Вы находитесь на странице: 1из 71

Александр  

Гиршон
Маленькая книга о тени

«Издательские решения»
Гиршон А. Е.
Маленькая книга о тени  /  А. Е. Гиршон —  «Издательские
решения», 

ISBN 978-5-44-747445-4

Хотите знать о своих монстрах всё? Превратить их в союзников? Взглянуть


им в глаза и никогда больше не чувствовать страха? Есть способы собрать
воедино личность и сделать ее свободной. Танец самый естественный из них:
на языке тела с нами пытается говорить наша тень.«Маленькая книга о тени»
Александра Гиршона — это рука, протянутая смельчаку, решившемуся
исследовать темные аспекты своей личности в поисках источника чистой
силы. Путешествие будет захватывающим. Доверьтесь. Ничего не бойтесь.

ISBN 978-5-44-747445-4 © Гиршон А. Е.


© Издательские решения
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Содержание
Как обращаться с этой книгой 8
История тени 10
Появление тени 12
Образы тени 14
Слои теневого мира 16
Теневые персонажи 17
Личная тень: зеркальный двойник 20
Тень с большой буквы 26
Лики тени 30
Разновидности тени 30
Серая тень: внутренний критик 32
Темная тень 35
Яркая тень 37
Сильная и слабая тени 39
Области тьмы 41
Власть 43
Агрессия 45
Сексуальность 47
Деньги 49
Обман (предательство) 51
Грязь 52
Безумие 54
Уродство 56
Старение и смерть 57
Как танцевать с тенью? 59
Приложение 66
ЦЕНТР ИНТЕГРАЛЬНОГО ТАНЦА «Жить Танцуя» 71

4
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Маленькая книга о тени

Александр Ефимович Гиршон


© Александр Ефимович Гиршон, 2017

ISBN 978-5-4474-7445-4
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero
Введение
Эта книга появилась как результат почти двадцатилетней работы с разными техниками
и  подходами, обращающимися к  феномену Тени, направленными на  движение к  большей
целостности человеческой личности, встречу с тайными сторонами «я». В основном я работаю
с движением и танцем, но в любом случае имею дело с целостностью человека – когда разго-
вариваем, переживаем, двигаемся, просто присутствуем рядом. Мы с коллегами использовали
техники трансперсональной психологии, работу с образами, анализ семейной истории, телес-
ное взаимодействие и эмоциональный контакт. Каждое глубокое соприкосновение с теневыми
проявлениями было наэлектризовано страхом и одновременно давало ощущение подлинности
происходящего.

В моей танцевальной практике особую роль в понимании роли тени сыграло знакомство
с танцем буто (butoh). Это японский авангардный танец, появившийся в 60-е годы ХХ века.
Его первое название «Анкоку Буто» (Ankoku-Butoh) означает «Танец Тьмы». В буто может
присутствовать эстетизация того, что обычно остается за рамками общепринятых представле-
ний о красоте, в буто мы танцуем с рождением и смертью, болезнью и уродством, слабостью
и безумием. В упражнениях, связанных с проживанием гротесковых и неприятных образов,
я обнаружил, что, находясь «внутри» этих образов, испытываешь прилив энергии и чувство
освобождения. Это парадоксальное переживание привело меня к тому, что некоторые техники
из  танца буто можно использовать как специфический путь доступа к  теневым импульсам,
их удержания и трансформации. Посмотрите видео с танцем буто на YouTube. Вы сможете
заметить не только яркие неприятные чувства, но странное очарование, завороженность дви-
жением. Такова двойственная природа тени. Напоминаю, что изнутри, с позиции танцующего,
все воспринимается иначе.

В практике Аутентичного Движения – особой медитативной формы движения, идущего


изнутри, – я много раз встречался с образами, внутренними персонажами, импульсами, кото-
рые были неуместны в повседневной жизни. Аутентичное Движение является достаточно без-
опасной формой, внутри которой этим импульсам находилось место и время. Они казались
неуместными, но настоящими, живыми, моими. После проживания этих импульсов в движе-
нии что-то менялось в  границах принятия и  понимания себя и  других. Принятие не  озна-
чает согласие или разрешение на неблаговидные поступки. Принятие здесь означает способ-
ность признавать существование теневых и темных сил в себе и мире и готовность разбираться
в своих отношениях с ними.

Более пятнадцати лет я регулярно провожу танцевально-психологический тренинг,


посвященный встрече с тенью, лучшему пониманию своих отношений с ней; возвращению тех
частей себя, которые находятся в тени, но могут быть полезны в жизни; нахождению новых
способов взаимодействия с непростыми жизненными ситуациями. Этот тренинг называется
5
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

«Танец с Тенью», потому что танцем мы называем любой многомерный и неоднозначный, раз-
ворачивающийся во времени процесс взаимодействия различных сил в мире. Процесс, в кото-
ром можно увидеть особую красоту. Процесс, в котором любое явление может стать партнером
по танцу. Не врагом или сотрудником, не объектом воздействия или поклонения, а именно
партнером. Процесс, в котором нет заранее заданного и правильного результата.

Тень может быть нужным и важным партнером, когда наша жизнь становится слишком
плоской и одномерной, когда из нее уходит живое и полнокровное дыхание. Есть смысл раз-
бираться с тенью, когда вокруг становится много врагов или угроз, когда в жизни активизи-
руются силы разрушения. Приглашайте тень на танец, если в вашей жизни слишком много
страха и ограничений. И знайте, что она тоже приглашает вас. Регулярно. Через провокатив-
ные события и сложные эмоции, через необходимость делать нравственный выбор, опираясь
на внутренние, самостоятельно выбранные вами критерии, а не только на традиции, правила
и обычаи. Танец с тенью далеко не всегда прост, но часто увлекателен и полезен.

Я написал эту книгу, чтобы поделиться своими наблюдениями и размышлениями, исто-


риями и некоторыми упражнениями, моделями и практическими рекомендациями. Для того,
чтобы продолжить танец с тенью. Для того, чтобы этот танец позволил вашему танцу с жизнью
заиграть новыми красками, стать более живым, настоящим, непредсказуемым и наполненным
смыслом.

В этой книге излагается картография царства тени и некоторые методы работы с ней,
объединенные общим названием «Танец с Тенью». Эта картография складывалась постепенно
из  наблюдений и  анализа опыта участников моих тренингов, моих клиентов в  психотера-
пии, студентов обучающей программы по интегративной танцевально-двигательной терапии,
обсуждений с коллегами теневой динамики в группах и обществе. Как и любая картография
психических процессов, модель, описанная в этом издании, имеет свои ограничения. Я исхожу
из того, что мы не можем составить законченную карту человеческой психики, она всегда оста-
нется незавершенной, неполной. Поэтому для любой психологической модели важно не только
соответствие эмпирическим данным, но и то, насколько она дает новое понимание и вдохно-
вение для внутренней работы. Я надеюсь, что эта книга может помочь в вашем путешествии
к танцу с собственной тенью.

Правда, она не может заменить его. Весь путь вам придется пройти самим, и он может
не соответствовать моим описаниям. Тем не менее новый импульс, направление, вдохновение,
новые вопросы вы можете найти здесь.

Благодарю Сергея Всехсвятского, впервые привлекшего мое внимание к тени в 1998 г.


и давшего много идей для этой работы. Я благодарю Полу Джоза-Джонс за знакомство с танцем
буто, раскрывшим двигательные возможности в работе с тенью. Я благодарю Анну Гарафееву,
с которой мы проводили первые «Танцы с Тенью». И свою собственную тень, с которой мы
теперь можем танцевать.

С Тенью бесполезно бороться – она сильнее. От нее бесполезно убегать – она быстрее.
Ее бесполезно подавлять – она настойчивее. Танцевать.
Танец Тени – прийти в Тень со Светом Осознания. Не с прожектором метростроителя,
не с лампой следователя и не с фонариком разведчика. С живым Огнем Осознания – со свечой
отшельника, с костром странника. Не испугаться. Или не испугаться своего страха.

6
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Танец Тени – не делать резких движений. Выдержать первый натиск, не дать Тени иску-
сить вас ее собственными формами. Формы Тени зыбкие и вязкие, они принадлежат другому
слою сознания. Впустить Тень в свою жизнь в ее собственных формах опасно.
Танец Тени – открыться ее энергиям. За десятилетиями невыраженной любви, спресо-
ванной в камень, за омутами неосознанных страхов, за кострами боли, пережженной в нена-
висть, находится бесконечный источник чистой Силы. Открыться этой Силе, позволив себе
прожить непрожитые чувства.
Танец Тени – принести ее силу в форму. Тень дает силу – мы отвечаем за форму. Вопло-
тить энергии Тени в социально приемлемые формы – Срединный Путь на границе Света и Тени.
В Свете есть ясность, в Тени есть сила. Свет без Тени скучен. Тень без Света опасна.
Сергей Всехсвятский

7
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Как обращаться с этой книгой
 
Я люблю две вещи: танец и путешествия – и буду использовать их как метафоры для
работы с тенью. Танец – это способ развития отношений, взаимодействия с теми внутренними
инстанциями и структурами, которые можно назвать теневыми. Это взаимодействие развора-
чивается в пространстве тени. И можно сказать, что изучение тени может быть увлекательным
и иногда рискованным путешествием во внутреннем пространстве.

За годы работы с темой тени постепенно сложилась карта этого пространства. Я оттал-
кивался от работ Юнга и постъюнгианцев, но гораздо больше для создания рабочих моделей
мне дали практические занятия с клиентами, индивидуально и в группах. Обобщая этот опыт
и согласовывая его с пониманием других специалистов, я постепенно пришел к трехмерной
карте тени. Она состоит из слоев (теневые тенденции, личная тень, архетип тени); видов (тем-
ная, яркая, сильная и слабая тени) и областей (агрессии, сексуальности, власти, обмана и т. д.).
Это трехмерное описание позволяет ориентироваться в теневых проявлениях и видеть более
широкую картину. Книга строится как постепенное описание данной модели.

Интересно, что во внутреннем пространстве действуют иные законы, чем во внешнем.


Зачастую они выходят за пределы простой логики. Поэтому тень в нашем повествовании одно-
временно является всем этим пространством и теми явлениями или фигурами, которые мы
встречаем в данном путешествии. У тени много форм и лиц, много проявлений и видов, тень
не  уловима и  почти повсеместна, и, чтобы ориентироваться среди ее многообразия, нужны
карты и рабочие модели.

Вначале мы поговорим об истории, культурном и научном контексте появления и суще-


ствования понятия «тень». Затем мы рассмотрим слои тени – от теневых тенденций, самых
легких и доступных проявлений тени, до тени как архетипа, одной из сил коллективного бес-
сознательного.

В главе «Лики тени» мы обратимся к разнообразному содержанию личной тени, к тому,


что в тени оказываются не только темные проявления, но и самые светлые, иными словами,
любые выходящие за  среднестатистическую норму проявления. Кроме выделения темной
и яркой теней, я также предложу различать сильную и слабую тени. Это разновидности тени.
Хотя работать с разными видами тени можно пользуясь одними и теми же способами, содер-
жание и эмоциональная динамика этих танцев будут различаться.

В  главе «Области тьмы» мы посмотрим на  те области человеческого опыта, которые


вызывают больше всего противоречивых мнений и в которых границы нарушаются чаще всего
или наименее ясны. Таких областей я выделяю девять: агрессия, секс, власть, безумие, урод-
ство, грязь, обман, деньги, смерть.

В  завершение мы посмотрим на  возможные стратегии работы с  тенью, ограничения


и опасности, перспективы и возможности разных подходов.

В этой книге есть фрагменты, написанные в разное время после тренингов, посвящен-
ных тени. С  каждой группой путешествие к  тени было особенным, в  каждой группе были
свои акценты, свои открытия. Поэтому, возможно, будет легче читать эту книгу не  только
по порядку, но и просматривать и выбирать фрагменты, резонирующие с вами сейчас.
8
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

В некоторые главы я буду включать конкретные случаи. Они взяты из терапевтической


и тренинговой практики, их использование анонимно и согласовано с моими клиентами. Ино-
гда для иллюстрации самостоятельной работы я буду использовать собственные дневниковые
записи.

Кроме описания моделей и  конкретных примеров из  работы на  семинарах и  случаев
из жизни, я также привожу несколько упражнений, которые можно сделать самостоятельно. Я
считаю, что работа с теневым материалом безопаснее и точнее проходит в группе или индиви-
дуально с терапевтом, но некоторое понимание может прийти и при самостоятельной работе.

Хорошего вам путешествия и танца с тенью!

9
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
История тени
 
…Живой форме для придания ей объемности необходима глубокая
тень. Без тени форма остается двухмерным фантомом, более или менее
хорошо воспитанным ребенком.
К. Юнг

Откуда берется тень? Не  лучше  ли прожить жизнь приличным человеком и  никогда
не встретить в себе того, что помешает другим считать меня хорошим?

В  своей психологической работе я часто встречаю людей, для которых прекрасные


костюмы «хороших мальчиков и девочек» стали слишком малы; тех, кто из-за этого немного
потерялся или застрял в собственной жизни. У этих людей есть большой страх: если человек
выйдет за границы привычного образа себя, перестанет быть «хорошим мальчиком», то его
не будут любить. Правда, оказывается, что его и так не любят, а самое главное – он сам к себе
не слишком хорошо относится. И можно идти разными путями – прояснять отношения с роди-
телями, разбираться с прошлыми жизнями и семейными преданиями, что помогает, конечно,
но вот этого ощущения своей, настоящей, подлинной жизни все равно не прибавляется. И,
чтобы прикоснуться к настоящему в себе, необходим честный взгляд, необходимо увидеть себя
целиком, в том числе и те стороны, на которые сложно и не хочется смотреть. Услышать зов
тени.

Тень привлекает, тень манит, увлекает и пугает. Эта привлекательность тени противо-
речит нашему рациональному пониманию самих себя, нашему дневному, солнечному «я».
Конечно, иногда я могу признать в себе наличие темных, неприличных, неприемлемых сторон,
но ненадолго. Как будто взгляд не может задержаться на тени, ее слишком много для дневного
«я», нельзя вглядываться в бездну: утонешь, исчезнешь…

Тень как понятие, описывающее темную сторону человеческой природы, появилась бла-
годаря трудам Карла Густава Юнга. Этот образ всегда вызывает сильный отклик. Он ухваты-
вает нечто, что мы давно знали о  себе. В  образе тени знание находит форму. Как архетип
тень всегда существовала в произведениях искусства. После Юнга имя тени вышло за пределы
искусства и психологии в пространство повседневной культуры. В каком-то смысле тень живет
не только внутри нас, но и в человеческом обществе, в человеческой истории. Во многих дра-
матических и трагических событиях мы можем узнать взаимодействие тени и персоны. Сам
Юнг писал о Гитлере как о представителе коллективной тени немецкого народа: «…он симво-
лизировал нечто, имеющееся в каждом индивиде. Он был наиболее чудовищной персонифика-
цией всех низменных человеческих проявлений. Он был совершенно неспособной, неадаптивной,
безответственной и психопатической личностью, наполненной пустыми детскими фантази-
ями, но одаренной острой интуицией беспризорника или крысы».

Как и многие другие понятия психологии, тень прошла развитие через узнавание, опре-
деление, прояснение, экспансию и, наконец, нахождение своего места среди других психоло-
гических понятий. Для некоторых профессионалов работа с тенью касается почти всего, что
есть в  психотерапии. Есть практики, которые не  позиционируют себя как психотерапевты,
но используют работу с тенью. Конечно, возможно, что некоторые люди могут прожить счаст-
ливую и полноценную жизнь, никогда не встречаясь ни с понятием, ни с явлением тени, но я
знаю, что для меня лично и для сотен моих клиентов танец с тенью стал важным и полезным
10
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

этапом на пути личного развития. Этот танец позволил встретиться с особыми частями себя,
соотнестись с трудными сторонами жизни: агрессивностью, похотью, страхом, отвержением.
Этот танец позволил вынести из  тайных уголков собственной жизни те чувства, импульсы
и поступки, без признания которых я бы лгал самому себе.

Я занимаюсь интегральным подходом, который ставит своей целью бОльшую целостность


человеческого сознания, уменьшение внутренней конфликтности. Я исхожу из того, что стрем-
ление к большей целостности, к интеграции естественно присуще человеческому существу.
Интегративная танцевально-двигательная терапия и интегральный танец рассматривают танец
как метафору всей человеческой жизни и как коммуникацию на трех уровнях – с самим собой
(субъективное измерение, перспектива первого лица, т. е. «я»), с другими людьми (интерсубъ-
ективное измерение, перспектива второго лица, т. е. «ты»), с миром (объективное измерение,
перспектива третьего лица, т. е. «это»). Для большей целостности нам оказываются важны
связность, сохранение контакта, перетекание информации и баланс обмена в этих областях.

На  пути к  большей целостности, меньшей внутренней конфликтности очень важной


и  неизбежной оказывается встреча с  собственной тенью. У  нас у  всех есть личная история
встречи с ограничениями, с тем, что какие-то из наших чувств, оправданно и неоправданно,
были отвергнуты. Мы живем в  обществе, которое регулируется нормами и  правилами, без
соблюдения которых мы не могли бы найти безопасности и комфорта. Эти правила и границы
меняются. Меняются с течением времени. Отличаются друг от друга в разных странах. И ока-
зывается, что намного легче пересечь границу другого государства, чем выразить честно свое
чувство или желание. Тень – это невоплощенная часть «я», живая, настоящая, иногда опасная,
иногда странная… Танцевать с тенью – значит двигаться в сторону большего воплощения себя
в жизни, большей подлинности.

11
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Появление тени
 
Карл Юнг обнаружил связь эго и  тени в  себе во  сне, который описал в  автобиогра-
фии «Воспоминания, сновидения, размышления»: «Именно тогда я увидел незабываемый сон,
который одновременно и испугал меня, и ободрил. В нем я оказался ночью в незнакомом месте
и медленно шел вперед в густом тумане навстречу сильному, почти ураганному ветру. В руках
я держал маленький огонек, который в любую минуту мог погаснуть. И все зависело от того,
сохраню ли я его жизнь.
Вдруг я почувствовал, что кто-то идет за мной, и, оглянувшись, увидел огромную черную
фигуру. Она следовала за мной по пятам. И в тот же миг, несмотря на охвативший меня ужас,
я понял, что должен идти и вопреки всем опасностям пронести, спасти мой маленький ого-
нек. Проснувшись, я сообразил, что «призрак» – всего лишь моя собственная тень на облаке
тумана, созданная игрой света того огонька. И еще я осознал, что этот огонек – единственный
свет, которым я обладал, – был моим сознанием, моим единственным сокровищем».

В  юнгианской психологии тень  – сумма всех личностных и  коллективных установок,


которые в силу своей несовместимости с сознательно избранным образом жизни не могут быть
пережиты и которые объединяются в относительно автономную частичную личность с кон-
кретными бессознательными тенденциями. По отношению к сознанию тень ведет себя компен-
саторно, ее действие в силу этого может оказаться как негативным, так и позитивным. Тень –
это подсознательные желания, не совместимые с социальными стандартами… Человек подо-
зревает в себе эту чуждую личность, когда, войдя в раж, потом оправдывает себя: «Это не я,
на меня словно что-то нашло». То, что на него «нашло», это неконтролируемая часть лично-
сти – тень.

Называя этот аспект бессознательного тенью, Юнг хотел не только обозначить его как
нечто темное и зыбкое. Нет тени без солнца, и нет тени бессознательного без света сознания.
Тень – «нижняя», наиболее внутренняя функция человека – неизбежна, и он без нее не цело-
стен. Образуя противовес сознанию, она служит толчком внутреннего развития. Как отмечал
мифолог Дж. Фрезер, дикари, как правило, считают свою тень, как и отражение в воде или зер-
кале, своей душой или жизненно важной частью себя. Суеверия гласят, что человек, не отра-
жающийся в зеркале, – это вампир, а человек без тени – это сам черт, отчего мы всегда подо-
зрительны к тому, кто кажется «слишком хорош, чтобы это было правдой».

Юнг пришел к выводу, что бесполезно отрицать тень или пытаться ее подавить. Чело-
век должен найти способы жить темной стороной своей личности  – от  этого часто зависит
его психическое и ментальное здоровье. Принятие тени требует значительных моральных уси-
лий и часто разрушает милые сердцу идеалы, но только потому, что они слишком завышены
или основаны на иллюзии. Опасность полного подавления тени в том, что тогда она вырастает
в бессознательном до чудовищных размеров и только ждет случая, чтобы прорваться наружу,
возобладав над остальной личностью. Недаром существует пословица «В тихом омуте черти
водятся». Выявление тени уводит человека внутрь себя, и с ней связаны опасности чисто внут-
ренней жизни (прежде всего социальная неадекватность и потеря интереса к миру). Поэтому
тень для Юнга – это «моральная проблема, которая затрагивает „я“ целиком», проблема огром-
ной важности, которую нельзя недооценивать.

