Вы находитесь на странице: 1из 15



ФЕТИШ и ТАБУ
АНТРОПОЛОГИЯ
ДЕНЕГ В РОССИИ

О ·Г ·И
МОСКВА
2013


Содержание

Александра Архипова, Якоб Фрухтманн


Вокруг денег: от фетиша до табу. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 5

Магия денег

Александра Архипова, Якоб Фрухтманн


«Приманю деньги быстро и дешево»:
денежная магия в современной России. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 17

Михаил Алексеевский
Денежная магия для чайников: конструирование
заговоров на богатство в постсоветской России. . . . . . . . . . . . 72

Ольга Белова
Неразменный рубль в поверьях и магических
практиках славян . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 104

Деньги в ритуалах и практиках

Никита Петров, Андрей Мороз


Деньги в мифологических представлениях
и обрядовых практиках: современная крестьянская
традиция . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 119

7
Содержание Содержание

Дмитрий Громов Никита Петров


Манипуляции с деньгами в спонтанных городских «Героические» деньги русского эпоса. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 327
практиках . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 147
Михаил Лурье
Наталья Солосина, Дарья Левикина Песни о растратчиках в уличной сатире эпохи нэпа. . . . . . . 344
«Когда идешь на свадьбу, берешь с собой побольше
денег...»: современные свадебные практики. . . . . . . . . . . . . . . 162 Михаил Мельниченко
Почем анекдот? Деньги старые и новые
в политическом фольклоре довоенного периода. . . . . . . . . . . 369
Прагматика денег в профессиональных
и возрастных сообществах Дарья Радченко
«Счастье не купишь»: деньги в русскоязычных
Дмитрий Доронин письмах счастья в Интернете. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 390
Шаманы, деньги и духи: торговля или обмен? . . . . . . . . . . . . 203

Анна Соколова Деньги как концепт


«В уставе не прописано...»:
деньги в переходных обрядах военных училищ . . . . . . . . . . . 218 Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс
Проклятые деньги Иуды Искариота. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 413
Анастасия Астапова
Про пятак под пяткой. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 225 Александра Архипова
Кровавые деньги Госдепа:
Валентин Головин от идиомы к уличным практикам. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 435
«Биржа фантиков»: детские игровые деньги. . . . . . . . . . . . . . 241
Марина Хаккарайнен
Екатерина Бычкова Еврейские деньги  контексте социальных
«Вызвать Бабку-Монетницу»: и политических советских изменений
от игровых к магическим практикам. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 256 в постсоветских воспоминаниях . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 444

Александр Панченко
Деньги в классических и новых Деньги, эгоизм и конец света: «духовная экономика»
фольклорных текстах новых религиозных движений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 468

Константин Богданов Литература и источники . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 483


Фольклорный аудит: наличность и персонал. . . . . . . . . . . . . 271 Предметный и терминологический указатель. . . . . . . . . . . . . 520
Сведения об авторах . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 528
Якоб Фрухтманн
Денежная экономика сказочного мира. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 295 Abstract . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 534

8 9
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс
Проклятые деньги Иуды Искариота

Как гласит известная формула, которую приписывали римско-


му императору Веспасиану, деньги не пахнут. Средневековые
клирики вряд ли бы c ней согласились. Слишком часто коше-
ли с неправедным златом или расплавленные монеты, которые
заливают в пасти фальшивомонетчикам, фигурируют в изобра-
жениях и в описаниях адских мук.
Христианская традиция смотрит на деньги с недоверием,
ассоциируя их с алчностью и греховной привязанностью к зем-
ным благам. Как подчеркивает французский медиевист Жак Ле
Гофф, средневековые изображения, на которых фигурируют
деньги, прежде всего были рассчитаны на то, чтобы вызвать
у зрителя отвращение к маммоне.
Самый известный символ неправедных денег — тридцать
сребреников, которые апостол Иуда получил от иудейских пер-
восвященников за предательство своего Учителя (Мф. 26:14—
15; Мк. 14:10—11; Лк. 22:3—5)1. Кошель с кровавыми монетами
стал в христианской традиции символом сребролюбия и веро-
ломства, которые некогда погубили одного из апостолов, но
угрожают каждому здесь и сейчас2. Мешочек со сребрениками

1
 Историки спорят о том, какие серебряные монеты имелись в ви-
ду Евангелии: тирские тетрадрахмы (шекели), антиохийские статеры
и т. д.
2
 В византийской Хлудовской псалтири IX в. (Щепкина 1977) по-
является несколько образов неправедных денег. На л. 32об. (Пс. 35:1)

