гомосексуалистам, поло­
вого шовинизма и прочих социальных предрассудков,
все еще имеющих место в нашем просвещенном и раз­
витом обществе. Знания эти с помощью обществен­
ного вмешательства применялись самыми разными
способами, дабы вредные предубеждения преодолеть.
Исследования, правда, были направлены в основном
на расизм, но в основе прочих предрассудков лежа!
практически те же механизмы, и потому бороться с
ними можно аналогичными методами.

Авторитарная личность

В середине прошлого века среди исследователей


очень популярно было объяснять расистские наклон­
ности личностными качествами человека. Теперь-то
мы понимаем, что это лишь часть истины и одними
личностными качествами расизма не объяснишь, тем
не менее, обладая кое-какими из них, человек действи-

44
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

тельно становился в той или иной степени расистом


или начинал предвзято относиться к другим соци­
альным группам.
Человека, в котором такие качества проявлялись
крайне резко, стали называть авторитарной лично­
стью. Термин был введен в 1950 году Адорно* и его
коллегами по исследованиям. Авторитарные лично­
сти отличаются суровостью и негибкостью характе­
ра, окружающих и их поведение воспринимают толь­
ко в черно-белом цвете и с непримиримой ненавис­
тью относятся к любым двусмысленностям и неяс­
ностям в общественной жизни. Свою жизнь они
склонны строить по самым жестким правилам и тер­
петь не могут тех, чей образ жизни отличается от их
собственного.
Как выяснил Адорно, авторитарная личность раз­
вивается в результате сурового, авторитарного вос­
питания. У людей с такой структурой личности и ро­
дители, как правило, были очень строгими и непрек­
лонными до бесчувственности, требовали беспрекос­
ловного послушания, то и дело прибегали к
физическим наказаниям и совершенно пренебрегали
эмоциональными потребностями ребенка. В итоге
ребенок испытывал сильнейший гнев на такое неспра­
ведливое обращение, но выказывать его не осмели­
вался. С возрастом в душе ребенка образуются насто­
ящие залежи этого, спрессовавшегося с годами гнева,

* Адорно (Adorno) Теодор (1903-1969) — немецкий фило­


соф, социолог, музыковед. В начале 1940-х гг. Адорно и его со­
трудники провели в США исследование авторитарной лично­
сти как социально-психологической предпосылки фашизма.

45
ГЛАВА 3

и, став взрослым, ребенок все-таки выплескивает его,


но уже на другие объекты.
Объектами неприязни для авторитарной личности
обычно служат те, кого и так ненавидят все вокруг. В
первой половине XX века это были евреи, от кото­
рых в западном обществе всячески стремились изба­
виться. Позднее фокус переместился на выходцев из
Африки, Азии и Карибского региона. Так что преду­
беждения, пожалуй, формируются и той культурной
средой, в которой человек живет, то есть причины их
следует понимать шире, и одними только личностны­
ми свойствами их не объяснить. Но в рамках личнос­
ти синдром авторитарной личности может многое
рассказать и человеке, и о том, почему его реакция на
мир отличается такой непримиримостью.
Разумеется, авторитарной личностью становится
не каждый ребенок, прошедший горнило подобного
воспитания. В такой личности душевная боль и гнев
направляются наружу и преобразовываются в нена­
висть к другим, а к этому приходит не каждый. Нема­
ло и таких, кто направляет последствия родительско­
го «обхождения» внутрь и справляется со своими эмо­
циональными проблемами совершенно по-иному.
Многие обращаются к наркотикам или иному спосо­
бу саморазрушения, поскольку душевную боль мож­
но выражать и заглушать и таким образом. И тогда
им уже без квалифицированной помощи не обойтись.
И счастье, что мы живем в обществе, где такую по­
мощь и лечение можно получить без особого труда,
где психологи и наркологи всегда готовы прийти на
помощь тем, кто в них нуждается, чтобы преодолеть
последствия «счастливого» детства, обрести душевное

46
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

равновесие и в дальнейшем вести здоровую эмоцио­


нальную жизнь.

Социальный аспект предубеждений

В среде себе подобных, таких же пристрастных


людей, авторитарная личность может в определенной
степени формировать общественное мнение или даже
стать лидером, поскольку предубежденный человек
отнюдь не всегда авторитарен. Наоборот, его убеж­
дения формируются по большей части тем, во что ве­
рят и о чем любят порассуждать в его окружении.
Поэтому для успешной борьбы с проявлениями ра­
сизма в обществе необходимо понимать и уметь обо­
снованно оспаривать все те трактовки и «рациональ­
ные» обоснования, которыми пользуются расисты.
В последние годы во многих слоях общества от­
кровенные проявления расизма стали совершенно
неприемлемы, но немало расистов стали применять
обходную стратегию, высказывая свои предубежде­
ния в публичных выступлениях под соусом «благора­
зумия» и «здравого смысла». Ван Дайк в 1987 году
исследовал такую вербальную стратегию расистов.
Оказалось, она подразделяется на несколько типов.
Один основан на том, чтобы высказывания казались
максимально заслуживающими доверия и авторитет­
ными, например когда говорящий дает понять, что
хорошо осведомлен или разбирается в том, о чем го­
ворит. Другой тип стратегии подразумевает, что го­
ворящий, описывая негативное или преступное пове­
дение, старательно привлекает внимание слушателей

47
ГЛАВА 3

к какой-то определенной социальной группе и обоб­


щает, как будто такое поведение характерно именно
для той группы. Третий тип стратегии, выявленной
Ван Дайком, заключается в том, что человек, громог­
ласно заявляя о своей терпимости, тут же начинает
приводить «разумные» обоснования своей неприяз­
ни к какому-нибудь социальному меньшинству. Вот
совсем недавно со мной был случай. В дом постучал
мусорщик, предложивший убрать строительные от­
ходы, и заявил: «Я, конечно, не расист, да только с
этими азиатами дела иметь не хочу. А то как-то дого­
ворился тут с одним, а он взял и недоплатил. Все они
жадюги!» Налицо два факта: а) когда по поведению
одного-двух представителей делают категорический
вывод о моральных качествах целой этнической груп­
пы — это самый настоящий расизм; б) наверняка бы­
вало, что этому мусорщику недоплачивали и белые
клиенты, но это он воспринимал совершенно по-дру­
гому. Просто его предупредили, что здесь у нас раси­
стов не любят и работы им стараются не давать, вот
он и поспешил заявить, что не расист. Но вербальную
стратегию при этом избрал точно такую, о которой
говорил Ван Дайк.
В основе социального предубеждения лежит и еще
один психологический процесс — поиск козла отпу­
щения. Само понятие « козел отпущения» пришло к
нам из иудаизма. У религиозных евреев существует
обряд отпущения грехов. В праздник Йом Кипур
(День искупления) священник возлагает обе руки на
голову живого козла, тем самым как бы переклады­
вая на него грехи всего народа. После чего козла «от­
пускали» — изгоняли в пустыню, и что с ним проис-

48
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ходило дальше, допытываться не решались, посколь­


ку предполагалось, что там он оказывался жертвой
на пиршестве демонов. Это понятие превратилось в
печальное явление человеческой психологии: когда
дела идут плохо, мы начинаем искать, на кого бы воз­
ложить вину за наши неудачи. И находим, как прави­
ло, совершенно ни в чем не виноватого человека или
группу людей.
И психологам, и социологам хорошо известно, как
нарастают социальные предубеждения во времена
экономических трудностей и кризисов. Безработные,
бедняки — все те, кто с трудом сводит концы с конца­
ми, — особенно падки на проповеди расистов, кото­
рые осознанно обвиняют во всех проблемах ненавист­
ные им социальные группы. Так, рост безработицы
всегда можно свалить на какую-то этническую груп­
пу: «понаехали тут разные, работу у нас отнимают»;
хотя экономические показатели утверждают совер­
шенно обратное: благодаря именно этой группе ко­
личество рабочих мест в сообществе увеличилось.
Просто наличие этнического меньшинства обеспечи­
вает расистов целым «стадом» козлов отпущения и
соответственно возможностью стыдливо отводить
глаза от экономической и социальной реальности.
Поиск козлов отпущения к тому же значительно
упрощается благодаря естественной склонности чело­
века делить мир на «мы» и «они», «своих» и «чужих».
Процесс этот известен как социальная идентифика­
ция; его механизму было посвящено немало исследо­
ваний. Ведь мы живем в мире, где все люди разбиты
на противопоставляемые друг другу группы: взрос­
лые и дети, мужчины и женщины, водители и пешехо-

49
ГЛАВА 3

ды, интеллигенция и рабочие и так далее. Себя мы


непременно отождествляем с одной из групп и склон­
ны гордиться своей принадлежностью к ней. На этом
фоне очень легко и логично рождается убеждение:
«мы» лучше, чем «они».
Впрочем, этого можно и избежать. Раньше исследо­
ватели считали, что эти группы обязательно должны
соперничать, однако последние исследования показа­
ли, что это случается лишь в том случае, если группы
соперничают за какие-либо источники существования,
и в первую очередь в собственном воображении. По­
этому, если расисту удается убедить окружающих в том,
что некая этническая группа отбирает у них работу,
людям кажется, что это и есть то самое воображаемое
соперничество за источники существования, и они на­
чинают враждебно относиться к этой группе. Подоб­
ную стратегию применяют многие политики, напри­
мер, на Балканах и в других «горячих точках», и она, к
сожалению, приносит свои горькие плоды. В главе 19
мы поговорим о том, как понимание процессов соци­
альной идентификации помогает дипломатам разре­
шить социальные конфликты такого рода.
Однако принадлежность к разным социальным
группам не всегда приводит к предубеждениям. Чем
лучше мы понимаем механизмы и процессы, действу­
ющие в обществе, тем меньше склонны выискивать
козлов отпущения. Вот почему социальные предрас­
судки больше распространены среди малообразован­
ных людей. Кроме того, мы одновременно отожде­
ствляем себя не с одной, а с несколькими социальны­
ми группами. Профессиональная принадлежность,
спортивные пристрастия, место жительства — все это

50
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

может оказаться для человека более важным, чем,


скажем, расовая принадлежность или сексуальная
ориентация.
Все эти знания о социальных предубеждениях ши­
роко применяются и в прикладной социальной психо­
логии, и в других областях. В стратегии вмешательства
в проявлениях социальных предубеждений особая роль
отводится созданию общественных связей между раз­
ными этническими группами в пределах конкретного
сообщества, чтобы люди могли понять: их гораздо
большее объединяет, чем разделяет. Большое значение
придается и образцам для подражания, дабы поощрить
молодежь к позитивной социальной идентификации.
Кроме того, оспариваются и разоблачаются скрытые
проповеди расизма, чтобы слушатели могли быстро по­
нять, что к чему. Впрочем, откровенно авторитарная
личность все равно найдет, кого ненавидеть. Такому
человеку лучше обратиться за помощью к психологу,
нам же следует глубже понять механизм возникнове­
ния и действия социальных предубеждений, ибо толь­
ко это понимание сможет гарантировать, что в данной
социальной среде подобное отрицательное отношение
к ближнему не будет поощряться.

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ СИСТЕМЫ
ОБРАЗОВАНИЯ

Объектом пристального внимания прикладной со­


циальной психологии является и еще один аспект
процесса познания — восприятие человеком соци-

51
ГЛАВА 3

ального знания и влияние этого знания на его по­


ступки. Мы приведем здесь только один пример, по­
казывающий, как исследования в этой области по­
могли усовершенствовать государственную систему
образования.
В первую очередь социальные психологи-приклад­
ники занялись исследованием того, как человек вос­
принимает получаемую информацию. На самом деле
процесс этот не так прост, как может показаться, ибо
одну и ту же информацию каждый из нас восприни­
мает и понимает по-разному. Все зависит от нашего
опыта, пристрастий и антипатий, мотивации и мно­
гих других факторов. Люди воспринимают информа­
цию отнюдь не напрямую, а создают собственную
версию, называемую ментальным (внутренним) обра­
зом. Прикладная социально-когнитивная психология
занимается и этими образами, и поведением челове­
ка, а также тем, какие из этих образов наиболее со­
гласуются с позитивным поведением.
Разобравшись во всех этих факторах, исследовате­
ли используют их при разработке образовательных
программ, которые помогали бы им точнее доводить
информацию до учеников и студентов. Разумеется
приходится проводить эксперименты, чтобы прове­
рить, какой метод общения позволит добиться жела­
емого эффекта. И здесь годится любой результат, ибо
он только помогает оценке эффективности того или
иного метода.
Пожалуй, самым ярким примером могут послу­
жить выводы Абрахама и Хэмпсона (Abraham and
Hampson, 1996). Они разными способами старались
убедить людей придерживаться врачебных рекомен-

52
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

даций при приеме лекарств. Рассмотрев ментальные


образы, созданные этими людьми, психологи обна­
ружили, что одним присуща большая вера в самоэф­
фективность, нежели другим. Иными словами — эти
люди считали, что способны действовать результатив­
но и оказывать на себя положительное влияние. Имен­
но они и оказались более склонны придерживаться
врачебных рекомендаций.
Сделав такие выводы, ученые принялись разра­
батывать различные методики подачи информации,
способной повысить в человеке чувство самоэффек­
тивности. Провели множество испытаний этих мето­
дик и самым тщательным образом их оценили. В ре­
зультате появились вполне четкие рекомендации,
как такую информацию подавать и как с максималь­
но положительным эффектом использовать соци­
альное влияние.
Я переняла аналогичную методику, когда занима­
лась психологией организации интерактивных выс­
тавок. Интерактивные выставки — это «практичес­
кая» деятельность ученых, позволяющая людям, с
наукой не связанным, принимать активное участие в
научном процессе. Подобные выставки пользуются
огромным успехом. Так вот, исследование, которое я
предприняла, касалось выявления психологических
механизмов, включающихся в человеке, когда он по­
падает на такую выставку. Кроме того, мне нужно
было определить, насколько результаты воздействия
этих механизмов зависят от уровня и типа организа­
ции выставки.
Вслед за Абрахамом и Хэмпсоном я выяснила, что
важной частью процесса являлась вера в самоэффек-

53
ГЛАВА 3

тивность. Интерактивные выставки поддерживают в


человеке ощущение собственной одаренности и эф­
фективности своих действий, что, в свою очередь, ук­
репляет и повышает внутреннюю готовность и даль­
ше заниматься научными изысканиями. Значение име­
ла также и социальная идентификация: выставки при­
обретают особенную популярность, когда человек,
принимая в них самое непосредственное участие, ощу­
щает там себя «своим». К примеру, на интерактивной
выставке в Лондонском Музее науки, посвященной
технологии звукозаписи, посетителям разрешали са­
мим микшировать музыкальные дорожки, в резуль­
тате от подростков не было отбоя.
Как я уже говорила, в прикладной социальной
психологии имеется много других направлений, и в
дальнейшем мы о них поговорим. Хотя направления
эти нередко частично перекрывают друг друга: при­
мер с врачебными рекомендациями вполне применим
и к главе 8 «Психология здоровья», а к психологии
интерактивных выставок мы еще вернемся в главе 14,
когда будем знакомиться с инженерной и эргономи­
ческой психологией.
А в следующей главе поговорим о том, как можно
на практике применить биопсихологию. Био-, или
физиопсихология (психофизиология), как ее иногда
называют, рассматривает еще один аспект человечес­
кой психологии, а именно: как наше с вами физичес­
кое Я — тело и мозг — влияет на душевные пережи­
вания. Прикладная же биопсихология занимается ис­
ключительно тем, как все эти знания можно приме­
нить на практике и тем самым лучше понять
собственную повседневную жизнь.

54
ПРИКЛАДНАЯ СОЦИАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.psychwatch.eom//socialpsy_page.htm
http://www.gevo.nm.edu/soc260/Bandura%20efficacy.htm
http://www.scapegat.demon.co.uk
Глава 4

ПРИКЛАДНАЯ
БИОПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• как с помощью физических упражнений


снимать стресс;
• как живое воображение помогает
контролировать гнев;
• почему, зная свои биоритмы, вы можете
работать эффективнее.
Как и когнитивная и социальная прикладная пси­
хология, прикладная биопсихология занимается
практическим применением в повседневной жизни
знаний и сведений, полученных от соответствующе­
го направления психологии академической. Сам тер­
мин появился сравнительно недавно и относится ко
всем областям психологии, которые связаны с влия­
нием нашего физического состояния на эмоции и
переживания.
Первоначально эта дисциплина называлась психо­
физиологией и занималась исследованием работы
мозга, гормональной и нервной деятельности. Одна­
ко теперь распространен более широкий термин —
«биопсихология», который включил в себя обширные
аспекты биологического влияния, например первич­
ный толчок к эволюции человека, или наши биологи­
ческие влечения, склонности и побуждения.
Биопсихология — весьма обширная дисциплина,
на ее данные мы будем постоянно опираться и в дру­
гих областях прикладной психологии. Но в этой гла­
ве познакомимся только с тремя: суточные ритмы и
их применение в сменной работе и дальних поездках;
что делают нейропсихологи-клиницисты при череп­
но-мозговых травмах (ЧМТ); как понимание физио­
логических процессов способно помочь нам справ­
ляться со страхами, стрессами и гневом.

СУТОЧНЫЕ РИТМЫ

Суточные ритмы—это регулярные изменения фун­


кций организма в течение дня и ночи. Всем известно,

57
ГЛАВА 4

что засыпать легче ночью, а не днем. Ночью, особен­


но в короткие предутренние часы, функционирование
организма замедляется, и нас сильнее тянет на отдых
и сон. Но в течение 24 часов в организме происходят
и более тонкие изменения.
Эти изменения можно отследить, поскольку они
более или менее совпадают с изменениями темпера­
туры тела. Можно измерить температуру несколько
раз в течение дня и посмотреть, как она меняется и с
каким вашим состоянием—первого пробуждения или
алертности («боевой готовности») — совпадает. Кар­
тина для тех, кто ведет размеренный образ жизни:
встает в 7-8 утра, ложится в 11 вечера, одна, а для тех,
кто вынужден работать посменно, график несколько
иной, и об этом я скажу пару слов.
У большинства температура тела бывает самой
низкой между 2 часами ночи и 4 часами утра; посте­
пенно поднимаясь, она достигает пика между 11 утра
и полуднем, а потом, около 2 часов дня, слегка пада­
ет. В жарких странах, где в обычае сиеста, и у тех,
кто привык дремать после обеда, это снижение тем­
пературы может быть довольно продолжительным
и длиться до 4-5 часов вечера. Но, как правило, оно
кратковременно. В любом случае наша температура
начинает снова подниматься и достигает пика око­
ло 7-8 вечера, хотя этот пик уже не так высок, как
полуденный. Затем она опять постепенно снижается
вплоть до отхода ко сну.
Температура тела, как я уже говорила, совпадает
с нашим состоянием: на ее пике мы наиболее алерт-
ны, то есть готовы к действию, наша память, наше
внимание работают лучше всего. Но есть и одна тон-

58
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

кость. Как я упоминала, у жителей жарких стран, где


принята сиеста, послеобеденное снижение темпера­
туры гораздо продолжительнее, чем у тех, кто живет
в умеренном климате.
И здесь картина такова: если мы ведем именно
такой образ жизни, организм настраивается на от­
дых дважды в сутки, и к этому постепенно выраба­
тывается привычка. Взрослым студентам, обреме­
ненным детьми и семейными обязанностями, неред­
ко легче бывает работать поздними вечерами. Точ­
нее сказать, не столько легче, сколько удобнее —
алертность, возможно, и не так велика, как днем, но
зато их ничто не отвлекает и удается лучше сосредо­
точиться.
Существуют также и внешние факторы, регули­
рующие суточные ритмы. Факторы эти называют не­
мецким словом zeitgeber, что означает «даритель вре­
мени». На наш организм они действуют как сигна­
лы точного времени. Самым мощным таким сигна­
лом служит дневной свет. Именно волны дневного
света вызывают в нас самую энергичную реакцию,
делая более алертными. У тех, кто работает посмен­
но и вынужден спать днем, сон этот гораздо слабее
нормального ночного. Днем никогда не спишь так
крепко, как ночью, и высыпаешься хуже. Тело слов­
но настороже — готово в любую минуту сбросить с
себя оцепенение отдыха и что-то делать, куда-то бе­
жать. И многим, возвращающимся с ночной смены,
приходится задергивать плотные занавеси, чтобы
«отсечь» дневной свет, сымитировать ночь и хотя бы
так постараться обмануть организм, иначе можно и
не заснуть.

59
ГЛАВА 4

Сменная работа и нарушение


суточного ритма

Именно те, кто работает посменно, легче привы­


кают к разным суточным режимам бодрствования и
отдыха. Ученые заметили: наилучшая организация
сменной работы та, при которой работники регуляр­
но меняются графиками смен, дабы организм не очень
привыкал к одному и тому же режиму. Тогда на про­
изводстве реже происходят несчастные случаи и мень­
ше бывает травм, поскольку работникам хотя бы
иногда удается отоспаться. Из своего личного опыта
расскажу: довелось мне как-то несколько лет прора­
ботать в детском учреждении, где работа была смен­
ной, причем смены менялись. Приспособилась-то я к
этому режиму легко, но когда, в конце концов, верну­
лась к обычному графику работы с 9 до 17, у меня
возникло нарушение суточного ритма, продолжавше­
еся несколько недель!
К одним сменам привыкнуть легче, чем к другим.
Чейслер, Муред и Коулмен (Czeisler, Moore-Ede and
Coleman, 1982) выяснили, что человек легче приспо­
сабливается и меньше устает, если смены сдвигаются
«по часовой стрелке», то есть от более ранних к более
поздним. Переход от утренних смен к вечерним про­
ходит с гораздо меньшими проблемами, чем обрат­
ный. Это очень важно, поскольку, как выяснили уче­
ные, именно такой сменный график позволяет сокра­
тить число несчастных случаев на производстве. Люди
просто не совершают столько ошибок, если им удает­
ся в течение всей смены сохранять необходимую алер-
тность.

60
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

Ведь довольно много ошибок происходит именно


оттого, что люди не понимают и не принимают зна­
чения суточных ритмов. Хорн (Ноте, 1992) проана­
лизировал структуру дорожно-транспортных проис­
шествий (ДТП) и выяснил, что большинство из них
случаются в течение трех периодов повышенного рис­
ка, которые в точности соответствуют периодам по­
ниженной активности человека в суточных ритмах.
На рис. 4.1 это изображено в виде графика. Более того,
просто ужасающее число ДТП случаются из-за того,
что водители засыпают за рулем. Человек может зас­
нуть буквально на несколько секунд, но этого доста­
точно, чтобы съехать в кювет или выскочить на
встречную полосу либо на тротуар.

Рис. 4.1. График ДТП в зависимости от суточного ритма

61
ГЛАВА 4

Хорн выяснил, что ДТП между 12 и 2 часами ночи


случаются, как правило, с теми, кто утром встал поз­
же обычного и вынужден сидеть за рулем в то время,
в которое привык уже быть в постели. ДТП в более
раннее время случаются с теми, кто предыдущей но­
чью не спал вовсе или не выспался. А те, чей сон ока­
зался нарушен из-за изменения графика сменной ра­
боты или дальней поездки, чаще попадают в дорож­
ные неприятности в послеполуденное время.
Еще одним примером последствий сдвига времени
может служить, конечно же, нарушение суточного
ритма из-за дальних поездок. И причины, безуслов­
но, те же: организм привыкает к определенному 24-
часовому ритму и реагирует, когда мы его нарушаем,
переезжая из одного часового пояса в другой. В ре­
зультате нас клонит в сон, когда вокруг все полны
энергии, а заполночь вскакиваем — сна ни в одном
глазу. Но у людей с нарушением суточного ритма все
же есть огромное преимущество перед теми, кто ра­
ботает посменно: на их стороне находятся zeitgebers
(«дарители времени»). Если в новой стране мы будем
аккуратно следовать местному суточному графику и
как можно больше пребывать на дневном свету, то
адаптируемся гораздо быстрее.

КЛИНИЧЕСКАЯ НЕЙРОПСИХОЛОГИЯ

Еще одной областью биопсихологии, представля­


ющей вполне самостоятельный раздел психологии,
является клиническая нейропсихология. Нейропсихо-
логи занимаются нашей мозговой и нервной деятель-

62
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

ностыо: изучают, какая часть мозга за что отвечает и


как они связаны друг с другом. Нейропсихологи-кли-
ницисты применяют эти знания на практике, помо­
гая разного рода неврологическим больным или по­
страдавшим от черепно-мозговых травм (ЧМТ).
Немалая часть наших знаний о нервной деятель­
ности человека была получена в результате тех или
иных травм. Например, при инсульте или характер­
ной ЧМТ всегда можно точно определить, какой уча­
сток мозга пострадал. А из этого делаются выводы о
том, как работает мозг.

Инсульт и повреждение мозга


Инсульт (удар), к примеру, представляет собой раз­
рыв в определенном участке мозга нескольких крове­
носных сосудов (или одного крупного), из-за чего кро­
воснабжение этого участка нарушается. Клетки, не
получая достаточного питания, погибают. Такие раз­
рывы могут случаться в самых разных участках мозга
и приводить к самым разнообразным последствиям.
Например, одна больная, перенеся инсульт, обнаружи­
ла, что не может нормально наблюдать движение: вме­
сто плавного перемещения ее глаза фиксировали дис­
кретный процесс — совершенно неподвижный пред­
мет, который скачками оказывался в другом месте.
Она видела словно серию застывших фотографий,
отражавших изменения положения предмета в про­
странстве. Проблема была огромной, поскольку жен­
щина не могла выполнять самые обычные действия —
налить чашку чаю или перейти дорогу: ей было не оп-

63
ГЛАВА 4

ределить, сколько в чашке налито, или далеко ли от


нее движущаяся машина. Во всем же остальном зре­
ние ее было вполне нормальным.
У других после инсульта могут возникать совер­
шенно иные проблемы. Так, некоторые больные дви­
жение фиксируют нормально, зато затрудняются с
распознаванием формы предмета, а другие не разли­
чают цвета. Некоторые перестают узнавать знакомые
лица, другие же не могут узнать только что виденные.
О чем все эти травмы говорят исследователям? О том,
что механизмы мозговой деятельности очень слож­
ны, что они подразделяются на несколько групп, со­
вершенно различных по характеру, и даже в рамках
единого процесса, вроде зрения, могут действовать
совершенно по-разному.
Конечно, бывают инсульты и более обширные с
куда более серьезными последствиями—полным или
частичным параличом. Но нейропсихологи-клиници-
сты, работая в тесном контакте с физиотерапевтами,
доказали, что и после такого удара человек может
восстановить значительную часть функций. Самое
главное—иметь к этому мотивацию, поскольку имен­
но она заставляет человека с неослабным упорством
выполнять все предписания врача и делать все воз­
можное (а иногда и невозможное), только бы выздо­
роветь. В результате многие больные после частич­
ного паралича снова обретают способность нормаль­
но двигаться и ухаживать за собой.
Принято считать, будто после инсульта или травмы
нервные клетки не восстанавливаются, однако теперь
мы знаем, что это не так; если мозгу дать достаточно
сильный стимул к выздоровлению, даже если постра-

64
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

давшие клетки все-таки не смогут возродиться, их фун­


кции примут на себя соседние, и человек сможет если
не восстановить утраченные способности, то хотя бы
заново выучиться основным действиям.
Такой тип восстановления, в частности, применяет­
ся при частичной утрате контроля за двигательным
аппаратом. О возможностях излечения после иных
форм повреждения мозга нам известно меньше, может
быть, потому, что при менее серьезных проблемах уси­
лия, предпринимаемые человеком для выздоровления,
и их результаты не столь явны. На двигательном же
аппарате мы сразу видим даже незначительный резуль­
тат внутреннего стимула и усилий. Существует «обрат­
ная связь». Если у больного, к примеру, парализована
рука, а в результате общих согласованных усилий —
своих и врачей — он начинает хотя бы подергивать
одним пальцем, то это сразу замечают все; и все пони­
мают, что старания не пропали даром, и больной по­
лучает мощнейший стимул продолжать работу.
Не очень понятно, как аналогичный метод реаби­
литации применить, например, к утраченной способ­
ности осознавать собственное движение. Поскольку
такого рода функцию мы считаем чем-то само собой
разумеющимся, то и не представляем, с помощью ка­
ких «умственных упражнений» можно добиться «об­
ратной связи».
Лечебные методики нейропсихологов-клиницистов
обычно направлены на выявление того, что может и
чего не может сам больной, что могут и чего не могут
врачи, дабы больной все это себе ясно представлял, а
также на выработку стратегии, которая помогла бы
больному в дальнейшем вести максимально полноцен-

65
3 - 6292
'
ГЛАВА 4

ную жизнь. С другой стороны, мы все лучше разбира­


емся в нервной деятельности, а между тем, еще пять­
десят лет назад каждый признал бы, что от нервного
паралича оправиться невозможно. На самом деле воз­
можно все.

Закрытые ЧМТ

Закрытыми считаются такие ЧМТ, которые слу­


чаются в результате удара. Закрытыми их называют
потому, что они происходят внутри черепа, без нару­
шения целостности его костей. Травмы эти получают
по большей части люди после тридцати, попадая в
аварию, но иногда и в драке или в результате паде­
ния. И немалую роль в них играет алкоголь. Очень
многие попавшие с такой травмой в больницу, были
на момент травмы пьяны.
Для закрытых ЧМТ характерны, к сожалению,
довольно длительные последствия. Очень часто един­
ственным внешним признаком травмы служит неболь­
шая припухлость с синяком (гематома). Но со време­
нем смятые и искореженные нервные клетки внутри
мозга приводят к повреждению проводящих путей
нервной системы, а это, в свою очередь, влечет за со­
бой последствия, проявляющиеся лишь через несколь­
ко месяцев, а то и лет.
При определении серьезности ЧМТ самое глав­
ное — выяснить, терял ли человек сознание, и если
да, то надолго ли. Даже кратковременная, всего на
несколько секунд, потеря сознания свидетельствует
о травме, способной привести к продолжительным

66
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

последствиям. А уж обморок, длившийся целую ми­


нуту, говорит о крайней серьезности положения.
Временная утрата зрения также признак сильнейше­
го сотрясения мозга.
ЧМТ подобного рода нередко сопровождаются
кратковременной амнезией (потерей памяти), и чем
травма серьезнее, тем амнезия глубже. Как правило,
люди не помнят событий, предшествующих травме,
что называется ретроградной амнезией. Впрочем,
проявляется она не сразу.
Ярнелл и Линч (Yarnell and Lynch, 1973), обследуя
травмированных игроков в американский футбол,
обнаружили, что сразу же после сотрясения больные
еще помнят предшествующие события, но буквально
через несколько минут воспоминания стираются и
больше уже не возвращаются.
Часто возникает и так называемая посттравма­
тическая амнезия, когда человеку трудно удержи­
вать в памяти свежую или даже текущую информа­
цию. Явление это, правда, временное и у большин­
ства проходит через несколько недель. Впрочем, при
тяжелых травмах могут наблюдаться и менее выра­
женные и потому более коварные формы наруше­
ния памяти.
Ричардсон (Richardson, 1990) выяснил, что нару­
шения нередко затрагивают мыслительный процесс
и уже через него воздействуют на отдельные способ­
ности к запоминанию. Возникают также проблемы с
вниманием и некоторыми интеллектуальными навы­
ками, а вот с речью — не всегда.
Как, кроме того, выяснил Ричардсон, даже единич­
ная закрытая ЧМТ способна привести к продолжи-

67
3"
ГЛАВА 4

тельным последствиям, а уж когда человек получает


многократные травмы подобного рода, как это про­
исходит, например, со многими спортсменами, то
последствия бывают куда серьезнее.
Существует такое расстройство мозговой дея­
тельности, как «боксерское слабоумие», которому,
оказывается, подвержено немало боксеров. Прояв­
ляется оно в конце спортивной карьеры боксера в
виде тремора (дрожания) мышц и затрудненной
речи. Именно эти симптомы характерны в после­
днее время для великого боксера и борца за права
человека Мохаммеда Али. Сказались бесконечные
удары в голову и, конечно, поврежденные и ущерб­
ные нервные клетки.
Так что закрытые ЧМТ — весьма серьезная про­
блема с далеко идущими последствиями. Порой по­
следствия эти видны не сразу и проявляются, только
когда человеку нужно выполнить какую-то непривыч­
но сложную задачу. Но иногда они бывают и более
ярко выражены.
Нейропсихологам-клиницистам нередко приходит­
ся довольно близко сталкиваться с теми, кто страдает
от закрытых ЧМТ, диагностировать местоположение
травмированного участка мозга, уточнять послед­
ствия и находить средства борьбы с ними. И сколь­
ких таких травм можно было бы избежать! Я говорю
о травмах, которые были получены, увы, лишь из-за
глупости или безрассудства. Ниже даны рекоменда­
ции, как избежать или хотя бы снизить риск ЧМТ. И
к рекомендациям этим стоит прислушаться, уверяю
вас, ибо последствия вашего легкомыслия останутся
с вами на всю жизнь!

68
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

Как снизить риск ЧМТ

• Не злоупотребляйте спиртным и избегайте сильно­


го опьянения, которое может подвигнуть вас на ред­
костную глупость.
• В машине всегда пристегивайтесь, особенно сидя
впереди: ремень безопасности удержит вас от уда­
ра головой о ветровое стекло.
• Садясь на мотоцикл и даже на велосипед, занима­
ясь любым спортом на колесах, например скейтбор­
дом, надевайте шлем.
• И вообще надевайте шлем, занимаясь любым видом
спорта, где есть вероятность удариться головой.

ВОЗБУЖДЕНИЕ, СТРАХ И ГНЕВ

Прикладная биопсихология применима и тогда,


когда нужно понять и преодолеть крайние эмоции.
Мы нередко считаем, что эмоциональные пережива­
ния связаны с умственной деятельностью, то есть бе­
рут начало в том, как мы оцениваем ту или иную си­
туацию и что из случившегося позднее оказывается
значимым. Отчасти это и верно. Но лишь отчасти.
Наши физиологические реакции разительно отлича­
ются от эмоциональных, и, поняв их механизм, мы
можем научиться с ними справляться.
Пожалуй, начать лучше со страха. Страх — это
нежелательная эмоция, которую мы испытываем, ког­
да сталкиваемся с чем-то неприятным, вроде экзаме­
на на получение водительских прав или визита к дан­
тисту. Страх вызывает не само событие — на него у
нас более непосредственная реакция — нет, страх вы-

69
ГЛАВА 4

зывают размышления о предстоящем событии и ожи­


дание, что оно будет крайне неприятным.

Реакция «дерись или удирай»

Ожидание — явление психологическое, оно у нас в


душе. Но реакцию вызывает вполне физиологическую.
Она сродни тем древним телесным реакциям, что мы
унаследовали от нашего доисторического предка, кото­
рому приходилось обороняться от опасных хищников.
Если мы ощущаем угрозу, тело начинает вырабатывать
вещества, задача которых—обеспечить его максималь­
ной энергией, воздействие которой и называется реак­
цией «дерись или удирай». Название говорит само за
себя: в зависимости от качества угрозы, нам следует либо
давать деру, либо задавать жару. В любом случае энер­
гии требуется больше обычного, и она ищет выхода.
Реакция эта есть у всех млекопитающих. Как я уже
говорила, она очень древняя и управляется отдельным
участком нервной системы, который называется авто­
номной нервной системой, сокращенно АНС. Ее не­
рвные окончания подходят к сердцу, легким, надпочеч­
никам, коже, желудку и другим органам. Существуют
две схемы срабатывания АНС. По одной в действие при­
водится все, накопленная энергия высвобождается, че­
ловек «подбирается» и готов действовать. В этом слу­
чае сердце начинает биться быстрее, накачивая кровь в
мышцы, легкие интенсивнее расширяются и опадают,
наполняясь кислородом, глюкоза из «закромов» орга­
низма направляется в кровь, а кровеносные сосуды рас­
ширяются, пропуская больше крови. Происходят и дру-

70
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

гие изменения: мы сильнее потеем, надпочечники выб­


расывают в кровь больше адреналина, который и под­
держивает это состояние. Ниже перечислены некоторые
из этих изменений. В совокупности мы их воспринима­
ем как общее возбуждение.

Некоторые изменения, вызываемые реакцией


«дерись или удирай»

Дыхание углубляется, наполняя легкие кислородом.


Селезенка вырабатывает больше красных кровяных
телец, которые доставляют дополнительный кисло­
род к мышцам.
Высвобождается накопленная глюкоза, неся с со­
бой энергию.
В кровь поступает больше тромбоцитов, помогаю­
щих ей свертываться.
Мозг вырабатывает эндорфины — нейротрансмит-
теры, блокирующие скоротечные болезненные ощу­
щения.
Расширяются зрачки, порог восприятия понижает­
ся, увеличивая чувствительность к внешним раздра­
жителям.
Пищеварение замедляется, а сахарный метаболизм,
наоборот, ускоряется для мгновенных «вбрасыва­
ний» в организм энергии.
Увеличивается потоотделение, позволяя организму
«отводить» тепло, выделяемое активно работающи­
ми мышцами.
Замедляется работа иммунной системы
Кровь отливает от кожи к мышцам и жизненно важ­
ным органам.
Гипофиз и надпочечники выбрасывают в кровь свои
гормоны (норадреналин и адреналин соответствен­
но), которые поддерживают уровень возбуждения.

71
ГЛАВА 4

Таков физический облик страха. Когда мы сильно


волнуемся, переживаем, боимся, воображение без кон­
ца прокручивает перед нашим мысленным взором
разные картины, причем норовит задержаться на са­
мых тревожных или неприятных. Поэтому мозг то и
дело получает сигналы опасности, на которые реаги­
рует возбуждением. На этом его свойстве как раз ос­
нованы детекторы лжи: они фиксируют малейшие пе­
ремены в потоотделении, сердечном ритме и т. д., про­
исходящие, когда человек лжет. Ведь, произнося ложь,
мы всегда волнуемся чуть больше, чем когда говорим
правду. Сами-то мы при этом полагаем себя совершен­
но спокойными, поскольку такие слабые изменения в
собственном организме уловить не можем, а вот более
чувствительный прибор фиксирует их.
Так что реакцию вызывает даже самая мимолет­
ная мысль, а когда мы чего-то боимся, эти тревожные
мысли тучами клубятся в голове. Если такое состоя­
ние продолжается довольно долго, мы называем это
стрессом, который способен причинить массу вреда.
Но даже непродолжительное, оно весьма неприятно.
Об этом и о том, как психологи-консультанты помо­
гают справиться с этим, мы поведем речь в главе 7.

Как снизить возбуждение

Существует, однако, немало способов снизить уро­


вень возбуждения, и биопсихологи-прикладники мно­
гое сделали, стремясь обучить людей этому. Один из
таких способов, например, состоит в том, чтобы
справляться с возбуждением на чисто физическом

72
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

уровне. Как я недавно упоминала, АНС работает по


двум схемам, и одна из них основана на активации
возбуждения. Отвечающий за активацию участок на­
зывается симпатической нервной системой. Название
несколько странное, поскольку к симпатии никакого
отношения не имеет, скорее уж к гневу и агрессии! Так
или иначе, но другая схема действия АНС включается,
когда мы успокаиваемся, не помышляя больше ни о
каких опасностях, реальных или мнимых. Этот учас­
ток АНС известен под названием парасимпатической
нервной системы, задача которой диаметрально про­
тивоположная — усмирять разбушевавшийся орга­
низм, накапливать энергию на будущее и так далее.
Вы, вероятно, замечали, что, после занятий спор­
том — интенсивного плавания или нагрузок в трена­
жерном зале—да и после любой сильной физической
нагрузки вы ощущаете покой и расслабленность. Это
как раз потому, что включилась парасимпатическая не­
рвная система. Симпатическая действовала, пока вы
напрягались, и вырабатывала адреналин, а после тру­
дов праведных организм переключился на другой ре­
жим. Это ощущается особенно ярко, если после нагруз­
ки поесть: становится действительно хорошо, посколь­
ку организм успокаивается совершенно.
Именно этот механизм используют биопсихологи-
прикладники, обучая людей контролировать свой страх.
«Испуганный» организм вырабатывает массу энергии,
поскольку срабатывает инстинктивная реакция «дерись
или удирай». Но в современном мире она уже не нужна.
По крайней мере, в своем природном виде. Она застав­
ляет нас нервничать и суетиться, тем самым только еще
более усиливая страх. Несколько энергичных упражне-

73
ГЛАВА 4

ний позволят нейтрализовать прилив энергии и, что го­


раздо важнее, включить после этого другой, успокаива­
ющий участок АНС. Динамично пробежишься пару раз
вокруг квартала- и страха как не бывало.
Лично я применяю этот метод всякий раз, собира­
ясь к стоматологу. Конечно, сейчас стоматологичес­
кое оборудование куда совершеннее и врачи лечат зубы
без боли, но в молодости мне довелось пережить не одно
неприятное мгновение в зубоврачебном кресле, поэто­
му я до сих пор боюсь. Но стоматологическое крес­
ло — не самое лучшее место, чтобы дергаться, и при­
ходится контролировать свои эмоции. Так что, полу­
чив направление или запланировав поход к врачу, я
сама себе «прописываю» сначала зайти в тренажерный
зал и хорошенько потягать железо. А когда мой страх
и выделившаяся с ним энергия «уйдут» в это железо,
организм может «с чистой совестью» расслабиться в
кресле, а я — лучше контролировать остатки страха.
Есть и другие способы управиться со страхом.
Сильными возбуждающими средствами являются не­
которые лекарства, и кофеин, кстати, среди них дале­
ко не последнее. А вот углеводы, напротив, укрепля­
ют парасимпатическую нервную систему. Потому-то
биопсихологи-прикладники и рекомендуют проявлять
осмотрительность в питании: не злоупотреблять кофе
(лучше пить чай — в нем меньше кофеина) и есть ту
пищу, которая обеспечивает постепенную подпитку
энергией — макароны, картошку, а не сласти, даю­
щие вашему организму моментальную вспышку воз­
буждения. Прекрасно идет молоко, поскольку в нем
содержатся натуральные морфиноподобные веще­
ства, помогающие организму успокоиться. Оказав-

74
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

шись в стрессовой ситуации, попытайтесь не глушить


кофе целый день, чашку за чашкой, а пить молоко.
Сами удивитесь разнице ощущений.

