Вы находитесь на странице: 1из 6

Из школьных уроков истории мы знаем об Афанасии Никитине –

первом жителе Руси, добравшемся до Индии. Но нам мало


известно о том, как происходило это поистине невероятное
приключение, состоявшееся без самолетов, машин и даже до
появления привычных нам государств. Давайте разбираться!
Кто такой Афанасий Никитин?
Афанасий Никитин родился в первой половине XV века в Твери. Он был
сыном простого крестьянина Никиты, потому Никитин – скорее отчество, чем
фамилия. Неизвестно, как ему удалось пройти путь от сына крестьянина до
успешного купца, но такой рост для того времени впечатляет и характеризует
его как человека крайне находчивого и незаурядного. В то время на Руси еще
не было табеля о рангах, давшего через 300 лет возможность ребенку из
любого сословия добиться в жизни определенных высот, а потому
крестьянскому сыну стать кем-то другим было практически невозможно.
Известно, что до своей поездки в Индию Никитин посещал и Царьград, и
Киев – невероятный список туристических достижений для тех лет.
В 1460-х годах Афанасий захотел расширить свою торговлю на Астрахань –
тогда большой порт Золотой Орды. Сейчас дорога от Твери до Астрахани у
путешественника займет сутки в комфортном поезде. Тогда же для
преодоления этого пути требовалось несколько недель плыть по Волге среди
территорий, плотно населенных разбойниками и грабителями. Даже ради
разового такого путешествия нужно было собирать немалую дружину.
Создание же постоянного маршрута требовало огромных финансовых и
дипломатических ресурсов.
Путешествие
И все это у Афанасия было. Получив благословение князя Михаила
Борисовича Тверского и владыки Геннадия, захватив с собой посла
Ширванского государства (находилось на территории современного
Азербайджана) он отправляется в путь.
Прибыв в Астрахань, Никитин попал в немилость к местным татарам. В
результате его торговый караван был разграблен, а путь вверх по Волге был
закрыт. Единственным вариантом продолжения путешествия для Афанасия
оказался сплав по Каспийскому морю на двух оставшихся кораблях на юг в
Дербент.
Но к Дербенту пришел только один корабль. Второй же был захвачен в плен
войсками одного из кавказских государств - кайтагов. Тут-то и пригодились
дипломатические связи Никитина:
«И я бил челом … послу ширваншаха Хасан-беку, с которым мы пришли -
чтоб похлопотал о людях, которых кайтаки под Тарками захватили. И
Хасан-бек ездил на гору к Булат-беку просить… И ширваншах посла
тотчас послал к шурину своему, князю кайтаков Халил-беку…. И Халил-бек
всех людей отпустил в Дербент тотчас без препятствий»
Афанасий Никитин также просил у Халил-бека денег для возвращения на
Русь, но на этом щедрость ширваншаха закончилась. Таким образом Никитин
оказался с двумя кораблями, практически без денег и путей к отступлению в
чужом государстве. Вариант оставался один – двигаться дальше на юг в
надежде отыскать невиданные товары, способные его озолотить.

За следующие несколько месяцев он прошел через всю территорию


современного Ирана, преодолел Аравийское море и оказался в Индии, где
остановился на долгие четыре года.

