Вы находитесь на странице: 1из 501

Гендерные исследования

Н. Пушкарева, А. Белова, Н. Мицюк


Сметая запреты
Очерки русской сексуальной культуры XI—XX веков

Новое литературное обозрение


Москва
2021
УДК 305-055.2(091)(47+57)
ББК 60.561.54
Б43
Ордена Дружбы народов Институт этнологии и антропологии им. Н. Н.
Миклухо-Маклая Российской академии наук
Российская ассоциация исследователей женской истории
Российский национальный комитет Международной федерации
исследователей женской истории
Рецензенты: М. М. Керимова, доктор исторических наук, О. Е.
Казьмина, доктор исторических наук
Рекомендовано к печати Ученым советом ФГБУН Ордена Дружбы
народов Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-
Маклая Российской академии наук, печатается по Программе НИР ИЭА
РАН

Редактор серии М. Нестеренко


Н. Пушкарева, А. Белова, Н. Мицюк
Сметая запреты: очерки русской сексуальной культуры XI—
XX веков. Коллективная монография / Н. Пушкарева, А. Белова, Н.
Мицюк. — М.: Новое литературное обозрение, 2021. — (Серия
«Гендерные исследования»).
Сексуальная жизнь женщин всегда регламентировалась властными
и общественными институтами, а отношение к ней многое говорит
о нравах и культурных нормах той или иной эпохи и страны. Главный
сюжет этой коллективной монографии — эволюция представлений
о женской сексуальности в России на протяжении XI–ХХ веков.
Описывая повседневность представительниц разных социальных групп,
авторы обращаются к целому корпусу уникальных исторических
источников: от церковных сборников наказаний (епитимий) до
медицинских формуляров российских родильных домов, от материалов
судебных дел до различных эгодокументов. По мнению
исследовательниц, интимная сфера жизни связана не только внешними
попытками цензурирования, но и ограничениями, которые люди
устанавливают для себя сами. В чем было отличие полового воспитания
дворянских мальчиков и девочек? Как общество на самом деле
относилось к «несоблюдихам» — женщинам, не сохранившим
девственности до брака? Как женщины в разное время пытались
избежать беременности? Благодаря ответам на эти и другие вопросы мы
можем не только понять сексуальную культуру прошлого, но и увидеть
те траектории, по которым она будет развиваться в будущем. Авторы
книги — А. Белова, Н. Мицюк и Н. Пушкарева, историки
и антропологи, члены Российской ассоциации исследователей женской
истории (РАИЖИ).
В оформлении обложки использован рисунок К. Сомова из книги Le
Livre de la Marquise. Recueil de Poesie et de Prose. St.-Petersbourg, R.
Golike et A. Wilborg, 1918. Российская государственная библиотека.

ISBN 978-5-4448-1436-9

© А. Белова, Н. Мицюк, Н. Пушкарева, 2021


© Д. Черногаев, дизайн серии, обложка, 2021
© ООО «Новое литературное обозрение», 2021
· История сексуальной культуры в русской дореволюционной науке
· ГЛАВА I Сексуальная культура допетровской России
· ГЛАВА II Интимная жизнь русских дворянок в XVIII — середине XIX века
o Контролируемая сексуальность: матери и дочери в российских дворянских
семьях в XVIII — середине XIX века
o Девичество как этап жизненного цикла российских дворянок
o Восприятие детства в контексте отношений матери и дочери: соотношение
материнской любви и власти матери
o Сложности отделения от матери в период девичества: материнский контроль за
сексуальностью и социальное бессилие дочери
o Конфликт идентичностей при переходе к «зрелости» дочери: обретенная
и обретаемая сексуальность как пространство взаимных угроз
o Контроль над женской сексуальностью в период взросления
o Механизм социального конструирования гендера в период девичества
в контексте отношений матери и дочери: выводы
o Отчужденная сексуальность: сексуальная жизнь замужних дворянок в XVIII —
середине XIX века
o Обретенная сексуальность: сексуальная жизнь российских дворянок в XVIII —
середине XIX века после брака
· ГЛАВА III Сексуальная социализация и половое воспитание девочек
в дворянских семьях во второй половине XIX — начале XX века
o Сексуальная инфантильность девочек
o Практики «обожания» девочек-подростков
o Девичьи представления о супружестве, семейной жизни и материнстве
o «Революция» в женском сексуальном просвещении и поведении в начале
XX века
· ГЛАВА IV «Мы не удовлетворены, потому что мы идеалисты…»
· ГЛАВА V Позорящие наказания за сексуальную несдержанность в русской
деревне в XIX — начале XX века
o «Прохудившиеся»: позорящие наказания для девушек в традиционной русской
культуре XIX — начала XX века
o «Несоблюдихи»: позорящие наказания замужних женщин за сексуальную
несдержанность в конце XIX — начале XX века
· ГЛАВА VI Рационализация сексуальности
o Сокращение числа деторождений. Концепт «свободного материнства»
o Повышение брачного возраста и сокращение числа деторождений в семьях
горожан
o Концепт «свободного материнства» в феминистском и медицинском дискурсах
o Зарождение социалистической концепции материнства
o Отказ от деторождения
o Практики контроля над рождаемостью: аборт и контрацепция
· Список сокращений

