Вы находитесь на странице: 1из 410

Annotation

Я вернулась в свое тело, но так и не нашла путь в свой мир.


Теперь я учусь в лучшей магической Академии королевства.
Студентки ненавидят меня, ведь я по-прежнему невеста Ариана де
Шая, наследника престола. Но он изменился, его холод окутывает
меня, он делает мою жизнь невыносимой. А тут еще самый опасный
профессор Академии, один из величайших драконов, не сводит с меня
глаз. Его наставничество – наказание для меня, но грядет турнир, и я
должна принять участие в состязаниях, смертельно опасных для
таких,как я. Кто-то устраняет соперников, и я вовсе не уверена, что
смогу выжить…

Виктория Олейник
Пролог
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Глава 15
Глава 16
Глава 17
Глава 18
Глава 19
Глава 20
Глава 21
Глава 22
Глава 23
Глава 24
Глава 25
Глава 26
Глава 27
Глава 28
Глава 29
Глава 30
Глава 31
Глава 32
Глава 33
Глава 34
Глава 35
Глава 36
Глава 37
Глава 38
Глава 39
Глава 40
Глава 41
Глава 42
Глава 43
Глава 44
Глава 45
Глава 46
Глава 47
Глава 48
Глава 49
Глава 50
Глава 51
Глава 52
Глава 53
Глава 54
Глава 55
Глава 56
Глава 57
Глава 58
Глава 59
Глава 60
Глава 61
Глава 62
Глава 63
Глава 64
Глава 65
Глава 66
Глава 67
Глава 68
Глава 69
Глава 70
Глава 71
Глава 72
Глава 73
Глава 74
Глава 75
Глава 76
Глава 77
Эпилог
Виктория Олейник
НАСЛЕДИЕ
Пролог
В темном кабинете одиноко трещало пламя. Изгибалось, бросая
причудливые тени на стены. Все притихло, как всегда бывало в такие
дни. Он наклонил бутылку, смешивая напиток. Красная жидкость
блестела в ряде бокалов, отдавая металлическим запахом крови.
Всего лишь зелье. Скоро этого станет мало.
С каждым днем было все сложнее удерживать свою жизнь.
Он на мгновение замер, ощутив холод, хлестнувший по спине.
Язычки свечей взметнулись вверх, тени выгнулись, скрючившись, и
темная удушающая волна тьмы накрыла его с головой. Чужое
присутствие ощущалось теперь явно, придавливая угрозой. За ним
следили тысячи теней, и он явственно ощущал их взгляд, душой и
телом.
Помедлив, так и не обернувшись, он вернулся к смешиванию
зелья.
Явился все-таки.
— Глупец-ц... — прошипело позади. — Ты заложил с-свою жизнь
за нее... Ты должен был ее убить! А ты дал в залог свою душу.
Тени шевельнулись, клубясь, но маг не повернул головы. Он знал,
что сделал. И сделал бы это снова.
— Если бы она не выжила, ты потерял бы все! Ты с-стал бы
тенью...
Это тоже было ему известно. Маг попробовал зелье на вкус.
Недостаточно крепкое. Но выбирать не приходилось.
— Ты отказался от договор-ра с богиней! Ты теряеш-шь себя...
Еще немного, и ты умрешь. Твое тело распадется, твоя душа
разорвется на ошметки. Ты станешь тенью, низшим демоном, что
ползает ниже всех тварей. Этому ли учил тебя отец?
Как будто он знал этого отца. Его древнейший предок покинул
этот мир последним из пяти, он успел подарить ему силу дракона, но и
проклятие, обрекшее его тихо гнить среди теней. Его рука сильнее
стиснула бокал, стеклянный треск пополз по комнате.
Таким, как он, не место в этом мире.
— Ты получил шанс на возвращение из подземного мира. Ашрея
разрушила ловушку, где ты томился сотню лет! Ты воплотился с-
снова... И рис-скнул всем ради едва знакомой девчонки! Без богини ты
не продержишься здесь долго! Пос-смотри на себя... Ты расползаешься
по швам! Ты падеш-шь...
Бокал со звоном опустился на столешницу, маг сцепил зубы,
сдерживая рвущийся наружу гнев.
Он действительно здесь благодаря Ашрее. Тогда, сидя в темнице в
мире демонов, он медленно умирал. Это казалось лучшим выходом:
она дала ему шанс на новую жизнь. Шанс получить то, что его по
праву.
Воплотиться в теле, выносливом и сильном.
Получить магию, хоть и не равную его собственной, но
достаточно мощную, чтобы превосходить всех смертных по уровню.
И возможность исполнить древний договор, что вернул бы ему
свободу, жизнь и магию рода. Он последний из рода Орэев...
Пришла пора.
— Ты знаеш-шь, что она твоя... Так суждено древним
заключением. Ее роду пора вернуть твою силу. Последняя из них твоя
по праву.
Норан прищурился и хлебнул напитка. Перед внутренним взором
мелькнуло синее небо. Лазурное, как в самую безмятежную погоду, в
его глубине сверкали серебряные звезды, или так казалось? Синее...
как ее глаза. Зелье пламенем пробежалось по венам, возвращая ему
жизнь. Хватит ненадолго... на неделю где-то. Уже неплохо, но нужно
большее.
Чужая кровь. Чужая магия. Чужая жизнь.
— Она таит в себе ту силу, что подарил твой отец первому из
фениксов. Ты должен взять ее в жены, как велено древним договором.
Тогда, став твоей, она укрепится с тобой связью... Ты должен будеш-
шь убить ее, чтобы вернуть своему роду былое величие. Это все ис-
справит... Или ты исчезнешь навек, а с тобой весь род! Твое время
выходит...
Да, да. Он все это знал без сопливых помощников. Норан
поморщился, вглядываясь в темноту.
Цена его свободы... почти неподъемна.
Все это время он надеялся, что эта иномирянка не имеет
отношения к фениксам. Надеялся, что ошибся. Что она обычная
студентка, одна из многих...
Это позволило бы забыть о ней. Позволило бы отпустить ее,
притвориться, что ее нет.
Он на секунду прикрыл веки, чтобы снова увидеть ее взгляд.
Трудно было не узнать ее, в каких бы телах она ни находилась. Она так
резко отличалась от тех, чьи тела поневоле занимала. Все выдавало ее:
плавная походка, неизменно оканчивающаяся неуклюжим падением.
То, как она забавно морщила нос, если ей что-то не нравилось.
Настороженность иномирянки, сменяющаяся огнем решимости, когда
девушке приходилось брать на себя больше, чем она могла вынести.
Улыбка… теплая и искренняя, как луч света.
Она казалась слабой, но слабой не была. Скорее, юная — ей
довелось немало пережить в этом мире. Другая сломалась бы, эта...
Пыталась не сдаваться.
Лучше бы она оказалась кем-то другим. Это произошло задолго
до его появления на свет, а тем более до нее. Так уж вышло, дракон
спас смертную и отдал ей половину своих сил, чтобы сохранить жизнь.
Фениксы не драконы, но обладают силой, превосходящей драконью.
И вся эта сила его. Последняя из Руэллов должна вернуть долг —
отдать роду Орэев магию, а с ней жизнь.
Так суждено, так задумано. Норан разжал пальцы, выпуская
бокал, и прищурился...
Ему до демона надоело, что за него все решают.
— Я предупреждал тебя... Ты не должен привязываться! Эмоции
не имеют значения, ничто не имеет значения, кроме того, что ее жизнь
— твоя погибель! Ты становишься низшим демоном уже сейчас... У
тебя нес-сколько месяцев, прежде чем ты сгинешь навек! Думай о с-
своем роде... Убей ее! Ты не проживешь на добровольно отданной
крови смертных, а если возьмешь кровь силой, потеряешь душу... Ты
должен...
Его рука сама выхватила клинок из ножен на стене. Витой,
серебряный кинжал, напоминающий змеевидного дракона, со звоном
вырвался на волю, и рука Норана не дрогнула, когда он резко вогнал
его в призрачное тело посетителя.
Демон задохнулся, глотая ртом воздух. Давно ему пора на тот
свет!
— Я помогал тебе... — расширил демон глаза. Рука Норана лишь
надавила еще сильнее. Есть только одно оружие, способное
уничтожить демона без всяких ритуалов, и оно находилось в его руках.
— А я не просил о помощи, — прошипел Норан.
Клинок вышел из демона так же легко, как вошел. Старый
помощник, тот, кто был с ним долгие-долгие годы... но служил не ему,
а Ашрее. Позволив демону распасться на тени, Норан вернулся к окну
и вогнал клинок обратно в крепление на стене. Сердце громко и
размеренно билось в груди, он подхватил недопитый бокал и
поморщился.
У него есть выбор. Умереть самому — или убить Амиреллу.
И его он сделает сам. В конце концов, это его жизнь.
Но одно решение он не собирался менять. Норан поставил бокал
на стол и сузил глаза. Как она выглядит? Это не имело значения, но
позволило бы не упустить ее снова. Он опоздал, пока отказывался
верить, что феникс — это она, но пришло время исправить ошибку.
Она не достанется Ариану де Шаю. Он не имел права на то, что
принадлежит Норану.
Он снова увидел ее взгляд и ощутил вкус ее губ на своих. Лишь
мимолетное прикосновение, разделившее его жизнь на две части.
Он хотел большего.
Маг дотронулся до стекла и прочертил глиф, чтобы убедиться, что
девушка жива.
— Амирелла... — выдохнул он, и его слова разнеслись по этому
миру, словно подхваченные ветром. — Ты станешь моей, обещаю. Я
найду тебя... И больше не отпущу, как бы ты ни хотела...
Глава 1
«Амирель…»
«Ты будешь принадлежать мне…»
Этот голос звучал в моей голове, словно в мыслях, заставив меня
встрепенуться и вырваться из забытья. Стоило догадаться, что этот
день не может закончиться хорошо. Он начался с того, что я, кажется,
умерла, чтобы наконец-то вернуться в свое тело.
Что, в целом, неплохо, учитывая, что почти месяц до этого меня
швыряло по чужим жизням. Я оказывалась в чужих телах, раз за
разом, и почти смирилась, что не найду дорогу в свое тело, что умру
по-настоящему, навсегда.
Но я по-прежнему не знала, как мне относиться к тому, что меня
столкнул с моста в бушующую реку человек, которому доверяла. Или
дракон? Его вторая ипостась стала неожиданностью.
И Ариан... От воспоминания о нем болезненно сжалось сердце.
Ариан де Шай, который почти обманом заключил со мной помолвку...
Который отдал мою душу женщине, похожей на темную богиню.
Ради того, чтобы я жила. Чтобы смогла получить второй шанс.
Все, что произошло, свалилось на меня, как ком, погребя под
собой и лишив способности рассуждать трезво. Но, по правде, сейчас
было как-то не до того! Я заерзала, пытаясь вырваться, потому что
опять умирать не улыбалось!
— Стой-стой-стой! — завизжала я, извиваясь в драконьих когтях.
Да, в завершение всего меня украл дракон! Для полного счастья не
хватало, чтобы этот дракон вместе со мной прямой наводкой врезался
в чудесный витраж главного здания Академии, но, кажется, именно это
он и собирался сделать!
От оглушительного звона и грохота содрогнулись стены, а у меня
в глазах помутилось; осколки и камни градом взорвались рядом с
нами, впиваясь остриями в кожу. Закричав не своим голосом, я
кубарем покатилась по полу, брошенная драконом, как ненужный
мешок. Все бока пересчитала!
— Боги, что это?! — раздались крики вокруг.
Сцепив зубы, я активно поползла назад, пока студенты и ранее
чинно сидящие профессора падали со стульев и кричали на разные
голоса. Вокруг поднялся хаос, пыль столбом кружилась на месте
рухнувшей стены здания. В образовавшуюся воронку ссыпалась
каменная крошка и остатки витражей.
— Боги, помилуй нас!
Если бы они хоть раз помогли! Боги этого мира во главе с
Триединым подозрительно вовремя отвлекались, когда были нужны
сильнее всего! Раздался громоподобной рык с металлическими
раскатами в глубине драконьей глотки. Зал дрожал, едва выдерживая
такой вес. Угрожающе вскинув крылья, дракон припал к полу,
пристально вглядываясь в меня.
Ой! Кажется, я ему не нравлюсь! Не было сомнения, на кого
дракон нацелился. Он игнорировал всех остальных, наступая на меня.
С каждым его движением раздавался гул, тонувший, впрочем, в
окружающем хаосе.
Вот ужас! Я нырнула за одну из колонн и тут же кинулась в
сторону, когда гигантское крыло расшибло мое укрытие в пух и прах.
Схватила книгу в качестве щита, но пальцы сами разжались, когда
хвост с шипами буквально выбил фолиант из моих пальцев.
Подпрыгнув, я метнулась за статую, в надежде, что с ней дракон
расправится не так быстро, как с колонной.
— Вот черт... — зашипела я, зажимая задетую хвостом руку.
Кровь хлестала между пальцев, красная и выдающая меня
металлическим запахом. Больно же!
До сих пор считала, что этот дракон все-таки на моей стороне,
никак не ожидала, что он решит сжить меня со свету! Выглянув, я
оцепенела, наткнувшись на пристальный взгляд громадных глаз... один
зрачок, как вся я ростом, и все это великолепие в двух шагах от меня,
смотрит и не мигает!
Я застыла, как загипнотизированный кролик перед удавом. Звук,
зарождающийся в глотке существа, трудно было спутать с обычным
рычанием. Словно лава, бегущая по жерлу вулкану, чтобы разразиться
пламенем. Дракон, пламя.
Плохое сочетание! Я шарахнулась в сторону. Рев пламени сотряс
зал, все кинулись врассыпную, подальше от меня — даже профессора,
атаки которых отскакивали от дракона, как от брони. Огонь опалил
мои щеки и ресницы; по наитию вскинула руку, умудрившись
выставить магический щит от шипастого хвоста. Соскользнув с
черного барьера, он ударил по полу, расшибив его в крошку.
Ну хоть не об мою голову! Извернувшись, чудом пропустила
атаку крылом, подхватилась с места и бросилась к двери. Дернула
ручки так, что на пальцах остались царапины; руки дрожали, а сердце
билось у горла от страха.
— Ну давай же, давай! Выпусти меня!!! — Почему двери
закрыты? Я развернулась и прижалась к ним спиной. Взгляд
лихорадочно заметался по аудитории, выхватывая стол, где раньше
заседали профессора, манекены, перепуганных студентов...
И большую магическую ленту на стене «Добро пожаловать на
зачислительный экзамен». Боже! Всегда знала, что умру на
вступительных, правда, думала, от страха, а не от драконьего пламени!
Стихия заклокотала в драконьем горле, оглушительная, мощная. Я
вжалась в двери, шепча что-то о нехороших местных богах, которые
просто обязаны мне помочь!
Но они помогли, как всегда, через... одно место.
— МО-О-ОР!!! — раздалось громогласное в аудитории. Крики
поднялись еще громче, люди, кажется, выпрыгивали из окна.
А у меня все внутри оборвалось.
— Морт, — выдохнула я онемевшими губами. Мой отважный
фамильяр, ощетинившись шерстью, выгнулся в спине, угрожающе
покачиваясь на когтях. Это выглядело бы внушительно, не будь дракон
в сотню раз больше! Кот шипел и изрыгал угрожающие звуки, словно
задался целью обложить дракона ругательствами с ног до головы.
Но он защищал меня... и находился на линии удара. Готовый
принять огонь на себя, спасти мня, пожертвовав собой.
Кровь прилила к моему лицу. Раньше, чем поняла, что делаю, я
бросилась вперед и выставила руку. Сила понеслась по венам,
обжигающая и яркая, как вспышка молнии. И столь же болезненная! Я
сцепила зубы, сдерживая крик, магия тянула из меня жилы, будто
рвала заживо! Что-то сломалось во мне, будто освободилось.
Магия вырвалась изнутри с болью и моим криком, из глубины
самого сердца. Кожа раскалилась от черного пламени, что таилось во
мне, ударил порыв ветра, сметая уцелевшее после дракона.
Черный вихрь скрестился с огненным, тесня тот обратно и не
позволяя добраться до меня и Морта. Затрещал воздух, в разные
стороны полетели искры. Мир словно накрылся колпаком, застыл, как
заснятый кадр. Я смотрела прямо в глаза дракона, полные ярости и
ожесточенности.
Кровь капнула из носа, я зарычала, не собираясь сдаваться... Но
драконье пламя поддавалось, пусть медленно, со скрипом, но
прогибалось передо мной...
Пока не ринулось обратно, отброшенное моей силой. Ух!
Огромная темная волна разнеслась по аудитории — вечно забываю про
обратку от собственной магии! Меня подхватило и швырнуло назад,
приложив лопатками о стену.
— Мамочки! — застонала я, вплетаясь в общий хор стонов.
Сползла на пол и вцепилась в шерсть урчащего Морта, оказавшегося
неподалеку. Аж в ушах звенит. Я помотала головой и прищурилась, до
боли вглядываясь во тьму, затопившую зал.
Где дракон? Именно вокруг Демона Врат тьма казалась особенно
непроглядной. Она обрисовывала его очертания, но с каждым
мгновением эти очертания таяли. Стирались, словно пепел, унесенный
ветром...
Все выглядело так, словно дракона развеяло по ветру. Тьма
постепенно исчезала, а вместе с ней и силуэт дракона. Над залом
пронесся встревоженный гул, и я прикусила губу. Куда делся?
Я успела придумать тысячу нелепых вариантов, прежде чем
услышала скупые, презрительные хлопки в ладони. Последние
ошметки тумана разошлись, и мужчина, сощурив янтарные глаза,
встретился со мной взглядами.
— Поздравляю, Феникс. Ты только что доказала всем, что тебе
есть чему учиться в академии. Невероятно прискорбное зрелище…
Глава 2
Я приоткрыла рот, лихорадочно соображая, что это вообще за тип
такой? В аудитории поднялся гул, но я с трудом понимала, что
происходит. Это... Дракон?
Серый дракон, Демон Врат?
Внезапное осознание, что он самый, заставило меня испуганно
вздрогнуть.
Мужчина был красив. Невероятно. Высокий, молодой, статный...
Все в нем дышало внутренней силой и благородством, но и еще и
угрозой. Правильные черты лица не смягчали его взгляда, что-то было
тяжелое и властное в том, как он смотрел на меня. Пронзающее до
самой души.
Он будто смотрел сквозь меня. Заглядывал глубже, чем я бы
хотело.
— Посредственно. Ты не умеешь держать заряд. Полагаешься на
собственные силы, не имея внутренних резервов. Твое тело нуждается
в тренировке, а твой разум в концентрации.
И голос у него оказался поистине мужской, проникновенный, если
бы еще не такие обидные вещи говорил. Вскочив, я отступила,
заметив, как он сделал ко мне спокойный, уверенный шаг. Его черные
волосы были распущены: хоть и длинные, они лишь добавляли ему
мужественности. Спадали, как шелк, почти сливаясь по цвету с черной
мантией; вокруг послышались сдавленные робкие шепотки.
— Какой красивый...
— Кто это?..
Он был похож на бога, не на человека. И я сглотнула, занервничав.
Этот не человек... приближался, вызывая во мне странную смесь
неловкости и тревоги. Под его взглядом почувствовала себя бабочкой,
пришпиленной к листу. Нога подвернулась, наступив на оброненную
кем-то указку...
Я задохнулась, когда мужчина резко поймал меня, преодолев
расстояние за считанные секунды. Его рука цепко обхватила меня за
талию.
— И неуклюжа, — недовольно подытожил он. Его рука
взметнулась, чтобы коснуться моего лица. Он прочертил пальцем
дорожку от щеки до подбородка. Я нахмурилась, уловив за
недовольством нечто новое. Может быть, горечь?.. — Но так
удивительно похожа на нее… — выдохнул он.
Не выдержав, когда его ноготь обжег прикосновением мои губы, а
сам дракон подался ниже, я оттолкнула его в грудь. Ожидала, что он
попробует меня задержать, но его руки с готовностью разжались,
позволив мне от души грохнуться на пол.
— Не благодари, — равнодушно бросил он.
Я прижала пальцы ко рту; от моих губ после его касания словно
искры по телу разбегались. Засаднила рана, оставленная драконьими
когтями; нахмурившись, кинула взгляд на плечо. и нахмурилась еще
сильнее, когда обнаружила, что рваный порез светится и стягивается,
как по мановению волшебной палочки. Мои пальцы дрогнули... Да кто
он такой?!
— Я Айруэлинн Денай Шарзе, — будто отвечая на вопрос,
произнес дракон. Мне это ничего не сказало, зато вокруг повисла
мертвая, глубокая тишина, будто к людям спустилось божество. —
Надеюсь, моих рекомендаций хватит, чтобы вы обучили свою
будущую королеву, как полагается при ее статусе?
Я завертела головой, выискивая будущую королеву. Интересно же
посмотреть! Она сейчас выйдет? Встанет? Куда дракон смотрит? Он
смотрел в сторону...
Зато все остальные вдруг на меня. Почти испуганно. Я сжалась
под их взглядами, прибитая к полу всеобщим вниманием. Чего это
они?..
— Феникс, — выдохнула одна из девушек сбоку, указывая на меня
дрожащим пальцем. — Смотри, на ее плече!
— Значит, Де Шай. Де Шай. будущий король? Она его выбрала?
Такие тихие шепотки, но в повисшей паузе они прозвучали
оглушительно громко. Нахмурившись, я повернула голову и прикусила
губу, когда увидела узорный рисунок, обхватывающий мое предплечье.
Помолвочный браслет. Значит, Ариан не соврал и не ошибся... Я
действительно его невеста. Эта помолвка была заключена, пока я
находилась в чужом теле, кто мог знать, что она последует за моей
душой? Но ведь...
— Но как же Кларисса де Тиан? Разве не она была на церемонии?
А я думала...
Раздался оглушительный грохот; я резко повернула голову, чтобы
встретиться взглядами с ледяными голубыми глазами. Учебники
валялись у ног девушки, она смотрела на меня с такой ненавистью!
Это она должна была стать невестой Ариана. Так получилось, что
я заняла ее тело...
Я украла у нее помолвку и Ариана. Я украла ее судьбу, хоть и не
желала этого.
— Кларисса, — раздался взволнованный голос женщины-
профессора. Девушка оттолкнула ее, скинув с плеч теплую накидку и,
отвернувшись, двинулась к дверям.
Я почувствовала ее боль. Стиснула кулаки и, вскочив, окликнула.
— Постой!
Ее спина напряглась, когда она взялась за ручку, но она так и не
обернулась.
— Не смей со мной говорить, — процедила она, прежде чем
шепнуть открывающее заклятие и хлопнуть дверью.
Я уронила руку и оглянулась. На меня по-прежнему смотрели. Кто
с интересом и надеждой... а кто с ревностью и завистью. За короткие
мгновения я успела обрести статус — и врагов в стенах Академии.
Мне тут будет очень, очень весело… я с тоской взглянула на
разбитое окно, в которое со свистом задувал ветер. Еще можно
выброситься или момент упущен?..
В кабинете директора мне не приходилось бывать ни в одном из
невольных воплощений. Начиная с момента прибытия в этот мир, меня
швыряло из тела в тело, снова и снова. Я оказывалась в телах разных
девушек, занимая их на пару-тройку недель, но ни одну из них не
вызывали в этот кабинет.
Так что я пользовалась моментом, потому что здесь было, на что
посмотреть. Часы со сложным механизмом-скелетоном мерно
отсчитывали время, витражный рисунок, как и прочие в академии,
постоянно менялся: русалка на нем расчесывала волосы и моргала.
Вздохнув, я открыла книжечку с золотым узором глаза Триединого,
местного бога, и с тоской подумала, что еще пару месяцев назад
планировала поступить совсем в другой вуз.
— Амирелла де Руэлл, — прочитала я имя на студенческом. Хотя
в этом мире он назывался «учебная роспись». Осталось понять, на
какой факультет меня зачислят.
Опустив руку, я сощурилась, вглядываясь в небо. Интересно, что
сейчас делает мама? Испекла ли она блинчики, как всегда делала в
начале недели, отругала ли брата, что тот ночью нашел конфеты?
И где Ариан? В порядке ли он? Я поймала себя на том, что
мысленно постоянно возвращаюсь к нему. Шайн не появился ни в
аудитории приемного экзамена, ни после... Он остался с той
женщиной, что пыталась меня убить, а вдруг?..
— Мор-р-р... — заворчало снизу, выдергивая меня из
задумчивости. Я замерла, вжав голову в плечи, когда раздался жуткий
треск...
«Вжи-и-и!!!»… Пронеслось ураганом по комнате, а потом что-то
треснуло, грохнуло, и я с визгом ухнула вниз! Вокруг разлетелись
щепки, деревяшки и пружины. Я по инерции схватилась за стол и
взвизгнула еще разочек, когда его постигла незавидная судьба кресла.
В грохоте, пылище и щепках я бухнулась на пятую точку, слегка
ошарашенная таким поворотом!
— Мр-р мор мор... — довольно вынырнула мордочка из-за
уцелевшей ножки стола.
— Мо-о-ортт!.. — прошипела я не хуже кота. Мой фамильяр
щелкнул острыми зубищами, обгрызая бесценный студенческий — по
которому меня, кстати говоря, кормить будут! — и ехидно захихикал,
как умеют, похоже, только тролльские коты.
Зарычав, я дернулась вперед, в попытке схватить кота, пока он не
обеспечил мне диету на одной воде. Распластавшись на полу, нырнула
рукой под шкаф, остервенело дергая за край удравшего студенческого,
пока, наконец, не отвоевала его в жестокой схватке. Фыркнув, кот с
хлопком исчез, а я перевела дыхание и поставила ладонь на пол, чтобы
подняться...
— Как занятно, — прозвучал холодный голос, когда я нащупала
нечто гладкое и кожаное, будто чей-то ботинок...
Вздрогнув, я подняла голову...
Чтобы встретиться взглядами с холодными пронзительными
глазами. Целую секунду я смотрела на него, чувствуя, как мой пульс
убыстряется. На его вечно бесстрастное лицо, на котором постепенно
проявлялось узнавание, на линию губ, темные волосы и черную форму
профессора.
Все в нем казалось безупречным и внушало безотчетную тревогу.
В моих ушах будто снова засвистел ветер, а плечо пронзило болью, как
если бы меня толкнули вниз и треск мостовых перил, ломающих под
моим весом, разрезал воздух. Воспоминания обрушились на меня,
погребая под собой; выдохнув, я вскочила, в порыве убежать от него,
скрыться!
Но чужие пальцы молниеносно ухватили меня за локоть, не
позволив. Рывок, разворот, от которого задохнулась. Не удержавшись,
я ударилась в грудь мужчины, обрушившись на него всем весом.
И только тогда подняла глаза...
Руки мужчины поддержали меня, крепко, уверенно, с
неожиданной силой. Попытавшись выпрямиться, я не смогла, он будто
не хотел меня отпускать. Брови нахмурились, губы поджались жестче.
Он смотрел прямо в мои глаза, долго и пристально, словно пытался в
них что-то отыскать...
Его пальцы бесцеремонно зарылись в мои волосы, чтобы отвести
их назад. Он жадно и пристально скользнул взглядом по моему лицу, и
мое сердце чаще забилось в груди, словно птица, пойманная в силки.
— Амирелла, — наконец, выдохнул он.
От его голоса по коже побежали мурашки. Чего в нем было
больше? Удивления? Восхищения? Горечи? Он будто коснулся моего
сердца. Имя прозвучало тихо, но вкрадчиво; в нем сквозило так много
всего, но больше всего обещания...
Обещания мужчины сделать женщину своей. Я нахмурилась,
отстранившись, как смогла... послышалось?..
Глава 3
Гретка один из самых опасных профессоров Академии, теперь
знала это. Не могла ему доверять, как раньше. «Феникс должен
умереть, чтобы возродиться»... Его слова еще звучали у меня в ушах.
Чем от него дальше, тем лучше.
Я поморщилась, когда его пальцы впились в мое предплечье; лицо
профессора ожесточилось, когда взгляд добрался до помолвочного
браслета. Оттолкнув его в грудь, я пошатнулась, получив свободу. Но
все еще ощущала взгляд, колючий и строгий, на своем лице: Гретка
будто говорил, что нам есть, что обсудить.
Вот не думаю. Скрип двери заставил профессора отступить от
меня как раз к моменту, когда послышались голоса.
— Тогда улажено. Для вашей подопечной, господин де Руэлл, мы
сделаем исключение, зачислим ее в середине года. Осталось решить.
— Мужчина застыл на пороге, щурясь, окидывая некогда красивый
кабинет взглядом.
Сам он был невыразительным, как раз таким, каким должен быть
директор магической Академии. Белая борода, седые брови, разве что
молодое лицо не вязалось с образом старца. Но он был не один.
Мое сердце подлетело к горлу, колотясь, как сумасшедшее.
Мужчину в мантии профессора я узнала, хотя и видела всего один раз.
Я поспешно опустилась на ближайший стул и скромно потупилась.
Даже ручки благовоспитанно сложила на коленях, усердно изображая
примерную ученицу.
Не лишним будет, поскольку второй профессор внушал мне
безотчетный ужас, не просто чувство опасности, а желание бежать без
оглядки. Я стиснула руки, пытаясь подавить панику. Аффет. Черные
волосы, сплетенные странным образом, что опускаются на плечи, и
орлиные карие глаза. Я видела его лишь однажды. Но он смотрел на
меня, как на добычу, что раньше, что сейчас.
Возможно, я и была для него добычей. Его окружала аура силы,
настолько мощная, что волосы медленно поползли вверх. Когда мы
впервые встретились, на его лице была птичья маска: Аффет состоял в
Ордене, чей Глава хотел вырезать мое сердце.
Старые страхи всколыхнулись, желание скрыть свой дар, дар
блуждающей души, нахлынуло с новой силой, но теперь это было
невозможно. Орден охотился за мной все то время, что я пребывала в
этом мире… магистра, который стоял за этим, схватили, насколько
знаю — но сейчас у меня невольно закралась мысль, что он мог быть
не один.
Карие глаза обожгли меня проницательным взглядом с каплей
задумчивого интереса; даже драконы не подавляли так сильно. Гретка
прочистил горло и зачем-то встал позади меня, закрывая от Аффета.
— Давайте посмотрим, как она управляет даром, — не
смутившись, директор щелкнул пальцами, разрушенные стол и стулья
возродились на глазах. Я удивленно подняла взгляд, когда он бросил
передо мной стеклянную сферу небольшого размера, а сам опустился
напротив. — Сожги.
Сжечь? Я думала, что уже прошла вступительный экзамен
стараниями дракона и нахмурилась, сжав сферу в руке. Аффет
опустился в кресло и откинулся на спинку, сцепив руки в замок; сузил
глаза в ожидании.
А я, как и прежде понятия не имела, что делать. Мои пальцы
стиснули сферу, и я прикусила губу, прислушиваясь к себе.
Честно говоря, внутри меня звенела тишина и свист катящегося
по выжженной земле перекати-поля. Вот. Еще живот заурчал, громко
так, жалобно. Я вздохнула, пытаясь собраться и выдавить из себя
каплю магии. Непростая задача, учитывая, как пожирали меня
взглядами два дракона, директор и тип, который излучал магию такой
силы, что волоски вверх поползли.
Я повертела сферу в руках, пытаясь отрешиться и
сосредоточиться. От усердия на виске запульсировала жилка. Раз
минута... Два...
— Ж-живо!!! — рявкнуло вдруг над ухом; угрожающее рычание,
подобное реву пламени, заставило меня от неожиданности стиснуть
сферу в ладони. Раздался треск, стекло раздавилось в моей хватке, как
лепешка.
Сфера-то осталась целой, пусть и приплюснутой. Загорелся стол,
шторы... директор! Огонь весело затрещал, захватывая новые
территории, директор вскочил, сбивая пламя с мантии. Позади
послышался ехидный смех невидимого кота, напоминающее
старческое кхеканье.
— Простите, — разжала я руку, выпуская то, что осталось от
сферы, на стол. Дождалась осуждающих взглядов с четырех сторон и
поняла, что живой отсюда вряд ли выйду!
— При такой силе очень опасно, что она не может ей приказывать,
— недовольно буркнул директор, тремя щелчками усмиряя бушующее
пламя и опускаясь обратно в кресло. Он сцепил руки в замок. —
Приходя к такой силе, каждый из наших учеников, уже находится на
минимум восьмой ступени, пройдя все необходимые тренировки.
— Боюсь, здесь без вариантов первая ступень элитного
факультета, — лениво заметил Аффет.
— Феникс на уроках восьмилетних детей? — въедливо спросил
директор. — Аффет, вы, как один из ведущих первых ступеней, а
также профессор старших курсов, несомненно, справитесь с этим... но
насколько это будет удобным?
У меня расширились глаза. Аффет... профессор первых ступеней?
Нет, только не отдавайте ему! Он пугал меня до чертиков, с этим его
орлиным взглядом и едва ощутимой угрозой, он словно желал
заполучить меня в ученицы, поближе к себе.
Я выпрямилась, поймав на себе его вдумчивый, оценивающий
взгляд. Все во мне кричало, что мне нельзя попасть к нему в ученицы!
Приоткрыв рот, я задохнулась, когда тяжелая рука опустилась на мое
плечо и властно одернула, заставляя рухнуть спиной на спинку стула.
— Не нужно. Я возьму ее в ученицы. — Голос Гретки прозвучал
сухо и холодно.
Я повернула голову, чтобы встретиться с профессором взглядами.
Его темные глаза сощурились, пронзая холодом, но и тем самым
обещанием, от которого у меня чаще забилось сердце. Власть и сила
сквозили в каждом его движении, пальцы скребнули по моему плечу,
будто он говорил, что никуда от него не денусь.
А вот Гретка вызывал не ужас, но иное чувство, которое сложно
было объяснить. «Как ты ошибаешься, адептка. Ты не его невеста.
Наглый мальчишка лишь взял то, что ему не принадлежит». Его слова
снова прозвучали в моей голове, туманные и непонятное... после
поцелуя, всего, что произошло, кажется, не смогу воспринимать его,
как профессора, в полной мере.
Я прищурилась и решительно поджала губы.
— Дайте мне учебники, я справлюсь сама. Увидите, просто
скажите, что делать, — твердо заявила я, отчего хватка на плече
усилилась почти до боли.
— Ты ведь никогда не брал учеников, — прищурился директор,
пропустив меня мимо ушей.
— Возможно, я нашел достойного, — холодно отозвался
профессор, и я чуть не застонала. Они решили все без меня!
— Что ж... — Директор опустился обратно в кресло. — Тогда я
спокоен. — Он достал бумаги. Сделал пару росчерков пером. —
Факультет избранных. Куратор Норан Грет... Полагаю, феникс
приступит к обучению после дебюта и казни Лиона де Грая?
Демон Врат не соизволил ответить, просто развернулся и
двинулся к выходу. А я напряглась, вцепившись в подлокотники.
— Постойте! Казни... Лиона? — выдохнула, разом позабыв и об
обучении, и об Аффете, и о Гретке, и о драконе. Что значит... казни?
Мое сердце сжалось, покрывшись холодом.
Казни?
— Он покушался на наследника Де Шая и ранил феникса. Боюсь,
король поддержит смертельную меру для своего наследника. Не
волнуйтесь, Амирелла, вас это не затронет. Ваш обидчик будет
наказан,— буднично произнес директор, больше занятый бумагами,
чем мной.
Глава 4
Лион не может умереть. Я впилась пальцами в подлокотники. В
прошлом он оступился, подчинился магистру. Он всегда соперничал с
Арианом, но уверена, что по своей воле Лион ни за что не пошел бы на
убийство соперника.
Здесь дело в чем-то ином, я знала это, чувствовала. Уж тем более
Лион не виноват, что пострадала я! Это было мое решение, он не
должен за него расплачиваться.
Мое сердце подскочило в груди, я подалась вперед, облизав губы в
волнении. Должен быть способ этому помешать! Но слова застряли в
горле, придавленные тяжелым взглядом Аффета. Пожалуй, слишком
заинтересованным.
Он рассматривал меня, как волк олененка; стало трудно дышать.
Что-то было в этом Аффете невероятно опасное, пронзающее до самых
косточек.
— Мирра, ступай за мной. — Гретка открыл дверь, приглашая.
Директор отвлекся, будто общаясь с собственным отражением, которое
говорило чужим женским голосом. Зрелище потрясающее, но после
услышанной новости не осталось настроения удивляться
зачарованным зеркалам.
Нахмурившись, я встала и послушно последовала к двери, всем
телом ощущая хищный взгляд Аффета. Если не директор, то мне могли
помочь лишь два человека.
— Его казнят? — коброй развернулась я, едва закрылась дверь. —
То есть... Лиона правда?...
— Я делаю все, что могу, — Гретка прищурился, выпрямившись.
— Ты не должна в это лезть.
Помолчав, я приподняла голову, стараясь не обращать внимания
на взгляд Норана, задумчиво изучающего мое лицо. Доводилось
иногда ловить на себе мужские оценивающие взгляды. Но Гретка не
оценивал меня. Будто запоминал, пытался охватить мой истинный
облик.
— Но ведь я могу вмешаться, — взволнованно нахмурилась я. —
Мне нужно увидеться с королем. Как договориться, чтобы встретиться
с ним? Мне нужны справки? Документы? Допуск, заверенный
юристом? Или?..
— Мирра, — Гретка поймал мою руку и шагнул вперед, вмиг
оказавшись как-то слишком близко. Но не настолько близко, чтобы
запаниковать. Я насторожилась, но не отступила, ожидая ответа. — Я
не знаю, о каких ты допусках, но попасть к королю не проблема для
тебя. В конце концов, тебя представят ему и свету на дебюте в
королевском дворце. Сложнее будет заставить его пересмотреть свое
решение.
Какой дебют? Директор о нем что-то говорил, да только на фоне
казни ничего не запомнилось. Я поджала губы, лихорадочно
прикидывая, смогу ли уговорить короля сохранить Лиону жизнь.
Гретка разжал хватку на моей руке, но в следующий момент
костяшки его пальцев скользнули по моей щеке; он подцепил прядь
волос и пропустил в горсти. Мое сердце зашлось в бешеном ритме —
его лицо оставалось непроницаемым, и все же этот жест стал
неожиданным и слишком вольным.
Профессор тут же небрежно отпустил волосы, позволив им
коснуться моей щеки. Его голос прозвучал почти сухо.
— Ты красивее, чем я представлял.
Это прозвучало так строго и равнодушно, что не сразу уловила
ход беседы. Он что, комплимент сделал? Осознав, отшатнулась от
профессора; позади зазвенели потревоженные латы, на которые
наткнулась спиной. Гретка невозмутимо остановил их падение
ладонью, отчего ему пришлось податься вперед и оказаться ко мне
лицом к лицу.
Его взгляд вообще ничего не выражал, но ситуация окончательно
перешла в разряд странных: если кто увидит, то решит, что ко мне
злостно пристают. Хорошенькое будет начало моего обучения, если
поползут такие слухи!
— А, мне это... — нашлась я, судорожно выискивая лазейку к
побегу. Гретка услужливо приподнял локоть, будто предлагал
улизнуть.
— Господин Де Руэлл в аудитории магических наук, — спокойно
уведомил он, чуть приподняв брови. Я ощущала чужое дыхание на
своих губах, но он был таким безупречно... профессором!
То был не комплимент, наконец, дошло до меня. Гретка лишь имел
в виду «Ты красивее, чем я представлял, опираясь на твой характер,
Адептка Адептковна». Вот, это вполне в духе Гретки! Я кивнула и
поднырнула под его руку, пытаясь вывернуться.
— Адептка Адептковна, — с досадой выдохнул профессор, будто
ожидал подобного. А я вот нет! Зашипев, нагнула голову, пытаясь
размотать прядь волос, удачно намотавшуюся на черную пуговицу
манжеты профессора.
— Про-астите, — виновато буркнула я, заметив, как мужчина
внимательно и терпеливо ждет, пока размотаюсь. Но, как назло,
выходило наоборот.
— Не торопись, адептка, — с ноткой иронии отозвался
невозмутимый профессор. Уголок его губ дернулся в усмешке, а я
совсем приуныла, заподозрив, что останусь в плену навечно.
— У вас нет ножниц? — наконец, смирилась я. Но профессор,
издав странный звук, похожий на тень смеха, щелкнул пальцами, и
волосы сами собой размотались, позволяя мне вырваться...
— Жаль, если обережешь такие чудесные волосы, — он выгнул
бровь, а я сглотнула, не зная, как реагировать на комплимент от
человека, не способного в принципе на комплименты.
Однако и не пришлось. Грохот, последовавший за этим, заставил
меня вздрогнуть, а Гретку выругаться отнюдь не по-профессорски. Он
оттолкнул латы в сторону, чтобы не погребли его под собой; в уши
ворвался нарастающий свист.
Мы оба обернулись, встревоженные звуком. Как раз вовремя,
чтобы увидеть, как красиво взрываются витражные окна в коридоре по
всей протяженности. Выгнувшись, витражи вдруг брызнули
разноцветным стеклом, а в довершение между мной и Греткой
обрушилась горгулья, украшавшая стену.
Но я не в силах была обернуться, вглядываясь в фигуру,
шагнувшую из открывшегося портала. Воронка была столь черного
цвета, что почти ослепляла тьмой.
— Ариан... — выдохнула я, стиснув кулаки.
Я замерла, чувствуя, как быстро заколотилось в груди сердце. До
сих пор не отдавала себе отчета, как соскучилась по нему.
Как всегда, он казался таким холодным. Каждый жест полон
уверенности, белоснежные волосы каскадом спадали на плечо. Но я
знала другую его сторону, когда холод менялся теплотой, а на губах
появлялась улыбка...
Кажется, я в него влюбилась, раз сейчас не имело значения,
пытался он меня убить или нет. Отдавал мою душу или богиня
соврала. Все было неважно. Я сделала шаг, чтобы сказать то, что
должна была сказать давно...
Что люблю его. Что верю ему. Что благодарна ему.
Но в тот момент, когда мои губы дрогнули, он поравнялся со
мной...
Короткий ледяной взгляд серых глаз. Беглый, равнодушный...
Слова застряли в горле. Я вздрогнула, словно мне залепили
пощечину. Отведя взгляд, Ариан отвернулся, не удостоив меня даже
кивком.
Словно не узнал...
— Ариан! — вырвалось у меня.
Это было так непроизвольно, что застало и меня врасплох. Ариан
резко остановился. Его кулаки стиснулись, а спина напряглась. Он
качнул головой в мою сторону...
Но гораздо больше внимания уделил Гретке. Посмотрел долгим,
неприязненным взглядом. Будто предупреждал.
— Не благодарите, — махнув рукой, он заставил латы подняться и
прижаться к стене, они наконец-то перестали заваливаться на Гретку.
— Надеюсь, вы не собирались их украсть? Есть вещи, которые не
принадлежит вам, надеюсь, профессор, вам это известно.
— Де Шай, ты превышаешь границы, — Гретка медленно
выпрямился. — Сдерживай свою силу. Кто-то мог пострадать.
— Не вижу здесь ничего и никого, достойного внимания, —
Ариан чуть повернул голову, оглядывая, будто разрушенные витражи;
я вздрогнула от его ледяного голоса, пораженная в самое сердце.
Ничего... и никого.
Это маленькое дополнение заставило меня подавиться словами,
проглотить его имя, как горькую пилюлю. Ариан будто обозначил, что
заметил меня — заметил и не желает видеть. После всего, что
случилось... это ударило хлесткой пощечиной. Сжимая и разжимая
кулаки, я смотрела ему вслед, чувствуя, как что-то ломается внутри,
будто тонкий лед. На мелкие части. На осколки.
— Забудь его, — раздался голос над ухом, и тяжелая рука сжала
мое плечо. Не Гретка. Демон Врат. — Он тебе не ровня.
— Что с ним? — вырвалось у меня. Это единственный вопрос,
который крутился в моей голове.
— Он изменился, дорогая моя, — Демон врат, помедлив, горько
усмехнулся. — Как и все они. Все меняются, когда попадают к Ашрее.
Как так «попадают»? Но демон не собирался разъяснять. Его
янтарные глаза жестко сузились, он смерил Гретку презрительным
взглядом. Его пальцы стиснули мое плечо, толкая вперед.
— Я сам выберу тебе пару. Так или иначе, но я добьюсь разрыва
этой нелепой помолвки. Ступай за мной и живо!
Я запнулась о край ковра... Демон Врат совсем не церемонился: не
удостоив Гретку даже кивком, повел рукой, вызывая портал, и толкнул
меня по направлению к нему. Я обернулась, чтобы заметить, как Ариан
удаляется, все дальше и дальше от меня.
Он в одну сторону...
А я другую...
Так, будто наши дороги разошлись навсегда.
Глава 5
Зал поражал своими масштабами, поистине огромный.
Потрясающие зеркала, заменяющие стены, сверкали бликами, в них
отражались сотни людей, собравшихся посмотреть, как я опозорюсь на
собственном дебюте. Тысячи свечей парили под потолком, освещая
пространство живыми огоньками. Зал, в котором проводили маскарад,
показался мне невозможным, но от этого помещения захватывало дух.
Вверху плавали хрустальные сферы, и в них отражались огоньки
свечей; воздух плясал от радужных переливов и дыма благовоний. Я
подняла голову, принюхиваясь к сладкому одуряющему запаху и
всматриваясь в полумрак. Гости тоже сверкали, каждый на свой манер.
Пышные кринолины и драгоценности, золотые маски и роскошные
костюмы — люди выглядели так, будто явились из сказки...
И все они смотрели на меня, синхронно развернувшись.
Зашуршали платья, засверкали бриллианты в серьгах. Даже эльф на
витражном окне посмотрел в мою строну и застыл, будто живой.
Впрочем, почему будто? Это магический мир. Иной раз я
поражалась, насколько все здесь непредсказуемо. Подняв голову,
заметила, как под потолком скользит тень — существо вроде феи,
только лысое и зубастое. Оно хватало пирожные со стола и
заглатывало их с тарелками.
— Айруэллинн Денай Шарзе, первый из королей, и Амирелла де
Руэлл, феникс королевства! — возвестил глашатай к моей великой
досаде.
Роль феникса приводила меня в панику. Под взглядами сотен глаз
захотелось заявить, что заблудилась и сбежать под шумок. Но платье
меня подчистую выдавало. Расшитое нитями, серебряное и летящее,
как ветер, оно будто вопило «феникс тут» Слишком видное,
сверкающее, как луч света, особенно при таком освещении, — в таком
захочешь затеряться и не сможешь.
А мне вот срочно захотелось. Все слишком быстро происходит,
какой из меня феникс? Но стоило мне одернуть пышную юбку,
разлетающуюся книзу серебряными волнами, и повернуться к выходу,
как Демон Вратсделал шаг вбок, уверенно заблокировав путь к побегу.
— Ты наследница рода правителей. Имей смелость смотреть им в
глаза, Амирелла. Они ждут тебя. — Подняв голову, Демон Врат обжег
меня пламенным взглядом: в глазах дракона зажегся нехороший
предупреждающий огонек.
Говорят, он теперь вроде моего опекуна... От него мурашки по
коже. Качнув головой, на которой с трудом несла тяжелую диадему с
синими камнями, я неуверенно повернулась обратно.
— Вообще-то я Мирра, — буркнула я под нос, обреченно
опускаясь на ступеньку ниже и цепляясь за перила, как утопающий за
соломинку. Костяшки пальцев побелели; сейчас больше всего хотелось
провалиться под землю.
Рука дрогнула, шаг на мгновение сбился... мир завращался
круговертью, мельтеша перед глазами. Сердце ударило несколько раз в
ушах, гулко и протяжно во внезапно сгустившейся тишине...
И я вдруг увидела... совсем другое место.
Это не было похоже на видение, но все же являлось именно им:
меня будто перебросило в чье-то тело, где я оставалась немым
свидетелем. Все казалось смутным и расплывчатым, словно
подернутым туманом. Каменный зал пах сыростью и затхлостью
старого помещения. Меня пробрал мороз; волосы взлетели от порыва
ветра, ворвавшегося в, со стуком распахнувшееся, окно... голова
повернулась на звук. Дрожа, я прижалась к стене.
— Н-не надо... — вырвалось сиплое из моего горла.
Блеск кинжала, свист рассеченного им воздуха. Задохнувшись от
резкого удара, я прижала руку к животу, ощущая теплую кровь на
пальцах.
И как раз в этот момент меня дернуло и закружило, возвращая в
свое тело, будто и не покидала его. Да никто и не заметил, что я
выскользнула из тела, настолько быстро все произошло! Гомон голосов
ворвался в уши, такой громкий, что от неожиданности моя нога
подвернулась; охнув, я запнулась и начала заваливаться вбок, норовя
завершить дебют эффектным падением с лестницы.
— Мирра, — процедили недовольно со стороны. По инерции я
схватилось за первое, что попалось под руку, и со всего размаху
обрушилась на мужскую руку.
Я только потом посмотрела, кого так осчастливила. Виновато
подняла голову и сжалась под ледяным взглядом серых глаз. Сердце
бухнуло в груди, я вздрогнула...
— А также ее посланный небесами нареченный, Ариан де Шай,
наследник рода де Шаев! — гордо отрапортовал юнец с усами, важно
вчитываясь в свиток.
Ариан прищурился, разглядывая меня, как прилипшую к штанине
гусеницу. Я осторожно, боясь дышать, отлипла от него... Он так
смотрел, что лучше бы упала!
Вокруг Ариана всегда вертелись девушки. Они следовали за ним,
клялись ему в вечной любви, делали все, лишь бы он мельком взглянул
на них. Даже сейчас на него смотрели с вожделением и мольбой, а на
меня с черной завистью, словно его украла.
Но мое сердце обливалось кровью и слезами. Ведь помнила его
иным, привыкла на него полагаться, всегда чувствовала его защиту,
окружавшую меня, подобно стене. Он делал меня сильнее... благодаря
ему этот мир не сломал меня до конца — Ариан мог быть всяким, но
никогда не оставлял меня.
А сейчас он словно возвел между нами стену, и меня охватило
чувство потери. Может, я ему неприятна в истинном облике? До сих
пор он видел меня в чужих телах, а все же, будучи полукровкой, так
или иначе я проигрывала в красоте чистокровным шайнам. На
внешность обычно не жаловалась, но... уверена, та же Кларисса даст
мне фору в любых параметрах.
А может, что-то не так понимаю. Прикусив губу, я выпрямилась.
Дракон за спиной издал недовольный звук, и люди с нас глаз не
сводили... надо поскорее закончить с этим дебютом и найти короля,
пока не поздно.
И все же, что это было? Наверное, стоит рассказать о видении
тем, кто в этом разбирается, например, драконам. Поджав губы, я
попробовала отступить от шайна, пока тот не решил, что я вероломно
напала сверху, но он внезапно дернул меня за руку.
— Веди себя прилично, ты моя невеста, не забыла? — его рука
крепко сплелась с моей. На меня он не смотрел, крепко сцепив зубы,
но не отпускал.
Все это происходило так сухо, молча и раздраженно, что я
нахмурилась, вынужденная тащиться за ним, как кукла на веревочке.
Платье путалось в ногах, не позволяя делать широкие шаги, как у
Ариана; в какой-то момент мои ноги запнулись о подол, а шайн, будто
ждал этого, резко развернулся и подхватил меня, крепко прижав к себе.
Не покидало чувство, что он специально так быстро шел! Я
поставила руки на его грудь, пытаясь отстраниться; хмурясь все
больше, смотрела в его невероятные глаза. Как грозовое небо...
красивые и столь опасные! Мое сердце ударилось в груди, дыхание
сбилось. Его руки напряглись, не позволяя лишних движений.
Все бы ничего, но чужие взгляды сверлили мою спину, добавляя
остроты ощущений. Спорю, тот взгляд, который вызывал болезненное
жжение, принадлежал Демону Врат? Ариан же, прищурившись,
смотрел только на меня...
Его рука взметнулась, он коснулся моего лица, вызвав вокруг
шепотки и ахи. Его пальцы стиснули мой подбородок, не позволяя
даже отвернуться.
И на короткое мгновение показалось, что в его глазах мелькнуло
нечто знакомое. Нежность, касающаяся сердца, но и тень боли, будто я
терзала его душу. Я вздрогнула, уже не понимая, чего от него ждать. а
в следующий момент в его взгляд вернулся холод, веющий стужей, а
губы захватили мои в жестком, властном поцелуе.
Поцелуй был таким же холодным, как и его взгляд недавно. Столь
же давящим, принуждающим и неожиданным. Ариан будто имел на
меня право, его пальцы стремительно зарылись в мои волосы,
потянули, поднимая голову... он вынуждал меня отвечать, уверенно и
без колебаний, и я задохнулась от неожиданности, от той власти,
которую он демонстрировал.
И от его равнодушия. Никогда раньше его поцелуи не были столь
холодны!
— Не надумай много, — выдержав паузу, прищурился он. —
Этого они ждут.
«Этого они ждут»? Глубоко вдохнув, я решительно оттолкнула его
и прижала пальцы к губам. Люди вокруг шептались, вдохновленные
этой маленькой сценкой. На мне скрестились все взгляды. Особенно не
понравился взгляд женщины, до ужаса напомнившей богиню, что
пыталась вытащить из меня душу. Я поджала губы — так это что,
демонстрация? Игра на публику?
Ариан, разумеется, не ответил. Холодно усмехнулся и продолжил
свой путь, оставив меня в вихре эмоций. Думаю, сегодня мне танцы не
грозят. Кто осмелится пригласить невесту Ариана де Шая? И ладно:
танцы мне упрямо не давались, даже после трех дней непрерывных па.
Но «не надумай много»! Надо же!
Больше не обращая внимания на толпу, следящую за мной, я
направилась прямой наводкой к столам с пирожными и выпивкой. Не
пью, но сегодня все навалилось: видения эти, драконы, дебют. и
Ариан! Вот напьюсь и пойду короля искать.
Я подхватила со стола красный бокал и щедро отхлебнула, но тут
же поморщилась. Всего лишь виноградный сок. Раздосадованная,
запихнула в рот сразу два пирожных, даже вкуса не почувствовала.
Этот шайн!.. Да что с ним такое?!
— Амирелла? Тебя так зовут?
Я поперхнулась пирожным, наконец-то заметив, что они на вкус
ничего, но лезут не в то горло. Еще бы в то! Этот вечер начался
ужасно, да что там! Последние три дня после «воскрешения» стали
адом. Логично, что от дебюта тем более хорошего не стоит ждать.
— Ведь ты... блуждающая душа? Я права, ты жила за меня
несколько недель?
Я спешно проглотила пирожные, не прожевав толком, из глаз от
усердия слезы выступили. Резко обернувшись, вцепилась в край стола
поддержки ради, и судорожно вдохнула. Голубые глаза девушки
смотрели на меня решительно и требовательно. Ой-ой.
— Санниа, — обреченно выдохнула я.
Да, в этом мире многие имели все причины меня ненавидеть.
Санниа точно имела. Ведь я действительно — правда! — однажды
оказалась в ее теле, и чего только не случилось за это время. Я
навлекла на девушку гнев шайнов, демонов и всеобщую ненависть. А
еще она чуть не умерла, и в довершение Ариан, которого она любила,
жестоко разбил ей сердце.
Я глубоко вдохнула. Что ж. Это будет сложный разговор...
Глава 6
Прошло не так уж много времени, но жизнь, прожитая в
скитаниях по чужим телам, казалась туманным сном. Я прищурилась,
разглядывая Саннию, словно впервые вижу. Она была удивительно
похожа на меня, темные волосы спадали на плечи, а голубые глаза чуть
иного оттенка смотрели прямо.
Мы не очень хорошо распрощались. В этом мире свои порядки,
каждый шайн здесь на вес золота. Девушки любили их, готовы были
на все ради их внимания; должно быть, Саннии нравился Ариан. Она
смотрела так, словно я увела его: это и близко к правде, и далеко от
нее. Раньше, что бы ни происходило, Ариан находил меня в любых
телах, но Санниа стала первой.
Повернув голову, нашла его в окружении незнакомых людей.
Облокотившись о стойку, Ариан равнодушно слушал их беседу; белые
волосы, переплетенные по местной моде, контрастировали с угольно-
черными бровями. Он был так красив... сейчас я чувствовала то, что
некогда чувствовала Санниа. Боль от его равнодушия.
Кто знает, может, он сказал бы мне сейчас то же самое, что сказал
ей: «Я был с тобой, потому что мне захотелось поиграться». Его
пальцы сильнее стиснули бокал, а я резко отвернулась, торопясь
избежать ответного взгляда.
Санниа права. Я виновата перед ней.
— Прости, Санниа, мне очень жаль, что так вышло, — призналась
я, не видя смысла в отрицаниях. — Я не хотела, чтобы так получилось.
— Да что ты! Вообще, это я должна извиняться, ты изменила мою
жизнь. Ты подарила мне Рэйва Гарна. — Санниа мило улыбнулась и,
заправив за ухо волосы, взялась за тарелку. — Так что я не таю зла,
даже благодарна.
Она на меня не смотрела, сосредоточенно набирая в тарелку
пирожные. Я поворачивалась вслед за ней, кусая губы. Неужели она
лишь хотела извиниться? На сердце стало немного легче. Ногти
перестали впиваться в ладонь.
— Я же здесь благодаря друзьям, знаешь? Сестра Рэйва завела
покровителя, а самого Рэйва пообещали взять в отбор. думаю, что это
твоя заслуга, Де Шай посодействовал, — хмыкнула она. — Конечно,
он предпочел феникса мне, я все поняла не так тогда.
Я слегка нахмурилась, звучало так, будто Ариан выбрал меня
только потому, что заполучить феникса — значит, стать королем. В
свете последних событий эта фраза болезненно уколола, но, встряхнув
головой, отогнала мысль.
— Надеюсь, у вас с Рэйвом все хорошо, — вместо этого
поддержала я разговор.
— Он милый, — Санниа заправила волосы за ухо и, помедлив,
повернулась ко мне. — Но если бы ты вдруг захотела помочь, это было
бы так здорово.
Оу. Улыбка увяла, и пришел мой черед браться за тарелку. Что ж...
все же Санниа пришла с определенной целью, и, если так подумать,
она имеет право. Из-за меня она оказалась в неудобных ситуациях,
чудо, что все не обернулось для нее смертьюю
— И... чем я могу помочь? — вздернула я бровь, лихорадочно
думая, а чем же правда? У меня самой ничего нет, даже не знаю, как
здесь деньги выглядят! Разве что карточку дам, прихваченную из
родного мира.
— Мне бы поближе к шайнам. В турнир бы попасть, покровителя
там захудалого... — скромно потупилась Санниа, а я взглянула на нее,
хмурясь.
— А покровитель не потребует... Ну ты знаешь?... Интимных
услуг?
— Наверное, потребует, но даст мне положение, оно ведь того
стоит! — просияла девушка.
— А как же Рэйв? — не выдержала я.
Рэйв Гарн был замечательным, одним из самых лучших.
Внешность у него была заурядная, но он единственный выступил
против Ариана де Шая ради меня — то есть ради Саннии, тело
которой я тогда занимала.
Это был смелый и самоубийственный поступок. Он любил
Саннию искренней, преданной любовью, и не собирался отступать,
даже зная, что проиграет — лишь бы защитить ее.
Мне не хотелось причинять ему боль, пытаясь искупить свою
вину. Вот найду Саннии покровителя, а это хорошему парню сердце
разобьет. Санниа махнула рукой.
— Да он поймет! Потом, покровители же могут и не найтись, так
что мне хотя бы местечко в турнире... чтобы на бумаге имя стояло, —
прощебетала она. Я хмурилась все больше, но место в турнире... вдруг
получится раздобыть?
