Вы находитесь на странице: 1из 126

1. Подготовка и начало работы Парижской мирной конференции.

Разногласия среди
победителей.
После поражения Германии и ее союзников в Первой мировой войне державы-
победительницы — Франция, Великобритания и США — выступили инициаторами
созыва международной конференции, на которой планировалось решить дальнейшую
участь побежденных, а также заложить фундамент новой системы международных
отношений.
Парижская мирная конференция начала свою работу 18 января 1919 г. в Версальском
дворце. Выбор места и даты саммита не был случайным: именно здесь за 48 лет до
описываемых событий, в 1871 г., немцы, одержавшие победу во франко-прусской войне,
объявили о создании Второго рейха. Таким образом союзники стремились показать, что
агрессивная внешняя политика Германии закончилась там же, где началась.
Для участия в работе конференции в Париж прибыли руководители и лидеры 27
государств, а также представители британских доминионов, некоторых колониальных
стран и делегаты от различных общественных организаций, многочисленные журналисты
и прочие лица.
Перед началом конференции победители стремились доказать всему мировому
сообществу, что, как и ранее, они являются единой силой, сформированной в ходе Первой
мировой войны и в течение 1914—1918 гг. ценой огромных жертв и лишений
противостоявшей блоку государств во главе с Германией, главная цель которого
заключалась в бездумном разрушении существующего порядка вещей в мировой
политике тех лет. Однако уже с самого начала работы конференции выявились
разногласия во взглядах стран-победительниц как на будущее побежденных стран, так и
на принципы функционирования будущей системы международных отношений.
Франция, Великобритания, США и Италия совершенно по-разному видели будущее
Германии, не сходились в оценке размеров контрибуции, которую планировали наложить
на побежденных, еще не представляли себе, как перераспределить зоны влияния в
колониальных владениях поверженной Германии, как вообще относиться к
колониальному вопросу в целом, как быть с многочисленными государственными
образованиями, возникшими на обломках Российской, Германской, Австро-Венгерской и
Османской империй.
Не было согласия и по поводу идеологических основ нового мирового порядка. Так,
политики США и Франции считали, что суть будущего мирового порядка должна
сводиться к сохранению в мировой, а в еще большей степени европейской политике их
ведущей роли. Причем Франция претендовала на роль лидера европейской политики, как
наиболее крупная и в тот момент наиболее сильная в военном отношении страна
континентальной Европы. Британия, со своей стороны, не хотела полной ликвидации
германского влияния на европейскую политику, так как она не была заинтересована в
чрезмерном усилении Франции на континенте.
Итальянцы рассчитывали за свое участие в войне на стороне Антанты получить ряд
территорий, ранее входивших в состав Австро-Венгерской империи. Интересы Японии
сводились к легитимации своих успехов по установлению контроля над Маршалловыми,
Каролинскими и Марианскими островами, ранее являвшимися колониями Германии.
Наиболее прогрессивные взгляды на будущую картину мироустройства имели
государственные деятели США. Во-первых, они не хотели чрезмерного ослабления
Германии и усиления Франции, во-вторых, с их точки зрения, дальнейшие
международные отношения должны были строиться на основе расширения мировой
торговли и отказа от колониальной системы. Также американцы считали, что должен
произойти отказ от тайной дипломатии. Большинство из этих взглядов были озвучены
руководителем американской делегации президентом Вудро Вильсоном еще в январе 1918
г. в его знаменитых «14 пунктах».
Противоречия между победителями на конференции могли возникнуть не только из-за
принципиальных вопросов, касающихся будущего мироустройства, но и из-за сюжетов,
которые тогда казались несущественными, но со временем стали символом изменений,
начавшихся в мировой политике после окончания Первой мировой войны. Например, еще
до официального открытия саммита возник вопрос о рабочем языке конференции.
Руководитель французской делегации Жорж Клемансо настаивал на том, что им должен
быть французский, который до этого считался языком международной дипломатии. Со
своей стороны руководитель британской делегации Дэвид Ллойд Джордж предлагал
использовать также английский язык. Достигнутый компромисс предполагал
использование обоих языков.
Для повышения эффективности работы конференции страны-участницы были разделены
на четыре категории. Ключевые страны Антанты — США, Великобритания, Франция,
Италия и Япония — были отнесены к первой категории, и им было предоставлено право
участвовать в обсуждении всех вопросов.
Вторую категорию представляли страны, которые принимали активное участие в боевых
действиях на стороне Антанты, британские доминионы и Индия, новообразованные
государства в Европе, а также страны, место и роль которых в будущей системе
международных отношений должна была определить Парижская конференция.
Представители этих государств должны были принимать участие в тех заседаниях, где
обсуждались вопросы связанные непосредственно с ними или с их регионом.
В третьей группе находились государства, которые успели разорвать дипломатические
отношения с Германией и ее союзниками, но особой поддержки Антанте не оказывали.
Представителей этих государств собирались привлекать к обсуждению вопросов, когда
дело касалось конкретно их.
В наиболее неблагоприятном положении находились государства четвертой категории,
представителей которых на то или иное заседание могли пригласить лишь представители
одной из пяти ведущих держав. Не исключался и вариант получения от этих стран только
письменных отчетов или предложений. В четвертую группу входили побежденные
государства.
Большая дискуссия на конференции развернулась по поводу текста мирного договора с
Германией и Устава Лиги Наций — международной организации, которую планировали
создать для мирного решения накапливавшихся в международных отношениях проблем.
Руководитель американской делегации Вильсон настаивал на том, что эти договор и Устав
должны составлять единое целое. Ллойд Джордж соглашался с возможностью включения
Устава Лиги Наций в текст мирного договора, однако не считал, что условия такого
мирного договора являются обязательным к исполнению всеми, как того жаждал Вильсон.
Французы же вообще предлагали не объединять мирный договор и Устав Лиги Наций в
рамках единого документа.
Имелись различные подходы и к решению колониального вопроса. В конечном итоге по
инициативе Вильсона было предложено создать так называемую мандатную систему, в
соответствии с которой ведущие державы получали от Лиги Наций право на управление
теми или иными колониями, ранее принадлежавшими Германии и Османской империи.
В конечном итоге с большими сложностями странам-победительницам удалось
выработать документ, который, по их мнению, являлся не только справедливым
возмездием Германии, но и надежной правовой базой послевоенного мироустройства.
Территориально рамки Версальского мира, заключенного 28 июня 1919 г., фактически
охватывали всю планету. Можно смело утверждать, что этот документ заложил основы
новой системы международных отношений, в дальнейшем получившей название
версальско-вашингтонской.
Версальский договор предусматривал возращение Франции Эльзаса и Лотарингии. В
Саарской области угольные месторождения становились французской собственностью, а
управление этой территорией передавалось на 15 лет Лиге Наций. По истечении этого
срока будущая принадлежность данных территорий должна была быть определена в ходе
плебисцита. На левом берегу Рейна создавалась Рейнская демилитаризованная зона, на
территории которой немцам было запрещено размещать свои вооруженные силы.
Германия также вынуждена была уступить значительные территории Бельгии, Дании,
Чехословакии и Польше. Особенно серьезные уступки были сделаны в пользу последней,
получившей целый ряд прусских провинций. Портовый город Данциг формально
переходил под контроль Лиги Наций, а фактически был включен в польскую таможенную
зону и стал контролироваться поляками. Созданный таким образом Данцигский
(Польский) коридор разделил территорию Германии, отделив Восточную Пруссию от
основной части страны. Германия также теряла все свои колонии.
В военном отношении Германия лишилась права формировать армию на основе всеобщей
воинской повинности, численность разрешенной добровольческой армии составляла 100
тыс. чел. Было решено ликвидировать и немецкий генеральный штаб, который союзники
считали одним из источников германского милитаризма. Серьезно был сокращен
германский военно-морской флот, стране было запрещено иметь военно-воздушные силы,
тяжелую артиллерию, танки, производить химическое оружие.
Одним из наиболее унизительных для побежденной стороны условий мирного договора
стало признание Германией своей единоличной вины за развязывание Первой мировой
войны. С этим признанием было связано и требование выплачивать репарации, чтобы
возместить жертвам германской агрессии понесенный ущерб. Версальский мирный
договор не устанавливал точный объем репараций — во многом потому, что между
державами-победительницами существовали значительные разногласия по этому поводу.
Однако документ устанавливал, что окончательное решение должно быть принято до 1921
г.
Процесс формирования новой системы международных отношений не заканчивался с
подписанием Германией условий Версальского мира, скорее это было его начало. Для
того, чтобы система становилась полноценной, необходимо было включить в нее и другие
страны, которые в годы Первой мировой войны поддерживали Германию. 10 сентября
1919 г. был подписан Сен-Жерменский договор с Австрией, в котором австрийцы
признавали факт распада Австро-Венгерской империи, отказывались от ряда территорий в
пользу Италии и Польши, а главное — от потенциальной возможности воссоединения
(аншлюса) с Германией.
Еще одной союзницей Германии, которая приняла условия новой системы
международных отношений, стала Болгария. Участие в Первой мировой войне на стороне
стран Четверного союза в конечном итоге обернулось для Болгарии потерей суверенитета
над частью своих территорий, что и было зафиксировано в Нейиском договоре,
подписанном 27 ноября 1919 г. в городке Нейи-сюр-Сен около Парижа.
Много времени союзникам потребовалось, чтобы заключить мирный договор с Венгрией.
Э го было связано с драматическими событиями установления и крушения в Венгрии
советской республики. Только после того, как в стране была формально восстановлена
монархия, а руководителем государства (регентом трона) стал Миклош Хорти, 4 июня
1920 г. в Большом Трианонском дворце в Версале Венгрия подписала мирный договор,
получивший свое название по месту заключения — Трианонский договор. Как и в случае
с другими побежденными странами, Венгрия теряла часть территорий, серьезно
ограничивалась численность ее вооруженных сил.
Последним и наиболее жестким по своим условиям стал подписанный 10 августа 1920 г. в
пригороде Парижа Севрский договор с Турцией. Однако именно этот договор оказался
первым в ряду документов, условия которых оказались пересмотренными в силу
внутренних процессов, развернувшихся в стране, проигравшей Первую мировую войну.
Хотя система международных отношений, правовые основы которой были созданы в
Париже и его пригородах, мыслилась создателями как глобальная и эффективная, на
самом деле она таковой не являлась. В нее не была включена Советская Россия и
подконтрольные ей советские республики на Украине, в Белоруссии, Закавказье и
Средней Азии, в совокупности составлявшие практически всю территорию рухнувшей
Российской империи, или одну шестую часть суши.

2. Германский вопрос на Парижской конференции. Версальский мирный договор.


Текст Версальского договора довольно продолжительный и охватывает огромное
количество аспектов. Это вызывает удивление еще и с той точки зрения, что никогда до
этого в мирных соглашения не прописывались так подробно пункты, которые к нему
никакого отношения не имеютт. Мы приведем только наиболее значимые условия
Версаля, которые и сделали этот договор таким кабальным.Представляем Версальский
мирный договор с Германией, текст которого представлен ниже.
Примерное содержание версальского мирного договора:
Германия признавала свою ответственность за весь ущерб, причиненный всем странам
участницам первой мировой войны. Этот ущерб проигравшая сторона должна будет
возместить.
Вильгельм 2, император страны, признавался международным военным преступником и
его требовали предать трибуналу (статья 227)
Устанавливались четкие границы между странами Европы.
Немецкому государству запрещалось иметь регулярную армию (статья 173)
Все крепости и укрепленные районы к западу от Рейна должны быть полностью
уничтожены (статья 180)
Германия обязывалась выплачивать репарации странам победительницам, но конкретные
суммы в документы не уточняются, а есть довольно расплывчатые формулировки,
позволяющие эти суммы репараций назначать по усмотрению стран Антанты (статья 235)
Территории к западу от Рейна будут оккупированы союзными войсками, чтобы следить за
соблюдением условий договора (статья 428).
Это далеко не полный список основных положений, которые содержит в себе версальский
мирный договор 1919 года, но и их вполне достаточно, чтобы оценить то, как этот
документ был подписан и к каким образом он мог быть исоплнен.
Центральное место в решениях Парижской конференции занял Версальский мирный
договор с Германией, подписанный 28 июня 1919 г. По этому договору Германия
признавалась виновницей войны и вместе со своими союзниками несла всю
ответственность за ее результаты. Договор закреплял статус нейтралитета Бельгии, а
также переход к ней округов Эйпен, Мальмеди и Морене, полную независимость
Люксембурга, который отныне выходил из состава Германского таможенного союза.
Германия обязывалась провести демилитаризацию Рейнской зоны, а левый берег Рейна
занимали оккупационные войска Антанты. Область Эльзас-Лотарингия возвращалась под
французский суверенитет. Германия уступала Франции также угольные копи Саарского
бассейна, который на 15 лет переходил под управление Лиги наций. По истечении этого
срока вопрос о будущем этой области предусматривалось решить путем плебисцита среди
ее населения.
Германия обязывалась также уважать независимость Австрии в границах, которые были
установлены Сен-Жерменским мирным договором 1919 г. Она признала независимость
Чехословакии, граница которой проходила по линии старой границы между Австро-
Венгрией и самой Германией. Признав полную независимость Польши, Германия
отказывалась в ее пользу от части Верхней Силезии и Померании, а также от прав на
город Данциг (Гданьск), включенный в таможенную границу Польши. Таким образом, с
отделением Восточной Пруссии территория Германии оказалась рассечена на две части.
Германия отказывалась от всех прав на территорию Мемеля (нынешней Клайпеды),
которая в 1923 г. была передана Литве. Германия признавала «независимость всех
территорий, входивших в состав бывшей Российской империи к 1.VIII. 1914», т. е. к
началу первой мировой войны. Она обязывалась также отменить Брестский договор 1918
г. и другие договоры, заключенные с Советским правительством.
Германия лишалась всех своих колоний. Исходя из признания виновности Германии в
развязывании войны, в договор был включен ряд положений, предусматривающих
демилитаризацию Германии, в том числе сокращение армии до 100 тыс. чел., запрет
новейших видов вооружений и их производства. Договор содержал также другие статьи и
положения, фактически ограничивающие суверенитет Германии и регулирующие ее
экономические, финансовые, торговые и иные отношения с другими государствами. Уже
после окончания работы конференции предстояло определить сумму репарационных
выплат Германией.
За исключением нескольких стран договор был подписан и ратифицирован подавляющим
большинством участников мирной конференции. Под договором не поставил свою
подпись Китай, тем самым выразив свое несогласие с его положениями о судьбе
некоторых китайских территорий. Сенат США также не ратифицировал договор из-за
нежелания вступить в Лигу наций, устав которой был составной частью Версальского
мирного договора. Взамен него был заключен специальный американо-германский
договор 1921 г., в который не были включены статьи о Лиге наций.

3. Мирные договоры с союзниками Германии. Территориально-государственные


изменения в Европе.
Версальский мирный договор в совокупности с другими договорами:
· Сен-Жерменским (1919),
· Нейиским (1919),
· Трианонским (1919)
· Севрским (1923) составили систему мирных договоров, известную под названием
Версальской.
Сен-Жерменский мирный договор, заключенный между странами Антанты и Австрией, по
сути дела официально узаконивал распад Австро-Венгерской монархии и образование на
ее обломках собственно Австрии и ряда новых независимых государств — Венгрии,
Чехословакии и Королевства сербов, хорватов и словенцев, которое в 1929 г. было
преобразовано в Югославию. К Италии отошла территория Триест.
Нейиский мирный договор, подписанный странами Антанты и Болгарией в ноябре 1919 г.,
предусматривал территориальные уступки со стороны Болгарии в пользу Румынии и
Королевства сербов, хорватов и словенцев. Договор обязывал Болгарию сократить свои
вооруженные силы до 20 тыс. чел. и возлагал на нее довольно обременительные
репарации. Она лишалась также выхода к Эгейскому морю.
Трианонский договор (по названию Трианонского дворца Версаля) был призван
упорядочить отношения стран-победительниц с Венгрией. Он, как и Сен-Жерменский
мирный договор, подводил черту под историей существования Австро-Венгерской
монархии. При этом Венгрия вынуждена была согласиться с передачей ряда территорий
Румынии, Королевству сербов, хорватов и словенцев, Чехословакии и Австрии.
Севрский мирный договор, заключенный между странами-победительницами и Турцией,
узаконил распад и раздел Османской империи. Этот договор фактически был навязан
Турции в условиях оккупации войсками Антанты ряда ее стратегически важных районов
— Стамбула, зоны Черноморских проливов и Смирны (Измира), а также выступления
греческих войск против турецких сил. По договору Турция лишалась всех своих
колониальных владений — Сирии, Ливана, Палестины, Месопотамии, Аравийского
полуострова, Египта и др. Однако победа кемалийской революции помешала полной
реализации Севрского договора. Распространить на саму Турцию контроль Антанты не
удалось. Отношения с Турцией на более компромиссной основе окончательно
урегулировала Лозаннская конференция 1923 г.
4. Становление и эволюция Вашингтонской системы международных отношений в
Азиатском регионе
После Первой мировой войны произошло изменение соотношения сил не только в Европе,
но и в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Укрепила свои позиции практически не
принимавшая участие в военных действиях Япония. Япония навязала Китайскому
правительству договор, который предоставлял ей право строить железный дороги,
открывать новые порты, она требовала продления договора на аренду порта Артура.
Япония рассчитывала, что занятые войной в Европе великие державы не станут
препятствовать её проникновению в Китай. По Версальскому договору она получила
германские концессии часть германских островных владений в Тихом океане.
Усиление Японии вызвало негативную реакцию США и Великобритании, начались
разногласия между Великобританией и США. Великобритания стремилась к разделу
Китая на сферы влияния, а США к политике «открытых дверей». Вильсону не удалось
добиться от Великобритании принципа «свободы морей». Это задевало амбиции США,
как главного кредитора европейских стран. Стремясь закрепить свое положение они
выступили с предложением передела уже переделенного мира. В 1921 году в Вашингтоне
проходила международная конференция с участием 9 государств (США, Великобритания,
Япония, Франция, Италия, Китай, Бельгия, Португалия, Голландия). Россия и
дальневосточная республика приглашения не получили. Правительство России выразило
протест против изоляции и заявило о непризнании решений принятых без участии
решений принятых без участия СССР.
С мирными инициативами выступили США, которые предлагали сокращение флота. Это
вызвало протест со стороны Великобритании. В ходе Вашингтонской конференции был
подписан трактат 4 держав: США, Великобритания, Франция и Япония. Это трактат
касался их островных владений, которые гарантировались участникам.
Договор 9 держав был подписан в интересах ведущих государств, содержал
дискриминационные меры в отношении Китая, изменил ситуацию в регионе в пользу
США и Японии, что вызывало протест со стороны стран Азиатско- Тихоокеанского
региона. Мировое сообщество стало жить в новой системе международных отношений,
названной Версальско- Вашингтонской.
Версальская система была призвана урегулировать послевоенные отношения в Европе,
Африке, на Ближнем Востоке путем перераспределения колоний и сфер влияния.
Вашингтонская система создавала новый тип международных отношений на Дальнем
Востоке и Тихоокеанском регионе, прежде всего в интересах США.
Версаль и Вашингтон оказались во многом близки друг другу, т.к учитывали в первую
очередь интересы ведущих держав, устанавливали новый мировой порядок с позиции
силы. Вместе с тем Вашингтонская система была направлена на ревизию Версаля, где
США не смогли получить то чего желали, в то время как на Вашингтонской конференции
США удалось добиться признания принципа свободы морей, достигнуть равенства с
Великобританией.
Версальско- Вашингтонская система установила новые неравноправные международные
отношения, усилив позиции одних государств ослабив и унизив другие. На конференции
было решено германские права на Шань-Дун передать Японии, причем Китай в
документах не упоминался, что вызвало возмущение в Китае. Внешняя политика великих
держав носила антисоветский характер. Велись активные переговоры об организации
интервенции, план включал отправку на Дальний Восток американских и японских войск.
Интервенты получили отпор и Советская Россия вышла победителем.
+ Большое влияние на развитие китайского общества оказывало восстановление
дипломатических отношения между СССР и Китаем. Аннулировались все договоры и
соглашения заключенные правительством Китая и царским правительством.
5. Генуэзская конференция. Рапалльский договор между Советской Россией и
Германией и его международные последствия.
В конце октября 1921 г. советское правительство предложило созвать мирную
конференцию для выработки мирного договора между Россией и западными
государствами. Конференция в Генуе 10 апреля 1922 г. Сов. Делег во гл нарком
иностранных дел РСФСР Г.В. Чичерин. 29 стран. Советской стороне был вручен
Лондонский меморандум экспертов - требования возврата иностранным владельцам
национализированных предприятий, уплаты долгов царского и Временного
правительства. Однако из-за жесткой позиции сторон достичь соглашения между Россией
и странами-кредиторами не удалось. Вместе с тем советская делегация добилась на
конференции большого внешнеполитического успеха, подписав неожиданно для Антанты
16 апреля 1922 г. в предместье Генуи Рапалло двусторонний договор с Германией. Оба
правитель-ства взаимно отказывались от возмещения военных и невоенных убытков,
понесенных за годы войны. Германия также отказалась от требования возвратить
национализированную промышленность бывшим германским собственникам при
условии, что Россия не будет удовлетворять аналогичных претензий других государств.
Между двумя странами возобновлялись дипломатические и консульские отношения, а
также устанавливался принцип наиболь-шего благоприятствования в торговых и
хозяйственных отношениях.
В ходе работы Генуэзской конференции советская делегация 20 апреля 1922 г. выдвинула
меморандум, правительство РСФСР готово к восстановлению деловых сношений с
иностранным капиталом и признанию его убытков. При этом непременным должно было
стать условие "соблюдения взаимности".
В целом советская внешняя политика начала 20-х гг. носила двойственный характер –
стреление наладить торговлю с Западом, в то же время стремление продвинуть
революцию на Запад, что считалось единственным путем для достижения подлинного
мира.
"Первая великая встреча в верхах" XX в., как называли Генуэз-скую конференцию, не
привела к установлению прочных отношений Советской России с Западом.
Великобритания не торопилась заменить важный, но ограниченный и нестабильный
торговый договор всеобъемлющим мирным соглашением. Франция была настроена еще
более враждебно, так как к моменту Октябрьской революции ценными бумагами
Российского государства обладало 1,5 млн. французов, которые оказывали сильнейшее
давление на свое правительство, требуя добиться возмещения убытков.
Гаагская конференция летом 1922 г. (завершила свою работу 20 июля) не урегулировала
экономических отношений между Советской Россией и Западом.
Ед правительством в мире, которое открыто объявило о невоз-можности развивать
отношения с СССР, пока у власти будут находиться большевики, было правительство
США. В этот период только оно выдвинуло требование бойкота советской экономической
системы.
Надежда на мировую революцию - обстановка в Германии, свя-занная с оккупацией
Францией Рурской области (в ответ на задержку Германией выплаты очередной суммы
репараций), побудила руководителей большевиков сделать ставку на немецкую револю-
цию. Пользуясь наибольшим авторитетом в Коминтерне, Зиновьев и Троцкий стремились
"подтолкнуть" вооруженное восстание рабочего класса Германии. Выступление в
Германии было подавлено. Разгром рабочие движения в Болгарии и Польше.
Международные события начали резко меняться в начале 1924 г. В январе английские
консерваторы потерпели поражение на парламентских выборах. Лидер лейбористской
партии Д.Р. Макдо-нальд стал премьер-министром.
1 февраля 1924 г. его правительство признало СССР де-юре и предложило организовать
англо-советскую комиссию для изучения нерешенных экономических и политических
проблем в отношениях между двумя странами.
Инициатива Англии вызвала волну признаний советского прави-тельства и другими
странами Запада в 1924-1925 гг. 7 февраля 1924 г. итальянское правительство Б.
Муссолини формально признало СССР. Франция в лице председателя нового
правительства Э. Эррио официально признала СССР 28 октября 1924 г. Между тем
экономические проблемы франко-советских отношений были почти неразрешимы, так как
ни одна из сторон не хотела идти на уступки в вопросе о государственном долге
дореволюц России.
Восстановление связей с Китаем. Сложный и длительный ха-рактер, эта страна была
расчленена на несколько частей, в каждой из которых имелся свой правитель. Только в
мае 1924 г. видному советскому дипломату Л.М. Карахану удалось подписать в Пекине
соглашение с Китаем о возобновлении дипломатических отношений и о сохранении
контроля СССР над Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД), проходившей по
территории Маньчжурии.
В 1924 г. Советский Союз установил дипломатические отноше-ния с Австрией,
Норвегией, Швецией, Данией, Грецией. В январе 1925 г. - с Японией. Всего за этот период
СССР признали 13 государств.
Широкому дипломатическому признанию СССР в значительной мере способствовал
переход к нэпу. В 1923-1925 гг. на биржах капиталистических стран в качестве твердой
валюты стали котиро-ваться советские червонцы. В марте 1924 г. червонец на Нью-
Йоркской бирже котировался в 5 долларов 20 центов (правда, необходимо помнить, что 1
червонец равнялся 10 рублям и, следовательно, советский рубль котировался в 52 цента).
Котировка червонцев за границей прекратилась в 1926 г. после запрещения вывозить их из
страны.
В 20-е гг. продолжал расширяться объем торговли Советской России с Германией,
составив 30%- внешнеторгового оборота нашей страны. Этому способствовал договор о
дружбе и взаимном нейтралитете, подписанный в Берлине 24 апреля 1926 г. он продлевал
на пять лет действие Рапалльского договора.
В конце 1924 г. в Англии к власти вновь пришли консерваторы. В ходе предвыборной
кампании ими была пущена в ход фальшивка - так называемое "письмо Зиновьева", в
котором содержался призыв к английским коммунистам о подготовке восстания.
Консерваторы отказались ратифицировать торговое соглашение с СССР, подпи-санное
лейбористским правительством. Антисоветские настроения особенно усилились в 1926г.
Повод - забастовка английских шахтеров, которую поддержал Коминтерн и советские
профсоюзы. В Англии это было расценено как вмешательство СССР во внутренние дела
великой державы. В 1927 г. правительство консерваторов разорвало дипломатические
отношения с Советским Союзом, которые были восстановлены только в 1929 г.
В 1927 г. оказались разорваны дипломатические отношения с Пекином, где был совершен
налет на советское посольство (не без подстрекательства англичан). Франция требовала
отозвать советского посла X.Г. Раковского. В Варшаве был убит белогвардей-цем полпред
П.Л. Войков.
Стремясь избежать изоляций на международной арене, совет-ская дипломатия
осмотрительно маневрировала. В 1926-1927 гг. удалось установить тесные контакты с
южными соседями СССР - Турцией, Ираном, Афганистаном. С ними были подписаны
договоры, аналогичные тому, который был заключен с Германией.
В августе 1928 г. Советский Союз присоединился к пакту Бриа-на-Келлога, подписанному
в Париже по инициативе французского министра иностранных дел А. Бриана и его
американского коллеги Ф. Келлога. 15 ведущих держав мира брали на себя обязательство
отказаться от войны как "орудия национальной политики" и урегули-ровать возникающие
конфликты "с помощью мирных средств".
В значительной степени успехи советской внешней политики 20-х гг. были связаны с
именами блестящих дипломатов, среди которых выделялись: нарком иностранных дел
Г.В. Чичерин, а также Л.Б. Красин, М.М. Литвинов, А.А. Иоффе, Л.М. Карахан. Для
выполнения разнообразных миссий за границу направлялись и некоторые политические
деятели - X.Г. Раковский, Н.Н. Крестинский и др.
Советское правительство, занятое проблемами восстановления экономики страны,
проводило а эти годы осторожную и миролюби-вую политику, неоднократно выступая с
инициативами первоначаль-но сокращения вооружений, а с конца 1927 г. всеобщего
полного разоружения.
6. Германская проблема в международных отношениях первой половины 20-х годов.
Изменение политики западных держав.
В европейской политике межвоенного периода германская проблема была одной из самых
острых. Версальский договор вызвал в стране болезненную реакцию, последовала волна
реваншизма и националистического экстремизма. Потеря колониальных владений и
европейских территорий значительно снизила экономический потенциал промышленных
мощностей и сырьевой базы страны. Немецкая нация была морально подавлена, общество
доведено до острейшего социально-экономического и политического кризиса.
Германия являлась основным должником по репарациям. А в центре внимания
практически всех международных конференций вплоть до мирового экономического
кризиса стоял нерешенный на Парижской мирной конференции вопрос о репарационных
выплатах Германии победителям и связанное с ним экономическое и политическое
регулирование. Оно возлагалось прежде всего на дипломатию стран Антанты.
Конференция в Спа (1920 г.) – одно из первых мероприятий, где рассматривались вопросы
о репарациях и разоружении Германии. Союзники, учитывая тяжелое финансовое и
экономическое положение Германии, предоставили ей кредит в виде авансов. Не
определив окончательную совокупную сумму репараций, конференция утвердила квоты
каждой страны: Франция – 52%, Великобритания – 22%, Италия – 10%, Бельгия – 8%,
Япония и Португалия – по 0,75%. Остальные 6,5% составляли резерв в пользу
Королевства сербов, хорватов и словенцев, Греции, Румынии и некоторых других стран.
За США и Россией сохранялось право получения своей доли репараций. Также
устанавливались пропорции в распределении репараций, взимаемых с Австрии и
Болгарии. В связи с угрозой революции германскому правительству была дана отсрочка
выполнения военных статей Версальского договора. До 1 января 1921 г. продлевался срок
реализации мер по сокращению численности рейхсвера до 100 тыс. человек. На
следующей конференции в Брюсселе Франция настояла на общей сумме репараций в 230
млрд. зол. марок. Англичане предупреждали, что такая сумма превышает возможности
Германии.
На Лондонской конференции по вопросу о репарациях (март 1921 г.) союзники отказались
обсуждать германские контрпредложения о том, что она сможет выплатить только 30
млрд. зол. марок. Страны Антанты установили размер репараций объемом в 132 млрд. зол.
марок (31,4 млрд. долл.), снизив первоначальную сумму. Свою жесткую позицию
Франция и Англия выразили в меморандуме, который вручили 3 марта Германии. Они
потребовали до 7 марта 1921 г. принять план репараций; в течение 25 дней выплатить 1
млрд. зол. марок. В обратном случае союзники оккупируют Рурскую область и установят
таможенные пункты на Рейне. В нем указывались неоднократные нарушения: невыдача
военных преступников, невыполнение условий разоружения; неуплата 20 млрд. зол.
марок; создание военных формирований по стране и др.
Германское правительство не дало к указанному сроку ответа. Войска Антанты 8 марта
оккупировали рейнские города и приступили к осуществлению экономических санкций.
Ссылаясь на Устав Лиги наций, немецкое правительство заявило протест против
оккупации и обратилось к США с просьбой о посредничестве.
Свои претензии Антанта обнародовала в мае 1921 г. на второй Лондонской конференции
(Лондонский ультиматум). Сумма репараций превосходила всю внутрикоалиционную
военную задолженность, исчисленную в 15% от военных издержек союзников,
определенных в 17,6 млрд. долларов. Германия одна должна была покрыть почти 18%
общих военных расходов Антанты. Ультиматум, кроме репарационной суммы в 132 млрд.
марок, включал требование выполнить все остальные условия мира о разоружении и
выдаче виновников войны. Ультиматум союзников повлек политический кризис в стране.
С трудом президенту Ф. Эберту удалось склонить нового канцлера К.Й. Вирта принять 11
мая условия ультиматума, за 2 часа до истечения срока. Одновременно проблема
осложнялась военными стычками между Германией и Польшей из-за территории Верхней
Силезии. По решению Совета Лиги наций этот спорный район был поделен между двумя
государствами.
В 1922 г. в развитии репарационного вопроса наступила новая и самая острая фаза.
Германские промышленники саботировали все мероприятия правительства по выплате
репараций. Оккупация Рура представлялась для них выгодной, ибо вела к обострению
отношений между Англией и Францией. Новое немецкое правительство В. Куно
приступило с конца 1922 г. к проведению так называемой «политики катастроф».
Между Англией и Францией разгорелась полемика по вопросу об оккупации Рура и
репарациях. Она была по существу борьбой за влияние в послевоенной Европе. Италия во
главе с Муссолини поддерживала позицию Франции по репарационному вопросу.
Британская дипломатия стремилась сохранить европейское равновесие, закрепив за собой
роль арбитра в международных спорах, и не допуская дальнейшего усиления Франции. Р.
Пуанкаре выдвинул новую программу так называемых «продуктивных залогов»: вместо
финансовых платежей репарации выплачиваются поставками натурой. На Лондонской
конференции 1922 г. была предпринята последняя попытка решения германского вопроса
коллективными усилиями европейской дипломатии, но Франция уже взяла курс на
самостоятельные действия.
+Когда в начале января 1923 г. на Парижской конференции Лондон предложил
предоставить мораторий на выплату репараций и снизить их общую сумму до 50 млрд.
золотых марок, разногласия между союзниками достигли небывалой остроты. Франция, с
негодованием отвергнув все предложения, не поддержала Великобританию. Заявив, что
Германия умышленно не выполняет обязательства по поставкам угля, Р. Пуанкаре решил
применить санкции к Германии и завладеть «продуктивным залогом»: угольными
шахтами Рурского бассейна и сталелитейной промышленностью Рейнской области.
Рурский конфликт
10 января 1923 г. в Берлин была направлена франко-бельгийская нота. Она извещала
германское правительство о нарушениях Германией параграфов 17 и 18 восьмого раздела
Версальского договора. 11 января 1923 г. франко-бельгийская армия начала оккупацию
Рура. Германия отозвала из Парижа и Брюсселя своих послов и заявила протест. Призыв
канцлера В. Куно к пассивному сопротивлению означал ненасильственное сопротивление
оккупации, а именно саботаж всех мероприятий оккупационных властей и прекращение
поставок по углю. Вместе с этим Рурский кризис вызвал новую волну реваншизма в
Германии.
Правительство Р. Пуанкаре расширило район оккупации Германии и она лишилась 88 %
угля, 48 % железа, 70 % чугуна. Только осенью 1923 г. Германия отказалась от политики
пассивного сопротивления. Под нажимом Англии и США Франция приступила к
досрочной эвакуации войск с территории левого берега Рейна. Для обеспечения своей
безопасности в новых условиях Франция построила укрепленную оборонительную линию
вдоль франко-германской границы. Она получила название «линия Мажино» по имени ее
инициатора военного министра А. Мажино.
События рурского кризиса 1923 г. значительно изменили соотношение сил крупнейших
держав в Европе. Англия и США выдвинули собственный вариант решения
репарационной проблемы, который предусматривал стабилизацию экономического и
политического положения Германии.

План Дауэса по решению репарационного вопроса


В рамках репарационной комиссии был создан международный комитет экспертов по
выработке предложений о методах сбалансирования бюджета Германии, стабилизации ее
валюты и обеспечения более прочной базы для выплаты ею репараций. Комитет возглавил
директор крупного Чикагского банка Чарлз Дауэс (банковская группа Моргана). В
послании к Конгрессу от 6 декабря 1923 г. новый президент К. Кулидж подчеркивал
обязательства США по оказанию помощи Европе с тем, чтобы обеспечить получение
европейских долгов, которые вместе с процентами составляли 7 200 млн. долл.
Одновременно министр иностранных дел Германии Г. Штреземан заявил английскому
послу лорду Э. д’Абернону о необходимости участия Германии в работе репарационной
комиссии в качестве равноправного партнера. Он требовал также твердых обещаний по
выводу войск с территории Германии.
На Лондонской специальной конференции союзных держав (июль-август 1924 г.) был
утвержден доклад экспертов – «план Дауэса». 16 августа был подписан договор
германского правительства с репарационной комиссией. Основной задачей плана
ставилось реальное обеспечение уплаты репараций Германией. Для этого ей был выделен
крупный международный заем в размере 800 млн. золотых марок. Эти средства
направлялись на восстановление германской экономики, и, прежде всего, в тяжелую
индустрию и на стабилизацию финансовой системы.
План Дауэса не фиксировал общей суммы репараций и окончательного срока выплат.
Были установлены ежегодные суммы платежей, но их значительно снизили вплоть до
завершения процесса восстановления экономики. Предполагалось, что в течение первого
года они составят 1 млрд. марок, затем будут постепенно увеличиваться и, достигнув к
1928-1929 финансовому году 2,5 млрд. марок, стабилизируются на этом уровне.
Более четко были определены источники выплат репараций: отчисления от прибылей
германских железных дорог и промышленности, выплачиваемые в виде процентных сумм
на специально выпускаемые облигации. Также репарации покрывались за счет средств
государственного бюджета. С этой целью предусматривалось введение высоких
косвенных налогов на предметы широкого потребления (сахар, табак, пиво, ткани, обувь),
в результате чего бремя репараций возлагалось в основном на население Германии.
Вся финансовая система Германии была поставлена под контроль союзных держав, но
отменялся контроль над германской военной индустрией и народным хозяйством,
установленный Версальским договором. Конференция отвергла метод самостоятельного
решения репарационного вопроса со стороны Франции и признала, что конфликтные
вопросы должны решаться арбитражной комиссией во главе с представителями США.
Французские войска в течение одного года выводили из Рурского бассейна, немедленно
были сняты экономические санкции с Рейнской области.
Таким образом, ключом решения проблемы репараций и европейских долгов стал план
Дауэса, принятие которого меняло соотношение сил на международной арене. Прежде
всего, произошло усиление позиций США. За счет репараций с Германии Англия,
Франция и другие европейские страны начали регулярно выплачивать Соединенным
Штатам военные долги. Широкий поток займов обеспечил американскому капиталу
господствующее положение в Германии, а затем финансовую гегемонию в Западной
Европе.
+Осуществление репарационного плана принесло немалые финансовые выгоды
германскому капиталу. Крупные иностранные займы, заключение выгодных торговых
договоров позволили стабилизировать немецкую марку и не только быстро восстановить
экономический потенциал, а также модернизировать и развить промышленность
Германии. Уже в 1927 г. германский экспорт превысил довоенный уровень. В конце 20-х
годов остро встала проблема новых рынков сбыта и источников сырья. Экономическое
усиление Германии способствовало укреплению ее внешнеполитических позиций, что
неизбежно вело к изменению соотношения сил в мировой системе, сложившейся в
результате первой мировой войны.
7. Локарнские соглашения как попытка создание основы европейской безопасности.
Пакт Бриана — Келлога.
1920-е годы в международных отношениях характеризовались двумя противоречивыми
процессами. С одной стороны, после Первой мировой войны с ее смертоносными
новинками в области вооружения получили распространение пацифистские идеи, и
каждая держава-победительница громогласно заявляла о своем стремлении к миру и о
необходимости разоружения. С другой стороны, правительства продолжали гонку
вооружений, убеждая общественность, что это делается исключительно потому, что
партнеры и потенциальные соперники не хотят разоружаться, что, в свою очередь, требует
гарантий безопасности. Версальско-Вашингтонская система установила неравенство в
распределении вооружений, и все переговоры фактически выливались в закрепление этого
неравенства. Впрочем, в 1925 г. странам удалось подписать Женевский протокол о
запрещении применения химического и бактериологического оружия. Локарнская
конференция 1925 г. с ее системой гарантий границ и взаимными договоренностями
держав о решении спорных вопросов путем арбитража, казалось, открывала путь к
развитию мирных отношений, к созданию системы коллективной безопасности.
Массовое движение, целью которого было объявление войны вне закона,
распространилось по всему миру, особенно сильны были антивоенные настроения в
англосаксонских странах. Идя навстречу общественному мнению, а также намереваясь
восстановить сопричастность Соединенных Штатов к решению европейских проблем (в
противовес Англии), 6 апреля 1927 г. министр иностранных дел Франции А. Бриан
обратился к американскому народу с призывом, вдохновленным и, по сути, написанным
профессором Джеймсом Т. Шотвеллом из Колумбийского университета. Бриан
предложил подписать франко-американский договор, запрещающий использование войны
как средства национальной политики. Французские правящие круги рассчитывали
обеспечить этим договором благожелательное отношение мировой общественности к
своей политике и тем самым укрепить позиции в Европе.
Одобрив в принципе идею Бриана, государственный секретарь США Ф. Келлог 28
декабря 1927 г. предложил заключить не двусторонний, а многосторонний договор. Он же
ознакомил с этим предложением правительства европейских государств. Первой ответила
Германия, которая в апреле 1928 г. поддержала американский проект.
Правда, предложение Келлога создавало юридические трудности для стран, вступивших в
Лигу Наций и связанных возможностью применения статьи 16-й, которая в отношении
санкций против агрессора не исключала применения военной силы. Серьезные замечания
сделало правительство Англии, которое категорически заявило, что не допустит какого-
либо вмешательства в район «особенного интереса» своей страны. Таким образом
британские власти заранее обусловливали свое право на войну в таких районах как
«способ самообороны» Британской империи. Кроме того, англичане отвергли
возможность участия в подписания государств, «правительства которых еще не получили
всеобщего признания». Речь, в первую очередь, шла об СССР, с которым Великобритания
за год до того разорвала дипломатические отношения.[153]
21 мая 1928 г. французское правительство предоставило свой контрпроект, обусловливая
право «на законную самооборону в рамках существующих договоров». Правительства
Японии и Италии приветствовали пакт как «полное уничтожение войны» и повторили
французские замечания.
28 июня 1928 г. Келлог опубликовал новую ноту и пересмотренный проект договора 14
странам. Уточнялось, что отказ от войны касался отношений между участниками
договора, а не между всеми странами. В результате длительной дипломатической
переписки по вопросу трактовки понятия «война вне закона» 15 держав (США, Бельгия,
Великобритания, Канада, Австралия, Новая Зеландия, Южная Африка, Ирландия, Индия,
Германия, Италия, Польша, Франция, Чехословакия, Япония) подписали в Париже 27
августа 1928 г. «Пакт всеобщего отказа от войны».
Пакт Бриана — Келлога состоял из преамбулы и двух основных частей. В статье 1-й
стороны заявляли, что «осуждают использование войны для решения международных
споров и отказываются от нее как от инструмента государственной политики». В статье 2-
й стороны признавали, что для «решения всех споров и конфликтов они будут стремиться
прибегать только к мирным способам».
Универсальная форма пакта открывала возможности присоединения к нему зависимых и
полуколониальных стран. Уже 27 августа США разослали приглашение присоединиться к
пакту Бриана — Келлога 48 государствам, в том числе и СССР, не участвовавшему в
переговорах. Именно Советский Союз первым среди дополнительно приглашенных
ратифицировал договор. 9 февраля 1929 г. был подписан Московский протокол, в котором
СССР, Латвия, Польша, Румыния, Эстония (а позже Литва, Иран и Турция) объявили о
досрочном (не дожидаясь ратификации в других странах) вступлении в силу Парижского
договора. Для остальных стран пакт Бриана — Келлога вступил в силу 24 июля 1929 г.
Подписание Парижского договора помогло нормализовать франко-германские
отношения. Во время визита в Париж для подписания пакта канцлер Штреземан поставил
перед Брианом и Пуанкаре вопрос об оккупации Рейнской области, отчасти уже
решенный Локарнскими соглашениями, но частично еще ограниченный статьями
Версальского договора, предусматривавшего окончание оккупационного периода в 1935 г.
По мнению Штреземана, после принятия пакта Бриана — Келлога присутствие
иностранных войск на германской территории не имело больше никакого смысла. Во
время Гаагской конференции в августе 1929 г. было решено, что эвакуация союзных войск
из двух зон Рейнской области, все еще оккупированных ими, должна начаться в сентябре
1929 г. и завершиться до 30 июня 1930 г. Первыми должны были эвакуироваться
бельгийские и английские войска, затем французские (американские оккупационные
войска были выведены еще в 1923 г. после несостоявшейся ратификации Версальского
договора сенатом Соединенных Штатов).
Хотя пакт Бриана — Келлога и имел большое моральное, общественное значение и
способствовал развитию международного права, он носил декларативный и
исключительно формальный характер. Государства не подкрепили свои намерения
«отказаться от войны» обязательствами по разоружению или хотя бы ограничению гонки
вооружений. Замечания Франции и Англии хоть и не вошли в текст договора, но
оставляли, на самом деле, для них право на «войну в целях самообороны».

8. Лига Наций и проблема разоружения в 1920-е и 1930-е гг.


Лига Наций представляла собой международную организацию, целью которой было
определение ее Устава, «развитие сотрудничества между народами и гарантия общего
мира и безопасности». Она существовала между двумя мировыми войнами и сыграла
определенную роль в консолидации сил мира и развитии норм международного права
относительно предупреждения войн.
Проекты создания международной организации по обеспечению мира выдвигались
разными пацифистскими кругами Великобритании, США, Франции и других стран еще в
годы Первой мировой войны. Обязательство создать
Лигу Наций вошло также и в «Четырнадцать пунктов», которые разработал президент
США В. Вильсон в 1918 г. относительно послевоенного устройства мира.
На Парижской мирной конференции 1919-1920 гг. была создана специальная комиссия по
изготовлению Устава Лиги Наций. Подготовленный ею проект Устава был принят
Конференцией и включен в Версальский мирный договор 14 июня 1919 г., а также другие
мирные договоры с союзниками Германии.
Сначала Устав Лиги Наций был подписан 44 государствами, в том числе государствами,
которые принимали участие в войне на стороне Антанты, или теми, что присоединились к
ней. США не ратифицировали Устав Лиги Наций и не вошли в число членов Лиги Наций.
Это, прежде всего, объяснялось тем, что ведущая роль в Лиге Наций принадлежала
Великобритании и Франции.
Согласно Уставу, основными органами Лиги Наций стали Ассамблея, Совет и
Секретариат. Все решения Ассамблеи и Совета, за исключением решений по
процедурным вопросам, должны были приниматься единогласно. При Лиге Наций на
правах автономных организаций были созданы Постоянная палата международного
правосудия, Международное бюро и другие организации. Место пребывания основных
органов Лиги Наций — Женева (Швейцария).
В первые годы существования Лига Наций была центром организации борьбы против
Советского государства большевиков в России. В Лиге Наций обсуждались
разнообразные планы интервенции и разрабатывались общие дипломатические акции
против Советской России. В связи с вражеской относительно большевистской власти
позицией Лиги Наций, советское правительство отрицательно относилось к ней, считая ее
деятельность вмешательством во внутренние дела СССР.
В 20-х и начале 30- х годов в центре внимания Лиги Наций были: спор между Швецией и
Финляндией относительно Аландских островов, конфликт между Литвой и Польшей по
поводу Вильнюса (1921 г.), конфликт между Турцией и Ираном по поводу Мосуда (1924-
1925 гг.), конфликт между Боливией и Парагваем по поводу области Чако (1928- 1932 гг.),
агрессия Японии против Китая и другие вопросы. В этот же период Лига Наций начала
обсуждение проблемы разоружения. В начале 20- х годов Лигой Наций были
распределены мандаты на право владения колониальными территориями государствами-
победителями, прежде всего, Великобританией и Францией.
Лига Наций осуществляла многочисленные попытки устранить острые разногласия между
ее главными участниками. С целью устранения преград относительно вступления
Германии в Лигу Наций и прекращения вражды, которая оставалась между Германией и
государствами-победителями в Первой мировой войне, в 1925 году была созвана
Локарнская конференция. Главным ее итогом стали соглашения между Германией с одной
стороны и Францией и Бельгией с другой по поводу неприкосновенности их общих
границ, а также отказ от войны как средства решения территориальных проблем. Той же
цели служили соглашения о репарациях (план Дауеса 1924- 1925 гг., план Юнга 1929-1930
гг.). В 1926 г. дипломатическую изоляцию Германии удалось преодолеть, и она вступила в
Лигу Наций.
В середине 30- х годов в связи с угрозой реализации планов установления мирового
господства фашистскими государствами — Германией и Италией и милитаристской
Японией, некоторые страны начали искать пути сотрудничества с СССР. 15 сентября 1934
г. по инициативе французской дипломатии, в частности премьер-министра иностранных
дел Л. Барту, 30 членов Лиги Нации обратились к СССР с предложением вступить в эту
организацию. 18 сентября 1934 г. СССР вступил в Лигу Наций, заняв постоянное место в
ее Совете. Против принятия СССР голосовали Голландия, Португалия и Швейцария. Во
время вступления в Лигу Наций советское правительство сделало ряд предостережений,
которые касались ее Устава, в частности, было сделано заявление о том, что СССР не
может одобрить систему мандатов, которая, по сути, является формой прикрытия
колониальных захватов.
Важнейшими вопросами, обсуждаемыми в Лиге Наций на протяжении 1934-1939 гг., были
итальянская агрессия против Эфиопии (1935- 1936 гг.), нарушение Германией
Версальского мирного договора в связи с ремилитаризацией Рейнской зоны (1936 г.),
итало-немецкая интервенция в Испании (1936-1939 гг.), увлечение Германией Австрии
(1938г). Политика западных государств в этот период — умиротворение агрессоров —
объяснялась старанием направить фашистскую агрессию восточнее, против СССР. Эта
позиция превратила Лигу Наций в прикрытие немецкой, итальянской и японской агрессии
против других стран. Этим и объяснялась беспомощность Лиги Наций, которая не смогла
осуществить ни одного эффективной меры против фашистской агрессии накануне Второй
мировой войны. Например, в октябре 1935 г. Ассамблея Лиги Наций по требованию ряда
государств, в том числе СССР, приняла решение о применении экономических и
финансовых санкций против Италии, которая напала на Эфиопию. Однако, в связи с
позицией западных государств, важнейшая часть итальянского импорта — нефть — не
была внесена в список предметов, запрещенных для ввоза в Италию. Это облегчило и
ускорило заинтересованность Италией Эфиопии (1936 г.). В июле 1936 г. по требованию
Великобритании и Франции решение Лиги Наций относительно санкций против Италии
вообще было отменено. В период итало-немецкой интервенции в Испании в 1936-1939 гг.
некоторые западные государства добились от Лиги Наций того, что она не только не
приняла никаких мер по сдерживанию агрессоров, а и вовсе уклонилась от рассмотрения
этого вопроса.
Упрямая борьба СССР за создание системы коллективной безопасности на протяжении
1934-1939 гг. не нашла широкой поддержки в Лиге Наций. Подписание 23 августа 1939 г.
в Москве пакта о ненападении между СССР и Германией (так называемый «пакт
Молотова-Риббентропа») оттолкнул от СССР последних сторонников системы
коллективной безопасности в западных странах. Для правящих кругов Великобритании,
Франции и США дальнейшее пребывание СССР в составе Лиги Наций оказалось
нежелательным. Используя советско-финляндскую войну 1939-1940 гг., которая едва не
привела к вооруженному конфликту между СССР и Великобританией и Францией, как
повод, западные страны добились того, что решением Совета Лиги Наций 14 декабря 1939
г.
СССР было исключено из этой организации. Деятельность Лиги Наций с этих пор, по
сути, прекратилась, хотя формально она была ликвидирована лишь в апреле 1946 г.
решением специально созванной для этого Ассамблеи.
+Несмотря на все свои недостатки и нелады, Лига Наций все же выполняла функции
сохранения мира. Лига Наций стала первой в мире такого рода международной
организацией. Нынешняя Организация Объединенных Наций (ООН) действительно
является прямой правопреемницей Лиги Наций.

9. Внешняя политика Советского государства в 1920-е годы.