413
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

регулярно изображался в руках повесившегося Иуды или Иу- невековье — кошель на шее богача или ростовщика, который
ды, пребывающего в аду, словно он так и не смог расстаться тянет его в преисподнюю3 (Ил. 1).
с деньгами ни до, ни после смерти. В иконографии узел с моне- В этой статье мы проследим, как зловещий образ тридцати
тами фигурирует не столько как элемент сюжета (по свидетель- сребреников функционировал в культуре русского Средневе-
ству Евангелия, Иуда возвратил кровавые деньги и в момент ковья, в фольклорной традиции и в политическом дискурсе Но-
смерти их у него не было), сколько как атрибут, от которого от- вого времени и как кошель с кровавыми деньгами, олицетворя-
ступнику уже не избавиться. Русский паломник Антоний Нов- ющий предательство Иуды, стал главным инструментом его де-
городский, побывавший в 1200 году в Константинополе, упо- монизации в древнерусской иконографии.
минает, что рядом с алтарем святой Софии были повешены
тридцать царских венцов (в разные века их жертвовали храму
византийские императоры), по числу сребреников, за которые Сребролюбие и предательство
Иуда продал Спасителя: они должны были напоминать христи-
анам о грехе предателя и беречь их от «Июдинаго злаго и не- В средневековой культуре отталкивающий образ Иуды с его
праведнаго сребролюбьства» (Савваитов 1872: 83—84; Иванов мешочком действует одновременно в трех пересекающихся,
2011: 57).
На страницах известной духовной энциклопедии «Сад на- 3
 Martin-Bagnaudez 1974; Ле Гофф 2010: 10 (здесь же см. описание
слаждений» немецкой аббатисы Геррады Ландсбергской (XII рукописи Геррады Ландсбергской); Milani 2011: 718—728. Скульптур-
век) изображение, где Иуда получает деньги за измену, сопро- ные изображения богача или ростовщика-грешника с мешком денег
вождается показательным комментарием: Иуда — худший из на шее, которого с двух сторон держат бесы, распространяются во вто-
купцов, олицетворяющий ростовщиков, которых Иисус изгнал рой половине XI — XII в. (особенно их много на капителях романских
из храма, так как они возлагают надежду на богатство и хо- церквей во французской Оверни). Некоторые историки видят в этих
тят, чтобы деньги торжествовали, царили, господствовали, образах одно из доказательств того, что в XI—XII вв. рост городов и ин-
а это пародия на похвалы, славящие царство Христово на зем- тенсификация денежного обмена привели к перестройке традицион-
ле. Другой иконографический символ денег в западном Сред- ной иерархии грехов. Для клириков, обличавших греховное стяжание
горожан и отстаивавших идеал бедности, первогрехом все чаще ока-
на читателя смотрит фронтальная фигура Иуды с красным мешочком зывается не гордыня, грех рыцарства, а алчность, грех буржуа (Little
в правой руке. Пс. 36:35 иллюстрирует так же развернутая фигура па- 1971). Эта социальная схема вызывает некоторые сомнения (см. Milani
триарха-иконоборца Иоанна VII Грамматика, со вздыбленными демо- 2011: 720—722, однако очевидно, что в этот период церковная иконо-
ническими волосами и лицом, затертым кем-то из читателей. В его пра- графия начинает активно эксплуатировать тему неправедного стяжа-
вой руке точно такой же красный мешок (Л. 35об.). На л. 51об. изобра- ния, обличая симонию, ростовщичество и остальные формы нелеги-
жены две типологически соотнесенные сцены: сверху апостол Петр тимного обогащения. Образ Иуды, с его сребрениками и мешочком,
попирает Симона Волхва, который захотел за деньги купить апостоль- оказывается по-новому востребован. Эта тема широко используется
ский дар (Деян. 8:9—24), а ниже патриарх-иконопочитатель Никифор также в антииудейской полемике, где Иуда-сребролюбец становится
попирает того же Иоанна Грамматика (Пс. 51:9). Перед обоими раз- воплощением алчного иудейства, а иудеи (прежде всего ростовщики)
бросаны монеты. В патристике и в византийской полемической ико- часто — как на страницах т. н. морализованных Библий (Bibles moral-
нографии архиереи-симониаки, поставляющие в церковный сан за isées) — изображаются с мешками денег. Алчность и предательство,
деньги, уподоблялись не только Симону Волхву, но и Иуде (Newhauser стяжание и неверие соединяются воедино в один иконографический
2004: 24; Milani 2011: 722—723). комплекс (Milani 2011: 724—725).

414 415
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

но не тождественных нравственных и риторических простран- текстах. Уже в V веке Иероним Блаженный писал, что Иудино
ствах. Он должен воплощать предательство, измену, неверность, прозвище «Искариот» означает «деньги» и «цену», так что имя
коварство и отвращать от них. В то же время Иуда — ведь он не неверного ученика знаменовало его судьбу (Robson 2004: 40).
только предал, но и продал Христа — становится олицетворени- По свидетельству Евангелия, перед смертью Иуда отказался
ем сребролюбия и всех грехов, связанных с неправедным стя- от своей награды: он бросил монеты первосвященникам, а те, по-
жанием4. Евангелисты Матфей (26:14—15) и Марк (14:10—11) размыслив (ведь кровавые деньги нельзя было принять в храмо-
подчеркивают, что Иуда предал Христа из алчности. Лука (22:3) вую сокровищницу), купили на них землю горшечника («Акел-
и Иоанн (13:27) приписывают предательский замысел прямому даму», т. е. «Землю крови»), чтобы хоронить там странников (Мф.
научению сатаны. Кроме того, Иуда воплощает отчаяние, так 27:6—8; Деян. 1:19)5. Однако в средневековых текстах этот мотив
как, согрешив, он не молил о прощении, а покончил с собой. часто уходил в тень: книжники стремились максимально подчер-
В результате бывший апостол превращается в абсолютного кнуть алчность Иуды и не упоминали о том, что он вернул про-
грешника и в различных средневековых текстах часто играет клятые сребреники. Это можно увидеть на примере переводного
роль «идеального» злодея. Так, автор жития Пахомия Велико- сборника «Страсти Христовы», который был очень популярен
го рассказывает, как к святому явилось дьявольское «мечта- среди читателей-старообрядцев конца XVII — XIX веков. Иска-
ние» — призрак в женском образе, и когда святой начал рас- риот представлен тут как сребролюбец и вор: он носил на шее ме-
спрашивать духа: кто он, откуда пришел, кого хочет искусить, шочек и откладывал для себя треть от собранного для общины
тот ответил: Аз есмь сила диаволя. Мне весь полк бесовский рабо- подаяния. В отличие от евангельского рассказа, в «Страстях Хри-
тает. Аз есмь пленившиа Иуду от лика апостольского… (Ленн- стовых» Иуда не возвращает первосвященникам «цену крови»
грен 2004: 568). В агиографии, и особенно в апокрифических и ни о каком раскаянии нет даже речи (Савельева 1994).
мартириях святых-демоноборцев, бесы часто хвалятся своими Средневековые легенды об Иуде развивали тему тридцати
злодеяниями — неудивительно, что адский посланник, «князь», монет в апокрифическом ключе. Так, в «Сказании об Иуде пре-
которому подчиняются простые бесы, немедленно указал свою дателе» утверждается, что Христос был продан за те же сребре-
главную «заслугу»: он сумел прельстить одного из апостолов (а ники, которые некогда братья Иосифа Прекрасного получили
теперь хочет искушать монахов). Другой пример — фрагмент из от египетских купцов за продажу брата (этот мотив конкрети-
жития Саввы Освященного. Поручая ученику покупку вещей зирует типологическую связь между Иосифом и Христом, на
для братии, святой учил его воздержанию и грозил: аще ли же которой настаивали средневековые экзегеты). Купцы отдали
не храниши заповеданиа моа […] преже убо съ Иудою осудиши- деньги за хлеб фараону, от которого они перешли к царице Сав-
ся татбы ради (Леннгрен 2002: 433). Здесь речь идет в пер- ской. Она послала их Соломону, и до Вавилонского пленения
вую очередь о стяжании: как Иуда воровал собранные деньги, монеты хранились в царской сокровищнице. Потом они были
так и инок может впасть в искушение и понести кару по при- похищены, но вернулись в Иерусалим в числе даров волхвов
меру великого грешника. младенцу Иисусу. Святое семейство во время бегства в Иеру-
Идея о том, что Иуда был ослеплен сребролюбием, по- салим их потеряло, и нашедший их пастух принес их в качестве
разному обыгрывалась и интерпретировалась в средневековых дара в Храм, откуда они и попали к Иуде (Порфирьев 1890: 49).
Фигура апостола-предателя с его проклятыми деньгами, по-
4
 Многочисленные монастырские тексты, например «Собеседова- теряв уже всякую связь с евангельской историей, появляется
ния» Иоанна Кассиана (IV—V вв.), напоминали, что инок, который,
нарушив устав и презрев обет бедности, не откажется от стяжания, 5
 Деяния Апостолов излагают другую версию: Иуда сам приобрел
идет по пути Иуды и так же, как тот, и закончит (Newhauser 2004: 66). этот участок, на котором впоследствии удавился (Деян. 1: 18—19).

