Вы находитесь на странице: 1из 30

Я-УУУШШ НА '/ / >

И к * у<
УЖ И И К УЖЖр/Лг itl/S J4>s
Антропология Западной Европы
в современной зарубежной литературе

В . В . Бунак

Различные направления расового анализа

Из нескольких устойчиво сложившихся направлений антрополо­


гического изучения первое место по количеству опубликованных
работ занимает популяционное. Наряду с ним сохраняет значение
основной, сравнительный метод и метод географический, сложив­
шийся в современном виде в Советском Союзе, но в основных
принципах применяющийся и во многих крупных зарубежных ис­
следованиях.
Так называемый типологический метод имеет в настоящее вре­
мя мало сторонников, но в первой половине XX столетия мно-'
гочшсленные типологические труды оказали влияние на резуль­
таты антропологических исследований.
Развитие антропологических методов привело к изменению сло­
жившихся представлений о единицах расовой систематики многих
областей ойкумены, особенно Западной Европы, наиболее изучен­
ной в антропологическом отношении. Некоторые антропологические
типы, определенные прежними исследователями как основные
элементы расового состава, в современных работах утратили это
значение, получили иные интерпретацию и обозначение. Однако
взамен устаревшей схемы не предложено какой-нибудь новой си­
стемы антропологических вариантов, больших или малых, и их
обозначения. Такое положение создает трудности для дальней­
ших антропологических исследований, в каком бы направлении
они ни проводились.
Предлагаемое сообщение имеет целью критически оценить раз­
личные направления антропологического исследования и конкрет­
ные характеристики расовых типов, а вместе с тем наметить
один па возможных путей разрешения возникающих спорных
вопросов.
Типологический метод
Опираясь на разработанные схемы расовых типов, многие ис­
следователи ставили своей ^задачей при изучении той или иной
популяции не столько составление ее конкретной характеристи­
ки, сколько отнесение популяции к одному из типов, зафикси­
рованных в существующих антропологических схемах. Такая за­
дача не представляет трудности, так как средние групповые
характеристики различаются немного; для разграничения исполь­
зуются главным образом три признака, которые дают при раз­
делении признака на два класса восемь различных сочетаний, что
соответствует числу типов, выделяемых на территории Европы.
Если <в исследованной популяции находят небольшие откло­
нения от установленного комплекса признаков, выделенные груп­
пы определяют как варианты данного типа или как результат
смешения нескольких типов. Иногда общая характеристика групп
дополняется выделением составных ее частей, разграничиваемых
не по территории, а по заранее установленному сочетанию при­
знаков. Как правило, каждая выделенная популяция несколько
отличается от более крупной. В согласии с тияолюгичеюк1й1 ме­
тодом такие выделенные варианты относят к разным типам, а сум­
марную группу определяют как смесь нескольких расовых зяе-
ментов. В Норвегии, например, наряду с преобладающим типом
выделена группа альпийского т п а ; в Болгарии — дополнитель­
ный восточшбалтайский тип. Приемы антропологического анали­
за, основанные на отыскании в изучаемых популяциях заранее
установленного комплекса признаков, получили название типо­
логического метода.
Типологический метод внешне сходен с приемами зоологиче­
ской таксономии, определяющей принадлежность индивидуума к
той или иной категории по наличию определенного комплекса
разграничительных особенностей. Но по существу аналогии нет,
во-первых, потому, что зоологическая таксономий всегда учиты­
вает территорию обитания исследуемой формы, и, во-вторых, по­
тому, что подвидовые различия у свободно живущих животных
проявляются слабо и редко захватывают более двух признаков.
Напротив, у человека внутригрупповые особенности изменяются
в малой связи между собою (если признаки ие находятся в мор­
фогенетической зависимости), число варьирующих признаков и
возникающих разнообразных сочетаний очень велико. Если даже
считать только средние для группы величины, то их сочетание
составляет небольшие доли в группе.
Шлагинхауфен1 по материалам исследования 100 тысяч муж­
чин призывного возраста в Швейцарии подсчитал число соче-

1 О. Яг,МацInhaufen. Anthropologie Helvetica. Archiv der J, Klaue Stiftung


ErgäBOTngaharid zu Bä ХХл1. Zürich, 1056. *
78
таний признаков, соответствующих расовым комплексам, выде­
ляемым в Европе. Ни одна из выделенных комбинаций не со­
ставила значительную долю в населении. Шесть наиболее
распространенных типов составили (% ):
Атл анто-медитеранный 2,5 Северный 1,6
Средиземноморский ОД Дпиарский 2,3
Норийский ц Восточнобалтийский ОД
Всего 8,7 % типичных комплексов. Остальные 91,3% представ
ляют разные нехарактерные комбинации. В Болгарии подсчет
типичных комбинации дал следующие результаты (%) 2:
Понтийский тип 5,7
Д пиарский » 3Д
Альпийский > ш
Средиземноморский » 1,7
Балтийский > од

Если несколько расширить границы изменчивости тина или


сократить число учитываемых разграничительных признаков, чис­
ленность отдельных сочетаний возрастет, но точность разграниче­
ния типов уменьшится. Связь изменчивости отдельных призна­
ков в пределах популяции часто близка к Q, поэтому если учи­
тываемые признаки, каждый в отдельности, даже преобладают,
составляя 60%, то доля индивидуумов, у которых сочетаются
три такого рода признака, равна произведению этих частот
(0,6X0,6 X0,6), т. е. составит приблизительно одну пятую общей
численности. Если учитывать четыре или пять признаков, то цри
тех же условиях сочетание средних вариантов встретится в 13%,
при пяти признаках — в 7 % и т. д. В действительности най­
денные частоты сочетаний во многих популяциях очень близки
к этим теоретически определенным величинам.
Из этих данных следует, что определение расовой принадлеж­
ности индивидуума у человека трудно осуществимо. Расовый тин
характеризуется групповыми данными, сочетание признаков в
пределах однородной группы и даже в группе родственников
часто оказывается очень изменчивым. Разумеется, определяя ста­
тистическим путем отклонение данного индивидуума от несколь­
ких различных типов по многим признакам, можно отыскать тип,
к которому данный индивидуум наиболее близок, но такое вы­
числение даст лишь математическое решение задачи и не имеет
биологического значения.
Типологический метод, допуская наличие в данной территори­
альной группе различных типов, если даже не предусматривает
и н ди ви дуал ьн ы х диагнозов и основывается лишь на средних ве­
ли чи н ах, признает возможность определения расовой цринадлеж-

г U. Попов. Антропология на българския народ, т. I. София, 1959.


79
ности индивидуума, т. е. игнорирует приуроченность каждого
расового тина к определенной территории и слабую связь из­
менчивости отдельных признаков у человека. Учитываемые -мио­
логическим методом комплексы признаков представляют собой
морфологические варианты, возникающие различными путями.
Лишь связь этих вариантов с определенной территорией Откры­
вает путь для установления общности их происхождения,
т. е. принадлежности к определенному расовому типу 3.

Польская антропологическая школа в прошлом Н


и настоящем

Типологический метод получил особенно неприемлемую фор­


му в работах профессора Чекановского4. Польский антрополог
полагал, что каждый индивидуум представляет тот или иной ра­
совый тип и наиболее правильный путь расового анализа —
определение разницы между отдельными индивидуумами и между
индивидуумами и средними групповыми величинами. Но Чеканов-
ский не мог не считаться с тем, что различие в расовых при­
знаках наблюдается в пределах однородной популяции и даже
между близкими родственниками. Поэтому Чекановский ограни­
чил число основных расовых типов в Европе четырьмя, а осталь­
ные комбинации рассматривал как результат смешения и глав­
ное сделал вывод, что каждый комплекс расовых признаков
составляет одно генетическое целое, определяется аллеломорфами
одного гена. Четырем основным расовым типам соответствую*
четыре аллеломорфа одного локуса. Чекановский принял за об­
разец своей схемы наследование по системе множественных ал­
леломорфов. Четыре основных или исходных типа образуют десять
различных сочетаний. Расовый состав популяций в целом опре­
деляется при помощи четырехчлена, возведенного в квадрат и
приравненного в сумме к единице. Четыре исходных члена опре­
деляются конкретным исследованием и отнесением и ндивиду^
мов к тому или иному типу. Шесть остальных членов многочле­
на определяют численность смешанных типов, каждый из которых
представляет собой. особый расовый вариант. Таково содержаний
сформулированного Чекановским «закона частоты расовых типоВ)^
Генетическая сторона гипотезы Чекановского, признающей соче­
тание различных признаков проявлением одного гена, настольной
противоречит основным правилам генетики и конкретным данным