История сексуальной культуры


в русской дореволюционной науке
вместо предисловия
Прошлое обладает реальностью. Но можем ли мы познать его,
воссоздав, реконструировав? Проникнуть в мир чувств и переживаний
человека ушедшего времени, к чему призывают специалисты по
«истории частной жизни»? Ведь люди отдаленных эпох — как
понимают теперь не только антропологи, историки, этнопсихологи, но
и обычные современные читатели Дж. Фрезера, К. Леви-Стросса,
М. Фуко — были гораздо больше похожи на нас внешне, чем внутренне.
А внутренне — по способу познания и существования, по системе
ценностей и особенностям чувствования — разительно, кардинально
отличались. Приблизиться к их пониманию можно, а вот до конца
понять…
Стоит ли пытаться? Ведь у историков нет непосредственного
контакта с фактами, они имеют дело с источниками, в которых факты
уже «отягощены» истолкованием авторов и составителей текстов.
Сомнения историков, основанные на отсутствии действительно
«чистых» фактов, давно уже озвучены — еще в конце позапрошлого
века известный французский исследователь считал, что в прошлом
«ничего нет, кроме исписанной бумаги» [1]. Эта мысль варьируется
и сегодня: «тексты, тексты, ничего, кроме текстов!», «история — это не
то, что случилось, это всего лишь то, что рассказывают нам
историки» [2]. Написавший последние строки Джулиан Барнс очертил
историю так: «Перед нами — гобелен, поток событий, сложное
повествование, связное, необъяснимое… Она больше напоминает
хаотический коллаж, краски на который наносятся скорее малярным
валиком, нежели беличьей кистью… История мира? Всего только…
легенды, старые легенды, которые иногда только как будто
перекликаются, причудливые отзвуки, нелепые связи…» Однако
именно из легенд и мифов складывается традиция, которая наряду
с историческими остатками (документами) способна многое
рассказать исследователю. Не только подшивки газет, тома
дипломатической переписки, мемуары или судебные дела,
отложившиеся в архивах, способны рассказать об умонастроениях
каждой эпохи, но и запримеченные бытописателями и зафиксированные
ими черты повседневного быта, порою нелепые (с точки зрения
современного человека!) поверия, детали ритуалов и обрядов — короче,
все то, что так интересовало этнологов, социальных антропологов,
фольклористов буквально с начала возникновения их наук.
Современному исследователю любопытно и важно знать, как
воспринимались те или иные явления в прошлом, как
интерпретировалась традиция, «обрастая» при этом теоретическими
построениями, порождая уже не бытовые, но научные знания,
убеждения, а зачастую и новые мифы. История всегда существовала
как бы в двух измерениях: с одной стороны, как некое объективное
знание о прошлом (раскапыванием которого как раз и занимались
профессиональные исследователи прошлого) и, с другой стороны, как
некий коллективный миф, в котором отобразились идеалы
и воплощения низкого и высокого, прекрасного и безобразного,
героического и трагического. Изучение этих коллективных мифов,
в том числе участия ученых в научном мифотворчестве, и составляет
изучение традиции.
В этой традиции — много верного и точного, проверенного
и доказанного. Иногда в старых научных книгах можно найти
гениальные догадки и интерпретации, полузабытые, но необычайно
важные именно сегодня. Порой такие находки заставляют современного
исследователя проблемы (если он честен перед самим собой) смущенно
вспомнить, что он — отнюдь не пионер в своей области знания, но
стоит на «плечах гигантов» — многих и многих предшественников,
своими трудами сделавших возможным создание и кажущегося
абсолютно новым направления, и фактической основы его разработок.
Без собранных когда-то фактов не может быть теоретического рывка —
и в этом смысле тоже старые научные труды таят в себе немало
открытий…
Однако довольно часто обращение к истории науки порождает
сложную цепочку новых исследовательских проблем. Не секрет, что
нередко научные мифы рождаются и воспроизводятся не только по
причине недостатка информации и несовершенства методов ее
обработки и анализа. Подчас они возникают и под воздействием
направленных устремлений записывающих их ученых, умышленно или,
чаще, неумышленно (под влиянием как личных, так и социальных
факторов) искажающих почерпнутую ими информацию. Казалось бы,
в силу потери достоверности сообщенной в таких трудах информации
они теряют свою значимость. Именно эти причины — в частности,
умышленные искажения, связанные с классовой принадлежностью
ученых («дворянский историк», «буржуазный исследователь») —
лежали в основе непризнания и забвения многих работ и поднятых
в них тем в советской историографии.
Лишь в последние годы, в связи с изменением приоритетов
в гуманитарном знании и превращением его в «антропологически
ориентированное», вместе с постмодернистской терпимостью
и интересом к изучению разных трактовок и интерпретаций, отношение
к трудам, написанным на заре развития науки, стало очевидно меняться.
Обнаружилось, что старые научные труды — это ценнейший источник
по истории ментальностей, идей, господствующих в общественном
сознании, и идей маргинальных, вытесняемых на обочину идеологий
и мировоззрений. Отход от марксистской прямолинейности в оценке
процессов развития общественного сознания помог выяснить, что
«болезни неточности» возникают не только под влиянием недостатка
квалификации, поспешности, ослабления внимания, доверия
к собственным знаниям и способности их оценить, неконтролируемой
игры воображения, но и (главное!) — под воздействием
господствующих «научных» и «уже давно доказанных» выводов,
преодолевать которые необычайно сложно, потому что они основаны…
на здравом смысле, а он, в свою очередь, на очевидном и потому не
требующем специального исследования.
Выяснить, в какой мере это «доказанное», эти предпонятия давили
на исследователя, насколько он был самостоятелен или зависим от
них, — задача не из легких. Тем более что старая наука — труды
ученых XIX — начала XX века — была, казалась бы, более
ориентирована на сбор фактов, а не на их истолкование. Из «пяти
вопросов науки» — что (как), где, когда, откуда и почему — самым
«нелюбимым» оказывается именно последний (почему?) [3]. Но чтобы
понять те или иные скрупулезно описанные процессы, нужно по
крайней мере выявить те полузабытые научные труды, которые многим
кажутся уже давно устаревшими.
Напомню также, что обращение к истории науки позволяет
проследить логику исследования любой темы, ход мыслей автора — для
того чтобы не повторять ее и избежать ошибок предшественника
или же, наоборот, повторить верный и точный путь и тем самым
углубить полученное много лет назад знание. Так или иначе, работа по
генерализации собранного много лет назад материала — не только
необходимое условие для современных научных разработок, но и путь
к осмыслению механизмов формирования научных теорий
и обоснованных «наукой» идеологических установок.
Если же абстрагироваться от оценочной стороны старых трудов, то
они могут оказаться ценнейшим «вторичным источником» о различных
явлениях. Именно в них можно найти ссылки на еще более раннюю
литературу, только в них обнаружить описания, которых уже не найти
в тех или иных не дошедших до современности книгах и публикациях
иного рода. Все это позволяет увидеть в истории науки отнюдь не склад
старых и ненужных изданий, но живой источник знаний — как об
описанных в них явлениях, так и по истории общественной мысли того
времени, когда велась научно-исследовательская работа и было
опубликовано то или иное научное сочинение.
Именно с таким, критическим по сути, но уважительным
отношением к историографической традиции должны в идеале брать
старые журналы и сборники, книги и брошюры исследователи
постмодернистской эпохи.
***
В изучении отечественного прошлого есть немало тем, которые
были в какое-то время весьма обсуждаемыми, а потом исчезали из круга
исследовательских интересов. Причина этого ясна: историю, как
никакую другую науку, все время стремились представить как magistra
vitae (учительницу жизни, воспитательницу), то есть поставить на
службу идеологии и политике. Поэтому абсолютно любую тему
в исследовании прошлого можно было рассмотреть как «удобную» или
«неудобную» для них.
История сексуальной культуры с самого начала формирования
советской исторической науки оказалась в числе «неудобных». Даже
в короткий период живого интереса к «половому вопросу» — то есть
в 1920-е годы, совпавшие с общей либерализацией публичного
дискурса[4], — научное изучение истории формирования русской
сексуальной культуры было подменено идеологической трескотней
вокруг темы репродуктивного здоровья и права общества и государства
контролировать частную жизнь своих граждан [5]. Идиография
(описание особенностей) [6] сексуальной культуры русских оказалась
вне внимания «серьезной» науки, надолго отправившей подобную
тематику из области гуманитарного знания — в медицину [7].
Новый всплеск интереса к изучению истории русской сексуальной
культуры, как полагают современные социологи [8], относится к концу
1980-х годов, поскольку первые попытки обращения к этой теме в эпоху
общественной стагнации оказались обречены на неудачу (известному
российскому социологу, работы которого имеют международную
известность, в настоящий момент возглавляющему Санкт-
Петербургский филиал ИСИ РАН С. И. Голоду, бывшему четыре
десятилетия назад аспирантом, попросту не дали защитить
подготовленную диссертацию; и единственным свидетельством
проделанного им тогда труда являются несколько статей и автореферат
работы, так и не вынесенной на обсуждение [9]). Не удивительно, что
обращения к ранее «запретной» теме первыми сделали философы [10]:
они старались касаться этого вопроса в очень общем ключе, не
приводить конкретных фактов и не оперировать ими. Первым
отечественным исследованием по общим вопросам сексологии стала
работа И. С. Кона «Введение в сексологию» [11], революционный
характер которой трудно переоценить. Именно И. С. Кону первому из
российских ученых удалось показать становление сексологии как
междисциплинарной области знания, раскрыть биологические,
социальные, этнокультурные и психологические закономерности
сексуального поведения. Он опирался в своих выводах главным образом
на зарубежную литературу. Существенно расширив эмпирическую
основу, в последней своей книге о русской сексуальной
культуре [12] тот же автор выделил общие исторические тенденции
развития этой важнейшей части отечественной культуры. Однако по сей
день несколько в тени и, в известном смысле, в безвестности остаются
работы первых российских ученых, обративших внимание на различные
аспекты истории сексуальности и тем самым проявивших
решительность и немалое мужество при выборе данной проблематики
для своего исследования.
Речь об ученых XIX — начала XX века — историках, филологах,
этнологах, правоведах, врачах. Распространенное сейчас
в повседневном обиходе представление о «сексе» связывает с ним
чувственное наслаждение в акте телесного общения полов и связанный
с ним круг чувств, стремлений и идей. Ученые XIX столетия
практически не касались собственно этого аспекта (истории
чувственного наслаждения), не использовали термина «секс»
и обозначали предмет своего исследования через слова «пол»,
«чувственная страсть», реже — «любовь», а еще чаще —
«непотребство». Стоит напомнить, что лишь в 1802 году «последний
летописец» и один из первых и виднейших русских сентименталистов
Н. М. Карамзин записал, что в русском языке появилось «новое
слово — влюбленность» [13].
Сексуальность в понимании русских ученых XIX — начала XX века
была слабо отделена от репродукции. Образование семей связывалось
тогда с хозяйственной или родовой целесообразностью, что
предполагало возникновение определенного круга прав и обязанностей,
порожденных возникающими социальными и существующими
биологическими связями. Не удивительно, что в текстах собранных
в данном томе работ мало кто из ученых пытался рассуждать об
индивидуальном влечении (любви) мужчин и женщин, их
индивидуальных самоощущениях и самочувствиях. Сексуально-
эротическая мотивация индивидуального поведения всячески
вуалировалась и приглушалась самими же учеными, описывавшими те
или иные стороны сексуального поведения своих современников. Хотя
исследователи и не отрицали впрямую необходимость легитимации
чувственности, все же они не были свободны от воздействия постулатов
православной доктрины со всей ее асексуальностью, выступавшей
против всего, что создавало чувственное наслаждение, сводившей все
богатство сексуальных переживаний индивида к репродуктивной
биологии. Потому-то в отношении истории русской сексуальной
морали XIX — начала XX века так трудно понять, какие ценности
превалировали в самосознании самих ученых, изучавших сексуальное
поведение, потому так нелегко разграничить их (ученых) повседневные
(бытовые) установки и те нормы, которые они должны были утверждать
своими исследованиями. Нормы эти вынужденно соответствовали
официальной морали того времени, иначе бы данные научные труды
могли просто не миновать цензурных препон.
Видение сексуальности сквозь призму задач регуляции
репродуктивного поведения, устойчивый
гетеронормативизм [14] и отрицание нормальности гомосексуальных
отношений, жестко негативное отношение к расширению возрастных
рамок сексуальной активности, особенно к ранним сексуальным
дебютам, мастурбации — все это отвечало общему уровню развития не
только российской, но и западноевропейской медицинской и научно-
гуманитарной мысли того времени. Если кто-либо из общественных
деятелей или ученых того времени и мог выступать с позиций
феминизма в вопросе о допущении женщин к высшему образованию
или профессиональной деятельности, то в вопросах, связанных
с сексуальной сферой, те же сторонники женской эмансипации подчас
проявляли себя как сторонники традиционного распределения
гендерных ролей и во вполне традиционалистском, патриархатном духе
рассуждали о «греховности» или «нравственности» тех или иных
проявлений сексуального поведения. Это детерминировало и место
истории сексуальности в кругу исследовательских проблем — как
правило, даже изучение добрачной и внебрачной сексуальной
активности строилось вокруг тем, связанных с анализом изменений
в брачно-семейных отношениях, и увязывалось с вопросами
популяции/депопуляции.
Особенно это заметно по работам этнологов, которые смотрели на
сексуальные отношения в крестьянских семьях глазами самих крестьян,
натуралистические же представления последних были мало совместимы
с романтической образностью. По словам Ф. Гиляровского, «зачатия
и рождения» в народной среде происходили «по аналогии
с животными» [15], а дочь выдающегося русского путешественника
О. П. Семенова-Тянь-Шанская увязывала «сожительства» с… сытостью
и голодом, но никак не индивидуальными эротическими
переживаниями [16]. Чтение некоторых из работ ученых XIX века,
рисовавших картины сексуальной жизни «простого народа», потрясает:
они писали свои труды бесстрастной рукой ученых, честно рисуя
современные им картины безо всяких прикрас. И картины эти —
неантропоморфны, пугающе бесчеловечны, а посему враз излечивают
от идеализации полуторавекового прошлого и сетований о деревенском
быте, «который мы потеряли». Люди того времени предстают грубыми
и чуждыми нам, сегодняшним, по эмоциональной окраске их
переживаний [17].
Тем не менее выстроенные в тематическом и хронологическом
порядке публикации исследователей «истории чувств» XIX —
начала XX века позволяют все же догадаться, какими путями
сексуальность медленно и постепенно, но все же отделялась от
репродукции, становясь средством эмансипации, областью широкой
эмоциональной реорганизации личной, частной жизни. Русская
исследовательская традиция в этом смысле развивалась практически
в одном русле с европейской: от фиксации тех или иных фактов ученые
постепенно переходили к их критическому осмыслению
и размышлениям о значимости этой части культуры в общей картине
эмансипации и индивидуализации чувственной сферы.
Борьба с репрессивной сексуальной моралью включила
к середине XIX века критику буржуазного брака, требование
освобождения женщины (поначалу «половой вопрос» был именно
вопросом об эмансипации женщины), да и само право ученых обращать
исследовательское внимание к отчетливо социальным темам, связанным
с сексуальным поведением, таким как сексуальность и брак,
сексуальность и бедность, сексуальность и преступность, сексуальность
и способы контролирования рождаемости, сексуальность и охрана
общественного здоровья, а к концу XIX века — сексуальность
и коммерция.
Индивидуализация и плюрализация стилей жизни,
конструировавшие новое, буржуазное общество, меняли и множили
формы социального контроля за сексуальностью. Отмена крепостного
права в 1861 году внесла свои коррективы в образ жизни российского
населения как в центре, так и в провинции. То, что считалось вполне
допустимым для представителей привилегированных слоев в их
отношениях с крепостной челядью и не считалось развратом
(сексуальный произвол и насилие в отношении зависимых людей),
довольно быстро и подчас неожиданно для представителей
«образованного сословия» обрело свою цену и стоимость в домах
терпимости. Рост числа последних повлек за собой бурные
общественные дискуссии о том, как расценивать такое социальное
явление, как проституция, какой видеть «продажную женщину» —
олицетворением разврата или же жертвой бедности и социальной
несправедливости, Сонечкой Мармеладовой (эту, вторую точку зрения
выражает позиция известного юриста А. И. Елистратова, чьи работы
приведены в сборнике). Любопытно, что в оценках проституции как
социального явления уже тогда проступали гендерные различия ученых
и исследователей. Так, известная российская феминистка
М. И. Покровская, чьи работы по вопросу о медико-полицейском
надзоре над проститутками имели огромный общественный резонанс,
настаивала на весьма экстравагантном способе борьбы с этой
«социальной язвой». Считая главной причиной распространения
проституции сексуальную распущенность мужчин из «высоких слоев
общества», она рекомендовала обратить серьезное внимание на их
перевоспитание и ориентацию на недопустимость сексуальных
отношений до брака и, когда он заключен, вне его.
Резко возросшая социальная и географическая мобильность
населения, в том числе развитие отходничества, нарушала «старые
добрые порядки»: женатые мужчины оказывались подолгу
оторванными от семьи, «соломенные вдовы» заводили себе
параллельные семьи. Все эти социальные реалии также требовали
правовой регламентации, поэтому и вопросы, связанные с правом
женщины на аборт, производством контрацептивов, планированием
и ограничением рождаемости, тема борьбы с венерическими
заболеваниями оказались в центре обсуждения журналистами
и юристами рубежа XIX–XX веков. Интимность становилась областью
радикальной реорганизации межличностных связей, что гомологично
процессу демократизации публичной сферы.
Трансформации интимности всегда оказывали преобразующее
влияние на социальные институты. На данном этапе сексуальность
практически отделена от репродукции… Она должна рассматриваться
как особая область культуры, средство освобождения (эмансипации),
широкой эмоциональной реорганизации личной, частной жизни.
ГЛАВА I
Сексуальная культура допетровской России
от греха к «удовольству» (XI–XVII вв.)
Изучение сексуальной этики русских, особенно в ранний период —
эпоху Средневековья и раннее Новое время, — долго не привлекало
внимания российских историков и этнографов. Одним из препятствий
было традиционное представление об асексуальности русской культуры
и, следовательно, отсутствии самого предмета исследования. К этому
добавлялись негласные идеологические запреты на любые публикации,
имеющие отношение к эротике, в том числе на исследования
исторические, философские и даже медицинские. Свою роль играл
и официальный атеизм, мешавший появлению исследований по
проблемам религиозной антропологии (в рамках которой и могли были
быть поставлены проблемы истории сексуальной этики, ведь
православные тексты даже самого раннего времени так или иначе
касались этой области межличностных отношений). Сами же деятели
православной церкви тоже не спешили изучать те стороны эволюции
православной концепции семьи и брака, которые касались интимных,
чувственных переживаний.
Да что и говорить об историко-сексологической проблематике, если
в российской историографии советского времени исследования быта
и повседневности допетровской России можно было сосчитать по
пальцам, если изучению динамики эволюции форм и типов семейной
организации у русских в X–XVII веках оказались посвящены лишь
несколько небольших статей! Специалисты-источниковеды, разумеется,
знали, что причиной отсутствия исследований по проблемам
сексуальной этики православия и, шире, проблем истории
повседневности, религиозной антропологии является вовсе не бедность
источников. Хотя на первый взгляд, действительно, в отличие от
индийской традиции, подарившей миру «Камасутру», или
западноевропейского культа Прекрасной Дамы, оставившего мировой
литературе лирику трубадуров, — в этико-культурном наследии
допетровской России описаний того, как любили наши предки, казалось
бы, совсем не было. В древнерусских литературных памятниках
отсутствовали эротически окрашенные образы и сюжеты, так что даже
русское народное устно-поэтическое творчество, да и сказки (вплоть до
конца XVIII столетия) наполнены скорее эвфемизмами, нежели
описаниями откровенных сцен.
Как складывалось такое «лица необщее выражение» русской
культуры? Что лежало в основе ее труднообъяснимой сексофобии,
сохранявшейся несколько столетий? Действительно ли интимно-
физиологические стороны жизни людей считались в ней
малозначительными? Как и когда возникла лингвистическая ситуация,
при которой все, что связано с сексуально-чувственными, телесными
переживаниями, оказалось в самом языке практически
«неназываемым», за исключением медицинских терминов или
инвективной, обсценной лексики? Даже задумываться об этом долгое
время негласно считалось «ненаучным».
В начале 1990-х, когда прежние идеологические препоны
разрушились, исследователи истории семьи, быта, культуры не только
признали необходимость изучения историко-сексологических сюжетов,
но и начали поиск необходимых источников. Это заставило их обратить
внимание на существование в рукописном наследии допетровской
России некоторых сравнительно малоиспользуемых памятников
церковного происхождения X–XVII веков — требников,
молитвенников, сборников епитимий, исповедных вопросов
и проповедей, дидактических текстов [18]. Многие из этих памятников
до сих пор не опубликованы и потому малоизвестны. Однако именно
в них традиционно содержались особые разделы, в которых
формулировались запретительные нормы сексуального поведения.
Авторы и составители этих дидактических сборников — знатоки норм
канонического права, касавшихся интимной жизни людей, — считали
своей задачей закрепление в сознании паствы определенных правил,
преступление которых означало бы прямой конфликт с Богом
и церковью. Скрупулезный анализ этих памятников, сопоставление
ранних списков с поздними, выявление локальных особенностей
православных этических проповедей, касающихся сексуального
поведения, способны раскрыть степень «усвояемости» этических норм,
определить силу и форму сопротивления им, найти корни социально-
психологических стереотипов маскулинности и феминности в русской
культуре.
Изучение канонических текстов допетровской России под углом
зрения исторической сексологии было впервые апробировано в 1980-
е годы [19]. До этого времени исследования по проблемам славянской
этносексологии в российской и зарубежной историографии (а они очень
немногочисленны) охватывали лишь некоторые стороны сексуального
поведения российских крестьян прошлого века и были созданы на этно-
графических материалах XIX — начала XX века [20]. Между тем
результаты исследований по истории сексуальности в средневековой
Московии и России раннего Нового времени оказались
небезразличными для многих специалистов. Ими заинтересовались
демографы, фамилисты (специалисты по истории семьи), социологи,
социопсихологи, а также историки, интересующиеся динамикой
социокультурных изменений в истории русских женщин. Сейчас эту
междисциплинарную научную проблему можно считать уже
признанной в российской историографии, хотя три десятилетия назад
она считалась почти столь же «периферийной», как и славянская
этносексология. Без понимания роли сексуальной этики в культуре
православия, без определения ее характера и факторов,
воздействовавших на возникновение тех или иных поведенческих или
психологических стереотипов, без попытки сопоставить «норму»
и «действительность», демографические (сексуальные в том числе)
представления и демографическое (сексуальное) поведение — общая
картина социального и семейного положения русских женщин
в допетровскую эпоху оказалась бы обедненной и неполной.
Отсутствие долговременной историографической традиции,
недостаток источников (которых даже чисто количественно
сохранилось меньше, чем в Западной Европе) создают несомненные
сложности в разработке проблем истории сексуальной этики
в контексте истории женщин в России. Исследователь принужден
оперировать лишь косвенными свидетельствами, становясь — если
воспользоваться сравнением одного из мировых авторитетов
в исследовании истории повседневности, французского исследователя
Ж. Дюби — «искателем жемчуга, пытливейшим охотником за
конкретными, мельчайшими деталями» [21]. Из этих-то разрозненных
деталей и приходится составлять более или менее цельную картину.
***
Сексуальное поведение древних русов, все их изменчивые
переживания, оценки, восприятия (все то, что относят
к ментальности — неотрефлексированным сознанием жизненным
установкам, определяющим поведение представителей разных этносов
и социальных групп, в том числе женщин), как и вся их частная,
домашняя жизнь и повседневный быт в целом определялись в X–
XVII веках двумя главными доминантами. Одной из них были
традиции, ритуалы и обычаи, связанные с воспроизводством себе
подобных. Другой — с крещением Руси в 988 году стала этическая
система православия, проводники и проповедники которой неустанно
боролись за то, чтобы все вопросы, связанные с заключением брака,
в том числе и с сексуальными контактами внутри и вне его,
регулировались лишь нормами церковного права и постулатами
православных дидактических сборников.
Сосуществование двух доминант было далеко не идиллическим.
Целью православных идеологов было скорейшее «единовластие» —
то есть утверждение христианских этических норм, однако
искоренение языческой свободы и раскрепощенности (особенно ярко
заметных в сексуальных отношениях) происходило отнюдь не столь
легко и просто, как того бы хотелось инициаторам культурного броска
из варварства в цивилизацию.
Едва ли не первой задачей в регуляции сексуального поведения
древнерусской паствы было утверждение венчального брака вместо
«поиманий» и «умыканий». Характерной чертой их на Руси
с древнейших времен было согласование данного акта с похищаемой
(«с нею же кто съвещашеся…») [22] — свидетельство проявления
частных, индивидуальных интересов женщины в вопросе о выборе
сексуального (брачного) партнера. Вопрос о сохранении этой
«традиции» (права женщины «съвещаться») — сложнее. Как
и в Западной Европе, где в сборниках исповедных вопросов
(пенитенциалиях) IX века еще упоминаются казусы умыкания по
согласованию с невестой [23], в российских епитимийных сборниках
умыкание по согласованию встречается примерно до XIII века.
В поздних церковных руководствах для священнослужителей такие
сведения не столь часты. Впрочем, в одном из требников XV —
начала XVI века, среди поучений священнослужителям, имелся запрет
венчать жен, «въсхыщеных от нецих» и «восхотевших»
«с въсхытившими брак творити» — косвенное свидетельство того, что
заключение браков через похищение все еще оставалось «в поле
зрения» духовных отцов [24]. Скорее всего, умыкание девушек с их
согласия сохранилось как брачный ритуал прежде всего в среде
«простецов», особенно в северных и зауральских землях, где
в крестьянской среде, как доказали исследователи, и в XIX веке браки
«убегом» были частым явлением[25]. Долговременность существования
традиции похищения женщины с ее согласия — яркий пример
живучести идеи заключения брачного союза на основании личной,
в том числе сексуальной склонности и предпочтительности.
Как о том говорят тексты епитимийников (сборников исповедных
вопросов с указанием величины и длительности церковного наказания,
епитимьи), похищения и «умыкания» предпринимались не только
с целью заключения брака и далеко не всегда заканчивались им.
Не случайно похищение девушки приравнивалось и в Древней Руси,
и позже к принуждению к вступлению в половой контакт, к «осилию»,
«осквернению» [26] и наказывалось как блуд. Термин этот был очень
многозначен. В частности, его употребляли, говоря о сексуальных
отношениях незамужней и неженатого и вообще о многих видах
воспрещенных сексуальных действий («творить блуд созади», «творить
блуд во сне», «блудить лицом к лицу») [27]. С течением времени он
прочно закрепился в нормативной лексике светских и церковных
источников [28].
«Тайнопоиманье» и «умыканье» девушек зачастую совершалось
отнюдь не втихую и не ночью (как, например, у кавказских народов),
а на многолюдных весенне-летних празднествах, устраивавшихся
в честь языческого бога «женитвы» Лада. Эти празднества — игрища
содержали и в эпоху повсеместного распространения христианских
аскетических запретов (XVI–XVII века), а тем более ранее, немало
оргиастических элементов: «Егда бо придет самый тот праздник, мало
не весь град возьмется в бубны и в сопели… И всякими неподобными
играми сотонинскими плесканием и плесанием. Женам же и девкам —
главам накивание и устам их неприязнен клич, всескверные песни,
хрептом их вихляние, ногам их скакание и топтание. Тут же есть мужем
и отроком великое падение на женское и девичье шатание. Тако же
и женам мужатым беззаконное осквернение тут же…» [29], [30]
Посещение «игрищ» нередко заканчивалось для женщин
внебрачными сексуальными контактами (которые резко осуждало
духовенство и к которым было в целом толерантно общественное
мнение)[31]. Для девушек же посещение публичных празднеств весьма
часто приводило к «растлению девства». Последнее было особенно
неприемлемо для ревнителей православной нравственности. При этом
примерно с XV века появилось дифференцированное наказание для тех,
кто во время празднества совершил «блуд осильем» (изнасиловал
девушку), и тех, кто пошел на грешное дело по согласованию
с партнершей («аще сама изволиша», «аще мигала с ким впадь
в блуд») [32]. В первом из двух случаев растлителю предлагали
вступить с потерпевшей в брак («поять ю») и тем самым «смыть» позор
с обесчещенной, которую именовали из-за случившегося «убогой».
В случае отказа — виновнику грозили отлучением или по крайней мере
епитимьей —четырехлетним постом. Во втором случае духовные отцы
рекомендовали ограничиться денежным штрафом в качестве моральной
компенсации (правда, весьма значительным — третью имущества!) [33].
Разрабатывая систему наказаний для совершивших преступления
против нравственности, авторы пенитенциарных кодексов выдвинули
в XV–XVI веках особое наказание и для тех соблазнителей, которые
добились согласия девушки на вступление в интимную связь
«хытростью» — к коей ими относились «клятвы» и «обещани[я]»
(вступить в законный брак). Примечательно, что обманувший девушку
приравнивался составителями законов к убийце («Хытростию
растливший — аще бо уморивший, убийца есть»): ему назначалось
девять лет епитимьи [34].
Изнасилование девушки, «блуд умолвкой», равно как более или
менее продолжительная связь с незамужней молодой женщиной,
считалось в православной этике одним из наиболее серьезных
нравственных преступлений, ибо невинная девушка стояла
в православной «табели о рангах» неизмеримо выше не только
«мужатицы», но и «чистой» (то есть не вышедшей второй раз замуж)
вдовы. Но как относились к строгим церковным предписаниям те, для
кого они предназначались? Прежде всего, обращает на себя внимание
сам факт сохранения исповедных вопросов, касающихся добрачных
связей, в епитимийниках XVI–XVII веков — молчаливое признание
бессилия церкви в борьбе за их воспрещение.
Во-вторых, в вопросе о целомудрии православные проповедники
оказались терпимее своих западных коллег (католиков): как ни
осуждались в православии добрачные сексуальные связи, но отсутствие
девственности не рассматривалось ими как препятствие к заключению
брака, за исключением семей священников и великих князей (царей),
долженствующих быть образцом для простых мирян [35]. Широко
известен введенный поначалу как ритуал во время царских свадеб, но
постепенно проникший и в народные брачные празднества, обычай
«вскрывания почестности» невесты. («Молодой объявлял
родственникам супруги, как он нашел жену — невинною или нет.
Выходит он из спальни с полным кубком вина, а в донышке кубка
просверлено отверстие. Если полагает он, что нашел жену невинною, то
залепляет то отверстие воском. В противном же случае молодой
отнимает вдруг палец и проливает оттуда вино», — так описывал
ритуал итальянский посол Барберини в XV веке[36].)
Всех, согрешивших до венчания, священники неизменно побуждали
к супружеству и взимали лишь небольшой штраф с невесты или ее
родителей, «аще замуж пошла нечиста» («аще хто хощет жену имети,
юже прежде брака растлит, — да простится ему имети ю, за растление
же — запрещение [причащаться] да примет на 4 лета») [37]. Позже,
в XVIII веке, в крестьянской среде на «девичье баловство» тоже
зачастую смотрели снисходительно, по принципу «грех девичий
прикроется винчом (венцом. — Н. П.)». Очевидцы свидетельствовали,
что очень многие из невест приживали «еще в девках» по одному-двум,
а то и по три ребенка, да еще и от разных отцов. Нелегко, полагали
крестьяне, уберечь «молодку» от греха, чтобы шла она «как из купели,
так и под злат венец», — но это ничуть не мешало стремлению
родителей следить за «почестностью» дочери до брака. Если накануне
венчания обнаруживалось, что невеста утратила невинность, дело «не
рассыхалось»: «вперед не узнато, а может издасса (окажется. — Н. П.)
лутше-лутшова», рассуждали крестьяне [38]. Длительно сохранявшаяся
толерантность отношения к добрачным сексуальным связям в русской
деревне была связана с традиционно сложившейся структурой
ценностей, в которой семейной жизни уделялось одно из главных мест
и в которой ценились в первую очередь хозяйственные навыки
девушки, а не формальные признаки высокой нравственности (впрочем,
уже в XIX веке положение изменилось, и церковный идеал
нравственности постепенно превратился в народно-религиозный) [39].
Разумеется, в ранние эпохи отношение к добрачным сексуальным
связям девушек было в народе не менее, а куда более терпимым. Это
следует принять во внимание при определении уровня брачности
в допетровской России. По отношению к X–XVII векам он, несомненно,
должен был превышать реальное количество церковных браков — тем
более что они стали регулярно фиксироваться в церковных метрических
книгах лишь после указа 1667 года, причем не сразу и поначалу со
стороны священнослужителей очень неаккуратно и неохотно [40]. Хотя
добрачные (точнее: «довенчальные») связи и возникающие на их основе
половые союзы были недолговечны и непрочны, тем не менее они
являлись немаловажным фактором, определявшим избыточные
воспроизводственные возможности того времени.
Еще одним аргументом в пользу высокого уровня брачности
в допетровской России является возраст начала половой жизни
и, следовательно, детородного периода у женщин. Было бы ошибочным
определять его лишь по возрасту невесты на момент венчания. Правовая
норма православного канонического права определяла предельно-
минимальный возраст первого брака для «женщин» в двенадцать
лет [41], [42]. Разумеется, это не означало, что все или даже
большинство невест в Древней Руси и Московии вступали в брак
в столь раннем возрасте. Низкий брачный возраст наблюдался прежде
всего в среде князей и бояр, где — преследуя политические цели —
могли выдать замуж совсем маленькую девочку («младу сущу, осьми
лет»), «оженить» подростка (будущий царь всея Руси Иван III был
«опутан красною девицею» пяти лет от роду). Дети в этом случае
отдавались на руки «кормильцам»-воспитателям в новых семьях и до
достижения половой зрелости супружеской жизнью не жили[43].
У «простецов» возраст вступления в первый брак был, надо
полагать, несколько выше, чем у представителей привилегированных
сословий. Нелегкие обязанности хозяйки дома в крестьянской семье,
вынужденной на равных помогать супругу в работе в поле и на огороде,
ходить за скотом и приплодом, — могли выполнять лишь физически
крепкие девушки, вполне готовые стать женщинами. Поэтому долгое
время в крестьянских семьях существовал обычай отдавать девиц замуж
отнюдь не в отрочестве. Однако стремление родителей следовать
православной заповеди сохранения невинности до брака постепенно
сделало ранние браки женщин в среде «простецов» обычным явлением.
Во всяком случае, в XIX веке двенадцати-тринадцатилетние невесты-
крестьянки не были редкостью («а было мне тринадцать лет», —
признавалась пушкинской Татьяне ее няня, крепостная, выданная
замуж по воле родителей и «не слыхавшая», по ее словам, «в те годы
про любовь»). Физически такие невесты, разумеется, были незрелы [44].
Знаток древнерусского быта Б. А. Романов справедливо видел
в ранних браках «противоблудное средство» [45]. Действительно,
православные нормы были выработаны в ответ на реально
сложившуюся ситуацию — распространенность сравнительно ранних
половых связей, которые требовалось «оформить». Возможность
«растления девства» «по небрежению», «оже лазят дети [друг на друга
или „в собя“] несмысляче», была и в Древней Руси, и позже, достаточно
распространенной. Во всяком случае, вопрос о том, как наказывать
родителей за подобные проступки детей, был поставлен в одном из
самых ранних покаянных сборников [46]. В XV–XVI веках церковный
закон всю вину за добрачный секс возлагал на растлителя: «Аще кто
прежде брака [в] тайне или нужою растлит жену и потом законным
браком съчетается с ею — блудника познает запрещения: 4 лета едино
убо у дверей церковных да плачется» [47].
Вопрос о неискоренимости блуда, которым духовные отцы готовы
были именовать чуть ли не все виды сексуальных прегрешений
в древней и средневековой России, сильно занимал идеологов
христианской нравственности. «Едино есть бедно избыти
в человецех — хотения женьска», — сетовал в связи с рассуждениями
о блуде компилятор дидактического сборника «Пчела». Отчаявшись
победить это «хотение», проводники и проповедники идеи целомудрия
направляли все усилия на то, чтобы ограничить, а по возможности —
воспретить распространение «бацилл аморальности» прежде всего
среди холостого населения, причем не только юного, но и вполне
зрелого, включая вдов и вдовцов. В связи с этой задачей в лексике
составителей дидактических сборников примерно с XII века появляется
различие между блудом (добрачным сексом, связью холостых,
различными девиантами в общепринятой сексуальной ориентации)
и прелюбодеянием (супружескими изменами, нарушением обета
верности мужа и жены друг другу — так называемой седьмой
заповеди — адюльтером прошедших через церковное венчание
супругов) [48].
Иногда слова «блуд» и «прелюбодеяние» использовались как
литературные синонимы, но полностью ими не стали [49]. В со-
временной инвективной лексике «блядство» как термин одинаково
заменяет слова «блуд» и «прелюбодеяние». В Древней же Руси термин
«блядня» был синонимичен прелюбодеянию, родственный ему
лексический термин «блядство» — означал блуд, «половую
невоздержанность» (И. И. Срезневский) [50], а слово «блядение»
использовалось главным образом как синоним пустословия, болтовни
(ср.: нем. разг. «Bla-bla-bla» — болтовня), суесловия, вздорных речей.
Ругательного оттенка все перечисленные слова в домосковское время не
имели. Не имел его и термин «блядь» — синоним отглагольных
(«обманщик», «суеслов») и отвлеченных («вздор», «пустяки»,
«безумие») существительных [51]. Пример тому — помимо уже
известных — имеется и в известной новгородской грамоте на бересте
№ 531. Она описывает семейный конфликт, вызванный
ростовщическими действиями некой Анны с дочерью, ринувшихся
в опасные финансовые операции без ведома хозяина дома, своеземца
Федора. Когда тайное стало явным, Федор в сердцах назвал «жену свою
коровою, а дочь блядью» — то есть обманщицей, скрывшей, как
выясняется далее по тексту документа, прибыль от своих
ростовщических афер [52].
Инвективный оттенок перечисленные выше существительные
и однокоренные с ними глаголы приобрели на Руси не ранее
Московского времени. Однако уже в XVII столетии современники
отмечали, что «грубые, неуважительные слова», «грязная брань»
является характерной чертой повседневного общения россиян [53],
которых Адам Олеарий имел все основания назвать «бранчливым
народом», переведя на свой язык наиболее употребляемые из
ругательств и довольно точно транслитерировав их. Если верить
Олеарию, к XVII веке слово «блядь» и однокоренные с ним глаголы
и прилагательные употреблялись уже только как ругательства и иной
смысл утеряли [54].
Перечисленные Герберштейном и Олеарием инвективные
выражения ярко характеризуют русскую культуру описываемого ими
времени как культуру с высоким статусом родственных отношений по
материнской линии, ибо только в таких культурах большую роль
играют оскорбления матери. Упоминание женских гениталий
и отправление ругаемого в зону рождающих, производительных
органов, символика жеста «кукиш», изображающего женский
детородный орган, намек на то, что «собака спала с твоей матерью»
(Герберштейн верно отметил аналогичную брань у венгров и поляков),
ругательства со значением «я обладал твоей матерью» (в инверсии
о распутстве самой матери) — все эти признаки характеризуют особую
силу табуированности именно разговоров о матери[55], [56] и попутно
характеризуют значимость «матриархального символизма» [57].
Сопоставление древнерусской литературной и инвективной
лексики, относящихся к сексу и сексуальному поведению, позволяет
заметить, что в ранние эпохи в языке существовали слова,
обозначавшие детородные органы и сексуальные действия, не
являвшиеся эвфемизмами и не имевшие в то же время ругательного
смысла. В нашем современном языке эти дефиниции уже не
употребляются. Между тем в покаянной и епитимийной
литературе XII–XVII веков можно обнаружить около десятка
наименований половых органов, в частности — женский (мужской) уд
(или юд, то есть часть тела, орган), естество, лоно, срамной уд, срам,
тайный уд (или удица); все они не считались «скверностями»
и употребление их вполне удовлетворяло, вероятно, и составителей
текстов, и тех, для кого они писались. В затруднительных ситуациях
православные компиляторы использовали греческие термины: вместо
русского термина рукоблудие (онанизм) использовалось греческое
слово малакия, в запрещениях анального секса вместо «непотребно
естьство» и «проход» употреблялся греческий термин «афедрон» [58].
Примерно к XVII столетию греческие аналоги все еще использовались
в церковных текстах и литературном русском языке, но в его
профанном варианте прочно закрепилось употребление в связи
с сексуальным поведением одной лишь инвективной лексики —
блудословья («нечистословья») [59].
Общим правилом в систематизации церковных наказаний за
употребление бранных слов по отношению к женщинам был — как
и в случае с самими прегрешениями и преступлениями данного
свойства — учет социального и семейного положения пострадавшей.
Оскорбление словом как вид преступлений типа dehonestatio mulieris
(казус ложного обвинения в блудодействе) упомянуто уже в Уставе
князя Ярослава Владимировича (XII век) и абсолютно идентично
штрафу за изнасилование: клеветнически обругать женщину
распутницей было все равно что совершить подобное обесчещение [60].
Церковные законы позднейшего времени позволяют сделать еще
одно важное наблюдение: наказание за блуд с невинной девушкой было
более строгим, чем за прелюбы с «мужатицей». В церковной иерархии
ценностей девушка стояла выше тех, кто был в браке или вне его
«растлил девство», постольку одной из основополагающих идей
в этической системе православия была именно идея сохранения
«пречюдной непорочной чистоты», вечной невинности как идеала,
доступного избранным («много убо наипаче почтенно есть девство, убо
неоженившаяся вышши есть оженившейся», «аще хощет без брака
пребывати, не ити замужь — добре есть се») [61]. Исходя из этого
нравственного постулата, проповедники причисляли обесчещение
девушки, насилие над ней к числу тяжелейших грехов.
Однако исповедные вопросы, «список» которых компилировался
исходившими из повседневной практики православными духовными
лицами, косвенно свидетельствуют о том, что преступления против
чести девушек были весьма распространенным явлением. И совершали
подобные проступки не только те, кого исповедальники именовали
«прост человек», но и сами лица духовного звания, долженствовавшие
в идеале быть образцом для мирян. «Осилие» девушки, совершенное
«простецом», каралось, разумеется, не столь строго, сколь
преступление, совершенное «мнихом», попом, а тем более епископом
(видимо, все же, казусы были, если правовые памятники не исключали
этого исповедного вопроса). От четырех до шести лет епитимьи (поста
«о хлебе и воде») для простецов, которых авторы требников еще
надеялись «оженить» на обесчещенных девушках и тем или иным путем
вернуть в лоно церкви, — противостояли многолетней (от двенадцати
до двадцати лет) епитимье для черноризцев и священников. Епископа за
подобные развратные действия предписывалось немедленно лишить
сана [62].
Еще более строгие моральные взыскания ожидали тех, кто «творил
блуд» с обитательницами монастырей. Ранние церковные памятники
оставили свидетельства того, что мирские и более того — вакхические
соблазны вторгались порою в эти цитадели христианского благочестия:
«Иже в монастерях часто пиры творят, созывают мужа вкупе
и жены…», «иже пьють черницы с черньцы…»[63]. Следствия
подобных пиров не заставляли себя долго ждать: «невоздержанье,
нечистота, блуд, хуленье, нечистословье…», а в результате — наказания
и тем, кто «девьствовати обещавши, сласти блудни приял», и тем, кто на
этот грех их сподвигнул. Особенно греховными в этом случае казались
проповедникам «съвокупления» тех, кто должен был являть
«добронравие святительского подобия» — то есть черноризцев
с монашенками: их «блуд» приравнивался к «кровоместьству» (инцесту
духовных родственников) [64]. Глубоко безнравственным не без
основания считалось осквернение девушки-«черноризицы»: церковные
законы предписывали не пускать такого развратника в храм, ибо он —
«сущщи убийца есть»[65].
Усилия древнерусских и средневековых проповедников по
утверждению христианских моральных норм в отношении блуда
холостых были значительны, но результаты этой деятельности
малоудовлетворительны. Поэтому из столетия в столетие
в исповедальной и дидактической литературе неизменно
присутствовала тема добрачных связей и блуда не вступивших в брак,
а потому не подвластных «вождям слепых, наставникам блудящих».
Эти «вожди» и «наставники» неоднократно жаловались на страницах
своих посланий в «высшие инстанции» (епископу, митрополиту), что
молодежь охотно «клянется» на исповедях «блюстися блуда». А на
деле — одни «сблюдут како любо», другие — «мало», а третьи вовсе
тут же «падают». Чтобы избежать кошмарного промискуитета,
некоторые священники «на местах» на свой страх и риск (как епископ
Нифонт в XII веке) рекомендовали тем, кто был еще не связан узами
брака и безвольно отдался своим «чювствам», по крайней мере,
удержаться от частой смены партнеров («аже ся не можещь удержати —
буди с единою») [66]. В то же время священникам было
сверхнеобходимо не упускать подобную молодежь и холостых из поля
своего зрения, заставляя их признавать недостойность своего
поведения, «каятися» и с раскаянием «преставать от блуда». Победа над
«блудливостью» холостого приравнивалась к угашению в нем «пламеня
огненнаго» [67].
В отличие от современных блюстителей нравственности,
православные проповедники, говоря о растлении невинных,
практически не интересовались возможностью и последствиями
совращения юноши опытной женщиной. «Испортить», по их
терминологии, могли только невинную девушку. В единственном
найденном нами исповедном вопросе о беззаконной связи «жены»
с отроком (а под термин «отроки» попадали молодые люди добрачного
возраста, примерно десять-четырнадцать лет) упомянуто даже меньшее
наказание обоим участникам проступка, чем за обычный блуд, — всего
шестьдесят дней «сухояста» (поста на хлебе и воде) [68].
Зато особый круг вопросов о блуде создавали ситуации незаконной
связи представителя привилегированного сословия с «рабою» (так
именовались в покаянной литературе все девушки и женщины из среды
социально зависимого населения). Проще всего для древнерусских
компиляторов дидактических сборников было бы следовать в этом деле
пожеланиям византийского брачного права, предписывавшего
«осподину» освобождать ту «рабу», которую он обесчестил [69].
Однако такое требование могло коснуться лишь изнасилования рабыни:
казусы «пошибанья» и «осилья» рабынь чужими «осподами»
рассматривались как уголовно наказуемое деяние, штрафы за которое
росли от столетия к столетию (выплачивались они, разумеется,
владельцам «рабынь»-холопок) [70].
В определении наказаний за интимные связи холопок со своими
«осподами» духовные отцы чувствовали себя не столь уверенно.
С одной стороны, права владельцев зависимых «хрестьян» давали им
возможность распоряжаться их судьбами. В то же время пределы этих
возможностей были весьма неопределенны. К тому же на Руси
с древнейших времен отсутствовало «право первой ночи», замененное
денежной компенсацией в пользу князя еще при княгине Ольге
(середина X века) [71]. Весьма тонкой материей представлялось
и добровольное грехопадение холопки, и дальнейшее ее сожительство
со своим господином: кого и за что здесь было наказывать? В случае
если «съвкупление» господина с холопкой завершалось беременностью
последней, то вне зависимости от ее дальнейшего поведения («родит
дете» или же «проказит дете в собе», добившись выкидыша), — ее
предлагалось освободить [72]. Если на беззаконную связь решался
схимник — ему не позволялось три года входить в церковь и назначался
на это время пост [73]. На венчание и законное закрепление мезальянса
его участники не могли рассчитывать: церковь поначалу вообще пугала,
что «от раб ведома жена есть зла и неистова» (то есть не женись на
женщине, стоящей ниже тебя по статусу, — получишь сущее исчадие
ада).
Однако к XVI веку всевозможные устрашения и запрещения всем
решившимся на смешение классовых и социальных различий
в браке [74]сменились толерантным отношением некоторых церковных
деятелей к мезальянсам. «Рабу-наложницу име[ющий], или оставит ее,
или по закону оженится ею. Аще же есть свободна — да законно поимет
ю» — предлагал один из требников московского времени. Принимая
в свое лоно бывшую холопку-блудницу, церковный закон строго
спрашивал уже с нее — «токмо ли с единым своим господином она
совокупляшася»? В случае утвердительного ответа ее разрешалось
венчать, а «блудящей с инеми» предписывался решительный отказ
(«отвержение») — пока не «очистится» поклонами и покаянием [75].
Судя по сборникам исповедных вопросов, куда более
распространенным было сожительство — прелюбы — «осподина»
с рабою при наличии у него венчаной жены. Холопок, приживших от
господина «чад», называли на Руси меньшицами — вторыми женами.
Число вторых, «неофициальных» семей учету не поддается, но их
существование оказывало, разумеется, влияние на брачность,
рождаемость, детность и иные демографические показатели [76]. Блуд
с рабою как пережиток многоженства (или как черта неистребимой
склонности мужчин к смене сексуальных партнерш) к XV веку стал
представляться одним из наименее значительных и требующих
внимания грехов.
Вынести аргументированное суждение о самом многоженстве
в допетровской России X–XVII веков трудно из-за отрывочности
данных. Известно, однако, что в домонгольский период, до
начала XIII века, деятелям церкви время от времени приходилось иметь
дело с открытым прямым двоеженством. Пока канонические сборники
заверяли прихожан, что жить «бес стыда и срама с двумя женами»
означает жить «скотьски» и назначали отлучение от причастия,
летописцы пристрастно фиксировали подобные ситуации. О том же
говорят и некоторые нормативные памятники [77], упоминающие, что
«друзии (некоторые) наложници водят яве (держат открыто) и детя
родят, яко с своею (женою)», что в имуществе умершего главы семьи
может возникнуть «прелюбодейна часть», полагающаяся незаконной, не
«водимой» жене и детям от нее [78]. В среде «простецов» наличие
вторых семей тоже было, в принципе, возможно [79]. Появление же
в летописях сообщений о побочных семьях в среде знати вызывалось
скандальностью самой ситуации и в то же время ее
распространенностью.
О стремлении древнерусских мужчин к сексуальному разнообразию
и готовности к частой смене партнерш косвенно свидетельствует
и сообщение митрополита Ионы (XV век), ужаснувшегося тому, что —
несмотря на запрещение оформлять третьи браки — «инии венчаются
незаконно… четвертым и пятым съвкуплением, а инии — шестым
и седмым, олинь (один) и до десятого…» [80]. В сборниках исповедных
вопросов встречаются описание ситуаций группового секса, однако, как
правило, между родственниками («аще два брата с единою женою
осквернятся или две сестре с единым мужем…») [81].
Явления полигинии — сравнительно прочных и длительных связей
вне основного, венчаного брака, наличия побочных семей — никогда не
смешивались в сознании средневековых православных дидактиков
с примерами уголовно наказуемых групповых изнасилований
(толоки)[82]. Толока, если судить по текстам канонических памятников,
зачастую сопровождала упомянутые выше игрища. Эти «компанейские
предприятия», да еще нередко и с обманом, не были, однако,
обрядовыми. И все же «сама теснота, сам физический контакт тел
получал некоторое значение: индивид ощущал себя неразрывной
частью коллектива, членом массового народного тела» [83]. Эти
ощущения и переживания были сродни сексуальным и подталкивали
к «всеобщему падению». В то же время в ранних памятниках
отсутствовали наказания за блуд «двух мужей с единой женою». И это
объяснимо: только на первый взгляд подобная форма интимных связей
представляется пережитком дохристианской свободы. При более
глубоком анализе они могут предстать (и не случайно именно такими
и являются в покаянной литературе XV–XVI веков) показателем
постепенной индивидуализации и сентиментализации сексуальных
переживаний, началом признания в сексуальности (разумеется, не
дидактиками, а теми, кто «грешил») самоценного аффективного
начала [84]. Примечательно в этом смысле, что исповедный вопрос по
поводу рассматриваемого нами казуса обращен к «жене» (если она
«створит» подобное с несколькими мужчинами). И женщина в этом
случае, как мы видим, выступает отнюдь не жертвой, а искательницей
«сластей телесных».
Тезис о том, что образ женщины как воплотительницы сексуального
удовольствия был едва ли не центральным в православной и вообще
христианской этике, давно уже стал трюизмом. Большинство отцов
церкви, а вслед за ними — составителей учительных текстов, всерьез
полагало, что в массе своей женщины изначально более сексуальны,
нежели мужчины. На Руси даже библейского Змия-Искусителя
изображали подчас в виде женщины-Змеи, фантастического существа
с длинными вьющимися волосами, большой грудью и змеиным хвостом
вместо ног [85]. Полагая, что в браке именно «жены мужей оболщают,
яко болванов», что любая «жена (в данном случае: женщина. — Н. П.)
от Диавола есть», авторы проповедей регламентировали интимное
поведение прекрасного пола с большей строгостью[86].
В многочисленных и разнообразных «беседах» о «женской злобе»
(точнее — о зле и «нестовстве», вносимых в жизнь мужчин
женщинами), злые жены неизменно представали (как и в аналогичных
западноевропейских текстах) [87] ярким олицетворением нравственных
пороков, «прелюбодейницами», «блудницами», для которых «любы
телесныя», то есть физиологическая основа брачного союза,
представлялась более существенной, нежели основа духовная. Попытки
женщин усилить свою сексуальную притягательность — использование
косметики, притираний, нескромные движения — «вихляния»
и соблазняющие жесты, в том числе подмигивания — «меганье», —
неизменно именовались в православных текстах «дьявольскими»,
а сами женщины — «душегубицами», «устреляющими сердца»
доверчивых мужей [88].
Разумеется, в канонических сборниках вопрос об
удовлетворенности самой женщины в сексуальных отношениях
рассматриваться не мог[89]: секс сам по себе уже считался «удовол-
ством»[90]. Единственным оправданием этого «удоволства» для
женщины — в глазах древнерусских духовников — было частое
рождение ею «чад» и пополнение, таким образом, числа благочестивых
христиан.
Не только поздний фольклорный материал, выявляющий трезвое
отношение крестьян к супружеской сексуальности («Дородна сласть —
четыре ноги вместе скласть!», «Легши сам-друг будешь сам-третей»,
«Спать — двоим-быть третьему», «У двоих не без третьего» —
записи XVII века), но и сопоставительный анализ православных
назидательных текстов XV–XVII веков, с более ранними, XIII–
XIV веков, позволяет ощутить смещение акцентов. Речь идет
о постепенном отказе от категорического осуждения любых проявлений
чувственных желаний и переходе к вынужденному согласию на их
необходимость, медленном избавлении от страха за то, что любовь
к ближнему может заслонить главную цель жизни (заботу о спасении
души), к вынужденному признанию самоценности супружеской любви.
Речь могла идти, разумеется, лишь о любви платонической, не
чувственной [91]. Один переписчик учительного сборника, полного
всевозможных «богоугодных» запретов и воспевающего аскезу,
приписал в сердцах на полях: «Горко мене, братие, оучение! Месо велит
не ясти, вина не пити, женне не поимати…» [92]
Действительно, формально интимная жизнь любого человека, в том
числе супругов, если она подчинялась церковным нормам, должна была
быть далеко не интенсивной. На протяжении четырех многодневных
постов, а также по средам, пятницам, субботам, воскресеньям
и церковным праздникам «плотногодие творити» было запрещено [93].
Требование это показалось одному из путешественников-
иностранцев XVII века трудновыполнимым. Да и частые детальные
описания нарушения этого предписания (названные в епитимийных
сборниках «вечным грехом») создают впечатление о далеко не
христианском отношении прихожанок к данному запрету [94], [95].
Отношение к сексу как «нечистому», «грязному» делу заставляло
церковных деятелей требовать непременно омовения после его
завершения — что совпадало и с элементарными гигиеническими
требованиями[96].
Общим термином для «нормального», вынужденно-разрешенного
супружеского секса в древнерусских и московских епитимийниках было
«съвокупление». Простота и обычность акта совокупления рано вошла
в народную поговорку[97]. Но наказаниями за малейшее отступление от
введенной проповедниками «нормы» пестрят тексты всех
исповедальных сборников, в частности за «невъздержание» подобного
рода после принятия причастия (50 дней поста) и за соитие в постные
дни [98]. Мечтая победить «соромяжливость» (стыдливость)
прихожанок, исповедники требовали точной информации обо всех
прегрешениях и в то же время, противореча сами себе, полагали, что
«легко поведовати» может только морально неустойчивая злая жена.
К началу Нового времени отношение к «соромяжливости» женщины
ужесточилось. С внедрением церковных представлений о целомудрии
стали считаться предосудительными любые обнажения и разговоры на
сексуальную тему, а в исповедных сборниках не только не прибавилось
казусов и исповедных вопросов, но и имеющиеся были сокращены
и унифицированы[99]. Реже стали встречаться запрещения супругам
«имети приближенье» по субботам (ранее сексуальные отношения
в ночь с субботы на воскресенье вызывали протест церковнослужителей
в силу их связи с языческими ритуалами), исчезло требование
воздержания по средам и пятницам. Изменилась «мера пресечения» для
тех, кто «помыслив» о греховных плотских удовольствиях, не совершил
ничего из воображаемого («не сътворил ничто же») — исповедник
настаивал вместо прежних многодневных постов всего лишь на сорока
земных поклонах [100]. Даже за соблазнение во сне предписывалось
лишь «помолиться да поклониться» и не налагалось запретов «в олтарь
влазати» [101].
Регламентация интимной жизни женщин стала менее мелочной, но
не менее строгой: так, в XVI веке в назидательных сборниках появилось
требование раздельного спанья мужа и жены в период воздержания
(в разных постелях, а не в одной, «яко по свиньски, во
хлеву») [102], [103], непременного завешивания иконы в комнате, где
совершается грешное дело, снятия нательного креста [104]. В то же
время стремление избежать богопротивного дела дома заставляло
«нецих велми нетерпеливых» супругов и просто «женок» совершать его
в церкви. Вероятно, это не казалось средневековым московитам
кощунственным. Об этом говорит и то, что наказание женщин за этот
проступок не было строгим [105].
В отличие от Запада, в православных учительных текстах не было
и не появилось запрещений «любы телесной, телесам угодной» во время
беременности женщины [106]. Зато достаточно жестким оставалось
введенное еще во времена первых переводных учительных сборников
запрещение вступать с женой в интимный контакт в дни ее «нечистоты»
(менструаций и шести недель после родов). Несмотря на положительное
влияние этой рекомендации на здоровье женщин, «подтекст» ее был
отнюдь не гигиенический. Женщина считалась «ответственной» за
временную неспособность к деторождению, любое же кровотечение
могло означать самопроизвольный или, хуже, специально
инициированный аборт (отсюда — требование немедленно покинуть
храм, если месячные начались у нее в церкви) [107], [108].
Применение контрацепции («зелий») наказывалось строже абортов:
аборт, по мнению православных идеологов, был единичным
«душегубством», а контрацепция — убийством многих душ [109],
поэтому епитимья за нее назначалась на срок до десяти лет. Некоторые
клирики полагали, что применение контрацептивов «мужатицами» даже
более предосудительно, нежели попытки избавиться от плода случайно
попавших в беду незамужних «юнниц» [110]. Для церковных идеологов
не было секретом, что аборт был нередко следствием досадной
неосторожности «блудивших» жен, и потому о всех вытравительницах
и решившихся на искусственное прерывание беременности говорилось
как о безнравственных «убивицах»: «И не испытуем» (то есть вопрос —
не дискуссионный) заключали они [111]. Любопытно, что
контрацепция (в том виде, в каком она была известна в Средневековье)
рассматривалась церковными деятелями как безусловное зло по
отношению к здоровью самой женщины, а попытки избавиться от
ребенка во чреве — предупреждалось в церковных текстах — могут
привести к серьезным нарушениям в организме («омрачение дает уму»)
и даже смерти вытравительницы [112].
Тем не менее женщин, измученных частыми родами и мечтавших
«отъять плод», было на Руси немало. Нередко выкидыши случались от
выполнения непосильной работы или от побоев домашних («аще муж,
риняся пьян на жену, дитя выверже») — в этом случае избавление от
плода рассматривалось как несчастье для самой женщины и не
наказывалось церковным законом. Напротив, преждевременные роды,
случившиеся у женщины от ее «нерадения», от того, что «не чюет дете
в собе», наказывались как душегубство [113]. Дифференцируя степень
вины женщин за искусственное прерывание беременности, церковный
закон был особенно строг к тем из них, кто решился на аборт на
позднем сроке: в умертвленных младенцах им виделись действительно
загубленные души («аще зарод еще» — пять лет епитимьи, «аще образ
есть» — семь лет, «аще живое» — пятнадцать лет поста) [114]. Иногда
аборт («прокаженье дете в собе») призван был скрыть последствия
внебрачной связи — тогда наказание женщины сводилось к году
«сухояста» (поста «о хлебе и воде») и десятилетнему отлучению от
причастия [115].
«Зелия» упоминаются в древнерусских исповедных книгах
значительно реже абортов, а об иных способах предохранения на Руси,
по-видимому, известно было мало. Так, в травниках XV–XVII веков нет
упоминаний о гомеопатических контрацептивах, блокирующих
овуляцию [116]. Аборт и позже был главным средством регулирования
рождаемости в деревнях, где все жили по принципу «отцы и деды наши
не знали этого, да жили же не хуже нашего» [117]. Никаких
противозачаточных тампонов, кондомов из бычьих кишок и часто
использовавшихся — как показали исследования истории сексуальной
этики в католических странах Западной Европы — физиологических
методов предохранения [118] на Руси и в Московии известно не было.
Умелые ворожеи обучали женщин преступной «хытрости», как
«спакостить дитя в собе», а исповедники только и успевали
выспрашивать прихожанок, «[с]колико убили в собе детей» [119].
Действия самих «вражалиц», «обавниц», «потворниц», «чародейниц» —
всех тех, кого церковники именовали бабами богомерзкими,
совершавших, по сути дела, греховное дело или же по меньшей мере
провоцировавших на него женщин, — не были включены в список
уголовно наказуемых деяний светских законов и крайне редко
упоминались в законах церковных. Наиболее распространенной карой
за потворничество детоубийству и производство абортов
в допетровской Руси было отлучение от причастия на пятнадцать лет
и многочисленные поклоны[120] — в то время как в Западной Европе
того же времени эти преступления приравнивались к ведовству
и карались очень жестоко (вплоть до сожжения знахарки на костре).
Обращает на себя внимание и то, что церковные деятели относили
вопрос о числе деторождений в семье к компетенции исключительно
женщин. Конечно, даже в современных семьях, где многие проблемы
обсуждаются коллегиально, решение о том, сохранять ли ребенка,
остается за будущей матерью. Вероятно, и несколько столетий назад,
как бы ни беспрекословно было подчинение жены своему супругу,
вопрос о том, избавляться от плода или оставлять его, решался ею же.
На это указывает отсутствие упоминаний в древнерусских памятниках
о coitus interruptus, равно как и глухое молчание по поводу роли мужа
и вообще мужчины в решении вопроса о числе детей.
Иное дело — интенсивность самой сексуальной жизни брачных пар
в Древней Руси, частота разрешенных церковью «съвокуплений». При
строгом соблюдении христианских запретов на интимные отношения
у женщин (и супругов вообще) в средневековой Руси и Московии
Нового времени должно было оставаться не более пяти-шести дней
в месяц [121]. О культуре эротических приготовлений к интимным
отношениям у русов и московитов X–XVII веков данных почти нет.
Известно, что предосудительными были любые обнажения («ничто же
пред очесы человеческими обнажит, еже обыкновение и естество
сокровенно имети хочет») [122], и потому «наложение» бритвы даже на
«браду», а тем более волосяной покров в иных частях тела, считалось
проявлением «бесстыдства». В этом смысле примечательным
представляется замечание тверского купца Афанасия Никитина
о женщинах в Индии: их обычай «сбривать не собе все волосы»,
особенно «хде стыд», показался ему отвратительным [123].
Русский фольклор же — в том числе поздний, XIX века —
зафиксировал распространенность таких случаев [124]. На основе
иконографических (изображения «блудниц») и фольклорных данных
можно очертить вкратце и тот тип физического сложения женщины,
который считался сексуальным: большая грудь («титки по пуду»),
нежная («лилейная») кожа, широкая вагина («с решето», «стань на край,
да ногой болтай») [125]. Как и у многих народов, у русов и московитов
выражением мужской силы в фольклоре представал мощный фаллос,
однако в некоторых поговорках и присловьях присутствовало разумно-
спокойное отношение к его величине: «Маленький кляпок два раза
поебет — на то же наведет», «Маленький хуек, а в пизде королек»,
«Не ложкой, а едоком, не хуем — а ебаком!» [126] и др.
Главной формой супружеских ласк были, вероятно, поцелуи. Как
элемент любовной игры (в том числе супружеской) поцелуй (лобзанье)
был издревле известен и ее участникам, и древнерусским
дидактикам [127]. Любопытно, что между его типами в сознании
средневековых русов существовали определенные отличия. Так,
существовал тип поцелуя, схожего с родственным, дружеским,
предполагавший прикосновение губами, «дух в себе удержав».
Например, широко практиковавшийся в Московии XVI–XVII веках
«поцелуйный обряд» (когда среди пира хозяин позволял дорогому
гостю поцеловать свою жену и замужних невесток
«в уста») [128] предполагал выражение через поцелуй эмоциональной
расположенности, родственной близости [129]. «Смазанная», весьма
сильно трансформированная сексуальность этого ритуала, могущего
быть для женщины отнюдь не из приятных, противостояла
сексуальности явной, в любовном лобзанье. Если судить по
назидательным текстам, любовный поцелуй был отличным от
ритуально-этикетного тем, что совершавшие его позволяли себе
«губами плюскати» — чмокать, шлепать губами, целуясь открытым
ртом. В XVI веке в некоторых покаянных сборниках такой поцелуй
именовался «татарским»[130], а к XVIII веку получил название
«французского» [131]. Сами отличия терминов — поцелуй и лобзанье,
хотя они иногда и использовались как синонимы, — отражают
дифференциацию этих слов по смыслу. Этимология корня «цел» —
в слове поцелуй, связанная с идеей целостности, свидетельствует о том,
что поцелуй нес пожелание быть цельным и здоровым [132].
Этимология слова «лобзанье» — иная, и связывается она с сексуальным
подтекстом, глаголами «лизать», «лакать», существительным
«лобъзъ» — губа [133]. Не случайно этические правила средневекового
русского монашества допускали поцелуи дружбы и привязанности, но
не допускали лобзанья «мнихом» женщины, в том числе матери [134].
Авторы исповедных сборников не случайно увязывали лобзанья
с греховным «съвокуплением»: поцелуи как часть любовных игр
возникли у тех народов, сексуальная этика которых предполагала
предпочтительность коитуса лицом к лицу, то есть в христианском
мире [135], и не были известны или же почитались малозначительными
для многих народов Африки, Азии и Австралии, в том числе этносов со
сравнительной развитой сексуальной культурой [136]. У русов же
и московитов допетровского времени лобзанье прочно закрепилось
в интимном общении как выражение любви или, по крайней мере,
сексуального расположения, желания, предпочтения. Представление
о взаимосвязи вкусовых и вообще оральных ощущений с сексуальными
переживаниями нашло отражение в долговременном бытовании
общеславянской свадебной традиции кричать «Горько!» новобрачным,
заставляя их целоваться. Обычай именовать поцелуи «сахарными»,
а уста — «сладкими» также основывается на представлении русов
о том, что рот является источником удовольствия, одновременно
питательного и сексуального [137] (что онтологически сопоставимо
с актом кормления младенца [138]). Осуждение любовных лобзаний
встречается практически во всех православных назидательных текстах
не только в связи с их неприкрытой сексуальностью, но также по
причине семантической двойственности поцелуев в уста
в христианстве — символа не только любви, но и предательства,
коварства (Иуда указал на Христа римским воинам, поцеловав его
в губы) [139]. Любовные лобзанья как проявление чувственности
осуждались деятелями церкви и за то, что грозили опасностью
превращения секса из супружеской обязанности («плодиться
и размножаться, прославляя имя Божье») во всепобеждающую страсть,
способную по силе затмить главное — любовь к Господу и веру
в Спасение.
Разумеется, лобзанья супругов и вообще всех грешивших
«угождением страстей телесных» осуждались в сборниках исповедных
вопросов отнюдь не столь резко, как «все, что чрес естьство съвершено»
было. Тем не менее иные формы естественных ласк — объятия,
поглаживания и тому подобное — в епитимийниках практически не
упомянуты (но есть в фольклоре) [140]. Вся сила убеждения
и наставления обращалась церковными деятелями к воспрещенным
формам соития, «противоестественному» сексу. К нему ими были
отнесены и все виды экспериментирования в области методов
получения сексуального удовольствия, в том числе сношения более
одного раза за ночь [141], а также все попытки разнообразить
коитальные позиции. Как и в католической Европе, супругам
предлагалась лишь одна из них (ныне не случайно называемая
«миссионерской»), которую русский народ в эротических поговорках
выразил весьма четко: «Глазка вместе, а жъопка нарозно», «Живот на
живот — все заживет» [142].
Автор одного из церковных памятников XIV века — «Правила
о верующих в гады» — написал целую филиппику в адрес тех, кто
дозволял женам пользоваться хотя бы временным превосходством над
собой во время коитуса — ибо именно так представлялись «пагубные»
последствия использования коитальной позиции «на коне» (лицом
к лицу, женщина сверху) [143]. За попытки разнообразить таким
образом интимную жизнь, проявляя «прилежание любодейское»,
супруги наказывались длительной епитимьей, от трех до десяти лет
поста [144] (и подобная нетерпимость к указанной коитальной позиции
была характерна не только для Руси и Московии, но и для католических
стран Европы того же времени) [145].
Сравнительно более терпимо составители епитимийных сборников
относились к коитусу со спины, весьма точно именуя его скотьскым
блудом или содомьским грехом с женою — сорок дней епитимьи и от
семи до сорока поклонов (XIII век) были позже (XVI век) заменены
всего лишь четырнадцатью днями епитимьи [146], [147]. Коитус со
спины не случайно именовался также безобразным, так как причислялся
к совершенному «чрес естьство». Кроме того, покаянная
литература XII–XVII веков позволяет выделить различные коитальные
позиции при оральном («блуд в непотребно естьство в рот») [148],
а также анальном («блуд чрес естьство в афедрон») сексе. Последние
были не менее чем трижды греховными: будучи
«противоестественными», они были подобны гомосексуальным
контактам (не случайно анальный секс носил в епитимийниках
наименование «мужьско» или содомия), да к тому же являлись еще
и формой контрацепции. Ко всем этим характеристикам, делающим эти
«действа» одинаково осуждаемыми со стороны проповедников
и православной, и католической этики супружества [149], добавлялась
непоколебимая уверенность древнерусских дидактиков в греховности
самих попыток сделать интимную жизнь богаче и разнообразнее [150].
Однако повседневная жизнь брала свое [151], а народная молва
утверждала: «хорошая жена на хую не дремлет» [152].
Безусловно противоестественными полагались в исповедных
сборниках фелляцио и куннилингус, хотя они упоминались
сравнительно редко [153]. Последний порой выставлялся даже
в фольклорных произведениях как нечто унизительное для
мужчины [154]. И все же присловья отразили иное отношение к этим
формам ласк. В них, записанных в конце XVII века (и потому, в отличие
от поздних записей XIX века, не прошедших «цензуры на
нравственность»), запечатлелось по-народному грубоватое, однако
вполне толерантное отношение к казалось бы «воспрещенным» формам
секса: «Язык мягче подпупной жилы»; «Языком хоть полижи, а рукам
воли не давай», «Учил вежеству: подтирай гузно плешью», «Много
в пизде сладкого — всего не вылижешь» [155], [156].
Между тем в борьбе за чистоту нравственности проводники
православной этической концепции старались использовать в своих
интересах чисто физиологическую неприемлемость для некоторых
женщин анальной и оральной форм коитуса. Рекомендуя («добро
советуя») таким «женам», победив «соромяжливость», непременно
сообщать своим духовникам о всех попытках их партнеров совершить
греховное дело («аще насилствует зол муж чрес естьство»), церковные
деятели не только посылали проклятия на головы незадачливых
любителей ярких ощущений, но и прямо призывали к разводу,
«разлоучению» с ними [157].
К противоестественным («чрес естьство») формам супружеской
и внесупружеской сексуальности относились в допетровское время не
только оральный и анальный секс, но и мастурбация. В исповедных
сборниках XII–XVII веков автофелляция и мужской онанизм («аще кто
имет ся за срамной уд блуд творя», «блуд с собой до испущениа») были
наказуемы в равной степени, что и женская мастурбация («жена в собе
блуд творит») — до шестидесяти дней поста, до ста сорока ежедневных
земных поклонов [158]. При этом покаянные сборники практически не
учитывали возможность использования мастурбации как формы
форшпиля в интимной жизни супругов, хотя в текстах многих из них
упоминаются не только «персты», которые воспрещалось «влагати»
в «срамной уд» жены, но и различные предметы, которые могли
использоваться в качестве имитации фаллоса [159]. Мало отразилась
женская мастурбация и в народном творчестве, хотя в присловьях
можно найти немало примеров того, что крестьяне не видели в мужском
онанизме ничего предосудительного («Сиди на месте да елду пестуй!»,
«Пеши ходят, в руках плеши носят» и др.)[160]. В то же время нередко
мастурбировавшая женщина наказывалась меньшей епитимьей, нежели
мужчина (всего двенадцатью днями отлучения и шестьюдесятью
поклонами) [161].
Безусловно наказуемой формой противоестественного секса
считалось в допетровской России скотоложество (блуд со скотиною),
епитимья за которое была одинаковой и для мужчин и для женщин.
Переведенные аналоги византийских пенитенциарных сборников
(«Правила св. Василия» и тому подобное) назначали за этот грех до
пятнадцати лет отлучения от причастия, по сто пятьдесят — двести
ежедневных поклонов [162], однако древнерусские деятели церкви
считали это сексуальное прегрешение менее серьезным, чем
перечисленные выше. Поэтому в нормативных памятниках,
составленных собственно на Руси, за то, что «жена некая
с четьвероногым скотом блуд сътворит», полагался всего лишь
сорокадневный пост, а Устав князя Ярослава Владимировича (XII век)
назначал и вовсе лишь двенадцатигривенный штраф в пользу
митрополита [163].
В источниках допетровского времени (X–XVII века) практически не
упомянуто лесбиянство, хотя гомосексуальные контакты монахов
и мирян никогда не выходили из поля зрения церковных дидактиков.
Меньшая наказуемость женской однополой любви по сравнению
с мужской была характерна и для западноевропейских пенитенциарных
кодексов [164]. Лесбиянство не имело в Древней Руси и Московии
своего наименования (мужской гомосексуализм выражался термином
мужеблудие, мужеложьство), и лишь когда оно переходило
в рукоблудие, считалось предосудительным. Ласки же и поцелуи между
девочками составляли, как правило, обязательную часть многих
народных игр, в том числе предсвадебных (например, в «жениха
и невесту»), так что некоторые церковные деятели даже в случае
лишения участниц этих игр «девства», назначали за это очень легкое
наказание, не сравнимое с обычными случаями добрачного секса [165].
При сопоставлении размеров церковной епитимьи за воспрещенные
формы секса бросаются в глаза очень жесткие — по сравнению
с перечисленными выше наказаниями за анальный и оральный секс,
мастурбацию и тому подобное — кары за инцестуозное общение,
к которому относили даже объятия и поцелуи, не говоря уже
о «съвокуплениях». Перечисление епитимий за инцест с близкими
и двоюродными родственниками составляло едва ли не основную часть
любого сборника исповедных вопросов, а запрещения иметь какие-либо
отношения с людьми, близкими по родству или свойству до шестого
колена, переходили в этих памятниках из столетия в столетие.
По подсчетам французских специалистов, подобный запрет исключал
вступление в брак с как минимум 10 687 мужчинами
и женщинами [166], что было практически немыслимо исполнить.
И все же и на Руси, и в Московии старались соблюдать запрет и не
заключать близкородственных браков. Не случайно русские
летописи XI–XVI веков не приводят примеров браков между лицами,
состоящими даже в двоюродном родстве, что было типично для
западной демографической истории [167]. В фольклорном же материале
тема сексуальных контактов с близкими родственниками
и родственницами практически не прослеживается.
Для того чтобы искоренить инцест, покаянная литература вводила
исключительно строгие наказания не только за родственные венчания,
но и за блуд «нецих» с родителями, детьми, сестрами, братьями,
шуринами, дядьями, тещей, свекровью и другими «ближиками».
Народный юмор, подчеркивая распространенность «от века»
сексуальных контактов с родственниками по свойству,
свидетельствовал: «Аще кум куму не ебе, не буде у небе» [168]. Жестче
всего церковью наказывалось вступление в сексуальный контакт сына
с матерью или «дщери» с отцом (двадцать лет епитимьи, «их же да
избавит господь, да не будет того») [169], наименьшим злом из всех зол
кровосмесительства (за которое «давали» всего пять лет епитимьи)
почитались отношения крестных, а также связь зятя и тещи (не по
причине ли распространенности подобных ситуаций, когда невесты
были малолетними, зачастую едва достигали тринадцати-четырнадцати
лет, а их матери еще не выходили из фертильного возраста?)[170].
Толока с близкими родственниками каралась теми же епитимьями, что
и «съвокупления» двоих грешников: «заповедь та же, аще ли и отец,
и сын с единою женою» [171].
Пространные тексты древнерусской дидактической и покаянной
(исповедной) литературы, донесшие до нас перечисленные выше
наказания за различные прегрешения в области супружеских
сексуальных контактов, равным образом касались и отношений
внесупружеских, называемых в X–XVII веках прелюбами,
прелюбодейством. В отличие от блуда, прелюбодейство — по мнению
церковных толкователей — совершали те, кто состоял в браке,
«мужатицы». Все, совершенное «чрес естьство», каралось в случае
прелюбодеяния теми же наказаниями, что и в случае блуда, так что
неженатые и незамужние «девы» не имели никаких послаблений перед
«женками» и «вдовицами».
Супружеская измена была наказуемой сама по себе, даже если
форма «съвокупления» была вполне разрешенной, если участники
«действа» не нарушали никаких иных запретов, совершали свой грех
в разрешенный день, позволенным способом и даже «детотворения
ради». Все решившиеся на адюльтер, вне зависимости от его причин,
безоговорочно осуждались и наказывались. Причем в XII веке адюльтер
наказывался всего одним годом епитимьи, а в XV веке — пятнадцатью
годами [172].
Вся литературная энергия составителей исповедных вопросников
была обращена к благочестивым мужьям и женам, которых церковные
деятели надеялись убедить в бессмысленности (ибо все «человецы»
одинаковы, а «жены» — тем более), а также несомненной
предосудительности измен. Узнавший об измене жены муж должен
был, согласно церковному закону, непременно наказать ее или
развестись с нею, ибо «аже он знает ю таковое твореши и таит» — сам,
по словам назидания, становится потворником греху [173]. Однако
к женам, живущим с неверными мужьями, церковный закон был строже
(яркий пример «двойного стандарта»): «понеже он в блуде живет
и другую жену поимет — вина и грех на жене есть, иже пустит мужа
своего. Должна бе държати! Аще прелюби творит муж — бо прощенье,
жена, оставльщаа его идет за инь муж — любодеица есть. Без всякого
извета» [174].
В русских фольклорных текстах, в том числе в присловьях,
записанных В. И. Далем, муж-рогоносец выступает как предмет
постоянных насмешек соседей и родственников («Корову ты держишь,
а люди молоко болтают») [175], чего нельзя сказать об обратных
ситуациях. При этом лучшим наказанием за супружескую измену
в глазах крестьян были меры физического воздействия, а отнюдь не
развод. В то время как церковные нормы убеждали в том, что при
любодействе жены и постоянном «учении» ее мужем с помощью
побоев, «доброго сужития быть не можеть», народная поговорка
утверждали обратное: «Сколочена посуда два века живет» [176].
Стоит сказать в заключение и о том, как сами прихожане относились
к навязываемым им этическим нормам и аскетическим идеалам. Одна из
поговорок, записанных В. И. Далем, гласила: «Грех — пока ноги вверх,
а опустил — так Бог и простил» [177].
Подводя итоги и оценивая историю складывания сексуальной этики
русских за более чем семивековой период, рассмотренную нами
в контексте церковно-нормативном и, насколько это было возможно,
фольклорном и традиционном, можно прийти к некоторым
заключениям, представляющимся немаловажными и для истории
российской повседневности, и для истории русских женщин, и для
исследования историко-психологических, историко-демографических,
социологических и иных аспектов.
Прежде всего, анализ памятников покаянной дисциплины,
исповедных и епитимийных сборников, дидактической и вообще
церковной литературы с точки зрения не только самих запретов, но
и бытования тех или иных «грехов», в борьбе с которыми эти запреты
и были составлены, — доказывает, что история развития сексуальной
этики русских была частью общей традиции христианской культуры.
Постулаты православной этики, касающейся интимных отношений
между людьми, во многом перекликались с аналогичными
установлениями деятелей католической церкви. Анализ расхождений
католической и православной концепций по этому вопросу (а они
имелись) — тема особого исследования [178].
Сопоставление некоторых норм православной морали, касающихся
внебрачного и брачного секса, с фольклорным материалом позволило
найти не только противоречия и расхождения между нормой и реальной
жизнью, но и «согласованность действий» между традицией, обычаями
и внедряемыми церковью представлениями о нравственности.
Обращение к истории сексуальной этики русских, в том числе к ее
начальным страницам, обогащает сложившиеся представления
о частной жизни людей, живших за много веков до нас. Она расширяет
наши представления о социальном и семейном статусе женщин, чья
история, чей внутренний мир и каждодневный быт являются все еще
малоисследованными страницами отечественной истории. В то же
время анализ представленного выше нормативного и нарративного
материала позволяет по-иному взглянуть не только на повседневную
жизнь русов и московитов, в которой — за скудостью досуга, тяжестью
быта, бедностью духовных запросов — секс был одной из немногих
радостей, мало отличной от желания досыта наесться. Те же самые
церковные памятники, исследованные под углом зрения истории
морали, позволяют найти корни сексофобии советского времени, когда
идеологи всерьез полагали, что свобода обсуждения интимной жизни
людей может негативно повлиять на становление их жизненных
идеалов и ценностей.
Деритуализация культуры, при которой традиционно сложившиеся
и навязываемые идеологией механизмы регуляции поведения сходят на
нет, десакрализация ряда исследовательских тем, в том числе и истории
сексуальной этики, — являются ныне необходимой основой для
продолжения аналитического изучения этой важной и многогранной
историко-психологической и историко-этнографической проблемы.
ГЛАВА II
Интимная жизнь русских дворянок
в XVIII — середине XIX века
Контролируемая сексуальность: матери и дочери
в российских дворянских семьях в XVIII —
середине XIX века
Ключевую роль в понимании сексуальной культуры в XVIII —
середине XIX века играет изучение гендерной социализации российских
дворянок в период девичества в контексте актуальных научных
дисциплин: гендерной антропологии, истории повседневности, женской
и гендерной истории [179]. Анализ субъективных источников (женских
писем, дневников, автобиографий, мемуаров), выражающих грань
внутрипсихического переживания, сокровенные мечты и страхи,
сознательные и бессознательные стратегии действия
и вытеснения [180], показывает, что в особенностях прохождения
именно этого этапа часто коренилась причина неудач последующих
жизненных сценариев. Поэтому принципиально важно
проанализировать девичество в дворянской среде в XVIII —
середине XIX века через изучение антропологических аспектов
женской телесности, сексуальности, особенностей поиска и осознания
гендерной идентичности.
Девичество как этап жизненного цикла российских
дворянок
Девичество относится к тем этапам жизненного цикла женщины,
которые широко представлены в научной литературе применительно
к разным социальным общностям и эпохам [181]. При этом изучение
«девичества» дворянских девушек в императорской России составляет
видимое исключение. Проблема девичества как культурно-
антропологического феномена, считавшаяся прерогативой этнографов,
не попадала в поле зрения историков, а этнографы, в свою очередь, не
интересовались дворянством, не маркируемым ими в качестве носителя
традиционной культуры.
В то же время исследовательский «вакуум» применительно к данной
проблеме во многом объясняется и квазихрестоматийностью образа
«барышни» — излюбленного конструкта русской классической
литературы XIX века, — подменявшего своей мнимой очевидностью
возможный научный анализ. Усвоенные со школьной скамьи
стереотипы, на которые, за неимением других столь же признаваемых
образцов, едва ли не до настоящего времени вынуждены были
опираться многие поколения российских и советских девушек
в процессе осознания собственной идентичности, делают «невидимым»
дворянское девичество в России как предмет исторического
и этнологического исследования. Литературные образы, будучи
репрезентацией «мужского взгляда» на девушку-дворянку,
воспроизводили мысли, чувства, переживания, мотивации, которые,
с точки зрения авторов-мужчин, якобы должны были быть ей присущи.
Меня же будет интересовать, напротив, артикулирование дворянскими
девушками себя посредством самопрезентации в письмах
и автобиографиях, поиск ими собственной идентичности, но вместе
с тем и реализуемый в период девичества механизм социального
конструирования гендера.
Девичество — жизненный этап между «детством» и «зрелостью»,
а фактически замужеством, поскольку в отношении дворянства
справедливо утверждение этнографов о решающем значении при
определении статуса женщины «в любом слое „доэмансипированного“
общества» разделения ее жизни на добрачную и замужнюю[182].
Н. Н. Ланская прямо отождествляла ранний, с ее точки зрения, брак
своей семнадцатилетней дочери Н. А. Пушкиной с переходом
в возрастную категорию формальной «зрелости» при незавершенности
еще процесса собственно «взросления»: «Быстро перешла бесенок Таша
из детства в зрелый возраст, но делать нечего — судьбу не обойдешь.