Напомню, что появление архетипа тени в снах и фантазиях Юнг наблюдал у своих немец-
ких пациентов в период развития германского национал-социалистического движения и счи-
12
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

тал Адольфа Гитлера фигурой, на которую была спроецирована коллективная тень немецкого
народа.

В итоге Юнг сформулировал положение о том, что когда персона – архетип адаптации,
социального приспособления – становится слишком слабой, когда личность перерастает узкие
рамки социального удобства и начинает слышать зов собственной реализации, то неизбежна
встреча с тенью как воплощением отторгнутых и подавленных частей и черт личности. Инте-
ресно, что отторгнуты они были именно в процессе социальной адаптации.

Сейчас мне представляется, что если рассматривать личность современного человека


в контексте юнговских понятий персоны и тени, то динамика их отношений заметно усилилась,
стала быстрее и, возможно, разнообразнее. Потому что идентичность современного человека
намного диффузнее и многомернее, чем 100 лет назад. На всех уровнях: национальном, ген-
дерном, социальном…

В последнее время современные исследования в нейрофизиологии все больше показы-


вают нам, как именно работа мозга и нервной системы связана с психологической стороной
жизни. Разрыв между психологическими и физиологическими описаниями все равно не устра-
ним, но, по крайней мере, мы можем пользоваться разными перспективами, разными точками
зрения на одно и то же явление и тем самым воспринимать его более объемно.

В этом смысле нам могут быть интересны исследования о раннем эмоциональном разви-
тии, поскольку теневые проявления всегда эмоционально заряжены. И тот факт, что в раннем
возрасте – до шести лет – активно развиваются лимбическая система мозга и правое полуша-
рие, поэтому наши естественные эмоциональные потребности, и то, как на них отвечают или
не отвечают окружающие нас люди, влияет на формирование активности этих структур мозга.
И некоторые паттерны могут стать, по мысли Марка Уэллера, аттракторами, организующими
нейрональную активность лимбической системы, и  переживаться как «внутренние голоса»,
или субличности.

Также эти данные говорят нам, что с тенью сложно общаться на языке понятий, идей,
здравого смысла, убеждения. Языки тени – это языки сырой, необработанной эмоционально-
сти, двигательной активности и фантастических образов.

13
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Образы тени
 
Для описания природы тени больше подходит язык образов и метафор, сказок и притч,
а  не  аналитический или объективный язык терминов. Каждый из  этих образов раскрывает
какой-то аспект тени, но не исчерпывается простой интерпретацией. Привлекательность или
даже навязчивость этих образов может говорить о том аспекте Тени, который актуален для
внутренней жизни прямо сейчас. Иногда полезно посмотреть на образы как на источник полез-
ной информации и даже мудрости в понимании того, что можно делать с темными и отверга-
емыми сторонами нашей души.

Темный лес
Одно из мест обитания тени – темный лес, сумрачное пространство переплетенных веток
и таинственных звуков. В нем могут обитать опасные звери и мудрые помощники. В глубине
леса или за ним может скрываться заповедная страна или заколдованный замок. Один из моти-
вов этого образа – герой, чтобы стать героем, он должен отправиться в опасное путешествие.
Для меня это означает, что без встречи с тенью невозможно развитие и реализация личности.

Подземелье
Тень часто обитает в подземелье, как чудовище в пещере, дракон, стерегущий сокровища
и похищающий невинных людей. В этом образе есть указание не только на то, что тень – это
опасно, но и на то, что тень хранит сокровища. Тень лишает невинности, т. е. иллюзий одно-
мерности себя и мира.
Если герой убивает дракона и берет себе сокровища, он сам становится драконом. Для
меня это иллюстрация тезиса о том, что с тенью нельзя бороться, но ее важно сдерживать. Что
сокровища тени, особенно самые глубокие, нужны для больших целей, а не просто для личной
выгоды.

Тень в литературе
Много лет назад Ханс Кристиан Андерсен написал сказку про тень, отделившуюся от сво-
его господина и начавшую жить своей собственной жизнью. Из этого не вышло ничего хоро-
шего. Ученый, потерявший тень (а печальная ирония сказки состоит в том, что он сам отпра-
вил ее в самостоятельное путешествие), так и не смог донести до людей то разумное, доброе,
вечное, что лежало в основе его трудов. А тень стала важной и преуспевающей и в результате
убила своего бывшего хозяина. Евгений Шварц, написавший прекрасную пьесу по мотивам
сказки Андерсена, ярко показал, как тень ловко реализуется в динамике отношений власти.

И  наверное, самым прямым литературным воплощением отношений тени и  персоны


является повесть Роберта Стивенсона «Странная история доктора Джекила и мистера Хайда».
История о том, как с помощью науки добропорядочный Генри Джекил находит внутри себя
отвратительного мистера Хайда, который в конце концов выходит из-под контроля. История
заканчивается смертью обоих.

Заграница
Несколько лет назад у меня родилась интересная метафора про отношения сознательного
«я» с тенью – отношения двух государств: они могут быть в состоянии игнорирования друг
друга, войны, или переговоров, или экономической блокады и подрывных действий, но луч-
шая форма отношений для государств  – цивилизованный визовый режим и  периодические
совместные мероприятия.
14
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Вначале из-за слишком большой разницы в государственном устройстве возникают недо-


верие и  вражда, подозрение и  неприятие. Потом оказывается, что победить никого нельзя.
Самые любопытные начинают изучать обычаи и  язык друг друга. Определяются границы,
на границах – пограничные войска. Появляются контрабандисты и перебежчики. Постепенно
формируются договоренности и правила: посольства, делегации, визы. Визы даются не всем.
Потом можно и визовый режим отменить, как сейчас у России с Израилем.

Но пограничные службы и службы безопасности лучше оставить – слишком разные обы-


чаи у тени и у персоны.

Древний китайский мудрец Чжуан-цзы так пишет о контакте с тенью:

«Жил человек, который был так обеспокоен видом своей собственной тени и так недо-
волен своими собственными следами, что решил избавиться от того и от другого.
Метод, который он нашел, – убежать от них. Так он встал и побежал. Но он все время
ставил ноги (на землю) и оставлял другой след, пока тень держалась возле него без единого
затруднения. Он приписал свою неудачу тому, что бежал недостаточно быстро. Так он
бежал все быстрее и быстрее, не останавливаясь, пока наконец его не настигла смерть.
Ему не удалось понять, что, если бы он просто остановился в тени, его тень исчезла бы,
а если бы он сел и оставался спокойным, не было бы больше следов».

В этом небольшом историческом обзоре мне хотелось обозначить не только фактическое


появление термина «тень» в психологии, но и обратить внимание на более широкий контекст.
Тень во множестве своих обличий может быть обнаружена в разное время и в разных культу-
рах. В ХХ веке она получила новое имя и новые способы обращения с ней.

И конечно, отправляясь на встречу с тенью, важно помнить, что образ тени – это только
метафора, удобный для некоторых случаев способ описания нашей цельной, живой и много-
образной психологической жизни. Мы можем описать те же самые явления, поведение и внут-
ренние переживания человека, не используя понятие тени, но иногда именно эта перспектива
многое проясняет и задает направление работы, вовлекая не только рациональную часть нас,
но и ту силу, что раскрывается в воображении и эмоциональном проживании, раскрывается
через творчество и размышления, общение и создание новых форм.
По-прежнему остаются актуальными слова Марии фон Франц: «Установление контакта
с тенью – пожизненный процесс всматривания и правдивого отражения того, что мы видим.
Надо только удержаться в нашем основном, аутентичном ядре, нашей сокровенной самости».

15
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Слои теневого мира
 
Чтобы как-то ориентироваться в глубине теневого мира, я выделяю три слоя: слой тене-
вых персонажей, личную тень и архетипическую тень. Они отличаются глубиной и соотноше-
нием с силой «я». Если теневой импульс ощущается меньше, чем «я», если есть «понимаю,
что могу с  ним справиться»  – мы имеем дело с  теневыми тенденциями, или персонажами.
Если теневое проявление ощущается как равное «я», «могу справиться, но на пределе», воз-
можно, мы имеем дело с личной тенью. Если же тень переживается как большая сила, глубин-
ная и могущественная, как сила, которая больше отдельной личности, скорее всего, мы имеем
дело с тенью как архетипом.

Слои тени

16
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Теневые персонажи
 
Я знаю в себе то, в чем я боюсь признаться другим. Глухое рычание
ненависти, холодная сладость презрения, зыбкое марево лени – я борюсь
и скрываю, притворяюсь и маскируюсь, сбрасывая лишь половину масок
в присутствии «проверенных» друзей – соседей по камере Жизни.
Я знаю в себе то, в чем я боюсь признаться самому себе. Влажное
объятие трусости, судорожный всплеск жадности, тусклый блеск
уродства – все это остается в глубине моей жизни, как клещ, сосущий
мою кровь, как глист, пожирающий мою плоть.
И есть то, чего я еще не знаю.
Сергей Всехсвятский

Исследуя тень, можно заметить, что есть как будто разная глубина в  ее проявлениях.
Есть проявления тени, которые я относительно легко могу заметить. Агрессивный импульс,
сжатие стыда, безумная мысль… Уже через мгновение я могу сказать себе: «Что это я?»  —
и вернуться к более привычному и приятному ощущению себя, но импульсы могут появляться
вновь и вновь.

Если я совсем не знаю, что с ними делать, возможно, через некоторое время я перестану
их замечать, и тогда они смогут приходить во снах или через соматические проявления. Тене-
вой импульс станет плотнее, перейдет в теневое качество и станет частью личной тени.

Одновременно тенденции, существующие в  коллективной тени, могут стать «очагами


притяжения» для личной тени и теневых импульсов (персонажей). Например, мало осозна-
ваемая фанатичная глухота и нетерпимость участников дискуссий по современным полити-
ческим вопросам в России, глухота, которая, кажется, не зависит от того, что именно защи-
щают спорящие, основана на отсутствии какой-либо позитивной программы с любой стороны.
Мне представляется, что именно невозможность соприкоснуться, заметить ощущение тоталь-
ного краха, безвыходности и  создает слепую убежденность. Почти невозможно встретиться
с этим ощущением краха страны, истории, будущего и что-то делать исходя из этого ощуще-
ния краха. Это точно требует других сил души. Имперский ура-патриотизм как противопо-
ложность панике становится способом не смотреть на многомерную, неопределенную и не все-
гда приятную реальность. Намного проще найти врага, на которого можно спроецировать эту
невыносимость, и воевать с ним вместо кропотливой работы с собой и на своем месте в мире.

С теневыми персонажами я встречался в опыте импровизации, двигательной, театраль-


ной и  словесной, когда через игру и  исследование спонтанных реакций проявлялись такие
состояния, импульсы и образы, по отношению к которым брала оторопь: «Что это? Как я могу
быть таким? Откуда это взялось?» Одновременно я чувствовал, что в  неожиданности этих
образов есть большая энергия, ощущение наполненности, сила движения. Подобное пережи-
вание маленького и «стремного» откровения приходило, и когда я видел похожее появление
персонажей у других. Эти проявления неожиданны, энергичны, коротки и отчасти контроли-
руемы. Тень показывается как плавник большой рыбы и исчезает под поверхностью привыч-
ного. Это может быть вульгарная фраза, неприличный жест, судорожная просьба о помощи…

Упражнение. Вспомните эпизод из своей жизни, когда вы действовали и проявляли себя


неожиданно, не  так, как обычно? Что это было за  проявление? Каким вы были в  этот
момент? Какие качества проявлялись?
17
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Это может быть интересный, позитивный или неприятный эпизод. Вспоминайте его,
не слишком вовлекаясь в переживания, скорее, как зритель. Как бы вы могли назвать появив-
шегося персонажа?

Теневые тенденции могут проявляться не только в переживаемых импульсах, но и в хро-


нических напряжениях, неосознаваемых особенностях движения, которые исследователь
танца Рудольф Лабан так и назвал — «теневыми движениями».

Мы беседуем с товарищем у него на кухне, уже достаточно давно и неожиданно я заме-


чаю, что его нога начинает подрагивать, в то время как он увлеченно излагает какую-то свою
идею. И это действие настолько не связывается с общим контекстом беседы, что вызывает
мой интерес, и я обращаю его внимание на это движение. Он с удивлением выслушивает меня,
и заметно, что ему не очень-то легко признать существование этого движения.

Иногда на танцевально-психологических тренингах мы исследуем привычное и мало осо-


знаваемое напряжение в теле через преувеличение этого напряжения или движения и нахож-
дение своего рода «персонажа», двигательного характера, стоящего за ними. У этого персо-
нажа есть желания, отношения с окружающим, может быть, имя. Это маленькие кусочки тени,
доступные и достаточно безопасные. Мы можем признать в себе присутствие, например, таких
персонажей: Лгуньи Луши, Развратного Ромы, Раззявы Розы, Холодного Хаима, Потного Паши
и т. д.

Следующим шагом будет способность узнавать их и «обнимать». Узнавать в желаниях,


импульсах, напряжениях; признавать их присутствие и  тем самым становиться больше их.
Не отрицать и не стыдиться, наблюдать за этими персонажами и узнавать, что за потребности
и чувства стоят за их появлением.

Недовыраженная злость и  потребность в  принятии, желание защитить свои интересы


и стремление проявить свою заинтересованность в партнере – все это может стать содержанием
тени. Возможно, раньше у нас просто не было возможности научиться проявлять их открыто;
возможно, прямое выражение чувств и желаний оказалось под запретом в какие-то периоды
личной истории. Тогда они вытесняются и могут проявляться через напряжения и бессозна-
тельные импульсы.

Юнгианцы отмечают, что фигуры тени (во  снах) появляются впервые не  в  человече-
ском облике, а в обличье космических пришельцев, вампиров, зомби, полуживотных/полулю-
дей (монстров) и т. п. «Они бросают нам вызов своим нежелательным, но неизбежным при-
сутствием» (Р. Робертсон). Тень существует как нечто недооформившееся, неопределенное,
странное.

Недооформленность, или нечеловеческий характер образов, тени также показывает, что


тень уже появилась и начала оформляться. Именно на этом этапе, этапе оформления, и важно
включиться личности, определить волевым и творческим усилием форму и степень проявлен-
ности теневого импульса.

Важно, что в  отношении не  слишком сильных теневых тенденций у  нас сохраняется
возможность контроля, влияния, и поэтому во взаимодействии с ними важна позиция «муд-
рого правителя»: признавать эти желания и потребности и находить максимально экологичные
и творческие способы их удовлетворения. Как пишет Кен Уилбер: «В качестве первого шага
18
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

на этом уровне нужно дать волю теневым тенденциям, создать для них пространство, подру-
житься с теми неудобными чувствами, которые мы прежде презирали. Мы должны сознательно
соприкоснуться с ними и принять их со всей открытостью, на которую способны. А это значит
позволить себе испытывать подавленность, тревогу, отверженность, скуку, обиду или смуще-
ние. Это значит, что там, где мы раньше всячески сопротивлялись этим чувствам, мы теперь
просто позволяем им проявлять себя. Мы даже активно поощряем их. Мы приглашаем эти
симптомы к себе в дом и даем им свободно двигаться и дышать полной грудью, просто пыта-
ясь при этом постоянно сознавать их и те формы, которые они принимают. Этот первый шаг
в психотерапии очень прост, и во многих случаях остальные шаги вообще не нужны, ибо в тот
самый момент, когда мы искренне принимаем симптом, мы принимаем также и большую часть
тени, которая в нем скрыта».

Теневые триггеры. Есть ли ситуации, когда вы чаще, чем обычно, чувствуете и реализу-
ете теневые импульсы, на вас «находит»? Это могут быть ситуации конкуренции или столк-
новения с грубостью, воспитание детей или религиозные вопросы. Любая ситуация, в которой
вы ощущаете явный дискомфорт от собственных действий или активно реагируете на дей-
ствия и слова других людей, может быть проявлением тени, служить спусковым механиз-
мом, запускающим теневое поведение.

19
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Личная тень: зеркальный двойник
 
Существует много представлений о том, что такое «я». Некоторые утверждают, что есть
постоянная сущность, другие – что «я» формируется в отношениях, третьи – что «я» – это
большая иллюзия. Мы оставим пока эти споры в стороне, но предположим, что у нас есть неко-
торое, не всегда оформленное, но воспринимаемое как более-менее постоянное переживание
себя. Чаще всего утром, просыпаясь, мы помним (или очень быстро вспоминаем), кто мы есть.
Вот это подвижное, но постоянное ощущение идентичности мы пока назовем «я».

Это «я» обладает набором качеств, о нем составляют суждения другие люди и мы сами,
оно становится действующим лицом в драме или комедии жизни. А теперь представьте, что
у этого самого «я» есть двойник: точно такой же человек, но полностью противоположный.
Эта противоположность и будет вашей тенью, вашим «не-я».

Если вы называете себя мягким и мирным человеком, ваша воинственная и жесткая часть
находится в тени. Если вы легки на подъем и в общении, ваша сомневающаяся и осторожная
сторона остается скрыта в подземелье бессознательного. Естественно, тень – это не все что
угодно, у нее есть границы. Эти границы определяются нашими физическими и генетическими
особенностями, нашей личной историей и  нашими выборами. Там, где мы находим выбор,
появляется возможность перестроить отношения с тенью, переоформить границы личности.

Персональная тень  – это хранилище боли и  страхов, стыда и  насилия, которое мы


не  могли и  до  сих пор не  можем признать и  принять; частный ад, тщательно спрятанный
от любого взгляда. Иногда человек прячет этот ад от самого себя. Личную тень сложнее осо-
знать и принять, чем теневых персонажей. В отношениях с персонажами мы находимся в более
сильной позиции, мы достаточно легко можем их контролировать и выпускать, мы не теряем
ощущения безопасности.

Отношения с личной тенью – это отношения на равных, борьба с непредсказуемым фина-


лом. Причем эта борьба начинается с того, что мы не видим противника, не можем признать
его существования. Я имею в виду, что мы, встречаясь с тенью, вначале воспринимаем ее как
«другого», видим ее в других людях, в тех, кто вызывает отторжение, гнев, презрение, осо-
бенно с оттенком неловкости. И самая большая смелость, необходимая для реальной встречи
с собственной тенью, – это признание, глубокое переживание того, что все эти проявления,
отвергаемые и ненавидимые, есть во мне, присутствуют в глубинах моей психики.

Как писал в одном из своих стихотворений дзенский мастер Тик Нат Хан:

Я – истощенный ребенок из Уганды,


Мои ноги похожи на бамбуковые палки.
И я – торговец оружием,
Посылающий в Уганду смерть.
Я – двенадцатилетняя девочка,
Беженка на маленькой лодке,
Которая бросилась в океан
После того, как ее изнасиловал пират.
И я – пират, чье сердце все еще неспособно
Видеть и любить.
20
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Я – член политбюро, и в моих руках огромная власть.


И я – политзаключенный,
Медленно умирающий в трудовом лагере.
Моя радость словно весна – так тепла,
Что на всей Земле распускаются цветы.
Моя боль словно река слез – так велика,
Что может переполнить четыре океана.
Пожалуйста, называйте меня моими истинными именами.

Перевод М. Щербакова
Итак, нам сложно встретиться с личной тенью напрямую, но мы можем обнаружить ее
через проекции, через то, что вызывает повышенную эмоциональную реакцию, повторяющу-
юся, плохо понимаемую, лишенную гибкости реакцию, в которой отсутствует выбор. В работе
с проекциями важно вернуть их себе, присвоить, признать существование этих качеств в себе.

Я исследовал некоторые аспекты своей собственной тени через  «Теневой дневник»,


в котором фиксировал свои эмоциональные реакции неприятия по отношению к людям и явле-
ниям. Здесь я приведу пару записей, относящихся к танцу.

Shadow Diary 7.11.12
Я всегда не любил танец живота. Мне не нравится стилистика, музыка, качество дви-
жений, а особенно образ и манеры танцовщиц. Не люблю – значит, отвергаю. И я долго не мог
добраться до  истоков этого неприятия. Потому что рационально непонятно, что с  ним
не так, потому что есть настоящие мастера и в этом стиле, потому что его популярность
отражает какую-то важную потребность у современных женщин. Но рациональное пони-
мание не помогало.

Некоторое время назад наконец-то что-то прояснилось. Я веду занятие и  двигаюсь


сам, у  меня стало больше этнической музыки в  последнее время, поэтому звучат индий-
ско-восточно-ньюэйджевские мотивы. Я замечаю через некоторое время характерные волны
и  восьмерки, проходящие через таз, я понимаю, что танцую какую-то свою версию танца
живота. Как интересно!

Я начинаю наблюдать за состоянием – что же я танцую, когда танцую это? Для меня
качество движения связано с чувственностью, сексуальностью и одновременно – демонстра-
тивностью. Если говорить совсем резко и откровенно, в этом танце я ощущаю себя «шлюхой
с понтами». Да, похоже, что именно это я и не принимаю… в себе.