8 В. В. Бунак. Раса как историческое понятие. «Труды Научно-исследова^


тельского института антропологии МГУ», т, IV, 1938; он же. Человеческие'
расы и пути их формирования. «Советская этнография», 1956, № 1.'
4 /. Czekanowskl. Das Typenfrequenzgesetz. «Anthropölogiscrer Anzeiger»
Bd, 5, 1928; он же. Zagadnienia antropologij. Torun, 1948. .
80
посемейных и ссл ед о в а н и й , что можно только удивляться, каким
образом «закон частоты типов» мог найти последователей как в
Польше, так и в других странах Европы. Г. Ф. Дебец и
М. В. И гн ать ев 5 взял и на себя труд проверить математические,
выкладки Чекано/вского и представителей его школы. Выяснилось^
что приняты е ф ор м ул ы не доказательны, вычисления содержат
много ош ибок и часто н е соответствуют выводам авторов.
В качестве основных типов Чекановский выбрал две пары ра­
совых вариантов: северный и средиземноморский, армюноидный
и лапогаоидный. Альпийский тип — результат смешения двух по­
следних типов. Динарский тип — смесь северного и арменоидно-
го. Впоследствии Чекановский включил в состав основных типов
еще два комплекса — негроидный и арктический — и выделил
около д в у х десятков вариантов, пригодных для описания антро­
по логических типов всех областей эйкумены. Автора не смущал,
тот факт, что в Африке выделился преславянский тин, в Азии -4
негроидны й и т. д.
Принцип типологического анализа в несколько ^расширенном
виде с учетом большого количества исходных комбинаций лег в
обнову так называемого морфологического метода, предложенного
польским антропологом Михалнским 6. Большого внимания заслу­
шивает метод типологического анализа, разработанный профессо­
ром Б а н к е 7. Предложенный им прием вычислений дает возможг
ность связать характеристики популяций по средним величинам
и по индивидуальным данным.
Если для каждого индивидуума или труппы по каждшйу при­
знаку вычислить отклонение от нескольких исходных типов, воз­
вести отклонения в третью Степень (при пяти признаках), сум­
мировать отклонения и приравнять сумму к единице, 'то относи­
тельная величина суммарного отклонения от каждого исходного
типа характеризует долю его участия в популяции. Метод Банке
имеет солидное математическое обоснование, может быть исполь­
зован в применении не только к тинам, признанным польскими
антропологами, но и ко всяким другим сочетаниям признаков.
В последнее время в польской антропологии появились работы,
имеющие целью найти точную меру связи изменчивости расовых
признаков. Определяемая при помощи обычных коэффициентов
корреляции, эта связь в пределах группы оказывается, как было

5 Г. Ф. Дебец, М. В. Игнатьев. О некоторых вариационно-статистических


«методах» буржуазной антропологии. «Труды Научно-исследовательсцого
института антропологии МГУ», т. IV, 1938. .
6 /. M ichalski. Struktura antropologiczna Polski. «Acta Antropologica Univer-
sitatis», v. I. Lodz, 1049. - ' , . J „ .. .
7 A Wanke A new taxonomic method m Anthropology. «Bulletin Acadenue
Polonaise» v II, N 1,1953; он же. The anthropologikal Taxonomy. «Przeglond
Antropologlezni», № 20, 1954; он же. Änthropological Characteristics of
Airican Skulls. «VII-е Congres International des Sciences Anthropologiques
et Ethnologiques Moscou», v. HI. M., 1968.
81
с ш и о , очень небольшом пли отсутствует полностью8. Возмо­
жен, однако, ином подход к анализу взаимосвязи признаков
изучение частот сочетании различных вариантов по методу Лян»
касгера. Если для признаков А* В, С, D определить частоту,
например, первого варианта, то при полной независимости ва­
риантов и случайности их сочетаний доли комбинации будут рае»
ны произведению частот отдельных признаков. Однако в некото­
рых случаях конкретно найденная частота достоверно отличается
& от частоты случайных комбинаций 9.
и На атом основании названные авторы пришли к заключению,
н что исходные антропологические типы, определенные польской
1! школой, представляют собой некоторые целостные формации. По-
г< лучённые выводы требуют дальнейшей проверки при учете соче-
м тания большого числа признаков и разделении их не только на
два альтернативных класса, но и на большее число вариантов и
в применении к разнообразным исходным комплексам. Такого
рода исследования, бесспорно, заслуживают (внимания, и не ис­
ключена возможность, что некоторые сочетания признаков встре­
чаются чаще, чем это можно было ожидать в порядке случайных
комбинаций. Причины такой связи могут быть очень разнообраз­
ны: морфологические зависимости и некоторый общий фон поли-
е генных признаков, свойственных данной популяции, и другие
0 факторы морфологического и генетического порядна»
Е
Сравнительный антропологический метод
1
В первой половине текущего столетия работы типологического
] направления появились в большом число как в Польше, гак и в
j * других странах. Но типологический метод никогда не был един-
- ственным. Одновременно проводились исследования по "сравни*
тельно-антропологическому методу, основанному на сравнении
] групповых характеристик и учете изменчивости и локализации
признаков. Таким путем был выделен Норденстеншм 10 и Хилъ-
деном 11 восточнобалтийский тип, Дебцелтером 12 — норийский
и др.
Сравнительная антропологическая характеристика групп состав­
ляет основной и необходимый прием: в начальный период изуче-

8 В. В. Б у как. Корреляция признаков. «Происхождение и этническая


история русского народа». «Труды Института этнографии», т. 88, 1966.
8 А. Wiercinski. Dziedziczenie Тури Antropologisznego. «Materiaü i Prace
Autropologiczue», № 43, 1958; Waliszko. Zwiazki interacyjne pomiedzy cecha-
nii typologiczneymi w swiete metody Lancastera. «Materiaü i Prace. Anthro-
ogiczne», JSe 73, 19166.
r Nordensteng. Europas mauuiskoracer och folking. Stockholm,, 19^6.
11 K. Bilden. The Racial Comgosition of the finish People. Helsinki, 1932.
12 V. Lebzelter. Beiträge zur physischen Anthropologie der Balkanhalbinsel
Mitteilungen Anthropologische Gesellschaft, Bd LIIL Wien, 1932.
82
в

ния популяций, но по мере накопления антропологических мате­


риалов этот метод для получения удовлетворительных результа­
тов требует уточнения и дополнения.
1. В антропологической характеристике широко используются
некоторые размеры, связанные между собой морфогенетической
корреляцией — ширина лица И ширина головы, высота лйца И
высота носа. Корреляции эти никогда не бывают Полными, Суще­
ствуют так называемые дисгармонические формы — сочетание ши­
рокого лица и узкой головы и противоположные. Но при срав­
нении близких групп морфогенетические корреляций всегда
проявляются, и нередко группы, различающиеся по Двум или
по трем указателям, по существу расходятся лишь в одном при­
знаке, например в интенсивности поперечного или продольного
роста, определяющего вариации высоты лица, скелета и высоты
носа. Поэтому учет абсолютной величины размеров, их изменчи­
вости и корреляции и внесение соответствующих поправок в
групповые характеристики составляют во Многих случаях необ­
ходимое условие надежности при групповых сравнениях.
Другое обстоятельство, требующее особого учета,— это недоста­
точная согласованность в определении антропологических точек,
остающаяся не устраненной в некоторых размерах, несмотря на
многочисленные попытки унификации. В первую очередь прихо­
дится учитывать неодинаковую локализацию верхней точки При
измерений высоты лица й высоты носа — йазнона. В некоторых
случаях назион локализуется всего на 2-=—3 мм выше селлиойа
(наиболее глубокая -Тючка переносицы), а другие исследователи
принимают селлион в качестве верхней отправной точки При оп­
ределении вертикальных размеров. Так, например, по Измерениям
Заллера13, резкое различие в лицевом указателе между северно­
немецкой, гольштинской популяцией и норвежскими группами
объясняется тем, что Заллер производил измерения вертикаль­
ных размеров от селлиона или близкой к нему точке. Путем
сравнения данных, относящихся к нескольким группам, по боль­
шей части удается установить различие в методике измерений,
внести соответствующую поправку в групповые характеристи­
ки й тем самым уточнить д иагноз расового варианта.
2. Накопленный материал показал, что изменчивость признаков
в пределах одной обширной этногеографической провинции вели­
ка й Достигает иногда размеров различия можду средними вели­
чинами различных этногеографических типов. Поэтому первона­
чальные характеристики по мере накопления материала Часто
утрачивают свою выразительность и затрудняют разграничение
вариантов, отчетливо выступающее по первоначальным материа­
лам. © настоящее время, например, трудно провести границу

13 К. Salier. Die Fehmaraner. «Deutsche Rassenkunde», № 4,1930.


83
с ш и о , очень небольшом пли отсутствует полностью8. Возмо­
жен, однако, ином подход к анализу взаимосвязи признаков
изучение частот сочетании различных вариантов по методу Лян»
касгера. Если для признаков А* В, С, D определить частоту,
например, первого варианта, то при полной независимости ва­
риантов и случайности их сочетаний доли комбинации будут рае»
ны произведению частот отдельных признаков. Однако в некото­
рых случаях конкретно найденная частота достоверно отличается
& от частоты случайных комбинаций 9.
и На атом основании названные авторы пришли к заключению,
н что исходные антропологические типы, определенные польской
1! школой, представляют собой некоторые целостные формации. По-
г< лучённые выводы требуют дальнейшей проверки при учете соче-
м тания большого числа признаков и разделении их не только на
два альтернативных класса, но и на большее число вариантов и
в применении к разнообразным исходным комплексам. Такого
рода исследования, бесспорно, заслуживают (внимания, и не ис­
ключена возможность, что некоторые сочетания признаков встре­
чаются чаще, чем это можно было ожидать в порядке случайных
комбинаций. Причины такой связи могут быть очень разнообраз­
ны: морфологические зависимости и некоторый общий фон поли-
е генных признаков, свойственных данной популяции, и другие
0 факторы морфологического и генетического порядна»
Е
Сравнительный антропологический метод
1
В первой половине текущего столетия работы типологического
] направления появились в большом число как в Польше, гак и в
j * других странах. Но типологический метод никогда не был един-
- ственным. Одновременно проводились исследования по "сравни*
тельно-антропологическому методу, основанному на сравнении
] групповых характеристик и учете изменчивости и локализации
признаков. Таким путем был выделен Норденстеншм 10 и Хилъ-
деном 11 восточнобалтийский тип, Дебцелтером 12 — норийский
и др.
Сравнительная антропологическая характеристика групп состав­
ляет основной и необходимый прием: в начальный период изуче-