Вот уже год борюсь с ней, наконец, покорилась воле Божьей
и нетерпению Дубельта. Один мой страх — ее молодость, иначе
сказать — ребячество…» [183]
К середине XIX века девушки, достигшие 15 лет, считались
«взрослыми барышнями» [184], что свидетельствовало о вступлении их
в новую фазу жизненного цикла. Наименование «барышня» имело,
помимо возрастной, еще и социальную коннотацию, указывая на
девочку именно дворянского происхождения [185]. «Воспитать как
барышню» [186] означало «содержать, как должно благородной
девушке быть» [187].
В современном обществе «переход от детства к взрослости»
в терминах мужской возрастной периодизации делится на три периода:
подростковый, отроческий возраст от 11 до 15–16 лет, юношеский
возраст от 15–16 до 18 лет, возраст начала самореализации от 17–18 до
23–25 лет [188]. Доктор Анна де Кервасдуэ (Dr. Anne de Kervasdoué),
констатируя индивидуальность возрастных рамок, ссылается на
стандарт Всемирной организации здравоохранения, принимающей за
подростковый возраст период с 10 до 19 лет [189].
Традиция соотнесения с 15-летним возрастом поздней стадии
взросления восходила еще к XVII веку. Согласно Соборному уложению,
«которая девка будет в возрасте, в пятнадцать лет», могла «здавати»
свое прожиточное поместье [190], выделяемое ей после смерти отца
и представлявшее собой «усадище и к усадищу пашни» [191], тому из
служивших мужчин, кто принимал на себя обязательства ее «кормить
и замуж выдати» [192]. Нельзя было претендовать на «девкино
прожиточное поместье», если «девка в те поры будет в малых летех
меньши пятинатцати лет» [193]. Сами мемуаристки XVIII–XIX веков
называли девичество «молодостью» [194] (иногда «юностью» [195]),
интерпретируя его в контексте формирования собственной
идентичности, а себя в этом возрасте — «девушками» [196],
«девками»[197], «девицами» [198], «молодыми особами» [199].
Условной возрастной границей детства следует считать 12–
14 лет [200], [201], когда девочки вступали в пубертатный период и им
могла быть присуща характерная для «переходного» возраста
своеобразная «неустойчивость» идентичности. Выражая, например,
эмоциональную реакцию на одно и то же событие — несправедливое
с ее точки зрения наказание («стать в угол» [202] за чтение книги, что
было «строго-настрого запрещено» без предварительного прочтения ее
гувернанткой[203]), — юная дворянка в этом возрасте воспринимала
себя одновременно то как «большую двенадцатилетнюю девицу», то как
«бедную маленькую девочку» [204]. «Кавалерист-девица» Н. А. Дурова
(1783–1866) считала, что с 14 до 16 лет она дважды переживала своего
рода смену идентичности: от «Ахиллеса в женском
платье»[205] к «скромному и постоянному виду, столько
приличествующему молодой девице» [206]и обратно [207]. Для
мужской части дворянства в ряде случаев взросление девушки
ознаменовывалось ее «вступлением в свет» («Ты скоро принесешь
в большой с собою свет, / твой ум, — твою красу — твои пятнадцать
лет»[208]), что означало ее превращение в потенциальную невесту.
Возрастные рамки девичества, сильно варьировавшие в разных
странах и в разные эпохи в зависимости от изменения принятого
возраста вступления в брак [209], не отличались постоянством
и в дворянской России в исследуемый период. В целом можно говорить
о распространенности раннего замужества дворянок, причем вплоть до
1780-х годов обычный для них возраст начала матримониальных
отношений — 14–16 лет [210] (иногда даже 13 (!) [211]), на
рубеже XVIII–XIX веков — 17–18 [212], к 1830-м годам — 19–21 [213].
Во второй четверти XIX века уже встречались первые браки,
заключенные в более зрелом возрасте — в третьем и даже четвертом
десятилетиях жизни дворянок [214]. Несмотря на действовавшую на
протяжении XVIII — середины XIX века тенденцию к более позднему
замужеству дворянок, условные границы нормативного брачного
возраста были жестко закреплены в сознании современников обоего
пола. В 1840-е годы в мужском литературном дискурсе по-прежнему
можно встретить отражение традиционных стереотипных
представлений о подобающих возрастных пределах выхода замуж.
Например, Д. Григорович в нравоописательном рассказе «Лотерейный
бал» замечал в отношении одной из героинь: «Любочка, старшая из них
(сестер. — А. Б.), перешла уже за пределы невесты: ей около
27 лет…» [215] Еще более определенно господствовавшие
общественные представления высвечивались в женской литературе.
Н. А. Дурова в повести «Игра судьбы, или Противозаконная любовь»
так характеризовала возраст героини: «…я увидела уже Елену Г***
невестою; ей был четырнадцатый год в половине» [216]. При этом мать
героини в разговоре с мужем озвучивала расхожие взгляды того
времени (повесть была опубликована в 1839 году) на нормативный
брачный возраст: «А знаешь ли ты, что нынче девица в осьмнадцать лет
считается уже невестой зрелою, а в двадцать ее и обходят, говоря: ну,
она уже не молода, ей двадцать лет!» [217] Даже если Дурова
и утрировала, ментальные стереотипы в отношении своевременности
замужества дворянки в любом случае оказывались консервативнее
социальной практики и конкретных жизненных опытов.
По мере повышения брачного возраста границы девичества
расширялись [218]. Соответственно, для незамужних дворянок верхний
рубеж этого этапа жизненного цикла формально оставался открытым,
что выражалось в сохранявшейся за ними по выходе из возрастной
категории собственно «взросления» юридической номинации
«девица» [219], а также в социально предписываемом обозначении
«старая дева» [220], или «старая девушка» [221]. Нарушительницы
верхней границы нормативного брачного возраста причислялись
к выделяемой этнографами в традиционных культурах категории
«выбившихся из ритма жизни и уже поэтому социально неполноценных
людей» [222].
Представление о легитимации зрелости исключительно посредством
замужества претерпело определенные изменения только у «девушек
шестидесятых годов» [223] XIX века, да и то это касалось их
внутренних установок, а не доминировавших общественных взглядов.
Процесс взросления уже не сводился для них к превращению
в социально ожидаемую «востребованную» невесту, а выражался
в обретении профессиональной пригодности [224]и сопряженной с ней
финансовой независимости[225]. Качественный рубеж между детством
и девичеством ассоциировался с преодолением пассивной роли
обучаемой ученицы и позиционированием себя в качестве активного
субъекта, нацеленного на самореализацию и осуществление выбора на
акциональном уровне[226]. Некоторым современникам-мужчинам
казался «привлекательным» новый «тип серьезной и деловитой
девушки» [227], который «в обществе народился» к эпохе
модернизации. Вместе с тем появление этого типа требовало от них
выработки новой модели поведения по отношению к таким женщинам,
в том числе и речевого, заставляло «взвешивать свои выражения» [228].
До эпохи буржуазной модернизации девичество как жизненный этап
осмыслялось в терминах социально навязываемого ожидания «решения
участи», отождествлявшейся исключительно с замужеством [229].
Считалось, что и получение образования и даже придворная карьера —
всего лишь подготовительные стратегии достижения главной
жизненной цели женщины — выхода ее замуж. Не случайно женское
среднее образование, в частности институтское, не имело
профессиональной востребованности, о чем мне уже доводилось
писать [230]. Женские институты, созданные с целью формирования
в России «новой породы… матерей» [231]и выполнявшие функции
социального призрения для девочек-сирот и дочерей неимущих или
малоимущих дворян [232], репрезентировали свой конечный продукт
как обладающих светскими манерами потенциальных домашних
хозяек [233]. Лучшие выпускницы получали при окончании института
так называемый «шифр» [234] («золотой, украшенный бриллиантами
вензель императрицы под короной на банте из андреевской
ленты» [235]). Мемуаристка А. В. Стерлигова описала церемонию
«раздачи шифров институткам Екатерининского института» [236]:
«Обратившись к нашему инспектору, она (Ее Величество. — А. Б.)
приказала читать фамилии награжденных девиц, а принц подавал
шифры, и каждая из десяти по очереди подходила, становилась на левое
колено на скамеечку и подставляла левое плечо Императрице, которая
прикалывала собственноручно булавкой, подаваемой ей фрейлиной;
после чего каждая, поцеловав ручку Ее Величества, отвечала на
вопросы, а потом, сделав низкий реверанс, отходила задом на свое
место к окну, где и была удостаиваема милостивыми разговорами
присутствующих особ царской фамилии» [237]. «Шиферницы» [238],
как их называли, могли рассчитывать на придворную карьеру фрейлины
(не случайно мемуаристки употребляли выражение «фрейлинский
шифр» [239], или «шифр фрейлины»[240]) с последующей
перспективой опять-таки «составить блестящую партию» [241]. Именно
поэтому многие дворянки ценили фрейлинский шифр не как признание
образовательных достижений, индивидуальных заслуг, публичного
статуса, а как способ устранения финансовых препятствий
к замужеству. По словам В. Н. Головиной, ее «belle-sœur» [242], княгиня
Голицына, «хотела, чтобы ее старшая дочь получила шифр, потому что
с этим отличием связывалось приданое в двенадцать тысяч
рублей» [243]. Вместе с тем на рубеже XVIII–XIX веков, «в начале
царствования императора Павла Петровича», в среде провинциального
дворянства все еще был распространен «мужской» взгляд на женское
образование как на недостойную альтернативу замужеству:
«Прадед… за порок считал, чтоб русские дворянки, его дочери,
учились иностранным языкам.
— Мои дочери не пойдут в гувернантки, — говорил Алексей
Ионович. — Они не бесприданницы; придет время, повезу их в Москву,
найдутся женихи для них» [244].
Получение образования воспринималось как своего рода
вынужденная «стратегия выживания» для дворянок с низким уровнем
материального достатка, которые в силу этого не могли рассчитывать на
выход замуж, то есть на реализацию нормативного жизненного
сценария.
Восприятие детства в контексте отношений матери
и дочери: соотношение материнской любви
и власти матери
Проблематизация взаимоотношений матери и дочери служит своего
рода «ключом» к интерпретации механизмов формирования, поиска
и отстаивания женской идентичности в российской дворянской
культуре и специфики гендерной иерархизации внутри дворянской
семьи. Феномен материнства и отношения матери и дочери
в феминистских теориях психоанализа не раз становились предметом
исследования. В частности, этой теме посвящен третий выпуск
сборника статей немецких и российских исследователей «Пол. Гендер.
Культура» под редакцией профессора Элизабет Шоре. По словам
Эвелин Эндерлайн (Evelyne Enderlein), французские феминистки «Люс
Иригарей и Адриена Рич анализируют взаимоотношения матери
и дочери как первостепенные, являющиеся прототипом пары» [245],
что, бесспорно, указывает на их значимость. В связи с этим важно не
только подтвердить на примерах российской дворянской
культуры XVIII — середины XIX века тезис о трудности поиска
женской идентичности в рамках осложненных отношений матери
и дочери, но попытаться разобраться в причинах внутренних
конфликтов этих отношений, проанализировать их властную
составляющую и в конечном счете выяснить, в какой мере эти
отношения определяли механизм социального конструирования
гендера.
Отношение дворянок к собственному детству по прошествии
многих лет жизни определялось либо его идеализацией [246], либо
негативизацией[247] в зависимости главным образом от характера
взаимоотношений девочки с матерью. Матери же, по представлениям
дочерей, относились к ним очень по-разному: могли любить старшую
дочь, своего первого ребенка [248], и недолюбливать младших
(в особенности поздних, последних из своих многочисленных
детей [249]), вообще быть недовольными рождением дочери, ожидая
сына[250]. Свидетельства мемуаристок выявляют на протяжении
столетия — с середины XVIII века до середины XIX века — одну
и ту же типичную реакцию дворянок на нежелательных дочерей:
«огорченные» матери пытались потерять их из виду, вывести за
пределы собственного зрения, сымитировать их несуществование («не
могли выносить присутствия» и «удаляли с глаз колыбель» [251] (1759),
«толкали с коленей» и «отворачивались» [252] (1783), «глядеть не
хотели»[253] (1850)). В этих случаях подраставшие девочки отдавали
себе ясный отчет в отсутствии к ним материнской любви
и воспринимали это как травмирующее переживание [254]. Сами же они
сознавались в том, что любили своих матерей, сочувствовали их
судьбам и даже восхищались ими[255]. Став взрослыми, дворянки
осмысляли подобное отношение к себе матерей как следствие
нереализованного желания «иметь сына» [256](«непременно сынка
хотелось» [257]), компенсируемого любовью к другому ребенку,
который мог быть как мужского пола [258], так и женского [259].
Однако даже такого рода случаи доказывают не собственно факт
отсутствия материнской любви (матери, судя по ряду указаний, все-таки
любили своих дочерей), а то, что отношение к ребенку, как
и предшествующее отношение женщины к своей беременности,
представляло собой экстраполяцию ее внутренних мыслительных
построений, восприятий, переживаний, оценок. Не следует забывать
также об исторической эволюции понятия «материнская любовь», как
установила французская исследовательница Элизабет Бадинтер
(Elisabeth Badinter) [260], изучая историю семейных отношений
с XVII века до настоящего времени.
Даже в тех случаях, когда женщина лишалась мужа и утрачивала его
власть над собой, она не переходила на партнерскую модель отношений
с дочерью, а продолжала либо ее игнорировать, либо применять к ней
репрессирующую стратегию воспитания. В то время как сын
ассоциировался с надеждами матери, воплощал для нее попытку
«создания мужчины», которого она хотела бы видеть рядом с собой,
дочь была олицетворением собственных неудач, несбывшейся мечты,
например связи с мужем, не принесшей счастья, и, наконец,
безысходности от предчувствия повторения того же жизненного
сценария. Досада на невозможность изменить к лучшему свою жизнь
и неспособность внутренне согласиться с собственными страданиями
вымещалась матерью именно на дочери, которая воспринимала ее
отношение как нелюбовь к себе. Это свидетельствует о том, что само
материнство носило по большей части функциональный, вынужденный
характер. Парадоксально, но при том, что судьба женщины
программировалась как репродуктивная (а скорее всего — именно
вследствие этого), материнство не было осознанным индивидуальным
женским проектом, по крайней мере в отношении дочерей, не
являвшихся формальными продолжательницами дворянского рода.
Сложности отделения от матери в период
девичества: материнский контроль за
сексуальностью и социальное бессилие дочери
В новейших психоаналитических и гендерных штудиях
проблематизируется подростковый период в жизни женщины и его
функция в становлении женской идентичности [261]. Немецкий
психоаналитик Ева Полюда (Eva Poluda) различает в «подростковом
возрасте женщины» пубертатный и собственно подростковый периоды,
отождествляемые ею с «ранней» и «зрелой» стадиями взросления. Она
трактует пубертатный период как «переход от защищенного тела
ребенка к самостоятельному сексуальному телу взрослого»[262], что
в случае с женщиной означает, по ее мнению, «пубертатный переход от
материнской зависимости к новому периоду жизни как молодой
женщины» [263].
В условиях дворянского образа жизни взросление как «отделение от
родителей» (Е. Полюда), отрыв от родительской семьи в большинстве
случаев были для девушек травмирующим обстоятельством. Главная
причина состоит в «неплавности» этого перехода, который не был
эмоционально-психологическим обособлением при сохранении позиции
дочери внутри семьи, а выражался, вследствие раннего замужества,
в «неожиданном» оставлении «своей», «защищающей», семьи
и включении в «новую», «пугающую» неизвестностью [264], и вместе
с тем в резкой смене функциональных ролей: превращении из дочери
в жену, что фактически при отсутствии у девушек сформированных
навыков отстаивания собственной идентичности и при объективном
старшинстве супруга по возрасту [265], означало принятие роли дочери
по отношению к мужу. Мемуаристка С. В. Ковалевская вспоминала
о своей матери, Елизавете Федоровне Корвин-Круковской, урожденной
Шуберт (1820–1879): «Между нею и отцом была большая разница лет,
и отец вплоть до старости продолжал относиться к ней, как к ребенку.
Он называл ее Лиза и Лизок, тогда как она величала его всегда
Васильем Васильевичем. Случалось ему даже в присутствии детей
делать ей выговоры. „Опять ты говоришь вздор, Лизочка!“ — слышали
мы нередко. И мама нисколько не обижалась на это замечание, а если
продолжала настаивать на своем, то только как избалованный ребенок,
который вправе желать и неразумного» [266].
С этим коррелирует и замечание мемуаристки М. А. Бекетовой
(1862–1938), относящееся к ее сестре, девушке-невесте конца 1870-
х годов: «В 18 лет была она еще далеко не созревшая женщина,
а девушка-ребенок, которому слишком рано выпал на долю брак
с таким интересным, трудным, сложным и неудержимо жестоким
человеком, каким был Александр Львович Блок» [267].
Кроме того, все социальные позиции, которые разделяла дворянская
девушка, — и дочери, и жены, и невестки, — были связаны
с подчинением чьей-то власти. Вследствие замужества менялся лишь
источник этой власти. Мать А. Е. Лабзиной внушала ей накануне
свадьбы: «И ты уж не от меня будешь зависеть, а от мужа и от свекрови,
которым ты должна беспредельным повиновением и истинною
любовью. Уж ты не от меня будешь принимать приказания, а от них.
Моя власть над тобою кончилась, а осталась одна любовь и дружеские
советы» [268].
Взросление дворянских девушек, особенно в семьях
провинциального дворянства, можно назвать «запаздывающим»
ввиду, во-первых, высокой степени эмоционально-психологической
зависимости их от родителей и семейного круга даже в возрасте старше
20 лет [269] и, как следствие, — дефицита опыта самостоятельного
выстраивания межличностных отношений, во-вторых, тотального
контроля [270] со стороны взрослых и жестких ограничений свободы
поведения (как на акциональном, так и на вербальном уровне)
и самовыражения, в-третьих, сексуальной «непросвещенности»
и, следовательно, отсутствия рефлексии собственной сексуальности,
а значит, и понимания изменений своей телесности и влияния этих
изменений на поиски собственной идентичности.
В крестьянской культуре, в отличие от дворянской, сложился
определенный адаптивный механизм перехода от дочери-девушки
к жене-женщине. Основные составляющие этого механизма: во-первых,
наличие ритуала «как наиболее действенного (по сути — единственно
возможного), — по определению А. К. Байбурина, — способа
переживания человеком критических жизненных ситуаций» [271], во-
вторых, участие девушек в специфических формах молодежного
общения и приобретение навыков выстраивания отношений со
сверстницами и сверстниками без присутствия взрослых, в-третьих,
относительно лучшая осведомленность в сексуальных вопросах
и большая свобода добрачного поведения и взаимоотношений полов.
Например, в крестьянской среде местом молодежной коммуникации
и одновременно знакомства будущих супругов была «девичья
беседа» [272], [273], представлявшая собой, по словам С. Дерунова,
изучавшего этот феномен в Пошехонском уезде, «сельский клуб для
молодых парней и девиц» [274]. Здесь развивались отношения между
ними, здесь же парнем делалось предложение о браке непосредственно
самой девушке, а девушка в ответ давала обещание быть суженой
и подругой или отказывала ему в этом[275]. Проведение публичного
досуга в девичьей беседе подразумевало в контексте ритуального
поведения такие формы межполового общения молодежи, как поцелуи
«взасос» [276], страстные взгляды, припадание лицом к лицу, крепкое
сжимание рук, сидение на коленях друг у друга. В частности, девушка,
занимаясь долгими зимними вечерами в беседе монотонной работой
прядения льна, могла делать это, сидя на коленях у своего
возлюбленного, предварительно с ним поцеловавшись [277]. Такие
формы добрачного общения считались «легитимными» и вполне
пристойными, поскольку изучавший их С. Дерунов особо оговаривает
локальное разнообразие бесед по «чинности и обстановке», отмечая,
наряду с рассмотренным примером «соблюдения приличий
и сдержанности», допускавшееся в некоторых местностях
«несдержанное» и «неприличное» поведение между парнями
и девушками и «свободные обращения» [278]. При этом следует
заметить, что добрачное общение между полами в крестьянской среде
осуществлялось в присутствии сверстников [279], в то время как
в дворянской — почти всегда в присутствии взрослых, в первую
очередь родителей девушки, что являлось выражением формальных
ограничений.
Эти ограничения касались почти исключительно девушек-дворянок,
поскольку дворянские юноши имели широкий спектр возможностей
сексуального «просвещения» и более свободного проявления
сексуального поведения до брака, чтобы, «узнав в теории» [280], легко
находить «случай теоретические… знания привесть в практику» [281].
Сюда относятся и «доступность» крестьянских и прочих «девок» (или
«распутных девок» [282], как называли их дворянки) в качестве
сексуальных объектов в условиях усадебного и городского быта [283],
и участие в специфических формах крестьянского досуга в походных
условиях жизни дворянина-военного [284].
Механизм взросления, в том числе обретения собственной
сексуальности, существенно различался у дворянских юношей
и девушек. Первые, в отличие от последних, всегда имели в своем
распоряжении необходимые источники информации в лице крепостных
из ближайшего окружения обоего пола. Мемуарист М. П. Загряжский
(1770–1836) поведал в «Записках» о своих сексуальных
«университетах»: «…разного звания дворовых людей было еще
довольно, и в горнице девок, которые поодиночке рассказывали мне
друг про друга любовные пронырства. Камердинер мой в свою очередь
не умалчивал сказывать о таких же успехах. Это побудило и меня
испробовать. Я отнесся о сем к одной из старших девок, она согласилась
удовлетворить мое желание, и так я семнадцати лет познал обы-
кновенные натуральные действия, свойственные сим летам. Однажды
был довольно смешной случай. Я спал возле батюшкиной спальни. Дом
был нельзя сказать о двух этажах. Девичья была под спальней
батюшкиной, имела два входа, один из спальни, другой со двора.
Надворную дверь женщина, живущая возле девичьей, всегда запирала
на крючок. Мне вздумалось идти к моей наставнице. Стучаться со двора
не хотелось. Батюшка почивал довольно крепко. Я тихонько прошел
мимо его. Надо было возле кровати спуститься по лестнице. Лишь
прошел ступеньки три, поскользнулся, упал и довольно наделал шуму.
Батюшка проснулся, закричал девку, — моя наставница бежит. Он
спрашивает, что стучит, она отвечает Медуза (имя дацкой собаки,
живущей в горнице). Батюшка удовлетворился сим ответом, а я под
именем собаки пошел с моей мастерицей. Пробыв с нею часа два,
спокойно возвратился на свое место» [285].
Если в отношении юношей «в летах бурных
страстей» [286] сексуальное просвещение считалось не только не
зазорным, но и необходимым и достижимым, в том числе и с помощью
«книг соблазнительных, украшенных скверными эстампами» [287], как
выразился Д. И. Фонвизин (1744/1745 — 1792), то для дворянских
девушек любая информация на сексуальную тему блокировалась,
вплоть до почти единственного «самоучителя» в виде романов.
А. Е. Лабзина, например, вспоминала, что, живя в Петербурге в доме
«благодетеля» М. М. Хераскова, будучи уже замужем (хотя ей шел
только «пятнадцатый год») она тем не менее читала ту литературу,
которую ей «давали, а не сама выбирала» (очевидно, ее воспринимали,
невзирая на замужество, в соответствии с возрастом как девушку):
«К счастью, я еще не имела случая читать романов, да и не слыхала
имени сего. Случилось, раз начали говорить о вышедших вновь книгах
и помянули роман, и я уж несколько раз слышала. Наконец спросила
у Елизаветы Васильевны (Херасковой, урожденной Нероновой (1737–
1809). — А. Б.), о каком она все говорит Романе, а я его у них никогда
не вижу. Тут мне уж было сказано, что не о человеке говорили,
а о книгах, которые так называются; „но тебе их читать рано и не
хорошо“» [288].
Характерная деталь: юноше, как и девушке, взрослые тоже могли
«дать» подборку литературы для чтения, но руководствуясь совершенно
иными мотивами — не с тем, чтобы оградить от информации,
касающейся взаимоотношений полов, а наоборот, чтобы довести ее до
сведения. Д. И. Фонвизин вспоминал в автобиографическом сочинении
свое «вступление в юношеский возраст»: «В университете был тогда
книгопродавец, который услышал от моих учителей, что я способен
переводить книги. Сей книгопродавец предложил мне переводить
Голберговы басни; за труды обещал чужестранных книг на пятьдесят
рублей. Сие подало мне надежду иметь со временем нужные книги за
одни мои труды. Книгопродавец сдержал слово и книги на условленные
деньги мне отдал. Но какие книги! Он, видя меня в летах бурных
страстей, отобрал для меня целое собрание книг соблазнительных,
украшенных скверными эстампами, кои развратили мое воображение
и возмутили душу мою» [289].
Важно подчеркнуть, что отношение к чтению девушками романов
практически не менялось на протяжении почти ста лет — с 1770-х по
1860-е годы. С. В. Ковалевской, которая девушкой не раз «переживала
с героиней прочитанного украдкой романа самые сложные
психологические драмы», было тем не менее «строго-настрого
запрещено касаться» в домашней библиотеке «соблазнительных
томиков иностранных романов», не относившихся к «дозволенному
чтению», и неоднократно приходилось «переносить» наказания за
нарушения этого запрета [290]. Представительницы старшего поколения
также не посвящали молодых дворянок в сексуальную сторону
отношений между супругами не только накануне замужества, но даже
при наличии проблем в этой области после заключения брака. Свекрови
юной и неискушенной А. Е. Лабзиной, лично убедившейся
в сексуальной связи сына с его племянницей и отсутствии у него
супружеских отношений с женой, и в голову не пришло поговорить
с невесткой о существовании подобных отношений, о которых та,
в силу слишком раннего брака и благочестивого воспитания, даже не
подозревала («Я тогда не знала другой любви…»[291]), и о том, как их
наладить [292].
В то же время при попадании дворянских девушек в ситуации, из
которых они могли бы «извлечь выгоду» для собственного сексуального
«просвещения» (например, невольное созерцание сцены любовного
флирта или обнаженной античной скульптуры), последнему
препятствовали внутренние блокирующие механизмы («стыд»,
«стыдливость») [293]. Очевидно, над ними довлело представление
о телесном и сексуальном как о постыдном [294], внушенное в процессе
воспитания: сексуальные отношения, называемые юношами
«обыкновенными натуральными действиями» [295], «наслаждением
натуральным»[296], девушки, сохранявшие иногда и после замужества
«детскую невинность и во всем большое незнание» [297], именовали
«скотской любовью» [298], «скотством» [299]. Причем в качестве
мотивации выступали не столько общие для всех этические требования
религии, сколько социальные предписания по признаку пола.
Не случайно дворянскими юношами «стыдливость» преодолевалась
гораздо легче, чем девушками [300]. Д. И. Фонвизин, «чистосердечно
открывая тайны сердца» [301], писал о себе-юноше: «Заводя порочную
связь, не представлял я себе никаких следствий беззаконного моего
начинания; но признаюсь, что и тогда совесть моя говорила мне, что
делаю дурно. Остеречь меня было некому, и вступление мое
в юношеский возраст было, так сказать, вступление в пороки» [302].
Неженатый А. С. Пушкин непринужденно сообщал приятелю об
одном из своих, по выражению исследователя его «галантных
приключений» П. К. Губера, «типических крепостных
романов» [303] и несложном преодолении угрызений совести по этому
поводу: «Письмо это тебе вручит очень милая и добрая девушка,
которую один из твоих друзей неосторожно обрюхатил. <…> Милый
мой, мне совестно ей-Богу… но тут уж не до совести» [304].
Особенно гипертрофированные представления о стыде и чести были
присущи институткам как членам замкнутого девического сообщества,
имевшего свои особые идеалы и ценности («секреты!» [305], по
выражению институтского доктора) и вместе с тем бдительно
следившего за соблюдением нормативных социальных ограничений.
Е. Н. Водовозова описала произошедший с ней инцидент падения
с лестницы, вследствие чего у нее «шея и грудь… распухли
и покрылись кровоподтеками» и она испытывала «мучительную боль
в груди» [306]. Тем не менее ее институтские «подруги» считали
зазорным не только для нее, но и для всего «девичьего сообщества»
обращение за медицинской помощью: «…они потолковали между собой
по этому поводу и единогласно пришли к мысли, что при таком
положении для меня немыслимо идти в лазарет: перед доктором
придется обнажить грудь, и этим я не только опозорю себя, но и весь
выпускной класс. Это обстоятельство, рассуждали они, должно
заставить каждую порядочную девушку вынести всевозможные
мучения скорее, чем идти в лазарет. То одна, то другая задавала мне
вопрос: неужели у меня не хватит твердости характера вынести боль? Я,
конечно, вполне разделяла мнение и взгляды моих подруг на вопросы
чести, но не могла им отвечать как от головокружения, так и от
смертельной обиды на них за то, что они могут сомневаться во мне по
такому элементарному вопросу, как честь девушки» [307].
Несмотря на то что ей «становилось все хуже», подругам в течение
трех дней удавалось «скрывать» болезнь, о которой стало известно
«дежурной даме», заподозрившей неладное только после того как
девушка у нее на глазах «упала без чувств»[308]. Помещенной в лазарет
и пролежавшей одиннадцать дней без сознания Водовозовой в конце
концов была «сделана операция», за которой последовал длительный
период лечения. Тяжелое физическое состояние повлекло за собой
временную девальвацию, в представлении девушки, социальных
предписаний, тяготевших над ней при удовлетворительном
самочувствии: «Прошло уже около двух месяцев, как меня принесли
в лазарет, а я была так слаба, что не могла сидеть и в постели. Тупое
равнодушие овладело мною в такой степени, что мне не приходила даже
в голову мысль о том позоре, которому я, по институтским понятиям,
подвергала себя при ежедневных перевязках, когда доктора обнажали
мою грудь; не терзалась я и беспокойством о том, как должны были
краснеть за меня подруги. Кстати замечу, что, по тогдашнему способу
лечения, мою рану не заживляли более двух месяцев, и я носила
фонтанель» [309], [310].
Однако, как только она «почувствовала себя несколько
бодрее» [311], сразу стала протестовать против дальнейших процедур,
так что медикам пришлось делать «перевязку и очищение раны»,
удерживая ее за руки [312]. Интересно, что оперировавший и лечивший
ее профессор считал «немыслимым» добровольное решение девушки,
не обратившейся своевременно за медицинской помощью, «выносить
такие страдания!» и называл мотивы, его побудившие, «пошлой
конфузливостью», которая могла стоить ей жизни[313]. Это означает,
что усугублением социальных предписаний институтки были обязаны
собственно этосу «девичьего сообщества». Неудивительно, что
некоторым уже взрослым дворянкам, не только не выходившим замуж,
но и замужним, не удавалось преодолеть ложной стыдливости, или
прюдкости (от фр.prude — притворно добродетельный, преувеличенно
стыдливый, недоступный), как тогда говорили [314].
Вместе с тем приучение дворянских девушек к терпеливому
перенесению боли [315] было устойчивым элементом применявшихся
к ним воспитательных стратегий. Если считать это универсальной
тенденцией, характерной для разных времен и культур, то к данному
ряду, с мотивацией превращения женской телесности в объект
мужского сексуального внимания, следует отнести и многочисленные
практики «переделки» женского тела: от китайского обычая бинтования
ног [316] до европейской традиции ношения жесткого
корсета [317], [318]. В «Воспоминаниях о детстве и юности» баронессы
В.-Ю. Крюденер, отмечавшей стремление своей матери в отношении
дочерей «внушить желание стойко переносить физические
страдания» [319], содержится характерное замечание: «Во время
болезней и при сильных болях за нами ухаживали, но никогда ни единая
жалоба не срывалась с наших уст, ибо мать напоминала нам мягко
и с улыбкой, но властно, что женщинам суждено испытывать сильную
боль»[320], [321]. Еще в детстве девочкам устраивали «тренинг» на
выносливость в виде различных «корректировок» тела, нацеливая их на
психологическое снижение чувствительности к боли. В подобных
установках имплицитно содержится ориентация девушек на
деторождение как некую внешнюю заданность и отождествление
жизненного пути женщины с выполнением репродуктивной функции.
Роды становились моментом своеобразной «инициации», когда
женщине следовало реализовать внушавшийся ей с детских лет и, так
или иначе, накопленный опыт безропотного перенесения той самой
«сильной», а именно родовой, боли [322].
В процессе социализации дворянским девушкам внушались идеи
замужества и репродукции как женского «предназначения». Им
прививали взгляд на себя как на объект мужского внимания, в том числе
и сексуального (хотя в большинстве случаев это выражалось
эвфемистически). При этом не находит рационального объяснения тот
факт, что в них сознательно блокировалось обретение и развитие
собственной сексуальности. Семья, культура, общественная мораль
всячески препятствовали превращению их «детских» тел
в «сексуальные». Из дворянской девушки формировали женщину-
ребенка, не осознающую ни своего тела, ни телесных желаний
и возможностей, ни, следовательно, в полной мере собственной
идентичности, соотносимой с полом.
При этом существовало принципиальное различие взглядов на брак
мужчины и женщины. Если муж ожидал от «жены-ребенка»
сексуальной активности и раскрепощенности (для которых нужны как
минимум телесный опыт и эмоциональная симпатия), то она
воспринимала замужество прежде всего с религиозно-нравственной
точки зрения: как «поле» новых обязательств, ответственности,
духовного совершенствования и вместе с тем заботы о себе мужа,
поведения с его стороны, адекватного ее высоким устремлениям.
В мысленных построениях юной дворянки брак обретал черты
асексуального духовного союза, основанного на эмоциональной
привязанности и близости интересов, то есть наделялся
характеристиками пубертатного представления о любви [323], не
пережитой ею до брака.
При том что замужество, даже раннее, формально отождествлялось
со вступлением в «зрелый возраст», оно фактически не означало
«взрослости» девушки. «Все невесты, которых Пушкин намечал себе, —
по наблюдению П. К. Губера, — это совсем юные существа, с еще
несложившейся индивидуальностью, мотыльки и лилеи (курсив
автора. — А. Б.), а не взрослые женщины. Таковы Софья Федоровна
Пушкина, Екатерина Николаевна Ушакова, Анна Алексеевна Оленина
и, наконец, Наталья Николаевна Гончарова, которая и стала в конце
концов женой поэта» [324]. Взросление происходило уже в браке, что
усугубляло психологическую нагрузку и ограничивало разнообразие
стратегий «снятия» эмоциональных потрясений и поиска себя.
Только став обладательницей брачного опыта, не всегда удачного,
пережив многочисленные беременности (некоторые дворянки рожали
по 15, 19, 20 раз и даже, как жившая в Тверской губернии Агафоклея
Полторацкая, 22 раза) [325], но вместе с тем и обретя собственное
«тело», некоторые дворянки совершали «удачный» выход из
подросткового периода и уже на новом уровне осознания себя вступали
в более равноправные и гармоничные отношения в новом браке. Об
этом, в частности, могут свидетельствовать примеры повторных браков
А. Е. Лабзиной, А. П. Керн-Марковой-Виноградской, Н. Н. Пушкиной-
Ланской и других.
По отношению к своим вторым мужьям они уже не были
женщинами-детьми, а воспринимались ими, как, собственно,
и ощущали себя, состоявшимися зрелыми женщинами. Этому
способствовало и то, что во второй брак дворянки вступали не во
втором десятилетии жизни (в 13, 16, 18 лет) [326], а в четвертом-пятом
(в 32, 36, 42 года)[327], будучи почти в два-три раза старше себя,
впервые выходивших замуж, и то, что часто они были старше и своих
новых мужей [328], и, наконец, то, что абсолютно осознанно
и самостоятельно делали свой матримониальный выбор. Не случайно
этот выбор (именно как автономный выбор женщины) в ряде случаев
подвергался общественному осуждению, однако женщины после 30 лет,
прошедшие матримониально-репродуктивный ликбез, уже чувствовали
в себе силы пренебречь им и обладали навыками отстаивания
пространства своей внутренней свободы. 39-летняя Н. Н. Пушкина-
Ланская при несогласии с мнением мужа могла заявить ему: «…и когда
вы, ты и Фризенгоф (чиновник австрийского посольства в Петербурге,
жених Александры Николаевны, урожденной Гончаровой. — А. Б.),
твердите мне обратное, скажу вам, что вы говорите вздор» [329]. Она не
только рефлексировала над различием социальных позиций женщины
и мужчины, но и приветствовала возможность бросить вызов
устоявшимся нормам и стереотипам: «Что касается Фризенгофа, то, при
всем его уме, он часто многое слишком преувеличивает, тому
свидетельство его страх перед несоблюдением приличий
и общественным мнением до такой степени, что в конце концов даже
говорит об отсутствии характера. Я не люблю этого в мужчине.
Женщина должна подчиняться, законы в мире были созданы против
нее. Преимущество мужчины в том, что он может их презирать, а он
несчастный всего боится»[330].
Некоторым же дворянкам так и не удавалось «извлечь
преимущества» из маргинальности собственного неудачного пубертата,
освободиться от потерпевшего крах опыта первой любви, и они
медленно угасали в сравнительно молодом возрасте (например, не
вышедшая замуж Л. А. Бакунина в 27 лет [331], замужняя Н. И. Дурова
в 34 года [332]), принадлежа к тому поколению молодых женщин,
которые, по словам Е. Полюды, «чувствовали себя обязанными хранить
верность своей первой любви или умирать, если любовь терпит фиаско
(как Джульетта или Русалочка в сказке Андерсена)» [333]. По сути,
практически вся женская автобиографическая традиция — это история
«состоявшегося» или «несостоявшегося» пубертата.
Переживавшиеся юными дворянками сложности отделения от
матери в период девичества были обусловлены материнским контролем
за сексуальностью и своеобразным социальным бессилием дочери,
которая не могла воспротивиться родительской власти. Традиционное
общество, слабо индивидуализированное, призвано воспроизводить
себя и в демографическом, и в символическом смысле. Устойчивые
ментальные схемы воспитания социальной роли, в соответствии
с которой не учитывался персональный выбор, вариативные жизненные
стратегии навязывали дворянским девушкам единообразие жизненного
сценария.
Целью его являлось дисциплинирование репродуктивного
поведения женщины в рамках отведенного ей «предназначения».
Вопросы репродуктивного поведения особенно контролировались
в дворянском сообществе, построенном на основе принципа
недопущения мезальянсов. В такой ситуации конфликт идентичностей
при переходе к «зрелости» дочери становился практически
неизбежным. Обретенная матерью и обретаемая дочерью сексуальность
воспринимались обеими как пространство взаимных угроз.
Конфликт идентичностей при переходе
к «зрелости» дочери: обретенная и обретаемая
сексуальность как пространство взаимных угроз
Многократно повторявшиеся беременности (вплоть до 22) должны были
способствовать восприятию их дворянками как своего естественного,
ординарного физиологического и психологического состояния.
К дворянской культуре вполне применим вывод этнографов,
справедливый вообще для традиционных культур, о том, что в них
«рождение ребенка не было событием исключительным, а только одним
в долгой цепи других рождений»[334]. Было ли оно более
отрефлексированным ввиду включенности в повседневную жизнь
образованных носительниц письменной культуры — вопрос спорный.
Это приводило, в частности, к тому, что дворянки вновь переживали
материнство, имея уже старших дочерей, вступивших в период
фертильности, а вместе с тем к «странным» семейным коллизиям.
Вот несколько примеров.
Старшей дочери смоленской дворянки Екатерины Ивановны
Мальковской, Любови Константиновне (7 февраля 1825 года),
к моменту рождения матерью младшего сына Петра (10 июля 1846 года)
уже исполнился 21 год [335].
Рязанская дворянка Варвара Александровна Лихарева (1813–1897)
родила сына Павла (28 мая 1855 года), будучи матерью 19-летней Анны
(2 января 1836 года), которая впоследствии так и не вышла замуж и не
рожала [336].
Псковская дворянка Прасковья Александровна Вульф-Осипова
(1781–1859) родила дочь Марью в 1820 году в возрасте 39 лет, когда ее
старшей дочери Анне Николаевне Вульф (1799–1857), рожденной ею
в 18 лет, исполнился уже 21 год.
Ее племянница Анна Петровна Керн (1800–1879) упоминала об этом
факте в своем знаменитом дневнике, обращенном к Ф. П. Полторацкой.
Сама она, по иронии судьбы, впоследствии также в очередной раз стала
матерью в 39 лет, родив сына от будущего второго мужа и своего
троюродного брата А. В. Маркова-Виноградского, который к тому же
был значительно моложе ее, но формально все еще состоя в браке
с Е. Ф. Керном. При этом старшей дочери, Екатерине Ермолаевне, уже
исполнился 21 год и брак ее с М. И. Глинкой в это время не состоялся.
Только спустя 10 лет после вторичного замужества матери (1842),
в 1852 году, в возрасте 34 лет она вышла замуж за М. О. Шокальского.
Причем воспоминания А. П. Керн наводят на мысль, что в общении
с М. И. Глинкой она составляла определенную конкуренцию дочери,
хотя та, по-видимому, не отвечала композитору взаимностью.
Ко времени рождения тетушкой младшей дочери А. П. Керн уже
имела опыт родов и материнства, тогда как ее сверстница, двоюродная
сестра и подруга А. Н. Вульф не была замужем и не рожала. В словах
Керн имплицитно присутствует, несмотря на, казалось бы, «обычность»
и «законность» (П. А. Вульф-Осипова состояла во втором браке
и находилась в детородном возрасте, верхняя граница которого условно
определялась тогда 45 годами) ситуации, мотив некоего несоответствия
репродуктивного поведения тети ее принадлежности к поколению
«старших женщин» в семье, символический статус которых
определялся выходом за пределы детородного возраста
и позиционированием себя как потенциальных бабушек.
В современной жизни подобные ситуации «пересечения»
репродуктивных интересов матери и взрослой дочери встречаются
довольно редко и, при том что они тотально не осуждаются, вызывают
непроизвольное удивление ввиду смешения стереотипных
представлений о символических ролях: женщина, которая должна
принять на себя роль «бабушки», становится «матерью».
Примером из области литературы может служить нашумевшая
в 1980-е годы в СССР повесть Г. Щербаковой «Вам и не снилось…»
(экранизированная в не менее известном одноименном художественном
фильме), в которой 40-летняя мать главной героини-старшеклассницы,
переживающей взаимную первую любовь, стремящуюся перерасти
в брак, сама недавно вторично вышла замуж по любви и решилась
родить второго ребенка. Разрушая советские матримониально-
репродуктивные стереотипы, она, обретя, наконец, личное счастье,
вместе с тем испытывает своеобразный «комплекс вины» не только
перед окружающими женщинами своего поколения в лице нерожавшей
учительницы и других родительниц, от которых ожидает осуждения, но
и, что важно, перед ставшей «несчастной» дочерью, трагически
переживающей препоны, чинимые многими взрослыми ее
взаимоотношениям с возлюбленным.
Мотив невозможности одновременного матримониально-
репродуктивного благополучия матери и дочери (причем в повести
Щербаковой этот мотив отнюдь не составляет главную интригу сюжета)
имеет противоречивую архетипическую природу. Если в конце XX века
«позднее» материнство женщины при наличии достигшей фертильности
дочери оценивается ее ровесницами как нарушение стереотипной
нормы, то в первой половине XIX века оно, с одной стороны,
воспринималось как обычная практика, а с другой — подлежало
имплицитному осуждению, напротив, ровесницами дочери,
усматривавшими в нем безотчетную угрозу репродуктивным интересам
своего поколения.
В действительности, 34, 39 и даже 42-летние матери взрослых
дочерей сами еще были способны родить и, как показывает практика, не
стремились сменить позицию «матери», так или иначе
отождествляемую с сексуальной привлекательностью, на позицию
«бабушки», нередко изображаемой в качестве асексуального существа
в характерном чепце.
Скрытая оценка, разделяемая молодой женщиной поколения 1800-
х годов, имеет глубинные мифологические корни. В разных традициях
этнографами зафиксирована своеобразная «непересекаемость» родин:
помогать при родах приглашались женщины, сами не рожавшие и даже
не жившие половой жизнью, не вызывавшие никаких ассоциаций со
статусом роженицы [337]. По словам Г. И. Кабаковой, «женщина,
способная к деторождению, воспринимается как конкурентка и матери
и ребенка» [338].
В дворянской семье с ее внутренней иерархией
и функциональностью поколений, разграничением символических
ролей каждой возрастной категории, любая инверсия должна была
осмысляться как символическая подмена. По сравнению с рядом других
примеров, в случае с матерью и дочерью Вульф это было особенно
очевидно: первая дважды побывала замужем (во второй брак
с И. С. Осиповым Прасковья Александровна вступила в 1817 году,
когда ее дочь от первого брака Анна Николаевна Вульф достигла 18 лет,
обычного брачного возраста девушки по стандарту того времени,
и именно она, казалось бы, а не мать, вдвое ее старшая, должна была
выйти замуж), в разном возрасте имела детей от обоих мужей (пятерых
от первого брака, двоих от второго), вторая так и не вышла замуж
и детей не имела. В представлении Керн, ее тетя и «счастлива» была
как бы вместо своей старшей дочери. В этой связи симптоматичен
эпизод соперничества матери и дочери за расположение А. С. Пушкина,
интерпретируемый в контексте осмысления психоаналитической
природы межпоколенного столкновения «молодых» матерей с их
старшими дочерями как безотчетное и вместе с тем осознанное
конкурентное отстаивание собственной сексуальности. В письме
к А. С. Пушкину от начала марта 1826 года Анна Николаевна Вульф
писала: «Вчера у меня была очень бурная сцена с моей матерью из-за
моего отъезда. Она сказала перед всеми моими родными, что
решительно оставляет меня здесь, что я должна остаться и она никак не
может меня (26-летнюю дочь (!). — А. Б.) взять с собою… Если бы вы
знали, как я опечалена! Я право думаю, как и А. К. (Анна Керн. —
А. Б.), что она одна хочет одержать над вами победу и что она из
ревности оставляет меня здесь… Я страшно зла на мою мать; вот ведь
какая женщина!.. Я не знаю, куда адресовать вам это письмо, я боюсь,
как бы на Тригорское оно не попало в руки мамы…» [339]
Существенно также и то, что не только дворянские девушки не
стремились к избавлению «от материнской зависимости» [340], но
и матери не спешили отпускать их от себя, порождая тем самым
сложности в отношениях, особенно со старшими дочерями.
«Столкновение между матерью и дочерью» Е. Полюда объясняет
«разрушением границ между поколениями при наступлении половой
зрелости дочери» [341]. Раннее замужество матерей и, соответственно,
раннее же рождение первых дочерей, разница в возрасте между ними
менее 20 лет (16, 17, часто 18) приводили к тому, что в известное время
и те (еще), и другие (уже) оказывались в пределах репродуктивного
возраста, однако дочери воспринимали положение матерей как
преимущественное по сравнению с собственным.
Неопытность, а часто и полная неосведомленность в вопросах
взаимоотношения полов [342], жесткий социальный контроль за
вербальным и сексуальным поведением незамужних девушек [343],
действительно, ставили матерей в более выигрышную позицию, не
только ввиду большей искушенности в сексуальной сфере и меньшего
опасения забеременеть [344], но и вследствие допустимости более
раскованного коммуникативного поведения для взрослой, побывавшей
замужем женщины. Не случайно и П. А. Осипова (1781–1859)
и А. П. Керн, как явствует из писем и мемуаров, составляли, прежде
всего, вербальную конкуренцию своим дочерям в общении
с мужчинами, проявлявшими к ним интерес. Если в одних историях
«дружество» [345]матерей с этими мужчинами оборачивалось
несостоявшимися по тем или иным причинам романами или браками
дочерей, то в других — превращалось в интеллектуальное общение
тещи и зятя, которому оба придавали большее значение, нежели
требовали формальные отношения свойства. О. Е. Глаголева обращает
внимание на то, что А. Т. Болотов, так и не сумевший приобщить
к своим интеллектуальным занятиям юную жену, нашел
«товарища» [346] по интересам «в ее матери, Марии Абрамовне
Кавериной, которая, будучи ненамного старше его, стала его первой
слушательницей и советчицей» [347], вдобавок, по его словам,
«расположившейся жить всегда неразлучно» с ними и «быть в доме…
до совершенного возраста жены… полною хозяйкою»[348]. В условиях
замкнутости усадебной жизни, ограниченности круга
общения [349] и дефицита потенциальных женихов поколение старших
дочерей испытывало ощущение безотчетной угрозы своим
матримониально-репродуктивным интересам (своего
рода сублимированной сексуальности, поскольку сексуальность вне
контекста брака и рождения детей ими не мыслилась) со стороны
матерей, обладавших к тому же еще и имущественной
состоятельностью. В рамках полных семей подобные переживания
сохранялись на уровне архетипически обусловленных фобий: отец,
персонифицирующий мужчину, способного к браку в данном
локальном пространстве (дворянской семьи), уже «занят» матерью.
Естественно, разрешением репродуктивного «конфликта
поколений», имплицитного сексуального «соперничества»
оказывавшихся одновременно в пределах детородного периода далеко
не пожилой матери и ее взрослой дочери, в условиях дворянской жизни
с четко закрепленными семейными ролями (когда мать и дочь
невозможно представить «подругами», а их общение строилось отнюдь
не «на равных») могло быть только еще более жесткое акцентирование
существующих гендерных ролей и позиций посредством их властного
маркирования. Внутренняя мотивация «устранения соперницы»
вынуждала «молодых» матерей не признавать наступившей «зрелости»
старшей дочери, что выражалось в «сопротивлении» ее переходу из
категории детей в категорию взрослых. Об этом свидетельствует
усиление властного нажима со стороны матерей именно на взрослых
девушек и ужесточение диктата по отношению к ним, публичная
демонстрация материнской власти над дочерью как возможности
произвольного манипулирования ею. Ситуация, в которой мать
в присутствии всех родственников заявляет, что «оставляет» 26-летнюю
дочь, так как не может «взять» ее с собой, кодирует девушку как
«ребенка», как существо пассивное, лишенное собственного
волеизъявления и подчиняющееся решениям родителей.
При этом любое представление девушки как «малого, неразумного
ребенка» [350] всегда воспринималось особенно болезненно. Можно
процитировать характерную реплику Е. Н. Водовозовой по поводу
«нежелания показать рану» в проанализированной выше ситуации:
«Передайте вашему профессоришке, что, несмотря на его гениальность,
он все-таки тупица, если не понимает того, что каждая порядочная
девушка на моем месте поступила бы точно так же, как и я…
Покорнейше прошу сказать ему также, чтобы он не смел более называть
меня девочкой…» [351]
Преднамеренное удержание взрослой дочери в позиции «дети»
символизирует отказ матери от собственного перехода в иную
возрастную и ролевую категорию, таящую для нее угрозу утраты
обретенной и осознанной сексуальности.
Контроль над женской сексуальностью в период
взросления
Тем не менее в мужской мемуарной традиции можно встретить
альтернативные свидетельства о телесном, сексуальном «взрослении»
дворянских девушек в том случае, если речь шла о взаимной симпатии
близких по возрасту молодых людей и нахождении их в ситуациях
«ослабленного» контроля со стороны старшего поколения.
М. П. Загряжский, описывая свои юношеские «любовные похождения»,
приводил несколько таких примеров:
«Я шелберил с ее дочерью; ей также было лет шестнадцать или
восемнадцать. Всякой вечер после ужина… отправляюсь к ней: она уже
в постели. Сажусь, играю, целую ее в губы, в шею, груди и руками
глажу, где мне вздумается. Раз до того разнежились, что оба сделались
вне себя. Она потянулась, погасила свечку и сказала: „Я вся твоя“,
только таким тоном, что я почувствовал [и] опомнился, какие могут
быть последствия, за что я [ее] сделаю несчастною; встал и пошел вон.
С сего время оба были гораздо осторожней, целовались и обратились,
как брат с сестрой» [352].
«Я поволочился за его падчерицей А. С. Храповицкой, и нередко
доводил ее до крайнего желания увенчать нашу любовь, но как я всегда
на это был жалостлив, то и не довел ее до нарушения девичьей
драгоценности… они поехали в деревню. Я их провожал до Можайска.
Падчерица с мамзелью в карете, брат с невесткой в кибитке, на своих.
Как обыкновенно встают до света, то я заберусь в карету и шалберю
с ней: сажаю на колени и рукам даю волю, она целует» [353].
«А мы по большей части вечера сидели в ее диванной с глазу на
глаз, только любовались друг другом, не переставали уверять в[о]
[в]заимной непоколебимой любви, и запечатлевали поцелуями.
Однажды она сидела у меня на коленях, держась левой рукой за шею,
а правой под щеку, чтоб крепче целовать, и движением оной
ощутительно давала мне знать пламенную страсть ее любви. Я правой
держал ее за талию, а левой своевольничал далее и далее. Оба не знали,
что делали. Один поцелуй произвел необыкновенное восхищение,
какого в мою жизнь еще не бывало. Чувства нежной страсти разлились
с головы до пят. Если б на моем месте был такой, которой в юности
своей не смотрит на принятое обыкновение, требующее от девицы
строгого воздержания, и не думая, в какое поношение ее ввергает,
верно б не дождался священного позволения. Она вскочила, села одаль,
а я сделался не шевелящимся истуканом, мысленно пеняя себе за
излишнюю шалость. Несколько минут сидели молча, не смея взглянуть
друг на друга. Я прервал молчание, опять разговор наш возобновился,
только совсем в другом тоне, не напоминая о прошедшем, как будто
ничего не было предосудительного» [354].
Дворянских юношей, которым было хорошо известно «принятое
обыкновение, требующее от девицы строгого воздержания», подобный
запрет мало сдерживал. Вместе с тем дефлорация обозначалась ими
в этических терминах — «сделать несчастною», «нарушить девичью
драгоценность», «ввергнуть в поношение». Причем некоторые
мемуаристы (как, например, М. П. Загряжский) всячески подчеркивали
полную готовность дворянских девушек, с которыми они «шалберили»,
вступить в добрачные отношения, приписывая недопущение этого лишь
собственному благоразумию. Роль сексуальных наставников
в юношеских опытах с девушками-дворянками мужчины-авторы
мемуаров и автобиографий неизменно отводили исключительно себе.
Д. И. Фонвизин вспоминал, как, сам еще только осваивая «науку
любви», не забывал взять на себя и привычную для
интеллектуалов XVIII века функцию «просветителя» в отношении
«объекта» своего телесного экспериментирования: «Узнав в теории все
то, что мне знать было еще рано, искал я жадно случая теоретические
мои знания привесть в практику. К сему показалась мне годною одна
девушка, о которой можно сказать: толста, толста! проста, проста! Она
имела мать, которую ближние и дальние, — словом, целая Москва
признала, и огласила набитою дурою. Я привязался к ней, и сей
привязанности была причиною одна разность полов: ибо в другое
влюбиться было не во что. Умом была она в матушку; я начал к ней
ездить, казал ей книги мои, изъяснял эстампы, и она в теории получила
равное со мною просвещение. Желал бы я преподавать ей и физические
эксперименты, но не было удобности: ибо двери в доме матушки ее,
будучи сделаны национальными художниками, ни одна не только не
затворялась, но и не притворялась. Я пользовался маленькими
вольностями, но как она мне уже надоела, то часто вызывали мы к нам
матушку ее от скуки для поговорки, которая, признаю грех мой,
послужила мне подлинником к сочинению Бригадиршиной роли; по
крайней мере из всего моего приключения родилась роль
Бригадирши» [355].
Даже некоторые мужья не считали зазорным «просвещать» своих
юных неискушенных жен самыми оригинальными способами:
например, предаваясь у них на глазах любовным утехам с другой
женщиной, будь то племянница или служанка. О. Е. Глаголева называет
забавы А. М. Карамышева, первого мужа А. Е. Лабзиной, со служанкой,
при которых он заставлял присутствовать жену, щадя ее молодость и не
вступая с ней самой в интимные отношения, «наглядным уроком»,
причем «вполне укладывавшимся в нормативные рамки морали той
эпохи» [356].
О возможности добрачных связей дворянок также свидетельствуют
не собственно женские письма, мемуары, дневники, литературные
произведения, а мужская обсценная поэзия, вышедшая, например, из
юнкерской среды 1830-х годов [357], [358]. Трудно с уверенностью
судить о достоверности данного источника, который по жанру мог
выдавать желаемое за действительное, будучи проекцией тайных
юношеских мечтаний. Скорее всего, как раз намеренная вербализация
ситуации межполовых сексуальных контактов до брака, вербальное
снятие культурного запрета, демонстративное отрицание социальной
и сексуальной нормы [359] и абсолютизация девиации являлись
следствием реальной недопустимости добрачных связей дворянской
девушки. Кроме того, описываемые юнкерской скабрезной поэзией
варианты утраты барышнями невинности могут рассматриваться как
проявления мизогинии, присущей не только этим, но и другим
произведениям, бытовавшим обычно в исключительно мужской
среде [360].
Н. Л. Пушкаревой при анализе эгодокументов дворянок XVIII —
начала XIX века не удалось выявить «ни одного случая добрачной
беременности и рождения ребенка до замужества»[361]. Правда, она не
отрицает полностью саму гипотетическую возможность таких ситуаций,
не фиксировавшихся по этическим соображениям, но, сопоставляя
данные о дворянках со сведениями о крестьянках и представительницах
городского населения, среди которых такие случаи как раз
зафиксированы, утверждает, что именно у дворян «представление
о „позорности“ наживания детей до брака укрепилось» [362]. Вероятно,
опасения забеременеть могли быть, наряду с моральными
предписаниями и религиозными убеждениями, а точнее в их контексте,
эффективным сдерживающим фактором предостережения дворянок от
вступления в добрачные связи. Однако останавливали они не всех [363].
Свидетельства добрачных беременностей в женских субъективных
источниках все-таки встречаются, правда, когда речь идет не о «своем»,
а о «чужом» опыте. Придворная среда, где коммуникативные связи
между полами отличались большей регулярностью и интенсивностью,
чем, например, в усадебной жизни, не исключала случаев беременности
молодых фрейлин от более старших женатых придворных.
Екатерина IIвспоминала, что в бытность ее великой княгиней «до
сведения Императрицы дошла любовная интрига Чоглокова с одною
из… фрейлин Кошелевою, которая от него забеременела» [364].
Последствия данного «инцидента», с точки зрения мемуаристки,
оказались неожиданными для всех знавших о нем: несмотря на активное
осуждение адюльтера, «неверный» муж сохранил свои придворные
позиции, в то время как его беременной возлюбленной «велели ехать
к дяде, обергофмейстеру Шепелеву» [365]. При том что в данном
конкретном случае горячей защитницей мужа перед Елизаветой
выступила, как ни странно, «обманутая» им жена, к тому времени мать
шестерых его детей [366], принятое решение действовало в укрепление
стереотипа более строгого порицания добрачной беременности
женщины по сравнению с супружеской изменой мужчины.
В середине XIX века скандальную огласку в светских кругах
Петербурга получила добрачная связь Е. А. Денисьевой (1826–1864),
племянницы «заслуженной инспектрисы» Смольного института
А. Д. Денисьевой (ум. 1880), с Ф. И. Тютчевым (1803–1873) [367]. Муж
ее сестры, А. И. Георгиевский (1830–1911), вспоминал о публичном
и семейном порицании этих отношений и сопряженных с ними ее
собственных переживаниях:
«На след тайных свиданий между ними в нарочно нанятой для того
близ Смольного квартире первый напал эконом Смольного монастыря
Гаттенберг. На беду в марте 1851 г. предстоял торжественный выпуск
воспитанниц того класса, который Анна Дмитриевна вела
в продолжении 9 лет: ожидали, что ее по этому случаю сделают
кавалерственной дамой, а Лелю (Е. А. Денисьеву. — А. Б.) фрейлиной.
И вдруг ужасное открытие! Ко времени этого выпуска приехали
в Петербург за своими дочерьми Марией и Анной их родители, и можно
себе представить, как они, особенно же отец (А. Д. Денисьев. — А. Б.)
их, которому Леля была родной дочерью, были поражены ее несчастьем
и тем положением, в котором она оказалась! Несдобровать было бы
Тютчеву, если бы он не поспешил тотчас же уехать за границу. Гнев
отца ее не знал пределов и много содействовал широкой огласке всей
этой истории, которая, впрочем, не могла не обратить на себя общего
внимания по видному положению в свете обоих действующих лиц и по
некоторой прикосновенности к ней Смольного монастыря
и заслуженной его инспектрисы. Анна Дмитриевна тотчас же после
выпуска оставила Смольный с очень большой для того времени
пенсией, по 3000 руб. в год; бедную Лелю все покинули, и прежде всех
сам Тютчев; отец не хотел ее больше знать и запретил всем своим
видаться с нею, а из бывших ее подруг осталась ей верна одна лишь
Варвара Арсеньевна Белорукова. Это была самая тяжкая пора в ее
жизни; от полного отчаяния ее спасла только ее глубокая
религиозность, только молитва, дела благотворения и пожертвования на
украшение иконы Божией матери в соборе всех учебных заведений близ
Смольного монастыря, на что пошли все имевшиеся у нее драгоценные
вещи»[368].
Вместе с тем Е. А. Денисьевой в 1850 году, когда разворачивалась
ее «такая глубокая, такая самоотверженная, такая страстная
и энергическая любовь» [369], было 24 года. Преобразившись из юной
девушки «в блестящую молодую особу», она, по словам
А. И. Георгиевского, «всегда собирала около себя множество блестящих
поклонников»[370], поэтому вполне осознанно приняла решение
о сексуальных отношениях со своим возлюбленным, зная о том, что он
женат. Тем не менее и в таком, достаточно взрослом, возрасте, она,
согласно господствовавшим социокультурным предписаниям, не имела
права на «связь», которая «возникла без церковного благословения
и людского признания» [371].
О том, какие внутренние барьеры, помимо внешних запретов,
преодолевали девушки, осмеливавшиеся на добрачные сексуальные
отношения, свидетельствует предостережение-угроза дяди
Е. Н. Водовозовой в ее адрес, когда ее старшего брата, навестившего ее
в Смольном, классная дама ошибочно приняла за постороннего
офицера, друга младшего брата, которого, в отличие от первого, она
знала в лицо: «Но если в твою головенку когда-нибудь заползет дикое
и пошлое желание на самом деле поцеловать чужого мужчину, в чем
тебя заподозрила mademoiselle Тюфяева, потому что у тебя чертики
бегают в глазах… берегись! Тогда… тебя не придется и исключать из
института… О нет, я этого не допущу! Понимаешь ли ты… я этого
никогда не допущу! (При этом он страшно расширил глаза.) Я в ту же
минуту явлюсь сюда и своими руками… своими собственными руками
оторву тебе голову… задушу… убью!» [372]
Не менее жесткую расправу прочили дочерям и матери, узнав о том,
что кто-то оказывает им знаки внимания, даже если этот кто-то был
российским императором, а его интерес не выходил за рамки галантной
обходительности: «В один из приездов в Москву императора
Александра он обратил особенное внимание на красоту одной из
дочерей ее (княгини Екатерины Андреевны Оболенской, урожденной
княжны Вяземской. — А. Б.), княжны Наталии (урожденной
Оболенской. — А. Б.). Государь, с обыкновенною любезностью своею
и внимательностью к прекрасному полу, отличал ее: разговаривал с нею
в Благородном собрании и в частных домах, не раз на балах проходил
с нею полонезы. Разумеется, Москва не пропустила этого мимо глаз
и толков своих. Однажды домашние говорили о том при княгине-матери
и шутя делали разные предположения. „Прежде этого задушу я ее
своими руками“, — сказала римская матрона, которая о Риме никакого
понятия не имела» [373].
Поскольку задача воспитания девушек сводилась к тому, «чтобы
блюсти за… (их. — А. Б.) нравственностью!» [374], все, что касалось
сексуальной сферы жизни, табуировалось, и, следовательно, даже
помышление о возможном нарушении этих запретов порождало у них
подспудное чувство вины, не говоря уже об информации и опыте.
В результате дворянские девушки оказывались неподготовленными
и беззащитными перед любыми телесными практиками даже
в контексте супружеских отношений, вызывавших у них безотчетные
страхи и опасения, а потому не приносивших им ощущения радости
и счастья. О. Е. Глаголева, комментируя описание мемуаристом
А. Т. Болотовым своей тринадцатилетней избранницы А. М. Кавериной,
которая не только накануне свадьбы «была перетревожена», «не хотела
на все оказываемые ей ласки нимало соответствовать», от него
«тулилась», но и после замужества не проявляла к нему «ни малейших
взаимных и таких ласк и приветливости, какие обыкновенно молодые
жены оказывают и при людях и без них, мужьям своим», заключает, что
такое «поведение невесты выдает скорее испуганного ребенка, нежели
молодую особу, готовую к брачному союзу» [375]. Также
и предсвадебные настроения мемуаристки А. Е. Лабзиной явно далеки
от смелых жизнеутверждающих предвкушений: «…положена была
свадьба 21 мая. <…> И так ласки моего назначенного (матерью. —
А. Б.) мужа стали ко мне открытее. Но они меня не веселили, и я очень
холодно их принимала, а была больше с матерью моей, и сердце мое не
чувствовало ни привязанности, ни отвращения, а больше страх в нем
действовал» [376].
Можно говорить о репрессированной сексуальности как средстве
социального контроля, как способе удержания молодых
представительниц женского пола в подчинении внутри существующего
властного и символического порядка в масштабах и семьи, и общества
в целом. При этом традиционный вопрос: «не противен ли он?» [377],
с которым сватавшиеся женихи обращались к своим слишком
сдержанным юным избранницам, показывает, что для них, в отличие от
последних, именно телесный, сексуальный аспект брака превалировал.
От дворянской девушки в браке ожидали и требовали того, к чему ее не
только не готовили в девичестве, но и за что строжайше наказывали или
порицали, категорически пресекая любую, даже гипотетическую,
возможность самого невинного естественного обретения ею
соответствующего жизненного опыта. Возможно, более органичными
в этом смысле являлись те нечастые в то время первые браки, в которых
невеста была старше жениха [378], благодаря чему относительно
синхронное обоюдное освоение собственной сексуальности
происходило с меньшими жертвами. Кроме того, в этих случаях
молодые люди в достаточно раннем возрасте оказывались
исключенными из-под прицела родителей и прочих блюстителей
нравов, что также благоприятно сказывалось на их взрослении,
а возрастное превосходство жены препятствовало превращению ее
в объект деприваций со стороны мужа. Вместе с тем, как показывает
мемуарное свидетельство о себе княгини Е. Р. Дашковой, удачный
выход дворянской девушки из подросткового возраста, так или иначе
воплощавшийся в «счастливом» браке, был обусловлен ее
интеллектуальными поисками и общим уровнем
самообразования [379]в не меньшей степени, чем нашедшим
взаимность эмоциональным и телесным влечением к близкому по
возрасту молодому человеку. Особую роль в том, чтобы это влечение
превратило Дашкову в «семнадцатилетнюю безумно влюбленную
женщину, с горячей головой, которая не понимала другого счастья, как
любить и быть любимою» [380], сыграла непреднамеренность
знакомства и абсолютное невмешательство представителей старшего
поколения в развитие отношений: «Вечер был чудесный, и сестра
госпожи Самариной предложила мне отправить мою карету вперед
и пройтись с ней пешком до конца малолюдной улицы. Я согласилась,
тем более что мне необходим был моцион. Не успели мы пройти
и нескольких шагов, как из боковой улицы вышел нам навстречу
человек, показавшийся мне великаном. Меня это поразило, и, когда он
был в двух шагах от нас, я спросила свою спутницу, кто это такой. Она
назвала князя Дашкова. Я его никогда еще не видала. Будучи знаком
с Самариными, он вступил с ней в разговор и пошел рядом с нами,
изредка обращаясь ко мне с какой-то застенчивой учтивостью,
чрезвычайно понравившейся мне. Впоследствии я не прочь была
приписывать эту встречу и благоприятное впечатление, которое мы
произвели друг на друга, особому соизволению промысла Божия,
которого мы не могли избегнуть; так как если бы я слышала когда-
нибудь его имя в доме моего дяди, куда он не имел доступа, мне
пришлось бы одновременно услышать и неблагоприятные для него
отзывы и узнать подробности одной интриги, которая разрушила бы
всякие помыслы о браке с ним. Я не знала, что он слышал и что ему
было известно обо мне до этой встречи; но, несомненно, его связь
с очень близкой моей родственницей, которую я не могу назвать, и его
виновность перед ней должны были отнять у него всякую мысль, всякое
желание и всякую надежду на соединение со мной. Словом, мы не были
знакомы друг с другом, и, казалось, брак между нами не мог бы никогда
состояться; но небо решило иначе. Не было той силы, которая могла бы
помешать нам отдать друг другу наши сердца, и наша семья не
поставила никаких препятствий нашему браку, а его мать, очень
желавшая женить сына и тщетно и непрестанно умолявшая его выбрать
жену, была вне себя от радости, когда узнала о принятом им решении
вступить в брак»[381].
Часто меры, направленные на обозначение рамок «дозволенного»
девушке поведения, носили превентивный характер и вместе с тем
обретали форму очередной «телесной переделки». А. П. Керн
вспоминала досадный инцидент из самого начала своего девичества,
когда «пришел Наполеон», и их семья перемещалась, «стараясь не
наткнуться на французов и объезжая Москву» [382]. Во Владимире они
встретили «много родных и знакомых», в том числе тетку
А. И. Понофидину, урожденную Вульф (1784–1873), родную сестру
матери, «которая вместе с Пусторослевыми подобрала где-то на дороге
раненого под Москвою Михаила Николаевича Муравьева, которому
было тогда только 15 лет»[383]. Затрудненная обычно рядом
условностей коммуникация юноши и девушки значительно облегчалась
в ситуации военного времени, когда у них не только мог быть
неформальный повод для общения, но и немыслимый в привычной
повседневности его антураж. Дворянская девушка, помогавшая
выхаживать раненого юношу, оказывалась как в непосредственном
контакте с ним, так и имела возможность созерцать лежащего на
кровати полуодетого постороннего ей представителя противоположного
пола (того самого «чужого мужчину», используя фразеологию дяди
Е. Н. Водовозовой), что категорически не допускалось в обычной
жизни [384]. Кроме того, она могла непроизвольно без санкции
и наблюдения взрослых попасть в общество и других юношей, случайно
решивших навестить сослуживца: «Он (раненый М. Н. Муравьев) лежал
в одной из комнат того дома, в котором помещались наши родные
и в который и нас перетащили из деревни. Тетушка приводила меня
к нему, чтобы я ей помогала делать корпию («нитки, нащипанные из
полотняной мягкой ветоши» — «перевязочный материал, заменявший
в XIX в. вату» [385]. — А. Б.) для его раны. Однажды она забыла у него
свои ножницы и послала меня за ними. Я вошла в его комнату и застала
там еще двух молодых людей. Я присела и сказала, что пришла за
ножницами. Один из них вертел их в руках и с поклоном подал мне их.
Когда я уходила, кто-то из них сказал: elle est charmante! (она
очаровательна! (фр.). — А. Б.)» [386].
Очевидно, тетка не могла оставить без внимания впечатление,
произведенное юной племянницей на близких по возрасту
представителей противоположного пола и внушившее ей одно из
разделявшихся взрослыми фантомных опасений за нравственность
девушки, почему и не замедлила отреагировать на эту абсолютно
невинную сцену самым что ни на есть репрессивным образом:
«…тетушка Анна Ивановна… очень меня огорчила дорогою,
окромсавши мне волосы по-солдатски, чтобы я не кокетничала ими.
Я горько плакала» [387].
Дело не просто в подстригании волос девушке, что само по себе
воспринималось в то время негативно, но в том значении, которое
двенадцатилетняя А. П. Керн как подросток придавала своему
внешнему виду и прическе, ассоциировавшейся у нее со взрослением:
«Она (гувернантка m-lle Бенуа. — А. Б.) заботилась о нашем
(с кузиной. — А. Б.) туалете, отрастила нам локоны, сделала коричневые
бархотки на головы. Говорили, что на эти бархотки похожи были мои
глаза» [388].
В 8 лет или чуть позже, как показывают примеры Л. Н.
и Е. Н. Милюковых [389], А. П. Полторацкой и А. Н. Вульф [390],
девочкам меняли детскую прическу (кудри) на девичью (косы).
Портреты 1810–1840-х годов [391]воспроизводят девичью прическу
в виде гладко зачесанных, разделенных на прямой пробор волос
с уложенной сзади выше или ниже косой. Однако можно встретить
изображение девичьей прически и с буклями [392], или локонами, как
назвала их Керн, что одно и то же в русском языке и XIX,
и XX века [393]. Очевидно, считалось, что локоны — принадлежность
более старших молодых девушек, поэтому они особенно ценились
девушками-подростками как внешнее проявление взрослости. Кстати,
во второй половине XVIII века 12-летних девочек изображали одетыми
и причесанными как взрослых [394], что должно было визуально
поддерживать иллюзию их взросления, которая была важна не только
для старшего поколения, желавшего поскорее представить их
невестами, но и, безусловно, для них самих, стремившихся обрести
в своих собственных глазах статус социально полноценного возраста.
Отец А. П. Полторацкой (в замужестве Керн) даже в публичном
пространстве и в своем присутствии не мог позволить дочери обретать
навыки межполовой коммуникации, усматривая в этом дополнительные
смыслы и не считаясь ни с ее чувствами, ни со здравомыслием жены:
«Батюшка продолжал быть со мною строг, и я девушкой так же его
боялась, как и в детстве. Если мне случалось танцевать с кем-нибудь два
раза, то он жестоко бранил маменьку, зачем она допускала это, и мне
было горько, и я плакала. Ни один бал не проходил, чтобы мне батюшка
не сделал сцены или на бале, или после бала. Я была в ужасе от него
и не смела подумать противоречить ему даже мысленно» [395].
Репрессивность «отца семейства» в отношении как дочери-девушки,
так и жены, взрослой женщины, на которую, по его мнению,
возлагалась особая ответственность за нормативность девического
поведения и соответствующую «дрессуру», запускала в действие
психологические механизмы страха и конформизма, удерживавшие
в повиновении ему женскую часть семьи.
В некоторых случаях матери, испытавшие в своей жизни немало
деприваций, с большим пониманием, чем отцы/отчимы, относились
к практическим опытам межполовой коммуникации своих дочерей,
определяя, однако, для них границы дозволенного. Н. Н. Пушкина-
Ланская писала мужу в защиту своих старших дочерей: «А теперь
я возвращаюсь к твоему письму, к тому, где ты пишешь о моих
девушках. Ты очень строг, хотя твои рассуждения справедливы.
Кокетство, которое я разрешила Мари, было самого невинного
свойства, уверяю тебя, и относилось к человеку, который был вполне
подходящей партией. Иначе я бы не разрешила этого, и в этом не было
ничего компрометирующего, что могло бы внушить молодому человеку
плохое мнение о ней»[396].
То есть речь в данной ситуации идет о контролируемой
сексуальности, мера осознания которой девушкой регламентировалась
извне ее матерью. При внешней заданности допустимого поведения оно
трактовалось как потенциально ориентированное исключительно на
матримониальный результат. Если воспринимать кокетство не как
предложение себя в качестве сексуального объекта, а как «открытие»
для себя своего тела, обнаружение и освоение собственной
сексуальности, компенсацию внутренней психологической
неуверенности и преодоление подавленности, то окажется, что для
дворянских девушек это мог быть совсем небесполезный опыт.
Вместе с тем переход к девичеству как новому этапу жизненного
цикла сопровождался символическим сближением с матерью
и дистанцированием от отца, который представал в дискурсе взросления
девочки фигурой некомпетентной. Вербальная передача норм
поведения от матери к дочери [397] осуществлялась даже на расстоянии
посредством переписки, если, скажем, дочь воспитывалась в институте.
Екатерина Самарина, наставляя «не быть ветреной» [398] дочь-
институтку «друга Вариньку», советовала ей: «…Папинька Мущина не
может входить во все подробности но леты итвои моя душинька бегут
вить и тебе будет скоро 15 лет так мой Дружек не прилепляйся
к ветренности а 1епроси бога чтоб он всегда и во всем направлял бы
тебя на доброе и бог тебя никогда не оставит, а пошлет добрых
наставников лишь не убегай их, препровождаю к тебе книшку каторую
прочитай с бальшим вниманием, ив другой раз можешь списать письмы
каторые особенно дастойны иметь при себе, ты в ней найдешь как
матери умеют любить но и чего требуют от детей а меня первую ничто
так не утешит как видеть карактер исправленной иболее кроткой,
папинька тебе доставит подсвешник купит свеч; то можешь читать по
вечерам эту книгу исписать что важнее покажи папиньке что спишиш
и книгу в целости возврати с папинькай сохрони Господь непотеряй
чужая…» [399]
При этом апелляция к «добрым наставникам» и особенно
к нравоучительной литературе также связывалась с неотъемлемым
контролем со стороны родителей за информацией и образцами,
подлежавшими восприятию их дочерью. Требование матери предъявить
сделанные выписки «папеньке» означает полное отсутствие признания
за девушкой интеллектуальной самостоятельности, неприкосновенности
ее внутреннего мира. Известно, что чтение играло важную роль
в процессе взросления дворянской девушки [400] и вместе с тем было
подчинено, по замечанию исследователя женского чтения
Д. К. Равинского, «руководству старших» [401], в чем убеждают
приведенные выше примеры. В отличие от юношей, усваиваемые ими
опыты носили не практический, а виртуальный характер, в силу чего
следует отметить особое влияние романтических идеалов на
становление «женской личности». При всех ограничениях, касавшихся
чтения в институтской и домашней повседневности, о которых уже
упоминалось, усадебная библиотека служила девушкам, если им
удавалось получить к ней доступ, своего рода «окном» во взрослую
жизнь.
Существенно, что в понимании некоторых матерей в первой
половине XIX века взросление дочери так или иначе было сопряжено
с самосовершенствованием посредством получения
образования [402] и ориентацией на использование добрачного ресурса
времени для «формирования себя». Екатерина Самарина напоминала
дочерям: «…напишите пабольше опишите как ваше ученье идет что ты
варя на фортепьянах учишь, вот уже вновь за треть нада платить
пожаласта не теряйте время когда есть возможность учится то учитесь
2: года остается для усовершенствования вам себя как в науках так ив
характере избрав примеры кротости прилежания и вежливости должны
и утверждаться в оных…» [403]; «Милая Варинька так ты уже довольно
хорошо рисуеш карандашом, то маминьки хочется чтобы ты училась
также рисовать красками, и по бархату. нельзя ли етого сладить только
без платы, а самой от себя просить, каво ты знаешь; вот кали
Александра Семеновна Копосова еще в Институде она так дабра
верна бы неотказалась» [404].
Тем не менее пессимистичное, основанное на собственном
печальном жизненном опыте замечание писательницы
Н. Д. Хвощинской не позволяет переоценить качество
интеллектуального ресурса молодых дворянок: «В те времена во всей
России смеялись над писательницами, делая исключение для одной
гр[афини] Ростопчиной; в провинциях гонение было еще сильнее. Было
принято, между женщинами и, в особенности, между девушками —
невежество, как теперь приняты кринолины» [405].
В ее представлении девичество как «возраст жизни» — это время,
когда дворянка становилась объектом бездумной манипуляции
и подчинения и не могла противопоставить этому самостоятельного
поведения: «…вы обязаныдумать, потому что иначе вы будете
насильником самой себе, а это нечестно, да… и неумно. За что же? Что
вы себе сделали, чтобы поступать с собой так, как поступают
с девицами, никогда не думавши, гувернантки?» [406]
Образ жизни дворянских девушек визуализуется в интерьерной
русской живописи через атрибутирование им письма [407], книги[408],
фортепиано с нотами [409], альбома [410]. Альбомные стихи, вошедшие
в моду в XVIII веке[411] и ставшие неизменными спутниками
девичества [412], были дополнены в XIX веке тетрадями со
своими [413] или чужими понравившимися [414] стихами. Зачастую
девушка, которая «находила одну отраду искренно высказаться на
страницах своего дневника» [415], продолжала вести его и после выхода
замуж [416]. Взрослые барышни до замужества, живя в доме родителей,
обычно много времени и внимания уделяли младшим сестрам
и братьям, участвовали в совместных домашних концертах, как писала
23-летняя Анна Лихарева об одном из них, «пели и состовляли оркестр
а вся молодежь танцовала»[417].
Одной из традиционных сфер деятельности, позволявшей
проконтролировать времяпрепровождение девушки, сделать его
подотчетным, было занятие ее рукоделием. Обучение рукоделию
дворянок начиналось довольно рано, иногда даже в детском возрасте, до
13 лет [418], то есть еще до начала периода собственно девичества.
Среди видов рукоделия девочками, или «младшими барышнями»,
практиковались вышивка [419], вязание шнурков[420] и плетение
кружева [421], «старшими барышнями» — вышивание бисером.
Необходимые для рукоделия бисер и канву уездные девушки-дворянки
заказывали в столицах. Жившая в Бологом Мария Мельницкая
незадолго до свадебного сговора обращалась в письме с просьбой
к В. Л. Манзей, отправившейся в Москву навестить родных:
«Я осмеливаюсь вас безпокоить, моя родная тетинька купить мне
бисеру золотого и серебренаго по шести ниток и голубаго десять ниток,
также и канвы; я хочу вышивать такуюже книжку как Пашинька» [422].
Племяннице, постеснявшейся обременить величиной заказа старшую из
тетушек, пришла на помощь младшая тетушка, написавшая сестре:
«Барашни (Мария Мельницкая и ее родные сестры Софья и Юлия
Мельницкие. — А. Б.) просят чтоб бисеру вы потрудились купить по
больше нежели пишит Маша золотого и серебреного по 10: ниток
а голубаго 20» [423]. Шитье [424] и вязание [425]относились к более
старшему возрасту и считались занятиями уже взрослых женщин.
Мужчины называли женское рукоделие «работой» [426], в то время как,
по выражению Н. Д. Хвощинской, «…писательство не считалось делом,
то есть работой»[427]. Приобщение некоторых девушек к занятию
рукоделием носило принудительный, репрессивный характер.
Н. А. Дурова, например, вспоминала, как в детстве и девичестве ее
«морили за кружевом» [428]:
«…мать моя, от всей души меня не любившая, кажется, как нарочно
делала все, что могло усилить и утвердить и без того необоримую
страсть мою к свободе и военной жизни: она не позволяла мне гулять
в саду, не позволяла отлучаться от нее ни на полчаса; я должна была
целый день сидеть в ее горнице и плесть кружева; она сама учила меня
шить, вязать, и, видя, что я не имею ни охоты, ни способности к этим
упражнениям, что все в руках моих и рвется и ломается, она сердилась,
выходила из себя и била меня очень больно по рукам» [429].
«…матушка от самой залы до своей спальни вела и драла меня за
ухо; приведши к подушке с кружевом, приказала мне работать, не
разгибаясь и не поворачивая никуда головы» [430].
«От утра до вечера сидела я за работою, которой, надобно
признаться, ничего в свете не могло быть гаже, потому что я не могла,
не умела и не хотела уметь делать ее, как другие, но рвала, портила,
путала, и передо мною стоял холстинный шар, на котором тянулась
полосою отвратительная путаница — мое кружево, и за ним-то я сидела
терпеливо целый день…» [431]
Однако в XVIII — середине XIX века далеко не всякая дворянская
девушка, даже не разделявшая привязанности к рукоделию, могла
столь же определенно и осмысленно противопоставить «ручную
работу» [432] интеллектуальной, как это сделала в своем дневнике за
31 мая 1876 года шестнадцатилетняя Мария Башкирцева (1860–1884):
«Нет ничего лучше, как занятый ум; работа все побеждает — особенно
умственная работа. Я не понимаю женщин, которые все свободное
время проводят за вязаньем и вышиваньем, сидя с занятыми руками
и пустой головой…» [433]
Рукоделию дворянских девушек, многие из которых «смолоду»
становились, как Е. А. Прончищева, «охотницами до работ» [434],
учили и матери [435], и няни [436]. При этом в мотивациях, которые
озвучивали няни-крестьянки, прослеживаются не этические,
а прагматические соображения — возможность самостоятельного
заработка и самообеспечения в случае материальных трудностей.
А. Е. Лабзина вспоминала о своей няне: «Когда она учила меня
вышивать, то говорила: „Учись, матушка, может быть, труды твои будут
в жизни твоей нужны. Ежели угодно будет Богу тебя испытать
бедностью, то ты, зная разные рукоделия, не будешь терпеть нужды
и будешь доставать хлеб честным образом и еще будешь
веселиться“» [437].
Характерно, что из уст недворянки речь не шла о рукоделии как
о «занятии, подобающем барышне», о виде деятельности, предписанном
в соответствии с полом и социальным положением, что в очередной раз
подтверждает социокультурную сконструированность одного из
расхожих гендерных стереотипов.
Таким образом, девичество как этап жизненного цикла в дворянской
среде XVIII — середины XIX века — либо слишком короткий период
при раннем замужестве, либо формально пролонгированный до конца
жизни в случае официального безбрачия. При этом девичество было
отмечено еще большей неполноценностью, чем детство, поскольку
обременялось многочисленными социальными ожиданиями, от
осуществления которых зависели в будущем статусы женщины —
семейный, социальный, гендерный. Основным содержанием этих
социальных ожиданий была «своевременность» реализации дворянской
девушкой матримониального и репродуктивного «предназначения».
Причем для окружающих юной дворянки девичество не имело
самоценности как время ее внутреннего становления и обретения себя,
формирования самооценки и начала самореализации.
Механизм социального конструирования гендера
в период девичества в контексте отношений
матери и дочери: выводы
Итак, в контексте отношений матери и дочери механизм социального
конструирования гендера в период девичества явно характеризовался
репрессивностью: ограничение доступа к информации (чтению,
образованию), в том числе касавшейся взаимоотношений полов;
жесткий контроль за акциональным и вербальным поведением
и самовыражением; запрет на внепубличную устную и письменную
коммуникацию с представителями мужского пола; интериоризация
представлений о постыдности телесного и сексуального, вплоть до
низведения сексуальных отношений до уровня недочеловеческих
(«скотская любовь»); предписание требований «строгого воздержания»,
соблюдения «девичьей драгоценности»; гендерное понимание «чести»
и «славы» в отношении девушки.
Особенно важно, что, несмотря на фиксируемые женской
автодокументальной традицией переживания дворянками опытов
конструирования собственной идентичности, им не удавалось избежать
внушаемых стереотипов о жизненном пути как об «участи», в решении
которой им самим отводилась пассивная роль, об отождествлении
«участи» женщины с замужеством, о «счастьи» девушки как о ее
невинности до брака, о предназначении для деторождении. Внутренняя
самооценка зачастую определялась внешними требованиями
и реализацией социальных ожиданий и культурных предписаний.
Наблюдается явное противоречие между ориентацией девушки на
замужество и деторождение и вместе с тем блокированием обретения
и осознания ею собственной телесности и сексуальности. В то же время
запрет на сексуальное «взросление» легко объясним тем, что
сексуальность женщины считалась принадлежностью не ее самой,
а мужчины, чьей женой она должна была стать. Речь идет о своего рода
«отчужденной» сексуальности женщины как потенциальной жены
и «сексуальной собственности» (термин Рэндала Коллинза) «мужа на ее
тело» [438] в традиционных обществах.
Как выразилась исходя из анализа антропологических данных Гейл
Рубин (Gayle Rubin), «женская сексуальность в идеале должна
отзываться на желания других, а не желать самой и не искать
самостоятельно объект удовлетворения своей страсти» [439].
В отсутствие ритуала, легитимирующего и вместе с тем облегчающего
переход из девичества в зрелый возраст, задача «нормативной»
культуры заключалась не в том, чтобы девушка обрела себя, осознала
собственную идентичность, а в том, чтобы стала «привлекательным»,
востребованным «матримониальным продуктом», тем, что Гейл Рубин
назвала «предметом обмена» [440].
Тем самым закладывались предпосылки удержания
девушки/женщины в подчиненной позиции как основы гендерного
контракта, при котором сохранялись ориентация дворянок на получение
преимущественно минимума образования; отсутствие
профессиональной реализации; маргинализация женщин,
предпринимавших внехозяйственную деятельность для обеспечения
средств к существованию; осуждение добрачных связей;
воспроизводство традиционной модели семейно-брачных отношений со
старшинством и главенством, вплоть до «деспотизма», мужа,
доходившего подчас до самых крайних негативных проявлений.
Как ни парадоксально, модель отношений «мать — дочь» придавала
каркас прочности традиционному дворянскому сообществу. Наличие
властной составляющей этих отношений предопределяло
неравноправность последующих отношений в браке. Репродуктивное
соперничество являлось следствием сравнительно низкого брачного
возраста дворянок, воспроизводимого каждым следующим поколением.
Находясь сами в подчиненном положении, матери не стремились
преодолеть это, выстроив иные внеиерархические отношения со своими
взрослыми дочерьми. Напротив, они либо компенсировали на них
собственную несвободу, либо пытались сохранить от них с таким
трудом обретенную внутреннюю свободу. Дочери усваивали, что статус
материнства несет в себе, прежде всего, властную, а не эмоциональную
составляющую, и воспроизводили данный опыт отстаивания
идентичности в каждом следующем поколении.