Главным направлением внешней политики РСФСР, а затем СССР в 1920-е годы была
борьба за прорыв дипломатической блокады и укрепление позиций на международной
арене. Центром принятия основных решений внешнеполитического характера в это время,
как и на протяжении всех лет советской власти, оставалось Политбюро ЦК. В. И. Ленин,
неоднократно заявлявший о том, что большевики пошли на захват власти в России
“исключительно в расчете на мировую революцию”, после прихода к ней выстраивал
внешнюю политику на основе крайнего прагматизма. С одной стороны, провозглашалась
готовность к мирному сосуществованию, сотрудничеству с несоветскими государствами в
области экономики, с другой — оказывалась всяческая помощь коминтерновским
организациям, призванным “двигать вперед мировую пролетарскую революцию”.
Выход из международной изоляции.
В результате победы Красной Армии над белыми и интервентами ближайшие соседи
Советских республик начинают склоняться к нормализации отношений (декабрь 1919 г. –
приостановка военных действий с Эстонией, в январе 1920 г. – с Латвией.). В феврале
первый мирный договор с Эстонией, в марте с ней подписан торговый договор, в июле
1920 г. мирный договор с Литвой, в августе – с Латвией, в октябре – с Финляндией.
16 января 1920 г. Верховный Совет Антанты принял резолюцию о разрешении обмена
товарами между Россией, союзными и нейтральными странами.
В 1921 г. были нормализованы отношения с Турцией, Ираном, Афганистаном, подписан
договор о дружбе с Монголией.
Генуэзская конференция.
Ведущие страны пока воздерживались от установления дипломатических отношений,
требуя выплаты дореволюционных долгов и возмещения потерь от национализации
собственности иностранных государств и граждан. Советское руководство приняло
решение о признании части долгов дореволюционной России, но потребовала возмещение
ущерба, причиненного интервенцией, признания советского государства и предоставление
кредитов. Правительства европейских стран решили созвать международную
конференцию и пригласить на нее советскую Россию.
Конференция проходила в Генуе в 1922 г. Председателем советской делегации считался
Ленин, а фактически ею руководил Г. Чичерин. На конференции не удалось достичь
соглашения, однако в ходе ее работы в местечке Рапалло был подписан советско-
германский договор.
1924 г. стал годом дипломатического признания СССР. Были установлены отношения с
Англией, Италией, Швецией, Данией, Австрией, Грецией, Мексикой, Францией, Китаем, в
1925 г. – с Японией.
«Экспорт революции».
Несмотря на определенное усиление реалистических тенденций и миролюбивые
заявления большевистское руководство продолжало политику «экспорта революции»,
всячески поддерживая «левые силы» на Западе и национально-освободительное движение
в колониях: Германия (Э. Тельман), Англия, Китай.
Конфликты СССР с другими странами.
Крупный конфликт с Англией(1923 г.): «ультиматум Керзона» - требование прекратить
вмешательство в Иране и Афганистане, преследование церкви в СССР, освободить
английские траулеры, задержанные в наших водах. СССР пошел на уступки почти по всем
пунктам.
Второй конфликт в 1926 – 1927 гг.: протесты Англии против советского вмешательства в
стачку. В мае 1927 г. Англия разорвала дипломатические отношения с СССР.
В конце 1929 г. – военный конфликт с Китаем по поводу КВЖД.
Итоги 20-х годов для СССР
Главным итогом 20-х гг. для Советского союза было признание его практическими всеми
ведущими капиталистическими державами мира, за исключением США, которые
придерживались политики непризнания вплоть до 1933 года.
Однако, несмотря на оживление торговых отношений, капиталистические страны и в
дальнейшем не прекращали идеологической войны, которая в 30-х гг. помешает создать
систему коллективной безопасности против фашизма.
Более того, капиталистические державы в тот период рассматривали фашизм в качестве
инструмента для уничтожения коммунизма.
Именно поэтому они опоздали с противодействием Гитлеру, надеясь, что тот направит
свои завоевания на Восток, и в войне с СССР эти две тоталитарные системы ослабят друг
друга, создав условия для их общего уничтожения.
Будущее не оправдает их надежды и заставит в 30-е гг. пойти на союз с СССР.
10. Приход нацистов к власти в Германии и новая расстановка политических сил в
Европе в середине 1930-х гг.
С середины 1920-х годов положение в ослабленной войной и революционными
событиями Германии стало стабилизироваться. С 1924 г. вступил в действие
предложенный американцами «план Дауэса», который облегчал Германии выплату
репараций.
Иностранные займы, главным образом американские, помогли Германии восстановить
тяжёлую промышленность. В стране возникли новые монополии: крупнейшая химическая
компания «И. Г. Фарбениндустри», «Стальной трест» и др. В 1927 г. объём
промышленного производства превысил довоенные показатели.
Политическая власть перешла в руки буржуазных партий. В 1925 г. президентом страны
был избран известный военный деятель фельдмаршал П. Гинденбург, монархист по
убеждениям. В 1926 г. Германия вступила в Лигу Наций, а затем освободилась от
военного контроля. Немецкие военные и промышленники строили планы возрождения
вооружённых сил. В стране активно действовали военизированные организации
«Стальной шлем», «Вервольф» и другие, занимавшиеся подготовкой будущих солдат
(общая их численность превышала 3 млн человек). Идеи возрождения экономической и
военной мощи страны дополнялись планами реванша за прежние поражения и потери.
Кризис 1929—1933 гг. стал тяжёлым ударом для германской экономики. Иностранные
кредиторы забирали свои капиталы из страны. К 1932 г. уровень промышленного
производства сократился более чем в 2 раза, количество безработных достигло 6 млн
человек, разорились десятки тысяч крестьянских хозяйств.
Выбитые из жизненной колеи люди обвиняли в своих бедах правительство. Режим
Веймарской республики подвергался критике и справа — со стороны промышленников и
банкиров, и слева — со стороны тысяч людей, лишившихся средств к существованию.
Парламентская демократия теряла поддержку населения. Поиск выхода из кризиса стал
главной проблемой. Летом 1930 г. канцлер (глава правительства) получил чрезвычайные
полномочия для урегулирования социальных вопросов.
Рейхстагу отводилась роль органа, формально одобряющего действия правительства.
Мероприятия 1930 г. 1931 г. 1932 г. Проведено заседаний рейхстага 94 41 13 Принято
законов 98 34 5 Принято чрезвычайных декретов 5 44 66 О каких изменениях в
деятельности рейхстага свидетельствуют данные таблицы?
Сложившаяся ситуация создала благоприятную почву для нацистской пропаганды
(вспомните о положениях программы НСДАП в начале 1920-х годов). Её
«социалистическим» лозунгам симпатизировали широкие массы горожан (отчасти и
рабочих) и крестьян. А власть имущие видели в нацистской партии силу, способную взять
под контроль социально-политическую обстановку в стране. Их привлекала также
провозглашавшаяся с самого начала антимарксистская и особенно антикоммунистическая
направленность партии.
Крупные германские промышленники начали финансировать гитлеровскую партию ещё в
середине 1920-х годов. В начале 1930-х годов многотысячные суммы вносили в казну
партии уже многие известные компании: «Тиссен АГ», «Стальной трест», «Угольный
синдикат Рура», «И. Г. Фарбениндустри» и др. Контакты с нацистами установил также
директор Рейхсбанка Я. Шахт.
Рост нацистского движения Численность 1927 г. Начало 1933 г. НСДАП
СС (охранных отрядов НСДАП) 100 тыс. человек 1929 г. — 280 человек 300 тыс. человек
52 тыс. человек Натиску нацистов противостояли в первую очередь коммунисты и социал-
демократы. Но их разделяла принадлежность к разным течениям рабочего движения.
Немецкие коммунисты яснее, чем социал-демократы, понимали опасность нацизма.
Руководитель Коммунистической партии Германии (КПГ) Э. Тельман в 1930 г. отмечал:
«В СДПГ, например, существуют такие настроения: пусть национал-социалисты сначала
опозорятся в правительстве, после этого мы снова вернёмся к штурвалу. Такие настроения
таят в себе огромную опасность для немецкого рабочего класса, — ведь, само собой
разумеется, после своей победы на выборах фашисты развернут против миллионов
немецких трудящихся ещё более жестокую внепарламентскую борьбу».
Эрнст Тельман (1886—1944) родился в семье мелкого торговца в Гамбурге.
В 16 лет оставил родительский дом. Работая в гамбургском порту, вступил в социал-
демократическую партию. В 1915—1918 гг. находился на фронте. В годы революции стал
одним из руководителей левых социал-демократов, а затем — объединённой организации
КПГ в Гамбурге. Председатель «Союза красных фронтовиков».
С 1925 г. — руководитель КПГ. Депутат германского рейхстага в 1924—1933 гг.
КПГ выдвинула в 1930 г. «Программу национального и социального освобождения
немецкого народа». В качестве альтернативы нацизму в ней выдвигались лозунги
социалистической революции и установления диктатуры пролетариата. Однако такой курс
не мог быть поддержан социал- демократами. (Вы сами можете объяснить причины этого,
основываясь на уже известном вам материале.) Установлению контактов мешала и
позиция Исполкома Коминтерна, заклеймившего социал-демократов как «социал-
фашистов».
Нараставшая угроза прихода нацистов к власти побудила коммунистов к проведению
единых действий с социал-демократами. Летом и осенью 1932 г. были развёрнуты
совместные «антифашистские акции». На выборах в рейхстаг в ноябре 1932 г.
коммунисты получили большее число голосов, а нацисты — значительно меньшее, чем за
несколько месяцев до этого.
Результаты выборов в рейхстаг для основных политических партий
(в процентах от общего числа голосов) Партия V 1928 г. IX 1930 г. VII 1932 г. XI 1932 г.
НСДАП 2,5 18,3 37,2 33,0 СДПГ 28,7 24,5 21,5 20,4 КПГ 10,6 13,1 14,2 16,8 Успех левых
сил подтолкнул правящие круги к тому, чтобы ускорить передачу власти нацистам.
Тридцать крупнейших промышленников направили президенту Гин- денбургу письмо с
требованием обеспечить нацистам ведущее место в правительстве. 30 января 1933 г.
президент назначил А. Гитлера рейхсканцлером. Вечером торжествующие нацисты
организовали факельное шествие через центр Берлина.
Действия руководимого А. Гитлером правительства очень быстро показали истинный
облик нацизма. Незадолго до назначенных на 5 марта 1933 г. парламентских выборов
гитлеровцы подожгли здание рейхстага, обвинив в поджоге коммунистов. Правительство
получило чрезвычайные полномочия. Начались массовые аресты коммунистов, был
выслежен и арестован Э. Тельман.
Через некоторое время в Лейпциге состоялся судебный процесс по делу о поджоге
рейхстага. Арестованный по ложному обвинению в организации поджога известный
болгарский коммунист Г. Димитров сумел доказать свою непричастность к этому
преступлению. Он использовал судебную трибуну для обвинения фашизма и
политической защиты коммунистического движения.
Утверждение политической системы нацизма. На следующий день после пожара в
рейхстаге появился декрет «О защите народа и государства», отменявший гарантии
свободы слова, печати, собраний и вводивший смертную казнь за участие в борьбе против
режима. Вновь избранный рейхстаг вынужден был, по существу, передать правительству
свои законодательные полномочия.
В мае — июне 1933 г. подверглись разгрому профсоюзы. Вместо них был создан
Немецкий трудовой фронт, выступавший как организация «социального партнёрства», в
которую входили представители рабочих и предприниматели, а руководящую роль играли
нацистские чиновники. Запрещалась деятельность всех политических партий, кроме
нацистской.
НСДАП стала главной политической силой в стране, частью государственной машины.
Руководители партийных организаций назначались наместниками правительства в землях
и округах. Нацистскую пирамиду увенчивала фигура фюрера (вождя) А. Гитлера, который
после смерти П. Гинденбурга (1934) занял также пост рейхспрезидента.
Внешняя политика нацистского режима определялась поиском пути к реализации задачи
«национального самоопределения немцев» в том виде, как она формулировалась
Гитлером. Но в Берлине понимали, что одномоментный рывок к цели был не возможен.
Германия была еще слаба, и она не могла вступить в конфликт сразу со всеми
государствами, со стороны которых нацисты предвидели сопротивление своим планам.
Ресурсы были нужны для внутренних целей. Правительство Гитлера хотело обеспечить
себе прочную политическую поддержку внутри Германии. Оно смогло найти средства,
чтобы ассигновать 2 млрд. марок на жилищное строительство и сооружение новых дорог
и еще 1 млрд. марок на поддержку тех из предпринимателей, которые создавали новые
рабочие места.
Имея в виду «самоопределение немцев», нацистский режим стремился добиться
сближения прежде всего с католической Австрией. ледующим шагом Гитлера была
нормализация отношений с СССР. Согласно условиям советско-германского протокола от
июня 1931 г. о продлении действия Договора о нейтралитете и ненападении 1926 г. между
СССР и Германией, германская сторона могла заявить о намерении его денонсировать
после июня 1933 г. Фактическое состояние советско-герман-ских отношений при
правительствах, предшествовавших нацистскому, было таково, что отмены договора
можно было ожидать в любую минуту.
Но 5 мая 1933 г. Гитлер ясно заявил, что Договор и протокол 1931 года будут действовать
и впредь. В мире это было расценено как признак стремления Берлина сохранять
стабильные отношения с Москвой.
Приход к власти в Германии правительства, открыто заявлявшего о намерении изменить
существующее положение дел в Европе, был сочувственно встречен в Риме. Италия, не
довольная итогами первой мировой войны, давно искала случая поднять вопрос об их
пересмотре. Однако ее попытки наталкивались на неприятие более сильных держав. С
приходом к власти Гитлера Италия могла рассчитывать на поддержку Германии.
Но, несмотря на параллельные интересы итальянских фашистов и германских нацистов,
внешнеполитические воззрения лидеров Италии и Германии совпадали не во всем.
Итальянскому диктатору не была близка мистическая вера Гитлера в превосходство
арийской расы. Он не претендовал на мессианство во всемирном масштабе. Дуче не
стеснялся заявлять Гитлеру о том, что не разделяет и его грубый антисемитизм. Наконец,
Рим никак не могла увлечь идея «национального самоопределения» немцев, поскольку ее
реализация означала бы включение Австрии в состав Германии, тогда как в Риме
предпочитали иметь на севере границу со слабой Австрией, а не с мощной Германией.
Италия была склонна видеть себя посредницей между соперничающими европейскими
державами. Она не видела необходимости в полном разрушении Версальского порядка, но
добивалась его модернизации с учетом ее требований. Итальянская дипломатия
выступила с предложением подписать между Италией, Францией, Великобританией и
Германией пакт, который бы зафиксировал признание принципиальной возможности
нового мирного общеевропейского переустройства.
Предложенный Италией проект предусматривал создание своего рода закрытого
привилегированного клуба ведущих держав, которые могли бы заранее согласовывать
свои позиции с тем, чтобы затем оказывать воздействие на третьи страны — в том числе и
через Лигу Наций. Стремясь привлечь на свою сторону Германию, итальянская сторона
включила в свой проект пункт о предоставлении Германии и ее бывшим союзникам
(Австрии, Венгрии и Болгарии) равных прав в области вооружений. Переговоры о
заключении «пакта четырех» итальянские дипломаты начали в западноевропейских
столицах с марта 1933 г.
Малые и средние государства болезненно реагировали на план «пакта четырех»,
усматривая в нем попытку очередного «сговора сильных» за счет более слабых.
Возможность ревизии мирных договоров почти автоматически создавала угрозу
территориальной целостности малых стран. Создание «четверки» закрепило бы и
изоляцию Советского Союза. Поэтому СССР тоже негативно реагировал на попытки
регулировать международную ситуацию без его участия.
+Путем заключения "Пакта четырех" западные страны предполагали создать союз,
способный играть роль верховного арбитра в Европе, а в дальнейшем подменить Лигу
наций и взять в свои руки решение важнейших международных вопросов. Руководители
западных держав намеревались войти в сговор с фашистскими державами, чтобы
использовать их идеологию, экспансионистские устремления, милитаризм для борьбы
против Советского Союза и антифашистского демократического движения в собственных
странах.

11. Гражданская война в Испании и политика «невмешательства».


Политика "умиротворения" находила различные формы проявления. В период
гражданской войны в Испании она выражалась в осуществлении политики
"невмешательства", суть которой выражалась в отказе помощи республиканскому
правительству, оказании в то же время поддержки фашистским агрессорам - Германии и
Италии, в уничтожении демократии в Испании. Испания была первым подарком
Чемберлена Гитлеру и первой жертвой политики умиротворения.
16 февраля 1936 г. на всеобщих выборах в Испании победил Народный фронт, в который
входили левые буржуазные республиканские партии. Было объявлено о праве на
свободное слово, собраний и демонстраций, открыты Народные дома для собраний
трудящихся. За короткий срок значительно повысился жизненный уровень в стране,
началась ликвидация безграмотности.
Реакционные силы во главе с армейскими генералами С.Санхурхо и Ф.Франко подняли
мятеж, стремясь насильственно свергнуть демократическую республику. Вооруженный
мятеж начался 17 июля в Марокко, где дислоцировался марокканский корпус во главе с
Ф.Франко. Гитлер и Муссолини также поддержали мятежников. Гитлер объявил на весь
мир, что Германия ни в коем случае не потерпит существования "коммунистической
Испании". Его долг национал-социалиста - сделать все, чтобы не допустить этого.
Для фашистских государств мятеж в Испании явился удобным предлогом обращения этой
страны в своего союзника с последующим установлением фашистской диктатуры.
Пирешнейский полуостров должен был стать важным стратегическим плацдармом в
будущей войне на Западе. Он представлял собой незащищенный тыл Франции и с
помощью Франко Гитлер рассчитывал уничтожить английскую военно-морскую и
военно-воздушную базу в Гибралтаре. Кроме того, Испания должна была стать
источником стратегического сырья для фашистской армии Германии и Италии.
В политическом плане расправа над демократией в Испании должна была стать
наглядным уроком для других стран Западной Европы и нанести удар по нараставшему
антифашистскому движению. Уничтожение мирного населения, разрушение городов,
расправа над беженцами, неслыханная жестокость в ведении войны должны были
запугать народы западных стран, вселить в них страх перед фашистской военной машиной
и внушить им, что ничто не спасет их от фашистской агрессии.
Гражданская война в Испании (1936-1939 гг.) явилась первой вооруженной битвой
демократических сил Европы с фашизмом. Фактически в Испании начиналась вторая
мировая война.
Английское и французское правительство вели интенсивные переговоры с Германией о
заключении соглашения с ней и объединения в союз, близкий к Антанте перед первой
мировой войной. Только тогда это был союз Англии-Франции с Россией против
Германии, теперь же западные страны решили добиться союза с фашистской Германией
против Советского Союза.
20 июля 1936 г., спустя несколько дней после начала мятежа в Испании, в Лондоне
состоялось совещание премьер-министров Франции, Бельгии и Англии, на котором
обсуждался вопрос о "поисках лучшего пути к обеспечению мира в Европе посредством
заключения нового соглашения, которое заменило бы пакт Локарно". Естественно, три
государства планировали привлечь к новому соглашению Германию и Италию. Гитлер
отверг это предложение.
Французское правительство предложило создать комиссию по невмешательству в
испанскую гражданскую войну. 8 сентября 1936 г. в Лондоне была создана контрольная
комиссия, которая должна была осуществлять этот контроль. Но деятельность ее
обернулась плачевно для республиканской Испании. Ей перестали поставлять оружие,
тогда как Германия и Италия игнорировали рекомендации комиссии и снабжали
Ф.Франко всем необходимым вооружением и личным составом. Правительство США
заняло такую же лицемерную позицию. Американские нефтяные компании с согласия
американского правительства в течение трех лет испанской войны снабжали
франкистскую армию топливом, отказав в поставках горючего законному правительству.
Когда стало ясно о подлинных целях комиссии по невмешательству, Советский Союз
отказался участвовать в этой отвратительной игре и оказал законному правительству
Испании всестороннюю помощь, в том числе оружием и военными специалистами.
Сложилась парадоксальная комбинация – Советский Союз, называемый тоталитарным
режимом, поддержал в Испании демократию и республику, Англия и Франция,
считавшиеся демократическими государствами, оказали фашистским тоталитарным
режимам помощь в уничтожении демократии и республики в Испании.
+Политика невмешательства и умиротворения еще больше увеличила презрение Гитлера к
лицемерным правителям Франции и Англии, которых отныне он стал называть
"ничтожными червяками". Правительства Франции и Англии хорошо понимали, что в
течение предшествующих лет Гитлер занимался одним - подготовкой к войне, вместе с
тем, они были убеждены, что войну он начнет на Востоке против Советского Союза и
политика умиротворения ускорит его действия. Они жестоко просчитались, их
дипломатические манипуляции обернулись против них.
12. Курс Германии на ликвидацию Версальского порядка в 1936–1938 гг. Политика
«умиротворения» Гитлера. Позиция СССР.
Такая политика привела к окончательной деградации имеется в виду Версальский мирный
договор 1919 года — договор, официально завершивший Первую мировую войну 1914—
1918 годов. Подписан 28 июня 1919 года в Версальском дворце (Франция) Соединёнными
Штатами Америки, Великобританией, Францией, Италией и Японией, а также Бельгией,
Боливией, Бразилией, Кубой, Эквадором, Грецией, Гватемалой, Гаити, Хиджазом,
Гондурасом, Либерией, Никарагуа, Панамой, Перу, Польшей, Португалией, Румынией,
Королевством сербов, хорватов и словенцев, Сиамом, Чехословакией и Уругваем, с одной
стороны, и Германией — с другой., Лиги Наций и системы коллективной безопасности,
радикальному изменению баланса сил в Европе, ослаблению геополитических позиций
Великобритании и Франции, усилению Германии и приходу к власти правых сил во главе
с А. Гитлером.
МЮ́НХЕНСКОЕ СОГЛАШЕ́ НИЕ 1938 года, соглашение о присоединении пограничных
земель Чехословакии, населенных немцами (преимущественно судетскими немцами), к
нацистской Германии, подписанное 30 сентября 1938 на конференции в Мюнхене
представителями Великобритании (Н. Чемберлен), Франции (Э. Даладье), Германии (А.
Гитлер) и Италии (Б. Муссолини). Явилось результатом агрессивной политики Гитлера,
провозгласившего ревизию Версальского мирного договора с целью восстановления
германского рейха, с одной стороны, и поддержанной США англо-французской политики
«умиротворения», с другой.
Английское и французское руководство было заинтересовано в сохранении статус кво,
сложившегося в Европе в результате Первой мировой войны 1914-1918 годов, и
рассматривало политику Советского Союза и мирового коммунистического движения как
главную опасность для своих стран. Лидеры Великобритании и Франции стремились
политическими и территориальными уступками за счет стран Центральной и Юго-
Восточной Европы удовлетворить экспансионистские притязания Германии и Италии,
достичь «широкого» соглашения с ними и обеспечить тем самым собственную
безопасность, подтолкнув германо-итальянскую агрессию в восточном направлении.
Судеты относились к наиболее промышленно развитым районам Чехословакии. В регионе
3,3 млн. населения составляли компактно проживающие этнические, так называемые
судетские немцы. Гитлер с самого начала своей политической деятельности требовал их
воссоединения с Германией, неоднократно предпринимал попытки осуществить это
требование.
Так, в 1935 он, воспользовавшись незначительным пограничным инцидентом, выдвинул
свои войска к границам Чехословакии. Однако Франция и СССР, заключившие с
Чехословакией договор (1935) о взаимопомощи, предупредили Германию, что он
выполнит свои обязательства по оказанию помощи Чехословакии; это заставило Гитлера
отвести свои войска от границ.
В марте 1938 года без какого-либо противодействия со стороны западных держав
Германия осуществила насильственный захват (аншлюс) Австрии. После этого резко
усилился германский нажим на Чехословакию. 24 апреля 1938 года фашистская Судето-
немецкая партия (СНП) Конрада Генлейна по указанию Гитлера выдвинула требование
предоставить Судетской области автономию.
Правительство СССР заявило о готовности выполнить свои обязательства по советско
чехословацкому договору 1935 года, который предусматривал оказание Советским
Союзом помощи Чехословакии в случае агрессии против неё при условии одновременного
оказания такой помощи Францией.
13 сентября гитлеровское руководство инспирировало мятеж судетских фашистов, а после
его подавления чехословацким правительством стало открыто угрожать Чехословакии
вооруженным вторжением. 15 сентября на встрече с Гитлером в Берхтесгадене премьер
министр Великобритании Чемберлен согласился с требованием Германии передать ей
часть чехословацкой территории. Через два дня английское правительство одобрило
«принцип самоопределения», как была названа германская аннексия Судетской области.
19 сентября 1938 года чехословацкое правительство передало Советскому правительству
просьбу дать как можно скорее ответ на вопросы: а) окажет ли СССР, согласно договору,
немедленную действительную помощь, если Франция останется верной и тоже окажет
помощь; б) поможет ли СССР Чехословакии как член Лиги наций.
Обсудив 20 сентября этот запрос, ЦК ВКП(б) счел возможным дать на оба эти вопроса
положительные ответы. 21 сентября советский посол в Праге подтвердил готовность
Советского Союза оказать такую помощь. Однако, подчиняясь англо-французскому
давлению, чехословацкое правительство капитулировало, дав согласие удовлетворить
берхтесгаденские требования Гитлера.
22-23 сентября Чемберлен вновь встретился с Гитлером, который еще более ужесточил
требования к Чехословакии и сроки их выполнения.
В этой ситуации по инициативе Муссолини 29-30 сентября 1938 года было проведено
совещание представителей Англии, Франции, Германии и Италии в Мюнхене, на котором
30 сентября без участия представителей Чехословакии было подписано Мюнхенское
соглашение (датировано 29 сентября).
Согласно этому соглашению, Чехословакия должна была в период с 1 по 10 октября
очистить Судетскую область несмотря на то, что прежде, даже при кайзерах, эта
территория в состав Германии не входила. со всеми укреплениями, сооружениями, путями
сообщений, фабриками, запасами оружия и т.д. Также Прага обязалась в течение трех
месяцев дать удовлетворение территориальным претензиям Венгрии и Польши.
Дополнительно была принята декларация, в которой Великобританией и Францией
давались гарантии новым границам Чехословакии.
Правительство Чехословакии подчинилось принятому в Мюнхене соглашению, и 1
октября 1938 года части вермахта оккупировали Судеты. В результате Чехословакия
потеряла около 1/5 своей территории, около 5 млн. населения (из них 1,25 млн. чехов и
словаков), а также 33% промышленных предприятий. Присоединение Судет стало
решающим шагом на пути к окончательной ликвидации государственной
самостоятельности Чехословакии, последовавшей в марте 1939 года, когда Германия
захватила всю территорию страны. В Судетской области были расположены
чехословацкие оборонительные укрепления, созданные на случай войны с Германией, в
результате чего страна беззащитной перед возможной (и будущей) германской агрессией.
Суверенитет и территориальная целостность чехословацкого государства были
восстановлены в результате разгрома фашистской Германии во Второй мировой войне.
Согласно Договору о взаимных отношениях 1973 года Чехословакия и Федеративная
Республика Германия признали Мюнхенское соглашение, «имея в виду свои взаимные
отношения в соответствии с настоящим договором, ничтожным».
В марте 1939 года Германия оккупирует Чехословакию. Затем Гитлер предъявляет
претензии к Польше — сначала о предоставлении экстерриториальной сухопутной дороги
до Восточной Пруссии, а затем — о проведении референдума о принадлежности
«польского коридора». По версии Гитлера, в референдуме должны были принять участие
люди, проживавшие на этой территории в 1918 году. После предоставления Польше
гарантий её независимости со стороны Великобритании и Франции становится ясно, что
война Германии с этими государствами очень вероятна.
Известно, что формальным поводом к войне послужил отказ Польши удовлетворить
претензии Германии. Что это были за претензии? Немцы требовали вернуть город Данциг,
отторгнутый от Германии по Версальскому договору 1918 г., разрешить постройку
шоссейной и железной дорог между Восточной Пруссией и собственно Германией и
продлить договор о дружбе и ненападении на 15 лет. 24 октября 1938 г. немцы озвучили
свои требования. Польша категорически ответила «нет». Тогда немцы решили настоять на
своем военной силой.
Краткая хроника эскалации войны Германии с Польшей. 22 марта в Польше начинается
частичная мобилизация и подготовка к войне с Германией.
31 марта Англия озвучивает военные гарантии Польше в случае начала войны с
Германией.
Англия обещает предоставить Варшаве 1300 боевых самолетов и начать в случае войны
бомбардировки Германии.
Франция тоже обещает – «начать наступление против Германии главными силами своей
армии на 15-й день мобилизации».

13. Предвоенный политический кризис 1939 г. Пакт Молотова — Риббентропа


С ростом гитлеровской агрессии росла и напряженность ситуации в Европе. Нарком
иностранных дел СССР М. М. Литвинов предпринимал попытки заключения договора
взаимопомощи с Англией и Францией. В апреле стало известно, что эти государства
готовы воевать на стороне Польши. В мае 1939 г. военное вторжение Германии в Польшу
стало неотвратимым, а Англия была объявлена главным врагом. Соответственно,
Советскому Союзу пришлось бы воевать против Германии, чего Сталину всячески
хотелось избежать. Поэтому Литвинов был отправлен в отставку и заменен на В. М.
Молотова. 20 мая состоялась встреча с германским послом Шуленбургом, и в июле
Гитлер решил пойти на сближение с СССР.
В августе 1939 г. в Москве были проведены военные переговоры с Англией и Францией –
Советский Союз все еще надеялся осуществить планы по созданию системы коллективной
безопасности. Однако отказ этих государств взять на себя конкретные военные
обязательства, а также недоверие к ним Сталина не способствовали конструктивному
результату. К тому же переговоры нарочно затягивались Н. Чемберленом, так как
служили лишь инструментом давления на Гитлера. В этой ситуации Советский Союз
принял окончательное решение об улучшении отношений с Германией.
23 августа в Москве после трехчасовых переговоров Сталин, Молотов и Риббентроп
приняли решение о подписании пакта. Сталин отметил необходимость составления еще
одного документа – секретного соглашения, причем сразу же обозначил свои
территориальные предпочтения. Вопрос был решен положительно, а встреча завершилась
банкетом, на котором Сталин произнес тост за фюрера.
В договоре содержатся обязательства сторон не допускать агрессии друг против друга, не
входить в блоки стран – соперников государства-союзника, а также мирно решать
возникающие споры и взаимные претензии. Срок действия документа – 10 лет.
Засекреченный протокол гласил о том, что при необходимости переустройства в Европе к
Советскому Союзу отойдут Латвия, Эстония, Финляндия и Бессарабия, а к Германии –
Литва. Польшу предполагалось поделить по линии Нарев-Висла-Сан. Стоит ли сохранить
польскую государственность, предстояло решить сообща согласно дальнейшему ходу
политической ситуации в Европе. Полный текст документов был опубликован в 1993 г.
после потери статуса «Совершенно секретно».
Существуют противоположные мнения по поводу юридической оценки данных
документов. Согласно одним, в договоре о ненападении нет ничего противоправного, и он
является вполне обычным документом для рассматриваемого исторического периода, а
разграничение сфер интересов не подразумевает изменения статуса разграничиваемых
государств, поэтому никакой негативной оценке не подлежит. По другим мнениям,
тщательный анализ статей документа прямо свидетельствует о сознательном поощрении
агрессора со стороны Советского Союза.
14. Вашингтонская конференция 1921–1922 гг. и её решения.
Версальско-Вашингтонская система была окончательно оформлена в ходе конференции,
проходившей в столице Соединенных Штатов с 12 ноября 1921 по 6 февраля 1922 г. Она
зафиксировала соотношение сил между державами на Дальнем Востоке, сложившееся
после Первой мировой войны. Ряд важных пунктов касался ситуации на море.
В работе конференции участвовали США, Великобритания, Китай, Япония, Франция,
Италия, Нидерланды, Бельгия и Португалия; присутствовали также делегаты от
британских доминионов и делегат, выступавший от имени Индии. Конференция была
созвана по инициативе США, которые рассчитывали добиться благоприятного для себя
решения вопроса о морских вооружениях и закрепления нового соотношения сил в Китае
и в бассейне Тихого океана.
Советское правительство, не получившее приглашения, заявило протест против
устранения одной из главных тихоокеанских держав, а 8 декабря 1921 г. направило
протест против обсуждения на конференции вопроса о Китайско-Восточной железной
дороге (КВЖД), «касающегося исключительно Китая и России». В декабре 1921 г. в
Вашингтон прибыла делегация Дальневосточной республики, но она не была допущена на
конференцию.
13 декабря 1921 г. на Вашингтонской конференции был подписан договор между
четырьмя державами — США, Великобританией, Францией и Японией — о совместной
защите их территориальных прав на Тихом океане. Договор предусматривал ликвидацию
англо-японского союза (1902), направленного против планов США на Дальнем Востоке и
в бассейне Тихого океана. Кстати, против англо-японского союза высказывались и
некоторые британские доминионы (Канада, Австралия, Новая Зеландия), опасавшиеся
усиления Японии. Вообще, условия Версальского мира, по которым Япония получила
германские владения в Микронезии, Маршалловы, Каролинские и Марианские острова,
поставили некоторые английские доминионы едва ли не в худшее положение, чем до
Первой мировой войны.
Затем, 6 февраля 1922 г., был подписан договор пяти держав (США, Великобритании,
Японии, Франции и Италии) об ограничении морских вооружений, изменивший
соотношение последних в пользу США. Америка, в частности, опасалась, что дальнейшее
строительство гигантских кораблей сделает необходимыми масштабные работы по
расширению и без того потребовавшего немалых сил и средств Панамского канала.
Подписав договор, Великобритания подтвердила отказ от безусловного преобладания на
море пресловутого принципа «Two powers Standart» («Стандарт двух сил»), по которому
военный флот Англии должен быть равен общим силам двух сильнейших в мире флотов.
Договор устанавливал пропорцию предельного тоннажа линейного флота его участников:
США — 5, Великобритания — 5, Япония — 3, Франция — 1,75, Италия — 1,75.
Устанавливался также тоннаж авианосцев: 135 тысяч тонн для США и Великобритании,
81 тысяча тонн для Японии и по 60 тысяч тонн для Италии и Франции.
Острая борьба развернулась вокруг вопроса о подводном флоте, который особенно
интересовал европейские державы. Франция потребовала возможности значительного
увеличения числа подводных лодок. На это Великобритания выразила резкий протест,
утверждая, что французский подводный флот после разгрома Германии может быть
направлен только против Британии, в большой степени зависящей от подвоза ресурсов из
колоний. Англию поддержала и Италия. В результате английские представители
предложили вовсе уничтожить подводные лодки, но это предложение не было принято.
Общий тоннаж военно-морского флота держав в результате не ограничивался, и
фактическое превосходство флота Великобритании, таким образом, пока что сохранялось.
Япония добилась обязательства американского и английского правительств не сооружать
новых баз на островах Тихого океана к востоку от 110-го меридиана восточной долготы
(за исключением островов у побережья США, Канады, Аляски, зоны Панамского канала,
Австралии, Новой Зеландии и Гавайских островов); таким образом Япония обеспечила
себе серьезные стратегические преимущества в этом районе.
6 февраля 1922 г. был подписан и договор девяти держав (США, Великобритании,
Франции, Японии, Италии, Бельгии, Нидерландов, Португалии и Китая). Он предоставлял
подписавшим его государствам равные возможности в Китае в области торговой и
предпринимательской деятельности и обязывал не прибегать к использованию внутренней
обстановки в Китае в целях получения специальных прав и привилегий, которые могли
нанести ущерб правам и интересам других государств — участников договора. Китай
рассматривался как общий объект эксплуатации. Этот договор был направлен против
притязаний Японии на монопольное господство в Китае. Договор соответствовал
американской политике «открытых дверей», при помощи которой США рассчитывали
вытеснить своих конкурентов из Китая. Еще раньше, 4 февраля 1922 г., Япония
вынуждена была подписать так называемое Вашингтонское соглашение — китайско-
японское соглашение об эвакуации японских войск из китайской провинции Шаньдун, а
также о возвращении Китаю железной дороги Циндао — Цзинань и территории
Цзяочжоу. Глава японской делегации дал обязательство, что японское правительство не
будет требовать от китайского правительства выполнения пятой группы «21-го
требования» Японии (о назначении японских советников при китайском правительстве и
пр.). Однако требование Китая о выводе японских войск из Южной Маньчжурии Япония
отклонила. Одновременно с договором девяти держав 6 февраля 1922 г. был подписан
трактат о китайском таможенном тарифе, закреплявший таможенное неравноправие
Китая.
Вашингтонская конференция не внесла изменений в существовавшее в то время
положение на КВЖД. В результате решительных протестов правительств РСФСР и Китая,
а также разногласий среди участников конференции американский план захвата
господствующих позиций на КВЖД под видом ее «интернационализации» не был принят.
Решения, достигнутые на Вашингтонской конференции, завершили происходивший после
Первой мировой войны передел колониальных владений и сфер влияния государств на
Тихом океане и Дальнем Востоке. Вместе с тем равновесие, которое предусматривалось
заключенными договорами, было неустойчивым. Уже по ходу переговоров в Вашингтоне
США заявили о недостаточности японских уступок в Китае; в свою очередь Япония сразу
же после конференции встала на путь пересмотра ее решений.
15. Национальная революция 1925–1927 гг. в Китае и её влияние на международные
отношения. Советско-китайские отношения.
Оживление национально-освободительной борьбы: бойкоты, забастовки против
концессий, антиправительственной демонстрации против подписанного Пекином
Вашингтонского соглашения (1922 год), где фактически подтверждалась зависимость
Китая от иностранных держав. 30 мая 1925 год – студенческая демонстрация начало
национальной революции в Китае. Демонстрация была расстреляна английской полицией,
выступления приняли массовый характер, активизировались все слои китайского
общества.
В июне началась массовая забастовка в Гонконге и Гуанчжоу. Поддержали студенты,
купечество бойкот английских товаров (около 0,5 миллионов человек). Революция
началась стихийно. Добились удовлетворения части своих требований. Поднялся
авторитет ГМД. 1 июля 1925 года лидеры ГМД объявили правительство национальным
провозгласили задачу объединения всего Китая под властью ГМД. Усиление позиции
ставленника правого крыла партии Чан Кайши. Март 1926 год – уходит в отставку Ван
Цзинвэй (левый ГМД). Ван Цзинвэй активно сотрудничал с коммунистами. Чан Кайши
стал председателем ЦИК (центрального исполнительного комитета) ГМД,
главнокомандующим НРА, все гос. партийные учреждения, финансы под его
руководством.
Чан Кайши не мог порвать с коммунистами, поэтому коммунисты получили возможность
сохранить 1/3 постов в административном аппарате ГМД, даже смогли укрепить свои
позиции в ЕНФ. Чан Кайши в июле 1926 года выступает в северный поход, целью
которого было объединение всей страны под властью ГМД, СССР планировали и
участвовали в походе. В октябре 1926 года войска НРА освободили важнейший
политический, экономический центр – Ухань. В декабре были освобождены Цзянси,
Фуцзянь, в марте взяли под свой контроль центры Китая – Шанхай и Нанкин I этап
северного похода завершился, под властью национального правительства весь юг и
бассейн реки Бенза – экономически важный участок.
По мере того как революционная армия освобождала новые города и провинции,
отношения внутри ЕНФ начинают обостряться, усиливаются позиции коммунистов. КПК
превращается в массовую партию (25 тысяч членов). Коммунисты заняли посты
министров труда и крестьянских дел в реорганизованном правительстве, которое вновь
возглавил Ван Цзинвэй зимой 1926-1927 годов комментерн и КПК переходят к новой
политике «углубление революции» из национально-освободительной в социальную. На
практике также политика обернулась обязанностью считаться с другими политическими
силами. Таким образом, уничтожена основа для объединения разнородных массовых сил.
С другой стороны, все большую политическую роль начинает играть армия. Если ранее
армия выражала взгляды левого крыла, то в ходе северного похода облик НРА
существенно меняется. Во время военных действий армия пополнялась за счет разгрома
милитаристских группировок во главе с офицерскими генералами. В армии возобладала
правая часть офицерства, лидером которого становится Чан Кайши.
В апреле 1927 года – разногласия двумя группировками вылилась в сопротивление. Центр
– Шанхай. 13 апреля 1927 года армия приступила к разоружению рабочих пикетов,
которые находились под влиянием коммунистов и собственными силами освободили
Китай до подхода НРА. В ходе этой акции было убито и ранено около 300 человек.
Демонстрации и митинги были разогнаны пулеметами, рабочие организации были
распущены, а коммунисты и левые ГМД были вынуждены уйти в подполье.
В следующие 2 -3 дня ГМД выступления прошли в других городах. 18 апреля Чан Кайши
в Нанкине провозгласил свое правительство, что означало фактический раскол ГМД
власти. В своем обращении Чан Кайши оставил 3 принципа, осудил вмешательство
иностранных государств в дела Китая и призвал к разрыву с коммунистами. Другим
центром власти осталось левое ГМД правительство в Ухане, которое продолжило курс
сотрудничества с коммунистами.
Таким образом, надежды на сохранение ЕНФ пока сохранялись. Однако, коммунисты в
своей политике практически не делали различий между лагерями ГМД. Курс на
«углубление революции» пересмотрен не был Уханьскому правительству были созданы
новые проблемы. В ответ Ван Цзинвэй принимал меры о мировом изгнании коммунистов
из ГМД. В частности, министрам-коммунистам, желающим сохранить свои позиции, было
предложено формально отказаться от КПК. Для коммунистов была дана возможность
пойти на некоторые уступки левому ГМД и сохранить ЕНФ. Однако, под влиянием
комментерна КПК приняли решение о разрыве и о начале вооруженного выступления
против всей Китайской буржуазии. Наступление на ГМД началось с восстания армии в
Наньчане 1 августа 1927 года. После чего произошел окончательный разрыв ЕНФ.
Революция 1925 – 1927 годов становится продолжением Синхайской революции. Главный
итог – восстание национальной государственности. Революция продвинула Китай по пути
капиталистического развития. Сделаны шаги по преодолению полуколониальной
зависимости Китая. Поэтому нельзя говорить, что революция потерпела поражение. Итог
– глубокий раскол национально-освободительного движения, борьба КПК и ГМД стала
определяющим фактором политического развития Китая.
Гражданский раскол в Китае и позиции великих держав. После Синьхайской революции
1911– 1913 гг. Китай на протяжении ряда десятилетий не мог обрести внутренней
устойчивости. В стране образовалось два политических центра: старый в Пекине, где
доминировала бывшая императорская бюрократия в союзе с местными северокитайскими
военными правителями провинций, и новый — в Гуанчжоу (Кантоне), где тон задавала
коалиция революционных сил во главе с Сунь Ятсеном. В результате сложных и
противоречивых внутренних трансформаций к середине 20-х годов страна так и не обрела
единства. Ни одно из двух китайских правительств не контролировало всю территорию
государства. Военные правители провинций могли действовать фактически независимо от
любого из них. В 1924 г. в Гуанчжоу прошел первый съезд созданной Сунь Ятсеном
партии гоминьдан (Национальная партия), в ряды которой по рекомендации Коминтерна
на правах коллективного членства вступили китайские коммунисты. В организации
революционных сил активно принимали участие направленные в Китай Коминтерном
советские инструкторы. Особое внимание уделялось формированию революционных
вооруженных сил. Их вскоре возглавил Чан Кайши, ставший одним из виднейших
деятелей гоминьдана и кантонского правительства. Весной 1925 г. в Китае поднялась
волна буржуазной национальной революции, направленной против господства
иностранных держав и власти региональных военных клик. В июле 1926 г. вооруженные
силы гоминьдана под командованием Чан Кайши и при участии командированного
Коминтерном в Китай известного советского военачальника В.К.Блюхера предприняли из
Гуанчжоу так называемый северный поход на Пекин. В июне 1928 г. Пекин был взят
гоминьдановскими войсками, однако победители не стали обосновываться на севере, и
официальной столицей страны стал Нанкин. Теперь гоминьдановское правительство в
Нанкине было признано великими державами в качестве законного и общекитайского.
Коммунисты и гоминьдан были объединены в рамках «единого революционного фронта».
Они сотрудничали по ряду практических вопросов и одновременно остро соперничали за
власть и влияние в стране. Китайские коммунисты поддерживали гоминьдан в том, что
касалось его борьбы с засилием иностранцев. Но руководство гоминьдана не разделяло
радикальных революционных устремлений коммунистов. В отличие от коммунистов оно
было готово прагматично сотрудничать с одними иностранными державами в интересах
совместного противодействия другим. Революционное брожение угрожало иностранному
присутствию на китайской территории — прежде всего присутствию старых
колониальных держав. Советский Союз в 1924 г. отказался от царских концессий в Китае.
Но и СССР сохранял в Северо-Восточном Китае (в Маньчжурии) довольно существенные
позиции, поскольку ему принадлежала на правах совместного владения с Китаем
Китайско-Восточная железная дорога (КВЖД), проходившая через Маньчжурию.
Советское влияние было исключительно сильным и в некоторых приграничных районах
Китая — особенно в Синьцзяне, провинциальные власти которого полностью зависели от
поддержки СССР. Существенные позиции у СССР были и во Внешней Монголии —
Монгольской Народной Республике, которую Москва согласно советско-китайскому
договору 1924 г. формально признавала частью Китая. Антииностранная борьба в Китае
сопровождалась массовыми демонстрациями протеста и забастовками на иностранных
предприятиях, бойкотом заморских товаров и захватом принадлежавших иностранным
державам концессий, избиениями и убийствами иностранных граждан. Старые
колониальные державы и Япония были настроены против китайской революции.
Советский Союз в принципе поддерживал китайскую революцию, но он стремился
направить ее по радикальному пути в соответствие с опытом и теорией коммунистической
революции в том виде, как она разрабатывалась в те годы теоретиками СССР и
Коминтерна. Это и привело к разрыву Гомильдана с Москвой. в начале 1920-х гг.
усилилось национально освободительное движение в Китае. СССР руками Коминтерна
активно вмешивался во внутренние дела этого государства. При его материальной
помощи в Китае сформировался блок оппозиционных сил - Гоминьдан. Советские
инструкторы помогли создать и вооружить гоминьдановскую армию. В армейских частях
китайской армии насаждались коммунистические ячейки. В 1925 г. М.В. Фрунзе даже
разработал детальный план смены политического режима в Пекине. Советская сторона
пыталась таким способом разжечь здесь гражданскую войну. Все возрастающее влияние
коммунистов в Гоминьдане не устраивало его руководство. И в 1927 г. председатель
Гоминьдана Чан Кайши прекратил сотрудничество с компартией. В Китае развернулась
антисоветская истерия.

16. Политика Японии в первой пол. 1930-х гг. Советско-японские отношения.


В апреле 1927 г. известный милитарист генерал Гиити Танака сформировал новый
кабинет. Приход к власти Танака означал, что в правящих кругах Японии взяли верх
наиболее реакционные элементы. Известен пространный меморандум Танака,
предоставленный императору в июле 1927 г., в нем излагалась агрессивная
внешнеполитическая программа японского милитаризма.
В сложных условиях в то время приходилось работать в Японии советскому посольству и
полпреду СССР в Японии Алексею Антоновичу Трояновскому (с 16 ноября 1927 г. – по
1933 год). Советское правительство поставило перед своими дипломатами четкую задачу:
создать более здоровую атмосферу во взаимоотношениях с Японией и активно бороться
против попыток военщины развязать войну против СССР. А реакционные японские
газеты писали о «дьявольской руке Красной России», которая вторгается во внутренние
дела страны. Они призывали следить за действиями русского посольства «дворца
скрытого дьявола большевизации Японии».
Вокруг личности Трояновского также нагнеталось недоброжелательство. Газета «Заря» с
провокационной целью писала: «Мы должны поздравить Японию, которая получила в
подарок от своей соседки редкого в Советской России специалиста по разрушению Азии
— Трояновского». Не только реакционная пресса, но и отдельные политические деятели
не переставали склонять на все лады «коммунизм», «красную опасность», называли
Трояновского «опасной личностью». Советские дипломаты использовали любую
возможность для того, чтобы довести до сведения и сознания широких слоев японского
народа основные принципы внешней политики СССР.
На предложение советского полпреда заключить пакт о ненападении в марте 1928 г. (а
такие предложения были сделаны советским правительством и в 1926, и в 1927 г.),—
ответ Танака был один: «Для этого еще не пришло время. События должны развиваться
постепенно. Не будем торопиться. Если сразу слишком высоко забраться, можно и
упасть[1]». Г. В. Чичерин — народный комиссар иностранных дел СССР — называл
Японию страной самой тонкой в мире дипломатии. И многие годы эта дипломатия была
направлена на осуществление — последовательными этапами — широкой экспансии в
бассейне Тихого океана. К разработке планов военного нападения на СССР японская
военщина приступила с 1928 г. Эти планы существенным образом отличались от обычных
оперативных
планов, составление которых являлось функцией генерального штаба. Планы войны
против СССР «кодовое название — Оцу» никогда не носили условного, теоретического
характера, они всегда отличались конкретностью и тщательностью разработки. Мировой
экономический кризис привел к серьезному обострению международной обстановки. В
Японии сокращалось производство, росла безработица, ухудшалось положение
трудящихся. Выход из кризиса японские правящие круги искали на путях экспансии. 18
сентября 1931 г. японские войска напали на Китай и предприняли оккупацию его северо-
восточных провинций. Материалы Токийского процесса неопровержимо доказали: «как
оккупация Манчжурии, так и вторжение в Китай исходили из конечной стратегической
цели Японии — войны против СССР». К разработке плана военного нападения на СССР
японская военщина приступила с 1928 года. Эти планы существенным образом
отличались от обычных оперативных планов, составление которых являлось функцией
генерального штаба. Планы войны против СССР кодовое название — «Отцу» никогда не
носили условного, теоретического характера, они всегда отличались конкретностью и
тщательностью разработки. Благодаря этим планам японцы намеревались захватить:
Приморье, Приамурье, Забайкалье, Камчатку, Северный Сахалин и другие территории
Дальнего Востока[2].
«Антисоветская свистопляска» в Японии, как говорил полпред Трояновский, достигла
своего апогея. Зашевелились и белогвардейцы, осевшие на Японских островах. В Токио
пожаловал белогвардейский генерал Семенов. Агрессивные империалистические круги
призывали правительство отбросить колебания и напасть на СССР, не откладывая дела в
долгий ящик. Военный министр Араки утверждал, что рано или поздно война между
Японией и СССР неизбежна, что страну надо готовить к этой войне.
Араки, убежденный фашист, был одним из активнейших участников оккупации
советского Дальнего Востока. Деятельность советского посла он называл «интригами» и
говорил своим приближенным, что не верит в откровенность русских, когда они надевают
френч и цилиндр. Трояновскому удалось в октябре 1932 г. встретиться с Араки. Своим
визитом Трояновский вызвал замешательство в кругах японской военщины, вынуждая ее
менять наступательную тактику, лавировать. Укреплялось влияние реалистически
мыслящих японских политиков, считавших войну против СССР ловушкой для Японии, в
которую ее хотели втянуть заинтересованные западные державы. Резко осуждая японскую
агрессию против Китая, советское правительство в то же время стремилось не дать
возможности милитаристским реакционным силам в Токио обострить отношения между
СССР и Японией. Оно предприняло серию гибких дипломатических шагов, направленных
на предотвращение новой антисоветской интервенции. Стараясь предотвратить,
остановить дальнейшее развитие японской агрессии, советская дипломатия пыталась
убедить правительство Чан Кайши в необходимости объединения усилий обоих
государств.
31 декабря 1931 г., воспользовавшись проездом через Москву назначенного на пост
министра иностранных дел Японии Иосидзава, НКИД предложил заключить советско-
японский пакт о ненападении. Было заявлено, что СССР заключил пакты о ненападении и
нейтралитете с Германией, Турцией, Афганистаном, парафировал пакт с Францией, что
ведутся переговоры с Финляндией, Латвией, Эстонией и Румынией. «Мы будем связаны
пактами со всеми соседями. Япония является единственным соседом СССР, который не
заключил с ним пакта о ненападении и не ведет переговоров о таком пакте. Такое
положение является ненормальным. Переговоры о пакте длительное время вел полпред
Трояновский. Представители японского правительства всячески их затягивали, говорили о
желательности заключения «союза» между Японией, СССР и Германией или же союза
между Японией, СССР и марионеточным государством Маньчжоу-го».
Японское правительство дало ответ на советские предложения только спустя год. 13
декабря 1932 г. оно отклонило предложение о заключении пакта под предлогом того, что
Япония и СССР являются участниками многостороннего пакта Бриана — Келлога, и это
делает излишним заключение специального пакта о ненападении. В качестве другого
предлога приводилось соображение о том, что «еще не созрел момент для заключения
пакта о ненападении». Весьма показательно то, что пакт о ненападении был отклонен
японским правительством на другой день после опубликования сообщения о
восстановлении отношений между СССР и Китаем. Японская дипломатия рассматривала
подобный поворот событий как свое крупное поражение. В дальнейшем советское
правительство вновь поднимало этот вопрос. Однако Япония, бесповоротно вставшая на
путь агрессии, постоянно имея в виду будущую войну против Советского Союза,
отклонила мирные предложения. Дипломатия СССР вынуждена была проводить
осторожную политику. Учитывая непрекращающиеся провокации японской военщины на
КВЖД и желая лишить японских империалистов всякого повода спровоцировать войну,
советское правительство в июне 1933 г. предложило Японии приобрести эту дорогу. 26
июня по этому вопросу начались переговоры, которые, однако, затянулись почти на два
года. Они проходили в очень сложной обстановке, с большими перерывами,
маньчжурская делегация, которой фактически руководили японцы, предложила явно
несерьезную цену — 50 млн. иен (20 млн. золотых рублей)[3].
Конференция зашла в тупик и прекратила свои заседания. Отказываясь занять какую-либо
конструктивную позицию в переговорах, власти Японии и Маньчжоу-го усилили
бесчинства на КВЖД, порчу путей, налеты и т. п. В отчете полпредства СССР в Токио
японская политика характеризовалась следующим образом: « 1933 год был одним из
наиболее напряженных в советско-японских отношениях. Особенного напряжения эти
отношения достигли осенью, когда японцы сделали попытку фактически захватить в свои
руки КВЖД, и когда пропаганда войны с СССР со стороны японской военщины достигла
наивысшего размера[4]».
Советское правительство было вынуждено пойти на большие уступки, продав дорогу за
цену намного ниже ее действительной стоимости ради сохранения мира на Дальнем
Востоке. 23 марта 1935 г. было подписано соглашение о приобретении дороги властями
Маньчжоу-Го за 140 млн. иен. Это было значительно меньше тех средств, которые в свое
время были вложены русским правительством в строительство КВЖД.
После военного переворота в Японии в феврале 1936 г. отношения между Японией и
СССР продолжали оставаться напряженными. Характеризуя эти отношения, нарком по
иностранным делам СССР в беседе с японским послом в Москве Сигэмицу в декабре 1936
г. отмечал, что ни на одной границе СССР нет такого беспокойства, как на советско-
маньчжурской[5]. Особо надо отметить, подчеркивал нарком, набеги на советские
территории, и упорный отказ Японии от заключения пакта о ненападении.
Если к этому добавить агитацию и пропаганду в японской прессе и книгах в пользу
экспансии Японии за счет СССР, «то не приходится удивляться, что мы вынуждены были
против воли, с большими материальными затратами сосредоточить большие военные
силы на Дальнем Востоке в целях самозащиты». Планируя войну против советского
государства, японские милитаристы отдавали себе отчет в том, что Японии одной едва ли
удастся нанести ему поражение. И поэтому они стремились найти себе союзника, что
вполне совпадало и с планами гитлеровцев. Несмотря на серьезные предупреждения
советского правительства 25 ноября 1936 г. Япония подписала с Германией так
называемый «Антикоминтерновский пакт». В секретном соглашении, ставшем известным
лишь в 1946 г. на Токийском процессе. Советский Союз был назван в качестве главной
«цели» пакта. Прямым результатом заключения «Антикоминтерновского пакта» явилось
резкое обострение советско-японских отношений. Не проходило ни одного месяца без
того, чтобы в наших газетах не появилось два-три, а иногда 8-9 сообщений о нарушениях
японской стороной нормальных взаимоотношений и вынужденных заявлениях и
протестах со стороны советского правительства. В ноябре 1937 г. к
«Антикоминтерновскому пакту» присоединилась Италия. Так было достигнуто
политическое единство трех агрессоров.
В правительственных и военных кругах Японии усилилась подготовка «большой войны»
против СССР. Главными элементами в ней были ускорение создания военного и военно-
промышленного плацдарма в Манчжурии и Корее, расширение агрессии в Китае и захват
наиболее развитых районов Северного, Центрального и Южного Китая. Программа была
одобрена правительством генерала С. Хаяси, пришедшего к власти в феврале 1937 г. На
первом же заседании правительства генерал Хаяси заявил, что «с политикой либерализма
в отношении коммунистов будет покончено». Это означало, что Япония выбрала путь
решительных действий в соответствии с условиями «Антикоминтерновского пакта». В
японской печати стали появляться откровенно антисоветские статьи с призывами «к
маршу до Урала»[6].
Кабинет Хаяси вскоре был вынужден уйти в отставку, уступив место новому
правительству во главе с принцем Ф. Коноэ, политическая платформа которого была
открыто антирусской. Советское правительство принимало энергичные меры, чтобы
сохранить мир на дальневосточных границах. 4 апреля 1938 г. СССР предложил Японии
мирным путем разрешить все спорные вопросы. Предложение не встретило
положительного отклика со стороны Японии.
В мае-июне 1938 г. милитаристские круги Японии развернули широкую
пропагандистскую кампанию вокруг так называемых «спорных территорий» на границе
Маньчжоу-Го с Приморьем.
Таким образом, в рассматриваемый период правящие круги Японии стояли на платформе
воинствующего антисоветизма и безудержной агрессии, что не могло не привести к
обострению отношений между нашими странами.