— Не обещаю, но попробую, — выдохнула я и пискнула, когда
девушка набросилась на меня, норовя придушить. Поначалу решила,
правда придушит! Но девушка попрыгала и отстранилась, сияя так,
будто я уже ей сотню покровителей нашла.
— Спасибо, спасибо! Не буду тебе докучать, я пойду! А то там...
— она неопределенно махнула рукой в сторону, указывая на толпу.
Не очень поняла, что «там», но прищурилась, глядя ей вслед. К
кому теперь обращаться за местом в турнире? К Гретке?..
Пожалуй, единственный вариант. Я резко обернулась и
вздрогнула, растеряв уже набранные на тарелку пирожные. С гулко
колотящимся сердцем уставилась на огненно-рыжую девушку,
подкравшуюся, как кошка на мягких лапах.
— Слушай, да не бери ты в голову! Переживет она без турнира, я
с ней поговорю. — Гризелла хитро сузила глаза, поймав на лету одно
из пирожных. Подруга Саннии и в академии следовала за девушкой, ее
рыжие волосы были уложены в сложную прическу, но кое-где
выбивались огненные пряди. — Бедняжка Рэйв с ней настрадается…
но спасибо, что исполнила его мечту, кстати! Он к ней не знал, как
клинья подбить. — Она задумчиво сунула в рот пирожное и
поморщилась. — Лучше бери вот это, пробовала?
Она протянула мне круглый шарик на палочке, и я отпрянула в
ужасе. Только не глазоцвет! Угощение мигнуло большим фиолетовым
глазом, разглядывая меня с интересом.
— Э-э, спасибо, — выдохнула я.
Гризелла, покачав головой, сунула шарик в рот и смачно
захрустела, вызывая у меня стойкое ощущение, что этот мир безумен!
— Как я сразу не заметила, что ты не от мира сего? Кто
глазоцветы не любит? А хотя заметила! Санниа тоже чудаковатая, но
ты хоть от шайнов не тащилась... я заподозрила еще тогда, — ее
длинные ресницы прикрыли глаза, она расплылась в ухмылке. — Де
Шаю пришлось за тобой побегать, да? Но поймал, — она указала на
помолвочный браслет и нахмурилась. — Но ты с ним осторожнее.
Издалека он бесподобен, но так легко причиняет боль...
— Да уж, — вырвалось у меня при воспоминании о поцелуе
— И он на тебя смотрит, не оборачивайся, — деловито
прошептала она, вернувшись к подносам.
Но я конечно, обернулась. Взгляд безошибочно нашел Ариана,
может, потому, что он правда смотрел на меня.
И как смотрел! Почти не мигая, холодно и непроницаемо.
Заметив, что его поймали, он вовсе не отвернулся, напротив, сузил
глаза, будто с предупреждением. Мое сердце пропустило несколько
ударов, дыхание стало чаще...
Но шайн, выждав мгновение, отвернулся к блондинке. Он словно
ее впервые видел, но она, заметив его реакцию, скользнула пальчиками
по его плечу, вызвав у меня неожиданно громкий скрип зубов. Я резко
отвернулась, жалея, что не послушалась Гризеллу.
Я не ревновала... разве что немножко. Гризелла сочувственно
посмотрела на меня.
— Просто знай, если липнет, то заинтересован. В обратных
случаях он горазд связи обрывать. — Гризелла захрустела следующим
глазом, отчего кровь окончательно отлила от моего лица. А девушка, с
веселым видом, дружелюбно похлопала по моему плечу. —
Обращайся, если все достанут. Ты новенькая и в центре внимания.
Если что, бросай шайнов, приходи и напьемся в тихом уголке. Мне как
раз настойку на кракене подарили. А глазоцветы попробуй.
Она подмигнула, оставив меня наедине с блюдом глазоцветов.
Круглые шарики, хлопая глазами, весело смотрели на меня, разве что
не пели хором «съешь нас». Подумав, я подхватила палочки и
потыкала ими по столу, примеряясь к угощению.
Гризелла стала мне поддержкой, когда я была в теле Саннии, но и
сейчас встреча с ней оставила теплое чувство. От нее веяло
искренностью, хотя немного и легкомысленным озорством, чего мне
последнее время так не хватало. Пожалуй, впервые подумалось, что я
все же могу быть не одинока в этом мире.
Я подняла палочки, с трудом удерживая не то глаз, не то фрукт, не
то ягоду, не то овощ... понятия не имею, что это, но оно на меня
смотрит! Внимательно, вдумчиво... целую минуту настраивалась
сунуть это в рот — местный деликатес ведь! Все так хвалят!
Но тут глаз хлопнул, я вздрогнула, и глазоцвет ловко вывернулся
из палочек, укатившись под стол. Приподняв скатерть, заметила, как
одиноко плавающая кошачья голова без тела уминает угощение, хрустя
на все лады. Ой, это та кошечка, которая корону воровала на
маскараде.
— Мау! — возмутилась она, исчезая с хлопком окончательно.
Блестящие нити бус, правда, ее с хвостом выдавали: кажется, часть
драгоценностей видела на гостях.
Я отпустила скатерть и выпрямилась, решив, что время
глазоцветов еще не пришло. Вооружившись палочками, потянулась к
канапе вида понадежнее и вздрогнула, когда чужая рука накрыла мою.
— Феникс, пойдем-ка потанцуем к выходу? — осклабился Фил,
самый мерзкий из шайнов, которых я встречала, он же брат Клариссы.
Тарелка вылетела из моих пальцев и с грохотом упала на стол. Но
в грянувшей музыке на этот звук никто не обратил внимания, как и на
пальцы Фила, до боли впившиеся в мою руку.
— Давно хотел поболтать, — хмыкнул он.
Глава 7
Фил застал меня врасплох: все, что успела, это заметить, как
прищурился Айруэллин. Дракон проводил нас безмятежным взглядом
и лениво отпил из бокала. Он все прекрасно заметил! Его глаза
сузились, но он даже не дернулся, чтобы помочь!.. будто ждал, что
справлюсь сама.
Вот драконий... гад! Сразу видно, в кого шайны такие! Не успела
даже возмутиться, как меня толкнули в портал.
Все было сделано быстро и незаметно, одна легкая вспышка,
ослепившая меня, и декорации изменились. Я выдохнула, прижатая за
горло к стене, как пришпиленная бабочка к листу.
— Так значит, вот ты какая... — прозвучал над ухом сладко-
ядовитый голос. У меня весь дух вышибло, так что не смогла ответить,
но зашипела. — Феникс. Невероятно. Знаешь, дорогая, представлял
тебя страшной, а ты милашка.
— Чего ты хочешь? — не выдержала я, чувствуя, как закипает
кровь в жилах.
Фила не отнесешь к хорошим людям, но до сих пор он казался
мне разумным! Похищать того, кто в центре внимания и надеяться, что
это останется незамеченным? Пальцы закололо, будто от едва
ощутимых искр...
— Меня лишили титула по твоей милости! — рявкнул Фил,
свободной рукой шаря по своим карманам, будто потерял в них нечто
важное. — Вот ты и вернешь мне его!
— Ты был на поляне! Пытался меня убить... — осознала я. Все
участники Ордена, так рьяно жаждущие в тот день вырезать мое
сердце, лишились своих титулов в наказание… хотя действовали они
не по своей воле, но сочувствовать им не могла.
— Вряд ли мое похищение добавит тебе плюсов в карму...
— Кара что? Да плевать! Я тебя спасу и мне вернут титул.
Нашлось!.. — Фил извлек пузырек и щелкнул крышкой.
— Спасешь от чего? — опешила я.
— А это не важно, — хмыкнул Фил, навалившись всем весом, чем
окончательно лишил меня способности двигаться. — Ты не
вспомнишь последний день. Хм, если так подумать... — шайн
прислонился локтем к стене и медленно провел пальцем по моей щеке,
заставив дернуться от отвращения. Его взгляд вдруг изменился,
полоснув похотью и нехорошим умыслом, будто в голову этого типа
пришла отвратительная идея на мой счет. — А с тобой можно
развлечься.
Глаза Фила нехорошо блеснули, а взгляд прошелся масляным
касанием от моих губ вниз, до выреза. Будто что-то решив, шайн
щелкнул крышкой, закрывая флакон; его губы искривились в ухмылке.
Он же не задумал?..
— Ты такая миленькая... невинная... Не думал, что ты настолько
красива. Мне не получить тебя... Ну разве что на пару мгновений,
первым? — Его брови взлетели вверх, а пальцы стиснули мое горло,
заставив задохнуться. Я перехватила его запястье, шипя и чувствуя,
что теряю над магией контроль, и она бурлит внутри, обжигая вены
огненной лавой. — А потом ты выпьешь зелье и ничего не
вспомнишь... А я скажу, что спас тебя, — прошептал Фил,
склонившись ниже, так что его дыхание обожгло мое ухо.
Природа наградила Фила красотой, как всех шайнов, но он был
отвратителен мне во всем. То, как он усмехался, как смотрел, его
ленивый, самоуверенный голос.
Зарычав, я впилась ногтями в его лицо, щедро пропуская через
себя магию, но она сработала как-то слишком сильно! Полыхнула
яркая вспышка, разрезая пространство надвое; закричав, Фил отлетел
от меня и с грохотом врезался в доспехи.
Они разлетелись металлической крошкой, и это тем более
странно, учитывая, что я не чувствовала привычной отдачи от
использования магии. Нахмурившись, удивленно раскрыла ладони. но
опустила руки, когда в коридоре расцвел черный портал…
— Фил де Тиан, — процедил шайн, шагнувший из него. Белые
волосы взметнулись от порыва ветра; заметив наследника, Фил
испуганно вздрогнул и попытался встать, но новая вспышка буквально
впечатала его в стену. — Почему я не удивлен? — прорычал Ариан,
сжав горло моего обидчика стальной хваткой.
Ариан не из тех магов, с которыми захочется ссориться. Но
сейчас, в этот момент, я вдруг уловила нечто новое в нем. не могла бы
сказать, что именно. Он будто изменился внутри, и мою кожу закололо
от всплеска его магии.
Она душила. Убивала. Должно быть, не только Фил, но и я
утратила краски. Пошатнувшись, поставила ладонь на стену, пытаясь
подавить внезапную слабость.
— Рассказать тебе, что бывает, когда берут мои вещи? — пальцы
Ариана сжались так, что Фил захрипел. Почему-то чувствовала. знала.
что сейчас наследник способен на убийство.
Должно быть, и Фил это почувствовал. Больше он не пытался
возражать. Задыхался, хрипел, но не применял магию, будто отдавал
права на нее сильнейшему.
— Я убиваю воров, — процедил Ариан таким шепотом, что Фил
заскулил от страха.
Ариан же, чуть повернув голову в мою сторону, прикрыл глаза.
Он будто прислушивался к чему-то, что слышал только он. По его лицу
пробежала тень, он нахмурился, и всякие эмоции вмиг покинули его
лицо. Исчезла даже ярость.
— Где ключ? — резко спросил он. Его голос прозвучал спокойно
и холодно. Рука не дрогнула, когда Фил захрипел под его хваткой,
пытаясь вытащить из-за пазухи цепочку. — Советую внять моему
предупреждению, других не будет, — коротко отрезал Ариан, срывая
цепочку с действительно ключом.
Он прошептал пару слов, сопроводив их рубящим жестом. Голова
Фила мотнулась, словно его ударили, и он повалился на пол, как кулек
с картошкой без движения и жеста. Это все выглядело довольно
жестко. Не из-за Фила, но я в тревоге сжала кулаки.
Это не похоже на Ариана. Вот в чем дело. Слишком цинично,
равнодушно для него. Переступив через Фила, он подбросил в руке
ключ и обжег меня непонятным взглядом. Будто хотел подойти и не
мог. Будто с трудом себя сдерживал.
— Ариан, ты... — хотела сказать, что он так вовремя! Что он
пришел за мной. Что ему обязана.
Но сделав шаг, я замерла, не в силах сдвинуться с места. Ведь из
портала в коридор шагнула девушка.
Ее волосы падали черно-серым покровом, свободно ложась на
плечи. Легкое черное платье почти не скрывало идеальной фигуры.
Она была красива... почти незабываема. Ярко-алые губы
изогнулись в улыбке, она подарила мне взгляд свысока, надменный и
предупреждающий. В моей памяти вдруг промелькнула та женщина,
богиня, которая пыталась забрать мою душу. Только эта девушка была
куда, куда моложе, моего возраста.
— Ариан… любимый, ты в порядке? — пропела она, обнимая
Ариана со спины. Ее пальчики пробежались по его груди. Она его
соблазняла.
Лицо шайна окаменело, он смотрел на меня бесстрастно, а я не
могла отвести от него взгляда, потеряв дар речи. Понимание
навалилось на меня, придавив камнем. Вот почему Ариан так охладел
ко мне. Я открыла рот, но не издала ни звука, словно мне ударили под
дых.
— А не представишь нас-с? — томно прошептала ему на ухо
девушка, но Ариан проигнорировал ее вопрос, вместо этого
обратившись ко мне.
— Почему ты еще здесь? — холодно процедил он, словно я
лишняя в этой сцене.
Хороший вопрос. Почему. Почему я в этом мире, когда моя семья
в другом. Почему помолвлена с тем, кто так быстро нашел себе
другую. Как все это вышло.
Дар речи покинул меня, но я все же нашла в себе силы
выпрямиться. Не ответив, я не так уж медленно и не так уж быстро —
ровно настолько, чтобы показать, как мне все равно, — отправилась
прочь отсюда, лишь бы скрыться от его взгляда. Ноги переставлялись,
словно ватные, я едва видела, куда иду.
Он спас мое тело, но разбил душу. Пока шла, я склеивала ее по
осколку, но, добравшись до неприметного закутка, даже не заметив,
что вернулась в зал, а вокруг шумит музыка, я опустилась прямо на
пол, пользуясь тем, что меня никто не видит. Прислонилась затылком к
стене и закрыла глаза, глотая обиду.
Всего минуту, только одну...
— Мирра? — Я вздохнула, не отозвавшись. Делайте, что хотите.
Мне нужна минута. Осознать. Затолкать глубоко внутрь все тяготы.
Вернуться к задаче.
Я здесь не просто так. Поглотив ком в горле, упрямо встряхнула
головой. А может, они и не любовники. Сестра какая-нибудь, подруга
детства. Но… Но...
— Помнишь, как мы впервые встретились? — Прошелестела
мантия, и кто-то опустился рядом. — Де Шай так жестоко поступил с
тобой на той лекции. Меня сразу привлек твой взгляд... ты сама.
Возможно, поэтому захотелось взять тебя в команду... кто мог знать,
что ты не Санниа. Если бы знала, как мне невыносимо понимать, что я
едва не оставил тебя в городе на верную смерть. Я ведь знал... куда
веду тебя.
Я встрепенулась, и мысли разом вылетели из моей головы.
Подобравшись, развернулась к парню и схватила его за плечи, до боли
вглядываясь в лицо сквозь окружающую тьму.
— Ты... но как ты?.. — Я осеклась. Он говорил, как Лион, знал то,
что мог знать только Лион... у него были ореховые глаза и темные
волосы, и он был красив… но не мог быть взаправду Лионом!
Слишком молод, другие черты лица, все другое. Я прищурилась, не
понимая.
Он приподнял бровь и, легко встав, протянул мне руку.
— Это наш с братом маленький фокус, у меня лишь полчаса,
действие зелья слишком скоротечное... Но я так хотел увидеть тебя, —
в его голосе прорезались нотки горечи, а я задохнулась от догадки.
Ухватившись за его руку, поднялась, все еще недоверчиво щурясь.
— Но как?
— Зелье переселения душ. Это запрещенная магия, но у меня не
было иного выхода. Мирра… я должен тебя предупредить.
Он чуть подался ко мне, но прозвучавшие голоса заставили его
отступить
— Давай вот тут, никто не увидит и не услышит, если быстро, —
девушка, обернувшись, побледнела при виде нас. Я бы тоже
побледнела, если бы тащила парня в укромный уголок, а уголок уже
занят. Бог знает, что она подумала!
— Потанцуешь со мной? — нашелся Лион, а это, кажется, правда
был он, и слегка поклонился.
Я была так рада его видеть! Пусть даже не воплоти, а вот так...
Закивав, я крепко сплела с ним пальцы.
Глава 8
Ариан Де Шай
Все напоминало сегодня о ней. Будучи далеко, он мог справиться
с душившими его воспоминаниями об утерянном, но видеть ее рядом,
в двух шагах от себя, и не иметь возможности даже коснуться —
мучительное испытание, к которому он не был готов. Все, что мог, это
наблюдать за ней. Шаг за шагом, держась на расстоянии, словно
невидимая тень.
Ашрея забрала его чувства: все, что связывало его с этим миром,
привязанности, ненависть, любовь... все исчезло во тьме, оставив
лишь тянущую дыру в груди на том месте, где должно было быть его
сердце.
И все же, несмотря на это, его взгляд находил Мирру, где бы она
ни была. Словно их связывала прочная нить, которой он не мог
противиться. Становилось легче рядом с ней. Она освещала его жизнь,
будто позволяла вдохнуть после долгого пребывания на самом дне
океана.
Тем тяжелее было видеть, как между ними вырастает нерушимая
стена — которую он сам же возводил. Пройдет время — и Мирра его
забудет. Это ли план Ашреи? Все внутри сопротивлялось этому, будто
тьма смыкалась над ним с каждым днем все больше.
— Что с ключом? Ты знаешь, как многое сегодня запланировано.
Надеюсь, ты готов хотя бы не вмешиваться.— Голос богини, как
всегда, усиливал холод в его сердце. Заставлял замирать.
Хотя какое сердце? Больше его не было. Но иногда казалось, оно
самое настоящее. Бьется и болит, как настоящее. Не отрывая взгляда от
Мирры, он бросил Ашрее добытый ключ и подхватил бокал с подноса,
но не поднес к губам. Молча и неотрывно он наблюдал за своей
невестой...
И тем, кто так вольно вел себя с ней. Касался ее лица. Улыбался
ей.
Все, чего он был лишен теперь.
Пальцы сильнее вдавились в стекло.
— Ты нарушаешь договор, любовь моя, — Ашрея, обняв его
сзади, ласково провела ладонью по его груди. Ее длинные ногти
вонзились там, где было холоднее всего, напротив куска льда, что
теперь заменяло его сердце. Он поджал губы, подавляя боль. — Тебе
напомнить? В чьих руках твое сердце?
Голос богини шипел, обманчиво-ласковый. Пусть она могла быть
разной и обрела юное тело, душа ее осталась стара и коварна, как сам
мир.
— Я помню, — холодно отрезал Ариан.
— Посмотри, что будет с тобой, если чувства пробудятся, —
богиня выставила руку и поджала пальчики. Мирра сбилась с шага,
болезненно поморщившись и прижав к сердцу ладонь. — Твое сердце
будет таять... Кусочек за кусочком...
— Довольно! — Зарычав, Ариан развернулся и толкнул богиню,
прижав ее руки к стене. Но та, как всегда, рассмеялась звонким,
мелодичным смехом. Она игралась с ним, танцевала на его слабостях и
воспоминаниях, за которые он так цеплялся.
— Пока не растает до конца, — рассмеялась она. — И ты...
умрешь. А я убью ее, потому что без тебя, — она жалостливо
наморщила нос, — она мне не нужна, дорогой.
Разве может кусок льда так болезненно сжиматься в груди? Ариан
повернул голову, следя за движениями невесты. Легкими,
порхающими. Ее аура светилась, будто крылья, что ее окутывали. Она
была словно соткана из северного сияния. Прекрасная и легкая...
Больше не его.
На нее смотрели. Ее провожали взглядами. Мужчины с
вожделением, женщины с завистью. Понимала ли Мирра, насколько
красива? Но красивых женщин много, дело совсем не в этом.
К ней тянул ее свет. Он его видел, остальные лишь чувствовали,
она будто светилась изнутри, притягивая взгляд, где бы ни была.
Ариан теперь принадлежал теням... Но она свету. И этот свет
оставался единственным в этом мире, что вызывало в его душе хотя бы
эхо радости.
Но и гнева. Этот свет был ему недоступен. Он обладал всеми
правами на невесту — но не ею. Каждое прикосновение других
мужчин к ней отзывалось болью в его душе. Вызывало нестерпимые
муки. Горечь недоступности. Яд ревности.
Он должен быть на их месте. Она его. Как смели они ее касаться?
Зарычав, когда чужие пальцы дотронулись до щеки его невесты,
Ариан стиснул руку, и стекло бокала, который он все еще держал,
треснуло. Красное вино, смешиваясь с его кровью, потекло по коже, но
раны тотчас затянулись. Еще один никчемный дар, зачем ему это
исцеление! Ему нужна лишь Мирра. Он бы соврал, если бы сказал, что
ее отклик, пусть даже обида, его не радует.
Все, что угодно. Пусть ненавидит, пусть презирает, пусть думает о
нем!
Лишь бы не ее равнодушие. Лишь бы она его не забыла. Лишь бы
не думала о других.
Он разжал кулак, позволяя осколкам ссыпаться на пол.
Оттолкнувшись от стены, сделал решительный шаг к танцующим, но
Ашрея выставила на его пути легкий барьер. Запнувшись, он повернул
голову, ожидая приказаний.
— Ты помнишь? Ты можешь быть с любой, но не с ней, —
прошептала богиня, касаясь рукой его плеча. — Увидишь! Пройдет
пару недель, и она тебя забудет. Ваши связи должны порваться,
благодари ее, что испытываешь свои муки, ведь влей она в тебя мой
дар, ты бы испытывал к ней лишь отвращение.
— Яд ненависти, хотела сказать? — Ариан повел плечом,
сбрасывая ее руку. По его венам текли ревность и бессильная злость.
— Не волнуйся. Ты получишь свой спектакль.
— Ариан, я приказываю тебе...
Ариан разбил мешающий барьер, не желая слушать. Он не соврал:
богиня останется довольна. Если так надо, чтобы держать богиню
подальше от девушки, он разобьет Мирре сердце.
Но она не забудет его. Он не даст ей забыть...
Пусть даже он сгорит в ее пламени.
Глава 9
Рука Лиона сжала мою, а другая легла на талию. Шайн не
позволял себе ничего лишнего, и все же мое сердце громко колотилось
в груди. Он первый, кто улыбнулся мне в этом мире. Первый протянул
руку помощи, пусть даже в то время у него были свои причины.
Но он всегда, снова и снова, невольно служил мне опорой...
Как и Ариан когда-то. Взгляд скользнул по толпе гостей, но Лион
коснулся ладонью моей щеки, не позволяя повернуть голову. Его
взгляд окутал теплом и восхищением, он изучал меня без тени оценки,
спокойно и чуточку изумленно. Как всегда, рядом с ним я
почувствовала уют и защиту.
— Я не думал, что ты так красива... Я ведь говорил, маленькая
птичка, тебя всегда можно узнать. Твои глаза невозможно забыть, —
его пальцы опустились вниз, он задумчиво дотронулся до моих губ, но
тут же сжал мою руку в своей и сделал шаг под грянувшую музыку,
уверенно ведя в танце. Темные глаза сощурились. — Но ты должна
быть осторожна, Мирра...
Лион был прекрасным партнером, особенно для такой, вечно
норовящей сбиться с такта, спутницы. Он вовремя избегал топтания по
ногам — что поделать, из всех танцев мне пока идеально дается только
танец маленьких утят, — и без тени колебаний, уверенно и
непреклонно, вел меня по танцу, не отрывая взгляда от моего лица.
— Со мной все будет хорошо, но ты... — начала было я, но Лион
качнул головой. Его взгляд потяжелел, на лицо набежала тень. Он
будто просил помолчать.
— Я долго был связан с Орденом. Знаешь... Его не вытравить до
конца. С меня сняли все печати принуждения, но я еще чувствую
магистра, а через него Ашрею, — он сузил глаза, взглянув на меня в
упор. — Мирра, остерегайся Де Шая. Ашрея будет действовать через
него. Но ей нужна ты.
— Это та женщина? Темноволосая, похожая на богиню? —
поняла я.
— Не похожая, — отрывисто дополнил шайн. — Она и есть
богиня. Богиня смерти, если точнее... Ариан теперь в ее власти, мне
удалось услышать в темнице, о чем говорят демоны. Они не умеют
лгать.
Его взгляд обратился в сторону. Еще за ним не проследив, я знала,
кого увижу. Прищурившись, скрепя сердце, я лишь вздрогнула,
наткнувшись на тяжелый взгляд серых глаз. Ариан наблюдал за нами
тяжело и неотступно; едва сдерживаемый гнев горел в глубине его
глаз, рука с такой силой сжимала бокал, что немного и треснет.
И все же эта женщина, которую я видела в коридоре... она была
рядом. Касалась его, обняв за шею и ластясь. Ариан будто был не
против... принимал это. Сердце закололо... вздрогнув, я сбилась с шага
и прижала ладонь к груди. Забудь об увиденном. Забудь, забудь,
забудь! Так легко сказать, но так трудно сделать! Боль была вполне
себе физической.
Прикусив губу, я часто заморгала и упрямо встряхнула головой,
пытаясь сосредоточиться на Лионе.
— За меня не волнуйся. Ариан не причинит мне вреда, да и у этой
вашей Ашреи не вышло. Но, Лион, я должна спросить, где ты? Ты же
знаешь про планы короля? Ты...
Лион резко остановился, обрывая танец, и схватил меня за плечи.
Он склонился ниже, всматриваясь в мои глаза, словно пытался до меня
достучаться.
— Мирра, ты не понимаешь! — взволнованно выдохнул он. Я
удивленно вскинула голову. — Ашрея богиня! У нее всегда будут свои
планы, она сильнее, чем мы! Слушай. Когда я был в Ордене, магистр
часто повторял это пророчество. «Когда феникс умрет от руки
избранника, а четыре артефакта будут обагрены кровью четырех жертв
и сложены вместе, рухнут Врата, и мертвые войдут в мир живых, и
потекут реки крови по улицам верхнего мира»... Ты понимаешь?
Меня пробрал озноб от его слов. Я задохнулась, поняв разве что
чего-то там про реки крови, и что это как-то относится ко мне. Но
пальцы Лиона до боли вдавились в мои плечи. Он сощурил глаза.
— Мирра, ты ее цель. Всегда была и будешь. Но она использует
Ариана! Он убьет тебя, она заставит его, не знаю как, но заставит!.. —
Его лицо исказилось, как от боли. — Будь осторожнее с ним, я прошу
тебя! Как жаль, что я не смогу быть рядом...
— Почему нет? Я сделаю все, чтобы казни не было… — горячо
возразила я, поняв, о чем он, но Лион горько усмехнулся. Его руки
чуть расслабились, пальцы перестали так вжиматься в мои плечи.
— Ты не успеешь. Казнь завтра утром, Мирра. Я хотел
попрощаться, — прошептал он, а я нахмурилась. Что значит... что
значит, казнь завтра? Меня охватила легкая дрожь, я вскинулась в
волнении, подавшись к Лиону в тревоге.
— Как это?! Но ведь еще не решили? Но...
— Мирра, все в порядке, — невозможно спокойно осадил меня
Лион.
Как это все в порядке?! Мое сердце усиленно заколотилось в
груди. Слово «завтра» не желало укладываться в моей голове. Я
открыла рот и задохнулась, когда его губы накрыли мои в быстром,
внезапном, но глубоком поцелуе.
Прощальном поцелуе. Лион отстранился мгновенно, даже не дав
времени отреагировать толком. Его лоб прижался к моему, а ладонь
легла на мою щеку.
— Ни в коем случае ничего не делай. Найди способ вырваться из
нашего мира, чем быстрее, тем лучше. Никому не доверяй, особенно
Де Шаю. Будь предельно осторожна с Греткой. Просто запомни, ты
нужна ей. Она не позволит тебе жить.
Его взгляд тревожно метнулся к часам, и он вдруг резко крутанул
меня, возвращая к танцу, который больше не имел значения. Как это
казнь завтра?! Я по инерции сделала необходимые движения, но когда
Лион протянул мне руку, чтобы поймать, по залу пробежался резкий
порыв ветра. Он оттолкнул Лиона назад, заставив врезаться в одну из
танцующих пар.
Раздались вскрики, пара разбилась, отшатываясь в разные
стороны. Запнувшись, Лион упал, а я, кинувшись помогать, внезапно
оказалась поймана совсем другим мужчиной.
— Погуляй, младший Де Грай, — зло процедил Ариан, с силой
сжимая мою руку в своей. — Пока я не наметил тебе маршрут лично.
Я тяжело дышала и с тревогой всматривалась в побледневшего
Лиона...
Но Лиона в этом парне больше не было. Он смотрел, растерянно
хлопая глазами, будто не понимал, где очутился. Часы ударили,
отмечая смену часа, и я напряглась, провожая быстро поднявшегося,
непрестанно кланяющегося и отступающего парня взглядом. Слова
«казнь завтра» набатом звучали в моей голове, мешая сосредоточиться
на происходящем.
Я быстро облизала губы и, нахмурившись, взглянула на Ариана.
— Ариан, мне нужно срочно...
— Что тебе нужно, так это усвоить, кому отныне ты
принадлежишь! Быть может, подаришь мне танец? — с плохо
сдерживаемой яростью выдохнул он и добавил с ударением. — Моя.
Невеста....
Глава 10
Рука Адриана с такой силой сжимала мою, что я поморщилась.
Хотя его лицо оставалось холодным, в его глазах горел гнев, а губы
жестко поджались. Мое сердце заколотилось с утроенной силой, это не
грозит ничем хорошим!
— Ариан, мне правда нужно... — Грянувшая музыка заглушила
мои слова, а Ариан, дернув за руку, привлек меня ближе. Его ладонь
крепко легла на мою спину.
— Не вынуждай повторять, Мирра, — прищурились серые глаза,
а я вздрогнула от его голоса, наполненного гневом и
непререкаемостью. Подняв голову, встретилась с его взглядом,
внезапно осознав, что он все видел. То, как Лион касался меня, танец
и... поцелуй.
Он все не так понял! А у меня совсем не осталось времени
объяснять. Я завертела головой, высматривая короля, но заметила
лишь, как два королевских мага вносят большой хрустальный ларец:
на алой подушке лежала красивая и, наверное, дорогая диадема. Синие
камни переливались всеми оттенками: похожие на сапфиры, они, тем
не менее, отсвечивали и фиолетовым, и красным, словно охваченные
радужными переливами. Судя по тому, как бережно обращались с
ларцом маги, диадема явно не простая...
— Диадема феникса, — зашептались вокруг. Почему-то это
отвлекло Ариана: он сощурился, кинув взгляд в сторону ларца.
Возможно, тому стал причиной приосанившийся глашатай: он
развернул длинный свиток и выпрямился.
Все равно, кого он представляет, но это мой шанс! Если перехвачу
короля сейчас, возможно, смогу его переубедить насчет Лиона.
— Прости, у меня дело к королю! — выпалила я на одном
дыхании и, нагло пользуясь тем, что шайн отвлекся, резко нырнула
вниз.
Его руки дрогнули, хватая воздух, но мне удалось вывернуться.
Шайн лишь поджал пальцы, и последнее, что увидела перед тем, как
отвернулась, это его взгляд, полыхнувший сталью.
Но на счету каждая секунда! Получив свободу, больше не
оглядывалась. Я уверенно направилась ко входу, мучительно
вспоминая, к кому обратиться, чтобы найти Его Величество. Может
быть, к Гретке? Профессор как раз вошел в резные двери, явно чем-то
обеспокоенный; воодушевленная, я зашагала быстрее — и запнулась,
едва не натолкнувшись на вспыхнувшую по окружности огненную
стену.
Лицо обдало жаром бушующего пламени, я едва не свалилась в
огонь, смешно взмахнув руками, но в следующий момент задохнулась
от внезапного рывка за талию, будто меня поймали невидимым лассо.
Сопротивляться этому было невозможно! Я охнула, но меня так
крутануло на месте, что весь дух вышибло! Сдавленно пискнув,
обрушилась на шею шайна; забарахталась, пытаясь отстраниться, но
Ариан не позволил, недрогнувшей рукой притянув ближе. Что он
творит?!
В воздухе пахло магией, пары поблизости, отшатнувшись в
разные стороны, смотрели на нас почти в ужасе, вынужденные
топтаться за пределами огненной линии. Нас заметили, это точно!
Поставив руки на грудь Ариана, я попробовала найти взглядом Гретку,
чтобы убедиться, что не сбежал...
Но Де Шай дернул меня за подбородок.
— Амирелла. Я понимаю, что ты неотесанная, но ты моя невеста
и будь добра, соблюдай правила. В танце принято смотреть на
партнера.
Его голос прозвучал хлестко и жестко, меня пробрал озноб от его
слов. Вынужденная смотреть на него, я сжалась. В глазах шайна
таилось грозовое небо, буквально ощущала его гнев.
— Это не то, что ты подумал... — с тоской начала я.
— Неужели? — с едкой яростью откликнулся Ариан, так, будто
велел заткнуться, резко и жестко. Прикусив язык, я проглотила
объяснения и сочла за лучшее закрыть тему.
— Чудесная погода, — вместо этого тускло обозначила я
вежливость, пытаясь смотреть на Де Шая, но не видеть. Максимально
отстранилась от ситуации, считая мгновения до окончания танца.
Скорее бы все закончилось, лучше бы поскорее найти короля. Чувство
подкрадывающегося белого зверька не покидало.
— Отвратительная. Как и твое платье. Кто тебе его выбрал? —
ядовито отозвался шайн.
До сих пор я считала это платье лучшим в своей жизни.
Насыщенного цвета, из легкой летящей ткани, оно подчеркивало то,
что необходимо. Дорогая ткань мягко прилегала к телу, сложный узор,
сплетающийся в буквы рода, вплетался в золотую вышивку. Оно было
не громоздким, как принято в этом мире, но и не таким простым, как в
моей современности.
Я предпочла промолчать и, сделав нужный в танце оборот, Ариан
поймал меня за талию, прижав к себе всей грудью. Я растерялась,
такого в танце не было! Даже моих скудных умений хватило
сообразить, чтобы понять — это далеко от любых приличий! Он
прижал меня так, как даже в моем мире считалось нарушением всех
границ. Я уперлась ладонями в его грудь, ловя со всех сторон
любопытные взгляды.
Я попыталась оттолкнуться от него, но его рука на моей талии
даже не дрогнула. Шайн будто даже еще больше ко мне прижался,
заставляя делать шаг за шагом. Всем телом я чувствовала каждую
пуговичку на его костюме, каждый изгиб его тела...
Мне это не понравилось. На нас теперь смотрели все, не
стесняясь! А я, чувствуя себя марионеткой в чужих руках,
занервничала, волей-неволей отвлекаясь от своей задачи.
— Слишком сильный вырез. Мало ткани. Кого ты надеешься
соблазнить, Мирра? Быть может, мне не стоило вмешиваться в ваш
милый разговор с Филом? Я помешал тебе? Или все дело в брате Де
Грая? Быстро же ты переключилась.
— Ариан, что ты творишь? — испугалась я, когда Ариан
остановился, и его ладонь опустилась на мое бедро, а он склонился к
моему уху. Вот что называю кошмаром! Все... Все! На нас смотрели во
все глаза! Я сильнее оттолкнула шайна, когда его губы коснулись моей
шеи.
— Хватит! — потребовала я.
— Что так? — Ариан молниеносно схватил меня за подбородок, и
мне пришлось посмотреть в его глаза прямо. — Теперь ты меня
видишь? Может, улыбнешься мне, как улыбалась Де Граю?
— Ариан...
— Или мне заставить тебя? Как ты меня выставляешь? Я не
желаю разбираться с результатом твоих действий. Просто запомни, как
моя невеста, ты не можешь общаться с другими мужчинами. Ты моя.
Я прикусила губу, почувствовав легкую обиду. Каждое его слово
звучало резко и отрывисто, наполненное ревностью и яростью. Была
ли это ревность? Или лишь желание сохранить свою репутацию?
— Я не... — попробовала возразить, но задохнулась, когда он,
стиснув мой подбородок, пресек возражения яростным, злым
поцелуем. Вокруг раздались шепотки, но Ариана они не волновали. Он
притянул меня еще ближе, так, что оказалась прижата к нему всем
телом. Этот поцелуй был отравлен ядом ревности, я привстала на
цыпочки, потому что иного выхода не оставалось. Хлопнула пару раз
по его груди...
Но мое мнение не имело значения. Мне словно показывали, где
мое место, что я в полной власти мужчины... В этом было что-то
отчаянное, но мне вдруг стало не хватать воздуха, поцелуй вовсе не
был ни мягким, ни бережным. Я действительно оказалась в полной
власти шайна, без права возразить.
— Ариан! Отпусти девушку, — раздался неожиданный голос.
Король! В толпе послышались удивленные вздохи, да я и сама
напряглась еще больше, перестав вырываться. Ариан неохотно оборвал
поцелуй, сузив глаза. Король, едва спустившийся на ступеньку, ударил
по полу посохом. — Отпусти!
— Или что, ваше величество? — с вызовом уточнил Ариан, дергая
меня за руку, чтобы обнажить браслет помолвки. — Она моя невеста,
только я имею на нее права. Или предлагаете взять ее на глазах у всех,
чтобы по двести раз не объяснять сам ее статус? Ваше слово, и я
повинуюсь...
Хлоп! Пощечина вышла неожиданная даже для меня самой, не
только для Ариана. Мне внезапно удалось оттолкнуться от него, его
рука разжалась, позволяя мне сделать пару шагов назад. Наступив на
подол, я со всего размаху шлепнулась на пол. От унижения и боли у
меня перехватило дыхание и на лаза навернулись слезы.
Ариан коснулся виг покрасневшей щеки и обжег меня взглядом. Я
не поняла выражение его лица. Одновременная боль в глазах и ни
капли гнева. Скорее... отчаяние. То самое, которое сквозило в его
поцелуе, в его словах... вскоре все это скрылось за холодной маской.
Прижав к животу руку, он сделал легкий поклон.
— Мое почтение, Амирелла. Запомни, что я сказал.
Что мне нельзя ни с кем общаться? Я прищурилась, особенно не
спеша принимать его руку, протянутую ко мне, как помощь. Вместо
нее схватила руку Гретки, подоспевшую одновременно с Арианом.
— Я не твоя собственность, Ариан! — вырвалось у меня.
Гретка поддержал меня за талию, помогая встать. Бог его знает,
что хотел Ариан, когда резко опустив руку, шагнул ко мне... В его
глазах что-то такое промелькнуло... Не раскаяние, но сожаление. Он
открыл рот, но если хотел что-то сказать, то не успел.
Свистящий звук, очень громкий, затопил помещение. Король
выпрямился, люди начали оглядываться... Вмиг накатившее ощущение
тьмы, что душит, заставило меня отпрянуть к Гретке в поисках
защиты.
Я знала это чувство. Никогда его не забуду...
— Увести отсюда феникса! — Крик короля раздался эхом во вмиг
сгустившейся непроницаемой тишине. Здесь было так много зеркал!
Но из них на меня смотрело вовсе не мое отражение. Сердце пару раз
ударилось в груди. Вместо меня в зеркалах отражалась совсем другая
женщина. Ее серо-черные волосы развевались, черное платье плотно
обхватывало фигуру.
Богиня! Я часто заморгала, не понимая, почему остальные ее не
видят. Ее губы шевельнулись, выдыхая лишь одно слово, красный
огонек сверкнул в глубине ее глаз... Я задохнулась от внезапной боли в
груди, моргнула, сбрасывая оцепенение.
— Быстро! — рявкнул его величество, и в тот же миг окна с
хлопками взорвались. Осколки градом посыпались на головы
кричащих людей, зазвенели разбитые витражи.
Демонов было так много! В считанные мгновения они закрыли
свет, идущий от свечей: все погрузилось во тьму скользящих теней.
Глава 11
Все изменилось за считанные мгновения. Демонов было так
много, что свечи померкли от их мельтешения. Кругом воцарился хаос,
люди кричали, бросались к дверям... Получив свободу, демоны ничуть
не сдерживались. Одна из теней спикировала вниз, приподняла
человека в воздух и впилась клыками в его шею...
Их тут же скрыли другие тени. Мой взгляд заметался по толпе,
пытаясь найти Айруэллина, но наткнулась я внезапно на взгляд
Ариана. Демоны облетали его стороной, будто он был неприкасаемым.
Он щелкнул пальцами, и только потом я заметила, как рассыпался
туманом демон, подкравшийся слишком близко ко мне.
Шайн будто... был частью этого. Он не вмешивается? Я
нахмурилась, пытаясь уловить неясную мысль, мелькнувшую в
подсознании. Но раньше, чем успела ее поймать, Гретка зарычал,
дернув меня в сторону.
Ему понадобилось несколько мгновений, чтобы развеять демона
по ветру. Повернув голову, он прищурился, рассматривая меня. Его
пальцы вжались в мою талию, он качнул головой.
— Ты красива, Амирелла. Я говорил? — сухо уведомил он. От
подобных переходов все, что вышло, это запоздало вздрогнуть. —
Вечером. У меня в кабинете. Там никого не будет.
Тут у меня точно глаз дернулся! Его взгляд обжег меня пламенем.
Гретка усмехнулся, заметив мою реакцию.
— Тренировки. Я говорил про тренировки, принесли расписание.
О чем ты подумала, мой феникс? Я научу тебя вовремя реагировать на
опасность.
Он казался таким собранным, даже насмешливым, но у меня
вышло только облизать губы в растерянности. Я их тут же крепко
поджала, заметив, как потемнели глаза мужчины при этом жесте.
— Твоя задача выбраться отсюда, я отвлеку их. Здесь
заблокировали возможность порталов, поэтому ты выберешься из зала,
разобьешь портал и вызовешь подмогу королю. Понимаешь? — к
моему облегчению, профессор снова стал походить на профессора. Я
кивнула, а профессор, сузив глаза, подцепил мой подбородок ногтем,
чтобы посмотреть в глаза. — Возможно, я не только о тренировках,
Амирелла. в конце концов, ты суждена мне.
Успокоившееся было сердце ударилось в груди, он смотрел мне в
глаза и в этом не было ничего профессорского. О чем он? Осознать его
слова, однако, мне не пришлось. Шипение раздалось над всеми,
перекрывая остальные звуки.
— Феникс-с.
Это был странный, потусторонний звук! Я вскинула голову, не в
силах понять, откуда он идет, но Гретка среагировал быстрее. Он вдруг
так дернул меня за руку, что по инерции я ударилась о стол со снедью
и упала на пол — но избежала неожиданной атаки, от которой
содрогнулся зал.
Глазоцветы, подпрыгивая, покатились по полу. Закачались
колонны, со стуком полетела штукатурка. Что-то темное взорвалось в
центре, словно магия смерти. однажды я такое уже видела. Свечи
погасли, поглощенные взорвавшейся над нами тьмой, все скрылось в
непроглядном тумане.
Я заметила, что Гретка цел, хоть и на противоположной стороне
от меня, и забилась в щель, собираясь с силами и часто дыша.
Прижала саднящую ладонь к груди... тогда, во время помолвки, такую
силу использовал Ариан. Но ведь это не может быть он? Он же не
может быть на стороне демонов?
А впрочем, магия ли нас атаковала? Я быстро облизала губы и,
шипя из-за саднящей руки, забилась за одну из колонн. Тьма немного
развеялась, показав мне то, чего только что избежала! Послышались
новые крики. Костяные крылья ударили по полу, разбивая паркет в
пыль, зазвенели люстры, раскачиваясь, когда огромная тень — она
покрыла половину зала! — спикировала вниз.
Она приземлилась и припала к полу. В зеркало я видела ее,
громадную и темную… и вовсе не из плоти. Это что-то новое, не
демон и не дракон! Мне доводилось видеть драконов, и они ни капли
не были похожи на это! Кости складывались в драконью фигуру, но не
громыхали при каждом движении. Напротив, словно расплывались,
перетекали, подобно теням.
И все же я вздрогнула, когда кончик хвоста этой твари вонзился в
паркет. Звук вышел вполне реальный, как от самых настоящих костей!
Что это такое?!
— Феникс-с... — раздался тот же голос. Он казался шепотом, но
настолько громким, что закладывало уши. Я стиснула кулаки, заметив,
что отражение изменилось. Богиня смотрела прямо на меня, из
каждого зеркала! В полной темноте ее волосы струились по
зеркальной глади, а губы кривились в торжествующей усмешке. —
Тебе от меня не скрытьс-ся...
Я вздрогнула, услышав женский крик. Он слился с остальными,
но внезапно показался знакомым. выглянув из-за укрытия, я заметила,
как Гретка указал мне на двери, но не смогла подчиниться. Неясное
беспокойство овладело мной. Я прищурилась, рассматривая толпу и
внезапно поняла, почему узнала этот голос...
— Отпусти меня, проклятая тряпка! — Гризелла остервенело
колотила вазой напавшего демона, пытаясь высвободиться из его
хватки. Но куда страшнее был демон, которого она не видела.
Костяной дракон возвышался за ее спиной, но смотрел прямо на
меня. Насмешливо... враждебно.
«Приди ко мне, или я расправлюсь со вс-семи, кто приветствует
тебя»...
Это был тот же голос, что недавно звучал над залом. Шипение,
что громче любых криков. Слышала ли я его на самом деле? Или это
способность драконов вкрадываться в чужие мысли? Я прищурилась,
судорожно пытаясь отыскать Айруэллина, кто, кроме него, может
помочь?
Но он прекрасно был осведомлен о том, что происходит.
Облокотившись о перила, но взирал на хаос со второго этажа и будто
чего-то ждал от меня. Меня вдруг захлестнул гнев. Драконья зараза!
Ведь он единственный, кто мог бы помешать демонам!
— Амирелла, не вздумай! — рявкнул Гретка, проследив за моим
взглядом. Гризелла даже не заметила, как дракон распахнул за ее
спиной костяные крылья.
Глава 12
Кажется, если бы мог, Гретка вытолкнул бы меня из зала магией,
но его буквально облепили со всех сторон.
— На тебе в глаз, головешка поганая!!! — Гризелла, приподнятая
над полом на добрые полметра, вцепилась демону в морду, и тот
взвыл, отпуская ее. Искры от магии девушки разлетелись во все
стороны.
Но и сама она упала, отчего ее платье разметалось по полу, а
рыжие кудряшки рассыпались по плечам. В то время, как костяной
дракон оскалился, и в глубине его глотки мелькнули искры...
Ну уж нет! Я схватила увесистый подсвечник и тут же опустила,
поняв, что это так себе оружие против демонов. Проклятье! Ведь мне
до мага, как пешком до Пекина. и все же, если не вмешаюсь, Гризелле
не справиться с такой махиной. Прикусив губу, я метнулась вперед,
вклиниваясь между девушкой и демоном с размашистой волной тьмы.
Она вырвалась из моих пальцев, сметая костяного дракона.
Загрохотали кости, демон пошатнулся, сбившись с атаки. Черная и
шипящая магия, с хлопком врезалась в него, но и обратная волна
вышла не слабой! Повалившись на девушку, я тут же собралась,
понимая, что демон атакует снова.
Что это была за тварь! Такая громадная! Черные кожистые крылья
с лязгом взметнулись за спиной демона, пасть с металлическими
клыками распахнулась, издавая яростный вопль. Ой-ой! Дракон
разозлился!
— Феникс, я спать теперь не буду! Бежим!!! — ужаснулась
девушка, заметив угрозу и цепляясь за мое плечо. Ах, если бы от этой
твари можно было сбежать!
Не задумываясь, я размахнулась, выбрасывая в мир еще немного
магии, и она ударилась в костяного дракона с громким хлопком. Не
теряя времени, крепко схватила Гризеллу за руку, намереваясь хотя бы
ее увести подальше.
Нам удалось добраться до отдаленной части зала, прежде чем
яростный рев сотряс стены, а тяжелые хлопки костяных крыльев
заставили меня резко обернуться. Прикусив губу, я вытянула руки к
бросившейся на нас твари. Не поняла, что произошло и как
получилось, но темное пламя врезалось в неясную пленку, похожую на
барьер. Это моя магия? И так могу?
Мне вспомнилось, как заперла Гретку под барьерами, хорошо бы
точно узнать, как этим пользоваться! Долго удерживать такой щит не
выйдет, щит мерцал, с трудом сдерживая натиск… я глубоко вдохнула,
пытаясь сосредоточиться. Магия кололась и иссушала изнутри, готовая
вырваться. Сердце бешено колотилось в груди, судя по ухмылке тени,
она уже мысленно обглодала мои косточки.
— Феникс-с... — раздался тот же голос, что преобладал над
другими звуками.
Ему вторили остальные тени, подхватывая мое имя на каждом
шагу. Одна за другой они повторяли это, отчего их слова слились в
один бесконечный звук. Каждый демон поворачивался ко мне, они
бросали своих жертв, тянулись, шипя на все лады...
Что ж, демонов я привлекла. А теперь как их увести отсюда и не
погибнуть? Прикусив губу, я в отчаянии потянулась к каждому уголку
своей души, к каждой клеточке. Магия бурлила внутри, воздух
зашипел, и тени, будто заколдованные, отшатывались от своеобразного
барьера, окружившего нас с Гризеллой...
Он был слабенький, совсем хрупкий. От каждого удара костяных
крыльев невидимая стена содрогалась, и по ней прокатывались волны
искр.
Но я чувствовала, что могу это сделать. Могу их всех изгнать! В
ушах зазвенело, потемнело в глазах... вдруг ощутила всех этих
демонов, как единое целое, будто они явились по чьему-то зову. Знала,
что могу изгнать их обратно в ад...
Но в тот момент, когда сила готова была сорваться с моих пальцев,
внутри словно что-то треснуло. Невыразимая боль пронзила сердце,
словно его сжали в ледяной хватке. Я пошатнулась и судорожно
вдохнула, от боли отпуская заготовленную магию.
Барьер пал в тот же миг; ликующие демоны потянулись к нам и
хуже всего — дракон. Он будто смеялся. Упав на колено, заметила, как
он прорвался сквозь ту силу, что сдерживала его. Когти скользнули в
шаге от меня, распахнулась пасть, а крылья ударили по воздуху, обдав
ледяным дыханием смерти...
— Довольно!!! Прекрати! — раздался властный голос. Волосы
взметнулись от порыва чужой мощной магии. Простых демонов вокруг
словно стерло. Свечи погасли, погрузив зал в темноту, я часто
заморгала, не в силах отвести взгляда от Ариана, так вовремя
пришедшего на помощь.
Опустившись на ноги, он резко развернулся, отчего мантия
ударила по его ногам, а волосы рассыпались белым веером по плечам.
Сердце все еще тянуло, но я хотя бы смогла дышать. Ариан жестко
поджал губы, не отводя от меня взгляда. Откуда у него такая магия?
Ему удалось уничтожить половину тварей...
Ариан сделал ко мне шаг, не спеша приближаться; он выглядел
недовольным и ледяным, как и прежде. Гретка кинулся ко мне,
отмахиваясь от оставшихся демонов, но Ариан не сделал пи шага,
лишь смотрел на меня, жестко поджав губы.
Дракон не трогал его. Лишь смеялся? Высоко запрокинув голову,
он заходился в хохоте, но с каждым мгновением смех менялся.
Становился тише… звонче. Туман сгустился над драконьей фигурой,
окутывая непроницаемой стеной. Нахмурившись и прижимая к груди
руку, я наблюдала, как дракон исчезает. Кости растворились, словно
рассыпались пеплом; появившаяся женщина шагнула к Ариану, и смех
стал женским, почти приятным.
Я задохнулась от внезапного понимания: у каждого дракона есть
человеческая ипостась. Если можно назвать эту женщину человеком.
Прекрасные алые губы искривились, а глаза сверкнули красным.
Богиня. Ашрея. усмехнулась, радуясь тому, как дрогнули мои руки.
— Избавьс-ся от нее… мне так этого хочетс-ся... — прошептала
она, и ее голос походил на шипение.
Кругом мелькали вспышки, кричали люди. Но каждое ее слово
камнем ложилось на мою душу. Ведь это все из-за нее! Она стоит за
этим! Я зарычала от ненависти. Магия еще не покинула меня, хоть и с
трудом, но я поднялась и собралась для нового удара. Сила зашипела
по моим пальцам, плевать на боль! Теперь знала, с кем имею дело, не
отступлю.
— Не советую, Мирра, — Ариан сказал это тихо, но четко.
Он защищал ее? Он защищал богиню? Сделав шаг, он встал ровно
на линии моего удара, будто говорил, что сперва мне придется
справиться с ним. Его ладони объяла тьма, разрастающаяся с каждым
мгновением. Он пока сдерживал ее, но ледяной взгляд говорил, что,
если понадобится, шайн обернет ее против меня.
— Лучше отступи, — холодно произнес он, и богиня, искривив
губы в улыбке, лениво обхватила его сзади, скользнув пальчиками по
груди. Совсем как та девушка... но все же она не являлась ею.
Внезапно стихли звуки — или это в моих ушах воцарилась
тишина. Пошатнувшись, я не смогла удержать заряд, и он рассыпался,
как искры снега, на моих руках. Магия иссякла, придавленная
пониманием.
Ариан готов выступить против меня. чтобы защитить ее.
Глава 13
Мне всегда казалось, что Ариан один из немногих моих
защитников в этом мире. Он помогал мне, когда отворачивались
другие. Защищал, когда невозможно было защитить.
А сейчас в его руках искрила магия, которую он готов был
использовать против меня. Вокруг бесновались демоны, скользили
тенями, разрушая все, до чего могли дотянуться — но я видела лишь
его, и сердце мое болезненно сжималось.
Ариан больше не на моей стороне. И неожиданно это вызвало
больше горечи, чем ожидала. В моей душе словно провернули кинжал,
вырвали ее и растоптали. Я медленно выпрямилась, испытывая вместе
с болью и гнев. Удушающий, он заструился по моим венам.
Не Ариан мой враг.
— Ну давай, — резко потребовала я, чувствуя, как магия вскипает
внутри. Я знала, на что иду. Знала, что Ариан сильнее меня, не говоря
об Ашрее.
Все равно. Магия силилась вырваться, и мои пальцы охватила
тьма. Она стучала в ушах, шептала мне, заглушая мысли. Сердце
ударилось в груди, а Гризелла тронула мое плечо, пытаясь
остановить... не сегодня. Я упрямо сделала шаг, прямо посмотрев на
Ариана.
— Сделай это, атакуй, чего ждешь? — процедила я, заметив, как
Ариан вздрогнул и сузил глаза. Магия замерцала на его пальцах...
— Видиш-шь? Она сама просит... — ласково прошептала Ашрея,
ластясь к шайну, как кошка.
Я встретила взгляд Ариана, чувствуя, как яростно колотится
сердце в моей груди. Трудно было сказать по выражению его лица, о
чем он думает. Всегда непроницаемый, бесподобно красивый...
холодный, как ледяная стена.
«Любой из шайнов возжелает тебя. Ты удивляешься, почему он
охладел? Он получил, что хотел, моя дорогая. Не обманывайся, ему
нужна власть, как и остальным...» — слова Демона Врат прозвучали в
моей голове, словно яркая вспышка, заставив сощуриться.
Сцепив зубы, я перевела взгляд на Ашрею и добавила тише, но
тверже.
— Или ты. Хотела меня, вот я! Хватит прятаться за спинами
смертных!
— Мирра... — с тихим предупреждением выдохнул шайн, словно
пытался осечь.
Но я видела, как мои слова погасили улыбку Ашреи, с каким
гневом вспыхнули ее красивые глаза, и это вызвало внутри мрачную
решимость. Я стиснула кулаки, и тьма охватила мои руки, готовая для
удара. Я наклонила голову.
— Или вся твоя власть, это играться со смертными, коверкая их
судьбы, чтобы почувствовать себя хоть кем-то? Богиня ли ты смерти?
Или украла силу, как крадешь все остальное?! Я не боюсь тебя,
Ашрея! И если у меня выпадет шанс, я сделаю все, чтобы тебя
уничтожить!
Последние слова почти выкрикнула, и с вызовом вскинула
подбородок. Что-то двигало мной, что-то сильнее меня... Может быть,
отчаяние? Боль, ревность и гнев затопили меня, этот клубок эмоций
заглушил все остальное.
К тому же, нет нужды побеждать ее, лишь бы оглушить, чтобы
Айруэллин с ней разобрался. Этого дракон хотел? Тогда демоны
ослабнут без хозяйки, ведь это богиня их призвала, ни капли не
сомневаюсь.
— Или слабо со мной разобраться? Не можешь сама? Всегда
трусливо прячешься за спинами тех, кто обязан тебе?
— Мирра, довольно! — встревоженно прикрикнул Ариан, но мои
слова все же заставили Ашрею искривиться от злости и
выпрямиться…
— Давай у нее с-спрос-сим?.. — сладко зашипела богиня, как
самая образцовая кобра. Гризелла вскрикнула, закрыв рот руками, но
мне по наитию удалось отразить чужую магию.
Почему она атакует Гризеллу? Этого не планировала! Прикусив
губу, я призвала магию снова, чтобы опередить новый удар богини —
но краем глаза заметила черный вихрь, несущийся на меня со стороны.
Нет! Он же не на самом деле меня атакует?!
До сих пор надеялась, что шайн ни за что не пойдет против меня!
Какая напрасная надежда! Остатки моей энергии, которые с трудом
удерживала, с шипением и грохотом столкнулись с чужой магией
смерти. Я с отчаянием перевела взгляд на Ариана, вставшего четко на
линии удара и удерживающего мою силу, чтобы та не добралась до
Ашреи.
Лицо Ариана ничего не выражало, ледяное и непроницаемое, как
обычно. Лишь губы дрогнули, словно он хотел что-то сказать, и крепче
поджались. Он не пытался по мне ударить, хотя мог. Не старался
навредить, лишь ее защищал, словно выбрал свою сторону. Я
поморгала, с трудом удерживая своеобразный барьер, и чувствуя, как
моя душа рвется на части.
— Отступи, Мирра, не вынуждай меня, — тихо произнес он. Его
глаза сузились, он умолял меня...
Почему он с ней? Он ее любит? Или она ему пригрозила?.. Что он
хотел получить от нее, когда пошел на ее условия? Неужели?.. Робкая
тень догадки мелькнула в мыслях, но тут же испарилась, разорванная
яростным воплем:
— МО-О-ОР!!!
Громогласный кошачий крик возвысился над остальными. Не
только я, но и остальные повернулись к моему фамильяру.
Раскачиваясь на лапах и вспушившись, кот грозно возвышался на
ларце, который бодро утаскивали демоны под шумок. Диадема
сверкала камнями, переливаясь всеми оттенками и безмолвно взывая о
помощи.
Только сейчас поняла, куда все это время смотрел Айруэллин, он
же высматривал ларец! Маги вдруг застыли, король ударил по одному
из демонов, обернувшись. С диадемы словно мантию невидимости
сорвали, обнажив для окружающих. Поняв, что их обнаружили,
демоны ускорились. Но было уже поздно: кражу заметили.
Морт, попрыгав, сиганул вниз, одним видом заставляя
окружающих отшатываться с пути. Его грозное нападение должно
было окончиться на богине, которая вскинула руку, чтобы атаковать...
Проклятье! Она же от кота мокрого места не оставит!
— Морт, нет! — вскрикнув, я позабыла об Ариане. Моя магия,
резко метнувшись в сторону, с грохотом ударила по колонне с
барельефами.
Раздался взрыв. Угрожающе заскрежетав, колонна с грохотом и
пылью обрушилась на пол, сопроводив все дрожанием зала. Люстры
закачались, люди, избежавшие обрушения, закричали, Морт зашипел,
обнаружив упавшее препятствие — ох, как он ругался!
Но и мне досталось. Пискнув, я вытерпела боль от удара магии
шайна, пронзившей меня, ведь пришлось пропустить его атаку. Меня
словно толкнули на полном ходу! От удара о пол из глаз посыпались
искры; тело затянуло от резкой боли. Крепко зажмурившись, подавила
ее.
