Вы находитесь на странице: 1из 274

Николай  

Линде
Эмоционально-
образная (аналитически-
действенная) терапия

«Издательские решения»
Линде Н. Д.
Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия  / 
Н. Д. Линде —  «Издательские решения», 

ISBN 978-5-44-936657-3

Перед вами книга, обучающая основам эмоционально-образной терапии


(ЭОТ), нового отечественного метода психотерапии. Мишенью этого
метода являются хронические негативные эмоциональные состояния, а
средством их коррекции — образы этих состояний. ЭОТ позволяет быстро и
эффективно решать психологические и психосоматические проблемы. В книге
представлены: система теоретических положений и методов практической
работы, примеры из практики и имагинативные упражнения, а также словарь
образов.

ISBN 978-5-44-936657-3 © Линде Н. Д.


© Издательские решения
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Содержание
Предисловие 7
Введение 10
Глава 1. Эмоции и их значение 13
1. Эмоция – критерий правильности и успешности 13
2. Эмоция как главная цель 15
3. Самочувствие – это тоже эмоция 16
4. Эмоция как энергия 17
5. Как люди обращаются с эмоциями 18
6. Эмоция как основа для выбора решений 19
7. Эмоциональные состояния 22
8. Уровни личности и задачи ЭОТ 24
Основные итоги главы 29
Глава 2. Эмоции и тело 30
Основные итоги главы 35
Глава 3. психологическая проблема 36
1. Внутренняя структура проблемы 36
Основные итоги главы 46
Глава 4. Образы и аналитическая работа с ними 47
1. Спонтанные образы 54
2. Создание гипотезы 60
3. Проверка гипотезы 66
Основные итоги главы 67
Глава 5. Основные этапы процесса эмоционально-образной терапии 68
1. Общая схема терапевтической работы (10 шагов) 69
2. Рекомендации 77
Основные итоги главы 78
Глава 6. Приемы изменения негативных эмоциональных состояний 79
с помощью образов
1. Методы саморегуляции с помощью образов эмоциональных 82
состояний
2. Техники мысленного действия 88
3. Диалог с образом 92
4. Взаимодействие противоположностей 94
5. Замена образа 96
6. Передача чувства 98
7. Судьба образа 100
8. Свободное фантазирование 101
9. Волшебство 102
10. Высвободить энергию чувства 104
11. Простое и парадоксальное разрешение 111
12. Контрпредписание 113
13. Усиление (энергетизация) части личности 117
14. Перераспределение акций 120
15. Принятие внутреннего ребенка 122
16. Поиграть с грязью 126
17. Вдыхать пустоту 128
4
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

18. Разрешить образу проявить свой потенциал 130


19. Признать важность образа 132
20. Метод возвращения женственности 134
21. Возвращение «подарка», или Возвращение зла 138
22. Метод конверсии негативной энергии в позитивную 142
23. Метод «Отпусти», или «Разожми лапку» 144
24. Метод раскаяния 147
25. Метод «И ни каплей больше» 149
26. Отказ от жалости к себе 150
27. Метод возвращения инвестиций 153
Основные итоги главы 166
Глава 7. Преимущества и особенности метода 167
1. Причины эффективности ЭОТ 168
2. Отличия от других направлений психотерапии 170
Основные итоги главы 175
Глава 8. Имагинативные упражнения в ЭОТ 176
1. Упражнения для тренировки 177
2. Релаксационные упражнения 179
3. Имагинативные упражнения 182
4. Упражнения для первой ступени обучения ЭОТ 183
5. Упражнения для второй ступени обучения ЭОТ 203
6. Упражнения для третьей ступени ЭОТ 216
Основные итоги главы 230
Глава 9. Избранные терапевтические истории 231
Словарь образов ЭОТ1 253
Список примеров 268
Список литературы2 272

5
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Эмоционально-образная
(аналитически-действенная) терапия