17. Агрессия Японии против Китая в 1937 гг. Позиции западных держав и СССР.
Распад Вашингтонской системы международных отношений.
Ночью 7 июля 1937 г. севернее моста Лугоуцяо, близ Пекина, возникла перестрелка
между китайскими солдатами и японскими военнослужащими из состава так называемой
«гарнизонной армии в Китае». Согласно японской версии, это был инцидент, который
якобы по вине китайской стороны был расширен до масштабов войны. Однако японские
документы свидетельствуют о том, что японское военно-политическое руководство
использовало эти события для реализации существовавших в Японии планов захвата
Китая.
В середине 30-х годов японский генеральный штаб армии приступил к планированию
операции по овладению Северным Китаем. В 1935 г. один из таких планов
предусматривал сформировать специальную армию, которая включала бы японскую
«гарнизонную армию в Китае, одну бригаду из Квантунской армии и три дивизии из
состава сухопутных сил в метрополии и Корее, которые должны были овладеть Пекином
и Тяньцзинем.
В августе 1936 г. японское правительство разработало программу установления
господства Японии в Восточной Азии и районе стран южных морей. Политические цели
империи были сформулированы в документе «Основные принципы государственной
политики», в котором провозглашалось превращение Японии «номинально и фактически
в стабилизирующую силу в Восточной Азии». Одновременно была принята программа
покорения Северного Китая, где говорилось, что «в данном районе необходимо создать
антикоммунистическую, проманьчжурскую зону, стремиться к приобретению
стратегических ресурсов и расширению транспортных сооружений…»32 Это полностью
отвечало целям и задачам, изложенным в меморандуме Танаки.
Хотя в этих документах отмечалось, что желательно по возможности добиться целей
«мирными средствами», в Японии сознавали, что дальнейшая экспансия на Азиатский
континент может вызвать сопротивление великих держав. В связи с этим было принято
решение об активизации подготовки к войне на двух направлениях: северном – против
СССР и южном – против США, Великобритании, Франции и Голландии. В
пересмотренном в 1936 г. «Курсе на оборону империи», а также в документе «Программа
использования вооруженных сил» главными потенциальными противниками Японии
определялись США и СССР, следующими по важности – Китай и Великобритания33.
В Токио считали, что Китай не сможет оказать серьезного сопротивления Японии и легко
станет ее добычей. Поэтому в планах Японии на овладение Китаем выделялась лишь часть
вооруженных сил империи. Разработанный в 1936–1937 гг. генеральным штабом армии
план войны в Китае «Хэй» предусматривал силами пяти (в зависимости от обстановки –
трех) пехотных дивизий оккупировать Северный Китай. В Центральном Китае должны
были действовать пять, а в Южном Китае – одна японская дивизия. В результате
наступательных операций намечалось в качестве опорных пунктов захватить китайские
города Тяньцзинь, Пекин, Шанхай, Ханчжоу, Фучжоу, Сямэнь и Шаньтоу. Считалось, что,
овладев этими городами и прилегающими к ним районами, Япония сможет
контролировать всю китайскую территорию. Захват всего Китая намечалось осуществить
за два-три месяца.
Оккупация всего Китая означала серьезное нарушение интересов западных держав в этой
стране. Китайский рынок имел важное значение для экономики США. По сравнению с
1929 г. общий экспорт США в 1937 г. сократился на 34 процента36. В обстановке падения
спроса на американские товары в Европе монополии США все в большей степени
стремились к расширению дальневосточных рынков. Если к концу 1930 г.
капиталовложения США в Китае составляли 196,8 млн долларов, то в 1936 г. они уже
достигли 342,7 млн долларов. Удельный вес США во внешней торговле Китая в 1936 г.
составлял 22,7 процента.
Еще большей была заинтересованность в Китае Великобритании, которая, как известно,
начала экспансию на Азиатский материк гораздо раньше других стран. Она имела здесь
большие капиталовложения в железнодорожном транспорте, морских перевозках, связи,
банковском деле. К 1936 г. инвестиции Великобритании в Китае составляли 1141 млн
долларов38. Широкое проникновение в китайскую экономику привело в 30-е годы к
углублению как экономического, так и политического сотрудничества Великобритании с
Китаем.
Как уже отмечалось, в Токио понимали, что обострение соперничества в борьбе за Китай
создавало опасность вооруженного столкновения с США и Великобританией. Готовясь к
новым захватам китайской территории, японские лидеры стремились избежать такого
развития событий. В середине 30-х годов в Японии была развернута шумная
пропагандистская кампания под лозунгами «борьбы с коммунистической опасностью»,
«агрессивности большевистской России», «кризиса обороны Японии». В начале 1936 г.
премьер-министр Японии Хирота заявил в парламенте, что самой большой проблемой на
Дальнем Востоке является борьба с «угрозой коммунизма»39. В Токио считали, что
антикоммунистический и антисоветский характер планов расширения экспансии на
Азиатский континент, как и во времена захвата Маньчжурии, будет способствовать тому,
что западные державы, в первую очередь США и Великобритания, вновь не окажут
сопротивления японской агрессии в Китае.
Однако, поскольку на сей раз речь шла об овладении Японией Центральным и Южным
Китаем, где были сосредоточены основные интересы США и Великобритании,
требовалась более гибкая политика, обеспечивающая невмешательство в войну этих
держав. Военно-морское министерство и главный морской штаб (гунрэйбу), 16 апреля
1936 г. представили правительству «Предложения по вопросу внешней политики».
В документе рекомендовалось, «воспользовавшись сложной ситуацией в Европе и
ослаблением позиций Великобритании в Азии, установить тесные связи с английскими
колониями, чтобы они удерживали англичан от проведения антияпонской политики».
США предлагалось «обратить самое серьезное внимание на увеличение мощи (Японии),
вынуждая Америку признать позиции Японии в Восточной Азии, а с другой стороны,
установить с США дружественные отношения на основе экономической
взаимозависимости».
Как показали последующие события, расчеты Японии в значительной степени
оправдались. Нельзя сказать, чтобы в США не видели опасностей своим позициям в
Китае, которые повлечет за собой расширение японской агрессии. Посол Дж. Грю
телеграфировал 14 июля 1937 г. в госдепартамент: «Одной из основных целей внешней
политики Японии является устранение влияния западных держав как фактора
дальневосточной политики, особенно как фактора в отношениях между Китаем и
Японией»41. Тем не менее правительство США считало, что в конце концов с японцами
удастся договориться. Об этом свидетельствует переписка американских послов в Китае и
Японии с госдепартаментом США. Дж. Грю в телеграмме от 27 августа 1937 г. писал:
«Мы полностью согласны с мнением (посла США в Китае Джонсона. – А. К.), что любая
попытка Соединенных Штатов воспрепятствовать развитию японской политики в Китае
путем демонстрации нашего осуждения не даст полезного эффекта. Если мы будем
осуществлять нажим, это приведет к ликвидации тех элементов дружбы между Японией и
США, которые накопились и накапливаются в результате тактики, методов и способов
поведения нашего правительства, используемых в отношении нынешнего конфликта»42.
Посол рекомендовал правительству США «избегать вовлечения в войну, решительно
защищать жизнь, имущество и права американских граждан (в Китае), продолжать
политику строгого нейтралитета, сохранять с обеими воюющими странами отношения
традиционной дружбы». При этом подчеркивалась необходимость «предпринять особые
шаги к укреплению наших отношений с Японией». Грю считал, что политика
«умиротворения» будет оценена японцами, которые «не забывают применявшиеся нами
во время маньчжурских событий методы»43.
Предложения посла совпадали с позицией Вашингтона. В ответной телеграмме от 28
августа госсекретарь США дал положительную оценку точки зрения Грю44. О том, что
правительство США не желает поддерживать жертву агрессии, оно заявило практически
сразу после начала боевых действий Японии в Китае. 16 июля 1937 г. было опубликовано
заявление государственного секретаря США К. Хэлла, в котором прямо давалось понять,
что Америка не намерена активно противодействовать агрессивным акциям Японии в
Китае. В заявлении говорилось: «Мы воздерживаемся от вступления в союзы и
вовлечения в принятие обязательств…» Не делая разницы между агрессором и его
жертвой, Хэлл призывал правительства Японии и Китая «к сдержанности в интересах
мира во всем мире». Для того чтобы у японцев не осталось никаких сомнений в позиции
США, американское правительство дало указание своему послу в Токио сообщить
японскому министру иностранных дел о том, что США «желают избежать малейшего
вмешательства».
В Лондоне сообщения о начале Японией нового этапа войны вызвали тревогу. Английское
правительство острее ощущало непредсказуемые последствия своих уступок Японии.
Заместитель наркома иностранных дел СССР Б. С. Стомоняков отмечал 29 июля 1937 г.:
«Хотя, судя по всем сведениям, Англия встревожена японской агрессией в Северном
Китае, я убежден, что она несет значительную ответственность за эту агрессию… В
переговорах с английским правительством в Лондоне она (Япония) почерпнула
убеждение, что Англия не окажет сопротивления ее новой агрессии в Северном Китае»46.
Позже, в конце сентября, он писал полпреду СССР в Японии М. М. Славуцкому: «Мы
точно осведомлены о том, что Япония, перед тем как прибегнуть к новым военным
действиям в Китае, а также после этого, делала и делает большие усилия, чтобы смягчить
свои отношения с Англией и договориться с ней по ряду спорных вопросов, включая и
вопрос о разделе сфер влияния в Китае. После начала военных действий официальные
переговоры в Лондоне были прекращены, однако неофициальные разговоры
продолжались. Попыткам договориться содействовали и содействуют те круги
консерваторов, которые являются сторонниками необходимости договориться во что бы
то ни стало с фашистскими государствами, не останавливаясь даже перед более или менее
серьезными уступками за счет империалистических интересов Великобритании»47.
Стремясь обезопасить свои весьма уязвимые в создавшейся обстановке интересы в Китае,
правительство Великобритании пыталось привлечь США к совместному выступлению
трех держав – Великобритании, Франции, США. Английский министр иностранных дел
А. Иден писал, что «без США Англия едва ли сможет пойти дальше платонических
демаршей перед японским правительством»48. Однако, видя нежелание США
противодействовать японской экспансии, английское правительство стало склоняться к
тому, чтобы найти какой-то компромисс с Японией. В одном из своих писем
американскому президенту Чемберлен рассуждал: «Для того чтобы ослабить угрозу со
стороны Германии, мы рассчитываем на помощь США. Изолированная, лишенная
помощи Великобритания хотела бы избежать одновременного возникновения проблем в
Европе и на Дальнем Востоке. Поэтому не стоит ли нам постараться достичь согласия с
Японией?»
В сентябре 1937 г. послом Великобритании в Токио был направлен Р. Крейги, известный
своей приверженностью политике умиротворения. Основной смысл его рекомендаций
правительству сводился к тому, что решительные действия западных держав в отношении
Японии лишь приведут к повышению роли военных в японской политике, а значит,
усилению воинственности этого государства.
Не проявляла активности в вопросе организации коллективных действий против Японии и
Франция, также ожидавшая вовлечения Японии в войну против СССР. 26 августа 1937 г.
министр иностранных дел Франции Дельбос в беседе с послом США в Париже Буллитом
заявил, что, «по его мнению, японское наступление в конечном итоге направлено не
против Китая, а против СССР. Японцы желают захватить железную дорогу от Тяньцзиня
до Бейпина (Пекина) и Калгана (Чжанцзякоу) для того, чтобы подготовить наступление на
Транссибирскую железную дорогу в районе озера Байкал и против Внутренней и Внешней
Монголии». В ожидании этих событий Дельбос рекомендовал, чтобы правительства
западных держав способствовали разрешению японо-китайского конфликта невоенными
средствами.
Тем временем японская армия быстро продвигалась в глубь Северного Китая. В августе
японцы открыли фронт в Центральном Китае, 13 августа при поддержке авиации и флота
начали наступление на Шанхай, создали угрозу столице Китая – Нанкину. США ответили
на вторжение японских войск в Центральный Китай отправкой в Шанхай контингента
американских моряков численностью 1200 человек. Одновременно послы США,
Великобритании и Франции по поручению своих правительств предложили Японии и
Китаю превратить Шанхай в нейтральную зону. Японцы, по существу, игнорировали эти
и последующие акции западных держав.
Политика попустительства агрессору создавала крайне тяжелое положение для Китая,
грозившее потерей его самостоятельности. Во время многочисленных встреч с
американскими и английскими дипломатами в Китае Чан Кайши убеждал их, что
единственный путь остановить японскую агрессию – это совместные действия США,
Великобритании и других государств. При этом он, с одной стороны, указывал на
перспективу серьезного нарушения их интересов в Китае, а с другой – взывал к
моральным обязательствам, которые западные державы возложили на себя, подписав
Вашингтонский договор 1922 г., декларировавший «независимость» и «целостность»
Китая. Чан Кайши настойчиво призывал к сотрудничеству западных держав «теперь и
незамедлительно» с тем, чтобы добиться прекращения японской агрессии. Однако
западные державы, не желая сколько-нибудь серьезно задевать Японию, по существу,
оставляли Китай наедине с агрессором.
В начале августа министр иностранных дел Китая Ван Чунхой следующим образом
характеризовал позиции западных держав:
«1. Америка – полное невмешательство и отказ от какой-либо коллективной акции.
2. Англия старается удержать Японию от дальнейшей агрессии в Китае. В Токио Англия
сделала «дружественные» представления японскому правительству. Во всяком случае
Англия заявила Японии, что всякие переговоры между ними прекращаются…
3. Франция относится наиболее дружественно к Китаю, но не может решиться ни на
какую акцию без Америки»51.
Планируя войну в Китае, японские лидеры весьма опасались распространения на Японию
принятого конгрессом США в 1935 г. закона о нейтралитете, ограничивавшего экспорт
военных материалов в воюющие страны. Незадолго до вторжения японских войск в
Северный Китай 29 апреля 1937 г. этот закон был расширен и дополнен. Президенту США
предоставлялось право запрещать экспорт оружия и военного снаряжения в находящиеся
в состоянии войны государства. При этом введенное законодательство не
предусматривало запрета на вывоз из США в воюющие страны стратегического сырья.
Поставки из США стратегического сырья и материалов имели жизненно важное значение
для Японии. В 1937 г. на США приходилась одна треть всего импорта Японии. Как
указывают японские историки, «Америка находилась в положении, позволявшем
определять судьбу японской экономики»52.
Профессор О. Б. Рахманин в своем недавнем труде отмечает: «Со стороны США
фактическое пособничество Японии выразилось в проведении так называемой политики
«нейтралитета»… В первую очередь от этого пострадал Китай»53.
Стремясь обойти американский закон о нейтралитете, японское правительство
сознательно не объявляло Китаю войну, упорно выдавая свою агрессию как «инцидент».
В официальном заявлении японского правительства от 15 августа 1937 г. говорилось, что
военные действия японских вооруженных сил в Северном Китае следует рассматривать
лишь как «наказание за жестокости китайской армии с целью побудить нанкинское
правительство к признанию своей вины».
В свою очередь монополии США всемерно противились признанию американским
правительством «состояния войны» в Китае и распространению на Японию закона о
нейтралитете. Война Японии в Китае позволяла американскому крупному бизнесу
извлекать из нее огромные барыши. В 1937 г. поставки из США в Японию выросли в 2–3
раза. При этом, если по сравнению с 1936 г. весь американский экспорт в эту страну
увеличился в 1937 г. на 41 процент, экспорт военных материалов на тот же период возрос
на 124 процента. Военные материалы составляли 58,5 процента от общего экспорта США
в Японию54. Американский экспорт в Японию увеличился в 1937 г. по сравнению с
предыдущим «мирным» годом в следующих размерах: по железному и стальному лому –
в 2,7 раза, самолетам и запчастям к ним – в 2,5 раза, металлообрабатывающим станкам – в
3,5 раза, сырой нефти – в 2,5 раза, бензину – в 1,5 раза, меди – в 2,4 раза, свинцу – в 1,1
раза, чугуну и стали – в 16,3 раза55.
О подлинном смысле «применения» США закона о нейтралитете в японо-китайской войне
свидетельствует заявление американского сенатора Швеленбаха, который говорил: «Ни у
кого не может быть сомнения в том, что мы активно участвуем в войне, которую Япония
ведет в Китае. Получается так, что поведение японцев можно рассматривать как более
честное, чем наше. Они, по крайней мере, посылают своих людей, которые рискуют быть
убитыми. Мы не рискуем своими жизнями в этой войне. Все, что мы делаем, – это
посылаем наши товары и материалы, которые они требуют для военных целей, и
получаем за это прибыль»56.
Столь явная прояпонская политика встречала возраставшее осуждение широких кругов
американской общественности, среди которой росло число сторонников объявления
экономического бойкота Японии. Учитывая это, а также стремясь ограничить японское
наступление на интересы США, американская администрация была вынуждена
прибегнуть к словесному осуждению Японии. 5 октября 1937 г. президент США Ф.
Рузвельт выступил в Чикаго с речью, в которой призвал к организации «карантина»
против агрессоров. Однако этот демарш не был подкреплен какими-либо существенными
действиями. В речи заявлялось о стремлении американского правительства оставаться вне
войны. «Мы примем меры, которые сведут к минимуму риск вовлечения (в войну)»57, –
подчеркнул президент.
Последствия были трагичны для Китая. 12 ноября 1937 г. силами 150-тысячной ударной
группировки японцы захватили Шанхай. Через месяц они ворвались в столицу – Нанкин,
где учинили кровавую резню мирных жителей.
Среди великих держав только Советский Союз оказал Китаю поддержку, заключив с ним
21 августа 1937 г. договор о ненападении. Заключение этого договора не ограничивалось
лишь обязательствами не совершать агрессивных действий друг против друга. Это было,
по сути дела, соглашение о взаимопомощи в борьбе с японскими интервентами58. 23
июля 1937 г. Ван Чунхой с горечью говорил послу СССР в Китае Д. В. Богомолову: «Мы
все время слишком много надеялись на Англию и Америку, теперь я приму все меры к
улучшению советско-китайских отношений»59.
Следует отметить, что в США и других западных странах были недовольны заключением
советско-китайского договора о ненападении. Считалось, что он нанес удар по планам
Токио, предусматривавшим включение Китая в «антикоминтерновский блок»60.
О решимости советского правительства воспрепятствовать японской агрессии,
противопоставить ей объединенные силы ведущих стран мира свидетельствовала позиция,
занятая СССР в Лиге Наций. В речи советского представителя 21 сентября 1937 г.
отмечалось: «На Азиатском материке без объявления войны, без всякого повода и
оправдания одно государство нападает на другое – Китай, наводняет его 100-тысячными
армиями, блокирует его берега, парализует торговлю в одном из крупнейших мировых
коммерческих центров. И мы находимся, по-видимому, лишь в начале этих действий,
продолжение и конец которых не поддаются еще учету…»61
В Лиге Наций, а затем на открывшейся 3 ноября 1937 г. в Брюсселе специальной
международной конференции советские представители требовали принятия конкретных
мер по пресечению японской агрессии. Советский Союз предложил в соответствии со
статьей 16 Устава Лиги Наций применить против Японии коллективные санкции, вплоть
до военных. Однако представители западных держав сделали все, чтобы это предложение
было отклонено. Отвергнуто было и поддержанное Советским Союзом предложение
Китая о применении против Японии экономических санкций. Определяющей на
конференции в Брюсселе была позиция США, которая, по словам государственного
секретаря США Хэлла, состояла в том, что «вопрос о методах давления на Японию не
входит в задачу данной конференции»62.
Отказываясь от предлагавшихся СССР коллективных мер по обузданию японских
интервентов, западные державы стремились подтолкнуть Советский Союз на
самостоятельное выступление против Японии, ссылаясь на то, что он-де является соседом
Китая. Во время брюссельской конференции западные представители явно в
провокационной манере заявляли, что «лучшим средством сделать Японию сговорчивее
было бы послать несколько сот советских самолетов попугать Токио»63. Было очевидно,
что вовлечение СССР в японо-китайскую войну рассматривалось западными державами
как наилучшее развитие событий, ибо это означало бы отвлечение внимания Японии от
Центрального и Южного Китая.
18. Нападение Германии на Польшу и позиция других великих держав. «Странная
война» на Западе.
1 сентября 1939 г. нападением нацистской Германии на Польшу началась Вторая мировая
война. 3 сентября Англия и Франция объявили войну Германии. Другие ведущие державы
– СССР, Италия и США – заявили о своем нейтралитете.
Военные действия в Польше оказались весьма скоротечными. Несмотря на мужественное
сопротивление польских частей, решающим оказалось количественное и качественное
превосходство вермахта, особенно в танках и авиации. Сыграли свою роль и неудачное
размещение польских войск, а также незавершенность их мобилизации. Немецкие войска,
нанеся поражение группировкам польских войск на северо-западе и юго-западе страны,
быстрыми темпами продвигались в направлении Варшавы. После упорных боев 28
сентября столица Польши пала, польское правительство еще раньше (17 сентября)
покинуло страну.
Поражение польской армии во многом было на совести западных союзников. Объявив
Германии войну, Англия и Франция не предприняли на Западном фронте никаких
активных действий (т.н. «странная война»). Между тем, по оценкам самих немцев,
наступление союзных войск привело бы вермахт к быстрому поражению. Начальник
штаба оперативного руководства вермахта А.Йодль считал, что «мы никогда, ни в 1938 ,
ни в 1939 г., не были... в состоянии выдержать концентрированный удар... этих стран. И
если мы еще в 1939 г. не потерпели поражение, то это только потому, что примерно 110
французских и английских дивизий, стоявших во время нашей войны с Польшей на
Западе против 23 германских дивизий, оставались совершенно бездеятельными». Таким
образом, Англия и Франция, оставаясь верными своей политике «умиротворения»,
упустили уникальный шанс совместно с Польшей зажать Германию в тиски войны на два
фронта и уже в сентябре 1939 г. нанести ей решающее поражение.
В СССР внимательно следили за развитием событий, рассчитывая использовать их в
своих интересах, которые в Восточной Европе обеспечивались договоренностью с
Германией по пакту 23 августа 1939 г. Отношение советского руководства к начавшейся
войне было четко выражено И.В.Сталиным 7 сентября 1939 г. в беседе с руководством
Коминтерна. По его мнению, «война идет между двумя группами капиталистических
стран за передел мира, за господство над миром! Мы не прочь, чтобы они подрались
хорошенько и ослабили друг друга. Неплохо, если руками Германии будет расшатано
положение богатейших капиталистических стран (в особенности Англии). Гитлер, сам
этого не понимая и не желая, расстраивает, подрывает капиталистическую систему... Мы
можем маневрировать, подталкивать одну сторону против другой, чтобы лучше
разодрались».
Советское руководство не собиралось безучастно взирать на развитие ситуации в Польше
и начало военные приготовления. 7 сентября 1939 г. в западных военных округах началась
скрытая мобилизация под видом «Больших учебных сборов» (БУС). Всего было призвано
более 2600000 человек. 11 сентября на базе Белорусского особого военного округа
(БОВО) было создано управление Белорусского фронта, а на базе Киевского особого
военного округа – управление Украинского фронта (фронты создаются только в условиях
войны). Нарком обороны Б.М. Шапошников издал приказ, в котором требовал «к исходу
11 сентября 1939 г. скрытно сосредоточить войска и быть готовыми к решительному
наступлению с целью молниеносным ударом разгромить противостоящие войска
противника».
14 сентября 1939 г. газета «Правда» поместила подготовленную А.А. Ждановым статью, в
которой главными причинами поражения Польши назывались угнетение украинского и
белорусского национальных меньшинств. Эта статья стала программным документом
советской пропаганды по обоснованию действий в отношении Польши на многие
десятилетия: «взять под свою защиту население Западной Украины и Западной
Белоруссии» (из радиовыступления В.М.Молотова 17 сентября 1939 г.).
Утром 17 сентября 1939 г. советские войска перешли польскую границу. В боевом
приказе № 1 Белорусского фронта отмечалось, что главным силам польской армии
нанесено поражение германскими войсками и ставилась задача «содействовать
восставшим рабочим и крестьянам Белоруссии и Польши в свержении ига помещиков и
капиталистов и не допустить захвата территории Западной Белоруссии Германией».
Для поляков вмешательство СССР оказалось совершенно неожиданным. Не имея
возможности оказать вооруженное сопротивление, польское командование отдало приказ:
«с Советами боевых действий не вести». Тем не менее, в отдельных пунктах происходили
серьезные бои, в которых обе стороны несли потери убитыми и ранеными (например, в
Гродно советские войска потеряли 16 танков, 47 человек убитыми и 156 ранеными).
Во второй половине сентября восточные области Польши были заняты частями Красной
Армии. В некоторых местах границы, обозначенные в секретном протоколе к пакту 23
августа 1939 г., оказались нарушены немецкими войсками, но после переговоров
советских и немецких представителей были восстановлены. В Бресте состоялся широко
известный ныне парад советских и германских войск, который принимали генерал
Г.Гудериан и комбриг С.М.Кривошеин.
28 сентября 1939 г. в Москве после переговоров Сталина и Молотова с немецким
министром И.фон Риббентропом был подписан советско-германский договор о дружбе и
границе. В соответствии с ним были изменены границы сфер влияния согласно пакта
23.08.1939 г.: Литва отходила в сферу влияния СССР в обмен на Люблинское и часть
Варшавского воеводства, где признавались интересы Германии.
Заключенные между Советским Союзом и нацистской Германией соглашения (23 августа
и 28 сентября 1939 г.) в значительной степени определили развитие событий в Европе
вплоть до 22 июня 1941 г. Несмотря на то, что важнейшие территориальные вопросы
открыто не звучали в статьях этих договоров (они оговаривались в завуалированной
форме в секретных протоколах), последующая перекройка границ в Восточной Европе
подтверждает целенаправленное расширение «сфер влияния» СССР и Германии. Значение
этих государств в системе международных отношений резко возрастает – они включаются
в борьбу за европейскую гегемонию.
Оплотом старой (Версальской) системы остались Англия и Франция. После сокрушения
Польши Гитлер обратился к союзникам с мирными предложениями. 12 октября 1939 г.
английский премьер-министр Н.Чемберлен дал отрицательный ответ. Гитлер и не
особенно рассчитывал на мирное урегулирование, еще раньше отдав приказ о подготовке
к наступлению на Западе. В секретном меморандуме от 9.10.1939 г., обращенном к
верховному командованию вермахта, Гитлер определил важнейшую цель войны –
«разделаться с Западом военным путем».
В этом документе Гитлер изложил свое понимание сложившейся ситуации: «Никаким
договором и никаким соглашением нельзя с определенностью обеспечить длительный
нейтралитет Советской России... Незначительная ценность соглашений, закрепленных
договорами, именно в последние годы проявилась во всех отношениях. Самая большая
гарантия от какого-либо русского вмешательства заключена в ясном показе немецкого
превосходства, в быстрой демонстрации немецкой силы». Он отметил, что победа в
Польше стала возможной благодаря тому, что Германия сражалась на одном фронте. Эта
обстановка еще сохранялась, но как долго? Фюрер считал, что время работает против
Германии, что нейтральные страны (СССР, США) могут перейти на сторону ее
противников.
Исходя из этих соображений, Гитлер отдал приказ о наступлении в ноябре 1939 г. Он же
наметил и основное направление удара, принесшее затем успех вермахту: через
территорию нейтральных Бельгии, Голландии, Люксембурга в обход укрепленной «линии
Мажино». В силу ряда причин (погодные условия, неготовность вермахта к наступлению,
неопределенность международных отношений) дата наступления неоднократно
откладывалась и, в конечном итоге, была установлена на 10 мая 1940 г.
В военно-политических отношениях европейских государств в конце 1939 – начале 1940 г.
значительную роль играл скандинавский вопрос. Практически одновременно в Германии
и Англии стали задумываться о роли Норвегии как региона, имеющего важное
стратегическое значение. В Германии инициатива исходила от руководства военно-
морского флота, которое настаивало на необходимости приобретения баз в Норвегии для
ведения успешной морской войны против Англии. Решающее же значение имели
соображения военно-экономического порядка – через Норвегию и ее прибрежные воды
шел импорт шведской руды в Германию (в первый военный год немцы рассчитывали на
11 млн. тонн шведской руды при годовом потреблении в 15 млн. тонн).
Понимали значение этого транзита и в Великобритании. Уже в сентябре 1939 г.
У.Черчилль, тогда первый лорд адмиралтейства (т.е. военно-морской министр),
предложил минировать норвежские территориальные воды, чтобы воспрепятствовать
доставке шведской руды в Германию. Однако Чемберлен и большинство членов
правительства в это время не пошли на нарушение норвежского нейтралитета.

19. Политика СССР в условиях начала войны. Советско-финская война.


Заключив 23 августа 1939 г. договор о ненападении с фашистской Германией и подписав
секретный дополнительный протокол к договору, по кото-рому Финляндия, как и
Эстония, Латвия и Литва, была включена в сферу интересов СССР "на случай
территориально-политического переустройства областей, входящих в состав
Прибалтийский государств", великая держава - Советский Союз осуществил прямую
агрессию против небольшого государства, стремившегося к нейтралитету - Финляндии,
исключительно с целью территориальных приобретений и насаждения послуш-ного себе
прокоммунистического режима. Напав на Финляндию, Советский Союз в политическом
плане дискредитировал себя в глазах международного общественного мнения, как
поборник коллективной безопасности и борец за предотвращение агрессии.
Советско-финляндская зимняя война 1939-1940 гг. была первой в нашей
послеоктябрьской истории, в которой Советский Союз выступал, как нападающая
сторона, когда уже не на маневрах, не в отдельных пограничных конфликтах, а в
серьезном столкновении проверялась военная доктрина СССР, боеспособность его
Вооруженных Сил.
Ряд серьезных поражений в этой злосчастной войне, удача в последний момент, выму-
ченная большой кровью, несмотря на подавляющее превосходство в вооружении,
обнаружили крупные недостатки в организационном строительстве, в боевой подготовке,
в боеспособности Красной Армии, в полевой выучке личного состава сухопутных войск и
ВВС. В начале марта 1940 г. военные действия в Финлян-дии достигли своей
кульминации. В конечном итоге подавляющее превосходство в живой силе, вооружении и
техни-ке, героизм красноармейцев и командиров Красной Армии сделали свое дело.
Понесшие большие потери, измотанные непрерывны-ми боями и потерявшие свои
основные оборо-нительные рубежи, финны не смогли больше оказывать со-противление,
и финляндское правительство вынуждено было просить о мире.
Прибалтийские государства в период между двумя мировыми войнами стали объектом
борьбы великих европейских держав (Англии, Франции и Германии) за влияние в
регионе. В первое десятилетие после поражения Германии в Первой мировой войне в
прибалтийских государствах существовало сильное англо-французское влияние, которому
впоследствии, с началом 1930-х годов, стало мешать усиливающееся влияние соседней
Германии. Ему, в свою очередь, пыталось противостоять советское руководство. К концу
1930-х Третий рейх и СССР стали фактически основными соперниками в борьбе за
влияние в Прибалтике.
Одновременно с проведением переговоров с Великобританией и Францией, Советский
Союз летом 1939 года активизировал шаги к сближению с Германией. Результатом такой
политики стало подписание 23 августа 1939 договора о ненападении между Германией и
СССР. Согласно секретным дополнительным протоколам к договору, Эстония, Латвия,
Финляндия и восток Польши были включены в советскую сферу интересов, Литва и запад
Польши — в сферу интересов Германии)[8]; к моменту подписания договора Клайпедская
(Мемельская) область Литвы уже была оккупирована Германией (март 1939).
Присоединение Прибалтики к СССР (1940) — процесс включения независимых
прибалтийских государств — Эстонии, Латвии и большей части территории современной
Литвы — в состав СССР, осуществлённый, вследствие подписания СССР и нацистской
Германией в августе 1939 Пакта Молотова — Риббентропа и договора о дружбе и
границе, секретные протоколы которых зафиксировали разграничение сфер интересов
этих двух держав в Восточной Европе.
Совет Европы в своих резолюциях охарактеризовал процесс вхождения прибалтийских
государств в состав СССР как оккупацию, насильственную инкорпорацию и
аннексию.[13] В 1983 году Европейский парламент осудил его как оккупацию, и в
дальнейшем (2007) использовал в этом отношении такие понятия как «оккупация» и
«незаконная инкорпорация».[14][15][16]
Официальная позиция МИД России заключается в том, что присоединение стран
Прибалтики к СССР соответствовало всем нормам международного права по состоянию
на 1940 год, а также что вхождение этих стран в соcтав СССР получило официальное
международное признание. Эта позиция основывается на признании de facto целостности
границ СССР на июнь 1941 года на Ялтинской и Потсдамской конференциях
государствами-участниками, а также на признании в 1975 году нерушимости европейских
границ участниками Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.

20. Развитие германской агрессии и новая расстановка сил в Европе. Создание


Тройственного союза и его расширение. Дипломатическая подготовка Германии к
нападению на СССР.
После разгрома армии Польши боевые действия между Германией, Великобританией и
Францией были приостановлены до весны 1940 года. Этот период в истории получил
название «странной войны». Он характеризовался бездействием англо-французских и
германских войск и продолжался 8 месяцев – до 10 мая 1940 года.
Западноевропейские страны в этот период осуществляли секретные переговоры с
нацистским руководством. Они стремились к тому, чтобы направить германскую
«военную машину» против Советского Союза.
Германское верховное командование 29 октября 1939 года издало директиву о захвате
Франции под кодовым названием «Гельб-план» («Желтый план»).
Перед вторжением во Францию нацистская Германия оккупировала Данию и Норвегию.
Военные события развивались молниеносно. В течение дня 9 апреля 1940 года была
захвачена Дания. Оккупация Норвегии потребовала значительно больших сил и времени.
Однако вооруженные силы Норвегии (около 16 тыс.) не могли противостоять 100-
тысячной германской группировке.
10 мая 1940 года Вермахт обрушил свою мощь на Бельгию, Голландию и Францию. 28
мая 1940 года была подписана капитуляция бельгийской армии.
19 мая немцы захватили город Амьен, выйдя к побережью в районе порта Дюнкерка. От
основных сил были отрезаны 40 английских, французских и бельгийских дивизий.
Германское командование посчитало, что судьба этой группировки решена. 24 мая А.
Гитлер отдал приказ приостановить наступление танковых соединений. Искусственно
созданная пауза помогла союзникам в последующие дни вырваться из германских
«клещей» и эвакуироваться по морю из Франции.
5 июня германское командование приступило к реализации плана на­ступления на
центральные районы Франции под кодовым названием «Рот» («Красный»). Уже 14 июня
германская армия фактически без боя захватила Париж, а 22 июня 1940 года
прогерманское правительство А.Ф. Петена (так называемое правительство «Виши»)
подписало в Компьене капитуляцию.
Условия перемирия были более жесткими, чем навязанные Германии в 1918 году. Вся
Северная Франция с Парижем стала зоной немецкой оккупации. Италии отдавалась часть
Юго-Восточной Франции.
Согласно условиям Компъенского перемирия, южная часть Франции осталась под
властью правительства А. Ф. Петена, ставшего на путь сотрудничества с захватчиками.
2.«Битва за Англию». Агрессия Германии на Балканах
Капитуляция Франции означала, что Великобритании придется в одиночку противостоять
Германии, завоевавшей всю Центральную и Западную Европу. В этот период на смену
кабинету Н. Чемберлена 10 мая 1940 года пришло коалиционное правительство во главе с
лидером консерваторов У. Черчиллем, который заявил о ведении Великобританией войны
до победного конца.
Согласно директиве Гитлера № 16 германские войска планировали осуществить 17 июля
1940 года операцию «Морской лев». Тринадцать ударных дивизий общей численностью
около 260 тыс. человек должны были переправиться через Ла-Манш.
Захват Великобритании был непростой задачей для Германии. Начало операции
несколько раз переносилось. На протяжении лета 1940 года германская авиация
осуществляла бомбардировки Великобритании. Однако достичь победы одними только
бомбардировками было невозможно.
Вопрос о высадке в Великобритании окончательно решился 14 сентября 1940 года. В
связи с тем, что возможность неудачи была слишком велика, германские генералы
предложили А. Гитлеру воздержаться от захвата Великобритании. Было принято решение
отложить операцию «Морской лев» на неопределенный срок.
В ходе «битвы за Англию» с июля по конец октября английская авиация потеряла 915
истребителей, немецкие потери составили 1733 самолета.
После захвата Фран­ции гитлеровское руководство начало подготовку войны с СССР.
Особое внимание уделялось укреплению отношений с Болгарией, Румынией, Венгрией и
Финляндией, которые должны были стать важными плацдармами агрессии против
Советской страны.
1 марта 1941 года о присоединении к «Тройственному пакту» заявило царское
правительство Болгарии. В этот же день в страну были введены немецкие войска.
5 апреля 1941 года был заключен договор о дружбе и ненападении между СССР и
Королевством Югославия.
В ответ на мирное соглашение Югославии с СССР германские войска 6 апреля 1941 года
при поддержке итальянских и венгерских дивизий вторглись в Югославию. Уже 12 апреля
Югославия была разделена между Германией, Италией, Венгрией и Болгарией, хотя акт о
капитуляции Югославии был подписан в Сараево только 17 апреля 1941 года.
Одновременно с нападением на Югославию немецкие и итальянские войска развернули
военные действия против Греции. Поддержку Греции оказал Британский экспедиционный
корпус, насчитывавший 50 тыс. человек. Тем не менее соотношение сил было в пользу
Германии. В результате измены командующих 23 апреля греческая армия сдалась немцам
и итальянцам.
21. Курс Японии на установление гегемонии в Азии. Советско-японский договор о
нейтралитете.
Германская дипломатия смотрела на ситуацию в Азии через призму способности США
вести войну на два фронта - в Европе, помогая Британии, и на Тихом океане, противостоя
Японии. При таком подходе стабилизация советско-японских отношений, которая бы
позволила Токио более свободно действовать против США, отвечала германским
интересам. Берлину было важно и отвлечь Москву переговорами с Японией от
нарастающей угрозы Советскому Союзу со стороны Германии. При этом Гитлер не
придавал особого значения военной помощи Японии против СССР, полагаясь на мощь
военной машины Германии и ее способность обеспечить быстрый военный разгром СССР
в Европе самостоятельно.
Кроме всего, германские дипломаты были подробно осведомлены о содержании
советско-японских переговоров, получая информацию и от советской, и от японской
стороны, и не переоценивали жесткость возможных взаимных обязательств Москвы и
Токио. Берлин знал, что СССР отказался от выдвинутой им самим еще в 1931 г. идеи
пакта о ненападении. Теперь Москва считала возможным ограничиться менее
обязывающим договором о нейтралитете. Со своей стороны, японская сторона, настаивая
на пакте о ненападении, одновременно не возражала и против договора о нейтралитете.
Для понимания политики Советского Союза весной 1941 г. важно иметь в виду, что
фактически Москва оказалась в условиях жесткой дипломатической изоляции перед
лицом германской опасности. Отношения СССР с Британией и США были натянутыми.
Немногие остававшиеся еще нейтральными государства Европы боялись Германии; они
не хотели, да и не могли вмешаться в советско-германское противостояние.
До Сталина доходили сведения о планах Гитлера напасть на СССР. Само это
противостояние было очевидно для всех иностранных наблюдателей и весьма широкого
слоя советской партийно-государственной и военной элиты в СССР. Но первым Сталин не
доверял, а вторые, запуганные террором предшествовавшего десятилетия,
безмолвствовали, спасая свои жизни. Вопрос о выборе линии в отношении Германии
находился всецело в руках самого Сталина. Выбор же этот состоял в том, чтобы "не
провоцировать" Гитлера и готовиться к военному отпору ему. Однако военные
приготовления должны были развертываться в таких формах, темпах и масштабах, чтобы
опять-таки не дать Берлину повод приблизить решающий день.
Дипломатическая переписка позволяет предположить, что в апреле 1941 г. и даже
позже Сталин не исключал возможности если не принципиального соглашения, то хотя
бы частичного компромисса с Германией, который, по крайней мере, обеспечил бы СССР
отсрочку для подготовки к войне. Договор с Японией в этом смысле давал некоторые
возможности. Москва пыталась политически обыграть факт заключения договора с Токио
как свидетельство косвенного подключения к сотрудничеству на основе Тройственного
пакта.
Договор о нейтралитете был заключен в Москве 13 апреля 1941 г. В одном пакете с
ним была подписана и советско-японская декларация о взаимном уважении и
территориальной целостности и неприкосновенности границ Монголии и Маньчжоу-го,
которая, по существу, фиксировала частичный раздел сфер влияния СССР и Японии на
Дальнем Востоке таким образом, что Монголия относилась к советской сфере, а
Маньчжоу-го - к японской. Договор был рассчитан на пять лет (до апреля 1946 г.) с
возможностью автоматического продления на следующие пять лет, если одна из сторон не
объявит за год до истечения срока действия договора о своем намерении его
денонсировать. Одновременно с подписанием советско-японских документов был
проведен обмен письмами, в которых содержалось обязательство Японии ликвидировать
все сохранявшиеся в ее руках концессии на Северном Сахалине.
Советско-японские договоренности подтверждали статус-кво на Дальнем Востоке, но
не укрепляли его. Они не ограничивали вмешательство Японии в Китае точно так же, как
и деятельность СССР в поддержку китайских коммунистов в контролируемых ими
районах и национал-сепаратистов в Синьцзяне.
+ Вместе с тем, договор с Японией давал Советскому Союзу определенные выигрыши,
поскольку он снижал вероятность войны на два фронта и позволял высвободить силы для
их концентрации для возможных военных действий на европейском театре.
Война в Европе прямо или косвенно захватила в свою орбиту фактически все
капиталистические государства этого континента, имевшие колониальные владения в
Азии и на Тихом океане. Англия и Франция, втянувшись в войну на Европейском театре,
неизбежно ослабляли свои позиции в колониях. Поражение Польши и политика «странной
войны», которую проводила англо-французская коалиция, усиливали захватнические
аппетиты азиатского союзника гитлеровской Германии - милитаристской Японии.

4 сентября 1939 г. японское правительство заявило о невмешательстве Японии в войну в


Европе (Тайхэйё сэнсо си (История войны на Тихом океане). Т. З. Ниттю сэнсо (Японо-
китайская война). Токио, 1972, стр. 282.). В то же время оно с еще большей
настойчивостью стало осуществлять основанные на расистской программе «единства
народов желтой расы» планы установления японского господства в Азии и на Тихом
океане.
Курс Японии на расширение колониальных владений за счет европейских империй не
заслонял ее давней цели - сокрушить Советский Союз, который являлся опорой и
вдохновителем национально-освободительного движения в колониальных и зависимых
странах. Свои планы установления господства в Азии и на Тихом океане японские
милитаристы тесно связывали с агрессией против первого в мире социалистического
государства (Б. Сапожников. Китайский фронт во второй мировой войне. М., 1971, стр.
6.).
Когда правящие круги Великобритании и Франции при поддержке США осуществляли
политику «странной войны», правительство Японии стремилось, с одной стороны, не
обострять отношений с английскими, французскими и американскими правящими
кругами, а с другой - упрочить связи с руководством Германии и Италии, рассчитывая на
участие в «дележе пирога», если объединенная антисоветская агрессия станет
реальностью.
С августа 1939 г. по август 1940 г. японская армия возросла на 250 тыс. человек. Было
сформировано 12 новых дивизий. На вооружение армии и флота поступило свыше 1000
самолетов. За это же время для военно-морского флота были построены и
переоборудованы суда водоизмещением более 1 млн. 250 тыс. тонн (D. Bergamini. Japan's
Imperial Conspiracy. New York, 1971, p. 709.).
Зимой 1939/40 г. японское командование начало форсировать подготовку Квантунской
армии к походу на север: увеличилась ее численность, дивизии оснащались новейшим
вооружением. Устремления японской военщины на север всячески поддерживались
правящими кругами западных держав. 21 марта 1940 г. заместитель министра
иностранных дел Англии Батлер сообщил японскому послу в Лондоне М. Сигэмицу, что
правительство Чемберлена все более и более настраивается против СССР и преследует
цель «заставить Советский Союз (путем блокады или другими способами) вести войну
против Германии» (Цит. по: Г. Севостьянов. Подготовка войны на Тихом океане (1939 -
1941). М., 1962 стр. 123.).
Французское правительство также рассчитывало договориться с Японией на
антисоветской платформе и, отказав в помощи Китаю, удержать в своих руках Индокитай.
Премьер-министр Франции Даладье в беседе с итальянским послом в начале февраля 1940
г. высказался за пересмотр политики в отношении Японии (Там же, стр. 120.).
К захвату английских и французских колоний в Азии и на Тихом океане готовились и
Соединенные Штаты Америки. Они считали себя «законными наследниками»
колониальных владений европейских держав и намеревались заполнить возникавший
«вакуум». Противоречия между ведущими империалистическими державами все более
обострялись.
Американское правительство было готово пойти на улучшение отношений с Японией, но
при условии признания интересов США в Китае (Papers Relating to the Foreign Relations of
the United States and Japan 1931 - 1941. Vol. 2. Washington, 1943, p. 33.).
В марте 1940 г. японское правительство дало указание своей марионетке Ван Цзин-вэю
сформировать «центральное правительство Китая», рассчитывая тем самым ускорить
капитуляцию гоминьданов-ского правительства. 30 марта 1940 г. Ван Цзин-вэй стал во
главе правительства в Нанкине, оккупированном японскими войсками.
Поражение Франции усилило агрессивные устремления в японских правящих кругах. Они
более активно стали проводить в жизнь планы захвата колониальных владений западных
держав. Англия в условиях опасного для нее развития событий в Европе уже не могла
оказать достаточно сильного сопротивления расширению японской агрессии и в то время
стремилась к тому, чтобы сохранить свои владения в Азии путем компромисса с Японией.
Английское правительство решило предотвратить захват Японией английских колоний
ценой поддержки японской блокады Китая.
20 июня 1940 г. было заключено англо-японское соглашение о совместных действиях
против «нарушителей порядка и безопасности японских военных сил в Китае». Примерно
в то же время было принято решение передать Японии китайское серебро на сумму 40
млн. долларов, хранившееся в английском и французском представительствах в Тянь-
цзине. 17 июля посол Великобритании в Токио Р. Крейги подписал соглашение с
Японией, запрещавшее провоз в Китай через Бирму военного имущества, а также на три
месяца - бензина, грузовых автомашин и т. п. В августе 1940 г. по настоянию Японии
Великобритания вывела свои войска из Пекина, Шанхая и Тяньцзиня.
Перед угрозой вторжения вермахта на Британские острова и распространения японской
агрессии в Юго-Восточной Азии правительство США стало яснее понимать опасность,
нависшую над страной.
26 сентября 1940 г. президент Ф. Рузвельт распорядился поставить под контроль экспорт
железного и стального лома в Японию.
Однако о поставках нефти ничего не говорилось (The Roosevelt Diplomacy and World War
II. New York, 1970, p. 29.). Между тем в 1940 г. 60 процентов необходимой Японии нефти
и нефтепродуктов было импортировано из США (Japan's Decisions for War. Records of the
1941 Policy Conferences. Stanford, California, 1967, p. 187.). Чтобы скрыть от
общественного мнения поставки бензина в Японию и нейтрализовать таким путем
критику правительства, министерство торговли США по просьбе госдепартамента
заменило в торговых документах наименование «авиационный бензин» на «горючее
высшего качества для моторов» (R. Bendiner. The Riddle of the Department of State. New
York, 1942, p. 37.). Соединенные Штаты по-прежнему оставались главным поставщиком
многих военных материалов для Японии.
Соединенные Штаты имели реальные возможности ограничить японскую агрессию, введя
действительный запрет на экспорт в Японию стратегических материалов. Директор
планового бюро Японии Хосино заявил на императорской конференции 19 сентября 1940
г.: «Мы рассчитываем произвести в этом году 5,4 млн. тонн стали. Однако, если США
запретят экспорт железного лома, выплавка стали понизится до 4 млн. тонн» (Japan's
Decisions for War, p. 6.).
Фактически же экспорт чугуна, листовой стали и металлического лома из Соединенных
Штатов в Японию увеличился (в денежном выражении) в 1941 г. по сравнению с 1940 г. в
четыре-пять раз (История войны на Тихом океане. Перевод с японского. Т. 3. М., 1958,
стр. 204.).
В начале 1941 г. политическое и военное руководство США склонялось к выводу, что
японская агрессия в южном направлении приостановлена и Япония выступит против
Советского Союза. Однако события развивались не совсем так, как рассчитывали в
Вашингтоне. Императорская ставка и правительство Японии обсуждали планы агрессии
не только против СССР, но и против США. Получив сведения о предстоящем нападении
фашистского рейха на СССР, японское правительство после тщательного анализа
соотношения сил Германии и Советского Союза заключило, что Германия вряд ли сможет
в короткие сроки победить Советский Союз (Один из сотрудников японского посольства в
Москве писал осенью 1940 г. в газете «Джапан тайме»: «Является полным абсурдом
мнение, будто Россия развалится изнутри, когда начнется война. Россия с ее огромной
территорией, богатыми ресурсами и большим населением не потерпит поражения так
легко...»). Поэтому высшее военно-политическое руководство Японии склонно было не
рисковать и подождать результатов германской агрессии.
Стратегическая обстановка в Азии и на Тихом океане складывалась в пользу японских
агрессоров.
22. Германская агрессия против СССР. Вступление в войну США. Создание
антигитлеровской коалиции и её деятельность в 1942 – первой половине 1943 г.
Западные военные специалисты в своей оценке боевой мощи Красной Армии делились па
оптимистов и пессимистов. Оптимисты считали, что РККА продержится против немцев
четыре месяца; пессимисты отводили ей не более четырех недель. Так, морской министр
США Франклин Уильям Нокс писал президенту Рузвельту, что "Гитлеру потребуется от
шести педель до трех месяцев, чтобы расправиться с Россией". Британские и немецкие
военные эксперты придерживались в целом аналогичных оценок.
К концу октября 1941 г. — на исходе четвертого месяца войны — все выглядело в пользу
мнения оптимистов, и СССР (этот "глиняный колосс без головы", как называл сто
"фюрер") находился на грани полной катастрофы. Кадровая Красная Армия, которая
вступила в войну 22 июня 1941 г., была совершенно уничтожена. Только в плен немцы
захватили к тому времени до 3 млн красноармейцев. Были уничтожены или захвачены
практически все громадные запасы вооружения и боевой техники, которыми располагали
Советы к началу войны (так, с июля по декабрь 1941 г. Красная Армия потеряла 20,5 тыс.
танков и 18 тыс. самолетов).
К концу октября, после чудовищного поражения под Вязьмой, советскому командованию
нечем было защищать Москву — со стороны Подольска к беззащитной столице
Советского Союза шла гигантская немецкая танковая колонна, и на ее пути не было
никаких советских воинских частей, кроме Подольского военного училища. Паника,
охватившая в это время Москву, казалось, была предвестницей скорого конца.
Спустя два месяца, однако, впервые с начала Второй мировой войны непобедимый доселе
вермахт был обращен в бегство. Германские войска были отброшены от советской
столицы, понеся большой урон. Только ценой громадных усилий и жертв германскому
командованию удалось добиться к весне 1942 г. стабилизации Восточного фронта, но вот
о блицкриге пришлось забыть. Германия вновь, как и в годы Первой мировой войны,
столкнулась с кошмаром затяжной войны на два фронта.
Воспользовавшись поражением Франции, японцы в сентябре 1940 г. потребовали и
получили от французских колониальных властей права па создание военно-воздушных баз
в Северном Вьетнаме. Возникла угроза захвата Голландской Индии (Индонезии) с се
нефтью и Сингапура.
2 июля 1941 г. на Императорской конференции было принято решение о "продолжении
продвижения на юг". Выполняя это решение, японские войска уже в конце июля
вторглись в Индокитай.
В сложившихся условиях в Вашингтоне больше не были готовы ограничивать себя
"доктриной непризнания". В ответ на эти новые японские захваты американское
правительство издало распоряжение о замораживании японских активов в США. Было
введено эмбарго на экспорт почти всех видов товаров, за исключением продовольствия и
хлопка. Был полностью запрещен экспорт авиационного керосина. В Китай была
направлена группа американских военных советников, филиппинская армия была
подчинена американскому командованию, а Панамский канал был закрыт для японских
судов. Англия расторгла японо-британский Договор о торговле и море-плавании 1911 г.
Под сильнейшим нажимом США колониальные власти в Голландской Индии прекратили
экспорт нефти в Японию. В ответ Япония предприняла санкции в отношении
американского бизнеса в Китае. Правительство Японии потребовало от Таиланда
предоставить военные базы.
Американо-японские переговоры, которые велись осенью 1941 г., проходили в условиях,
когда ни в Токио, ни в Вашингтоне уже не было сомнений в том, что решительное
американо-японское столкновение — не за горами. Правда, в Токио продолжали тешить
себя иллюзией, будто могут и дальше готовить агрессию против США, успокаивая
американцев своим показным миролюбием. В Соединенных Штатах, однако, смогли
вскрыть японский дипломатический шифр, и поэтому Вашингтону были прекрасно
известны истинные замыслы японцев. 26 ноября государственный секретарь США К.
Хэлл вручил японским представителям памятную записку, в которой изложил, но сути,
окончательную позицию Америки в отношении разногласий между двумя странами. От
Японии требовалось постепенно вывести войска из Китая и Индокитая и заключить пакт о
ненападении с Китаем, Голландией, США, Британией, СССР и Таиландом. На этих
условиях США соглашались возобновить торговлю с Японией.
Реакция Токио была предсказуемой — там сочли ноту К. Хэлла "ультиматумом" и
решили, что только война может разрешить американо-японские противоречия. 1 декабря
1941 г. Императорская конференция приняла решение о начале военных действий 8
декабря (по токийскому времени; 7 декабря по вашингтонскому).
Пёрл-Харбор[1]
В итоге внезапного удара по главной базе американского Тихоокеанского флота японцы
потопили пять линкоров и повредили три. Выведенными из строя оказались три легких
крейсера ("Элена", "Гонолулу" и "Релей") и три эсминца. На аэродромах, расположенных
вблизи Пёрл-Харбора, было уничтожено или повреждено свыше 300 самолетов. Потери
американцев в личном составе составляли только убитыми около 2400 человек. Японцы в
этой операции потеряли 29 самолетов и несколько подводных лодок с экипажами.
Инициатива в войне на Тихом океане была захвачена японцами. Японские агрессоры
одерживали одну победу за другой. В течение первых месяцев развязанной ими войны в
бассейне Тихого океана и Юго-Восточной Азии они захватили Малайю и Сингапур,
Бирму, основные острова Индонезии, часть Новой Гвинеи, Филиппины, Гонконг, острова
Гуам, Уэйк, Новая Британия, Соломоновы. На оккупированной японцами территории
(3300 тыс. км1 2) проживало до 150 млн чел.
Атака на Пёрл-Харбор фактически стала японским ответом на ноту К. Хэлла. Дело в том,
что, из-за задержки с дешифровкой, японские дипломаты Китисабуро Номура и Сабуро
Курусу смогли доставить К. Хэллу ответ японского правительства уже после японского
нападения.
Германия и США уже находились в состоянии необъявленной войны в Атлантике. Однако
Рузвельт выжидал, что сделает в этих условиях нацистский диктатор. Последний
несколько дней — в разгар советского контрнаступления под Москвой! — готовил свою
речь в Рейхстаге с объявлением войны Америке. Эта речь была произнесена "фюрером" 11
декабря 1941 г.
А. Гитлер объявляет войну Америке
"Позвольте мне изложить свое отношение к тому, другому миру, чьим представителем
является человек, который, в то время как наши солдаты сражаются в снегах и на
заледенелых просторах, любит вести тактичные разговоры у камина, человек, который
несет основную вину за развязывание этой войны...

