Вы находитесь на странице: 1из 19

РОССИЙСК А Я АК А ДЕМИЯ НАУК

ОТДЕЛЕНИЕ ИСТОРИКО-ФИ ЛОЛОГ И ЧЕСК И Х НАУК

Том 79 № 1

Январь–Февраль–Март

ЖУРНАЛ ВЫХОДИТ ЧЕТЫРЕ РАЗА В ГОД

О С Н О В А Н в 1 9 3 7  г.

МОСКВА
2019
Научная подготовка журнала осуществляется Институтом всеобщей истории РАН
в сотрудничестве с Государственным Эрмитажем и Московским государственным
университетом им. М.В. Ломоносова

Международный редакционный совет

Председатель акад. РАН М.Б. Пиотровский (Санкт-Петербург)


проф. Э. Андерсен (Осло), проф. К. Антонетти (Венеция),
проф. Г. Бауэрсок (Принстон), проф. Д. Браунд (Эксетер),
проф. А. Брессон (Чикаго), проф. Г.-И. Герке (Фрайбург),
акад. РАН Н.Н. Казанский (Санкт-Петербург), проф. Ф. де Каллатай (Брюссель),
проф. П. Калльери (Болонья), акад. РАН В.И. Молодин (Новосибирск),
член-корр. РАН Р.М. Мунчаев (Москва), акад. РАН В.С. Мясников (Москва),
проф. Г. Парцингер (Берлин), проф. Х. Ремесаль Родригес (Барселона),
проф. С. Розен (Стокгольм), проф. Ч.Б. Роуз (Филадельфия),
проф. Н. Симс-Вильямс (Лондон), проф. Ж.-Л. Феррари (Париж),
проф. Ф. Флесс (Берлин), проф. П. Функе (Мюнстер), проф. М. Хадзопулос (Афины),
проф. А. Ханиотис (Принстон), проф. Ш. Шакед (Иерусалим),
проф. Д. Шарпен (Париж), проф. В. Шильц (Париж)

Редакционная коллегия

Главный редактор член-корр. РАН А.И. Иванчик (Москва)


д.и.н. А.Ю. Алексеев (Санкт-Петербург), к.и.н. И.С. Архипов (Москва),
д. филол. н. Д.Е. Афиногенов (Москва), д. филол. н. Л.С. Баюн (Москва),
д.и.н. А.О. Большаков (Санкт-Петербург), д.и.н. А.В. Буйских (Киев),
член-корр. РАН М.Д. Бухарин (Москва), д.и.н. А.А. Вигасин (Москва),
к.и.н. В.А. Головина (зам. главного редактора, Москва),
член-корр. РАН Н.П. Гринцер (Москва),
к.и.н. М.М. Дандамаева (Санкт-Петербург), д-р Г.М. Кантор (Оксфорд),
д.и.н. С.Г. Карпюк (Москва), д.и.н. В.Д. Кузнецов (Москва),
к.и.н. Е.В. Ляпустина (ответственный секретарь, Москва),
к.и.н. И.А. Макаров (Москва), к.и.н. А.В. Муравьев (Москва),
к.и.н. А.А. Немировский (Москва), д.и.н. А.В. Подосинов (Москва),
д-р Э. Рекюло (Чикаго), д.и.н. С.Ю. Сапрыкин (Москва), д.и.н. А.В. Седов (Москва),
к. филол. н. И.С. Смирнов (Москва), к.и.н. А.Л. Смышляев (Москва),
к. филол. н. С.А. Степанцов (Москва), д.и.н. И.Е. Суриков (Москва)

Заведующая редакцией Е.Н. Андреева

E-mail: vdi-red@yandex.ru

© Российская академия наук, 2019


©Р ед кол лег и я ж у рна ла “Вест н и к д ревней
истории” (составитель), 2019
RUS SI A N ACA DEM Y OF SCIENCES
DE PA RT M E N T OF HISTORY AND PHILOLOGY

Volume 79 Issue 1

January–February–March

РUBLISHED QUARTERLY

FOUNDED I N 1937

MOSCOW
2019
The content is prepared in the Institute of World History (Russian Academy of Sciences)
in cooperation with the State Hermitage and the Lomonosov Moscow State University

International Council

Prof. Mikhail Piotrovsky (Chairman, Saint Petersburg)


Prof. Øivind Andersen (Oslo), Prof. Claudia Antonetti (Venice),
Prof. Glen Bowersock (Princeton), Prof. David Braund (Exeter), Prof. Alain Bresson (Chicago),
Prof. François de Callataÿ (Brussels), Prof. Pierfrancesco Callieri (Bologna),
Prof. Angelos Chaniotis (Princeton), Prof. Dominique Charpin (Paris),
Prof. Jean-Louis Ferrary (Paris), Prof. Friederike Fless (Berlin), Prof. Peter Funke (Münster),
Prof. Hans-Joachim Gehrke (Freiburg), Prof. Miltiades Hatzopoulos (Athens),
Prof. Nikolai Kazansky (Saint Petersburg), Prof. Vyacheslav Molodin (Novosibirsk),
Prof. Rauf Munchayev (Moscow), Prof. Vladimir Myasnikov (Moscow),
Prof. Hermann Parzinger (Berlin), Prof. José Remesal Rodríguez (Barcelona),
Prof. C. Brian Rose (Philadelphia), Prof. Staffan Rosén (Stockholm),
Prof. Nicholas Sims-Williams (London), Prof. Shaul Shaked (Jerusalem),
Prof. Véronique Schiltz (Paris)

Editorial Board

Prof. Askold Ivantchik (Editor-in-Chief, Moscow)


Prof. Dmitry Afinogenov (Moscow), Prof. Andrey Alekseev (Saint Petersburg),
Dr. Ilya Arkhipov (Moscow), Prof. Liliia Bayun (Moscow),
Prof. Andrey Bolshakov (Saint Petersburg), Prof. Mikhail Bukharin (Moscow),
Prof. Alla Buyskikh (Kiev), Dr. Maryam Dandamayeva (Saint Petersburg),
Dr. Vera Golovina (Moscow), Prof. Nikolay Grintser (Moscow),
Ph.D. Georgy Kantor (Oxford), Prof. Sergey Karpyuk (Moscow),
Prof. Vladimir Kuznetsov (Moscow), Dr. Elena Lyapustina (Moscow),
Dr. Igor Makarov (Moscow), Dr. Alexey Muraviev (Moscow),
Dr. Alexander Nemirovsky (Moscow), Prof. Alexander Podossinov (Moscow),
Dr. Hervé Reculeau (Chicago), Prof. Sergey Saprykin (Moscow),
Prof. Alexander Sedov (Moscow), Dr. Ilya Smirnov (Moscow),
Dr. Alexander Smyshlyaev (Moscow), Dr. Sergey Stepantsov (Moscow),
Prof. Igor Surikov (Moscow), Prof. Alexey Vigasin (Moscow)

Head of the Editorial Office Evgeniia Andreeva

E-mail: vdi-red@yandex.ru

© Russian Academy of Sciences, 2019


© E ditorial Board of “Vestnik drevney istorii”, 2019
Vestnik drevney istorii Вестник древней истории
79/1 (2019), 200–208 79/1 (2019), 200–208
© The Author(s) 2019 © Автор(ы) 2019

