Вы находитесь на странице: 1из 132

Mikhail Reshetnikov Михаил Решетников

PSYCHIC ПСИХИЧЕСКОЕ
DISORDER РАССТРОЙСТВО
Lectures Лекции

Saint-Petersburg Cанкт-Петербург
East European Psychoanalytic Institute Восточно-Европейский Институт Психоанализа
2008
2008
Р 47
ББК 88.3 Содержание
Рецензенты:
ЧАСТЬ 1. ЛЕКЦИИ
проф. Ольга Дейнека, доктор психологических наук;
проф. Виктор.Макаров, доктор медицинских наук
Введение. Новый парадигмальный фрейм . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
проф. Герман Сунягин, доктор философских наук
Предуведомление. Методологическое значение понятий
нормы и патологии. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15
Лекция 1. Несовременная философия психотерапии . . . . . . . . . . 30
Решетников, Михаил. Психическое расстройство. Лекции. — СПб.: Вступление . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2008. — 272 с. Великие философы: Сократ, Платон и Аристотель. . . . . . . . . . . . . 31
ISBN 978-5-91681-003-5 Великие врачи: Гиппократ, Гален и Авиценна . . . . . . . . . . . . . . . . . . 40
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48
Книга посвящена историко-методологическому анализу Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии . . . . . . . . . . . 52
Реформы и развитие научных идей . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
представлений о психике и психическом расстройстве, и включает
Античность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55
критическое переосмысление идей выдающихся философов и Средневековье . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
врачей о различных формах психопатологии и методах их терапии Ренессанс и Новое время . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 66
от античности до современности. В книге впервые формулируется Новейшее время. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84
гипотеза о мозге как биологическом интерфейсе между идеальным и Анатомия психики? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 93
реальным, и ставится вопрос о применимости естественно-научных Лекция 3. Физиологическая психология . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101
подходов к гуманитарному знанию. Смена парадигмы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101
Издание носит глубоко-полемический и познавательный характер, И. М. Сеченов: «Мозг есть орган души» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102
И. П. Павлов: «О животном организме как о машине» . . . . . . . . 111
иллюстрировано репродукциями картин и портретами выдающихся
В. М. Бехтерев: «Нелепо говорить о душевных болезнях» . . . . . 119
ученых.
Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке
Предназначено для психологов, психотерапевтов и психиатров, а («Павловская сессия») . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128
также врачей общей практики, педагогов, философов и социальных «Репрессированное знание» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128
работников. Стенограмма морального помешательства . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 138
Л. А. Орбели: «Как правильно строить разработку научного
наследия Павлова» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 143
«Новая религия», или метод дрессировки интеллигенции. . . . . 147
Сетевой маркетинг в медицине . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 149
Лекция 5. Психоаналитический уход от основного вопроса . . . . 155
Теория психической травмы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
Психическое и нервное . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 160
Забытое единство: Фрейд, Крепелин и Блейлер . . . . . . . . . . . . . . 167
© Михаил Решетников, 2008 Лекция 6. Парадигмальность науки. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
© Издательство «Восточно-Европейский Кому доверять? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Институт Психоанализа», 2008 Как «подсмотреть» у природы? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 177
Существуют ли надежные теории? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179
Знание — это не то, что знают люди . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 181
Лекция 7. Парадигмальный кризис . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186
Contents
Воображаемая фармакология . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186
Остался ли материализм в точных науках? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 191 PART 1. LECTIONS
Физическая теория поля в психологии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 195 Introduction: frames of a new paradigm . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 11
Forewarning: methodological meaning of concepts of norm and
ЧАСТЬ 2. СТАТЬИ pathology . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 15
Одержимость и паранойя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 201 Lecture 1. Untimely philosophy of psychotherapy . . . . . . . . . . . . . . 30
Одержимость . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 202 Introduction . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 30
Ошибочность суждений . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 208 Prominent philosophers: Socrates, Plato, Aristotle . . . . . . . . . . . . . . . 31
Паранойя . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 209 Prominent medical doctors: Hippocrates, Galen and Avicenna . . . . . 40
Психологические эквиваленты . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 211 Conclusion . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 48
Немного истории . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 212 Lecture 2. Methodological collisions of psychiatry . . . . . . . . . . . . . . 52
Описание случаев . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 216 Reforms and development of scientific ideas . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 52
Между нормой и патологией . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 220 Antiquity . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 55
Ускользающие смыслы: «Сталкер» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 226 Middle Ages . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 63
Зона . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 226 Renaissance and Modernity . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 66
Профессор и писатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 227 Newest Times . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 84
Проводник . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 229 «Anatomy of psyche?» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 93
Итог . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 231 Lecture 3. Physiological psychology . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101
Неочевидный образ будущего . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 234 Paradigmatic shift . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 101
Исторические процессы духа . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 234 I. M. Sechenov: «Brain is an organ of soul» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 102
Идеи демократии . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 235 I. P. Pavlov: «On animal organism as a machine» . . . . . . . . . . . . . . . . 111
Искаженная психическая реальность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 236 V. M. Bechterev: «It is nonsense to speak about soul diseases» . . . 119
Кризис невротического гуманизма . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 237 Lecture 4. Method of negative stimulation in science («Pavlovian
«Паранойяльный сдвиг» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 239 session») . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128
Психические травмы и травмированные сообщества . . . . . . . . . . 240 «Repressed knowledge» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 128
Трансформация родительских структур . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 241 Minutes of moral insanity . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 138
Востребованная агрессивность . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 242 L. A. Orbelli: «How to comprehend Pavlov’s scientific heritage» . . 143
Депопуляция Европы . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 243 «New religion» or how intelligentsia was schooled . . . . . . . . . . . . . . 147
Психоз и эстетика зла . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 244 Network marketing in medicine . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 149
Нарциссическое расстройство . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 245 Lecture 5. Psychoanalytic avoidance of the main question . . . . . . . 155
Культура и технический прогресс . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 245 Theory of psychic trauma . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 155
Утраченный тип личности . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 246 Psychic and nervous . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 160
Исчерпан ли ресурс развития? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 248 Forgotten union: Freud, Craepelin and Bleuler . . . . . . . . . . . . . . . . . . 167
О приоритетах развития . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 250 Lecture 6. Scientific paradigms . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 251 Who to trust? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 173
Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 255 How to spy on the nature? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 177
Именной указатель . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 259 Are there any reliable theories? . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 179
Knowledge is not just what people know . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 181
Lecture 7. Crisis of paradigm . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186
Imaginary pharmacology . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 186
Is there any materialism remained in exact sciences? . . . . . . . . . . . . 191
Unified field theory in psychology . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 195

PART 2. PAPERS
Possession and paranoia. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 201
Possession . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 202
Mistake of judgment . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 208
Paranoia . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 209
Psychological equivalents . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 211
Some history . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 212 Часть 1
Case vignettes . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 216
Between norm and pathology. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 220
Stalker: evading sense . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 226
Zone . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 226
Лекции
Professor and Writer . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 227
Guide . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 229
Results . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 231
Unobvious vision of future: European illusions and reality . . . . . . . 234
Historical processes of spirit . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 234
Ideas of democracy . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 235
Distorted psychic reality . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 236
Crisis of neurotic humanism . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 237
«Paranoid shift» . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 239
Psychic traumas and traumatized societies. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 240
Transformation of parental structures . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 241
Aggression in demand . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 242
Depopulation of Europe . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 243
Psychosis and esthetic of evil . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 244
Narcissistic disorder . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 245
Culture and technical progress . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 245
Extinct personality . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 246
Has resource of development been exhausted? . . . . . . . . . . . . . . . . . . 248
On priorities of development . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 250
Conclusions . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 251
Summary . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 255
Index . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 259
Введение

Новый парадигмальный
фрейм

На протяжении длительного периода времени россий-


ская психотерапия была неразрывно связана с психиатрией не
только организационно и методически, но и мировоззренчески.
В этом нет ничего удивительного, так как своим вторым рож-
дением, которое состоялось лишь в 1985 году, отечественная
психотерапия обязана именно психиатрии, но процесс взросле-
ния и сепарации новой области знаний и практики несколько
затянулся. Сразу отметим: все, что будет обсуждаться в этой
книге, не направлено против психиатрии, которая имеет свои
методологию и методы. Однако психотерапия должна осо-
знать свои качественные отличия, а для этого нам потребуется
критическое переосмысление некоторых базовых концепций,
лежащих в основе представлений о психическом.
Вряд ли это переосмысление будет принято психиатрами,
и такая цель даже не ставилась. Моя задача состояла в том,
чтобы лишь обозначить отличия психотерапевтических под-
ходов к психическому страданию исходя из несколько иной
модели, которая имеет такое же право на существование, как
и давно утвердившаяся в психиатрии — биологическая, вклю-
чая ее современное развитие в форме биопсихосоциальной.
Когда была задумана эта книга, у меня еще не было точ-
ных формулировок того, что хотелось бы сказать (боюсь, что
12 Часть I. Лекции Введение 13

их нет и сейчас), но в целом ее концепция присутствовала уже глупые и противоречивые, даже опасаясь, что кто-то на-
достаточно давно. Что-то было немного наивно сказано еще чнет сомневаться — а здоров ли сам автор и есть ли у него
в «Аутогенной тренировке» (1986), а потом как бы случайно адекватные представления о научной психиатрии? Один
прорывалось в «Депрессии…» (2003) и «Психической травме» из таких глупых вопросов: «А применимо ли вообще к
(2006). Но каждый раз срабатывала какая-то, сейчас более психике понятие болезнь?» — составлявший одну из задач
мне понятная, внутренняя цензура, хотя — не исключено, этой книги, так и остался без ответа. Если кто-то подума-
что за этим стояла обычная интеллектуальная лень или даже ет, что автор скрыл его, он, безусловно, ошибется. Ответ
страх: стоит ли тратить столько усилий и зарываться так просто не найден. У меня есть несколько предчувствий
глубоко (одновременно понимая, что все равно скользишь и предположений, но даже в этом качестве им не хватает
по поверхности), чтобы попытаться противопоставить одни уверенности. В целом, эта книга не столько повествова-
умозрительные рассуждения другим, да еще без особой на- ние о каких-то достижениях, сколько попытка привести в
дежды быть услышанным и понятым. порядок свои мысли и, если повезет, выслушать критику
Здесь будет не так много собственных идей, которые того, что получится в «сухом остатке».
автор оценивает более чем скромно, впрочем, как и спо- Изложение начинается со статьи, которая была впервые
собности к их изложению. Утонченный читатель не найдет представлена в качестве доклада на конференции «Актуаль-
здесь высокого полета мысли, скорее наоборот — почти все, ные проблемы клинической психологии и психотерапии в
что будет говориться, предельно упрощалось, чтобы быть условиях современной культуры» в Институте им. В. М. Бех-
доступным даже неспециалисту. Не уверен, что мне это терева (28.02.2001) и привлекла внимание профессиональ-
удалось, но если кто-то найдет это интересным, я заранее ной аудитории, но в ней все было еще недосказано или
благодарю такого непредвзятого читателя, а если кто-то изложено настолько «обтекаемо», что даже не заслуживало
сумеет изложить это более понятно и убедительно, а еще серьезной критики, по сути, лишь прикасаясь к проблемам,
лучше — критически, я был бы искренне рад. но не вникая в их историческую сущность. Таким образом,
Когда лет тебе уже несколько больше, чем средняя эта статья, пользуясь определением Фрейда, составляет как
продолжительность жизни мужской популяции в стране, бы «предуведомление» к последующим главам.
появляется некоторая (надеюсь, понятная) спешка и по- В названии этот материал обозначен как лекции, и
зволительная в таком возрасте смелость не только говорить меня уже спросили: «Почему не монография?» — как
то, что не вызовет сомнений, но и формулировать идеи, ко- обычно принято именовать такие работы. Здесь нет ложной
торые станут легкой добычей для критиков и специалистов, скромности: монография должна представлять не только
придерживающихся других мировоззренческих позиций. результаты глубокого и всестороннего изучения какой-то
Ученые всегда стараются задавать умные и непротиво- проблемы, но и детальное описание методики исследования,
речивые вопросы. Насколько хватит сил и способностей, а также итоги кропотливой экспериментальной работы и их
хотелось бы нарушить эту традицию и задавать самые интерпретацию. Ничего этого в книге нет, так как, по моим
14 Часть I. Лекции

представлениям, методология и адекватные методы исследо- Предуведомление


вания психического до настоящего времени не разработаны.
Это — действительно лекции, где автор — в отличие от ши-
роко распространенного сейчас взгляда на этот вид учебной
деятельности — исходил из традиционных представлений,
Методологическое значение
считая, что лекции не предназначены для передачи знаний, понятий нормы и патологии
а являются средством активизации познавательной деятель-
ности и стимуляции критического мышления слушателей.
Не меньше вопросов вызвало словосочетание «парадиг-
мальный фрейм», которое вначале предполагалось вынести
на титул издания, а затем было принято решение сохранить
его только в заголовке «Введения». Начнем с того, что па- В этом разделе мне хотелось бы поделиться некоторыми
радигмой именуется любая исходная схема или модель для идеями, которые многим хорошо знакомы и не являются но-
постановки проблемы в ее наиболее общем виде, при этом в выми. Скорее наоборот — они — старые. Здесь гораздо чаще
науке уже давно и почти безраздельно господствует диалек- будут задаваться вопросы, чем предлагаться ответы на них,
тический подход. Не умаляя значение диалектики приме- поэтому прошу меня заранее извинить.
нительно к предмету нашего исследования как «метода для В этом разделе читатель практически не найдет апелля-
анализа структур-состояний», мы тем не менее попытаемся ций к работам современников. Они, безусловно, существенно
заглянуть за пределы этого дихотомического подхода. В це- расширили наши представления, но некоторые проблемы
лом же, термин заимствован мной у М. В. Кузьмина, из его сохранились практически в их классически-проблемном
статьи «Экстатическое время», где он пишет: «Отход от пар- звучании.
ных дихотомий типа “частица—волна” сам по себе знаменует Еще Эмиль Крепелин 100 лет тому назад1 отмечал, что
вхождение в новый парадигмальный фрейм»1. Определение «психиатру часто то в шутку, то всерьез делается упрек, что он
«фрейм» мне показалось наиболее подходящим в силу того, всех людей считает душевнобольными». И далее автор пишет:
что оно характеризует именно абстрактный образ для пред- «Везде, где мы пытаемся провести границу между душевным
ставления какой-то информации, некую «рамочную» инфор- здоровьем и болезнью, мы наталкиваемся на промежуточную
мацию2. Именно такой подход здесь и представлен. область, в которой совершенно незаметно происходит переход
Вторая часть книги содержит доклады и статьи последних от нормы к выраженным душевным расстройствам»2. При
лет, которые ранее публиковались в различных журналах и 1
4 ноября 1900 года Э. Крепелин (E. Kraepelin) завершил предисловие к своему
сборниках. «Введению в психиатрическую клинику», 3-е издание которого в 1923 году под
редакцией П. Ганнушкина вышло на русском языке.
1
Вопросы философии, 1996, № 2. — С. 76. 2
Крепелин, Э. Введение в психиатрическую клинику. М.: МЗО, 1923. —
2
Фрейм (англ. frame) — кадр, рамка, каркас. С. 210.
16 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 17

этом Крепелин особо подчеркивает, что те или иные формы Эта проблема занимает значительное место в работах и
таких отклонений (в зависимости от обстоятельств их про- другого классика — Карла Ясперса, в 1913 году представив-
явления) могут оцениваться с различных точек зрения, что шего диссертационное исследование под ныне хорошо извест-
делает проблематичным однозначность суждений о том, где ным названием «Общая психопатология»1. В этой работе
кончается норма, а где начинается патология. Более того, наряду с огромным количеством ценных наблюдений и бес-
многообразие одновременно присутствующих у одной и той ценных идей автор отмечает: «С клинической точки зрения
же личности здоровых проявлений и различных отклонений очень важно уметь распознать необычное»2 (имеется в виду в
делает этот вопрос практически неразрешимым. психике). Здесь сразу возникает вопрос: для чего, может быть,
Фактически, и об этом также пишет Крепелин, однознач- для более успешной терапии? Оказывается, вовсе нет. Ясперс
ное толкование проблемы психопатологии предполагается дает предельно точный ответ, что речь идет исключительно
только в одном случае: когда человек попадает в руки пси- об исследовательской, а не о терапевтической задаче3.
хиатра и при столкновении с законом... Следует отметить, что труды классиков современной
В последующем именно эти идеи и проблемы явились психиатрии, как и абсолютного большинства их последо-
основой появления пограничной психиатрии. Но была ли вателей, имеют отчетливую и характерную особенность: из
разрешена проблема? Можем ли мы сейчас, в начале ХХI ве- 1021 страницы «Общей психопатологии» на методы терапии
ка, сказать, что здесь что-то существенно изменилось за отведено менее 100, во «Введении в психиатрическую кли-
прошедшие сто лет? У меня нет категоричного ответа на нику» Крепелина из 458 — менее 20. Не странно ли, что мы с
этот вопрос. такой тщательностью описываем психопатологию и, по сути,
Для наших дальнейших рассуждений будет целесооб- лишь упоминаем методы лечения?
разно напомнить, что именно Крепелин ввел понятие «симп- Вернемся к симптомокомплексам Крепелина, а факти-
томокомплексы» и придал им некую иерархичность, одно- чески — к современной (пусть и с многочисленными пере-
временно считая, что тип (или «уровень патологичности») смотрами, исправлениями и уточнениями) классификации
симптомокомплекса определяется степенью разрушения или психических болезней. Полемизируя с ее автором, Ясперс
сохранности психических функций. Это также существенно, отмечает, что «симптомокомплексы пока не удается объяс-
так как Крепелин (по сути) проводит параллель между «ти- нить в терминах причинности»4, то есть — это не патогенети-
пом» и «уровнем патологичности». Я думаю, многие легко ческая классификация, как считал Крепелин. В более поздних
улавливают различие между этими двумя терминами, но вряд переизданиях, апеллируя к работам Карла Шнайдера (1942),
ли большинство специалистов с той же легкостью согласится
с допускаемым в этой фразе тезисом, что психические заболе- 1
В полном объеме «Общая психопатология» вышла в России только в 1997 году
в московском издательстве «Практика».
вания отличаются не этиологически или патогенетически и 2
Ясперс, К. Общая психопатология. М.: Практика, 1997. — С. 38.
даже нозологически, а лишь «по уровню патологичности». 3
Там же. — С. 38.
4
Там же. — С. 707.
18 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 19

Ясперс констатирует, что эти «комплексы... не наблюдаются, наши взгляды, которые все еще (даже в последних издани-
а дедуцируются теоретически. Их существование гипотетич- ях) апеллируют к рефлекторной теории и неким мозговым
но»1. механизмам?
В другом месте автор «Психопатологии» еще более от- Как бы мы ни ответили на этот вопрос, в целом мы могли бы
кровенен, отмечая, что методу Крепелина «присущ элемент констатировать, что методология формирования основ современ-
художественности»2. Тем не менее художественный метод ной психиатрии отчасти сравнима с критическим творчеством в
каким-то образом оказался имплицированным в естественно- литературоведении, где также описываются различные типажи
научную (медицинскую) концепцию. Для этого, безусловно, героев, или с выделением психологических типов в родственной
были определенные причины, частично также вскрытые Яс- области знаний — в психологии, что, собственно, не удивительно,
персом. «Установленные категории, — пишет он, — оказались если напомнить, что Крепелин был учеником В. Вундта.
весьма удобны; под них удавалось так или иначе “подогнать” Но есть и существенная разница, о которой не часто вспо-
любые наблюдения»3. минается: в отличие от сангвиников и холериков, интровертов
Это положение также хорошо известно специалистам, и экстравертов любым типажам, подпадающим под класси-
хотя постепенно забывается. Но при критическом взгляде фикацию Крепелина, законодательно разрешено назначать
достаточно очевидно, что наша специальность (считающая- лечение, в том числе медикаментозное и прочее, включая
ся естественнонаучной дисциплиной) исходно строилась еще недавно распространенный электро- и инсулиновый
на гипотетических основаниях или, во всяком случае, на шок. При отсутствии реальных объяснений психопатологии
гуманитарных концепциях, не имеющих строго научного в «терминах причинности» можем ли мы говорить о какой-
обоснования. Если быть еще более точным — на одной- либо патогенетической терапии? А если нет, то не является
единственной гуманитарной концепции, положения которой ли эта терапия экспериментальной? Это еще один вопрос, не
были «канонизированы» в последующем. Последнее положе- имеющий однозначного ответа.
ние — прямо или косвенно — признается практически всеми Здесь представляется целесообразным очень осторожно
психиатрами. Тем более что все попытки найти хоть какие-то сформулировать еще несколько идей, точнее вопросов, кото-
биохимические, психофизиологические или инфекционные рые кажутся мне актуальными.
этиопатогенетические факторы окончились неудачей. Принимая за основу классификацию Крепелина (другого
В результате мы имеем сугубо описательную психиатрию. выхода пока нет, и было бы наивно ратовать за ее отмену),
Хорошо это или плохо? Может быть, так и должно быть? Мо- следует признать (и надеюсь, никто не будет возражать), что
жет быть, действительно, мы имеем дело с эпифеноменом и заболевание не состоит из симптомов или синдромов. Симп-
нам стоило бы оставить или хотя бы критически пересмотреть томы и синдромы являются производными или свойствами
1
болезни, но не ее составляющими частями, и производитель
Ясперс, К. Общая психопатология. — С. 710.
2
Там же. — С. 1010.
свойств (то есть — собственно психопатология) не сводим к
3
Там же. — С. 1012. их совокупности.
20 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 21

Попробую даже предельно обострить эту идею: значи- отчасти философами. Мы — скорее прагматики, но лучше
тельная часть наших диагнозов носит не синдромологиче- ли это?..
ский, а симптоматический характер: депрессия, маниакальное Несмотря на уже давно практически общепризнанную аб-
состояние, ипохондрия, паранойя... Обозначаемые этими тер- сурдность идеи, что мозг вырабатывает мысли или эмоции так
минами явления примерно того же порядка, что и лихорадка, же, как печень — желчь или островковый аппарат — инсулин,
диарея, кашель и т. д., которые могут наблюдаться при огром- на практике (заглянем в самые современные учебники) эта
ном множестве заболеваний. И лечить только лихорадку или идея живет и побеждает. Здесь как бы существует некое не-
диарею, скажем, при туберкулезе, холере или ВИЧ-инфек- гласное и недекларируемое соглашение, что мысли и эмоции,
ции — это нонсенс. Но — за исключением немногочисленных во всяком случае — патологические, все-таки вырабатывают-
психотерапевтических отделений — это пока почти обычная ся мозгом и именно на него нужно воздействовать некими
практика. Преимущественно симптоматическая ориентация химическими веществами в интересах лечения и коррекции
нашей терапии также признается практически всеми специ- психических расстройств.
алистами. А что дальше — какие перспективы, почему это На первый взгляд, мы уже давно разделили понятия «ор-
положение не меняется уже более ста лет?.. ганизм» и «психика». Тем не менее еще нередко депрессия
Мне представляется, что определенную негативную роль или мания воспринимаются как такие же признаки организ-
здесь сыграла эпоха и умонастроения того периода, когда менного нездоровья, как температура или повышение дав-
осуществлялась интеграция психиатрии в медицину. Новая ления, при которых нужно назначать какие-то химические
область знаний должна была институироваться только с вещества. А многие психические феномены все еще воспри-
собственной нозологией и, в соответствии с духом времени, нимаются с предельным анатомизмом и физиологизмом.
только на основе естественнонаучной методологии. Приняв Даже в более гуманитарно мыслящей психологии память,
естественнонаучную парадигму в качестве основной (мож- внимание, мышление и эмоции излагаются так, словно речь
но сказать — единственной) и постулировав клиническую идет о строении внутренних органов (скажем, по типу серд-
классификацию как этиопатогенетическую (для которой ца: вот левый желудочек, вот правый, вот клапаны; но ведь
пока просто не найдено соответствующих морфологических никому не приходит в голову сказать, что сердце состоит из
и биохимических коррелятов), психиатрия начала посте- систол и диастол).
пенно отдаляться от лежавших в ее основе гуманитарных У меня имеется также (неоднократно подтверждавшее-
концепций (то есть гипотез) о психике и, в результате, с ся) подозрение, что когда мы говорим о психосоматических
этой точки зрения, — оказалась внеконцептуальной. Хотя отношениях, мы имеем в виду любую ткань, кроме мозговой.
именно эти — гуманитарные (философские) концепции и Может быть, стоило бы сделать допущение, что в отношении
составляли хоть какую-то (пусть гипотетическую) «анато- психики мозг — это такая же сома, как и любая другая ткань,
мию» и «физиологию» психики. Надеюсь, никто не будет хотя, возможно, и более значимая? Ведь и здесь существуют те
возражать, что практически все классики психиатрии были же самые психосоматические реакции: переживаемые реально
22 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 23

эмоции гнева и страха вызывают повышение продукции адре- В 1903–1910 годах О. Блейлер и К. Юнг в Цюрихе про-
налина, а введение адреналина даже при отсутствии внешнего вели проверку психоаналитической теории на материале ду-
(психического) побуждения приводит к соответствующей шевнобольных, в частности путем анализа их галлюцинаций,
модификации эмоционального фона и поведения. сновидений и бреда. И «в целом ряде случаев удалось отыс-
Наши языковые штампы нередко подводят нас и, возмож- кать смысл там, где при поверхностном анализе все казалось
но, обманчивы. Мы совершенно спокойно говорим о том, что абсолютной бессмыслицей»1. В 1907 году Юнг публикует ра-
человек «думает головным мозгом». Но мы же не говорим, боту «О содержании психоза», где обосновывает, что все про-
что он ходит спинным мозгом, лишь оттого, что основные явления болезни строго детерминированы переживаниями
двигательные импульсы замыкаются на этом уровне. пациента, предшествующими психозу2. Как представляется,
эти идеи были забыты, и лишь сейчас они вновь зазвучали в
***
работах Хаймана Спотница3 и ряда других авторов, активно
Заслуга Крепелина неоспорима, и никто не ставит ее под
внедряющих методы аналитической терапии у психотиков.
сомнение. Он впервые систематизировал психопатологиче-
И с позитивными результатами.
ские симптомы и синдромы, но не болезни. Его систематика
В целом, как мне кажется, можно было бы признать,
позволила накопить огромный фактологический материал,
что по мере развития психиатрии, с одной стороны, гума-
распознавать различные формы течения психических рас-
нитарная нозология Крепелина, как уже упоминалось, все
стройств и давать клинический прогноз, но эта классифика-
более канонизировалась в качестве естественнонаучной, с
ция практически никак не прояснила вопросы этиологии и
другой — точные границы психических заболеваний станови-
патогенеза, а следовательно, — не дала ключа к эффективной
лись все более расплывчатыми, а схемы лечения — все более
терапии (как это произошло в других областях медицины).
«фармаколизировались».
Может быть, мы пошли не тем путем?
Одновременно с этим (в преподавании психиатрии
*** и ее методических подходах) все менее акцентировалось
Несколько слов о психотерапии и психоанализе. Я позво- внимание на том, что те или иные психические нарушения
лю себе напомнить, что в начале XX века впервые возникли представляют собой неспецифические реакции, которые
и начали играть все более значительную роль индивидуаль- отчасти обусловлены психической конституцией личности
но-психологические подходы к психиатрии. Особенно ярко и которые могут появиться или не появиться в зависимости
эта тенденция проявилась в первой половине ХХ века в
общемировом интересе к психоанализу, где — по сути — объ- 1
Bleuler. Freudshe Mechanismen in der Simptomatologie von Psychosen. Psychoatr.-
единялись психологические и психиатрические подходы на Neuroplog. Wochenschr., 1906 (Цит. по: Каннабих, Ю. История психиатрии. М.:
ЦТР, 1994. — С. 463).
основе теории развития и психической травмы, то есть — пси- 2
Там же. — С. 464.
хогенеза (в России эти подходы — вне психотерапевтической 3
Спотниц, Х. Современный психоанализ шизофренического пациента. Теория
среды — только начинают приобретать популярность). техники. СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2005, —
296 с.
24 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 25

от наличия или отсутствия острых или хронических психо- развития психиатрической науки и практики? С чем связано
травмирующих, эндогенных или экзогенных, подчас действу- интенсивное развитие психофармакологии — с ее реальными
ющих в совокупности и крайне сложно дифференцируемых успехами или все-таки с нашей методологией? Чем объяснить
патогенетических факторов. Факторов — по своей природе появление множества публикаций, анализирующих моди-
и содержанию — психических. Возможна ли сколько-нибудь фикацию психопатологии под влиянием фармакотерапии?
эффективная терапия без применения адекватных природе и Почему модификацию?..
содержанию этих нарушений методов? То есть без методов, За последние годы мне несколько раз встречалась в пуб-
непосредственно апеллирующих к психике? Этот тезис не ликациях и выступлениях специалистов одна и та же идея.
отрицает успехи психофармакологии. Она также нужна, но Но затем обнаружилось, что она была сформулирована еще
в комплексе с психотерапией. в 1912 году психиатром Гохе1, который отмечал, что этиоло-
Выделение психотерапии в качестве самостоятельной гические факторы в психиатрии, внешние или внутренние,
специальности, как представляется, во многом определялось, являются только побуждающими, приводящими в действие
с одной стороны, социальным запросом, а с другой — отно- уже имеющиеся механизмы, возможно, связанные с кон-
шением самих психиатров к весьма специфической системе ституциональными особенностями конкретной личности,
приоритетов: в частности — ориентацией на преимущест- а возможно, присутствующие в любой психике (включая
венно психическое или (большей частью изолированное) здоровую)2. Поэтому границы между синдромами столь
психофармакологическое воздействие... неотчетливы, а пытаться строго дифференцировать их, по
При этом характерно, что количество представителей образному выражению уже упомянутого Гохе, это то же самое,
психотерапевтического направления в мировой психиатрии что «рассчитывать на просветление мутной жидкости, непре-
росло резко опережающими темпами. И одновременно су- рывно переливая ее из одного сосуда в другой». Позволю себе
щественно увеличивались роль и значение психотерапевта привести еще одну ключевую идею Гохе: поиск раз и навсегда
в психиатрической клинике. Именно поэтому в абсолютном установленных процессов, однородных по этиологии, тече-
большинстве западных стран количество психотерапевтов нию и исходу — это погоня за фантомом.
примерно в 7 раз больше, чем психиатров (у нас пока — с точ- Не является ли такой же погоней за фантомом разработка
ностью до наоборот). Мы признаем эту проблему, но пре- «целевых» препаратов для фармакологической терапии кон-
имущественно — как кадровую. А может быть, она все-таки кретных форм психических расстройств? Медикаментозное
методологическая?.. лечение, безусловно, должно и может играть в психиатрии
Ежегодно мы тратим миллиарды долларов на закупки и
производство фармпрепаратов. Почему бы хотя бы часть этих
средств не направить на подготовку и переподготовку психо- 1
Hoche. Die Bedeutung der Symptomenkomplexe in der Psychiatrie. Z. f. d. ges.
N. u P. Bd. 12, 1912. (Цит. по: Каннабих, Ю. История психиатрии. М.: ЦТР,
терапевтов? Не ошибаемся ли мы, рассматривая психофар- 1994. — С. 470.)
макологию в качестве одного из магистральных направлений 2
Именно эта идея была сформулирована ранее в психоанализе.
26 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 27

определенную, но, как представляется, лишь вспомогатель- нет мер, которыми можно было бы измерять психику. Наши
ную и весьма неспецифическую роль. понятия нормы носят описательный характер, и нередко мы
В этих размышлениях предпринимается попытка обос- определяем ее через противоположное: «патологии нет», сле-
новать, что вопросы классификации, нозологии, нормы и довательно, есть норма, что методически не очень корректно.
патологии имеют не узкомедицинское, а широкое методоло- Многим известен такой термин, как «узнавание диагноза».
гическое значение, определяющее ряд важнейших проблем, Причем оценка эта всегда глубоко индивидуальна: один
включая экономические, в частности, например, размеры психиатр может сказать, что здесь «нашего» нет, а другой
инвестиций в психофармакологию и их соотношение с ин- может с ним не согласиться. И в результате — один врач на-
вестициями в подготовку и переподготовку специалистов. значит медикаментозное лечение, а другой — нет. При этом
Было бы неверно не признать, что фармакотерапия мы хорошо знаем, что психофармакология вышла далеко за
позволяет облегчить страдания пациентов, образно говоря, границы психиатрической клиники. Существует ли эта про-
«подавить» или «снизить остроту» проблемы. Некоторые блема? Часто ли мы вспоминаем о том, что среди побочных
авторы констатируют1, что все более широкое применение эффектов многих препаратов присутствует практически вся
нейротропных средств главным образом сказалось в облас- психопатология?..
ти борьбы с психомоторным возбуждением и качественно В психологии аномальность обычно связывается с пове-
изменило облик психиатрических отделений. Врачам и дением, отклоняющимся от принятого в конкретном обще-
сестрам, безусловно, стало легче. Но легче ли пациентам? стве. На первый взгляд, абсолютно верный подход. Но при
Нет ли в этом подходе определенной аналогии с обезболи- более глубоком анализе мы не можем не увидеть, что здесь
ванием при серьезных, иногда множественных переломах в психическая норма идентифицируется с определенным со-
качестве основного вида терапии? С последующей надеждой, циальным конформизмом.
что «авось срастется»... Возможно ли вообще химическое Резко отрицательно следовало бы оценить раздутый
решение психических проблем? Нет ли здесь чрезмерного прессой вопрос о так называемой «карательной психиатрии»,
материализма? словно у нас не было никакой другой. Но, как это ни странно,
Еще несколько слов о таком ключевом понятии, как в ее основе лежал именно этот — психологический — подход
норма. В целом, понятие «норма» описывается как некий к проблеме нормы и патологии, что позволяло в отдельных
усредненный член определенного ряда, с которым сравни- случаях держать «за хроников» всех нонконформистов, на-
вают другие члены, — это общепризнанный и предельно пример гомосексуалистов или диссидентов.
математизированный подход. Он хорошо работает там, В психоанализе, как известно, здоровье определяется не
где есть опосредованные измерения (рост, вес, давление и, с точки зрения нормы или патологии, а в терминах интегра-
соответственно, сантиметры, килограммы и т. д.). Но у нас ции (личности) и свободы от конфликта. А терапия каждого
случая ведется с учетом общей концепции развития и на
1
Например, Сметанников, П. Г. Психиатрия. — СПб., 1995. — С. 4. основе детальнейшего изучения индивидуального развития
28 Часть I. Лекции Предуведомление. Методологическое значение понятий... 29

конкретной личности, ее психо- и (пользуясь привычной а сколько существует эта теория, имеет ли она достаточно
терминологией) индивидуального патогенеза. убедительное обоснование, работает ли она и подтверждается
Во многом аналогичные подходы используются в психо- ли практикой?
терапии по В. Н. Мясищеву, в личностно-ориентированной Повторю еще раз, что мной вовсе не предлагается отка-
(реконструктивной) психотерапии Б. Д. Карвасарского— заться от классификации психических расстройств (слово-
Г. Л. Исуриной—В. А. Ташлыкова. сочетание «психические болезни» не кажется мне достаточно
Краеугольным камнем здесь является положение о том, обоснованным). Здесь также нет призыва отказаться от
что случаев столько же, сколько пациентов, поэтому особое применения психофармакологических средств. Но мы всег-
внимание уделяется не идентификации случая, не нозологии, да были и будем против их необоснованного назначения,
а конкретной (индивидуально обусловленной) феномено- изолированного и бесконтрольного применения. То есть без
логии, терапевтической технике и закономерностям самого систематической, патогенетически ориентированной и кон-
терапевтического процесса. Вначале уже упоминалось, что в цептуально разработанной психотерапии.
классических учебниках по психиатрии на лечение отводит- Это пока не анализ проблемы, а анализ перечня имею-
ся не более 10% объема. В психотерапии — наоборот — 90%. щихся проблем. Вероятно, далеко не всех.
Это отличие случайно или нуждается в самостоятельном
изучении?
Здесь вовсе не ставится цель доказать, что психодинами-
ческие методы психотерапии — самые лучшие. Но в них есть
хоть какая-то концепция, хоть какие-то представления об
«анатомии» и «физиологии» психики, хоть какая-то система
координат, позволяющая не обрекать терапевта и пациента
на бесконечное и нередко бессмысленное блуждание в бес-
координатном пространстве, когда оба участника терапевти-
ческого процесса не знают — куда и зачем они идут?
Сейчас в психотерапии мы наблюдаем безудержное
творчество, особенно в части, касающейся методов. Но ме-
тод — это всегда производное от концепции или от теории.
Методов все больше, новых теорий — нет. Более того, неко-
торые теории исчезают, а другие можно было бы определить
как «однодневки». И здесь как раз очень уместен наш меди-
цинский консерватизм. Так как любая теория в отношении
психики является гипотетической, всегда уместно спросить:
Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 31

Лекция 1 вали их труды, но ранее мы смотрели на них исключительно


через призму грубо-материалистического мировоззрения, и в
результате многое осталось «за кадром». Попытаемся еще раз,
насколько это возможно, обратиться хотя бы к некоторым из
Несовременная множества далеко небезупречных, иногда — предельно при-
философия психотерапии митивных, но тем не менее — в чем-то поразительных и даже
восхитительных идей великих мыслителей. Естественно, что
будут рассматриваться не все их идеи, а только те, которые
имеют отношение к духовному и психическому. Поскольку
99% современных авторов так или иначе, прямо или косвенно,
пытаются обосновать и утвердить недоказуемое, что никакой
Вступление души не существует, мне представляется столь же актуаль-
Психотерапевты не питают особой склонности к изуче- ным обратиться к не менее недоказуемой (и столь же — не-
нию истории философии — матери нашей специальности, опровержимой) идее о несводимости всей духовной жизни к
считая, что психотерапия как самостоятельная область ограниченному понятию «психические процессы»1.
знаний и практики появилась только в конце ХIХ века (что
справедливо лишь отчасти), а в итоге их профессиональное Великие философы: Сократ, Платон и Аристотель
мировоззрение оказывается оторванным от своих корней и Сократ (469–399 до н. э.) происходил из семьи безвест-
в силу этого — достаточно фрагментарным. Это особенно ного скульптора, служил в армии, проповедовал на улицах
печально, так как в процессе психотерапии мы все чаще и площадях. Нам мало что известно о его образовании, но
встречаемся с проблемой смыслов, точнее — их утраты, и эта он остался в памяти человечества как выдающийся фило-
«психопатология», вне сомнения, лежит далеко за пределами соф античности и истинный мудрец. Более того, одно из
наших традиционных взглядов. самых фундаментальных делений философии связано с его
В этом разделе мы попытаемся пройти (точнее — пробе- именем: на до- и послесократову. Несмотря на обилие тем,
жать) по достаточно извилистой тропе познания и представ- обсуждавшихся в устных (записанных позднее и, безусловно,
лений о духовном и психическом, естественно — апеллируя дополненных) диалогах Сократа, одними из главных для него
только к известным (оставшимся в веках) авторитетам, и то оставались вопросы воспитания добродетели, рассуждения
далеко не ко всем, а лишь к тем, которые когда-то оказались о том, что есть добро и зло, что прекрасно, а что безобразно,
в кругу интересов автора. что есть порок и как приобретается знание. Естественно, что
Большинство просвещенных читателей хорошо знают
эти имена, а многие, уверен, хотя бы раз в жизни просматри- 1
При этом, как читатель сможет убедиться далее, мной совершенно не ставится
задача доказательства существования Бога.
32 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 33

достоверность или аутентичность сохранившихся записей себя определенным об-


достаточно сомнительна, но они, безусловно, передают доми- разом только потому,
нирующее мировоззрение той эпохи, когда влияние Сократа что, например, «все так
было фактически всеобъемлющим. делают» — то в случае,
Один из ключевых тезисов сократовой философии мне если все станут вести
особенно близок, а именно — его этический рационализм, вы- себя плохо, — не будет
ражаемый формулой: «Добродетель — есть знание», который причин быть доброде-
в современную эпоху стоило бы дополнить тезисом о том, что тельным, что находит
далеко не всякое знание — добродетельно. Не претендуя на прямое подтверждение
сократову мудрость, готов подписаться под его убеждением, в современном обществе
что сам он «ничего не знает» и, чтобы стать мудрым, расспра- упадка нравов и массо-
шивает других людей, что, в общем-то, составляет основное вой «культуры».
содержание деятельности большинства психотерапевтов, По Сократу, норма
впрочем, как и всех, кто стремится к познанию. Свой метод нравственности должна
Сократ
собеседования Сократ именовал «повивальным искусством», быть автономной и не-
имея в виду, что только способствует «рождению» знания, но льзя в вопросах истины
сам не является его источником. И это также легко проеци- и добра полагаться на мнение большинства. Здесь уместно
руется на те принципы психотерапии, которые исповедуются напомнить, что это критическое изречение было связано с
мной уже давно: «И проблема, и способ ее решения всегда оценкой наличной власти — афинской демократии и прак-
принадлежат пациенту, а наша задача — только помочь осо- тики принятия государственных решений большинством
знать первое и найти второе». голосов. Эта же «антигосударственная критика» фигуриро-
Если анализировать диалоги Сократа с точки зрения вала и в качестве одного из обвинительных заключений в
методики их построения, то и здесь легко найти многое из процессе суда над «диссидентом» Сократом. Как известно,
того, что в настоящее время описывается как психотерапев- суд вынес ему смертный приговор, по официальной вер-
тические техники. Сократ активно использует опровержение сии — за попытку введение новых божеств и за развращение
с последующим приведением собеседника к противоречию с молодежи. И это также имеет отношение к обсуждаемой
отвергаемым, проявляет притворное неведение, «отзеркали- нами теме психического расстройства, нормальности и не-
вание» вопросов и уход от прямых ответов, а также тонкую нормальности, психического и духовного, а именно — еще
иронию, которая заставляет задуматься. Одна из ключевых раз обосновывает тезис: «Мыслить нестандартно — не толь-
идей Сократа состоит в том, что любой поступок только ко непохвально, но и опасно».
тогда имеет моральный смысл, когда человек совершает его Из немногих дошедших до нас в пересказах диалогов
осознанно и по внутреннему убеждению. Если же он ведет Сократа, с точки зрения предмета нашего исследования,
34 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 35

особого внимания заслуживает «Федон», записанный тезисом можно было бы


одним из его выдающихся учеников и будущим учителем обосновать появление
Аристотеля — Платоном (428–347 до н. э.), который в от- такого направления, как
личие от Сократа был весьма знатного происхождения (его «интроспективная пси-
отец был из рода афинских царей, а мать — из рода зако- хология», считающая
нодателя Солона, одного из «семи мудрецов»). Почти все сознание сугубо психи-
сочинения Платона написаны в форме диалогов, которые ческим феноменом, поз-
ведет Сократ. Приведем лишь несколько высказываний нание которого возможно
Сократа из сочинения «Федон». Обсуждая трудности на только путем самонаблю-
пути познания душевной жизни, Сократ говорит: «…Когда дения, и признающая,
душа пользуется телом, исследуя что-то с помощью зрения, что психические явления
слуха или какого-нибудь иного чувства (ведь исследовать в целом познаются при-
с помощью тела и с помощью чувств — это одно и то же!), нципиально иным путем,
тело влечет ее к вещам, непрерывно изменяющимся, и от чем материальные. В со-
соприкосновения с ними душа сбивается с пути, блуждает, ветский период это на- Платон
испытывает замешательство и теряет равновесие… Когда правление именовалось
же она ведет исследование сама по себе, она направляется не иначе как «реакционным» или «буржуазной философией»
туда, где все чисто, вечно, бессмертно и неизменно, и так и фактически было вычеркнуто из перечня возможных ме-
как она близка и сродни всему этому, то всегда оказывает- тодов исследования и направлений развития психологии и
ся вместе с ним, как только остается наедине с собой и не психотерапии.
встречает препятствий. Здесь наступает конец ее блужда- Конечно, приведенная цитата и авторитет Сократа не
ниям, и в непрерывном соприкосновении с постоянным и могут быть использованы как доказательство некой особой
неизменным она и сама обнаруживает те же свойства. Это «души» уже хотя бы потому, что и доказательство обратно-
ее состояние мы называем разумением…»1. го, в принципе, столь же нереально. Но хотел бы все-таки
Главный вывод из этого тезиса, который нам пригодится зародить у читателя сомнение относительно того, что поз-
при дальнейшем обсуждении, состоит в том, что мы никогда нание мира принципиально иным (внечувственным)1 путем
не можем сколько-нибудь объективно судить о душевных про-
1
Внечувственное познание в философии обозначается термином «трансцен-
цессах, которые лежат в основе всех психических и поведен- дентное» (от лат. transcendo — переступать), которым описывается (в про-
ческих феноменов (и симптомов), на основе наблюдений других тивоположность имманентному) то, что находится за границами сознания и
познания. Этот термин имеет важное значение в философии Канта, который
людей посредством «тела и с помощью чувств». Именно этим считал, что познание человека не способно проникнуть в трансцендентный
мир, мир «вещей в себе». Одновременно с этим Кант утверждал, что поведение
человека диктуется трансцендентными нормами (свободной волей и бессмерт-
1
Платон. Диалоги. М., 2007. — С. 51. ной душой).
36 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 37