В своем понимании танца я все время исходил из того, что сексуальность – это один
из многих и далеко не самый интересный аспект танца. Такова традиция, идущая из танца
модерн и утверждающая себя в противодействии как выхолощенности балета, так и раз-
нузданности кабаре. В подобном утверждении, кроме правды, есть и определенная претенци-
озность. Это также означает, что сексуальность танца остается в тени и может прини-
мать бессознательные формы.

Я, естественно, интересовался и  подробно исследовал взаимосвязь танца и  сексуаль-


ности. Мы делали большой перформанс, исследуя тему сексуальности, несколько лет я вел
небольшой тренинг «Танец и сексуальность», но как будто во всем этом присутствовала боль-
шая дистанция между человеком и сексуальностью как стихией, как живым хаосом чувств
21
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

и инстинктов. Эта дистанция не позволяла замечать и выражать некоторые аспекты сексу-


альности, поэтому они оставались в тени. Их отрицание проявлялось через отрицание танца
живота.

Если переводить эту тему в плоскость интеграции, то можно сформулировать следу-


ющий вопрос: как можно быть с собственной чувственностью честным, открытым и в кон-
такте с другими? И постепенно становиться ответом.

Shadow Diary 7.06.12
«Я люблю танго, но мне категорически не нравится салонный стиль в милонгах».
Я написал эту фразу для одного поста в блоге, и внимание зацепилось за слово «катего-
рически». Зацепилось, потому что одним из проявлений тени может быть активное «непри-
ятие каких-либо черт характера и поведения других людей». Ключевое фраза здесь, обознача-
ющая эмоциональную заряженность, – «категорически не нравится».

Могу ли я сейчас провести диалог с этой тенью?

Что именно мне не нравится на милонгах? Что такое салонный стиль?


Какие чувства они вызывают?
Какие ощущения?
Что напоминает?

Слово, которое приходит сразу, – ненатуральность, ощущение искусственности, напря-


женные взгляды и лица. Понятно, что это идея, концепция, а не переживание. Что же я дей-
ствительно чувствую?
Стоп! Что происходит с моим лицом?
А, это у меня напряжение, в основном вокруг рта.
С чем оно связано? Похоже, с желанием показать себя «на уровне» и со страхом оценки.
Это только про меня? М-м-м, не похоже.

Телесно общее ощущение стеснения: мало пространства, мало направлений, слишком


много ограничений. Ага… и мало техники.
Вот это общее ощущение несвободы, в первую очередь своей собственной, недовольство
и неуверенность в своем танце я выношу вовне, оно окрашивает мое восприятие.
Какая эмоция, кроме недовольства?
Пожалуй, презрение. Что же я отвергаю?
Возможно, признание моей собственной неестественности, ненатуральности, стрем-
ления казаться, а не быть…

В середине груди что-то начинает разворачиваться, как теплая рана, наполненная теп-
лотой стыда и раскаяния. Я вдыхаю ее, позволяю растекаться по пространству тела.

Что еще?
Салонный стиль – это старомодность. Я всегда ощущал и воспринимал себя в современ-
ности. Меня интересовала современность и вечность, но мало интересовала история. Но есть
несколько движений в современность, которые прошли совсем мимо меня, и сейчас, с возрас-
том, я начинаю думать: «А не становлюсь ли я сам старомодным?» И изгоняю из себя это
опасение, а вместе с ним возможность иначе смотреть на old-fashioned style танго-салона.

22
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Например, с умилением или легкой иронией. Или вообще не «париться» по этому поводу: танец
важнее.

Таким образом, важно заметить эмоциональную реакцию и присвоить себе проекцию.


Очистить восприятие явления от того эмоционального материала, который я на него «навеши-
ваю». Таким образом меняются границы «я» и тени. Таким образом можно продолжить танец.
Нужно только развернуться от  сопротивления к  взаимодействию. «…Большинство людей
испытывают очень сильное сопротивление принятию своей тени, сопротивление признанию
того, что отбрасываемые ими импульсы и черты принадлежат им. Собственно говоря, сопро-
тивление – главная причина проекций. Человек сопротивляется своей тени, сопротивляется
своим нелюбимым сторонам и поэтому отбрасывает, проецирует их. Так что везде, где есть
проекция, неподалеку прячется какое-то сопротивление. Иногда это умеренное сопротивле-
ние, иногда сильное» (К. Уилбер).

Одной из техник для присвоения проекции, которую я использую на тренингах, явля-


ется разработанная в рамках интегрального подхода методика «3—2—1 Shadow Process», или
«Процесс с Тенью 3—2—1».

«Процесс с Тенью 3—2—1»:

1. Выберите человека, явление или событие, которые вызывают вашу достаточно сильную
эмоциональную реакцию (приятную или неприятную). Опишите ее в терминах 3-го лица, т.
е. как он, она или это.

2. На следующем шаге войдите в ситуацию из перспективы 2-го лица, обращаясь к нему


и от его имени, через «ты/вы»: напишите воображаемый диалог, включая точку зрения другого
человека.

3. Наконец, встаньте на точку зрения этого явления/человека/того, что вызывает эмоци-


ональную реакцию, опишите события с точки зрения 1-го лица, через «я», от его/ее имени.
Полезно прописать и проговорить вслух все упражнение со всеми этапами. Это может
занять от 5 минут до получаса. Основная задача – перейти от позиции 3-го лица: «оно дей-
ствует на меня» – к перспективе 1-го лица: «это я/мое». Этот процесс позволяет вернуть про-
ецируемую на человека или явление тень в поле осознавания. Явление от этого не меняется,
меняется эмоциональная реакция и оценка, появляется большая свобода в выборе реакции.
Возвращая себе свою тень, мы освобождаем себя от других и других от себя.
Немного проясним понятие перспектив 1-го, 2-го и 3-го лиц. С одной стороны, это просто
грамматические формы: я, ты или они. Если мы углубимся в понимание того, что могут выра-
жать перспективы, то сможем заметить, что перспектива 3-его лица объектифицирует явления,
помещает их вне нас, делает их существование в чем-то независимым от нас. Объект, кажется,
не имеет ничего общего с тем, что есть «я».

Например: «Она настолько высокомерна! Это действует мне на нервы!»

Внимательно и  ясно рассматривая явления или отношения с  позиции 3-го лица, мы


можем больше прояснить причины нашей реакции. Перспектива 2-го лица – это перспектива
диалога, взаимного выражения чувств, мыслей и эмоций. Диалог – это живой обмен, понима-
ние и уточнение, готовность видеть другого, слушать его позицию и его чувства и выражать
свои. Если реальный диалог невозможен, сработает и воображаемый. Именно в диалоге мы
23
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

можем заметить, что отчасти причина эмоциональной реакции не только в действиях или каче-
ствах другой стороны, есть что-то в нас, что включает эту ситуацию! Только заметив в этой
ситуации что-то принадлежащее нам самим, можно перейти к перспективе 1-го лица, то есть
воплощению, признанию в  себе тех качеств или особенностей, которые вызывают эмоцио-
нальную реакцию. Естественно, эти качества могут отличаться интенсивностью или способом
выражения, но можно заметить, что, когда мы возвращаем себе свою тень, признаем наличие
у себя этого качества, то сила эмоциональной реакции падает, видение проясняется, способ-
ности выбирать и сопереживать увеличиваются. Наша жизнь становится больше нашей.

Один из моих примеров. Некоторое время я достаточно интенсивно спорил в социальных


сетях с давним знакомым. Это были концептуальные и философские споры, но они быстро при-
водили к эмоциональной включенности. Намного позднее, просто взяв обязательство не вклю-
чаться в эти споры, я понял, что мое возмущение отсутствием понимания со стороны собе-
седника очень точно отражало мое собственное нежелание понимать его, разбираться с его
позицией. Поэтому вступать в любые сетевые дискуссии я считаю возможным только при вза-
имном желании понять друг друга. Все остальные ситуации бесперспективны.

«Процесс с  Тенью 3—2—1»  – это глубинное исследование себя, когда мир предстает
зеркалом, возвращающим нам отвергаемые и подавляемые части нас. Результатом является
бОльшая свобода и принятие себя и мира.

Правда, мне не хватает в «Процессе Тень 3—2—1» телесного переживания и двигатель-


ного опыта, поэтому я дополнил его частью, связанной с движением. В конце процесса или
на  любом его этапе, когда вы чувствуете сопротивление или застревание, вы можете найти
побольше свободного пространства, встать и  начать «примерять» телесный образ человека,
отношения с которым вызывают эмоциональную реакцию. Это достаточно интересное и специ-
фическое переживание, когда вы «примеряете» осанку, постановку головы, характерные дви-
жения другого человека. Затем вы можете включить музыку и  отпустить свое двигательное
воображение, попробовав станцевать так, чтобы выразить особенности телесного существова-
ния этого человека, станцевать его танец. На следующем этапе вы переходите к своему соб-
ственному танцу, возвращаетесь к своему способу движения, но сохраняете в нем элементы,
качества, особенности танца другого. Это невербальное взаимодействие помогает найти воз-
можности диалога и  сопереживания не  на  интеллектуальном, а  на  более непосредственном
эмоциональном и телесном уровнях.

Возвращение проекций иногда вызывает сопротивление. Как пишет Кен Уилбер, «понять
идею проецирования как отбрасывания тени просто; но принять ее на вооружение для работы
над собой нелегко, так как это перекрывает кислород некоторым из самых драгоценнейших
наших иллюзий». Эта иллюзия  – ограниченное и  застывшее представление о  себе самом.
Чтобы выйти из этой иллюзии, необходимо признать, что мы больше, чем мы о себе думаем,
причем «больше» относится ко всему спектру. Хотя самые заметные проявления тени видны
в  крайних проявлениях социальной ненависти, таких как расизм, сексизм или гомофобия.
При встрече с подобными проявлениями важно не впасть в отрицание отрицания, ненависть
к ненависти, важно увидеть в этом голос травмы, зов исцеления. Тень говорит об отсутствии
интеграции, о расколе внутри «я».

Признание теневых сторон «я», принятие отрицаемых и отвергаемых качеств и импуль-


сов не означает следования или согласия. У нас остается вопрос выбора. Юнг писал, что тень
ставит перед человеком большие моральные дилеммы. С одной стороны, нам важно делать точ-
24
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

ные моральные выборы, а с другой – признавать присутствие того, что мы осуждаем в других,
в себе. Сохранить свои границы и одновременно быть в живом контакте с жизнью и людьми.

Как найти точную долю признания и принятия тени, но при этом сохранить внутренние
ценности? Решение этих моральных вопросов – иногда долгий процесс, не приводящий к гото-
вым ответам. Иногда ситуация проста, и тогда то, что в других условиях было тенью, становится
ясной и простой реакцией для защиты собственной жизни и жизни близких. Но в современном
постмодернистском и постгуманистическом мире, где границ так много и они так размыты,
ориентирами в этих выборах могут служить стремление к большей честности перед самими
собой и желание увеличить целостность собственной жизни как части жизни мира, а также
ясное понимание ценностей, которые мы утверждаем своей жизнью в мире.

25
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Тень с большой буквы
 
В психологии Юнга тень существует не только как личная тень, но и как архетип кол-
лективного бессознательного. Притягательные отпугивающие образы отрицательных героев,
дьявол как часть божественного замысла, образ ведьмы как отвергаемая стихийная часть жен-
ского естества – все это примеры тени, которые мы можем легко понять, они живут в том слое
сознания, который легко разделить с представителями одного культурного пространства.

Одна из живых тем в современной России — тема патриотизма, «национальной гордо-


сти великороссов». И в качестве одного из доводов значимости Россией приводится высокая
русская культура, особенно XIX века. При этом если мы посмотрим внимательно на реаль-
ное лицо современной русской культуры, то бОльшую его часть будет занимать «криминаль-
ная быдлопопса», а особенно русский шансон, «бессмысленный и беспощадный». Именно он
является тенью высокой русской культуры, для него характерно сочетание криминальных цен-
ностей, примитивной сентиментальности и каноничности (приверженности «правильности»)
вкуса. Можно сравнить их с гуманистическими ценностями, сложной эмоциональностью и пра-
вом на личное высказывание, которые будут соотноситься с высокой культурой. Эта подмена
хорошо соотносится с одним из архетипических образов, связанных с Тенью, образом трикс-
тера.

По мысли юнгианского терапевта Елены Бассиль-Морозовой, в постмодернизме тень все-


гда трикстер, бог-обманщик, бог-перевертыш, существо, лишенное сердцевины и воплощен-
ное только в  масках. Кажется, что такой поворот помогает справится с  травмами XX века,
обратить ужас реальности в hollywood horror movie, но эта игра приводит не к живой и подвиж-
ной целостности, а к нарциссической пустоте.

Как и любые архетипические образы, трикстер многомерен, в мифах и сказках он может


быть помощником главного героя, неидеальной версией его, оттеняющей и помогающей, ожив-
ляющей сюжет. Именно этот аспект – оживление – напоминает нам о глубинном смысле появ-
ления тени: она возникает там, где формы, удерживающие изначальный хаос, начинают око-
стеневать, становятся безжизненными, мертвыми. Тень врывается через места, где разумный
закон становится бессмысленным исполнением правил, где между формой и содержанием, иде-
алом и реальностью появляется щель. В эту щель начинает пролезать тень во множестве своих
обличий: в виде тщеславия и жажды власти, в виде ненависти и жадности, в виде похоти и пош-
лости…

Например, вся история с Pussy Riot, когда 21 февраля 2012 года несколько девушек в мас-


ках проникли в московский Храм Христа Спасителя, зашли на солею, встали спиной к ико-
ностасу и начали там прыгать, пока их не вывела охрана. Потом был смонтирован и запущен
в интернет ролик, в котором девушки под гитарное сопровождение исполняют то, что они сами
назвали «панк-молебном»; собственно, это была песня с припевом «Богородица, Дево, Путина
прогони!». Через пару дней девушек отловили, и суд дал им два года лишения свободы. Инте-
ресна не столько сама история, сколько эмоциональная заряженность обсуждений, взаимная
ценностная глухота и некомпетентность всех сторон этого жуткого фарса. Не могу не отме-
тить здесь взаимной теневой динамики: собственно, Pussy Riot и Putin Gundyev – это слитые
близнецы абсурда, пытающиеся разъединиться в эмоциональном порыве масс. Обе стороны
обнаруживают отсутствие каких-либо оснований не только у самих себя, но и у тех, кого эта
история начинает касаться. Как я понимаю, этот невозможный абсурд, точнее, невозможность
26
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

встретиться лицом к лицу с собственным абсурдом и является во многом источником удиви-


тельной динамики реакций и событий вокруг полутораминутного эпизода.

Это лишь один из примеров того, как тень проявляет себя в общественной и политиче-
ской жизни. Можно сказать, что она обитает в области между коллективным и личным бессо-
знательным, объективно-психологическим и субъективно-психологическим.

Основной миф европейского сознания  – это миф о  герое. Личность, выделившаяся


из социума, личность, приводящая его в движение, личность, движущая историю. Ценность
личного усилия и зацикленность на успехе – оба этих проявления будут следствием домини-
рующей архетипической фигуры героя. Герой для европейской культуры – это идеал для пер-
соны, утверждаемый почти всей культурой. Двойником и антиподом героя-персоны будет тень.
Динамика отношений героя и тени прекрасно видна в сказках и блокбастерах. Один из важных
аспектов этой динамики: тень сложно уничтожить, она возрождается вновь и вновь.

Для меня лично глубинное внутреннее понимание динамики отношений героя и антиге-
роя появилось во время тренингов-путешествий в Юго-Восточной Азии. Основной техникой
на этих тренингах является аутентичное движение — форма двигательной медитации, когда
любое внешнее или внутреннее переживание становится импульсом к  движению, когда мы
позволяем чему-то внутри или снаружи двигать нами. Самое распространенное, стержневое
произведение искусства этого региона – «Рамаяна», древнеиндийский эпос о принце Раме и его
борьбе с царем демонов Раваной за прекрасную Ситу.

Рама и Равана: герой и антигерой всеазиатского эпоса «Рамаяны», принц и демон, спаси-
тель и похититель, неуязвимый и смертный. В настоящем мифе хеппи-энда не бывает, поэтому
история заканчивается печально. Основное внутреннее открытие: эта пара не может друг без
друга, только вместе они создают историю, действие, реальность. Логически это очевидно,
но проживание – это не тоже самое, что понимание. Эта сцепившаяся парочка героев/злодеев,
постоянно меняющихся ролями, может существовать только в мифологическом поле коллек-
тивного сознания. Тень перебегает с места на место, неуловимая и влиятельная.

Поверхностное проявление той  же самой динамики отношений героя/тени  — жизнь


современных селебрити. Да, именно они являются «героями» мира экранов и обложек, мира
поверхности и поверхностности. «Поп-идолы функционируют как символы потока безудерж-
ного потребления», – пишет англиканский пастор П. Вард. Слава и успех становятся безопас-
ной заменой власти и подвига. И поп-идолы могут оказаться заложниками своих образов, их
сладкие образы и разоблачения их частной жизни имеют мало отношения к реальным людям.
Несовершенным, живым, настоящим.

В европейской культуре самым очерченным проявлением архетипа тени является образ


Дьявола.

Shadow Diary, август 2009 г., тренинг на Алтае


Все началось с организованной экскурсии на Каракольские озера. На базе имелась спи-
санная, но действующая БМП (боевая машина пехоты), слегка переделанная в прогулочный
вездеход. Начиналось все отлично, нас заверили, что довезут до самых озер, тогда как все
остальные туда проходят только пешком или на лошадях. И действительно, мотор ревел,
и БМП резво рассекала дороги, бездорожье и мелкую реку Элекмонар… пока не сломалась.
Водитель мужественно ее чинил… первый раз, второй, третий…
27
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Потом мы поползли на  более крутой склон, и  в  какой-то момент стало ясно, что
дальше машина не пройдет. Как оказалось, она туда никогда и проходила. В итоге мы спу-
стились с горы, потихоньку. Нашли лошадей и отправились длинной кавалькадой через горы.
До озер мы добрались, но времени на них уже оставалось мало. А так место удивительное,
конечно. На  обратном пути БМП ломалась еще 4  раза, кроме того, водитель не  знал, как
включаются фары.
Ну, и во всех этих событиях моим возмущению, раздражению и сарказму было где раз-
гуляться. И сделать реально в этих условиях я мало что мог. Проявление этих чувств также
не отличалось адекватностью, красотой и осознанностью.

Меня дико раздражает, когда люди не выполняют обязательств. Я могу понять, про-
стить и т. д., но потом, а первая реакция: «Этого не должно быть!» Меня дико раздражает,
когда люди выдают дорациональную шизотерическую чушь. Если используются слова «энер-
гетика», «тонкий план», «мистические состояния», хочется посадить человека за школьную
парту с учебниками логики и физики, а только потом пускать в какие-либо процессы. Т. е.
не то чтобы эти слова никуда не годятся, просто нужно очень точно определять границы
их использования перед использованием.
Меня дико раздражает… реально очень многое. И вот это раздражение стало затем
ключом к серии процессов с архетипом разрушителя.

В первом из них на берегу реки из сердцевины тела рвался звук, красновато-коричневая


гамма внутренних образов, архаичных орнаментов, раковины, камни, черепа, стесненная энер-
гия разрушения. Во втором – на вершине горы я стал человеком-быком, толкающим солнце
в ночь, забирающим силы всего живого вокруг. В третьем процессе – на вершине горы, в конце
процесса я ощутил себя Сатаной, князем мира сего, что сидит на  обугленном уродливом
троне, смотрит на  зелено-голубое великолепие на  другом берегу реки и  вспоминает фразу:
«Ибо Твое есть царствие»  – и  рыдает в  голос… В  общем, оказалось, что дьявол  – очень
несчастное существо, или, иными словами, переживание злости и раздражения часто явля-
ется бегством от этого переживания несчастности, униженности и оскорбленности.

Еще на наших летних танцевальных лагерях на «Казантипе» мы с коллегами отметили,


что аутентичное движение в природных условиях активизирует архаические и архетипические
переживания, особенно если они происходят на границе стихий – на берегу водоема, на вер-
шине горы. Эти переживания отличаются, по моему опыту, особой безличной силой, но всегда
несут какую-то информацию о личности.

Встречи с  тенью как архетипом эмоционально, на  уровне переживаний, сложны, они
наполняют нас тем, что сложно выдержать простому человеческому существу. Нужно быть
очень аккуратным и бережным с собой, иметь достаточно поддержки со стороны. Если в ваших
переживаниях вы встречаетесь с переживаниями тени такой силы, что они ошеломляют и обес-
кураживают, важно найти того человека, который может стать поддержкой вам на этом этапе
жизни. Лучше всего, если это будет человек, профессионально подготовленный к  работе
с подобными переживаниями, т. е. психотерапевт или психолог, которому вы можете доверять.

Эти встречи с тенью как архетипом нельзя предсказать, практически нельзя специально
вызвать, но вероятность встретить их в периоды кризисов, в периоды глубинного переопреде-
ления и познания себя достаточно велика. И, если эта встреча произошла, нам стоит не бро-
саться вглубь этих переживаний, а  укреплять силу и  гибкость личности на  телесном, эмо-
циональном и  интеллектуальном уровнях, чтобы можно было встречаться с  этими силами
28
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

и не терять себя. Личная ответственность и обеспечение безопасности – то, что помогает про-
живать переживания.