416 417
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

также в различных апокалиптических сказаниях. К примеру, лась сквозь желудок, прорвав его насквозь (Sullivan 1998: 96, 97;
в апокрифическом «Видении» Псевдо-Даниила рассказывает- Depold 2009: 53 Fig. 1). Западная иконография синтезировала
ся об Антихристе, который поднимется из преисподней в виде рассказ из Евангелия и Деяний, так что на множестве средневе-
рыбки: ее поймает некий человек по имени Иуда, который про- ковых изображений Иуда висит в петле с вывалившимися на-
даст ее за тридцать сребреников. В результате Антихрист ро- ружу внутренностями (Brown 2001: 65, Ill. 27; о смерти Иуды:
дится на свет от девицы, которая съест демоническую рыбину6. Schnitzler 2000). Древнерусские мастера не использовали такой
Тема тридцати сребреников обыгрывается и в группе сюже- прием и ограничивались Иудой, висящим на ветке, — иногда,
тов, связанных с самоубийством Иуды. В христианском преда- как в Киевской псалтири 1397 года, за его спиной парит бес, раз-
нии, помимо предательства и сребролюбия, его фигура вопло- жегший в нем сребролюбие и подтолкнувший к предательству8.
щает грех отчаяния: если бы Иуда не покончил с собой, а пока- По легенде, распространенной в фольклорной традиции,
ялся, даже у него был бы шанс на прощение7. В Евангелии от Иуда поспешил удавиться не от раскаяния, а из тонкого расче-
Матфея сказано, что он удавился (27:1—5), в Деяниях апосто- та — он стремился оказаться в аду со своими сребрениками до
лов — что он испроверг свои внутренности (1:18). Средневеко- Христа, чтобы Спаситель вывел его из преисподней вместе
вые тексты развивали краткий евангельский рассказ о «разсев- с другими грешниками. Однако хитрый предатель опоздал —
шемся брюхе» предателя. Классический пример — популярная он попал уже в опустевший ад и стал его первым узником по-
«Золотая легенда» Якова Ворагинского (XIII век), где объясня- сле Воскресения Христа. Иуда сидит в аду вместе с сатаной,
ется вся «механика» этого события. После смерти душа бывше- держит мешочек с деньгами, а из его тела на земле выросло про-
го апостола не могла выйти из его уст, как это обычно происхо- клятое растение — табак (Толстой 1995: 430; Белова 2000: 344—
дит с усопшим, так как его горло было пережато петлей, а лука- 353; Белова 2004: 209, 344—346).
вый поцелуй «запечатал» его губы. В результате душа вырва-

6
 Под именем пророка Даниила бытовало много апокрифических Адский мешочек: Иуда в иконографии
текстов византийского происхождения (Деревенский 2007: 473—474).
7
 Сила греха Иуды не закрыла для него путь к спасению — это сде- В средневековой иконографии мешочек со сребрениками пре-
лал он сам, наложив на себя руки. Подробно об этом: Murray 2000: 323— вратился в опознавательный знак Иуды, главный символ его
331; Robson 2004: 32—33. Хотя средневековое предание приписывало са- преступления, настоящий Иудин «герб». Особую роль в визу-
моубийство и другим евангельским злодеям — Ироду Великому и Пи- альной «биографии» Искариота, само собой, играли сюжеты,
лату (Murray 2000: 339—354), именно повесившийся Иуда превратился связанные с предательством, а среди них — сцены, где отступ-
в настоящую аллегорию отчаяния (Depold 2009: 51—52, 82—85). В раз- ник получает тридцать сребреников от иудейских первосвящен-
личных символических композициях его фигура с петлей на шее проти- ников9, а потом в раскаянии возвращает их и вешается10. Сами
востоит персонификации Надежды. С первых веков христианства
и вплоть до позднего Средневековья художники часто совмещали в од- 8
 Вздорнов 1978: 157. В византийской Хлудовской псалтири IX в.
ной композиции образы повесившегося Иуды и распятого Христа, под- дьявол держит кончик веревки, на которой Иуда повесился (Щепки-
черкивая оппозицию греховной и спасительной смерти (Murray 2000: на 1977: 113).
323—328; Depold 2009: 51). См. итальянский барельеф из слоновой кости 9
 См. фреску в церкви Св. Георгия в Старо-Нагоричино в Македонии
420-430-х гг., хранящийся в Британском музее (M&ME 1856, 6-23,5), где (1318), где Иуда получает деньги за предательство: Frolow 1966: Fig. 1.
справа изображен распятый Христос, а слева — висящий Иуда: Schnitz- 10
 См. роспись в сербском монастыре Дечаны середины XIV в.
ler 2000: 103, 105, fig. 1; Brown 2001: 54, il. 20; Махов 2006: 97. (Frolow 1966: Fig. 2).