Как преодолеть гнев

Если мы понимаем физиологическую основу эмо­


циональной реакции, то знаем, как ее контролиро­
вать на физическом уровне. Однако физический уро­
вень — это еще не все. Биопсихологи-прикладники,
работающие в этой области, учат применять также
психотехнику. В методике работы с гневом и стра­
хом используется сочетание физической и психоло­
гической гимнастики. Физические упражнения осно­
ваны на том же принципе, что и при работе со стра­
хами. В психотехнике же используются упражнения,
часть которых нацелена на то, чтобы просто снять
возбуждение, а часть — на то, чтобы сократить его
продолжительность.
Как вы уже поняли, даже одна-единственная мысль
вызывает физическую реакцию. Причем цепную: воз­
буждение, в свою очередь, вызывает негативные мыс­
ли. Так что по неосторожности мы рискуем угодить в
порочный круг—гневные мысли заставляют нас сер­
диться еще сильнее, порождая все больше новых гнев­
ных мыслей. Вырваться из этого круга легче всего ус­
покоившись физически, но неплохо бы при этом на­
учиться еще и контролировать количество своих гнев­
ных мыслей и уровень их гневности.
Один из способов этому выучиться — отвлекать­
ся: намеренно начать размышлять о чем-нибудь дру-

75
ГЛАВА 4

гом, вместо того чтобы зацикливаться на предмете


нашего гнева. Психологи-прикладники, обучающие
людей справляться с гневом, рекомендуют поступать
именно так: переключаться на мысли позитивные,
приятные и, главное, не имеющие ничего общего с
вызвавшей гнев ситуацией.
Очень хорошо поступают те, кто носит с собой
книги. Интересное чтение пробуждает воображение,
уносящее человека в иные миры, нередко куда более
приятные, чем окружающий. Конечно, все пробле­
мы таким образом решить не удастся, а вот с крат­
ковременными справиться и вырваться из порочно­
го психофизического цикла — можно. Этот метод
предоставляет человеку возможность краткого ду­
шевного отдыха и позволяет увидеть ситуацию в
ином свете.
Отвлечение, впрочем, только часть процесса. Пси­
хологи обучают людей также тому, чтобы и более
позитивно выражать свой гнев или недовольство. В
первую очередь это было связано с тем, что многим
психологам слишком часто приходится сталкиваться
с физическим наказанием детей. Между тем единствен­
ный урок, который дети из него извлекают: какая бы
неудача ни произошла, взрослые всегда прибегают к
насилию. И урок этот очень опасен для юной, нео­
крепшей психики. Есть множество иных способов
наказать провинившегося ребенка, куда более эффек­
тивных, и о них мы поговорим в следующей главе.
Взрослым же следует научиться по-другому, не при­
бегая к насилию, выражать свой гнев и недовольство.
Сделать это можно, направив значительную часть
энергии, порожденной эмоциональным возбуждени-

76
ПРИКЛАДНАЯ БИОПСИХОЛОГИЯ

ем, на какую-то иную деятельность: прогуляться, что­


бы слегка «остыть», или заняться физическим трудом.
Собственно, методика та же, что и при работе со стра­
хами, и действует она так же — когда энергия высво­
бождается, включается парасимпатическая нервная
система и мы успокаиваемся.
Однако иногда проблема усугубляется и эмоции
нагнетаются оттого, что мы не умеем высказывать
свои чувства правильно, так, чтобы ситуация разря­
дилась. Именно здесь прикладная биопсихология и
переходит в психоанализ; существует множество ме­
тодик, с помощью которых психоаналитики помога­
ют людям научиться жить по-новому. Подробнее мы
рассмотрим их в главе 7.
Итак, мы немного познакомились с работой био­
психологов-прикладников, которые помогают нам
понять кое-какие человеческие переживания. На са­
мом деле их, конечно, гораздо больше, но даже то, в
чем мы успели разобраться — влияние биоритмов,
черепно-мозговые травмы и эмоциональное возбуж­
дение, —свидетельствует, насколько полезной может
быть данная область прикладной психологии. В сле­
дующей главе мы рассмотрим ту сферу прикладной
психологии, которая касается воспитания детей.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.bps. org.uk/careers/careers3.cfm#neuro
http://www.stroke.survivors.com/
http://www.apa.org/pubinfo/anger.html
Глава 5 1
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
РАЗВИТИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• как с течением времени менялось отношение к


поведению детей;
• об эффективных и безопасных методах их
наказания;
• о том, как важно проявлять дружелюбие.
Прикладная психология развития, как понятно из
названия, занимается развитием, воспитанием. Пси­
хологи занимаются этим уже более ста лет. Уже в са­
мом начале существования психологии как науки уче­
ные проявляли особый интерес к тому, как развива­
ется ребенок и какого рода воспитание требуется, что­
бы он вырос физически и духовно здоровым и
интеллектуально развитым. В последние годы общая
психология развития расширила сферу своих интере­
сов, включив в нее особенности развития не только
детей, но и взрослых на протяжении всей жизни. Но
прикладная психология развития по-прежнему наце­
лена на детей и подростков.

ВЗГЛЯДЫ НА РАЗВИТИЕ ДЕТЕЙ

За последние 100 лет представления о процессе


психологического развития детей кардинально изме­
нились. В начале XX века существовала стойкая тен­
денция, утверждавшая, что развитие это связано в
основном с наследственностью и воспитание особо­
го влияния на ребенка не оказывает. Иными слова­
ми, «какой в колыбельку—такой и в могилку». Тен­
денция эта возникла отчасти в результате стирания
традиционных социальных границ, когда представ­
ления о том, что место человека в обществе прочно
закреплено за ним в силу его социального происхож­
дения, сменились уверенностью, что это свое место
необходимо завоевать собственным упорным трудом
и личными достоинствами. Генетическая основа раз­
вития рационально обосновывала, например, поче-

79
ГЛАВА 5

му одним семействам удается сохранять свое благо­


состояние, преуспеяние и влиятельность, а другим ■—.
нет. Такое объяснение считалось тогда вполне мас­
штабным и стало доминирующим в учении о прин­
ципах развития.
Немало было психологов, твердо убежденных
именно в генетической основе развития. В американ­
ском Гезелевском институте изучения развития детей,
например, даже выпустили руководство по поведению
детей, в котором говорилось: «Прежде всего, признай­
те, что ребенок уже личность, и личность эта уже та­
кова, какова есть, и оставьте намерения ее создать (раз­
ве что через наследственность) или изменить».
Поэтому тогдашние психологи развития в основ­
ном давали родителям рекомендации, как развивать
в ребенке «природные» склонности. Это было пол­
ной противоположностью викторианской системе
строжайшего воспитания, еще несколькими годами
ранее столь широко распространенной в западном
обществе. Новая же система утверждала, что дети —
необработанные и потому ничего не стоящие дра­
гоценные камни, которые необходимо огранить,
дабы они приобрели ценность. Впрочем, она вовсе
не подразумевала абсолютной вседозволенности для
родителей и воспитателей, в отличие от современ­
ной, и, пожалуй, была умеренно строгой. Во всяком
случае, более позитивной и менее карательной, чем
предшествующая.
Сейчас мы, разумеется, понимаем, что подобные
экстремальные воззрения были ошибочны, однако в
течение первых 30 лет минувшего века идея пользо­
валась большим успехом. Детские психологи того

80
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

времени по большей части пристально наблюдали за


развитием младенцев и детей постарше. Отмечали ход
и стадии физического и умственного развития, виды
игр. Многие из тогдашних суждений повлияли на
нынешние представления о развитии детей, хотя о
наследственности как об основе основ и единствен­
ном значимом факторе больше не говорят.
Социальные перемены, произошедшие после Пер­
вой мировой войны, принесли с собой перемены и в
прикладной психологии развития. Отчасти это было
связано с деятельностью психологов-бихевиористов*,
постепенно приобретавших все большее влияние. Би-
хевиористы придерживались диаметрально противо­
положных взглядов на развитие и полагали, что ново­
рожденный —это чистая страница, на которой можно
написать что угодно, или мягкая глина, которой мож­
но придать любую форму—все зависит от приобрета­
емого юным человеком опыта и намерений воспитате­
ля. По их мнению, методом проб и ошибок, не без оп­
ределенных, разумеется, ограничений, но, конечно же,
без физического воздействия ребенок познает окружа­
ющий мир и учится вести себя и жить в нем.
Бихевиористы, совершенно отвергая влияние на­
следственности, впали в другую крайность. Дж. Б. Уот-
сон (J. В. Watson, 1878-1958), признанный «отец» би-

* Бихевиоризм (от англ. behaviour — поведение) — ведущее


направление американской психологии первой половины XX в.
Считал предметом психологии не сознание, а поведение, пони­
маемое как совокупность двигательных и сводимых к ним сло­
весных и эмоциональных ответов (реакций) на воздействия (сти­
мулы) внешней среды.

81
ГЛАВА 5

хевиоризма, в 1924 году сказал: «Дайте мне дюжину


здоровых младенцев... и предоставьте оговоренные
мною условия, и я гарантирую, что, взяв наугад лю­
бого, воспитаю из него кого угодно — врача, юрис­
та. .. да хоть нищего или вора, независимо от талан­
тов, призвания, наклонностей, профессии и даже расы
его предков».
С точки зрения генетики это было абсолютно не­
возможно. Однако данная теория пользовалась боль­
шой популярностью, ибо замечательно совпадала с
идеями построения нового, более справедливого мира,
которые в то время носились в воздухе и в Британии,
и в Америке. Проблема, однако, заключалась в том,
что бихевиористы считали обучение чисто механичес­
ким процессом, состоящим из реакций на внешние
раздражители, и неважно было, каким образом ребе­
нок приобретал опыт. Для них это были всего лишь
раздражители того или иного рода, а механизм обу­
чения оставался лишь механизмом.
Исходя из этих взглядов в прикладной психологии
развития основное внимание уделяли различным фор­
мам обучения ребенка. Правда, у психологов механи­
стичность была не в такой чести, как у бихевиорис-
тов, возможно, оттого, что они-то имели дело с ре­
альными детьми. Они работали и с другими форма­
ми обучения — с подражанием и распознаванием —
и предпочитали исследовать, как и чему дети учатся
от родителей и какие методы более эффективны: на­
казания, или же поощрения, или авторитарность. Тог­
да было проведено немало исследований форм вос­
питания, многие из которых еще и сегодня вполне
уместны и полезны.

82
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

В 60-70-х годах известность приобрел другой под­


ход. В нем развитие рассматривалось как сочетание
факторов наследственности и обучения. Наиболее
точное выражение эти взгляды нашли в работах Жана
Пиаже*, разработавшего подробную теорию, в кото­
рой психологическое развитие ребенка рассматрива­
лось как совокупность этапов, следующих друг за дру­
гом в установленной последовательности. Этапы эти
обретают четкую форму и разворачиваются в процес­
се обучения. Последовательность их и то, как ребе­
нок справляется с обучением, имеют генетическую
основу, а вот то, что он воспринимает фактически, и
то, как осваивает полученные знания, дабы обрести
смысл повседневности и свое место в этом мире, яв­
ляется уже результатом опыта.
В тогдашней прикладной психологии развития очень
большое внимание уделялось понятию этапов развития
и концепции «готовности». Во главу угла ставился воп­
рос: достиг ли ребенок той стадии, когда он готов вос­
принимать определенную форму обучения. Родителям
либо рекомендовали заниматься с ребенком, то есть да­
вать ему тот опыт, который помог бы ему этой стадии
достичь, либо давали общую «схему», позволявшую
наблюдать поведение ребенка в определенной среде и
опытным путем определять способы разрешения конк­
ретных проблем, возникавших в результате.
Такое сочетание «натуры» с «воспитанием» было
тогда очень модным, однако и у него имелись свои

* Пиаже Жан (Piaget, 1896-1980) — швейцарский психолог,


создатель операционной концепции интеллекта и генетической
эпистемологии.

S3
ГЛАВА S

слабые стороны. Хотя Пиаже удалось наглядно пока­


зать совокупное воздействие двух факторов, все же в
его теории основной упор делался на личность, инди­
видуальность ребенка, а социальный контекст остав­
лялся без внимания. Когда ученые вознамерились пе­
ресмотреть теорию Пиаже с учетом этого, выяснилось,
что она сильно умаляет интеллектуальные способнос­
ти ребенка: в действительности дети куда умнее и го­
раздо восприимчивее к сложным понятиям, чем счита­
лось. К тому же именно этим сложным понятиям и ока­
залось необходимым в первую очередь обучить ребен­
ка, дабы он мог обрести смысл повседневности.
Все эти «открытия» легли в основу обновленных
методик прикладной психологии развития, которы­
ми мы пользуемся и по сей день. Наилучшим обра­
зом современные понятия сумел выразить в своих ра­
ботах Л. С. Выготский*, и это особенно интересно,
поскольку, как и Пиаже, он свои идеи разработал до­
вольно давно. Однако его труды были переведены с
русского на английский лишь в 1962 году и влияние
приобретали постепенно, а к концу XX века стали и
вовсе считаться наилучшими в современной психоло­
гии развития вообще, и детской в частности.
Выготский не отрицал влияния на развитие ребен­
ка как наследственных, так и социальных факторов.
Но особенно интересовался он тем, как ребенок реа­
гирует на других людей. Ведь эта реакция у детей очень
сильно развита едва ли не самых первых дней. Выгот-

* Выготский Лев Семенович (1896-1934) — психолог, автор


трудов по развитию высших психических функций, мышлению
и речи, психологии искусства.

84
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

ский показал, как влияние окружающей среды помо­


гает ребенку систематизировать, структурировать
свой интеллект и упорядочить растущие знания о
внешнем мире. Знания, которые ребенок получает от
окружающих его людей, весьма разнообразны и го­
раздо прочнее других сведений из внешней среды.
Дж. С. Брунер*, известный психолог, на которого
идеи Выготского оказали сильное влияние, говорит о
таком понятии, как «опора» — род помощи со сторо­
ны взрослого, своеобразный психологический «несу­
щий каркас», помогающий ребенку придавать расши­
ряющемуся знанию структуру и форму. Поэтому пси­
хологи, следующие этим принципам, начинают с того,
что обучают родителей поддерживать своего ребен­
ка и помогать ему в развитии, дабы он мог обрести
нравственные ценности и развить способности, кото­
рые понадобятся ему, чтобы стать полноправным,
«подкованным» и ответственным членом взрослого
общества.
Все дети разные, с разными наследственными
склонностями и опытом, поэтому для процесса вос­
питания не существует единой простой формулы. Но
знания, получаемые ребенком от окружающих его
людей, жизненно важны для формирования его харак­
тера, интеллектуальных навыков и вообще личности.
Еще одна значительная область прикладной пси­
хологии развития изучает, как ребенок строит отно­
шения с близкими людьми и как—с остальными. Это-

* Брунер Джером Сеймур (Bruner, р. 1915) — американский


психолог, одним из первых начавший исследования потребнос­
тей и ценностей как организующих факторов восприятия.

85
ГЛАВА 5

му в психологии развития было посвящено немало


исследований, а прикладники применяют полученные
знания, чтобы разбираться и, если нужно, помогать в
семейных взаимоотношениях.

ПРИВЯЗАННОСТЬ, ЛИШЕНИЕ
И СОЦИАЛИЗАЦИЯ

Привязанность — всем известная эмоциональная


связь между матерью и младенцем — порой приоб­
ретает оттенок некоего мистицизма и сверхъесте­
ственности. Но психологи десятилетиями изучали,
как развивается эта привязанность младенца к тем,
кто о нем заботится, и его связь с ними. В результате
теперь мы гораздо лучше понимаем, что в действи­
тельности происходит.
Мысль о том, что эмоциональная связь младенца с
матерью имеет сверхъестественную основу, зароди­
лась из наблюдений за животными, проводившихся в
50-60-х годах. Эти наблюдения показали, что утята,
гусята, жеребята и ягнята проявляют совершенно нео­
быкновенную привязанность к матери чуть ли не сра­
зу после появления на свет, и происходит это в резуль­
тате особого процесса обучения, названного «имприн-
тинг» (впечатывание). Некоторые ученые тогда сочли
этот механизм базовым для любого рода привязан­
ности, перенесли его на человека и заговорили о свя­
зи между матерью и младенцем, возникающей вскоре
после рождения.
В действительности все происходит несколько по-
иному. Животные, для которых характерен имприн-

86
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

тинг, относятся к тем, кто сразу после появления на


свет встает на ноги и начинает двигаться самостоя­
тельно. Их быстро развивающаяся привязанность
является особым, генетически запрограммированным
комплексом, гарантирующим, что детеныш, ничего
не знающий о мире с его опасностями, будет постоян­
но держаться подле матери, как привязанный. А тем
представителям биологического вида, чьи детеныши
после рождения более беспомощны, — а к таким от­
носится и человек — для развития подобной привя­
занности нужно гораздо больше времени.
Исследования же детей показали, что важнейшим
фактором в развитии привязанности служит то, что
Шафер и Эмерсон (Schaffer and Emerson, 1964) назва­
ли реактивной чуткостью. Младенцы уже в первые
месяцы реагируют на окружающих: улыбаются, ус­
покаиваются при звуках знакомого голоса; фиксиру­
ют взгляд на человеческом лице, поворачивают го­
ловку на голос и так далее. Взаимодействуя таким
образом с окружающими, они посылают им поведен­
ческие сигналы, демонстрируя, что заинтересованы,
довольны происходящим или, наоборот, расстроены,
испытывают дискомфорт, страдают. И к тому чело­
веку, который наиболее чутко реагирует на эти их
сигналы, дети привязываются сильнее, настраиваясь
на взаимодействие именно с ним.
Таким человеком, конечно же, является в первую
очередь мать или человек, который заботится о мла­
денце, —тот, у кого больше времени и возможностей
играть и общаться с ним. Хотя и не всегда. Бывает,
что ребенок очень сильно привязывается к человеку,
который проводит с ним всего несколько часов в день.

Х7
ГЛАВА 5

Кроме того, обычное для ребенка явление — привя­


занность к нескольким людям сразу. Однако разви­
вается она постепенно, по мере того как младенец
распознает, кто из его социального окружения наи­
более «важен».
К матерям все это относится не всегда. Многие
матери действительно испытывают очень сильную
привязанность уже к новорожденному младенцу. Но
возникает она от эмоциональной реакции на роды,
от утомительных трудов, которых матери стоило вы­
носить и произвести младенца на свет, от надежд, ко­
торые она на него возлагает, от удовлетворения и удо­
вольствия, что она дала жизнь новой, неповторимой
личности. Некоторые матери, впрочем, ничего подоб­
ного не ощущают. Именно к новорожденному они
пока особо сильных чувств не испытывают, а привя­
занность и любовь к ребенку растут в них постепен­
но, вместе с ним, по мере того как углубляется и утон­
чается их взаимное общение.

Лишение

В середине прошлого столетия проводилось нема­


ло исследований с целью выяснить, как на ребенка
действует лишение. Отчасти такие исследования были
вызваны тяготами войны, осиротившей многих детей,
которые из-за этого росли в приютах, а отчасти —
деятельностью Дж. С. Боулби (J. S. Bowlbi), составив­
шего в 1951 г. весьма важный отчет для Всемирной
организации здравоохранения, в котором он утверж­
дал, что явление, названное им «лишение материн-

88
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

ской заботы», может нанести ребенку серьезный, про­


должительный социальный и эмоциональный ущерб,
ведущий в конечном счете к подростковой преступ­
ности и множеству других проблем.
Первоначально представления Боулби о «лише­
нии материнской заботы» были основаны на изуче­
нии привязанности животных, о которой мы только
что говорили, и подразумевали, что связь матери с
младенцем неповторима и незаменима. Позднее он
изменил свой подход, признав ценность других ис­
следований на ту же тему и согласившись, что детс­
кая привязанность значительно сложнее, чем счита­
лось поначалу.
Вначале работы Боулби были приняты в штыки,
поскольку ситуацию, когда мать занята на работе
полный день, он отнес к условиям, способным приве­
сти к эмоциональной неполноценности ребенка. Это
вызвало в обществе бурные споры, продолжающиеся
и по сей день, но одновременно повлекло за собой се­
рьезные исследования, показавшие, что действитель­
но важным, как мы уже поняли, является не количе­
ство, а качество взаимного общения, которое полу­
чает ребенок. Мать, которая работает полный день и
которой ее работа доставляет удовольствие, приходя
домой, может обеспечить ребенку такое качественное
общение, какого он никогда не дождется от той, что
целыми днями сидит дома, умирая от скуки и страдая
от нехватки жизненных стимулов.
Близкие, безусловно, самая важная часть жизни
ребенка, и когда он их лишается — попадая ли в при­
ют, или при недостатке общения дома, — его личнос­
ти наносится немалый ущерб. Некоторые исследова-

89
ГЛАВА 5

ния, посвященные детям, которым довелось расти без


общения с себе подобными, показали, насколько эти
дети ограниченны. Но, проводимые снова и снова, эти
исследования доказывают также, что, когда такого ре­
бенка находят и помещают в человеческое общество, к
людям, которые с ним общаются и проявляют о нем
именно человеческую заботу, он «исправляется» и раз­
вивается просто на глазах. Насколько он сможет раз­
виться, зависит от качества заботы и общения, но лю­
бящая и безопасная среда почти всегда оказывает на
таких детей поразительно благотворное влияние.
Немало психологов посвятили себя исследованию
детей, испытавших различные виды лишения, в пер­
вую очередь лишенных общения с родными и каждод­
невной нежной заботы, что характерно для детей,
выросших в приюте. Такие дети могут отличаться
даже физическими недостатками, вроде малорослос-
ти, которые являются реакцией на эмоциональный
стресс, не говоря уж о некоторой эмоциональной
ущербности, которая мешает им формировать отно­
шения с окружающими. Впрочем, психологи устано­
вили, что стабильная, любящая семейная среда мо­
жет устранить многие из этих нарушений у подрост­
ков и даже иногда у взрослых.

Социализация (подготовка к жизни


в обществе)

Пребывание в семье, родной или приемной, по­


зволяет ребенку обучиться тем правилам повседнев­
ного поведения, которые большинство людей соблю-

90
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

дают, сами того не замечая. Помимо этого, ребенок


получает возможность непрерывного доверительно­
го общения, на основе которого и складываются че­
ловеческие привязанности. В первые семь-восемь ме­
сяцев жизни младенец уже способен узнавать окру­
жающих, однако он только накапливает впечатле­
ния и эмоциональные «кирпичики», из которых
строит потом свои привязанности. Эти месяцы он
проводит в активном общении, обучаясь базовым со­
циальным навыкам.
Таким образом, у детей, выросших в приюте или
даже просто посещавших ясли, эта страница жизнен­
ного опыта остается почти незаполненной, и в стар­
шем возрасте им предстоит еще многому выучиться
в плане общения и социального взаимодействия, в
их предыдущем опыте не хватает практики, необхо­
димой для обретения нужных навыков. Страттон
(Stratton, 1983) утверждал, что у младенцев и детей
постарше социальные навыки и более широкое зна­
ние мира формируются частично через случайнос­
ти, то есть восприятие последствий конкретного по­
ступка или поведения. Благодаря таким случайнос­
тям и младенец, и ребенок постарше начинает пони­
мать, что и сам может активно влиять на
происходящее, и это понимание помогает ему иссле­
довать и углублять знание окружающего мира.
Обучение происходит не только через случайнос­
ти, но и через «трансакцию» (соглашение), когда один
человек делает что-то в ответ на действия другого
человека. Трансакцией является даже просто поло­
жительная реакция на просьбу или благодарность,
но из подобных трансакций сплошь и рядом состоит

91
ГЛАВА 5

наше общение. Ежедневное взаимодействие в семье


дает ребенку возможность приобрести опыт обыден­
ных трансакций, который, в свою очередь, позволяет
обучиться умению жить в обществе и ладить с окру­
жающими.
Поэтому одна из важных задач, которую часто ста­
вит перед собой прикладная психология развития, —
научить взрослых понимать и признавать роль слу­
чайности и трансакции в переживаниях ребенка и
предоставлять ему для этого больше возможностей.
Ведь в ребенке, когда он исследует свою среду, фор­
мируются способности и ощущение собственного
умения, которые ложатся в основу дальнейшего обу­
чения. И в этом процессе родители, конечно же, мо­
гут оказать ребенку неоценимую помощь. Их поощ­
рение и внимание помогают ребенку более эффек­
тивно обучаться и приобретать все новые соци­
альные навыки и знания.

ДИСЦИПЛИНА, ПООЩРЕНИЕ
И НАКАЗАНИЕ

Еще одним аспектом воспитания в семье является


откровенная дрессура, когда родители попросту «на­
таскивают» ребенка на то, какое поведение считается
хорошим, а какое — плохим. В психологии развития
неоднократно исследовался и процесс воспитания, и
помощь, которую взрослые могут оказать ребенку в
его развитии. Многие психологи-прикладники рабо­
тают напрямую с семьями, где есть трудные дети, обу­
чая родителей, как с ними обращаться.

92
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

Дисциплина и поощрение
В последние годы шли самые жаркие споры о фор­
мах наказания, в процессе воспитания. Большинство
этих споров вертелось вокруг наказания физическо­
го, например, стоит ли шлепать детей. У прикладной
психологии развития есть что сказать по этому пово­
ду, и в немалой степени благодаря исследованиям
эффективности (или безрезультатности) наказаний,
проводившимся десятилетиями.
Основной вывод, к которому пришли исследова­
тели: в общем и целом, наказание является довольно
неэффективным способом управлять поведением ре­
бенка. Так как единственная цель наказания состоит
в том, чтобы подавить нежелательное поведение, оно
всегда направлено на какой-то конкретный просту­
пок. При этом нет никакой гарантии, что ребенок,
наказанный за одно, не пойдет и не натворит что-ни­
будь другое, тоже совершенно нежелательное. В ре­
зультате родители, пытаясь управлять поведением
ребенка только через наказание, сами оказываются в
порочном кругу наказаний и взысканий и вовлекают
в него ребенка, рискуя получить либо забитое, испол­
ненное всяческих страхов существо, либо агрессивно­
го звереныша, огрызающегося в ответ на любое, са­
мое невинное замечание.
В качестве альтернативы психологи предлагают
попытаться выбраться из ловушки наказаний, по
крайней мере, в том, что касается повседневного по­
ведения ребенка. Гораздо больший эффект получает­
ся, когда родители (и вообще взрослые) старательно
нахваливают ребенка за хорошее поведение, а не ру-

93
ГЛАВА 5

гают за каждое упущение. Тогда обучение идет от


позитивного восприятия, а не от негативного, и ребе­
нок гораздо быстрее, а главное, прочнее усваивает,
как следует себя вести, а как не следует. Тем родите­
лям, которые привыкли применять наказание, и тем,
чьи дети ведут себя особенно плохо, очень трудно пе­
рейти от наказаний к похвале, потому-то психологам
и приходится так много работать с родителями, что­
бы научить их этому.
Поощрение вовсе не означает, что ребенку следует
давать деньги или сласти. Самым большим и желан­
ным поощрением является внимание, ведь в действи­
тельности многие дети начинают безобразничать про­
сто потому, что это — единственный путь обратить
на себя вожделенное внимание родителей. Поэтому
одна из задач психолога — научить родителей чаще
замечать, когда ребенок ведет себя хорошо, и выска­
зывать одобрение. Вроде бы это очевидно, и некото­
рые родители делают это, не раздумывая. Но немало
и таких, чье внимание постоянно занято всякими про­
блемами и собственными потребностями, и вот их-то
переучить бывает очень трудно. Впрочем, научив­
шись, они очень быстро понимают и признают, что
дополнительные усилия, которые приходится делать
ради ребенка, более чем окупаются заметным улуч­
шением его поведения.
Поощрение хорошего поведения не отменяет по­
вседневной дисциплины. Дети должны понимать рам­
ки дозволенного и в конце концов выучиваются са­
модисциплине, если родители умеют проявить доста­
точную твердость в том, что допустимо, а что — нет.
Самая простая аналогия — с физическими трениров-

94
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

ками: встречая и преодолевая сопротивление, мыш­


цы тела становятся крепче. Точно так же и «духовные
мышцы» самоконтроля развиваются по мере того, как
ребенок усваивает, что можно, а чего нельзя. Малы­
ши, особенно начинающие ходить, невероятно свое­
вольны. Многие, чуть что не по ним, закатывают ис­
терику с воплями, топаньем ногами и валянием по
полу. Через это прошли, пожалуй, все родители. Но
уступка в данном случае только повредит ребенку.
Родителям следует проявить твердость и воспроти­
виться такому детскому «прессингу». Это не жесто­
кость, а «скорая помощь» по снятию приступа настыр-
ности, благодаря которой ребенок постепенно стано­
вится социально более «грамотным».
Обучить такой «грамоте» быстро куда труднее, и
здесь многим родителям опять оказывают содействие
психологи, разъясняя, как управляться со своенравным
ребенком, не прибегая к физическому наказанию. В
последние годы стали широко применяться некоторые
методики типа тайм-аута в соседней комнате, посколь­
ку родители поняли их эффективность. Многие роди­
тели предпочитают отвлекать ребенка (а не «подку­
пать»); но необходимым приложением к любому спо­
собу служит стойкость и твердое намерение не подда­
ваться проявлениям истеричного детского упрямства.

Как наказывать

Ситуации, когда наказание все-таки необходимо,


увы, возникают. Дети, особенно подрастающие, по­
рой безобразничают намеренно, прекрасно осознавая

95
ГЛАВА 5

всю негативность своего поведения. Но даже и в по­


добных случаях существуют эффективные и бесполез­
ные наказания. Отшлепать — толку, как правило,
мало. Такое наказание не только бесполезно, но еще
и учит ребенка прибегать к насилию, когда он не ви­
дит иного способа пообщаться. Если ребенка прихо­
дится все-таки наказать, есть куда более эффективные
способы.
Ниже перечислены четыре характеристики эффек­
тивности наказания. Первая: наказание должно быть
соразмерным проступку—например, подростку, очень
поздно вернувшемуся домой, можно запретить следу­
ющим вечером показываться на улице. Вторая: нака­
зание должно сопровождаться разъяснением — поче­
му поступок является проступком: причинил ли он боль
кому-то, или подверг опасности себя, или еще по ка­
кой-либо причине. Ребенку необходимо понимать, за­
чем его наказывают и за что, а не принимать наказа­
ние как нечто само собой разумеющееся.

Характеристики эффективности наказания

• Наказание должно быть соразмерным проступку.


• Наказание должно сопровождаться разъяснением.
• Наказание должно подразумевать возможность при­
мирения и искупления вины.
• Наказание должно следовать сразу же или вскоре
за проступком.

Слишком часто родители полагают, что ребенку и


самому ясно, как плохо он поступил, ребенок же ис-

96
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

кренне не понимает, чем они так расстроены. Подро­


стку, вернувшемуся позже назначенного времени, на­
пример, просто непонятно, зачем родителям знать,
когда его ждать домой и чего это они так издергались.
Мало кто из нас способен соблюдать абсурдные, на
наш взгляд, правила, так что подростки порой игно­
рируют их только потому, что не видят в них никако­
го смысла. Однако они прекрасно знают о насильни­
ках и серийных убийцах, и если причину родительс­
кой тревоги объяснить тем, что пришлось поднимать
на ноги полицию, организовывать поиски и т.д., им
станет гораздо понятнее, в чем корень проблемы и
почему так важно возвращаться домой к обещанно­
му сроку, держать слово и вообще соблюдать общие
принятые правила.
Третья характеристика эффективности наказания—
оно должно подразумевать возможность примирения
и искупления. То есть ребенку необходимо давать воз­
можность чем-то загладить вину или попросить про­
щения у всех, кого этот проступок затронул. Приду­
мано это вовсе не для того, чтобы унизить юного «пра­
вонарушителя», — исследования показали, что эти
действия помогают ребенку извлечь смысл из проис­
ходящего и понять, как и почему случившееся касает­
ся окружающих.
Четвертая характеристика эффективности наказа­
ния относится к его синхронности. Его не следует от­
кладывать надолго. Причем понятие «надолго» в каж­
дом возрасте свое, поскольку чувство времени у де­
тей с годами меняется. Поэтому для маленького ре­
бенка наказание должно следовать незамедлительно
за проступком, ребенок постарше может ждать доль-
ГЛАВА 5

ше, а подросток — еще дольше. Пятилетнего малы­


ша, нашалившего утром, бессмысленно наказывать
вечером, отсылая в постель раньше обычного, пото­
му что к тому времени ребенок полностью забыл ут­
ренний инцидент, и наказание утратит всякую умест­
ность. А вот у подростков ощущение прошлого, на­
стоящего и будущего развито уже куда сильнее, по­
этому подростку, поздно вернувшемуся вечером,
можно запретить выходить из дому и на следующий
вечер, и даже через неделю — он поймет, ибо хорошо
помнит и может соотнести наказание с проступком.
Некоторые родители в той разновидности приклад­
ной психологии развития, о которой я толковала в
этой главе, ничего особенного не находят: для них все
сказанное — вполне нормальное и целесообразное
проявление здравого смысла. Это обусловлено тем,
что психология развития за прошедшие полвека вне­
сла весомый вклад в наше повседневное понимание
детского развития и теперь мы считаем эти представ­
ления сами собой разумеющимися. А между тем сто
лет назад дисциплина и наказания, принятые среди
родителей и считавшиеся вполне нормальными и це­
лесообразными, разительно отличались от нынешних,
будучи проявлениями тогдашнего «здравого смысла».
Детей все еще воспитывают совершенно различны­
ми методами, и постулаты, о которых шла речь, от­
нюдь не очевидны для многих матерей. Психологам-
прикладникам часто приходится работать с родите­
лями, чьих детей можно назвать особенно трудными,
и эта работа приносит свои замечательные плоды. Но
это, разумеется, не единственная сфера действия при­
кладной психологии развития. В следующей главе мы

98
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ РАЗВИТИЯ

поговорим о семейных врачах, которые применяют


ее как часть стратегии помощи проблемным семьям;
а позднее познакомимся с педагогической психоло­
гией и деятельностью школьных психологов, которые
занимаются школьным учебным процессом и связан­
ными с ним аспектами развития детей.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.psychematters.com/bibliographies/bowlby.
htm#links
http://www.funderstanding.com/vygotsky.cfm
http://www.personalityresearch.org/attachment.html
Глава 6

КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ
МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• о проблемах, с которыми работают психологи-


клиницисты;
• об основных методах, принятых в клинической
психологии;
• о пяти различных психотерапевтических
подходах.
Клиническая психология — одно из старейших и
наиболее развитых направлений в прикладной пси­
хологии. Именно она первой приходит на ум, стоит
только зайти разговору о психологах: сразу вспоми­
наются консультанты, психотерапевты — те, кто по­
могает больным оправляться от психологических
травм после несчастий, катастроф и т.д. И все они
имеют самое непосредственное отношение к клини­
ческой психологии.

ЧЕМ ЗАНИМАЕТСЯ КЛИНИЧЕСКАЯ,


ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Психологи-клиницисты, как видно из названия,


занимаются болезнями, а точнее, психологическими
заболеваниями, которые бывают настолько острыми,
что мешают человеку нормально жить. Некоторые
психологи-клиницисты работают в психиатрических
лечебницах, рука об руку с психиатрами помогая тем,
кто страдает «психическими расстройствами». Неко­
торые сотрудничают с врачами-практиками других
специальностей. Все чаще можно встретить психоло­
га-клинициста в кабинете, например, обычного тера­
певта, к которому люди приходят с заболеваниями,
физическими по симптомам, но психологическими по
сути, а значит, требующими внимания специалиста в
области психологии.
Да, в общем, какой род врачебной практики ни
возьми, везде нужен психолог. В педиатрических кли­
никах они есть обязательно, чтобы при необходимос­
ти провести психологическое тестирование, дать оцен­

ки
ГЛАВА 6

ку состоянию ребенка, а родителям — рекомендации


по его лечению и общению с ним. Некоторые психо­
логи-клиницисты работают в муниципальных меди­
цинских учреждениях и имеют дело с проблемными
членами нашего процветающего сообщества — бом­
жами и уличными пьяницами, а также тяжелыми
шизофрениками, которые нуждаются в серьезном
больничном уходе, но этого ухода не имеют.
Кроме того, немало психологов-клиницистов ра­
ботает на «скорой помощи», в тесном контакте с пси­
хологами-консультантами и другими врачами, устра­
няя психологические последствия катастроф, бедствий
и травм. К этой сфере как раз относится довольно ча­
сто встречающийся посттравматический синдром —
ряд психологических расстройств, которые испыты­
вают люди, попавшие в аварию, катастрофу, стихий­
ное бедствие или иную травматическую ситуацию.
Вот всем этим и занимаются психологи-клиници­
сты. Благодаря великолепной подготовке (чтобы хо­
рошенько выучиться, нужно не менее восьми лет)
психолог-клиницист становится специалистом в изу­
чении и диагностировании психологических про­
блем, в методике их устранения или, по крайней мере,
смягчения, а также в некоторых видах лечения. Хотя
большинство из них потом выбирает и предпочита­
ет какие-то определенные методы работы, в целом
подготовка их довольно эклектична, то есть вклю­
чает в себя самые разные подходы и системы взгля­
дов и методы их применения на практике. Так что
дальнейший уровень и степень эффективности рабо­
ты психолога-клинициста зависит только от глуби­
ны его знаний и навыков.

102
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Оценка психологической проблемы

Встречаясь с новым пациентом, психолог-клини­


цист «пробует» на нем не одну методику и даже не­
редко компилирует их, чтобы найти нужный подход.
Если, например, пришел человек с периодически по­
вторяющимися приступами страха, психолог-клини­
цист может начать расспрашивать о детских пере­
живаниях или взаимоотношениях в семье, подобно
тому как это делает психоаналитик. А может заин­
тересоваться повседневными привычками пациента,
внешними раздражающими факторами, провоциру­
ющими его приступы, как поступил бы бихевиорист.
Но в любом случае он старается выяснить, как паци­
ент сам видит и понимает собственную проблему,
какой образ мыслей ему обычно свойствен, и потом
уже, объединив полученные сведения, начинает под­
бирать для него наиболее подходящую методику из
числа когнитивных видов терапии, а порой и компи­
лируя разные.
Все это означает, что основным «инструментом»
психолога-клинициста является медицинский опрос.
Причем ему нужно внимательно выслушать пациен­
та и вникнуть в сказанное. То есть необходимо уме­
ние слушать, не навязывая при этом собственных
взглядов и ощущений, поощряя собеседника к откро­
венности, дабы тот мог чувствовать себя и говорить
свободно. Казалось бы, все просто, однако в действи­
тельности совсем не легко, и такому умению необхо­
димо учиться специально. Психологам-консультан­
там для эффективной работы это умение тоже требу­
ется, и многие клиницисты обучают и ему, и иным

юз
ГЛАВА 6

подобным навыкам общения коллег-консультантов,


а также сестер милосердия.
Психологов-клиницистов учат работать с психо­
метрическим тестами. Психометрические тесты—это
комбинация тщательно разработанных вопросов или
задач, помогающих глубже понять конкретную пси­
хологическую проблему. Некоторые из них на первый
взгляд похожи на анкету, но по сути это нечто совер­
шенно другое. Каждый вопрос психометрического
теста составляется со всей точностью и учетом раз­
личных факторов, проверяется и перепроверяется,
досконально и скрупулезно отрабатывается на разных
группах населения и внимательно сопоставляется с
другими вопросами, чтобы получился максимально
точный результат.
Психометрические тесты используются для самых
разных целей. Среди них есть диагностические, то есть
такие, что применяются для выявления конкретных
заболеваний, например для определения степени по­
вреждения мозга после инсульта. Есть тесты, которые
используются не для диагностики, а для оценки ква­
лификации человека или серьезности проблемы (за­
болевания). Некоторые же тесты, наоборот, служат
для того, чтобы дать общее представление о челове­
ке, типа тестов на установление типа личности или
уровня интеллекта.
Психологи-клиницисты должны хорошо разбирать­
ся в том, как работать с этими тестами и многими други­
ми, весьма серьезными, для которых требуется специ­
альная медицинская подготовка. Это оттого, что при
неумелом применении или обработке и толковании
результаты могут оказаться ошибочными.

104
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Но тесты—это лишь небольшая часть «репертуара»


психолога-клинициста. Как вы уже поняли, ему необхо­
дима также основательная психотерапевтическая под­
готовка. Объем книги не позволяет подробно рассмот­
реть направления психотерапии, но далее мы в общих
чертах познакомимся с некоторыми ее подходами и с
лежащими в их основе теориями.

ПОДХОДЫ К ПСИХОТЕРАПИИ

Психологи-клиницисты, как мы видели, в своей


работе пользуются самыми разными методиками.
Существует множество видов лечения, каждое со сво­
ими допущениями, но все их можно объединить в не­
сколько групп по типу подхода: психоаналитический,
поведенческий, гуманистический и когнитивный.
Пользуясь этим распределением, мы и рассмотрим не­
которые принципы, лежащие в основе психотерапии,
помня, что это всего лишь общий краткий обзор, а ни
в коем случае не подробный доклад. Психологи-кли­
ницисты, безусловно, владеют куда более детальны­
ми и специализированными знаниями в этой области
и в своей работе могут комбинировать и компилиро­
вать подходы и методики.

Психоаналитический подход

Некоторые из ранних направлений клинической


психологии были основаны на психоаналитическом
подходе. В нем использовались теории и методики

105
ГЛАВА 6

лечения, впервые разработанные Фрейдом и усовер­


шенствованные Юнгом, Адлером и другими. Нача­
лось все с того, что Фрейд, молодой врач из Вены,
занялся исследованиями заболеваний, тогда считав­
шихся истерическими расстройствами. (На тогдашнем
медицинском языке термин «истерический» означал
«проистекающий от матки» и использовался для опи­
сания болезней, от которых страдали, в основном,
женщины и которые были вполне реальны, — вроде
парализованной руки—но видимой физической при­
чины, казалось, не имели.)
Используя гипноз, словесные ассоциации и глубо­
кий анализ личных воспоминаний пациентов, Фрейд
пришел к выводу, что расстройства эти имели психо­
соматический характер, то есть были реальными бо­
лезнями тела («сома» — тело), но коренились в психи­
ке («психе» — душа). Все указывало на существование
некой, лежащей вне пределов сознания стороны пси­
хики, которая время от времени берет тело под свой
контроль и порождает эти физические симптомы.
Фрейд принялся исследовать эту лежащую вне пре­
делов сознания область, назвав ее подсознанием, и
обнаружил, что оно способно влиять на все аспекты
человеческого бытия, включая наши слова, решения,
реакции на происходящее и окружающих и эмоции.
Более того, часть подсознания оказалась неконтро­
лируемой, первобытной и капризной, резко контрас­
тируя с рациональностью и уравновешенностью, ха­
рактерными для представителей среднего класса ев­
ропейского общества XIX века.
Нам концепция бессознательного уже не кажется
столь удивительной, потому что мы выросли в обще-

106
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

стве, принявшем теорию Фрейда. Но Вену XIX столе­


тия она просто ошеломила. Образованное общество
того времени полагало разум сознательным и рацио­
нальным, тело же, по существу,—машиной, функцио­
нирующей автоматически и по необходимости выпол­
няющей команды разума. Поэтому мысль, что в нем, в
этом сознательном и таком ясном разуме, может суще­
ствовать нечто глубоко скрытое и темное, несознавае­
мое и непознаваемое, но исподволь влияющее на все
наше поведение, потрясла основы общества, оказав­
шись в то же самое время основополагающей.
Фрейд разработал всестороннюю теорию развития
разума, в которой подчеркивал первостепенность сек­
суальности и сексуальной энергии. Но это был не един­
ственный подход. Другие психоаналитики, работав­
шие с Фрейдом, полагали не менее важными другие
типы энергии. Юнг, например, занимался мистичес­
кими и символическими аспектами переживаний, свя­
занных с бессознательным, в то время как Адлер со­
средоточился на чувстве подчиненности, даже непол­
ноценности, которое испытывает ребенок в мире
взрослых. В общем, существует множество разных
подходов к психоанализу, но в основе всех лежит об­
щая концепция бессознательного, укрытого в пота­
енных глубинах психики и влияющего на наши по­
вседневные переживания.
Согласно Фрейду, сознательная, рациональная
часть разума (Я, Эго) постоянно балансирует между
неосознанными безрассудными стремлениями Оно
(Ид) и столь же неосознанными и безрассудными тре­
бованиями СуперЯ. Но для психоаналитиков гораз­
до важнее мысль, что в подсознании отпечатались

107
ГЛАВА 6

скрытые конфликты и психологические травмы, пе­


ренесенные во младенчестве и детстве. Суть в том,
что обычно Я поддерживает достаточное равнове­
сие между требованиями Оно и СуперЯ, но оказы­
вается беспомощным в тех случаях, когда в детстве
имела место очень сильная травма или осталось мно­
го неразрешенных конфликтов. Клинические рас­
стройства типа неврозов или навязчивых состояний
как раз и являются последствиями тех неразрешен­
ных конфликтов.
Поэтому психологи-клиницисты, работающие по
этому методу, скрупулезно расспрашивают человека
о его детстве, выводя всю неизжитую тогда боль и
муку на поверхность, на уровень сознательного, что­
бы человек мог справиться с этим хотя бы сейчас.
Процесс этот бывает порой весьма болезненным, как,
например, в случае сексуального насилия в детстве.
Но, давая выход задавленному, застарелому страда­
нию, человек делает первый шаг к пониманию, изжи­
ванию и отработке давнишней детской травмы; он
позволяет себе, уже взрослому, «подписать переми­
рие» с тем переживанием и таким образом восстано­
вить утраченное равновесие между сознательным и
бессознательным.

