Вы находитесь на странице: 1из 222

КАСТАЛИЯ ПРИГЛАШАЕТ К СОТРУДНИЧЕСТВУ

АВТОРОВ, ПЕРЕВОДЧИКОВ, А ТАКЖЕ


ОРГАНИЗАЦИИ ДЛЯ ПРОВЕДЕНИЯ
СОВМЕСТНЫХ ПРОЕКТОВ
Эстер Хардинг

Я и не-Я

М.: Клуб Касталия. 2016. - 222 с.

Перевод: Надежда САМУЙЛОВА


Редактор Юлия ОРЛОВА

Компьютерная верстка: Ольга ИВАНОВА

Обложка: Ольга ИВАНОВА


Эстер Хардинг

Я и не-Я

Москва
2016
Содер)кание

ПРЕДИСЛОВИЕ ............................... "................... "............................ 9

ГЛАВА 1. ВВЕДЕНИЕ"""""""""""""""""""""""""""""""""""". 8

ГЛАВА 11. ОКРУЖАЮЩИЙ МИР"""""""""""""""""""""""" 23

ГЛАВА III. ПРИЧАСТНОСТЬ КТАЙНЕ,


ОТОЖДЕСТВЛЕНИЕ С СЕМЬЕЙ """""""""""""""""""""""" 45

ГЛАВА IV. ПРОЕКUИИ НА ЛЮДЕЙ


ПОДОБНОГО ПОЛА: ТЕНЬ"""""" .. """""""""""""""""""""". 79

ГЛАВА У. ПРОЕКUИИ НА ЛЮДЕЙ


ПРОТИВОПОЛОЖНОГО ПОЛА: АНИМА И АНИМУС""."114

ГЛАВА VI. ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СТОРОНА

МЕТАФИЗИЧЕСКОЙ РЕАЛЬНОСТИ "."." .. " ... "" .. """"".".".147

ЗАКЛЮЧЕНИЕ .. "........................................................................... 189

ПРИЛОЖЕНИЕ ............................................................................... .193


ПРЕДИСЛОВИЕ

Я нея.
Это кто-то иной,
с кем иду и кого я не вижу

и порой почти различаю,


а порой совсем забываю.
Кто смолкает, когда суесловлю,
кто прощает, когда ненавижу,

кто ступает, когда отступаюсь,

и кто устоит, когда я упаду.


*
книга написана для рядового читателя, который, может
э та
быть, не знаком с произведениями самого профессора

Юнга, большая часть которых предназначена для профес­


сионалов и не может быть с легкостью осмыслена теми, кто
испытывает недостаток в специальных знаниях, которые

дают возможность оценить по достоинству объем и значение


исследований Юнга. Эти знания особенно важны для пони­
мания работы, которая заняла так много времени и размыш­
лений последних двадцати лет его жизни.
Я попыталась изложить здесь основные идеи, на которых
основывается его психолоmя. Несмотря на то, что я не зада­
валась целью создать исчерпывающий список его работ, мате­
риал изначально предназначался для образованного круга

читателей, которые не очень близко знакомы с работами


Юнга. И я надеюсь, что это относительно простое изложение
может соответствовать потребностям более широкой публики.
Впервые эти лекции проходили на конференции, орга­
низованной Образовательным JJентром Сент-Луиса, штат
Миссури. Они были повторены под покровительством
Департамента образования епархии города Сан-Франциско,
штат Калифорния. В 1963 г. вышел первый цикл лекций,
спонсируемых нью-йоркской организацией аналитической
психологии К. Г. Юнга.
Я выражаю искреннюю благодарность всем тем, кто
помог претворить мою книгу в жизнь, особенно редакторам
Боллингенского цикла, которые не только избавили меня
Предисловие

от огромного количества работы при подготовке текста,


но и снабжали меня указаниями и деталями библиографии.
Я хочу поблагодарить мистера Генри Хойера за прекрасное
выполнение диаграмм.

Мне стоит особенно поблагодарить А. Даллеса за разре­


шение цитировать его высказывания, сделанные во время

телевизионного интервью про позицию Юнга относительно


союзников в годы войны. А. Даллес, который работал
в Швейцарии для Управления стратегических служб, был
связан с американской дипломатической миссией в Берлине
как особый помощник министра. В своем письме о разре­
шении мне цитировать его было сказано:«Ссылка на мой
комментарий о Юнге в виде телевизионного интервью пред­
назначается для всех целей •.. У меня было несколько бесед
с Юнгом, в которых главным образом говорилось о психо­
логических реакциях Гитлера, Муссолини и одного или двух
лидеров нацистов и фашистов на события, разворачиваю­
щиеся в направлении окончания Второй мировой войны.
Я часто бывала в !Jюрихе и навещал дом Юнга на озере.
Мне были очень полезны те диалоги с Юнгом».
И, как всегда, я испытываю искреннюю благодарность
к профессору Юнгу, мои воспоминания о нем полны тепла,
ведь его идеи дают возможность каждому подлинному

искателю истины понять, как наше бессознательное и вооб­


ражение искажают картину мира и влияют на внутренние

мысли и убеждения. Следуя пути, намеченным Юнгом,


каждый из нас может начать выполнять древний призыв:
«Познай себя».
Глава 1

ВВЕДЕНИЕ
*
далее я планирую исследовать этапы, которые проходит
сознание в течение человеческой жизни. От существо­
вания просто какой-то единицы в континууме, оно постепенно
выделилось в личность с индивидуальными требованиями,
целую личность, или, можно сказать, стало уникальной
и законченной личностью, которой ему предназначалось стать.
Это огромное задание включает не только развитие
личностной части психе, которое мы зовем «Я», вместе с той
другой частью, содержащей забытый и подавленный опыт,
влечения и составляющую памяти, которую Юнг называл
личностной частью бессознательного, но также заставляет
это личностное «Я» меняться в зависимости от элементов
коллективного бессознательного, включая как интуитивный,
так и духовный опыт, который оказывает сильное давление,
неизбежно влияя на нас. Пока это разделение имеет место,
мы напоминаем марионеток неизведанной силы, едва ли
имеющих право выбора или самоопределения. Но если путем
подходящих практик мы осознаем их и самих себя и успешно
выстраиваем отношения с этими силами, вся психическая

картина меняется, и мы становимся настоящими личностями,

гордо несущими ответственность за свою жизнь.

За долгую историю человечества было разработано


и применено много практик для достижения этой цели,
каких-то более, каких-то менее успешных, некоторые
шли в слепую, другие - с большим пониманием. Я обра­
щаюсь, конечно, ко всем тем религиозным и культурным
10 ГМВА/

дисциплинам, которые ставят своей целью посвящение


в секретную мудрость, посвящение и причастность к тайне,
доступной только тем, кто пережил необходимый опыт. Это
не значит, что оно специально хранится в секрете, но это и

есть секрет, недоступный нам, пока мы не получим тот опыт,


который поможет войти в тайну и оценить ее значение.
В этом смысле Юнг использовал термин «индивидуация».
Это процесс психического развития, который сопровождается
ростом сознания и который, благодаря психоаналитику, полу­
чает < ... > огромную помощь и ускорение, но не благодаря

аналитику нефрейдистского толка, который работает только


с личным бессознательным и достигает возможного приспо­
собления к внешнему миру и не имеет никакого значения
для высшего психического и духовного мира, который скрыт
от нас в темноте неизведанных внутренних миров. В отличие
от юнгианских аналитиков Юнг, в основном, работал
с коллективным бессознательным, и любой психоаналитик
Юнгианского толка, погружаясь в глубины психе, может
активировать динамичные факторы внутреннего мира. Юнг
продемонстрировал, что только через прямые отношения

с высшими силами, с настолько священным, насколько только

индивид может представить, возможно претворить в жизнь

его истинную личность, но это не может быть достигнуто


только через разумное осмысление. Личность состоит не
только из личного эго, но и неличных психических факторов,

которые вместе составляют целостную личность. Процесс,


через который осуществляется религиозный опыт «духов­
ного пути» есть самый удивительный путь. В моем Путеше­
ствии внутрь себя я использовала классический религиозный
текст Джона Баньяна «Путешествие Пилигрима в Небесную
Страну», показывающий, насколько это близко психологи­
ческому опыту процесса индивидуации, и указывающий на
то, в каком отношении пуританская точка зрения отличается

от психической. Очевидно, что с психологической точки


Введение 11

зрения эти знания тесно связаны. Они не тождественны,


но имеют дело с одним и тем же материалом.

Прежде чем приступить к обсуждению развития сознания,


необходимо решить, как этот термин будет использован. Мы,
например, говорим о человеческом сознании, сопоставляя

его со сном или состоянием комы. Животное или насекомое


может быть в сознании в этом состоянии, но человек, даже
бодрствуя, может находиться в бессознательном состоянии
с психологической точки зрения на мир. Он может совершать
достаточно сложные действия, не будучи осведомленным
о том, что делает, его воспоминание об этом может быть
размытым или совсем отсутствовать. Человек может отпра­
виться на работу с чем-то на уме. Он приходит вовремя, но
проделывает путь до работы в состоянии полной неосознан­
ности. Он переходил улицы, пропускал машины и прохожих,
возможно даже здоровался со знакомыми, но если принять

во внимание то, насколько он занят происходящим, то можно

предположить, что его состояние было близко к лунатизму.


Навряд ли можно сказать, что этот человек действовал осоз­
нанно во время той прогулки. Достаточно сложные действия
могут совершаться в таком отсутствующем состоянии.

Можно даже читать вслух без ошибок и с верной интонацией


и совершенно не осознавать то, что только что только было
прочитано. Повторение хорошо знакомых слов практически
всегда происходит автоматически (в одной критической
статье говорилось о том, что определенное количество рели­

гиозных ритуалов основывается ни этом), но определенные


виды слов не являются предпосылкой к такой рассеянности;
оратор может находиться в бессознательном состоянии

во время страстной речи.


Есть и другое условие, при котором человек может
действовать неосознанно. В только что описанной ситу­
ации действия неосознанны потому, что они недостаточно
интересны, или потому, что для помержания внимания
12 ГМВА!

недостаточно духовной энергии. Но если есть избыток


энергии или эмоциональная составляющая поднимается

из бессознательного, человек также склонен действовать


неосознанно. В состоянии волнения, гнева, страха, эроти­
ческой страсти или огромного количества других эмоций
человек может говорить и делать что-то, иногда брать или
отдавать вещи, не зная об этом. Это, конечно, может быть
настоящим бедствием более всего из-за того, что бессозна­
тельное говорит гораздо правдивее, чем мы думаем. Неко­
торые самые забавные истории из жизни рассеянных людей
зависят от этого. Бессознательное может воспринять или
заменить что-то само по себе, как в случае с хозяйкой дома,
которая для того, чтобы ускорить расставание, произносит не
слишком радушную фразу: «Вам так необходимо остаться?
Неужели вы не можете уйти?»
Люди в таком состоянии не спят, если выражаться
метафорически, но также навряд ли они скажут, что были
сознании. Поэтому первая стадия сознания зависит от
осведомленности в том, что вы делаете или говорите. Даже
этого недостаточно, ибо, если вы знаете, кто это говорит и
что сказанные или сделанные вещи значат, все равно ваше

сознание не очень высокого порядка. Следовательно, слово


«сознание», употребленное в психологическом значении,

предполагает самопознание, осознание того, кто это сделал

и что есть сделанное и его значение. Девочка шла прямо


на дерево, когда ее спутник сказал: «Разве ты не видела
дерево?». Она ответила: «да, видела, но не осознавала».
Здесь все-таки показано несознательное поведение с психо­
логической точки зрения.
Сознание этого психологического типа, как мы можем
сделать вывод из наблюдений - достижение чисто челове­
ческое. Животное действует ловко и целеустремленно, но оно
явно не осведомлено, что само так поступает. Однажды Юнга
спросили, когда этот тип сознания возник в человеке, и что
Введение 13

послужило этому причиной. Но Юнг признал отсутствие


знания о том, когда это знаменательное событие произошло,
и сказал с юмором, что это должно было случиться миллионы
лет назад, и он при этом не присутствовал. На самом деле
мы не можем знать ответ на этот вопрос, поэтому размыш­

лять об этом бесполезно. Это то, что Юнг называл «историей


просто таю>, факт, который мы принимаем во внимание, но не
можем объяснить. Библия говорит, что Бог вдохнул жизнь
в человека и тем самым сделал его отличным от животных.

Это объяснение приемлемо для сознания, оно в символиче­


ском виде описывает событие, но оставляет нас с неразга­
данной тайной. Юнг говорил, что мы можем наблюдать, как
сознание появляется в ребенке: и для материала, и для метода
преподавания, которому следует быть разным для разного
уровня самосознания, которое возникло или нет.

Некоторым образом можно с легкостью наблюдать


за появлением сознания в ребенке только со стороны. Вместе
с ростом сознания мы иногда можем, если захотим, увидеть

рождение самосознания в ребенке. Но мы все не были осоз­


наны в тот момент, когда это важное событие произошло
в нас, мы были слишком юны. В психологическом плане у нас
нет точки зрения насчет растущего сознания, через которое

можно увидеть эту трансформацию, у нас нет ни единого

воспоминания о себе до того, как это событие произошло,


как это событие произошло, ни того, на что было похоже по
ощущениям то пробуждение от первого проблеска сознания.
Я сказала «важное событие», но на самом деле - это череда
событий, постепенное развитие, прогресс которого постепенен
и иногда может быть наблюдаем в ребенке и, без сомнений,
пройден нами во младенчестве и даже в период, когда человек
из младенца превращается в ребенка.
Тем не менее, этот процесс продолжает происходить
даже в самых взрослых и сознательных людях всю жизнь,

поэтому у нас есть критерий, точка зрения, основанная


14 ГЛАВА/

на подлинном опыте, через призму которого мы можем

увидеть начало этого процесса в ребенке. Также имеется


другой источник информации по этой теме, а именно
исследование примитивных народов, примитивных особей
нашего общества и даже себя. Примитивность главным
образом зависит от уровня сознания, которого индивид
достиг, а не уровня интеллекта или образованности. Есть
много людей, которые крайне не осознают себя, и по этой
причине под образованной наружностью скрывается прими­
тивность. Человек, который не осознает себя и не прожи­
вает свою жизнь, всегда получает сюрпризы от жизни. Это
обстоятельство может быть отражено в его речи. Однажды
я встретила женщину, которая ни разу не сказала, что

она что-то сделала, но всегда говорила: «Это случилось».


От этого создается любопытное впечатление того, что она
только плыла по жизни без какого-либо сознательного
направления и практически без чувства ответственности за
свою жизнь. Ее эго было очень не сформировано, но это не
помешало ей сильно реагировать на то, что ей удобно и что,
по ее представлению, должно ей соответствовать. Любое
разочарование может быть встречено чувством обиды, если
не пытаться при этом конструктивно решить проблему.
Это очень важный момент. Чувство обиды всегда значит,
что мы не готовы сделать что-то для поворота событий.
Мы предпочитаем считать, что решение проблем - это
чье-то еще дело, или «фортуна еще улыбнется нам». Мы
не говорим определенно даже себе, что «Жизнь» должна

обходиться с нами, как с любимыми детьми. Чувство


обиды идет из бессознательного и основывается на бессоз­
нательном предположении о том, как должно быть тогда,
когда ожидания не выполняются, индивид не способен

отреагировать прямо на сложившуюся ситуацию, потому

что это ожидание он не осознает. Если бы он осознавал


то, о чем было его ожидание в той или иной ситуации, ему
Введение 15

бы пришлось подавить знание, потому что это было бы


слишком затруднительно для него: узнать, как нецелесо­

образен был его бессознательный запрос. И вместо того,


чтобы обличить его собственную инфантильность, человек
находится в обиженном состоянии, окрашенном, возможно,
в такие краски: «Люди не должны так со мной поступать».
Конечно, это очень инфантильное, примитивное состо­
яние, но настоящий младенец еще меньше осознает себя и свои
стремления. Во-первых, он даже не осознает границы своего
тела, также нет никакого разделения между «Я» и «Не-Я».
Наблюдая за трех- или четырехмесячным младенцем, игра­
ющим со своими пальцами на руках и ногах, можно заме­

тить его удивление от того, что они двигаются по повелению.

К четырем или пяти годам ребенок все еще рассматривает


некоторые части тела как отдельных существ: те части,

которые имеют бессознательную функцию дефекации и моче­


испускания и, в некоторой степени, функцию рта, например,
поедание и отхаркивание. Пенис часто олицетворяется,
прищ-1мается за маленького человека, часто нарекается

именем собственным, такая привычка может перекачивать во


взрослую жизнь как шутка. В мифологии и древних религиях
органы тела часто олицетворялись как полубоги, такие как
Кабири и Дактиль. Это олицетворение фаллоса и символи­
зировало. инстинктивные стремления и спонтанную созида­

тельную энергию.

Это состояние полусознательности, так характерное заре


сознания в ребенке, также встречается в фольклоре, мифах
и сказках. Голод, например, часто воплощается в образе
волка. Для нас «волк у дверей» - всего лишь мифологи­
ческий стиль речи, но эта фраза происходит из реального
олицетворения, распространенного в первобытные времена.
В «Золотой ветви» Фрезер приводит много случаев, при
которых детям запрещается ходить в поле во время сбора
урожая, потому что там может быть «ВОЛК». В этом случае
16 ГМВА/

«волю> упоминается как настоящее животное, которое

в буквальном смысле может убить детей.


История о том, как человеческое сознание появляется из
животноподобной бессознательности, рассказана индейцами
Виннебаго в мифе об Обманщике (Т рикстере). Это полу­
человеческий персонаж, который постоянно все путает в
жизни и совершает все табуированные в племени вещи.

Все его деяния были встречены бурей смеха (много общего


мы находим в кривляниях цирковых клоунов или весьма

забавных злоключениях напившихся людей). У индейцев


Обманщик представляет «порядок вещей в природе» до
религиозных и социальных табу, возникших для укрощения
природных инстинктов в человеке. Веселье, с которым встре­
чены рассказы, ясно указывает на то, что подобное отношение
находится в глубине публики. Подобные сомнительные
рассказы среди более изощренной публики становятся своего
рода развлечением, которое обманывает бессознательное
состояние публики.
Обманщик еще не понял, что части его тела являются
частями его самого. Истории рассказывают, как главный
герой положил свой пенис в коробку и носился с ним; как
он отделил анус и выкинул его в озеро и т. д. Он считает
себя отдельным от своих инстинктивных действий. Когда
сознание слабеет под действием алкоголя или других рассла­
бляющих препаратов, состояние сознания мало отличается от
происходящего в рассказах про Обманщика даже у запад­
ного человека, но это не единственное состояние, которое мы

переживаем при этом. Мы склонны также разделять себя,


свое «Я» от всех непреодолимых или самопроизвольных
действий и эмоций. Очевидно, есть кто-то еще, не я сам, кто
делает неприемлемые или ненамеренные вещи. Мы говорим,
извиняясь: «Я не это имел в виду; слова гнева сами вырва­
лись». Одна моя знакомая говорила: «Лягушка выскочила
из моего рта». Или мы прощаем себя за то, что не смогли
Введение 17

выполнить хорошее намерение, оправдываясь: «НО я не мог

помочь, я только ел или курил» и т. д. Это безответственная


позиция является наиболее яркой в отношении непреодо­
лимых эмоций: гнева, любого вида страсти, как позитивной,
так и негативной. Мы говорим: «Что-то на меня нашло, я
был вне себя». В каждой из этих ситуация индивид регрес­
сировал до состояния сознания младенца или, возможно,

никогда оттуда по-настоящему не выходил.

Если вернуться к развитию сознания в ребенке, то можно


заметить, что ко второму году жизни он начинает говорить

и снова озвучивает все, что делает. Так, он говорит о себе


в третьем лице, называя все, что он использует: «Малыш
делает это, малыш делает то» и т. д. Это словесное выра­
жение - предшественник мышления и сознания, ребенок
этого возраста не только действует как младенец, но и знает,
что действует он, или, в конце концов, осознает, что действие
имеет место, хотя не осознает себя отдельной личностью.
Потом, через какое-то время после второго дня рождения,
в ребенке происходит важное изменение. Он начинает гово­
рить о себе «Я» или «мне». Это значит, что он открыл для
себя, что он уже не просто похож на другие объекты или
других людей. Он стал осознавать себя и говорить о себе
в первом лице.

Когда взрослый говорит «Я», он явно не всегда опирается


на что-то реально существующее внутри себя. Возможно,
есть даже не одно «Я» в нас. Например, «Я» говорит:
«Я хочу - я голоден или хочу спать». Но есть что-то другое,
что осуществляет некоторый контроль за телесным «Я».
В другой работе я назвала это самое примитивное «Я» -
«аутос» (греческий вариант «Сам»), которое находится
в таких словах, как «аутоэротичекиЙ», «автономный» и т. д.
для различения более развитого эго, которое приобрело неко­
торую свободу от инстинктивных запросов тела. «Я», которое
ребенок открывает на третьем году жизни, объясняется,
18 ГМВА/

главным образом, телесной сепарацией от других, его психо­


логическим самоопределением и соответствует аутосу.

Мы не помним, как впервые сказали «Я» - мы были


слишком малы. До этого как будто ничего не произошло,
нет ни единого критерия суждения. Мы жили в «доисто­
рическом» периоде. Мы не помним того времени, когда мы
не знали себя как «Я». В своих мемуарах Юнг рассказывает,
как он прожил появление нового уровня сознания, когда

ему было семь лет. Он пишет: «В нашем саду была стена,


построенная из больших камней. Перед стеной был склон,
в который был замурован камень - мой камень. Часто,
когда был один, я садился на этот камень и начинал вообра­
жаемую игру, которая проходила как-то так. Я говорил: «Я
сижу на верхушке этого камня, и он подо мной. Но и камень
мог сказать «Я» и думать: «Я лежу здесь на склоне, и он
сидит на мне». Затем появился вопрос: «Я - единственный,
кто сидит на камне, или я - это камень, на котором он

сидит?» Этот вопрос ошеломил меня, и я заинтересовался,


кто это был тогда. Ответ был абсолютно неясен, и моя
нерешительность была порождена чувством любопытства и
очарованности «Темнотой». Но не вызывает сомнений, что
этот кто-то состоял со мной в секретных отношениях. Я мог
сидеть на нем часами, заколдованный загадкой, которую он
нам загадал».

Юнг, будучи еще ребенком, начал бороться с проблемой


его собственной идентичности. Камень - это «Камень», и кто
есть «ОН», или камень - это «ОН», и я - только «камень»?
Он начал различать «Я» и «не Я» и узнавать реальность
предметов и их независимость.

К моменту взросления большинство из нас осведомлено


о том, что мы - это «Я», но достаточно совсем небольшого
понижения уровня сознания, и даже эта уверенность может

пошатнуться. Что до чувствования «Я» на этом этапе, то оно


имеет дело с развитием того, что Юнг называл «персона».
Введение 19

Когда тонкое, студенистое вещество незрелого психе встре­


чается с реальностью внешнего мира, то имеет место процесс

закаливания, который мы зовем адаптацией; вокруг природ­


ного психе формируется своего рода кожа, маска, посредством

которой чувствительный индивид может подстроиться под


требования окружающего мира. Зарождающееся ощущение
своего «Я» в большей степени связано с этой персоной
«Я». На начальной стадии, в ребенке, это достаточно нена­
дежно, и в самом деле, это может так и остаться во взрослой
жизни. Когда что-то заставляет индивида потерять лицо, он
чувствует себя обесцененным, униженным. Когда мы теряем
лицо, то становимся маленькими.

Когда мы были совсем крохами, мама рассказывала нам


сказки на ночь. Одной из них была эта детская песенка,
в которой говорится о потере лица или персоны. В моих
воспоминаниях она выглядит как-то так:

МАЛЕНЬКАЯ СТАРУШКА
Жила-была маленькая женщина, мне о ней
рассказывали,

Которая пошла на ярмарку продать яиц.


Она пошла на ярмарку в ярмарочный день
И быстро заснула на королевской дороге.
К тому моменту пришел лоточник по имени Стаут,
Он обстриг ей юбки по кругу.
Он обстриг ей юбки до колен.
Бедная маленькая женщина могла замерзнуть.
Она стала дрожать и трястись,
Она стала дрожать и трепетать.
Она стала удивляться и плакать:
«0, Господи Иисусе! Спаси и сохрани! Я боюсь,
что это не я!
Но если бы это была я, я только надеюсь на это.
У меня дома есть маленькая собачка, она меня знает;
20 ГМВА/

И если это буду я, то она будет махать своим


хвостиком,

Но если это не я, то она будет громко лаять и выть».


Домой маленькая женщина пришла в полной
темноте,

Выскочила маленькая собачка и стала лаять.


Собака стала лаять, а женщина плакать,
«0, Господи Иисусе! Спаси и сохрани! Теперь я
знаю, что это не я!»

В этот момент мы были настолько расстроенные, что


мама придумала менее трагичную концовку. Вот дополнение:

Так женщина пришла с огнем,


Когда выскочила собака и стала лаять с восторгом.
Собака лаяла, а женщина плакала:
«0, Господи Иисусе! Спаси и сохрани! Теперь я
знаю, что это яl»

Отрезанная юбка не только заставила женщину мерзнуть,


но благодаря этому женщина потеряла лицо. Ее персона была
серьезно уязвлена, в результате чего она потеряла чувство

самоидентичности.

Тогда в ее неуверенности в собственной идентичности,


она инстинктивно обратилась к своей собаке за подтвержде­
нием. То есть, она обратилась к инстинктивному ощущению
своего «Я», чтобы определить тот момент, когда персона ее
покинула. Я думаю, что, возможно, наша тревога в детстве,
вызванная окончанием сказки, опирается на тот факт, что мы

сами только что выплыли из подобного ненадежного состо­


яния, и наш восторг от того, что мама исправила концовку

сказки, было выражением заверения нас в том, что так мы

найдем чувство самоидентичности. Даже если мы потеряем


персону и чувство самоидентичности, то, по крайней мере,
Введение 21

временно, благодаря какому-нибудь несчастью. Чувство


самоидентичности - драгоценный клад. Если оно нахо­
дится под угрозой, ребенок может распасться на кусочки или
вспыхнуть, да и взрослый может утонуть в тотальном отча­
янии или совершить самоубийство, сойти с ума.
За первым опытом ощущения своего «Я» в течение
жизни следует много других, обычно не таких явных и опре­
деленных, как первый, и все развитие может происходить
в виде постепенных шагов, так что индивид может быть
не в состоянии вспомнить и выявить переломный момент.
Но с другими заключительный момент может быть пережит
в подростковом возрасте, когда ощущение своего «Я» стано­
виться сильнее. В интервью каналу ВВС Юнг делится своим
собственным опытом «выхода из тумана». Приблизительно
в возрасте одиннадцати лет он вдруг ощутил себя отдельным
от своих родителей и способным делать умозаключения на их
счет. Это было тем, что он даже и не мечтал делать до этого.
После этого он узнал, что его теперешнее «Я» гораздо более
осознанное, чем тот уровень сознания, которого он достигал

в своем предыдущем опыте переживания своего «Я», когда


он размышлял о большем камне.
Необязательно сознание должно восприниматься именно
так на этом этапе, оно проявляется индивидуально, а также

могут быть сходные ощущения себя. Действительно, это


состояние сознания далеко не всегда достигается средним

человеком. Много людей живут большую часть или всю


жизнь, так и не дойдя до ощущения, что они есть только они
сами, одни они думают, ощущают, переживают и особенно
чувствуют; все другие остаются для них роботами. Это
результат работы бессознательной жестокости. Для таких
людей «Я» - не только «Я», но фактически их «Я» -
Бог, состояние бессознательности, которое объясняет крайне
высокое самомнение, которое часто встречается у подростков

и у большего количества взрослых. Но пробуждение сознания


22 ГМВА/

в реальность других обычно не происходит в один момент


озарения, как превращение. Более часто это происходит
последовательным образом, на каждом этапе которого может
казаться, как будто индивид выходит из тумана, как это
описал Юнг, или может казаться, как будто солнце выходит
из- за туч, будто с глаз сняли повязку.
Глава 11

..,
OI<PY)l<AIOIIJ И И
МИР
*
р азличие между «Я» и «Не-Я» не так легко достижимо, как
думает большинство людей. Каждый человек думает, что
имеет ясные и точные знания о том, кто он есть, и что есть

предметы: вещи, ситуации 1 и люди, которые составляют содер­


жимое внешнего мира (см. приложение, диаграмма 2). В самом
деле, это убеждение держится крепко Возможность сказать
«Я сль1шал это собственными ушами; я видел это собствен­
ными глазами» является для большинства людей достаточным
доказательством реальности предмета. Мы все думаем, что
видим мир в его истинном виде, и наблюдение за всеми прояв­

лениями внешнего мира находится в нашей компетенции. На


самом деле все далеко не так, и это может быть подтверждено
собранием отчетов о некоторых событиях, как дорожно-транс­
портные происшествия с точки зрения нескольких свидетелей.
Каждый свидетель чувствовал себя абсолютно уверенным в
том, что все, что он увидел - абсолютная правда. Но вот беда,
нет двух отчетов, схожих во всех деталях. Искажение факта
в наблюдении среднего человека отчетливо видно в доказа­
тельствах, представленных на любой суд. Поэтому мы вынуж­
дены признать, что видим относительно мало мира вокруг нас.

Но мы гораздо более точны в отношении физического мира,

1 Термин «ситуация» здесь используется в психологическом значении и

может быть определен следующим образом: «динамичные отношения между

объектом или объектами и проживающим субъектом».


Окружаю!!&ий мир 25

нежели психического. В психической реальности, которая


окружает нас как внутри, так и снаружи, личная уравнове­

шенность играет главную роль. Если мы не видим мир таким,


какой он есть на самом деле, то каким мы его видим?
Этот вопрос приходил не только к психологами, но
и к биологами, которые в попытке открыть природу сознания
животных были вынуждены признать, что каждое создание
видит только то, что касается его, и кажется, оно ослепло для

всего остального. Чтобы объяснить эту ситуацию, Якоб фон


Икскюль в своей «Теоретической биологии» предположил,
что каждое животное живет в своем собственно мире, среде,
умвельте, или, как я хотела бы сказать, «личном мире»,
который окружает каждое создание и состоит только их
тех объектов внешнего мира, которые ему отвечают. Идея
«умвельmа» была присвоена экзистенциалистами, но они
добавили две другие категории: «современность», т. е. обще­
ственный мир, в котором живет личность, и «само мир» -
личный мир индивида. Но оба этих мира рассматривают
человека извне, как делали бихевиористы, делая выводы
о его психологическом состоянии из своих личных наблю­
дений за поведением и действиями человека. Здесь я пред­
лагаю использовать термин в более субъективной манере,
т. е. попытаться исследовать то, как выглядит мир именно для

личности, его собственный, субъективный опыт того, что есть


внутренняя и внешняя реальность.

Икскюль открыл, что живущие организмы отвечают


только на тот раздражитель, который продуцирует в нем
как центробежный, так и центростремительный импульсы,
то есть это ответ на раздражитель, который производит
как импульс на действие, так и на ощущение и восприятие.
Иными словами, живущие создания чутки только к тем
раздражителям, которые отвечают его собственным потреб­
ностям и способностям. Для всего остального они безраз­
личны, глухи, слепы и невосприимчивы.
26 ГМВА II

Из этого следует, что животные видят только то, что, так


сказать, их беспокоит, или они видят и воспринимают это только

в том случае, когда оно их касается. Для иллюстрации этой


точки зрения Икскюль описал взгляд на мир клеща. На опре­
делённом этапе жизни клещу нужна кровь теплокровных
животных для продолжения рода. Он залезает на веточку или
травинку и погружается в сон до того момента, когда тепло­

кровное животное пройдет мимо его жердочки. Затем запах


животного пота заставляет клеща покинуть соломинку и упасть

на животное, чтобы он мог устроить пиршество из животной


крови. Сейчас много клещей и мало теплокровных животных
в джунглях. Следовательно, клещу приходится ждать обеда
долго. Икскюль собрал спящих клещей и хранил их в своей
лаборатории разное количество времени, где они оставались
полностью неактивными до тех пор, пока он не капал каплю

кислоты возле них, которая издавала характерный запах пота.


Затем они немедленно оживали и проходили весь свой цикл
движения. Один клещ держался семнадЦать лет, вероятно, был
мертв, всего лишь маленькое коричневое пятнышко на веточке,

но на запах пота возвращает инертное создание к жизни, как

будто клещ только вчера родился. Из этого наблюдения стало


ясно, что окружающая среда клеща очень ограничена. Един­
ственная вещь, которая попадает внутрь его окружающей
среды на данном этапе развития - это раздражитель, побуж­

дающий механизм, благодаря которому клещ может добыть


необходимую кровь для продолжения жизненного цикла.
В своей книге о восточной Африке «Жить свободно»
Джой Адамсон рассказывает от том, как крокодилы могут
прийти на определенный звук, но не замечают все другие
звуки, что работало даже с маленькими крокодильчиками,
если они не были глухими. Крокодилы, без сомнения, гораздо
более развитые существа, чем клещи, и чем выше мы подни­
маемся по лестнице эволюции, тем более дифференциро­
ванной становится реакция на внешний мир.
Окружаюr,/&ий мир 27

Икскюль в своей книге дал диаграмму комнаты,


описанную с точки зрения мухи, собаки и человека. Для
мухи все плоские поверхности, включая потолок, озна­

чали «ходить» 2 , для собаки потолок был нейтрален,


когда пол означал «ходить», стул означал «сидеть», хотя

музыкальный табурет, крутящийся вокруг своей оси, не


значил «сидеть», это всего лишь помеха. Книжный шкаф,
пианино и т. д. совершенно нейтральны, они - только
ограничители внешней окружающей среды. Для человека
все эти объекты имели разное значение: пол - «ходить»,
стул - «сидеть», стол - «сидеть за», книжный шкаф -
«для книг». В каком-то смысле человек, тоже являясь
животным, развил гораздо более разнообразное сознание
окружения, чем его братья-животные, так что он видит
не только то, что касается него, но также, в некоторой
степени, то, что касается его вида. Например, если он не
музыкант, пианино может значить для него практически

ничего, кроме подходящего места для того, чтобы поста­


вить стопку книг, но он знает, что пианино мажет порож­

дать звуки. Здесь мы имеем достаточно интересную точку:


сознательно человек знает, что если нажать на клавиши,

то можно добиться звука, некоторые люди думают, что эта


музыка для него - только шум. Как это действительно
влияет на него: единственная его реакция на раздражи­

тель - это место, где он может сложить книги или шляпу.

В его «умвельте», огражденном мире, собственном мире,


который представляет все, что этот конкретный человек
осознает, нет места для музыки.

2 См. Ruth Krauss «А Hole Is То Dig: А First Book of First De6nitions».

В данной книге автор демонстрирует свой метод обучения, основанный на

наблюдении за дошкольниками, познающими через телесные движения, в чьем

возрасте существительные имеют малое значение.


28 ГМВА/I

Все-таки человек, у которого «умвельm» больше, чем


у других животных, смог бы приобрести гораздо более широкиИ
багаж знаниИ о мире, чем животные, включая много вещен,
которые могут быть продемонстрированы только при помощи
инструментов, таких как микроскоп, которые человек сам

придуМал для пользы. Как только человек получает какое-то


специальное знание, его «умвельт» расширяется для того,

чтобы включить новую категорию фактов целиком, причем


не только то, что зависит от предметов, но и многое другое,

что проистекает из более близкого и более разумного наблю­


дения. Если кто-то заинтересован в конкретном объекте,
то он гораздо более наблюдателен, это что-то проникло в его
окружающую среду тем путем, которын оно не проходило
у незаинтересованного человека. Например, ботаник и орни­
толог гуляют по лесу, ботаник исследует растения и увидит
в них гораздо больше, чем орнитолог, которын заинтересован
опознанием птиц, когда его друг, возможно, остается доста­

точно неосведомленным об их присутствии.


Когда его работа об «умвельmе» была закончена до
того, что могла показать отношения низших животных

к внешнему миру, труд был обращен к человеческому

бытию относительно не только его физическон среды, но и


психологическоИ среды, в которон он живет. В некотором
смысле, это гораздо более сложная сфера исследованиИ. Ни
для кого не секрет, что мы видим мир через личные «ОЧКИ»,

они выдают реальность за что-то более достонное, когда мы


счастливы и, наоборот, когда мы больны или в депрессии,
субъективныИ человеческиИ опыт не может быть проверен
непосредственными наблюдениями. Также мы никогда
не сможем по-настоящему передать наш субъективныИ
опыт другому человеку, даже с огромными усилиями. Мы,
возможно, можем описать его, но как мы можем рассказать

наш образ словами, и пробудят ли они в слушателе точно


такие же чувства, как и в нас? В этом мы денствительно
Окружаю~,уий мир 29

одиноки. И когда мы реагируем прямо на существование


другого человека, то вероятность быть неправильно истол­
кованными велика. Вот два неизвестных: мои собственные
реакции будут обусловлены моей способностью дифферен­
цировать личное «Я» от объективного «не-Я» не только
от внешнего мира, но и от внутреннего, субъективного
мира тоже; и реакции другого человека будут обусловлены
подобной способностью дифференцировать «Я» и «не Я»,
а именно, это состояние сознания будет определять правиль­
ность его реакций. Поэтому, когда бы мы ни проникли эту
область человеческих взаимоотношений, мы фактически
имеем дело с очень сложным пространством. Мы обычно
очень невнимательны к тому, как сложны и действительно
проблематичны наши собственные ежедневные взаимоотно­
шения с личностями из нашего окружения. Мы думаем, что
наше ежедневное общение достаточно просто и прямо, но,
на самом деле, это далеко от истины. В предварительном
тестировании теории «умвельmа», проиллюстрированной
реакциями клеща, только один объект был обоснован в этих
отношениях к неподвижному или данному объекту. Но
когда не одно, а два живых существа связаны, один как

объект, другой как субъект, объект, другой человек, не оста­


ется статичным или пассивным по отношению к субъекту.
Во-первых, он вносит его собственный психологический
элемент в ситуацию, и он подвижен; во-вторых, он реаги­

рует на психологические факторы, примененные к нему

субъектом, взаимодействие, в самом деле, длительно.


Когда «Я» и «Не-Я» путаются в психологическом плане,
они могут быть прояснены примером: допустим, муж и жена
пришли к несогласию. Он говорит, что она сделала унизи­
тельные для него замечания. Она подчеркнуто отрицает этот
факт, но даже если бы она это и сказала, то только по тому,
что он сказал или сделал сначала другие, гораздо более вызы­
вающие вещи.
30 ГМВАI/

Диалог начался таким путем, что мог бы продолжаться


вечно, только ухудшаясь с каждой секундой. Сейчас почти
невозможно найти точку отсчета для распутывания узла,
потому что никто из спорщиков не осознавал в достаточной
степени свое внутреннее состояние, для того чтобы быть
ответственным свидетелем внешнего события. Они просто
смотрят на внешний мир через их собственные очки, что без
сомнения послужило причиной искажения внешней реаль­
ности. И так как они оба страдали от одинаковой невоз­
можности, им даже не следовало верить своим собственным
наблюдениям в такой ситуации, но иметь достаточно объек­
тивных знаний, чтобы допустить сомнение. Это, однако,
состояние благодати, с которым не так часто встречаются.
Или возьмем другую распространенную ситуацию:
кто-то входит в комнату, где уже собралось несколько
человек. Некоторых он уже знает и незамедлительно вклю­
чает их в сферу своего внимания. Тех других, которых он не
знает, он может совсем игнорировать, уходя или ведя себя

так, как будто он их не видит; он даже может столкнуться


с кем-то из них, потому что не наблюдает за их физическим
местоположением. Или, возможно, он отвечает им вежливо,
если был с ними знаком, так что он принимает их за физи­
ческие объекты, при этом оставаясь закрытыми психологи­
чески, поэтому нет никакой возможности для коммуникации.
В психологическом плане они могли бы с таким же успехом
не существовать.

Такие вещи не являются редкостью, как некоторые могли


бы подумать, временами индивид виновен в недостатке само­
критики. Вне группы человек с таким состоянием бессоз­
нательного быстро забудет все про людей, которым был
представлен, и, как может показаться странным, он даже

забудет, что встречал и, возможно, что даже говорил с кем-то


продолжительное время. Они по-настоящему не существуют
в его умвельте. Его реакция, если она вообще была, будет
Окружающий мир 31

всецело субъективной: суждение, основанное на реакции,


начавшейся в нем с контакта, независимо от человека,
с которым он встречался. Кто-то может подумать, что
такой вид бессознательного ограничивается интровертами,
но экстраверты, от которых ожидается большая адаптация
к внешнему миру, могут быть бессознательны. Это необя­
зательно вопрос уровня сознательности, которого достиг

индивид, и экстравертность или интровертность не являются

главным критерием.

Как известно, сны изображают состояние бессознательного


мечтателя и содержат уравновешивающую или добавочную
картину психической ситуации. Следующие сны дают очень
ясную картину природы ограниченной окружающей среды;
одна - мечта интроверта, другая - мечта экстраверта.

В первом случае молодой женщине лет тридЦати снится,


что она находится на семейном праздничном ужине, типа дня
Благодарения или Рождественского ужина. Но она обра­
тила внимание на одну странность в обществе: все, кроме нее
самой, были завернуты в стеклянные упаковки, как будто они
были восковыми фигурами. Она видела, как они ели и, несо­
мненно, говорили, но звук не долетал до нее совсем, кажется,

они даже друг друга не слышали. Ей эта ситуация показалась


очень странной.
Во втором случае женщине снилось, что она путеше­
ствует в вагоне европейского типа. Она была одна в специ­
альном купе, где стеклянная стена отделяла ее от коридора,

по которому постоянно ходили люди, поздравляли друг друга

и с воодушевлением болтали, но она не могла ни подойти


к ним, ни заставить их слышать себя. Она чувствовала себя
одинокой и изолированной, почти запертой в тюрьме.
Первая женщина глубоко интровертна, в сознании она
чувствует, что каждый может говорить и взаимодействовать,
кроме нее. Она чувствует себя зажатой и напряженной даже
в маленькой компании друзей. Людям она нравится, и они
32 ГMBAll

хотели бы вовлечь ее в разговор, но обычно она тихо сидит


не потому, что чувствует себя выше или скучает {она созна­
тельно жаждет компании), а потому, что думает: все другие
умнее и интереснее, и найдут ее бестолковой и тупой. В своем
сне она все еще единственная живая, остальные - восковые

фигуры. Другими словами, вся жизнь внутри нее, все ее


реакции субъективны и, на самом деле, не касаются других
людей в действительности, для нее они видятся через кривое
зеркало ее собственного предположения.
Другая женщина - очень особенный тип. Она зкстра­
вертна и явно полна жизни и веселости. На общественных
мероприятиях она говорит легко и настойчиво, но ее слуша­
тели постепенно улетучиваются, и она находит себя одинокой.
Она не понимает, почему они игнорируют и резко осажи­
вают ее, она делала настоящие усилия, чтобы заинтересовать
и развлечь их. Это ее сознательная реакция. Но ее вообра­
жение говорит, что она фактически заключена за стеклянной
стеной, когда другие свободны. Они обмениваются друже­
любными поздравлениями, но она не может добраться до них.
На некоторое время в сознательной жизни она кажется заин­
тересованной в других людях, на самом деле, она главным
образом заинтересована в том, чтобы расположить их в самой
себе. Она чувствует себя сбитой с толку их безразличием
и болью по зтому поводу. И позтому ее фантазия показывает
ее как изолированную, абсолютно одну в ее специальном
купе, другие люди - вот кто действительно жив.
Пьеса Торнтона Уайлдера «Наш город», в которой
девочка Эмили однажды после смерти возвращается к жизни,
имеет следующий смысл: «Мы никогда не смотрим по-насто­
ящему друг на друга». Даже когда люди, как мы говорим,
«значат для нас больше», чем остальные, для большинства
из нас зти люди существуют только тогда, когда мы действи­
тельно с ними. Они порхают внутрь и вне нашего сознания,
всего лишь порождения нашего воображения, как сказала
Окружающий мир 33

Белая Королева Алисе. Но потом, вы помните, для Алисы


Белая Королева была мифической и нереальной! Индус
говорит о жизни как о фантазии частично по этой причине.
Например, мы ожидаем найти кого-то на том самом месте, где
уже встречались. Мы по-настоящему не осознаем этого чело­
века как живое существо, даже если мы можем знать, куда он

ушел, и его возможные передвижения; мы все еще меньше

знаем о его субъективном опыте, который он встретит: он


даже не существует для нас. Над этим стоит подумать. Это
обстоятельство выходит за пределы нашего разума.