невозможно. И поэтому приведу еще одну цитату Сократа звезды, Платон отвечает, что было бы наивно сводить их
из «Федона», но предварительно напомню, что в то время, только к неким материальным объектам. Эти объекты могут
когда жили Сократ и Платон (IV век до н. э.), господствова- только принять движение, но не являются его источником.
ли представления о Земле как о центре вселенной — некой Источник движения вне их, и именно этот источник Пла-
тверди, вокруг которой вращаются солнце, луна и звезды. тон называет душой. Это, конечно, слишком примитивное
Птолемей (87–165) — автор геоцентрической картины мира, объяснение. И мои рассуждения вовсе не преследуют цель
родился только в конце I в. н. э., а автор гелиоцентрической доказательства идей Платона. Здесь формулируются лишь
системы мира Николай Коперник (1473–1543) — только в сомнения о несводимости всего многообразия душевных
XV веке. процессов к тому, что мы именуем психическим и мозгом, и
А теперь обещанная цитата: «…Земля, если взглянуть на надеюсь, никто не подумает, что когда мы говорим о душе,
нее сверху, похожа на мяч ...пестро расписанный разными речь идет о неком благообразном старце с нимбом над голо-
цветами. Краски, которыми пользуются наши живописцы, вой, сидящем где-то на небесах.
могут служить образчиками этих цветов, но там вся Земля В свое время мне достало смелости спросить искренне
играет такими красками, и даже куда более яркими и чис- уважаемого мной преподавателя философии профессора
тыми. В одном месте она пурпурная и дивно прекрасная, в В. П. Петленко, как можно объяснить то, что материя веч-
другом золотистая, в третьем белая — белее снега и алебастра; на и неуничтожима (а только переходит из одних форм ее
и остальные цвета, из которых она складывается, такие же, существования в другие), а сознание появляется только на
только там их больше числом и они прекраснее всего, что каком-то «этапе» этой вечности? Не логичнее ли было бы
мы видим здесь. И даже самые [глубокие] ее впадины, хоть исходить из того, что если материя вечна, то и сознание вечно?
и наполнены водою и воздухом, окрашены по-своему и ярко Виктор Порфирьевич ответил, что это очень сложный вопрос,
блещут пестротою красок, так что лик ее представляется поэтому лучше доверять авторитетам, и затем сослался на Эн-
единым, целостным и вместе нескончаемо разнообразным»1. гельса и его подход к «основному вопросу философии» (в тот
Чтобы сравнить, можно посмотреть оригиналы или хотя бы период — «единственно верной» — марксистско-ленинской):
репродукции фото, которые впервые были сделаны из кос- «материя — первична, сознание — вторично». Должен при-
моса только через 2000 лет. И подумать — откуда у Сократа знаться, молодого студента авторитетное мнение не сильно
это знание? убедило. И найти какие-либо веские или хотя бы обычные
Представления Платона современным, воспитанным логические доказательства этого авторитетного мнения мне
на материалистических гипотезах читателям, скорее всего, так и не удалось.
покажутся странными. Например, на вопрос о том, как верно В заключение этого раздела добавлю, что мне также доста-
следовало бы понимать, что такое Солнце, Земля, Луна или точно симпатичная идея Платона о том, что познание — это
прежде всего работа души или процесс воспоминания душой
1
Платон. Диалоги. М., 2007. — С. 54. уже имеющихся знаний, а задача обучения состоит вовсе не в
38 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 39

процессе вкладывания каких-то знаний в голову ученика, а в раз возвращает нас, как
пробуждении его души. Можно только сожалеть, что совре- оказалось — к известному
менная педагогика лишь декларирует последнюю идею или с незапамятных времен
воспринимает ее сугубо метафорически. тезису о приоритетах инт-
От Аристотеля (ок. 384–322 до н. э.) нас отделяет почти роспективной психологии
24 века, но мы до сих пор перечитываем и цитируем его мыс- и познания всей гаммы
ли и идеи. Он родился в семье врача, придворного медика человеческих чувств и пе-
царя Македонии. Значительную часть (почти двадцать лет) реживаний на основе само-
своей жизни Аристотель посвятил учебе и преподаванию наблюдения и эмпатии.
в Академии Платона в Афинах, а затем был приглашен в Аристотель считал не-
качестве воспитателя к сыну царя Филиппа II — будущему лепым то, что некоторые
Александру Великому. «философы связывают
Можно было бы начать этот раздел и с более ранних ис- душу с телом и помещают
точников, но в своем трактате «О душе» Аристотель, хорошо ее в него», но в то же вре- Аристотель
знакомый с представлениями предшественников и последова- мя признавал, что душа
телей Сократа, подробно анализирует и обобщает их, во вся- движет живыми существами, но движет именно мыслью.
ком случае — применительно к предмету нашей дискуссии. Характеризуя это как наиболее сложный для понимания
В этом трактате, утверждая, что исследования души должны вопрос, автор поясняет его дополнительно: «Мы говорим,
всегда быть приоритетными (а мы вообще вычеркнули эту что душа скорбит, радуется, дерзает, испытывает страх, далее,
проблему из числа актуальных, положившись на Энгельса), что она гневается, ощущает, размышляет» (все это кажется
Аристотель еще в первой главе первой книги пишет: «До- действиями или движениями, и даже в современном языке
биться о душе чего-нибудь достоверного во всех отношениях, имеются вербальные штампы о «движениях души». — М. Р.).
безусловно, труднее всего»1. Далее автор отмечает, что «в Но Аристотель далее добавляет: «Между тем сказать, что
большинстве случаев, очевидно, душа ничего не испытывает душа гневается — это то же [самое], что сказать — душа ткет
без тела и не действует без него», но тем не менее Аристотель или строит дом»1. То есть, когда говорят, что человек совер-
соглашается с большинством упомянутых выше философов шает какие-то душевные усилия или движения — это неверно;
древности, что сама душа определяется признаком «бестелес- само движение, по Аристотелю, не находится в душе, «оно то
ности» (она не «есть некая пространственная величина»), а в доходит до нее, то исходит от нее; [также] как восприятие от
отношении познания душевных процессов нужно исходить каких-то вещей доходит до нее, а воспоминание — от души к
из принципа, что «подобное познается подобным», что еще движениям или их остаткам в органах чувств»2. Еще несколь-
1
Аристотель. О душе. М., 1995. — С. 121.
1 2
Аристотель. О душе. М., 1995. — С. 118. Там же. — С. 123.
40 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 41

ко цитат со связками и комментариями. Ум человека, по пред- Его другом был Демокрит, которому мы обязаны общена-
ставлениями Аристотеля, является некоторой сущностью, учным принципом причинности и медицинским термином
которая появляется «внутри» [тела], а «старение происходит «этиология», обозначающим учение о причинах болезней.
не оттого, что душа претерпела какое-то изменение, а оттого, Имя Гиппократа почти сразу после его смерти стало «соби-
что претерпело изменение тело»; способность к мышлению с рательным», и, скорее всего, многие из приписываемых ему
возрастом слабеет, но лишь тогда, «когда внутри разрушает- сочинений принадлежат его ученикам, а то и вовсе другим
ся нечто другое, само же мышление ничему не подвержено. авторам (например, Гален признавал подлинными только
Размышления, любовь или отвращение — это состояния не 11 из 70 сочинений Гиппократа).
ума, а того существа, которое им обладает… Вот почему когда Самое удивительное, что, будучи человеком, безусловно,
это существо повреждается, оно не помнит и не любит: ведь в высшей степени образованным, Гиппократ не так уж много
память и любовь относились не к уму, а к связи [души и тела], внимания уделял душевным процессам, во многом предопре-
которая исчезла»1. делив на долгие века основы узкомедицинского подхода к
Еще раз обратим внимание на представления Аристо- любым проявлениям нездоровья, строго говоря — независимо
теля о «связях души и тела», идеального и материального, а от их этиологии — соматической или психогенной.
также на тезис о том, что «подобное познается подобным». Хотя школе Гиппократа и приписывается один из
И добавим, помня сноску о Канте и трансцендентном, что классических принципов медицины: «Лечить не болезнь, а
философский дуализм, то есть признание равноправия иде- больного», — основное внимание в разработке диагностики
ального и материального, никогда не был опровергнут, он и лечения уделялось «природе тела», на которое оказывают
был просто «отброшен». воздействие внешние (ветер, холод и т. д.) и внутренние фак-
Параллельно с этими представлениями философов су- торы, среди которых самыми значимыми считались желчь
ществовали и развивались материалистические гипотезы, и слизь. Психогенные факторы в качестве самостоятельных
которым вначале мы обязаны исключительно врачам. Гиппократом не рассматривались. Воздух оценивался им
как сила, которая поддерживает связь организма с миром и
Великие врачи: Гиппократ, Гален и Авиценна приносит в него разум, но вместилищем самих психических
Выдающийся врач Гиппократ (460–377 до н. э.) жил рань- функций в системе Гиппократа уже однозначно становит-
ше Платона и Аристотеля и, по преданиям, принадлежал к ся головной мозг. Эта идея не принадлежала Гиппокра-
восемнадцатому поколению династии врачей, притязавших ту — впервые она была сформулирована до него Алкмеоном
на то, что они ведут свой род от самого Асклепия, воспето- Кротонским, который, отталкиваясь от своей хирургической
го Гомером. Уже в двадцать лет он был посвящен в жрецы, практики, пришел к выводу, что мозг — есть орган души.
что было обязательным условием врачебной деятельности. Как в представлениях Гиппократа уживались идеи о том,
что разум в организм приносится с воздухом, а вместили-
1
Аристотель. О душе. М., 1995. — С. 123. щем всех психических функций является мозг (при такой
42 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 43

логике скорее надо было бы стала вторым увлечением Галена, а его практика в качестве
подумать о легких) — мы не врача гладиаторов предоставила огромные возможности
знаем. для исследования анатомии и физиологии человека и жи-
Еще совсем недавно уже вотных, погибших на арене. Его научные труды, большая
наши современники отдава- часть оригиналов которых погибла при пожаре в книгохра-
ли Гиппократу приоритеты нилище храма Мира в Риме, тем не менее на протяжении
открытия темпераментов, 14 веков (вплоть до создания анатомии Андреаса Везалия)
упоминали его заслуги по изучались в списках и были основными пособиями для
очищению медицины от нескольких десятков поколений будущих врачей. Гален
ложных философских тео- описал и дал названия многим костям, мышцам и суставам,
рий, находили у него первые описал зрительный нерв, выделил чувствительные и дви-
проявления психосомати- гательные нервы, доказал, что по артериям течет кровь (до
ческого подхода — вряд ли него считалось, что они наполнены воздухом), ему же мы
все это так уж заслуженно. обязаны появлением «галеновых препаратов», рецептурой
Гиппократ Гиппократ был, безусловно, «кольдкрема», модификации которого используются в кос-
выдающимся врачом-прак- метологии до настоящего времени.
тиком, но его знания об анатомии были весьма ограничен- Но его главное отличие от великих врачей-предшествен-
ными, тем более что вскрытие в этот период времени было ников состояло в постулате об особой «душевной пневме»,
запрещено, аналогичными были и знания по физиологии, а которая проникает в тело человека и сообщает ему способ-
что касается психологии, даже с точки зрения приписывае- ность чувствовать и мыслить, что сближает взгляды Галена
мой ему теории темпераментов, то и это знание было, скорее с представлениями Аристотеля и Платона, хотя Гален фор-
всего, приобретением более позднего времени. Все врачи до мулирует свои идеи более осторожно. Приведем одну из его
настоящего времени принимают «клятву Гиппократа», но и цитат: «Мы доказали в нашей работе «О догматах Гиппократа
ее авторство является сомнительным, что ничуть не умаляет и Платона», что головной мозг есть начало всех нервов, всяко-
ее высокого содержания и значения этого ритуала вхождения го ощущения и произвольного движения… …Многие называ-
в профессию. ют его головным мозгом, подобно тому, как говорят спинной
В отличие от Гиппократа, которого отец с раннего дет- мозг; другие, не называя его головным мозгом, называют его
ства приобщал к медицине и «изучению болезней тела», просто мозгом. Но и согласно последним это — смысл слова,
его выдающийся последователь Клавдий Гален (130–200 гг. а не его название, которое характеризует эту часть; таким
н. э.) родился в семье архитектора и начал свое образование образом, то, что высказано нами с самого начала, остается не-
с философии, что внесло определенные различия в миро- преложным, а именно что головной мозг не имеет подобного
воззрения этих двух выдающихся личностей. Медицина глазам, ушам, языку, легкому и почти всем другим частям спе-
44 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 45

циального названия, опре- посвященных астрономии, математике, музыке и метафизике,


деляющего его сущность. особой известностью до настоящего времени пользуется его
О перечисленных выше «Канон врачебной науки», завершенный в 1020 году. В этом
частях можно сказать, «Каноне...» Авиценна перерабатывает и переосмысливает,
что орган зрения назы- безусловно, хорошо ему известные достижения античной
вается глазом, орган слу- медицины. Но в этом переосмыслении уже практически не
ха — ухом, то же — и по остается места для душевных процессов, так как мировоззре-
отношению к каждой из ние Авиценны в этой сфере уже предельно анатомичны. Де-
других частей. Но мы не монстрируя высочайшую наблюдательность и способность к
можем сказать, как назы- обобщению, Авиценна дает нам почти классическое описание
вается орган, являющий- некоторых психических расстройств, но связывает их исклю-
ся началом ощущения и чительно с повреждением тех или иных отделов мозга или с
движения»1. Сравним это нарушениями обмена жидкостей в теле. Понятие душевных
высказывание с уже при- процессов в его мировоззрении практически отсутствует, и
Гален
веденной выше выдержкой это его однозначная позиция. В разделе «Об определении ме-
из Аристотеля, в которой он утверждает, что движение не дицины» Авиценна пишет: «Я утверждаю: медицина — наука,
находится в душе, «оно то доходит до нее, то исходит от нее; познающая состояние тела (курсив мой. — М. Р.) человека...
[так же] как восприятие от каких-то вещей доходит до нее, Здоровье — это способность или состояние, благодаря кото-
а воспоминание — от души к движениям или их остаткам в рому функции органа, предназначенного для их выполнения,
органах чувств»2, и тогда фразу Галена «головной мозг есть оказываются безупречными...»1. Психика для Авиценны — это
начало всех нервов» следовало бы читать как «только нервов» также одна из телесных функций, а ее расстройства — это
(то есть — проводящих путей, центром которых он является). результат исключительно физических повреждений мозга,
Гален не нашел названия особому органу, где «начинается что подтверждается его, вне сомнения, гениальными (с точки
движение», но мне, как представляется, удалось (с учетом зрения феноменологической психиатрии) описаниями умо-
современного уровня знания) сформулировать гипотезу о помешательства и меланхолии, которые уместно привести
нем, о чем будет сказано в конце главы. почти без сокращений.
Авиценна (980–1037) был крупнейшим представите- Умопомешательство: «Разновидности повреждений, по-
лем восточного аристотелизма. Большая часть его жизни стигающих способности мозга, выясняются и познаются тро-
прошла в Бухаре, а умер он во время одного из военных по- яким образом. Если ощущения человека остаются неповреж-
ходов своего эмира в Иране. Наряду с множеством трудов, денными и очертания предметов представляются ему наяву
1
Гален. О назначении человеческого тела. М.: Медицина, 1970. — С. 31.
2 1
Аристотель. О душе. М., 1995. — С. 141. Авиценна. Избранные философские произведения. М.: Наука, 1980. — С. 310.
46 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 47

и во сне правильно, а затем


вещи и обстоятельства, ко-
торые он видит наяву или
во сне и о которых можно
рассказать, исчезают и не
остаются [в памяти], когда
он слышит о них или их
наблюдает, значит, у него
повреждена память и за-
дняя часть мозга. Если же
такого расстройства нет, но
человек говорит то, чего не
следует говорить, остере-
гается того, чего не следует
Авиценна остерегаться, одобряет то, Гален, Гиппократ, Авиценна. Гравюра из медицинского учебника
XVI века
чего не следует одобрять,
надеется на то, на что не следует надеяться, требует того, чего приятна и ее укрепляет. Когда меланхолия сочетается с
не следует требовать, делает то, чего не следует делать, и не раздражением, нападением [на людей] и злобностью, то она
может обдумывать того, что требует размышления, значит, называется манией, а меланхолией [в собственном смысле]
повреждена способность мыслить и средняя часть мозга... называют только [болезнь], возникающую от несгоревшей
...Причины всех этих [повреждений] могут корениться либо черной желчи»1. Хотя Авиценна и упоминает здесь галенову
в самом мозгу, либо в другом органе; иногда она [исходит] «пневму», у него это понятие носит уже почти исключительно
извне, как, например, при ударе или падении»1. декоративный характер.
Меланхолия: «Меланхолией называют уклонение мне- Даже немного странно, что Авиценну совершенно не
ний и мыслей от естественного пути в сторону расстройства, занимает вопрос: «А кто сказал или кем предписано: чего не
страха и порчи вследствие черножелчной натуры, которая следует говорить, чего не следует остерегаться или одобрять,
угнетает пневму мозга своей темнотой и беспокоит ее, как на что не следует надеяться, чего не следует делать и т. д.?».
угнетает и устрашает внешняя темнота; к тому же холодная Задавая такие вопросы, мы тут же обращаемся к понятию
и сухая натура неприятна пневме и ослабляет ее, тогда как духовной культуры, которая всегда принадлежит конкретной
горячая и влажная натура, как, например, натура вина, ей эпохе и вряд ли может соотноситься с какой-либо мозговой

1 1
Авиценна. Избранные философские произведения. М.: Наука, 1980. — С. 311. Там же. — С. 327
48 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 49

структурой, апеллируя, скорее, к социально обусловленным «О количестве души»; к выдающемуся врачу Парацель-
представлениям о психической норме. Невольно хочется су (1493–1541), которого считают основоположником
предположить, что его служба то в качестве личного врача, современной гомеопатии и фармакологии («Все — яд,
то в качестве визиря могущественных и авторитарных эми- все — лекарство; то и другое определяет доза»), одновре-
ров наложила определенный отпечаток на его мышление и менно отдавая дань его представлениям о человеке как
отношение к предмету познания, где представления о том, существе, принадлежащем Вселенной и лишь отражающем
«как должно» поступать или думать, оказались безусловно ее в своем микрокосме; к сомневающемуся во всем матема-
преобладающими. тику, философу и физиологу Рене Декарту (1596–1650),
Из чего исходили врачи — и древности, и современности? предложившему «лучший путь познания природы души и
Из их анатомического, хирургического и физиологического ее отличия от тела» и, как он считал, доказавшему сущест-
опыта: повреждение мозга (физическое или химическое) вование Бога. Декарту мы также в первую очередь обязаны
приводило к тем или иным нарушениям функций. Но дока- понятием рефлекса и моделью организма как «машины»,
зательность этих наблюдений достаточно шаткая. Несколько что нашло свое развитие в работах И. М. Сеченова и
упрощая, это доказательство примерно такого же рода, как И. П. Павлова. Нам, возможно, следовало бы обратиться
если бы телемастер, демонстрируя повреждение звукового также к Францу Антону Месмеру (1734–1815) и его «жи-
блока или развертки изображения, убеждал нас, что все про- вотному магнетизму», последователи которого до сих пор
граммы передач генерируются внутри телевизора. успешно практикуют лечение методом «наложения рук», а
В дополнение к уже сказанному необходимо еще раз также рекламируют и продают магниты от всевозможных
пояснить: то, что мной так много внимания уделяется пред- болезней. Нам, конечно, не следовало бы обходить внима-
ставлениям выдающихся мыслителей о душе, имеет веское нием Георга Фридриха Вильгельма Гегеля (1770–1831) и
моральное основание: еще совсем недавно при изложении его «Феноменологию духа», главной в которой была идея
их философского наследия все это опускалось как не пред- Абсолюта. Стоило бы остановиться и на его идее диалек-
ставляющее интереса или ошибочное, в итоге эти гении, не тики науки, которая, по мнению Гегеля, проходит три
упоминать которых было невозможно, чаще всего подава- стадии: тезис (античность) — антитезис (Средневековье)
лись чуть ли не как первые материалисты, что, конечно же, и синтез (двух первых) в Новое время. Эта тема особенно
обедняло наши представления о познании душевной жизни интересна, так как «Новое время» явно завершилось, и,
и поисках истины. может быть, как раз сейчас имеет смысл снова вернуться
к «тезису». В целом, все изложенное и является такой по-
Заключение пыткой. Но бесконечное расширение этого раздела вряд
Мы могли бы обратиться еще к философу Августи- ли внесло бы в него нечто существенно новое.
ну (354–430) и его сочинениям «О бессмертии души» и Идеи о душевной жизни и мозге неоднократно транс-
формировались за последние две тысячи лет. Более того,
50 Часть I. Лекции Лекция 1. Несовременная философия психотерапии 51

можно признать, что чем дальше (точнее — чем ближе к ему будет отведена более скромная, но не менее значимая
современности), тем более явно становится то, что эти идеи роль — связующего звена между идеальным и реальным или,
излагаются все более туманно, расплывчато и неконкретно, выражаясь современным языком — биологического интер-
удаляясь от основного вопроса, который просто растворя- фейса1. И надеюсь, что эта идея стимулирует качественно
ется в дискуссии. Обращаясь к античному знанию, не могу новые научные подходы как в психиатрии, так и в психоте-
справиться с соблазном процитировать сравнительную рапии. Добавлю, что эта идея не отменяет, а лишь дополняет
оценку этого знания относительно современности, которую современную концепцию о головном мозге как центральной
дает Гегель: «Античная добродетель имела свое определен- и интегрирующей части всей нервной системы.
ное несомненное значение, ибо у нее была своя наполненная Почти уверен, что кто-то из коллег обвинит меня в бого-
содержанием основа...»1. В отличие от этого современная искательстве, кто-то — в уходе в мистику. Ни то ни другое мне
добродетель (включающая и знание) Гегелем характери- не близко. Критика, безусловно, должна быть, но было бы еще
зуется как «пустота риторики, борющейся с общим ходом лучше, если бы появилось убедительное экспериментальное
вещей... путем нового нагромождения фраз»2. И далее он пи- подтверждение той или иной точки зрения. А пока этого
шет: «В ничтожестве этой риторики, хотя и бессознательно, нет, у меня остается право сомневаться в небезупречности
убедилась, по-видимому, образованность нашего времени, современных попыток однозначного определения — что же
так как все нагромождения этих фраз и манера чваниться есть истина?
этим потеряли всякий интерес, и это выражается в том, что
они наводят только скуку»3.
На протяжении трех последних столетий, в процессе
борьбы не столько с религиозными представлениями, сколько
с властью церкви, постепенно заменив ее новой властью и
своеобразной светской теологией в форме «научного мате-
риализма» (вызывающего сомнение, как и любая «истина в
последней инстанции»), мы почти утратили высокие пред-
ставления о душевной жизни человека, сведя ее к неким
мозговым механизмам.
Это прозвучит не слишком убедительно, но хотел бы
выразить предчувствие, что со временем эта особая роль
мозга будет пересмотрена и в новой системе представлений
1
Гегель, Г. Ф. В. Феноменология духа. М.: Наука, 1992. — С. 112. 1
Интерфейс — любое устройство, связующее две системы. В этом смысле вожжи
2
Там же. — С. 97. являются интерфейсом для кучера и лошади, клавиатура и экран ПК — для
3
Там же. — С. 118. компьютера и пользователя и т. д.
Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 53

Лекция 2 неизменными на протяжении столетий, представления о пси-


хическом постоянно пересматривались, отражая специфику
мировоззрения конкретной эпохи. Зародившись в недрах
философии, это мировоззрение, кроме того, систематически
Методологические коллизии корректировалось с учетом развития пограничных областей
психиатрии знания, в частности — физики, биологии, физиологии, психо-
логии и социологии, но в целом оно до настоящего времени
остается неопределенным.
Исследование основных этапов и исторической преем-
ственности идей о психике и психопатологии следовало бы
начать с древнейших времен, но мы обратимся к тому пери-
оду, который обычно именуется научным и простирается до
Реформы и развитие научных идей современной эпохи, которую в психиатрии общепризнанно
К настоящему времени существует не так много работ связывают с именем Эмиля Крепелина. Хотя усилиями Кре-
по истории развития представлений о психических расстрой- пелина психиатрия была введена в систему биологических
ствах, и одной из самых интересных мне представляется наук, доказательства этого, как уже отмечалось в «Преду-
книга нашего соотечественника Юрия Каннабиха1, где он пере- ведомлении», по-прежнему далеко не бесспорны. Саму же
осмысливает какое-то из немецких изданий по этой теме. историю психиатрии целесообразно разделить на две большие
Эта работа написана вроде бы достаточно простым, но од- части, одна из которых связана с реформами в содержании
новременно настолько запутанным и где-то даже витиеватым душевнобольных (и вряд ли может рассматриваться как
языком, а автор настолько безапелляционно обосновывает раздел медицинской науки), а вторая — с развитием науч-
свою строго материалистическую позицию, что при вдумчи- ных идей, хотя здесь было бы целесообразно процитировать
вом прочтении начинаешь сомневаться — а действительно ли Ю. Каннабиха, который весьма красноречиво именует их
он так думал или все это было данью далеко не безопасному «научно-идеологическими построениями теоретической
времени 30-х годов ХХ века, когда книга впервые вышла в психиатрии»1. Именно эти построения и составят основной
свет? В этой главе будет предпринята попытка кратко обоб- предмет нашего исследования.
щить основные этапы развития представлений о психике в Научный период развития психиатрии (истоки которо-
медицинской науке, но с несколько иной точки зрения. го можно проследить вплоть до греко-римской медицины
В отличие от соматической медицины, где однажды VII–VI веков до н. э.) связывается с первыми попытками
установленные научные факты и истины иногда оставались рассматривать душевные расстройства как явления есте-

1 1
Каннабих, Ю. История психиатрии. — М.: ЦТР МГП ВОС, 1994. Там же. — С. 18.
54 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 55

ственного (говоря современным языком — биологического) формы. Хотя медицинские аспекты проблемы также посте-
происхождения и постепенным переходом к общественному пенно развивались: благодаря развитию алхимии появились
призрению душевнобольных. Понадобилось почти два с по- успокаивающие отвары, препараты серы и ртути, спиртовые
ловиной тысячелетия, прежде чем в XVIII веке окончательно настойки валерианы, затем морфин и, наконец, в середине ХХ
сформировались представления о необходимости заменить века — транквилизаторы. Последние знаменовали новую эпо-
это общественное призрение вначале принудительной, а за- ху в развитии психиатрии — появление психофармакологии,
тем принудительно-добровольной госпитализацией, которая победное шествие которой вряд ли когда-либо остановится.
соединяла в себе элементы медицинского и полицейского Ее реальные и мнимые успехи тиражируются многомиллиард-
характера, включая (без преувеличения) тюремный режим ными рекламными компаниями, и сейчас уже мало кто вспо-
содержания с кандалами и якобы медицинскими процеду- минает, что один из первооткрывателей транквилизаторов
рами, мало отличающимися от средневековых пыток. Окон- Анри Лабори позднее признал, что он изобрел всего-навсего
чание этой эпохи связано с именем великого гуманиста и «химическую смирительную рубашку»1.
врача Филиппа Пинеля, который первым (с разрешения Самое удивительное, что социальные реформы в психиатрии
Конвента революционной Франции) снял кандалы с пси- (реализуемые законодательно), развитие психофармакологии
хиатрических больных, что нашло отражение в истории (как химии и биохимии) и представлений о психических рас-
как «идея нестеснения». Тем не менее физическое насилие стройствах (как гуманитарной сферы) на протяжении всех по-
«в интересах пациентов» допускалось еще долго, и можно следних столетий шли некими параллельными (почти не пересе-
признать, что оно допускается и сейчас, ибо нет никаких кающимися) путями, хотя и предпринималось множество попы-
иных научных обоснований или объяснений применения ток связать эти три направления. В этом разделе мы попытаемся
электросудорожной терапии (ненаучные имеются1). XIX век проследить развитие представлений о психических расстройствах
в истории психиатрии обычно обозначают как эпоху Джона и выявить их проекции в современное мировоззрение.
Конолли — английского врача, который первым высказался
за полную отмену насильственных методов обездвиживания Античность 2
его пациентов, что было обозначено как «идея неограничен- Агрессивное и неадекватное поведение связывалось в
ной свободы психиатрических больных». К концу XIX века этот период преимущественно с одержимостью злыми духа-
появляется еще одна революционная идея ухода за душевно-
больными — постельный режим. 1
Цит. по: Roudinesco, E. Why psychoanalysis. — N-Y.: Columbia University Press,
Повторим, что в целом все эти революционные преоб- 2001.
разования имеют не такое уж существенное отношение к 2
Античность (от лат. antiquus — древность) — обозначает совокупность истори-
ческих форм общественного сознания, религии, науки и искусства преимуще-
медицине, скорее — это гуманитарные или социальные ре- ственно в Древней Греции и Древнем Риме в период с Х века до н. э. по V век
н. э., когда сформировались мировоззрение и ценности, которые во многом
1
Более подробно об этом см.: Решетников, М. Психическая травма. СПб.: Вос- определили последующее развитие одной из мировых культур, получившей
точно-Европейский Институт Психоанализа, 2006. — С. 212. название европейской.
56 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 57

ми. Этим же фактором объяснялись случаи эпидемического выше автора принципа причинности Демокрита, а учитывая
распространения бредовых идей, а также такая «священная» его общепризнанную славу, для подтверждения общественно
болезнь, как эпилепсия, по модели которой было построено вынесенного диагноза был приглашен сам Гиппократ, кото-
множество гипотез о психическом расстройстве. Одна из рый засвидетельствовал, что Демокрит отличается вполне
первых (дошедших до нас) таких гипотез принадлежит «отцу здоровым и ясным умом, чего нельзя сказать о его сограж-
истории» Геродоту1: «Дух не может быть здоров, если тело данах. Этого авторитетного мнения, к счастью, оказалось
больное»2. С этим трудно согласиться, так как большинство достаточно. Но заметим, что принцип авторитетности мнения
долго практикующих врачей не раз встречали пациентов и ситуационности решения при вынесении психиатрического
тяжело больных соматически без каких-либо признаков диагноза действует по настоящее время1.
психических расстройств. Уместно сразу напомнить, что Хотя решение основного вопроса философии всегда было
после длительного исторического периода, в течение кото- в ведении мыслителей, следовало бы признать, что именно
рого эпилепсия рассматривалась исключительно в качестве врачи внесли самый большой вклад в обоснование научного
психической болезни, в настоящее время она при всеобщем материализма, последовательно отстаивая идею, что причины
согласии «перекочевала» в неврологию, а учитывая, что в ос- поведения как здорового, так и страдающего психическим
нове ее патогенеза лежат органические причины (поражение расстройством человека связаны с состоянием его тела, а
ткани мозга), это следует признать абсолютно закономер- уже позднее (скорее всего — после Гиппократа) стало как
ным и естественным, хотя (вторичные) интеллектуальные бы общепризнанным, что мозг и есть тот орган, с помощью
и эмоциональные нарушения при этом заболевании также которого осуществляется познание мира и приспособление
присутствуют. к нему. «Надо знать, — пишет Гиппократ, — что, с одной сто-
В качестве еще одной существенной причины психиче- роны, наслаждения, радости, смех, игры, а с другой стороны,
ских расстройств (кроме одержимости духами и болезней огорчения, печаль, недовольства и жалобы — происходят
тела) уже в то время признавалось пьянство, и все эти от мозга… От него мы становимся безумными, бредим, нас
причины позволяли объявлять виновниками их психичес- охватывает тревога и страх…»2 Заметим, что кроме утверж-
кого неблагополучия самих страдальцев и, как следствие, дения и авторитета автора никакой доказательной базы не
заключать их в колодки, изолировать, изгонять из городов и
1
Многим специалистам хорошо известны такие случаи, а самой демонстра-
побивать камнями. Обвинение в помешательстве наряду с его тивной является одна из недавних (принадлежащих уже XXI веку) ситуаций,
постыдностью становится уже в античное время достаточно когда молодому человеку (после обвинения в убийстве сестры и полученного в
результате психологического давления и физического насилия «признания»)
распространенным способом избавления от соперников (в по- одним из ведущих институтов страны был установлен диагноз шизофрении,
литике, претензиях на наследство или даже на трон). Однаж- после чего он в течение нескольких лет подвергался принудительному лечению
в клинике строгого режима, а после случайно выявленной невиновности этот
ды сограждане обвинили в помешательстве уже упомянутого диагноз был снят тем же авторитетным институтом. Конечно, можно допустить,
что таким образом психиатры пытались хоть как-то защитить несчастного
1
Геродот (между 484 и 425 гг. до н. э.) — древнегреческий историк. юношу от неизбежного тюремного заключения.
2 2
Геродот. История в 9 книгах. — М., 1888. Т. 1. — С. 99. Гиппократ. О природе человека, М.: 2007. — С. 78.
58 Часть I. Лекции

приводится, но с этого момента идея о том, что психическое


расстройство, как и все другие болезни, имеет свою анато-
мическую локализацию, уже не подвергается сомнению. Это
надо, выражаясь языком Гиппократа, «просто знать».
Гиппократу принадлежит также гипотеза об основных
четырех жидкостях (крови, слизи, желтой и черной желчи),
соотношение которых в организме определяет здоровье или
болезнь. И хотя сейчас мы уже давно знаем, что это не так,
а черной желчи — вообще не существует, эта гипотеза, полу-
чившая в Новое время наименование «гуморальной теории»,

Жак Луи Давид. Антиох и Стратоника


по-прежнему активно используется не только в соматической
медицине, где она, безусловно, адекватна, но и при объясне-
нии психопатологии, например, составляет теоретический
базис биохимической гипотезы о серотонине в этиологии,
патогенезе и терапии депрессий.
Древнегреческий анатом и хирург Герофил1 был одним
из первых, кто начал производить вскрытия умерших и за-
тем постулировал, что головной мозг является центром всей
нервной системы, и против этого, с учетом всех достижений
современной науки, никто не будет возражать. Так что — не
все постулаты ошибочны. Хотя их вольная интерпретация и
расширение нередко приводили к качественно иным выводам.
Например, современник Герофила Эрасистрат2, исходя из
того же тезиса о центральной нервной системе, предложил
анатомический метод определения ума и способностей чело-
1
Герофил — выдающийся анатом древности (ок. 300 до н. э.), современник Алек-
сандра Македонского, внук Аристотеля. Первым разработал учение о пульсе и
начал изучать анатомию вначале на трупах, а затем и на живых преступниках.
Из его сочинений сохранились только отрывки и комментарии на «Афоризмы»
Гиппократа.
2
Эрасистрат — греческий врач, современник Герофила, точные даты жизни также
неизвестны. Считается основателем особой медицинской школы, называв-
шейся по его имени. Он предполагал, что в теле человека главными являются
два элемента: жизненный дух и кровь. Из его сочинений сохранились лишь
немногие отрывки, преимущественно в пересказе — у Галена.
60 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 61

века, мерой которых считал площадь поверхности головного или «умопомешательства».


мозга и глубину извилин. Через столетия эти идеи еще раз Цельс выделял три вида
возродятся в представлениях о френологии. Тем не менее Эра- безумия: френит1 — острое
систрат был также предтечей современных детекторов лжи и расстройство психической
психологических подходов к этиологии и терапии депрессий. деятельности с широким
По преданию, когда он был приглашен для консультации диапазоном клинической
к сыну сирийского царя Антиоха, медленно угасавшему от картины, от легкого воз-
тяжелой депрессии, Эрасистрат заподозрил, что причиной буждения и беспричинной
страдания является тайная любовь, и, положив свою руку веселости до глубокой пе-
на сердце царевича, попросил, чтобы все живущие во дворце чали, раздражительности
женщины по очереди приближались к больному. Когда к и буйства; в качестве вто-
пациенту подошла молодая мачеха юноши Стратоника, врач рого описывается меланхо-
ощутил учащение сердцебиения, на основании которого под- лия — которая овладевает
твердил свой предварительный «диагноз», о чем он сообщил человеком на длительное
царю. Антиох, хотя и слыл тираном, проявил великодушие время и проявляется пре- Цельс
и отдал Стратонику в жены своему сыну. Сцена постановки имущественно в постоянной
диагноза стала впоследствие популярной темой живописных печали; и самый неблагоприятный третий вид, когда у человека
полотен. возникают обманы восприятия и ложные мысли. «Лечение»
Наиболее известным (с точки зрения психиатрии) состояло в связывании больных (при необходимости), угово-
римлянином был Авл Корнелий Цельс1. Его врачебное об- рах, а если последние не помогали, предписывалось бить их
разование подвергалось сомнению, но он оставил огромное плетками, морить голодом, назначать рвотные средства (а в
энциклопедическое наследие по современному ему знанию, случае отказа от приема лекарства подмешивать его в хлеб).
в том числе — по медицине. В качестве общего наименования Предполагается, что многие из описываемых Цельсом подходов
для всех видов психических расстройств Цельс вводит тер- были заимствованы у римского врача (грека по происхождению)
мин «паранойя» (другие авторы приписывают ему термин Асклепиада (128–56 гг. до н. э.), о котором Цельс отзывался ис-
«делирий»), которому в современном русском языке соответ- ключительно в восторженных выражениях, хотя, по дошедшим
ствует недифференцированное определение «сумасшествия» до нас сведениям, Асклепиад рекомендовал как раз избегать
1
Цельс Авл Корнелий (ок. 25 до н. э. — ок. 50 н. э.) — римский философ и врач.
насилия и лекарств, предпочитая назначать массаж, гимнастику,
Оставил после себя около 20 книг по философии и медицине. В психиатрии длительные прогулки, путешествия, терапию музыкой и сбалан-
известен как автор термина «делирий» (delirium — лат. безумие, помешатель-
ство) — синдром помрачения сознания с зрительными галлюцинациями, бре- 1
Френит (от греч. «дух», «сердце», «ум»— phren) — душевная болезнь, сино-
дом и психомоторным возбуждением, нарушением ориентировки во времени нимы — френезия, френолепсия, термины использовались еще в XIX веке
и месте). За чистоту и изящество языка Цельса называли Цицероном среди для обозначение психических расстройств, возникших при лихорадочных
врачей. состояниях.
62 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 63

сированным питанием; он считал устаревшими рекомендации христианской церкви развитие представлений о душевных
Гиппократа о необходимости периодического очищения орга- расстройствах приостанавливается, так как уже к III веку
низма с помощью рвотных и слабительных; ему же принадлежит нашей эры религиозные представления о душе становятся
тезис о том, что лечение должно быть безопасным, быстрым и официальными, не подлежащими пересмотру и однозначно
приятным для больного. Человеческое тело согласно учению главенствующими.
Асклепиада состоит из мельчайших невидимых частиц, которые
находятся в непрерывном движении. Их свободная циркуляция Средневековье 1
в организме и является главным условием здоровья, поэтому фи- Средневековье обычно описывается как достаточно мрач-
зическим упражнениям в его терапии уделялось особое место. До ный период истории европейской цивилизации, когда беспре-
нас созданное Асклепиадом учение, получившее наименование рывные войны, эпидемии, голод и засилье церкви привели почти
«атомистического», дошло благодаря поэме римского философа к полному забвению наук о человеке. Поскольку психические
и поэта Лукреция Кара (I в. до н. э.) «О природе вещей». расстройства в это время рассматривались преимущественно
В качестве второго памятника греко-римской психиатрии как результат одержимости бесами и злонамеренного колдов-
обычно упоминаются сочинения Аретея (I век н. э.), который, ства, главной задачей становится ограждение здоровой части
не отрицая гуморальной теории Гиппократа, в то же время общества от грешных и опасных душевнобольных, по отноше-
считал, что психические расстройства могут возникать и нию к которым применялись все более изощренные методы
сугубо психологическим путем: от какого-либо угнетающе- изоляции и воздействия, начиная от пыток каленым железом и
го представления или от печальных мыслей, что повторно, кончая сожжением на кострах инквизиции. Небывалый расцвет
уже в Новое время, было обосновано в психоанализе. Во переживает экзорцизм2. Общество было принизано страхом за
времена Аретея уже использовались настои мака (в качестве реальные и мнимые прегрешения, в итоге медицина, в свое время
успокаивающего и снотворного средства), но одновременно отделившаяся от храмов, вновь вступила в союз с властью (в тот
отмечалось, что такое лечение дает только оглушающий эф- момент — с церковью), что затем случалось с психиатрией еще
фект, что, в принципе, применимо и ко многим современным не раз — практически при всех тоталитарных режимах, будь то
психофармакологическим препаратам. коммунизм или фашизм3.
Греко-римский период развития медицины замыкает Га-
лен, о котором мы уже говорили в предыдущей главе. Здесь 1
Средневековье обычно делится на несколько периодов, но в целом охватывает
период с V по XV век, а отрезок истории с XV по XVII век именуется поздним
уместно добавить, что хотя метафизика Галена была весьма Средневековьем — кануном Нового времени.
противоречивой, в отличие от своих предшественников он 2
Более подробно об экзорцизме — см. часть II — статью «Одержимость и пара-
был уверен в существовании души и даже выделял три ее нойя».
3
О «карательной психиатрии» в СССР не писали только самые ленивые. Но не
различных вида: растительную, чувствующую и рассужда- так много известно о психиатрии в фашистской Германии, где производилось
ющую, соотнося их с телесными, эмоциональными и интел- массовое уничтожение людей, страдающих психическими расстройствами, а
около 60% психиатров состояли в СС и были причастны к самым ужасающим
лектуальными функциями. По мере укрепления позиций опытам над людьми. После окончания Второй мировой войны предполагалось,
64 Часть I. Лекции

Несмотря на тотальное засилье церкви, противники офи-


циальных догм периодически появлялись и в Средние века.
В XV веке падуанский профессор Микеле Савонарола (дед
более известного проповедника и реформатора Джироламо
Савонаролы) решительно осуждал пытки умалишенных
и утверждал, что «волчья ярость» буйных является лишь
результатом жестокого обращения с ними. Юридические
акты позднего Средневековья в целом были не такими уж
жестокими: если у страдающего психическим расстройством
имелись состоятельные родственники, им предписывалось

Уильям Хогарт. Вифлеемский госпиталь


принять все меры для ограждения безопасности и покоя всех
остальных граждан и содержать душевнобольного либо дома,
либо у чужих людей (за определенную плату). Пришельцев
и чужестранцев препровождали домой. Всем, у кого не было
средств и сердобольных опекунов, предназначалось тюремное
заключение, к которому могли «приговорить» и отказываю-
щиеся от заботы о страдальце родственники. Но это было
уделом преимущественно буйных, а безобидные душевноболь-
ные, дебилы и имбецилы были предоставлены собственной
участи — нищих, бродяг и «потешных», и неизвестно, что было
лучше — тюрьма или бесконечные издевательства и унижения.
Никаких методов лечения, впрочем, как и никаких новых
представлений о психических расстройствах, в этот период
не предлагалось.
В XV–XVI веках начинают появляться «приюты для
беспокойных больных». Одно из первых учреждений такого
рода было создано в Англии (в 1402 году) при монастыре
ордена Вифлеемской звезды. Искаженное название Бет-
лемской (т. е. Вифлеемской) больницы, «Бедлам», стало
что эти психиатры также предстанут перед Нюрнбергским международным
трибуналом, но усилиями американского психиатрического лобби этого не
случилось, так как были опасения, что этот процесс может вылиться в суд над
всей психиатрией.
66 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 67