Поведенческий подход

Поведенческий подход совершенно иной. Вместо


того чтобы докапываться до глубоко похороненных
подсознательных мотивов, бихевиорист придержива­
ется мнения, что изучать следует поведение, а не со-

108
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, психология

знание и уж тем более не подсознание, то есть при­


сматривается прежде всего к симптомам отклонения
от «нормального» поведения. Симптомы же эти рас­
сматриваются как целостное заболевание, вот поче­
му человека нужно сперва вылечить, а уж потом об­
ращаться с ним определенным образом.
Подход этот вырос из весьма авторитетного на­
правления психологии, популярного в первой по­
ловине XX столетия. В его основу легли представ­
ления, что человек есть продукт обучения путем
опыта. Сразу после рождения мы попадаем в до­
вольно широкий круг стимулов и учимся ассоции­
ровать их друг с другом и с собственным поведени­
ем. К примеру, младенец улыбается при звуке мате­
ринского голоса, поскольку и ее голос, и его ответная
улыбка для него связаны с приятными последствия­
ми — ласковыми прикосновениями, кормлением и
пр. По утверждению бихевиористов, человеческое
поведение вообще объясняется совокупностью свя­
зей «стимул — реакция». Именно этой совокупнос­
ти он и обучается сызмальства по принципу посте­
пенного усложнения.
Ею же, по их мнению, объясняются и любые от­
клонения от нормального поведения — беспричин­
ные побуждения, страхи и фобии. Возникают они в
результате неправильного обучения: когда в ответ
на стимул зарождается и от многократного повто­
рения закрепляется неадекватная реакция. Но если
что-то выучено, то можно и переучиться. И к реак­
циям это тоже относится. И бихевиористы убежде­
ны: лечение должно быть направлено на то, чтобы
помочь пациенту вызвать и закрепить новые, адек-

109
ГЛАВА 6

ватные реакции (обучиться им) на те же самые сти­


мулы, которые сейчас вызывают отклонение от нор.
мального поведения.
Нынче от поведенческого подхода отказались, по
крайней мере частично. Но многие психологи-клини­
цисты к некоторым заболеваниям по-прежнему под­
ходят с поведенческой точки зрения. То есть пытают­
ся усмотреть в проблеме все тот же случай совокуп­
ности неадекватных реакций, неправильного обуче­
ния, прекрасно при этом понимая, что человек — это
не только совокупность разного рода реакций, но и
мысли, чувства, намерения, стремления и еще много
всего того, что называется психикой и что отвергают
«кондовые» бихевиористы.
Правда, поведенческий подход в клинической пси­
хологии применялся довольно широко и успешно, осо­
бенно в отношении определенных нарушений пове­
дения, например навязчивых действий, типа бесконеч­
ного мытья рук или вытирания пыли, которые неред­
ко превращаются в настоящую болезнь, требующую
лечения. Вот с такого рода заболеванием можно ра­
ботать, очень эффективно используя поведенческий
подход.
Некоторые поведенческие методики рассчитаны на
то, чтобы помочь пациенту «переучиться» с одних
реакций на другие. Фобия—это реакция страха, став­
шая настолько сильной, что она уже переходит вся­
кие разумные пределы и мешает человеку нормально
жить. Например, молнии боятся многие, особенно на
открытом пространстве, но у некоторых это явление
природы вызывает такой патологический страх, что
они уже боятся выйти на улицу даже в солнечный день.

по
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

То есть вполне разумное умеренное опасение превра­


тилось в недопустимый и безрассудный страх — фо­
бию, которая требует лечения.
Психологи-клиницисты часто пытаются решить
такого рода проблемы методом замены страха дру­
гой реакцией. С помощью методичной десенсибили­
зации это делается постепенно: человека обучают ус­
покаиваться и расслабляться в присутствии объекта
страха. Методом же шокотерапии делают то же са­
мое, но подвергают человека очень сильному воздей­
ствию очень большого числа объектов страха. И в
конечном счете страх умирает.
Иногда у пациента вырабатывают как раз отри­
цательную реакцию. Некоторым алкоголикам, к при­
меру, помог препарат «антабус», который вызывает
тошноту при употреблении алкоголя. Постепенно
закрепляющаяся связь между тошнотой и алкоголем
приводит к тому, что пациент приобретает стойкое
отвращение к алкоголю, которое помогает ему воз­
держиваться, даже когда он перестает принимать пре­
парат. Это — форма поведенческой терапии, извест­
ной как терапия отвращения.
В иных случаях психолог-клиницист помогает
сформировать новый тип поведения, используя про­
грамму систематических поощрений. Можно также
использовать методы моделирования, когда пациент
сперва смотрит, как нужно себя вести, а потом учит­
ся копировать (моделировать) показанное поведение.
Различным ситуациям и проблемам (заболеваниям)
соответствуют и различные методы, вот почему у
психологов-клиницистов такая обширная и глубокая
подготовка.

in
ГЛАВА 6

Гуманистический подход

В отличие от бихевиоризма, который считает че­


ловека лишь множеством совокупностей «стимул -—
реакция», пусть даже и сложнейших, гуманисти­
ческая психология воспринимает человека в целом.
А психологи-клиницисты, сторонники гуманистичес­
кого подхода, склонны особое значение придавать
представлению человека о самом себе и особое вни­
мание обращать на его самооценку.
Применять этот подход можно, в частности, срав­
нивая идеальную самооценку — то есть то, каким че­
ловек хотел бы быть, — с реальной, то есть каким он
себя'видит. Большинство проявляет некоторую схо­
жесть этих двух самооценок и полагает, что им впол­
не достаточно было бы слегка «приподняться». Но
ученые, которые исследовали эту идею, выяснили, что
у людей, обратившихся за лечением невротических
расстройств, идеальная и реальная самооценки очень
разнятся. Их идеалы столь нереально высоки и недо­
стижимы, что они живут с постоянным ощущением
собственной несостоятельности и неполноценности,
что и приводит к неврозам.
Батлер и Хай (Butler and Haigh, 1954) обнаружили
также, что таким пациентам прекрасно помогает гу­
манистическая терапия. Учась чувствовать себя «в
собственной шкуре» более уютно, реальнее воспри­
нимать свой идеал и одновременно как-то совершен­
ствоваться, они становились более уверенными в себе,
и симптомы невроза часто исчезали.
Важной частью гуманистического подхода являет­
ся умение слушать и быть уверенным в том, что паци-

112
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, психология

ент способен полностью выразить собственные мыс­


ли. Ведь невротики часто просто не желают высказы­
ваться, если то, что они говорят, не совпадает, по их
мнению, с тем, что от них хочет услышать собесед­
ник. А когда собеседник — врач, эксперт, то такие
пациенты тем более могут замкнуться в себе и стать
совсем неразговорчивыми. Поэтому психологам-кли­
ницистам и консультантам, применяющим этот под­
ход, необходимы очень хорошая подготовка и уме­
ние помочь пациенту успокоиться и прочувствовать,
что, какой бы «бред» он ни нес, его всегда выслуша­
ют с пониманием, а значит, можно говорить все, что
думаешь.
Для этого пациенту необходимо ощущать себя в
безопасности, в атмосфере позитивной настроеннос­
ти. Психологам-клиницистам, как и консультантам,
приходится подбирать конкретный ненавязчивый,
«неуказующий» подход, который помогал бы паци­
енту высказываться, «изливать душу», когда это не­
обходимо. В следующей главе мы познакомимся с
работой психологов-консультантов, также применя­
ющих гуманистический подход, и тогда поговорим о
нем подробнее.
Целью гуманистического подхода является, кроме
того, содействие самоактуализации (самопознанию)
пациента. Самоактуализация — это постижение раз­
личных сторон собственной личности, выявление сво­
их способностей, талантов, навыков, изучение своих
качеств, прежде подавленных. При этом мы обрета­
ем способность расти в психологическом отношении,
что, в свою очередь, помогает нам становиться духов­
но более сильными и эффективнее справляться со сво-

113
ГЛАВА 6

ими проблемами и хворями. Подробнее мы погово­


рим об этом опять же в следующей главе.

Когнитивный подход

В когнитивном подходе основное внимание уделя­


ется тому, что человек сам думает о собственной про­
блеме. Здесь самым важным считается наше собствен­
ное восприятие происходящего. Одни, например, с
самыми сложными проблемами справляются позитив­
но и конструктивно, а других самая мелкая незадача
обескураживает и приводит в уныние. Цель когнитив­
ной терапии как раз научить человека воспринимать
проблему позитивно, благодаря чему и справляться с
нею ему становится гораздо легче, и результат гораз­
до лучше.
К сожалению, и этот подход, как и прочие, упомя­
нутые в этой главе, мы не можем рассмотреть под­
робно за отсутствием места в книге. Могу лишь ска­
зать, что разные психологи-клиницисты применяют
разные когнитивные методики. Но, в сущности, вся
когнитивная терапия опирается на четыре основных
аспекта мышления и обучает человека применять их
в зависимости от ситуации. Для этого разработано
множество методик, и все они ведут к одному резуль­
тату — обретению позитивного образа мыслей.
Первый аспект человеческого мышления, с которым
часто сталкиваются врачи-когнитологи, — предполо­
жения, надежды, ожидания, чаяния. Люди часто про­
гнозируют свое будущее, и эти прогнозы оказывают
огромное влияние и на их решения, и на поступки.

114
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Некоторые из наших предположений касаются


того, что, вероятно, случится. И невротики или те, кто
склонен к унынию, к этому предполагаемому буду­
щему относятся со страхом, негативно, тогда как че­
ловек, в психологическом отношении более уравно­
вешенный, настроен оптимистично. Селигман
(Seligman, 1991) в своих работах как раз и говорит о
том, насколько полезно человеку уметь с оптимизмом
смотреть в будущее. Хотя общечеловеческий много­
вековой опыт рекомендует надеяться на лучшее, а го­
товиться к худшему (о чем существует тьма погово­
рок), на самом деле этот вариант далеко не лучший.
Он лишь усугубляет и без того имеющееся напряже­
ние. Если же мы настроены оптимистически, то и дей­
ствуем и чувствуем себя лучше, мы устойчивее к вне­
шним воздействиям, успешнее справляемся с возни­
кающими проблемами и быстрее восстанавливаем
здоровое физическое и душевное состояние. И вооб­
ще, кто чего ждет, тот того и дожидается.
Прочие предположения связаны с нашей самоэф­
фективностью — с тем, насколько умными, развиты­
ми и знающими мы себя представляем. Вера же в соб­
ственную самоэффективность выражается в том, на­
сколько мы считаем себя способными выполнить ту
или иную задачу или роль. И это весьма существенно,
поскольку, не веря в собственные силы и способнос­
ти, мы складываем крылья, опускаем руки, перестаем
предпринимать какие-либо усилия и, скорее всего,
терпим неудачу. Никто не спорит — важно понимать
и принимать пределы собственных возможностей;
однако если мы чего-то не знаем или не умеем, то все­
гда можем этому научиться — на то мы и человеки

115
ГЛАВА 6

разумные. Врачи-когнитологи как раз и занимаются


тем, что разъясняют людям, каких успехов они смо­
гут добиться, если изменят свой образ мышления, на­
учатся мыслить по-новому. И важной частью этого
нового образа мыслей является вера в собственную
эффективность.
Вторым объектом внимания врачей-когнитологов
является оценка, то есть то, как человек оценивает
случившееся. Иногда люди дают реальности в корне
неверную оценку, которая в дальнейшем обрекает их
на неудачу. Например, даже хорошо успевающие сту­
денты порой убеждают сами себя, что провалились
на экзамене. И происходит это оттого, что они не­
правильно оценили ситуацию, вложив в свое сужде­
ние значительно больше негатива, чем нужно. В пси­
хологическом отношении это не менее разрушитель­
но. Бек (Beck, 1976) в своих работах показал, как не­
гативные оценки вызывают тревогу и страх, от
которых прочие проблемы только разрастаются.
Поэтому психологи-клиницисты, применяя когни­
тивный подход, обучают пациентов в первую оче­
редь признаваться себе в такой негативной оценке, а
потом — и оспаривать ее.
Еще один аспект человеческого мышления, с кото­
рым часто работают психологи-клиницисты, это ат­
рибуция, то есть поиск причин, по которым произош­
ло то или иное событие. Атрибуция происходит по­
стоянно и совершенно неосознанно, и ее характер ока­
зывает на наше поведение самое непосредственное
влияние. Например: интересную работу, на которую
мы рассчитывали, поручают кому-то другому. Если
мы воспримем это как результат старательности и

116
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

квалификации того человека, то, скорее всего, станем


работать еще усерднее и повышать собственное мас­
терство. Но может быть и иной вариант: мы сочтем,
что тот, другой, «обошел» нас «по блату» или в силу
более высокой должности. Первый тип атрибуции —
внутренний, поиск причин в себе, таких, которые мы
могли бы изменить. Второй же — внешний, связан­
ный с поиском внешних факторов, с которыми мы
ничего поделать не можем.
По-разному влияют атрибуции и на наше психи­
ческое здоровье. Существует так называемая класси­
ческая «психология жертвы», при которой человеку
свойственна внешняя («все равно от меня ничего не
зависит»), глобальная («от меня зависит все, но толь­
ко не данная конкретная ситуация») и неуправляемая
(«ни от кого ничего не зависит») атрибуция. Каждой
из этих атрибуций соответствует диаметрально про­
тивоположная — внутренняя, индивидуальная и уп­
равляемая, и эти три позиции позволяют человеку не
только выработать куда более здравое отношение к
происходящему, но и, при необходимости, действо­
вать намного эффективнее.
Четвертый предмет усилий и внимания врачей-ког-
нитологов связан с представлениями о мире и месте че­
ловека в нем. Порой эти представления принимают фор­
му внутренних построений—личностных конструктов,
или способов, которыми человек извлекает смысл из
своих прошлых переживаний и выстроенных на их ос­
нове внутренних миров. Существуют особые формы
когнитивной терапии, основанные именно на этих лич­
ностных конструктах, но рассматривать их подробно мы
не будем. Иногда они бывают направлены только на

117
ГЛАВА 6

общие представления, хотя многие психологи-клиници­


сты все внимание сосредоточивают исключительно на
потаенных давнишних представлениях пациента и на
том, как эти представления изменить.
Есть и более конкретные формы когнитивной те­
рапии, и некоторые очень опытные практики специа­
лизируются именно по ним. С одной из них — рацио­
нально-эмоциональной поведенческой терапией—мы
познакомимся в следующей главе. Но любой, кто обу­
чается на психолога-клинициста, должен уметь обра­
щаться с каждой из этих методик и знать, когда ка­
кую применить. Ведь люди все разные, и то, что под­
ходит одному, другому может даже навредить. К тому
же, сколько людей, столько и проблем, поэтому пси­
хологу-клиницисту, если он хочет со всеми ними
справляться, необходимо хорошо разбираться в ог­
ромном диапазоне лечебных методик и подходов,
дабы со знанием дела подбирать каждому пациенту
подходящее лечение.

СЕМЕЙНАЯ ТЕРАПИЯ

Иногда психологу-клиницисту приходится сталки­


ваться с проблемой, справиться с которой индивиду­
альным лечением невозможно, ибо коренится она в
семейных взаимоотношениях. Так бывает: к врачу
приводят, скажем, ребенка, который совершенно от­
бился от рук, или приходит молодой человек с немыс­
лимыми эмоциональными проблемами. И в процессе
лечения выясняется, что дело-то, оказывается, вовсе
не в нем одном, что заниматься надо всей семьей.

118
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Поэтому довольно много психологов-клиницис­


тов работают в клиниках семейной терапии, где «под
прицел» берутся семейные взаимоотношения, вклю­
чая и общность, и вражду, и стремление сделать из
кого-то одного «козла отпущения» для всех осталь­
ных. Современные семейные врачи смотрят на семью
как на единый организм или механизм, где каждый
орган или деталь хорошо работает только в сочета­
нии с другими и все зависят друг от друга. Поэтому
лечение должно быть направлено на то, чтобы все
члены семьи научились осознавать свое взаимовли­
яние и проявлять чуткость, а не реагировать друг на
друга лишь как на источник раздражения или дис­
комфорта.
Нередко врач идет «от обратного» — занимается
не отрицательными аспектами жизни семьи, стремясь
их устранить, а положительными, приглядываясь к
тому, как можно их углубить и укрепить. Ведь коль
скоро семья — единый организм, то задача врача —
восстановить нарушенную связь между его органа­
ми. Научив каждого в отдельности и всех вместе по­
нимать, что происходит, врач дает им в руки инст­
румент урегулирования конфликтов, обучает искать
способы общения, более здорового в психологичес­
ком отношении, чтобы все члены семьи могли воз­
действовать друг на друга положительным и конст­
руктивным образом.
Семейные врачи пользуются самыми различны­
ми методами. Одни просят родственников разыграть
ключевые события, чтобы исследовать реакцию каж­
дого на них. Другие — составить схемы или диаграм­
мы всевозможных союзов и расколов в семье. Тре-

119
тьи применяют так называемый метод скульптурной
группы, при котором родственники, ни слова не го­
воря, группируются по степени внутренней близости
или чуждости друг другу. Эта методика, подобно мно­
гим другим,—способ наглядно представить себе связи
в собственном семействе, и результаты нередко ока­
зываются для всех полной неожиданностью. Некото­
рые врачи даже находят полезным соединить вместе
несколько семей. Ведь в собственном глазу бревна не
углядишь, а в чужом и соринку рассмотришь. Так и
здесь: распознать нарушенные связи на примере чу­
жой семьи куда легче, а аналогия с собственной иног­
да помогает точнее понять и свою ситуацию.
Таким образом, психологи-клиницисты применя­
ют самые различные методики и подходы, проходя
предварительно тщательную и продолжительную под­
готовку. Чтобы стать квалифицированным психоло­
гом, как мы уже говорили, требуется не менее восьми
лет, и большая часть этого времени уходит на доско­
нальное изучение разнообразных подходов и методик,
которым нет числа. Потом уже, в процессе работы,
многие психологи-клиницисты специализируются в
какой-либо одной области, но вначале все должны
пройти общий, и весьма углубленный, курс обучения
и получить знания, которые позволяют работать с
широким диапазоном проблем.
В следующей главе мы поведем речь о направле­
нии прикладной психологии, очень близко связан­
ном с клинической психологией, но имеющем дело
с менее острыми проблемами и нередко с людьми,
вроде бы не страдающими никакими нервными рас­
стройствами.

120
КЛИНИЧЕСКАЯ, ИЛИ МЕДИЦИНСКАЯ, ПСИХОЛОГИЯ

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.bps.org.uk/careers/careers3.cfm#clinical
http://www.psychoanalysis.org.uk
Глава 7

КОНСУЛЬТАТИВНАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• что означают термины «безусловно позитивное


отношение» и «самоактуализация»;
• что представляют собой три методики,
которыми пользуются психологи-консультанты,
чтобы справляться со стрессами;
• как консультации по поводу тяжелой утраты
помогают преодолеть горе и связанные с ним
трудности.
Консультативная психология — сравнительно не­
давнее направление прикладной психологии, хотя пси­
хологи давали консультации всегда. Началось все с
деятельности Фрейда, которая привела к развитию
психоанализа, потом направление развивалось и рас­
ширялось, по мере того как на персональных консуль­
тациях специализировалось все больше психологов-
клиницистов.
Порой их работа основывалась (да и по-прежне­
му основывается) на принципах психоанализа, по­
рой брала на вооружение гуманистический подход,
с которым мы вкратце ознакомились в предыдущей
главе, а сейчас поговорим о нем чуточку подробнее.
Чаще же всего психологи-консультанты сочетают
подходы. Но с самого начала для решения ряда че­
ловеческих проблем, например при тяжелых утратах
и даже в случае расстройств на фоне посттравмати­
ческого стресса, применялась именно консультатив­
ная психология.

МЕТОДЫ КОНСУЛЬТАТИВНОЙ
ПСИХОЛОГИИ

Консультативная психология, как и прочие направ­


ления профессиональной психологии, подразумевает
детальное знание самых разнообразных подходов и
методик и тоже требует основательной теоретической
подготовки и специальной тренировки, а также до­
вольно долгой практики под наблюдением опытных
преподавателей. Только после этого выдается диплом.
В общем, процедура та же, что и для получения дип-

123
ГЛАВА 7

лома в любой отрасли психологии. Но зато к момен­


ту получения этого диплома человек приобретает
высокую квалификацию, основанную на широком и
детальном знании, в том числе и общих подходов в
клинической психологии, с которыми мы познакоми­
лись в главе 6.

Роджеровский метод
Отцом-основателем консультативной психологии
можно назвать Карла Роджерса (1902-1987) — пси­
холога-клинициста и одного из пионеров гуманисти­
ческого подхода к клинической психологии. Его ра­
боты сыграли весьма значительную роль, поскольку
в них не только объяснялись причины душевных за­
болеваний, но и приводились методики лечения, в
которых человек рассматривался как единое целое, а
не как совокупность поведенческих реакций или под­
сознательных импульсов.
Роджерс специализировался в лечении неврозов и
чем больше он работал с пациентами, тем больше
убеждался, что многие их болезни берут начало в дет­
стве. Он пришел к мнению, что первостепенное зна­
чение имеет условность или безусловность позитив­
ного отношения родителей к детям. Другими слова­
ми, получают ли дети от родителей любовь или одоб­
рение только в зависимости от хорошего поведения
или же всегда.
Ведь некоторые родители, например, дают понять
ребенку, что не любят лишь его плохое поведение, но
по-прежнему любят его самого. А другие смешивают

124
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

неприязнь к шалостям или ослушанию с отрицатель­


ным отношением к самому ребенку. Не правда ли, по-
разному звучат и воспринимаются ребенком слова:
«Иди к себе — ты поступил плохо» или «Отойди от
меня — ты плохой»?
Ребенок, воспитываемый на условно-позитивном
отношении, взрослеет, чувствуя, что его любят, толь­
ко когда он ведет себя идеально. В результате, заяв­
лял Роджерс, у него развиваются недостижимые иде­
алы. Он чувствует, что любят не его самого, а некое
идеальное существо. И самооценка — представление
о самом себе — занижается, он начинает считать, что
такого, какой он есть, его любить невозможно.
Но позитивное отношение со стороны других —
это неотъемлемая человеческая потребность. Поэто­
му те, кто рос в подобных условиях, потом вынужде­
ны подавлять свои истинные чувства и полностью
выкладываются, чтобы, общаясь с другими, «сохра­
нять лицо», «держать фасон» — короче, постоянно
пребывать в маске паинек. И всеми силами добива­
ются одобрения этих других, выслуживая любовь,
позитивное отношение, в котором так нуждаются.
Проблема, однако, заключается в том, что, стре­
мясь получить одобрение окружающих, они в конеч­
ном счете подавляют другую жизненную потребность,
которую Роджерс назвал потребностью в самоактуа­
лизации, или развитии личности. И психологическо­
го здоровья им это отнюдь не прибавляет, напротив,
ведет к неврозу или иным заболеваниям на основе
страхов и тревог.
Поэтому цель врача, по мнению Роджерса, состо­
ит в том, чтобы «вернуть» человека самому себе, дать

125
ГЛАВА 7

соприкоснуться с истинным Я и создать условия, в


которых он мог бы удовлетворить свою потребность
в самоактуализации.
Для этого консультанту или врачу необходимо со­
здать атмосферу безусловно позитивного отношения.
То есть такую, в которой пациент чувствовал бы себя
в безопасности и ощущал одобрение, независимо от
того, каким он себя видит. В то же время, как считал
Роджерс, врач не должен быть и «указующим пер­
стом». То есть следует поощрять пациента говорить
все, что тот хочет или считает нужным, самому ниче­
го не навязывая. Если врач начинает высказываться
определенно, то под воздействием потребности в
одобрении пациент утрачивает искренность и прини­
мается «подпевать» врачу, даже если в душе совершен­
но не согласен.
Поэтому Роджерс и его единомышленники разра­
ботали ряд методик, которыми психологи-консуль­
танты часто пользуются, дабы пациент мог, не ощу­
щая влияния со стороны, открыто высказывать свои
потребности и мысли.
Психологи-консультанты должны, кроме всего
прочего, очень хорошо уметь слушать. Казалось бы,
чего проще, однако многие совершенно не слушают
и не слышат того, что им говорят. Мы только полага­
ем, будто слушаем, а на самом деле гадаем, что хочет
сказать собеседник, воспринимая собственную интер­
претацию его слов, которая может разительно отли­
чаться от сказанного.
Умение слушать помогает консультанту или врачу
действительно слышать и вникать именно в то, что
ему говорят.

126
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

Немногие современные психологи-консультанты


применяют роджеровский метод в том виде, в каком
он его разработал. В наше время для врача вполне
приемлемым стало, например, начать высказывать­
ся самому или излагать пациенту свою версию про­
исходящего.
Тем не менее именно труды Роджерса и разрабо­
танная им методика, которую он именовал «терапия
внимания к пациенту», легли в основу многих фунда­
ментальных навыков и подходов, используемых в кон­
сультативной психологии.

Рационально-эмоциональная
поведенческая терапия

Одним из более современных методов в консуль­


тативной психологии является рационально-эмоцио­
нальная поведенческая терапия, или РЭПТ, постро­
енная на основных принципах Роджерса, но кое в чем
разительно отличающаяся от его методики. Эллис
(Ellis), ее автор, описывал эту методику как способ
справиться с проблемой на трех уровнях: рациональ­
ном — что человек думает или какой смысл видит в
случившемся; эмоциональном — как человек ощуща­
ет случившееся; и поведенческом — как он при этом
поступает. Все три уровня, по мнению Эллиса, игра­
ли важнейшую роль при решении эмоциональных или
личностных проблем.
Психологам-консультантам, работающим по этой
методике, часто приходится сталкиваться с абсурдны-

127
ГЛАВА 7

ми представлениями, которые невротики имеют о


себе, об окружающих и мире вообще. Представления
эти можно разбить на три типа.
Первое: я обязан всегда и во всем добиваться успе­
ха и заслуживать одобрение окружающих. Это нере­
ально, но многие невротики в этом убеждены. И пер­
вая задача психолога-консультанта — помочь паци­
енту осознать, что такое отношение к жизни попрос­
ту непрактично.
Второе абсурдное представление: другие должны
быть ко мне всегда внимательны и справедливы. Увы,
людям свойственно поступать несправедливо, и нам
следует стараться воспринимать это правильно. По­
няв, что у других полно своих стрессов, проблем и
эмоций и что в силу этого они далеко не всегда посту­
пают в соответствии с нашим идеалом, мы сможем
обрести согласие с собой и с реальным миром.
Третье абсурдное представление: окружающий мир
должен быть абсолютно справедливым местом, «где
несть ни печали, ни воздыхания». Это было бы заме­
чательно, но тогда это был бы рай, а из рая, как изве­
стно, нас изгнали. Реальный же мир полон коварства,
и всем нам следует учиться с этим справляться. По­
добные представления нелепы и пагубны, но, на удив­
ление, живучи и распространены среди тех, у кого име­
ются психологические проблемы.
В рационально-эмоциональной поведенческой
терапии с безрассудными идеями «борются» тремя
способами.
Первый — рассуждение и логическое умозаключе­
ние, когда человеку доказывают иррациональность
его идеи.

128
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

Второй — эмоциональный: человека побуждают


научиться по-новому чувствовать, а значит, обрести
эмоциональные реакции, отвечающие рациональному
восприятию мира.
Третий способ включает в себя разработку набора
поведенческих методик, укрепляющих новое, психоло­
гически более здоровое умонастроение, достигнутое
благодаря терапии.
Важными моментами в рационально-эмоцио­
нальной терапии являются реструктуризация про­
цесса познания, возникающая и развивающаяся,
когда человек учится «обмысливать» одно и то же
событие с разных сторон; а также обучение новым
схемам поведения и создание здоровых в психоло­
гическом отношении убеждений. В этом как раз и
состоит принципиальное отличие РЭПТ от неука­
зующей терапии Роджерса: в процессе общения с
пациентом врач играет активную роль, порой ука­
зывая направление изменений, а порой впрямую
противодействуя отрицательным познавательным
привычкам и разрушительным убеждениям паци­
ента. В психологическом отношении такая терапия
может быть весьма жесткой и для пациента, и для
врача. Но многие находят эту методику весьма це­
лесообразной и эффективной.
В консультативной психологии есть, конечно же, и
другие подходы, но те два, что мы рассмотрели, явля­
ются показательными, и именно их применяет боль­
шинство психологов-консультантов. Любой профес­
сионал должен уметь работать с широким диапазо­
ном методов и подходов, это — неотъемлемая часть
того, что называется профессионализмом.

129
5-6292
ГЛАВА 7

МЕТОДИКИ БОРЬБЫ СО СТРЕССАМИ

Консультативная психология получает все более


широкое распространение и становится все более во­
стребованной в самых разных условиях и обстоятель­
ствах. Психологов-консультантов привлекают для
работы с разнообразными стрессами, поскольку стрес­
сы стали главным фактором современного стиля жиз­
ни и их разрушительная сила обходится обществу все
дороже. В результате многие организации тратят вре­
мя и средства, чтобы помочь своим служащим справ­
ляться со стрессами, и все больше людей обращаются
к психологам-консультантам, чтобы совладать со сво­
ими повседневными стрессами.

Преодоление
На пике интенсивности стресс приводит к эмоцио­
нальному «выгоранию» и физической болезни. Тог­
да-то и приходится срочно подключаться психологу
и учить человека преодолевать эти последствия. Но у
большинства из нас стрессы таких пиков, к счастью или
к сожалению, не достигают. Они окутывают нас тем­
ным облаком хандры или нервозности, осложняют
нам жизнь, создают дополнительные проблемы. Все
же мы как-то справляемся, порой свыкаемся и сжива­
емся с ними, пусть и не сразу, а за довольно долгое
время. Однако ничто не дается даром и не остается
без последствий.
Находясь под воздействием стресса, мы не мо­
жем добраться до собственных душевных резервов

130
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

терпимости и хорошего настроения, коими в нор­


мальном состоянии распоряжаемся без труда. По­
тому-то всякие мелочи и начинают нас раздражать
куда больше обычного. И если стресс затягивается,
он может оказаться губительным для наших отно­
шений с окружающими.
К психологам-консультантам, работающим имен­
но с проблемными взаимоотношениями, часто при­
ходят пары, чьи отношения разладились из-за вне­
шних стрессов. Хроническая нехватка денег или не­
прерывные и непомерные требования со стороны
кого-то третьего — вот характерные проблемы, ко­
торые держат одного, а то и обоих партнеров под по­
стоянным напряжением. У пары возникает ощущение,
что проблема заключается именно в их взаимоотно­
шениях, потому что общаться правильно они не уме­
ют, и все заканчивается скандалом или озлобленным
молчанием.
Но на самом деле проблема-то как раз чаще всего
не в их отношениях, а в стрессах, которые они так не­
умело пытаются побороть.
Поэтому перед психологами-консультантами час­
то стоит задача обучить человека навыкам преодоле­
ния, то есть научить его справляться со стрессами наи­
более позитивным образом, чтобы они больше не от­
равляли ему жизнь. В некоторых случаях бывает воз­
можно перевернуть все «с ног на голову» (а чаще
наоборот): из стрессовой, негативной, ситуации из­
влечь позитивную мотивацию. Порой это бывает со­
всем не легко: когда нет и не предвидится денег, что­
бы оплатить счета, отыскать в этом положительную
сторону очень сложно. Но нередко ситуация, стрес-

ш
5-
ГЛАВА 7

совая для одного человека, для другого оказывается


мощным стимулом.
Так что, как видите, не каждый стресс беспово­
ротно плох. Очень многим трудности только при­
дают силы и азарта, а большинство вообще не лю­
бит «пресной жизни». Иногда различие между стрес­
сом и затруднением лишь вопрос нашего взгляда
на ситуацию.
Ситуация есть ситуация, и она существует сама по
себе, а вот видим мы в ней угрозу или же вызов на­
шим силам, возможностям и способностям — зави­
сит от множества различных психологических факто­
ров. Что мы, по-нашему, можем со всем этим поде­
лать, как справлялись с подобными ситуациями в про­
шлом, что ощущаем в данный момент, считаем ли
происшедшее явной несправедливостью — все это и
многие другие факторы влияют на то, как мы реаги­
руем на разного рода жизненные неприятности. Пси­
хологи-консультанты помогают нам разобраться в
этом комплексе реакций и получить более реалисти­
ческое представление о случившемся.

Локус управления

Весьма существенную роль в противодействии


стрессам играет концепция так называемого локуса
управления. Она касается того, как мы воспринима­
ем события и, самое главное, полагаем ли мы, что
можем ими управлять или нет. Человек с внутренним
локусом управления убежден, что может сам управ­
лять событиями своей жизни. Человек же с внешним

132
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

локусом управления считает, что эти события проис­


ходят не по его воле, а по воле других людей, мироз­
дания или иных внешних сил. В результате он ощу­
щает себя беспомощным, разочарованным и испыты­
вает куда больший стресс, чем человек с внутренним
локусом управления.
Страттон и Шваффер (Stratton and Swaffer,1988),
например, проводя опрос матерей с детьми-дошколь­
никами, выяснили, насколько важным для них ока­
зался локус управления. Те матери, у которых локус
управления был внутренним, могли влиять на пове­
дение своего ребенка и потому, когда ребенок вел себя
плохо или необдуманно, как правило, искали спосо­
бы с этим справиться, например отвлекали его дру­
гой деятельностью или пытались по-другому подой­
ти к понятию дисциплины. Матери же с внешним ло­
кусом управления полагали себя беспомощными, не
видели, как можно исправить неприятную ситуацию,
и считали, что остается только перетерпеть. И в ре­
зультате они испытывали сильную досаду, разочаро­
вание и куда больший стресс.
Этих последних матерей, собственно говоря, напра­
вили в клинику семейной терапии потому, что запо­
дозрили в избиении собственных детей. Выяснив, что
локус управления у них внешний, психологи-консуль­
танты разработали специальную, очень эффективную
программу. Они обучили этих матерей управлять по­
ведением детей и влиять на него и дали им комплекс
домашних упражнений. Как только матери поняли,
что дети-то, оказывается, вполне управляемы и под­
даются материнскому влиянию, их стресс пошел на
убыль, и взаимоотношения с детьми постепенно на-

133
ГЛАВА 7

ладились. Сущность стресса заключалась в том, что


они чувствовали себя беспомощными и неспособны­
ми управлять происходящим.
Обретение свободы воли, то есть понимания, что
ты можешь активно влиять на происходящее в твоей
жизни, является одним из наиболее действенных спо­
собов совладать со стрессом. Все мы испытываем
меньшее напряжение, если участвуем в чем-то по доб­
рой воле, а не вынуждены пассивно мириться с воз­
действием неких внешних сил.
В последующих главах мы познакомимся с орга­
низационной психологией и методами, которые
применяются в ней для изменения организационной
структуры. Для эффективного проведения этих из­
менений первостепенную важность имеет так назы­
ваемая «принадлежность» — ощущаем ли мы себя
вовлеченными в происходящее и имеем ли возмож­
ность сказать свое веское слово. И это, в свою оче­
редь, связано с тем, можем ли мы хоть немного в
какой-то степени влиять на происходящее с нами.
От этого зависит, станем ли мы с веселым и здоро­
вым возбуждением принимать в событиях самое
живое участие или же, подавленные стрессом, бес­
помощностью и разочарованием, смиренно отой­
дем в сторонку.

Позитивное мышление и обучение


оптимизму

Впрочем, не все стрессы можно одолеть этим спо­


собом. Иногда мы испытываем такое, что действи-

134
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

тельно не поддается контролю и что остается только


стерпеть и пережить. Но даже и из таких ситуаций
можно извлечь позитивное умение противостоять,
которое поможет уменьшить вред, наносимый стрес­
совой ситуацией.
Психологические методики по преодолению стрес­
сов включают в себя также обучение позитивному
мышлению. Конечно, гораздо проще все и всегда ви­
деть в мрачном свете, но такой взгляд только усугуб­
ляет наш стресс, и немало.
Зелигман (Seligman, 1988) разъяснял, что люди с
оптимистичным общим настроем и жизнетворческим
подходом гораздо эффективнее пессимистов справля­
ются и со стрессами, и с повседневными трудностя­
ми. Его исследования показали также, что оптимиз­
му можно выучиться, даже если изначально ты не
слишком-то был к нему склонен. И по мере обучения
положительному мышлению значительно снижался
уровень стрессов. Так что обучение оптимизму мо­
жет быть ценным оружием в борьбе против разруши­
тельных стрессов.
Многие психологи-консультанты применяют ме­
тоды, помогающие человеку взглянуть на мир бо­
лее оптимистично. К ним относятся и методика со­
здания веры в свою самоэффективность (веры в то,
что в конкретной ситуации тебе достанет сил и спо­
собностей действовать успешно), и методика изме­
нения типа атрибуции (привычного поиска причин
случившегося), и методика оспаривания утопичес­
ких представлений, с которой мы познакомились,
обсуждая рационально-эмоциональную поведенчес­
кую терапию.

135
ГЛАВА 7

В общем, какими бы методами ни пользовались


психологи-консультанты, они многое делают, чтобы
помочь нам эффективно справляться со стрессами.

ПОМОЩЬ ПСИХОЛОГА ПРИ ТЯЖЕЛОЙ


УТРАТЕ

Психологи-консультанты часто помогают людям


преодолевать стрессы в жизненных обстоятель­
ствах, с которыми доводится сталкиваться каждо­
му из нас. Чаще всего это — психологически силь­
ное воздействие тяжелой утраты, когда умирает
близкий человек. Тех, кому еще не привелось стол­
кнуться с подобного рода переживаниями, глубина
чьей-то эмоциональной реакции может привести в
крайнее замешательство, так что помощь психоло­
га-консультанта бывает нужна не только тому, на
кого свалилось горе.
Чтобы обеспечить пациенту наиболее эффектив­
ную помощь, психологу необходимо в первую очередь
хорошо разбираться в том, как на человека обычно
воздействует тяжелая утрата. Каждый из нас находит
собственный способ примириться с тем, что случи­
лось, — собственно, в этом и должен помочь психо­
лог. Но когда психолог понимает, что, скажем, к горю
примешивается гнев, то вместе с пациентом он гораз­
до успешнее подыщет для того конструктивный спо­
соб с этим горем справиться.
Горе — сложная эмоция. Она не однородная, а
представляет собой смесь самых разнообразных
чувств. Иногда они выплескиваются все вместе, иног-

136
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

да — порознь, и это может сильно сбивать с толку


тех, кто привык считать себя уравновешенным и ра­
циональным: эмоции скачут, словно воробей по вет­
кам, — сейчас одна, через минуту другая, и диапазон
их довольно широк. Задача психолога-консультанта
в такой ситуации, по существу, состоит в том, чтобы
разъяснить человеку, что происходящее с ним вполне
понятно, весьма естественно и не навсегда.
Существуют не менее девяти различных компонен­
тов печали, а для некоторых людей даже больше.
Ниже они перечислены, но стоит поговорить о них
подробнее. Один из компонентов — шок, или оцепе­
нение: ощущение некоей неправдоподобности про­
исходящего (нет, это неправда!). У человека, охва­
ченного глубокой печалью, горем, бывают периоды
полного отторжения реальности, когда он отказы­
вается признавать смерть близкого. Окружающим
это может казаться совершенно нелепым, но такое
порой случается даже с самыми разумными людь­
ми. Еще один распространенный симптом — чело­
век часто «выходит из строя», разлаживается и фи­
зически, и душевно, ему становится трудно выпол­
нять даже самую несложную работу.
Почти всегда горе имеет привкус вины. Человек
обвиняет себя в том, что вовремя не понял, не сумел,
не почуял, не помог, упустил и т. д., даже если всем
остальным ясно, что винить себя ему не в чем. Ощу­
щение вины нередко перемежается с враждебностью
и гневом, которые порой бывают направлены внутрь,
усугубляя чувство вины и заставляя человека искать
самонаказания, а порой — наружу, на медработни­
ков или родственников.

137
ГЛАВА 7

Компоненты печали

шок, или оцепенение;


«выход из строя»;
отторжение;
чувство вины;
гнев;
депрессия;
отчаяние;
страх или даже паника;
«растворение» печали и возрождение души.

Кроме того, горю всегда сопутствуют депрессия и


отчаяние — периоды, когда человек тоскует по ушед­
шему. Периоды эти могут быть остро болезненны или
перемежаться с апатией — душевной и физической
инертностью, которые, в свою очередь, сменяются
периодами страха или даже приступами паники пе­
ред одиночеством и неуверенностью в том, что суме­
ешь с ним справиться. Причем все эти периоды могут
порознь длиться достаточно долго, а могут мелькать
быстро, словно в калейдоскопе, вызывая в душе су­
щий ад. Целый комплекс чувств, да таких сильных и
непривычных, что кажется, будто сходишь с ума и от
этого еще больше впадаешь в панику.
Время—лучший лекарь, и даже самое тяжкое горе
постепенно утихает: наступают периоды «растворе­
ния» печали, в течение которых человек начинает чув­
ствовать себя немного бодрее и способен спокойнее
взирать на мир. Поначалу эти периоды кратковремен-
ны и быстро сменяются вновь нахлынувшей печалью,

138
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

но постепенно крепнут и углубляются, пока не «при­


живутся» окончательно. В самом безысходном горе
где-то очень-очень глубоко запрятано зернышко ду­
шевного возрождения — надо только постараться его
отыскать, и тогда оно начнет потихоньку прорастать,
растворяя вашу печаль в себе и давая вам возможность
примириться с утратой и начать жить без ушедшего.
Многим это кажется трудным, потому что они счита­
ют это предательством или бессердечием по отноше­
нию к ушедшему, но процесс душевного возрождения
обычно начинается недели через две или около того.
Итак, мы видим: горе — явление сложное и такое,
при котором бывает очень полезно иметь возможность
откровенно поговорить с квалифицированным психо­
логом-консультантом, который понимает весь этот
комплекс эмоций и способен предложить конструктив­
ную помощь.
Горе — одно из тех глубочайших переживаний, что
часто захватывает нас врасплох и показывает, как глу­
боки наши социальные связи.
Нередко сильнее всех горюют как раз те, кто был в
ссоре с умершим. Смерть вообще потрясение, а го­
рюющий зачастую печалится не только о тех отноше­
ниях, которые были, но и о тех, которые могли бы
быть. И опять-таки, это — область, где психологи-
консультанты могут многое предложить.
Но психологи-консультанты не только помога­
ют людям примириться с утратой. Многие работа­
ют и над укреплением взаимоотношений, имея дело
с парами, где отношения стали напряженными или
разладились. Множество консультантов и психоло­
гов трудится в организациях типа Relate (Личный

139
ГЛАВА 7

Контакт) и не меньше — заняты локальной меди­


цинской практикой, а также в центрах по семейной
консультации.
Психологам-консультантам приходится иметь дело
с самыми разными ситуациями и переживаниями.
Иногда они работают с теми, кто перенес серьезную
травму, но гораздо чаще — с теми, кто понимает, что
нуждается в психологической помощи уже просто в
повседневной жизни. Это может быть связано с дав­
нишними детскими травмами, с которыми никак не
удается примириться, или же с травмами недавними,
свежими, или, попросту, с тем, что происходящее ка­
жется человеку выше его сил.
Деятельность психологов-консультантов, как мы
видим, очень разнообразна, и подготовка для нее тре­
буется самая тщательная. Одни из них специализиру­
ются на особых областях, вроде восстановления пос­
ле катастроф или синдрома посттравматического
стресса. Другие работают с более общими направле­
ниями, как социальные психологи, имеющие дело с
самим разными аспектами общественной жизни. Сфе­
ра их деятельности — от полиции (помощь жертвам
преступлений) до добровольных организаций, где
оказывают помощь трудным детям, и совместной ра­
боты с терапевтами и помощи одиноким и изолиро­
ванным от общества людям. В общем, чем бы психо­
логи-консультанты ни занимались, работа у них труд­
ная, требующая эмоционального напряжения. И с
этой стороной их деятельности, так же как и с про­
блемами пациентов, нуждающихся в безотлагатель­
ной помощи, им помогает справляться специальная
подготовка.