Зачем нам могут быть нужны эти встречи с  тенью как архетипом? Я предполагаю,
для того, чтобы мы яснее ощущали свою связь с большими силами, действующими в мире.
В каком-то смысле мир не исчерпывается личными или коллективными внешними усилиями,
внутренние усилия также влияют на мир. По-другому, но влияют.

Мы можем встречаться с тенью на разной глубине, можем встречаться с одним и тем же


теневым импульсом (например, собственной жестокостью) на разных уровнях, и постепенно
тень раскрывает свои грани, и постепенно тень начинает меняться. Да, тень, как и все осталь-
ное в человеке, может меняться, перестраиваться, но этот процесс нельзя предсказать полно-
стью, нельзя гарантировать результаты, можно только танцевать и знать, что наш личный танец
с тенью что-то немного меняет и в большой тени человечества.

29
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Лики тени
 
Люди не  знают теневой стороны вещей, а  именно в  тени,
в  полумраке, в  глубине и  таится то, что придает остроту нашим
чувствам. В глубине вашей души – я.
Е. Шварц. Тень

 
Разновидности тени
 
Когда мы с коллегами впервые осознанно встретились с тенью, оказалось, что внутри нее
могут содержаться не только традиционно понимаемое «плохое» или «негативное», но и пре-
красные, тонкие, воодушевляющие чувства и порывы. Насколько сложным может быть прямое
принятие и выражение благодарности или нежности? Чувствую ли я неудобство, пытаясь быть
откровенным или выразить чувственный порыв? Как насчет щедрости или смелости?

Юнг писал об  этом: «Если до  сих пор обычно придерживались мнения, что человече-
ская тень является источником всего темного в человеке, то отныне при более глубоком рас-
смотрении можно обнаружить, что бессознательный человек, или тень, состоит не только
из морально неприемлемых тенденций, но и обнаруживает в себе целый ряд хороших качеств –
нормальные инстинкты, целесообразные реакции, восприятие, соответствующее реально-
сти, творческие импульсы и им подобное».

Стало понятно, что тень сама по себе неоднородна, существует несколько видов тени.
Исследуя вместе с коллегами и студентами различные аспекты тени, я пришел к следующей
«карте»:

Виды тени

30
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Между этими разновидностями тени нет четких границ, скорее, это спектр состояний
и проявлений, который распространяется от одного полюса тени до другого. Серую тень легче
признать и легче заметить. В определенном смысле серая тень соответствует теневым персо-
нажам из предыдущей главы. Это те самые неожиданные проявления себя, в которых мы себя
узнаем, но от которых становится неловко. У серой тени уже есть этот привкус «не-я», но сла-
бый, это те части нас, в  которых нелегко, но  можно признаться: «Иногда я бываю слабым,
черствым, невнимательным и так далее».

Темная и  яркая тени находятся намного дальше за  границами  «я», поэтому замечать
и признавать их намного труднее. Чаще всего их можно обнаружить через проекции. Темная
тень может быть обнаружена по реакции отвержения и возмущения, яркая – по неловкости,
«неужели так можно?».

Различия между сильной и слабой тенью – это различия в интенсивности и окраске тене-
вых качеств. Утрируя, можно сказать, что сильная тень – это внутренние монстры, слабая –
внутренняя мразь. Эти термины появились, когда стало понятно, что сильную тень – яркие,
броские проявления – бывает намного проще принять, чем слабую тень. Иными словами, легче
признаться себе, что я  – где-то монстр, чем согласиться с  тем, что я  – мразь. Естественно,
предыдущая фраза содержит намеренное усиление, речь идет опять-таки о внимании к опре-
деленным импульсам, чувствам и действиям.

Эта модель позволяет более широко рассмотреть все поле теневых импульсов, не пропу-
стить неочевидные виды тени, которые, несмотря на неочевидность, влияют на нашу жизнь.

31
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Серая тень: внутренний критик
 
Одна из самых заметных и известный фигур, обитающая в тени, – внутренний критик,
голос, или, скорее, негативное самоотношение. Многие знают, как излишний критицизм может
отправлять жизнь и лишать возможности действовать.

Почему его можно отнести к тени? Ведь тень – это то, что я не знаю о себе, а критика мы
часто очень хорошо знаем. В первую очередь, потому что это автономная фигура, чаще всего
мы не воспринимаем его как себя, себя мы воспринимаем тем, кого критикуют. Во-вторых,
критик проявляется независимо от нашего желания или воли, поэтому мы можем сказать, что
у него глубокие корни в бессознательном. Мы не выбираем эту фигуру, эту форму самоотно-
шения, мы не можем попросить его выйти за дверь. Ну, без специальных усилий. Поэтому я
определяю его как серую тень.

Наверное, на танцевальных занятиях он особенно активизируется, поскольку у нас уже


есть малокритерии – танцевать нужно «правильно, красиво, чтобы получалось, чтобы любова-
лись и хвалили»… И для чтобы просто танцевать, отдаваясь потоку движения, музыки, пере-
живаний, некоторым нужно как-то пройти мимо этой внутренней фигуры. Кто-то прорывается
с боем, кто-то находит настолько большой интерес, что «забивает» на критика, кто-то уходит
с этого поля битвы… побежденным.

У  фигуры внутреннего критика много источников  – культурных, семейных, личных.


Важно, что критик не  может существовать без объекта критики, и  тот, кого критикуют,  –
это тоже теневая часть нас, но особая. Чаще всего критикуемой частью, с которой мы отож-
дествляем себя, является область «я», связанная с  ранним опытом, до  4—5  лет. Травмати-
ческие переживания, связанные с отношениями, приводят к тому, что эта часть нас как бы
застывает, замораживается, остается в этих переживаниях и выносится за пределы социаль-
ного «я». Это скрытая часть нас, чувствительная к  боли и  к  тому, как ее оценивают. Да,
логика в этом возрасте работает еще незрело, поэтому понимание так плохо работает с фигу-
рой внутреннего критика. Сама же фигура критика – это вобранный внутрь собирательный
образ критически настроенного значимого взрослого. «Ну что ты опять наделал!», «Перестань!
Не получится!» и другие послания, а на самом деле целый комплекс телесных и эмоциональ-
ных переживаний, который оказывается связан с проявлением себя, особенно с проявлением
себя перед другими.

Задача всей этой сложной конструкции внутри  – сохранить правду о  себе и  уберечь
от боли, мы избегаем сознательного отождествления с критикуемой и критикующей частями,
чтобы не переживать боль, но сохраняем бессознательное мнение о себе как о полном ничто-
жестве, не заслуживающем ничего, кроме порицания.

Несколько слов о нейрофизиологии негативного самоотношения. В совместном исследо-


вании китайскими и британскими учеными при помощи функционального МРТ людей с нега-
тивной самооценкой выяснилось следующее: (Depression Uncouples Brain Hate Circuit, Haojuan
Tao & others, China and UK):

1. Ослаблена связь между верхней и нижней частью лобной доли слева, они как раз отве-
чают за самовознаграждение и чувство, что ты получил вознаграждение. Правая связь больше

32
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

связана с наказанием, и эта связь работает прекрасно. Получается, что ощущение вознаграж-
дения не доходит до сознания, а противоположные ощущения еще как доходят.

2. Снижена активность зеркальных нейронов. Это возможная основа нашей способности


к сопереживанию и ощущению связи с другими. Если они недостаточно работают, то это может
переживаться как ощущение одиночества и изоляции.

3. Усиленная активация систем, отвечающих за внимание к негативным раздражителям,


и  сниженная активность на  положительные стимулы. Неудачи гораздо лучше фиксируются,
чем успехи.

Что же со всем этим делать? Можно ли что-то сделать?


Да, пластичность мозга никто не отменял. Но пластичность эта работает, когда мы идем
в новое, рискуем, находим новые пути научения себя другому самоотношению.

Можно ли танцевать с внутренним критиком? Иногда можно.

На занятиях по интегральному танцу иногда людям сложно начать двигаться или открыто
двигаться из-за страха оценки. Кажется, что движение не  получится, что оно будет каким-
то не таким, если человек проявится таким, как есть, его осудят, тогда все увидят, какой он
плохой. Понятно, что эта внутренняя логика иррациональна, она поддерживается детскими
паттернами адаптации, когда похвала и просто принятие доставались только «правильному»
действию, а не ребенку как таковому.

И невозможно просто убедить себя, чтобы это перестало работать. Рациональное убеж-
дение для изменения ситуации не  работает в  силу самой природы этого процесса, поэтому
выйти из него можно тоже через нерациональное, парадоксальное действие.

В таких случаях я могу предложить намеренно станцевать «плохой» или «некрасивый»


танец. Он может быть неуклюжим, вульгарным, смешным, каким угодно… И чаще всего ока-
зывается, что сам этот танец несет много радости и освобождения, «энергетизирует» и заря-
жает. Оказывается, что этот страх оценки скрывает от нас нашу свободу и нашу силу. И сейчас
можно их вернуть себе.

Можно танцевать саму эту фигуру внутреннего критика, найти для него движение, образ
или качество. Часто оказывается, что это очень заряжающий и активный танец.

Можно преувеличивать и самому по-доброму высмеивать свои ошибки или форму их


критики. Здесь важна сама смена позиции, вместо того, чтобы покорно или с бунтом выслу-
шивать этот внутренний голос, важно найти другую позицию, изменить качество авторства
в ситуации. Ресурс для этого можно найти в творчестве и работе с телом. Этих возможностей
немало, и можно создать свой способ обращения с внутренним критиком.

Это работает, если у нас есть ощущение безопасности, которое поможет создать здоровое
доверие к  самому себе. Именно на  доверии себе и  принятии себя можно опираться в  этом
танце.

Если же ваша неудовлетворенность собой зашкаливает или приводит куда-нибудь совсем


не туда, то:
33
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

– важно находить маленькие радости жизни; впрочем, большие тоже подойдут;


– находить интерес к другим людям, интересоваться ими, их поведением и чувствами,
видеть их.

Сложность здесь в  перестройке привычных паттернов. Эта работа небыстрая. Как


обычно, работают две вещи: пиковые переживания и регулярная практика. И задача совсем
не в том, чтобы избавиться от этого голоса раз и навсегда. Задача, скорее,  – иметь возмож-
ность иногда его выключать и перевести его работу в конструктивный план – создать из кри-
тика  внутреннего тренера  (прекрасная идея, взятая у  преподавателя письменных практик
Дарьи Кутузовой). И кстати, противоположностью критики является признательность и/или
благодарность. За что вы можете быть признательны самому себе прямо сейчас?

Еще несколько стратегий:


1. Отобрать территорию, занятую внутренним критиком.
Это означает находить ресурсы, достоинства, плюсы, особенно в тех ситуациях, которые
были безраздельно и по привычке отданы этому критику. Здесь важна поддержка, достаточное
количество сил и желание разбираться с ситуацией.

2. Провести аттестацию критика.


А на каких основаниях собственно зиждется его критика? Какова система оценок и цен-
ностей? И согласны ли вы с ней? Может, это старомодный провинциальный резонер, любящий
соцарт, а у вас в системе ценностей свобода, спонтанность и мультикультурализм?..

3. Нанять внутреннего критика на службу.


Пусть критик приносит пользу, получает жалование, выдает рекомендации, а не саботи-
рует работу целого. Нанять на позиции консультанта, эксперта, но сместить с управляющих
должностей.

Особенно, конечно, важно понять и прожить то, что внутренний критик – это впитан-
ные особенности отношений со значимыми фигурами из прошлого окружения. И сейчас уже
во внутренней реальности у вас есть только одна значимая фигура – вы сами. Все значимые
фигуры из прошлого – это реальные люди. Они не внутри.

34
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Темная тень
 
Под темной тенью подразумеваются традиционно отвергаемые ввиду несоответствия
сложившемуся образу части «я» импульсы и чувства. В «приличном» обществе это может быть
агрессия. В традиционном – яркая чувственность.

Я уже говорил, что различные аспекты личной тени можно обнаружить через проекции.
Поступки и  проявления людей, вызывающие наше негодование, сильное отвержение, могут
показывать на присутствие темной тени. Возмущение и отвержение, особенно повторяющиеся
и  сильные, могут быть показателем того, что мы проецируем на  объекты этих чувств свою
темную тень. Эмоциональная динамика перекрывает пути к пониманию, широкому видению
и резко сужает возможности взаимодействия.

Упражнение. Найдите пять черт, которые вам сильно не нравятся в 1) членах вашей
семьи, 2) людях вашей профессии, 3) людях вашего пола, 4) людях вашей национальности, 5)
людях близких вам убеждений или религиозных взглядов. Внимательно исследуйте, насколько
эти качества присутствуют в вас самих.

Если я восклицаю: «Как они могут так себя вести?!», то бессознательно отвожу свое вни-
мание от своих собственных разрушительных, инстинктивных импульсов. Там, где беда, там
и  спасение  – эта мысль в  отношении импульсов и  эмоций весьма оправдана. Только чтобы
добраться до спасения, необходимо развернуть себя из привычного русла в новом направле-
нии – направлении внимательного исследования тех мест, которые принято считать опасными
и неправильными.

Темная тень определяется как индивидуально, как «плохое «я» или даже совсем «не-
я», так и социально или культурно, через негласное нормирование, социальное неодобрение,
неочевидные нормы приличия. Я имею в виду не нарушение законов, хотя некоторые устарев-
шие нормы законов должны пересматриваться, я имею в виду не нарушающие права и свободы
других проявления и особенности личности. В этом смысле интересно рассматривать исто-
рию борьбы за права женщин, детей, цветного населения США и сексуальных меньшинств как
социальные формы интеграции тени, как расширение «социальной личности» западного обще-
ства. Это расширение драматично, неоднозначно, но реально утверждает ценность, к которой
пришло западное общество, – ценность отдельной уникальной личности и равенства людей
перед законом. И всегда остается вопрос – а где же должна пролегать граница дозволенного
и недозволенного? Как я могу определить разницу между расширением и разрушением?

На эти вопросы нет одного ответа, они определяются в диалоге, по соответствию цен-
ностей и предполагаемых последствий. Это может быть социальный диалог или внутренний
диалог, если речь идет о персональной тени. В этом диалоге мы можем обнаружить не только
то, что темная тень несет на поверхности, но и то, что она скрывает в глубине. В темной тени
за масками агрессии может скрываться способность проявлять свою силу или защищать свои
интересы. За покровом чувственности и сексуальности – жизнелюбие, за самодурством – спо-
собность проявлять волю в моменте. Для того, чтобы добраться до этой блистательной серд-
цевины тени, необходимо принять свою тьму и пройти сквозь нее. В этом путешествии нам
следует быть очень аккуратными, потому что выпускать тень в свою жизнь без осознанности
и точности означает разрушать ее просто так.

35
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Удерживая тень в  безопасных границах, можно задавать вопрос: «Какой здоровый


импульс может лежать за этими темными проявлениями?» Часть темной тени определяется
инстинктивной, животной частью нас, призванной обеспечить выживание в  опасном диком
мире. Естественно, мы уже живем в другом мире, не таком опасном, и нам нужно давать этому
«внутреннему животному» достаточно места для проявления, но не определять наши решения.

Упражнение. Вспомните три-пять отрицательных персонажей, которые впечатляли


вас в течение жизни. Чем они были и остаются для вас? Какими качествами они обладают?

Я знаю, что могу выпустить это животное на танцполе. Правда, в достаточно специфи-
ческих формах танца  – это может быть контактная импровизация или какие-либо формы
свободного танца (Ecstatic Dance, 5 Rythms etc.). Пространство доверия, отсутствие внешних
указаний, разрешение себе проявляться по-своему и ясные границы – все это позволяет без-
опасно проявить в открытом движении дикие, необузданные, животные импульсы, превратить
их в игру, неистовый танец или неожиданное взаимодействие. Я сам регулярно провожу свою
версию свободного танца, которую назвал Ecstatic Journey. В этом формате у нас есть только
одно правило: не причинять вреда себе, другим людям и пространству зала. На других заня-
тиях, связанных с более фокусированной психологической работой, правил больше. В «Экста-
тическом путешествии» я даю очень немного вводных инструкций, а затем музыка и собствен-
ный процесс ведут участников: они могут двигаться со своей скоростью, амплитудой, на месте
или по всему залу, взаимодействуя или соло, открыто выражая чувства в движении и голосом
или прислушиваясь к себе в маленьком танце с закрытыми глазами. У этого процесса есть чет-
кие временные рамки и достаточное время для возвращения (warm-down), чтобы обеспечить
переход от этого способа проявления к повседневному «я».

Подробнее о содержании всех видов тени можно узнать в главе «Области тьмы».

36
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Яркая тень
 
Я достаточно рано оказался в позиции ведущего на тренингах, и мне всегда было сложно
принимать знаки восхищения и возвеличивания, обращенные ко мне. Когда меня называли
всякими выдающимися эпитетами, хотелось посмотреть на  пустое место рядом и  спросить:
«Вы к кому обращаетесь?» Да, тенью, которую я не мог признать, оказывалась фигура мастера
или учителя, талантливого, заслуженно уважаемого и  любимого. Мне до  сих пор немного
не по себе, когда я примеряюсь к этой роли. Немного утешило то, что мастера не появляются
из ниоткуда, мы все «стоим на плечах гигантов», тех, у кого мы сами учились. Передать эту
признательность и благодарность своим учителям – отличный способ легче принимать этот
поток восхищения.

И да, часть этого восхищения вполне заслужена, заслужена моим собственным интере-
сом и  вовлеченностью, знаниями и  открытиями, моим творчеством и  критичностью. Этого
не так мало и не так много, как раз столько, сколько заслужено. В какой-то момент я также
понял, что люди в этой ситуации обращаются не только ко мне, но и к прекрасной части самих
себя. Получается, что прежде, чем присвоить себе эту часть, нужно ее проецировать хоть как-
то, хоть куда. От этого понимания мне стало легче. Когда люди говорят о поддержке, которую
они получают, о безопасности, которую они чувствуют в моем присутствии, похоже, что они
говорят также и о своей собственной способности давать поддержку и сохранять безопасность.
Роберт Джонсон называл эту сторону тени «золотой». Поиск признания и восхищения, насла-
ждение им, неудовлетворяемая потребность в нем будет при этом признаком другой тени –
нарциссической слабости и пустоты собственного «я».

Если пока проекция не признана, человек имеет придуманный, идеальный образ «дру-
гого». Это, конечно, бывает приятно, но не имеет отношения ни к реальному «я», ни к реаль-
ному «Ты». И  тогда неизбежно разочарование: сквозь разноцветные тряпочки воображе-
ния проступают контуры этого несовершенного тела. «Людям труднее всего, когда жизнь
реальна» (Т. С. Элиот).

Яркие благие проявления  – громкая искренняя радость, роскошная щедрость, всепо-


глощающая нежность  – могут быть точно так  же отвергнуты, как и  агрессивность, зависть
или боль. Некоторые из этих отвергнутых частей определяются общей культурой общества,
а  не  просто культурой конкретной семьи. Например, сложность с  признанием собственных
заслуг, ценности собственного труда как личной заслуги, о которых я писал выше, по моим
наблюдениям, является частью культуры постправославного и  посткоммунистического рос-
сийского общества, следствием указаний «не высовывайся» или «тебе что, больше всех надо?».
В  индивидуалистической культуре, кажется, есть более спокойное признание собственных
и чужих заслуг.

Получается, что яркая тень также может быть обнаружена через проекции. Каждый раз,
когда мы переживаем захватывающее чувство восхищения, благоговения или внезапной влюб-
ленности, отчасти мы проецируем свои собственные прекрасные, сильные и привлекательные
части «я» на других людей. Это означает, что нам самим их сложно признать, потому что они
предполагают немного других нас – открытых, смелых, свободных, а мы можем быть не готовы
жить, признавая себя такими. Стоит утешиться тем, что это тоже только часть нас, а не все мы.
Другие наши тени, темная и слабая, никуда не делись, так же как осознаваемые недостатки.

37
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Один из парадоксов в обращении с яркой тенью состоит в том, что в работе с ней мы
можем встретить намного больше сопротивления, ухода в сторону, недоверия, чем в работе
с темной тенью. Неужели мы можем быть такими? Да, но это предполагает также, что, прини-
мая яркую тень, мы будем иначе отвечать на вызовы жизни, это потребует смелости и настой-
чивости, способности выходить за пределы слабости и принятия своего одиночества в новых
внутренних территориях, где мы окажемся.

Упражнение. Вспомните трех или больше героев, которые особенно впечатлили вас
в детстве или подростковом возрасте. Чем они были и остаются для вас? Какие качества
воплощают?