418 419
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

проклятые деньги изображались как монеты разных размеров, винения иудеев в ритуальном использовании христианской
обручи из драгоценного металла или кошель. Монет далеко не крови) (Mellinkoff 1993: 134—135; Sullivan 1998: 97; Depold
всегда было именно 30. Разумеется, арифметическая точность 2009: 52). Иконографической стратегии демонизации Иуды от-
не играет существенной роли в средневековой иконографии: вечала зрительская реакция. На многих западных и русских
как несколько воинов могут обозначать войско, так небольшой изображениях кто-то из читателей-зрителей затирал, выскабли-
кучки монет достаточно, чтобы показать тридцать сребреников. вал или замазывал лицо предателя, точно так же, как лица дья-
Первые изображения апостола-отступника появляются вола или демонов14.
в христианском искусстве очень рано, вместе с циклами, иллю- Если не брать изображения Иуды в аду, в древнерусской
стрирующими земной путь Христа и историю его Страстей. иконописи фигура предателя визуально почти никогда не де-
При этом фигура Иуды может не отличаться от других апосто- монизировалась15. В сцене Тайной вечери он обычно не выде-
лов и визуально никак не демонизироваться. Однако в запад- ляется среди других учеников Христа16, и его можно опознать
ной иконографии за его спиной периодически возникает дья-
вол, подговаривающий его совершить грех и внушающий ему 14
 См. примеры на миниатюрах в английской Псалтири начала XI-
сребролюбие11. Кроме того, его регулярно наделяют различны- II в. (Oxford. Bodleian Library. Ms. Ashmole 1525. Fol. 49v), в армян-
ми знаками греха, например рыжими волосами, подчеркиваю- ской Библии второй половины XIV в. (Paris. Bibliothèque Nationale de
щими его порочный нрав (Пастуро 2012), или вздыбленной France. Ms. Arménien 333. Fol. 5v, 6) или в русской рукописи «Стра-
прической, напоминающей языки пламени на голове демонов12. стей Христовых» XVIII в. (РГБ. Ф. 98. № 1613. Л. 42об., 52об., 42об.,
В отличие от других апостолов, у него нет нимба или же его 63об., 89об.). О практике сознательной порчи негативных образов см.:
нимб оказывается черным13. Часто греховная природа Иуды Camille 1998; Антонов, Майзульс 2011: 21—31.
подчеркивалась утрированным уродством или чертами, харак- 15
 Как отмечает Д.-П. Химка, в украинской иконе XIV—XVIII вв. бы-
терными для иконографии иудеев: у предателя возникает длин- ли сюжеты, полемически противопоставляющие иудаизм и христиан-
ный крючковатый нос и толстые губы, которые современная ство или акцентирующие вину евреев в крестной смерти Христа, одна-
антисемитская карикатура унаследовала у позднесредневеко- ко иконописцы не использовали для демонизации иудеев тех карика-
вых изображений на тему Страстей и «Кровавого навета» (об- турных черт и приемов, которые активно применялись в западной ико-
нографии Средневековья и раннего Нового времени (Химка 2011: 170).
11
 Как на фреске Джотто из капеллы Скровеньи (Капелла дель 16
 В древнерусской иконографии все апостолы в евангельских сце-
Арена) в Падуе (XIV в.) (Рассел 2001: 231). нах обычно изображались без нимбов, поэтому выделить Иуду, спе-
12
 См. Иуду с растрепанными волосами в Штутгартской псалтири циально лишив его знака святости, было невозможно. Этот прием ак-
820—830 гг.: Stuttgart. Württemburgische Landesbibliothek. Cod. Bibl. тивно использовали поздние русские иконописцы, следующие запад-
Fol. 23. Fol. 8 (Репрод.: Schnitzler 2000: Fig. 2 или в итальянской руко- ным образцам. См. пример на иконе XIX в. из собрания Государствен-
писи середины XIV в.: Oxford. Bodleian Library. Ms. Canon. Misc. 476. ного музея палехского искусства (Инв. № 336; Опубл.: Кузенинаи др.
Fol. 76v, 79v. Такая же прическа у него во многих «Библиях бедняков» 1994: 102, 142, 150, Ил. XCI). Другой пример — молдавское Елисавет-
(Biblia pauperum) позднего Средневековья. Подробнее о визуальной градское евангелие XVI в. Сцена Тайной вечери изображена на мини-
демонизации Иуды в западной иконографии см.: Murray 2000: 323— атюрах пять раз. В первый раз (Евангелие от Матфея) у Иуды, поло-
368; Schnitzler 2000; Weber 2002. жившего руку на чашу, можно увидеть точно такой же нимб, как
13
 Как на иллюстрации к изданию «Золотой легенды» Якоба Вора- у остальных апостолов. Во второй (Евангелие от Марка) нимба нет,
гинского (Аугсбург, 1471; Репрод.: Махов 2006: 302. См. подборку изо- но вокруг головы предателя едва заметен круг — вероятно, нимб был
бражений Иуды без нимба на фресках Джотто в Ассизи: Robson 2004. стерт кем-то из читателей. В третий раз (Евангелие от Луки) нимб обо-

420 421
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

лишь благодаря позе — Иуда жадно тянется к чаше на столе17. в лоне у дьявола приходит на Русь из Византии, где он исполь-
Образы демонического Иуды появляются в старообрядческой зовался в композиции Страшного суда по крайней мере с XI ве-
книжной традиции, причем в тех сюжетах, которые не иллю- ка. Как и сам сатана, восседающий на престоле или сидящий на
стрируют евангельскую историю, а представляют посмертную звере/драконе, пожирающем грешников, бывший апостол обыч-
участь предателя. Возможно, самый яркий пример — миниатю- но развернут фронтально и смотрит прямо на зрителя (хотя есть
ры из старообрядческого Цветника 1780-х годов с Северной примеры, где он показан в профиль). Часто он держит в руках
Двины, иллюстрирующие «Сказание Иеронима об Иуде Иска- мешочек, напоминающий завязанный узлом платок21 — неот-
риоте» и «Слово о Иуде апостоле, предавшем Христа». Иуда торжимый знак предательства и страсти к деньгам.
изображен здесь дважды. На обороте листа 447 читатель видит Во многих старообрядческих рукописях XVIII — начала
огромное, развернутое анфас лицо предателя, которое занима- XX века изображение дьявола с Иудой венчает циклы миниа-
ет все пространство миниатюры. Коричневая кожа, искажен- тюр с адскими муками. Мешочек в руках у предателя часто уве-
ная гримаса, по-бесовски пламенеющие волосы создают устра- личивается в размерах и превращается в толстую суму. Сам
шающую картину. На следующей миниатюре «Июда преда- лист, на котором представлена сатанинская «двоица», нередко
тель» оказывается уже в объятиях своего «отца» — дьявола18.
На бесчисленных изображениях преисподней, где мы видим сесян, Обух 2004: 296; авторы комментария Л. В. Нерсесян, О. А. Су-
ее повелителя — сатану, у него на коленях (или в «лоне» — in хова; Вахрина 2006: 412; Погребняк 2008). Часто фигура однозначно
sinu diaboli) сидит маленький человечек19. Это его излюбленный идентифицируется благодаря мешочку со сребрениками или подписи
сын — Иуда, который в Евангелии от Иоанна называется «сы- «Иуда» (как на фреске Страшного суда из церкви Сант-Анжело ин
ном погибели» (Ин. 17:12) 20. Иконографический мотив Иуды Формис XI в. (Baschet 1993: 200) или на вологодской иконе «Воскре-
сение Христово, с клеймами земной жизни Христа» конца XVI в. (Ры-
значен остатками желтой краски (стерт?). Наконец, в Евангелии от баков 1995: Ил. 68)). Однако есть вероятность, что на некоторых запад-
Иоанна Иуда изображен без нимба сразу на двух миниатюрах со сце- ных изображениях в лоне дьявола восседал не Иуда, а Антихрист, ко-
ной Тайной вечери и, между ними, в сцене омовения ног (если нимб торого апостол Павел тоже называет «сыном погибели» (2 Фесс. 2:3).
во всех случаях был стерт, то очень аккуратно — разглядеть следы не- Известный пример — изображение Люцифера с человеком на коленях
возможно). См.: Елисаветградское евангелие 2009 (в рукописи и ее в энциклопедии «Сад наслаждений» Геррады Ландсбергской (XII в.).
факсимильном издании пагинации нет). Обнаженная фигурка прижимает руки к груди и ничем не выдает свою
17
 Как на иконе начала XV в. из московского Благовещенского со- демоническую природу, однако рядом стоит подпись: «Антихрист» (Гу-
бора (ГММК. Инв. 5015 соб/ж-1409; Опубл.: Щенникова и др. 1990: ревич 1989: Ил. 64; Махов 2007: 171). Спорный пример — мозаика
56—59, 77. № 140—142 или на иконе 1497 г. из ГРМ (Инв. № ДРЖ- Страшного суда в базилике Санта-Мария Ассунта на острове Торчел-
2889; Опубл.: Лелекова, Вздорнов 2011: 357—359. Кат. № 36)). ло (конец XI в.), где на коленях у дьявола сидит человек в белых одеж-
18
 БАН. Плюшк. № 112. Л. 447об., 448об. Описание рукописи: Буб- дах, копирующий позу «отца». Некоторые исследователи полагают, что
нов и др. 2010№ : 74. это образ Антихриста, подражающего сатане. При этом они апеллиру-
19
 Возможны и другие варианты «рассадки». На фреске Страшно- ют все к тому же «Саду наслаждений», где фигура Антихриста иденти-
го суда в соборе Рождества Богородицы Снетогорского монастыря под фицируется подписью. Однако большинство специалистов сходится
Псковом (1313 г.) дьявол, восседающий на драконе с двумя головами, на том, что это все-таки Иуда (Покровский 1887: 19; Рассел 2001: 133;
держит фигуру предателя в левой руке. McGinn 1988: 10; Baschet 1993: 193, n. 160; Link 1995: 114).
20
 Об этом упоминалось во многих работах (Антонова, Мнева 1963: 21
 Как на иконе Страшного суда XVI в. из собрания Эрмитажа
122, 123 и др.; Цодикович 1995: 5, 7, 13, 17, 18; Лазарев 2000: 242; Нер- (Инв. № ЭРИ-230; Опубл.: Синай. Византия. Русь. 2000: R-32).

