Вы находитесь на странице: 1из 3

https://www.pro-active.co.

jp/ 

ы наш, мы новый зеркальный мир построим 


Можно, однако, сформулировать такую гипотезу зеркальных частиц, в
рамках которой право-левая симметрия существует. Для этого надо сказать
о молекулах A, C и B, D то же самое, что сказал Вигнер по поводу частиц
и античастиц. А именно: если зеркальные частицы существуют, то они
могут быть настоящими зеркальными партнерами обычных частиц, теми,
о которых мечтали Ли и Янг в далеком 1956 году. 
Но тогда зеркальное отражение должно преобразовывать реальный
электрон с его зарядом в зеркальный электрон с зеркальным зарядом.
Кстати, я пока не успел сказать о зарядах зеркальных частиц. Дело в том,
что если зеркальные частицы существуют, то их электрические заряды
совершенно не похожи на заряды наших частиц. Эти заряды
взаимодействуют только между собой, а к нашим относятся абсолютно
индифферентно. А поскольку мы видим, слышим и осязаем
исключительно с помощью электромагнитного взаимодействия,
вышесказанное означает, что ни наблюдать, ни детектировать зеркальные
частицы с помощью обычных детекторов мы не можем. (Заметим, что
эксперименты, демонстрирующие существование зеркальных частиц, тем
не менее возможны.)
Может ли простое зеркальное отражение превращать "наш" заряд в некий
гипотетический заряд, который с "нашим" и взаимодействовать не хочет?
А почему бы и нет? В принципе это ничему не противоречит. Конечно, в
рамках такой гипотезы заряд должен иметь пространственную, а скорей
всего и пространственно-временную структуру.
Автор статьи сознает, что от слов "не противоречит" до создания даже
примитивной математической модели -- дистанция огромного размера. Но
разговор пока не об этом. Пока мы хотим только констатировать, что
принципиальных запретов на пути такой гипотезы нет.
Кстати говоря, мысль о том, что электрический заряд есть следствие
некоторой пространственно-временной структуры частицы, уже
появлялась в физике. Мы говорим о модели Калуцы--Клейна, именно эти
физики -- авторы такой модели. В ней кроме трех известных нам
пространственных измерений существует еще одно, четвертое. Но оно, это
измерение, замкнутое. Двигаясь вдоль него, мы очень скоро окажемся в
той же точке, с которой стартовали. Физики, которые любят красивые
термины, называют такое измерение "компактифицированным". Так вот, в
этой модели каждая частица, помимо обычного вектора скорости, может
иметь еще и компоненту скорости вдоль этого четвертого измерения. В
этом случае она ведет себя так, как должна себя вести заряженная частица.
Если же такой компоненты нет, она выглядит электрически нейтральной.
Интересно и то, что в этой модели знак заряда определяется направлением
движения вдоль четвертого измерения. Стало быть, если мы рассмотрим
какой-то физический процесс в обратном направлении, то вместо
электронов увидим позитроны, и наоборот. 
Мы подошли к финалу и готовы сформулировать ответ на вопрос, что же
означают эти загадочные результаты, именуемые в физике терминами
"нарушение четности" и "нарушение CP-симметрии". Вполне возможно,
их следует рассматривать как слабые сигналы, свидетельствующие о
сложной внутренней структуре тех частиц, которые сейчас принято
считать элементарными, то есть бесструктурными. И, приняв в качестве
гипотезы тезис о существовании право-левой симметрии, мы можем
сказать кое-что о внутреннем устройстве этих частиц. 
Сама идея о возможном существовании частиц более элементарных, чем
кварки и лептоны, высказывалась, и неоднократно. Такие частицы даже
получили имя -- их называют преонами. Чтобы не придумывать новых
названий, мы в дальнейшем будем пользоваться этим именем. Итак,
электрон, позитрон, а также их зеркальные партнеры (которые еще
предстоит открыть) состоят из одних и тех же частиц -- преонов. Преоны
не несут на себе ни электрического, ни какого-либо еще из известных нам
зарядов. Однако внутри электрона преоны движутся по некоторым
замысловатым траекториям и, как результат этого движения, электрон
приобретает те свойства, которые ассоциируются у нас с электрическим
зарядом. Какой-то другой вид движения преонов придает электрону
свойства, позволяющие ему участвовать в слабых взаимодействиях.
Соответственно внутри кварка преоны движутся каким-то другим
образом, создавая для кварка свойства электромагнитного и сильного
взаимодействий. 
Понятно и то, чем различаются участники этого квартета -- электрон,
позитрон, зеркальный электрон, зеркальный позитрон. Траектории
движения преонов в позитроне совершенно такие же, как и в электроне, но
направление их движения обратное (так же, как и в модели Калуцы--
Клейна). А в зеркальном электроне преоны движутся в том же
направлении, что и в обычном, но зато орбиты их движения суть
зеркальные копии орбит преонов в обычном электроне. То же справедливо
и для любого другого квартета кварков и лептонов. 
В качестве простейшего примера орбит, о которых говорилось выше,
можно предложить коническую поверхность с навитой на нее спиралью и
некоторой точкой (преоном), движущейся по этой спирали. Если принять,
что в электроне точка движется по левой спирали в направлении к
вершине конуса (вверх), то в позитроне точка движется по левой же
спирали, но вниз, а в зеркальных электроне и позитроне точки движутся
по правой спирали вверх и вниз соответственно.
Нам осталось ответить на вопрос, как в этом случае обстоят дела с
симметрией частица -- античастица и что означает странное поведение K-
ноль-два-мезона. Ну, во-первых, мы видим, что при изменении
направления движения времени частицы становятся античастицами, и
наоборот. Таким образом, в рамках обсуждаемой картины вопрос о
симметрии частица -- античастица эквивалентен вопросу о симметрии по
отношению к отражению времени. То есть если в природе существуют
несимметричные во времени процессы, то нет и симметрии между
частицами и античастицами. Однако имеющихся в настоящее время
экспериментальных данных пока недостаточно для определенного ответа
на этот вопрос.
Надо сказать, что до сих пор различия в поведении частиц и античастиц
наблюдались только в экспериментах с K-ноль-два-мезонами. Кроме того,
выводы о таком различии базируются лишь на некоторых предположениях
о поведении нейтральных K-мезонов, то есть носят косвенный характер. В
том случае, если зеркальный мир существует, эти выводы должны быть
пересмотрены. Если (как в случае с электроном) мы имеем дело с
квартетом нейтральных K-мезонов, то настоящий, так сказать, K-ноль-два-
мезон должен нести в себе свойства не двух, а всех четырех партнеров (и
зеркальных тоже). В этом случае K-ноль-два, с которым экспериментаторы
имели дело до сих пор, -- это не частица, а некое промежуточное
состояние. Оно, это состояние, вполне может "помнить" историю своего
рождения. И очень может быть, что тот крохотный избыток состояния K-
ноль в K-ноль-два-мезоне, который обнаружили Фитч и Кронин, и есть
метка, полученная частицей при рождении.
Можно подвести итоги. В настоящее время мало кто из физиков
сомневается в существовании более элементарной структуры, чем кварки
и лептоны. Рано или поздно мы найдем экспериментальные проявления
следующего, более низкого уровня материи и будет создана адекватная
теория. И цель данной статьи -- показать, что мы имеем все основания
ожидать: на этом новом уровне загадки "нарушения четности" и
"нарушения CP-симметрии" найдут свое естественное объяснение.