...Рузвельт не может меня оскорбить, ибо я считаю его сумасшедшим, таким же, каким
был Вильсон... Сначала он подстрекает к войне, затем фальсифицирует ее причины, затем,
прикрываясь христианским лицемерием, медленно, но верно ведет человечество к войне,
привлекая господа бога в свидетели праведности своего нападения...
Рузвельт виновен в ряде тягчайших преступлений в нарушение международных законов...
Таким путем были сорваны искренние усилия Германии и Италии предотвратить
распространение войны и поддерживать отношения с Соединенными Штатами, несмотря
на недопустимые провокации, которые годами осуществлялись президентом
Рузвельтом..."[2]
В гот же день был подписан новый военный пакт Германии, Италии и Японии,
дополнявший Тройственный пакт. Согласно этому документу, три страны будут вести
войну против Англии и США до победного конца, и воздерживаться от заключения
сепаратного мира.
Антигитлеровская коалиция — объединение государств и народов, сражающихся во
Второй мировой войне 1939-1945 годов против стран нацистского блока, также
называемых Страны Оси: Германии, Италии, Японии и их сателлитов и союзников.
В годы войны синонимом антигитлеровской коалиции стал термин «Объединённые
нации», предложенный президентом США Рузвельтом и впервые встречающийся в
Декларации Объединённых наций 1942 года (Вашингтонская декларация двадцати шести).
Влияние коалиции на военное и послевоенное мироустройство огромно, на её основе была
создана Организация Объединённых Наций (ООН).
С сентября 1939 года в состоянии войны с Германией находились Польша, Франция,
Великобритания и её доминионы (Англо-польский военный альянс 1939 и Франко-
польский альянс 1921). В течение 1941 года к коалиции присоединились СССР, США и
Китай.
На январь 1942 года антигитлеровская коалиция насчитывала 26 государств: Большая
четвёрка (США, Великобритания, СССР, Китай), британские доминионы (Австралия,
Канада, Индия, Новая Зеландия, Южная Африка), страны Центральной и Латинской
Америки, Карибского бассейна, а также правительства в изгнании оккупированных
европейских стран. Число участников коалиции в ходе войны увеличивалось.
К моменту окончания военных действий с Японией в состоянии войны со странами
фашистского блока находилось 53 государства: Австралия, Аргентина, Бельгия, Боливия,
Бразилия, Великобритания, Венесуэла, Гаити, Гватемала, Гондурас, Греция, Дания,
Доминиканская Республика, Египет, Индия, Ирак, Иран, Канада, Китай, Колумбия, Коста-
Рика, Куба, Либерия, Ливан, Люксембург, Мексика, Нидерланды, Никарагуа, Новая
Зеландия, Норвегия, Панама, Парагвай, Перу, Польша, Сальвадор, Саудовская Аравия,
Сирия, СССР,США, Турция, Уругвай, Филиппины, Франция, Чехословакия, Чили,
Эквадор, Эфиопия, Югославия, Южно-Африканский Союз.
Войну «странам “оси”» на заключительном этапе противостояния объявили также
Болгария, Венгрия, Италия, Румыния, Финляндия, входившие ранее в состав «оси».
Боевым союзником антигитлеровской коалиции было движение сопротивления на
оккупированных территориях германским, итальянским и японским оккупантам и
сотрудничавшим с ними реакционным силам.
Предтеча антигитлеровской коалиции — коалиция «Западных союзников» — возникла
после вторжения нацистской Германии в Польшу в 1939 году, когда связанные с
последней и между собой союзными соглашениями о взаимопомощи вступили в войну
Великобритания, Франция и некоторые другие страны. До нападения Германии в 1941
году СССР не входил в антигитлеровскую коалицию.
Широкая антигитлеровская коалиция сложилась сначала по духу после заявлений
правительств США и Великобритании о поддержке Советского Союза после нападения на
него Германии, а затем и по двум- и многосторонним документам в результате
длительных переговоров правительств трёх держав о взаимной поддержке и совместных
действиях.
При этом США до конца 1941 г. (до нападения Японии) формально не были в состоянии
войны, но были «невоюющим союзником» антигитлеровской коалиции, оказывая
военную и экономическую помощь воюющим странам.
Вклад участников антигитлеровской коалиции в борьбу с врагом крайне неравномерен:
одни участники вели активные военные действия с Германией и её союзниками, другие
помогали им поставками военной продукции, третьи участвовали в войне только
номинально. Так, воинские соединения некоторых стран — Польши, Чехословакии,
Югославии, а также Австралии, Бельгии, Индии, Канады, Новой Зеландии, Филиппин,
Эфиопии и других — принимали участие в военных действиях. Отдельные государства
антигитлеровской коалиции (например, Мексика) помогали основным её участникам
главным образом поставками военного сырья. Неравноценность вклада отметил
фельдмаршал Кейтель, подписывая Акт капитуляции Германии: «Как! Мы еще и Франции
войну проиграли?».
Помощь, полученная Советским Союзом от участия в антигитлеровской коалиции, в
отличие от таковой для других стран, может оцениваться различными источниками как
значительная или как незначительная.
Этапы формирования:
· 12 июля 1941: советско-английское соглашение о совместных действиях в войне против
Германии.
· 14 августа 1941: Атлантическая хартия США и Великобритании, к которой 24 сентября
1941 г. присоединился СССР
· 29 сентября — 1 октября 1941: Московская конференция министров иностранных дел
СССР, Англии, США.
· 1941: Начало поставок в СССР по ленд-лизу из США.
· 1 января 1942: Подписание Вашингтонской декларации 26 государствами о целях войны
против фашизма.
· Советско-английский договор о союзе в войне против Германии 26 мая 1942 г. Лондон
· Советско-американское соглашение о принципах взаимной помощи в ведении войны
против агрессии 11 июня 1942 г. Вашингтон
· Создание Европейской консультативной комиссии согласно решению Московской
конференции 1943 года министров иностранных дел Великобритании, СССР и США.
· Встреча Рузвельта, Черчилля и Чан Кайши, договор о совместных действиях против
Японии.
· 28 — 1 декабря 1943: Тегеранская конференция, встреча Рузвельта, Черчилля и Сталина,
посвящённая выработке стратегии борьбы с Германией и странами «оси».
· 1—22 июля 1944: Валютно-финансовая конференция ООН, обсуждалось урегулирование
финансовых отношений по окончании войны.
· 10 декабря 1944: Советско-французский договор о союзе и взаимной помощи.
· 4—11 февраля 1945: Вторая встреча Рузвельта, Черчилля и Сталина.
· 17 июля — 2 августа 1945 года: Потсдамская конференция, последняя встреча лидеров
Большой тройки.
· 16—26 декабря 1945: Московская конференция 1945 года, встреча министров
иностранных дел Великобритании, СССР и США.
23. Тегеранская конференция и её решения. Проблема второго фронта в
межсоюзнических отношениях.
Тегеранская конференция состоялась в Тегеране 28 ноября — 1 декабря 1943. Основными
были военные вопросы, в особенности вопрос о втором фронте в Европе, который
вопреки обязательствам США и Великобритании не был открыт ими ни в 1942, ни в 1943.
В новой обстановке, сложившейся в результате побед Сов. Армии, англо-американские
союзники стали опасаться, что Сов. Вооруж. Силы освободят Зап. Европу без участия
вооруженных сил США и Великобритании. Вместе с тем в ходе переговоров
обнаружилось различие точек зрения глав пр-в США и Великобритании о месте,
масштабах и времени вторжения союзников в Европу. По настоянию сов. делегации Т. к.
приняла решение об открытии второго фронта во Франции в течение мая 1944 (см.
«Оверлорд»). Т. к. приняла также к сведению заявление И. В. Сталина, что советские
войска предпримут наступление примерно в это же время с целью предотвратить
переброску германских сил с Восточного на Западный фронт. В Теге- ране сов. делегация,
идя навстречу просьбам пр-в США и Великобритании, а также учитывая неоднократные
нарушения Японией сов.- япон. договора 1941 о нейтралитете и в целях сокращения
сроков войны на Д. Востоке, заявила о готовности СССР вступить в войну против Японии
по завершении воен. действий в Европе. На Т. к. США поставили вопрос о расчленении
Германии после войны на пять автономных гос-в. Англия выдвинула свой план
расчленения Германии, предусматривавший изоляцию Пруссии от остальной Германии, а
также отторжение южных её провинций и включение их вместе с Австрией и Венгрией в
т. н. Дунайскую конфедерацию. Однако позиция Сов. Союза помешала западным
державам реализовать эти планы. На Т. к. была достигнута в предварит, порядке
договорённость об установлении границ Польши по «Керзона линии» 1920 года на
востоке по р. Одер (Одра) — на западе. Принята «Декларация об Иране», в которой
участники заявили «о своем желании сохранить полную независимость, суверенитет и
территориальную неприкосновенность Ирана». На конференции обсуждались также др.
вопросы, в т. ч. касающиеся послевоен. организации мира. Итоги Т. к. свидетельствуют о
возможности воен. и политич. сотрудничества гос-в с различным обществ, строем в
решении междунар. проблем. Конференция способствовала укреплению
антигитлеровской коалиции.
Вопрос об открытии второго фронта в Европе в течение всей Великой Отечественной
войны оставался одним из наиболее острых в отношениях между главными участниками
антигитлеровской коалиции, членами "большой тройки" – СССР, США и Англией. Еще 18
июля 1941 года, исходя из того, что Советский Союз нес главную тяжесть борьбы с
превосходящими силами гитлеровской Германии, И.В. Сталин, учитывая заявления
Англии и США о готовности оказать СССР всю возможную помощь в войне, в своем
личном послании У. Черчиллю поставил вопрос об открытии второго фронта в Европе в
северной Франции, так как это позволило бы быстрее разгромить силы фашистской
Германии.
Однако союзники, преследуя свои интересы, в том числе не исключая возможность
уничтожения СССР фашистской Германией, преднамеренно затягивали открытие второго
фронта. Правящие круги Англии и США рассчитывали также на взаимное истощение
СССР и Германии, поэтому всячески стремились переложить тяжелейшее бремя войны на
Советский Союз и сберечь свои силы с тем, чтобы в послевоенный период иметь
возможность диктовать свою волю как СССР, так и Германии.
На Вашингтонской конференции Объединенных наций конца 1941 – начала 1942 годов
вместо начала открытых военных действий на западе Европы У. Черчилль и Ф. Рузвельт,
преследуя прежде всего интересы своих стран, наметили осуществить вторжение
американских и английских вооруженных сил лишь во Французскую Западную Африку.
Используя отсутствие второго фронта, гитлеровское командование к лету 1942 года
сосредоточило на Восточном фронте значительные силы, что существенно осложнило
военную обстановку для Красной Армии, потерпевшей в это время ряд крупных
поражений от превосходящих сил противника.
В июне 1942 года нарком иностранных дел СССР В.М. Молотов в ходе своего визита в
Вашингтон все же получил от Ф. Рузвельта обещание в отношении создания второго
фронта в Европе в 1942 году, обусловленное давлением на него передовой американской
общественности. Английское правительство формально поддержало эти обещания, хотя
вслед за этим У. Черчилль продолжал настойчиво убеждать американского президента
отказаться от начала военных действий в Европе и заменить их высадкой союзников в
Северной Африке. Аргументируя советскому руководству эту позицию, У. Черчилль
заявил, что открытие второго фронта в Европе идет вразрез с уже принятыми планами
высадки союзников в Северной Африке в октябре этого года. Тем не менее, при этом он
все же был вынужден обещать, что начало широкомасштабных военных действий на
западе Европы союзники всё же планируют на весну следующего, 1943 года.
В этих условиях Советский Союз при ведении боевых действий против фашистской
агрессии мог рассчитывать только на свои собственные силы, что не могло не сказаться на
потерях Красной Армии. Несмотря на неоднократные обещания, весной 1943 года второй
фронт на севере Франции так и не был открыт. Вместо этого руководство США и Англии
одобрило план высадки союзных войск в Сицилии и на юге Италии в целях
осуществления вынашиваемого У. Черчиллем так называемого «балканского варианта». В
соответствии с этим планом командование англо-американских войск планировало
вступить в страны юго-восточной Европы раньше войск Красной Армии с тем, чтобы
перерезать ей путь на Балканы и в Центральную Европу.
В мае 1943 года Ф. Рузвельт и У. Черчилль на встрече в Вашингтоне вновь договорились
отложить открытие второго фронта на май следующего, 1944 года. Это решение было
подтверждено на англо-американской конференции в Квебеке (Канада) в августе 1943
года. План начала боевых действий на севере Франции – операция "Оверлорд" –
предусматривал высадку англо-американских войск в Нормандии лишь 1 мая 1944 года.
Конкретные решения по этому вопросу по настоянию Советского Союза были приняты
только на Тегеранской конференции глав "большой тройки" 28 октября – 1 ноября 1943
года.
Столь долго обещанная и откладываемая высадка англо-американских войск в Нормандии
началась только 6 июня 1944 года.
24. Основные решения Ялтинской и Потсдамской конференций и их значение для
послевоенного мирового развития.
Задачи послевоенного мирного устройства выдвигались на первый план на Ялтинской и
Потсдамской конференциях «Большой тройки».
Ялтинская (Крымская) конференцияглав правительств трех великих держав состоялась 4-
11 февраля 1945 г. На ней были согласованы планы окончательного разгрома Германии,
условия ее капитуляции, порядок ее оккупации, механизм союзного контроля.
Целью оккупации и контроля объявлялось «уничтожение германского милитаризма и
нацизма и создание гарантий в том, что Германия никогда больше не будет в состоянии
нарушать мир всего мира».
· План «трех Д» (демилитаризация, денацификация и демократизация Германии)
Конференция приняла «Декларацию об освобожденной Европе», где было заявлено о
необходимости уничтожить следы нацизма и фашизма в освобожденных странах Европы
и создать демократические учреждения по собственному выбору народов. На
конференции в Крыму был окончательно решен вопрос о создании ООН для обеспечения
международной безопасности в послевоенное годы.
Ареной острого противоборства по проблемам послевоенного мирного урегулирования
стала Потсдамская(Берлинская) конференция«Большой тройки» (17 июля — 1 августа
1945 г.). На этой конференции уже не было сторонника активного сотрудничества с СССР
Ф.Рузвельта. Он умер вскоре после возвращения с Ялтинской конференции домой.
Американскую сторону представлял новый президент США Г.Трумэн. Руководители трех
держав пришли к взаимоприемлемым решениям по германскому вопросу (роспуск всех
вооруженных сил Германии, ликвидация ее военной промышленности, запрещение
национал-социалистической партии, запрет на любую милитаристскую деятельность, в
том числе и военную пропаганду.)
Были достигнуты соглашения по вопросу о репарациях (возмещение материального
ущерба), о новых границах Польши.
Кроме того, руководители США, Англии и Китая опубликовали 26 июля 1945 г. от имени
Потсдамской конференции декларацию о Японии, в которой призвали правительство
Японии немедленно провозгласить безоговорочную капитуляцию. Несмотря на то, что
подготовка и опубликование декларации прошли без участия СССР, советское
правительство присоединилось к ней 8 августа.
Потсдам закрепил новое соотношение сил в Европе и во всем мире.
В апреле-июне 1945 г. в Сан-Франциско состоялась учредительная конференция ООН.
Конференция обсудила проект Устава ООН, который вступил в силу 26 октября 1945 г.
Этот день стал днем официального создания Организации Объединенных Нацийкак
инструмента поддержания и укрепления мира, безопасности и развития сотрудничества
между народами и государствами.
25. Создание Организации Объединенных Наций. Дипломатическая борьба по
вопросам Устава ООН.
СОЗЫВ МЕЖДУНАРОДНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ В САН-ФРАНЦИСКО
В апреле 1945 г. после продолжавшихся почти месяц переговоров между главой советской
дипломатии, наркомом (с 1946 г. – министром) иностранных дел СССР В.М.Молотовым и
руководителем американской делегации, сенатором-республиканцем Артуром Хендриком
Ванденбергом, в Сан-Франциско была завершена выработка проекта окончательной редакции
Устава ООН. Проект был представлен на утверждение конференции, на которую было
приглашено 42 страны, объявившие войну Германии или Японии до 1 марта 1945 г. Приглашения
рассылались от имени СССР, США, Великобритании и Китая, правительства которых в свое время
(1 января 1942 г.) подписали Декларацию Объединенных Наций. В дальнейшем число участников
Сан-Францисской конференции увеличилось до 50 государств. Конференция продолжалась до 26
июня 1945 г. и завершилась подписанием Устава, который вступил в силу в октябре того же года,
после чего ООН начала свою работу. В состав ООН были приняты на правах государств-
учредителей Украинская ССР и Белорусская ССР с учетом, как официально объяснялось, их особо
значительного вклада в сопротивление нацистской агрессии и вклада в ее отражение, хотя обе эти
республики входили в состав СССР и не обладали независимостью. Фактически это означало, что
при обсуждениях в ООН Советский Союз имел три голоса вместо одного, хотя правом вето в
Совете безопасности (см. ниже) обладала только делегация СССР.
СОЗДАНИЕ ООН
В Конференции участвовали 850 делегатов, а вместе с их советниками, штатом делегаций и
секретариатом Конференции общее число лиц, принимавших участие в работе Конференции,
достигало 3 500. Кроме того, было свыше 2 500 представителей прессы, радио и кинохроник, а
также наблюдателей от различных обществ и организаций. В общем, Конференция в Сан-
Франциско была не только одним из самых важных в истории, но, по всей вероятности, и самым
многочисленным из всех международных собраний, когда-либо имевших место…
Конференция в Сан-Франциско справилась со своей исполинской работой ровно в два месяца.
Конференция назначила Руководящий комитет, состоявший из глав всех делегаций. Этот Комитет
решал все главные принципиальные и политические вопросы. Но даже при наличии только одного
члена от каждого государства в составе Комитета было 50 человек и Комитет был слишком велик
для детальной разработки вопросов. Поэтому был избран Исполнительный комитет в составе 14
глав делегаций для подготовки рекомендаций Руководящему комитету.
Затем проектируемый Устав был разделен на четыре части. Каждая часть обсуждалась в особой
«комиссии». Первая комиссия занималась обсуждением общих целей Организации, ее принципов,
состава членов, вопросов о Секретариате и о порядке изменения Устава. Вторая комиссия
обсуждала полномочия и обязанности Генеральной Ассамблеи, а третья — Совета Безопасности.
Четвертая комиссия работала над проектом Статута Международного Суда. Этот проект был
подготовлен юристами из 44-х стран в составе комитета, работавшего в Вашингтоне в апреле 1945
года.
Все это может казаться слишком сложным, в особенности если иметь в виду, что эти четыре
комиссии подразделялись в свою очередь на двенадцать технических комитетов. На самом же
деле, таким образом обеспечивалось скорейшее и исчерпывающее обсуждение вопросов и
достижение возможно более полного соглашения.
Разногласия
Всего состоялось 10 пленарных заседаний всех делегатов, зато комитетских заседаний, на которых
выковывалось каждое слово и запятая Устава, было около 400. Конечно, приходилось принимать
решения не только относительно слов и отдельных фраз. Надо было принимать решения по
вопросам чрезвычайной важности. Было много серьезных разногласий и расхождений во мнениях
и взглядах и даже один или два кризиса, в ходе которых некоторые наблюдатели высказывали
опасения, что Конференция может закончится преждевременно, не придя к соглашению.
Так, например, возник вопрос, о статусе «региональных организаций». Конференция решила
привлечь их к участию в мирном разрешении споров, а также в некоторых случаях — к участию в
принятии принудительных мер, при условии, что цели и действия таких групп соответствуют
целям и принципам Организации Объединенных Наций…
Самые длительные и горячие прения вызвал вопрос о праве каждой державы «большой пятерки»
накладывать «вето» на решения Совета Безопасности — органа, обладающего наибольшими
полномочиями. Был момент, когда разногласия по этому вопросу угрожали срывом Конференции.
Малые державы опасались, что, в случае угрозы миру со стороны одного из постоянных членов,
т.е. одной из держав «большой пятерки», Совет Безопасности будет лишен возможности
принимать решения, а в случае столкновений между двумя державами, не являющимися
постоянными членами Совета Безопасности, «большая пятерка» сможет принимать произвольные
решения. Руководствуясь этими соображениями, малые державы стремились ограничить право
«вето». Однако, великие державы единодушно настаивали на том, что это положение является
жизненно важным, и подчеркивали, что главная ответственность за поддержание международного
мира ложится всей своей тяжестью на них. В конце концов, в интересах создания международной
организации, малые державы уступили в этом вопросе.
Этот вопрос, как и другие жизненно важные вопросы, был разрешен только благодаря тому, что
каждое государство было преисполнено решимости создать, если не совершенную
международную организацию, то хотя бы самую лучшую из возможных.
Последнее пленарное заседание
25 июня делегаты в последний раз собрались на пленарное заседание в зале Оперного театра в
Сан-Франциско. Председательствующий — лорд Галифакс — представил собранию
окончательный проект Устава. «Мы никогда в жизни не примем», - сказал он, - «более важного
решения».
Ввиду мирового значения этого события, он предложил отступить от обычного способа
голосования поднятием рук. Поэтому, когда вопрос был поставлен на голосование, все делегаты
поднялись со своих мест и продолжали стоять. То же сделали все присутствовавшие: служебный
персонал, представители прессы и около трех тысяч посетителей. Когда председатель заявил о
единогласном принятии Устава, зал огласился мощными овациями.
На следующий день в Доме ветеранов делегаты подходили к большому круглому столу, на
котором лежало два исторических документа: Устав Организации Объединенных Наций и Статут
Международного Суда. За каждым делегатом, на фоне ярких красок расположенных полукругом
флагов 50 наций, стояли другие члены делегаций. При ослепляющем свете мощных прожекторов
каждый делегат ставил свою подписъ. Представителям Китая, первой жертве агрессии со стороны
держав оси, выпала честь подписаться первыми. За ними последовали другие. Всего было
посталено 153 подписи…
С подписанием Устава Организация Объединенных Наций еще не начала существовать. Во
многих странах Устав должен был быть еще одобрен конгрессом или парламентом. Поэтому было
предусмотрено, что Устав вступит в силу, когда правительства Китая, Франции, Великобритании,
Советского Союза, Соединенных Штатов и большинства других стран, подписавших Устав,
ратифицируют его и пришлют о том извещения Государственному департаменту Соединенных
Штатов.
24 октября 1945 года это условие было выполнено и Организация Объединенных Наций стала
реальностью. Результатом четырехлетних трудов и многолетних устремлений стало создание
международной организации, призванной покончить с войной, способствовать торжеству мира и
справедливости и наступлению лучшей жизни для всего человечества.
КРИТИКА ПРОЕКТА ООН
Пока советские армии без всяких инцидентов наводняли предназначенные им зоны, конференция
в Сан-Франциско, стремившаяся создать всемирную организацию для обеспечения мира, на
которую мы возлагали свои надежды, подошла к завершению своей работы.
Я всегда придерживался взгляда, что международная организация должна быть создана на
региональной основе. Большинство главных районов выступает совершенно ясно: это —
Соединенные Штаты, Объединенная Европа, Британское Содружество и империя, Советский
Союз, Южная Америка. Другие районы в настоящий момент более трудно определить, как,
например, азиатскую группу или группы или африканскую группу, но при изучении они могут
быть выяснены. Цель заключалась бы в том, чтобы рассмотреть многие вопросы, вызывающие
ожесточенные местные споры, в региональном совете, который затем послал бы трех или четырех
представителей в верховный орган, выбирая наиболее выдающихся людей. Таким образом, была
бы составлена верховная группа из 30 — 40 международных государственных деятелей, каждый
из которых отвечал бы не только за представление своего собственного района, но и за
рассмотрение международных проблем, и прежде всего за предотвращение войны.
26. Германский и японский вопросы в международной политике в конце 1940-х гг.

27. Организация Объединенных Наций: устав, структура, основные цели и задачи.


Устав ООН. Основные положения Устава были выработа­ны на конференции представителей
СССР, США, Вели­кобритании, а также Китая, состоявшейся в августе—октябре 1944 г. в
Вашингтоне, в старинной городской усадьбе Думбартон-Окс. Здесь были определены название
Организации, струк­тура ее Устава, цели и принципы, вопросы правового положе­ния органов и т.
д. Но некоторые важные вопросы (о первона­чальных членах Организации, о процедуре
голосования в Сове­те Безопасности) были урегулированы позднее на Крымской конференции
руководителей трех держав. Окончательный текст Устава был согласован на Конференции
Объединенных Наций в Сан-Франциско (апрель—июнь 1945 г.) с участием представи­телей 50
государств, причем СССР, США, Великобритания и .Китай выступали как приглашающие
державы.
Торжественная церемония подписания Устава состоялась 26 июня 1945 г. Устав подлежал
ратификации подписавшими его государствами в соответствии с их конституционной
проце­дурой. Ратификационные грамоты сдавались на хранение Пра­вительству США,
выполнявшему функцию депозитария. Пре­дусматривалось, что Устав вступит в силу после сдачи
на хра­нение ратификационных грамот Советским Союзом, Соединен­ными Штатами Америки,
Великобританией, Китаем и Франци­ей, т. е. государствами, получившими статус постоянных
членов Совета Безопасности, и большинством других государств, под­писавших Устав. Таким
днем явилось 24 октября 1945 г. Дата вступления в силу Устава ООН считается днем учреждения
Организации Объединенных Наций и отмечается ежегодно как День Объединенных Наций.

10 января 1946 г. в Лондоне, в Вестминстерском дворце, открылась первая сессия Генеральной


Ассамблеи ООН, а спус­тя неделю там же собрался на первое заседание Совет Безопас­ности
ООН. 1 февраля был избран первый Генеральный секре­тарь ООН, им стал Трюгве Ли (Норвегия).
В последующем дея­тельность главных органов Организации (кроме Международ­ного Суда)
проводилась преимущественно в ее штаб-квартире в Нью-Йорке.

Устав Организации Объединенных Наций состоит из пре­амбулы и 19 глав, охватывающих 111


статей. Неотъемлемой Частью Устава ООН считается Статут Международного Суда.

В преамбуле и гл. I провозглашаются цели и принципы Организации Объединенных Наций. Глава


II регламентирует вопросы членства в Организации. Последующие главы опреде­ляют структуру,
компетенцию и порядок функционирования главных органов ООН (так, в гл. IV—VII говорится о
правовом положении и деятельности Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, в гл. XV —
о Секретариате ООН). В Уставе име­ются также главы, посвященные региональным соглашениям,
международному экономическому и социальному сотрудниче­ству, несамоуправляющимся
территориям и системе опеки.

Предусмотрена возможность изменения Устава. Следует отметить, что различаются поправки к


Уставу (ст. 108) и пере­смотр Устава (ст. 109). Поправки, т. е. изменения отдельных по­ложений
Устава, имеющие частный характер, принимаются Генеральной Ассамблеей ООН двумя третями
голосов членов и вступают в силу для всех членов Организации после их рати­фикации двумя
третями членов Организации, включая всех по­стоянных членов Совета Безопасности.
Следовательно, без со­гласия любого из постоянных членов Совета Безопасности (СССР, США,
Великобритания, Франция, КНР) никакая поправка к Уставу не приобретает юридической силы.
Вместе с тем всту­пившие в силу поправки обязательны и для тех государств, которые либо не
голосовали за ту или иную поправку, либо, проголосовав за поправку, еще не ратифицировали
соответст­вующий документ. Генеральная Ассамблея принимала поправ­ки к отдельным статьям
Устава на XVIII, XX и XXVI сессиях в 1963, 1965 и 1971 гг. Все эти поправки связаны с
расширением состава двух органов ООН: Совета Безопасности и Экономиче­ского и Социального
Совета (ст. 23, 27, 61 и 109, причем ст. 61 изменялась дважды).

Для пересмотра Устава требуется созыв Генеральной кон­ференции членов Организации, что
допускается только по ре­шению или при согласии двух третей членов Генеральной Ас­самблеи и
девяти (из пятнадцати) членов Совета Безопасности. Решение об изменении Устава, принятое
Генеральной конфе­ренцией (двумя третями участников), вступает в силу только при условии его
ратификации двумя третями членов Организа­ции, включая всех постоянных членов Совета
Безопасности. Таким образом, и в данном случае изменение Устава обуслов­лено согласием всех
пяти постоянных членов Совета Безопас­ности.

Стабильность Устава как основополагающего документа ООН ни в коей мере не означает


неизменности правового положения и функций Организации. Напротив, по мере прогрессив­ного
развития международных отношений и международного права, усиления универсального
характера ООН и демократических тенденций в ее деятельности происходит постоянное
обогащение ее структуры, компетенции и форм функциониро­вания ее органов. Но такое
обогащение базируется на нормах Устава, на неукоснительном соблюдении его целей и
прин­ципов.

Цели и принципы ООН. В соответствии со ст. 1 Устава Организация Объединенных Наций


преследует следующие цели:
1) поддерживать международный мир и безопасность и с этой целью принимать эффективные
коллективные меры для пре­дотвращения и устранения угрозы миру, а также подавления актов
агрессии или других нарушений мира и проводить мир­ными средствами, в согласии с
принципами справедливости и международного права, улаживание или разрешение
междуна­родных споров или ситуаций, которые могут привести к нару­шению мира; 2) развивать
дружественные отношения между нациями на основе уважения принципа равноправия и
само­определения народов, а также принимать другие соответствую­щие меры для укрепления
всеобщего мира; 3) осуществлять международное сотрудничество в разрешении международных
проблем экономического, социального, культурного и гумани­тарного характера и в поощрении и
развитии уважения к пра­вам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола,
языка и религии; 4) быть центром для согласования дей­ствий наций в достижении этих общих
целей.

Согласно ст. 2 Устава для достижения указанных целей Организация и ее члены действуют в
соответствии со следую­щими принципами: 1) суверенное равенство всех членов Орга­низации; 2)
добросовестное выполнение принятых на себя обя­зательств; 3) разрешение международных
споров мирными сред­ства таким образом, чтобы не подвергать угрозе международ­ный мир и
безопасность; 4) воздержание в международных от­ношениях от угрозы силой или ее применения
как против тер­риториальной неприкосновенности или политической незави­симости любого
государства, так и каким-либо другим образом, не совместимым с целями ООН; 5) оказание ООН
ее членами всемерной помощи во всех предпринимаемых ею в соответст­вии с Уставом
действиях; 6) обеспечение того, чтобы государст­ва, не являющиеся членами ООН, действовали в
соответствии с принципами Устава; 7) невмешательство ООН в дела, входящие во внутреннюю
компетенцию любого государства.

Важнейшее значение для оценки юридической природы ООН как организации


межгосударственного сотрудничества и как субъекта международного права имеет принцип
суверен­ного равенства ее членов.

Организация Объединенных Наций, выполняя свои функ­ции, вступает через соответствующие


органы в определенные правоотношения с государствами-членами, а при известных
обстоятельствах и с другими государствами, не являющимися членами ООН, а также
международными организациями.

Членство в Организации. Членами Организации Объеди­ненных Наций являются суверенные


государства. По процеду­ре оформления членства в Организации различаются первона­чальные и
вновь принятые члены.

Первоначальными членами считаются те государства, ко­торые принимали участие в


учредительной конференции в Сан-Франциско в 1945 г., подписали и ратифицировали Устав
ООН.

Порядок приема новых членов о Организацию определен в ст. 4 Устава ООН, а также правилами
процедуры Генеральной Ассамблеи и правилами процедуры Совета Безопасности.

Согласно ст. 4 Устава, прием в члены ООН открыт для всех миролюбивых государств, которые
примут на себя содержащиеся в Уставе обязательства и которые, по суждению Организации,
могут и желают эти обязательства выполнять.

В соответствии с правилами процедуры государство, же­лающее стать членом ООН, подает


заявление Генеральному секретарю ООН.

Прием производится постановлением Генеральной Ассамб­леи по рекомендации Совета


Безопасности. Первоначально за­явление рассматривается учрежденным при Совете
Безопасно­сти комитетом по приему новых членов, который представляет Совету доклад со
своими выводами. Рекомендация Совета Безо­пасности о приеме считается действительной, если
за нее про­голосовали не менее девяти членов Совета, включая всех по­стоянных членов. На
сессии Генеральной Ассамблеи решение о приеме выносится большинством в две трети
присутствующих и участвующих в голосовании членов Ассамблеи.
По данным на 1 декабря 1997 г. членами ООН являются 185 государств.

Вопрос о членстве новых государств, являвшихся союзны­ми республиками в составе СССР, был
решен следующим обра­зом. При создании Содружества Независимых Государств была
достигнута общая договоренность о поддержке России в том, чтобы она продолжила членство
СССР в ООН, включая постоянное членство в Совете Безопасности. На этом основании 24 декабря
1991 г. Президент России направил Генеральному сек­ретарю ООН послание с информацией о
том, что членство Сою­за ССР в ООН продолжается Российской Федерацией, и с прось­бой
вместо названия "Союз Советских Социалистических Рес­публик" использовать наименование
"Российская Федерация", признав полномочия соответствующих представителей. Как было
заявлено, РФ в полной мере сохраняет ответственность за все права и обязательства СССР в
соответствии с Уставом ООН.

Остальные государства — бывшие республики в составе СССР — оформляли свое членство в


ООН путем подачи заяв­лений о приеме согласно ст. 4 Устава. Такой порядок не распро­странялся
на Украину и Республику Беларусь, являвшихся первоначальными членами ООН.

Государства — члены ООН имеют при Организации свои постоянные представительства.

Исключение государства из ООН, согласно Уставу, может быть произведено за систематическое


нарушение принципов, содержащихся в Уставе. Решение об этом принимается Гене­ральной
Ассамблеей по рекомендации Совета Безопасности. Возможность выхода государства из
Организации не предусмот­рена, но как бы презюмируется, поскольку ООН — это добро­вольное
объединение суверенных государств.

Наряду с членством в ООН сложился статус постоянных наблюдателей ряда государств, не


являющихся членами ООН.

28. Причины, начало и основные этапы «Холодной войны».


«Холодная война» — период в развитии меж­дународных отношений и внешней политики СССР,
длившийся почти 40 лет после окончания второй мировой войны. Сутью «холодной войны» было
политическое, военно-стратегическое и иде­ологическое противостояние стран
капиталис­тической и так называемой социалистической системы.

Причины «холодной войны»:

 принципиальная противоположность двух ми­ровых систем, экономические,


политические, идеологические различия между ними;
 стремление каждой из них к усилению своего влияния в мире, к распространению его на
но­вые страны и народы;
 политика насаждения своих ценностей, свое­го порядка (строя) на новых территориях;
 готовность каждой из сторон защищать свои позиции всеми возможными средствами
(эконо­мическими, политическими, военными);
 политика угроз, уже в первые послевоенные годы приведшая к взаимному недоверию,
фор­мирование каждой стороной «образа врага».

Истоки «холодной войны». Итогом второй мировой войны явилось серьезное изменение в
соотношении сил в мире. Германия, Италия и Япо­ния были разгромлены, Франция ослаблена,
пози­ции Англии подорваны. Определяющее влияние в послевоенном мире стали оказывать США.
Их поте­ри в войне были минимальны, а территория не по­страдала от военных действий.
Выступая с претен­зией на мировое господство, они строили свою внешнюю политику, опираясь
на монопольное обла­дание атомной бомбой. Монополию на атомное ору­жие США использовали
для давления на Советский Союз и другие страны в своих политических целях.

Уже в 1945 г. прозвучали первые призывы к от­брасыванию Советского Союза, к освобождению


на­родов Европы от советского влияния. Осенью 1945 г. появились и первые планы военно-
политических блоков против СССР.
Поворотным пунктом к новой системе междуна­родных отношений, получившей название
«холод­ной войны», стала речь У. Черчилля в Фултоне (США) 5 марта 1946 г., в которой он
открыто высту­пил против СССР, союзника Англии в войне с гитле­ровской Германией. Призыв
Черчилля «показать русским силу» и сплотить «мир, говорящий по-ан­глийски» против
«восточного коммунизма» был про­изнесен в присутствии американского президента Г. Трумэна и
означал согласованный переход США и Англии к жесткому курсу в отношении СССР.

Летом 1947 г. государственный секретарь США Дж. Маршалл объявил о плане экономической
помо­щи странам Европы. План Маршалла стал основой военно-политических союзов
капиталистических стран.

В апреле 1948 г. США, Англия, Франция, Бель­гия, Голландия, Люксембург, Италия, Канада,
Нор­вегия, Дания, Исландия и Португалия подписали до­говор о Североатлантическом союзе
(НАТО). Позднее в него вступили Турция, Греция и ФРГ.

Первый этап «холодной войны» — конец 40-х—60-е гг. — крайняя острота противостоя­ния:

 претензии Сталина на пересмотр границ в Ев­ропе и Азии и режима Черноморских


проливов, изменение режима управления бывшими италь­янскими колониями в Африке;
 речь У. Черчилля в Фултоне в марте 1946 г. с призывом защитить всеми возможными
средст­вами западный мир от «распространения влияния СССР»;
 «Доктрина Трумэна» (февраль 1947 г.). Меры по «спасению Европы от советской
экспансии» (включая создание сети военных баз вблизи со­ветских границ). Главные
доктрины — доктрины «сдерживания» и «отбрасывания» коммунизма;
 создание Советским Союзом (при опоре на местные компартии и советские военные базы)
просоветского блока восточноевропейских стран, воспроизведение в этих странах
советской моде­ли развития;
 «железный занавес», сталинский диктат во внутренней и внешней политике стран
социалис­тического лагеря, политика чисток, репрессий, расстрелов.

Апогей «холодной войны» — 1949—1950-е гг.:

o создание НАТО, Совета Экономической Взаи­мопомощи и Организации Варшавского


Догово­ра. Противостояние двух военно-политических блоков и наращивание вооружений,
в том числе ракетно-ядерных;
o Берлинский кризис, создание ФРГ и ГДР; конфликты и войны в Юго-Восточной Азии
(Ко­рея, Вьетнам), на Ближнем Востоке, в которых прямо или косвенно участвовали США
и СССР. Карибский кризис 1962 г. (мир на пороге новой мировой войны); ввод войск
СССР в Чехослова­кию в 1968 г.

Второй этап «холодной войны» — 1970-е гг. — разрядка международной напряженности:

 договоры между ФРГ и СССР, Польшей, ГДР, Чехословакией;


 соглашение по Западному Берлину, совет­ско-американские договоры об ограничении
во­оружений (ПРО и ОСВ);
 Совещание 1975 г. в Хельсинки по безопас­ности и сотрудничеству в Европе (попытки
мир­ного сосуществования двух систем, его сложнос­ти и противоречия);
 военно-политический паритет между СССР и США.

Третий этап — конец 1970-х — середина 1980-х гг.:

 конец разрядки, новое обострение междуна­родного противостояния двух систем;


 ухудшение советско-американских отноше­ний, новый виток гонки вооружений,
американ­ская программа СОИ;
 рост вмешательства США в политику стран Ближнего Востока и Латинской Америки;
 ввод советских войск в Афганистан;

29. План Маршалла: содержание, проведение, реакция на него СССР.


К середине или к концу 1947 г. большинство стран Западной Европы, кроме Германии,
восстановили свой довоенный уровень промышленного производства, тем не менее далеко не
удовлетворительный для полного и быстрого выхода из кризиса и устойчивого экономического
роста. Кроме того, зима 1946/1947 г. была чрезвычайно суровой, последовавшая за ней длительная
засуха на большей части территории Европы привела к тому, что в 1947 г. был собран самый
плохой урожай ХХ в. Многие города продолжали оставаться в руинах, остро стояла проблема
дефицита широкого круга товаров – продовольствия, сырья, запасных частей и др. Как правило,
товары, импорт которых мог способствовать устранению дефицита, можно было приобрести за
доллары в странах Северной и Южной Америки. Однако в Европе доллары были большим
дефицитом.

Американская финансовая помощь способствовала некоторому ослаблению «долларового голода»


в первые два послевоенных года. Предоставленный США и Канадой в декабре 1945 г.
Великобритании кредит в размере 5 млрд долл. помог не только этой стране, но – благодаря
импорту товаров с континента – также и другим странам. Тем не менее в конце весны 1947 г.
становилось все более очевидным, что послевоенное восстановление находится под угрозой.
Кроме того, между СССР и США обострялась «холодная война» и усиливалась роль
коммунистических партий в политике некоторых западноевропейских государств, особенно во
Франции и Италии, что вызывало беспокойство американских властей относительно политической
стабильности в Западной Европе.

Упомянутые выше события, а также явное ослабление роли Великобритании в Европе и, наоборот,
усиление роли СССР, привели американского госсекретаря Джорджа Маршалла к мысли о том,
что Старый Свет срочно нуждается в массированной экономической помощи для восстановления
разрушенной войной экономики и что это вопрос не только экономический, но и политический,
имеющий огромное значение для будущего и Европы, и Соединенных Штатов. Уже в первых
своих послевоенных выступлениях Маршалл указывал на опасность для Америки продолжения
курса изоляционизма и важность «исторической ответственности» за развитие послевоенной
Европы.

К 1947 г. идеи восстановления европейской экономики уже «витали в воздухе». Однако первые
попытки предоставления американской помощи в форме долгосрочных низкопроцентных
кредитов некоторым европейским странам оказались малоэффективными, а кроме того, они
увязывались с идеологическими требованиями. В американской политике в то время
главенствовала недавно провозглашенная «доктрина Трумэна», согласно которой США помогали
только тем странам, которые активно противостояли наступлению коммунистов. Это вызывало
противодействие со стороны Франции, Италии и других государств, где после войны были сильны
позиции коммунистов. Даже среди стран-союзников Америки заявленная ею претензия на роль
ведущего арбитра в европейской политике вызывала критику.

В этих условиях Дж. Маршалл 5 июня 1947 г. во время своего выступления в Гарвардском
университете по поводу присуждения ему почетной докторской степени заявил о том, что если
страны Европы совместно выступят с просьбой об оказании им помощи, то встретят поддержку со
стороны США. Чтобы избежать нежелательной утечки информации, о предстоящей акции не
знали ни большинство сотрудников госдепартамента, ни сам президент. Однако ряду влиятельных
европейских политиков Маршалл через своих доверенных лиц намекнул о предстоящем
выступлении, которое явилось началом так называемого «плана Маршалла».

План Маршалла – это программа восстановления и развития Европы после Второй мировой войны
на основе экономической помощи со стороны США. Официальная цель плана Маршалла
провозглашалась как помощь странам Европы в восстановлении экономики, разрушенной войной,
создание условий для собственного возрождения европейских государств. Планом предполагалось
создать условия для:

1) быстрого развития внутри европейской торговли;

2) активизации наиболее эффективных производственных мощностей для достижения


ускоренного выпуска продукции через межотраслевую кооперацию;
3) укрепления национальных валют и восстановления доверия к ним, стабилизации финансового
обращения;

4) снятия напряженности в политической сфере.

В то же время с самого начала план Маршалла был призван оздоровить американскую экономику.
С помощью реализации этого плана США надеялись устранить угрозу финансового кризиса, спад
производства и массовую безработицу за счет массированного экспорта товаров и услуг в Европу,
создания новых рабочих мест и избавления от «инфляционных долларов». Фактически, по
признанию Гарри Трумэна, помощь Европе «направлялась на поддержку перевооружения, а не на
дальнейшее общее расширение экономики».

Основным разработчиком проекта был не сам Маршалл, а группа сотрудников госдепартамента


США: Джордж Кеннан – начальник управления политического планирования, специалист по
СССР, Аверелл Гарриман – министр торговли, представитель президента по программе ленд-лизав
Великобритании и Чарльз Боллен – сотрудник госдепартамента, будущий посол в СССР. Сам
Маршалл впоследствии неоднократно возражал против того, чтобы стратегическая программа
послевоенного восстановления напрямую связывалась с его именем. Своей заслугой он считал
лишь общее руководство и активную пропаганду плана для облегчения его прохождения в
конгрессе. Оперативное командование было возложено на бизнесмена, экс-президента
автомобильной корпорации Studebecker – Пола Хоффмана.

Отличия Плана Маршалла от предшествовавших программ экономической помощи состояли в


следующем:

1.Акцент на идее европейской интеграции и кооперации для решения общих проблем.

2.Гарантирование всем без исключения странам, включая СССР и его сателлитов.

3.Упор на экономику, а не на политику.

4.Предоставление не просто финансовой помощи, а преимущественно товаров широкого


потребления, продуктов, оборудования.

5.Европейские страны должны сами составлять программы восстановления собственных


экономик.

6.Основные положения прошли согласование с представителями крупнейших монополий и


банков.

7.План является краткосрочной программой, рассчитанной на 4 года.

Летом 1947 г. на совещании министров иностранных дел Великобритании, Франции и СССР


Советский Союз подверг критике основные идеи плана, рассматривая его как вмешательство во
внутренние дела европейских стран, разделения Европы на противоборствующие группы
государств и «империалистический заговор». Министр иностранных дел СССР Молотов и его
заместитель Вышинский отказались от американской помощи; отказ был также поддержан
Албанией, Болгарией, Венгрией, Польшей, Румынией, Югославией, Чехословакией и Финляндией
(последние две страны первоначально проявляли заинтересованность в реализации этого плана).

В Париже 12 июля 1947 г. был учрежден Комитет европейского экономического сотрудничества


(КЕЭС). Он включал в себя все демократические страны Западной Европы – Францию,
Великобританию, Италию, Норвегию, Нидерланды, Данию, Ирландию, Исландию, все еще
находившуюся под военной оккупацией Австрию, недемократические – Португалию, Грецию,
Турцию и нейтральные – Швецию и Швейцарию. Франкистская Испания не была приглашена, а
Германия, все еще оккупированная и не имевшая самостоятельного правительства, не могла
участвовать в переговорах (как самостоятельное государство ФРГ присоединилась к плану
Маршалла только в 1949 г.). КЕЭС должен был оговорить условия и размеры помощи каждой
стране-участнице. В сентябре 1947 г. Европа назвала сумму, требующуюся на восстановление, –
19,1 млрд долл. После согласования с конгрессменами в декабре 1947 г. был представлен
окончательный проект закона о программе оздоровления европейской экономики, в котором
сумма помощи была урезана до 17 млрд долл.