8 В. В. Б у как. Корреляция признаков. «Происхождение и этническая


история русского народа». «Труды Института этнографии», т. 88, 1966.
8 А. Wiercinski. Dziedziczenie Тури Antropologisznego. «Materiaü i Prace
Autropologiczue», № 43, 1958; Waliszko. Zwiazki interacyjne pomiedzy cecha-
nii typologiczneymi w swiete metody Lancastera. «Materiaü i Prace. Anthro-
ogiczne», JSe 73, 19166.
r Nordensteng. Europas mauuiskoracer och folking. Stockholm,, 19^6.
11 K. Bilden. The Racial Comgosition of the finish People. Helsinki, 1932.
12 V. Lebzelter. Beiträge zur physischen Anthropologie der Balkanhalbinsel
Mitteilungen Anthropologische Gesellschaft, Bd LIIL Wien, 1932.
82
в

ния популяций, но по мере накопления антропологических мате­


риалов этот метод для получения удовлетворительных результа­
тов требует уточнения и дополнения.
1. В антропологической характеристике широко используются
некоторые размеры, связанные между собой морфогенетической
корреляцией — ширина лица И ширина головы, высота лйца И
высота носа. Корреляции эти никогда не бывают Полными, Суще­
ствуют так называемые дисгармонические формы — сочетание ши­
рокого лица и узкой головы и противоположные. Но при срав­
нении близких групп морфогенетические корреляций всегда
проявляются, и нередко группы, различающиеся по Двум или
по трем указателям, по существу расходятся лишь в одном при­
знаке, например в интенсивности поперечного или продольного
роста, определяющего вариации высоты лица, скелета и высоты
носа. Поэтому учет абсолютной величины размеров, их изменчи­
вости и корреляции и внесение соответствующих поправок в
групповые характеристики составляют во Многих случаях необ­
ходимое условие надежности при групповых сравнениях.
Другое обстоятельство, требующее особого учета,— это недоста­
точная согласованность в определении антропологических точек,
остающаяся не устраненной в некоторых размерах, несмотря на
многочисленные попытки унификации. В первую очередь прихо­
дится учитывать неодинаковую локализацию верхней точки При
измерений высоты лица й высоты носа — йазнона. В некоторых
случаях назион локализуется всего на 2-=—3 мм выше селлиойа
(наиболее глубокая -Тючка переносицы), а другие исследователи
принимают селлион в качестве верхней отправной точки При оп­
ределении вертикальных размеров. Так, например, по Измерениям
Заллера13, резкое различие в лицевом указателе между северно­
немецкой, гольштинской популяцией и норвежскими группами
объясняется тем, что Заллер производил измерения вертикаль­
ных размеров от селлиона или близкой к нему точке. Путем
сравнения данных, относящихся к нескольким группам, по боль­
шей части удается установить различие в методике измерений,
внести соответствующую поправку в групповые характеристи­
ки й тем самым уточнить д иагноз расового варианта.
2. Накопленный материал показал, что изменчивость признаков
в пределах одной обширной этногеографической провинции вели­
ка й Достигает иногда размеров различия можду средними вели­
чинами различных этногеографических типов. Поэтому первона­
чальные характеристики по мере накопления материала Часто
утрачивают свою выразительность и затрудняют разграничение
вариантов, отчетливо выступающее по первоначальным материа­
лам. © настоящее время, например, трудно провести границу

13 К. Salier. Die Fehmaraner. «Deutsche Rassenkunde», № 4,1930.


83
между подсеверным и северным типами в Европе, между тем-
ноокрашенным мезокефальеым, узколицым и слабее пигментиро­
ванным, немного менее узколицым вариантам и в Южной Италии.
В одних случаях возникающие затруднения остаются неустрани­
мыми, в других — анализ изменчивости корреляции признаков
делает возможным наметить области наибольшей концентрации
разных компонентов.
3. Существенное значение для разграничения расовых, типов
имеет учет так называемой эпохальной изменчивости расовых
признаков, изменчивости головного указателя и длины тела. Они
давно привлекали внимание антропологов и . Но в настоящее вре­
мя установлено, что групповые величины и другие признаки на
протяжении десятилетий не остаются постоянными. Так, напри­
мер, с 1880 по 1940 г. во Франции возросла доля средних от­
тенков волос и сократилась доля крайних оттенков. Доля темных
оттенков волос сильно возросла15* Наиболее показательный приз­
нак — частота светлых радужин — изменилась во Франции за этот
период сравнительно мало, всего на 3% . Небольшие изменения
констатированы во многих странах в головном указателе, за исклю­
чением отдельных вон, где изменения оказались более значитель­
ными 16. Изменения размеров за последние десятилетия не сглажи­
вают различий, намеченных прежними исследованиями. Во
Франции констатировано, что увеличение длины тела происходит
слабее в департаментах, в которых в предшествующую эпоху дли­
на тела имела большую среднюю величину17. Поэтому при груп­
повых сравнениях следует учитывать как современные данные, так
и результаты прошлых исследований.
Для большей части страны имеющиеся материалы позволяют
произвести такое сравнение с достаточной точностью и внести не­
обходимые поправки в сравнительную характеристику расовых
цризнаков.

14 В. В. Бунак. Об изменении роста мужского населения СССР за 50 лет.


«Антропологический журнал», № 1, 1932; он же. Об увеличении роста и
ускорении полового созревания современной молодежи. «Вопросы антро­
пологии», № 28, 1968, он же. The craniological Types of the east slavic
Kurgans. «Anthropologie», t. X. Praha, 1932.
15 M. C. Chamla. Notes sur l’evolution de la pigmentation des cheveux et dos
yeus des Francais ontre 1880 et 1940. «Biotypologie», t. 26, N 3-4, 1964, он
же. L’acroisement de la stature en France de 1880 ä 1960; comparaison avec
les pays d’europe Occiden tale. «Bulletins Memoires Soclete Anthropolo-
gique de Paris», t 6, N 2, 1964.
16 G. Billy. La Savoie. «Anthropologie physique et raciale. Bulletins Memo­
ires Societe Anthropologique de Paris», II Serie, t 3, 1962; он же. Race
alpine et type alpin. «VH-e Congres International des Sciences Anthropo« *
logiques et Ethnologiques», у. III. M., 1968. F
17 R. Kherumian, E. Schreider. Repartition de la stature, du poids et de la
circonference thoracique en france Metropolitaine. «Biotypologie» t 24
№ 1-2,1963. • '
84
4. Понимание рас получает законченное содержание, когда из­
вестны комплекс отличительных признаков, территория его рас­
пространения и эпоха формирования. Материалы для восстанов­
ления этапов формирования рас доставляет изучение скелетных
остатков населения прежних эпох в связи с данными археологии
и этнической истории. Современные нации Европы сложились при
участии нескольких этнографических групп, ан тропе логическое
исследование населения (вскрывает коренный уровень взаимодей­
ствия различных элементов, долю их участия в формировании
расовых типов. Однако непосредственное сопоставление отдель­
ных расовых комплексов недостаточно для характеристики исто­
рии слож ения расовы х типов. Д ля разреш ения этой задачи не­
обходим обширный антропологический материал, доставляемый
изучением вариаций отдельных признаков но территории (геогра­
фический м етод).

Популяционный метод
Сравнительное изучение популяций ставит своей задачей выяс­
нение степени родства отдельных групп населения данной тер­
ритории, не затр аги вая вопросов генетической связи между насе­
лением более обширных географических зон, т. е. вопросов ра­
совою анали за в собственном смысле слова. Популяционный метод
имеет в основе два принципа.
I. Д ля определения родства между популяциями пригодны
лишь генотипические, хорошо проявляющиеся признаки. Степень
близости популяции прямо пропорциональна сходству генотипов,
но фенотипическое сходство не соответствует степени генетиче­
ской близости: просматривая таблицы частот фенотипов и геноти­
пов кровяны х групп системы АВО, нередко можно найти попу­
ляции, вполне сходные по частоте факторов А или В и реально
различные по частоте соответствующих генов. Признаки, опреде­
ляемые одним диаллельным геном с полной доминантностью или
кодоминантностью, каковы фактор крови или фактор неразличе­
н ия вкуса фенилтиокарбоамида, отличаясь по частоте рецессив­
ного фенотипа н а 10% , могут дать различие в генотипе в 7% —
но первому признаку и 15% и больше — по второму. Такие же
различия в частоте между фенотипической особенностью и со­
ответствующим геном возможны в признаках, определяемых не­
сколькими генами, особенно при наличии неодинаковой доминант­
ности, эпистаза и при других условиях. Непропорциональность
фенотипических и генотипических различий можно считать пра­
вилом, но величина расхож дения изменчива и вопреки данным
анализа чистых линий едва ли может существеннно изменить
место данного антропологического, варианта среди других близ­
ких, если это место определяется по фенотипу, а не по генотипу,
ч 65
. -