DOI: 10.31857/S032103910005031-7

J. HYLAND. Persian Interventions. The Achaemenid Empire, Athens, and


Sparta, 450–386 BCE. Baltimore: Johns Hopkins University Press, 2018. 272 p.
В последние десятилетия в историографии существенно возрос интерес к истории греко-пер-
сидских отношений, что было связано с переосмыслением роли Персии в политической жизни ар-
хаической и классической Греции, начало которому положила монография известного британского
исследователя Д. М. Льюиса «Спарта и Персия» (1977), написанная на основе цикла лекций, прочи-
танных автором в университете г. Цинциннати (США); в этой книге не освещается весь более чем
двухвековой период греко-персидских отношений, а уделяется внимание в основном периоду от
смерти Артаксеркса I в 424 г. до н.э 1. и до Анталкидова мира 386 г.2 Суть переосмысления состояла
в том, чтобы переместить акцент в истории греко-персидских отношений с изучения военных стол-
кновений, в частности Греко-персидских войн, на процесс политического взаимодействия, прежде
всего дипломатического 3. Исследование этой темы нашло свое логическое продолжение в моногра-
фическом исследовании другого британского антиковеда Дж. Коуквелла «Греческие войны. Неудача
Персии» (2005), в котором автор заявляет о своем стремлении рассматривать греко-персидские от-
ношения с позиции Персии 4 (этот подход уже был намечен ранее Льюисом 5), однако во главу угла
ставит анализ военного противостояния греков и персов в период от возникновения Персидской
империи при Кире Великом ок. 550 г. до походов Александра Македонского 6.
И вот, спустя сорок лет после выхода в свет книги Льюиса, в начале 2018 г., была опубликована
монография Дж. Хайланда, преподавателя университета Кристофера в г. Ньюпорт-Ньюс (штат
Вирджиния) 7, хронологически охватывающая почти тот же период, что и работа Льюиса (отличие
от последней только в том, что Хайланд более обстоятельно рассматривает Каллиев мир 449 г. и его
последствия), и по большей части уделяет внимание тем же самым вопросам истории греко-персид-
ских отношений. Общее впечатление от новой книги следующее: она фактически не предлагает
читателю всестороннего исследования взаимоотношений греческого мира и ахеменидской империи
в указанный хронологический период (от Каллиева мира 449 г. до Анталкидова мира 386 г.). Вместо
этого автор монографии, стремясь быть в мейнстриме современного антиковедения, в особенности
американского, сосредоточил внимание на теоретическом осмыслении роли Персии в межполис-
ных отношениях классической Греции. С этой целью Хайланд прибегает к построению различных

1
Далее все даты в рецензии – ​до нашей эры.
2
Lewis 1977. О научной деятельности Д. М. Льюиса см. Hornblower 1996.
3
Rung 2008a. Между тем греко-персидские дипломатические отношения как таковые не-
часто становятся темой специальных исследований (исключения: Rung 2008b; Mariggiò 2013);
чаще всего они рассматриваются как один из аспектов греко-персидских отношений в целом
(Miller 1997, 3–28; Mitchell 1997, 111–133; Morgan 2016).
4
Cawkwell 2005, 1.
5
Lewis 1977, 133–134; 1997, 368.
6
Коуквелл заявляет, что «Греческие войны» (с точки зрения персов, тогда как с точки зре-
ния греков, это «Персидские войны») – ​это не только военные действия в первой половине
V в., но и все контакты между Грецией и Персией, как дипломатические, так и военные, за-
вершившиеся анабасисом Александра Великого (Cawkwell 2005, 2).
7
Хайланд является автором и других работ по тематике греко-персидских отношений, в том
числе диссертации, защищенной в 2005 г. (Hyland 2005). В своих работах он уделял основное
внимание деятельности персидских сатрапов Тиссаферна и Фарнабаза (Hyland 2008), отраже-
нию их образов в труде Фукидида (Hyland 2004; 2007), а также другим вопросам ахеменидской
тематики (Hyland 2014; 2015).

200
«теоретических моделей», определяющих, по его мнению, характер греко-персидских отношений
в указанный период. Основной же «моделью» является «модель интервенции» – ​вмешательства од-
ного государства в дела других. В отношении Персии Хайланд заявляет: «Царь также претендовал
на то, чтобы поддерживать всеобщий мир посредством вмешательства в споры между отдаленными
народами» (с. 8). Период же, который характерен осуществлением такого вмешательства, исследо-
ватель называет «интервенционистским» (с. 3–4).
Книга состоит из восьми глав. В первой, вводной главе «Ахеменидская Персия и греки за мо-
рем» (с. 1–14) автор рассматривает сложившуюся в историографии точку зрения, что действия пер-
сов в Малой Азии в исследуемый период были направлены на возврат контроля над полисами Ио-
нии и их защиту от посягательств Афин и Спарты путем сохранения определенного баланса между
ними, поддержания и продления их конфликта без своего прямого вмешательства. Первым ее вы-
разителем исследователь справедливо считает Фукидида. Эта «модель уравновешивания» (“balancing
model”) представляет персов проводниками стратегии реализма (c. 5–6). Считая этот взгляд слабо
обоснованным, Хайланд предлагает свою трактовку отношений персов с греками и вмешательства
первых во взаимоотношения эллинов, уделяя особое внимание двум принципам мировоззрения
Ахеменидов: 1) претензии на мировое господство и 2) мандату на обеспечение стабильности окра-
инных регионов, в которых царил хаос, в рамках pax Persica 8 (c. 7–10). Автор показывает, как персы
видели свое главенство в мире и как этот взгляд находил воплощение в отношениях с греками, за-
мечая при этом, что на такое позиционирование в мире персидские монархи должны были претен-
довать не только в период своих завоеваний на Западе: «Некоторые исследователи подвергали со-
мнению уместность экспансионистской идеологии после того момента, когда прекратились завое-
вания Персии на Западе. Однако сомнительно, что военные неудачи в Эгеиде вынудили персов
отказаться от стремлений к всемирной державе» (c. 9). Уже Э. Бэдиан в ряде своих работ рассматри-
вал греко-персидские отношения с позиции доминирования персидских царей не только в мире
своих собственных подданных, но и на международной арене 9. Однако Хайланд на протяжении всей
своей книги стремится доказать, что греко-персидские отношения от Каллиева мира до Анталки-
дова должны рассматриваться с учетом претензий Ахеменидов на мировое господство.
Во второй главе «Артаксеркс I и афинский мир» (c. 15–36) рассматривается период Каллиева
мира, причем события доводятся до вступления Персии в Пелопоннесскую войну. Прежде всего
автор задается вопросом, почему Артаксеркс I пошел на заключение мира с Афинами, и исследует
его c позиции тех преимуществ, которые царь мог получить от мира с Афинами. Артаксеркс мог
видеть Афины в качестве «клиентского государства», способного оказать содействие имперскому
процветанию. Поэтому «модель выгодного мира» может объяснить отсутствие интереса царя к вос-
становлению власти над Ионией, по крайней мере до Пелопоннесской войны, которая привела
к тому, что персы снова просчитали потери и выгоды от этого шага (c. 16). Хайланд осознает, что
проблема Каллиева мира – ​одна из наиболее остро дискутируемых в историографии, но его обзор
различных точек зрения на аутентичность мира, его датировку и т. д. предельно краток (c. 16–18).
Исследуя экономические и идеологические моменты заключения этого мира, Хайланд оцени-
вает экономические убытки державы Ахеменидов от потери малоазийских полисов (c. 18–23), от-
мечая, что решение Артаксеркса о мире повлекло за собой настоящую экономическую жертву, не
говоря уже о потере важного символа имперской власти над бывшими данниками. На с. 21 приве-
дены 2 таблицы, в которых удобным образом показаны суммы дани, которую союзники в период
450/449–440/439 гг. платили Афинам, что позволяет судить о тех экономических потерях, которые
понесли персы. Однако эти потери могли быть возмещены другими доходами в Малой Азии, при-
чем царь извлек выгоду из своего понимания мироустройства (“comprehensive worldview”), согласно
которому Анатолия – ​это только часть имперской вселенной (c. 23). Далее довольно подробно раз-
бираются проблемы постройки флота и его снабжения. Автор делает вывод, что бремя расходов на
флот было достаточным основанием для сдержанности во внешней политике к середине V в., даже
если Артаксеркс не сомневался в способности выигрывать морские сражения. Последовала волна
прибыли, поскольку персидские подданные из Леванта и Египта активизировали экономические
контакты с Афинами, что придавало ценность длительному миру (c. 28).
Таким образом, по мнению Хайланда, экономические выгоды мира также устраивали царя.
Именно внимание к эко номич ескому фактору в связи с проблемой Каллиева мира придает

8
Pax Persica – ​определение, набирающее популярность в современной историографии ахе-
менидской империи, которое используют для характеристики персидской имперской идеоло-
гии (Briant 2002, 171; Brosius 2005; 2010; 2012). И. Е. Суриков рассматривает греко-персидские
отношения в рамках теоретической модели «центр – ​периферия» (Surikov 2017, 182–190).
9
Badian 1987, 27; 1991, 38; 1994, 108–109.