В течение 9 месяцев шло бурное обсуждение этой программы как в США, так и Европе, где не
существовало единого мнения о целях программы. В результате мощной лоббистской кампании,
проводившейся в США, в марте 1948 г. конгресс Соединенных Штатов утвердил закон о
зарубежной помощи, в соответствии с которым учреждалась Программа восстановления Европы.
Ее реализация была поручена Администрации экономического сотрудничества (АЭС), спустя
месяц программу подписал президент США Г. Трумэн.

После того как конгресс США утвердил Программу восстановления Европы, КЕЭС был
реорганизован в Организацию европейского экономического сотрудничества (ОЕЭС), которая
вместе с Администрацией экономического сотрудничества отвечала за распределение
американской помощи. Члены ОЕЭС также должны были выделить средства в своих
национальных валютах, распределение которых осуществлялось с согласия АЭС. В задачи ОЕЭС
входила координация инвестиций в целях направления капиталовложений на развитие ключевых
отраслей и предотвращения дублирования инвестиций. Таким образом, реализация Плана
Маршалла началась только в апреле 1948 г.

Оказание экономической помощи осуществлялось на основе двусторонних соглашений при


обязательном соблюдении странами Европы ряда довольно жестких условий:

1. Отказ от национализации промышленности и предоставление полной свободы частному


предпринимательству.

2. Торможение конкурирующих с США отраслей западноевропейской промышленности.

3. Одностороннее снижение таможенных тарифов на импорт американских товаров.

4. Поставка в США дефицитных видов сырья.

5. Расходование полученных средств на закупку в Америке оборудования и материалов.

Спустя некоторое время к этим условиям добавились еще два – ограничение торговли со странами
соцлагеря и предоставление территорий для размещения американских военных баз.

Со своей стороны кроме оказания финансовой и другой помощи США брали на себя расходы по
обучению европейских менеджеров, рабочих и фермеров для создания в Старом Свете развитой
экономической инфраструктуры (прежде всего ориентированной на американские стандарты и
капитал).

За четыре года выполнения плана Маршалла США оказали европейским государствам помощь в
объеме 13,3 млрд долл. Более 2/3 этой суммы выпали на долю четырех ведущих стран Западной
Европы – Великобритании, Франции, Италии и ФРГ. Причем за первые два года с начала
реализации программы была потрачена большая часть американских денег.

Почти 1/3 импорта (32,1 %) состояла из продуктов питания, кормов, удобрений, закупка которых
осуществлялась в основном на протяжении первого года реализации Плана. Затем приоритеты
сдвинулись в сторону импорта средств производства, сырья, топлива, который был призван
способствовать восстановлению европейской промышленности и росту ее экспорта.

В зависимости от источников финансирования все поставки можно разделить на три вида. Первый
включал в себя предметы первой необходимости: продукты питания, одежду, топливо и др.
Поскольку большинство стран было не в состоянии оплатить в долларах эти поставки, основная их
часть шла в виде дотаций, а не займов. Местная валюта, вырученная от продаж ввозимых товаров,
использовалась для сокращения дефицита бюджета, наращивания производства необходимых
ресурсов (сталь, уголь, нефтепродукты), промышленного оборудования и транспортных средств.
Второй вид поставок составляло промышленное оборудование. В его финансировании
преобладали международные займы. Третий вид поставок, представленный сырьем,
сельскохозяйственными машинами запасными частями, промышленными товарами,
финансировался под гарантии американского правительства через специально созданное
отделение экспортно-импортногобанка США.

План Маршалла является одной из наиболее успешных экономических программ, поскольку были
достигнуты практически все его явные и тайные цели:

1.экономика стран Западной Европы была восстановлена, объем промышленного производства


превысил довоенный на 15 %, достигнут контроль над инфляцией, в то же время многие
европейские страны оказались в зависимости от США.

2.произошло значительное расширение европейской внешней торговли, за 1948–1952гг. экспорт


увеличился на 49 пунктов.

3.европейские страны смогли расплатиться по внешним долгам.

4.влияние коммунистов и СССР было ослаблено, а вокруг Советского Союза возведен «железный
занавес».

5.восстановлен и укреплен европейский средний класс.

6.США укрепили свои позиции на сложившемся с их помощью европейском рынке, были


увеличены инвестиции в экономику европейских стран.

7.США избавились от излишка «инфляционных долларов» и излишков продукции, не находившей


сбыта внутри страны.

8.в США созданы предпосылки для повышения конкурентоспособности многих отраслей


промышленности и перехода к перспективным технологиям.

Такие значительные итоги были достигнуты во многом благодаря тому, что помощь
предоставлялась не слаборазвитым, а сильным индустриальным странам с налаженной рыночной
инфраструктурой и богатыми традициями предпринимательства, просто испытывавшим
временные трудности.

С началом войны в Корее в 1950 г. план Маршалла подвергся существенной трансформации и в


следующем году его заменил Закон о взаимном обеспечении безопасности, который увязывал
экономическую помощь с военной и способствовал послевоенному расколу Европы,
формированию военно-политическихблоков и усилению «холодной войны» против
социалистических стран.

30. Образование НАТО: документы, планы, реакция СССР. Образование СЭВ и


ОВД.
Мировая система социализма — молодая система, но она все более превращается в фактор,
определяющий ход мирового развития. Эта система накопила богатый опыт строительства
социализма, который имеет громадное значение для дальнейшего развития человечества.

В распоряжении международного рабочего движения, как отметил Н. С. Хрущев на XXII съезде


КПСС, в настоящее время наряду с огромным опытом СССР имеется также накопленный в других
социалистических странах опыт развития новой формы диктатуры пролетариата — народной
демократии; «опыт строительства социалистического общества в промышленно развитых странах;
опыт перехода к социализму экономически слаборазвитых стран, минуя капиталистическую
стадию развития; опыт социалистического преобразования деревни без национализации земли» и
т. д. Творческое обобщение опыта строительства социализма во всех странах мировой
социалистической системы является основой для дальнейшего развития марксизма-ленинизма, в
том числе и его экономической теории.

XXII съезд КПСС сделал шаг вперед в деле изучения и обобщения этого опыта. Принятая на
съезде Программа партии дает определение мировой системы социализма, показывает
противоположность закономерностей экономического развития социалистических и
капиталистических стран, основу экономического и политического содружества
социалистических стран, раскрывав великое значение этого содружества.

Мировая система социализма представляет собой социальное, экономическое и политическое


содружество свободных суверенных народов, идущих по пути социализма и коммунизма,
объединенных общностью интересов и целей, тесными узами международной социалистической
солидарности. Ее развитие происходит по законам, прямо противоположным законам развития
мировой капиталистической системы.

Во-первых, образование и развитие мировой социалистической системы происходит на основе


суверенности, полной добровольности и в соответствии с коренными жизненными интересами
трудящихся всех стран этой системы. Мировая система капитализма, напротив, складывалась и
развивалась в ожесточенной борьбе между образующими ее государствами, возникновение ее
сопровождалось закабалением, системой наемного рабства сотен миллионов людей.

Во-вторых, в мировой системе социализма действуют законы, обеспечивающие неуклонный,


планомерный рост экономики всех входящих в нее стран, подъем и укрепление мировой
социалистической системы в целом. В мировой системе капитализма действует закон
неравномерного экономического и политического развития, углубляющий и обостряющий
противоречия между государствами. В-третьих, экономика мирового социализма развивается
высокими и устойчивыми темпами и характеризуется общим непрерывным хозяйственным
подъемом всех социалистических стран; экономика же мирового капитализма развивается
медленными темпами, испытывает кризисы и потрясения.

Быстрому экономическому росту мировой системы социализма способствует сплочение и тесное


сотрудничество входящих в нее стран. Мировая система социализма — новый тип экономических
и политических отношений между странами. Для развития тесного сотрудничества между всеми
странами мировой системы социализма, как отмечается в Программе КПСС, имеются налицо
необходимые объективные условия: «Социалистические страны имеют однотипную
экономическую основу — общественную собственность на средства производства; однотипный
государственный строй — власть народа во главе с рабочим классом; единую идеологию -
марксизм-ленинизм; общие интересы в защите революционных завоеваний и национальной
независимости от посягательств империалистического лагеря; единую великую цель —
коммунизм». Сотрудничество социалистических стран предполагает их полное равноправие,
взаимное уважение независимости, суверенитета и братскую взаимопомощь.

Укрепление содружества и единства социалистических стран встречает сопротивление со стороны


империалистической реакции, которая стремится помешать этому, используя для этой цели в
качестве основного оружия отдельные проявления буржуазного национализма и национальной
ограниченности. Поэтому XXII съезд КПСС указал, что важным условием дальнейшего упрочения
социалистического содружества является решительная борьба за преодоление пережитков
буржуазного национализма и шовинизма. Развитие социалистических стран в составе единой
мировой-системы социализма позволяет этим странам пользоваться преимуществами мировой
социалистической системы (особенно международного социалистического разделения труда) и
тем самым сократить сроки строительства социализма и осуществить более или менее
одновременно, в пределах одной исторической эпохи, переход к коммунизму. Как и предвидел В.
И. Ленин, в процессе сближения отдельных национальных хозяйств мировой системы социализма
развиваются тенденции к созданию в будущем мирового коммунистического хозяйства,
регулируемого победившими трудящимися по единому плану.

Совет экономической взаимопомощи (СЭВ) — межправительственная экономическая


организация, действовавшая в 1949—1991 годах. Создана по решению экономического совещания
представителей Болгарии, Венгрии, Польши, Румынии, СССР и Чехословакии. Штаб-квартира
СЭВ находилась в Москве.

Деятельность СЭВ определялась Уставом, принятым Сессией Совета (12-е заседание сессии,
декабрь 1959 года). В Устав СЭВ были внесены изменения на 16-м (июнь 1962), 17-м (декабрь
1962) и 28-м (июнь 1974) заседаниях Сессии СЭВ.
Делегации стран возглавляли главы правительств. На 16—18-м и 23-м заседаниях Сессии
делегации стран возглавляли первые (генеральные) секретари ЦК коммунистических и рабочих
партий стран — членов СЭВ. Сессии созывались ежегодно, поочерёдно в столицах стран —
членов СЭВ в порядке названий стран по русскому алфавиту. Могли созываться внеочередные
(чрезвычайные) Сессии по просьбе или с согласия не менее 1/3 стран — членов СЭВ.

Исполнительный комитет (создан в 1962 году) — главный исполнительный орган СЭВ,


состоявший из представителей стран-членов на уровне заместителей глав правительств по одному
от каждой страны.

Секретариат СЭВ — экономический и исполнительно-административный орган Совета.


Местопребывание — г. Москва. Работой Секретариата руководил Секретарь СЭВ и его
заместители. Секретарь — главное должностное лицо Совета.

Переводной рубль — коллективная валюта, мера стоимости, средство платежа и накопления для
организации многосторонних расчётов стран — членов Совета экономической взаимопомощи.

Варшавский договор (Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи) от 14 мая 1955 года
— документ, оформивший создание военного союза европейских социалистических государств
при ведущей роли Советского Союза — Организации Варшавского договора (ОВД) и
закрепивший биполярность мира на 36 лет. Заключение договора явилось ответной мерой на
присоединение ФРГ к НАТО.

Договор подписан Албанией, Болгарией, Венгрией, ГДР, Польшей, Румынией, СССР и


Чехословакией 14 мая 1955 года на Варшавском совещании европейских государств по
обеспечению мира и безопасности в Европе.

Договор вступил в силу 5 июня 1955 года. 26 апреля 1985 года, ввиду истечения срока действия,
был продлён на 20 лет.

В связи с преобразованиями в СССР и других странах Центральной и Восточной Европы 25


февраля 1991 года государства-участники ОВД упразднили её военные структуры, а 1 июля 1991
года в Праге подписали Протокол о полном прекращении действия Договора. Численность
Вооруженных Сил Организации Варшавского Договора на 1985 год составила 7 562 987 солдат.

Точка в прекращении существования "социалистического содружества" была поставлена весной


1991 г., когда был законодательно оформлен роспуск СЭВ и ОВД. Это событие знаменовало
действительно глубокие перемены в общемировом развитии. Их суть состояла в прекращении
существования биполярного мирового устройства на фоне резкого ослабления
внешнеполитических и экономических позиций Советского Союза. В результате глубокого
экономического кризиса, в котором оказался Советский Союз в 1990—1991 гг., а также нарушения
традиционных "сэвовских" связей Горбачев был вынужден обратиться за финансовой и
материальной помощью к странам так называемой "большой семерки" (США, Канада,
Великобритания, Германия, Франция, Италия, Япония). В июле 1991 г. Горбачев был приглашен
на встречу "семерки", в повестке дня которой стоял и вопрос о мерах по оказанию помощи
Советскому Союзу. Несмотря на обещания, серьезной материальной помощи Горбачеву Запад не
оказал, гуманитарные поставки продовольствия и медикаментов никакого существенного влияния
на положение обычных людей не оказали. Хотя в 1990 г. США предоставили СССР режим
наибольшего благоприятствования в торговле, ограничения на поставку высокотехнологичного
оборудования сняты не были. Распад Советского Союза стал финальным аккордом "нового
политического мышления". США остались единственной мировой сверхдержавой, а в декабре
1991 г. американский президент поздравил граждан США с победой в "холодной войне". Во
внешнеполитической игре с Советским Союзом по правилам Горбачева Запад исходил из своих
долгосрочных стратегических целей.

31. Корейская война 1950-1953 гг. Разделенный Корейский полуостров как проблема
международных отношений.
25 июня 1950 года началась война на Корейском полуострове, между Корейской Народно-
Демократической Республикой (КНДР) и Республикой Корея (Южная Корея) с целью
объединения Кореи в единое государство.

Первопричиной войны стал раскол Кореи, произошедший после августа 1945 года. Его
логическим следствием явилось провозглашение в 1948 году Корейской Народно-
Демократической Республики (КНДР) и Республики Корея (КР). Каждая из них объявила себя
единственно законной, представляющей весь корейский народ, а другую считала незаконной,
марионеточной и т. д.

В течение нескольких дней война из гражданской, как ее определили представители многих стран,
переросла в крупный международный конфликт, в орбиту которого были вовлечены десятки стран
и в первую очередь Соединенные Штаты Америки, Советский Союз и Китайская Народная
Республика.

Администрация Трумэна расценила начавшийся ранним утром вооруженный конфликт как


посягательство на американские интересы в Восточно-Азиатском регионе и буквально с первых
дней войны предоставила свои вооруженные силы для поддержки Республики Корея.

Военное руководство США прекрасно понимало, что режим Ли Сын Мана не смог бы
самостоятельно отразить агрессию КНДР. А поражение Сеула привело бы к образованию на
Корейском полуострове единого государства, дружественного СССР, создало бы угрозу
американским интересам в Японии. «Ничем не сдерживаемый коммунистический контроль, –
писал в своем труде «Дипломатия» Г.Киссинджер, – вызвал бы к жизни призрак маячащего на
горизонте общеазиатского монолитного коммунистического монстра и подорвал бы прозападную
ориентацию Японии»[1096]. Это, в свою очередь, нанесло бы ощутимый удар по всей азиатской
политике Вашингтона и международному престижу США. Д.Ачесон, Госсекретарь США в 1949–
1952 годах, впоследствии писал: «Ясно, что атака (КНДР против Юга) не давала повода для
объявления войны Советскому Союзу. Также очевидно, что это был открытый вызов нашему
международному статусу защитника Южной Кореи, региона огромной важности для безопасности
оккупированной Японии… Мы не могли допустить захвата этого важного региона советской
марионеткой прямо под нашим носом, ограничившись формальным протестом в Совете
Безопасности»[1097].

Таким образом, американская администрация не могла допустить потери своего влияния в


Азиатском регионе, и соответственно роль США, несмотря на опасения «разбудить» Москву, была
предрешена.

Следует напомнить, что после окончания Второй мировой войны американцы оставили на
Дальнем Востоке мощную военную группировку с целью сохранения своего господства в юго-
западной части Тихого океана. Так, непосредственно в Южной Корее находилась группа
советников в составе пятисот военнослужащих, под началом бригадного генерала Дж. Робертса. В
акватории (Северной и Южной Кореи) находился 7-й флот США (около 300 кораблей), а на
ближайших авиабазах в Японии и на Филиппинах дислоцировались две воздушные армии –
тактическая 5-я и стратегическая 20-я. Кроме того, в непосредственной близости с Кореей
находились три американские пехотные дивизии, одна бронетанковая (бронекавалерийская),
отдельный пехотный полк и полковая боевая группа (82 871 человек, 1081 орудие и миномет и 495
танков) и одна воздушная армия (835 самолетов)[1098]. В этом районе находилось также около 20
английских кораблей[1099].

К 1950 году в Южной Корее была создана оснащенная современным по тому времени оружием
армия, подготовленная для наступательных военных действий. Она насчитывала: 8 пехотных
дивизий, 1 отдельный полк, 12 отдельных батальонов, 161 тысяча человек личного состава, около
700 орудий и минометов, свыше 30 танков и САУ, 40 самолетов (устаревших американских
образцов), 70 малых кораблей и судов[1100].

В свою очередь, КНА к началу военных действий в 1950 г. имела десять стрелковых дивизий (1, 2,
3, 4, 5, 6, 10, 12, 13, 15-ю, из них 4, 10, 13, 15-я находились в стадии формирования), одну
танковую бригаду (105-ю), два отдельных полка, в том числе мотоциклетный, 148 тысяч человек
личного состава[1101](по другим данным – 175 тыс. чел.). На вооружении этих боевых частей
состояло 1600 орудий и минометов, 258 танков и САУ, 172 боевых самолета (по другим данным –
240)[1102], двадцать кораблей. Кроме того, были сформированы охранные отряды министерства
внутренних войск в приграничных районах[1103]. В ВВС КНА насчитывалось 2829 человек, в
ВМФ – 10 307 человек. В общей сложности вооруженные силы КНДР вместе с войсками
Министерства внутренних дел к началу войны насчитывали около 188 тыс. человек[1104].

Таким образом, соотношение сил и средств у 38-й параллели к началу военных действий было в
пользу КНА: по пехоте – в 1,3 раза; артиллерии – в 1,1 раза, танкам и САУ – в 5,9 раза, самолетам
– в 1,2 раза, однако в последнем случае следует заметить, что летный состав КНА в основном не
закончил обучение. К маю 1950 года было подготовлено лишь 22 летчика штурмовой авиации и 10
летчиков-истребителей[1105].

Здесь уместно кратко охарактеризовать позицию СССР в корейской проблеме и в первую очередь
в вопросе участия советских военнослужащих в войне на стороне Северной Кореи. Как
свидетельствуют доступные сегодня документы из отечественных архивов, первоначально
использование советских войск в корейской войне не предполагалось. В Кремле понимали, что
прямое участие Вооруженных сил СССР вызовет негативную реакцию в США и в мире. Было
очевидно, что Советский Союз будет обвинен во вмешательстве во внутренние дела суверенной
Кореи. Более того, Москва располагала информацией о том, что вторжение армии Северной Кореи
на территорию Южной будет рассматриваться в европейских кругах как прелюдия аналогичному
наступлению СССР в Германии. Исходя из этого, руководство СССР с началом войны в Корее
сделало четкую установку на ее ведение силами Корейской народной армии с привлечением
ограниченного числа советских военных советников. Причем находившиеся в стране советники
должны были руководствоваться следующими правилами:

1. Советники самостоятельно приказы и распоряжения войскам армии не издают.

2. Командование армии не решает самостоятельно вопросов подготовки, организации и ведения


боевых действий без участия военных советников.

3. Главное в работе советников в ходе войны и боевых действий – оказание помощи


командованию армии во всесторонней оценке обстановки и принятии грамотных в оперативно-
тактическом отношении решений с целью разгрома группировок противника или выхода из-под
его ударов с использованием всех сил и возможностей армии.

4. Советники могут запрашивать любые сведения от отделов и служб армии с информацией об


этом своему подсоветному или начальнику штаба армии.

5. Взаимоотношения советников с подсоветными и офицерским составом армии строятся на


взаимном уважении, доброжелательности и выполнении требований Уставов КНА.

6. Обеспечение советников всем необходимым для жизни, служебной деятельности возлагается на


командование армии[1106].

Изменение политики в вопросе участия советских военнослужащих в боевых действиях, как ни


странно, было во многом спровоцировано самими американцами.

Во-первых, захват территории КНДР дал бы США непосредственный выход не только к


сухопутной границе дружественного СССР Китая, но и непосредственно к советской. Во-вторых,
победа Соединенных Штатов, как уже отмечалось, серьезно изменила бы военно-стратегическую
обстановку на Дальнем Востоке в пользу США. В-третьих, к этому времени серьезно возросла
напряженность в дальневосточном приграничье. Участились случаи нарушения воздушного
пространства СССР американскими разведывательными самолетами. А 8 октября 1950 года
произошел беспрецедентный случай – два американских штурмовика F-80 «Шутинг стар» нанесли
бомбовый удар по базе ВВС Тихоокеанского флота в районе Сухой Речки[1107]. По сведениям же
редакции журнала «Посев», таких налетов на аэродромы советского Приморья было совершено до
десяти, в результате которых были уничтожены и получили повреждения свыше ста
самолетов[1108].
Таким образом, роли главных участников корейской войны были определены уже в первые дни
конфликта. Развивавшийся первоначально как гражданская война, он вскоре трансформировался в
крупную локальную войну, в ареал которой попало более пятидесяти стран.

Существует немало версий о начале войны в Корее. Пхеньян и Сеул всю ответственность за
развязывание конфликта неизменно возлагают друг на друга. Северокорейская версия звучит
следующим образом. 25 июня 1950 года южнокорейские войска значительными силами
совершили внезапное нападение на территорию КНДР. Силы Корейской народной армии, отразив
натиск южан, перешли в контрнаступление. Лисынмановские войска вынуждены были отступить.
Развивая наступление, части КНА продолжали наступление и за короткое время овладели большей
частью территории Южной Кореи[1109]. Причем нападение Южной Кореи северокорейскими
властями, очевидно, предвиделось еще за месяц до начала войны. Во всяком случае, по данным
американской разведки, уже с середины марта 1950 года из зоны глубиной до 5 км, примыкающей
к 38-й параллели, проводилась эвакуация мирного населения.

Иной версии придерживались представители Юга. 25 июня 1950 года в 4 часа 40 минут войска
КНДР внезапно вторглись в Южную Корею. 75-тысячная армия северян пересекла 38-ю параллель
и атаковала шесть стратегических пунктов вдоль нее, широко используя авиацию, артиллерию и
бронетанковые части. Параллельно с этим КНА высадила на южнокорейское побережье два
морских десанта. Таким образом, получается, что КНДР развернула хорошо спланированную
широкомасштабную агрессию. За последние десять лет опубликовано немало документов и
свидетельств, в той или иной степени подтверждающих южнокорейскую точку зрения. Однако по
сей день остается ряд нерешенных вопросов, ответы на которые могли бы изменить
общепринятые представления о начале войны в Корее.

Введенные к настоящему времени в научный оборот данные о наращивании вооружения Севера и


Юга убедительно свидетельствуют о том, что к войне готовились обе стороны. Причем и Ким Ир
Сен и Ли Сын Ман рассматривали силовые методы как единственную возможность создания
объединенной Кореи. Однако в отличие от Пхеньяна, скрывавшего свои планы нападения на Юг
различного рода инициативами «о мирном объединении» Кореи, сеульские власти выступали с
жесткими милитаристическими заявлениями. Да и сам южнокорейский лидер, по словам первого
американского посла в РК Джона Муччио, «был чрезвычайно авторитарен, несмотря на
постоянные утверждения о стремлении к подлинной демократии в Корее. Идеей фикс Ли Сын
Мана являлось объединение Кореи под его руководством. Это стало бы жемчужиной в его долгой
политической карьере»[1110]. Ли Сын Ман неоднократно призывал «предпринять наступление на
Пхеньян». В 1949 году он прямо заявил, что войска Республики Кореи «готовы вторгнуться в
Северную Корею», что «составлен план удара по коммунистам в Пхеньяне». Осенью этого же года
южнокорейский министр обороны Син Сен Мо заявил: «Наша армия национальной обороны ждет
только приказа Ли Сын Мана. Мы располагаем силами, чтобы, как только будет отдан приказ, в
течение одного дня полностью занять Пхеньян и Вонсан»[1111]. 19 июня 1950 года, всего за шесть
дней до начала боевых действий, Ли Сын Ман объявил: «Если мы не сможем защитить
демократию от «холодной войны», мы добьемся победы в горячей войне»[1112].

Все эти высказывания, несмотря на нарочитую агрессивность, граничащую с провокацией, не


были пустым звуком, для того чтобы лишь запугать Север. Об этом наглядно свидетельствуют
другие документы. Так, 2 мая 1949 года советский посол Т.Ф.Штыков направляет шифрограмму
Сталину, в которой говорится, что в связи с «планами вооруженного вторжения на Север» Южная
Корея наращивает численность кадровой армии национальной обороны с 56,6 тыс. до 70 тыс.
Только в районах, прилегающих к 38-й параллели, размещено около 41 тыс. солдат и офицеров.
На линии соприкосновения северян и южан происходили многочисленные вооруженные
столкновения с человеческими жертвами.

Войне предшествовали многочисленные приграничные вооруженные конфликты, провоцируемые


обеими сторонами[1113]. Так, только в январе-сентябре 1949 года, по сведениям авторов книги
«Локальные войны: история и современность», южнокорейские части более 430 раз нарушили
демаркационную линию, 71 раз пересекли воздушные границы, 42 раза вторглись в
территориальные воды КНДР[1114]. Во второй половине 1949 года конфликты приобрели еще
большую интенсивность. Всего же в 1949 году батальоны и полки 1-й, 8-й и Столичной
южнокорейских дивизий, специальные отряды «Хорим» и «Пэккор», а также полицейские
подразделения совершили 2617 вооруженных вторжений за 38-ю параллель[1115].

Во время одного такого боя 12 июля 1949 года на Ондинском направлении северяне взяли в плен
трех военнослужащих 18-го полка. При допросе они показали, что командование проводило с
ними секретные беседы, из которых следовало, что «южнокорейская армия должна упредить
северян и нанести им внезапный удар», чтобы овладеть всей Северной Кореей[1116].
Представляют несомненный интерес и письма Ли Сын Мана американскому политологу Роберту
Т.Оливеру. 30 сентября 1949 года президент РК направил ему приглашение на консультативную
работу в Сеуле в своей администрации, в котором отметил, что «сейчас психологически наиболее
подходящий момент», чтобы освободить Север Кореи. «Мы оттесним часть людей Ким Ир Сена в
горный район и там заморим их голодом… Я полагаю, что Советский Союз не будет настолько
глуп, чтобы начать вторжение в настоящее время». В заключение Ли Сын Ман просил Оливера по
соответствующим каналам информировать о сложившейся в Корее ситуации президента
Трумэна[1117]. Таких высказываний можно привести много. Но ограничимся лишь словами главы
американских советников в КР генерала Робертса. В январе 1950 года на одном из совещаний
южнокорейского правительства он заявил, что «план похода – дело решенное. Хотя нападение
начнем мы, все же надо создать предлог, чтобы иметь справедливую причину»[1118].

Перечисленные факты говорят об отнюдь не оборонительных настроениях среди южнокорейских


руководителей. В то же время Сеул не мог не понимать, что любой малозначительный инцидент
на 38-й параллели может привести к большой войне. Кроме того, южнокорейское руководство
было, несомненно, извещено о военных приготовлениях Пхеньяна. Не могли не знать
южнокорейские руководители и о примерном соотношении сил. Это подтверждается, например,
телеграммой Т.Ф. Штыкова в Москву от 20 июня, в которой советский посол сообщает Сталину о
том, что южнокорейцам известны планы Пхеньяна. В связи с этим кажутся удивительными
дружные заявления как Сеула, так и американских представителей в регионе о «неожиданности»
северокорейского вторжения. Введение 8 июня 1950 года на всех железных дорогах КНДР
чрезвычайного положения и концентрацию частей КНА вблизи 38-й параллели не заметили
военные власти РК, посольство США в Сеуле, а также группа американских советников во главе с
генералом Робертсом, сотрудники разведывательных органов в Токио и Сеуле, эксперты
соответствующих центральных ведомств США. И это при том, что накануне войны Дональду
Николсу – командиру специального подразделения американского корпуса контрразведки,
авторитетному и одному из самых влиятельных американцев в Южной Корее, удалось заполучить
копии военного плана Ким Ир Сена и целый ряд других свидетельств надвигавшейся войны.
Однако его донесения якобы не были приняты к сведению ни Ли Сын Маном, ни руководством
ЦРУ.

Но это не единственное противоречие предвоенного периода. Почему, например, к июню 1950


года две трети армии РК были размещены на 38-й параллели или поблизости от нее, а все ее
припасы хранились к северу от Сеула и не была создана достаточной глубины система обороны?
Почему РК, получив от США необходимое количество мин, не укрепила ими свою оборону вдоль
38-й параллели, особенно на танкоопасных направлениях? И это при том, что 26 июня 1950 года
Национальное собрание РК в послании президенту и конгрессу США докладывало: «Наш народ,
предвидя такой инцидент (т. е. начало войны. – А.О. ), как сегодня, создал крепкие
оборонительные силы, чтобы защитить оплот демократии на Востоке и оказать услугу миру во
всем мире»[1119]. Кроме того, почему в условиях, когда не сегодня завтра ожидался
массированный удар со стороны Севера, южнокорейское руководство внезапно 15 июня 1950 года
сняло с оборонительных рубежей в Чхорвоне 3-й полк 7-й дивизии, располагавшийся на
центральном направлении, и присоединило его к сеульскому гарнизону? А 25-й полк 2-й дивизии,
занимавший оборонительную линию у Оняна и планировавшийся к переброске в Чхорвон, так и
не занял своей позиции? В официальных источниках эти действия Ставки сухопутных войск РК
объясняются перегруппировкой сил, но ее осуществление в очевидно критический момент
выглядит, по крайней мере, странно. И еще один любопытный факт. За несколько дней до начала
конфликта военный министр США Джонсон, начальник американского Генерального штаба
генерал Брэдли и бывший тогда советником госдепартамента США и возглавлявший Управление
стратегических служб (УСС) Джон Ф.Даллес совершили специальную поездку в Японию, где они
совещались с генералом Макартуром о возможных военных действиях. Сразу же после этого
Даллес выехал в Южную Корею, где ознакомился с состоянием южнокорейских войск в районе
38-й параллели. На заверения сопровождавших его южнокорейских офицеров, что враг будет
«наголову разбит еще до того, как перейдет границу», он заявил, что, если им удастся
продержаться хотя бы две недели после начала боевых действий, «все пойдет гладко». Выступая
19 июня 1950 года в «национальном собрании» в Сеуле, Даллес одобрил подготовку войск к
военным действиям и заявил, что США готовы оказать необходимую моральную и материальную
поддержку Южной Корее в ее борьбе против северокорейцев[1120]. «Я придаю большое значение
той решающей роли, которую ваша страна может сыграть в великой драме, которая сейчас
разыграется», – написал Даллес Ли Сын Ману перед отъездом из Сеула[1121]. В этой связи еще
более удивительным представляется приказ командующего сухопутными силами Южной Кореи,
отменяющий состояние повышенной боевой готовности, которая сохранялась в течение
нескольких недель в ожидании возможной агрессии с Севера. Он был отдан 24 июня 1950 года –
за сутки до начала войны[1122].

Эти и многие другие вопросы и противоречия рассматриваемого периода, по мнению многих


исследователей, свидетельствуют о преднамеренности действий властей Южной Кореи, «как бы
обещающих противнику легкость вторжения», а также об участии в «игре» некой третьей силы.

В это время на мировой арене было два основных игрока – Советский Союз и Соединенные
Штаты Америки. Как уже упоминалось выше, СССР в это время относился к объединению Кореи
весьма индифферентно, во всяком случае – до конца 1949 года. В корейском Генеральном штабе,
при непосредственном участии главного военного советника генерала Васильева, разрабатывались
планы на случай войны, отстраивались вооруженные силы КНДР. Поддерживая Корею, советский
Союз тем самым старался укрепить свои завоеванные после Второй мировой войны позиции в
Восточно-Азиатском регионе. Однако КНДР рассматривалась Кремлем в этот период как
буферное государство между СССР и капиталистическим миром. С тем чтобы не спровоцировать
потенциального противника и дистанцировать СССР от военных действий в случае их начала,
Москва даже приняла решение ликвидировать свои военно-морскую базу и представительство
ВВС в КНДР. Как говорилось в этой связи в Рекомендации по Корее, составленной 2 августа 1949
года, политически было бы целесообразно убрать наши военные объекты сейчас, чтобы
продемонстрировать миру наши намерения, психологически разоружить противников и не
допустить втягивания нас в возможную войну против агрессии южан[1123]. И только в мае 1950
года, после серии встреч и консультаций между советским и северокорейским руководством в
Москве, Сталин дал свое согласие на проведение военной акции – фактически превентивного
удара по агрессору, но с категорической оговоркой – без участия в войне советских регулярных
войск.

Исследователи разных стран, занимающиеся историей корейской войны, приводят несколько


версий, побудивших Сталина изменить свое решение. Однако, на наш взгляд, одна из главных
причин связана с разделом сфер ответственности в международном коммунистическом движении
между Советским Союзом и молодой, но быстро набиравшей авторитет в международном
коммунистическом движении Китайской Народной Республикой. Отказ Сталина поддержать
стремление Ким Ир Сена к объединению страны на фоне только что победившей китайской
революции мог быть истолкован как сдерживание Москвой дела революции на Востоке. Это
могло пошатнуть авторитет советского руководителя как лидера коммунистического мира,
ослабить его влияние на колониальные и полуколониальные страны Востока и еще больше
поднять престиж Мао.

Что же касается Вашингтона, то там были крайне заинтересованы в создании на Корейском


полуострове такой социальной и геополитической обстановки, которая бы вполне соответствовала
политическим и стратегическим целям США. Тем более в условиях уже развернувшейся
«холодной войны», биполярного противоборства США – СССР. Юг Кореи необходим был США
как плацдарм на Азиатском континенте.

Еще в июле 1945 года, как пишет в своих «Мемуарах» президент Трумэн, генерал Маршалл и
адмирал Кинг в Потсдаме говорили ему о желательности «оккупировать Корею и Порт-Артур», о
необходимости совершить десантную операцию и принять капитуляцию от японской армии в
провинции Квантун (Маньчжурия) и Корее, до того как туда продвинется Советская армия. В
середине августа Трумэн получил еще одно «пожелание», на этот раз от промышленных кругов –
«быстрее оккупировать Корею и промышленный район Маньчжурии»[1124]. Однако в тот момент
Соединенные Штаты не располагали в регионе необходимыми для реализации этого плана
силами. Поэтому раздел Кореи на Северную и Южную стал для Америки своего рода подарком
Сталина.

Весной 1950 года Совет национальной безопасности США утвердил специальную директиву СНБ-
68, разработанную Госдепартаментом и Министерством обороны США. В директиве на основе
развернувшихся событий в Китае, Центральной и Восточной Европе и в регионах
антиколониального движения делался вывод об угрозе расширения геополитической экспансии
Кремля, который, как утверждалось в документе, стремится «…удержать и укрепить свою
абсолютную власть, во-первых, в самом Советском Союзе, а во-вторых, на подчиненных ему
территориях… По мнению советских руководителей, выполнение этого замысла требует
устранения любой эффективной оппозиции их правлению»[1125]. Для достижения этих целей,
говорилось далее в директиве СНБ-68, Москва может пойти на осуществление целой серии
«локальных агрессий» в различных регионах мира. По мнению американских аналитиков,
потенциальными субрегионами, которым угрожает «советская экспансия», являются: Южная
Корея, Япония, Ближний Восток. Соответственно, Пентагону было предложено внести
существенные коррективы в дальневосточную стратегию и дипломатию США. Поэтому к началу
корейской войны в июне 1950 года США были основательно подготовлены к активному политико-
дипломатическому демаршу и прямому вступлению в локальную войну против
«коммунистической агрессии». Однако об этой директиве, официально утвержденной Трумэном
лишь 30 сентября 1950 года, знал только узкий круг американского руководства. Ограниченное
число лиц знало и об утвержденном Пентагоном за неделю до начала войны плане «SL-17». В нем
составители исходили из предположения о неизбежном вторжении на Юг Корейской народной
армии, отступлении противостоящих ей сил, их обороне по периметру Пусана с последующей
высадкой десанта в Инчхоне[1126]. Фактически разработка планов для разного стечения
обстоятельств – обычное дело штабистов. Но накануне войны оно едва ли может быть расценено
как плановая работа, тем более в свете последующего хода военных действий на первом этапе
войны (июнь – сентябрь 1950 года), которые развертывались в полном соответствии со сценарием
Пентагона.

Публично же Южная Корея была исключена из пределов «оборонительного периметра


США»[1127]. Об этом заявил в своем выступлении 12 января 1950 года госсекретарь США Дин
Ачесон в Национальном пресс-клубе. «Моя речь, – вспоминал впоследствии Ачесон, – открыла
зеленый свет для атаки на Южную Корею»[1128]. Согласно официальной версии, США
вмешались в конфликт, потому что, как заявил президент Трумэн, вторжение Северной Кореи
«поставило под угрозу основы и принципы Объединенных Наций». Так ли это?

Если принять версию о закулисной роли США в разжигании корейской войны, то события могли
развиваться следующим образом.

В то время, как утверждают некоторые авторитетные исследователи, в Южной Корее сложилась


взрывоопасная ситуация: режиму Ли Сын Мана грозил крах – против него, так же как и против
американцев, выступало большинство населения в стране. Ширилось партизанское движение,
особенно в горных районах южных провинций. Так, осенью 1948 года произошло восстание в
южнокорейской армии, к середине 1949 года они проходили в 5 из 8 провинций Юга. В том же
году на Север перешли в полном составе и со всем вооружением два батальона южнокорейской
армии, два боевых и одно грузовое судно, перелетел военный самолет. О падении легитимности
Ли Сын Мана наглядно свидетельствуют так называемые «всеобщие» выборы 30 мая 1950 года.
Иностранные наблюдатели были вынуждены констатировать: итоги выборов могут быть
интерпретированы как «демонстрация публичных настроений против президента и его
сторонников, а также полиции»[1129]. В перспективе такое положение создавало для США угрозу
потери своего влияния в регионе и объединения Кореи под эгидой коммунистов.

И тогда в узком кругу американского руководства созрел план, нацеленный на то, чтобы заставить
Сталина и Ким Ир Сена ударить первыми, после чего мобилизовать мировое общественное
мнение на осуждение агрессора и обрушиться всей военной мощью на Северную Корею. В
результате такой комбинации режим Ли Сын Мана должен был укрепиться за счет действий
законов военного времени и получить международную поддержку и признание. Одновременно
укрепились бы позиции Вашингтона на Дальнем Востоке. Главным же виновником агрессии перед
лицом международной общественности, по замыслам американских сценаристов, должен был
стать Советский Союз. «Представители Госдепартамента заявили, – сообщил 24 июня 1950 года –
за день до начала войны – вашингтонский корреспондент «Юнайтед Пресс», – что США будут
считать Россию ответственной за войну коммунистической Северной Кореи против Южной
Корейской Республики, которая была создана и получала поддержку от нашей страны и
Организации Объединенных Наций…»[1130].

Дальнейшие события могли развиваться следующим образом. Южная Корея после массированной
психологической обработки населения с целью нагнетания военного психоза в ночь на 25 июня
1950 года спровоцировала пограничный конфликт. Южнокорейский вооруженный отряд вторгся в
районе Онджина с юга на север через 38-ю параллель и продвинулся в глубь северокорейской
территории на 1–2 км. Этот факт отражен в официальных заявлениях КНДР и свидетельствах
советских граждан, живших и работавших в то время в Корее[1131]. Корейская народная армия
отогнала неприятеля на юг и перешла в контрнаступление. Затем ситуация развивалась согласно
плану «SL-17»: южнокорейская армия под натиском КНА спешно отступила и откатилась на юг
страны. В связи с отступлением интересно процитировать американского генерала Макартура,
прибывшего 29 (30) июня на корейский фронт. После ознакомления с ситуацией он сказал
сопровождавшим его офицерам: «Я видел много отступающих корейских солдат в ходе этой
поездки, у всех оружие и боеприпасы, и все улыбаются. Я не видел ни одного раненого. Никто не
сражается»[1132]. В то же время к этому моменту южнокорейская армия понесла фантастические
потери: около 60 % личного состава. По мнению Макартура, в случае непринятия срочных мер
«полный коллапс» южнокорейской армии неизбежен[1133].

После того как лисынмановские войска закрепились на Пусанском плацдарме, в дело вступили
основные американские силы.

«Никогда прежде на всем протяжении нашей истории, – сообщал американский журнал «Лайф» в
августе 1950 года, – мы не были до такой степени подготовлены к началу какой-либо войны, как в
начале этой войны. Сегодня, спустя лишь несколько недель с тех пор, как началась война, мы
имеем в Корее больше солдат и больше оружия, чем мы посылали для вторжения в Северную
Африку в ноябре 1942 года, через 11 месяцев после Перл-Харбора»[1134].

О том, что переброска американских войск была тщательно спланирована заранее, отчасти
подтверждают слова генерал-полковника Н. Ломова, возглавлявшего в Генеральном штабе
Главное оперативное управление. Позже он вспоминал: «… Успехи северокорейских войск
полностью подтвердили наши расчеты, связанные с оценкой размаха, темпов и сроков операции.
Обеспокоенность вызвали оперативно принятые американским командованием меры. Очень
быстро (выделено А.О. ) на полуострове оказались части американской пехотной дивизии»[1135].
Это стало возможным благодаря значительным силам, сконцентрированным на Дальнем
Востоке[1136]. Причем имевшим боевой опыт Второй мировой войны. К моменту начала войны
только в Японии находились в полной боевой готовности три пехотные[1137]и одна
кавалерийская (бронетанковая) американская дивизии, воздушная армия (835 самолетов) и 7-й
военно-морской флот США – около 300 кораблей и судов[1138].

Кроме того, на Гавайских островах дислоцировались два отдельных полка национальной гвардии.
В целом численность регулярных войск США на Дальнем Востоке достигала 143 тыс. человек
плюс 6 тыс. человек из национальной гвардии. Пехотные дивизии и отдельные полки были
укомплектованы по штатам военного времени. Военно-воздушные силы США, действовавшие в
Корее, организованно входили в состав ВВС Дальневосточной зоны и к началу войны имели
следующий боевой состав. 5-я воздушная армия, дислоцировавшаяся в Японии, состояла из 3-й и
38-й авиагрупп средних бомбардировщиков, 8, 35, 49, 347-й авиагрупп истребителей, 374-й и
1503-й авиагрупп транспортной авиации, 4-й и 6-й отдельных авиаэскадрилий истребителей, 512-й
разведывательной авиаэскадрильи. 20-я воздушная армия, дислоцировавшаяся на о. Окинава,
имела в своем составе 51-ю авиагруппу истребительной авиации. 13-я воздушная армия,
находившаяся на Филиппинских островах, состояла из 18-й авиагруппы и 419-й авиаэскадрильи
истребителей. На Марианских островах находились 19-я авиагруппа тяжелых бомбардировщиков,
21-я отдельная транспортная авиаэскадрилья и 514-я разведывательная авиаэскадрилья. На
Каролинских островах располагались одна авиагруппа и две авиаэскадрильи. На Гавайских
островах дислоцировались 7-я авиационная дивизия и 1500-я транспортная авиагруппа. 5,13 и 20-я
воздушные армии, а также авиация, дислоцировавшаяся на Марианских, Каролинских и Гавайских
островах, подчинялись штабу военно-воздушных сил Дальневосточной зоны, который находился в
Токио. Все вышеперечисленные авиационные соединения в общей сложности насчитывали 60
самолетов стратегической авиации (из них 30 тяжелых бомбардировщиков и 30 стратегических
разведчиков), 720 самолетов тактической авиации (из них 140 легких бомбардировщиков, 520
истребителей и 60 разведчиков) и 260 транспортных самолетов, а всего 1040 самолетов. Кроме
того, в районе Дальнего Востока базировались американская и английская авиационные группы
ВВС военно-морских сил (122 истребителя и 18 палубных бомбардировщиков) и одна
истребительная эскадрилья (40 самолетов) ВВС Австралии. Военно-морские силы США в
западной части Тихого океана включали 7-й флот, базировавшийся на район Филиппинских
островов и о. Гуам, и военно-морские силы Дальнего Востока, базировавшиеся на район Японии,
Южной Кореи и о. Рюкю. В общей сложности они насчитывали 26 кораблей, в том числе тяжелый
авианосец, тяжелый крейсер, легкий крейсер, 12 эскадренных миноносцев, 4 подводные лодки и 7
тральщиков, около 140 самолетов и до 10 200 человек личного состава. Кроме того, в водах
Дальнего Востока находилось 20 боевых кораблей, принадлежавших Великобритании, среди
которых были легкий авианосец, 2 легких крейсера. 2 эскадренных миноносца и 5 сторожевых
кораблей (См.: Орлов А.С., Гаврилов В.А. Тайны Корейской войны. М., 2003. С. 44–45).

Что же касается высадки десанта в Инчхоне, то эта операция для американцев была тоже не нова –
район порта им был хорошо знаком. По информации полковника Г.К.Плотникова, войска США в
рамках Потсдамской конференции уже высаживались в этом порту 8 сентября 1945 года.

Немало загадок до сих пор оставляют и внешнеполитические демарши Соединенных Штатов. Из


известных на сегодняшний день документов и воспоминаний участников и очевидцев следует, что
первым официальным лицом США, узнавшим о начале войны (25 июня в 9.30), стал посол США в
Сеуле Джон Муччо. Его сообщение пришло в Вашингтон поздно вечеров 24 июня. Информацию
принял госсекретарь Дик Ачесон. Президент Трумэн в это время находился на отдыхе в
Индепенденсе (штат Миссури) и смог вернуться в Овальный кабинет лишь к полудню 25 июня.
Первой реакцией Трумэна, экстренно прилетевшего в Вашингтон, по словам помощника
госсекретаря Джеймса Уэбба, было восклицание: «Во имя господа бога, я собираюсь их
проучить»[1139]. Таким образом, первые важные решения, которые, к слову сказать, по
конституции не входили в его прерогативу, принял Ачесон. Он дал указания генералу Макартуру
обеспечить воздушное прикрытие эвакуации американцев из Кореи, а 7-му флоту США – на
крейсирование между Тайванем и материковым Китаем, чтобы исключить попытки КНР
осуществить вторжение на Тайвань. Все это было сделано без консультаций с ОКНШ и до
получения формального одобрения конгрессом. До наступления полуночи Ачесон задействовал
«фактор ООН». Он поставил задачу дежурным сменам в Пентагоне и Госдепартаменте связаться с
Генеральным секретарем ООН Трюгве Ли и попросить его созвать чрезвычайное заседание Совета
Безопасности ООН. 25 июня в полдень Совет Безопасности собрался в Нью-Йорке и рассмотрел
проект резолюции, представленной США и призывающей к коллективным действиям против
«неспровоцированной агрессии» КНДР и к немедленному прекращению огня северными
корейцами. Как показывает ряд американских документов, этот проект был подготовлен
сотрудниками госдепартамента США заранее. Примечательно, что против формулировки
«неспровоцированная агрессия» выступили представители Великобритании, Франции, Египта,
Норвегии и Индии. Свою позицию они объяснили тем, что в Корее началась гражданская война. А
поскольку на протяжении многих месяцев мир нарушался обеими сторонами, говорить о
«неспровоцированности агрессии» неправомочно. Однако эта поправка была отвергнута Трюгве
Ли и Чарльзом Нойесом, представителем США. Первоначальная резолюция, предложенная
американцами, была принята девятью голосами «за» при отсутствии «против». Представитель
Югославии воздержался, а советский представитель Яков Малик отсутствовал. По указанию
Москвы он бойкотировал заседания Совета Безопасности из-за отказа признать коммунистический
Китай вместо националистического правительства Чан Кайши. К этому времени из американского
посольства в Москве пришло сообщение: по мнению посла, СССР не планировал всеобщую
войну.
В телефонном разговоре с президентом 25 июня Аллен Даллес высказался за развертывание
наземных войск в Корее:

«…сидеть сложа руки, пока в Корее реализуется неспровоцированное вооруженное нападение,


означает инициировать разрушительную цепь событий, ведущую, возможно, к мировой
войне…»[1140].

26 июня президент США Трумэн приказал генералу Макартуру направить в Корею боеприпасы и
снаряжение. Командующему 7-м флотом предписывалось прибыть в Сасебо (Япония) и
установить оперативный контроль над Кореей. На следующий день, 27 июня Трумэн, отменив
ранее действовавший приказ, ограничивавший сферу боевых операций авиации 38-й параллелью,
дал право командующему дальневосточными войсками США генералу Макартуру использовать
вооруженные силы, находящиеся под его командованием, для проведения военно-воздушных
операций на территории Северной Кореи. Генерал Макартур приказал командующему 5-й
воздушной армией Патриджу нанести массированный удар по объектам на территории КНДР 28
июня.

Вечером 27 июня, когда американские вооруженные силы уже вели войну против КНДР, вновь
был собран в неполном составе Совет Безопасности, который прошедшим числом принял
резолюцию, одобряющую действия американского правительства.

30 июня Трумэн под предлогом требований Совета Безопасности ООН подписал приказ об
использовании в Корее фактически всех видов американских вооруженных сил: сухопутных
войск, военно-воздушных и военно-морских сил. В тот же день президент США после совещания
с госсекретарем и министром обороны подписал еще два приказа: о посылке двух американских
дивизий из Японии в Корею и об установлении морской блокады КНДР.

Блокада была установлена к 4 июля силами трех групп: группы восточного побережья – под
американским командованием, западного – под английским и южного – под южнокорейским. К
этому времени (в конце июня) в водах Кореи уже действовало 19 крупных американских кораблей
(тяжелые авианосец и крейсер, легкий крейсер, 12 эскадренных миноносцев, 4 подводные лодки),
23 английских и австралийских корабля (2 легких авианосца, 3 легких крейсера, 8 эскадренных
миноносцев, а также 10 сторожевых кораблей)[1141].

7 июля по требованию американского представителя было созвано экстренное заседание Совета


Безопасности, на котором была принята новая резолюция, вновь предложенная США,
призывавшая членов ООН оказать срочную военную помощь Южной Корее[1142]. При этом была
полностью проигнорирована позиция Комиссии ООН по Корее (UNCOK), которая рекомендовала
переговоры как единственно правильное средство разрешения ситуации. В это время в боевых
действиях, помимо авиации и флота, уже принимали активное участие сухопутные части армии
США.

Решение Совета Безопасности поддержали 53 государства. Кроме США, в состав


многонациональных сил (МНС) ООН для ведения войны на Корейском полуострове вошли
ограниченные контингенты 15 стран, связанных союзническими соглашениями с Вашингтоном
или находившихся в серьезной экономической зависимости от США. Две трети войск ООН
составляли американские военнослужащие. От США в корейской войне участвовали семь
дивизий, ВВС, ВМС; от Турции – пехотная бригада; Франция, Бельгия, Колумбия, Таиланд,
Эфиопия, Филиппины, Голландия, Греция направили по одному батальону; английские,
канадские, австралийские и новозеландские подразделения составили одну дивизию[1143]. Из
Дании, Норвегии, Италии и Индии прибыли медицинские подразделения. Кроме того, в состав сил
ООН вошли австралийские авиационные группы (истребители FB-30 «Вампир» и транспортные
самолеты), канадские (транспортная авиация, часть летчиков была зачислена в состав ВВС США),
части ВВС Великобритании (самолеты «Файрфлай», «Сифайр» и «Сифьюри»), которые
базировались на авианосцах «Триумф» и «Тесей». 4 августа 1950 года в Корею прибыла группа
самолетов авиации ЮАР (английские самолеты «Спитфайр»). Но вскоре южноафриканские
летчики пересели на американские F-5ID «Мустанг». Позднее они стали летать и на новейших
реактивных истребителях F-86 «Сейбр» («Сабля»).
По словам бывшего госсекретаря США Г.Киссинджера, коалиционные силы довольно
индифферентно отнеслись к возможности участия в боевых действиях и выступили на стороне
Америки исключительно с «позиции солидарности».