Еще одно неочевидное следствие этой работы – признание ходульности и искусствен-


ности всех идеалов. Идеалы – это плоские изображения, которые мы проецируем на объем-
ные фигуры. На программе обучения интегративной танцевально-двигательной терапии в теме
работы с  тенью я даю такое упражнение: «Начните двигаться как идеальные танцевальные
терапевты». Обычно эта инструкция вызывает много смеха и высвобождения, потому что сту-
денты начинают двигаться напыщенно, ходульно, демонстративно, и становится понятным, что
эти качества не работают в живом контакте через движение. Идеалы оказываются пустыми,
а  живые люди  – многомерными. Мне кажется, что чему-то настоящему можно научиться
только у реальных людей.

Мы можем работать с яркой тенью, исследуя свои идеалы, героев своего детства и юности,
изучая то, что восхищает и  завораживает нас в  литературных героях и  иконах масс-медиа.
Здесь может пригодиться техника «Процесс с  Тенью 3—2—1» из  предыдущей главы. Если
у нас получается принять эти части себя – способные на великие дела, талантливые и волевые,
то мы можем действительно больше создавать в своей жизни того, что мы хотим. А также мы
можем видеть в своих мастерах и учителях живых людей, разных, сильных и слабых, реальных.
Одно из самых завораживающих переживаний в человеческой жизни – встреча реального «я»
с реальным живым человеческим существом.

38
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Сильная и слабая тени
 
С  другой стороны, наличие тени ведет к  скромности, которая
нам нужна для признания своего несовершенства. И  именно осознание
несовершенства необходимо для установления отношений между
людьми. Человеческие отношения строятся не  на  дифференциации
и  совершенстве, поскольку они только подчеркивают различия или
приводят к  прямо противоположному результату; нет, в  их основе
лежат несовершенство, слабость, беспомощность и  потребность
в поддержке.
К. Юнг

Еще одна ось, которую я выделяю в пространстве тени, проходит от сильной к слабой
тени. Как я уже писал, можно, утрируя, сказать, что сильная тень – это внутренние монстры,
слабая – внутренняя мразь. При этом, анализируя какой-либо аспект тени, мы можем заметить,
что он одновременно может представлять темную и сильную тень или яркую и слабую тень.
Две эти оси темная/яркая и сильная/слабая дополняют друг друга. Серая тень – это место их
пересечения, место, наиболее близкое к осознаванию.

Сильная тень характеризуется, как следует из названия, переживанием силы и наполнен-


ности теневого проявления. Даже можно сказать, что при встрече с ней у нас есть два импульса
силы – само теневое проявление и сопротивление ему. Поэтому при встрече с сильными про-
явлениями тени основным вопросом будет контроль импульса, оформление его проявления.
Это может быть импульс щедрости, идущий из светлой тени, – раздать все и остаться нищим.
Это может быть агрессивный импульс из темной тени – уничтожить всех, кто не прав.

В 1980-х в своем знаменитом эксперименте Эрик Клингер попросил добровольцев в тече-


ние недели записывать свои мысли каждый раз, когда звучит сигнал специального устройства.
Ученый установил, что в  течение 16-часового дня человека посещают около  500  непредна-
меренных и  навязчивых идей, длящихся в  среднем 14  секунд. Хотя бОльшую часть вре-
мени наше внимание занято повседневными делами, 18% от общего количества мыслей были
дискомфортны и  неприемлемы или просто политически некорректными или злыми. И  еще
13% можно описать как совершенно неприемлемые, опасные или шокирующие – это, напри-
мер, мысли об убийствах и извращениях (цитируется по статье из Psychology Today, https://
www.psychologytoday.com/articles/201509/wicked-thoughts).

К. Юнг подчеркивает животное, инстинктивное начало, которое присуще архетипу тени:


«…тело – это животное, имеющее животную душу, т. е. живая система, безусловно пови-
нующаяся инстинкту. Соединиться с этой тенью – значит сказать „да“ инстинкту, тем
самым также сказать „да“ той чудовищной динамике, которая грозит из-за кулис».

Похоже, что такие мысли имеют инстинктивное происхождение, они определяются бес-
сознательным привлечением внимания к  опасностям, эволюционно естественной ксенофо-
бией, первобытными страхами и  агрессией. Но  это только мысли. Не  действия. Сложности
начинаются там, где мы пытаемся изгнать эти мысли, чувствовать вину и стыд за них, каяться
в них. Источник этих мыслей лежит за пределами сознательного контроля. Если мы попыта-
емся их изгнать из сознательного ума (на что немногие способны), они могут вернуться как
сны, фантазии и даже импульсы к действию. В этом смысле как раз невовлеченное изучение
содержания сильной тени – способ сохранить себя, встречаясь с ней. Не убегать и не сдаваться,
39
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

а созерцать и понимать – таков танец с ней. Не увлекаться и не ужасаться – воспринимать эту


архаическую силу именно как силу, слышать жизненность, создающую все эти драйвы и побуж-
дения. Быть в контакте с этой жизненностью и ясно и сознательно выбирать форму для про-
явления собственной силы через творчество и реализацию ценностей.

Одно из  самых сложных переживаний в  работе с  тенью  – это встреча со  своей сла-
бой тенью, переживанием уязвимости и  ничтожности, собственной жалкости и  бесполезно-
сти. В  этом переживании не  стоит долго оставаться, оно как ядовитое болото, поглощаю-
щее свет и силу. Но путешествие жизни нельзя пройти, не соприкоснувшись с этим болотом.
Эта тень таится рядом с любой неудачей, разочарованием, желанием и страхом успеха, надеж-
дами на контролируемое будущее.

Да, переживания собственной слабости и никчемности – не то, к чему мы стремимся,


но они необходимая часть маршрута, они часть того, что становится человеческой историей.
Они прямое доказательство нашего несовершенства, нашей незаконченности и нашей «насто-
ящести». Если нам удается пройти по этому болоту, не потеряв связи с ощущением центра,
сохранив опоры и возможность вдыхать свежий воздух, то в мутном тумане этого болота мы
можем обнаружить причудливые растения и  странных персонажей, благодаря которым мы
больше понимаем иллюзорность совершенства и больше проникаемся сочувствием к челове-
честву и себе как одному из его представителей. Именно этот подарок и скрыт в глубине сла-
бой тени – большее милосердие и сочувствие человеческой природе.

Один из самых больших страхов при путешествии в слабую тень: «А вдруг все увидят
меня таким?» И самое парадоксальное – слишком многие знают себя такими. Да, этот страх
разлит в воздухе. Может, не заметят? Может, пронесет? Нет, наверняка заметили… Многие
люди встречаются с этой частью себя, с этими переживаниями и бегут от этой встречи. Тень
продолжает следовать по пятам.

Для меня одним из самых ярких образов искусства, связанных со слабой тенью, явля-
ется Горлум из кинотрилогии «Властелин колец». Бледная, таящаяся во тьме фигура, полная
коварства и жадности, жалкая, трогательная и опасная. Важная для всей истории. В архетипи-
ческих историях, а вселенная Толкина является таковой, герои мало меняются, они воплощают
определенные качества сразу. Во  внутренней вселенной как будто существует много слоев,
и на одном из них все продолжается циклично, миф повторяет само себя, Горлум по-прежнему
прячет свою «прелесть». На другом – история меняется, разворачивается из прошлого через
настоящее в будущее, становится частью истории жизни отдельного человеческого существа,
меняющегося, создающего самого себя, встречающего самого себя на этом пути.

Развернуться навстречу своей уязвимости, признать свое неискоренимое несовершен-


ство (и делать наилучшее из возможного при этом) – для этого разворота нужна особая сила,
сила принятия. Для этого разворота нужна большая устойчивость, много поддержки со сто-
роны и  изнутри, чтобы сердце могло справиться со  всей этой болью, покинутостью, мало-
стью… Это и есть направление роста, роста к большей человечности, к большей мудрости.
Именно в этом направлении нас ведет танец со слабой тенью.

Нашу темную тень можно назвать подвалом непроверенного страха и стыда. Нашу свет-
лую тень – чердаком невостребованных ценностей. Сильную – пещерой, ведущей к источнику
жизни. Слабую – лестницей, ведущей к глубинам человечности. Посмотрим теперь на содер-
жание тени. Что же чаще всего оказывается изгнано в потайные уголки души?
40
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Области тьмы
 
Between the idea and the reality
Between the motion and the act
Falls the shadow.
T. S. Elliot

Еще один способ исследовать тень – это внимательное изучение и честная проверка обла-
стей жизни, где ее легче всего обнаружить. Мы смотрели на разную глубину существования
теневых переживаний: на теневые тенденции, личную тень и тень как архетип коллективного
бессознательного. Мы изучали разнообразные лики тени, ее разновидности: темную и яркую,
сильную и слабую. Эта глава посвящена нашим отношениям с областями тени, теми контек-
стами жизни, в которых мы встречаем много неясности, бессознательности, странных жела-
ний и поступков. Сергей Всехсвятский выделяет несколько таких зон: власть (ранг), сексуаль-
ность, агрессия, деньги, грязь, обман (предательство), безумие и уродство. Я бы добавил сюда
еще старение и смерть. Это зоны, в которых много предрассудков, условностей, стереотипов,
напряжения, неясностей. Области, где тень чувствует себя сильной. И  неплохо сделать так,
чтобы она поделилась этой силой.
Дополнительное измерение – области тени – появилось как еще одна рабочая модель,
или карта, которая позволяет не  упустить ничего существенного. Мы уже знаем, что тень
мастерски ускользает от пристального взгляда, от света осознания, легко растворяется и запу-
тывает, поэтому нам понадобилось тройное видение одного и того же, модель с тремя измере-
ниями. Каждая из этих областей тьмы таит сокровища и боль, вызовы и озарения. Возможно,
именно сейчас вы не готовы встречаться с какими-то переживаниями в одной из этих обла-
стей, поскольку они связаны с большой болью. Это нормально. Вы можете выбирать, в какую
из областей тени вы готовы направиться. Вы можете регулировать свои отношения, свою внут-
реннюю дистанцию с каждой из них. Если вы чувствуете, что сами не справляетесь, возможно,
вам нужна помощь профессионала или поддержка группы.

Одна из  сложных задач: как сделать работу с  тенью безопасной и  эффективной, как
честно встретиться со сложностями, болью и соблазнами теневых импульсов и удержать силь-
ную позицию эго, как сохранить свет осознания. Методическое решение здесь: короткие
по  времени процессы и  большее внимание к  уровню внутренних ресурсов. Не  погружаться
в тень, а только заглядывать. Не захлебнуться, а выпить один глоток. Идти на контакт с тенью,
только когда у вас есть достаточная внутренняя и внешняя поддержка.

В  контексте книги, в  контексте интеллектуального и  эмоционального понимания нам


будет также важна открытость: готовность  принимать  новую информацию, честно всматри-
ваться и  вчувствоваться в  основание своих суждений. Очень легко отвести взгляд, пере-
стать направлять усилия, но реальная работа происходит, когда я остаюсь наедине с вызовом
и вопросами, остаюсь всем своим вниманием и чувствами, прохожу этот путь. В христианской
мифологии это путешествие выражено в образе Христа, прошедшего через ад.

Я опираюсь на то, что стоит найти простые и ясные основы в каждой запутанной теме,
наполненной предубеждениями и мифами. Этот подход хорошо работает, например, в такой
неоднозначной теме, как эмоции. Если мы выделим базовые эмоции и  их эволюционный
смысл, то можем научиться распознавать основные тона и эмоциональные драйвы в разных
и неоднозначных ситуациях. Тем самым мы сможем лучше понимать свои потребности и нахо-
41
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

дить пути их удовлетворения. Что, если в этих теневых областях также можно найти базовые
темы, те самые ноты, многоголосие которых создает специфику той или иной темы?

Я буду опираться отчасти на некоторые исследования в современной психологии, а отча-


сти – на опыт работы с этими темами на тренингах и в индивидуальной терапии. Еще раз ого-
ворюсь, что это рабочие модели и описание некоторых наработок. Я не претендую ни на все-
охватность, ни на всепроникающую прозорливость, потому что каждой из предложенных тем
или областей тени можно посвятить не одну книгу. В рамках нашего исследования мы лишь
слегка прикоснемся к ним, но прикоснемся достаточно, чтобы обнаружить глубинную дина-
мику и неоднозначность каждой из этих зон.
Эта глава – приглашение к вашему собственному исследованию этих тем, исследованию
особенностей вашей тени.

Области тени

42
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Власть
 
Мало кто может откровенно признаться, что ему нравится власть, что он испытывает
особое удовольствие от  контроля над  действиями других людей, от  подчинения и  повино-
вения. Особенно в России с ее катастрофическим расколом между властными институтами
и народом. Власть с функциональной стороны можно описать как соединение контроля над
ресурсами и ранга (позиции в иерархии). Этология, наука о поведении животных, в последние
30 лет обеспечила множество аналогий и озарений в понимании динамики иерархии доми-
нирования не только у животных, но и у людей. Рассуждения об альфа- и бета-самцах и так
далее стали достаточно общим местом. Постмодернистская антропология говорит нам, что
структурами власти пронизаны практически все области человеческой жизни, и, по-моему,
исключительно полезно давать себе отчет о вовлеченности в этот танец власти. Власти в семье
и на работе, в дружеских компаниях и профессиональных сообществах, отношениях профес-
сионалов и клиентов. Одна из базовых ценностей современного цивилизованного постгумани-
стического общества – равенство – часто входит в противоречие с примитивным наследием
стайного поведения.

Для регуляции стихийной борьбы за власть за последние сотни лет европейская циви-
лизация выработала несколько работающих механизмов: соблюдение законов и смена людей
у власти. Предыдущие механизмы были… м-м-м… более кровавыми. Власть из сакрального
института превратилась в одну из областей хозяйствования. Современная властная структура –
это выбранный на  определенное время толковый менеджер. Все остальные варианты будут
нести на себе следы предыдущих моделей власти, утверждающих неравенство и незыблемость
иерархий. Силовая борьба за власть для современного европейца – удел маргиналов. Внутри же
нас этот слой цивилизационных нововведений непростительно тонок, а под ним рабы и тираны,
жестокие властители и бунтующие соперники продолжают свою бесконечную драму.

Исследуя отношения с переживанием властности, доминированием и подчинением, мы


с коллегами быстро поняли: в контексте психологической работы оказывается важным то, что
любые отношения власти – это отношения зависимости, взаимной зависимости в танцующих
парах и группах тиранов/рабов. Раб не может появиться без тирана, тиран – без раба. Именно
эта пара кроется в тени власти. Мы одновременно несем в себе, в бессознательном обе эти
тенденции, обе эти фигуры. Мы не можем выйти из тесных объятий господина и раба. Они
будут продолжать свое танго на ножах. Мы можем только больше замечать этот танец. Больше
реализовывать его во внутреннем пространстве, выпуская наружу то, что уместно и функци-
онально.

Когда мы обнаруживаем отношения созависимости и вытаскиваем внутренних тиранов


и рабов, признаем их в качестве фигур внутреннего мира, именно тогда появляется возмож-
ность изменить форму движения, позицию и общее видение ситуации. Или не менять. В про-
странстве тренинга еще раз стало предельно ясно: вне простой и эффективной функциональ-
ности, вне глубокой миссии власть может быть только разрушительной. Любое привнесение
личных слабостей и предпочтений будет превращать механизм власти из средства управления
в средство подавления. Человек не может существовать вне личных предпочтений и слабо-
стей, поэтому важна сменяемость власти. В психологическом смысле нам важно периодически
устраивать внутренние выборы – пересмотр структуры ценностей.

43
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Если мы не можем избежать влияния неустойчивой эмоциональности, бессознательных


фигур, то решением может быть выделение для них специального пространства: особых, игро-
вых зон жизни, где тираны и рабы могут «оттянуться во весь рост», где внутренняя динамика
становится ясна и бессознательное напряжение может разрядиться. Недаром в карнавальной
культуре было важно, чтобы властители переставали управлять на несколько дней, а во главе
города на время карнавала вставал шут или дурак. Это могут быть ролевые игры в сообществе
или в паре, в театральной игре, в искусстве. И фигура шута помогает нейтрализовать пафос
и напряжение этой игры власти.

Важно иногда выходить за пределы дискурса власти, поддерживая внутреннее равенство


себя и мира. Равенство как процесс, в котором будет место и крайним точкам – младенче-
ской позиции властелина мира, смиренному признанию своей незначительности и скольжению
в этом танце. «…Действие малозначительно, / Но всегда что-то значит. / История может
быть рабством, / История может быть освобождением» (Т. С. Элиот).

Что важно в теме власти в контексте отношений с тенью?


1. Избегание внимания к вопросам власти активизирует бессознательную пару тиран/раб
со всей динамикой узурпации власти и хаоса бунта.
2. Вопросы управления ресурсами и  принятия решениий должны приниматься мак-
симально сознательно и функционально, нужно оставлять эмоциональную динамику власти
в поле игры, юмора и ролевых игр.

Исследуйте эту тему: когда и где в отношениях с близкими, друзьями, коллегами и кли-
ентами проявляется тень власти? В каких спорах? В каких решениях и отказах от решений?
Были  ли для вас привлекательны фигуры властителей в  литературе, кино или живописи?
А фигуры побежденных или угнетенных?

Упражнение. Попробуйте такой мысленный эксперимент:


1. Представьте, что вам будут поклоняться, причем в буквальном смысле, то есть все
люди, которых вы знаете, встанут перед вами на колени. Что вы почувствуете?
2. Представьте, что вам нужно поклониться каждому человеку в вашем окружении?
Кому легко это сделать? Кому трудно? Как вы объясняете себе эти действия? Что вы чув-
ствуете?

Еще одна тема, возникающая внутри этой области, – тема границ. Установление границ
и правил – так люди находят способ совладать с инстинктивной и иррациональными силами,
такими как власть и агрессия. Проблема в том, что в законах и границах как таковых нет жиз-
ненной силы, а во власти и, например, агрессии она есть. Поэтому этот танец никогда не кон-
чается.

44
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Агрессия
 
С  агрессией, как и  с  многими другими  «большими»  явлениями, не  может быть окон-
чательной ясности. В  первую очередь, потому что мы понимаем ее по-разному. Мы можем
видеть в  агрессии нарушение норм или выражение инстинктов, проявление гнева и  злости
или намеренное причинение вреда. Ясно, что это все взаимосвязанные стороны одного про-
цесса, но область оказывается сложной и запутанной. Может быть агрессия доброкачественная
(инструментальная, по Э. Фромму) и деструктивная.
Когда в агрессии есть здоровое живое начало? Какой агрессии мы боимся в себе и дру-
гих? Какая агрессия неизбежна в жизни?

Тень появляется, когда правила и законы перестают соответствовать жизненной правде,


когда представление о себе становится узким и лишенным правды. Тень – всегда про разру-
шение. Если не происходит разрушения представлений о себе, то может быть разрушено что-
то другое – отношения, благополучие, спокойствие. Разрушение – часть естественного спектра
жизни. В индуистской традиции троица верховных богов как раз представлена силами созида-
ния (Брахма), сохранения (Вишну) и разрушения (Шива).

Танцующий Шива, разрушающий и создающий миры, – непростой, но интересный образ


для внутренней реальности, образ, позволяющий принимать разрушение как часть большого
цикла жизни. Принимать не только рационально, на уровне понимания, но через переживание
образов, эмоциональное включение, изменение рисунка ощущений тела.
Более простыми теневыми образами, связанными с агрессией, могут быть как насиль-
ник или жестокий мазохист, так и трус или жертва. Фигурой яркой тени может быть борец
за правду, благородный воин, которых мы также избегаем замечать и признавать в себе, не про-
являть в жизни. В конечном итоге вопрос об агрессии – это вопрос о проявлении силы. Соб-
ственной силы и силы, большей, чем «я».

Чему служит сила, проявляющая себя через агрессию?


Она может служить очень разным целям. Она может скрывать страх. Она может скрывать
боль. Она может утверждать власть. Она может защищать ценности. Она может расчищать
жизненное пространство и двигать вперед, за пределы наличной ситуации.

Несколько важных шагов в работе с агрессией:


1. Признание и  присвоение себе агрессии. Ее может быть немного, она может прояв-
ляться время от времени, но она неизбежно присутствует в вашей жизни. Увидеть эту дина-
мику в отношениях с близкими и посторонними, в отношениях с подчиненными и власть иму-
щими, в отношениях с теми, кто с вами не согласен и с кем не согласны вы, – важный шаг.
2. Переживание агрессии как силы. Эта работа легче всего проходит через тело, но для
освоения здесь нужна работа с профессионалом – тренером или терапевтом. В итоге эту силу
вы сможете направлять. Вы сможете с ней договариваться.
3. Прояснение намерения. Когда я переживаю агрессию как силу, а не просто увлечен
ею, я могу вернуться к началу этого импульса и честно ответить себе на вопросы: куда меня
ведет это проявление, куда я могу прийти и куда я хочу прийти на самом деле?