422 423
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

оказывается большой разворачивающейся «гармошкой» и рас- связанных со скупостью и стяжанием23. Поэтому в лицевых жи-
кладывается вверх и вниз, вправо и влево от корешка. Иногда тиях Василия Нового, представляющих загробные странствия
весь цикл с муками преисподней умещается на одном длинном души старицы Феодоры, или в Синодиках, иллюстрирующих
листе-гармошке, вклеенном в сложенном виде в рукопись. На- посмертную участь каждого христианина, мешочки часто дер-
пример, в одном из сборников XIX века к листу присоединена жат мытарственные бесы сребролюбия24. Такие же мешочки
многоразворотная вклейка, раскладывающаяся сперва вправо, изображаются в руках грешников, которые были осуждены на
а затем вниз и вверх. На широком пространстве, которое обра- адские муки за алчность25 (Ил. 2).
зуется, когда разворачивается первая «гармошка», в адском пла-
мени изображен сатана верхом на двуглавом монстре. На коле-
нях у него восседает Иуда с мешочком в руках, а за спиной ле- Демон Иуда
сом хохлов ощетинилась толпа бесов (ИРЛИ. ОП. Оп. 24. №
13. Л. 218). Опираясь на евангельские тексты и многочисленные апокри-
На некоторых композициях место дьявольской «двоицы» фы, христианская традиция (особенно на Западе) демонизиру-
(Иуда в лоне у cатаны) занимает «анти-Троица»: Иуда сидит ет фигуру Иуды и создает вокруг нее настоящий анти-житий-
в лоне у cатаны, который сидит на коленях у красного велика- ный текст. Многочисленные сказания о страстях Христовых
на, персонифицирующего преисподнюю. Например, на иконе и магические формулы, где фигурирует имя Иуды, порой
«Воскресение — Сошествие во ад» второй половины XVI века представляют его почти не как грешника, а как демониче-
из собрания Владимиро-Суздальского музея нагая фигура Иу- ское создание. Это подчеркивает даже его родословная: Иуда,
ды напоминает скорее не взрослого человека, а ребенка. В ле- как и грядущий Антихрист, происходит из колена Данова.
вой руке апостол-предатель сжимает белый мешочек со сребре- Во Франции в XII веке была записана легенда, которая впо-
никами, а рядом читается надпись: «Июда»22. Визуальная ие- следствии, дойдя до Руси, стала известна как «Сказание об
рархия персонажей — от монстра-великана с множеством глаз
по всему телу к маленькому обнаженному грешнику — превра- 23
 Персонажи с кошелями на шее регулярно появляются и на сред-
щает Иуду в последнее звено адской «лестницы» (подробнее невековых западных изображениях преисподней. Например, на релье-
об этих визуальных сюжетах: Антонов, Майзульс 2011: 184— фе XIII в. в приходской церкви в Форново ди Таро (Италия) в самом
191). центре стоит фигура с тремя тяжелыми мешками, один из которых
Иуда — не единственный персонаж, в руках которого мож- свисает ниже пупа. Кошель на шее принадлежит не только миру ин-
но увидеть мешочек, символизирующий греховное богатство. фернального воображаемого, но и реальным ритуалам. Устав ордена
В многочисленных описаниях и изображениях загробного ми- госпитальеров (XII в.) предписывал, что, если кто-то из братьев ута-
ра, каталогизирующих муки и стремящихся к символическому ит какие-то деньги, ему повесят на шею позорный кошель, потом от-
соответствию преступления и наказания, мешок с монетами вы- стегают, а после этого на сорок дней посадят на строгий пост (Milani
ступает как устойчивый атрибут сребролюбия и других грехов, 2011: 725—727).
24
 Житие Василия Нового конца XVIII в. (БАН. Строган. № 63. Л.
22
 ВСМЗ. Инв. № В-6300/2755; Опубл.: Государственный Влади- 96) и Синодик XVIII в. (РНБ. F. I. 733. Л. 119об.).
миро-Суздальский историко-архитектурный и художественный му- 25
 Как в старообрядческом сборнике XVIII в., где показаны сре-
зей-заповедник 2008: 282. Ср. с иконой конца XVI в. (ЯГИАХМЗ. Инв. бролюбцы с мешочками в руках, мучающиеся в огне: РНБ. Ф. 359. №
№ И-1754, КП-21119; Опубл.: Иконы Ярославля 1. № 83) и миниатю- 194. Л. 103об. (подпись: «сребролюбцы отидут в червь неусыпаю-
рой из лицевой Библии начала XVII в.: ГИМ. Вахр. № 1. Л. 914об. щий»).