Конечно, человеческие взаимоотношения, психологи­


ческие отношения при таких обстоятельствах почти невоз­
можны. Мы не можем «знать» другого человека совсем, ибо
он едва существует для нас, и, между прочим, мы едва суще­

ствуем для него. Как мы можем показать наши настоящие


«Я» тому, для кого мы не существуем? Мы также одиноки,
как звезды в небе. Мы не можем взаимодействовать. Мы
закрыты в собственном, ограниченном умвельте.

В этих двух снах, что я вам рассказала, умвельт был


показан как стеклянная оболочка или как запертое стеклянной
дверью купе, отделяющее личность от окружающего мира.

Это очень подходящая иллюстрация для умвельта, этого


частного мира, ограниченного прозрачным барьером, огра­

ждающим человека от внешней среды; как стекло, это также


отражающая поверхность, на которой индивид видит свое
собственное отражение, когда думает, что он видит вешний
мир. Следовательно, индивид судит обо всех остальных по
своему личному стандарту и со своей личной точки зрения.
Универсальность такого условия часто отражена в моральном
предписании «поступай с людьми так, как хотел бы, чтобы
они поступали с тобой». На самом деле, возможно, что
«другой» предпочтет что-то достаточно отличное от вашего
(однажды я слышала, что одна женщина говорила: «Я учила
людей любить себя их собственным способом»).
34 ГМВА //

Потом, заключенный в такой умвельт индивид чрез­


мерно зависит от мнения окружающих: их одобрение и неодо­
брение представляется индивиду критерием правильности и

ценности. Фома Кемпийский сказал: «Тебе не лучше быть


похваленным, ни хуже быть обвиненным». Для таких людей
это не имеет ни малейшего значения. Позиция этого типа,
внимательная к встречной реакции, может, конечно, свиде­
тельствовать о настоящей тревоге для окружающих и их
положению дел, но в случае, который я приняла во внимание,
личность не имеет вообще отношений с другими человече­
скими жизнями, но это относится только к одобрению, или,
наоборот, индивид получает извне как бы усиление или пони­
жение его собственного чувства значимости. Это как если
он не существует, пока его активно не одобрят другие. Его
чувство личного существования, бытия зависит от внешнего
мнения и реакций. Вся его личность находится вне него.
Однажды я встретила молодого мужчину, который
u
приехал в Нью-Иорк из маленького южного городка,
и спросила, как ему город. Его ответ был проясняющим. Он
сказал: «Дома меня все знают: полицейский на перекрестке,
кондуктор в автобусе, каждый здоровается со мной и знает
кто я. Здесь меня никто не знает. Я чувствую, будто потерял
свою идентичность». Стало ясно, что его чувство личности
зависит от отождествления с семьей и друзьями, его узна­
ваемого места в обществе. Он не различает «Я» и «не-Я»,
и поэтому он потерялся, когда больше не находил помержки
из узнавания обществом, в котором он жил.
Тогда мы постоянно заключены в наш ограниченный
умвельт? Мы обречены жить и умереть в бессознательном
других людей? Мы все лишь можем сказать: «Я такой
человек»? Есть сильнейшая тенденция среди преподавателей
сказать только это, не о себе, но о других, что до наблюда­
теля, то он чувствует себя исключением! Этот статистиче­
ский метод психологической оценки приводит к своего рода
Окружающий мир 35

механическим суждениям. Но я с этим не согласна, как и


Юнг. Как могут быть осуществлены изменения?
Было обращено внимание на то, что умвельт, в основном,
ограничен у низших видов животных, и это состояние было
сравнено с подобным у младенца. Если мы поднимемся
к более высшим животным, то их умвельт увеличива­
ется, и, соответственно, у нормального младенца умвельт

тоже увеличивается в соответствии с тем, как он развива­

ется психологически. Это проявляется как результат, как


давление извне, а также и изнутри души. Для столкновения
окружающих сил в нем растет осознание других людей, и их
реакция на его поведение в то время является естественной
тенденцией развития, которая достигается и в психологиче­
ском, и в физическом плане давлением, потому что закон его

жизни таков, что требует роста для его более полного роста.
Но этот тип развития не всегда проходит гладко. Даже
если жизнь принесла много жизненного опыта, некоторые

люди продолжают жить, так сказать, в тумане, в сказке, или

оставаться спящими, как Спящая Красавица. Выражаясь


психологическим термином, они так и не вышли из коллек­

тивного бессознательного.
Иногда индивид, который привык жить в полубессоз­
нательном состоянии, может «Проснуться» после психо­

логического шока, конечно, такой опыт может иметь


и противоположный эффект, послужить причиной оцепе­
нения индивида, в результате чего человек падает в сосредо­

точенное на себе ничто. Смерть матери или отца чрезвычайно


похожа на такую поворотную точку. Для многих смерть
родителя похожа на катаклизм, разбивающий вдребезги
весь их мир, особенно психологический, их умвельт, и это
приносится во взрослого ребенка, который больше не может
находиться внутри границ родительского мира. Это может
стать сюрпризом для того, кто был отделен от родителей
много лет и понимает себя абсолютно по-своему. Этот опыт
36 ГМВА/l

приходит к таким людям как чувство того, что сейчас


нет больше никого за ними, чтобы взять на себя макси­
мальную ответственность. Он сам находится в настоящем,
живое поколение. Такай опыт может быть результатом
смерти личноzо отца. Но это также может проявляться
как результат смерти мирового принципа, религиозного

порядка, Бога. В своем романе «Тринадцатый апостол»


Эжен Вале повествует о смерти Отца, что является архе­
типическим образом отца, созданный для так называемого
потерянного поколения. Он пишет: «Бог умер на руках его
старейшин, они выросли в утренних сумерках после оргии
разоблачения. Гуляка ушел, оставляя только обломки исся­
кшей страсти, оставляя мир пустым и тихим, как дворец, где
хозяин был убит. Они верили в получение свободы и вместо
этого унаследовали упадок. В первом всплеске восстания
они считали себя освобожденными, но вскоре стало ясно, что
люди чувствуют себя больше угнетенными, однажды боже­
ство не может быть использовано для угнетения их. Вопреки
всем ожиданиям, на заре убийства мятежные сыны нашли
себя непременно связанными, хотя строгий, требовательный
отец и хозяин, наконец побежденный, лежал убитым выше
и больше не мог господствовать. Вдруг само по себе стало
ясно, что не осталось никого, кто бы мог управлять, никого,
на кого бы они мог ли положиться для сохранения течения
мира к лучшему или худшему, честному или ложному,

но наконец хоть с каким-то планом". Они убили веру в то,


что были защищены, они убили веру саму по себе».
Когда индивид находит себя в таком положении и пред­
ставляет свою собственную неадекватность в отношении к
жизни, он может оказаться в отчаянии. Это соответствует
очень ограниченной природе умвельта. В таком случае
человек может искать помощи у аналитика, и тогда посте­

пенно он поймет, что живет в гораздо более личном мире


и никогда не помышлял о необходимости, обязанности
Окружающий мир 37

развития отношений с «Не-Я». Или это представлено в его


случае другими людьми, или он нуждается в развитии отно­

шений со внутренним «Не-Я» духовного и психического мира.


Обычно это последнее и есть главная проблема, особенно для
людей среднего возраста или старше. Как указывал Юнг,
на практике все его пациенты старшего и среднего возраста

страдали неврозом из-за недостатка отношений со своим


внутренними неличными ценностями. Итак, некоторые люди
нашли выход из темницы через переживание религиозного

опыта внутренних ценностей; другие пошли к аналитику


и этим путем пришли к отношениям с теми же ценностями

через исследование бессознательного.


Но есть и другой путь, при котором заточение в детском
умвельте может быть окончено, а индивид будет освобо­
жден в большой мир, а именно через присоединение другого
человека. Это, тем не менее, может не открыть по-настоя­
щему дверь темницы, фактически это только открывает

дверь в другую темницу, умвельт расширяется включением

другого слоя бессознательной души. Я отсылаю, конечно,


к той ситуации, где индивид находит себя навязчиво вовле­
ченным в другого индивида. Как если мужчина, встречая
женщину, возможно, в самой обычной ситуации, вместо того,
чтобы быть безразличным к ней, может быть захвачен бурей
эмоций. Такая женщина далека от несуществующей для него,
на самом деле ее присутствие может завладеть всем его созна­

нием, заслоняя собой все остальные предметы. Все другие


люди в группе немедленно исчезают из его умвельта. Он
чувствует себя задержанным чем-то в ней, что-то захваты­
вает все его внимание. Такая навязчивая одержимость может
быть как позитивной, так и негативной. В первом случае
он, в общих словах, влюбился, во втором у него может быть
непреодолимое поглощение негативного качества. В обоих
случаях он не может выкинуть женщину из головы. Мысли
о ней мучают его, и он ходит в оцепенении.
38 ГМВА//

Итак, здесь мы видим другой аспект проблемы «Я»


и «не-Я». Эта внезапная эмоция в действительности зависит
от чувств самой женщины, так же он едва знает ее. Или это
вид одержимости, вдруг прорывающейся из бессознатель­
ного? Как мужчина в такой ситуации может определить,
какая часть его чувств зависит от реального существования

другого человека и какая часть зависит от волнения внутри

него самого, от некоторых субъективных факторов, которые


он до этого момента абсолютно не осознавал, что-то, что
только сейчас стало видно, так сказать, только что стало
действующим внутри него, как результат некоторых раздра­
жителей, исходящих от нее? Другими словами, символизиро­
вала ли она для него что-то типа зажжённой спички, лежащей
наготове в бессознательном? К несчастью, когда человек
поглощен таким опытом, он навряд ли в состоянии задать

себе эти вопросы. Затопление эмоциями кажется так ясно


принадлежащими самой женщине, что он даже и не подо­
зревает, что большинство его реакций исходят из него, из
его «Я», когда как только часть отвечает существованию
женщины, если хоть что-то отвечает. Что до любви, то она
слепа. Но и ненависть такова!
Когда реакция такого рода сильна до степени влюблен­
ности, мы знаем, что часть души, под названием «анима»

( у женщин «анимус») просыпается. Подобный механизм


признается и для сильных негативных реакций, особенно
если они упорствуют, сопротивляются, раздражают.

Но немного в стороне от такого важного психологиче­


ского происшествия остается бесчисленное множество ситу­
аций ежедневной жизни, где наше представление о другом
человеке и наши реакции на него окрашены и искажены

проекцией нашего внутреннего мира, так что когда мы терпим


неудачу в дифференцировании «Я» с «Не-Я»; сознательное
эго и остатки души в силу своей бессознательности, видятся
нами только как проекция на внешний мир.
Окружаю~ий мир 39

Наше знание окружающего мира крайне ограничено. Мы


бессознательны до невероятной степени. И не раньше, чем
мы пройдем курс психоанализа, будем являться проблеском
пространства нашего бессознательного. Мы просто прини­
маем вещи как должное. Мы наивно считаем, что вещи есть
такие, какими они появляются в наших чувствах. И в психо­
логическом плане наши реакции часто основываются скорее

на предположении, чем на реальности объективной ситуации.


Когда чьи-то отношения и ожидания основываются
на абсолютной неосведомленности о других и их отношениях
и ожиданиях, этот человек абсолютно эгоцентричен и оста­
ется таким же, несмотря на опыт, который мог бы пробудить
его ото сна. «Ум отдыхает от самого себя» - это далеко
от его состояния; любое увлечение и забота о других и для
других в основе своей мотивируется его аутоэротизмом:
полным, но неосознанным, который может идти рука об руку
со значительным, сознательным альтруизмом. На самом
деле, это отнюдь не редкость для индивидов в этом состо­

янии бессознательности: отдаваться благотворительным


профессиям, что дает им множество возможностей объяс­
нить другим свои собственные идеи о том, как вещи должны
делаться, без вовлечения себя в любые направления чело­
веческих взаимоотношений, чтобы что-то дать или взять
из них. Он, вероятно, не вступает в близкие контакты,
настоящие отношения могут сильно изменить его зацикли­

вание на себе и бессознательную самонадеянность, которая


правит в его личном умвельте. Вид эмоций как личный опыт
на самом деле вторичен. Жалость, сочувствие, терпение -
все эти качества, которые социальный работник, аналитик
и даже священник ожидают увидеть в излишнем количе­

стве - второстепенные эмоции. И, конечно, в жизни они не


трогают нас по-настоящему. Эмоции, которые нас трогают
и которые представляются как «Я люблю», «Мне нравится»,
«мне не нравится», «Я ненавижу», «Я хочу», «Я не хочу»
40 ГМВАl/

и т. д. Но всегда есть «Я» - тот, кто проживает эту эмоцию,


«Не-Я» - тот, кто соучастен к кому-то, кто проживает это.
И так происходит все различие в мире; кто-то может оста­
ваться абсолютно бессознательным относительно себя, в то
время демонстрируя достойное наивысших похвал сочувствие
и сострадание.

Сознание в состоянии аутизма нормально для младенца,


и оно также может присутствовать у некоторых отста­

ющих детей, остающихся абсолютно эгоцентричными, как


младенцы. Но это может остаться незамеченным даже во
взрослой жизни. Осознание этого шокирует большинство
людей. Как показали результаты исследований Фрейда,
что-то, чем они себя считали, их сознательный характер, был
только поверхностью их настоящей личности, до тех пор пока
нижние, бессознательные инстинкты оставались достаточно
незатронутыми образованием или сознательными идеалами.
Несмотря на это, общее представление о степени преобла­
дания аутизма среди населения может быть шокирующим, и,
конечно, оно показывает снова, более прямо на проблему того,
что такое личное мнение или характер, сознательное мнение

эго и, глубже, инстинктивное мнение или состояние личности


как целого. Как мы видим, сознательное эго может быть
альтруистичным, когда как настоящие реакции индивида

остаются абсолютно инстинктивными и аутоэротичными.


Движущая сила психе, действующая на этом уровне
развития, проиллюстрирована хладнокровными животными

на диаграммах стадий развития сознания, о чем сказано


в тантрическом буддизме. Доминирующая сила на этом
этапе {животное) изображена в виде половины крокодила
и половины рыбы. Сейчас сознание этого «животного»
полностью ограничено его собственными потребностями.
Оно не думает, и у него нет чувств по отношению к живот­
ному, которое оно сожрало. Он даже не раздражается как
теплокровное животное, но только реагирует в соответствие
Окружающий мир 41

с его «Я хочу!». Его не грызет совесть за его жертву; у него


нет чувства сожаления или угрызения совести, ни стыда или

вины, как у хладнокровных животных. В его сознании нет


другого психологического состояния. Еда есть настоящее, он
голоден, но накидывается на еду. Это граница его умвельта,
собственный закон; и нет ничего по ту сторону.
Это состояние инстинктивного демона, который может
править в нашем собственном умвельте. Но, конечно, такая
шокирующая форма дела остается полностью под уровнем

сознания и является удобно прикрытой нашими приобретен­


ными, привычными хорошими манерами и нашим хорошим

мнением о самих себе. Обитатель глубин остается бессоз­


нательным и показывает себя только в моменты страха
или крайней необходимости. Затем мы можем стать рядом
с собой, как мы говорим, и действовать бессознательно,
инстинктивно, едва понимая, что мы делаем. Но что тогда наши
личные способности? Мы способны на эти действия? На эти
эмоции? На эти полностью бессознательные импульсы? Эти
вопросы сталкивают нас не только с проблемой способности,
но на более субъективном уровне, с проблемой греха и вины.
Крокодил не несет ответственности за свои действия, не
совершает грех, действуя в соответствии с природой. Но когда
человеческое бытие действует через бессознательное -
это грех или нет? Здесь мы подошли к одному из главных
различий фрейдистской и юнгианской школ. Фрейдисты
придерживаются того, что индивид страдает неврозом

потому, что подавляет природные импульсы, что чувство

вины возлагает на него суперэго, и излечение от невроза идет

через освобождение от подавления и, особенно, через осво­


бождение от чувства вины. И некоторые среди них поощряют
пациентов в удовлетворении своих агрессивных и похотливых

импульсов, не обращая внимания на любые другие сообра­


жения. Когда как Юнг, наоборот, учит тому, что надо осоз­
нать все природные движение внутри души, наряду с этим
42 ГМВАl/

необходимо позаботиться и о тех других импульсах, которые


привели к формулированию моральных законов. Нормы не
просто навязаны обществом, они присущи бессознательной
душе человека. Они лежат в основе всех религиозных и куль­
турных учений, особенно религиозного опыта.
Состояние сознания, которое мы описали, соответствует
индийской концепции «авидья» (незнания), и это является
причиной очень многого: асоциального поведения и грубости.
Индивид, который не осведомлен о «других», будет получать
по отношению к нему разумное поведение, которое будет
происходить по бесчувственному пути, но если он становится
осведомленным об остальных людях, весьма вероятно, что
это положение изменится. Бессознательность чувственной
стороны (что есть недостаток развития чувствительной
функции души) бывает причиной жестокости и бессердеч­
ности человека, который, тем не менее, может иметь очень
доброе сердце. Тогда проблема заключается в следующем:
как мы можем осознать ситуацию? Пока человек бессозна­
телен, действительно ли он чувствует вину по отношению
к проявлениям невнимания и грубости? Мы не поддерживаем
маленького ребенка в подобных обстоятельствах, более того,
мы осуждаем лису за поедание гуся. Святой Павел сказал,
что закон пришел потому, что грех может умножиться.

Это значит, что знание моральных законов и прав других


превращает природные действия в преступления против
братьев. Это ведет к такой моральной позиции: « непра­
вильно действовать так и таю>, но это моральное правило
может быть замечено без любых изменений внутреннего
отношения. К несчастью, принципы, на которых дети обуча­
ются и на которых основывается наша социальная мораль,

сильно связаны с действиями, в то время как недостаточно


внимания уделяется чувствам, лежащим в основе. В резуль­
тате природные инстинкты не меняются, но подавляются.

Тем не менее, если виновный может стать сознательным


Окружающий мир 43

через другого человека, ezo положение и ezo чувства, тогда в

большинстве случаев он переживает природные импульсы по


отношению к разным позициям. Здесь ключевое слово если.
Если он может быть сделанным сознательным! Это важный
фактор, который имеет прямое отношение к образованию
детей, а также к нашему собственному отношению, к нашим
собственным поступкам.
Но как это желанное изменение в самосознании
может быть осуществлено? Первое, конкретное задание:
индивид должен наблюдать за собой в отношении к другим
не в порядке определения чьих-то мыслей и действий через
какой-то внешний стандарт, а в ключе типа: где находится
этот человек? Что он чувствует, что его интересует? Это
может помочь. Но обычно бессознательное психологиче­
ское состояние по-настоящему не бросает вызов до тех пор,
пока индивид исследует бессознательное, а второй шаг ведет
к осуществлению zpexa. Когда в дом приходит катастрофа,
убыток у кого-то - это результат личной самонадеянности,
неосведомленности и эгоцентризма. Так что zpex этого героя
падает на его соседа. Поэтому пока индивид бессознателен
и живет в ограниченном умвельте, этот вид аутоэрозизма

оказывается единственно естественным. Но когда загрубение


индивида привлекло внимание другой личности или когда для
кого-то становится понятным, что некоторые неудачи были
результатом чьей-то неосведомленности, индивид осознает
грех, в результате чего он может стать более сознательным
в будущем. Это, тем не менее, бесконечно медленный процесс.
Снова и снова индивид делает ошибки. Он не различает «Я»
и «Не-Я», и поэтому неизбежно действует слепо и аутоэро­
тично. Но возможно, что отделение своей несознательности
от другого человека может сделаться ясным в будущем.
Индивид, у которого это случилось в прошлом, в детстве,
возможно, человек, который «проснулся от укола» большой
неудачей, которая возникла из-за чьей-то невнимательности.
44 ГMBAII

Это одна причина, по которой, анализируя пациента, просят


воспроизвести знаковый опыт детства и юности, но так как
он стал более сознательным, человек может осознать, что
неудачи последней поры тоже возникают из соответствую­
щего бессознательного, и в итоге произойдет тот памятный
день, когда человек с шоком осознает, что в этот самый
момент он безразличен к другому человеку и рассматривает
его только в соответствии со своими собственными интере­
сами. Когда это случается, на худой конец есть шанс, что
индивид осознает, на самом деле осознает другого чело­

века, и он просто не будет совершать грех против брата. Это


как если он выходит из тумана, так, что он видит ситуацию

его брата так же ясно, как и свою собственную. Он начинает


различать «Я» и « не-Я».
Глава 111

ПРИЧАСТНОСТЬ
....
I<ТАИНЕ,
ОТО)l<ДЕСТВЛЕНИЕ
....
С СЕМЬЕИ
*
в последней главе мы обсудили теорию
«личного мира», которым в виде
«Ум~ельта»,
стекляннои стены

окружена каждая человеческая жизнь. Нам следует


вернуться в своих поисках к состоянию развития психики,

когда ощущение «Я» еще не появилось у индивида. Работа


Икскюля была сделана на одиночном живом существе: клеще.
Человек, однако, животное социальное, на которого в неко­
торых своих психологических реакциях похожи социальные

насекомые, такие как муравьи и пчелы. Эти создания живут


не как индивидуальности, а как группа: в социальном плане

нет индивидуального насекомого. Первобытный человек жил


в достаточно похожем состоянии. Он не мог выжить абсо­
лютно один долго, его сила заключалась в группе, семей­
стве, клане. Но это правда и для современного человека. Мы
не можем выживать долго одни психологически, также мы не

можем в одиночку развиваться психологически, для психоло­

гического развития необходим как внешний, так и внутренний


мир. Я говорю это сознательно, не смотря на достижения
отшельников и святых людей, полностью посвятивших себя
внутренней жизни. Юнг часто обращал внимание на то, что
психологически нам необходимо отношение лицом к лицу
(«Я-ТЫ») как во внешнем, так и во внутреннем мире.
Но когда мы исследуем природу внешнего и внутреннего
миров, «не-Я» оказывается ближе, мы снова открываем, что
это два совершенно разделенных «государства» человече­

ского опыта. Для субъективных элементов навязывает себя


Причастность к тайне. отождествление с семьей 47

наше воспринимающее «Я» и внешний объект, так как объект


не видится так, как он есть на самом деле, а представляется

в более-менее кривом виде, сочетающимся с нашим психоло­


гическим состоянием. И в гораздо более темном «государ­
стве» нашего внутреннего «не-Я » искажение, несомненно,
больше. Тем не менее, мы убеждены, что то, что мы видим
как внешний объект, видится так, а не иначе - таково наше
убеждение о непогрешимости нашего внутреннего взгляда.
Мы не боремся с человеком, придерживающимся факта,
но принуждаем его принять наше верование, наше убеждение
в правоте. Ничья жизнь не окажется под угрозой от того,
что человек не примет факт, что два плюс два равно четыре,

такова правда, не требующая доказательств. Нет, это только


для наших верований, для недоказуемых вещей мы готовы
убить или быть убиты. Фанатизм покоится не в факте,
а в психологической проекции. Это коррелирует с сомне­
нием, а не с уверенностью. Эта иллюзия чрезвычайно явна
в религиозной сфере, где каждый человек убежден, что Бог
именно такой, каковым он его видит, и никак иначе. Это
убеждение настолько сильно, настолько непобедимо, что
некоторые готовы погибнуть за него, как многие и делали.
Что до убеждений о гонителях, то оно так же сильно, как
и убеждение о мученике, и он чувствует себя обязанным или
переубедить иноверца, или устранить его.
В прошлом люди преследовались за непопулярные
убеждения, даже относительно объективных фактов. Таким
примером может послужить Галилей. Сегодня мы имеем
более широкие взгляды в этом отношении и гордимся своими
научными перспективами. Во многих случаях мы готовы
подвергнуть наше наблюдение экспериментам, поэтому
убеждение в том, что мы видим вещи в их истинном виде,
сильно окрепло за XIX-XX вв. с ростом научного знания.
Это общеизвестный факт, однако, первобытные люди были
не всегда уверены в том, что мы считаем рациональным
48 ГMBAl/l

и фактическое отношение к человеку и объекту внешнего


мира. Для них объекты могут казаться одаренными атрибу­
тами и силами, которые с нашей точки зрения могут казаться
фантастическими. Дерево или животное может иметь маги­
ческую силу, и по этой причине оно попадает под строгое
табу. Естественно, что такие верования ведут первобытных
людей к такому поведению, которое может показаться нам
достаточно иррациональным. Антрополог Леви Брюль 1 был
первым, кто описал психологическое состояние, которое

лежит за таким отношением со стороны первобытного чело­


века. Он назвал это причастность к тайне. Юнг исполь­
зовал тот же самый термин для объяснения психологического
состояния, которое все еще достигается в некоторых случаях

и среди цивилизованных людей. 2


Леви Брюль указывает на то, что для первобытных
людей некоторые люди и объекты кажутся обладающими
особой силой и ценностью. Он ведет себя по отношению
к этим объектам так, как если бы они содержат часть
его самого, часть, которой он сам не владеет. Это может
быть его или, возможно, часть его души, иногда даже его

жизнь. Он кажется психологически постоянно содейству­


ющим с объектом этого сорта, как если бы часть его самого
действительно содержалась в нем, и вследствие этот
объект имеет особое очарование для него. Он наполнен
сверхъестественной силой, невидимой и секретной,
которая наводит на человека священный ужас, притяги­
вает, пугает и поэтому оказывает безусловное влияние на
человека. Для него этот объект нуменозен (этот термин
введен Рудольфот Оттом). 3

1 «How Natives Think», стр. 129.


2 См. Диаграмму 11.
3 «Тhе ideas of the Holy», стр. 7.
Причастность к тайне, отождествление с семьей 49

Причастность к тайне - мистический взаимообмен


или непрерывность между отдельными жизнями, потому

что они психологически отождествляются друг с другом.

Для первобытного человека, как и для маленького ребенка,


нет ясных границ души, все происходит как в нем, так

и в объекте; он чувствует вместе с животными, деревьями


и т. д. Это состояние современный человек переживает, когда
соскальзывает в бессознательное. Оно названо «океаниче­
ским чувством», для многих людей это блаженный опыт, при
котором снимается вся ответственность. Верования перво­
бытных людей в то, что танец медведя непременно принесет
медведя на охоте, зависит от бессознательной идентифи­
кации, человек чувствует себя связанным с медведем. Следует
признать, что иногда медведь чувствует то же, внушающие

доверия наблюдения говорят, что медведь якобы приходит.


Первобытная идентификация с деревом может быть
настолько сильной, что если дерево было срублено, человек
может умереть. Он может чувствовать, что его дерево или
змея или другой предмет, содержащий сверхъестественную
силу, имеющий высшую мудрость, может рассказать ему,
что делать в момент сомнения. То есть его способность
думать не развилась до сознательной функции, а осталась
потенциальной в бессознательном и переживается только
в проекции на дерево или змею, в зависимости от обстоя­
тельств. В некоторых племенах австралийских аборигенов у
каждого индивида есть священный предмет, кусочек дерева
или камня, который также похож на фетиш или амулет. Этот
объект свят для конкретного человека, который им обладает,
и у него возникают особые отношения с этим предметом.
Он держит амулет в секретном месте и никому не говорит
о нем. Для него этот амулет содержит сверхъестественную
силу, хорошую силу, и если он болен или испытывает стра­
дание любого рода, он тайно идет к своему секретному месту,
достает предмет и сидит, потирая его длительное время.
50 ГМВА//l

Постепенно хорошая сверхъестественная сила амулета


переходит в человека, в то время как амулет абсорбирует
болезнь человека. Затем человек возвращает амулет на место
и уходит. Между тем хорошая сила амулета снова нара­
щивается из земли. Таким образом, когда человеку снова
понадобится сверхъестественная сила амулета, она не будет
уменьшена. В зтой практике есть что-то очень правильное.
Через взаимодействие с Матерью Землей природа внутри
нас может быть восстановлена. Мы снова соприкасаемся
с нами природными, и состояние как психического, так и

физического здоровья становится восстановленным. Многие


люди чувствовали улучшение здоровья от лежания на земле

в роще или на берегу моря, когда они были уставшими или


находились в депрессии. Это как если бы таким путем наша
связь с источником жизни была восстановлена, и мы верну­
лись к правильным отношениям с природой.
На западе зго, интеллект и желание считаются важнее всех
других факторов. Мы не представляем себе, что не свободны
от причастности к тайне, и многое в нашей обычной жизни
зависит от зтого и от состояния нашего Умвельта. В самом
деле, у большинства людей Умвельт или окружающий мир
психологически очень ограничен. Как правило, мы не осоз­
наем ясно реальность людей или ситуаций, окружающих нас,
и вместо того, чтобы сделать необходимое огромное усилие,
если бы мы действительно были бы близки внешнему миру,
мы идем легким путем и функционируем, в большей степени,
с бессознательной позиции и априорном предположении.
Мы «ПЛЬIВеМ» с группой, которой принадлежим и прини­
маем на себя окрас всех остальных в ней. Мы говорим про
себя, если не вслух: «Вещи всегда делались таким образом,
и таким же образом они и должны делаться». Для нас зти
вещи имеют категорию «безусловности». Но было бы
неплохо остерегаться слов «должно» и «Конечно». Они растут
из бессознательного предположения. Степень, до которой
Причастность к тайне, отождествление с семьей 51

мы мотивируемся и контролируемся бессознательными уста­


новками, невероятна. Мы не осознаем, когда мы принимаем
коллективную позицию, думая, что она личная. Индивид,
который уезжает жить за границу, может получить неко­
торое представление о своей несвободе. Он может открыть,
что коллективное положение входит внутрь в мельчайших
деталях ежедневной жизни и влияет на каждую его реакцию.
Его ожидания и психологическое отношение неполноценны
в каждой точке, от манеры есть до политических взглядов. Он
осознает, что его позиция редко покоится на его собственном
суждении о ситуации, и он находится под влиянием разного

рода намеков на мнение, которое может быть не одобрено


его хозяином.

Этот вид коллективной идентичности создается для полу­


чения солидарности в обществе. Совесть или, как Фрейд
назвал это, суперэzо составляет огромное пространство

в допущениях такого рода. Без сомнения, психологически


они имеют огромную силу. Они не только ограничивают
природные инстинкты и страсти индивида, но также явля­

ются основой для рабочей адаптации «Не-Я» из общества,


т. е. «Не-Я» из внешнего мира, а также внутренний мир
морального одобрения.
В любой группе, типа подполья, где принятие на себя
хорошей формы и мнения поддерживаются сообща, это часто
достаточно бессознательный фактор поведения, делающий
ежедневные контакты и взаимообмен возможным. Члены
группы обычно понимают, что индивид имеет в виду, по его
манере говорить и действовать. Но эти слова и действия
могут быть чудовищно непонятными, если человек находится
в неизвестной группе, чьи основные положения отличаются
от его собственных.
Некоторые из наших предположений имеют среднюю
обоснованность для сообщества в целом, показывая, как мы
должны вести себя, и также дают критерий для суждения
52 ГMBAIII

о действиях и словах других людей. Без них мы будем недо­


умевать, не зная, что ожидать или что же имелось в виду.

Многие путешественники оказывались в такой ситуации,


в отдаленных и неисследованных регионах, где на каждом

углу они оказывались в опасности непреднамеренно нару­

шить какой-либо священный закон.


Некоторые наши предположения обычно действуют для
сообщества в целом и применяются в равной степени для
всего, когда другое не имеет общезначимости, например
то, что возникает из нашей собственной семьи, может быть
неприменимо к другим людям. Каждый ребенок принимает
обычаи и нравы своей семьи как всеобщие, пока он находится
внутри домашней атмосферы. Но весьма вероятно, что им
будет брошен вызов, когда ребенок пойдет в школу и позднее
в колледж. «Старый школьный галстук» может затем занять
место дома как критерия ценности. Это может действовать
в его родной стране, но стоит ему уехать за границу и найти
себя в социальной группе, отличной от его собственной,
и он весьма вероятно встретится с некоторыми сюрпри­

зами. Когда человек с бессознательными предположениями


женится, многие из его «само собой разумеющихся» поло­
жений окажутся под вопросом. Это одна из причин, почему
школа-интернат, жизнь в колледже и экзогамный брак имеют
эффект расширения для человека.

Причастность к тайне - это проекция бессозна­


тельного содержимого на внешний мир, на людей, вещи
или ситуации, где они встречаются, как если бы они были
собственностью объекта и не узнавались как имеющие что-то
общее с душой человека, не говоря о реальной принадлеж­
ности к тому, чему следует быть его собственным содер­
жимым. Изумительно открыть то, что могут нести части
человеческой души! Это как если часть души, напоминающая
бессознательное, не узнается как часть личности, но найдена,
открыта в некоторых объектах внешнего мира. Я вспоминаю
Причастность к тайне. отождествление с семьей 53

свой собственный опыт. Посетитель однажды предложил


прополоть для меня сад. Я скорее небрежно приняла предло­
жение, допуская, что он отличает сорняки от сеянцев, но мое

предположение оказалось ошибочным. Когда я вышла посмо­


треть, он начисто выдергал все травинки и сделал для меня

милый, чистый участок земли. Я была опустошена. Я сказала


что-то вежливое и убежала в свою комнату чтобы разобраться
с абсолютно неподходящей горечью и яростью, охватившими
меня. Я не предполагала, что эти крошечные саженцы пред­
ставляли для меня что-то большее, чем растения. Но они
явно символизировали что-то гораздо более драгоценное
и важное. Нуминозная ценность из бессознательного была
перенесена в саженцы, и их разрушение, казалось, поставило

под угрозу и разрушение психической ценности, которую они


воплощали. Мне было довольно тяжело, пока я не смогла
извлечь ценности, содержащиеся в бессознательном, и осво­
бодить себя от несоразмерных эмоций, вызванных неудачным
действием гостя. Но было ли это настолько неудачным при
дальнейшем рассмотрении? Если бы он не допустил промах
такого рода, не осталась ли я в бессознательном состоянии
относительно этого погребения, а также бессознательная
ценность, которую это действие заставило меня перенести
в сознание из земляного палисадника? Кто-то однажды
заметил: «Внешняя реальность, в конце концов, всегда
найдет способ быть не такой уж и внешней». Что касается
содержимого бессознательного, как личное, так и коллек­
тивное бессознательное сталкиваются во внешнем мире.
В этих спроецированных элементах присутствуют основы
суеверий и примитивных религий с идеей сверхъестественных
сил, которые принято называть «анимизм». Они также явля­
ются причиной священной ценности, которой обладают неко­
торые объекты. Этот психологический механизм не ограничен
только первобытными вещами, он также может действовать
и в нас, как четко показывает инцидент с сеянцами. Например,
54 ГМВА/11

к некоторым объектам у нас возникает особое отношение,


чувство собственности цепляется к ним: моя трубка, мой
стул - не просто объекты, в них есть что-то от меня. И писа­
тель может писать только при помощи его ручки. Эти чувства
к объекту обычно появляются только у хозяина, но также
могут быть пережиты и другими. Например, у объекта есть
своего рода добродетель, меч убитого героя несет что-то от
его силы тому, кто обладает этим мечом в жизни. Это напо­
минает историю Илии, чей плащ упал на Елисея 4 • Она имеет
подтекст, что миссия старшего мужчины переносится на его

преемника. Значения, помещенные на мощи святых, -


другой пример пути, которым вера в сверхъестественное
прилипает к объектам; после смерти хозяина силы, кажется,
что она все еще содержится каким-то странным образом в его
собственности. С первобытным человеком идентификация
бессознательных ценностей с объектом может идти еще
дальше, как я упомянула выше: если особое дерево срубить,
человек сам может умереть. Это верование - психологиче­
ский фон многих первобытных погребальных правил и цере­
моний, где личные вещи покойного хоронятся вместе с ним.
Больше никто не может использовать или даже трогать их,
потому что они содержат что-то из личности их предыдущего

обладателя.
Даже сегодня некоторые люди испытывают подобные
чувства. Например, потеря специальной собственности,
считается несчастьем. Однако мы много убеждаем себя не
быть суеверными, мы можем быть захваченными чувством
надвигающейся опасности. Когда подобная психологиче­
ская проекция воздействует на много людей одновременно,
мы слышим о предзнаменовании. Обсуждение Юнгом

~ 11Rings2: 12-14.
Причастность к тайне, отождествление с семьей 55

«летающих тарелою> 5 дает ясный отчет о таком феномене.


Из-за бессознательной идентификации происходящего
в коллективном бессознательном оно совпадает с внеш­
ними происшествиями, и этот феномен, тесно связанный
с синхронистичностью 6 , использовал Юнг, чтобы показать
очень странный феномен, а именно, совпадение внешних
событий по смыслу с внутренним психологическим состо­
янием. Важное слово здесь - по смыслу. Моя коллега,
доктор Бертин, рассказывала историю того, как подобное
случилось в ее кабинете. У нее была очень живая маленькая
собачка, которая не терпела одну ее пациентку, очень рацио­
нальную и интеллектуальную женщину. Затем, каждый раз,
когда пациентка приезжала, собачка пыталась укусить ее
за лодыжку. Обычно собачку убирали из кабинета перед тем,
как приезжала та самая пациентка. В тот самый день, когда
приехала пациентка, она зашла и сказала что ей снилось,
будто маленькое животное (она не была уверена, кошка
это или собака) попросило ее (используя реальные слова):
«Пожалуйста, не могли бы вы позаботиться о моем ребенке?»
Она наклонилась, подняла маленькое животное на колени
и сказала: «Да, я позабочусь о твоем ребенке». В тот момент
в дверь стали царапаться, и доктор Бертин, не осознавая, что
она делала, встала и открыла дверь. В спешке энергичная
маленькая собачка запрыгнула на колени к пациентке и стала
лизать ее лицо.

Когда что-то подобное случается с человеком, он


чувствует, что это в какой-то степени сверхъестественно.
Например, феномен дежавю продуцирует похожий эффект.
Две женщины в поездке провели вместе ночь в отеле.
Одной из них приснилось, что они ехали по дороге, вдруг

5 Jung «Flying Saucers: А Modern Myth of Things Seen in the Skies».


6 «Synchronicity: An Acausal Connecting Principle».
56 ГМВАJ//

там произошла авария. На следующий день они приехали на


место, которое оказалось ей знакомым, вдруг она вспомнила
свой сон, о котором совсем забыла до того момента. Она
повернулась и сказала своему другу: «Поезжай медленней,
приближается поворот». Друг спросил: «0 чем ты гово­
ришь?» К счастью, она остановилась, машина, обогнавшая
их, врезалась лоб в лоб со встречной машиной.
Некоторые люди имели опыт предугадывания событий,
и когда их предсказания сбывались, они могли чувство­
вать личную вовлеченность в происшествие, возможно

с чувством, что что-то происходит мистически, и они ответ­

ственны за то, что случилось, и, следовательно, испыты­

вают чувство силы или вины. Ни одна из этих реакций


не является соответствующей, ведь они только предвидели,
не участвовали в происшедшем. Это общая реакция для
душевнобольных, но это случается и с обычными людьми,
которые находятся в близком соприкосновении с бессоз­
нательным. Дж. У. Дани дает много примеров в его эссе
«Эксперимент со временем».
Предсказание апокалиптических видений, астрологи­
ческих прогнозов и подобное объяснены с психологиче­
ской точки зрения как проекции, зависящие от содержания
коллективного бессознательного. Видения такого рода
имеют обычную природу и повествуют о грядущем, они
ясно связаны с движениями, имеющими место в отдаленных

пластах коллективного бессознательного, которое будет


изображено в историческом развитии Духа Времени. Для
бактерий человеческое духовное развитие остается незаме­
ченным и неузнанным в коллективном бессознательном, они
продолжат расти до того, как им придет время их расцвета.

Эти вещи скрыты от наших глаз, но, возможно, провидец


может увидеть их мельком, если только в темное стекло, так

что форма, в которой они записывают свои переживания,


тоже темна.
Причастность к тайне, отождествление с семьеu 57

Это основные предметы идентификации с бессозна­


тельным. Сейчас мы должны рассмотреть более личные
эффекты идентификации с личным. Когда большая часть
души спроецирована, личность едва отделима от окружаю­

щего мира. Все события происходят как в нем, так и снаружи,


и у него появляется очень слабое чувство личной идентичности
и неясные границы между «Я» и «НЕ-Я» как во внутреннем
мире коллективного бессознательного, так и во внешнем
мире, представленном другими людьми.

Чувство бытия личностью затем станет неподходящим


и будет зависеть от представлений других. Когда кто-то
сомневается насчет себя, всегда нужна поддержка и одобрение
других, и, будучи чрезмерно подавленным их критикой, это
значит, что у него нет сильного критерия для своих внутренних

ценностей. Если он находится вне одобрения, то чувствует


себя раздавленным. Если на него не обращают внимания, он
прекращает существовать. Если его похвалили, он находится
на седьмом небе от счастья. У него слабое чувство личной
значимости, хотя он может создавать впечатление чрезвы­

чайного эгоиста, поскольку он всегда «охотится» за похвалой.


Он мурлычет и гордится собой, а когда получает похвалу,
то буквально греется в атмосфере одобрения, в то время как
обычно ходит сам по себе, чтобы скрыть свою боль, если
желаемое внимание не предвидится. Его центр тяжести нахо­
дится не в нем, а снаружи, в других людях. Сейчас, конечно,
я не имею в виду, что мы должны не принимать во внимание

решения наших коллег, но если у нас нет твердого суждения о

наших собственных действиях, стоит наводить справки о том,


нет ли у нас недостатка истинного себя, не способны ли мы
различать что есть «Я», а что есть «Не-Я».
В случаях подобного рода семья, клан, племя есть целое,
когда как личность, как пчела в улье, в большинстве своем
безымянна. Человек едва существует как отдельная жизнь.
Для первобытного сородича личная жизнь значит мало;
58 ГMBAIJI

как для него самого, так и для группы значение бытия принад­
лежит только группе. Он - личность, квалифицированное и
действенное бытие, чья жизнь имеет первостепенное значение.
Отдельные люди объединяются в группы. Он не делает
никаких важных заключений для себя. Совет старших решает
все: когда сеять, когда идти на охоту, как интерпретировать

большие или важные сны, которые часто считаются подходя­


щими для общины в целом. Следовательно, у человека едва ли
найдется какая-нибудь личная ответственность, его сознание
практически идентично с сознанием группы. Каждый человек
сам по себе ничто, просто целое число, но он также чувствует
себя носителем племенного сознания и важности, и это дает
ему чувство достоинства. Эта ситуация проиллюстрирована в
древнееврейской идее отношений человека и Бога. Ибо Иегова
был в первую очередь заинтересован в племени, не в личности.