Решения, принятые на заседаниях Совета Безопасности, вызвали негативную реакцию Советского


Союза. Большинство стран социалистического лагеря также выступили с заявлениями,
осуждающими агрессивные действия Соединенных Штатов. При этом отмечалась незаконность
принятых постановлений. Так, в ответной ноте правительства Чехословакии правительству США
по поводу морской блокады Корейского побережья, врученной МИДом Чехословакии
американскому послу в Праге 11 июля, говорилось:

«…правительство Чехословацкой Республики уже в телеграмме от 29 июня с.г. Генеральному


секретарю Организации Объединенных Наций заявило, что решение членов Совета Безопасности
в Корее, на которое ссылается президент Соединенных Штатов Америки, грубо нарушает Устав
Организации Объединенных Наций и является незаконным. Более того, правительство
Соединенных Штатов Америки не имеет никаких оснований оправдывать свою агрессию в Корее
незаконным решением членов Совета Безопасности, поскольку президент Трумэн отдал приказ
американским вооруженным силам выступить против Корейской Народно-Демократической
Республики раньше, чем в Совете Безопасности было принято это незаконное решение»[1144].

Однако заявление Чехословацкой Республики, так же, как и другие аналогичные, было
проигнорировано американской стороной.

Таким образом, Соединенные Штаты Америки, заручившись (или прикрывшись) флагом ООН,
вступили в войну, которую официально рассматривали как первый шаг «коммунистического
плана глобального характера»[1145].

Военные действия в корейской войне по оперативно-стратегическим результатам можно разделить


на четыре периода: первый (25 июня – 14 сентября 1950 г.) – переход северокорейскими войсками
38-й параллели и развитие наступления до р. Нактон-ган; второй (15 сентября – 24 октября 1950 г.)
– контрнаступление многонациональных сил ООН и выход их в южные районы КНДР; третий (25
октября 1950 г. – 9 июля 1951 г.) – вступление в войну китайских народных добровольцев,
отступление войск ООН из Северной Кореи, боевые действия в районах, прилегающих к 38-й
параллели; четвертый (10 июля 1951 г. – 27 июля 1953 г.) – боевые действия сторон в ходе
переговоров о перемирии и окончание войны.

Первый период войны прошел в пользу Корейской народной армии. Нанеся мощный удар на
Сеульском оперативном направлении, она прорвала оборону противника и форсированным
темпом развернула наступление на Южном направлении. 28 июля южнокорейские войска
оставили Сеул, а к середине августа до 90 % территории Южной Кореи было занято армией
КНДР. Значительную роль в разработке и обеспечении операций КНА сыграли советские военные
советники. Среди них были советник командующего 1-й армией (генерал Ки Мун) подполковник
А.Обухов[1146], советник командующего артиллерией армии (полковник Ким Бай Нюр)
полковник И.Ф. Рассадин и другие. Старшим советником при штабе фронта был генерал
Постников.

Вот как описывает подготовку Тэджонской наступательной операции (3–25 июля 1950 г.) А.
Обухов: «Мы с Рассадиным предложили усилить разведку района сосредоточения войск
противника, обеспечение левого фланга армии, взять пленных. По своим войскам определили,
какой группировке подойти ночью к р. Кимган, форсировать ее с ходу. Задачи дивизий, главной
группировки определить места командных и наблюдательных пунктов, выделить пулеметчиков,
автоматчиков для стрельбы по низколетящим самолетам. Наконец, направление ударов 4-й, 3-й
пехотных дивизий и танков по окружению и уничтожению 24-й американской пехотной дивизии.
Все это было расписано подетально. А для этого просил усилить армию тремя пехотными
дивизиями, противотанковой бригадой, гаубичными и пушечными полками. В итоге дивизия
противника была окружена, расчленена на две части, командир генерал-майор Дин взят в плен,
противник потерял 32 тысячи солдат и офицеров, более 220 орудий и минометов, 20 танков, 540
пулеметов, 1300 автомашин и др. Оценивая операцию, американский журналист Джон Дилли в
книге «Суррогат победы» писал: «Американские генералы были уверены, что корейцы разбегутся
при одном виде американских солдат. Однако противник (КНА) оказался таким искусным и
опытным, какого не встречали американцы»[1147].

Интересно отметить, что 10 июля произошел первый танковый бой между корейскими танками
советского производства Т-34 и американскими М24 «Чаффи» из роты «А» 78-го тяжелого
танкового батальона армии США. В итоге два «Чаффи» были подбиты, а тридцатьчетверки потерь
не понесли, хотя и получили прямые попадания (ни один снаряд броню не пробил). На следующий
день американцы лишились еще трех М24, северокорейцы опять не потеряли ни одного танка.
Подобное начало боевой деятельности деморализовало экипажи американских танков. К концу
июля рота «А» де-факто перестала существовать: из 14 танков уцелело только два. На свой счет за
это время янки так и не записали ни одной тридцатьчетверки[1148].

Рекомендации опытных советских офицеров способствовали успеху и следующей –


Нактонганской операции (26 июля – 20 августа). В результате этого наступления был нанесен
существенный урон 25-й пехотной и бронетанковой дивизиям американцев, на юго-западном
направлении 6-я пехотная дивизия и мотоциклетный полк 1-й армии КНА разгромили отходившие
части ЮКА, захватили юго-западную и южную части Кореи и вышли на подступы к г. Масан,
заставив отступить к г. Пусану 1-ю американскую дивизию морской пехоты.

Работа советских военных советников была высоко оценена правительством КНДР. В октябре
1951 года 76 человек за самоотверженную работу «по оказанию помощи КНА в ее борьбе против
американо-английских интервентов» и «беззаветную отдачу своей энергии и способностей
общему делу обеспечения мира и безопасности народов» были награждены корейскими
национальными орденами.

Сложившаяся на фронте обстановка вызвала серьезное беспокойство в кругах западной


общественности. В прессе стали звучать пессимистические нотки. Так, газета «Вашингтон стар»
13 июля 1950 года писала: «Мы должны будем считать себя счастливыми в Корее, если нас не
скинут в море… Нам, возможно, удастся удержать оборонительный плацдарм на юге, где
местность довольно гористая. Но это будет ужасно трудным делом. Немедленная мобилизация
людей и промышленности необходима для предотвращения катастрофы в Корее…» Обозреватель
газеты «Обсервер» 15 июля 1950 года писал: «Мир является свидетелем того, как вооруженные
силы могущественных Соединенных Штатов ведут отчаянную, безнадежную битву, в то время как
их отбрасывает назад к морю армия Северной Кореи – самого маленького государства»[1149].

20 августа наступление войск КНА было остановлено на рубеже Хаман, р. Нактон-ган, Инчхон,
Пхохан. Противник сохранил за собой Пусанский плацдарм до 120 км по фронту и до 100–120 км
в глубину. Попытки КНА в течение второй половины и первой половины сентября ликвидировать
его не увенчались успехом. Начался второй период войны.

К началу сентября 1950 года на Пусанский плацдарм из Японии было переброшено несколько
американских дивизий (командующий всеми сухопутными войсками США и РК – генерал-
лейтенант Уолтон Уокер[1150]) и английская бригада, а 15 сентября американо-южнокорейские
войска, перехватив инициативу, развернули контрнаступление. К этому времени на Пусанском
плацдарме было сосредоточено 10 пехотных дивизий (5 американских и 5 южнокорейских), 27-я
английская бригада, пять отдельных полков[1151], до 500 танков, свыше 1634 орудий и минометов
различного калибра. Превосходство в воздухе было абсолютным – 1120 самолетов (170 тяжелых
бомбардировщиков, 180 средних бомбардировщиков, 759 истребителей-бомбардировщиков и
др.)[1152]. У западных берегов Корейского полуострова находилась мощная группировка военно-
морских сил войск ООН – 230 кораблей флота США и их союзников, свыше 400 самолетов и
около 70 тысяч человек. Силам ООН противостояли 13 дивизий КНА, 40 танков и 811 орудий.
Учитывая, что численность дивизий КНА к этому времени не превышала 4 тыс. человек, а войск
ООН достигала 12 тыс. и 14 тыс. солдат и офицеров, соотношение сил и средств на фронте к
началу наступления составляло в пользу ООН в живой силе 1:3, в танках – 1:12,5, в орудиях и
минометах – 1:2[1153].

Операция «войск ООН», получившая название «Хромит», началась с высадки 10-го американского
корпуса (1-я дивизия морской пехоты, 7-я американская пехотная дивизия, английский отряд
коммандос и части южнокорейских войск общей численностью около 70 тысяч человек) под
командованием генерала Элмонда. Для обеспечения высадки десанта привлекались 7-й
объединенный флот специального назначения под командованием вице-адмирала Страбла и
корабли других государств коалиции – всего 260 боевых кораблей и судов различных классов и
400 самолетов[1154]. Для достижения внезапности были широко использованы меры оперативной
маскировки. В печати с целью дезинформации указывались различные даты начала
наступательных операций, назывались заведомо ложные пункты и сроки высадки десанта и т. п.
Для отвлечения сил Народной армии от действительного района высадки в период с 18 августа по
15 сентября 1950 года высаживались демонстративные тактические десанты и разведывательно-
диверсионные группы на второстепенных направлениях. В течение 28 дней, предшествовавших
высадке десанта, корабли ВМФ произвели обстрел береговых объектов и портов на девяти
участках. За десять суток до выхода кораблей десанта из портов формирования американская
авиация совершила свыше 5000 самолето-вылетов, нанося бомбовые удары по коммуникациям,
железнодорожным узлам и аэродромам, преимущественно в юго-западной части страны[1155].

Высадка десанта осуществлялась тремя эшелонами: в первом эшелоне – 1-я дивизия морской
пехоты, во втором – 7-я пехотная дивизия, в третьем – остальные части 10-го армейского корпуса.

После 45-минутной авиационной и артиллерийской подготовки передовые части десанта,


высадившись на берег, обеспечили десантирование 1-й дивизии морской пехоты непосредственно
в порту города Инчхона. Сломив сопротивление оборонявшего порт 226-го отдельного полка
морской пехоты КНА[1156](еще не завершившего формирования), противник 16 сентября овладел
городом и развернул наступление в направлении Сеула[1157]. В тот же день ударная группировка
объединенных сил в составе 2 южнокорейских армейских корпусов, 7 американских пехотных
дивизий, 36 дивизионов артиллерии перешла в контрнаступление из района Тэгу в северо-
западном направлении. 27 сентября обе группировки соединились к югу от Есана, завершив тем
самым окружение 1-й армейской группы КНА в юго-западной части Кореи. 28 сентября силы
ООН овладели Сеулом, а 8 октября достигли 38-й параллели и на восточном участке пересекли ее.

С возникновением угрозы захвата войсками ООН территории КНДР советское правительство


после 7 октября 1950 года начало эвакуацию в СССР имущества и персонала авиационных
комендатур, кораблей Сейсинской ВМБ, семей военных советников. В январе 1951 года на родину
была отправлена и отдельная рота связи. Сотрудники советского посольства переводились в более
безопасный район – на границе с Китаем.

Вот как описывает этот момент сотрудник посольства В.А. Тарасов[1158]:

«В ночь на 10 октября сотрудники посольства покинули Пхеньян на легковых и грузовых


машинах. Двигались медленно: мешали темнота и частые воздушные налеты. За первую ночь
прошли всего шестьдесят километров и лишь к утру, после второй, более спокойной ночи,
достигли города Синыйчжу. Здесь кончалась корейская земля, а за пограничной рекой Ялуцзян
простирался Китай. Сюда стекались беженцы со всей страны»[1159].

11 октября, развивая наступление, американо-южнокорейские войска прорвали оборону КНА и


устремились к Пхеньяну. 23 октября столица КНДР была взята. Значительное влияние на исход
операции оказал воздушный десант (178-я отдельная ударная группа, около 5 тысяч человек),
выброшенный 20 октября в 40–45 км севернее Пхеньяна[1160]. Вслед за этим объединенные силы
вышли на ближайшие подступы к границам КНР и СССР. Опасность положения вынудила
советское правительство «подстраховаться» и сосредоточить вдоль китайской и корейской границ
крупные соединения Советской армии: 5 бронетанковых дивизий и ТОФ СССР в Порт-
Артуре[1161]. Группировка подчинялась маршалу Р.Малиновскому и служила не только
своеобразной тыловой базой для воюющей Северной Кореи, но и мощным потенциальным
«ударным кулаком» против американских войск в регионе Дальнего Востока. Она постоянно
находилась в высокой степени боевой готовности к ведению боевых действий. Непрерывно велась
боевая, оперативная, штабная, специальная подготовка[1162].

Следует упомянуть, что критическое положение, сложившееся на втором этапе войны, повлияло
на дальнейшую судьбу советского посла в КНДР Т.Ф. Штыкова и главного военного советника
Н.Васильева. В конце ноября 1950 года они были освобождены от занимаемых постов за «грубые
просчеты в работе, проявившиеся в период контрнаступления американских и южнокорейских
войск». Более того, 3 февраля 1951 года Т.Ф. Штыков был понижен в воинском звании до генерал-
лейтенанта и через 10 дней уволен из рядов Вооруженных сил в запас. По всей видимости:
«грубые просчеты» Т.Ф. Штыкова были связаны с тем, что он не смог представить в Москву
достаточно аргументированной информации о подготовке американцами десантных операций.

Третий период войны характеризуется вступлением в боевые действия «китайских народных


добровольцев» под командованием Пэн Дэхуая[1163]. Архивные материалы свидетельствуют, что
согласие китайского руководства о вооруженной помощи КНДР было получено еще до начала
боевых действий. Известно также, что почти через месяц после начала войны, 13 июля 1950 года,
поверенный в делах КНР в КНДР обращался к Ким Ир Сену с предложением передать китайской
стороне 500 экземпляров топографических карт Корейского полуострова масштаба 1:100 000,
1:200 000, 1:500 000. Кроме того, он просил информировать об обстановке на фронтах и с этой
целью выделил от посольства двух сотрудников в звании полковника для связи с Министерством
национальной обороны КНДР. Одновременно поверенный просил ускорить присылку в Китай
образцов обмундирования Корейской народной армии[1164].

Однако окончательное решение о посылке в Корею китайских частей было принято лишь в конце
года, на совещании ЦК КПК, состоявшемся 4–5 октября 1950 г. в Пекине. 8 октября председатель
Народно-революционного военного комитета КНР Мао Цзэдун отдал приказ о создании Корпуса
китайских народных добровольцев. В его состав вошли: 13-я армейская группа в составе 38, 39,
40, 42-й армий, 1, 2 и 8-й артиллерийских дивизий. Командующим был назначен Пэн Дэхуай.

10 октября в Москву для окончательного согласования вопроса о вступлении КНР в войну в Корее
вылетел премьер-министр Чжоу Эньлай. На встрече со Сталиным он получил заверения советской
стороны об ускорении поставок Китаю вооружения для 20 пехотных дивизий. Находясь уже в
Москве, Чжоу Эньлай получил телеграмму от Мао Цзэдуна: «Мы считаем, что необходимо
вступить в войну. Мы обязаны вступить в войну. Вступить в войну для нас выгодно. Не вступив в
войну – можем многое потерять»[1165].

Заметим, что к этому времени при штабе Объединенного командования, созданного из


представителей Корейской народной армии и Народно-освободительной армии Китая, стала
работать группа советских советников во главе с заместителем начальника Генштаба генералом
армии М.Захаровым. Она была направлена в Корею из Китая с целью оказания помощи главному
командованию КНА.

32. Берлинские кризисы (конца 1940-х, 1953 г. и 1961 г.).


Первый берлинский кризис (1948-1949 годы)

Одним из первых кризисов «холодной войны» стал берлинский кризис 1948-1949 гг.,
сопровождавшийся советской блокадой За­падного Берлина. Его причиной стало проведение в
зоне контроля «союзников» денежной реформы. СССР расценил это как попытку срыва ранее
достигнутых договорённостей и блокировал Западный Берлин. Однако западными союзниками
был организован эффек­тивный воздушный мост, по которому американская и британская
транспортная авиации снабжали город продовольст­вием. Блокада продолжалась без малого год,
всё это время США, Великобритания и Франция полноцен­но снабжали город по воздуху.

Итогом Первого берлинского кризиса стало рез­кое ухудшение общественного мнения в странах
Запада о СССР, а также ускорение подготовки к объе­динению земель, находившихся в западной
зоне окку­пации, в Федеративную Республику Германия (ФРГ). Западный Берлин становился
автономным само­управляемым городом, связанным наземным транс­портным коридором с ФРГ.
В ответ на это в октябре 1949 г. в советской зоне оккупации была создана Гер­манская
Демократическая Республика (ГДР).

Второй берлинский кризис (1961 год)

В 1962 г. мир вновь едва не был втянут в третью мировую войну в результате опасного
противостояния между США и СССР во время вто­рого Берлинского кризиса.
Летом 1961 г., же­лая прекратить отток населения из ГДР в Западный Берлин, а также надавить на
Запад с целью признания Восточной Германии, руковод­ство ГДР инициировало возведение
Берлинской стены, разделив­шей город на две части. На протяжении нескольких часов советские и
американские танки стояли напротив друг друга с включёнными моторами. Но советский лидер Н.
С. Хрущёв и американский прези­дент Дж. Кеннеди всё же сумели отвести угрозу войны.

В эпоху «холодной войны» в Берлине сконцентрировались интересы и противоречия великих


держав — США и СССР, Запада и Востока. Кризис, возникший в конце 1940-х годов и приведший
к образованию двух государств — ФРГ и ГДР, — оказался далеко не последним. Построение двух
кардинально отличающихся моделей государственного устройства в соседних германских странах
(граница между которыми, по сути, проходила прямо по улицам Берлина) приводило к
возникновению социальной напряженности в самих этих странах. Но политики были не готовы
возвратиться к мысли о единстве Германии. Так, в 1952 г. канцлер ФРГ Аденауэр отверг
предложение Сталина объявить по всей Германии общие выборы и сделать Германию
нейтральной. «Лучше половина Германии, чем целая Германия наполовину», — сказал канцлер,
имея в виду опасность захвата власти в такой единой державе коммунистами.

В марте 1953 г. умер «отец» ялтинско-потсдамской системы мира И. Сталин. Его смерть
поставила на повестку дня реформирование и либерализацию сталинской системы во всех
социалистических странах. Но политический режим в ГДР во главе с В. Ульбрихтом
придерживался курса на строительство социализма в прежнем духе. Причины нового кризиса
были во многом экономического характера. Дела в этом отношении в соцстранах складывались
гораздо хуже, чем в капиталистических. Отсутствие правильного рынка, командно-
административная система, отказ от участия в плане Маршалла — все это лишало экономику
подконтрольных СССР стран необходимой динамичности, народ жил бедно и не мог позволить
себе даже на заработанные деньги многих благ, которые имели французы, англичане, западные
немцы и др. Тяжелым было положение и в перестраивавшемся на советский манер сельском
хозяйстве.

Совет министров ГДР провел второе после 1950 г. повышение норм производительности при
параллельном снижении зарплаты. Новые законы фактически превращали труд
восточногерманских рабочих в рабский. Кризис созрел к началу лета 1953 г. Взрыв негодования
был спровоцирован повышением цен на мармелад, основной компонент стандартного завтрака
немецкого рабочего. Эти волнения серьезно встревожили советское руководство. В Президиуме
ЦК и Совмине столкнулись две точки зрения: сталинистов во главе с В. Молотовым и озвученная
Л. Берией точка зрения МИД и МВД, на удивление либеральная. Берия предлагал отказаться от
навязывания социалистической модели Восточной Германии и даже пойти на объединение
Германии, пусть на буржуазных началах (после ареста Берию обвинят в инициировании
беспорядков в Берлине).

После прозрачного намека из Москвы восточногерманским товарищам в форме распоряжения


Совета Министров СССР «О мерах по оздоровлению политической обстановки в ГДР» от 2 июня
Политбюро ЦК СЕПГ вынуждено было отреагировать 9 июня собственным постановлением, в
котором признавались «некоторые ошибки». Но было уже поздно: недовольные повышением норм
выработки рабочие создали оргкомитет, который призвал к всеобщей забастовке. Инициаторами
выступления стали строители со Сталин-аллее, где возводились дома восточногерманской
партийной номенклатуры.

Берлинские рабочие были воспитаны в традициях идей знаменитого руководителя рабочего


движения Э. Тельмана, имели опыт стачек и забастовок. На следующий день после начала
волнений экономические требования переросли в политические: проведение свободных выборов,
допуск на них западногерманских партий, воссоединение Германии. Правительство на экстренном
заседании 16 июня отменило повышение нормы выработки, но это уже не могло остановить
восставший народ. Общая численность рабочих, принявших участие в демонстрациях, составила
около 100 тысяч человек. Волнения перекинулись из Берлина в Дрезден, Галле, Лейпциг,
Магдебург и другие города. С 16 по 21 июня 1953 г. демонстрации и забастовки охватили около
700 населенных пунктов ГДР.
Правительство Ульбрихта растерялось. Ни один представитель восточногерманского руководства
не вышел к митингующим. Основная тяжесть урегулирования кризиса легла на советское
командование, которое незадолго до этого возглавил энергичный А. Гречко. На улицах Берлина
снова появились советские танки. Это вызвало ответную реакцию. Лозунги демонстрантов
приняли антисоветский характер. «Ивана» призывали «убираться домой».

Создалась реальная угроза крушения социалистического германского государства, потери


важнейшего советского форпоста в Европе. США и Великобритания увеличили численность своих
войск в западной части Берлина. Американские радиостанции вели пропагандистские передачи на
Восточный Берлин и координировали действия мятежников. ВВС США разбрасывали над
городами ГДР и частями советских войск листовки. Руководство операцией взял на себя
прибывший в Западный Берлин шеф ЦРУ А. Даллес.

Для подавления восстания в Берлин вылетел Л. Берия. Основные действия развернулись на


Лейпцигерштрассе, Вильгельмштрассе, Фридрихштрассе и Унтер-ден-Линден, т. е. в самом центре
восточной части города и в непосредственной близости от западных секторов.

В середине дня 17 июня 1953 г. советский комендант ввел в городе чрезвычайное положение.
Советские войска применялись для наведения порядка в 121 населенном пункте. Точных данных,
сколько людей при этом пострадало, нет. В СССР говорили о 12 демонстрантах и 4 полицейских,
на Западе называли другие цифры: 267 демонстрантов и 116 полицейских. Судя по всему,
«большой крови» все-таки удалось избежать, и не в последнюю очередь, благодаря четким и
взвешенным действиям воинов Советской Армии.

К июлю положение в ГДР нормализовалось. Однако неприязнь к правительству В. Ульбрихта у


широких слоев населения оставалась.

Сразу после июньских событий была создана Национальная народная армия ГДР. В 1954 г.
Группа советских оккупационных войск в Германии стала называться просто Группой советских
войск. Она пробыла в стране до 1994 г. А. Гречко было присвоено звание генерала армии, а в 1955
г. — маршала.

В целом второй Берлинский кризис способствовал упорядочению межгосударственных


отношений между СССР и ГДР, введя их в правовое русло. В 1955 г. был подписан Договор об
отношениях между ГДР и СССР. В 1957 г. охрана государственной границы ГДР была полностью
передана восточногерманским пограничникам.

33. Карибский кризис 1962 г.


Новый кризис в международных отношениях был значительно серьезнее. Он показал всю
хрупкость идеи мирного сосуществования двух систем.

Ответный визит в Москву американского президента так и не состоялся. В 1960 году в советское
воздушное пространство проник американский самолет-разведчик. Его уничтожение и
последующий суд над летчиком обострили отношения ведущих ядерных держав.

В 1962 году Советы решили создать на американском континенте ракетно-ядерную базу как
средство давления на США, создавшие такую же базу в Турции с целью давления на СССР.
Формально советское решение было оформлено как просьба главы Кубы Фиделя Кастро о помощи
в укреплении кубинской обороны и закреплено договором между двумя странами.

Принимая такое серьезное решение, Хрущев недооценил силу США. В октябре 1962-го
американская разведка раскрыла планы СССР, которые вызвали бурную реакцию руководства
США, вплоть до стремления разгромить остров. Президент Джон Кеннеди занял более
взвешенную позицию: он решил установить воздушную и морскую блокаду Кубы. ВС США и
НАТО был приведены в полную боевую готовность. То же самое было произведено с
вооруженными силами СССР и ОВД.

Так начался Карибский (Кубинский или ракетный) кризис, поставивший мир на грань третьей
мировой войны и ядерной катастрофы. Руководство противоборствующих стран, осознав всю
опасность происходящего, обратилось к политическому разрешению конфликта. В ходе
переговоров СССР отказался от своего замысла и обещал демонтировать строящуюся военную
базу (хотя потом разместил у американских берегов свои ракеты, но не на суше, а на подводных
лодках). США же согласились вывести свои ракеты из Турции и снять блокаду с Кубы.

Карибский кризис стал неким рубежом в ядерном противостоянии, после кризиса оно не
закончилось, но уже никогда не подходило к такому опасному рубежу.

34. Войны в Индокитае в 1950-е и 1960-1970-е гг.


Еще в 1960-х гг. XIX в. Франция начинает экспансию в Индокитай, сделав Южную часть
Вьетнама — Кохинхину — своей колонией, а ос­тальную — Тонкий и Аннам— протекторатами.
Был также установлен протекторат над двумя королевствами — Лаосом и Камбоджей. После
франко-китайской войны 1884—1885 гг. вся территория Индокитая стала французской колонией,
и французская власть была там доста­точно прочной вплоть до 1940 г.

Во время Второй мировой войны оккупировавшие этот район японцы образовали на территории
Аннама, Тонкина и Кохинхины ав­тономное государство Вьетнам. Лидер коммунистов Хо Ши
Минсо­здал «Лигу борьбы за независимость Вьетнама» (Вьетмин).После ухо­да японцев он
провозгласил в Ханое независимую Республику Вьетнам, но фактически страна была
оккупирована: к северу от 16-й паралле­ли — войсками Гоминьдана, к югу — англичанами.

В 1946 г. и Китай, и Англия вывели оттуда свои войска, расчистив тем самым путь для
возвращения французов. Но по прибытии фран­цузы обнаружили, что значительная территория на
Севере находится под контролем правительства Хо Ши Мина, в котором к тому же пост главного
советника занимает император Аннама Бао-Дай.

Поначалу французы признали правительство на Севере в качестве автономного в составе


Французского союза, однако не пошли навст­речу требованиям Хо Ши Мина объединить Аннам,
Тонкий и Кохин­хину. В конце 1946 г. обстановка обострилась и началась война,
про­должавшаяся 7,5 лет.

Франция рассчитывала изолировать коммунистов от остальной части националистического


движения во Вьетнаме. С этой целью им­ператору Бао-Даю было предложено объединить три
части страны, в чем сначала было отказано Хо Ши Мину. Официально новое госу­дарство
Вьетнамбыло провозглашено в июне 1949 г.с центром в Сай­гоне, а в декабре оно присоединилось
к Французскому союзу; такой же статус был предоставлен Лаосу и Камбодже.

К тому времени победа коммунистов в соседнем Китае вдохнови­ла Хо Ши Мина. Пока в Южной
части страны французы вели бес­плодные переговоры с Бао-Даем о конституционных поправках,
вой­ска коммунистов в начале 1950 г. предприняли энергичное наступление под руководством
генерала Во Нгуен Зиапа.

Французские войска терпели неудачи; в декабре 1950 г. генерал Латр де Тассиньи был назначен
верховным комиссаром Индокитая и главнокомандующим войсками. Под его руководством
французы предприняли попытку сохранить свою власть, но в октябре 1951 г. Вьетмин (так за
рубежом называли силы вьетнамских коммунистов) начал новое наступление. Генерал де
Тассиньи был смертельно ранен, армия Бао-Дая проявила весьма низкий моральный дух, а
Вьетмин получал растущую помощь со стороны Китая. Французы продолжали нести огромные
потери и в 1952 г.

В 1953 г.ситуация для французов ухудшилась еще больше, так как военные действия были
перенесены на территорию Лаоса,где еще с 1949 г. создан в качестве придатка Вьенмина фронт
Патет-Лао. Сре­ди его руководителей был даже член королевской семьи Лаоса, принц
Суфанувонг. Патет-Лао контролировал две северные провинции Лао­са, но, получив в 1953 г.
поддержку Вьетмина, стал угрожать в 1953 г. столице королевства Луанг-Прабангу. Французам
пришлось перебро­сить свои войска из Вьетнама в Долину Кувшинов в Лаосе. В другом
подконтрольном французам королевстве — Камбодже— король Нородом Сианук также
потребовал предоставления полной независи­мости своей стране.
В подобных условиях положение французов казалось безвыход­ным: они были готовы начать
переговоры о прекращении войны. Но генерал Наварр, командовавший в то время французскими
войсками, предполагал нанести Вьетмину сокрушительный удар, чтобы повлиять на ход
переговоров.

Местом решающего сражения был избран укрепленный пункт Дьенбьенфуна северо-западе


Вьетнама. Будучи расположенным награнице с Лаосом, он имел важное стратегическое значение.
В ходе войны Дьенбьенфу неоднократно переходил из рук в руки, но в сен­тябре 1953 г. оказался
под контролем французов. По мере подготовки к международной конференции, которая должна
была решить в том числе и вопрос о будущем Индокитая, становилось очевидным, что
французские войска, а отнюдь не Вьетмин находятся на грани капи­туляции.

С января 1954 г. госсекретарь США А. Даллес пытался организо­вать совместные международные


действия, чтобы помешать «на­саждению коммунизма» в Юго-Восточной Азии. Но эти попытки
встретили прохладное отношение со стороны Англии. Против вме­шательства США также
высказались генерал Риджуэй, председа­тель комитета начальников штабов США, члены
американского Конгресса, общественность. Да и сам президент США Д. Эйзенхау­эр после только
что завершившейся войны в Корее не был настро­ен втягиваться в эту авантюру.

Международная конференция в Женевеоткрылась 26 апреля 1954 г.,а 7 маякапитулировали


французские войска при Дьенбьенфу.Прави­тельство во Франции подало в отставку; новый
премьер-министр Мендес-Франс предпринял чрезвычайные усилия, чтобы добиться
урегулирования в Индокитае.

В июле 1954 г. в Женеве подписаны три соглашения. Война пре­кращалась. Франция уходила из
Индокитая, Вьетмин выводил войска из Лаоса и Камбоджи. Вьетнам делился по 17-й параллели на
два го­сударства: Северный Вьетнам — со столицей в Ханое, Южный Вьет­нам — со столицей в
Сайгоне.

На 20 июля 1956 г. намечены выборы в обеих частях Вьетнама— это положение содержалось в
тексте заключительной декларации, которая была предложена для обсуждения, но осталась
неподписанной. Тем не менее Хо Ши Мин полагал, что выборы непременно состоятся и прине­сут
коммунистам полную победу, так как на Севере проживала большая часть населения. Но
правительство Бао-Дая на Юге не считало себя обя­занным выполнять какие-либо решения,
принятые в Женеве.

Соблюдение соглашений контролировалось специальными комис­сиями, с участием


представителей Индии, Польши и Канады, и осу­ществлялось под гарантии Китая, СССР, Англии
и Франции. Женев­ские соглашения позволили Франции с честью уйти из Индокитая, но их
принятие встретило осуждение со стороны США, которые считали, что это стимулирует
коммунистическую экспансию во всем регионе.-Поэтому США приняли решение поддержать
антикоммунистический режим Бао-Дая на Юге и создать новый антикоммунистический союз для
сдерживания Китая в Азии.

В сентябре 1954г. был подписан Манильский пакт,предусмат­ривающий создание Организации


договора Юго-Восточной Азии (СЕАТО) с участием Филиппин, Таиланда, Пакистана, США,
Англии, Франции, Австралии и Новой Зеландии. Эта организация должна была
противодействовать агрессии на огромной территории Юго-Вос­точной Азии вплоть до 20°30'
северной широты, т. е. включая весь Вьетнам, Лаос и Камбоджу. Именно тогда впервые
заговорили о тео­рии «домино», согласно которой победа коммунистов в одной из стран Юго-
Восточной Азии приведет к падению всех прочих режимов этого региона.

После раздела страны в Северном Вьетнаме начались репрессии в отношении католиков. На юг


устремились беженцы. В Южный Вьетнам прибыло с Севера свыше 1 млн. переселенцев. Один из
них, Нго Динь Дьем,в 1955 г. устранил императора Бао-Дая и через год про­возгласил республику,
а себя — президентом. Он пользовался покро­вительством США, которые оказывали ему помощь
еще через фран­цузов, с начала 1955 г.
Но демократом Нго Динь Дьем не был, он отказался от проведе­ния выборов 1956 г. Вместе со
своим братом Нго Динь Ну и другими родственниками он способствовал развитию в стране
страшной кор­рупции. Через некоторое время, несмотря на давление США, он пре­кратил
поставки продовольствия на Север. Это дало Хо Ши Мину дополнительный предлог для
возобновления войны. Нго Динь Дьем проводил также недальновидную внутреннюю политику,
вел борьбу с буддистами — преобладающей в стране религиозной группой. Акти­визировались
действия против горных племен, которые занимали бо­лее половины территории. Тем самым
создавалась благодатная почва для партизанской войны.

На Юге сложилась энергичная коммунистическая оппозиция — Вьетконг,а в 1960 г. был


образован Национальный фронт освобождения Южного Вьетнама (НФОЮВ).

Хо Ши Мин, хотя и неохотно, но согласился признать Женевские соглашения, очевидно ожидая


успехов на выборах 1956 г. Он начал индустриализацию и аграрную реформу — по образцу
китайской кол­лективизации. Это вызвало недовольство в стране и спровоцировало крестьянское
восстание, которое было жестоко подавлено (жертвами стали свыше 50 тыс. человек).

Идеологический спор между СССР и КНР, возникший в конце 1950-х гг., поставил Вьетнам перед
серьезной проблемой: чью сторону принять. Сам Хо Ши Мин и командующий армией генерал Во
Нгуен Зиап с недоверием относились к китайцам, но подавляющая часть ру­ководителей
придерживалась прокитайской ориентации. В 1959 г. Хо Ши Мин провел два месяца в Москве и
возвратился в Ханой через Пекин. К тому времени перед страной встала проблема изгнания с Юга
американцев, для чего необходима была помощь КНР.

В Камбоджев 1955 г. король Н. Сианук неожиданно отрекся от пре­стола в пользу своего отца и
стал, в ранге премьер-министра, проводить политику установления широких международных
контактов с целью до­биться для страны признания статуса нейтралитета. В 1956 г. он подпи­сал
соглашение о невмешательстве с КНР, совершил поездки в Москву, Прагу, Белград, Мадрид и
Лиссабон. Во внешнеполитической ориента­ции Н. Сианук отдавал предпочтение Китаю, который
он посетил в 1958 и в 1960 гг. В 1960 г. Н. Сианук вновь получил титул главы государства.

В другой стране Индокитая —- Лаосе— ситуация выглядела сложнее. Там никак не удавалось
найти равновесие между тремя политическими силами: левыми, нейтралистами и правыми. Патет-
Лао продолжал кон­тролировать две северные провинции, поддерживал тесные контакты с
Ханоем и Пекином, куда в 1956 г. совершил визит принц Суфанувонг.

В 1957 г. Патет-Лао заключил союз с нейтралистами, лидером ко­торых являлся принц Суванна
Фума. Но в 1959 г. принц Суфанувонг и другие руководители Патет-Лао были арестованы; новое
правитель­ство Лаоса обратилось к США и ООН с просьбой направить в страну специальную
миссию и воинский контингент.

На рубеже 1950—1960-х гг. в Лаосе произошли бурные события: в декабре 1959 г. власть захватил
лидер правых генерал Фуми Носаван, через несколько месяцев переворот произвел капитан Конг
Ле, за ко­торым стоял лидер нейтралистов Суванна Фума. Под воздействием американцев
произошло сплочение правых сил, сторонников генера­ла Ф. Носавана и принца Бун Ума. С. Фума
вынужден был бежать из страны, но и в отсутствие лидера верные ему войска нанесли пораже­ние
правым. В конце концов в 1961 г. все три принца встретились в Швейцарии и договорились о
нейтральном статусе Лаоса.

II. Индокитай в огне войны (1960—1970-е гг.)

Неприятности для режима Нго Динь Дьема начались в 1960 г.:в этом году были предприняты две
попытки переворота, а Хо Ши Мин при­нял решение оказать материальную помощь партизанам
Южного Вьетнама. В 1961 г. Вьетконгуже контролировал значительную часть территории
Южного Вьетнама. В 1962 г. Международная контроль­ная комиссия констатировала, что
Северный Вьетнам вмешивается в гражданскую войну на Юге. США предоставили Дьему
дополни­тельную помощь, благодаря чему в 1962 г. его положение несколько поправилось. Стала
осуществляться программа создания «стратеги­ческих деревень», которая предусматривала
строительство оборони-
тельных сооружений и подготовку местных отрядов самообороны. Предполагалось, что в конце
концов крестьяне перестанут снабжать коммунистов продовольствием, пополнять их отряды
новобранцами и предоставлять информацию.

В 1963 г. возник конфликт Нго Динь Дьема с буддистами. Тхит Чи Куанг и другие монахи
осуществили акты самосожжения в знак проте­ста против репрессий; в ответ власти подвергли
пагоды разграблению, а монахов — пыткам. США прекратили оказание помощи режиму Нго Динь
Дьема; в ноябре 1963 г. он был убит в результате переворота.

Далее пошла череда военных переворотов, генералы сменяли друг друга у власти. Наконец во
второй половине 1965 г. выдвинулись два генерала — Нгуен Као Ки и Нгуен Ван Тхиу, которые и
разделили власть между собой. Нарастало недовольство населения коррумпиро­ванностью
режима.

Именно в эти годы происходит всё большее вовлечение США в де­ла региона. Еще в 1961 г.
президент США Д. Кеннеди принял решение об увеличении американской помощи Южному
Вьетнаму. В 1962 г. американская авиация была задействована для борьбы с партизанами, ЦРУ
проводила во Вьетнаме тайные операции, а США направляли ту­да своих военных советников.

В период 1963—1964 гг. неудачное управление страной Нго Динь Дьемом, неразбериха среди его
преемников были использованы Вьет-конгом. Американцы в ответ наращивали присутствие своих
войск во Вьетнаме: в конце 1964 г. их численность составляла 390 тыс. человек.

В августе 1964 г.произошел так называемый Тонкинский инцидент,когда американские военные


корабли подверглись нападению воен­ных катеров Северного Вьетнама в Тонкинском заливе.
Президент США Л. Джонсон получил от Конгресса США полномочия на опера­ции военно-
морских сил против Северного Вьетнама. В феврале 1965г. начались массированные американские
бомбардировки северо­вьетнамской территории,с 1965 г. американские войска стали прини­мать
широкое участие в боевых действиях в Южном Вьетнаме.

Еще одним элементом войны стало вовлечение в нее других стран: Южный Вьетнам поддержали
Австралия, Новая Зеландия, Южная Корея, Флиппины и Таиланд; СССР обещал оказать военную
помощь правительству Северного Вьетнама. Кроме того, Китай направил во Вьетнам 50 тыс.
солдат из вспомогательных подразделений для оказа- ' ния помощи в восстановлении
транспортных коммуникаций и усиле­ния противовоздушной обороны.

Поскольку бомбардировки принимали ожесточенный характер, в самих США развернулась


мощная кампания протеста против участия в войне; журналисты, общественность, студенты
требовали пре­кратить бомбардировки и вывести войска. В начале 1966 г. Джонсон провел
совещание в Гонолулу с генералами Нгуен Као Ки и Нгуен Ван Тхиеу; бомбардировки Вьетнама
были прекращены, и, казалось бы, переговоры с Севером должны состояться. Однако война вновь
разго­релась с еще большим размахом и жестокостью. С лета 1966 г. стали проводиться
бомбардировки Ханоя и Хайфона. В 1966—1967 гг. акты насилия достигли, пожалуй, своего
страшного пика; численность войск США во Вьетнаме составила 550 тыс. человек.

В 1967 г. американские бомбардировки Северного Вьетнама возоб­новились с новой силой, но с


1968 г. были приостановлены. Вскоре началось наступление Вьетконга — операция «Тет», захват
крупных городов. Десятки южновьетнамских городов атакованы силами Вьет­конга. Потери
американцев составили 6 тыс. человек. Это наступлениенадолго подорвало престиж американских
военных и нанесло удар по моральному духу южновьетнамцев.

Хотя призывы ко всеобщему восстанию не имели полного успеха и наступление Вьетконга не


достигло поставленных целей, события во Вьетнаме вынудили Л. Джонсона объявить, что он
снимает свою кан­дидатуру на следующих президентских выборах.

31 марта 1968 г. Джонсон заявил о сокращении бомбардировок Се­верного Вьетнама, а в мае 1968
г. в Париже между США и Северным Вьетнамом начались предварительные мирные переговоры.
Они, од­нако, ни к чему не привели. Складывался тупик: американцы не мог­ли выиграть войну,
но не могли и достойно покинуть Вьетнам. Поэто­му непосредственно перед президентскими
выборами Джонсон объявил о полном прекращении американских бомбардировок.

В ноябре 1968 г. кандидат от Республиканской партии Ричард Ни­ксонодержал победу над


Губертом Хэмфри и стал президентом. Он обязался закончить войну, но отнюдь не намеревался
капитулировать. Сиюля 1969г. начался вывод американских войскиз Вьетнама,но од­новременно
происходила активизация военных действий. Р. Никсон объявил о «вьетнамизации» войны, что
означало перенос основной тяжести боев на плечи вьетнамской армии. Смерть Хо Ши Мина в
сентябре 1969 г. никак не отразилась на ходе войны.

С 1969 г. начались бомбардировки территории Камбоджи, по кото­рой проходила так называемая


«тропа Хо Ши Мина», т. е. путь, по которому поступала помощь с Севера. В марте 1970 г. глава
государ­ства, нейтралист принц Н. Сианук во время пребывания в Пекине был свергнут в
результате правого переворота. Новое правительство во главе с генералом Лон Нолом обратилось
к США с просьбой оказать помощь оружием. В результате началось вторжение американ­ских и
южновьетнамских войск в страну.

В 1971 г. южновьетнамские войска, при поддержке американской авиации, вторглись и в Лаосс


той же целью — пресечь «тропу Хо Ши Мина». Но попытки распространить войну за пределы
Вьетнама не привели к военным успехам, а в политическом отношении оказались весьма
вредными.

Начиная с 1970 г. США и Северный Вьетнам стали устанавливать между собой тайные контакты
при посредничестве Генри Киссиндже­ра. Хотя в 1972 г. бомбардировки возобновились, военные
действия яв­но затухали. С августа 1972 г. прекратилось прямое участие американ­ских войск в
боевых действиях. Правда, в декабре 1972 г. американцы осуществили самые яростные
бомбардировки Северного Вьетнама, но вынуждены были в январе 1973 г. вернуться за стол
переговоров.

В январе 1973 г. в Париже состоялась встреча США, Северного и Южного Вьетнама, а также
представителей Вьетконга. На ней было достигнуто соглашение о прекращении огня и создании
во Вьетнаме Совета национального примирения с целью подготовки к проведе­нию выборов.

В апреле 1973 г. последние американские части покинули Южный Вьетнам, а в августе того же
года Конгресс США проголосовал за пре­кращение финансовой помощиправительствам Южного
Вьетнама и Кам­боджи. Когда в конце 1973—1974 гг. миллионная армия Нгуена Ван Тхиеу стала
терпеть поражения под напором 200-тысячной армии Се­верного Вьетнама и 100-тысячной
группировки вьетконговцев, тот об­винил американцев в предательстве и в начале 1975 г. ушел в
отставку.

Правительство возглавил генерал Зыонг Ван Минь, но война была проиграна. 30 апреля 1975
г.войска Северного Вьетнама вошли в Сай­гон;к этому времени все американцы были оттуда
эвакуированы. Сот­ни тысяч бывших офицеров южновьетнамской армии и гражданской
администрации брошены на произвол судьбы. Их участь незавидна — они на несколько лет были
брошены в лагеря «перевоспитания», со­зданные новой властью.

За годы войны погибло 56 555 американских военнослужащих; у вьетнамцев погибли примерно


миллион солдат армии Северного Вьетнама и не менее 200 тыс. человек, воевавших на стороне
сайгон-ского режима, а также свыше полумиллиона гражданских лиц.

Примерно в это же время левые захватили власть в Лаосе,где принц Суфанувонг стал
президентом, а страна фактически преврати­лась в придаток Вьетнама под названием Лаосской
Народно-Демокра­тической Республики.

В Камбоджеситуация складывалась еще более драматично. После свержения в 1970 г. нейтралист


Сианук заметно полевел и объединился с группировкой «красных кхмеров», которая сразу
численно выросла в 10 раз. За несколько дней до вступления войск Северного Вьетнама в Сайгон
«красные кхмеры» вошли в Пномпень, столицу Камбоджи. Далее начались жуткие социальные
эксперименты их лидера Пол Пота: запрет религии, отмена денег, ликвидация городов,
уничтожение ин­теллигенции. В течение 72 часов все городские жители должны были
переселяться в сельскую местность, где их «перевоспитывали трудом». Были ликвидированы
торговля, система образования, институт семьи. Страна превратилась в огромный концлагерь, где
людей забивали пал­ками, мотыгами, расстреливали. В результате чудовищного террора бы­ло
убито несколько миллионов людей — примерно >/з населения. Мож­но считать, что Пол Поту
удалось создать коммунистический режим в чистом виде. В когда-то трехмиллионной столице
страны Пномпене не осталось ни одного жителя.

Но в конце 1978 г. Вьетнам ввел свои войска в Камбоджу и сверг «красных кхмеров». В
международный лексикон вошло в то время по­нятие «камбоджийская проблема». У власти было
поставлено послуш­ное правительство из умеренных левых: Хенг Самрина и Хун Сена. «Красные
кхмеры» отступили на северо-запад, на границу с Таилан­дом, где и стали оказывать
сопротивление «вьетнамским захватчикам».

Поддержку им пыталась оказать КНР, она провела кратковремен­ную военную кампанию против
Вьетнама в феврале—марте 1979 г. Хо­тя Вьетнам и понес большие потери, это не смогло убедить
его поки­нуть территорию Камбоджи.

Произошло лишь укрепление союза Вьетнама с СССР, который стал осваивать военно-морскую
базу Камрань и оказывать большую экономическую помощь Вьетнаму; с 1978 г. Вьетнам стал
полноправ­ным членом экономического союза восточного блока — Совета Эко­номической
Взаимопомощи (СЭВ).

35. Движение неприсоединения как ответ на соперничество СССР и США.


Движение неприсоединения – это международная организация в состав которой входит 120
государств, объединенных принципом неучастия в разного рода военных блоках (НАТО,
Организация Варшавского договора, АНЗЮС, Организация Договора Юго-Восточной Азии,
Организация Центрального договора и др).

Официально Движение неприсоединения было создано в сентябре 1961 года на Белградской


конференции. Неформальными лидерами конференции стали Югославия и Индия. Этому событию
предшествовали: 1955 год – Бандунгская конференция; 1956 год – 3-х сторонние консультации
Джавахарлала Неру, Гамаля Абдель Насера и Иосипа Броза Тито; 1961 год – поездка президента
Югославии Тито по странам Африки и Азии. Политика разрядки международной напряженности в
1970-е гг.

В 1961 году наибольшую активность в Движении неприсоединения проявили Индонезия, Египет,


Гана, Бирма, Афганистан и некоторые другие страны. Постепенно движение распространялось по
всему миру, присоединяя все большее количество стран. Уже к середине 80-х гг. XX века в
Движении участвовало более ста стран. Первоначально Движение носило «неевропейский»
характер, его единственным европейским участником была Югославия. Югославия много
внимание уделяла тому, чтобы отстоять равноудаленность Движения неприсоединения от
крупных стран, как можно мягче нейтрализовать желание Советского Союза объявить Югославию
союзником социалистического строя. Югославия стала первой социалистической страной-
участницей Движения. Чуть позже в движение вошли другие социалистические страны, такие как:
Куба, Румыния, Вьетнам, Лаос, КНДР. К неприсоединению примкнула Организация
освобождения Палестины. На сегодняшний день в состав Движения неприсоединения входит одно
европейское, 3 океанических, 26 американских, 37 азиатских, 53 африканских государства.
Некоторые неприсоединившиеся страны (их 17) имеют статус наблюдателей. К таким странам
относятся: Армения, Аргентина, Бразилия, Босния и Герцеговина, Хорватия, Украина, Киргизия,
Казахстан, Коста-Рика, Китай, Мексика, Сальвадор, Парагвай, Таджикистан, Сербия, Уругвай.
Статус наблюдателей имеют международные и национально-освободительные организации:
Организация Объединенных Наций, Африканский Союз, Организация исламского
сотрудничества, Лига арабских государств, Новая Каледония, ОСНАА, Новое движение за
независимость Пуэрто-Рико.

Политика Движения неприсоединения была направленна на желание отстраниться от


конфронтации, возникающей между странами западного и восточного блоков. Государства-
участники Движения старались извлечь определенную выгоду из сотрудничества с каждой по
отдельности из противостоящих великих держав, разыгрывая, присутствующие между ними
противоречия. Задачи, которые стояли перед странами Движения неприсоединения можно
охарактеризовать следующим образом: Проводить ни от кого независимую политику; Не
допускать создания на территории своей страны военных баз; Не входить в военные альянсы;
Поддерживать движения за национальное освобождение; Поддерживать политику мирного
сосуществования. Движение неприсоединения позволило странам «третьего мира» выступать с
позиций единства по ряду международных вопросов, оказывать давление на крупные страны,
противоборствующие блоки. Это стало определенным видом сотрудничества линии «юг-юг».
Перед участниками Движения неприсоединения регулярно встают вопросы о необходимости
принятия единой позиции по каким-либо, возникающим в мире конфликтам. Однако такой общей
позиции не наблюдается. В мировой геополитике последних лет произошли значительные
изменения, что предопределило появление различных подходов выработке разного отношения со
стороны государств-участников Новый виток противостояния в 1980-х гг. Афганская война.

36. Становление социалистических режимов в Восточной Европе. События 1956 г. в


Венгрии и 1968 г. в Чехословакии: причины, ход событий, международное влияние.
Смерть Сталина в 1953 г. не привела к каким-либо существенным изменениям в странах региона.
В то же время копирование сталинской модели социализма привело к ее кризису, который
наиболее отчетливо проявился в Польше и Венгрии.

Кризисы 1956 г. в Польше и Венгрии. В определенной степени они были связаны с XX съездом
КПСС, который осудил культ личности Сталина и сделал вывод о необходимости учета
национальных особенностей каждой страны. Внутренние предпосылки – догматизм руководства,
тяжелая социально-экономическая ситуация, политический кризис.

В Польше в 1955 г. объем промышленного производства в четыре раза превысил довоенный


уровень. Но положение легкой промышленности и сельского хозяйства было катастрофическим.
Планы сплошной коллективизации были сорваны недовольным крестьянством, поэтому
кооперативы объединяли лишь 9% земельных угодий. Тяжелейшим было материальное
положение основной части населения. В марте 1956 г. в Познани и других городах прошли
массовые выступления, которые показали неспособность руководства преодолеть социально-
экономический и политический кризис и возглавить реформы, массовым стало требование вернуть
к власти В.Гомулку. В октябре 1956 г. пленум ЦК ПОРП отправил в отставку почти все
руководство партии. Новый состав Политбюро возглавил срочно реабилитированный В.Гомулка,
объявивший о проведении реформ, направленных на спасение и обновление социализма.

Была сформулирована концепция строительства социализма в польских условиях,


предусматривавшая пересмотр аграрной политики, нормализацию отношений с католической
церковью, развитие рабочего самоуправления, установление более равноправных отношений с
СССР и т.д.

Принудительная коллективизация была прекращена, в аграрном секторе стали доминировать


единоличные крестьянские хозяйства. Упор был сделан на развитие простых форм кооперации.

Был освобожден изолированный в одном из монастырей глава польской римско-католической


церкви кардинал С.Вышиньский. По желанию родителей дети могли изучать закон божий в
специальных катехизисных центрах.

По новому закону о выборах избиратели получили право выбора из нескольких кандидатов, в


сейме увеличивалось представительство некоммунистических партий, светских католиков и
беспартийных. Но выборы по-прежнему не были свободными, т.к. кандидатов мог выставлять
только Фронт единства народа, в котором безраздельно господствовала ПОРП.