424 425
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

Иуде предателе» (Порфирьев 1890: 231—235): ее разные вари- с «дурными» физиологическими особенностями: рыжим, ко-
ации, помимо книжной (латинской и вернакулярной) тра- сым или картавым. После предательства Иуда удавился на
диции, проникли в фольклор многих народов (Baum 1916; осине, и поэтому ее листья до сих пор дрожат; хотел уда-
Sullivan 1998: 96; о бытовании легенды в славянском фолькло- виться на березе, и она побелела от страха; удавился на
ре: Белова 2000: 346; 2004: 337—338). Фабула легенды осно- ольхе, и оттого ее древесина покраснела. Чтобы не уподо-
вана на Эдиповом сюжете. Иуда родился в Иерусалиме, но биться Иуде, во многих областях люди избегают усаживать-
его родители, в страхе от вещего сна, в котором было сказа- ся за стол, если их собралось 13, или не подают друг дру-
но, что их сын погубит весь еврейский род, отправили мла- гу за столом соль (так как предатель обмакнул в нее руку
денца плыть по морским волнам. Иуда оказался на острове на Тайной вечере). Иуда стал первым удавленником, лишь
Скариот и воспитывался там в королевской семье. Став юно- после него появились висельники и утопленники; его душа
шей, он начал унижать, а в итоге убил своего сводного бра- скитается по земле, вызывая болезни. Наконец, в некоторых
та, наследника престола, и бежал в Иерусалим, где его при- славянских культурах те или иные формы имени «Иуда»
близил Пилат. Вскоре, не зная того, Иуда убил собственного (Juda, Judasz и др.) обозначают беса. В гуцульских говорах
отца и женился на матери. Поняв, что случилось, он раскаял- Карпат слово юда значит «черт» или «дьявол». Кроме не-
ся и примкнул к ученикам Христа, но в итоге предал и самого го, здесь встречаются и оригинальные демонические персо-
Иисуса. Здесь апостол — не просто великий грешник, а чело- нажи: триюда, архиюда и приюдники. У болгар Юда — злая
век, который не в силах остановить череду злодейств, задан- демоница, у македонцев jyda — дух ветра и урагана и т. п.
ных его судьбой и рождением. (Хобзей 2002b: 73—74). В многочисленных славянских за-
Иуда фигурирует во множестве магических текстов. Древ- говорах Иуда — оборотень, водяной, воздушный демон, «без-
нейший русский заговор с его именем датируется XII веком — законный чорт». На масленицу ряженые используют чуче-
это надпись из новгородского собора святой Софии. По ре- ло и маску Иуды. Ряженные в апостола-предателя обходят
конструкции А. А. Зализняка, первая ее часть упоминает мрач- селения перед Пасхой. В Чехии и Моравии пекут печенья
ных персонажей «Голод» и «Железнец» с каменной грудью, в форме человека или петли под названием judaš, которые
медной головой и липовой челюстью, а во второй встречает- должны спасать от укуса змей (Толстой 1995: 430; Белова
ся обращение: бес сатана, вор-мытарь, беззаконный Иуда!.. 2000: 354—360). Хотя этимологи предполагают, что в осно-
(Зализняк 2005, 2006; Агапкина 2010: 219—221). Зловещая ве некоторых из этих слов может лежать славянский (вос-
фигура демонизированного предателя и дальше возникает ходящий к индоевропейскому) корень *juda (Хобзей 2002b:
в разнообразных магических формулах. К примеру, в сибир- 75), в Средневековье персонажи с такими именами должны
ской гадательной книге говорится: Окаянный Иуда поиде на были прочно ассоциироваться с библейским злодеем, кото-
море, вверг удицу и улови себе змею скорпию… (Топорков, Ту- рый демонизируется и церковным преданием, и народной
рилов 2002: 65). культурой. Большинство же таких вариаций, скорее всего,
Как и другие библейские анти-герои (Пилат, Ирод…), произошло непосредственно от имени апостола26.
Иуда демонизируется в фольклоре и часто превращается
в опасного мифологического персонажа, злого духа или
агента болезни. Подобно тому, как это происходило в Ви- 26
 Объясняя, кто такой Иуда, современные информанты указыва-
зантии и Европе, славянский фольклор сообщает множество ют, что это библейский предатель, нечистый дух, злой человек и т. п.
подробностей об особых знаках, которые с рождения выде- См., к примеру, такие трактовки в изложении северорусских крестьян:
ляли Иуду, знаменуя его будущую судьбу. Он родился Мороз 2002: 253—257.

426 427
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

Иудина монета: Вручение медали должно было стать лишь одним из этапов
традиции политической инвективы символического унижения и наказания гетмана. Однако схва-
тить его, несмотря на все старания, так и не удалось, и он был
11 июля 1709 года князь А. Д. Меншиков отправил секретарю ритуально «казнен» заочно. В гетманской ставке в Глухове бы-
Ингерманландской канцелярии А. Я. Щукину письмо с нео- ло изготовлено чучело Мазепы, на которое водрузили ордена
бычным наказом: на голубой Андреевской ленте. Куклу подняли на эшафот,
А. Д. Меншиков и глава Посольского приказа Г. И. Головкин
По получению сего сделайте тотчас монету серебряну весом в десять
порвали документ, удостоверяющий членство гетмана в брат-
фунтов, а на ней велите вырезать Иуду на осине повесившегося и вни-
стве Андреевских кавалеров, с чучела сорвали регалии, а потом
зу тридесят серебряников лежащих и при них мешок, а назади под-
повесили. Через несколько дней Мазепа был торжественно ана-
пись против сего: «Треклят сын погибельный Иуда, еже за сребролю-
фематствован. Медаль Иуды должна была стать для гетмана
бие давится» (Платонов 1927: 194; Зицер 2008: 98; Уханова 2007).
позорной заменой Андреевского ордена, которого он был ли-
Десятифунтовая (т. е. весившая более 4 килограммов) медаль шен (однако в ритуале заочной казни медаль не участвовала).
с фигурой апостола-предателя предназначалась для гетмана Ивана Хотя Мазепа так никогда и не увидел своей награды, Иу-
Мазепы, который незадолго до Полтавской битвы изменил Петру дина медаль нашла своего героя. В том же 1709 году датский
I и перебежал на сторону его противника по Северной войне — посол Юст Юль видел ее на шее князя Юрия Шаховского — со-
шведского короля Карла XII. 22 июля замысел Иудиной медали ратника Петра I, его товарища по глумливому Всешутейшему
был закреплен в указе, изданном самим государем, а тема сребро- собору и одного из высокородных придворных шутов (Зицер
любия — развита цитатой из Евангелия от Матфея (27:9), кото- 2008: 99—105). На вопрос Юля, что означает сия награда, госу-
рая ссылается на Книгу пророка Иеремии: И прияша тридесять дарь, по его свидетельству, отвечал, что Шаховской — один из
сребреников, цену цененнаго, Его же цениша от сынов Израилевых умнейших русских людей, но обуян мятежным духом. Когда
(Зицер 2008: 98). В рукописи XVIII века с текстом меншиковских однажды Петр заговорил с ним о том, как Иуда-предатель про-
распоряжений, некогда обнаруженной И. И. Срезневским, описа- дал Спасителя за 30 сребреников, Шаховской возразил, что это-
ние медали сопровождает рисунок: Иуда висит на суку, а под ним го мало, что Иуда должен был взять больше. Тогда в насмешку
вокруг пустого мешка разбросаны монеты, за которые он продал и в наказание за то, что он, как усматривалось из его слов, ка-
Спасителя (БАН. 24.5.38. Л. 75об.; Репрод.: Зицер 2008. Рис. 6). залось, тоже был бы не прочь продать Спасителя, если б Он жил
Смысл этой «награды» был ясен. Петр I и его окружение в настоящее время, — только за большую цену, Петр приказал
восприняли бегство Мазепы как удар в спину. Чтобы осудить наградить князя Иудиным знаком (Зицер 2008: 100).
и дискредитировать изменника, они мобилизуют самый мощ- Подоплека этой истории не совсем ясна. Шаховской был
ный из негативных образов — фигуру Иуды, апостола-христо- наказан позорной медалью в напоминание о неверности его
продавца. Давний друг и союзник царя, второй кавалер ордена предков Романовым (Там же 2008: 101—105)? Медаль была
Андрея Первозванного, престарелый гетман Мазепа официаль- глумливым атрибутом придворного шутовства и самого Ша-
но провозглашается новым Иудой, а сам Петр тем самым кос- ховского никак не уязвляла (Уханова 2007)? Однако для нас
венно уподобляется Христу, которого тот предал27. важно другое: в иконографической программе Иудиной «мо-
неты» тема предательства неразрывно связана со сребролюби-
27
 Петр прямо называет Мазепу «новым Иудой», изменником сво- ем. Иуда (Мазепа) не просто предает Христа (Петра I), а про-
ему государю и своему народу, в письме к адмиралу Федору Апракси- дает его за проклятые деньги. Зловещий образ тридцати сре-
ну (Уханова 2007). бреников, который веками служил символом предательства, мо-