Средневековая Индия
Индия XV века — это множество разрозненных феодальных государств.
Большая часть из них – это мусульманские султанаты, однако были и
государства с традиционной для этой страны религией – индуизмом. Эти
государства постоянно видоизменялись, в них регулярно происходили
перевороты, они практически постоянно находились в военном положении.
За столетие до прибытия Никитина большая часть Индии была под властью
Делийского Султаната, через столетие после Афанасия власть на полуострове
перешла к Монголам. После них страна была захвачена европейскими
колонистами и независимости Индия смогла добиться лишь в середине XX
века благодаря Махатме Ганди и его стратегии ненасильственного
сопротивления.
В то же время Индия для средневекового европейца –легендарная
богатейшая страна. Добраться до нее не удавалось практически никому, но в
массовом сознании образованных европейцев жила мечта о торговле с
Индией, сулящая сказочные богатства. Даже Христофор Колумб, открывая
для европейского мира Америку, мечтал на самом деле о покорении Индии.
Жизнь Афанасия Никитина в Индии
О политическом устройстве Индии мы знаем из работ местных авторов. Но о
быте простых индийцев они писали немного, так как жанр бытописания на
этих территориях был не очень распространен. Потому путевые записки
Афанасия Никитина – это один из немногих исторических источников,
рассказывающий о жизни средневековых индийцев. В сегодняшних
индийских школьных учебниках тексты Афанасия Никитина – одна из основ
описания средневекового быта жителей страны.
Вот как Никитин описывает индийцев:
«Люди ходят нагие, а голова не покрыта, а груди голы, а волосы в одну
косу заплетены, все ходят брюхаты, а дети родятся каждый год, а детей
у них много. И мужчины, и женщины все нагие да все черные. Куда я ни иду,
за мной людей много - дивятся белому человеку. У тамошнего князя -
фата на голове, а другая на бедрах, а у бояр тамошних - фата через плечо,
а другая на бедрах, а княгини ходят - фата через плечо перекинута, другая
фата на бедрах. А у слуг княжеских и боярских одна фата на бедрах
обернута, да щит, да меч в руках, иные с дротиками, другие с кинжалами,
а иные с саблями, а другие с луками и стрелами; да все наги, да босы, да
крепки, а волосы не бреют. А женщины ходят - голова не покрыта, а груди
голы, а мальчики и девочки нагие ходят до семи лет, срам не прикрыт».
Русский купец также был поражен нравом индийских женщин:
«В Индийской земле купцов поселяют на подворьях. Варят гостям хозяйки,
и постель стелют хозяйки, и спят с гостями. (Если имеешь с ней тесную
связь, давай два жителя, если не имеешь тесной связи, даешь один
житель. Много тут жен по правилу временного брака, и тогда тесная
связь даром); а любят белых людей».
Никитин, судя по всему, во всю пользуется своим положением белого гостя.
В своих записках он упоминает даже о ценах на местных проституток:
«В Индии же гулящих женщин много, и потому они дешевые: если имеешь с
ней тесную связь, дай два жителя; хочешь свои деньги на ветер пустить -
дай шесть жителей. Так в сих местах заведено. А рабыни-наложницы
дешевы: 4 фуны - хороша, 6 фун - хороша и черна, черная-пречерная
амьчюкь маленькая, хороша».
Около ¾ населения Индии в то время придерживались индуистской веры,
ислам же исповедовала лишь ¼ населения. Однако именно это меньшинство
и было властным сословием, что также отмечает Никитин:
«В Индийской земле княжат все хорасанцы (в контексте – мусульмане), и
бояре все хорасанцы. А гундустанцы (крупнейший индийский этнос) все
пешие и ходят перед хорасанцами, которые на конях; а остальные все
пешие, ходят быстро, все наги да босы, в руке щит, в другой - меч, а иные с
большими прямыми луками да со стрелами».
Белый человек среди явно этнически отличающего населения Индии не мог
не обратить на себя внимание местной знати. Так и случилось с Афанасием.
Один из местных ханов отобрал у него купленного в Персии для
перепродажи коня и поставил условие:
«И жеребца верну, и тысячу золотых впридачу дам, только перейди в веру
нашу - в Мухаммеддини (ислам). А не перейдешь в веру нашу, в
Мухаммеддини, и жеребца возьму, и тысячу золотых с твоей головы
возьму».
Разрешилась эта проблема, со слов Никитина, неожиданно:
«Накануне Спасова дня приехал казначей Мухаммед, хорасанец, и я бил ему
челом, чтобы он за меня хлопотал. И он ездил в город к Асад-хану и просил
обо мне, чтобы меня в их веру не обращали, да и жеребца моего взял у
хана обратно. Таково господне чудо на Спасов день».
Сюжетный поворот, при котором героя спасает некое явление или ранее не
упоминавшийся персонаж, в искусстве называется «Deus ex machina» - бог из
машины. «Хождение за три моря» - не художественная повесть, поэтому
такое определение для этого события не совсем корректно. Однако все же
многие исследователи сомневаются в достоверности этого рассказа и
полагают, что Афанасий Никитин все же принял в Индии ислам. Об этом
свидетельствует в том числе и прекращение выполнения им христианских
обрядов по довольно странной причине:
«А со мной нет ничего, ни одной книги; книги взяло собой на Руси, да когда
меня пограбили, пропали книги, и не соблюсти мне обрядив веры
христианской. Праздников христианских - ни Пасхи, ни Рождества
Христова - не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь».
Для правоверного христианина отсутствие религиозных текстов вряд ли
могло бы стать поводом для несоблюдения постов и отказа от праздников.
Однако в те времена единственным путем распространения книг были
церковные писари. Книга, герой которой под давлением обстоятельств
переходит в другую веру, скорее всего, так никогда бы и не добралась до
читателя, а потому написать об этом Афанасий не мог.
За годы, проведенные в Индии, Никитин сумел неплохо ассимилироваться в
местное общество: принял новое имя – ходжа Юсуф Хорасани, выучил язык,
стал соблюдать местные обычаи и даже совершил паломничество в святой
для индийцев город Парват. Однако к индуистскому вегетарианскому меню
он так и не привык:
«Индусы же не едят никакого мяса, ни говядины, ни баранины, ни
курятины, ни рыбы, ни свинины, хотя свиней у них очень много. Едят же
днем два раза, а ночью не едят, и ни вина, ни сыты не пьют. А с
бесерменами не пьют, не едят. А еда у них плохая».
По прошествии четырех лет Афанасий Никитин решает возвращаться домой.
Судя по всему, во время своего индийского приключения он совершал
некоторые торговые сделки, за счет которых он и жил. Однако по пути на
родину он по какой-то причине не смог загрузиться ценным товаром и
обратное путешествие совершал с почти пустыми руками.
Путь из Индии оказался для Никитина еще более витиеватым, чем в нее. Он
посетил восточное побережье Африки, Персию, город Трапезунд
(Трабзонспор), в котором зарождалась в будущем одна из самых
могущественных в мировой истории империй – Османская, а также Крым и
Киев.
Однако добраться до родной Твери ему так и не удалось. В 1474 году в
Смоленске, всего в 400 километрах от малой родины, путешественника
настигла болезнь, приведшая к его смерти. Одной из причин этого могла
стать резкая смена жаркого климата Индии на холодный климат средней
полосы России. Так, невольно разлученный с родиной путешественник и
погиб, не сумев вернуться домой.
Спутники Афанасия Никитина позже передали им написанный текст
московскому дьяку Василию Момырёву, благодаря которому «Хождение за
три моря» было сохранено в нескольких церковных сборниках.
Там оно хранилось несколько столетий. Только в начале XIX века великий
отечественный историк Николай Михайлович Карамзин обнаружил
«Хождение» и упомянул его в своей знаменитой книге «История государства
Российского». Благодаря труду Карамзина история Афанасия Никитина
дошла до наших дней.

Вам также может понравиться