Упражнение. Вспомните, когда вы в последний раз злились и проявляли агрессию. Если


вам сложно вспомнить свое проявление, вспомните других людей, чье проявление агрессии вы
наблюдали. Примерьте их состояние на себя. Сосредоточьтесь на объекте агрессии и в этот
45
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

момент переведите внимание на ощущения тела. Может быть, вы отметите напряжение


в кулаках или руках, сжатую челюсть или сощуренные глаза, учащенное дыхание или наклон
тела вперед. Когда вы ощутите рисунок напряжений в теле, совсем чуть-чуть расслабьтесь,
не сбрасывайте полностью напряжение. Слегка замедлите дыхание, попробуйте пережить
агрессию как силу, наполняющую ваше тело. Оставайтесь с ощущением силы, которую вы
можете выпустить, а можете и не выпускать, можете перенаправить.

В работе с агрессией есть два типа задач. Для одних людей сложно признание и выра-
жение агрессии, им стоит больше работать с разрешением активного, проявленного, яркого
и сильного выражения себя. Для других – задачей может быть больший контроль агрессивных
импульсов. Им стоит работать с замедлением и расслаблением. В работе с агрессией как одной
из красок сильной тени нужно много уделять внимания границам. Эта тень любит вырываться
на волю, особенно когда она была долго подавлена. Помните, что из тени нужно брать силу,
но не форму!

Важно разрывать эмоциональные  «сцепки», связанные с  агрессией. Например, когда


выражение агрессии чередуется с чувством вины и эти переживания оказываются закольцо-
ваны, сцеплены друг с другом. Мы оказываемся в эмоциональной колее, ведущей нас по кругу
из агрессии к вине, и к агрессии, и к вине, и к агрессии, и к вине и т. д.

Важно понимать, что, кроме личной агрессии, есть большая коллективная тень, связан-
ная с этой силой. Огромное количество непризнанной внутренней силы становится немотиви-
рованными актами насилия. Важно признавать и замечать эту часть тени в себе и других.
Иногда, проезжая по улицам Москвы, я начинаю замечать, как накапливается напряже-
ние, переходящее в желание что-то убрать. Я понимаю, что при этом в моей личной жизни
нет особых причин для этого импульса. Этот импульс идет из пространства, через тех людей,
которых я вижу, через поведение людей в машинах и на улицах. К счастью, это не всегда так,
но важно иметь для себя «чистое пространство», места, где вы можете больше быть самим
собой, важны также практики эмоционального очищения. Катарсический, экстатический танец
может быть такой практикой.

46
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Сексуальность
 
…Между вечными всеми богами прекраснейший  – Эрос.
Сладкоистомный, у  всех он богов и  людей земнородную душу  в  груди
покоряет и всех рассужденья лишает.
Гесиод

Интересно, что чаще всего вопросы в области сексуальности, с которыми люди работают


в терапии, – это не вопросы сексуальности как таковой, а вопросы отношений: когда и почему
я воспринимаю партнера как объект? Когда я боюсь проявиться честно и ярко? Когда и где я
боюсь, что партнер причинит боль? Что создает пространство безопасности в паре, где я могу
раскрыться на всех уровнях? Как соотносятся близость и уязвимость?

Опыт сексуальной близости и счастья великолепен, но, когда фейерверк закончен, мы


по-прежнему имеем дело со всеми эмоциональными, психологическими и культурными слож-
ностями двух индивидуумов. Сексуальность в  итоге становится вопросом того, как я полу-
чаю и даю внимание, в том числе специфически окрашенное внимание, значимому «другому».
Привлекательность – это про привлечение внимания, а не только про влечение. Это вопрос
того, как сочетаются импульсивность и забота о других.

У современных людей немного природной сексуальности, она почти вся опосредуется


социумом и культурой, и сложность состоит в том, что у нас внутри несколько разных, проти-
воречащих друг другу взглядов на нее. И часть Эроса оказывается в тени. Путешествие к тене-
вой стороне Эроса может быть очень заряжено эмоционально. Здесь мы встречаемся с тем,
что физическая близость не может быть только физической, если мы стремимся к цельности.
Мы можем встретиться с уязвимостью и стыдом, отсутствием языка и странными ожиданиями
от себя самих и партнеров.

Примечание: это упражнение лучше делать, когда вы знаете, что способны в целом при-
нимать себя, когда вопрос с самооценкой не стоит слишком болезненно. Помните, что вы все-
гда можете остановиться и упростить себе задачу.

Упражнение. В  одиночестве, когда точно никто не  будет вам мешать, разденьтесь
догола и встаньте перед большим зеркалом. Не разглядывайте себя, пусть будет скользящий
взгляд. Закройте глаза и найдите комфортную позу стоя, устойчивую, достаточно расслаб-
ленную. Чувствуйте ощущения тела, как они есть. Дышите.
Откройте глаза, посмотрите на свое изображение и заметьте, как и когда появляются
мысли о том, как вы выглядите, и как они начинают влиять на вашу позу и самоощущение.
Вновь закройте глаза и вернитесь к ощущениям тела. Вы можете прикоснуться к себе
в  любом месте, к  которому вам комфортно прикоснуться и  прислушаться к  ощущениям
этого прикосновения. Можете повторять этот цикл столько раз, сколько вам интересно
и  комфортно. Основная цель: не  быть обусловленным только представлениями о  теле и,
соответственно, сексуальности, а больше прислушиваться к себе и моменту «здесь и сейчас».

Теневая сторона сексуальности появляется, когда есть жесткие правила, регулирующие


эту область человеческой жизни. Ключевое слово здесь «жесткие», а не «правила». Захватыва-
ющая сила человеческой сексуальности может восприниматься опасной, неуправляемой, раз-
рушающей. И она реально может стать таковой. Эрос – безличная сила. Если человек ощущает

47
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

себя жертвой или игрушкой Эроса, он либо смиряется с этим, либо пытается с разной степенью
успешности жестко контролировать ее. Так появляются понятия «распущенности» или «нрав-
ственной чистоты». Если же мы существуем как человеческие существа со всеми проявлени-
ями в отношениях, то сексуальность – еще одно пространство, где разворачивается наш танец.

Шлюхи и соблазнители, скопцы и святые, прелюбодеи и жрицы любви – такие образы


населяют темное и  жаркое пространство человеческой сексуальности. Иногда мне кажется,
что многочисленные сложности в этой зоне связаны с потерей священности Эроса. Если мы
признаем только эволюционные корни и паттерны человеческой сексуальности, брачные игры
одного из живых существ на земле, похоже, мы все же что-то упускаем в понимании челове-
ческой природы. Кен Уилбер говорит о том, что «малый секс» возвращает нас к «Большому
сексу» – блаженному возбуждению, охватывающему все тело, вместе со всеми возникающими
явлениями – не только с отдельным партнером, но и со всей вселенной, unio mystico.

Часть теневых фигур, влияющих на нас в этой области, мы унаследовали от предыдущих


поколений, часть появляется как следствие попыток найти безопасные способы выражения
собственной сексуальности. Как и любые теневые фигуры, они могут стать возможностью или
опасностью. Как и с любыми другими теневыми фигурами, нам важно не потерять более широ-
кое видение своей жизни и партнеров в ней, ощущение подвижности в этой зоне, танца. Откры-
тое исследование природы своей сексуальности, возможностей ее выражения будет включать
в себя изменение представлений о себе на физическом, эмоциональном, когнитивном и духов-
ном уровнях.

Поскольку часто исследование сексуальности приводит нас к  встрече с  болезненными


переживаниями, важно обеспечить достаточный уровень безопасности. Если у вас были трав-
мирующие переживания в этой сфере, то, возможно, вам нужна будет помощь профессионала,
которому вы доверяете. Принцип движения маленькими шагами тоже помогает. Вам не нужно
спешить в этом танце с Эросом. Растягивайте знакомство с разными сторонами Эроса – дико-
стью и изощренностью, юмором и пафосом, глубиной и простотой. Ваши отношения с Эросом
будут меняться, и от вас зависит качество этого танца. И пусть он не соответствует каким-то
чужим представлениям о том, как правильно реализовывать свои отношения с партнерами,
пусть он просто будет вашим.

Упражнение. Некоторое время под чувственную музыку двигайте бедрами и  тазом


из  стороны в  сторону, вперед и  назад, достаточно активно. Приоткройте рот, чтобы
дышать свободно. Закройте глаза, если вам так комфортно. Можете ли вы двигаться с удо-
вольствием, достаточно расслабленно и чувственно, не останавливая и не перекрывая поток
движения?
Представьте, что вас сейчас увидят ваши близкие или знакомые. Что вы почувствуете?
Остановитесь, отпустите лишнее напряжение, а затем продолжите это же упражнение,
выбирая те образы людей из вашего окружения, рядом с которыми вы можете комфортно
выражать свою сексуальность. Останавливайтесь, делайте несколько глубоких, расслаблен-
ных выдохов каждый раз, когда почувствуете, что напрягаетесь и зажимаетесь.

48
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Деньги
 
Поразительно, насколько много детского материала в  теневых чувствах и  импульсах,
связанных с деньгами! Естественно, в советском детстве отношения с деньгами были весьма
специфичны. Переживания нехватки, недостойности, не-владения деньгами таятся в  углах
коллективного постсоветского бессознательного и, как и  многое другое, требуют мягкого,
но настойчивого вытаскивания на середину танцевального зала. Как и остальные аспекты тени,
они нуждаются в приглашения и объятии. Тогда они теряют свою тайную силу.

Кто скажет, где пролегает граница между жадностью и бережливостью? Между расточи-
тельством и щедростью? Нежелание смотреть внимательно на свои эмоциональные отноше-
ния с деньгами и реальное финансовое поведение может говорить о сильной теневой дина-
мике. Рационально понятно, что деньги – это средство обмена и они требуют учета, контроля
и баланса, но эмоциональная сторона этого же обмена вытаскивает вопросы ценностей и сво-
боды. Что по-настоящему ценно? Как и чем я плачу за свою свободу?

В контексте работы с тенью важно обнаружить страхи и мало сознаваемые представле-


ния о деньгах и наших отношениях с ними. И тогда на сцене теневого театра появятся бездом-
ный нищий и скупой рыцарь, дитя-попрошайка и вульгарный обитатель Нуворишского шоссе,
потерянные вместе с кошельком совесть и достоинство или лохмотья благородной бедности…
Деньги с эмоциональной и образной стороны – просто еще один источник энергии, которую
мы можем распределять и направлять. Это вопрос управления ресурсами и баланса «давать –
брать» в отношении ресурсов.

В  моей работе терапевта часто оказывается, что, рационально понимая ценность соб-
ственных усилий и времени, люди испытывают неудобство и стыд, когда им нужно просить
или просто заявлять о цене своих услуг. Они могут испытывать одновременно зависть и гнев
по  отношению к  коллегам, которые преуспели в  своем продвижении на  рынке. Постепенно
осваивая эту зону, принимая части своей истории и свои чувства, тренируя навыки отдавания
и принятия, играя с возможностями, мы находим все больше выборов в области, где раньше
чувствовали неудобство и ограниченность.

Для того, чтобы бесстрашно встречаться с теневыми образами из этой зоны, нужно иметь
ясное представление о своих собственных ценностях, о том, что для нас важно и ценно в целом.
Потому что деньги не могут быть самостоятельной ценностью, они только средство, но они
могут проявлять наши приоритеты. Если мы знаем ясно свои ценности, появляется почва,
опираясь на которую можно доставать эти образы из тумана бессознательного, принимать их
и замечать здоровые импульсы, стоящие за каждым из них, определять способ и форму реа-
лизации каждого из них.

Упражнение. В безопасной обстановке, так, чтобы никто не помешал и не услышал


вас, найдите несколько фраз или устойчивых выражений о деньгах, богатстве или бедности,
а) которые говорили ваши родители и другие значимые люди, б) которые вы сами произно-
сили или произносите машинально, в) которые вызывают неприятие или другой эмоционально
заряженный отклик.
Например, «друзья друзьями, а  денежки врозь», или «копейка рубль бережет», или
«деньги – это зло».

49
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Попробуйте произнести их вслух, достаточно громко. Прислушайтесь к отклику в теле


и эмоциях на эти выражения. Произносите их какое-то время, меняя интонации, скорость
и высоту голоса. Замечайте, какая фраза вызывает наибольший отклик. Представьте, кто
мог бы произнести такую фразу: какая фигура, персонаж или образ? Какая здоровая идея
стоит за каждым таким выражением?

Например, фраза «Все крупные современные состояния нажиты самым бесчестным


путем» от Маркса и Остапа Бендера может говорить о важности прояснения ценностей в боль-
ших бизнес-проектах.

50
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Обман (предательство)
 
Эта область представляет собой густонаселенное место: от  «everybody lies» доктора
Хауса до  отвратительной трагичности Иуды, предавшего Христа и  обреченного на  вечные
муки. В чем разница между небольшой ложью во спасение и непростительным вероломством?
Не лежит ли в основе один и тот же импульс? Появляется ли липкая ложь из того же источника,
что и упоительные мечты и восхитительные фантазии? Что можно назвать предательством,
а что – обманутыми неоправданными ожиданиями?

Главная сложность в ситуации обмана – исчезновение доверия, разрушенный мост между


нами. Каждый обман, кажется, сохраняет нас самих и разрушает мосты к «другому». Можно ли
навести их вновь? От чего зависит размер кредита доверия в конкретных отношениях?

Несмотря на кажущуюся очевидность отношения к обману, внимательное его рассмотре-


ние показывает целый спектр различных возможностей. Я не имею в виду оправдание обмана
или предательства, я имею в виду более точное определение того, что именно для нас является
границей, за которой разрыв контакта неизбежен. Я имею в виду присвоение проекций, когда
мы очень возмущены тем, на что готовы и способны сами. Я имею в виду ясное различение
фантазии, изобретательности, изворотливости и вероломства, бегства от ответственности.

Вглядываясь в эту область тьмы, мы вновь можем лучше осознать, что именно для нас
ценно, какие слабости есть смысл признать у себя, а также найти сокровища через образы,
например, великого комбинатора или слуги двух господ.

Отправляясь в исследование этой зоны, мы вновь встречаемся с эмоциональными марке-


рами тени – страхом и стыдом. Страх последствий или изменения отношения, стыд, рождаю-
щийся из несоответствия представления о себе и реальных мотивов и поступков… Возможно,
настолько невыносимо жить в доме с постоянно рушащимися стенами – в той картине мира, где
у «я» нет определенности и четкости, в мире постоянно меняющегося «я», что мы стараемся
нарисовать фасад, поддерживаем потемкинскую деревню собственной идентичности. Динами-
ческая концепция личности, в которой выборы определяются и личной историей, и средой,
и степенью самоосознания, в которой «я» – скорее, процесс, чем набор черт, характеристик,
заданных определений, больше соответствует исследованиям современной психологии.

Вглядывайтесь в тьму собственного обмана, признавайте его для себя, направляйте эту
возможность человеческого сознания на создание новых миров, формирование невиданного
будущего, а не на поддержание рушащегося настоящего. Это выбор.

Упражнение. Представьте (но не делайте!), что вы говорите значимому для вас чело-


веку ложь, обманываете, зная, что вы обманываете. Что вы чувствуете? Что вы почув-
ствуете, если признаетесь в этой лжи? Что это за чувство? Какие есть ощущения в теле?
Насколько это отличается от состояния, когда вы говорите неприятную правду?

51
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Грязь
 
Ощущение грязи представляет собой еще один пример метафоры, глубокой связи между
двумя смысловыми рядами. Физическая грязь и  моральная взаимосвязаны, но  эта связь
закреплена в нас бессознательно. Понятны эволюционные корни этого отторжения: животные
должны избегать гнилой и некачественной пищи и среды. Понятные разумные человеческие
причины этого отторжения: похоже, что гигиена сделала больше для спасения человеческой
жизни, чем многие достижения медицины.

Хотя  некоторые антропологи считают, что человеку стремление к  чистоте не  свой-
ственно. Мало того, некоторое количество грязи, оседающее на его коже естественным путем,
является одним из защитных механизмов. В ходе эволюции человек преобразовал свое тело
так, чтобы грязь на коже защищала его от насекомых, мелких царапин и даже прямых солнеч-
ных лучей. А жир в волосах – от различных кровососущих паразитов, в сочетании с налип-
шей на него грязью (вспомните классические дреды, являвшиеся когда-то нормальной причес-
кой всех первобытных людей) – даже и от ударов. Потому иногда считается, что мозофобия,
патологическая боязнь грязи, является классическим социальным недугом, базирующимся
на мысли о том, что нечистоплотность является ничем иным, как доказательством твоей при-
надлежности к самым низшим классам или рабочим специальностям.

Страх грязи может ассоциироваться со страхом крови и ран. Помню, что в подростковом
возрасте я, как обычный подросток из интеллигентной семьи, практически не мог выносить
вида ран, и только присутствие и участие в родах моих детей исцелило меня от этого. Соотне-
сенность и одновременно различие моральной и физической грязи могут быть использованы
в работе с тенью. В случае физической грязи бОльшая терпимость к ней может помочь в экс-
тремальных условиях.

Другая сторона грязи возвращает нас к теме ценностей и выбора, к чувствам отвращения


и презрения или вины и стыда. Грязные деньги – это деньги, отмываемые мафиозными струк-
турами, деньги, образующие теневую экономику. Термин «эффект грязных рук» используется
в политической этике, когда, например, политический деятель отдает приказ о пытке руково-
дителя террористической группы для того, чтобы выяснить, где находятся заложенные в городе
взрывные устройства с часовым механизмом. Готовность политика выполнить более сильную
обязанность в этих случаях, по мнению М. Уолцера, является первым признаком его пригод-
ности к осуществлению своих функций, способность испытывать вину вследствие ее выпол-
нения и  выстраивать на  основе этой вины свою последующую деятельность  – вторым. Есть
несколько этических задач, для которых нельзя найти единственного правильного решения.

Грязь как одна из областей тени может быть близка к сексуальности, обману или другим
зонам. Это зависит от особенностей субкультуры и личной истории. Можете ли вы вспомнить,
какие именно поступки и действия вызывают у вас ощущение «испачканности»? Отводите ли
вы глаза при виде ран? Насколько для вас переносим вид помоек или заброшенных зданий?

Работа с  тенью в  этой области, проверка границ «выносимости» и  терпимости нужна


не для оправдания морального релятивизма, а для признания вашей свободы, то есть ответ-
ственности ваших выборов. Как и любое расширение границ, контакт с грязью, если он без-
опасен, может дать приток энергии и ощущение освобождения.

52
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Упражнение. Выберите не слишком отталкивающую природную грязь, кусок размытой


почвы, например. Попробуйте внимательно рассмотреть его, различить фактуру, текстуру,
оттенки цвета. Если возможно, прикоснитесь. Если отвращение будет слишком сильным,
выберите приемлемую дистанцию и  количество времени. Правда, часто оказывается, что
в природной грязи при внимательном рассмотрении мало что реально отвратительно.

53
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Безумие
 
Выход за  границы обыденного, привычного, общепринятого, потеря здравого смысла,
потеря контакта с реальностью, как ее понимают другие…
Романтическая привлекательность безумия имеет мало общего с  тоскливой тяжестью
реального безумия. Пушкин писал именно об этом:

Не дай мне бог сойти с ума.


Нет, легче посох и сума;
Нет, легче труд и глад.
Не то, чтоб разумом моим
Я дорожил; не то, чтоб с ним
Расстаться был не рад:
Когда б оставили меня
На воле, как бы резво я
Пустился в темный лес!
Я пел бы в пламенном бреду,
Я забывался бы в чаду
Нестройных, чудных грез.
И я б заслушивался волн,
И я глядел бы, счастья полн,
В пустые небеса;
И силен, волен был бы я,
Как вихорь, роющий поля,
Ломающий леса.
Да вот беда: сойди с ума,
И страшен будешь как чума,
Как раз тебя запрут,
Посадят на цепь дурака
И сквозь решетку как зверька
Дразнить тебя придут.
А ночью слышать буду я
Не голос яркий соловья,
Не шум глухой дубров —
А крик товарищей моих,
Да брань смотрителей ночных,
Да визг, да звон оков.

Давайте на  время оставим трудную судьбу людей с  психиатрическими болезнями


и посмотрим на культурный «образ безумия», одновременно пугающий и манящий.

Откуда берется романтическая привлекательность безумия? Естественно, из «зарегули-


рованности» социальной жизни. Когда слишком большое количество импульсов табуируется,
когда нагрузка ответственности становится невыносимой, когда жизнь уходит из того, что счи-
тается нормальным, безумие кажется выходом.

Когда безумие становится привлекательным или слишком пугающим, возможно, стоит


провести ревизию «нормы» в своей жизни. Особенность современного этапа развития циви-
54
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

лизации состоит еще в том, что во многих ситуациях нет единого понятия «нормы». Оно может
различаться в разных культурах и сообществах. Поэтому то, что кажется одним безумием, для
других – совершенная норма. Естественно, есть законы и наказание за их нарушение. Но еще
есть большая зона разнообразия, куда чаще всего не ступает нога «нормального» человека.