Популяционный метод возник на основе лабораторного; экспе­


риментов по выведению чистых линии животных. Близость выве­
денных таким путем популяции действительно полностью харак­
теризуется степенью сходства или расхождения частот отдель­
ных генов. Применяя аналогичный метод к изучению лопулйЦйй
человека, исследователи предполагают (или убеждаются на осно­
вании различных данных), что в сравниваемых группах не про­
исходила мутация изучаемых генов жЛи изменение их частот пу­
тем -отбора или нарушения генного равновесия. Д ля группового
сравнения используют признаки, имеющие несложный генетиче­
ский состав и допускающие определение' концентрации опреде­
ленных аллелий по правилу умножения многочленов (в формуле
Харди—Вейнберга). Расчеты концентраций аллелий в сравнивае­
мых популяциях дают возможность не только СОпОСтаВйтЬ эти
популяции по степени генетической близости, но вместе с тем
проверить ту или иную гипотезу генетической основы призна­
ка — число генов, определяющих признак, и их взаимоотноше­
ние. Так возникло особое направление генетики — популяцион­
ная генетика, в известной мере компенсирующее ограниченную
возможность непосредственного изучения сходства признак^ у ро­
дителей и потомков.
Так как у человека численность генетически несложных при­
знаков, дающих в потомстве распределение фенотипов по форму­
ле Харди—ВейнберГа, очень велика, больше, чем у животных и
растений, популяционная генетика стала По существу антропоге­
нетикой, включила и другие вопросы биологического изучения
популяций — вопросы смещения, инбридинга, автоматических из­
менений частоты аллелей и т. д. По содержанию популяционная
генетика, изучаемая главным -образом на человеке, и молеку­
лярно-биологическая генетика, исследующая строение цейи ДИК
у фашв и ви-русов, стали двумя главнейшими разделами Совре­
менной генетики.
В ряду несложных генетических признаков, доступных для
определения на массовом Материале, первое место занимают гены,
определяющие иммунные свойства сыворотки крови и клеточных
элементов крови, а также белковые ингредиенты плазмы 18. Не­
сложный генетический состав и потому пригодность для Популя­
ционного анализа представляют также редкие варианты строения
тела, аномалии и некоторые болезни. Такого рода признаки, если
они имеют несложный генетический состав, также включают В
программы популяционных исследований.
Кроме элементарных генотипических свойств в программы по­
пуляционных исследований включаются и Обычные фенотипиче­
ские признаки, структурные и функциональные, иногда по очень

iS J7 . я . Косяков. Иммунология нзоантнгенов и изоантител. М., 1965;


А. К. Туманов. СыВороточные системы крова. М., 1968.
86
обшириои программе, учитывающей характеристику обмена ве­
ществ, нейропсихолотческие свойства и т. д. Н а соматические
и функциональные особенности, если они имеют сложную генети­
ческую структуру, в сравнительной количественной характеристи­
ке популяций не учитываются.
II. Второй принцип популяционного анализа — исследование
лишь небольших популяций, т. е. жителей близких селений
небольшой территории. Если исследование охватывает большую
территорию, то население каждой группы деревень рассматрива­
ется особо и подучает отдельную характеристику, иногда допол­
няемую суммарной характеристикой всего изучаемого континген­
та, Строго говоря* в исследованиях популяционной генетики
единицей анализа следовало бы признать население, объединяе­
мое одним кругом (брачных связей (так называемые демы), наи­
более связанное' общим происхождением. Обычно демы объединя­
ют население нескольких смежных поселков19. Популяционные
исследования зарубежных 'авторов включают по большей части ‘
несколько домов, но в программу исследования обычно входит
характеристика генетического состава группы на основе учета
прироста населения, плодовитости, смертности, иммиграции, пе­
редвижения по территории, частоты смешанных или противопо­
ложных по значению браков между родственниками и т. д, Раз­
работаны специальные формулы для вычисления индексов
инбридинга, влияния отбора, ненаправленной изменчивости кон­
центрации генов в ряду поколений ди- и тригибридных ф орм 20.
Популяционно-генетические и некоторые, антропологические
журналы за последние годы изобилуют статьями, предлагающими
специально разработанные математические методы для анализа
процессов изменчивости внутри популяций. Разработанные фор­
мулы поясняются пробными вычислениями, но примеры примене­
ния формул для систематического анализа конкретных популяций
со всеми их особенностями немногочисленны. Нил и С алзано21
в обзорном труде, подводящем итог многолетним исследованиям
популяций индейцев Коаванте, выполненным по исчерпывающей
программе, во всяком случае не вносят каких-либо существенно
новых приемов для анализа внутригрупповой изменчивости, огра­
ничиваясь обычным определением доли участия одной из груди
в формировании других смежных групп (в американской лите­
ратуре эти процессы смещения обозначаются термином «поток
19 В. В. Бунак. Изучение малых популяций в антропологии. «Вопросы ант­
ропологии*. № 21, 1965; он же. Die Verwandschaftsgrad der Bevölkerung
kleiner ländlichen Gemeinde. «Acta Cenetica Medica Gemeliologica», v. XIV,
№ 2,1965.
201 Я. Штерн. Основы генетики человека. Пер. с англ. М„ 1955; Дж. Харри­
сом, Дж. Уайнер, Дж. Таннер. Б иология человека. Пер. с англ. М. Д968.
м /. V. Neel, F. X. Sahano. Further Studies on. the Xavante Indians. X. Some
Hypotheses — Generalisations Resulting from thesa Studies. «American
Journal of Human Genetics», v. 19, Ms 4,1967.
87
генов»). Конкретное применение разработанных математических
моделей затрудняется также и тем, что далеко не для всех по­
пуляций можно найти исходные конкретные данные о движений
населения, детской смертности, заболеваемости и других факто­
рах, необходимых для вычисления коэффициентов отборов ин­
бридинга и др. Но и существующие математические модели по­
пуляционного анализа в настоящее время находятся в начальной
стадии разработки.
Положительная сторона второго принципа популяционной ант­
ропологии состоит в том, что он привлекает внимание исследо­
вателей к процессу внутригрупповой изменчивости и вскрывает
таким путем механизм перестройки антропологических вариантов.
По преобладающему мнению, эпохальная изменчивость длины
тела, формы головы, окраски волос и радужин связаны с изме­
нением состава кругов брачных связей и внутригрупповой измен­
чивости в целом. Несомненно также, что переселение из сель-1
ских местностей в город, профессиональный отбор и другие
сходные факторы прямо или косвенно отражаются в соматиче­
ских особенностях переселенцев и стационарных групп22. Углуб­
ленное популяционное исследование в различных этнотёррито-1
риальных группах составляет очередную задачу антропологии,
необходимую для правильной оценки более крупных антрополо­
гических вариантов.
Авторы популяционно-генетических трудов, располагая мате­
риалами для характеристики расовых вариантов, не затрагивают
этих вопросов. За последние десятилетия в иностранных журна­
лах опубликовано очень много работ по сравнительному изучению
популяций, но ни одна не обсуждает вопроса о расовом составе.
Один из крайних представителей этого течения профессор Ернб23
отмечает, что различия расовых вариантов, выделяемых на смеж­
ных территориях, не больше тех, которые существуют в пределах
близких популяций, и объяснимы передвижениями групп населе­
ния, новообразованиями признаков, не связанными с историче­
ским прошлым исследуемых групп. Действительно, некоторые осо­
бенности популяций могли сложиться сравнительно недавно и не
соответствовать обычному пониманию расовой категории. Следует
признать вполне правильным, что авторы популяционных иссле­
дований описывают лишь группы популяций на определенном
участке этнической территории без отнесения их к какой-либо
расовотаксономической категории. Приемы прежних исследовате­
лей, пытавшихся установить расовый диагноз для самых неболь-

** Е. Schreider. Recherches sur la stratification sociale des caracters biolo-


giques. «Biotypology», t. XXV, № 3—4, 1964; он же. Un mecanisme selectif
possible de la differenciation socialle des caracters biölogiques. «Biomet­
rie Hum eine», t. II, № i- 2 ,1967.
» /. Hiemeanx. The application of the concept of race to the human Species.
«International Social Science Journal Unecco», XVII, 1965.
88
ших групп населения, вполне справедливо признаны несостоя­
тельными. Но это не значит, что выделение групп, различающихся
по происхождению, н а территории одной страны вообще невоз­
можно. Вопреки мнению Е р н о 24, Л ивингстона25 и Г ар н а26 нельзя
признать, что процессы внутригрупповой изменчивости на отдель­
ных участках одной этнической территории протекают настолько
разнообразно, что приводят к появлению различных соматиче­
ских комплексов. Едва ли допустимо предположение об интенсив­
ном обмене населения, и притом двустороннем, между отдельны­
ми частями одной этнической области. Поэтому изучение расового
состава населения обширной территории остается одной из задач
антропологического изучения, требующей, однако, применения
особых приемов и географических сопоставлений 27.
В конкретном антропологическом исследовании популяционный
метод дает существенные указания для подбора изучаемой груп­
пы. Обычно при изучении какой-нибудь территории исследователь
объединяет в одну группу уроженцев различных селений. Учиты­
вая внутригрупповую изменчивость, желательно заранее наметить,
какие участки данной территории нужно охватить исследованием,
и стремиться равномерно представить эти участки. Само собой’
понятно, что если 100 исследованных индивидуумов представляют
5 популяций по 20 человек в каждой или 20 популяций по 5 че­
ловек каждая, то первый способ дает меньшее отклонение от
общегрупйовюй средней и потому предпочтителен как для суммар­
ной характеристики, так и для учета ее изменчивости.
Что касается первого принципа популяционной генетики, то вве­
дение в антропологическую практику исследования факторов кро­
ви и других несложных по генетическому составу признаков,
несомненно, способствует росту, развитию антропологических зна­
ний. Но теоретические основания популяционной программы вы­
зывают обоснованные возражения.
1. Вероятность изменения признака при обособлении, переселе­
нии и других внутригрупповых перестройках тем больше, чем
меньше сложность генетического состава признаков. Поэтому при­
знаки, контролируемые одним пли немногими генами, более при­
годны для изучения внутривидовой изменчивости и менее — для
сравнения разнородных популяций по их родству или различию.
Если обозначить изменение концентрации генов вследствие нару­
шения панмиксии условным термином «дрейф», принятым в аме-