На это избранный народ не обратил внимания. В то время


отдельный человек значил очень мало.
Даже среди нас, гораздо более сознательных, чем перво­
бытные люди, чувство «Я» может быть очень неустойчивым,
может быть потеряно при определенных обстоятельствах.
В любой группе, где групповое чувство сильно, как в неко­
торых тайных обществах, студенческих организациях или
политических конвенциях, чувство важности как члена

группы может резко контрастировать с личным чувством,

когда он один. Особенно в случае с подростками, которые


вырвались из дома, но еще не приобрели личную психику,
поддержка группы в самом деле очень важна. Такие группы
могут иметь позитивное значение, могут вызывать и прояв­

лять маскулинность, сотрудничество, игру по правилам

и т. д; но, к несчастью, с того времени, как механизм зависит

от проекции бессознательных частей души, негативное или


положительное действие может быть доминирующим, как
в банде, которая сегодня играет важную роль в жизни бедных
парней и девушек в наших больших городах.
Причастность к тайне, отождествление с семьей 59

Проблема бандитства решается не репрессиями или нака­


заниями, кроме как случаев с подростками, по моему мнению,

это можно найти в условиях групповой деятельности поло­


жительного вида. Пока деструктивная энергия не трансфор­
мируется внутри индивида, группа, как бы оптимистичны не
были организаторы, снова низвергнется до деструктивных
целей. Как неоднократно указывал Юнг7 , каждый человек
должен пойти на сделку с негативной частью своей личности,
иначе это неминуемо проецируется на группу. Группа всегда
показывает, что является общим у ее членов, чего общего
в человеке, и никогда не показывает то, что индивидуально.

По этой причине толпа, состоящая из приличных граждан


может стать бандой, которая способна линчевать человека по
подозрению в том, что он виновен в преступлении, за которое

ищется месть.

Подобный механизм можно увидеть и в социальных делах,


где имело место большое количество алкоголя. Люди могут
принимать участие в нелепых выходках, скандалах и даже

оргиях, с чем они никогда бы не помыслили смириться, когда


были одни или абсолютно трезвы. В групповой идентифи­
кации частей личности, которые являются общими для всех
членов группы, находятся элементы, которые появляются,

когда контроль сознания расслабляется, и обычно они носят


негативный характер. Части, которые были подавлены из-за
моральных и социальных требований окружающего мира,
являются неприспособленными и негативными факторами,
которых приютили все люди на задворках своей души.
В групповом случае, когда контроль сознания снижен
алкоголем или эмоциональным возбуждением, может

случиться так, что обычные коллективные нравы заменятся


одобрением группы, таким образом, люди проживают свои

7 «The Undiscovered Self", главы Vl-VII.


60 ГМВАШ

инстинктивные импульсы, не сдерживаемые моральными

и социальными ограничениями.

Выход из состояния идентификации с группой явля­


ется результатом постепенного развития личности, когда

центр сознания появляется внутри него, и он развивает

чувство личной идентичности, которую мы называем «Я»


или «Меня». Это и есть аутос, и он постепенно вытесня­
ется эго. Тем временем, те элементы, которые не отвечают
запросам внешнего мира, вытесняют в личное бессозна­
тельное ту часть бессознательного, которую Фрейд рассма­
тривал практически как исключительную. Это элементы,
которые проецируются на групповую ситуацию, даже если

группа намереваться создать позитивное сообщество любого


рода. Поднимаются негативные качества, что видно в боль­
шинстве заседаний комитетов. Люди становятся более упря­
мыми, неразумными, требовательными, эгоистичными, эти
вещи они обычно тщательно скрывают в любом обсуждении,
где есть другое мнение.

Проблема не может быть решена дальнейшим вытес­


нением и фразой: «Тебе не стоить так себя вести». Это не
поможет. Решение проблемы групповой идентификации
не может быть найдена в моралистских или карательных
наступлениях, но, возможно, оно может быть найдено через
воплощение или через активное воображение полезного,
жизнетворительного архетипа коллективного бессознатель­
ного, и это может перевести либидо в нужное русло.
После этих обычных замечаний о феномене причаст­
ности к тайне мы должны более подробно, по очереди
рассмотреть его роль в развитии сознания человека. До того,
как «Я», аутос, закрепился в качестве центра осознания
у индивида, у ребенка нет личного сознания, но оно суще­
ствует в состоянии идентификации с его окружением. Такое
положение дел хорошо видно в отношении младенца к матери.

Он живет в полном соучастии с ней, и она относится к нему


Причастность к тайне. отождествление с семьей 61

подобным образом, хотя и в меньшей степени. Сначала


ребенок на самом деле - часть ее собственного тела. Даже
после того, как он покидает ее утробу, младенец полно­
стью зависит от нее и, таким образом, принимает участие
в ее психическом и физическом состоянии. После того, как
ребенок перестает зависеть от матери физически, его иден­
тичность с матерью остается как психологическая реаль­

ность. В бессознательном души матери и ребенка не имеют


четкой границы. Ребенок психологически находится внутри
её всеобъемлющей проекции до того, как он завоюет свободу
и психологическую независимость.

Рассматривая развитие индивидуальности, важно узнать


чрезвычайно близкую связь, существующую между матерью
и ребенком, состояние ее души, в особенности, ее бессоз­
нательного, которое имеет сильное влияние на него. Если
она побеспокоена или потревожена, особенно находясь
в конфликте, это будет неблагоприятно влиять на ребенка.
Например, если родители не счастливы вместе, и между
ними возникает недопонимание и взаимное недоверие или

гнев и враждебность, ребенок может просыпаться ночью


в холодном поту, или у него могут появиться эмоцио­

нальные расстройства; ребенок более старшего возраста


может терпеть неудачи в школе или иметь любой другой
нервоз или эмоциональное беспокойство. Он может не знать
о ситуации, но бессознательно чувствует, что что-то не так.
Он дышит атмосферой и отравляется неправильными взаи­
моотношениями между родителями. Недостаток гармонии
между родителями вероятно произведет невротичный
симптом в ребенке, если конфликт был подавлен, потому
что тогда сложность в родительском бессознательном отрав­
ляет и бессознательное ребенка. Здесь, определенно, нет
разграничения между ребенком и родителем на бессозна­
тельном уровне, психологическая атмосфера непрерывна,

как и физическая. Если родитель не принимает во внимание


62 ГМВАШ

трудности женитьбы, возможно, даже избегание их любого


сознательного признания, ребенок, вероятно, будет поражен,
потому что бессознательно он причастен к тайне между
ним и родителями. Но если родители вытащат проблему в
сознание и покажут это прямо и серьезно, вероятно, ребенок
будет освобожден от бремени, и симптомы невроза прекра­
тятся. Однако, если проблема между родителями настолько
серьезна, что семья находится в опасности распадения, для

ребенка это тоже, конечно причина серьезных проблем.


Но они также не нуждаются в том, чтобы быть нагружен­
ными родительскими проблемами. Как ответственным
взрослым, родителям стоит делать все возможное, чтобы
принимать решения осознанно, чтобы защитить своих детей,
как только это возможно.

Эта причастность к тайне играет важную роль


не только в отношении к родителям, но и в психологической
жизни человека тоже. Как мы сказали выше, человексоци­
альное животное, и первая группа, членом которой он явля­
ется - семья. В самом деле, неоднократно было сказано, что
семья - ячейка общества, на которой основывается нация
или государство. Те самые близкие отношения, которые
существуют между огромным количеством членов семей,
частично основываются на общем опыте и товарищеских
отношениях, но в гораздо более сильной степени бессозна­
тельной идентификации - это причастность к тайне.
Идентификация с семьей в целом и с различными членами
семьи отдельно, естественно, оказывает очень важное

влияние на каждого из семьи. Психологическое развитие


детей особенностей их характера зависит в значительной
степени от факторов внутри семейной группы, которые явля­
ются результатом судьбы, или, если вы предпочитаете это
так называть, от шанса. Когда приходит время нам рассмо­
треть воздействие различных членов семьи друг на друга, мы
столкнемся со множеством трудностей. На первый взгляд
Причастность к тайне, отождествление с семьей 63

может показаться, что отношения индивида с его семьей


будут относительно простым предметом для обсуждений.
Взаимоотношения семейной группы зависят в значительной
мере от архетипических форм, которые были темами мифов,
сказок и легенд на протяжении всех веков; и их психоло­

гический эффект на характер и судьбу человека стал пред­


метом многих романов и драм и также тревожил психологов

разных школ. Отныне стало ясно, что отношения с семейной


группой не могут быть простыми, с того момента, как они
постоянно содержат как позитивные, так и негативные

элементы и являются причиной как любого рода соперни­


честв, так и преданности.

Позитивные элементы помогают созданию совместной


семьи, единству семейной группы, любви среди ее членов, в то
время как, говоря в общих чертах, негативные элементы имеют
обратный эффект, ведя к несогласию, ссорам и тенденции
членам семьи разделяться, поэтому семья разваливается. Но
такой результат появляется только на поверхности, то есть
сознательно все компенсируется из бессознательного через
свои противоположности. В чересчур любящей семье зависть,
соперничество и дисгармония могут лежать на поверх­

ности или же появляться в периодических вспышках гнева

более-менее жестокой сущности. Соответственно, там, где


имеются негативные отношения в сознании, порождая разно­

гласия и пререкания между членами, с чувством осознанного

сопротивления или даже ненависти друг к другу, совсем не

редкость найти детей достаточно неспособными покинуть


дом, даже если они достигли возраста, когда можно ожидать,

что они могут уйти самостоятельно. Это случай необходи­


мости цепляться за «моего любимейшего врага».
Когда мы приближаемся к проблеме семейных отно­
шений, первая сложность, которую мы встречаем, зависит
от того, что инстинктивные эмоции имеют двойной характер:
одна сторона повернута к сознанию и внешнему миру,
64 ГMBAllI

другая - к бессознательному и обычно скрыта внутри


бессознательной части души, откуда она влияет на целые
отношения, но привычка, вероятно, прорвется и дальше в

неподходящей и неожиданной манере, если в какой-либо


ситуации контроль сознания на мгновение снижается. Эта
двоякость отсылает к «ИНСТИНКТИВНЫМ ЭМОЦИЯМ»: любовь -
ненависть, садизм - мазохизм, напористость - покор­

ность, и т. д. Это не применимо к сознательно отработанным


отношениям, где развита истинная любовь объекта.
Не стоит думать, что эти суждения касаются только
детского психолога. Все психологические наклонности
взрослых находятся под сильным влиянием детского опыта,

и, как показали исследования глубинной психологии, характер


взрослого, его личные, невротичные проблемы могут и обычно
имеют, хотя бы частично, корни в семейной ситуации, где рос
пациент. И это следует исследовать и отработать до того, как
человек начнет развитие своей настоящей индивидуальности.
Второе препятствие, которое нас ожидает, имеет дело
с внутрисемейными отношениями, зависящими от того факта,
что влияют обе группы, попавшие в кадр: не только на созна­
тельном уровне, но и из бессознательного. Например, отно­
шения родитель-ребенок должны быть показаны как с точки
зрения родительского отношения к ребенку, так и с точки
зрения ребенка на родителя.
Третье препятствие возникает из половых различий
отдельных членов семьи. Отношение матери к сыну другое,
нежели ее отношение к дочери. И отношение сына к ней
не такое, как отношение дочери. Соответственные различия
затрагивают отношение к отцу.

Четвертая проблема зависит от размера семьи. Отно­


шение родителей к единственному ребенку сильно отлича­
ется от отношения к нему как к одному члену большой семьи.
Отношение к старшему и младшему привносит особый
элемент. В западных странах в течение многих веков старший
Причастность к тайне, отождествление с семьей 65

был наследником, но в некоторых африканских племенах


такую позицию занимает младший. Сказки часто упоминают
об особой роли младшего сына, который становится героем,
а младшая дочь всегда самая белокурая. Но когда мы говорим,
что первый и последний ребенок занимают особое место, мы
подразумеваем, что промежуточный ребенок или дети тоже
имеют особое место, а именно, что не будучи ни первым,
ни последним, он не является особенным. Эта позиция тоже
ведет к своеобразной психологии: ожидание быть посреk
ственным, быть под присмотром, чувство более низкого

положения и зависть с одной стороны, или чувство необыкно­


венной свободы быть самими собой - с другой. Их действия
не находятся под таким пристальным вниманием, потому

что они не имеют такого значения для родителей. Несмотря


на старание родителей быть скурпулезно-беспристраст­
ными, эти дети оказываются свободнее от бессознатель­
ного принуждения. Среди братьев и сестер возникает также
вопрос большой значимости: много их, или мало? Место,
которое каждый занимает, также играет определенную роль:
быть единственным мальчиком в семье с большим количе­
ством девочек или одной девочкой среди многих мальчиков.
Это естественно создает особую ситуацию как для того, кто
один, так и для группы. И стоит одному ребенку умереть,
возможно, в младенчестве, психика тех, кто старше, весьма

вероятно будет глубоко затронута.


Все эти разные семейные ситуации имеют архетипическую
основу, и не стоит воспринимать ее как зависящую только от

характера, связанного с конкретным человеком. Это значит,


что в стремлении в поиске своей свободы и в целом процессе
становления настоящей личностью, молодой человек будет
освобождать себя не только от членов своей нестоящей семьи,
но и от бессознательных уз на себе, возникших из проекции
архетипического содержимого на личную ситуацию. И только
после того, как это будет закончено, любые настоящие
66 ГМВА/11

психологические отношения смогут быть установлены между


членами семьи, так же как любая настоящая любовь сможет
быть достигнуга.
С точки зрения ребенка, конечное решение проблемы
зависит от причастности к семье и может быть достигнута
только через сепарацию от всеобъемлющего сознания матери.
Первый шаг в этом процессе - открытие себя как незави­
симого «Я», аутос, происшествие, имеющее место обычно
около трех лет. Когда ребенок начинает называть себя «Я»,
переживать свою идентичность первый раз как отдельное
от людей и объектов вокруг него, можно сказать, он видит
себя изнутри, вместо того, как одного объекта среди многих.
Это рождение самосознания первый шаг в пожизненной цели
открытия в психологической плоскости то, что есть «Я»,
и что есть «Не-Я».
На первый взгляд разделение «Я» и «НЕ-Я» может
показаться нетрудным. Мы все убеждены и не только знаем,
где лежат наши физические границы, но также понимаем, что

у нас есть подобное внутри, наши психологические границы.


Например, если в ситуации имеется гнев, мы обычно уверены,
чей это гнев: наш или не наш, или, если имеет место обман,
недостаток честности, мы в неопределенности, кто виноват.

Но заслуживают ли большего доверия наши наблюдения в этой


психологической сфере, чем в отношении деталей происше­
ствия? Может ли быть так, что мы страдаем от определенной
степени психологического дальтонизма? Это отрезвляющие
мысли, и когда мы начинаем рассматривать наши реакции,

беря во внимание то, что они представляют бессознательное,


весьма вероятно, что нам предстоят неприятные сюрпризы.

Что касается проблемы различия «Я» и «не-Я», в психо­


логическом плане она гораздо более сложная для решения,
чем может показаться на первый взгляд. Это будет закон­
чено только когда личность преуспеет в цельности, когда

все то, что действительно принадлежит ей, будет найдено


Причастность к тайне, отождествление с семьей 67

внугри и принято как свое собственное, и то, что ей законно


не принадлежит, будет приведено в порядок и направлено
в правильное место, как и во внешнем мире, физический мир,
включая других людей, или внуrренний, метафизический
мир, определенный «коллективным бессознательным». Это
является задачей всей жизни.
Когда мы подвергаемся психоанализу, то постоянно
удивляемся и часто разочаровываемся, открывая, как много

из того, что мы считали своим: идеи, отношение к жизни, пред­

положения, на которых они покоятся, и, особенно, убеждения


и вера - не совсем наши, и как многое стоит узнать: наше

собственное, или увиденное в других, во внешнем мире, отра­


женное как есть в других людях. Возможно, это открытие
больше всего беспокойства доставит рано, во время психоа­
нализа, когда мы впервые сталкиваемся с бессознательным,
являющимся чрезвычайно тревожным. Многое из того, что мы
считали о себе своим и чему мы давали сознательное разре­
шение, оказывается призрачным. В то время как, с одной
стороны, мы можем найти то, что мы любим или ненавидим
в другом человеке, т. е. наше собственное свойство, отраженное
в нем. Он, конечно, тоже может иметь эту часть их.
Когда мы принимаем задание разделять «Я» от «Не-Я»
на этом более глубоком уровне, мы начинаем осознавать,
как слепы мы были, как удивительно неосознанны, насколько

наивны и насколько примитивны! Мы жили с колоссальными


ошибками. Как говорит древнее коптское Евангелие Истины 8 ,
мы были обманугы Планом (Ошибкой) и были соблазнены
иллюзорными формами, ею созданными. Мы оставили Отца,
создавшего нас в нашей завершенности, и отправились жить

6 The Gospel of Тruth: А Valentinian Meditation on the Gospel, tr. from the
Coptic with commentary Ьу Kendrick Grobel, 17:20 ff. (рр. 46 ff.); 21:10-20 (рр.
70-72); 24:25 ff. (рр. 96-98); 25:2-3 (р. 98).
68 ГMBA/ll

не полной жизнью - одной из ошибок, вместе с Планом,


создателем иллюзий. Но когда пришло знание {гносиз),
понимание, ошибка, причина зависти и размолвки была
убрана, и мы вернулись к нашей цельности, которая оста­
лась с отцом. Другими словами, мы стали тем, чем пред­
полагались стать сначала. В психологических терминах мы
скажем, что «цельность» существует в латентной и скрытой
форме в глубинных слоях бессознательного, ожидая, пока
мы не проникнем в тьму ошибки или иллюзии сознательным
пониманием, так что оно может быть явлено нам.
Что мы можем сделать, чтобы освободить себя от этого
состояния бессознательного, или, как говорится в Евангелии
Истины, от ошибки и иллюзии? Если мы наблюдаем за собой
и нашими реакциями в ежедневной жизни, мы начинаем
открывать то место, где части нашей собственной души прое­
цируются на других людей. Например, когда мы находим
себя жертвой эмоциональной реакции, которая выходит
за рамки ситуации, или у нас такая реакция имеет отношение

к некоторым ситуациям, которые на самом деле находятся

не внутри сферы нашего интереса, что является строго чужим

делом, нам следует подозревать, что мы реагируем на что-то

собственное, что мы не осознаем как наше то, что попадает


в кадр только во внешней ситуации. Некоторая ситуация,
освещенная в газете, или некоторое придуманное действие
в пьесе или романе, мотивирует личную эмоцию, как если бы
мы были лично вовлечены в это. Или мы находим себя подчи­
ненными говорить о провале другого или его добродетели,
кстати и некстати, или мы радуемся чужому несчастью («так
ему и надо»), или нашим делом становится обесценивание
коллеги, которому упала крошка удачи («Почему это доста­
лось ему? Он не заслужил этого»), не осознавая, что зависть
скрывается под враждебным суждением. Естественно, мы не
любим себя за совершение этих дел или чувствуем подобное,
но когда это является причиной проекции бессознательного,
Причастность к тайне, отождествление с семьей 69

мы не можем этому помочь, мы находимся в иллюзии.

Попытка побороть иллюзии - сделать это через «молитву


и пост» или подавить их через акт - только затолкнет их

дальше в бессознательное. Эти ошибки сотворены Планом,


создателем иллюзии. Евангелие Истины прямо говорит
о зависти и раздоре как результате ошибки, порожденной
Планом. Как бы мы не ругали себя за недостаток мило­
сердия и как бы мы не могли восполнить наше чувство обиды
образом доброты, уродливые мысли все еще будут ползти
обратно, когда мы одни и застигнуты врасплох или сталки­
ваемся с тем, что кажется основанием для наших подозрений.
В таких случаях есть очень хорошее правило подозревать, что
мы являемся жертвами психологической и бессознательной
проекции. Возле дома в Англии, где я провела детство, нахо­
дится надгробный камень, который увещевает прохожих:
«Ошибки, которые вы видите в других, стараетесь избегать.
Если вы только взглянете на семью, там достаточно дел».
Чтобы осознать наши собственные бессознательные
позывы, нашей идентификации с родительским бессозна­
тельным бросается вызов и создается конфликт, не отличный
от того, который ребенок показывает, когда приближается
время отделиться от его реальной матери. Термин «материн­
ское бессознательное» используется, чтобы показать неиз­
вестную матрицу, из которой возникает жизнь и в которой
мы все состоим до тех пор, пока не достигнем сепарации как

личности во всех своих правах. Для многих детей, особенно


для тех, кого мать сознательно и бессознательно держит рядом
с собой, это время суровых конфликтов. Одна моя пациентка
попросила меня посмотреть своего ребенка, которому снились
кошмары. Это был тощий, нервный ребенок девяти лет. Он
рассказал мне, что ему снятся одинаковые пугающие сны

снова и снова. Ему снилось, что он спит в кровати, и вдруг


он просыпается, видя темную, жуткую фигуру, стоящую

у изголовья его кровати. Иногда фигура просто стояла


70 ГМВА///

там, но иногда эта фигура пыталась вытащить мальчика из

кровати, и он просыпался, крича в ужасе. Сейчас ребенку


девять, он почти подросток, который был крепко связан с
матерью. Я спросила его, чем бы он хотел заниматься, когда
вырастет, и мы говорили о том, как ему будет необходимо
научиться куче вещей, чтобы быть (я забыла, конкретно кем)
инженером, как мне кажется. Я указала, что, возможно, этот
человек из сна был не такой уж и опасный. Фигура может
быть образом его самого, так сказать, выросшего человека,
которым ему суждено стать, который пришел позвать его
сделать первые шаги по направлению к цели. И действи­
тельно, он сделал многое из сказанного: идея появилась из

нашего диалога. Интересно, что мальчик стал проявлять


больше интереса к его школьным занятиям и стал показывать
гораздо большую независимость дома. Если сказать коротко,
он начал долгий путь, в котором станет мужчиной. Кошмары
прекратились, он принял свою ответственность, и толчки из

бессознательного больше не были нужны ему.


Для ребенка «Человек, которым он станет» кажется пуга­
ющим из-за необходимости развития, которое значит конец
детства. Подобная тревога может возникнуть у взрослого
от предчувствия изменения, которое неизбежно потребует
отказа от близких и желанных привычек. Это общая причина
неврозов взрослых, и также это одна из причин страха смерти

от болезни или от старости. Но когда мы понимаем, что пуга­


ющая сверхъестественная фигура, которая нависла над нами,

растворяется, своими собственными открытыми глазами


мы можем увидеть, что вслед за этим неизбежно приходят
радикальные изменения, которые могут вызвать некоторые

желания, некоторые внутренние мотивы встретить и принять

судьбу, без разницы какую. В романе Н. Казандзакиса


«Последнее искушение Христа» Иисус описывается посто­
янно преследуемым призрачным соседом, который представ­
ляет его судьбу и причину его великих несчастий и тревог,
Причастность к тайне, отождествление с семьей 71

пока не приходит время увидеть его судьбу перед собой ясно;


затем он учится принимать эту фигуру и следовать ей, вместо
того, чтобы находиться под ее преследованием. Та же самая
тема раскрыта в пьесе Т.С. Элиота «Воссоединение семьи»,
где герой Гарри преследуется Эриннией, пока он не разре­
шает себе осознать свою собственную тень, после чего роли
кардинально меняются. Он следует за Судьбой и больше
не испытывает травли с ее стороны.

Подобным способом, если мы разрешим себе осознать


вещи, которые реально являются нашими собственными, но
до настоящего момента обнаруживали их только в проек­
циях, мы тоже будем освобождены от чувства принуждения,
травли со стороны чего-то, чем мы не можем владеть, чего­

то, что может действительно казаться призраком. Во снах и


кошмарах такой бессознательный фактор часто появляется
как приведение, изображая нематериальную реальность.
До настоящего момента мы говорили об элементах реаль­
ности, принадлежащих «Я» встречающихся и в «не-Я».
Но когда «Я» не отделяется от «не-Я», в ход вступает другой
источник ошибки: факторы, не принадлежащие к «Я», назы­
ваются своими, и появляется необходимость разделить свое
от чужого. Например, ребенок, открывший себя как «Я»,
требует владеть всеми игрушками рядом, невзирая на права
других детей. Ребенка не ругают за это, но немного более
взрослый ребенок учится различать и узнает, что у других
тоже есть права. Более тонким способом взрослые требуют
того же самого, как сознательно, так еще больше бессозна­
тельно, из-за идентификаций, которые незаконно увеличи­
вают личность. Это может принять значительное развитие
в сознании до того, как мы делаем эффективное различие

между «Я» и «не-Я», между моим и твоим.


Например, большинство людей отождествляют себя
со своей семьей. «Моя семья лучше всех; ее члены профес­
сионально успешны и т.д" поэтому Я - лучший человек».
72 ГМВАШ

«Мы приехали на Мэйфлаузр». Или, возможно, у семьи дети


принадлежат к более низкому слою общества, чем их това­
рищи по школе, или были членами меньшинства. В любом
из этих случаев дети отправляются в жизнь с предубежде­
нием о превосходстве или неполноценности, он ожидает быть
принятым, ловить на себе восхищенные взгляды, или же полу­
чить обратное. Реакцией ребенка может быть принятие ситу­
ации или сопротивление ей. Например, ребенок из богатой
семьи может чувствовать себя ниже, потому что никогда
не сможет сделать что-либо так же хорошо, как купленное
за деньги, или он может стать маленьким снобом, чувствуя
себя выше всех других детей, которые, с его точки зрения, -
«простые смертные», в то время как ребенок из группы
дискриминированных может иметь отношение типа: «Я
покажу им, что я так же хорош, как и они». Следовательно,
становясь таким жестоким и дерзким, что его не стоит трогать

в любом случае, он может стать похожим на лицемера, взра­


щивая вкрадчивые манеры, рассчитанные на предупреждение

ожидаемого насилия или незаслуженной жестокости.


Я уже не говорю о тех детях, кто отправился в жизнь
со своими комплексами и собирается судить пристрастно о
людях и ситуациях, встреченных в жизни. Юноша, который
ожидает, что начальник будет ему отцом, или снисходи­
тельным, или деспотичным, будет встречать много сложно­
стей, которых он мог бы избежать, будь он более осознающим
себя. Если ему посчастливится работать у начальника,
который воображает себя отцом, такой мальчик будет иметь
привилегии, а другие работники, естественно, будут него­
довать. Или если юноша отличается, чувствуя уверенность,
что он будет игнорироваться или обесцениваться, возможно,
он будет вести себя так, чтобы принять на себя ту самую
позицию, которой он боится. Эти вещи взаимны. Один съежи­
вается, прося пинки, другой - обидчик, который атакует
слабого. Тот, кто действительно добр, обычно встречается с
Причастность к тайне, отождествление с семьей 73

дружелюбием. Поэтому мы несем нашу судьбу на себе, при


помощи бессознательных отношений. В известной степени
мы, можно сказать, создаем нашу собственную судьбу.
Как я часто указывала, наша внешняя судьба эквивалентна
состоянию нашего внутреннего бытия. Поэтому нехорошо
пинаться против судьбы. Единственный способ - изменить
ее, изменить себя через большее осознание себя, увеличивая
границы своего «Я», включая части личного бессознатель­
ного, отделяя себя от «не-Я» как из внешнего, так и из
внутреннего мира коллективного бессознательного. Таким
образом, человек проясняет запутанность бессознательных
комплексов и делает возможным жизнь в окружающем мире,

который «прям», не встревожен или искажен отражениями


и преломлениями стеклянной стены слишком ограниченного
Умвельта.
Первый шаг на пути развития большего и более удов­
летворяющего Умвельта нуждается в понимании отно­
шения индивида к его матери, отцу и других членов семьи.

В семье закладываются основы развития отношений во


взрослой жизни. Однако идентификация больше может
быть негативной, чем позитивной, в этом случае внутрисе­
мейные отношения могут посеять семена ревности, соперни­
чества и враждебности, которые будут зависеть от ситуаций
новой жизни, семейного комплекса, который основывал
личностные реакции на других людей. Здесь также закладь1-
ваются образцы для женитьбы и организации дома. Недаром
говорится, что грехи отцов падут на детей. Но, к счастью,
достижения отцов в достижении настоящей зрелости тоже
падают на детей. Это наследие большой ценности.
Характеризуя отношения, возникшие внутри семьи,
можно сказать, что они перенесены по ту сторону семьи,

как комментарий к древнекитайской «Книге перемен».


И fJзин указывает: «семья - общество в зародыше, родная
земля, на которой исполнение нравственного долга легко
74 ГMBAII/

осуществляется через естественные привязанности, так что

внутри малого круга создается основа моральной практики


и позже расширяется, чтобы включить человеческие отно­
шения в общем». 9
К несчастью, не каждая семья - полезный и хорошо орга­
низованный идеал семьи, изображенный в И lJзин, и плохое
влияние встречается в неблагополучных семьях и неизбежно
переносится в последующие жизненные ситуации, как и

хорошие, описанные в китайском тексте. И когда ребенок


идет в школу или позже, в круг вне семьи, модели поведения,

пережитые в семье, будут влиять на отношения, которые он


будет формировать взрослым, причем не только сознательное

отношение, но также и бессознательное. Если семейные


отношения строились на взаимном доверии, на привязан­

ности и уважении, он соответственно создаст хорошие отно­

шения в свой черед. Но если в его доме эгоизм, самомнение,


враждебность и неуправляемые страсти - норма, то сын или
дочь воспроизведут эти плохие вещи при создании своего

собственного дома. Когда сын или дочь не освободили себя


от семьи, каждый, кого они встретят, будет напоминать мать,
отца, брата или сестру, или, на конец, они будут реагировать
на них таким же образом. С другой стороны, люди могут него­
довать, быть напуганными или игнорированными из-за того,
что они не соответствуют этим образцам. Реакции такого
рода могут быть частично сознательными, или они могут

быть основаны на абсолютно бессознательной базе, что имеет


глубокое влияние на выбор друзей и, особенно, партнера по
браку. Мужчина, который еще недостаточно осознает себя,
может искать кого-нибудь похожего на мать, женщина

будет выбирать мужчину по его отеческому поведению, либо


родитель был любим, либо ненавидим. Если у родителей

9 1 Ching (Wilhelm and Baynes edn.}, No. 37. р. 144.


Причастность к тайне, отождествление с семьей 75

существовали отношения любви, брак кажется удовлетво­


ряющим, но если человек начинает расти, это может стать

слишком узким и давящим. Но если отношения к родителям


были плохие, в браке, возможно, будут снова развиты все те
плохие черты дома.

Человек, который не осознал себя как отдельную


личность, но все еще включен в отцово-материнский мир, не
имеет возможности увидеть других такими, какие они есть

на самом деле. Его Умвельт включает только отцов, матерей,


родных братьев и сестер. В таком случае мужчина будет
видеть всех женщин как удобные колени, на которых можно
посидеть, или как воспитательницу, которую он страшится и

избегает, когда женщина может видеть всех мужчин только


как потенциальных отцов. Возможно, что женщина в первом
случае и мужчина во втором, явно не выполняют назна­

ченную роль или отказываются играть ту роль. Затем он или


она также возмущаются или просто отходят от картины так

далеко, пока человек, замкнутый в Умвельт, заинтересован,


оставляя неудовлетворенный голод и возможную обиду или
злость в невольном провале, причиной которому послужила
реальность другого человека.

Это лишь некоторые эффекты пребывания бессозна­


тельным - психологическая жизнь внутри отечески-мате­

ринского мира, который Юнг 10 сравнивал с кругом внутри


мирового змея, кусающего свой собственный хвост - уробо­
роса. Этот змей в самом деле представляет коллективное
бессознательное, бездну или хаос, в которой начинается вся
жизнь. Это мир, где все сменяется всем остальным, в котором
ребенок заключен внутрь семейного круга. Это, некоторым
образом, расширение идеи Умвельта. С нашей собственной

10 «Aion», р. 259; «Mysterium Coniunctionis», р. 504 and passim. See also


Neumann, «The Great Mother», р. 18.
76 ГMBAIII

точки зрения это выглядит так, как если бы мы были только


«Я», хозяевами нашего собственного мини-мира, центром
этого мира; но если посмотреть на это с другой точки зрения,
мы - только песчинки, плавающие в воде бесконечного
океана бессознательного, еще не рожденные на землю созна­
тельной реальности.
Но когда в пубертатный период инстинктивно ищется
независимость и начинает волновать сексуальное влечение,

молодые люди начинают добиваться цели, двигаться дальше


ограничения волшебного круга, который больше не удовлет­
воряет их как раньше. Это тема всех легенд, которые пове­
ствуют о героическом задании, которое предстоит молодому

человеку. Немного в другом виде девочка тоже должна


выполнить задание ее жизни. Мужчина должен сражаться:
убить дракона, найти трудно достигаемое сокровище или
спасти страдающую девицу (которая есть анима). Формы
разные, но смысл один во всех случаях. Молодой человек
должен победить свои побуждения и найти свое собственное
сокровище, девушка должна подчиниться своей феминной
роли матери и воспитанницы приходящего поколения.

Героический подвиг выполнен, если в итоге дракон побе­


жден, и убитый готовится к периоду борьбы, в которой многие
меньшие бои совершались до того, как юноша становится
готовым участвовать в окончательной борьбе. Они борются
за свободу, захват преимуществ свободы, но они теряют
качество настоящего героизма, что способно списать все под
необходимые трудности. Слишком часто они хотят лучшее из
двух миров и не желают иметь обязательств перед другими.
Это те, кого аналитический психолог Эрих Нойманн назвал
«борцы» 11 • Это люди, которые постоянно восстают против

11 «The Origins and History of Consciousness», рр. 88, 96; and «The Great

Mother», р. 66.
Причастность к тайне. отождествмние с семьей 77

всех ограничений, моральных или эмоциональных, и против


старого порядка тоже. Но они недостаточно сильны, недо·
статочно дисциплинированны, чтобы совершить конструк­
тивные изменения. Они ожидают, что отцы, которых они
открыто попирают, могуг изменить порядок в мире, чтобы
удовлетворить детей. Или они продолжают испытывать
потребность в материнской любви и заботе, но негодовать от
формы, в которой это предлагается, и отказываются от ответа
на требование. Они - оппозиционеры, правонарушители,
те, кто требует, чтобы общество отдало им то, что они хотят.
Другой общий эффект этой психологической ситуации
выражается в сексуальной регулировке, которую делают
молодые люди. В этой борьбе за независимость дружба
или, на худой конец, альянсы создаются с людьми того же
пола. Эти товарищества очень полезны, поскольку они укре­
пляют маскулинный принцип у юношей и, соответственно,
феминный принцип у девушек. Такие отношения часто
принимают гендерную форму, что может иметь очень поло­

жительный эффект, если реальное товарищество, реальная


дружба были установлены. Половой элемент опережает в
росте, когда его цель была выполнена, оставляя дружеские
отношения и понимая, что это может длиться вечно. От того,
что я видела в этих гомосексуальных отношениях, я склонна

думать, что это весьма более вероятный результат у девочек,


чем у мальчиков. Упорство на гомосексуальной стадии, как
только оно устанавливается на физической основе, более
распространено среди мальчиков, нежели у девочек. Это
может быть из-за того, что в отношениях со своими друзьями
мальчик находит опыт эроса: любви и отношений, что
принадлежит к феминным принципам, к которым его маску­

линность не дает доступа. Девушка, наоборот, может развить


отношение к этой стороне жизни прямо, через ее неотъем­
лемую феминность, чтобы, когда блок для ее эмоциональ­
ного развития был преодолен через ее любовь к друзьям, она
78 ГМВА//l

могла пройти дальше, к гетеросексуальной дружбе. Но когда


юноша остается незрелым в эмоциональном плане и также не

справляется с развитием своей собственной маскулинности,


он может потакать его растущим сексуальным импульсам

в случайных и разнородных контактах, которые не имеют


значения для развития родства - настоящего эроса. Это
просто «обезьянья игра», которая разгоняет природное
инстинктивное либидо, и цель которой - снабжать движущей
силой огромное предприятие убийства дракона и облегчить
юноше успех в бегстве из отцово-материнского мира, окру­
жающего мира уробороса, который притупляет все инициа­
тивы и препятствует развитию сознания. Вещи такого рода
менее характерны для девочек, где беспорядочные гомосек­
суальные отношения относительно редки по двум причинам:

во-первых, потому, что сексуальность без воспроизведения


гораздо менее удовлетворяет ее биологию, нежели мужчин,
и, во-вторых, потому что беспорядочность неминуемо мешает
личным отношениям, компонент, который очень важен для
нее, потому что это часть ее феминного принципа.

Причастность к тайне - важная часть семейных


отношений и в психологическом развитии взрослого. Это
чрезвычайно бессознательное состояние, в котором «Я»
отождествляется с «не-Я», внутренним и внешним, и пока
это типично для первобытных людей, младенцев и молодежи
среди нас, это нисколько не опережено в росте огромным

количеством людей, даже если они достигли взрослых лет


и ведут упорядоченный образ жизни в мире. !Jена приобре­
тения сознания, в том смысле, в котором оно было представ­
лено здесь, велика, и немногие люди способны заплатить эту
цену. В следующей главе мы рассмотрим проблемы, с кото­
рыми приходится сталкиваться, и шаги, которые надо пред­

принять, если человек перерос его ограниченный Умвельт


и стал действительно обладающим самосознание индивидом.
Глава IV

ПPOEI<IJИ И НА ЛЮДЕ И
ПОДОБНОГО ПОЛА:

ТЕНЬ
*
соответствии с этой точкой зрения, мы учитываем тот
в пуrь, которым личность, чье сознание все еще очень

молодо и незрело, оценивает мир. Во-первых, человеческое


существо, как одно из низших животных, видит и поражается

только объектами и ситуациями, которые напрямую воздей­


ствуют на него. Оно чувствительно только тогда, когда
стимулируются его центробежные или центростремительные
возможности. Следовательно, его мировой опыт чрезвычайно
ограничен, и его образ мира искажен по двум причинам:
первое, так как он не допускает рассмотрение всех тех

аспектов, которые не относятся напрямую к его собственным


интересам, он не может содействовать с того момента, как
только те вещи, что отвечают его потребностям, существуют
для него; и второе, потому что он ожидает значимый для себя
ответ в местах и ситуациях, где это неважно. Архетипиче­
ские образцы внуrри него ведуr к определенному ожиданию:
ожиданию чего-то благоприятного для него или наоборот.
Например, если человек, столкнувшись с опасностью или
с трудностями, паникует, вместо того, чтобы здраво оценить
степень угрозы, его неприспособленная или невротичная
реакция происходит из-за активации архетипической ситу­
ации. Для него кротовая кочка превращается в гору, падение
с трех фуrов кажется опасным обрывом, и т. д. Это примеры
проекции архетипических ситуаций на внешний мир. Когда
имеет место позитивное ожидание, это может создать

подобное искажение реальности. Например, младенец будет


Проекция на людей подобно~о пола: тень 81

обсасывать все закругленные выступы его игрушки, ожидая,


что это будет сосок, и он будет разочарован и зол, когда
молоко не появится. Подобным образом взрослый может
приближаться к человеку с ожиданием эмоционального
насыщения, и, соответственно, может быть разочарованным
и даже обиженным, когда обнаружит, что вместо хлеба ему
дали камень. Этот архетипический образ человека был спро­
ецирован на ситуацию и не состоялся.

Пока каждый из нас рискует кинуться в большой мир


вне семейного круга, оснащенный возможностями харак­
тера индивида или его личности, для окружающего мира,

в котором мы предприняли наши первые шаги на пути к осоз­

нанности, уже внедрили себя глубоко в нашу душу и условия


нашей реакции.
После того, как ребенок сделает первое важное открытие,
что есть «Я», чувство «Себя», центр сознания постепенно
сдвигается 1 из простейшего начала как аутос, основанном на
инстинктах и их соматических соотношениях с эzо, центром

сознательной личности, чье развитие формирует очаг


жизненной силы обычно в конце первой половины жизни
и часто значительно позже.

Эго, в том смысле, в котором оно используется в анали­


тической психологии, представляет собой центр сознания
взрослой личности, центральная точка того, что мы знали
или пережили в жизни, и что осталось для нас сознательным.

Этот центр сознания постепенно становится организо­


ванным из его изначальных неясных начал до подросткового

возраста, когда появляется узнаваемая и относительно устой­


чивая личность. Подвижность и гибкость - характерная
черта детской души, которая заменяется ясным и структу­
рированным сознательным характером, контролирующим

1 Для дальнейшего обсуждения см. Хардинr «Psychic Energy», стр. 23-24.


82 ГMBAIV

определенное количество либидо-психической энергии,


которая основывает волю.

Однако, в процессе стремления к цельной личности,


человек обязательно осознает несоответствующие и несопо­
ставимые элементы внутри себя. В случае, если было сфор­
мировано более-менее твердое эго, несовместимые элементы
должны быть изгнаны из сознательного рассмотрения, они
должны быть отрицаемы. Как говорил Юнг, эго развива­
ется через принятия решений, а именно, через внутренний
конфликт. Но несопоставимые элементы не прекращают
существовать при игнорировании, они подавлены предна­

меренным усилием и направлены в бессознательные участки


человеческой души.
Весь этот процесс важен для созревания человека. Через
него развивается воля эго, вместе со способностью исполь­
зовать себя для задач, даже если это может быть неподхо­
дящим. Он учится преследовать сознательно выбранную
и принятую цель, долгосрочные проекты, несмотря на зов

инстинктивных страстей, которые могут ставить сиюими­


нутные удовольствия выше будущих выгод.
Можно с уверенностью сказать, что развитие последова­
тельного и дисциплинированного эго - это один из главных

критериев удовлетворительной жизни в течение ранней


и средней стадий. Но во второй половине жизни новый
фактор становится эффективным в душе, и, затем, центр

сознания постепенно перемещается в неличностные ценности

внутри психе, что имеет приоритет перед эго. Это Юнг


называл Самостью. В соответствии с этим определением,
Самость - центр тотальности личности, который включает
как значимые элементы коллективного бессознательного, так
и элементы сознания.

Самость обычно начинает формироваться или начи­


нает быть различимой в личности в более позднем возрасте.
На самом деле не корректно говорить, что Самость
Проекция на людей подобноzо пола: тень 83

формируется. Она существует с самого начала, скрытая


в бессознательном, или кажется такой. С того момента, как
мы стали учитывать очень сложные и неизвестные аспекты

человеческой психологии, мы не можем утвердить такой


догматический тезис, как: «Самость сформировалась».
Возможно, Самость найдена или узнана. Самость равно­
ценна тому элементу человеческой жизни, к которому отсы­
лает «Евангелие Истины», когда говорит о нашей цельности
как пребывании в Отце 2 • Это как если бы мы, хоть и были
изначально сформированы как нам «должно» быть. В данном
случае Самость не проявлена и не принесена в сознание или
в реальность личного бытия, кроме как проявления опыта
психологического развития, который может случиться через
нашу жизнь на земле.