Отчужденная сексуальность: сексуальная жизнь


замужних дворянок в XVIII — середине XIX века
От исторического периода, предшествовавшего буржуазной
модернизации, практически не сохранилось девичьих дневников
с подробными описаниями интимных переживаний. Это может быть
связано как с объективными факторами их плохой сохранности
(личным записям девушек родственники не придавали значения
и уничтожали их за ненадобностью, или они гибли вследствие
социальных катаклизмов), так и с субъективным обстоятельством
внутреннего стеснения девочек, которым не приходило в голову
доверять бумаге сокровенные или пугавшие даже их самих
переживания. В первой четверти XIX века личный дневник юные
дворянки вели по-французски, местами переходя на русский,
и называли «mon journal». Зачастую дневниковые записи давали читать
близким родственницам или подругам и даже оформляли в виде
обращения к ним. Отсюда — призыв «Ne te moque pas de mon journal!»
(«Не насмехайся над моим журналом!»)[441].
В дневнике княгини М. Ю. Оболенской, в замужестве графини
Толстой, за 1823 год можно обнаружить и скрываемую ею девичью
влюбленность, и явное нежелание выходить замуж: «<…> Я совсем
замуж не хочу — он сказал — какие пустяки, ты вить не по сердцу
говоришь! а сама вить влюблена, вить я все знаю — Moi j’ai commencé à
lui voir, quelle folie! [Я начинаю смотреть на него, как на
сумасшедшего!] <…> верно он про Мансурова знает, кто бы ему мог
сказать!» [442] В свете подобных откровений не стоит исключать
и возможность сознательного избавления от «компрометирующих»
излияний в преддверии замужества.
По большому счету только альтернатива ухода в монастырь или
замужества [443] давала женщине формально полноценный социальный
статус, хотя и в монастырь, как и замуж, она могла попасть не по своей
воле [444]. Напротив, если желание посвятить себя служению Богу не
встречало понимания со стороны родителей, стремившихся выдать дочь
замуж, она вынуждена была не только бежать из дома, но и скрываться
от их поисков… даже в стенах мужского монастыря и жить под
мужским именем, как затворница Китаевской мужской пустыни
преподобная Досифея (монах Досифей), по прозванию «Старец-девица»
(1721–1776)[445], благословившая будущего преподобного Серафима
Саровского чудотворца на спасение в Саровской Успенской
пустыни [446] («…и от уст преподобнаго Досифеа повеление приим
в пустыню Саровскую путь свой управити…» [447]). Обе жизненные
стратегии — «идти в монастырь или замуж» — были связаны
с нахождением представительницы женского пола «в браке»: в одном
случае, в символическом (в качестве венчаной Христу), в другом —
в фактическом (в качестве венчаной земному мужу). Российская
дворянская культура XVIII — середины XIX века относилась к разряду
тех, в которых брак считался своего рода социальной неизбежностью.
Причем эта установка распространялась более жестко на женщин, чем
на мужчин. Поэтому любые жизненные стратегии, исключавшие
пребывание женщины в браке, не поощрялись, дискурсивно
девальвировались и воспринимались как социально нежелательные
и неполноценные.
С детства дворянским девочкам внушалась мысль о замужестве как
центральном событии в жизни женщины, поскольку именно
социокультурная установка на вступление в брак сопрягалась
с возможностью реализации нормативного жизненного сценария. Из
двух основных потенциальных способов социального существования
дворянки — выйти замуж или остаться девицей (в миру или
в монастыре) — общественное мнение неизменно отдавало
предпочтение первому. Это же выбирали и рефлексирующие матери для
своих дочерей. В событиях, связанных с замужеством, парадоксальным
образом соединялись подчас противоположные вещи: социальное
принуждение и индивидуальные предпочтения, отношения несвободы
и свобода выбора, человеческая спонтанность и Божий промысел.
Н. Н. Пушкина-Ланская писала мужу о своих старших дочерях —
девятнадцатилетней Марии и пятнадцатилетней Наталье Пушкиных:
«Что касается того, чтобы пристроить их, выдать замуж, то мы в этом
отношении более благоразумны, чем ты думаешь. Я всецело полагаюсь
на волю Божию, но разве было бы преступлением с моей стороны
думать об их счастье. Нет сомнения, можно быть счастливой и не
будучи замужем, но это значило бы пройти мимо своего призвания.
Я не могла бы ей (Маше Пушкиной (Мари). — А. Б.) этого сказать.
На днях мы долго разговаривали об этом, и я говорила для их блага,
иногда даже против моего убеждения, о том, что ты мне пишешь
в своем письме. Между прочим, я их готовила к мысли, что замужество
не так просто делается и что нельзя на него смотреть как на игру
и связывать это с мыслью о свободе. Говорила, что замужество — это
серьезная обязанность, и надо быть очень осторожной в выборе.
В конце концов можно быть счастливой, оставшись в девушках, хотя
я этого не думаю» [448].
Вступление дворянки в брак означало для нее принятие на себя
новой роли, начало собственной семейной жизни, которую следует
рассматривать как условное «поле» социальной и духовной реализации
женщины. В православной культурной традиции значение брака для
мужчин заключалось в том, что «живущие с женами по закону не
погибнут, но получат жизнь вечную» [449]. В социальном плане
женитьба делала их полноценными агентами социальной организации.
Замужество для женщин как этап на пути стяжания христианского
благочестия на протяжении веков имело целью обуздание женской
сексуальности и установление «мужского» контроля над ней.
Рассматривая гетеросексуальный брак как институализированную
форму «обмена женщинами», Гейл Рубин утверждает, что «асимметрия
гендера, то есть разница между участниками и предметами обмена,
ведет к подавлению женской сексуальности» [450]. Сексуальное
удовлетворение не рассматривалось в качестве цели вступления в брак
ни самими дворянками, ни их родственным окружением.
В российской историографии 1990-х годов применительно
к периоду XVIII — начала XIX века изучению подлежали правовые
аспекты заключения дворянского брака [451], особенности «дворянской
свадьбы» как «сложного ритуального действа» [452], условия
замужества дворянки и «ход свадебной церемонии» [453]. По мнению
Н. Л. Пушкаревой, «православные постулаты оказали…
исключительное влияние на отношение к семье и браку как моральной
ценности» [454]. Несмотря на справедливость высказанного ею же
суждения о том, что «в XVIII в., а тем более
в начале XIX, венчание стало не просто органичной, но центральной
частью свадьбы» [455], исторические источники, относящиеся большей
частью к первой половине XIX века, свидетельствуют о наличии как
в столичной, так и в провинциальной дворянской среде довольно
длительной и значимой в социокультурном смысле процедуры,
предшествовавшей непосредственному совершению церковного
таинства венчания. Вероятно, исполнение сложных социальных
ритуалов служило своеобразной сублимацией женской сексуальности,
о которой сами дворянки имели довольно смутные представления.
Асексуальность как поощряемая моральная ценность переносилась ими
на сферу брака.
Открывавшиеся перед дворянкой от рождения определенные
жизненные перспективы, связанные, в частности, с возможностью
получения институтского образования и последующего выхода замуж
за представителя одного из дворянских родов, более или менее
сопоставимого по статусу с родом ее отца, являлись прямым следствием
ее социального происхождения. В силу сохранявшихся в XVIII —
середине XIX века в дворянской среде элементов родовой организации
одним из главных критериев оценки социального происхождения
девушки была степень родовитости ее предков. Принадлежность
дворянки по рождению к древнему роду могла стать реальным
основанием для ее притязаний на брак с дворянином не менее древнего
и даже более знатного рода. Поэтому возможность вступить в брак
с представительницей определенного дворянского рода являлась одним
из традиционных показателей социального статуса дворянина.
Основными критериями оценки невесты начиная с первой
половины XVIII века были социальный статус ее отца, происхождение,
имущественное положение и внешность [456]. Воспроизведение этих
критериев в женских мемуарах свидетельствует об укорененности
гендерного стереотипа, в соответствии с которым сами женщины
репрезентировали «взгляд» на себя «со стороны», воспринимали себя
как объект мужского выбора. Дискурс женщины о потенциальном
выборе брачного партнера строился не от первого лица по принципу:
«я обладаю такими-то достоинствами», следовательно, «могу
претендовать на такого-то жениха, который должен иметь следующие
качества», а от третьего — «она обладает такими-то качествами»,
значит «достойна, чтобы на нее обратили внимание такие-то
представители мужского пола». Именно так писала о себе «на выданье»
княгиня Н. Б. Долгорукая: «Надеюсь, тогда все обо мне рассуждали:
такова великого господина дочь, знатство и богатство, кроме
природных достоинств, обратить очи всех знатных женихов на себя,
и я по человеческому рассуждению совсем определена
к благополучию…» [457] На ментальном уровне дворянскими
девушками усваивалось ожидание того, что не они, а их будут
оценивать и выбирать.
Заключение браков осуществлялось в строгом соответствии
с родовой принадлежностью. Причем для мужчин, особенно
в XVIII веке, критерий родовитости имел определяющее значение
в выборе брачной партнерши. С. Т. Аксаков замечал: «…древность
дворянского происхождения была коньком моего дедушки… он ставил
свое семисотлетнее дворянство выше всякого богатства и чинов. Он не
женился на одной весьма богатой и прекрасной невесте, которая ему
очень нравилась, единственно потому, что прадедушка ее был не
дворянин» [458].
Одним из последствий подобной матримониальной практики
становилось то, что отдельные дворянские роды были связаны между
собой посредством отношений свойства в нескольких поколениях.
Например, представитель XXIX колена от Рюрика рода князей
Путятиных, премьер-майор князь Василий Максимович Путятин (ум. до
1786) состоял в браке с Дарьей Егоровной, урожденной Мозовской
(1735 — после 1786) [459]. Его внучка Евдокия Николаевна Путятина,
дочь младшего сына Николая Васильевича Путятина (р. 1769) [460],
представительница XXXI колена этого рода, вышла замуж также за
одного из Мозовских [461]. Отношения свойства могли устанавливаться
и между разными ветвями одного и того же дворянского рода.
Например, дочь Сергея Васильевича Шереметева (ум. 1834), Анна
Сергеевна (1811–1849), была замужем за графом Дмитрием
Николаевичем Шереметевым (1813–1871) [462]. Формально
ограниченное число дворянских родов выделялось за счет
последовательного воспроизводства устанавливавшихся между ними
родственных связей.
Характер брачной практики родовитого дворянства определялся
тенденцией к эндогамии посредством предотвращения мезальянсов.
Представители древних родов часто избегали брать в жены девушек из
родов, выслуживших дворянское достоинство. Вместе с тем известны
случаи, когда мужчина-дворянин, пренебрегая традициями, мог
вступить в мезальянс. Согласно изданной 21 апреля 1785 года Грамоте
на права, вольности и преимущества благородного российского
дворянства, выходившая замуж за дворянина женщина недворянского
происхождения приобретала тем самым права дворянства: «Дворянин
сообщает дворянское достоинство жене своей» [463]. В 1801 году граф
Николай Петрович Шереметев (1751–1809) женился на крепостной
крестьянке, которая после заключения брака стала именоваться
графиней Прасковьей Ивановной Шереметевой (1768–1803)[464].
Однако ввиду того что социальное происхождение детей, рождавшихся
в «неравных» браках, официально определялось в соответствии
с социальным происхождением их отца, мезальянс дворянина
в меньшей степени, чем мезальянс дворянки, способствовал
разрушению традиционной родовой организации.
Общественное осуждение вызывал брак дворянской девушки
с человеком недворянского происхождения или так называемой
«свободной» профессии (композитором, артистом, художником).
Главным образом по этой причине А. М. Бакунина (1768–1859) не
устраивала наметившаяся в 1839–1840 годах перспектива выдать замуж
свою дочь Александру (1816–1882) за В. П. Боткина (1810–1869),
который был сыном купца [465]. В 1844 году ему предпочли отставного
офицера кавалерии, помещика Гавриила Петровича Вульфа [466],
принадлежавшего к древнему дворянскому роду, внесенному в I часть
родословной книги Тверской губернии [467].
Тем не менее прецеденты мезальянса дворянок все-таки имели
место. Более того, при вступлении в «неравный» брак им
гарантировалось сохранение прежнего правового статуса:
«…благородная Дворянка, вышедши замуж за недворянина, да не
лишится своего состояния; но мужу и детям не сообщает она
дворянства» [468]. Иногда дело доходило до чрезвычайно
экстравагантных ситуаций, спровоцированных, что важно,
инициативой, исходящей от женщины. Мемуаристка А. Н. Энгельгардт
передавала одну такую историю, которую помнила с институтских
времен: «К нашей даме, напр[имер], езжала одна приятельница. Мы
самым точным образом знали — не от классной дамы, конечно, которая
нам бы этого не сообщила, — что она злая, бьет и дерет за волосы свою
горничную и влюблена в своего кучера. Что наши сведения были верны,
подтвердилось впоследствии тем, что она вышла замуж за этого
кучера» [469].
Разумеется, то, что могла позволить себе взрослая, судя по тексту,
экономически самостоятельная женщина, было совершенно
недопустимо для молодой девушки, впервые выходившей замуж.
Вступление в мезальянс, скорее всего, было обусловлено именно
сексуальным влечением.
Мезальянс дворянской женщины осуждался общественным мнением
в гораздо большей степени, чем мезальянс мужчины. Графиня
Елизавета Сергеевна, урожденная Шереметева (1818–1890), выйдя
в 1846 году замуж за итальянского пианиста и композитора Теодора
Дёлера, должна была уехать жить за границу, поскольку ее брак не мог
быть принят «высшим обществом», к которому она принадлежала
в силу своего происхождения. Как писала ее мать, «здесь все будут
давать ей [дочери] почувствовать, что отныне она „жена артиста“, и все
будут повторять эти слова с удовольствием» [470]. Всеобщего
порицания заслуживало также и поведение матери, давшей разрешение
на брак и замечавшей с горечью по этому поводу: «…не только
родственники, но и все мои знакомые никогда не простят мне моего
согласия» [471].
В аристократической среде выбор брачного партнера не только
подчинялся влиянию семейного и родственного окружения, но
и подлежал контролю со стороны императора. Е. С. Шереметева писала
Т. Дёлеру о «вердикте» Николая I по поводу предстоящего замужества:
«На бале его величество подошел к моей сестре Аннет и спросил,
правда ли, что он слышал о моей помолвке, и неужели она и вся семья
не знает, что разрешение на этот брак может дать только он и брака
девушки, носящей одну из знатнейших фамилий, с артистом он никогда
не разрешит. Пусть сестра передаст матери, что этот брак он
запрещает» [472].
К тому же монарх не мог не принимать во внимание различие
вероисповеданий обоих претендентов. Брак православной женщины
с «Луккским подданным и дворянином, католического
вероисповедания» [473], вызывал к себе негативное отношение
в российском «высшем» дворянском обществе и не заслуживал
императорского поощрения.
Уклонение Е. С. Шереметевой от соблюдения межродового
соответствия при выборе будущего супруга ставило в довольно сложное
положение ее мать, Варвару Петровну Шереметеву, урожденную
Алмазову [474], которая признавалась в письме к великому князю
Михаилу Павловичу в том, что ей нелегко было дать свое согласие на
замужество дочери, принимая во внимание принадлежность последней
к родовитому дворянству и недостаточно высокое по сравнению с этим
социальное положение жениха: «…мысль выдать ее за человека не
равного с ней состояния, гордость древней фамилии нашей,
оскорбленное самолюбие не позволяли мне долго согласиться на
это» [475]. Мезальянс представительницы древнего дворянского рода
рассматривался как нарушение своеобразной тенденции к эндогамии,
поддержание которой являлось одним из проявлений способности
дворянского сообщества к самоорганизации. Как видно из письма
В. П. Шереметевой, дискурсивно социальная дифференциация
акцентировалась и, наоборот, камуфлировалась в этических терминах:
«Его императорское величество изъявил негодование свое дочери моей
графине Шереметевой [Анне Сергеевне] говоря, что брак этот нанесет
срам фамилии, оскорбит общество — происхождение и состояние
Дёлера ничего не имеют позорного: семейство его весьма уважаемо
в герцогстве Луккском, всегда было приближено ко двору, отец его был
воспитателем наследного герцога, и Федор Дёлер, жених моей дочери,
только семь лет тому назад решился, с позволения владетельного
герцога, употребить свой талант в пользу небогатого своего семейства:
причина, побудившая его сделаться артистом, приносит ему честь.
Теперь же, имея обеспеченное состояние, он снова возвращается
в прежний быт свой, а герцог, узнав, что Дёлер женится на русской
дворянке, обещал его самого возвести в дворянское достоинство
и сделать, сказал герцог, для него больше, чем он может ожидать» [476].
Разрешение Николая I на вступление в брак было получено
Е. С. Шереметевой только после возведения Т. Дёлера герцогом
Луккским в наследственное дворянское достоинство, пожалования ему
ордена святого Людовика и титула барона, а также после ходатайства
великого князя Михаила Павловича, покровительствовавшего
В. П. Шереметевой [477]. По настоянию императора Дёлер принимал на
себя обязательство «никогда не давать публичных концертов в России
со времени совершения брака… с Елисаветою Шереметевой» [478].
В известном смысле монарх выступал гарантом нормативного
воспроизводства матримониальных стратегий дворянства
в соответствии с требованиями обычая. Одним из важнейших
требований считалась необходимость формального продолжения
дворянского рода, интересами которого в первую очередь
мотивировался выбор брачного партнера. Княгиня Е. Р. Дашкова
объясняла «снисходительное» отношение к себе родственников
свекрови тем, что ее муж «был их общим любимцем и все они сильно
желали, чтобы он женился, так как он был последний князь
Дашков» [479]. В. П. Шереметева, заступаясь за дочь перед великим
князем, уточняла: «Дочери моей 26 лет, она младшая в семействе,
старшие обе за Шереметевыми и имеют сыновей, следственно, род наш
от этого брака не прекращается» [480]. Действовавшее же в России
законодательство (в частности, Жалованная грамота дворянству),
допускавшее возможность заключения брака, не санкционированного
традиционными нормами, лишь закрепляло юридические статусы
в контексте альтернативных матримониальных ситуаций, неизбежно
возникавших на практике.
Несанкционированный выход российских дворянок замуж за
иностранцев карался так же сурово, как и участие дворян
в политических заговорах. Один из репрессивных циркуляров
Министерства внутренних дел в отношении некой нарушительницы
матримониальных предписаний гласил: «Государь Император, согласно
мнению Государственнаго Совета, Высочайше повелеть соизволил:
дворянку Эмилию Галецкую, виновную в самовольном оставлении
отечества и принятии подданства иностранной державы чрез
вступление в брак с иностранцем, подвергнуть вечному из пределов
Государства изгнанию, а в случае самовольнаго возвращения в Россию
сослать в Сибирь на поселение» [481]. Вместе с тем это свидетельствует
о том, что среди дворянок находились такие, которые осмеливались на
подобное поведение, несмотря на предостережения и действовавшие
запреты.
Для родителей жениха особое значение имело имущественное
положение его будущей супруги. Мемуаристка Н. А. Дурова, описывая
свою «первую склонность» в четырнадцатилетнем возрасте
к «молодому человеку лет двадцати пяти», сыну помещицы
Кирияковой, не увенчавшуюся матримониальным результатом,
вспоминала: «Старая Кириякова просила тетку мою осведомиться,
имею ли я какое приданое, и, узнавши, что оно состоит из нескольких
аршин лент, полотна и кисеи, а более ничего, запретила сыну своему
думать обо мне» [482]. Отцы, как и матери, стремились своевременно
напомнить взрослым сыновьям о важности материальной стороны
брака. В составе переписки тверского дворянина Евграфа Васильевича
Суворова с сыном Иваном Евграфовичем содержится любопытное
отцовское «наставление как вступить в супружество икак жыть
ичем» [483].
В письме, датированном 17 октября 1817 года, Иван Евграфович
обращался к отцу с просьбой разрешить ему жениться «на благородной
девице» Анне Михайловне Романовой и благословить «окончить
судбу», вместе с тем сообщая о том, что стоимость принадлежавшей его
избраннице 1/14 часть имения составляла 10 тысяч рублей, и напоминая
о ранее данном ему принципиальном разрешении на женитьбу [484].
В ответном письме от 16 ноября 1817 года Евграф Васильевич Суворов
весьма обстоятельно излагал сыну свою точку зрения на проблему
вступления в брак. Общий смысл его рассуждений сводился к тому, что
при выборе супруга или супруги должен иметь место некоторый
элемент расчета, в брак следует вступать людям примерно равного
имущественного положения, а материальный достаток является
необходимым условием семейного благополучия: «Я как болезнующеи
одетях своих отец, ижелающеи им всякаго блага, хочу сказать тебе
о примерах нынешняго времяни может быть частию и тебе известными,
что многия партии безращету невравенстве оженившись, неимеют
согласнои и покойной жизни, и напаследок понедостаточному
состоянию, приобыкнув быть подражателями слепои моды,
обременяются разными пригорести без покоиствами; спотерением
и самаго даже здаровья. В таком случае, ты должен врешении судьбы
твоеи управляться благоразумием…» [485]
Правда, как видно из романа А. С. Пушкина «Дубровский»,
который, по словам С. М. Петрова, «замечателен прежде всего широкой
картиной помещичьего провинциального быта и нравов»[486] 1810-
х годов, в среде мелкопоместного дворянства существовала и иная,
как бы противоположная, мотивация стремления к относительному
равенству в имущественном отношении будущих супругов, связанная
с представлением о том, что жена не должна была быть богаче своего
мужа, поскольку это могло лишить его «подобающей мужчине»
главенствующей роли в семье: «Бедному дворянину… лучше жениться
на бедной дворяночке да быть главою в доме, чем сделаться
приказчиком избалованной бабенки» [487]. Понятно, что
в анализируемом примере из жизни отца и сына Суворовых речь идет не
об этом.
По мнению Е. В. Суворова, имение А. М. Романовой, принимая во
внимание «небольшое состояние» его сына, не могло обеспечить им
безбедное существование в будущем и, следовательно, молодую
супружескую чету ожидало неизбежное разочарование друг в друге:
«Ты пишишь, что часть любезнаго тебе предмета стоит десяти тысечь
рублей, но, разсуди здраво сам, могутли оныя притвоем небольшом
состояни составить благополучие твое, оне, покуда ты сыиграешь
свадьбу, изчезнут в кармане твоем как от теплоты воздуха люды,
и впоследствии времени будеш невсостояни удовлетворять другу
твоему, коего теперь избираешь, в самои даже малости; и тогда
заставишь ее некоторым образом роптать натебя, и она будет щитать
себя несчасною» [488]. При этом отец убеждал сына в том, что, если бы
тот владел бóльшим имением, он не стал бы препятствовать его браку
с девушкой еще менее состоятельной, чем Анна Михайловна:
«Я неотымая ее достоиств, в окончании последняго щастия твоего;
нехотелбы противится тебе когда бы ты придостаточном состоянии
своем и збрал себе товарища хотя еще беднея ее…» [489] Далее
Е. В. Суворов, повторяя снова данную уже ранее оценку
имущественного положения сына как «недостаточного» для содержания
семьи, отказывал ему в родительском согласии на женитьбу, оставляя
тем не менее за ним свободу выбора: «…зная, что имение твое
понынешней вовсем дороговизне для прожитку вашего будет
недостаточно, посему самому несымая с тебя воли ибо жить немне
с твоею женою, нотебе: однакош позволения моего женится
недаю…» [490]По мнению отца, И. Е. Суворов, будучи в возрасте
немногим старше двадцати лет (как видно из других источников [491],
в 1817 году ему было двадцать пять лет. — А. Б.), имел еще шанс
встретить более подходившую ему невесту, которая должна была
удовлетворять следующим требованиям: принадлежать к дворянскому
роду, статус которого был бы сопоставим со статусом древнего рода
Суворовых, внесенных в VI часть дворянской родословной книги
Тверской губернии [492], и владеть имением, по крайней мере, средних
размеров, по оценкам того времени: «…вспомнии что тебе еще
несболшим 20ть лет, то кажется мне время еще неушло, аестьли Бог
столко будет дотебя милостив, что ты наидеш себе соответственную
партию непостыдную для фамильии нашеи, и с состоянием хотя
посредственным, то пиши комне безобману иобо всем обстоятельно;
тогда я тебе дам отцовское благословение» [493].
В своих «наставлениях» сыну Е. В. Суворов руководствовался не
соображениями корысти, как может показаться на первый взгляд. Судя
по дальнейшей переписке, он пытался удержать сына от принятия
скоропалительных решений и совершения неразумных поступков,
вместе с тем предоставляя ему право самому сделать окончательные
выводы: «…атеперь вижу или замечаю пылкость твою искорость вовсем
то советую подумать тебе обовсем…» [494] Столь же рациональный
подход к жизни был свойственен и отцу А. М. Романовой, Михаилу
Романову («…авижу исписма Михаила Романовича, он сомною
согласен…» [495]), поскольку для того, чтобы получить согласие на
брак с его дочерью, И. Е. Суворову пришлось прибегнуть, вероятно,
в устной беседе с ним, к преувеличению подлинных размеров имения
своего отца и тем самым заслужить нелестный отзыв о себе последнего
(«…аты мои друг аблыгаешь что я имею полтораста душ которых нет,
ия невижу изетова ума твоего…»[496]).
Недовольство Е. В. Суворова было направлено не против
вступления Ивана Евграфовича в брак как таковой и не конкретно
против его избранницы, а скорее против его жизненной неустроенности
(«…идля меня… еще болнее что ты взял два намерения первое
вотставку вытти второе всупружество вступить инезнаю начем оснуеся,
ая непозволяю ксебе тебе приехать покудова ты берега для жызни своеи
ненаидеш…» [497]), несовместимой, по мнению отца, с исполнением
обязанностей главы семьи и с той мерой ответственности, которую
возлагал на себя мужчина при заключении брака. Отец ориентировал
сына на то, что дворянин должен иметь в жизни устойчивое служебное
и материальное положение, приобретенное благодаря собственному
интеллекту: «…я напоминаю тебе ты видно забыл, вот тогда породуеш
меня когда наидеш умом своем пост свои или хлеб назеват, икомне
спозволения моего приедешь тогда я приму тебя иодам разуму твоему
великую похвалу ипод старость утешусь…» [498]Большая роль
в назидании Ивана Евграфовича отводилась Е. В. Суворовым
традиционным представлениям о предназначении российского
дворянина нести военную государеву службу и о чести как результате
воинской доблести: «…служи как должно дворянину, и хорошему
афицеру, тогда будет тебе честь, амне слышать отом доставишь
удоволствия…» [499]; «…я весма рад что ты пишешь что кусок хлеба
наидеш, так идолжно ты воин служы государю…» [500].
Кроме того, он апеллировал к ценностным ориентациям родовитого
дворянства, связывавшего воедино понятия «честность»
и «благородство» и ставившего «честь офицера» превыше его
имущественного положения и каких бы то ни было материальных
выгод: «…авсотоже итоже скажу что сам приобретаи себе хлеб
насущены, безовсяких оманав мои совет благородну быть где цену тебе
делают сказать душа чесная втебе дачарскои мундир на тебе ето болше
полуторасто душ» [501]. Здесь, правда, вспоминается эпизод,
свидетельствующий о своеобразии понимания «чести» в мужской
дворянской среде. Дж. Дж. Казанова де Сейнгаль (1725–1798),
прибывший в Петербург в декабре 1764 года, сообщал в своих мемуарах
о карточной игре «фараон» в доме генерала П. И. Мелиссино (1730–
1797), в которой участвовали одни «молодые люди самого лучшего
общества» [502]. Знаменитого европейского авантюриста сильно
удивило то, как русские дворяне «открыто играют в так называемую
фальшивую игру» [503], — проигрывая большие суммы «на слово», не
платят по счету. По выражению просветившего его по этому поводу
барона Лефорта, «честь не страдает от карточных долгов: таковы, по
крайней мере, нравы у нас» [504].
Занятая отцом Суворовым довольно «жесткая» позиция по
отношению к сыну, отчасти, объяснялась тем, что на его попечении
оставались еще три дочери (Анна, Елизавета и Александра Евграфовны
Суворовы [505]), которых нужно было выдать замуж, что при
небольших размерах его имения сделать было достаточно трудно:
«…анезабываи что уменя три сестры твое я обних пекусь, ипрошу тебя
успокоить меня и сестор своих которых ты трогал великою глупосью
своею…» [506]Иван Евграфович же был в состоянии сам позаботиться
о себе и о своей будущей семье. Пример Суворовых подтверждает, что
в семьях провинциальных средне- и мелкопоместных дворян, в которых
на момент женитьбы сына оставались незамужние дочери,
имущественная состоятельность будущей супруги имела особое
значение для родителей жениха. Также в провинции часто
соблюдалась локальная эндогамия при заключении браков между
жителями одного уезда или даже соседями по имению. Так,
в Вышневолоцком уезде Тверской губернии многочисленные
матримониальные отношения связывали в нескольких поколениях роды
дворян Милюковых, Путятиных, Манзей, Рыкачевых и других.
Рекомендации Е. В. Суворова своему намеревавшемуся жениться
сыну являются показательными и с точки зрения описания
господствовавших в то время представлений о том, каким должен был
быть потенциальный брачный партнер и каким критериям ему
следовало соответствовать. При этом требования, предъявлявшиеся
к жениху родителями дворянской девушки, вступавшей с ним в брак,
очевидно, могли быть еще более высокими, чем со стороны его
собственных родителей.
Из письма, адресованного 16 апреля 1830 года А. С. Пушкиным
генералу от кавалерии А. Х. Бенкендорфу (1783–1844) [507], явствует,
что в глазах дворянской девушки и ее матери существенное значение
для оценки претендента на роль будущего мужа и зятя имело его
материальное положение и лояльность к нему верховной власти:
«Я женюсь на м-ль Гончаровой… Я получил ее согласие и согласие ее
матери; два возражения были мне высказаны при этом: мое
имущественное состояние и мое положение относительно
правительства… Г-жа Гончарова боится отдать дочь за человека,
который имел бы несчастье быть на дурном счету у государя…» [508].
При этом следует заметить, что в данном случае невеста, Наталья
Николаевна, урожденная Гончарова (1812–1863) [509], принадлежала
к дворянскому роду, не имевшему, в отличие от рода Пушкиных [510],
древнего происхождения [511]и внесенному в III часть родословных
книг Калужской и Московской губерний [512], а ее мать, Наталья
Ивановна Гончарова, урожденная Загряжская [513] (1785–1848) [514],
не располагала достаточными средствами для того, чтобы выдать ее
замуж, даже притом, что ей уже было сделано официальное
предложение: «Состояние г-жи Гончаровой сильно расстроено
и находится отчасти в зависимости от состояния ее свекра. Это является
единственным препятствием моему счастию» [515]; «…теща моя
отлагала свадьбу за приданым…» [516].
Возможно, не вполне безупречное, с точки зрения представителей
родовитого дворянства, социальное происхождение как матери, так
и дочери заставляло в свое время и ту и другую быть более или менее
сдержанными в своих требованиях при выборе брачных партнеров. То
обстоятельство, что Наталья Ивановна была внебрачной дочерью
генерал-лейтенанта Ивана Александровича Загряжского [517], вероятно,
сыграло определенную роль в согласии выйти замуж за Николая
Афанасьевича Гончарова, который, принадлежа к роду,
происходившему от калужского купца Афанасия Абрамовича
Гончарова (1693–1788) [518], обладал дворянским званием всего лишь
во втором поколении [519]. При этом в расчет как бы не принимается
факт того, что рождение Натальи Ивановны было узаконено, она
пользовалась наследственными правами, обладала чрезвычайной
красотой, до замужества находилась при дворе, являясь фрейлиной
императрицы Елизаветы Алексеевны, а Николай Афанасьевич считался
обеспеченным, образованным и красивым молодым человеком [520].
Наталья Николаевна же в силу как своей родовой принадлежности,
так и бедственного материального положения должна была считать,
безусловно, удачной для себя партией брак с представителем
родовитого дворянства невзирая на своеобразие его деятельности. Хотя,
скорее всего, в решающей мере на ее выбор повлияли испытывавшиеся
ею личные симпатии к поэту [521]. При этом обращает на себя
внимание, что А. С. Пушкин, с одной стороны, страстно желавший
жениться на Наталье Николаевне, а с другой, «хладнокровно
взвесивший выгоды и невыгоды»[522] нового состояния, женившийся
«без упоения, без ребяческого очарования» [523], мог вкладывать
в понятие «равный брак» не только наличие родового
и имущественного соответствия между партнерами, но и проявление
ими взаимных чувств и сердечной привязанности друг к другу: «Только
привычка и длительная близость могли бы помочь мне заслужить
расположение вашей дочери; я могу надеяться возбудить со временем
ее привязанность, но ничем не могу ей понравиться; если она
согласится отдать мне свою руку, я увижу в этом лишь доказательство
спокойного безразличия ее сердца. Но, будучи всегда окружена
восхищением, поклонением, соблазнами, надолго ли сохранит она это
спокойствие? Ей станут говорить, что лишь несчастная судьба
помешала ей заключить другой, более равный, более блестящий, более
достойный ее союз; — может быть, эти мнения и будут искренни, но уж
ей они безусловно покажутся таковыми» [524].
Важным критерием оценки брачного партнера, с точки зрения
дворянской девушки и ее родителей, являлась его служебная
занятость. Применительно к 1820-м годам религиозный писатель
начала XX века С. А. Нилус утверждал: «В те времена дворянская честь
требовала обязательной службы Государству. Молодой человек,
окончивший курс своего учения, должен был непременно служить, или
на коронной службе, или по выборам — неслужащий дворянин был все
равно, что недоросль из дворян. Уклонение от службы отечеству
считалось таким позором, что ни одна девушка из порядочного
семейства не пошла бы замуж за того, кто сколько-нибудь не прослужил
в военной или гражданской службе Царю и Отечеству» [525]. Далее,
имея в виду уже конкретный пример, он отмечал: «Чтобы получить
руку Языковой (Екатерины Михайловны[526]. — А. Б.), надо было
служить — так, по крайней мере, думал Мотовилов (Николай
Александрович. — А. Б.), так думало тогда все дворянское
большинство. Онегины и Чацкие только зарождались» [527]. Причем
в некоторые исторические моменты существенное значение приобретал
даже характер службы дворянина. В мужском литературном дискурсе,
как видно из повести А. С. Пушкина «Метель», нашел отражение тот
факт, что непосредственно после победного для России окончания
Отечественной войны 1812 года при выборе брачного партнера
в провинциальной дворянской среде явное предпочтение отдавалось
военным перед штатскими: «В это блистательное время Марья
Гавриловна жила с матерью в *** губернии и не видала, как обе
столицы праздновали возвращение войск. Но в уездах и деревнях общий
восторг, может быть, был еще сильнее. Появление в сих местах офицера
было для него настоящим торжеством, и любовнику во фраке плохо
было в его соседстве» [528].
Судя по реплике из повести О. И. Сенковского
с дискредитирующим названием «Вся женская жизнь в нескольких
часах», в качестве неоспоримого достоинства жениха родителями
невесты рассматривалось его высокое служебное положение: «Мы уже
приискали для тебя жениха, прекрасного, степенного человека…
в генеральском чине!.. со звездою!..» [529] В частности, выход дочери
замуж за «генерала» сулил ей, по их мнению, непременное жизненное
благополучие и личное счастье, что в действительности далеко не
всегда оказывалось так. В последнем убеждают и хрестоматийный
литературный пример Татьяны Лариной, ставшей по воле матери женой
«важного генерала» [530], и мемуарное свидетельство А. П. Керн
о «несчастии в супружестве» [531]с «доблестным
генералом» [532] Е. Ф. Керном, за которого, по ее словам, она
«решилась выйти… в угождение отцу и матери, которые сильно желали
этого» [533]. Очевидно, родители считали собственный выбор,
с осуществлением которого, по их мнению, не следовало затягивать,
предпочтительнее того, который, руководствуясь личными симпатиями,
могла сделать их дочь. Под словами литературного персонажа из
повести О. И. Сенковского подписались бы многие тогдашние радетели
о судьбах дворянских девушек: «…мы заботимся о твоем счастии. Друг
мой!.. когда представляется хорошая партия, никогда не надо
пропускать случая… Иная потому, что искала мужа по своему вкусу,
навек осталась в девках… На что долго выбирать жениха?.. Ах,
душенька!.. Мужчины все одинаковы!..» [534]
Как видно из романа И. С. Тургенева «Дворянское гнездо»,
потенциального брачного партнера оценивали сразу по нескольким
критериям — родовитости, служебной характеристике, интеллекту,
социальному статусу: «Он хорошей фамилии, служит прекрасно, умен,
ну, камер-юнкер, и если на то будет Воля Божия… я, с своей стороны,
как мать, очень буду рада» [535]. Тем не менее, несмотря на большое
значение, которое придавалось родителями дворянской девушки
имущественному и служебному положению жениха, его моральные
качества, в частности честность, могли возобладать в иерархии
достоинств:
Он не богат, я это знаю,

Но честен, говорят, и мил;

А честность я предпочитаю

Богатству и чинам большим [536].