201
существенную новизну данной трактовке договора. Однако автор не ставит вопрос о том, как соот-
носились между собой идеологические, политические и экономические факторы, приведшие к за-
ключению мира. В итоге рассмотрение «Афинского мира» (по определению Хайланда) выглядит во
многом односторонним, с существенной переоценкой роли экономического фактора в ущерб всем
остальным. Кроме того, его точка зрения, что Афины после заключения мира в глазах Артаксеркса I,
придерживающегося «универсалистской идеологии», получили «клиентский статус» (с. 34), являет-
ся не более чем еще одной «теоретической моделью», которыми столь изобилует рецензируемая
монография (понятно, что никаких данных на этот счет, даже косвенных, не существует), и потому
представляется далеко не бесспорной.
Глава завершается рассмотрением войны между Афинами и Самосом с точки зрения вмеша-
тельства в этот конфликт персидского сатрапа Писсуфна, которое персы, выступая на стороне по-
страдавших, могли рассматривать как установление справедливости. Артаксеркс, возможно, одо-
брил действия Писсуфна с точки зрения своей идеологии (с. 35–36). Однако вопрос о том, насколь-
ко сатрапы были независимы в своей политике по отношению к грекам, Хайланд не рассматривает
специально и не выражает своего отношения к соответствующей дискуссии в историографии 10. Как
бы там ни было, это вмешательство носило ограниченный характер и не привело к столкновению
Персии и Афин. Исследователь высказывает критическое отношение к выдвинутой С. К. Эдди 11
концепции «холодной войны» (по словам Хайланда, «модели холодной войны») между Афинами
и Персией в период пентеконтаэтии, заявляя, что «эта интерпретация допускает риск принятия спо-
радических эпизодов за далеко идущую стратегию» (с. 34).
Автор монографии отмечает, что Пелопоннесская война могла бы внести больше напряженно-
сти в персидско-афинские отношения, но Артаксеркс I сохранял свою политику в отношении Афин
неизменной до конца правления. Хайланд полагает, что решение Дария II вмешаться в греческие
дела в 413 г. было актом «имперского оппортунизма», но не для того, как это обычно предполагалось
в историографии, чтобы воспользоваться поражением Афин, а с целью «перенастроить» персидское
влияние на греков после утраты Афинами их значения как «клиента империи» (с. 36).
Следующие главы посвящены греко-персидским отношениям собственно в период Пелопон-
несской войны 431–404 гг. Изложение событий ведется в хронологической последовательности,
уделяется внимание как причинам, так и основным этапам персидского вмешательства в ход дан-
ного конфликта. В третьей главе «Пелопоннесская война и путь к интервенции» (с. 37–52) отмеча-
ется, что несмотря на заключение Эпиликова договора через некоторое время отношения Афин
и Персии ухудшились вследствие поддержки Афинами восстаний Писсуфна и Аморга. Оценивая
Эпиликов мирный договор (заключение которого Хайланд датирует между 423 и 421 гг.), он не толь-
ко признает его историчность, но и пытается оценить его глазами персов: «С персидской точки зре-
ния, его заключение должно было афишировать образ Дария как правителя, заботящегося о ста-
бильности на земле, его влияние на народы за морем и завершение им трудов его отца» (с. 43) 12.
Исследователь полагает также, что оратор Андокид (III. 29), обвиняя Афины в бессмысленной
поддержке мятежника Аморга, сына Писсуфна, на самом деле упрощал ситуацию: именно восста-
ние самого Писсуфна должно было вызвать первые осложнения в отношениях афинян с царем
(с. 42). После краткого обзора историографической дискуссии о том, поддержали ли Афины восста-
ние Писсуфна или только Аморга 13, Хайланд приходит к «компромиссному» предположению: даже
кажущегося сотрудничества афинян с Писсуфном 14 было вполне достаточно, чтобы вызвать неудо-
вольствие царя (с. 44).
Говоря об обстоятельствах персидского вмешательства в Пелопоннесскую войну на стороне
Спарты, исследователь считает побудительным мотивом к этому афинскую катастрофу на Сицилии
в 413 г. Своим решением потребовать с прибрежных греческих городов Малой Азии недоимки по
подати царь возвратил тех в финансовые и административные области сатрапов (с. 46), тем самым
подталкивая своих наместников на полуострове к враждебным действиям против афинян и к поиску
союза со Спартой (с. 47). Сатрапы же Тиссаферн и Фарнабаз, которые названы «агентами интервен-
ции» царя, проводили в жизнь политику Дария II по поддержке Спарты против Афин, что не

10
См. Waters, Claire 2010; Rung 2011.
11
Eddy 1973.
12
Очевидно, Хайланд справедливо не рассматривает Эпиликов договор как простое возоб-
новление Каллиева мира, хотя и не показывает его основные отличия от прежнего договора
(см. Blamire 1975; Rung 2000a).
13
Различные интерпретации позиции Афин в отношении мятежей Писсуфна и Аморга см.
Westlake 1977; Rung 2005; 2011.
14
Хотя бы на том основании, что предводителем наемников этого мятежного сатрапа был
афинянин Ликон (Ctes. FGrH 688. F 53).

202
являлось политикой поддержания баланса между Афинами и Спартой. Просто роль «имперского
клиента» теперь перешла от Афин к Спарте (с. 36, 47, 52).
Считая мотивы «интервенции» Тиссаферна и Фарнабаза в Пелопоннесскую войну вполне понят-
ными, исследователь задается вопросом, почему сатрапы столь щедро обещали субсидии спартанцам,
если требование царя об уплате недоимок по подати должно было поставить их в трудное положение,
а Дарий не предложил им царские средства, так что они должны были рассчитывать на собственные
ресурсы (с. 51). Победа над Афинами должна была казаться быстрой, и это не потребовало бы моби-
лизации финикийского флота, так что сатрапы могли рассчитывать обойтись относительно малыми
средствами, которые оказались бы решающим фактором в скоротечной войне (с. 51).
В четвертой главе «Война Тиссаферна и договор 411 г.» (с. 53–75) рассматриваются политика
Тиссаферна в 412–411 гг. и договор Персии и Спарты. Рассуждения Фукидида (VIII. 46. 1; 52. 2;
85. 2) о том, что Тиссаферн под непосредственным влиянием Алкивиада уже начал проводить «стра-
тегию равновесия», не поддерживают теорию ахеменидской Realpolitik, представленную во многих
современных интерпретациях, но отражают искаженное понимание хвастливых заявлений Алкиви-
ада (с. 53). Хайланд подробно разбирает содержание трех договоров Спарты и Персии и следует наи-
более распространенному в историографии мнению, что первые два договора были лишь «проекта-
ми» (с. 56, 62, 64–65, 68, 70, 74–75, 79, 85), которые так и не были ратифицированы Спартой 15. Ана-
лиз же соглашений, предпринятый исследователем, сам по себе довольно интересен.
Так, оценивая первый договор (Thuc. VIII. 18), Хайланд полагает, что он распространял влия-
ние царя вплоть до Эгеиды, а тот пункт, который предусматривал помощь Персии спартанцам в во-
йне против мятежников, он считает не просто формальностью, вызванной необходимостью сбалан-
сировать условия договора (поскольку другим пунктом была заявлена помощь спартанцев в борьбе
с восставшими против царя, определенно направленная против Аморга), а проявлением готовности
Тиссаферна защитить интересы своих друзей даже ценой вмешательства в дела материковой Греции
(с. 56). Второй договор в большей своей части (Thuc. VIII. 37) устанавливал новые правила для по-
ведения пелопоннесцев на персидской территории, начинаясь и завершаясь условиями о взаимном
ненападении, что могло казаться диссонансом недавнему сотрудничеству и, возможно, указывало
на трения между войсками Тиссаферна и спартанскими союзниками (с. 63). И хотя Дарий, как счи-
тает Хайланд, снова одобрил договор, отказ спартанцев признать условия предшествующих согла-
шений привел к возобновлению персидско-афинских дипломатических контактов. Исследователь
уже привычно оценивает все эти события с позиции претензий персидского царя на мировое го-
сподство и отмечает реакцию греков на такого рода претензии.
В отношении судьбы первых двух договоров автор монографии заявляет: «Тем не менее ахеме-
нидская идеология предполагала верховенство царя в мире, прямое или непрямое, а приравнивание
власти Дария к власти его предков имело особое значение в свете восстаний, которыми было отме-
чено начало его царствования. Протест же Лихаса звучит как отказ от признания того, что Дарий
был столь же силен, как и предыдущие ахеменидские правители, или того, что он заслуживал пре-
тензии на мировое господство» (с. 68). Последовавшую попытку Тиссаферна заключить договор
с Афинами (Thuc. VIII. 56) Хайланд оценивает следующим образом: «Переговоры же Тиссаферна
с Писандром лучше понимать как истинную попытку убедить Афины капитулировать и признать
персидское превосходство. Дарий мог желать восстановить состояние philia, как было предусмотре-
но Эпиликовым миром, если бы афиняне прекратили свои враждебные действия в результате ново-
го урегулирования отношений и потери территории, которую Персия однажды позволила им ис-
пользовать. Это означало бы условия царя, но было неприемлемо для афинян… думавших, что они
вели переговоры о военном союзе» (с. 70).
Третий договор Спарты и Персии (Thuc. VIII. 58) весной 411 г., по мнению исследователя, за-
ложил основы для того, чтобы царь мог претендовать на окончательную победу (с. 74). Автор при-
ходит к выводу, что соблюдение условий альянса со Спартой казалось самым верным способом
завершить вмешательство Дария в греческие дела и упрочить его образ как «правителя мира», спо-
собного вознаградить союзников, покарать врагов и установить мир за морем. Спланированная
морская кампания проложила путь к развязке, однако ухудшение отношений Тиссаферна с ионий-
скими греками и спартанцами не позволило реализовать условия договора (с. 75).