— Феникс! — кинулась ко мне Гризелла, пытаясь приподнять. —
Ты вообще с ума сошел, Де Шай?! — набросилась она на шайна, едва
убедилась, что я в порядке.
Ну как в порядке? Я всхлипнула, прижав к носу пальцы. Красная
кровь сочилась по руке, расплываясь уродливыми кляксами на полу...
Я с трудом приподнялась на локте, неверяще уставившись на
шайна, шагнувшего ко мне и стиснувшего кулаки в волнении.
Он правда... атаковал меня?
Глава 14
Губы Ариана дрогнули, магия в тот же миг растворилась, будто он
не ожидал, что я ослаблю защиту. Быть может, слишком ему доверяла.
Ждала, что он остановится сам, поймет...
Но он не стал. Его магия оказалась сильна: он ударил не в полную
силу, но удар действительно был направлена против меня. Горечь и
даже ярость — на саму себя — нахлынули, как волна, что сметает все
на своем пути. Мне просто не верилось.
— Феникс! — Гризелла дотронулась до моей руки и повернула к
Ариану голову. — Это все ты виноват! Правду говорят, все шайны
одинаковые! Ой, прости, феникс, это не к тебе... — спохватилась
девушка, но я ее почти не слышала.
Кровь стучала в моих ушах; безупречное лицо шайна казалось
бесстрастным, но в глазах плескались боль и тревога. Он на стороне
Ашреи. невозможно. Не думаю, что Ариан так хотел меня уничтожить.
Он бы мог, мы все это знали. Но он лишь отталкивал меня от богини,
не более того.
И все равно я чувствовала гнев, зарождающийся в душе. На себя,
ведь это я впустила шайна в свое сердце; теперь оно болело, словно
преданное. Зажмурившись, подавила эмоции и поднялась, игнорируя
боль, прострелившую в теле.
Я все еще смотрела лишь на Ариана, почти не замечая
происходящего. Крик короля, перекрывший остальные звуки, заставил
вздрогнуть.
— Диадема феникса! Они пришли за артефактом! Защищать
любой ценой!
Лицо богини искривилось в досаде. Она зарычала.
— Проклятье! Извини, милый, оживлю ее потом! Надо их чем-то
отвлечь... — процедила она.
Я вскинула руку, от неожиданности пресекая атаку магией.
Времени раздумывать не было! Ашрея не была в восторге от моих
слов, но сейчас в ней появилось нечто новое, ожесточенное и
яростное. Ветер взметнул ее волосы, пронесся вихрем над залом.
раньше она со мной игралась — а теперь била на поражение.
По инерции я сделала пару шагов назад. Глаза богини вспыхнули
красным, но вторая атака оказалась сбита в сторону. Ариан
сориентировался быстрее, чем я: его магия вырвалась с шипением,
успев быстрее, чем я опомнилась.
Порыв яростного, жаркого ветра опалил мое лицо, застав
врасплох. Магия богини была куда, куда сильнее моей! Нечто темное,
мощное и нечеловеческое сквозило в той мощи, что богиня направила
против меня. С шипением и грохотом ее сила ударила по стене, пробив
навылет, и я поняла, что до сих пор Ашрея лишь игралась со мной!
Для нее это развлечение!
Насколько же она сильна! Магия Ариана проигрывала ее силе;
богине все давалось так легко, будто она дышала! Ашрея выглядела,
как человек, но человеком не являлась. Сузив глаза, я вскинулда руки,
вызывая едва заметный, светящийся барьер, но понимая при этом, что
богиня сметет его за считанные секунды, ей даже не нужно
напрягаться!
— Не смей!!! — закричал Ариан богине, стягивая магию.
— Мамочки-мамочки! — вторила ему Гризелла, повиснув в
испуге на моей руке.
Ох, я ее понимала! Все вдруг пришло в движение, маги бросились
к диадеме, подчиняясь приказу; Морт шипел, а демон врат, кинув
быстрый и досадливый взгляд в сторону ларца, уперся ладонью в
перила и перепрыгнул через них.
Его волосы взметнулись за спиной, руки распахнулись,
обратившись в тот же миг крыльями. Огромный дракон возник легко и
изящно, воспарив над залом. Рычание вырвалось из его глотки, а
Ашрея, испуганно вскрикнув, подпрыгнула, на ходу оборачиваясь
костяным драконом.
Это спасло ее от неминуемых повреждений… демон врат врезался
в нее, метая в сторону. Раздался грохот и треск, Айруэллин не
придерживал свою силу, бил на поражение.
Но Ашрея, взлетев под самый свод, вывернулась из его когтей,
ударилась о стену. Камни полетели в разные стороны, брызнула
крошка, и огромная корона, что венчала большие двери, заскрежетав, с
грохотом обрушилась на пол, поднимая тонны пыли и выбивая мрамор
пола. Зарычав, богиня вдруг камнем рухнула вниз, чудом избежав
когтей Айруэллина, в гневе полоснувших стену.
Демон врат был больше и потому не таким поворотливым. Все
заняло считанные мгновения. Я стиснула кулаки, заметив, как Ашрея
резко спикировала вниз. Она не задержалась и не задумалась, одним
движением рванулась вперед, вырывая из хватки демонов ларец. Ее
костяной хвост взрезал ряды магов, она вырвалась вперед и вдруг...
Исчезла. Будто растворилась в зеркале. Она просто исчезла,
прихватив с собой ларец, словно явилась сюда именно за ним.
— Мирра! — бросился ко мне Гретка, но не он один.
— А чего он?! Он не на твоей стороне?! — ужаснулась Гризелла, а
я только тихо выдохнула:
— Ой-ей...
Потому что демон врат, издав полный гнева и разочарования крик,
коброй обернулся на меня. Я заметила, как нехорошо сузились его
глаза, когда он посмотрел на меня, словно винил во всех бедах.
Вытянутый зрачок вспыхнул алым, обдав пламенем ярости.
Даже смогла в ужасе попятиться, прежде чем огромный дракон,
не особо церемонясь, сграбастал меня в охапку и рванулся ввысь. Его
крылья в крошку раскрошили свод, а я даже вскрикнуть от
неожиданности не сразу смогла.
Вырвавшись на волю, дракон спикировал к лужайке и бросил
меня на траву, как ненужную игрушку! Земля содрогнулась под его
весом, крылья с грохотом вонзились в лужайку, заставив меня
задрожать всем телом. Он надвигался на меня, быстрый и
неожиданный...
Что это была за диадема, что дракона так взбесило ее воровство?
Ашрея ради нее все это затеяла, с моей помощью отвлекала внимание
магов?
— Не ко времени ты решила проявить свой характер! —
покрывшись туманом, демон врат шагнул ко мне, яростно сверкая
глазами. Я беззвучно открыла и закрыла рот, Айруэллин в
человеческом облике хотя бы немного сдерживал гнев. Не стоит его
раздражать еще больше. — Ты могла дать мне пару моментов, чтобы я
понял, где эта проклятая диадема!
Его голос взлетел вверх, сорвавшись на рычание. Я вздрогнула;
похоже, ничего он от меня не ждал, лишь высматривал диадему.
В какой-то степени Айруэллин пугал меня сейчас больше, чем
недавно Ашрея! Я вздрогнула, когда на поляне мелькнули пара
вспышек: одна поблизости, другая вдалеке. Гретка кинулся ко мне,
приподнимая, а я поморщилась от вспышки бои в ноге. Неплохо меня
скинули на поляну...
— Убери ее отсюда, чтобы не мешалась под ногами! — прорычал
дракон, прежде чем исчез во вспышке перехода.
— Это лучшее решение. Тебе нужна помощь! — Гретка присел,
чтобы осмотреть мою ногу, но я спешно одернула платье, не позволяя
ему коснуться.
Это все потому, что мне не хотелось проявлять слабость перед
Арианом. Я глухо выдохнула, стараясь скрыть, как больно, и с вызовом
уставилась на другую сторону поляны. Ариан не подходил ближе, но
его губы поджались, а серые глаза сузились, словно он с трудом
сдерживался, чтобы не заняться мной лично.
— Проклятый де Шай, всегда знала, что он такой! — Стиснула
кулаки Гризелла, Морт заворчал, а я поймала за рукав дернувшегося к
шайну Гретку.
— Он мне помог, — тихо выдохнула я, умолчав при этом об
остальном. Хватит и казни Лиона! Не хватало еще, чтобы Ариана
схватили! — Мне нужно к королю. Казнь Лиона завтра, я не могу...
— Да, насчет Лиона будет теперь сложно, — помолчав, выдохнул
Гретка. Стиснув мой локоть, он помог подняться...
...А потом вдруг, не позволив опомниться, подхватил под ноги.
Оказавшись на его руках, от неожиданности вцепилась в мужские
плечи, стараясь не смотреть вниз и не замечать, как ухмыльнулась
Гризелла. Она подмигнула и сделала странные движения плечами,
словно говорила, что мне надо пользоваться моментом.
— Я сама! — всполошилась я, не разделяя ее энтузиазма.
— Заткнись, Адептка Адептковна, много болтаешь! — процедил
профессор, да еще так, что я прикусила язык.
Глава 15
Часы с кукушкой резко выделялись в помпезном, отделанным
золотом, кабинете. Я все никак не могла оторвать от них взгляда,
кукушка выглядела странно — больше на петуха похожа... часы
единственные нарушали тишину этого места. Помедлив, я опустилась
на стул и скривилась от боли в ноге.
— Найди хранителя темниц, — грозно велел профессор, даже не
глядя на Гризеллу. Но та вздрогнула, очнувшись от проклятий в адрес
Ариана.— Отправь его к королю, есть разговор.
Гретку побаивались в Академии. Гризелла напряглась,
попятившись к дверям. Однако она все же смотрела на меня, и я, поняв
ее безмолвный вопрос, качнула головой, говоря, что доверяю Гретке и
меня можно с ним оставить наедине.
Ну наверное. В мыслях пронеслись последние его слова, насчет
того, что он не только преподаватель, но и мужчина, и я почувствовала,
как к щекам прилила кровь. К счастью, Гризелла так и не заметила
этого. Хмыкнув, она скрылась за дверьми, а Гретка проводил ее
неодобрительным взглядом.
— Адептка Адептковна, ты что творишь? — тихо выдохнул
профессор, едва закрылась дверь, и я поняла, что у него давно
накипело. — Ты знаешь уровень Ашреи? С ней не сравнятся смертные,
даже я! Думаешь, она оставила бы тебя в живых?
Он прищурился, строго разглядывая меня. Его черные волосы
почти сливались по цвету с парадной мантией, но даже такая одежда
была куда строже, чем те наряды, которые я видела у других. Гретка
оставался верен себе, строгий и неподкупный, всегда собранный. Он
не кричал на меня, но подавить умудрился. Прикусив губу, молча
качнула головой, выражая отрицание.
Его взгляд вскользь пробежался по моему телу, с головы до пят, с
легкой оценкой. Гретка тотчас отвернулся, чтобы подойти к дверям.
Щелкнул замок, заставив меня нахмуриться, а сам профессор подошел
к портьере и отдернул ее, чтобы добраться до флаконов на одиноком
кофейном столике.
— Задирай юбку.
Сперва подумала, что ослышалась. Задирать... юбку? Он точно это
сказал?
Пока переваривала услышанное, профессор коршуном посмотрел
на меня, а особенно на то, как я резко сжала колени и стиснула на них
юбку. Щеки вспыхнули, сердце быстро забилось в груди. Взгляд
Гретки изменился, в его глазах появилась насмешка и толика мужского
интереса, отчего мои пальцы еще судорожнее стиснули ткань.
— Тогда извини меня, — тихо хмыкнул он, ставя на стол
небольшой флакон с жидкостью, которой обрабатывал ладони.
Его слова прозвучали так вкрадчиво и тихо, что попыталась
вскочить, но не успела! Гретка, резко надавив на мое плечо,
наклонился, нависнув надо мной так низко, что могла почувствовать
его дыхание. По инерции я задрала голову и столкнулась с мужчиной
лицом к лицу. Его взгляд скользнул на мои губы... он поднял руку, без
раздумий и разрешений коснулся щеки...
Я вздрогнула, застигнутая им врасплох, но щеки у меня
вспыхнули, когда он, так и не убрав руки с моего плеча, склонился
ниже. Его пристальный, гипнотизирующий взгляд заставил вжаться в
спинку стула. Гретка всегда обладал этим... властностью,
решительностью, строгостью и силой.
— Больно не будет, Амирелла... — прошептал он, чуть надавив
большим пальцем на мой подбородок.
Не успела я испугаться, как профессор вдруг молниеносно дернул
мою пышную юбку вверх.
Холодный воздух хлестнул по коленям и ногам. Профессор в тот
же миг отстранился, не спеша убирать ладонь с кожи моих ног.
Прищурился остро и въедливо, как только он умеет. Его зрачки
вытянулись в драконьи, заставив меня вспомнить, с кем имею дело.
— Видишь, адептка? Это не страшно, — бросил он недовольно.
По ноге побежали искры магии, а я нахмурилась, не успевая за его
действиями. — О чем ты подумала?
Ответ ему был не нужен. Профессор опустился на одно колено —
к великому стыду, уделив самое пристальное внимание моим ногам,
особенно задетой падением.
Как всегда, сама непредсказуемость. Ладонь по инерции
дернулась, откликаясь на его прикосновение, но я старательно
подавила первый порыв. Гретка всего лишь применял магию, от
которой уходила боль и под которой исчезали порезы... от его
бережных движений горели не столько ноги, сколько щеки.
— Мне нужно поговорить с королем, — выдохнула я, пытаясь
отвлечься от происходящего. Пальцы Гретки чуть сильнее надавили на
мою кожу, он поднял голову и прищурился. Я упрямо встряхнула
волосами. — Лиону ведь осталась только эта ночь? Почему мне не
сказали?
Пальцы Гретки снова замерли, а следующий момент скользнули
выше по моей ноге, и в этом уже не было ничего целительского или
преподавательского. Но в момент, когда я вздрогнула, уловив эту
перемену, он дернул мою юбку вниз отрывистым, быстрым
движением.
Ткань упала на мои лодыжки, а сам профессор встал и скрестил
на груди руки.
— Именно потому, что ты кинешься его спасать, но теперь это
бесполезно. Амирелла, ты должна понимать, Лион обречен.
— Я могу...
— Уже нет. Король тебя не послушает. Сегодня магистр сбежал.
Все вылетело из моей головы. Я нахмурилась, а сердце быстро
заколотилось в груди. Магистр... сбежал?
— Лиона не пощадят, — сухо отрезал Гретка, почти безжалостно.
Он помолчал, позволяя мне осознать услышанное. — Его осудили за
покушение на тебя и Де Шая... Но мне удалось добиться его
помилования. А теперь все потеряно. Король не позволит ему жить. Он
считает, что только наследник достаточно силен, чтобы взломать
защиту темницы...
Магистр сбежал? Вцепившись в спинку стула, я вскочила, не в
силах принять это. Тот, кто пытался вырезать мое сердце... Убить
меня... На свободе? Ледяная хватка страха сжала мое сердце, как это
сбежал?
— Лион не мог ему помогать! — горячо воскликнула я. Гретка
прищурился.
— Проблема именно в этом, Амирелла. Лион символ рода де
Граев. Королю захочется лишить его права наследования, чтобы власть
осталась у де Шаев. — Гретка прожег меня взглядом. — Лион обречен,
Амирелла. Король отменил помилование, завтра его казнят.
Каждое слово камнем ложилось на меня. Слова были
безжалостны, но так правдивы. Не удержавшись, я рухнула на стул.
Это все... ужасно.
— А когда... Когда сбежал магистр? — облизав губы, посмотрела
на Гретку. Он молчал слишком долго...
— Сегодня, — прищурился Гретка. — Все точно подгадано,
чтобы отвлечь стражников и магов из зала, где проходил дебют...
поэтому меня так долго не было. Магистр бежал перед нападением
демонов.
Сердце пропустило удар. И ведь эта тварь... Магистр... Он где-то
здесь! Бродит и вынюхивает, ждет удобного момента.
Даже не знала, что его лишь арестовали. Думала, с ним-то все
закончено...
Я перевела дыхание.
— Во сколько? Во сколько магистр сбежал? — быстро выдохнула
я. Профессор ответил не сразу, разглядывая меня в задумчивости,
будто понял, что это все решит.
— Ближе к полуночи, — коротко ответил он, а я вскинула голову.
Стрелка на часах мелькнула перед глазами. Резная и витиеватая,
она застыла недалеко от полуночи, а значит, в то время Лион в теле
своего брата пригласил меня на танец. Примерно тогда случился побег,
его там просто не было!
Я стиснула кулаки. Но могу ли сдать Лиона, ведь он говорил, что
зелье, обменивающее души, запретно! Разве он не говорил, что это
тайна?
Но тогда его казнят! Мучительный выбор встал передо мной. Я
задержала дыхание, не в силах сразу понять, что делать...
Мне не дали найти выход и принять нужное решение. Гретка
взмахом открыл дверь, пропуская магов. Один из них развернул свиток
и прочистил горло...
— Его Величество, правитель...
— Вон пошли, — коротко процедил король, отсылая всех взмахом
руки.
Кажется, он не в духе... Я переглянулась с Греткой, понимая, что
придется принять решение немедленно.
Другого шанса — не будет.
Глава 16
Король совсем не изменился с нашей последней встречи. Он
замер, прямой и все такой же, каким его запомнила. Молча, он смотрел
в мои глаза, красивый и величественный. Светлые волосы опускались
на его плечи, рассыпаясь по черно-золотой парадной мантии веером.
Его острый взгляд скользнул по мне, задержавшись на мгновение.
Опечатав двери магией, он сделал ко мне шаг, и сердце заколотилось
быстрее. Что я должна теперь делать? Поклон? На колени? Реверанс!
Я неуклюже присела, качаясь с непривычки, но жесткая рука
схватила меня за локоть, выпрямляя. То ли реверанс такой ужасный
вышел, то ли королю было неудобно смотреть, как тут стараюсь.
— Феникс, — выдохнул король. Он не отвел руки и не отпустил
меня. С каждым мгновением его взгляд менялся, становился теплее, в
глазах засветилась радость. — Ты действительно... похожа на нее.
Он крепче сжал мой локоть, словно боялся, что отпустит — и
исчезну. Свободная рука поднялась, отводя с моего лица локон. Этот
маленький жест был полон нежности и надежды; я оказалась не готова
к этому. Ноги сами сделали шаг назад, тонкие пальцы короля
соскользнули с щеки. В глазах мужчины мелькнула мимолетная
досада...
Профессор резко дернул меня назад, загораживая собой.
— Ваше величество, — Гретка чуть наклонил голову, но поклон у
него вышел почти небрежный. Удостоив дракона прищуренным
взглядом, король отвернулся к окну, будто и не заметил поданного.
— Прости, — он по-прежнему общался только со мной. — Я не
сберег твою корону, мой феникс.
— Это лишь диадема, — пожала я плечами. — Но я хотела
поговорить с вами...
— Это артефакт, — перебил меня король. — Один из четырех
королевских артефактов. Диадема Феникса, Сердце Дракона, Маска
Полуночи и Посох Короля. Именно поэтому Маска Полуночи станет
наградой в турнире. Без этих четырех артефактов не взойти на трон, —
король устало коснулся переносицы, а я переглянулась с Греткой.
Профессор не выглядел удивленным, а я насторожилась.
Ашрея украла артефакт?
Все совпадало с предсказанием, которое произнес Лион. Почти в
точности, до детали. Четыре артефакта, обагренные кровью жертв... Я
стиснула кулаки, начиная понимать, что план Ашреи простирается
дальше, чем мне представлялось.
— Вы не можете казнить Лиона, — тихо, но решительно
произнесла я. Совсем не почтительно, скорее, упрямо.
Король обернулся, облокотившись о подоконник, прожег
взглядом. Я уловила в нем недовольство, но и удивление. Вряд ли так
обращаются с венценосным.
— Он не виноват, — прищурилась я, отвечая на его взгляд с
вызовом.
— Он пытался убить Ариана... Ранил тебя, — поднял бровь
король, а я качнула головой.
— Уверена, что он был под внушением магистра! Когда была в
теле Клариссы, испытала это на себе. Ваше величество, этому нельзя
сопротивляться... Я могу поручиться за него! Лион... Не мог.
Моя уверенность не укрылась ни от короля, ни от профессора.
Гретка скрестил руки, приподняв подбородок, а король
заинтересованно наклонил голову.
Сердце бешено колотилось в груди, времени на раздумья не
осталось.
— Прошу простить меня за это. Мой доверенный... э-э, принес
Лиону оборотное зелье, чтобы я могла с ним увидеться, и заставил
обманом выпить... недалеко от полуночи я танцевала с Лионом... это
все моя вина, — неуклюже закончила я и опустила голову, стараясь ни
на кого не смотреть.
Главное, не вмешивать Лиона и его брата в эти оборотные зелья!
Гретка насмешливо хмыкнул, будто обозначая, что куда мне такой
неотесанной до оборотных зелий, и я вскинула голову, защищая свою
ложь, как кошка котят.
— Я специально выкрала это зелье! Мне очень нужно было с ним
поговорить! Он ведь рисковал собой ради меня! Вас там не было, он
пошел против магистра! Я обязана ему...
Меня бросило в жар, а щеки заалели под пристальным и чуточку
насмешливым взглядом короля. Чего он на меня смотрит?
— Невероятное сходство... — тихо сказал он. Весьма непонятно
для меня, я нахмурилась. На лицо короля набежала тень. — Ты за него
ручаешься?
— Конечно! — обрадовалась я. Но, очевидно, ничего не
закончилось.
Король прищурился, раздумывая. Он отвернулся к окну, ставя
руки на подоконник, пальцы с силой стиснули мрамор.
— Оставь нас, Норан.
Дверь сама распахнулась, будто повинуясь мыслям короля. Это
требование заставило напрячься не только меня, но и профессора.
Гретка нахмурился, стиснув кулаки.
— Ваше величество? — тихо процедил он. Король чуть повернул
голову, не оборачиваясь
— Я ничего ей не сделаю. Нам нужно поговорить. Уходи.
Его слова звучали нейтрально, но с нажимом, которому было
невозможно сопротивляться. Гретку сильно обеспокоило требование
короля, а меня, при мысли, что придется остаться наедине с этим
мужчиной, бросило в холодный пот.
Коротко вдохнув, профессор сделал шаг и, повернувшись ко мне,
сжал плечо, ободряя.
— Будь осторожна. Я останусь за дверью, — прошептал он с
тревогой.
У меня свело желудок. Ведь Его Величество будто хотел
предложить мне нечто слишком интимное для чужих ушей. Но что
оставалось? Лион в заложниках короля. Помедлив, я кивнула, отпуская
профессора, и вздрогнула, когда за ним закрылась дверь.
Мы остались наедине. Кукушка выскочила из домика часов и
скривила зверскую рожицу тролльского кота. Туда-то он как забрался?!
— К-ку... — зловеще прохрипел Морт, не в силах пролезь в
дверцу. Чувствую, фамильяра там совсем сдавило. Но от его
присутствия стало легче, и я отвела от часов взгляд, чтобы ненароком
не выдать местонахождение Морта.
Король молчал долго. Так долго, что сердце часто забилось в моей
груди. Я облизала губы.
— Я освобожу Лиона под твое поручительство, — медленно
произнес он и выдержал паузу. — Но в обмен ты дашь мне обещание.
Что еще за обещание? Я нахмурилась, переплетя перед собой
руки так, что хрустнули пальцы. Король, помедлив, неспешно
обернулся, и его взгляд пробежался по мне медовым касанием.
Мужчина сделал ко мне спокойные шаги. Шаг за шагом, заставляя
пятиться. Его рука взметнулась, ловя меня, когда под колени попался
стул; он дотронулся до моей щеки и взглянул прямо в глаза.
— Ваше величество? — умудрилась выдохнуть я. Он смотрел с
желанием и требованием, пристально и непреклонно... словом, так, что
сердце поневоле пустилось вскачь. — Что за обещание? — выдавила,
подозревая подвох.
— Ты станешь моей женой, Амирелла, — прищурился он, не
отводя ладони. — Я дам тебе два года. Когда минует твой последний
год в академии, ты станешь моей женой, моей королевой. Я отдам все,
чем владею...
Предложение короля стало для меня громом посреди ясного неба.
Почему я?
— Ваше величество? Ведь я невеста Ариана, — выдохнула я враз
онемевшими губами.
Я цеплялась за это, пытаясь избежать ответа. И потому... что,
несмотря на все случившееся, хотела верить Ариану. Эта вера исчезала
с каждым его поступком, с каждым взглядом Ашреи в его сторону...
Мне почти хотелось причинить ему сердечную боль!
Но Ариан, сам того не зная, определил мой выбор, решил за меня.
Не собираюсь оставаться в этом мире, особенно теперь. Здесь меня
больше ничего не держит.
Король потянул меня за руку, заставляя встать, и пропустил мои
волосы в пальцах, что заставило напрячься. Кукушка тихо зашипела в
часах, отбивая движения маятника пушистым хвостом.
— Это не проблема, Амирелла. Племянник не должен тебя
волновать. Когда я предложу ему союз с эльфийской принцессой,
который откроет ему путь ко всем благам этого мира, он сам откажется
от помолвки. Важно, моя дорогая, — он сжал мой подбородок двумя
пальцами, приподнимая, чтобы я смотрела прямо на него, и
прищурился. — Чтобы ты согласилась отказаться от него...
В его глазах горела надежда, но взгляд путешествовал по мне,
будто мужчина любовался своими владениями. Взгляд на губы...
Шею... Чуть ниже, на ключицу. Голос короля понизился, а он сам, не
отрывая взгляда от жилки на моей шее, подался вперед. Не выдержав,
оттолкнула его и бухнулась на стул, когда меня послушно отпустили.
От волнения подскочил пульс, а щеки кинуло в жар.
Он гораздо старше и опытнее тех шайнов, которых знала! Не
заставлял, но соблазнял, показывая намерения. Поначалу думалось,
что феникс ему нужен ради власти, но он ясно дал понять, что не
собирается сдерживаться, если мне придется выйти за него замуж.
Проследив за тем, как я облизала губы, король перевел взгляд на
мои глаза и тут же отвернулся, будто дозволял мне отталкивать его до
поры до времени, пока к нему не привыкну.
— Выбирать тебе, Амирелла, — повторил он глухо, подхватив со
стола бокал с вином, будто ему не было дела до моего решения. Но его
напряженность говорила об обратном, он стиснул бокал так, что
треснул хрусталь.
— Зачем вам это? — прошептала я, но король лишь скользнул по
мне острым взглядом, избегая ответа. Неужели... неужели все правда?
Неужели он думает, что феникс единственная, кто может дать
продолжение его роду?
От этой мысли стало неуютно. Я поерзала, остервенело обкусывая
губы. Вот на такое точно бы не подписалась!
Голова погрузилась в вязкий туман, но от меня зависела жизнь
Лиона. Король обещал его помиловать, а я и так не собиралась
оставаться в этом мире. Если все получится... меня не будет здесь
через два года. Я просто исчезну, в этом мире мне не место все равно.
— Если я дам слово, что соглашусь стать вашей невестой по
окончании академии, то вы...
— Верно, Амирелла. Я отпущу Лиона, — жестко прищурился
король. — В таком случае он пригодится мне.
Решения всегда были моим слабым местом. Особенно такие.
Сердце пустилось вскачь, я нервно сжимала и разжимала кулаки на
коленях. Король хотел слишком многого от меня. Хотел видеть
королевой и бог знает, что еще!
Пожалуй, жизнь меня к такому не готовила, но это спасет жизнь
Лиону. А у меня будет два года, чтобы найти выход из положения.
— В таком случае, если вы не причините вреда Ариану и Лиону,
я... — запнувшись, когда король напряженно посмотрел на меня, я
глубоко вдохнула. — В таком случае, что ж...
Прозвучал резкий удар бокала о стол. Не успела опомниться, как
кресло заскрипело под весом мужской ладони, впечатанной в
подлокотник, а сам король склонился ко мне, как ястреб над добычей.
Он вдруг оказался ко мне лицом к лицу, его дыхание опалило губы. Я и
чувствовала себя, как голубь в когтях хищной птицы
— это было неожиданно, стремительно, будто король ждал
согласия.
Чужие пальцы сомкнулись на моем подбородке, не дозволяя
двигаться, глаза сузились, промелькнувшая в них нетерпеливость
заставила дышать чаще.
— И ты станешь моей, — жестко закончил его величество мою
неуверенную фразу... — только моей!..
У шайнов это в крови, требовать полной им принадлежности. Они
не желают делиться избранницами. Не готовы принимать решения,
которые им не по душе.
Но у меня не оставалось выбора, меня загнали в ловушку. Я
кивнула, а заметив, как неуловимо недовольно потемнели глаза короля,
выдохнула почти в его губы
— Да...
Слово прозвучало тихо, но так четко в сгустившейся тишине.
Глаза короля вспыхнули огнем... резко выпрямившись, он отвернулся к
окну и взмахнул рукой, распахивая двери.
— Норан! — крикнул он властно.
Думала, Гретка не услышит, но тот решительно вошел в кабинет и
зло, отрывисто поклонился, сурово поджав губы. Он что, все слышал?
Глава 17
Трудно было понять истинные эмоции профессора. По его черным
волосам скользили блики от свечей, губы крепко поджаты. Он умел
хорошо себя контролировать, и все же раздраженность прорывалась в
его жестах и взгляде. Захотелось сжаться и уползти в уголочек,
особенно, учитывая, как он посмотрел на меня. По коже поползли
мурашки от нагоняя, который мне явно грозил.
Спорю, он все слышал?
— Слушаю... Ваше Величество, — зловеще произнес Гретка.
Король не заметил шипящих ноток в его голосе и расправил плечи, не
спеша оборачиваться.
— Милостью феникса Мы велим помиловать Лиона де Грая.
Лишить его всех титулов и права наследования, понизить до пажа
феникса. Отныне, — король наполовину обернулся, не поднимая
ресниц, — Лион де Грай личный паж моей будущей королевы. Если с
ее головы упадет хоть волос, он лишится собственной.
Слова короля звучали резко и отрывисто, но я всей кожей ощутила
взгляд Гретки, пробежавшийся по мне пламенной волной
недовольства.
— Вашей королевой, — процедил профессор так раздраженно и
тихо, что мне стало нехорошо под его тяжелым взглядом. Я
прочистила горло, чувствуя потребность провалиться под землю.
— Мрш-ш, к-ку, — поддержала Гретку кукушка. Причем таким
сдавленным, хрипящим и зловещим звуком, что король резко повернул
голову, но Гретка успел раньше.
Не глядя, дракон щелкнул пальцами, и часы слетели со стены,
заставив Морта исчезнуть в мгновение ока. Он там целый? Пока я с
тревогой всматривалась в сторону часов, Гретка уцепил меня за
локоть, поднимая со стула недрогнувшей рукой.
— Я забираю ее, Ваше Величество! Фениксу необходимо
отдохнуть и проведать целителей, — сухо отрапортовал профессор,
сжимая мою руку так, что косточки хрустнули. И снова этот колючий,
яростный взгляд, непонятный для меня. А уж тон! Мне точно грозит
взбучка!
Хотя с чего бы? Ведь ничего не сделала. На этот раз король
обратил самое пристальное внимание на происходящее. Его глаза
задумчиво сузились, пальцы стиснули бокал...
Я попыталось было присесть в неуклюжем реверансе, но меня
тащили к выходу неумолимой драконьей хваткой, наверняка синяки
остались.
— Я буду проведывать тебя, Амирелла. Жду наших новых встреч
с нетерпением, — улыбнулся король, и подумалось, что у него,
наверное, достаточно влюбленных женщин, чтобы обойтись без меня.
В нем действительно было нечто схожее с Арианом. Возможно, изгиб
губ... или аристократичность в каждом жесте, в каждом движении.
И все же он по-прежнему пугал меня. Я сделала новую попытку
реверанса, но Гретка, нетерпеливо дернув меня за руку, почти
вытолкнул в коридор. По инерции сделала пару шагов, а профессор
тем временем зло захлопнул дверь, не утруждаясь реверансами и
расшаркиваниями.
Он не позволил перевести дыхание! Не обращая внимания на двух
охранников, замерших недвижимыми изваяниями по обе стороны от
кабинета, он поймал меня за локоть и, развернув, толкнул к створкам.
Я зарычала от неожиданности.
— Ты что творишь, адептка?! — Гретка впечатал ладонь над моим
плечом, полыхая яростью. Я вжала голову, увидев его истинную суть.
Зрачки профессора вытянулись в драконьи. Черная тень взметнулась
над ним, загородив свет и угрожающе распахнув крылья. Ох, он был в
ярости! А дракону, казалось, хотелось вырваться.
— Разве был выбор? Ведь Лион, он... — затараторила я, но Гретка,
зарычав, оттолкнулся от двери и схватил меня выше плеча.
Он протащил меня по длинному коридору, полному безмолвных
портретов, пока, наконец, не толкнул вперед, едва не заставив
врезаться носом в изображение молодой женщины.
Я застыла, упираясь ладонью в стену возле портрета. Какая
красивая! Женщина была среднего роста, но ее спина была гордо
выпрямлена, сложная женственная прическа венчала голову:
переплетение темных прядей красиво обрамляло милое лицо.
Роскошное платье глубокого синего цвета, с обилием драгоценных
камней, удивительно подходило к ее глазам, которым художник уделил
самое пристальное внимание. Они были невозможного цвета...
сверкающие синими сапфирами, хранящие оттенок фиолетового,
лазурного и даже зеленого, словно море, изменчивое под безмятежным
небом.
Я узнала этот цвет.
— Знаешь, кто это? — Гретка наклонился ко мне, подавляя своей
силой, а я быстро облизала губы, подозревая, но не зная наверняка.
Профессор коснулся моего лица, заставляя повернуть голову. —
Альбина де Руэлл, мать твоего отца.
Гретка дождался моего ошарашенного взгляда, и его тон стал
жестче.
— Король любил ее слишком сильно... но не дождался согласия на
брак. Но все же он любил ее, Амирелла, два года под семью замками, в
чужом теле и против ее воли. Ей удалось бежать и выйти замуж, так
родился твой отец. Но да Шаи никогда не отпускают избранниц. Наше
Величество нашел ее и убил ее мужа. Она не хотела быть игрушкой,
вот почему прожила так мало.
Каждое слово профессора хлестало, как пощечины. Я в ужасе
всмотрелась в портрет, получается, своей бабушки, и мне стало
нехорошо. Гретка взял меня за подбородок, бережно, но неумолимо
заставляя снова посмотреть на него. Его глаза сузились.
— Боги тебя упаси, Амирелла, связываться с королем, а тем более,
обманываться его внешним лоском. Как бы он ни улыбался, что бы ни
делал, он остается собой. Я хочу, чтобы ты понимала, кому пообещала
и что. Вняла мне? — Он провел пальцами до моих губ... застыл на
мгновение, задумчиво сощурившись. Его руки соскользнули с моего
лица, и он качнул головой. — Я подумаю, что делать. А теперь ступай
за мной. Тебе через день начинать обучение.
Уйти? Как могу? Гретка первым отвернулся, показывая путь, а я
никак не могла отвести взгляда от портрета. Скользнула пальцами по
краскам...
Я действительно... была так похожа на нее... Только проще. Не
такая статная. Не столь яркая. Мы были похожи — и нет.
Легко понять любовь короля к этой женщине, но не его поступок.
Он действительно так поступил с ней?
Я покусала губы, не в силах принять такое прошлое своей семьи.
Что-то не давало покоя в этой истории. Король порой был
устрашающим, но он не мог так поступить с той, кого любил.
Пальцы соскользнули с полотна, и я отступила па шаг. Или мог?
Рассказ Гретки оставил больше вопросов, чем ответов...
Глава 18
Ариан Де Шай
Она застыла напротив, нежная и ранимая, как цветок утренней
розы. Короткий взгляд на него был полон разочарования, обиды и
грусти. Губы дрогнули, словно она хотела что-то сказать, но, не издав
ни звука, она развернулась, и темные волосы хлестнули по ее спине.
Его рука взметнулась раньше, чем он осознал, что ее теряет. Не
желая отпускать, пытаясь остановить, он схватил ее за локоть, дернул к
себе и впился поцелуем в губы. Он не позволит ей уйти. Не отпустит!
Девушка запнулась, по инерции поставив ладони на его грудь.
Сладость ее губ вскружила голову. Он стиснул ткань ее платья, а
пальцы другой руки запустил в волосы, наслаждаясь шелком прядей,
ее пьянящим ароматом, ее хрупкостью. Ее губы приоткрылись, и он
углубил поцелуй, не желая обрывать.
Ухватить момент, поймать. Сохранить в самом сердце.
— Не уходи, — выдохнул он. Но девушка, качнув головой,
приложила ладонь к его щеке. И он впервые увидел...
Силу за ее видимой уязвимостью. Выбор.
Он обхватил ее так крепко, что заныли руки, но она ускользала от
него, исчезала! Словно светящийся туман, она покидала его.
Как видение. Как луч света, что исчезает в ночи.
Все вдруг погрузилось во тьму. Чувствуя пустоту в руках, он
обернулся, пытаясь уловить хотя бы тень...
Но тщетно. Осталась тьма и ничего больше. Земля копошилась
под ногами, кусками падая в пропасть...
Она покинула его. И в его груди поселился холод, расползаясь
льдом по венам.
Ее больше не было...
Ариан плеснул в лицо и, выдохнув, поставил ладони на зеркало.
Этот сон... раздирал изнутри. Фальшивое сердце ныло и болело,
словно раскалывалось надвое.
— Мирра... — выдохнул он, обреченно прикрыв глаза.
И ударил по раковине, сметая ее магией. Крик вырвался откуда-то
изнутри, без его на то воли. Приправленный горечью и яростью, он
заставил Рорха, семейного фамильяра, испуганно взлететь с подставки.
Ариан глубоко вдохнул и, схватив форму, застегнул каждую
пуговичку. Одну за другой, медленно и вдумчиво. Отражение
показывало хладнокровного шайна без единого проблеска эмоций...
Все верно.
Он Ариан де Шай. Эмоции не для него. Любая захочет быть с
ним, достаточно щелкнуть пальцами. Ариан сощурился.
Он не позволит ей уйти. Никогда.
В кабинете профессора царил идеальный порядок. Разноцветные
подвески перезванивались на ветру, отбрасывая блики от света,
терявшегося в символах защиты.
— Ариан де Шай... — Голос директора сочился сдержанной
осторожностью, к которой примешивалась изрядная толика страха.
Все помнили, как погибла семья Ариана, и кто стал тому причиной.
Пальцы шайна сплелись крепче при воспоминании о семье.
Дождавшись, когда директор нехотя опустится напротив, Ариан
сощурился, не спеша отстраняться от спинки кресла и разжимать
сплетенные в замок руки.
— Мне нужны личные бумаги Амиреллы де Руэлл. Расписание,
дисциплины, преподаватели, номер комнаты, условия проживания.
Все, что вы собирали на нее по просьбе короля, — жестко потребовал
он, наблюдая, как вытягивается лицо директора. Ариан скривился. —
И побыстрее.
— Я не понимаю...
— Мы оба знаем, что вы готовили досье, чтобы королевские
ручки смогли добраться до феникса. Или мне рассказать, чем ваш брат
занимается со студентками?
Синий цвет директора стал откровенно белым. Оба знали, какие
взятки берет брат шайна, занимающий пост профессора в Академии.
Может, и шантаж, но важно, чтобы Мирра оказалась рядом, а не в
другом крыле здания.
Коротко выдохнув, директор не стал спорить и резким жестом
выдвинул ящик. Папка на Мирру оказалась удивительно тонкой,
директор вытащил ее, порывшись минутку, и швырнул на стол. Значит,
верно. Король действительно заинтересован в фениксе.
— Это все, что удалось узнать.
Расцепив руки, Ариан неторопливо раскрыл папку. Он задержался
взглядом на строчках, сообщивших, что Мирре есть, к кому
возвращаться в свой мир, и скрипнул зубами. Она действительно
может навсегда упорхнуть от него.
— Вы поселите ее рядом, — с облегчением выдохнул он. По
соседству, если точнее. Это все меняло. — Запишите меня на те же
лекции, — сухо велел он, бросив на стол расписание девушки.
Поднявшись и не забыв папку, он развернулся к двери.
— Твою подопечную тоже?
Короткий, деловитый вопрос заставил его замереть и обернуться.
Каждая мышца напряглась, пальцы стиснули папку.
— Подопечную? — почти по слогам повторил Ариан. Директор
сжался под его пристальным взглядом. У Ариана не было подопечных.
Никогда и никого, кроме Мирры! — Какая подопечную?
— Ну как же, ведь... Кажется, Ашия... — Директор замялся и
нервно ударил по звонку, вызывая секретаря. — Амон! Приведи ка ко
мне девочку с черными волосами. Она ждет в коридоре.
Девочка... с черными волосами. Пальцы так стиснули папку, что в
обложке наверняка остались лунки от ногтей. Еще не увидев эту
«Ашию», Ариан вполне знал, кто такая эта подопечная.
В душе всколыхнулся гнев, когда в кабинет проскользнула
хрупкая действительно девочка. В лучшем случае девушка. Она
выглядела ровесницей Мирры. Длинные ресницы невинно хлопнули,
взгляд потупился, скользнув с него на пол.
«Девочка», сделав неуверенный реверанс, стиснула перед собой
руки, а длинные черные волосы разлетелись от порыва холодного
ветра.
— Вы меня вызывали? — робко проблеяла она, и это стало
последней каплей!
Да что она себе позволяет?! Это уже слишком!
— Разговор есть! — зарычал Ариан. В два шага он схватил, с
позволения, «девочку», за локоть.
— Ай! — пискнула та, но Ариан, распахнув дверь, грубо
вытолкнул ее в коридор.
— Какого демона, Ашрея?! — Он резко толкнул ее к стене. Ее
личина была другой, нежели вчера, но не узнать невозможно! Теперь
она и в подопечные наметилась?! Он ударил по стене рядом с лицом
богини, едва сдерживая гнев. — Какого демона ты забыла здесь?!
— Ну как же? Ты забыл, любовь моя, как обесчестил меня под
светом луны и подарил мне покровительство в обмен на мою
невинность? — захныкала богиня, и Ариан зарычал от
продолжающегося спектакля. Врать она умела, не отнять!
Ашрея звонко рассмеялась, скидывая маску.
— Не дуйся, мой хороший, у меня есть дела тут. К тому же, мне
надо присмотреть за твоей невестой, я же связана контрактом, —
Ашрея, пользуясь моментом, подалась к нему, ее пальцы скользнули по
его щеке.
Ариан быстрым жестом сбросил их с себя. Черные глаза богини
полыхнули алым. На миг проявилось ее истинное лицо, кожа
побледнела, лицо заострилось. Она была истинным воплощением
смерти. Даже волосы выцвели, лишенные красок.
— Помни свое место, мой дорогой, — совсем иначе, зловеще,
сказала она. — Или напомню я. Всегда можно убить твою зазнобу.
— Что ты и попыталась вчера сделать, — прорычал Ариан.
— Не благодари, мой хороший! Теперь тебе легче выполнить
договор. Не убила же?
Ариан проглотил комок ярости, стиснувший горло. Не убила?
Только потому, что он вовремя опомнился! Его магия вовсе не была
атакующей. Лишь барьер, чтобы Мирра не наломала дров, вызвав
настоящий гнев богини.
За произошедшее после ему хотелось убить Ашрею, проблема в
том, что это невозможно. Ей хватило щелчка пальцев, чтобы изменить
узор его магии на атакующее заклятье, он чудом смог снизить силу
удара. Если бы не опомнился вовремя... не оборвал заклятие... все
могло окончиться хуже.
Раскусить план богини не составило труда, умело же она
разбивала Мирре сердце, демон подери, его руками!
Ашрея обхватила его шею уверенным, быстрым жестом. Ее
ладонь легла на его грудь, она прижалась всем телом, а глаза сузились
еще больше. Голос теперь походил на шипение, богиня злилась,
выдавая истинные эмоции.
— Ты. Пытался ее защитить, Ариан. А не должен! Это маленький
тебе урок. Напоминание, — выплюнула она. — Попробуешь помешать
еще раз, и я обещаю, ты получишь свою великолепную невесту,
красивую и вечно живущую. Получишь в хрустальном гробу, можем ее
подвесить на дереве, чтобы мог любоваться ею. В моей власти
обеспечить ей вечный покой, не убивая.
Ариан похолодел, начиная понимать, что это правда. Тогда, при
подписании договора, он не подумал о таком варианте.
— Оставь ее, — прошептал он. Губы богини искривились в злой
улыбке.
— Боюсь, это невозможно. Слышал? Твои соседние покои сегодня
сгорели. Прямо только что. Осталась всего одна комнатка, — богиня
сделала жалостливое лицо и постучала пальцами по его сердцу. —
Прямо рядом с моей каморкой, представляешь? Посмотри иначе на
это. Мы подружимся с моей новой соседкой-иномирянкой, увидишь!
Ашрея, без переходов, оставила на его плотно сжатых губах
ядовитый поцелуй и ослепительно улыбнулась, в то время как все
внутри него оборвалось. Богиня не стала прощаться по своему
обыкновению. В мгновение ока она исчезла, растворившись серой
тенью, а он с досадой ударил ладонью по стене.
Ашрея подбиралась к Мирре слишком близко... Шаг за шагом!
Зачем ей это?
— Не мешайся под ногами, милый! — прошипел голос богини, и
он разнесся эхом, заползая в мысли. — Ты мой раб, помни свое место!
Ошибешься ты... Расплатится она...
По коридору пробежался ветер, и Ариан выдохнул, почувствовав,
как на груди разжался невидимый обруч. Ашрея ушла, а с ней и
давящее на душу, тяжелое чувство.
Осталась лишь неясная тревога. Он прикрыл глаза. Мирра должна
переехать, и чем ближе к нему, тем лучше. Ариан стиснул папку и,
резко отстранившись, отправился прочь от кабинета.
Он не может поговорить с Миррой начистоту. Не может
рассказать, кто Ашрея. Даже дать явную и открытую защиту фениксу
не может! Вместо этого он должен сделать все, чтобы растоптать ее
сердце, ради ее же безопасности...
Что ж, он выполнит требования Ашреи.
Но по-своему.
Мирра будет рядом, даже если это разобьет остатки ее сердца...
Глава 19
Ариан Де Шай
Вокруг слишком много людей. Все взгляды обращаются к ней,
исподтишка или прямые. Это напрягает, хочется скрыться от них, но
приходится держать спину прямой.
Ей приходится ломать себя, чтобы выживать. Но она в порядке.
Ариан опустил зеркало и постучал им по ноге. Хмурясь, он смотрел,
как трещит и изгибается пламя в камине, бросая тени на стены. Мирра
не готова к такой роли. Феникс, его невеста, иномирянка...
Слишком многое пало на ее плечи.
Именно поэтому он знал, что она ухватится за шанс.
— «Величайшее дозволение фениксу, Амирелле де Руэлл, на
участие в турнире и набор собственной команды», — процедил Ариан,
повторяя заголовок приказа, найденного в папке.
Едва ли она знала об этом! Приказ не успели озвучить, но когда
озвучат, она ввяжется в смертельно опасную, не нужную ей игру! Он
не сомневался в этом. Мирра никогда не выиграет, но пострадает на
сто процентов, Ашрея об этом позаботится.
А он сам потеряет ее навсегда, если она добьется успеха и
получит эту проклятую маску! Впрочем, это маловероятно, Мирре
попросту не выжить в турнире. Турнир не место для тех, кто едва
коснулся силы. Да что там! И матерые маги часто заканчивали свою
жизнь в погоне за победой.
Ариан едва слышно зарычал. Он с силой сжал пальцы в кулак;
пергамент приказа жалобно захрустел, занимаясь пламенем в его
кулаке. Огонь вспыхнул между его пальцев, жадно пожирая документ,
уничтожая самое напоминание о нем. Мирра не будет в этом
участвовать, хочет она или нет, но он не позволит ей!
— Мр-р-р мр-р мор-р-р... — донеслось довольное из угла. Ариан,
прищурившись, перевел взгляд в дальний угол. Шкаф, треснув,
обрушился в звоне и грохоте, а фамильяр Мирры нагло уставился в его
глаза и шевельнул усами. Ухо вызывающе прижалось к кошачьей
голове.
Невероятная самонадеянность! Фамильяр феникса начинал
чувствовать себя хозяином Академии, но Ариан уже привык к таким
шуткам. Щелкнув пальцами, он восстановил несчастную мебель и
прищурился.
— Лучше бы ты за ней присматривал! — процедил шайн,
разжимая хватку. Пепел от приказа ссыпался на ковер; Ариан
брезгливо пошевелил пальцами, сбрасывая остатки. — Кыш!
От резко повышенного тона тролльский кот зашипел и с хлопком
исчез. Звук наложился на скрипнувшую дверь, и Ариан подпер щеку
кулаком, хмурясь все сильнее. Соседняя комната действительно
полностью сгорела. Глядя на почерневшие стены, он все яснее
понимал, что Ашрея не соврала. Она не оставит Мирру в покое, как бы
он ни соблюдал договор.
Но зачем богине феникс?
Шайн чувствовал, что здесь кроется нечто большее, чем ревность.
Почему такой пунктик на фениксе? Ашрея вытащила Мирру из
другого мира. Ненавидела так сильно, что пыталась уничтожить самую
ее суть.
Но Мирра не угрожала богине. Об Ашрее было известно
немногое. Лишь одно, она сравнительно юна. Одна из младших
богинь, она родилась смертной и правила лишь около пяти сотен лет,
сменив на посту прошлого бога смерти. Остальное сокрыто в тени, но
трудно было не заметить, что у богини есть скрытый план, и фениксу в
нем уделено немало места. Плохо, что боги перед смертными не
отчитывались. Оставалось лишь гадать.
Ариан поморщился от резкой, но мимолетной боли в груди. Это
сердце... болело всякий раз, когда он вспоминал феникса. Он почти
привык.
— Как тебе удалось отхватить феникса в невесты? Признавайся,
ты знал, что она красотка, а? — Дэй ворвался в комнату, прямой
наводкой нацелившись на кувшин с вином. — Какая миленькая!
Личико, фигурка, все при ней. И даже красивая гру... — Дэй подавился
под яростным, хлестнувшим наотмашь, взглядом Ариана. И резко
убрал руку от груди, вместо этого небрежно махнув у головы. — Глаза!
Глаза у нее красивые, очень! Да не смотри ты так, мне чужого не надо!
Ариан отвел взгляд не сразу, дождался, когда друг нервно
сглотнет. Отбросив на стол папку, он одним движением поднялся с
кресла и подошел к окну. Налив в бокал обычной воды, прислонился
плечом к стене, наблюдая, как студенты зубрят лекции на зеленой
лужайке, прилегающей к зданию Академии.
Заходящее солнце вызолачивало шпили башен, терялось в кронах
деревьев. День лучился светом, но на его душе царили тревога и мрак.
Ему придется пойти на крайние меры, а значит, нужно найти того, кто
сыграет в его плане главную роль. Ради кого Мирра готова
пожертвовать частью свободы?
— Мне все равно, феникс она или нет, — глухо произнес он.
Ариан не сразу понял, кто такая Мирра. Он не тянулся к власти и
не хотел играть в дворцовые игры. Пожалуй, она единственная, ради
кого он мог в это влезть.
— Ой, да ладно! Ты бы слышал, что парни болтают! Везунчик ты,
вовремя ее с собой связал! А то бы точно позарились! Ну и зарятся
втихомолку, — хмыкнул Дэй, разваливаясь в кресле. Вытянув ноги, он
сбросил обувь и с наслаждением потянулся, купаясь в тепле камина. —
Сыро-то как на улице! Слушай, слышал, Лиона лишили титула? Но он
везучий типчик, глянь-ка, стал пажом феникса!
— Де Грай? — Стекло бокала треснуло в руке. Зеленая лужайка,
приказы и папки, даже Ашрея вылетели из его головы. Он слышал, что
Гретка добился помилования Лиона, но что это значит, каким еще
пажом?!
— Так феникс за него похлопотала у короля! Король, видимо,
тоже перед красивыми, эм, глазами не устоял...
Феникс. Похлопотала. У короля.
Фраза вихрем промчалась в мыслях Ариана, меняя их,
перестраивая. Лютая ярость вспыхнула в душе, перемешавшись с
ревностью, ядом расползавшейся по венам. Только не Лион! Он
вспомнил, как Мирра мило ворковала с братом де Грая, и чуть не
заскрежетал зубами от внезапного осознания. То был вовсе не брат де
Грая, а Лион в обличье брата! Проклятье! Стоило догадаться, что Де
Грай не забыл об оборотном зелье!
Ариан неожиданно и для себя швырнул бокал в сторону, разбивая
на мелкие осколки. Да как Де Грай посмел рассчитывать на Мирру
после того, что сотворил?!
— Ай! Ты чего? — Дэй подпрыгнул от неожиданности.
Не ответив, Ариан решительно поджал губы и направился к
двери. Плевать и на бокалы, и на Ашрею. Потребность отобрать
Мирру, отогнать от нее остальных, была сильнее его.
— Ариан, только не делай глупостей! — крикнул ему вдогонку
перепуганный Дэй, но Ариан жестом заставил дверь распахнуться
перед собой.
— Да я сама сдержанность, — процедил он себе под нос, чувствуя
абсолютную решимость.
Да, Ашрея запретила ему обращаться с Миррой вежливо и мило.
Значит, будет иначе. Остальным пора усвоить, чья она.
Как и ей самой. Она слишком часто стала об этом забывать...
В хитросплетениях коридоров он разбирался легко, ориентируясь
на крепкую связь, указывающую, где его невеста заблудилась на этот
раз. Он и представить не мог, что она сама — лично! — будет просить
за Де Грая! Хотя стоило ожидать, не так ли? Она всегда неровно к нему
дышала!
Прислонившись плечом к стене, Ариан скрестил на груди руки,
наблюдая за Миррой, окруженной любопытствующими студентами.
Посматривая в листок с расписанием, она беззвучно повторяла
названия предметов.
Она была красива, как молодая роза, расцветающая в саду.
Хрупкая и уязвимая, с улыбкой, в углах которой прятались ямочки. Ее
темные волосы были собраны в сложную прическу с обилием косичек
— и Ариану, как никогда, захотелось запустить пальцы в ее пряди,
расплести, распустить копну волос...
И взглянуть в голубые глаза, ясные, как небо. Чтобы она
посмотрела на него, как раньше, с доверием. Надеждой.
В груди слабо потянуло, кольнув льдом, и Ариан крепче поджал
губы, сбрасывая непонятное чувство потери. Этого теперь не будет.
Ашрее не составит труда воплотить угрозу в жизнь, не стоит играться
с ее терпением. Вся его сила получена именно от богини смерти:
сейчас даже ему не справиться с ней.
Нужны другие способы. Ариан прищурился, переведя взгляд на
тех, кто кружил стервятниками вокруг феникса. То, как смотрели на
его невесту другие, вызывало ярость. Разве он непонятно объяснил? В
душе зародился гнев: каждый парень здесь мечтал породниться с
древнейшим родом Де Руэллов, это без сомнения.
Но было и другое. Трудно не заметить, что их привлекал вовсе не
ее новый статус. Мирра привлекала взор своей невинностью,
неопытностью и внутренней силой в то же время. Все они
засматривались на нее не только как на феникса. И ему не нравился тот
мужской интерес, который проявляли к ней другие.
Она принадлежит ему. Ревность цеплялась острыми когтями за
его сердце, причиняла почти ощутимые муки. Лишенный надежды,
вынужденный отталкивать Мирру, он как никогда остро чувствовал,
что теряет свою невесту. И это вызывало бессильную ярость. Такую,
что в глазах темнело.
Как они смеют полагать, что имеют право на нее смотреть? Тогда
как он вынужден перебиваться крохами?
— Лион де Грай!
— Ах, он вернулся!
Шепотки заставили его презрительно усмехнуться и обратить все
внимание на приближающегося шайна. Что ж... Лион принадлежал
королевскому роду. Темница пошла ему на пользу, как ни странно.
Волосы отросли, собранные в хвост, кожа побледнела. Он смотрел на
Мирру так, что не оставалось сомнения: сердце бывшего наследника
дрогнуло.
Но не это заставило руки стиснуться. Чистая радость проявилась в
улыбке Мирры, свет вспыхнул в ее глазах. Она вскинула голову,
встретившись с Лионом взглядами, и Ариан подавил рычание,
зародившееся в горле.
Не Лиону предназначены такие взгляды! Ярость, поднявшаяся в
душе, заставила Ариана скинуть чары невидимости. Не задумываясь,
он развернул девушку и впился поцелуем в ее губы. Удивленные
шепотки зазвучали в воздухе, но было все равно.
Он нетерпеливо дернул рукав ее формы, безжалостно обрывая
пуговицы, чтобы впиться пальцами в обнажившийся рисунок узора на
ее плече. Мирра его невеста, в конце концов, все еще! Девушка
вздрогнула, сопротивляясь. Ее губы удивленно раскрылись от
неожиданности, и он углубил поцелуй, требуя ответа, желая его!
Раз за разом он касался ее губ, мягких и манящих, как лепестки
цветка. Невзирая на сопротивление, на то, как ее ладони пытались его
оттолкнуть, он лишь прижал ее ближе, чувствуя, как громко колотится
ее сердце, отдаваясь биением в его собственной груди. Пока она не
затихла в его объятиях, покоряясь силе, страсти, отвечая ему...
Как и в прошлый раз, тогда, на балу, он не мог отказаться от
собственных желаний. Он жаждал ее, как воздух. Каждый момент —
словно глоток света в мире, где только тьма.
— Все равно посредственно, — прошептал он, зарывшись
пальцами в ее волосы. Щелкнула заколка, рассыпая ее пряди по
плечам. Он провел по ним пальцами, ловя последние моменты
близости.
И зная, что придется уничтожить этот момент. Ее глаза вспыхнули
возмущением, Мирра попыталась вырваться, но он резко оттолкнул ее
в сторону, взмахом руки отбивая в сторону атаку Лиона, метившую в
него. Воздушная волна врезалась в окно, со звоном выбивая осколки.
Прищурившись, он заметил в глазах Лиона отблеск собственной
ярости. Ариан коротко усмехнулся.
— Бьешь со спины? Типично для тебя!
— Хватит ее преследовать, — глухо отрезал Де Грай. Надо же!
Ариан наклонил голову, обдумывая шаг. Теперь, пожалуй, он
явственно понимал, что делать. Лион вовремя вернулся в Академию,
отличная пешка в его планах.
Ариан поднял руку, вызывая тьму на ладони. Небрежный,
ленивый жест, заставивший Мирру броситься к нему, — как и
ожидалось. Поджав губы, он решительно развернул девушку, прижав к
себе и демонстрируя окружающим браслет помолвки.
— Ты пытался убить меня и ранил мою невесту. Знаешь, что ей
пришлось пережить по твоей милости? — холодно сказал он,
неумолимой хваткой удерживая Мирру возле себя. Ариан выдержал
паузу, глядя в глаза напрягшегося Лиона. Они оба знали, чем грозят
такие обвинения. — Я вызываю тебя на ашикай. За покушение на
убийство, оскорбление и измену короне.
Его слова звучали холодно и отрывисто. Встревоженный гул
поднялся в коридоре.
Ашикай — древний обычай. Старый способ разрешения
конфликта. Король простил Лиона, но Ариан — мог разрешить все по-
своему.