241 Hierneaux. La diversite humaine en Afrigpe Subsaharienne. Institut de


Sociologie. Bruxelles, 1966.
25 p Livingstone. On the Non-existence o! Human Races Current. «Anthropo­
logie, y. 3, N 3,1962.
м s . M. Garn. Human races. Springfield, 1961.
2T ß В. Бунак. Изменчивость соматических признаков в малых популя­
циях и проблемы таксономии. «Труды VII Международного конгресса
антропологических и этнографических наук», т, I. М., 1968.
рмкмюиой литература, m m w утшарждггп», что дрейф ед ю и тай х
i^iidit натрудилат штрадалатиа гаиотичж'/кой блинооги мршжипаа»
МЫЧ l'pynil) M'01'ДК HII.IC ('pUiHIKUI'Ha !Т0 |фМШ'МЦЦМ, ИШШ№рШ СЛОЖ­
НУЮ ГаиаШЧасКуМ HVl'ipyirryjiy, ДМ(4Т бОЛвО полную суммарную ха
рактариатику ипучаомых п о п ул я ц и й йй.
2. Коловшим частот понт кроил та находятся между собой
а амиш, у иол ичои но или шшмкоиио кошцштрицш аллеля одной
оистомы то соироиож^штои о1П1родило1Шыми ода игам и m соотношо-
umn гоиотипоа другой адатамы, При ораашуищ да ух Г»лмаки х по-
иулмдий парадки таима случаи, когда ршшицц копцолтрмции но
гопу р соотанлиот 8%, по гону т — 12, по гопу о (система ре-
оус) — 15, да гону F y — 2% и т. Д. Как охарй1кторияоюать .в
атнх условиях гонGinчекхкую близость популяций? Сродной иели-
чииой разницы, абсолютной шш отиоштольпой? Токио величины
имеют слишком условной значение и мало приводим для шпостац-
лоиии далеких вариантов.
3. Коли воспользоваться для сравниимя популяций сродней раз­
ницей или обобщенным расстоянием, то показатели сходства по
фенотипам (структурным) и гожтш ам (серологическим) оказы­
ваются достаточно близкими2829. Ив этих данных следует, что се­
рологические игриеваш но могут быть единственной основой груп­
повых сравнений.

Географический метод
Этот метод противостоит методу сравнения но средним величи­
нам: и становится основным, когда имеются материалы об измен­
чивости признаков, равномерно охватывающие районы большой
страны с плотным и устойчивым населением. Такого рода данные
получают при осмотре призываемых на военную службу молодых
мужчин пли при других массовых исследованиях. Основные поло­
жения географического метода таковы.
1. Для каждого признака составляют отдельную карту геогра­
фического распространения вариантов. На картах употребитель­
ных антропологических признаков по большей части выделяют
участки усиления или понижения интенсивности признака. Если
такие участки охватывают несколько смежных районов, они со­
ставляют «очаг», «центр» или «зону» концентрации варианта,
например очаг усиления роста или его ослабления. На больших
территориях, кроме нескольких участков однородных или разнород-
28 New man, Т. Marshai. Geographie and Micro geographic Races. «Current
Anthropology», v. 4, N 2, 1963.
*» 1. Shangvi. Comparison of genetical and morphological methoäs ior a stu­
dy of biological differences. «American Journal of Physical Anthropology»,
v. II, N 3, 1953; B. <JB. Бунак. Русское население в Забайкалье. Антропо­
логическая характеристика русско-бурятской метисной группы. «Труды
Института этнографии», т. VII, 1963.
90
отидоианий от общей сродней для »сой территории, обычно
лШ0Т у ш а д , tm которых (ущотат районы тонируют от-
О боя однородно яштраллокиых отклонений от оощегрутгяовой
пыгичины. Такие участии iганонсомидироядокых шащантт могуг
бить ох/ф ак те ржюооиы одним показателом и занимают место я
/опропологикеской хпрактористшо наряду с очаговыми как осо­
бые «гомошшыо» зоны.
2. Сдязь признаков устаиавлишаотся по сочетанию групповых
характеристик на торритортги (а но комбинация признаков у ш -
д ипиду у мои). Если очаги концентрации вариантов разных призна­
ков швмощдоотся или отстоят недалеко один от другого, выде­
ляется комплекс признаков, например сочетание выюокорослости,
дли иноголовости, узколицести, усиление светлых оттенков ряду-
жюн и т. д. Сходные сочетания признаков могут возникать на
разных участках территории, и в таком случае каждый из них
представляет особый тип. Лишь дальнейший анализ — наличие
или отсутствие промежуточных вариантов в переходном участке
между двумя зонами, степень отличия от ближайших комплексов
и другие приемы — позволяет в некоторых случаях объединить
однородные комплексы в один тип.
3. В зонах усиления признака, несомненно, повышается кон­
центрация существующих генов; в пределах популяции возникает
генотипическая общность вследствие сходного течения процессов
внутригрупповой изменчивости. В качестве группы индивидов,
сходных; зто концентрации генов, по (наличию общих предков или
родству м еж ду членами, популяции в одной зоне, соответствует
таксономической категории, разумеется, низшего порядка — ло­
кальным нодрасам или формам.
4. Сопоставление выделенных комплексов, учет географических
и исторических данных, анализ изменчивости и корреляции при­
знаков их морфогенеза позволяют найти наиболее правильное ре­
шение вопроса о возникновении отдельных типов, путях их фор­
мирования и степени генетической близости. Если на большой
территории распространен лишь один вариант первого признака и
два варианта второго признака, то первый признак следует приз­
нать особенностью более древней формации, а второй признак
более поздним, дифференцировавшимся вследствие ассимиляции
исходной группы одного или двух смежных типов, характерных
для более поздних популяций.
Установление близости двух территориально удаленных типов
облегчается при наличии переходных вариантов между ними, из­
меняющимися с определенной интенсивностью,— градиентами.
Однако в густонаселенных странах многочисленные передвиже­
ния населения обычно сглаживают градиенты в переходных зонах.
Несмотря на невозможность применения точно фиксированных
приемов сопоставления разнородных фактов, результаты антропо­
логического анализа, произведенного разными исследователями.
w

щту/f-m у> е/ят<шшшмы т т щ м по крайней море я кояирет-


п<1Й хараторишш гш т, мяо im и опторпрогацио ох тжм&*
<шм, Ъпутрптугуппгтя изменчивость о ограниченный период
щяштм ггрижщж? я небольшим сдвигам районных средних величии
(признаки, Mtrpttoyтме а/ишшьшй изменчивостью, рассматрива­
ются особо). Томим ошмття различных признаков неодинаковы,
но неизвестно случая резкого расхождения уста повившихся т *
территории сочетания отличий. В щтом виутригрунноваи измен­
чивость приводит к образованию подтипов, но нет оснований по­
лагать, кто пронесем образования подтипов протекают настолько
равнинно, нто иа протяжении столетий приводят к явно рявлин­
ями комплексам особенностей, скатав существуют, например,
у финнов и испанцев. Различия такого масштаба всегда отражают
исходные, различия и последующие изменения в истории популя­
ций. Отрицание роли исторического фактора в дифференциации
антропологических типов не имеет научного основания.
Описанные методы расового анализа населения одной терри­
тории применимы и дли выяснения близости далеких расовых
типов, особенно в тех случаях, когда между сопоставляемыми
типами имеются переходные варианты.
5. После выделения очаговых и консолидированных зон н
больших территориях обычно остаются участки, иа которых сред­
н яя величина популяций колеблется, но изменения средних ха-
рактериетик идут не в одном направлении, а в нескольких раз­
личных, притом ни одно сочетание признаков не преобладает.
Сходные комплексы локализуются на разны х участках террито­
рии или данная популяция по одному признаку сходна с по­
пуляциями второй, четвертой, пятой, а по другому признаку —
с популяциями третьей, шестой. Возникает перекрестное сход­
ство или сетевидное распределение связи. Такого рода участки^
неопределенной изменчивости не составляют редкости или исклю­
чения на больших территориях. Прежние исследователи, считали
скопление неопределенных вариантов результатом смешения раз­
ных типов. Такой вывод необязателен. Неопределенная измен­
чивость может возникнуть вследствие усиления внутригруйПоДбШ
изменчивости, разобщенности отдельных популяций и других ло­
кально действующих факторов. Нередко и в очаговых зонах пре­
обладание типичного сочетания районных средних устанавли­
вается только при условии расширения характеристики типов.
В подобных случаях очаговые зоны . находятся в процессе фор­
мирования типов, что вполне соответствует представлению о ти­
пах как динамической категории 30.
80 В. В. Еунак. Раса как историческое понятие. «Труды Института антро­
пологии МГУ», вып. 4, 1939; он же. Человеческие расы и пути их об­
разования. «Советская этнография», № 1, 1956; он же. Программа и ме­
тод исследования. «Происхождение и этническая история русского на­
рода».
91
Учитывая яти соображения, целесообразно при исследовании
большой территории придавать особое значение не расовым ком­
плексам, а расовым зонам. Расовые зоны — понятие более широ­
кое и означает зону пересечения векторов изменчивости различ­
ных признаков. В некоторых случаях очень трудно охарактери­
зовать очаговый участок определенным сочетанием вариантов.
Чтобы такая характеристика была представительной, нужно до­
пустить широкие границы изменчивости танов, что затрудняет
их сравнение меж ду собой. Понятие «зона» устраняет затрудне­
ние. Чисто терминологическое, на первый взгляд, изменение от­
ражает итог сложившихся новых представлений о существе расо­
вых танов.
6. В густонаселенных странах, не однородных по культуре,
экономике и языку, этнические группы, если они остаются обо­
собленными, занимают различные участки территории. Распреде­
ление антропологических типов соответствует распределению
этнических групп. На антропологических картах они представ­
лены большими пятнами или полосами, как, например, в Индии.
Различия в пределах одной этнической территории, если не счи­
тать периферийных участков, по большей части остаются неуста­
новленными. Например, по материалам Г уха31, в Индии нельзя
установить ясного разграничения между типами хинди и бенгали*
В Китае на протяжении столетий его истории, протекавшей
без большого участия других этнических элементов, сложились
более или менее гомогенные типы популяций в Северном и Южном
Китае.
В странах, в которых среди преобладающего этнического мас­
сива сохраняются особые поселения других этнических групп,
отличающихся по языку и культуре, антропологический анализ
проводится на основе сравнительного метода: сопоставление ха­
рактеристик разрозненных групп одной этнической общности и
последующее сопоставление ю типами преобладающей этнической
группы позволяют восстановить исходный антропологический эле­
мент (или элементы) на изучаемой территории. Вместе с тем
необходим учет Внутригрупповой изменчивости, которая в обо­
собленных малых популяциях может оказать большое влияние на
изменчивость признаков и расхождение групп. Кроме того, обыч­
но аборигенные группы включают примесь других типов, как,
например, аборигены Западной Сибири.