15
Gomme, Andrewes, Dover 1981, 40; Kagan 1987, 48; Mitchell 1997, 115; Cawkwell 2005, 149.
Однако Льюис вообще не касается вопроса о том, были ли два первых договора каким-то об-
разом формализованы (Lewis 1977, 90–95). Э. Леви полагал, что нет основания считать третий
договор более формализованным, чем два предыдущих, и также выступил против мнения, что
два первых договора были проектами (Lévy 1983).

203
В пятой главе «Царский флот и неудача интервенции сатрапов» (с. 76–97) рассматривается во-
прос о возможности оказания персами военной помощи спартанцам, в частности использования
в войне против афинян финикийского флота. Касаясь дискуссионного вопроса, почему же в итоге
финикийский флот не достиг побережья Эгейского моря 16, а задержался в Аспенде, Хайланд пола-
гает, что это произошло по приказу царя, который мог надеяться на урегулирование отношений
с Афинами после олигархического переворота 411 г. Тиссаферн же, которого уже современники
обвиняли в затягивании войны, по мнению исследователя, фактически оказался непричастен к это-
му (с. 79). Что же касается проблем с выплатами сатрапом содержания морякам пелопоннесского
флота, которое он должен был осуществлять по условиям третьего договора, автор монографии так-
же снимает с него ответственность, объясняя его действия недостатком финансирования со стороны
царя (с. 79). Рассматривая действия Тиссаферна, в результате которых ионийские города восстали
против его гарнизонов, а спартанцы ничего не предприняли для исправления ситуации, что вызвало
гнев Дария и окончательный отзыв флота, который должен был помочь спартанцам, Хайланд ставит
вопросы, почему же тогда царь позволил своим сатрапам продолжать финансировать союзный флот
и почему Тиссаферн оправдывался перед спартанцами, вместо того чтобы сообщить, что персид-
ский флот был отозван в отместку за их неправомерное поведение. Ответ может заключаться в том,
что Дарий несмотря на свой гнев на спартанцев видел мало пользы в позиции, которая бы грозила
навсегда разрушить союз, усугубляла нестабильность в ионийских городах и демонстрировала от-
сутствие влияния Персии на своих «клиентов» и неспособность разрешить проблему войны между
греками. Поэтому он, напротив, разрешил Фарнабазу продолжать оказывать помощь спартанцам
(с. 90–91). Не вполне ясным остается вопрос о том, как именно соотносились между собой действия
Дария, с одной стороны, и Тиссаферна и Фарнабаза, с другой 17. В конце главы описываются дей-
ствия сатрапов на Геллеспонте (с. 91–96), говорится о победе Афин и уничтожении спартанского
флота, указывается на то, что неспособность Фарнабаза защитить главные прибрежные города вела
персидский союз со Спартой к краху (с. 95–96).
В шестой главе «Кир Младший и спартанская победа» (с. 98–121) анализируются действия са-
трапов в 410–408 гг., а также изучаются вопросы, связанные с посольством Беотия (Xen. Hell. I. 4. 2).
Надо заметить, что саму гипотезу о существовании «договора Беотия» высказал еще Льюис, и в даль-
нейшем эта тема регулярно попадала в поле зрения тех исследователей, которые занимались изуче-
нием греко-персидских отношений 18. Хайланд, однако, выражает свое скептическое отношение
к идее, что был заключен еще один договор между Спартой и Персией (с. 106). Исследователь ука-
зывает на то, что Дарий давно намеревался нанести поражение Афинам, однако ждал до тех пор,
пока Спарта проявит больше уважения к его власти. После того как посольство Беотия удовлетво-
рило это ожидание, Дарий оказал Спарте поддержку, которая должна была привести ее к победе
(с. 104). Хайланд пишет, что нанесение поражения Афинам должно было способствовать увеличе-
нию доходов империи от малоазийских сатрапий, а в идеологическом плане спартанская победа
лучше засвидетельствовала бы могущество Персии, чем дипломатическое перемирие после серии
поражений союзников, которые могли бы указать на неспособность царя выполнить свои первона-
чальные угрозы Афинам (с. 105). В выполнении задачи помощи Спарте большую роль сыграл Кир
Младший. На с. 110 и 117 приводятся таблицы, которые наглядно демонстрируют расходы Кира на
содержание пелопонесского флота, а на с. 119 – ​сводная таблица всех ахеменидских расходов на
поддержку спартанского флота в 412–404 гг. В итоге Хайланд утверждает, что победа Спарты была
также победой и Персии, продемонстрировавшей силу империи и ее причастность к успехам своих
клиентов (с. 120). Что же касается экономической выгоды от поражения Афин, то события, после-
довавшие за смертью Дария II, помешали ее достижению (с. 120–121).
В седьмой главе «Артаксеркс II и война со Спартой» (с. 122–147) исследуются вопросы персид-
ской политики в Ионии, персидско-спартанские отношения перед войной, взаимоотношения Кира
Младшего и сатрапов Малой Азии. Хайланд затрагивает проблемы, связанные с мятежом Кира
и перспективами персидско-греческих отношений в случае победы царевича, анализирует события
конфликта Спарты и Персии. Артаксеркс II должен был унаследовать от Дария II власть над анато-
лийскими греками и покровительство победившей Спарте, но в дело вмешались амбиции Кира
Младшего: тот заручился поддержкой в ионийских городах, обратился за помощью к спартанцам
и набрал греческих наемников, с помощью которых собирался бороться за корону (с. 122). После
же гибели Кира Артаксеркс нуждался в том, чтобы восстановить свою власть в Западной Анатолии
и тем самым завершить подавление восстания. Это и привело к столкновению царя со Спартой,

16
Различные мнения: Lewis 1958; Lateiner 1976; Keen 1998, 101.
17
О проблеме соотношения царской и сатрапской политики в отношении греков см. Rung 2016.
18
Lewis 1977, 125; Tuplin 1987; Podrazik 2015; Rung 2000b.