Удалось урегулировать некоторые сложные вопросы польско-советских отношений. Получили


возможность вернуться из СССР в ПНР более 100 тыс. поляков, был определен статус Северной
группы советских войск в Польше и др. В целом октябрьский кризис 1956 г. в Польше разрешился
мирно, хотя угроза использования советских войск существовала.
События в Венгрии имели более трагический характер. Осенью 1956 г. в стране сложился
широкий политический блок, деятельность которого направлялась на ликвидацию существующей
общественно-политической системы. Массовым было резкое осуждение репрессий режима
М.Ракоши, вскрытых после XX съезда КПСС. 23 октября 1956 г. в Будапеште состоялась массовая
студенческая демонстрация, которая изложила свои требования в Манифесте оппозиции:
радикальные демократические реформы, преодоление допущенных ошибок и перегибов,
возвращение к руководству ранее репрессированного Имре Надя. Манифестация переросла в
восстание. И.Надь был спешно назначен главой правительства, а Я.Кадар – первым секретарем ЦК
Венгерской партии трудящихся. По просьбе партийно-государственного руководства в столицу
были введены советские танковые дивизии, которые взяли под контроль стратегические объекты.
Это усилило антисоветские настроения и привело к появлению лозунга борьбы за национальную
независимость. Войска вывели, но столкновения в городе продолжались, превратившись в насилие
и террор против сторонников социализма. И.Надь призывал восставших сложить оружие, но 28
октября неожиданно назвал события народно-демократической революцией. В обстановке хаоса и
анархии ВПТ приняла решение о самороспуске, а И.Надь объявил о ликвидации однопартийной
системы и формировании кабинета министров из представителей партий, действовавших в 1945–
1948 г. Возник ряд новых антисоветских партий, огромную роль стало играть руководство
католической церкви. Западные державы перебрасывали в Венгрию оружие и эмигрантов. Под
давлением антисоциалистических сил правительство заявило о выходе Венгрии из Организации
Варшавского договора.

Советским руководством и лидерами других социалистических стран венгерские события были


охарактеризованы как «контрреволюционный мятеж». Некоторые деятели ВПТ (Я.Кадар и другие)
ушли в подполье и создали Временное революционное рабоче-крестьянское правительство.
Формально по его просьбе, а фактически по ранее принятому решению лидеров
социалистического лагеря в Будапешт 4 ноября 1956 г. были вновь введены советские войска,
которые в течение четырех дней подавили восстание. Погибли более 4 тысяч венгерских граждан
и 660 советских военнослужащих.

Власть перешла в руки правительства Я.Кадара. Коммунистическая партия была восстановлена


под новым названием – Венгерская социалистическая рабочая партия. И.Надь, укрывавшийся с
другими членами правительства в югославском посольстве, был арестован, обвинен в
государственной измене и расстрелян.

С одной стороны, события 1956 г. в Польше и Венгрии показали стремление к принципиальному


обновлению, демократизации социализма. С другой, вмешательство Советского Союза в
венгерские события продемонстрировало его решимость сохранить в странах Центральной и Юго-
Восточной Европы утвердившуюся модель социализма.

Политическое и социально-экономическое развитие во второй половине 50-х – середине 60-х


годов. Почти во всех странах после ХХ съезда КПСС к власти пришло новое руководство, которое
заявило о необходимости искоренения, как и в Советском Союзе, последствий культа личности и
расширения социалистической демократии. Прекратились массовые репрессии, была
реабилитирована часть репрессированных. Несколько возросла роль национальных фронтов.
Расширилось участие некоммунистических партий в политической жизни Чехословакии, Польши,
Болгарии и ГДР. Более реальными стали полномочия национальных парламентов и местных
органов власти. В то же время неизменной осталась руководящая и направляющая роль
компартий.

Индустриализация продолжалась. В то же время были внесены определенные коррективы в


экономическую политику. Промышленные предприятия получили некоторую хозяйственную
самостоятельность. Увеличились капиталовложения в развитие производства товаров группы «Б»
и сельского хозяйства, непроизводственной сферы (образование, здравоохранение, социальное
обеспечение). Повысились зарплата, пенсии и пособия. В некоторых странах (Венгрия, ГДР,
Польша) было разрешено мелкое частное предпринимательство.

В сельском хозяйстве продолжалось производственное кооперирование. Но методы


насильственные уступили место экономическим – вводилась рента за землю, сданную в
кооператив; устанавливались пенсии членам кооперативов; отменялась система принудительных
государственных поставок. К началу 60-х годов процесс коллективизации был в целом завершен.
Исключение составляли Польша и Югославия, в которых доминировали индивидуальные
крестьянские хозяйства. В целом рос национальный доход (в Венгрии, например, в 1962 г. он в 2,5
раза превышал уровень 1949 г.). Повысился жизненный уровень. В начале 60-х годов
государственными социальными льготами пользовалось почти все население. Массовые
организации (национальные фронты, профсоюзы и даже церковь) заявляли о своей поддержке
социально-экономического и политического курса компартий.

Усилилась изоляция стран Центральной и Юго-Восточной Европы от внешнего мира (в первую


очередь, капиталистического). В августе 1961 г. вокруг Западного Берлина была возведена
высокая бетонная стена, которая стала символом не только разделения единого немецкого народа,
но и «железного занавеса» между Западной и Восточной Европой, миром социализма и миром
капитализма.

В конце 50-х-начале 60-х годов правящие коммунистические партии, основываясь на достигнутых


изменениях в экономике (в первую очередь, социалистическом характере производственных
отношений), сделали вывод о построении в странах Центральной и Юго-Восточной Европы основ
социализма. Так, в Болгарии уже в июне 1958 г. состоялся VII съезд БКП – «съезд победившего
социализма». В ноябре 1962 г. VIII съезд ВСРП заявил об окончании строительства основ
социализма в Венгрии и принял решение о построении «полного социализма». Официального
заявления о построении основ социализма не сделала лишь Польская объединенная рабочая
партия.

После ХХII съезда КПСС (1961 г.), принявшего программу построения коммунизма и заявившего
о возможности перехода к коммунизму всех стран, в политические документы многих правящих
партий были включены положения о переходе к бесклассовому обществу (исключение составили
Югославия и Албания). Например, VIII съезд БКП (ноябрь 1962 г.) поставил задачу завершить в
60-е годы строительство социализма и начать строительство коммунизма.

Первая половина 60-х годов показала ненаучность и нереальность движения к коммунизму.


Политические системы демонстрировали свой консерватизм и неспособность к изменению. Даже
весьма ограниченные, фрагментарные реформы, сформулированные во время «оттепели», были
прекращены в начале 60-х годов. Замедлились темпы роста промышленного производства, что
объяснялось экстенсивным характером развития экономики. Увеличение выпускаемой продукции
шло за счет строительства новых предприятий (нередко на старой технической базе), роста
материалоемкости, затрат энергоносителей и трудовых ресурсов. Продукция характеризовалась
высокой себестоимостью, низким качеством и неконкурентоспособностью. Сохранение
административно-командной системы управления препятствовало интенсификации экономики,
развитию научно-технической революции и использованию ее результатов. Экономические
проблемы, проявившиеся в первой половине 60-х годов, во многом обусловили зарождение и
развитие новых кризисов социализма в странах Центральной и Юго-Восточной Европы.

События 1968 года в Чехословакии. Сущность их заключалась в попытке модернизации


компартии и социализма в Чехословакии, в реакции на нее социалистического мира во главе с
Советским Союзом.

На рубеже 50-60-х годов в КПЧ сложилось и постепенно усиливалось реформаторское крыло.


Сначала оно выдвинуло требование реабилитации жертв политических репрессий, которая
реально началась лишь в 1963 г. Затем реформаторы подвергли острой критике экономическую
политику и заявили о необходимости экономической реформы. Программа этой реформы была
разработана под руководством Отто Шика, директора Института экономики, а ЦК КПЧ был
вынужден ее одобрить в 1965 г. В 1966–1967 г. между реформаторами и консерваторами борьба
шла по вопросам цензуры, взаимоотношений компартии и государства. В начале 1968 г.
реформаторское крыло в КПЧ победило – глава партии и государства А.Новотный был
освобожден от занимаемых постов, а первым секретарем ЦК КПЧ был избран Александр Дубчек.

Новое руководство заявило о необходимости осуществить реформирование партии и общества,


создать в Чехословакии «социализм с человеческим лицом». Сущность реформ в
концентрированном виде была изложена в «Программе действий», которую 5 апреля 1968 г.
одобрил Пленум ЦК КПЧ. Основные положения этого документа сводились к следующему:
переход к демократическому социализму; отказ КПЧ от монополии на власть; разделение функций
партии и государства; осуществление функций компартии только через работу в массах; свобода
мнений в партии; отмена цензуры; отказ от преследования инакомыслящих; проведение
радикальных экономических преобразований; создание реальной федерации Чехии и Словакии.

На руководителей Чехословакии было оказано сильнейшее давление со стороны КПСС и других


восточноевропейских компартий в самых различных формах: встречи на высшем уровне,
обработка по партийным и дипломатическим каналам. Суть требований – отказаться от
программы реформирования социализма, провести кадровые перестановки, согласиться на
размещение в стране советских войск. Опасений, что Чехословакия выйдет из Варшавского пакта,
не было, так как А.Дубчек и другие лидеры КПЧ официально заявили об отсутствии таких планов.
Они также неоднократно подчеркивали, что реформы в Чехословакии не имеют
антисоциалистической направленности. Главная опасность модернизации партии и общества в
Чехословакии заключалась, на наш взгляд, в том, что формировалась новая, более
привлекательная, демократическая модель социалистического общества на фоне консервативных
систем в восточной части Европы.

В ночь с 20 на 21 августа 1968 г. войска пяти государств – участников Варшавского договора


(СССР, Болгарии, Венгрии, ГДР и Польши) численностью 650 тысяч человек были введены на
территорию Чехословакии. Попытка обновления социализма в этой стране была подавлена, что
имело печальные последствия для Чехословакии и других социалистических стран. На посту
первого секретаря ЦК КПЧ А.Дубчека вскоре сменил Густав Гусак, были заменены и другие
руководители. В компартии была проведена чистка, из ее рядов исключили до полумиллиона
человек. Новое руководство охарактеризовало события 1968 г. – как «угрозу социализму» и
«ползучую контрреволюцию», а действия ОВД – как «акт интернациональной помощи». Престиж
КПЧ резко упал. Советские войска остались в Чехословакии (остальных государств – выведены).
В обществе появились и усиливались антисоветские настроения, росло скептическое отношение к
социализму в его консервативной интерпретации.

Осенью 1968 г. на съезде ПОРП Л.И. Брежнев сформулировал новую внешнеполитическую


доктрину для социалистического мира: суверенитет социалистических стран не является
абсолютным и не может противоречить интересам мирового социализма. Провозглашался
принцип коллективной ответственности всех стран ОВД за укрепление позиций социализма в
каждой стране. Концепция получила на Западе название «доктрины ограниченного суверенитета»
или «доктрины Брежнева». Она служила идеологическим оправданием ввода войск в
Чехословакию и предостережением реформаторам в других странах. Только в 1990 г. ЦК КПЧ
признал, что в 1968 г. не было угрозы социализму и необходимости «интернациональной
помощи».

Кризисы 1968 и 1970 годов в Польше. Отход от курса на реформирование страны начался уже на
III съезде ПОРП в 1959 г., а в 60-е годы вновь стали нарастать экономические и политические
трудности. Так, вместо ставки на НТР был продолжен курс на экстенсивное развитие производств
с большой долей ручного труда, экологически вредных, но зато обеспечивавших всеобщую
занятость и определенный уровень социальной защищенности. Вновь обострились отношения с
католической церковью, интеллигенция категорически возражала против господства государства в
сфере образования и культуры.

В марте 1968 г. польские университетские центры стали местом активного протеста студенческой
молодежи против идеологического диктата ПОРП. Студентов поддержала творческая
интеллигенция и часть профессуры. Для разгона студенческих митингов была использована
полиция. Наиболее активные участники выступлений были исключены из вузов, некоторые
арестованы и осуждены.

Пытаясь стимулировать экономику, правительство ПНР приняло в декабре 1970 г. решение о


значительном повышении цен на продовольствие и некоторые промышленные товары, что
вызвало недовольство горожан. Особенно активно протестовали рабочие Гданьска, Гдыни и
других городов балтийского побережья страны. Против вышедших на улицы были брошены
полиция и воинские части. В столкновениях погибли 44 человека, 1164 получили ранения.
Забастовки, но без трагических последствий, охватили и другие районы Польши. Они закончились
только с принятием в марте 1971 г. решения об отмене повышения цен.

Следствием кризиса 1970 года явились кадровые изменения в партийно-государственном


руководстве. На посту первого секретаря ЦК ПОРП В.Гомулку сменил Э.Герек, пользовавшийся
поддержкой Москвы. Ушел в отставку премьер-министр Ю.Циранкевич, который возглавлял
правительство Польши с небольшими перерывами с 1947 г.

События 1968 г. в Чехословакии, кризисы 1968 и 1970 годов в Польше продемонстрировали, во-
первых, необходимость модернизации социализма, во-вторых, сформировали у руководства стран,
особенно Советского Союза, устойчивое убеждение в том, что любые реформы могут привести к
ликвидации социализма, поэтому их или следует проводить очень осторожно или решительно
пресекать.

Политическая система оставалась неизменной. В 70-е годы в конституции социалистических стран


были включены специальные статьи, официально закреплявшие руководящую роль
коммунистических партий. Типичным была несменяемость высших руководителей и
сосредоточение в их руках одновременно партийной и государственной власти (Э.Хонеккер в
ГДР, Г.Гусак в Чехословакии, Я.Кадар в Венгрии). В Болгарии и Румынии несколько десятилетий
у власти находились кланово-семейные диктатуры Тодора Живкова (с 1954 г.) и Николае
Чаушеску (с 1965 г.). Особенно репрессивной была система, созданная в «золотую эпоху
Чаушеску» – тоталитарный режим поставил все население страны под постоянный контроль
органов госбезопасности, телефонные разговоры прослушивались, запрещалось общение с
иностранцами, поощрялось доносительство, малейшие попытки проявления инакомыслия жестоко
пресекались.

Экономические реформы проводились очень медленно и непоследовательно. Возможности


экстенсивного развития были исчерпаны. Дальнейшее наращивание переработки сырья,
строительство предприятий, привлечение все больших людских ресурсов не обеспечивало
перехода к новым технологиям. Снижались все основные экономические показатели:
национальный доход, объемы производства в промышленности и сельском хозяйстве,
производительность труда. Росло отставание от Запада, переходившего к новому этапу НТР. Так,
например, в ГДР, которая являлась одной из наиболее индустриально развитых в
социалистическом лагере, производительность труда в 80-е годы составляла всего 60% от уровня
ФРГ (по другим оценкам – даже 40%).

Попытка модернизации экономики за счет западных кредитов себя не оправдала. Были закуплены
новые технологии и оборудование, но использованы они были неэффективно, расчет на покрытие
займов через экспорт на мировые рынки не оправдался. Задолженность многих стран превысила
допустимые пределы и усугубила экономические проблемы. Так, внешний долг (только Западу)
Польши, ГДР и Румынии составлял примерно по 20 млрд. долларов, а Болгарии – 9 млрд.

Тяжелый удар по экономике региона нанес топливно-энергетический кризис, охвативший в 70-е


годы весь мир. Западные страны перешли на энерго- и ресурсосберегающие технологии, а
государства – члены СЭВ – нет.

К середине 80-х годов экономика стран Центральной и Юго-Восточной Европы оказалась в


состоянии кризиса. Большинство предприятий были убыточными. Себестоимость продукции
росла, импорт намного превышал экспорт. Ситуация усугублялась слабостью аграрного сектора,
который оказался не в состоянии удовлетворить продовольственные и сырьевые потребности
восточноевропейских стран. Урожайность зерновых культур в странах СЭВ составляла в начале
80-х годов менее половины этого показателя в государствах ЕС. Это вынуждало импортировать
зерно и продовольствие из капиталистических стран. Например, Болгария ввозила из-за рубежа
зерно, картофель, лук и другие продовольственные товары, хотя имела исторически развитое
сельское хозяйство.
Бюрократическая система, жесткое централизованное планирование препятствовали
эффективному развитию экономики. Это обусловливало слабое развитие социальной сферы и
замедление роста жизненного уровня населения, а с середины 80-х годов – его снижение в ряде
стран. Жизненный уровень даже в наиболее развитых странах (Чехословакии и ГДР) был ниже,
чем у капиталистических соседей.

В многонациональных государствах игнорировалось существование межнациональных проблем, а


в национальной политике имелись ошибки и преступления. Например, в Болгарии в 1984 г.
началась массовая кампания по насильственной ассимиляции мусульман и этнических турок. В
Румынии проводилось принудительное переселение венгерского населения в города. В
Чехословакии, несмотря на конституционный закон 1968 г. о федерации Чехии и Словакии,
реального равноправия республик не было.

Рос скепсис по отношению к социализму как общественному строю и к марксизму-ленинизму как


идеологии. Этому способствовали как рост уровня культуры и образования, так и развитие
телекоммуникаций и туризма. Негативную реакцию вызывали многочисленные свидетельства
морального разложения партийно-государственной верхушки. Огромную работу по пропаганде
западного образа жизни проводили «радиоголоса» и специальные идеологические центры в
Европе и США. Середина 80-х годов характеризовалась в странах региона формированием
системного кризиса социализма, который охватил все сферы - политику, экономику, идеологию.

Формально изменения, начавшиеся в Советском Союзе в 1985 г., были одобрены и поддержаны
руководством коммунистических партий восточноевропейских стран. Были сделаны аналогичные
заявления, приняты соответствующие постановления и решения. Но в действительности советская
«перестройка» вызвала резко негативную реакцию, особенно так называемое «новое политическое
мышление», тезис о свободе выбора. Как и в Советском Союзе, реальных изменений в
политической системе и экономике не произошло. В то же время имело место ослабление
Организации Варшавского договора и СЭВ, резкое сокращение экономической помощи со
стороны СССР.

В 1989–1990 г. во всех восточноевропейских государствах произошли радикальные перемены, в


результате которых коммунистические партии были отстранены от власти. Они получили два
названия: а) «бархатные» революции (имеется в виду, что смена правящих политических сил
произошла мирно, без насилия и крови, определенное исключение составили лишь Румыния и
Югославия); б) демократические революции (подразумевается переход от тоталитаризма к
демократии).

Существует несколько точек зрения на характер событий 1989–1990 г. Наиболее


аргументированная и общепринятая заключается в том, что это были массовые народно-
демократические революции. В итоге массовых выступлений (особенно в ГДР, Чехословакии,
Румынии) к власти пришли новые политические силы, которые и начали осуществлять перемены
революционного содержания. В Польше, Венгрии, Югославии они хотя и не сопровождались
массовыми движениями именно в это время, но явились результатом длительных эволюционных
процессов 80-х годов. Эта эволюция произошла под давлением масс и привела к революционным
политическим переменам.

Обращает на себя внимание масштабность перемен на рубеже 80-90-х годов. В течение примерно
года, с середины 1989 до середины 1990 г., произошла серия революций в странах Центральной и
Юго-Восточной Европы. Имело место невиданное в Европе с 1848 г. явление – цепная реакция
воздействия одной страны на другие. В июне 1989 г. антисоциалистическая оппозиция победила
на парламентских выборах в Польше. В октябре этого же года на съезде Венгерской
социалистической рабочей партии победило реформаторское направление, которое
реорганизовало ВСРП в социал-демократическую партию и высказалось за рыночную экономику,
многообразие форм собственности. В ноябре пленум ЦК Болгарской компартии сместил
Т.Живкова, а в Чехословакии после студенческих волнений КПЧ была отстранена от власти. В
ноябре-декабре 1989 г. было сформировано коалиционное правительство в ГДР. Декабрь принес
свержение режима Чаушеску в Румынии. В январе 1990 г. произошел фактический распад СКЮ,
началась дезинтеграция Югославии. В мае 1990 г. всеобщая стачка привела к формированию
коалиционного правительства в Албании.

Революции 1989–1990 г. в странах региона явились результатом общенациональных кризисов,


сочетания внутренних и внешних факторов. Основной внешнеполитической предпосылкой
явилась «перестройка» в СССР, подготовившая слом прежней системы идейно и политически:
имеется в виду гласность, новое в идеологии, отказ Москвы от диктата в социалистическом
лагере. Анализируя внутренние факторы, следует в первую очередь подчеркнуть, что социализм
как путь развития и его сталинская модель были для стран Европы в целом инородны. Ни одна из
них не смогла к нему адаптироваться ни через национальную специфику, ни через частичные
реформы, ни через кризисы. Консервативная административно-командная система превратилась в
тормоз развития: фактическая однопартийность не позволяла учитывать требования времени;
монополия на власть вела к политической и моральной деградации руководящего слоя партийно-
государственного и хозяйственного аппарата; господствующая идеология оказалась в состоянии
стагнации.

37. Внешнеполитический курс КНР при Мао Цзэдуне и его преемниках.


 1окт1949 - в Пекине провозглашено образование КНР. Советский Союз был первым
государством, признавшим КНР (октябрь 1949).
 14 февраля1950 - советско-китайский договор о Дружбе, союзе и взаимной помощи,
соглашения о передаче Советским Союзом КНР всех своих прав по совместному
управлению Китайской Чаньчуньской железной дорогой (КЧЖД), выводе советских войск
из совместного использования военно-морской базы Порт-Артур, предоставление КНР на
льготных условиях долгосрочного кредита в размере 300 млн. $.
 1950 - большинство членов ООН отклонило внесенную Советским Союзом резолюцию о
непризнании полномочий в ООН гоминдановской делегации. США продолжает оказывать
всестороннюю поддержку Чан Кайши; в конце 1949 запретило торговые операции с КНР и
арест на имущество КНР в США. Во время войны в Корее (1950—53) КНР вместе с СССР
и др. соц странами - помощь КНДР.
 после смерти Сталина (1953) китайская пропаганда все более определенно проводила
мысль о том, что освободившееся место «лидера мирового коммунистического движения»
должен занять именно Мао Цзэдун как наиболее «авторитетный» деятель среди
руководителей соц стран.

II с 1958 г. Начинает меняться характер внешнеполитического курса КНР (отличался от позиций


СССР и его союзников отношением к разрешению важнейших междунар проблем):

 август1958 – китайские войска обстреляли о-ва Цзиньмынь и Мацзу в Тайваньском


проливе, находившееся под контролем режима Чан Кайши. Т. о., руководство КНР
стремилось напомнить мировому сообществу о своих претензиях на эти территории.
Инцидент грозил перерасти в более масштабный конфликт с участием США, но СССР в
тот момент встал на защиту КНР, и вскоре инцидент был исчерпан.
 1959 – инцидент на границе с Индией (его удалось урегулировать, но отношения между
гос-ми ухудшились на долгие годы).
 начиная с 1958г – советско-китайские отношения идут на убыль (особенно ярко
проявилось во время визитов Хрущева в Пекин в 58 г и празднование десятилетия КНР:
советский лидер тогда ответил отказом на просьбу Мао предоставить КНР технологии
производства атомного оружия, также Мао выказывал неудовольствие по поводу
осуждения культа личности Сталина). Было ясно, что китайские лидеры ведут дело к
расколу коммунистического движения. На сторону КПК стали лишь лидеры Албании, а
руководители ДРВ и КНДР заняли в их отношении сочувствующую позицию, при этом
сохраняя свои связи с СССР. !!! 22-й съезд КПСС 1961г стал последним, на котором
присутствовала китайская делегация, покинувшая его еще до окончания съезда (китайцы
были недовольны новой критикой культа личности Сталина).

Окончательно разногласия между двумя партиями были сформулированы в 1963г., когда в адрес
КПСС из Пекина поступило письмо «Предложение о ген линии междунар ком движения».
Китайские лидеры призывали к открытому противоборству между социализмом и капитализмом
(«действовать острием против острия»). СССР был объявлен страной «современного
ревизионизма». Он и его союзники обвинялись в «реставрации капитализма». В 1964г. советские
лидеры в ответ обвинили своих китайских оппонентов в отходе от согласованной линии междунар
ком движения. т.о., обе стороны начали соревнование в том, кто из них является «истинными
марксистами». С весны 1965г. отношения между КПСС и КПК были фактически прерваны.

 с начала 60-х в основу официальной внешнеполитической линии КНР была положена т.н.
«теория промежуточных зон», позднее трансформированная в концепцию о «гегемонии
двух сверхдержав». Суть ее сводилась к провозглашению новой роли КНР в качестве
«третьей силы» в противоборстве между СССР и США. К этой силе должны были
примкнуть гос-ва как Запада, так и Востока, недовольные гегемонией двух сверхдержав.

III с начала 70-х - сближение позиций КНР и США на междунар арене.

 1971 – представитель КНР занял место в ООН, начало развития двустороннего


сотрудничества.
 1972 – первый в истории официальный визит президента США в Китай. Никсон был
принят всеми высшими китайскими руководителями, включая Мао. Было подписано
Шанхайское коммюнике (обоюдное стремление к дальнейшему продолжению диалога в
различных областях).

СССР и страны соц блока восприняли этот шаг как дальнейшее отступление от идеалов
социализма.

 1974 – китайское руководство выдвигает «теорию трех миров», обосновывавшая


сближение КНР с США и другими западными державами тем, что якобы американский
империализм уже не представляет для развивающихся стран такой опасности, как
Советский Союз. Поэтому народы всего мира должны блокироваться в борьбе именно с
этим, «самым опасным», противником. Такая линия была определяющей во внешней
политике КНР вплоть до конца 70-х.

Проблема «двух Китаев»: после гражданкой войны правительство Чан Кайши бежало на Тайвань,
где было сохранено прежнее гос образование – Китайская Республика, развивавшаяся по
капиталистическому пути и претендовавшая на место единственного законного представителя
китайского народа на междунар арене. Долгое время там оставалась однопартийная система в
лице партии ГМД. Проблема заключается в том, что КНР не признает Тайвань суверенным гос-ом
и более того считает, что это ее территория. Мировое сообщество также не признает Тайвань и не
устанавливает с ним дип отношений. США является фактическим покровителем Тайваня. 1972 –
США - вопрос Тайваня должны решать сами китайцы. Но в то же время США продолжает
поддерживать Тайвань экономически, активно вести с ним экономические отношения, как и
другие страны. С другой стороны, Тайвань всячески пытается добиться признания на мировой
арене.

"тайваньскую проблему" нельзя отнести к этническому конфликту, т.к. население и материкового


Китая (КНР), и Тайваня - ханьцы. политический характер этой проблемы. Правительство КНР не
признает юр нез-ть Респ Китай и не подд-т дип отн с теми странами, кот призн-т ее суверенным
гос-м. Китай наст-т, чтобы его партнеры признавали Тайвань и Тибет частью КНР. КНР не
возражает против разв-я гражд эк и культ связей Тайваня с заруб-и странами. Однако КНР против
акций Тайваня, напр на "расш-е межд жизн простр-ва" и имеющих целью раскол страны под
видом "двух Китаев" либо "одного Китая и одного Тайваня".

38. Международные конфликты на полуострове Индостан (индо-пакистанский,


китайско-индийский).
Отношения между Индией и Пакистаном уже довольно длительный период времени носят
напряженный характер из-за ряда серьёзных разногласий, возникших фактически сразу же после
обретения ими статуса независимых государств.
В 1947 г. произошёл раздел Британской Индии, что привело к созданию напряженности вокруг
статуса Кашмира и, в результате, к многочисленным военным конфликтам между этими двумя
странами. Даже учитывая, что эти два государства Южной Азии объединяют общие
географические, исторические, культурные и экономические связи, их отношения полны
враждебности и подозрительности. Протяжённость государственной границы между странами
составляет 2,912 км.

После распада Британской Индии в 1947 г. были сформированы новые суверенные государства:
Индийский Союз и Доминион Пакистан. Раздел бывшей Британской Индии привел к
вынужденному переселению до 12,5 млн человек, от нескольких сотен тысяч до миллиона человек
при этом погибли. Индия стала светским государством с большинством индуистского населения, а
Пакистан стал исламским государством с большинством мусульманского населения.

Вскоре после обретения независимости Индия и Пакистан установили дипломатические


отношения, но насильственный раздел и многочисленные территориальные споры вызвали
ухудшение их отношений.

В результате, Индия и Пакистан пережили три крупные войны, одну необъявленную войну и
принимали участие в многочисленных вооруженных стычках и противостояниях. Вопрос о
принадлежности Кашмира (Кашмирский вопрос) является главной причиной всех этих
конфликтов, за исключением индо-пакистанской войны 1971 г., которая привела к отделению
Восточного Пакистана (совр. Бангладеш).

Между тем, предпринимались многочисленные попытки улучшить отношения между Индией и


Пакистаном (саммит в Шимле, саммит в Агре и саммит в Лахоре).

С начала 1980-х годов отношения между двумя странами испортились ещё сильнее, особенно
после конфликта в Сиачене (Сиаченский конфликт), восстания в Джамму и Кашмире, индийских и
пакистанских ядерных испытаний, а также Каргильской войны.

В то же время были предприняты некоторые меры по укреплению доверия: подписание


соглашения о прекращении огня в 2003 г., запуск автобуса по маршруту Дели-Лахор. Однако эти
усилия были перечеркнуты периодическими террористическими атаками. В 2001 г. произошло
нападение на индийский парламент, что поставило эти две страны на грань ядерной войны. В 2007
г. произошёл подрыв пассажирского поезда Samjhauta Express, в результате чего погибло
несколько десятков гражданских лиц. В 2008 г. произошла атака на Мумбаи, когда мусульманские
террористы убили порядка 160 граждан Индии в ходе этого нападения, в результате чего Индия
прекратила мирные переговоры с Пакистаном.

Индо-пакистанский конфликт в начале XXI века обострился тем, что оба государства разработали
(или получили от своих покровителей) ядерное оружие и активно наращивают свою военную
мощь. Сегодня поставки оружия в Пакистан осуществляет США, а поставки оружия в Индию
осуществляет Россия.

В хронологическом плане индо-пакистанский конфликт – противостояние между Индией и


Пакистаном, продолжающееся с момента получения ими независимости в 1947 г., - разделяется на
несколько важнейших этапов:

 Первая индо-пакистанская война (Первая кашмирская война, 1947-1949 гг.);


 Вторая индо-пакистанская война (Вторая кашмирская война, 1965 г.);
 Третья индо-пакистанская война (1971 г.), которая связана с войной за независимость
Бангладеш;
 Сиаченский конфликт (с 1984 г.) – малоинтенсивный пограничный конфликт на леднике
Сиачен, характерной особенностью которого было то, что основную часть потерь обе
стороны несли не в результате действий противника, а от тяжёлых климатических условий
(с 2003 г. на Сиачене действует прекращение огня);
 Каргильская война (1999 г.), которая в отличие от трёх предыдущих вооружённых
конфликтов не носила широкомасштабного характера.
Главной причиной индо-пакистанского конфликта является спор вокруг принадлежности региона
Кашмир. По итогам войны 1947-1949 гг. Индия получила контроль над примерно 2/3 территории
региона, Пакистан получил контроль над примерно 1/3 территории региона. Кашмирский
конфликт привёл к возникновению напряжённости в отношениях между двумя странами, в целом
сохраняющейся до сих пор.

В отличие от Индии, Пакистан считает Кашмирский конфликт международным спором, и


сохраняет за собой право выносить данный вопрос на обсуждение на международных форумах,
допуская посредничество других государств. Он требует проведения плебисцита, ссылаясь на
соответствующие резолюции ООН. Пакистан говорит о невозможности начала переговоров с
Индией по каким-либо прочим вопросам без первоочерёдного решения кашмирской проблемы.

Индия же выступает против признания кашмирской проблемы международным спором и


отвергает какую-либо возможность плебисцита. Главным требованием Индии является
прекращение «трансграничного терроризма» - прямой поддержки Пакистаном мусульманских
боевиков в индийском штате Джамму и Кашмир. Индия выступает за необходимость ведения
переговоров по кашмирской проблеме без обязательной увязки её со всеми остальными
двусторонними спорными моментами и претензиями (всего их насчитывается семь).

Первая индо-пакистанская война – вооружённый конфликт между Индией и Пакистаном,


возникший после раздела Британской Индии.

Причиной конфликта стал спор о принадлежности княжества Джамму и Кашмир, где преобладало
мусульманское население (поэтому он должен был отойти Пакистану), но правящая верхушка
состояла из индусов и махараджа Кашмира принял решение о присоединении к Индии.

Во время раздела Британской Индии в августе 1947 г. в княжестве Джамму и Кашмир правил
махараджа Хари Сингх, индуист, однако 77 % его подданных были мусульманами. В нескольких
районах княжества вспыхнуло восстание против махараджи. Затем, 21 октября 1947 г. ополчение
пуштунских племён афридиев, юсуфзаев и масудов с территории Пакистана, а потом и
«пакистанские добровольцы» вторглись в княжество на помощь восставшим единоверцам-
мусульманам.

24 октября 1947 г. на территории, занятой ими, было провозглашено создание суверенного


образования Азад Кашмир («Свободный Кашмир») и вхождение всего княжества в состав
Пакистана. В ответ на это Хари Сингх заявил о присоединении Кашмира к Индии и обратился к
индийскому правительству за военной помощью.

Спешно посланные в Кашмир индийские войска остановили пакистанские войска недалеко от


столицы Кашмира – города Сринагар. Затем, 28 октября – 22 декабря 1947 г. состоялись
переговоры между Индией и Пакистаном по проблеме принадлежности Кашмира. На этих
переговорах стороны в принципе признали необходимость свободного волеизъявления населения
Кашмира. Однако военные действия не были приостановлены, в них вскоре оказались
задействованы регулярные воинские части Пакистана. Бои приняли затяжной характер и
продолжались почти год. Эти события считаются первой индо-пакистанской войной.

К 1 января 1949 г. боевые действия были прекращены, а в августе 1949 г. под контролем ООН
была проведена Линия прекращения огня, разделившая Кашмир на две части – подконтрольные,
соответственно, Индии (60 %) и Пакистану (40 %). В регион прибыли военные наблюдатели ООН.

Несколько резолюций ООН (21 апреля и 13 августа 1948 г. и 5 января 1949 г.) призывали обе
стороны к выводу войск и проведению плебисцита, однако ни Индия, ни Пакистан не пожелали
вывести свои части, заявляя об оккупации части Кашмира противоположной стороной. СССР с
самого начала считал Азад Кашмир незаконно оккупированной территорией Индии. США
заявляли о «нерешённой проблеме», но фактически поддерживали Пакистан. В 1956 г., после
принятия закона о новом административном делении страны, Индия предоставила своим
кашмирским территориям статус штата Джамму и Кашмир. Летней столицей штата остался
Сринагар, зимней стал город Джамму. Линия прекращения огня превратилась де-факто в
государственную границу между Индией и Пакистаном.
Из территории Кашмира, находящейся под пакистанским контролем, большая часть земель была
выделена в особое Агентство северных территорий в составе Пакистана со столицей в городе
Гилгит, а в составе Азад Кашмира осталось лишь 2169 кв. км. в виде узкой полосы вдоль Линии
прекращения огня. Резиденцией правительства Азад Кашмира стал Музаффарабад. Азад Кашмир
имеет статус государства, ассоциированного с Пакистаном. Это квазигосударственное
образование формально имеет даже свои вооружённые силы.

Обладание хотя бы частью Кашмира имеет особую важность для Пакистана, поскольку это
отрезает Индию от непосредственного выхода в Центральноазиатский регион и к Афганистану, а
Пакистан получает общую границу с Китаем.

После индо-китайской войны 1962 г. пакистанское руководство начало переговоры с КНР о


демаркации границы в Кашмире. В 1963 году, после подписания пакистано-китайского
пограничного соглашения, у Китая оказалась, как полагают индийцы, часть законной индийской
территории, долина Шаксгама (в дополнение к тому, что Китай оккупировал Аксайчин, ещё одну
часть Кашмира, с начала 1950-х годов).

После того, как в результате первой индо-пакистанской войны 1947-1949 гг. Индия получила
большую часть спорной территории штата Джамму и Кашмир, Пакистан постоянно искал способы
отобрать Кашмир себе. Удобная возможность предоставилась после китайско-индийской
пограничной войны 1962 г., когда Индия занялась большим перевооружением своей армии. В этот
период уступающие в численности войска Пакистана получили качественное преимущество над
войсками Индии, и первый решил этим воспользоваться.

В декабре 1963 г. пропажа священной реликвии из мечети Хазратбал в Сринагаре вызвала


волнения среди мусульман в Кашмирской долине, и Пакистан это расценил как готовность масс к
революции. Командование пакистанских вооружённых сил посчитало, что тайные операции в
сочетании с угрозой войны позволят решить Кашмирский конфликт в пользу Пакистана.

План операции, получившей название «Гибралтар», был подготовлен ещё в 1950-х годах, и теперь
было решено пустить его в ход.

Операция «Гибралтар» - секретная операция Пакистана, пытавшегося вызвать восстание в


контролируемой Индией части штата Джамму и Кашмир. Послужила поводом к второй индо-
пакистанской войне 1965 г.

В конце июля – начале августа 1965 г. пакистанские военные, члены групп специального
назначения, а также иррегулярных формирований стали пересекать линию контроля и
просачиваться на контролируемую индийскими войсками территорию. Там они занимали
господствующие высоты и подстрекали население к восстанию, которое должно было быть
поддержано пакистанскими войсками. Параллельно с агитацией, проникшие на индийскую
территорию подразделения занялись и диверсионной деятельностью: разрушали дороги, мосты и
тоннели, атаковали склады, штабы и аэродромы.

Несмотря на старание пакистанцев, восстало лишь четыре округа. В целом кашмирское население
оказалось не склонным к сотрудничеству; наоборот, люди стали предупреждать индийские власти
о готовящихся акциях и сдавать агитаторов. На охрану границы немедленно выдвинулась
индийская армия, которая стала атаковать диверсионные группы; большинство нарушителей
границы было взято в плен. Индия обвинила Пакистан в засылке боевиков, а пакистанское
правительство отрицало всякую причастность. Тем не менее вскоре выяснилось, что задержанные
были пакистанцами, а некоторые из них даже оказались офицерами вооружённых сил Пакистана;
войска ООН в Кашмире также подтвердили факт пакистанского вмешательства.

15 августа 1965 г. после артиллерийской подготовки индийская армия вторглась в Азад Кашмир,
чтобы уничтожить лагеря боевиков. Успех воодушевил индийские войска, так как пришёлся на
День независимости Индии. Бои продолжались до конца месяца, пока под индийский контроль не
перешли важные участки, через которые осуществлялось снабжение боевиков.
Чтобы ослабить давление на 12-ю дивизию и защитить Музаффарабад от индийской армии,
пакистанское командование начало 1 сентября 1965 г. операцию «Большой шлем». Однако Индия
нарушила планы Пакистана, решив не ограничивать конфликт районом Кашмира, а начав боевые
действия в Пенджабе. Так началась вторая индо-пакистанская война.

Вторая индо-пакистанская война – вооружённый конфликт между Индией и Пакистаном,


произошедший в августе – сентябре 1965 г. Начавшись с попытки Пакистана поднять восстание в
индийской части спорного штата Кашмир, конфликт вскоре принял характер пограничной войны
между двумя государствами. Боевые действия не выявили победителя. Война завершилась вничью
после вмешательства ООН.

Весной 1965 г. между Индией и Пакистаном произошёл пограничный конфликт из-за пустынной
территории Большой Качский Ранн. Кто спровоцировал конфликт, остаётся неясным, но в марте –
апреле 1965 г. на границе произошли вооружённые столкновения между пограничниками обеих
стран, вооружённые силы обеих стран были приведены в полную боевую готовность и стянуты к
границе. Конфликт не успел разгореться в полную силу: в него вмешалась Великобритания, при
посредничестве которой стороны 30 июня 1965 г. заключили соглашение о прекращении огня.
Спор вокруг Качского Ранна был полностью урегулирован 4 июля 1969 г., заключёнными в
Исламабаде соглашениями: Пакистан получил 900 км² территории, хотя претендовал на
значительно больший участок.

События в Качском Ранне, по всей видимости, убедили пакистанское руководство в превосходстве


национальной армии над индийской, и склонили его к силовой попытке решения Кашмирской
проблемы. По итогам первой индо-пакистанской войны 1947-1948 гг. штат Кашмир был разделён
на две части, отошедшие враждующим сторонам. Пакистан не оставлял надежды установить
контроль над индийской частью штата. Пакистанские спецслужбы начали засылку в индийский
Кашмир подготовленных диверсантов, которые должны были поднять там восстание в начале
августа 1965 г. и развернуть партизанскую войну против индийцев. Эта операция, носившая
кодовое название «Гибралтар», полностью провалилась. Индийцам стало известно, что
диверсанты прибывают из пакистанской части штата, и 15 августа 1965 г. индийская армия
вторглась туда, чтобы уничтожить лагеря подготовки боевиков.

Оборонявшая этот район 12-я пакистанская дивизия не могла сдержать наступления индийского
корпуса, и очень скоро угроза захвата нависла над Музаффарабадом, «столицей» пакистанского
Кашмира. Чтобы ослабить давление противника на 12-ю дивизию, пакистанское командование 1
сентября 1965 г. развернуло наступление на индийскую часть Кашмира. С этого момента между
Индией и Пакистаном шла открытая война. Индия не остановилась перед эскалацией боевых
действий, впервые вынеся их за пределы Кашмира 6 сентября 1965 г., когда индийская армия
вторглась уже на территорию Пакистана. Удар наносился в направлении крупного города Лахор.
Войска дошли почти до самого Лахора, после чего были отброшены назад пакистанской
контратакой.

В дальнейшем обе стороны несколько раз проводили наступления и контрнаступления, пытаясь


достичь какого-либо крупного успеха. Гордость пакистанской армии, 1-я танковая дивизия, начала
продвижение в направлении индийского города Амритсар, имея задачу захватить его, однако
попала в засаду возле селения Асал-Уттар и понесла большие потери в ходе, возможно, самого
знаменитого сражения индо-пакистанских войн. В свою очередь, индийцы не сумели прорвать
пакистанскую оборону на сиалкотском направлении, хотя в упорных боях всё же захватили
населённый пункт Филлора.

Боевые действия в Восточном Пакистане особого накала не имели, хотя авиация сторон регулярно
бомбила места дислокации войск и базы снабжения.

22 сентября 1965 г. Совет Безопасности ООН принял резолюцию, призывавшую враждующие


стороны прекратить боевые действия. 23 сентября 1965 г. война окончилась. При посредничестве
СССР в январе 1966 г. президент Пакистана Айюб Хан и премьер-министр Индии Шастри
подписали Ташкентскую декларацию, которая подвела итоговую черту под войной.
Ташкентская декларация 1966 г. – дипломатическое соглашение, подписанное 10 января 1966 г. в
результате встречи в Ташкенте президента Пакистана М. Айюб Хана с премьер-министром Индии
Л. Б. Шастри при участии председателя Совета Министров СССР А.Н. Косыгина. Встреча была
предпринята по инициативе СССР для нормализации отношений между Индией и Пакистаном
после войны между двумя странами в 1965 г.

Декларация предусматривала меры по ликвидации последствий конфликта, в том числе отвод


вооружённых сил обеих стран на позиции, которые они занимали до начала боевых действий,
возобновление нормальной деятельности дипломатических представительств, обсуждение мер по
восстановлению между Индией и Пакистаном экономических и торговых связей.

На другой день после подписания декларации премьер-министр Индии Лал Бахадур Шастри
скончался в Ташкенте.

Индо-пакистанская война 1965 г. завершилась без убедительной победы какой-либо из сторон. И в


Индии, и в Пакистане государственная пропаганда сообщала об успешном завершении войны.
Продолжавшаяся месяц война унесла более 5 тысяч жизней, были уничтожены сотни танков и
десятки самолётов, хотя цифры потерь, приводимые официальными источниками с обеих сторон,
полностью расходятся друг с другом.

В декабре 1971 г. произошла третья, самая крупная индо-пакистанская война. Причиной войны
стало вмешательство Индии в гражданскую войну, шедшую в Восточном Пакистане.

Война окончилась капитуляцией пакистанских войск в Восточном Пакистане, отторжением от


Пакистана этой провинции и провозглашением там независимого государства Бангладеш. Бои шли
и в Кашмире, хотя там ни одной из сторон не удалось добиться решающего успеха. Летом 1972 г.
в городе Симла в Индии главы обоих государств подписали соглашение, которое закрепило
результат войны и согласно которому стороны обязались впредь разрешать все спорные вопросы
мирным путём. Согласно соглашению, в Кашмире была установлена Линия контроля, почти
совпавшая с Линией прекращения огня 1949 года. Симлское соглашение, однако, по-разному
толкуется каждой из сторон.

Война 1971 года стала самой крупной в череде индо-пакистанских конфликтов.

В конце 1980-х годов обстановка в Джамму и Кашмире сильно обострилась на фоне общего
социально-экономического кризиса. Там резко активизировалась деятельность сразу нескольких
террористических организаций, требовавших «свободы оккупированного Индией Кашмира» под
исламскими лозунгами. Пакистанские власти стали снабжать боевиков оружием и предоставили
им на своей территории лагеря для подготовки. В действиях террористических групп в Джамму и
Кашмире значительное участие принимали и афганские моджахеды.

Кроме того, произошли столкновения регулярных войск Индии и Пакистана на Линии контроля в
1984-1986 гг. на высокогорном леднике Сиачен близ китайской территории. Линия контроля не
проходит по этому леднику (по соглашению 1949 года Линия прекращения огня должна была
устанавливаться «до ледников»), таким образом он является фактически территорией с
неопределённым статусом.

Сиаченский конфликт (13 апреля 1984 г. – 3 января 1987 г.) – вооружённый конфликт между
Пакистаном и Индией за спорную территорию ледника Сиачен. Завершился победой Индии над
Пакистаном и преходом Сиачена под индийский контроль.

К началу 1984 г. Пакистан готовился к войне с Индией за территорию хребта Салторо и ледника
Сиачен. Однако Индия нанесла первый удар, начав операцию Мегхдут в апреле 1984 г. Полк
индийских солдат был переброшен по воздуху на Сиачен, они захватили контроль над двумя
проходами: Сиа-ла и Билфорд-Ла, которые открывали выход на стратегическое Каракорумское
шоссе. Пакистан тщетно пытался вернуть эти проходы в конце 1984 и 1985 гг.

В 1986 г. пакистанская армия вновь потерпела поражение на данном участке фронта. Проявив
военную выучку и мастерство скалолазания, Бана Сингх захватил пакистанский блокпост на
высоте 6400 м. Данный блокпост был переименован в «Бана», в честь мужества офицера
индийской армии.

Чтобы выбить войска Индии из Билфорд-Ла, Пакистан отправил элитные группы коммандос в
1987 г. Генерал Первез Мушарраф лично командовал этим спецподразделением. В сентябре 1987
г. завязался бой, в котором Индия вновь одержала победу над Пакистаном. Хотя Пакистан и
потерпел неудачу в своей попытке захвата Билфорд-Ла, Индии так и не удалось захватить
стратегически важный город Хаплу, столицу пакистанского округа Гханче.

В настоящее время Пакистан поддерживает три батальона на границе с Сиачен, а Индия имеет
семь батальонов на данном участке границы. Огромный отток денежных средств на поддержание
войск в этом регионе заставил Индию и Пакистан открыть диалог для мирного размежевания
Сиачена без территориального ущерба с обеих сторон. Но эти переговоры так ничем и не
кончились, большая часть ледника Сиачен контролируется индийскими властями.

С 1987 по 2001 гг. в Кашмире практически не было дня без обстрела погранзастав той или иной
стороны, нередко с применением артиллерии.

В 1990 г. в Джамму и Кашмире в связи с резкой эскалацией деятельности боевиков было введено
прямое президентское правление и в штат были введены индийские войска численностью до 20
дивизий.

В 1999 г. начался беспрецедентный рост напряжённости в Кашмире. До тысячи боевиков,


проникнувших из Пакистана, преодолели Линию контроля в пяти секторах. Отбросив небольшие
гарнизоны индийских погранзастав, они закрепились на индийской стороне Линии контроля на
ряде тактически важных высот. Их прикрывала пакистанская артиллерия, ведшая огонь через
Линию контроля. Так началась Каргильская война. Этот конфликт окончился победой индийцев,
им к концу июля 1999 г. удалось отбить практически все территории, захваченные боевиками в
первые дни боёв. Итог: прекращение огня, возврат к довоенным позициям.

Каргильская война – пограничный вооружённый конфликт между Индией и Пакистаном,


произошедший 3 мая – 26 июля 1999 г.

В конце 1998 г. и начале 1999 г. в отношениях между Индией и Пакистаном наметилось заметное
потепление. Состоялось несколько встреч на высшем уровне, в феврале премьер-министр Индии
А. Б. Ваджпаи посетил пакистанский город Лахор, где открыл автобусное сообщение между
Лахором и Амритсаром. Была подписана Лахорская декларация, призванная снизить риск
случайного или несанкционированного применения этими странами ядерного оружи (в 1998 г. обе
страны провели ядерные испытания). В то же время ключевой проблемой двусторонних
отношений оставался вопрос о штате Джамму и Кашмир, разделённом линией контроля после
войны 1947-1948 гг. В индийской части штата продолжали действовать партизаны, стремящиеся к
отделению её от Индии и присоединению к Пакистану. На линии контроля постоянно
происходили артиллерийские перестрелки между двумя странами.

Не все представители пакистанской военной элиты поддерживали курс на сближение Пакистана с


Индией. В генеральном штабе пакистанской армии был разработан план проникновения в
индийскую часть штата и занятия ряда позиций в горах в округе Каргил, вероятно, с целью
заставить индийцев покинуть находящийся восточнее ледник Сиачен, место спорадических
боевых действий между пограничниками двух стран с 1980-х годов.

Конфликт окончился формально победой индийцев, поскольку им удалось отбить практически все
территории, захваченные боевиками в первые дни боёв.

Победу удалось одержать ценой крайне высокого напряжения войск, создавая многократный
численный перевес, с применением тяжёлого вооружения – при том, что боевики были оснащены
только лёгким и стрелковым оружием (пакистанская артиллерия, хотя и давала о себе знать,
применялась всё же довольно узко).
Политические последствия были для Пакистана весьма плачевны. Поражение сказалось на
моральном состоянии вооружённых сил страны и в целом нанесло ущерб репутации пакистанских
военных и правительства. Напряжённые отношения, сложившиеся после войны между преьмер-
министром Н. Шарифом и начальником штаба сухопутных сил П. Мушаррафом, вылились в
переворот и смещение Н. Шарифа с поста главы правительства. В Пакистане снова, после 12-
летнего перерыва, пришли к власти военные.

Конфликт оставил за собой массу нерешённых вопросов, что привело к очередному


противостоянию в 2001-2002 гг.

Противостояние Индии и Пакистана (13 декабря 2001 г. – 10 октября 2002 г.) стало крупнейшим
приграничным противостоянием вооруженных сил в истории современных индо-пакистанских
отношений. Поводом к началу противостояния стали нерешённые вопросы, которые оставила
после себя Каргильская война 1999 г. Итог: вмешательство сторонних государств, урегулирование
конфликта.

После Каргильской войны 1999 г., в 2001 г. произошла эскалация конфликта между Индией и
Пакистаном.

В мае 2001 г. глава Пакистана П. Мушарраф в ответ на приглашение посетить Индию дал
принципиальное согласие нанести такой визит. Эта встреча на высшем уровне завершилась
безрезультатно, поскольку ни одна из сторон не пожелала отойти от своей давно известной
позиции по кашмирской проблеме. Тем не менее, сам факт проведения встречи был значим,
поскольку стороны признали возможность вести диалог друг с другом и проявили желание
возобновить прерванный переговорный процесс.

Однако после встречи возобновились, несколько затихшие после окончания Каргильского кризиса
перестрелки на Линии Контроля между регулярными частями обеих стран. В октябре в Кашмире
произошло несколько терактов, а после нападения 13 декабря 2001 г. группы боевиков на здание
индийского парламента в Дели (13 декабря 2001 г. группа из пяти вооруженных человек проникла
в здание Индийского парламента, убив семерых человек, что стало причиной нового
противостояния на границе) Индия, обвинившая Пакистан в пособничестве террористам, начала
перебрасывать войска к границе с Пакистаном и Линии контроля в Кашмире.

Весь декабрь 2001 г. и январь 2002 г. оба государства вновь балансировали на грани войны. Обе
стороны подтянули к международной границе многочисленные армейские формирования: в
рамках операции «Паракрам» («Мощь») Индия и в рамках операции «Сангхарш» («Борьба»)
Пакистан, сконцентрировали по 500000 военнослужащих.

Начались военные учения, обе стороны балансировали на грани войны. Пик напряженности
возник в мае – июне 2002 г. Три четверти сухопутных сил Индии и практически все сухопутные
силы Пакистана были подтянуты к границе. Появилась реальная угроза применения сторонами
ядерного оружия. Любая случайность могла спровоцировать начало ядерной войны между
странами с большим количеством жертв. Стороны удалось успокоить только после
международного вмешательства: США вели переговоры с Пакистаном, а Россия вела переговоры с
Индией. Фактически противостояние между Индией и Пакистаном закончилось 10 июня 2002 г.

В октябре 2002 г. войска обеих стран полностью покинули приграничную зону.

В настоящее время длина границы между Индией и Пакистаном составляет 2912 километров.
Единственный населённый пункт, через который можно пересечь границу между двумя
государствами, - село Вагах (восточная часть села находится в Индии, западная часть села
находится в Пакистане).