впоследствии именем нарицательным, обозначающим и печатный станок Иоганна Гуттенберга (1440). Колумб от-
психиатрическую лечебницу вообще, и состояние крайнего крывает Америку (1492), Коперник в 1543 г. пересматривает
беспорядка и хаоса. Режим в этой клинике был достаточно господствовавшую почти полторы тысячи лет птолемееву
щадящим, некоторым пациентам даже позволялось покидать геоцентрическую систему мира. Появляется промышленная
клинику и бродить по городу. В пьесе У. Шекспира «Король металлургия, прообраз современных гидроэлектростан-
Лир» один из персонажей — Эдгар, сын герцога Глостер- ций — водяное колесо, начинают добывать и использовать
ского — умышленно принимает образ бедламского нищего, каменный уголь, появляется механика. Это, конечно, далеко
чтобы остаться в Англии, скрываясь от изгнания. Типичный не весь перечень выдающихся открытий, но именно в этот
вид средневековой психиатрической клиники достаточно период формируются основы европейской цивилизации и
выразительно представлен на картине художника Уильяма нового европейского мировоззрения, которое становится все
Хогарта «Сцена в Бедламе». более технократическим.
Период великих открытий, появления целой плеяды вы-
Ренессанс 1 и Новое время дающихся ученых и возрождения духовных ценностей не мог
не повлиять на представления о психическом. Самым выдаю-
Понятием «Новое время» обобщается период истории с щимся врачом этой эпохи считается хирург Андреас Везалий
1492 по 1789 год. Критерием этой «новизны» (в сравнении (1519–1564), который, вскрывая трупы, систематизировал
с предшествующей эпохой), по воззрениям гуманистов, был и обобщил предшествую-
расцвет светской науки и культуры, то есть не столько со- щие достижения в области
циально-экономический, сколько духовный и культурный анатомии и исправил более
факторы. Однако этот период довольно противоречив по 200 ошибок, допущенных
своему содержанию: возрождение культуры и гуманизм в этот Галеном. В 1543 г. вышел его
период сочетались с массовым всплеском иррационализма главный труд «О строении
и «расцветом» демонологии, более известной как «охота на человеческого тела», после
ведьм», которая во многом определила подходы к психиче- чего приверженцы средне-
ским расстройствам и отношение к душевнобольным. вековой традиции добились
Чуть раньше и во многом предопределяя Новое время — в изгнания Везалия из Падуи
период первого «информационного взрыва» — появляется за посягательство на авто-
1
Возрождение (Ренессанс; франц. Renaissance) — период в культурном и
ритет Галена. Но это было
идейном развитии стран Западной и Центральной Европы (в Италии — XIV– лишь поводом. Главная вина
XVI вв., в других странах — конец XV–XVI вв.), переходный от средневеко-
вой культуры к культуре Нового времени. Отличительные черты культуры еретика состояла в утвержде-
Возрождения — антифеодальные в своей основе: светский, антклерикальный нии, что количество ребер у
характер, гуманистическое мировоззрение, обращение к культурному наследию
античности, как бы «возрождение» его (отсюда и само название этой эпохи). мужчин и женщин одинако- Везалий
68 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 69

во (до этого считалось, что у мужчины, как и у Адама, на одно ное признание» обвиняемых, которое добывалось пытками
меньше), а это напрямую затрагивало церковное вероучение. и почти всегда было гарантированным. Истреблялись все
Везалий вынужден уехать в Испанию, где становится при- неугодные или даже просто привлекательные женщины, и
дворным хирургом, но и здесь инквизиция не оставляет его даже высокий статус в церковной иерархии никого не мог
в покое — за вскрытие трупов его приговаривают к смертной защитить. Далеко не молодая настоятельница монастыря
казни, которая, благодаря заступничеству короля, заменяется Магдалина Круа созналась, что в течение 30 лет находилась
обязанностью паломничества в Иерусалим, в процессе кото- в преступной связи с дьяволом, и была предана сожжению. Та
рого Везалий умер. же участь постигла 14-летнюю монашенку Гертруду, которая
В этот период творили множество выдающихся умов: Ле- также призналась, что живет с демоном и производит падеж
онардо да Винчи (1452–1519), Галилей (1564–1642), который скота. Геноцид против женщин (в некоторых городах сжигали
после публикации книги «Диалог о двух главнейших систе- по 10–12 ведьм в день) длился более трех столетий, пока Ве-
мах мира — птолемеевой и коперниковой» также был предан ликая французская революция законодательно не отменила
суду и в 1633 году был вынужден произнести отречение от подобные процессы и не признала (специальным декретом
своих трудов, стоя на коленях в той же церкви, где тридцатью от 22.08.1791) одержимых душевнобольными.
годами ранее Джордано Бруно (1548–1600) выслушал свой Одним из своеобразных противников демонологической
смертный приговор, вынесенный по совокупности всех его интерпретации психических расстройств был уже упомянутый
преступления против веры, среди которых фигурировало от- врач и философ Па-
рицание непорочного зачатия и чудесных исцелений Христа. рацельс (1493–1541),
Галилею, как известно, повезло больше. который утверждал,
Развитие науки ставит под сомнение целый ряд религи- что дьявол вселяется
озных догм и естественно, что церковь предпринимает все только в здорового и
возможные усилия для сохранения своей материальной и разумного человека,
фактически — безграничной духовной власти. Особое место а в душевнобольном
в отношении к страдающим психическими расстройствами ему делать нечего.
занимает папа римский Иннокентий VIII (1432–1492), про- Помешанные — это,
славившийся изданием в 1484 года папской буллы о розыске по его мнению, прос-
и привлечении к суду людей, добровольно отдавших себя то больные люди, и
во власть дьявола. В 1487 году два доминиканских монаха к ним следует отно-
опубликовали дополнительное толкование папской буллы ситься сочувственно,
«Молот ведьм», где подробно описывалось, как распознавать, так как такая судьба
изобличать и сокрушать зловредных женщин. Безусловным может постигнуть
доказательством греховной связи считалось «чистосердеч- любого. Парацельс
70 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 71

Во многом сходных идей придерживался голландский Одновременно развиваются идеи о гуманизации подходов
врач Иоганн Вейер (1515–1588), которого можно считать к тем, кто страдает психическими расстройствами, в частнос-
одним из основоположников судебной психиатрии, так как ти, тот же Вивес писал: «Так как нет ничего в мире совершен-
он настаивал на том, что если человек обнаруживает те или нее человека, а в человеке — его сознания, то надо в первую
иные странности, то прежде чем отправлять его в трибунал, очередь заботиться о том, чтобы человек был здоров и ум его
надо проконсультироваться с врачом — здоров ли он. Пуб- оставался ясным. Большая радость, если нам удается вернуть
лично выступая против охоты на ведьм, Вейер утверждал, что в здоровое состояние помутившийся разум нашего ближнего.
обвиняемые в бесовстве женщины являются только жертвами Поэтому когда в больницу приведут умалишенного, то нужно
дьявола и поэтому не заслуживают сурового наказания. Ему прежде всего обсудить, не является ли это состояние чем-то от
же принадлежит классификация демонов и инструкции, природы свойственным этому человеку, а если нет, то в силу
разъясняющие, как добиться того, какого несчастного случая оно образовалось и есть ли надеж-
чтобы демон служил вызвавшему его да на выздоровление? Когда положение безнадежно, надо
человеку, а не наоборот. заботиться о соответствующем содержании больного, чтобы
В XVI веке итальянский фило- не увеличить и не углубить несчастья, что всегда случается,
соф-утопист Томазо Кампанелла если душевнобольных, и без того озлобленных, подвергают
(1568–1639) впервые говорит о по- насмешкам или дурно обращаются с ними»1.
роге ощущений как методе исследо- В этот же период начинают появляться более близкие к
вания чувств, а затем испанский фи- современным классификации психических расстройств. Фе-
лософ Хуан Луис Вивес (1492–1540) ликс Платтер (1537–1614) выделяет расстройства внешних
заявляет об отказе от попыток пони- ощущений (от анализаторов) и внутренних. К последним он
мания, что есть душа, считая необ- относит рассудок, воображение и память, объединяя их общим
ходимым сосредоточиться только на наименованием — сознание, а их расстройства описывает в
изучении доступных наблюдению ее своей классификации как ослабление, усиление, уничтожение
свойств и проявлений (то есть — те- и извращение. В рамках этой классификации автором описы-
лесных проявлений душевных про- ваются такие нарушения функций сознания, как навязчивые
Хуан Луис Вивес цессов)1. Основное внимание переме- состояния, бред изобретательства, влюбленность и ревность.
щается исключительно к измерениям Платтер, повторяя представления античности, однозначно
и рассудочной деятельности, и это составляет качественное настаивает на анатомо-клиническом подходе к изучению
отличие новых подходов от всех предшествующих теорий. психических расстройств, а в качестве подтверждающей его
гипотезу модели приводит описание психопатологии при
1 1
Это можно рассматривать как первое проявление позитивизма в представлениях Цит. по: Каннабих, Ю. В. История психиатрии. — Л.: Госмедиздат, 1929. —
о психическом. Более подробно к позитивизму мы обратимся в 6-й лекции. С. 87.
72 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 73

опухоли мозга (что, ко- современной науки, включая кибернетику, но и внесла весьма
нечно же, не относится специфический вклад в теоретические подходы психиатрии,
к истинной психопато- психологии и психотерапии.
логии). Надо сразу сказать, что рефлекс — это чисто биологическое
В целом, медицин- понятие, которое описывает простейшие ответы организма
ская наука Ренессанса (тела) на раздражение. Лягушка пытается сбросить пропи-
все дальше уходит от танную едкой кислотой салфетку с лапы даже при отрезанной
представлений о душев- голове. И хотя обычно термин рефлекс употребляется примени-
ных расстройствах и все тельно к живым существам, имеющим нервную систему, сейчас
более сближается с сов- известно, что примитивные рефлекторные акты (в частности,
ременной ей механикой. реакции избегания) осуществляются уже простейшими (одно-
Кости рассматриваются клеточными) организмами и даже растениями.
как рычаги, мышцы — В процессе последующих изысканий было установлено,
как приводные ремни, что регуляция практически всех физиологических функций
Рене Декарт возникают гипотезы о организма, включая движения, химическое и физическое
нервной жидкости1, ко- постоянство внутренней среды (гомеостаз), осуществляется
торая циркулирует, так же как и кровь, по артериям. На этом рефлекторно. Везде имеются определенные рецепторы — теп-
пути совершается множество великих открытий, главнейшим ловые, тактильные, зрительные, слуховые, вестибулярые,
из которых общепризнано открытие системы кровообращения болевые, химические, осмотические и т. д., от которых начи-
Уильямом Гарвеем (1578–1658). Но одновременно появляется нается рефлекторная дуга (ее чувствительная часть) и несет
несколько гениальных заблуждений, которые на столетия вперед информацию в тот или иной (специализированный) ганглий
определили развитие представлений о психическом. Увлечен- (скопление нервных клеток), от которого начинается вторая
ный достижениями анатомии и физиологии Рене Декарт пишет часть рефлекторной дуги, посылающая к мышцам, органам или
в письме своему другу: «Я анатомирую теперь головы разных тканям соответствующие импульсы — команды. На этом же
животных, чтобы объяснить, в чем состоит воображение, принципе основаны современные противопожарные системы,
память и прочее». Естественно, что Декарту (1596–1659) не анализаторы окиси углерода в газовых шахтах и множество
удалось найти то, чего и не могло быть в головах животных других новейших изобретений, включая компьютеры и от-
или человека, но в процессе своих опытов и размышлений он вечающих на определенные команды роботов. Это открытие
набрел на гораздо более значимую идею — рефлекс, которая трудно переоценить. Но не будем забывать, что оно применимо
не только на несколько столетий определила развитие всей почти исключительно к телу, то есть — физическим по своей
сути процессам, которые именуются физиологическими лишь
1
Выражаясь современным языком, “о нейромедиаторах”. в силу своей принадлежности к биологическим системам.
74 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 75

Прежде чем мы пойдем далее, следует обратиться к не- материальных вещах, что все, чего нельзя вообразить, кажется
которым принципам философии Декарта, в частности его им непонятным»1. И это не единственный пример противоре-
представлениям о достоверности, которая и есть критерий чивости мировоззрений ученых этого периода истории.
истины. Но, обратим внимание, как его трактует Декарт: Учение о рефлексах предопределило множество фунда-
есть то, что уже не нужно доказывать, что ясно само по ментальных открытий о нервной деятельности. Однако ни
себе1. При таком способе рассуждений очень легко прийти одно из этих открытий так и не смогло объяснить сложные
к выводам, которые делает Декарт: организм — это просто формы целенаправленного поведения, мышления, творческих
хорошо работающий механизм, а живое тело фактически озарений и чувств. В последующие столетия представления
вообще не требует какого-либо вмешательства души; к функ- о рефлекторных механизмах были дополнены гипотезой об
циям «машины тела» относятся «восприятие, запечатление особой роли потребностей организма в формировании по-
идей, удержание идей в памяти, внутренние стремления», ведения; стало практически общепринятым, что поведение
которые «совершаются в этой машине как движения часов», животных, в том числе человека, носит активный характер
что за исключением «внутренних стремлений», в принципе, и определяется не столько раздражениями, поступающими
не вызывает возражений, так как уже давно реализовано в извне, сколько планами и намерениями. Уже в ХХ веке (на
магнитофонах, фотоаппаратах, компьютерах. Но Декартом базе теории условных рефлексов и понятий о высшей не-
даже аффекты («страсти») рассматриваются как телесные рвной деятельности) появилась (в свое время вызывавшая
состояния, являющиеся регуляторами психической жизни. искренний восторг) физиологическая концепция «функци-
Повторим еще раз: можно согласиться с тем, что восприятие, ональной системы» и «акцептора действия» П. К. Анохина
поступающее от анализаторов, и память являются телесными (1898–1974), а также теория «физиологической активности»
функциями, но здесь явно вводится еще одна идея — все пси- Н. А. Бернштейна (1896–1966), тесно связанные с развитием
хические состояния имеют телесное происхождение. Можно биомеханики и кибернетики. Сущность этих сугубо физио-
было бы попытаться объяснить, как эта логика Декарта ужива- логических концепций сводилась к тому, что мозг может не
лась с его идеей доказательства существования Бога, но это было только адекватно отвечать на внешние раздражения, но и
бы слишком большим отступлением от нашей темы. Поэтому предвидеть будущее, активно строить планы своего поведе-
читателю придется только еще раз удивиться, когда он ознако- ния и реализовать их в действии, что именно мозгу присуща
мится со следующей цитатой из Декарта: «Причина же, почему функция «опережающего отражения действительности». Для
многие убеждены, что трудно познать Бога и душу, состоит в личности здесь уже практически не оставалось места — мозг
том, что они никогда не поднимают своего ума выше чувствен- строит планы и реализует их посредством тела. Но это
ных вещей и так привыкли рассматривать все воображением, было много позднее, а пока мы снова вернемся к развитию
представляющим собою лишь особенный способ мышления о представлений о психическом в период Ренессанса и лишь

1 1
См.: Декарт, Р. Разыскание истины. — СПб.: Азбука, 2000.. Декарт Р. Разыскание истины. — СПб.: Азбука, 2000. — С. 96.
76 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 77

затем перейдем к развитию тности, о том, что основой


идей Декарта о рефлексе в нашего познания служит
работах И. М. Сеченова и опыт, который слагается
И. П. Павлова. из отдельных восприятий;
Идею Декарта о двой- сами восприятия делятся на
ственности мира (мате- ощущения (которые возни-
риального и идеального), кают от действий предметов
получившую наименование на наши органы чувств) и от
философского дуализма рефлексии (уже имеющего-
(у последователей Декар- ся в сознании предшествую-
та — картезианство), рез- щего отражения предметов
ко раскритиковал другой в органах чувств); идеи же
выдающийся мыслитель возникают в уме в результа-
Томас Гоббс (1588–1679), те абстрагирования воспри-
Томас Гоббс который затем создал свою, ятий. Исходно разум — это Исаак Ньютон
как считалось, законченную чистая страница, на которой
систему механистического материализма, которая полностью постепенно накапливается информация от органов чувств, и
соответствовала требованиям естествознания того времени. таким образом, ощущения первичны, а разум — вторичен. Эти
Гоббс категорически отвергал существование особой мысля- идеи также вполне соответствовали духу времени и получили
щей субстанции и доказывал, что мысли относятся к матери- широкое распространение (хотя в последующем и подверга-
альным объектам. В философских построениях Гоббса уже лись критике как сенсуализм).
появляется слово как опосредованный знак определенных Но самое значительное влияние на представления о
вещей, а мышление представляется как движение в созна- психическом оказали работы не философа и не врача, а
нии этих знаков на основе «механики внутреннего мира» физика и математика Исаака Ньютона (1643–1727), кото-
(фактически — здесь мы уже встречаемся с формированием рый в своем труде «Математические начала натуральной
представлений о второй сигнальной системе И. П. Павлова философии»1 сформулировал великую гипотезу о том, что
как основе всех психических процессов). мир, в котором действует закон тяготения, — един, а все
Естественно, что Гоббс ничего не доказал эксперименталь- перемены, происходящие в нем, являются необходимым
но, а предложил лишь еще один вариант недоказуемого объяс- следствием его закономерного устройства. С точки зрения
нения. Его идеи подхватил Джон Локк (1634–1704), который физики — никаких противоречий, и с этого периода време-
на протяжении 16 лет работал над своим «Опытом о челове- 1
Ньютон, И. Математические начала натуральной философии. — М.: Наука,
ческом разумении», где обосновывал несколько идей, в час- 1989..
78 Часть I. Лекции

ни в точных науках окончательно закрепляется принцип


детерминизма, который затем транслируется в медицину, а
чуть позднее — в материалистические представления о душе
и психике как свойстве мыслящей материи. Но сам Ньютон
даже не помышлял об этом. Он искренне верил в Бога, бес-
смертную душу, а значительная часть его трудов посвящена
богословию (его особенно занимала идея: был ли Бог всегда

Ян Матейко. Разговор с Богом. (Портрет Николая Коперника)


Богом-Отцом, или стал таковым только с появлением Сына?).
Это позволяет высказать гипотезу, что его всеобъемлющий
физический детерминизм вряд ли простирался до идей
однозначного психического детерминизма, тем более что в
тот период научные теории воспринимались лишь как один
из способов познания мира — мира, созданного Творцом.
Предшественник Ньютона Николай Коперник (1473–1543),
кстати, занимавшийся не только физикой и математикой, но
и врачеванием, свой выдающийся труд «Об обращении не-
бесных сфер» посвятил папе римскому Павлу III, и, поместив
Солнце в центр мира, рассматривал свои исследования не как
противоречащие религиозным догмам, а как более точный
способ астрономических расчетов, отражающий реальный
(то есть — Божественный) порядок вещей.
Еще несколько слов о детерминизме. В период позднего
Ренессанса детерминизм являлся сугубо философским уче-
нием о закономерной взаимосвязи и причинной обусловлен-
ности всех явлений в физическом мире. Однако постепенно
этот принцип распространяется на все явления — появляется
психологический детерминизм, который (в его современном
варианте) исходит из признания генетической обусловлен-
ности человеческой психики, а также из наличия причинно-
следственных связей между всеми психическими явлениями.
Таким образом, вначале основными категориями детерминиз-
ма были причина и следствие какого-то явления. Но затем
80 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 81

оказалось, что этих двух категорий недостаточно, так как возможностями (тем, что получится в итоге). Долгое время
при одной и той же причине следствие может быть многова- ученые уделяли этим вопросам не так много внимания, на-
риантным, и тогда появляются дополнительные категории деясь, что для теории строгого детерминизма пока просто не
детерминизма — понятие о необходимости и случайности, а хватает каких-то знаний. Однако с появлением теории хаоса
также — о статистической вероятности того или иного собы- эта убежденность стала слишком шаткой, и сейчас признает-
тия, которое может произойти, а может и не случиться. Даже ся, что большинство сложных систем, даже если они кажутся
в физическом мире. А применительно к психическому — эта строго детерминистскими и предсказуемыми теоретически, на
вероятность становится уже качественно иной. практике оказываются совершенно непредсказуемыми.
У меня нет сомнений, что принцип детерминизма дей- Возвращаемся в XVII век. В 1664 году выходит одно из пер-
ствует и в сфере психического. Более того, моя практика по- вых изданий «Анатомии мозга», автор которой Томас Уиллис
стоянно подтверждает эту уверенность. Но этот психический Виллизий (1622–1678) наряду с уникальными анатомическими
детерминизм является весьма своеобразным, с точки зрения исследованиями, уверенно излагает теорию локализации психи-
возможных следствий его можно было бы определить как заве- ческих функций: в белом веществе находятся память и фантазии,
домо поливариантный, а нередко — вообще непредсказуемый. а в мозолистом теле — идеи. Отсюда вытекало, что лечить во всех
Нет сомнения, что в равной мере это относится и к психике. случаях нарушений памяти или отклонений в сфере идей нужно
Уже в XX веке ученые пришли к пониманию того, что в мозг. Далеко не все разделяли эти идеи. Например, женевский
природе имеются системы даже полностью детерминистские ученый Теофиль Боне
(в классическом, то есть — ньютоновском смысле), но тем (1620–1689) считал, что
не менее практически не поддающиеся никаким расчетам. лечение душевных бо-
В 80-е годы ХХ века начали говорить о «детерминистическом лезней следует осущест-
хаосе», а вслед за этим появилась и стала областью научных влять путем убеждения и
исследований теория хаоса, которая до настоящего времени разрушения у пациентов
почему-то не проникла в сферу психического. Простым приме- ложных представлений,
ром детерминистского хаоса является так называемая «белая и мозг здесь ни при чем.
вода» горных потоков. Если вы бросите в воду горной реки Уже в XVIII веке Эрнст
два листка, то ниже по течению они, с огромной вероятностью, Шталь (1660–1734)
окажутся чрезвычайно далеко друг от друга. Точно так же в по чти с религиозной
любой другой системе, где нет жестких параметров, малейшее страстностью утверждал,
различие в начальных условиях может привести к огромной что материя сама по себе
итоговой разнице. То есть в хаотических системах всегда име- безжизненна и только
ется расхождение между детерминизмом (точнее — нашим душа является причиной
пониманием законов Природы) и его предсказательными движений тела. Эрнст Георг Шталь
82 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 83

Позднее эти представления были развиты в теории вита- силе возникают молекулы органических веществ, которые
лизма, которая отстаивала идею о наличии у представителей не могут быть воспроизведены в неживой природе. Однако в
живого мира особых нематериальных факторов, определяю- последующем были синтезированы многие из веществ, пер-
щих специфичность этого мира и его качественное отличие от воначально обнаруженных только в биологических системах,
неживого. Ведущим представителем современного витализма что послужило вроде бы убедительным доказательством того,
является немецкий ученый — биолог и философ Ханс Дриш что для создания органических молекул не требуется никакой
(1867–1941), ученик Э. Геккеля1. Дриш отказался от гекке- жизненной силы и что они образуются по тем же законам,
левского механицизма в подходе к живой материи и обосно- что и любые другие вещества. В действительности же идеи
вывал неприменимость таких подходов к биологии в целом, витализма (представления о жизненной силе) не так-то легко
вплоть до отказа от применения к живой природе понятий похоронить. Чтобы покончить с ними раз и навсегда, недо-
физико-химической причинности. Знаменитые опыты Дри- статочно синтезировать некие органические вещества, надо
ша с яйцами морского ежа показали способность организма создать живое из неживого, что пока никому не удалось.
развиваться из нестандартного набора клеток эмбриона. На В XVII веке начинают открываться первые пансионы и
основании этих исследований Дриш доказывал, что машина в приюты для душевнобольных, уровень содержания в которых
отличие от живого организма не способна к саморегенерации существенно зависел от материального положения семьи
и самовоспроизводству. Инстинктивные действия, по Дришу, пациента. В этих приютах также предпринимались попытки
также не сводимы к простым машинообразным рефлексам, лечения, в частности, путем кровопускания, назначения сла-
а уж тем более необъяснимы на основе теорий причинности бительных и рвотных, применялись также ванны, обливание
сознательные поступки. По его мнению, в живой материи холодной водой и т. д. Если по истечении нескольких недель
должен действовать некий особый фактор, обусловливающий не наступало улучшение, то есть — пациенты «не исправля-
«суверенность» всего живого, и поэтому синтезировать живое лись», они признавались неизлечимыми и передавались в
невозможно. Даже некоторые химики согласились с Дришем, специальные изоляторы, где никакого медицинского наблю-
что синтез биологически активных веществ невозможен, так дения или даже простого человеческого участия уже не пред-
как для этого требуется еще особая «жизненная сила», при- полагалось. Одним из таких специзоляторов была вначале и
сущая только живым организмам, и именно благодаря этой всемирно известная клиника Сальпетриер — бывший завод
по производству селитры (отсюда и название клиники). Во
1
Геккель Эрнст Генрих (1834–1919) — немецкий врач, естествоиспытатель и многие такие изоляторы за умеренную плату допускалась
философ, последовательный дарвинист. Ему принадлежит идея о существо-
вании в историческом прошлом формы, промежуточной между обезьяной и
публика, как в зверинец.
человеком, а также формулировка биогенетического закона, согласно которому В этот период авторитет науки был велик как никогда, и
в индивидуальном развитии организма как бы воспроизводятся основные
этапы его эволюции. С 1891 года Геккель полностью погружается в разработку многим казалось, что в области теорий и открытий все самое
философских аспектов эволюционной теории и становится страстным аполо- главное уже сделано, установлено раз и навсегда. Пересматри-
гетом «монизма» — научно-философской теории, призванной, по его мнению,
заменить религию. вать что-то считалось даже не вполне приличным. Тем более
84 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 85

удивительно, что французский врач Франсуа Буасье де Соваж изменения, затронувшие все сферы социальной жизни, во
(1706–1767) вслед за Теофилем Боне, не отрицая, что психи- Франции была упразднена монархия и провозглашена рес-
ческие нарушения могут зависеть от изменений в мозговой публика, но даже не это главное — впервые утвердилось по-
ткани, одновременно утверждал, что было бы неверно как нятие гражданских прав, закрепленных в «Декларации прав
здоровый рассудок, так и помешательство объяснять только человека и гражданина».
состоянием каких-то волокон. Он также заявлял, что если бы Благодаря деятельности великих гуманистов — Вольтера
все зависело только от анатомии, то врачи не могли бы дейс- (1694–1778), Дени Дидро (1713–1784), Шарля Луи Монтес-
твовать убеждением на своих пациентов, а это, оказывается, кье (1689–1755), Жана-Жака Руссо (1712–1778) и других в
возможно. То есть мы могли бы считать и Боне, и Соважа мировоззрении образованной части французского общества
предшественниками Поля Шарля Дюбуа (1848–1918) — об- произошли качественные изменения, и на относительно про-
щепризнанного автора рациональной психотерапии. Более тяженный период времени Франция становится основным
того, Соваж в чем-то опередил и Фрейда (1856–1939). За поставщиком новых социальных идей, оказавших огромное
100 лет до открытия психоанализа он говорил, что самое влияние на все сферы жизни европейского сообщества, вклю-
главное — приобрести доверие пациента, чтобы открыть чая проблему душевнобольных.
первопричину его ошибочных суждений, так как невозмож- Применительно к теме нашего исследования мы не можем
но излечить помешательство, если неизвестно — отчего оно не упомянуть имя Пьера Жана Жоржа Кабаниса (1757–1808)
появилось? и его книги «Соотноше-
Можно назвать еще десяток имен выдающихся врачей, ние между физическим и
одни из которых стояли на позициях введенного Джованни психическим» и «Об об-
Морганьи (1682–1771) и обязательного для «настоящего щественной помощи». В
врача» — «анатомического способа мышления» и искали этих работах, написанных
анатомические корреляты психопатологических состояний после разрушения Басти-
и процессов, а другие категорически не соглашались с ними, лии, Кабанис предлагает
утверждая, что душевные болезни не имеют никакого отноше- незамедлительно подумать
ния к мозговой ткани. Эти споры так ни к чему и не привели. о судьбе других «заклю-
В итоге в конце XIX века психиатрия раскололась на психи- ченных», имея в виду тех,
атрию и психотерапию. Фактически — по убеждениям. кто по первому требованию
родных или просто соседей
Новейшее время помещался в специальные
заведения для умалишен-
Новейшее время начинается с Великой французской ных. Кабанис также обосно-
революции (1789), когда в обществе произошли коренные вывает почти современные Пьер Жан Жорж Кабанис
86 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 87

требования к процедуре помещения в психиатрическую боль- «покой» советского общества и был помещен в психиатри-
ницу. Он говорит, что если изменения в душевной деятельности ческую клинику на принудительное лечение. Какой вывод
человека незначительны и не угрожают ни его собственной, здесь напрашивается? — Высокие идеи о психиатрической
ни чужой безопасности и не нарушают общественного покоя, помощи и защите прав пациентов далеко не всегда оказыва-
никто не имеет права посягать на его свободу, а государство ются пригодными для их практической реализации.
должно принимать все меры для ограждения гражданина от Говоря о заслугах Кабаниса, мы не можем обойти его
таких посягательств. представления о душевных расстройствах, которые од-
Восхитительная идея. Все, казалось бы, абсолютно верно. нозначно оценивались им как «болезни мозга», и с этого
И современное законодательство большинства европейских периода такой подход становится уже не просто истиной
стран основано именно на таком подходе. Но как быть в си- медицинского порядка, а одним из лозунгов революционной
туациях, подобных той, которую Мишель Фуко1 описывает эпохи. Тем не менее Кабанис делает существенную оговорку,
в своей книге «Ненормальные»? Напомню ее содержание: утверждая, что еще одной причиной душевных болезней мо-
юная девушка выходит замуж за титулованную особу и уже жет являться общественная обстановка, при которой живет
в браке обнаруживает, что ее молодой муж с раннего утра все и работает человеческий мозг. Здесь мозг также полностью
свое время посвящает изготовлению из своих испражнений подменяет понятие личности, но сама идея, безусловно,
шариков разной величины и их укладке в порядке возраста- революционна, и предвосхищает утвердившиеся в науке
ния на мраморной полке камина2. Угрожает ли он чьей-либо намного позднее представления о социальном факторе в
безопасности и нарушает ли общественный покой? Скорее, развитии психопатологии. Здесь сказано об «утвердивших-
нет. А вот академик А. Д. Сахаров явно пытался нарушить ся представлениях», но точнее было бы говорить о «сугубо
1
декларативных», так как, несмотря на то что в последующем
Фуко Мишель Поль (1926–1984) — известный французский философ, был
заведующим кафедрой Истории систем мышления в Коллеж де Франс. Ос- объем психопатологии удваивался фактически каждые 30
новной объект его исследований — бессознательное различных исторических лет1, он до настоящего времени объясняется исключительно
эпох, а также критика ряда общественных институтов, в то; м числе — психи-
атрии, где его позиция сближалась с анти-психиатрами. Одна из основных улучшением диагностики, расширением доступности пси-
работ — «История безумия в классическую эпоху» (1961), где Фуко вначале
описывает практику изоляции прокаженных, а затем обосновывает, что после
хиатрической помощи и т. д., а общественная обстановка
исчезновения проказы эту «нишу» заняло безумие. В качестве подтверждения уже давно ушла из сферы интересов науки в политику и,
этому упоминаются «корабли безумия», на которых в открытое море отправ-
ляли сумасшедших в XV веке; в XVII — на смену кораблям пришел процесс, естественно — она во всех европейских странах «последо-
который Фуко называл «великим заключением», имея в виду появление вательно улучшается»2.
«домов умалишенных», когда сумасшествие начинает рассматриваться как
противоположность разумности, а в XIX входит в медицину под наименовани-
1
ем психического расстройства. В другой крупной работе «Рождение клиники: По данным, которые приводит Ю. Каннабих (История психиатрии, с. 320)
археология врачебного взгляда» (1963), Фуко анализирует появление клини- введение «правильной административно-врачебной организации» помощи
ческой медицины, которое коренным образом меняет подход врача к объекту душевнобольным привело к тому, что только за 1880–1920 гг. количество
лечения: таким объектом становится уже не человек и не личность в целом, а пациентов увеличилось в 5 раз.
отдельные органы. 2
Анализ современных социальных процессов — см. статью «Неочевидный образ
2
Фуко М. Ненормальные. — СПб.: Наука, 2005. — С. 186. будущего», с. 234 настоящего издания.
88 Часть I. Лекции

Всякий, кто дей-


ствует в сфере пси-
хопатологии, не нуж-
дается в особом пред-
ставлении французс-
кого врача Филиппа

Тони Робер-Флери. Пинель снимает цепи с душевнобольных в Бисетре.


Пинеля (1745–1826),
который первым
выдвинул принцип
свободы психиатриче-
ских пациентов и в
1792 г. снял кандалы
с душевнобольных.
Согласившись с до-
Филипп Пинель водами уже широко
известного в револю-
ционной Франции врача, председатель Парижской комму-
ны Кутон, покидая клинику, по преданию, сказал Пинелю:
«Сам ты, вероятно, помешан, если собираешься спустить с
цепи этих зверей». Здесь уместно привести еще одну оценку
деятельности Пинеля. 25 октября 1892 года, в день столетия
его реформ, выдающийся русский психиатр Н. Н. Баженов,
напутствуя тех, кто когда-либо окажется в клинике Сальпет-
риер, напоминал, чтобы они не забыли снять шляпу перед
статуей, которую увидят у ворот, — статуей Пинеля.
Пинель одним из первых делит причины психических
расстройств на предрасполагающие и производящие (непосред-
ственные). Он же формулирует идею, что симптомы психи-
ческих расстройств могут быть лишь различными ступенями
душевной болезни — от самых легких до полного помрачения
рассудка (эта идея, как уже упоминалось в «Предуведомлении»,
вначале была близка и Крепелину). Клинические варианты
90 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 91

(симптомы и синдромы) душевных расстройств, по Пинелю, уделяет обустройству, внутреннему распорядку и подбору
не могут быть их отличительными признаками, так как у од- персонала клиник для душевнобольных. Весьма красноречива
них и тех же пациентов возможны их различные проявления его реакция на предложение одного из коллег нормализовать
в зависимости от обстоятельств и периода заболевания. Тем не психическую деятельность путем временной асфиксии (по
менее Пинель предлагает свою классификацию психических сути удушения — метода, мало отличающегося от все еще при-
расстройств, в которой выделяет всего 5 вариантов: манию, меняемой электрошоковой терапии): «Нужно краснеть, — го-
манию без бреда, меланхолию, слабоумие и идиотизм. Эта ворит он, — упоминая о таком медицинском бреде».
классификация основана исключительно на психологических В этот период существовали и альтернативные точки
критериях, хотя Пинель не говорит об этом прямо. Он очень зрения, в частности, современник Пинеля Франц Йозеф
осторожен в выражениях, как бы между прочим заявляя, что Галль (1758–1828), которого Пинель называл шарлатаном,
ему встречались пациенты, у которых «были поражены только остался в истории психиатрии как создатель френологии,
одни аффекты» (а аффект — это, конечно, не анатомическая объяснявшей характерологические особенности людей и
категория). Одновременно с этим Пинель допускает, что ду- психопатологию строением черепа и формой мозговых из-
шевные расстройства могут возникать и в результате чисто вилин, где, по его мнению, и находятся центры умственных и
физических причин — ранений головы, лихорадки, от пьянства, нравственных качеств личности. Галль был настолько уверен
но в качестве наиболее частой причины он указывает на мораль- в своем «учении», что даже похоронен был без головы, кото-
ные потрясения. Однако даже мощные моральные потрясения, рую завещал для пополнения своей методической коллекции.
отмечает далее Пинель, не обязательно вызывают психическое Его слава ученого-материалиста была еще прижизненной,
расстройство; кроме силы «производящего момента» огромную что нашло отражение в выпуске в Берлине специальной ме-
роль играет предрасположенность и личная восприимчивость,
дали в честь Галля, на которой
которая неодинакова у различных людей. Эта идея о психиче-
было написано: «Он нашел ин-
ской травме, которая может стать, а может и не стать причиной
струмент души». Это еще раз
психопатологии в зависимости от индивидуальной реакции на
подтверждает, что авторитет
эту травму, позднее была наиболее полно разработана З. Фрей-
или общественное признание
дом1, а официальной психиатрией была переоткрыта только
ученого и его реальный вклад
через 200 лет и нашла свое отражение в ДСМ-42.
в науку — далеко не иден-
Во всех своих работах Пинель категорически воздержива-
тичные понятия. Напомним
ется от каких-либо предположений о патогенезе психических
также, что строением черепа
расстройств и их анатомическом субстрате, но особое внимание
еще через 100 лет самым серь-
1
См.: Фрейд, З. Собрание сочинений в 26 томах. Том 1–2. — СПб.: Восточно- езным образом занималась
Европейский Институт психоанализа, 2005–2006.
2
немецкая психиатрия фашист-
Более подробно об этом — см.: Решетников, М. М. Психическая травма. — СПб.:
Восточно-Европейский Институт Психоанализа, 2006. — С. 118–119, 161. ской Германии. Франц Йозеф Галль
92 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 93

Общепризнанно, что формулирует идеи о мономаниях1, одновременно связывая


именно Пинель заложил их с серийными убийствами, которые совершаются при от-
основные принципы кли- сутствии объективных мотивов, вражды и расчета, при этом
нической психиатрии, жертвами чаще всего оказываются близкие люди. Эскироль
хотя ее основателем счи- также признавал связь некоторых психических расстройств
тается один из его учени- с поражением мозга, например, при прогрессивном параличе
ков — Жан Этьен Доминик и приобретенном слабоумии, сравнивая это различие с двумя
Эскироль (1772–1840). несопоставимыми ситуациями: когда человек лишается того
В 1805 году Эскироль за- богатства, которым раньше владел, в отличие от идиота, ко-
вершил дис сертационное торый исходно был беден.
исследование с весьма не- Эскироль также стал основателем первой кафедры пси-
обычным для того времени хиатрического профиля (1823) и оставил после себя целую
наименованием: «Аффек- плеяду ярких учеников и последователей.
ты, рассматриваемые как
Жан Этьен Доминик Эскироль причины, симптомы и спо- Анатомия психики?
собы лечения душевного Значительное влияние на развитие представлений о
расстройства», которое можно было бы считать предтечей психических расстройствах и их связи с мозговыми процес-
психоанализа, ибо точно так же могла бы называться и опуб- сами оказали клинические исследования такого тяжелого
ликованная в 1896 году книга Зигмунда Фрейда и Йозефа заболевания, как прогрессивный паралич. Эскироль одним
Брейера «Исследования истерии», где аффекты рассмат- из первых (еще в 1814 г.) описал случаи, когда душевное
риваются как причины психопатологии, симптомы — как расстройство осложняется параличом, и многие ученые
ее аффективная репрезентация, а терапия, если при этом не считали это качественно новым этапом в развитии пси-
происходит аффективной разрядки, оценивается как недо- хиатрии, так как наряду с патогенетически непонятной и
статочно эффективная. анатомически никак не обосновываемой группой психи-
Вклад Эскироля в развитие психиатрии неоценим. Он ческих расстройств, типа мании, истерии или меланхолии,
был инициатором закона (от 30 июня 1838 г.) об охране прав в психиатрии впервые появилась «настоящая болезнь», у
душевнобольных, впервые ввел понятие о ремиссиях и ин- которой были объективные симптомы, характерное течение
термиссиях1. Его классификация психических расстройств и, самое главное, — собственная патологическая анатомия с
фактически повторяла представления Пинеля, но он впервые характерными изменениями мозговой ткани. Идея, что при-

1 1
Интермиссия — «светлый» промежуток между двумя психотическими при- Более подробно о мономании — см. статью «Одержимость и паранойя» — с. 201
ступами, с полным восстановлением адекватной психической деятельности. настоящего издания.
94 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 95

чиной всех психических расстройств является поражение доктрины в психиатрии, есть не что иное, как поздний си-
мозга, торжествовала! филитический психоз, который развивается при отсутствии
Первое систематическое описание прогрессивного па- лечения через 10–15 лет после заражения бледной спирохетой,
ралича (1822) как самостоятельной болезни принадлежит вызывающей дегенеративно-атрофические изменения нервной
выдающемуся ученому — ученику Эскироля Антуану Бейлю ткани. Таким образом, правым в конечном итоге оказался Эс-
(1799–1858), который, как ему казалось, установил паралле- кироль, а включение этого заболевания в психиатрию было
лизм между помешательством («разрушением мыслительных ошибочным. Бейль, судя по всему, был также не слишком
способностей» вплоть до маразма) и прогрессивным парали- уверен в однозначности своего открытия и нового учения и
чом, а также описал выявленные при посмертном вскрытии отмечал, что около 20% из 182 наблюдавшихся им пациентов,
тел таких пациентов патолого-анатомические изменения моз- возможно, болели сифилисом, но, мотивируя тем, что это было
говых оболочек. В его диссертации «Исследования душевных в то время достаточно частым явлением1, он не считал возмож-
болезней» Бейль не делает вывода о причине и следствии, то ным признать сифилис причиной хронического менингита
есть — не акцентирует внимание на том, что было вначале — (что было окончательно установлено только в 1911 году). И
психическая болезнь или воспаление мозговых оболочек, но хотя это заболевание уже давно и общепризнанно относится
общественное мнение в профессиональной среде было склон- к инфекционной патологии, прогрессивный паралич, который
но интерпретировать это более прямолинейно: и это психи- сыграл такую значительную роль в формировании современ-
ческое расстройство и, скорее всего — все остальные имеют ного мировоззрения о психическом расстройстве, по-прежнему
органическую (анатомическую) природу и связаны с мозгом. включен во все справочники по психопатологии.
Эти профессиональные настроения постепенно овладевают Еще до установления реальной этиологии прогрес-
и самим Бейлем, и в 1825 году он издает следующую книгу, сивного паралича в соматической медицине произошел
которую называет «Новое учение о душевных болезнях», ряд открытий, которые тут же (нередко — некритически)
где приверженность принципам анатомического мышления переносились в психиатрию и позволяли качественно
представлена уже более ярко. Надо сказать, что Эскироль, переосмыслить существовавшие ранее гипотезы о психи-
несмотря профессиональное признание представлений о «па- ческом расстройстве. В 1851 году был открыт возбудитель
раллелизме помешательства и паралича», остался при своем сибирской язвы, в 1867-м — появились работы Луи Пастера
мнении, продолжая в полемике с Бейлем настаивать на том, о брожении, изложенные в его диссертации «Исследование
что вначале заболевает мозг, а уже затем в процесс вовлека- телец, носящихся в атмосферном воздухе», и зародилась
ются психические функции. Единства мнений в этом вопросе новая наука — бактериология, а затем — токсикология,
не наблюдалось вплоть до 1911 года, когда все сомнения были которая объясняла симптомы инфекционных заболеваний
наконец сняты, а теория Бейля посрамлена. 1
Первые эпидемии сифилиса, который был завезен командой Колумба из
Сейчас мы знаем, что прогрессивный паралич, который Америки, отмечались уже в 1495 году и до XVI века были подлинным бичом
Европы, пока Парацельс не предложил для лечения соединения ртути. Оконча-
так долго считался веским основанием для анатомической тельная победа над сифилисом была достигнута только в эру антибиотиков.
96 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 97

отравлением организма токсинами, выделяемыми микро- Несмотря на авторитет Эскироля, практически весь
бами. Были подробно изучены инфекционные психозы, XIX век и большую часть ХХ века в представлениях о
которые наблюдались при брюшном тифе, пневмонии, сеп- психиче ском господствовала эндогенная (связанная с
сисе, и естественно — появился большой соблазн объяснить деятельностью организма, то есть — с телом) теория пси-
и все психические расстройства по аналогии, что и сделал хопатологии. Противоположная точка зрения постепенно
Крепелин, утверждая, что и психические болезни также вытеснялась из психиатрии и продолжала развиваться почти
могут возникать тем же путем, с оговоркой, что современ- исключительно в философии. В XIX веке это разделение
ные технические возможности просто не позволяют пока наиболее ярко проявилось в борьбе психиков и соматиков.
обнаружить их возбудителей. Параллельно развивалась Соматическая школа утверждала, что в основе душевных
эндокринология и в итоге была установлена этиология еще расстройств лежат материальные факторы, связанные с
одного «не совсем» психического расстройства — болезни функционированием нервной системы или всего организ-
Галя-Орда1 — микседемы, названной вначале по именам ма, а симптомы психозов являются внешним проявлени-
описавших ее (в 1873 и 1878 гг.) психиатров. Однако затем ем какого-то биологического процесса в головном мозге.
было обосновано, что и эти психические нарушения вто- В целом, нужно признать, что соматики отчаянно боролись
ричны и являются следствием гипофункции щитовидной за признание психиатрии в качестве одного из разделов
железы. В это же время активно исследуются выделитель- естествознания (и надо сказать — преуспели в этой борьбе,
ные функции печени и почек. В результате появляются но было бы неверно считать, что победили).
гипотезы о самоотравлении организма, который представ- Психики вели свою историю от Иммануила Канта
ляет собой «лабораторию ядов», и уже в ХХ веке на смену (1724–1804) — одного из основателей немецкой классической
инфекционным гипотезам вновь приходят гуморальные и философии, и в ряде случаев также доводили идею психизма
биохимические, которые лишь на новом уровне повторяют до абсурда, утверждая, что все болезни (включая соматиче-
идеи Гиппократа (в частности, о дискразии — неправильном ские расстройства) имеют исключительно психический генез.
соотношении неких веществ в теле), но одновременно ока- Главным произведением Канта является «Критика чистого
зываются основой формирования нового и самого мощного разума»1, которая в чем-то воспроизводит идеи Сократа
направления современной психиатрии — психофармаколо- и Аристотеля. Определение «чистый» в методе Канта обо-
гии. Вне сомнения, в этом подходе есть своя и даже вполне значает «неэмпирический», то есть не основанный на опыте
научная логика, но лишь при одном условии: если вы ис- и изучении фактов, не опирающийся на непосредственное
ходно признаете, что все психические феномены — мысли, наблюдение или эксперимент. Кант различает аналитические
чувства, идеи, влечения и переживания — не более чем некие и синтетические суждения. Под «синтетическими» суждени-
физико-химические реакции. ями Кант понимал «суждения с приращением содержания»,
1
Ее основными симптомами являлись — апатия, малоподвижность, снижение
1
работоспособности, постепенное развитие слабоумия. Кант, И. Сочинения в шести томах. — М., 1963.
98 Часть I. Лекции Лекция 2. Методологические коллизии психиатрии 99