Мария Логгиновна Манзей, высказывая сестре Вере Логгиновне Манзей
в письме от 25 мая 1836 года свои соображения относительно
предстоящего замужества их племянницы Марии Ивановны,
урожденной Мельницкой, отмечала присущие ее избраннику, князю
Арсению Степановичу Путятину (1805–1882) [537], нравственные
добродетели, наличие которых должно было позволить ему обеспечить
жене счастливое семейное будущее: «Мне кажется, благодарение Богу
Маша будет счастлива, Князь такой хороший и благородной
человек…» [538] По-видимому, в оценке достоинств жениха принимали
участие ближайшие со стороны невесты родственницы и знакомые,
которые обменивались между собой складывавшимися у каждой из них
впечатлениями: «Прасковья Фадеевна вчера у нас обедала играла
с Князем в карты и очень его хвалит да и все теперь кто его видит
говорят что Маша делает прекрасную партию» [539]. Характеристика,
данная М. Л. Манзей в письме к сестре В. Л. Манзей от 19 июля
1836 года избраннику другой их племянницы, Прасковьи Степановны,
урожденной Рыкачевой [540], Евгению Михайловичу Романовичу [541],
как бы воспроизводит представление дворянки XIX века
о благополучном выборе брачного партнера, который должен был
обладать христианскими добродетелями, светскими манерами
и высокими душевными качествами: «Я знаю что Романович вам очень
понравится, редкой из нонешних молодых людей, видно что он
християнин хорошей и прекрасных правил очень доброй
и скромной»[542]. Среди достоинств, присущих невесте, как видно из
письма Надежды Ознобишиной, сообщавшей Аграфене Васильевне
Кафтыревой о намечавшейся женитьбе сына, особо ценились ее
внешние данные, образованность и интеллект: «…Николя наш женится,
невеста его премиленькая, хорошо образованная и очень, очень
умна…» [543]
Наконец, в той мере, в которой выбор брачного партнера или
партнерши зависел от самих претендентов на вступление в брак,
важным критерием оценки были их личные симпатии друг к другу:
«Я намерен жениться на молодой девушке, которую люблю уже год —
м-ль Натали Гончаровой»[544]; «Чем более узнаю моего Арсения
Степановича, тем более нахожу притчин уважать и любить его» [545];
«Соглашаясь на желание Лизы, сочувствуя ее любви к Вам, я жертвую
собой…»[546].
Несмотря на некоторые традиционные ограничения, обусловленные,
в частности, недопустимостью мезальянса дворянской девушки и брака
ее с человеком, не служившим и имущественно несостоятельным,
взаимные чувства молодых людей, желавших быть связанными узами
супружества, судя по словам, обращенным В. П. Шереметевой
к Т. Дёлеру, могли одержать верх над целым рядом условностей
и оказаться решающим фактором в деле заключения брака: «В своем
письме ко мне Вы утверждали, что отсутствие титула и большого
состояния не дает Вам права на руку моей дочери. Все это не имеет
значения, если только люди по-настоящему любят друг друга. Вот
почему мне хочется быть уверенной в силе Вашего чувства…»[547].
Наибольшую толерантность к эмоциональным привязанностям
своих дочерей и к их праву на собственный матримониальный выбор
проявляли матери, не находившиеся под мужской суггестией
и испытавшие вкус более или менее свободного принятия решений —
пребывавшие во вдовстве (как В. П. Шереметева) или состоявшие во
втором, более равноправном, браке (как Н. Н. Пушкина-Ланская).
В рассуждении Пушкиной-Ланской о замужестве в защиту возможности
дочери самой определиться в своих чувствах звучит неприятие
патриархатных стандартов общепринятых матримониальных стратегий:
«Союз двух сердец — величайшее счастье на земле, а вы хотите, чтобы
молодые девушки не позволяли себе мечтать, значит, вы никогда не
были молодыми и никогда не любили. Надо быть снисходительным
к молодежи. Плохо то, что родители забывают, что они сами когда-то
чувствовали, и не прощают детям, когда они думают иначе, чем они
сами. Не надо превращать мысль о замужестве в какую-то манию,
и даже забывать о достоинстве и приличии, я такого мнения, но
предоставьте им невинную надежду устроить свою судьбу — это
никому не причинит зла» [548].
В мужском литературном дискурсе, как видно из романа
И. С. Тургенева «Дворянское гнездо», некоторым представительницам
старшего поколения приписывалось довольно скептическое отношение
к «браку по любви»: «…женился он по любви, а из этих из любовных
свадеб ничего путного никогда не выходит, — прибавила
старушка…» [549]. Однако подобное суждение, если оно и отражало
одно из расхожих мнений, можно считать скорее запоздалой реакцией
на свершившийся факт, нежели конкретной рекомендацией по
вступлению в брак.
Авторитет родителей и влияние родственного круга, формируя
определенные предпочтения, не лишали полностью молодых людей
свободы в выборе брачного партнера или партнерши. Романтические
отношения и любовь все чаще становились главным мотивом брака,
играя решающую роль именно тогда, когда родители не соглашались
с матримониальным выбором детей. В ряде случаев отстаивание
девушками своих эмоциональных предпочтений приводило в конечном
счете к получению родительского благословения, если и не сразу, то по
прошествии нескольких лет существования супружеского союза.
Таким образом, можно заключить, что в XVIII — середине XIX века
в среде родовитого российского дворянства имелись вполне
определенные представления о том, какими качествами должны были
обладать потенциальный брачный партнер и партнерша. Требования,
предъявлявшиеся в этой связи к будущему мужу или к жене, были
обусловлены нормами действовавших в дворянском сообществе
обычаев (так называемым дворянским этосом) и потому не подлежали
юридической регламентации. Вообще, характер матримониальной
практики родовитого дворянства определялся тенденцией
к соблюдению своеобразной эндогамии посредством предотвращения
мезальянсов. В известном смысле, от результатов оценки в каждом
конкретном случае претендента или претендентки на роль мужа или
жены зависело нормативное воспроизводство дворянской сословной
культуры в целом и сохранение родовой организации как ее основного
структурного элемента.
Мотивы вступления в брак в разных слоях дворянства
в исследуемый период варьировали от материальных соображений до
взаимной склонности. Для мужчин матримониальный выбор
определялся в большей степени социально значимыми критериями,
нежели эмоциональными предпочтениями: в XVIII веке знатность
происхождения невесты могла «перевесить» ее богатство, красоту
и личные симпатии к ней [550], соотношение же между внешней
привлекательностью и состоятельностью избранницы склонялось
в пользу последней [551]. Зачастую женитьба воспринималась
дворянином как разновидность экономической сделки [552].
Мемуаристки употребляли в таких случаях выражение «брак по
расчету» [553], наделяя его негативной коннотацией. В понимании же
некоторых мужчин, напротив, «партии, без расчета оженившиеся»,
представлялись неприемлемыми. Для дворянки более важна была
эмоциональная привязанность, однако далеко не каждая могла
позволить себе, подобно императрице, обратиться на поиски таковой
при неудачном браке: «…Бог видит что не от распутства к которой
никакой склонность не имею, и естьлиб я в участь получила с молода
мужа которого бы любить могла, я бы вечно к нему не переменилась,
беда та что сердце мое не хочет быть ни на час охотно без
любви…»[554] Возможно, такие критерии оценки брачного партнера,
как его имущественное положение и нравственные качества, отражали
бытовой аспект православного представления о браке. В идеале
повседневное семейное благополучие как залог счастливого брака не
мыслилось российским дворянством, в особенности провинциальным,
не только без взаимной любви и уважения супругов друг к другу, но
и без определенного материального достатка, гарантировавшего им
стабильный размеренный уклад жизни. Однако подобные идеальные
конструкции совершенно не исключали разнузданного поведения
мужей по отношению к женам, отсутствия с их стороны как любви, так
и уважения в каждодневном совместном существовании.
Тем не менее важность замужества в жизни дворянской девушки
подчеркивается наличием длительной процедуры, предшествовавшей
непосредственному заключению брака во время церковного таинства
венчания и имевшей несколько значимых с этнологической точки
зрения аспектов. Данную процедуру, по-видимому, следует считать
одним из наиболее ярких проявлений действенности российского
дворянского этоса, лежавшего в основе системного упорядочения
межродовых отношений. Заключение брака являлось не личным делом
мужчины и женщины, а делом двух родов, к которым они
принадлежали по своему происхождению. На пути к супружеству
родителям и другим ближайшим родственникам следовало ограждать
молодых людей от эксцессов, способных негативно повлиять на их
дальнейшую судьбу. Особенно сильно нарушение предварительных
брачных договоренностей могло сказаться на репутации и последующей
жизни дворянской девушки, подтверждением чему служит история
несостоявшегося замужества Софьи Бахметевой.
Девица Софья Бахметева происходила из древнего дворянского
рода, предки которого были известны на Руси со второй
половины XV века [555]. Принадлежность к этому роду, внесенному
в VIчасть родословных книг Пензенской и Саратовской губерний,
давала ей среди прочего право на поступление в петербургский
Екатерининский институт, в котором она и воспитывалась.
В дальнейшем социальное происхождение, институтское воспитание
и образование позволяли девушке рассчитывать на удачную «партию»
и определенное положение в «свете». Однако события, связанные
с замужеством, приняли для нее трагический оборот.
В начале 1840-х годов Софья Бахметева проживала в Санкт-
Петербурге вместе со своей матерью, вдовой поручицей Варварой
Петровной Бахметевой и с родными братьями Юрием, Николаем
и Петром Бахметевыми [556]. В сентябре 1842 года в их доме впервые
появился и затем стал часто бывать один из сослуживцев Юрия
Бахметева по лейб-гвардии Преображенскому полку князь Григорий
Николаевич Вяземский, начавший вскоре ухаживать за
Софьей. Знакомство дворянской девушки с молодым человеком, как
зачастую и происходило в то время [557], состоялось в доме ее
родителей, куда тот был официально приглашаем благодаря знакомству
с ее братом [558].
Продолжая оказывать девушке знаки внимания[559], потенциальный
претендент на роль мужа давал понять ей и ее близким, что намерен
жениться. По словам В. П. Бахметевой, «в январе 1843го Князь
Вяземский стал видимо искать руки ея единственной дочери Софьи
Бахметевой» [560]. После этого дворянин должен был сделать
родителям или другим близким родственникам девушки официальное
предложение о вступлении в брак. Предложение князя Г. Н. Вяземского
8 мая 1843 года было принято Варварой Петровной и Юрием
Бахметевыми с условием, что его родители определенным образом
подтвердят свое согласие на намечавшийся брак [561].
Важно отметить, что в случае смерти мужа дворянской женщины
вопрос о выдаче замуж дочери либо решался ею совместно с другими
представителями мужской части семьи [562], например со старшим
сыном («…Князь Вяземский… сделал ей (В. П. Бахметевой. — А. Б.)…
в присутствии сына ея Юрия, формальное предложение которое они
приняли…» [563]), либо, по крайней мере, согласовывался с ними
(«…с согласия сыновей и зятей моих, я позволила дочери выйти замуж
за Дёлера…» [564]). Кроме того, для нормативного заключения брака
требовалось обоюдное согласие родителей обеих сторон. Принимая
сделанное им предложение, родители дворянской девушки, с учетом ее
собственного желания, выражали свое отношение к предстоявшему
браку. Однако в ответ на данное ими согласие они нуждались
в определенных гарантиях противоположной стороны. Если для
дворянина достаточно было устного разрешения на брак с ним
родителей его избранницы, то те должны были получить письменное
подтверждение от родителей жениха[565], чтобы удостовериться в их
мнении на этот счет: «Не смотря на все уверения в том (в согласии
родителей. — А. Б.) Князя Вяземскаго, она (В. П. Бахметева. — А. Б.)
требовала на то непременнаго доказательства» [566]. В большинстве
случаев родители девушки стремились заручиться особым так
называемым «застрахованным письмом» [567], которое, представляя
собой своего рода «протокол о намерении», фиксировало бы
состоявшуюся договоренность о будущем матримониальном союзе.
Если же родители дворянина не позволяли ему жениться на его
избраннице, то ее родители также пересматривали свое прежнее
положительное решение [568].
Через десять дней после того, как князь Вяземский сделал
предложение Бахметевой, он представил В. П. Бахметевой письмо,
написанное от имени его родителей, князя Николая Григорьевича
(1767–1846) и княгини Софьи Григорьевны Вяземских [569], которые
выражали как свое согласие на женитьбу сына, так и расположение
к его будущей жене и к ее матери [570]. Помимо этого, он пожелал
заручиться еще и согласием тетки, графини Марии Григорьевны
Разумовской, урожденной княжны Вяземской (1772–1865) [571],
проживавшей в то время в Париже [572]. Свое желание князь
Г. Н. Вяземский объяснял особым отношением к тетке, которая его
«воспитывала и много любила» [573], а также надеждой на получение
от нее материальной помощи в настоящем и наследства по духовному
завещанию в будущем [574].
После того как формальности, связанные с поступлением
предложения о браке и подтверждением согласия на него родителей
жениха и невесты, считались улаженными, о предстоявшем замужестве
дворянской девушки могло быть объявлено публично. Правда,
В. П. Бахметева, принимая во внимание просьбу князя Вяземского
о том, чтобы не делать этого до получения письменного ответа от
графини Разумовской, сочла возможным поставить в известность
о происходившем только ближайших родственников и знакомых [575].
С момента публичного объявления о выходе дворянской девушки замуж
ее будущий супруг официально становился ее женихом и в доме ее
родителей к нему относились как к члену семьи: «…с того дни Князь
Вяземский, был принят у нея в доме, как семьянин и нареченный жених
ея дочери» [576].
Высказывая опасения по поводу того, что графиня Разумовская
могла не получить письма от его родителей и поэтому ответ от нее
задерживался, князь Г. Н. Вяземский, якобы для пересылки ей, забрал
обратно у В. П. Бахметевой письмо своих родителей [577]. Между тем
Юрий и Николай Бахметевы должны были уехать из Санкт-Петербурга:
первый — в Гельсингфорс для исполнения служебных обязанностей,
а второй — в Пензенскую и Саратовскую губернии для решения
неотложных дел, возникших в имениях матери [578]. Все это время
князь Г. Н. Вяземский регулярно посещал дом В. П. Бахметевой на
правах официального жениха ее дочери [579]. Вскоре он представил ей
письмо графини Разумовской, которая выражала свое согласие на брак
племянника с Софьей Бахметевой[580]. Это письмо князь Вяземский
также оставил у себя, чтобы переправить его родителям в Москву[581].
Когда все необходимое было уже подготовлено к свадьбе и Варвара
Петровна ждала возвращения в Санкт-Петербург своих сыновей, она
неожиданно получила письмо, в котором родители князя просили
объяснить, почему их сын считается женихом ее дочери, если они не
согласны на этот брак [582]. Сначала Варвара Петровна предполагала,
что они изменили свое решение под влиянием неизвестных ей
обстоятельств, и пыталась узнать, каких именно, чтобы уладить
возникшее недоразумение [583]. Однако, как выяснилось впоследствии,
родители князя Вяземского никогда не давали согласия на брак сына
с Софьей Бахметевой, а письмо, написанное ранее от их имени, было
подложным [584]. Более того, они отказывались когда-либо согласиться
на этот брак[585].
Узнав обо всем, князь Г. Н. Вяземский обвинял родителей в обмане
и уверял Софью и ее мать в необходимости своей поездки в Москву,
чтобы уладить отношения с ними [586]. Дворянской девушке, имевшей
официального жениха, разрешалось общаться с ним гораздо
чаще [587]и более «свободно» [588], чем с любым другим мужчиной:
«…Князь Вяземской находясь столь долгое время почти безотлучно в ея
доме, и пользуясь свободою, по праву своему, объявленнаго жениха,
короткость обхождения своего с ея дочерью…
употребил…» [589]Воспользовавшись этим, Г. Н. Вяземский пытался
склонить С. Бахметеву к заключению так называемого тайного брака,
то есть брака без родительского благословения, решиться на который ей
было довольно сложно [590].
В сентябре 1843 года князь, получив отпуск, отправился
в Москву [591]. Он писал Софье один раз из Твери, а в другой раз,
сообщая о гневе своих родителей и вместе с тем убеждая ее
в благоприятном исходе дела, — из Москвы [592]. С течением времени
Бахметевым стало известно, что Г. Н. Вяземский, письма от которого
перестали приходить, был болен и помещен родителями в военный
госпиталь [593]. Беспокоясь о состоянии его здоровья, С. Бахметева
просила мать разрешить ей в сопровождении тетки В. Н. Дуровой
(ставшей впоследствии коллежской советницей Борковой), поскольку
одна девушка в то время не могла перемещаться, также поехать
в Москву [594]. Пробыв там три дня, она несколько раз навещала
в госпитале князя Вяземского, который в присутствии тетки снова
заверил ее в своем стремлении убедить родителей согласиться на их
брак [595]. Не сомневаясь в искренности жениха, немного успокоенная
его словами, Софья Бахметева вернулась в Петербург, куда вскоре
прибыл и он со своей матерью, княгиней С. Г. Вяземской [596].
Однако, вместо того чтобы нанести визит Бахметевым, князь послал
Варваре Петровне письмо, в котором сообщал о своем отказе жениться
на ее дочери [597]. Одновременно и он, и его мать сделали эту историю
достоянием гласности, распространяя порочившие Софью Бахметеву
слухи в высших кругах петербургского светского общества [598]. Князь
Г. Н. Вяземский публично заявлял о том, что в его намерения входила
не женитьба, а всего лишь легкая интрига, которая не должна была
повлечь за собой серьезных последствий [599]. По его словам, в доме
В. П. Бахметевой он «лишь проводил весело свое время» [600].
Княгиня же С. Г. Вяземская постаралась скомпрометировать Софью
Бахметеву даже в глазах императора Николая I и великого князя
Михаила Павловича [601].
В результате разразившегося публичного скандала князь
Г. Н. Вяземский вынужден был покинуть лейб-гвардии
Преображенский полк[602]. Однако, стремясь выставить себя в глазах
дворянского общества в выгодном свете, он старался еще больше
опорочить девушку и членов ее семьи [603]. Возвратившийся в это
время из Гельсингфорса в Петербург Юрий Бахметев, по словам
В. П. Бахметевой, «нашел мать и сестру свою убитыми горестию,
обезславленными поступками Князя Вяземскаго и гласностию этой
истории»[604].
Несколько раз, пытаясь получить объяснения князя Вяземского
относительно его поведения, Ю. Бахметев приходил к нему на квартиру,
однако княгиня С. Г. Вяземская и другие его родственники не позволяли
им видеться [605]. В ответ на письмо Бахметева, продолжавшего
настаивать на встрече, Вяземский письменно назначил ему время для
визита, который также не увенчался успехом по причине того, что еще
накануне князь уехал из Петербурга в Москву [606]. Так и не получив
желаемых объяснений, Юрий Бахметев отправился воевать на Кавказ,
где отличился храбростью и был представлен к наградам за боевые
заслуги [607]. Несмотря на то что на протяжении всего времени несения
им воинской службы в письмах к матери он ни разу не упомянул о князе
Вяземском, мысль о реабилитации сестры, по-видимому, не давала ему
покоя: «Тут узнала она (В. П. Бахметева. — А. Б.), что ни какия
трудности ни какия опасности на Кавказе понесенныя ея сыном Юрием
не сильны были заставить его забыть безславие нанесенное Князем
Вяземским сестре его и всему его семейству» [608].
Возвращаясь с Кавказа в 1845 году после завершения военной
экспедиции, Юрий Бахметев заехал в свое саратовское имение
и попросил находившегося там брата Николая сопровождать его
в Москву, где «потребовал, что бы он был при нем в страшный
и тяжелый час, когда он пойдет отдавать жизнь свою за честь сестры
и матери!»[609]. На состоявшейся в Москве дуэли с князем
Г. Н. Вяземским Ю. Бахметев был убит на глазах у брата, который, как
и князь, позднее оказался под следствием [610]. В. П. Бахметева была
официально допрашиваема о причинах дуэли ее старшего сына с князем
Вяземским [611] и давала показания. В целом сюжет этой истории во
многом напоминает известные обстоятельства также приведшего
в 1825 году к дуэли конфликта между подпоручиком Семеновского
полка Константином Черновым и сделавшим его сестре Екатерине
Пахомовне [612] предложение, а потом под давлением матери
забравшим его обратно флигель-адъютантом графом Владимиром
Новосильцевым[613].
В копии записи допроса В. П. Бахметевой нет сведений о том, как
сложились в дальнейшем судьбы главных участников расторгнутой
помолвки. Тем не менее по данным генеалогии можно установить, что
князь Григорий Николаевич Вяземский позднее был женат на графине
Прасковье Петровне Толстой [614]. В отношении же Софьи Бахметевой
выяснить что-либо оказалось сложнее. В тексте архивного документа не
упоминалось даже ее отчество. Однако в результате сопоставления
некоторых данных стало понятно, что героиня этой истории есть не кто
иная, как Софья Андреевна Толстая (1827–1892) [615], жена поэта
и драматурга графа Алексея Константиновича Толстого (1817–1875).
В примечании к одному из писем последнего исследователь его
творчества И. Г. Ямпольский со ссылкой на публикацию
в дореволюционном издании сообщает «о тяжелых переживаниях
Софьи Андреевны до ее встречи с Толстым: романе с кн. Вяземским, из-
за которого один из ее братьев был убит на дуэли с ним» [616].
Замечание другого литературоведа, Г. И. Стафеева, относительно того,
что «брат, защищая честь Софьи Андреевны, был убит на дуэли
человеком, который ее оставил и которого она любила» [617], не
позволяет усомниться в том, что речь идет об истории, изложенной
в показаниях В. П. Бахметевой. Г. И. Стафеев приводит также имена
еще двух братьев, Петра [618] и Николая [619] Андреевичей
Бахметевых и указывает на расположение имений первого в Пензенской
и Самарской губерниях [620]. Исследователи отмечают, что в 1851–
1852 годах Софья Андреевна жила в принадлежавшем П. А. Бахметеву
имении Смальково Саранского уезда Пензенской губернии [621]. Тем
не менее за исключением двух процитированных выше беглых
упоминаний ни в литературоведческих, ни тем более в исторических
исследованиях не встречается сколько-нибудь подробное описание
перипетий помолвки Софьи Бахметевой с князем Григорием
Вяземским [622]. В популярных биографиях писателей и описаниях их
любовных историй в последние годы можно встретить упоминания
о рождении у Софьи Бахметевой внебрачной дочери от связи с князем
Григорием Вяземским, которая была записана как ее племянница и не
воспитывалась ею.
Определенный интерес представляет культурный облик
С. А. Бахметевой, сформировавшийся во многом в первой
половине XIX века, но особую роль для характеристики которого могут
сыграть некоторые историко-биографические сведения, известные о ней
как о жене графа А. К. Толстого и относящиеся уже ко второй
половине XIX века. Современники отмечали «ее необыкновенный ум
и образованность» [623], она знала четырнадцать иностранных
языков [624], большую часть из которых выучила сама в течение жизни,
уже после окончания института. В этой связи интересно замечание
графа А. К. Толстого в письме к другу, беллетристу и журналисту
Б. М. Маркевичу, от 9 января 1859 года о том, что «Софья Андреевна
и Варвара Сергеевна занимаются польским языком, и притом —
каждый день» [625]. Софья Андреевна была знакома и общалась
с выдающимися деятелями русской культуры XIX века, такими как
И. С. Тургенев [626], Я. П. Полонский [627], К. К. Павлова [628],
Н. И. Костомаров [629], А. А. Фет [630] и другие. Именно ей, когда она
была уже вдовой графа Толстого, А. А. Фет посвятил стихотворение
«Где средь иного поколенья…» [631]. Говоря словами А. Тархова,
«С. А. Толстую Фет считал одной из самых блестящих и интересных
женщин своего времени»[632].
Тем не менее, возможно, как никакую другую женщину, ее всю
жизнь сопровождали людские пересуды и кривотолки. Ей приписывали
«лживость и расчет» [633], упрекали в том, что «она всегда была
неискренна, как будто всегда разыгрывала какую-то роль» [634],
«притворялась постоянно и как будто что-то в себе таила» [635],
считали, что «ее сердце остается холодным и неспособным к любви, но
она прекрасно играет свою роль» [636]. Литературовед Г. И. Стафеев
утверждает, что «Софья Андреевна… была женщиной холодного,
расчетливого и скептического ума, которая всю жизнь носила маску,
соответствующую обстоятельствам, чтобы полнее использовать их
в своих интересах; все силы своей актерской души она употребляла на
сокрытие того, что действительно находилось в ее душе, причин
и сущности ее продуманной игры»[637].
Что же могло послужить причиной для своего рода скандальной
известности ее личности в светском обществе XIX века и для столь
неодобрительных суждений о ней некоторых знавших ее людей?
Во-первых, отягченное дуэлью и гибелью брата расторжение
помолвки с князем Вяземским, в подробности чего был посвящен весь
«свет» вплоть до императора. Познакомившись в 1851 году
с двадцатичетырехлетней Софьей Андреевной «средь шумного бала,
случайно» [638] и написав под впечатлением первой встречи известное
стихотворение [639], положенное позднее на музыку
П. И. Чайковским [640], граф А. К. Толстой обратил внимание на
«тайну», которая ее «покрывала черты» [641]. В одном из писем,
датированном также 1851 годом, он, имея в виду, как справедливо
считает И. Г. Ямпольский, в том числе и вышеупомянутые
обстоятельства, обращался к ней со словами: «Бедное дитя, с тех пор,
как ты брошена в жизнь, ты знала только бури и грозы»[642]. Во-
вторых, разрыв, а затем и развод, с первым мужем, «конногвардейским
полковником Л. Ф. Миллером» [643], и внебрачная связь с графом
А. К. Толстым [644]. По словам И. Г. Ямпольского, брак Софьи
Бахметевой с Миллером был «неудачным» [645]. Еще будучи замужем,
в 1855 году, «Софья Андреевна, презрев все светския условности,
приехала в зараженный тифом город»[646] Одессу, где в то время
в составе «новообразованного стрелкового полка императорской
фамилии» [647] находился отправившийся «добровольцем» [648] на
Крымскую войну и тяжело заболевший в результате вспыхнувшей там
эпидемии Толстой, «чтобы ходить за дорогим человеком» [649]. Тем не
менее особенно противилась их отношениям мать поэта, графиня Анна
Алексеевна Толстая, урожденная Перовская (1801–1857) [650], которая
«не могла примириться с мыслью, что Алексей Константинович свяжет
свою жизнь с замужней женщиной» [651], а потому, как утверждает
А. А. Кондратьев, при ее жизни «Софья Андреевна не пыталась
сделаться женою Толстого» [652]. В отношении времени и места
заключения их брака имеются различные точки зрения. По мнению
В. Покровского, «в 1857 году Софья Андреевна, получив развод от
своего мужа, Л. Ф. Миллера, сделалась женою графа
А. К. Толстого» [653]. Однако в письме к Б. Ауэрбаху от 20 марта
1863 года Алексей Константинович именовал ее «госпожой
Бахметевой» [654], из чего И. Г. Ямпольский заключает, что
«бракоразводный процесс с Л. Ф. Миллером был к тому времени
закончен»[655]. Он утверждает также, что «ее брак с Толстым был
официально оформлен 3 (15) апреля 1863 года в Лейпциге» [656].
Г. И. Стафеев же считает, что они поженились в 1863 году
в Дрездене [657]. Как бы то ни было, брак с графом А. К. Толстым
должен был сделать Софью Андреевну, урожденную Бахметеву,
счастливой после всех перенесенных ею, начиная с юности, страданий
и испытаний. В авторитетном энциклопедическом издании
начала XX века говорится, что «письма его к жене, относящиеся
к последним годам его жизни, дышат такой же нежностью, как
и в первые годы этого очень счастливого брака» [658]. Например,
в письме от 10 (22) июля 1870 года граф А. К. Толстой писал Софье
Андреевне: «Вот я здесь опять, и мне тяжело на сердце, когда вижу
опять эти улицы, эту гостиницу и эту комнату без тебя. Я только что
приехал в 31/4 часа утра и не могу лечь, не сказав тебе то, что говорю
тебе уже 20 лет, — что я не могу жить без тебя, что ты мое
единственное сокровище на земле, и я плачу над этим письмом, как
плакал 20 лет тому назад. Кровь застывает в сердце при одной мысли,
что я могу тебя потерять, — и я себе говорю: как ужасно глупо
расставаться! Думая о тебе, я в твоем образе не вижу ни одной тени, ни
одной, всё — лишь свет и счастие…» [659]
Тем не менее история с несостоявшимся замужеством и дуэлью
брата с князем Вяземским давала о себе знать на протяжении всей ее
жизни в виде тянувшегося за ней шлейфа сплетен. Уже в молодости это
сказывалось на ее внутреннем душевном состоянии, приводя к тому, что
«даже и в самые лучшие минуты» ее «волновали какая-нибудь
неотвязная забота, какое-нибудь предчувствие, какое-нибудь
опасение» [660].
Анализ культурного облика Софьи Бахметевой и перипетий
помолвки ее с князем Вяземским показывает, насколько важное
значение в жизни дворянской девушки XIX века имело все, что касалось
ее замужества. То, за кого и как дворянка выходила замуж, какие
обстоятельства этому сопутствовали, насколько были соблюдены
действовавшие в дворянской среде социально-этические нормы
вступления в брак, в решающей мере определяло ее дальнейшую
публичную репутацию, игравшую, в свою очередь, на всех этапах ее
жизненного пути весьма существенную и даже культурно значимую
роль.
Также обращает на себя внимание парадоксальное обстоятельство,
что и С. А. Бахметева, по первому мужу Миллер, и князь
Г. Н. Вяземский впоследствии связали свои судьбы с представителями
рода графов Толстых [661]. Кроме того, тетка князя Вяземского,
графиня М. Г. Разумовская, урожденная княжна Вяземская, была женой
графа Льва Кирилловича Разумовского, который приходился дядей
Алексею Алексеевичу Перовскому [662] (известному под писательским
псевдонимом Антоний Погорельский), а тот, в свою очередь, — родным
дядей графу Алексею Константиновичу Толстому [663], мужу Софьи
Бахметевой. Все это еще раз подтверждает высказанную выше мысль
о замкнутом характере воспроизводства родственных связей
в российском дворянском сообществе [664].
Таким образом, процедура, предшествовавшая непосредственному
заключению брака во время церковного таинства венчания,
способствовала достижению своего рода социального соглашения
между родителями жениха и невесты как представителями
определенных дворянских родов. Роль в этой процедуре девушки, для
которой замужество означало формальный переход из рода отца в род
мужа, представляется весьма условной. Несмотря на то что ее активное
участие в достижении брачных договоренностей сводилось
к минимуму, соблюдение противоположной стороной обязательств по
отношению к ней являлось своеобразным критерием нормативности
заключения брака. В случае если поведение дворянина вело
к нарушению предварительного брачного соглашения, оно считалось не
соответствовавшим нормам дворянского поведения вообще: «…она
(В. П. Бахметева. — А. Б.) сама как мать могла ли желать, что бы сын ея
Юрий отыскивал обиды их на Князе Вяземском она успокоивала его
и убеждала к должному презрению по действиям Князя Вяземскаго не
заслуживающаго уже ни какого благороднаго с ним сношения» [665].
Российское дворянское сообщество вполне подтверждает действенность
этнологической концепции «обмена женщинами» Гейл Рубин.
В обменных брачных отношениях, увенчивающихся созданием
социальной организации, женщина выступает как «канал родственной
связи» [666]. По выражению Г. Рубин, «женщины не имеют
возможности осознать выгоду от своего собственного
обращения» [667]. В подтверждение она цитирует создателя
французской школы этнологического структурализма Клода Леви-
Стросса, специально изучавшего системы родства на широком
этнографическом материале и пришедшего к следующему заключению:
«Отношение обмена, создающее брак, устанавливается не между
мужчиной и женщиной, а между двумя группами мужчин, при этом
женщины фигурируют лишь в качестве одного из предметов обмена,
а не в качестве партнеров… Это справедливо даже тогда, когда
принимаются во внимание чувства девушки, что, более того, обычно
и происходит. Уступая предлагаемому союзу, она идет на обмен
и создает его, но не может изменить его природу» [668].
Воспроизводству межродовых матримониальных практик
способствовали действовавшие в дворянской среде, как
и в крестьянской, брачные посредницы-профессионалы. Мемуаристка
А. П. Керн, например, назвала свою сваху «передательницей
генеральских желаний» [669]. В роли свах могли выступать замужние
дворянки, причем некогда удачно просватанная женщина считала своим
долгом выступить в аналогичном качестве по отношению к кому-то из
родных своей бывшей свахи. Мемуарист М. П. Загряжский вспоминал
по этому поводу: «Анна Петр[овна]… сажает меня возле себя,
и начинает говорить: „Тебе не известно, я обязана твоей матушке.
По милости ее я благополучна, счастлива за Д. С. Хочу отплатить тем
же“» [670].
Если в крестьянской среде функции свах и акушерок часто
выполняли одни и те же женщины, то в дворянской — они были
разделены.
История несостоявшегося замужества Софьи Бахметевой
демонстрирует в большей степени светский аспект процедуры,
предшествовавшей вступлению дворянской девушки в брак. Однако эта
процедура, особенно в провинциальной дворянской среде, имела
выраженную религиозную коннотацию.
Выход замуж мыслился дворянской девушкой как своего рода
рубеж, причем не просто отделявший друг от друга два разных этапа ее
жизни, а обозначавший момент, с которого ее социальное
существование обретало подлинную полноту и она как бы вступала на
«предопределенный» ей жизненный путь. Девушки-невесты писали
о себе: «Участь моя теперь решена и; благодаря Господа, я совершенно
счастлива» [671]; «Теперь от Тетиньки Марьи Логиновны вы знаете что
участь моя решена…»[672].
Замужество означало для них принципиально иную повседневность,
связанную с исполнением новых обязанностей: «Это время для меня
было очень тяжелое, теперь по немногу начинаю привыкать к новому
образу жизни. Маминька благословила нас в Вознесение, и я с Божиею
помощию буду старатся исполнять долг свой» [673].
Принятие решения о выходе замуж не было простым для
дворянской девушки и сопровождалось ее душевными переживаниями:
«Маша прежде была очень скучна и много плакала но теперь как уже
решилась Слава Богу весела…»[674] Причина — в психологическом
страхе перед «неизвестным» [675] и вместе с тем, возможно,
в христианском понимании своей ответственности перед Богом.
Разумеется, внутренние терзания девушки усугублялись неприятием
претендента на роль жениха. В памяти 70-летней мемуаристки
А. П. Керн сохранились первые впечатления, полученные ею, 16-летней
девушкой, о «герое ста сражений» [676], который «восхотел
посвататься»[677] за нее: «Этот доблестный генерал так мне был
противен, что я не могла говорить с ним» [678].
Православное мировосприятие дворянских девушек делало
необходимым родительское благословение брака. Даже взрослые
женихи усматривали в благословении старших особый смысл. «Прошу
вашего благословения не как пустой формальности, — обращался
к родителям А. С. Пушкин, — но с внутренним убеждением, что это
благословение необходимо для моего благополучия — и да будет
вторая половина моего существования более для вас утешительна, чем
моя печальная молодость» [679]. Мистическое значение родительского
благословения становится очевидным из письма (хотя речь в нем идет
о другом вопросе), адресованного взрослым сыном,
поручиком [680] Михаилом Федоровичем Апыхтиным, своей матери,
Ольге Михайловне Апыхтиной: «…Воля же ваша есть для меня закон,
и мы… должны… доставлять вам всякое спокойствие и утешение,
а иначе без Благословения вашего не будет на нас и благословения
Божияго…» [681]
Родители благословляли дочерей на вступление в брак святыми
иконами, обширные перечни которых обычно включались в тексты
приданых росписей и могли предваряться формулой: «…а во
благословение за ней дочерью своей даю вначале Божие Милосердие
святые образа да приданого…»[682] Княжна Наталья Петровна
Черкасская, выданная 10 мая 1760 года замуж за прапорщика лейб-
гвардии Преображенского полка Степана Степановича Загряжского,
получила в знак благословения от отца, генерал-лейтенанта, а позднее
генерал-аншефа, и премьер-майора лейб-гвардии Конного полка князя
Петра Борисовича Черкасского, образа Иверской иконы Божией
Матери, Казанской иконы Божией Матери, Рождества Пресвятой
богородицы, иконы Божией Матери, именуемой «Троеручица»,
святителя Димитрия Ростовского, мучеников и исповедников Гурия,
Самона и Авива, мучеников Ермила и Стратоника, мучеников Адриана
и Наталии [683]. Кашинский помещик титулярный советник Василий
Борисович Суворов благословил свою дочь Наталью Васильевну,
урожденную Суворову, вступившую 5 мая 1760 года в брак
с кашинским помещиком капитаном Никитой Павловичем
Каржядиным [684], «Образом Умиления Богоматери Образом Николая
Чудотворца… Образом Макария Калязинскаго Чудотворца» [685]. При
этом в приданой росписи отмечалось, что она получила благословение
обоих родителей: «Благословение вкупе отчее и матернее дочери вашей
Наталье Васильевне Суворовои…» [686] Другую свою дочь, Агафью
Васильевну, В. Б. Суворов выдал замуж за кашинского помещика
сержанта Григория Федоровича Карачинского [687] и, как видно из
составленной 20 апреля 1770 года «росписи приданому», благословил
«образом Знамения Богоматери… образом Тифинския (Тихвинской. —
А. Б.) Богоматери… образом Богоматери всем Скорбящим радосте…
образом Великомученицы Екатерины… сприкладом скрестом
серебреным распятия Христова малым, образом Благоверныя княгини
Анны… образом Воскресения Христова местным» [688]. Подобные
перечни дают представление о наиболее почитаемых среди
провинциальных дворян православных иконах — различных образах
Богоматери, святых покровителей брака и семьи и местночтимых
святых. Процедура благословения родителями дочери и ее жениха
воспроизведена А. С. Пушкиным в наброске «Участь моя решена.
Я женюсь…»:
«Позвали Наденьку; она вошла бледная, неловкая. Отец вышел
и вынес образа Николая Чудотворца и Казанской Богоматери. Нас
благословили» [689].
Перед иконой, которой мать благословляла на брак дворянскую
девушку и которая сопровождала ее после отъезда из дома, по ее заказу
могли отслужить молебен: «Пашинька Романович незабыла взять свой
образ из церкви и отслужить молебен ее Маминька им
благословила» [690]. Вера в благодать, исходившую от такой иконы,
была особенно велика. Благословение матери невесты имело большое
значение в равной степени как для нее самой, так и для ее жениха:
«Накануне нашего отъезда сестрица Л<юбовь> Л<оггиновна>
благословила князя и Машу он поехал в восхищении…» [691] Для
дворянской девушки важно было получить также и благословение
родственников. Так, в июле 1836 года Прасковья Степановна,
урожденная Рыкачева, просила своего дядю генерал-майора Николая
Логгиновича Манзея[692], приходившегося родным братом ее матери
Надежде Логгиновне Рыкачевой, урожденной Манзей, благословить ее
на брак с Евгением Михайловичем Романовичем, что тот и согласился
сделать. Одна ее тетушка сообщала об этом другой: «…Пашинька звала
братца Н<иколая> Л<оггиновича> благословить ее квенцу что он
и обещал…» [693]19 июля 1836 года из вышневолоцкого имения
Боровно он обратился в письме к сестре Вере Логгиновне Манзей,
находившейся в то время в Москве, с просьбой прислать ему точно
такой же образ, как тот, который ранее был приобретен им для
благословения другой племянницы — Марии Ивановны, урожденной
Мельницкой, дочери Любови Логгиновны Мельницкой, урожденной
Манзей: «Милая Сестрица я к вам с покорнейшею прозьбою
потрудитесь моя родная выслать мне по почте такой же образ какой
я купил для Маши. Пашинька желает то же, чтоб я ее
благословил…»[694]
В дворянских семьях, происходивших по женской линии из рода
Манзей, сложилась определенная традиция благословения невесты
дядей по материнской линии.
В письмах к родным выходившая замуж дворянская девушка
должна была представить им своего избранника — жениха или уже
мужа — и попросить их о родственном отношении к нему: «Любезный
дедушка! Имею счастие известить вас наконец о свадьбе моей
и препоручаю мужа моего вашему милостивому расположению» [695];
«Все ето время сбиралась писать вам моя радная… надеялась лично…
отрекомендовать вам Евгенья Михайловича <…> Позвольте мне
просить… вас безценнейшая радная моя Тетинька не оставить его
вашим родственным расположением мы оба будем употреблять
всевозможныя старания заслуживать онаго… со слезами прошу вас не
оставить вашей лаской… того кому я вверяю судьбу свою на всю
жизнь» [696]; «…позвольте мне иметь счастие отрекомендовать вам
Евгения Михайловича и просить вас не оставить его вашим милостивым
расположением и ласкою…»[697]; «Прошу вас, моя родная тетинька,
принять его (Арсения Степановича. — А. Б.) в число родных: он будет
старатся это заслуживать» [698].
В свою очередь, жених посредством особых рекомендательных
писем обращался к ним с просьбой принять его в круг родственников:
«Позвольте мне иметь честь Вам рекомендовать себя и просить Вас
неоставить меня своим родственным расположением…» [699]; «…прося
Вас принять меня в число ваших родных, щитаю приятною
обязанностию стораться заслуживать ваше родственное
разположение» [700].
Важную роль в представлении жениха родным невесты играла ее
мать: «…потому то сестрица Л<юбовь> Л<оггиновна> сама сюда не
едит рекомендовать князя (жениха дочери. — А. Б.)» [701]; «…всего бы
лучше Надежды Логиновны поскорее сюда приехать и Пашинькой
и жениха дать нам посмотреть» [702]; «…теперь мая радная уже думаю
праводить Пашиньку. После свадьбы и отрекомендовать ее будущаго
супруга вам лична…» [703].
Следует отметить, что после заключения брака дворянин
подписывал письма, обращенные к родственникам жены,
в соответствии со степенью родства, в которой его жена состояла по
отношению к каждому из них. Например, князь Арсений Степанович
Путятин, женившись на Марии Ивановне, урожденной Мельницкой,
стал называть ее родных тетушек В. Л. Манзей, М. Л. Манзей
и Н. Л. Рыкачеву «тетиньками», а себя — их «племянником» [704].
Для дворянской девушки замужество должно было означать
изменение качества взаимоотношений между нею и родственниками ее
мужа. Надежда Ознобишина, упоминая в письме к А. В. Кафтыревой
о своей будущей невестке Вере, надеялась на то, что со временем,
благодаря участию сына Николая, они смогут относиться друг к другу
«как мать и дочь»: «…дай Бог чтоб я нашла в ней такую же добрую
дочь как мая Люба, последнее покажет время, впротчем в этим
отношении много зависит и от мужа, а так как Николя доброй сын, то
я уверена что и Верочка его будет видить во мне мать а не
свекровь…» [705]Очевидно, в ее представлении такие взаимоотношения
между ними наиболее полно соответствовали нормам повседневного
христианского общежития и родственного общения, а вместе с тем
выражали социальную адаптацию в новой семье.
Все основные события, связанные с замужеством дворянской
девушки, соотносились с церковным календарем и приурочивались
к религиозным праздникам. В 1836 году М. И. Мельницкая и ее
будущий муж, князь А. С. Путятин, получили благословение ее матери
Л. Л. Мельницкой в день Вознесения Господня: «Маминька
благословила нас в Вознесение…» [706]В День Святой Троицы между
матерью невесты и женихом должен был состояться так
называемый сговор. Сестра невесты, Софья Мельницкая, делилась
новостью с тетушкой: «…Если князь Пут<ятин> приедит к Троице
Маминька хочет в этот праздник сделать Машинькин
сговор…» [707] Особую торжественность брачному сговору Марии
Мельницкой должно было придать то, что День Святой Троицы
отмечали как престольный праздник храма, в который ходили
Мельницкие: «Мы теперь живем в Бологом… дожидаем к Троицы
Князя у нас храм во имя Пресвятой Троицы и мы празднуем етот
день…» [708]
Именно брак по сговору [709] считался на протяжении всего
исследуемого периода нормативной формой заключения брака:
«Параковья Фадеевна сгаварила свою Сашиньку за Правиянскаго
полковника» [710]. Сговор служил индикатором социального
и имущественного положения вступающих в матримониальный союз.
Если у дворянской элиты в XVIII веке принято было приглашать
«знатное собрание» вплоть до «Императорской фамилии» [711], то
в провинциальной среде сговор обычно происходил в присутствии
только «собрания ближних родных»[712], соответственно в обручении
или благословении принимали участие, в одном случае, церковные
иерархи («один архиерей и два архимандрита» [713]), в другом —
приходской священник («поп» [714]). По времени суток сговор
проводился, как правило, «к вечеру» [715]. Мемуаристка А. П. Керн,
в отличие от Н. Б. Долгорукой и А. Т. Болотова, свидетельства которых
относились к первой и второй половине XVIII века, описала содержание
этого почти не менявшегося мероприятия уже в первой
половине XIX века в семье провинциальной «аристократки»[716],
некогда представленной к императорскому двору: «…бабушка Анна
Федоровна… устроила парадный сговор… пригласила гостей, и когда
все уселись и Василий Иванович подошел к ней, она взяла руку дочери,
положила ее в руку жениха и торжественно сказала: „Василий
Иванович, примите руку моей дочери…“» [717]. Вне зависимости от
социального слоя сговор обретал черты взаимообразного обмена дарами
и услугами[718]. Одаривание невесты состоятельными родственниками
жениха [719] влекло за собой обратное отдаривание жениха кем-то из
родственников-мужчин невесты («напротив и мой брат жениха моего
одарил» [720]). К числу «сговорных церемоний или
веселий» [721] относились «подчивание» с шампанским, чаем
и «конфектами», бал, «буде есть музыка», продолжавшийся «до
полночи», и «этикетный и торжественный ужин и питье за оным»,
которым «сей день кончится»[722]. Одним из вопросов, подлежавших
обсуждению в ходе сговора, был вопрос о характере и размерах
приданого.
В ряде случаев сговор подразумевал не только благословение [723],
но и обручение [724], инициатива которого могла исходить от жениха,
но совершение могло быть отложено по причине отсутствия кого-то из
родственников, например, родного дяди невесты со стороны матери:
«…в Бологом в этот день большой праздник гостей было множество
и жених приехал… князь приехал с кольцами просит чтобы их с Машей
обручить но Л<юбовь> Л<оггиновна> несоглашалась до приезда братца
Н<иколая> Л<оггиновича>…» [725] Обручение Марии Мельницкой
с князем Путятиным было назначено на 27 мая — день, когда Русская
православная церковь поминает прославившегося в Тверской земле
преподобного Нила Столбенского. Предполагалось, что оно состоится
в присутствии родственников, которые должны были собраться вместе
по случаю этого праздника: «…Князь… привез кольцы и просит чтоб их
обручили без того неуезжает Люб<ови> Л<оггиновне> хочется чтоб
Ник<олай> Лог<гинович> приетом был и он уже обещал 27го (мая
1836 года. — А. Б.) т<о> е<сть> Нилов день уних праздник и все радные
тут будут назначен днем обрученья» [726]. Согласно желанию матери,
дядя благословил племянницу и обручил ее 27 мая 1836 года с князем
Путятиным: «…27гоНиколай Л<оггинович> благословив Машу
и обручив их с князем, возвратились домой…» [727] Свадьба же их
состоялась только 27 июля 1836 года [728], ровно через два месяца
после обручения. Вероятно, это было связано с тем, что со дня
обручения до дня свадьбы («свадебной церемонии» [729]) должно было
пройти какое-то время [730]. Свадьба включала в себя «проводы»
невесты родными, ее «прощание» с ними, «выезд из отцовского дому»
«в дом свекров», церковное венчание [731].
В письме Л. Л. Мельницкой к сестре В. Л. Манзей от 15 мая
1836 года упоминается о существовании помолвки, которая, как можно
предположить из контекста, означала в целом процедуру достижения
брачных договоренностей и всю совокупность досвадебных
мероприятий: «…получила [письмо] от брата N<иколая>
Л<оггиновича> и Софьи Сергеевны (жены Н. Л. Манзея. — А. Б.) оне
истинно как родные берут участие в помолвке Маши» [732]. Однако
в XVIII веке помолвка была отдельным самостоятельным актом в цепи
«сговорных церемоний», смысл которого сводился к предварительной
договоренности о сговоре. А. Т. Болотов в дневнике за 1796 год пояснил
«обряд наших помолвок»: «Жених приезжает с родным кем-нибудь;
сидя говорят; родственник его отводит отца, переговаривает с ним,
требует решения и, получив слово, рекомендует жениха всему
семейству, и они ужинают и условливаются о сговоре и назначают день.
Ничего более в сей день не происходит. Обыкновенная компания» [733].
Теоретическое обобщение тульского «просветителя»
подтверждается частным примером из мемуаров княгини
Е. Р. Дашковой: «Как только князь убедился, что может найти счастье
только в браке со мной, он, заручившись от меня согласием поговорить
об этом с моими родителями, попросил князя Голицына просить руки
у моего отца и дяди в первый же раз, как он будет в Петергофе,
и просить их держать это обстоятельство в тайне до возвращения его из
Москвы, куда он отправился, чтобы испросить разрешение
и благословение своей матери на наш брак» [734].
Сроки свадьбы определялись не только с учетом постов («Мне бы
очень хотелось сыграть свадьбу до наступления поста» [735]; «…уже
и свадьба да еще поскорее. А с 14 ноября пост, вот и поспевай как
знаешь…» [736]), но и в зависимости от служебной занятости жениха
(«…ждут его в конце маия или в начале июля он надеется получить
отпуск для законной причины…» [737]; «…Евгенья Михайловича
отпустили на короткое время в последних числах июля он должен быть
в Москве и потому просит поспешить свадьбой…» [738]). Последнее
обстоятельство могло сильно осложнить подготовку к свадьбе невесты
и ее матери: «…а мы полагая что можно еще все коньчить осенью
ничего не делали и сшито только белье» [739]. П. С. Рыкачева должна
была выйти замуж за Е. М. Романовича не позднее 20 июля 1836 года
с тем, чтобы к 1 августа 1836 года прибыть вместе с ним в Тулу к месту
его службы, успев при этом заехать в Москву и в Калугу: «…у них
положена свадьба в этот день (18 июля 1836 года. — А. Б.), последней
срок 20е Романович боится что и так промешкал; оне так и полагают все
сделать для Калуги в Москве… к 1му августу им непременно надобно
быть в Туле следственно после 20 оне тотчас будут в Москву» [740].
В Москве им предстояло пробыть около недели и уладить кое-какие
служебные и личные дела [741], а в Калуге — организовать прием
и угощение для знакомых [742]. Вследствие того что из-за служебной
занятости жениха первоначальные сроки заключения брака были
перенесены на более раннее время, Прасковья Степановна не успела
закончить формальные приготовления к свадьбе, в частности те,
которые касались гардероба невесты.
Вообще, к моменту выхода замуж для дворянской девушки XIX века
специально заказывали одно подвенечное платье, несколько платьев для
совершения новобрачными послесвадебных визитов к родным
и знакомым [743]и различные головные уборы: «Сестрица Люб<овь>
Лог<гиновна> для своей Маши сделала все очень хорошо три
прекрасных визитных платья одно венчальное шляпку с вуалем
и цветами ток с мирабу чепчики очень
хорошенькия…» [744]Принадлежностью свадебного наряда невесты,
помимо платья, были цветы — розы и флердоранж: «…нету у меня
цветов на голову а надо бы 2 букета на платье… какия именно я не знаю
а думаю что розы и fleurs d’ orange всего приличнее…» [745] При этом,
по представлениям дворянской женщины, цветы могли выступать
в качестве украшения обычного платья в случае, если с приобретением
подвенечного возникали какие-либо трудности: «…недумаю… чтобы
венчальное платье для Паши могло поспеть. Хорошо ежелибы поспели
цветочки то и простенькое скрасить можно…» [746]
П. С. Рыкачева, не успев подготовить всю необходимую к свадьбе
одежду, решила сшить заранее только платье для венчания, а платья для
визитов и пальто — приобрести уже после свадьбы во время своего
недельного пребывания с мужем в Москве: «…уж я решилась сшить
подвенечное платье простинькое букмуслиновое а другия и салоп
Евгений Михайло<вич> сам уговаривает меня зделать в Москве где ему
нужно будет пробыть с неделю…» [747] Несмотря на вынужденность
этой меры, с практической точки зрения она должна была оправдать
себя. Тетушка Прасковьи Степановны, М. Л. Манзей, весьма нелестно
отзывалась о качестве пошива женской одежды в Вышнем Волочке:
«…Машиньки же платья тоже заочно делать нельзя в Волочке так дурно
шьют уж четыре платья испортили так жаль» [748]. Беспокоясь за
племянницу, она предлагала заказать для нее в Москве платье для
визитов, сняв мерки с жившей там ее двоюродной сестры Прасковьи
Аггеевны Абаза, и даже взять на время у последней бальное платье:
«…ежели можно моя радная сделать по Прасковье Агг<еевне> одно
платьице для визитов… нет ли Пашинькиного бального платьица
готоваго никто не заметит ежели оно и надевоное, ето скорей можно
прислать нежели заказывать, время так коротко…» [749] Обращают на
себя внимание точные названия разновидностей платьев дворянской
девушки в соответствии с их функциональным назначением —
«венчальное»[750], «визитное» [751], «бальное» [752], [753]. Одежда
дворянки как бы представляла материальный аспект ее бытовой
культуры и вместе с тем отражала некоторые черты ее психологии,
в частности присущий ей рационализм в том, что касалось
практических сторон повседневной жизни. Тем не менее содержание
разговора матери с дочерью из повести О. И. Сенковского «Вся женская
жизнь в нескольких часах» показывает, что «бальное» и «венчальное»
платья были похожи, по крайней мере девушка, недавно вышедшая из
института и еще не думавшая о браке, по неопытности могла принять
одно за другое: «Знаешь ли, Олинька, что это за платье? Олинька
посмотрела ей в глаза с недоумением. — Это, маменька, кажется?.. Это
не бальное платье… — Это твое подвенечное платье» [754].
Помимо одежды, невеста должна была иметь к свадьбе постельное
и столовое белье. Прасковья Рыкачева, сама занимаясь его
приобретением, сокрушалась о нехватке денег для покупки всего
необходимого, чем вызывала сочувствие тетушки М. Л. Манзей: «Мне
ее очень было жаль это время в Волочке все бедная сама должна была
себе покупать даже и кроватное, и потому ничего не сделала а все
плакала денег мало покупок много надобно…» [755] Очевидно,
«кроватное», то есть постельное белье, должно было приобретаться не
невестой, а кем-то из взрослых женщин. Вместе с тем обращает на себя
внимание, что его не накапливали заранее как компонент приданого.
Выходом из создавшегося затруднительного положения могло стать
временное заимствование недостающих вещей у родной уже замужней
сестры Марии Степановны Пыжовой, урожденной Рыкачевой:
«Я незнаю как оне кончат, полагаю что на время все возмут от Маши
Пыжевой» [756]. Тем не менее Прасковья Степановна, по словам ее
тетушки М. Л. Манзей, болезненно переживала факт наличия некоторых
изъянов в своем «приданом»: «Нельзяли моя радная к приезду Паши
приискать по дешевли сталоваго белья у ней все прастое а в Калуге для
знакомых надобно будет стол готовить ей бедной очень стыдно это мне
сказывала ее девушка Аннушка» [757].
Незадолго до свадьбы в письмах, обращенных к родственникам,
дворянская девушка приглашалаих присутствовать при заключении ее
брака. Так, жившие в Москве Прасковья Логгиновна и Аггей
Васильевич Абаза должны были получить содержавшееся в письме от
14 июля 1836 года приглашение из Вышнего Волочка приехать на
свадьбу своей племянницы П. С. Рыкачевой: «…я беру на себя смелость
просить вас безценнейшия и радныя мои Тетинька и Дядинька
осчастливить день моей свадьбы присутствием вашим… Маминька моя
очень скучает что далеко отпускает меня ваше для всех нас радостное
присутствие много бы утешило ее в грусти» [758].
Выбор места, где должна была состояться свадьба дворянской
девушки и ее избранника, определялся среди прочего ее особой
психологической привязанностью к тому или иному имению предков.
В письме от 30 августа 1882 года Прасковья Ниловна Аболешева
предлагала собиравшейся выйти замуж Александре Алексеевне,
урожденной Чебышевой, внучке своей родной сестры Елизаветы
Ниловны Будаевской, урожденной Аболешевой, устроить свадьбу
в принадлежавшей Аболешевым и, вероятно, как-то связанной
с развитием взаимоотношений между ней и ее будущим мужем усадьбе
Попово Новоторжского уезда Тверской губернии [759]: «Если ты моя
душечка Саша считаеш Попово таким счастливым для тебя то есть для
Вас с Пав<лом> Алек<сеевичем> то нельзя ли так устроить что бы
и свадьба Ваша была в Попове…» [760] Во время совершения таинства
венчания Русская православная церковь освящала брачный союз и всю
дальнейшую семейную жизнь дворянской женщины с мужем,
в соответствии с родовой принадлежностью и служебным положением
которого определялся отныне ее официальный социальный статус.
Переход дворянки в новую возрастную и социальную категорию
фиксировался сменой формальной номинации: замужнюю женщину
в дворянской среде называли «барыня»[761], а обращаться к ней было
принято «сударыня»[762].
Таким образом, анализ процедуры, предшествовавшей замужеству
дворянок, позволяет выявить их отношение к этому событию как
поворотному и судьбоносному в своей жизни. Однако в решении
собственной «участи», или «перемене судьбы» [763], как они
выражались, сами они, как правило, принимали пассивное участие.
Осознавая всю важность вступления в брак, дворянская девушка
в большей степени полагалась на жизненный опыт родителей
и родственников, от которых ждала одобрения сделанного выбора,
своего рода психологической легитимации, если, конечно, ее
предпочтения хоть как-то учитывались. К сожалению, интуиция
взрослых не всегда играла позитивную роль в замужестве [764], и даже
редкие исключения свидетельствуют не об удачности родительского
выбора, а скорее о способности женщин приспосабливаться
к принудительному браку, обретать психологическую нишу при
осознании невозможности изменить внешние условия своего
существования [765]. Мемуаристка второй половины XIX века
А. В. Щепкина, упоминая о знакомстве с одной «милой девушкой»,
которое ей «оставило самое приятное воспоминание из годов детства
и юности» [766], пришедшихся на вторую четверть XIX века,
сокрушалась о ее матримониальной истории: «Нам пришлось видеть эту
милую девицу под венцом; она выходила замуж по желанию ее отца,
приносила себя в жертву. Как тяжело было смотреть на это венчание!
По счастью, выбор отца был удачен; муж нашей подруги был человек
хороший, и мы видели ее со временем снова расцветшей и довольной.
Такие замужества по выбору родителей были обычны в то время»[767].
При этом существовали определенные различия между
относившимся к сфере социальных взаимоотношений дворянства
принципиальным согласием родителей на брак дочери с их или ее
избранником и имевшим высокий духовный смысл родительским
благословением, служившим своеобразным залогом будущего
семейного благополучия. Вероятно, поэтому мать, как более остро по
сравнению с отцом переживавшая матримониальные перипетии дочери,
даже приняв предложение о ее замужестве, должна была найти в себе
душевные силы для того, чтобы благословить ее на это:
«Машинькина участь уже решена Князь с пятницы всякой день
у нас, он приехал с Влади<славом(?)> Ивановичем Милюковым.
Я думаю, что сего дня Л<юбовь> Л<оггиновна> решится их
благословить…» [768]
Дворянская девушка же, действуя при совершении одного из
важнейших «шагов» в своей жизни по родительскому благословению,
проявляла тем самым христианское послушание, отказ от самоволия
и упование на Промысел Божий. Однако даже сознательное
«принесение себя в жертву» не могло компенсировать отсутствия
чувства счастья, не говоря уже о вынужденном принятии на себя этой
роли. Редко встречающиеся свидетельства мемуаристок о благополучно
сложившейся жизни той или иной российской дворянки (как, например
Марьи Федоровны Бояркиной [769] или Натальи Ивановны
Вельяшевой [770]) выводят своеобразную «формулу счастья»:
собственное эмоциональное предпочтение в девичестве — позитивная
любовная история — удачный брак. При этом смысл жизни, вопреки
высокопарным ожиданиям или, напротив, приписываемой женщинам
пассивности, отождествлялся ими со способностью самой
испытывать нерепрессируемое чувство любви: «Кузина пережила
в юности своей счастливый роман с избранным ею женихом и много лет
провела в счастливом замужестве. <…> Кузина, вспоминая свою
юность, говорила, что жить можно только для того, чтобы
любить!» [771]
Перефразируя мемуаристку современным научным языком, речь
идет о состоявшейся женской сексуальности, не подлежащей
«подавлению», о котором упоминает Г. Рубин и которое
в преобладающем ряде случаев в XVIII — середине XIX века
воспринималось как нормативное правило даже теми дворянками, кому
оно доставляло наибольшие нравственные и физические страдания.
Брак, заключенный по любви вопреки желанию матери девушки,
оказывался счастливым даже при его экономической
несостоятельности: «Наталия Ивановна и Василий Иванович были
очень добры, любили друг друга и были счастливы, хотя он и разорялся
от карт, но жена все ему прощала» [772].
В ряде случаев женские письма свидетельствуют о возможности
физического насилия со стороны «развратного мужа» [773],
доминировавшего в семье с позиции «грубой силы». Дворянка
А. Щекина часто жаловалась своему брату И. М. Моторину на супруга,
с которым отчаялась найти общий язык: «…мой муженек подбил мне
глаза так что нелзя было недели две издому выдти…» [774]; «А муж
толко иснабжает меня ругательством да побоями денги свои последнеи
взял сто рублей проживать да буянить толко иговорит что ему дела
додому нет изнать ничево нехочет» [775]; «…имея свой собственной
дом, не имею воли располагать им, с марта месяца живу с малютками
в половине сестрицы Авдотьи Егоровны, а в свою не могу ступить
одною ногою без побой и ругательств, а о пособии для пропитания
моего с детьми и говорить нечего, ибо Вам известна развратная жизнь
его» [776].
Однако для части дворянок эти же факторы при определенных
обстоятельствах становились основой поиска собственной
идентичности, обретения себя в новом качестве, самостоятельной
выработки более «удачной», с их точки зрения, жизненной стратегии,
в контексте которой они овладевали навыками отстаивания своих
интересов и позиционирования себя не в качестве жертвы, а человека,
способного справиться с ситуацией.
В целом нормативная процедура, предшествовавшая замужеству
дворянки, наряду с социально-этическим аспектом, представленным
обоюдной договоренностью родов о браке, провозглашением будущих
мужа и жены официальными женихом и невестой, формальным
введением жениха в круг родных невесты, имела еще и существенный
религиозный аспект. Вся совокупность досвадебных мероприятий
включалась в общий контекст повседневной духовной жизни
провинциального дворянства и в круг годовых традиционных
празднеств. Вместе с тем отношение к браку как к событию особо
торжественному, «важному событию в жизни» [777]наиболее отчетливо
проявлялось в том, что предшествовавшие его заключению
благословение, сговор и обручение жениха и невесты могли быть
приурочены к великим праздникам церковного года. При этом
православный образ жизни, который вела дворянская девушка, в том
числе и в момент своего выхода замуж, должен был придавать ее
социальному существованию определенный ценностный смысл.
Наконец, в практическую организацию замужества оказывались
вовлеченными фактически все ближайшие родственники девушки,
особенно женская их часть. Наиболее деятельное участие принимали
незамужние тетушки невесты, что для них носило, разумеется,
компенсаторный характер. События, предшествовавшие вступлению
в брак, показывают, что одной из форм родственного общения в среде
российского провинциального дворянства было совместное проведение
церковных православных праздников. Реализовывавшийся при этом
в масштабах дворянской семьи принцип соборности свидетельствует
о том, что замужество дворянки имело особое значение для
поддержания реальной родовой общности. В данной связи выход замуж
может представлять интерес не только как конкретное событие частной
жизни, но и как факт дворянской сословной культуры XVIII —
середины XIX века.
Замужество было сопряжено с существенными переменами в сфере
поведения и мировосприятия дворянки, с принятием ею на себя новых
дел и обязательств, а также с необходимостью проявления постоянной
заботы о сохранении семейного согласия как одной из норм
христианского общежития и вместе с тем как формы выражения
материнской гендерной роли. Однако благие устремления молодых
девушек зачастую наталкивались на столь же решительное отторжение
со стороны новоиспеченных мужей, особенно если в намерения
последних не входило что-либо менять в привычном им состоянии
эмоционального и бытового эгоцентризма.
Альтернативной формой заключения брака считался так
называемый «тайный брак», реализовывавшийся как этнографический
брак «увозом», когда родители по тем или иным причинам не давали
согласия на замужество дочери, а она, напротив, стремилась к этому из-
за сильной романтической привязанности. Среди таких браков,
заключавшихся исключительно по любви и по желанию девушки,
встречались как счастливые, так и несчастливые истории.
Возлюбленные «увозили» своих избранниц и из родительского дома
(как гусарский ротмистр Андрей Васильевич Дуров Надежду Ивановну,
урожденную Александрович [778]), и из института. А. Н. Энгельгардт
вспоминала: «Про наш институт (московский Екатерининский. — А. Б.)
было, например, известно, что лет за двадцать пять до моего
поступления (в 1848 году, следовательно, речь идет о начале 1820-
х годов. — А. Б.) сын директрисы увез одну институтку и обвенчался
с ней. Эта история в свое время наделала много шуму и передавалась
институтками из рода в род» [779].
В крестьянской среде также была известна форма брака без согласия
родных, называвшаяся венчанием «самоходкой» [780]. В этом случае
заключение брака ставилось в зависимость от принятия именно
девушкой решения о самовольном побеге.
При добровольности и обоюдном стремлении не всякая дворянская
девушка могла набраться внутренней решимости обойтись без
родительского благословения и пренебречь общественным
осуждением [781], которому подлежал тайный брак, поэтому склонить
ее к нему жениху было затруднительно. Иногда усилия оказывались
безрезультатными, как в истории 1843 года шестнадцатилетней Софьи
Андреевны, урожденной Бахметевой, испытывавшей сомнения на этот
счет: «…Князь Вяземской… короткость обхождения своего с ея
(В. П. Бахметевой. — А. Б.) дочерью безсовестно, непростительно,
употребил во то убеждая ее при том согласиться на тайный брак к коему
по словам его было уже им все приготовлено. Дочь ея прежде не
соглашалась, но… по усиленным его убеждениям, к тому она стала
колебаться…» [782]
Кроме того, организация отъезда и тайного венчания стоила
немалых средств. Как передавала слова своего несостоявшегося зятя
В. П. Бахметева, «Князь Вяземской сказал, что на сие нужны были ему
8мь тысячь рублей ассигнациями которых он не мог достать еще» [783].
Реакция отца на тайный брак дочери характеризовалась той же
«неумеренной строгостью», что и его отношение к ее эмоциональным
предпочтениям, как показывает пример не достигшей 15-летия
Надежды Ивановны, урожденной Александровичевой. Аргументы,
служившие ее оправданию в глазах дочери, известной еще более
неординарным поведением, не являлись таковыми для ее родителя,
названного Н. А. Дуровой «величайшим деспотом в своем
семействе» [784]: «Мать моя поспешно отпирает эту маленькую дверь
(садовую калитку. — А. Б.) и бросается в объятия ротмистра,
ожидавшего ее с коляскою, запряженною четырьмя сильными
лошадьми… В первом селе они обвенчались… Поступок матери моей
хотя и мог быть извиняем молодостию, любовью и достоинствами отца
моего, бывшего прекраснейшим мужчиною, имевшего кроткий нрав
и пленительное обращение, но он был так противен патриархальным
нравам края малороссийского, что дед мой в первом порыве гнева
проклял дочь свою» [785].
Мемуаристка С. В. Капнист-Скалон воспроизвела уникальную
историю тайного брака в 1780 году Марии Алексеевны, урожденной
Дьяковой (1755–1807), с Николаем Александровичем Львовым (1751–
1803), свидетельствующую о том, что данная форма брака могла носить
и своего рода компромиссный характер, исключающий открытый
конфликт с родителями и длительный разрыв родственных отношений
с ними. При этом близкие по возрасту молодые супруги, с одной
стороны, отстаивали свою эмоциональную привязанность
и собственный матримониальный выбор, с другой — в течение