Ариан опустил взгляд на притихшую Мирру. Как он и ожидал,
пока она не понимала, что происходит. Растерянно скользила взглядом
по студентам Академии, вслушиваясь в тревожный гул,
всколыхнувший коридор.
Он мягко убрал с ее лица локон. Скоро поймет.
— Я дам тебе ровно три дня, — он снова обратил взгляд на Лиона,
разжав руки и позволив фениксу отступить. — Три дня, чтобы ты
подготовился к своему поражению. В конце недели, в тренировочном
павильоне, я бросаю тебе вызов.
Во вмиг сгустившейся похоронной тишине слова упали тяжестью
в пространстве. Ариан решительно развернулся и шагнул в портал,
даже не посмотрев на Мирру.
Она возненавидит его за то, что он задумал. Ашрея останется
довольна, однако он получит своего феникса.
Так или иначе.
Глава 20
Мирра
Хмурясь, я кусала губы. Слова Ариана всколыхнули толпу
студентов, встревожили, как пчелиный улей. Стиснув кулаки, я с
беспокойством взглянула на Лиона — радость первой встречи
обернулась тяжелым, мрачным предчувствием.
— Лион? Что такое ашикай? — потребовала я, уже начиная
тревожиться не на шутку. Вздохнув, Лион сделал ко мне шаг и
играючи смахнул прядь волос с моего лица.
— Не бери в голову. Ничего опасного, — легкомысленно
отмахнулся он.
— Да конечно, не опасно! Это... — девушка сбоку хмыкнула, но
Лион коротко цыкнул языком и сделал странный жест, сомкнув
пальцы, будто затыкал рот. Я решительно повернулась к незнакомой
студентке.
— Это что? — жестко потребовала я и сама поразилась, насколько
властно прозвучало. Девушка кинула быстрый взгляд на Лиона, так
что я встала прямо перед ним, па случай, если меня не видят. — Что
это? — повторила я нетерпеливо и сбросила с плеча руку шайна.
Насупилась, нахмурилась, делая свирепый вид.
Кажется, это помогло. Девчонка замялась и отступила на шаг от
греха подальше.
— Ну это до первой крови, в общем. Да, — быстро отбрыкалась
она, и шустро почесала прочь, заставив меня скрипнуть зубами. Лион
мягко, но неумолимо повернул меня лицом к себе.
— Он имеет право, Мирра. Я действительно мог отнять его жизнь
и чуть не отнял твою. Все будет хорошо, пусть выпустит пар.
— Все так смотрят, будто это смертельно, — нахмурилась я.
— Не смертельно, Мирра. Обещаю, что смертей не будет. К тому
же, кто сказал, что проиграю я? — На его лицо набежала тень мрачной
решимости. Он сузил глаза. — Де Шай не все обо мне знает. Его ждут
неожиданности.
Его голос прозвучал зловеще. Я поджала губы, ощутив укол
страха. Теперь он относился к Ариану. Лион, заметив это, мягко отвел
с моего лица волосы.
— Доверься мне, — прошептал он, глядя прямо в глаза. —
Позволь мне разобраться самому.
Разве можно ему было не доверять? Рядом с Арианом мое сердце
билось часто и сбивчиво, но с Лионом, напротив, успокаивалось.
Приятное тепло разливалась по телу. Я коротко выдохнула, чувствуя,
что верю ему. Лион улыбнулся.
— Я просто рад, что снова рядом с тобой. Пойдем, провожу тебя
до комнаты, пока не начались занятия...
Лион положил ладонь на мою спину. Оглянувшись, нахмурилась
снова, он будто пытался увести меня, пока не допросила окружающих
насчет этого «ашикая» или как там его. Студенты восприняли новость
взбудоражено, но разве из этих шайнов вытащишь правду?
Комната оказалась просторной. В меру красивой, в меру
вычурной. Оставшись одна, я повертелась вокруг своей оси,
рассматривая лепнину на стенах и пару гобеленов с изображениями
парочек на балах. Пожалуй, на мой вкус комната слишком... розовая.
Но мне весьма нравилось, что моя.
Помедлив, я с размаху бухнулась на широкую кровать, жмурясь от
яркого солнца, бьющего сквозь витражное окно. Не комната шайнов,
возможно, но мне более, чем подходила. Все мое до конца обучения!
На душе наконец-то стало немного спокойнее. Айруэллин снимал
номер на постоялом дворе, но все же ничего постоянного в этом мире у
меня до сих пор не было.
Ну кроме проблем, конечно.
— Войдите, — помрачнев, я села, с тревогой ожидая, когда мне
скажут, что вышла ошибочка, и мне отведено место под лестницей, в
чулане со швабрами.
Но вместо этого в дверь втиснулась большая корзинка с цветами.
Посыльный в белой форме щелкнул ботинками и немедленно
установил корзинку на стол. Я нахмурилась, поворачивая голову вслед
за следующим посыльным... И еще одним.
Они входили в комнату стройной вереницей, пока вся комната не
стала напоминать цветочный магазин. Они действовали быстро и
проворно, устанавливая цветы на разных поверхностях, пока я
открывала и закрывала рот. Это что еще за нападение цветочных
эльфов?
— Господин де Шай просил передать послание невесте, —
отрапортовал один из эльфов, самый последний. Он водрузил две
коробки на стол, щелкнул ботинками и попятился к дверям.
— Э, стойте, — попробовала я выяснить подробности, но дверь
ужа захлопнулась, оставив меня в окружении белых цветов, похожих
на пионы. Только их серединки хлопали ресницами, покачиваясь на
стеблях, отчего все они напомнили мне глазоцветы.
Красивые цветы, но как-то жутковато в их окружении. Я сделала
шаг в сторону, и их глазки шевельнулись, отслеживая мои
передвижения.
— Это подарок или угроза? — прошептала я растерянно.
Подойдя к столу, я нетерпеливо развязала ленту на верхней
коробке. Записка, выпавшая оттуда, заставила меня нагнуться. Кряхтя,
выпрямилась, вертя в руках тонкий конверт, и робкая надежда
всколыхнулась внутри. Вдруг Ариан объяснит свое поведение? Я
нетерпеливо вскрыла конверт и вытащила небольшую открытку.
— «Не забывай, чья ты невеста. Ты позоришь меня своими
тряпками. Оденься приличнее», процедила я, повторяя слова записки.
— «Постскриптум. Надеюсь, что ты достаточно воспитана, чтобы
сохранить цветы».
Мои пальцы сами стиснули бумажку, я зарычала, чувствуя
потребность запихнуть эту самую бумажку кому-то в глотку! У Ариана
талант преподносить подарки! От ярости пальцы подрагивали, я
рванула упаковку, тихо рыча и не жалея бумагу.
— Одеваюсь я плохо, видите ли! — ворчала я, переваривая
записку. — Форма, как форма, весьма неплохая, между про...
Я встряхнула одежду, найденную в коробке, и подавилась
возмущением. Ого. Шайн не поскупился, чтобы похвастаться
невестой. Форма от него выглядела формой, если бы не детали.
Пышная юбка опускалась чуть ниже колен, чуть более пышная, чем
положено. По абсолютно белоснежной плотной, но приятной на ощупь
ткани вились знакомые золотые узоры из символов рода де Шаев.
Наплечная накидка была отделана мелкими драгоценными
камнями, и все выглядело просто потрясающе! Если бы купила такое
сама, носила бы, не снимая. Хотя нет. Повесила бы в шкаф и
любовалась.
— Верну, — решила я, положив форму рядом. И достала другую,
похожую, но черную. Мое сердце сжалось от тоски, но после таких
записок ни за что носить не буду!
Скрепя сердце, я открыла вторую коробку и скользнула пальцами
по тончайшей ткани, обнаруженной внутри. Развернула вещь, хмурясь
все больше, и все-таки вздрогнула, осознав, что это такое.
Он мне еще и ночные сорочки вздумал выбирать?! Да еще какие!
Я покусала губы, пропустив ткань между пальцев. Ткань невероятная,
нечто среднее между шелком и атласом, и... просвечивающая, как
лепесток розы на свету. Представив себя в этом, я вспыхнула. Это же
не намек? Ох, надеюсь, что Ариан выбирал одежду не сам!
— Можно войти?
Стук заставил меня спешно запихать сорочку в коробку.
Справившись, резко обернулась, поправляя одежду так, словно меня
застукали за неприличным.
— Просто хотела познакомиться. — Девушка робко протиснулась
в дверь, но при виде цветов ее улыбка померкла. Она едва не зашипела
на них, держась подальше от каждого горшка, да так и не прошла
дальше.
Девушка была черноволосой, статной, красивой. Алые губы ярко
выделялись на бледном лице, форма обрисовывала точеную фигурку,
она была великолепной...
Я прикусила губу и не сразу ответила, лишь нахмурилась,
наблюдая за гостьей. Может, у нее аллергия на эти цветы? Девушка
морщилась и сторонилась белых глазастых пионов. Сделав пару
шагов, она стиснула кулаки и побледнела, а на ее лбу выступила
испарина. Что-то ей совсем плохо.
Скрепя сердце, я схватила бокал и графин, чтобы налить этой
Ашии воды. Не дай бог, грохнется в обморок, а то и умрет. Думаю, в
этой академии достаточно призраков.
— Я Ашия, — представилась она. — Кажется, мы с тобой
соседки... Кстати, не только по комнате! Я подопечная Ариана де Шая!
Глава 21
Бдзынь! Бокал, выскользнув из моих пальцев, разлетелся на сотню
мелких осколочков, усеяв крошевом розовый ковер. Меня будто
ударили под дых, дыхание перехватило, как от сильной боли. Все это
длилось всего пару мгновений, но они растянулись для меня на целую
вечность.
Пошатнувшись, я вцепилась рукой в стол.
— Подопечная? — напряженно повторила я, пробуя слово на вкус.
— Неужели?
— Я его застави... — Ашия резко закрыла рот локтем, как вампир
в старых чернобелых фильмах. Я нахмурилась, а девушка попятилась,
будто чего-то испугалась. — Мне надо идти! Я просто зашла
познакомиться!
Странная она. Я мрачно провожала взглядом ее отступление. Ее
слова раскололи сердце надвое, новость о новой подопечной Ариана
погрузила меня в пучины ревности, отчаяния и обиды. Ведь он мог
сказать хотя бы... Я крепко стиснула ручку графина, сдерживал
рвущиеся наружу эмоции.
Но они притупились сами, стоило увидеть нового гостя,
очутившегося на пороге. Он, конечно, не стучался. Но его уж точно не
ожидала увидеть, тем более просто и скромно в дверях. На моей
памяти он входил, предварительно разрушив половину академии.
— Увидимся! — из последних сил прохрипела Ашия и кинулась
было вон...
Но рука Айруэллина неумолимо стиснула ее предплечье,
останавливая. Дракон так посмотрел на бедную девушку, что та стала
напоминать призрака досрочно. Сузив глаза, он обжег ее яростным
взглядом. Его темные зрачки вытянулись, вспыхнув драконьим
пламенем, в горле зарокотало глухое рычание.
— Господин Руэлл, вот ваши документы! — Айруэллин, так и не
отведя от Ашии напряженного взгляда, все же отпустил ее, чтобы
выдернуть из рук подошедшего слуги свиток.
Ашию словно ветром сдуло. Выждав пару мгновений, будто
размышляя, не задержать ли девушку, дракон величественно шагнул в
комнату.
— Подписывай, — жестко потребовал он, поведя в воздухе
ладонью. Свиток, развернувшись, тяжело упал на стол, над ним
зависло перо с золотым наконечником.
— Что это? Контракт на продажу души? — нахмурилась я.
Айруэлинн опустился в кресло и раздраженно стукнул пару раз
пальцами по подлокотнику. Он не сводил с меня взгляда, ожидая
выполнения требования.
— Договор на вступление в права наследования, — процедил он, а
я удивленно вскинула брови.
— Какого еще наследования? Я ведь иномирянка!
— Ты дочь влиятельного рода, — отрезал Айруэллин. — Тебе
пора принять ответственность как минимум за родовое имение.
Подпись, Амирелла!
Прозвучало, как приказ собаке. Покусав губы, я поднесла свисток
к глазам и не нашла подвоха в том, что смогла расшифровать. Буквы,
что вились по пергаменту, конечно, казались чуждыми. Путешествия
по чужим телам вложили в меня знание местного языка, и все равно
для меня он оставался непривычным.
Но никаких намеков на душу, кажется. Покосившись на
раздраженного дракона, я помялась, но взяла плавающее в воздухе
перо. Нахмурилась, помедлила...
— Живо! — рявкнул дракон. Рука сама дернулась к пергаменту, и,
едва перо коснулось бумаги, даже до того, как я толком вывела имя,
свиток выдернули из моих пальцев. Лишь поджала губы, застыв с
пером в руке и врученной мне кипой бумаг вместо свитка. Айруэллин
одарил меня ледяным взглядом.
— Изучи теорию магических основ к нашей следующей встрече.
Будь готова, я призову тебя, — зловеще проинформировал он,
разворачиваясь, чтобы немедленно уйти.
— Постойте! — спохватилась я, стиснув на бумагах пальцы.
Дракон сощурился. — Что такое ашикай?
У кого еще спрашивать, как не у дракона? Кому знать лучше?
Демон Врат смерил меня высокомерным взглядом, с ног до головы,
будто взвешивал, насколько правдиво ответить.
— Ашикай поединок на смерть. Так решаются вопросы чести.
Один должен умереть. Другой выжить.
Я ахнула, приложив ко рту ладони. Но, прежде, чем успела задать
вопросы, дракон вдруг подернулся серым туманом. Он будто
растворился в нем. Не было ни порталов, ни магических жестов. Он
просто исчез.
Из моих рук выпали бумаги и рассыпались по всей комнате с
тихим шелестом.
Ашикай — поединок на смерть?! Да как Ариан вообще додумался
до такого?! Выдохнув, я отбросила перо в сторону и решительно
переступила через разбросанные бумаги.
Что ж, Ариан поговорит со мной, хочет того или нет! Я ему
устрою ашикай, прямо здесь и сейчас!
— Ариан, открой немедленно! — Я подергала за ручку и
застучала с утроенной силой.
— Ариан, отмени ашикай! Слышишь меня? Не уйду, пока не
отменишь!
Дверь сохранила презрительное молчание. У двери мерцала стена
едва видного барьера, а когда приложила к ней руки, барьер уколол
меня искрами, да так, что отступила.
— Что, уже надоела ему? Смотри-ка, Ариан целую комнату сжег,
лишь бы тебя рядом не подселили! — шипение заставило меня
повернуть голову. Девушка смотрела на меня с лютой неприязнью,
будто я украла у нее жениха прямо перед свадьбой.
Но ведь почти так и было. Я все еще чувствовала свою вину перед
Клариссой. Две девушки-«шарлотки» жались к своей
предводительнице, переглядывались растерянно.
Взгляд Клариссы полоснул меня ненавистью. Вздернув
подбородок, она фыркнула и пошла дальше, демонстративно
игнорируя. Я открыла рот, чтобы попробовать перед ней извиниться,
но передумала, поняв, что любые оправдания прозвучат жалко. Я не
собиралась разбивать ее жизнь на осколки, но невольно разбила. Она
имеет право злиться.
— Чтоб ты сдохла, крыса, — явственно выплюнула Кларисса,
едва со мной поравнялась. Это было уже, пожалуй, слишком! Я
стиснула кулаки.
— Что, прости? — повернулась я к ней, но Кларисса мастер в
царственном игнорировании.
Однако в умении портить другим настроение ей не откажешь. Я
стиснула кулаки. Ариан действительно сжег целую комнату, лишь бы
не видеть меня?
— С дороги, смердячка! — Кларисса, зашипев, с силой толкнула
вышедшую из-за угла служанку, да так, что та, ударившись о косяк,
рухнула на пол. Зазвенела посуда с оброненного подноса, служанка
даже не пикнула. Узнав в ней Мариту, девушку, прислуживающую
Ариану, я кинулась на помощь и посмотрела вслед шайнессе.
Ух, как хотелось познакомь Клариссу со стенкой! «Шарлотки»,
виновато оглядываясь, все же спешили за своей подругой.
— Я помогу, — опустившись на колено, я подобрала поднос и
помогла Марите сгрудить на него крупные осколки некогда красивого
фарфора. — Как ты?
— Да я привыкла. Эта уж мне Кларисса! Какое счастье, что
господин с ней не связался... Ой! — Она вздрогнула, взглянув на
меня... Даже ее рыжие хвостики, казалось, поползли вверх. — Вы ведь
феникс! Правду говорят, у вас особенные глаза! Ах, представляю
маленьких арианчиков с таким цветом глаз, богинюшка, какие у вас
будут славные детки!
Я закашлялась от неожиданности и, побросав на поднос
последние осколки, вскочила, как ошпаренная. Ох, Марита! Умеет же
смущать! Я предварительно избегала изучающего взгляда девушки,
мысленно уже будто создававшую портреты, кхм, «арианчиков», и
помялась, позволяя девушке окончательно встать.
— Эммм... Я хотела увидеть Ариана, — выдохнула я, испытывая
желание провалиться под землю. Марита рассматривала меня
совершенно беззастенчиво.
— Конечно, конечно. Он, наверное, сейчас у директора. Сегодня
должны подтвердить у Оракула участников турнира... Уверена, сегодня
хороший день для... ну вы знаете...
— А? — округлила я глаза, подозревая, что речь о чем-то
неприличном, судя по тому, как покраснела Марита, теребя кончик
хвоста.
— Ну, для создания маленьких арианчиков... Я вам мешать не
буду, честное слово, — хихикнула она.
У меня ушли мгновения, чтобы понять, чему она там мешать не
будет. Вспыхнув, вручила ей поднос, буркнула «спасибо» и буквально
сбежала под довольное хихиканье служанки. Она там надеюсь, не
имена «арианчиков» придумывает?
Мне удалось восстановить былую смелость, лишь пройдя целое
крыло Академии. В отличие от остальных зданий, главное здание
галдело на разные голоса.
— Ой, де Грая лишили права на турнир, что ли?
— Как жа-алко...
Что ж, это подозревала. Король и так едва не казнил Лиона,
ничего удивительного, что отстранил от турнира. Студенты толпились
у большой доски не то с расписанием, не то с объявлениями.
Магические надписи вились на ней, подсвечиваясь пламенем.
Надо позже заглянуть, кстати, но пока что моей целью был Ариан.
Я остановилась, немного сжатая толпой, и присмотрелась к студентам,
выискивая шайна. Ариана легко найти, вокруг него вечно толпятся
девчонки, словно верные фанатки, преследующие кумира.
Но Ариана я не заметила, только Лиона. Что ж, поговорю с ним,
уточню, не смогу ли отменить этот ашикай.
— Лион! — Я попыталась протиснуться сквозь толпу. Лион стоял
прямо у доски объявлений, хмуро вглядываясь в надписи...
Но при моем оклике толпа вдруг разом расступилась, пропуская.
И все как-то подозрительно притихли...
— Феникс... Да, видел? Может, возьмет?
Я слышала шепотки вокруг, меня провожали взглядами. Вот бы
исчезнуть! Смотрят так, как даже на Ариана не смотрят. Напряженно и
изучающе.
Я беспрепятственно подошла к Лиону, по правде, надеясь, что
обрету рядом с ним вмиг покинувшую меня уверенность. Подошла к
нему и вскинула голову, поневоле взглянув на табло, где крупными
буквами горели семь имен.
Я узнала Ариана де Шая и... Амиреллу де Руэлл.
— А у нее будет отбор? Давай попробуем в команду?
— Слушай, а когда у нее отбор?
Мне вдруг резко поплохело, потому что имена красовались под
четкой надписью «Предводители турнирных команд». Поплохело,
потому что одно дело быть участником... но какого черта я в
предводителях?!
— Я не подавала заявки! — От испуга мой голос прозвучал
слишком громко в наступившей тишине. Лион быстро схватил меня за
руку и склонился к уху.
— Все в порядке, Мирра. Мы разберемся.
— Но я правда на подавала заявки, — испуганно прошептала я.
Мне уже доводилось быть участницей турнира, но на правах
статиста, а не предводителя! Я знала, что участвуют сильнейшие маги.
Что турнир это смертельно опасно.
И знала, что каждый предводитель подает заявку директору, после
чего претендента долго и мучительно проверяют на готовность к
таким соревнованиям.
Но ведь я не готова! Какой из меня предводитель?!
— Мы разберемся. Я помогу тебе, — сощурился Лион, пытаясь
взглядом остановить мою панику.
Я оглянулась, заметив, что все смотрят, и поняла, что попала с
этим объявлением! Теперь каждый мой шаг придется отмерять. На
панику я просто не имею права!
— Я поговорю с Греткой, он смотритель турнира, мы разберемся,
— Лион, приобняв меня, был сама серьезность, встревожившись от
этой новости даже больше, чем я.
— Вряд ли Оракул допустил бы тебя до соревнований, ты не
проходишь по возрасту. Я поговорю с Греткой и все узнаю, хорошо?
Я кивнула, Лион лучше разберется в происходящем, чем я. И все
же ему не стоило на людях касаться меня. Короткая черная вспышка
озарила коридор, Лиона оттолкнуло от меня, приложив о стену.
Зарычав, он с неприязнью взглянул на Ариана, но тот ответил ледяной
яростью.
Они обменялись взглядами, словно кинжалами. Но Ариан
выглядел еще более напряженным, чем Лион. Очевидно, что ему было
не до разборок.
— В кабинет директора, живо! — Ариан буквально сжег доску
вместе с именами. Он с такой силой схватил меня за локоть, что
наверняка остались синяки.
Сопротивляться его силе не было возможности. Он потащил меня
к кабинету директора, невзирая на попытки остановить его. Взмахом
руки распахнув дверь, он толкнул меня в пустой, как заметила кабинет,
и захлопнул дверь прямо перед носом любопытных студентов...
Глава 22
В кабинете действительно никого не было, кроме забившейся в
круглой банке разноцветной бабочки. Ее крылья ударяли по стеклу, она
силилась вырваться.
Я пискнула, когда Ариан, захлопнув дверь, толкнул меня к стене.
Его ладонь впечаталась у моей головы, он выглядел не злым, но таким
напряженным, что по моей коже поползли мурашки.
— Откажись от турнира! — с нажимом потребовал он, повысив
голос. Сила исходила от него, будто невидимые волны.
— Я не...
— Мирра, это опасно, — процедил он. — Ты моя невеста! В конце
концов, я приказываю тебе!
Я подавилась объяснениями. Приказывает? Как это мило и в духе
шайнов! Неожиданная злость заставила скрипнуть зубами. Его новая
подопечная, недоговорки, поведение последних дней, то, что он
защищал богиню... Все это навалилось единым порывом, будто
прорвало плотину.
Я прищурилась и с силой толкнула его в грудь, но добилась лишь
того, что он перехватил мое запястье. Ну и ладно! Я смотрела в его
глаза, выталкивая слова из самой души. И вовсе не те, которые
собиралась.
— Знаешь что, Ариан де Шай! Я не твоя собственность! И ничего
тебе не обещала! Я не откажусь от турнира!
— Мирра! — предупредил Ариан.
— Для тебя Амирелла! — почти крикнула я. Мое сердце стучало
громко от вспыхнувшей внутри ярости, и горечи, и обиды. — Лучше
бы ты возился со своей подопечной и оставил меня в покое! Потому
что...
Я задохнулась на полуслове, когда шайн, издав раздраженный
звук, заткнул меня поцелуем, будто моя злость душила его. Она и меня
душила, вот в чем дело. Быть может, новость о подопечной Ариана
задела меня несколько больше, чем думала.
Ревность, всколыхнувшаяся внутри, заставила упереться
ладонями в его плечи. Я отталкивала его, как могла, сопротивлялась,
но он уверенным движением захватил мои волосы у корней, так, что не
могла и головы повернуть! Его губы были яростными и настойчивыми.
— Откажись от турнира, — повторил он тише, но все равно с
ноткой угрозы.
— Откажусь, если откажешься от ашикая! — звонко отрезала я.
Пальцы Ариана так быстро уцепили меня за подбородок, что не
успела среагировать, только дернулась головой, слегка ударившись об
стену. Но все равно с вызовом сузила глаза.
Во взгляде Ариана мелькнула обжигающая ревность, он
прекрасно понял, кого защищаю. Себя он явно в победители записал...
Но я вот не была так уверена в исходе поединка. Слова Лиона о
каких-то «сюрпризах» для Ариана стояли в ушах. Я вскинула
подбородок, собирая остатки возмущения, чтобы добиться своего
— Откажешься, и я попытаюсь выйти из турнира, — гордо
возвестила я.
Ариан усмехнулся и, скользнув ладонью по моему лицу, отвел
мои волосы назад. Но то, с какой силой он стиснул их в кулаке,
заставило зашипеть.
— Боишься за Де Грая? — процедил он. Его лицо оставалось
холодным, но в глазах плескались ревность и ярость. — Почему моя
невеста беспокоится о другом шайне? Он так тебе дорог? — в его
голосе промелькнули рычащие нотки. Я упрямо поджала губы.
— А может, и дорог. Он, по крайней мере, не играет со мной в
ваши шайновские игры! Вы с королем два сапога пара!
— При чем здесь король? — насторожился Ариан. — Ты ему что-
то пообещала в обмен на жизнь Лиона?
— Э-э-э... — не нашлась я, напуганная тем, что он так быстро все
понял.
От его внезапного рыка бабочка остервенело захлопала крыльями,
а я вскрикнула, когда Ариан вдруг резко ударил по стене прямо рядом
со мной. Это было так близко, что вздрогнула и вздрогнула еще раз,
когда по стене побежали трещины — и зашипела магия, покрывая
каменную кладку тьмой. Мрак расходился от пальцев шайна, он будто
с трудом сдерживался, чтобы не позволить магии вырваться.
Воздух затрещал от его силы. Мои волосы поползли вверх, словно
я оказалась в эпицентре электрической бури. Я глубоко вдохнула,
пытаясь найти хотя бы каплю воздуха, но не в силах толком вдохнуть.
Схватившись за горло, расширила глаза.
— Ариан! — вместе со знакомым голосом магия будто схлынула,
и я судорожно вдохнула, проворно вывернувшись.
Отступила от шайна, подрагивая от его мощи. Боже, он силен! Он
даже не потерял контроль над собой, эмоции лишь дали небольшую
трещину в его самоконтроле, а меня это уже до чертиков напугало!
Если все маги в этом турнире такие, как же я выживу?!
Ох, кажется, я сильно попала! Кто бы меня ни всунул в списки, он
смерти моей желает! Под ноги подвернулся стул, и я обрушилась на
него, толком не опомнившись.
— Возьми себя в руки, — холодно потребовал Гретка, ступив
передо мной, будто защищая от шайна.
Профессор пришел не один. Директор хмуро одернул мантию, не
обратив внимания, как все еще трещит каменная кладка. Он был явно
чем-то обеспокоен. Лион, вошедший следом, встал позади меня,
положив на спинку стула руку.
Ариан глубоко вдохнул, решительно подошел к столу и бросил
передо мной бумагу и перо.
— Вычеркните ее из турнира. Отказывайся, — приказал он. Мои
пальцы сами сомкнулись на золотом наконечнике пера.
Сама рада отказаться, но сначала пусть ашикай отменит. Но мне
не дали и рта открыть; директор, глубоко вдохнув, опустился на кресло
и сцепил в замок руки.
— Ариан, мы не можем вычеркнуть ее из списков.
— Мне напомнить вам, что бывает за измену? — Ариан, поставив
руки на стол, хищно прищурился. — Вы отправляете феникса и вашу
будущую королеву туда, где ее сотрут в порошок на первом же
испытании! Если думаете, что я это так оставлю...
— Уже поздно, Ариан, — спокойно поднял глаза директор. — Мы
не знаем, каким образом. Но ее имя в Оракуле, ты знаешь правила.
Если она откажется от участия в турнире, то, вероятнее всего, умрет.
Ариан выдохнул и выпрямился, сдержанно и напряженно, будто
услышал приговор. Что за Оракул вообще? Я хмуро переводила взгляд
с одного на другого, все такие похоронно-обеспокоенные, словно
впору саван заказывать. Директор устало потер переносицу.
— Мне очень жаль, Ариан. Мне очень, очень жаль...
— Я готовился к турниру, послушайте. У меня была своя команда,
я мог бы отдать ее Мирре, — первым опомнился Лион. Сжав спинку
моего стула, он решительно прищурился. — Я смогу ее уберечь. Она
лишь наберет еще несколько человек, и станет владельцем Маски, если
мы сможем победить.
Маска! Как же я не подумала? Мое сердце взволнованно забилось.
Турнир это опасно, но разве я не хотела попасть в него? Это
хорошая возможность подобраться к артефакту, который отправит
меня домой! Я заинтересованно повернулась к Лиону, найдя луч света
в темном царстве.
Быть может, это никакая не трагедия? А напротив, шанс? Я
наткнулась на обжигающий взгляд Ариана и вздрогнула от тяжести его
взгляда. А вот и сама тьма. Губы шайна крепко поджались, взгляд
ревниво полоснул по руке Лиона, покоившейся на моем стуле.
— Победить, неужели? — презрительно процедил Ариан. — Тебе
это никогда не светило.
— У тебя проблемы, де Шай? — резко парировал Лион,
напрягшись как пружина.
— Ты моя проблема, — холодно отрезал Ариан. С его пальцев
сорвалась искра, и Лион дернулся, мигом разжав пальцы. Разряд был
мелким, но показательным. Ариан шагнул вперед, оказавшись позади
взволнованной меня; лицо его ожесточилось. — Не смей касаться
феникса после того, что сделал. Если думаешь, что я подпущу тебя к
ней, то ошибаешься.
— По крайней мере, я не служу этой твари! — Лион стиснул
кулаки, и обстановка вокруг заискрила от напряжения. Шайны
смотрели друг на друга так, будто ашикай состоится немедленно. —
Или скажешь, богиня не поставила тебе метку смерти?
Ариан не сразу ответил, но на его лице заходили желваки, а
пальцы стиснулись, будто он мысленно свернул Лиону шею.
— Ты опасен для окружающих, Де Шай! Для нее особенно! —
запальчиво отрезал Лион, и, сузив глаза, жестко процедил. — Или тебе
напомнить, кто виноват в смерти твоей семьи? Напомнить о твоих
родителях? О маленькой девочке, которая должна была стать моей
женой, когда вырастет? И ты смеешь мне указывать?
Уже готовая было вмешаться, я захлопнула рот. Лион будто не
простил Ариана — как если бы его горечь прорвалась наружу. Женой?
Лион был помолвлен с сестрой Ариана?
Лицо Лиона исказилось от злой насмешки.
— Я скажу тебе то, чего никто не скажет из страха. Это ты убил
их. Ты — убийца!
Вжух-х-х! Вспышка, сорвавшаяся с пальцев Ариана, осветила всю
комнату. Ни Гретка, подавшийся вперед, ни вскочивший директор, не
успели остановить шайна. О чем бы ни говорил Де Грай, но его слова
попали точно в цель, как и магия, буквально бросившая Лиона на
стену.
Ветер взметнул белоснежные волосы Ариана, с шелестом
разбросал бумаги. Глаза шайна сверкали от ярости, но вряд ли Де Грай
стал ее причиной. Ариан словно себя ненавидел, и готов был разорвать
на части того, кто напомнил об этом. Я вдруг поняла, что Лион
всколыхнул то, что не стоило.
— Повтори еще раз, Де Грай! — процедил Ариан, магией
придушив Лиона. Да Грай зацарапал горло, а лицо Ариана исказилось
от недоброй насмешки. — Если сможешь...
Глава 23
Я опоздала на долю мгновения. Глаза Лиона решительно
сузились, напрягшись, он сбросил с себя магию Ариана и ответил на
удар воздушной волной.
Ариан лениво и даже не напрягаясь, отбил атаку.
С грохотом и треском смерч врезался в шкаф. Раздался взрыв,
потрясший комнату, я пригнулась, закрыв голову руками от
полетевших в разные стороны щепок. Два разъяренных шайна это
слишком!
Как в замедленной съемке, я увидела, как затянулись тьмой глаза
Ариана, как сгустился вокруг него расползающийся черный туман. В
уши ворвался тонкий свист. Стены мелко задрожали, когда шайн,
нагнув голову, развел руки, взывая к тьме.
Все происходило слишком быстро, но для меня время будто
замедлилось на один удар сердца. Вдруг навалилось четкое знание,
чем все закончится. Час от часу не легче! Не миновать беды... Часы
ударили полдень, и все вдруг вернулось в привычный ритм. С губ
Ариана сорвалось слово заклятия, и я не выдержала.
Хлоп!
Пощечина прозвучала слишком звонко даже в таком хаосе. Или я
так испугалась того, что сотворила. Ариан лишь на секунду опоздал,
чтобы перехватить мое запястье, но по его глазам, вспыхнувшим
гневом, я поняла, что вмешалась напрасно.
— Его защищаешь... Мир-р-ра? — Ариан с силой сжал мою руку,
даром, что кости не затрещали. Весь тот гнев, который недавно был
направлен на Лиона, обернулся против меня.
— Отмени ашикай, Ариан, — выдавила я, испугавшись, что
своими руками все только хуже сделала! — Я не хочу, чтобы за меня
мстили!..
Под ноги попалась одна из папок, лодыжка подвернулась, но
Ариан не позволил упасть. Подхватив за талию, он наклонил голову,
всматриваясь в меня пристально и хищно, словно решал, как со мной
расправиться. Его пальцы сильнее вдавились в мой бок.
Я задохнулась, когда Ариан с яростью и гневом, отравляющими
каждое его прикосновение, затянул меня в поцелуй. Молниеносный и
такой болезненный! Я задохнулась, когда его магия хлынула в меня,
проникая глубоко внутрь души. Капля за каплей эта сила стирала все
светлое, все радостное, что у меня было. Окутывала паутиной.
Почти уверена, девушек с иным даром пришлось бы потом
вытаскивать из обморока, но и у меня подогнулись и ослабели ноги.
Подобно урагану, тьма подхватила мою душу, чтобы сбросить в
пропасть. Я чувствовала, что теряю сознание, цеплялась за него из
последних сил. В глазах потемнело от накатившей слабости.
Замычав, я стукнула по груди шайна. Краем уха услышала, как
что-то кричит Гретка, рычит Морт... Но поцелуй продлился считанные
мгновения. Ариан оборвал его так резко, что я пошатнулась, а шайн,
все еще поддерживая меня, сузил глаза.
— С чего ты взяла, что я стану волноваться ради тебя? —
презрительно процедил он. — Сделаешь так еще раз, и на ашикай
придешь лично...
Его взгляд обжег плетью, равнодушный и такой жестокий! Он
смотрел на меня так, будто его смешила моя самонадеянность. Словно
тьма овладевала им, стирая остатки того Ариана, которого я помнила.
Ариан резко оттолкнул меня. Чьи-то руки поддержали, не
позволив упасть; Гретка, убедившись, что я в порядке, тяжело
посмотрел на шайна.
— Увидимся на ашикае, Де Грай, — равнодушно бросил Ариан.
Серые глаза сузились.
— С нетерпением жду нашей встречи.
Дверь захлопнулась с грохотом, а у меня окончательно
подкосились ноги. Я положилась на руки Гретки, чувствуя, как бешено
колотится сердце.
Ох, что я наделала? Вот тебе и отменила ашикай!
Все стало только хуже: вряд ли Ариан забудет пощечину.
И то, ради кого я пошла на это...
Он убьет Лиона. Теперь точно.
Гомон голосов окутал меня облаком, стоило войти в столовую.
Это, наверное, единственное шумное место в Академии. Гвалт и звон
тарелок ворвались в уши, студенты шутили и смеялись, отдыхая перед
лекциями.
Я перебросила вперед волосы и шустро подхватила поднос,
стараясь не сильно выделяться. Есть причины, по которым я предпочла
обычную столовую шайновской. Пусть в столовой Факультета
Избранных все было по высшему разряду, а официанты с улыбкой
подносили глазоцветы на тарелке, но есть местные деликатесы я не
могла, а от взглядов некоторых шайнов (например, Фила) у меня
случалось несварение.
Наверное, не только у меня, я заметила некоторых шайнов, в
основном, полукровок, болтающих за столами. Секрет их
безмятежности в том, что вчера они не давали пощечин опасным
магам.
А я вот отличилась. Вздохнув, поискала взглядом свободное
местечко. Что только вчера на меня нашло? Хотелось вернуть все
назад, но поздно.
— Хотите улиточек? Берите, не пожалеете! — заговорщицки
прошептала женщина, заведующая шведским столом. Русалка,
расчесывающая волосы на витраже, облизнулась.
А я содрогнулась. «Улиточки» ползали по тарелке, переваливаясь
маслянистыми тельцами, и шевелили длинными глазками-антеннами.
От такого щедрого предложения у меня расширились глаза. Их
что, живьем едят? В смысле... это ведь обычные садовые улитки!
— Н-нет спасибо! — вздрогнув, набросала на тарелку синюю
картошку, серую морковку и красный горошек. Сколько уже нахожусь
в этом мире, а до сих пор не привыкла к местной кухне!
Как назло, столовая была набита до отказа. Я потопталась,
выискивая глазами Лиона, но он, наверное, еще десятый сон видит,
после вчерашнего-то. Воровато оглянувшись, заприметила свободный
столик и поспешила к нему, пока не заняли.
Ух. Хоть поем нормально... Я сбросила на стул накидку и,
прищурившись, осмотрелась в поисках Ариана. Часть меня хотела его
увидеть хоть краем глаза...
Другая часть подозревала, что это будет фатальная встреча.
Сейчас хотелось просто перевести дыхание — когда еще выпадет
такой шанс? Я выдвинула стул, собираясь уделить должное внимание
синей картошке...
— От кого прячемся? — раздался шепот прямо над моим ухом.
Это было так неожиданно, что я сдавленно вскрикнула и задела рукой
поднос, немедленно полетевший со стола. — Это же я! —
жизнерадостно представилась Гризелла, взмахом руки останавливая
падение. Синяя картошка зависла в воздухе отдельно от тарелки, а
Гризелла, фыркнув, повела рукой в воздухе.
Поднос вернулся на стол, тарелки немедленно сложились, и
каждая картошка и даже красные горошины заняли свое место, так и
не коснувшись пола. Я хлопнула глазами, озадаченно наблюдая, как
Гризелла садится за столик.
— Ничего, если присяду? — сев, поинтересовалась она. Сказать
честно, была ей рада. Рыжеволосая девушка обладала даром вселять
оптимизм. Я коротко мотнула головой. — Тут хотела сказать тебе
спасибо, что не позволила дракону закусить мной, — хмыкнула
Гризелла, деловито вешая сумку на стул. Она подмигнула. — Ты ему, в
смысле, ей, знатно так вызов бросила! Жаль, что так с диадемой
феникса...
— А что за диадема такая? — уцепилась я за фразу, слегка
расслабившись.
— Один из четырех артефактов королевской власти. Ну знаешь...
Диадема Феникса, Маска Полуночи, Драконье Сердце и Драконье
Око... очень сильные штучки.
Из четырех? Я нахмурилась, вспомнив предупреждение Лиона.
Как же оно звучало? «Когда феникс умрет от руки избранника, а
четыре артефакта будут обагрены кровью четырех жертв и сложены
вместе, рухнут Врата, и мертвые войдут в мир живых, и потекут реки
крови по улицам верхнего мира»
У меня перехватило дыхание, стоило понять, о каких артефактах
шла речь в предсказании. Так что же... Лион прав? Ашрея собирает
четыре артефакта, чтобы открыть врата смерти?
Раньше я не думала, что все настолько серьезно. Подумаешь,
украли артефакт! Просто безделушку... Но теперь все повернулось
иначе. Если Диадема — один из этих четырех артефактов, то Лион
более чем угадал замыслы богини! А это значит... что Ариан должен
действительно убить меня?
А я сама подбавила ему поводов. Бездумно посмотрев на тарелку,
поняла, что зверский аппетит пропал.
И что теперь делать?
Глава 24
Все это выглядело очень плохо. Ашрея вытащила меня из другого
мира, она слишком сильна, чтобы всерьез рассчитывать ее одолеть.
Вилка стукнула о край тарелки, но я встряхнула горловой, отгоняя
уныние. Де Руэлл наверняка должен что-то знать об этой богине,
сперва стоит поговорить с ним.
А потом можно и в панику впадать.
— Я собираюсь поучаствовать в твоем отборе, — деловито
огорошила меня Гризелла, весело хрустя «морковкой». — Ну знаешь,
попытать счастья, все дела. Такая талантливая девочка, как я, тебе
пригодится, а то закиснешь с этими шайнами!
Я подавилась, вспомнив о пресловутом турнире. До меня не сразу
дошли слова Гризеллы, но когда осознала их, то искренне
обрадовалась.
Гризелла даже не подозревала, насколько она попала в точку. Ее
общество для меня было глотком свежего воздуха в море интриг.
Шайны всегда немного снобы, часто высокомерны и кажутся
далекими, как звезды! Среди них меня будто стискивало по рукам и
ногам, всегда казалось, делаю что-то не так.
С Гризеллой я могла не быть непонятным фениксом, а оставаться
собой. Проглотив картошку, я быстро закивала.
— Ты принята, не надо отборов. Ты... в общем, в команде!
— Ну уж дудки! — Глаза Гризеллы сверкнули упрямым огнем. —
Я поучаствую! Хочу сама добиться, я знаешь, какая крутая? Может, не
стихийник, я же не шайн, но вот, смотри! — Она резко взмахнула
руками, и раздался синхронный звон упавшей посуды.
Это было эффектно! Я удивленно вскинула брови. Она правда
сильная! В радиусе нескольких метров ученики ругались на разные
голоса, когда у них из-под носов выскользнули подносы.
Гризелла хихикнула, довольная демонстрацией.
— Я еще сильнее могу, но покажу потом, — хмыкнула она,
оправляя одежду, как после удачно провернутого дела. — Кстати,
приведу тебе парня... Он знаешь какой! Такой симпатичный весь,
загляденье! Между прочим, полукровка. Сойдет на время, а?
— Кхе-кхе, — закашлялась я снова.
— Подавилась? — участливо поинтересовалась Гризелла,
заметив, как я постукиваю себя по грудине, пытаясь избавиться от
застрявшей в горле синей картошки.
— Н-не н-надо, — взволнованно открестилась я, активно замахав
руками. — Не надо парней!
— Не нравятся полукровки? Я тогда простого найду, или лучше в
шайнах порыться? Есть у меня парочка знакомых...
— Я ведь помолвлена... вроде как, — неуверенно замялась я и
ради успокоения души занялась раскладыванием приборов в точном
порядке. Гризелла вздохнула.
— Ой знаем мы Де Шая! Ледяной приду... в смысле, шайн.
Слушай, — она подалась вперед, — я все равно приведу парня, а вдруг
понравится? В общем, его в любом случае приведу, не понравится,
себе заберу, в хозяйстве пригодится!
Я подавила нервный смех. Гризелла умела сгладить неловкость.
Но девушка еще не закончила вгонять меня в краску. Она манерно
отбросила за спину рыжие волосы и подмигнула.
— А то подумай! У тебя есть время до единения тел, не стоит
раньше времени себя сдерживать.
— Единение тел, — повторила я, вспомнив подзабытую
последовательность в местном бракосочетании. Самое время узнать
подробности! Прищурившись, подалась вперед. — А что это такое?
— Ф-ф-ф, — девушка смущенно мотнула локонами. — Единение
тел на озере Единства, — подмигнула она, но мне это мало что
пояснило. Тогда девушка, хитро прищурив глаза, свела вместе два
указательных пальца и потыкала их друг о друга. — Ты... Шайн... На
священном озере. Понимаешь? — изогнула она бровь.
О, я поняла! На этот раз закашлялась безо всякой еды. Так
единение тел — это, в смысле, брачная ночь? Еще и на каком-то озере?
Надеюсь, без свидетелей хотя бы?! От этого мира всего можно
ожидать, включая толпу шайнов, наблюдающих за процессом!
Воображение услужливо подсказало картинку, и я, стремясь
скрыть вспыхнувшие щеки, нервно потянула приторный компот через
соломинку.
— Кстати, ты бы с де Шаем поосторожнее, он и так на тебя все
права уже имеет... ну мало ли, что у этого ледышки в голове? Он всегда
какой-то непредсказуемый! — мимоходом и как бы невзначай заметила
девушка... Что это значит вообще? Какие такие права?! Я потянула
компот с особенным усердием.
Звук вышел, что надо! Особенно в наступившей тишине, словно
пластинку оборвали. Я замерла, с тревогой вслушиваясь в звенящее
безмолвие... которое вдруг, словно взрыв, смерилось визгом и криками!
Студенты кричали, вскакивали, роняя подносы, взбирались на стулья...
Я всполошилась, недоумевая, что происходит.
— Кот!!! Тролльский кот!!! — удалось мне различить, а Гризелла,
по виду растаявшая от умиления, подперла кулаком ладонь.
— Какой миленький фамильярчик у тебя...
Я резко обернулась, начиная понимать причину переполоха! Уж
не знаю, почему, но местные до ужаса боялись котов! Мой взгляд сразу
нашел виновника хаоса; я стиснула кулаки, удивленная его визитом.
Важной, царственной походкой тролльский кот вразвалочку шагал
прямо по центру столовой, одним видом устрашая всех вокруг.
Пушистый хвост высоко задран, лапы чеканят каждый шаг. Не помню,
чтобы он так в открытую появлялся!
— Морт! — громко процедила я, призывая кота, пока на него
охоту не открыли!
Кот резко замер с поднятой лапой. Презрительно взглянул на
меня, и я узнала знакомый огонек хулиганства в его глазах...
— Кхе-хе-хе, — издал он звуки, ужасно похожие на хихиканье, и
высунул розовый язык из пасти. Он что-то задумал! Вскочив, я
кинулась было за ним, но фамильяр немедленно исчез с громким
хлопком, вызвав вокруг новый взрыв паники.
— Где он?
— Боги небесные, тролльский кот! Тролльский кот!
В поднявшемся гвалте у меня мелькнула смутная догадка, что
привлекло любителя артефактов в столовую... Морта вряд ли
соблазнят местные студенты, а вот артефакт, привезенный к турниру
из далеких земель — этот как раз во вкусе Морта!
— Прости, мне пора! — резко заторопилась я, хватая сумку. —
Приходи на отбор, ладно?
Гризелла загадочно улыбнулась, пережевывая синюю картошку,
так и не оцененную мной. Но если Морт сожрет новый артефакт, гордо
сияющий на постаменте, то нагоняй от Гретки мне обеспечен!
Опустив взгляд, я осторожно сошла по ступенькам, стараясь не
навернуться с них вместе со снова невидимым котом. Ух! Морт
потяжелел! Надо же было ему откусить лепесток от хрустального
артефакта! Чудо, что кот не спалился прямо под ошарашенными
взглядами профессоров!
В последнее время кот все безнаказаннее себя ведет.
— Что, феникс, празднуешь победу?
Ядовитый голос заставил меня вскинуть голову. Я запнулась и
едва не обрушилась вниз, на радость вечно злобному Филу. Только его
не хватало! Морт ловко вывернулся из рук, и я, уцепившись за перила
в последний момент, прищурилась, не спеша отвечать.
Этот тип начинал доставать. Где бы он ни появлялся, там
возникали проблемы! Вспомнился дебют, когда он чуть ли не в
открытую собирался обесчестить меня и стереть память об этом.
Говорить с ним не о чем.
— Шел бы ты, Фил, своей дорогой, — ровно произнесла я,
чувствуя закипающий в жилах гнев. Но у Фила всегда отсутствовал
инстинкт самосохранения, молчу о вежливости.
Ухватившись за перила, он поднялся на первую из ступеней,
скалясь в похотливо-змеиной ухмылке.
— Мы еще не закончили прошлый разговор, феникс. Оглядывайся
почаще. Можешь вернуть мне титул, а можешь развлечь. И то, и другое
неплохо! — процедил он, сделав широкий шаг вперед и внезапно
оказавшись передо мной. Он был выше меня, и я задрала голову, чтобы
ответить на его взгляд.
Не очень хороший взгляд, прямо скажем. Что-то было в нем,
одновременно злое и алчное. Он оценивающе окинул меня,
задержавшись на груди.
— Интересно, а если я испробую тебя первым, это считается за
твой выбор? Из меня вышел бы отличный король... — Губы Фила
искривились в злой усмешке. Он подался вперед, чтобы склониться к
моему уху.
Уф, какая мерзость! Словно облапал взглядом! Ярость буквально
вырвалась из меня, с резким жестом рукой. Хотела оттолкнуть его,
избавиться от разговора... но вместо этого с пальцев сорвалось нечто
темное, закружившее вихрем в воздухе.
Фила так отбросило назад, что он не просто слетел по лестнице, а
врезался в стоящее неподалеку от здания дерево. Яростный ветер
отбросил мои волосы за спину, засвистел в ушах. Поделом ему! Вот ни
капли не жалко.
— А может, ты забываешься? Я не Санниа. Не Лайза. И не
Кларисса, которые подчиняются тебе. — Я спустилась на несколько
ступеней, выпрямившись для устрашения. — А может, мне рассказать
королю, что ты творишь в стенах этой Академии? Как ты приказывал
Клариссе убить наследника? Как принудил Лайзу к близости?
Интересно, королю понравится это?
Фил побледнел, будто впервые понял, что я однажды побывала в
шкуре его сестры. Такое преступление было посерьезнее, чем
проступок Лиона: де Грай не мог сопротивляться приказу, а Фил
намеренно толкал сестру на убийство.
Морт, встряхнувшись, с хлопком проявился, вызвав на лице Фила
почти панику. Шайн вскочил, отступая за дерево, особенно когда Морт
с шипением оброс колючками, как броней.
— Что-то я сомневаюсь, — сузила я глаза, с равнодушием
наблюдая, как Фил в страхе отступает от Морта. — Ведь говорила,
лучше бы шел своей дорогой.
— Мы еще увидимся с тобой на турнире, др-рянь! — зарычал
шайн, пятясь все быстрее. — Никто не заметит, если сгинешь в
Мертвых Лесах!
Фил почти выплюнул это, прежде чем кинуться прочь, будто Морт
уже грыз его за пятки. Справедливости ради, фамильяр правда немного
погрыз его, целых несколько метров преследовал! Вернувшись, кот
довольно выплюнул часть подошвы и закашлялся в своем странном
смехе.
— Мор Мрш-ш, — отчитался он, будто принес мне пойманную
мышь.
Уцепившись за перила, я опустилась на ступени. Слова Фила
обеспокоили меня. Я прищурилась, вспоминая табличку с именами
предводителей, и то, что вспомнила, заставило скрипнуть зубами.
Де Тиан! Фил ведь значился среди предводителей турнира! Каюсь,
что было не до него вчера, но это очень, очень плохая новость!
— Проклятье, — выдохнула я. И нахмурилась, когда из столовой с
топотом выбежала толпа студентов.
Они очень быстро и целеустремленно скрылись за углом, оставив
меня в легком удивлении. Не видела, чтобы ученики здесь вообще
бегали, ну ладно. Я потянулась к сумке за учебником, который мне дал
Гретка. Может, там будет заклятие, как устранить Фила или стереть
ему память?
— Слышала? Аши!..
— Бежим, пока не пропустили!..
Новая порция бегущих учеников заставила меня насторожиться. Я
вскочила, уже начиная подозревать, что случился конец света или что
похуже. На третьей группе студентов не выдержала и схватила одного
из них за рукав.
— Что случилось? — в тревоге потребовала я объяснений. Парень
с горящими глазами махнул рукой в сторону тренировочных
павильонов.
— Де Шай и Де Грай дерутся! Ашикай! — выдохнул он.
Мои пальцы сами разжались от неожиданности, и парень,
воспользовавшись этим, продолжил свой путь. Ашикай? Но ведь
поединок лишь через пару дней!
У меня ушло несколько секунд, чтобы осознать информацию.
Вздрогнув, я резко наклонилась, подбирая сумку и бросилась к
павильонам. Нет-нет-нет! Почему так рано?!
Они же убьют друг друга!
Глава 25
Это был один из самых крупных павильонов, установленных для
тренировок перед турниром. Кажется, будто сюда поместились все
студенты Академии. Проталкиваясь сквозь толпу, я почти оглохла от
окружающего шума. Ученики кричали и что-то скандировали,
погружая помещение в мешанину звуков.
Я расслышала имя Ариана, и чуть слабее имя Лиона — кажется,
что у каждого шайна свои поклонники среди учеников. Ух, я бы этим
любимчикам — обоим! — дала по подзатыльнику!
— Извините, — процедила я, упрямо пробиваясь сквозь группу
студентов.
Выбравшись туда, где посвободнее, я перевела дыхание и
обрадовалась, рассмотрев круглую арену. Боялась, что опоздала и
поединок невозможно будет остановить, поэтому вид двух живых
шайнов внушил мне надежду, что успею вмешаться.
— Ариан! — бросилась я к арене, уверенная, что смогу
образумить шайнов.
— Стой-стой-стой! — Дэй, выскочив передо мной, как черт из
табакерки, широко расставил руки. Он смерил меня с головы до ног
оценивающим взглядом. Справедливости ради, не похотливым, всего
лишь любопытствующим. — Феникс! Тебя Ариан не велел
пропускать. К тому же, это Де Грай затребовал ашикая!
— Что значит не велел пропускать? — разозлилась я, теряя
драгоценные моменты. Дэй хмыкнул, опуская ладони.
— Должно быть, он знал, что ты явишься! Ладно тебе, дай им
надрать друг другу... уши, пусть выпустят пар!
— Уши? — едва не зарычала я. — Да они убьют друг друга!
— Строго говоря, умрет только один. Но...
Не дослушав, я зарычала и попробовала оттолкнуть парня с
дороги, но он что-то не желал уходить. Фыркнув, я наотмашь
хлестнула магией в его сторону.
— Аштер, — шепнула я заклятие из книги Гретки.
Дэй вскрикнул, сбивая вспыхнувшее пламя с подола пальто и
ругаясь, на чем свет стоит. А я вспрыгнула на край огромной арены,
надеясь, что привлеку внимание Ариана.
— Ариан! Подожди! Мне надо с тобой поговорить! Остано...
Я запнулась на полуслове, заметив, как Ариан коротко взглянул на
меня. Всего один быстрый, раздраженный взгляд, от которого кровь
застыла в жилах — столько холода и равнодушия в нем было.
Заклятие сорвалось с его губ, тихое, но внезапно слишком
отчетливое даже в таком шуме. Тьма ударила с его ладоней,
стремительная и неумолимая, будто стрела, и я, вскрикнув,
отшатнулась. Ариан атаковал без предупреждений и переходов;
запнувшись о край арены, я полетела вниз...
От души навернувшись с возвышения, зажмурилась от резкой
боли. Застонав, я распахнула глаза, чтобы увидеть, как тьма
расползается буквально в миллиметре от меня вязким черным облаком
по периметру арены. Магия шипела и трещала, закрывая все
непроницаемым пологом барьера.
— Нет, — прошептала я, понимая, что опоздала. Вскочив,
бросилась к барьеру и ударила по нему несколько раз. — Ариан,
пожалуйста, останови поединок!
Глаза цвета предгрозового неба сузились, а губы поджались
сильнее. Ариан был красив в белой форме, идеально сидящей по его
фигуре. Его губы на миг искривились в презрительной усмешке; он
резко отвернулся, позабыв обо мне. Белоснежные волосы хлестнули по
его спине, когда он в упор посмотрел на Лиона.
— Не томи, Де Грай, — процедил он. От этих слов веяло стужей.
— Ты тянешь мое время. Хотел ашикай немедленно? Нападай. Даю
поблажку перед твоей смертью...
Вспышки мелькали по арене, освещая весь зал яркими
всполохами. Они были настолько мощными, что пол подрагивал под
ногами. Лион был силен, но Ариан все же сильнее.
Я прижала ладони к барьеру, едва дыша. Однако и Ариану
доставалось. Атака лишь краем задела его плечо, но Лион сполна
воспользовался моментом, обрушив на соперника шквал вспышек.
Пока одна из них, в конце концов, не ударила прямо в грудь Де Шая...
Мои ногти вонзились в стену барьера. От магии расползался
дымный туман, он заволакивал все вокруг.
— Слава богу! — Когда туман немного развеялся, я шумно
выдохнула, да и не я одна. Упав на одно колено, Ариан лишь прижал к
сердцу ладонь… должно быть, ему больно... Но он так низко опустил
голову, что не разглядеть лица.
— Сдавайся, Де Шай, — жестко потребовал Лион, сделав вперед
шаг и опустив руку. — Отмени свой вызов. Мне твоя смерть не нужна.
— Отменить... — Голос Ариана прозвучал совсем не сломленным.
Я нервно вонзила ногти в ладони, расслышав нотки ядовитой
насмешки в его словах.
Я знала эти интонации! Будто раскаты грома, таящиеся в голосе.
Они звучали явственно, зловеще. Кровь сочилась по плечу шайна, но
он словно не замечал этого. Откуда-то повеяло холодом, а в окна
ударил свирепый ветер. Ученики заозирались, нервничая, да и я сама
ощутила сгустившееся в воздухе предчувствие неминуемой беды.
И неестественный страх, возникший из глубин души. Ариан...
изменился.
Казалось, словно он возвысился над нами всеми. Он медленно,
почти величественно поднялся, и даже Лион подался назад, сжав
кулаки. На лице Де Грая промелькнула неуверенность, особенно, когда
ударил порыв ветра, разметав волосы Ариана, и тот поднял голову.
...Его глаза сузились. Абсолютно черные, без проблеска иных
красок. Будто тьма затопила их — как и душу шайна.
— Как милосердно, — губы Ариана искривились в усмешке. — И
самонадеянно, Грай.
Последние слова сорвались в рык. Ариан взмахом руки отбил
атаку Лиона, будто ему надоела игра. Разведя руки, он сузил глаза, и
тут я поняла, что до сих пор он не показывал свою магическую силу до
конца. Купол павильона дрогнул, ученики испуганно вскрикивали,
отшатываясь от обваливающихся балок.
На улице протяжно завыл ветер, словно раненый зверь.
Остервенело забилась в окно ветка растущего рядом дерева.
— Что происходит?
— Лион покойник!
От вскриков учеников легче не стало! Магия стекалась к Ариану
черными змейками, послушно ластилась к нему. Сердце забилось, как
сумасшедшее, и я нашла отражение своего страха на лице Лиона.
— Барьер, барьер, выстави барьер! — застучала я по прозрачной
стене. Но даже если Лион и услышал, он бы не успел. Ариан атаковал
резко и внезапно, будто вытолкнул магию в сторону противника.
Лион увернулся лишь чудом, но здание тряхнуло, и он не
удержался на ногах. Перекатился по полу, пропуская следующую
атаку, и вскочил на ноги. Я кусала губы, наблюдая, как он
уворачивается от целой волны вспышек, одна сильнее другой.
Ариан не жалел его, атаки шли бесконечной чередой, вызывая
крики вокруг. Ожесточенная решимость на лице шайна не позволяла
сомневаться, что рано или поздно одна из атак стает последней для
Лиона.
А я ничего, ничего не могла сделать! Ариан легко отбил магию
Лиона и скрестил на груди руки... чтобы резко разжать их, посылая две
черные перекрещенные молнии.
Они врезались в Лиона с оглушительным взрывом, да так, что
шайна отбросило назад. Ударившись о барьер, тот выгнулся от боли, и
обрушился на арену.
— Лион! — вскрикнула я. Обрушившись с высоты, шайн упал
лицом вниз и больше не шевелился...
Не могу стоять и ждать, чьей-то смерти! Короткий шипящий звук
разрезал пространство, стена барьера ощутимо дрогнула. Торопясь, я
прижала к ней ладони, изо всех сил пытаясь дотянуться до
собственной магии, чтобы разрушить преграду полностью!