204
взявшей на себя роль защитника малоазийских греков. Но когда спартанцы совершили вторжение
в Ионию в 399 г., Артаксеркс, хотя и считал их «самыми наглыми из всех людей» (Plut. Artax. 22),
позволил своим военачальникам вести с ними в длительные переговоры и заключать перемирия.
Использование царем такой дипломатической стратегии отражало желание Артаксеркса подчинить
анатолийских греков и восстановить свое влияние на «трансэгейских» греков с минимальными за-
тратами (с. 127).
В восьмой главе «Персия, Коринфская война и Царский мир» (с. 148–168) Хайланд указывает,
что началом вмешательства персов в войну можно считать миссию Тимократа Родосского 19 (с. 150).
Важен вывод о том, что провозглашение, согласно условиям Царского мира, автономии для греков за
пределами Персии было выражением универсальной власти персидского монарха, которая проявля-
лась в том, что греческая свобода была в персидских руках и обеспечение справедливости не заканчи-
валось на границах империи, а распространялось и на людей, чью свободу он защищал (с. 166). Ины-
ми словами, Артаксеркс руководствовался не только прагматическими, но и идеологическими сооб-
ражениями как при вмешательстве в греческие дела, так и при заключении Царского мира.
В заключении к монографии (с. 169–172) Хайланд выражает надежду, что тема вмешательства
Персии в греческие дела в дальнейшем будет занимать большее место в исследованиях дипломати-
ческой истории Персии, Афин и Спарты и что исследователи истории государств, претендовавших
в последующем на мировое господство, смогут опираться на пример взаимодействия Персии с кли-
ентами на окраинах империи (с. 172).
Подводя итог анализу монографии Хайланда, можно отметить, что перед читателем незауряд-
ное произведение, отчасти небесспорное, но наводящее на определенные размышления о том, как
идеологические доктрины оказывали непосредственное влияние на внешнюю политику и между-
народные отношения. Интерес к теоретическим построениям, моделям безусловно является наибо-
лее заметной и сильной стороной работы, тем не менее излишняя увлеченность автора теоретизи-
рованием часто приводит к тому, что высказываются опрометчивые и спорные суждения, которые
не находят непосредственного подтверждения в источниках.
Об одном таком суждении хотелось бы сказать особо. Безусловно, можно согласиться с тем, что
имперская идеология Ахеменидов была присуща как периоду великих персидских завоеваний от
Кира Великого до Ксеркса, так и времени, когда завоевательная активность персов пошла на спад.
Однако едва ли можно согласиться с автором, будто персы не были заинтересованы в том, чтобы
уравновесить силы соперничающих сторон в Греции, а их вмешательства в межполисные отноше-
ния не определялись стремлением поддержать более слабого против более сильного. Рисуемая Хай-
ландом картина того, как Ахемениды делали ставку на «клиентские государства» среди ведущих
греческих полисов, боровшихся за гегемонию в Греции (Афины и Спарту), ради поддержания мира
и стабильности на периферии персидской державы, в значительной степени упрощает ситуацию
и не учитывает, насколько по-разному относились к грекам цари и малоазийские сатрапы. А между
тем Фукидид (VIII. 46. 1; 52. 2; 85. 2) именно Тиссаферну, которого Хайланд считает просто «аген-
том интервенции» царя, вменяет в вину проведение политики уравновешивания по отношению
к грекам 20. Тиссаферн же, как и все остальные сатрапы, стремился к проведению самостоятельной
политики по отношению к греческому миру.
Таким образом, свидетельства активной роли сатрапов и пассивной, довольно инертной пози-
ции Великого царя, чему можно найти подтверждения в источниках 21, не поддерживают точку зре-
ния Хайланда о сатрапах как лишь «проводниках» политики царя, а рисуют альтернативную модель
греко-персидских отношений, которая может лучше объяснить многие аспекты как персидской
политики в отношении греческого мира, так и греческого восприятия этой политики. Идея же Хай-
ланда о ведущих балканских греческих полисах как «клиентах» Великого царя предлагает только
гипотетический взгляд с учетом персидской перспективы и не более.
Если же говорить о персидском восприятии отношений с греками, на наш взгляд, следовало бы
отметить его отличие от того, как эти же отношения воспринимались греческой стороной. Так, су-
ществующие свидетельства источников предполагают, что мирные и союзные договоры греков
с персидскими царями, очевидно, должны были восприниматься персами как наделение тех или
иных греков статусом «друзей царя» (перманентно – ​фиванцев и аргосцев, эпизодически – ​афинян
и спартанцев) с перспективой повышения этого статуса до «благодетелей царя» (фиванцы) 22. В итоге

19
См. дискуссию о роли «золота Тимократа»: Cook 1990; Rung 2004; Schepens 2012.
20
Rung 2008с, 37.
21
Подробнее см. Rung 2015; 2016. Прав был Льюис, что у царей было слишком много дел,
чтобы постоянно думать о греках (Lewis 1997, 369).
22
Основные свидетельства см. Rung, Venidiktova 2017.

205
греки оказывались включенными в «дворцовую иерархию», где их статус определялся отношением
к царю Персии. Именно такую роль и «примерял» на себя позднее Александр Великий, позициони-
руя себя в качестве преемника Ахеменидов. Однако «друзья царя» и «благодетели царя» были только
обозначениями статусов в ахеменидской империи, и едва ли их носители могли определяться как
«клиенты царя» (хотя в ряде случаев носители таких статусов в Греции и могли выступать проводни-
ками персидских интересов). В целом политический расклад оказывался гораздо сложнее.
Исследователь не учитывает того очевидного факта, что сами греки готовы были сознательно
допустить вмешательство персов в их дела, поскольку могли быть заинтересованы в таковом, и, на-
конец, считает простыми провокациями случаи вмешательства 23 греков в дела Персии, такие как
афинская вооруженная поддержка Зопира, сына Мегабиза, и Аморга, сына Писсуфна (с. 41). Под-
держку, оказанную Спартой мятежу Кира Младшего, исследователь фактически оставляет без не-
обходимых комментариев, ограничившись несколькими словами (с. 122, 126). Не уделяет он долж-
ного внимания и сообщениям источников о конечных целях кампании Агесилая в Малой Азии (Xen.
Hell. IV. 1. 41; Plut. Ages. 15).
Таким образом, монография Дж. Хайланда, которая обладает рядом несомненных достоинств,
содержит некоторые спорные и противоречивые моменты. Несмотря на это можно с уверенностью
сказать, что наряду с книгами Д. М. Льюиса и Дж. Коуквелла она будет востребована как специали-
стами по истории греко-персидских отношений, так и широкой аудиторией.