Когда ребенок говорит «Я», то начинает впервые видеть


себя как бы изнутри, узнает свою собственную субъек­
тивность, которую он не осознавал до сих пор. Наш опыт
себя чрезвычайно отличается от нашего опыта или знания
о другом. Мы не можем знать, какая жизнь, кажется,
чувствуется, для другого, кроме того факта, что время

от времени кажется, что мы видим вещи с точки зрения

кого-то еще. Мы говорим, например, что мы видим одними


глазами с другим, только для того, чтобы выяснить позже,
что это была иллюзия. Для другого идеи любого рода и
ассоциации, связанные с обсуждаемым субъектом, или

событие, пережитое вместе - идеи и ассоциации, кото­


рыми мы вообще не делились. Когда человек влюбляется,
он убежден, что мысли и чувства любимого полностью
известны, даже тождественны собственным. Он и она
кажутся «родственными душами», знают друг друга, как

если бы они были однояйцевыми близнецами. Но это тоже

2 The Gospel ofTruth, 21: 9 (стр. 70 ). Cf. 21: 18-25.


84 ГМВА/V

иллюзия. Тем не менее, это приводится в качестве идеала


любви: «относись к другому так, как ты хотел бы, чтобы
он относился к тебе». Это призыв, основанный на принципе
идентификации, который ни при каких обстоятельствах
не приносит ожидаемого результата. Люди чрезвычайно
разные, и что для одного кажется желанным, может быть
достаточно негативно для другого. Мы не можем знать,
какова жизнь для другого человека; каждый из нас изоли­
рован в себя, мы всегда одинокие «острова». Мы можем
съеживаться от понимания этого, или мы можем торже­

ствовать, чувствуя себя отличным, более сильным, более


важным, чем другие, которые кажутся нам лишь роботами.
Поэтому наше «Я» раздувается незаконно.
Вещи, которые принадлежат мне, которые мои, больше,
лучше, важнее, чем подобные владения других людей, и они
даже могут казаться священными, запретными. Человек
однажды видит такое отношение в занятном виде. Я помню,
как однажды наблюдала за двумя играющими вместе ребя­
тами. Когда один присвоил палку другого, хозяин резко ее
вырвал и начал вытирать рукоять рукавом свитера, как если

бы был заражен от чужого прикосновения. Не было такой


реакции на их общие вещи. Но мальчик ясно чувствовал, что
дубинка особым образом «его», так что казалось, что его
эго было подвержено насилию от действия другого. Неко­
торое имущество (определенные книги, стулья) не должны
быть взяты другими. Они неприкосновенны, то есть они -
расширение меня. Моя ручка, моя курительная трубка, моя
машина, мой меч, моя семья, непохожая на другие семьи.
Эти вещи особенные, с особенностью, которая попирается
только с риском пробуждения моего гнева или причинения
мне крайней нужды. Это причина или погребения, или
сжигания личной собственности покойника на своих похо­
ронах. В древние времена этот обычай заходил так далеко,
что включал домашних животных и жену или жен покойного.
Проекция на людей подобноzо пола: тень 85

Они были его собственностью, и никто больше не может ими


владеть, их духи должны сопровождать покойника в иной
мир, потому что они содержали часть его духа, и без них он
будет уменьшен, только часть духа.
Прежде мы это обсудили заодно с отождествлением эго
с семьей, что производит нереальное расширение «Я», давая
чувство превосходства или, наоборот, так что в первом случае
личность превозносится, во втором - уменьшается или

истощается, поскольку идентификация может раздуть эго

при помощи как позитивных, так и негативных элементов.

Чувство превосходства и эгоизм, которые характеризуют


некоторых людей, могут произрастать в значительной
мере из семейной идентификации, при других обстоятель­
ствах чувство неуверенности и бессилия могут появиться

на подобной почве.
Здесь личностная иллюзия отношения к себе и другому
миру зависит от его все еще не решенной идентификации
с семьей, что является результатом проекций на других
людей. Но есть другой источник подобной иллюзии, такой
же важный, но гораздо более сложный для узнавания, так
как источник находится в собственной «душе» человека.
Здесь слово «душа» выражает полноту личности, часть
которой сознательна, а гораздо большая часть бессозна­
тельна. Этот термин, конечно, не может дать точное опре­
деление или дать определенные границы, но это полезный
концепт, который нам действительно нужен в беседе
о развитии сознания.

Но когда «Я», аутос, рождается, ребенок выражает


себя со всеми его потребностями, реакциями, страстями,
не ограниченными мыслями о целесообразности или значи­
мости. Немедленно он подвластен процессу воспитания:
воспитанию, которое было возложено на него до того, как
у него даже появится «Я», которое может протестовать,
воспитание, предмет которого - научить адаптироваться
86 ГMBAIV

в обществе (что допустимо, а что нет, за что будут


любить и принимать, за что будут относиться с непонима­
нием или наказывать). На этой очень ранней стадии его
развития у ребенка развивается персона - маска хоро­

шего и подходящего поведения. Например, мать говорит:


«сейчас ты должен быть хорошим мальчиком», имея в
виду: «Ты должен вести себя как хороший мальчик». Ведь
очевидно, что никто не может стать хорошим просто от

того, что ему сказали сделать так, ничье бытие не менялось


от предостережения. Когда, будучи детьми, мы были непо­
слушными, няня говорила: «Сейчас ты должна сидеть на том
стуле, пока не извинишься». Мы не сожалели в наименьшей
степени, и мы это знали и не соглашались. Но минуты
растягивались до бесконечности, мы не могли сидеть там
весь день, или же так казалось. В итоге мы бормотали слова
согласия и были освобождены. Но мы знали, что лгали,
мы совсем не сожалели. Итак, ребенок учится подавлять,
низвергать в бессознательное неприемлемые части своей
личности. В результате личностная часть души становится
более-менее ясно разделенной на три части 3 • Имеется «Я»,
эго, представляющее то, что я называю «сама», затем есть

персона, маска, которую я надеваю и показываю миру, и

там все еще имеется другая часть, которую я знаю, или

частично знаю. Она существует, но я предпочитаю скры­


вать ее, потому что она не приемлема для мира: она назы­

вается тень. и обычно она полностью забыта, то есть она


становится бессознательной для меня самой, хотя это может
быть совершенно неочевидно для других.
Когда «Я», эго, появляется на свет и становится центром
сознания, как свет, зажженный в комнате души, которая до
этого была в кромешной тьме. Так как свет мал, он освещает

з См. Диаграмму 1.
Проекция на людей подобно~о пола: тень 87

только малую часть комнаты. Остальное - в тени, его


смыслы не видны. Но они существуют и могут быть постиг­
нугы в проекции.

Значение термина «проекция», который исполь­


зуют в аналитической психологии, не всегда понима­
ется правильно. Данное слово вводит в заблуждение.
В обычном языке проецировать что-то, значит бросить
это: это предполагает, что спроецированный материал,
во-первых, известен и одержим, во-вторых, отброшен,

брошен на некоторый внешний объект. Но в аналитиче­


ской психологии этот термин используется по-другому.
Правда, когда понятие проекции было впервые описано,
думали, что будет применяться определение, приведенное
выше. Некоторые очертания этой идеи все еще присоеди­
няются к термину, используемому фрейдистами, которые
склоняются говорить, что если вы видите негативные каче­

ства в другом человеке, то вы, так сказать, бессознательно


«выплачиваете» ему за некоторую рану, которую он вам

нанес, или вы думаете, что он вам сделал. Если вы думаете


о ранении кого-то, это значит, что вы испытываете к этому

человеку чувство ненависти, и если вы фантазируете о том,

чтобы он ранил вас, то это значит, что он, в некотором


смысле, ваш подлинный враг. Однако если вы берете всего
человека в фантазию как часть своей собственной души,
как делал Юнг, то эта фантазия будет иметь явно другой
смысл, если вы отсылаете к своему отношению к неиз­

вестной части самоzо себя, которую этот человек пред­


ставляет в вашей фантазии. Другими словами, это как если
бы вы в своей фантазии использовали образ человека для
игры определенной роли в вашей собственной внугренней
пьесе, представляя некоторые факторы, которые вам бы
следовало осознать, но о которых вы не осведомлены.

Пока все хорошо. Но потом должен быть задан вопрос:


«Почему ваша фантазия выбрала этого изображенного
88 ГМВА/V

человека для отыгрывания этой части?» И здесь мы снова


сталкиваемся с проблемой «Я» и «Не-Я», но на более
субъективном уровне. В текущей жизни вы чувствуете,
что этот человек обладает характеристиками, подчер­
кнутыми вашей фантазией, и это может быть так, но,
возможно, эти негативные качества действительно малы,
и вам стоит признать, что картинка фантазии явно преуве­

личена. Или, возможно, пока характеристики, которые вы


не одобряете, действительно существуют, ваша реакция
на них оказывается сильнее, чем оправдывают обстоя­
тельства. Фантазируете вы об этом человеке, или нет, вы
должны подозревать вхождение проекции в ситуацию:

его слабое «ЗЛО» служит крючком, чтобы поймать что-то,


возможно, не такое слабое в вас, о котором вы не знаете.
Ибо термин «проекция», используемый в аналитической
психологи, отсылает ни к чему-то, что вы отбросили на
другого, но скорее к тому фактору в вас, который вы абсо­
лютно не осознаете, что было схвачено чем-то в объекте
и таким образом стало видимо. Ваше психическое содер­
жание стало пригодным для вас, потому что было отра­
жено в нем.

Когда мы проецируем некоторые бессознательные


элементы на кого-то еще, особенно если это негативное или
неприемлемое содержание, мы всегда склоняемся взаимодей­
ствовать с этим в другом человеке. Это неприемлемое содер­
жание, от которого мы отказались в формировании личности

эго, репрессировали в личное бессознательное, и эмоцио­


нальное содержимое, так как оно всегда эмоционально-о­

крашено, действует автономно и поэтому имеет тенденцию


персонифицироваться. Как говорит Юнг: «Эмоция -
не двигатель личности, но иногда так происходит». Он
продолжает: «Эмоция обычно возникает там, где присут­
ствует самая слабая адаптация, и в то же время она может
нести в себе причину слабости, а именно некоторую долю
Проекиия на людеu подобноzо пола: тень 89

неуверенности и опыт более низкого уровня личности». 4


Следовательно, эти вещи не являются личными теневыми
качествами, а проецируются на других людей, мы также
порицаем их, критикуем или мстим. Или если материальная
проекция не негативная, но позитивная, мы восхищаемся

ими, любим, возможно, завидуем, или, возможно, ненавидим


за наличие того, чего у нас нет.

Но мы не можем изменить другого, мы можем изменить


только себя, и тогда элементы, нуждающиеся в изменении,
становятся осознанными через их отражение в ком-то еще.

Пока они остаются погребенными в личном бессознательном,


они недоступны для нас и также не могут быть изменены.
Для содержания, которое было отброшено от формирующе­
гося сознания эго-личности, так как имело эмоциональное

качество и содержало энергию (явно наше волнение на их


счет, когда они отражаются в нашем соседе), они действуют
так, как если бы были автономны, кажется, что они имеют
свою собственную личность, маль1й вид личности. Эти
вещи могут быть явны для нас, когда мы дискутируем сами
с собой, конфликт чувства и долга. Один голос внутри нас
говорит одно, другой отвечает возражением, и т.д. Но чаще
мы узнаем об этом противоречии внутри нас только тогда,
когда оно проецируется на кого-то еще, отражено в нем, как

в зеркале.

Эти вещи действительно принадлежат к бессознательной


части личности, они действуют, как будто формируя другую
личность внутри нас. Это то, что Юнг называл тенью. Когда
эта фигура появляется во снах, что случается часто, тень будет
одного пола со сновидцем, поскольку она действительно
представляет часть личности. Но так как она не узнана как
принадлежащая ему, то будет спроецирована на кого-нибудь

4 «Эон», стр. 9.
90 ГМВА/V

во внешнем мире. Мы слепы на скрытые вещи в нас самих,


поэтому они выползают на внешние ситуации и часто фокуси­

руются на некоторых особых индивидах в окружающем мире.


Этот человек как будто отражает то, что лежит за созна­
тельным «Я». Или, время от времени, проекция тени растя­
гивается и отравляет наши отношения со многими людьми.

Люди, которые несут персонификацию моей тени, будут


одного пола со мной, так как тень - часть личной души.
Мужская тень маскулинна, женская - феминна. Когда она
проецируется на внешний мир, то формирует, некоторым
образом, теневую личность, которая включается в некоторых
людей в окружающем мире, которые представляют для инди­
вида его собственные теневые качества, которые он не может
видеть прямо, так как для него они бессознательны. Носитель
этих проекций может даже стать особым врагом, возможно,
ненавистным человеком.

Подавленные и инстинктивные элементы, которые


формируют тень, зарождаются на личном опыте личности.

Юнг называет часть бессознательного, которая их содержит,


личным бессознательным. Только сознательная часть души
сфОкусирована в центре, который мы зовем «Я», и Юнг
различает это как эzо, поэтому бессознательная часть личной
души сконцентрирована и персонифицирована как свое рода

альтер эzо, тень. Мы все смутно осведомлены об этом


альтер-эго, проживающим внутри нас. Оно действует внутри
нас больше как другое бытие, другая личность, которая может
продолжить диалог внутри нас, принимая участие в дискуссии

или столкновении, когда мы, как уже было сказано, имеем два
взгляда на проблему, или она может инициировать действия,
которые мы сами не исполним.

Тень достаточно близка к нам, больше в сознательном


состоянии, и так как это часть личности, от нее нельзя

избавиться, она должна всегда быть где-то в ближайшем


окружающем мире и либо воспринимается как нечто другое,
Проекция на людей подобноzо пола: тень 91

вторая личность, или же спроецирована на кого-то близ­


кого подобного пола. Но бессознательное тоже содержит
элементы и факторы, которые никогда не были познаны
личностью: «архетипы», так их называл Юнг, и они играют
даже более главную роль в его характере, чем репрессиро­
ванное и забытое, составляющее тень. Они явно универ­
сальны, общие для всего человечества, и по этой причине
Юнг называл часть внутреннего мира, из которого они
приходят, коллективным бессознательным. Их содержимое
глубоко бессознательно, и они часто проецируются дальше,
чем забытые факторы, которые однажды были сознатель­
ными, часто в отдаленных землях. Например, архетип
Мудрого Мужчины часто мыслится как отдаленная или
почти мифическая фигура, живущая в недоступных горах.

Содержимое, которое начинает шевелиться, но все еще


находится в более отдаленных глубинах бессознательного,
может быть спроецировано даже за мир, и затем мы слышим
слухи о катаклизмах на солнце, о странных лучах, которые

могут однажды столкнуться с землей, или даже о летающих


тарелках, несущих гостей из открытого космоса. Но тень -
часть личности, и она только относительно бессознательна.
Мы встречаем ее везде.
Если индивид не осведомлен о своей тени, абсолютно
отождествляя себя со своей сознательной личностью, он
будет полностью убежден в своей собственной правоте.
Элементы в его собственной природе, которые не могут быть
приспособлены к его блистающей личности, будут спроеци­
рованы на кого-то в его непосредственном окружении: на

брата, сына, друга, или, что гораздо более часто, на предмет


особой ненависти, общение с которым ему очень не нравится,
чьи недостатки он не может не видеть и критикует при первой
возможности, впопад и не впопад. И здесь мы видим очень
странный эффект бессознательного. Тот, на кого упала тень,
непременно находится под бессознательным влиянием через
92 ГМВА/V

проекцию, и если два человека близко связаны друг с другом,


получатель проекции может быть вынужден жить в нега­
тивной роли, спроецированной на него. Иногда мы видим
подобное в группах, где есть кто-то, кто «абсолютно прав»,
кто никогда, никогда не поднимает своего голоса, никогда не

говорит грубые вещи о ком-либо. Кажется, что у него нет тени,


никаких естественных человеческих слабостей. Но затем его
тень падает на других в группе, они обязаны производить его
негативные и все слишком человеческие реакции. Они делают
критические замечания, которые, в действительности, более
инстинктивны и разрушительны, чем оправданы их собствен­
ными чувствами. Есть что-то особенно раздражающее в том,
у кого нет тени. Мы находим себя обязанными не согласиться
с ним, хотим мы этого или нет.

Принуждение быть чужой тенью чаще всего появляется


внутри семейных отношений, где воздействие членов группы
друг на друга находится под сильным влиянием бессозна­
тельных факторов. Причиной могут быть неврозы или анти­
общественное поведение детей, чьи родители забыли принять
возможность своей собственной тени, и дети вынуждены
отживать теневую сторону.

Эффекты, являющиеся результатом бессознательного


тени, настолько многообразны, настолько широко распро­
странены и настолько далеко идут, что я в затруднении,

откуда начать. В личных отношениях проекция тени, или


ее часть, может производить непонимание, ссоры, беско­
нечные пререкания. Отношение, основанное на бессоз­
нательной неуверенности, может произвести подозрение
всех. Например, торговец бакалеей, которого я однажды
попросила пересмотреть счет, вдруг стал защищаться и

даже грубить, так как решил, что я подозреваю его в том,


что он мог обсчитать меня, хотя фактически, я подумала,
что он обсчитал себя. Но потребовался некоторый успо­
коительный разговор, чтобы убедить его в моих добрых
Проекuия на людей подобноzо пола: тень 93

намерениях. Бессознательная неуверенность может заста­


вить нас действовать деспотично и требовательно с целью
отбить подозрения или ожидаемое обесценивание. Или мы
можем проецировать на других добродетели, которые они
не содержат, как компенсацию наших собственных чувств
неуверенности, это появляется, когда мы не живем соответ­

ственно нашему реальному потенциалу.

Если мы не живем в соответствии с нашим реальным


потенциалом, позитивные качества будут подавлены тенью,
и мы получим то, что я иногда называю светлой тенью,
вместо темной тени. Когда мы проецируем светлую тень на
кого-то еще, человек, несущий проекцию, будет казаться нам
«всегда правым», способным делать с легкостью те вещи,
которые тяжелы для нас, и так далее. Мы обременяем его
нашими ожиданиями его возможностей вместо приобретения
для себя возможностей достижения, которые потенциально
существуют в нас. Человек, который довольствуется худшей
позицией, предпочитает простую работу серьезной, которая
его развивает, и затем этот человек восхищается кем-то еще,

кто хорошо справляется, близким, на кого спроецировалась


светлая тень.

Но бессознательные эффекты тени на заканчиваются на


уровне личных отношений. Они растягиваются и включают
в себя целые группы людей, давая подъем любого рода клас­
совой дискриминации. В вековых трагических отношениях
евреев и язычников мы можем проследить проекцию тени,

причем не только в личной форме, но и в архетипическом


аспекте, который мы рассмотрим в следующей главе. Евреи
подозревали антисемитизм там, где его не было, и языч­
ники, которые его отрицали, видели в неприспособленном
поведении евреев единственную проблему между евреями
и язычниками. Обе стороны не осознавали свои собственные
личные тени, действующие в этой ситуации. В большинстве
случаев есть личный аспект в отношении к коллективной
94 ГМВА/V

тени, и когда личная тень была осознана и принята обоими


группами, ситуация меняется до невероятной степени. Две
стороны могут с терпимостью принять свои различия: как

личные, так и расовые. Но пока личная тень не будет осоз­


нана и будет скрыта за общей проблемой, вековая рана
будет болеть при малейшем прикосновении. Таким образом,
коллективная проблема может использоваться для маски­
ровки личной, и индивид будет оставаться неосознанным
по отношению к своей собственной тени.
Итак, становится ясно, что тень ставит моральную
проблему, и её осознание требует моральных усилий. Как
мы можем, без психоанализа, осознать свою тень? Мы уже
упомянули, что там, где мы без сомнения связаны с недо­
статками других, нам следует подозревать психологическое

вовлечение своих частей. Мы проецируем некоторую часть


своих неприемлемых качеств на того человека. Типичный
пример - сверхдобродетельные женщины, считающие себя
«падшими женщинами», или мужчина, который общается с
презрением, подозревая всех в недостатке особой доброде­
тели, которой он очень в себе гордится.
Есть и другая область, где мы можем наблюдать
работу тени. Например, когда мы осознаем, что не произ­
водим ожидаемый эффект, это может значить, что тень
говорит громче, чем эго. Возможно, говоря со знакомым,
мы надеемся показаться вежливыми, найдя то, что он был
обижен и задет тем, что мы сказали, и гораздо более тем,
как мы это сказали, хотя мы считали свои манеры идеаль­

ными. «Не то, что ты сказал, а то, как ты сказал, меня


обидело» - жалоба, которую вызывает тень. То, как мы
говорим, идет из бессознательного. Мы намереваемся
сказать что-то очень нейтральное или приятное, что имеет
обратный эффект, чем мы ожидали. Это наше бессозна­
тельное говорит через нас. Это тень. Когда кто-то жалу­
ется: «ТО, как ты сказал», остерегайтесь тени! Вы были
Проекция на людей подобноzо пола: тень 95

не совсем искренни в том, как вы говорите: сознательно вы

были честны, но бессознательно кто-то еще в вас противо­


речил тому, что вы сказали.

Также тень имеет место в ситуации, где, промахнув­


шись в каком-то задании, вы ожидаете, что исполнили все

правильно. Здесь тот, кто действует, кто делает пример -


не сознательное эго, а тень. Мы восклицаем гневно: «Как
глупо с моей стороны! Почему так произошло, я же никогда
так не делаю!» Странная вещь, если мы продолжим выкри­
кивать «Я никогда так не делаю!» даже без обращения
внимания на частоту воображаемых исключений незримого
правила нашего правильного поведения. Если мы приоста­
новимся для критической оценки, то будем неприятно удив­
лены и, возможно, будем страдать от некоторого потрясения
для нашей самооценки. Но обычно мы предпочитаем не
осознавать содержание тени, и тогда оно падает на кого-то

из окружения, где оно становятся ясно видно. Это случай


спроецированной тени.
Но в чем ценность осознания тени? Зачем мы должны
выкапывать эти неприятные вещи? Какую функцию тень
играет в душе? Пока тень состоит из частей естественной
личности, которые были отброшены и побеждены в резуль­
тате тренировок и в соответствии с требованиями общества,
которые мы их подавляем, личность явно ослабляется. Мы
без сомнения видим их время от времени и молимся, чтобы
она не ввели нас в искушение. Но тень все еще существует.
Если бы мы могли действительно отделяться от нашей тени,
не осталось бы ничего, кроме сильно дисциплинированного
эго, и мы могли бы функционировать только в соответствии
с правилами и ожиданиями общества.
Но человек - естественное живое существо, и живой
дух в нем калечится такими жесткими ограничениями, если не

полностью ломается. Он настаивает на выходе за границы.


Здесь находится начало осознанности. Пока не существует
96 ГМВА/V

осознанности, следование естественному пути порож­

дает конфликт. Младенец мочит пеленки без какого-либо


конфликта, пока власть няни не начнет на него влиять, и даже

тогда его естественные действия не являются причиной


конфликта или чувства вины. Только когда возникает
осознание, ребенок начинает чувствовать страх или стыд,
когда его бранят, и только спустя многое времени он начи­
нает развивать внутреннее чувство способности к самокон­
тролю. Я помню ребенка моего друга, которому было около
двух лет. Он сидел на полу, играя с игрушками. Однажды
он обнаружил, что на кухне был целый ряд маленьких
краников на газовой плите, таких доступных ему. Хотя его
уже много раз ругали за включение этих маленьких краников,

он не смог удержаться от игры с ними. В конце концов, его


мать, чувствуя, что должна с этим что-то сделать, отшлепала

детские ручки, говоря: «Нет, нет!» Ребенок снова сел на пол


и притих со своими игрушками на какое-то время. Вдруг
его глаза загорелись, он стал взбираться, но притормозил,
и, трогая отшлепанную руку, вскрикнул: «0, нет! О, нет!
Нет, нет, нетl»
В какой-то момент в детскую жизнь преднамеренно
врывается порядок, проступок, сделанный без созна­
тельного умысла, который повлек за собой спонтанное
чувство вины. Ребенок либо бежит к матери и признается
(и важность этого происшествия может быть легко унич­
тожена ее отношением), или, как Адам и Ева, берет на
себя ответственность за свой поступок и, таким образом,
делает важнейший шаг по направлению к большему самосо­
знанию. Возможно, это объясняет некоторую часть наличия
зла в Божественном мире. Сознательность невозможна без
свободы, и свобода включает возможность отклонения.
Но как мы узнаем, можем ли мы отклониться, если всегда
следуем закону? Итак, мы возвращаемся к необходимости
держать тень в поле зрения, потеря тени - серьезная
Проеку,ия на людей подобноzо пола: тень 97

психологическая неприятность. В результате потери тени


мы в тот же момент теряем свою сущность, действитель­
ность, и, следовательно, не способны производить впечат­
ление на реальные объекты, имеющие сущность.
Иногда мы сталкиваемся с таким состоянием в повсед­
невной жизни. Кто-то, кто получил похвалу за достижения,
раздувается от гордости и временно теряет гармонию. Он
видит только позитивную сторону опыта, он думает, что все

трудности готовы улетучиться, и успех будет соответствовать


каждому его усилию. Он многовато говорит о своем дости­
жении, более-менее сдержанно хвастаясь об этом, а также
о последующих триумфах. Если он не встретится с немед­
ленным доверием, то начинает преувеличивать и настаивать,

что «все идет по-моему». Его друзья скучают и становятся


безразличными, и он находит себя игнорируемым и изолиро­
ванным. Он потерял свою тень и больше не может произво­
дить впечатление состоявшегося человека.

Даже когда человек не ведет себя прямо так, его сны


могут показать, какова ситуация. В настоящем случае успех
женщины, который она почувствовала, сделал все «просто
идеальным», говоря ее словами, это было исполнение всех
ее мечтаний. Затем ей снилось, что она была в большой,
ярко освещенной пещере, месте запретных развлечений
и удовлетворения. Во сне она была слишком счастливой,
даже ликующей. Но когда она огляделась, то осознала,
что не отбрасывает тень. Первое время это, естественно,
казалось ей странным, даже возможно слегка сверхъе­
стественным, но постепенно она стала больше и больше
беспокоиться об этом необычном феномене и проснулась
сильно встревоженной.
Также есть средневековая легенда о человеке, к которому
пришел дьявол и предложил огромное богатство и страсти
сердца. Человек был заинтригован предложением, но занял
предусмотрительную позицию, спросил о том, какую цену
98 ГМВА/V

хочет дьявол за эти великолепные подарки. Демон ответил:


«Сущий пустяк, что-то без веса или материальности, что,
конечно, не имеет для тебя ценности». «Что это может
быть?» - спросил человек. Ответ был таков: «Только твою
тень». Совсем не осознавая, от чего он отказывается, человек
согласился. Но затем начались проблемы, потому что ничего
из того, что он делал, не имело реальности или сущности,

и затем люди начали замечать, что он не отбрасывает тени,

говорили, что он не совсем человек, а злонамеренный дух,


и люди разбегались от него со страхом. В конце концов,
человек не смог больше оставаться в одиночестве и отпра­
вился на поиски демона, чтобы потребовать обратно свою
тень. Но демона нельзя было найти, так как он бросил чело­
веческую тень вокруг него как накидку и стал невидимым.

Теперь он всегда находится в человеческой тени.


Эта легенда в действительности фантастична и до сих
пор учит психологической правде. Ибо если индивид отка­
зывается от своей тени для достижения богатства или
любого другого желаемого добра, это подобно тому, как
человек подавляет тень, разрешая ей упасть в подземный
мир бессознательного. В результате все дьявольское зло
пустоты тьмы может найти путь в человеческую жизнь без
пробуждения осознания или подозрения себя. Дьявольский
эффект, произведенный человеком, может быть явно виден
через других.

Диаграмма Ш показывает, что за личным архетипом


в бессознательном находятся более общие «принципы», как
паттерны архетипов добра и зла, так и других противополож­
ностей: хаоса и порядка, света и тьмы, и т. д. Архетип зла
сам по себе (если хотим, то можем называть это дьяволом)
лежит глубоко в бессознательном. Если тень остается неуз­
нанной, о ней не заботятся, это зло может прийти через
личное бессознательное, где загрязнит тень. Затем тень,
вместо того, чтобы быть просто хранилищем естественных
Проекuия на людей подобноzо пола: тень 99

импульсов и неприемлемых обществом реакций, становится


проводником всего того зла из бессознательного, которое
течет через него. Когда это зло проецируется на кого-то в
окружении, он кажется живим воплощением зла, и когда

личностное эго отождествляется с такой тенью, он может


воплощать эти факторы и стать, таким образом, демоном.
Это условие, давшее развитие идеи одержимости демонами.
Этот страх - своего рода угроза сознательной личности.
Мы прибегаем к любого рода легендам, чтобы предохра­
нить себя от осознания своей собственной тени, возможно,
из-за чувства того, что все это ужасное зло лежит скрытым

в глубине. Мы не представляем себе, что наша лучшая


защита от такого вторжения - принятие того, что принад­

лежит нашей собственной личности, таким образом развивая


сильное сознательное отношение против сил бессознатель­
ного. Вместо этого мы игнорируем тень внутри нас, оставляя
открытую дверь для дальнейшего вторжения.
Например, успешный бизнесмен, известный как
щедрый филантроп, может разрешать самые бессовестные
практики в своем бизнесе, если не слишком близко осоз­
нает их. Его подчиненные могут и даже совершают угне­
тения беззащитных, но ezo имя должно быть охраняемо от
дел, с помощью которых он обогащается за их счет. Есть
история об одном из старцев пресвитерианской церкви,
который был известен как очень тяжелый человек. Он
предавался всякого рода резким практикам, всегда оста­

ваясь внутри закона, и он часто не был против взыскания


подаяния на вдову и сироту. Когда он постарел и осознал,
что его жизнь подходит к концу, он начал размышлять

о будущем. Так случилось, что церковь планировала стро­


ительство новой ризницы, и была сделана просьба о пода­
янии. Ко всеобщему удивлению старец дал такой щедрый
дар, который покрыл все расходы на новое здание. Другие
старцы дали ужин, чтобы поблагодарить его за щедрость.
100 ГМВА/V

Один из его братьев-старцев сказал благодарственную


речь, в конце которой произнес: «И сейчас я бы хотел пред­
ложить назвать ризницу «ризница брата МакФарлена»,
или лучше «Спасение от огня брата МакФарлена».
Женщина, которая щедра и добра ко всем, на самом деле
может быть домашним тираном. Добродушная, ласковая,
любящая мать которая привязывает своего сына или дочь
к себе, может постепенно высосать всю жизнь из ребенка.
Чем более человек бессознателен на счет своей тени, тем
больше вероятность, что его мотивом будет сомнение, либо
для других он не будет так хорош, как кажется, и он будет
прятать свои слабости с дьявольской хитростью или же
будет не вполне естественным. Он даже может казаться
слегка сверхъестественным, или, в конце концов, казаться

не принадлежащим к этому жалкому миру. Одна из самых


горьких жалоб, слышимых от близкой компании, такова:
он всегда прав, прав, так сказать, в его собственных глазах.
«Правильность», возможно, более уместное слово.
Быть всегда правым значит быть не совсем человеком и,
следовательно, быть ужасно раздражающим для домочадцев
или товарищей. Хотя мы и имеем убеждение, что каждому
следует быть идеальным, как если бы это состояние было
легко достижимо, фактически мы подозреваем любого, кто
не показывает ни малейшего изъяна. Если индивид упор­
ствует в таком отношении, его естественная душа неизбежно
делится на две части. Она находится в опасности серьезного
невроза или даже психологического распада. Эта ситуация
была показана в книге «Три лица Евы». Женщина, Ева
Уайт, жила абсолютно безупречно, жизнь была чрезвычайно
пуста, чиста и стереотипна, когда как ее теневая сторона, Ева
Блек, хорошо проводила время, флиртуя со всеми, покупая
дорогую одежду, и т.д.

Действительно очень важно осознавать свою тень, чтобы


не избавляться от части души, подавляя ее, как мы не можем
Проек~ия на людей подобноzо пола: тень 101

избавиться от части тела, игнорируя ее существование. Если


мы сможем действительно увидеть нашу тень, нам станет
ясно, что в глубине своих сердец мы не совсем те примерные
граждане, которыми мы всегда любили себя считать. Это
очень неприятное понимание, и ради солидарности обще­
ства многие люди считают необходимым не позволять себе
потакать таким мыслям. И потребуется много моральной
смелости для столкновения с тенью. Протестующий голос
совести обычно может быть заглушен обычной формой
самоуничижения, говоря: «Да, конечно, я не совершенен,
но кто такой?». И церковь обеспечивает всеобщую испо­
ведь, но так часто особые грехи незаметно проскальзывают
мимо. Мы напоминаем человека на еженедельной молитве,
которая похожа на: «0, Боже, я признаю мои грехи. Я много
нагрешил. Я величайший из грешников, о, Боже. Я скуп в
своих деловых отношениях, я большой грешник. Я злился без
причины, ибо я - большой грешник». И еще в том же ключе.
Конечно, всех сильно поучали, и мужчина не смог скрыть
самодовольного выражения. Но когда его ближний начал
молится со словами: «Да, Боже, тот Брат Х все верно сказал,
он скупой и упрямый». Брат Х вскочил на ноги, крича: «Как
ты посмел такое говорить обо мне? В твоих словах нет ни
слова правды! Ты - клеветник!»
Ибо когда мы говорим, что «МЫ все заблудились», мы нахо­
димся в отличной компании, и никто не имеет право показывать
пальцем. Мы не потеряли лица. Но мы приняли наш особый и
очень личный грех против закона общества, и поэтому следует
найти себя испуганными изгнанием из общества, совершение
своего собственного, особого греха означает отделение от обще­
ства. Принятие этого значит то, что мы все уникальны, отдельны
от других, пока наше место в обществе защищает нас только
тогда, когда мы приспосабливаем себя к общему образцу.
Следующая правдивая история очень показательна. Она
иллюстрирует замечание Юнга о том, что настоящий грех
102 ГМВА/V

никогда не будет явным. Это утверждение, естественно,


имеет свои исключения, и Юнг это прекрасно знал. Это
история про двух братьев, старший из которых был любим­
чиком родителей, и особенно матери, которая всегда его
оправдывала, когда его превосходил младший брат прак­
тически в любом счете. Однако, ребята были хорошими
друзьями, и младший никогда не показывал зависти к своему
более успешному брату. Это было до тех пор, пока ему не
исполнилось сорок, тогда он начал осознавать чувство вины

по отношению к своему брату. Идея что он был в некотором,


необъяснимом роде, виноват перед братом, беспокоила его
постоянно. Он погружался в эту проблему, особенно ночью,
и не был способен думать, что могло быть основой этого
смутного чувства. Вдруг он вспомнил, что некоторое время
назад он получил доверенность от брата и нечестно присвоил
выручку. Так как только маленькая сумма денег была вовле­
чена в это, он забыл об инциденте. Он представил, что его
брат, возможно, скажет: «0, забудь это!». Но мысли об его
непреднамеренной нечестности не оставляли его. В конце
концов, он чувствовал себя обязанным покаяться перед братом
за происшедшее. Как он и ожидал, брат отнесся к этому как
к совершенно неважному, но мужчина не был освобожден.
Это неудивительно, так как он не открыл свой истинный
грех: его зависть к успеху брата. Он все еще лелеял, скрыто
от себя, детскую иллюзию, что как старший, он имеет право
на подобный или даже больший успех, не прилагая усилий
для достижения. Его оскорбление за свой провал произвело
бессознательное чувство, что его брат задолжал ему что-то,
что он выудил из его наследства, его право первородства, как

Иаков выудил у Исава5 , и бессознательно он предпринял


шаги для знакового погашения задолженности, так сказать,

5 Gen" 25 и 27.
Проекuия на людей подобноzо пола: тень 103

без знаний своего брата, присвоив деньги по доверенности.


Если бы он признал его зависть и чувство обиды перед братом,
то его бы затронуло за живое, его самооценка совершенно бы
развалилась. Если бы он признал свою зависть перед собой,
то едва бы все продолжилось по-старому, и, кроме того, ему
пришлось бы признать перед собой, что он растратил по
мелочам приличную часть своей жизни. Такие вещи могут
быть слишком опустошающими. Его бессознательность
должна быть защищена любой ценой. Но, конечно, если он
начнет проходить анализ, то бессознательное его не пощадит:
сны столкнут его с правдой о нем! По этому Епископская
церковь проводит общую исповедь для общественного поль­
зования и, возможно очень мудро, сберегает ритуал исповеди
для особых обстоятельств.
Панику и деморализацию испытывают люди, когда
вынуждены осознать свою тень так ясно, что психиче­

скому механизму тени и ее проекций необходимо оборо­


няться против неизвестного. Для большинства людей
социальный порядок - полноправная инстанция, сотво­
ренная самим Богом. Принять чей-то грех против обще­
принятого кода равносильно изгнанию из общества. Как
Адам и Ева, мы изгнаны из Эдема на целину, где можем
надеяться только на свою находчивость. Это пугающий
опыт. Тот, кто дерзнул найти себя с необходимостью
повернуть лицом жизнь к его собственным возможностям,
полностью лишается поддержки общества, этот древний
порядок, который учит через бессчетный опыт челове­
чества, как можно управлять проблемами и опасностями
жизни. Как индивид может обличить опыт один, без
поддержки группы и, в то же самое время, обличить нена­
висть и подозрение, которым всегда подвергаются те, кто

идут против обычных правил?


Это цена впитания тени, и кто-то скажет: «Зачем впиты­
вать тень? Лучше не будить лихо, пока оно тихо». Но если
104 ГMBAIV

человек не впитает тень и вместо этого продолжит проециро­

вать ее содержимое на других, то он может быть исключен


из общества из-за негативных проекций, которые он делает
на своих ближних. Подозрения покоятся внутри его сердца.
Он убежден в пороках ближнего и подозревает его во всей
недоброжелательности и низости, которые он не допускает
в себе; следовательно, человек чувствует себя исключенным
из группы, как будто они ненавидели или завидовали ему. Он
не осознает это из-за зла, которое он не признал в себе.
Тень - действительно важная часть личности. Пока
она остается неосознанной, человеческая жизнь является
неполной, и человек страдает от боли дезинтеграции. Инди­
виды сильно различаются в своей способности перено­
сить такую нецельность. Кто-то идет по жизни, не замечая
своей односторонности, когда другие более чувствительны к
требованиям подавленных факторов внутри них. Это необ­
ходимо для того, чтобы подавленное стало необходимым.
Кто-то развивает эту необходимость из-за невротичных
симптомов или эмоциональных трудностей, пока побу­
ждение стать целым овладевает другими, потому что жизнь,

которая возможна внутри общепринятых законов, слишком


узка для них, или потому что потребность в цельности стала
моральным заданием, которое они не могут избежать.
Например, это может случиться, когда жизнь препод­
носит нам ситуацию, в которой мы не чувствуем себя не в
своей тарелке. Если новое задание требует большего чело­
века, чем мы есть, другие часть души по ту сторону созна­

тельного эго будут позваны для расширения личности. Это


случай героя рассказа Конрада «Секрет Шерер», который
дает очень интересную картину конфронтации с тенью и ее

последствиями. В рассказе говорится о молодом человеке,


который служил всего лишь старшим помощником на судне
и который был призван взять в свои руки командование
кораблем, капитан которого умер. Судно было странно для
Проекция на людей подобноzо пола: тень 105

него, и он чувствовал, что офицеры и команда, которые

были ему совершенно неизвестны, подозревали его, потому


что он был чужаком, а также молодым и неиспытанным.
В первую ночь на борту, когда корабль был все еще в бухте,
он решил взять первую вахту на себя, якобы для знаком­
ства с кораблем, но на самом деле для столкновения с его
новым заданием. В темноте незнакомец, голый мужчина,
поплыл в сторону корабля, и молодой капитан принял его на
борт. Мужчина объяснил, что он командир корабля, стоя­
щего на якоре в стороне мыса, и во время шторма, когда

корабль был огромной опасности, он убил моряка, уклоня­


ющегося от дежурства. Теперь «ОНИ» преследовали его как
убийцу. Капитан дал ему свою пижаму и говорил шепотом.
(Конрад продолжает: «Тень, темная голова, похожая на
мою, казалось, кивнула незаметно выше призрачно-серой
пижамы. Это было ночью, как будто я уже сталкивался
со своим отражением в глубине мрачного и необъятного
зеркала». Конрад написал это до того, как идея тени была
сформулирована как психологический принцип!) Молодой
капитан спрятал этого странного посетителя в кабине, пока
он назначит кораблю, и в связи с этим себе, окончательный
тест. Но в момент величайшей опасности он был разгневан
медлительностью одного из людей и угрюмым впечатлением
других. Товарищ, которому следовало бы быть первым
его помощником, потерял терпение и причитал: «Корабль
уже причалил». Капитан представил, что ему тоже следует
совершить убийство, но он совладал с собой.Тогда, и только
тогда теневой человек ускользнул обратно в океан, из кото­
рого он так таинственно пришел, и нам дано понять, что

странное напряжение, которое повисло над всем кораблем,


и его подследственный капитан растворись, и они приплыли
домой с попутным ветром. Эту историю следует изучить.
Глубокая проницательность Конрада о неизвестной стороне
жизни привела его к безошибочному портрету тени, не
106 ГМВА/V

только в ее олицетворении, но также и в ее смысле. Для


этого парня, испытывающего недостаток самоуверенности,

который может быть заполнен только через самопознания,


не только его умственных способностей, но также способ­
ности его натуры к насилию, которая способна и почти
заставила его убить человека, который отказался от заве­
денного порядка в момент стресса. Такай вид уверенности
в себе может быть заслужен только через знание о себе,
который может дать жизнь в одиночестве. 6
Молодой человек столкнулся с собой и при этом узнал
свою тень. Как говорил Юнг, с некоторой самоиро­
нией, это можно сделать сказочно легко, пока есть связь
с личной частью тени. Человек из истории даже ушёл
немного дальше этого, ибо он мельком понял, что за его
слабостью скрывается тень огромного зла, способность
к убийству. Но сняв эту личную тень, он стал способен к
человеческому общению с командой. Без этого столкно­
вения он бы остался изолированным и подозрительным.
В таком случае мир отдалялся бы все дальше и дальше,
пока индивид не оказался бы в железной клетке, как
человек в одном из видений Христианина в « Путеше­
ствии Пилигрима в Небесную Страну 7 ». Пока тень не
будет узнана и в некотором смысле усвоена, мы не сможем
начать настоящие отношения с другими. Только тогда мы
на самом деле сможем взаимодействовать друг с другом
и начнем строить прочный мост между островами нашего
«Я» и островами, представляющими другие жизни.

6 Jerome S. Bruner, in «On Knowing: Essays for the Left Hand», р. 48, дает
сходную интерпретацию «The Secret Sharer», но эта книга попала ко мне, пока

вышеупомянутое не было написано.

7 John Bunyan, «The Pilgrim's Progress»; for psychological interpretation, see


Harding, «Journey into Self», р. 123.
Проекuия на людей подобноzо пола: тень 107

Это, как говорил Юнг8 , эффект узнавания тени, ее


природа личностна. Но тень не только личностная, также
есть архетип, как мы видели в легенде о мужчине, продавшем

свою тень дьяволу. И в «Сердце тьмы», рассказе, сопрово­


ждающем «Секрет Шерер», Конрад рисует более глубокий
и зловещий аспект тени. Здесь тень становится демоном,
природные инстинкты, старый Адам в человеке возвращены
самим Дьяволом, злом, для его же выгоды. Как писал Юнг:
«В рамках возможности человека: узнать относительное зло
его собственной природы, но это редкий и разрушительный
опыт для него, который заключается в том, чтобы взглянуть
в лицо абсолютному злу». 9 Этот опыт Конрад описал в книге
«Сердце тьмы», а также показал ужас, сверхъестественный
ужас, который действует не только на героев истории, но и
на читателя, проясняя, что здесь мы сталкиваемся с чем-то,

что находится за личностной сферой, в глубине коллектив­


ного бессознательного. Человеческий дух Куцра заменяется
чужим духом. Современным языком мы бы сказали, что он
был душевнобольным; в первые дни его состояние считалось
одержимостью демоном; и на самом деле, по его мнению,

он был явно совершенно невинен.