Это получилось почти неожиданно. По прозрачному куполу
побежали ветвящиеся дорожки, раскалывая барьер на части. Студенты
дружно охнули и отступили еще дальше. Раздался громкий
стеклянный треск; куски барьера начали сползать, в лицо дохнуло
могильным холодом...
— Мы все умрем! — в панике студенты кинулись к выходу.
Они к выходу, а я, зарычав, ударила по барьеру тем, что смогла
наскрести внутри себя. Магия вырвалась с легким хлопком, вполне
успешно взорвав теперь хиленький купол.
Пошатнувшись от отдачи, хлопнула опаленными ресницами.
Искры от барьера оседали на щеках, будто светящийся снег. Встряхнув
головой, стиснула кулаки и бросилась вперед.
— Ариан, нет! Тебе сперва придется убить меня! — закричала я
сквозь вой ветра. Я кинулась прямо под атаку шайна, чувствуя, как его
сила сомкнулась вокруг меня, стиснула, будто стальным обручем.
Но отступать поздно! Я расставила руки, заслоняя собой Лиона.
Ариан будто не видел меня.
— Хочешь ашикая, со мной сражайся! Слышишь меня? Лион мой
паж, так что я приму его вызов!
Наконец-то Ариан услышал. Качнув головой, он сузил глаза, глядя
на меня, как на шавку, лающую под ногами. Этак оценивающе. Я
попятилась, когда он шагнул ко мне. Ветер шевельнул его белые
волосы, в глазах по-прежнему стояла тьма. Ой-ой. Я напросилась.
— Зачем же, Мирра, убивать тебя? — вкрадчиво прошептал он.
Его пальцы скользнули в сторону, коснувшись шеи и убрав назад мои
волосы.
Это был ласковый, почти нежный жест, но вот он уцепил волосы у
корней, внезапно отклонив мою голову назад. Ариан с видимым
удовольствием окинул меня взглядом.
— Ты можешь пригодиться для иных утех... выполнишь мои
условия, и я позволю забрать тебе твоего жалкого пса...
Глава 26
Меня настораживал такой Ариан. Особенно, когда, сузив глаза, он
с силой рванул воротник моей блузки. Весело подпрыгивая, пуговицы
брызнули в стороны, а я стиснула ворот, пятясь назад.
Он соблазняет меня? Думала, что меня станут убивать, не то
чтобы жалуюсь...
Ариан не стал удерживать. Лишь неотрывно проследил за
отступлением, сузив глаза. Будто знал, что моя нога подвернется на
одной из утерянных пуговиц...
Взмахнув руками, я угодила прямо в объятия Ариана, словно
ожидавшего моего бесславного падения. Он склонился ниже; в его
взгляде читалась насмешка. Белоснежные волосы шайна коснулись
моей щеки.
— Ты возомнила, что я хочу тебя? — вкрадчиво спросил шайн.
Потемневшие глаза шайна вспыхнули откровенным весельем. —
Боюсь, пока ты недостаточно хороша для этого. Твоя форма отбивает
всякое желание!..
Это точно Ариан, а то уже испугалась, что он совсем изменился.
Как всегда — типичный шайн! Я стиснула кулаки, вырвавшись из
плена его обаяния. Мое сердце сбивчиво заколотилось, на этот раз от
обиды.
И от страха за Лиона.
— Чего ты хочешь? — смело заглянула я в его глаза.
— Рабыню, — жестко сощурился он, вмиг став холодным, как
ледяной айсберг. Его взгляд полоснул по мне сталью. — Мне нужна
рабыня. И ты ею станешь, дорогая.
Его голос ожесточился, властность сквозила в нем.
Прищурившись, он окинул меня взглядом и резко заставил
выпрямиться, одновременно с этим слегка оттолкнув.
Не стала отступать, настороженно следя за шайном, когда он
неспешно двинулся вокруг меня, оценивая, будто породистую кобылу.
— Не самый изысканный выбор. Пожалуй, придется научить тебя
манерам. И правилам нашего общества. — Он небрежно пропустил
мои волосы в ладони и тут же отпустил, позволив прядям упасть. — Я
хочу, чтобы ты мне служила.
Оказавшись напротив, он цепко сжал пальцами мой подбородок и
всмотрелся в глаза. Его взгляд был тяжелым и давящим, даже не
насмешливым.
— Ты будешь выполнять все мои желания. Будешь следовать за
мной каждую свободную секунду. Находиться рядом даже ночью,
чтобы услужить по первому зову.
— Зачем тебе это? — Я взволнованно сжала кулаки. Ариан
холодно усмехнулся.
— Быть может, я просто хочу феникса на поводке... Мирра, —
процедил он.
Ох, все шайны одинаковы! И что это за желания, которые я
должна выполнять, особенно ночью? Будто почувствовав мое
возмущение, Ариан прищурился.
— Не волнуйся, дорогая. Мне всего лишь нужна служанка, пока
Марита в отъезде. И ты ею станешь, любовь моя. — Слова Ариана
были похожи на патоку, тот самый мед, ложка которого есть в бочке
дегтя.
Его предложение мне совсем не понравилось... хотя какое это
предложение? Откровенный шантаж! Я с вызовом сузила глаза, когда
Ариан по-хозяйски отвел за спину мои волосы, уцепив под самые
корни.
— Откажешься, и твой пес расплатится за отказ. Понимаешь
меня? — он кивнул в сторону Лиона. Я вонзила ногти в ладони от
греха подальше. Лучше промолчать, лишь бы этот ашикай закончился.
— Будь по-твоему, только оставь Лиона в покое, — выдохнула я.
Глаза Ариана полыхнули торжеством.
Он провел ногтем по моей нижней губе. Склонился ниже, будто
хотел поцеловать. Я ощутила вкус его губ на своих, но он не коснулся
меня. Взглянул так, что сердце замерло от томительного предчувствия.
— Я подумаю о том, чтобы позволить тебе разделить со мной
ложе, Мирра, — сказал он так тихо, что щеки вспыхнули от обещания,
сквозившего в его голосе.
И от взгляда, далекого от невинного. По моему телу прошла
легкая дрожь, захотелось срочно уйти в монастырь, пока шайн до меня
не добрался. Он резко выпрямился и щелкнул пальцами, развеивая
окружающую тьму.
Студенты, получившие возможность рассмотреть происходящее,
дружно ахнули — не без облегчения. Надо сказать, зевак весьма
поубавилось, и среди них затесался бледный директор, схватившийся
за сердце.
— Шесть вечера, завтра. Явишься в мои покои, — усмехнулся
Ариан напоследок, взмахом руки открывая портал. — Не опаздывай.
Кстати, если увижу тебя в этих лохмотьях, оставлю без них.
Можно только подумать, как его слова воспринимались
окружающими. Большинство, наверное, решили, что я жизнь Лиона
собственным телом выкупила. Стиснув края выреза, поджала губы,
наблюдая за тем, как портал схлопывается за Арианом.
Ш-шайны! На что только подписалась?! Вздрогнув, я отогнала
мысли об Ариане и его требованиях... рухнув перед Лионом на колени,
прижала пальцы к жилке на его шее. Дышит!
Но в таком ужасном состоянии! Столько порезов и ран... я отняла
от него руки, перемазанные в крови, и судорожно вдохнула, теряясь в
ворохе страхов.
— Отойдите! — Директор наконец-то пробился на арену. Он
тяжело дышал. Махнув руками, он магией поднял Лиона в воздух и
бросил шарик накопителя, чтобы открыть портал. — К целителям,
быстро!
То, что произошло на ашикае, не желало выходить из головы.
Когда Лионом занялись целители, он выглядел правда ужасно. В
синяках и порезах, едва живой. На нем не осталось живого места, и я
почти готова была сама вызвать Ариана на ашикай. Ярость нарастала
волнами и не прошла даже сейчас.
К счастью, магия творила чудеса. Лиона быстро привели чувство,
хоть и оставили на день в целительском крыле. Я как раз читала книгу
по заклятиям, которую под страхом смерти велел изучить Гретка, когда
в темном лазарете раздался странный звук.
Чутко вскинув голову, я нахмурилась, изучая безмятежное
помещение. Академия всегда полнилась шорохами, но этот звук
напоминал скребущие по окну когти.
Помедлив, я положила книгу на столик и подошла к окну.
Отдернув занавеску, нахмурилась — никого. Ночь дышала тишиной, а
для веток слишком высоко: лазарет находился в отдельной башне.
— Мирра? Какого демона ты здесь одна?..
Встрепенувшись, я резко обернулась, радуясь, что наконец-то
слышу голос Лиона. Подойдя, подоткнула ему одеяло и присела на
край кровати, любуясь на живого шайна. Ведь досталось ему неслабо.
Целители говорили о каком-то магическом истощении и магическом
карантине, поди разбери, что это значит!
— Как я рада, что ты очнулся! — я порывисто обняла шайна,
стиснув так, что затрещали его косточки. И тут же отстранилась,
чтобы прислушаться к тому же звуку.
Лион улыбнулся, так светло, как умел только он. От его глаз
разбежались мелкие морщинки, он покачал головой. Я не стала
отстраняться, когда он бережно убрал прядь моих волос назад и
задержал прикосновение. Что-то было в этом шайне, что заставляло
чувствовать себя в безопасности.
— Сам виноват. Надо было сперва спросить тебя. Но мне не
хотелось, чтобы ты вмешивалась в этот поединок... я прав? Ариан
потребовал что-то в обмен на мою жизнь?
Прикусив губу, отвела взгляд в сторону и, чтобы замять тему
грядущего рабства — а оно уже сегодня вступает в силу, надо бы
посмотреть, сколько времени на часах.
— Да просто приберусь пару раз, ничего особенного, — небрежно
бросила я, вызвав у Лиона раздраженный вздох.
— Ты помнишь пророчество, о котором я рассказывал на твоем
дебюте? Теперь, увидев, насколько возросла его сила, я уверен, что у
Де Шая контракт с Ашреей. — Лицо шайна хранило оттенок хмурой
решимости. Он прищурился, в упор глядя на меня, будто чего-то
требовал, но, выждав паузу, полез в карман. — Я должен отдать тебе
одну вещь, Мирра.
Его слова прозвучали жестко и требовательно. Будто он желал мне
отдать нечто опасное, и я напряглась.
Взяв мою руку, Лион, не колеблясь, надел кольцо на мой палец.
Блик скользнул по черным камням в распахнутой пасти золотого льва.
Кольцо... впрочем, все-таки, наверное, перстень... оказалось
массивным, но невероятно красивым. Я вскинула голову, ожидая
разъяснений. Не предложение ведь, в самом деле, мне сделали?
— Это перстень Окая. Сегодня я использовал его на ашикае, но
король велел передать тебе.
— Король... передал мне? — растерялась я, не зная, что мне
делать с артефактом такой мощности. Подняв голову, заметила, как по
лицу шайна скользнула тень. Он помолчал.
— Издавна это лучший усилитель магии. Его применяли, чтобы
убивать сильнейших магов.
Не знаю, что вызвало это странное тянущее чувство в груди.
Прищурившись, приоткрыла рот, чтобы задать вопрос, но так и не
решилась его произнести. Мне не хотелось знать, зачем мне это
кольцо. Но Лион все равно сказал.
— Я не смог справиться с Де Шаем, но ты сильнее меня по
потенциалу. Ты справилась бы с Арианом. — Лион пристально
взглянул на меня. — Однажды перстень может спасти твою жизнь. Ты
должна научиться использовать его... чтобы убить Де Шая...
Слова Лиона застали врасплох, не сразу поняла, о чем идет речь.
Не ослышалась ли? Король хочет, чтобы я убила Ариана?
— Ариан под властью богини, Мирра. Это вопрос времени, когда
он полностью потеряет свою душу и обернется демоном. И когда это
случится, он станет оружием смерти. Это неизбежно. — Каждое слово
Лиона звучало приговором.
Все равно! Пусть я замечала странности Ариана... мне не хотелось
верить, что может так далеко зайти. Я решительно перехватила
перстень, чтобы вернуть его с отказом.
Но скребущий звук повторился — и на этот раз не затих. Окно с
дребезгом брызнуло в разные стороны осколками, я едва успела
прикрыть голову руками. Сквозь губы вырвался сдавленный писк, я
вскочила, но слишком поздно!
— Ашитай ур-р-р-рс-с-са тас-с-с... — Ворвавшаяся в лазарет
тварь схватила меня за воротник, притянув к себе так близко, что я
разглядела ее острые зубы.
Ее длинные седые волосы развевались на ветру, полы
разорванного платья струились по воздуху. По полупрозрачному телу
побегали блики от мелькающих молний. Разведя руки, она
запрокинула голову и завопила.
От ее крика меня пробила крупная дрожь.
Глава 27
— Вестник!.. — сквозь ветер пробился голос Лиона.
Кем бы ни была эта нечисть, но ее красные глаза уставились на
меня, как на законную добычу! Ее лицо тронуло разложением, когти
изогнулись, царапнув воздух.
— Ахатеш-ш-шан урс-са!... — Голос призрака перекрывал
завывающий ветер, вплетаясь в него зловещим шепотом. У меня от
этих звуков волосы поползли вверх, особенно, когда тварь ткнула в
мою сторону дрожащим пальцем и завыла снова.
Ее крик слился по звуку с громыхнувшими небесами. Она вдруг с
такой силой оттолкнула меня, что, так и не успев уцепиться за что-
нибудь, я обрушилась на пол возле кровати.
Что этому призраку надо?! Я тихо заскулила, когда тварь
продолжила движение ко мне. Какая же уродливая! Все в ней было
жутким, особенно новый крик. Сверкнула молния, осветив ряд
острейших мелких клыков в ее пасти.
— Аш-ш-шитай урс-с-са! — зашипела она снова, сделав резкий
выпад вперед и вытянув когтистую лапу в мою сторону.
Когти вспороли ткань блузки, как нечего делать. Тварь подцепила
меня и дернула, приподняв. Я вцепилась в ее лапу, задыхаясь от
удушающего запаха, заползающего в ноздри. На секунду встретилась с
ней взглядами...
Сквозь истлевшую кожу ее лица виднелись кости; эта нечисть
была и призраком, и нет; в ней словно сочетались часть живого и часть
мертвого. Она смотрела на меня так, что сердце зашлось в бешеном
ритме. Я часто заморгала, увидев, как обнажились ее острые клыки:
теперь они были так близко, что показалось, она хочет вонзить их в
меня.
— Аш-шитай... ур-рс-са... — прохрипела тварь, будто эти слова
предназначались исключительно мне.
Я уже попрощалась со всем живым! Но вдруг громыхнуло, озарив
все синим свечением. Не сразу поняла, что произошло, только когда
когти твари разжались, и она с воем отшатнулась, успела заметить
яркий всполох сбоку. Чужая магия с шипением врезалась в призрака, а
я застонала от боли, обрушившись обратно на пол, прямо на острые
осколки. Ой-ой-ой!
— Пошла вон! — раздался яростный приказ. Тварь заверещала. В
свете полыхнувшей молнии я заметила, как она отлетела, буквально
зависнув в воздухе, и с рычанием развернулась на источник угрозы.
— Аш-ш-шитай урс-с-са!.. — снова зашипела она.
При каждом порыве ветра ее платье хлестало по ветру, обнажая
массивные птичьи лапы с острыми когтями. Она запрокинула голову и
заверещала, за что получила новой вспышкой. Обиженно вскрикнув,
тварь дернулась, отброшенная магией в сторону, и с ненавистью
уставилась на мага.
Боже, как шайн вовремя! Его лицо ничего не выражало,
застывшее и ледяное, как маска, но в глазах горел огонь решимости.
Белоснежные волосы разлетелись от порыва ветра. Ариан, поджав
губы, поморщился от нового вопля.
— Тогда не жалуйся, — процедил он, вскидывая руку. Черное
пламя заплясало на его пальцах, и впервые я заметила страх,
проступивший на лице твари. — Я дал тебе шанс...
Магия разлетелась сверкающими искрами, заставив тварь
заверещать от боли. Вскрикнув, призрак разлетелся на мельчайшие
частицы, буквально в пыль.
Впрочем, ненадолго! Я вздрогнула, когда из облака вдруг
вырвалась огромная птица. Ее глаза сверкнули красным, она
заклокотала, издавая отвратительные звуки. Взлетев, она захлопала
крыльями в ярко сверкающих молниях, ее глаза вспыхнули, мазнув по
мне яростным взглядом. Мне словно пообещали новую встречу!
— Аш-ши! Аш-ши!.. — закричала она. Теперь ее звуки
напоминали крики ночных птиц.
Поджав губы, Ариан ударил по ней новой вспышкой, отгоняя.
Шарахнувшись, птица стрелой метнулась навстречу грозовому небу,
сквозь разбитое окно.
Я не сразу пришла в себя, подрагивая. Напряженно всматриваясь
в темнеющий провал окна, все ждала возвращения монстра, но угроза
пришла не оттуда.
— Какая неожиданная встреча... Мирра. — Ариан рывком
вздернул меня на ноги, неумолимый и стремительный. Он крепко
перехватил меня за талию, и его взгляд переместился на Лиона. В
глазах вспыхнула ревность. — А ты не теряешь времени даром...
Только не опять! Хватит поединков! Я уперлась ладонью в плечо
Ариана, привлекая внимание.
— Что... что это еще за гадость была?! — прошептала я. Ариан
обжег меня взглядом, и его рука напряглась, прижимая меня
собственническим жестом.
— Всего лишь банши, подвид бау, моя дорогая рабыня. Должно
быть, почувствовала грядущую смерть. Хотя нет, — он поморщился,
взглянув на мою разорванную блузку, — уверен, что дело в твоей
уродливой форме.
Его взгляд опустился на мои приоткрывшиеся губы. Ногтем
свободной руки он подцепил мой подбородок, чтобы поймать взгляд.
— Ты помнишь, что я сказал? Увижу тебя снова в этих тряпках, и
сорву их с тебя лично, — холодно отрезал он. Он усмехнулся, проведя
большим пальцем по моей нижней губе. — Боюсь, придется сдержать
слово, — прошептал он, и под сладостью его голоса скрывала
зловещая нотка обещания. — Жду к шести, Мирра.
Удар часов смешался с порывом ветра, брызнувшим в окно. Я
уперлась ладонями в плечи шайна, но опоздала на долю секунды!
Поцелуй был легкий и скользящий, но с изрядной долей властного
соблазна, будто прелюдия.
— Советую поспешить. Или расплатится твой пес, — его дыхание
опалило мое ухо. — Впрочем, выбирать тебе, стоит ли он того...
Его слова повисли в воздухе. Я широко распахнула глаза. Так ведь
часы шесть отбивают! Ариан, отстранившись, моментально исчез во
вспышке черного портала, а я стиснула кулаки и едва не зарычала.
Ах он шайн! Мог бы и меня порталом перенести, ведь знает, что
не успею! Часы громко ударили, воруя драгоценные моменты.
— Мирра, о чем он говорил?.. — Лион с тревогой стиснул кулаки,
но я попятилась к двери.
— Э-э, я тут вспомнила, я к шести договорилась о встрече...
увидимся завтра, да?
— У тебя завтра отбор, — Лион с подозрением сузил глаза, но я
замотала головой. Отбор, правда? Почему узнаю последней об этом?
— Я буду... в смысле, конечно, буду, я же отбираю! Увидимся! Ты
отдыхай, главное! — Похватав книги, я кинулась к выходу.
Ариан правда ледяная колючка! На улице дождь лил, как из ведра,
а я бежала с тяжеленой стопкой книг, как могла быстро, но часы все
равно стучали быстрее! Могу поспорить, Ариан специально
издевается! По-моему, ему в удовольствие погонять меня под дождем...
Глава 28
Ариан Де Шай
Комната утопала в перьях. Они были везде, мокрые и липкие,
словно ощипали несколько куриц. Ариан поморщился... Неприятный
сюрприз.
— Марита? — Бросив накидку на стул, он направился к
источнику ругани, безошибочно определив виновницу беспорядка.
Горничная сокрушалась над парой развороченных подушек и
выглядела весьма бледной. — Почему ты еще здесь?
— Тролльские коты, господин! — страшным шепотом
прошептала она. — Я просто хотела постелить подушечку госпоже,
вдруг вы чем полезным займетесь, а тут как налетел! Это точно
фамильяр вашей госпожи? Как она его не боится?
Ариан ожидал, что фамильяр Мирры явится мстить. Кот
неоднократно навещал его комнату, что понятно: такие существа
ревнивы, Ариан же претендовал на ту, которую кот считал своей.
Удивительно, что Морт — или как зовут этого зверька? — не
покушался на самого Ариана, предпочитая отрываться на мебели. Это
своего рода признание.
И все же... Ариан нахмурился и, сделав несколько шагов, заставил
Мариту посторониться. У Мирры смышленый питомец. Он не стал бы
вредить собственной хозяйке. Ариан разорвал наволочку до конца,
выпустив облако перьев, и нырнул рукой внутрь. Пальцы быстро
отыскали иглу, острую и длинную, выставленную острием вверх. Она
разила магией — и Ариан, вытащив ее, поджал губы.
Кларисса. Игла разила ее магией, опутанная ядом заклятия. Если
бы Мирра укололась, то, вероятнее всего, погрузилась бы в вечный
сон.
Один вопрос, как Кларисса смогла проникнуть в покои и откуда
ей известно, что Мирра станет его служанкой.
— Я вот даже подушечки из покоев госпожи принесла, —
всплеснула Марита руками. — Чтобы, значит, ей привычнее было!
Ариан немного расслабился. Теперь понятно. Вздохнув, он повел
рукой, и остатки подушек осыпались пеплом, как и львиная доля
перьев.
— Ты свободна, — холодно велел он, открывая портал. — И
чтобы я тебя не видел, пока не позову.
— Конечно-конечно! Я не буду мешать, а то никогда ваших
детишек не увижу! А вы тут пока это самое... делом займетесь! —
Марита потыкала указательными пальцами, покраснев еще больше,
чем обычно, и отвела взгляд. — Чего же я мешать буду?
— Марита, — едва не зарычал Ариан. — Пошла вон, — с
нажимом посоветовал он.
Служанка, уловив раздражение шайна, вздрогнула и посеменила к
порталу. Проводив ее взглядом, Ариан сокрушенно осмотрел
беспорядок, устроенный котом, и прищурился, вертя в пальцах иглу.
Блик пробежался по острию... Кларисса готова далеко зайти, чтобы
навредить фениксу.
Насколько далеко, вот вопрос. За окном ударили часы, последний
раз, и Ариан щелкнул пальцами, отправляя иглу в родовое хранилище.
Что ж. Мирра опоздала. Следовало ожидать. Даже хотелось ожидать —
в конце концов, это дает ему право на маленькую манипуляцию.
Ариан, не особенно торопясь, подошел к столу и, пододвинув к
себе бокал, достал из кармана флакон. Зелье внутри переливалось
всеми оттенками, весьма неприятное на вид, но полезное по
свойствам.
Прищурившись, Ариан плеснул вина по бокалам и щелкнул
резной крышкой. С тихим бульканьем зелье полилось в бокалы,
пульсируя алым в вине. Он не мог позволить фениксу полную свободу
воли. Для нее это теперь попросту опасно. Пусть простит за хитрость.
Проведя ладонью над бокалами, Ариан вернул облик вина к обычному
виду и подхватил один из бокалов со стола.
— Где же ты, упрямая птичка, — с ноткой недовольства
прошептал он. Поддернув штанину, прищурился и опустился в кресло.
Часы медленно ползли по кругу, отмеряя моменты.
Как бы он ни пытался убедить себя, что Лион не угроза, но Мирра
смотрела на этого идиота с излишним доверием! Ариану стоило
больших трудов не сорваться сегодня, как на ашикае. Он бы с
удовольствием избавился от Де Грая, но тот хоть какая-никакая, но
защита для нее в этом проклятом турнире! Ему приходилось мириться
с этим. Ариан скривился от вкуса вина, приправленного зельем. Ну и
гадость.
— Блин, — раздался полный горести вскрик. Дверь распахнулась,
впуская кубарем влетевшую девушку, и Ариан с любопытством
изогнул бровь, когда из ее рук полетели тяжелые книги. Надо заняться
ее ловкостью, она по-прежнему считала все углы, ковры и прочие
препятствия.
Его милый неуклюжий феникс. Ариан сдержал усмешку, сохранив
непроницаемый вид недовольства и холода. С волос девушки,
встрепанных и мокрых, печально капала вода; ужасная форма, кое-где
порванная, окончательно превратилась в лохмотья.
Надо сказать, ей и эта стандартная форма была весьма к лицу и
ладно сидела. Ариан не без удовольствия скользнул взглядом по ее
фигуре, стройной и почти идеальной. Со всеми... изгибами. Он
прочистил горло, поймав себя на том, что задержался взглядом на ее
груди, и тактично отвел взгляд.
— Ты опоздала, — сухо произнес он. Мирра едва слышно
зарычала.
— Ш-шайны!.. — буркнула она под нос, словно это все
объясняло. Ее пальцы стиснули ворот, и Ариан поневоле обратил
внимание на этот жест. Помедлив, он пошевелил пальцами, складывая
стопку книг, и одним плавным движением поднялся.
После дождя Мирра напоминала взъерошенного воробушка и
шарахнулась от него столь же испуганно. Она недоверчиво подняла на
него взгляд и стиснула кулаки, будто собиралась отстаивать форму до
последнего.
Какая... похвальная самоотверженность. Ариан сделал последний
шаг, не сводя с девушки взгляда, и без предисловий дернул ее за
воротник, притягивая... она пахла дождем и цветами. Сладко и
дурманяще, как весенний лес.
— Мирра... — задумчиво произнес он.
Девушка громко выдохнула, и Ариан, не удержавшись от
соблазна, склонился ниже, вдыхая ее запах всей грудью. Она кружила
его голову невинностью и свежестью. Ее пальцы впились в его
запястья, губы приоткрылись в волнении... красные и манящие; Ариан
поневоле перевел на них взгляд.
Как бы он себя ни убеждал, он жаждал ее поцелуев и не только.
Хотел ее. Желал ее.
И вынужден был подавлять половину порывов. Чтобы не выпить
ее до дна, ведь его сила становилась все более непредсказуемой.
— Выпей со мной, — он поднял бокал выше, предлагая девушке,
и та удивленно расширила глаза, ожидая, кажется, иного.
— Н-нет уж... мало ли, что там!..
— Помнишь, кто твой хозяин? Ты опоздала. Хочешь разозлить
меня? Впрочем, ты можешь отказаться от договора, я всего лишь
закончу ашикай...
Он поступал, как шайн, манипулируя и подавляя. Использовать
Лиона, быть может, не совсем честно. зато результативно. Вспыхнув,
девушка выхватила из его руки бокал и залпом выпила.
— Доволен? — сощурилась она. Все-таки она забавно злится.
Ариан усмехнулся, чувствуя небольшие изменения в ее ауре и в своей.
— Установим правила, Мирра, — ровно произнес он, поставив
ладонь на стену. — Ты будешь следовать за мной. Я дам возможность
посещать лекции и тренировки. Остальное время ты будешь рядом. Я
могу тебя призывать, не советую сопротивляться. И еще одно... ты
станешь моей подопечной.
— Э-э, нет! Мы на это ее договаривались! — ожидаемо
спохватилась она. — Не буду я твоей подопечной! Чтобы опять ты мог
мной управлять? Вот только попробуй, да я...
— Что ты?.. — подстегнул Ариан. Мирра выглядела воинственной
и растерянной. Ариан качнул головой. — Тебе всего лишь нужно
выпить зелье, Мирра.
— Не буду я ничего пить, — обиженно буркнула она.
Ариан отстранился от стены, насмешливо разглядывая невесту.
— Да ну? Поздно спохватилась, — лениво произнес он и
направился к креслу. — Надеюсь, зелье пришлось тебе по вкусу.
Глава 29
Ариан Де Шай
Тонкие невидимые нити протянулись между ними, обновляя
ослабевшие связи их аур. Многое случилось после помолвки, Мирра
вернулась в свое тело, а он потерял сердце. Он чувствовал ее, но не
мог четко уловить эмоции. Ариан усмехнулся, подхватывая со стола
остатки напитка в бокале. А они у нее довольно занятны. Какой
коктейль возмущения!
— Ах ты, ты... Шайн! — стиснув кулаки, зашипела она не хуже
банши, будто этим словом пыталась смертельно его оскорбить. Ариан
сделал глоток и поморщился, снова поражаясь гадкому вкусу зелья.
— Какое точное наблюдение, — невозмутимо откликнулся он.
Девушка покраснела от обуревающих е чувств.
— А это не ты банши наслал случайно? Сердца у тебя нет! —
подытожила она.
Помедлив, Ариан опустил руку с бокалом и пристально
посмотрел на нее. Подрагивая от возмущения, девчонка ответила ему
мрачным и обиженным взглядом. Если бы она знала, насколько права...
Порой он забывал о подарке Ашреи. Новое сердце ничем не
отличалось от настоящего. Только эмоций у него становилось все
меньше, а ярости все больше. Тьма текла по его венам, иногда
казалось, что он уже мертв.
Только рядом с Миррой он иногда ощущал искры чего-то
настоящего... Пусть даже это отзывалось болью в искусственном
сердце, он готов был отдать все за моменты рядом с ней.
Но не до такой степени, чтобы насылать банши. Ариан помрачнел
и поднялся, чтобы подойти к окну. Дождь хлестал по подоконнику,
унылый и тяжелый, как слова нечисти.
«Аши-тай ур-рса тас-с».
«Грядущие смерти приведут к твоей».
Возможно, он что-то перевел неправильно? Демонический язык,
которым пользовалась любая нечисть, не так прост для понимания.
«Грядущие» смерти его мало волновали, но что значит, «приведут к
твоей»? В свете турнира и козней богини — это тревожило и сбивало с
толку. Ариан сделал глоток и хмуро взглянул на Мирру.
Ей говорить не стоит. Предсказания банши трудно изменить, а
зная невесту, она обвинит себя, если кто-то действительно умрет. А
кто-то умрет, банши никогда не ошибаются, и умрет скоро —
предсказания этих тварей сбываются быстро.
Мирре понадобится защита, если его вдруг не окажется рядом.
Судя по игле от Клариссы, фениксу ожидаемо не дадут покоя в стенах
академии. Он наложил защиту на одежду, которую ей заготовил, но не
накладывать же чары на стандартную форму? В этой своей нелепой
одежде она и правда, как общипанный воробей. Вряд ли будет долго
скорбеть по обноскам.
— Касательно формы, Мирра... — буднично заметил он, и
девушка обхватила себя руками, верно уловив намек.
— Вот только попро... — Ее яростное предупреждение сменилось
вскриком, когда он щелкнул пальцами. Ее форма вспыхнула, как
свечка, занялась багровым пламенем: безобидным для тела, но
губительным для одежды.
Сдержав довольную улыбку, Ариан тактично отвел взгляд, слушая
ругань и звон безделушек с камина. Кем только девушка его не
называла! Некоторые слова были совершенно незнакомыми, некоторые
мило—безобидными. Посмеиваясь, Ариан цедил напиток и
рассматривал ночь за окном.
— Да ты с ума сошел! Да я тебя, если только попробуешь!...
Ариан невозмутимо перевел взгляд на подпрыгивающую от
возмущения девушку. Стиснув у груди скатерть с камина, она
судорожно пыталась замотаться в нее, но от волнения у нее никак не
получалось. Форма стремительно осыпалась с нее пеплом, исчезая на
глазах и тая сверкающими искрами у босых ног невесты...
Вот такой она нравилась ему больше. Пожалуй, из одежды больше
всего ей шло ее отсутствие. Ариан не смог отказать себе в
оценивающем взгляде на невесту, особенно на стройные ножки,
которые скатерть норовила продемонстрировать во всей красе.
Поставив бокал, он сделал к Мирре шаг, медленный и
вкрадчивый, позволяя девушке сориентироваться. Крупно вздрагивая,
она кусала губы и пятилась к двери ванной так, словно на нее
надвигалась ледяная буря. Глаз с него не сводила и мяла скатерть,
судорожно пытаясь не поворачиваться к нему обнаженной спиной.
— Н-не подходи!..
Он вежливо не стал смотреть в зеркало, где, наверное, все
прекрасно отражалось, хотя соблазн был велик. Протянув руку, он
заставил девушку вжаться в дверь.
— Не приближайся! — запаниковала она и кубарем ввалилась в
ванную, когда он нажал на ручку. Шлепнувшись на пол, она зашарила
по ткани скатерти, прикрывая все стратегически важные места;
дождавшись, когда у нее это получится, Ариан молча подхватил ее под
ноги, поднимая в воздух.
На его плечи обрушились тысячи ударов, но он, хмыкнув, разжал
объятия, позволив девушке бултыхнуться в заготовленную воду. Она
ушла под нее с макушкой, а когда вынырнула, посмотрела на него так,
словно готова придушить.
— Ты чертов!.. — сдавленно выругалась она, отплевываясь от
пышной пены. Ариан с усмешкой облокотился на край ванной.
— Прости, но от тебя банально воняет, — вежливо
прокомментировал он и бросил на бортик ванной платье. — Твоя
домашняя форма, мой феникс. Если не нравится, можешь
воспользоваться скатертью...
Он зажмурился, когда девчонка от души плеснула ему в лицо
водой. Воинственная! И забавная. Он скользнул взглядом по ее
фигурке, скрытой пеной. Уязвимость и обнаженность ей к лицу.
Захотелось забыть о том, как правильно, и поступить так, как хочется.
Провести ладонью по ее округлым бедрам, коснуться красивой кожи...
Она была красива всегда, но сейчас особенно желанна.
Возможно... Однажды?..
Он постучал пальцами по краю ванной и выпрямился. Девушка
настороженно и почти не дыша, следила за ним. Ее сотрясала мелкая
дрожь.
— Принимай ванну. Жду тебя к чаю, — сухо приказал он, а
заметив, как девушка удивленно вскинула брови, зловеще улыбнулся.
— Нальешь его, — пояснил он. — Очень в горле пересохло, дорогая.
Так что поторопись, я быстро теряю терпение.
Невнятное рычание и шипение прозвучало ему вслед. Кажется,
девушка его проклинала, либо ругалась, на чем свет стоит. Закрыв
дверь, он услышал короткий звук удара, будто форма полетела
вдогонку.
— Хм...
Хорошо, что он не сказал насчет ночной сорочки, новых форм и
корсетов. Носить она будет то, что выбрал он и на что наведены чары
защиты. Но, кажется, девушка не выдержала бы подобных новостей.
Вздохнув, Ариан вернулся в кресло, ожидая возвращения мокрого
феникса, и помрачнел. Ее участие в турнире может стать большой
проблемой. Он был бессилен что-то изменить, но предсказание банши
обеспокоило его. Он швырнул сахар в чашку чая, помедлив, добавил
еще кубик. Любит ли она сладкий чай? Все девушки любят сладкое
или нет? Он сам ненавидел сахар в чашке, но ради феникса приобрел
сахарницу, пусть порадуется.
Ее ждут непростые времена, ей понадобятся силы. Все, что он
может сделать, это выгнать ее из турнира. Первые испытания будут не
такими сложными, но из последних выйти можно только через смерть.
Там начнется совсем другая игра...
Пока турнир не вышел в финальную стадию, она должна
оказаться в выбывших любой ценой. Если придется действовать
жестко, он пойдет на это. Те команды, которые войдут в финал, не
станут ее жалеть, как и многочисленная нечисть — без сомнения,
последние испытания будут кишеть тварями разных видов.
Ариан прищурился, наблюдая за дождем. Что-то подсказывало,
Мирра не оставит идею добыть Маску. Отказаться от турнира она не
сможет, требовать этого от нее — значит, навлечь на нее гнев богов. От
Оракула никогда и ничего не скрывалось, ее добровольный отказ от
турнира могут расценить, как бегство.
Что ж, есть и честные методы... он заметил, что в задумчивости
отхлебнул из чашки, и поморщился, решив, что зелье было лучше по
вкусу… если придется, он выгонит Мирру из отбора, хочет она того
или нет.
Глава 30
Мирра
Стоило двери закрыться за Арианом, как меня с головой накрыло
отчаянием.
— Он все видел... — шепотом взвыла я, обхватывая коленки
покрепче и утыкаясь в них лбом. Крепко зажмурившись, подавила
приступ паники.
До последнего надеялась, что Ариан пошутил насчет формы...
Какое там! Он будто задался целью смутить меня до смерти. Было
неловко и стыдно, как ему теперь в глаза смотреть?
В одном он прав... Я принюхалась к себе и грустно вздохнула...
После встречи с банши, я, словно облезлая мокрая кошка.
— Сладострастные сады, — схватив первую из склянок, я
вспыхнула еще сильнее и взялась за следующий флакон. — Сорванные
розы... Любовные утехи... Да вы издеваетесь!..
Я отбросила флакон, и тот с бульканьем ушел под воду. Ну и
названия у косметики в этом мире! Сердце заколотилось быстрее, я
быстро облизала губы. Надеюсь, это все не намек? Уже не знаю, чего
от Ариана вообще ожидать!
— Непредсказуемая колючка, как налью тебе чая, пожалеешь, что
связался, — воинственно стиснула я кулаки, пытаясь убедить себя, что
сердце сжалось вовсе не сладко от одной мысли о шайне. Это от
злости, точно.
Я облокотилась о бортики ванной, выискивая глазами, чем можно
прикрыться. Взгляд наткнулся на комок формы, сиротливо
валяющийся у двери... Ух, до одежды еще добраться надо! Ариан обо
всем позаботился, водичка была идеальной температуры, шампуни
пахли потрясающе. Интересно, для кого куплены все эти флаконы —
косметика явно женская. Они предназначались мне или... Ашии?
Пальцы стиснули бортик ванной. Только сейчас сообразила, что у
Ариана уже вроде как имеется подопечная, и это озарение мне совсем
не понравилось. Ревность стала для меня неожиданностью, зато
отрезвила.
Очнись, Мирра! Ты здесь потому, что Ариан едва не убил Лиона!
Выдохнув, я резко поднялась, всколыхнув воду...
Но не рассчитала!
— А-а-а-а! — Вскрикнув, я уцепилась за занавеску, занавеска за
меня. Флакончик треснул под ногой, склизкий и мокрый под толщей
воды, и бодро прокатил меня на пару шагов вперед, будто мстил за то,
что его отвергли.
Оступившись, я вцепилась еще и в полку, и та с грохотом
обрушилась в воду, разливаясь благоухающим облаком шампуней.
Кажется, передо мной вся жизнь промелькнула! Взвизгнув, проехалась
на пузырьке еще разочек и полетела спиной в ванну, испугавшись до
полусмерти.
— Мирра!.. — зарычали позади после сильного всплеска. И
столько досады было в этом слове! Сильные руки сомкнулись вокруг
моей талии, пытаясь удержать на ногах. Но боюсь, я слишком
запуталась в занавеске. Горестно охнув, я обрушилась на шайна.
А потом громкий всплеск, и шипение шайна, погребенного подо
мной. Он так и не отпустил меня, лишь громко выругался, когда
половина ванны выплеснулась на пол.
— Надо было догадаться, — охнув, прокомментировал он, пока я
шумно пыталась перевести дыхание.
Мне было не до его иронии, сердце колотилось, как бешеное.
Судорожно вцепившись в бортик ванной, пыталась осознать, что жива
и цела. Разве что нога побаливает, куда впились осколки флакона. Ох,
если бы не шайн!..
Я встрепенулась, внезапно охватив всю картину. Ванна. я,
прикрытая лишь занавеской. лежу в объятиях притихшего Ариана.
осторожно повернув голову, чуть не взвыла, натолкнувшись на его
прямой взгляд.
Щеки вспыхнули, как маков цвет. Я поспешно, судорожно дернула
на себя занавеску, пытаясь прикрыться по самое горлышко, но Ариан
недрогнувшей рукой прижал меня к себе сильнее и предупреждающе
сузил глаза.
Его волосы намокли на концах, путаясь с моими. Вот так,
разместившись между его ног, слишком к нему близко, я поневоле
затаила дыхание, испытывая одновременно неловкость, стыд, но и
волнение. Его пальцы вжались в мой живот, кажется, что мое сердце
стучало так громко, что вода подрагивала. Я почти задыхалась от его
близости... и от взгляда его вмиг потемневших глаз.
Он коснулся пальцами моего лица, от этого движения по воде
пошла рябь. Подцепив пальцами мой подбородок, он заставил меня
поднять голову. Его глаза задумчиво сузились, взгляд опустился на
губы, отозвавшись в моей душе трепетом. Это был даже не поцелуй, а
едва уловимое касание губ, легкое и порхающее, почти невинное, если
бы оно не углубилось через пару секунд, закружив меня в водовороте
эмоций.
Его руки крепче обхватили меня, будто шайн не желал меня
отпускать. Пальцы стиснули ткань занавески, сминая ее… но…
В следующий миг он выдохнул, раздраженно и досадливо. Я не
успела опомниться, как меня словно подхватило черным туманом и
вытолкнуло совсем в другую комнату. Пискнув, я свалилась в любезно
оказавшееся поблизости кресло. Поморщилась от впившейся в бедро
пружины и, спохватившись под внимательным взглядом шайна,
испуганно дернула на себя первую ткань, которая попалась. С громким
треском гардина сорвалась с потолка, а я судорожно стиснула у груди
портьеру и виновато подняла на шайна взгляд.
— Не зря говорят, фамильяры похожи на своих хозяев, —
невозмутимо поднял бровь Ариан.
— Мо-ор? — удивленно обернулся Морт с подоконника и,
подумав, все-таки перекусил ножку подсвечника. Хруст разнесся по
всей комнате, сам же кот невинно хлопнул глазами, уведомляя, что он
ни при делах.
— Дай осмотреть твою ногу, Мирра, — мрачно отрезал шайн,
подхватывая со стола несколько пузырьков и полотенце. Поняв, что он
хочет сделать, я замотала головой. Дайте мне просто провалиться под
землю!
— Э-э... со мной все нормально!
— Думаешь, о тебе забочусь? Ты все ковры заляпаешь кровью!
Поднимай, — шайн недовольно подтолкнул ко мне стул и, сев, стукнул
по своему бедру. — Или мне заставить?
Ух, ну и взгляд! Я неохотно послушалась, продолжая кутаться в
занавеску и чувствуя себя невероятно, стопроцентно обнаженной.
Пока шайн молча обрабатывал порезы, я наблюдала за ним. Вода
мелкими струйками стекала с его белоснежных волос, и он был...
действительно потрясающим. Сердце тяжело бухнуло в груди, я
прижала ткань к себе, нервничая от его близости и от мысли о том, что
теперь-то он точно все видел!
Но как он оказался так быстро рядом? Хотя, наверное, немало
шума произвела...
— Ты теперь перемещаешься без накопителей, — помолчав,
протянула я. — Это... дар богини?
Замерев, Ариан поднял голову и обжег меня вмиг заледеневшим
взглядом. Его пальцы скользнули вверх по ноге, вызвав порхающее
чувство в моем животе. Это был медленный, сладкий жест, от которого
все внутри сворачивалось в тугой узел.
Шайн подался вперед, согнув мою ногу в колене и будто не
заметив, как я вздрогнула, когда он навис надо мной. Что он творит?! Я
расширила глаза.
— Займись чаем, Мирра, — страстно и непреклонно прошептал
он.
После чего резко выпрямился и направился к дверям. Но так и не
дошел до них.
От взгляда вошедшего гостя ничего не укрылось. Он со всем
вниманием изучил мокрого Ариана, но все его неодобрение
обратилось именно на меня.
Господи, как бы провалиться сквозь землю? Я судорожно
замоталась в портьеру, стараясь не думать, как мало на мне прикрытия!
Но, кажется, это не очень помогло, учитывая, как нехорошо сузились
глаза мужчины. Застонав, я уткнулась носом в сложенные руки,
полыхая пламенем стыда.
— Профессор, — с досадой процедил Ариан, пока я пряталась
под занавеской, норовя уползти под нее с головой. — Вы весьма...
неожиданный гость, господин Грет...
Глава 31
Почему ты здесь после комендантского часа, Амирелла? —
жестко спросил Гретка, вогнав меня в жгучую краску.
Его голос будто столкнул в ледяную воду, хлестнув властностью и
строгостью. Хуже этот вечер не мог закончиться. Как бы я ни
старалась укутаться в ворох ткани, но взгляд Гретки, пристальный и
неотрывный, жег кожу, минуя преграды. Глаза профессора едва
уловимо изменились, полыхнув драконьим пламенем, воздух сгустился
от неясной угрозы.
Я поежилась, когда громадная тень распахнула крылья за его
спиной. Профессор оставался недвижим, но тень жила собственной
жизнью, разрастаясь подобно ночи. Морт зашипел, мое сердце
пропустило удар...
А с другой стороны Ариан, напрягшийся при появлении Гретки;
его глаза сузились, а плечи расправились, будто он не желал такого
гостя. Его сила подавляла, он словно ждал от профессора действий и
был готов к ним.
Оказавшись в одной комнате с двумя опасными магами,
почувствовала себя яблоком раздора. Это чувство не понравилось, я
занервничала и, прижав к груди занавеску, резко поднялась.
— Это не совсем то, чем кажется... — неуверенно попыталась
оправдаться, но Ариан холодно усмехнулся.
— Потому что это теперь ее комнаты, профессор. Вас это
удивляет? — Он сделал спокойный шаг вперед, загораживая меня от
драконьего взора. — Мирра останется здесь, пока не отработает долг
де Грая. Что вы здесь делаете, вопрос интереснее.
Отработает долг? Слова Ариана звучали не просто
противоречиво, а так, что уши наверняка побагровели. В ярости
обернулась на шайна, он же только что в клочья растоптал остатки
моей репутации! Не то чтобы впервые... но перед Греткой почему-то
было особенно стыдно.
— Да я просто форму потеряла! — сообразив, как это звучит, дала
себе мысленную оплеуху. Шла, шла и потеряла, отличное объяснение!
— Ну то есть... Она сначала промокла, а потом сгорела, и, и... Эта
банши...
— Чайник на столе, Мирра, — перебил меня ледяной голос
Ариана.
Я прикусила язык, осознав, что внятные объяснения на такую
ситуацию все равно не получатся. Как тут рассказать о таком! Поджав
губы, замолчала, хмуро посмотрев на Ариана, ожидающего
выполнения приказа.
Слава богу, что он сам отправил меня подальше, а то еще немного
и охотно выбросилась бы в окно! Выдохнув, я проворно поспешила к
двери, желая побыстрее до нее добраться...
А потом желательно заползти в какой-нибудь чулан, свернуться
там калачиком и благополучно сгореть со стыда. Я опустила голову,
избегая сверлящего взгляда Гретки, с профессором я вот—вот должна
была поравняться...
— Останься! — из уст Гретки прозвучало лишь одно слово, но
послышалось оно, как приговор. Он махнул рукой, шепнув заклятие, и
я почувствовала, как меня резко дернуло за проклятую занавеску, будто
на нее наступили гигантской ногой.
Раздался громкий треск, с оттяжечкой. Запнувшись на ворохе
ткани, я начала терять равновесие, с меня будто сдернули последнюю
защиту. Взмахнув руками, ощутила, как ткань соскальзывает, обнажая
меня полностью! Из моей груди вырвался горестный вскрик, тело
обдало жаром, хотя по коже хлестнул холодный воздух.
— Черт! — Я уже даже не пыталась остановить падение, все
равно пала ниже некуда! Но сильные руки профессора подхватили
меня, не позволяя, увы, убиться. А вот жаль! Лучше бы позволили!
— Анишар, — донеслось позади. Меня вдруг будто погрузило в
вязкий кисель, такое было чувство. Воздух окутал меня, стиснув, а
потом разошелся вокруг черным туманом, скрывая самые
интригующие места.
Расширив глаза, поневоле обратилась взглядом к Ариану. Шайн,
нахмурившись, раздраженно опустил руку… он прикрыл меня магией?
И все равно! Я сглотнула, в панике посмотрев на Гретку, все еще
поддерживающего меня. Профессор оказался так близко! Хоть Ариан и
сохранил остатки моего достоинства, скрыв все от чужого взгляда, я
прекрасно ощущала, что до бесконечности уязвима и нахожусь в
первозданном виде. Как чувствовала и пальцы Гретки, касающиеся
кожи, и его взгляд на моем лице...
И светящуюся веревку вокруг талии — что это за магия еще
такая? — тоже прекрасно ощущала! Столкнувшись с профессором
взглядами, я попробовала отстраниться, но не тут-то было!
Профессору, кажется, было все равно, в каком я тут виде, он и
внимания не обратил! Гретка резко перехватил меня, крепко прижав к
собственному телу. Его близость заставила меня впасть в состояние,
близкое к панике. Я широко распахнула глаза, отчаянно пытаясь от
него отстраниться, но чем больше старалась, тем тверже становилась
его рука.
— Прискорбно, что ты беспечно берешь на себя чужую вину. Пояс
верности убережет тебя от ошибок, — сухо произнес Гретка. Ариан в
ярости стиснул кулаки. Я почувствовала темную магию, стелящуюся
по комнате.
— Советую отойти от моей невесты, профессор. И не лезть к
тому, что вам не принадлежит.
— Неужели не принадлежит? — В голосе Гретки прорезались
рычащие нотки... Он посмотрел на Ариана в упор. — Амирелла де
Руэлл, она же последний феникс, от рождения связана с родом Орэев.
Этому договору тысячи лет, и если думаешь, что в твоей власти
преодолеть его, то глубоко заблуждаешься, де Шай!
Что-то странное происходило в этой комнате. В смысле, помимо
того, что я в костюме Евы оказалась прижата к профессору—дракону.
Я переводила взгляд с одного мага на другого, ощущая угрозу в
воздухе и недосказанность.
О чем бы ни говорили маги, смысл их фраз остался для меня
очередной загадкой.
А вот Ариан понял слова профессора. По его лицу скользнули
желваки, глаза сузились, и в них полыхнули ревность и ярость
— Только не говорите, что вы на нее претендуете, — процедил
Ариан. Его голос звучал сдержанно и оттого еще более опасно. Что за
вопрос, ну конечно нет. Это же профессор. Я вздернула бровь.
Но Гретка, поджав губы, подцепил мой подбородок ногтем. В его
взгляде читалось намерение. Решительность. И огонь. Я растерялась,
чувствуя, как ударилось сердце в груди. Не от любовного томления, а
от тревожного ожидания очередной проблемы.
— Претендую, — коротко процедил Гретка, глядя мне прямо в
глаза. — И намерен вернуть свое по праву...
Претендует? В смысле?!
Я вдруг резко оттолкнула Гретку, руки сообразили раньше меня. И
сама не ожидала, что слова профессора вызовут у меня такую
реакцию! Его руки разомкнулись, и от души шлепнувшись на пол,
усердно отползла от профессора на безопасное расстояние.
Ведь не ждала ничего от него такого!
Он всегда был для меня лишь профессором. И все жесты,
исходящие от него, я пропускала через призму его профессии, а
сейчас, обернувшись назад, начала понимать, что он совсем не шутит!
Как относиться к его намерениям? Что еще за договоры такие?
Кажется, не для меня одной все это обернулось легким шоком.
Ариан так стиснул руку, что подхваченный им бокал брызнул
хрустальной крошкой. Воздух сгустился от его магии, теперь она
буквально душила, вырываясь из-под контроля.
Но и Гретка тоже хорош! В его глазах плясало пламя, а драконья
тень разрасталась все сильнее, захватывая комнату. Морт зашипел,
выгнув спину дугой, его шерсть вздыбилась боевыми колючками, как
бывало, когда он переходил в боевую форму. И...
— О, профессор! А я вас искал! — Бодрый голос будто расколол
комнату на части. Тень дракона вмиг схлопнулась, исчезнув, сила
Ариана притупилась. Дэй легкомысленно осмотрел комнату и
отсалютовал бокалом. — Я тут по поводу экзамена хотел уточнить...
Друг Ариана предпочел не заметить царящую в комнате
напряженность, зато его появление отчасти разрядило обстановку.
Прошло несколько мучительных мгновений, полных тревожного
ожидания. Я затаила дыхание, на секунду показалось, все же не
миновать беды.
Но вот Гретка неохотно отвел взгляд от Ариана и посмотрел на
меня — сверху вниз, с высокомерным холодом, как умел только он.
— Тебе стоит знать, что завтра Айруэллин вызовет тебя. Помни,
что твой отбор в девять, Амирелла, — все столь же сухо уведомил он и
прищурился. — Перед ним зайдешь ко мне. Одна. Нам пора
поговорить.
Резко развернувшись, он, не обращая внимания на Дэя, покинул
комнату. Друг Ариана кинул взгляд на меня, потом на самого Ариана,
но, должно быть, вопрос у него был важнее загадочной обстановки;
махнув рукой, он посеменил за Греткой.
— Профессор, подождите! Ну куда же вы? Я вас целый день
искал!..
Дверь скрипнула, закрываясь за гостями. Ариан пристально
взглянул на меня, будто взвешивая, имеет ли смысл разобраться с
Греткой сразу — или сперва стоит со мной. Выдохнув, он рывком
сдернул с себя пиджак и, подойдя, опустился на колено и укутал им
меня до самого подбородка.
— Он правда... может на меня претендовать? — В легком шоке
прошептала я, цепляясь за предложенный пиджак. Одежда пахла
Арианом, неуловимо по-мужски, окутывая меня спокойствием и
уверенностью. Хотя она была на меня велика, но зато прикрывала по
бедра.
Ариан сжал мой подбородок пальцами и прищурился,
разглядывая мои глаза.
— На тебя могу претендовать только я, Мирра. Помолвку не
разорвать, даже если ты захочешь, — жестко сузил он глаза, словно
предупреждал и ее пытаться. Я приоткрыла рот, но так и не решилась
задать вопросы, тем более, что в следующий момент Ариан вдруг
подхватил меня и...
Я оказалась на его плече! Да что он творит?!
— Эй, отпусти меня!..
Я пискнула, когда меня свалили на кровать, словно мешок
картошки. Ариан, поставив колено на матрас, навис надо мной. Он
надавил на мое плечо, не позволяя подняться, а сам дернул за ту самую
магическую веревку, которая, хоть больше и не светилась, ощущалась
на талии. Как там Гретка сказал? Пояс верности?
Ариан хочет проверить эту штуку на крепость?
Я ойкнула, когда веревка обожгла мою кожу. Лишь на секунду, но
зашипеть заставила, и шайн, стиснув мое запястье, ловко придавил его
к матрасу, в то же время прижав свои губы к моим в томительном,
настойчивом поцелуе. Я уже было запаниковала, но Ариан
моментально отстранился и поджал губы.
— Теперь профессору придется считаться с собственной магией,
пока она не утратит заряд. Будь спокойна. — Поднявшись, Ариан
методично застегнул пуговицы все еще мокрой рубашки. Я села и
поплотнее укуталась в пиджак, наблюдая за ним. — Утром я жду
своего чая, и надеюсь, что увижу тебя в нормальной форме. А теперь
сделай одолжение, не мешайся под ногами. Сладких снов, Мирра, —
спокойно сказал он.
— Только не. — Черный туман окутал фигуру Ариана прежде,
чем я договорила. Вздохнув, я все же прошептала в пустоту комнаты.
— Только не связывайся с Греткой.
Комната не ответила мне, а я, заметив полоску барьера возле
двери, не стала его догонять. Все равно не выберусь, да и чувствую
себя окончательно разбитой за этот день. Похлопав ладонью по
простыни, я с удивлением подцепила нечто кружевное и легкое, словно
шифоновый платок...
И столь же прозрачное. Нахмурившись, развернула тряпочку и
смяла обратно, поняв, что это такое.
Ну Ариан! Тихонько зарычала, поняв, что вся нормальная одежда
осталась в моей комнате. Я снова развернула ночную, с позволения,
сорочку, изучая вязь символов на ее подоле. Нет, ну нет! Шайн в этом
предлагает мне спать?! От одной мысли облачиться в такое уши
загорелись!
С раздражением опустив сорочку на кровать, осмотрелась.
Комната в серебристо-фиолетовых оттенках блистала новизной и
только что сделанным ремонтом. Я задумчиво провела пальцами по
скользящим простыням и нахмурилась. А это точно комната для меня?
А может, для встреч с Ашией? Уж больно явственно в интерьере
проскальзывала нотка заботы и участия.
Ух. Как бы там ни было, но пояс верности внушил мне каплю
уверенности, что довольно странно, как ни посмотри. Я помедлила и
забралась под одеяло, так и не сняв пиджак Ариана. Свернувшись
калачиком, запустила руку в шерсть Морта, прыгнувшего следом.
— Ты опять ограбил Гретку, — я подхватила с кровати кусочек
артефакта, который раньше висел на двери профессора. — Когда
успел?..
— Мор-мор, — довольно откликнулся кот и громко икнул.
Вспомнив о профессоре, я помрачнела. Что за договор, почему в
этом мире меня все время пытаются затащить под венец? Я
перевернулась, прихватив с собой урчащего Морта, и сощурилась.
Перед грядущим отбором часто стучало сердце, но тревожно
сжималось оно от предстоящей встречи с Греткой.
Я вздохнула, уткнувшись носом в шерстку Морта. А может,
получится опять прыгнуть в другое тело? Скучаю по временам, когда
можно было улизнуть от шайнов!
Как бы это сейчас пригодилось...
Глава 32
Утро не задалось с самого начала. Мало того, что мне снились
дымящие трубкой единороги, так они еще требовали выйти за них
замуж, что вконец смутило. Вздрогнув, я проснулась — и оцепенела,
встретившись с задумчивым взглядом серых глаз.
— Доброе утро, Мирра, — ровно произнес Ариан, отпивая из
бокала.
Шайн был, как всегда, безупречен. Белоснежные волосы
рассыпались по белому костюму, золотая вязь символов, вьющаяся по
ткани, мерцала в полумраке. Подставив кулак под подбородок, он
неотрывно изучал меня и щурился. Трудно понять, что царило в его
душе, он словно ждал моего пробуждения.
Но одно точно: увы, вчерашний вечер кошмаром не был, и шайн
вполне реальный. За окном полыхнула молния, осветив его на
мгновение, и от неожиданности я резко села и шарахнулась в сторону.
— О господи! — выдохнула и, заметив, как взгляд Ариана с
интересом переместился на интригующе распахнувшийся пиджак,
судорожно стиснула ткань у груди. — Почему ты здесь?!
— Жду своего чая, — зловеще произнес шайн.
Ах да, чай... облизала губы, гадая, сколько он увидел, пока я во
сне отбивалась от единорогов. Мои пальцы до боли сжали одежду. А
может, не показалось, что кто-то ночью меня прикрывал одеялом?
— В-выйди, — дрожащим голосом потребовала я и ткнула на
дверь. Ариан поднял бровь, легкая усмешка тронула его губы.
— Я видел больше, чем ты можешь прикрыть, Мирра. — Он
беззастенчиво скользнул по мне взглядом, вызвав волну мурашек по
телу.
Отложив газету, он лениво поднялся, чтобы поставить колено на
кровать. Прежде чем я спохватилась, он поймал меня за ту самую
веревку — магический пояс верности — и за нее же притянул к себе.
Стоило догадаться, что так будет, и все же поцелуй застал меня
врасплох. Глубокие и чувственные прикосновения его губ
моментально вскружили мне голову. Ариан не церемонился, не
спрашивал дозволения — как всегда, впрочем. Его губы касались
моих, вызывая мучительный жар в теле...
Особенно в районе пояса верности. Выдохнув, шайн резко
отдернул пальцы, по его лицу скользнула величайшая досада. В
комнате царил сумрак, все тонуло в призрачных тенях. Сердце
застучало чаще от его взгляда, медленно изучающего мое лицо.
— Крепкая... штука, — хрипло выдохнул он.