Итак, безумие  – это про безнаказанный, безответственный выход за  пределы своих
и чужих норм. Возможность вывернуть мир наизнанку и внести вкус иного в повседневную
реальность. В традиционных культурах существовало понятие «священного безумия» – когда,
выходя за пределы нормы, человек оказывался в контакте с силами, почитаемыми как священ-
ные. Институт шутов в  Европе и  юродивых на  Руси  – еще один пример того, как видимое
безумие становилось полезным для сохранения честности и искренности в ситуациях, когда
правили страх, ложь и правила приличия.

Упражнение. Представьте самый глупый и  нелепый поступок, который вы можете


сделать. Какую норму вы при этом нарушаете? Почему может быть важно пересмотреть
норму в этом месте?

Фигура шута или дурака из арканов Таро представляет собой образ интегрированного
безумия. Легкий привкус «сумасшедшенки» может быть очень пикантным дополнением спо-
койной жизни. Иногда мне кажется, что в современном мире только три вещи способны сохра-
нить людей вместе  – стремление к  развитию, ценность семьи и  способность к  совместному
безумию.

55
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Уродство
 
Когда я только начал заниматься театром движения, исследовать удивительный мир
импровизации и телесности, то стал обращать намного больше внимания на то, как люди дви-
жутся. Одним из  сильных впечатлений того периода было наблюдение за  девочкой с  ДЦП
на приморском пляже. Я стал подстраиваться к ее движениям, к странной ломаной пластике
ее тела и почувствовал изнутри в этот момент, насколько другой она была, как будто я стал
иным существом, своего рода инопланетянином на  мгновение. В  этот самый момент ушли
страх и настороженность, неловкость и смущение, я просто стал «другим».

Уродство – еще одна отвергаемая часть жизни. Это отвержение основано на инстинкте.
Больные животные не выживают. Чужое опасно. Встреча с физическим уродством слишком
сильно напоминает нам о  человеческой уязвимости, чтобы это можно было принять. Воз-
можно, уродство – это крайняя точка переживания себя «не таким», «неправильным». Гра-
ницы того, что мы называем уродливым, не стоят на месте, они плавают, размываются, под-
вергаются влиянию. Импульс, устанавливающий эту границу, действует очень быстро, идет
из бессознательного, кажется очевидным. Что, если дать себе возможность пересмотреть эти
границы?

Я не могу долго всматриваться в уродство, это слишком невыносимо, но я могу пройти
рядом, по касательной. Я могу не отвергать. Я могу принимать нашу уязвимость, становясь
более милосердным. Это один из даров этой области тьмы – милосердие, превосходящее про-
стые человеческие инстинкты.

Упражнение. Попробуйте какое-то время побыть в роли человека с ограниченными воз-


можностями. Например, привязать одну руку к телу. Подобные практики иногда предлагают
людям, работающим с инвалидами. Скажем, провести день в инвалидной коляске.

56
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Старение и смерть
 
Еще одна тема, в которую трудно всматриваться. Трудно для ума: можно ли только интел-
лектуально решить вопрос о смысле конечной человеческой жизни? Трудно эмоционально: как
выдержать ужас разрушения единственного, данного нам в чувствах и ощущениях, себя? Эта
тема создает базовое, экзистенциальное напряжение человеческой жизни.

Я посвятил много времени фигуре смерти в середине 90-х. Одно из пониманий, при-
шедших тогда: с развитием рациональности был утерян целый культурный пласт «искусства
подготовки к смерти», ars moriendi. Как и многие другие задачи, ответственность за качество
прохождения этого перехода лежит уже не на традиции, не на социуме, а на самом человеке
и ближайшем окружении. Как и во многих областях жизни, сейчас способ перехода и смысл
этого перехода – вопрос выбора. Смерть может быть бессмысленным ужасом или светлыми
вратами. Или чем-то еще. Это вопрос поиска смысла, это вопрос, который, на  мой взгляд,
не решается в обыденном состоянии сознания.

В современном обществе также существует культ молодости. Культ, созданный рекла-


мой. Поэтому старение воспринимается только как разрушение и  лишение. Поэтому суще-
ствует распространенная инфантильная мечта: «Live fast. Die young». Принятие возрастных
изменений может произойти естественно, может быть трагично. Но очень часто это зона, куда
мы не хотим, не можем смотреть. Сложно принимать такие изменения. Мы смиряемся, потому
что бунтовать бессмысленно. Мы сдаемся.

Можно ли найти красоту и смысл в старении? Можно ли не бежать никуда от себя, всмат-
риваясь в бездну, «откуда ни один не возвращался»?

Это опасно, это почти невыносимо. Это реальность человеческого существования.

Для меня совершенно удивительный контакт с феноменами этого пласта человеческого


существования дает танец буто. В  поисках нового языка танцевального искусства в  60—
70 годы ХХ века японцы Тацуми Хиджиката и Кацуо Они нашли особую эстетику телесности –
противоречивую, одновременно притягивающую и отталкивающую, правдивую и мифологич-
ную, укорененную в глубинах бессознательного и отвечающую на ужасы человеческого суще-
ствования нашего времени.

Мы проживаем в течение жизни много маленьких смертей. В буддийской практике ино-


гда каждый цикл вдоха и выдоха воспринимается и проживается как цикл рождения и смерти.
Разрушаются дорогие вещи, и заканчиваются прекрасные события, уходят близкие, и заканчи-
ваются отношения… Кожа старого «я» незаметно смывается каждое утро под душем, и только
через какое-то время замечаешь, что того «я», которым был когда-то, уже нет.

Размышления о собственной смертности как пределе человеческого не могут быть повсе-


дневным занятием для человека среди людей. Это действительно трудная ноша для души
и тела, но и просто убегать от этого вопроса – значит не принимать себя как реального чело-
века. Для встречи с реальностью умирания нужны особые условия, нужно особое пространство
и особая форма поддержки: церковь или кабинет психотерапевта, экран кинотеатра или тан-
цевальная площадка – место, где мы можем встретиться с этими темами, прожить их и найти
свой личный смысл.
57
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

В  наше постмодернистское диффузное время нет окончательных, раз и  навсегда дан-


ных ответов. Ответы, найденные другими, работают лишь отчасти. Ответы, найденные только
интеллектуально, остаются книжными, не  имеющими прямого отношения к  жизни, прожи-
ваемой здесь и сейчас. И самое удивительное, что человек продолжает искать свои решения
и ответы и находит разные ответы, разные способы прожить наполненную и счастливую жизнь
в условиях полной неопределенности и постоянного присутствия смерти внутри жизни.

58
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Как танцевать с тенью?
 
Мое истинное «я» глубже, чем ад.
Экхарт Мейстер

В предыдущих главах мы исследовали разные аспекты тени. Мы спускались в ее глубины:


туда, где можно встретить бессознательный образ абсолютного зла, и поднимались на поверх-
ность, где тень проскальзывает в виде неполиткорректных шуток и оговорок. Мы изучали раз-
ные лики тени, не только ее темные проявления, но и отвергаемые светлые стороны «я», про-
ецируемые на других. Мы знаем, что тень может скрываться в нежелаемых проявлениях силы
и в нежданных проявлениях слабости. Мы встречались с тенью, стоящей за требованиями силь-
ной руки, тенью, живущей в неслышном зверином рыке, в жаре похоти и ознобе обмана, тан-
цующей в шуршании денежных знаков, в хаосе безумия и отталкивающих масках уродства.
Мы знаем, что последняя бездна на краю земного существования тоже может быть покрыта
вуалью тени. Все это время мы наблюдали за тем, как тень проявляет себя, как она танцует
свой собственный танец.

Настало время спросить: «А как я могу танцевать с тенью?»

Предыдущие описания и  модели нужны были для того, чтобы мы яснее видели тень
и меньше боялись ее. Тень – это сигнал изменений. Тень появляется, когда какие-либо формы
поведения или понимания перестают работать. Тень – это знак того, что вы можете быть более
живым. С другой стороны, если вы чувствуете, что агрессивность внутри вас требует вопло-
щения, а проявления ее будут небезопасны и неинтересны, то при попытке этой силе отдаться
можно полностью утонуть в бездне тени. Поэтому многие люди опасаются идти в эти области,
но тогда тень может прорываться сама. Для того, чтобы суметь интегрировать эту силу, нужно
и не подавлять, и не отдаваться: быть на равных. Тогда ваше взаимодействие с ней превратится
в прекрасный танец.

Что значит «танцевать с тенью»?


Танец как метафора взаимодействия появляется, когда мы имеем дело со сложным, меня-
ющимся процессом, в котором мы видим некоторую согласованность. Но эта согласованность
может быть неочевидной, возникать на  меняющейся границе хаоса и  порядка, поэтому как
танец может восприниматься внешне хаотическое перемещение стаи рыб, или птиц, или топо-
линого пуха.

Какой танец вы можете увидеть вокруг прямо сейчас? В перемещении облаков на небе?
В движении прохожих за окном? В каплях дождя или диалоге влюбленных за соседним столи-
ком? Какая музыка звучит в шуме вентилятора, звуке воды, далеких голосах и звуках? Какой
танец рождается из всего этого прямо сейчас в вашем теле?

У танца есть много сторон, и во взаимодействии с тенью стоит обращаться к нескольким


из них:

1. Танец  – это коммуникация. Танец происходит как диалог: диалог с  партнерами,


с публикой, с пространством, с Богом и так далее. Даже в сольном танце мы взаимодействуем
с музыкой, или с пространством, или со зрителем. Танец – это согласованный диалог разных

59
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

частей тела, разных частей «я». Если есть танец, есть участники диалога и  есть то, что вы
готовы донести, и то, что вы готовы принять.

В танце с тенью важна готовность слушать, следовать и готовность не слушать, вести,


направлять, задавать свои правила. Тонкая, волнующая, меняющаяся граница между этими
ролями… В танце с тенью важна точная дистанция – шаг ближе… и можно утонуть в хаоти-
ческом омуте желаний, шаг дальше… и все становится пустым и безжизненным, лишенным
силы и смысла. Подойти настолько близко, чтобы чувствовать дыхание, силу, импульс тени.
И одновременно чувствовать свою опору, не сдаваться полностью, не сдаваться надолго.

Например, сложно быть внимательными и осознающими с сексуальными теневыми жела-


ниями не  только  потому, что эта область связана с  сильными чувствами стыда и  вины,
но  и  потому, что у  нас мало освоенных языковых возможностей. Область интимного ока-
зывается захвачена, с одной стороны, пошлой инструментальностью порноиндустрии, с дру-
гой  – холодной объективностью медицинского подхода, а  с  третьей  – невнятностью поэти-
ческих иносказаний. И  как-то посреди всего этого нужно найти свой собственный язык  –
личный, парный, точный, чувственный, понятный… Это большая творческая задача: у  нас
нет изначально индивидуально выверенного языка интимности, нам нужно его создать, чтобы
общаться на  этом языке, чтобы поддерживать общение на  этом уровне с  партнерами. Если
у нас не будет своего языка, то пространство интимности будет захвачено внешними языками,
эти перспективы будут разворачиваться в пространстве вашей сексуальности по присущим им
законам, где может не быть достаточно места вашим желаниям, потребностям и ценностям.

Поэтому говорите с партнерами о желаниях и фантазиях, пробуйте разные языки. Будьте


уважительны и одновременно рискуйте. Продолжайте этот диалог на всех уровнях – телесно,
эмоционально, чувственно, образно, конкретно… по-своему.

Танец с тенью – это не приговор или произведение искусства, которое вы обязаны создать
и оставить следующим поколениям. Танец с тенью – это просто диалог, непрерывный обмен
между разными частями вас, внутри вашего диалога с миром и другими людьми.

2. Танец  – это игра. В  нем есть место фантазии и  воображению, в  танце создаются
свои пространства и времена, свои миры и истории. В танцевальном диалоге могут появляться
правила и роли, а затем меняться. Танец – это текучая игра, «совершенная форма игры» (Й.
Хейзинга).

В танце с тенью, зная всю силу и опасность тени, важно не остаться серьезным. Сохранить
легкость, возможность движения. Чувство юмора, в первую очередь по отношению к самому
себе, помогает сохранить эту подвижность. Мы играем с тенью, зная, что тень играет с нами.
Мы играем, зная, что в любой момент есть тот, кто остановит игру, скажет, что матч закончен,
все идут по домам. Мы играем, не заигрываясь.

В  рамках игры пугающие образы тени становятся карнавальными масками, ролями


в спектакле, движениями в танце. Игра сохраняет небольшую дистанцию между «я» и обра-
зом, где остается критический взгляд и пространство для выбора, для другого движения. При-
мерить на себя маски тени, но оставить свое дыхание, свое сердце под маской – вот задача
этой игры.

60
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Например, можно создавать для разных образов, найденных в предыдущих исследова-


ниях тени, своих персонажей, которые двигаются и говорят по-особому, не так как вы обычно.
Важно, что мы не просто играем, а мы знаем, что мы играем и зачем мы это делаем, вы выби-
раем меру погружения в игру. Мы в любой момент можем из нее выйти.

3. Танец – это ритуал. Танец может переживаться как отдельное пространство/время,


отдельное состояние со своими, внутренне только ему присущими законами. В танце мы можем
переживать выход за пределы повседневного существования, контакт с чем-то бОльшим. Чув-
ствовать, что не только мы танцуем в этот момент, но и другие силы, действующие в мире,
танцуют с нами и через нас.

В ритуале мы создаем связь, уважительную и выверенную, с силами, которые выходят


за пределы нашего понимания. Ритуал – символическое и в каком-то смысле реальное уста-
новление контакта с этими силами, нахождение баланса между хаосом как миром неорганизо-
ванной природы, сырой вселенной, и космосом как упорядоченным целым, приготовленным
человеком миром.
Тень в каком-то глубинном смысле – это исчезающий «другой», неуловимый двойник.
Когда мы играем с тенью, шутим с нею, не стоит забывать о дистанции и уважении, о четких
границах и выверенных шагах. Только так можно остаться на равных с этой силой. Если мы
недооцениваем ее, пытаемся закидать шапками бездну, то в какой-то момент легко обнару-
жить, что никаких шапок не хватит. Если мы слишком прогибаемся перед этой силой, стано-
вимся перед ней на колени и смиренно опускаем очи долу, то в какой-то момент обнаружи-
ваем, что уже нет сил встать с этих колен, мы тонем в вязкой бездне.

Важно пройти по срединному пути: силы, что играют в мире, намного больше отдельного
человеческого существа или сообщества, но человек вносит свою лепту, свою долю в движение
этих сил. Силы реализуют себя нами и через нас. Это означает, что глубинная работа с тенью
не может проходить только как бы между делом, за завтраком или во время прогулки. Имеет
смысл выделять специальное время, настраиваться на  встречу с  тенью, готовиться к  танцу
с ней. Это означает, что для такой работы важны ясные границы во времени и пространстве:
ритм и  тайминг, ясное начало и  завершение, сосредоточенность и  выверенность движений.
Границы нужны и для того, чтобы уменьшить подпольное влияние тени на свою жизнь, для
того, чтобы дать ей место, дать ей право выражения, но при этом не провалиться в бездну.

4. Танец – это творчество. Танец появляется из ниоткуда, любой импульс может стать


началом танца. Хлопки радости и покачивания горя. Линия ветви и распускающийся цветок.
Ритм сердца и сжатый кулак протеста.

Танец создается телом и  чувствами, воображением и  памятью, изобретательностью


и волей. В танце красота и смысл переплетаются в то, что нельзя выразить словами.

Я могу подойти к тени с позиции творца. Увидеть в теневых импульсах и образах мате-
риал для творчества. Сделать из этого объект искусства или использовать как материал для
творчества в жизни. Я изучаю фактуру и природу этого материала с любопытством и волне-
нием. У  меня есть техника и  ремесло, а  также вдохновение, иногда идущее из  источников
далеко за пределами меня. Тень как материал для рисунка или стихотворения, проекта или
танца. Тень как сырая глина, еще не ставшая ясной, но в ней уже угадываются формы образа.

61
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Зачастую проблема с  тенью не  только в  вытесненности или запретности желаний


и  импульсов, но  и  в  неоформленности, отсутствии опыта в  оформлении этих импульсов.
И поэтому нормально, что первые попытки найти форму для тени будут напоминать первые
шаги ребенка или его рисунки. Оценивайте их именно как первые шаги. Постепенно учитесь
точнее выражать эти импульсы, играя с формой, преклоняя колени в ритуале, продолжая диа-
лог.

5. Танец – это интеграция противоположностей. Работа с полярностями, или проти-


воположностями, – одна из базовых идей в танцевальной терапии. В этой работе мы переходим
от одномерных полярностей к принятию противоположностей в их динамике и взаимодопол-
нительности. Концепция полярностей в танцевально-двигательной терапии связана с опытом
М. С. Уайтхаус в юнгианском анализе теневого материала.

Она отмечала, что наши жизни не настолько «сухи и обрезаны», как мы об этом думаем.
Поэтому, «хотя мы можем стремиться выбирать только один путь в жизни или только один
способ выражения вместо другого, тот способ, что мы отвергли, не перестает существовать, он
осуществляется бессознательно». В движении, когда одна мышца сокращается, другая, поляр-
ная ей, растягивается. Поскольку одно невозможно без другого, М. С. Уайтхаус считает, что
танец является значимым способом узнавания и выражения противоположных устремлений.

Именно в танце очень наглядно, через опыт, проживается тот факт, что противополож-
ности – всего лишь разные точки, полюса одного спектра, одной шкалы, и у нас есть возмож-
ность выбирать любую позицию на этой шкале и менять ее в любой момент времени. Эта идея
позволяет переходить от жесткого одномерного восприятия мира к многомерным гибким кон-
текстам восприятия.

Время от  времени я обнаруживаю еще элемент тени, распространенный в  нашей


культуре: им оказывается сладкая парочка победитель/побежденный. Да-да, те самые
Winner&Loser, известные герои массовой культуры. Я обнаруживаю их в себе, хотя на созна-
тельном уровне у меня присутствует ценность равных отношений, отсутствия конкуренции,
парадигма Win/Win. Это важно для меня, и  это то, в  чем я практикуюсь давно и  много.
Но это же ценностное предпочтение ведет к тому, что иерархические отношения, ценность
иерархии оказывается в тени. Я с большим энтузиазмом и искренне отрицал значимость иерар-
хии и борьбы в своей жизни. Почти любой пафос может свидетельствовать о наличии теневой
динамики.

Важным в принятии этой части тени оказывается понимание, что отношения победи-
тель/побежденный базируются на иерархическом инстинкте, который, наряду с инстинктами
размножения, выживания и сосуществования, является одним из базовых и иногда может быть
сильнее других инстинктов. Динамика этих отношений глубоко укоренена в  bodymind. Мы
встречаемся с ней гораздо чаще, чем предполагаем. Каждый раз, входя в новую коммуника-
цию, мы на каком-то уровне входим в иерархическое взаимодействие (проясняем, кто здесь
главный). Проявленная значимость такого взаимодействия будет зависеть от социального кон-
текста, но важно, что бессознательно это всегда присутствует.

Социальное окружение может помогать или скрывать эту динамику. Если человек живет
в среде с ценностями выживания или успеха, то роль побежденного, или неудачника, будет
невыносима для него. Если человек живет в среде с ценностями равноправия и сотрудничества,
в тени оказываются обе эти фигуры.
62
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Shadow Diary, декабрь 2010 г.


Из  этой парочки фигура победителя, на  первый взгляд, находится немного дальше
от меня. Наверное, явно я ее заметил, когда мы с сыном устраивали велосипедное путеше-
ствие на Куршской косе два года назад. Ефим как раз стал с меня размером (сейчас он больше).
И в этом контакте с подростковыми качествами я нашел азарт и импульс обгонять и под-
дразнивать, что было достаточно неожиданно. Иногда эта фигура проявляется в чувствах
и мыслях зло-радости от признания профессиональной «крутизны» по сравнению с равными
по  опыту коллегами. В  перетанцовывании на  дискотеках «Казантипа». В  сравнении своего
качества жизни и качества жизни других.

Прямо сейчас я начинаю понимать, что вторая фигура – лузера, проигравшего, неудач-
ника – еще более сложна для принятия. Я всегда был плох в соревнованиях. В школе мне ста-
вили 4-ку по физкультуре только за общую послушность. Я никогда не выигрывал олимпиады
и конкурсы, в которых участвовал. По крайней мере, не помню. То есть я всегда был очень
хорошим, но никогда лучшим. :)

Я специально исследовал эту историю уже во взрослом возрасте на конкурсах современ-


ного танца как участник и как член жюри. Сознательно я убежден, что атмосфера конку-
ренции и соревновательности в искусстве отравляет все. Я это видел.

Но от этих убеждений мало что зависит. Танец побед и поражений не исчезает, побе-
дитель старается победить, проигрывающий старается (не) проиграть, и это будет продол-
жаться всегда.

Интеграция этой пары подразумевает расширение пространства выбора. Убрать разде-


ление, позволить двум этим фигурам встретиться. Увидеть в смене этих ролей по-настоящему
увлекательную игру и дать место всем ее участникам.