Конрад написал эту историю в конце XIX века и разы­
грал действие в «Темнейшей Африке». Было ли это предо­
стережением происшедшего в Европе во 2-ой четверти 20-х
годов? Отзыв судьи Мусмано из книги о деле Адольфа
Эйхмана, названном «Человек с незапятнанной сознатель­
ностью»10. Этот человек, по его собственному признанию,
отправил миллионы людей на смерть, считая их «полезным

8 «Aion», р. 10
9 Там же.
10 Michael А Musmanno, in the New York Times Book Review, Мау 19, 1963,
р. 1, reviewing Hannah Arendt, Eichmann in Jerusalem.
108 ГМВА/V

биологическим материалом», чувствуя себя совершенно


незапятнанным злом. В его глазах его действия были оправ­
даны, так как «Не было голоса снаружи, чтобы пробудить
его совесть». Он принял нацистскую идеологию как абсо­
лютно приемлемую, не способную к греху. Он дал эту тень
дьяволу и взамен попросил богатство, мужество общества
его выбора, но более он не владел любыми внутренними
критериями правильного и ложного. И, как Курц в рассказе
Конрада, он стал одержим злым духом и потерял все сход­
ство с человеком.

Ибо если человек теряет контакт со своей личной тенью и


отождествляет себя с идеологией, которая требует абсолютной
верности, политической, религиозной или национальной
власти, предъявляющей претензии, он открывает себя для
проникновения «абсолютных» сил из бессознательного»
и теряет свои человеческие границы; и, как отмечал Юнг, 11
это значит недостаток индивидуальности, его Самости.
«Человек», как пишет Юнг, «настолько бессознателен, что
всецело провалился в видении его собственных возможностей
решения. Вместо этого он постоянно тревожно озирается по
сторонам для внешних правил и норм, которые могут ввести

его в недоумение». Он продолжает: «Человек, который


мечтает найти ответ на проблему зла, нуждается в самопо­
знании. Он должен знать, как много хорошего он может
сделать и на какие преступления он способен (это значит, что
он должен быть хорошо знаком со своей собственной тенью),
и должен остерегаться одного как реального, а другого - как

иллюзии. Оба - части внутри природы, и они обязательно


выйдут на свет в нем, стоит ли ему желать, как ему должно
жить без самообмана или самообольщения» .12

11 «Memories, Dreams, Reflections», р. 325 (English edn., р. 300).


12 Там же, р. 330 (рр. 304-5).
Проекuия на людей подобноzо пола: тень 109

Когда обязанность стать цельным ложится на инди­


вида, из-за некоторого невротичного волнения, как это

было у молодого капитана в «Секрете Шерер», так как он


был обязан обличить ситуацию, которая казалась выхо­
дящей за его возможности, или за религиозный опыт, первое
задание, которое индивид должен пройти - столкновение
с тенью. Внутри него поднимается огромная необходимость
признать грех своей личной тени, чтобы принять исклю­
ченные части своей личности как части целой души. Ибо тень
ощущается как исключительное зло, даже как особый грех,
так как она противоположна принятым стандартам не только

эго, но также и общества, в котором человек живет. Но страх


неизвестного и сопротивление ему может быть настолько
сильным, сидеть так глубоко и быть таким бессознательным,
что индивид может быть не способен осознать существование
проблемы. Следовательно, он страдает от неясного чувства
вины или несостоятельности, которое может попытаться

успокоить самыми разными формами самодисциплины,

которые только задавливают его дальше в подавленную

форму цивилизации.

В этих условиях он будет искать многие несовершен­


ства, даже воображаемые, чтобы признать это огромное
чувство вины, пока реальный грех игнорируется. Человек
может использовать покаяние как явный провал, как
слепец, конечно бессознательно, для охраны от осознания
реального греха, который часто явно незначителен в его
открытом виде: детская сексуальная проделка, возможно,

совсем не важная со взрослой точки зрения, или же ложь об


украденной конфете, или другие детские грехи, признание
которых кажется способным совершенно подорвать взрос­
лого. Это осознание бездны, которую откроет признание,
даже если человек полностью бессознателен. Выполнивший
такой опыт, он может объяснить, через запирание любого
удобного греха и попытку заставить его нести бремя чувства
110 ГМВА/V

вины, которое он испытывает. Особенно возможно, что он


принимает бремя некого неприспособленного действия,
поэтому преуспевает в построении себя относительно лежа­
щего в основе мотива, как делал мужчина, завидовавший
своему брату. Относительно легко признать совместимый
грех, так сказать, с чувством достоинства, или самоува­

жением эго, когда реальный грех проскальзывает неза­


меченным. Это была не детская сексуальная шалость или
милое воровство, которое было реальным преступлением
против общества. Скорее это был факт, что человек дерзнул
действовать своими собственными инстинктами вместо
того, чтобы оставаться послушным власти, и это остается
грехом на его совести, пока он не совершит добро, чтобы
избавиться от господства общества и родителей. Это необ­
ходимый грех!
После поедания фрукта в саду Эдема, Адам и Ева осоз­
нали, как нам говорили, что на них нет одежды. Они были
голые. Но ни одно другое создание не носило одежды.
Почему этот особый факт причинил им такое сильное беспо­
койство? Нам не говорили, что Бог был одет. Это не было их
неповиновение, но их обнаженность заставила их прятаться,
когда они услышали Бога, гуляющего в саду в прохладе
вечера. Они никогда не были пристыжены за свое состояние,
но тогда они не осознавали его. Они не ели с дерева познания
добра и зла, и поэтому не осознавали себя.
Внутреннее принятие наших действий, грехов, требуют
ли они внешнего признания или нет, часто производит

неожиданно правильный результат. Ибо признание


детских сексуальных действий или даже других «Непри­
емлемых» действий, не таких детских, значит, что человек
утверждает себя как личность; кто-то украл чью-то инди­
видуальность. Я помню пациентку на подобной пере­
ходной стадии, которая фантазировала, что она входит
в публичный сад и крадет цветок. Она украла розу (а
Проекция на людей подобно~о пола: тень 111

девушку звали Роза), она была увлечена, когда увидела,


что один из охранников парка бросается с одной стороны
на нее, а полицейский - с другой. Она была ужасно испу­
гана из-за совершённого воровства. Затем она сказала:
«Нет, эта роза - моя роза». Она держала ее впереди
себя как вымпел и пошагала вниз по дороге, и стражи
отступили и дали ей пройти. Она украла свое собственное
имя, свою собственную индивидуальность. Она утвердила
себя как личность. Такое действие превращает марио­
нетку в человека. Инстинктивное волнение и отклонение
от приемлемого - проявление человеческой природы.
Возможно, человек откроет, что у других был подобный
опыт, и вместо того, чтобы быть изгнанником, белой
вороной, из-за чего человек чувствует свою собственную
ущербность, он сможет, возможно, впервые, действи­
тельно почувствовать себя членом стаи.
Имея дело с детьми, стоит быть осторожным в том, чтобы
не смотреть сверху на грехи против установленного порядка.

На худой конец, возможно, что хороший ребенок, который


вдруг стал до безобразия непослушным, пытается утвердить
себя, действительно почувствовать себя личностью. Атмос­
фера вседозволенности отрицает возможность ребенка утвер­
дить себя, так же как и слишком подавляющая. Пока ребенок
не запротестует против чего-то, он не может чувствовать, что

существует как отдельный индивид.


Нелегко открыть то, где лежит настоящая вина, так как
это может быть не особое неповиновение против божествен­
ного или общественного постановления, не особое оскор­
бление ближнего, даже не особый проступок забывчивости, а
то, что есть настоящий грех. Может быть, это очень сильное
отношение, лежащее в основе явного действия, закостенелый
эгоизм, который отрицает само существование других как
личностей. Это то, что наполняет черноту тени. Другими
словами, когда человек заключен в свой Умвельт, он
112 ГМВА/V

постоянно грешит против ближнего. Он чувствует и действует


так, как если бы он был единственной настоящей личностью,
а другие - только призраками. Чернота тени падает на всех
других; те другие кажутся виноватыми. Но когда человек
принимает тень, вместо чувства абсолютной уверенности, что
другой человек не прав, он способен узнать, какие сложности
могут прийти от его собственной бессознательности.
Тени действительно следует быть частью целой личности.
Она была оторвана от сознания через процесс образования и
развития эго, но ей следует быть восстановленной на своем
месте, в душе, и больше не быть проецируемой на других.
Это совсем нелегкое задание: принять несоответствие
и неполноценность, которые представляет тень. Но если
человек находит мужество принять другую сторону себя,
результат не всегда оправдывает ожидания. Кажется,
как будто бы принятие тени неизбежно поставит человека
в несправедливое положение с результатом, что внешние

ситуации будут обременять злом, которое человек всегда


осторожно сдерживал. Но это не то, что происходит. Доста­
точно необычно, когда мы поглощаем теневую сторону
нашей собственной личности, отказываясь от тихого зова
быть абсолютно чистыми, безукоризненно моральными.
Эффект, который мы проецируем на наше окружение,
испытывает неожиданное изменение. Ибо когда мы несем
бремя нашего собственного человеческого несовершенства
сознательно, другие люди освобождаются от него. Будучи
бессознательными, мы отбрасываем тень густоты, пропор­
циональной нашей сознательной честности; но когда мы
несем тень сознательно, ее губительность больше не падает
на других, и мы начинаем производить впечатление более
целых и, по этой причине, более мудрых и лучших, чем
обычный поток людей.
Несколько лет назад среди индейцев Навахо жил
мудрец, который ходил на четвереньках из-за прирожденной
ПроеКJ&UЯ на людей подобноzо пола: тень 113

хромоты. Люди звали его «Тот-кто-ходит-близко-к-своей­


теню>13, имя, которое не указывает на мудреца. Если мы всего
лишь будем ходить близко к нашей тени, она не причинит
нам столько неприятностей в повседневной жизни, и мы не
будем оставаться в милости коллективного мнения. Скорее
нам следует достичь внутреннего создания и личной точки
зрения, с которой мы будем производить веские суждения
о справедливости или неправде ситуации и о нашей роли
в ней. От принятия черной сущности, которая присоединяется
к тени, нам следует сделать первый шаг в личном прогрессе и
развитии настоящего самосознания.

13 Я нахожусь в долгу перед Лаурой Адамс за информацию.


Глава V

ПРОЕI<IJИИ НА ЛЮДЕИ
ПРОТИВОПОЛО>I<НОГО

ПОЛА:

АНИМА И АНИМУС
*
в прошлой главе говорилось о
о тех неудачных событиях
личном бессознательном,
и неприемлемых частях
личности, которые были подавлены и просто забыты, были
вынуждены, принуждены сделать что-то под давлением

на нас воспитания и порядка морали и поведения в нашем

окружении. И с того момента, как эти вещи действительно


являются бессознательными, то есть неизвестными для нас,

мы не можем встретить их прямо, даже через самоанализ,

кроме особых обстоятельств и, обычно, только частично.


Но мы включаем их в нашу ежедневную жизнь, проецируя
на кого-нибудь в окружении. Эти проекции могут стать узна­
ваемыми, если, например, мы встречаемся с сопротивлением

и отрицанием того, кого мы нагрузили своим нежеланным

психологическим содержанием. При условии, что у нас была


некоторая догадка на счёт наших собственных мотивов, мы
можем начать подозревать их существование, когда чрез­

мерно реагируем на ситуацию, то есть когда пробуждаются


наши эмоции, особенно негативные. В конце концов, когда
мы чувствуем неудовлетворённость собой без видимой
причины или имеем размытое чувство вины и беспокойства,
хорошо бы поискать проекцию тени.
Всякий раз, когда активируется психическое бессоз­
нательное содержание, т. е. обеспечивается психической
энергией и эмоциями, они имеют тенденцию действовать
самостоятельно, как если бы они были маленькими лично­
стями. Они олицетворяются как внутренние фигуры или как
116 ГМВАV

проекции на внешний мир. Теневые качества, которые идуг


из личного бессознательного, олицетворяются в образе одного
с человеком пола и будуг спроецированы на кого-то подоб­
ного пола. Мужская тень мужского пола и будет спроециро­
вана на мужчин, например, брата, или друга, или товарища.
Женская тень, будучи женского пола, будет спроецирована
на сестру или другую женщину.

Отношение индивида к человеку противоположноzо


пола - гораздо более проблематичная область психоло­
гической жизни, чем отношения двух людей одного пола.
У нас есть определенное знание, способность прочувство­
вать человека подобного пола как себя, используя тот факт,
что мы, в некотором смысле, похожи, поэтому мы чувствуем

себя странно, ощущаем определенную непохожесть, когда


встречаемся с кем-то противоположного пола. Однако,
чувство странности, которое можно ожидать, держит

мужчину и женщину отдельно, и действительно так часто


происходит. Но также имеет место и притяжение между
мужчиной и женщиной, частично основанное на их разли­
чиях. Это напряжение противоположностей по отношению
друг к другу, притяжение, которое часто очень сильно

и необъяснимо, как свидетельство внедрения бессознатель­


ного элемента.

Этот бессознательный элемент - то, что Юнг называл


анима в случае с мужчиной, и анимус - с женщиной 1 •
Он пишет: «Этот источник проекции [на противополо­
женный пол] - больше не тень, но фигура противополож­
ного пола. Здесь мы встречаем анимус у женщин и аниму у
мужчин, два соответствующих архетипа, чью независимость

и бессознательность объясняет упорность их проекций»; и он


продолжает: «Анима и анимус гораздо дальше от сознания

1 См. диаграмму IV.


Проекции на людей противоположноzо пола: ан им а и анимус 117

[чем тень] и это нормальное обстоятельство, что они редко,


если вообще, осознаются». 2
Притяжение между людьми противоположного пола
зависит не только от взаимного притяжения противополож­

ностей. Также имеется физическое влечение, основанное


на инстинкте сексуальности, который греки называли
Эрос, великий Связующий Элемент или Единитель.
Но за этим может казаться невозможным наличие хоть
какой-то надежды на взаимное понимание между мужчиной
и женщиной, то, что между ними существует элементы
противоположного характера. Каждый из нас имеет мужские
и женские гены с того момента, как мы унаследовали

элементы от обоих родителей, и это произвело некоторое


анатомическое и психологическое влияние. Маскулинные
характеристики становятся доминантными в мужчине, а

феминные - в женщине, в то время как факторы противо­

положного пола становятся рецессивными. В последующей


жизни характеристики противоположного пола физической
природы становятся более явными, и на психологическом
плане также господствует подобное состояние. В течение
ранних лет жизни, особенно после переходного возраста,
сознательная личность показывает характеристики муже­

ственности в мужчинах и женственности в женщинах, когда

элементы природы противоположного пола отступают

вглубь, то есть в бессознательную часть души. Говорят,


что мужчина несет свою женскую душу внутри себя, тогда
как женщина имеет мужчину в своей глубине. С того
момента, как бессознательные психические элементы

имеют тенденцию персонифицироваться, это содержание

о противоположном поле в сознательной личности человека


появляется как образ души. Слово «душа» не используется

2 «Aion», р.10.
118 ГЛАВАV

здесь в том же смысле, что и в текущем религиозном языке,

но в психологическом смысле, как его использует мужчина,

говоря женщине: «Я люблю тебя как свою собственную


душу» или «ТЫ моя родственная душа». Юнг называл эту
фигуру анима в случае с мужчиной, чтобы избежать неми­
нуемой путаницы, которая может последовать за исполь­
зованием термина «душа». Соответствующая фигура
внутри женщины - анимус. Это чрезвычайно подходящие
термины. Мужская фигура души имеет характеристики
феминного принципа эроса: чувства, эмоции и связан­

ности, в то время как соответствующая фигура в женщине,

будучи маскулинной, имеет примесь разума и духа, имеет


качество ветра или воздуха, речи и идеи, это дух в таком

смысле (animus (лат.), anemous (греч.) - ветер или


дыхание). Как и тень, эти фигуры имеют тенденцию персо­
нифицироваться и проецироваться на кого-то во внешнем

мире. Они также могут быть спроецированы на истори­


ческих героев или персонажей романов или переживаться
как внутренний образ, появляющийся во снах, фантазиях
или видениях. Если имеет место недостаточное разделение
между элементами души, как случается нечасто, личностное

эго может быть загрязнено элементами противоположного


пола, и это производит состояние, которое Юнг называл
идентификацией эго с анимой или анимусом, в зависимости
от обстоятельств.
Элементы противоположного пола в личности лежат
в более глубоком слое бессознательного, чем тень, и они
действительно только частично находятся внутри личной
души. 3 В гораздо большей степени они принадлежат к неиз­
вестному внутреннему миру, «не-Я» коллективного бессозна­
тельного, которое посягает на нас, тем не менее, мы не можем

3 См. диаграмму IV.


Проекиии на людеu противоположно~о пола: анима и анимус 119

содержать это. Но так как анима и анимус также связаны


с личной душой, они действуют как посредники между личной
частью души, «Я» и неличной областью внутреннего мира,
находящейся за личной психе, больше чем персона действует
для установки связи индивида со внешним миром. Они соот­
ветствуют природе архетипов в гораздо большей степени, чем
тень, которая, как мы видели, также покрывает и частично

скрывает архетипы братьев и товарищей, как и дьявола и зла.


По мере постепенного развития сознания, которое появля­
ется в курсе психоанализа, эти фигуры становятся даже более
различимы, и человек учится отделять их от настоящего «Я».
Это понимание ведет к наиболее важному росту в сознании:
росту свободы во внешнем мире, росту внутрь и в глубину
понимания более важных аспектов жизни внутренней или
субъективной сферы.
Наши знания об этих скрытых и обычно бессозна­
тельных аспектах психе основаны на эмпирических наблю­
дениях, формулировках и теориях, которые привели к

недоступности прямого эксперимента или доказательства.

Но факты доступны всем, кто знает, как на них смотреть,


и они были ясно видны художникам, романистам, драма­
тургам, философам, и другим наблюдениям человеческого
опыта и поведения через века. Теории и систематические
описания, однако, пришли от психологов, в частности, от

Юнга. Он указал, что данные, идущие из трех источников,


вызывают аниму и анимуса и их особые характеристики.
Эти характеристики, как можно ожидать, в значительной
степени достаточно общие, так как в большей степени они
принадлежат к пространству коллективного бессознатель­
ного. Но анима (или анимус) одинаковые у всех, или же они
индивидуальны?
Давайте рассмотрим три источника, из которых проис­
ходит анима (или анимус). Для начала, есть опыт, который
имел мужчина от женского существа. Это дает ему
120 ГМВАV

определенное знание о женщине и ее поведении. Наиболее


важен опыт с его матерью. Он воздействует на него даже
до того, как человек стал сознательным, и он имеет ненор­

мальное влияние в формировании его отношения к ожида­

ниям от женщин, обычно длящиеся всю его жизнь. Он может


ожидать от всех женщин похожести на свою мать и нега­

тивно реагировать на тех, кто не похож на нее. Мужчина


может всю жизнь искать женщину, точно похожую на его

мать, и может быть не способным к отношениям с любой


женщиной, так как никогда не сможет найти точно такую
же. Это тот случай, когда мужчина женится на девушке,
на которую указала мать, как на приемлемую пассию, хотя

на самом деле он не заботится о ней вообще. Он всегда очень


устойчив к ней, так как она не совсем похожа на его мать.
С того момента, как становится состоятельным, он привы­
кает проводить свободное время, ища женщину, которая
была бы похожа на его мать. Он мог бы сесть на поезд, и,
если бы видел девушку в дальнем конце вагона, у которой
были бы лодыжки, как у его матери, или конкретный вид
кудряшек, он бы наблюдал за ней и покинул бы поезд вслед
за ней, несмотря на то, что у него билет на поезд прямого
следования. Он может следовать за женщиной на улице,
надеясь, что она докажет свою похожесть на мать. Если он
видит женщину, которая, наконец, психологически напоми­

нает мать, он начнет ее преследовать, но так никогда и не

обратится к ней. Он жил и умер, преследуя образ своей


матери, так никогда и не догнав его. Это трагедия не только
для мужчины, но и для его бедной жены, которая осталась
дома управляться как только может, без него.
За матерью лежит материнский архетип, архетипичный
образ «Матерю>, который каждый из нас несет внутри себя
и который ведет каждого индивида к ожиданию от реальной
матери ответ на его потребности, на самом деле ей следует
быть взаимным дополнением, противоположностью детства
Проек~&ии на людей противоположноzо пола: анима и анимус 121

и зависимости. Конечно, этот образ окрашен опытом с


реальной матерью, даже если она делает все возможное для
ребенка. Эти трудности наиболее часто появляются в случае,
где мать и ребенок представляют разные психологические
типы, так что взаимопонимание затруднено.

Эта ситуация повторяется снова и снова в мифах


и сказках, где ребенок живет как приемный сын дровосека,
когда его настоящие родители - король и королева. Этот
мотив прослеживается во всех странах, и он появляется

во снах многих людей, от которых мы этого не ожидаем.


Например, человек, который пришел ко мне как пациент,
был убежден в детстве, что его родители - не его настоящие
родители. Ему был показан могильный камень, на котором
было имя первой жены его отца, и он моментально убедился,
что он - сын этой женщины. Фактически он им не был,
она умерла задолго до его рождения. Но он был уверен, что
та женщина дома была «Подсунута» ему вместо его матери,
и на самом деле у него была лучшая, гораздо более желанная
мать, которая каким-то образом была отобрана у него. Такой
человек живет с фантазией о том, что жизнь станет совер­
шенной, если только он сможет найти свою настоящую мать.
Эта фантазия чрезвычайно общая, хотя она обычно не прони­
кает в сознание так ясно, как в этом случае. Это подсказка,
поиск архетипического образа.
После того, как мать, сестры и другие женщины-род­
ственники смоделировали у мужчины образ женщины, все
его столкновения с женщинами и девушками также играют

роль в формировании образа его анимы. Например, один


мужчина влюбился в возрасте семи лет в девочку, которая
сидела напротив него в школе. У нее были золотые косички.
Он был заколдован этой прекрасной златовласой девочкой.
Его образ женщины всегда имел золотые косички, и он
постоянно ее искал, пока не пришел к аналитику и, наконец,

не нашел, в чем была проблема.


122 ГМВАV

Второй источник происхождения образа анимы -


феминные элементы внутри психе мужчины. Из-за этого он
имеет определенную тенденцию и способность к феминному
отношению и поведению, возникающему изнутри. Конечно,
это явление сильно различается по силе у разных мужчин.

У очень маскулинного мужчины они достаточно подавлены,


у других они могут быть настолько явны, что мужчина
принимает некоторое женское обличье и женские манеры,
что является одной из причин гомосексуальности. Но так
как феминные элементы в мужчине слабее, чем маску­
линные, они соответствуют подчиненному типу феминной
функции. Это не предполагает, что женщина и феминный
принцип подчинены мужчинам и маскулинному принципу

(этот вопрос никто из нас не вправе решать, так как все


мы основываемся на своем половом и психологическом

строении). Однако ясно, что феминные элементы присут­


ствуют в мужчине или представляют подчиненные части

психе, в результате их функционирование также оказы­

вается подчиненным и обычно несет негативные качества.


Феминные элементы, которые функционируют изнутри
его, в конце концов, и дают ему подсказку, как чувствует

себя женщина. Внутренние маскулинные элементы также


дают ему инстинктивные знания о женщинах. Например,
мужчина инстинктивно знает, как вести себя с противопо­
ложным полом. Как самец знает, как приблизиться к самке,
так будет, вероятно, приемлемым и для нее. То есть самец
имеет некоторое знание, как удовлетворить самку, он

«знает», на что она похожа. Подобный инстинкт ведет


и человеческую жизнь.

Имеется и третий ресурс, откуда анима приобретает свои


характеристики: наследственные знания предков, которые

имели опыт «того, каковы женщины», накопленный за века


жизни на земле. Это не значит, что мужчины знают, какие
женщины на самом деле, ибо это навсегда останется для них
Проекнии на людеu противоположноzо пола: анима и анимус 123

тайной. То же самое касается и мужчин. Женские секреты,


как и мужские, исполняются в тайне. В первобытных обще­
ствах они подвергаются строжайшим табуне и не могут
быть выведанными противоположным полом. Нарушение
такого запрета обычно каралось смертью. Этот бессчетный
опыт противоположного пола создал образ женственности в
мужском бессознательном, который влияет на его поведение
и может быть пережит отдельным человеком как внутренний
образ или фигура души. Его можно наблюдать в формах искус­
ства: поэзии, романтической литературе и мифологии, так же
как и в личной проекции на любимую женщину, и в высо­
чайшем своем проявлении образа божественной фигуры:
Иштар вавилонской, Исиды египетской, Великой Матери
сирийской, Афродиты, Гекаты, Деметры, греческой Персе­
фоны, благодетельной и разрушительной богини востока,
Софии из позднего иудаизма, христианской Мадонны, т. е.
всех, кто изображает внутренний образ женственности и
анимы в ее глубочайших и наиболее значимых формах.
Если мы обратимся к психологии женщины, то найдем,
что фигура анимуса имеет свои характеристики в подобной
форме из соответствующего ресурса. Но, поскольку
анима, будучи феминной, разделяет качества эмоции и
привязанности и имеет личных характер, анимус, будучи
маскулинным, распоряжается мышлением, безличностью
и духом, которые ведут к вопросу о справедливости, логики

и «Причины». Поэтому оно относительно безличностное.


Анимус очаровывает женщину, как анима мужчину;
женщина любит и стремится к его проявлению. Она может
найти его отражение или проекцию в учителе или ораторе,
человеке слов, особенно «человеке Мира». Ситуация может
быть спроецирована на приемлемого или достаточно непри­
емлемого мужчину, того, кто обещает дать мудрость, в то
время на самом деле страдающую от вдохновения, которое

вводит в заблуждение только женщину, одержимую


124 ГМВАV

анимусом. Обратная сторона такого человека может быть


достаточно заметной для стороннего наблюдателя, кто не
может понять, почему женщина впала в такую псевдому­

дрость. Мужчины видят через него и могут достаточно осоз­


навать обманчивость претензий на ведущую роль. Конечно,
имеется приемлемый соблазн для мужчины, который имеет
некоторую возможность со словами, «бойкостью речи»
использовать это для некоторых пересмотров взглядов

и последователей, возможно для личной перспективы, силы


или денег. Точно также женщина, которой повезло привлечь
проекцию образа анимы у мужчины, может использовать ее
для личной выгоды. В таком случае другие женщины обычно
осознают ее мотивы и либо презирают ее, либо ненавидят,
когда мужчины гораздо легче обманываются.
Когда образ анимы воспринят и спроецирован, это вызы­
вает образ Великой Матери или Софии.Также анимус иногда
видится в божественном образе или полубожественном
образе Хозяина Мудрости, идеальной фигуре отца, учителя,
защитника, проводника. Человек или бог силы, возможно
Геркулес; человек сильного слова, Логос; избавитель от стра­
дания - любой из них может схватить проекцию женского
анимуса. 4
При рассмотрении анимы и анимуса мы должны всегда
держать в уме то, что эти фигуры происходят из очень глубо­
кого источника в бессознательном и только частично доступны
для осознания. В этом отношении части личности разделяют
природу архетипа. Юнг называл их пограничным феноменом,
стоящим на границе личного и коллективного бессознатель­
ного. Мы можем описать их только в той степени, в которой
они проявлены в сознании; мы не можем полностью опреде­

лить их границы; следовательно, мы зависим от того, какие

4 См. диаграмму IV.


Проекuии на людей противоположноzо пола: анима и анимус 125

мы есть на самом деле во всех психологических исследова­

ниях на основе эмпирических знаний


После обсуждения невозможности использования сред­
нестатистического человека для осуществления проекции

матери или отца, Юнг продолжает: «Я упомянул все это


только для иллюстрации размаха, которому принадлежит

проекция анимы / анимуса и моральные и интеллектуальные


усилия, необходимые для их решения. Однако не всё содер­
жание анимы и анимуса проецируется. Многие из них появля­
ются спонтанно во снах и т.д., а другие могут быть осознаны
через активное воображение. Таким образом, мы можем
найти те мысли, чувства и переживания, которые живы в нас и
в которые мы бы никогда не поверили. Естественно, возмож­
ности такого рода кажутся весьма фантастическими всем, кто

не переживал их сам, для нормального человека, «знающего,

что он думает». Такое детское отношение к части «Нормаль­


ного человека» просто правило, так что ни от кого без опыта
переживания этой сферы нельзя ожидать понимания насто­
ящей природы анимы и анимуса. С такими рефлексиями
человек попадает в абсолютно иной психологический опыт,
при условии, конечно, что он успешен в осуществлении его

на практике. Те, кто преуспели в этом, едва оставят без


внимания все то, что эго не знало и не знает. Это повышение
самознания сегодня все еще чрезвычайно редко и обычно
заранее сопровождается неврозом, если ни чем-то похуже». 5
Анима и анимус действуют в жизни тремя способами,
соответственно, имеют три источника их происхождения.

Первый способ: анима проецируется на женщину во внешнем


мире, в первую очередь на мать, затем на сестер и друзей;
анимус проецируется на отца, братьев, и т. д. В конце концов,
в любом случае фигуры души могут быть спроецированны

5 «Aion», р. 19.
126 ГМВАV

на жену или мужа. Эта проекция особенно сильна, когда


мужчина и женщина влюбляются. Вдобавок анима и анимус,
можно сказать, в некотором смысле влияют на все отношения

между мужчиной и женщиной, завися от уровня осознания,


достигнутого людьми. Ибо спроецированные сознательные
элементыне - совсем сознательные.

Второй способ: феминные элементы в мужской психике


производят некоторые реакции феминного типа в нем. Это
обычно проявляет себя как настроение, самое распростра­
нённое из которых - обиженное. Когда мужчина не соот­
ветствует ситуации, когда он не может действовать адекватно
с точки зрения развитого эго, он возвращается к унаследо­

ванным образцам поведения, непроявленным в бессозна­


тельном, таким образом, анима выдвигается внутри него,
так сказать, чтобы заполнить пустоту в его адаптации, и
он действует по-женски, подавленным женским способом.
Он злится или капризничает, или обижается, что события
не происходят правильно сами по себе, или что кто-то
другой не следит за ними. Или он просто чувствует себя
несчастным и выглядит таким, ожидая, что кто-то (мать,
жена, секретарша) придет и спасет его. На самом деле,
кажется, что мужчина держит женщину-секретаршу только

с целью заботы об его аниме, то есть для защиты няни в


его внутренней части. В большей части своей работы он
возможно адекватен, но во всех незначительных делах,

которые он предпочитает игнорировать, особенно те, которые


имеют дело с личными отношениями, а именно эротической
стороной жизни. В них он беспомощен. Если он сталкивается
с ними, то чувствует давление, оскорбление или становится
капризно-сердитым. Он может даже развалиться на части,
но секретарша, или «милая маленькая вещица», или старая

и уставшая «драконша», приходит на помощь, смягчая его

задетые чувства, и действует рационально с навязчивыми


требованиями личных или публичных отношений.
Проекции на людей противоположноzо пола: анима и анимус 127

В этом случае, если по любой причине эго само по себе


недостаточно развито, человек не способен создать рабочую
маскулинную адаптацию к жизни, весь его характер может

иметь женские качества. Он мягкий, нежный, девиче­


ский, но так как он не девочка, он всегда будет нести
более-менее скрытый негативный фактор чувства обиды
или удрученности, который может сам по себе говорить
о скрытой нечестности, безответственности и аутоэротизме.
Женщина, которая действует путем идентификации с ее
анимусом, вместо своего феминного образа действия будет
любящей спорить, безапелляционной, самоуверенной и
мужеподобной когда она не может справиться с жизненной
ситуацией. Женщина, подавленная анимусом, так хорошо
знакома в литературе и так часто встречаема в жизни,

что мне едва стоит описывать ее дальше. Во всех случаях


такого рода мы говорим, что мужчина отождествляет себя
с анимой, а женщина - с анимусом.
Третий способ, по которому появляются фигуры души -
из внутреннего образа. Многие мужчины инстинктивно
знают, на что «Она» похожа. На самом деле Г. Р. Хаггард
дал имя своему портрету анимы, и люди обычно знают, о чем
он говорит без дальнейшего объяснения. Соответствующий
образ не так ясно отмечен у женщин, частично из-за безлич­
ности. Он более рассеян и, на самом деле, может быть пред­
ставлен группой маскулинных фигур, например, советом
мужчин: отцов церкви или государства. В литературе есть
несколько его примеров: Хитклиф из «Грозового перевала»
Эмили Бронте, чья сестра Шарлотт также нарисовала замеча­
тельный портрет своего анимуса в ее многих книгах, особенно
«Джейн Эйр». Когда женщина развивается психологически,
ее анимус становится ясным и более отчетливым и имеет
тенденцию к объединению. На самом деле незрелые люди, как
женщины, так и мужчины, имеют фигуры души, способные
к усложнению. В мужчине это может быть представлено
128 ГМВАV

достаточно неясными группами нимф, сирен, искушающих

Улисса, или цветочных дев Тангайзера, и только когда его


маскулинный герой принимает форму действия, появляется
объединенная фигура анимы. Это слегка отличается для
женщин, но с героем анимус также имеет тенденцию к превра­

щению в одну или две фигуры. Например, многие из женских


мистиков осознавали внутреннего проводника, контроль над

женщиной-медиумом - воплощение ее анимуса, когда как


множество женщин, не медиумов, не мистиков, переживали

внутреннюю маскулинную фигуру, к которой они обращались


за руководством и помержкой во времена нужды, либо через
прямую мольбу и медитацию через инстинктивное обращение
внимания во внутрь, или, если они выучили технику того, что

Юнг называл «активное воображение», через преднаме­


ренную интровертность.

Внутренний образ, и мужской, и женский, может вдохнов­


лять и вести внутреннее путешествие, как Беатриче у Данте 6 ,
или, как в случае с Роденом, вдохновение для искусства.
Для многих художников этот образ - источник творческого
гения, обновление жизни, убежище от смерти. Для женщины
подобная фигура души 7 - «дорогой», наставник, учитель,
проводник во внутреннем путешествии, небесный супруг.
Это только кратчайшее изложение данного предмета,
и должно быть ясно, что мы имеем дело с большой и сложной
внутренней темой. Юнг писал об этом широко, и было много
других интерпретаций сюжета. На самом деле сложно,
когда описываешь вообще любой психологический сюжет,
не ссылаться на функционирование анимы или анимуса. 8

6 ln both the Vita Nuova and The Divine Comedy.


7 См. роман «Precious Bane», Ьу Mary Webb, где ясно показаны негативная и
позитивная сторона анимуса.

8 Читателя отсылают к «двум эссе об аналитической психологии» Юнга.


Проекции на людей противоположноzо пола: анима и анимус 129

Сейчас мы должны более детально взяться за зффекты


проекции фигур души. Проекция анимы на женщину или
анимуса на мужчину всегда производит особое очарование
и сильное змоциональное вовлечение конкретного человека.

Иногда зто одностороннее вовлечение, но гораздо чаще


оно взаимное, возможно, анима мужчины встречает или,

возможно, будит анимуса женщины. Когда зто происходит,


зти двое неудержимо притягиваются друг к другу. Они
чувствуют, как будто всегда знали друг друга не только
в настоящей жизни, но также и в прошлой. Они не сомнева­
ются, что понимают мысли друг друга без объяснений, что
их чувство любви узнано и взаимно, что некоторым любо­
пытным способом они были предназначены друг для друга
с начала времен. Этот опыт психологического двойника
китайского мифа Великой матери, которая соединяет маль­
чика и девочку вместе невидимой ниткой еще до рождения.
Известный пример зтого - любовь с первого взгляда -
был театрализован Вагнером в «Тристане и Изольде», где
колдовство пришло от выпитого любовного зелья, пред­
назначенного не Тристану, а королю Марку, настоящему
мужу Изольды. Каким сильным было заклятие, против
которого пошел Тристан в его священной обязанности

Его книга «Отношения архетипов с особым упоминанием об идее анимы» дает

очень четкий, хотя и довольно короткий рассказ об архетипическом аспекте анимы.

В «Психологических типах» он дает обширное описание образа души. Эта книга

была издана в 1923 году, когда термины анима и анимус не были так широко

распространены. Много примеров того, как эти фигуры действуют в реальной

жизни, даны в «The Way of All IF omen». Возможно, так как эта книга намного

проще, идеи Юнга могут быть легче поняты. Практически все книги Юнга

написаны для специалистов. Он сказал мне однажды, что писал так в надежде, что

его ученики интерпретируют его материал и мысли для обычной публики, для чего

он сам просто не имел достаточно времени.


130 ГМВАV

рыцаря, когда Изольда тоже нарушила весь ее кодекс чести


и оставила ее мужа ради любви. Конфликт между созна­
тельным чувством того, что правильно, и принуждения

их любви было настолько сильно, что Тристан заплатил


жизнью, как и Тангайэер, когда попал в подобную ситу­
ацию. Эти драмы показывают ясно, насколько сильны
могут быть проекции анимы и анимуса. Китайский миф
упоминает о том, как Лунная мать, Божественный Эрос,
соединяет до рождения мальчика с девочкой-спутницей,
заставляя их искать друг друга так, чтобы они могли соеди­
ниться. Им предназначено найти друг друга в жизни на
земле, они предназначены друг другу, они - родственные

души. Книга Зогар 9 - одна из секретных еврейских


писаний, имеет сходный миф, в котором две души предна­
значены друг другу в раю, они должны найти друг друга
на земле и пожениться. Только так может быть создан
идеальный союз. Ибо такой брак отражает и усиливает союз
в раю «Святых людей», то есть Иеговы и Элохима. Книга
Зогар повествует дальше, что сексуальному союзу следует
случиться в субботу, когда это произойдет «ПО общему
согласию и радости», тогда Бог будет един с этими избран­
ными людьми. Подобная идея имеет место и в индуистской
свадьбе, где союз сопровождает, почти производит. Это
одновременный союз Шивы со своей супругой Шакти,
от которой зависит дальнейшее соэдание вселенной. Эхом
отдает эта идея в обряде бракосочетания англиканской
церкви, где один из последних молящих говорит: «0, Бог,
святитель супружества, такой прекрасной тайны, который
представляет и означает духовный союз и единство между
Христом и его Uерковью". т. е. мужчина должен любить
жену свою соответственно миру (как Христос любил свою

9 А Е. Waite, «The Holy Кabbalah», рр. 396-98.


Проекм,ии на людей проmивоположноzо пола: анима и анимус 131

супругу-церковь)» Из этих примеров становится ясно, что


проекция анимы и анимуса имеет огромное значение как

психологический опыт, через союз мужчины и женщины


на земле, или даже обуславливает союз маскулинных
и феминных сил на небе. Выражаясь психологическим
языком, нам стоит сказать, что через человеческий опыт
любви возникает не только сознательный союз мужчины
и женщины, но, в то же время, космический или общий
принципы мужского и женского, логоса и эроса объединя­
ются в бессознательном. Эту мистерию алхимики называли
Священным Браком, союзом противоположностей.
Мы уже увидели важность этого для человека, чтобы
соединиться с тенью, дав ей место в тотальности «Я». Этот
процесс по большей части своей болезнен. Здесь союз с
образом души показан как экстаз и радость, и мы сказали,
что это имеет далеко идущие результаты, даже позволяет

совершить соответственный союз на небесах, в невидимом


мире «не-Я».
Сейчас нам стоит рассмотреть эффекты проекции анимы
и анимуса в реальной жизни. Мифы и учения только в
кавычках показывают, что в некоторых случаях союз двоих

на земле сопровождается союзом на небесах, или, говоря


психологическим языком, сопровождается союзом психоло­

гических элементов внутри личного бессознательного. Но


результат этого не всегда такой удачный. Когда мужчина
влюбляется, женщина, на которую пала проекция анимы,
кажется его идеалом, образом души, и он убежден, что она
именно такая. Как если бы он ее воссоздал, эту земную
женщину, делая из нее божество красоты и силы. Он
буквально может сделать статую, образ, как Пигмалион.
Но когда образ оживает, она может проявить себя совсем
не как женщина мечты. Ибо анима не идея: она наполнена
жизнью, она автономна, она та, кто должен повиноваться.

Так как мужчина слеп, он редко видит явный факт, и маска


132 ГМВАV

анимы может пасть на неподходящую женщину. Если человек


не развит психологически и плохо поработал или вообще не
работал над осознанием тени, не говоря уже об его душевных
проблемах, анима или анимус будут играть негативную роль.
То, чья проекция нежелательна, появится как желательная
или будет оказывать непреодолимое влияние. Для чело­
века, который спроецировал свою аниму на женщину, она
может казаться обладательницей всех добродетелей. Даже
в случае, где имело место более глубокое представление
о характере чарующего, мужчина может почувствовать себя
вынужденным искать притягательную женщину, сильнее,

чем мотылек летит на огонь, и часто результат оказыва­

ется схожим: он болезненно обгорает. То же происходит и


с женщиной, которая чувствует себя связанной со слабым
мужчиной. Она даже может подозревать шарлатана. Она
заколдована, как Трильби была заколдована Свенгали
в романе Джорджа Дюморье.
Проекция анимы и анимуса проявляется во взаимной
связи. Это может быть как негативным, так и пози­
тивным, т. е. оба человека могут влюбиться, или, наоборот,
их взаимное сопротивление может развить то, что можно

назвать «впадением в ненависть». Взаимное сопротивление


может появиться между мужчиной и женщиной, и оно в
большинстве своем основано на комплексе бессознательных
факторов, как и влюбленность, кажущаяся произошедшей
магически. В мифах это результат выпитого зелья, взгляда в
по-особому блестящих глаза или колдовства. Для прохожих
может быть ясно, что двое, на самом деле, заколдованы. «Они
не могут видеть то, что есть в них». «Как они могут быть так
слепы друг к другу?» ТАКИМИ ФРАЗАМИ СЕМЬЯ
И ДРУЗЬЯ ДИВЯТСЯ слепоте маленького слепого бога
и его силы, смущающей жертв. Это сила, совершенно скры­
вающая от них предостережения родителей и друзей, так как
им кажется, что они попали в рай.
Проекuии на людей противоположноzо пола: анима и анимус 133

Как ни странно, эмоции, вызвавшие такое ошибочное


очарование, - не только «блуждаюЦ&ие оzоньки». Ибо
и партнер может быть далеко не тем прекрасным суще.
ством, каким он или она представляются в глазах влюблен·
ного. Остается фактом, что интенсивный опыт любви,
даже к недостойному или неприемлемому объекту, мы
можем получить как самый благоприятный опыт для любя.
щего. В настоящее время он преобразован не только в его
внутренних чувствах, его субъективном опыте, но также и
его внешнем поведении. Не то, чтобы он слеп или введен в
заблуждение, он преобразован эмоциональным опытом, вне
зависимости от то, является ли объект тем, во что он верит,
или нет. И в течение тех недель или месяцев, пока длится
период влюбленности, он может сильно повзрослеть и
вырасти, пройдя путь от эгоцентричного юноши к мужчине.
Также и девочка может неожиданно вырасти из мечтаю·
щего ребенка до женственной женщины. Ясно, что в это
время что·то лежало глубоко в бессознательном. Спящее
внутри личности проснулось, и результат этого стал самым

благоприятным для личностного роста, даже позже, когда


заклятие снято, иллюзия растворена, горе, потеря и горечь

могут быть последствиями. Ибо для этого опыта анима и


анимус были проявлены в жизнь, как в истории со спящей
красавицей, когда поцелуй любви пробудил не только
принцессу, но и сам дух жизни, который был заколдован.
Он вдруг пробудился и получил новые жизненные силы.
Замок и окрестности зажили заново. На данный момент
в реальной жизни анима и анимус стали жить в сознательной
ситуации вместо пребывания только потенцией в бессозна·
тельном. Я использовала фразу «ЖИТЬ В», пытаясь пере·
дать чувство, которое испытывают от этих бессознательных
автономных качеств, неподвластных сознательному эго.