Литература / References
Badian, E. 1987: The peace of Callias. Journal of Hellenic Studies 107, 1–39.
Badian, E. 1991: The King’s Peace. In: Georgica. Greek Studies in Honor of G. Cawkwell. (BICS Sup-
plement, 58). London, 25–48.
Badian, E. 1994: Herodotus on Alexander I of Macedon: a study in some subtle silences. In: S. Horn-
blower (ed.), Greek Historiography. Oxford, 107–127.
Blamire, A. 1975: Epilycus’ negotiations with Persia. Phoenix 29, 1, 21–26.
Briant, P. 2002: From Cyrus to Alexander. A History of the Persian Empire. Winona Lake (IN).
Brosius, M. 2005: Pax Persica: Königliche Ideologie und Kriegführung im Achämenidenreich. In:
B. Meissner, O. Schmitt (eds.), Krieg – ​Gesellschaft – ​Institutionen. Halle–Wittenberg, 135–161.
Brosius, M. 2010: Pax Persica and the peoples of the Black Sea region: extent and limits of Achaemenid
imperial ideology. In: J. Nieling, E. Rehm (eds.), Achaemenid Impact in the Black Sea: Communi-
cation of Powers. London.
Brosius, M. 2012: Persian diplomacy between “Pax Persica” and “Zero-Tolerance”. In: J. Wilker (ed.),
Maintaining Peace and Interstate Stability in Archaic and Classical Greece. Mainz, 150–164.
Cawkwell, G.L. 2005: The Greek Wars. The Failure of Persia. Oxford.
Cook, M.L. 1990: Timokrates’ 50 talents and the cost of ancient warfare. Eranos 88, 1, 69–97.
Eddy, S.K. 1973: The cold war between Athens and Persia, ca. 448–412 BC. Classical Philology 63, 241–258.
Gomme, A.W., Andrewes, A., Dover, K.J. 1981: A Historical Commentary on Thucydides. Vol. 5.
Book VIII. Oxford.
Hornblower, S. 1996: David Malcolm Lewis 1928–1994. Proceedings of the British Academy 94, 557–596.
Hyland, J. 2004: Waiting for Tissaphernes: Athens and Persia in Thucydides VIII. Syllecta Classica
16, 71–101.
Hyland, J. 2005: Tissaphernes and the Achaemenid Empire in Thucydides and Xenophon. PhD Disser-
tation. Chicago.
Hyland, J. 2007: Thucydides’ portrait of Tissaphernes re-examined. In: C. J. Tuplin (ed.), Persian Re-
sponses: Political and Cultural Interaction with(in) the Achaemenid Empire. Swansea, 1–26.
Hyland, J. 2008. Pharnabazos, Cyrus’ rebellion, and the Spartan War of 399. Arta. Achaemenid Re-
search on Texts and Archaeology 3, 1–27.
Hyland, J. 2014: The casualty figures in Darius’ Bisitun inscription. Journal of Ancient Near Eastern
History 1, 2, 173–199.
Hyland, J. 2015: The Prince and the Pancratiast: Persian-Thessalian Relations in the late fifth century BC.
Greek, Roman, and Byzantine Studies 55, 2, 315–328.
Kagan, D. 1987: The Fall of the Athenian Empire. Ithaca (NY).
Keen, A.G. 1998: Persian policy in the Aegean, 412–386 BC. Journal of Ancient Civilizations 13,
93–110.

23
Понятие «интервенции» по отношению к грекам Хайланд не применяет.

206
Lateiner, D. 1976: Tissaphernes and the Phoenician fleet (Thucydides, 8.87). Transactions of the Ameri-
can Philological Association 106, 279–290.
Lévy, E. 1983: Les trois traités entre Sparte et le Roi. Bulletin de correspondance Hellénique 107, 1, 221–242.
Lewis, D.M. 1958: The Phoenician fleet in 411 BC. Historia 7, 3, 392–397.
Lewis, D.M. 1977: Sparta and Persia: Lectures Delivered at the University of Cincinnati, Autumn 1976 in
Memory of Donald W. Bradeen. Leiden.
Lewis, D.M. 1997: Selected Papers in Greek and Near Eastern History. Cambridge.
Mariggiò, V.A. 2013: Greci e Persiani: storia delle relazioni diplomatiche (550–386 a. C.). Monteroni di Lecce.
Miller, M.C. 1997: Athens and Persia in the Fifth Century BC: A Study in Cultural Receptivity. Cambridge.
Mitchell, L.G. 1997: Greeks Bearing Gifts: The Public Use of Private Relationships in the Greek World,
435–323 BC. Cambridge.
Morgan, J. 2016: Greek Perspectives on the Achaemenid Empire. Persia Through the Looking Glass. Oxford.
Podrazik, M. 2015. Cyrus the Younger, Greek envoys, and the so-called Treaty of Boiotios (409–408 BC).
Anabasis. Studia Classica et Orientalia 6, 78–93.
Rung, E.V. 2000a: [The Epilycus peace treaty]. Vestnik Drevnei Istorii [Journal of Ancient History] 3, 85–96.
Рунг, Э. В. Эпиликов мирный договор. ВДИ 3, 85–96.
Rung, E.V. 2000b: [The treaty of Boiotius]. In: O. L. Gabelko (ed.), Mezhgosudarstvennye otnosheniya
i diplomatiya v antichnosti [Interstate Relations and Diplomacy in Antiquity]. Kazan, 113–135.
Рунг, Э. В. Договор Беотия. В кн.: О. Л. Габелко (ред.), Межгосударственные отношения
и дипломатия в античности. Казань, 113–135.
Rung, E. 2004: Xenophon, the Oxyrhynchus Historian and the mission of Timocrates to Greece. In:
C. J. Tuplin (ed.), Xenophon and His World. Stuttgart, 413–425.
Rung, E.V. 2005: [Athens and the revolt of Amorgos]. Studia historica V, 23–36.
Рунг, Э. В. Афины и мятеж Аморга. Studia historica V, 23–36.
Rung, E.V. 2008a: [On a new paradigm of the study of Greco-Persian relations in historiography].
Uchenye Zapiski Kazanskogo universiteta. Seriya Gumanitarnye nauki [Proceedings of Kazan Uni-
versity. Humanities Series] 150, 1, 234–240.
Рунг, Э.В. 2008а: О новой парадигме исследования греко-персидских отношений в историо-
графии. Ученые записки Казанского университета. Серия Гуманитарные науки 150, 1, 234–240.
Rung, E.V. 2008b: Gretsiya i Akhemenidskaya derzhava: Istoriya diplomaticheskikh otnosheniy v
VI– IV  vv.  do n. e. [Greece and the Achaemenid Empire: The History of Diplomatic Relations in
6th‑4th cent. BC]. Saint Petersburg.
Рунг, Э. В.  Греция и Ахеменидская держава: История дипломатических отношений в VI – ​
IV вв. до н. э. СПб.
Rung, E. 2008c: War, peace and diplomacy in Graeco-Persian relations from the sixth to the fourth
Century B. C. In: Ph. de Souza, J. France (eds.), War and Peace in Ancient and Medieval History.
Cambridge, 28–50.
Rung, E.V. 2011: [Pissuthnes and Athens: the vicissitudes of the relationship]. In: E. D. Frolov (ed.),
Mnemon. Issledovaniya i publikatsii po istorii antichnogo mira [Mnemon. Investigations and Publica-
tions on the History of Ancient World]. Issue 10. Saint Petersburg, 57–72.
Рунг, Э. В. Писсуфн и Афины: перипетии взаимоотношений. В кн.: Э. Д. Фролов (ред.),
Мнемон. Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 10. Спб., 57–72.
Rung, E.V. 2015: [The Kings of the Achaemenid empire as diplomats (on the specifics of the diplo-
matic relations between the Persian monarchs and the Greeks)]. In: E. D. Frolov (ed.), Mnemon.
Issledovaniya i publikatsii po istorii antichnogo mira [Mnemon. Investigations and Publications on the
History of Ancient World]. Issue 15. Saint Petersburg, 132–149.
Рунг, Э.В. 2015: Цари Ахеменидской империи как дипломаты (о специфике дипломатиче-
ских отношений персидских монархов с греками). В кн.: Э. Д. Фролов (ред.). Мнемон. Ис-
следования и публикации по истории античного мира. Вып. 15. СПб., 132–149.
Rung, E.V. 2016: [The Persian satraps as diplomats (on the specifics of the relations between the Achae-
menid officials and the Greeks)]. In: E. D. Frolov (ed.). Mnemon. Issledovaniya i publikatsii po
istorii antichnogo mira [Mnemon. Investigations and Publications on the History of Ancient World].
Issue 16, 1. Saint Petersburg, 41–66.
Рунг, Э.В. 2016: Персидские сатрапы как дипломаты (о специфике дипломатических вза-
имоотношений ахеменидских наместников с греками). В кн.: Э. Д. Фролов (ред.), Мнемон.
Исследования и публикации по истории античного мира. Вып. 16, 1. СПб., 41–66.
Rung, E.V., Venidiktova, E.A. 2017: [Treaties of friendship between the Greeks and the Persian Kings].
In: O. L. Gabelko et al. (eds.), IRANICA: Iranskie imperii i greko-rimskiy mir v VI v. do n. e. – ​VI v. n. e.