когда одна идея (даже В заключение этого раздела следует сказать, что в течение
если в ее основе ле- всего XIX века предпринимались многочисленные попытки
жит установленный классификации психических расстройств, но ни одна из них
научный факт) до- не принималась в качестве общепризнанной. Каждая из этих
полняется другой или классификаций предлагала свой разделительный принцип
доказывается путем тех и специальные термины, но все они отличались произволь-
или иных (дополни- ностью, абстрактностью, схематичностью и невозможностью
тельных) рассуждений. объединения чисто психологической картины страдания с
Термин «априори» у физиологией мозга, а также отсутствием сколько-нибудь
Канта означает «вне удовлетворительных знаний об этиологии и патогенезе
опыта», в противо- психических расстройств. Наиболее категорично по этому
положность термину поводу в свое время высказался немецкий психиатр Нейман
«апостериори» — из (1814–1884) в своем учебнике по психиатрии (1859): «Мы
опыта. В этом смысле считаем классификацию душевных расстройств совершенно
Иммануил Кант и теории соматиков, и искусственным, а потому и безнадежным мероприятием, —
теории психиков явля- поэтому, по мнению автора учебника, — нужно отказаться
ются сугубо синтетическими, так как доказательства особой от всяких классификаций и объявить вместе с нами: есть
душевной жизни или ее отсутствия теми или иными авторами только один вид душевного расстройства, мы называем его
принимаются или не принимаются априори. Кант утверждал, помешательством». Но классификация, конечно же, была
что существование Бога невозможно доказать, но жить надо нужна, и она появилась благодаря Крепелину, о котором мы
так, как если бы он был. Сознание, по Канту, не просто по- уже говорили в «Предуведомлении». Повторим здесь только
стигает мир, а является активным участником становления еще раз, что она была и остается сугубо психологической,
мира. Кроме работ по философии типичный гуманитарий не этиологической и не патогенетической. Можно сколько
Кант разработал космогоническую гипотезу о происхождении угодно упрекать Крепелина во всяческих грехах, но эта
Солнечной системы из первоначальной туманности, которая классификация работает. Что же касается его убежденности
не утратила своей актуальности до настоящего времени, а в в том, что эта классификация должна со временем получить
трактате «К вечному миру» впервые обосновал культурные и естественнонаучное подтверждение, то, по моим представле-
философские основы будущего объединения Европы, которое ниям, это невозможно в принципе: гуманитарная концепция
началось лишь через 150 лет после смерти великого мысли- не может иметь такого подтверждения. С таким же успехом
теля. Эти «синтетические» идеи можно рассматривать как можно было бы искать естественнонаучные (биологические)
подтверждение возможности априорного (не вытекающего объяснения таким гуманитарным понятиям, как мораль,
из опыта) знания. нравственность, совесть, свобода, стоимость и т. д.
100 Часть I. Лекции

Тем не менее естественнонаучная парадигма преобладала Лекция 3


и продолжает главенствовать в науках о человеке и личности.
Ее укреплению во многом способствовали гипотеза Чарль-
за Дарвина (1809–1882), изложенная в его книге «Проис-
хождение видов»1 (1859), открытие Грегором Менделем
Физиологическая
(1822–1884) законов генетики, впервые описанных в работе психология
«Эксперименты с гибридами растений» (1866), а также пуб-
ликация И. М. Сеченовым (1829–1905) работы «Рефлексы
головного мозга» (1863).
Здесь осознанно опускается ряд выдающихся имен (Тео-
дора Мейнерта, 1833–1892; Карла Вернике, 1848–1905; Карла
Людвига Кальбаума, 1828–1899 и др.), которые были предте- Смена парадигмы
чей клинического мышления Крепелина, а также вклад в раз- Попытки создания физиологической теории, которая
витие психиатрии Жана Шарко и его выдающегося ученика объясняла бы психическую деятельность без апелляции к
Зигмунда Фрейда, который после попыток идти естественно- каким-либо особым душевным факторам, предпринимались
научным путем исследования психопатологии и безуспешной неоднократно.
работы над «Физиологической психологией» отказывается Немецкий физиолог Фридрих Нессе (1778–1851) был
от этой идеи и начинает действовать так, как если бы перед одним из первых, кто был абсолютно убежден, что в основе
ним было только психическое. Те, кого это интересует, могут всех душевных болезней лежат материальные изменения,
обратиться к предельно популярному изложению подходов но не анатомического, а физиологического характера.
Фрейда, которое уже было опубликовано ранее2. Но мы не В 1818 году, возглавив незадолго до этого кафедру в Бонн-
можем обойти вниманием влияние физиологии на развитие ском университете, он начинает издавать журнал, где
психологии и психотерапии, впрочем, как и гуманитарного обосновывает идеи физиологической психологии. Здесь
знания в целом. мы можем констатировать смену парадигмы — от не оправ-
давшей себя анатомической парадигмы в XIX–ХХ веках
наука постепенно смещается к парадигме физиологичес-
кой, а затем — к биохимическим подходам (более тонким
физиологическим изменениям) для объяснения феномена
психики.
1
Полное название: «Происхождение видов путем естественного отбора, или Особого упоминания заслуживает немецкий ученый
Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь».
2
Вильгельм Гризингер (1817–1868), который считается одним
Решетников, М. М. Элементарный психоанализ. — СПб.: Восточно-Европей-
ский Институт Психоанализа, 2002. из основоположников научной психиатрии. В 1845 году он
102 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 103

издает получившее широкую известность руководство по нитарному образованию после технического, и во многих слу-
душевным болезням, где формулируются (но в строго науч- чаях они тяготеют к составлению различных «технических»
ном смысле — никак не доказываются) несколько, по мнению схем гуманитарных процессов, разработке графиков течения
автора, основополагающих идей, в частности: 1) в основе мыслей и механистическому объяснению и пониманию даже
любого психического расстройства всегда лежит какой-то отвлеченных философских гипотез.
патолого-анатомический процесс; 2) этот патолого-анато- В 1856–1859 годах Сеченов стажируется в Германии
мический процесс следует искать в головном мозге и только и Австрии в лабораториях Э. Дюбуа-Реймона1 (Берлин),
в головном мозге; 3) вся психическая деятельность человека К. Людвига2 (Вена), Г. Гельмгольца3 (Гейдельберг) и др., где
построена по схеме рефлекса; 4) патологические психические подготовил докторскую диссертацию «Материалы для буду-
феномены сами по себе не являются болезнями и должны щей физиологии алкогольного опьянения» (1860), которую
рассматриваться только как симптомы мозгового процесса1. защитил в Медико-хирургической академии в Санкт-Петер-
Эта книга выдерживает несколько переизданий и переводится бурге, и сразу возглавил кафедру физиологии академии, а
на основные европейские языки, включая русский. Послед- затем создал там первую физиологическую лабораторию.
ний раз книга переиздается в 1892 году и еще долго остается 1
Эмиль Дюбуа-Реймон (1818–1896), немецкий физиолог и философ, профессор
настольной книгой психиатров в различных странах Европы, Берлинского университета (с 1855). Его основные труды посвящены живот-
определяя их новое мировоззрение. В этой книге Гризингер ному электричеству; Дюбуа-Реймон доказал его наличие в мышцах, нервах,
железах, коже, сетчатке глаза и др. тканях. Как философ Дюбуа-Реймон был
впервые говорит о «рефлексах головного мозга». В России сторонником механистического материализма, а также агностицизма — в том
числе в отношении процессов сознания, о котором в работе «Семь миро-
это понятие приобретает широкую известность много позднее вых загадок» постулировал: «Не знаем и никогда не узнаем» (Ignoramus et
благодаря работе признанного основоположника отечествен- ignorabimus).
2
ной физиологической школы И. М. Сеченова (1829–1905), Людвиг Карл Фридрих Вильгельм (1816–1895), немецкий физиолог. Окончил
Марбургский университет (1839), профессор этого университета (с 1846).
которая выходит в 1867 году с аналогичным наименовани- Профессор университета в Цюрихе (с 1849), а затем — в Военно-медицин-
ем — «Рефлексы головного мозга». ской академии в Вене (с 1855). С 1865 г. возглавлял институт физиологии
в Лейпциге. Людвиг предложил физическую теорию мочеотделения (1846),
открыл секреторные нервы слюнных желез (1851), исследовал деятельность
И. М. Сеченов: «Мозг есть орган души» 3
сердечно-сосудистой системы, изучал газообмен.
Герман Людвиг Фердинанд фон Гельмгольц (1821–1894) — немецкий физик,
Сеченов окончил вначале инженерное училище в Санкт- физиолог и психолог. Изучал медицину в королевском медико-хирургическом
институте в Берлине, в течение 5 лет был военным врачом, что было обяза-
Петербурге (1848) и затем медицинский факультет Москов- тельным для выпускников. С 1848 года преподавал анатомию в Берлинской
академии, в 28 лет — профессор физиологии и патологии в Кенигсберге, затем
ского университета (1856). Это не случайное примечание: в Бонне, Гейдельберге и Берлине. В своих первых научных работах по теплооб-
мне не раз приходилось сталкиваться с людьми, которые разованию в живых организмах приходит к формулировке закона сохранения
энергии, в том числе — в биологических системах, занимается изучением
обращаются к естественнонаучным дисциплинам или гума- роста нервных волокон, активно изучает физиологию зрения и слуха, создает
концепцию «бессознательных умозаключений», согласно которой актуальное
восприятие определяется уже имеющимися у индивида «привычными спосо-
1
То есть — психических болезней вообще не существует! Позднее этот же тезис бами», при этом существенную роль играют мышечные ощущения и движения.
активно развивал В. М. Бехтерев. См. с. 119 настоящего издания. Гельмгольц также заложил основы гидродинамики и научной метеорологии.
104 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 105

Еще в докторской диссертации особое внимание Се- название, оскорбляющее чувства верующих1. В итоге работа
ченов уделяет идее рефлексов головного мозга, а затем в вышла не в популярном в обществе «Современнике», а в
1862 году в лаборатории Клода Бернара1 экспериментально «Медицинском вестнике» и под другим названием — «Ре-
обосновывает гипотезу о влиянии центров головного мозга флексы головного мозга» (1863). Многие считают выход этой
на двигательную активность. В частности, им было выяв- работы началом эры так называемой «объективной психо-
лено, что химическое раздражение продолговатого мозга логии». В созданное еще Декартом учение о рефлексах было
кристаллами поваренной соли оказывало задерживающее внесено существенное дополнение: теоретически автором
влияние на рефлекторные двигательные реакции лягушки, было обосновано, что рефлексы могут возникать не только
что в последующем получило наименование «сеченовского в результате актуальных внешних раздражителей, но и от
торможения» и стало основой для исследования реакций прошлых воздействий (сохранения их следов в центральной
возбуждения и торможения в центральной нервной системе, нервной системе, что, по Сеченову, является основой памя-
в терминах которых до настоящего времени описываются ти). Торможение рассматривалось Сеченовым как механизм,
психические процессы в физиологии, а нередко — и в пси- обеспечивающий избирательную направленность поведения,
хологии. а гипотетическая деятельность «усиливающего механизма
После возвращения из-за границы по предложению глав- мозга» — как субстрат мотивации.
ного редактора журнала «Современник» — уже широко извест- В 1871–1972 годах под редакцией Сеченова в России
ного поэта Николая Некрасова — Сеченов подготовил статью впервые публикуется работа Ч. Дарвина2 «Происхождение
«Попытка ввести физиологические основы в психические
1
Переписка и документы цензуры по этой публикации по объему намного пре-
процессы» (1863), но цензура запретила ее публикацию со вышают работу самого Сеченова. Тех, кого это интересует, отсылаем к работе
ссылкой на пропаганду материализма и предосудительное П. Г. Терехова, опубликованной в сборнике «И. М. Сеченов и материалисти-
ческая психология» (М.: Издание АН СССР, 1957. — С. 95–109).
1 2
Бернар Клод (1813–1878) — крупнейший физиолог XIX века. Кроме работ по Дарвин Чарльз (1809–1882) — выдающийся английский ученый, создатель
физиологии пищеварения, обмена веществ и нервной регуляции кровообраще- теории эволюции. В 1859 г. опубликовал своей самый известный труд «Про-
ния широко известны его труды по изучению функций крови, проблемам внут- исхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприят-
ренней секреции, механизмам теплообразования, по электрическим явлениям в ствуемых пород в борьбе за жизнь», где описал изменчивость видов растений и
тканях животных, по функциям различных нервов, действию анестезирующих животных, а также обосновывал их естественное (не божественное) происхож-
и наркотических веществ. В 1843 году получил звание док-тора медицины за дение от более ранних видов. Однако, рассуждая о вере, в работе «О развитии
работу о роли желудочного сока в пищеварении, в 1855 году возглавил кафед- моего ума и характера» Дарвин менее категоричен: «…Источник убежденности
ру экспериментальной медицины, а в 1854 году получил созданную для него в существовании Бога, источник, связанный не с чувствами, а с разумом, про-
кафедру общей физиологии в Парижском университете. Его наблюдения над изводит на меня впечатление гораздо более веского. Он заключается в крайней
собаками с удаленной поджелудочной железой способствовали спустя 72 года трудности или даже невозможности представить себе эту необъятную и чу-
открытию инсулина. В 1848 году Бернар открыл гликоген и установил роль десную вселенную, включая сюда и человека с его способностью заглядывать
печени в углеводном обмене. Бернар ввел понятие «желез внутренней секре- далеко в прошлое и будущее, как результат слепого случая или необходимости.
ции», изучение которых стало предметом отдельной науки — эндокринологии. Размышляя таким образом, я чувствую себя вынужденным обратиться к Пер-
В 1858 году Бернар в деталях описал свое следующее крупное открытие: он вопричине, которая обладает интеллектом, в какой-то степени аналогичным
установил, что просвет кровеносных сосудов регулируется симпатической разуму человека, т. е. заслуживаю названия Теиста. …Я не могу претендовать
нервной системой, что в последующем привело Бернара к представлению о на то, чтобы пролить хотя бы малейший свет на столь трудные для понимания
гомеостазе — поддержании внутренней среды организма в состоянии дина- проблемы. Тайна начала всех вещей неразрешима для нас, и что касается меня,
мического равновесия. то я должен удовольствоваться тем, что остаюсь Агностиком».
106 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 107

человека». В 1873 году Сеченов публикует «Психологические Изложение работы «Рефлексы головного мозга»1 Сече-
этюды», в которые включает «Рефлексы головного мозга» и нов начинает весьма своеобразно, предостерегая читателя,
статью «Кому и как разрабатывать психологию», в которой что в этом вопросе преобладает дилетантизм, и тем самым
он полемизирует с К. Д. Кавелиным1 о психике, оставаясь как бы советует не впадать в него, а довериться автору. Но
полностью на физиологических позициях. Позднее И. П. Пав- далее по всему тексту тут и там встречается множество без-
лов характеризует эту работу как революционную попытку доказательных утверждений и допущений, которые мной
«представить себе наш субъективный мир чисто физиологи- будут выделены курсивом. «Войдемте же, любезный читатель,
чески»2. Сеченову принадлежит ряд гениальных открытий, в в тот мир явлений, который родится из деятельности голо-
том числе принципа обратной связи, закона растворимости вного мозга. Говорят обыкновенно, что этот мир охватывает
газов в растворах электролитов, исследование реакций на всю психическую жизнь, и вряд ли есть уже теперь люди,
раздражение нервных окончаний у спинальных животных которые с большими или меньшими оговорками не принимали
(то есть — при экспериментальном разделении спинного и бы этой мысли за истину». «Для нас как для физиологов
головного мозга). Все это не подлежит сомнению и, безуслов- достаточно и того, что мозг есть орган души, т. е. такой
но, адекватно физиологии нервной системы. Но постепенно, механизм, который, будучи приведен какими ни на есть при-
казалось бы, чисто терминологические подходы изменяются чинами в движение, дает в окончательном результате тот ряд
и «реакции нервов и нервных ганглиев» начинают описывать- внешних явлений, которыми характеризуется психическая
ся как «нервные явления» в целом, простираясь до высших деятельность»2. «Все бесконечное разнообразие внешних
форм психической деятельности человека. Поэтому целесо- проявлений мозговой деятельности сводится окончательно
образно обратиться уже не к пересказу, а к первоисточнику. к одному лишь явлению — мышечному движению». «…Чи-
Мы не будем подвергать сомнению уже упомянутые выше и, тателю становится разом понятно, что все без исключения
безусловно, выдающиеся открытия Сеченова в физиологии, качества внешних проявлений мозговой деятельности, ко-
а лишь поставим под определенное сомнение его проекции торые мы характеризуем, например, словами: одушевлен-
физиологических теорий в психологию. ность, страстность, насмешка, печаль, радость и пр., суть не
что иное, как результат большего или меньшего укорочения
1
Кавелин Константин Дмитриевич (1818–1885) — российский ученый-пра- какой-нибудь группы мышц — акта, как всем известно, чисто
вовед, профессор Санкт-Петербургского университета. В работе «Задачи
психологии», полемизируя с физиологическим подходом к психическим механического»3. Далее автор разбирает непроизвольные
феноменам, писал: «Выяснение психологических вопросов точно так же стоит («невольные») движения, исследуя не головной, а спинной
на очереди в теоретическом, нравственном и научном отношении, как задачи
земства — в практическом мире. Пустота, бессодержательность, нравственный мозг обезглавленной лягушки, но очень быстро, путем ряда
упадок и растление мыслящей и образованной части публики есть явный допущений (с вводными словами типа: «понятно далее…»,
признак, что в ходу новый синтез и что старый отжил свое время... Особенно
печально и тлетворно отражается это состояние на молодежи, которая больше
1
всех нуждается в синтезе. Проложить к нему дорогу и отпереть дверь может Сеченов, И. М. Рефлексы головного мозга. — М., 1953. — С. 31–117.
2
психология и она одна». Там же. — С. 32.
2 3
Павлов, И. П. Полн. собр. соч. Т. 3, кн. 1. — 1951. — С. 14. Там же. — С. 33.
108 Часть I. Лекции

«стало быть…», «пусть не думает читатель…», «в этом смыс-


ле…», «как бы то ни было…»), приходит к однозначному
выводу: «Стало быть, головной мозг, орган души, при из-
вестных условиях (по понятиям школы) может производить
движения роковым образом, то есть, как любая машина,
точно так, как например, в стенных часах стрелки двигаются
роковым образом оттого, что гири вертят часовые колеса»1.
« Ввиду таких результатов стремление определить условия,
при которых головной мозг является машиной, конечно,
совершенно естественно»2. «…У современных физиологов
укрепилась мало-помалу мысль3 о том, что в теле животного
могут существовать нервные влияния, результатом которых
бывает подавление невольных движений. С другой стороны,
обыденная жизнь человека представляет тьму примеров, где
воля действует с виду таким же образом…»4. Точно так же Се-
ченовым затем (во второй главе) объясняются произвольные
движения, а также воля, память и формирование ассоциаций:
«Ассоциация есть, как сказано, непрерывный ряд касаний
конца предыдущего рефлекса с началом последующего»5; о
памяти: «Ощущения… возбуждают разом отдельные нервные
нити. Следовательно, нужно только, чтобы это возбуждение
сохранилось лишь во всех этих нитях»6. «Стало быть, и все
сознательные движения, вытекающие их этих актов (рефлек-
торных актов. — М. Р.), движения, называемые обыкновенно
произвольными, суть в строгом смысле отраженные»7. По-
1
Сеченов, И. М. Рефлексы головного мозга. — С. 36.
2
Там же. — С. 37.
3
Обратим особое внимание: не доказана экспериментально, а «укрепилась
мало-помалу мысль».
4
Сеченов, И. М. Указ. соч. — С. 41.
5
Там же. — С. 89.
6
Там же. — С. 87 Илья Репин.
7
Там же. — С. 94. Портрет физиолога И. М. Сеченова
110 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 111

следняя фраза уже не вызывает сомнений в том, что человек, этих различий входить не будем. Для нас, как для физиологов,
по представлениям Сеченова — это, выражаясь современным достаточно и того, что мозг есть орган души…»1
языком, некий биоробот, который способен лишь реагировать «Рефлексы головного мозга» выдержали более 20 переиз-
на те или иные воздействия внешней среды. В последую- даний в России, были переведены на немецкий, французский
щем изложении автор еще более точно выражает эту идею: и английский языки и во многом определили развитие миро-
«Мысль есть первые две трети психического рефлекса»1. вой физиологии и медицины, но ничуть не менее они сказа-
«Первоначальная причина всякого поступка лежит всегда лись на психологии и психотерапии, от каких-либо познаний
во внешнем чувственном возбуждении, потому что без него в которых Сеченов то отказывался, то публиковал программ-
никакая мысль невозможна»2. ные работы типа «Кому и как разрабатывать психологию»2.
Но в заключение, испытывая самое искреннее уважение Эта работа по-своему чрезвычайно интересна, и в ней также
к выдающемуся соотечественнику, считаю необходимым содержится много интересных мыслей и гипотез, но мне как
привести и те цитаты, в которых он сам отчасти реабилити- врачу и психологу очень трудно принять ее исходный тезис:
рует свои достаточно вольные допущения: «В предлагаемом «Явно, что исходным материалом для разработки психиче-
исследовании разбирается, — пишет Сеченов, — только вне- ских фактов должны служить, как простейшие, психические
шняя сторона психических рефлексов, так сказать, одни пути проявления у животных, а не у человека»3.
их; о сущности самого процесса нет и помина. Принимая за
исходную точку исследования явления рефлекса, я, конечно, И. П. Павлов: «О животном организме как о машине»
принимаю вместе с тем и гипотетические стороны учения о Наиболее известным последователем И. М. Сеченова стал
нем»3. «В основу памяти и явлений воспроизведения пси- И. П. Павлов (1849–1936). Еще обучаясь в рязанской духов-
хических образований положена также гипотеза о скрытом ной семинарии, он прочитал «Рефлексы головного мозга», и
состоянии нервного возбуждения». «Наконец я должен со- эта книга, по его собственному выражению, перевернула всю
знаться, что строил все эти гипотезы, не будучи почти вовсе его жизнь. Не имея возможности выбора университетских
знаком с психологической литературой»4. И самое главное, специальностей (перечень которых для семинаристов был
что Сеченов говорит еще в самом начале его исторической органичен), Павлов в 1870 году поступает на юридический
работы: «Разница в воззрении школ на предмет лишь та, что факультет Санкт-Петербургского университета, но уже через
одни, принимая мозг за орган души, отделяют последнюю от 2 недели переводится на естественное отделение физико-
первого; другие же говорят, что душа по своей сущности есть математического факультета, где специализируется в фи-
продукт деятельности мозга. Мы не философы и в критику зиологии животных. Через 5 лет он переводится на 3-й курс
1
Сеченов, И. М. Рефлексы головного мозга. — С. 99.
2 1
Там же. — С. 101. Сеченов, И. М. Рефлексы головного мозга. — С. 32.
3 2
Там же. — С. 114–115. Там же. — С. 118–186.
4 3
Там же. — С. 116. Там же.. — С. 120.
112 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 113

Медико-хирургической академии, после окончания которой, Безусловно, никто не ставит под сомнение введенные
в 1979 году, остается в ней заведующим физиологической Павловым (в 1932 г. на основе теории о высшей нервной
лабораторией при клинике выдающегося клинициста-тера- деятельности) представления о второй сигнальной системе
певта С. П. Боткина. В 1890 году он избирается заведующим (системе речевых сигналов), в чем Павлов видел принципи-
кафедрой фармакологии, а в 1896-м — заведующим кафедрой альное различие в работе головного мозга животных и чело-
физиологии, которой руководил 28 лет. века. Не будем обсуждать — почему именно головного мозга,
В последующем его главные работы были посвящены сек- а не психики, так как Павлов наличие какой-либо психики
реции пищеварительных желез желудочно-кишечного тракта, у животных отрицал категорически, а над зоопсихологами
где им были предложены несколько особых технологий и жестко иронизировал, но никогда не пытался «закрыть» это
проведены тысячи экспериментов, в частности: с помощью направление. Слово, по выражению И. П. Павлова, становит-
фистулы (отверстия в желудке для сбора желудочного сока), с ся «сигналом сигналов», а анализ и синтез осуществляются
мнимым кормлением (с рассечением пищевода собаки, чтобы корой больших полушарий головного мозга. В итоге глав-
пища не попадала в желудок), с мнимой дефекацией (путем ным вместилищем психики становится уже не весь мозг, а
замыкания кишечника в кольцо в результате сшивания конца только его кора. Далее идут рассуждения о том, что развитие
толстой кишки с началом двенадцатиперстной). Несмотря на второй сигнальной системы (и, следовательно, коры мозга)
то, что эти опыты можно было бы назвать крайне жестокими, может зависеть от воспитания (социальный фактор) и т. д.,
Павлов в итоге создал современную физиологию органов но сложные формы поведения, по Павлову — это результат
пищеварения, и именно благодаря этим работам в 1904 году деятельности всей коры больших полушарий, и связать этот
он стал первым российским Нобелевским лауреатом. Теоре- процесс с функцией какого-то ограниченного отдела мозга
тический базис его исследований составляла все та же идея невозможно. Вряд ли уместна какая-то критика, так как
рефлекса, на основе которой в последующем Павловым было теория, относящаяся к сфере естественных наук, не может
создано учение о безусловных и условных рефлексах, а по- быть нематериалистической — это вопрос мировоззрения,
следние — легли в основу науки о поведении (бихевиоризма), а не того, что изучается. Представления о том, что развитие
которая остается чрезвычайно популярной и продуктивной до второй сигнальной системы и, следовательно, коры головно-
настоящего времени, в том числе — как одно из направлений го мозга может зависеть от воспитания, сближают подходы
современной психотерапии. Павлов стремился открыть все- Павлова с тезисом мичуринской биологии о возможности
общие механизмы научения и соответствующие им нервные целенаправленного формировании у растений благоприоб-
механизмы. Он полагал, что во время выработки условного ретенных свойств.
рефлекса в клетках головного мозга происходят структурные Эти работы Павлова составили основу будущего каче-
и химические изменения, однако многие из гипотез Павлова ственного перехода от классической физиологии к современным
в этой сфере в последующем не нашли экспериментального информационным подходам к описанию психической деятель-
подтверждения. ности, хотя также не прояснили ее суть и содержание. Но авто-
114 Часть I. Лекции

ритет Павлова был так велик, что для каких-то предположений


об ином субстрате психики никто не мог даже помышлять. Тем
не менее эти разработки Павлова, вне сомнения, были револю-
ционными и задолго до работ Шеннона1, Винера2 и Тьюринга3,
обосновали общие принципы логической обработки знаковой
информации и интеллектуальных операций по заданному ал-
горитму. Сейчас уже все хорошо знакомы с компьютерами, но
хотя эти умные машины и способны осуществлять сложнейшие
мыслительные операции, вряд ли кто-то будет утверждать, что
«хардвер» (жесткий диск) является аналогом психики. Но,

Михаил Нестеров. Портрет И. П. Павлова


думаю, вполне допустимо рассматривать его как аналог мозга4.
11
Шеннон Клод Элвуд (1916–2001) — американский математик, один из создате-
лей математической теории информации, в значительной мере предопределил
своими работами развитие кибернетики.
2
Винер Норберт (1894–1964) — американский ученый, выдающийся мате-
матик и философ, основоположник кибернетики и теории искусственного
интеллекта. Винер работал вместе с другим американским ученым Джоном
(Яношем) фон Нейманом (1903–1957), который разрабатывал ЭВМ для
управления береговой ПВО. Но именно Винер обратил внимание на то, что
процессы, управляющие электронной системой, аналогичны процессам,
описанным в нейрофизиологии, изучающей деятельность живых существ.
Сохранение работоспособности таких систем достигается за счет обратной
связи, она позволяет отслеживать и корректировать уже начатое, но еще не
законченное до конца действие. Существование обратной связи позволило
рассматривать сложные системы различной природы — физической, социаль-
ной, биологической — с единой точки зрения. Это и есть основы кибернетики,
обобщенные Винером в книге «Кибернетика, или Управление и связь в живом
мире и машинах» (1948).
3
Тьюринг Алан Матисон (1912–1954) — английский математик, один из
разработчиков современных компьютеров. Он же доказал, что компьютеры
никогда не смогут решать любые задачи, так как общего алгоритма для
решения любых задач и даже для ввода любых входных данных не может
существовать.
4
Безусловно, было бы нелепо умалять заслуги Павлова применительно к
теории научения. Но даже принимая его идеи (говоря современным язы-
ком) о программировании (создании «софта») мозга в процессе обучения и
воспитания и используя сверхмодное сейчас сравнение центральной части
нервной системы с компьютером, чрезвычайно трудно найти объяснение
применению психофармакологии при психических нарушениях. С таким же
успехом мы могли бы пытаться устранять сбои в программном обеспечении
путем воздействия на «железо» компьютера какими-либо химическими
веществами.
116 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 117

И даже если так, то, как говорят компьютерщики — это только переходит к психологическим понятиям. Например: «Цент-
«железо». ральное место в деятельности больших полушарий [мозга],
После смерти Павлова (1936) происходит, по мнению около которого располагается весь наш экспериментальный
одних — идеализация его учения как «единственно верного материал, есть так называемый мной условный рефлекс. По-
и глубоко материалистического», а по мнению других — слу- нятие рефлекса в физиологии, дар декартовского гения, есть,
чилась «идолизация» его образа и его идей, что сказалось конечно, чисто естественно-научное понятие»1. Тем не менее
на всей советской науке и наиболее ярко проявилось в так шизофрения уверенно характеризуется Павловым как гипно-
называемой объединенной «Павловской сессии» Академии тическое состояние, возникающее у людей со слабым типом
наук и Академии Медицинских наук (1950), к роли которой нервной системы2. Невроз навязчивости и паранойя описыва-
в развитии российской психологии мы еще вернемся в сле- ются в рамках гипотезы о «перенапряжении раздражительного
дующей главе. процесса»3, хотя в заключении Павлов достаточно скромно
Не так давно один из коллег-психологов спросил меня по констатирует: «Я не клиницист (я был и остаюсь физиологом)
поводу того, что могло побуждать физиолога Павлова так много и, конечно, теперь — так поздно — не успею уже и не смогу
внимания уделять психологии? В ответе мной было высказано сделаться клиницистом. Поэтому в моих настоящих сообра-
предположение, что прежде всего присущий ему глубочайший жениях, как и в прежних моих экскурсиях в невропатологию
научный интерес и соблазн разгадать величайшую загадку и психиатрию, я не смею при обсуждении соответствующего
природы, каковой до настоящего времени остается сознание. материала претендовать на достаточную с клинической точки
Однако затем, после просмотра 5-томного полного собрания зрения компетентность»4.
сочинений И. П. Павлова1, неожиданно обнаружилось, что Особенно стоило бы остановиться на «Ответе физиолога
из почти 350 различных работ (от фундаментальных до од- психологам». Отстаивая уже широко известные физиоло-
ностраничных посвящений и предисловий) лишь несколько гические идеи возбуждения и торможения в центральной
статей 3-го тома посвящено психологии: «Естественно-науч- нервной системе, теорию условных и безусловных рефлексов,
ное изучение так называемой душевной деятельности высших Павлов пишет: «Ясно, что именно идея детерминизма со-
животных», «Естествознание и мозг», «Пробная экскурсия ставляла для Декарта сущность понятия рефлекса, и отсюда
физиолога в область психиатрии», «О возможностях слития вытекало представление Декарта о животном организме как
субъективного с объективным», «Ответ физиолога психоло- о машине. Так понимали рефлекс и все последующие фи-
гам», а также две пробы физиологического понимания — в зиологии…»5 Павлов, конечно, хотел бы, чтобы эти идеи и
одном случае — истерии, а в другом — навязчивого невроза и 1
Павлов, И. П. Полное собрание трудов. Т. 1–5. — М.; Л.: Академия наук СССР,
паранойи. И нужно сразу отметить, что в этих работах Павлов 1949. — Т. 3. — С. 349.
2
Там же. — С. 406–410.
чрезвычайно осторожен и деликатен во всех случаях, когда он 3
Там же. — С. 505–515.
4
1
Павлов, И. П. Полное собрание трудов. Т. 1–5. — М.; Л.: Академия наук СССР, Там же. — С. 515.
5
1949. Там же. — С. 443.
118 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 119

теории оказались применимыми и к психологии, но далее он В. М. Бехтерев: «Нелепо говорить о душевных


отмечает: «Я — психолог-эмпирик и психологическую лите- болезнях»
ратуру знаю только по нескольким руководствам психологии Изложение физиологических подходов к душевным бо-
и совершенно ничтожному, сравнительно с существующим лезням было бы неполным без описания вклада выдающегося
материалом, количеством прочитанных мной психологи- российского психиатра и невролога Владимира Михайловича
ческих статей. …Я решительно отрицаю и чувствую сильное Бехтерева (1857–1927), большая часть жизни и разносто-
нерасположение ко всякой теории, претендующей на полный ронней научной деятельности которого также была связана
охват всего того, что составляет наш субъективный мир, но с Санкт-Петербургской медико-хирургической академией,
я не могу отказаться от анализа его, от простого понимания которую он окончил в 1878 году, и уже в 1881 году (в 24 года)
его на отдельных пунктах»1. И последняя цитата: «Говоря все получил ученую степень доктора медицины. Окончание Ака-
это, я хотел бы предупредить недоразумение в отношении демии оказалось досрочным, так как 12 апреля 1877 Россия
ко мне. Я не отрицаю психологии как познания внутреннего была в очередной раз вовлечена в русско-турецкую войну на
мира человека»2. Эти выдержки из работ Павлова до насто- Балканах, и Владимир Бехтерев, который только оканчивал
ящего времени фактически никем не цитировались, во вся- четвертый курс, вступил в санитарный отряд, организован-
ком случае — такие цитаты мне не встречались. А теперь мы ный по призыву С. П. Боткина на деньги состоятельных
можем сделать некоторый промежуточный вывод: с учетом студентов. Война завершилась уже в феврале 1878 года, но
изложенного попытки идеализации или идолизации идей международная обстановка оставалась напряженной, поэ-
Павлова применительно к психологии следовало бы отнести тому выпускные экзамены в Академии в 1878 году провели
скорее не к нему самому, а к его последователям. В заключе- досрочно. Бехтерев оказался в числе трех выпускников, у
ние еще раз отметим, что в этом материале ни в коей мере не которых за весь курс обучения в академии было более двух
подвергаются сомнению физиологические идеи и открытия третей отличных оценок, в связи с чем он получил денежную
нашего выдающегося соотечественника, которые затем полу- премию 300 рублей и право держать экзамен в действующий
чили свое развитие в работах Джона Уотсона (1878–1958) и в то время при Академии Институт усовершенствования вра-
Берреса Скиннера (1904–1990)3. чей, или, как его называли, «профессорский институт», гото-
1
Павлов, И. П. Полное собрание трудов. Т. 1–5. — М.; Л.: Академия наук СССР, вивший научно-педагогические кадры. Экзамен в Институт
1949. — Т. 3. — С. 451.
2
усовершенствования врачей Бехтерев сдал успешно, однако,
Там же. — С. 104.
3
Уотсон Дж. — американский психолог — основоположник бихевиоризма, кото-
как и его товарищи, удостоенные этого права, зачислен в него
рый отвергает как сознательную, так и бессознательную психическую деятель- не был — все они вошли во временно организованный запас
ность и изучает поведение животных и людей в терминах физиологических
реакций на стимулы. Б. Скиннер — один из самых известных представителей
армейских врачей при Клиническом военном госпитале — ба-
бихевиоральной психологии, развил положения теории И. П. Павлова об услов- зовом лечебном учреждении Академии. В результате Бехте-
ных рефлексах и создал технику «оперантного обусловливания», при которой
модификация поведения достигается за счет постепенного и постоянного под- рев вначале оказался врачом-стажером при возглавляемой
крепления. Ему же принадлежит идея программированного обучения.
120 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 121

И. П. Мержеевским1 клинике душевных и нервных болезней, психиатрические подходы к проблеме, писал: «Нет надобно-
которого затем сменил на этом посту. сти говорить о совершенной бесплодности всей этой метафи-
В 1884 г. Бехтерев был командирован за границу, где зической эквилибристики. Если речь идет о наличии душев-
стажировался у уже упомянутого Дюбуа-Реймона (Берлин), ного бытия в качестве чего-то самостоятельного от мозга, то
основателя современной психологии Вильгельма Вундта все наше знание переворачивается вверх дном… А так как все
(Лейпциг), Теодора Мейнерта (Вена), Жана Шарко (Париж) эти вопросы, или по крайней мере первый из них, оказывают-
и др. По возвращении в Россию в 1885 г. Бехтерев уезжает в ся неразрешимыми с той точки зрения, которой придержи-
Казанский университет, где ему предложена кафедра и заве- вается автор, то дальше этих вопросов некуда идти… Автор
дование психиатрической клиникой, там же он создает пер- и относит на этом основании психиатрию к умозрительным
вую в России психофизиологическую лабораторию. В 1893 г. наукам, к наукам о “духе”, не признавая ее наукой, входящей в
Бехтерев возвращается в Медико-хирургическую академию круг ведения естествоиспытателей и врачей, заявляя, что она
и возглавляет кафедру нервных и душевных болезней, а в должна быть во всяком случае с неменьшим правом отнесена
1908 году Бехтерев создает частный Психоневрологический к наукам о духе, то есть метафизическим знаниям. При этой
институт, который в настоящее время всемирно известен как точке зрения естественно возникают проблемы возможности
Институт им. В. М. Бехтерева. заболевания самой души, вследствие чего выражение “душев-
Постепенно особое внимание опытного клинициста — не- нобольные” (Gemutskrankheiten) становится само по себе неле-
вролога и психопатолога начинают привлекать проблемы пым. И действительно, сколь ненаучно говорить о душе как
психологии. Исходя из безусловно доминирующих в то время сущности, обособляемой от мозга, столь же нелепо говорить о
идей, что психическая деятельность возникает в результате душевных болезнях. На этом основании, руководствуясь тем,
работы мозга, в своих исследованиях Бехтерев опирался глав-
что нет вообще психических процессов без процессов мозга
ным образом на достижения физиологии и прежде всего на
и что так называемые психические процессы всегда и везде
учение о «сочетательных» (условных) рефлексах. В 1902 году
суть процессы мозга, мы совершенно устранили из обихода
он опубликовал книгу «Психика и жизнь», в которой вы-
вышеуказанную терминологию и обозначаем предмет пси-
сказал свое мнение о сущности психических процессов и о
хиатрии не душевными болезнями, а болезнями личности,
соотношении между бытием и сознанием, но его отношение к
объект же психиатрии обозначаем не душевнобольным, а
психическим феноменам наиболее точно выражено в работе
лично-больным»1. Следует обратить особое внимание на сти-
«Введение в патологическую рефлексологию» (1926), переиз-
листику изложения: большинство используемых аргументов
данной недавно (1997) под названием «Будущее психиатрии»,
базируются только на авторитетности мнения автора, а дока-
где Бехтерев, критикуя одновременно и психологические, и
зательства — на его исходной уверенности в своей правоте.
1
Мержеевский Иван Павлович — известный российский психиатр (1838 —
1908). Окончил Медико-хирургическую академию в Петербурге, в 1877–1893
1
в качестве профессора возглавлял кафедру клинику душевных болезней Ака- Бехтерев, В. М. Будущее психиатрии: Введение в патологическую рефлексо-
демии. логию. — СПб.: Наука, 1997. — С. 23.
122 Часть I. Лекции

В 1903 году Бехтерев завершил подготовку первого тома


7-томного издания «Основы учения о функциях мозга», где
он впервые представил энергетическую теорию торможения,
согласно которой нервная энергия в мозгу устремляется к
находящемуся в деятельном состоянии центру. Она как бы
стекается к нему по связующим отдельные территории мозга
проводящим путям прежде всего из вблизи расположенных
территорий мозга, в которых, как считал Бехтерев, возникает
«понижение возбудимости, следовательно, угнетение».
В 1907–1910 годах Бехтерев издал три тома книги «Объ-
ективная психология», где обосновывал, что все психические
процессы сопровождаются рефлекторными двигательными и
вегетативными реакциями, которые доступны наблюдению и
регистрации. Сразу заметим — не сводятся к двигательным
и вегетативным реакциям, а сопровождаются ими. Бехтерев
считал возможным изучать не только осознаваемые, но и не-
осознанные психические явления. В первом томе «Объективной
психологии» Бехтерев предложил выделить психологию инди-
видуальную, общественную, национальную, сравнительную,
а также зоопсихологию. Кроме того, он считал необходимым
выделение в отдельное направление психологии детского воз-
раста «как науки, изучающей законы и последовательность пси-
хического развития отдельных индивидуумов». Уже в советский
период, в 1918 году, по инициативе Владимира Бехтерева был
создан Институт мозга, который также действует до настоящего
времени и является одним из ведущих центров отечественной
физиологической науки. Бехтерев неоднократно критиковал
психоанализ, но одновременно с этим явно шел в чем-то парал-
лельным «курсом» и способствовал проведению в его Институте
теоретических, экспериментальных и психотерапевтических
исследований по психоанализу, и такая ориентация Инсти- Илья Репин.
тута Бехтерева сохраняется по настоящее время. Портрет В. М. Бехтерева
124 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 125

Широта научных интересов Бехтерева просто поражает, последующем некоторые авторы — своеобразных «рефлек-
так же как и его работоспособность: он исследовал целый сологических реминисценций».
ряд психиатрических, неврологических, физиологических, Обобщенно характер творчества Бехтерева в этой области
морфологических и психологических проблем, публиковал можно было бы охарактеризовать как постепенный переход
иногда до 20 статей в год, при этом никогда не ставил свою от безуспешных попыток объективного экспериментального
подпись под чужими работами, в том числе работами своих изучения психики к «чистой» рефлексологии, отказывающей-
учеников. Обратившись к современной ему психологии, он ся от исследования психических явлений и акцентирующей
разрабатывает собственное учение, которое вначале (1904) внимание лишь на их внешних проявлениях. Постулировав
именует объективной психологией, затем (с 1910) — психо- существование единого нервно-психического процесса, в
рефлексологией, а с 1917-го рефлексологией. И эта смена котором в нерасчлененном виде представлены и физиоло-
терминологии вовсе не случайна: Бехтерев, с одной стороны, гические, и психические компоненты, в качестве основной
постепенно как бы отказывается от попыток всеобъемлющего единицы анализа нервно-психической деятельности Бехтерев
объяснения психики на основе физиологических теорий, а с рассматривает рефлекс — как универсальный динамический
другой — пытается создать комплексную науку о человеке и механизм, лежащий в основе всех реакций человека. Деятель-
обществе, интегрирующую достижения физиологии, психо- ность человека в рамках этой теории представляет собой сумму
логии и социологии. рефлексов, различающихся по сложности, характеру и особен-
В целом рефлексология, применительно к психологии, ностям организации. Однако в центре научных исследований
может быть отнесена к механистическим направлениям, Бехтерева на протяжении всего периода его работы остаются
которые рассматривали психическую деятельность человека не психика и сознание, а их внешние проявления.
как совокупность условных рефлексов, образовавшихся в Так же как и Фрейд (1896), Бехтерев исходил из представ-
результате влияния внешней среды на нервную систему. Тем лений о законе сохранения энергии в живых системах, который
не менее еще раз подчеркнем, что рефлексология ограничива- считал применимым и к физиологическим, и к психическим
лась изучением внешних реакций организма, в определенном процессам1. Этим не ограничивается сходство подходов двух
смысле дистанцируясь от изучения психики и сознания. выдающихся ученых, например, в структуре личности Бехтерев
У Бехтерева было множество последователей, однако к концу выделял сознательную и бессознательную части, указывал на
20-х годов, когда началась «марксистская критика рефлек- доминирующую роль бессознательных мотивов в поведении,
сологии», значительная часть его учеников «пересмотрела» а также признавал роль сублимации как способа канализа-
свои взгляды. Новый всплеск интереса к рефлексологии на- ции психической энергии в социально-приемлемое русло.
блюдался уже после смерти Бехтерева, в 50-х годах ХХ века, Принципиально важно упомянуть, что (в некотором смысле
после уже упомянутой «Павловский сессии», когда резко
усилились антипсихологические (идеологические) установки 1
Изложение теории Фрейда лучше всего представлено во 2-м томе его собрания
сочинений «Автопортрет» (СПб.: Восточно-Европейский Институт Психоана-
в отечественной науке, носившие характер, как отмечали в лиза, 2006).
126 Часть I. Лекции Лекция 3. Физиологическая психология 127