Их пробуждение - это то, что происходит для человека


абсолютно бесконтрольно и обычно против сознательной
134 ГМВАV

воли. Когда случается так, что вся его идея жизни и его
выбранная дорога будет отвергнута обязательными элемен­
тами, которые могут конфликтовать или не конфликтовать с

его планами на жизнь. Автономный фактор, до настоящего


времени неизвестная личность стала жить внутри него,

и он может найти, что ее сила и власть неоспоримы.


Когда этот фактор спроецирован на реальную женщину,
или более точно, когда эти факторы собраны в женщине,
и следует брак, цепь событий приводится в действие, и она
будет двигаться с непреклонностью судьбы. Ибо архетипы -
архитекторы судьбы. И это не слишком сложно: предуга­
дать результат любого конкретного случая. Я вспоминаю
пьесу, в которой тайно сбежавшая пара приходит ночью
во время шторма в странную и немного жуткую гостиницу.

Они, очевидно, полностью поглощены друг другом. Старик,


хозяин гостиницы, сидит возле огня, встает и, без слов пока­
зывая им номер, возвращается к своему месту у огня. Утром
светило солнце, пара спустилась в ярком свете. Иллюзия
любви не пережила ночь. Их страсть ушла, заклятие снято,
и они нашли себя совершенно неподходящими чужаками.
Они уходят, а старик возвращается к огню. Но вдруг звонок
в дверь, он поднимается чтобы впустить вторую, такую же
пару. Занавес.
Но разочарованность - не то, что ожидают двое, пока
действует заклятие. Фраза «И жили они долго и счастливо»
из сказок и сентиментальных и юношеских романов произ­

водят общие ожидания. Однако, более зрелые пьесы, романы


и многие мифы могут рассказать другую историю: как совер­

шают развод в суде. Ибо если двое живут и умирают под


заклятием, оставаясь бессознательными относительно
природы своей иллюзии прямо до смерти, должно происхо­
дить постепенное озарение. С этой точки зрения настоящая
жизнь должна постепенно вторгаться в сказку. Реальность
сталкивается с парой и производит один из двух эффектов.
Проекции на людей противоположноzо пола: анима и анимuс 135

Если безрассудная страсть имеет достаточную примесь


настоящей любви объекта в себе, двое способны выдер­
жать «невзгоды», будут созданы настоящие психологические
отношения великой ценности. Отношения будут построены
на настоящей любви с нежностью и пониманием человеческой
слабости партнера и признанием ее и его ценности, даже если
это не совпадает с образом анимы или анимуса. В этом случае
пара доживет до старости как идеальные Дерби и Джоан.
Однако если двое не способны расти и взрослеть через их
взаимоотношения, без разницы, какая причина препятствует
этому, каждый может ожидать от партнера выполнения роли,
бессознательно возложенной на него. Затем спроециро­
ванный образ анимы или анимуса наложит на любимого тира­
нические требования. В этом случае самое горькое и обидное
будет обязательно появляться между двумя, так как партнер
все больше и больше является примером всего, кроме совер­
шенства, которое ожидает любовник, будучи на самом деле
чем-то совершенно другим, живым человеком со слабостями
и сильными сторонами, не узнанными в течение влюблен­
ности и не оцененными в браке.
В первом случае, каждый будет расти с помощью усво­
ения спроецированных факторов, которые постепенно

снимаются с плеч другого, это процесс, который освобож­


дает другого от значительного бремени. Говоря психологи­
ческим языком, анима и анимус постепенно реализуются

как существенная часть личной психе, которая вследствие


этого обогащается ценностями, раньше чувствуемыми
только в проекции. Эти качества теперь ищутся человеком
и на самом деле могут быть найдены внутри него самого, не
в сознательном эго, а в «НЕ-Я» бессознательной области.
Мужчина становится посвященным в то, какие есть на самом
деле женщины, и она тоже начинает развиваться. Скрытые
в ней качества, служащие для поимки проекции анимы,
в конце концов, начинают расти, пока однажды она не станет
136 ГМВАV

похожей на настоящую совершенную женщину, в которую


он влюбился много лет на.зад. Колесо делает полный оборот.
Подобное развитие, конечно, может быть инициировано и
в мужчине как результат развития осознанности его жены.

Я сказала «может быть инициировано» специально, ибо


психологическое развитие может возникнуть только как

результат роста, а это требует усилий, моральных усилий,


над собственной частью личности.
Во втором случае, где усвоение анимы или анимуса
не имеет места, раздражение друг другом, пререкания и ссоры

появляются с растущей частотой. Они могут мириться после


ссоры, но никогда не придут к настоящему пониманию друг

друга. Это так, как если бы что-то неподконтрольное им


пытается произвести сепарацию. В прискорбном количестве
случаев связь рушится разводом, и двое, которые думают, что,

в конце концов, они вольны начать жизнь сначала, и только

стоит начать вторые отношения, которые обязательно


приведут к подобной развязке, если им стоит, тем временем,
у.знать о факте функционирования анимы и анимуса, но это

случается нечасто.

Например, я вспомнила о женщине, которая пришла


ко мне и.з-.за своего мужа, который стал алкоголиком, и его
состояние быстро ухудшалось. Ее история повествовала
о том, что несколько лет на.зад она вышла .замуж .за другого

человека, трезвого и трудолюбивого, хотя и со слабой инди­


видуальностью, не потому, что она была влюблена в него,
а потому, что он был доступен. Она приняла решение поки­
нуть дом любой ценой, так как ее отец постоянно пил, бил
ее мать и .заставил семью жить в нищете. Не успела она
выйти .замуж .за трезвого молодого человека, как тот начал
пить! Она развелась и вскоре снова вышла .замуж, выбрав
на этот ра.з главу местного сою.за трезвости. Но достаточно
странно: ее второй муж больше не стал принадлежать к
трезвым и взял бутылку.
Проекнии на людей противоположно~о пола: анима и анимус 137

Была ли это шутка судьбы, или элементы характера


женщины приводили ее к выбору мужчин с этой конкретной
слабостью, дремлющей в бессознательном, или было ли
в ней что-то, что вызывало у мужчин личные трудности,
неясно. Образ анимуса этой женщины, как у любой дочери,
имел влияние личности отца. Сознательно она ненавидела
эту слабость, но бессознательно она была связана с такими
мужчинами. Это был один фактор, но в работе был и другой.
Феминная часть души женщины имела такое же влияние
матери, как отец на анимуса. Опыт женщины жизни дома
был основан только на материнских реакциях на пьяного
мужа, в паре явно не было любви. Безопасно предполагать,
что женщина реагировала на своего мужа так же, как мать

реагировала на отца, так что она не может быть полностью


освобождена от ответственности доли вины в ситуации.
Другие элементы все еще попадают в кадр. Когда
женщина выходит замуж, как и девушка, по другой причине,
чем любовь, она не сможет достичь удовлетворяющих отно­
шений к ее мужу, основанных на глубоких и взаимных связях.
Она навряд ли сможет удовлетворить его сексуально, и если
ее холодность не сделает его импотентом, его сексуаль­

ность станет более примитивной и настойчивой. В том или


ином случае оба остаются совершенно неудовлетворенными
как сексуально, так и с любовной стороны брака. С того
момента, как позитивная сторона анимы и анимуса будет
нарушена таким образом, негативная сторона будет пробуж­
дена и спроецирована на партнера, который будет находиться
под бессознательным влиянием этой силы, узурпирующей
место инстинктивной любви. Женщина, получатель нега­
тивной анимы мужчины, станет капризной и придирчивой
или требовательной и доминирующей; мужчина, расстро­
енный на интуитивном уровне, вероятно, также станет
жестоким и попытается получить то, что хочет, силой. Или
он может обратиться к алкоголю, чтобы забыть трудности.
138 ГМВАV

Это случилось не однажды, но дважды с этой пациенткой.


Несмотря на то, что она хотела быть замужней, что-то в ней
заставляло ее жить одной. Возможно, так она могла открыть
свою собственную сторону проблемы и вступить в борьбу
со своим анимусом.

В этом случае не было настоящей заинтересованности.


Оба брака были довольно холодными, в конце концов, со
стороны женщины. Но даже когда глубина всколыхнулась
от сильной проекции фигуры души, и мужчина и женщина
действительно стали влюбленными, та самая близость,
которую включает проекция, может быть причиной сепа­
рации. Их союз, однако, будет основан на бессознательной
проекции и ненастоящей любви каждого. В итоге они начнут
чувствовать себя раздавленными, задушенными настойчи­
выми требованиями проекции, которой каждый обременил
друг друга. В этом случае бессознательное само по себе
начинает вводить элементы в ситуацию, которая их оттал­

кивает друг от друга, и степень их взаимной отчужденности


возрастает.

Отчуждение может происходить по-разному, но всегда


это является работой анимы или анимуса. Например, когда
первый прилив «влюбленности» пройден, то пара, вероятно,
попытается построить более осознанные отношения, но

один или оба могут быть не способны справиться с требова­


нием жизненной ситуации. Через свежую проекцию анимы
или анимуса, не похожую на первый опыт с партнером,
может быть привлечен кто-то третий. Наивно ожидать, что
в этот раз всех эмоциональных трудностей удастся избе­
жать. Но важно осознавать, что с психологической точки
зрения с изменением партнера ничего не изменится. Если
индивид не станет более осознанным относительно проис­

ходящего и не столкнется со своими собственными внутрен­


ними душевными фигурами, содержания анимы и анимуса

будут продолжать проецироваться. Конечно, важную


Проекиии на людей противоположноzо пола: анима и анимус 139

роль играет различие характеров между ними, которое не

было замечено из-за влюбленности, и только позже стало


очевидно, что влюбленные слишком разные для того, чтобы
настоящий брак между ними был возможен. Кто-то спросит:
«Зачем они были заколдованы? Зачем эти люди влюби­
лись, если анима и анимус были не затронуты?» Иногда,
если брак был организован не на основе любви, а при неко­
тором условии, или других внешних причинах, возможно,

со скрытым мотивом (как принято в Европе, когда доста­


точно юные люди вступают в брак по договоренности роди­
телей), и если несоответствие в характеров и прогноз были
ошибочными или сознательно игнорированными, и это
становится ясно только после женитьбы, возможно, что
притяжение другого человека, не партнера по браку, может
быть первой констелляцией любой глубины анимы или
анимуса. Это будет первым столкновением с этими фигу­
рами души. В таком случае брак не рассматривается, хотя
анима и анимус были действительно вовлечены. Затро­
нутый аспект был эгоистичным, бытовым и поверхностным.
Мужчина может остаться невнимательным к этим глубоким
ценностям, принесенным в предел досягаемости фигурами

души. Затем, когда он «Просыпается», то может увлечься


кем-то кроме жены, более подходящим психологическим
способом, более часто найденном в браке, и вероятно, что
тогда «ссоры влюбленных» станут появляться чаще и чаще,
и станет очевидно, что их разделяют автономные факторы

в душе одного или обоих партнеров.


В «Двух Эссе», в дискуссии о влиянии проекции анимы
или анимуса, Юнг говорит о тенденции к сепарации. Он
описывает очень частую ситуацию в браке: «Если анима
в форме материнского образа была передана жене, ее муж
становится инфантильным, сентиментальным, зависимым

от нее и подчиненным, или же свирепым, тираничным,

гиперчувствительным, постоянно думающим о престиже его


140 ГМВАV

превосходящей маскулинности. Последнее [конечно, оно


противоположно первому ... мужчина боится темной, неис­
числимой силы бессознательного (затронутого как мате­
ринским образом, так и образом анимы как возлюбленной),
дающего его жене незаконную власть над ним, и создает

такой опасно близкий союз, который помещает брак на край


взрыва от внутреннего напряжения или даже, в качестве

протеста, он бросается в другую крайность, получая тот же


результат».

Юнг расширяет эту тему в свое эссе «Брак как психо­


логические отношения». Это его самое ценное исследо­
вание. Здесь Юнг объясняет, как в большинстве браков
один партнер становится взрослее, чем другой, действуя,
так сказать, как психологический контейнер для супруга.
Иногда это женщина, играющая роль матери, содер­
жащей и лелеющей ее сына-мужа; иногда роли меня­
ются с точностью наоборот, при этом знающий и хорошо
приспособленный мужчина защищает, укрывает и ведет
инфантильную жену. В другом случае человек содержит,
защищает и греет всех вокруг. Тот другой чувствует
внутренний комфорт, пока не начнет расти, и уютное гнездо
становится для него слишком мало. Он начинает зады­
хаться и биться за большую свободу. Тот, кто содержит
его, естественно, противостоит этому действию, и две
стороны вступают в длительную борьбу. Но если неудов­
летворенность браком начинается с другого партнера,
«контейнер», так как он чувствует холод и разрыв на
своей сильной стороне, начинает искать тепло, понимание
и комфорт у кого-то вне брака. Или, возможно, брак
становится черствым и скучным в результате чрезмерного

домашнего комфорта, и кто-то новый, не обремененный


детскими и домашними тревогами, может показаться

чрезвычайно притягательным. Страстный и опасный


аспект фигур души становится бесконечно желанным,
Проекuии на людей противоположноzо пола: анима и анимус 141

и заклятие анимы или анимуса ложится на мужчину или

женщину которые довольствуются частью послушного

мужа или жены из условно счастливого брака. Он или она


влюбляются и становятся жертвами бури эмоций, всегда
связанных с проекцией фигуры души.
Естественно, такое развитие, знают об этом, или нет,
создает ситуацию большей тревоги для того, кто хочет
сохранить внутренний комфорт. Ибо это значит, что боль­
шинство внимания, которое раньше осыпалось на него,

теперь уделяется кому-то еще. В таком случае начинаются


конфликты и упреки. Возможно, ситуация, где бунтует
«содержатель» более деструктивная, чем та, где против
ограничений этого удобного гнезда начинает бунтовать
«содержащийся», потому что тот, кто ушел в поисках
комфорта, чувствует вину, пока тот, кого содержат,

поддерживается огромным чувством добродетели от


поддержания священности брака, несмотря на дискомфорт
и даже бедствие партнера.
Это одна из причин тенденции расставания. Несмотря на
то, что кажется, нет причины для недовольства партнеров,

между ними может возникнуть конфликт очень серьезной


природы. Что-то автономное внутри них приводит к дисгар­
монии, когда сознательно они хотят мира. Почему этот авто­
номный фактор так настойчиво ведет к сепарации? И что это,
действующее так деструктивно? Это другой аспект анимы
и анимуса. Юнг указывает, что неэффективно улаживать
каждую ситуацию извинениями, решать больше не срываться
и т.д. Хорошее решение проблемы в этом случае - разде­
лить судьбу большинства. Проблема не может быть решена
подавлением и сознательным стремлением быть хорошим.
Юнг пишет: «Нам рекомендуется исследовать, что нахо­
дится за стремлением анимы [создавать неприятности].
Первый шаг я называю объективацией анимы [или, в случае
с женщиной, анимуса] или строгим отказом в отношении
142 ГМВАV

сепарации как собственной слабости. Только после того, как


это было сделано, можно обличить аниму вопросом: «Почему
ты хочешь этой сепарации?» Вопрос, поставленный лично,
имеет огромное преимущество принятия личности анимы и

делает отношения [с ней] возможными. Чем больше личности


принимается, тем лучше. 10
Как я уже указывала, подобное верно и для анимуса. Он
тоже должен быть принят лично, или, в противном случае,
он растворится в миазме многословных обобщений, которые
только запутают. Вот что пишет Юнг: «Как анима произ­
водит настроения, так анимус производит мнения; как настро­

ения мужчины происходят из теневого фона, так и мнения

женщины покоятся на подобных предыдущих предложе­


ниях. Мнения анимуса очень часто имеют характер твердых
убеждений, которые нелегко поколебать, или принципов, чья
действительность кажется непреступной. 11
По этой причине добродетельная жена, или кажущаяся
таковой, занимает непоколебимую позицию, когда ее супруг
скитается. Но и он непоколебимо убежден, что его чувство
обиды оправдано; это мнение, по поводу которого у него не

возникает абсолютно никаких вопросов. Его жена должна


создавать комфорт и тепло, несмотря на его собственное
поведение. Он может быть раздражительным, как медведь,
или холодным, как ящер, но она должна всегда быть милой,
любящей и внимательной: разве она не знает, как сильно он
устал? Анима твердо заявляет, что если его жена не выпол­
няет эту роль, то он имеет право дуться, злиться или искать

любовь где-то еще. И так, «анимус получает меч силы, а анима


рассеивает свой яд». И разлом в паре расширяется пока пока
кажется, что никогда не появится основы для понимания.

10 Там же, р. 199.


11 lbld" р. 205.
Проек1&ии на людей противоположно~о пола: анима и анимус 143

И снова нам стоит спросить: почему анима и анимус ведут


к сепарации? Где же те факторы, которые обычно создают
чувство единения и ведут двух к любви? По всей видимости,
эти элементы всегда ищут огня в душе. Как указывал Юнг,
единообразие языка любви показывает, что данная ситу­
ация общая, коллективная и, на самом деле, банальная.
Хотя влюбленные живут в иллюзии, что они в некоторой
степени связаны друг с другом, очевидно, что это совсем

не так. Тем не менее, влюбленность без сомнения - самый


значительный опыт. Однако его важность заключается не
в веселье или экстатическом состоянии, а в другом. Уста­
новление настоящих отношений между двумя людьми
возможно тогда, когда каждый сможет на самом деле взаи­
модействовать с другим на глубоком уровне. Эта большая
честь - узнать жизнь другого человека близко. Опыт
прорывается за внешнюю корку и показывает глубины
эмоций и силу жизни, что, в противном случае, останется
близко к паре. Они больше не смогут жить поверхностной
жизнью и должны волей-неволей рискнуть «нырнуть»
на глубину. По всей видимости, анима и анимус в своей
истинной роли всегда ведут к переживанию опыта глубины
жизни. Ибо влюбленность - важный опыт, находит ли
он исполнение в жизни, или же заканчивается разочаро­

ванием. Однако, если относиться к нему легкомысленно,


теряется возможность пережить глубину жизни. Это как
история с ангелом, который мутил воды Вифезды. 12 Если
никто не послушается совета удивительного момента, ничто

не случится, и воды продолжат свой спокойный сон.


Правда этого значения жизни лежит в нашем
собственном отношении к ней, продемонстрированной
много раз в аналитической практике. Человек приходит

12 John 5: 4
144 ГМВАV

к аналитику, и тот спрашивает, в чем дело. Пациент жалу­


ется: «На самом деле, ничего страшного. Это навряд ли
стоит вашего внимания». Затем он рассказывает свою
историю, которая может быть не очень значимой и поверх­
ностной или же казаться более важной. В любом случае
аналитик начинает задавать вопросы, и постепенно стано­

вится понятно, что этот случай не такой тривиальный, как


показалось сначала. Как только пациент начинает отно­
ситься к нему серьезнее, бессознательное откликается и
приносит свои ценности в сознательное. На самом деле,
этот обычный случай напоминает тривиальные симптомы
серьезного внутреннего заболевания. Как общеизвестный
пустяк, оно показывает, в какую сторону дует ветер. Так
наши жизни тривиальны или значимы в соответствии

с тем, как мы с ними обращаемся. Катастрофические


происшествия необязательно делают жизнь значимой или
выразительной, когда как «рутина, обычное дело может
ответить на все вопросы».

Урок, который нам следует усвоить из этого, заключа­


ется в том, что все, что трогает нас глубоко, как в пози­
тивном, так и в негативном аспекте, стоит воспринимать

серьезно, неприуменьшено или же иметь дело с подавле­

нием или заменой. Если такая вещь кажется тривиальной,


то настоящий смысл этой частички жизни не был найден.
Это особенно верно, когда в это вовлечены инстинктивные
реакции: гнев, любого рода жадность, к еде, табаку, деньгам
или престижу, к знаниям; И возможно, особенно в наши
дни, к сексуальности и любви. Это применимо не только
к гетеросексуальному влечению и страсти, но и к гомосек­

суальному, также к аутоэротичным проявлениям, таким как

мастурбация, фантазирование, на самом деле, что ни влияло

на навязчивое увлечение, или насильственно держало

человека. Однако если настоящие и длительные усилия


не открыли подтекст, естественно, эти инстинктивные
Проекции rta людей npomивonoлoжrtozo пола: аrtима и аrtимус 145

импульсы не будут иметь психологического значения вне


момента удовольствия. Ибо чувство значимости принад­
лежит только тому, кто достиг определенного уровня

самосознания.

Когда же срываются сильные издержки либидо,


например, когда влюбленный не встречает взаимность, или
брошен, или когда любимый умирает? Что происходит в
этом случае? Горе, печаль, боль, возможно, злость и обида,
или, если умер любимый, гнев на Бога, потеря надежды,
отчаяние - вот результат этому. Существует два направ­
ления, два способа прохождения этого сложного пути.
Можно продолжить сетовать на несправедливость судьбы,
и так далее, или же можно обратиться вовнутрь и искать
значение этого ужасного тяжелого опыта. Обычно, когда
принимается этот путь, моментально активируется бессоз­
нательное: сны, фантазии или видения глубокого смысла
появляются в сознании. На самом деле, разочарование
исходящего либидо - один из наиболее общих путей,
которым может быть начато путешествие к душе, поиск
труднодостигаемых сокровищ. Например, алхимики гово­
рили о льве, величайшем и сильнейшем животном, символе
августовского солнца и сильнейшего исходящего либидо,
чьи лапы были отрезаны. Он разочарован в своей природе,
но это тот самый раненый лев, который нужен для великого
делания. Алхимическое дерево, как говорили алхимики,
растет только на пне настоящего дерева после того, как оно

было срезано. Китайцы учат, что огонь похоти должен быть


повернут и направлен вовнутрь, если драгоценный камень
сформирован в центре мандалы. В христианстве духовный
поиск обычно начинается с убеждения, что грех пришел,
когда естественные издержки жизни, бесчинства, бездум­
ность, легкомысленная жизнь были проверены духовным
учением и моральными решениями. Только тогда может
быть начата духовная жизнь.
146 ГМВАV

Ибо когда происходящая вовне энергетическая жизнь


проверена, задействовано бессознательное, и архетипы начи­
нают проявлять себя в мифологических образах, которые
показывают стадии развития скрытого человека. Начинается
Новый вид психологического развития, ведущий к открытию
более высокого уровня осознанности, который Юнг называл
самость.
Глава VI

ПСИХОЛОГИЧЕСI<АЯ

СТОРОНА

МЕТ АФИЗ И ЧЕСI<ОЙ


РЕАЛЬНОСТИ
*
большой неуверенностью я подхожу к теме психологиче­
с ского аспекта метафизической реальности, так как Юнг
пишет: « Душа не может прыгнуть выше себя. Она не может
постичь какие-либо абсолютные истины, ибо ее собственная
полярность определяет относительность утверждения» .1 Ибо
«если динамическая концепция души верна, все утверждения,

которые стремятся перешагнуть ограничения полярности

души, например, утверждения о метафизической реальности,


должны быть парадоксальны, если они притязают на любую
вескость». И, как мы видели в последней главе, архетипиче­
ские образы всегда парадоксальны.
Однако реальность нефизической области не зависит
от догматических утверждений относительно ее природы, ибо
они возникли из человеческого жизненного опыта: пророков,

провидцев и религиозных учителей. Подобные опыты встре­


чаются и сегодня, изменяя тот психический климат, в котором
живут люди. В начале своих лекций Юнг указывал на рели­
гиозную тематику, что его отправная точка - «психология

homo religiosus, человека, который учитывает и внима­


тельно наблюдает за определенными факторами, влияющими
на него, и через него на его общее состояние». Эти факторы
Рудольф Отто называл нуминозные, динамические силы или
аффекты, не вызванный случайным действием или желанием.

1 «Memories, Dreams, Reflections», р. 350 (English edn" р. 322).


Психолоzическая сторона метафизической реальности 149

Позже Юнг заявил, что в своих лекциях он будет иметь дело


с «фактами, демонстрирующими существование аутентичной
религиозной функции в бессознательном», и выдвинул
примеры «религиозного символизма в бессознательных
процессах». Он продолжил объяснять, что, как психолог, он
обязан работать с психологическим опытом homo religiosus,
но не чувствует себя достаточно компетентным, чтобы выска­
зываться о природе метафизических реальностей, к которым
относятся эти психологические опыты. 2
Я сама подхожу к этому предмету с той же отправной
точки. Мне стоит рассматривать только психологический
аспект нуминозного опыта и размышлять насчет проблемы,
лежащей глубже, или вызывать психологическое событие,
хотя я могу быть вынуждена использовать такие термины,
как «Бог», чтобы соединить то, что я сказала, с вековым
человеческим опытом, который обозначил такие термины.
Очевидно, источник такого опыта лежит вне эго. Это появ­
ляется спонтанно из неизвестного и невидимого источника,

который психологи зовут бессознательным и который, говоря


религиозным языком, называется областью духа.
Во введении к «Священному» О.Дж. Харви пишет:
«[Доктор Отто] обеспокоен исследованием природы таких
элементов в религиозном опыте, что лежат вне и за преде­

лами сферы причинности... но которые, тем не менее, как

«чувства» не могут быть проигнорированы в любом честном


исследовании». И его аргумент показывает, что на первом
месте во всех формах, которые религиозный опыт может
принять и принял, всегда повторяются определенные основные

«моменты». Все настоящие религии проявляют характерные


реакции в сознании ... Нам видно, что религиозное «чувство»
должным образом включает уникальный вид понимания,

2 Jung, «Psychology and Religion», рр. 9 f. and 6.


150 ГМВАV/

sui generis 3, не произведенный обычным интеллектуальным


или рациональным «знанием». Тем не менее, подлинное
«знание» - растущее осознание предмета, божества 4 •
В своей автобиографии доктор Юнг описывает опыты
такой природы, в подавляющем большинстве случаев начав­
шихся в раннем детстве и повторяющихся с некоторыми

промежутками в течение всей его жизни, до самой старости. 5


Отто указывает, что невозможно определять опыт такого
рода интеллектуальными или рациональными терминами, но

он предпринимает попытку различить его характеристики.

Он называет опыт сам по себе нумuнозным и выводит


следующие его характеристики: (1) ужас, часто выра­
женный страхом и дрожью; (2) всепоглощающее величие,
как в случае Иова, когда он столкнулся с величиной, силой
и загадочностью Божественного творения; (3) энергия или
настойчивость, выраженная в Ветхом Завете как гнев Яхве
и часто символизируемая огнем. Харви добавляет: «Главный
факт - столкновение человеческого разума с Чем-то, чей
характер постигаем лишь постепенно, но который чувствуется
сперва как трансцендентное присутствие, «запредельное»,

даже когда оно как будто идет «изнутрю> человека». 6


Очевидно, очень важно, что когда мы имеем дело с этими
динамичными элементами субъективного опыта, различать,
что есть «Я», который Харви звал «человеческим умом»,
а что «Не-Я» во внутренней области, что Харви называет
«трансцендентным принципом» вне человека, хотя это может

чувствоваться внутри. Для идентификации «Я» с этим


странным и сильным содержимым неизвестного психического

3 «Своеобразный» (прим. переводчика).

4 Otto «The ldea of the Holy», introduction, рр. xiii ff.


5 «Memories, Dreams, Reflections», for example, рр. 30 ff. (English edn" рр. 42 ff.).
6 Otto «The ldea of the Holy», introduction, р. xv.
Психолоzическая сторона метафизической реальности 151

мира, эго производит наиболее сильное раздутие, инфляцию,


которая может вести к маразму. На самом деле, используется
специальный термин - «религиозный маразм», для описания
тех случаев, когда больной отождествляет себя с одной из
божественных фигур. Эти нуминозные факторы могут быть
пережиты субъективно как видения, вдохновение, голоса
и т. д, или временами они могут проецироваться на внешние

объекты. В прошлой главе мы видели, что не только анима и


анимус могут быть вовлечены в проекцию на человеческую
жизнь, но и другие архетипы могут быть спроецированы
подобным образом. Например, герой, спаситель или дьявол
могут быть вовлечены в некоторую человеческую жизнь,
которая казалась обладающей силой архетипической фигуры,
которую она как будто бы воплощает. Или человек может
играть роль такой фигуры, будучи сам идентифицирован или
одержим архетипом. То есть в своих собственных глазах он
будет героем или спасителем, лидером или жертвой.
В первобытных обществах существует такой же феномен,
но гораздо более общий. Наконец, мы легче его узнаем, так как
переросли его грубые проявления. Мы можем наблюдать его
в других и узнавать, для чего оно существует, пока те, кто все

еще находится под действием заклятия, неспособны узнавать


природу своих собственных иллюзий. Это феномен, который
Леви Брюль называл мистическое соучастие, о котором я
рассказала в предыдущей главе. 7 Это самый точный термин,
обозначающий отношение первобытного человека к объектам
его окружения, к которым он испытывает особые чувства,
так как для него они кажутся содержащими качества духа,

называемого «мана», или же словами тиlипgи или wakonda.


Эти термины, как и другие, ссылаются на подобный опыт
энергии, духовной силы, которая кажется одерживающей,

7 См" рр. 38-40.


152 ГМВАV/

или исходящей от объекта под вопросом. Для первобыт­


ного человека такой предмет запретен, священен, ужасен.
Он окружает предмет ритуалами и разного рода предо­
сторожностями, просьбами помощи в нужде, и, на самом
деле, действует относительно него так, как если бы он был
религиозным объектом. Итак, первые миссионеры пере­
вели термины «mana» и « mulungu» как «Бог». Но перевод
не является полностью правильным, так как тапа и тuluпgu
представляют духовную силу, психическую энергию, которая

чувствуется внутри или исходит от дерева, животного или

скалы. Предметы не являются богами даже для первобытных


людей, и мы знаем, что они оказывают на нас магический
эффект из-за проекции содержимого бессознательного
на предметы. Некоторые части человеческой души, которые
не являются для него сознательными, «найдены», или, как мы
сказали, «спроецированы» на предмет, содержащий тапа.
Когда первобытный человек не способен обдумать
проблему сам, он должен спросить совета у его дерева, змеи
или же фетиша. На самом деле он спрашивает его у части своей
души, которая не помещается внутри, а проекцируется на

дерево или другой предмет. Конечно, такой объект запретен,


священен, и никто не может вредить ему или даже трогать без
серьезного вреда человеку, для которого этот предмет явля­

ется священным. В некоторых случаях проекция действи­


тельно вовлекает душу или жизнь человека, так что если

дерево срубают, человек может умереть. Для нас это кажется


грубым суеверием, но подобный механизм существует и все
еще действует среди цивилизованных людей, и временами
мы можем наблюдать это у себя. Например, когда человек
выполняет трудное задание, такое как чтение лекции, он

может сформировать привычку играть с каким-то маленьким

предметом: он может звенеть мелочью в кошельке, крутить

пуговицу пиджака или заниматься какой-то подобной глупо­


стью и может чувствовать себя неспособным продолжать
Психолоzическая сторона метафизической реальности 153

свою работу, пока не исполнил свой ритуал. Если однажды


в его кошельке не окажется мелочи, или же многостра­

дальная пуговица, в конце концов, оторвется и потеряется,

человек будет находиться в замешательстве, и ему трудно


будет продолжить. Зависимость от такого «амулета» часто
может возникать у невротичных личностей. В романе Воука
«Мятеж на Кайне» зависимость капитана от игры с малень­
кими стальными шариками была использована как показатель
ухудшения его психического состояния. Но психологический
механизм этого не всегда такой патологический.
В более ранней главе я указывала, что своеобразное чувство
«принадлежности мне» иногда присуще некоторым нашим

одержимостям. Это иллюстраJJ,ия причастности, и когда она


очень сильна, то дает рост принудительным реакциям, которые

человек не способен контролировать. Это указывает на веро­


ятность того, что его чрезмерная реакция больше, чем просто
одержимость или эгоизм. Если объект обладает чем-то необхо­
димым для него, то вмешательство другого равнозначно интер­

венции в самую сердцевину его бытия. Очевидно, что когда


это случается, что-то, чему следует быть частью личности,
на самом деле находится вне, мелькающее, чувствуемое, но

не обладаемое. Конечно, это не настоящий предмет, а именно


психологическая ценность, которую представляет предмет,

производимый такой неконтролируемый эффект. Когда его


дерево говорит с человеком - это спроецированное мышление

человека, то есть сила мысли, которая ему нужна, которую он

«должею> и может иметь и которая так и не находится в состо­

янии покоя, вне доступа в бессознательном. Дерево может


представлять или содержать ту самую жизнь или высшую силу,

которая говорит из дерева и может представлять голос Бога,


как в случает с Моисеем 8 , когда он увидел куст, который горит

8 Ех. 3: 2.
154 ГМВАV!

в огне, но не сгорает, или как на египетской картинке9 богини


Нут, представляющей себя своим почитателям жизненной
энергией божественного дерева.
Это примеры психических факторов, влияющих на чело­
века, но неизвестных ему. Он абсолютно не осознает, что
они возникают и принадлежат области психического «не-Я»,
т. е. они - субъективные факторы, и так как они бессозна­
тельны, то встречаются в форме проекции на внешний мир.
Когда первобытный человек находит нуминозные каче­
ства в священном животном или дереве, он обычно испыты­
вает своеобразное чувство в отношении к тому объекту. Это
его собственный особый предмет благоговения, и он может
даже быть не священным для других. Это особое чувство
личного отношения к священному предмету можно сравнить

с непреодолимым влиянием на некоторых людей конкретных


предметов, таких как амулет, в который верят, что он
защищает от опасности или заражения, талисман, который
приносит удачу военным, или фетиш, необходимый кому-то
для чувства благополучия. Сексуальный фетишизм -
общеизвестный пример этой непреодолимой зависимости.
На религиозном уровне почитание мощей святых, икон,
священных картин -или креста пример такого влияния.

В средневековые времена крест - не только напоминание,


которое призывает помнить или вызывает сознательное

желание следовать долгу. Иногда он использовался, чтобы


вызывать духовную силу, считающуюся присущей кресту
самому по себе. Его применяли для изгнания злых духов
из-за веры в то, что они обратят внимание на смысл креста и
больше не смогут бросить вызов порядку. Есть много сказок
о злых духах, сжимающихся в страхе и убегающих от знака
креста. Крестоносцы использовали свои мечи как оружие

9 Harding, «Psychic Energy», р. 176.


П сихолоzическая сторона метафизическоu реальности 155

силы таким же образом. Рукоять меча была в форме пере­


кладины, и они верили, что, уходя на битву, держа свои мечи
рукояткой вверх, показывая крест, сарацины не смогут с ними
сражаться и отступят заранее. Несмотря на то, что сарацины
были магометанами и не разделяли их веры, крестоносцы все
еще верили, что крест имеет «магическую силу», не зависимо

от того, верит ли противник в это, или нет. «Сила» заключена


в нуминозном характере креста, т. е. он имел «mana».
В случае с фетишами, амулетами и пр" чувство силы,
возникающей из неизвестных факторов внутри души чело­
века, специфична для него одного, но в общепризнанном
символе типа креста силы, очевидно, исходят из источника,

действующего в душе всех, кто, похоже, задет объектом


«mana», т. е. коллективное бессознательное для всех них
является общим. В этом случае крест будет касаться всех
людей Христианской традиции.
Тот факт, что нуминозные качества не присущи пред­
мету, но поднимаются из глубины личного бессознательно
человека, был проверен чувством неуловимой связи, которое
он испытывает. Также этому свидетельствует тот факт, что
когда человек осознает проецируемый психический фактор
и усваивает его, так, что внешний предмет не содержит прое­
цируемый материал, предмет становится всего лишь пред­
метом во внешнем мире, имеющим только свои собственные
качества и больше не способным вызывать магические или
таинственные силы.

Возможно, это является психологической причиной неко­


торых странных обрядов инициации, практикуемых рыца­
рями Тамплиерами в XII и ХШ веках. После инициации они
были обязаны «оттолкнуть крест», иногда плюнув на него,
иногда наступая и перешагивая его. Конечно, эти действия не
были задуманы как святотатство, хотя и были и присутство­
вали в испытаниях, которые имели место в 1309. Но неодно­
кратно члены ордена заявляли, что пока они плевали на крест,
156 ГMBAVI

он был ore поп corde (со ртом, но без сердца). Наступание и


перешагивание креста объяснено Ботвэлл-Госсе 10 ритуалом
входа в центр, образованного перекладинами. Но может быть
еще одно психологическое объяснение этой странной прак­
тики. Это может служить для демонстрации того, что силы
креста были на самом деле усвоены рыцарем как результат
инициации. Это было испытание, тяжелое испытание,
которое проверяло его душу. Если он на самом деле был
инициирован, то деревянный крест был только материальным
объектом для него. Этот ритуал был связан с психологиче­
ским усвоением значения креста. Иначе эти глубоко религи­
озные люди не смогли бы действовать так отвратительно к
чувству времени. Обычный человек просто бы не смог это
сделать, он бы мог умереть от испуга.
До сих пор мы рассматривали проекцию бессозна­
тельных элементов на фактические конкретные объекты,
которые существуют сами по себе во внешнем мире. Когда
мы подошли к исследованию образов и фигур, которые появ­
ляются во снах или видениях, фантазиях и произведениях

искусства, такой же механизм присутствует и в работе, хотя


объекты, которые несут проекцию, больше не концентри­
руют внешние реалии. На самом деле они реальны и могут
производить эффект, очень похожий на опыт, перенесенный
в мистическом соучастии. Поскольку они - внутренние
объекты, мы поговорим о них как о символах. Если понятно,
что эти символы имеют объективную реальность или отно­
сятся к объекту, имеющему индивидуальное содержание,
то мы говорим об иллюзии (или заблуждении) или скорее
о гипостазисе, 11 чем о проекции. Ибо тогда субъективный

10 «The Кnights Templars», рр. 41, 88.


11 Гипостаэис: отчетливое индивидуальное содержание, феномен или состояние

вещей, задуманных как реальное вещество, реальное личное содержание, личность.


Психолоzическая сторона метафизической реальности 157

опыт внугреннего образа проецируется на область, которая


была задумана как реальное место, и ее обитатели рассматри­
ваются, и к ним относятся как к отдельным живым существам.

Например, в «Божественной комедии» Данте пишет,


как если бы фигуры его фантазии были объективно реальны.
Конечно, они были реальны для него, но их реальность была
субъективна и психологична. Дело в том, что во многих
случаях Данте использовал реальных людей, чтобы они
служили в качестве персонажей его поэмы. Это значит, что
качества, с которыми он имел дело, в некотором случае загип­

нотизировали его, в то время как в «Путешествии Пили­


грима» Буньяна фигуры, персонифицирующие качества его
попутчиков, получают имена, представляющие отношение,

которое они олицетворяют. Но когда Буньян говорит о рае,


то проецирует его мистические идеи в довольно конкретной
форме. Данте показывает больше проницательности, ибо
его Небесная Роза явно является символом и не понята как
конкретная реальность.

Говоря о Данте, мы можем сказать, что он пишет так,


как будто его фигуры на самом деле были реальными
людьми, чьи имена они носили. Но мы не знаем, как далеко
он осознавал это «как будто». И даже сегодня есть те, кто
считает психологическую или духовную реальность той же
природы, чтои конкретная реальность. Ясно, что почита­
тель идола или статуи так делает. Когда я была в Мексике,
то отправилась в собор Гваделупы и там увидела знаме­
нитое изображение Черной Девы. Она представляется в
виде статуи, заключенной в стеклянный кейс, и я наблю­
дала небольшую сцену, которая показала, для чего это
было нужно. Подошел пожилой индиец со своей женой.
Очевидно, у него болела шея и плечи, ибо он потер рукой
то место на стекле, которое соответствовало шее Девы, и
затем он потер свою собственную шею. Он это делал неод­
нократно, явно надеясь перенести лечебную силу Девы со
158 ГMBAVI

статуи на себя. Для него мана, духовная сила, зовущаяся


Святой Девой, была слита со статуей. Это было самое
примитивное психотерапевтическое лечение, при котором

я присутствовала. Не так давно большинство обычных


прихожан думали о рае как о конкретном месте, располо­

женном «наверху», и тоже думали о Боге в антропоморфной


форме, как если бы это было похожее на человека существо.
Хотя сегодня обычные прихожане отрицают, что думают
в таких терминах, но, возможно, затруднятся сказать, в

какой форме они сейчас думают о божестве и рае.


Человеческое представление о божестве ясно измени­
лось и развилось в течение столетий. Чувство божественного
всегда развивалось из его реального опыта нуминозного.

Даже вдохновение пророков и святых пришло как внутреннее,


т. е. как психолоzический опыт и инсайты, которые они полу­
чили и которые были переданы нам как мудрое учение и догма,
но всегда посредством человека. Неизвестный источник такого
опыта для нас бессознателен, и все сообщения и опыт из того
неизвестного источника должны волей-неволей прийти к нам
из бессознательного, не из Фрейдовского бессознательного,
которое Юнг звал личным бессознательным, а из гораздо
более глубокой и широкой области, недоступной всем людям,
а именно коллективного бессознательного. Это утверж­
дение не подразумевает, что Бог только психологичен, хотя
утверждение что Бог является духом, может быть интерпре­
тирована именно так, но говорится, что наш опыт нуминоз­

ного есть психологический опыт и что форма, в которую он


обличен - это символ, выражение неизвестной реальности.
Форма, которую принимает нуминозное для личности, и
мифологема, в которой оно выражается для людей, зависит от
того, какая стадия психологического развития была достиг­
нута. Ибо если такой опыт стал сознательным для всех, был
прожит и выражен посредством сознательных функций,
то есть через сознание эго, его форма будет обязательно
Психолоzическая сторона метафизической реальности 159

видоизменена и ограничена в соответствие с психологиче­

скими возможностями человека, к кому пришел этот опыт.

Это так, даже если превысить нашу сознательную вмести­


мость из природы нуминозного опыта с целью его усвоения

и постижения. Например, святой Павел признал свою неспо­


собность описать его визионерский опыт или даже понять его
сознательно, ибо это было из природы экстазия.
Итак, для одних людей Бог - хороший отец, обес­
покоенный благоденствием своих детей, для других он -
жестокий тиран, который совершенно безразличен к судьбе
своих созданий. Если мы взглянем на историю религиозного
развития в течение веков, то получим намек, почему это

произошло именно так.