нескольких лет вынуждены были приносить в жертву родительскому
мнению себя и свои взаимоотношения:
«Будучи сговорен на матери моей (Александре Алексеевне. —
А. Б.), дочери статского советника Дьякова, воспитывавшейся
в Смольном монастыре, и зная, что друг его, Н. А. Львов, был страстно
влюблен в старшую сестру ее, Марию Алексеевну, руки которой он
несколько раз просил, но был всегда отвергнут (единственно потому,
что не имел никакого состояния), отец мой (Василий Васильевич
Капнист. — А. Б.), накануне своей свадьбы, решился для друга своего
на такой поступок, который, пожалуй, решал, можно сказать, его
собственную участь и мог сделать его на всю жизнь несчастным.
Часто выезжая со своей невестой то с визитами, то на балы, и всегда
в сопровождении Марии Алексеевны, отец воспользовался последним
обстоятельством. Отправившись накануне своей свадьбы на бал, он,
вместо того чтобы подъехать к дому знакомых, подъехал к церкви, где
находился уже и Львов и священник и все нужное к венчанию. Таким
образом обвенчав друга своего и сестру, он решил их участь. Все
разъехались в разные стороны из церкви, — Львов к себе, а отец
с невестой своею и сестрой ее на бал, где их ожидали братья матери
моей и удивлялись, что их так долго нет.
Вскорости Львов получил назначение от правительства ехать за
границу с какими-то поручениями и только через два года возвратился,
выполнив с таким успехом возложенное на него дело, что в награду за
то государыня Екатерина IIпожаловала ему значительное имение; тогда
родители матери моей согласились на брак его с дочерью своею Марией
Алексеевной, потому еще более, что она в продолжение этих двух лет
не хотела ни за кого другого выходить замуж и отказала нескольким
весьма достойным женихам.
Можно легко себе представить удивление родителей и всех родных,
когда отец мой объявил им, что Мария Алексеевна и Львов два года уже
как обвенчаны и что он главный виновник этого их поступка. Львов до
смерти сохранил дружеские отношения свои к отцу моему» [786].
В то же время запретный «тайный брак» по любви,
в противоположность легальному «пресному» браку по выбору
родителей, заключал в себе притягательные для молодежи элементы
авантюризма и романтики, дефицит которых в повседневной жизни
побуждал к их мысленному конструированию. Атмосфера
непубличности, интимности, сокрытия происходящего, в отличие от
официального, парадного, демонстративного сговора, способствовала
тому, что даже ребенок, каковым некогда был и князь П. А. Вяземский,
«угадывал» во внешнем облике героини счастливой любовной истории,
увенчавшейся супружеством без родительского благословения, «какую-
то романическую тайну»: «Он (флигель-адъютант императора Павла,
князь Щербатов. — А. Б.), приехав из Петербурга в Москву, влюбился
в красавицу княжну Варвару (урожденную Оболенскую. — А. Б.). Брак
их совершен был романически и таинственно. Его мать, женщина
суровая и властолюбивая, противилась этому браку, со всеми
последствиями отказа в материнском согласии. Разумеется, и мать
невесты не могла в подобных условиях одобрить этот брак. Но, кажется,
мой отец благоприятствовал любви молодой четы и способствовал
браку, уговорив свою тетку (княгиню Екатерину Андреевну
Оболенскую, урожденную княжну Вяземскую. — А. Б.) остаться
в стороне и по крайней мере не мешать счастию влюбленных. Они
тайно обвенчались и в тот же день отправились в Петербург. Помню,
как она, в дорожном платье, заезжала к отцу моему проститься с ним
и, вероятно, благодарить его за усердное и успешное участие, помню,
как поразила меня красота ее и особенность одежды: вижу и теперь
платье темно-зеленого казимира, в роде амазонки. На голове шляпа
более круглая, мужская, нежели женская. Из-под шляпы падали
и извивались белокурые кудри. Детство мое угадывало, что во всем
этом есть какая-то романическая тайна» [787].
Как правило, даже упорно противившиеся самостоятельному
выбору детей родители вынуждены были в конце концов принимать его
и признавать существующий супружеский союз. Так, княгине Анне
Григорьевне Щербатовой, урожденной княжне Мещерской,
потребовалось немало времени, чтобы смириться с «тайным венчанием»
сына, князя Александра Федоровича Щербатова (1778–1817), с княжной
Варварой Петровной, урожденной Оболенской (1774–1843)[788].
Осмелюсь предположить, что одной из причин несогласия матери
жениха на этот брак при родовитости обоих семейств могло быть
необычное и негативно воспринимаемое старшинство невесты.
По словам П. А. Вяземского, только «после многих лет старуха княгиня
Щербатова простила сына своего и приняла у себя невестку» [789].
Одним из способов легитимации тайного брака могло стать признание
представителями старшего поколения детей обвенчавшихся помимо их
желания супругов. Н. А. Дурова, воспроизводя историю замужества
своей матери, матримониальный выбор которой «не был выбором
отца» [790], описывала обстоятельства «снятия» родительского
проклятия с дочери, преступившей его волю: «Дед мой, вскоре по
рождении моем, простил мать мою и сделал это весьма торжественным
образом: он поехал в Киев, просил Архиерея разрешить его от
необдуманной клятвы не прощать никогда дочь свою и, получив
пастырское разрешение, тогда уже написал к матери моей, что прощает
ее, благословляет брак ее и рожденное от него дитя; что просит ее
приехать к нему, как для того, чтобы лично принять благословение
отца, так и для того, чтобы получить свою часть приданого» [791].
Более решительно, чем совсем молоденькие девушки, на тайный
брак соглашались взрослые молодые особы, для которых единственным
способом обрести самостоятельность было «бежать из дома, так как иго
было невыносимо», как вспоминала о себе О. С. Павлищева,
урожденная Пушкина [792]. Не только церковное венчание могло стать
содержанием тайного брака, но и такая часть свадебного обряда, как
встреча новобрачных после венца, если их намерения были скрыты
лишь от отца:
«Мать Пушкина, Надежда Осиповна, вручая мне икону и хлеб,
сказала: „Remplacez moi, chère amie, avec cette image, que je vous confie
pour bénir ma fille!“ (Замените меня, мой друг, вручаю вам образ,
благословите им мою дочь! (фр.). — А. Б.). Я с любовью приняла это
трогательное поручение и, расспросив о порядке обряда, отправилась
вместе с Александром Сергеевичем в старой фамильной карете его
родителей на квартиру Дельвига, которая была приготовлена для
новобрачных»[793].
Осуществление хотя бы «осколка» нормативных обрядовых
действий должно было легитимировать тайный брак в глазах родителей
и родственников, хотя с формальной, канонической точки зрения для
этого было достаточно только церковного таинства венчания. Это
свидетельствует о том, что брак по-прежнему оставался социальной
интеракцией в большей степени, нежели фактом духовной жизни,
несмотря на то что душеспасительная мотивация приводилась как
главный аргумент в пользу необходимости его заключения.
Таким образом, замужество, по крайней мере первое, исключало не
только сексуальные, но и любые другие мотивы, определяемые самой
девушкой. Вступление в брак для продолжения дворянского рода не
учитывало между тем ни сексуальной привлекательности брачных
партнеров друг для друга, ни готовности потенциальной невесты
к сексуальным отношениям. При отсутствии ввиду усугубления
социальных ограничений в дворянской среде, в отличие от
крестьянской, ритуала перехода в «зрелый» возраст, в ней длительно
сохранялась последовательность традиционной свадебной обрядности.
Конструкция дворянского свадебного обряда XVIII —
середины XIX века включала в себя следующие составляющие:
сватовство, иногда с участием профессиональных брачных посредниц
(свах), либо знакомство дворянской девушки с будущим мужем, его
ухаживания и официальное предложение о вступлении в брак;
помолвка; принятие родителями девушки (или лицами, замещавшими
их) и девушкой (иногда вынужденно) решения о выходе замуж;
согласие на брак родителей жениха посредством особых
«застрахованных писем»; благословение брака родителями
и родственниками невесты, в ряде родов — традиция благословения
невесты дядей по материнской линии; провозглашение официальными
женихом и невестой (публичное объявление о выходе дворянской
девушки замуж); формальное введение жениха в круг родных невесты
посредством особых рекомендательных писем; сговор («сговорные
церемонии или веселия»): «подчивание», бал, «этикетный
и торжественный ужин и питье за оным»; обручение; свадьба
(«свадебная церемония»): «проводы» невесты родными, ее «прощание»
с ними, «выезд из отцовского дому» «в дом свекров»; церковное
венчание; встреча новобрачных после венца; послесвадебные визиты
к родным и знакомым. Эта конструкция относилась к браку по сговору
как нормативной форме заключения брака, в отличие от
альтернативного тайного брака (брака «увозом»), осуществление
которого тем не менее иногда допускало сохранение отдельных
элементов обряда. Однако брак «увозом» реализовывал по большей
части форму романтических отношений, которые тоже могли быть
овеяны асексуальным флером.
На протяжении XVIII — середины XIX века помолвка как часть
свадебной обрядности редуцировала из отдельного самостоятельного
акта в контексте «сговорных церемоний», смысл которого сводился
к предварительной договоренности о сговоре, в обобщающее название
процедуры достижения брачных договоренностей между
представителями родов и всей совокупности досвадебных мероприятий.
Помолвка, не увенчавшаяся заключением брака, истолковывалась вне
зависимости от обстоятельств в терминах негативизации дворянской
девушки, ее публичной репутации. Завуалированным объектом
матримониальной сделки становилась «честь» девушки в гендерном
значении. «Безславие», «безчестие», «обезславление девушки»
в результате того, что она считалась невестой, но так и не вышла замуж,
наносило удар по символическому престижу дворянского рода
и воспринималось как «безславие всему семейству», следовательно, как
оскорбление представителей мужской его части, вынуждавшее
последних «отдавать жизнь за честь сестры и матери» и «кончать дело
благородным образом». Межродовые мужские конфликты, предметом
которых являлась «честь» девушки, урегулировались архаическим
способом — исключительно в соответствии с дворянским этосом, даже
если этическое их разрешение противоречило действовавшим законам.
Дворянин, следовавший букве закона в «деле о чести ибесчестии»
(«подтверждается запрещение вызванному словами писмом или
пересылкою выходить надраку или поединок»[794]), утрачивал в глазах
равных ему по социальному статусу представителей дворянской
общности этические характеристики, которые собственно и позволяли
причислять его к «благородным»: «Если же Вы не выдете, то
я принужден буду отказать Вам в малейшем уважении, буду всегда
считать Вас и всегда называть подлецом, бес искры чести, бес тени
благородства, — и уверяю Вас, что при первой встрече буду публично
приветствовать Вас этим именем» [795]. Активное участие мужчин во
всех ступенях свадебного обряда и в конфликтах, связанных с его
нарушением, относит заключение матримониальных союзов к сфере
мужских социальных взаимодействий и мужского престижа.
Собственно девушке отводилась роль «канала» достижения мужских
притязаний — статусных, имущественных, сексуальных и других.
Девушки в письмах, как правило, транслировали свою объектность,
авторы же мемуаров, писавшихся в конце жизни, уже пытались
рефлексировать над ней и критически ее оценивать. Для женского
дискурса специфична плюральность обозначений разновидностей
браков в зависимости от их движущих мотивов — «брак по расчету»,
«замужество по выбору родителей», «брак по любви». Вместе с тем
самостоятельное значение девичества как «возраста жизни» для
становления сексуальной идентичности обесценивалось его
ориентированностью на конечный результат в виде «своевременного»
и «успешного» замужества, зачастую не имевшего ничего общего
с достижением личностной состоятельности, внутреннего комфорта
и эвдемонии.
Обретенная сексуальность: сексуальная жизнь
российских дворянок в XVIII — середине XIX века
после брака
Сексуальная жизнь дворянок после брака была связана как с повторным
вступлением в брак, так и с избеганием этого. Источники показывают,
что в российской дворянской среде XVIII — середины XIX века
мужчины чаще вступали в повторный брак, чем женщины. Такая же
закономерность выявлена и в отношении Западной Европы раннего
Нового времени (XVI–XVII века) [796].
Авдотья Степановна Мордвинова, урожденная Ушакова (1677–
1752), пробыв в браке всего девять месяцев — с февраля по ноябрь
1700 года — и оставшись после смерти мужа, убитого под Нарвой,
вдовой в двадцать три года с одним ребенком, не вступила во второй
брак. Правнучка-мемуаристка объясняла ее выбор тем, что она
«посвятила свою жизнь воспитанию сына»[797]. Примеры подобного
женского самоотречения встречаются на протяжении всего
исследуемого периода [798]. Распространенность манкирующего
отношения российских дворянок к повторному браку позволила
в начале XX века религиозному писателю С. А. Нилусу вывести особый
«тип матерей и хозяек», строивших имущественное благополучие детей
и не искавших для себя личного счастья [799]. Ввиду того что реальные
мотивы отказа от нового замужества практически никогда «не
проговаривались» в источниках, мои выводы о них могут быть
исключительно гипотетическими. Тем не менее назову некоторые из
возможных: представление о религиозном благочестии, в соответствии
с которым вдовство для женщины предпочтительнее повторного
вступления в брак; высокая ценность материнства, особенно при
наличии единственного ребенка; сохранявшаяся эмоциональная
привязанность, любовь к первому мужу; нежелание терять обретенную
самостоятельность и экономическую независимость; отсутствие
предложений о браке ввиду материальной (в меньшей степени
«внешней») непривлекательности вдовы; осознанное нежелание вновь
переживать беременность и материнство. Следствием того, что по
одной из этих причин женщина не хотела или не могла второй раз
выходить замуж, была особая сосредоточенность ее на материнстве
и материнских обязанностях.
Вместе с тем позднее та же А. С. Мордвинова настояла на
повторном браке своего единственного сына, Семена Ивановича,
вступившего в него, по словам мемуаристки, именно «по желанию
матери»[800]. Это ее «желание» можно объяснить следующим:
отсутствием у него к тому времени детей-наследников [801];
стремлением, возможно, под влиянием собственного
пятидесятидвухлетнего опыта вдовства, избавить его от этого
состояния; добиться определенности в его жизни через устроение
супружества в связи с ощущением приближавшейся кончины (она
умерла в том же 1752 году [802]); бытовавшим, вероятно,
представлением о том, что овдовевшему мужчине, в отличие от
женщины, предпочтительнее состоять в новом браке.
Разница в возрасте между супругами в первой половине XVIII века,
даже если для обоих или только для мужчины это был повторный брак,
могла быть существенной — от восемнадцати лет (как у родителей
Н. Б. Долгоруковой [803]) до тридцати пяти (как у Семена Ивановича
Мордвинова и его второй жены Натальи Ивановны Еремеевой [804]).
Продолжительность вдовства мужчины в течение двух
лет [805] считалась вполне достаточной. Хотя бывали случаи
и поспешной повторной женитьбы. Тем не менее необходимость
соблюдения светского этикета побуждала в середине XIX века
некоторых мужчин идти вразрез с собственными устремлениями.
Н. Н. Пушкина-Ланская проясняла в письме к мужу мотивацию Густава
Фризенгофа, чиновника австрийского посольства в Петербурге,
который после смерти первой жены, Н. И. Загряжской, сделал
предложение А. Н. Гончаровой, но вынужден был скрывать это до
окончания официального траура: «Он дрожит, как бы его брат или
венские друзья не догадались об этом. Это удерживает его от
заключения брака ранее положенного срока, чего он хотел бы сам.
Я прекрасно понимаю, что он хочет выдержать годичный срок вдовства,
и от этого зависит его боязнь Тетушки и брата, а вовсе не от состояния
его дел» [806].
Для начала XVIII века, как, впрочем, и вплоть до
середины XIX века, по существовавшим обычаям все-таки именно
мужская инициатива должна была быть первичной при заключении
брака.
Тем не менее известны примеры, когда пожилые женщины не
только сами инициировали свое повторное замужество, но и выбирали
более или совсем молодого партнера. Так, Д. И. Фонвизин, характеризуя
достоинства своего родителя, описал экстравагантную историю его
первой женитьбы: «…ничто не доказывает так великодушного
чувствования отца моего, как поступок его с родным братом его. Сей
последний вошел в долги, по состоянию своему неоплатные. Не было
уже никакой надежды к извлечению его из погибели. Отец мой был
тогда в цветущей своей юности. Одна вдова, старуха близ семидесяти
лет, влюбилася в него и обещала, ежели на ней женится, искупить
имением своим брата его. Отец мой, по единому подвигу братской
любви, не поколебался жертвовать ему собою: женился на той старухе,
будучи сам осьмнадцати лет. Она жила с ним еще двенадцать лет.
И отец мой старался об успокоении ее старости, как должно
христианину. Надлежит признаться, что в наш век не встречаются уже
такие примеры братолюбия, чтоб молодой человек пожертвовал собою,
как отец мой, благосостоянию своего брата» [807].
Данный эпизод показывает, что пожилые состоятельные вдовы
обладали социальными возможностями, необходимыми для
самостоятельного устроения личной жизни по своему выбору
и в соответствии с собственными эмоциональными предпочтениями.
Помимо того что семидесятилетней женщине удалось материально
заинтересовать в браке юношу, более чем на пятьдесят лет моложе себя,
она, так или иначе, пыталась реализовать свой ресурс сексуальности,
в которой принято было отказывать представительницам женского пола,
вышедшим из репродуктивного возраста.
Д. И. Фонвизин, заявивший о себе как о преемнике («подражателе»)
Ж.-Ж. Руссо, положившего своей «Исповедью» начало особому виду
в системе исторических источников Нового времени [808],
и стремившийся, в свою очередь, в целях «раскаяния христианского»
«чистосердечно открыть тайны сердца» [809], достаточно откровенно
изложил пикантные подробности не только собственной жизни, но
и своего ближайшего родственного окружения, пытаясь тем не менее
эвфемистически закамуфлировать сексуальный аспект
взаимоотношений столь разновозрастных супругов — своего будущего
отца и его пожилой первой жены.
История женского вдовства — один из аспектов изучения возраста
«старости». Пользуясь биографическим методом и методом
реконструкции «сетей влияния», можно на примере индивидуальной
биографии выявить не только содержание данного этапа жизненного
цикла, но и «структуры повседневности» в послебрачный период жизни
дворянок.
Елизавета Николаевна Лихачева, урожденная Гурьева, дворянка
Кашинского уезда Тверской губернии, состояла в браке с гвардии
поручиком Василием Ивановичем Лихачевым [810], который был
сыном полковника, а позднее статского советника, Ивана Васильевича
Лихачева и его жены Елизаветы Петровны Лихачевой [811]. Сам он
дослужился к 17 июня 1782 года до чина лейб-гвардии сержанта,
а к 4 июля 1793 года — гвардии подпоручика [812]. По сложившейся
традиции, Елизавета Николаевна была моложе своего мужа. Исходя из
того, что 26 мая 1803 года она уже названа вдовой [813], имевшей
«малолетних» детей[814], можно предположить, что ее рождение
пришлось на хронологический интервал 1770–1780-х годов,
а замужество — на 1790-е годы. По утверждению М. Г. Муравьевой,
происхождение «молодых вдов» объясняется именно разницей
в возрасте с мужьями, особенно характерной для высших слоев
населения [815]. Несмотря на относительную молодость и обеспеченное
материальное положение, Е. Н. Лихачева после смерти мужа не
вступила во второй брак и, скорее всего, не сделала этого осознанно.
С. А. Нилус, описывая судьбу другой женщины, ее современницы,
Марии Александровны, урожденной Дурасовой, матери «симбирского
и нижегородского помещика и симбирского совестного судьи,
потомственного дворянина Николая Александровича
Мотовилова» [816], дает исторически проницательное и точное
объяснение подобному поведению многих провинциальных дворянок
исследуемой эпохи:
«Мотовилов рано лишился своего отца. По восьмому году от
рождения [817] он остался сиротой с матерью, еще совсем молодой
вдовой, и сестрой, года на два или на три его моложе. Большое
состояние, оставленное Александром Ивановичем (отцом. — А. Б.),
заключалось преимущественно в населенных землях трех губерний —
Симбирской, Нижегородской и Ярославской — и требовало
неустанного попечения. Заботы о воспитании детей-малолеток, общий
уклад нравственной и религиозной жизни старинного помещичьего
быта, в котором еще высоко стояли идеалы супруги и матери
и, главным, конечно, образом, Божие изволение — все это заставило
мать Мотовилова предаться с покорностью своей доле и не искать себе
того, что ныне [818] принято называть личным счастьем.
Это личное счастье прежние матери искали и всегда находили
прежде всего в Боге, в Его Святой Церкви и в домоводстве,
заключавшем в себе воспитание детей и заботу о сохранении для них
состояния» [819].
По словам С. А. Нилуса, «помещичий быт старой Руси, тщетно
ожидающий своего беспристрастного историка, знает много типов
таких матерей и хозяек, которые в тиши своих деревень строили
имущественное благополучие своих детей, а с ними и родины» [820].
Религиозность составляла неотъемлемую часть нравственной жизни
Е. Н. Лихачевой. 20 февраля 1817 года в соответствии с духовным
завещанием брата, И. Н. Гурьева, она дала вольную принадлежавшему
ему при жизни дворовому человеку Егору Никитину, числившемуся по
данным 7-й ревизии (1815) [821] в селе Пасаткино Кашинского уезда
Тверской губернии [822]. Село это перешло во владение к Елизавете
Николаевне по наследству от покойного брата [823]. Бывший дворовый
человек Е. Никитин после освобождения его от крепостной зависимости
намеревался принять монашество и с 18 октября 1818 года пребывал
в Арзамасской Высокогорской пустыни[824]. Однако обретение личной
свободы не исключало его из числа представителей так называемого
тяглого состояния и не снимало сопряженной с этим обязанности
несения государственных повинностей. Вместе с тем уже в XVIII веке,
говоря словами М. Т. Белявского, «были запрещены пострижение
в монахи и возведение в церковные саны белого духовенства людей из
тяглых сословий» [825]. Поэтому для того, чтобы бывший дворовый
человек мог беспрепятственно принять монашество, выполнение
податных функций вместо него взяла на себя сестра его прежнего
помещика, дворянка Е. Н. Лихачева [826], о чем свидетельствовало
подписанное ею 7 марта 1821 года официальное обязательство:
«…нежелая Лишить Его (Егора Никитина. — А. Б.) Столь душе
Спасит<ел>ьнаго Подвига (курсив мой. — А. Б.), обязуюсь платить за
него все Государственные Подати… Как доревизии так и После оной по
Смерть Его Никитина…» [827]
В одном из писем после 1829 года [828]Елизавета Николаевна
обращалась с назиданием к сыну, Петру Васильевичу Лихачеву, по
поводу его отношения к религии, что вместе с тем позволяет судить о ее
собственном восприятии православия как главной опоры в жизни
и своего рода духовного пристанища: «…большое было для меня
утешением видеть что религия была твоим якорем упираясь на оной мы
неупадем, а ежели и падем то не разбиемса…» [829] Присущей
религиозностью во многом определялось и тщательное исполнение ею
материнских обязанностей и попечительство об экономическом
благосостоянии детей.
После смерти мужа именно забота о детях составляла главный
видимый смысл повседневной жизни Е. Н. Лихачевой. Люди, знавшие
ее лично, даже усматривали в материнстве ее жизненное призвание.
В письме от 14 января 1818 года княжна Прасковья Долгорукова,
называвшая Елизавету Николаевну «сестрицей» (хотя они не были
родными сестрами), пытаясь убедить ее не пребывать в горестном
расположении духа из-за болезни брата, советовала позаботиться
о сохранении собственного здоровья и мотивировала это следующим
образом: «…вы мать семейства, ваша жизнь драгоценна и нужна для
ваших детей…» [830] Детей же у Е. Н. Лихачевой было четверо: три
сына — Григорий, Иван, Петр и одна дочь — Анна [831]. Младших
сыновей, даже когда они повзрослели, она любовно называла
«Ваничкой» [832] и «Петрушей» [833], а Григория — более сдержанно
«Гришей» [834], вероятно, потому что он был не только старшим среди
ее детей, но и старшим мужчиной в семье.
В православной культурной традиции существовало представление
об особой действенности материнской молитвы о детях. Согласно
формуле Домостроя, «…матерьня молитва от напастеи избавит» [835].
Во время одного из военных походов сын Е. Н. Лихачевой, Петр,
оказался в опасной для жизни ситуации, после разрешения которой
написал об этом матери. Ее ответ сыну заключал в себе соединение
материнского и православного дискурсов: «Милой друк мой Петруша.
Писмо твое или лутче сказать описание твоего похода я получила. Что
тебе сказать о тех чуств кои волновали мою душу читая оное. Матерь
Божия и Михаило Архангел тебя спасли. Призывай их всегда напомощь
и оне тебя сохранят…» [836] Далее в том же письме Елизавета
Николаевна выражала переполнявшие ее чувства радости
и благодарности Богу: «…мои чуства и сердце так полно от радосте что
тебя Господь сохранил что я невсилах етаго выразить не знаю как Бога
благодарить…» [837] Вслед за матерью к П. В. Лихачеву письменно
обратились Д. Сиковнина и В. Шарапова [838]. Судя по словам
последней, Елизавета Николаевна горячо молилась о сохранении жизни
сына и молитвы ее были услышаны: «Благодарение Господу что он вас
спас, и что вы существуете, подлинно ето Молитвы Маминьки вашей
Господь вас сохранил…» [839]
Материнское попечение Елизаветы Лихачевой о взрослых детях, как
явствует из ее письма к сыну Петру, проявлялось в беспокойстве об их
физическом здоровье («…Слава Богу ты жив, здоров ето главное для
меня…» [840]), в сопереживании их жизненным успехам, в частности
служебным («…я тебя поздравляла с получением Милости Монаршей
по высочайшему повелению ты произведен порутчиком…» [841]),
в постоянном желании видеться с ними («…Как бы мне хотелось стобои
повидатся но ето я думаю невозможно…»[842]; «…очень бы хотелось
тебя видеть…» [843]), в заботе о том, чтобы они имели достаточно
материальных средств на свои повседневные расходы («…денег я тебе
послала две тысячи рублей в Тульчин…» [844]), в нравственном
назидании, целью которого было уберечь их от пагубных пороков
мотовства и пьянства («…только умоляю тебя и прошу неупотребляи
денги тут куда не должно…» [845]; «…ты часто ко мне пишишь об
шенпанском вине Бога ради не привыкаи…» [846]), в стремлении
к тому, чтобы собрать их дома всех вместе и тем самым дать
возможность ощутить единство семьи («Жду ваничху с часу на час
как бы было хорошо ежелиб и ты прискахал к нам хочу ваничку послать
к нашим довыдовым [847] их нельзяли перевести сюда» [848]), а также
во всегдашнем старании вести как можно более рачительно их
хозяйственные дела («…дела ваши идут довольно хорошо постараюсь
переслать тебе щеты кои мною получены…» [849]). Последнее
обстоятельство было связано с тем, что, находясь на военной службе,
И. В. и П. В. Лихачевы, как и другие представители мужской части
российского дворянства, фактически оказывались отстранены от
управления принадлежавшими им имениями и не занимались, во всяком
случае регулярно, экономической деятельностью.
Однако не только служебная занятость сыновей являлась причиной
того, что Елизавете Николаевне приходилось брать на себя
повседневные заботы об организации хозяйства семьи. Сразу после
смерти мужа она оказалась во главе управления крупным имением,
которое впоследствии должны были унаследовать ее в то время еще
малолетние дети. Уже тогда ее интересовало в первую очередь
соблюдение экономических интересов детей и их будущее
имущественное благосостояние.
Вместе с тем участие Е. Н. Лихачевой в делах управления
хозяйством до момента достижения детьми совершеннолетия
формально ограничивалось действовавшим в конце XVIII —
середине XIX века законодательством, в соответствии с которым
сироты и вдовы дворянского происхождения должны были находиться
под официальной опекой [850]. Так, наблюдение за имуществом
малолетних Лихачевых входило в компетенцию Кашинской дворянской
опеки, куда 26 мая 1803 года Елизавета Николаевна обратилась
с просьбой, аналогичной по содержанию другой, представленной ею до
этого на рассмотрение в Тверскую гражданскую палату, а именно
о выделении ей указной части из состава имения, принадлежавшего
ранее ее мужу [851]. Во владении В. И. Лихачева находились
999 душ[852], что позволяет относить его к категории крупнопоместных
дворян [853]. По закону вдова должна была получить, помимо одной
четвертой части движимого, одну седьмую часть недвижимого имения
мужа, что составляло в данном случае 149 душ мужского пола
и 151 душу женского пола из числа дворовых людей и крестьян[854].
Поскольку само имение было рассредоточено по разным уездам
Тверской губернии [855], то и указную часть ей следовало выделять
исходя из полагавшегося количества душ во всех населенных пунктах.
Однако она пожелала вступить во владение только 100 душами из села
Дьяково Кашинского уезда [856], мотивируя это тем, что имение детей
находилось в исправном состоянии и не требовало дополнительных
усилий по приведению его в должный порядок, а также боязнью быть
заподозренной в стремлении к скорейшему разделу с детьми
и получению причитавшейся ей доли имущества мужа:
«…я сообразуясь с обстоятельствами тогда и ныне к сему меня
побуждающими нахожу, что мне во всей части каковая бы следовала по
количеству имения за ним состоящаго к получению, на предметы
благоустройства в прочем детей моих имении надобности не
предвидится и того обстоятельствы не требуют, притом же чтоб не
подать и поводу о моем к тому выделу непременном желании, то
и почитаю за нужное только получить из показаннаго села Дьякова
с деревнями не более как сто душ с владеемою ими на равне прочих
крестьян землею и с пустошми…» [857] Оставшуюся долю имения из
полагавшегося ей по закону Елизавета Николаевна намеревалась
оформить как свою собственность только по достижении детьми
совершеннолетнего возраста [858].
Кашинская дворянская опека вынесла официальное заключение
о том, что выделение вдове Лихачевой указной части в полном объеме
«не толко к стороне малолетных детей ее безобидно, но и весма
выгодно» [859]. Добровольное же сокращение на известный срок
размеров причитавшейся ей указной части должно было повлечь за
собой общее увеличение количества поступавших в пользу детей
доходов от имения, что расценивалось членами опеки как проявление
материнской любви и заботы об их будущем благополучии: «…а как
ныне она вдова Лихачева просит уже о выделе толко ей ста душ
и с одною теми крестьянами владеемою наравне с прочими пахотною
землею и пустошми следователно тут еще и другая к ползе детей ее
остается выгода в рассуждени собираемых с оставшихся у них во
владени душ доходов каковое действие матери не иначе почесть должно
как совершенною по любви ее к детям
приверженностию…» [860] С учетом этого Кашинской дворянской
опекой была принята резолюция о юридической обоснованности
притязаний Елизаветы Николаевны, не ущемляющих имущественных
интересов малолетних наследников имения: «…а потому и сие
количество и крестьян сто душ в одном месте по селу Дьякову з
деревнями состоящих и просимых к выделу по рассмотрению
дворянская опека находит требование в том ея просительницы по
всегдашнему пребыванию ее в Кашинской округе не толко согласно
с законом но и с сие и выше значит с ползою и выгодами детей под
[сим?] попечительством находящихся а чрез то сохранится во владении
их прочим имением порядок и благоустройство и со обоих сторон
навсегда спокойствие, по каковым обстоятельствам о приведени сего
мнения а госпожи вдовы Лихачевой прозбы к исполнению самым
действием сия опека и неукоснили б отнестись в уездной суд
Кашинской…» [861] 30 мая 1803 года в Тверскую гражданскую палату
был направлен соответствующий рапорт, после чего дело об указной
части вдовы Лихачевой должно было поступить к производству
в Кашинский уездный суд [862].
Обстоятельства данного дела подлежат историко-культурному
анализу не столько в имущественно-правовом, сколько в этическом
плане. С юридической точки зрения выделение дворянке после смерти
мужа указной части из состава принадлежавшего ему при жизни
движимого и недвижимого имения является вполне традиционной,
восходящей к нормам Соборного уложения 1649 года, мерой
обеспечения ей условного прожиточного минимума (не случайно
в XVII веке употреблялись выражения «прожиточное поместье», «дать
на прожиток»). Столь же привычным для российской дворянской
социальной практики следует признать и тот факт, что указная часть
вдовы, наряду с наследством, полученным от тех или иных кровных
родственников, и приобретением, сделанным ею посредством покупки,
была элементом ее собственного имущества, которым она могла
распоряжаться самостоятельно и участие в делах управления которым
превращало ее в экономически полноценную помещицу. Особого же
комментария заслуживает, на мой взгляд, то, что Е. Н. Лихачева, имея
официальное право вступить во владение предписанной ей по закону
долей имения мужа в полном объеме, не стремилась к этому в условиях,
когда это могло причинить ущерб будущему материальному
благосостоянию ее малолетних детей, и предпочитала разделу единство
семейной собственности. Вероятно, выделение небольшого количества
крестьян из каждого отдельного населенного поместья представлялось
ей экономически нецелесообразным, а материнское попечение
диктовало не нарушать, по возможности, целостность принадлежавшего
детям имения, а вместе с тем и годами существовавший, стабильный
уклад хозяйственной жизни.
В дальнейшем недвижимая собственность Лихачевых продолжала
оставаться неразделенной и находилась официально в их совместном
владении. Вообще, в российской дворянской социальной практике
раздел имущества между членами семьи обычно был приурочен
к каким-то веховым событиям жизни, таким как вступление в брак
детей, смерть родителей. Причем формально родительское имение
могло быть поделено между детьми в духовном завещании и до этого,
однако фактически раздел производился лишь тогда, когда завещание
вступало в силу. При этом следует помнить, что нормы единонаследия
и создания майоратных владений, официальные попытки
законодательного учреждения которых предпринимались в XVIII–
XIX веках по крайней мере дважды (в 1714 и 1845 годах), не
приживались на российской почве. Дворянство с неизменным
постоянством желало делить свои имения равномерно между всеми
детьми, обеспечивая тем самым каждому из них более или менее
стабильное имущественное положение. Вместе с тем дробление имений
могло приводить к утрате ими экономической жизнеспособности,
поэтому в реальной хозяйственной практике предпочтение отдавалось
управлению единым нерасчлененным имуществом семьи до тех пор,
пока обстоятельства позволяли это делать. Если во главе семьи стояла
мать-вдова, то, как правило, именно она руководила организацией всего
хозяйства в имении, не подлежавшем фактическому разделу до конца ее
жизни или до ее особого волеизъявления.
Проблема задолженности, ставшая одной из реалий владельческой
практики провинциального дворянства конца XVIII — первой
половины XIX века, не обошла и Е. Н. Лихачеву, имевшую
недвижимую собственность и в личном владении, и в совместном
владении с детьми. В обеспечение займа, сделанного 27 июля 1825 года
в Московском опекунском совете и составлявшего 47 тысяч рублей, ею
было заложено имение, насчитывавшее 237 душ и включавшее в себя
деревни Горбуново (42 души), Высоково (40 душ), Трубино (79 душ),
село Лопково (27 душ), сельца Бяково (41 душа) и Софьино (8 душ)
Кашинского уезда Тверской губернии [863]. 14 марта 1827 года
Тверской гражданской палатой были выданы четыре официальных
свидетельства об имениях, принадлежавших Е. Н. Лихачевой и ее
детям: штабс-ротмистру Г. В. Лихачеву, штабс-ротмистру
И. В. Лихачеву, прапорщику П. В. Лихачеву и А. В. Давыдовой,
урожденной Лихачевой [864]. На основании одного из этих документов
имение, состоявшее из деревень Вороново (107 душ), Бородино
(36 душ), Абабково (55 душ) и Сухой ручей (67 душ) Новоторжского
уезда Тверской губернии и насчитывавшее в совокупности 295 душ,
было заложено в Санкт-Петербургском опекунском совете в результате
произведенного 14 апреля 1827 года займа в размере 56 тысяч
рублей [865]. Три других свидетельства об имениях, располагавшихся
в Кашинском уезде Тверской губернии, одно — в деревнях Плечево
(47 душ), Бузыково (20 душ), Доможирово (16 душ), Покров (6 душ)
и Ромашино (30 душ), другое — в сельце Устиново (134 души)
и третье — в селе Дьяково (51 душа) и деревнях Новинки (61 душа)
и Высокое (2 души) и насчитывавших всего соответственно 119,
134 и 114 душ, по сведениям, которыми Тверская гражданская палата
располагала к 18 марта 1829 года, не представлялись Лихачевыми
в качестве формальных гарантий осуществления займов под заклад
имущества [866].
Распространенность задолженности дворянства подтверждается
и мужской художественной прозой исследуемого периода. Достаточно
вспомнить одного из героев пушкинской повести «Барышня-
крестьянка» — Григория Ивановича Муромского, — который
«промотав в Москве большую часть имения своего… уехал…
в последнюю свою деревню… и в деревне находил способ входить
в новые долги» [867]. И хотя речь идет о мужчине, не хозяйствовавшем
рачительно, а растратившем состояние, живя в столице,
и возвратившемся в имение, но не сумевшем наладить в нем
экономически эффективный порядок вследствие присущей ему
«англомании» [868], понятно, что этот образ репрезентирует в целом
социокультурную ситуацию в отношении задолженности
представителей как мужской, так и женской части дворянства.
Разумеется, далеко не все дворяне, а тем более дворянки «проматывали»
свои недвижимые владения. Напротив, многие из них, особенно
жившие в провинции, стремились приумножить собственные состояния,
пытаясь вести рентабельное хозяйство, обеспечивающее более или
менее стабильный доход. Однако в действительности им это не всегда
удавалось, и потому они входили в долги с тем, чтобы получить
дополнительные средства либо для вложения в имения с целью
повышения доходности, либо для обеспечения себе привычного уровня
материального благосостояния. Литературный дискурс репрезентировал
опыт закладывания имений в опекунский совет на рубеже XVIII–
XIX веков как еще только входивший в социальную практику
и общественное сознание провинциального дворянства [869]. Но уже
в течение нескольких последующих десятилетий этот опыт настолько
укоренился и получил такое широкое распространение, что
воспринимался практически неизбежным условием нормативного
ведения хозяйственной деятельности.
В первой половине XIX века даже крупным помещицам, таким как
Е. Н. Лихачева, не удавалось отыскать оптимальных способов
хозяйствования, позволявших избежать вхождения в долги. Для
погашения задолженности приходилось обращаться к другим видам
предпринимательской активности, доходы от которых были более
высокими. Так, Елизавета Николаевна распоряжалась делами двух
принадлежавших Лихачевым винокуренных заводов в Ярославской
губернии, а также питейных сборов, продолжая тем не менее
интересоваться покупкой имений [870], хозяйственное освоение
которых относилось к традиционной сфере повседневных занятий
провинциальных дворянок.
Конкретизируя экономическую сторону повседневной активности
вдовы Лихачевой, следует подчеркнуть ее главенствующую роль
в определении стратегии ведения общесемейного хозяйства. Руководя
обширным хозяйственным образованием, рассредоточенным в 1820-
х годах не только по разным уездам, но и по разным губерниям, она
бдительно следила за действиями управляющих, регулярно
предоставлявших ей письменные отчеты о состоянии текущих дел.
На основании поступавших сведений информировала сыновей
о финансовом положении семьи. При этом сама, как видно из письма
к сыну Петру, с большим недоверием относилась к доставляемым
сводкам наличного капитала, что, впрочем, не мешало ей положительно
отзываться о том или ином управляющем: «…из бумаг ты увидишь
моего капиталу, но я ничему неверю большая часть на бумаге.
Я исписала ето в мое правление, кажетса Юрьенев (подчеркнуто
автором. — А. Б.) хорош что Бог даст в перед» [871].
Попечение Е. Н. Лихачевой о сохранении экономической
жизнеспособности имения выражалось в том числе в непрерывной
переписке с управляющими, отчитывавшимися ей о ходе дел во
вверенных им поместьях. Отдавая практические распоряжения по
наиболее оптимальному, с ее точки зрения, ведению хозяйства, она
осуществляла учет доходов и расходов, следя за тем, чтобы их
соотношение не свидетельствовало о снижении общего уровня
рентабельности семейных владений. Особой доскональностью
отличалась ее переписка с управляющим Дмитрием Юрьеневым (или
Юргеневым [872]), который, например, 17 августа 1829 года из села
Сосновец Ярославской губернии сообщал о покупке 12 тысяч кулей
хлеба для двух принадлежавших Лихачевым винокуренных заводов,
о сроках и способах доставки этого хлеба в Рыбинск, о «ходе дел
питейных сборов» и о представлении соответствующих ведомостей за
1828 и 1829 годы, а также об отправке ей «поленики — ягодного
растения с кореньями для посадки» [873]. В этом же письме он
обрисовывал ситуацию с хлебом, необходимым, по его мнению, для
«полного винокурения» [874]: кроме остававшихся с прошлого года
6 тысяч 500 кулей и кроме вновь купленных 12 тысяч кулей нужно было
приобрести еще 3 тысячи [875]. По словам управляющего, хлеб в тот
момент в Рыбинске стоил 6 рублей 50 копеек за один куль [876], что
считалось им приемлемой ценой, почему он и спрашивал у Елизаветы
Николаевны разрешение на продолжение закупки хлеба, не дожидаясь
приезда Г. В. Лихачева [877], который, по-видимому, вышел в отставку
до 1829 года и в это время уже принимал непосредственное участие
в хозяйственной жизни семьи. При этом управляющий приводил свои
доводы, подтверждавшие, что откладывание приобретения
необходимого хлеба до октября, когда должен был возвратиться
Григорий Васильевич, угрожало увеличением стоимости его
транспортировки на заводы, поскольку доставить его водным путем из
Рыбинска в деревню Ворону будет уже невозможно [878]. Пример этой
переписки свидетельствует о том, насколько детально провинциальная
дворянка вникала во все подробности хозяйственной жизни и какова
была мера ее руководящей компетенции. Вообще, в женской «деловой
хватке» и умении отстаивать свои экономические интересы не
позволяют усомниться и письма более раннего периода [879].
Немаловажное значение для характеристики вдовства имеет
реконструкция социальной коммуникации повседневности,
совокупности родственных и дружеских связей и, соответственно,
«сетей влияния» пожилых провинциальных дворянок. Так, в письме от
14 января 1818 года княжна Прасковья Долгорукова отмечала особую
привязанность Елизаветы Лихачевой к своим родным: «С сердечным
прискорбием узнала я о болезни братца вашего, и зная ваше сердце
и привязанность вашу к родным чувствую ваше грусное
положение…» [880]По мнению княжны, эта привязанность, как
и чувства, испытывавшиеся Елизаветой Николаевной к друзьям
и знакомым, объяснялась ее исключительным добросердечием: «…одно
мне утешение остается то, что зная ваше доброе и чувствительное
сердце надеюсь, что гдебы вы ни были вы меня не забудете и прошу
вас, чтоб вы ко мне сохранили то благорасположение которым
я пользовалась с начала нашего знакомства…» [881]Самой Прасковье
Долгоруковой Елизавета Лихачева одалживала деньги («…я очень
помню оказанное вами мне одолжение с’судя меня пятью стами
рублями коим срок в половине февраля…» [882]), предоставляя затем
отсрочку платежа и отказываясь при этом от получения процентов
(«…чтож принадлежит до вашего дружескаго одалжения которое вы
мне оказываете не требуя сей год моего долга, да притом еще
и процентов не берете, сие я почитая за милость особенную ко мне не
имею довольно слов к из’яснению моей благодарности…» [883]), хотя
в конце XVIII — первой половине XIX века, цитируя Ю. М. Лотмана,
«многие дворяне не стеснялись ссужать деньги под проценты» [884].
Не менее участливым и по-христиански милосердным было ее
отношение к крепостным и дворовым людям и вообще ко всем
нуждающимся. Умоляя сына Петра избегать неблаговидных трат,
Елизавета Николаевна напоминала ему о наличии большого количества
лишенных самого необходимого для жизни: «…только умоляю тебя
и прошу неупотребляй денги тут куда не должно; право я неискупости
етого желаю но дорожу вами приятно ими пользоватся и употреблять на
полезное но непростительно транжирить во врет самому себе тогда
когда так много людеи неимеют и нужнаго для себя» [885]. Судя по
словам Лихачевой, ее сильно удручало пьянство, распространенное
среди крепостных и дворовых людей. Обращаясь к сыну, она
сокрушалась: «…ты пишешь чтоб прислать тебе повара ты знаешь что
уменя один Митка а на ондрюшку нельзя надеется он нездоров разве
опять твоего прислать что он пьет как быть мой друх кто непьет у нас из
людей и мой Митко крепко попивает и мало у нас таких людей кои бы
невкушали сего нектора… ты знаешь, пьяных я нетерплю и боюсь
досмерти…» [886] Елизавета Николаевна проявляла попечение
о состоянии здоровья принадлежавших ей дворовых людей. Некий
Федор Алексеев, назначенный ключником в Пошехонскую питейную
контору, был покусан бешеной собакой, о чем управляющий не счел
нужным сообщить помещице. Узнав об этом из других источников, она
высказала нарекание управляющему за отсутствие своевременного
извещения об инциденте и выразила желание быть подробно
информированной о произошедшем, о самочувствии пострадавшего
и о предложенном ему лечении [887].
Дополнением к анализу материнского попечения Е. Н. Лихачевой
о детях служит своего рода самооценка ее отношения к сыну,
выраженная в том, как она подписывала письма: «…мать идрук твой
Е. Лихачева» [888]. Вербализация стремления наряду с родственными
узами быть соединенной с сыном еще и дружескими чувствами
подразумевала между тем назидательность матери, вполне отдававшей
себе отчет в неравности статусов и преследовавшей цель оказания более
эффективного влияния на него. Судя по сохранившимся письмам,
сыновья обращались к ней исключительно на «Вы» и называли ее не
иначе как «любезная Маминька» [889] или «любезнейшая
Маминька» [890]. С одной стороны, такое обращение к матери
считалось нормативным в дворянской культуре, с другой —
свидетельствует о существовавшей дистанции между ней и детьми,
которая могла носить не только этикетный, но и фактический характер.
Примечательно, что одно из писем Григория Васильевича к Елизавете
Николаевне было подписано им так: «Ваш послушный сын
Г. Лихачев» [891]. Очевидно, в отношениях с матерью послушание
считалось непременным качеством даже взрослого сына, что выдает
иерархизацию между ними при материнском доминировании.
Тем не менее Е. Н. Лихачева ощущала заботу о себе сыновей и по
обстоятельным письмам, в которых они сообщали ей о том, чем
занимались («Я ныне вам не пишу подробно, потому что конца
совершенно нет; а как его достигнем обо всем наиподробнейше
уведомлю» [892]), и по небольшим «знакам внимания», оказываемым
ей. Во время пребывания в Одессе Петр Васильевич специально
собирал морские ракушки, чтобы привезти их матери в качестве
«сувенира» с юга: «…раковин я начал вам сбирать; но те которыя
я насбирал еще не довольно важны чтои то будет вперед» [893],[894].
Вместе с тем сыновнее «послушание» и «внимательность» к матери
в немалой степени мотивировались целью получения от нее финансовой
поддержки в случае материальных затруднений: «Так как я раз уже
заехал в такую даль быть можит в другой раз не удастся побывать; мне
хотелось быть все окуратнее видеть; а я боюсь чтоб моя казна в том мне
не воспрепятствовала. Мой Скарибе не Немецом смотрит, ужасной мот
и то и дело что просит у меня денег. А мне к кому прибегнуть чтоб
вознаградить заново! Ущерб как не к вам; и так прошу вас любезная
маминька денженок (подчеркнуто автором. — А. Б.) в Георгиевск
в Кавказскои губернии, сколько вы заблагоразсудите…» [895]
Понимая, что финансовые возможности матери не безграничны
и желая при этом «сохранить лицо», сын, в соответствии
с требованиями этикета, выражал надежду на получение от нее как
минимум очередного письменного известия: «…а если нет [денег] так
одно письмецо, потому что я не привык так долго от вас не иметь
никакого сведения…» [896] Беспокойство о матери в сочетании
с доверием к собственным снам, выражающим архаичность дворянского
менталитета, заключалось, например, в опасениях за ее благополучие:
«…а я верю снам и я что то дурное видел 12 на 13е число боюсь что не
случилось ли что неприятнаго у вас!» [897] Для сравнения замечу, что
постоянная тревога за детей, как явствует из письма В. Шараповой,
имевшей в виду Е. Н. Лихачеву, была перманентным эмоциональным
состоянием матери: «…пишите Любезной и Милой Петр Васильевич
к Маминьке; она Единственная увас, подлинно Мать есть souffre
douleur [898] беспрестанно Сердце Ее в тревоги…»[899]
Особый интерес могут представлять околопушкинские связи
Е. Н. Лихачевой. Ее дочь Анна Васильевна, урожденная Лихачева
(1802–1853), была женой полковника, а позднее генерал-майора, Льва
Васильевича Давыдова (1792–1848), лично знавшего
А. С. Пушкина [900]. По словам Л. А. Черейского, «в середине мая
1820, проезжая через Киев, Пушкин обедал здесь с Давыдовым»[901].
Кроме того, Лев Васильевич был родным братом [902] Дениса
Васильевича Давыдова (1784–1839) [903], знаменитого партизана
и поэта, который писал о себе, что «кочуя и сражаясь тридцать лет
с людьми, посвятившими себя исключительно военному ремеслу, он
в то же время занимает не последнее место в словесности между
людьми, посвятившими себя исключительно словесности» [904],
и которого с А. С. Пушкиным связывало многолетнее литературное
и дружеское общение [905]. Л. А. Черейский считает, что Л. В. Давыдов
и А. С. Пушкин могли встречаться и у Д. В. Давыдова [906]. Анна
Васильевна Давыдова, так же как ее муж и деверь, могла быть знакома
с А. С. Пушкиным. Таким образом, представители ближайшего
родственного окружения Е. Н. Лихачевой (в частности, зять и его брат)
являлись одновременно людьми из «окружения» А. С. Пушкина.
В специальном уточнении нуждается также то обстоятельство, что
в составленном П. Н. Петровым родословии дворян Давыдовых жена
Льва Васильевича ошибочно названа Екатериной Васильевной
Лихачевой [907]. С учетом исправления данной неточности можно
принять к сведению, что супруги имели пятерых сыновей — Николая,
Михаила, Василия, Сергея, Дениса — и дочь Елизавету [908],
приходившихся внуками Е. Н. Лихачевой.
Религиозность Елизаветы Николаевны реализовывалась
в стремлении достойно проводить церковные праздники. Причем само
понятие «праздник» в понимании как столичных, так и провинциальных
дворянок первой половины XIX века имело явную конфессиональную
коннотацию. Так, 31 декабря 1817 года княжна Прасковья Долгорукова,
обращаясь к Е. Н. Лихачевой, писала: «…позвольте вас поздравить ис
праздниками, и с наступающим Новым Годом, пожелая вам всех благ
возможных…»[909] Имея в виду многодневный праздник Рождества
Христова, отдание которого совершалось в Русской православной
церкви как раз 31 декабря, она не называла этим термином «Новый
год», считающийся в настоящее время в России одним из гражданских
праздников.
К сожалению, сохранилось всего одно письмо[910], написанное
непосредственно Е. Н. Лихачевой, и два документа [911], подписанные
ею собственноручно. Тем не менее можно утверждать, что она была
женщиной грамотной, получившей образование (правда, какое именно,
уточнить не удается). Древнее дворянское происхождение и вступление
в брак с представителем не менее древнего рода способствовали
осознанию ею своей принадлежности в целом к родовитому
российскому дворянству и важности обладания атрибутами
причастности к определенному дворянскому роду. Официальные
документы Елизавета Лихачева скрепляла не только собственноручной
подписью, но и печатью с изображением родового герба («…что
иутверждаю сим моим обязательством заподписанием моей руки ис
приложением фамилии герба моего печати…» [912]), что, очевидно,
являлось в ее глазах своеобразным символом нерушимости данного ею
обязательства, соблюдение которого как бы гарантировалось
авторитетом всего дворянского рода.
История повседневной жизни вдовы Е. Н. Лихачевой позволяет
конкретизировать вопрос о специфике различения понятий
«провинциальные» и «столичные» дворянки. Обычно такая
дифференциация основывается на критерии постоянного локального
проживания дворянок преимущественно в провинции или в столице.
Однако данный критерий не является универсальным. Так,
Е. Н. Лихачева, которую я отношу к провинциальным дворянкам,
действительно большую часть времени проживала либо в имении,
расположенном на территории Кашинского уезда Тверской
губернии [913], либо в самом городе Кашине [914], однако на зиму она
обычно перебиралась в столицу: до 1818 года — в Москву, а начиная
с 1818 года — в Санкт-Петербург [915]. Очевидно, она достаточно
хорошо была осведомлена об особенностях столичной повседневной
жизни, общаясь с многочисленными родственниками и знакомыми,
посещая культурные достопримечательности столиц, в частности театр.
В одном из писем, обращенных к Елизавете Николаевне, ее сын
П. В. Лихачев описывал свои впечатления от путешествия по югу
России, в том числе от посещения города Одессы. Его рассуждение
о местных театрах свидетельствует о том, что пожилая мать имела
вполне определенное представление о столичном санкт-петербургском
театре: «Здесь есть италианский Театр и французской; последний
составился из самых дурных актеров Петербурскаго Театра; вы можете
себе представить каков он должен быть»[916]. Вместе с тем многие
представительницы столичного дворянства зачастую не только жили
определенную часть года в принадлежавших им самим или членам их
семей сельских имениях, но и подолгу гостили в имениях своих родных
и друзей: «Я нынешнея лето раз’ежжала все по гостям была в разных
Губерниях и в Орловской, и в Тульской, перед праздником только
возвратилась домой…» [917] Будучи тверской дворянкой,
Е. Н. Лихачева имела экономические связи в Ярославской губернии, ее
сыновья, Григорий и Иван Лихачевы, жили какое-то время
в Петербурге [918].
Все эти факты позволяют судить о том, что повседневная жизнь
провинциальных дворянок конца XVIII — середины XIX века не
замыкалась исключительно в рамках узколокальной территории.
Собственная усадьба, уездный город, губернский центр, уездный город
в соседней губернии и расположенное на ее территории имение,
наконец, обе столицы — такова география проживания и культурного
общения дворянской женщины. В отдельных случаях данный перечень
дополнялся еще и заграничными европейскими городами. В конечном
счете культурный кругозор дворянок определялся масштабом условно
освоенного ими социокультурного пространства[919], формальные
границы которого, в известной мере, неизбежно совпадали
с географическими.
Также следует указать на сопряженную с этим особенность
мировосприятия дворянок, которым было свойственно в целом
небезразличное отношение к той или иной территории,
к определенному культурно-географическому «локусу». В письмах,
адресованных 31 декабря 1817 года и 14 января 1818 года княжной
Прасковьей Долгоруковой Елизавете Лихачевой, можно обнаружить
неоднократные упоминания о том, как тяжело некая княжна
Варвара [920] переживала сообщение, что Елизавета Николаевна и ее
близкие не будут впредь проводить зимы в Москве: «…К<няжна>
Варвара только что не плачет за стыдом, что вы отреклись от
Москвы…» [921], «…К<няжна> Варвара… сердцем соболезнует, что вы
решились в Москве не жить, вы ее была отрада…» [922]; «…все наши
вам кланяются а паче К<няжна> Вар<вара> и Евгения которые
сокрушаются, что вы не едите в Москву, и не будете в нее ездить
никогда…» [923].
Наряду с ярко выраженными личными мотивами здесь, бесспорно,
просматривается еще и некий ценностный аспект отношения дворянки
к древней российской столице. Возможно, если бы речь шла не
о Москве, а о каком-то другом городе, переживание княжны Варвары
Долгоруковой, представительницы родовитой российской
аристократии, не было бы столь сильным. Кроме того, предпочтение,
отданное проживанию в Санкт-Петербурге, воспринималось
жительницей Москвы особенно болезненно на фоне своеобразного
культурного соперничества двух столиц — «древней» и «новой» [924].
Вместе с тем из слов княжны Прасковьи Долгоруковой, разделявшей
в целом точку зрения княжны Варвары, видно, что она сама не была
коренной москвичкой, а ее отношение к Петербургу, своему родному
городу, характеризовалось интенсивной эмоциональной
окрашенностью: «…нещасная моя родина то есть Петербург нас с вами
теперь разлучил…» [925] При этом интуитивно предполагалось, что
провинциальная дворянка Е. Н. Лихачева способна адекватно
воспринять сожаления, высказывавшиеся ей представительницами
столичного дворянства, а значит, в данном случае они как бы
находились в одной и той же ценностной «системе координат».
Речь идет, таким образом, о более или менее сходном отношении
женщин, одна из которых жила в провинции, а две другие — в столице,
к некоторым феноменам окружавшей их культурной действительности
при сохранении у них известных стереотипных представлений
о специфических особенностях социокультурной среды своего
повседневного существования. Так, княжна Прасковья Долгорукова,
приглашая Елизавету Лихачеву и других родственников приехать
погостить в Москву, считала, что для них будет заманчивым оказаться
в, условно говоря, богатой развлечениями столице и вести какое-то
время более разнообразный, чем в Кашине, образ жизни: «…милой
сестрице Дарье Сергеевне кланяюсь, хоть бы она вас всех вз’манила
побывать в нашу столицу повеселится нашими
веселостями…» [926] Выраженное ею при этом подспудное
противопоставление столичного «веселья» провинциальной
«скуке» [927]в решающей мере определялось светской системой
ценностных приоритетов, исходя из которых во многом в дворянской
сословной культуре конца XVIII — середины XIX века вырабатывалось
отношение к «столице» и «провинции» как к особым социокультурным
феноменам.
Итак, «структуры повседневности» провинциальной дворянки
вдовы Е. Н. Лихачевой определялись следующими ценностными
приоритетами: религиозное благочестие (исповедование православия,
упование на Бога, на милость и помощь Божию, молитва, достойное
проведение праздников, дела милосердия); попечение о детях
(воспитание, забота, нравственное назидание, соблюдение их
имущественных интересов); разносторонняя экономическая
деятельность (организация хозяйства в имении, винокурение, питейные
сборы); реализация юридической правоспособности (подача прошений,
взятие на себя обязательств, закладывание имений); моральный этос
(любовь к ближним, самоотвержение, добросердечие, милосердие,
рачительность как следствие знания о нуждающихся); пространственно-
культурный кругозор (динамика «провинция — столица»,
«религиозный — светский»). Послебрачный период мог составлять
существенную часть в жизненном цикле дворянок, в значительной мере
совпадая с возрастом «старости» и характеризуясь такими чертами, как
повышенная предпринимательская активность и деятельный ресурс
материнства. Причем материнство в этот период становилось
смыслообразующим фактором экономического, культурного
и социального аспектов повседневной жизни дворянской женщины.
Разные жизненные примеры свидетельствуют о том, что дворянки
не стремились к повторению матримониального опыта, а если
и соглашались на это, то руководствовались исключительно
собственным выбором, эмоциональной симпатией и сексуальными
предпочтениями. Для многих религиозность становилась
сублимированной сексуальностью.
ГЛАВА III
Сексуальная социализация и половое
воспитание девочек в дворянских семьях во
второй половине XIX — начале XX века
Изучение девичества стало динамично развивающимся
междисциплинарным направлением западных гендерных исследований
в последнее десятилетие. Это обеспечивается появлением
специализированного научного журнала (Girlhood Studies, редактор
К. Митчел), формированием в Великобритании научной ассоциации по
изучению девичества (International Girl Studies Association),
проведением междисциплинарных конференций по данной тематике
с привлечением широкого круга специалистов (антропологов,
историков, культурологов, педагогов, философов, психологов, врачей
и др.). Девичество и проблемы сексуальной социализации в России
изучаются преимущественно психологами, социологами и отчасти
культурологами [928]. В абсолютном большинстве научных публикаций
авторы обращаются к современной культуре и психологии девичества,
при этом ретроспективы в прошлое в их трудах не делается. Гендеролог
А. В. Белова подчеркивала, что изучение девичества в отечественной
науке долгое время считалось прерогативой этнографов, в связи с чем
данная область знаний не попадала в поле зрения историков. В то же
время этнографы, по мнению исследовательницы, не проявляли
интереса к культуре дворянства, в связи с чем многие области
дворянского девичества остаются не изученными
и малорепрезентированными в отечественных историко-
антропологических исследованиях [929]. Особняком стоят работы
культуролога С. Б. Борисова по антропологии девичества советского
времени. Одним из первых он стал изучать практики девичества, в том
числе достаточно интимного характера [930]. Он указывал на то, что
процесс инкультурации детей в российском социокультурном
пространстве изучается в отечественной науке с позиции влияния
«институциализированных локусов» (педагогическое воздействие на
детей), в то время как «неинституциализированные локусы детско-
подростковой коммуникации» остаются малоисследованной
областью [931]. Социологи O. Здравомыслова и E. Ярская-Смирнова
также подчеркивают слабую изученность девичьей культуры
в отечественной науке [932]. Вероятно, этим обусловлен все
возрастающий интерес зарубежных ученых к исследованиям девичества
в России. К примеру, в 2015 году один из номеров международного
журнала Girlhood Studies был посвящен проблемам девичества на
постсоветском пространстве [933].
В представленной главе не ставятся задачи всестороннего изучения
девичества в дореволюционной России. Основная цель — раскрыть те
области культуры девичества, которые позволят репрезентировать
процесс сексуальной и материнской социализации подростков.
В исследовательском фокусе — проблемы психосексуального развития
девочек, особенности формирования их представлений о различных
областях семейной, репродуктивной и сексуальной жизни, их
восприятие собственной фертильности.
Изучение проблем сексуальной социализации рассматривается
в контексте формирования гендерной и материнской идентичности.
Изучение этой стороны девичества позволит лучше понимать
конструкты идеалов женственности, создаваемые той или иной эпохой,
матерей дореволюционной России, их отношение к своим
обязанностям, особенности их переживаний, объяснить причины часто
возникавших невротических состояний.
Социолог Н. Чодороу полагала, что в основе материнских практик
лежит их постоянное воспроизводство. Родительство, по ее мнению,
пробуждает ранний опыт отношений женщины с ее собственной
матерью: «Материнский опыт женщины и ее ожидания сформированы
собственной историей детства, ее прошлым и настоящим, внешними
и внутренними отношениями с родительской семьей» [934]. В связи
с этим важным становится изучение характера взаимоотношений
девочек с матерями, формирования их представлений о деторождении
и материнских ролях.
Значительное внимание мы уделяем вопросам полового воспитания
девочек и их сексуального просвещения. Согласно психоаналитической
концепции, материнство является одним из проявлений женской
сексуальности. М. Фуко рассматривал женскую сексуальность не только
с позиций репродукции, но и в контексте «семейного пространства»
и «жизни детей» [935]. З. Фрейд, изучая характер сексуального развития
своих пациентов, подчеркивал особую сложность в раскрытии
механизмов женского психосексуального развития. Говоря о женщинах
конца XIX — начала XX века, он отмечал, что «любовная жизнь
женщины, отчасти вследствие культурных искажений, отчасти
вследствие конвенциональной скрытности и неоткровенности женщин,
погружена еще в непроницательную тьму»[936].
Сексуальное просвещение и интимные представления девочек из
дворянских семей на рубеже веков — непростая область исследования.
Во-первых, это вызвано сложностью поиска информации,
свидетельствующей о развитии детской сексуальности. Ввиду
табуированности половых вопросов многие «информантки» (в данном
случае — авторы дневников, воспоминаний) игнорировали темы,
затрагивавшие их сексуальное поведение. Возможно, имела место так
называемая «инфантильная амнезия», связанная с забыванием половых
влечений в возрасте до восьми лет [937]. Не стоит исключать и другую
причину — родители регулярно просматривали дневники своих детей,
поэтому девочки могли описывать не реальную жизнь, а то, что хотели
прочитать родители. Во-вторых, амбивалентность содержащейся
информации в женских автодокументальных источниках, их крайний
субъективизм, который требует от исследователя особенно осторожной
интерпретации (иначе это приводит к двойной субъективности,
значительно искажающей реальное положение дел). Так, например,
в одних источниках (эгодокументах, принадлежавших как женщинам,
так и мужчинам) описывался совершенно невинный, сексуально
непросвещенный тип молодых девушек. В других женских дневниках
представлена противоположная картина — развитое половое влечение,
имеющее разную степень инвертированности, и сексуальная
просвещенность авторов. В связи с этим следует рассмотреть два лика
детской сексуальности («невинный» и «инвертированный»), отметив
при этом факторы, оказавшие определяющее влияние на
амбивалентность в сексуальном поведении.
Говоря о половой инверсии, мы стремимся уделить особое внимание
исследованию «нормы» и «не нормы» в сексуальном воспитании
и поведении девушек. Важным является рассмотрение феномена
половой девиации в поведении девочек пубертатного периода.
Например, почему просвещенность в вопросах секса считалась
признаком половой инвертированности, в то время как
«обожательские» отношения между девочками воспринимались
естественными? Как в дальнейшем практика «обожания» повлияла на
конструирование матримониального поведения?
Сексуальная инфантильность девочек
Пубертатный период характеризуется половым созреванием подростков
и формированием психосексуальных качеств, оказывающих
существенное влияние на саму личность. Ученые полагают, что,
несмотря на существование индивидуальных отличий, у девочек
пубертат начинается в возрасте одиннадцати-двенадцати лет,
а завершается на границе шестнадцати-семнадцати лет. Специалист
в области женской психологии психиатр Карен Хорни выделила четыре
основных типа изменений в личности девочек-подростков [938].
К первому она отнесла девочек, у которых в пубертате развивалось
крайнее отвращение к эротике. Ко второму — тех, кто был «помешан на
мальчиках», девочек, активно вовлекающихся в эротическую сферу.
К третьему — эмоционально обособленных подростков, нейтрально
относящихся ко всему тому, что с ними происходило. Наконец,
к четвертому — девочек с развитыми однополыми влечениями.
Обнаруженные многочисленные дневники девочек-подростков
конца XIX — начала XX века позволяют выявить специфику их
психосексуального развития. Нас интересует, насколько широко были
представлены типы, выделенные К. Хорни, в дореволюционной России.
Можно ли проследить эволюцию в психосексуальном развитии
дворянок в связи с меняющейся социально-экономической
и культурной средой? Какие факторы оказывали существенное влияние
на сексуальное воспитание девочек? Каким образом это сказывалось на
их представлениях о собственной фертильности и потенциальном
материнстве?
Возраст пятнадцати-шестнадцатилетия был особенным в жизни
дворянок. Существенные изменения происходили в половом развитии,
характере эмоциональных переживаний, восприятии окружающих
и самооценке. Провинциальная дворянка писала: «Но в 15 лет, когда
я была в шестом классе гимназии, во мне произошла какая-то перемена:
мне хотелось веселиться, гимназические интересы отошли на задний
план, ученье пошло хуже…» [939] Другая юная дворянка называла этот