428 429
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

билизуется государственным дискурсом и «обыгрывается» слово «душегубец» намекает скорее не на эти эпизоды, а на
в доселе невиданном на Руси жанре — пародийной награды или убийство Дмитрия Шемяки в Новгороде в 1453 году. Но бра-
позорного знака. тоубийство — каинов грех, и в этом смысле Василия Темного
Уподобление изменника или узурпатора Иуде — вовсе не логичнее было бы назвать «Каином душегубцем». Вероятно,
изобретение Петровской поры и не элемент новой политиче- для автора приписки имя Иуды объединило все темное и злое —
ской риторики. В культуре христианского Средневековья Иу- предательство, коварство, убийство. Более емкую и сильную
да выступает как архизлодей, а его измена служит архетипом характеристику для злодея сложно было найти.
любой измены или вероломного злодейства. Сама мизансцена: Иван Грозный, в послании Курбскому, приравнивает к Иу-
повесившийся отступник и тридцать сребреников — тоже бы- де всех, кто изменяет православным государям (Лихачев, Лу-
ла не нова, вернее, складывалась из традиционных элементов — рье 2005: 42). В публицистике Смутного времени ярлык «ново-
сцены самоубийства Иуды, которая изображалась, например, го Иуды» получают первый избранный царь Борис Годунов и са-
на страницах Псалтирей, и тридцати сребреников, превращаю- мозванец Григорий Отрепьев — Лжедмитрий I. «Повесть, како
щихся в иконографии из платы за преступление в символ рас- отомсти всевидящее око Христос Борису Годунову» и ее вторая
платы за него 28. редакция «Повесть, како восхити неправдою на Москве царский
Уподобление кого-то Иуде — давний риторический инстру- престол Борис Годунов», созданные в 1606 году при Василии
мент, который активно использовали книжники Московской Шуйском, называют Годунова «вторым Иудой по преданию»
Руси. При этом они далеко не всегда упоминали о тридцати сре- и «вторым Святополком по святоубийству». Иудой — за то, что
брениках — образ проклятых денег был одной из «подтем» глав- тот вероломно предал прирожденного государя — царевича
ной темы — предательства. Дмитрия. Святополком — за то, что он, как некогда Святополк
В средневековых текстах «новый Иуда» — не только оце- Окаянный приказал убить своих братьев святых Бориса и Гле-
ночный эпитет, но и модель описания грешника. Подобно то- ба, подослал убийц к святому царевичу Дмитрию (напомним,
му, как жития новых святых выстраивались по риторическим что и Борис с Глебом, и Дмитрий были канонизированы как
и сюжетным образцам древних житий, антижития одних греш- страстотерпцы, принявшие мученическую кончину от рук зло-
ников становились образцами для антижитий других (Robson дея-узурпатора) (Буганов и др. 1974: 243; РИБ 13. Стб. 151).
2004: 35—37; Murray 2000: 326; о логике уподоблений в древне- Уже после окончания Смуты и воцарения Романовых дьяк
русской агиографии: Панченко 2003). Любопытный пример — Иван Тимофеев в своем «Временнике», изобличая преступле-
приписка в одной из монастырских книг, которую обнаружил ния Годунова, уподобляет его царю Ироду, который велел каз-
Р. Г. Скрынников. После записи о смерти великого князя Мо- нить Иоанна Предтечу, и Иуде, предавшему Христа на смерть
сковского Василия II Темного кто-то написал на полях: Июда за тридцать сребреников (Державина 1951: 31, 152). Точно так
душегубец, рок твой пришед (Скрынников 2006: 51). Не совсем же сравнивает он с Иудой и самозванца Лжедмитрия I. Как Иу-
ясно, почему Василий сравнивается тут с Иудой. Конечно, в пе- да до поры до времени лицемерно претворялся верным учени-
риод борьбы Василия за престол с дядей и братьями и он, и его ком Христа, так и Отрепьев, прежде чем объявить себя царем,
соперники обманывали и предавали друг друга. Собирая вы- дерзнул принять монашеский постриг, а затем и сан дьякона,
куп для Орды, князь мог показаться сребролюбцем. Однако чтобы в нужное время сбросить с себя священные обеты и этим
обесчестить православие. Однако оба обманщика и отступни-
28
 См., например, повесившегося Иуду на миниатюрах Киевской ка не ушли от Божьего суда, и их ждала страшная смерть: По
псалтири 1397 г. (Вздорнов 1978: 157) или одной из Годуновских псал- начинанию бо и конец его, понеже таков бе напрасен и нагл, вку-
тирей 1594—1600 гг. (ГТГ 2010. Мин. VII. 259. С. 284). пе же и дерз, яко Июда (Державина 1951: 84).