В первые дни истории человечества, как в случае с перво­


бытными людьми, бог или боги не обеспокоены человеком
вообще. В вавилонских религиозных мифах 12 вся драма прохо­
дила среди богов: плохое и хорошее воплощалось в небесных
существах и подземных демонах, и война между конструктив­
ными и деструктивными силами разыгрывалась в том поту­

стороннем мире. Человек не принимал участия в сражении,


ибо он еще не существовал, т. е. действие разворачивалось
только в глубинах бессознательного. В конце концов на сцене
вавилонской истории появился человек, и было сказано, что
он создан с единственной целью - служить богам. Сейчас
смысл произошедшего не передан людям богами, которые
были личностями и мог ли рассказать свою собственную
историю. На самом деле, в то время боги были только
силами. Мифы порождены внутри психе человека; знание о
мифе случилось с человеком как видение, фантазия или сон,

пришедший из бессознательного. Этот этап человеческого

12 См. «The Fight between Bel and the Dragon», tr. Е.А. Wallis Budge with the

assistance of Sidney Smith. См. также Harding, «Тhе Parental lmage», chaps. 11 and Ш.
160 ГМВАV/

развития был отыгран созидающими и разрушающими


силами, которые вообще не имели прямого отношения к чело­
веку: действие происходило исключительно внутри бессоз­
нательного. Но на самом деле действие происходило внутри
самого человека, оно представляло состояние его собственной
психе, не сознательной, но бессознательной, и это было
его попыткой изображать, сделать сознательным для
себя силы, которые управляли миром. Это была его первая
попытка «научного» объяснения как окружающего мира,
так и мира внутри него, т.к. «Я» и «Не-Я» были достаточно
недифференцированными. Его качали силы и комспульсии,
которыми он не мог управлять, как торнадо, которому ничего

нельзя сделать. Чувство психических сил и опыт нуминозных


сил и борьбы противоположностей были спроецированы для
него в образах богов и демонов, которые появились перед
ним в гипостазированной форме. Через эту персонификацию
вавилоняне стремились объяснить эффекты, от которых они
страдали, эффекты, которые казались исходящими извне.

До тех пор пока психологическое состояние большинства


людей не было ответственно за добро и зло, человек не мог
повлиять на ход событий. Во-первых, соответственно мифу,
он был вообще не там.То есть, его сознание не было там. Когда
появился человек, единственная причина для его создания

была в том, чтобы он приносил жертвы богам. Сейчас инте­


ресная вещь заключается в том, что хотя мы и не принимаем

его объяснение за фактически действующее, повествование


соответствует постепенному появлению сознания в совре­

менном младенце и маленьком ребенке, который морально


и психологически находится в мире, управляемом богами,
в виде родителей, чьи пути и действия не могут быть поняты
и при чьей силе он беспомощен. И время от времени он также
находит, что люди, участвуя в конфликтах, чувствуют себя
неважно перед лицом превосходящей силы, образы подни­
маются из бессознательного во снах и фантазиях, которые
П сихолоzическая сторона метафизическоu реальности 161

соответствуют ситуации, изображенной в этих ранних мифах.


Символы, в которые они облачены, очень сильны, плени­
тельны, возможно, пугающи: они нуминозны и освещают

психологическое состояние сновидца тем, что представляют

внугреннюю проблему или конфликт, с которым он стол­


кнулся. Мы обязаны узнать, что образе богов, представ­
ленных в этих мифах, больше не имеет для нас ценности и
нуминозности, которую они несли для древних людей, чьими
богами они были. Все также эти истории выражают правду,
психологическую правду, то есть ценную для них и, в неко­

торых случаях, ценную для современных людей, конечно


не как гипостатический факт. Сюжеты из мифологем, выра­
жающиеся в драматической форме правды, часто содержат
мудрость, которая в ином случае может быть недоступна для
нашего понимания.

Если мы вернемся во времена Греков, то увидим, что,


по всей видимости, там было сильное изменение богов.
Конечно, это значит, что нетрансцендентное божество изме­
нилось само по себе. Изменилось человеческое состояние,
и это изменение, которое отразилось на развитии концепции

богов. Сейчас человек гораздо более осведомлен о движе­


ниях сил в бессознательном. Боги, хоть когда-то они и пред­
ставлялись животными: Зевс - змеей, Афина - совой,
Афродита - чайкой, Дионис - быком, и т. д.13, сейчас
бы имели не только человеческую форму, но и человече­
ские мысли и эмоции, даже начало моральных сомнений,
хотя до вины еще очень далеко. Но они обеспокоены только
своими собственными проблемами, и им мало дела до людей:
человек является пешкой в их игре. Например, в «Иллиаде»
боги вовлечены в Троянскую войну как в своего рода спорт,

13 См. Jane Harrison, «Prolegomena to the Study of Greek Religion», рр. 431 ff.;
see also Harding, Women's Mysteries, р. 49.
162 ГЛАВА Vl

где каждый поддерживает своего героя, чья победа или


поражение важны ему только из-за увеличения или пони­

жения престижа в постоянной борьбе за место на Олимпе.


Как излагает Теннисон:

«Покоясь на холмах, - бесстрастные, как боги, -


Без темной думы о земле.
Там где-то далеко под ними свищут стрелы,
Пред ними - нектар золотой,
Вкруг них везде горят лучистые пределы
И тучки рдеют чередоЙ». 14

Но затем со своим религиозным гением в поле зрения


попали Евреи, и Бог на самом деле заинтересовался своими
созданиями; он больше не был «безразличен к людям».
Его дела в раю отдаляют отца от человеческого сознания
и беспокойства, и его операции с человеком завладевают им.
Бог становится обеспокоенным о его конкретно выбранных
людях, которые представляли в глазах евреев ту часть,

которая особо важна Богу. Он все еще не был заинтере­


сован в личности, лишь для некоторых упоминаемых исклю­

чений. Для его эксперимента были выбраны предки семьи,


провидцы и предсказатели, которые могли слышать и пере­

давать его послание людям. До этого с людьми обращались


как с группой, которая должна служить богам и исполнять
их намерения. Однако довольно рано в истории человек
перестает слушаться Божественного приказа и делает
свободный выбор, таким образом, возложив на себя часть
бремени моральной ответственности. Тем не менее, на протя­
жении ранних веков еврейской истории, вина и невинность
были связаны только с послушанием и непослушанием.

14 Теннисон «Вкушая лотос», перевод К. Бальмонта.


Психолоzическая сторона метафизической реальности 163

Если человек не совершал определенные действия, если он


не ослушался конкретного закона, он был невинен. Нега­
тивное вероисповедание египтян все еще является критерием

праведности. Это признание, сделанное в установленной


форме на суде умершего, подробно дано в Главе CXXV
«Книги мертвых», где перечислены конкретные грехи,
которые не совершали мертвые. Например, он говорит, что
не вредил людям, не вредил семье, не совершал зла в святых

местах, не имел злых друзей и т. д. до признания, что он


не воровал молоко у детей и не разводил скот 15 • То есть для
египтян непослушание было конкретным грехом. Грех был
приравнен к трансгрессии. Здесь есть интересный момент,
ибо мы не говорим, что Адам и Ева прямо или спонтанно
осознали, что их нагота - причина стыда. Это случилось
только после того, как они съели волшебный фрукт, и к ним
пришло озарение. Их первое чувство стыда или вины было
связано с этим, а не с их непослушанием. Волшебное каче­
ство фрукта - другой пример «mana», и когда они его съели,
его волшебная сила перенеслась на них, так что теперь они
могли различать добро и зло.
Борьба добра и зла, начавшаяся с кражи фрукта с дерева
в Эдеме, на самом деле, не стала полностью сознательной.
Затем было достигнуто новое состояние сознания, и человек
снова начал получать видения, как всегда происходило в такой
переходной точке. И мифологема начала раскрываться позже.
Новая стадия изображалась в «Книге Иова». Бог и его проти­
воположность, Сатана, начали борьбу за власть над чело­
веком. Но они оба осознали, что результат их спора, их
собственной борьбы за суверенитет частично зависит от того,
как поведет себя человек в тяжелом испытании. Человеку
пришлось занимать очень разные роли в драме; божественные

15 Е. А Wallis Budge, introduction to The Egyptian Book of the Dead, рр. clxv ff.
164 ГМВА VI

существа первое время по-настоящему связаны и зависят от

его действий; фактически все зависит от него. Кто победит:


Бог или Дьявол? С психологической точки зрения это значит,
что человек просит Бога иметь с ним дело. Он дерзнул спро­
сить у судьи о наказании, наложенном на него в рассеян­

ности! Ибо были это не предки, отцы, которые ослушались


Бога, которые провинились, не только нынешнее поколение?
Их наказывали за грехи отцов, которые были повешены на
детей. Мы имеем дело не только с индивидуальными провин­
ностями, но и с унаследованной виной, первородным грехом.
И это, конечно, термин зла в бессознательном, зла как
принципа, а не вины за личное ослушание. С психологиче­
ской точки зрения это самое главное различение, имеет или
нет значение теологически. Ибо трансгрессия - причина
личной оплошности, когда первородный грех принадлежит
нашим предкам, и у нас нет подобной личной способности
по отношению к нему. И конечно, как христиане, мы также
делаем подобное разделение, когда просим о прощении
наших грехов, нашего непослушания и продолжаем словами:

«Избавь от зла», подразумевая, что это находится в руках


Бога, встретимся ли мы со злом, или нет.
Зло здесь представляется как духовная сила - Зло,
больше, чем мы говорим о Добре, подразумевая добро как
силу, дух, или говоря психологически, сила. Зло не значит
человеческие грехи больше, чем Добро значит человече­
ские хорошие дела. Нам также стоит прочитать Отче Наш,
где говорится: «Избавь нас от лукавого» - от Сатаны
Но, конечно, в эти темные века мы не любили персонифици­
ровать зло.

Если человек - предмет зла в этом смысле, тогда его


грехи, или его греховность - не только дело его собственных
действий. Скорее зло растет из неизвестной области духов­
ного мира, то есть это сила коллективного бессознатель­
ного, которую мы включаем в психологическом опыте
Психолоzическая сторона метафизической реальности 165

нуминозно~о. Также мы ответственны за свое отношение


с ним, но не ответственны за его существование.

Итак, у нас есть история Иова, написанная, когда эти


идеи только появлялись в человеке. Юнг16 проанализи­
ровал эту драму с психологической точки зрения, хотя, как
он сам узнал, она может быть интерпретирована по-раз­
ному. Повествование начинается со сцены в раю, где проис­
ходил спор Бога и Сатаны, напоминающий более ранний
вавилонский миф, содержащий отношения между добром
и злом. Но в вавилонской истории не существовало человека.
В еврейской истории человек существует, но в первом акте
драмы Бог и Сатана - единственные действующие лица.
На самом деле, человек - это пешка, а мир - только арена
для столкновения Бога и Сатаны.
Иов не проиграл в результате своих чрезвычайно неспра­
ведливых решений. Поэтому, как указывает Юнг, в конце
истории следует ожидать, что Сатана платит за пари, ибо
Бог выиграл. Но это не то, что случилось, ибо результат
эксперимента был чрезвычайно неожиданным. Экспери­
мент предназначался, чтобы решить, кто властвует над
миром. Вместо этого Божественное отношение попало под
тщательное изучение. Ни Бог, ни Сатана не считал Иова
живым и потенциально развивающимся существом. Они
относились к нему, как бихевиористы могли относиться к
животным. По их мнению, собака может быть хорошей или
плохой, и когда приемлемый тест решит одно или другое,
предположительно давая конечный ответ о характере собаки,
не ожидается пробудить в ней сознание. Но в книге Иова
иной результат. Сатана прекращает свои действия, и дальше
действие происходит только между Богом и человеком. Как
говорил Юнг, это указывает на самый важный переход

16 К.Г. Юнг «Ответ Иову».


166 ГMBAVI

в развитии человеческой психологии. 17 Можно сказать, что


современный человек начался в тот момент.
Ибо сейчас мы хотя бы осознаем, что человек и Бог
взаимосвязаны друг с другом. Важнейший шаг был сделан
в признании того, что такое Бог, как мы понимаем Ezo.
Стоит сказать, что наша концепция и наш опыт Бога -
психологический феномен, и он близок стадии психологиче­
ского развития сознания, которого мы достиг ли.

Конечно, в некотором смысле слова, это хорошо


известный факт. Все признают, что святые, независимо
от религии, имели внутренний опыт нуминозного, отличный
от опыта просто религиозного человека. Но последствия этого
факта не всегда осознаются. Ибо если наша концепция Бога
связана с нашей психологической способностью постигать
или даже переживать внутренние сигналы бессознательного,
тогда очевидно, что достаточно бесполезно спорить о правде
или неправде концепции божества других. Это та область,
где чья-то концепция или образ, который он воспринимает,
является для него абсолютным, таким же абсолютным,
как восприятие предметов во внешнем мире. И абсолютно
бесполезно спорить.
Но тут есть другой аспект вопроса, ибо концепция боже­
ства, которую мы имеем, состоит не из сознательных идей
и мыслей и, конечно, не из «Младенческих желаний», как
хотел Фрейд, хотя, естественно, эти идеи изменились и могли
быть главным источником поддержания сознания нашей
веры. Наша внутренняя концепция, хранящаяся в тайне
вера, влияет на наши мысли и мотивы наших действий. Это
не построенная сознанием конструкция, а происходящая

из основы нашей души, коллективного бессознательного,


и сформированная врожденными паттернами, постоянно

17 Там же, р. 381.


Психолоzическая сторона метафизической реальности 167

функционирующими в душе человека, архетипами. И когда


Тертуллиан 18 говорил, что человеческая душа естественно
христианская, он подтверждал для западного человека

правду, которую утверждает аналитическая психология. Мы


живем в христианскую зпоху, и догмы христианства реально

выражают состояние бессознательного западного человека


на протяжении последних двух тысяч лет. Подобная мифо­
логема и символизм могут быть найдены в душе западных
людей, независимо, сознательно ли они христиане, или нет.
Как и культурные паттерны поведения, психологиче­
ские и ментальные могут помочь моделировать конкретно

человеческие пути и действия через примеры и опыт, то есть


подходящие архетипические образцы, воплощенные в мифах,
религиозных историях, народных сказаниях и сказках как

матрицы развития души. Это важный злемент образо­


вания19. Знание об архетипах можно и нужно использо­
вать при создании школьного плана, так что подходящие

темы могут сделать доступным для молодежи в наилучшем

и наиболее просвещающем виде то, что создали гении за века.


Таким образом, архетипы проживаются ими в наиболее
полезной форме. Юнг20 утверждал, что важно рассказы­
вать детям легенды и сказки, и для взрослых важно быть
знакомым с религиозными мифами и догмами, так как они

образовывают архетипические паттерны и дают человеку


чувство смысла жизни. Ибо он осознает, что его жизнь,
маленькая и незначительная в его личном аспекте, является

необходимой частью разворачивания Жизни самой по себе.


Он сознательно становится частью истории и осознает себя
носителем жизни и живительного духа. Юнг сказал об зтом

18 Apologeticus, xvii (Migne, PL, 1, col. 377).


19 См James Henderson, «Education and Analytical Psychology».
20 Там же, р. 169.
168 ГМВАV/

так:« ... мир существует для нас, только пока он сознательно

отражается в душе. Сознание - предпосылка бытия.


Таким образом, психе наделяется достоинством космиче­
ского принципа, который философски и фактически дает ей
равное положение с принципом физической жизни. Носитель
сознания - личность".». В конце «The U ndiscovered Self»
Юнг говорит: «Отдельная человеческая жизнь - та мель­
чайшая частичка, от которой зависит мир, и в которой, если
мы читаем Христианское сообщение о добре, даже Бог ищет
свою цель.» 21 Его живительный дух проявляется и продол­
жает, как и в праотцах, развиваться в человеке. Бог показан
в нем в новой фОрме, и такое развитие всегда сопровожда­
ется энергией, огнем, духом. Ибо когда образ воплоща­
ется в жизнь в живом отдельном человеке, это как Бог был
воплощен снова в человеческом образе, но его образ обнару­
живается через конкретную человеческую жизнь.

Из того, что было сказано выше, становится ясно, что


образ Бога, который мы переживаем внутри себя, как и его
представление, закрепленное догматически в религии, будет
восприимчиво к изменению. На самом деле, если челове­
ческая душа развивается, его сознательность становится

яснее, образ Божества непременно изменится, как писатель


Послания к Евреям ясно осознавал, когда он начал свое
письмо со слов: «Бог, который в разные времена и по-раз­
ному говорил в прошлые времена отцам через пророков

своих, имеющий в эти дни послание, говорит нам его через


Сына». 22 Это было то, чего не случалось раньше, т. е. была
открыта новая эра с модификациями и даже радикальными

изменениями в той форме религии. Ибо новый образ Бога


подразумевает, что старый образ, который был священен

21 «The Undiscovered Self», рр. 271, 305.


22 НеЬ. 1 : 1-2.
П сихолоzическая сторона метафизической реальности 169

для отцов, будет неизбежно заменен. Старый образ свергнут


или отброшен, и это является актом кщцунства или иконо­
борчества. Это явно отвратительный грех с точки зрения
старого порядка. Постепенно рассматривается новое пони­
мание религиозной правды, сначала как еретической, даже
если все или некоторые откровения потом включаются ,в
догму и учение церкви. Ибо для получения нового понимания
человеку требуется оказаться в положении Адама в Раю.
Его акт неповиновения был плачевным грехом, наказанный
изгнанием от Бога, но из этого пришло знание добра и зла,
которое может быть усвоено по-другому. Все, что человек
мог пожелать для удовлетворения своих физических потреб­
ностей, было в Раю, но не все в духовной стороне жизни.
Ибо было все, кроме права делать свободный и созна­
тельный выбор, т. е. чтобы пережить свободу воли, sine qua
non 23 «Я», сознательного эго. И в этом было отказано чело­
веку Хорошим Богом, который только дал ему способность,
потенциальную возможность иметь свободную волю. Итак,
мы видим, что если сознание было бы совсем достигнуто,
была бы необходима кража знания. Это необходимый грех,
felix culpa. Ибо человек не может получить свободу выбора,
данную ему!
Эта история повторяется в жизнях большинства людей,
которые начали путь индивидуации, то есть достижения

целостности. На самом деле, это может считаться порталом,


охраняющим путь: с одной стороны невинности, с другой -
скорби, незащищенности, лишения и роста сознания
и внутреннего достоинства. Необходимость делать выбор,
каким путем идти, ставит нас лицом к лицу с проблемой пара­
доксальной природы греха: греха как неправильного, и греха
как необходимой предтечей перехода в большее осознание.

23 Обязательное условие (прим. переводчика).


170 ГЛАВА VI

Во-первых, грех считается непослушанием, выходом


за пределы закона. Первоначально закон абсо­
лютно внешний принцип: закон родителей, закон земли,
с конкретным наказанием за страсти человека. Это первый
шаг в дифференциации «Я» и «Не-Я», через которую аутос
вырастает в эго. И только позже нарушение закона общества
начинает ощущаться как морально неправильное. Это начало
нового уровня сознания и рождение морального чувства -
серьезное изменение для развития эго. Но когда мы вкусили
плод древа познания добра и зла, мы можем видеть, что
добро, представленное общественным порядком, не всегда
работает на пользу добра и может быть улучшено только
через нарушение данного закона. Если мы движемся в этом
направлении, то неизбежно становимся виноватыми, что
делали наши прародители. Однако их действие было началом
сознания, и в результате этого появилась возможность насто­

ящей морали, превосходимой только послушанием.


Но это не определяет более глубокое вовлечение
в проблему, ибо грех может зависеть от преступления внутрен.
него закона. Принимая во внимание этот аспект проблемы,
мы должны отличать сознание и внутренний голос, который
Фрейд звал суперэго, и это - двойник закона общества.
Этот голос высших ценностей присущ каждому индивиду.
Юнг называл его Самостью, не используя метафизические
термины. В результате бессознательного это обычно персо­
нифицируется в божественном образе, и это, например,
символизируется как Христос внутри или как живущий
Святой Дух. Отрицать этот голос, отклонять воззвания
внутренних ценностей, единственная возможная интерпре­
тация - сказать, что грех против Святого Духа не будет
прощен. Опираясь на эмпирический опыт, я могу сказать, что
всякий раз, когда человек, с которым я никогда не работала,
даже на короткое время отрицает этот голос и идет своим

эгоистическим путем, он впадает в отчаяние или встречает


Психолоzическая сторона метафизической реальности 171

некоторые внешние несчастья. Даже когда его выбор соот­


ветствует большинству, люди будут продолжать рассматри­
вать правильным и моральным путем. Если мы видим, что
он делал и изменил отношение, его дела пойдут на поправку.
Но конечно, тогда ему придется нести бремя индивиду­
альноzо пути, вместо того, чтобы подписаться под общим
мнением того, что правильно или нет, и вто тяжкое бремя!
Мы видим, что, с одной стороны, грех может быть наси­
лием над глубинами человека, а с другой стороны, - вто
необходимый способ, которым «Я» отделяется от группы
и бессознательной идентичности с природой и обществом.
Грех отмечает начало сознания и также начало истории. Ибо
не было истории наших пращуров в Раю, как нет истории
предсознательного младенца.

Мы говорили так, как если бы вто было неминуемо


хорошо для человека: найти его глубочайшую сердцевину.
Но как насчет того, что человеческое сердце неизлечимо
от зла? Имеем ли мы, независимо от ежедневного опыта,
горькую ясность зла в человеке? Есть такой аргумент, что
Бог и хороший и всесильный, из этого следует, что все зло
должно идти от человека. Но есть одно но. В этом случае Бог
не всесилен, ибо даже если Бог разрешил людям свободный
выбор добра и зла, то создание мира только хорошим Богом
должно быть создано только из добра. Кто тогда создал зло?
Мы, как психологи, рассмотрели проблему добра и зла
на двух уровнях. Также сделал Конрад, когда следовал
своей истории «Поделись секретом» в «Сердце тьмы»,
в которой он рассмотрел зло не только как личный грех, но
и как демоническую энергию, поднимающуюся из глубин
бессознательного в механистичном человеке. Ибо грех в виде
провинности или выхода за пределы - дело сознательного

«Я», когда добро и зло как энергии или принципы бьют


из коллективного бессознательного; они, так сказать, явля­
ются делом богов, и человек страдает ими. Они приходят
172 ГМВАV/

к нам из принуждений, соблазнов злодеяния, или, возможно,


как побуждение к добру. Временами мы видим их как добрые
и злые силы духов, как одержимость демонами, используя

термины, в которых более наивные цивилизации стили­


зуют такие визиты из бессознательного. В такие моменты
они могут на самом деле владеть нами, так что мы думаем и

действуем компульсивно, независимо от наших сознательных


желаний и намерений.
Есть очень поучительный индусский миф, повеству­
ющий об этом предмете, я думаю, его стоит изучить.
В истории говорится о Золотых Одеждах 24 , демоне, осуще­
ствившем самую строгую йогическую практику и практи­
ковавшем строгий аскетический самоконтроль много лет
для достижения добродетели. Когда он накопил доста­
точное количество добродетели, то отправился к Брахме,
верховному божеству, и потребовал вознаграждение за его
работу. Так как добродетели было много, Брахма не мог
отклонить его просьбу и спросил, чего он хочет. Золотые
Одежды попросил, чтобы он не мог быть убит оружием,
как внутри дома, так и снаружи, ни животным, ни чело­

веком. Брахма не любил давать такие далеко идущие


дары, но, пообещав, не мог отказаться. Золотые Одежды
ушел и, будучи, как он думал, абсолютно неуязвимым, он
продолжал порабощать и эксплуатировать человечество.
В конце концов, мольбы и жалобы людей начали достигать
богов. Они откликнулись на горе и один за другим пыта­
лись ответить на мольбы о помощи. Но дар был слишком
силен, никто не могу сделать что-то против тирана. В
конце концов, Вишну, следующий по рангу и силе за
Брахмой, согласился посмотреть, что он может сделать.

24 Zimmer, «Myths and Symbols in lndian Art and Civilization», р. 180 п.; Keith,
lndian Mythology, р. 123. См также Harding, Psychic Energy, рр. 212 f.
Психолоzическая сторона метафизической реальности 173

Он превратился в монстра, наполовину льва, наполовину


человека, и спрятался в колонне дворца Золотых Одежд.
Во время большего пира он вдруг разрубил колонну, упал
на Золотые Одежды, разорвал его на части когтями.
Ибо он не был ни в доме, ни снаружи, ни человеком,
ни животным, использовал не оружие, а когти. Таким
образом, он уклонился от условий договора и успешно
уничтожил Золотые Одежды.
Золотые Одежды сам по себе был полубогом, одним
из демонов. Он - представитель абсолютного зла, ибо его
аскетизм осуществлялся с движущей нерелигиозной силой,
и он использовал эту силу для эксплуатации мира. Человек не
мог его победить, даже если бы весь мир объединился против
него. Его не мог покорить ни один из богов. Абсолютное зло
соответствует и должно быть встречено абсолютным добром.
Человек страдает от конфликта богов, его использовали,
но он не принимал участие в борьбе добра и зла. Брахма,
высшее божество, сидел на верху горы Меру. Он был выше
дихотомии противоположностей. Меньшие боги, не совсем
«безразличные к людям» не могли помочь людям, пока один
из них не стал хотя бы наполовину человеком. Но Вишну
был свободен от человеческих страданий. Пока он сострадал
человеческим несчастьям, сам он не страдал. Он был выше
этой борьбы.
Хотя еврейский гений видел Бога как заинтересован­
ного в людях, он не был убежден, как отец человеческой
личности, в откровении Христа, Бог сам стал человеком.
Единственный результат этого - огромный рост чело­
веческого достоинства: человек стал настоящим сыном

божьим. Но с этим пришло ужасное чувство вины и личной


ответственности. Ибо сейчас человек принял сознательную
часть своей судьбы. Это чувство ответственности включает
больше, чем его самого и его собственное благополучие. Бог
больше не просто то, что было хорошее для человека, а зло
174 ГМВАV/

не просто то, что было плохое в человеке. Добро и зло стали


осознаваться как принципы. Человека нельзя больше судить
исключительно на основе египетской «негативной исповеди».
Его стоимость, его ценность не может быть измерена просто
его послушанием или непослушанием закону. На самом деле,
чувство того, что составляет мораль, изменилось и постоянно

меняется, даже сегодня, с ростом сознания.

Для христиан Бог больше не Яхве, судья. Сцена суда


в раю имеет для нас смысл, только когда мы осознаем суд -
только суд нашего сознания. Суд представлен в форме нашего
собственного опыта нуминозноzо. Ибо Бог стал человеком,
не как Вишну, сверхчеловеком, неуязвимым для человече­
ских пороков, но «близкий к нам». «Ибо у нас не было перво­
священника, который не был бы затронут чувствами наших
страстей, но который был во всем соблазнен, как и мы» 25 , «он
стал совершенным через страдания» 26 •
Для каждого поколения догма их религии выражает
окончательную правду. Историческое исследование, как
то, которое было изложено выше, нам следует хотя бы
включить в выражение вопроса, будь то догмы христиан­
ства, не имеющие такой длинной серии попыток сформули­
ровать окончательную правду, как это обусловлено нашей
ступенью психологического развития. Однажды Юнг
отметил, что «однажды, две тысячи лет назад, Бог говорил,
и с тех пор он не разрешил сказать ни слова» 27 • Конечно, он
говорил так захватывающе, пытаясь заставить людей осоз­
нать их тенденцию связываться со своими собственными
концепциями, не оставляя места для дальнейшего психоло­
гического и религиозного развития. Достоевский в «Братьях

25 НеЬ. 4: 15.
26 НеЬ. 2: 10
27 ln an unpuЬlished lecture, 1923.
Психолоzическая сторона метафизической реальности 175

Карамазовых» 28 вкладывает очень похожее утверждение


в уста Великого Инквизитора, который использовал его
как неопровержимый аргумент, чтобы оправдать претензии
церкви, которая имела абсолютную власть в вопросах рели­
гиозного верования и должна была справедливо преследовать
и наказывать всех еретиков.

Христианское учение выходит за границы идеи Христа как


жертвы за грехи человечества. Его распятие на кресте между
двух воров, за которое он попал в рай, говорит о том, что он
был подвешен между двух противоположностей. Его жертва
была связана с дихотомией, не только с грехами как транс­
грессией, проступками. И когда перед его смертью Христос
говорил жить в человеке, он был, несомненно, предвестником
времени, когда его собственный дух, его собственный отпе­
чаток, его образ будет обитать в душе человека.
Архетипический символ, который Юнг назвал Само­
стью - один из этих образов, и он начинает действо­
вать в человеке в той степени, в которой он это осознает
и добровольно отдает свое эго под его руководство. Его
концепция божества изменяется и растет как его опыт силы,
красоты и ценности архетипического образа и приносит
его собственные желания, и эго желает в соответствии с её
верховной властью.
Нам странно говорить об эволюции религиозных
концепций и объектов почитания. Нам известно верование,
что откровение христианской догмы окончательно. Но когда
мы начинаем изучать Новый Завет с психологической точки
зрения, то находим, что многие смыслы были упущены
из виду или намеренно подавлены ортодоксальными интер­

претациями, и сегодня необходим их пересмотр. Такая перео­


ценка соответствует своего рода психологическому развитию:

26 Book V, ch. V (Penguin edn" 1, 288 ff.).


176 ГMBAVI

развитию не только личной сознательности, но и его


концепции Бога. В разных работах Юнга 29 разбросано
множество дискуссий на библейские темы, показывающих,
как более глубокое психологическое понимание показывает
новое и поражающее значение, которое применимо к психо­

логическому состоянию и проблемам человека ХХ века.


И достаточно интересно, что эти тайные учения обнаружи­
вают удивительные соответствия с открытиями глубинной
психологии.

Почему мы так не склонны принимать идею эволюции


в религиозных идеях? В другой области, в биологии, мы
признаем постепенное изменение и растущую адаптацию

организмов относительно окружающей среды. Но даже


в этой области мы с большой уверенностью склонны говорить,
что сейчас человек находится на вершине, и это наивысшая
форма. Обсуждая царство животных, мы узнаем, что неко­
торые их виды могут быть заменены другими, более способ­
ными к адаптации и, таким образом, имеющими большую
способность к выживанию не только из-за физических
изменений, но также из-за получения ментальных и психо­
логических сил. С приходом человека наше отношение стано­
вится сконцентрированным на дальнейших шагах эволюции
самого человека, не на его возможной замене более развитым
видом. И когда, в конце концов, вернется человек ХХ века,
с его телесной структурой и умственными данными, каче­
ствами его души, наше эволюционное любопытство остано­
вится. Если спросить человека ХХ века, какова следующая
ступень эволюции, то, вероятно, он будет ошеломлен. Мы
не в зените? Дальнейшее развитие органов? Невозможно!

29 См. Psychology and Religion: West and East, particularly «Answer to Job,

Psychoanalysis and the Cure of Souls,» and Psychotherapists or the Clergy; Там же,
chapters on the Christ lmage; and Memories, Dreams, Reflections, chap. XII.
Психолоzическая сторона метафизической реальности 177

Улучшение - возможно, но новые органы - абсурд! И


такое отношение часто крепко укореняется в области религии.
«Так было в начале, так будет сейчас и всегда», что соот­
ветствует трансцендентному Богу, конечно, не человеческой
ограниченной концепции Божества. Что же касается самого
человека, это отводится состоянию после смерти.

Природа послесмертного состояния или идея этого


также подверглась эволюционному изменению. Сначала
была идея о продолжении жизни в более развитой, совер­
шенной форме: счастливые охотничьи угодья, Елисейские
поля. Даже христианский Рай не сильно отличается. Но
хотя золотые улицы, короны, арфы и т. д. на самом деле

не очень привлекательны, когда ответы на последующие

вопросы не совсем просветляющие. Христианские скептики


однажды спросили его об этом в своем абсурдном предло­
жении про женщину, вышедшую за шестерых братьев по
преемственности. Но саддукеи были материалистами того
времени. Ответ Христа говорит нам очень малое, ибо он
заменял конкретное символом, который был абсурдным для
вопрошающих, которые не верили в существование анге­

лов. 30 Когда он это сказал, то привел дальнейший аргумент:


Бога, которого они почитают, он зовет Богом Абрама. Он
сделал утверждение, что живой Бог должен быть богом
живых, а не мертвых.

Римская католическая церковь идет дальше этого и учит


не только награде за страдания, раю и аду, но также проме­

жуточной стадии исправления в чистилище. Исходя из этого


учения, есть разделение между простительными и излечи­

мыми грехами и непростительными и неизлечимыми: между

проступком и злом.

зо ln the resurrection they neither marry nor are given in marriage but are as angels

in Heaven. Matt. 22: 30.


178 ГMBAVI

Другая концепция такого промежугочного состо­


яния следует прямо за смертью, пришедшей от тибетского
буддизма Махаяны 31 • Соответственно учению, мертвые
незамедлительно идуг в Бардо, промежугочное состояние,
где они переживают некоторый опыт, подготовка к которому
была начата в течение жизни. Реакция умерших на тестовую
ситуацию, которую он встретит, определяет, куда ему стоит

отправиться: в рай или ад. Обе эти области задуманы как бы


сериями, соответствующими «кругам» видения Данте о том,
что за границей. Большинство людей, по мнению буддистов,
теряют свой шанс рая и все еще не упали достаточно низко
до ада. Вместо этого они постепенно приходят на землю и так
перерождаются, добывая еще один шанс для дальнейшего
развития. Ибо, как мы, буддисты верят, что развитие может
иметь месть только в этом мире. Однако, я сейчас обеспо­
коена не этим аспектом буддистской доктрины, а природой
опыта, встречающегося в Бордо.
Наши знания об этом учении происходят из инструкций,
данных умирающим, и продолжаются после смерти. Учитель,
гуру или священник остается с умирающим, и потом с покой­
ником, на сорок девять дней и наставляет его в значении
опыта, который он сейчас переживает. Инструкции мертвым
состоят из повторения учения, которое он получил в своей
инициации, учение, придуманное чтобы подвести его

лицом к лицу к фигурам богов и демонов, о которых он


узнал в жизни. Первыми он встречает милостивых богов,
затем разрушительных, и в каждом случае он напоминает:

«Вспомни, О, Благородно-Рожденный, это лишь выра­


жение твоих мысленных форм». То есть его учат, что боги
и демоны - символы, формулировки, олицетворяющие

31 Evans-Wentz, ed" The Tibetan Book of the Dead, рр. 85 ff" and Jung's
psychological commentary.
П сихолоzическая сторона метафизической реальности 179

психологические факторы его собственной души, не его


личной, но скорее имперсональной части душ, чаще понима­
емой как внутренний мир.
Это учение дает нам ключ к пониманию отношений
между психологией и религией. Религия имеет дело с образом
символа, соответствующим воплощению божества, если
уместно использовать такой термин. Ибо те, кто имеет слабое
психологическое развитие, персонифицируют полностью.

Ибо для примитивных, крестьян и психологически незрелых


среди нас образ символа гипостазирован. Это верно, исполь­
зуются «образы» и статуи, или нет. Даже протестантское
движение, сделавшее такие серьезные усилия по очищению

церкви от «идолопоклонничества», преуспело только в унич­

тожении формы, в которую психологические элементы

могли быть помещены. Так как больше не было подходя­


щего «дома», они сбежали в мир, так что даже темные века
суеверий, вытекают из них, охота на ведьм, пуританские
законы и т. д. Ибо зло бессознательного сейчас проецирова­
лось не на идолов, но на людей.
Все же на протяжении веков были просветленные
мужчины и женщины, понимающие Бога как духа и покло­
нявшиеся ему и правде. Они приблизились к божественному,
нуминозному как внутреннему опыту, то есть психологиче­

скому опыту. И как учат просветленные Буддисты, боги, как


созидательные, так и разрушительные, являются конкрети­

зациями наших собственных мыслеформ, так что превосхо­


дящие ценности должны быть осознаны нами как пришедшие
из большого и неизведанного внутреннего мира, видоизме­
ненного для каждого из нас в соответствии со структурой
нашей собственной личной психе.
Это понимание, на самом деле, соответствует христи­
анскому посланию, что из-за воплощении Бога в чело­
веке, который добровольно заплатил необходимую цену,
Дух Божий, его образ, может быть воплощен и в обычном
180 ГMBAVI

человеке, то есть Бог больше не считается далеким идолом


на небе, но также может быть пережит, с ним можно сопри­
коснуться в сфере психического. Как сказал некий поэт:
«Ближе, чем твои руки и ноги» 32 •
Благодаря скромному и искреннему подходу к бессозна­
тельному, Богообраз может стать для нас доступным, хотя
трансцендентный Бог остается скрытым в глубинах Неиз­
вестного, ибо, как Юнг неоднократно говорил, каждое поко­
ление утверждает окончательную правду жизни в терминах,

значимых для людей того поколения, терминах, соответству­


ющих их личному нуминозному опыту. Но эти формулировки
появляются для них то ли как боги, то ли как психологический
опыт, они являются одним только символом непостижимой
реальности и не должны приниматься как истина сама по себе.
Сегодня мы выбросили и обесценили опыт древних. Придет
время, когда наши идеи, в свою очередь, будут без сомнения
считаться суевериями в глазах наших потомков, в свете новой
правды это станет доступным новому поколению.

Опыт внутренних ценностей может принять форму Бого­


образа или другого нуминозного символа, такого как соеди­
нение противоположностей, имеющего сильные и внушающие
благоговение качества. Эти символы так же представляют
ценности, которые далеко превосходят лучшие достижения

сознательного эго человека эмпирического, противоречи­

вого и неполноценного. И все же, это качество пережито как


всплывающее из глубин души, во снах или видениях. Важно
попытаться прояснить отношение такого опыта к представле­

ниям о Трансцендентном Божестве, или, выражаясь религи­


озным языком, Основном Источнике бытия.
С того момента, как мы начали постигать высшие
ценности, человеческая сознательность растет, и мы обязаны

32 Tennyson, «The Higher Pantheism».


Психолоzическая сторона метафизической реальности 181

заключить, что проявление и форма, в которой выражаются


божественные фигуры в любой религии, в некотором плане
близки конкретному психологическому развитию человека.
В любом возрасте человечество верит, что его концепция
божества верна и единственно правдива - вера, которую
он фанатично хранит, часто вдохновляет идти на добро­
вольную смерть или убийство, чтобы сохранить эту высшую
правду нетронутой. Но последующее поколение находит
себя обязанным поставить под вопрос истинность этого
убеждения. Вероятно, есть возможность постигнуть Тран­
сцендентное Божество, Основной Источник всего сущего,
только как отражение в нуминозном архетипическом символе,

пережитом человеком внутри его души, где он должен при

всей своей скромности разрешить этому опыту быть не


абсолютным, но естественно измененным его собственной
субъективностью. Возможно, эта реальность подобна той,
что появляется на небесах в той или иной форме, но не для
одного единственного человека, а для всех, кто исповедует

ту же религию. Это предполагает, что божественные персо­


нажи и божества той или иной религии будут пониматься как
отражения Трансцендентной Реальности, а не реальностью
как таковой. Другими словами, божественные фигуры будут
тогда поняты как гипостазированные формы Трансцен­
дентной реальности, отраженной на небе и также пережитые
человеком в его сокровенном общении с «Не-Я» внутреннего
психического мира 33 •
Обычный человек может пережить символ целостности,
но достижение реальности символизируется по-другому. Ибо,
как указал Юнг34 , тот самый факт, что наша душа - динами­
ческая система, значит, что мы можем переживать ценность

33 Cм.Diagram YI
34 «Memories, Dreams, Reflections», р. 350 (English edn., р. 322).
182 ГМВАV/

только в поляризованной форме, то есть как напряжение или


плавание между противоположностями. Отсутствие такой
полярности может значить статичное единообразие, которое
может иметь ни смысла, ни силы, то есть не стимулирует ни

сознательность, ни рост развития. Это можно произвести


только в стерильных условиях бессознательного.
Ибо наш человеческий опыт показывает, что бессоз­
нательность не абсолютно хороша. Трансцендентная
реальность должна волей-неволей быть парадоксальна,
за пределами добра и зла. Эта полярность может быть пред­
ставлена как небесная духовность и подземная хтоничность,
соответствующие формулировке Юнга о двух плюсах психе,
которые зовутся «психоид» 35 • Таким образом, сфера Тран­
сцендентной Реальности может быть пережита человеком
в двух противоположных аспектах, как полярные области
Земли: Облако Неизвестного вверху и Бездна Неизвестного
под нами. 36 Для нас первое появляется как хорошим и жела­
емым, второе - темным и злым, хотя для древних хтони­

ческой область, хоть и без сомнений темная и пугающая,


не была обязательно злой.
Содержания коллективного бессознательного происходят
из обоих областей. Они появляются в наших снах в разных
обличьях. Они все имеют нечто общее: они нуминозны; но не
все психологически ценны, не все ведут к развитию, к цель­

ности. Некоторые определенно деструктивны, определенно


злы, как злые боги Бардо. Факт в том, что символы, в которые
облачены эти силы, нуминозны и не обязательно ведут к их
ценности. Систематические и сознательные исследования

35 «Оп the Nature of the Psyche», рр. 176 f., 183 f.


36 См. Hans Jonas, «The Gnostic Religion», р. 182, where he quotes from The
Gospel of Тruth (Malinine, Puech, and Quispel edn., 2 2 :2 3), which speaks of the
depth of Him [the Father] who encircles all spaces.
Психоло~ическая сторона метафиэическоu реальности 183

ведут к опыту нуминозной природы, которая опосредована


сознанием через символы, которые могут появляться во снах,

активном воображении или в видениях. Нуминозная сила


«Не-Я» может проявить себя в компульсивных и непроиз­
вольных мыслях, чувствах и желаниях. Некоторые из этих
вещей могут бы ценны, остальные - деструктивными.
Какой тест тогда, если он вообще есть, мы можем
использовать, чтобы оценить такой опыт? Они, безусловно,
приходят из психической области, которая была классифици­
рована как «не-Я», то есть «не-Я» внутреннего мира. Ибо
они не приходят и не уходят по приказанию. Они не контро­
лируются эго, и их те самые нуминозные качества заставляют

нас усвоить их высшие ценности во внутреннем психическом

мире. Они могут действовать конструктивно и животворяще


или могут быть достаточно деструктивны в своих проявле­
ниях. То есть символы показывают, как они проявились, и их
развитие ясно показывает работу добра и зла как принципов,
или, как их определил св. Павел, княжества и силы, или,
как Гностики первых веков христианской эры называли их,
«Престолы и ангелы», и т.д. И по этой причине чрезвычайно
важно упомянуть, если возможно, будь то сознательное эго,
«Я», может делать что угодно в отношении этой дихотомии
добра и зла в бессознательном. Оно не может контролировать
эти силы, которые мы видели, и, следовательно, нам стоит

заключить, что «Я» неспособно ни к их порождению, ни к их


появлению в его бессознательном материале. Св. Августин
сказал, что благодарен Богу, что тот не сделал его ответ­
ственным за его сны! Но человек ответственен за свое отно­
шение к этим природным силам. Он может выбрать добро
и сторониться зла - если только он знает, как их разделять.