Изучая тень, мы обнаруживаем, что один из полюсов полярности («я – честный») нахо-
дится на свету, отождествляется с сознательным «я», тогда получается, что противоположный
полюс («я – обманщик») принадлежит тени. Поэтому работа с интеграцией противоположно-
стей является одним из базовых методов в работе на уровне личной тени.

Мне еще раз хочется прояснить, что речь не идет об утрате глубинных внутренних ори-
ентиров. Быть честным или лживым в зависимости от выгоды, например. Речь идет о возмож-
ности более внимательно распознавать теневые сигналы, яснее чувствовать и понимать соб-
ственные теневые процессы и выбирать действия и поступки.

6. Танец идет из единства тела, эмоций и разума. Тень можно обнаруживать через
неожиданные движения и  привычные нефункциональные напряжения в  теле. Тень можно
обнаруживать через сны и фантазии, через образы искусства, к которым вновь и вновь бессо-
знательно возвращаемся, они продолжают манить нас, хотя мы можем не понимать почему.
Тень можно обнаружить через моральные дилеммы, которые нельзя решить однозначно, кото-
рые требуют размышления и путешествия туда, где мы еще не были.

Можно выражать теневой импульс, чувство или образ через мимику, жест, движение,
голос в  безопасном пространстве. В  движении у  нас сохраняется чувство контроля, танец
рождается на тонкой грани отпускания и направления движения. Танец – это одновременно
63
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

весь вы целиком и отдельный способ проявления себя. В этом его парадокс. Вы можете выра-
жать агрессивный импульс яростно и сильно в движении, при этом отмерять ритм и отсчиты-
вать «раз, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь» вновь и вновь.

В танце с тенью много парадоксов. Это означает, что вам приходится удерживать одно-
временно несколько разных идей и состояний внутри себя. Похоже, что зрелые люди могут это
делать, могут вмещать в себя все это и не разрываться на маленькие несвязные кусочки «я».

В тени могут находиться некоторые эмоции и эмоциональные проявления, те, которые мы


не хотим или не можем признать в себе, но также некоторые эмоции могу указывать на присут-
ствие тени. Чаще всего это страх и стыд. Конечно, страх и стыд могут быть разными и не все-
гда указывать на тень. И они не просто указывают на присутствие тени, иногда они же ста-
новятся своего рода энергетическими барьерами, барьерами на пути к контакту с тенью. Эти
чувства берегут нас от контакта с любым теневым проявлением. Это стражи границ личности.
Охранники на полную ставку. Если мы начинаем ощущать присутствие страха и стыда и ощу-
щать неудобство от их присутствия, скорее всего, за этим страхом, страхом оказаться каким-
то не таким, стыдом, оттого что кто-то воспримет нас «не такими», скрывается отвергнутая
часть «я» – слишком смелая, слишком яркая, слишком неловкая, слишком…

Вернуть себе себя целиком. Остаться с собой и с миром в контакте. Не потерять ни капли
своей жизненности. Научиться обращаться со своими чувствами, не теряя с ними контакта,
проживая, узнавая их. Не бежать от страха, не стыдиться стыда. Узнавать более тонкие, полу-
скрытые чувства, стоящие за ними. Мастерство в обращении с эмоциями не предполагает вла-
сти над ними, потому что эмоции зарождаются в тех местах внутри, где у нас просто нет средств
контроля. Амигдала, миндалевидное тело в мозгу, не знает слов, не знает волевых импульсов.

«Я» появляется позднее, когда импульс уже есть, поэтому мы можем научиться распо-
знавать его и выбирать то, как выражать его. И то не всегда. Если у нас есть опыт выражения
себя по-разному, это помогает не теряться, когда импульс приходит.

7. Танец – это человеческое. Это то, что мы можем разделить с другими. Поэтому
во взаимодействии с тенью важно выверять, находить степень, уровень и качество взаимодей-
ствия с другими людьми. Если мы слишком поспешно раскроем свой теневой материал перед
другими, чувства, связанные с ним, могут быть слишком сильными, слишком разрушающими.
Работая самостоятельно, мы можем многого не заметить, мы лишаем себя множественности
отражений, меньше узнаем, как тень проявляет себя в отношениях. Мы можем комбинировать
разные форматы работы.

Если вы совсем растерянны и  не  можете ориентироваться в  теневых сигналах, воз-


можно, вам нужно больше поддержки, и тогда индивидуальная работа со специалистом, пси-
хологом или психотерапевтом, обученным этим методам работы, будет хорошим выбором
на этом этапе. Естественно, пространство доверия, которое необходимо для глубинной работы,
не появляется сразу, это процесс, которому нужно время. Например, все выпускники обучаю-
щей программы по интегративной танцевально-двигательной психотерапии имеют подготовку
в танце с тенью.

Терапевтическая группа, в  которой есть место для танца с  тенью, может быть хоро-
шей возможностью, если вы готовы к контакту с другими в этой теме, готовы к риску быть
собой в присутствии других. В группе одновременно есть достаточно профессиональной под-
64
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

держки от ведущего и достаточно взаимной поддержки и богатого материала для взаимодей-


ствия между участниками.

Группа саморазвития, в  которой люди работают вместе с  частью  теневого материала,


также может быть подходящим форматом. Правда, слишком болезненный материал может
быть сложно проработать в этом случае. Заботьтесь о своем эмоциональном состоянии, дого-
варивайтесь о правилах, о возможности регулировать процесс. Например, о слове «стоп» как
законе для всех участников группы.

Для самостоятельной работы можно порекомендовать процесс «3—2—1  Shadow


Process» из  главы  «Слои теневого мира» или структурированный по  времени и  формату
Shadow Diary («Теневой дневник»), честное и ясное исследование теневых импульсов и чувств.
Само название «Теневой дневник» подразумевает, что это не столько ваши личные всеобъем-
лющие признания, сколько место для голоса определенной части вас. Это ограничение задаст
необходимую рамку безопасности.

В итоге, если вы понимаете, что тень так или иначе присутствует и будет присутствовать
в мире и в вас как части мира, то необходимо создать свою собственную практику работы с ней,
свою собственную форму танца с тенью. Меняющуюся, как сама тень. Живую. Разнообразную.
Регулярную.

При взаимодействии с  тенью следует руководствоваться двумя простыми правилами,


сформулированными Сергеем Всехсвятским:

«Первое. Не нужно бороться с теневыми энергиями и пытаться их подавить и загнать


назад в глубину. Во-первых, это все равно бесполезно – появление теневых энергий означает
слабость существующих форм. Во-вторых, борясь с теневыми энергиями, мы отсекаем себя
от источника силы и творчества. Потому что сила – в тени.

Второе. Не нужно пассивно уступать потоку теневых энергий, давая им обособиться


в теневые формы. Вот это по-настоящему опасно – формы, не инициированные светом осо-
знания, могут быть разрушительны для ткани общества. Потому что тени без света  –
опасны».

Целью встречи с  тенью является развитие наших продолжительных отношений с  нею


для расширения своего чувства «я» уравновешиванием односторонности нашего сознатель-
ного отношения с подсознательными глубинами.
Всегда важно помнить, что танец с тенью – это всего лишь один из танцев вашей жизни.
Ваша жизнь, то, как вы ее проживаете, то, как вы ее творите, всегда больше любого отдельного
движения. Это важный танец, в некоторых случаях – критически важный, но даже в этом слу-
чае – не единственный.
Единственный, уникальный танец – это ваш танец с жизнью в целом, вся эта история,
разворачивающая из вечности и исчезающая в ней. Вечность как задник, кулисы и молчаливый
зритель для вашего представления.

65
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
Приложение
Танец с болью
 
Преврати свою боль в искусство.
Преврати искусство в понимание.
Преврати понимание в действие.
Габриелла Рот

Боль – тема напрямую, кажется, не связанная с тенью, но, на мой взгляд, очень важно,
что на пути к принятию отвергнутых частей «я» мы можем встретиться с мучительными, пуга-
ющими и болезненными переживаниями, и хорошо бы знать, что в этот момент можно с собой
делать и как можно со всем этим быть. Люди приходят в психотерапию и к желанию изменить
свою жизнь в том числе потому, что им больно. И люди не меняют свою жизнь, потому что им
больно. Точнее, потому что они боятся боли, которую помнят. Люди боятся вновь встретиться
с болью.

Правда, некоторые люди любят свою боль. Я знаю боль, иногда невыносимую, иногда
сладостную, и  я знаю, что есть вещи, более важные, чем боль. В  этой части  мне интересна
больше феноменологическая сторона боли, а не глубины физиологии. Хотя важно понимать,
что часть ученых считает, что боль – это особый режим (перегрузка) любых рецепторов, а дру-
гие выделяют отдельную систему восприятия боли.

В контексте танцевальных практик и танцевальной психотерапии нас интересует соот-


ношение между эмоциональной и физической болью, то, как мы проживаем то и другое, где
здесь сходства, различия и что это изучение может дать для понимания и практического при-
менения. Самая сильная эмоциональная боль, которую испытывают люди, – это боль потери
близких и боль отвержения.

За последние пять-семь лет было проведено несколько исследований с использованием


МРТ, показавших, что боль от расставания активирует те же участки мозга, которые задей-
ствованы, когда человек страдает от серьезной физической боли – например, от ожогов или
сильных ударов. Чем сильнее отвержение, тем более сильную боль вы будете чувствовать.

Последующий анализ выявил, что точнее говорить, что сигналы физической и эмоцио-
нальной боли идут через одни и те же участки мозга, но немного разными путями. Поэтому они
иногда близки, но работают по-разному. Боль отвержения – это способ, которым мозг сообщает
нам, что мы в серьезной опасности, в одиночестве и что необходимо быть снова принятыми,
чтобы выжить. Этот механизм сформировался, когда люди действительно не могли выжить без
ближайшего окружения, и продолжает работать, даже когда мы рационально знаем, что можем
выжить.

Боль и эндорфины
Я хорошо знаю, что танец может быть прекрасным обезболивающим. Помогает сама
химия движения, музыки, творчества – естественная поставка эндорфинов, эндоканнабинои-
дов и прочего серотонина. Безнаказанная аддикция жизненности.

Много раз, чувствуя физическую и эмоциональную боль, я отправлялся в танец, и внутри


самого танца боли не  было. Когда танец заканчивался, боль возвращалась. Поэтому иногда
66
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

движение работает как необходимое отвлечение, а иногда  – как маленькое бегство. Да, так же
мы можем обращаться не только с болью, но и с тревогой, гневом и другими переживаниями.

Вывод, к которому я пришел, наблюдая за танцем с болью у себя и различных людей:


эмоциональная боль, как и физическая, связана с нарушением целостности человека. Точнее,
с тем, что он переживает как себя и свое. Образ себя, отношения и ожидания, с которыми
человек настолько отождествлен, что на каком-то уровне переживает их как самого себя.

Если внутренняя реальность себя начинает разрушаться: ожидания не оправдываются,


отношения рвутся, реальность и  поступки других людей вторгаются туда, где их не  ждешь,
принципы поруганы, мозг изнасилован… – я переживаю это так, как будто из меня вырезают
куски, разрывают мою воплощенность, ломают мои связи с миром.

Облегчая боль
Сложность в отношениях с болью, особенно с эмоциональной болью, состоит в том, что
боль как таковая окружена дополнительными смыслами и переживаниями. Если у нас уже есть
опыт болезненных переживаний – утраты, разрыва, отвержения, то мы имеем дело не только
с болью, но и со страхом боли. Страх боли иногда мешает и реальному глубокому контакту
с другими людьми, отстаиванию своих границ и заявлению о своих потребностях. «Меня снова
отвергнут, и мне снова будет невыносимо больно. Лучше я потерплю».

Как можно пройти сквозь этот страх?

1. Усиливать ощущение безопасности и защищенности. Да, безопасность, защи-


щенность – это в том числе и телесное переживание. Оно выражается в позе, качестве движе-
ния, выборе места и маршрута в пространстве и так далее. Безопасность – это возобновляемый
ресурс. Она связана с уверенностью в себе и знанием своих возможностей, способностью кон-
тролировать ситуацию настолько, насколько ее возможно контролировать, и так далее. Есть
привычки поведения и мышления, которые укрепляют ощущение безопасности, и есть те, что
ведут в обратном направлении.

Я замечаю, что переживание безопасности часто выражается телесно в большей расслаб-


ленности и в большей замедленности. И возможно, естественное расслабление и замедление
также помогают возвращать себе ощущение безопасности. И в нем есть парадоксальная сто-
рона  – глубинное доверие к  жизни, которое не  достигается только разумными действиями:
выбором хорошего окружения для жизни, накоплением материальных и социальных ресурсов.
Это все, конечно, работает, но есть еще что-то, что работает, когда вещи, определяемые здра-
вым смыслом, не работают. Наверное, именно это современные буддисты называют «опорой
на пустоту». По большому счету, хорошо, когда работает и то, и другое.

Когда боль приходит неожиданно, мы естественно реагируем, естественно пугаемся, сжи-


маемся, но мы можем достаточно быстро отпустить этот страх или часть страха, если знаем
путь к ощущению безопасности. Если мы много раз проходили этими путями. Если у нас есть
несколько разных способов усилить это ощущение.

Я продолжаю удивляться тому, как много страха и тревоги продолжает жить в телах рус-
ских людей. Многие психологи говорят о травме поколений, о глубинной небезопасности как
базовом ощущении российского самосознания. Отсюда идет поиск внешних врагов, стремле-

67
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

ние встать с колен, ненужная демонстрация силы. Я ощущаю это в своем теле и вижу в телах
других людей.

Это постепенный путь из многих шагов – просто дышать, не озираясь; учиться опираться
на землю без готовности ударить или спрятаться; отпускать глубинное напряжение в самой
сердцевине тела… Память тела легко и мгновенно возвращает нас к привычному ощущению
напряжения, но мы можем вновь и вновь проходить этот путь к глубинному расслаблению,
пока оно не станет привычным.

2. Воспринимать боль как набор ощущений. Бывает полезно внутренне различать


боль, непосредственный дискомфорт и страдание, саму мучительность переживаний по поводу
боли: «Ой, это никогда не кончится! За что это мне?! Я не смогу этого вынести!!!» – и так
далее.

Сама по себе боль – это набор телесных ощущений. Интенсивных. Иногда очень интен-
сивных. Если человек уже не так боится, он может всматриваться в эти ощущения. Различать
остроту и давление, жар и дрожь, едкость и ломоту. Ощущать ясно. И тогда может оказаться,
что боль не так страшна и велика. Она конкретна, а с чем-то конкретным можно что-то делать.

Если боль – это набор телесных ощущений, значит, она где-то локализована в теле, сосре-
доточена в определенном месте. И значит, есть места, где этой боли нет. Могу ли я почувство-
вать их в этот момент, ощутить места, свободные от боли, ощутить их движение? Могу ли я
ощутить себя больше этой боли? Могу ли найти расстояние между ней и мной?

Боль потери и отвержения обычно гнездится в области сердца, раздирает его, раскалы-
вает.
И есть тот, кто воспринимает эту боль, но самой болью не является.
Я продолжаю дышать и обнимать дыханием свое сердце.
Что бы ни происходило, я продолжаю дышать и обнимать свое прекрасное сердце.

3. Исцелять боль как рану. Еще одна метафора для исцеления боли состоит в том, что
с внутренними ранами стоит поступать так же, как и с физическими повреждениями. Как мы
заботимся о ранах? Что помогает исцелиться на физическом уровне? Что мы делаем?

Первое – мы промываем рану, очищаем от ненужного, загрязняющего, того, что может


принести воспаление.
Что это означает на эмоциональном и внутреннем уровнях?
Отойти от страха и самообвинений, стыда и вины. Отодвинуться внутри. Если эти чув-
ства продолжают появляться, отпускать их. Продолжать отпускать их. И может быть, сказать
«да» слезам очищения и отпускания. Не слезам сожаления или уничижения, а слезам осво-
бождения.

Второе  – дать лекарство, то есть питать тем, что восстанавливает. Иметь достаточно
ресурсов. Знать, что и кто вас восстанавливает – друзья, природа, молчание, музыка, медита-
ция, объятия… — все, что вас может питать и восстанавливать, пусть будет с вами в это время.
Это рецепт. Скажите себе и другим, что это рецепт. Он прописан. Он с печатью.

Третье – перебинтовать, что означает на какое-то время оберегать от внешних воздей-


ствий. Убрать все ненужные дела и лишнее общение. Пересмотреть свои психологические гра-
68
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

ницы, сказать «нет, не сейчас, не сегодня, нет». Создать для себя пространство уютное и защи-
щенное. Беречь себя. Кажется, что это банальные вещи, но, положа руку на то самое сердце,
часто ли мы можем заботиться о себе, когда нам больно?

Да, эмоциональная и физическая боль – не одно и то же, но могут сработать похожие


шаги.

4. Возвращать себе ощущение силы. Еще одно осложнение при встрече с болью – это
переживание бессилия, переживание «я не справлюсь». Особенно, если боль долгая, или вне-
запная, или связана со многими сложными чувствами. Его есть смысл сбалансировать пере-
живанием «я могу». И то, и другое переживание в первую очередь – телесные переживания.
Они связаны с уровнем и рисунком тонуса мышц, поверхностных и глубоких. Они связаны
с осанкой (точнее, alignment) и положением тела в пространстве. Они связаны с движением
и качеством этого движения.

Как можно почувствовать переживание «я могу»?

Через ясное физическое усилие? Через удержание или высвобождение? Через целена-
правленность или свободное движение? Каков подходящий вам прямо сейчас способ телесно
выразить то количество и качество силы, которое у вас уже есть?

На этом этапе мы с клиентами часто работаем с техниками заземления и центрирован-


ности, потому что именно они могут давать здоровое ощущение силы. Естественно, важно,
чтобы человек мог выбрать, найти или создать подходящий для него сейчас способ контакта
с этим переживанием.

Я еще раз хочу напомнить, что речь идет не о том, чтобы сильно напрячься и загнать
чувство бессилия куда-то подальше, где оно станет еще одной формой слабой тени, покинутым,
униженным и отвергнутым аспектом «я». Речь идет о балансе и расширении, о том, что мы
можем быть больше, чем ощущение бессилия. И о том, что этот баланс помогает проходить
через душевную и физическую боль.

Да, еще одна необходимая банальность – бессмысленно пытаться избавиться от боли, я


имею в виду полностью избавиться. Невозможно прожить жизнь без боли, более того, часть
физической и эмоциональной боли – это необходимость, необходимая часть обучения, часть
сонастройки с большим и разнообразным миром, а если принять во внимание идею, что боль –
это перегрузка, то тогда она – еще и часть тренировки. Вопрос только в мере. Не избегать боли
и, насколько возможно, не падать в нее. Танец.

Если сменить перспективу рассмотрения, то важным является качество, природа и спо-


соб организации переживания себя, того себя, с которым приключилась эта боль. И здесь есть
вопрос о контакте с собой как с процессом, изменчивости образа себя. Целостность – не закон-
ченное совершенство, а динамическое равновесие, процесс непрерывного пересозидания себя
в контакте с людьми и миром. Танец.

И еще одно: опыт духовных практик говорит нам, что есть в этой целостности то, что
нельзя никоим образом повредить, потому что оно не является частью этого мира. Та самая
пустота духа, рождающая полноту бытия. И, опираясь на эту пустоту, можно пережить многое.
Жизнь, например. Причем хорошо пережить. :)
69
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

Или так:

«Ваша боль от  того, что ломается оболочка, скрывающая вас от  пониманья вещей.
Чтобы сердце плода могло предстать перед солнцем, его твердая косточка должна раско-
лоться, вот так же и вы должны узнать боль. И если бы сердце ваше не переставало изум-
ляться чудесам, которые  жизнь приносит вам каждый день, ваша боль казалась  бы вам
не  менее длинной, чем радость; и  вы  бы смирились со  сменой времен года вашего сердца,
подобно тому как принимаете смену сезонов, проходящих через ваши поля. И наблюдали бы
с безмятежностью за зимами ваших печалей.
Значительную часть вашей боли вы выбрали сами. Это горькое снадобье, которым
врач внутри вас лечит заболевшую часть вашего «я». Поэтому доверьтесь врачу и пейте его
лекарство молча, безропотно: потому что, как ни тяжела и жестока рука, она управляется
бережной рукой Невидимого, и чаша, что он вам поднес, хотя и жжет ваши губы, сделана
Гончаром из глины, смоченной Его собственными святыми слезами».
Халиль Джебран. Пророк

70
А.  Е.  Гиршон.  «Маленькая книга о тени»

 
ЦЕНТР ИНТЕГРАЛЬНОГО ТАНЦА «Жить Танцуя»
 
– регулярные занятия в Москве,
– базовые и продвинутые программы в России, Украине, Белоруссии, Казахстане, Литве
и Израиле,
– профессиональная обучающая программа по интегративному танцевально-психологи-
ческому тренингу и танцевально-двигательной психотерапии (профессиональная переподго-
товка),
– выездные тренинги в разных странах мира.

Нам нравится вдохновлять вас на творчество в танце жизни!

Вся информация на сайте: www.girshon.ru

71