Кажется, его это не обрадовало, поцелуем он будто проверял что-
то и разочаровался результатами. Это вызвало у него недовольство.
Резко встав, он, даже не глядя на меня, махнул в сторону формы,
висящей на изголовье.
— Одевайся, я жду своего чая, — процедил он и вышел, хлопнув
дверью.
А я прижала ко рту пальцы, чувствуя, что горю после поцелуя, как
яркое и донельзя смущенное пламя. Переведя взгляд на форму,
поморщилась, негодуя на собственные реакции.
Пора запомнить, я тут не прохлаждаюсь, а ради Лиона. Вскочив,
подхватила форму и еще раз поразилась мягкости ткани. Одна беда —
символы правда, как на форме Ариана, он будто ими хотел показать,
кому я принадлежу.
Так на собаку надевают ошейник с инициалами хозяина. Чтобы,
если потеряется, привели обратно.
Эта мысль не понравилось, однако форма села идеально.
Повертевшись у зеркала, поправила пышную юбку, застегнула все
пуговицы под самое горло и собрала волосы в пышный хвост.
Подумав, освободила пару прядей. Ариан прав. Обычная форма этой
академии в сравнении казалась теперь блеклой и выцветшей, почти
старой. Как шайну удалось так точно подобрать все размеры? Будто
под меня специально шили.
Быть может, стоит Ариану больше доверять?
Я вспомнила ашикай и, помрачнев, набросила накидку,
дополняющую форму. Все же надо помнить, кому он теперь служит.
Помнить о пророчестве и держать ухо востро.
Как бы шайн ни вел себя, как бы ни хотелось ему верить, но
теперь он на стороне врага. И чего от него ждать, это большой вопрос.
— Не стой над душой. Сядь и ешь.
Плохое настроение Ариана могло быть весьма заразительным.
Сев, я схватила руками предложенную чашку и постучала ногой по
полу, оглядывая угощения на маленьком столике. Живот жалобно
заурчал, намекая, что придется пропустить завтрак. Хотя перед носом
стояло такое разнообразие, я мялась, не уверенная, что могу
прикоснуться к чужой еде.
К тому же, она такая странная. Разных и зачастую кислотных
оттенков — наверное, когда-нибудь привыкну к местной кухне, но до
этого далеко. Кинув взгляд на часы, висящие над цветами,
хлопающими глазками, я горестно вздохнула.
Ариан придирался к чаю почти полчаса. То ему недостаточно
сладко, то слишком сладко, то вообще он сахар не любит. Он словно
специально меня задерживал, а я переживала все сильнее перед
разговором с Греткой. Еще час в запасе, но что сказать профессору? Я
вообще не собиралась оставаться в этом мире, а уж тем более,
обзаводиться брачными связями.
Я перевела взгляд на подмигивающий белый цветок и вздохнула.
Эти шайны невероятно красивы, самонадеянны и настойчивы, когда
им чего-то хочется. Знала же, что будут проблемы, если попадусь им в
руки!
— Съешь это, — Ариан подвинул ко мне блюдо. Поскольку
местная кухня редко вызывала аппетит, мне было все равно, что
зажевать. Подхватив с тарелки сизое пирожное, я осмотрела его со
всех сторон и надкусила.
— Вкусно! — удивилась я. Это было самое вкусное печенье в
моей жизни. Будто цветочное, но одновременно шоколадное, и в то же
время, тающее во рту, будто кусочек облака.
— И это… — Ариан подвинул ко мне бутерброды-канапе.
Повинуясь разыгравшемуся аппетиту, я зажмурилась, наслаждаясь
божественным вкусом, и растеклась лужицей на стуле.
Где эти бутерброды раньше были? На тончайший хлеб наложили
кусочки фруктов, невероятно вкусных! Фрукты были очень тонко
нарезаны, но даже так могли вознести в небеса, как бы пафосно это ни
звучало.
Впрочем, стоило открыть глаза, я закашлялась. Ариан так
пристально следил за мгой, будто ждал реакции.
— Что такое? — испугалась я.
— Проверяю, не отравлена ли еда, — буднично заметил он,
подхватывая и бутерброд, и печенье с тарелок. Только потом он
принялся за них. — И как тебе глазоцветы?
— Гла... гла... — задохнулась я, поняв, что за фрукты были такие.
Мне вспомнились крупные соцветия, доверчиво смотрящие на меня с
тарелки, и я оттолкнула бутерброды, резко вскочив. Это что же, на мне
мало того, что наличие яда проверили, так еще глазоцветами
накормили?
Стиснув кулаки, я открыла и закрыла рот. Ах, он... шайн! Ариан
невозмутимо наслаждался чаем, отчего вдвойне захотелось
придраться, но, если подумать, то не к чему. Меня накормили и весьма
вкусно. Правда, наверное, с надеждой, что отравлюсь.
Даже не знаю, возмутиться или поблагодарить? Я резко повернула
голову, расслышав знакомый бой часов с главной академической
башни. Нахмурившись, перевела взгляд на часы на стене...
— Кстати, вечером переведешь часы. Отстают на час, — Ариан
закинул ногу на колено и откинулся на спинку стула, развернув газету.
Я вздрогнула, посмотрела в окно... потом на часы на стене... Снова на
окно...
На ча-ас?!
— Черт! — Я даже не стала допивать чай, просто стремглав
бросилась к дверям. Да ведь уже не только к Гретке опоздала, уже и на
собственный отбор опаздываю!
Шайн это специально, вот спорю! Я распахнула двери и
понеслась по коридору, не обращая внимания на прохожих. Ух, если
только узнаю, что Ариан часы перевел! Получит чай с сюрпризом!..
Глава 33
Целых полчаса я петляла по дорожкам, только в тренировочном
павильоне сообразив, что могла попросить кого-то из шайнов открыть
портал. Новая форма оказалась на диво удобной, но, пожалуй, не
предназначенной для забегов. Отдышавшись, толкнула дверь и смело
вошла в зал.
Где решимость покинула меня. Да сколько здесь людей? Их было
так много, что у меня округлились глаза. Никогда не любила
публичные выступления, а тут яблоку негде упасть!
Все взгляды вмиг обратились на меня. Кто-то смотрел с надеждой,
а кто-то со скепсисом. В наступившей тишине я невольно шагнула
ближе к Лиону, с нетерпеливым видом подбрасывающего накопитель
на руке. Заметив меня, он немного расслабился.
— Где ты была? Я искал тебя в твоей комнате, но тебя там не
было, — тихо выдохнул он, пока я пыталась не съежиться под
перекрестными взглядами тех, кто пришел на отбор. Гризелла,
подмигнув, улыбнулась. Уф, хоть кто-то знакомый в толпе!
— Э-э... Считай, что меня украли зеленые человечки, —
неуверенно выдохнула я, не желая вспоминать прошлый вечер. Даже
рассказывать неловко. Лион нахмурился.
— Гоблины?
Я с удивлением посмотрела на него. В этом мире правда водятся
гоблины?
А впрочем, почему нет? Есть ведь здесь тролли, феи, злые маги и
огненные драконы? Вспомнив о Гретке, я помрачнела. Он звучал вчера
так категорично, будто обещал, что рано или поздно мне придется
подчиниться какому-то непонятному договору. Все больше скучаю по
собственному миру, где ты принадлежишь только себе — и никому
больше.
— Лион? Скажи, а Гретка... он тоже из какого-то рода? — тихо
спросила я, в нелепой надежде, что профессор не имеет никакого
отношения к Орэям. Ведь так он назвал род, которому якобы меня
обещали? До сих пор хотелось верить, что здесь закралась ошибка; я
цеплялась за любой шанс.
— Странно, но, кажется, никто не знает. профессор, не раскроете
свой секрет?
Я вздрогнула, когда Лион посмотрел мне за плечо. Но ужас
испытала, когда чья-то ладонь легла на мою талию, а пальцы до боли
впились в кожу. Повернув голову, натолкнулась на пристальный и, как
всегда, жесткий взгляд Гретки. Его глаза сузились, он недовольно
изучил символы на моей форме.
— Вам… идет, адептка, — процедил он, очень сдержанно и очень
раздраженно.
Со стороны не заподозришь, что он видел во мне вовсе не
ученицу, но его пальцы жгли даже через одежду, не говоря о взгляде, в
котором сквозило слишком многое. Настойчивость, решительность —
и обещание. Гретка будто сообщал, что мне не избежать разговора. Он
будто видел меня насквозь, и нежелание смотреть правде в глаза, и
неловкость, от которой хотелось скрыться.
Его пальцы надавили чуть сильнее, так сильно, что, ойкнув, я
сама дернулась к нему. Он не сразу позволил мне отстраниться, вместо
этого склонившись к уху.
— Я действительно Орэй, Мирра. Последний из них, —
прошептал он так, что услышала лишь я. От его голоса, полного
огненных искр, у меня застучало сердце.
— Не жди, что я откажусь от своих прав.
Он резко разжал хватку, уложив фразу в пару биений сердца, и
позволил отпрянуть от него, как от обжигающего пламени. Все в нем
казалось таким строгим и в то же время страстным — и
предназначалось лишь мне.
Вряд ли другие заметили эту нотку, но я заметила и вконец
утратила душевное равновесие, особенно учитывая, что Гретка так и
не отвел от меня холодного взгляда.
— Явишься вечером, Мирра, раз не смогла перед отбором, —
холодно отчеканил профессор, безупречно профессионально и строго.
После чего обратился взглядом к Лиону. — Де Грай! Пойдешь со мной.
Это королевский приказ.
— Профессор? — Лион сжал мое плечо, будто не желал покидать,
а я вздрогнула, сообразив, что если Лион уйдет, то одна останусь. И
чтобы я знала, что делать со всеми этими людьми!
— Амирелла справится, — жестко отрезал профессор и едва
слышно буркнул, разбивая накопитель. — Чего не скажешь о короле.
Весь дворец в демонических слизняках, только этого не хватало.
Он исчез в портале, предварительно махнув Де Граю, чтобы
следовал за ним. По виду, приказ не обрадовал Лиона. Шайн выдохнул
сквозь зубы, с сомнением осмотрев толпу взъерошенных после сна
студентов.
Справлюсь? Гретка шутит?
— Лион! — умоляюще выдохнула я, испугавшись грядущего
отбора. Я видела, ему не хотелось оставлять меня одну в такой
ситуации! Но понимала, что он не может пойти против королевского
указа. — А можно перенести отбор?
— Выбери тех, кто покажется тебе сильнее. Отберешь пятерых,
остальные здесь, это моя бывшая команда, они знают. — Лион сунул
мне в руки листок и ободряюще сжал мое плечо. — Главное, покажи
им свою уверенность, понимаешь? Выше нос, Мирра, ты их лидер. Я
вернусь сразу, как позволят, продержись немного.
Продержаться? Звучит так, будто все способности шайны будут
проверять на мне лично. Я протянула руку вслед за Лионом, но портал
неумолимо его поглотил; захотелось отправиться в сверкающую
воронку следом.
Но... разве могу сбежать? Я почувствовала, как сильно
заколотилось сердце, и облизала пересохшие губы, посмотрев на толпу
притихших студентов. Взгляды обратились ко мне, а у меня между
лопаток побежал озноб.
Уверенность показать? Это шутка такая? Такое чувство, что
сейчас просто упаду в обморок — сойдет за уверенность?
— Э-э-э, всем привет? — махнула я рукой, стараясь собраться с
мыслями.
Отличное начало отбора! На меня смотрели с сомнениями, явно
ожидая чего-то, кроме «привета». Прочистив горло, глубоко вдохнула.
И еще раз...
— Начнем отбор, — расправила я плечи, пытаясь убедить себя,
что я феникс, а не дрожащая курица. Ну, по идее. Помедлив, помялась,
но все-таки поманила пальцем Гризеллу, как единственную, кого хоть
немного знала.
А когда та приблизилась, тихо прошептала.
— Подскажи, пожалуйста. А что надо делать?..
Гризелла посмотрела на меня чуточку удивленно, на ее губах
постепенно расцветала насмешливая ухмылка. Наверное, отборы
проводят как-то иначе… но я осталась наедине с толпой магов, каждый
из которых может нечаянно поджарить меня. Мне отчаянно нужна
была помощь.
— С тебя знакомство с парнем, которого я привела, — подмигнула
Гризелла, решительно затягивая рыжие волосы в хвост. — Ну давай
посмотрим...
Гризелла оказалась действительно хороша. Она мастерски владела
телекинезом, выйдя из демонстрационной схватки безоговорочной
победительницей. Предметы оживали вокруг нее, удачно расправляясь
с соперниками.
Отбор проходил, как бесконечные поединки магов, и хорошо, что
мне в это время оставалось сидеть и наблюдать, делая свои выводы.
Меня одолели бы еще на первом круге, например, с Гризеллой я бы
попросту не справилась в обычном состоянии.
— Ну как я? — поколотив рослого студента по всем углам,
Гризелла вернулась на место позади меня. Кажется, к бедному парню
она имела свои претензии. Он зло зыркнул на нее, а девушка
расплылась в хищной и абсолютно счастливой улыбке.
— Это было... потрясающе, — искренне и немного удивленно
отозвалась я.
Здесь все такие сильные и могут размазать тебя по стенке,
шевельнув пальцем? Куда я угодила, мне конец! Но девушке я, как
могла смелее, улыбнулась, не желая упускать ценного участника
команды. По мне, так она истинная находка. Я с чистой совестью
поставила жирный плюс на листочке и зажевала кончик пера,
мучительно гадая, что делать дальше.
— Надо же, явились. Уж думала, обойдется, — Гризелла вдруг
стиснула спинку стула. Неприязнь сквозила в ее голосе, так что я резко
повернула голову и тоже помрачнела.
Похоже, на отборы всегда являлись другие команды. Так и не
выпустив изо рта кончик пера, я с недовольством проводила взглядом
Фила, Дэя и... Ариана.
Ариан больше остальных заставил нахмуриться. Он был, конечно,
бесподобен. Роскошен. Вокруг раздался синхронный женский вздох,
полный тоски и вожделения, но шайн даже не дрогнул,
проигнорировав всеобщее восхищение с царственным величием.
Вместо этого он опустился в черное кресло, являя собой
разительный с ним контраст. Его белоснежные, как снег, волосы,
рассыпались по плечам, серые глаза сузились, встречая мой взгляд. Он
казался таким холодным, таким чужим, что мое сердце заледенело.
Его ногти впились в подлокотники, и Ашия, хвостиком
следующая за ним, опустилась возле кресла, будто верная собачка. Ее
черные волосы переливались оттенками синего на свету. Она
доверчиво склонила голову к руке Ариана, даже поцеловала его
пальцы...
Шайн, поморщившись, брезгливо отдернул руку, будто Ашия
недостаточно хороша, чтобы преклоняться перед ним.
Меня тоже это ждет? Подопечные так себя ведут? Ходят на
поводке, целуют руки? Пальцы стиснули листок с записями; облизав
губы, отвернулась от шайна, все еще чувствуя на себе его пристальный
взгляд. Боюсь, Ариана ждет разочарование, я не смогу так.
— Жаль, нет Лиона... — прошептала я, щурясь от солнца,
заглядывающего в окна павильона. Соберись, мирра. Как там? Ты
должна показать уверенность.
А не то, как больно кольнуло сердце при виде Ашии.
Поморгав, я перевела взгляд на двери и вздрогнула, найдя во
вновь пришедших очень знакомое лицо: светлые волосы девушки
сегодня были заплетены в мелкие косички, она смеялась и обсуждала
что-то с друзьями.
А у меня потянуло сердце, ведь она была одета точно так же, как в
моем видении. Кровь, брызнувшая на светлую блузку, до сих пор
стояла перед моими глазами.
«Аши-тай ур-рса тас-с»
Слова банши прозвучали в моих ушах так, словно нечисть была
рядом. Я сжала пальцы еще сильнее, и ногти проткнули листок, вернув
в настоящее.
Она же здесь. Живая. Здоровая. Почти счастливая.
— А кто это? — с волнением прищурилась я. Гризелла
улыбнулись.
— Лилия Аденовса, — склонившись ко мне, прошептала она. —
Звезда стихийников. Самая сильная из земляных, она знаешь сколько
может! Кстати, она из команды Лиона, так что, получается, из нашей.
Слушай, нам повезло с ней. Обязательно попроси у нее яблочко, она
его прямо с веткой на ладони может вырастить.
Я удивленно вскинула брови, взглянув на Гризеллу. Она не шутит?
Эта девушка правда в моей команде? То есть в команде Лиона,
конечно, но, выходит, что в команду шайна подобраны сильные маги.
И это хорошо. Я стиснула перо, мельком взглянув на Ариана.
Очень, очень хорошо — или у нас нет шансов.
Если эта девушка в моей команде, то, выходит, я смогу с ней
пообщаться. Надо рассказать ей о видении, что, если оно привиделось
неспроста?
— А этого я знаю, он довольно сильный маг, но злобная и подлая
тварь, — Гризелла кивнула на вышедшего в центр арены парня. Он
действительно казался сильным даже внешне, а уж когда вокруг
отпрянули студенты, я поняла, что и маг из него неплохой.
Вот только лицо у него было и правда какое-то злое. Я вдруг
почувствовала необъяснимое желание не связываться с ним вовсе.
— Что, феникс, как вижу, нет желающих! — расхохотался он,
когда выждал несколько минут, а никто так и не вышел на арену. Он
повернулся ко мне и похабно осклабился. — Выходи ты, покажи свою
магию, что ли. Или годишься только на роль подстилки для шайнов?..
Глава 34
Это было прямое оскорбление, вряд ли так принято обращаться с
шайнами в этом мире. Вокруг ахнули, поражаясь брошенному вызову,
а я горестно выдохнула. Вот знала, что этим закончится! Уж больно
спокойно все шло
— Я Валл, и вызываю феникса на поединок! — издевательски
развел руками парень, почему-то обращаясь к залу, а не ко мне.
— Чтоб тебя, Валли, — прошептала я себе под нос, закрывая
блокнот с листком.
Мне не хотелось вступать в схватки, но если откажусь от вызова,
не отмоюсь от звания шайновской подстилки до конца жизни. К тому
же, какой тогда из меня лидер? Я бросила быстрый взгляд в сторону
Ариана, но, кажется, вызов понравился ему еще меньше, чем мне.
Сжав кулаки, он напряженно наблюдал за происходящим, словно
сражался с желанием вмешаться.
Ашия липла к нему большой кошкой, и я внезапно разозлилась.
Сама справлюсь! Резко встав, вручила Гризелле блокнот.
— Не вздумай! — девушка испуганно схватила меня за рукав, а я
сцепила зубы.
— Будто есть выбор, — тихо буркнула, настраиваясь.
— Он огневик и полный псих! Да у него силы больше, чем у
шайнов! Все поймут, просто откажи ему, пусть подавится!
— Подержишь? — Не обращая внимания на предупреждения, я
щелкнула застежкой, сбрасывая белую накидку, дополняющую форму.
Сердце колотилось, как бешеное, я чувствовала себя так, будто прыгаю
с парашютом.
Поджав губы, я решительно поднялась на арену, чувствуя на себе
бесчисленные и весьма встревоженные взгляды.
— Юбочка не жмет? Поди, снять ее жених не позволит? Жаль, я
бы не отказался посмотреть, что под ней!
Я резко выставила руки, по инерции создавая перед собой барьер,
и возмущенно вскинула брови, когда огонь отразился от преграды и
ударил в сторону. Этот гад по имени Валли не в меня метил, а в юбку,
будто стремился опозорить любыми путями. Да ладно! Он приставать
ко мне вздумал на глазах Ариана?
Отчаянный тип.
— Интересно, какого цвета твои панталончики? Было бы круто,
если бы их вовсе не было! — похоже, Валл привык бесить соперников.
Его светлые волосы влажно облепили мощную шею, а я сцепила зубы,
выставляя новый барьер против огня… — эй, детка, покажи, всем
интересно! Спорю, беленькие?
Валл не давал мне особо передохнуть; я создала несколько
барьеров подряд, начиная чувствовать себя жареным угрем на
сковородке. Это порядком бесило, молчу про фразы Валла.
— Слышал, ты за Лиона расплатилась своим телом? Ножки перед
женихом раздвинула или на коленки опустилась? Мне прямо
любопытно, что ты лучше делаешь! — рассмеялся Валл, да еще так
мерзко! Фил охотно захихикал вместе с ним, а за ним и его команда, и
это вконец разозлило!
— Ну хватит! — Зарычав, я отразила новую атаку, а потом по
наитию перекрестила и разомкнула руки, будто перерезая Валла
пополам.
Магия сорвалась с моих ладоней с мощным хлопком, на
мгновение погрузив все окружающее во тьму. Валла откинуло, словно
куклу, — и от души впечатало в барьер; раздались ликующие вскрики.
А я резко обернулась так, что волосы хлестнули по спине, и
вперила в Ариана взгляд. Было странное чувство, словно в мою магию
вплелась чуждая и весьма знакомая сила. Как если бы огонька
подбавили или дали магического пинка для ускорения.
Ариан встретил мой взгляд и вздернул бровь, будто спрашивал,
чего это я на него уставилась. И правда! Внешне он оставался
невозмутимым и хладнокровным, как ледяная колючка, только губы
дрогнули в намеке на презрительную усмешку. Он дернул воротник,
ослабляя, и развалился в кресле, демонстрируя, как ему все равно...
Но в какой-то момент он снова напрягся, подавшись вперед, будто
увидел что-то за мной спиной; усмешка сошла с его губ, а глаза
сверкнули тревогой. По общему вздоху я поняла, что что-то пошло не
так, но когда повернулась, момент был упущен.
Огненная волна врезалась в меня, отбрасывая к барьеру. Валл
словно мстил, хотя почему словно? Я вскрикнула, загородив лицо
руками и отвернувшись в сторону, моя магия встретилась с пламенем,
поглотив часть удара, но меня все равно приложило лопатками о
барьер так, что в глазах потемнело.
Я заметила, как вскочил Ариан, а Ашия прилипла к его руке,
будто удерживая от вмешательства... как Гризелла зажала рот руками.
Встряхнув головой и стараясь унять плавающие светлячки перед
глазами, я пошатнулась, спиной упав на барьер. Ух, этот Валл правда
сильный!
— Вот что, птичка, — вытерев кровь с губ, Валл сплюнул прямо
на арену. — Ты меня разозлила! Я вздерну тебя юбкой кверху, разложу
на столе, а потом придушу к демонической матери! И мне плевать, чья
ты невеста, ты мне за это заплатишь!
Его руки, от кистей к плечу, охватило красное пламя. Шумно
выдыхая, он уставился на меня, как бык на красную тряпку, и, кажется,
даже внешне покраснел; и теперь я наконец-то поняла, почему никто
не захотел с ним связываться. Да он же ненормальный!
Ариан оттолкнул Ашию, вскидывая руки. Гризелла кинулась ко
мне, всеми силами оттаскивая с арены.
Но, прежде чем пламя сорвалось с ладоней огневика, в него
врезалась другая сила. Настолько мощная, что Валла смело в сторону,
одновременно с мощным взрывом.
Магия явно была шайновской. Все отшатнулись, Валл со скрипом
сполз по барьеру, ошарашенный и, кажется, удивленный. Сначала
подумала, что это вмешался Ариан, кто еще мог?
Но, когда нашла его взглядом, он хмурился, как и все остальные,
провожая взглядом ту, что поднялась на арену.
Девушка. Очень знакомая девушка.
Она презрительно поджала губы, осмотрев притихшую толпу, ее
глаза высокомерно сузились. Отдельный и самый неприязненный
взгляд достался мне.
— Все знают, Ва-алл, что ты несдержанный псих. Поэтому тебя
никто не берет в команду и никто не желает с тобой связываться, —
Кларисса манерно отбросила за спину волосы и вздернула подбородок.
— А я принимаю твой вызов, кто победит, тот и войдет в турнир в
новой команде, — она с вызовом сощурилась. — Возражения?..
Кажется, отбор идет не по плану. Я запнулась и грохнулась на
стул, удивленная вмешательством Клариссы не меньше, чем
остальные. По залу пронесся общий вздох, словно ветерок,
поднявшийся над толпой.
Ведь не секрет, что Кларисса ненавидит меня. Ненавидит, может,
и за дело, ведь невестой Ариана должна была стать она, а не я, и все
же вот она, стоит на арене, чтобы получить место в моей команде,
расслабленная и в то же время собранная — опасная, как змея, готовая
к броску.
— Почему она здесь? — Гризелла, по виду, тоже ошалела от
такого поворота. Пошатнувшись, она вцепилась в спинку стула. — В
смысле, так задумано? Она же в команде брата, этого Фила де Тиана!
Как по мне, отличная парочка змеюг!
— Э-э, я без понятия, зачем ей в мою команду, — честно
выдохнула я и скосила взгляд на Ариана, в надежде, что он это
подстроил, но Ариан выглядел таким же неосведомленным, как и
остальные. Его брови нахмурились, он подался вперед, словно
пытался разгадать секрет происходящего.
Фил, однако, единственный, на чьем лице не мелькнуло и намека
на удивление. Напротив, он словно подозревал о решении Клариссы и
теперь казался недовольным. Его глаза сверкнули гневом, губы
поджались. Еще немного — и бросился бы на арену, чтобы придушить
собственную сестру. Можно понять: раньше она блистала в его
команде.
— Смотри-ка, кто нарисовался! Тиановская пешка, — Валл
презрительно сплюнул, силясь подняться. Кларисса в полной тишине
преодолела последние ступени на арену, и прозрачная пленка барьера,
попустив ее, с шипением стянулась по разрыву.
— Мое белье черное. Взглянем на твое? — прищурившись,
Кларисса взмахнула рукой, и Валла буквально подбросило в воздух от
волны жара, прокатившейся по арене. Студенты дружно возликовали,
приветствуя удачную атаку, но Кларисса не заострилась на этом, лишь
наклонила голову, когда Валл со стоном упал на пол в паре метров от
нее. — Ты же знаешь, Ва-алл... тебе не тягаться со мной огнем. Так кто
здесь лучший огневик? Ответь.
— Мр-разь. — зарычал парень, подняв голову. Тонкая струйка
крови сбегала по его виску, но когда Кларисса атаковала снова, он был
готов.
Я закусила костяшки пальцев, когда Валл молниеносно вскочил.
Атака огневика была не такой искусной, зато внезапной и быстрой. Его
магия безошибочно ударила в то место, где стояла Кларисса.
Однако девушка ловко увернулась, избежав волны пламени, с
грохотом врезавшейся в барьер. Студенты предусмотрительно шагнули
назад, а Кларисса, запнувшись на полушаге, обрушилась на колено.
Кажется, падение вышло болезненным, судя по тому, как
искривилось ее лицо. Но она не позволила себе даже минутной
передышки, собравшись с холодной решимостью, присущей всем
шайнам.
Поднявшись, она отрывистым жестом отбила новую огненную
волну. В отличие от меня, она не плясала, прикрываясь барьерами,
била жестко и безжалостно — и точно в цель. Ой, проклятье. Не хочу
видеть соперницей ни ее, ни Валла. Меня снова охватил озноб при
мысли, что на турнире все маги такие, и вот мне придется однажды —
и очень скоро — окунуться в происходящее с головой.
От этой мысли и происходящего на арене, я оцепенела, впившись
пальцами в подлокотники стула. Кое-кто из студентов, попятившись к
дверям, тихонько покинул зал, очевидно, разделив мои тревоги.
— Слушай, вот я тебе так скажу. Крыска маг лучше, но стерва
хуже, так что... оба какой-то так себе вариант, — прочистила горло
Гризелла.
Если бы только понять, зачем Клариссе менять команду! Девушка
даже не вспотела, отбивая атаку за атакой, еще и успевая отвечать так,
что Валл взмок от напряжения. Жилка билась на его виске, и, хотя он
яростно защищался, даже этой ярости не хватало, чтобы сравняться
силами.
Я вдруг заметила, что он весь в крови и ожогах. Он же держится
на чистом гневе! Я заерзала, слегка занервничав. Не хотелось бы,
чтобы этот отбор стал чьей-то смертью.
— Уже сдаешься? — Кларисса насмешливо сузила глаза, когда
Валл упал на колено, исподлобья глядя на нее. Ярость переполняла
огневика, но, похоже, силы его подводили. Он сделал попытку атаки,
тут же отбитой девушкой, и шумно выдохнул.
Я думала, что Кларисса просто объявит себя победителем, но она,
кинув взгляд почему-то в сторону Ариана, решительно поджала губы.
— Вставай, слабак, — мельком бросила она и обманчиво-
спокойно повернулась к нему спиной, чтобы посмотреть на меня. —
Или будем считать, что ты проиграл.
Зря она назвала Валла слабаком, это сильно его разозлило!
Взревев, он подхватился с места, чтобы кинуться на Клариссу, как бык
на красное. Но губы девушки искривились в злой усмешке, и я поняла,
что она намеренно провоцировала парня.
Ей хватило одного быстрого разворота и нескольких, подряд
идущих, атак. Валла бросило на барьер, а потом в сторону — с такой
мощью, что он обрушился, выбив мраморные осколки из кладки пола.
Он был в ужасном состоянии, тяжело дышал, хотя и видно было,
что ярость по-прежнему душила его. Он пытался встать, когда
Кларисса замахнулась рукой снова.
— Хватит, хватит!!! — Я вскочила даже неожиданно для себя, и
только потом поняла, что иначе Кларисса убила бы Валла, без
колебаний и сожалений. — В-время вышло. Да, — нашлась я,
принимая командный вид.
Валл, рыкнув, опустил руку, как и Кларисса. Если бы сразу
догадалась, что можно так пресекать схватки, воспользовалась бы
правом уже давно.
— Что ж, в таком случае. Я победила, значит, я и войду в команду,
— Кларисса, отмахнув назад волосы, танцующей легкой походкой
направился к выходу с арены. А поравнявшись со мной, мимоходом
склонилась к уху. — И помни, феникс, ты мне задолжала. Встретимся
на тренировках.
Кусая губы, я проводила ее взглядом. Хорошо ли это, что она
станет одной из тех, с кем мне так часто придется видеться? Не
заметила в ней желания общаться со мной, тогда почему она вообще
решила участвовать в отборе?
Разве что у нее ссора с братом? Я обратилась взглядом к Филу.
Может, и так. Фил выглядел ужасно недовольным, нервничал,
подбрасывая на ладони небольшой шарик. Заметив, что Валл покидает
арену, он внезапно встал и вскинул руку.
— Эй, ты! Валик! — повелительно окликнул он. Валл чуть
повернул голову, остановившись. — У меня свободное место. Ты
подойдешь. Приглашаю в мою команду, место твое.
Я приоткрыла рот от возмущения. Эй, я ведь еще не решила
ничего насчет Валла! Понравился мне Валл или нет, но он пока
сильнейший из тех, кого я видела, если не считать Клариссы... одна
беда: очень уж вспыльчивый.
Но Валл, повернувшись к Филу полностью, осклабился в
ухмылке.
— Заметано, — пробасил он, прежде чем покинуть арену. Я
глубоко вдохнула, метнув в сторону Фила возмущенный взгляд. Но де
Тиана сложно смутить. Он похабно подмигнул и щелкнул пальцами.
— Ничего личного, феникс. Готовься к турниру, — процедил он
противным тоном, будто обещал, что размажет меня по стенке. Я
стиснула кулаки. Вот скотина!
Глава 35
В зале поднялся взволнованный гул: как и я, многие не понимали,
почему Кларисса решила поменять команду. Это сбивало с толку.
Вздохнув, я еще раз взглянула на листочек с именами. А это только
начало отбора! Боюсь представить, что дальше — магистр придет?
Ашрея решит записаться в команду?
— Довольно! Отбор окончен, — раздался вдруг властный голос.
Вздрогнув, я резко обернулась, чтобы заметить, как поднялся Ариан.
Только сейчас обратила внимание, что зачисление Клариссы вовсе его
не обрадовало. По его лицу скользнули желваки, он сощурился и
прожег меня взгляд. Интересно, куда делась Ашия? — На выход,
феникс.
— Э-э, нет, я...
— Стойте! Я ведь только пришел! — деловито возразил голос с
арены.
Ариан что-то процедил сквозь зубы, будто ему не терпелось
вытащить меня отсюда. Одернув рукава, он скрестил на груди руки и
недружелюбно посмотрел на парня, путающегося в мантии, словно в
сетях. Споткнувшись, тот выронил сверток, и из него покатились
косточки, смешанные с ритуальными кинжалами. Уши с кисточками
смешно шевельнулись, реагируя на звук, а я едва себя по лбу не
хлопнула.
Горе-некромант! Вот где он мне попался! Живо всплыл в
воспоминаниях ритуал, которым по его милости я нечаянно открыла
Врата Тьмы и призвала демона Врат, то есть Айруэллина собственной
персоной.
Только не он! А то еще кого-то призовет или всех упокоит с
миром, с него станется!
— Ну только Рыся не хватало,— согласилась со мной Гризелла, а
некромант тем временем уверенно раскидал вокруг косточки и взвыл,
подняв руки.
— Восстаньте с миром, дети мои!!!
Звучало внушительно, а студенты, имевшие несчастье находиться
рядом с ареной и синхронно вытянувшие руки по подобию умертвий,
выглядели еще внушительнее.
— Мы служим тебе, хозяин! — нараспев произнесли они,
заунывно и протяжно, как полагается умертвиям. Некромант
выругался сквозь зубы и, достав из-за пояса знакомую книжку,
судорожно залистал страницы.
— Щас-щас, я их упокою, — зловеще поклялся он, а я,
представив, как он всех «упокаивает», вскочила и замахала руками.
— Н-не надо никого... стой!
— Пурдурам! — ляпнул ученик, и на сей раз скелеты вскочили, а
ученики попадали. К счастью, не до конца упокоенные, к моему
великому облегчению и всеобщей радости. И все бы ничего, не
вздумай поднятые скелеты бросаться на окружающих.
Рысь первым заверещал, бросая книгу, что уж говорить об
остальных! Вокруг поднялся хаос и безумие; не знаю, что бы делала,
если бы не Ариан, коротко зашипевшей в раздражении и взмахнувший
рукой. Короткая вспышка сорвалась с его пальцев, разбросав скелеты
обратно на косточки. Студенты в ужасе замерли, по виду впечатленные
новой демонстрацией.
— Отбор окончен! — громко процедил Ариан и, подойдя,
подхватил меня под ноги.
Уже зная эту его привычку, я вздрогнула, протестуя против такого
обращения, но шайн, не обращая внимания, все же закинул меня на
плечо, да еще и по пятой точке шлепнул, чтобы не брыкалась.
— Расходимся! Результаты будут вывешены, когда феникс
освободится, — со значением дополнил он и двинулся к дверям, не
обращая внимания на Гризеллу, требующую вернуть меня на место.
Когда это работало? Красная, как вареный рак, я дождалась, когда
Ариан шагнет за пределы зала и попробовала ударить его в плечо, но
вместо этого пошатнулась и упала спиной на стену.
— Ты просто нечто! — прошипела я недовольно, когда Ариан
резко поставил над моим плечом руку, блокируя возможность сбежать.
— Это мой отбор!
— И у тебя абсолютно нет таланта отбирать участников! Ты
понимаешь, что Кларисса может преследовать собственные цели? Что
ты отдала Филу карты в руки? Тебе придется полагаться на команду,
верить ей безоговорочно. И если думаешь, что Кларисса не воткнет
тебе нож в спину, глубоко заблуждаешься.
Я прикусила язык, мои губы дрогнули, но возразить было нечего.
Ариан высказал мои собственные подозрения, и я понимала, что они
далеко не беспочвенны.
— Для тебя отбор окончен. Остальным пусть занимается Де Грай.
Я не знаю, кто втянул тебя в турнир, но кто бы это ни сделал, у него
свои цели. Лучше прибери комнаты, — Ариан шевельнул рукой, и
свиток, зажатый в его ладони, с шелестом развернулся, уйдя куда-то
вниз. У меня округлились глаза, это еще что? — И я хочу найти тебя
дома, когда вернусь. Надеюсь, ты меня поняла?
— Помыть пол. развесить одежду. перебрать муку?.. Три раза?! —
Я подхватила верхнюю часть свитка и округлила глаза. Но Ариан
недрогнувшей рукой схватил меня двумя пальцами за подбородок и
поднял голову, чтобы оставить на губах коварный поцелуй.
Даже не сразу поняла, что происходит, лишь когда поцелуй
затянулся, вздрогнула. На мгновение отстранившись, Ариан завладел
моими губами снова, на этот раз медленно и глубоко, чувственно и
головокружительно. Мое сердце пропустило пару ударов; ослабевшие
ноги подогнулись, и шайн крепко перехватил меня за злополучный
пояс верности.
— Можешь переходить к последнему сразу. Но чтобы была дома
все это время... — прошептал он, отстранившись, и снова дернул за
пояс, вынуждая меня выпрямиться и оказаться к нему так близко, что
даже сквозь форму ощущала жар его тела. — Не вынуждай меня
привязывать тебя еще и узами брака.
— Это как?.. — не могла я не спросить, хотя вкрадчивый, полный
обещания голос Ариана, говорил сам за себя. Уголок губ шайна
дернулся, он окинул меня жарким взглядом, вызвав бешеное биение
сердца.
— Увидишь, — прищурился он, прежде чем резко меня отпустить
и направиться прочь.
Я покусала губы, горящие от поцелуя. Помедлив, опустилась на
корточки и подцепила конец свитка. «Переходить к последнему»?
— «Согрей мне постель», — прошептала я и резко смяла
пергамент. Да он, он… ш-шайн! Почему у него все так
двусмысленно?!
Набросаю грелок в кровать, будет знать! Или огненных
саламандр, что даже интереснее! Скомкав свиток, я поднялась и
решительно зашагала к выходу из павильона.
...И запнулась на полушаге.
— Ш-шайны, — процедила я под нос, вспомнив о Гретке с его
требованием зайти в его кабинет вечером. И как теперь быть? Я
оглянулась, но Ариан не спешил возвращаться, чтобы разрешить мои
сомнения.
Похоже, сегодня не мой день. Или меня Ариан запрет на остаток
жизни... или дракон поджарит.
Типичные будни попаданки!
Глава 36
Я ожидала увидеть беспорядок, но не такой масштабный. Хуже
всего, что дверь, стоило войти, затянуло непроницаемым барьером, и я
оказалась в ловушке, запертая наедине со шваброй, ведром и следами
разгульного образа жизни.
В основном, кажется, разгулялся Морт. Я подхватила за краешек
погрызенную обложку фолианта и брезгливо наморщила нос. Вымыв
полы со следами черной шерсти, собрав разбросанные книги из шкафа
и сметя в кучу щепки от стула, я обнаружила в себе дедуктивные
способности и вычислила виновника погрома.
Это, конечно, Ариан!
Но и Морт внес последние штрихи. Сложив обложку в урну, я
вытерла лоб тыльной стороной руки и присмотрелась к списку. Могу
собой гордиться, целых три пункта из двух сотен выполнила.
— Что там дальше?.. Мука, — прошептала я себе под нос,
отправляясь на поиски муки, которую надо перебрать три раза. Ариан
точно этот список придумывал левой пяткой, лишь бы мне досадить.
Звяк-звяк... звяк-звяк...
Я насторожилась, не донеся найденную бадью до тумбочки. Мои
уши уловили звук, но когда обернулась, никого не обнаружила. Жуть
какая... в покоях Ариана водятся призраки?
— Морт? — на всякий случай прошептала я, но кот не возник из
небытия. Зато звук затих.
Я встряхнула головой, решив оставить странности на потом. Мне
еще огромный перечень дел выполнять, многие из которых далеки от
разумности. Вздохнув, водрузила ведро муки на стол и закашлялась,
когда поднялась белая пыль. Помахала ладонью перед носом и ткнула
в муку пальцем. Мука, как мука, зачем ее перебирать целых три раза?
Ариан там клад запрятал?
Ой, сомневаюсь.
— Нехороший шайн. — Я просеяла муку меж пальцев. Если так
подумать, то, что в покоях, где нет кухни, хранится мука, уже само по
себе подозрительно. Я оглянулась по сторонам, но не заметила даже
ложки. Только палка в середине муки торчала, как вражеское знамя.
Звяк-звяк... звя-ак!!!
Я подскочила от внезапного звука прямо над ухом, особенного
жуткого от того, что кто-то после этого тактично постучал по плечу.
Взмахнув деревяшкой, обнаруженной в ведре, я очень удачно заехала
по муке, и ведро с лязгом взлетело в воздух.
Скелет, которому ведро заехало по лбу, взвыл, а я закричала не
своим голосом. Скелеты? Предупреждать же надо, что в шкафу
скелеты запрятаны! В буквальном смысле!
— А-а-а-а! — Я ласточкой взлетела на стул и потом на стол, даже
не заметив, как это получилось. — Не подходи ко мне, гадость!
— Это не гадость, это Морк, — обиженно возразил новый голос,
и я резко обернулась, грозя деревяшкой пустоте.
Впрочем, пустота скоро обрела плотность, будто с нее сдернули
плащ невидимости. Кисточки на ушах парня смешно шевельнулись, он
отер подбородок пальцами, оставив чернильную дорожку пыли, отчего
стал похож на кота еще больше, вот и усы появились.
— Мой слуга, между прочим. Скажи какой! — гордо приосанился
он, вызвав у меня нервную икоту.
— Х-хы… — выдохнула я, не зная, как еще реагировать.
— Гр-р-р, — откликнулся скелет, хватая из моих пальцев
деревяшку. Заполучив желанное, скелет сунул деревяшку в челюсть и
перекусил, как так и надо. Я вцепилась за подол фартука, как монашка,
в «восторге» от гостей.
— Что ты здесь забыл? А ка ты... как ты?.. — заикаясь, я ткнула в
непробиваемую дверь, которую даже изнутри открыть не смогла! А
эти двое как-то пробрались!
Рысь — или как там его?.. невозмутимо вытащил изо рта куриную
обглоданную ножку, которую до того задумчиво грыз. Так и не
поднявшись с кресла, он лениво шевельнул ухом, уделяя косточке
внимания больше, чем мне.
— У меня свои пути, знаешь ли. Так вот, по поводу отбора.
— Нет-нет, даже не начинай тут демонстрацию! — испугалась я,
выставив ладонь. А ну как правда поднимет какой-нибудь скелет из
шкафа Ариана? — Я тебе верю, но давай ты к Лиону обратишься!
— Вот он говорил, что ты все на шайна спихнешь, — прищурился
Рысь, скептично скривившись. Я нахмурилась.
— Он?
— Ну, Айруэллин, ау. Дядька такой драконистый, который
родоначальник твоего рода, — невозмутимо фыркнул Рысь и легко
поднялся, прямо как кот, учуявший мышь. — Я, собственно, чего
зашел. Отбор закончить! Давай ты по-быстрому меня примешь!
— Лучше уходи, — ткнула я на дверь. — Тогда подумаю, взять ли
тебя!
— Возьмешь, конечно, — легкомысленно куснул косточку парень
и подмигнул. — С драконом, в смысле, Айруэллином, поди, не
захочешь связываться! Он, знаешь ли, очень рекомендует мою
кандидатуру!
Что-то было слишком самоуверенное в его словах. Я недоверчиво
прищурилась, все еще вздрагивая при каждом движении скелета, а тот
отрывался по полной, успешно громя чистенькие покои Ариана. Были
чистенькие — но случился Рысь, уже начинаю привыкать, теперь и
Ариану придется.
Пользуясь тем, что скелет отвлекся, я осторожно сползла со стола
и попятилась от приближающегося Рыся. У него еще и хвост есть!
Пушистый такой, колотит по ногам. Некромант смотрел на меня
насмешливо и до мурашек нагло. И у меня что-то щелкнуло в мозгу,
будто сложился паззл.
— Что тебя связывает с Айруэллином? — аккуратно прощупала я
почву. Рысь усмехнулся.
— Дошло, наконец? Ну прости, этот дракон тебя ведь не раз
выручал! Моя семья служила ему испокон веков. Так что там такой
расклад, что последнего феникса надо было уберечь, а без нашего
Айрушки тебя бы уже не было. Предсказание такое, понимаешь?
Я мотнула головой, уже ничего вообще не понимая.
— Это что, ты специально подстроил возвращение Айруэллина?!
Это по твоей милости я его выпустила с того света? — возмутилась я,
выцепив лишь часть сказанного. Рысь философски пожал плечами.
— Не все. Вообще, поднимать поле умертвий не входило в мои
планы, это уже твоя работа. — Он щелкнул пальцами и вальяжно
облокотился о стол. — Собирайся, короче. У тебя свидание с
Айруэллином. Давай живее! Дракон не любит ждать!
— Никуда я с тобой не пойду! — зарычала я, не желая принимать
тот факт, что меня обдурили вокруг пальца. Но тут скелет,
предварительно разрушив полкомнаты, обнаружил пирожные на
столе... радостно взвыв, он кинулся к ним. Меня обдало ветром. Я
запнулась и, взмахнув руками, шлепнулась на пол.
Глава 37
Где-то далеко капала вода — монотонный, раздражающий звук,
сопровождающий каждый шаг. Чем дальше мы углублялись в недра
поместья, тем сильнее давила атмосфера этого места, наваливаясь
тяжестью и беспричинной тоской. Я судорожно вдохнула, пытаясь
сбросить со своих плеч эти чувства.
— А куда мы идем? — еще раз уточнила.
— К черному выходу на тренировочные поля. Смотри, скелетик
птички! Хочешь, подниму из склепов твоих предков, засчитается за
демонстрацию, — жизнерадостно предложил рысь. Я резко встала. Он
сказал, склепов? Что за жуткое место!
— Ты принят! — быстро выдавила я, пока парень не воплотил
угрозу в жизнь. — Только не надо никаких демонстраций!
Все равно, если Рысь приставлен Айруэллином, значит, не просто
так. Вряд ли дракон посмотрел бы на слабого мага.
Я выдохнула и поспешила за Руэллом, опасаясь, что из-за угла
выпрыгнут умертвия. Тут и так везде звуки какие-то, шорохи... даже не
думала, что поместье такое огромное. Казалось, оно простирается на
бесконечность. Мы проходили зал за залом, а конца нашему пути не
было. А теперь и вовсе оказались в подземельях.
Как наверху, так и внизу все было затянуто паутиной и тронуто
временем. Пахло старостью и затхлостью нежилого помещения.
Однако Айруэллин не давал времени осмотреться. Лишь спустя пару
подземных залов я замедлила шаг и намеренно отстала.
Здесь действительно были склепы, и я поежилась, выхватив из
тьмы ряды каменных саркофагов. Похоже, подземелья простирались
куда дальше самого поместья, по ощущениям, мы вышли в подземные
ходы.
Что ж, какой же старый дом без скелетов в подвалах? Огонь с
шипением выпустил сноп искр, осевших на камне чьего-то последнего
пристанища. Думать не хочу, что скрывается внутри саркофага.
— Агнеша Риад де Руэлл, — смахнула я пыль с надписи. Рысь тут
же очутился рядом.
— Триста лет прожила. Но тут нет фениксов, можешь не
смотреть. Пойдем, дальше интереснее!
— Да ну? — Я покусала губы, но не рискнула отставать от Рыся.
Оставаться одной совершенно не хотелось. Переходы сменялись один
за другим, понемногу от них и от спертого воздуха начинала
кружиться голова. В этих местах меня не оставляло ощущение чужого
пристального взгляда, дышащего в спину, но, оборачиваясь, я
неизменно встречала лишь тьму, отступающую перед факелом.
Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем мы добрались до
самого просторного из залов. Здесь дышалось легче, но чувство
тревоги, наоборот, усилилось. Может, из-за статуй, выделяющихся в
темноте светлыми пятнами, безмолвных и жутковатых.
Они стояли, окружая стройными рядами высокий постамент с
абсолютно черным шаром. Ряды и ряды статуй. Я вскинула
магический факел повыше, освещая их. Что-то показалось мне
зловещим в них. Быть может, лица, искаженные страхом. Кто-то
застыл, загородив лицо ладонями, у кого-то раскрыт в крике.
Ни единого спокойного лика. Белый мрамор лишь усиливал
сходство статуй с надгробиями, до того они выглядели жуткими.
Я подошла к мраморному мужчине и подняла повыше факел.
Треща, огонь ярко осветил каждую морщинку, искусно вырезанную на
мраморе, каждую пору на каменной коже. От столь тщательной работы
по камню по спине пробежал холодок, и я отступила, повинуясь
неясной тревоге.
— Что это за статуи? — едва пошептала я. Но Айруэллин
услышал. Он медленно прошелся по другой стороне зала, не сводя с
меня хищного взгляда. Смотрел напряженно, так, что у меня забилось
сердце от чувства нависшей угрозы.
— Всего лишь статуи, — он провел ладонью по плечу юной
девушки и, сощурившись, обозначил улыбку.
Вполне себе такую драконью улыбку. От которой кровь стынет в
жилах. Облокотившись о статую, он оценивающим взглядом окинул
мою фигуру.
— Статуи тех, кто не выполнил предназначение, — непонятно
произнес он, и я нахмурилась. — Они дерзнули стать владельцами
поместья. Но не справились с условиями, которые Дом требует от
своих владельцев. Они не справились. И Дом не принял их.
Далеко не сразу я уловила смысл слов, продолжая задумчиво
исследовать пальцами порез на шее одного из мужчин. Но вдруг в
моей голове словно вспышка пронеслась! Он сказал... Дом их не
принял?
Мои пальцы резко отдернулись от мрамора, задохнувшись, я
отшатнулась. Статуи следили за мной безжизненными глазами, так,
будто действительно видели меня.
Сердце замерло от жуткой мысли. Я окинула взглядом все эти
статуи снова, присматриваясь к каждой мелочи, на которую не
обратила внимания раньше. На кулон с многочисленными
камешками... На каплю чернил, свисающую с пера... На скомканную
бумагу в руке мужчины...
Столько мелочей! Все настолько проработано, что каждая статуя
кажется живой...
Хотя почему кажется?
— Они, они... живые?! — в панике посипела я. Айруэллин
вскинул бровь и, сделав шаг, подхватил с постамента черный шар. Его
волосы хлестнули по спине, когда он отвернулся от меня и направился
к выходу. Весь такой равнодушный, уверенный в себе...
— Были, — коротко озвучил он. — Не тревожься раньше времени.
Возможно, мрамор будет тебе к лицу...
Слова дракона молнией промчались в моей голове. Будто
иголочки закололи в висках. Расширенными глазами, с тяжело
бьющимся сердцем, я еще раз осмотрела статуи, и кинулась за
демоном врат. Забежав вперед него, расставила руки, преграждая путь.
— Что значит были?! Как это дом не принял их?! А что, а что...
— Я уже сказал. Они не выполнили предназначение, — дракон
остановился и свысока посмотрел на меня. — Видишь ли, чтобы быть
хозяином этого поместья, нужно выполнить его пожелания.
— К-какие пожелания? — упавшим голосом просипела я. Ведь
теперь, получается, что я хозяйка этого места! Мало ли, что там за
пожелания!
Айруэллин ответил не сразу. Наклонив голову, он присмотрелся ко
мне, будто оценивая шансы выжить. Наконец, сузил глаза и шагнул
вперед, великолепный и равнодушный, как обычно.
— Что ты знаешь о фениксах, Мирра? — Я не знала ничего, да и
дракон не стал дожидаться ответа. — Что в истоках вашего дара?
Почему он так тесно связан со смертью? Все дело в том, что вы, как
стражи межмирья. Как и мы, драконы. Ваша задача следить, чтобы
оттуда, — он еще раз указал вниз, — ничто не пролезло сюда.
Понятно?
Я коротко мотнула головой, не совсем понимая, каким образом
могу воспрепятствовать нашествию мертвецов, если тем вдруг
вздумается просочиться в мир.
— Изначально драконы пришли к людям, чтобы справиться с
одним самоуверенным божком, захотевшим править не мертвыми, но
живыми, и дать своим демонам поживиться плотью. В этом мире,
видишь ли, есть Врата. Они находятся в нескольких точках,
запечатанных Древними богами. Дворец короля находится на одной из
них. Как и этот Дом, — Айруэллин поднял голову и высокомерно
прищурился. От его взгляда стало не по себе.
— Я д-должна врата охранять? — Представив, как из этого дома
ползут демоны, я содрогнулась.
— Ну зачем же? Пока, — дракон подчеркнул слово, — Печать еще
цела. Тебе всего лишь нужно передать Наследие. По истечении
полугода владелец должен обрести пару, через полтора года подарить
Дому наследника. Насколько я помню, — невозмутимо шагнул вперед
Руэлл, будто вынуждая убраться с дороги.
Но я, придавленная такой информацией, дрогнула и еще шире
расставила руки, препятствуя побегу интриганистого дракона.
— А если не обретет пару?! — жалобно пискнула. Дракон
вскинул бровь, упрямо сделав еще шажок в мою сторону.
— Может умереть сам досрочно. Или украсить родные пенаты, —
с иронией озвучил он. Как можно шутить над таким?!
— А как же я? А вдруг я?..
— Ну же, Амирелла, — дракон наконец оказался вплотную ко
мне. Его пальцы с силой стиснули мой подбородок, вынуждая поднять
голову, а глаза сузились. — У тебя много предложений руки и сердца,
тебе достаточно лишь выбрать одного из желающих. Не думаю, что у
тебя будут проблемы. Опережая твой вопрос, проклятие дома не имеет
границ. Ни пространственных. Ни межмировых.
Я быстро поморгала, надеясь, что проснусь или Руэлл заявит, что
пошутил. Но дракон был убийственно серьезен! Он наклонил голову,
опустившись взглядом на мои приоткрытые губы. В его янтарных
глазах появилась задумчивость, блики скользнули по черному шелку
волос. Он будто хотел что-то сказать, но не произнес ни слова, вместо
этого коснувшись большим пальцем моей нижней губы — холодный,
созерцательный жест.
Мне вот только было не до вопросов, чего он так на меня смотрит.
Я нахмурилась, решительно мотнув головой, чтобы освободиться от
его прикосновения.
— Хочу отказаться от права наследования! Как это сделать?
— Никак, Амирелла. — Руэлл, замерев с поднятой рукой,
медленно опустил ее и посмотрел на меня сверху вниз. — Выполни
условия или умри. Или...
— Или? — поспешно ухватилась я за недомолвку.
Руэлл усмехнулся и подбросил черный шар. Чудом успела
поймать его, не дав ударить мне по носу. Пошатнувшись, я стиснула
шар и нахмурилась еще больше, с тревогой ожидая ответа.
— Или сделай то, что невозможно. Вскрой этот артефакт,
отправься в мир мертвых и сними проклятие. Как видишь, им не
удалось... Но они очень старались. — Руэлл приблизился и склонился
ко мне, заставив стиснуть шар еще крепче и в тревоге нахмуриться. —
Быть может, тебе повезет больше?
Мои губы дрогнули от обиды на откровенную насмешливую
угрозу в его словах. Чего он так веселится? Мало того, что у меня
полгода, чтобы выйти замуж, так всего полтора года на рождение
ребенка! Я не такая быстрая!
Едва не дала пинка вдогонку дракону, когда тот степенно двинулся
дальше и велел следовать за ним. Вот зараза! Самая драконистая зараза
в мире! Во Вселенной!
Сложно ему было сказать сразу?! Да я бы в жизни не подписалась
на такое! Я домой хочу, мне еще вуз заканчивать, работу искать, такие
приземленные, такие простые вещи! Мне ведь и двадцати нет!
Я опустила взгляд и с остервенением надавила пальцами на шар.
В одну сторону потянула и в другую... Да он же металлический, ни
замка, ни отверстия! Как его вскрыть-то?! Выдохнув, перевела
отчаянный взгляд на бедные статуи. Это сумасшедший мир!
— Не переживай! — Рысь облокотился о мое плечо в
панибратском жесте. — Я хорошо буду о тебе заботиться. Честное
рысье, ни одной пылинки не налипнет, ни одна летучая мышь не
нагадит сверху... Оуй! Полегче!
Я ткнула его еще разочек в плечо, отчего некромант отпрыгнул.
Смешно ему! Вот всем смешно, а мне грустно!
— Чтоб вас всех! — от души послала я и поспешила на свет,
хлынувший в открывшую перед Руэллом дверь.
Наследство, невероятно! Да кто ж такое наследство оставляет!
Теперь я понимаю, почему это огромное поместье приходило в
запустение столько лет! Наверное, никому впихнуть не смогли, и тут я,
иномирянка, так от радости и подсунули бумаги...
Вместе с проклятием!
У-у-у, зла не хватает! Этот мир не оставляет попыток от меня
избавиться!!!
Глава 38
— Мирра!.. — Тихий шепот застал меня как раз на выходе. Я
неохотно обернулась на Рыся, с заговорщицким видом манящего меня
в сторону.
Некромант, кивнув на боковой коридор, немедленно скрылся во
мраке. Помедлив, я посмотрела вслед Айруэллину, но, поежившись от
взгляда на безмолвные статуи, изменила направление, решив, что Рысь
может знать о проклятии то, о чем умолчал дракон.
Я надеялась, что Рысь встретит меня за поворотом и поделится
секретами, но в боковом коридоре обнаружилась лишь темная
лестница, ведущая вниз. Я высоко подняла факел, освещая
полуразрушенные временем каменные ступени. Тьма буквально
клубилась по ним, погрузив мои ноги в черный туман, стоило сделать
шаг.
— Рысь? — сдавленно прошептала я.
Огонь с треском выпустил сноп искр. Здесь тяжело дышалось,
нечто зловещее довлело над этим местом. Сделав первый шаг, я
помедлила и развернулась, чтобы убраться отсюда. Непонятная
тревога подгоняла меня.
— ...Иди, я покажу! — донеслось до меня. Скрипнув зубами, я
начала спуск. Пальцы крепко стиснули шар-артефакт, а, подумав, я
сунула его в нагрудный карман, вдруг потеряю. Шаги давались тяжело,
меня будто выталкивало отсюда.
Как же далеко вниз простирается это здание? Казалось, я шла
целую вечность. Шаг за шагом, все глубже и глубже, будто в
преисподнюю. Рысь без умолку рассказывал об академии, но его голос
будто пропадал в пульсирующем звуке, раздававшимся в моих ушах
все громче, словно биение огромного сердца.
— Он тебе не рассказал главное. — Рысь обернулся и исчез в
белой и по виду
пушистой воронке света. — Смотри, — маг объявился дальше и
лениво прислонился плечом к огромным вратам. — Если снять печать,
ты сможешь сразу пойти в мир демонов, и артефакт открывать не
надо! Ну правда, печать только богам под силу, но подумал, вдруг тебе
интересно.
Ну да, всего-то снять печать, такая мелочь! Я подняла голову, в
ужасе от размеров этих врат. Да они же громадные! Яркий свет
выбивался из-под огромных створок, бил в глаза синеватым свечением.
Здесь стучало в ушах так сильно, что от звука темнело в глазах. По
полу шла мелкая, едва ощутимая дрожь, но хуже всего была
атмосфера. Нечто зловещее, темное, мрачное... беспросветное...
исходило от врат. Словно ледяная рука сжимала сердце.
И вместе с тем, врата неумолимо притягивали. Словно
завороженная, я сделала к ним шаг и приложила ладонь к одной из
створок. Символ, похожий на змею, свивающуюся в кольцо, мерцал
яркими всполохами. Я облизала губы, ощутив жар, исходящий от него,
и короткие пульсирующие удары под ладонью. Они становились все
чаще.
Рысь что-то говорил, но пульсирующий звук оглушил, я слышала
только его. Пока, наконец, створки не дрогнули. Резкие звуки
ворвались в уши, и больше они не были похожи на сердце, а звучали,
как сотни криков, собранных в один.
Это было жутко... И больно. Эта боль появилась из ниоткуда и не
была физической, поднималась будто из глубин души. Рвала на части...