«вразрез» его теории) Бехтерев не ограничивался анализом мы можем констатировать, что рефлексология сыграла свою
только индивидуального поведения человека: признавая особую роль в переходе к новой парадигме психотерапии — от
взаимосвязь индивидуального и коллективного мышления и чисто физиологического подхода к психическим феноме-
поведения, в работе «Коллективная рефлексология» (1921) нам к интегративному (психофизиологическому), который
он одновременно с Фрейдом поставил вопрос об объективном относится уже к современности. В целом, к этому же (пси-
изучении этой взаимосвязи1. хофизиологическому) направлению можно было бы отнести
Разрабатывая объективную психологию как психологию и введенные в этой книге гипотетические представления о
поведения, рефлексология Бехтерева тем не менее (в отличие мозге как биологическом интерфейсе.
от бихевиоризма) не отвергала сознание, как особый феномен
и признавала адекватными субъективные методы исследования
психики, в том числе — самонаблюдение. В поздних работах
Бехтерев явно склоняется к тому, что рефлексология не мо-
жет заменить психологию, и в последние годы его деятельно-
сти в Психоневрологическом институте появляются работы
(в частности, В. Н. Мясищева2), которые постепенно выходят
далеко за рамки рефлексологического подхода, сближаясь с
появившимся ранее психоанализом и закладывая основы
для развития отечественной психотерапии. Таким образом,

1
Аналогичные идеи З. Фрейда были изложены в том же году в работе «Психо-
логия масс и анализ человеческого Я» (1921).
2
Мясищев Владимир Николаевич (1893–1973) — выдающийся российский
ученый, с 1921 года сотрудник Психоневрологического института, а с
1927 — руководитель отдела рефлексологии того же Института. В отличие от
своего учителя — В. М. Бехтерева В. Н. Мясищев в своих психологических
исследованиях делает акцент не на эндо-, а на экзопсихике (мире отношений
субъекта или, как сказали бы психоаналитики — на «объектных отношениях»).
Позднее В. Н. Мясищев представляет свою концепцию научному сообществу
как «психологию отношений». Характерной для его творчества является
многозначность понятия «отношение», которое имеет в его концепции, по
крайней мере, пять авторских смыслов. Отношение рассматривается: 1) как
связь субъекта и объекта; 2) как интегральная «позиция» субъекта (то есть,
не организма, а личности. — М. Р.); 3) как предмет психологии, поскольку
психическое определено как система отношений; 4) как одна из категорий
психологии наряду с процессами, состояниями и свойствами личности; 5) как
обозначение конкретной проблематики или специальный раздел психологии,
включающий изучение целей, стремлений, тенденций, интересов, оценок,
идеалов, потребностей, убеждений. В целом, эта концепция не утратила своей
актуальности до настоящего времени.
Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 129

Лекция 4 Геноцид талантливых ученых-естествоиспытателей и


философов, мировоззрение которых никак не укладывалось
в прокрустово ложе марксизма-ленинизма, начался гораздо
раньше, еще в период так называемых «ленинских парохо-
Метод негативного дов», на которых в 1922 г. вывезли из страны несколько сотен
поощрения в науке ученых, составлявших интеллектуальную элиту нации (и
(«Павловская сессия») этот «дар» был с ужасом и благодарностью принят Западом).
Чтобы понять, в каких условиях существовала научная мысль
в советской России, остановимся на этом событии более под-
робно (мне хотелось сказать «развивалась», но, как говорят,
«язык не повернулся»).
Вывозили ученых не только немецкими пароходами, но
«Репрессированное знание» 1 и поездами до Риги и Берлина. Все начинается с записки
Ленина к Сталину от 16 июля 1922 года, где относитель-
Исследуя отклоняющееся поведения и способы его
но русской интеллигенции «вождь мировой революции»
коррекции, В. М. Бехтерев активно полемизировал с
высказывается достаточно однозначно: «Арестовать
бихевиоризмом, в рамках которого в качестве главного
несколько сот и без объявления мотивов — выезжайте,
способа психотерапии рассматривалось положительное
господа!». В чем причина? Естественно, что никакого
подкрепление желательного поведения и отрицательное —
особого сочувствия утопическим проектам большевиков
нежелательного. В частности, Бехтерев считал, что любое
образованная часть общества не проявляла. Особое бес-
подкрепление (и положительное, и отрицательное) может
покойство у советского правительства вызывали активно
способствовать фиксации любой патологической реакции.
зазвучавшие в период НЭПа требования демократических
Наиболее ярко этот теоретический тезис раскрывает реаль-
свобод, свободы совести, ограничения некомпетентного
ная ситуация с «Павловской сессией» АН и АМН СССР
властного вмешательства новой генерации полуграмотных
(28 июня — 4 июля 1950).
большевистских чиновников в деятельность специалистов,
Большинство специалистов хотя бы что-то или хотя бы
а накануне памятной записки Ильича — зимой 1922 года
понаслышке знают об этом трагическом событии в истории
власти впервые столкнулись с массовыми забастовками
российской науки, но думаю, что оно заслуживает более
профессоров и преподавателей вузов. Одновременно
пристального внимания, особенно — для представителей
оживилось общественное движение в интеллигентской
гуманитарных наук и особенно — для психологии.
среде. Именно тогда у Ленина появилась идея высылки
1
Этот подзаголовок позаимствован мной из названия доклада академика из страны нелояльной наличной власти интеллектуальной
Д. С. Лихачева на первой международной конференции по психоанализу в
России (6–8 мая 1996 г., Санкт-Петербург). элиты, которую он формулирует в мартовской (1922) статье
130 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 131

«О значении воинствующего материализма». 19 мая 1922 г. представить списки, и надо бы несколько сот подобных господ
Ленин в секретном письме Дзержинскому дает четкие инс- выслать за границу безжалостно. Очистим Россию надолго».
трукции по подготовке высылки «писателей и профессоров, Не только очистили, в результате чего гуманитарное знание
помогающих контрреволюции», требует начать сбор сведе- в России на длительный период «просело» до примитивного
ний о настроениях интеллигенции, а также обязать членов уровня, но и «отутюжили» мышление нескольких после-
Политбюро «уделять 2–3 часа в неделю на просмотр ряда дующих поколений из тех, кто остался и затем пришел им
изданий и книг, проверяя исполнение, требуя письменных на смену. Трудно представить, как себя чувствовали наши
отзывов и добиваясь присылки в Москву без проволочки предшественники — ученые, жизнь которых была неразрыв-
всех некоммунистических изданий». но связана с Россией, когда они читали опубликованную в
Затем к работе подключился нарком здравоохранения газетах резолюцию Политбюро о насущной необходимости
Н. А. Семашко, докладывая в письме от 21 мая 1922 года об репрессий против верхушки буржуазной интеллигенции, для
итогах 2-го Всероссийского съезда врачебных секций Все- которой «подлинные интересы науки, техники, педагогики,
российского медико-санитарного общества. Съезд выявил кооперации и т. д. являются только пустым словом, полити-
«опасные» тенденции: врачи хвалили земскую медицину, ческим прикрытием».
требовали полной демократии, хотели основать свое обще- Ночи 16–18 августа 1922 года, когда прошли массовые
ственно-медицинское издание. Ленин переправил это письмо аресты среди интеллигенции, можно без преувеличения
Семашко Сталину с предложением секретно показать его назвать Варфоломеевской ночью российской науки1. На-
Дзержинскому и заняться выработкой мер против враждеб- чались аресты, временное содержание под домашним арес-
ной врачебной оппозиции. После обсуждения в Политбюро том и массовые высылки. В списки попали известнейшие
была разработана система мер, согласно которой Нарком- философы, историки, писатели, врачи, деятели коопера-
здраву совместно с ГПУ надлежало заняться составлением тивного движения, экономисты и финансисты, ученые-
списков врачей, подлежащих высылке. В мае 1922 года начали естествоиспытатели, инженеры. Под угрозой расстрела с
создаваться секретные «бюро содействия» ГПУ в его работе арестованных взяли подписки с обязательством выехать
при всех государственных учреждениях, наркоматах и уни- за границу и не возвращаться в советскую Россию. Высы-
верситетах, которые действовали, фактически, до окончания лаемым разрешалось взять с собой небольшую денежную
советского периода, и мне пришлось испытать на себе всю сумму и минимальный набор личных вещей — две смены
мощь этой организации. белья, зимнее и летнее пальто, из ценностей — только
Списки на высылку готовились спешно и под неустанным обручальные кольца (драгоценности, включая золотые
контролем Политбюро, но Ленин, еще не оправившийся после нательные кресты, брать не разрешалось). По первому
первого инсульта, требовал еще большего рвения. 16 июля 1
Варфоломеевская ночь — резня гутенотов во Франции, учиненная католиками
1922 года он писал Сталину из Горок: «Эта операция, начатая в ночь на 24 августа 1572 года (то есть ровно за 350 лет до описываемых собы-
тий), в канун дня святого Варфоломея, в результате которой было уничтожено
до моего отпуска, не закончена и сейчас... Комиссия... должна от 3 000 до 10 000 человек.
132 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 133

списку высылалось 217 ученых, в том числе из Моск- предшествовала «Павловской сессии», и на которой сиюми-
вы — 67 человек, из Петрограда — 53, среди которых были нутную победу торжествовал представитель «марксистской
Н. А. Бердяев, И. А. Ильин, Л. П. Карсавин, Н. О. Лосский, биологии» — истинный мичуринец академик Т. Д. Лысенко.
М. А. Осоргин, П. А. Сорокин, Ф. А. Степун, С. Е. Трубец- Конечно, ни выдающийся русский селекционер И. М. Ми-
кой, С. Л. Франк и множество других 1. Ленин называл чурин (1855–1935), ни Нобелевский лауреат И. П. Павлов
высылку заменой расстрела. На фоне получившего широ- (1849–1936) не имели к этому никакого отношения, ибо к
кий общественный резонанс дела «Петроградской боевой моменту этих исторических событий уже давно ушли из
организации В. Н. Таганцева» — ученого секретаря одного жизни, а их имена просто использовались в качестве размен-
из комитетов Российской Академии наук, когда было ной монеты для сведения счетов и, как сказали бы сейчас,
арестовано более 800 человек, из которых 96 — расстре- «недобросовестной конкуренции в науке». Увы, этот метод
ляно (в том числе поэт Николай Гумилев), а 83 отправле- жив и сейчас, особенно в гуманитарных науках, где знание —
но в концентрационные лагеря, высылка, конечно, была всегда неочевидно, а любые доказательства — гипотетичны
проявлением «высокого ленинского гуманизма». Чтобы и спорны.
понять, в какой обстановке развивалась затем советская Уверен, что если бы И. П. Павлов был жив, такая
наука, нужно учитывать, что люди высылались по одному сессия не смогла бы состояться. По рассказу академика
лишь подозрению, не только без суда и следствия, но и В. И. Воячека1, у которого мне посчастливилось учиться
вообще — без предъявления какой-либо конкретной вины. в Военно-медицинской академии, Павлов был человеком
Страна лишилась не только этих людей, но и их трудов, весьма скверного и тяжелого характера, но, несмотря на
которые оказались под запретом, а также их умов и их все его влияние, он никогда не пытался закрыть ни одно
идей, которые уже не могли быть переданы следующим
направление в науке и боролся со своими оппонентами
поколениям российских ученых.
исключительно методами убеждения и научной дискуссии.
О репрессиях 30-х годов большинство хорошо знают
Но, как нередко случалось в истории и ранее, после ухода
из литературы и кино, впрочем, как и о печально известной
«первого среди равных» желающих претендовать на место
сессии ВАСХНИЛ (31 июля — 7 августа 1948 года), которая
«просто первого» всегда оказывается много, и тогда менее
1
Бердяев Николай Александрович (1874–1948) — религиозный философ и
талантливые, а то и вовсе бесталанные начинают неистово
публицист; Ильин Иван Александрович (1882–1954) – философ, социолог бить себя в грудь, именуясь самыми верными учениками
и правовед; Карсавин Лев Платонович (1882–1952) — философ, историк-
медиевист, поэт; Лосский Николай Онуфриевич (1870–1965) — философ, и последователями, а также призывают на помощь офи-
психолог, основатель теории интуитивизма и персонализма; Осоргин Ми-
хаил Андреевич (1878–1942) — писатель, литературный критик, обществен-
1
ный деятель; Сорокин Питирим Александрович (1889–1968) — социолог и Воячек Владимир Игнатьевич (1876–1971) — российский ученый, академик,
культуролог; Степун Федор Августович (1884–1965) — писатель, философ, генерал-лейтенант медицинской службы, Герой Социалистического Труда. Во
историк культуры; Трубецкой Сергей Евгеньевич (1890–1949) — философ многих справочниках почему-то упоминается исключительно как советский
и литератор; Франк Семен Людвигович (1877–1950) — философ и пси- ученый, но Воячек окончил Военно-медицинскую академию еще в 1899 году
холог. и затем преподавал в ней.
134 Часть I. Лекции

циальные статусы и структуры и тех или иных наличных


вождей.
Главная задача сессии состояла вовсе не в подтверждении
того, что многие ученые нашей страны успешно и плодотвор-
но развивают учение Павлова (как об этом писали советские
энциклопедии), а в том, чтобы вскрыть «ошибочные позиции
некоторых наших ученых по ряду основных вопросов физио-
логии», а также «не допустить в нашей стране реакционных
метафизических и идеалистических теорий и направлений в
научных исследованиях». В первую очередь, как показывают
исторические документы, это было очередным этапом идео-
логической борьбы, а точнее — борьбы со свободомыслием,
показательной «мишенью» которой должен быть стать ака-
демик Л. А. Орбели1, а косвенно эта сессия завершала период
уничтожения психологии, начатый еще в конце двадцатых,
когда были разгромлены педология, психотехника и психо-
анализ. Наука страны была отброшена назад в своем развитии,
как минимум, лет на сорок.
Подготовка к «Павловской сессии» началась еще в
1949 году с вызова Е. И. Смирнова2, в то время министра здра-
воохранения СССР, к Сталину для беседы, в процессе которой
«вождь народов» в очередной раз высказал идею о пользе
научных дискуссий, в данном конкретном случае — в области

1
Орбели Леон Абгарович (1882 — 1958) — выдающийся российский ученый, ака-
демик, к моменту проведения Сессии — Заслуженный деятель науки, лауреат
премий имени И. П. Павлова и Сталинской премии, Герой Социалистического
Труда, начальник Военно-медицинской академии, вице-президент АН СССР,
один из создателей эволюционной физиологии, генерал-полковник медицин-
ской службы, руководитель Физиологического института им. И. П. Павлова
АН СССР, Института эволюционной физиологии и патологии высшей нервной
деятельности им. И. П. Павлова АМН СССР и т. д.
2
Смирнов Ефим Иванович (1904–1989) — генерал-полковник медицинской Леон Абгарович Орбели
службы, академик АМН, Герой Социалистического Труда, начальник Главного
военно-санитарного и затем Главного военно-медицинского управления МО
СССР (1939–1947, 1955–60), министр здравоохранения СССР (1947–53).
136 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 137

физиологии, но смысл ее состоял в том, как свидетельствовал До Октябрьского переворота отечественная физиология,
сам Смирнов1 много позднее, чтобы расправиться с Орбели психология и все остальные области знания составляли неотъ-
и другими независимо мыслящими учеными. Воспринятое в емлемую часть мировой науки и не сильно от нее отличались,
свое время от Павлова убеждение в том, что ученый должен во всяком случае, ни о каком отставании речи не было. Однако
быть «хозяином в собственном деле», Орбели никогда не возведение марксизма и диалектического материализма в ранг
скрывал. «Вождь народов», безусловно, был информирован государственного и «единственно верного» мировоззрения
о его «вызывающем» поведении в период сессии ВАСХНИЛ резко изменило и даже извратило развитие многих наук в
1948 года, где он должен был присутствовать по должности, России. Более того, даже простые сомнения в верности офи-
как академик-секретарь отделения биологии Академии циальной научной доктрины стали оцениваться как оппозиция
наук СССР. Но Орбели на сессию вообще не явился и тем наличной государственной власти, как вариант некой «ереси»,
самым продемонстрировал свое отношение к Лысенко и его заслуживающей самой строгой кары, вплоть до смертной каз-
учению. ни. Одним из наиболее ярких проявлений этой установки яви-
Стенографический отчет о сессии, изданный АН СССР лось создание (также — «единственно верной») марксистской
в том же 1950 году, включает 734 страницы, и мы, конечно, психологии как «объективной науки», в рамках которой — на
не будем пересказывать его полностью. На участие в сессии самом деле — осуществлялась насильственная редукция всего
было подано более 2 тысяч заявок от различных научных психологического знания до примитивно-биологических и
учреждений, но Оргкомитет пригласил в качестве деле- физиологических концепций. Для тех, кто не хотел или не
гатов лишь 480 человек и еще 920 были выданы гостевые мог (по своим убеждениям) идти по этому пути и оказывался
билеты. Для участия в сессии с докладами записалось 209 в стане «отщепенцев», существовали три основные формы
государственно-общественного порицания, дистанция между
ученых, но в дискуссии успел выступить только 81. Как
которыми была крайне невелика: вначале ученый упрекался
полагалось в то время, сессия приняла письменное обраще-
в недостаточно выверенной маркистской позиции, затем объ-
ние к И. В. Сталину, которое заканчивалось словами: «Да
являлся «продажной девкой империализма», откуда было уже
здравствует наш любимый учитель и вождь, слава всего
совсем близко до особого статуса «врага народа».
трудящегося человечества, гордость и знамя передовой
Этот тип «поступательного развития советской науки»
науки — великий Сталин!». Никем не замечаемый цинизм
начался еще в 30-е годы, когда некоторые направления пол-
ситуации еще больше усиливался тем, что это приветствие
ностью запрещались, в том числе — в истории, в языкозна-
зачитал президент АН СССР, академик С. И. Вавилов, брат
нии, в литературоведении, в политэкономии, в философии,
недавно репрессированного сталинским режимом академика
в психологии, в биологии и даже в химии и физике, включая,
Н. И. Вавилова.
например, теорию относительности Альберта Эйнштейна.
1
«Павловская сессия», в принципе, решала, казалось бы, «час-
Ярошевский, М. Г. Как предали Ивана Павлова // Репрессированная наука.
Вып. 2. СПб.: Наука, 1994. — С. 76–82. тную задачу» — марксистской перестройки всей физиологии,
138 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 139

медицины и психологии, но не менее значимой и пока не полу- без горечи вспомнить, что в течение длительного времени и еще
чившей верной оценки была другая — модификация всей сис- совсем недавно все попытки приложения павловского учения к
темы образования и насильственное внедрение в нее (для всех задачам психиатрии неизменно встречались “в штыки”, пренебре-
категорий специалистов) грубо материалистических представ- жительно именовались “словесной шелухой” и рассматривались
лений о психике и сознании, что наиболее ярко проявилось не в как “огромная механистическая опасность” для советской психи-
дискуссии, а в заранее подготовленном тексте постановления, атрии». Далее, ссылаясь на свидетельство проф. А. Л. Мясникова1,
выдержки из которого будут приведены в конце раздела. Иванов-Смоленский отмечает: «Обширная группа заболеваний
кишечника, так же как и желчевыделительной системы, почти не
Стенограмма морального помешательства трактуется с павловских позиций… Перед терапевтической клини-
кой стоит важная задача — восполнить этот пробел и пересмотреть
Официальную задачу Сессии поставил ученик Павлова акаде-
частную патологию и терапию болезней пищеварения на основе
мик К. М. Быков1, в докладе2 которого «Развитие идей И. П. Пав-
идей Павлова». Эту же тему применительно к болезням системы
лова (задачи и перспективы)», в частности, говорилось, что нужно
кровообращения подхватывает Смирнов: «Учение И. П. Павлова
«добиться во всех областях теории и практики коренного измене-
о нервной регуляции в сердечно-сосудистой системе не разрабаты-
ния отношения к павловскому учению с полным признанием клас-
валось… Изучение шло в отдельных лабораториях и очень часто не
сических открытий И. П. Павлова, как имеющих принципиальное встречало большой заинтересованности в широких кругах физио-
и всеобщее значение для всех областей физиологии и медицины. логов, о чем можно было судить по докладам на съездах физиологов
Исследования по разработке учения Павлова следует вести в стро- и при выступлениях в научных обществах»2.
гом соответствии с теми проблемами, которые ставил сам Павлов, И далее в том же духе. Академик А. Д. Слоним3: «Даже
или вытекающими из существа его учения». Весьма красноречиво в учебниках мичуринской биологии совершенно не отража-
выступление физиолога и психиатра академика А. Г. Иванова-Смо- ется учение И. П. Павлова; если же авторы и приводят это
ленского3 об отношении к учению Павлова в психиатрии: «Нельзя учение, то в качестве чисто механического вкрапливания,
1
Быков Константин Михайлович (1886–1959), советский физиолог, академик АН вовсе не объединяя его с основными материалами по биоло-
СССР, Заслуженный деятель науки РСФСР, директор Института физиологии
центральной нервной системы, ученик И. П. Павлова. Его основные работы были
посвящены проблеме функциональных взаимоотношений коры головного мозга и 1
Мясников Александр Леонидович (1899–1965) — выдающийся советский
внутренних органов. Один из авторов теории кортико-висцеральной патологии (в терапевт, действительный член АМН СССР, лауреат международной пре-
современной науке это направление именуется психосоматическим, его основные мии «Золотой стетоскоп», автор ряда монографий и учебников по терапии,
положения были обоснованы учеником Фрейда Францем Александером). заведовал кафедрой госпитальной терапии Военно-медицинской академии,
2
Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика с 1957 года — председатель Российского общества терапевтов, в 1967 году на
базе Института терапии АМН СССР создан Институт кардиологии имени
И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
А. Л. Мясникова, перед которым установлен бюст ученого.
Издательство АН СССР, 1950. — С. 13–43.
2
3 Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика
Иванов-Смоленский Анатолий Георгиевич (1895–1882) — советский физиолог
и психиатр, академик АМН СССР, ученик В. М.Бехтерева, у которого работал И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
старшим ассистентом в области рефлексологии, а затем перешел на позиции Издательство АН СССР, 1950. — С. 85.
3
И. П. Павлова и продолжал исследования в его лаборатории, организатор и глав- Слоним Абрам Донович (1903–1986) — академик, сотрудник Института фи-
ный редактор «Журнала высшей нервной деятельности им. И. П. Павлова». зиологии АМН СССР, автор учения о физиологической адаптации.
140 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 141

гии животных»1. Академик Кротков Ф. Г.2: «Тщетно …искать и снят со всех руководящих постов, оставаясь с июня 1949 г.
имя Павлова в гигиенических учебниках для студентов и в только старшим научным сотрудником Института философии
руководствах для врачей… Отсюда следует сделать только АН СССР. Нам, родившимся позднее, трудно судить, так же
один вывод — учебники для студентов и руководства по ги- как трудно представить — каким всепронизывающим страхом
гиене для врачей должны быть написаны заново на основе за себя и своих близких было пропитано это время. Думаю, мы
павловского учения, в духе идей И. П. Павлова»3. вообще не имеем права осуждать их, и даже называя здесь ряд
Кого-то сильно удивит выступления выдающегося рос- выдающихся имен, мы имеем право только констатировать и
сийского психолога С. Л. Рубинштейна (1889–1960): «…Я дол- извлекать ошибки.
жен прежде всего полным голосом заявить о том, что задача Приведу только еще одну выдержку из выступления
органического освоения учения Павлова, задача построения автора ряда монографий по высшей нервной деятельно-
такой системы психологии, естественнонаучную основу кото- сти академика Э. Ш. Айрапетянца: «Прежде всего во всех
рой не декларативно, а по существу составляло бы павловское программах по курсу физиологии бросается в глаза старый
учение, советскими психологами еще не решена. С этой точки принцип — эклектическая характеристика основных фактов,
зрения нужно признать неудовлетворительными все сущест- законов, систем, функций организма. Программы сугубо объ-
вующие у нас учебники и руководства по психологии». Среди ективистски излагают все гипотезы, все теории. По одному
этих «плохих учебников» докладчик упомянул и свою книгу этому видно, что программы порочны. Однако именно такое
«Основы общей психологии», — но сразу уместно напомнить существо программ отражает игнорирование классических
читателю, что к этому моменту основоположник философско- открытий И. П. Павлова, имеющих принципиально новое
психологической теории деятельности, организатор и первый и всеобщее отношение для всех областей физиологической
заведующий кафедрой психологии, а затем отделения психо- науки… Перестройка чтения курсов физиологии, а следова-
логии (с 1943) на философском факультете МГУ, организатор тельно, и программ не может быть отделена ни от учебников,
и руководитель сектора психологии в Институте философии ни от того обстоятельства, что учения Сеченова, Павлова,
АН СССР (с 1945), руководитель Института психологии при Введенского еще не стали господствующими в институтах,
АПН РСФСР уже был обвинен (в 1947) в космополитизме кафедрах, лабораториях физиологических и медицинских
наук… Кроме того, в учебном плане вузов до сих пор отсут-
1
Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика ствует общефакультетская, обязательная дисциплина:
И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
Издательство АН СССР, 1950. — С. 380.
“физиология высшей нервной деятельности”. Эту дисцип-
2
Кротков Федор Григорьевич (1896–1976) — академик, гигиенист, один из осно- лину необходимо ввести на последнем курсе и для усвоения
воположников военной и радиационной гигиены, генерал-майор медицинской истинных знаний и для того, чтобы биолог-врач, учитель,
службы, начальник кафедры военной гигиены Военно-медицинской академии,
заместитель министра здравоохранения. выходя из вуза, получил еще один материалистический запал
3
Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика в своей практической деятельности… В полном соответствии
И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
Издательство АН СССР, 1950. — С. 312. с содержанием и установкой учебных программ находится
142 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 143

список рекомендуемой литературы, учебников и учебных зен, как мы говорили, для изучения рецепторной деятельности.
пособий. В учебных программах не рекомендуются совер- Учение об условных рефлексах — материалистическое учение
шенно Сеченов, Павлов и Введенский… Мы должны со всей и прекрасное оружие для борьбы с идеализмом. Однако в пылу
откровенностью заметить, что идеи Павлова и павловская увлечения этим высокополезным принципом были наделаны
физиология не только не господствуют в вузах, но приниже- серьезные ошибки. Условными рефлексами стали объяснять
ны, а подчас и отсутствуют»1. все на свете, “сводить”, как говорится, сложное поведение жи-
Какой обобщенный вывод можно сделать на основании при- вотного к одним условным рефлексам. Дело зашло до попыток
веденных выше и других выступлений? Явно, что никто и никог- вывести принципы воспитания ребенка из фактов, добытых
да, ни в тот период, ни сейчас не ставил и не ставит под сомнения при изучении слюнной железы собаки. Это такая же негодная
исследования И. П. Павлова в области секреции пищеваритель- попытка, как сведение физиологии к химии, химии — к меха-
ных желез, за которые он и был удостоен Нобелевской премии. нике атомов и т. д. Мы пережили эпоху, когда физиолог, назвав
Но все его разработки в области высшей нервной деятельности какой-нибудь сложный акт поведения животного условным
оказались невостребованными не только медицинской наукой рефлексом, думал, что тем самым дал окончательное решение
в широком смысле этого слова, но даже и самой физиологией; проблемы. В основном эти механистические тенденции теперь
если выражаться еще точнее — они оказались никому не нужны. уже разоблачены. Упрощенчество всегда является несомненным
Обращаясь к психологии, следует констатировать еще одно: фи- тормозом для науки, и мы обязаны с ним бороться»1.
зиологическая парадигма психической деятельности потерпела
поражение, оказалась несостоятельной и никакой сколько-ни-
Л. А. Орбели: «Как правильно строить разработку
научного наследия Павлова»
будь убедительной замены предшествующим представлениям
о психическом так и не было найдено. Как постоянный участник международных Орбелиевс-
Примечательно, что самая яркая критика попыток без- ких чтений, которые несколько лет назад были возрождены
мерного распространения идей Павлова о высшей нервной Абгаром Леоновичем Орбели, считаю необходимым при-
деятельности принадлежит зоопсихологам, которые поставили вести выдержки из выступления на сессии Л. А. Орбели.
под сомнение их применимость даже к поведению животных. Он выступал дважды. Судя по первому выступлению, он не
В частности, известный представитель этого направления был информирован о задачах сессии и явно вначале не пони-
В. М. Боровский еще в 1936 году в книге «Психическая де- мал — что происходит? Более того, с учетом того, что сказано
ятельность животных» писал: «Принцип “условного рефлекса” в сноске о его титулах и званиях, вероятно, он даже не мог
оказался чрезвычайно плодотворным и дал очень много ценного представить себе, что такое может быть. Цитата: «Критика
для физиологии; в особенности метод условных рефлексов поле- направлена в адрес нескольких определенных лиц. И вот я, к
сожалению, должен сделать упрек самой организации этой сес-
1
Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика
И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
1
Издательство АН СССР, 1950. — С. 341. Боровский, В. М. Психическая деятельность животных. М.–Л., 1936.
144 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 145

сии. Дело в том, что если намечены определенные лица, которые знал свои ошибки и все инкриминируемые ему преступления
должны подвергнуться более или менее строгой критике, то в против истинной науки. После чего был освобожден от всех
случае свободной научной дискуссии чрезвычайно важно было занимаемых должностей, кроме возможности преподавания.
бы ознакомить этих лиц с тем, в чем их собираются обвинять и Для реализации решений сессии был создан специальный
критиковать. Даже когда речь идет о преступниках, им дают про- Научный совет в составе (как нетрудно догадаться) Быкова,
честь обвинительный акт для того, чтобы они могли защищаться Иванова-Смоленского и Айрапетянца, перед которым Орбели
или высказать что-нибудь в свою защиту. В данном случае этого пришлось держать ответ и каяться еще раз, через год после
не было сделано, и мы — несколько подсудимых1 — оказались в сессии, но Научный совет, попеняв ему на то, что он так и не
трудном положении, потому что нам зачитывали здесь заранее написал ни одной покаянной работы, его доводы не принял (а
написанные выступления, в которых имелись известные обви- все его должности были уже распределены).
нения, приводились известные цитаты, ссылки, безоговорочно Сессия постановила (в сокращении):
докладываются эти ссылки без того, чтобы мы имели возмож- «…Разработка научного наследия Павлова во многих от-
ность проверить — до конца ли читаются те или иные выдержки, ношениях не шла по столбовой дороге развития его идей».
в каком контексте они сказаны. Но это мелочь, на которой не «Развитие идей И. П. Павлова и внедрение его учения в
стоит останавливаться»2. В конце своего первого выступления медицину и биологию встретило ожесточенное сопротивле-
Орбели даже позволил себе откровенно иронизировать: «Я ние со стороны проповедников различных метафизических,
должен признать еще одну свою, может быть, самую большую лженаучных концепций… Необходимо отметить также борьбу
вину, что, получив под руководство научное наследие Павлова, против павловского учения академика И. С. Бериташвили и
я постеснялся беспокоить руководителей нашей жизни и нашей некоторых других идеалистически настроенных физиологов
научной мысли своими обращениями. Я поступил бы более пра- и психологов, а также психиатров и невропатологов».
вильно, если бы, получив такое ответственное дело в свои руки, «В ходе сессии было с полной ясностью установлено, что
я сразу же пошел к нашим руководителям и получил от них академик Л. А. Орбели и группа его ближайших учеников…
указания относительно того, как правильно строить разработку пошли по неправильному пути, сбивали исследователей и
научного наследия Павлова»3. В последний день сессии Орбели нанесли ущерб развитию учения И. П. Павлова. Свободная
уже понял — с чем он имеет дело и к чему идет это «судилище», дискуссия, проведенная на сессии, вскрыла всю ошибочность
и поступил в полном соответствии с духом времени — при- позиции академика Л. А. Орбели, который в ряде случаев
подменял взгляды И. П. Павлова своими ошибочными вы-
1
Кроме Л. А. Орбели резкой и уничижительной критике были подвергну- сказываниями… и, прикрываясь формальным признанием
ты А. М. Алексанян, П. К. Анохин, И. С. Бериташвили, А. Г. Гинецинский,
А. В. Лебединский, К. Э. Фабри и др. павловского учения, на деле извратил ряд важнейших его
2
Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика положений… В высказываниях академика Л. А. Орбели и не-
И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
Издательство АН СССР, 1950. — С. 167.
которых его сотрудников по существу отстаивалась позиция
3
Там же. — С. 176. психо-физического параллелизма».
146 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 147

«Слабое проникновение идей И. П. Павлова как в ме- «4. Поручить Академии наук СССР и Академии медицин-
дицину, так и в психологию, педагогику, в дело физического ских наук СССР:
воспитания, ветеринарию и животноводство, обусловлива- а) ввести в практику созыв ежегодных научных совещаний,
ется тем, что учение И. П. Павлова не нашло ведущего места посвященных деловому и критическому обсуждению конкрет-
в программах и учебниках вузов…» ных проблем павловской физиологии и в особенности проблем
«1. Поручить Президиуму Академии наук СССР и Пре- физиологии и патологии высшей нервной деятельности».
зидиуму Академии медицинских наук СССР в кратчайший «5. На страницах периодических изданий, находящихся в ве-
срок разработать необходимые организационные и научные дении Академии наук СССР, Академии медицинских наук и ми-
мероприятия по дальнейшему развитию теоретических основ нистерств высшего образования и здравоохранения, развернуть
и внедрению учения И. П. Павлова в практику медицины, широкое обсуждение основных проблем павловского учения».
педагогики, физического воспитания и животноводства». И самая фальшивая заключительная фраза Постановле-
«2. Поручить Президиуму Академии наук СССР и ния: «Сессия призывает всех работников в области физио-
Президиуму Академии медицинских наук СССР, а также логии и медицины на основе свободной научной критики и
просить министерства высшего образования и здравоохра- самокритики творчески развивать великое учение Павлова
нения СССР пересмотреть план научной работы на текущий на благо народа».
год и перспективный план научной работы по физиологии и После Сессии были уволены сотни научных сотрудников,
медицинским дисциплинам (внутренние болезни, гигиена, занимающихся психологией, медициной1 и физиологией, а их
психиатрия, невропатология и др.)». научные направления закрыты. Были переделаны учебные
«3. Считать необходимым осуществление следующих программы школ и вузов, переписаны учебники — из них
мероприятий по линии подготовки кадров в системе Ми- изгонялось все то, что не укладывалось в концепцию высшей
нистерства высшего образования СССР и Министерства нервной деятельности. Эти учебники существуют до сих пор,
здравоохранения СССР: а физиология ЦНС и ВНД — до настоящего времени остается
а) пересмотреть программы по физиологии для универси- достаточно солидной частью государственного стандарта по
тетов, педагогических и ветеринарных вузов и сельскохозяй- специальности «Психология».
ственных вузов, а также программы основных медицинских
дисциплин, перестроив соответствующие курсы на основе «Новая религия»,
павловской физиологии; или метод дрессировки интеллигенции
б) ввести преподавание специального курса основ физио- Как мне представляется — ни Павлов, ни Орбели не
логии (а также патологии) высшей нервной деятельности в имели для инициатора этого, вне сомнения — оглушитель-
университетах, медвузах, педвузах на старших курсах, а также
и в институтах усовершенствования врачей как обязательный 1
Научная сессия посвященная проблемам физиологического учения академика
И. П. Павлова 28 июня – 4 июля 1950 г. Стенографический отчет. М.:
предмет». Издательство АН СССР, 1950. — С. 525.
148 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 149

ного по резонансу события никакого значения. Сталин даже хологическую науку (к которой Павлов сам себя никогда не
выдающихся полководцев, от которых зависело состояние причислял), а также в самых восторженных и одновременно
обороноспособности страны (а в этом он разбирался лучше, предельно туманных выражениях описывается развитие
чем в физиологии), просто расстреливал, и без всякого со- его учения в фундаментальных трудах его последователей,
жаления. Сверхзадача явно была в другом: в массированном которые способствовали «распространению естественно-
вколачивании в умы образованной части общества новой научных идей», «обоснованию принципов детерминизма и
религии — материализма, единый бог которой уже возлежал структурности» человеческого поведения и мышления, что
в мавзолее, а место первосвятителя занимал «отец народов». составляет «ярчайшую страницу современного естествозна-
Сам же народ, включая его интеллектуальную элиту, над- ния». В некоторых из этих новых изданий для высшей школы
лежало дрессировать методами «поощрения и наказания» все еще можно найти даже такие «перлы», как: «Передние
в строгом соответствии с принципами, обоснованными отделы лобной коры связывают с творчеством» (в издании
И. П. Павловым на животных. Это стало принципиально для высшей школы 2004 года). Не хочу ссылаться на источ-
важной задачей после окончания Отечественной войны, ники, но не могу не спросить: когда же кончится этот период
когда по сугубо политическим мотивам были предоставлены «однозначных» и одновременно предельно примитивных
временные послабления церкви. Ничем другим невозможно истин?
объяснить — зачем теорию высшей нервной деятельности
нужно внедрять во все университетские курсы и программы, Сетевой маркетинг в медицине
включая предельно далекие от медицины педагогику и жи-
вотноводство. Эта сверхзадача была успешно решена. Читатель, безусловно, задастся вопросом: «С отечествен-
Я не буду цитировать учебники по физиологии для вра- ной историей все понятно. А почему же на Западе происходит
чей и психологов 50–80 годов ХХ века, где без упоминания то же самое?» Потому что и Павлов, и Крепелин исходили из
Павлова уже не рассматривалась ни одна идея (мне и самому идентичных парадигм — «все дело в мозге». Добавим к этому
приходилось так поступать, а еще ранее — это делалось со- целенаправленно формируемый у всех врачей стереотип:
вершенно искренне, так как никаких других знаний как бы найди симптомы, объедини их в синдромы, поставь диагноз,
не существовало). Это понятно и простительно, даже если загляни (если не помнишь) в справочник, назначь лечение и
их авторы утверждали, что именно Павлов дал им «истинно затем наблюдай и жди — поможет или нет, и если надо — кор-
диалектическое и материалистическое объяснение душевным ректируй схему медикаментозного лечения. Все первые пять
и мыслительным процессам». Но уже в постсоветское время лет подготовки у студента-медика формируют именно такой
(и даже в последние годы, в XXI веке) появляются новейшие подход. И лишь затем будущему врачу сообщают, что вообще-
учебники и пособия для высшей школы, в том числе для то у человека (кроме внутренних органов) есть еще и психика,
психологов и педагогов, где снова (в полном смысле слова) которая на фоне всего предыдущего воспринимается как еще
«воспевается» все тот же неоценимый вклад Павлова в пси- один «орган». Поэтому всегда будут врачи, стоящие на этой
150 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 151

медицинской позиции, применяющие (без особого удовле- рекламы новых препаратов в процессе каждого заседания,
творения) те препараты, которые есть, и одновременно ожидая которую проводят специально отобранные (по конкурсу),
несбыточного — будущей «химической панацеи» от всех форм хорошо подготовленные и высокооплачиваемые менеджеры
психопатологии. Дополнительным фактором поддержания этих фирм. Все это описывается мной не понаслышке — два
именно такого мировоззрения в последние десятилетия ста- раза я участвовал, и без всякой оплаты (вместе с несколькими
ла самая мощная и самая прибыльная после производства ведущими сотрудниками профильных министерств), в таких
наркотиков индустрия психофармакологии, которая тратит конференциях с тысячами участников, жил в самых престиж-
десятки миллиардов долларов каждый год только на рекламу ных западных отелях, ужинал в специально арендованных
своей продукции, а сама эта продукция постоянно модифици- фантастических дворцах (не уступающих парадным залам
руется и выходит под новыми наименованиями, но фактиче- Эрмитажа), но после проявленного мной непонимания в ответ
ски — предлагает химические производные всего примерно от на просьбу написать пару статей по конкретному препарату,
одного десятка различных веществ. Эта же индустрия тратит меня больше не приглашали. Что касается «фармспонсорства»
еще больше на финансирование исследований в этой области любых профессиональных конференций в области психиче-
(химической коррекции психических состояний), а также на ского здоровья, то это знакомо каждому специалисту.
«промывку мозгов» врачей, которых регулярно собирают на Самое главное, что, безусловно, внимательно изучив
специальные конгрессы и симпозиумы в разных странах, в аннотации к этим «чудодейственным» препаратам, где в
том числе в России, с полной оплатой проезда «делегатов» качестве побочных эффектов описывается практически вся
в Москву или Петербург, бесплатным расселением в самых психопатология, врачи не сообщают пациентам, что даже если
шикарных отелях, ежедневными банкетами и приемами им удастся избежать этих осложнений, в любом случае на-
в сочетании с массированными рекламными кампаниями ступит временное, возможно — более протяженное, а иногда
новых препаратов. Плюс — выдача новейших препаратов и стабильное интеллектуально-эмоциональное снижение и
для бесплатного распространения (которые тем не менее общее уплощение личности.
нередко продаются), с единственной «небольшой» просьбой: В отечественной психотерапии, также, в полном соот-
заполнить анкету на пациента и описать дозу, курс лечения и ветствии с привнесенным в нее расширенным толкованием
реакцию на препарат и отправить ее в фирму, что затем станет теории Павлова, по-прежнему довлеющими остаются пред-
основанием для заключения «о дополнительных клиниче- ставления о некой «медицинской модели психотерапии», что
ских испытаниях» на многотысячных выборках. Это разве даже по определению звучит как нонсенс, примерно так же,
не опыты на людях? Или — это разве не заранее оплаченный как «анатомо-физиологическая модель философии». Ме-
и поэтому легко прогнозируемый результат? В последние дицина — относится к естественным наукам, а философия,
годы фармфирмы стали неизменными щедрыми спонсорами психология и психотерапия — к гуманитарным. Все концеп-
всех конференций врачей-психиатров, психологов и психо- ции психотерапии являются сугубо психологическими или
терапевтов. Все, что они просят взамен: 15–20 минут для философскими, само понятие психотерапии — обозначает
152 Часть I. Лекции Лекция 4. Метод негативного поощрения в науке 153