ei В. S. Guha. Racial offinities of the Peoples of India. «Census of India»


Part A, v. 1, 1931.

93

!

Г т ч ш ] м ф м к 1 : н й метод

Г«о*р*фичtVKoe распределение вариантов частоты генов нажа^


но лишь да нескольким факторам кроки« поэтому, говора о 1%.
ногеографии. имеют в виду главным образом распределение се-
родогачосквх свойств.
На большей территории с плотным населением очаговые зоны,
как правило, не имеют четкого выражения. Разница в коццент-
рации гонов в смежных районах редко превосходит 5%, т. е. одну
восьмую или девятую часть стандартного отклонения. Консоли­
дированные зоны выделяются проще, если принять в качестве
критерия принадлежности к одной зоне преобладание популяции
с определенной частотой гена или определенную среднюю вели­
чину* концентрации фактора. Прн проведении разграничительиои
линии между двумя зонами ввиду недостоверности статистиче­
ских показателей учитывают псторпко-этнографнчевкиц данные,
показывающие, с какой из двух зон население пограничен* уча­
стков имеет большие исторические связи. Круг брачвых связей
сравнительно редко переходит историко-этнографическую грани­
цу, которая становится, таким образом, своего рода «барьером»
в распространении гена. Следует отметить, что и при разграни­
чении антропологических (фенотипических) зон этнические гра­
ницы в прошлом или настоящем также помогают наметить «барь­
ер# между смежными комплексами признаков.
Частоты отдельных генов иногда изменяются в сторону увели­
чения, идущего в определенном направлении. Например, концен­
трация гена q в Европе возрастает с запада на восток* Наличие
«градиентов» изменчивости облегчает решение вопроса о генети­
ческой связи между выделяемыми популяциями, но не всегда
разъясняет, следует ли иметь в виду сходство данной популя­
ции с одной из крайних современных или исчезнувщей древней32.
При сравнении серологических типов далеких частей эйкущг
ны нередко возникает вопрос о конвергентном сходстве. Этот воп­
рос разрешается проще вследствие связи между отдельными со­
матическими признаками, генотипические серологические свойстве
такой связи не имеют.
В целом геногеографический метод приобрел уже реальное зна­
чение для изучения дифференциации близких групц и их связи
с процессами селекции. Для сравнительцо-антроцологическояр. изу­
чения результаты, полученные анализом частоты генов на раз­
ных территориях, пока довольно ограничены.

82 В. В. Бунак. Геногеографические зоны, выделяемые по фактотум ~


ви системы АВО. «Вопросы антропологии», № 32, 1969. ^ КР°"

94
Расовые типы и расовые зоны Западной Европы

Конкретные выводы ив критнчеокого обзора антропологических


факторов удобнее всего рассмотреть в применении к антрополо­
гическому анализу населения Европы, характеризуя изученные
расы и совместно расовые зоны.
Расы Европы. В XIX столетии формировавшаяся антропологи­
ческая наука располагала уже сведениями о расовых типах
Европы. Выделенные типы получили этнические обозначения
(тевтонский, кельтский и др.), но довольно правильно отражали
типичные (комплексы. На рубеже XX столетия вышли книги
Ж. Сержи33 и В. Риплея34, формулировавшие теорию трехрасо­
вого состава населения Европы (южная низкорослая, темншшг-
ментированная, долихокефальная — средиземноморская раса; се­
верная, или тевтонская, также долихокефальная, но высокорос­
лая и светлопигментетрованная и промежуточная обширная группа
ге.М'НЮпигментированных брахнкефальных вариантов — альпий­
ская раса). Одновременно появилась и книга И. Деникера 35 (рус­
ского уроженца, работавшего -во Франции), описавшего десяток
различных расовых комплексов Западной Европы. Образцовая для
своего времени классификация Деникера стала основой всех по­
следующих расовых схем. Деникер выделяет следующие типы и
подтипы рас (характеристика комплексов и ареалов будет рас­
смотрена ниже):
1. Северная с подрас-ами подсеверной и северо-западной.
2. Восточноевропейская с подрасой привислеяской.
3. Альпийская.
4. Адриатическая.
5. Субадриатичекжая, имеющая, однако, самостоятельное зна­
чение.
6. Атлантомедитерэнная.
7. Ибероостр овная.
Кроме того, в составе европейского населения имеются эле­
менты лопарской (8-й) расы, 9-й арменоидной и 10-й ориен­
тальной.
В последующих схемах учитываются те же комплексы при­
знаков и примерно с тем же ареалом, но взаимоотношения вы­
деленных вариантов описываются несколько по-иному и большая
часть из них получает иное обозначение.,Джиуфрида-Руджиери 36
кладет в основу разделения головной указатель и конструирует
две расы: индоевропейскую долихоморфную и индоевропейскую

33 G. Sergi. Specie е varieta umana. Sagio di una sistematica anthropoidgi-


jea. Torino, 1900.
34 W. Ttipiey. The races of Europe. N. Y., 1900.
35 7. Veniker. Les races et les Peuples de la terre. Paris, 1926.
33 R. Giufrida-Rujieri. Homo Sapiens. Leipzig, 1913.
95
брахиморфную. Монтандон3738 возвращается к трехрасовой схеме
Хэддон33 выделяет типы путем дихотомического подразделения
основных морфологических признаков. Монтегю 39 принимает пять
типов из деннкеровской схемы. Немецкие авторы, в частности
пропагандист вордииского расизма Гюнтер 40, придают особое зна­
чение брахвъефальной светлопигментированной разновидности;
описанной Норденстренгом в Швеции под пазвапием «восточно­
балтийская». Немецкие авторы назвали этот вариант делыжой,
или фалийской, расой, восточноевропейскую расу Деникера обо­
значили термином «восточная» для того, чтобы показать ее связь
с внеевропейскими группами в отличие от «ориентального >> типа,
вошедшего в состав средиземноморской группы. Северный восточ­
ноевропейский комплекс в качестве обширного самостоятельного
антропологического пласта, названного балтийским, был выделен
Бунаком41. Этот термин применяет также в своей схеме Биас-
сутти42. Широкое применение получила терминология расовых
типов, введенная немецким антропологом фон Эйкштедтом 43, ис­
пользовавшим для обозначения рас человека номенклатуру зооло­
гической систематики с окончанием на «—иды». Например, в со­
ставе северной расы автор выделяет три группы: собственно
«нордиды», «даллонордиды» (по провинции в Швеции с, преобла­
данием брахикефального элемента) и «фенонордиды».
К. Кун построил классификацию рас по степени близости их
с предполагаемыми предковьши. формами верхнего палеолита й
мезолита. Попытки наметить связи северных форм с древними
предпринимались и другими антропологами, но в менее катего­
рической форме и без охвата древнейших мезолитических фор­
маций. Схема Куна не получила отражения в советской литера­
туре и потому здесь воспроизводится в сокращенном виде44. Кун
выделяет четыре, группы расовых типов.
А. Крупные по размерам головы — потомки верхнепалеолити­
чески х форм:
1) брюнский вариант, проявляющийся в разных областях За­
падной Европы, в частности в провинции Трейдер, по описанию
Брюнна; 2) вариант Борреби, сходный с верхнепалеолитическими
Офнет-Афалу, встречающийся в остаточных формах в разных

37 С. Montandon. L’olgenese Humaine. Paris, 1928.