140
КОНСУЛЬТАТИВНАЯ психология

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.ryerson.ca/~glassman/humanist.html
http://www.fsu.edu/~gcp/REBT.html
http://www.bps.org.ulc/careers/careers3.cfm#counselling
Глава 8

ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

Из этой главы вы узнаете:

• о различии между позитивным (истинным)


здоровьем и отсутствием болезней;
• об этапах изменения поведения;
• о том, почему психология здоровья по большей
части имеет отношение к различным аспектам
общения.
Психология здоровья — одно из новых направ­
лений прикладной психологии, отпочковавшееся в
1980 г., но развивающееся очень быстро. Возникла она
в ответ на всеразрастающиеся сомнения в истиннос­
ти стандартной модели здоровья, получившей широ­
кое распространение в первой половине XX столетия.
Модель эта, известная как биомедицинская, основы­
валась на концепции, что здоровьем можно считать
отсутствие физических болезней или нарушений, ко­
торые возникают по внешним (инфекции) или внут­
ренним (гормональные расстройства) причинам, но
все связаны лишь с физической дисфункцией того или
иного рода.
Однако по мере того как расширялись и углубля­
лись наши знания о человеческом организме и взаи­
модействии всех его частей, мы стали понимать, что
не все так просто. Некоторые болячки люди навлека­
ют на себя сами (или, по меньшей мере, усугубляют
уже имеющиеся) тем, что курят, мало двигаются и так
далее. Некоторые хвори приключаются в результате
стрессов или страхов и зачастую бывают связаны с
резким ухудшением финансового положения.
К тому же еще во времена Фрейда психологи поняли,
что многие болезни вызываются глубоко скрытыми,
затаенными эмоциональными расстройствами. По­
скольку доказательств этому становилось все больше
и делались они все более вескими, биомедицинскую
модель пришлось признать несоответствующей истин­
ному и полному пониманию здоровья и болезни.
Психология здоровья сводит воедино обширные
психологические исследования и медицинские знания,
объединяя биологический, психологический и соци-

143
ГЛАВА а

альный взгляд на понимание того, что получило не­


сколько неуклюжее название биопсихосоциальной
модели здоровья и болезни. В этой модели сочетают­
ся очень многие факторы, уяснив которые мы осно­
вательно изменили свои представления о болезни.
Некоторые из них приведены ниже.
Но в психологии здоровья есть и нечто большее, чем
просто осмысление причин заболевания. Здоровье —
не просто отсутствие болезни, и немалая часть иссле­
довательской и практической деятельности в психоло­
гии здоровья посвящена созданию позитивного (истин­
ного) здоровья. Психологи здоровья исследуют также

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ СОЦИАЛЬНЫЕ ФАКТОРЫ

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ

Рис. 8.1. Биопсихосоциальная модель здоровья и болезни

144
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

различные типы контактов при здоровье и при болез­


ни и способы улучшения одних и устранения других.
Они анализируют здоровое поведение (гимнастика, фи­
зическая культура), дабы подвигнуть нас с вами на здо­
ровый образ жизни. И результаты своих исследований
перелагают в конкретные рекомендации, типа диеты и
правильного питания, чтобы помочь людям контро­
лировать состояние своего организма.

ОБЩЕНИЕ В СВЯЗИ СО ЗДОРОВЬЕМ

Особую активность психологи здоровья проявляют


в тех областях, которые имеют отношение к общению
в связи с состоянием здоровья; в частности, речь идет о
контактах между врачом и пациентом. Они проанали­
зировали, как различные аспекты невербального об­
щения — поведение врача, слова и интонации и даже
манера одеваться — помогают пациенту чувствовать
себя в обществе врача комфортно и быть с ним откро­
венным. (Если вы интересуетесь невербальным обще­
нием, подробнее о нем можно узнать в главе 2).
Психологи здоровья исследовали также, насколь­
ко пациент способен постичь объяснения врача. Одно
из главных правил успешного общения — излагать
суть вопроса словами, понятными собеседнику. Это
вроде бы очевидно, однако просто удивительно, как
часто медработники говорят с нами на своем собствен­
ном, только им одним понятном языке, сплошь и ря­
дом употребляя специальные термины. И пусть даже
эти термины довольно распространены, люди часто
не понимают, что они означают.

145
ГЛАВА 8

Маккинли (McKinley, 1975) записал на магнитофон


разговоры между медработниками из службы охра­
ны материнства и их пациентками. Когда женщин
потом опросили, выяснилось, что менее 40 % поняли,
о чем вообще шла речь. Более того, сами медработ­
ники были вполне готовы к тому, что их не поймут, и
не рассчитывали на это, проговаривая какие-то ум­
ные слова по теме.
Разумеется, встает вопрос, почему же они вели себя
подобным образом. Разве им было неизвестно основ­
ное правило успешного общения, призывающее го­
ворить как можно проще? Как ни грустно, но ответ
заключается в том, что некоторым важнее казаться
умными и образованными, нежели добиваться успеш­
ного общения. Подобное отношение меняется очень
медленно, по мере того как медработники и работни­
ки здравоохранения начинают постигать важность
взаимопонимания и уяснять, что люди не станут вы­
полнять их инструкций, если не будут понимать, по­
чему им рекомендуют то, а не другое. И именно ис­
следования психологов здоровья и других психоло­
гов, работающих в этой области, в значительной сте­
пени привели врачей к осмыслению этой проблемы.
Чтобы правильно применять прописанное лечение,
нам необходимо не только понимать, но и помнить,
что нам было сказано. Психологи же, исследуя обще­
ние врачей с пациентами, неоднократно выясняли, что
пациент нередко уходит от врача, имея очень смут­
ное, а иногда и вовсе неверное представление о том,
что следует делать. В одном из исследований Лей (Ley,
1988) у пациентов, только что покинувших кабинет,
спрашивали, что же врач им сказал. Как правило, па-

146
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

циенты помнили лишь половину сказанного. Одна­


ко, проанализировав эту половину, ученые обнаружи­
ли вполне четкую систему.
Пациенты, которых обследовал Лей, хорошо за­
помнили то, что говорилось с самого начала. Это яв­
ление хорошо известно как первичный эффект и ши­
роко применяется в других областях.
Хорошо структурированную информацию пациен­
ты также запоминали куда лучше, чем беспорядочные
сведения. Ну и, разумеется, процесс запоминания шел
значительно успешнее, если они владели хоть кроха­
ми медицинских знаний. Все эти выводы совпадают с
результатами других психологических исследований
памяти и могут использоваться врачами для макси­
мально успешного общения с пациентами. Но неко­
торые результаты оказались просто ошеломляющи­
ми. Выяснилось, к примеру, что совершенно неваж­
но, сколько раз врач повторял свою информацию, —
на качество запоминания это не влияло ни в малей­
шей степени. Вот так обнаружилось, что классичес­
кий врачебный подход — несколько раз повторять
одни и те же инструкции — наименее эффективная
стратегия общения!
Существуют и другие аспекты психологии здоро­
вья, которые имеют дело с общением. Более подроб­
но по этой теме см.: «Психология — здоровью» Фи­
липпа Баньярда («Applying Psychology to Health» by
Philip Banyard) и «Психология здоровья» Джейн Ог­
ден («Health Psychology» by Jane Ogden). Книга Джейн
Огден несколько перегружена деталями, так что если
вы в этой области новичок, то Баньярда вам будет
читать легче.

147
ГЛАВА 8

СОЗДАНИЕ ПОЗИТИВНОГО
(ИСТИННОГО) ЗДОРОВЬЯ

Один из основных аспектов психологии здоровья


касается создания позитивного (истинного) здоровья,
поощряя нас вести более здоровый образ жизни. В
развитом обществе люди ведут в основном сидячий
образ жизни, то есть двигаются и вообще физической
нагрузки получают крайне мало. Мы садимся за руль
автомобиля, вместо того чтобы ходить на работу пеш­
ком, ездить на велосипеде или общественным транс­
портом (что, между прочим, какая-никакая, а трени­
ровка, даже если приходится всего лишь дойти до ос­
тановки, а потом обратно). На работе, в институте мы
подолгу просиживаем за компьютерами, а вечерами,
приходя домой, по большей части садимся, а то и ло­
жимся перед телевизором, что едва ли можно считать
активным отдыхом.
В дополнение к этому, современный образ жизни
изменил и наше питание: мы гораздо меньше едим
свежих фруктов и овощей и гораздо больше потреб­
ляем обработанных продуктов, часто содержащих
много синтетических добавок. Если учесть также эф­
фект экологического загрязнения и высокий уровень
стрессов в современной жизни, то не удивительно, что
на нас наваливается то одна хворь, то другая и вокруг
так много больных. Однако мы вполне можем улуч­
шить свое здоровье, стоит лишь изменить образ жиз­
ни, взяв за правило здоровое питание и оптимальную
физическую нагрузку.
Но давать человеку советы, какую жизнь ему сле­
дует вести, дело неблагодарное, а главное, малоэф-

148
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

фективное. Психологи здоровья, дабы подвигнуть нас


изменить свое отношение к собственному организму
и поведение и помочь выработать эффективную стра­
тегию по созданию нового, позитивного здоровья,
готовы проводить все новые и новые исследования.
Иногда подобные стратегии рассчитаны на широко­
масштабное воздействие, опираются на рекламу и
пропаганду, иногда, наоборот, действуют на индиви­
дуальном уровне, основываясь на том, чтобы помо­
гать конкретным людям отказываться от вредных
привычек и поведения.

Борьба с никотиновой зависимостью

Очень важной частью процесса создания позитив­


ного здоровья служат уговоры отказаться от вредной
привычки. Наиболее яркий пример — отказ от куре­
ния, и в разработке плана действий весьма полезны­
ми оказываются знания психолога здоровья о том, как
привычка формируется и как от нее можно избавить­
ся. Но никакое формальное согласие отказаться от
подобной привычки не даст результата, если человек
действительно к этому не стремится: для многих хо­
теть бросить и действительно бросить — две совер­
шенно разные вещи.
Психологи здоровья знают, что никотиновая зави­
симость действует на нескольких уровнях. Есть, ко­
нечно, физиологическая склонность, но это—только
один фактор. Бороться с этим можно либо резко, сра­
зу бросив и воздерживаясь в дальнейшем, либо по­
степенно, с помощью никотиновых добавок. Когда

149
ГЛАВА а

бросаешь курить, возникают некоторые психологи­


ческие последствия, сродни наркотической ломке, и
психологам здоровья часто приходится разъяснять
людям, что с ними происходит — почему они стали
более раздражительными или беспокойными, — что­
бы они могли успешно с этим справляться.
Причина всего этого заключается в воздействии ни­
котина на организм. А воздействует он на нервную
систему, где частично (а с течением времени — все
больше) перекрывает пути, по которым нервы пере­
дают информацию нашим мышцам. Поэтому, когда
мы бросаем курить, эти пути освобождаются и наши
мышцы начинают получать информации больше, чем
обычно. То есть, когда мы курим, нервам приходится
словно бы «кричать» мышцам, чтобы те их услыша­
ли, а когда бросаем — мышцы начинают «слышать»
хорошо, а вот нервная система продолжает «кричать»
в течение нескольких недель, пока не освоится с но­
вым состоянием.
Вот почему не курят те, кто занимается спортом.
Им нужно как можно точнее контролировать мыш­
цы, а никотин мешает этому. Кроме того, во время
занятий спортом необходим высокий уровень кисло­
рода в легких, а заполнять их дегтем и ядовитыми га­
зами типа угарного отнюдь не лучший способ добить­
ся этого. Впрочем, от курения отказываются не толь­
ко спортсмены. Как известно, эта скверная привычка
приводит к разнообразным продолжительным болез­
ням, от заболеваний сердца и эмфиземы до рака лег­
ких и бронхов.
Более того, освобождение от никотиновой зависи­
мости напрямую связано с позитивным здоровьем.

150
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

Врачи, работающие в послеоперационных палатах,


скажут вам, как легко отличить курящих от некуря­
щих. Некурящие поправляются после операции раза
в три-четыре быстрее. Все системы организма рабо­
тают гораздо динамичнее и эффективнее: в них попа­
дает больше кислорода, нервы точнее и скорее пере­
дают информацию мышцам, иммунная система дей­
ствует лучше и так далее. Так что, бросая курить, мы
делаем немалый шаг к созданию позитивного здоро­
вья и к тому, чтобы уберечься от болезни.
Но для многих эта, поведенческая, сторона отказа
от курения очень трудна. За сигарету мы хватаемся в
какие-то конкретные моменты в ситуациях, которые
потом ассоциируются у нас с сигаретой. Поэтому мно­
гим курильщикам, чтобы из невольника вредной при­
вычки стать ее хозяином, необходимо как можно чаще
создавать ситуации и бывать в местах, где (или когда)
не курят. Это — первый шаг к созданию новой при­
вычки взамен старой.
От привычек и ассоциаций, связанных с курением,
трудно отказаться, не заменив их чем-то другим. Ведь
они стали как бы нашим условным рефлексом на оп­
ределенные ситуации и события. Психологам здоро­
вья досконально известно, как эти «наведенные» ас­
социации вырабатываются — в процессе возникно­
вения определенных условий — и чем и как их можно
заменить. Поэтому психологи разработали специаль­
ные программы создания иных условий, помогающие
заядлым курильщикам заменить, а потом и отбросить
свои привычки.
Впрочем, даже если мы хорошо понимаем, что с
нами происходит, бросить курить удается далеко не

151
ГЛАВА 8

сразу. Прохазка (Prochaska) и др. (1992) выявили в этом


процессе пять различных стадий, которые изображе­
ны на рис. 8.2. Процесс это сложный, доказательством
чему может служить то, что большинству полностью
бросить курить удается далеко не с первой попытки.
Прохазка описал его как спиральную модель смены
поведения, ибо люди иногда проходят через эти пять
стадий по нескольку раз. Немногим везет пройти через
каждую стадию только однажды и с первого же раза
добиться успеха, по большей части нам приходится по­
вторять и повторять этот путь. Впрочем, если вы отно-

Наступает предел

Мы отходим на прежние позиции

Предварительные размышления

Мы отходим на прежние позиции

Предварительные размышления

Мы отходим на прежние позиции

Предварительные
размышления

Предварительные
размышления

Рис. 8.2. Стадии смены поведения

152
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

ситесь к большинству, не отчаивайтесь—каждый «про­


ход» по спирали приносит все больший опыт и увели­
чивает шансы на успех. Так что не отказывайтесь от
мысли отказаться от вредных привычек!

Физические упражнения
и преодоление стрессов

Есть много других способов обрести позитивное здо­


ровье. Один из них—регулярные физические упражне­
ния. Они настраивают тело на определенный лад и по­
могают ему работать более эффективно. Они помогают
нам справляться со стрессами и их последствиями, вро­
де высокого кровяного давления или бессонницы.
Стресс оказывает на наш организм сильнейшее
физиологическое воздействие (см. «Сам себе психо-
лоп> и главу 2). Одно из таких воздействий, тесно свя­
занное со всеми остальными, — более высокий уро­
вень адреналина в крови. Он повышается потому, что
адреналин—гормон, который готовит наш организм,
оказавшийся в стрессовой ситуации, к действию, к
быстрой (на физическом уровне) реакции на угрозу.
Высокий уровень адреналина в крови возникает у
нас и в иных обстоятельствах: когда мы сердимся,
когда энергично двигаемся (см. главу 4). Именно по­
этому, оказавшись в стрессе, мы так легко раздража­
емся и злимся. Но аналогичным образом срабатыва­
ет и физическая деятельность. Она подготавливает
организм к более интенсивной нагрузке. А вот подго­
товка к этому мозга — совсем другой вопрос! Неред­
ко нам такая задача кажется чересчур хлопотной или

153
ГЛАВА 8

требующей слишком много времени. Однако, как


только мы начинаем давать себе хорошую нагрузку,
тело реагирует немедленно.
И ведь правда: интенсивная регулярная физичес­
кая нагрузка — один из наилучших способов борьбы
со стрессами. Причина в том, что в нашем организме
имеются две самостоятельные физиологические сис­
темы: одна для возбуждения, другая — для успокое­
ния. Они называются симпатическим и парасимпати­
ческим отделами автономной нервной системы
(АНС). Под воздействием стресса мы находимся в
постоянном возбуждении, активизируя симпатичес­
кий отдел, который сохраняет высокий уровень ад­
реналина в крови. Если мы не израсходуем этот адре­
налин или не сумеем правильно расслабиться, он так
и останется в нашем организме. Дав себе хорошую
физическую нагрузку, мы как раз и пускаем его «в
дело», после чего включается парасимпатический от­
дел и организм заметно успокаивается. В результате
стрессовая ситуация, конечно, не исчезает, но мы об­
ретаем способность смотреть на нее более уравнове­
шенно, а значит, можем ясно, почти безмятежно ее
обдумать.
Вот так, находя способы сделать физическую на­
грузку неотъемлемой частью нашей повседневной
жизни, рекламируя и разъясняя нам всю ее важность,
психологи здоровья делают большой вклад в процесс
поддержания позитивного здоровья. Хорошо пред­
ставляя, как взаимодействуют наши психология, фи­
зиология и нервная система, они помогают врачам
разрабатывать оздоровительную стратегию и лучше
понимать, что такое истинно здоровый образ жизни.

154
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

КОНТРОЛЬ ФИЗИЧЕСКОГО
СОСТОЯНИЯ
Еще одна важная область психологии здоровья име­
ет дело со способами контроля физического состояния.
Есть множество заболеваний—хронических,—выле­
чить которые окончательно пока невозможно, меди­
цина может лишь поддерживать состояние больного
на приемлемом уровне, который достигается опреде­
ленным образом жизни и поведением. Классическим
примером может служить диабет, функциональное рас­
стройство, пока что, к сожалению, неизлечимое. Диа­
бетики могут лишь поддерживать определенный баланс
этого своего расстройства, дабы оно не обострилось и
не стало опасным для жизни (диабетическая кома), и
большинство из них выучиваются принимать свою
болезнь как данность и жить с нею.
К жизненно важным факторам относится диета.
Диабет связан с тем, как организм расщепляет и от­
кладывает про запас сахар—пищевой источник энер­
гии. В норме некоторое его количество постоянно
циркулирует в крови, поддерживая общую жизнедея­
тельность организма, а то, что не понадобилось, со­
храняется про запас. В процессе регулирования уров­
ня сахара в крови активное участие принимает инсу­
лин (гормон поджелудочной железы), побуждающий
организм «открыть кладовые», когда уровень сахара
в крови падает ниже нормы, и пополнить запасы, ког­
да эта норма превышена. У диабетиков эта регуляци­
онная система разлажена, и некоторым из них необ­
ходимы постоянные инъекции инсулина, чтобы под­
держивать правильный обмен веществ. Некоторые же

155
ГЛАВА а

справляются с проблемой, тщательно следя за тем,


что, когда и как они едят.
Что есть — крайне важно, поскольку в одних про­
дуктах содержание сахара гораздо выше, чем в дру­
гих. Например, в сахар перерабатываются углеводы.
Спортсменам они необходимы, поскольку снабжают
их организм дополнительной энергией, а вот диабе­
тикам с ними нужно обращаться крайне осторожно.
При физической нагрузке (которая и при диабете весь­
ма полезна и необходима) им углеводов нужно не­
сколько больше, а вот при ее отсутствии перебор или
недобор углеводов может привести к неприятностям.
При той разновидности диабета, которая требует
постоянных инъекций инсулина, возникает немало
проблем. Больному приходится самому делать себе
уколы, регулируя дозировку, постоянно проверять со­
держание инсулина по анализу мочи, питаться стро­
го по часам и не злоупотреблять углеводами, зани­
маться гимнастикой, избегать алкоголя и время от
времени ложиться в клинику на обследование.
Все эти меры помогают диабетикам поддерживать
здоровье на должном уровне, поэтому ученые с неко­
торым удивлением обнаружили, что три четверти
больных этими мерами, по сути, пренебрегают. И, как
выяснили психологи здоровья, причин тому немало,
от неумения понять соображения, по которым дава­
лись рекомендации, до самого простого замешатель­
ства и откровенного сопротивления указаниям врача
(куда более важный фактор человеческого поведения,
чем нам порой представляется, ибо человеку необхо­
димо иметь возможность высказать свои ощущения
и соображения). И только разобравшись во всех этих

156
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

факторах, медики смогли разработать такие програм­


мы поддержания, которые пациенты признали при­
годными и которые без особых затруднений вписа­
лись в их повседневную жизнь.

Хронические боли

Не менее успешно психологи здоровья помогают


людям справиться еще с одной часто встречающейся
проблемой — хроническими болями. Некоторые фи­
зические состояния сопровождаются постоянными
болями. Конечно, боль можно снять лекарством, но при
очень сильных болях нередко помогают только опиа­
ты (препараты, содержащие опиум), а они опасны, по­
скольку вызывают быстрое привыкание, и их нельзя
принимать долго. Кроме того, при хронических болях
болеутоляющие зачастую просто не действуют. Они
помогают при острой боли, снимая ее довольно быст­
ро, но не при хронической, которая может мучить че­
ловека годами. Поэтому психологи разработали более
действенные способы помочь людям справиться с бо­
лью и сделать ее более терпимой.
Боль — это ведь не просто ощущение, передавае­
мое нервными волокнами. Порой боль, кажется, не
имеет к ним вообще никакого отношения. Некоторые,
например, испытывают фантомные боли в ампутиро­
ванной руке, ноге или пальце. Боль совершенно ре­
альна, но ее источника не существует—его отрезали.
Дело, скорее всего, в том, что один участок мозга чер­
пает сведения из другого участка с воспоминаниями
об этой части тела и создает так называемый фантом

157
ГЛАВА а

конечности. А поскольку боль является частью этих


воспоминаний, то и она включается в этот фантом
конечности. Мельцак (Melzak,1992) приводит пример:
в Канаде одному лесорубу под ноготь попала круп­
ная заноза. Возвращаясь из леса, он попал в аварию,
в результате которой сильно пострадала именно эта
рука, и ее пришлось ампутировать. Так вот, лежа в
послеоперационной палате, он все еще испытывал
боль от занозы под ногтем уже несуществующей руки.
Впрочем, и боль, имеющая вполне физическое про­
исхождение, может усиливаться или ослабевать, в за­
висимости от того, как мы ее воспринимаем. Во мно­
гих методиках боль стараются не устранить «физичес­
ки», а научить пациента ее терпеливо переносить. Наи­
более важными факторами в такой методике являются
самоконтроль, самообладание; как выяснили психоло­
ги, самообладанию можно выучиться, и для этого су­
ществует немало способов. Исследование эффективно­
сти этих способов показало, что они способны рази­
тельно переменить жизнь человека. Боли они не сни­
мают, но сильно снижают стресс и вызванное им
отчаяние, тем самым помогая легче переносить боль.
Есть в этой области и другие методы, например
самогипноз и плацебо. Самогипноз — это самовну­
шение, с помощью которого можно убедить себя, что
боль не так уж сильна и страшна. Некоторые пользу­
ются им весьма успешно. Такое же воздействие ока­
зывает и плацебо — там тоже основную роль играет
самовнушение, только неосознанное, потому что че­
ловеку дают какие-нибудь пилюли или жидкость (со­
вершенно безвредные) и, веря в их лечебный эффект,
он этого эффекта и достигает. То есть в основе этих

158
ПСИХОЛОГИЯ ЗДОРОВЬЯ

методов лежит психологическое, а не физиологичес­


кое воздействие, что лишний раз свидетельствует о
том, насколько боль — сложное явление.
В сущности, большинство психологических подхо­
дов к хроническим болям основано на привлечении
скрытых резервов нашей психики, о которых мы, в
большинстве своем, и не подозреваем. Добиваться это­
го можно разными способами, и каждый человек на­
ходит свой, который помогает именно ему наиболее
эффективно устранить дискомфорт, причиняемый бо­
лью. Даже если у боли есть физический источник, пси­
хологический подход к ней может улучшить или ухуд­
шить наше состояние. Жалость к себе, несчастной, бес­
помощной жертве, неизбежно ухудшает его. Разумное
отношение, поиск каких-то мер по уменьшению боли,
в том числе и психологических, — улучшает.
Итак, мы поняли, что психологи здоровья всеми
доступными им способами (а их немало) стараются дать
нам возможность создать позитивное (истинное) здо­
ровье. Как обычно, в этой главе приведена лишь часть
большого и сложного целого. Но работа психологов
здоровья демонстрирует, насколько эффективно зна­
ние психологии можно применять к тому, что всегда
было принято считать чистой физиологией.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.healthpsych.com/ccia.html
http://www.bps.org.Uk/careers/careers3.cfm#health
http://www.health-psychology.org.uk/
Глава 9

СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• о двух различных подходах к


«психологическому портрету преступника»;
• о трех способах, с помощью которых удалось
повысить эффективность работы со
свидетелями-детьми;
• о том, почему при работе с очевидцами
«когнитивный допрос» надежнее гипноза.
Судебная психология — это область прикладной
психологии, в которой психологические принципы
применяются к пониманию преступления и преступ­
ного поведения. Иногда ее еще называют кримино­
логической психологией, и в последние годы она яв­
ляется объектом пристального внимания прессы и
широкой общественности. Произошло это вследствие
разных причин: повлияли и активное участие психо­
логов в раскрытии очень сложных громких дел, и ини­
циативы, укрепившие позиции этого направления
прикладной психологии среди остальных, и повышен­
ный интерес к применению психологии к социальным
проблемам.
В результате судебная психология стала значимым
направлением профессиональной прикладной психо­
логии, и обучение по специальности «судебная пси­
хология» не менее продолжительно и скрупулезно, чем
по любой другой. То есть сперва нужно получить сте­
пень бакалавра психологии, затем пройти серьезную
практику, потом еще три года учится на магистра и
снова практика с руководителем не менее двух лет, а
затем — докторская диссертация*. К концу этого пе­
риода судебный психолог приобретает обширные спе­
циальные знания, которые применимы к самым раз­
личным аспектам преступления.
Судебные психологи работают, как правило, в си­
стеме судопроизводства, осуществляя психологичес­
кий подход к подбору и подготовке полицейских и

* Речь идет о системе высшего образования Великобрита­


нии.

161
6 - 6292
ГЛАВА 9

судей, к опросу свидетелей и к назначению присяж­


ных. Кроме того, они участвуют в расследованиях и
оперативных мероприятиях, помогая полицейским
определять характер преступления и составлять пси­
хологический портрет преступника. Работают они и
в исправительной системе, разрабатывая програм­
мы по реабилитации преступников и участвуя в под­
готовке кадров и аттестации преступников. Кроме
того, немало судебных психологов заняты на госу­
дарственной службе, давая рекомендации по обра­
щению с преступниками, а также по реабилитации
их жертв. В этой главе мы рассмотрим только три
примера применения судебной психологии: как с ее
помощью можно улучшить качество свидетельских
показаний; особые требования, выдвигаемые при бе­
седах со свидетелями-детьми; и напоследок познако­
мимся с тем, как составляют психологический порт­
рет преступника.

СВИДЕТЕЛЬСКИЕ ПОКАЗАНИЯ

Очень многое в правовой системе зависит от доп­


роса: допросов свидетелей и допроса преступника (об­
виняемого). Но что при этом сообщит допрашивае­
мый, в немалой степени зависит от того, как его доп­
рашивают. При некоторых способах допроса воспо­
минания допрашиваемого о происшествии
искажаются, и в результате он порой «припоминает»
то, чего на самом деле не было.
Объясняется это тем, что память — намного бо­
лее личностный процесс, чем принято считать. Соб-

162
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ственные воспоминания мы воспринимаем как бес­


пристрастные записи происшедшего, наподобие маг­
нитофонных. В действительности же они представ­
ляют собой сочетание наших переживаний и смыс­
ла, который мы в них вкладываем. Поэтому некото­
рые детали пережитого подсознательно как бы
«корректируются» в соответствии с этим личным
смыслом и нашими представлениями. И потому-то
нередко в воспоминаниях оказываются несуществу­
ющие подробности.
Примером, иллюстрирующим сказанное, может
быть классическое исследование, проведенное в
1974 г. Лофтусом и Палмером (Loftus fnd Palmer).
Пленку с видеозаписью автомобильной катастрофы
они показали множеству людей, а затем попросили
их заполнить анкету. В половине анкет был задан
вопрос: «С какой скоростью двигались автомобили?»
В другой половине вопрос звучал уточняюще: «С
какой скоростью двигались автомобили перед стол­
кновением?» Через неделю после просмотра участ­
ников исследования попросили ответить еще на не­
сколько вопросов, в частности: видели ли они на
пленке битые стекла. Никаких стекол на пленке не
было, однако несколько участников ответили, что
они их видели. При этом среди них вдвое больше
было тех, кто получил второй, слегка уточненный
вариант анкеты.
Если небольшое уточнение формулировки вопро­
са приводит к таким различиям в ответах, то что уж
говорить о допросе свидетелей, когда у допрашива­
ющего есть и свое собственное, достаточно четкое
представление о происшедшем; этот факт очень ва-

163
6-
ГЛАВА 9

жен. Психологи, обучая полицейских допрашивать,


предупреждают, что вопросы нужно формулировать
тщательно и осторожно, чтобы ненароком не выз­
вать из памяти свидетеля лишних, путающих карти­
ну подробностей.
Впрочем, человеку свойственно, слыша слова, од­
новременно подсознательно воспринимать разнооб­
разные невербальные сигналы. Все мы совершенно
неосознанно отмечаем, соглашается ли собеседник с
нами, для чего присматриваемся к так называемому
языку тела и прислушиваемся к интонациям его голо­
са, улавливая нужные нам сигналы. Да еще прибавь­
те к этому склонность человека искать одобрения у
собеседника, склонность очень сильную, во многом
определяющую наши взаимоотношения с окружаю­
щими, — и готово дело, свидетель отвечает на вопро­
сы так, как хочет допрашивающий.
Воздействовать на людей можно и по-другому.
В 70-х — начале 80-х годов очень большой интерес
вызвал гипноз с его широкими возможностями «вос­
станавливать» вроде бы утраченные воспоминания.
Кое-где в полиции Соединенных Штатов начали при­
менять его для получения доказательств. Но исследо­
вания показали, что эта методика только усложнила
задачу отделения правды от фантазий. Тот гипноз, что
мы видим в кино, ничего общего не имеет с настоя­
щим, и предположение, будто человеческие воспоми­
нания можно размотать, словно запись на ленте, не
подтвердилось.
Гипноз — это такое состояние, в котором мы пол­
ностью открыты для внушения. Все нормальные со­
циальные механизмы, которые скрепляют общест-

164
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

во, — стремление подчиняться общепринятым пра­


вилам, делать то, о чем нас просят, не противоре­
чить, избегать открытых разногласий и шумных
скандалов — действуют и под гипнозом. Более того,
они настолько сильны в это время, что многие психо­
логи сомневаются, в самом ли деле гипноз является
особым состоянием; во всяком случае, понятно, что
даже тот, кто полагает себя загипнотизированным, не
станет исполнять приказы, идущие вразрез с его сове­
стью, даже если настолько доверяет гипнотизеру, что
потом часто удивляется своим действиям, поскольку
прежде считал себя на них не способным (Вагстафф
(Wagstaff), 1987).
Так что применение гипноза для полицейских доп­
росов весьма проблематично, ибо он усиливает вну­
шаемость свидетелей. Поскольку под гипнозом они
даже более послушны, чем обычно, то и более обыч­
ного чутки к едва различимым невербальным сигна­
лам допрашивающего и соответственно склонны
встраивать в свои показания те детали, которых от
них ждут. Проведя ряд исследований допросов под
гипнозом, Гибсон (Gibson, 1982) пришел к выводу, что
его следует рассматривать скорее как вмешательство
в показания, потому что он, вероятнее всего, изменя­
ет воспоминания свидетелей, и отличить эти изменен­
ные воспоминания от реальных уже нет никакой воз­
можности.
Психологи-криминологи внесли немалый вклад
в разработку программ обучения, позволяющих по­
лицейским избегать этих проблем при допросах.
Ведь полицейский, допрашивая свидетеля, должен,
даже неосознанно не выдавая собственного мнения

165
ГЛАВА 9

или знания деталей преступления, так формулиро­


вать вопросы, проявлять столько дружелюбия и при­
ветливости, чтобы свидетель не стеснялся говорить
с ним открыто. Сохранять такое равновесие — зада­
ча не из легких; вот тут-то и важна психологичес­
кая подготовка.
В последние годы проблема воздействия допра­
шивающего на воспоминания допрашиваемого воз­
никла вновь в контексте работы с детьми, подверг­
шимися сексуальному насилию. Для многих детей
случившееся с ними настолько травматично, жить с
грузом таких воспоминаний настолько трудно, что
они старательно их подавляют и вспоминают слу­
чившееся, лишь уже будучи взрослыми, да и то дале­
ко не все и не всегда. В судах США рассматривалось
несколько дел по обвинению в подобного рода на­
силиях, когда подсудимые заявляли, что воспомина­
ния эти ложны и были созданы по внушению рабо­
тавших с детьми врачей.
Однако профессиональное расследование доказа­
тельств, предпринятое Британским психологическим
обществом в 1995 г., привело к заключению, что, не­
смотря на правдоподобность такого заявления, вос­
поминания эти, вероятнее всего, подлинные.
Существуют медицинские признаки насилия, фаль­
сифицировать которые трудно, и квалифицирован­
ный психолог-клиницист или врач, рассматривая их
как улики вкупе с восстановленными воспоминани­
ями, оценивает достоверность свидетельских пока­
заний точно так же, как это делает судебный психо­
лог, объединяя сведения, полученные на допросе, с
другими уликами.

166
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Когнитивный допрос

Как мы уже поняли, допросить человека, не оказав


на него никакого воздействия, — дело непростое. Но
тем не менее есть способы помочь допрашиваемому при­
помнить больше подробностей, чем при обычном раз­
говоре. Причем для этого не нужно никаких «волшеб­
ных» уловок вроде гипноза. Скорее необходимо пони­
мание процессов познания и механизма работы памяти.
Когнитивный допрос, или КД, состоит из стандарт­
ной процедуры, в которой человеку сначала дается
время на непринужденное вспоминание о происше­
ствии, и только потом ему начинают задавать уточ­
няющие вопросы. Период непринужденного вспоми­
нания помогает освежить подробности и позволяет
припомнить куда больше информации, чем если бы
вопросы задавались сразу. Однако КД дает возмож­
ность не только припомнить место происшествия, но
и заново мысленно пережить события, отвечая на воп­
росы о тогдашних звуках, запахах и ощущениях. Неод­
нократные психологические исследования показали,
насколько важна для вспоминания окружающая об­
становка, и допрашиваемому ее воссоздают.
Еще одной важной частью методики КД является
просьба к участникам сообщать абсолютно обо всем,
даже о самых незначительных подробностях. Это тоже
облегчает задачу вспоминания. Человека также про­
сят припомнить события в разной последовательнос­
ти— возможно, в обратном порядке или относитель­
но какой-то конкретной детали. Можно попросить
взглянуть на происходившее с разных точек зрения —
глазами других свидетелей.

167
ГЛАВА 9

В этой методике, известной как мнемоника поиска


(мнемоника — система приемов, помогающих запо­
минать), результаты психологических исследований
используются для того, чтобы человек мог вспомнить
как можно больше подробностей. Фишер и Гейзель-
ман (Fisher and Geiselman, 1992) выяснили, что КД
позволяет следователю выудить из памяти свидетеля
вдвое больше сведений о конкретном происшествии,
чем обычный допрос, причем ничуть не менее точных.
Существуют варианты этой методики, также весьма
эффективные, разработанные для того, чтобы вспо­
минать какие-то конкретные вещи, например номера
автомобилей.
Таким образом, допрос свидетелей тоже относит­
ся к той сфере человеческих взаимоотношений, где
прикладная психология оказывает немалую помощь
в профессиональной деятельности. В результате за
последние двадцать лет подготовка следователей за­
метно улучшилась и поутихли столь распространен­
ные прежде споры о неприемлемой манере ведения
допросов.

Работа со свидетелями-детьми

Все наши рассуждения касались по большей час­


ти допроса взрослых. Но иногда, особенно в случа­
ях насилия над детьми, единственным свидетелем
преступления является сам ребенок, он же и жертва.
Для любого ребенка допрос в подобных обстоятель­
ствах — процесс пугающий, а уж для жертвы и вовсе
грозит мрачными последствиями: ведь приходится

168
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

рассказывать чужому дядьке или тетке такое, что не


каждому близкому другу доверишь и что хочется по­
скорее похоронить поглубже и вообще забыть. По­
этому допрос детей требует совершенно особых на­
выков и подготовки.
Кроме того, обычные правила допроса не действу­
ют, когда дело касается детей. Неоднократными ис­
следованиями доказано, что, если ребенку тот же са­
мый вопрос задать дважды, ребенок решит, что в пер­
вый раз ответил неправильно, и ответит по-другому,
хотя, скорее всего, искренним был как раз первый от­
вет, а все последующие — просто стремление ребенка
угодить следователю. При допросе взрослого ситуа­
ция обратная: определенно установлено, что, неоднок­
ратно отвечая на один и то же вопрос, взрослый лжет
или лукавит именно в первый раз.
Есть и много других аналогичных деталей, из-за
которых привычные нормы допроса становятся непри­
менимы к детям. И, возможно, именно поэтому суще­
ствует стойкое убеждение, что дети—менее надежные
свидетели, чем взрослые, хотя никакими конкретными
доказательствами это не подтверждается. Более того,
Лейппе (Leippe) и другие (1992) доказали, что показа­
ния детей отнюдь не менее точны и надежны.
Дополнительные сложности возникли из-за того,
как общество реагирует на заявления о сексуальном
насилии над детьми. Слишком часто люди просто
не представляют, а значит, отказываются признать,
что такое насилие вообще возможно, даже когда ули­
ки неоспоримы, а уж сами насильники, понятное
дело, напрочь все отрицают. В результате не однаж­
ды случалось, что при слушании дела в суде ребенка

169
ГЛАВА 9

заставляли вновь проходить через все, причинившие


ему столько боли обстоятельства, а когда доказать
все-таки ничего не удавалось из-за предубежденнос­
ти взрослых, ребенка даже возвращали под опеку не
кого-нибудь, а насильника (нередко таковыми ока­
зывались преподаватели, воспитатели, опекуны, а то
и родители). К примеру, в 1987 г. в Кливленде благо­
даря новому методу диагностики насилия более 100
детей были отданы на воспитание «на сторону».
Поднялся шумный общественный протест, и прича­
стные к делу педиатры подверглись травле в прессе.
В итоге детей без доследования и дополнительных
рассмотрений в суде вернули родителям, которые,
вероятнее всего, в 70-75 % случаев как раз и были
теми самыми насильниками.
Впрочем, даже если правосудию удавалось востор­
жествовать, ребенку приходилось вытерпеть такое,
что и взрослому-то не каждому под силу. Мало того
что он переживал все заново, и не раз, да еще бесчис­
ленные разговоры об этом и длительные перекрест­
ные допросы, к тому же перед его глазами проходи­
ли все ужасные (для ребенка) последствия — разру­
шенная семья, близкие люди, оказавшиеся в тюрь­
ме, и т. п. Обычная юридическая практика —
выражать прямое недоверие свидетелю и обвинять
его во лжи — для ребенка тоже невыносима, и мно­
гие судебные процессы спотыкались именно на этом
и заканчивались ничем.
В последние годы было множество попыток усо­
вершенствовать юридическую процедуру в отноше­
нии свидетелей-детей. Одна из наиболее значительных
касалась разрешения предъявлять в суде видеозапись

170
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

детских показаний. Когда это предложили впервые,


подразумевалось, что ребенка избавят от необходи­
мости приходить на суд, но, к сожалению, оказалось,
что это по-прежнему необходимо, что ребенок дол­
жен подвергаться перекрестному допросу. Впрочем,
кое-каких послаблений добиться все же удалось. Было
разрешено проводить перекрестный допрос через опе­
ративную видеосвязь, если суд сочтет, что непосред­
ственная встреча с обвиняемым будет слишком трав­
мирующей для ребенка.
Множество квалифицированных специалистов, в
том числе и судебные психологи, и психологи разви­
тия, занимаются составлением таких норм и правил,
которые гарантировали бы свидетелям-детям воз­
можность давать показания по возможности свобод­
но и в полной мере. А для этого допрашивающему
нужно в первую очередь установить душевный кон­
такт с ребенком, чтобы тот мог чувствовать себя в
безопасности и говорить откровенно; затем предос­
тавить ему некоторое время для свободного вспоми­
нания, как это делается при когнитивном допросе;
вопросы формулировать четко и понятно, не допус­
кая никаких намеков, скрытых подсказок или вну­
шения, и в конце допроса успокоить, ободрить и уте­
шить ребенка. Те же рекомендации относятся и к
видеодопросу.
Несмотря на эти рекомендации, ясно, что еще мно­
гое предстоит сделать прежде, чем дети, подвергшие­
ся сексуальному насилию, смогут говорить о своих
переживаниях настолько свободно, насколько это,
вообще, для них возможно. Те, кто не желает верить в
допустимость подобного, и, уж конечно, сами растли-

171
ГЛАВА 9

тели безапелляционно заявляют, будто дети просто-


напросто «сочиняют», чтобы заставить взрослых по­
волноваться. Однако Кинг и Йиль (King and Yuille,
1987) расследовали 576 заявлений о сексуальных на­
силиях над детьми и выяснили, что 92 % из них соот­
ветствовали истине, а из остальных 8 %, оказавшихся
ложными, большая часть были сделаны по инициа­
тиве взрослых, а не самих детей. Так что примеры,
когда дети действительно сочиняют подобного рода
истории, чрезвычайно редки. В любом случае, квали­
фицированный детский психолог всегда может по спе­
цифическим деталям определить, правдива история
или же сфабрикована.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ
ПРЕСТУПНИКА

Еще одна методика, используемая судебными пси­


хологами и вызвавшая повышенный интерес, — со­
ставление психологического портрета преступника.
По сути, она предназначена для того, чтобы сузить
круг поисков конкретного преступника, определив
характерные для него особенности личности. Тради­
ционно существуют два различных подхода к состав­
лению психологического портрета: американский и
британский.
Американский подход был разработан американ­
ским Федеральным бюро расследований (ФБР) в 70-х
годах в результате многочисленных допросов опас­
ных преступников. По существу, это вероятностный
подход, в котором на основе статистических сведений

172
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

дается оценка вероятного образа жизни преступни­


ка, его личности и места жительства. Полученный
таким образом портрет используется, чтобы помочь
полиции сузить список подозреваемых, выбирая тех,
кто наиболее подходит под описание и соответствен­
но кажется способным на данное преступление. По­
рой такой подход оказывается весьма эффективным,
но бывают случаи и потрясающих ошибок.
Британский подход является менее общим, чем
американский, и не занимается оценками вероятной
структуры личности преступника. В нем основное
внимание уделяется, напротив, схемам его поведения
и наиболее специфическим уликам. Подход это был
разработан Дэвидом Кантером (David Canter), к ко­
торому в 1985 г. полиция обратилась за содействием
в уголовном расследовании. Он посодействовал, и
весьма успешно, и помощь его получила широкую
известность и отклик, ибо помогал он поиску серий­
ного насильника и убийцы Джона Даффи, известно­
го как «железнодорожный насильник» и действовав­
шего в районе Северного Лондона.
Кантер придерживается мнения, что люди склон­
ны действовать разумно и логически последователь­
но и что по каким-то схемам их поведения можно «по­
добрать ключи» и к другим аспектам их жизни. Схе­
мы эти могут быть связаны с определенным поступ­
ком, типом поступка или типом социальной среды, в
которой поступок имел место. Составляются они по
самым незначительным следам преступления и мне­
ниям свидетелей. Такой метод называется «восходя­
щим» и заключается в работе от частного к общему,
тогда как в американском подходе используется «нис-

173
ГЛАВА 9

ходящий» метод — от общего к частным особеннос­


тям характера типичных преступников.
Американский метод подходит главным образом
для идентификации личности с нарушенным или пси­
хопатическим поведением, британский же применим
скорее к тем, чье поведение во всех остальных отно­
шениях кажется нормальным, то есть друзья и соседи
не видят в нем ничего необычного. Эта методика ра­
зительно отличается от ее интерпретации в средствах
массовой информации и, конечно же, сама по себе
никогда не дает окончательного ответа: ее всегда при­
меняют в сочетании с другими следственными мето­
дами. Но иногда полиции бывает необходимо сузить
круг подозреваемых и сосредоточить внимание на
конкретных деталях или сведениях, которые в против­
ном случае были бы упущены.
Увы, поле деятельности судебной психологии на­
много шире, чем возможности нашей книги.
Судебных психологов привлекают и в другие сфе­
ры, и не в последнюю очередь к разработке программ
обращения с преступниками и программ подготовки
полицейских, осуществляющих надзор за условно
осужденными, и прочих профессионалов, имеющих
дело с правонарушителями. Эта глава, как и все ос­
тальные в этой книге, может дать лишь общее пред­
ставление о том, как в этих областях можно приме­
нять психологию. Но, надеюсь, вы и на этом матери­
але сумели понять, что судебные психологи могут
оказывать неоценимое содействие в судебных процес­
сах и способствовать тому, чтобы психология стала
признанной и ценимой частью подготовки квалифи­
цированных полицейских.