«лечение душой», а его трактовка как «лечение души» столь взгляде — одновременно предопределенным предшествующи-
же неадекватна, как если бы понятия «фармакотерапия» или ми событиями. Например, такой феномен, как талантливый
«радиотерапия» интерпретировались как «лечение таблеток» психиатр и выдающийся шоумен Анатолий Кашпировский, 1
или «лечение радиоактивных веществ». Еще более странным который со всей очевидностью продемонстрировал не столь-
является сочетание слов «психофармакотерапия», которое ко терапевтические горизонты психического воздействия,
подразумевает лечение чего-то, что пока не обнаружено в сколько возможность давать любые установки населению, что
качестве некой материальной субстанции, с применением сильно облегчило задачи политтехнологов и имиджмейкеров.
химических веществ. Все принято на вооружение, но никакого интереса к глубоко-
Еще одно примечание касательно сферы терминологии: му научному анализу этого эксперимента по «коллективной
так как лечение с помощью души хотя бы терминологиче- рефлексологии», за исключением академика Н. П. Бехте-
ски — существует, а никакой души нет, точнее — она остается ревой, никто не проявил. Сейчас не только неискушенная
гипотетической (никто ее так и не нашел), чтобы обрести публика, но и многие специалисты с интересом наблюдают
хоть какой-то предмет исследования и лечения, в науках о за событиями в популярной телепередаче «Битва экстрасен-
душевной жизни была произведена терминологическая «ре- сов», которая вроде бы со всей очевидностью показывает,
волюция» — понятие «душевные расстройства» заменили что в отдельных случаях возможно (ничем не объяснимое)
определением «психические», а клиника душевных болезней считывание достоверной психологической информации о
стала именоваться психиатрической. Хитрее всех поступил прошлых событиях, в том числе — людьми, которые ранее об
Фрейд — он даже не стал искать какую-то особую субстан- этих событиях не знали ничего. При этом точность описаний
цию и вступать в малопродуктивную полемику с анатомами прошлого во всех деталях в отдельных (пусть и единичных)
случаях в тысячи раз превышает вероятность случайного
и физиологами, а просто пошел другим путем, обозначив ее в
угадывания, если это, конечно, не фальсификация; но участие
качестве «нечто», о чем будет сказано в следующем — самом
в экспериментах такого уважаемого и авторитетного ученого,
кратком разделе. В заключение следует отметить, что поиски
как профессор Михаил Виноградов, делает такое предпо-
местоположения психического продолжаются по настоящее
ложение малосостоятельным. Однако почему-то это идет в
время, например, некоторые ученые, с учетом весьма спорных
форме развлекательного шоу, а не строго научного экспери-
открытий в области психофармакологии и биохимической
мента (хотя какие-то исследования все же проводились, но
(«серотониновой») теории депрессии, явно иронизируя, по-
публиковались пока, насколько мне известно, только в таком
мещают ее в синаптическую щель, где осуществляется обмен
«высоконаучном издании», как «Комсомольская правда»).
серотонина.
Невольно напрашивается вывод, что это не представляют
Очень многое в последующем развитии отечественной
науки и общественного сознания кажется не только нелогич- 1
До Кашпировского не менее талантливо сеансы массового гипноза проводил Ф.
ным, но где-то даже таинственным, а при более пристальном А. Месмер (1734–1815), а первую операцию под гипнозом сделал еще Дж. Брэд
в 1847 году.
154 Часть I. Лекции

никакого научного интереса, ибо — не по Павлову. Уместно Лекция 5


заметить, что даже если эти эксперименты — реальность, они
ни в коей мере не подрывают материалистического мировоз-
зрения, а лишь расширяют или дополняют его, в частности,
предположением, что информация может существовать в
Психоаналитический уход
неком «свободном» виде, как и материя, одновременно ос- от основного вопроса
таваясь доступной сознанию. Увы, нет даже таких простых
гипотез. В то же время открытия, например, генетиков, по-
даются с неизменным восторгом и с формулировками типа:
«Они открыли код жизни!» Это, конечно же, неправда. Они
почти расшифровали код, по которому строится тело. Что
такое жизнь и из чего она слагается — остается вопросом даже Теория психической травмы
в биологии, не говоря уже о психической жизни. Зигмунд Фрейд, вне сомнения, намного опережал совре-
менные ему представления, и именно поэтому его идеи так
трудно входили в психиатрическую науку и практику. Еще
в «Предуведомлении…» к «Исследованиям истерии» (1892)
Фрейд формулирует гипотезу, что большинство психиче-
ских расстройств связаны с полученной ранее психической
травмой (никакой анатомии или физиологии). Там же он
отмечает, что при глубоком и заинтересованном исследова-
нии пациентов можно достаточно быстро убедиться, что в
их рассказах в той или иной (нередко — иносказательной)
форме вспоминается всегда «одно и то же событие, которое
спровоцировало первый приступ»; и в этом случае «причин-
но-следственная связь вполне очевидна»1.
В отличие от полемизировавших (вплоть до 80-х годов
ХХ века) по этому поводу коллег-психиатров Фрейд в том же
1892 году пишет, что причиной психического расстройства
может быть «любое событие, которое вызывает мучительное
чувство ужаса, страха, стыда, душевной боли», но развитие
1
Фрейд, З. Собрание соч. в 26 томах. — СПб.: Восточно-Европейский Институт
Психоанализа, 2003. — Т. 1. — C. 17.
156 Часть I. Лекции

патологического процесса существенно зависит «от воспри-


имчивости пострадавшего»1.
Фрейд указывает также на автономные механизмы и
специфику психодинамики патологического процесса: он
удивляется, что даже очень давние переживания могут ока-
зываться чрезвычайно патогенными, а воспоминания о них
с годами не становятся менее значимыми или менее болез-
ненными.
Тем не менее связь психических травм и всего, что ка-
сается психических и соматических расстройств, пока мало
осмыслена, а обилие новых теорий не сильно увеличило
сумму практически ценного знания. Поэтому в чрезвычайно
кратком и предельно упрощенном виде представим психоана-
литические подходы к проблеме, которые в отечественной
психологии, психотерапии и медицине на протяжении дли-
тельного периода времени игнорировались. Хотя, как при-
знают наши американские коллеги, именно в психоанализе
были заложены основы клинического подхода ко всей пост-
травматической патологии, позднее реализованные в рам-
ках современной классификации психических расстройств
(ДСМ-4 и МКБ-10), но почему-то лишь применительно к
посттравматическому стрессовому расстройству, диапазон
проявлений которого чрезвычайно широк — от легкой дис-
фории до тяжелых проградиентных психозов и охватывает
практически всю психиатрию.
Вне психоанализа нередко весьма примитивно вос-
принимается введенное Фрейдом гипотетическое понятие
«психическая энергия». Для пояснения обратимся к лекции,
которую Фрейд провел в Венском медицинском обществе в
1895 году. Зигмунд Фрейд

1
Фрейд, З. Собрание соч. в 26 томах. СПб.: Восточно-Европейский Институт
Психоанализа, 2003. — Т. 1. — C. 20.
158 Часть I. Лекции Лекция 5. Психоаналитический уход от основного вопроса 159

Если человек получает какое-либо яркое впечатление того или иного психотравмирующего события энергичная
(позитивное или негативное — несущественно), в его пси- реакция на него, так как в случае, если для такой реакции не
хике (подчеркнем — не в мозге, а в психике)1 увеличивается было возможности, вероятность патологического реагиро-
«нечто», что Фрейд называет «суммой возбуждений». И тут вания существенно возрастает1. Унижение или оскорбление,
же начинают действовать механизмы (реализуемые и инт- «на которое удалось ответить хотя бы на словах, припоми-
рапсихически, и обеспечивающие отреагирование вовне), нается иначе, чем то, которое пришлось стерпеть»2. Можно
направленные на уменьшение этой «суммы возбуждений» согласиться с физиологами, что обобщенное понятие «пере-
в интересах сохранения психического гомеостаза. Здесь живание» или общий уровень тревоги может иметь некий
будут рассматриваться только негативные ситуации, хотя анатомо-физиологический субстрат, но было бы интересно,
и позитивные впечатления сопровождаются аналогичными если бы кому-то удалось обнаружить его также для унижения
реакциями. и оскорбления.
Например, если человека ударили, он, чтобы снизить Хотя уже мало кто всерьез воспринимает рефлекторную
возбуждение, в примитивном варианте, нанесет ответный теорию психики, мы по-прежнему не сильно продвинулись в
удар, и это принесет ему некоторое облегчение. Но реакция понимании того, что же есть это увеличивающееся в психике
может быть и иной, особенно если нанести ответный удар «нечто», но более чем 100-летняя практика мировой психо-
некому или невозможно — в силу ограничений, налагаемых терапии подтверждает реальность описываемых механизмов,
культурой, при стихийном бедствии или в случае захвата в за- хотя знание о них остается гипотетическим. Фрейд отказался
ложники. И тогда ответной реакций может быть обида, плач, от попыток физиологического объяснения механизмов пси-
чувство унижения, стыда или бессильной ярости и т. д. Но хической деятельности еще в 90-х годах XIX века, отложив
реакция присутствует всегда, и чем интенсивнее психическая (как оказалось, навсегда) уже начатую рукопись «Объек-
травма (точнее — индивидуальная реакция на нее), тем силь- тивной психологии». Отложил после долгих сомнений и
нее ответное внешнее действие или внутреннее переживание даже с некоторым чувством вины, что вполне понятно для
(то есть «сумма возбуждений» в психике). последователя Дарвина и Гельмгольца, написав в свое оправ-
Такие ситуации случаются с каждым, но когда мы имеем
дело с нормальной реакцией, любое негативное воспоми- 1
В Японии, где строгая почтительность в отношении старших и начальников
является естественной составляющей национальной культуры, одно время (а
нание постепенно блекнет и лишается своей аффективной возможно, и сейчас) был весьма распространенным такой способ снижения
составляющей. При патологическом развитии процесса эта производственного стресса: в каждом цеху или офисе выставлялся манекен
начальника, который можно было оплевать, обругать, избить палкой и т. д.
аффективная составляющая, наоборот, усиливается. Фрейд (при полном одобрении таких действий со стороны руководства).
особенно подчеркивает, что снижение остроты переживаний 2
Добавим к этому наблюдению Фрейда, что, как показывает опыт, многократ-
ное фантазирование (исключительно интрапсихически, без вербализации и
существенно зависит от того, последовала ли сразу после свидетелей) на тему отмщения обидчику не только не помогает, а наоборот —
усиливает фиксацию на травме, в отличие от ее предъявления, например, пси-
1
Фрейд, кстати, никогда не употреблял выражения типа «Мне пришло в голо- хотерапевту или даже вообще — кому-то понимающему и сопереживающему
ву...». — Типичная для него фраза: «Мне пришло на ум». другому.
160 Часть I. Лекции Лекция 5. Психоаналитический уход от основного вопроса 161

дание: «У меня нет никакой склонности считать, что область по образному выражению Фрейда, и забыть нельзя, и по-
психического как бы плавает в воздухе, не имея какого-либо мнить — невозможно). Как «функционирует» вытеснение?
органического основания. Но кроме этого убеждения у меня Поскольку «сумма возбуждений» присутствует (в психике)
нет никаких ни теоретических, ни терапевтических знаний, и не может быть отреагирована, защитные механизмы транс-
так что мне приходится вести себя так, как если бы передо формируют эту энергию в «нечто соматическое». Происходит
мной было только психологическое»1. Современные пси- то, что в психоанализе получило название «конверсии». То
хопатологи лишь теперь начинают приближаться к такому есть — психическое возбуждение «смещается» из психики
пониманию проблемы. в нервную систему и (через нее) в телесную сферу. В этом
кратком изложении теории Фрейда, которая не является
Психическое и нервное главным предметом нашего обсуждения, мы будем апелли-
Вернемся еще раз к этому «нечто», которое увеличива- ровать только к соматическим вариантам вытеснения, хотя
ется в психике. Но вначале отметим, что, по нашим пред- и психопатологические синдромы развиваются по тому же
ставлениям, психическое возбуждение и нервные разряды «сценарию», но эти механизмы много сложнее. Тем не менее
в соматической сфере — это, конечно же, не одно и то же, напомним, что различные варианты соматизации, как прави-
хотя эти две «линии» нередко взаимосвязаны и пересекают- ло, связаны с первой линией психологических защит, таких
ся. Большинство специалистов, безусловно, встречались с как рационализация, проекция, отрицание или замещение,
людьми абсолютно здоровыми соматически, но лишенными которые давно общепризнаны далеко за пределами психо-
каких-либо признаков психической энергии (что, в част- анализа, и с ними мы постоянно сталкиваемся не только в
ности, характерно для тяжелой депрессии), так же как и с случаях невротической или пограничной патологии, но и в
людьми, которые, страдая тяжелой соматической патологией, повседневной жизни. Но если не срабатывает этот уровень
в некоторых случаях являются источником неиссякаемой психологических защит, вытеснение запускает механизмы
психической энергии для окружающих (мне приходилось «второй линии защиты», основное предназначение которой
встречать таких даже в хосписах). состоит в том, чтобы непереносимая психическая травма (как
В тех случаях, когда (возросшая в результате тех или бы) «вообще не была пережита», и тогда мы наблюдаем у
иных событий) «сумма психических возбуждений» не мо- наших пациентов такие симптомы, как расщепление (вплоть
жет быть отреагирована (в том числе — вербально), начи- до шизофренического спектра), трансовые состояния, мно-
нают функционировать защитные механизмы, главным из жественные идентичности, аутизм и т. д., вплоть до полного
которых является вытеснение (в данном случае — имеется отключения психики, но при сохранении нервной регуляции
в виду вытеснение из сознания переживаний, о которых, физиологических (телесных) функций.
Как уже неоднократно отмечалось, в современных пред-
1
ставлениях о психике пока очень много устаревших понятий
Freud, S. Project for a scientific psychology. The Standard Edition of the Complete
Psychological Works of Sigmund Freud. — Р. 295. и штампов. Например, мы все еще традиционно говорим, что
162 Часть I. Лекции Лекция 5. Психоаналитический уход от основного вопроса 163

«человек думает головным мозгом», хотя это представление да, можно сказать — «искаженного типа», «залповой» и
соответствует реальности не более чем выражение о том, чрезвычайно мощной), разрядка которой осуществляется в
что мы «ходим спинным мозгом», так как все двигательные соматической сфере (но может «замкнуться» и на психике),
импульсы замыкаются именно на этом уровне (спинного запуская все последующие механизмы патогенеза психиче-
мозга). Мы все еще нередко идентифицируем психику и ского расстройства. В этом смысле, мозговая ткань состоит
мозг и именно поэтому считаем, что для коррекции психи- с психикой в таких же психосоматических отношениях, как
ческих нарушений нужно воздействовать на мозг некими и любая другая1.
химическими веществами. Увы, это слишком просто, чтобы Еще одна вызывающая множество споров специфика: в
быть истиной. ряде случаев для конверсионных симптомов характерно сим-
Психика и мозговая или любая другая нервная ткань — волическое значение, что также находит свое многократное
это взаимосвязанные, но, скорее всего, совершенно различные подтверждение в психоаналитической практике. Унижение
системы. И у них есть одно кардинальное различие: в отличие или обида, которые человек не смог «проглотить», может
от психики, которая (хотя и не всегда) способна различать вызывать нарушения именно в сфере «глотания» (в самом
воображаемое и реальное, нервная система лишена этого широком диапазоне — от беспрерывного «заедания» трав-
качества. Поэтому даже воображаемая или наблюдаемая (на- мы до отказа от пищи); то, что другой не смог «переварить»,
пример, по телевидению), или описываемая другим (в процес- проявится впоследствии в симптомах желудочно-кишечного
се психотерапии), или просто тысячекратно припоминаемая тракта; принятое «близко к сердцу» будет иметь ту же ло-
психическая травма — в любом случае запускает механизмы кализацию; сексуальная неудовлетворенность, так же как и
соматического отреагирования. Несмотря на то, что эти ме- сексуальное насилие или сексуальное пренебрежение, будет
ханизмы у наблюдателя или слушателя (в отличие от тех, проецироваться в гениталии; а «непосильная (психическая)
кто реально пережил экстремальную ситуацию) действуют ноша» скажется на состоянии позвоночника. Думаю, что
в минимальной степени, при многократном повторении та- последний вариант (в его ситуационной форме) многим при-
ких «проекционных» психических травм они, безусловно, не ходилось наблюдать и в повседневной жизни, когда печаль,
проходят бесследно (что в первую очередь относится к нам, тоска или тяжелая утрата тут же «сгибают» человека. Имен-
психопатологам). но поэтому психоаналитики так внимательны ко всяческим
Хотя нам по-прежнему неизвестно объективное содер-
жание этого «нечто» (увеличивающегося в психике), но 1
Хотя не только в психоанализе, но и далеко за его пределами признается уни-
кальность идей Фрейда и это, вне сомнения, так, будет справедливым отметить,
(весьма условно) мы можем сказать, что в случае мощной что, в принципе, Фрейд пошел тем же, давно проторенным в медицине путем:
или длительной (хронической) психической травмы проис- поиском структуры и функции. Так появляются инстанции (или структуры)
психики в виде Оно, Я и Сверх-Я, которые, безусловно, являются лишь удоб-
ходит преобразование «психической энергии» в «нервную ными и необходимыми для понимания некоторых механизмов метафорами,
энергию» или «энергию иннервации органов или тканей». а психика, вне сомнения, функционирует как единое целое, и, следовательно,
изменение в любой из ее гипотетических «структур» является отражением
Но при этом — необычной иннервации (не такой, как всег- общего психического неблагополучия.
164 Часть I. Лекции Лекция 5. Психоаналитический уход от основного вопроса 165

метафорам, которые используются пациентами для описания механизмы отреагирования (поведенческие или соматиче-
их страданий. ские). В заключение упомянем также введенный Фрейдом
Впервые различия нервных расстройств соматическо- «закон сохранения психических содержаний», которые (по
го и психогенного происхождения были также замечены аналогии с законом сохранения энергии) не могут никуда
Фрейдом, в частности, при периферическом параличе руки исчезнуть (даже если актуально воспринимаются как забы-
у пациентки Шарко, когда потеря чувствительности и дви- тые), а лишь трансформируются из одних форм в другие, в
гательных функций совершенно не соответствовала зонам том числе — патологические1.
иннервации. То есть — паралич поражал руку пациентки не Не уверен, что мне все удалось прояснить в таком кратком
согласно зонам ее анатомической иннервации, а так, как она изложении, и надеюсь, мои коллеги будет снисходительны
была представлена в ее психике и обыденном сознании — как за существенные упрощения. Вне сомнения, большинство
просто рука (в целом)1.
1
В эпоху Фрейда еще не было теории информации, а уж тем более информатики
Несмотря на то, что соматизация способствует (пусть и (даже учения о второй сигнальной системе не было). Поэтому его представ-
патологическим путем) разрядке возникшего психического ления ограничивались «болезнями, возникающими вследствие психических
травм». Уже в ХХI веке мы получили еще один факт, безусловно, многократно
напряжения2, в психике формируется специфический очаг повторявшийся и ранее. Имеется в виду эпидемическое развитие психических
возбуждения (по Фрейду — «пункт переключения»), ассоциа- расстройств (например, якобы от отравления какими-то газами) у девочек
одной из чеченских школ. Напомним, что демонстрация этого сюжета по ТВ
тивно связанный со всей имеющейся в памяти «атрибутикой» тут же спровоцировала возникновение аналогичной эпидемии в другом районе
полученной психической травмы и уже «проторенными» (за десятки километров от первого), с той же клинической картиной. Анализи-
руя этот случай, нам следовало бы пересмотреть само понятие «психическая
путями выхода в нервную систему. И это «ядро» будет ак- болезнь», так как медицине пока не известны другие болезни, передающиеся
тивизироваться всякий раз, когда будет появляться любой информационным путем, а кроме того — можно было бы сделать вывод, что
информация может быть не метафорически, а реально опасной. И тогда умест-
стимул, хотя бы отдаленно напоминающий полученную ранее но предположить, что это относится к любой информации, а также к тезису о
свободе ее распространения, которая приобретает все более безудержные фор-
психическую травму, одновременно запуская патологические мы, включая противоречащую общечеловеческой морали и нравственности.
Почему-то запрещается только националистическая и шовинистическая, а две
1
Какие еще предположения можно сделать? Во-первых (то, о чем пока не го- первых — торжествуют. Полная свобода информации столь же опасна, как и
ворилось), люди склонны облекать свои душевные порывы и переживания в свободная продажа цианидов или возбудителей чумы. Но это не совсем наша
телесно-ориентированные выражения, вспомним хотя бы некоторые, нередко тема, а на понимание тех, от кого это зависит, рассчитывать не приходится.
сопровождающие аффект фразы: «Да пусть отсохнет мой язык…», «Лучше бы Есть более актуальный для психопатологов вопрос: чем можно обосновать
ослепли мои глаза…» или «Чтоб я ослеп…», «Не хочу этого даже слышать…» лечение расстройств, возникающих вследствие получения той или иной ин-
или «Чтоб я оглох…», «Я скорее отрублю свою руку…», «Чтоб мне не сойти с формации, с помощью химических веществ, воздействующих на некие ткани,
этого места…», «Не щадя живота…», «Только через мой труп…». Во-вторых, как а не на саму информацию? Как представляется — даже если согласиться, что у
доказал Фрейд, а до него говорил Мебиус (1893), представления могут иметь психики имеется материальный носитель в виде мозга, где (как в компьютере)
самостоятельное значение, определяя не только локализацию, но и форму все «записывается и обрабатывается», то применение химических веществ
проявления психосоматической патологии, и именно так, как эта локализация для воздействия на носитель информации — это примерно то же самое, что
или реакция представлены в обыденном сознании (ведь большинство людей не пытаться восстановить поврежденный или «завирусованный» диск путем
изучали анатомию и физиологию). Кто из врачей готов заниматься болезнями, погружения его в кислоту или щелочь. В последнем случае результат будет
возникающими от представлений? однозначным. Впрочем, он мало отличается и от последствий применения
2
А также, что не менее важно, позволяет, не апеллируя к самой психической психофармакологии, иногда после интенсивного и продолжительного лечения
травме, нередко связанной именно с самыми близкими людьми, предъявлять спросить о результате практически уже не у кого — той личности, которую
свою боль окружающим, включая этих «самых близких». когда-то начали лечить, уже нет.
166 Часть I. Лекции Лекция 5. Психоаналитический уход от основного вопроса 167

из этих механизмов трудно принять, но лишь до тех пор, Фрейд обосновывает особое значений детской психической
пока вы не встретите их ежечасное подтверждение в своей и особенно — детской сексуальной травмы, и это также под-
практике. тверждается практикой любого опытного психотерапевта, но
Гипотеза о психогенном происхождении некоторых пси- надо признать, что и психические травмы зрелого возраста
хических расстройств высказывалась и ранее, но, строго гово- ничуть не менее патогенны. Обобщая собственный более чем
ря, она никогда не была сколько-нибудь научно проработана. 30-летний терапевтический опыт, не могу не признать, что до
Фрейд же посвятил обоснованию этой идеи фактически всю 70% моих пациентов имели ту или иную сексуальную травму
жизнь, начиная с периода учебы у Жана Шарко и последую- в раннем детстве и чаще всего — полученную от родителей или
щей совместной работы с Йозефом Брейером. других ближайших родственников. Эти травмы действуют
Об этом большинству хорошо известно, и уместно только чрезвычайно патогенно, ребенок оказывается уязвленным в
напомнить, что еще до начала сотрудничества с Фрейдом своих самых светлых чувствах и в своем самоуважении, при
Брейер разработал собственный метод психотерапии пси- этом — уязвленным, как правило, именно тем взрослым, от
хических расстройств. После погружения пациентов в гип- которого ему свойственно, прежде чем от кого-либо друго-
нотическое состояние он предлагал им подробно описывать го, ожидать любви и защиты. В таких случаях, как правило,
различные психотравмирующие ситуации, имевшие место развиваются тяжелые (нарциссические или психотические)
в прошлом. В частности, предлагалось вспомнить о начале, психические расстройства.
первых проявлениях психического страдания и событиях,
которые могли быть причиной тех или иных психопатологи- Забытое единство: Фрейд , Крепелин и Блейлер
ческих симптомов. Однако далее этого методического приема
Будет совершенно справедливо напомнить, что Крепелин
Брейер не продвинулся. Позднее, уже в совместных иссле-
также обращался к этим же подходам и рассматривал психо-
дованиях Фрейда и Брейера, было установлено, что иногда
патологию с тех же позиций, лишь немного позднее Фрейда —
только один рассказ (в некотором смысле — «насильственное
в частности, в 1900 году в его «Введении в психиатрическую
воспоминание») об этих ситуациях приводил к избавлению
клинику», которое было опубликовано в России в 1923 году.
пациентов от их страдания. Брейер назвал это явление «ка-
Примечательно, что в этом великолепном клиническом труде
тарсисом» по аналогии с термином, предложенным Аристоте-
Крепелин разбивает психическую травму на две категории:
лем для обозначения феномена «очищения через трагедию»,
когда, воспринимая высокое искусство и переживая вместе «невроз испуга» и собственно «травматический невроз», хотя
с актером страх, гнев, отчаяние, сострадание или мучение, различия между ними практически отсутствуют.
зритель очищает душу. Здесь мы вновь встречаем обращение Не желая делать пересказ талантливого автора, описания
к античным (ненаучным) представлениям о душе, но никако- которого остаются такими же актуальными, как и 110 лет
го другого, в какие бы термины не облекались современные назад, приведем две достаточно объемные цитаты по поводу
подходы, объяснения этому так и не было найдено. Позднее каждой категории почти полностью.
168 Часть I. Лекции

«Невроз испуга. Под влиянием глубоко потрясающих


событий, особенно массовых несчастных случаев (война,
землетрясение, катастрофы, пожары, кораблекрушения),
у большего или меньшего количества затронутых им лиц
вследствие резкого эмоционального волнения может
внезапно наступить помутнение сознания и спутанность
мыслей, сопровождаемые бессмысленным возбуждением
и — реже — ступорозной заторможенностью волевых уси-
лий. Вызванное опасностью душевное волнение мешает
ясному восприятию внешнего мира, размышлению и пла-
номерному действию, на место чего выступают примитив-
ные средства защиты, ограждения себя от внешнего мира,
инстинктивные движения бегства, защиты и нападения.
К этому могут присоединиться всякого рода истериче-
ские явления, делирии, припадки, параличи…»1

И вслед за этим текстом Крепелин дает (в чем-то — более


скупое) описание «травматического невроза»:

«За последние десятилетия выяснилось, что не только


после тяжелых, но и после совсем незначительных не-
счастных случаев, иногда даже без того, чтобы имело
место поранение, могут остаться постоянные, даже с
течением времени усиливающиеся расстройства, кото-
рые в общем представляют из себя смесь подавленности,
плаксивости и слабоволия с неприятными ощущения-
ми, болями и расстройством движений. Головные боли,
чувство головокружения, слабость, дрожание, напря-
Эмиль Крепелин
женность мышц, неуверенность движений («псевдо-
спастический парез с тремором»), расстройства походки,
1
Крепелин, Э. Введение в психиатрическую клинику. М.; П., 1923. — С. 310–
311.
170 Часть I. Лекции

необычные неприятные ощущения и боли всякого рода


мешают ему постоянно… Настроение подавленное, плак-
сивое или угрюмое, раздраженное. К сильному напряже-
нию воли больные не способны, очень быстро устают при
всяком задании, малодушно прекращают свои попытки
после безуспешных усилий. Очень распространена
склонность настойчиво обращать внимание врача на
отдельные черты в картине болезни. Даже если больные
вне наблюдения не представляют ничего особенного,
но при обследовании они довольно тугоподвижны,
с трудом воспринимают, не могут вспомнить самых
обыкновенных вещей, дают совершенно неподходящие
ответы, но рассказывают подробно и жалобно о своем
несчастии и своих страданиях. Расстройства движений
также выступают тогда в очень сильной степени… Часто
к картине травматического невроза примешиваются еще
другого рода черты…»1.

Как нетрудно заметить, не используя специальных


терминов, Крепелин описывает в качестве последствий
психических травм фактически всю психопатологию. Вслед
за Крепелином во многом аналогичное мнение высказывает
другой выдающийся психиатр Ойген Блейлер. В частности,
в его «Руководстве по психиатрии» (1916) он, обращаясь к
опыту Первой мировой войны, определяет травматические
неврозы как заболевания, «которые возникают психически,
на почве волнения или от несчастия или другим каким-
нибудь путем в связи с последними», и делает весьма су-
щественное дополнение, которое также уместно привести
полностью. Ойген Блейлер
1
Крепелин, Э. Введение в психиатрическую клинику. М.; П., 1923. — С. 311–
312.
172 Часть I. Лекции

«Некоторые авторы… допускают, по крайней мере для Лекция 6


многих случаев, существование подкладки физического
свойства — нечто вроде молекулярных изменений не-
рвной системы на почве физического или психического
«сотрясения» или слишком сильного раздражения, упот-
Парадигмальность науки
ребляя даже выражение «травматический рефлекторный
паралич». Согласно наблюдениям во время войны все это
играет совершенно второстепенную роль»1.

К сожалению, в последующем эти идеи и выводы были


«вытеснены» из психиатрического знания, уступив место
Кому доверять?
сугубо биологическим подходам, но они продолжали суще- Большинство людей доверяют ученым и науке. И это,
ствовать в психоанализе. наверное, правильно. Мне вовсе не хочется подрывать это
В двух работах, написанных в 1915 г. («Мысли о войне и доверие, но было бы нечестно скрывать, что большинство
смерти» и в 1919 г. («Введение к психоанализу военных не- ученых не доверяют друг другу, так как личные убеждения и
врозов»), Фрейд вновь подтверждает свою приверженность пристрастия и даже корыстные интересы, включая вопросы
психогенному фактору развития психопатологии, который престижа, в науке также играют немалую роль, хотя, мягко
находил все новые подтверждения в практике. Наиболее чет- говоря, не поощряются гораздо более жестко, чем в социуме.
ко эта позиция выражена в работе «По ту сторону принципа Единожды солгавшему вход в научное сообщество может быть
наслаждения» (1920), где Фрейд писал: «Ужасная война, закрыт навсегда. Но есть множество искренне заблуждающих-
которая только что закончилась, вызвала большое количество ся или искренне верящих в то, что другие столь же искренне
таких заболеваний (боевых неврозов. — М. Р.) и, по крайней отвергают или опровергают. А порой даже самые нелепые
мере, положила конец искушению относить эти случаи к идеи излагаются с таким высоким наукоподобием, что и мас-
органическому повреждению нервной системы, вызванному титые академики не сразу поймут, что перед ними «очередная
механической силой»2. Но, повторю еще раз, этот подход пустышка». Иногда такие «пустышки» изобретают и сами
оставался значимым только в психоанализе, а психиатрия академики. Например, в 70-е годы ХХ века известный инже-
пошла совсем другим путем. нер-механик и конструктор академик А. А. Микулин начал
выпускать одну за другой книжки по оздоровлению организма,
рекомендуя очищение от шлаков сосудов путем прыжков на
пятках и удаление из организма статического электричества
1
Блейлер, Э. Руководство по психиатрии. Берлин, 1920. — С. 410.
с помощью его заземления (на ночь, на батареи отопительной
2
Фрейд, З. По ту сторону принципа удовольствия. — С. 143–144. системы). Читали, верили, были последователи…
174 Часть I. Лекции Лекция 6. Парадигмальность науки 175

Особое доверие к науке у каждого человека имеет веские уках по-прежнему остается математика, так как все осталь-
основания. Во-первых, это наши первые учителя — родители, ные — так или иначе — используют ее аппарат для описания
которые дают нам самые необходимые и самые важные све- изучаемых явлений и в конечном итоге стремятся к точному
дения об окружающем нас мире и жизни, и в силу их опыта «формульному»1 определению действующих закономерно-
почти всегда оказываются правы, а мы привыкаем к доверию стей с помощью численных значений. Учитывая эти требо-
к старшим. Потом их сменяют знающие гораздо больше учи- вания, любая гипотеза в естественных науках, в принципе,
теля, а как же не доверять учителям учителей — ученым? Мне должна отвечать правилу доказательства и проверяемости.
не раз приходилось сталкиваться с тем, как удивляются люди, Но это правило соблюдается далеко не всегда. Например,
узнавая, что многие научные теории по своей сути остаются никто не может проверить или доказать уже упомянутые ги-
гипотезами, возведенными в ранг теорий. Такова, например, потезы — Дарвина или Большого взрыва, тем не менее — обе
биологическая гипотеза Дарвина о происхождении видов, принадлежат к естественным наукам.
физическая гипотеза Большого взрыва, в результате которого Список гуманитарных наук еще обширнее: история, пе-
якобы образовалась наша Вселенная, теория развития обще- дагогика, психология, политология, право, религиоведения,
ственных отношений, теория пассионарности Гумилева, теория риторика, социология, филология, философия, футорология
моноответа организма, согласно которой якобы шизофрения и еще около десятка других. Здесь, строго говоря, никаких
не может совмещаться с эпилепсией, на основании чего до на- математических закономерностей и их формульного опи-
стоящего времени применяется электросудорожная терапия, и сания уже не требуется, хотя многие гуманитарные науки
множество других. Поэтому одной из задач современной науки устойчиво тяготеют к этому, и особенно — психология (еще
является исследование вопроса о том, что представляет собой с той поры, когда она хотела встать в один ряд с естественны-
само научное знание и каковы его критерии?
ми науками, но так и не встала, и думаю — не встанет). Как
Но здесь возникает еще один вопрос — наук много и
нетрудно заметить, точные и естественные науки (включая
понимание научности также множественно, фактически —
биологию, анатомию, физиологию и генетику) занимаются
в каждой из наук свое. Напомним, что существуют точные
исключительно материальными объектами и оперируют
науки, к которым относятся только три категории: физика,
понятиями структуры и свойств, а также их изменениями, а
математика, информатика и кибернетика (хотя по поводу
гуманитарные (включая горячо мной любимые психологию
последних уже можно было бы поспорить). Затем идут ес-
и психотерапию) — нематериальными. Поэтому повторю
тественные науки, отвечающие за изучение всех внешних по
здесь уже приведенную в 1-й лекции гипотезу, что и методы
отношению к человеку природных явлений.
познания во втором случае могут быть качественно иными.
Базовыми для естественных наук являются математика,
Кроме наук нам следует упомянуть также такой специ-
механика и астрономия, а в целом к ним относятся также
фический вид человеческой деятельности и познания, как
физика, химия, биология, экология, география и медицина.
Однако «самой главной» в современных естественных на- 1
Не путать с «формальным».
176 Часть I. Лекции Лекция 6. Парадигмальность науки 177

искусство, форм которого бесчисленное множество, но в естественно, прояснится много позднее. Последнее сравнение
целом искусство определяется как процесс и одновременно не случайно, ибо новыми гуманитарными концепциями чаще
итог значимого выражения чувств в образе (неважно ка- всего заражают, а не учат. В целом же, можно было бы признать,
ком — художественном, литературном, сценическом, балетном что грань между гуманитарными науками и искусством доста-
или ином). Сразу заметим то, что почему-то никто не хочет точно размыта и отчасти условна, например, художник рисует
замечать, — уже этим делением чувства (в определенном красками, скульптор ваяет из камня, глины или гипса, литера-
смысле) выводятся за пределы всех наук! То есть с некоторой тор — создает свои произведения из слов. В принципе, то же
натяжкой можно предположить, что как только мы начинаем самое делает и психолог-теоретик, и философ, и психиатр.
говорить о чувствах — это уже даже не гуманитарные науки,
а искусство. И поэтому не удивительно, что совсем недавно в Как «подсмотреть» у природы?
Европейском союзе было предложено ввести психотерапию в Каждая наука всегда стремится к некоему наиболее
раздел «свободных профессий» в качестве одной из них, наряду простому объяснению, когда множество каких-то фактов
с живописью, ваянием, поэзией, архитектурой и т. д. объединяются каким-то одним или хотя бы минимальным
Еще одно примечание — искусство, хотя и рассматривается количеством правил, причем желательно, чтобы эти правила
как одна из форм общественного сознания, является частью никогда не нарушались, и в этом случае найденная тем или
(повторим) не науки, а культуры человечества, и сделаем еще иным ученым закономерность получает особый статус — «За-
один непростой вывод, что сами науки, нередко объединяемые кона природы». Но таких не так уж много, и все они преиму-
с культурой, соотносятся с ней весьма опосредованно1. И по- щественно в точных науках — закон всемирного тяготения
следнее — науки не предполагают какой-либо особой эстетики, Ньютона, закон Ома (описывающий соотношение силы тока,
а искусство обязательно включает ее и определяется не только напряжения и сопротивления)1 и т. д.
формой, но и мастерством передачи определенной духовной Хотя эти законы существовали и действовали всегда,
или чувственной информации. Большинство гуманитарных открывали их достаточно долго и постепенно, нередко слу-
концепций почти всегда имеют некую эстетическую состав- чайно. Многие ученые питают надежду, что и законы функ-
ляющую, как говорят иногда: чтобы быть верной, теория ционирования психики когда-то будут открыты (пока нам
должна быть еще и красивой. Но здесь сильно возрастает
возможность обмана и даже самообмана исследователя, как 1
Это мы все помним из школьного курса, в частности, что порождаемый напря-
при встрече с красивой девушкой с многообещающим взгля- жением ток обратно пропорционален сопротивлению, которое ему приходится
преодолевать, и прямо пропорционален порождающему напряжению. Но, в
дом, которая может оказаться и «страшно какой умненькой», и принципе, закон Ома является фундаментальным и может быть применен к
слегка глуповатой, а то и носительницей ВИЧ-инфекции, что, любой физической системе, в которой действуют некоторые потоки энергии,
преодолевающие сопротивление. В свое время у меня был соблазн спроециро-
вать этот закон и на гуманитарную (психотерапевтическую) практику, так как
1
К этому вопросу мы еще вернемся в разделе, посвященном культуре, техниче- когда мы работаем с сопротивлением пациента, напряжение между субъектами
скому прогрессу и цивилизации. — см. статью «Неочевидный образ будущего» терапии (пациентом и терапевтом) существенно возрастает и требует гораздо
с. 234 настоящего издания. больших усилий с обеих сторон для его преодоления.
178 Часть I. Лекции Лекция 6. Парадигмальность науки 179

доступны лишь их внешние проявления, впрочем, не более роды, — постигая ее умом. Многочисленные боги и Природа
чем «внешние» проявления закона всемирного тяготения, а в античности еще не разделены, они как бы единое целое.
вот что стоит за ним — уже очень гипотетично). Мне, как и Вся античная наука была умозрительной. Такова была ее
ряду других коллег, достаточно трудно воспринимать рабо- парадигма, то есть способ постановки и решения тех или иных
ты, где описываются, например, анатомические или физио- проблем, а также методов их исследования (в более широком
логические корреляты морали, совести или воли, так как значении — парадигма описывает, как и на основе каких идей,
последние принадлежат к явно нематериальным феноменам, взглядов и понятий осуществляется осмысление мира).
и так же как и Дж. Локку, который доказывал, что мораль
не может быть врожденной, ибо она изменяется во времени Существуют ли надежные теории?
и в индивидуальном сознании, мне ближе представления о Вслед за античностью в Европу пришло христианство,
неком эпифеномене. Но, упомянув Локка, должен сказать, где Бог уже отделен от природы, но способ познания (его
что не разделяю его идею о «первичности ощущений перед парадигма) оставался прежним — умозрительным, в том
разумом», ибо при такой логике, доведя ее до абсурда, можно числе, например, геоцентрическая система Птолемея просто
было бы либо предполагать, что вне ощущений не должно описывала то, что ему удалось подсмотреть у Природы. При-
быть и закона всемирного тяготения, либо утверждать, что мерно так же действовал и Николай Коперник. А вот Галилей
высшим или единственным разумом во всей необъятной и уже начал перепроверять и Коперника, и Творца, поставив
вечной Вселенной обладаем только мы. Это было бы сверх- перед собой особую задачу: постичь замысел последнего. Это
нарциссично. был, безусловно, парадигмальный сдвиг: в науке появился
Со времен Древней Греции, где геометрии и измерениям качественно новый принцип — не доверять умозрительным
придавался почти божественный характер и зародилась ло- заключениям, а перепроверять все экспериментальным пу-
гика — вначале как чисто математическая процедура, «под- тем. Простой пример: со времен умозрительных заключений
линной наукой» считаются только точные и естественные Аристотеля считалось что «скорость падения предмета про-
ее направления. Но уже Платон делил мир на идеальный и порциональна его весу», а Галилей проверил это и внес кор-
реальный, при этом под идеальным понималось не совсем то, рективы, то есть — экспериментально доказал, что ускорение
что сейчас — идеальными считались стремящиеся к безупреч- свободного падения не зависит от массы тела. Так развива-
ности геометрические правила и законы, а реальными — их лась новая парадигма: вначале в механике, а затем и во всех
практические воплощения, например, в виде формулы дли- точных науках, главенствующей стала экспериментальная
ны окружности, в которой всегда имеется определенная по- парадигма — вместо умозрительной, доказательная — вместо
грешность. При этом Платон считал, что идеальные правила максим, аксиом и постулатов. Затем эта же парадигма начала
существуют в Природе, а познать их практически можно использоваться в естественных науках, а в XIX веке она была
только умозрительно, то есть как бы «подсмотреть» у При- привнесена и в гуманитарную сферу — науки о психике.
180 Часть I. Лекции Лекция 6. Парадигмальность науки 181

Это течение, получившее название позитивизма, по- теориях) базировался экспериментатор, а обусловливаются
явилось лишь в 1844 году как плод философских изысканий также тем, на основе каких теорий (например, оптических или
Огюста Конта1. Примечательно (и многими не было заме- электрических) разрабатывалась аппаратура для эксперимен-
чено), что позитивизм сразу и решительно снимал многие та, что позволило сделать еще один вывод: в лабораторных и
философские вопросы, в том числе о сущности и природе даже во многих естественных экспериментах научные факты
различных явлений. Позитивист даже не будет задавать- скорее конструируются, чем выявляются. Суммируя все ска-
ся вопросом, что есть разум или чувство. Он сразу начнет занное в этом абзаце, можно констатировать, что позитивизм
предлагать методы исследования интеллекта или измерения почти похоронил сам себя, придя к выводу, что все теории
чувствительности. Ученый-позитивист вообще не интересуется ненадежны, рождаются и умирают, когда появляются новые,
такими эфемерными понятиями, как воля, совесть, пережива- а наука (включая современную) всегда обладает лишь неким
ние и т. п., в центре его внимания — только факты, только то, приблизительным знанием.
что можно фиксировать, измерять и проверять. Все, что объек-
тивными методами не может быть обнаружено или измерено, Знание — это не то, что знают люди
позитивистская парадигма исходно объявляет вненаучным. Здесь уже можно перейти в ХХ век и обратиться к автору
И все. Казалось бы, вопрос закрыт. «критического рационализма» Карлу Попперу, который у нас
Но затем вдруг оказалось, что ряд физических законов известен по нескольким работам с апологией буржуазного
имеют массу погрешностей и допущений, действуют только образа жизни, например «Открытое общество и его враги»1,
в каких-то конкретных условиях, а к части явлений природы хотя его главные работы посвящены методологии науки, и од-
они оказались вообще не применимыми и ничего не объяс- ной из самых интересных (в том числе для нас — психологов
няющими, особенно в термодинамике, в закономерностях и психотерапевтов) представляется книга «Предположения
теплового излучения, не говоря уже о так называемых и опровержения» (1963). Поппер исходил из того, что знание
психофизических законах в психологии. Далее позитивизм является объективным и не сводится к тому, что знают люди.
столкнулся с еще одной трудностью: оказалось, что данные, Ключевым понятием этого подхода является фальсифици-
полученные даже в самых чистых экспериментах (и не в руемость2. Критический рационализм предполагает, что все
«какой-то там» психологии, а в точных науках), зависят от научные теории могут и должны рационально критиковаться
того, кто проводил эксперимент и на основании какой теории
действовал экспериментатор (эта «погрешность» получила 1
Поппер, К. Р. Открытое общество и его враги. Т. 1–2. — М.: Феникс, 1992.
2
Фальсифицируемость (или — опровергаемость) вводит понятие «критерия
наименование ошибки от «нагруженности теорией»). Даль- Поппера», который применяется для проверки научности любой эмпирической
ше, как говорят, больше: оказалось, что результаты зависят теории. Теория удовлетворяет критерию Поппера (то есть — является фальси-
фицируемой), если существует методологическая (на конкретном этапе — хотя
не только от того, на какой предшествующей теории (или бы предполагаемая) возможность ее опровержения путем постановки того
или иного эксперимента, даже если такой эксперимент еще не был поставлен.
1
Конт Огюст (1798–1857) — французский философ и социолог. Основополож- Фальсифицируемость теории, по Попперу, является необходимым условием
ник позитивизма и социологии как самостоятельной науки. ее научности.
182 Часть I. Лекции Лекция 6. Парадигмальность науки 183