38 N. Hadden. The Races of Man and their Distribution. N. Y., 1924. .
3& M. F. Montagu. An Introduction to physical Anthropology. Springfield;
1945. ,
40 Д. Günter. Rassenkunde Europas. 3 Ausgabe. München, 1929.
W. Bunak. Neues Material zur Aussonderung der anthropologischen Ty­
pen unter der Revölkerug Osteuropas. «Zeitschrift Morphologie und Anth­
ropologie». Bd 30, N 3,1932.
42 д . Biassuti et coli. Le razze e popoli della terra, v. I. Europa. Torino, 1942.
ts e . Eickstedt. Rassenkunde und Rassengeschichte des Menschen. Stuttgart]
1934.
44 C. Coon. The Races of Europe. N. Y., 1939, p. 291.
96
зонах Европы, в частности в Германии и иа Канарских островах.
B. Сроднив по размерам головы потомки палео- и мезолитиче-
ских племен, по большей части смешанного происхождения: 3) аль­
пийский тип, брахикефализованяый, кроманьонский; 4) ладожский
тип, получивший такое название по небольшой серии черепов
позднего неолита, добытых при раскопках на Ладожском канале.
Этот тип выступает в трех вариантах: новодунайском, восточно­
балтийском и лопарском.
C. Варианты, происходящие от древних средиземноморских
форм и не испытавшие брахикефалиэации. В эту группу входят
три разновидности средиземноморских групп, соответствующие
деникеровским типам, и четыре разновидности северного типа.
D. Варианты, происходящие от средиземноморских форм и
сильно брахикефализированные. Эту группу составляют динарцы,
арменоиды и норийсокий (или субадриатический) вариант. .
Прогрессивный элемент классификации Куна составляет учет
динамики расовых типов (брахикефалиэации) и утверждение воз­
можности сохранения некоторых особенностей древнейших антро­
пологических. вариантов в современную эпоху. Классификация
Куна могла бы приобрести очень большое значение, если бы автор
подтвердил на краниологическом материале связь древних форм
с северными локальными вариантами так, как это сделал, на­
пример, Кочка45, пользовавшийся, правда, типологией польской
антропологической, школы. Но Кун не затрудняет себя аргумен­
тацией выдвинутой им гипотезы. В . настоящее время принятые
им обозначения Древних типов, а равно и северных вариантов
не( могут считаться точными и требуют видоизменения.

Антропологические зоны
Обоснованное описание антропологических зон, заменяющее ха­
рактеристику расовых типов, возможно лишь в специальном ис­
следовании. В этом сообщении описывается несколько главней­
ших зон, тесно (связанных с наиболее установленными расовыми
типами.
«Северная раса». Характерный для нее комплекс: высокий рост,
головной указатель 79—81, ширина лица 139—141, доля светлых
радужин более 75%, доля светлоокрашенных волос вместе с бо­
лее светлыми до 50%. Ареал распространения: северные страны—
от Финляндии до Британских островов. Типичный комплекс не
реализуется полностью даже в центральном участке Скандинавии.
В Норвегии, по Б рину46, выделяется до пяти различных вариантов,

45 W. Коёка. Zagadnnienia Etnogenesy Ludow Europy. Wroclaw, 1958.


*« H. Bryn. K. Schreiner. Die Somatologie der Norweger nach Untersuchun­
gen an Rekruten. «Norske Videnskaps Akademien I Naturwissenschaftli­
che Klasse». Oslo, 1929.
расы в народы 97
V
три или четыре варианта имеются в Швеции 47. Если принять обоб­
щенную характеристику, охватывающую все эти варианты, опи­
сание комплекса нужно сильно расширить, что затруднит разгра­
ничение между северными и другими тинами. Заслуживает вни­
мания тот факт, что светлая окраска находится в корреляции
с повышением головного указателя и ширины лица 4849.
Концентрация наиболее светлых оттенков радужин и волос ло­
кализуется не в Скандинавии, а в Финляндии и далее к востоку
(беломорско-балтийский тип, по Ч ебоксарову). В античную эпо­
х у светлые оттенки радуж ин и волос имели широкое распростра­
нение п в Центральной Европе. Учитывая эти факты, следует
предположить, что в составе северного светлоокрашенного типа
имеются два различных варианта: узколицый западный, связан­
ный, по всей вероятности, с мегалитическими племенами энео­
лита Скандинавии, и более широколицый восточный элемент, уна­
следованный от мезолитических племен Восточной Европы. Пер­
вый из нит темнее окрашен, второй — светлопигментированнын.
Передвижение племен «боевых топоров» бронзового века в Скан­
динавию усилило в ней светлую пигментацию, но строение лица
и головы изменилось сравнительно мало и сохранило особенности
древнего дольменного типа западного происхождения. Таким об­
разом, сложились две антропологические зоны: атлантическая и
балтийская. В северную часть атлантической зоны входят Ир­
ландия, Шотландия, большая часть Англии, а также Швеция и
Норвегия (но не Д ания), в населении которых средняя окраска
покровов сменилась сравнительно светлой. Вторая, балтийская,
группа сложилась на основе мезолитических племен, отличавших­
ся по строению лица от атлантического типа. В современную^
эпоху атлантическая и балтийская зоны частично пересекаются
в Скандинавии, где преобладает видоизмененный атлантический
тип. Особые подзоны атлантического типа составляют группы ир­
ландская, шотландская, британская, сохраняющие в значительной;
степени пигментацию исходных атлантических групп, затем нор­
мандская (первая зона Франции, по схеме Валуа) 4Э. Своеобразное
положение занимают антропологические особенности населения^
Дании. Эта («ютландская») зона в большой мере сохранила ме­
галитический тип, несмотря на свое положение среди светлоок^

47 Я. Lundborg, F. Linders. The racial characters of the Swedisch National


State Institut Race Biology. Upsala, 1926.
48 W. Scheidt. Die rassische Verhältnisse in Nordeuropa. «Zeitschrift für
Morphologie und Anthropologie», Bd 28, 1930; Я. H. Чебоксароо. Антро­
пологический состав современных немцев. «Труды Научно-исследова­
тельского института антропологии МГУ», выл. VI, 1941; М. В. Витое
R. Ю. Марк, Я. Я. Чебоксаров. Этническая антропология Восточной При­
балтики. «Труды Прибалтийской комплексной экспедиции», 1959*
Я. В. Бунак. Корреляция признаков. «Происхождение и этническая
история русского народа».
49 Я. Walloia. Anthropologie de la population fran^aise. Toulouse, 1943.
пашенных вариантов. Невыясненной остается антропологическая
характеристика Ф рисландии и Голыптинии. Необычно крупные
размеры скуловой ш ирины затрудняют объединение этих вариантов
как со скандинавскими, атлантическими, так и балтийскими.
Субадриатический тип, по Деникеру,— брахикефальный, узко­
лицый, сравнительно высокорослый, с преобладанием светлых от­
тенков радужины и темных оттенков волос. Локализация типа,
по Д еникеру,В Центральная Европа по обоим берегам Рейна.
Впоследствии этот ареал был расширен включением прилегающих
провинций Австрии, Ш вейцарии. В настоящее время можно ут­
верждать, что субадриатический комплекс — «норический», по
Лейбцельтру, простирается до южных склонов Центральных Альп,
а на востоке — до долины Заале, а может быть, и до Богемско­
го леса.
Этот широко* распространенный и в целом близкий общему
среднеевропейскому варианту тип получил название «центрально-
европейская р а са » 50. Исходной формой центральноевропейского
комплекса, по всей вероятности, был комплекс, представленный
в энеолите у племен «боевых топоров» и «шнуровой керамики».
Светлая окраска радужины, наверное, была характерна для пле­
мен энеолита центральноевропейской зоны. В этой зоне, несом­
ненно, происходили и смешения, но нет оснований полагать, что
они были главным фактором, приведшим к образованию цент­
ральноевропейского комплекса. В центральную европейскую зону
входят многие области, которые прежними исследователями отно­
сились к альпийскому типу.
Альпийский комплекс признаков, по имеющимся описаниям,
составляют средний рост, резкая брахикефалия, низкое широкое
лицо, средние оттенки радужины и темные волосы. Прежние ис­
следователи считали этот тип главнейшим „элементом Европы,
включая восточноевропейские территории. В настоящее время яс­
но, что из альпийской зоны нужно исключить Швейцарию, в ко­
торой, по материалам Шлагинхауфена51, светлые радужины до- ч
стигают по частоте 40% , темные волосы совсем не преобладают,
лицо средней или удлиненной формы, головной указатель в сов­
ременном населении — около 82, в прошломч— не более 83. Сход­
ный комплекс вопреки прежним представлениям преобладает и в
Тироле. По материалам Заусера52, в долине Отс (приток Инна)'
ширина лица достигает, правда, 144 мм, но круглые низкие фор­
мы контура лица очень редки, в 78% констатирован эллипти­
ческий или овальный контур. Частота светлых радужин более
30% , а у четвертой части исследованных найдены светлые от-

50 у . Випак. Neues Material...., 1932.