207
[IRANICA: Iranian Empires and the Greco-Roman World from the Sixth Century BC to the Sixth Cen-
tury AD]. Kazan, 172–180.
Рунг, Э.В., Венидиктова, Е.А. 2017: Договоры о дружбе между греками и персидскими ца-
рями. В кн.: О. Л. Габелко, Э. В. Рунг, А. А. Синицын, Е. В. Смыков (ред.), IRANICA: Иран-
ские империи и греко-римский мир в VI в. до н. э. – ​VI в. н. э. Казань, 172–180.
Schepens, G. 2012: Timocrates’ Mission to Greece – ​Once Again. In: C. J. Tuplin, F. Hobden (eds.),
Xenophon: Ethical Principles and Historical Enquiry. Leiden–Boston, 213–241.
Surikov, I.E. 2017: [“The incredible adventures of the Europeans in Asia” (Famous Athenians of the
sixth and fifth centuries B.C. in the territory of the Achaemenid Empire)]. In: O. L. Gabelko et al.
(eds.). IRANICA: Iranskie imperii i greko-rimskiy mir v VI v. do n. e. – ​VI v. n. e. [IRANICA: Irani-
an Empires and the Greco-Roman World from the sixth century BC to the sixth century AD]. Kazan,
181–213.
Суриков, И.Е. «Невероятные приключения европейцев в Азии» (знаменитые афиняне
VI–V вв. до н. э. на территории Ахеменидской державы). В кн.: О. Л. Габелко, Э. В. Рунг,
А. А.  Синицын, Е. В.  Смыков (ред.), IRANICA: Иранские империи и греко-римский мир в VI в.
до н. э. – ​VI  в. н. э. Казань, 181–213.
Tuplin, C.J. 1987: The treaty of Boiotios. In: H. Sancisi-Weerdenburg, A. T. Kuhrt (eds.), Achaemenid
History. II, the Greek Sources. Proceedings of the Groningen 1984 Achaemenid History Workshop.
Leiden, 133–153.
Waters, M., Claire, E. 2010: Applied royal directive: Pissouthnes and Samos. In: B. Jacobs, R. Rol-
linger (eds.), Der Achämenidenhof: Akten des 2. Internationalen Kolloquiums zum Thema „Vordera-
sien im Spannungsfeld klassischer und altorientalischer Überlieferungen“, Landgut Castelen bei Basel,
23–25. Mai 2007. Wiesbaden, 817–828.
Westlake, H.D. 1977: Athens and Amorgos. Phoenix 31, 3, 319–329.

Eduard V. Rung, Э.В. Рунг,

Kazan Federal University, д. и. н., профессор кафедры


Kazan, Russia всеобщей истории Института международных
отношений, истории и востоковедения,
E‑mail: Eduard_Rung@mail.ru Казанский (Приволжский) федеральный университет,
Казань, Россия

Aleksandr S. Sapogov, А. С.  Сапогов,

Gymnasium No.34, к. и. н., учитель истории МОУ «ГИМНАЗИЯ № 34»,


Saratov, Russia Саратов, Россия

E‑mail: as_sapogov@mail.ru

208
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ

АРАН – Архив Российской академии наук, Москва, Россия


ВДИ – Вестник древней истории. Москва
ГАИМК – Государственная академия истории материальной культуры,
Ленинград
КСИА – Краткие сообщения института археологии. Москва
РА – Российская археология. Москва
СПбФ АРАН – Санкт-Петербургский филиал Архива РАН, Санкт-Петербург,
Россия
AE – L’Année épigraphique. Paris
ARET – Archivi reali di Ebla. Testi. Roma
BWL – Lambert, W.G. Babylonian Wisdom Literature. Oxford, 1960
CFHB – Corpus fontium historiae Byzantinae
CIL – Corpus inscriptionum Latinarum. Berolini
DK – Diels, H., Kranz, W. (Hrsgg.), Die Fragmente der Vorsokratiker.
6. Aufl. 3 Bde. Berlin, 1952.
DNWSI – Hoftijzer, J., Jongeling, K. Dictionary of the North-West Semitic Inscriptions.
Leiden, 1995
DUL – Del Olmo Lete, G., Sanmartín, J. A Dictionary of the Ugaritic Language in
the Alphabetic Tradition. 3rd ed. Vol. I–II. Leiden–Boston, 2015
FGrH – Jacoby, F. (Hrsg.), Die Fragmente der griechischer Historiker. Bd I–III.
Berlin–Leiden, 1923–1958
GAG – Soden, W. von. Grundriss der akkadischen Grammatik. 3. Aufl. Roma, 1995
GBM – Vira, R., Chandra, L. (eds.), Gilgit Buddhist Manuscripts. (Facsimile
Edition). 10 vols. Delhi, 1959–1974
HALOT – Koehler, L., Baumgartner, W., Stamm, J.J. The Hebrew and Aramaic
Lexicon of the Old Testament. Vol. I–V. Leiden, 1994–2000
IGCH – Thompson, M., Mørkholm, O., Kraay, C. (eds.), Inventory of Greek Coin
Hoards. Oxford, 1973
IGLS XIII.1 – Sartre, M. (éd.), Inscriptions grecques et latines de la Syrie. T. XIII.1. Bostra.
Nos. 9001–9472. Paris, 1982
IGRR – Cagnat, R. et al. (eds.), Inscriptiones Graecae ad res Romanas pertinentes.
Paris, 1906–1927
IOSPE – Latyschev, B. (ed.), Inscriptiones antiquae orae septentrionalis Ponti Euxini
Graecae et Latinae. Petropoli, 1885–1916
LSJ – Liddell, H.G., Scott, R.A., Jones, H.S., Greek-English Lexicon With a
Revised Supplement. Oxford, 1996

234
LSyr. – Brockelmann, C. Lexicon Syriacum. Halle, 1928
MAD – Gelb, I.J. Materials for the Assyrian Dictionary. Vol. I–V. Chicago,
1952–1970
MDP – Mémoires de la Délégation en Perse. Paris
MEE – Materiali epigrafici di Ebla. Napoli
MSL – Materialien zum sumerischen Lexikon (=Materials for the Sumerian Lexicon).
Rome
ND. Or/Occ – Seeck, O. (ed.), Notitia Dignitatum: accedunt Notitia urbis Constantinopo-
litanae et laterculi provinciarum. Berolini, 1876
PLRE I – Jones, A.H.M., Martindale, J.R, Morris, J. The Prosopography of the Later
Roman Empire. Vol. I: A.D. 260–395. Cambridge, 1971
P.Ross.Georg. – Zereteli, G., Krueger, O. Papyri russischer und georgischer Sammlungen.
Bd 1. Literarische Texte. Tiflis, 1925
RE – Pauly, A., Wissowa, G., Kroll, W., Witte, K., Mittelhaus, K., Ziegler, K.
(Hrsgg.), Pauly’s Real-Encyclopädie der classischen Altertumswissenschaft.
Stuttgart, 1894–1980
RRC – Crawford, M.H. Roman Republican Coinage. Cambridge, 1974
SLOB – Lieberman, S.J. The Sumerian Loanwords in Old-Babylonian Akkadian.
Missoula, 1977
TLG – Thesaurus linguae graecae ®. A Digital Library of Greek Literature. URL:
http://stephanus.tlg.uci.edu/tlg.php
Wb. – Erman, A., Grapow, H. (Hrsgg.), Wörterbuch der aegyptischen Sprache.
Bd I–V. Leipzig, 1929–1931
YBC – Yale Babylonian Collection, Yale University, New Haven

235
ВЕСТНИК ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ Том 79 № 1 (2019)

СОДЕРЖ А НИЕ

Малых С.Е. (Москва) – Древнеегипетский ритуал «разбивания красных сосудов»