период в своей жизни временем «хаоса» и «апатии» [940]. Маргарита
Сабашникова о своем шестнадцатилетии писала: «Год 1898, когда мне
исполнилось шестнадцать лет, остался в моей памяти осиянным особым
светом — светом поэзии… Что-то новое произошло тогда с самой
душой и вплелось с тех пор во все ее переживания» [941].
Классик феминистской мысли Симона де Бовуар полагала, что опыт
полового созревания девочек более драматичен, чем у мальчиков,
которые с раннего детства привыкли гордиться тем, что они
принадлежат к сильному полу. Если мальчики по мере взросления
утверждаются в своем превосходстве, то превращение девочки
в женщину сопровождается душевными страданиями и тяжелыми
размышлениями о своей участи [942].
В этот период тон повествования в женских дневниках резко
менялся. Если накануне «взросления» девочки рассуждали о детских
проблемах (игрушки, дружба, родители, праздники), их занимали
внешние проявления жизни, то с наступлением пубертата страницы
дневника наполнялись рефлексивными размышлениями. На смену
схематичному пересказу событий (перечисление ежедневных
действий — «встала», «пошла», «рисовала», «играла», «гуляла»)
пришло их глубокое эмоциональное переживание. В преддверии
пятнадцати лет юная барышня размышляла: «Мне будет 15 лет! Какая
я большая! Но совсем не горжусь своей старостью, а, напротив,
стараюсь уменьшить свои лета разными глупостями… Что я скажу,
когда мне минет 20 лет! Какая гадость! Я надеюсь, что никогда не
доживу до такой старости!» [943] Мария Покровская, в будущем
известный врач и общественный деятель, в свои шестнадцать лет
писала, что она «уже давно не ребенок» [944]. Несмотря на отсутствие
жизненного опыта, она воспринимала себя зрелой и подготовленной для
взрослой жизни.
Возраст пятнадцатилетия был связан также с новой телесной
практикой в жизни девочки-подростка — появлением первой
менструации. Эта область девичьей повседневности, очевидно, была
настолько табуированной, что в источниках личного происхождения не
удалось обнаружить ни одного указания на начало регул.
Исключительным источником информации явилась медицинская
литература. Дореволюционные врачи, изучавшие репродуктивное
здоровье россиянок, отмечали, что в высших слоях общества регулы
начинаются гораздо раньше (в среднем в 14,69 года) по сравнению
с низшими слоями общества (в среднем в шестнадцать, но и часты
случаи в восемнадцать лет) [945]. Несмотря на развитие знаний
в области гинекологии, с появлением первых менструаций врачи
связывали развитие слабости, нервности, истеричности
у представительниц интеллигентных классов [946]. Продолжал быть
актуальным подход врачей первой половины XIX века, согласно
которому состояние менструации сопровождается
«разражительностью», «несностью нрава», «растройством
пищеварения», «гнилостным запахом изо рта», «проблемами
с голосом», «кашлем», «чахоточным видом» [947]. По сообщениям
гинекологов начала XX века, большая часть их пациенток никак не
связывала регулы с репродуктивными функциями своего организма.
Замужние дамы полагали, что месячные — это очищение крови
(«каждый месяц испорченная, перегоревшая кровь выводится из
организма, а чистая и хорошая остается…») [948]. Насколько
ничтожными были представления девочек о собственной фертильности,
остается только догадываться. В сложном положении оказывались
гимназистки, институтки, постоянно проживавшие при учебных
заведениях. Любопытный сюжет передан в воспоминаниях
Т. Г. Морозовой, обучавшейся в Харьковском институте благородных
девиц в 1910-е годы. Судя по ее свидетельствам, девочки не имели
никаких особых средств гигиены при наступлении менструации.
В связи с этим начало месячных, особенно в раннем возрасте,
превращалось в публичное событие, которое доставляло множество
неудобств девочкам. Их нередко сторонились и высмеивали
одноклассницы, не знакомые еще с данной практикой. Т. Г. Морозова
в диалоге между воспитанницами передала этот пикантный сюжет
юности: «Девочки надо мной смеются, дразнят меня…» «Почему?» —
спрашиваю я с удивлением. «Потому что я толстая и у меня кровь…»
«Что кровь?» — с недоумением спрашиваю я опять. «Ну, знаешь,
месячное…» — ответила девочка… Я не знаю и поэтому ничего не
понимаю»[949].
Многие девочки в этот период впервые влюблялись. Появлялись
«томления», «сомнения», желания романтичных чувств, трепетные
размышления об избраннике. Юные создания зачастую не могли
осознать природу этих переживаний. В частности, семнадцатилетняя
дворянка называла возникшие у нее ощущения «третьим чувством».
Ситуация осложнялась тем, что девочки не имели возможности
поделиться новыми захлестнувшими их ощущениями ни с родителями,
ни с подругами, так как подобные темы табуировались общественной
моралью. Дневник зачастую оставался единственным собеседником,
которому девочки изливали противоречивые мысли. «А любить так
хотелось! Так хотелось быть любимой. Мне кажется, что все мои
жажды ласки не были просто потребность ребяческой ласки, а были
жажда страсти, это наступала моя пора… Откуда-то со всех концов
моего тела поднимались новые чувства, рождались новые страсти,
собирались в груди, толпились, готовые вырваться наружу», — писала
пятнадцатилетняя девушка [950]. Схожие размышления доверила
дневнику ее сверстница: «Я чувствую, что душа моя полна любви,
я должна влюбиться… Как ни стыдно мне в этом сознаться, но я должна
сказать, что мне пришло время влюбиться» [951]. Бессознательные
эротические желания нередко, как, например, в данном случае, не
предполагали объекта влюбленности. Девушки могли мечтать об
абстрактной любви к несуществующему персонажу.
Половое созревание актуализировало дискурсы тела. Тело
становилось важным объектом девичьих размышлений. Теоретики
психоанализа и феминистской теории полагают, что тело девушки —
это «истерическое тело», так как в нем психические процессы
неотделимы от физиологических проявлений [952]. В этот период
девочки впервые стали интересоваться собственными формами,
которые они сравнивали с эталонными понятиями о красоте. Тело
становилось одновременно объектом изучения и предметом стыда. Они
нередко повествовали о своей «уродливости» и о красоте своих подруг,
признавались, что подолгу рассматривали себя в зеркале, тем самым
развивая свои представления о сексуальности. Оля Сваричовская
с отчаянием описывала «страшный случай», произошедший с ней
в магазине одежды. Вместе с матерью они выбирали блузку.
Продавщица советовала обратиться в детское отделение, указав на то,
что одежда для тринадцатилетних находится именно там. Для
семнадцатилетней Оли слова взрослой женщины были приговором, она
долго переживала, полагая, что ей никогда не стать привлекательной
барышней с правильными формами.
Среди традиционных мероприятий в дворянской среде, призванных
осуществлять половую социализацию девочек, были детские и первые
«взрослые» балы, на которые девочки попадали в шестнадцать
лет [953]. Для многих из них эти события были долгожданными, так как
в обычной жизни круг их общения с противоположным полом был
существенно ограничен. Детские балы являлись не только веселыми
вечерами, где девочки могли резвиться и развлекаться. Подобные
мероприятия преследовали конкретную цель — предварительного
приискания партий для своих дочерей. О важности балов
свидетельствовали места их проведения — центральные здания города
(как правило, помещения дворянских собраний). Состоятельные
родители могли устраивать балы в собственных домах [954]. Девочки
приезжали в сопровождении взрослых, чаще отцов. Любопытен
возрастной состав детских балов. В то время как представительницам
женского пола было одиннадцать-четырнадцать лет, среди мужской
половины преобладали зрелые юноши и молодые мужчины. Детские
балы приоткрывали юным дворянкам завесу светской жизни, становясь
площадкой для демонстрации навыков изысканных манер, кокетства
и основ флирта. Так, собираясь на первый бал в своей жизни, девочка
писала: «Завязываю волосы и надеваю гребешки не без… скажу всю
правду, не без некоторого кокетства. Но разве это преступление, что
девочка хочет быть мило причесанной и одетой на своем первом балу?
Нет, все женщины кокетливы, и девочки тоже, когда им тринадцать
лет» [955].
В гендерной социализации девочек присутствовали явные
противоречия. С одной стороны, родители ограничивали общение
девочек с противоположным полом (половая сегрегация), а с другой —
подогревали их кокетство, чувствительность, в том числе посредством
светских мероприятий. По мнению русского философа В. Розанова,
стремление к развитию в девочках «вечной женственности»
в конечном счете преследовало цель взращивания в них «самочного
инстинкта» [956]. Известная американская феминистка Эмма
Гольдман, которая до шестнадцати лет воспитывалась в условиях
дореволюционной России, в произведении «Торговля женщинами»
(1910) также акцентировала внимание читателя на противоречивости
женского воспитания, отмечая, что «женщину воспитывают как
сексуальный товар», но при этом «держат ее в половом неведении
о значении и важности половой жизни» [957]. В другой своей работе
(«Брак и любовь») она была более резка в высказываниях: «Почти
с младенчества девочке твердят о браке как о конечной цели; поэтому ее
воспитание и образование подчинены именно этому. Тем не менее, как
это ни странно, ей позволено куда меньше знать о своем назначении
жены и матери, нежели обыкновенный ремесленник знает о своем
ремесле» [958]. Амбивалентность ситуации приводила к возникновению
разного рода проблем и отклонений в психоэмоциональном и половом
развитии девочек. На основании около трех десятков изученных
подростковых дневников можно выделить следующие противоречивые
формы сексуального развития: неразборчивость в выборе объекта
сексуальных влечений; сублимация интимных желаний на
представительниц своего пола; прогрессирование разных форм
неврастении.
Частые отклонения были связаны с выбором объекта первой
влюбленности. Учитывая ограниченность общения девочек с peer-
группами[959], в их поведении нередко прослеживались неразборчивые
влечения к мужчинам, принадлежавшим к иным возрастным (гораздо
старше), социально-статусным группам. А. Вербицкая в своих
юношеских воспоминаниях не раз упоминала о крестьянских
мальчиках, которые вызывали ее девичий интерес. Дневник молодой
Оли Лопухиной (начиная с ее пятнадцатилетия) буквально пестрит
описанием многочисленных влюбленностей. Среди объектов страстных
чувств — молодой еврей [960], работавший на заводе у отца (в условиях
антисемитских настроений русского общества это воспринималось как
крайняя степень девиации), офицеры, учителя и врачи.
В. П. Багриновская указывала на сильные чувства к маминому
поклоннику, который длительное время был единственным мужчиной,
вхожим в их дом. Позже она думала, что влюблена в человека, который,
по ее признаниям, физически ей был неприятен: «Я думаю, что
маленький страшилка был мне физически противен, но я соглашалась,
что я его люблю» [961].
Распространенным явлением было увлечение учениц своими
приглашенными учителями и докторами, так как на протяжении
пубертатного возраста они были единственными взрослыми
мужчинами, окружавшими девочек. Провинциальная дворянка
Александра Глинка (Знаменская) признавалась, что впервые она
почувствовала что-то похожее на влюбленность в пятнадцать лет.
Объектом девичьих мыслей стал нанятый в их дом учитель. Александра
размышляла о своей влюбленности, хотя впоследствии признавалась,
что этот человек всего-навсего оказался первым мужчиной, с которым
она имела возможность общаться. Вскоре «влюбленные» были
помолвлены, в шестнадцать лет она стала женой[962]. «Старая история,
ученица влюбляется в своего учителя», — с сожалением сообщала ее
старшая кузина [963]. В личной истории А. А. Глинки сложилась
парадоксальная ситуация: ее мать хотела, чтобы дочь училась, получала
хорошее образование, в то время как девочка, пребывая в пубертате, не
могла понять, чего она хочет от жизни. Учение шло плохо, особых
успехов в предметах у нее не было. В итоге родители решили, что дочь
лучше выдать замуж. Впоследствии Александра очень жалела о таком
развитии событий. Она писала, что никому и в голову не пришло
поговорить с ней, узнать, что у нее на душе, какие мысли терзали
подростка.
Юная Ольга Лопухина откровенно рассказывала о флирте
с семейным доктором, которого регулярно приглашали родители во
время нездоровья девочки. В свои тайные желания «изводить» врача
она посвятила младшую сестру, которая отчаянно критиковала ее за
вольность в поведении. «А я нахожу это очень весело! Ну и пускай он
влюбится в меня, будет очень забавно!» — отвечала Ольга [964]. Ей
нравилось кокетничать с взрослым мужчиной, ловить его взгляд на
себе, слушать в свой адрес комплименты. Однако, как только он стал
отвечать взаимностью, демонстрируя свои страстные желания, это
привело девочку в противоречивое и нервное состояние. Весело
рассуждая о своем флирте, осознавая свое влечение, она не допускала
мысли о возможности появления интимных деталей в ухаживании.
Попытку доктора поцеловать ее она называла «неприятным
инцидентом», а страстные откровения — «низменной гадостью».
Девочка-подросток на себе ощущала всю противоречивость положения.
Реализовать свои страстные желания она не имела возможности, в связи
с чем ее состояние все больше напоминало нервное расстройство: она
не спала ночью, постоянно нервничала, находилась в предобморочном
состоянии, теряла аппетит, раздражалась и плакала по любому поводу.
Для девушки было значимым иметь доказательства мужских симпатий.
В этом возрасте важен был факт признания себя, своей красоты,
обаяния, ума в глазах Другого, что играло существенную роль на пути
девичьего самоутверждения. Как только дело доходило до продолжения
интимной связи, это вызывало бурный протест подростка. Страх и ужас
перед сексуальными отношениями во многом был обусловлен
незнанием их сути. Мужчина из объекта кокетства превращался
в «низменное существо». Схожие описания влюбленности в первого
встречного мужчину (доктора) представлены в дневнике
Н. А. Тучковой-Огаревой[965].
Данные ситуации отражали переходное положение девочек
пубертатного возраста: они уже не дети, но еще не женщины. Пример
поведения Ольги Лопухиной иллюстрирует один из типов девочки-
подростка («вторая группа»), выделенный К. Хорни. Психиатр
указывала на то, что в пубертате девочки данной группы «судорожно
влюбляются», флиртуют, кокетничают. Но реально не интересуются ни
одним из объектов собственной влюбленности. После того как девочки
уверятся, что «мальчик завоеван», бросают его или «провоцируют его
бросить» их. К. Хорни подчеркивала, что представительницы данной
группы впадают в депрессию, когда вокруг нет мужчин, которые
могли бы ими восхищаться [966].
В то время как юноши активно развивали свое половое чувство
(обществом это никак не возбранялось), девочки должны были
подавлять в себе бессознательно возникавшие эротические желания.
Репрессированная сексуальность проявлялась в частых нервных
расстройствах. Их состояние можно охарактеризовать емким словом,
употребляемым в психиатрии, — имплозия [967]. Известный русский
философ В. В. Розанов на страницах собственных полемических
сочинений откровенно высказывался о том, что нервные срывы
семнадцатилетних девушек, частые случаи истерии, «бледной немочи»
объясняются неудовлетворенностью полового чувства [968]. Доктора,
обследовавшие таких пациенток, разводили руками, советовали больше
отдыхать, лучше питаться и не перетруждаться. Врач Пликус одним из
первых среди отечественных ученых изучал «половую истерию»
у женщин. Обследования большого числа девушек показали, что
зачастую их нервное состояние, общая слабость обусловлены
неудовлетворенным половым инстинктом [969]. Об этом же писала
известный популяризатор половой гигиены врач М. Покровская. Она
обратила внимание на высокий процент самоубийств девушек
в возрасте пубертатного периода [970]. Врач связывала их с «драмами»
в интимных отношениях. Т. Сухотина-Толстая, вспоминая отроческие
годы, откровенно признавалась, что интерес к сексуальной сфере
отношений, отсутствие ответов на интересующие вопросы, мысли
о самоубийстве переплетались в единый клубок [971].
Интимные отношения в представлениях благовоспитанных девочек
превращались во что-то «мерзкое», «грязное», «отвратительное»,
унижающее и порочащее их возвышенную натуру. Юная Ж. Пастернак
(сестра известного поэта Б. Пастернака) размышляла: «Любовь — это
тоска, томление, простодушие и возможное счастье; и совсем другое —
отвратительные физиологические спазмы, острое, но позорное
удовольствие… Для меня физиологическое желание всегда
ассоциировалось с крайним омерзением»[972]. В итоге без ума
влюбленные девочки отказывались от своих чувств, если вообще
осознавали характер потенциальных отношений.
«Я обратила внимние на слова Всеволода: „Я ревную Вас к платью,
к одежде, они близко к вам“… Что же он хотел этим сказать? Близко ко
мне… но ведь мы сидели нынче рядом… а… он хочет быть ближе… а?..
Неужели, неужели он хочет меня неодетую? Ой, господи, прости меня!
Что же это такое? Зачем же это нужно?.. Я совсем не такая красивая, да
и зачем?.. Я никогда не думала даже, что увижу когда-нибудь хоть
полуодетого Всеволода… и вдруг мне предстало, что ведь когда мы
поженимся, я буду спать с ним в одной комнате и он увидит мои руки,
шею… Нет!» — отчаянно рассуждала юная барышня [973]. Тяжелые
переживания девочки были вызваны тем, что она не могла представить,
что тело, принадлежавшее только ей, вдруг станет предметом для
манипуляций (его будут «осматривать», «прижимать», «держать»
и «обладать им») со стороны кого бы то ни было.
Драматичность своего положения передала Оля Сваричовская,
которая описывала первое признание и последующий поцелуй: «Мы
остановились у двери моей комнаты, и он спросил опять: „Значит,
невозможно быть откровенной?“ Мне показалось, что мое сердце рвется
от его слов, слезы навернулись на глаза, я сделала страшное усилие,
чтобы не упасть в истерику, даже сказать, что я его люблю, я не
могла» [974]. Из сообщения девочки видно, что ею овладело страстное
желание близости с любимым человеком. Не осознавая того, что с ней
происходит, Оля точно знала, как не должна себя вести. Здесь же она
признавалась, что балансировала на грани истерики. В итоге
выстраивалась цепочка отношений: страсть, ее репрессирование,
истерика — анамнез для психиатра. В состоянии подавленного,
нереализованного сексуального чувства девушки могли находиться
вплоть до замужества.
Доказательством репрессированной девичьей сексуальности были
сновидения, которые девушки описывали на страницах собственных
дневников (в начале XX века это стало модной тенденцией, видимо, под
влиянием распространившихся идей психоанализа) [975]. В качестве
наиболее яркой иллюстрации можно привести эротический сон
девятнадцатилетней Ольги Лопухиной: «Сегодня я нахожусь в каком-то
опьянении и спокойствии… благодаря сегодняшнему сну. Снится мне,
что я вхожу в какую-то пещеру, и в полной уверенности, что там что-то
очень страшное меня зарежет или задушит… Я все иду и иду, вдруг
натыкаюсь на дверь, отворяю ее и вижу массу мальчиков, сидящих
в классе… На кафедре сидит молодой учитель, в каком-то мундире,
у него большие серые глаза… и вообще приятное лицо. Я преспокойно
вхожу в класс и сажусь на стол. Учитель подходит ко мне и начинает
медленно кружиться вокруг, будто бы хочет испугать меня, но я совсем
не боюсь и питаю к нему большое доверие. Все это кончается тем, что
учитель влюбляется в меня, я чувствую, как он подходит ко мне все
ближе и ближе, и я уже слышу его дыхание, и вдруг он обнимает меня
и целует. Тут я испытываю всю прелесть его любви, вполне отдаюсь
ему… и просыпаюсь. Чудный сон, хотя и грешный» [976].
Не обязательно быть психоаналитиком, чтобы правильно
интерпретировать этот сон. «Пещера», «мальчики», «молодой
учитель» — метафоры либидозного инстинкта молодой женщины.
Откровенный эротический сон привел девушку не только
в возбуждение, но и действовал успокаивающе, частично снимая
сексуальное напряжение. Описанный сон свидетельствовал
о существовании большого сексуального желания и невозможности его
удовлетворения.
Вспоминая годы юности, старшая дочь Л. Н. Толстого Татьяна
признавалась, что внезапно ее стал страстно интересовать вопрос
о характере отношений между мужчиной и женщиной. Она не знала
человека, который мог бы дать ей столь необходимые ответы. Татьяна
отчетливо понимала, что с родителями о подобном не принято было
разговаривать. В своих мучительных размышлениях она упиралась
«в непроходимую стену». Девушка не понимала, что делать
с нахлынувшими на нее новыми ощущениями. «Иногда набегала на
меня какая-то неопределенная тревога… Хотелось новых ощущений…
Грезилась мужская любовь… И я не совсем понимала, отталкивала ли
она меня или привлекала… Вставало нечистое любопытство», —
вспоминала Татьяна [977]. При этом родители пресекали любое
проявление интереса дочери к мужчинам. Ее письма, дневники нередко
перечитывались матерью и отцом, которые были убеждены, что
необходимо контролировать не только поведение, но и образ мыслей
своих детей. Татьяна Толстая признавалась, что ей было очень стыдно,
когда отец прочитал ее послание к подруге, в котором она живо
интересовалась офицерами. Лев Николаевич не только вмешался
в чужую переписку, сделал строгое замечание дочери, но и заставил ее
раскаяться и пообещать впредь не заниматься подобными вещами [978].
Впервые феномен женской истерии стал изучаться на Западе
в рамках психоаналитической теории (Ж. Шарко, З. Фрейд). «Случай
Доры» З. Фрейда наделал немало шума в научном сообществе.
Известные психоаналитики и философы (Х. Дойч, Ч. Бернхеймер, С. де
Бовуар) объясняли частые психозы девушек в период полового
созревания прежде всего тем, что они чувствовали себя беззащитными
«перед непонятным и неотвратимым будущим, обрекающим их на
невообразимые страдания»[979]. О женской истерии писал классик
современной философии М. Фуко. Он полагал, что «истеризация
женщины нашла точку закрепления»[980] в буржуазный век. Впервые
на себе испытали данный феномен, по мнению Фуко,
представительницы высшего света, так как они продолжали воплощать
в себе «праздность», кокетство, флирт, в то время как новая этика
«канонической семьи» определяла им обязанность самоотверженных
и высоконравственных родительниц.
Зажатость рамками социальных норм, многочисленные
эмоциональные запреты, непонимание тех физиологических явлений,
которые с ними происходили в период пубертата, депривация
собственной сексуальности, смутные представления и страхи,
связанные с будущей детородной функцией, — все это делало девушек
чрезмерно нервными, болезненными и чувствительными. Психиатр
К. Хорни видела главную причину появления регрессивных явлений
в развитии женской личности, начиная с подросткового возраста,
в существовании большого числа «эмоциональных запретов». Она
писала: «Создается впечатление, что когда либидо такой женщины
нарастает, чаша весов переполняется и теряется хрупкое равновесие,
которое было ранее достигнуто, хотя и за счет утраты части
витальности» [981]. Женская истерика в начале XX века приобрела
массовое явление, очевидно, в связи с тем, что психика женщины не
успевала подстраиваться под менявшиеся условия жизни.
Патриархальная семья требовала от девушки традиционного поведения
в вопросах половых отношений, в то время как в обществе началась
легализация ранее табуированных половых вопросов.
Даже либерализация России, распространение женских учебных
заведений, которые «извлекали» девочек из домашнего плена, не могли
в корне изменить правил, ограничивавших общение юных барышень
с молодыми людьми (по крайней мере, до конца XIX века). С развитием
среднего женского образования в России дворянки нередко покидали
родовые гнезда для обучения в столичных и губернских гимназиях,
пансионах (в случае невозможности дать девочке домашнее обучение ее
могли отправить в семи-восьмилетнем возрасте). Однако вся система
обучения была устроена таким образом, чтобы девушки не имели ни
малейшей возможности общения с мужчинами и, соответственно, не
могли завязывать с ними каких-либо отношений. Родители-дворяне
стремились помещать своих чад на полный пансион с постоянным
закрытым проживанием. Жизнь девочек строго регламентировалась.
Они не имели возможности по своему желанию выйти в город,
отправиться к родственникам или на прогулку. Если их и отпускали, то
в сопровождении наставниц с выдачей особого разрешения [982].
Однако к концу XIX века эти нормы слабели, все чаще гимназисток
могли видеть в публичных местах в компании гимназистов, позднее
излюбленным местом встреч молодежи стали кинотеатры. Между тем
подобное поведение общество продолжало оценивать как девиацию.
Несмотря на ослабление общественного контроля, познакомиться
с девушкой без ведома родителей было делом непростым.
Иллюстрацией этого явился судебный процесс 1899 года над
мелкопоместным дворянином Смоленской губернии
А. М. Закаманским [983]. Без разрешения на то родителей бывший
гимназист пытался познакомиться с гимназисткой А. Шевелевой. Поиск
«случайных» встреч не увенчался успехом. Записку с приглашением на
свидание он передал через знакомую. Юная Шевелева, боясь
общественного осуждения, об этом поведала брату, который и явился на
встречу выяснить отношения с ухажером и защитить честь сестры.
Свидание закончилось дракой, а затем судебными разбирательствами.
Министерства народного просвещения, внутренних дел
предписывали гимназическому руководству вести негласный надзор за
ученицами, проверять их съемные квартиры, всячески охранять честь
и нравственность воспитанниц. Дабы ограничить общение девочек
с представителями мужского пола, на должность педагогов все чаще
брали женщин. Общероссийскую известность получил протест матерей
ряда городов в отношении школьных врачей-мужчин. В результате
министерский циркуляр рекомендовал брать на должность врачей
преимущественно женщин. Ученицам гимназий было запрещено
присутствовать на судебных разбирательствах. Считалось, что «при
рассмотрении судебных процессов, в коих разбираемые с большою
подробностью преступные деяния представляют во всей их
неприглядности болезненные явления общественного быта, может
оказать весьма вредное влияние на восприимчивые натуры юных
слушательниц» [984]. Эта инструкция призвана была оберегать
нравственность гимназисток, а также препятствовать возможности
общения юных девочек с посторонними мужчинами. Ограничение
общения с мужским полом в стенах учебных заведений приводило
к специфичным последствиям — распространению однополого
влечения учениц друг к другу.
Большой массив источников личного происхождения
демонстрирует, что сексуальная культура юных дворянок на
протяжении всего XIX века была на чрезвычайно низком уровне. Для
подавляющего большинства девушек интимные отношения
ассоциировались исключительно с трепетными ухаживаниями,
невинными поцелуями и романтическими свиданиями. Они грезили
о «принце», мечтали быть рядом с возлюбленным, держаться за руки
и вести с ним душевные беседы. Пределом их отношений должен был
стать страстный поцелуй или объяснение в любви. Следует обратить
внимание на важную деталь женского письма. Девушки подробнейшим
образом описывали свой первый поцелуй и испытанные при этом
эмоции, в то время как рассказы о переживаниях первого полового акта
напрочь отсутствовали в женской мемуаристике.
Для многих дворянок поцелуй вне брака считался постыдным, они
сравнивали его с потерей «чистоты». Семнадцатилетняя Ольга
Сваричовская так описывала свой первый поцелуй и сопровождавшие
его эмоции: «Кругом было темно… и я вдруг почувствовала что-то
жгучее на лице, чудное, и раньше, чем мысли явились в голове, мои
губы страстно ответили поцелуем… „Поцеловались!“ — вдруг
мелькнуло у меня в голове… Я прислонилась в угол, закрыла лицо
руками и будто только теперь поняла свой поступок. Я зашептала:
„Стыдно, стыдно“. Я даже не поняла от страха всю сладость первого
поцелуя. Да, больше Лели не было! Той чистой, наивной Лели, которая
еще так недавно своею чистотой нравилась Борису… Жизнь показала
свою изнанку» [985]. Для двадцатичетырехлетней Веры Калицкой,
участницы подпольной антиправительственной организации,
разделявшей феминистские взгляды, жившей самостоятельными
заработками вне родительского дома, поцелуй нравившегося ей
мужчины также казался событием из ряда вон выходящим, о котором
она писала в дневнике: «…Я подала Александру Степановичу руку на
прощание, он притянул меня к себе и крепко поцеловал. До тех пор
никто из мужчин, кроме отца и дяди, меня не целовал; поцелуй
Гриневского был огромной дерзостью, но вместе с тем
и ошеломляющей новостью, событием. Я так сконфузилась
и заволновалась…» [986]
Откровенные мужские порывы страсти рассматривались невинными
созданиями как проявление высоких чувств. Диссонанс в восприятии
любовных переживаний демонстрирует случай, описанный
пятнадцатилетней девушкой [987]. Она повествовала о своем
возлюбленном, о его высоких чувствах и ухаживаниях. Единственное,
чего она никак не могла понять, зачем кавалер так сильно прижимался
к ее груди на одном из свиданий. Девушка предположила, что он хотел
почувствовать, как бьется ее сердце. Мысль о сексуальном желании
юноши даже не рассматривалась ею.
В девичьем восприятии половые отношения, если о них вообще
имелось представление, ассоциировались не иначе, как «всякая грязь»,
«позор», «животное наслаждение», «скверность», «неведомая сила»,
«двойная жизнь», «половая похоть», «надругательство над душой».
В самом факте физического сближения виделось что-то «животное»,
«гадостное», «свинское». Девушки с трепетом ожидали любовных
отношений, ухаживаний, свиданий, но со страхом думали о первой
брачной ночи. Подавляющее большинство дворянок, вступавших
в брак, имели скудные знания о сути сексуальных отношений
и особенностях собственной фертильности. Невесты могли очень
любить своих женихов, однако сама мысль о возможности полового
контакта приводила их в отчаяние.
Пубертатный период, в котором осуществляется переход от
защищенного тела ребенка к самостоятельному телу взрослого, по
мнению современных психоаналитиков, представляет «наиболее
глубокий кризис в общем развитии личности» [988]. Именно в это
важное для психосексуального развития время юные дворянки были
изолированы от всего того, что могло бы дать естественное направление
их сексуальному воспитанию, а также облегчить для них переход из
мира детства в мир взрослой жизни. Дневниковые записи девочек-
подростков, а также воспоминания уже зрелых, замужних женщин
в абсолютном большинстве демонстрируют драматичную картину их
приобщения к сексуальной культуре.
Почему этот естественный процесс переживался настолько тяжело
и зачастую имел трагическую развязку? Важнейшая причина крылась
в табуировании любых вопросов, связанных с половыми отношениями,
внутри семьи. Девочки никогда не обсуждали с родительницами
вопросы интимного характера, девичий мир эмоциональных
переживаний не интересовал их матерей. Вообще излишняя
откровенность детей по отношению к родителям не приветствовалась.
А. Вербицкая описывала случай, произошедший с одноклассницей.
Девочка, тосковавшая по дому, написала матери откровенное письмо,
где изложила все свои противоречивые чувства. В ответ она получила
послание со строгими нотациями, в котором не было ни одного
ласкового слова [989]. Мать старалась всевозможными способами
пресечь интимные разговоры с дочерью. Вероятно, этим объяснялся
частый запрет родителей на ведение девочками-подростками дневников,
хотя нередко матери прививали девочкам семи-двенадцати лет практику
заполнения личных дневников. Родители боялись неудобных тем
и интимных подробностей, описываемых их дочерями. Девочки, в свою
очередь, скрывали свое творчество, о чем не раз упоминали
в дневниках. Четырнадцатилетняя Ольга Лопухина писала: «Я не знаю
почему, но мама мне не отдает мои старые мемуары, оттого я выкопала
себе другую тетрадку, чтобы снова начать дневник» [990]. Мать
делалась «доступной» для дочери только после ее полового созревания
и выхода замуж.
В условиях пореформенной России взаимоотношения между
матерями и их дочерями стали меняться. Мать становилась активной
участницей в воспитании собственных детей. В то же время вопросы
сексуального просвещения продолжали оставаться вне ее забот. Это
объяснялось тем, что общественная мораль накладывала табу на
сексуальное просвещение благовоспитанных девушек. Существование
специальных знаний в этой сфере свидетельствовало о дурном
воспитании подростка. Даже чтение любовных стихов считалось
плохим тоном [991]. Первые попытки в начале XX века ввести в курс
женских гимназий преподавание основ анатомии и физиологии были
встречены враждебно многими родителями. Они опасались, что
подобные знания навредят правильному развитию их девочек. Много
шума наделали медицинские осмотры гимназисток врачами-
мужчинами. Нередко школьным докторам приходилось оправдываться
и объясняться, что частичное раздевание является непременным
условием диагностики здоровья учениц.
Таким образом, в традиционном дворянском воспитании
прослеживался крайне амбивалентный характер: девочек учили
кокетничать, наряжали в изысканные соблазнительные наряды,
готовили к миссии «хороших жен», при этом их сексуальность всячески
депривировалась.
Девочки черпали знания о сексуальных отношениях в медицинских
книгах, где помещались картинки с женскими и мужскими половыми
органами, из сообщений подруг, а также из художественной
литературы. Следует отметить, что в Советской России источники
сексуального просвещения девочек, согласно современным
социологическим исследованиям, мало чем отличались [992]. Для
девушек 1860–1870-х годов отыскать подобную литературу было
непростым делом. Авторы отечественных научно-популярных книг по
физиологии, акушерству и гинекологии обходили вопросы, связанные
со сферой сексуальных отношений. Сакраментальные сведения
содержались в переводных медицинских изданиях, продажу которых
в России можно объяснить только чудом или невнимательностью
цензоров. Например, несколько раз переиздавались работы известного
французского врача, популяризатора полового воспитания О. Дебэ.
Содержание его произведений по физиологии брака было достаточно
откровенным. Он подробным образом освещал вопросы, о которых не
принято было говорить в приличном обществе. Среди названий глав его
книги — «Девственность», «Онанизм», «Сладострастные излишества,
распутства», «Супружеские обязанности», «Брачные удовольствия»
и др. Впервые работы О. Дебэ появились в России в 1872 году [993].
В художественной литературе 1860–1870-х годов также преобладала
романтизация любви, половое чувство оставалось за рамками
повествования. Исключением стало произведение Оноре де Бальзака
«Физиология брака», содержавшее достаточно откровенные
рассуждения о сути плотских отношений. Сам того не подозревая,
революцию в сексуальном просвещении девочек совершил
Л. Н. Толстой, написав «Крейцерову сонату» (закончил работу над ней
в 1889 году, в 1890 году она была опубликована). Толстой был
непререкаемым авторитетом для широкого круга читательниц. Многие
женщины признавались, что это произведение оказало существенное
влияние на формирование их девичьего мировоззрения. Анна Ахматова
в воспоминаниях подчеркивала, что родилась в «один год
с „Крейцеровой сонатой“ Толстого»[994], очевидно, гордясь этим.
Книга встретила неоднозначное отношение в обществе. Однако все
сходились на том, что ее чтение противопоказано детям и подросткам.
В связи с этим родители стремились спрятать книгу подальше от
детских глаз. Появление запретного произведения рождало страстный
интерес у девушек прочитать его. Оля Сваричовская сообщала, что
родители не давали ей «Крейцерову сонату», вопреки настойчивым
просьбам. Любопытство взяло верх, девочке удалось отыскать
соответствующий том Толстого. «Я прочитала Крейцерову сонату.
Попади она мне в прошлом году, и ничего бы не было, но мои
„заботливые родители“ поспешили спрятать Крейцерову сонату, едва
я заикнулась про нее… Затворившись в своей комнате, я принялась за
чтение. О боже мой! Глаза едва двигались по строкам. С ужасом читала
я страшные слова. Мне становилась все яснее и яснее настоящая
жизнь… Почти на каждом шагу встречались мне непонятные,
неслыханные слова. Я догадывалась, что это было что-нибудь
неприличное… Как я рада, что прочитала Крейцерову сонату», —
описывала она трепетные ощущения, овладевшие ею в процессе
чтения [995]. Для многих девочек «Крейцерова соната» явилась
настоящим откровением. Это произведение в буквальном смысле
переворачивало все девичьи представления о любви, чувствах
и отношениях между мужчиной и женщиной, мужем и женой. Открыв
для себя «прозу жизни», многие девочки не могли понять, почему мать
им ничего об этом не рассказывала, почему самый близкий человек не
позаботился о том, чтобы подготовить их к «настоящей жизни».
Узнав о том, что на самом деле происходит между мужчиной
и женщиной, многие девочки терзались, впадали в отчаяние, отрекаясь
от потенциального замужества и деторождения. Старшая дочь писателя
Татьяна Сухотина-Толстая записала в дневнике: «Мне жаль, что
я потеряла то страстное желание остаться девушкой, которое было
последние года, и особенно сильно после „Крейцеровой сонаты“. (Надо
ее перечесть)» [996]. Сложную гамму чувств передала в своем дневнике
семнадцатилетняя Ольга Сваричовская. «Проза жизни», «горькая
истина» настолько ввела ее в смятение, что она твердо решила никогда
не становиться женой. На страницах дневника ей удалось передать
экспрессивность чувств и мыслей: «Мне становится страшно и гадко.
Нет, я лучше не выйду замуж, я уйду в монастырь!.. А вдруг… а… а…
вдруг… и мне придется исполнить долг женщины? Никогда!
Никогда!!!… Боже! Спаси меня… и не в силах больше сдерживаться
я горько, горько заплакала над несчастной женской долей, над своей
горькой участью. Ах, зачем, зачем я женщина?! Зачем эти мысли
явились? Отчего я никогда не думала об этом раньше?» [997] Сила ее
переживаний была такова, что она впала в болезненное состояние.
Ситуация осложнялась тем, что в большинстве своем девочки
мечтали о будущем замужестве и материнстве. Открывшаяся «проза
жизни» вставала на пути их стремлений. Нередко девочки, узнав
«правду» о характере интимных отношений между полами, давали себе
обещание не выходить замуж, оставаться девственницей и позже взять
на воспитание сироту. Так, Оля Сваричовская писала: «Теперь
я никогда не пойду замуж ни за кого! Я, да чтобы отдалась мужчине, да
ни за что!.. И потом кто-то сказал, что долг женщины — это быть
матерью. Я поборола в себе страх и стыд и решила, что да исполню
долг. Но теперь я нашла, наконец, истину, я останусь девственницей.
А так хотелось иметь маленькое существо, которое звало бы тебя
„мама“, которое бы любило одну тебя, которое можно было бы
воспитать по-своему… как же теперь? Ведь я почти безумно люблю
детей. Отлично разбираюсь в их психологии. Как же быть? А, я возьму
на воспитание крошечную девочку и усыновлю ее! Это отлично!» [998]
Отсутствие эмоциональной близости между матерью и дочерью,
стихийность психосексуального развития ребенка и невмешательство
родителей в процесс полового воспитания девочек — все это могло
стать латентной причиной конфликта между взрослеющей дочерью
и матерью [999]. «Меня не подготовили к жизни! От меня скрыли не
только грязную жизнь, но и обыкновенную! Жизнь нарядили в шелк,
напомадили, нарумянили и показали мне, и, мне казалось, что это и есть
жизнь. И вот мне пришлось встретиться с действительной жизнью, силы
были неравны… Мне было и больно и обидно, что моя мама лжет…
я не могла даже предположить, что взрослые люди лгут, лгут на каждом
шагу, своим и чужим», — рассуждала юная дворянка после того, как
узнала о сути плотских отношений [1000]. Екатерина Кравченко
(Половцева), описывая подростковый возраст, отмечала существование
пропасти между ней и матерью, которая была невероятно далека от ее
забот, тягот и мыслей[1001].
Впервые о несправедливости такого положения дел стали говорить
женщины-врачи. Вопросы половой социализации им оказались
особенно близки. Во-первых, они по роду своей деятельности не раз
сталкивались с этой проблемой. Дворянки приводили им на прием
дочерей, страдавших «нервными болезнями», физическими,
психическими недомоганиями. Несмотря на отсутствие подготовки
в области психоанализа, многие специалисты осознавали корень
проблемы. Во-вторых, женщины-врачи, преимущественно дворянки по
происхождению, имели за плечами собственный негативный опыт
сексуального воспитания, что позволяло им лучше понимать своих
пациенток и диагностировать отклонения в их половом развитии. Врач
Е. С. Дрентельн в начале века чрезвычайно точно подчеркивала
амбивалентность и относительность великосветской морали:
«Остановимся на минуту на двойственном положении женщины…
Девушка должна была быть невинна, находиться в полном неведении
относительно всех половых вопросов (ей полагалось даже не знать
ничего о внешнем различии полов и способе зарождения человеческой
жизни) и вместе с тем она должна была уметь охранить себя от
посягательств на нее мужчины, „соблюсти себя“: она должна быть
доверчивой и вместе с тем не верить мужчине ни в чем… она должна
была быть воздушной, не иметь никаких желаний плоти и вместе с тем
должна была, став женой, главным образом отвечать на запросы
мужской чувственности» [1002].
О половой безграмотности девушек писала известная феминистка,
врач-гигиенист Мария Ивановна Покровская. Она отмечала, что
невинная девушка, вступив в брак, «получает зачатки как нервных, так
и физических болезней, от которых она потом страдает всю
жизнь» [1003]. В феминистском духе врач винила в развращенности
мужчин, которые на момент женитьбы уже получили половое
воспитание в домах терпимости, в то время как их невесты являлись не
только невинными, но и дезинформированными в вопросах половых
отношений. Она считала, что для решения этого острого жизненного
противоречия общество, с одной стороны, должно дать женщине
половую свободу, с другой — вести борьбу с проституцией
и культивировать целомудрие у мальчиков [1004]. Половая свобода для
нее означала право выбирать себе спутника жизни, а не быть жертвой
мужского выбора.
М. Покровская одной из первых среди отечественных врачей стала
пропагандировать половое воспитание молодежи в семье и школе. Она
считала аморальным тот факт, что общество — в лице родителей,
школы — скрывает от девушек реалии брачной жизни, межполовых
отношений, а также пресекает все формы выражения девичьего
полового инстинкта. Ее возмущало отсутствие подобных запретов
в половом воспитании мальчиков, которых, напротив, стремились как
можно раньше посвятить в тайны интимной жизни (отцы нередко
самостоятельно отводили сыновей к проституткам, матери
одобрительно смотрели на связь сына с домашней прислугой и пр.). Ее
идеи были восприняты крайне отрицательно. Предложение
М. Покровской принять на государственном уровне программу
полового просвещения девушек критиковали как врачи, так
и политические деятели, обвиняя ее в развращении молодежи[1005].
С подобными предложениями выступали активистки женского
движения [1006]. Эта идея стала обсуждаться даже на страницах
журналов, авторы которых отстаивали приоритет традиционных
семейных ценностей. Редакторы журнала «Женщина» все чаще
отмечали важность «правильного естественно-научного поставленного
общего и специального полового воспитании детей», а также «полового
обучения детей» [1007].
Позиция М. Покровской находила поддержку среди феминистски
настроенных коллег по врачебному цеху. А. Словцова считала, что
власти должны разработать программу «курсов для матерей», где
значительное внимание будет уделено половому воспитанию девушек.
Она также возмущалась инфантильными представлениями молодых
женщин в отношении брака, половой жизни и материнства [1008].
А. Словцова критиковала «бесполую гигиену», которая вводилась
в учебные программы женских гимназий.
Детский врач А. Т. Михайлова, активистка Всероссийского
попечительства об охране материнства и младенчества, считала, что не
только родители, но и врачебное сообщество должно просвещать
девочек в вопросах интимной жизни, физиологии беременности
и родов. Она выступила с инициативой открытия просветительского
музея материнства, в котором первый отдел должен был быть посвящен
вопросам полового просвещения незамужних женщин, а также девушек
и девочек. «С самого рождения девочке нужно думать, что она будет
матерью», — писала А. Михайлова [1009]. Она считала, что подготовка
к материнству должна начинаться с правильного полового просвещения
(«что должна знать девушка, выходя замуж»).
Практики «обожания» девочек-подростков
В сексуальном развитии девочек нередко присутствовали однополые
влечения в пубертатном возрасте. Впервые на существование данного
феномена указывали врачи, изучавшие половую жизнь населения
дореволюционной России. Однако их публикации имели
узкопрофессиональный характер. В начале XX века большой резонанс
возымели произведения известного отечественного философа
В. В. Розанова, в которых он, пожалуй, впервые столь открыто
повествовал об однополых влечениях. Его работа «Люди лунного
света», опубликованная в 1911 году, была воспринята с большой
растерянностью, а затем и с критикой. Среди зарубежных исследований,
посвященных половым девиациям, в России в начале XX века самыми
популярными были работы А. Фореля и Р. Крафт-Эбинга [1010].
В настоящее время теоретиками «квир-идентичности» на Западе,
исследующими феномен женской гомосексуальности, являются Тереза
де Лауретис, И. К. Сэджвик, Э. Гросс [1011]. Л. Фадерман изучала
проявления женской романтичной дружбы и любви в истории [1012].
Среди современных отечественных исследований исключительными по
характеру раскрытых тем являются труды И. С. Кона. В большинстве
случаев он рассматривал исторические примеры мужской однополой
привязанности (гомосексуальные отношения в стенах учебных
заведениях). И. Кон также высказал предположение о присутствии
лесбийских отношений между девочками, помещенными в закрытые
или полузакрытые учебные заведения индустриальной России [1013].
Другой отечественный исследователь, филолог А. Ф. Белоусов,
в предисловии к сборнику мемуаров институток сделал акцент на
существование в среде учениц практик «обожания», которые он отнес
к особому роду дружбы, «пронизанной разнообразной
обрядностью» [1014]. В уникальной работе английского историка Дана
Хили о гомосексуальном влечении в революционной России в главе,
посвященной однополым связям между женщинами, феномен
«обожательства» институток и гимназисток обойден вниманием. Автор
остановился лишь на проявлениях лесбийских отношений в публичных
домах и в среде интеллектуального бомонда [1015]. Лори Эссиг провела
исследование повседневности людей с «нетрадиционной ориентацией»
в постсоветской России [1016]. Российская исследовательница О. Жук
впервые обратила внимание на лесбийскую культуру
начала XX века [1017]. Темы однополой привязанности касалась
философ И. Жеребкина, исследуя женскую сексуальную культуру на
рубеже XIX–XX веков [1018]. О. Жук, И. Жеребкина ограничили
предмет исследования литературным бомондом Серебряного века,
подростковая половая девиация не являлась предметом их изучения.
Культуролог С. Б. Борисов, изучавший антропологию советского
девичества, отмечал присутствие в сексуальной инициации девочек
«форм эротически окрашенной межполовой коммуникации» [1019].
Каковы же причины существования однополой привязанности
в девичьей культуре дореволюционной России? Если для эпатажных
дам Серебряного века (З. Гиппиус, Л. Зиновьева-Аннибал, М. Цветаева,
А. Ахматова, С. Парнок, А. Евреинова, П. Соловьева) нетрадиционное
поведение в сексуальной сфере являлось способом самовыражения,
олицетворявшим свободу женщин, в том числе в выборе партнера, то
для юных дворянок, принадлежавших к чопорному XIX веку, подобные
отношения имели иное смысловое содержание. Классическое
объяснение отклонений в развитии детской сексуальности представлено
в работах теоретиков психоанализа. З. Фрейд в известном исследовании
«Три очерка по теории сексуальности» в качестве важнейших причин
возникновения однополой привязанности в пубертате называл
недоступность «нормального полового объекта» и подражательское
поведение. Между тем Фрейд полагал, что подобные проявления редки,
в связи с чем он относил их к «случайно инвертированным»
представителям[1020].
Современный немецкий философ, психоаналитик Ева Полюда,
изучая подростковый возраст женщины, была убеждена, что интимные
отношения между подругами в девичестве — типичное проявление их
психосексуального созревания. В этот период (она датировала его
шестнадцатилетием), по мнению исследовательницы, девочка изолирует
себя от окружающей среды, чтобы «оплакать утрату детства и создать
себе переходный мир и эротическую замену» [1021] (прежним
эротическим объектом, с точки зрения психоаналитической теории,
являлись родители). При этом «подруга» служит объектом и средством
для раскрытия собственной сексуальности. То есть, по мнению
Е. Полюды, однополые эксперименты девочек — это не столько
результат «случайной инвертированности», на что указывал З. Фрейд,
сколько естественный процесс женского полового созревания.
Ранее об этом же писала Симона де Бовуар в ставшей классической
работе «Второй пол». Она полагала, что лесбийские наклонности
присутствуют у подавляющего большинства девочек-подростков.
Главное их содержание, по мнению философа, кроется в том, чтобы
девочки могли «вырваться из-под материнской опеки и познать мир,
в частности мир секса» [1022]. Социолог Н. Чодороу также относила
бисексуальные колебания в подростковом возрасте к нормальному
сексуальному развитию. Возникновение этих колебаний она
обусловливала нерешительностью насчет относительной важности
женщин (матери/подруг) и мужчин (отца/мальчиков). По мнению
исследовательницы, поздний подростковый возраст для большинства
девочек — «это время разрешения амбивалентности в пользу
гетеросексуальности»[1023].
Табуирование любых вопросов, связанных с сутью сексуальных
отношений, ограничение общения девочек-дворянок второй
половины XIX века с мужчинами на фоне полового созревания
приводило к тому, что в условиях закрытых и полузакрытых учебных
заведений их влечение проецировалось на представительниц своего же
пола. Стремления к самоутверждению, осознанию себя как личности,
актуализированные пубертатным возрастом, невозможно было
реализовать без помощи Другого. Потребность в признании, в том числе
телесном, приводила к поиску «сердечной подруги», так как общество
мужчин юным аристократкам было недоступно. Весьма точно описание
девичьих «обожаний» было дано в одном из женских дневников
начала XX века. Вспоминая о пережитых чувствах, уже взрослая
женщина называла эти отношения «воображением», «предчувствием
любви» [1024]. Автор этих строк осознавала эротический, глубоко
интимный подтекст своей привязанности, однако не считала ее
противоестественной и неприличной. Она придавала ей значение
своеобразной тренировки перед настоящим испытанием чувств.
Художественная и мемуарная литература начала XX века,
многочисленные дневники, принадлежавшие как известным, так
и заурядным дворянкам второй половины XIX — начала XX века,
демонстрируют широкое распространение однополых влечений между
девочками-подростками. Феномен ученического «обожания»,
«романтической дружбы», «дружбы-любви» нашел отражение
в автобиографических повестях Лидии Чарской («Записки институтки»,
«Белые пелеринки», «Приютки», «Тайны института», «Гимназистки»)
и Надежды Лухмановой («Институтки», «Девочки»).
Одна из самых читаемых детских писательниц в России
начала XX века Лидия Чарская в произведении «Записки гимназистки»
(1901) в главе «…Тайна Нины…» описала существовавшую среди
институток традицию выбирать себе «душек», которых необходимо
было всячески «обожать» и «ублажать». Суть этих отношений была
передана в диалоге главной героини Галочки и бывалой ученицы Нины:
«Видишь ли, Галочка, у нас ученицы младших классов называются
„младшими“, а те, которые в последних классах, — это „старшие“. Мы,
младшие, „обожаем“ старших. Это уже так принято у нас в институте.
Каждая из младших выбирает себе „душку“, подходит к ней здороваться
по утрам, гуляет по праздникам с ней в зале, угощает конфетами
и знакомит со своими родными во время приема, когда допускают
родных на свидание. Вензель „душки“ вырезывается перочинным
ножом на „тируаре“ (пюпитре), а некоторые выцарапывают его
булавкой на руке или пишут чернилами ее номер, потому что каждая из
нас в институте записана под известным номером. А иногда имя
„душки“ пишется на стенах и окнах…» [1025] Сложно однозначно
трактовать феномен «обожания», однако по многим своим проявлениям
он напоминал любовные ухаживания. Неспроста, характеризуя эти
отношения, бывшая гимназистка называла их «дружба-любовь» [1026].
Ухаживания сопровождались определенной фетишизацией объекта
обожания, доходившей до мазохистских истязаний (речь идет
о процедуре «выцарапывания» имени возлюбленной подруги у себя на
теле).
Согласно описаниям Л. Чарской, «обожание» практиковалось между
девочками разных классов: «младшими», которым было в среднем
двенадцать лет, и «старшими», чей возраст не превышал восемнадцати
лет. Это именно тот физиологический период, когда, по мнению
З. Фрейда, происходило становление зрелых сексуальных отношений
(пятая стадия, она же генитальная, психосексуального развития
ребенка)[1027]. Подобное сексуальное поведение учениц объяснялось
ограниченностью общения с представителями мужского пола, а также
присутствием подражания в девичьих отношениях. Героиня повести
подчеркивает, что у них сложилась традиция («так принято»). Все
та же психоаналитическая теория гласит, что при выборе партнера
женщина нередко ориентируется на тип мужчин или женщин
с определенными доминирующими чертами. Это может быть развитая
мужественность, сила, авторитет, красота, интеллект, финансовая
независимость. В соответствии с гендерными особенностями женской
психики объектом для обожания младших девочек, как правило,
становились те, кто обладал определенной долей доминирования. К ним
относились более взрослые девочки, а значит, более опытные
в жизненных вопросах. Старшая девушка рассматривалась как идол,
в преклонении перед ней отражалась нацеленность младшей на
будущее, желание соответствовать объекту своего обожания.
Наблюдалась и другая картина, описанная в женских дневниках,
сердечные отношения завязывались между разными типами девочек —
с доминированием фемининных или маскулинных черт. Гимназистка
Оля Еремина, откровенно повествуя о своей влюбленности в ученицу
Иловайскую, указывала на желание стать мужчиной: «Когда я смотрю
на нее, я желаю быть мужчиной, чтобы иметь право поцеловать ей
руку»[1028]. Философ В. В. Розанов, занимавшийся проблемами пола,
уловил эту современную для него тенденцию: «Самка ищет самку;
в первой самке, значит, соприсутствует и самец: но пока он так слаб
еще, едва рожден, что совершенно связывается остатками самки,
угасающею самкою; которая, однако, тоже связана вновь народившимся
здесь самцом… Волосы растут дурно, некрасивы, и она их стрижет:
коса не заплетается; нет девицы, а какой-то парень. Где здесь вечная
женственность?» [1029]
Большую роль в выборе объекта «обожания» играли не столько
личностные качества учениц, сколько конкретные телесные признаки,
которым придавалось значение сексуальных черт: красивые глаза,
волосы, улыбка, статность, грудь, руки, плечи, кожа. «Идти к Кити,
видать ее вблизи! О, это было неописуемое счастье… Она поцеловала
меня и сказала: „Мерси“… Щеки Кити были такие мягкие, что нельзя
описать… Я впилась в Кити глазами. Еще никогда не приходилось мне
так близко видеть ее. Прямой длинный нос, огромные карие глаза…
Я не видела ничего, кроме этого лица, ничего не слышала, кроме
Китиных слов», — писала юная гимназистка [1030]. Любование
телесной красотой приносило огромное удовольствие девочкам
и способствовало развитию у них сексуальных желаний. «Каждое ее
движение, слово, жест, каждая мелочь ее лица, фигуры мне так дороги.
Я люблю ее недостатки, ее всю со всеми хорошими и нехорошими
чертами», — сообщала в дневнике гимназистка [1031]. Они
признавались в возникновении «странных ощущений» — учащенного
биения сердца, замирания, покраснения, жара и пр. [1032]В. В. Розанов,
описывая новый тип девушек, так характеризовал проявление
однополых влечений: «„Она“ волнуется между своим полом, бросает
страстные взгляды, горячится, чувствует себя разгоряченною около
женщин, девушек. Косы их, руки их, — шея их… и, увы, невидимые
перси…» [1033]
Обожательские отношения предполагали проявление конкретных
ухаживаний: романтические признания, ежедневные восхищения и даже
совершение «героических поступков» в знак своей привязанности: «Для
„душки“, чтобы быть достойной ходить с ней, нужно сделать что-
нибудь особенное, совершить, например, какой-нибудь подвиг: или
сбегать ночью на церковную паперть, или съесть большой кусок
мела, — да мало ли чем можно проявить свою стойкость
и смелость» [1034]. Откровения Нины, героини «Записок институтки»,
о своем первом обожании мало чем отличались от рассказов о первой
влюбленности. К тому же нередко она употребляла недвусмысленные
термины в отношении подруги — «люблю», «ревную», «целую». Все
это вновь и вновь говорит в пользу существования романтической
сексуальной связи между девочками-подростками.
Еще одна известная писательница начала XX века Анастасия
Вербицкая в своих воспоминаниях достаточно откровенно описала
однополые чувства девочек, находившихся в стенах учебных заведений.
Она рассказывала о том, как у нее появилась «обожательница» —
пятнадцатилетняя девушка из третьего класса. Описанные переживания
не лишены сексуального подтекста: «Мы не знакомы. Она всегда
старается попадаться мне на дороге и следит за мной темными глазами.
Я волнуюсь, кровь бросает мне в лицо… „Красавица!“, „Богиня!“ —
шепчет она иногда мне вслед… А у меня бьется
сердце…» [1035] А. Вербицкая рассказывала, что знакомство
«обожательниц» было символично обставлено, девочки следовали
определенному ритуалу: ученица, желавшая близости общения, на
утренней молитве подавала выбранной «подруге» свечку с живыми
цветами и белой лентой. Эта деталь еще раз подтверждает характер
традиционно сложившихся отношений, которые характеризовались
вполне конкретными действиями. Дальнейшие свои отношения
с «обожательницей» Вербицкая описывала так, словно речь шла
о мужчине: «После двух-трех робких поцелуев с ее стороны и первых
банальных фраз нам уже не о чем говорить… Вот уже третий день как
мы встречаемся и все молчим… По правде сказать, мне еще приятно,
что эта сильная, здоровая девушка дрожит и робеет передо мной.
Но разочарование уже холодком веет в душу… Под первым предлогом
я разрываю… Ее слезы и отчаяние меня не трогают. Она требует
объяснений» [1036]. Писательница повествовала о силе сексуальных
влечений, непреодолимой половой притягательности, переживаемых
девочками: «Она сторожит меня в коридорах… Я бледнею и краснею,
встречая этот взгляд… Я страдаю, если она целует других нарочно…
Это настоящая страсть, настоящая ревность… Ах, как интересно
любить издали! Ревновать, надеяться, ожидать, грезить! Лишь бы
издали» [1037].
Эпизоды обожательских отношений представлены практически во
всех девичьих дневниках, посвященных годам, проведенным в женских
учебных заведениях (институтах, пансионах, гимназиях) [1038].
Мемуаристка, писательница Елизавета Николаевна Водовозова
в автобиографических воспоминаниях «На заре жизни» в главе «Жизнь
институток» также заостряет внимание на присутствии «традиционного
обожания» в жизни учениц. Данную практику она сравнивала
с «карикатурой на настоящую любовь», добавляя, что она имела
пародийный, нелепый и дикий характер [1039]. По свидетельству
Водовозовой, предметом обожания выступали старшие воспитанницы,
воспитательницы, учителя, священники. Мемуаристка указывала на то,
что среди девочек-обожательниц существовали чрезвычайно
«отчаянные», которые «вырезали перочинным ножом инициалы
обожаемого предмета» [1040].
Тринадцатилетняя Оля Сваричовская посвятила институтскому
обожанию целую главу своего дневника. Она указывала на то, что
с этим явлением она не сталкивалась в гимназии, впервые испытав
«обожание» в институте. Девочка, находясь в пубертатном возрасте, не
осознавала того, что с ней происходит. Она описывала вдруг
охватившее ее страстное чувство первой любви — «любви
к Кити» [1041]. Юная Оля рассказывала о том, что значительное место
в отношениях занимало соперничество. Среди претенденток-
обожательниц непременно появлялись две, а то и три, из которых
необходимо было выбирать. Девочки невероятно переживали по поводу
принятого решения, так как зачастую им было сложно разобраться
в своих чувствах. Они не отдавали себе отчета в том, какой критерий
для них наиболее важен в претендентках: красота или душевная
близость. К тому же после сделанного выбора считалось
предосудительным общаться с бывшими претендентками. А. Вербицкая
повествовала о тяжести выбора. О том же писала В. П. Багриновская:
«На мою любовь были две претендентки — Саблина и Пономарева.
Соня Саблина была прелестное существо. Невысокая, черноволосая,
с большими серыми глазами. Она в 15 лет была барышней, а не
девочкой… До сих пор вспоминаю, как эти романтические девочки
предложили мне выбрать одну из двух, и я, вопреки голосу сердца,
бросилась в объятия Пономаревой. Но ничего из этого не вышло,
говорить мне было с ней не о чем, и я отстранилась и от нее, и от Сони,
усердно занялась уроками» [1042]. О страстной влюбленности в двух
девочек и невозможности сделать выбор писала юная гимназистка Вера
Варсанофьева: «Знаю, как страстно, пылко, безумно и нежно люблю
Елену Александровну; знаю, что наша любовь с Александрой
Николаевной взаимна, что она называет в классе „своим
утешением“»[1043].
Весьма точное название ухаживаниям гимназисток дала
В. П. Багриновская в своих воспоминаниях: «Кроме дружбы, хорошей,
товарищеской дружбы, соединяющей людей одного направления,
появилась дружба-любовь. Там и здесь две девочки страстно
привязывались друг к другу, вместе ходили, вместе учили уроки, часто
целовались, горько плакали при ссорах и ревновали друг друга к другим
девочкам…» [1044] Для нее отношения между девочками
представлялись чем-то средним между обычной дружбой и страстной
любовью. Другая гимназистка называла их «необъяснимыми»:
«…я люблю ее, нет, это даже не любовь, а что-то необъяснимое» [1045].
Ревность, страсть, глубокие переживания, трепетные ухаживания,
интимная переписка — все это было характерно для девичьих
отношений. В качестве иллюстрации — послание обожательницы:
«Катя, дорогая моя, будем как были прежде, считай меня своим другом,
чем хочешь, потому что я люблю тебя. Ты не такая, как А. Я в ней очень
ошиблась. Дорогая, бесценная моя, меня так обрадовало твое письмо!
Скажи, скажи на словах мне, любишь ли ты меня больше, чем А.?
Да?!» [1046] Сила чувств была такова, что в дневниках девочки
откровенно сравнивали возникшую «любовь» с «сумасшествием».
Еще один сюжет из юности знаменитостей. Анна Горенко
(Ахматова) в гимназические годы познакомилась с Валей Тюльпановой
(Срезневской). Они оставались близкими подругами на протяжении
всей жизни. Начало их дружбы имело характер романтичной
привязанности, о чем позже вспоминала Анна Ахматова [1047].
Итак, в феномене обожания слились воедино трепетная дружба
и эротические влечения. С одной стороны, девочки писали
о взаимопомощи, о преданности, но с другой — о жарких поцелуях,
о телесной красоте, ласке, ревности, болезненных, «никогда не
испытываемых» чувствах. Очевидно, они осознавали определенную
«ненормальность» своих отношений, в связи с этим скрывали их от
учителей, наставниц и родных. Но в то же время свои «ухаживания»,
пылкие признания в любви девочки подробно описывали на страницах
собственных дневников, не опасаясь того, что кто-нибудь станет
случайным свидетелем их откровенных строк. Это свидетельствовало
в пользу терпимого отношения общества к подобным проявлениям
девичьих чувств.
Любопытны размышления Ж. Пастернак, находившейся уже
в преклонном возрасте (1990-е), о ее девичьих опытах «пылкой
дружбы» в стенах учебного заведения дореволюционной России. Эти
отношения она называла «лесбийской любовью», хотя полагала, что
подобные проявления встречались не так часто, как на Западе:
«Не думаю, что лесбийская любовь была тогда распространена
в России. Как это было, например, во Франции. Попробуй найти
современный французский роман, в котором школьница или школьная
учительница не пытается лечь в постель со своей подругой или
ученицей! Ни в русской литературе, ни в русской жизни ничего
подобного не было в помине» [1048]. Между тем она признавалась, что
в своих сексуальных фантазиях в возрасте раннего пубертата
представляла как мальчиков, так и взрослых женщин. Ж. Пастернак
рассказывала о своих пылких чувствах к учительнице: «Я была
влюблена во фройляйн Хеннингс, грезила ей и трепетала в ее
присутствии. Я страдала, томилась и упивалась теми мгновениями,
когда она смотрела на меня» [1049].
Интимные отношения между подругами имели различные
проявления. Они могли выражаться в сильной духовной привязанности,
нередко сопровождались телесными практиками (поцелуи, объятия,
демонстрация тела, ощупывание). Однако при наличии телесных
(плотских) проявлений они никогда не приобретали характер
откровенных интимных (сексуальных) отношений. Эту особенность
подметили исследователи феномена лесбийских отношений.
В частности, Л. Фадерман в книге «Исключать мужскую любовь:
романтическая дружба и любовь между женщинами с эпохи Ренессанса
до наших дней»[1050] пришла к выводу, что любовные отношения
между женщинами не всегда выражались в сексуальных терминах. Она
полагала, что на протяжении длительного периода романтические
чувства между женщинами вообще были за рамками сексуального
контекста.
Возникавшая однополая привязанность между девочками, несмотря
на страстные проявления, имела платонический характер. Ни в одном из
описанных «обожаний» не удалось встретить намека на конкретные
эротические желания. Это, конечно, не означает, что девочки не
переживали состояния возбуждения. Однако в абсолютном
большинстве случаев эти позывы имели бессознательный характер, они
не догадывались о том, что с ними происходит. Апофеозом телесных
отношений становился поцелуй. Весь смысл «обожания» состоял
в преклонении перед личностью подруги. Основное содержание
«обожательского союза» выражалось в совместной деятельности:
беседах, размышлениях, изучении учебных предметов, переписке,
душевных разговорах, поддержке друг друга. Петербургский врач Борис
Ильич Бентовин отмечал особый «идеальный» характер институтского
обожания. В своей научной работе, посвященной столичным борделям
и их обитательницам, он достаточно смело сравнивал лесбийские
отношения между проститутками с феноменом обожательства
гимназисток: «Среди проституток очень распространено обожание
подруг. Это в своей основе то же самое явление, которое замечается
в женских гимназиях… Но чаще на фоне развращающей обстановки это
идеальное чувство принимает затем характер лесбиянства» [1051]. Врач
условно разграничил данные явления. Если обожательство в его
представлении — это «идеальное чувство», то однополые связи между
проститутками, подразумевающие плотские отношения, — девиация.
Выше я приводила отрывок из девичьего дневника, где автор
описывала, как осуществлялся выбор между «старшими» и «младшими»
в женских гимназиях. Практически о том же писал врач, характеризуя
отношения в публичных домах: «Так, обычно очень юные, только
начинающие свою деятельность проститутки влюбляются в более
солидных и опытных подруг, поселяясь вместе… Старшая посвящает
младшую во все особенности и уловки промысла, а в критическую
минуту оказывает ей серьезную, энергичную поддержку… Так живут
и обожающая с обожаемой, как бы дополняя друг друга и принося друг
другу известные выгоды»[1052]. Свидетельства, приводимые
Б. И. Бентовиным, — яркое доказательство схожести в проявлении
однополых влечений как в институтском пространстве, так и в условиях
борделя.
Девичье «обожание» по сути своей приближалось к образцу
высокой любви между женщинами, воспетой еще древнегреческой
поэтессой Сапфо. Лирические героини «десятой музы» много говорят
о сильных чувствах к представительницам своего пола, однако избегают
описания откровенных половых контактов. Если ориентироваться на