51 О. Schlaginhaufen. Anthropologie Helvetica. I. «Die Anthropologie der
Eidgenossenschaft», Bd XXI. Zürich, 1946.
в» Cr. Sauser. Die Ozttaler. Innsbruck, 1938.
99 4*
тонки волос. Тот же комплекс особенностей констатирован во
многих районах Австрии, в Словенских Альпах и Северо-Восточ­
ной И талии5354. Совершенно ясно, что эти территории должны быть
включены в обширную среднеевропейскую зону.
Возможно наличие центральноевропейских вариантов и на не­
больших территориях Румынии и Венгрии, где эти варианты были
отнесены Бартучем к «восточнобалтийскому» типу.
Типично альпийский комплекс признаков, как это проницатель­
но отметил еще Деникер, следует искать в юго-западной части
Европы, где Деникер выделил «севенский» тип, распространен­
ный, впрочем, и по всей области центрального массива Франции
(четвертая зона Франции, по В ал уа). Ж . Вилли54 в обстоятель­
ном исследовании популяций Савои показала, что многие особен­
ности альпийского типа получили преувеличенное выражение
(низкорослость, брахикефалия) из-за неблагоприятных условий
существования. В последнее время длина тела в Савое увеличи­
лась до 169 см, головной указатель не превышает 84, а лицевой
имеет среднюю величину. Скуловая ширина лица 145 мм. Но поч­
ти одновременное исследование близких провинций показало на­
личие других вариантов с шириной лица 141 мм в Оверни, по
Буш еро55*, или 144 мм в Севеннах, по материалам Энджеля
И. Швидетски57 предприняла специальное проверочное исследо­
вание по типологическому методу популяций Оверни и нашла,
что альпийская комбинация признаков имеет частоту 20%, динар-
ская — 15%; Если из шести отличительных признаков альпий­
ского типа ограничиться четырьмя, пятью, то процент близких
к альпийскому типу комбинаций вместе с. типично альпийскими
достигнет почти половины. По этим данным термин «альпийская
раса» правильнее заменить обозначением «севенская зона», сохра­
няя термин, введенный Деникером.
Из круга альпийских форм нужно исключить население ниж­
недунайских провинций: Чехии, Венгрии, Румынии и Сербии. По
материалам новейших исследований Сухи 58, Троничека 59, в Чехии
53 V. L ebzelter. Rasse und Volk in Südosteuropa. «Mitteilungen Anthropolo­
gische Gesellschaft», Bd 59, 1929.
54 G. B illy. La Savoie... «Bulletins Memoires Societe Anthropologiaue de Pa­
ris», serie 9, t. 3, N 1—2, 1962.
55 D. Bouchereau. Kontribution a ГAnthropologie de l ’Auvergne «L’Anthro-
polog», t. 46, 1964.
58 M. Engel. Gontribution a l’etude anthropologique des populations ceve-
noles. «Bulletins Memoires Societe Anthropologique de Paris» serie 12
t 4, N 1, 1969. ’ ’
57 I. S ch w idetzky. Die alpine rasse. Beitrag zu einem Existenzbeweis
«Homo», Bd 3, N 2, 1952.
м 7. S u c h t Pigme^tace o6i a vlasu v ruzniych oblastech GSR. «Przegland
Antropologiczny», t. 24, 1958.
59 Ch. Tronicek. Difference geographigues des caracters raciaux de base...en
Tchecoslovaquie. «V IIme Congres International Sciences Anthropologin^
et Ethnologiques», у. Ш , M., 1968.
100
головной указатель в среднем превышает 85, т. е. заметно боль­
ше, чем в севенском районе. В Чехии нет ни одной провинции
с более низким указателем. Ширина лица меньше, чем в севен-
ских группах, лицевой указатель выше, доля светлоокрашенных
радужин выше (более 50%), темные волосы встречаются реже,
средняя длина тела превосходит 172—173 см. Как по сочетанию
признаков, так и по локализации население Чехии нельзя вклю­
чить в альпийскую группу, оно ясно выделяется в особый тип,
которому часто присваивают название «карпатский». Объедине­
ние карпатского И альпийского типов в одну группу (Хутон)
едва ли правильно. Более вероятно, что две названные группы
имеют различный древний субстрат. Севенский тип связан с древ­
ними племенами колоколообразных сосудов, а карнатский тип
с’ различными дунайскими неолитическими группами ленточной
керамики и др. Разумеется, в современных популяциях карпат­
ского типа не сохранилось специфических особенностей древних
типов этой территории.
В карпатскую зону, по материалам антропологического отдела
Института этнографии АН СССР, нужно включить в качестве под­
зон дунайские провинции Венгрии, Трансильванию, Банат, а на
севере — южные провинции Польши вплоть до их границы с се­
вернопольскими (мазурскйми) вариантами60, относящимися к
южнобалтийскому типу.
Различия между карпатским и севенским типами не исчерпы­
ваются, конечно, четырьмя-пятью разграничительными признака­
ми, обычно используемыми для сравнительной характеристики
антропологических типов. Несомненно, имеется и ряд других фи­
зиономических особенностей, которые заметно отличают популя­
ции Оверни и Трансильвании. Это различие меньше всего связа­
но с присутствием особого динарского элемента, отличие кото­
рого, по описанию Деникера, составляет резкая брахикефалия с
уплощенным затылком, узким, часто треугольной формы лицом и
выпуклым профилем спинки носа. Динарский тип, локализован­
ный Деникером на Адриатическом побережье, и в этих исходных
зонах не преобладает61. Более частый вариант, встречающийся в
динарской зоне, новейшие исследователи относят к субадриати­
ческому или по нашей терминологии — к центральноевропейско­
му типу62. Еще меньше оснований предполагать наличие динар­
ского типа в других странах альпийской и карпатской областей.
Уплощение затылка в сочетании с сохранившимся наклоном
лба и повышением свода нередко возникает при перестройке фор-
во в. M iszkiewicz. Structura antropologizna autochtoniecznej ludnesci War»
m ii «Materiali i Prace Antropologiezne», N 51, 1960.
ei 0 . Necrasow. Contribution ä l’edude des dinariques en Republica Populä­
re Roumanie. «Homo», Bd 13, N 1—2,1962.
«г в Males. Quelques ovservations sur la race Pinarique. «L’anthropoloqie»,
t, 68, 1933.
мы гсоомы w процессе брахмкефализацпи. Реальной разницы но
высоте лица между албанцами н тирольцами ш , выпуклая спин­
ка нося имеет небольшое раеово-диагностическое значение в Ти­
роле. Швейцарии. Венгрии. Румынии, изогнутая сппнка носа най­
дена у §0'% исследованных, в Швеции — у 35% . Предполагавше­
еся некоторыми исследователями сходство дннарского типа с. ха­
рактерным арменоидным вариантом не подтверждается новыми
материалами. Существенно также, что ни арменоидный, ни ди-
нарский комплексы не имеют заметного выражения на востоке
Балканского полуострова, в Эгейском архипелаге н вопреки преж­
ним данным — и Анатолии, где, по материалам Бнигалева •*, наме­
чается особый анатолийский тин, близкий к южноевропейским
группам.
В странах Южной Европы преобразование антропологических
признаков — брахикефалпзация, повышение роста — происходило
значительно слабее, чем в центральной н северной части конти­
нента. Д ля большей части районов остаются характерными мезо­
кефалия, иногда с повышенным указателем (до 82), средний по
северному масштабу рост, средние по ширине лица, резкое преоб­
ладание темных волос и умеренное количество светлых радужин.
На территории Южной Европы выделяются пять антропологи­
ческих зон: А
1. Балкаиско-понтийская зона (но материалам М. Попова).
Средний головной указатель 8i,3, ширина лица в среднем мень­
ше 140, высота лица значительная, лицевой указатель 91, форма
лица продолговатая, часто прямоугольная, светлых радужин мень­
ше 10%.
2. Эгейская зона, охватывающая восточносредиземноморскиа
острова, а также материковую Грецию и Пелопонес. Головной
указатель около 82, ширина лица 141 мм, длина тела около
168 см, светлых радужин более 10%. Сравнительно сильное раз­
витие волосяного покрова и некоторые другие особенности, ука­
зывающие на влияние анатолийских типов, арменоидного и ори­
ентального м .
3. Южноапеннинский тип, охватывающий Лацпум, местами про­
стирающийся до Тосканы. Хорошо известный южноитальянский тип
с темными, нередко волнистыми волосами различной формы, нешиЗ
рокнм лицом (средняя ширина не более 140 мм), темной окраской!
4. Лигурийско-лионский тип, хорошо известный по описаниях’
францу зов-гасконцев: темная пигментация, средний рост, мезокеЗ
фалпя, удлиненное лицо, часто выпуклая спинка носа 65.

65 А. Enigalev. Anthropologische Untersuchungen in vier türkischen Dor­


fen. «Homo», Bd XIV, N 1—2, 1962.
64 .4. И. Пулянос. Проблемы антропологии Греции в связи с этногенезом
ее народа. Автореф. канд. дисс. М., 1961.
65 Н. Vallois. Anthropologie de la population francaise.
5. Иберийская зо н а . С очетание неш ирокого, часто угловатого,
около 140 мм ш и риной лица с м езокеф алией, темной окраской и
средним ростом.
Критическое р ассм отр ен и е четы рех употребительных методов
расового анализа н о к а за д о , что нет оснований для отказа от вы­
деления и стор и ч еск и слож ивш и хся комбинаций признаков, т. е.
расовых типов, но р азгр ан и ч ен и е эти х типов вследствие процессов
внутригрупповой изм енчи вости часто затруднительно, и потому
правильнее говорить н е о расовы х типах, а о зонах дифферен­
циации ан троп ол оги ческ и х ком плексов. В работе дана краткая ха­
рактеристика двух десятков важ нейш их расовых зон Западной
Европы.