Вагах расположен на старинном великом колёсном пути между городами Амритсар и Лахор.
Через Вагах прошла спорная линия Рэдклиффа в 1947 г. Часть индо-пакистанской границы,
расположенную в Вагахе, часто называют «Берлинской стеной Азии». Здесь каждый вечер
проходит церемония под названием «спуск флагов», первая из которых была проведена в 1959 г.
За соблюдение порядка на границе отвечают пограничные войска Индии и Пакистана.
Существует также «Линия контроля» – демаркационная линия между Индией и Пакистаном,
проведённая по бывшему княжеству Джамму и Кашмир – непризнанная юридически, но de facto
являющаяся границей. Первоначально называлась «Линия прекращения огня», но была
переименована в «Линию контроля» после соглашения в Симле, 3 июля 1972 г. Индийская часть
княжества известна как Джамму и Кашмир. Пакистанская часть княжества известна как Гилгит-
Балтистан и Азад Кашмир. Северная точка линии называется NJ9842.

Существует также Линия фактического контроля (LAC), учитывающая китайские претензии на


Аксай-Чин.

Линия фактического контроля – демаркационная линия между Индией и Китаем, долгое время
бывшая непризнанной юридически, но являющаяся границей de facto. Линия имеет протяжённость
4057 км в длину и включает три участка: западный (проходит через район Ладакх,
рассматриваемый Индией как часть штата Джамму и Кашмир); центральный (ограничивает с
северо-востока индийские штаты Химачал-Прадеш и Уттаракханд); восточный (служит
фактической северной границей штатов Сикким и Аруначал-Прадеш).

Термин «линия фактического контроля» получил юридическое признание в китайско-индийских


соглашениях, подписанных в 1993 и 1996 гг. В соглашении 1996 года указывалось: «ни одно из
государств не может предпринимать действий по пересмотру линии фактического контроля».

39. Получение независимости африканскими колониями европейских держав в 1950-


1970-х гг.: новые границы, конфликты, влияние великих держав. Конголезский
кризис.

Накануне 1945 г. лишь четыре государства Африки были независимы­ми: Египет, Эфиопия,
Либерия (государство, созданное в Западной Африке в середине XIX в. переселенцами из США) и
Южно-Африкан­ский Союз. Вся остальная территория Африки была поделена между
европейскими державами. Самые крупные по территории колониаль­ные владения в Африке
имели Франция, Англия, Бельгия, Португа­лия; были колонии также у Италии и Испании.

Если до Второй мировой войны либерализация колониального уп­равления была пределом


мечтаний многих националистов Африки, то война многое изменила. По территории Африки
прокатывались воен­ные действия; в составе армий Англии, Франции, Бельгии, Южно-
Аф­риканского Союза участвовали в боях свыше 1 млн. солдат из Африки; еще 2 млн. человек
обслуживали нужды колониальных армий в тылу. Возросло значение ресурсов африканских
колоний, стал играть замет­ную роль даже промышленный потенциал.

Поэтому на заключительном этапе войны в повестку дня ставится иная задача — задача,
соразмерная вкладу африканских народов. Неслучайно именно в 1944—1945 гг. во многих
колониях возникают националистические партии и организации, активизируются профсо­юзы,
органы африканской прессы. Разумеется, многие из них созда­вались на старой социальной
основе; им свойственны трибализм, со­перничество племен и лидеров, различных религиозных
групп и этни­ческих общностей. Но в их требованиях впервые звучат радикальные мотивы —
вплоть до независимости.

Состоявшийся сразу после окончания войны в 1945г. Панафри­канский конгресс в Манчестере


отражал эти изменения, на нем уже доминировали представители африканских колоний. Они и
включили в панафриканизм борьбу за независимость Африки.

Было принято подготовленное Кваме Нкрумой«Обращение к коло­ниальным народам мира» с


призывом к независимости. В другом доку­менте — «Заявлении колониальным державам»,
автором которого стал «отец панафриканизма» Уильям Дюбуа,содержалось требование к
ев­ропейским державам предоставить независимость своим африканским колониям. Была принята
и резолюция, адресованная международному сообществу, ООН, с призывом способствовать
освобождению Африки от колониализма.
Державы обещалиосуществить в колониях демократические рефор­мы,предоставить права
коренному населению и допустить его к управ­лению. Во Франциипринята Конституция 1946 г.,
по которой провоз­глашался Французский союз. В нем все колониальные народы получа­ли
равные гражданские права, наряду с французами, ликвидировались любые формы расовой
дискриминации и неравенства. Во всех коло­ниях стали избираться территориальные ассамблеи, а
также предста­вители во французский парламент.

Другая крупнейшая колониальная держава, Англия,стала заключать с каждой колонией


двусторонние соглашения, предоставляя им особые конституции, которые отражали степень
готовности колоний к само­стоятельности; некоторые из них получали право самоуправления.

После 1945 г. панафриканизм идет на спад — произошло размеже­вание движения на левых (во
главе с У. Дюбуа) и правых (во главе с Дж. Пэдмором). Следующий конгресс (последний)
состоялся только в 1974 г., но в конце 1940-х гг. в Африке наблюдается тенденция к объ­единению
политических движений нескольких колоний. Так возник­ли Африканское демократическое
объединение — организация, дей­ствовавшая во французских колониях; Национальный совет
Нигерии и1 Камеруна, объединивший огромную зону колониальных владений Англии.

Для деколонизации Африки имело немаловажное значение про­возглашение независимости


Индии и Пакистана в августе 1947 г. Идеи М.К. Ганди, практиковавшиеся им ненасильственные
формы борьбы, тактика сатьяграхи оказали огромное влияние на лидеров националь­ного
движения в Африке. Это вдохновило их на выдвижение более ак­тивных требований.

Суммируя все вышесказанное, можно определить факторы, привед­шиев итоге к крушению


колониальной зависимостив Африке:

1. Рост национализма в колониях.Возникли движения, координи­рующие такие формы борьбы,


как забастовки, манифестации, бойкоты, различные методы гражданского неповиновения,
агитационные кампании в прессе, петиции в международные организации.

2.Появление национальных элит,претендующих на власть и соот­ветствующее положение в


обществе. Речь идет не только о лидерах на­ционалистов, таких, как К. Нкрума, С. Туре, Д.
Кениата, X. Банда. Сотни африканцев получили блестящее образование в лучших уни­верситетах
мира и претендовали на достойное место в обществе.

3.Потеря экономической эффективности колонийдля метрополий. Затраты на содержание колоний


резко возросли, управление ими ус­ложнилось. Метрополиям стало экономически невыгодно
содержать административный аппарат, социальную сферу, нести расходы по уре­гулированию
внутренних конфликтов.

4.Давление общественного мнения в самих метрополиях и в междуна­родных организациях.После


окончания войны в европейских странах укрепились левые политические силы, которые считали
неприемле­мыми методы колониализма в принципе. Наконец, созданная в 1945 г. Организация
Объединенных Наций активно включилась в процесс деколонизации, взяв под свой контроль
положение в колониях.

5. «Холодная война».Соперничество великих держав в международных отношениях было на руку


африканским народам, борющимся за независимость. Они могли рассчитывать на огромную
помощь СССР и его союзников. Восточный блок стремился чинить препятствия Западу повсюду, в
том числе и в Африке.

Конголезский кризис (1960-1965 гг.) – острый политический кризис, охвативший бывшее


колониальное владение Бельгии Бельгийское Конго после обретения независимости 30 июня 1960
г. Кризис вышел за рамки Конго и стал еще одним крпуным кризисом эпохи «холодной войны».
Уже через месяц после провозглашения независимости от Бельгии Конго стало первой «горячей
точкой» «холодной войны» в Тропической и Южной Африке. Во время конголезского кризиса
СССР оказал прямую помощь левым националистическим силам и столкнулся с мощным,
координированным противодействием ведущих стран Запада и, в первую очередь, США.

С первых же дней существования нового государства Конго, обострились противоречия между


консервативным президентом Ж. Касавубу (партия АБАКО) и левонационалистическим премьер-
министром П. Лумумбой (партия КНД), на которые наложились центробежные стремления
регионов: уже спустя несколько дней после декларации независимости объявил о праве на
самоопределение богатый, но отдаленный от центра юго-восточный регион Катанга во главе с М.
Чомбе. Примеру Катанги последовало Касаи во главе с А. Калонджи.

Премьер Патрис Лумумба пытался жестко бороться с сепаратистами, для этих целей он обратился
за помощью к СССР, за что получил репутацию «просоветского» лидера. После обострения
конфликта премьера с президентом, на сторону которого неожиданно встал министр обороны С.С.
Мобуту, П. Лумумба попытался создать альтернативное правительство в Стэнливиле, где он имел
поддержку, однако был захвачен по одной версии конголезскими солдатами, переправлен в
Элизабетвиль и убит 17 января 1961 г. Новым премьером стал лумумбист А.Гизенга, которого
вскоре сменил С. Адула, а затем в июле 1964 г. этот пост был предложен лидеру сепаратистов М.
Чомбе. Для наведения порядка М. Чомбе активно приглашал бельгийских наемников, за что
получил репутацию «империалиста». На востоке страны началось восстание Симба, поддержанное
СССР и провозгласившее П. Лумумбу героем. Для борьбы с повстанцами Бельгия совместно с
США провела операцию «Красный дракон». В конечном счете, Конголезский кризис завершился
военным переворотом, осуществленным С.С. Мобуту.

40. Освобождение стран Магриба. Алжирская война.

Война за независимость Алжира от Франции в 1954—1962 годах, закончившаяся


провозглашением Алжирской народно-демократической республики.

Франция вторглась в Алжир в 1830 году и официально аннексировала его в 1834 году. Территория
страны была разделена на три заморских департамента — Алжир, Оран и Константину. С этого
момента в течение более чем ста лет детей во французских школах учили тому, что Алжир — это
часть Франции.

В ходе Второй мировой войны в Алжире усилились требования автономии или независимости. 8
мая 1945 года, в день завершения войны в Европе, массовая демонстрация в Сетифе переросла в
беспорядки, в которых погибло около 100 европейцев; колоны и французская армия ответили на
это резнёй, продолжавшейся две недели и унёсшей жизни тысяч алжирцев (точная цифра остаётся
неизвестной

В 1947 году появилась «секретная организация» (ОС), вооружённое крыло Движения за торжество
демократических свобод. 1 ноября 1954 года был создан Фронт национального освобождения
(ФНО), целью которого было достижение независимости страны вооружённым путём.

Ход войны

1954—1957

Война в Алжире началась в ночь на 1 ноября 1954 года, когда отряды повстанцев атаковали ряд
французских объектов в Алжире. Французское правительство ответило на это отправкой в страну
новых воинских подразделений в дополнение к уже расквартированным здесь.

Повстанцы были пока слишком малочисленны, а Франции требовалось время на переброску в


страну подкреплений и развёртывание антипартизанских операций. Считается, что настоящая
война развернулась после Филиппвильской резни в августе 1955, когда повстанцы впервые
совершили массовое убийство мирного населения (123 человек, в том числе 71 колон) в городе
Филиппвиль (сейчас Скикда). Французская армия и ополчение колонов отреагировали на это так
же, как и в 1945 году, убив сотни, а возможно, и тысячи алжирцев — оценки расходятся на
порядок. Положение ФНО значительно улучшилось в 1956 году, когда получили независимость
соседние французские колонии Тунис и Марокко; на территории обеих стран сразу же появились
лагеря алжирских повстанцев. В августе было завершено формирование Армии национального
освобождения, вооружённого крыла ФНО: теперь она получила тактическую структуру —
воинские звания и подразделения. Крупнейшим подразделением был батальон, хотя на практике
партизаны редко действовали силами более роты.

Партизаны нападали на армейские конвои, небольшие гарнизоны и посты, взрывали мосты,


уничтожали линии связи. Велась и «идеологическая» война: детям запрещали посещать
французские школы, простых жителей заставляли отказываться от употребления алкоголя и
табака, тем самым вынуждая подчиняться нормам шариата, а заодно нанося удар по
определённому сектору французской экономики. Подозреваемых в сотрудничестве с французами
убивали, порой — самым жестоким образом.

Осенью 1956 года, стремясь привлечь к своей борьбе внимание французов и международного
сообщества, ФНО развернул кампанию городского терроризма в городе Алжире. Почти ежедневно
на городских улицах взрывались бомбы, гибли колоны, а жертвами акций возмездия становились
невиновные алжирцы. Кампания была эффективной и вызвала серьёзную озабоченность
французского правительства. В январе 1957 года в городе началась крупная забастовка,
приуроченная к обсуждению алжирского вопроса в ООН. Это стало началом так называемой
«битвы за Алжир»: в город была введена парашютная дивизия, а её командир генерал Жак Массю
получил чрезвычайные полномочия. Парашютисты начали проводить по всему городу облавы и
обыски, задерживая всех подозреваемых в сотрудничестве с ФНО. Применение пыток (нередко
оканчивавшееся летальным исходом для допрашиваемого) позволило получить информацию о
структуре партизанских сил в городе. Были захвачены многие документы, оружие и денежные
средства ФНО в Алжире. В течение 1957 г. французским властям удалось разгромить основные
силы фидаев и в других городах». Оборотной стороной восстановления порядка в Алжире стала
негативная реакция французского общества на информацию о широком применении пыток.

1958—1960

К этому времени де Голль, ставший в годы Второй мировой войны национальным героем
Франции, уже некоторое время находился в политической тени. Четвёртая республика пала, ей на
смену пришла Пятая. 1 июня де Голль вступил на пост премьер-министра. Сразу после этого он
совершил поездку в Алжир,

Боевые действия в самом Алжире не прекращались. С 1956 года ФНО получил возможность
рекрутировать новых бойцов из числа беженцев в Тунисе и Марокко, и здесь же их тренировать.
Через границу партизаны в Алжире получали подкрепления и оружие. Сознавая это, в 1956—1957
годах французские военные построили укреплённые линии, призванные «запечатать» границы.
Линии (наибольшую известность получила линия на тунисской границе, прозванная «линией
Мориса» по имени тогдашнего министра обороны) представляли собой комбинацию заграждений
из колючей проволоки под напряжением, минных полей и электронных сенсоров, позволявших
выявить попытку прорыва и своевременно перебросить войска на угрожаемый участок. Всю
первую половину 1958 года ФНО пытался прорвать эти линии, но не добился успеха и понёс
тяжёлые потери. С января по июль в ходе, возможно, самых ожесточённых сражений всей войны
потери партизан, согласно французским данным, составили 23 тыс. человек убитыми и пленными.

Временное правительство Алжирской республики, находившееся в Тунисе. Однако во всём


остальном ФНО стал терпеть неудачи. Ему не удалось сорвать в Алжире референдум по новой
конституции; попытка развернуть террористическую деятельность на территории
континентальной Франции была быстро пресечена полицией. Группировки в Тунисе и Марокко
продолжали накапливать силы, но не могли прорваться через границу и помочь отрядам в Алжире.

Обещанное де Голлем наступление началось в феврале 1959 года. Это была серия операций,
продолжавшихся в различных районах до весны 1960 года с целью разгрома основных сил
партизан и их базовых лагерей; местные войска блокировали пути вероятного отступления
партизан, а высокомобильные подразделения парашютистов и Иностранного Легиона
прочёсывали окружённый район. Эффект этих операций был сокрушительным. Уже в марте
командование ФНО приказало своим силам рассредоточиться и действовать группами не более
отделения—взвода. По советским данным, в 1959 году ФНО потерял убитыми до 50 %
командного состава, были выведены из строя командующие всеми военными округами. Согласно
французской статистике, с конца 1958 по конец 1959 года противник потерял больше людей, чем
за все предыдущие 4 года войны

Независимость Алжира

16 сентября 1959 года де Голль выступил с речью, в которой впервые признал право алжирцев на
самоопределение. В кругах ультраправых это вызвало ярость. Первое выступление против де
Голля произошло в конце января 1960 года, когда группа студентов попыталась поднять мятеж в
алжирской столице и начала сооружать баррикады. На сей раз армия в целом осталась лояльна
правительству, и бунт провалился, войдя в историю войны под названием «неделя баррикад».

1960 год стал «годом Африки» — 17 стран континента получили независимость, но Алжира среди
них не было. Война продолжалась, хотя уже и не с такой интенсивностью, как раньше. Летом
впервые прошли переговоры между представителями французских властей и Временного
правительства Алжирской республики, закончившиеся, впрочем, безрезультатно. Де Голль в
течение года сделал ряд заявлений, подразумевавших возможность изменения статуса Алжира..

Летом 1961 года активные боевые действия в Алжире практически завершились, так как обе
стороны уже не видели в них смысла; продолжались лишь мелкие стычки. Убедившись, что де
Голля просто так не остановить, «ультра» прибегли к своему последнему козырю — терроризму.
С начала года действовала Секретная вооружённая организация (ОАС); ради сохранения
Французского Алжира французы убивали французов.

Переговоры между французским правительством и ФНО возобновились весной 1961 года и


проходили в Эвиан-ле-Бен. 18 марта 1962 года были подписаны Эвианские соглашения,
завершившие войну и открывшие Алжиру путь к независимости. На апрельском референдуме 91
% французов высказались в поддержку соглашений. ОАС прекратила безнадёжную борьбу лишь
17 июня. 1 июля алжирцы на референдуме почти единогласно поддержали независимость своей
страны, которая была официально провозглашена 5 июля.

Политика ФНО по отношению к колонам сразу после завершения войны характеризуется


выдвинутым лозунгом «Чемодан или гроб». В первые же месяцы после подписания перемирия
около 1 млн поселенцев покинули свою родину, эмигировав во Францию и превратились в
беженцев.

5 июля 1962 года, в день провозглашения независимости Алжира, в Оран прибыла толпа
вооружённых людей, принявшихся убивать европейцев. Резня была остановлена через несколько
часов вмешательством французской жандармерии. В поимённом списке погибших и пропавших
без вести в тот день значится 153 человека.

Потери французской армии сразу после завершения войны были оценены в 18 тыс. погибших;
именно это цифра наиболее распространена. По официальной французской статистике, в ходе
войны было убито и пропало без вести 3300 — французов алжирского происхождения. На
территории Франции погибло 4300 человек — жертвы конфликта между алжирскими
движениями.

Чаще всего число алжирцев, погибших в войне, определяется в 1 млн человек Французская
статистика после войны говорила о 200 тыс. погибших — потери ФНО в боях с французской
армией и конфликтах с другими группировками, а также похищенные и предположительно убитые
мирные жители.
41. Фолклендская война между Великобританией и Аргентиной: причины, ход,
последствия.

В конце XVII века Фолклендские острова, являющиеся архипелагом, были открыты европейскими
мореплавателями, однако по причине близкой расположенности к Аргентине эта страна всегда
считала их частью своей территории. На архипелаге, состоящем из двух крупных и более семисот
мелких островов и скал, не было коренного населения, и на протяжении многих лет он не один раз
переходил из рук в руки. В XVIII веке здесь было основано английское поселение, но во время
Войны за независимость США Британия была вынуждена покинуть эти земли. В 1820 г.
аргентинские переселенцы прибыли на Фолклендские острова. Великобритания установила
контроль над островами в 1833 г., вновь заявив о своих правах на эти территории.

Ситуация усугубилась в начале 1982 г., когда глава военной хунты, в 1979 г. пришедшей к власти
в Аргентине, принял решение о вторжении на Фолклендские острова. Война началась в момент,
когда Аргентина переживала далеко не самые лучшие времена. В связи с этим военный режим
генерала Леопольдо Галтьери предпринял попытку завладеть островами с целью отвлечь
внимание населения от внутренних проблем страны, а также для укрепления национальной
гордости и сплочения народа против общего врага, в данном случае Великобритании.

Захват островов Аргентиной

Так, 2 апреля аргентинские военные подразделения высадились на Фолклендских островах, тем


самым развязав последовавший за этим конфликт. Захват островов, которые защищали около
восьмидесяти английских морских пехотинцев, дислоцировавшихся в Порт-Стенли, произошел
без кровопролития. Британцы сдались, и на Фолклендах установилось новое правительство,
возглавленное аргентинским генералом Менендосом. В связи с этим и произошла Фолклендская
война, причины которой заключаются в том, что обе конфликтующие стороны претендовали на
эту территорию.

На следующий день после высадки аргентинских подразделений на Фолклендских островах в СБ


ООН была принята резолюция, призывавшая стороны конфликта к мирному урегулированию.
Великобритания разорвала с Аргентиной всякие дипломатические отношения и направила в
регион воинский контингент, задачей которого было восстановление контроля над
Фолклендскими островами. Аргентина, в свою очередь, перебросила туда дополнительные войска
и объявила о начале призыва резервистов. Страны наложили друг на друга санкции. Назревала
Фолклендская война.

Эскалация конфликта

Великобританией незамедлительно была организована группа специального назначения,


получившая задачу вернуть острова. 25 апреля британскими войсками, высадившимися с
подоспевших военных кораблей, был занят остров Южная Георгия, расположенный менее чем в
1300 км восточнее Фолклендов. На следующий день генеральный секретарь ООН призвал
Великобританию прекратить ведение боевых действий, однако страна отвергла эту рекомендацию.
Фолклендская война продолжала разгораться, стороны конфликта стягивали в регион
дополнительные силы.

30 апреля Великобритания приступила к полной блокаде островов посредством подводных лодок


и авиации. Англией была определена зона боевых действий диаметром в 200 миль, заходить в
которую не рекомендовалось даже гражданским судам и самолетам. По аргентинским позициям
наносились удары, в результате чего был причинен значительный ущерб авиации, аэродромам и
прочей инфраструктуре. Дальнейший ход войны.

Поражение Аргентины

2 мая Великобританией был потоплен аргентинский крейсер General Belgrano, что стало причиной
гибели 323 членов экипажа. Международное сообщество было крайне возмущено этим поступком,
тем более что на тот момент, когда английская подводная лодка торпедировала крейсер, тот
находился за пределами установленной самой же Великобританией 200-мильной зоны.
Аргентинский военно-морской флот был отозван на свои базы и в конфликте более не участвовал.

В дальнейшем основной ход Фолклендской войны переместился в воздушное пространство. 12


июня Великобританией было предпринято массированное наступление на Порт-Стэнли, в котором
сосредоточила свои основные силы Аргентина. Фолклендская война находилась на стадии
завершения. В этой операции участвовали английские морские пехотинцы и парашютисты, также
была осуществлена мощная бомбардировка города, приведшая к жертвам среди мирного
населения. После того как Порт-Стэнли был окончательно окружен английскими войсками, между
сторонами конфликта было заключено соглашение о прекращении огня. Таким образом, 14 июня
аргентинские войска капитулировали, и англичане заняли город. На этом конфликт был исчерпан,
Фолклендские острова вернулись под контроль Великобритании.

Последствия и итоги

В результате Фолклендской войны Великобритания потеряла 258 человек убитыми, более 700
были ранены. Аргентинцев погибло 649 человек, свыше 1000 были ранены, а более 11 тыс. взяты в
плен.

Война за Фолклендские острова 1982 года, в которой Аргентина потерпела унизительное


поражение, в дальнейшем стала причиной свержения режима военной хунты Галтьери. А вот
Великобритании эта маленькая победоносная война пошла на пользу, подняв национальное
доверие граждан к правительству и позволив стране утвердить свое положение в международном
сообществе.

42. Возникновение и развитие арабско-еврейского конфликта. Арабо-израильские


войны 1950-1980-х: ход, результаты, воздействие на международные отношения.

Фактическое возникновение конфликта на Ближнем Востоке - 1948 г., когда арабо-израильские


противоречия переросли в борьбу, носящую открытый характер. В конце XIX – начале XX вв. с
притязаниями на Палестину выступил сионизм – движение, участниками которого стали евреи,
проживавшие в странах Европы. Сторонники этого движения – сионисты считали, что
разбросанные по всему миру евреи представляют собой «единый еврейский народ», который
должен быть собран на родине, где проживали его предки, т.е. в Палестине. Кроме того, сионисты
объявили о том, что Палестина – это «духовный и национальный центр» для евреев всего мира –
«Земля Израилева» и именно здесь должно быть воссоздано независимое Еврейское государство.

В 1897 г. в Базеле состоялся I Сионистский конгресс, на котором была учреждена Сионистская


организация. Возглавил Сионистскую организацию– Т. Герцль.

После этого под руководством Сионистской организации сионисты, которых в финансовом плане
поддержали крупнейшие тогда в мире предприниматели из числа евреев – Ротшильды и др., при
участии которых в 1901 г. был создан Еврейский национальный фонд, организовали массовый
переезд евреев в Палестину для их постоянного там проживания. Тогда же в Палестине
происходила скупка земель для прибывавших евреев, а вскоре стали появляться и первые
еврейские поселения, в том числе и сельскохозяйственные коммуны (киббуцы).

Еще в 1882 г. началась первая по счету так называемая «алия» - «возвращение евреев на Землю
обетованную», т.е. иммиграция евреев в Палестину, где тогда проживали только 25 тыс. евреев.
Прежде всего, в Палестину прибывали евреи из царской России.

2 ноября 1917 г. была опубликована так называемая декларация Бальфура. В ней официально были
зафиксированы притязания евреев на создание в Палестине независимого Еврейского государства:
На конференции, состоявшейся в Сан-Ремо, Верховный совет Антанты передал мандат на
Палестину Великобритании, который и был утвержден Лигой наций 24 июня 1922.
Третья и четвертая «алия» способствовали массовому притоку евреев в Палестину, из стран
Восточной Европы.

Пятая «алия»- в связи с тем, что после прихода к власти в Германии нацистов в 1933 г.

Численность евреев, проживавших в Палестине, постоянно росла и в результате достигла в 1939 г.


467 тыс. человек. Евреи скупали земли у арабских феодалов, а затем силой сгоняли с этих земель
арабских феллахов-арендаторов.

В этих условиях в Палестине произошли волнения среди арабов. Нередко волнения перерастали в
столкновения между арабами и евреями. В августе 1929 г. после столкновений между арабами и
евреями в Иерусалиме началось второе восстание в Палестине. Лозунги: отмена мандата
Великобритании на Палестину, а также предоставление Палестине национальной независимости,
но главное – прекращение еврейской иммиграции в Палестину, в результате которой сионисты
захватывали все новые и новые земли. Очаги этого восстания были в течение недели разгромлены
войсками Великобритании.

В апреле 1936 г. арабское население Палестины, начало всеобщее восстание – так называемое
«Большое восстание», и вскоре почти вся Палестина была охвачена партизанской войной. Только
к осени 1939 г. его удалось подавить.

7 июня 1922 г. была опубликована так называемая «Белая книга», в которой, отмечалось, что
смысл декларации Бальфура заключается не в превращении всей Палестины в Еврейское
государство, а лишь в создании там «национального очага для еврейского народа». Причем
Великобритания гарантировала продолжение еврейской иммиграции в Палестину, но
оговаривались ее размеры в соответствии с возможностями самой Палестины. В «Белой книге»
содержалось также обещание не привлекать органы сионистов к управлению Палестиной, а также
организовать там в будущем парламент, представляющий все национальности и религиозные
группы, которые существуют в Палестине.

В октябре 1936 г., после начала очередного восстания арабов в Палестине, была создана Комиссия
Пиля – Палестинская королевская комиссия.

По результатам своей работы Комиссия Пиля выдвинула рекомендацию разделить Палестину на


три части:

1) английскую, которая включала бы Иерусалим

2) арабскую, которая предназначалась для создания арабского государства;

3) еврейскую, которая предназначалась для создания еврейского государства.

Наконец, 17 мая 1939 г. появилась знаменитая новая «Белая книга», в которой Великобритания
изложила принципы так называемой «новой политики в Палестине». Предусматривалось, что
через 10 лет в Палестине будет образовано независимое единое государство, в котором совместно
будут проживать арабы и евреи. Предполагалось также снизить уровень иммиграции евреев в
Палестину в предстоящие пять лет до 15 тыс. человек в год.

Однако в ответ на это началась так называемая «алия Бет» – иммиграция евреев в Палестину,
которая осуществлялась на незаконной основе. Организованная «Еврейским агентством» в
нарушение тех положений, которые содержались в новой «Белой книге», она способствовала
тому, что в течение 1939-47 гг. в Палестину прибыло более 100 тыс. евреев, в то время как
Великобритания установила морскую блокаду Палестины со стороны Средиземного моря.

Начиная с 1945 г. радикально настроенные представители сионизма перешли к открытым актам


насилия, Так, например, 22 июня 1946 г. в Иерусалиме произошел мощный взрыв в гостинице
«Царь Давид», в результате которого имелось большое количество жертв.
В свою очередь, конфликт между арабами и евреями разрастался. В этих условиях правительство
Великобритании, будучи не в силах управлять Палестиной «по-старому», решило передать вопрос
на рассмотрение ООН.

Созванная в мае 1947 г. 1-я специальная сессия Генеральной Ассамблеи ООН, посвященная
вопросу о Палестине, приняла решение о создании Специальной комиссии Организации
Объединенных Наций по вопросам Палестины из представителей 11 государств. Были
предложены два плана решения палестинского вопроса:

1. План, который предложило большинство, предусматривал раздел Палестины на два


независимых государства: арабское и еврейское, с выделением города Иерусалим в особую
единицу, пользующуюся специальным международным режимом по управлением ООН.

2. Меньшинство рекомендовало создать на территории Палестины федеративное государство,


объединяющее арабское и еврейское население со столицей в Иерусалиме.

В результате дискуссий, Генеральная Ассамблея ООН приняла резолюцию, озаглавленную как


«План раздела на основе Экономического союза»:

- отменить мандат Великобритании на Палестину

- создать два независимых государства: арабское и еврейское.

-Территория арабского государства должна была составлять 11,1 тыс. кв. км27. Территория
еврейского государства – 14,1 тыс. кв. км28.

-Население Палестины, численность должно было быть распределено следующим образом: в


арабском государстве – 725 тыс. арабов и 10 тыс. евреев, в еврейском государстве – 498 тыс.
евреев и 407 тыс. арабов.

- Иерусалим должен был быть превращен в самостоятельную административную единицу с


особым международным режимом в целях охраны расположенных в Иерусалиме священных мест
религий иудаизма, христианства и ислама( мухамед поднялся на небо из Иерусалима).

Столкновения между арабами и евреями не прекратились. Обстановка в Палестине накалялась.

20 мая 1948 г. Бернадотт, был избран Посредником ООН в палестинском вопросе.

14 мая 1948 г. правительство Великобритании официально заявило о прекращении действия


своего мандата на Палестину и вывело с ее территории войска.

С14 на 15 мая 1948 г. в было провозглашено независимое Еврейское государство – Государство


Израиль. Во главе правительства Израиля стал Давид Бен Гурион.

Первая арабо-израильская (Палестинская) война 1948-1949 гг.

Буквально через несколько часов после того, как было провозглашено независимое Еврейское
государство – Государство Израиль, на Ближнем Востоке вспыхнула первая арабо-израильская
(Палестинская) война 1948-1949 гг.

15 мая 1948 г. на территорию только что образованного Государства Израиль с целью его
уничтожения вторглись войска соседних с Израилем арабских стран: Египта, Иордании, Сирии и
Ливана. Кроме того, в состоянии войны с Израилем находились Ирак, войска которого
участвовали в боях против Израиля, а также Саудовская Аравия и Йемен, объявившие войну
Израилю, но участие в военных действиях не принявшие.
В этих условиях в ситуацию на Ближнем Востоке вмешалась ООН. Она осудила действия
арабских стран, квалифицировав их как «агрессию». В результате, через несколько недель после
начала первой арабо-израильской (Палестинской) войны 1948-1949 гг. бои прекратились
благодаря перемирию, к которому Совет Безопасности ООН призвал стороны 29 мая 1948 .

Однако, несмотря на все эти усилия, договориться о продлении перемирия тогда так и не удалось.
Не приняли обе конфликтующие стороны и предложенный Ф. Бернадоттом новый план раздела
Палестины. 8 июля 1948 г. бои между Израилем и арабскими странами возобновились. В течение
последующих десяти дней (8-18 июля 1948 г.) Израиль развил достаточно успешное наступление
против армий арабских стран, которые были вынуждены окончательно перейти к обороне. В
частности, Израиль, потерпев несколько поражений в самом начале первой арабо-израильской
войны 1948-49 гг., вскоре остановил продвижение армий арабских стран, а затем провел целый
ряд эффективных операций, в результате которых была захвачена значительная территория
Палестины.

Израиль не только сумел отстоять собственную территорию, но и, дополнительно захватил 6,7


тыс. кв. км. Во многом Израилю это удалось благодаря тому, что его тогда поддержали СССР и
уже 15 мая 1948 г. признали существование Государства Израиль.

В соответствии с этой резолюцией 18 июля 1948 г. вступило в силу второе перемирие, которое
продолжалось до 15 октября 1948 г.

16 сентября 1948 г. Посредник ООН Бернадотт предложил, уже второй план раздела Палестины,
который опять был отклонен обеими конфликтующими сторонами. 17 сентября 1948 г., в то
время, когда между сторонами велись переговоры, Бернадотт был застрелен. В связи с этим
исполняющим обязанности Посредника ООНв палестинском вопросе был назначен Ральф Банч
(США). 15 октября 1948 г. боевые действия на фронтах возобновились, и в результате Израиль
захватил другие районы. Они продолжались до 20 июля 1949 г.

Таким образом, Израиль одержал достаточно уверенную победу над арабскими странами. Об
этом, в частности, свидетельствовало то, что к окончанию первой арабо-израильской войны 1948-
49 гг. Израиль контролировал значительную часть территории, для арабского государства. Под
контроль Израиля перешла и западная часть Иерусалима.

В свою очередь, Египет и Иордания установили контроль над оставшейся частью так и не
созданного в Палестине арабского государства, соответственно, Египет – над сектором Газа,
Иордания – над Западным берегом реки Иордан. Впоследствии, в течение февраля-июля 1949 г.
были подписаны соглашения о перемирии между Израилем и арабскими странами: Египтом,
Иорданией, Сирией и Ливаном.

Голда Меир - собирала средства для развития израильского государства.

Суэцкий кризис. В 1956 г. возник Суэцкий кризис, который на прямую затронул Египет, Израиль,
Великобританию и Францию, а косвенно в него оказались вовлечены также две - СССР и США.

В 1952 г., после Июльской революции в Египте, Гамаль Абдель Насер – стал президентом Египта.
нзанял активную антиимпериалистическую позицию, взял курс на ускоренное развитие
национальной экономики, связав эти планы с проектом строительства на реке Нил, высотной
плотины и созданием на этой основе разветвленной оросительной системы.

Насер, начал переговоры о финансировании этого проекта с правительствами Великобритании и


США. Великобритания и США согласились предоставить Египту кредит, нов в июле 1956 г.
Великобритания и США заявили Египту, что они отзывают свои предложения об оказании
помощи в строительстве Асуанской плотины. Тогда Насер принял решение национализировать
«Всеобщую компанию Суэцкого морского канала», большая часть акций которой принадлежала
Великобритании и Франции. Национализация «Всеобщей компании Суэцкого морского канала»
вызвала ответные действия со стороны стран Запада, прежде всего Великобритании, Франции и
поддержавших их США. На состоявшейся вскоре Лондонской конференции (16-23 августа 1956
г.), в которой приняли участие Великобритания, Франция, США, Египет и поддержавший его
СССР. Было представлено два плана, разрешение Суэцкого кризиса:

1. Великобритания, Франция и США:

- управление Суэцким каналом должно быть возложено на международное правление, в котором


был бы представлен также Египет;

- по соответствующему соглашению Египет имел бы право на «справедливый доход» от


судоходства по Суэцкому каналу;

2. Делегация СССР заявила, что единственным путем разрешения вопроса о Суэцком канале,
является признание суверенитета Египта как полного хозяина Суэцкого канала.

15 сентября 1956 г., президент Египта Г.А. Насер заявил, что если какое-либо судно войдет в
Суэцкий канал без разрешения правительства Египта, то это будет рассматриваться как нарушение
суверенитета Египта.

Сразу же после начала Суэцкого кризиса Великобритания и Франция пошли на контакт с


Израилем и совместными усилиями стали готовить нападение на Египет.

22 октября 1956 г. прошли трехсторонние консультации руководителей Великобритании и


Франции, а также Израиля, в которых принял участие тогдашний премьер- министр Израиля Д.
Бен Гурион. Здесь же были окончательно утверждены планы сторон относительно предстоящей
кампании против Египта. Первыми в ночь с 29 на 30 октября 1956 г. на территорию Египта
вторглись войска Израиля общей численностью 100 тыс. человек, которые за несколько дней
оккупировали почти весь Синайский полуостров. Вскоре к Израилю присоединились
Великобритания и Франция, стремившиеся ввести свои войска в зону Суэцкого канала и тем
самым установить над ним контроль.

В тот же день, 30 октября 1956 г., в Совете Безопасности ООН обсуждался вопрос об израильской
агрессии против Египта. В частности, представитель СССР выдвинул предложение принять меры
к тому, чтобы пресечь израильскую агрессию против Египта и добиться немедленного вывода
иностранных войск с территории Египта. Однако Великобритания и Франция его отклонили,
используя свое право veto, тогда как США воздержались во время голосования.

5 ноября 1956 г. советское правительство направило главам правительств Великобритании и


Франции, а также Израиля послание с требованием прекратить агрессию против Египта,
предупредив о последствиях, к которым может привести ее продолжение.

Так, например, в послании главам правительств Великобритании и Франции указывалось на


возможность применения современного ракетного оружия, а в послании Израилю ставился вопрос
о самом существовании этого государства. Одновременно СССР обратился к США с
предложением о сотрудничестве в деле нормализации ситуации на Ближнем Востоке. США,
отказались, и тогда СССР обратился в Совет Безопасности ООН с призывом принять резолюцию о
прекращении в течение 12 часов военных действий и выводе в 3-дневный срок с территории
Египта израильских войск, а также войск Великобритании и Франции. СССР заявил, что он
«полон решимости к применению силы сокрушить агрессоров и восстановить мир», предлагая
оказать вооруженную и другую помощь Египту, если агрессоры не выполнят в указанный срок
резолюцию Совета Безопасности ООН.

Предупреждение СССР подействовало на агрессоров. В результате 6 ноября 1956 г., через 22 часа
после вручения посланий советского правительства главам правительств Великобритании и
Франции, а также Египта военные действия в зоне Суэцкого канала были прекращены.
После этих событий резко возрос авторитет Египта и его президента Насера, который стал
фактическим лидером арабского мира, взяв на вооружение идеологию арабского национализма.

«Шестидневная» война 1967 г.

В 1956 году на границе Израиля с Египтом и Сирией неоднократно имели место пограничные
инциденты, а в мае 1967 г. ситуация в этом регионе земного шара обострилась до такой степени,
что в итоге вылилась в вооруженный конфликт. 16 мая 1967 г. последовало совместное заявление
Египта и Сирии о том, что в случае нападения Израиля они окажут ему

сопротивление. К этому времени Египет и Сирия были связаны договором о взаимной помощи на
случай нападения агрессора на одну из этих стран, а в 1967 г. аналогичные договоры с ними
заключила Иордания.

16 мая 1967 г. начальник Генерального штаба вооруженных сил ОАР обратился к командующему
войсками ООН, с просьбой отвести эти войска с контрольных постов, чтобы они не понесли
ущерба в случае возможных военных действий. Генеральный секретарь ООН Тан ответил, что
если правительство ОАР обратится с просьбой хотя бы о временном отводе войск ООН, то он даст
приказ о полной эвакуации этих сил. Позднее Насер объявил о том, что Тиранский пролив и
Акабский залив закрыты для судов: израильский порт Эйлат оказался фактически блокированным.
В ответ на это Израиль заявил, что меры, принятые правительством ОАР, равносильны военному
нападению.

5 июня 1967 г. конфликт окончательно перерос в стадию вооруженного столкновения, участие в


котором приняли Государство Израиль, а также арабские страны –Египет, Сирия и Иордания.

Рано утром 5 июня 1967 г. Израиль нанес превентивный по своему характеру удар по Египту:
войска Египта на Синайском полуострове в первый день контратаковали агрессора.

Наконец, 9 июня 1967 г. израильские войска вторглись в Сирию. В результате, буквально за


несколько дней Израиль захватил огромную по своим размерам территорию. Под контролем
Израиля полностью оказались Западный берег реки Иордан и сектор Газа. Захвачена была и
восточная часть города Иерусалим.

Правительство СССР в потребовало немедленно прекратить военные действия и отвести свои


войска за линию перемирия. Однако, США, взяв курс на поддержку действий Израиля, вы-
ступили против отвода войск и тем самым блокировали предложенный СССР проект резолюции.

10 июня 1967 г. послу Израиля в Москве была вручена нота, в которой Советское правительство
предупредило, что, если немедленно не будут прекращены военные действия, СССР совместно с
другими государствами «применит в отношении Израиля санкции со всеми вытекающими отсюда
последствиями». Кроме того, в тот же день, 10 июня 1967 г., СССР разорвал с Израилем
дипломатические отношения.

Тогда же был установлен контакт СССР с США: 10 июня 1967 г. председатель Совета Министров
СССР по телефону связался с президентом США и призвал его потребовать от Израиля
«безоговорочно прекратить военные действия. Через 1 час США уведомили СССР о получении
соответствующих заверений со стороны Израиля.

Так завершилась «Шестидневная» война 1967 г. (5-10 июня 1967 г.), результаты которой оказались
в целом благоприятными для Государства Израиль.

Герой войны- Моше Даян. Военный министр.

22 ноября 1967 г., Совет Безопасности ООН принял, резолюцию №242. В частности, она
предусматривает «установление справедливого и прочного мира на Ближнем Востоке», в основе
которого должен лежать «вывод израильских вооруженных сил с территорий, оккупированных в
ходе недавнего конфликта», а также «прекращение всех претензий или состояния войны,
уважение и признание суверенитета, территориальной целостности и политической независимости
каждого государства в данном районе и их права жить в мире и безопасных и признанных
границах, не подвергаясь угрозам силой или ее применению». Израиль отказался выполнить
решение ООН, ссылаясь на нежелание арабских стран признать право Израиля на существование
как государства. Потери в 6 –дневной войне : Израиль -777 убитыми и 2586 раненными, Арабская
армия-15 тыс. человек.

Таким образом, после «Шестидневной» войны 1967 г. на Ближнем Востоке сложилась довольно-
таки уникальная ситуация: «ни войны, ни мира». Вследствие этого в течение 1968- 1970 гг. здесь
имела место так называемая «война на истощение», суть которой сводилась к тому, что Израиль и
Египет наносили взаимные удары в приграничных районах, не переходя, однако, этих рамок.
Такая ситуация не могла продолжаться бесконечно, и поэтому представители международного
сообщества стали выдвигать инициативы по урегулированию положения на Ближнем Востоке.
Потери в ходе войны на истощение больше чем в ходе 6- дневной.

Война Судного дня (октябрь 1973г.)


Война Судного дня 9 в этот день все евреи молятся и закрываются в домах) , начавшаяся 6 октября
1973г.,), Египет и Сирия одновременно напали на Израиль, застав израильскую армию врасплох.
Египетские войска перешли Суэцкий канал в пяти пунктах, а сирийские войска атаковали
израильскую армию в двух пунктах на Голанских высотах. К 10 октября израильские войска
отразили нападение сирийцев и вынудили их отойти к линии прекращения огня, несмотря на
прибытие подкреплений из Ирака. К 12 октября израильская армия вышла на рубеж в 40 км. от
Дамаска. В ходе первых дней войны египетская армия вынудила израильские войска оставить
"линию Бар-Лева" на Западном берегу и Суэцком канале. 16 октября израильское командование
отправило ударную группу через Суэцкий канал для нападения на египетские танки, ракетные и
артиллерийские батареи на западном берегу. Через считанные дни израильские войска вышли к
окрестностям города Исмаилия, примерно в 100 км. от Каира.

В дальнейшем, после того, как были отбиты атаки сирийцев на Голанских высотах и захвачен
плацдарм на египетском берегу Суэцкого канала, на международной арене оживились усилия,
направленные на прекращение военных действий. 20 октября государственный секретарь США
вылетел в Москву, после чего правительства США и СССР сообща предложили Совету
Безопасности ООН резолюцию о прекращении огня. 24 октября 1973г. прекращение огня вступило
в силу, положив конец войне.

За 18 дней боев израильские потери составили более 2500 убитыми. Египет потерял 7500 человек,
Сирия 7300.

Герой – Али Шерон-делал все в обход указаниям правительства, за счет этого удачно проводил
военные операции.

После войны Израиль и Египет пришли к выводу о том что решать конфликт придется другими не
военными способами.

43. Исламская революция в Иране и изменение его положения в ближневосточном


конфликте. Ирано-иракская война.

Исламская революция — цепь событий в Иране в январе 1978 — феврале 1979 годов, следствием
которых стало свержение шаха Мохаммеда Реза Пехлеви, свержение монархии и установление
новой администрации, которую возглавил Хомейни.

Последний иранский шах (царь), Мохаммед Реза Пехлеви, пришёл к власти в 1941 году
одновременно со вводом в страну советских и британских войск. Его 38-летнее неограниченное
правление Ираном было прервано лишь однажды, в 1953 году, когда шах был вынужден на
короткий срок покинуть страну из-за противоречий с премьер-министром. Мохаммад Моссадык
национализировал находящиеся в основном в частных (по большей части английских) руках
нефтедобывающие компании. США и Великобритания в ответ на это объявили бойкот иранской
нефти, а 19 августа 1953 года в результате переворота, подготовленного ЦРУ, Мосаддык был
смещен и помещён в тюрьму. Шах вернулся в Иран и вновь приватизировал нефтяную
промышленность.

Шах проводил радикальную вестернизацию Ирана. Во внешней политике он безусловно


ориентировался на США. Так, шахский Иран был единственным исламским государством,
поддерживающим дружеские отношения с Израилем. Шах поддерживал проамериканские режимы
в Чаде, Сомали и Омане. Любая оппозиция монархии была запрещена и жестоко подавлялась
спецслужбой САВАК. В её застенках сидели сотни тысяч иранцев. Особенную угрозу шаху
представляло исламское духовенство, поскольку «Белая революция» Пехлеви не была популярной
среди религиозного населения Ирана.

Хомейни осуждал прозападную внешнюю и внутреннюю политику шаха. Вслед за его арестом 5
июня 1963 года по Ирану прошла серия демонстраций и акций протеста, в результате силового
разгона которых погибло от 86 (по официальной информации) до 15 тысяч (по информации
протестовавших) человек. Хомейни был помещён под домашний арест, но через 8 месяцев вновь
вышел на свободу и продолжил антишахскую деятельность. В ноябре 1964 года Хомейни был
арестован и выслан из страны.

В эмиграции Хомейни продолжил революционную деятельность. В своем главном труде,


«Исламское государство» он изложил основные принципы государственного устройства, которое
потом будет названо исламской республикой. Книги и аудиокассеты с выступлениями имама
контрабандой перебрасывались в Иран и распространялись среди населения, читались в мечетях.

Тем временем, политика Пехлеви практически не изменилась. В 1970-х произошёл целый ряд
событий, усугубивших положение монархии.

Так, в 1971 году широко отмечалось 2500-летие персидской монархии в археологическом


комплексе Персеполис. К специальному приёму, на который были приглашены исключительно
зарубежные гости, власти заготовили более тонны осетровой икры. Особое раздражение среди
населения вызвал тот факт, что в то же время в Систане, Белуджистане, и даже в Фарсе (месте
проведения торжеств) была сильная засуха и угроза голода.

Нефтяной бум, последовавший за кризисом 1973 года, стал причиной небывалой инфляции. При
этом в Иран были приглашены десятки тысяч иностранных специалистов, которые стали внедрять
американское оборудование нефтедобычи.

Госаппарат был насквозь коррумпирован. В 1976 году шах решил заменить традиционный
иранский календарь, теперь летоисчисление шло от восхождения Кира Великого на царский
престол. Последней каплей стала противоречивая смерть сына Хомейни — Мустафы. Хотя
официальной версией смерти был сердечный приступ, версия об убийстве была более
распространённой.

В 1977 году под давлением администрации вновь избранного президента США Джимми Картера
шах ослабил репрессии против критиков режима и освободил несколько сотен политических
заключённых. В Иране начали на легальной либо полулегальной основе появляться группы
политической оппозиции: конституционалисты, марксисты и исламисты.

Основную массу активных оппозиционеров составляли духовенство и интеллигенция,


пользовавшиеся доверием широких слоев населения, особенно в регионах, населенных
национальными меньшинствами. Конституционалисты, костяк которых составлял Национальный
фронт Ирана, выступали за создание конституционной монархии с демократическими
парламентскими выборами.

Марксисты из-за плохой организации сдали свои позиции. Крупнейшей партией левого толка в
Иране была «Партия народных масс Ирана», пользовавшаяся непосредственной поддержкой
Советского Союза. Левые выступали за силовую смену власти и физическое устранение шаха. Они
сыграли свою роль в победе революции, однако из-за антиклерикальной позиции в первый
свободно избранный парламент не вошли.

Среди исламистов особенно выделялось Движение за свободный Иран, в рядах которого был
первый премьер-министр после-революционного Ирана Мехди Базарган. Участники движения
выступали за смену власти без крови, в рамках закона.

Непосредственным началом Исламской революции принято считать события января 1978 года в
Куме (традиционно религиозном городе), когда демонстрация студентов против клеветнической
статьи о Хомейни в государственной газете была расстреляна полицией. По официальным
данным, в ходе усмирения беспорядков погибли 2 студента. По данным демонстрантов — 70
человек. По шиитской традиции, поминальные службы о погибшем идут 40 дней, и через 40 дней
после разгона демонстрации в Куме, 18 февраля бунт вспыхнул в Тебризе (его подавление также
привело к человеческим жертвам), затем всё повторялось: 29 марта и 10 мая и далее волнения
возникали во всех крупных городах.

Шах, в надежде успокоить население, обещал провести свободные выборы в июне. Кроме того,
Пехлеви попытался предпринять срочные антиинфляционные меры, которые привели только к
массовым увольнениям рабочих. Без персонала, в большинстве своём примкнувшего к
демонстрантам, заводы начали простаивать. К ноябрю 1978 года экономика Ирана была
окончательно подорвана массовыми стачками.

Не в силах предпринять что-либо ещё, шах обратился за помощью к США. Однако, Картер не
решился оказать военную поддержку режиму Пехлеви

После взрыва в Абаданском кинотеатре, в результате которого погибло более 500 человек, в
сентябре 1978 года шах ввел в стране военное положение, предусматривавшее запрет на любые
демонстрации. Несмотря на запрет, массовая акция протеста прошла в Тегеране. По информации
протестующих в разгоне акции участвовала техника. Погибли 87 человек.

События в Тегеране послужили началом всеобщей забастовки работников нефтяной


промышленности. В октябре практически все нефтедобывающие предприятия, НПЗ,
нефтеналивные порты остановились. Вслед за этим к концу года прекратили работу все
предприятия тяжёлой промышленности, машиностроения, металлургии. 2 декабря в Тегеране
прошла 2-миллионная демонстрация с требованием сместить шаха.

16 января 1979 года Мохаммед Реза Пехлеви вместе с шахиней бежали из Ирана по настоянию
премьер-министра Шапура Бахтияра. Это событие вызвало ликование в среде протестующих.
Толпы тегеранцев срывали со зданий барельефы, портреты и прочие символы последней иранской
династии. Бахтияр распустил САВАК, освободил политических заключённых, а также велел
армейскому начальству не препятствовать демонстрантам и пообещал в ближайшее время
провести в Иране свободные выборы. Через некоторое время он связался с Хомейни и попросил
его вернуться в Иран для помощи в составлении новой конституции.

1 февраля 1979 года аятолла Хомейни вернулся в Иран после 15-летней ссылки. В столичном
аэропорту Мехрабад его встречали восторженные тегеранцы. На улицы города вышли миллионы
людей с портретами аятоллы, кричащие «Шах ушёл, Имам пришёл!». В тот же день Хомейни
отверг предложение Бахтияра о создании правительства «национального единства».

4 февраля он сам назначил премьер-министра, которым стал Мехди Базарган. Бойцы сил
правопорядка переходили на сторону последователей Хомейни. 9 февраля в аэропорту Мехрабад
произошёл бой между «хомейнистами» и лояльными Бахтияру гвардейцами, начавшийся с
мелкого спора. Бой перекинулся на весь город и приобрел уличный характер. Сторонники
Хомейни взяли под контроль полицейские участки, военные части и начали раздавать оружие
населению. В этих условиях Высший военный совет (Генштаб) 11 февраля объявил о своем
нейтралитете. Шапур Бахтияр бежал во Францию, где основал Национальное движение
сопротивления, оппозиционное Хомейни. Убит в 1991 году.

В стране был проведен референдум, следствием которого было провозглашение 1 апреля 1979
года Исламской Республики Иран. В декабре того же года была принята новая конституция
страны, в которой было специально оговорено, что высшая власть в стране принадлежит
духовенству в лице