(cD dSr. w t) и красноангобированная керамика эпохи Древнего царства………………........... 5
Нуруллин Р.М. (Москва) – К вопросу о шумерских заимствованиях в аккадском.
Часть II …………………………………………………………........................................................................... 23
Никольский Б.М. (Москва) – Еврипид «Даная» Fr. 324 Kannicht………………............................... 41
Смекалова Т.Н. (Симферополь) – О величинах площади и единицах ее измерения на хоре
Херсонеса Таврического………………………………............................................................................. 58
Сморчков А.М. (Москва) – Валерий Максим: римлянин на грани эпох………............................ 77
Илюшечкина Е.В. (Москва) – Риторическая топика в посвятительном послании Гая Юлия
Солина ………………………………………………........................................................................................ 90
Мехамадиев Е.А. (Санкт-Петербург) – Военная политика императора Диоклетиана
(284– 305 гг.) на ближневосточной границе Римской империи: войсковые подразделе-
ния в контексте римско-персидского противостояния............................................................ 102

ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ
Бухарин М.Д. (Москва) – Исследование пещерно-храмовых комплексов Туюк-мазар и Бе-
зеклик Второй русской туркестанской экспедицией в 1915 г. (по материалам записных
книжек С.Ф. Ольденбурга) …………................................................................................................. 121
Карпюк С.Г. (Москва), Крих С.Б. (Омск) – Работа над «Всемирной историей» в довоенный
период: плоды усилий………………………………………........................................................................ 136

КРИТИКА И БИБЛИОГРАФИЯ
Гринцер Н.П., Щербакова Е.А. (Москва) – А р и с т о т е л ь . Метафизика. Перевод с древнегрече-
ского, вступительная статья и комментарий А.В. Маркова. М., 2018………………………………........ 152
Короленков А.В. (Москва), Смыков Е.В. (Саратов) – Из новейшей литературы о Гае Ма-
рии……………………………………………………........................................................................................ 161
Дымская Д.Д. (Санкт-Петербург) – Цицерон и Саллюстий о заговоре Катилины (из совре-
менной зарубежной историографии)............................................................................................ 177
Вигасин А.А. (Москва) – Мегасфен и его время. J. Wiesehöfer, H. Brinkhaus, R. Bichler
(Hrsg.). Megasthenes und seine Zeit. Megasthenes and His Time. (Classica et Orientalia, 13).
Wiesbaden, 2016…................................................................................................................................ 185
Суриков И.Е. (Москва) – D . F . L e ã o , P . J . R h o d e s . The Laws of Solon: A New Edition with
Introduction, Translation and Commentary. London–New York, 2016 ………………………….......... 191
Рунг Э.В. (Казань), Сапогов А.С. (Саратов) – J . H y l a n d . Persian Interventions: The
Achaemenid Empire, Athens, and Sparta, 450–386 BCE. Baltimore, 2017..................................... 200

НАУЧНАЯ ЖИЗНЬ
Евдокимов П.А. (Москва) – Международная конференция «Классический Кипр» (Грац,
21–23 сентября 2017 г.)...................................................................................................................... 209
Кулишова О.В., Фролов Э.Д. (Санкт-Петербург) – XIX Жебелёвские чтения в Санкт-Петер-
бургском государственном университете (Санкт-Петербург, 25–27 октября 2017 г.)……… 215

236
Карпюк С.Г. (Москва) – Российско-британский международный научный семинар «Ми-
усские античные посиделки – Х: Архаическая и классическая Греция» в Российском
государственном гуманитарном университете (30–31 марта 2018 г.) …………………………….. 223
Белоусов А.В., Бугаева Н.В. (Москва) – Ломоносовские чтения на кафедре истории древнего
мира и кафедре древних языков исторического факультета МГУ имени М.В. Ломоносо-
ва (Москва, 17, 25 апреля 2018 г.) ................................................................................................... 226

Иван Михайлович Стеблин-Каменский (1945–2018)...................................................................... 229


Эдуард Давидович Фролов (1933–2018)............................................................................................... 232 

237
VESTNIK DREVNEY ISTORII VOLUME 79 ISSUE 1 (2019) JOURNAL OF ANCIENT HISTORY

CONTENTS

S.E. Malykh (Moscow) – Ancient Egyptian Ritual of “Smashing the Red Pottery” (cD dSr.w t) and
Red Ceramics of the Old Kingdom…………………………...................................................................... 5
R.M. Nurullin (Moscow) – On Sumerian Loanwords in Akkadian. Part II…………............................. 23
B.M. Nikolsky (Moscow) – Euripides’ Danae fr. 324 Kannicht ……………………................................... 41
T.N. Smekalova (Simferopol) – On the Sizes of Land Plots and Units of Their Measurement on the
Chora of Tauric Chersonesos ………………………….............................................................................. 58
A.M. Smorchkov (Moscow) – Valerius Maximus: The Roman at the Turn of the Age………………….... 77
E.V. Ilyushechkina (Moscow) – Rhetorical Topic in the Preface of Gaius Iulius Solinus………………. 90
E.A. Mekhamadiev (Saint Petersburg) – Military Policy of the Emperor Diocletian (284–305 A.D.)
at the Near Eastern Frontier of the Roman Empire: Military Units During the Roman-Persian
Confrontation……………………………..................................................................................................... 102

PAGES OF HISTORIOGRAPHY

M.D. Bukharin (Moscow) – Investigation of the Temple-Caves of Tuyuk-Mazar and Bezeklik by the
Second Russian Turkestan Expedition in 1915 (After the Diaries of S.F. Oldenburg)……………….. 121
S.G. Karpyuk (Moscow), S.B. Krikh (Omsk) – Work on The World History Before World War II:
Fruits of Efforts………………………………………………............................................................................ 136

CRITICAL AND BIBLIOGRAPHICAL SURVEYS

N.P. Grintser, E.A. Shcherbakova (Moscow) – A r i s t o t e l e s . Metafizika. Perevod s drevnegre-


cheskogo, vstupitel’naya stat’ya i kommentariy A.V. Markova. M., 2018……………………………….... 152
A.V. Korolenkov (Moscow), E.V. Smykov (Saratov) – From Recent Literature About Gaius Marius… 161
D.D. Dymskaya (Saint Petersburg) – Cicero and Sallust About Catiline’s Conspiracy (From Recent
Foreign Historiography)…………………………....................................................................................... 177
A.A. Vigasin (Moscow) – Megasthenes and His Time. On the Publication of Collected Papers:
J. Wiesehöfer, H. Brinkhaus, R. Bichler (Hrsg.). Megasthenes und seine Zeit. Megasthenes and
His Time. (Classica et Orientalia, 13). Wiesbaden, 2016.…………..................................................... 185
I.E. Surikov (Moscow) – D . F . L e ã o , P . J . R h o d e s . The Laws of Solon: A New Edition with In-
troduction, Translation and Commentary. London–New York, 2016…………………………………..... 191
E.V. Rung (Kazan), A.S. Sapogov (Saratov) – J . H y l a n d . Persian Interventions: The Achaemenid
Empire, Athens, and Sparta, 450–386 BCE. Baltimore, 2017……………………………………………….. 200

NEWS AND EVENTS

P. A . Evdokimov (Moscow) – Inter national Con ference “Classical Cy pr us” (Graz,


21–23 September 2017)........................................................................................................................ 209
E.D. Frolov , O.V. Kulishova, (Saint Petersburg) –The 19 th Zhebelev Conference at Saint Petersburg
State University (Saint Petersburg, 25–27 October 2017)….............................................................. 215
S.G. Karpyuk (Moscow) – Russian-British International Scientific Workshop “Mius Classical Ta-
ble-Talk X” on Archaic and Classical Greece (Moscow, 30–31 March 2018)…………………………. 223

238
A.V. Belousov, N.V. Bugaeva (Moscow) – Lomonosov Conference at the Departments of Ancient
History and Ancient Languages of the Faculty of History of the Lomonosov Moscow State Uni-
versity (Moscow, 17, 25 April 2018)…………………………………………………………………………............. 226

Ivan Mikhaylovich Steblin-Kamensky (1945–2018)…………………………….......................................... 229


Eduard Davidovich Frolov (1933–2018)………………………………………….............................................. 232

239