я вздрогнула, когда меня вдруг дернуло назад, будто схватили за
шкирку. Боль тут же стихла, а звуки исчезли, сменившись испуганным
ругательством Рыся
— Амирелла! — прорычал голос, да еще так раздраженно, что
врата напрочь вылетели из моей головы. — Тебя учили не лезть, куда
не просят?!
Меня буквально пришпилили к стене за горло. Я расширила глаза,
уцепившись за чужое запястье. Дракон выглядел так, будто врата
пробудили в нем демоническую сущность. Зрачок в янтарных глазах
вытянулся. Глаза сощурены, и в голосе прорывается нечто опасное.
Я задохнулась, он держал меня так крепко! Длинные когти на его
руках говорили, что дело плохо. Казалось, еще немного, и он
переломит меня, как щепку!
— Айруэллин! — захрипела я.
— Печать не игрушка, Амирелла! Она разорвет твою душу, если
попытаешься ее вскрыть. Ты феникс! Печать поглотит тебя, если
полезешь к ней. Не приди я вовремя, от тебя бы мало что осталось!
— Правда, что ли? — присвистнул Рысь и поспешно скрылся за
колонной, заметив,
как я на него недовольно зыркнула. Там он шевельнул ушами и
трагически прошептал. — Ну прости-и-и. Я же не знал, что ты так
быстро полезешь печать
вскрывать!..
Но я вовсе не хотела ничего вскрывать. Только все решили иначе,
особенно Айруэллин. Гнев потух в его взгляде, зато появилось нечто
новое и хищное. Он сузил глаза; медленно ведя по мне взглядом.
— Вижу, вам нечем заняться. Что ж, я хотел отложить это. Но ты
так хорошо пахнеш-шь. — Мечтательные нотки в его голосе заставили
меня напрячься. Я резко отвернула голову, когда дракон склонился ко
мне и шумно вдохнул. Он оказался так близко, что ощущала его
дыхание на своем лице. — А я так голоден. Амирелла.
Голоден? Я распахнула глаза, уловив вожделение в его словах —
причем вовсе не любовное, а вполне себе драконье! Руэлл порывистым
жестом повернул мою голову обратно, чтобы взглянуть в глаза. Тень за
его спиной вытянулась и возросла, принимая отчетливый силуэт
дракона. Она заняла собой все пространство, а уж когда распахнула
крылья, будто готовясь к атаке, меня охватила мелкая дрожь. Ой, по-
моему, Айруэллин не шутит!
— Проверим, как ты бегаешь, дорогая? — осклабился дракон в
хищной улыбке.
— Беги, Мирра! Эти Врата у него крышу сносят! — Рысь, недолго
думая, ударил магией по руке дракона, вырвав у того яростный рык.
Извернувшись, я грохнулась на пол, но, подстегиваемая страхом,
вскочила и кинулась к двери на другом конце зала.
Громоподобный рык прозвучал вслед. Повернув голову, я
заметила, как Айруэллин на глазах обращается. Туман окутал его
фигуру лишь на мгновение, выпуская из серого облака громадного
дракона. Тяжелые крылья ударили по воздуху, взметая пыль древности.
И он смотрел прямо на меня! Очень — очень! — голодным взглядом.
— Да быстрее же! — Рысь бросился на дракона, но тот легким
движением крыла сбросил некроманта. Рысь застонал, а поскольку
дракон всерьез нацелился на меня, я больше не оборачивалась,
вывалившись в еще один коридор.
Господи, надеюсь, следующая дверь ведет в укрытие или на
улицу! Потому что с таким драконом мне в одиночку ни за что не
справиться!
Кто бы знал, что на Айруэллина так близость врат повлияет! Вот
правду говорят — мужчин лучше заранее кормить, а то злыми
становятся!!!
Под весом дракона дрожали камни поместья, грохот стоял
ужасный. Тяжело дыша, я обернулась, чтобы заметить, как дракон
перебирает крыльями, с лязгом втыкая их кончики в пол. Он с трудом
умещался в немаленьких размеров коридоре, а там, где не умещался,
попросту пробивал себе дорогу.
От соприкосновения с его чешуей стены разлетались крошкой,
обваливались целые куски. Но даже эти звуки не смогли скрыть
металлический гул зарождающегося в горле дракона пламени.
Обернувшись и заметив яркие всполохи в его пасти, я вскрикнула и
припустила по коридору быстрее.
«Тебе не сбежать от меня, птичка...» — раздалось в голове.
— Да не птичка я! Невкусная совсем!!! — Я остервенело
задергала все двери, которые попадались.
А, повернув голову на рев пламени, вздрогнула. Руэлл с ума
сошел! Огненная стена шла прямо на меня, от нее моментально
выступила испарина на лбу, а кожу обдало жаром.
Зарычав, я попросту выбила магией часть стены, чтобы вырваться
из огненной ловушки. Ноги запнулись, бросая меня на влажную
землю. Не сразу поняла, что покинула поместье, но ветер, ударивший в
лицо, прояснил мысли.
Ну, в частности, я поняла, что мне конец, если буду
разлеживаться!
Подхватившись с земли, я кинулась к лесу, не теряя времени на то,
чтобы выяснить, что там позади взорвалась. Сердце тяжело билось в
груди, то и дело сбиваясь с ритма, я бежала так, как никогда в жизни не
бегала! Близость дракона и тяжелые звуки все приближающихся
крыльев подхлестывали лучше всяких тренеров.
Перепрыгнув через низкое заграждение, я стиснула зубы, стараясь
не думать, какая из меня прелестная жареная закуска получится, если
Айруэллину вздумается еще раз ударить пламенем вслед.
— Ой-ой-ой! — Не знаю, как сообразила, но, повиснув на ветке, я
поджала ноги, чтобы пропустить волну огненного жара под собой.
Подошвы ботинок немедленно подгорели, но основного удара удалось
избежать.
Правда, вскоре пальцы соскользнули с ветки, и я застонала,
приложившись лопатками. Дракон, с шумом опустившись, вонзил
кончики крыльев в землю, выбивая целые комья из дерна. Мое сердце
заколотилось с утроенной силой, когда поняла, что путь к лесу
отрезан.
Вздрогнув, я усиленно поползла назад! Дракон возвышался надо
мной как скала, обнажив клыки, каждый из которых размером с меня.
— Может, поговорим? — без особой надежды проблеяла я, но
дракон заревел так, что содрогнулись деревья. Я перевернулась,
избегая нового пламени, и вскочила, едва удержавшись на ногах, когда
земля качнулась. — Айруэллин, пожалуйста, очнись! Это же я!
Ну конечно, будто ему дело есть! Руки сами взметнулись вверх,
выставляя барьер. Пламя с грохотом ударилось в него, отбросив меня
на пару шагов.
Если побегу, этот гад точно настигнет! Меня прошиб ледяной пот,
когда заметила голодный блеск в глазах дракона, вдвойне опасный от
того, что в его горле заклокотало нарастающее пламя.
Нужно выиграть время. Я стиснула кулаки, мучительно заставляя
себя собраться. Гретка говорил, магия внутри. Ведь не раз ее
использовала, разве сейчас не смогу? Глубоко вдохнув, я потянулась в
самые глубины себя, пытаясь найти ту искру, что позволяла управлять
собственным даром.
Мне вспомнилось, как легко здешние маги прибегали к своей
силе. Будто дышали ею. Я глубоко вдохнула, сознание рассеялось.
Я не слышала себя, зато почувствовала мир. Движение воздуха.
Шелест ветра в кронах. Время будто замедлилось, и я вдруг поневоле
успокоилась. Как бы странно это ни звучало в такой ситуации.
«Беги, птичка... Охота будоражит мою кровь...»
Но я не побежала. Выставив руки, позволила силе течь сквозь
меня, освобождаться. Полыхнула яркая вспышка, впервые сорвавшись
с моих пальцев не потому, что я испугалась, а потому, что страх ушел.
И я вдруг уловила ту темную силу, которую призвала. Ее робкий
шепот и структуру. Она была так послушна...
Я шевельнула пальцами, закручивая черную воронку в плотную
спираль. Время убыстрилось, а из пасти дракона вырвалось пламя,
столкнувшееся с черной стеной моей магии. От взрыва волосы
отбросило назад, я пошатнулась, потеряв концентрацию.
Но и дракону досталось! Ярость, обида и гнев звучали в его реве;
ему пришлось раскрыть крылья, чтобы не погрести себя под
собственным весом. Магия оттолкнула его далеко назад, бросив на
большое, по виду столетнее, дерево. Заскрипев, то с оглушительным
треском надломилось пополам; поднялась туча пыли, скрывшая
дракона.
Праздновать эту маленькую победу времени не было. Сейчас
дракон как выберется — и мне конец! Судя по реву, он там не просто
не просто злой, а в лютой ярости!
Всхлипнув, я отшатнулась и бросилась к лесу, так, что земля из-
под пяток полетела! Остановиться себе позволила, лишь забившись в
лес. Там, под сенью деревьев, прислонилась к стволу и шумно
перевела дыхание. Сердце бешено колотилось в груди, в ушах стоял
ток крови. Вот ведь чешуйчатый! Чуть не поджарил!
«Возвращайся!!!»
Отдышавшись, я содрогнулась от яростного рыка и треска
ломающихся веток. Что, правда через лес пробивается?
Тут бы меня и дракон не удержал, я так бросилась прочь, что в
ушах засвистело. Лес давал какую-никакую, но защиту. Я петляла, как
заяц, ветки хлестали по лицу, ужасно саднили разбитые колени.
Тяжело дыша, я прорывалась сквозь чащу, то и дело оборачиваясь,
чтобы убедиться, что дракон не наступает на пятки.
Сколько волос я оставила на ветках, сколько крови выпил лес,
пока рвал мою кожу остриями сухих сучьев! От новенькой, красивой
формы, осталось одно название. Я то и дело замечала огненные
дорожки, следующие за мной, страх гнал меня дальше и дальше.
Пока, наконец, я не увидела серую тень, застлавшую солнце, и она
была так близко! Прямо надо мной! Развернувшись полностью, я
загородила лицо руками и попятилась, с хрипами выдыхая. Ну все, я
попалась!
Стоило так подумать, как ноги заскользили. Я завизжала,
чувствуя, что земля в буквальном смысле уезжает из-под меня! Комья
обваливались под моими ступнями в пустоту, удержаться было
невозможно — и я кубарем покатилась вниз, считая боками все кочки!
Мир завертелся перед глазами, меняясь с ужасающей скоростью,
собственный крик отдался эхом в ушах. Взвизгнув, я в последний
момент уцепилась за хлипкий корень. Ноги беспомощно попробовали
найти опору, но я висела над пропастью!
— Мамочки! — едва не плача, выдохнула я. Корень под пальцами
ломался, не выдерживая веса. Я попробовала хоть как-то дотянуться до
земли, но громкий треск оборвал мои надежды.
Закричав, я полетела в пустоту, дышащую тьмой.
А потом удар... Треск... Я вонзила дрожащие, почему-то
окровавленные пальцы в землю.
— Ариан, пожалуйста... — Это была не просьба, а призыв.
Чувствуя, что мир меркнет, а мне не выбраться, я сделала
единственное, на что еще была способна. Позвала того, кому верила,
несмотря ни на что.
Внутри словно натянулась струна и лопнула...
А с ней погас мир, скрываясь за серым маревом бесконечных
сумерек...
Глава 39
Ариан Де Шай
Справиться с демоническими слизнями было не так и сложно,
учитывая, что Ариан вызвал их лично. Дворец стоял на ушах, мерзкие
твари копошились на стенах и даже на потолке. Маги с трудом
справлялись, но главное, что удалось отвлечь Гретку, по крайней мере,
сегодня ему найдется дело.
Как и завтра, и после. Ариан и раньше подозревал, что профессор
имеет виды на его невесту, но теперь лучше понимал, что дело в
договоре. И что это за договор, еще предстояло выяснить.
— Ползите к королю, — он вложил в слова толику ментального
приказа. И прищурился, провожая хлынувших в двери паразитов
тяжелым взглядом.
Мирра его невеста. Узнав, что она феникс, он не обрадовался
этому. На фениксов всегда много охотников, обращение к богам было
гарантией, что без его согласия никто не сможет разорвать их связь.
Все изменилось после договора с Ашреей, но будь он проклят,
если позволит профессору, королю или кому-то еще добраться до его
невесты. Одернув полы мантии, Ариан развернулся, переходя
пространственные границы. В усилении дара есть плюс, отныне он не
нуждался в магических накопителях.
Однако, шагнув в собственные покои, Ариан поджал губы,
очутившись в настоящем бедламе. Перья из подушек щедро устилали
пол, порванные страницы книг печально шелестели на ветру...
Тролльский кот нервно догрызал стул, и все это припорошено тонкий
белым слоем муки, будто только что выпавшим снегом.
Ариан поискал невесту взглядом, но обернувшись, вздрогнул всем
телом. Передник ходил из стороны в сторону на бедрах; мурлыкая,
скелет деловито лепил пирожки. От неожиданности Ариан отступил, и
под его ногами что-то треснуло. Кости загрохотали, когда скелет
обернулся и кокетливо хлопнул накладными ресницами из бахромы,
надерганной с подушек. Кисточка украшала череп, как бантик.
— Грх-ха? — проворковало... оно. Ариан глубоко вдохнул, на
всякий случай отсканировав скелет на предмет знакомой ауры. В
какой-то момент мелькнула мысль, что он слишком долго
отсутствовал.
— Где Мирра? — напряженно спросил он, мысленно обращаясь к
связи с девушкой и вовсе ее не чувствуя. Будто все каналы с ней
перекрыты.
Но такого не может быть.
— М-мр-р!.. — тревожно протянул Морт. — Мр-рш, мр-р-рш-ш...
И, похоже, фамильяр тоже потерял девушку, но волновался, и это
волнение передалось Ариану. Он пустил поисковое заклятие сначала
по комнате, потом по академии... девушки не было в здании.
— Оставь на полчаса! — процедил Ариан, резко разворачиваясь.
Так закрыть связь мог лишь очень могущественный маг...
Или дракон. Ариан, кажется, знал, с кем его невеста, но где искать
Айруэллина? Шайн взялся за ручку, тревожась все больше. Дракону
чужды человеческие страдания. Смертные для него — игрушки. Одни
боги знают, что у этого типа в голове! Ариан распахнул дверь и
пошатнулся от внезапного, ослепившего его Призыва.
Зов накрыл с головой. Вибрации разошлись по академии,
переполошив Морта и заставив скелета смахнуть со стола остатки
муки. Еще не до конца поняв, что произошло, Ариан ухватил
угасающий сигнал призыва, как привязку для портала.
Черный туман закружил, вышвыривая в сумрачный лес. Кругом
царила безучастная, мертвая тишина, только вдалеке остатки пламени
с треском пожирали деревья. Ариан с тревогой прислушался, пытаясь
охватить магией все пространство.
Тревога накатывала волнами, поглощая его все больше. Где
Мирра? Что-то было не так, душа бесновалась внутри. Он
выпрямился, сделав шаг, и подхватил конец сломанной ветки. Отнял
пальцы, растер на них кровь, ловя искры разноцветной ауры...
— Мирра! — Ариан вскинул голову, уже не стараясь скрыть
паники. Кровь точно ее. — Мирра! Отзовись!
— Мрш-ш! — Фамильяр отследил не девушку, но его самого.
Однако у шайна не было причин не доверять коту, тот должен был
уловить свою хозяйку. Опустив руку, Ариан шагнул вслед за Мортом,
позволяя тому вести сквозь лес.
Страх и предчувствие подгоняли шайна. Он оказался на поляне
перед обрывом, выискивая взглядом кота или саму Мирру — что
угодно, лишь бы убедиться, что девушка жива! Опустив голову и
взглянув вниз, он выругался и призвал магию перехода, чтобы
спуститься.
Обрыв был высоким, но, к счастью, пологим. Сорвав с плеч
накидку, чтобы не мешала, он опустился на колено и приложил к шее
девушки пальцы, посылая импульс исцеления. Чудо, что жива!
Девушка была вся в крови, и это неудивительно, учитывая, с какой
высоты она упала.
— Мирра! — позвал он, не надеясь на отклик.
Ей повезло, что она маг. И все же магия бесконечно вливалась в
поддержание ее жизни, пытаясь исцелить повреждения, но с каждым
мгновением истощая ауру. Девушка ударилась головой, кровь стекала
по виску. Будь она смертной, погибла бы. Но и так она недолго
проживет...
— Мрршш!.. — Кот с хлопком появился рядом и неприязненно
встопорщил усы, следя за серой тенью дракона, мелькнувшей среди
облаков.
Ариан вскинул голову и, решительно сузив глаза, подхватил
девушку на руки. Мирре необходима помощь, с драконом можно и
потом разобраться. Но, развернувшись, Ариан застыл на полушаге.
Серый туман уплотнился и вдруг развеялся дымкой, являя
Айруэллина собственной персоной. Дракон величественно поднял
голову, рассматривая его высокомерным, оценивающим взглядом.
— Ваших рук дело?! — не выдержал Ариан, уже зная ответ.
Дракон поставил скрещенные руки на трость.
— Это случайность. Она должна быть готова к турниру. Я вызвал
ее силу.
— Вы едва не убили ее! Она в нашем мире месяца два, а вы
требуете от нее уровня магистра! — Он почти кричал, крайне
непочтительно к древнему дракону, но в данный момент ему было
плевать. — Больше не приближайтесь к ней! Я займусь ее
тренировками сам!
— Я ее покровитель...
— А я будущий муж!!! — рявкнул Ариан. Развернувшись, он
призвал портал, но прежде, чем туман перенес его, он услышал
холодный, ледяной голос.
— Неужели? Ты принадлежишь Ашрее. Уверен ли ты, что
можешь контролировать собственное тело? Уверен, что феникс в
безопасности с тобой? Ведь у тебя нет сердца. Вместо него... лед.
Эти слова хлестнули в спину, Ариан запнулся, чувствуя, как
сжимается душа, но, мотнув головой, резко шагнул в портал, не желая
тратить время. Все это ждет. На его руках была девушка — девушка,
истекающая кровью, — и от этого, ледяное или нет, но сердце болело,
пытаясь вырваться из груди.
— Ох, господин! — Марита, уронив миску, прижала ко рту
ладони. Ариан не стал ничего объяснять. Бережно опустив Мирру на
кровать в собственном поместье, он стянул через голову рубашку и
приложил к виску невесты, чтобы остановить кровь.
— Марита, воду! — отрывисто приказал он.
Исцелится ли ее аура... Вот что внушало тревогу.
— Быстрее, сказал! — рявкнул он, заметив, что служанка застыла.
Марита, закивав, подхватила юбки и наконец-то вылетела за дверь.
Радужная в центре, но выцветшая по краям. Аура Мирры была в
ужасном состоянии, блекла на глазах, теряя магию. Если не исцелить,
ауру придется восстанавливать очень долго, неделями, а возможно,
годами. В условиях турнира это слишком опасно.
Ариан застыл, изучая девушку. Бледную кожу и трогательно
выбившийся из прически локон. Она выглядела пугающе
неподвижной. Скомкав окровавленную рубашку, шайн отшвырнул
одежду в ведро, и присел на край кровати.
Однако есть способ исцелить ее полностью и даже усилить
защиты. Помедлив, он протянул руку и провел в воздухе, не касаясь
девушки, но затрагивая верхние слои ее ауры. Она чуть выгнулась,
глубоко вдохнув, словно тянулась за незримым касанием.
Ее ресницы дрогнули, и он замер. Слишком много вложил своих
сил? Далеко не все люди могут вынести его ауру, но Мирра впитывала
магию смерти, подстраивая под себя.
— Мор? — Кот вспрыгнул на кровать. Ариан строго взглянул на
него, призывая не мешать, и фамильяр недовольно плюхнулся на зад.
Будто знал, что такие методы опасны. Поделись Ариан чуть
большим количеством магии, и это принесет вред обоим. Шайн
прикрыл глаза ресницами, отбрасывая лишние мысли, чтобы
сосредоточиться.
Магия щедрым потоком лилась в девушку через его ладони,
исцеляя поврежденное тело. Ссадины заживали, а кожа розовела, но
важнее всего, что мертвенная серость ауры начинала меняться
истинным разноцветьем. Радужные переливы вспыхивали, словно в
причудливом калейдоскопе. Когда-то именно этот необычный свет
привлек его, как мотылька на пламя...
И будь у него выбор, он полетел бы на ее пламя снова.
— Господин, я сейчас еще бинты принесу! — Голос Мариты и
хлопнувшая дверь выдернули из транса. Ариан приложил пальцы к
носу, останавливая кровь, и поджал губы. Пожалуй, хватит. Он
перекачал две трети своих сил, Мирра может попросту не справиться с
таким количеством.
— Мирра? — прищурился он. Выждав мгновение, поддержал ее,
помогая сесть. Слабость некоторое время будет ее спутником. Пока
тело не исцелится окончательно. — Как себя чувствуешь?
Девушка не ответила, опьяненная чужой магией. Подняв руку, она
задумчиво скользнула пальчиками по его обнаженной груди, нежно и
невесомо, будто исследовала.
Ариан напрягся, стараясь не выдавать, какие ощущения вызывают
ее прикосновения в теле. Но Мирра не собиралась упрощать ему
задачу: подавшись ближе, она прижалась губами к его губам. И это
был совсем не робкий поцелуй, а настойчивый и огненный, почти
властный!
Чужая сила подобна хорошей дозе алкоголя и проявляет истинные
желания. Но такой напористости, пожалуй, он не ожидал. Ариан
застыл, пытаясь взять себя в руки, однако Мирра, зарывшись пальцами
в его волосы, с силой дернула их на себя, вынуждая ответить. Она
прикусила его нижнюю губу и углубила поцелуй, вконец ломая
выдержку.
Зарычав, Ариан поддался ее напору, сжав девушку в объятиях и
ощущая, как сильно бьется сердце в ее груди. Пальцы стиснули ткань
ее формы; хотелось сдернуть лишнюю одежду, коснуться ее нежной
кожи, сорвать с ее губ стон... но он не простит себе, если
воспользуется моментом.
— А мне всунули дом. Теперь я должна родить ребенка,
поможешь? — сонно пробормотала она. Ее пальцы двинулись вниз, к
ремню, вызвав у Ариана судорожный вдох. Что она творит? Но,
добравшись до груди, Мирра застыла, кусая губы. — Какой
интересный дракон.
Тепло ее касаний проникло сквозь кожу, стремясь растопить
ледяное сердце. Расставив пальцы, она прижала их, щурясь, словно
пыталась что-то понять.
Ариан коротко выдохнул. Проклятая метка! Обычно ее
приходилось скрывать иллюзией, иначе каждый встречный знал бы,
что он служит Ашрее. В глазах феникса мелькнуло недоумение. Она
подняла взгляд, хмурясь.
Ей не нужно знать, что это за рисунок. Возбуждение схлынуло,
сменившись сосредоточенностью. Он знал своего феникса: Мирра
попытается разорвать контракт, если будет точно знать о нем, а это
станет для нее смертью. Ашрея не потерпит вмешательства.
— Спи, Мирра, — прищурился он, посылая короткий, едва
уловимый импульс. Ресницы девушки дрогнули, опускаясь на глаза, и
он подхватил ее, чтобы бережно опустить на простыни. Ее темные
волосы скользнули по подушке, окружив прелестное личико ореолом.
С приоткрытых губ сорвался вздох.
Он не сразу выпрямился, некоторое время изучая черты ее лица.
Алые губы, чей сладкий вкус он еще ощущал. прикрытые длинными
ресницами глаза.
Он не сможет отказаться от нее. Он понимал, его связывает
договор… но Мирра только его — и ничья больше. Как он мог отдать
девушку другому? От мысли о том, что ее будет касаться Гретка или
король, или другой шайн у него потемнело в глазах. Ревность
захлестнула его, яростная и опасная.
Ведь он может сделать ее своей навсегда. Его пальцы скользнули
к опоясывающему феникса заклятию верности. Стиснув магическую
веревку, Ариан глубоко вдохнул и, прикрыв глаза, разжал хватку. Тьма
диктовала мысли и толкала на поступки, которые он не простил бы
себе.
Выпрямившись, он схватил со стула принесенную Маритой
новую рубашку и, запрещая себе думать, застегнул каждую пуговицу.
Обернувшись, кинул взгляд на невесту, прекрасную в своем сне.
Мирра в безопасности. Это главное. Фамильяр, ворчливо заурчав,
вспрыгнул на живот девушки и зыркнул на шайна ревнивым взглядом,
после чего, навострив уши, с хлопком исчез.
— Марита! — крикнул он, поняв, в чем дело. Девушка вбежала в
комнату, и он сощурился. — Следи за ней. Никого не впускать и не
выпускать. Амирелла погружена в магический сон, я вернусь до того,
как она проснется.
Служанка закивала, и Ариан, качнув головой, обвел комнату
широким жестом, опечатывая помещение магией. Ашрея имела доступ
в поместье, меры безопасности не лишние.
Как бы ни хотелось остаться, но Мирре понадобятся зелья,
которые можно достать лишь в Академии. Но было и еще кое-что...
Всплеск темной силы. Он не мог проигнорировать его, опасаясь,
что Ашрея сотворила очередное зло. В последнее время богиня
подозрительно тиха.
А это всегда тревожно.
Глава 40
Ариан Де Шай
Серые коридоры хранили зловещее молчание. Комендантский час
вступил в свои права, но даже ночью академия полнится жизнью. А
сейчас здание притихло, затаилось, выжидая.
Ариан поневоле напрягся, все инстинкты говорили, что рядом
опасность. Стены дышали угрозой, вокруг разливалось дыхание
смерти. Ариан спрятал зелья и толкнул дверь. Та с тихим скрипом
отворилась, приглашая в подземелья. В лицо дохнуло сыростью и
древностью, как всегда в подобных местах.
Здесь чувство угрозы лишь усилилось, сжимая тревогой сердце.
Так бывает при темных ритуалах, черная магия всегда оставляет свой
след. Ариан сузил глаза, прислушиваясь к звукам. К шелесту ветра,
гуляющему в зале, к дрожанию маленького оконца под потолком.
— Аш-ш-ш... — И к шепоту теней, едва различимому за
порывами ветра, сотрясающего стены. Ледяное дыхание коснулось
спины. Ариан напрягся, явственно ощутив
чужое присутствие...
Коротко выдохнув, он развернулся и, схватив девушку за горло,
пришпилил ее к стене. Ашия — а точнее, Ашрея в чужом облике, —
сладко улыбнулась. В ее улыбке всегда было нечто ледяное и мрачное,
так улыбается сама смерть. Ее глаза оставались мертвыми и пустыми,
улыбка не отражалась во взгляде.
— Мой дорогой... Я скучала, — прошептала она, не делая
попыток освободиться.
Скучала она! На отборе ему пришлось сдерживаться, слушая
оскорбления Валла в адрес феникса. Валл мог быть каким угодно
человеком, но с магией у него всегда были проблемы. Это значит, что в
любой момент он мог сорваться и отпустить силу, переступить любые
границы.
Шайн не мог не заметить, в какое предвкушающее возбуждение
пришла Ашрея, когда Валл вызвал Мирру на поединок. Словно богиня
ждала этого. Если бы не угроза разобраться с фениксом, Ариан
остановил бы отбор на первых минутах.
Планы Ашреи неисповедимы. В воздухе отчетливо чувствовался
привкус темной магии, темнейшей из всех, вряд ли богиня оказалась
здесь случайно.
Будто откликаясь на мысли, раздался женский испуганный крик,
приглушенный толстыми стенами. Ариан стиснул пальцы на чужом
горле.
— Что ты натворила? — прорычал он, ни капли не сомневаясь,
что богиня замешана в странностях. Ашия хлопнула ресницами.
— Я только пришла, мой хороший. Ты ко мне несправедлив...
— Хватит ломать комедию, Ашрея! Зачем ты здесь?! — Голос
Ариана прозвучал отрывисто, но Ашия лишь подняла бровь, не
собираясь отвечать.
Что толку с ней говорить! Ариан брезгливо разжал пальцы, чтобы
развернуться. Он все равно опоздал: что бы ни случилось, это
случилось не сейчас. Запах смерти заползал в ноздри, тошнотворный,
отвратительный. вот что насторожило. Он с детства чувствовал чужую
смерть. Горькая и сладкая на вкус, она разливалась в стенах Академии.
Но он должен был убедиться. Шагнув в большое помещение
центрального зала подземелий, он потянул носом, морщась. Вспышки
порталов мелькали в сумраке; профессора, сонные и всклокоченные, с
тревогой перешептывались, собравшись кругом.
— Ты нужен! Быстрее сюда! — Директор не стал размениваться
на приветствия, попросту подскочив к Ариану. Бледный и испуганный,
он сжимал и разжимал кулаки. — Верни ее! Пока не поздно, ну же,
быстрее!
Поджав губы, Ариан подошел ближе. Хватило одного взгляда,
чтобы все понять. Одернув манжеты, он опустился на колено и провел
над лежащей на полу девушкой руками, оценивая ее шансы.
Столько крови... Она не выжила бы, даже приди он вовремя.
Ариан глубоко вдохнул и опустил руку, рассматривая девушку.
Лилия. Он ее знал. Ее знала почти вся Академия. Яркая звезда
стихийного факультета, чье будущее обещало быть блестящим.
Ее светлые волосы разметались, перепачканные в крови. Ариан
провел пальцами по свежему следу пореза на ее шее. Легкое
сожаление всколыхнулось в душе… пусть Лилия не блистала красотой
или богатством, но ее любили в Академии. За легкий характер, за
способность прийти другому на помощь.
— Сможешь ее вернуть? — Лилия была любимицей директора,
тот подпрыгивал от тревоги за воспитанницу.
Ариан поднял голову и тяжело посмотрел на директора, оценивая
шансы. Еще год назад возвращение из мертвых не входило в его
возможности. Для этого надо быть магистром. Но благодаря договору
с Ашреей, его дар усилился.
— Мортеншай, — он приложил пальцы к виску девушки и закрыл
глаза, проникая в ее воспоминания, а через них выискивая лазейку к
душе. То, что он увидел в самых последних мгновениях, заставило на
минуту ослабить хватку магии...
До сих пор он был уверен, что эта смерть — на руках Ашреи.
Но в темной фигуре, напавшей на Лилию, не было ни следа
божественной энергии. Это не демон. И не богиня. Это… шайн.
Перед глазами ярко вспыхнул символ Триединого на черной
одежде, символ принадлежности к стенам этого места. Такой был на
каждой форме студента, на каждой мантии профессора. Ариан открыл
глаза, потеряв концентрацию.
— Я могу поделиться силами, если нужно! Только верни ее, пока
не вышло время! — Директор протянул руку, по-своему поняв его
замешательство, но Ариан коротко качнул головой. Заметив, как в зал
шагнул Гретка, он вернулся к чужим воспоминаниям.
Вот она, маленькая, едва теплящаяся нить. Жизнь Лилии должна
продолжаться, согласно воле богов, и это могло спасти ее. Ариан
потянул за нить, выдергивая душу из темных пучин преисподней.
Вкладывая силы, он неумолимо привязывал душу к телу, шаг за шагом
преодолевая сопротивление смерти.
Пока, наконец, он не услышал, как ударилось сердце. Лилия
шумно вдохнула, выгнувшись в спине, и Ариан немедленно разорвал
связь. Это выпило из него остатки сил; чтобы скрыть накатившую
слабость, он встал и выпрямился, скрестив на груди руки.
Большего он не мог для нее сделать — никто бы не смог. Теперь
только богам решать, выйдет ли она из магической комы. Он
сощурился, наблюдая, как суетятся целители вокруг Лилии, опутывая
ее сетью магических заклятий.
— Нашли убийцу? — коротко спросил он у подошедшего Гретки.
Но профессор ответил не сразу. Тяжесть его взгляда легла на плечи
Ариана.
— Это я желал бы спросить у тебя, — прищурился профессор,
глядя на него в упор. Шагнув ближе, он с вызовом поднял подбородок.
— Ее убила магия смерти. Где ты был сегодня?
— Думаете, это моих рук дело? — отрывисто спросил Ариан,
поразившись таким подозрениям. Но Гретка был предельно серьезен.
Помолчав, профессор сузил глаза.
— Именно это мы выясним, — почти по слогам произнес он,
жестко и холодно. Развернувшись так, что мантия хлестнула по полу,
профессор стремительно зашагал к дверям, заставляя притихших
студентов, сбежавшихся на шум, отскакивать с дороги. Ариан
нахмурился, провожая его взглядом.
Он понимал, откуда такие подозрения. Более того — у него
возникли бы такие же.
В этих стенах есть лишь два мага смерти. Точнее, он сам и
богиня...
Ариан прикрыл глаза, воскрешая в памяти мелькнувший символ
Триединого. Или...
.В стенах академии есть еще один маг смерти. Кто-то, кто
скрывается в тенях...
И он весьма умело заметает следы.
Глава 41
Мирра
Не назвала бы утро приятным. Я застонала, каждая косточка
налилась свинцом и усталостью. Словно меня пожевал дракон и
выплюнул.
— Ой нет, — испугалась я, вспомнив о драконе. Потому что меня
дракон пожевать вполне мог и даже переварить парочку раз!
События забега по лесу всколыхнули память. Резко сев, я часто
заморгала, пытаясь понять, где нахожусь. Сумрак разливался вокруг,
лишь чахлый огонек свечи мерцал в глубине комнаты. Легкий
монотонный скрип раздавался в гулкой тишине, будто перо царапало
пергамент.
Я отодвинула занавесь балдахина. Мужчина сидел ко мне спиной,
погруженный в записи. Он лишь слегка повернул голову, чтобы тут же
возобновить работу. По его спине рассыпался белый шелк волос;
поморгала, наблюдая за ним... как же рада его видеть!
— Где я? — встав, я шагнула к большой картине. У женщины на
ней волосы были такими же белыми, как у Ариана. Красивая. Портрет
был подернут временем, я скользнула по полотну пальцами, хмурясь.
— В моем поместье. Доброе утро, Мирра. — Я резко обернулась,
по-новому взглянув на комнату, оформленную в сдержанных тонах.
Темная мебель, тронутые серебром дубовые панели стен.
— А как я здесь?..
— Это лучше спрашивать у тебя. — Ариан отложил перо. Я
отступила, когда шайн поднялся и шагнул ко мне, как всегда,
потрясающий и опасный. Его глаза сузились.
— Как ты исчезаешь из закрытых комнат, предварительно их
разрушив, например. Что ж. по крайней мере, ты согрела мою постель.
— А-а-а? — Я внезапно обратила внимание на перевернутую
вверх тормашками кровать, на Ариана, всего такого домашнего и на
собственный вид.
Похолодев, я стиснула широкий вырез мужской рубашки... а под
ней ничего, ничего нет! Стоило попятиться, как Ариан оказался рядом,
подтолкнув к стене возле двери. Его ладонь впечаталась у моей
головы, блокируя пути к побегу; взгляд соскользнул к губам. Сердце
бешено заколотилось, откликаясь на близость шайна.
— Кстати, отвечая на твою просьбу.
— Какую такую просьбу? — испугалась я легкой насмешки на его
губах.
— На ту, которую ты молила выполнить ночью. Помощи с
заведением детей, Мирра, — шайн вскинул бровь. — Так и быть. Я
помогу.
Не сразу поняла, о каких он детях, но когда дошло. я заглянула в
ледяную стужу его взгляда, заметив откровенную насмешку в его
глазах и еще кое-что… решимость. Нечто до мурашек серьезное.
Он... ни капли не шутил. Щеки вспыхнули, когда Ариан коснулся
пальцами моего подбородка и склонился ниже, будто собирался
поцеловать. Расширив глаза, я ловко поднырнула под его руку, но
далеко не убежала!
Поймав, Ариан живо схватил меня за магический пояс верности и
притянул к себе так, что сполна ощутила каждую пуговичку на его
одежде.
Ариан не колебался и не сомневался, когда склонил голову к моей
шее и вдохнул всей грудью, будто ему нравился мой запах. В этом
было что-то глубоко интимное, хищное, почти яростное. И невероятно
решительное. Мое тело затрепетало, повинуясь его силе, но сама я
напряглась, перестав дышать. Он же не собирается прямо сейчас... э-э,
помогать с детьми?
— Когда я избавлюсь от этой штуки, — Ариан дернул пояс еще
раз, резко притягивая меня, и обжег решительным, потемневшим
взглядом, — мы вернемся к этому разговору еще раз, Мирра.
— По-адожди, я. — Мои слова так и остались непроизнесенными.
Я задохнулась в его поцелуе, горячем и медовом, настойчивом и
решительном. Его руки скользнули на талию, и я обрушилась на дверь,
поневоле уцепившись за шайна.
Теперь все стало совсем неловким! Для меня — но не для Ариана.
Его губы касались моих без тени колебаний, снова и снова, не
позволяя собраться с мыслями. Его пальцы скользнули по моему боку,
сминая и так тонкую одежду. А потом опустились ниже, коснувшись
обнаженной кожи бедра и вызвав внизу живота жар.
В моем теле вспыхнуло пламя, охватившее каждую клеточку. Я
выдохнула, сдаваясь на милость шайна. Сердце пульсировало в груди,
то сбиваясь на бешеный ритм, то замирая в сладком волнении. Мысли
растекались, исчезали, сгорая в моменте.
Я вдруг поймала себя на том, что сама подаюсь навстречу, ловлю
эти моменты и жажду их. Мужское прикосновение скользнуло по
бедру, сорвав с моих губ судорожный вздох, но Ариан, чуть
отстранившись, лишь задумчиво прищурился. Его пальцы провели по
поясу верности, на этот раз промолчавшему на его действия.
Шайн усмехнулся, в его глазах появилась тень довольства.
— Думаю, я знаю, что делать с этой магией. — хрипло прошептал
он.
Хлопнув ресницами, я похолодела внутри, будто с меня сошел
морок страсти, и шайн немедленно отдернул от пояса пальцы, будто
обжегся. Вместо этого он подцепил мой подбородок и заставил
посмотреть в глаза.
— А когда разберусь с поясом, мы снимем твое проклятие.
От его обещания по коже побежали мурашки, одновременно
приятные и панические. Что он задумал? Я открыла рот, но после
стука, от которого содрогнулась дверь, подавилась возражениями.
Подскочив, я вывернулась из объятий недовольно выдохнувшего
шайна и, запнувшись о пару стульев, шлепнулась на кровать, весьма
кстати оказавшуюся позади. Ноги дрожали так, что вряд ли бы на них
удержалась.
— Госпожа, вы очнулись! — Марита, ввалившаяся в открытую
шайном дверь, заставила меня нахмуриться. Стоп, но она же в отпуске!
Иначе почему я в кабале у шайна?— А я вам форму принесла!
Чистенькую, согретую, все, как вы, господин, просили. госпожа, вам
плохо? Вы прямо вся горите!..
— Госпожа должна одеться и спуститься вниз, — холодно отрезал
Ариан. — Ей еще готовить мне завтрак. А ты свободна на сегодня,
Марита. Помнишь, это твой отпуск,
— с нажимом потребовал шайн, а я возмущенно сузила глаза. Да
он же специально от горничной избавляется, лишь бы меня лишний
раз погонять!
— Могу задержаться.
— Пошла вон, — недовольно прорычал шайн. Бедная девушка,
испуганно вжав голову в плечи, закивала и положила форму на
тумбочку.
— Марита! — вот теперь Ариан откровенно злился. Гнев в его
голосе заставил служанку суетливо пошагать к двери. И все же она
обернулась, чтобы взглянуть на шайна. Помявшись, качнула головой.
— Господин, а эта девушка... Лилия... она выживет? Можно я к
ней в лазарет загляну?
Я напряглась, мигом забыв и о детишках, и о шайне. Лилия… ведь
та девушка, которую я видела в видении?
С Ариана все краски сошли. Помолчав, он сухо кивнул, прежде
чем захлопнуть за служанкой двери. А я вскочила с кровати, стиснув
кулаки.
— А что случилось? Лилия… из моей турнирной группы. Что с
ней?
Ариан поставил локоть на дверь, будто не желал отвечать. Его
спина напряглась.
— На нее напали. Но она жива, не бери это в голову, — наконец,
сухо произнес он. Выпрямившись, шайн распахнул дверь. —
Собирайся, Мирра. У тебя пять минут, а через десять я жду свой
завтрак. Поторопись.
Я посмотрела ему вслед, кусая губы. Ариан будто сбегал от моих
вопросов. Неужели... видение было правдивым? Тогда это моя вина,
ведь не приняла всерьез!.. Одевшись, отшвырнула рубашку и
вздрогнула, когда раздался печальный плеск воды. Ну вот, еще и
чужую одежду испортила!
Я поспешила к ведру, пока рубашку не приняли за половую
тряпку. Вода усиленно закапала с испорченной вещи, расплываясь
кровавыми пятнами на полу.
Нахмурившись, я потянула из ведра еще одну рубашку,
белоснежную, с символами рода Де Шаев. Мои пальцы скользнули по
дорогой ткани, я задумчиво расправила ткань с кровавыми пятнами.
Что это? Почему рубашка в крови? Так много.
Покусав губы, я опустила рубашку обратно и поднялась, хмурясь.
На руках осталась кровь, и я расправила пальцы, бездумно
рассматривая перепачканные ладони.
Глава 42
Поместье полнилось шорохами и скрипами. Тяжелая атмосфера
давила на плечи, заставляя шагать осторожно и оглядываться в
поисках неведомых опасностей. Искривленные лики горгулий
смотрели со стен и каминов, мрачные портреты провожали взглядами.
Здесь царила вечная ночь. Свет не пробивался из окон, словно
натыкался на сумрак. Приглушенные светильники, мерцающие на
стенах, не спасали дела. Я поежилась, обхватив себя руками, и
шарахнулась от скользнувшей в воздухе птицы.
— Ро-ор, — взъерошилась та, тенью опустившись на постамент.
Ее глаза сверкали красным, и я не закричала только потому, что
потеряла дар речи. — Рор-рх-х...
К тому же, меня утешил Морт, насмешливо закхекавший при
появлении птицы. Высокомерно задрав ключ, птица с шелестом
отвернулась от нас и распушила серые, будто призрачные, перья.
Хотя, может, это и не птица вовсе. На банши, которая на меня
нападала, чем-то неуловимо похожа... такая же гигантская и зловещая,
перья рассыпаются тенями. Сейчас как обернется нечистью — и не
доберусь я до Ариана.
— Добрый... э-э... день, — на всякий случай отбила я пару
поклонов, пятясь к лестнице.
Добравшись до перил, буквально слетела вниз, торопясь найти
шайна. Это не заняло так уж много времени: Ариан ждал меня в холле,
только вот... я замедлила шаг, а потом и вовсе остановилась, не
решаясь его тревожить.
Подперев кулаком щеку, шайн лениво дремал в кресле.
Белоснежные волосы каскадом спадали с его плеч, ресницы бросали
тень на щеки. Я тихо выдохнула, опустившись взглядом на его грудь,
чтобы понять, не ранен ли он. Ведь это его рубашка вся в крови.
Но шайн не выглядел раненым, хотя печать усталости читалась на
его лице. Будто он истратил много сил вчера.
— Ариан? — тихо позвала я. Но шайн не откликнулся.
Само по себе это о многом говорило. Например, что лучше не
мешать... и действительно сообразить что-то с завтраком. Ведь
сомневаюсь, что могла заявиться сюда своими ногами. Последнее, что
помню, это как упала вчера и попрощалась с жизнью.
Я могла только догадываться, что вчера на самом деле произошло.
Но почти уверена, что Ариан снова выручил меня. Что бы ни
случалось, он всегда был рядом, чтобы подхватить меня и не
позволить упасть.
Смогу ли отплатить когда-то? Я попятилась к двери, стараясь не
шуметь, и, кивнув Морту, выскочила из холла. Кухня нашлась быстро,
после самовольной экскурсии по всем дверям в коридоре. Дверь тихо
скрипнула, пропуская меня. Пучки трав свисали со стен, сильно пахло
специями.
Я передернулась, заметив россыпь глазоцветов, задорно
подмигивающих с тарелки, и решила, что лучше буду опираться на
рецепты кухни собственного мира. Правда, из меня кулинар так себе,
особенно в условиях чужой реальности. Я подхватила веточку не то
дерева, не то кустарника... Все бы ничего, но почему она лилового
цвета?
Отравлю еще шайна. Или что вероятнее, сперва он заставит
попробовать меня приготовленное, так что лучше не
экспериментировать. Я подвинула заглушку на странном котле, и
ошалело моргнула, когда изнутри вырвался столб пламени, аж волосы
взметнулись. Вернув все на место, сглотнула. А вот и плита. С
магическими наворотами.
— Мор мр-р, хы-хы-хы, — сполна похихикал надо мной вредный
фамильяр. Я покусала губы, оглядываясь в поисках продуктов, которые
не смотрят на меня и не хлопают ресницами. Заметила что-то вроде
кефира... И немного муки...
— Ну хотя бы это есть, — с облегчением выдохнула.
Ну, может, так себе набор ингредиентов, посмотрим, какие выйдут
теперь оладьи. Засучив рукава, я приступила к тому, чего делать
никогда не умела.
К готовке, в смысле.
— Будешь? — Я втянула носом аромат в кои-то веки
предсказуемой еды и протянула Морту оладью. Тот вроде не сбежал от
одного вида, даже облизнулся, это меня воодушевило. Я добавила соли
из баночки и с удовлетворением похлопала ладонями друг о друга,
сбивая муку.
Теперь можно и самой попробовать. Я наклонилась над решеткой,
похожей на гриль, куда разместила найденное подобие сковороды, и с
любопытством подхватила еще горячую оладью. Ух, наконец-то еда не
рассматривает меня! Живот заурчал, и я открыла рот, чтобы отведать,
что получилось...
Но так и замерла, когда оладья буквально уплыла с вилки.
Проследив за ее полетом, я возмущенно обернулась на наглого шайна.
Ариан посмотрел на оладью, как на подозрительный объект, и так,
и этак повертел. А я затаила дыхание, гадая, понравится ему или нет...
Почему-то хотелось, чтобы понравилось. Очень хотелось!
Ариан поднес ко рту кусочек... Помедлил и надкусил...
И застыл.
Нет, он не стал ни восхищаться, ни кривиться. Просто с его лица
пропали все эмоции разом, будто шайн заледенел на месте. Я
забеспокоилась, с тревогой всматриваясь в него.
— Как тебе? — прошептала я, опасаясь узнавать ответ. Особенно
потому опасаясь, что по щекам Ариана градом покатились слезы.
— Вкус-сно, — сдавленно прохрипел он, глотая так, будто только
что испытал все муки ада, а в горле застрял еж. — Очень... Вкус-сно...
Что, что не так?! Вздрогнув, я развернулась к котлу и поспешно
надкусила оладью, ожидая чего угодно, но только не ядовитой горечи,
вмиг охватившей пожаром небо! Выдохнув, я замахала на обожженные
губы ладонью, не в силах закрыть рот от жгучего не то перца, не то
горчицы и хрена в одном флаконе.
По-моему эта термоядерная смесь меня насквозь прожгла, до
самых кончиков пальцев, аж слезы выступили! Господи, Ариан точно
не человек, раз это проглотил!
— Не ешь! Я все выброшу!.. — Я подхватила решетку, собираясь
отправить гадость в мусорное ведро. Наверное, то была не соль! То-то
так странно шипела, будто петарда на взлете!
Но стоило мне дернуться, как Ариан выхватил из моих пальцев
предательское угощение и ловко увел в сторону.
— Я съем, — упрямо заявил он, заставив меня застыть в ужасе.
Да он самоубийца!!! — Возьми корзину и ступай за мной.
Как есть самоубийца! Я всплеснула руками и, бегло подхватив
корзину, проворно почесала следом.
Пока шайн замертво не упал! Не прощу себе, если Ариан
оладьями отравится!
— Мор-р!!! — возмущенно взвыл Морт, заглотивший оладью
целиком. Из его пасти вырвался столб пламени вместо отрыжки и,
подскочив, я кинулась за Арианом еще быстрее.
— Ариан, отдай оладьи! — горестно вскрикнула я. — Отдай
немедленно!
Да конечно, как же! Ариан даже головы не повернул!
Интересно, какой срок здесь дают за отравление наследника
престола?
Вот что-то очень этот вопрос стал волновать...
Ариан выглядел решительным и явно вознамерился самоубиться,
раз не выкинул ядовитые оладьи в ближайший куст. Объемная корзина
колотила меня по ногам; спотыкаясь, я торопилась за шайном до самой
вершины холма. Лишь там, поскользнувшись, упала на расстеленное
одеяло и подняла голову.
Здесь было красиво. Мрачное поместье купалось в садах и зелени,
повсюду цветы и щебечут птицы. Внизу протекала река, поблескивая и
играясь в солнечных лучах. Скрестив на груди руки, Ариан дожидался
меня, и ветер отбрасывал назад его волосы, так похожие по цвету на
снег.
Но самое главное — оладьи! Наконец-то до них добралась —
тарелка с ними стояла на самом почетном месте. Я почувствовала укол
вины за свое творение; протянув руку, попробовала схватить тарелку,
чтобы запустить ее в свободный полет с холма.
Но, как и в прошлый раз, оладьи убежали от меня. Я громко
выдохнула, настороженно посмотрев на Ариана. Только, пожалуйста,
пусть не ест. От одного воспоминания о вкусе меня до сих пор
передергивало.
— Получишь, если полюбишь глазоцветы, — сухо отрезал он,
присаживаясь рядом. Ему хватило одного жеста, чтобы вытащить из
корзины блюдо с моргающими глазками. — Помнится, тебе пришлись
по вкусу?
— Я не могу это есть, оно на меня смотрит! — ужаснулась я.
Ариан прищурился и впился зубами в ягоду. Фу-фу-фу. Он правда
это ест! Я опустила взгляд и напрасно выпустила шайна из поля
зрения. Обхватив мою голову ладонью, мужчина внезапно подался ко
мне и прижался губами к моим губам.
Я вздрогнула от полного сладости поцелуя. Мои губы
разомкнулись в удивлении, и Ариан сполна этим воспользовался. Я
расширила глаза, когда ягода скользнула в мой рот через поцелуй. Это
было... сладко и так интимно! Отпрянув, прижала к губам пальцы и
захлопала ресницами, глядя на шайна почти в панике.
— Теперь не смотрит, — усмехнувшись, он опустился на локоть и
подпер щеку кулаком. Он смотрел на меня смеющимся взглядом, а я не
знала, куда деться от неловкости.
Ягода и впрямь оказалась потрясающе вкусной. Но способ ее
доставки... поразил. Часть меня откликнулась на этот жест. Щеки
вспыхнули, а по телу разлилась предательская слабость. Мне ничего не
оставалось, кроме как послушно разжевать угощение и проглотить, и
тут взгляд шайна стал довольным-довольным, словно ему это
понравилось.
— Так невкусно? Ты покраснела, — невозмутимо заметил шайн, и
я крепко поджала губы, недовольная и реакцией собственного тела, и
тем, как меня ловко подловили.
— Не делай так больше! — возмутилась я.
— Так? — удивился шайн. Привстав, он обхватил мое лицо
ладонями и медленно поцеловал. Это был соблазняющий поцелуй. Не
невинный. Как и все происходящее. Я чувствовала желание, исходящее
от шайна... Он вконец меня запутал. То отталкивал, то приближал...
Его губы разомкнули мои, и я не смогла сопротивляться, замерев в
ощущениях.
— Так? — переспросил шайн, на секунду отстранившись, и
вернулся к поцелую, прикусив мою нижнюю губу. — Или так, Мирра?
— Не играй со мной, — прошептала я.
Вместо ответа он притянул меня ближе, обхватив за плечи и
поцеловав уже не столь невинно. Глубокий, чувственный поцелуй был
медленным ядом. Он отравлял мою кровь. Скользнув ладонью по его
плечу, я прижалась ближе, позволяя опустить меня на спину. И лишь
когда он оказался сверху, выдохнула, не слишком сопротивляясь.
Я просто отдалась моменту... горячим поцелуям, обжигающим
мою шею. его рукам, скользящим по телу. Ариан отвел назад мои
волосы и замер, всматриваясь в мое лицо, будто колеблясь.
— Останься со мной, — внезапно выдохнул он. — Я знаю, зачем
тебе этот турнир. Знаю, зачем нужна Маска. Но, если уйдешь в свой
мир, не сможешь вернуться, и я потеряю тебя. просто останься. Я
смогу защитить тебя, даже от Ашреи. Если ты хочешь быть со мной, я
сокрушу ее, разорву все ее контракты! — с нажимом потребовал
Ариан, и я задохнулась, как это прозвучало властно и тревожно. —
Мне нужно лишь твое обещание.
Обещание, что не буду рваться в свой мир. Что хочу разделить с
ним свою жизнь, даже если никогда не увижу родных. Мамы. брата. Я
задышала чаще, понимая, что снова стою перед выбором: семья или
Ариан. Потому что все вместе не получится. Нельзя быть и там, и там,
хотя мое сердце давно поделилось надвое.
— Там мои близкие... — будто оправдываясь, прошептала.
Ариан всегда слишком хорошо все понимал. Он ответил далеко не
сразу, всматриваясь в меня. По мере того, как текло время, его взгляд
тускнел, будто вода, застывающая льдом.
Выдохнув, он резко сел и облокотился на колено. Ветер отбросил
его волосы назад, пробежавшись по белым прядям. Солнце, еще
секунду назад бившее в глаза, скрылось за облаком, как и теплота в
глазах Ариана.
И что-то темное появилось в его взгляде. Промелькнувшая
ожесточенная решимость. Он глубоко вдохнул, прищурившись, и
сказал так равнодушно, что по моей спине пробежал холодок.
— Ты никогда не вернешься в свой мир. — Это говорил, будто не
он, а что-то внутри него. Впрочем, на мгновение закрыв глаза,
полыхнувшие тьмой, Ариан отвернулся и встал. — Забыл сказать. Ты
проспала несколько дней. Послезавтра первое турнирное испытание, и
ты его провалишь. Я лично позабочусь об этом.
Я прикусила губу, смотря ему вслед. Ариан за одно короткое
мгновение словно возвел между нами ледяную стену. Ничего он не
забыл! Если послезавтра первое испытание, то сегодня, значит, общий
сбор.
И я его только что пропустила. Проведя время за готовкой.
Но не это расстраивало. Я ударила по тарелке, и оладьи
рассыпались по одеялу.
Ариан понял, что я выбрала свой мир. Не его.
И четко сказал, что не отпустит. Как бы я ни рвалась обратно...
То, что он специально задерживал меня сегодня — цветочки.
Похоже, ягодки впереди, и если так пойдет дальше, то я завалю
турнир, так и не приступив к нему.
Глава 43
Рисунок деревянного ларца выглядел простым, но принес мне
толику облегчения. Я улыбнулась, радуясь тому, что первое задание
турнира настолько обыденное. Типичный квест, найти в лесу шкатулку.
Это все же лучше, чем квест на выживание с магическими приемами
рукопашного боя.
Ничего, справлюсь. Ожидала худшего, хотя говорят, что первые
испытания на турнире самые легкие. А это даже не первое испытание
— скорее, предварительное. Помедлив, я развернула карту и наклонила
голову, оценивая путь.
Далекий путь. Причем карта на диво «подробная»: два крестика,
начало и конец. Ларец находился в, наверное, руинах. Я повертела
карту, кусая губы и начиная понемногу нервничать. В таком лесу в два
счета можно заблудиться — и угодить к какой-нибудь местной
прожорливой твари!
Тем более мне на нечисть везет, как утопленнику.
— Мертвый лес не любит чужаков. Не заходи глубоко. Все равно
провалишь испытание. — Поравнявшись со мной, Ариан подцепил
мой подбородок ногтем и прищурился, насмешливо меня разглядывая.
— Не усердствуй, Мирра...
Прозвучало многообещающе. Шайн потянул меня за подбородок,
заставив привстать на цыпочки, его взгляд разгоряченным пламенем
опустился на мои губы. Ветер, гулявший по помещению, перебрал
белоснежные пряди его волос; серые глаза высокомерно сузились,
когда он посмотрел на меня сверху вниз.
— Я заберу трофей твоей команды. Надеюсь, ты не против, —
уши загорелись от его шепота, но разум встрепенулся.
Что значит, заберет трофей моей команды? У меня нет карт,
которые ведут к ларцам, предназначенным соперникам! У каждой
команды своя карта. Я возмущенно открыла рот, но Ариан поймал
момент, затянув в горячий поцелуй.
— После испытания жду тебя в моих покоях, Мирра. Поможешь
отпраздновать… — холодно приказал он, на мгновение подцепив пояс
верности пальцем, будто говорил, каким именно образом он желает
праздновать. — А от этого я избавлюсь, обещаю...
Щеки вспыхнули от неприкрытого намека. Я развернулась вслед
за шайном, прижав к губам пальцы. Но желание догнать его исчезло,
стоило увидеть, как в зал вбежала Ашия. Девушка, взвизгнув, кинулась
Ариану на шею, прекрасная и юная. Интересно, как далеко зашли их
отношения?
Скрипнув зубами, я резко отвернулась. Могла сколько угодно
обманывать других, но не себя: я ревновала и ревновала так, что в
глазах темнело. Пальцы с треском смяли бумаги.
— Милая парочка, да, феникс? — вальяжный голос парня,
положившего руку на мое плечо, вызвал у меня судорожный вдох.
Его только не хватало! Я почувствовала, как парень склонился к
моему уху, его дыхание шевельнуло волосы у виска.
— Оглядывайся сегодня по сторонам. Лес так велик. никто не
услышит криков и стонов маленького феникса, а я заставлю тебя
стонать, птичка. Ты будешь кричать от наслаждения, когда я раздвину
твои стройные ножки и ворвусь в.
Ух, черт, достал!!! Наверное, Фил выбрал не лучший момент для
своих гадостей. И без того злая, я вдруг поняла, что вполне чувствую
магию. После встречи с драконом голос магии стал сильнее. По
наитию, даже не напрягаясь, я наотмашь махнула рукой.
— Раштер-ра! — громко произнесла я заклятие, подсмотренное в
учебнике, который презентовал мне Гретка.
Раздался громкий хлопок, а потом оглушительный удар, когда
шайна впечатало в тренировочный барьер. Фил с яростью вскрикнул,
но его вполне хорошо размазало по стенке. Все студенты обернулись,
рассматривая меня почти в ужасе, но что-то двигало мной. Хотя нет. Я
вполне отдавала себе отчет, что делаю.
Стиснув пальцы, я подняла руку чуть вверх, управляя магией
неожиданно легко. Даже, пожалуй, слишком легко. Фил захрипел,
царапая горло, сжатое невидимой хваткой.
— Больше не подходи ко мне! Никогда, — выплюнула я.
Я повела рукой, обрывая заклятие броском Фила на пол. Шайн
упал, зыркая на меня с ненавистью и ядом. Надо в лесу поаккуратнее
быть, у Фила благородства столько же, сколько у шайнов совести!
— Ах ты дрянь! — прошипел Фил, покраснев до корней волос.
Его глаза сузились. — Я притащу тебя Магистру на веревке, чтобы он
вырезал твое сердце! Смотри по сторонам, тварь! На тебя снова
объявлена охота! Орден придет за тобой раньше, чем ты думаешь!
Этот турнир похоронит тебя, мразь!!!
Его слова сочилась злобой; встав, он разбил накопитель и исчез во
вспышке портала, торопясь покинуть место унижения.
А у меня опустилась рука. Злость схлынула, сменившись
тревогой. Фил был участником Ордена, но что значит, на меня
объявлена охота? Я знала, что Магистр бежал. Но думала, что с
Орденом покончено.
В прошлом Орден не раз посылал демонов, чтобы заполучить мое
сердце. Это было ужасно, а теперь даже в чужом теле не смогу
скрыться: всем известно, где меня искать.