430 431
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс Проклятые деньги Иуды Искариота

Не только в текстах, но и в визуальном пространстве раз- или бежавших из страны. После присуждения Б. Пастернаку
личных «антигероев» часто уподобляли Иуде. Основой могли Нобелевской премии в 1958 году, на собранной по отмашке вла-
служить известные иконографические модели. Один из самых стей демонстрации его немедленно представили как Иуду:
ярких примеров — фрагмент стенной росписи из церкви села
Тазова Курской губернии, созданный в 1883 году: здесь в ад- Добровольцев на демонстрацию набрали немного — человек трид-
ском огне, на коленях сатаны, сжимая в руке мешочек, сидит не цать; навыка не было, публичных манифестаций, хотя бы и самых
кто иной, как Лев Толстой, отлученный от церкви за публич- лояльных, давно не проводили. Срочно нарисовали плакат «Иуда,
ную критику христианства и проповедь собственного философ- вон из СССР» — изобразили Пастернака в виде Иуды, подчеркнув
ско-религиозного учения29. В карикатуре XX века эти иконо- в его облике иудейские черты, рядом намалевали кривой мешок
графические модели были забыты, но сам образ Иуды (часто с долларами, к которому Иуда жадно тянулся (Быков 2007: 776).
подписанный, чтобы зрителю было ясно, кого имеет в виду ху-
дожник) продолжал использоваться регулярно30. После падения СССР образ Иуды начал активно исполь-
В русской культуре тема Иудиного предательства и тридца- зоваться в политических баталиях. Разумеется, в «державно-
ти сребреников прошла сквозь Средневековье, Новое время патриотической» публицистике с Иудой постоянно сравнива-
и советский период. Противники революции 1917 года называ- ется Михаил Горбачев, которого обвиняют в измене СССР
ли «иудиными деньгами» немецкие дотации, которые кайзер и продаже интересов родины Америке. Ту же модель применя-
Вильгельм якобы предоставил большевикам. В СССР сталин- ют и к современной власти, несмотря на активное разыгрыва-
ской эпохи самым известным «Иудой» («Иудушкой») стал Лев ние ею патриотической карты: так, на митинге против создания
Троцкий31 (одновременно Парижская газета «Социалистиче- в Ульяновске транзитного пункта транспортировки грузов НА-
ский вестник» со ссылкой на Карла Радека пересказывала его ТО (26 марта 2012 года) в измене за тридцать сребреников об-
остроту о «придворном» поэте Демьяне Бедном: «Выражение винили президента Владимира Путина (The New Times
демьяновы объятия стали почти синонимом выражения иудины 02.04.2012). Тема Иудиных денег обыгрывается в популярном
поцелуи»32). Библейскому предателю уподобляли многих «вра- в Интернете жанре «демотиваторов»: к примеру, на одной из
гов народа» либо деятелей искусства, науки, культуры, неугод- таких картинок подпись «Тридцать сребреников за каждого си-
ных режиму и обвиненных в «предательских» связях с Западом дящего нацбола» стоит под фотографией Эдуарда Лимонова —
основателя запрещенной Национал-большевистской партии.
29
 В собрании Государственного музея истории религии в Санкт- Весной-зимой 2012—2013 годов тема тридцати сребреников
Петербурге (бывшего Музея истории религии и атеизма). был актуализирована через мем «деньги Госдепа», в получении
30
 Один из недавних примеров — карикатура, на которой Ельцин которых прокремлевские идеологи пытались обвинить оппо-
отождествлен с Каином, а Горбачев — с Иудой. См.: Романовская. зиционеров (см. Архипова 2013).
31
 См., к примеру, заметку «Проклятье фашистским выродкам» На всем протяжении русской истории, начиная с принятия
(«Резолюция рабочих завода им. Фрунзе (Москва), принятая 2 марта христианства, фигура бывшего апостола, предавшего Христа
на собраниях вечерних и ночных смен»), опубликованную в «Правде» и удавившегося без покаяния, была задействована во множе-
3 марта 1938 г. (№ 61 (7386)), или опубликованную там же статью стве культурных контекстов. Несмотря на радикальную смену
«Смерть бандитам!» (Резолюция рабочих ленинградской фабрики политических режимов, идеологических установок и, вместе
«Скороход»). В электронных ресурсах: Рабочие завода им. Фрунзе с ними, стилистики самого публицистического языка, его об-
1938. раз неизменно использовался в политическом дискурсе. Оче-
32
 «Социалистический вестник», 1932, № 9, С. 14 видно, что все это будет происходить и в ближайшем буду-

432 433
Дмитрий Антонов, Михаил Майзульс

щем — многочисленные социально активные «обличители» не


прекратят подбирать на роль Иуды все новых персонажей,
вновь и вновь помещая в их руки проклятые деньги. Александра Архипова
Кровавые деньги Госдепа:
Благодарности от идиомы к уличным практикам
Работа подготовлена при финансовой поддержке гранта Пре-
зидента Российской Федерации (проект «Образ врага в сред-
невековой Руси: книжность, иконография, народная культура»,
МК-5779.2012.6) и при поддержке Программы стратегическо- Биография идиомы
го развития Российского государственного гуманитарного уни-
верситета. Хотя идиома «деньги Госдепа» время от времени встречалась
в публичных речах политиков и газетном дискурсе за послед-
ние двенадцать лет, только  в последний год произошел стре-
мительный рост ее популярности.
Что же означает это выражение? Один из самых ярких при-
меров— это статья, опубликованная в марте 2000 года, о Ста-
ниславе Говорухине (тогдашнем главе предвыборного штаба
Владимира Путина), который в тот момент сам был кандида-
том в президенты и, как и нынешний кандидат сейчас, тогда
упрекал противников в тайном финансировании Америкой
(естественно, для развала страны):

Говорухин нашел у Явлинского деньги Госдепа. Григорий Явлинский


является «кандидатом от Капитолия», заявил вчера на пресс-
конференции в Москве Станислав Говорухин. Он обвинил лидера
«Яблока» в использовании средств Госдепартамента США, кото-
рый «выделил каналу НТВ $40 млн для поддержки кандидатуры
Явлинского» (Говорухин нашел у Явлинского деньги Госдепа 2000).

Госдеп — это Госдепартамент США, а «деньги Госдепа», таким


образом, представляют собой эвфемизм для обозначения денег
США, полученных за некие тайные услуги гражданином Рос-
сии, или, еще проще, предательства1.

1
 Вполне возможно, что устойчивость клише «денег госдепа» свя-
зана с «оранжевой революцией» на Украине, по крайней мере, в ин-

435