174
СУДЕБНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.bps.org.uk/careers/careers3.cfm#forensic
http://psychology.about.com/msub_lawcriminal.htm
http://www.sosig.ac.uk/roads/subject-listing/World-cat/
forensic.html
Глава 10

ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• в чем основные причины неуспеваемости в


школе;
• каковы обязанности и ответственность
педагога-психолога;
• как с помощью педагогической психологии
можно справиться с буллингом.
Педагоги-психологи — это, по сути, психологи-при­
кладники, которые работают с проблемными, трудны­
ми детьми. Они часто служат в местной образователь­
ной администрации и тесно сотрудничают с преподава­
телями, судами и родителями. Иногда они трудятся в
специализированных педиатрических клиниках вместе
с работниками социальной сферы, психиатрами и пре­
подавателями, занимаясь проблемами детей с ослаблен­
ным здоровьем или жертвами жестокого обращения.
Работают они и с другими многопрофильными группа­
ми в центрах семейной терапии, распределительных
центрах для несовершеннолетних правонарушителей,
общинных школах (исправительных школах для ма­
лолетних преступников) и детских больницах.
Поскольку их работа отличается особой сложнос­
тью, то и подготовка требуется самая тщательная и
серьезная. Помимо того, что, как и прочие психоло­
ги-прикладники, они должны сперва получить степень
бакалавра психологии, от них требуется также и дип­
лом о педагогическом образовании плюс педагогичес­
кий стаж в несколько лет. Вдобавок ко всему им еще
нужно пройти специальный курс педагогической пси­
хологии, который продолжается три года, не считая
практики и экзаменов. В общем, чтобы стать квали­
фицированным педагогом-психологом, времени по­
требуется немало.
Столь глубокая подготовка необходима потому, что
педагоги-психологи играют важную роль в правовой
и судебной системе. Когда ребенка нужно отправить в
специальную школу, или вопрос о его образовании
превратился уже в судебное дело и принято решение о
каких-то определенных аспектах этого образования,

177
ГЛАВА 10

или ребенку по каким-то причинам требуется офици­


альная аттестация — во всех этих случаях образова­
тельные власти обращаются к помощи педагога-пси­
холога. Так что педагог-психолог должен уметь дать
глубокую и всестороннюю оценку детским затрудне­
ниям с учебой или нарушениям развития. Кроме того,
сотрудничая с преподавателями, родителями и пред­
ставителями органов здравоохранения, просвещения
и социального обеспечения, он должен уметь при не­
обходимости вовремя и грамотно вмешаться в ситуа­
цию, чтобы решить проблемы поведения, касающиеся
обучения и пребывания ребенка в школе.

ОЦЕНКА ПРИЧИН ОТСТАВАНИЯ


В УЧЕБЕ

К числу весьма специфических навыков, которы­


ми должен владеть педагог-психолог, относится это
умение дать оценку причинам отставания в учебе,
которое может появиться у ребенка. А причин этих
немало. Например, ребенок плохо учится в обычной
школе, и его вечно дразнят успевающие сверстники.
Возможно, он просто ленится, но у лентяев-то как раз
взаимоотношения с однокашниками складываются,
как правило, нормальные. А вот если у него, скажем,
возникли проблемы со слухом и именно из-за этого
он стал отставать, то дело уже серьезнее. В таком слу­
чае ребенка лучше бы оградить от не самого друже­
любного окружения и перевести в специальную шко­
лу, где к нему будут относиться как к равному и ока­
зывать соответствующую помощь.

178
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Педагогу-психологу необходимо разбираться в


разнообразных психометрических тестах, с помощью
которых все эти причины распознаются. Это не толь­
ко общие тесты на интеллектуальное развитие, но и
более специфические, разработанные для того, что­
бы как можно точнее определить, в чем заключается
причина. Подобного рода тесты широкой публике
недоступны, поскольку для работы с ними необходи­
ма специальная подготовка и каждый из них предназ­
начен для конкретной ситуации и конкретных требо­
ваний. Именно это, то есть необходимость хорошо и
подробно разбираться в большом количестве самых
разнообразных сведений, и делает обучение педаго­
га-психолога столь сложным.
Впрочем, большинство детей, отстающих в учебе,
не нуждаются в посещении специальной школы, и в
обществе развернулась довольно шумная полемика
по поводу того, следует ли отстающих детей изоли­
ровать от успевающих. С подачи представителей ор­
ганов просвещения во многих обычных школах при­
нялись объединять таких детей в отдельные классы.
Иногда для этого не требовалось никаких ухищрений.
Например, чтобы дети с нарушениями опорно-двига­
тельного аппарата приспособились к обычной школь­
ной жизни, достаточно дать им возможность свобод­
но передвигаться по школе и пользоваться всеми
школьными удобствами. То есть реконструировать их
инвалидные кресла или понаставить везде, где мож­
но, перил, поручней и даже лифтов. Во всяком слу­
чае, на учебный процесс все это не влияет.
Другие типы физических нарушений и инвалидно­
сти у детей могут потребовать от преподавателей не-

179
ГЛАВА 10

сколько большей гибкости, и педагоги-психологи ча­


сто помогают им справиться с этой задачей. Напри­
мер, для обучения детей с пониженным слухом пре­
подавателю может понадобиться либо самому выу­
чить язык жестов, либо постоянно держать в классе
сурдопереводчика, который помогал бы детям пони­
мать, что говорит преподаватель. И во многих шко­
лах идут именно таким путем, извлекая из ситуации
побочный положительный эффект: «нормальные»
дети (то есть в данном случае — дети с нормальным
слухом), дружелюбно общаясь со слабослышащими,
попутно обучаются языку жестов. Поначалу все эти
перемены вызвали некоторые затруднения в школах,
но в целом оказалось, что в них есть немало досто­
инств и они даже способствуют развитию детей.

Дислексия

Некоторые проблемы с успеваемостью возникают


не на сенсорном, а на познавательном уровне. То есть
они связаны не с тем, каким образом информация
поступает в мозг, а с тем, каким образом мозг ее об­
рабатывает. Одно из наболее известных нарушений
подобного рода называется дислексией (неспособно­
стью к чтению). Дети, страдающие этим нарушени­
ем, с трудом выучиваются читать. Дислексия может
принимать разные формы; одна из них подразумева­
ет очень конкретные проблемы с обработкой визуаль­
ной информации, например, ребенок при чтении пу­
тает буквы «р» и «ь». По большей части на смысл слов
это не влияет, но в некоторых случаях важно, посколь-

180
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ку мешает ему правильно распознавать буквы в тек­


сте, а значит, научиться читать.
Однако не все дети с проблемами чтения страдают
дислексией. Выучиться читать вообще непростая зада­
ча для ребенка, для этого требуются время и практика.
Если опыт «общения» с буквами у ребенка маловат, то
самые простые ошибки случаются только оттого, что
он еще не понимает, насколько важно вглядываться,
«вчитываться» в детали. Когда мы выучиваемся читать
бегло, то перестаем это делать, видя слова, а то и фра­
зы целиком, а не каждую букву в отдельности. Но для
этого нужно много читать, желательно поначалу
вслух, тщательно проговаривая каждое слово. В тех
семьях, где родители читают мало, у детей нет даже
отправной точки, чтобы осознать необходимость это­
го умения: они считают, что всю необходимую инфор­
мацию можно получить из телевизора, и искренне не
понимают, зачем тратить столько времени и усилий
на то, что вроде бы и не нужно. Так что и без дислек­
сии хватает факторов, отрицательно влияющих на то,
как ребенок учится читать.
Педагог-психолог должен уметь видеть разницу
между теми детьми, у которых проблемы с чтением в
силу его семейного и иного окружения, и теми, у кого
это связано со специфическими нарушениями обра­
ботки информации. И опять же помочь здесь могут
психометрические тесты, обеспечивающие педагога-
психолога подробными сведениями, которые позво­
ляют ему не только отличить дислексию от прочих
проблем, но и определить конкретную форму дислек­
сии. Некоторые формы более серьезны, чем другие, и
все они диагностируются различными способами. От

181
ГЛАВА Ю

диагноза будут зависеть рекомендации, которые пе­


дагог-психолог даст родителям и преподавателям,
чтобы справиться с проблемой.
Конечно, задача не становится проще оттого, что
общество зациклилось на ярлыке «дислексия». Нередко
ребенка припечатывают диагнозом «неспособен обу­
читься чтению» потому лишь, что он не учится читать
так быстро, как некоторые другие. А стоит только та­
кой печати появиться на ребенке, и к нему начинают
относиться как к неспособному учиться в принципе. И
вообще, навешивая подобные ярлыки, взрослые могут
накликать настоящую беду: сочтя, что ребенок не в со­
стоянии толком научиться ни читать, ни писать, роди­
тели и учителя не предпринимают никаких попыток его
ободрить и поддержать, и тогда ребенок сам начинает
верить в собственную тупость. А ведь общеизвестно: если
человеку все время повторять, что он «свинья—свинья
—свинья», то он в конце концов захрюкает. Дилетантс­
кий диагноз в подобной ситуации крайне опасен, и толь­
ко педагог-психолог с его глубокими профессиональны­
ми знаниями, призвав на помощь точнейшие тесты, мо­
жет составить обоснованное суждение о том, действи­
тельно ли ребенок страдает дислексией или каким-либо
иным нарушением.

ХРОНИЧЕСКАЯ И МАССОВАЯ
НЕУСПЕВАЕМОСТЬ
Если не удается установить истинные причины от­
ставания ребенка в учебе, это может привести к его
хронической неуспеваемости в школе. Существуют

182
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

различные причины такого отставания, и педагогов-


психологов часто привлекают к их выявлению и к
разработке программ своевременного вмешательства,
которые помогают эти причины устранить. Фонтана
(Fontana, 1984) объединил разнообразные причины
школьной неуспеваемости в четыре группы, которые
приведены ниже.

Причины неуспеваемости в школе

• Модели человеческого поведения, например поня­


тие врожденных способностей, ведущее к навеши­
ванию ярлыков на детей.
• Индивидуальные проблемы, например специфичес­
кие затруднения с учебой или ухудшение восприя­
тия.
• Эмоциональное окружение в семье, например чрез­
мерные нагрузки и обязанности по дому, неподхо­
дящие порядки.
• Социальная и организационная среда, например об­
щение со сторонниками стереотипного отношения к
распределению половых ролей в обществе.

Первая группа касается моделей человеческого


поведения, которые устанавливаются и поддержива­
ются преподавателями и другими взрослыми, имею­
щими отношение к обучению ребенка. В 50-х и 60-х
годах, например, среди учителей бытовало убеждение,
что школьные успехи зависят от наследственного ин­
теллекта ребенка. Ребенок либо обладал способнос­
тями, либо нет. В результате классы в школе форми­
ровались со строгим учетом врожденных способнос-

183
ГЛАВА 10

тей учащихся, и тем, кто оказывался «на нижнем уров­


не», очень быстро давали понять, что особых успехов
от них никто и не ожидает. Неудивительно поэтому,
что дети не очень-то старались учиться, а учителя, со
своей стороны, не очень-то старались учить. Что на­
пророчили, то и получили, а итогом явилась массо­
вая неуспеваемость.
Теперь общественное мнение изменилось: уже всем
понятно, насколько важно ожидать от ребенка поло­
жительных результатов, и всеми признано, что неус­
певаемость проистекает из множества причин, порой
не имеющих никакого отношения к детскому интел­
лекту. И результаты таких перемен мы видим в по­
стоянно растущем количестве детей, с успехом окан­
чивающих школу и поступающих в университеты.
Однако встречаются еще преподаватели, которые
придерживаются старых представлений о врожденном
интеллекте, и подобная убежденность способна ока­
зать негативное влияние на детскую мотивацию к ус­
пеху и подорвать у ребенка веру в свои силы. Стоит
только ему счесть себя тупицей, неспособным учить­
ся, как он перестает стараться (поскольку все равно
толку не будет — так думают все вокруг и он сам), а
там уже недалеко и до серьезной неуспеваемости.
То, о чем только что шла речь, относится как раз
ко второй группе причин, выявленных Фонтаной
(1984). Некоторые дети начинают отставать потому,
что у них для этого есть вполне основательные внут­
ренние причины, не выявленные теми, кто должен был
бы это сделать. Такого рода проблемы решить даже
легче, чем социальные, нужно лишь привлечь к ним
внимание педагога-психолога, который их определит,

184
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

оценит и разработает соответствующую методику


обучения. То есть ребенка можно было бы отправить
в специальную школу, или оставить в обычной, но
провести там подготовительную работу, или найти
какой-то иной способ решения проблемы.
Третья группа причин, которые могут привести к
хроническому отставанию в школе,—эмоциональное
окружение, в котором растет ребенок. Руттер (Rutter,
1975) считает, что главным фактором неуспеваемости,
да и других социальных проблем у детей может быть
семья с ее эмоциональным настроем. Беспокойная и
напряженная атмосфера дома, слишком суровые по­
рядки или, наоборот, полное отсутствие дисциплины,
длительная разлука детей с родителями или скудость
общения между членами семьи — все это самым раз­
рушительным образом влияет на школьные успехи ре­
бенка. А вот у детей, растущих в атмосфере взаимного
доверия и поддержки, которых не одергивают и не уп­
рекают поминутно, вырабатывается положительное и
уверенное отношение к занятиям, и результат, соответ­
ственно, получается намного лучше.
Четвертая группа причин, с которой может столк­
нуться педагог-психолог, проистекает из более широ­
кой социальной или организационной среды. Имеет­
ся в виду, что общество вообще или школьное окру­
жение в частности не ждет от учеников ничего хоро­
шего, не возлагает на них никаких надежд и потому
не обеспечивает их должными образовательными воз­
можностями, в которых они нуждаются, чтобы пол­
ностью реализовать свой интеллектуальный потенци­
ал. Если в данной конкретной школе, к примеру, при­
держиваются допотопных взглядов на общественную

185
ГЛАВА 10

роль женщины — женщина должна сидеть дома, уха­


живать за мужем и растить детей, и хорошее образо­
вание ей ни к чему, — то девочек, которые посещают
эту школу, вряд ли станут поощрять и поддерживать
так, как тех, кто ходит в школу, где работают преиму­
щественно сторонники равноправия.
Сходные проблемы возникают и в зависимости от
местоположения школы. В Великобритании недавно
было проведено несколько правительственных ини­
циатив, призванных прояснить, каких достижений
ждут от учеников по тем или иным конкретным
школьным дисциплинам, и обратить внимание на то,
что во многих школах наплевательски относятся к
успехам детей. Прежде чем эти инициативы начали
действовать, обнаружилось ужасающее неравенство
между школами в центре крупных городов и школа­
ми на окраинах и в бедных кварталах, из которых,
как уже заранее предполагалось, в высшие учебные
заведения попадет значительно меньше выпускников.
И хотя с точки зрения серьезных социальных проблем
пренебрежительное отношение к школьным успехам
имеет некоторые основания, но все же нельзя опреде­
ленный контингент детей заранее ставить в менее не­
выгодные условия по сравнению с другими.
Благодаря введению национальной программы и
стандартов достижений для возрастных групп удалось
многое сделать, чтобы выровнять этот дисбаланс и
изменить отношение преподавателей и родителей к
потенциальным успехам детей. Но педагоги-психоло­
ги все еще порой сталкиваются с этой проблемой как
с причиной неуспеваемости конкретного ребенка, и
тогда им приходится проводить работу среди школь-

186
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ной администрации, преподавательского состава и


представителей органов просвещения и социального
обеспечения, чтобы разрабатывать программу реше­
ния проблемы на общешкольном уровне, а не на ин­
дивидуальном.

Буллинг* (школьная «дедовщина»)

Причины неуспеваемости могут таиться и в детс­


ких взаимоотношениях, но проблема тем не менее
является скорее школьной, чем личной. Причем го­
раздо более распространенной, чем признают школь­
ные власти, и за последние десять лет было предпри­
нято несколько попыток ее разрешить. Проблема не
так уж ничтожна: ребенок, над которым измываются
в школе, может стать эмоционально ущербным, а это
непременно отразится на его успеваемости. Поэтому
педагоги-психологи рука об руку с представителями
органов просвещения и социального обеспечения
усердно работают над этой проблемой.
После ряда исследований и практических наблю­
дений одно, по крайней мере, стало совершенно по­
нятно: бороться с буллингом на индивидуальном уров­
не нельзя. Невозможно просто взять и выделить из
детской среды всех забияк и драчунов и запретить им
«вести себя плохо». Буллинг — проблема не личност­
ная, а культурная, имеющая прямое отношение к не-

* Буллинг (англ. — bullying) — физический или психологи­


ческий террор в отношении ребенка со стороны группы одно­
классников — школьная «дедовщина».

187
ГЛАВА 10

формальной культуре общения школьников. Более


того, любой ребенок, хоть раз попадавший в подоб­
ную ситуацию, знает, что порой она складывается так,
что взрослому просто невозможно вмешаться, ибо,
наказав хулигана, он рискует либо задеть невиновно­
го, либо выставить на посмешище другим детям того,
кто «наябедничал», то есть привлек к проблеме офи­
циальное внимание.
Решать проблему буллинга необходимо обще­
школьными силами, и для начала следует официаль­
но признать его существование, а затем, объединив
усилия на классном и школьном уровне, с усердием
взяться за его искоренение, для начала пропаган­
дируя культуру антибуллинга. Если мы сможем на­
учить детей относиться к этому явлению с презре­
нием, а не со страхом и восхищением, хулиганы ли­
шатся почвы под ногами: ведь именно на благодат­
ной почве страха одних и восхищения других оно и
взращивается.
При всем том не следует отказываться и от инди­
видуальной работы с детьми. Те, над кем постоянно
издеваются, нуждаются в особом подходе, в помощи,
чтобы справиться с эмоциональными последствиями
переживаний; но в помощи нуждаются и те, кто изде­
вается. Причем нередко необходима помощь врача,
чтобы «плохой» ребенок распознал и осознал те эмо­
циональные потребности, из-за которых он стал ху­
лиганом, и научился им противостоять. Можно ра­
ботать с каждым хулиганом в отдельности, но впол­
не успешной бывает и групповая практика, когда
опытный психолог или специально обученный пред­
ставитель органов просвещения и социального обес-

188
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

печения собирает вместе нескольких хулиганов и дает


им возможность, подзуживая друг друга, выпустить
свою агрессию.
Таким образом, чтобы решить проблему низкой
успеваемости, требуется не просто умение определить
и оценить ее причины. Ведь на любой человеческий
поступок влияет множество факторов на множестве
уровней. И педагог-психолог, дабы эффективно помо­
гать решению проблем каждого конкретного ребенка,
должен уметь работать не с одним таким уровнем.

РАЗРАБОТКА ОЦЕНОЧНЫХ ПРОГРАММ

Квалификация педагогов-психологов особенно


важна и нужна при составлении программ помощи в
учебе. Все психологи, независимо от специализации,
проходят тщательную подготовку по научным и ана­
литическим методам и приобретают серьезный прак­
тический опыт. Но у педагога-психолога перед всеми
остальными есть неоспоримое преимущество—двой­
ная квалификация: и по педагогике, и по психологии,
плюс еще подготовка по методикам исследования и
оценки проблем образования.
Все эти навыки играют огромную роль в оценке
учебного процесса. Например: в какой-то начальной
школе намереваются внедрить новую методику обу­
чения детей чтению. Оценить эту новую методику не
так-то просто. Во внимание следует принять множе­
ство факторов: саму методику, детскую мотивацию,
заинтересованность и поддержку учителей и родите­
лей, технические и материальные возможности шко-

189
ГЛАВА 10

лы — учебники, пособия, привлечение новых препо­


давателей и переподготовка прежних т.д. и т.п. Учесть
всю эту массу факторов и определить надежность и
эффективность методики — задача обширная и даже
головоломная, требующая от педагога-психолога всех
его глубоких знаний.
Порой перемены не ограничиваются одной-един-
ственной школой. Иногда образовательные власти
вдруг решают проводить новую политику обучения:
то прибавляют к начальному обучению шестой класс,
то вводят или снимают уроки музыки либо какой-то
другой предмет. Подобного рода перемены затраги­
вают все школы и касаются большинства учеников, и
к оценке их необходимости и результативности при­
влекают опять-таки педагогов-психологов.
Осуществляется такая оценка по-разному. Иногда
педагогов-психологов просят оценить задуманные
изменения до того, как их введут, дабы заранее иметь
представление о возможных последствиях и пробле­
мах. Иногда оценивается уже результат. Но чаще про­
исходит и то и другое, и от мнения педагогов-психо­
логов во многом зависит дальнейшая образователь­
ная политика как на местном, так и на государствен­
ном уровне.
Как видим, работа педагогов-психологов сложна
и разнообразна. Благодаря тщательной подготовке
они обретают навыки, помогающие им решать про­
блемы на самых разных уровнях — от содействия от­
дельно взятому ребенку с его трудностями в учебе до
организации обучения в масштабе целой школы, а то
и города. Умение работать с таким широким диапа­
зоном проблем — одно из отличительных свойств

190
ПЕДАГОГИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

мастерства психологов-прикладников, постоянная


сфера деятельности которых — человек, а человек —
существо непростое.
В образовательной системе работает немало пси­
хологов-прикладников и с другой специализацией. В
некоторых странах, например в Соединенных Шта­
тах, их тоже называют педагогами-психологами, но в
Великобритании и тех странах, которые придержи­
ваются британских стандартов, педагог-психолог и
его сфера деятельности строго оговорены законом, так
что другие психологи не могут называться так же.
Иногда их, правда, называют еще школьными психо­
логами, но это не совсем точно, потому что они рабо­
тают и в колледжах, и в университетах и в действи­
тельности занимаются прикладной психологией обу­
чающих и обучаемых, то есть применяют свои зна­
ния человеческой психологии к учебному процессу и
к его совершенствованию. Некоторые аспекты их ра­
боты мы рассмотрим в следующей главе.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://vv^vw.bps.org.uk/careers/careers3.cfm#educational
http://www.psychol.ucl.ac.uky
Глава 11

ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ
ПРЕПОДАВАНИЯ
И ПРИОБРЕТЕНИЯ ЗНАНИЙ

Из этой главы вы узнаете:

• чем отличается обучение взрослых и детей;


• как знание психологии помогает легче
переносить экзаменационные треволнения;
• как понимание психологии приобретения
знаний помогает лучше эти знания передавать.
Педагоги-психологи, как вы поняли из предыдущей
главы, работают в основном с детьми. Однако в учеб­
ном процессе принимают участие и взрослые; всем
нам, уже будучи взрослыми, доводилось чему-то
учиться. Одни занимаются на очном отделении в кол­
ледже или университете, другие учатся заочно и про­
должают работать. Одни посещают какие-нибудь ве­
черние занятия в качестве хобби или отдыха, другие
же — потому, что хотят сменить род деятельности.
Некоторых работодатели отсылают учиться, другие
же ходят на курсы повышения квалификации, откры­
тые прямо в компании или на предприятии.
Психологи-прикладники, занятые в сфере обра­
зования, работают и с обучающими, и с обучаемы­
ми. Главная их забота — совершенствовать учеб­
ный процесс, так сказать, с обоих концов: помогать
учащимся лучше и полнее усваивать материал, а
преподавателям — доходчивее его подавать и вся­
чески стимулировать мышление студентов. Неред­
ко психологов-прикладников, специализирующих­
ся именно на образовании, приглашают на работу
в колледжи и университеты в качестве специалис­
тов по подготовке кадров или качеству обучения.
Впрочем, гораздо чаще они действуют как незави­
симые консультанты.
Как и всем остальным психологам-прикладникам,
им необходимы серьезнейшее образование и глубо­
кая профессиональная подготовка. В Великобритании
такой диплом выдается, как правило, под эгидой Бри­
танского психологического общества. Сам же процесс
обучения столь же длителен и скрупулезен, как и на
психолога любой другой специализации.

193
7 - 6292
ГЛАВА 11

Работа прикладных психологов, специализирую­


щихся на процессе обучения, весьма разнообразна по
форме. Например, они могут участвовать в разработке
комплексного учебного плана для отдельного факуль­
тета или университета в целом; или же в составлении
программ проверки качества преподавания; прово­
дить симпозиумы или вести курсы повышения квали­
фикации для школьных учителей и преподавателей
вузов, помогая последним поднять уровень препода­
вания или усовершенствовать манеру подачи матери­
ала. Привлекают их и к индивидуальной работе со
студентами, когда нужно выбрать определенный курс
или несколько курсов обучения. Ну и, разумеется, они
ведут обширную научную и исследовательскую дея­
тельность в сфере учебного процесса.

СОЦИАЛЬНЫЕ И МОТИВАЦИОННЫЕ
АСПЕКТЫ УЧЕБЫ

Работа прикладных психологов в этой области


отличается от деятельности педагогов-психологов
в первую очередь тем, что они имеют дело со взрос­
лыми, а не с детьми. Социальные отношения между
взрослыми и подростками постарше отличаются от
детских, как отличается и мотивация к учебе. Взрос­
лый, если уж он решает учиться, как правило, не
нуждается в строгом руководстве, а значит, задача
преподавателя не столько преподать ему предмет,
сколько направить его самостоятельные усилия в
нужное русло и помочь понять и запомнить выб­
ранный материал.

194
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

Поэтому столь важны социальные и мотивацион-


ные аспекты учебы. Прикладным психологам, рабо­
тающим в этой области, необходимо досконально
разбираться в том, какого рода влияние могут ока­
зать на процесс учебы те или иные социальные фак­
торы и как ими можно управлять, чтобы влияние это
было положительным. Должны они знать и как регу­
лировать процесс обучения, чтобы укреплять внутрен­
нюю мотивацию студентов и помогать им правильно
распределять время и усилия, необходимые для успеш­
ной учебы.

Социальные факторы

Социальные факторы, влияющие на учебный про­


цесс, могут иметь самые различные формы, от невер­
бального языка, используемого преподавателем, до
социальных представлений или общепринятых убеж­
дений, разделяемых всеми участниками учебного про­
цесса. Выражаться они тоже могут по-разному — в
отношениях, в сценариях социального поведения и
надеждах.
Как вы уже поняли, люди обмениваются информа­
цией самыми разными способами, и не всегда осоз­
нанно. Манера одеваться, двигаться, организовывать
пространство вокруг себя несет в себе не меньше ин­
формации для окружающих, чем слова, а мимика,
жесты и интонации эту информацию дополняют. Та­
кое невербальное общение происходит при любом
человеческом контакте, а учебный процесс подразу­
мевает неизбежные контакты множества людей.

195
?•
ГЛАВА 11

В условиях традиционного преподавания во всех


этих неявных сообщениях, передаваемых невербаль­
ными сигналами, прочитывается власть и авторитет.
Преподаватели и одеваются не так, как студенты, —
более строго и официально, подчеркивая этим свою
социальную отделенность. Вокруг них всегда больше
свободного пространства, и в аудитории они сидят за
гораздо большим столом, нередко на возвышении,
подчеркивая свою власть и над пространством, и над
маленьким коллективом. Они ведут беседу, точнее
лекцию, управляют ею, главенствуют в ней, слушате­
ли же предполагаются лишь пассивными реципиен­
тами, что опять же говорит о контроле педагога над
информацией, о его авторитете и власти. И так далее.
Этот традиционный подход к обучению, однако,
не оптимальный. Студенты учатся лучше, если при­
нимают в учебном процессе активное участие и сами
могут выбирать, что им делать. Когда же речь захо­
дит о взрослых, возможность такого выбора стано­
вится особенно важной, потому что каждый пришел
учиться по собственным причинам и руководить со­
бою предпочитает сам. Поэтому акценты следует сме­
стить подальше от авторитарной модели передачи
информации и поближе к модели сотрудничества, при
которой преподаватель не просто лектор, пусть и
очень квалифицированный, а помощник студенту в
учебе. А это означает, что изменить следует и невер­
бальные сигналы.
В то же время преподаватель действительно знает
о предмете больше, чем студенты, и действительно
имеет право на некоторую власть и авторитет. То есть
некоторые из невербальных сигналов актуальны по-

196
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

прежнему. Это означает, что одеваться преподавате­


лю стоит все-таки несколько строже, чем студентам,
и если их общение проходит в дружественной манере,
то некоторая ролевая дистанция не только не будет
этих отношений тормозить, но и пойдет им на пользу.
Проблема лишь в том, как отличить те сигналы, ко­
торые помогают учебному процессу, от тех, которые
ему мешают.
Например: беседа проходит гораздо лучше, когда
собеседники время от времени встречаются взгляда­
ми — возникает зрительный контакт. Поэтому если
во время занятий предполагается обсуждение темы и
студентам предстоит разбиться на группы или вести
диалог, то очень важно, чтобы они могли не только
слышать, но и видеть друг друга и общаться. А для
этого порой и мебель приходится переставлять. Ког­
да студенты сидят ровненько, рядами, лицом к кафед­
ре преподавателя, то любое обсуждение становится
неестественным и неуклюжим. С другой стороны, если
преподаватель намерен именно читать лекцию, то
есть передать студентам большую «порцию» инфор­
мации, то такое их размещение будет, пожалуй, наи­
более оптимальным. Так что все зависит от целей
преподавателя.

Мотивационные факторы

Понимание социально-психологических процессов


приходит на помощь студенту в самых разных ситуа­
циях. Немаловажное значение имеют и мотивацион­
ные факторы, нередко тесно связанные с социальны-

197
ГЛАВА 11

ми. При обучении взрослых (да и детей тоже) наибо­


лее важной составляющей мотивационного процесса
является создание уверенности в самоэффективности.
Уверенность в самоэффективности — это уверен­
ность в том, что мы в состоянии справиться с конк­
ретной задачей в той или иной области. Когда же речь
идет об учебном процессе, то под уверенностью в са­
моэффективности подразумевается ощущение своей
способности к обучению и точная оценка положения
дел. Причем уверенность в самоэффективности и уве­
ренность в себе — понятия несколько разные. Мож­
но обладать твердой уверенностью в самоэффектив­
ности, когда дело касается, скажем, изучения истории
или социологии, но слабой — в отношении статисти­
ки или точных наук.
Поэтому для умелого управления учебным процес­
сом необходимо всячески укреплять в студентах уве­
ренность в самоэффективности, ибо человек, веря в
свою способность к обучению, и дополнительные уси­
лия приложит, и время сыщет, чтобы добиться успе­
ха. И наоборот, считая себя туповатым, неспособным,
а ту или иную работу слишком трудной, «не по уму»,
махнет рукой и зачастую даже стараться не станет —
чтобы не расстраиваться. Это означает, что задача
преподавателя — дать студентам возможность осоз­
нать свою способность добиваться успеха.
Вникая в учебный процесс, психологи-прикладни­
ки знакомятся со всем разнообразием способов, ко­
торыми этого можно достигнуть. А способов нема­
ло. К примеру, можно усовершенствовать систему
оценок или так организовать практическую работу,
чтобы обратная связь со стороны студентов по мере

198
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

углубления их учебных успехов становилась все бо­


лее конструктивной. С этой целью организуются кон­
сультации и обсуждения в аудиториях, студентам да­
ются небольшие задания, которые они могут выпол­
нить, опираясь на уже приобретенные знания. Или
составляются индивидуальные программы обучения,
которые разбиваются на ряд более мелких, легко осу­
ществимых задач.
Психолог, знающий учебную среду и действующие
в ней факторы, может разработать стратегию, наибо­
лее эффективную для конкретной дисциплины и кон­
кретных студентов. Он может также составить адрес­
ную программу для разрешения особой проблемы,
определив необходимые для этого учебные условия и
средства.
Есть, конечно, немало и других факторов, влияю­
щих на мотивацию к учебе. И есть иные способы усо­
вершенствования учебного процесса с помощью пси­
хологии. Один из них — как мы обрабатываем и со­
храняем информацию: познавательная сторона учебы.

ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ (КОГНИТИВНЫЕ)
АСПЕКТЫ УЧЕБЫ

Психологу-прикладнику, специализирующемуся на
учебном процессе, приходится довольно часто зани­
маться выработкой определенных навыков и у сту­
дентов, и у преподавателей. Навыки размышления,
навыки приобретения знаний и навыки их преподне­
сения — все это важные аспекты учебного процесса,
и большинство студентов могут увеличить свой ко-

199
ГЛАВА 11

эффициент полезного действия, сознательно развивая


некоторых из них. Это знание о познании, то есть по­
нимание собственных когнитивных процессов, назы­
вается метапознанием, и многие психологи, работа­
ющих в этой области, занимаются составлением про­
грамм обучения студентов метапознавательным (ме-
такогнитивным) навыкам.
Преподавателям эти программы тоже приносят не­
малую пользу. Пройдя курс обучения, скажем, навы­
кам размышления, преподаватель может пересмотреть
свой курс таким образом, чтобы сделать его более уг­
лубленным и многообещающим для студентов, но и
требующим большего напряжения. А если он еще и
знает, как эти навыки преподать, то и студентов на­
учит полнее и глубже воспринимать свой материал.
Целесообразны метакогнитивные навыки и для усовер­
шенствования системы оценки знаний, так что пользу
из них извлекают и студенты, и преподаватели.
Точно так же студент, хорошо разбирающийся в
процессах запоминания и работы памяти, может луч­
ше справляться с большим количеством информации.
Преподавателю же умение структурировать познава­
тельный процесс и организовывать свои знания помо­
гает излагать материал таким образом, чтобы студен­
там легче было его понимать. А если он понимает, с
помощью каких приемов студенты усваивают матери­
ал, и знает достоинства и недостатки этих приемов, то
сможет так построить процесс преподавания и приоб­
ретения знаний, чтобы он наилучшим образом отве­
чал характерным особенностям конкретного курса.
Иногда это влечет за собой полную перестройку
подачи материала. Приходится, например, вместо

200
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

подхода, основанного на знаниях, обращаться к под­


ходу, основанному на задачах, при котором предпо­
лагается, что студенты будут не просто накапливать
сухое, академическое знание, складывая его «мертвым
грузом», а активно пользоваться им для решения кон­
кретных задач. В одном канадском университете та­
ким образом был полностью пересмотрен учебный
план медицинского факультета. Вместо того чтобы
предлагать студентам заучивать наизусть обширные
сведения об организме и его жизнедеятельности, пе­
ред ними ставили врачебные задачи из реальной жиз­
ни. Дабы понять, что происходило и что следовало
предпринять в каждом из этих случаев, им необходи­
мо было усвоить, собственно говоря, то же самое ко­
личество информации, но на сей раз они извлекали ее
из практики. Результатом же явилось намного более
глубокое понимание физиологии и работы организ­
ма человека, которое немало помогло их дальнейше­
му становлению как квалифицированных врачей.
Помогло оно им и сохранить мотивацию к учебе.
Ведь все эти студенты поступили на медицинский фа­
культет, чтобы выучиться на врачей, и возможность
наблюдать и ощущать, как только что полученные
сухие сведения оживают перед ними в лице конкрет­
ных людей с их конкретными хворями, помогла им
сохранить любопытство и инициативу и заниматься
дальше с прежней заинтересованностью и усердием.
Мотивация и результативность связаны очень тесно:
если студент понимает, что делает успехи, приобре­
тая полезные и нужные знания, это само по себе уже
достаточный фактор мотивации к дальнейшей стара­
тельной учебе.

201
ГЛАВА 11

Поэтому психологу-прикладнику, работающему в


этой области, необходимо углублять понимание того,
как различные методы преподавания влияют на ус­
воение знаний. В частности, как запоминается лекци­
онный материал. Иногда лекции действительно самый
эффективный способ донести информацию; но иног­
да к ним приходится прибегать исключительно из-за
количества студентов, интересующихся темой. А зна­
чит, следует хорошо разбираться и в методах приоб­
ретения знаний и в метапознании, то есть понимать
познавательные процессы и использовать это пони­
мание для эффективной работы.

ЭКЗАМЕНЫ И ОЦЕНКИ

Именно при подготовке к экзаменам понимание


когнитивных процессов начинает действовать по-на­
стоящему. Ведь для экзаменов необходимо усвоить
очень большое количество материала, но, к счастью,
психологи изучают память и ее работу уже более 100
лет и многое успели понять. Поэтому психологи-при­
кладники, работающие в этой области, часто дают
студентам какие-то рекомендации по методике повто­
рения пройденного и запоминания информации.

Психология подготовки к экзаменам

Когда дело доходит до подготовки к экзаменам и


повторения пройденного, способов усовершенствовать
эти процессы не перечесть. А общее в них то, что все

202
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

они опираются на основные принципы запоминания,


которые были выявлены научным путем. Один из наи­
более широко применяемых известен как методика
«уровневой обработки», поскольку касается психоло­
гической теории работы памяти. (С момента возник­
новения теория, конечно, развивалась и изменялась, но
основные принципы остаются верны и по сей день.)
Суть теории состоит в том, что нам свойственно
забывать сведения, которые не подверглись в нашем
мозгу основательной и глубокой обработке. Под об­
работкой подразумевается когнитивный (познава­
тельный) процесс, то есть обдумывание информации,
исследование ее смысла и подтекста — в общем, тща­
тельное мысленное «оглядывание» со всех сторон в
целях углубления понимания и стремления, чтобы эта
информация прижилась в нашем мозгу. Ведь, полу­
чив информацию, мы можем либо небрежно скольз­
нуть по ее поверхности, не задумываясь о смысле и
подтексте, — и тогда она быстро улетучится из памя­
ти; либо глубоко вникнуть — и тогда она останется с
нами навсегда. К сожалению, многие студенты по-
настоящему не интересуются тем материалом, кото­
рый готовят к экзаменам, или же просто не имеют
привычки задумываться о его значении. При этом о
друзьях и родных они нередко помнят все до мель­
чайших подробностей—потому что «обрабатывают»
эти сведения у себя в голове.
Впрочем, психологические исследования, обнару­
жившие, насколько важна уровневая обработка, пока­
зали также, что запоминанию способствует любой вид
когнитивной обработки, даже просто изменение фор­
мы информации: достаточно бывает проговорить текст

203
ГЛАВА 11

вслух, просмотреть иллюстрации или прочесть другой


текст на ту же тему. На этом основаны многие методи­
ки закрепления пройденного. Например, по каким-то
текстовым данным можно составить диаграмму или
сводную таблицу. Сам процесс понуждает нас размыш­
лять о том, чем мы занимаемся, и тем самым запоми­
нать. Некоторые студенты составляют шпаргалки, в
которых кратко, тезисно излагают экзаменационный
материал. И на экзамене многим из них даже не прихо­
дится эти шпаргалки доставать: в памяти отложилось
достаточно. А тем, кому все-таки приходится, эти те­
зисы помогают припомнить нужные сведения подроб­
нее. Это тоже когнитивная обработка, хотя те, кто ею
занимается, нередко даже не подозревают об этом. Но
делать это мы должны сами: чужая шпаргалка или свод­
ная таблица—результат мыслительного процесса дру­
гого человека, и нам он не поможет, а окажется только
дополнительным материалом для запоминания. А что­
бы информация улеглась в памяти, важен процесс, а не
конечный результат, тем более чужой.
Существуют и другие принципы работы памяти, ко­
торые психологи-прикладники применяют при разра­
ботке методик повторения пройденного. Один из таких
принципов касается ассоциативных связей между вос­
поминаниями: самые яркие наши воспоминания — те,
которые сочетаются с другими. Так, заслышав песню,
почуяв запах, ощутив вкус или увидев картинку, мы
мысленно переносимся туда, где слышали эту песню,
вдыхали запах, пробовали эту еду или питье или видели
эту картинку. На том же основаны и некоторые методи­
ки повторения пройденного учебного материала. Они
очень эффективны, ибо направлены на объединение

204
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

разных порций информации и установление между


ними ассоциативных связей, наподобие схем инфор­
мационных потоков или диаграмм типа «дерево».
Еще один важный принцип — мозг способен вмес­
тить ограниченное количество бессмысленной инфор­
мации, но никто пока еще не обнаружил пределов
тому, сколько мы можем запомнить информации по­
лезной. Так что методы закрепления пройденного,
которые понуждают человека осознавать нужность и
ценность полученной информации, особенно полез­
ны. В заключение могу сказать: если вы хотите лучше
закрепить пройденный материал, то достаточно про­
сто составить сводную таблицу прочитанного или
пересказать его кому-то.
Кроме того, человек легче запоминает визуальные
изображения (образы), нежели слова. Поэтому неко­
торые методы закрепления пройденного основаны на
создании образов — мысленно или на бумаге. Потом,
на экзамене, эти образы помогут припомнить нужную
информацию. Это, конечно, не совсем полноценное
решение, и обработка здесь довольно поверхностна, но
бывает материал, который необходимо просто выучить
наизусть, и в таком случае мысленные или рисованные
образы могут оказаться очень полезны.

Экзаменационный стресс

Еще одна область приложения сил и знаний психо­


логов преподавания и обучения — экзаменационный
стресс. Стресс — существенная часть наших повсед­
невных переживаний, и он может в немалой степени

205
ГЛАВА 11

способствовать успешной сдаче экзамена. Немного


стресса, как щепотка перца к блюду, даже и неплохо,
поскольку тоже возбуждает в нас аппетит — к успеху
в конкретном деле и в жизни вообще. Но только до
некоего предела, за которым эффект уже обратный —
мы начинаем нервничать, злиться, теряем силы и же­
лание не только работать хорошо, но и действовать в
принципе.
Поэтому психологи, работающие в этой области,
часто проводят групповые семинары и индивидуаль­
ные занятия для студентов и преподавателей, где дают
рекомендации по управлению стрессом. На этих се­
минарах, как правило, подчеркивается, что стресс
имеет и физиологическую, и психологическую осно­
ву, и предлагаются эффективные методы борьбы, на­
правленные и на ту и на другую природу стресса. Су­
ществуют и чисто психологические методики сниже­
ния стресса, например упражнения по позитивному
мышлению и релаксации, которые особенно эффек­
тивны в экзаменационный период.
Есть способы физического снятия стресса. В главе 8
мы показали благотворное воздействие физических
упражнений на разные степени стресса; в период эк­
заменов физическая нагрузка полезна и применима
точно так же, как и во всякое другое время. То же от­
носится и к здоровому питанию и отказу от разного
рода стимулирующих препаратов типа кофеина, по­
требление которых может привести к тому, что ваше
эмоциональное возбуждение «зашкалит» и станет не­
управляемым. Вам же, чтобы успешно сдать экзаме­
ны, необходимо контролировать свои эмоции и со­
хранять спокойствие.

206
ПРИКЛАДНАЯ ПСИХОЛОГИЯ ПРЕПОДАВАНИЯ...

Исследование и оценивание
Во время экзаменов психологи-прикладники не
только оказывают всяческую помощь преподавателям
и студентам. Их просят также определить качество
разных систем оценок и разработать иные системы,
отвечающие уровню знаний и навыков, которые, как
предполагается, приобрели студенты.
Занимаются они также и инспектированием, напри­
мер проводят всестороннее исследование учебного
процесса; в их ведении находятся даже такие вопро­
сы, как мошенничество на экзаменах, дискриминация
по половому признаку и иные формы проявления не­
равенства и предубеждения при выставлении экзаме­
национных оценок, а также собеседование, которое
проходят студенты, поступающие на какой-то особый
курс. Работая консультантами в системе образования
или организационной подготовки, они по мере надоб­
ности применяют свои обширные знания и опыт.
Вот почему эта область прикладной психологии
становится все более и более известной и признанной
специализацией психологов.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.bps.org.uk/careers/careers3.cfm#teach
http://www.nickyhayes.co.uk/nicky/exams/examstress.
html
http://www.psychwatch.eom//school_org.htm
Глава 12

ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

Из этой главы вы узнаете :

• где применяют психометрические тесты;


• о трех типах профессионального тестирования;
• что означают понятия «перерыв/усилие»,
«повышение разнообразия работы» и
«профессиональный стресс».
Психология труда, как видно из названия, это —
психология главного человеческого занятия — рабо­
ты. Она связана с подбором людей для различных
работ, то есть профессиональным отбором; с оцени­
ванием и поощрением работников; с анализом харак­
теристик различных типов работы и их специфичес­
кого воздействия на конкретного человека.
Психологи работают в этой области с начала XX сто­
летия, и уже более 70 лет психология труда остается
признанной частью профессиональной прикладной
психологии. Как и в прочих областях профессиональ­
ной психологии, здесь, чтобы стать квалифицирован­
ным психологом, необходимо сперва получить пер­
вую, бакалаврскую, степень по психологии, потом
приобрести значительный опыт практической рабо­
ты, а затем — более высокую, магистерскую степень.
Обучение обстоятельное и комплексное, ведь психо­
логи труда могут потом работать в самых различных
областях.

ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ
ТЕСТИРОВАНИЕ
Особенно тщательную подготовку психологи
труда получают по психометрическому тестирова­
нию. Эти тесты предназначены для оценивания не­
которых аспектов психологической деятельности
человека — от общих личностных качеств и ум­
ственного развития до определения уровня эруди­
ции в конкретной области. Другие, например педа­
гоги-психологи, тоже пользуются психометрически-

209
ГЛАВА 12

ми тестами — как мы видели в главе 10 — для вы­


явления у детей проблем с обучением. Однако цели
у психологов труда иные, поэтому и психометри­
ческие тесты они применяют другие.

Применение психометрических
тестов

Психометрические тесты, конечно же, несовершен­


ны, и, принимая решение, никто не смотрит на них
как на критерий истины в последней инстанции. Но
вводную информацию они обеспечивают хорошую,
и при принятии решения она играет свою роль. Пси­
хологи труда используют психометрические тесты
весьма часто и в разнообразных ситуациях. Тесты эти
применяются для самых различных целей, но наибо­
лее широко — в трех случаях: при найме на работу,
для повышения в должности и профориентации.
Наем на работу, то есть подбор кадров на опреде­
ленные рабочие места, — это для современного об­
щества явление нормальное и регулярно повторяю­
щееся, и организации готовы мириться со значитель­
ными хлопотами, лишь бы не ошибиться в выборе.
Некоторые психологи труда специализируются имен­
но на этом; они могут дать квалифицированные ре­
комендации по подбору кадров и провести соответ­
ствующее психометрическое тестирование.
Никакой психометрический тест не скажет точно,
что собою представляет человек и хорошо ли он спра­
вится с конкретной работой, поскольку обстоятельства
меняют людей, и на разных предприятиях от человека

210
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

могут понадобиться разные навыки и качества (об этом


мы поговорим в следующей главе, когда будем знако­
миться с организационной психологией). Тем не менее
психометрическое тестирование может в немалой сте­
пени способствовать принятию решения, но применять
его должен только квалифицированный профессионал,
потому что результаты тестирования очень легко ис­
казить и истолковать неверно. Психолог труда исполь­
зует эти результаты наряду с другими источниками
сведений, а не полагается на них полностью.
Другая общепринятая область применения психо­
метрического тестирования — принятие решения о
повышении по службе. Потенциальных кандидатов на
высокую должность предприятия часто посылают в так
называемые распределительные центры (которые не
имеют ничего общего с приемниками-распределителя­
ми для малолетних правонарушителей!). В этих цент­
рах они проходят целую серию психометрических тес­
тов и должны выполнить ряд практических упражне­
ний, предназначенных для того, чтобы выявить их уме­
ние общаться, руководить и тому подобное.
Психологи, осуществляющие программу оценива­
ния, внимательно следят за кандидатами и часто про­
водят собеседования и опросы. Анализируя получен­
ную информацию, они составляют полный отчет о
способностях, склонностях и навыках каждого кан­
дидата. Отчет вручается кандидату и передается ру­
ководству предприятия, которое обязательно учиты­
вает его, принимая решение.
И третья область, в которой психометрическое те­
стирование играет немаловажную роль, — профори­
ентация. Здесь оно проводится, чтобы помочь чело-

211
ГЛАВА 12

веку подобрать наиболее подходящую профессию или


род занятий. Этим тоже занимаются психологи тру­
да; иногда они также обучают государственных слу­
жащих умению обращаться с соответствующими пси­
хометрическими тестами. В основе такого тестирова­
ния лежит стремление как можно точнее выявить ин­
тересы человека, его предпочтения и способности.
Затем на основе этих сведений человеку предлагают
конкретную работу или направление деятельности.
Например, кто-то в силу некоторой педантичности ха­
рактера отличается скрупулезным вниманием к мело­
чам и предпочитает работать в помещении. Такому
человеку подойдет работа с документами, скажем, в
офисе страховой компании. Другому же — любите­
лю энергичной физической работы на открытом воз­
духе —подобная профессия просто противопоказана.
Пример, конечно, упрощенный (реальные тесты намно­
го сложнее и тоньше), но он дает общее представление
о том, что такое профессиональное тестирование.

Типы профессионального
тестирования

Психометрические тесты, используемые психоло­


гами труда, можно разделить на четыре основные ка­
тегории. Первая—тесты на общее умственное разви­
тие, которые часто именуют тестами на интеллект.
Самостоятельно они используются редко, чаще—как
часть целой группы тестов. Было много споров вок­
руг применения этих тестов для подбора работы, в
основном из-за того, что в вопросах и оценке ответов

1
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

проявлялись неосознанные предубеждения против


представителей определенных культурных и этничес­
ких групп. Поэтому как единственное основание для
найма на работу эти тесты применяются редко.
Гораздо чаще психологи труда опираются на све­
дения, полученные путем тестов на качества личнос­
ти. Как правило, эти тесты состоят из вопросов, рас­
крывающих перед глазами психолога картину лично­
сти испытуемого с учетом множества различных па­
раметров. Один из наиболее широко применяемых
тестов такого рода, OPQ, основан на модели личнос­
ти, разработанной Кеттелом (Cattell) еще в 1946 году.
Согласно этой модели можно набрать максимальное
количество баллов по 16 личностным параметрам,
представленным в виде шкалы, на одном конце кото­
рой — «замкнутость», на другом — «общительность».
Набранное количество баллов свидетельствует о том,
каким, в общих чертах, можно назвать характер че­
ловека по этим параметрам. На рис. 12.1 приведен
пример характеристики личности на основе 16 лич­
ностных параметров Кеттела.
Эти тесты используются при профессиональном
отборе, чтобы выяснить, обладает ли испытуемый
качествами, необходимыми для данной работы. На­
пример, если в профиле личности испытуемого ука­
зано «подчиняющийся, послушный», а не «домини­
рующий», то можно не сомневаться, что роль руко­
водителя большой группы людей будет ему не по пле­
чу. Но выбор делается опять-таки не только на основе
одного этого теста: учитывается и «послужной спи­
сок», и результаты других тестов и собеседований, —
все это дает дополнительные сведения.

213
ГЛАВА 12

Замкнутый Общительный
Менее восприимчивый Более восприимчивый
Легко возбудимый Эмоционально
устойчивый
Послушный Доминирующий
(подчиняющийся)
Серьезный Беспечный
Подчиняющийся
Самостоятельный
обстоятельствам
Робкий Азартный

Бескомпромиссный Щепетильный

Доверчивый Подозрительный
Прогматик Фантазер

«Рубящий с плеча» Рассудительный


Уверенный в себе Пугливый
Консерватор Экспериментатор
Зависимый от мнения Самодостаточный
окружающих
Неуправляемый Управляемый

Невозмутимый Беспокойный

Рис. 12.1. Характеристика личности

Психологи труда пользуются еще одним тестом —


на способности, — который был разработан для вы­
явления пригодности к специфической работе. Его
задача — показать, обладает ли испытуемый навы­
ками, необходимыми для этой работы. Например,
компьютерная фирма, намереваясь принять на ра­
боту и обучить программистов, конечно же, захочет
удостовериться, что претенденты внимательны к
мелочам и обладают логическими навыками, чего и
требует компьютерное программирование. Поэтому
психолог труда, участвующий в подборе кадров, ско­
рее всего включит в тест проверку способностей ра­
боты с компьютером.

214
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

Некоторые тесты на способности имеют вид распе­


чатанных анкет, а другие выполняются как упрощен­
ные версии реальных задач, с которыми человек стол­
кнулся бы на работе. В одном упражнении, например,
известном как «упражнение с входящими» и широко
применяемом при найме на административную рабо­
ту, испытуемый должен за ограниченное время разоб­
раться с определенным количеством писем, служебных
записок, приказов и прочих бумаг, в общем, со всем
тем, с чем имеет дело менеджер (референт, секретарь и
пр.). И то, как человек обращается с документами, чему
уделяет первостепенное внимание, какие действия, во­
обще, предпринимает, — все это имеет значение при
отборе на административную работу.
Тесты на способности бывают и намного более кон­
кретными и в некоторых случаях объединяются с теста­
ми четвертой категории — диагностическими. На про­
изводстве достаточно часто возникают ситуации, когда
психологу труда приходится использовать специальный
диагностический тест, чтобы определить причину про­
изводственной травмы или какой-то иной проблемы.
Например, с помощью теста, основанного на результа­
тах исследования, о котором шла речь в главе 4, психо­
лог может выяснить, почему на производстве произо­
шел несчастный случай, приведший к закрытой череп­
но-мозговой травме. Или другой пример. Телефонным
мастерам необходимо очень острое зрение без малей­
ших признаков дальтонизма, потому что они имеют дело
с невообразимым количеством проводов, проводков и
проводочков, окрашенных в самые разные цвета. По­
этому тест при подборе на такую работу всегда включа­
ет в себя задание на тонкость и точность восприятия

215
ГЛАВА 12

цветов, дабы исключить даже намек на дальтонизм,


очень слабыми формами которого страдают многие,
совершенно не подозревая об этом.
Диагностических тестов очень много, и предназ­
начены они для выявления определенных расстройств
или нарушений. Далеко не у всех психологов труда
есть соответствующая подготовка по той теме или
области, где проводится диагностирование, а для ра­
боты с этими тестами такая подготовка нужна обяза­
тельно, и психологи труда проходят дополнительное
обучение, расширяя свои профессиональные навыки.
Диагностические тесты, как мы уже поняли из гла­
вы 10, — не для дилетантов. Они требуют специфи­
ческих знаний, и работать с ними могут только очень
квалифицированные психологи. Но некоторые типы
профессиональных тестов более доступны. Впрочем,
подготовки требуют все психометрические тесты, по­
этому Британское психологическое общество выпус­
кает сертификаты по профессиональному тестирова­
нию, которые подтверждают квалификацию владель­
ца и являются разрешением на проведение этих тес­
тов. Все профессиональные психологи имеют такие
сертификаты, но получить его может и не психолог,
если окончит специальные курсы, которые ведут про­
фессиональные психологи. Поэтому те, кто работает
с персоналом или занимается наймом на работу и стре­
мится применять психометрическое тестирование,
чтобы точнее и лучше принимать решения, могут
пройти соответствующую подготовку.
Надлежащая подготовка играет далеко не последнюю
роль, поскольку проводить психометрическое тестиро­
вание и толковать его результаты следует самым тща-

216
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

тельным образом. Психометрический тест—не просто


анкетный опрос, он составлен с большой предусмотри­
тельностью, на основе огромного числа исследований,
и каждому пункту, прежде чем включать его в тест, дана
тщательная оценка. Поэтому результаты таких тестов
заметно отличаются от ответов на обычную анкету.
Любительские тесты можно купить и на книжном при­
лавке, но отличить их от качественных не составит тру­
да хотя бы потому, что ни одно уважаемое издатель­
ство, выпускающее тесты, не станет продавать их тем,
кто не обучен должным образом с ними работать. Так
что, если вам продали тест, не поинтересовавшись хоть
каким-нибудь доказательством вашей компетентнос­
ти, знайте — вы купили подделку, которая не сослу­
жит вам должной службы.
Профессиональные тесты могут быть весьма раз­
нообразными, но все они должны пройти строгий
контроль на надежность, достоверность и стандарти­
зацию; и проводиться тестирование должно теми, кто
получил соответствующую подготовку. Такие тесты
оказывают неоценимую помощь при найме на рабо­
ту, при аттестации работника для продвижения по
службе и при подборе профессии или рода деятельно­
сти. Тестирование, оценка результатов, а порой и раз­
работка профессиональных тестов — важная часть
работы психолога труда.

АНАЛИЗ ТРУДОВЫХ ОПЕРАЦИЙ

Анализ трудовых операций—другой аспект рабоче­


го процесса, которым психологи труда издавна занима-
ГЛАВА 12

ются. Началось все, как полагают, в 1911 году с работы


Ф. У. Тэйлора (F. W. Taylor), который (по преданию)
однажды наблюдал, как рабочие грузят чугунные чуш­
ки на железнодорожные платформы, и был поражен
неэффективностью их труда. Как правило, каждый заг­
ружал приблизительно двенадцать с половиной тонн
чугуна в день, но Тэйлор был уверен, что они спокойно
управились бы и с гораздо большим весом. Он догово­
рился с одним из грузчиков и попросил его действовать
точно по указке: когда велят — грузить, когда велят —
отдыхать. И так в течение целого дня. К концу дня ра­
бочий погрузил сорок семь с половиной тонн.
Работа Тэйлора оказала огромное влияние на раз­
витие эргономики — учения об эффективности, с ко­
торым мы познакомимся в главе 14, — и заложила ос­
нову анализа трудовых операций, получившего назва­
ние «перерыв-усилие», который стал применяться по­
всеместно. Руководителям этот подход очень нравился,
и в первой половине XX столетия множество психоло­
гов труда были задействованы в проведении таких ана­
лизов. А вот работники были не в восторге, поскольку
их мнением и отношением к конкретной работе никто
не интересовался, зато предполагалось, что действовать
они будут как роботы—не задумываясь, не рассуждая
и, главное, без устали. Позднее, уже во второй полови­
не XX столетия, когда психология труда стала более
сложной и искушенной, руководители начали понимать
истинную ценность мотивированного труда и заинте­
ресованности работников, что в конечном счете обо­
рачивалось куда большей экономической выгодой, ибо
работник, понимающий, что он делает и зачем, тру­
дится много эффективнее и реже болеет.

218
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

Поэтому современные методики анализа трудовых


операций весьма отличаются от основанного Тэйло-
ром подхода «перерыв-усилие». Да и относятся они к
намного более сложным занятиям, так как в нынеш­
ней повседневной жизни люди, как правило, предпри­
нимают куда более сложные действия, чем на заре
фабричной эры. Гораздо больше людей нынче рабо­
тает в сфере услуг или в офисе, чем на конвейере, и
даже там трудовые операции заметно усложнились,
поскольку руководители научились ценить компетен­
тность работника.
Итак, в наши дни для анализа трудовых операций
требуется гораздо больше, чем просто наблюдение.
А значит, необходимо множество сведений о самой
работе, о частоте и количестве изменений заданий изо
дня в день, о степени ответственности и свободы при­
нятия решений и масса иных подобных критериев.
Такой анализ оказывает немалое влияние и помощь
при разработке общей политики руководства, обес­
печивая, например, базовую информированность для
реструктуризации управления. Можно им воспользо­
ваться и для аттестации работника, чтобы определить
уровень его заработной платы на грядущий год, или
при подаче объявлений о рабочих вакансиях.
Есть и еще одна сфера применения анализа трудо­
вых операций: в качестве основания для программы
постепенного повышения разнообразия работы, на
которое нередко идет руководство предприятия. По­
вышение разнообразия работы подразумевает наме­
рение увеличить в работнике мотивацию к работе и
трудовым успехам, дав ему возможность ощутить, что
он чего-то достиг, добился, и почувствовать от этого

219
ГЛАВА 12

удовлетворение. Для этого работнику предоставляют


несколько большую свободу в принятии важных ре­
шений или позволяют так реорганизовать свою ра­
боту, чтобы он мог взять на себя ответственность за
конкретное дело или человека и «присматривать» за
их дальнейшей судьбой на данном предприятии.
С помощью анализа трудовых операций также оп­
ределяются специальные навыки, которых порой тре­
бует конкретная задача. Иногда результаты анализа
оказываются полной неожиданностью для руковод­
ства, и только анализом выявляется то, что фактичес­
ки необходимо.
Очень часто анализ трудовых операций, проведен­
ный психологами, выявляет, что работники данной
компании в массе своей совершенно неэффективно
используют рабочее время, потому что процесс при­
нятия решений или работа с документами в этой ком­
пании организованы неправильно. Ведь психологи—
те же пчелки: перелетают от работника к работнику,
как от цветка к цветку, расспрашивают, рассматри­
вают, беседуют — собирают «нектар» необходимых
сведений, из которых потом вырабатывают «мед»
мудрых решений по усовершенствованию и облегче­
нию рабочего процесса. Бывает, правда, этот «мед»
горчит, особенно для нерадивых работников, но со
временем все приходит в равновесие.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТРЕСС

Еще одна область деятельности психологов тру­


да — обнаружение и устранение профессионального

220
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

стресса. Стрессы—это как раз та область, где обшир­


ные и глубокие знания психологов-прикладников осо­
бенно уместны. Профессиональный стресс является
следствием работы, и многие психологи труда прово­
дят семинары и занятия, на которых помогают сотруд­
никам с ним справляться.
Стресс, как вы уже поняли (см. главу 4), имеет фи­
зиологический и психологический аспекты. В основе
физиологического лежит древняя реакция «дерись или
удирай», общая у нас со всеми млекопитающими и
подготавливающая организм к тому, чтобы в ответ
на угрозу дать деру или задать жару. Это — набор
физиологических реакций, предназначенных для того,
чтобы снабдить организм дополнительной энергией;
но в современном мире они уже перестали отвечать
своему назначению и могут привести к серьезным
проблемам, не говоря уж о прямой угрозе здоровью.
Что касается психологического аспекта, то, находясь
под воздействием стресса, человек намного более вос­
приимчив к опасности, чем в обычном состоянии, и
нередко реагирует на ситуацию как на угрожающую,
хотя в действительности она таковой не является. Все
мы, волнуясь, чаще ошибаемся, что не лучшим обра­
зом отражается на рабочем процессе. Если стресс крат­
ковременный, мы с трудом сосредоточиваемся, ста­
новимся более раздражительными и эмоциональны­
ми и теряем чувство юмора. Когда он затягивается —
утрачиваем способность принимать решения, быстро
устаем, становимся вялыми и апатичными, норовим ук­
лониться от любого общения и можем даже заболеть.
Поэтому стресс у сотрудников—всегда серьезная про­
блема для руководства предприятия.

221
ГЛАВА 12

Причин возникновения стресса у работников мно­


жество. Картрайт и Купер (Cartwright and Cooper, 1997)
выявили шесть различных групп факторов. Они пере­
числены ниже, и каждый мы рассмотрим подробно.

Факторы возникновения профессиональных


стрессов

• Рабочие факторы.
• Ролевые факторы.
• Взаимоотношения в коллективе.
• Продвижение по службе.
• Нерабочие факторы.
• Общая атмосфера и организационная структура.

К рабочим факторам, способным привести к стрес­


су, относятся в первую очередь условия труда: работа­
ет ли человек посменно или долгими часами корпит
над заданием, требует ли работа разъездов или может
привести к перегрузке. Под ролевыми же факторами
подразумевается то, каким образом человек предпола­
гает выполнить работу. К ним относится в первую оче­
редь ролевая двусмысленность, когда человеку непо­
нятно, в чем состоят его обязанности и что предстоит
делать; а также ролевой конфликт, когда ему прихо­
дится выбирать из двух обязательных, но противоре­
чивых требований. Помочь правильно расставить ак­
центы, а порой и разобраться с этими факторами стрес­
са, может именно анализ трудовых операций.
Кроме того, чтобы снизить стрессовое воздействие
рабочих факторов, психологи применяют методику

222
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

планирования труда. Подбирают рациональную ра­


бочую нагрузку — достаточную, чтобы человек был
все время занят, но не настолько высокую, чтобы за­
дание казалось невыполнимым. Вводят программы
повышения разнообразия работы, чтобы она была
не такой монотонной и механической, и разрабаты­
вают такой график смен, который не отражался бы
на здоровье людей. Планирование труда может
включать в себя и собеседование, помогающее уст­
ранить ролевые двусмысленности или конфликты и
уточняющее, какая роль отводится человеку, а так­
же в какой степени ему разрешено самому распоря­
жаться заданием, чтобы выполнить работу так, как
от него ждут.
Специальные семинары, которые проводят пси­
хологи труда, очень эффективны для выявления
стрессов, возникающих из-за взаимоотношений в
коллективе. Например, часто бывает, что начальник
буквально терроризирует подчиненных или конф­
ликтуют два сотрудника, доводя этим всех осталь­
ных до белого каления. Иногда источник стресса ста­
новится очевидным в результате оценочного собе­
седования или иного «следствия», во время которо­
го на первый план выступает обеспокоенность
человека возможным увольнением, выполнением
норм или затянувшимся продвижением по службе.
Вот в таких-то случаях знания и опыт психологов
труда оказываются очень полезны.
Иногда профессиональный стресс возникает из-
за общей организационной структуры или атмосфе­
ры. Человеку вообще неприятно, когда ему не раз­
решают высказывать свое мнение или участвовать в

223
ГЛАВА 12

принятии решения относительно его же работы. И в


такой ситуации стресс тут как тут. А порой органи­
зационные решения принимаются на уровне, на­
столько отдаленном от фактической работы, что они
попросту неисполнимы. Подобные случаи, к кото­
рым относится и функционирование организации в
целом, вообще-то находятся вне компетенции пси­
холога труда и представляют собой разновидность
нерабочих стрессовых факторов — семейных взаи­
моотношений, разводов и тяжелых утрат. Но даже
не имея возможности устранить истинную причину
стресса, психологи труда все же могут оказать чело­
веку помощь хотя бы на поведенческом уровне: обу­
чить навыкам управления стрессом и тем самым
уменьшить его.
Итак, работа психолога труда разнообразна и
сложна; как всегда, исчерпывающий рассказ о ней
гораздо обширнее объемов книги. Взаимоотношения
человека с трудовым процессом складываются по-
разному, порой очень замысловато—сколько людей,
столько и вариантов. А если приплюсовать сюда еще
и социальные факторы: честолюбие, амбициозность,
мотивацию и прочие непростые свойства человечес­
кой натуры, то можно себе представить, насколько
сложна задача психолога труда и сколько еще пред­
стоит сделать. Психологи труда занимаются челове­
ком как работником, сотрудником, «трудовой едини­
цей», но есть и другие психологи-прикладники, дей­
ствующие на организационном уровне, имеющие дело
с социальными аспектами управления и трудового
процесса. С их работой мы познакомимся в следую­
щей главе.

224
ПСИХОЛОГИЯ ТРУДА

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.bps.org.uk/careers/careers3.cfm#occupational
http://www.psychology.about.com/msub_ioleader5.htm
ttp://www.gm plst.com/mntp/mn tp0198.htm
Глава 13

ОРГАНИЗАЦИОННАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• чем отличается группа от команды;


• что подразумевается под словами
«организационное новшество»;
• как понимание организационной культуры
позволяет усовершенствовать процесс
управления.
Психологи труда, как вы поняли из предыдущей
главы, занимаются человеком индивидуально, прежде
всего в контексте его работы. Организационные же
психологи работают непосредственно на уровне пред­
приятия, имея дело с групповыми, административны­
ми проблемами и прочими социальными факторами,
влияющими на жизнь организации.
Некоторые очень крупные фирмы нанимают соб­
ственных организационных психологов, которые спе­
циализируются в таких областях, как подготовка ру­
ководящих кадров, работа в команде и организаци­
онные изменения; но, как правило, такие психологи
являются приходящими. Они работают независимы­
ми консультантами или от больших консультацион­
ных фирм. Некоторые преподают в университетах, что
дает им хорошую почву для научной работы, да и сту­
дентам приносит пользу. Поэтому многие универси­
теты поощряют своих преподавателей, занимающих­
ся исследованиями в этой области, работать еще и
независимыми консультантами.
Обучение организационные психологи начинают
обыкновенно с того же, с чего и психологи труда, но для
получения магистерской степени специализируются уже
не в психометрике и проблемах отбора, а в организаци­
онной теории и практике. Правда, в последние годы
обучение организационных психологов и психологов
труда отходит друг от друга все дальше, поскольку по­
требности постоянно меняющихся организаций выдви­
гают на первый план социально-психологические аспек­
ты организационной жизни. Но программа получения
диплома пока еще такая же, как и у психологов тру­
да, — первая, бакалаврская, степень в психологии, за-

227
8-
ГЛАВА 13

тем соответствующая практик, а потом магистерская


степень и снова практика под опытным руководством.
Задача организационного психолога — глубокое
понимание широкого круга проблем жизни органи­
зации, от сложностей, окружающих структуру управ­
ления и руководства, до процессов организационных
изменений и разрешения производственных конфлик­
тов; до детального понимания внутригрупповых про­
цессов и хода принятия решения и так далее. Как и
другие области, организационная психология охваты­
вает несколько уровней, от индивидуальных позна­
вательных процессов и того, насколько люди, связан­
ные с организационной проблемой, в нее вникли, до
организационной культуры и характерной истории
развития, порядков и традиций — всего того, что де­
лает каждую организацию уникальной. В этой главе
мы очень кратко познакомимся лишь с тремя облас­
тями организационной психологии: работой в коман­
де, развитием и культурой организации.

ГРУППЫ И КОМАНДЫ

В группах люди часто действуют совершенно по-


иному, нежели в одиночку, и в жизни организации это
находит ничуть не меньшее применение, чем в повсед­
невном человеческом бытии. В последние годы в об­
ществе признали, что эта сила может быть и положи­
тельной —люди любят работать «всем миром» и, если
им чаще давать такую возможность, лучше сохраня­
ют мотивацию и заинтересованность в работе. А ког­
да хорошо работает вся команда, ее члены вдохнов-

228
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ляют друг друга работать еще лучше. Организацион­


ные психологи исследуют командную деятельность с
разных сторон: выясняют, что делает ее эффективной,
разрабатывают и внедряют методики командной ра­
боты в организации в целом.
Однако между понятиями группы и команды име­
ется одно важное отличие. Группа—это совокупность
людей, которые объединились, возможно, по каким-
то внутренним причинам, а возможно, и нет. Просто­
го пребывания в группе достаточно, чтобы вызвать
множество психологических процессов — например,
давление на одного человека, чтобы добиться от него
подчинения интересам группы, а также уступчивости
и сотрудничества. Разбираться в этих процессах важ­
но для того, чтобы понять, почему группами люди
действуют именно так, а не иначе.
В группах нередко начинают действовать и другие
процессы. Один из наиболее разрушительных на орга­
низационном уровне — групповое мышление. Оно
было впервые обнаружено, когда ученые принялись ис­
следовать, почему на некоторых предприятиях все-таки
принимались пагубные решения, хотя их катастрофи­
ческие последствия были легко предсказуемы. Первым
об этом заговорил Дженис (Janic) в 1972 г., показав,
что такие решения основываются, как правило, на аб­
солютно не реалистичном восприятии ситуации. И это
нереалистичное восприятие формируется группой, ко­
торая отвергает информацию «из внешнего мира» и
действует целиком на основе собственных допущений.
Для всех групп характерна естественная склонность
считать, будто их взгляд на мир — единственно воз­
можный и верный, и групповое мышление — пример

229
ГЛАВА 13

того, что случается, когда эту склонность доводят до


крайности. Классическим примером группового мыш­
ления может служить катастрофическое решение за­
пустить космический шаттл «Челленджер», несмотря
на все предупреждения технического персонала (Мур-
хед, Ференц и Нек ,1991). Комиссия по запуску, думая
только о высочайшем одобрении и лаврах славы в
случае успешного запуска, проявила все признаки
группового мышления (приведенные ниже). Возмож­
ность неудачи они даже не рассматривали, а в резуль-

Признаки группового мышления

Иллюзия непогрешимости: какое бы решение мы ни


приняли, она обязательно приведет к успеху.
Склонность подводить рациональную базу под са­
мые непопулярные решения.
Высмеивание и «затаптывание» оппонента вместо
разумной и логической дискуссии.
Оказывание нажима на сомневающихся с целью за­
ставить их подчиниться, вместо того чтобы проана­
лизировать опасения.
Самоцензура (подавление собственных подсозна­
тельных сомнений) — если кто-то и сомневается в
«мудрости» большинства, то предпочитает держать
язык за зубами.
Ложное впечатление единодушия членов группы.
Наличие членов группы, действующих как «умохра-
нители» и не допускающих до остальных членов ни­
какой нежелательной информации.
Иллюзия корпоративной этики —убежденности, что
действия и решения группы являются правильными
по сути — и соответствующая мораль.

230
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

тате американская программа по освоению космоса


человеком практически потерпела фиаско.
Существует множество мер безопасности, которые
организация может принять, чтобы защититься от
группового мышления, и это — одна из областей, где
понимание организационным психологом групповых
процессов и прочих аспектов группового решения на­
ходит широкое применение. В любой организации пол­
но разнообразных групп—комитетов, рабочих групп,
неформальных обеденных «кружков» и многих других:
люди, как известно, по сути своей — существа обще­
ственные. Поэтому, зная, как социум влияет на людей,
психолог может оказать организации немалую помощь
в эффективной борьбе с этим явлением.

Работа в команде

А вот команда — понятие совершенно иное, неже­


ли группа. Команда — это общность людей с взаимо­
дополняющими знаниями и навыками, объединив­
шихся для определенной цели. Команды бывают не­
скольких типов, но их главное отличие от группы в
том, что команда сосредоточена на выполнении ка­
кой-то задачи. Впрочем, у этого свои последствия:
например, члены команды, как правило, совершенно
точно знают, кому из них как следует себя вести, и, в
отличие от членов группы, гораздо меньше интересу­
ются деятельностью «посторонних».
По утверждению Веста (West, 1995), команду дела­
ет командой общность критериев и ценностей. Вест с
коллегами провели глубокое исследование процесса

231
ГЛАВА 13

возникновения «многопрофильной» врачебной ко­


манды и пришли к выводу, что для команды, которая
стремится эффективно работать в течение длительно­
го времени, абсолютно необходимо выработать об­
щее для всех воззрение, единое представление о зада­
че. Ниже перечислены основные признаки командно­
го (общего) воззрения по определению Веста.

Признаки командного (общего) воззрения

* Ясность Команде необходимо иметь яс­


ные представления о своих цен­
ностях, целях и задачах.
• Мотивационные Члены команды имеют общее
критерии представление (и ощущение) от­
носительно значимости и крите­
риев своей работы.
• Достижимость Команда воспринимает цели как
достижимые, которых она добьет­
ся со временем, приложив к это­
му общие способности и усилия.
• Совместность Все члены, в том числе и руко­
водство, разделяют воззрения
команды. Для этого всем членам
команды необходимо включить­
ся в их выработку: они не могут
быть предписаны сверху.
• Способность Воззрения команды не должны
к развитию быть догмой — им следует да­
вать возможность развиваться
с течением времени, с измене­
нием обстоятельств, критериев
и навыков членов команды.

232
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

В других подходах к созданию команды упор де­


лается на социальное отождествление по принципу
«свой — чужой», «мы — они», древнее противопос­
тавление, очень прочно сидящее в человеческом мыш­
лении. Ваша покорная слуга (2002) разъясняла, как эти
механизмы — психологические процессы социально­
го отождествления—можно весьма эффективно при­
способить к работе в команде и направить их воздей­
ствие в позитивную сторону: на укрепление привер­
женности членов команды друг другу и осознание
положительного вклада каждого в общее дело. В про­
цессе установления социального тождества важную
роль играют также классифицирование, социальное
сопоставление, чувство самоуважения и гордости за
команду — весьма действенные факторы мотивации,
которые наряду с общими критериями, выделенны­
ми Вестом, формируют мощный набор механизмов,
способных превратить команду в большую положи­
тельную силу внутри организации.
Организационный психолог, заинтересованный в
том, чтобы в организации создавались команды и
работа шла по такому пути, скорее всего, привлечет и
эти подходы, и другие методики, наподобие развития
необходимых навыков и даже соответствующего обу­
чения работе в команде. Под этим подразумевается
не развитие конкретных технических знаний, необхо­
димых команде, а выработка у членов предполагае­
мой команды в первую очередь навыков межличнос­
тных отношений. Ведь трудовой опыт большинства
из нас — это опыт одиночек, а для эффективной ра­
боты в команде нужны несколько иные навыки, вот
им-то и необходимо научиться.

233
ГЛАВА 13

СОВЕРШЕНСТВОВАНИЕ
ОРГАНИЗАЦИОННОЙ СТРУКТУРЫ

Следующая область, в которой активно действу­


ют организационные психологи, —это совершенство­
вание организационной структуры: запланированные
и управляемые организационные изменения. Совре­
менное экономическое положение таково, что орга­
низации должны постоянно меняться, приспосабли­
ваться к движениям рынка и переменам в трудовом
процессе. Так что структурную политику, которая
многие десятилетия прекрасно действовала, пора пе­
ресмотреть полностью.

Сопротивление переменам

Однако осуществить необходимые перемены дале­


ко не просто, и люди этому нередко упорно сопро­
тивляются. Сопротивление работников может стать
главным препятствием, поскольку функционирование
организации зависит от доброжелательности и со­
трудничества людей, в ней работающих. Конечно, не
всякое сопротивление плохо. Порой оно бывает оп­
равдано —в том случае, когда изменения действитель­
но приводят к снижению качества; а уж сопротивле­
ние работников, отвечающих за аварийную безопас­
ность, — просто их прямая обязанность. Но чаще со­
противление переменам возникает по совершенно
другим причинам. И вот чтобы эти причины выяснить
и предложить решения, приглашают организацион­
ных психологов.

234
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Одной из общих причин сопротивления переме­


нам, например, является недостаток достоверной ин­
формации. Если люди не понимают, что происходит,
то начинают распространяться слухи и ложные све­
дения, быстро приобретающие статус факта. Люди
не инертны: они просто не хотят пассивно, не пыта­
ясь ничего осмыслить, принимать происходящее. Не
желают они и ждать, пока что-то произойдет без их
понимания и участия: как правило, работники очень
быстро обнаруживают необычное и, если им никто
ничего не объясняет, начинают всякие измышления.
Поэтому для успешного осуществления необходи­
мых перемен следует давать служащим достоверную
информацию.
Другая причина сопротивления — беспомощность
и пассивность. Уже отмечалось, насколько важно,
чтобы у человека было ощущение власти над соб­
ственной жизнью. Чувство беспомощности приводит
к сильнейшим стрессам, а под воздействием стресса
человек склонен преувеличивать отрицательные ас­
пекты происходящего и собственных мыслей и со­
противляться переменам, потому что ждет худшего.
А вот если с ним советуются, интересуются его мне­
нием, просят вносить предложения, у него возника­
ет чувство причастности к происходящему, он ощу­
щает себя участником событий и может уже обду­
манно решать, сопротивляться ли переменам или же
содействовать им.
Определенную роль в сопротивлении переменам
играет и недоверие к посредникам—людям, которые
эти перемены проводят. Организационные психоло­
ги, нередко принимающие эту роль на себя, знают,

235
ГЛАВА 13

насколько важно объяснять служащим, кто они и что


делают, а также какое положительное влияние могут
оказать их специальные знания на весь ход перемен.
Когда для проведения серьезных изменений пригла­
шают «варягов» — людей со стороны, которым чуж­
ды порядки и традиции организации, то вряд ли пе­
ремены будут успешными.

Психологический контракт

Другая проблема, возникающая при совершен­


ствовании организационной структуры и способная
стать основанием для сопротивления, — когда у слу­
жащих возникает ощущение, будто их предали. Су­
ществует такое понятие, как психологический кон­
тракт между служащими и организацией — неявное,
нигде не зафиксированное соглашение о том, что
каждый будет выполнять свои обязательства по от­
ношению к другому. Иногда у работников возника­
ют предположения, что организация больше не в
состоянии выполнять свою часть обязательств, и,
когда это становится очевидным, последствия могут
быть весьма серьезными.
Например, еще несколько десятилетий назад чело­
век мог с полным основанием полагать, что уж на
крупном-то предприятии будет обеспечен работой на
всю жизнь. И предприятие действительно брало на
себя такое негласное обязательство, если человек
упорно и преданно на нем трудился. Но не так давно
сильнейшая конкуренция между предприятиями при­
вела к тому, что это негласное обязательство все чаще

236
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

оказывается невыполнимым и утрачивает силу. Ког­


да фирма IBM — классический пример — в начале
1990-х внезапно провела обширное сокращение шта­
тов, психологический шок был чудовищным!
В том конкретном случае, правда, руководство
предприняло и правильные действия: борьба и деба­
ты были открытыми, то есть организация оказалась
способна выдержать волнения. Но на многих других
предприятиях, принявших аналогичные решения, по­
следствия были самыми серьезными: служащие тоже
сочли себя вправе отказаться от своих психологичес­
ких обязательств, и их мотивация к работе резко упа­
ла. В ходе исследований сложившейся ситуации орга­
низационным психологам удалось понять причины и
разработать способы разрешения проблемы.
В основу психологического контракта с предприя­
тием вовсе не обязательно класть представление имен­
но о пожизненном обеспечении работой, и организа­
ции все чаще признают это. Немало исследований и
консультаций, проведенных организационными психо­
логами, бьшо направлено на создание у работников,
нанимаемых даже на короткий срок, ощущения, что у
организации, невзирая ни на что, все равно есть перед
ними обязательства. Ведь на первый план можно вы­
вести и другие аспекты этих обязательств—например,
карьерный рост служащего и обучение навыкам, кото­
рые пригодятся ему, когда он перейдет на другое пред­
приятие. Организация вполне может «построить» по­
зитивный психологический контракт с работниками,
по-прежнему основанный на открытости и доверии, но
не подразумевающий нерентабельных для нее или не­
контролируемых предположений.

237
ГЛАВА 13

Поэтому при проведении организационных изме­


нений переоценка некоторых предположений неиз­
бежна. Левин (Lewin, 1951) описал этот процесс как
трехэтапную модель. Первый этап — «разморажива­
ние»: укоренившиеся у работников представления
оспариваются, людям дают понять, что у организа­
ции могут быть совершенно иные потребности, с по­
мощью аргументации и разъяснений их сопротивле­
ние преодолевается. Второй этап — процесс самих
изменений, куда входит корректировка организаци­
онных задач, структуры и технологии, а также пере­
обучение работников, которым поручают другие обя­
занности. И третий этап, по модели Левина, — по­
вторное «замораживание», то есть все происшедшие
перемены сливаются и какое-то время действуют как
бы сами по себе, пока не улягутся поднятые ими вол­
нения, пока перемены не приживутся и не закрепятся
в умах людей, которые вскоре начинают понимать,
да, так значительно лучше. А через некоторое время
многие и вообще не представляют себе, как можно
было работать по-другому.

Новшества

Одной из альтернатив только что описанным мас­


совым организационным изменениям—революции—
является идея непрерывных новшеств — эволюции.
Идея пришла на Запад из Японии, где kaizen — не­
прерывное развитие через мелкие усовершенствова­
ния — обычная практика. Привлекая всех своих ра­
ботников к тому, чтобы они постоянно искали спосо-

238
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

бы улучшения трудовых операций, организация бу­


дет постоянно изменяться и сама, не нуждаясь в гло­
бальных переворотах, столь характерных для запад­
ного стиля, когда привычный мир кажется незыбле­
мым много лет и никто не желает видеть подспудно
назревающих проблем, пока их количество резко не
перейдет в качество и этот привычный мир не пере­
вернется вверх тормашками. Для многих организаций
в Западном мире принцип kaizen оказался привлека­
тельным, хотя различия в культуре и общественном
положении нередко приводили к проблемам. Тем не
менее идея эволюционного реструктурирования в про­
тивовес привычному, революционному, охватила
многие организации, хоть и не все.
Вест (West, 1990) разработал модель процесса об­
новления, которая приведена на рис. 13.1. Как вы и
сами видите, модель имеет вид цикла, который начи­
нается с осознания проблем, требующих решения,

Рис. 13.1. Модель процесса обновления по Весту

239
ГЛАВА 13

потом следует процесс инициации изменения: опре­


деляются задачи и распределяются необходимые для
их выполнения ресурсы. Затем наступает период осу­
ществления, переходящий в период стабилизации и '
оценки сделанного. В этом периоде, в свою очередь,
накапливаются и определяются проблемы, требую­
щие решения путем очередных новшеств, и так далее.
Практически получается даже не цикл, а спираль.
В каждом предыдущем этапе закладываются ос- , |
новы для следующего, поэтому, чем разумнее ру­
ководят предыдущим этапом, тем эффективнее идет
следующий. Четкое представление, например, улуч­
шит процесс осознания и определения необходимых
изменений. Если сотрудники понимают, что могут
без опаски содействовать или противодействовать
внедрению идеи, это поможет реально иницииро­
вать перемены и убедиться, что они идут должным
образом. Появление групповых и командных стан­
дартов, по которым новшество признано полезным,
а не вредным, окажет содействие, когда придет че­
ред осуществлять перемены во всей организации.
Ну а такая атмосфера в организации, когда сотруд­
ники способны оценить преимущества и высокую
эффективность перемен, помогут на этапе стабили­
зации и оценки.
Понять же, что организационные перемены необ­
ходимы, и помочь руководству разработать эффек­
тивные программы для их осуществления — важная
часть работы организационного психолога. А для это­
го ему следует достаточно хорошо разбираться в не­
которых особых аспектах организационных порядков
и традиций — в локальной культуре организации.

240
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

КОРПОРАТИВНАЯ КУЛЬТУРА

Корпоративная культура — это совокупность ха­


рактерных для данной организации порядков и тра­
диций, которыми она отличается от других. Собствен­
ную культуру, так же как и свойственный только ей
трудовой процесс, имеет каждая крупная организа­
ция. Существует немало методов анализа корпоратив­
ных культур, от типологического, в котором делает­
ся попытка классифицировать их, до системных под­
ходов, в которых рассматриваются типы систем, дей­
ствующих внутри организации.
Один из самых известных подходов к корпора­
тивной культуре был выдвинут психологом Эдга­
ром Шейном (Edgar Schein). Шейн определял такую
культуру как систему предположений, лежащих в
основе данной организации. Многие ученые иссле­
довали традиции, ритуалы и предметы «производ­
ственного быта» организаций, но Шейн утверждал,
что корпоративная культура состоит не только из
этого, что это лишь поверхностный ее пласт. В дей­
ствительности вполне можно говорить о глубоко
скрытых убеждениях, разделяемых каждым в орга­
низации, и именно на этих общих убеждениях куль­
тура и держится.
В модели Шейна есть три уровня корпоративной
культуры. Первый —поверхностный уровень, содер­
жащий видимые ее признаки: флажки, эмблемы, ло­
готипы, девизы, анекдоты и так далее. Второй—уро­
вень ценностей, в котором заложено, какими метода­
ми организация принимает решения и что в ней счи­
тается важным. Но основной, фундаментальный

241
ГЛАВА 13

уровень — уровень общих убеждений и основных


предположений о характере действительности, чело­
веческой натуры и взаимоотношений.

Социальная психология
корпоративной культуры

Основываясь на этой идее, Хэйс (Hayes, 1998) пред­


ложила считать организационную культуру некими
социальными представлениями, что позволило бы
выявить некоторые целесообразные показатели к
тому, как эту культуру изменить. По существу, соци­
альные представления — это те же совокупные соци­
альные убеждения, которыми люди пользуются, что­
бы систематизировать свои понятия и привычки, и
которые часто закрепляются в общественном созна­
нии в виде всем понятных метафор или образов —
вроде генетически измененных продуктов, которые
стали называться «пища Франкенштейна». Поверх­
ностный слой корпоративной культуры и более глу­
бокие социальные предположения, который он сим­
волизирует, — все это вполне согласуется с теорией
социальных представлений.
В корпоративных культурах присутствуют и дру­
гие психологические процессы. Несколько раньше мы
рассматривали, какую пользу может принести пони­
мание процессов социального отождествления орга­
низационным психологам, имеющим дело с работой
в команде; не меньшую пользу может принести и по­
нимание того, на чем держится культура. Организа­
ция — не единообразное сообщество, она состоит из

242
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

множества мелких группировок, или субкультур, в


каждой из которых имеются собственные представ­
ления и убеждения и собственное же разделение на
«своих — чужих». И именно частичное совпадение
различных социальных идентичностей (ролей) и со­
циальных представлений в этих мелких группах и де­
лает организационную культуру прочной.
Хэйс и Лемон (Hayes and Lemon, 1991) разъяснили,
как основные аспекты процессов социальной иденти­
фикации —категоризация, социальное сопоставление
и самоуважение — можно использовать при консуль­
тировании руководства. Преобразовывая их в практи­
ческие организационные термины, психологи дают
руководителям возможность не только укреплять в
сотрудниках каждого отдела чувство единства и при­
верженности друг другу, но и развивать ощущение при­
надлежности к большому и дружному целому—Орга­
низации у всех работников. Собственно говоря, как
выяснили ученые, эти рекомендации часто ложились в
основу и других рекомендаций руководству, хотя это
нередко и оставалось «за скобками».