Я скользнула взглядом по притихшим студентам, неужели кто-то
из них служит Ордену до сих пор?
— За мной, Амирелла. — Я только заметила Гретку, и от него явно
не укрылось произошедшее. Он стремительно подошел ко мне и
схватил под локоть.
Профессор выглядел встревоженным, слова об Ордене
всколыхнули толпу. Я нашла взглядом мрачного Ариана,
стискивающего кулаки.
Но он не делал попыток ко мне приблизиться. Глубоко вдохнув, я
последовала за Греткой. В конце концов, мне было не избежать
разговора с ним.
Я вошла в кабинет, напоследок оглянувшись. После того, как
узнала, что профессор видит вовсе во мне не ученицу, стало неуютно с
ним наедине.
Однако что-то подсказывало, ему не до амурных дел.
Впрочем, я засомневалась в этом, когда Гретка, закрыв дверь,
резко дернул меня на себя, так, что я врезалась в него грудью и задрала
голову от неожиданности.
Как всегда, по нему сложно было сказать, в каком он настроении.
Жесткий и холодный взгляд пристально изучил меня.
Он был близко настолько, что мое дыхание сбилось. Зная, что он
претендует на меня по непонятному договору, я больше не могла
прятаться от неловкости за мыслью, что это у него методы обучения
такие.
Гретка дернул меня за руку обратно.
В его ладони сверкнул кристалл, раньше, чем опомнилась, он
отрывистым жестом, ни капли не изменившись в лице, повесил кулон
мне на шею и пробежался пальцами по всей длине цепочки.
Это не было соблазнением, его взгляд оставался сосредоточенным
и острым. Слова Фила взволновали не только меня.
— Ты должна быть осторожной, — глухо сказал он. Его пальцы
стиснули кулон, я чувствовала, как жар его кожи проникает сквозь
одежду.
— Что это?
— Кристалл с моей чешуей. Если понадобится помощь, я прилечу.
Сожми в кулаке и позови, — сощурился он, и его взгляд неуловимо
изменился, полыхнув пламенем.
По инерции я вцепилась в кулон, забыла только, что профессор
его так и не отпустил. Мои пальцы дрогнули, коснувшись его руки, и
тут же разжались, скользнув вниз. Щеки предательски вспыхнули от
случайного прикосновения.
Тем более, что и глаза Гретки потемнели. Тревога из них не ушла,
но тень удовольствия промелькнула искрой, тут же скрывшись за
тучами беспокойства.
— Позднее я допрошу Фила, — наконец, сухо произнес он.
Сжав кулон, он качнулся ко мне, будто собирался поцеловать, но,
когда отвернула голову в сторону, резко отпустил меня и сделал шаг
назад. Разочарование мелькнуло в его взгляде.
Тем более устрашающей была тень дракона, на мгновение
расправившая крылья за его спиной. Сжавшись, я быстро опустилась
на стул, но Гретке не занимать выдержки. Сам он, в отличие от своего
дракона, даже не изменился в лице, когда получил безмолвный отказ.
Все-таки он красивый мужчина. Все шайны красивы, но в Гретке
присутствовало нечто такое, что не оставило бы девушек
равнодушными. Как и в случае с Арианом, печать власти отражалась в
его облике. Это внушало чувство безопасности и надежности. Черные
волосы были заплетены в сдержанную прическу, глаза смотрели
пристально и строго.
Глубоко вдохнув, он наклонился и поставил ладонь на спинку
моего стула, склонившись так, чтобы не позволить мне отвернуться.
— Исходя из всего, не слишком старайся победить. Первые
испытания изменчивы. Выбывают слабейшие, тебе надо стать одной из
них. Потом будет не уйти, или последует наказание Оракула за
отступление. Сейчас самое время. Не упорствуй.
— Дело не во мне...
С момента, когда мое имя оказалось в списке командиров, вместе
с этим я стала ответственна за студентов, для которых финал турнира
почти единственный шанс выбиться в люди. Я могла подвести себя —
но не команду. Как Ариан, так и Гретка забывали, что со мной
проиграют другие студенты.
Профессор недовольно вздохнул. Он склонился еще ниже, теперь
я ощущала его дыхание на своих губах.
— Знаю, ты желала бы получить Маску. Но готова ли принести
жертву?
— Жертву? — эхом повторила я. Сколько книг просмотрела, о
жертвах там ничего не было.
— Маска потребует крови. Твоей... Или других, — сухо произнес
профессор. — Двери не откроются без платы.
Он резко выпрямился. Волосы хлестнули по его спине, когда он,
не дожидаясь моей реакции, обошел стол и опустился в кресло
напротив. Скрестив пальцы, он откинулся на спинку и обжег меня
задумчивым, пристальным взглядом. Пауза повисла между нами,
нарушаемая лишь стуком часов.
— Но ты всегда можешь остаться в этом мире и стать моей женой,
— ровно произнес он.
В этой фразе не было ничего, коме факта. Гретка не заигрывал со
мной, не пытался соблазнить. Его голос звучал, словно он сделал
деловое предложение, и лишь едва уловимое понижение тона
выдавало, что ему важен мой ответ.
— Я смогу защитить тебя и будущих детей. Со временем я найду
способ для тебя пересекать границы. Как только ко мне вернется
полная сила, это не будет проблемой.
Я удивленно вскинула голову, столкнувшись с ним прямыми
взглядами. Он смотрел в упор, пристально и ожидающе. Ничто не
выдавало его истинных эмоций, если они вообще были. Собранный и
уверенный, он заставил меня съежиться на стуле.
Потому что он предлагал то, что могло решить все проблемы
разом. Мне не пришлось бы выбирать между двумя жизнями, только...
Мое сердце не могло принять это. Он так легко говорил о детях, и
я вдруг поняла, что он не колеблется, а его намерения серьезны. Он
действительно... рассматривал меня, как будущую жену.
При мысли о том, что дети родятся не просто так, я вспыхнула,
невольно представив сам процесс. Как бы Гретка ни был красив, но не
могла воспринимать его, как любовника. Мое сердце тянулось к
Ариану: я не думала о том, чтобы срочно распрощаться с
девственностью, но если бы задумалась, то не было бы других
вариантов.
Профессор словно прочитал мысли на моем лице. Помолчав, он
отвел взгляд и разжал руки.
— Подумай о моем предложении. Я дам тебе время, — он
отвернулся и, рывком вытащив платок из ящика, прижал его к носу,
чтобы тут же отбросить в корзину и подняться. Отвернувшись, он
качнул головой в сторону двери. — А теперь иди и жди в зале, адептка.
Я не сразу поняла, что меня выгоняют. Лишь нахмурилась,
заметив на брошенном платке кровавые пятна. Такое было со мной,
когда я умирала, шайны не болеют и просто так кровью не истекают.
— Профессор? — насторожилась я.
— Иди! — рыкнул Гретка, и в его голосе прорвались рычащие
нотки. Что было для него странно. Он плеснул красного напитка в
бокал, буквально выгоняя меня. — Жди в зале, я скоро буду. Подумай
над моими словами, — тише сказал он.
Поняв, что лишняя, я не сразу подчинилась. Помедлила, с
тревогой всматриваясь в спину Гретки, но он полностью
сосредоточился на приготовлении зелья. Мой взгляд скользнул на
колбу с чем-то кровавым и густым, будто кровь, и на некоторые
засушенные растения.
Гретка действовал уверенно и быстро, словно не первый раз
готовил зелье. Я мешала ему и, поняв это, тихо поднялась и вышла, не
желая напрягать мужчину. Но, прислонившись затылком к
закрывшейся двери, нахмурилась.
С профессором было что-то не так. Как бы он ни скрывал, но я
почувствовала боль, волнами исходящую от него, и уловила дыхание
смерти, на мгновение затопившее помещение и тут же схлынувшее...
Глава 44
Встряхнув головой, я шагнула в портал. Пространственная магия
царапнула по коже огненными искрами, и тут же отпустила, выбросив
совсем в другое место.
Я часто заморгала, захлопав ресницами от обрушившихся на меня
звуков и рева. Только наблюдателей не хватало! Оказаться в центре
внимания, на большой арене, затерявшейся в окружении трибун, я
совсем не ожидала — и зря.
Здесь, кажется, собралась вся Академия и не только. Я заметила
профессоров и даже короля, скользнувшего по мне пристальным
взглядом. Только сейчас до меня дошло, что этот турнир — местная
забава.
— Лион!!! Хочу детей от тебя!!! — Бедный Лион, не успев
сообразить, откуда ждать снаряда, брезгливо снял с головы красный
лифчик и уставился на него с крайне изумленным видом. Да уж,
девушки не теряют времени даром.
Шагнувший последним из портала Гретка махнул рукой,
запечатывая арену непроницаемым барьером. Так что последующие
предметы нижнего белья не достигли своей цели. Шайны, успевшие
словить свои дары, дружно выдохнули.
— Не волнуйтесь, само испытание останется для них скрытым. —
Гретка скрестил на груди руки, осматривая нас, как своих воинов. —
Дэй, хватит рассматривать чужие носки!
— Это чулки с прелестной ножки, — со значением поправил Дэй,
заталкивая чулки в карман. — Вам не понять, профессор.
— Шайны! — фыркнула Гризелла мне на ухо. Помедлив, она
запустила руку в предложенный мешочек, который разносили всем
участникам. Каждой команде достался свой мешок, из которого
студенты вынимали разноцветные магические накопители. — Смотри-
ка, синенький. Прямо как у тебя.
Так и было. Я нахмурилась, рассматривая свой накопитель. Потом
осмотрелась, заметив, что цвета у всех разные. Это еще зачем? Словно
жребий.
— В лесу запрятано пять шкатулок, — раздался громогласный
голос над ареной. Все вскинули головы, прислушиваясь к Аффету, чей
голос вдруг перекрыл шум трибун. Профессор величественно одернул
мантию и опустился на центральное место в ряду жюри. — Лишь пять
из восьми команд пройдут дальше!
Трибунам понравилось это, судя по реву, а я нахмурилась. Думала,
что шкатулка всем достанется. Если шкатулок только пять, то чья-то
карта в точности повторяет мою. И кто доберется раньше, вопрос на
миллион.
Я скосила взгляд на излишне спокойного Ариана... вот честное
слово, он знал! Ему достался красный накопитель, он подбрасывал его
с усмешкой на губах и не отводил от меня уверенного взгляда.
— Вы парами начнете испытание в разных частях Мертвого Леса!
— продолжал Аффет. — Ваша пара выбрала накопитель того же цвета,
что и вы сами. Накопитель настроен на портал, который перенесет вас
в установленное для начала испытания место. Один накопитель
отведет вас в Лес, другой обратно, когда вы закончите испытание. У
вас шанс лишь на два портала!
— Отлично, отлично! Мы с тобой в паре, — расплылась Гризелла
в улыбке. Лион досадливо цыкнул языком, не одобряя, что нам
придется разделиться.
— Испытание объявляю открытым!
Аффет прищурился и откинулся на спинку под звук грянувших
барабанов. Его объявление вызвало шепотки среди участников. Я
нахмурилась, заметив, как Ариан шагнул вперед, оказавшись близко.
Его пальцы пробежались по длине моих волос, взгляд опустился на
губы.
— Встретимся вечером, Мирра, — коварно прошептал он, чтобы
тут же вернуться к Ашии. Я качнула головой, в задумчивости
провожая его взглядом.
— Вторая карта у Ариана, — протянула я и переглянулась с
Лионом и Гризеллой.
Плохие новости! Ариан сильнейший из участников в целом, никто
из нас не мог с ним тягаться. С силой ударив накопителем о землю, я
шагнула в открывшийся портал первой. Перед смертью все равно не
надышишься, как говорится!
Воздух сжался вокруг меня и выплюнул в дремучий лес. Я
поморгала, осматриваясь. Тишина ударила по ушам, ни птиц, ни
насекомых… только ветер, что шевелит бурую листву, и треск
деревьев.
Опасность и угроза разливались вокруг. За внешней тишиной
скрывалось нечто жуткое. И так тихо, словно на кладбище. Что-то
довлело над этим местом, ложась тяжестью на плечи.
— Почему ты говоришь, этот лес Мертвый? — я чуть повернула
голову к Гризелле, за которой портал схлопнулся. Девушка встряхнула
рыжими кудряшками.
— Так отсюда живыми мало кто возвращается, — обрадовала она
меня.
Замечательно! Уф. Я гулко выдохнула, ежась от ледяного ветра.
Но совсем не до шуток стало, когда услышала громкое шипение
сбоку. Подпрыгнув, я резко обернулась, чтобы похолодеть от взгляда
красных глаз.
Не сказала бы, что скучала по старым знакомым. Демон казался
больше и крупнее, чем те, которые мне встречались раньше, не считая
архидемона. Книзу он разлетался тенями, реющими по ветру.
Выставив перед Гризеллой руку в защитном жесте, я потеснила ее
назад.
— Феникс-с-с... — Впрочем, зависнув у кромки поляны, демон не
спешил нападать. Будто ждал.
— Какой уродливый. — прошептала Гризелла.
Не могла не согласиться. Я вскинула голову на тонкий свистящий
звук в кронах и стиснула кулаки, заметив, как на поляну стекаются
другие демоны. Быстрые и стремительные, они брали нас в круг,
словно загоняли.
Почему портал был настроен в ловушку? Всего лишь совпадение?
— У нас есть обратный портал! — Гризелла протянула мне
накопитель, но очень быстро выронила его, когда один из демонов
дернулся к ней. Подскакивая, шарик покатился по земле. — Прости-
и!.. Знаешь, ставлю на то, что Аффет нас невзлюбил!..
Может, это и правда козни Аффета, но положение ухудшалось с
каждым мгновением. Встав спиной к спине, мы только и успевали, что
провожать снующие вокруг тени взглядами, а они буквально хоровод
закружили.
— Нарен! — Гризелла вскинула руку, выпустив в мрачное небо
сноп искр, но это, похоже, лишь стало сигналом к атаке. Я схватила ее
за локоть, буквально выдергивая из когтей твари.
— Бежим! — крикнула я, понимая, что с такой стаей не
справиться даже Ариану! Гризелла вскрикнула, подхваченная демоном
за волосы; ее пальцы выскользнули из моей ладони. Обернувшись, я
наотмашь махнула рукой.
Демона я отогнала, да только пропустила угрозу самой себе!
Задохнувшись, удивленно взглянула на когтистую лапу, ворвавшуюся в
мою грудную клетку...
— Я ос-ставлю метку... — осклабилась демон. Мое сердце
трепыхнулось в его когтях, а на глазах от боли выступили слезы. —
Когда слуга Аш-шреи вырвет твое сердце, я первым вкушу твою плоть,
а потом пожру ледяное с-сердце последнего Де Ш-шая...
Ледяное сердце? Его голос шепотом ввинчивался в голову. Я
начала задыхаться, перед глазами замелькали красные пятна. Царапая
демона ногтями, захрипела, судорожно пытаясь нащупать ниточку
магии внутри себя.
Было так страшно! Мир мерк перед глазами, но, услышав крик
Гризеллы, я зарычала, цепляясь за жизнь. Магия, подавленная
демоном, не особенно отзывалась. Однако страх помог собраться.
Вспышка вырвалась из самого сердца, заставив демона с воем
отпрянуть, а меня судорожно вдохнуть.
Воздух хлынул в легкие, даря мне второе дыхание. С яростью
сузив глаза, я позволила лишь себе лишь мгновение передышки, чтобы
затем, резко выпрямившись, наотмашь махнуть рукой.
— Мечтай больше! — крикнула я. Всполох магии озарил небо,
смяв демона. Взвыв, тень взорвалась на тысячу ошметков. Они плавно
разлетелись по воздуху, скользя в попытках соединиться обратно в
целое.
— Гризелла! — Я завертела головой, впрочем, очень быстро
нашла девушку. Отбиваясь и ругаясь, на чем свет стоит, она изо всех
сил молотила взлетевшего демона. Рыжие кудряшки подпрыгивали
при каждом ее движении, но тень не сдавалась, упрямо не желая
отпускать добычу.
Так она долго не продержится! Я кинулась на выручку, взмахнула
рукой, собирая силы для удара.
Но вспышка сорвалась не с моих пальцев.
— Подлые твари! — с яростью зарычал Лион, разбрасывая
вспышки направо и налево. Демоны взвыли, хлопаясь с завидной
очередностью. Шайн взмахнул рукой, магией заставляя взвизгнувшую
Гризеллу зависнуть в воздухе у самой земли. — Ты в порядке, Мирра?
Морт чуть с ума нас не свел!
— Мо-ор! — подтвердил кот, смачно втягивая в себя остатки
почившего демона.
Господи, как им рада! Я поставила руки на колени и перевела
дыхание, закивав. Могло быть хуже. Рысь, явившийся на поляну вслед
за Лионом, помахал в воздухе свитком.
— Вы как раз кстати! У нас назрело голосование. Я предлагаю
оставить шкатулку Ариану.
— Да вот еще! — фыркнула Гризелла и от души шлепнулась о
землю, когда магия прекратила удерживать ее в воздухе. Рысь постучал
свитком по виску.
— Зачем нам идти к шкатулке, которую нам выделили? Шкатулок
целых пять, что мы, идиоты, с Де Шаем воевать за подачку? Он нас
одной левой уделает! — Все обернулись на ушастого парня. Он
изогнул бровь. — Так вышло... ну чисто случайно... Под ногами
валялась чужая карта... Кажется, Де Тиан не заметил, как ее потерял,
— со значением протянул он.
Уже зная характер парня, я подошла ближе. Развернув карту,
изучила крестики и нолики, а оглянувшись, заметила пару ориентиров.
Например, абсолютно круглую поляну, на которой мы заходились.
— Да ты находка, — тихо выдохнула, присаживаясь на пень,
чтобы внимательнее изучить маршрут.
Прямо от поляны путь вел совсем недалеко! Тоже к руинам,
обозначенным крестом. Очевидно, что самого Фила выбросило на том
конце леса, и он еще долго будет добираться. Я удивленно посмотрела
на Рыся, с деловитым видом чистящего нож. Он, наверное, еще на
арене обокрал кого-то из команды Фила подчистую.
— Надеюсь, ты знаешь, что Фил убьет тебя, — только и вздохнул
Лион, поставив ладонь на мое плечо, для удобства изучения карты.
Рысь запальчиво фыркнул.
— Я просто подобрал, что плохо лежало, — доверительно поведал
он. — Ну что, идем за трофеем Фила и пусть Де Шай забирает свою
шкатулочку?..
Идея увести приз у Фила мне не понравилась, хотя сократила бы
путь — и опасности на нем — почти на две трети. Не получив ответа,
Рысь забрал у меня карту и методично свернул.
— Верное решение. Доверьтесь рысиному чутью...
Глава 45
Лес казался бесконечно долгим и мертвенно-тихим. Свет не
проникал сюда, теряясь в шелестящей листве, и чем дальше, тем
неуютнее здесь становилось — по мере того, как мы углублялись в
чащу.
Отодвигая ветки, я шла, полагаясь на чутье Морта, то и дело
останавливающегося, чтобы погрызть особенно любопытное дерево.
Слова демона еще звучали в голове. Ледяное сердце... ведь не в
буквальном же смысле? Остановившись, я раскрыла ладонь, вспомнив
холод в груди Ариана. То, как его лицо искажалось от боли всякий раз,
когда он касался меня...
— Мирра? — Лион вернулся, обеспокоенно всматриваясь в меня.
Я подняла голову, радуясь, что он рядом. — Ты все верно делаешь.
Просто не требуй от себя многого, ты слишком молода для таких
турниров. — Он помялся. — Я думаю, что знаю, чьими стараниями ты
попала в Оракул.
— Думаешь, это Ашрея? — нахмурилась я. Лион качнул головой,
отодвинув передо мной ветку и пристроившись рядом.
— В то и дело, что нет. Оракул под контролем Триединого, ее бы
испепелило на месте, вздумай она подойти к Чаше. Боги презирают
Ашрею, ведь считается, она убила своего мужа, чтобы занять его
место. Но у нее длинные руки. Я думаю, что некто действует от ее
имени.
Лион нахмурился.
— Возможно, что Ариан. но, вероятнее, у богини есть еще один
слуга в стенах Академии. Тот, который пытался убить Лилию. Ты
поняла мотивы богини? — Лион остро взглянул на меня. — Вчера
пропал Посох Короля, один из четырех королевских артефактов.
Ашрея хочет исполнить пророчество, а ты завершающий этап в нем.
Лион дождался, когда я поежусь от неясного предчувствия, и
качнул головой, продолжая путь.
— Молю тебя, будь осторожнее. На Лилии эта тварь не
остановится.
Я застыла, глядя ему вслед. Мысль о том, что Лилия может быть
частью проклятого ритуала, не приходила мне в голову. но ведь правда
— по пророчеству четыре жертвы должны обагрить своей кровью
четыре артефакта. Что же получается, Лилия пострадала из-за меня?
Пророчества, артефакты… от этих мыслей замутило.
Пошатнувшись, я уцепилась за ветку, и это промедление обернулось
проблемами. Я вскрикнула, схваченная за горло чьей-то рукой и
прижатая к чужому телу.
— Маленькая паскудная тварь… я же говорил, что найду тебя!
Как тебе идея развлечься на алтаре? Достаточно хорошая поза для
венценосного феникса? Предпочитаешь сзади или сама ноги
раздвинешь? — зло зашипели мне на ухо, а я похолодела, узнав
манерный голос Фила. Впившись ногтями в его руку, зарычала,
пытаясь отстраниться, но захват у парня, что надо!
— Да не рыпайся ты! Еще просить будешь! — самодовольно
зашипел Фил и пискнул, как девочка, когда его отбросило от меня к
массивному дубу.
Лион резко дернул меня за руку, пряча за себя, а Фил,
удержавшись на ногах, рассмеялся.
— Присоединяйся, Де Грай! Я же вижу, тебя заводит девчонка, а
не светит! Я поделюсь!
— Ты просто мр-разь, — будто не веря, зарычал Лион.
— Да ему нравится феникс, а дыхалки не хватает нормально
подкатить, — Гризелла, встряхнув волосами, встала рядом. Она
ударила толстой палкой по руке. — Давайте поставим его в угол? В
смысле, положим вон в то болото?
— Кстати, болотникам он понравится... — задумался Рысь.
Видя, что перевес не на его стороне, Фил попятился и свистнул.
Неподалеку затрещали деревья, Фил явно явился не один. Ох,
неприятная новость. Я нахмурилась и полезла в сумку за кинжалом.
— Нет. Бери Гризеллу и найдите шкатулку, — остановил меня
Лион. — Так мы быстрее с этим закончим.
— Но я... — Мои слова перебил горестный вопль. Подскочив, Фил
вцепился в заднюю точку и завертелся на месте. Морда кота,
повисшего на его штанах, приняла самое ехиднейшее из выражений.
— Убери свою тварь! — заорал Фил не своим голосом, едва
понял, с кем имеет дело. Шерсть Морта с щелчком обратилась
колючками, вызвав новую серию воплей и проклятий.
— Говорю же, иди. — Лион быстро схватил меня за руку, ловко
выдернув из-под атаки приближающегося Войта. Вспышка
просвистела над ухом, опалив кожу. Прижав меня к себе, шайн коротко
взглянул на группку противников, а потом снова на меня.
— Доверься нам, мы их задержим. Если получишь шкатулку, мы
сможем сразу убраться из этого леса! Зелла!..
Лион подтолкнул меня к девушке и махнул в сторону руин.
— Ну же! Мы вас догоним.
— Там мы будем полезнее, — подмигнула Гризелла, хватая меня
за руку и настойчиво утягивая к руинам, похожим на склеп.
Отчасти она права; вспышки мелькали среди деревьев, но Лион
был явнее сильнее всех соперников. Помедлив, я все-таки последовала
за девушкой, торопясь к проклятой шкатулке, пока еще кого-то не
встретили!
Дверь со скрипом отворилась, пропуская в склеп. Пыльно и
темно, помедлив, я шагнула внутрь, ожидая полчища скелетов, море
нечисти и огненные ловушки.
Но все, что меня встретило, это звенящая тишина и ниши, в
которых лежали не то мумии, не то мощи. Очень воняло затхлостью. Я
подпрыгнула от писка пробежавшей мыши и схватилась за ремень
сумки.
Ну и местечко.
— Думаю, на алтаре, — Гризелла ткнула дальше по каменной
дорожке. Всякий шаг ожидая, что кучи костей и мумии восстанут, я
осторожно двинулась вперед. Тишина давила на уши, а сердце
настороженно стучало.
Вообще-то... Такое чувство, побоище здесь уже случилось. Я
переступила через груды изломанных косточек, словно попавших в
эпицентр бури. Либо скелеты друг друга истребили, либо.
— Тебе не кажется, Мирра, что здесь кто-то уже побывал? —
раздался шепот позади.
Вот-вот. Либо…
Не ответив, я перешагнула порог, ступив на более широкую тропу,
открывающую вид на древний алтарь. По бокам дороги плескалась
темная вода, а на алтаре сверкала подсвеченная кристаллом шкатулка!
Встрепенувшись, я оглянулась на замешкавшуюся Гризеллу, и стянула
сумку через плечо.
— Шкатулка здесь! Я ее заберу и вернемся за остальными!
Мне говорили, что первые испытания самые простые, но мне
бесподобно везло! Ариан ушел по другому следу, Фил еще не добрался
до шкатулки, а вся нечисть упокоена с миром. Обрадовавшись, я
решительно зашагала к алтарю. Надо же, мы все-таки прошли
испытание!
Я приблизилась к алтарю на расстоянии пары шагов. Надо бы
только проверить, нет ли у алтаря ловушек. Сбросив сумку, я
протянула руку...
Вж-жух!
Я резко обернулась на свистящий звук, разбивший тишину.
— Сзади! — Гризелла заколотила по отрезавшему ее барьеру со
всем возможным усердием, но Ариан умел быть быстрым, если хотел.
Перехватив за руку, шайн рывком притянул меня и вскинул голову,
рассматривая с удовольствием кота, поймавшего мышь в лапы.
Шкатулка заплясала в его пальцах, вертясь резными узорами.
— Я же говорил, у тебя нет шансов, — уголок его губ дернулся в
усмешке. — Думала, обманешь меня?..
Шкатулка была так близко — и так далеко! Я с тоской посмотрела
на Ариана, но шайн лишь вздернул бровь, будто знал, что никуда
теперь от него не денусь.
— Рискнешь? — предложил он.
Конечно, рискну! Мы так долго сюда добирались! Помедлив, я
сделала выпад рукой, не обращая внимания на то, как близко
прижалась к шайну. Но Ариану хватило одного легкого жеста, чтобы
увести шкатулку на недосягаемую высоту. Я сердито сдула прядку с
волос и попробовала снова, только для этого пришлось подпрыгнуть.
Высокий же он!
— Верни! — потребовала я и упала грудью на алтарь, когда Ариан
исчез в тумане перехода.
Появившись позади алтаря, Ариан подкинул шкатулку на ладони
и прищурился.
— Тогда я ее заберу, пожалуй...
Дразнится? Стукнув ладонью по алтарю, я кинулась к шайну.
Команда ждала шкатулку, кто мог знать, что Ариан раскусит наш план!
Почему он вообще здесь? У него ведь своя карта! Но, сколько ни
прыгала, Ариан играючи уходил в сторону, пока я вконец не
выдохлась.
— Если так подумать, — спокойно произнес шайн, будто не
замечал, как я пляшу вокруг, — правилами не запрещено собрать все
пять шкатулок в одни руки.
О, нет, вот о чем Ариан задумался! Но если он соберет все
шкатулки, нам их точно не получить! Шайн качнул головой, вторя
своим мыслям. Ветер взметнул его белоснежные волосы, мантия
полоснула по тропе, когда он развернулся, собираясь унести трофей с
собой.
Стоп-стоп-стоп, куда он собрался?! Вздрогнув, я встряхнула
головой, решительно протестуя против такого бесславного поражения!
Я с такой силой дернула его за мантию, что ткань жалобно затрещала в
моих руках.
Это единственный шанс, в конце концов! Сграбастав Ариана за
воротник, я рванула ткань так, что Ариан живо нагнулся — и впилась
поцелуем в его губы, как самый заправский вампир. Не знаю, как у
него, а у меня голова закружилась круговертью. Наверное, такой
подлости шайн не ожидал, раз замер от неожиданности, так что, выбив
из его рук шкатулку, я отшвырнула ее магией дальше, чтобы выиграть
себе лишний момент.
Шкатулка грохнулась о пол и, переворачиваясь, полетела по
дорожке. Мы взглянули на нее одновременно, я с надеждой, Ариан с
досадой. В моей руке затрещал накопитель, готовый разбиться, чтобы
унести мня отсюда, как только заполучу трофей.
— Давай, Мирра! — подбодрила Гризелла.
Я сорвалась с места. Эффект неожиданности сработал, как надо,
Ариан отстал ровно на мгновение, и его мне бы вполне хватило, чтобы
разбить накопитель и удрать со шкатулкой...
— Именем Ариана де Шая, замри!
Шарик треснул еще сильнее, когда я будто врезалась в
непробиваемую стену. Ноги как вросли в пол, а я в отчаянии
потянулась за шкатулкой, не желая расставаться с такой близкой
целью! Еще бы одно мгновение!
— Так не честно! Ты использовал власть покровительства! —
взвыла я, беспомощно глядя, как Ариан щелчком пальцев поднимает
шкатулку в воздух. На его ладонь она так и не опустилась, просто
исчезла, испарилась в воздухе, как и не было.
— С чего ты взяла, что в этой игре все по-честному? —
насмешливо взглянул на меня Ариан. Я прикусила губу, лихорадочно
прикидывая, успеем ли мы добраться до шкатулки, которая
предназначалась нам самим? Не мог же Ариан уже и там побывать?
Если поторопимся. — Не смиришься, да? — вздохнул шайн, раскусив
мои мысли.
Приказ покровительства рассеялся, позволив мне попятиться, но
Ариан все равно сделал ко мне медленный, вкрадчивый шаг. Что он
задумал? Прищурившись, шайн скользнул по мне опасным взглядом.
— Значит, придется занять тебя чем-то.
Прозвучало двусмысленно. Я сделала еще шажок и взмахнула
руками, очутившись на бордюре и не шлепнувшись в воду только
потому, что Ариан молниеносно перехватил меня за талию. Он
медленно опустился взглядом на мои губы.
— Здесь, конечно, не озеро единения... — прошептал он и
запечатал мне рот поцелуем, едва собралась протестовать. Я уцепилась
за его форму, чувствуя пустоту за спиной, от нее спасала лишь чужая
ладонь на спине.
Ариан отстранился на секунду, позволив глотнуть воздуха, и
вернулся к поцелую. Его губы были мягкими и настойчивыми,
принуждая к ответу. Мужская ладонь скользнула по моей спине вверх,
зарылась в волосы, вызывая у меня судорожный вздох.
Отстранившись, шайн убрал волосы с моего лица.
— Прости.
О да, ему было за что извиняться! Я пискнула, ощутив, что его
поддержка исчезла. Он просто отпустил меня!
Вода громко взволновалась, я от души шлепнулась в серую жижу,
но пока барахталась, пытаясь не погрузиться в нее с головой, Ариан
вполне успел провести ладонью и установить непроницаемый барьер в
двух шагах от бордюра. Так что оставалась лишь в возмущении
ударить по воде ладонями.
— Ариан! — обиженно вскрикнула я. На что шайн поджал губы,
разглядывая меня.
— Я вернусь за тобой сразу, как только соберу все шкатулки из
склепов. Здравствуй, Фил, — без переходов ровно произнес он. —
Может, выйдешь? Возможно, я отдам тебе феникса на пару часов. Если
развлечешь ее, так и быть, я закрою на это глаза. Давно хотел
предложить, научишь ее смирению.
Я нахмурилась, заметив, что от теней отделилась знакомая
фигура. Как здесь Фил оказался? Ведь Лион задержал его... Шайн
будто прятался во мраке, и лишь теперь проявился. Он поджидал
меня? И что такое Ариан говорит, как это «отдаст меня»?
Фил прищурился, разглядывая меня, как зверька в клетке. Злая
насмешка появилась в его взгляде, а я отшатнулась, загребая воду
руками. Та тихо зажурчала.
— Что, неужто? Отдашь мне девчонку попользоваться? — зло
прищурился он. — Так и знал, что она тебе надоест! Многое
позволяешь с ней сделать?
— Все, — коротко ответил Ариан, а у меня даже дар речи пропал
под его тяжелым взглядом. Что происходит?
Фил перевел на меня плотоядный взгляд. Даже ладони прижал к
барьеру, чтобы получше заглянуть в вырез мокрой формы. Я
судорожно стиснула края. Только не говорите, что Ариан предлагает
меня всерьез этому типу!
Глава 46
Фил явно не сразу понял угрозу. Может, не уловил, не услышал,
увлеченный фениксом в клетке. Но миновало мгновение, и его
предвкушение сменилось страхом в глазах. Вздрогнув, он так резко
обернулся, что поскользнулся на дорожке.
С его рук сорвалось заклятие, но было легко отбито в сторону. И
еще одно — и еще.
В глазах Фила метался страх, он отступал, в то время, как Ариан
приближался, спокойный и уверенный.
Пока, наконец, одно из заклятий Ариана не врезалось в Фила.
Пещера содрогнулась от заклятия; противно хрустнули кости, рука
Фила вздернулась вверх под неестественным углом и повисла
безвольной плетью. Фил закричал не своим голосом: он будто и не
понял, что произошло!
— Не протягивай руки слишком далеко, — холодно произнес
Ариан. — Можешь их лишиться, если будешь лезть, куда не следует.
— Ах ты мразь!!! — завопил Фил, вскидывая руку, чтобы
ответить на атаку.
Еще один легкий жест наотмашь. Фил закричал, его кости
ломались так легко, играючи, что я почувствовала отголосок его боли,
даже находясь за барьером.
Магией вздернув соперника в воздух, Ариан прищурился. Фил
задыхался, будто его схватили за шею, но уже не мог поднять рук,
чтобы защититься. Его кости выгибались, ломались, подчиняясь магии
Ариана. Он закатил глаза, хрипя; из носа хлынула кровь.
С плеском я подалась вперед и застучала по барьеру.
— Подожди, не убивай его! Он того не стоит!
— Это турнир, Мирра. Кто меня осудит? — хладнокровно осек
Ариан, и Фил выпучил глаза от страха. Не дав опомниться ни Филу, ни
мне, Ариан сделал резкий жест в сторону. Что-то треснуло особенно
громко. Фила будто бульдозером снесло.
Выгнувшись, он обрушился на каменную стену, выбив камни из
кладки, а потом рухнул на пол. Захрипев, потянулся к Ариану. Струйка
крови побежала с его губ, а я задохнулась на вскрике.
— Скажешь, я не предупреждал тебя? — Ариан шагнул к
поверженному сопернику и высокомерно поднял голову, не обращая
внимания на хрип Фила. — Зачем ты ждал, когда я покину склеп, а она
останется одна? — он качнул в мою сторону головой. — Просвети, с
какой целью?
Если бы Фил и хотел ответить, он бы не смог. С трудом подняв
голову, он открыл рот, но с хрипом в его горле забулькала кровь. Он
смотрел на Ариана так, будто не верил, что тот способен так с ним
поступить.
Ариан поддернул штанину, не позволяя чужой крови запачкать
ткань.
— Это последнее предупреждение, Фил. Подойди к ней еще хоть
на шаг, и это будет последний шаг в твоей жизни. Усвой. Я не бросаю
слов на ветер.
Он резко махнул рукой, будто ударяя Фила, и тот обмяк
бесформенной грудой. Я приоткрыла рот.
— Ариан... — вырвалось у меня.
Фил много раз задевал меня, постоянно преследовал. Он
изнасиловал Лайзу, и бог знает, сколько еще девчонок. Заставлял
Клариссу убить Ариана, принудил ее служить Ордену. Вечно
самоуверенный, не принимающий отказов, он не мог вызывать у меня
добрых чувств.
Он, пожалуй, заслужил это. Но надеюсь, он жив? Ариан прикрыл
глаза и, поведя рукой в воздухе, снял барьер, запирающий меня в воде.
Я упала ладонями на бордюр и замерла, всматриваясь в неподвижного
Фила.
Дышит… вроде. Я покусала губы и в тревоге посмотрела на
Ариана. Мне ведь спасибо надо сказать? Похоже, что Фил дожидался
момента, чтобы сделать свое грязное дело.
— Больше он к тебе не полезет. — Ариан помолчал и щелкнул
пальцами. В тот же момент черный туман окутал Фила, перенося его
непонятно куда. — ...Какое-то время, — с досадой процедил шайн.
Ариан вскинул руку, и я пискнула, когда меня вытолкнуло из
воды. Будто смерчем подхватило! Оказавшись на бордюре, я замахала
руками, пытаясь удержаться, но в итоге обрушилась всем весом на
шайна.
Ариан не позволил свалиться обратно в серую муть, но с такой
силой ухватил за пресловутый пояс верности, что тот вспыхнул
огненным пламенем вокруг моей талии. Приблизившись, шайн
ласково убрал мокрую прядь с моей щеки.
— Я вернусь сразу, как соберу все пять шкатулок. — Я
встрепенулась, вспомнив, что шайн решил отнять у команды
последние шансы на успех. Но Ариан стер мое возмущение
невесомым поцелуем с привкусом обещания. — А вечером, пожалуй,
займемся твоей проблемой с поместьем... и этим. — Он снова дернул
пояс, и испарился раньше, чем я запротестовала на его планы.
Успела лишь заметить его торжествующую усмешку, прежде чем
он скрылся в черных клубах портала.
— Шайн! — выкрикнула я, словно ругательство.
Гризелла убежала за помощью еще, когда я свалилась в воду, так
что у меня была возможность выругаться от души, пользуясь тишиной.
Не то чтобы злилась, скорее, досадовала. Опять меня обвели вокруг
пальца, как Ариану это удается?!
Можно дальше не стараться! Шайна и след постыл, как и
шкатулки. Как он догадался, что мы решили изменить маршрут?
Разве что он всегда меня чувствует, что похоже на правду. Как мне
отсюда теперь выбраться? Я подошла к темному углу, где раньше
таился Фил и, помедлив, зашарила ладонями по стене, пытаясь найти
секретный выход. Должен же был шайн сюда как-то попасть.
— Эй, птичка! — вкрадчивый голос, раздавшийся сбоку, заставил
резко обернуться и прижаться к стене. Я шумно выдохнула, обнаружив
говорившего. Вот ведь Рысь, пройдоха! Совсем забыла, что ему
барьеры не препятствие! — У меня тут идейка.
Он не стал объяснять, просто схватил за локоть и выдернул в
другое место. Я с интересом отклонилась, заметив пушистый хвост,
проявившийся у парня при перемещении и сразу же исчезнувший. А
Рысь правда оборотень-рысь? Хвост ну точно лисий!
— Накопитель у тебя? — Рысь не заострился на переходе. Я
порылась в карманах, но парень махнул рукой. — Просто держи
наготове, а я сейчас вернусь и посмотрим, кто там соберет пять
шкатулок! — Рысь подмигнул и испарился с глаз моих, едва протянула
к нему руку. Куда это он?
Нахмурившись, осмотрелась. Весь этот лес не внушал мне
доверия, но здесь вроде все цвело и благоухало, прямо райский уголок.
На первый взгляд никаких опасностей.
Вздохнув, выдернула цветок с изогнутой ветки и поднесла к носу,
наслаждаясь запахом. Хотя... запах так себе. Я отвела цветок и
прищурилась. Воняет кровью. Очень старой, но кровью.
Стоило понять это, как поляна перестала казаться такой уж милой
и симпатичной. Я поморгала, попятившись к деревьям, пока меня не
сожрал какой-нибудь куст. Тревога всколыхнулась внутри —
возможно, дело в звуке, больше всего напоминающем скрип ветки,
ползущей ко мне с невероятной скоростью.
Это совсем не понравилось!
— Э-э-э, Рысь! — позвала я и вскрикнула.
Меня не просто дернуло вниз, а земля разошлась под ногами!
Уцепившись за обваливающийся дерн, я повисла над пустотой, но
меня что-то тянуло за лодыжку, словно веревкой.
И такой крепкой! Я задергала ногой, пытаясь сбросить чужую
хватку.
— А-а-а! — Крик вырвался из моей груди, когда веревка с такой
силой дернула вниз, что пальцы соскользнули.
Поверить не могу, что из всех полян Рысь выбрал именно эту!
Случайно ли? В тот же момент, как я оказалась под землей, тоненькие
корешки сомкнулись над головой, скрывая просвет. Так ловушку
прикрывают ветками, а я только что в эту ловушку угодила!
Внизу оказалась целая пропасть — и я зависла в ней, пойманная
не то лианой, не то деревом. Меня утащил под землю гигантский куст!
Не то чтобы странно для этого мира.
— Ах-х-х... так давно не ела... — прошелестел предвкушающий
женский голос, и меня прошиб ледяной пот.
— Ну попадись мне, Рысь, — тихо прошептала я.
Что-то подсказывает, Рысь вполне знал, что эта поляна не так уж и
безопасна! Либо он случайно меня сюда завел...
Либо сделал из меня живую наживку, чтобы отвлечь Ариана.
Искренне надеюсь, что ошибаюсь, потому что если нет, кисточек на
ушах некромант не досчитается!..
Лиана вмиг разжалась, обрушив меня на пол пещеры. Весь дух
вышибло! Зажмурившись, я поморгала, привыкая к сумраку.
Женщина была красива и великолепна. Если не считать того, что
лианы вгрызались в ее кожу, а может, росли оттуда, извиваясь во все
стороны. Ее платье целиком состояло из колючего шиповника,
пожухлого, будто перед зимой.
По виду женщину не смущало, что из ее тела растут колючки, а
мне стало не до смеха. Сев, я поползла назад и нервно ударила магией
по приближающейся барышне. Намерения у нее были самые
нехорошие, а зубы очень острыми, что она продемонстрировала мне,
смачно облизав красные губы.
К тому же, когда на нее упал луч света, я рассмотрела, что она
невероятно бледна. Кожа ее. напоминала тех мумий из склепа.
Жутковатая красота.
— Чего вы хотите? — смело выкрикнула я, когда магия
соскользнула с женщины, не причинив вреда.
— Я так голодна-а. — вместо ответа причмокнула она.
Этого и боялась. Я нащупала под собой камень. Раз ее не берет
магия, то надо же хоть как-то защищаться? Женщина проследила за
моей рукой, и одна из лиан, растущих из ее тела, молнией метнулась ко
мне.
Стиснув за горло, лиана приподняла меня над землей, а женщина
приблизилась. Ее улыбка была ничуть не дружелюбнее, чем улыбка
гиены или змеи. Я крепко поджала губы, остервенело дергая зеленый
побег, но шипы вгрызались в меня до крови.
— Тебя надолго-о хватит... жаль, что такая тощ-щая.
Лиана плотнее обвилась вокруг, а за ней по коже поползли другие
побеги. Они скользили, противно ластясь ко мне, стискивая все
сильнее и туже. Я с хрипом вдохнула, лихорадочно выискивая путь.
— Баюшки бай, мой сладкая рыбка. — От моей крови шиповник
на лианах напитывался красным. Мои ресницы дрогнули, когда
нечисть подула на меня.
В ноздри забился сладкий дурманящий аромат. Я глубоко
вдохнула, радуясь тому, как ослабилась лиана на шее, но дым вполз в
легкие. Он был тошнотворным, сладким, как запах разложения. От
этого запаха меня замутило, сознание поплыло. Меня будто качало на
волнах.
Последнее, что увидела, это как женщина склонилась ко мне, а с
ее длинных когтей ко мне потянулись мелкие лианы. Они извивались,
как мерзкие черви.
— Какая девственная кровь. Моя сладенькая… из тебя прорастут
чудес-сные цветы.
С трудом открыв глаза, я обнаружила, что не могу двинуться.
Руки по-прежнему были стянуты лианами, хотя ничего в этом месте не
напоминало пещеру. Серость наполняла помещение, серость и тьма.
— Отпусти меня! — зарычала я, увидев неясный силуэт. Будто
откликаясь, серый дым послушно поредел, наконец-то позволив
увидеть врага.
От неожиданности я задохнулась на полуслове. Ожидала увидеть
кого угодно, но не. Ариана.
Но был ли это он? Тусклые безжизненные глаза смотрели в одну
точку, шайн будто не видел меня.
А вот Ашрея, богиня-змея, взглянула на меня, улыбнувшись
своим мыслям. Ее пальцы пробежали по груди Ариана, а губы
искривились в усмешке. Она была самими соблазном
— Мой раб… — прошептала она в лицо неподвижному Ариану.
Ее рука так резко вошла в его грудь, что я вскрикнула,
задергавшись в силках. Все произошло за считанные мгновения,
Ашрея вырвала его сердце рывком. Оно лежало на ее ладони, кровавое
и бьющееся. Все внутри меня оборвалось. Слезы выступили на глазах.
Я дергалась изо всех сил, кричала, пытаясь дорваться до шайна.
Но богиня смотрела на меня с улыбкой. А потом поднесла к губам
красное сердце и впилась в него зубами. Кровь потекла по ее
подбородку, красная и горячая, а по моим щекам — слезы. Нет.
Пожалуйста.
— Чудовище!!!
Все это походило на кошмар, а может, и было им. Ариан даже не
дрогнул, он так и стоял без движения. Ашрея подняла подбородок и
щелчком пальцев заставила крышку шкатулки подняться. Она
смотрела на меня, только на меня, будто наслаждалась той болью,
которую причинила.
— Это ледяное сердце твое, Ариан. Возьми его, а взамен принеси
мне сердце девчонки. Я не насытилась.
Всего лишь кусок льда… повинуясь ей, ледяное сердце ворвалось
в грудь Ариана, вызвав болезненный стон.
— Ариан! — Зарычав, я потянула лианы, как могла сильно. Они
трещали, изгибались, не желая отпускать добычу.
Но я была нужна ему! Прямо здесь, сейчас... я рванулась из
последних сил, вспарывая кожу шипами, и, вырвавшись, кинулась к
Ариану, чтобы помочь ему, спасти... хоть что-то сделать!
Но, запнувшись на полушаге, удивленно посмотрела на кинжал в
своей груди и руку Ариана на его рукоятке. Мои пальцы сами
сомкнулись на оружии, по пальцам потекла теплая кровь — моя
собственная.
— Повинуюсь, — безжизненно произнес шайн. — Моя госпожа.
Больше всего мне запомнились его глаза. Черные и равнодушные,
совсем чужие. Мир дрогнул, расплываясь кровавыми пятнами, и я
провалилась в туман. Он брызнул черными осколками, разлетелся, как
мимолетный сон.
Тяжело дыша, я перевернулась на живот и вонзила ногти в мох.
Закашлявшись, ударила по земле ладонью, зажмурилась. Забудь,
забудь! Это лишь наваждение! Я подняла руку, рассматривая пальцы.
Никакой крови. Это правда. просто кошмар!
— Удивительно, что ты жива, феникс, — Кларисса, присев передо
мной на корточки, брезгливо вытерла зеленую слизь с кинжала.
Я с трудом подняла на нее слезящиеся глаза. Это что, еще один
сон? Потому что ничего невозможнее, чем спасающая меня Кларисса,
я и представить не могла!..
А она меня точно спасла: женщина, напавшая на меня, лежала
позади. Теперь лианы завладели ею полностью, прорастая даже из
живота. Прекрасная и мертвая, она раскрытыми глазами смотрела в
свод пещеры. Растения почти полностью скрыли ее тело, извивались,
будто в конвульсиях.
Как Кларисса смогла прийти так вовремя? Все мое тело ныло и
болело, израненное острыми шипами. Сколько я провела в этом
жутком сне?
— У тебя талант притягивать всякую гадость. По правде, я
думала, все дриады вымерли лет сто назад. Но нет, смотри, ты нашла
одну, — вскинула Кларисса изящные брови и поднялась. — Сообщу
команде, что мы феерично проиграли. Наверное, это увидела во сне?
Сны дриад всегда правдивы. ты ведь уже все шкатулки получил, Де
Шай?
Она скривилась, даже кивком не удостоив появившегося в клубах
дыма Ариана. Впрочем, шайн не обратил внимания, побледнев при
взгляде на меня.
— Боги, Мирра! — отбросив оружие, он стремительно подошел
ко мне, и я порывисто обняла его за шею. То, что видела во сне,
напугало больше любых дриад. Просто радовалась, что он рядом. Что
его сердце бьется в груди.
Но было кое-что, что не давало покоя.
— Правдивы? — запоздало спохватилась я, потянувшись вслед за
Клариссой.
— Ты вся в крови! — процедил Ариан, перехватывая меня.
Он бегло осмотрел меня, и его глаза темнели с каждым
мгновением. Коротко рыкнув, он подхватил меня на руки. Туман
перехода забился в ноздри; Ариан будто торопился, и я узнала склеп,
подобный тому, где находилась прошлая шкатулка.
В этой тоже была одна, гордо сверкала на алтаре. Со всех сторон к
нам потянулись мертвые тела, просыпаясь со своих ниш, но, не
заострившись на них, Ариан махнул рукой. Переход вышел рваным и
слишком быстрым, я только и успела, что открыть рот.
А очутилась уже на арене. Ариан шагнул и бросил шкатулку на
стол Аффета… к остальным четырем.
— Последняя, завершайте испытание! — зарычал он.
— Эй! — запротестовала я, поняв, что Ариан вполне успешно
нашел все пять шкатулок. Ариан рывком развернул меня к себе и
встряхнул за плечи.
— Ты ведь знаешь, что ты для меня дороже жизни, Мирра?
Судорожно вдохнув, я посмотрела в его глаза. Он говорил так
искренне... и таким ледяным недовольным голосом! Ариан убрал с
моей щеки локон.
— Вот и хватит рисковать. Мне плевать ради других, или себя, —
прищурился он. — Я все равно тебя не отпущу, Мирра… никогда.
Испытание закончено. Ты не пройдешь дальше. Мне жаль, Мирра, но
так будет лучше для тебя.
Глава 47
Ариан Де Шай
Ветер отбросил назад каштановые волосы девушки, запутался в
прядях. Мирра всегда казалась хрупкой и юной. Ариан сузил глаза,
скользя по ней взглядом. По тонкому стану и алебастровой коже, по
изящным плечикам и красивой груди.
Возможно, он привык считать ее своей. Ему нравилось, как она
смущается, как выбивается прядка волос и спадает на ее щеку, как она
убирает ее за ушко и поджимает губы, желая скрыть неловкость.
Он желал увидеть однажды их детей. Хотел, чтобы у них были ее
глаза. Какими они будут?
Мирра умудрилась влезть в одно из самых опасных проклятий.
Поместье феникса славилось своими статуями, и он не мог позволить
девушке стать одной из них. Если он правильно помнит, у нее всего
два года на рождение первенца.
У них всего два года. Потому что другим он не позволит ее
коснуться.
Даже Ашрее. Ариан поднял голову. Солнечный луч запутался в
волосах феникса, озарив сиянием, и он тихо выдохнул. Он хотел эту
девушку, и хотел назвать ее своей женой. Пожалуй, впервые он понял,
что ему больше не важны последствия.
Он должен убить Ашрею. Это не спасет его жизнь, ледяное
сердце однажды растает окончательно, но это даст ему то, чего он
хотел больше всего на свете. Хотя бы ненадолго. Что-то подсказывало:
соблюдай он договор или нет, Ашрея не оставит в покое ни его, ни
феникса.
— Так где он? — Взволнованный шепот директора отвлек Ариана.
Шайн коротко взглянул на шепчущихся профессоров и нахмурился.
Насколько он понял по скорбному виду подошедшего стражника,
турнир забрал первую жертву.
Сколько их еще будет? Вот почему он не желал участия феникса в
этих играх.
Хотя были у него и личные причины. Ариан помрачнел, с
ревностью проследив, как вальяжно Де Грай отвел волосы с лица
приунывшего феникса и как сжал ее плечо, что-то ободряюще шепча.
До чего бесит!
— Итак, вы сегодня нашли шкатулки, которые послужат вам
допуском к следующему испытанию! — выдернул его из задумчивости
Аффет, открывая одну из шкатулок и демонстрируя находящийся
внутри прозрачный камень.
— Маяк! — присвистнул Дэй. Ариан скосил на него взгляд, и друг
хмыкнул. — Просто я их давно не видел...
— Этот камень вам потребуется заряжать каждый день в течении
недели, пока он не станет красного цвета. Тогда, при должной
активации, он отведет вас к вашему следующему испытанию. Как вы
знаете, маяк может зарядить лишь сильный маг. И так понимаю,
решать, кто из вас силен, будет Ариан де Шай, поскольку все
остальные остались без шкатулок, — в голосе Аффета промелькнула
ирония, и команды дружно вздохнули.
Скрестив на груди руки, Ариан ответил на взгляд феникса. Как
умеет поджимать губки! Но он добился своего: в конце концов, этого
он и хотел, убрать Мирру из турнира, пока не поздно.
— Ну что ж, поскольку никто не желает предоставить лишнюю
шкатулку...
— А чего это никто? Я вот желаю! — раздался наглый голос.
Все озадаченно обернулись на появившегося на арене парня.
Встряхнув кошачьими ушами, тот бодро взбежал по ступенькам к
Аффету и протянул ему резную шкатулку.
Проклятый лисорр! Шайн напряженно подался вперед. Это еще
как понимать?! Он лично собрал все пять шкатулок!
— Проверьте, все по-честному. И даже маяк, — парень щелчком
пальцев открыл шкатулку и продемонстрировал Аффету содержимое,
— на месте.
Это и правда был маяк, и правда на месте. Аффет подхватил из
шкатулки круглый, пока еще белый камень, и тщательно его осмотрел,
но не нашел подвоха. Тогда профессор одну за другой принялся
открывать шкатулки, принесенные Арианом. Пока не добрался до
последней.
— Ах ты хитрый, пронырливый... — зарычал шайн, когда Аффет
уставился на пустоту. Шкатулка испарилась с его ладони, стоило
дотронуться до замка, только косточки посыпались, на которых
держалась иллюзия. Ушастый парень расплылся в счастливой улыбке.
— Из какой команды? — помедлив, Аффет вернул шкатулку
ушастому парню, и тот затыкал пальцем в сторону Мирры.
— Я у феникса, — подмигнул он, вызвав взрыв ликования на
трибунах.
В горле Ариана заклокотало рычание. С удовольствием он
спустил бы этого лисорра по лестнице!
Этот гаденыш только что перечеркнул все его усилия! Лисорры
мастера по порталам, весьма хитры. Оборотни особой расы, они были
малочисленными, но слухи не врали, и впрямь вечные занозы! Отвлечь
Ариана на Мирру, чтобы добраться до шкатулки и подменить ее
иллюзией. надо еще додуматься! Шайн резко развернулся, хлестнув
мантией по полу, и с гневом направился прочь с арены.
Команда Мирры радовалась — разумеется! А он понимал, что
следующие испытания будут все сложнее, и богиня, очевидно, что-то
замышляет. Для Мирры турнир — самое опасное, что может быть, и
этот проклятый лисорр только что подтолкнул ее в пропасть!
Ему было наплевать на команду Мирры. Но она сама не должна
была пройти дальше!
— Стой, Ариан! Ну подумаешь, поучаствует! Все равно ничего с
этим уже не поделаешь! — Дэй догнал его, запыхавшись, и Ариан
резко развернулся.
— Кто сказал, что ничего? — процедил он, беспредельно злясь.
Дэй отпрянул.
— Так ведь шкатулка уже у них, — удивился он.
— У них пока, — поправил Ариан, встряхнув рукой. — И ты
поможешь мне это исправить.
Он оставил друга позади, направляясь к основному зданию. Что
ж. В конце концов, любой маяк может исчезнуть. Лисорр подал
отличную идею: подменить вещицу не составит труда.
Глава 48
Мирра
Ох, как меня шатает! И почему кажется, что в компоте,
предложенном Гризеллой, был не компот? Я зигзагом прошла в одну
сторону, потом в другую. Потом врезалась в стол, запуталась в
гардинах.
Праздник вышел... что надо. Но со вкусным компотиком было
что-то не так. Сбросив с себя форму и оставшись обнаженной, я
поежилась и нырнула в сорочку, дожидавшуюся меня на кровати.
Листок со списком заданий дожидался там же, сграбастав его, я
стиснула зубы и успешно сожгла, пока меня не припахали.
Сейчас я не в состоянии на подвиги. Точнее, я вообще не в
состоянии стояния. Бухнувшись лицом вниз на матрас, я горестно
застонала. Компотик погрузил меня в сладкий, как вата, туман. С
трудом вспоминается, что там мы праздновали.
— Она меня застала! Рыженькая такая... На силу ноги унес, —
послышался голос из спальни Ариана.
Морт скользнул за дверь, коварно похихикивая, и я,
забеспокоившись, резко встала, шатаясь на ногах. Ариан по виду и без
того не остался доволен тем, как Рысь обхитрил его. Не хотелось
добавлять ему дурного настроения.
— Морт!.. — страшным шепотом позвала я и от души врезалась в
дверь, вставшую на моем пути.
Та удачно распахнулась, я, чтобы не улететь вниз, уцепилась за
косяк и страстно прижалась к нему, пока не завалилась куда-то не туда.
Даже ножкой любвеобильно заскользила по стене, шатало очень уж
сильно!
А чтобы скрыть, что хмелею уже от компотов, сделала уверенный
вид и взъерошила свои волосы, придавая им пышный объем. Ну, мол,
тут мимо проходила и совершено случайно воспылала страстью к
дверному косяку.
— Оу... Да ты счастливый! — Взгляд обернувшегося Дэя лишь на
секунду задержался на моем лице, а потом сполз куда-то не туда.
Довольный огонек в его глазах заставил меня напрячься.
Спохватившись, я опустила взгляд туда, куда уставились парни..
Бог мой! Мои пальцы судорожно стиснули ткань у груди, такую
прозрачную, что приличнее без нее! Только легкие стразы, собранные
точечно в определенных местах, скрывали часть моего позора. Но,
поскольку меня все еще шатало, за косяк пришлось уцепиться снова,
выставив себя на всеобщее обозрение.
Как меня угораздило облачиться в это?
Вроде стыдно, но я и до того горела. Ариан судорожно вдохнул,
едва на меня взглянув. Его пальцы стиснули камень, подозрительно
напоминающий маяк. Швырнув безделушку в ящик, он магией
развернул Дэя в сторону и буквально вытолкнул из спальни, будто
пинка дал.
— Цени мою дружбу! Не будь она твоей невестой, я бы точно
приударил! — горячо зашептал Дэй, после чего вылетел за дверь,
подчиняясь рычанию шайна.
А потом пришел мой черед. Только и успела, что, пискнув,
отшатнуться и упасть прямо на руку шайна, в мгновение ока
объявившегося рядом и так вовремя поддержавшего. Ариану хватило
одного беглого взгляда.
— Да ты пьяна! — напряженно озвучил он.
— Да ниче подобного! Я просто это... компотиком увлеклась! —
запротестовала я, шатаясь, как шарик на ватных ножках. «Компотик»
играл в моей крови пузырьками, распространяющимися по телу, по
мере того, как взгляд шайна опускался ниже, оценивая
открывающийся вид. Его глаза потемнели, и что-то опасное появилось
в них.
— Правда, Мирра? Ну тогда не стану сдерживаться, —
насмешливо уточнил он, а стоило отпрянуть, как шайн подхватил меня
на руки и, переместившись, опустил на кровать.
Вот тут стало не до пузырьков. Я поползла назад, и нервно
облизала губы. Что он творит? Не сводя с меня хищного взгляда,
Ариан рывком разорвал пуговицы ворота, а пото