исследователей античной цивилизации, то романтические связи между
девушками, входившими в «дом служительниц муз» Сапфо, имели
много схожих черт с рассматриваемым «обожательством» институток
и гимназисток в России. Андре Боннар в известной работе «История
греческой цивилизации», Ганс Лихт в книге «Сексуальная жизнь
в Древней Греции» отношения между ученицами лесбосской поэтессы
называли «горячей дружбой» [1053]. Младшие девушки из школы
(«музея») Сапфо адресовали свои чувства к старшим, а те отвечали им
взаимностью и помогали в изучении наук и искусств [1054]. В стихах
поэтессы к ученицам также прослеживается сходство с текстами писем
гимназисток дореволюционной России, в которых они излагали свои
чувства (употребляли одинаковые сравнения и обороты в отношении
возлюбленных; выражали восхищение внешней красотой, походкой;
признавались в желании быть рядом; описывали волнение,
охватывавшее при лицезрении объекта любви, чувство ревности;
жаловались на тяжесть выбора спутницы).
Следует заметить и еще одну особенность — спокойное отношение
общества к подобным проявлениям детской сексуальности. Лесбийские
отношения учениц или намеки на них не вызывали осуждения
окружающих. Сложно представить, что учительницы, наставницы, сами
вышедшие из закрытых или полузакрытых учебных заведений, не
догадывались о существовании подобных взаимоотношений между их
подопечными. Кроме того, нужно учитывать и то, что произведения
и автобиографии Л. Чарской, Н. Лухмановой, А. Вербицкой, в которых
они описывали практики «обожания» учениц, были рассчитаны на
массового читателя, среди которых большая часть — дети и подростки.
Е. Н. Водовозова сообщала, что институтки охотно делились со своими
родителями о том, кого они «обожают», «сколько раз в неделю» им
удалось встретить «обожаемый предмет» [1055]. Она добавляла, что
классные дамы никогда не наказывали их за сам факт «обожания»,
а только за нарушение дисциплины. Женщины-авторы без тени
смущения повествовали об интимных отношениях между девочками,
очевидно, не видя в этом ничего предосудительного. Основная причина
состояла как раз-таки в отсутствии сексуального (плотского) подтекста
в этих отношениях.
Л. Фадерман, изучавшая феномен однополой женской
влюбленности в истории, пришла к выводу, что только в наши дни
общество стало видеть иной подтекст в романтической дружбе между
женщинами. Она полагала, что в традиционных обществах женщины
воспринимались как существа асексуальные, а значит, и отношения
между ними, даже самые близкие, являлись проявлением их духовности
и чувствительности. С эмансипацией женщин в конце XIX века, по
мнению исследовательницы, социальная терпимость к однополой
влюбленности закончилась. Мужчины стали видеть в этих отношениях
подрыв традиционных представлений о женской сексуальности,
поэтому в данный период на Западе лесбийские связи стали
рассматриваться как патология и опасное социальное явление [1056].
В России в начале XX века российское общество продолжало спокойно
смотреть на однополую влюбленность публичных женщин, в то время
как гомоэротические связи мужчин жестоко осуждались. Лесбийские
отношения, распространенные в среде эпатажных представительниц
Серебряного века, фактически были легализованы в дореволюционные
годы. М. И. Цветаева воспевала однополую любовь, считая ее наиболее
возвышенной и одухотворенной [1057]. Однополые связи были
характерны не только для творческого бомонда. С либерализацией
страны, раскрепощением общества в сексуальной сфере все чаще они
встречались среди обычных горожанок[1058]. Женская бисексуальность
не подвергалась критике, очевидно, по той причине, что ее не
причисляли к разряду перверсий.
Если говорить о девочках-подростках, то однополая привязанность
среди них была непродолжительной. Достигая рубежа полового
созревания, их интерес к представительницам своего пола исчезал,
а реверсии, как правило, не происходило. Чем объяснялся этот характер
поведения?
М. И. Цветаева, очевидно пережившая подобные чувства,
раскрывала свое видение этого противоречивого поведения женщин
в «Письме к Амазонке». Она искренне считала, что достаточно часто
(«нормальный, естественный и жизненный случай») девушка «боится
мужчины», поэтому изначально идет к женщине. Но, так же как
и большинство девушек того времени, она понимала, что всей душой
хочет быть матерью, мечтает о ребенке («женском хлебе насущном»).
Ей принадлежат строки «Как хотелось бы иметь ребенка — но не от
мужчины! Как хотелось бы ребенка — но только моего!» [1059] Она
полагала, что единственным досадным недоразумением лесбийских
отношений является зов природы — инстинкт материнства, который
в конечном счете приводил к разрыву влюбленных. М. Цветаева писала:
«Ребенок: единственная уязвимость, рушащая все дело. Единственное,
что спасает дело мужчины. И человечества» [1060]. В итоге желание
породить на свет новое существо, по мнению русской поэтессы, толкало
юную женщину в объятия к своему «врагу» — мужчине[1061].
С помощью «сердечных подруг» девочки, в отсутствие
представителей противоположного пола, обретали собственную
гендерную идентичность, бессознательно развивая свою сексуальность
и чувственность. К. Хорни полагала, что гомосексуальные влечения
у девочек могут быть как сознательными, так и неосознанными[1062].
Изучение обожательских отношений между девочками-подростками во
второй половине XIX — начале XX века в России убедительно
доказывает, что по большей части они носили бессознательный
характер, то есть их участницы не чувствовали сексуального подтекста
в своей дружбе. Обожательские отношения исчерпывались
к шестнадцати-восемнадцати годам. Для будущего самоутверждения
нужен был другой объект, более недоступный и более непонятный.
Представительницы своего пола мало подходили на эту роль, так как
становились неинтересными для преклонения. В дальнейшем только
Другой в лице непонятного и недосягаемого мужчины мог занять это
место, так как его образ обещал более захватывающие, страстные
отношения. К тому же в обществе, где доминировал мужчина,
потребность в самоутверждении через мужское признание была
особенно актуальной. З. Фрейд считал такое поведение вполне
естественным. Он отмечал, что влечение, возникающее
к представителям своего же пола в период до полового созревания, как
правило, совершенно исчезает в дальнейшей половой жизни, «составляя
отдельный эпизод на пути нормального развития»[1063]. Впоследствии
девочки, так страстно описывавшие отношения с подругами, имели
связи исключительно гетеросексуального характера. Изучение их био-
графий свидетельствует в пользу отсутствия бисексуального поведения
в будущем.
Девичьи представления о супружестве, семейной
жизни и материнстве
Первая брачная ночь для дворянок, живших в мире многочисленных
условностей и доминирования социального контроля над сферой их
личной жизни, становилась дверью в новую, взрослую жизнь. По сути,
она являлась своеобразной инициацией. Описание первой брачной ночи
в женской мемуаристике практически не встречается, в отличие от
мужской автодокументалистики. Это свидетельствует о том, что для
дворянок сфера сексуальных отношений продолжала оставаться
табуированной и неприличной не только для обсуждения, но и для
рефлексивных размышлений на страницах собственных дневников.
Надо учитывать и то, что женские воспоминания о первой брачной ночи
были отягощены тяжелейшими переживаниями. В связи с этим
дворянки стремились вычеркнуть из памяти все драматичные эпизоды
приобщения к половым отношениям. Даже название полового акта
в личных документах они старались избегать, употребляя для его
обозначения слова с меньшей смысловой нагрузкой: «близость»,
«связь», «двойная связь», «двойная жизнь», глагол «сошлась».
В. Калицкая, первая супруга А. Грина, писала: «Мы были уже близки
с Александром Степановичем… В конце лета 1907 года исполнилась
первая годовщина нашей близости…» [1064]
Для девушек, вступавших в брак, первый опыт интимных
отношений становился крахом всех иллюзий относительно святости
семейного союза и романтической любви между мужчиной
и женщиной. М. Цветаева в известном произведении «Письмо
к Амазонке» выразила сложные чувства, пережитые ею во времена
расставания с девичеством. Цветаева сравнивала первые сексуальные
отношения с мужчиной с «болью», с проникновением «чужеродного»
в себя, с «изменой своей душе» [1065]. В женском восприятии они
превращались в кошмар, доходивший до нервных потрясений. В данном
случае находят подтверждение слова известного психиатра К. Хорни,
которая описывала изменения в поведении ряда женщин, впервые
вступивших в брак: «Часто можно наблюдать, как при этом рушится ее
чувство самодостаточности и самоуверенность, и неожиданно веселая,
способная и независимая девушка превращается в глубоко
неудовлетворенную женщину, потрясенную ощущением своей
ничтожности, легко впадающую в депрессию…» [1066]
О собственной сексуальной инфантильности вспоминала
А. А. Знаменская: «Я вышла замуж в 16 лет. В 15 лет я была уже
невестой. У меня даже ни разу не являлось желание почувствовать
своего жениха, когда он обнимал или целовал меня, я неумело отвечала
ему. Меня интересовал приезд его, переписка с ним, но
и только» [1067]. Репрессированная девичья сексуальность,
непросвещенность в половых вопросах превращали первую брачную
ночь в насильственный акт над женщиной. А. Знаменская признавалась,
что физическая близость доставляла ей много страданий, а страсть
к мужчине она впервые испытала только в 37 лет. Несмотря на
относительную просвещенность в вопросах половых отношений, другая
мемуаристка, двадцатилетняя Елизавета Дьяконова с ужасом
представляла возможные сексуальные отношения, сравнивая женщину
с «овцой», которую неизвестно когда «заколют» [1068].
Положение девушек осложнялось тем, что их матери ни до свадьбы,
ни во время приготовления к ней не пытались подготовить дочерей
к испытанию первой брачной ночи. Провинциальная дворянка
Александра Глинка рассказывала, что накануне замужества проводила
много времени с матерью, они трепетно готовились к этому событию,
шили приданое, разговаривали о церемонии, о месте жительства
молодоженов. Однако мать и словом не обмолвилась об особенностях
интимной жизни замужней женщины. Александра вспоминала, что она
испытывала шок от первого опыта брачной ночи. Страстные ласки мужа
явились для нее настоящим потрясением. Не выдержав напряжения,
Александра, как и многие последующие ночи, всевозможными
способами «сторонилась и убегала от его ласк» [1069]. Раннее
замужество, неподготовленность к браку приводили к тому, что
биологически готовые к выполнению репродуктивных функций,
психически молодые женщины не осознавали этих важных перемен
в своей жизни, оставаясь все еще детьми.
Незнание романтично настроенными девушками физической
стороны любви, неожиданно обрушившейся на них после замужества,
приводило к тому, что они часто впадали в глубокую депрессию,
граничившую с суицидальными порывами. «Обыкновенная мужская
страсть показалась ей оскорблением всех ее заветных мечтаний
и привела ее в такое отчаяние, что она мечтала о самоубийстве», —
писала о своей матери В. П. Багриновская [1070]. Драмы первой
брачной ночи, пережитые матерью Багриновской, никак не повлияли на
характер полового воспитания собственной дочери. Когда она выходила
замуж, мать, хотя и осознавала непросвещенность дочери, не старалась
ее предостеречь, считая такое знакомство с реальностью вполне
естественным. Первый опыт половых отношений для
В. П. Багриновской оказался неожиданным и привел ее в отчаянное
состояние. В своих воспоминаниях, которые Багриновская писала уже
в преклонном возрасте, она не обошла вниманием этот интимный
вопрос. Описывая первую ночь после свадьбы, она отмечала, что ее
сознание настойчиво фиксировало мельчайшие детали той комнаты,
в которой они находились. Она, словно идя на эшафот, судорожно
цеплялась за окружавший ее предметный мир, пытаясь найти в этом
отвлечение и спасение. Видимо, поэтому собственно интимных сцен
автор не передала, хотя между строк прочитываются испытанные ею
страх и отчаяние: «Я снимаю свое нарядное шелковое венчальное
платье, белые перчатки, фату и венок и облачаюсь в хорошенький
фланелевый капори шоколадного цвета… На ноги в первый раз в жизни
надеваю спальные туфли — красные, сафьяновые, с черными точками…
Мы остаемся одни… Я иду к Мише, который подводит меня к своему
письменному столу и дарит прехорошенькую записную книжку. Здесь
ты будешь записывать расходы… а пока хочешь — почитаем.
Я соглашаюсь, чувствую, что я совершенно не знаю, как нужно вести
себя замужней даме. Но скоро усталость берет свое, и мы уходим
в спальню. „Хочешь ли ты быть настоящей моей женой?“ —
спрашивает Миша и, несмотря на утвердительный ответ, безумный
страх опять поднимается в моей душе. Но среди ночи я вдруг
успокаиваюсь. „Видишь, — говорит Миша, — я почти так же неопытен,
как и ты“. Утро застает меня усталой и полусонной» [1071]. Как ведет
себя мать? Обеспокоенная положением дочери, она приехала ранним
утром к молодоженам. Но никакого разговора между близкими людьми
так и не последовало. Единственным советом матери стало пожелание
«отдохнуть получше».
Насколько различным было отношение супругов к половым
вопросам, демонстрирует случай в молодой семье Олоховых. В личной
беседе с супругом молодая жена узнала, что ее муж до брака
пользовался услугами проституток и имел содержанок. Она испытала
настоящее потрясение, так как была убеждена, что к подобным услугам
обращаются исключительно развратные мужчины. «Когда Володя
рассказал это, я с трудом поверила… Конечно, я во многом была
наивна, когда вышла замуж. Я девушкой знала, что есть „женщины“,
к которым ходят мужчины, которые продаются, но я думала, что это
страшный разврат, и вдруг Володя говорит, что у него была такая
женщина, к которой он „ходил“… Я очень плакала, и Володя не мог
понять почему… Мой чудный Володя и… разврат!» — писала
в дневнике молодая жена [1072].
Не случайно в качестве центрального сюжета нашумевшего
произведения «Крейцерова соната» Л. Н. Толстой выбрал медовый
месяц. Русский классик изобразил сложность и низость отношений,
разыгравшихся между молодоженами. В то время как мужчины созрели
для сексуальных отношений, имели достаточный уровень полового
просвещения, девушки были не готовы ни психологически, ни
физиологически. Разный уровень полового воспитания, противоречивые
сексуальные ожидания и опыт приводили к конфликтам и нервным
потрясениям женщин. Позднышев, главный герой «Крейцеровой
сонаты», рассказывал о своей сестре, которая, выйдя замуж за человека
вдвое старше, в ужасе бежала от него во время брачной ночи.
Позднышев, испытав на себе все тяготы медового месяца, размышлял
об интимных отношениях с молодой женой: «Неловко, стыдно, гадко,
жалко и, главное, скучно, до невозможности скучно!» [1073] Половую
близость супругов он называет «мерзостью», «низостью», «пороком»,
«неестественным» актом.
Под впечатлением «Крейцеровой сонаты» смоленский помещик —
известный в начале XX века публицист Сергей Федорович Шарапов —
увлекся собиранием рассказов знакомых ему мужчин, в которых они
описывали поведение жен в первую брачную ночь. Его интерес к этому
вопросу подогревал повторный брак с юной смоленской дворянкой
Зинаидой Коровко, которая была младше жениха на двадцать лет.
В итоге С. Ф. Шарапов стал обладателем «любопытной коллекции»
историй, которые позволили ему сделать неутешительные выводы
относительно половой морали, различия в воспитании мужчин
и женщин. Он был склонен обвинять во всем мужей, не видя корень
драмы в низкой половой просвещенности их спутниц. Откровенные
рассказы дворян, события которых относились к концу XIX века,
являются ярким свидетельством крайне низкой сексуальной культуры
как мужчин, так и женщин. С. Ф. Шарапов писал: «Молодая, невинная,
чистая девушка может очень горячо любить мужа. И тем не менее ей
тяжело даже вообразить себе физическую к нему близость»[1074]. Он
цитировал слова одного графа, который рассказывал о том, что его жена
в «первую ночь» «в одной рубашке и босиком убежала к матери», при
этом она кричала, что молодой муж с ней «что-то отвратительное
делает» [1075]. С. Ф. Шарапов сравнивал мужчин с «дикарями»,
«животными», которые «за эти четверть часа» глумятся над невинными
созданиями. Еще пример откровенных признаний из его «коллекции»:
«Она была совсем ребенком. Ни о какой страсти не могло быть
и помину. Не забуду, как она испугалась и побледнела, когда мы
остались вдвоем. Вижу, как она страдает, и говорю ей: „Знаешь, мы
должны скорее окончить это, ведь уже это нужно!“ Она говорит: „Как
хочешь“. На постели было очень неловко. Я снял ее и положил на ковер
около постели. Она стиснула зубы и не шевелилась ни одним
мускулом… она почти не могла подняться и повторяла: „Это ужасно“.
Я отнес и уложил ее на постель, а сам свернулся калачиком и уснул на
диване. Рядом с нею я лечь не мог» [1076]. Эта история демонстрирует,
что в первую брачную ночь женщина приносила в жертву собственную
волю, интуитивно чувствуя, что ее ждет нечто «мерзкое», она шла на
поводу у мужчины, полностью подчиняясь ему. Если и существовал
протест молодой жены, то он выражался исключительно в бегстве от
происходившего. С. Ф. Шарапов, основываясь на признаниях своих
многочисленных друзей, пришел к выводу, что в большинстве семей
в начале интимных отношений превалировало насилие над
собственными женами. Это дало основание «собирателю» семейных
историй окрестить первую брачную ночь «позорным
жертвоприношением»: «Мужчина не умеет понять и осмыслить
великого таинства, духовная сторона его чужда ему, и вот от таинства
остается одна его животная сторона, в которую он и погружается, по
праву брака, почти равнозначащему с правом феодальной первой
ночи» [1077]. Под впечатлением от прочитанного и услышанного
накануне собственной свадьбы он дал обещание молодой жене, что,
вступив «в двойную жизнь», она «не будет опозорена». По личным
признаниям С. Ф. Шарапова, половое воздержание с момента
заключения брака в их семье длилось полгода, до тех пор пока молодая
жена сама не дала согласие на интимную близость.
Подобные истории из интимной жизни новобрачных приводили
врачи, исследовавшие половую жизнь населения. Они отмечали, что
весьма часто после первой брачной ночи половой акт в восприятии
добропорядочных жен оставался в качестве «грязного придатка
любви» [1078]. А. Форель описывал случай из собственной врачебной
практики: «Невеста разговорчива, оживлена и, по-видимому, очень
влюблена. Наступает свадьба, а с нею и первый холодный душ для
новобрачных. Молодая жена видит в половом акте грубое оскорбление
своих чувств; супружеские отношения ей противны… Чтобы избегнуть
огласки, обе стороны мирятся со своими разочарованиями и стараются
кое-как приспособиться друг к другу. Жена соглашается на половые
отношения, а муж примиряется с ее холодностью» [1079]. Очевидно,
что гармоничные половые отношения также присутствовали
в супружеской жизни. Однако сексуальная непросвещенность, а также
убежденность в греховности полового акта препятствовали развитию
женской сексуальности и приводили к рефлексивным размышлениям
и нервным расстройствам.
Драматизм первой брачной ночи объяснялся и тем, что
происходившее воспринималось дворянками, воспитанными в лучших
традициях, как покушение на их свободу, честь, достоинство,
идеализированные и романтичные представления о сути любовных
отношений. Мужья, как правило, мало интересовались тем, что
чувствовали молодые жены. Они считали вполне естественным
процессом «завоевать» женщину, подчинить ее себе, сломить ее волю.
Судя по автодокументалистике, со стороны начитанных мужчин-
гуманистов стали появляться те, кто искренне желал посвятить свою
невесту во все тайны интимных отношений, получить от нее полное
согласие и породить совместное желание физической близости.
В личной переписке с будущей женой Зинаидой Сергей Шарапов
раскрывал ей суть плотских отношений, рекомендовал прочитать
соответствующую художественную или научно-популярную
литературу.
Подобный сюжет был обнаружен в личной переписке и на
страницах дневников Екатерины Кравченко и Анатолия Половцова. За
несколько месяцев до свадьбы жених решился вручить Екатерине
книгу, посвященную физиологии брака. Он долго сомневался, стоит ли
это делать, о чем писал в дневнике: «Мои колебания, дать ли книгу
Катюше… Решил дать, полагая, что ей это может принести пользу,
и она многого не знает» [1080]. А. Половцов не указал автора книги, но,
судя по названию, можно предположить, что это одна из переводных
работ французского врача О. Дебэ. Его произведения с 1872 года
регулярно переиздавались в России. Самая популярная из его книг —
«Физиология брака», которая и упоминалась Половцовым [1081].
Прочитанная работа произвела огромное впечатление на девушку. Она,
ничего не понимая в сути плотских отношений, пришла в ужас от
содержания книги. Несколько дней девушка была задумчива,
отказывалась от общения с женихом. Она признавалась, что любит его,
но не может себе позволить подобной «грязи» в их отношениях.
Состояние невесты Половцов характеризовал как период тяжелейших
мучений и терзаний. Екатерина с нетерпением ждала свадьбы, но, узнав,
что ее ожидает в первую после брака ночь, пришла в растерянность.
Этот случай — одно из многочисленных свидетельств сексуальной
инфантильности девушек накануне брака, демонстрирующий, как
сложно им приходилось смиряться с мыслью о новом телесном опыте.
А. Половцов на протяжении недели проводил откровенные беседы
с возлюбленной, в результате которых она стала спокойнее относиться
к сексуальным отношениям, на смену отвращению и страху пришли
интерес и легитимация собственных страстных желаний. «Разъяснили
все главное. Радость, что теперь между нами нет ничего, о чем бы
нельзя было говорить. Всякие неясности исчезли», — писал
А. Половцов [1082].
Актуализация полового вопроса не могла не вызвать интереса со
стороны профессионального сообщества. В России к обсуждению
проблемы половых отношений между супругами ненавязчиво
подключились врачи. Они открыто писали об ужасах первых брачных
ночей, вызванных половой непросвещенностью невест и похотливостью
мужей. Известный доктор В. Н. Жук убеждал мужей не излишествовать
в требовании супружеского долга, аргументируя это
неподготовленностью женщин и опасностью для них физиологических
и психологических заболеваний, а также расстройством брака.
«Молодая жена, ступая к брачному ложу чистой девственницей, не так
подготовлена к предстоящему, как ее муж. Во всяком случае она
немного боится этих новых для нее отношений… Видя, что муж щадит
в ней чувство стыдливости, она начинает его больше уважать, больше
привязываться к нему и легче зачнет. В противном случае, так как акт
этот часто доставляет лишь ощущение боли, и она не испытывает ни
малейшего чувства сладострастия, она начинает питать отвращение
к этим сношениям, и, когда муж пристает к ней с непонятным для нее
пылом, с назойливостью, она теряет к нему уважение и неохотно
отдается. Вследствие этого между ними почти с первых дней брака
является холодность, отчуждение, нередко расстраивающее семейное
счастье», — предостерегал врач [1083]. Разделявшая феминистские
убеждения М. И. Покровская считала, что «подавляющее большинство»
девушек испытывают тяжелейшее психическое потрясение и «если не
бегут от своих мужей в первую же ночь, то только потому, что им
бежать некуда» [1084].
Еще одной областью, в которой девичьи представления были
скудны и овеяны мифами, были репродуктивные функции женщины.
Представители врачебного сообщества конца XIX века стали все
активнее критиковать «ложный порядок», утвердившийся в российских
интеллигентных семьях, держать в неведении девушек вплоть до
замужества относительно процессов деторождения [1085]. Эти знания
отражали особенности психосексуального развития девочек, их
полового воспитания, а также специфику трансляции материнского
опыта. Единственным источником, позволявшим репрезентировать
девичьи знания о матримониальном и сексуальном поведении, были
дневники, принадлежавшие юным созданиям. Несмотря на появление
в конце XIX века большого количества печатных изданий научно-
популярного характера, публиковавших статьи на эти некогда
сакральные темы, на страницах женских дневников фиксировались
инфантильные представления о репродуктивной функции женского
организма и сексуальной жизни.
Маленьким детям, в случае появления у них «неудобных вопросов»,
взрослые по традиции рассказывали различные небылицы. Однако
истории о капусте и аистах терпели фиаско, когда в дом приходила
акушерка. В девичьих дневниках присутствовали упоминания о том, что
именно акушерка приносила детей. В частности, юная Оля Олохова
описывала, как с интересом рассматривала чемоданчик приглашенной
женщины, будучи уверенной, что там находятся «живые куклы», из
которых родители выберут себе ребенка [1086]. Распространенными
были рассказы родителей о покупке детей в «городе» [1087].
Версии появления детей извне (принес аист, нашли в капусте,
купили в магазине) в ходе взросления девочек теряли актуальность.
Наблюдая за своими беременными матерями, они осознавали связь
между женским телом и впоследствии появлявшимся ребенком, так
выстраивалась подростковая концепция рождения. Наиболее
распространенной была версия о появлении детей в результате поцелуя
между женщиной и мужчиной. Этим объяснялся тот факт, что юные
создания чрезвычайно опасались первого поцелуя. Наиболее лаконично
возникновение собственного представления о зачатии описала
Ж. Пастернак: «В животе у мамы? Почему и как ребенок туда попадает?
Поскольку дети рождались у женатых, то, вероятно, здесь не
обходилось без мужчины. Я спросила у Мамы: „Когда муж и жена
целуются, то ребенок попадает к ней в живот через рот?“ — Должно
быть, я тогда ее сильно смутила»[1088].
Зачастую знания взрослых девушек в данной сфере мало чем
отличались от представления детей. Встречалось, что образованные
девушки, вступая в брак, имели очень скудные сведения о том, каким
образом появляются дети. Елизавета Дьяконова в своем дневнике за
1895 год привела любопытный эпизод, связанный с замужеством своей
младшей сестры. Восемнадцатилетняя Валентина была убеждена, что
дети рождаются от поцелуев. «Да неужели же ты не знаешь, что это
и есть настоящий брак? Разве ты не понимаешь, что если он будет меня
целовать, то это и значит, что мы сделаемся настоящим мужем
и женою…» — отчаянно она доказывала более просвещенной
Елизавете. В ответ на подобное высказывание сестра возмущалась:
«Широко раскрыв глаза и не веря своим ушам, слушаю я Валю.
Восемнадцатилетняя девочка… горячо рассуждавшая
о нравственности… не знала… что такое брак! … И вдруг, случайно,
почти накануне свадьбы я узнаю от нее, что она еще невинный
младенец, что она… не понимает и не знает ничего. „Валя, —
послушай, — ну вот мы с тобой читали, иногда говорили об этом…
Как же ты понимаешь?..“ — „Конечно, так, что они целуются… От
этого родятся дети, точно ты не знаешь“, — даже с досадой ответила
сестра. Я улыбнулась. „Что же ты смеешься? Разве есть еще что-
нибудь? Разве это не все? Мне одна мысль о поцелуях противна, а вот
ты смеешься. Какую же гадость ты еще знаешь?“ — с недоумением
спрашивала Валя…»[1089]
Представления о связи между деторождением и пищеварением
являются, по мнению ученых, одним из древнейших архетипов.
Доказательством того выступают доисторические мифы,
повествовавшие об оплодотворении через рот[1090]. Известная
австрийская исследовательница Х. Дойч в своей книге, посвященной
психологии женщин, приводила многочисленные свидетельства детей
и подростков, в которых они убедительно рассказывали о появлении
детей от поцелуев. С. Б. Борисов, изучавший культуру девичества
в СССР, также указывал на то, что данная версия была наиболее
популярной среди девочек Советской России [1091].
Среди девушек существовал еще один миф о беременности. Юные
особы полагали, что дети могут появиться от длительного нахождения
рядом с мужчиной в одном помещении. Субъект мужского пола был
настолько загадочен и непостижим для них, что один факт его
присутствия, по мнению девушек, обязательно приводил
к беременности. Эта мысль чрезвычайно заботила их. Пятнадцатилетняя
Т. Л. Сухотина-Толстая мучилась оттого, что в их доме жил учитель.
Она была убеждена, что нахождение под одной крышей с мужчиной
сделает ее беременной: «Я помню, например, раз мне мама сказала,
когда мне было уже 15 лет, что иногда, когда мужчина с девушкой или
женщиной живут в одном доме, то у них могут родиться дети.
И я помню, как я мучилась и сколько ночей не спала, боясь, что вдруг
у меня будет ребенок, потому что у нас в доме жил учитель»[1092].
Еще один пример, демонстрирующий крайнее невежество
в вопросах половой культуры. Девушка по возвращении из поездки
вдруг стала сама не своя, грустила, впадала в истерику, плакала. Спустя
месяц она рассказала подруге о случившейся «драме». Находясь
в поезде, она прилегла, а когда проснулась, то обнаружила, что по
другую сторону от сетки спал незнакомый мужчина. Девушка была
убеждена, что теперь у нее родится ребенок [1093].
Л. Д. Менделеева-Блок, несмотря на любовь к флирту, страстную
натуру (на страницах своего дневника она откровенно описывала
любовные ухаживания своих поклонников и интимные переживания),
вступая в брак, кажется, до конца не имела представления о том, как
появляются дети. Она не желала беременеть и становиться матерью. Ее
жених пообещал, что детей у них не будет. Однако, находясь
в положении вскоре после свадьбы, она писала, что «ничего не знала
о прозе жизни» [1094]. Видимо, обещание, данное мужчиной, для нее
являлось гарантом того, что не будет нежелательных беременностей.
Подавляющее большинство девочек, дневники которых удалось
изучить, не представляли свою взрослую жизнь без замужества
и материнства. «Какая же будет жизнь моя без них (детей. —
Н. М.)?» — рассуждала юная Ольга Лопухина [1095].
В. П. Багриновская в описаниях своего юношества указывала на то, что
практически все знакомые девушки мечтали о традиционном
жизненном сценарии: замужество, уютный дом, семья, дети.
В девятнадцать лет, имея за плечами институтское образование, работу,
она рассуждала о том, что ей непременно нужна семья. Она выражала
готовность выйти замуж даже за нелюбимого человека, лишь бы быть
женой и матерью [1096]. Боязнь засидеться «в девках», остаться одной,
не выбранной женихами, толкала девушек к скорейшему замужеству.
Желание всю себя посвятить семье и детям, культивируемое
педагогами, врачами и высокой литературой, было жизненным
приоритетом большинства молодых особ. В девятнадцать лет Екатерина
Николаевна Кравченко размышляла: «Разумеется, если у меня будет
ребенок… то я отдам ему всю жизнь» [1097].
Однако с распространением идей феминизма, нигилизма,
разрушением патриархальной семьи и традиционных ценностей все
большее число девушек настороженно и даже негативно относились
к замужеству. Некоторые из них в отношении многодетных матерей,
беременных женщин употребляли термины «самки» и «эротоманки»,
полагая, что они уподобляются животному миру [1098]. Даже девушки,
воспитанные в семьях с патриархальными ценностями, нередко
отказывались следовать примеру матери. Весьма показательны
размышления Татьяны Толстой. Она с жалостью писала о матери
(Софья Андреевна рожала тринадцать раз, одиннадцать из ее детей
выжили), которая в представлении дочери днем и ночью только
и делала, что возилась с детьми. Такой жизненный сценарий не
устраивал девушку. Для Татьяны более привлекательной казалась
деятельность отца — творческая и интеллектуальная. Материнский
самоотверженный труд по уходу за детьми и их воспитанию она
называла «материнским рабством» [1099]. Вероятно, бессознательные
страхи повторить участь матери оказали особое влияние на
репродуктивные способности Татьяны. Ее многократные беременности
заканчивались внутриутробной смертью плода либо скорой гибелью
новорожденного.
Юная Любовь Дмитриевна Менделеева откровенно признавалась,
что мысли о потенциальном материнстве приводили ее в ужас. Она
сознавалась в ненависти к деторождению. «С ранней, ранней юности,
предельным ужасом казалась мне всегда возможность иметь ребенка…
Ничего так не ненавижу на свете, как материнство», — вспоминала
Л. Менделеева [1100]. Свое состояние она характеризовала как «бунт»
против деторождения. Накануне замужества мысли о возможной
беременности настолько терзали ее, что она была готова отказаться от
брака с «любимым Сашей»: «Когда стал приближаться срок нашей
свадьбы с Сашей, я так мучилась этой возможностью, так бунтовало все
мое существо…»[1101] Забеременев, она делала все, чтобы избавиться
от своего положения. Материнский инстинкт в ней так и не проснулся.
Рожденная девочка вскоре умерла. Л. Д. Менделеева-Блок писала, что
наконец спасена от «прозы жизни».
Психиатр К. Хорни полагала, что отрицание материнского
инстинкта у женщины может быть связано с конфликтами детства,
а именно с разочарованием в собственном отце. «В последующем
инстинктивное желание получить что-либо от мужчины может
превратиться в карательное „урвать“ от него… Она… будет движима
только одним: навредить самцу, использовать его и „высосать
досуха“», — отмечала Хорни [1102]. Сложно судить, насколько
гармоничными были отношения между юной Любой и ее знаменитым
отцом Дмитрием Ивановичем Менделеевым. Известно лишь, что
разница в возрасте ее родителей была существенной (это был второй
брак для Д. Менделеева). В. В. Розанов в одном из своих сочинений
указывал на то, что Д. Менделеев чрезвычайно «тосковал и тревожился,
пока его замужняя дочь не забеременела» [1103].
Независимо от своего отношения к материнству юные дворянки,
интересовавшиеся подробностями зачатия, разрешения от
беременности, представляли роды не иначе, как «страх», «страдание»,
«ужас», «смерть», «боль». Е. Дьяконова, которой еще не исполнилось
двадцати лет, размышляла в дневнике: «В самом деле: женщина
рождает ребенка среди страшных страданий, жизнь ее висит на волоске,
она находится в прямой зависимости от искусства акушерки, а потом —
от ухода» [1104]. На страницах дневника она передала интимный
разговор с недавно родившей сестрой. Подробности родового процесса
приводили юную девушку в ужас. Вера Варсанофьева признавалась, что
боится иметь детей из-за страха их смерти и нескончаемых болезней.
Она вспоминала свою мать, которая дни и ночи проводила у постели
больных детей, полностью отдаваясь служению им. Вера отказывалась
ограничивать свою жизнь материнскими «хлопотами
и страданиями» [1105]. Рождение ребенка для девушек представлялось
«постыдным» актом [1106]. Многие из них признавались в том, что
«с ужасом размышляли» о собственной фертильности.
Особый характер патриархального воспитания в дворянских семьях,
замалчивание интимных подробностей супружеской жизни, депривация
женской сексуальности рождали в сознании девушек трепетное
волнение перед предстоящими отношениями с мужчинами
и материнством. Источниками просвещения девиц выступали, как
правило, старшие замужние сестры, близкие подруги, находившиеся
в браке. Мать не была источником этих сакральных знаний для дочери.
Это объяснялось особым характером общения между ними, наличием
определенных границ, которые не принято было переходить.
Традиционный характер взаимоотношений между родителями и детьми,
впервые отмеченный в Домострое, предписывал некоторую
официозность их общения. Невозможно было представить себе
дворянку, посвящавшую свою юную дочь в особенности брачной
жизни, интимных отношений, тайны рождения. В одной из переводных
работ 1915 года, затрагивающих межполовые вопросы, указывалось:
«…обсуждение грубо-чувственных половых отношений неуместно
между родителями и детьми» [1107]. Считалось, что подобные беседы
могут подорвать авторитет родителей, вызвать пренебрежение к ним со
стороны подростков. В том случае, если ребенок задавал неуместный
вопрос («Откуда берутся дети?»), рекомендовалось отвечать
косвенными фактами, ссылаясь на Божественный закон и элементарные
сведения из области ботаники. Специалисты советовали давать ответы
«коротко», «по-деловому» и «по существу». Полагалось, что половое
просвещение девушек должно было произойти «само собой» [1108].
Необходимо заметить и еще одну важную деталь.
Просвещенность девочек в сексуальных вопросах (даже наличие
элементарных знаний) считалась свидетельством их распущенности
и плохого нравственного воспитания. Показателен рассказ Леонида
Кондратьева «Мерзкая девчонка», опубликованный в журнале
«Семейное воспитание». Главная героиня — обычная восьмилетняя
девочка. Гуляя с матерью, она вдруг стала задавать «неуместные
вопросы» о лошади, увиденной на поляне. Ребенок интересовался: «Что
это у нее такое?.. Вон там, на животе… большое
и длинное?» [1109] Мать очень сконфузилась, девочка так и не
получила ответа на интересующий вопрос, ее отругали и впредь
запретили касаться подобных тем, называя при этом «мерзкой
девчонкой».
Русская классическая литература содержит немало примеров
сексуальной безграмотности дворянок. Долли Облонская, родственница
Анны Карениной, несмотря на теплые отношения с матерью, была
глубоко невежественна в половых вопросах накануне брака. Она
язвительно вспоминала: «Я с воспитанием maman не только была
невинна, но я была глупа. Я ничего не знала»[1110]. Долли указывала,
что единственный случай, когда мать завела с ней интимную беседу,
был связан с появлением первых регул. Другая героиня романа, Кити,
отмечала, что мать рассказала ей историю знакомства с отцом только
после того, когда сама девушка вышла замуж («Кити испытывала
особенную прелесть в том, что она с матерью теперь могла говорить,
как с равною, об этих самых главных вопросах в жизни
женщины»)[1111].
Девочки не могли поведать матери о своей первой влюбленности,
получить ее совета, задать интересующие вопросы только потому, что
это считалось неприличным и предосудительным. Матери-дворянки
сознательно избегали подобных тем. Показательна история Оли
Олоховой. Она тяжело переживала первую влюбленность. Ей
нездоровилось, в томлении дни напролет она проводила в своей
комнате. Заподозрив неладное, мать завела с дочерью откровенный
разговор. После того как Оля с трепетом рассказала матери о своих
чувствах, та ее безмолвно «поцеловала… перекрестила и ушла» [1112].
Девочки могли долгое время не догадываться о характере
сексуальных отношений, особенностях деторождения.
Сакраментальные знания могли обрушиться на юные создания
совершенно внезапно: после прочтения художественной книги,
пролистывания страниц в учебниках по физиологии и акушерству,
после случайно услышанного разговора на улице или дома.
Любопытное описание полового просвещения было представлено
в воспоминаниях знаменитой русской писательницы начала XX века
Анастасии Вербицкой. По признаниям Вербицкой, впервые она узнала
об интимных подробностях полового развития в первом классе
гимназии. Ее одноклассницы втайне от родителей и учителей принесли
медицинскую брошюру с откровенными анатомическими
и физиологическими картинками, которую практически весь класс
с упоением читал и рассматривал. Несмотря на давность описанных
событий, писательница смогла передать чувства, которые она испытала,
будучи юной девочкой: «Какое отчаяние овладело нами! Автор грозил
разрушенным здоровьем, нервными болезнями, помешательством.
Души всколыхнулись от темных предчувствий, от ужасной судьбы,
ожидающей нас! Мы рыдали над нашей разбитой жизнью» [1113]. Ее
искренне удивляло и возмущало то, что все без исключения матери,
классные дамы, ежечасно обучавшие своих дочерей и учениц
правильным манерам, грации, — никто не удосужился рассказать
о самом главном — сути женского существа, характере интимных
отношений, женской фертильности и предстоящем материнстве.
«Почему так небрежно обошли важнейшие моменты в нашей жизни?
Мы начали понимать нашу заброшенность, но от этого не было
легче», — размышляла юная Настя Вербицкая [1114]. Для многих
дворянок литература медицинского характера оставалась единственным
источником полового просвещения. В. П. Багриновская, О. Олохова
признавались, что подробно изучали работы В. Н. Жука, посвященные
женской физиологии и материнству [1115]. Их удивляли подруги,
которые, находясь в положении, могли ничего не знать о предстоящих
испытаниях.
Мемуаристка М. Г. Морозова в своих воспоминаниях, посвященных
институтской жизни 1910-х годов, уделила особое внимание событию,
благодаря которому она впервые осознала характер интимных
отношений между мужчиной и женщиной, назвав его «просвещение».
Она сообщала: «Вблизи меня в проходе столпилась небольшая группка
моих одноклассниц. Между ними идет какой-то таинственный тихий
разговор: „После свадьбы? Муж и жена? Что делают? Как это?
Рождаются дети?“… Аня помолчала, как бы испытывая какое-то
затруднение. Потом сложила пальцы левой руки в неплотный кулачок
и, убрав все пальцы правой руки, кроме среднего, быстро сунула
выставленный палец в кулачок левой. „Понимаешь?“ Я поняла…
Я спросила Олю: „Аня говорит… Как ты думаешь, это правда?“
„Правда, Васенька, — ответила Оля. — Моя мама акушерка. У нее есть
такая книга… Я прочла…“» [1116]. В данном свидетельстве книга по
акушерству вновь предстает авторитетным источником девичьего
сексуального просвещения.
От юных барышень пытались скрыть повседневные реалии
и особенности быта замужних женщин. Педиатр и гигиенист
В. В. Гориневский в конце XIX века отмечал особенность взаи-
моотношения матерей и дочерей в интеллигентных семьях: «Дочерей
своих такая заботливая мать до поры до времени, т. е. до окончания
учения, а иногда и до самого замужества совсем устраняет от домашних
дел и дрязг» [1117]. Он полагал, что такой подход — основная ошибка
«новых матерей», приводящая к тому, что девочки вступают
в семейную жизнь совершенно не подготовленными, вследствие чего
очень много страдают. Ни в одном из детских дневников не удалось
обнаружить описания беременностей собственной матери. Не совсем
понятно, почему девочек не удивляли перемены в материнском
организме? Догадывались ли они о скором появлении нового члена
семьи? Как переживали это? То ли они действительно не осознавали
происходившего, то ли разговоры на эту тему пресекались старшими
членами семьи. Сложно представить, что девочки, находясь
в замкнутом пространстве семьи, не обращали внимания на
существенные изменения в материнском теле. Очевидно, детей никак не
готовили к тому, что у них появятся братья или сестры, не фиксировали
внимание на особенности внутриутробного развития плода. Находясь
в положении, дворянки скрывали этот факт от своих детей, облачаясь
в свободные одежды. Иногда матери отмечали, что их новое состояние
вызывало некоторое смущение у старших детей (в особенности
у девочек). О. В. Палей указывала на то, что ее дочери очень
«конфузились» [1118] ее нового положения. Однако никаких вопросов
ей не задавали, молчала и мать. Появление на свет нового члена семьи
было полной неожиданностью для детей, одномоментным актом,
схожим с волшебством. В сознании семилетнего ребенка это событие
представлялось таким образом: «На Рождество, после шумной елки, нас
вдруг загнали в детскую и велели сидеть смирно… В спальне у мамочки
водворилась тьма. Запахло лекарствами, а наутро мы узнали, что у нас
родился брат» [1119].
Тринадцатилетняя Оля подробно описала свое первое знакомство
с новорожденным братом. Она также не была готова к этому событию,
несмотря на свой подростковый возраст. Впервые увиденное, только
что родившееся существо потрясло ее до глубины души. Все говорило
о том, что девочка переживала серьезную психологическую травму.
Во время родов матери, о которых Оля не догадывалась, ее
изолировали, поместив в отдельную комнату. Затем наступило время
знакомства: «Через несколько дней папа пришел ко мне, одел меня
и повел к маме. Я соскучилась уже без нее и, побежав к детской,
с шумом отворила дверь. Но Боже! Страшный крик приковал на минуту
меня к порогу. Крик этот так испугал меня, что, не поздоровавшись
с мамой, я побежала к бабушке в спальню, уткнулась в свою подушку
и горько начала плакать. Никакие убеждения папы посмотреть
маленькую „лялю“ не увенчались успехом. Я положительно не хотела
пойти к маме и посмотреть „лялю“, которая так ужасно орет… Наконец,
на другой день я согласилась пойти к маме. Поцеловав ее, я подошла
к коляске, она была очень высока для меня. Папа поднял меня,
и я увидала страшную красную куклу без волос. Рот у куклы
искривился, открылся, и из синей щели страшный крик. Я испугалась,
охватив папину шею руками, закричала. Нет! „Моя Эличка гораздо
лучше“, — сказала я и, еще поцеловав маму, лежавшую в постели, ушла
играть» [1120]. Взрослые особенно не заботились о чувствах,
эмоциональных переживаниях своих старших детей. Оля признавалась,
что с первых минут возненавидела увиденное существо. Она с обидой
описывала дальнейшие семейные отношения: ее били, бранили за
любые провинности, не разбирая, отчего плачет брат. Очевидно,
родителей не волновал вопрос взаимоотношения детей, они никак не
считались с формирующейся личностью девочки, не брали в расчет
ревность старшей дочери к тому вниманию, которое было адресовано
младшему брату.
Беременность «публичных» женщин всячески пытались скрыть от
глаз юных девиц. С 1880-х годов известность получила попытка
запретить беременным учительницам появляться в женских гимназиях,
дабы не смущать гимназисток. Кроме того, несмотря на
многочисленность и широкий возрастной состав детей в дворянских
семьях, старших дочерей, как правило, не допускали к воспитанию
малолетних детей. Складывалась парадоксальная ситуация: находясь
под одной крышей с новорожденными братьями и сестрами, юные
дворянки не имели никакого представления об особенностях ухода за
грудными детьми. Популярная в начале XX века в России писательница
Надежда Александровна Лухманова указывала на этот, как она считала,
«недочет» женского семейного воспитания: «У нас девушку в семье
удаляют от новорожденного, ей как бы неприлично заглядывать за эту
завесу, разделяющую поэзию брака от реальной сути» [1121].
Е. И. Конради признавалась, что когда в первый раз стала матерью, то
уровень ее знаний был ничтожным, а степень невежества —
ужасающей: «Я была настолько невежественна, насколько может быть
невежественна молодая женщина, ничего не знающая о маленьких
детях, кроме того, что можно о них вычитать в популярных
руководствах». Педагоги, врачи, общественные деятели стали указывать
на полнейшую неподготовленность девочек из интеллигентных классов
ни к обязанностям жены, ни к обязанностям матери. В связи с этим
звучали радикальные заявления о том, что женщина «может быть всем,
чем угодно, но только не матерью» [1122].
В начале XX века стали появляться либерально настроенные врачи,
общественные деятели (М. И. Покровская, А. С. Вирениус,
Л. В. Словцова, В. М. Бехтерев, В. Н. Половцева, Г. Роков [1123]),
которые стали указывать на важность полового просвещения матерью
своих детей. Современная исследовательница Л. Энгельштейн видела
в этом акте не только цель сексуального воспитания молодежи, но
и желание увеличить значимость женщины-матери, которая призвана
была осуществить «равноправие женщин, считавшееся необходимым
условием усиления их дисциплинирующего влияния на общественную
жизнь с помощью индивидуального вмешательства» [1124].
Сакрализация деторождения, табуирование элементарных знаний
относительно беременности и родов приводили к печальным
последствиям. Многие девочки испытывали страх перед материнством
и отказывались в будущем иметь детей. Присутствовали и другие
крайности: уже беременные женщины могли не иметь представления об
особенностях родового процесса. Встречались дамы в положении,
которые были убеждены, что им будут «разрезать живот» и «вынимать»
оттуда ребенка [1125].
Многие девочки имели смутное представление о семейной жизни.
Родители чаще демонстрировали безоблачную атмосферу семейного
счастья. Дети не догадывались о тяготах материнского долга,
о жестокостях со стороны мужа, о терзаниях матери и ее душевном
одиночестве. С одной стороны, сокрытие семейных ссор благотворно
влияло на детскую психику. С другой — создавало ошибочные
представления о жизни замужней женщины. Для многих девушек
«прозрение» наступало только после того, как они сами выходили
замуж. Иллюзия сконструированного старшими «маминого счастья»
исчезала.
«Революция» в женском сексуальном просвещении
и поведении в начале XX века
«Революция» в сексуальном просвещении молодежи наступила
в начале XX века. Американский историк Р. Стайтс, изучавший женское
движение в России, Л. Энгельштейн, И. С. Кон, Н. Л. Пушкарева,
исследовавшие сексуальную культуру российского населения, в один
голос заявляли о том, что революционные события, с одной стороны,
и декадентские течения в литературе — с другой, легализовали тему
половых отношений. Процесс эмансипации женской сексуальности
в России начался значительно раньше — на страницах разноликих
литературных произведений 1860–1870-х годов. В 1900-е годы половой
вопрос стал предметом публичных обсуждений. Декадентские мотивы
способствовали распространению идей «свободной любви».
Социальные катаклизмы, возникавшее вслед за ними аномичное
состояние общества приводили к ослаблению социальных норм. Если
в конце века считалось предосудительным появление молодой дворянки
в компании мужчины в городском парке, то спустя десятилетие
общество относилось к этому вполне сдержанно. Совместное участие
молодежи в антиправительственных подпольных движениях сближало
их на идеологической почве, делая традиционные нормы гендерного
поведения рудиментом. Первыми, кто преодолевал патриархальные
догмы, диктовавшие чопорные правила взаимоотношений между
мужчинами и женщинами, были «новые женщины эпохи» (феминистки,
нигилистки, либеральные писательницы). Многие из них признавались
в существовании добрачных связей. Участница антиправительственных
организаций, в том числе такой, как подпольное общество «Красный
Крест», указывала на возмущение соседей ее поведением. «Моя жизнь
у строгих немок была, конечно, нарушением всех этих правил
о порядочности. Ко мне, незамужней, ежедневно приходил молодой…
мужчина», — писала она в своих мемуарах [1126].
Изменения социокультурных условий, культивирование полового
вопроса на различных уровнях неминуемо приводили к пробуждению
живого интереса юных дворянок к сексуальной сфере отношений.
Декаданс как литературное направление открыл для российского
читателя еще недавно табуированную тему половых отношений. Все
чаще девушек привлекали не восторженные романы и грезы
о платонической любви, а произведения, авторы которых затрагивали
вопросы эротики и телесности (А. Куприн «Яма», М. Арцыбашев
«Санин», Л. Андреев «В тумане», А. Вербицкая «Ключи счастья» и др.).
Вводимые официальные или инициированные родителями запреты на
чтение той или иной литературы производили обратный эффект,
способствуя росту живого интереса у юных читательниц.
Семнадцатилетняя Оля Еремина в письме к подруге размышляла:
«Что же это за писатель, которого нельзя читать
молодежи!» [1127] Царившие в обществе радикальные настроения,
жажда нестандартного в поведении приводили к сексуальной
сублимации. Р. Стайтс полагал, что неспособность творческой
интеллигенции найти самовыражение в реальной жизни обращала ее
представителей к вопросам глубоко интимным: «К ужасу большинства
интеллигенции литература отвернулась от общества, обратившись
к таким глубоко личным темам, как гомосексуализм, садизм, инцест,
извращения, не уделяя внимания тому, что происходило
в общественной жизни…»[1128]
И. А. Бунин в рассказе «Легкое дыхание», вышедшем в 1916 году,
представил нетипичный для литературы образ девочки-подростка.
Поведение главной героини, гимназистки Ольги Мещерской, несмотря
на дворянское происхождение, противоречило нормам высокой морали.
Следует отметить, что повесть основана на реальных событиях, в связи
с чем главная героиня не собирательный образ, а прототип настоящей
девушки. Оля Мещерская была прекрасно осведомлена о сути
интимных отношений. Пятнадцатилетняя героиня бессознательно
искала близкого общения с мужчинами. Она позволила себе остаться
наедине с уже немолодым другом отца. Оля принимала ухаживания
мужчины, его знаки внимания были настолько откровенны, что вскоре
переросли в интимную близость. «Нынче я стала женщиной!» — писала
в дневнике героиня рассказа. Несмотря на отвращение к ухажеру,
интерес к сексуальным отношениям оказался настолько велик, что
девушка решилась пересечь запретную грань. Первый половой акт
в своей жизни О. Мещерская описала коротко, без особых сантиментов:
«За чаем мы сидели на стеклянной веранде, я почувствовала себя как
будто нездоровой и прилегла на тахту, а он курил, потом пересел ко
мне, стал опять говорить какие-то любезности, потом рассматривать
и целовать мою руку. Я закрыла лицо шелковым платком, и он
несколько раз поцеловал меня в губы через платок… Я не понимаю, как
это могло случиться, я сошла с ума. Я никогда не думала, что
я такая!..» [1129]
Олицетворением русского декадентства была З. Н. Гиппиус. Будучи
еще никому не известной восемнадцатилетней девушкой, она
отличалась нестандартным сексуальным поведением. О первых своих
плотских отношениях Зинаида писала в «Дневнике любовных историй»:
«Страшно влекло к нему. До ужаса. До проклятия. Первая поцеловала
его, хотя думала, что поцелуй и есть — падение. Непонятно без
обстановки, но это факт… Относясь к себе как к уже погибшей
девушке, я совершенно спокойно согласилась на его предложение
(как он осмелел!) влезать ко мне каждую ночь в окно… Почему же и не
влезать? Я ждала его одетая (так естественно при моей наивности), мы
садились на маленький диванчик и целовались» [1130]. Учитывая, что
описанные события датировались концом 1880-х годов, когда
социальные нормы жестко подавляли девичью сексуальность, то
поведение девушки являлось вызовом существующим моральным
ценностям. Строки дневника свидетельствуют о явной сексуальной
просвещенности его автора. Действия Зинаиды настолько отличались от
типичного поведения благовоспитанных девушек, что избранник
воспринял их как девиацию. «А вот я один раз его испугала. После
одного поцелуя (уж не помню его) он отшатнулся и прошептал
боязливо: „Кто вас научил? Что это?“ (Он мне почти всегда „вы“
говорил, а я ему „ты“, я так хотела.) Я и не поняла его, только сама
испугалась: кто мог и чему меня выучить?» — писала
З. Гиппиус [1131].
Среди юных представительниц интеллигентного сословия
появились те, которые не прикрывали собственную сексуальность,
выставляя ее напоказ. Для многих из них объектом для подражания
становились эпатировавшие публику яркие представительницы
русского символизма — З. Н. Гиппиус, Л. Д. Зиновьева-Аннибал,
М. И. Цветаева. Дореволюционный исследователь Г. Гордон в своей
книге, посвященной отношению молодежи к браку и проституции,
указывал на то, что многие юные дворянки признавались в желании
иметь реальные сексуальные отношения. В частности, одна из его
респонденток отмечала, что «страстно» хочет замуж, так как для нее
основная цель брака прежде «удовлетворение половых», а затем уже
«материнских инстинктов» [1132]. Характер повествования в девичьих
дневниках с конца XIX века существенно меняется. Интимные темы
выходили из разряда сакральных и запретных для письма. Несмотря на
то что юные дворянки часто не осознавали характер переживаемых ими
процессов, они вполне откровенно повествовали о желаниях близости
с мужчинами, страстных мечтах о поцелуях. Девочки все меньше
пытались придать нарочито платонический характер своим симпатиям,
все чаще акцентируя внимание на ощущениях собственного тела.
Рецепция противоречивых женских образов из доступной для девушек
литературы приводила к тому, что они балансировали между
стремлением быть «святыми» и безгрешными, отстраненными от всего
плотского и желанием быть «роковыми», независимыми и даже
«дрянными» женщинами.
На протяжении 1900–1910-х годов эротика становилась важнейшей
составляющей повседневной жизни. Газеты пестрели объявлениями
с предложениями интимных знакомств. Новые театральные постановки
содержали откровенные, эротические сцены; в кинематографе, согласно
рекламным объявлениям, преобладали любовные сюжеты. В магазинах
наравне с детскими игрушками продавались так называемые «игрушки
для взрослых». «В витринах, назначенных для чистых детских глаз,
наряду с игрушками, выставлены самые возмутительные фарфоровые
фигурки, с соской на верхушке: мальчики, державшие в кулаке свой
половой член, оголенные женщины, выставляющие напоказ свои
половые части», — писала врач Е. С. Дрентельн [1133]. Рекламные
объявления, размещаемые на страницах столичной и провинциальной
прессы, содержали откровенную информацию о женских и мужских
предохранительных средствах, о способах лечения венерических
заболеваний, о предметах интимной дамской гигиены. В аптеках
свободно продавались специальные средства контрацепции [1134].
Параллельно с пропагандой идей полового воздержания среди
городской молодежи возникали сексуальные объединения и клубы,
направленные на развитие половых желаний участников. Наибольшую
известность приобрела «Лига свободной любви» [1135].
Несмотря на десакрализацию вопросов, связанных с сексуальными
взаимоотношениями, благовоспитанные девушки должны были
всячески скрывать свою просвещенность в данной сфере. Информация
об особенностях интимной жизни представительниц слабого пола также
относилась к разряду запретной. Показательным явился случай,
приводимый в книге Л. Энгельштейн [1136]. В начале XX века
Пироговское общество врачей инициировало серию обследований
сексуального поведения университетского студенчества. Все попытки
включить женскую часть учащихся в научное исследование
не увенчались успехом. Результаты опросов, проведенных в Томске, так
и остались необнародованными, так как были запрещены полицией.
Власти опасались, что результаты опросных листов могут повредить
неокрепшие женские умы.
Врачи все еще относили проявление девичьей сексуальности
к форме девиации, но интуитивно осознавали, что эти случаи
приобретают характер всеохватывающей тенденции. Их оценки во
многом были продиктованы подходом, заложенным Ч. Ломброзо,
согласно которому чрезмерная женская сексуальность — патология,
«нравственный идиотизм» и «нравственное помешательство» [1137]. Он
был убежден в существовании «врожденной» женской испорченности,
следствием которой становились отклонения в сексуальной сфере даже
у благовоспитанных девушек [1138]. Фактически женщины с развитой
сексуальностью приравнивались к проституткам.
Женщина-врач Е. С. Дрентельн из собственной врачебной практики
описывала многочисленные случаи «нетипичного» поведения барышень
пубертатного возраста. Она приводила примеры сексуальной девиации
четырнадцати-шестнадцатилетних девочек из интеллигентных семей.
В качестве иллюстрации несколько описанных автором случаев: «1)
Дочь врача Р., что называется, из хорошей семьи. Отец и мать,
любящие, слабые родители. С 14 лет девочка обнаружила свои половые
склонности — имела особые влечения к мужчинам и потихоньку от
матери уходила, иногда даже ночью… В 16 лет она связалась с каким-то
молодым человеком… 2) Дочь коммерсанта Т., француженка, нервная,
взбалмошная, истеричная девушка. Слабое воспитание. В 16 лет
влюбилась в какого-то офицера и отдалась ему. Он вскоре оставил ее,
она утешилась с другим. Будучи послана для лечения в Крым, она
привезла оттуда с собой татарина… 3) Дочь профессора N. Родители
добрейшие, прекрасные трудящиеся люди. В своих детях… не чаяли
души… Старшая их дочь М., хорошенькая, живая, способная девочка,
в 13–14 лет обнаружила большую склонность к мужскому полу,
выражая ее забавным кокетством и шалостями… Училась М. хорошо,
но кружить головы мужчинам сделалось ее страстью. Поведение М.
с мужчинами было в высшей степени агрессивно: она прижималась
к ним, возбуждающе глядела на них, допускала объятия
и поцелуи»[1139]. Большое число девочек, которых исследовала врач,
имели хорошую осведомленность в вопросах, касающихся половых
отношений. В то же время они пытались демонстрировать своим
родителям абсолютную невинность и непонимание того, что с ними
происходит. Одна из девушек устроила хитрую инсценировку перед
матерью. Юная барышня описала якобы факт ее изнасилования, при
этом уверяя родителей в своей непросвещенности. Родители вместе
с девочкой обратились к врачу. Е. С. Дрентельн повествовала об этом
случае: «Однажды М. вернулась из гимназии домой в страшном
волнении и рассказала, что, проходя по скверу, она встретила каких-то
босяков, которые напали на нее, повалили ее, причинили ей боль и чем-
то замочили ее» [1140]. Как впоследствии оказалось, эта история была
придумана шестнадцатилетней девушкой с одной лишь целью: убедить
родителей в факте потери девственности и угрозе беременности, дабы
те поскорее выдали ее замуж за возлюбленного гимназиста. Девушка не
только хорошо представляла суть полового акта, но и умело
демонстрировала в глазах родителей невинность собственных
представлений.
Другой случай также наблюдался Е. С. Дрентельн
в аристократической семье. Мать семейства — благовоспитанная,
верная мужу, создавшая условия традиционной дворянской атмосферы
со свойственным ей семейным уютом и внимательным отношением
к воспитанию детей. Однако ее дочь в откровенных беседах с матерью
признавалась, что ее мучают «чисто физические стремления»,
в буквальном смысле девушка грезила близостью с мужчинами. Мать
была возмущена до глубины души. В попытке излечить болезнь дочери
мать стала обращаться к всевозможным специалистам. «У меня никогда
ничего подобного не было», — признавалась она врачам. Все без
исключения доктора уверяли мать в серьезных отклонениях в развитии
девочки, будучи убежденными в противоестественности ее
наклонностей.
Известный врач-просветитель и феминистка М. И. Покровская
в статье 1910 года писала, что учащиеся средних учебных заведений,
как мальчики, так и девочки, в свои тринадцать-четырнадцать лет
отдаются различным по характеру половым наслаждениям, в то время
как взрослые пытаются ограничить их сексуальную просвещенность.
По ее утверждению, девочки прибегали к услугам подруг, родственниц
и даже учителей. В качестве примера она приводила резонансный
случай четырнадцатилетней гимназистки из интеллигентной семьи,
которая по собственному желанию целую неделю провела на квартире
классного наставника [1141]. Врачи все чаще фиксировали факты
беременности гимназисток. Эти случаи старались не предавать
гласности и никак не комментировались. М. И. Покровская полагала,
что нет смысла бороться с проявлениями девичьей сексуальности. Она
считала, что большую ценность будет иметь правильное половое
воспитание молодежи. По мнению М. Покровской, родители должны
кардинально изменить свое отношение к этим важнейшим вопросам
в развитии своих детей. В России стали появляться переводные работы
европейских врачей, раскрывающие специфику сексуального
просвещения девочек. В 1911 году была издана книга Мэри Вуд-Аллен
«Что необходимо знать девочке» [1142], где в доступной форме для
матери и ребенка рассказывалось о том, как правильно организовать
беседы на тему полового развития и сексуальных отношений.
***
Изучение специфики психосексуального развития девочек-
дворянок, основываясь на девичьих нарративах, частных случаях,
раскрытых на страницах медицинской литературы, продемонстрировало
противоречивость их полового воспитания и низкий уровень
материнской социализации дворянок. Основная причина состояла
в амбивалентном отношении российского общества к девичьей
сексуальности. Девушкам из привилегированного сословия
предписывалось демонстрировать свою непорочность
и непросвещенность в вопросах секса, но при этом умело кокетничать
и флиртовать. Дворянки XIX века в подавляющем большинстве грезили
о романтической любви, но ничего не знали о сексуальных отношениях,
процессе деторождения и материнстве. Ввиду репрессированной
сексуальности для многих из них интимная близость не была желанной
телесной практикой, рождавшей беспокойства вплоть до нервных
срывов. Несмотря на либерализацию пореформенного российского
общества, женскую эмансипацию, развитие научных знаний в области
акушерства и гинекологии, разрушение патриархатных устоев
и запретов, на всем протяжении XIX века в области сексуального
просвещения дворянок не происходило заметного сдвига. В девичьем
восприятии половые отношения ассоциировались с «позором»,
«животным наслаждением», «скверностью», «всякой грязью»,
«неведомой силой» «двойной жизнью», «половой похотью»,
«надругательством над душой».
В условиях существования многочисленных запретов на проявление
подростковой сексуальности ограничения общения девочек
с представителями противоположного пола в девичьем поведении
прослеживались противоречивые формы сексуального поведения:
однополая привязанность, неврозы на сексуальной почве,
неразборчивость в выборе объектов первой влюбленности.
В гомоэротических фиксациях (девичьем «обожании») современники не
видели ничего предосудительного из-за отсутствия в отношениях
сознательного сексуального подтекста, а также определенных телесных
практик. К тому же страстная девичья дружба исчерпывала себя по
выходе девочек из стен учебных заведений. Повзрослевшие участницы
этих отношений оценивали их как «репетицию» настоящей любви,
в которой объектом становился непонятный и недосягаемый для
женского понимания мужчина.
Анализ девичьих эгодокументов демонстрирует инфантильность их
обладательниц и крайнюю степень непросвещенности в вопросах
полового развития, сексуальных отношений и женской фертильности.
Переход из девичества во взрослое состояние сопровождался
тяжелейшими эмоциональными потрясениями. Первое потрясение для
девочек-подростков было связано с получением знаний о половых
отношениях, второе было вызвано знакомством с особенностями
процесса деторождения и осознанием сути репродуктивных функций
женского организма. Половое просвещение девочек имело стихийный
характер, будучи табуированным знанием на уровне семьи и школы.
Репрессированная девичья сексуальность, непросвещенность в половых
вопросах превращали первую брачную ночь в насильственный акт над
дворянками. Сложности и противоречия психосексуального развития
девочек оказывали влияние на дальнейшие самоощущения дворянок
в качестве жены и матери.
Изоляция девочки-дворянки от семейных забот матери, ухода за
новорожденными (братьями и сестрами), табуирование матерью
собственной беременности и родов приводили к тому, что молодые
дворянки, выйдя замуж, были не подготовлены к материнской роли, что
усугубляло драматизм их переживаний, особенно в условиях
конструирования типа «сознательной матери». Знания взрослых
девушек о собственных репродуктивных функциях были настолько
ограничены, что многие из них появление детей связывали с поцелуем,
с нежными романтическими ухаживаниями, с одним фактом
присутствия мужчины. Полученные дворянками сведения об
особенностях зачатия и деторождения от более старших подруг, от
замужних сестер, из медицинской и художественной литературы
воспринимались ими в метафорах «страх», «страдание», «ужас»,
«смерть», «боль», «постыдный акт».
Видимые изменения в сфере сексуального просвещения и интимных
представлений дворянок в России начинают происходить
в начале XX века, вследствие десакрализации полового вопроса,
широкого распространения специальной медицинской литературы,
декадентских настроений в русской литературе, падения многих
запретов в условиях бурно менявшегося общественного уклада.
Девочки располагали все большими возможностями получить
сексуальное просвещение вне семьи (популярные медицинские пособия,
откровенная литература, открытая продажа и реклама контрацептивов
и сексуальных «игрушек»). В то же время родители продолжали
защищать традиционную половую мораль и дистанцироваться от
вопросов сексуального просвещения подростков, что являлось
латентной причиной многочисленных подростковых «истерий»
начала XX века и конфликта поколений. Повсеместно появлялись
девочки из интеллигентных семей, восстававшие против предписанной
сексуальной табуированности и сдержанности. Их поведение
приобретало различные протестные формы — от свободных
сексуальных добрачных отношений до побегов из семьи. Врачи стали
фиксировать многочисленные проявления чрезвычайной девичьей
сексуальности, продолжая рассматривать ее как отклонение от нормы
и патологию, требующую лечения.
ГЛАВА IV
«Мы не удовлетворены, потому что мы
идеалисты…»
отношение к теме сексуально