Научная организация

Для разных корпоративных культур характерны


разные проблемы, которые исследовали другие уче­
ные. Старки (Starkey, 1996), например, занимался на­
учными организациями, для которых культура науч­
ного и учебного процесса стала «естественной средой
обитания». И поскольку она укоренилась так глубо­
ко, необходимые перемены происходят как бы сами

243
ГЛАВА 13

по себе — их не нужно форсировать или проводить


преднамеренно.
Научной организации свойственны свои, особые
характеристики, которые выявили исследователи и
которые многие организационные психологи стремят­
ся ввести в «своих» организациях. Одна из них: в та­
кой организации все сосредоточено на человеке, к
сотрудникам с их багажом знаний относятся как к
капиталу. Взаимоотношения в коллективе подвижны,
то есть роль каждого члена не ограничена строгими
рамками, а диктуется конкретной потребностью и
выполняемой работой и очень часто ориентирована
на результат.
Да и люди в таких организациях подбираются все
больше творческие, открытые всему новому, непоз­
нанному, готовые экспериментировать. У них нет
стремления получить все сразу, ибо они знают: если
эксперимент не удался, можно внести коррективы
и повторить опыт, причем не однажды. И это дает
им ощущение внутренней свободы в научной и экс­
периментаторской деятельности, а нередко и вооб­
ще в жизни.
Область организационной психологии, конечно же,
куда обширнее, чем мы смогли здесь рассказать. Но
тем не менее даже такого краткого знакомства доста­
точно, чтобы понять: организационные психологи вно­
сят ценный вклад в понимание того, как действуют
организации. Применяя свое знание человеческой пси­
хологии, особенно социально-психологических процес­
сов, они помогают исследователям и руководителям
лучше понимать, что происходит в их организациях, и
в конечном счете лучше управлять ими.

244
ОРГАНИЗАЦИОННАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.nickyhayes.co.uk/nicky/abstracts/org.html
http://www.workteams.unt.edu/
http://www.psychologie.uni-bonn.de/online-documents/
lit_sop.htm
Глава 14

ИНЖЕНЕРНАЯ
И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ
ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• что такое эргономический дизайн;


• из чего состоит система «человек—машина»;
• как «удивление» может превратиться в
музейный экспонат.
В главах 12 и 13 мы познакомились с двумя спе­
циализациями психологов-прикладников, связанны­
ми со сферой работы: психологией труда и органи­
зационной.
В этой главе речь пойдет о третьей области трудо­
вой психологии, которая касается взаимодействия
людей с машинами (механизмами) и другими артефак­
тами. Инженерная и эргономическая психология рас­
сматривают, в какой степени при проектировании
сложных систем следует учитывать человеческий фак­
тор, то есть как обработка информации человеком
влияет на процесс создания повседневных объектов и
как знание психологии использовать для усовершен­
ствования этого процесса.
Инженерные и дизайн-психологи тоже заняты в
самых разных областях; многие сотрудничают с тех­
ническими фирмами, действуя рука об руку с про­
ектировщиками и технологами, и тоже вносят свой
вклад в развитие различной техники — автомоби­
лей, кухонного оборудования, высококачественных
видео- и аудиосистем и даже самолетов. Другие ра­
ботают в университетах, исследуя эргономический
и человеческий факторы; действуют они и как неза­
висимые консультанты при различных промышлен­
ных проектах.
Инженерного психолога или психолога по чело­
веческому фактору можно задействовать в проекте
на любой стадии, но в интересах успешного осуще­
ствления проекта это лучше делать с самого начала.
Было несколько случаев, когда сложные проекты
пришлось модифицировать в самый последний мо­
мент, потому что испытатели внезапно обнаружили

247
ГЛАВА 14

проектные недочеты, из-за которых изделие было бы


неудобным в использовании или легко приходило бы
в негодность. Модификации в последний момент
обходятся дорого, а главное, часто оказываются ма­
лоэффективными.
Поэтому нужно с самого начала хорошо пред­
ставлять себе конечного пользователя проектируе­
мого изделия, и тогда весь процесс будет намного
более экономичным, а технология — более энерго­
сберегающей.
Готовят инженерных психологов практически так
же, как и других профессиональных психологов, но
с более высоким уровнем специализации в областях
человеческого фактора, эргономики или индустри­
альной психологии. Кто-то из них, правда, начинает
специализироваться в человеческом факторе или
прикладной когнитивной психологии еще при полу­
чении первой, бакалаврской, степени и к сфере ин­
женерной и эргономической психологии приходит,
уже получив докторскую степень по этой специаль­
ности. Некоторых энергичных выпускников, интере­
сующихся этим направлением, приглашают сразу в
технические фирмы или аналогичные организации
в качестве дипломированных стажеров и совершен­
ствуют их квалификацию, либо обучая прямо в про­
цессе производства, либо посылая учиться дальше
заочно. Бывает, что психолог, имея другую специа­
лизацию, например в когнитивной психологии, на­
чинает интересоваться инженерной, поскольку, за­
нимаясь консультированием и участвуя в научно-ис­
следовательских работах, приобретает специализи­
рованные знания.

248
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ЧЕЛОВЕКО-МАШИННАЯ СИСТЕМА

Одна из центральных концепций инженерной пси­


хологии — понятие системы. Оно относится к тому,
как люди и артефакты взаимодействуют, в какой сте­
пени зависят друг от друга и, самое главное, как фун­
кционируют в виде единой системы. Система всегда
рассматривается как циклический процесс (он пред­
ставлен на рис. 14.1). Система состоит из нескольких
различных элементов, и только один из них — непос­
редственно машина. В изображенной на рисунке схе­
ме машиной является компьютер, но это вполне мог
бы быть и автомобиль, миксер, фен или любой дру­
гой механизм.
Однако машина сама по себе работать не станет —
человек должен ее хотя бы включить. Необходимо так­
же, чтобы человек, ею управляющий (оператор), пред­
ставлял себе, что она делает: нужно какое-то отображе­
ние процесса. Иногда бывает достаточно простого пе­
реключателя, типа «вкл. — выкл.», а иногда необходи­
мо сложное многообразие всяких циферблатов, дисков
и шкал, как, например, в кабине самолета; в любом слу­
чае цель отображения всегда одна — сообщить опера­
тору-человеку, как функционирует машина. Так что ото­
бражение — это представление информации в форме,
которая может быть воспринята чувствами человека.
Если это предупреждающие звуковые сигналы, они дол­
жны передаваться в диапазоне нашей слышимости. Если
сигналы визуальные, они должны быть ясными и чет­
кими, чтобы их можно было сразу различить.
Возможно, сейчас это кажется само собой разуме­
ющимся, но за время развития современной сложной

249
ГЛАВА 14

техники немало бывало примеров, когда машина ото­


бражала информацию в форме, затруднительной для
правильного толкования человеком: нечеткой, рас­
плывчатой или малопонятной. В первых самолетах,
например, несчастные случаи происходили оттого, что
приборы в кабине были расположены неправильно:
те, которые давали жизненно важную информацию,
находились за пределами прямого обзора, и их пока­
зания легко было упустить. После того как их пере­
компоновали, число авиакатастроф резко сократи­
лось. Последние десятилетия инженерная психология
занималась, в основном, изучением именно того, как
человек принимает и воспринимает информацию от
приборов.
После того как человек-оператор своей сенсорной
системой воспринял информацию, она передается в
его мозг. Там она обрабатывается, и здесь в игру всту­
пают различные аспекты психологического знания. В
главе 2, знакомясь с прикладной когнитивной психо­
логией, мы рассматривали типы факторов, влияющих
на наше внимание — и на непрерывное, когда мы на­
пряженно наблюдаем за чем-то в течение длительно­
го времени, и на выборочное, когда в процессе рабо­
ты приходится отмечать что-то конкретное. Поэтому
в тесном контакте с инженерными психологами ра­
ботают психологи-когнитологи.
Как только информация принята и обработана,
человеку необходимо предпринять какие-то действия.
Для этого в человеко-машинной системе предусмот­
рены разнообразные устройства управления. Это мо­
гут быть кнопки, на которые просто нажимают паль­
цем; или речевой ввод для подачи команды голосом;

250
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

«Центральный процессор»

Рис. 14.1. Человеко-машинная система

или устройства для восприятия сочетания движений


различных частей тела. Чтобы вести автомобиль, на­
пример, необходимо координировать движения рук
и ног, чему нужно сначала обучиться, но для боль­
шинства людей это, в общем, несложно.
При проектировании устройств управления машиной
нужно обязательно учитывать человеческий фактор (они
должны быть эргономичны—см. ниже). Ножные педа­
ли должны быть оптимального размера и сконструиро­
ваны так, чтобы обеспечивать правильное количество
сопротивления, необходимого для проприоцептивной*

* Проприоцепция — ощущения, получаемые при помощи


проприоцепторов — чувствительных нервных окончаний, рас­
положенных в мышечно-суставном аппарате.

251
ГЛАВА 14

обратной связи с оператором. Точно так же и кнопка не


должна быть настолько жесткой, чтобы ее трудно было
нажимать, но и не настолько податливой, чтобы реаги­
ровать на малейшее прикосновение. От формы, разме­
ров и действия устройств управления в немалой степени
зависит, эффективно ли будет работать человеко-машин­
ная система.
Я вела здесь речь о человеко-машинной системе,
но инженерные психологи используют понятие сис­
темы и при проектировании в более широком смыс­
ле. Когда в Великобритании собирались ввести, на­
пример, новые монеты, к их созданию были привле­
чены психологи-когнитологи. Чтобы проанализиро­
вать оптимальный размер, вес и форму этих новых
монет, они сочли необходимым рассматривать моне­
ту как систему, то есть с точки зрения перцепцион­
ных процессов и других познавательных факторов, а
также повседневного человеческого поведения, физи­
ческих и социальных действий, связанных с исполь­
зованием монет. Фактически системный анализ был
применен к широкому диапазону человеческих дей­
ствий, потому что системный взгляд на вещи помога­
ет нам выражать и анализировать те сложные про­
цессы, которые сопровождают взаимодействие людей
с окружающей средой.

ЭРГОНОМИКА И ЭФФЕКТИВНОСТЬ

Эргономика—это наука, изучающая трудовые про­


цессы в целях создания оптимальных условий труда,
что способствует увеличению его производительнос-

252
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ти, а также обеспечивает необходимые удобства и со­


храняет силы, здоровье и работоспособность челове­
ка. Возникла она как отрасль машиностроения, для по­
нимания проблем которой использовали психофизи­
ческий и другие аспекты экспериментальной психоло­
гии; так что поначалу специалист в этой области должен
был быть скорее инженером, чем психологом. После
Второй мировой войны, когда постепенно была при­
знана важность человеческого фактора, психологов
стали все чаще привлекать оптимизации трудовых про­
цессов. Современная эргономика—многопрофильная
научная дисциплина, в которой занято множество спе­
циалистов в различных областях техники, психологии
и когнитологии (науки о мышлении и познании); наце­
лена эргономика прежде всего на решение проблем
человеческого фактора в проектировании.
С несколькими примерами из эргономики нам уже
довелось встретиться, а один — кабину самолета —
хотелось бы напомнить еще раз. Отчасти потому, что
это было одно из первых исследований, но особенно
потому, что речь шла о перепроектировании кабины
самолета Spitfire, давшем эргономике толчок, в кото­
ром она, как особая часть процесса промышленного
проектирования, тогда нуждалась. С тех пор, конеч­
но, эргономика вышла далеко за рамки военной тех­
ники, а с развитием общества потребления органич­
но влилась в нашу повседневную жизнь, став ее
неотъемлемой частью.
Одно из направлений эргономики, например, име­
ет дело с мебелью, в частности со стульями. Сидеть
нам сейчас приходится довольно много, и за после­
дние пятьдесят лет проектирование стульев превра-

253
ГЛАВА 14

тилось в самостоятельное эргономическое направле­


ние. В научно-исследовательских работах оценивают­
ся распределение веса, факторы нагрузки, последствия
различных положений тела в зависимости от особой
конструкции сидений и множество других факторов.
Результат — огромное разнообразие различных ва­
риантов, от простого классического стула для столо­
вой до специально разработанных офисных и супер­
современных ультрамодных, порой авангардистских
стульев для гостиной.
Столь огромный интерес к эргономичным конст­
рукциям стула был вызван двумя причинами. Одна
из них — появление и широкое распространение по­
требительского интереса к новым стилям жизни в
60-х годах. Все принялись опробовать эти новые сти­
ли, и появилась иная, совершенно необычной конст­
рукции мебель. Но ее часто проектировали, думая
только о внешнем виде, а в пользовании она оказыва­
лась неудобной или неуклюжей. Когда бум новизны
прошел, потребители стали надеяться на то, что по­
мимо современных линий дизайнеры мебели предло­
жат им также комфорт и непринужденность.
Другой причиной было введение в трудовое зако­
нодательство положений о здоровье и безопасности.
Несмотря на то что ручной труд становится все менее
и менее распространенным, число заболеваний позво­
ночника не уменьшается, и это отчасти вызвано тем,
что людям очень много времени приходится работать
сидя. Поэтому исследователи принялись анализиро­
вать, каким образом сила тяжести и прочие силы дей­
ствуют на наше тело и какие типы стульев лучше все­
го отвечают его потребностям.

254
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Однако одной из главных проблем эргономики


является то, что прямолинейное решение эргономи­
ческой проблемы часто оказывается неприемлемым.
Например, офисный стул самого целесообразного
дизайна представляет собой своего рода кресло, в ко­
тором человек сидит, согнув колени, словно в низком
старте на беговой дорожке, только выпрямившись и
опираясь на спинку. Такая конструкция была замеча­
тельно удобной для длительного сидения и позволя­
ла почти не напрягать спину и ноги. Тем не менее по­
пулярной она так и не стала. С нею еще следовало
освоиться, а люди в большинстве своем к этому ока­
зались не готовы. Слишком уж поза, в которой при­
ходилось сидеть, отличалась от привычной, и, невзи­
рая на всю очевидность того, что на новом стуле тело
практически не уставало, люди сочли, что постоянно
держать спину прямо и не сутулиться будет утомитель­
но. Поэтому конструкция, противоречащая культур­
ным аргументам, традициям и ожиданиям, никогда
не станет особенно популярной, будь она хоть супер­
целесообразной и сверхэргономичной.
Сходная ситуация существует и с клавиатурой
QWERTY (со стандартным расположением клавиш),
которая получила такое широкое распространение в
пишущих машинках и компьютерах. Она была в свое
время разработана для того, чтобы машинистки пе­
чатали медленнее, поскольку они, учась работать на
первых пишущих машинках, развивали такую ско­
рость, от которой бедные механизмы едва не разва­
ливались на части из-за вибрации. Сандерс (Sanders,
1998) в своих эргономических исследованиях доказал,
что существуют куда более целесообразные вариан-

255
ГЛАВА 14

ты клавиатуры, в том числе и те, в которых клавиши


располагаются в комбинациях, словно целые аккор­
ды в мелодии, а не по одной, как принято в настоящее
время. Но этим другим вариантам предстоит еще по­
бороться против общепризнанной в массовой куль­
туре клавиатуры QWERTY и тех привычек печата­
ния, которые люди так кропотливо приобретали. Так
что целесообразность, похоже, далеко не всегда явля­
ется решающим фактором.
А вот со способами передачи вербальной информа­
ции специалистам по эргономике повезло больше. Хотя
вокруг все еще полным-полно отвратительно составлен­
ных объявлений и реклам, систематические исследова­
ния, проведенные в этой области, привели к некоторым
положительным результатам. Например, текст читает­
ся легче, если написан строчными буквами: он вмещает
больше информации и прочитывается быстрее. Кроме
того, он не должен быть очень длинным и сложным с
точки зрения грамматики и синтаксиса. Существуют
также рекомендации по освещению, цветовой гамме и
ширине букв. И дизайнеры, например, дорожных зна­
ков и предупреждающих объявлений часто и эффектив­
но этими рекомендациями пользуются.
Конечно, эргономика затрагивает и множество
других областей трудовой деятельности человека.
Например, кабины управления вилочных погрузчи­
ков, автокаров, подъемных кранов и другого индуст­
риального оборудования в последние годы стали про­
ектироваться с учетом результатов эргономических
исследований. Операторам этой техники нужны удоб­
ные и не слишком затейливые, но при этом «чуткие»
органы управления, которые придавали бы машинам

256
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

достаточную маневренность: ведь они настолько мощ­


ны, что могут нанести немалый ущерб, если вдруг пе­
рестанут слушаться оператора. Необходимо также
учитывать то, что работать им приходится и в замк­
нутом пространстве, и на сильно пересеченной мест­
ности, и в иных трудных условиях. Так что почти каж­
дый аспект работы этих машин исследовался в дета­
лях, но зато теперь работать на них гораздо легче, чем
на их предшественниках 40 лет назад.

ДИЗАЙН И ИНТЕРАКТИВНОСТЬ

Эргономика, как мы видели, очень тесно связана с


дизайном. Но есть и множество других ее аспектов,
где знания и умения психологов-прикладников могут
принести немалую пользу. Например, было проведе­
но обширное исследование цветовых предпочтений и
того, как люди реагируют на различные цвета в раз­
личных ситуациях. Цвет — не только сенсорное впе­
чатление, он может быть и символическим. Ведь от­
нюдь не случайно на тюбиках и упаковках зубной
пасты всегда много синего, зеленого или белого. Эти
цвета в нашем мозгу стойко ассоциируются со свеже­
стью, и именно эту ассоциацию изготовители зубной
пасты и хотят в нас вызывать при взгляде на упаков­
ку. И рекламодатели, и дизайнеры очень чутко реаги­
руют и на то, как мы воспринимаем цвета, и на то,
что сами хотим ими сообщить.
Без психологов нынче не обходится, пожалуй, ни­
какой дизайн. В последние годы мне довелось немало
поработать с разными дизайнерами и экспертами над

257
9 - 6292
ГЛАВА 14

психологическими аспектами интерактивных выста­


вок. Такие выставки обычно устраивают в научных
центрах, музеях, зоопарках и т.п. На них посетителям
разрешают делать то, что на обычных выставках зап­
рещено: трогать, взвешивать, обмерять экспонаты,
тянуть рычаги, нажимать кнопки, вертеть колеса и так
далее. Подобное общение с вещами доставляет лю­
дям несказанное удовольствие, потому что в интерак­
тивных выставках задействовано множество различ­
ных психологических механизмов. Так вот, работа,
которую мы выполняли вместе с персоналом научно­
го центра, и заключалась в исследовании этих механиз­
мов и различных результатов их действия (см. рис 14.2).
На первый взгляд кажется, будто результаты являют­
ся прямым следствием дизайна выставки, но в действи­
тельности дизайн лишь запускает множество различ­
ных психологических процессов, которые и приводят
к результатам. Наблюдение за происходящим при
этом интерактивным процессом полезно как для ди­
зайнеров, работающих в этой области, так и для тех,
кто такие выставки оценивает.
На схеме перечислены шесть групп характерных
особенностей дизайна, но интерактивностыо необя­
зательно сопровождаются все шесть; кое-какие из этих
особенностей можно обнаружить и на неинтерактив­
ных выставках. Первая из них — удивление и неожи­
данность; это, в общем, самоочевидно и объяснений
не требует. Некоторые выставки и предназначены
исключительно для того, чтобы удивлять посетите­
ля, а также одаривать его трудными для понимания
впечатлениями или сведениями. Вторая называется
«выбор и повторяющиеся результаты», некоторые

258
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Характерные Результаты: когнитивный


особенности дизайна: (познавательный);
удивление; выбор; конативный (волевой);
контроль; заимодействие; аффективный
ощущение; (эмоциональный);
представления о самом поведенческий
себе и обществе

Психологические процессы:
самоэффективность и «наведенная»
беспомощность; собственные теории
(индивидуальные конструкты) и
социальные представления;
конструктивные воспоминания и их
изложение; социальное
отождествление; самореализация и
поиск ощущений; планы и
социальные сценарии

Рис. 14.2. Схема интерактивной деятельности

выставки предлагают посетителям принимать реше­


ния и взаимодействовать с выставочными экспоната­
ми, причем различные действия приводят к различ­
ным результатам. Третья особенность дизайна — со­
трудничество и социальное взаимодействие — связа­
на с людьми, работающими вместе и принимающими
совместные решения или совершающими согласован­
ные действия.
Четвертая особенность проекта называется ощуще­
нием. На некоторых выставках посетителям приходит­
ся, помимо зрения и слуха, «включать» и другие чувства:
осязание, обоняние, вкус, проприоцепцию или кинесте­
зию (ощущения, характеризующие положение различ­
ных частей тела при движении). Пятая связана с прояв­
лением физического «управления» выставкой и взаимо-

259
9*
ГЛАВА 14

действия с нею и названа соответственно. На некото­


рых выставках посетителям позволяют участвовать в
непосредственном управлении, с прямой взаимосвязью
между действием и результатом. И шестая особенность
проекта обозначена как «представления о самом себе и
обществе» и относится к тому, как на выставке выявля­
ются психологические механизмы, которые подтверж­
дают или отражают культурные, социальные или лич­
ные представления человека о самом себе.
Даже на самой простой интерактивной выставке
можно обнаружить, по крайней мере, одну из этих осо­
бенностей дизайна, а большинство содержат значитель­
но больше. На них раскрывается множество различ­
ных психологических механизмов, которые мне уда­
лось свести в несколько групп. И они порой тоже ха­
рактеризуются соответствующими психологическими
процессами. Например, интерактивные выставки про­
ектируются часто так, что они нацелены на определен­
ную социальную группу, скажем, подростков. Такая
выставка привлекает их благодаря общему (и их соб­
ственному) убеждению, что, как подростки, они отли­
чаются от остальных и имеют особые интересы. И ди­
зайн выставки таков, чтобы удовлетворять интересы
этой особой группы. Так что отношения эти обоюдны.

Психологические механизмы

Психологические процессы, представленные в


этой модели, также объединены в шесть групп, что
является простым совпадением: они ни в малейшей
степени не коррелируют с ранее перечисленными

260
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

шестью особенностями дизайна. Первая группа ме­


ханизмов имеет непосредственное отношение к само­
эффективности и ее прямой противоположности —
«наведенной» беспомощности. Вера в свою самоэф­
фективность — это наши представления о собствен­
ной результативности или компетентности (см. гла­
ву 11). Типичная задача интерактивного обучения
состоит в том, чтобы дать человеку возможность
принимать в процессе изучения активное участие, а
не оставаться пассивным получателем информации.
Тогда «наведенная» беспомощность с успехом оспа­
ривается, тем самым увеличивая в человеке чувство
самоэффективности.
Другая группа психологических процессов касает­
ся того, как мы понимаем собственный мир. Люди
ведь в большинстве своем не лежат пассивно под дре­
вом познания, дожидаясь, пока плод сам свалится им
в руки. Нет, в нашей повседневной жизни мы действу­
ем поистине как ученые, собирая впечатления и опыт
и стремясь их понять, разрабатываем собственные
теории, или индивидуальные конструкты. В своих
умозаключениях мы используем и широко распрост­
раненные социальные представления как обо всех ас­
пектах человеческого поведения, так и о научных воп­
росах. И индивидуальные конструкты, и социальные
представления мы применяем для того, чтобы извле­
кать смысл из интерактивных выставок и впечатле­
ний, которые они нам дают. Ведь именно те научные
выставки, которые могут отразить или оспорить об­
щепринятые социальные представления, как раз и
способны оказать мощное, незабываемое воздействие
на наше сознание.

261
ГЛАВА 14

Прочие процессы связаны с конструктивными вос­


поминаниями и их изложением. В главе 9 мы рассуж­
дали о том, как далеки воспоминания от реальных
событий; в разговорах во время и после событий от­
ражаются, по большей части, наши впечатления. Точ­
но так же и планы, и социальные сценарии, которы­
ми мы пользуемся как руководством к действию, не­
редко оказываются эффективными только в нашем
представлении — мы предполагаем, что должно про­
изойти и как нам следует при этом себя вести; и ди­
зайнеры выставок зачастую намеренно используют
эти наши социальные сценарии, чтобы сделать выс­
тавку запоминающейся.
Некоторые психологические механизмы имеют
отношение к процессу социальной идентификации и
позитивного восприятия. Ощущение социальной
идентичности распространяется лишь на членов од­
ной группы, о чем мы еще будем говорить в главе 19;
и это ощущение — одно из основных для человечес­
кой души. Выставка, рассчитанная именно на процесс
социальной идентификации, всегда найдет восприим­
чивую аудиторию. Но и мы нуждаемся в положитель­
ной реакции со стороны «своих». Конфуз на их гла­
зах способен отвратить нас от самого интересного
занятия. А вот дерзновенная ловкость или достиже­
ние очень привлекательны, а главное, поднимают нас
в собственных глазах.
Другая группа психологических механизмов, рас­
крывающихся в ходе интерактивной выставки и, в
свою очередь, влияющих на ее дизайн, действует на
физическом уровне. Одна из них — поиск ощущений.
Мы активно ищем переживаний, которые нарушали

262
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

бы монотонность жизни и придавали ей остроту. Хотя


каждый делает это по-своему. Одни активно ищут
непосредственного (физического) опыта острых ощу­
щений, в то время как другие предпочитают опосре­
дованные впечатления, через IMAX фильмы, имита­
торы или тренажеры. На физическом уровне удоволь­
ствие можно получать и от своих пяти чувств, кото­
рыми мы обычно пользуемся неосознанно, и многие
интерактивные выставки основаны именно на нашем
стремлении пощупать, понюхать, лизнуть, то есть
получить сенсорную информацию.
Эти психологические процессы уже хорошо извес­
тны и обоснованы, отчего я и не стала сильно вда­
ваться в детали. На разных выставках раскрываются
разные психологические механизмы, но привлекатель­
ны они по большей части тем, что опираются на ум­
ственную деятельность и психологические процессы,
происходящие в глубине человеческого сознания.

Оценка результатов

Как видно из модели, результаты подразделяют­


ся на четыре области, каждая из которых оценивает­
ся как самостоятельный результат: когнитивная, ко-
нативная, эмоциональная и поведенческая. История
возникновения этих областей уходит корнями еще в
Древнюю Грецию, философы которой соотносили
три из них с человеческой душой: когнитивную, ко-
нативную и эмоциональную. Когнитивная область
состоит из изучения, размышления и запоминания.
Конативная — из замысла, акта воли и целеустрем-

263
ГЛАВА 14

ленности. А эмоциональная — из ощущений, эмо­


ций и впечатлений.
Именно эти области, по убеждению греков, и ак­
тивизируют умственную деятельность, подобно колес­
нице, влекомой двумя лошадьми: познавательная об­
ласть — колесничий — управляет колесницей и на­
правляет лошадей, в то время как конативная и эмоци­
ональная области генерируют энергию для движения,
или мотивацию.
В начале XX столетия психология находилась под
влиянием модернистских взглядов, в частности бихе­
виоризма. Бихевиористы утверждали, что человек
вообще не обладает ни волей, ни целеустремленнос­
тью, а поведение его есть продукт внешней среды и
сумма условных рефлексов. В результате они подме­
няли конативную область поведенческой, связанной
с поступками, действиями и привычками. Сейчас мы
отдаем должное и конативной, и поведенческой об­
ластям, поэтому в нашей модели четыре области ре­
зультатов, а не три.
Интерактивные выставки дают результат в когни­
тивной области: на них люди узнают что-то о конкрет­
ном вопросе. Дают они эффект и в конативной облас­
ти: стимулируют намерение или готовность в будущем
заняться наукой или, по крайней мере, изучать что-то
новое. Не обходится без их воздействия и эмоциональ­
ная область: они вызывают новые ощущения, притя­
гивают внимание и, что самое важное, доставляют удо­
вольствие. И наконец, интерактивные выставки при­
носят плоды в поведенческой области с точки зрения
того, что люди там делают, сколько проводят на них
времени и собираются ли ходить туда и впредь.

264
ИНЖЕНЕРНАЯ И ЭРГОНОМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Этой моделью пользуются дизайнеры при созда­


нии интерактивных выставок; проектировщики—для
точного формулирования мотивационных аспектов
предлагаемой интерактивной выставки и предпола­
гаемых ее результатов; а также исследователи, эти
выставки оценивающие. И это—только один способ
применения прикладной психологии в дизайне.
Итак, инженерно-техническая психология — еще
одна обширная область, в которой психологические
знания находят разнообразное применение. Мы рас­
смотрели лишь несколько примеров, но здесь, как и в
каждой отрасли прикладной психологии, их, конеч­
но, куда больше.

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.nickyhayes.co.uk/nicky/abstracts/science.
html
http://www.apa.org/divisions/div21/Career_Education/
career_education.html
Глава 15

КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• об отраслях психологии, применяемых при


работе в условиях микрогравитации
(невесомости);
• о деятельности команд психологической
поддержки, руководивших работой
космонавтов на российских космических
станциях;
• о возможностях психологических исследований
при отборе астронавтов.
Прикладная психология, как вы поймете сами, чи­
тая далее эту книгу, охватывает почти все аспекты
нашей повседневной жизни. К сожалению, объемы
книги позволяют дать лишь краткий обзор некото­
рых ведущих ее направлений. Но прикладная психо­
логия продолжает расти и расширяться. Происходит
это отчасти потому, что наше знание психологии не­
прерывно развивается и углубляется, становясь все
более практическим и полезным; но также и потому,
что люди постепенно все лучше осознают, насколько
ценным может быть это знание.
Отрасли прикладной психологии, которые мы рас­
сматривали до сих пор, имеют существенное значе­
ние для очень больших человеческих масс. Но при­
кладная психология имеет дело и с некоторыми весь­
ма специфическими областями человеческого опыта;
и те обширные знания, которые психологи могут при­
менить к решению проблем человека, особенно умес­
тны, когда речь заходит об изучении того, как люди
приспосабливаются к совершенно исключительным
комплексам вопросов и как они их решают.
Примером может служить космическая психология.
Это — по крайней мере, в настоящее время — не осо­
бенно широко распространенная область психологии,
и специалистов в ней немного. Но космические полеты
постепенно становятся сферой стабильных коммерчес­
ких интересов, и в те или иные космические программы
вовлечены уже многие страны. Даже у Великобритании,
печально известной в западном мире недостатком инте­
реса к исследованию космоса, теперь появились програм­
мы спутниковых исследований и высокая экономичес­
кая зависимость от спутниковой технологии.

267
ГЛАВА 15

Космическая психология — область, безусловно,


совершенно особенная. На Западе она еще не получи­
ла широкого распространения; многие ее достижения
берут начало в советской космической программе, и
с развалом советской системы ее развитие не прекра­
тилось. К американской космической программе при­
кладную психологию тоже привлекали, хоть и в го­
раздо меньшей степени, чем нужно, по утверждению
многих критиков. Действительно, Харрисон (Harrison,
1986) заявлял, что НАСА всячески сопротивлялась
привлечению психологов как к работе с астронавта­
ми, так и к космическим проектам вообще. Это со­
вершенно противоречит российскому подходу: коман­
да активной психологической поддержки принимала
самое активное участие в работе с космонавтами и в
поддержке ЦУП.
Эта психологическая помощь была высоко оцене­
на и самими космонавтами. Когда у космонавта, вер­
нувшегося на Землю после двухлетнего пребывания
на станции «Мир», журналисты поинтересовались,
что он может посоветовать тому, кому предстоит дол­
гое время работать в ограниченном пространстве, его
ответ был недвусмыслен: «Слушать психологов». Их
рекомендации и чуткость, с которой они реагирова­
ли на его меняющиеся потребности, обеспечили ему
необходимую поддержку. То же самое отмечали и
другие астронавты, участвовавшие в российской кос­
мической программе.
Космические психологи задействованы не только
в российской космической программе. Они принима­
ют самое активное участие и в исследовании различ­
ных аспектов космического опыта, и в усовершенство-

268
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

вании систем оценки и отбора космонавтов. Навер­


ное, ничего удивительного нет в том, что американс­
кие исследования по большей части подчеркивают
роль личности и изучают ее поведение в космосе, в то
время как в российском подходе большее значение
придается коллективу, факторам социума и окружа­
ющей среды.

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ
КОСМИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ

Работе человека в космосе было посвящено мно­


жество исследований. Большая их часть основывалась
на физиологии: как человеческий организм функцио­
нирует в условиях невесомости (или, точнее, микро­
гравитации). Однако к исследованиям привлекали и
биопсихологов, изучавших биоритмы и структуру сна,
или сенсорные иллюзии, возникающие в этих, совер­
шенно непривычных для человека, условиях.

Функционирование в условиях
микрогравитации

Опыт невесомости уникален и к тому же невозмо­


жен ни в каких других условиях, кроме космических.
Поэтому именно на нем и сосредоточился весь инте­
рес еще со времен первого полета в космос. Когда
туда отправился российский герой Юрий Гагарин,
всех волновало, сможет ли его организм вообще пе­
ренести невесомость; после полета исследователи с

269
ГЛАВА 75

большим облегчением обнаружили, что опыт безо­


пасен: по крайней мере, в течение короткого време­
ни человек способен функционировать в условиях
микрогравитации.
Но приспособиться к невесомости действительно
непросто. Мы привыкли к силе тяжести, действую­
щей на нас постоянно, и не осознаем, насколько она
важна. Одно из исследований, проведенных в самом
первом полете космического шаттла, представляло
собой психологический эксперимент, посвященный
субъективному восприятию изменения веса в различ­
ных гравитационных полях. Для этого в кабину были
запущены точно откалиброванные шары идентич­
ных размеров, но разного веса, а астронавтам пред­
стояло отличить их друг от друга. В других экспери­
ментах исследовались иллюзии ориентации в про­
странстве, которые астронавты часто испытывают,
приспосабливаясь к невесомости. Им кажется, буд­
то тело находится в одном положении, хотя на са­
мом деле оно находится совершенно в другом. Кор­
нилова (1997) обнаружила, что по мере приспособ­
ления к невесомости, эти иллюзии исчезают, но при­
близительно через 50 дней часто проявляются вновь,
правда, ненадолго.
Другие психологические исследования включа­
ли в себя тесты на когнитивные навыки: приводят
ли продолжительные космические полеты к изме­
нениям в мозговой деятельности. Манци и Лоренц
(Manzey and Lorenz, 1998) просмотрели множество на­
учных результатов и пришли к выводу, что единствен­
ные навыки, которые оказались слегка нарушены в
результате длительного пребывания в космосе, — это

270
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

визуально-моторное отслеживание и многозадач­


ность, то есть способность выполнять две задачи
сразу. Не было никаких ухудшений памяти или дру­
гих сложных когнитивных функций; и исследовате­
ли поняли, что обнаруженные последствия возник­
ли, скорее всего, в результате адаптации к невесомо­
сти, а не фактического ухудшения умственных спо­
собностей.
А вот со значительным нарушением суточного
ритма астронавтам приходится сталкиваться. Мы ви­
дели в главе 4, насколько могущественными могут
быть эти ритмы и какое влияние на них оказывает
дневной свет и аналогичные факторы. В космичес­
ком же полете весь обычный порядок, весь привыч­
ный режим организма, связанный с этими ритмами,
нарушается, и в результате многие астронавтов стра­
дают бессонницей или иными расстройствами. Стю­
арт (Stewart) с коллегами (1995) разработал способ
устранения этих нарушений с помощью регулируе­
мого искусственного дневного света в определенное
время суток, и этим способом астронавтов трениро­
вали до, во время и после двух полетов шаттла. Про­
шедшие такую тренировку светом астронавты сооб­
щили, что спали лучше, сохраняли хорошее настро­
ение и соответственно нормальную работоспособ­
ность. Ученые сравнили их показатели с данными
других астронавтов из аналогичных полетов и при­
шли к выводу, что такие тренировки будут и впредь
полезны для всех астронавтов.
Тем не менее в суточных ритмах имеется множе­
ство индивидуальных различий, и устранять их нару­
шение можно и иными способами. В исследованиях

271
ГЛАВА 15

на другом шаттле (Монк и др. [Monk et al], 1998) гра­


фик был специально составлен так, чтобы он макси­
мально соответствовал собственным природным рит­
мам астронавтов. Ученые собрали огромный объем
данных, от оценки настроения и алертности до резуль­
татов измерения мозговой деятельности во время сна.
И обнаружили, что при новом графике суточные рит­
мы четырех астронавтов на борту оказались, в основ­
ном, не затронуты полетом, хотя спали они меньше и
сон их был менее крепким. При прежнем графике на­
рушений было намного больше.

Отбор астронавтов

Одним из основных критериев при отборе астро­


навтов является, конечно же, физическое здоровье.
Кандидаты проходят через череду тестов, выясняю­
щих, как они реагируют на невесомость, быстрое вра­
щение и прочие нарушения равновесия, обследуется
и общее состояние их здоровья, проверяются стой­
кость, выносливость и сила.
Физическое здоровье всегда считалось «предметом
первой необходимости», потому что космический
полет труден и требует много именно физических сил.
Правда, с дальнейшим усовершенствованием косми­
ческого корабля кое-какие физические требования
стало возможным исключить, но недавний экспери­
ментальный полет Джона Гленна, одного из первых
американских астронавтов, все-таки показал, насколь­
ко насущным остается пребывание на абсолютном
пике физической пригодности.

272
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

На психологическом уровне, астронавтов для под­


готовки в НАСА обычно отбирают по двум критери­
ям. Во-первых, требуется, чтобы кандидат имел вы­
сокий уровень навыков и способностей к решению
сложных задач, которые составляют неотъемлемую
часть работы в космосе. Сюда входят навыки управ­
ления тонкой прецизионной техникой, перцепцион­
ные навыки, поскольку точность восприятия и оцен­
ки играет существенную роль, и навыки координации,
которые понадобятся, чтобы выучиться по-новому
координировать свои движения в условиях невесомо­
сти.
Второй критерий состоит в умении отстраняться,
«экранироваться» от любого нарушения душевного
спокойствия. Рабочие авралы, физический диском­
форт и невозможность побыть одному очень тяжело
переносятся с психологической точки зрения, и люди
должны обладать высоким уровнем терпимости и
душевной адаптируемости, чтобы с этим справиться.
Если кто-то подвержен приступам депрессии, беспо­
койства, а то и легкой паранойи, то в таких слбжных
условиях эта подверженность может обостриться, что
создаст проблемы как для коллег, так и для выполне­
ния программы в целом.
Пожалуй, в США психология могла бы внести на­
много больший вклад в отбор астронавтов. Роуз
(Rose) и др. (1994) провели ряд исследований, стре­
мясь выяснить, можно ли на основании личностных
характеристик с достаточной обоснованностью пред­
сказать, насколько кандидат пригоден для роли аст­
ронавта. Они опросили 65 астронавтов, работающих
в НАСА, и провели множество психометрических те-

273
ГЛАВА 15

стов, собрав сведения об их личностных и рабочих


качествах. В процессе исследований этих астронавтов
также просили оценивать друг друга. Те же сведения
собрали и у их наставников. Сравнив разносторон­
ние данные, ученые на их основе разработали крите­
рии, которые смогли бы послужить индикаторами
эффективности.
В другом исследовании та же самая группа ученых
попросила астронавтов самих определить качества,
необходимые для продолжительного пребывания в
космосе. И выяснилось, что к таким качествам астро­
навты в первую очередь отнесли отзывчивость, экст-
равертность (способность открыто и легко выражать
свои эмоции и мысли) и экспрессивность, в то время
как другие свойства, вроде образованности, компетен­
тности и многообразия навыков, оказались второсте­
пенными. Это вовсе не означает, что компетентность и
прочее не играют никакой роли, ибо, как мы уже виде­
ли, для определенных программ астронавтов тщатель­
но отбирают, причем не один раз, именно по этим па­
раметрам. Так что они, скорее всего, просто посчита­
ли их сами собой разумеющимися. Однако исследова­
ние показало, что при отборе и подготовке астронавтов
особое значение следует придавать именно умению
работать в команде и социальным навыкам, не забы­
вая об индивидуальных склонностях и способностях.
Российская сторона при отборе космонавтов при­
дает огромное значение именно психологическим ас­
пектам их подготовки. Они должны быть в наилуч­
шей физической форме и уметь быстро ориентиро­
ваться в стрессовых ситуациях и реагировать на них;
подобно американским коллегам, кандидаты, конеч-

274
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

но, подвергаются доскональной психиатрической про­


верке. Проходят они и психологическое тестирование;
их интерактивные навыки тоже тщательно контроли­
руются. Им преподают методику биологической об­
ратной связи, чтобы обучить регулированию автоном­
ных функций и других систем организма, и дают слож­
ные задания, проверяя, как они справляются с неуве­
ренностью и другими источниками стрессов. Акцент
на навыки социальных и межличностных отношений
был выработан в результате наблюдений за людьми,
долгое время находившимися в космосе; об этом-то
мы и поговорим ниже в этой главе.

ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ПОДДЕРЖКА
ПРИ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОМ
ПРЕБЫВАНИИ В КОСМОСЕ

На протяжении последних 20 лет люди подолгу ра­


ботают в космосе. Это стало возможным с запуском
в 1977 г. первой космической станции «Салют-6». За­
тем был «Салют-7», а позднее — «Мир»; и оборудо­
вание каждой из них совершенствовалось, чтобы под­
держивать космонавтов, которым предстояло про­
вести там долгие месяцы. Туда отправляли людей
разного культурного уровня и этнического проис­
хождения, с разным образованием; им предстояло
провести месяцы в замкнутом пространстве, испы­
тывая недостаток уединенности, и перенести множе­
ство других стрессов.
Как утверждал Канаш (Kanas, 1991), российская
космическая программа имеет очень активную груп-

275
ГЛАВА 15

Критерии, используемые группой


психологической поддержки

• Спектральный анализ речевых структур при сеан­


сах радиосвязи ЦУП с космосом.
• Лингвистический анализ синхронизации и интониро­
вания речи.
• Наблюдение за языком тела по сеансам видеосвязи.
• Наблюдение межличностных отношений по сеансам
видеосвязи.
• Прямая личная связь с членами команды станции.
• Оценка физиологических показателей (частоты пуль­
са, дыхания, GSR).