Когда в своей жизни человек встречается лицом к лицу с опре­


деленным конфликтом, который происходит из констелляции
двух путей, двух дорог, двух противоположностей, и находит
себя неспособным выбрать одну, то может обратиться
184 ГMBAVI

к бессознательному за советом. Его сны или активное вооб­


ражение могут произвести символ, который может дать ключ
к решению задачи. Затем он должен наблюдать, как символ
ведет себя в контексте фантазии. Это символ примирения
противоположностей, то есть имеет склонность к цельности,
или больше склоняет к деструкции? Ведет ли к инфляции эго,
то есть дает ли развитие чувству смирения и трепета? Какие
ассоциации и расширения растут вокруг него?
Часто мифологема, которая идет параллельно с символом
из воображения, дает ключ к его интерпретации в каком либо
конкретном случае. Например, я помню человека 37 , который
был компетентен и успешен, работая на ответственной долж­
ности, и пришел ко мне из-за невротичного беспокойства,
которое привело к общественному позору и, как следствие,

потери работы. Он рассказал мне очень печальную историю


о том, как он бился со своей проблемой снова и снова, и как
каждый раз его волевые решения отступали перед обычными
трудностями, пока не произошло окончательное бедствие.
Мы недолго работали вместе, когда ему приснилось, что он
был голым младенцем, лежащим у меня на коленях, и я соби­
ралась искупать его в лохани. Естественно, этот приснив­
шийся образ был достаточно затруднительным и неслабо его
потревожил. Но на самом деле это выражало его жизненную
ситуацию. Он был лишен всего своего престижа и самоо­
ценки. Он был как младенец на коленях матери. Я спросила
о его ассоциациях. На мой счет его ассоциация была такова,
что раз я не являюсь его настоящей матерью, то я была своего
рода духовной матерью для него, хотя в этом он признал всю
его слабость и стыд, но я не отвергла его. Сон сказал, что я

37 См. Harding, «What Makes the Symbol Effective» Current Trends in

Analytical Psychology, рр. 11-12. Some of this material was presented before the lirst
lnternational Congress of the lnternational Association for Analytical Psychology, 1958.
П сихолоzическая сторона метафизической реальности 185

готовилась его искупать. Он сказал, что ванна была смыва­


нием его грязи, и затем связал грязь с виной, так что ванна
была своего рода крещением для очищения его от грязи,
греха. Это происходило в лохани, которая, как он сказал,
была похожа на матку, где плавает эмбрион в водах. Так что
была явно указана идея рождения.
В другом сне, который произошел две или три недели
позже, он нашел себя стоящем на улице и наблюдающим
за процессией, направляющейся к нему. Он осознал, что
процессия была в честь какого-то великого персонажа, и он
чувствовал себя некомфортно, потому что он был недостоин
даже смотреть на этого великого человека, не говоря уже

о том, чтобы принять участие в процессии. Он зашел в арку


здания, где он стоял так, чтобы быть способным наблюдать
за процессией, будучи незамеченным. Он вдруг осознал, что
это было посвящено Христу. Как только процессия прошла,
Христос повернулся и посмотрел на него с улыбкой узнав­
шего и жестом пригласил присоединиться к процессии.

Этот человек не имел религиозного образования, чтобы


о нем говорить. Он слышал о Никодиме 38 и о вопросе
крещения и перерождения, но никогда не слышал истории

о Закхее 39 , который залез на платан, чтобы понаблюдать за


тем, как идут великие раввины, чувствуя себя недостойным
приближаться к ним, так как он был мытарем, сборщиком
налогов, изгнанным евреями за сотрудничество с римлянами.

Но евреи позвали его спуститься и угощали его дома. После


ужина Закхей признался и пообещал возместить убытки, как
мой пациент делает для своего аналитика. И евреи сказали
ему: «Сегодня спасение придет в его дом, ибо Сын Чело­
вечий пришел искать и спасти то, что было потеряно». Мой

38 John 3: 1-13.
39 Luke 19: 1-10.
186 ГМВАV/

пациент не знал этой истории, этой мифологемы, и ему она


приснилась, и он тоже чувствовал себя принятым. Он был
способен перевернуть страницу, начать сначала и выстроить
новую жизнь.

Архетипические паттерны могут прийти к человеку из


бессознательного в символе трансформации, как в этом сне,
принося с собой ключ к спасению для конкретного человека.
Они приносят не только ключ, но и энергию для того, чтобы
это совершить. Ибо такой символ нуминозен, и творческая
энергия нуминозноzо делает доступным для сознания пройти
через такой субъективный опыт.
Когда человек был благословлен нуминозным опытом
символа трансформации, как он может обеспечить его

настоящее функционирование в его жизни, как его живи­

тельные обещания будут выполнены? Как мы можем быть


уверены в том, что это не желаемое, выданное за действи­
тельное, которое исчезнет как мираж и исчезнет в глубинах,
из которых пришло? Какие условия мы должны выполнить
сознательно, «Я», если трансцендентный символ приходит
из «Не-Я», имея конструктивный и целительный эффект
на психе в целом? Есть четыре условия, которые должны
быть выполнены как основные для духовногого исцеления
в рамках многих религиозных дисциплин, но я хочу сформу­

лировать их скорее психологически, чем религиозно.

ПЕРВОЕ УСЛОВИЕ - страдает ли человек от невроза,


эмоционального конфликта или любой другой психологиче­
ской проблемы, он должен остро и глубоко осознавать необ­
ходимость лечения. Говоря религиозным языком, он должен
убедиться не в грехе, но в греховности, неконтролируемом
грехе. Св. Павел назвал это «войной моих частей», имея
в виду, что он страдает от непереносимого конфликта, когда

он желает добра, зло присутствовало с ним. Так что первое


условие - человек должен осознавать необходимость.
ВТОРОЕ УСЛОВИЕ - он должен сделать все возможное,
Психолоzическая сторона метафизической реальности 187

чтобы справиться с проблемой, должен исследовать любой


доступный ему путь, должен испробовать любое доступное
отношение, должен разыскать и, насколько возможно, пооб­
щаться с теневыми участниками ситуации, должен осознать,

что проблема, на самом деле, находится за пределами его


сознательного эго, то есть он абсолютно не способен решить
проблему усилием воли или сознательным напряжением.
На религиозном языке это было названо самоотрече­
нием. В аналитической практике это часто символизируется
смертью эго или снами об увечьях, расчленении и смерти.
Но за этими снами неизбежно следуют символы обновленной
жизни, ибо энергия не может быть уничтожена. Это случай
типа «король умер, здравствует новый король!» Если отно­
шение правильное, и эго готово быть принесенным в жертву
и покориться высшей власти, тогда символы лечения начи­
нают появляться во снах, но если отношение не верное, тогда

на сцену выходят символы уничтожения.

ТРЕТЬЕ УСЛОВИЕ - символ, пришедший из бессоз­


нательного, должен быть осознан как действительно
принадлежащий своему собственному состоянию и должен
быть исследован и переработан с этой точки зрения. Они
не статичны, а двигаются внутри нас, разворачивая свое

послание ото сна ко сну, и так мы должны наметить путь

следования. В то же время, они освобождают энергию,


скрытую в бессознательном, которая имеет силу, чтобы
сделать кардинальные трансформации личности. Но здесь
появляется ЧЕТВЕРТОЕ УСЛОВИЕ: пока человек позволяет

себе быть движимым происходящим и если он пережил


полный аффект, связанный с этим, он не изменится ради­
кально. Если он просто смотрит сны как интересное шоу,
как кино, ничто не будет достигнуто. Бессознательное может
развернуть себя само, сны могут содержать дивные символы,
вся драма спасения может быть разыграна фигурами бессоз­
нательного, но пока его значение захвачено сознательным
188 ГМВАV/

«Я» и привыкло направлять жизнь, весь процесс будет осла­


бевать без волнения психического состояния.
Ибо часть, сыгранная аффектами, чрезвычайно важна.
Интеллектуальное понимание и понимание соответствия,
красоты и трепета символического процесса не принесут

решения. Только эмоциональное причастие само по себе


может трансформировать идею или надежду в реальность.

Стоит появиться деструктивным символам вместо


конструктивных, они тоже должны быть приняты серьезно
и применены сновидцем к себе во всей важности, если он не
заменит свое неправильное сознательное отношение, то они

на самом деле будут иметь негативный и деструктивный


эффект своих угроз со зловещим оттенком.

Ибо когда человек пришел к прямому отношению


с коллективным бессознательным через аналитика, символы,
которые он встречает - те самые, которые действительно
относятся к его состоянию, и они могут выявить потайной
путь, которым бессознательное собирается создать его цель­
ность, которое, как утверждает «Евангелие Истины», оста­
ется в мощности с «Отцом», то есть она уже существует
потенциально скрытой в глубинах бессознательного, ожидая,
пока ошибки не будут преодолены и восстановлены, как
это и предполагалось. Говоря психологическим языком, это
значит, что Самость восстановлена в месте, предназначенном
ей по праву - в центре психе; образ Бога восстановлен
в изначальном месте внутри человека.
ЗАI<ЛЮЧЕНИЕ
*
Vогда развитие сознания прошло через процессы, изло-
1 '\.женные в предыдущих главах, «Я» постепенно было
отделено от «Не-Я» внешнего мира и «Не-Я» внуrреннего.
Как следствие люди во внешнем мире увеличили важность
и значение, и обитатели внуrреннего мира также были
узнаны как отдельные от «Я», и стало возможно установить
прямые отношения между «Я» и «Не-Я» как во внешнем, так
и во внуrреннем окружении.

Так как имеются как бессознательные, так и сознательные


элементы, эго больше не требует быть центром этой расши­
ренной психе. Новый центр, на.званный Юнгом Самостью,
попадает в поле зрения, но он будет виден только в симво­
лическом виде. Это символ целостности личности, и в то же
время, символическое выражение того внуrреннего образа,
который несет нуминозность Богообраза и делает так веками.
Конечно, это долгая и тяжелая дорога, и следование ей
требует огромных вложений энергии и внимания прямо на
свою собственную душу. Сегодня много людей чувствуют,
что поиск индивидуации, касающейся психологического
благополучия и развития одной личности, может быть
просто эгоистичной и достаточно незначительной в мире под
угрозой вымирания. Не будет ли лучше, говорит обычный
человек, поучать множество, чем тратить так много времени

и энергии на себя?
Это видение, похожее на то, что Иов, конечно, указы­
вает в другом направлении. Ибо результат борьбы Бога и
Заключение 191

Сатаны за господство над миром было показано зависимым


от человека. Если один человек, Иов, смог остаться твердым
под наиболее ужасными пытками верным Богу, то есть добру,
тогда Сатана, зовущегося Князем Мира Сего, был опровер­
гнут. Возможно, это дает нам надежду, что результат насто­
ящего будет однажды снова армией сил зла и тьмы против
сил света? С точки зрения автора «Книги Иова», результат
зависит от твердости и мужества одноzо человека. Этот
человек не только остался тверд, но через тяжелые испытания

получил озарения, которые начали эру большего сознания.


В прошлый раз, когда использовалось отчасти подобное
испытание, результат был иным. Я говорю об Авраамовой 1
мольбе о Содоме. Бог согласился не уничтожить город, если
бы там можно было найти десять праведников, но, по всей
видимости, десяти не нашлось, и Содом был уничтожен.
Нам не стоит забывать, что мир создан личностями, и что
одна вещь внутри нашей доступности - наше развитие, и им
не стоит пренебрегать, как бы дорого оно не стоило.
История религиозного развития и эволюция метафизиче­
ских идей приводит к выводу, что добро и зло не абсолютны,
но близки уровню человеческого сознания, как испытания
Иова вынудили его признать. Психологический прогресс
человечества и развитие цивилизации можно достигнуть

только с ростом сознательности и личной ответственности. Не


победой «добра», но скорее открытием тотальности, за преде­
лами добра и зла должна быть цель. С точки зрения эго-со­
знания, такое решение, конечно, невозможно. Но символ
может появиться во снах и видениях человека, представля­

ющий примирение противоположностей. Такой символ тран­


сцендентен, в котором обычно достаточно парадоксальной
природы, и обычно всегда несет качества нуминозного опыта.

1 Gen. 18: 23-33.


192 Заключение

Такие символы не могуr быть конкретно описаны, также


не может быть ясно сформулирована их ценность, так как они
содержат больше, чем сознание человека может сформулиро­
вать умом. Например, обещание, что в Uарствии Небесном
лев ляжет рядом с ягненком - парадоксальная формули­

ровка. Ибо лев, если сохраняет его естественные качества


льва, должен съесть ягненка; иначе он не исполнит свою

львиную природу. И если он лишен своей львиной природы,


рай навряд ли может называться раем для него. Оконча­
тельная правда всегда парадоксальна. Хотя она лежит за
пределами описания, она переживается в виде символа:

символа тотальности, которая воплощает глубину и мистич­


ность, неизвестные смыслы парадоксальности жизни. Это
не только идея, но и опыт нуминозного характера, и тот,

кто имел такой опыт, может согласиться с Юнгом, который


говорил: «Я не верю, я знаю». 2

2 Television interview Ьу John Freeman, British Broadcasting Corporation, 1959.


См. F. Fordham «Dr. Jung оп Life and Death».
ПРИЛО)l(ЕНИЕ
*
х отя диаграммы в этой части дают предварительную карту
или план души, они не намерены дать окончательное

и бесповоротное утверждение ее структуры и связей, таких


как макет для здания. Душа во многом неизвестная величина,
особенно на глубинных уровнях. Они не могут быть увидены
и могут исследоваться только косвенно. Эти диаграммы -
попытка дать зрительное представление о нашем настоящем

уровне знания в этой области. Они - предварительные


прогнозы, не похожие на схемы молекулярных структур,

рисуемых физиками, и их стоит рассматривать именно так.

Их возможно заменить полностью или частично всякий


раз, когда новое озарение делает наши сегодняшние знания

устаревшими.

Диаграмма 1

Показывает общую схему души, о постепенном развитии


которой рассказано в первых четырех главах. Большой
круг представляет личную психе человека, разделенную

на сознательную и бессознательную части. Сознательная


часть управляется эго, «Я» человека. Это представлено
маленьким кругом. Бессознательная часть души, личное
бессознательное, также сконцентрировано в центре,
названном тенью.

Человек населяет два мира: внешний, наружный мир,


и внутренний, коллективное бессознательное. Эти оба мира
Приложение 195

АНИМУС (Уженщин)
АНИМА (УмУЖЧин)
ПЕРСОНА

САМОСТЬ

эго
ТЕНЬ

ПОДАВЛЕННОЕ
СОДЕРЖИ СОЕ ВНУТРЕННИЕ
силы

Диаграма 1: простая схема души

переживаются человеком как объективные, несмотря на то,

что бессознательное находится внугри него.


Влияние внешнего мира на человека вызывает формиро­
вание защитной кожи или маски, персоны. Это система или
функция адаптации, которая только примерно представляет

истинную личность. Это тот аспект индивида, измененный для


встречи ожиданий окружения, и он представляет это миру, как
если бы это была правдивая и полна картина человека.
Похожим способом часть личной души, которая отвер­
нуга от внешнего мира для столкновения со внугренним

миром, защищена и связана с содержанием объективного


или коллективного бессознательного при помощи функции,

состоящей из элементов противоположного пола личности.


Так что мужчина имеет систему внуrренней адаптации
женского характера, называемого анима, а женщина имеет

соответственную маскулинную адаптацию, называемую

анимус. Эти элементы составляют фигуру души.

Диаграмма П

Большой круг представляет душу маленького ребенка.


Новорожденный не без психологического содержания,
196 Приложение

nюди

ВЕЩИ

, . СИТУАЦИИ

Диаграмма 11: детская душа

он не tabula rasa 1, лист, на котором еще ничто не было начер­


тано, потому что содержит возможности будущего развития,
которые являются его своеобразной собственностью. Его душа
напоминает психологическое яйцо . Однажды оплодотворенное
человеческое яйцо кажется похожим на все остальные, но, тем
не менее, одно разовьется в мальчика, другое - в девочку;

один - в гения, другой - в идиота . Хотя в своих начинаниях


эти потенции не очевидны, они не могут быть изменены.
В душе тоже существуют подобные потенции (обозначены
точками). Когда ребенок сталкивается с людьми, вещами и
ситуациями в его окружающей среде, он будет действовать
особым способом. Это посягательство на него снаружи. Но,
в то же время, внутри него есть бессознательное ожидание
того, какими следует быть элементам окружения, проис­
ходящим из врожденных паттернов, лежащих в глубинах
бессознательного веками человеческого опыта, а именно
архетипов, бессознательных образцов или доминант в душе,
соответствующих паттернам инстинктов в психологическом

плане. Они представлены кругами слева.

' Чистая доска (примечание переводчика)


Приложение 197

Ребенок, из-за природы своих внутренних чувств, скоро


начинает показывать характерные реакции. В два или три
года он начинает себя называть «Я» или «МНе». Это первое
признание того, что он сознательный и отдельный индивид.
Это представляет раннее чувство «себя», действительно
телесное чувство «себя», «Я», моего тела, моих инстинктов,
страстей, называемых аутос. Когда отношения с родителями
позитивные, детская реакция будет «Я люблю», «Я хочу быть
любимым», даже «Я ожидаю быть любимым», «Я требую
быть любимым». Но если атмосфера его дома слишком сильно
вторгается в чувство «себя», если, например, родители тоже
слишком сдерживают его, слишком снисходительны к нему,

или, наоборот, слишком безразличны и холодны, появляется


обратная реакция, выраженная во фразах: «Я ненавижу»,
«оставь меня в покое», «Не трогай меня».
Очень похожие реакции появляются в отношении вещей
и могут выражаться в таких словах, как «Я люблю свою
куклу», «гадкий стул ударил ребенка» и т. д. То же проис­
ходит и с ситуациями. Очень рано ребенок понимает, что он
должен подчиняться дисциплине: «пора идти гулять», «сейчас
ты должен спать» и т. д. Возможно, есть безусловное соблю­
дение правил, но скоро у ребенка появляются свои сообра­
жения на эту тему: или он готов подчиниться, или он начинает

сопротивляться. Таким образом, он подвергается давлению


как изнутри, так и снаружи. Но так как внешний мир больше
и сильнее ребенка, он постепенно начинает учиться адаптиро­
ваться к его требованиям и носить маску, защитный слой или
кожу, которую Юнг называл «персона».
Только когда ребенок встречается с принятием или непри­
ятием окружающего, он начинает осознавать существование

«Я», нечто друzое, нежели люди или вещи, окружающие


его. До этого момента психическое содержание выталкива­
ется, как ложноножка амебы, в родителей или другой объект,
производя своего рода психическую связь между ними.
198 Приложение

Это как если бы часть его была за его пределами, в объекте.


Не только его личность, но и архетипы и образы, в которых
они выражаются, также входят в связь с «Я» и «не-Я» и пере­
живаются подобно тому, как если бы они были вне объекта.
Следовательно, все реакции индивида на внешний мир
заращены архетипическим материалом из коллективного

бессознательного. В его отношении к родителям он реагирует


не только а конкретную мать и отца, но и на врожденные

образы Великой Матери и Великого Отца, которые


содержат ту самую эссенцию Материнства и Отцовства,
и бессознательно он ожидает от своих родителей испол­
нения назначенной роли. Его «детство» требует двойника
в «родительстве», психической ситуации, которая ведет
к разного рода проблемам между ребенком и родителями.
Ибо не только один конкретный отец или мать являются
родителями, и не один ребенок остается только ребенком всю
его жизнь.

Диаграмма 111
Тень

Большой круг снова представляет психику. Чувство


«Себя», которое начинается как аутос, развивается шаг
за шагом с ростом чувства ребенком внешней реальности
до того, пока не сформируется эго. Это настоящий центр
сознания. Но чтобы встретить мир и его требования к чело­
веку, человек развивает маску, называемую персоной.
До этого неприемлемые части души, беспрепятственно
функционировавшие в аутосе, теперь должны быть отбро­
шены на задний план. В результате этого душа разделена
на две части: сознательную, представленную эго, и отно­

сительно темную бессознательную часть, которую Юнг


звал личным бессознательным. На диаграмме равая поло­
вина круга - сознательная часть души, а темная половина
Приложение 199

ВНУТРЕННИЙ МИР ВНЕШНИЙ МИР

ПРОЕ.ЦИРУЕ.МдЯ
ТЕНЬ

ЛРХЕТИГ'IЬI ен~ШНИЙМИР

ДИАГРАММА 111 . ТЕНЬ

слева - личное бессознательное. Большая часть справа


от круга - внешний мир, слева - мир коллективного
бессознательного.
Содержание личного бессознательного включает в себя
следующие элеенты психе: агрессивные импульсы, сексу­

альные и другие инстинктивные страсти, и т.д., то есть те,

которые не приемлемы конкретным окружением и моралью

индивида, вместе с теми вещами, которые человек пред­

почел бы забыть: его ошибками и промахами, его негатив ­


ными чувствами и неадаптированными импульсами . К тому
же эти вещи, которые не имели достаточного энергетиче­

ского содержания, чтобы удержать его внимание, провали­


лись в бессознательное . Они не подавлены на самом деле, но
они провалились за порог сознания в личное бессознательное .
В итоге, эти вещи вместе создали вторую личность, которую
Юнг звал тенью .
Так как тень бессознательна, она имеет тенденцию персо­
нифицироваться и проецироваться, в результате чего люди

в окружении человека становятся « накрыты плащом» его

собственных темных и низких качеств и содержаний. Тень


200 Приложение

также может фигурировать во снах в виде человека, наделен­

ного этими качествами. Такой человек будет такого же пола,


как и сновидец, так как тень - часть личной психе.

Диаграмма IV
Анима и анимус

МУЖСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Диаграмма IV: анима и анимус

(~
·~-·? ·,
..· /
~/

ЖЕНСКАЯ ПСИХОЛОГИЯ

Большой круг снова представляет человеческую душу,


разделенную на сознательную и бессознательную части,
включая персону, эго и тень, описанные в предыдущих

диаграммах. Это все - части личной психе. Эта диаграмма


представляет отношения человека к элементам противопо­

ложного пола в своей личности. Это фигуры души, которые


лежат на границе личного и коллективного бессознательного .
В случае с мужчиной это анима, с женщиной - анимус.
Как и персона, фигуры души связывают личную психе
с «не-Я» коллективного мира, но здесь это внутренний мир,
не внешний.
Ситуация с мужчиной представлена во внешней половине
Приложение 201

диаграммы, с женщиной - в нижней половине.


Вид анимы каждого конкретного мужчины изменен
опытом, который он имел с матерью и другими женщинами,
которых он встречал, но в сущности анима - универ­

сальная фигура, которая сформировалась от человеческого

опыта Матери и всех других аспектов женственности, будь


это матерь, ведьма, супруга, соблазнительница, любимая,
дева или блудница, которые были заложены в мужчину с
самого начала времен. Все эти элементы входят в образ
анимы, который мужчина переживает сам, возможно,
только как внутреннее состояние или реакцию, возможно,

как эмоцию, но, весьма вероятно, как инстинктивное

телесное ощущение. Как и эти элементы души, которые


человек имеет бессознательную тенденцию проецировать
и персонифицировать, образ анимы будет спроецирован
на какую-то женщину во внешнем мире, которая вызвала

у мужчины эмоции. Она будет казаться ему наделенной


качествами, которые пришли из всех этих разных слоев

коллективного бессознательного. Когда так случается,


женщина, на которую свалилась анима, будет испытывать
чрезмерную, даже безусловную власть над мужчиной,
хочет она этого, или нет.

В случае с женщиной, ее фигура души, анимус, изме­


няется опытом отца, братьев и мужчин-друзей. Но за этим
более поверхностным влиянием, архетипы Отца, Мужа
и Мужчины напрягают свои силы. Мужчина как грубость,
власть, как мудрец, король, даже как Бог: все это влияет на ее
отношение к мужчинам во внешнем мире. Тот, на кого упала
проекция анимуса, может казаться ей сильным, мудрым,
коварным, защитником, похотливым или безразличным
и безликим. Конкретный мужчина, которого она встречает,
может быть наделен в ее глазах и эмоциях, любыми или всеми
этими противоречивыми качествами, в то время как он также

непреодолимо привлекателен для нее.


202 Прил ожение

Наиболее желаемо для человека осознать аниму


или анимуса как внутреннюю психическую реальность

и выстроить отношения с этими элементами своей жизни,


так что он больше не может рисковать быть беспомощной
жертвой некоторых людей во внешнем мире, на которых
падает проекция фигур души. Только так человек может
унаследовать творческие энергии бессознательного, и анима
и анимус могуг быть посредниками для человека из вечного
источника живой воды в глубинах бессознательного.

Диаграмма V
Архетипические образы

ВНУТРЕННИЙ МИР
ВНЕШНИЙ

ОЕЩИ

КОЛЛЕКТИВНОЕ БЕССОЗНАТЕЛЬНОЕ

Архетипические образы появляются цепочками, уходя­


щими дальше и дальше вглубь неизвестного , коллективного
бессознательного. За родительскими образами будут найдены
Великая Мать и Великий Отец, Королева , Сивилла, Король,
Священник; и за пределами этих богов и богинь, еще дальше
назад - животные формы богов: корова, лев, бык, змея,
дракон и т . д. Архетипы выражены в абстрактных формули­
ровках, существующих в таких отдаленных и недоступных

областях психической жизни, которая не может быть персо­


нифицирована. Они недостаточно близки человеческому
Приложение 203

сознанию, чтобы быть осознанными как имеющие человече­


ские или животные качества. Они проживаются как психи­
ческие паттерны или детерминанты, лежащие в той области
жизни, которую Юнг звал психоид.
Очень простая мандала представляет этот слой бессоз­
нательного, где соединены противоположности, и хотя

бы предложено между ними согласие. За пределами


мандалы есть звезда, или солнце, которая просто является

идеей чего-то вечного, бессмертного, такого далекого, но


такого яркого, что не может быть на самом деле вообще
изображено. Глубоко внутри души человека лежит содер­
жимое коллективного бессознательного трансцендентной
природы. Когда оно активируется в человеческой душе,
то вызывает благоговение, удивление, увлечение и трепет.
Оно нуминозно. Опыт такого рода имеет сильное влияние
на человека. Это как если бы он попробовал живую воду,
которая имеет способность лечить душу и освобождать
творческую энергию бессознательного. Во все времена
образы, в которых такой опыт был воплощен, соответство­
вали символам и в силе форм, которые были использованы
в догмах и других религиозных писаниях, чтобы предста­
вить божество. Поэтому Юнг назвал этот превосходящий
символ Богообразом, соответствующим новому центру
сознания, названного Самостью.
Как анима и анимус, эти образы могут быть спроеци­
рованы во внешний мир. В таком случае, некоторые люди
будут наделены качествами маны. Или человек, в котором
они констеллировались, может стать безразличен к ним и так
может наполниться материалом из коллективного бессозна­
тельного. В конце концов, эти архетипические образы могут
быть пережиты в гипостазированной форме «на небесах».
В этом случае невозможно определить, то ли это первичные
психические паттерны коллективного бессознательного, то ли
отражение в психе трансцендентной реальности.
204 Приложени е

Диаграмма VI
Попытка проиллюстрировать отношения личной
психе с неизвестным и непознаваемым источником

креативной энергии, прожитой в столкновении


с нуминозным.

06/WCO НЕИ38Е.СТНОr'ОU.1

••
В опыте религиозной природы эти нуминозные факторы
обозначены как Бог, и, как мы видели, образы, в которых
этот опыт выражается, изменился и развился в течение веков,

будучи воплощенным в одном архетипе за другим . Такие


образы всегда имеют два аспекта: верхний - духовный,
и нижний - хтонический, соответствующий психической
структуре человека, который может стать сознательным
только через значения противоположностей.
В течение веков человечество поклонялось своим
конкретным богам, чувствуя, что их концепция божества
должна быть единственно верной , последним открове­
нием . Однако, последующие поколения достигли новых
откровений, считая ранние представления неадекват­
ными, если не совсем неправильными. Обычно они
Приложение 205

считают предыдущих богов идолами, уничтожить


которых - их долг.

Однако даже сегодня в коллективном бессознательном


можно найти образы, соответствующие богам древности,
и эти образы все еще имеют нуминозный характер. На
самом деле они соответствуют многим формам, в которых

Бог показывался старейшинам (НеЬ. 1:1). Сегодня образ


Самости несет нам выделенные пределы богообраза, не
только его нуминозность, но также многие ассоциации,

которыми он окружен. Это кажется неизбежно в поиске


формулировки, которая может выразить парадокс измен­

чивости и неизменности, предопределённости или судьбы


и свободной воли, живительных и губительных сил, и т.д"
которые содержат такой образ, обусловливая «Трансцен­
дентную Реальность», из которой появляются не только
формы божества, видимого на небе, или дьявола или анти­
христа в бездне, но также эти богообразы могут быть
найдены внутри конкретной психе.
Если это утверждение верно, за ним последует то, что
форма божества, почитаемая в любой религии, а не сама реаль­
ность, будет отражением Трансцендентной Реальности,;
также Самость, найденная в бессознательном, будет отра­
жением Трансцендентной Реальности. И в каждом случае
форма, которую примет образ, будет зависеть от степени
развития человеческого восприятия.

Личное «Я» может быть связано с Трансцендентной


Реальностью Облаком Непознанного вверху или
Бездной Непознанного внизу: с одним из двух путей, с
помощью одной из двух способов, первый из которых -
через религиозный опыт божественного образа, как он
представлен и истолкован в догмах и учениях религиоз­

ными образованиями; а второй - через прямой контакт с


субъективным опытом Самости. Это не зависит от любых
догматических формулировок, а поднимается спонтанно
206 Приложение

изнутри души. Последний путь имеет преимущество быть


прямым и индивидуальным, или через consensus omnium 2 ,
которое страдает от серьезных недостатков. Человек,
который выбирает такой путь, должен обличить неиз~
бежные сомнения, которые касаются его обоснованности и
неизбежного одиночества того, кто идет своей дорогой.

2 общее согласие (примечание переводчика).


Для заметок
х
I<ЛУБ I<АСТАЛИЯ
ПРИГЛАШАЕТ

ПСИХОТЕРАПИЯ

Только для ЖИТЕЛЕЙ


Москвы.

• Для ТЕХ КТО ЖЕЛАЕТ


nРойти Юн1·илнский
АНМИЗ.

•Для тех кто заинтересован


в пугешествии в глубины себя.
• Для тех кто желает познать
законы внугреннего мира

и научиться понимать

язык сновидений.

ЮнrИАНСКИЙ АНАЛИЗ ...


Олег ТЕЛЕМСКИИ, автор множества книг и руководитель
юнгианского просветительского проекта Касталия, предлагает
личный анализ.

Стоимость одного часа 1500 р. (цены на момент март 2016г).


Для переводчиков Касталии - бесплатно.
По всем вопросам пишите aton93@yandex.ru
АСТРОЛОГИЯ

АстРолшия - ДРЕВНЕЙШАЯ ДУХОВНАЯ ТРддиuия,


ПОЗВОЛЯЮЩАЯ НАЙТИ СВОЕ МЕСТО И ПОЗНАТЬ СВОЮ
истинную Волю. САм КАРЛ ГУсТАВ Юн1· ОБЯЗАТЕЛЬНО
СОСТАВЛЯЛ ДЛЯ СВОИХ ПА!JИЕНТОВ НАТМЬНУЮ КАРТУ, И ЭТА

КАРТА ПОМОl'АЛА ЕМУ ПОНЯТЬ КЛИЕНТА, А КЛИЕНТУ - БОЛЕЕ

КОРОТКИМ ПУГЕМ ПРИЙТИ К СВОЕЙ САМОСТИ.

•Если вам нужна астрологическая консультация, если вы


хотите получить полный анализ вашей натальной карты,
выполненный с душой и индивидуальным подходом, если вы
хотите узнать степень совместимости с близкими вам людьми,
словом, если вас интересует Астрология, обращайтесь:
Мария КОРОЛЕВА, почетный астролог и астропсихолог
нашего клуба, ученица Олега ТЕЛЕМСК01·0, выпускница
астрологической академии, предлагает вам свою помощь.

Стоимость консультации от 2000 рублей в зависимости


от запроса. Для переводчиков Касталии - бесплатно.
По всем вопросам пишите maria.a.koroleva@gmail.com
. ~

К)НГИАllСКИИ АНАЛИ3 110 СКАИПУ

Если вы ИСПЫТЫВАЕТЕ ПРОБЛЕМЫ с СВОЕЙ ДУШОЙ .


Если в ВАШЕЙ тизни ОБРАЗОВМОСЬ ПУСТОТА. Если
НЕ СКЛАДЫВАЮТСЯ ЛИЧНЫЕ ОТНОШЕНИЯ, А СМЫСЛ mИЗНИ

ПОЛНОСТЬЮ ПОТЕРЯН. НАКОНЦJ, ЕСЛИ ВЫ ПРОСТО ХОТИТЕ


ПОЗНАТЬ СЕБЯ - ...
ВАМ НУЖЕН ЮНГИАНСКИИ АНАЛИЗ.
ВЫСОКИЕ ТЕХНОЛОГИИ ПОЗВОЛЯЮТ ПРОХОДИТЬ АНМИЗ
НЕ ВЫХОДЯ ИЗ ДОМА - ПО СКАЙПУ.

И один из лучших Юнгианских психологов предлагает вам


свои услуги. Дарья КОРЕНЬКОВА, лидер и координатор
Белорусского отделения Касталии, психотерапевт со стажем
по специализации « Юнгианский анализ и Гештальт
Психология» предлагает вам свои услуги .

Писать loft11korenkova@gmail.com и aton93@yandex.ru


(необходимо написать на оба мейла).

Стоимость одной сессии в 50 минут - 1500руб.


ДОРОГИЕ ДРУЗЬЯ. Если вы ХОТИТЕ ОТКРЫТЬ НОВЫЕ ГОРИЗОНТЫ
ВНУТРЕННЕГО МИРА, ОТКРЫТЬ И ПРОЖИТЬ НОВЫЕ ГРАНИ СЕБЯ МЫ

ПРИГЛАШАЕМ ВАС в МАГИЧЕСКИЙ ТЕАТР Ольги АдиятУЛИНОЙ.

С ней вы можете поработать с любым вашим запросом, открыть


в себе пространство новых возможностей.

Психологические техники которые использует Ольга разработаны


самой передовой современной психологической школой -
школой маrическоrо театра.

Сама Ольга прямая ученица Екатерины Скоробогатовой, человека


которая создала уникальную колоду архетипы женственности.

Мейл Ольги куда можно писать запросы на мейл


ura-ura1@mail.ru или
в контакте https://vk.com/adiolga
НАШИ ПАРТНЕРЫ:

МОСКОВСКАЯ АССОЦИАЦИЯ
АНАЛИТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ
(www.maap.ru)

ВНИМАНИЕ ПСИХОЛОГОВ И ПСИХОТЕРАПЕВТОВ!


ПРОГРАММА ПОВЫШЕНИЯ КВАЛИФИКАЦИИ
ПО ЮНГИАНСКОЙ ПСИХОТЕРАПИИ

Аналитическая психология - направление, разработанное


выдающимся швейцарским психиатром К. Г. Юнгом в пер­
вой половине ХХ века путем дополнения и прогрессивной
переориентации психоанализа Фрейда от анализирования
причин неврозов к содействию развитию личности в це­
лом. Ученики Юнга соединили его идеи с более поздни­
ми достижениями в современном психоанализе и других

течениях практической психологии. В настоящее время


юнгианская школа, являясь одной из самых крупных и
широко известных мировых школ психотерапии, может

быть смело названа вершиной в ее эволюции, как самый


глубокий и универсальный подход.
Юнгианский анализ изначально предназначался для
самопознания и помощи пациентам. Однако, владение
юнговской теорией личности, теорией архетипов коллек­
тивного бессознательного, типологией, методами работы
с образами, символической игрой, толкованием снови­
дений, диалого-диалектическим подходом в межличност­
ном взаимодействии может найти применение в самых
разных сферах помимо аналитической психотерапии.
Эти находки могут быть использованы в краткосроч­
ной терапии, коучинге и консультировании разного профи­
ля - детском, семейном, организационном, профориента­
ционном. Журналисты, социологи, политологи, филосо­
фы, религиоведы, литературные критики и искусствоведы
также активно обращаются к идеям Юнга и его последо­
вателей.
ОБУЧЕНИЕ аналитической психологии - это возмож­
ность не только разобраться в себе и освоить самое луч­
шее, что есть в психоанализе и практической психологии,
но и стать гуманитарием широкого профиля.
Занятия проводят международно признанные
аналитики, являющиеся членами IAAP (Международной
Ассоциации аналитической психологии), практикующими
психотерапевтами и преподавателями факультета психо­
логии МГУ и других московских психологических и пси­
хоаналитических институтов.

Занятия проводятся в течение двух лет в удобной


сессионной форме семинаров и тренингов 2-3 дня в ме­
сяц по выходным. По окончанию программы студентам
выдаются сертификаты о повышении квалификации го­
сударственного образца, и они получают возможность
дальнейшего профессионального развития в юнгианской
школе.

МААП участвует в организации российских и меж­


дународных конференций, реализует различные гумани­
тарные и издательские проекты, сотрудничает с други­

ми мировыми юнгианскими институтами. Преподавате­


ли МААП имеют большой опыт выездных семинаров и
учебных программ в других городах России и ближнего
зарубежья.
/Gм.и)~
Те.,с.с~ t/З
*
rtj'U'l..л.aшaem н.а .л.екции

~Магия в теории и на практике

!f Магическая Каббала
*
(jl
Демонология
Таро Тота
8 Талисманная магия

Д Сексуальная магия

КОЛЛЕДЖ "ТЕЛЕМА-93 11 СТАВИТ СВОЕЙ ЦЕЛЬЮ


ПОМОГАТЬ ВСЕМ ЖЕЛАЮЩИМ

В ИЗУЧЕНИИ МАГИИ И МИСТИКИ, А ТАКЖЕ

В ПОСТИЖЕНИИ ИНЫХ СЕРЬЕЗНЫХ

ЭЗОТЕРИЧЕСКИХ ТРАДИЦИЙ
ВОСТОКА И ЗАПАДА.

д
cflaшu. ст.ра.хи'СКи 8 wиперн.ет.е:
Портал: http://wwжtbelema.ru/
Сообщество в ЖЖ:
http://community.livejournal.com/ru thelema93/
Вы МОЖЕТЕ ЗАПИСАТЬСЯ В КОЛЛЕДЖ
ПО АДРЕСУ INFO-THELEMA@MAIL.RU
ИЛИ ТЕЛЕФОНУ: +7 (926) 214 24 68
~
ДРУГИЕ НАШИ
ИЗДАНИЯ
(Полный список можно ПОСМОТРЕТЬ НА WWW.CASTALIA.RU)

Эдвард Эдингер
ЭГО И АРХЕТИП

Книга «Эго и архетип» по праву считается юнгианским культурным


бесцеллером . В этой книге, Эдингер подробно, просто и ярко
описывает процесс индивидуации, движения индивидуального эго

к источнику, и те этапы и стадии, которые проходит личность в

этом процессе. Отдельного внимания заслуживает психологическое


осмысление Эдингером христианского мифа, где в образе Иисуса
Эдингер выводит парадигму индвидуирующегося Эго.
Карл Густав Юнг
VISIONS

Двухтомник Visions - это


уникальные конспекты семинаров

Карла Густава Юнга. Эти


семинары были посвящены

удивительным и причудливым

видениям его ученицы Кристины


Морган и сопровождаются
превосходными цветными

иллюстрациями поскольку

визионер была также прекрасным

художником. Рассматривая её
видения, Юнг продемонстрировал
саму динамику глубинной
души , естественным путем

устремляющейся к индивидуации.
Эти семинары являются
прекрасным материалом

позволяющим вам самим научится

активному воображению

и понимать самые сокровенные

образы нашей души .


Эдвард Эдингер
и Мапеу Файк

ДУША НА СЦЕНЕ

«Душа на сцене» - это


уникальное исследование классиков

драматургии - Шекспира
и Софокла с точки зрения
глубинной психологии.

Именно в этой книге, для


человека , ценящего классическую

драматургию, раскрывается её
тайная, глубинная психологическая

основа.

Мария Луиза Фон Франц


КОСМОГОНИЧЕСКИЕ
МИФЫ
Самое подробное исследование
психологических, культурных,

символических аспектов того,

что было «В начале» согласно

мифологиям разных народов.

Как настоящий мастер психологии,


Мария-Луиза фон Франц искусно
анализирует преломление сложных

мифологических структур в

процессе душевного становления.


Эстер Хардинг
РОДИТЕЛЬСКИЙ ОБРАЗ:
ТРАВМА
И ВОССТАНОВЛЕНИЕ
Используя древнейшие вавилонские
мифы, Эстер Хардинг, ближайшая
ученица Юнга, раскрывает тонкости
работы с родительскими образами,

процессами сепарации и инте­

грации, а богатый аналитический


материал дает представление о том,

как практически происходит процесс

индивидуации.

Эдвард Эдингер
НАВСТРЕЧУ ЭОНУ

В этой книге Эдвард Эдингер


осмысляет одну из самых сложных

работ Карла Юнга «Аiоп»,


в которой психологические
знания соприкасаются с мистиче­

скими глубинами психоистории.

Как сказал один юнгианский


аналитик - «если мы хотим понять

что на самом деле хотел сказать

Юнг, книга "Эон" - это самое


важное хотя и самое сложное

чтение». В качестве приложения


даются дискуссии Марии Луизы
Фон Франц, посвященные самой
сложной главе «Эона».
МЕТОД
АКТИВНОГО
ВООБРАЖЕНИЯ
Карла Густава
ЮНГА

Барбара Ханна
ВСТРЕЧА С ДУШОЙ: Метод Активного
воображения Карла Юнга

Активное воображение - это краеугольный камень юнгианской


психологии. Именно с методом активного воображения традиционно
связывается возможность установить диалог с бессознательным и

решить множество проблем, связанных с неврозами. Но что такое


активное воображение? Хорошо известно, что сам Юнг не оставил
ни одной книги, представляющей собой пособие по этому методу.
Все, что у нас есть - это несколько инструкций Юнга, разбро­
санных по разным работам - от «Трансцендентной функцию> до
алхимического компендиума «Misterium Coniunctionis». До сих пор
отсутствие полноценного исследования этого метода было серьезной
проблемой для его практики. Книга Барбары Ханны заполняет
этот ваккуум. Свои исследования она начинает в глубине веков,
на примере самых первых древнеегипетских сочинений и заканчи­

вает рассмотрением нескольких клиентских случаев современности.

Впервые мы получаем возможность составить целостное представ-


ление о краеугольном камне юнгианской психологии.
Станислас Клоссовский
ЗОЛОТАЯ ИГРА

«Золота игра» - это самая


большая на сегодняшний день

коллекция алхимических гравюр,

символов. Клоссовский воспроиз­


водит серии алхимических трак­

татов и снабжает каждую гравюру

комментарием того времени. В книге


более 500 гравюр! Книга будет
бесценна как для традиционалистов

интересующихся герметической
наукой , так и для юнгианских психо ­

логов, которые получают бесценный

материал для исследования стадий


и структур индивидуации.

Найджел Элдкрофт
Джексон, Майкл Говард
СТОЛПЫ ТУБАЛ КАИНА
«Столпы Т убал Каина » - это
уникальная и беспрецедентная

попытка исследовать те символы и

мифы, которые традиционно остава­

лись « В теню> западной культурной и


религиозной мысли. Лилит, Титаны,
Люцифер и БафQмет, Змей-ис­
купитель и Гермес Т ригсмегист.
Связывая эти образы в единый миф,
авторы предлагают оригинальную

идею альтернативной духовной

традиции « бодрствующих ангелов ».