и, если они имеют эмпирическое содержание1, должны быть возможно, и опровергающими предшествующее знание. Но
подвергнуты эксперименту, который может их опровергнуть. это, естественно, не означает, что они должны быть заведомо
Таким образом, возникает своеобразный парадокс: знания неправдоподобными (они должны оставаться научными).
являются научными только тогда, когда они опровержимы. Согласно современной логике две взаимосвязанные опе-
Если знание потенциально опровержимо, самым главным рации — подтверждение и опровержение — не обладают рав-
критерием является: опровергнуто оно или нет, и если не ной доказательностью, так как у опровержения «прав всегда
опровергнуто — теория оценивается в зависимости от того, больше». Фактически, достаточно одного противоречащего
насколько серьезна критика содержащегося в ней подхода той или иной теории факта, чтобы окончательно опроверг-
или знания. нуть ее обобщающий характер, и вместе с тем сколь угодно
Подтвердить опытом, как считает Поппер, можно все большое число подтверждающих примеров не способно раз
что угодно. В частности, например, астрология или экс- и навсегда подтвердить конкретную теорию и превратить ее
трасенсорика подтверждаются многими эмпирическими в непреложную истину. Например, даже осмотр миллиарда
свидетельствами. Но подтверждение теории (даже в целом) деревьев не делает общее утверждение: «Все деревья теря-
еще не говорит о ее научности. Испытание гипотезы должно ют зимой листву», — истинным. Наблюдение потерявших
заключаться не в отыскании подтверждающих ее данных (что зимой листву деревьев, сколько бы их ни было, лишь повы-
авторам тех или иных теорий, как известно ученым, почти шает вероятность, или правдоподобие, данного утверждения.
всегда удается), а в настойчивых попытках опровергнуть ее. Зато всего лишь один пример дерева, сохранившего листву
Развитие науки может идти только в том случае, если выдви- среди зимы, опровергает это утверждение. Но постараемся за
гаемые гипотезы будут настолько смелыми, насколько это этими предельно облегченными рассуждениями не потерять
главное — любая парадигма или базирующаяся на ней теория
1
Эмпирический уровень познания — это процесс мыслительной (и преиму-
щественно — языковой) переработки данных (или любой информации),
должна объяснять какие-то факты и делать это исключительно
полученных с помощью органов чувств (напомним здесь тезис Сократа, убедительно, а также обладать хоть какой-то прогностической
что исследование с помощью чувств — это исследование с помощью тела,
которое всегда «обманывает» душу, а также то, что психические явления, способностью — давать научному сообществу модель постанов-
по Сократу, должны познаваться принципиально иным путем, чем матери- ки проблем и их решений. В связи с чем уместен вопрос: что дала
альные). Эмпирическое познание может состоять в анализе, классифика-
ции или обобщении материала, получаемого посредством наблюдения (то нам рефлекторная теория для понимания психических фено-
есть — опять же с помощью органов чувств). Затем образуются понятия, менов и какие из положений о высшей нервной деятельности
обобщающие наблюдаемые предметы и явления. Таким образом формиру-
ется эмпирический базис тех или иных теорий. Для теоретического уровня неопровержимо связаны с сознанием и психикой в целом? Мне
познания характерно то, что «здесь включается деятельность мышления как
другого источника знания» и уже на основе мышления происходит построе-
таковые неизвестны. Таким образом, применительно к психо-
ние теорий и предпринимаются попытки объяснения наблюдаемых явлений, логии эта теория недоказуема и неопровержима одновременно,
и формулируются (на уровне сознания) те или иные законы. (см. также:
Дегтярев, М. Г., Войшвилло, Е. К. Логика: Учебник — М.: Валдос-Пресс, то есть — вообще не является сколько-нибудь психологической
2001. — С. 14.). К общенаучным методам, применяемым для обоснования в строго научном смысле. Но она, безусловно, принадлежит к
эмпирических и теоретическом идей, относятся: анализ, синтез, аналогия
и моделирование. теориям физиологической регуляции телесных функций.
184 Часть I. Лекции Лекция 6. Парадигмальность науки 185

Парадигма античных представлений о психическом была бессознательного, сопротивления, вытеснения и т. д., но


умозрительной, впрочем, как и в течение всего последующе- никаких предположений о том, как здесь можно было бы
го времени, вплоть до окончания новейшей эпохи1. В XIX применить общенаучные принципы объективизации или
и первой половине ХХ века усилиями выдающихся умов критерии «опровержимости—неопровержимости» пока нет,
(психиатров и психологов) ее пытались сделать позитивист- ибо вне нашей психотерапевтической специальности и при
ской, опирающейся на клинические факты и эксперименты, отсутствии соответствующей квалификации «подсмотреть»
но все эти факты и эксперименты относились к одним сис- или показать это кому-либо другому — невозможно.
темам — анатомии или физиологии (вплоть до биохимии), Некоторые из моих коллег, с которыми обсуждалась идея
где действуют свои законы, где имеются четкие отношения этой книги и гипотеза о мозге как о центре нервной регуля-
между структурой и функцией, а затем проецировались на ции и одновременно биологическом интерфейсе (связующем
другую систему — психику. В этом смысле практически все звене между психическим и физиологическим), интересо-
психофизиологические подходы — ненаучны, хотя уверен, вались — не пытаюсь ли я предложить новую парадигму?
что с этим мало кто согласится. Совершенно искренне отвечаю: «Скорее нет, это все-таки
В заключение этих утомительных рассуждений обратим- только парадигмальный фрейм», — уже хотя бы потому, что
ся к еще одному вопросу, а именно — адекватности модели суждение о смене той или иной парадигмы возможно толь-
и методов исследования тому, что исследуется. Например, ко с точки зрения удаленной исторической ретроспективы,
по моим (отчасти также умозрительным) представлениям, это — во-первых, а во-вторых, во всем сказанном пока нет
анатомические, физиологические или даже электрофизиоло- никаких гипотез о проверяемости или опровержимости.
гические подходы к изучению душевных процессов столь же Если кто-то сформулирует принципы такой проверки или
«адекватны», как попытки определять напряжение, сопротив- опровержения, это было бы интересно.
ление или силу тока в цепи путем взвешивания проводника,
по которому он идет, или же исследовать химические реакции
с помощью шумомера. Откровенно признаюсь, что у меня так-
же нет чего-либо существенно нового в плане методических
подходов к исследованию психического, но размышлений об
этом много, хотя все они также носят умозрительный характер
и все мое небольшое преимущество состоит только в том, что
мной это осознается. Исследуя психику наших пациентов с
помощью собственной психики терапевта (познавая подобное
подобным), мы тысячекратно убеждаемся в существовании
1
Окончание новейшей эпохи датируется 1945 годом, после которого начинается
современность.
Лекция 7. Парадигмальный кризис 187

Лекция 7 руют к изоляции душевнобольного, мотив которой в самой


краткой форме можно выразить словами: «Мы больше не
можем этого выносить!». В последней фразе о родственни-
ках нет ни малейшего обвинительного оттенка — во многих
Парадигмальный кризис случаях этого не сможет вынести никто, кроме психиатра.
Тот или иной человек может чувствовать себя даже превос-
ходно (как случается при некоторых гипоманиакальных
состояниях), в то время как все окружающие будут считать
его «ненормальным». Третьи добавляют, что патологическим
процессом психическое расстройство становится только
тогда, когда оно приобретает неадекватные формы, хотя, что
включает понятие «адекватности», столь же неопределенно.
Воображаемая фармакология Четвертые предлагают считать патологическими только те
Мы так много говорили о психическом расстройстве, но субъективные страдания, которые не имеют никаких вне-
так и не дали его определения. Причина очень простая — по шних (объективных) причин, но вопрос «не имеют» или «не
сути, здесь нужно полностью согласиться с В. М. Бехтеревым1, найдены» — всегда остается открытым.
его пока нет. Одни ученые определяют его через противопо- То, что сейчас признается практически всеми, имеет
ложность — как отсутствие психического здоровья. Другие прямое отношение к нашему исследованию: для установ-
во главу угла ставят наличие у пациента психического стра- ления диагноза того или иного психического расстройства
дания (как при депрессии), которое при многих жизненных уже давно даже не предполагается обнаружение каких-либо
ситуациях является нормальным явлением (например, при структурных изменений в анатомии мозга1. Отчасти то же
разочаровании в любви или утрате близкого человека), а самое можно сказать и о физиологических и биохимических
характер патологического приобретает только при фиксации изменениях, которые также не выявляются с помощью тех
в этом состоянии. Но при некоторых патологических про- или иных анализов, но в обосновании фармакотерапии всегда
цессах, в том числе, например, при шизофрении, страдание, гипотетически присутствуют. И именно на эти гипотетиче-
как осознаваемый пациентом психический (а при «стертых ские биохимические изменения и направлено психофармако-
формах» — даже как наблюдаемый поведенческий) фено- логическое воздействие, в связи с чем не так давно появилось
мен в ряде случаев может вообще отсутствовать. Страдают такое мало приятное для медицины определение, как «вооб-
скорее родные и близкие пациента, и они же обращаются к ражаемая фармакология». Констатируем: психиатрический
психопатологам за помощью, а затем нередко они же апелли- 1
Мы в данном случае не говорим о состояниях (также относящихся к психиат-
рии), связанных с патологией развития, эндокринной патологией и нейроон-
кологией, а также — возникающих вследствие повреждений мозговой ткани
1
См. с. 119 настоящего издания. в результате физических травм или воздействия токсинов.
188 Часть I. Лекции Лекция 7. Парадигмальный кризис 189

диагноз не имеет никакого анатомического обоснования и в щаются в клинику, ибо даже друзья и родные предпочитают
большинстве случае лишь предполагает некое гипотетическое действовать в такой ситуации согласно тезису: «Извини, это
физиологическое (биохимическое). Но это противоречит всей не моя проблема».
нозологии (учению о болезнях), которая требует, чтобы для Одно и то же психическое расстройство не только в раз-
каждой формы патологии, если она претендует на то, чтобы личных культурах, но также в зависимости от специфики
считаться заболеванием, были установлены: ее причина, наличных общественных отношений может проявляться по-
патогенез (механизмы развития), типичные внешние прояв- разному. Там, где психические расстройства «не поощряются»,
ления (симптомы) и главное — специфические (только для не находят понимания и поддержки со стороны окружающих
этого конкретного заболевания) структурные изменения в (как это было в советской России или наблюдается в совре-
органах и тканях, подтверждаемые внешними признаками и менном Китае), обычно преобладает соматизация, а пациен-
лабораторными данными. Применительно к психопатологии ты предъявляют жалобы преимущественно на дисфункции
у нас имеются только внешние проявления (психиатрические внутренних органов и годами лечатся у врачей-интернистов
симптомы в виде поведенческих или психосоциальных фено- (принимая тысячи совершенно не нужных им таблеток, то
менов), да и то в ряде случае — чисто субъективные. есть вводя в организм огромные дозы каких-то химических
Кроме того, проявления психических расстройств всегда веществ). В США, где общественное отношение к ментальным
несут отпечаток той социальной и культурной среды, в кото- расстройствам намного лояльнее, гораздо чаще обращаются к
рой воспитывалась и действует личность (включая личность психотерапевтам и психологам. В последнем случае ни сами
того, кто ставит диагноз): вряд ли кому-то придет на ум пациенты, ни их терапевты, обсуждая различные варианты
обвинять обнаженных аборигенов некоторых африканских пониженного настроения, апатии, ощущений профессиональ-
племен в эксгибиционизме, а если разгуливать нагишом на- ного выгорания, неудовлетворенность межличностными или
чнет европеец, диагноз ему обеспечен. Беседующий с духами сексуальными отношениями или даже дисфункции тех или
шаман у северных народов России будет одним из самых иных органов (соматические проявления) — заболеваниями
почитаемых членов общества, а ученого, который только по- их не считают. Обе стороны обычно исходят из предположе-
пытается обратить это в научный эксперимент, скорее всего, ния, что чаще всего за этим стоят какие-то личные проблемы,
объявят шарлатаном или не вполне психически здоровым а терапевт только помогает найти их и способ их решения, ко-
и подвергнут остракизму. Мы последовательно дистанци- торый (способ) всегда принадлежит пациенту, чтобы вернуть
руемся от всего, что связано с душевными процессами и не ему возможность вновь просто жить и испытывать счастье.
укладывается в рамки грубого материализма. Именно так: Наши западные коллеги-психотерапевты не без гордости
не познаем, а дистанцируемся. Даже «английский сплин сообщают, что даже некоторые психотические пациенты,
иль русская тоска», которые некогда составляли значитель- например страдающие шизофренией (правда — исключи-
ную часть обычного межличностного общения, все чаще, по тельно из состоятельных семей), предпочитают лечиться у
императивам современной европейской культуры, переме- психотерапевтов, в то время как не такая уж дешевая психо-
190 Часть I. Лекции Лекция 7. Парадигмальный кризис 191

фармакология в последние годы в экономически развитых психических расстройств, не удовлетворяясь тем, что уже
странах все чаще оценивается как «лечение для бедных». Но было предложено психоанализом более ста лет назад. Нужен
вряд ли психотерапевтам стоило бы слишком обольщаться какой-то шаг вперед. И при этом, конечно, лучше исходить не
или обобщать таким образом новые подходы ко всем тяже- из кастовых приоритетов тех или иных направлений психо-
лым формам психических расстройств. Мне известен целый логии, психотерапии или психиатрии, а из интересов наших
ряд случаев, когда психотерапевты с трудно скрываемым пациентов. Пока же, несмотря на то, что никаких веских
удовольствием передавали своих пациентов психиатрам, доказательств биохимической природы психопатологии нет,
ибо просто не знали — что делать? Психиатры, в принципе, большая часть терапии реализуется на основе психофарма-
оказываются в такой же ситуации, но у них на этот счет есть кологии и осуществляется так, как если бы они были. Это,
четкие инструктивные указания1. Критиковать психиатрию безусловно, парадигмальный кризис.
легко. Можно даже потратить всю жизнь на обоснование
неадекватности методов психиатрического лечения, как это
Остался ли материализм в точных науках?
делали некоторые известные деятели антипсихиатрического
движения. Но пока ничего другого не придумано. Как уже было обосновано в первых главах, своими ис-
Современная российская психиатрия интерпретирует токами материализм обязан в первую очередь медицине.
психическое расстройство как патологический процесс, Уже намного позднее он был воспринят точными науками,
имеющий либо физическую, либо психическую природу. и самое главное физикой, где затем зародился и, казалось
И уже то, что последнее признается — большое достижение бы, навсегда утвердился позитивизм с приоритетами до-
последнего времени. Но признавая психическую природу как казуемости и объективного факта (все остальное вообще
возможную, надо пытаться вначале хотя бы как-то конкре- не рассматривалось). Нужно признать, что сам термин
тизировать теоретические подходы к этиологии и патогенезу «материализм» со временем приобрел некое магическое
звучание и особое обаяние, которое пускалось в ход каждый
1
Хотя весьма трудно представить — какие могут быть инструктивные указания
одних людей относительно психики других? Как к микроволновой печи? раз, когда требовалось что-то априори раз и навсегда отверг-
«Если вы заметили дым, идущий из прибора, срочно отключите его от сети…» нуть. Российская любовь к иностранным словам имела, как
В общем-то, если принять идею интерфейса, психиатры так и поступают — от-
ключают от «сети». А если говорить серьезно, то применительно к психике представляется, дополнительное значение, ибо нигде в мире
существует лишь одна «инструкция по применению» — это десять заповедей, материализм не приобрел такого общенационального пафоса
независимо от того, как к ним относиться — как к божественному откровению
или своду человеческой мудрости. Но терапевтический опыт показывает, (если кто-то сомневается, советую побывать в научных уч-
что их нарушение закономерно приводит к психопатологии, а сохранение
здоровой психики возможно только в случае безусловного исполнения этих
реждениях католических и протестантских стран, включая
заповедей и при этом в их расширенном толковании, то есть: «Почитай роди- их академии наук). Напомним, что слово «материя» в пере-
телей…» — должно предполагать наличие их обоих, и достойных почтения;
«Не лги» — означает, что человеку вообще не знакома ложь, он никогда не был воде на русский обозначает вещество, и таким образом, если
обманут и даже ни разу не сталкивался с тем, чтобы кто-то обманывал кого-то говорить родным языком — всеобъемлющий материализм
другого и т. д. А поскольку это невозможно, вероятность встречи с совершенно
здоровой психикой ничтожно мала, даже теоретически недостижима. редуцируется до более скромного понятия «веществизм»,
192 Часть I. Лекции Лекция 7. Парадигмальный кризис 193

делая одновременно более понятным его суть и содержание. Альберта Эйнштейна, которая добавила к этому представле-
Дольше всего этому течению сопротивлялась психология, но нию о материи нечто новое — оказалось, что понятия массы
и ее постепенно «построили». Продолжает сопротивляться явно недостаточно и нужно учитывать вложенную в то или
философия, спрятавшись за мало кому понятные за ее пре- иное материальное тело энергию. Это еще ничего, но вслед за
делами термины типа «трансцендентное», «вещь в себе» и этим начала развиваться физическая теория «волн— частиц»
т. д. Мы не говорим о религии и институтах церкви, так как (то есть — как хочешь, так и называй, в зависимости от своих
здесь не может быть и речи о каком-либо сопротивлении, там научных интересов) и физическая теория поля, согласно
ситуация принципиально иная — бескомпромиссная борьба, которой масса вообще не является внутренним свойством
которая диктуется необходимостью нравственно и духовно каждого тела — она появляется только у взаимодействующих
сохранять и защищать себя и свою паству. тел. А отдельная изолированная частица вообще не обладает
Но в ХХ веке неожиданный и почти сокрушительный массой. Отсюда физики делают вывод, что понимание новой
удар по материализму нанесла физика, которая, в полном природы массы предполагает глубокую взаимосвязь всего,
смысле, перевернула или даже опрокинула классическую что есть во Вселенной. Каждая волна или частица и каждая
картину мира и «осквернила» все материалистические под- песчинка несет в себе отпечаток этой связи и влияет на все
ходы, да еще и набросала «камней в огороды» всех смежных другие, поэтому в физике поля вообще не существует понятия
наук. Такого «хулиганства» не было, по сути, со времен Га- изолированного объекта. Дальше — больше: физики догово-
лилея. Его в конце концов простили, даже церковь простила, рились до того, что любое изолированное тело, наделенное
согласившись, что «она все-таки вертится», но затем был «врожденными» характеристиками вроде массы — это просто
нанесен новый удар по «основам мироздания», и уже не по еще одна физическая иллюзия, и рассматривать тела таким
церковным догмам, а по самой научной «религии» — пози- образом — это все равно что изучать несуществующее. При-
тивизму. Искренне попрошу читателя набраться терпения ехали. Проще говоря, изолированное тело не обладает ни
всего на одну страницу текста, который, скорее всего, мне не массой, ни зарядом, ни скоростью, ни энергией и никакой
удастся доходчиво изложить, ибо даже сами физики этого другой характеристикой1. Однако на вопрос, а откуда же все
пока не смогли. это берется, ответа физика не дает, иногда просто иронически
Очень кратко — только содержательная часть. Напомню, заявляет: «Свыше», — или, того хуже, — относит этот вопрос
что со времен Ньютона сформировалось представление, что к непознаваемым. Вслед за теорией поля (в физике) появля-
каждое материальное тело обладает внутренней («врожден- ется новое направление — Полевая физика (именно так — с
ной» — в данном случае это чисто физический термин) харак- заглавной буквы, чтобы не путать с первой), которая обосно-
теристикой — массой, которая и является мерой количества вывает еще более занятные гипотезы. В частности, отвергая
материи, содержащейся в нем (отсюда в психологии проис-
ходило множество попыток «взвесить душу», в том числе — 1
Вспомним, что примерно то же самое утверждалось Аристотелем, но лишь
относительно не обладающей телесными свойствами души, а теперь — физики
«успешных»). Но затем появилась теория относительности фактически повторяют эти же идеи о материальных объектах.
194 Часть I. Лекции Лекция 7. Парадигмальный кризис 195

все предшествующие гипотезы, это направление точных наук или самое большее два». В связи с чем появились теории,
предполагает, что ни материальные объекты, ни частицы не предполагающие, что вся материя — это просто «сгустки»
создают поля и не взаимодействуют друг с другом — всему поля. Человек (индивид или личность) — это тоже «сгусток
причиной (вводится новое понятие) «полевая среда», кото- поля». Таким образом, если доверять физикам, то наше
рая рассматривается как новая реальная сущность, которая полупрезрительное отношение к приверженцам биополя (в
связывает все объекты во Вселенной и обусловливает их психологии и психотерапии), вполне возможно, не так уж
взаимодействие и свойства. Проще говоря, в Полевой физике справедливо. Чтобы завершить «повествование» дилетанта о
поле из вспомогательного понятия (до этого, скорее — некой Полевой физике, констатируем: как утверждают современные
чисто математической функции) трансформируется в объ- ученые-физики, благодаря этой теории впервые появляется
ективную физическую реальность. Вообще-то, все, что здесь целостная концепция всего Мира и действующих в нем
описывается содержательно, в физике растворяется и тонет в законов, и эта концепция ставит под сомнения все, чему мы
математических формулах, условных коэффициентах, скид- привыкли верить за последние 500 лет развития науки.
ках на всяческие дополнительные теории и т. д., и т. п.
Самое главное: было много колебаний по вопросу — а Физическая теория поля в психологии
что же такое поле? Но потом его также отнесли к матери- Физика была и остается наукой наук, и почти все в
альным объектам, и до недавнего времени физики изучали физиологии «заимствовано» из нее, а из последней затем
материю в двух ее проявлениях: вещество и поле. Вдумаемся частично адаптировано к психологии. Первым теорию
в эту фразу и переведем ее на русский язык: поле (если и это поля в психологию привнес Курт Левин1, книга которого
материя) — это вещество, и его (вещество) надо изучать в так и называется «Теория поля в социальных науках»2.
двух проявлениях — вещество и поле. Тавтология какая-то. Некоторые относят Левина к гештальт-психологии, но это
Все это восходит к работам одного из крупнейших физиков не так, он, конечно же, принадлежит к психодинамическому
ХХ века Поля Дирака1, который в своей нобелевской речи направлению, а с гештальтом его роднит только представление
заявил: «С общефилософской точки зрения, число различных о целостности личности (хотя Левин предпочитает говорить
типов элементарных частиц (по крайней мере, так кажется об индивиде) и всех ее психических актов. После сказанного о
на первый взгляд) должно быть минимально, например один физике и хотя бы беглого знакомства с психологической теорий
1
Дирак Поль (1902–1984) — английский физик и математик, лауреат Нобелев- поля можно было бы признать, что Левин экстраполировал
ской премии (1933).Чтобы немного оживить эти рассуждения, наводящие на
психолога и психотерапевта, скорее всего, скуку, добавим, что Поль Дирак был
1
человеком, наделенным исключительным чувством юмора, и любил потеоре- Левин Курт (1890–1947) — немецкий ученый, до 1926 года профессор пси-
тизировать по поводу любых идей и наблюдений, включая обыденную жизнь. хологии Берлинского университета, после прихода к власти фашистов был
Например, однажды он высказал предположение, что существует оптимальное вынужден покинуть Германию, эмигрировал в США, где преподавал в Стэн-
расстояние, на котором женское лицо выглядит привлекательнее всего, так как фордском университете, а с 1940 г. возглавил Центр исследований групповой
в двух предельных случаях, на нулевом и бесконечном расстоянии, ничего не динамики при Массачусетском технологическом институте, являясь также
видно и «привлекательность обращается в нуль», а, следовательно, должен вице-президентом Института этнических проблем.
2
существовать оптимум. Левин, К. Теория поля в социальных науках. СПб.: Речь, 2000.
196 Часть I. Лекции Лекция 7. Парадигмальный кризис 197

современную ему физику поля на психологию, просто заменив но теперь изжила себя»1. После Курта Левина появилось
понятие «элемент» (частицы-волны) на личность, а понятие несколько работ, которые шли в том же направлении и, как
«пространство-время» на «социум». Это нисколько не представляется, черпали новые психологические подходы
снижает безусловную ценность его разработок, и такой метод из того же источника — современной физики, в частности,
используется многими авторами, которым удается увидеть можно упомянуть недавно изданную на русском книгу
аналогии, не замечаемые другими1. В своей другой книге Роберта Уилсона «Квантовая психология»2. Оценить ре-
«Динамическая психология» Курт Левин писал: «Вместо альный научный вклад этого направления пока вряд ли
того, чтобы вычленять из ситуации тот или иной элемент, возможно — будущее покажет.
значимость которого невозможно оценить без рассмотрения Остановимся на этом. Для самого строгого и взыска-
ситуации в целом, теория поля, как правило, предпочитает тельного читателя повторю еще раз — в этих лекциях
начинать с характеристики ситуации в целом», — а одна из мной ничего не утверждается, это просто размышления
главных задач психологии, по мнению этого автора, состоит и сомнения. Если же кто-то после ознакомления со всем,
в том, чтобы «найти адекватные научные понятия, благодаря что здесь написано, задаст уже традиционный вопрос типа:
которым стало бы возможно такое представление сочетаний «А я все-таки не понимаю…», — у меня не останется иного
психологических факторов, чтобы из них можно было вывести выхода, как ответить: «Это утверждение, а не вопрос».
поведение данного индивида»2. Из этого тезиса вытекает
также то, что пока адекватных научных понятий в психологии
явно недостаточно. И с этим трудно не согласиться. Приведем
еще одну созвучную всему сказанному в этой книге цитату
из Левина: «Более пятьдесяти лет психология росла в
атмосфере, которая признает «реальными» в научном смысле
этого термина только физические факты… чтобы сохранить
установку, которая некогда работала для прогресса науки,

1
Например, одно из новых направлений в психологической практике — орг-
консультирование, при ближайшем рассмотрении явно родилось из психоло-
гии семьи и семейной психотерапии, что легко заметить при простой замене
в содержательной части этих двух концепций понятия «семья» на «группу»
или «коллектив», и наоборот.
2
Левин, К. Динамическая психология. М.: Смысл, 2001. — С . 253. (Психологи-
ческая теория поля, так же как и ее физический аналог, изобилует формулами,
гипотетическими коэффициентами, описанием векторных процессов и про-
странств, новыми терминами типа «конструкт напряжения», «квазипотреб-
ности», «добавочные полевые силы» и т. д., и тем, кто впервые столкнется с
1
ней или просто проявит интерес, целесообразно вникать исключительно в ее Левин, К. Теория поля в социальных науках. СПб.: Речь, 2000. — С. 179–180.
содержание, отчасти абстрагируясь от ее математического аппарата. — М. Р.) 2
Уилсон, Р. Квантовая психология. М.: София, 2007.
Часть 2
Статьи
Одержимость и паранойя

Эта статья была подготовлена в качестве предисловия к


третьему тому собрания сочинений З. Фрейда, когда уже вряд
ли было уместно говорить о его вкладе в интеллектуальную
жизнь европейского общества и современное гуманитарное
знание. Поэтому здесь почти ничего не будет сказано об этом
выдающемся авторе, а основное содержание будет посвящено
преимущественно тому, что было до него и «параллельно»
с ним, чтобы приблизиться к пониманию того нового, что
предложено Фрейдом. В книге «Одержимость дьяволом и
паранойя»1 излагаются два хрестоматийных для психоана-
литиков случая психических расстройств, в свое время ква-
лифицированных как «одержимость» и «паранойя». Первое
понятие практически исчезло из обращения, а второе — в
рамках естественнонаучной концепции — утратило многое
из своей таинственной, почти мистической сущности и со-
держания. В моей статье будет предпринята попытка хотя
бы частично восстановить это утраченное.
1
Фрейд, З. Собрание сочинений в 26 томах. Том 3. Одержимость дьяволом.
Паранойя. Перевод с немецкого С. Панкова. СПб.: ВЕИП, 2006.
202 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 203

Одержимость должен занимать в демонической иерархии более высокое по-


ложение, чем изгоняемый злой дух. Сеансу экзорцизма всегда
Практически уже забытое понятие «одержимость»1 фе-
предшествуют продолжительная подготовка — пост, молитвы,
номенологически объединяло множество состояний, но, по
апелляция к благословлению главы церкви, при этом не толь-
сути — оно составляло донаучное определение почти всего
ко самого экзорциста, но и церковной братии, которая входит
комплекса психических расстройств, которые в настоящее
в число добровольных помощников. Длительность таких
время, хотя и много реже, все еще встречаются почти в клас-
сеансов обычно определяется духовными и физическими
сической форме при истерии, паранойе и шизофрении. В сред-
возможностями участвующих священников. Специфично и
невековой медицине одержимость связывалась с вселением в
заслуживает позитивной оценки то, что в молитвах и обраще-
человека злых духов, желающих овладеть его телом и душой,
нии к одержимому не допускается выражений, направленных
при этом обычно речь шла о божествах «низшего порядка»,
против него, а только в отношении овладевшего им духа. Хотя
носителях низменных желаний и страстей. Отличительным
из истории известны и менее гуманные методы: одержимых
признаком одержимости считалось осознание чуждости
били плетками или даже раскаленными прутьями, наносили
(«наведенности») тех или иных ощущений или действий,
им увечья, клеймили, давали им обильные дозы слабитель-
совершаемых конкретной личностью, включая спонтанную
ного и рвотного, делали кровопускание, опускали в почти
речь от лица тех, кем они одержимы. Как свидетельствуют
кипящую или ледяную воду и т. д. (аналогичные «методы»
исторические источники, изгнание духов (экзорцизм2) в
применялись и в начале научного периода психиатрии)1.
отдельных случаях приводило к улучшению состояния не-
В процессе экзорцизма иногда практиковалось предостав-
счастных, что не стоит воспринимать только скептически
ление для духа нового тела (чаще — животного), которое
(естественно, не в отношении духов, а в отношении терапев-
затем убивали или сжигали. Трудно сказать, насколько это
тического воздействия священнослужителей). Основными
было эффективно, но уж точно небезопасно, в том числе для
причинами таких расстройств считались всяческие прегреше-
экзорциста, который всегда должен был помнить, что злой
ния, отступничество от почитания Бога и Святого Писания,
дух может воспользоваться его слабостью и вселиться в него.
недобрые помыслы и деяния.
Эти опасения следовало бы признать справедливыми, правда,
Процесс изгнания духов, начиная с эпохи Средневековья
в рамках более подходящей теории психического заражения.
и по настоящее время, строго регламентирован. Допуск к
В качестве дополнительных средств использовались благо-
нему предполагает ряд испытаний на крепость веры, наличие
вония, чеснок, мускатный орех, валериана и другие активные
особого статуса в церкви и специальной квалификации экзор-
вещества, до настоящего времени применяемые в медицине.
циста. Дух, которого экзорцист призывает в свои помощники,
1
Экзорцизм все еще применяется. Например, в 2005 году в монастыре Святой
1
В традиционной культуре как синоним с равной частотой использовалось Троицы (Румыния), посчитав, что одна из монахинь одержима дьяволом,
определение «бесноватость», одной из причин которой считались сексуальные несчастную привязали к кресту, в рот вставили кляп и оставили без еды и
отношения с бесами или животными. воды в холодном помещении, где 23-летняя девушка скончалась на третий
2
От exorkein (греч.) — заклинать. день пыток.
204 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 205

Примечательно, что уже в Средние века официальной цер- душа оказывается, так сказать, расщепленной надвое. Одна
ковью рекомендовалось и самим одержимым, и экзорцистам часть подчинена этому дьяволу, а другая действует согласно
вступать в контакт с дьяволом и спросить его: «Кто ты? Чего собственным или Божественным побуждениям. Я чувствую
ты хочешь?» — а уже затем противопоставить ему силу Бога, глубокий покой и согласие с Богом и одновременно не знаю,
что можно было бы назвать неким прообразом современных откуда берется то страшное неистовство и та ненависть к
аналитических подходов, где (в отличие от соматической Нему, которые я ощущаю в себе, то бешеное желание отор-
медицины) пациента обычно спрашивают не «как он себя ваться от Него, которое всех так изумляет; но я чувствую так-
чувствует», а «что он чувствует», и затем слушают его, если же великую радость и кротость духа, которая кричит во мне
нужно — годами. наряду с дьяволом. Я ощущаю себя проклятым, я испытываю
Приведем не вызывающее сомнений в своей достоверно- ужас — словно в одну из моих душ вонзились шипы отчаяния,
сти описание случая одержимости из «Общей психопатоло- моего собственного отчаяния, тогда как вторая душа вовсю
гии» К. Ясперса, с клинической точностью демонстрирующе- насмехается над виновником моих страданий и проклинает
го те внутренние переживания, которые в случае художника его. Мои крики доносятся с обеих сторон, и я не могу по-
Кристофа Хайцманна и в изложении Фрейда остаются «за нять, что же в них преобладает — радость или ярость. Когда
кадром»1. я начинаю приближаться к причастию, меня начинает бить
Патер Сурин, который практиковал изгнание бесов, а безумная дрожь, которую я не в силах остановить; кажется,
следовательно — искренне верил в Бога и в возможность что она вызвана как страхом его непосредственной близости,
одержимости дьяволом, чрезвычайно ярко описывает один из так и преклонением перед ним. Одна душа побуждает меня
таких случаев, произошедший в процессе сеанса экзорцизма: перекрестить собственные уста, а вторая останавливает меня
«Дьявол покидает тело одержимого и вселяется в мое, валит и заставляет в бешенстве кусать пальцы. Во время таких
меня на землю и жестоко избивает в течение нескольких приступов мне бывает легче молиться; мое тело катается по
часов. Я не могу описать в точности, что же со мной происхо- земле, и священники проклинают меня, словно я — Сатана;
дит: этот дух объединяется с моим духом и отнимает у меня я испытывал радость из-за того, что стал Сатаной, — но не
сознание и свободу моей собственной души2. Он царит во мне потому, что бунтую против Бога, а из-за собственных жалких
как какое-то другое Я, будто у меня две души: одна лишена грехов»1.
возможности распоряжаться собственным телом и загнана в Современная психопатология интерпретирует это как
угол, тогда как другая — захватчица — обладает непререка- психическое заражение, которое может случиться с каждым,
емой властью. Оба духа борются внутри одного тела, и моя включая специалистов. Но преходящие (транзиторные)
ощущения и переживания подобного рода (намного менее
1
Фрейд, З. Собрание сочинений в 26 томах. Том 3. Одержимость дьяволом. выраженные) могут наблюдаться и у вполне здоровых людей,
Паранойя. Перевод с немецкого С. Панкова. СПб.: ВЕИП, 2006. – С. 18–68.
2 1
Напомним, что в христианстве, с одной стороны, считаются неотделимыми, а Ясперс, К. Общая психопатология. Пер. с нем. Л. Акопяна. — М.: Практика,
с другой — четко разделяются такие понятия, как «дух», «душа» и «тело». 1997. — С. 163–164.
206 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 207

когда в одном и том же человеке сталкиваются амбивалент- и без того страдающей личности. В целом следует признать,
ные чувства, борются два взаимоисключающих мотива, за что какого-либо стремления к сотрудничеству в сфере ду-
каждым из которых стоит определенная «часть» одной и той ховного не проявляют обе стороны, исключение составляет,
же личности. Это состояние может быть чрезвычайно крат- пожалуй, только Германия, где многие священники сочетают
ковременным или относительно протяженным, и главным служение в церкви с психотерапевтической деятельностью.
критерием отсутствия клинического расстройства является Отечественная психиатрия, несмотря на явное снижение на-
сохранение единства Я, которое, оставаясь «над схваткой», кала атеистического мировоззрения в современном обществе,
способно сдерживать, отслеживать и критически оценивать все еще остается неким разделом соматической медицины, то
такое «раздвоение». В тех же случаях, когда та или иная часть есть — бездуховной областью знаний и практики, и не при-
бесконтрольно и полностью захватывает всю личность, мы нимает в расчет религиозный ответ на превратности судьбы.
сталкиваемся с клиническим вариантом расстройства. А по- В качестве способствующих причин можно было бы упомя-
скольку все психические расстройства так или иначе куль- нуть духовный вакуум в сочетании с расцветом оккультизма,
турально обусловлены, в наше (далекое от искренней веры) которым пропитано все современное искусство. Большинство
время мы чаще встречаемся не с одержимостью дьяволом, а психоаналитиков также принадлежат к атеистам, но у этой
с другими ее формами: от переселения душ инопланетян до группы есть одно «маленькое» преимущество — им известно
полной поглощенности идеей облагодетельствовать весь мир понятие психической реальности и они способны ее прини-
тем или иным, иногда, на первый взгляд, кажущимся почти мать, какова бы она ни была.
научно обоснованным способом. Хотя и новые «пришествия Поскольку одержимость встречается и в наше время,
Христа», и декларации способности воскрешать умерших — специалистам целесообразно напомнить, что в рамках рели-
также встречаются. гиозных канонов Бог является Господом всех духовных сил,
Одержимость, в психиатрии обычно характеризуемая включая злые. Но не он насылает их на человека. Одержи-
как «религиозный бред», остается далеко не редким явлени- мость является либо следствием отступления от Бога и, таким
ем. И диагностические ошибки здесь также далеко не ред- образом, отказом от его защиты, либо испытанием, налагае-
кость, как со стороны стоящих на атеистических позициях мым Богом на нетвердых в вере. При этом грехи являются
психиатров, которые не берут на себя труд сколько-нибудь «дверью» для злых духов. В религиозном мировоззрении
внимательного изучения внутреннего мира верующего (на- человек может принадлежать либо Богу, либо дьяволу, и если
нося ему необоснованный фармакологический ущерб), так человек не принял Бога сердцем, то он всегда рискует предать
и со стороны священнослужителей, в некоторых случаях себя Сатане. Примечательно, что в христианской традиции
пытающихся отменять врачебные назначения и изгонять изгнание бесов осуществляется не силой слова Божьего, как
бесов даже у пациентов с посттравматической эпилепсией, это иногда трактуется, а именно силой Святого Духа, кото-
в том числе — делая это публично и тем самым нанося до- рого должен быть исполнен тот, кто решился изгонять бесов.
полнительную (порой непоправимую) психическую травму Еще одна существенная для нашей сверхмонетизированной
208 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 209

эпохи «деталь»: изгнание бесов не может претендовать на этих психических реальностей, динамично сменяющих друг
вознаграждение, так как эта власть была передана Иисусом друга на протяжении жизни даже у одного и того же челове-
со словами: «Даром получили, даром отдавайте». Об этом не- ка. Например, период пубертата сопровождается появлением
лишне знать как тем, кто делает бизнес на «снятии порчи», так новых чувств и властно побуждающих импульсов, ранее не
и тем, кто к ним обращается. Особые требования предъявля- известных личности ребенка и нередко воспринимаемых как
ются к поведению после изгнания: если человек не приходит чуждые и даже пугающие. Социальная и сексуальная инволю-
к Богу и не дает места в душе Святому Духу, то бесы вернутся ция нередко сочетаются с чувством подавленности и отрица-
с еще большей силой, захватив с собой «семь других духов». нием новой реальности. Аналогичные ощущения «чуждости»
Поклонникам различных изданий по демонологии будет це- испытывают и наши пациенты на ранних стадиях психического
лесообразно напомнить, что в соответствии с христианским расстройства, а некоторые могут даже четко датировать тот
учением демоны никогда не говорят правды, поэтому никакие период, когда они начали думать или чувствовать иначе, чем
их высказывания, транслируемые через одержимых, нельзя это было прежде, и оказались в иной психической реальности.
воспринимать как откровения или предсказания. К сожалению, за пределами психоанализа существует не так
много специалистов, склонных проявлять интерес к этой новой
Ошибочность суждений реальности; чаще всего предпринимаются попытки ее уничто-
В наиболее общем виде случаи одержимости и бреда жения, как правило, химическим или даже электрошоковым
объединяются таким понятием, как «расстройство способ- воздействием. Если принять эту возможность как реальную,
ности к суждению», особенно если при этом все остальные то — независимо от того, мыслим ли мы метапсихологически
психические функции (эмоциональная и волевая сферы) не или материалистически, можно «пойти дальше» и всерьез
нарушены. Здесь нужно сделать одно существенное приме- заняться проблемой улучшения общественного сознания хи-
чание: ошибочность суждений всегда определяется относи- мическим или электрошоковым путем.
тельно какой-то объективной реальности или общепринятой В целом, следовало бы признать, что с ошибочностью
истины, знание которых априори придается диагносту. При суждений мы сталкиваемся сплошь и рядом и, таким образом,
таком подходе уникальные суждения выдающихся лично- должны отнести их к явлениям нормальной психической жиз-
стей, открывающих новые пути познания мира, психиче- ни. Но это не относится к бреду, который составляет одну из
ских или социальных процессов, могут быть случайно (или основных категорий серьезной психопатологии. Как можно
даже намеренно, как это было в нашей недавней истории) было бы дифференцировать эти, такие похожие, феномены?
квалифицированы как патологические, особенно — в сфере
гуманитарного знания, которое всегда неочевидно. Психо-
Паранойя
аналитики, как известно, исходят из принципа психической Паранойя относится к моносимптоматическим психиче-
реальности (которая у каждого своя) и множественности ским расстройствам, так как единственным ее проявлением
210 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 211

является устойчивый и не изменяющийся бред. При этом стве), жестокость и отсутствие заботы со стороны родителей,
ложные мысли и идеи пациента имеют обыденное содержа- их чрезмерная требовательность к ребенку или формирование
ние, то есть — чаще всего отражают ситуации, встречающие- установки на непосильные для него достижения. В результате
ся в реальной жизни: пациент считает, что его преследуют, нормальное чувство базисного доверия не формируется, и
обманывают, изменяют ему, пытаются унизить, подчеркнуть такая личность оказывается исходно ориентированной на
его неполноценность, отравить или заразить чем-либо или ощущение враждебности ближайшего окружения или всего
даже уничтожить. Встречается бред и «позитивной» окрас- мира, но в большинстве случаев выраженной патологии вы-
ки: пациент убежден в своей особой значимости или особой являются «особо опасные» лица или «специфические» для
миссии, или любви к нему другого человека, как правило, данного пациента группы лиц или зоны отношений, в том
занимающего высокое общественное положение (вплоть до числе — к родителям, врачам, тем или иным представителям
Бога). государственных структур или власти в целом, включая Бо-
Характерная особенность: вне этого «узкосфокусирован- жественную власть.
ного» интеллектуального расстройства у пациента обычно нет Манифестация расстройства обычно приходится на зре-
никаких нарушений поведения, странностей или причудли- лый возраст с пиком в 40 лет, и затем оно имеет склонность к
востей (поэтому в качестве синонима иногда используется та- хроническому течению. Фармакотерапия при этом страдании
кое определение, как «интеллектуальная мономания»). В не- мало изменяет клиническую картину, а психотерапия всегда
которых случаях бредовые состояния могут сопровождаться чрезвычайно затруднена из-за стойкого недоверия пациента
расстройствами настроения, однако их продолжительность и ко всем и ко всему. В таких случаях практически не наблюда-
выраженность, как правило, не слишком велики, и порой их ется добровольного прихода пациента к психиатру или психо-
трудно отличить от обычных колебаний настроения, которые терапевту. Чаще всего это происходит (и то — далеко не всег-
бывают у всех людей. да) по настоянию родных, а отношение к терапевту исходно
Никаких органических заболеваний или повреждений носит изучающе-враждебный и конфронтационный характер.
мозговой ткани, которые могли бы быть причиной расстрой- Госпитализация обычно бывает только принудительной, при
ства, у таких пациентов не выявляется, впрочем, как и связи проявлении склонности к насилию, в том числе — убийству
патологических нарушений с приемом алкоголя, наркотиков других (и реже — себя), отказе от пищи (в связи со страхом
или других психоактивных веществ. Генетический фактор отравления) и по другим подобным основаниям.
расстройства также не установлен. В силу этого в настоящее
время практически общепризнано, что основные причины Психологические эквиваленты
бредовых расстройств относятся к психосоциальным, а глав- Паранойя относится к тяжелой психиатрической пато-
ными провоцирующими моментами являются: психические логии, но ее «стертые» или «смазанные» формы встречают-
травмы, особенно — случаи унижения, физического или ся повсеместно и сопровождаются теми же феноменами и
психического насилия в прошлом (преимущественно — в дет-
212 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 213