пу психологической поддержки, которая постоян­


но следит за экипажем космической станции. Их мо­
ниторинг состоит в прямом контакте с космонав­
тами и по мере надобности — в помощи типа кон­
сультаций и рекомендаций. Под надзором этой
группы находятся и другие источники информации,
по которым она определяет потенциальные пробле­
мы. Ниже перечислены некоторые критерии, кото­
рые постоянно проверяются группой психологичес­
кой поддержки на случай разрастания стресса или
иной проблемы.
В группу психологической поддержки входят спе­
циально обученные операторы, которые постоянно
слушают радиодоклады космонавтов. По их голосам
они распознают пять психологических состояний:
нормальное, спокойное; стресс вследствие перегруз­
ки работой; стресс вследствие эмоциональной пере-

276
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

грузки; стресс вследствие усталости; стресс вследствие


изнеможения. В каждом из этих состояний голос че­
ловека меняется определенным образом, и как толь­
ко одно из них распознается слушателем, эту часть
пленки подвергают формальному анализу. Анализи­
руют скорость речи и продолжительность пауз, инто­
нации и другие виды сигналов; и если обнаруживает­
ся, что кто-то из космонавтов находится в большем
напряжении, чем обычно, группа поддержки приво­
дится в «боевую готовность».
Хочется упомянуть, что особую активность груп­
па психологической поддержки проявила, в частно­
сти, при усовершенствовании интерьеров станции,
дабы создать космонавтам максимально удобные ус­
ловия. Благодаря урокам, извлеченным из анализа
обстановки на обоих «Салютах», на станции «Мир»
улучшился дизайн приборных панелей, стала шире и
приятнее для глаза цветовая гамма освещения, а кро­
ме того, появились закутки, где каждый член экипа­
жа мог бы уединиться. Эти усовершенствования были
высоко оценены космонавтами, чьи предложения
тоже были учтены группой психологической поддер­
жки, которую с самого начала привлекли к работе над
проектом станции «Мир».
Группа психологической поддержки огромное вни­
мание уделяет досугу астронавтов. Станция укомплек­
тована аудио- и видеосистемами и другим оборудова­
нием для проведения досуга. Со вспомогательными
рейсами и астронавтами-гостями почти всегда присы­
лают что-то новенькое, а также любимую еду, письма
и другие, на первый взгляд незначительные, но такие
важные мелочи. По цветным мониторам члены экипа-

277
ГЛАВА 15

жа могут вести живой диалог с родными, друзьями и


разными знаменитостями, для которых это — рекла­
ма; а группа психологической поддержки пользуется
этим, чтобы передать музыку, новости и некоторые
земные звуки — шум дождя или пение птиц. Группа
следит также и за тем, чтобы у космонавтов была воз­
можность для личного общения с родными и друзья­
ми. В таком ограниченном пространстве крайне важ­
на даже малая толика уединенности.
Опыт долговременного пребывания в космосе не­
однороден. Первые две—шесть недель—это, как пра­
вило, период адаптации, в течение которого члены
экипажа знакомятся со всем, что находится вокруг, и
основная задача группы психологической поддерж­
ки —помочь им справиться с сенсорной перегрузкой.
Однако со временем процессы замедляются, и жизнь
может стать монотонной. Здесь опять подключается
группа поддержки и сосредоточивается на обеспече­
нии новизны и разнообразия: экипажу передают энер­
гичную бодрящую музыку или меняют график работ
и сеансов связи. Иногда несколько месяцев спустя
слишком громкие звуки или неожиданные раздражи­
тели начинают нервировать космонавтов, и тогда
группа психологической поддержки дает указания
команде наземного управления учесть это в сеансах
связи и проводить их в менее напряженном ритме. К
концу полета группа сосредоточивается на подготов­
ке космонавтов к возвращению на Землю и тем пси­
хологическим осложнениям, с которыми они тогда
столкнутся.
По возвращении космонавтов на Землю работа
группы психологической поддержки отнюдь не за-

278
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

канчивается: предстоит помочь справиться с послед­


ствиями возвращения. Задача частично физиологи­
ческая — после длительного пребывания в невесо­
мости возникают осложнения с земной гравитаци­
ей. Хотя на борту для подготовки к этому использу­
ют специальные костюмы, космонавтам все же
приходится реадаптироваться к «прямохождению» и
снова научиться выдерживать собственный вес. Ведь
там, на станции, они ощущали себя сильными и лов­
кими, как тигры, а здесь, на Земле, вдруг преврати­
лись в слабых беспомощных котят. Столь внезапный
переход — вещь коварная, и здесь снова приходит на
помощь группа психологической поддержки.
По возвращении на Землю перед космонавтами
встает еще одна интересная проблема — «медных
труб». «Огонь и воду» они уже прошли во время на­
земной подготовки к полету, а вот «медные трубы»,
то бишь слава, настигают их внезапно и могут ока­
заться сильнейшим шоком, особенно для людей,
очень долго общавшихся лишь с двумя-тремя кол­
легами. Налаживание семейной жизни тоже требует
времени — и для космонавта, и для других членов
семьи; группа психологической поддержки и в этом
играет не последнюю роль.
Так что космическая психология, как вы и сами
видите, весьма высоко развитая область прикладной
психологии, даже при том, что на Западе она не
очень-то признана. Она широко применяется в Япо­
нии, Индии и многих других странах с действующи­
ми космическими программами, так же как в пост­
советских государствах. Поскольку у России в этой
области общий опыт с НАСА и другими партнера-

279
ГЛАВА 75

ми по программе Космических станций, многие из


тех, кто работает в этой сфере, надеются, что эта
область прикладной психологии приобретет более
широкую известность и соответственно станет шире
применяться. Российский опыт во многих случаях
уже принес пользу и принесет еще большую, если за­
интересованные страны объединятся для достижения
общей и общепризнанной цели — успешного полета
к Марсу.
Знания, полученные с помощью космической пси­
хологии, предназначены и полезны не только для тех,
кто трудится и будет трудиться за пределами нашей
родной планеты. Их можно использовать и в других
условиях, например при подводном исследовании
Антарктиды, да и в иных ситуациях, когда экипажу
подводной лодки или другой группе людей приходит­
ся долгое время пребывать в изолированном, тесном
пространстве. Применение психологических знаний
в таких случаях может иметь огромное значение для
выживания в подобных условиях.
Существует немало и других видов прикладной
психологии, даже особое направление — психоло­
гия выживания, специалисты в которой исследуют и
разрабатывают оптимальные схемы поведения, пред­
назначенные для выживания в различных катаклиз­
мах и минимизации их последствий. Но объемы на­
шей книги опять-таки не позволяют познакомиться
со всеми, поэтому в следующей главе мы обратимся
к одному из ведущих направлений прикладной пси­
хологии — спортивному и посмотрим, как специа­
листы используют свои знания, чтобы помочь спорт­
сменам улучшить результаты.

280
КОСМИЧЕСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.W.cbc.c^nationaVpgmirifo/space/livingpsych.
html
http://www.marsacademy.com/text/crew.htm
Глава 16 ■

СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• о четырех типах навыков, необходимых в


спорте;
• о том, что такое типичная «кривая обучения»;
• о том, как мысленная тренировка помогает
спортсменам достичь физических успехов.
Спортивная психология становится все более и
более важной областью прикладной психологии. По­
скольку общество стало осознавать ценность спорта
и здорового образа жизни, расширяется и интерес к
различным факторам, влияющим на спортивные до­
стижения. А это не в последнюю роль факторы пси­
хологические, от более глубокого понимания моти­
вации до усовершенствования программ и графиков
тренировки, а также обучения спортсменов с помо­
щью мысленной тренировки достигать максимальных
результатов.
Как и другие профессиональные психологи,
спортивные психологи обязаны сначала получить
общепринятую степень бакалавра психологии, затем
пройти небольшую практику и приобрести соответ­
ствующий опыт работы, а затем продвигаться даль­
ше, к магистерской (плюс практика) и докторской
степеням. Сфера приложения знаний и сил разнооб­
разнейшая. Некоторые заняты полную рабочую не­
делю в спортивных командах или тренировочных
центрах; другие работают с различными клиентами
как независимые консультанты; третьи в универси­
тетах занимаются исследованиями в спортивной пси­
хологии, а также консультированием команд и от­
дельных спортсменов.
Интерес к психологии спорта существует с неза­
памятных времен, и исследования в этой области
берут начало в 20-х годах XX столетия, а то и ранее.
В результате выстроилась очень серьезная база зна­
ний, касающихся всех видов и аспектов спорта. Сюда
входит изучение личностных характеристик спорт­
сменов — сфера, всегда казавшаяся несколько рас-

283
ГЛАВА 16

плывчатой, так как самые разные люди занимаются


самыми разными видами спорта. Не осталось без вни­
мания и совершенствование методик практических
занятий, предназначенных для оптимизации обучения
навыкам. Но, как всегда, за отсутствием возможнос­
тей мы в этой главе познакомимся только с тремя воп­
росами: мотивация в спорте, обучение навыкам и пси­
хологические подходы к высшим достижениям.

МОТИВАЦИЯ

Что побуждает людей заниматься спортом? Совер­


шенно очевидно, что одни увлекаются этим сильнее
других, но вот отчего? Почему кто-то предпочитает
напрягать мышцы на стадионе или ринге, а кто-то —
мозги за шахматной доской? Почему одни относятся
к тренировкам с полной серьезностью, а другие поза­
нимаются недельку — и только их и видели? И что
заставляет людей продолжать учебу или тренировки,
даже когда это причиняет физический дискомфорт, а
то и боль?
В первую очередь дело в том, что у человека, похо­
же, очень сильна мотивация к обретению знаний и
квалификации в той или иной области. Даже будучи
младенцами, мы получаем наслаждение, овладевая
физическими навыками, и для детей постарше это
тоже характерно. Частично это возвращает нас к идее
Карла Роджерса (Carl Rosers) относительно самореа­
лизации, которую он считал одним из основных по­
нятий человеческой психологии. Самореализация —
фундаментальная человеческая потребность, побуж-

284
СПОРТИВНАЯ психология

дающая нас реализовать наш внутренний потенциал,


выразить себя. Примером может служить умение уп­
равлять собственным телом и добиваться от него все­
го, на что оно способно. И этому можно научиться.
Так что с позиций Роджерса объяснить спортивную
мотивацию можно было бы так: физическое разви­
тие и достижение максимальных результатов прино­
сит столь глубокое удовлетворение столь многим
людям потому, что отвечает их основной потребнос­
ти в самореализации.

Личность и особенности поведения

Другие психологи видят ключ к спортивной моти­


вации в некоторых личностных характеристиках или
типичном поведении. Одна из них — потребность
добиться успеха. Сделать это можно по-разному: для
одних — просто самосовершенствоваться в личност­
ном плане или обрести высшую квалификацию в слож­
ном виде деятельности. У каждого свои призы, и да­
леко не все из них — спортивные. Но примерно в 60-х
годах было достоверно установлено, что мотивация
к достижению является относительно устойчивой че­
ловеческой чертой, которой в той или иной степени
обладаем мы все.
Аткинсон (Atkinson, 1964) полагал, что у мотива­
ции к достижению имеются две стороны. Одна сторо­
на — стремление достигнуть успеха, другая же —
стремление избежать неудачи. У обеих сторон совер­
шенно разные характеристики, и человек склонен либо
к тому, либо к другому типу мотивации. В зависимо-

285
ГЛАВА 16

сти от типа мотивации, люди ведут себя и относятся к


спорту совершенно по-разному.
В соответствии с этой моделью, люди с мотивацией
к достижению успеха склонны активно искать трудно­
стей, проблем и всеми силами стремиться к наилучшим
результатам. Овладевая сложным навыком, они зани­
маются усерднее и дольше и выше ценят ответную ре­
акцию окружающих. Неудач, как правило, не боятся и
успех приписывают собственным усилиям. Если же все-
таки терпят неудачу, то относят ее на счет недостатка
опять-таки собственной серьезности и усилий. Возмож­
но, именно поэтому такие люди с удовольствием рабо­
тают в условиях, где есть вероятность, что их достиже­
ния будут должным образом оценены окружающими.
Другие же, наоборот, стремятся главным образом
избежать неудачи. А для этого всеми способами ухо­
дят от трудностей и предпочитают состязания (речь
по-прежнему идет о спорте) и условия полегче. Они
склонны сильно переживать из-за возможной неуда­
чи и наличия свидетелей, потому что неудачу они рас­
ценивают как позор. Возможно, именно поэтому та­
кие люди хуже выступают на соревнованиях и перед
судьями. Успех они склонны приписывать внешним
факторам, вроде везения, счастливой случайности или
удачно сложившихся обстоятельств.
У модели Аткинсона имеются некоторые недостат­
ки, но она подняла интересные проблемы. Например,
склонность приписывать успех либо неудачу внутрен­
ним или же внешним факторам очень важна в спортив­
ных тренировках. Тот, кто относит и то и другое на
свой счет, берет ответственность на себя. В результа­
те, чтобы преодолеть неудачу, он трудится усерднее,

286
СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

и вероятности добиться успеха у него намного боль­


ше. Тому же, кто приписывает успех внешним факто­
рам, редко удается добиться высшего достижения.
Поскольку внешним факторам — невезению, пробле­
мам с оборудованием или обстоятельствам — он при­
писывает и неудачу, то и не работает с таким рвени­
ем, чтобы улучшить результат. И в итоге не может
реализовать свой потенциал полностью.

Мотивация изнутри и извне

Существует также мотивация изнутри и извне.


Мотивация изнутри исходит от самого человека: он
трудится, чтобы достичь каких-то собственных целей.
Мотивация извне исходит из внешних источников:
человек трудится ради награды — медалей или по­
хвалы от других.
Как внутренняя и внешняя атрибуция, мотивация
извне — чрезвычайно мощная сила. Много не очень-
то молодых людей занимаются спортом, руководству­
ясь исключительно мотивацией изнутри. Признавая,
что вряд ли достигнут серьезных результатов, отме­
ченных медалями или дипломами, поскольку слиш­
ком поздно начали спортивную карьеру, они стремят­
ся получить удовлетворение, обретая какие-то лично­
стные навыки или поддерживая физическую форму.
Действительно, некоторые спортивные состязания, в
частности по гольфу, проводятся среди тех, кто стал
заниматься спортом уже во взрослом возрасте, невзи­
рая на то что наилучшие достижения принадлежат
тем, кто начал играть достаточно юным.

287
ГЛАВА 16

Для мотивации извне спорт предлагает разнооб­


разные возможности: дипломы о достижениях, меда­
ли, призы и множество иных видов наград. В струк­
туре спорта они важны, поскольку дают участникам
ощущение результативности. Но тренеры и спортив­
ные психологи признают, что работа только за награ­
ду в конечном счете не самый лучший вариант, что
необходима также хотя бы толика мотивации изнут­
ри, если человеку для достижения максимального ре­
зультата предстоит затратить массу времени и сил.
Одних только внешних наград для поддержания упор­
ства, как правило, оказывается недостаточно.
Это не означает, что не нужно стремиться к на­
градам. Очень даже нужно. Они ценны тем, что слу­
жат свидетельством побед: подтверждают, что че­
ловек достиг определенного уровня или добился оп­
ределенной цели. Будучи не самоцелью, а вехами
на спортивном пути, они могут быть чрезвычайно
полезны, помогая человеку укрепить ощущение ус­
пеха и поставить перед собой очередную достижи­
мую цель.
В спортивных организациях часто награждают
начинающих, применяя принцип «поощрение—мать
победы», особенно действенный для новичка, кото­
рому диплом о достижениях придаст сил для преодо­
ления трудностей на ранних этапах работы, пока его
квалификация не достигнет уровня, где он будет сча­
стлив внутренним ощущением победы, а внешняя на­
града станет не более чем приложением, хоть и важ­
ным. Каждый из этих этапов представляет собой ком­
плект маленьких, вполне достижимых целей. Шутли­
вые дипломы типа «Лучшие коньки среди любителей»

288
СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

или «Лучший пловец в лягушатнике» были специаль­


но учреждены спортивными ассоциациями именно с
этими целями.
Спортивные психологи, работающие со спортсме­
нами более высокого уровня, тоже пользуются мето­
дом поэтапного достижения больших целей, иногда
давая своему подопечному награду, но чаще обходясь
без нее, чтобы систематизировать тренировки и про­
цесс обретения навыка. Люди трудятся усерднее, по­
лагая цель вполне достижимой; если же они считают,
что цель слишком далека или малореальна, сохранить
мотивацию им куда труднее. Поэтому одна из задач
спортивного психолога — совместно с тренерами ста­
вить перед спортсменами и игроками осуществимые
цели, которые будут помогать им сохранять мотива­
цию и прилагать все необходимые усилия.

НАВЫКИ: ОБУЧЕНИЕ И ТРЕНИНГ

Спортивные психологи участвуют и в обучении


спортсменов определенным навыкам, и в научных
исследованиях, и в разработке оптимальных про­
грамм по этому обучению для конкретных видов
спорта. В каждом виде спорта необходимы свои на­
выки. В тяжелой атлетике, например, нужна так на­
зываемая грубая моторика, грубый двигательный
навык, то есть такой, который требует значительно­
го мышечного усилия, но не слишком большой точ­
ности. А вот в фигурном катании и конькобежном
спорте, наоборот, нужен высокий уровень точности
и артистизма. Поскольку спортсмен в буквальном

289
10-6292
ГЛАВА 16

смысле балансирует на лезвии (беговые коньки, кста­


ти, сами спортсмены и называют ножами), а иногда
даже и подпрыгивает на нем, то каждая мышца долж­
на точно «знать свое место» и беспрекословно слу­
шаться. Это называется тонким двигательным навы­
ком, тонкой моторикой: тонкой — в смысле не изящ­
ной, а точной.
Большинство видов спорта находится, конечно,
где-то между этими двумя крайностями, но тип тре­
нировочной программы зависит от того, на какую
силу и точность рассчитан данный вид спорта. Фут­
болист, например, должен иметь хорошую общефизи­
ческую форму, обладать силой и выносливостью, что­
бы показать высокий уровень игры в течение 90-ми­
нутного матча. Но и без навыков точности ему не
обойтись, когда приходится перепасовывать мяч или
бить по воротам.
Еще одно важное различие, которое отмечают
спортивные психологи, — различие между открытым
и закрытым навыком. Это понятие связано с тем, на­
сколько предсказуемы условия, в которых реализует­
ся навык. Стрельба из лука, гимнастика и фигурное
катание — примеры закрытых навыков, то есть спорт­
смен либо работает по заранее разработанной про­
грамме, либо выполняет заведомо известные действия,
и на этом сосредоточивает все свое внимание. Фут­
бол, борьба и хоккей, наоборот, типичные примеры
навыков открытых, потому что никогда не предска­
жешь, какое действие спортсмен предпримет в следу­
ющий момент. Все зависит от противника, напарни­
ка, прочих членов команды, а также от того, где на­
ходится сам спортсмен, а где мяч (шайба).

290
СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Открытые и закрытые навыки требуют различных


подходов к тренингу. Для тренировки закрытых на­
выков нужно сосредоточиваться на мышечной точ­
ности и быть способным точно и многократно повто­
рять одни и те же действия. Для открытых же навы­
ков необходимо сконцентрироваться на восприятии
внешних сигналов и уметь мгновенно реагировать на
быстро меняющуюся ситуацию. Но, как и в случае
с грубыми и тонкими двигательными навыками,
спортивные психологи обнаружили, что почти во всех
видах спорта в той или иной степени нужны все навы­
ки, а значит, и соответствующий тренинг. Для фигур­
ного катания умение мгновенно реагировать и при­
спосабливаться к быстро меняющейся ситуации не
является насущно необходимым, однако, если оно у
вас есть, вы имеете преимущество перед тем, у кого
его нет. Поэтому совсем неплохо потренироваться и
в обретении «чужих» навыков. Тем же, кто хорошо
владеет своим открытым навыком, тренинг в закры­
том навыке может оказаться полезным для оттачива­
ния техники и умения сосредоточиться. Для тенниси­
ста во время игры одинаково важны точность, сила
удара (мышечная техника) и скорость реакции, поэто­
му он с одинаковым усердием оттачивает и то, и дру­
гое, и третье.

Автоматизм

Чтобы понять, как приобретается навык, сперва


необходимо уяснить процесс автоматизации. Проще
говоря, навык — не навык, пока он не стал частью

291
ю-
ГЛАВА 16

нас. Процесс должен быть автоматическим — чтобы


нам приходилось думать не о том, что и как выпол­
нить, а только о том, чего мы хотим добиться.
Обретение любых физических навыков подразуме­
вает автоматизм. Чтобы лучше себе это представить,
давайте проведем ассоциацию с вождением автомо­
биля. Сначала, когда мы учимся, приходится вполне
осознанно думать о руле, обо всех этих ручках и ру­
коятках и о том, как с ними управляться. Переключая
передачу, мы сначала разбираемся в ситуации или
прислушиваемся к звуку двигателя, потом нажимаем
педаль сцепления, перемещаем рычаг передачи, отпус­
каем педаль сцепления и так далее. Потом, со време­
нем и практикой, эти действия объединяются в нашем
мозгу, и мы перестаем задумываться над каждым из
них, а выполняем все вместе автоматически.
Автоматизм влечет за собой перемещения в той
части мозга, которая управляет двигательной актив­
ностью. Сознательным движением управляет двига­
тельный участок коры головного мозга, находящий­
ся в районе макушки головы. Этим участком мы
пользуемся, когда делаем преднамеренное мышеч­
ное движение, например решаем поднять руку или
погрозить пальцем. Но когда мы выполняем неосоз­
нанные действия, управляющие сигналы приходят из
другой части мозга — мозжечка, который находит­
ся ближе к затылку и координирует движения раз­
ных мелких мышц, чтобы они были плавными и рав­
номерными.
В результате тренировки, практики управление
некоторыми действиями переходит от двигательного
участка коры к мозжечку. Чем больше мы практику-

292
СПОРТИВНАЯ психология

емся в каких-то действиях, тем лучше конкретная их


последовательность запоминается как рутинная и от­
кладывается в мозжечке, который и начинает ею уп­
равлять. Вот так и образуется автоматизм. В мозгу,
конечно, есть и другие участки; например, сенсорные
системы включаются, чтобы дать нам сигнал к дей­
ствию, когда мы видим или слышим что-то. Но имен­
но мозжечок заведует тем, чтобы действия выполня­
лись плавно и «бездумно» — автоматически.
Аннетт (Annett, 1989) объяснил, что сложные на­
выки можно выработать, разбив их на большое коли­
чество меньших и закрепляя поэтапно. Этой его мо­
делью часто пользуются спортивные психологи для
разработки программ обучения и тренинга. Некото­
рые из программ как раз и основаны на поэтапной
выработке, то есть, практикуясь в малой части слож­
ного навыка, мы постепенно доводим ее до автома­
тизма, а потом переходим к следующей. Но есть и
другие программы, основанные на обучении всему
навыку в целом. Сочетая оба типа программ, спорт­
смен может добиться точного контроля над собствен­
ным телом, не теряя при этом из виду, что навык сле­
дует применять по обстоятельствам.
Тех, кто не разбирается в психологии обретения
навыка, этот процесс может привести к дезоргани­
зации. Как правило, изучая новый навык, мы совер­
шенствуемся в нем постепенно. Ход усовершенство­
вания называется кривой обретения навыка, и его
можно представить в виде графика, наподобие изоб­
раженного на рис. 16.1. С практикой либо уменьша­
ется время, затрачиваемое на действие, либо возрас­
тает его точность.

293
ГЛАВА 16

Объем практики (тренировок)

Рис 16.1. Кривая приобретения навыка

Но это — явление временное. Стоит только обрес­


ти базовый навык, как у некоторых наступает пери­
од, когда никаких видимых улучшений не наблюда­
ется. Эти периоды известны как стадия плато (когда в
обучении нет видимого прогресса), и они часто слу­
чаются в ходе обучения. На самом же деле происхо­
дит вот что: отдельные части сложного навыка груп­
пируются в мозгу на более глубоком уровне и как
«мышечная память». Поэтому, хоть и кажется, будто
улучшений нет, на самом деле идет процесс закладки
фундамента для грядущего осуществления навыка.
Если продолжать заниматься, то прогресс появляет­
ся снова, но уже на более твердом основании.
Другим важным понятием в обретении навыка, а
следовательно, и в спортивных тренировках, являет­
ся понятие ответной реакции, или обратной связи.

294
СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Никому не удастся усовершенствовать навык, не имея


никакого представления о том, как продвигаются
дела. Но иногда мы нуждаемся в обратной связи осо­
бого рода. Профессиональные спортсмены на трени­
ровках часто делают хронометраж или пользуются
другими критериями достижений. Они постоянно
стремятся улучшить личный рекорд. Тем, кто зани­
мается спортом только для удовольствия, как прави­
ло, требуется иная обратная связь: общее представле­
ние о своих успехах. Но чаще они не испытывают по­
требности сравнивать себя с другими, а вполне доволь­
ствуются осознанием и внутренним ощущением
собственных достижений.

ДОСТИЖЕНИЕ НАИВЫСШИХ
РЕЗУЛЬТАТОВ

Другая важная задача спортивной психологии —


помогать спортсменам и любителям добиваться выс­
ших достижений. Мы уже знакомились с тем, как это
делается, когда речь шла о внутренней и внешней ат­
рибуции, которая определяет успех или неудачу.
Спортивным психологам часто приходится упорно
работать с отдельными спортсменами, помогая им
изменить типичную схему атрибуции и выработать
иное отношение к тому, каким образом можно пре­
взойти собственные достижения.
Но у спортивных психологов есть в запасе и другие
способы развития позитивного мышления. Один из них
заключается в использовании мысленных образов. Мы
склонны предполагать что образы, которые мы созда-

295
ГЛАВА 16

ем в своем воображении, не имеют ни малейшего от­


ношения к поведению наших мышц. На самом деле это
не так. Между мысленными образами и физической
реакцией нашего организма существует тесная связь.

Мысленная тренировка

Мы уже встречались с этим в главе 9, когда обсуж­


дали, как работает детектор лжи, фиксирующий сла­
бые изменения в организме, которые происходят, ког­
да проверяемый чем-то обеспокоен. Изменения в мы­
шечном тонусе возникают и когда человек всего лишь
представляет себе, что задействует определенные
мышцы, и многие современные спортивные психоло­
ги обучают своих подопечных тому, что получило
название мысленной тренировки. Она может быть на
редкость эффективной.
В одном исследовании, например, ученые попро­
сили людей в течение четырех недель представлять
себе, что они по двадцать раз на дню выполняют уп­
ражнение для пальца (Смит и др. [Smith et al], 1998).
Другую группу участников попросили такое упраж­
нение выполнять на самом деле, и у них мышечная
сила в этом пальце выросла на 33 процента. Но самое
удивительное, что в той группе, которая только пред­
ставляла себе упражнение, мышечная сила тоже вы­
росла — на 16 процентов. Мысленная тренировка,
конечно, не заменяет физической, но может быть не­
плохим дополнением к ней.
Тренеры и спортивные психологи считают также,
что мысленная тренировка полезна для усовершен-

296
СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

ствования тех способов, которые человек применяет


для овладения сложными навыками. Они просят, что­
бы подопечные постоянно представляли себе, как ре­
гулярно и правильно выполняют какое-то упражне­
ние. Физической тренировки это, разумеется, не от­
меняет, но сочетание физической практики с мыслен­
ной визуализацией помогает навыку закрепиться
гораздо быстрее. Это тем более важно, что в вообра­
жении-то человек, как правило, выполняет все абсо­
лютно точно и правильно, поэтому необходимо хотя
бы раз убедиться, что мысленные образы дают впол­
не реальный результат.

Воображаемый успех

Спортсмены, добившиеся высоких результатов,


находят еще одно применение мысленным образам —
в визуализации успеха. Было проведено большое ис­
следование относительно значения положительных
мысленных образов в тот период, когда спортсмен
готовится к соревнованиям и серьезным испытаниям.
Дэвид Хемери, Олимпийский золотой медалист, опи­
сывал, как во время выступлений он эксперименти­
ровал с мысленными образами. На одних соревнова­
ниях он попытался смотреть на вещи реально, готовя
себя к возможной неудаче. И в том году не добился
хороших результатов. В следующем сезоне он уже со­
вершенно сознательно использовал положительные
мысленные образы, представляя, как легко и стреми­
тельно бежит по дорожке, как пушинкой перелетает
через барьеры и приходит к финишу первым. То был

297
ГЛАВА 16

год, когда он выиграл золотую медаль. Более того,


используя эту технику, он и на тренировках стал улуч­
шать результаты.
Есть немало и других случаев, когда, стремясь к хо­
рошему результату, спортсмены используют положи­
тельные мысленные образы. Линфорд Кристи (Linford
Christie) — еще один классический пример. Он осоз­
нанно применил эту технику, готовясь к спринтерско­
му забегу, — и победил. В других видах спорта, где ре­
зультат зависит от ювелирной точности действий, на­
пример на бильярде, игроки также весьма успешно ею
пользуются. Спортивные психологи разработали мно­
жество методов обучения спортсменов применению по­
ложительных мысленных образов для улучшения дос­
тижений. Многие из них проводят семинары и занятия
по этим методам с тренерами и инструкторами.
Интересы спортивной психологии, конечно, го­
раздо шире, чем мы смогли здесь охватить. Но, на­
деюсь, даже из этого поверхностного знакомства вы
смогли получить представление о том, какое значе­
ние имеет психология для понимания природы
спортивного результата, его улучшения. А тем, для
кого спорт — хобби, психологические навыки помо­
гают увеличить получаемое удовольствие и ощутить
радость от успехов. Лично я узнала для себя немало
ценного. Как и одна моя знакомая, которая встала
на коньки лишь в 40 лет, я обнаружила, что спортив­
ная психология может быть чрезвычайно полезна —
и не потому, что мне вдруг захотелось стать звездой
спорта, а просто потому, что она помогает мне спра­
виться с обыденными трудностями и проблемами со
здоровьем.

298
СПОРТИВНАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Сайты, где можно найти полезную


информацию

http://www.sociology.about.com/library/weekly/
aa082500a.htm
http://www.psychwww.com/sports/index.htm
http://www.psychwatch.com/sport_psychology.htm
Глава 17

ПСИХОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Из этой главы вы узнаете:

• чем занимается психология потребления;


• как с помощью когнитивной психологии можно
сделать рекламу более привлекательной;
• что такое эвристика и как она помогает понять
процесс принятия решения потребителем.
Современная жизнь западного общества — сплош­
ное потребление. Мы практически неспособны вы­
жить на «натуральном хозяйстве», на том, что произ­
водим сами, вместо этого мы покупаем то, в чем нуж­
даемся, а заодно и массу того, в чем не нуждаемся.
Что именно мы покупаем, зависит от образа жизни,
который нам приходится вести, от наших представ­
лений о питании и моде, от количества домочадцев и
еще от многих других факторов. Поэтому нет ничего
удивительного в том, что психология потребления
составляет весьма значительную и живую часть при­
кладной психологии, и притом уже очень давно.
На первый взгляд психология потребления кажет­
ся вроде бы новой областью, но, как ни странно, она
была одним из самых ранних направлений приклад­
ной психологии. В 20-х годах теперь уже прошлого
века бихевиорист Дж. Б. Уотсон (J. В. Watson), науч­
ная карьера которого резко оборвалась, потому что
его интрижка с секретаршей получила скандальную
известность, занялся рекламой. Психологи уже рабо­
тали в этой сфере, а Уотсон был очень известен, так
что без работы он не остался. В те дни, однако, рекла­
ма еще не цвела таким пышным цветом, а была, мож­
но сказать, падчерицей американской экономики. Но
в последующие десятилетия она развилась, окрепла,
а массовый взрыв потребления в 60-х позволил ей раз­
вернуться еще шире, и процесс этот продолжается.
Специалисты по психологии потребления работа­
ют практически в каждой промышленной отрасли,
именуемой производством товаров народного потреб­
ления. Они занимаются рекламным бизнесом, дизай­
ном, созданием и размещением рекламных роликов,

301
ГЛАВА 17

клипов и объявлений. Осуществляют маркетинговые


исследования, выявляя и анализируя покупательские
тенденции и пристрастия: что, когда и как покупают
люди и чем при этом руководствуются. Оценивают
новые изделия, проводя научно-исследовательские
работы, изучающие покупательскую реакцию на них,
и исследуют поведение потребителя, анализируя, как
люди вообще тратят деньги.
Некоторые психологи потребления начинают за­
ниматься этим, получив степень по общей психоло­
гии и проведя несколько исследований в этой облас­
ти, после чего это направление становится их специа­
лизацией. Других приглашают на работу сразу по
получении диплома, и они продолжают учиться даль­
ше по этой специальности, одновременно делая карь­
еру в маркетинге или рекламе. Большинство психо­
логов потребления, однако, проходит специальный
курс обучения, по окончании которого дается магис­
терская степень. Такие курсы есть в некоторых уни­
верситетах, и на них учится немало желающих сде­
лать карьеру именно в этой области.
На рис. 17.1 дана модель психологии потребления.
На ней, как вы видите, имеются пять различных об­
ластей. Центром модели является решение, принима­
емое потребителем, все остальное лишь определяет
факторы, под влиянием которых это решение прини­
мается. Например, личностные факторы: убеждения,
жизненная позиция и ценности, мотивации — от все­
го этого в немалой степени зависят наши покупки.
Влияет на наше решение и то, что мы когда-то сдела­
ли и забыли: как мы помним из главы 9, человеческая
память избирательна и очень склонна заблуждаться!

302
ПСИХОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

Рис. 17.1. Модель процесса потребления

И это еще один участок приложения психологичес­


ких знаний к процессу потребления.
Другая важная область психологии, имеющая ог­
ромное значение для психологов потребления, — по­
нимание, как мы получаем информацию: как сраба­
тывает наше внимание, как мы что-то замечаем и как
обрабатываем информацию на познавательном уров­
не. В главе 2 мы знакомились с исследованиями ког­
нитивных психологов-прикладников, посвященными
вниманию, и многие из этих работ имеют самое не­
посредственное отношение к пониманию процесса
потребления. Ну и, разумеется, еще одна область, вли­
яющая на решение, принимаемое потребителем, — как

303
ГЛАВА 17

конкретные изделия рекламируются и каким пользу­


ются спросом. Рассмотреть все области в этой главе
мы, как всегда, не сможем и потому кратко познако­
мимся с теми тремя, которыми психологи потребления
занимаются наиболее активно: реклама, маркетинго­
вые исследовании и анализ поведения потребителя.

ПСИХОЛОГИЯ РЕКЛАМЫ

Реклама окружает нас повсюду. Рекламные объяв­


ления нацелены на определенные группы населения и
размещаются именно там, где эти группы с наиболь­
шей вероятностью на них наткнуться. И разрабаты­
ваются они с неменьшим тщанием, дабы привлечь
внимание и дать человеку понять: вот оно, то изде­
лие, о котором вы давно мечтали.

Как привлечь внимание

Мы уже познакомились с исследованиями, кото­


рые психологи-когнитологи посвятили человеческо­
му вниманию: что его привлекает, как долго и каким
образом его можно удержать. Рекламодатели здесь
сталкиваются с особенно серьезными проблемами,
потому что рекламных объявлений вокруг и без того
полным-полно. Если хочешь сделать заметной свою
рекламу, приготовь что-нибудь особенное, что при­
влечет внимание потребителя и заинтересует его.
Для этого имеется масса способов. Пожалуй, са­
мый старый, но все еще эффективный — использо-

304
ПСИХОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

вать яркие цвета и зажигательные мелодии. Психо­


логия цвета исследована довольно обстоятельно: не
только то, как мы реагируем на различные цвета, но
и символика цветов в нашей повседневной жизни. В
главе 14 я упоминала, что упаковка зубной пасты все­
гда окрашена в белый с синим или зеленым, потому
что эти цвета у нас ассоциируются со свежестью. Но
есть и более тонкие символы. Например, упаковка для
итальянских пищевых продуктов, по крайней мере в
Великобритании, всегда имеет зелено-красный цвет,
потому что, во-первых, эти цвета в общественном
мнении символизируют Италию, будучи цветами ита­
льянского флага, а во-вторых, напоминают о поми­
доре и базилике — характерных ингредиентах италь­
янской кухни.
Другой испытанный способ — использовать для
продвижения изделия на рынок знаменитость или из­
вестного человека. Знаменитых гонщиков, популяр­
ных телеведущих, кино- и поп-звезд постоянно про­
сят принять участие в рекламных кампаниях разного
рода товаров. Поп-звездам, например, чаще предла­
гают рекламировать шипучие напитки или другие
изделия, связанные с подростковым рынком, а вот
гонщикам — часы, автомобили и другие изделия, свя­
занные с точной техникой.
В основе многих реклам лежат социальные убеж­
дения той общественной группы, для которой они
предназначены. Эти убеждения представляют собой
концентрат общих представлений о том, как проис­
ходят те или иные вещи или почему вещи таковы,
каковы есть; эти представления формируют устой­
чивый набор предположений, на которых часто ба-

305
11 - 6292
ГЛАВА 17

зируются социальные понятия. На такого рода об­


щих понятиях нередко строится телереклама, при­
влекающая аудиторию ссылкой на то, что всем изве­
стно. Это может быть нечто, недавно упомянутое в
новостях; но чаще — цитаты или эпизоды из попу­
лярных телешоу или чего-то подобного. Комик Гар­
ри Энфилд, например, обнаружил, что персонажи,
созданные им для своих шоу, обрели такую широ­
кую известность, что могли бы стать основой цело­
го направления рекламы.
На общеизвестных понятиях основаны также жур­
нальная реклама и постеры, но к их созданию необ­
ходимо привлекать еще и дизайн, макетирование и
повседневную символику. А здесь в дело вступает зна­
ние самых разных областей психологии, включая ис­
следование восприятия, эргономики и даже функций
мозга. Известно, например, что правое полушарие
лучше справляется с обработкой визуальных изобра­
жений, а левое — с текстом. Поэтому в журнальных
рекламных объявлениях текст печатают на левой сто­
роне (чтобы его изображение попадало на левую сто­
рону сетчатки глаза и передавалось в левое полуша­
рие), а картинку — справа.
Так делается, конечно, не во всех объявлениях, по­
тому что рекламодателям приходится принимать
меры против самого большого своего врага — скуки
и предсказуемости. Но объявление с таким дизайном
скорее будет замечено даже теми, кто всего лишь праз­
дно перелистывает журнал. Контрастную, цветную
печать и шрифт также следует выбирать весьма тща­
тельно, чтобы идея, а порой и социальный смысл были
выражены четко. Подпись в стиле изящного почерка
i

306 |
ПСИХОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

читаться будет, конечно, дольше, но вполне пригод­


на для рекламы, когда нужно передать именно впе­
чатление стиля и качества.
Прикладная психология задействована почти во
всех областях рекламы, от дизайна до места и време­
ни размещения. Главные каналы телевидения, к при­
меру, разную рекламу передают в разное время дня.
Дневные объявления чаще рекламируют товары для
домашнего обихода, в «детское» время — когда идут
основные детские передачи—дают рекламу игрушек
и других изделий для детей. Программы «к вечерне­
му чаю» объединяют с рекламой изделий, предназна­
ченных, чтобы помочь пожилым людям справляться
с бытовыми затруднениями — ходунков, ортопеди­
ческих кроватей, скамеечек и сидений для ванн и т. п.,
вечерняя же реклама посвящена автомобилям, алко­
гольным напиткам и интернет-услугам.

Как избежать привыкания

Я уже говорила, что извечный враг рекламодате­


лей — скука. Если на нас постоянно воздействовать
одним и тем же стимулом, неважно каким, то мы вско­
ре к нему привыкнем, то есть перестанем замечать.
Вспомните, например, шум нового холодильника. Он
мешает только первые дни, а потом как бы перестает
существовать. Вообще говоря, подобный фоновый
шум мы замечаем, только когда он почему-либо пре­
кращается. Наша нервная система настроена на то,
чтобы реагировать не столько на сам постоянный сти­
мул, сколько на изменения в нем.

307
и*
ГЛАВА 17

То же самое происходит и в более широком смыс­


ле: мы почти не замечаем того, с чем сталкиваемся
каждый день, если только это что-то вдруг не меняет­
ся или кто-нибудь не останавливает на нем наше вни­
мание. Поэтому рекламодателям приходится посто­
янно убеждаться, что мы замечаем товар, который они
стремятся продвинуть, а для этого им необходимо
понимать наши познавательные процессы. Однако
перебарщивать тоже ни к чему: новизна хороша и важ­
на, чтобы избежать привыкания, как мы только что
убедились, но не менее важно избегать сверхстимули­
рования, поскольку на него человек реагирует, тоже
выключая внимание.
Рекламодатели нашли лучший, по их мнению, спо­
соб избавиться от скуки — юмор. Мы почти всегда по­
мним то, что нас рассмешило и позабавило, поэтому
развлекательная реклама с наибольшей вероятностью
сохранит в нашей памяти название товара, а то и фир­
мы. Никто, конечно же, не ждет, что люди, посмотрев
рекламу, тут же сломя голову бросятся в ближайший
магазин. Нет, в действительности рекламодатели стре­
мятся к тому, чтобы в следующий раз, покупая похо­
жий товар, мы вспомнили об их изделии и подумали о
нем с приязнью. А уж затем может наступить черед по­
купки именно этого или аналогичного изделия.
Другой способ запечатлеть наименование товара
в нашей памяти может на первый взгляд показаться
странным, но довольно часто и эффективно исполь­
зуется рекламодателями. Это — не называть изделие
прямо. Как показывает познавательная психология,
мы запоминаем факт, событие и т. п. лучше, если по­
лучаем его не готовым, «на блюдечке», а сперва хоро-

308
ПСИХОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

шенько пораскинем над ним мозгами. И чем прилеж­


нее мы работаем головой, тем надежнее фиксируем.
Поэтому реклама, которая привлекает наше внима­
ние, требуя при этом мыслительного усилия, чтобы
определить, о каком же изделии идет речь, может быть
очень эффективна. Как только нам это удается — все,
название прочно закрепилось в памяти.
Самое интересное, что это совершенно противоре­
чит вероятностным прогнозам некоторых основате­
лей психологии рекламы. Такие бихевиористы, как
Дж. Б. Уотсон, полагали, что весь процесс человечес­
кого познания базируется на формировании прочной
связи «стимул — реакция». В применении к рекламе
стимулом являлся товар, который требовалось про­
дать, а реакцией служила покупка товара потребите­
лем. Поэтому поначалу рекламирование строилось,
в основном, на навязывании товара, то есть на посто­
янном, упорном повторении фирменных знаков, брен­
дов и бесконечных призывов: «Покупайте!». В людях,
словно в собаке Павлова, вырабатывали своеобраз­
ный условный рефлекс. Возможно, в те времена, ког­
да реклама еще не проникла в каждую мелочь нашей
повседневной жизни, такой подход и был действен­
ным, но современные потребители куда более иску­
шены, чем их бабушки и дедушки. Хотя «старомод­
ные» рекламы еще попадаются.

МАРКЕТИНГОВЫЕ ИССЛЕДОВАНИЯ

Маркетинговые исследования в современном обще­


стве — целая индустрия, в которой занято множество

309
ГЛАВА 17

людей, включая и психологов потребления. Маркето­


логи исследуют каждый аспект процесса маркетинга:
как изделия разрабатываются и где размещаются; как
идет продажа—каким образом товары позициониру­
ются и фактически доходят до потребителя; опраши­
вают покупателей, интересуясь, почему именно это из­
делие привлекло именно этого человека; как действу­
ют различного рода рекламные акции, от массовых —
типа «два по цене одного» — до целевого рекламиро­
вания предметов роскоши маленькой группе людей.
Столь разнородные исследования требуют основа­
тельных научных навыков, и многих психологов при­
влекают к этой работе благодаря их знаниям. А науч­
ные и аналитические навыки приобретаются в про­
цессе университетского обучения и практики, необ­
ходимой для получения степеней. Поэтому
дипломированные психологи часто специализируют­
ся в маркетинговых исследованиях, поскольку хоро­
шо знакомы со способами сбора сведений (опросов)
и с проблемами и сложностями этого процесса.

Как собирать информацию

Казалось бы, чего проще: пошел, пообщался непос­


редственно с народом и собрал все нужные сведения.
Однако, как скажет вам всякий мало-мальски знако­
мый с психологией человек, все куда сложнее. Люди
думают и поступают совершенно по-разному и часто
без всякого умысла вводят исследователей в заблуж­
дение. Маркетологи собирают информацию косвен­
но, через сведения об объеме сбыта и отчеты о роз-

310
ПСИХОЛОГИЯ ПОТРЕБЛЕНИЯ

ничных продажах изделия, хотя и непосредственно с


покупателями они тоже беседуют. Эти научно-иссле­
довательские работы строятся главным образом на
исследованиях по данным наблюдений, интервью,
анкетных опросов и «полевых» экспериментов. Но в
каждом из этих способов — свои сложности.
Одна из проблем с исследованиями по данным на­
блюдений, например, состоит в том, что люди, зная, что
за ними наблюдают, ведут себя по-другому. Поэтому
наблюдения за покупателями следует либо вести скры­
то, либо режиссировать, то есть моделировать ситуацию
так, чтобы человек держался максимально естественно.
Некоторые маркетологи анализируют съемки скрытой
телекамерой, другие работают с записями разговоров,
когда покупатели заказывают товары по телефону.
При съемках скрытой камерой, разумеется, сразу
возникают этические проблемы. И Организация мар­
кетинговых исследований, и Британское психологи­
ческое общество строго соблюдают этические требо­
вания относительно скрытых наблюдений, главное в
которых — покупатель должен быть информирован,
что его намерены снимать (слушать), дабы он имел
право выбрать, участвовать в исследовании или нет.
Не обходится без проблем и при анкетировании.