эффектами, что и клинические варианты. Однако в случае уже тогда считалось незыблемо установленным, что она всег-
психологического подхода мы говорим не о паранойе, а о «за- да возникает вторично, после предшествующих аффективных
стревающей личности», для которой характерны трудности в (то есть — очень сильных) переживаний и реакций, нередко
смене психологических установок, чрезмерная фиксация на повторных или хронического характера.
негативных переживаниях и склонность к «накоплению» не- Уже в 1865 году немецкий врач Л. Снелль определяет это
отреагированных эмоций в сочетании с трудолюбием, настой- расстройство как «мономанию», а через три года его коллега
чивостью в достижении целей, упрямством, педантичностью, В. Зандер на основе своих клинических наблюдений делает
а также злопамятностью и наивностью. В индивидуальной еще один важный вывод, в частности, что паранойя обычно
жизни таких людей всегда присутствует некий обидчик или развивается постепенно, «совершенно так же, как у других
даже серия обидчиков, а также неизбывная потребность тор- людей складывается их нормальный характер», и возникает
жества над ними. Этот тип поведения не имеет ничего общего с и проявляется как итог завершения психического развития
ранимостью «неклинического» невротика. Психическая травма конкретной личности.
у «застревающей личности» провоцирует не внутреннее пере- В 1876 году К. Вестфаль в дополнение к уже известным
живание и очередной кризис самооценки с оттенком вины, а со- представлениям о хронической паранойе выделяет острые
стояние глубокой уязвленности, порождающее чувство вражды случаи аналогичного расстройства, ничем (кроме длитель-
и ненависти, а также потребность в возмездии и восстановлении ности течения) не отличающиеся от основной формы. В 1890
справедливости, в некоторых случаях с весьма специфическими году венская психиатрическая школа под руководством
представлениями о путях ее достижения. Чрезвычайно точный Т. Мейнерта уточняет основной симптом и определяет его
портрет такой личности дает Генрих фон Клейст в повести «Ми- как (развившуюся в результате мощной психической травмы)
«неспособность к правильному истолкованию впечатлений
хаэль Кольхаас»: «Среди соседей не было ни одного, кто бы ни
внешнего мира и к оценке собственной личности».
испытал на себе его благодетельной справедливости. Короче,
Особый вклад в исследование этого расстройства, впро-
люди бы благословляли его память, если бы он не перегнул
чем, как и в психиатрию в целом, внес Э. Крепелин, ограни-
палку в одной из своих добродетелей, ибо чувство справедли-
чив паранойю только теми формами первичных интеллекту-
вости сделало из него разбойника и убийцу».
альных расстройств, которые характеризуются стабильной
бредовой системой, достаточной эмоциональной живостью
Немного истории
и отсутствием интеллектуального снижения у пациентов на
Современная клиника паранойи существенно схематизи- протяжении всей жизни. Одновременно Крепелин расши-
ровалась и многие исходные полутона этого расстройства поч- рил перечень предрасполагающих факторов, дополнив их
ти утрачены. А они представляются достаточно существенны- одиночеством, житейскими неудачами и разочарованиями.
ми. Как самостоятельная форма психического расстройства Он пытался найти и генетический фактор, но ни ему, ни его
паранойя впервые упоминается в середине XIX века, при этом последователям это не удалось.
214 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 215

Характеризуя паранойю, Крепелин пишет, что «путем все еще считается дискуссионным, тем не менее все больше
болезненной переработки жизненных событий незаметно специалистов, вслед за Карлом Ясперсом, признают, что
развивается непоколебимая бредовая система, при полном «грань между психопатологией аномальных личностей и
сохранении сознательности»1. Среди способствующих факто- характерологией стерлась»1.
ров этим автором отмечаются также завышенная самооценка, В 1918 году Э. Кречмер2 выделил отдельный тип «пара-
конфликт с требованиями и трудностями жизненной борьбы ноиков борьбы», когда бред выступает в форме «активного
плюс повышенная эмоциональность. В результате формиру- утверждения собственной правды перед лицом окружающего
ется «склонность оценивать и толковать жизненные опыты мира»3, а типичные проявления расстройства в этом случае
более или менее произвольным образом, с чисто личной точки сочетают в себе идеи унижения, внутренней гордости и
зрения, приводить их в связь с собственными желаниями и бреда величия. Одновременно еще раз было подчеркнуто,
опасениями»2. При этом «религиозные направления мыслей что расстройство нередко начинается вследствие какого-то
ведут… к убеждению в избранности Богом, соединяющемуся постыдного или унизительного переживания4.
со склонностью публично проповедовать и искать последова- В последующие годы акцент при изучении паранойи
телей, что довольно часто и удается»3. Здесь Крепелин одним смещается на субъективные переживания пациентов как
из первых сообщает о передаче психического расстройства источник образования бреда, так как именно определенные
от одной личности к другой, именуя это «индуцированным настроения, желания и влечения конкретной личности по-
помешательством», что вообще чаще всего случается при рождают бредоподобные идеи и фантазии. Характерно, что
паранойе4. При этом сомнения и предположения постепен- эти идеи обычно тесно связаны с событиями, а точнее — «ле-
но превращаются в уверенность и затем в непоколебимое гализуются» через события, происходящие во внешнем
убеждение5.
мире, которые почему-то «вдруг» овладевают сознанием
Уже в начале ХХ века большинство специалистов пришли
пациентов и затем порождают неприемлемые — с нашей
к заключению, что паранойя представляет собой не болезнь,
точки зрения, и даже не вполне понятные (с точки зрения
а, как уже отмечалось, своеобразное развитие личности6, с
культуры) чувства.
чем отчасти согласился и сам Крепелин7. И хотя этот тезис
1
Крепелин, Э. Введение в психиатрическую клинику. Пер. с нем. проф. 1994. — С. 310). То, что эти идея достаточно трудно акцептировались в Рос-
П. Ганнушкина. Москва; Петроград: Народный Комиссариат Здравоохранения, сии, безусловно, имеет многочисленные причины, начиная с языковых: если
1923. — С. 320. паранойя, по-русски — это сумасшествие, то тогда предшествующий абзац
должен звучать так: «сумасшествие — это просто своеобразное развитие
2
Там же. личности».
3
Там же. — С. 322. 1
Ясперс, К. Общая психопатология. Пер. с нем. Л. Акопяна. М.: Практика,
4
Там же. — С. 171. 1997. — С. 853.
5
Там же. — С. 189. 2
Kretschmer, E. Über den sensitiven Beziehungswahn (О сенситивном бреде
6
Каннабих, Ю. История психиатрии. М.: ЦТР МГП ВОС, 1994. –С. 480. отношения). Berlin: Springer, 1918.
3
7
Русским эквивалентом греческого термина «паранойя» является «сумас- Ясперс, К. Указ. соч. — С. 502.
4
шествие» или «схождение с ума» (см.: Каннабих, Ю. История психиатрии, Там же. — С. 497.
216 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 217

Описание случаев жертвенности, мученичества и смерти во имя искупления как


способ приближения к Богу.
Описание случаев паранойи составляет один из самых
Еще более демонстративен случай Вагнера1, которым
трагических и самых впечатляющих разделов психиатрии,
овладела идея порочности его семьи и привела к убийству
который в настоящее время многократно тиражирован в
четверых детей и жены, а затем поджогу нескольких домов в
кинематографе, и это симптоматично: кинематограф удовле-
селении, где Вагнер учительствовал. При этом свой план он
творяет наш спрос, а следовательно — мы хотим это видеть.
считал «делом всего человечества», был уверен, что он обязан
В научной литературе наиболее известными являются
поступить именно так. Чрезвычайно наглядна характеристи-
классические случаи Рольфинка, Вагнера и Шребера, кото-
ка, которую серийный убийца дает сам себе: «Вы поймете…
рые описали Крепелин, Блейлер и Фрейд. Чтобы дополнить
что я увлекаюсь человеком, сильным духом и телом, что
клиническую картину некоторыми штрихами, при этом не
мне импонируют сильные, беззаботные, идущие напролом
столько триллероподобными аспектами этой формы страда-
преступники и звери… Сильными людьми я считаю тех, ко-
ния, сколько вполне человеческими самоотчетами пациентов,
торые без шума исполняют свой долг. У них нет ни времени,
приведем некоторые данные из работ Крепелина и Блейлера
ни надобности становиться в позу и стараться быть чем-то
и лишь упомянем случай Шребера, оставив все самое инте-
большим»2. Здесь следовало бы подчеркнуть еще одну ха-
ресное для самостоятельного изучения.
рактерную особенность — полное отсутствие чувства вины и
Некто Рольфинк был осужден за мошенничество, но
раскаяния, а нередко — и страха наказания за свои злодеяния.
посчитал этот приговор абсолютно незаконным и затем начал
Вторым существенным феноменом является искаженная
свою «непримиримую борьбу». Приведем только записи са-
психическая реальность3 — Вагнер любил своих детей и убил
монаблюдения этого пациента: «То, что я стал жертвой столь
их именно исходя из его представлений о любви к ним.
великой несправедливости и при этом не утратил веры в спра-
В психоанализе наиболее известным является случай
ведливость, поначалу заставило меня поверить в свое особое
Шребера4, который был убежден, что «его миссия — иску-
предназначение… Однажды мне пчришла в голову мысль,
пить мир и вернуть человечеству утраченное блаженство»,
будто я — народный герой-мученик; я почувствовал, что мне
особенно в связи с предполагаемым им скорым «концом све-
предстоит подвергнуться пяти пыткам, прежде чем смерть
избавит меня от мучений… Но для этого нужно было, чтобы я, 1
Блейлер, Э. Руководство по психиатрии. Берлин: Издательство товарищества
его ученик, умер той же смертью, что и Учитель»1. Здесь вроде «Врач», 1920. — С. 442–443.
бы и придраться особенно не к чему — такие строки могли 2
Там же. — С. 455.
3
принадлежать и писателю, и романтику, и борцу за свободу. Фрейд придавал особое значение феномену «психической реальности», ко-
торая отражает, а нередко — и замещает объективную реальность, но никогда
Но хотелось бы особенно обратить внимание читателя на идеи полностью не соответствует последней.
4
Фрейд, З. Психоаналитические заметки об одном случае паранойи, описанном
в автобиографии (1911) // Фрейд, З. Собрание сочинений в 26 томах. Том 3.
1
Ясперс, К. Общая психопатология. Пер. с нем. Л. Акопяна. М.: Практика, Одержимость дьяволом. Паранойя. Перевод с немецкого С. Панкова. СПб.:
1997. — С. 724. ВЕИП, 2006. – С. 71–145.
218 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 219

та»1. Мемуары Шребера (после их публикации в 1903 году) ются коррекции с помощью логики, даже если они противоречат
обсуждались многими психиатрами. Однако еще задолго до доводам рассудка, результатам проверки и доказательствам; и в-
этого (в 1895) Фрейд на основании исследования пациентов третьих, единственным признаком расстройства являются только
и историй болезни писал, что «паранойя является защитным те или иные нелепые идеи, а пациент воспринимается как вполне
неврозом» и что «ее главный механизм — проекция»2, при адекватная личность до тех пор, пока не затрагиваются его особые
этом в качестве главного «провоцирующего» фактора в бо- убеждения — и в этом случае обычно говорят о первичном бреде
лее поздних работах Фрейда также отмечались социальные (или паранойяльном синдроме). В случаях, когда к идеям присо-
«унижения и обиды»3. Напомним, что Шребер, несмотря на единяются галлюцинации, фантазии и те или иные чувственные
его страдание, был кандидатом в Рейхстаг, некоторое время ощущения, это квалифицируется как вторичный или чувствен-
исполнял должность главного судьи апелляционного суда, ный бред (параноидный синдром), для которого характерен
обсуждалось его назначение на пост президента сената, но устрашающий для пациента характер переживаний. Бредовые
помешало помещение в клинику. идеи величия, приобретающие систематизированный характер
Во всех этих случаях есть идеи преследования, несправедли- и предъявляемые обычно в сочетании с бредом преследования,
вости, социального унижения с последующей трансформацией в относятся уже к парафренному синдрому, принадлежащему к
поиски правды, мести и возмездия, нередко реализуемые в форме шизофреническому спектру психических расстройств.
серийных убийств. В формировании бредовой структуры выделяют три ос-
Существуют ли дополнительные диагностические критерии новных этапа1: 1) фаза ожидания или бредового настроения,
паранойи? Их не так много: во-первых, идеи, излагаемые пациен- которая характеризуется общим беспокойством и тревогой,
том, всегда не соответствуют действительности или искажают ее; что должно произойти что-то необычное; 2) фаза озарения,
во-вторых, эти идеи полностью овладевают сознанием и не подда- когда у пациента возникает ощущение, что он понял что-то
такое, чего раньше понять было невозможно; одновременно
1
То, что такие случаи представляют не только исторический интерес, подтверж-
дается недавней трагедией с группой верующих под руководством страдающего прежний человек как бы перестает существовать и появляется
психическим расстройством Петра Кузнецова, произошедшей в Пензенской новая личность, которая видит и воспринимает мир уже по-
области в 2008 году.
2
Проекция — механизм психологической защиты, впервые описанный Фрей-
другому, нередко — с ощущением восторга от открытия «но-
дом как раз в связи с паранойей. Если говорить весьма упрощенно, его суть вой сути вещей», хотя она еще «логически» и не осмыслена;
состоит в искреннем (но объективно — ложном) приписывании другим тех
социально неприемлемых намерений, недостатков или чувств, которые испы- 3) фаза систематизации, когда бредовая система оказывается
тывает сам субъект: «Это не я ненавижу Х, а он ненавидит и пытается уничто- для пациента логически целостной и непротиворечивой,
жить меня». Если быть более точными, то в подходе Фрейда к интерпретации
паранойи первоначальным фактором является отрицание любовных чувств причем он способен часами доказывать ее истинность, лег-
(греховных или запретных), затем их обращение в противоположность, и уже ко отметая любые доводы и демонстрируя поразительную
затем вступает «главный механизм» — проекция.
3
Фрейд, З. Психоаналитические замечания об одном биографически засвиде- память в отношении всего, связанного с его построениями,
тельствованном случае паранойи (1911) // Фрейд, З. Собрание сочинений
1
в 26 томах. Том 3. Одержимость дьяволом. Паранойя. Перевод с немецкого Кемпинский, А. Психология шизофрении. Пер. с польского А. А. Боричева.
С. Панкова. СПб.: ВЕИП, 2006. — С. 124. СПб.: Ювента, 1998.
220 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 221

переживаниями и открытиями, а все, что находится за преде- ние, способствуя освобождению его от неких непереносимых
лами этой конструкции — становится уже не столь важным. чувств и переживаний.
В отличие от классической одержимости, которая может Мы все периодически фантазируем или даже бредим (во
осознаваться и самим пациентом, для диагностики паранойи сне или наяву), когда хотим избежать каких-то мучительных
всегда требуется, как минимум, еще один человек, так как сам воспоминаний или чувств, стократно или тысячекратно (в
подверженный бреду никакой психопатологии в нем не видит. различных вариантах) проигрывая те или иные события
Пытаться запретить эти идеи властным или фармакологиче- или ситуации, которые могли бы произойти или, наоборот,
ским воздействием, что в общем-то одно и то же — бесполезно. не случиться. Однако в большинстве случаев мы сохраняем
Это то, что хорошо известно любому психопатологу, но — это критическое отношение к этим мыслям и переживаниям,
далеко не все, а лишь то, что лежит на поверхности. оставаясь в рамках реального мира (согласованного с миром
окружающих). Клинический бред отличается тем, что он
Между нормой и патологией манифестируется появлением (более или менее резко отли-
Поскольку все остальные психические функции со- чающегося от мировосприятия окружающих) нового мира
хранены и лица, имеющие бредоподобные идеи, нередко для одного-единственного человека. Здесь уместно задать
демонстрируют высокие социальные достижения, полу- вопрос: а всегда ли мироощущение большинства окружающих
чается, что, строго говоря, мы не можем квалифицировать является истиной? Если мы ответим на этот вопрос положи-
это как расстройство мышления (или должны уточнить, тельно, то тогда всех, кого в недавний период нашей истории
что оно является расстройством мышления только по относили к диссидентам, совершенно закономерно было
содержанию). Следовательно, бред имеет какую-то иную помещать в психиатрические лечебницы. А если довести эту
природу, а его причисление к расстройствам мышления идею до абсурда, то точно так же нужно поступать со всеми,
носит чисто феноменологический характер: с одной сто- кто не разделяет идеи современной западной демократии.
роны, мы видим в нем нечто, что позволяет относить его к Примеры такого решения проблем также имеются.
аномальным явлениям, а с другой — мы констатируем, что Бредовые идеи могут быть как сугубо личностно окра-
пациент (в отличие от нас — специалистов и большинства шенными (например, бред преследования или бред величия),
других) не способен критически оценивать эти суждения, не так и иметь общественное звучание (бред изобретательства,
замечает их ошибочности и более того — вообще не склонен социальных преобразований, борьбы). При этом и те и другие
полемизировать по этому поводу, презрительно отвергая могут полностью захватывать личность, когда весь смысл
любые противоречащие представления. Поэтому, исходя жизни оказывается подчиненным одной идее. Впрочем, такое
из введенного Фрейдом принципа вытеснения, мы можем поведение характерно для многих выдающихся личностей;
предполагать, что приверженность бреду носит защитный и хотя критерии отличий бреда от одержимости социально
характер и приносит пациенту определенное удовлетворе- значимыми идеями весьма размыты, все-таки нельзя не
признать, что бред всегда имеет некий оттенок пародии на
222 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 223

высокие творения разума. Но это вовсе не предполагает, что О. Блейлер и К. Юнг в 1907–1911 годах. В соответствии с
такая внешняя оценка снижает значимость этих суждений методом Фрейда они пытались понять бред исходя из теории
для их носителя. И эта внутренняя значимость должна быть влечений, а содержательные элементы бреда интерпретиро-
предметом самого пристального и самого искреннего иссле- вать как символы. По поводу этих первых успехов К. Ясперс,
дования, даже если при этом нам приходится погружаться в не принадлежащий к психоаналитическому направлению,
искаженный мир одного-единственного человека, где нередко сделал два весьма необычных заключения: 1) «Выражаясь
подвергается сомнению все, что до этого считалось нами ис- буквально, они вновь открыли “смысл безумия…”» и 2) «…Ис-
тиной. И пока мы вместе не сможем понять и не обнаружим пользованная ими для этой цели процедура, как нетрудно
то, что явилось причиной такого искаженного восприятия и убедиться на основании полученных результатов, ведет в бес-
суждений, никакие химические способы лечения не будут конечность»1. Бесконечность здесь можно понимать двояко:
эффективными. и как погружение в бесконечность психического, и как про-
Если при истерии связь между вытесненным пережи- тяженность самой процедуры анализа. Но, как позднее было
ванием и содержанием психопатологии нередко достаточно сказано Э. Фроммом: «…Ничто так ярко не свидетельствует
«прямолинейна» и в той или иной мере соответствует полу- о гениальности Фрейда, как его совет тратить время — даже,
ченным психическим травмам, нереализованным желаниям, если потребуется, многие годы — для того, чтобы помочь од-
психопатологическим комплексам и влечениям пациентов, то ному-единственному человеку достичь свободы и счастья».
в случаях бреда и паранойи — это всегда загадка. Единственное, В отличие от большинства других форм психопатологии
что, благодаря Фрейду, мы всегда точно знаем: «исходный эле- паранойя сама дает нам некоторый ключ к проблеме, и Фрейд
мент» психического расстройства имеется в бессознательном и особо указывает на него еще во введении к случаю Шребера:
продолжает действовать, хотя пациент обычно не подозревает «Провести психоаналитическое исследование паранойи было
об этом. Второе, чем мы обязаны уже современному психоана- бы вообще невозможно, если бы подобные пациенты не отли-
лизу: и проблема, и способ ее решения принадлежат пациенту. чались склонностью разглашать, пусть и в искаженном виде,
И этот способ вовсе не обязательно должен быть только пато- как раз то, что другие невротики хранят в тайне»2. И далее
логическим. Фрейд добавляет, что «параноикам, по-видимому, не прихо-
К сожалению, даже среди тех, кто идентифицирует себя дится преодолевать внутреннее сопротивление»3 — чрезвы-
в качестве психоаналитиков, не так много специалистов, чайно важная констатация.
которые понимают, что мы не лечим, а исследуем совместно
с пациентом его проблемы и именно этим путем вначале 1
Ясперс, К. Общая психопатология. Пер. с нем. Л. Акопяна. М.: Практика,
1997. — С. 498.
выходим на «аффективный след» и затем приходим к воз- 2
Фрейд, З. Психоаналитические заметки об одном случае паранойи, описанном
можности разрядки аффекта. Первыми психоаналитиче- в автобиографии (1911) // Фрейд, З. Собрание сочинений в 26 томах. Том 3.
Одержимость дьяволом. Паранойя. Перевод с немецкого С. Панкова. СПб.:
ские подходы к бреду использовали, как уже упоминалось ВЕИП, 2006. – С. 73.
в первой части книги, представители цюрихской школы 3
Там же.
224 Часть II. Статьи Одержимость и паранойя 225

История страдания Шребера излагается автором на- иного действа, направленного на «высшее благо» всего Чело-
столько высокохудожественно и захватывающе, что лучше вечества. В конечном итоге, главным итогом систематизации
ознакомиться с ней в оригинале, чем читать сухие и мало- бреда становится то, что, несмотря на жестокие страдания
вразумительные выкладки пересказа. В своем исследовании и лишения, Шребер все-таки выходит из этой многолетней
Фрейд последовательно описывает манифестацию психиче- схватки победителем. Забудем на время, как и наш пациент,
ского расстройства Шребера в форме тяжелой ипохондрии, к о бредовой природе его умопостроений, ибо для него они
которой затем присоединились мания преследования и идея реальны и в этом безумии «есть свой метод»1.
великой миссии, со временем обретающая «большое религи- Читатель, знакомый с аналитической литературой, лег-
озное» и даже всемирное значение — «…он призван спасти ко опознает в тексте и самого Шребера, и в интерпретациях
мир и вернуть миру утраченное блаженство. Но для этого ему Фрейда анальный комплекс пациента, его зависть к женщине,
нужно первым делом превратиться в женщину»1. Постепенно его гомосексуальные проявления и амбивалентные чувства к
его бред, с учетом его религиозных установок и наличного со- отцу, которые в менее ярких вариантах встречаются повсемест-
стояния культуры, приобретает вид «завершенной системы», но. Понимание проблемы нарциссического расстройства во
которую «невозможно подправить, непредвзято оценивая всем ее многообразии, конечно, потребует от читателя более
положение вещей»2. И хотя понятие «непредвзятости» со- серьезной методической подготовки, впрочем, как и понятия
держится в заключении одного из лечащих врачей Шребера, фиксации, вытеснения, проекции и многое другое. Несмотря
мы можем подвергнуть его сомнению: мы не должны судить на традиционно противоречивые оценки подходов Фрейда,
о пациенте непредвзято, а как раз наоборот — попытаться уверен, что каждый вдумчивый читатель найдет здесь что-то
встать на его место и посмотреть на мир с его предвзятой свое и это что-то позволит хотя бы чуть-чуть расширить или
позиции. даже заглянуть за горизонт того, что раньше было просто
Кого-то поразит то, что этот неординарный человек впал безликим психическим.
в такое тяжелое заблуждение. Удивиться легко, а понять или 20 ноября 2006 г.
хотя бы предложить путь к пониманию — задача неимовер-
ной трудности. Внимательный читатель, следуя за Фрейдом,
может приблизиться к такому пониманию, в том числе — как
и почему происходила модификация бреда, когда унизитель-
ная идея оскопления начала трансформироваться в величие
превращения в женщину, что совсем не отрицает кастрацию,
но придает ей характер самопожертвования и качественно

1
Фрейд, З. Психоаналитические заметки об одном случае паранойи, описанном
в автобиографии (1911). — С. 80. 1
Фрейд, З. Психоаналитические заметки об одном случае паранойи, описанном
2
Там же. — С. 79. в автобиографии (1911). — С. 85.
Ускользающие смыслы: « Сталкер » 227

Ускользающие смыслы: и бегущего невесть откуда и куда; оглушающем всплеске


падающей капли, в принятии тех, кто следует Ее законам, и
«Сталкер»1
неотвратимости наказания для тех, кто их не признает.
Все как в жизни. Мы все время куда-то забрасываем
наши идеи и помыслы с веревочками наших желаний — и
ждем: как отзовется? А затем идем, пытаемся прорваться
или проползти вслед за ними, даже не подозревая — что ждет
«...Ты только не ходи туда!...»
нас там? Есть только ориентир — куда идти именно сейчас.
«...Оттого, что я перестал туда ходить,
А что будет через минуту — всегда тайна, ибо у Нее есть свои
что изменилось?»2
права, включая право не любить человека с его неукротимым
и неисполнимым желанием — подчинить и упорядочить
этот хаос. Стать высшим судьей. А Она напоминает — этого
никогда не будет.

Зона «В Зоне стрелять нельзя. В Зоне не то что стрелять — ка-


Сколько раз смотрел, и всегда ощущение какой-то не- мень иной раз бросить опасно».
завершенности, недосказанности, впрочем, как и во всех
других фильмах Тарковского. Всего несколько персонажей, Профессор и писатель
и ни один из них — не главный. Главная — Зона. Нечто все- «Вы в самом деле ученый? Тогда конечно! Эксперимент,
объемлющее, загадочное и пугающее, поражающее и притя- факты... Истина в последней инстанции. Только, по-мо-
гивающее своей обезличенностью и одновременно имеющее ему, фактов не бывает. Их вообще не бывает, а уж здесь,
свой особый язык, постоянно напоминающий: прямых путей в Зоне, и подавно. Здесь все кем-то выдумано, неужели
нет. И Она не просто напоминает — Она мстит за любое на- вы не чувствуете? Все это чья-то идиотская выдумка!
рушение Ее порядка и правил хаоса. Казалось бы, никакой Нам всем морочат голову. Кто — непонятно. Зачем? Тоже
логики, но она есть — в ее отсутствии. Это завораживает и непонятно».
подчиняет, вовлекая в круговорот неких непредсказуемых и
неслучайных случайностей. И только затем понимаешь: Ее Они не случайны. Могли быть мошенники, мечтающие
неодушевленность кажущаяся. Она живет: в трепещущем о несметных богатствах, слепцы, жаждущие прозрения, не-
листе, монотонном журчании ручья, вдруг появляющегося излечимо больные. Но не в этом ценность бытия. Поэтому
1
Доклад на Первом Международном Кинофестивале «Зеркало» им. Андрея идут только двое — технократ и гуманитарий, и каждого
Тарковского (Иваново, 6–13 июля 2007).
2
ведут свои сомнения и свой смысл. Смысл — всегда где-то
Здесь и далее в кавычках приведены цитаты из текста сценария А. Тарков-
ского. там. Там, где стирается грань между изменчивой реально-
228 Часть II. Статьи Ускользающие смыслы: « Сталкер » 229

стью и безмерными иллюзиями, и появляется страх. Наши произведения искусства! Образы абсолютной истины.
страхи — это оборотная сторона наших желаний и помыслов. Это, по крайней мере, бескорыстно...
И не всегда благих и высоких — но мы искусно облекаем их (Пауза.)»
в блестящие упаковки общественно значимых. А то, что мы
говорим, и то, что мы думаем — не совпадает гораздо чаще, чем Не только человек, но и Человечество — смертно. И
нам кажется. Поэтому слова не так уж важны. Они не так уж тогда остается только Вечность. Прикосновение к которой
много значат. Нет смысла убеждать, оправдываться, просить волнует и пугает, как и все, не поддающееся объяснению.
или умолять. Получишь только то, что заслужил, прощения Как и встреча с самим собой и осознанием тщетности что-
не будет. Чего боишься, то и случится. Даже только помыс- то изменить — в прошлом и будущем... У Природы — есть
ленное зло порождает его же, а закон Талиона — не только свой замысел, который мы пытаемся постичь, но вряд ли это
для людей и не только за поступки. — Природа действует посильная задача. Природа наделила нас органами чувств
также, отрезвляя наши мечты о всемогуществе и бессмертии лишь для того, чтобы мы могли приспособиться к ней, но — не
демонстрацией реальной мощи и реальной Вечности. Но мы познать. Мы сталкиваемся только с частными проявлениями
плохие ученики и продолжаем жить в мире иллюзий. Даже законов природы, но не с самими законами и, безусловно, не
умудренный жизнью и опытом Профессор верит в чудо. В то, в силах их менять. Поэты уже вопрошали: «Как слово наше
что время можно остановить или повернуть вспять. И что-то отзовется?». — А наши помыслы? Разве они не такая же
исправить в уже случившемся и непоправимом, скорее все- реальность? А может быть, даже мощнее, чем «взмах крыла
го, даже не подозревая, что идет давно проторенным путем: бабочки».
спасение в вере.
Слегка преуспев в познании физических законов Приро- «Мир по преимуществу скучен. — Непроходимо скучен,
ды, мы пытаемся замахнуться на ее социальные и исторические и поэтому ни телепатии, ни привидений, ни летающих
закономерности, переписывая и корректируя их «с учетом тарелок... Ничего этого быть не может... Это в средние
текущего момента», и выдавая желаемое за действительное. века было интересно. Были ведьмы, привидения, гномы.
А что такое «текущий момент» для Вечности? И какое ей дело В каждом доме был домовой, а в каждой церкви был
до желаний каких-то смертных. Тем более что исполнение Бог...»
желаний далеко не всегда — благо, а мы — не повелители, а
рабы наших страстей, которые умирают вместе с нами. Проводник
«Профессор отхлебывает из кружки и брюзжит: «Он что, говорил кому-нибудь, зачем он ходил в Зону?
— И вы что, беретесь ответить, зачем существует чело- Просто на самом деле человек никогда не знает, чего
вечество? он хочет. Существо сложное. Голова его хочет одного,
— Не перебивайте, — бросает Писатель. — Это невежли- спинной мозг — другого, а душа — третьего... И никто не
во. Лишь затем, — продолжает он, — чтобы производить способен в этой каше разобраться. Во всяком случае, здесь
230 Часть II. Статьи Ускользающие смыслы: « Сталкер » 231

речь идет о сокровенном. Вы понимаете? О сокровенном И это предчувствие — материально. Иначе невозможно
желании!» объяснить, как фантастический сюжет через десятилетия
воплотился в реальные апокалиптические пейзажи, кое-где
У человека всегда есть потребность в неком месте, куда надо уже заселенные сталкерами. Пока только в одном гиблом
приходить. И затем — приводить других. Что это за место — со- месте. А может, это будущее?
вершенно неважно — пещера, храм или комната, где сбываются
желания или есть только надежда, что они сбудутся. У каждого «Насыпь здесь изгибается широкой дугой, и с того мес-
такого места есть свой служитель — проводник на пути к усколь- та, где стоят наши герои, хорошо видна голова состава,
зающим смыслам. Его смысл — в служении Месту и еще чему- которым доставлена была сюда когда-то танковая часть.
то — Высшему. Поэтому, в отличие от паломников, он ничего не Но что-то случилось там, впереди: тепловоз и первые две
просит и ни на что не надеется. Он просто верит, что спасение платформы валяются под откосом, несколько следующих
в вере. Безверие пугает его, но он ничего не может объяснить стоят на рельсах наперекосяк — танки с них сползли и
ищущим что-то прагматичное и пытающимся идти напролом валяются на боку и вверх гусеницами на насыпи и под на-
и чувствует себя виноватым, даже когда говорит: «Так нельзя! сыпью. Несколько машин удалось, видимо, благополучно
Она этого не любит». Его, конечно же, не понимают, а он — все спустить под насыпь: видимо, их даже пытались вывести
равно ведет их, напоминая порой то юродивого, то покорного на дорогу, но до дороги они так и не дошли — остались
слугу, но служит не им, а Ей, Зоне. Раз Она существует, значит, стоять между дорогой и насыпью небольшими группами,
кто-то должен сюда приходить. Иначе что-то будет не так, как пушками в разные стороны, некоторые вросшие в землю
должно. А как должно? У каждого свой ответ, своя оправдатель- по самую башню, некоторые наглухо закупоренные, а
ная цель и привнесенный смысл, онаученный или эмоционально
некоторые — с настежь распахнутыми люками. — А где
предчувствуемый. И неизвестно — который лучше?
же... люди?.. — тихо спрашивает Писатель. — Там же люди
Наука уничтожает целостность мира, разбивая его на
были. — Это я тоже каждый раз здесь думаю, — понизив
якобы понятные дискретности — химические, физические
голос, отзывается проводник».
или биологические. Так ли на самом деле? Не исчезает ли
при этом исходное единство всего сущего, времени, простран-
Итог
ства, мыслей и чувств? Текучесть и взаимопроникновение
наделенного духом и предположительно не обладающего Претензии на власть над Природой и на свое верховен-
им — безусловны, и именно на этом перекрестке стираются ство в ней — это иллюзия. Пока не осознанная в качестве
грани между явью и снами, несбыточностью надежд и необъ- таковой. И путь к этому осознанию не близок и не прост. Он
ятностью желаний, физическим и психическим, гипотезами и проляжет еще через множество испытаний и приведет, как
открытиями, фантазией и реальностью. И тогда понимаешь, и наших героев, к единственно возможному выводу: мы не
что никакой фантастики нет — есть только предчувствие. вправе!
232 Часть II. Статьи Ускользающие смыслы: « Сталкер » 233

Даже не самые последние и не безуспешные однажды Это не фильм и не философия. Это Послание. Горькое и
задумываются и пытаются дойти до чего-то... Чего-то со- напоминающее, что возмездие неотвратимо.
кровенного, где научная логика или даже художественный
вымысел уже не работают. За комнатой, где исполняются «Люди были молоды, вы понимаете? А сейчас каждый чет-
желания, всегда маячит дверь, за которой расплата. Все, что в вертый — старец. Скучно, мой ангел. Ой как скучно!» [...]
прошлом — уже непоправимо, а в будущем — страх возмездия «Блестит битое стекло, валяется мятый электрический
за реальные или мнимые прегрешения, за все совершенное чайник, кукла с оторванными ногами, тряпье, россыпи
по неразумению и вроде бы в силу непреодолимых обстоя- ржавых консервных банок»...
тельств. И даже если все разрушено и лежит под обломками, 13 июня 2007 г.
остается некая связь с тем, что по другую сторону, что врыва-
ется в опустошенный мир дребезжащим зуммером...

«— Это два двадцать три сорок четыре двенадцать? Как


работает телефон?
— Представления не имею, — говорит Профессор.
— Благодарю вас, проверка. (Слышатся короткие гуд-
ки...)».

Триумф и трагедия идут рядом. Совсем недавно один из


разработчиков водородной бомбы признался: перед первым
испытанием они опасались — не сдетонирует ли атмосфера
Земли? Но ведь так хотелось испытать! Профессор хочет
оградить мир от маньяков, которые, возможно, захотят его
уничтожить. А как нам определить — кто они и где они?
А если Природа захочет уничтожить свое творенье, возом-
нившее себя верхом совершенства? Нет ли заблуждения в
том, что Она неодушевлена? А если присмотреться повни-
мательнее? — Она пристрастна и мстительна. Око за око,
зуб за зуб. За каждое око некогда голубых озер, за каждый
взорванный утес, за каждую перерезанную артерию рек и
каждую закатанную в асфальт травинку.
Неочевидный образ будущего 235

Неочевидный образ будущего1 Идеи демократии


В последние годы становится все более очевидным: что-
то происходит с демократическими институтами и идеей
гражданского общества. И это «что-то» происходит не только
в России. Совсем недавно почти привычными стали новые
термины — «управляемая демократия», «суверенная демо-
кратия», ранее говорилось о «пост-демократии» и т. д. О чем
это свидетельствует?
Обращаясь к просвещенной аудитории, вряд ли уместно
апеллировать к периоду формирования демократических
Исторические процессы духа
идей (XVIII век) и хорошо всем известным понятиям эко-
Представляемый материал будет апеллировать преиму- номической и политической свободы, поэтому обратимся
щественно к психоанализу Зигмунда Фрейда и концепции только к этической составляющей лозунга демократии: «ра-
«исторических процессов духа» Вильгельма Дильтея, объ- венству и братству». Эта этическая составляющая, по сути,
единяя их общей целью — вникнуть в переживания индивида предлагала новую веру: в величие свободы духа и свободной
конкретной эпохи. Это проникновение в переживания, как и личности. Последний тезис априори предполагал естествен-
все психологическое знание — неочевидно, и в большинстве ное (или природное) равенство всех людей, а все имеющиеся
случаев автор не сможет представить каких-либо веских формы неравенства рассматривались как искусственные,
доказательств тем или иным идеям. Более того, учитывая обусловленные сложившейся в обществе несправедливостью,
рамки предполагаемого сообщения, все теоретические обос- а также — воздействием морально устаревших социальных
нования (хорошо известные специалистам) останутся «за институтов. Считалось, что достаточно освободиться от этих
скобками» и будут обобщены только некоторые фрагменты институтов, как человек проявится во всем величии своих
«истории болезни» современности, обычно ускользающие как духовных и физических сил.
от обыденного внимания, так и от научного анализа. Поэтому И здесь было первое и глубочайшее заблуждение, ибо,
в данном случае целесообразнее говорить лишь о попытке
как убедительно доказано психологической наукой и всем
«объективизировать» некоторые из наиболее актуальных
историческим и социальным опытом Человечества, люди не
гуманитарных проблем.
равны по своим физическим, интеллектуальным и духовным
1
У этой статьи необычная судьба. Впервые этот материал был кратко представ- качествам, и с этим, как отмечал даже Маркс, ничего нельзя
лен в качестве доклада на пленарном заседании Межпарламентской ассамблеи
стран Европы и Израиля в 2001 году в Москве, где аудитория законодателей
поделать. Тем не менее на протяжении двух последних сто-
посчитала, что автор просто решил их эпатировать. Затем он был издан в летий формальным критерием развития Европейской циви-
Сборнике научно-экспертного совета Совета Федерации РФ и за последующие
годы десятки раз переиздавался в России и за рубежом. лизации (и европейского гуманитарного знания) оставалась
236 Часть II. Статьи Неочевидный образ будущего 237

апелляция к тем нравственным императивам, тем правам и люзорно-спекулятивном лозунге: «равенства возможностей».
свободам, которые были записаны сначала во французской Но и здесь так же: и наука, и социальный, и исторический
революционной «Декларации прав человека и гражданина», опыт множества поколений тысячекратно подтверждают,
а затем, уже в середине ХХ века — во «Всеобщей декларации что никакого равенства возможностей не было и нет. Ни для
прав человека». отдельных людей, ни для конкретных наций, ни для тех или
И хотя провозглашенные принципы «Свободы, равенства иных государств. Официальная демократическая доктрина
и братства» фактически никогда не отвергались и не пере- не предлагает в данном случае никакой объяснительной
сматривались, в ХХ веке (и особенно — в начале XXI) они системы или интерпретации, а граждане демократических
претерпели существенные изменения. Но пока — не были стран уже давно живут и действуют в условиях искаженной
переосмыслены и даже не обсуждаются. психической реальности.
Мной не раз обосновывалось, что демократия как форма
Искаженная психическая реальность этического, государственного и общественного регулиро-
Философия позитивизма и либеральная идеология, вания уже исчерпала свой ресурс и не отвечает реалиям
появившаяся как преемница идей Просвещения и провоз- современного мира, что неизбежно вызовет потребность ее
глашающая приоритеты, прежде всего — свободы экономи- переосмысления, и в первую очередь — ее западных образцов,
ческой (следствием чего стало еще более явное неравенство), которые уже давно обслуживают интересы правящих элит и
закономерно привели к появлению социал-демократических, крупного бизнеса.
а затем и коммунистических идей.
Причина достаточно очевидна — обесценивание идей
Кризис невротического гуманизма
Просвещения, из которых постепенно «вытеснялись» идеи В последнее десятилетие преобладает ощущение, что мы
всеобщего «равенства и братства», на смену которым законо- (имеется в виду Человечество в целом) сейчас переживаем
мерно пришли столь же невротически-иллюзорные (а если или приближаемся к смене парадигмы развития и эта смена,
быть более точным — патологические) идеи парциального скорее всего, будет осуществляться чрезвычайно болезненно
звучания: «пролетарского братства», «социалистического и… нецивилизованно.
единства» и т. д., породившие аффективную разрядку с ре- Если мы бросим взгляд на все предшествующие эпохи
ками крови своих же соотечественников и затем — ушедшие нашей европейской (Христианской) цивилизации, то прежде
в историю. всего можем заметить, что все они опирались на реальные
В итоге, к началу ХХI века из всего идеологического или иллюзорные гуманитарные концепции. В некотором
обеспечения демократии сохранилась только идея эконо- смысле — гуманизм был стержнем развития европейской
мической свободы, обретшая новое звучание в другом, на цивилизации и, соответственно — стержнем формирования
первый взгляд — «терапевтическом», а на самом деле — ил- личности европейского типа: ориентация на чувства, на воз-
238 Часть II. Статьи Неочевидный образ будущего 239

вышенное и прекрасное, поддержка слабых, забота о сирых важнейших механизмов «социальной механики» — системы
и убогих, борьба за справедливость наполняли человечество власти и управления. Поэтому вслед за модификацией пове-
духовными силами, даже несмотря на то, что осуществление дения людей, скорее всего, начнется (точнее — уже началась)
этих гуманитарных проектов часто граничило с огромной модификация действующих форм государственной власти
расточительностью и нерациональностью (типично невро- практически во всех (самых демократичных) странах.
тический паттерн).
Но именно эти (гуманитарные) аспекты поведения «Паранойяльный сдвиг»
сейчас, как представляется, подвергаются сомнению или —
Когда массы имеют высокие объединяющие идеи, это
точнее — мало верифицируются на современной картине
всегда порождает ту или иную социальную активность, осо-
мира, а невротический тип реагирования на «превратности
бенно — в молодежной среде. Когда таких идей нет (опять
судьбы» приобретает качественно иные характеристики. От
же — прежде всего в молодежной среде), появляется каче-
невротического «думать, сомневаться, переживать» мир все
ственно иное явление, которое можно было бы квалифици-
более явно смещается к силовым решениям с паранойяльной
ровать как «социальный активизм», в самом определении
«уверенностью в своей правоте, ненавистью к инакомыслию
которого присутствует некий деструктивный компонент. Этот
и потребностью в агрессивном действии» (обычно оправды-
деструктивный компонент усиливается тем, что постепенно
ваемом как «противодействие»).
утрачиваются условия для диалога поколений, этнических
Мы вошли или входим в новую эпоху, о которой было
групп, наций и народов, а у «активистов» — надежда быть
много предсказаний, и многие считали, что это будет гумани-
тарная эпоха. Не разделяю этих ожиданий и думаю, что она выслушанными и уж тем более — услышанными. Круг лиц,
будет скорее технократически-информационной, с опорой которых надлежит слушать, все более сужается, при этом при-
на прагматизм и силу, а не на гуманизм. Более того, думаю, надлежность к этому кругу определяется не столько особыми
что она уже — почти такая. При этом прошлые достижения личными качествами новых «властителей дум», сколько их
в сфере духовной жизни — будут чем-то замещаться. Пока официальным статусом в государственной иерархии сверх-
можно только предполагать — чем? Но совершенно очевидно, держав (ярчайший пример — американская демократия).
что наши прежние духовные ценности не могут быть пере- В результате осмысленность бытия сменяется его неопреде-
ведены на язык технических систем и уже поэтому чужды ленностью, непредсказуемостью и небезопасностью.
современной эпохе. Как представляется, современный социальный активизм
При этом одновременно с кризисом гуманитарных отдельных национальных групп, включая наш «родной» рус-
идей будут ставиться под сомнение традиционные понятия ский национализм, впрочем, как и современный фанатизм
смысла жизни, а также — духовные ценности и вера, ко- отдельных направлений мировых религий и их переход в
торые не только являются существенными компонентами идеи мученичества и терроризма — нужно рассматривать
мировоззрения современной личности, но и входят в число как явления одного порядка и даже — как звенья одной цепи,
240 Часть II. Статьи Неочевидный образ будущего 241

а именно — планетарной патологизации общественного со- Многие питают иллюзорные надежды на не выдержав-
знания. шую проверку временем идею «плавильного котла» и иные
В силу упомянутых выше факторов современная дей- подобные теории, а националистические настроения растут во
ствительность создает особую «питательную среду» для всем мире… На фоне безбожного и безыдейного пространства
размножения вируса интолерантности и терроризма, раз- европейской культуры, можно высказать предположение,
вивающегося по известной формуле: «Это не я ненавижу что национальная идентификация — это последняя форма
Х, а он ненавидит и преследует меня». Безусловно, особо идентификации, когда уже больше нечем гордиться и нет
подверженной заражению этим вирусом оказывается кате- никаких объединяющих идей или — пользуясь выражением
гория уже упомянутых социальных активистов. Во всяком Фрейда — утрачена «либидозная конституция массы», кото-
случае, никто не заподозрит в террористе, скинхеде или рая позднее была названа Гумилевым «пассионарностью».
фашисте «пассивную личность», так же как и не будет
отрицать реальность феномена психического заражения и Трансформация родительских структур
его особую вирулентность в информационную эпоху, осо- Нельзя не замечать и другого: на фоне последовательного
бенно — если учитывать, что практически все новостные и усиления государственно-охранительного аппарата во всех
кинопрограммы мало чем отличаются от хроники преступ- развитых странах граждане чувствуют себя все менее защи-
лений и происшествий (тем самым демонстрируя «новые щенными. Если довести этот тезис до крайности и апеллиро-
социальные образцы»). вать к преобладающим чувствам европейцев, то получитс