Николай Дмитриевич Линде


© Николай Дмитриевич Линде, 2018

ISBN 978-5-4493-6657-3
Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

6
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Предисловие
 
Эмоционально-образная терапия  – это сравнительно новый и  оригинальный
отечественный метод психодинамического направления психотерапии, который
позволяет достичь весьма быстрых и существенных результатов в области психосо-
матики и при коррекции эмоциональных проблем. Основная идея этого метода состоит
в том, что эмоциональное состояние может быть выражено через зрительный, звуковой или
кинестетический образ, а дальнейшая внутренняя работа с этим образом позволяет трансфор-
мировать негативное эмоциональное состояние в позитивное.
Но  для успешной трансформации необходимо провести анализ психологических при-
чин возникновения нежелательного эмоционального состояния. Поэтому этот метод терапии
является каузальным, то есть ориентированным на поиск первопричины возникновения пси-
хологических трудностей. Опираясь на образы, можно не только провести анализ психологи-
ческой проблемы, но и ее коррекцию. В этом смысле можно сказать, что удалось совместить
два в  одном: анализ и  воздействие. Но  коррекция не  может достигаться чисто механиче-
ским воздействием на  образ. Эмоционально-смысловое интерсубъективное (внутри-
личностное) воздействие направлено на изменение хронического негативного эмо-
ционального состояния, а образ служит только «рычагом» для этой работы. Поэтому
в  настоящее время я использую для эмоционально-образной терапии второе название: ана-
литически-действенная терапия. Изменение состояния достигается с  помощью разрешения
исходного психодинамического конфликта.
С  теоретической точки зрения эмоции являются проявлением психической энергии
индивида, направленной на совершение тех или иных действий, например, страх заставляет
человека сжиматься, а  гнев  – нападать. «Застрявшие» эмоции не  реализуются в  действии,
но  порождают многие негативные последствия, в  том числе психосоматические симптомы
и другие хронические проблемы. Нами были созданы и систематизированы многочисленные
приемы работы с образами, как позволяющие выявить структуру психологической проблемы,
так и решить ее с помощью внутренней работы.
Это направление не  противоречит другим направлениям психотерапии, но  позволяет
использовать теоретические и практические открытия самых различных школ. Внешне про-
стая работа с образами является только видимой частью «айсберга», но эффективность метода
обеспечивается его «подводной частью». Поэтому для того, чтобы грамотно пользоваться этим
методом, необходимо знать основы психоанализа, транзактного анализа Э. Берна, гештальтте-
рапии, телесной терапии В. Райха, нейролингвистического программирования и других мето-
дов. Но благодаря некоторым новаторским идеям данный метод оказывается более эффектив-
ным при решении ряда задач, чем его предшественники.
Также важнейшей частью нашей терапии является исповедуемая нами и много лет раз-
виваемая, постоянно проверяемая на  практике философия жизни. Эта философия только
отчасти отражена в философско-психологических эссе, которые я называю психологическими
сутрами. Они опубликованы в  отдельной книге «Психологические Сутры. Психология для
реальной жизни» [39].
Метод эмоционально-образной терапии вырос из  моих первых попыток найти способ
психологического воздействия на  психосоматическое состояние через работу с  образами.
Существовали и  существуют методы релаксации, аутогенной тренировки, медитации, само-
внушения, аффирмаций и  т.  д.  Они не  устраивали меня тем, что в  них априорно задава-
лась программа воздействия, хотелось отталкиваться от актуального телесно-переживаемого
состояния, найти доступ к пониманию причин его возникновения. Я придумывал медитации,
направленные на то, чтобы вызвать образы, отражающие то или иное соматическое или психи-
7
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ческое состояние. Например, надо представить, как выглядят органы тела, если путешество-
вать внутри них в виде маленького человечка; как они светятся, если представить их свечение;
как они звучат, если бы они звучали; какое у них настроение… Возникали и более абстрактно-
психологические идеи: как представить свое «я»; как выглядит «смысл жизни»; как вернуть
«утраченные» когда-то части личности и т. д. Я получал очень приятные ощущения, совершая
эти упражнения, в некоторых случаях я ощущал, что энергия просто переполняет меня. Захо-
телось поделиться своими наблюдениями с другими людьми.
Оказалось, что можно было корректировать некоторые симптомы просто через мыслен-
ное сосредоточение на воображаемом образе этого симптома. Например, можно было слушать
воображаемый звук, соответствующий боли в  голове,  – и  звук менялся в  лучшую сторону,
а  боль исчезала без анализа причины! Можно было обонять воображаемый запах сердеч-
ной боли – запах исчезал, и боль тоже! Можно было мысленно натянуть или ослабить плохо
звучащую струну  – звук улучшался, а  боль проходила! Это было очень интересно, похоже
на существующий уже давно метод biofeedback (биологической обратной связи), когда пациент
научался мысленно управлять образом своих физиологических показателей, демонстрируемых
ему на экране монитора. Только уже не надо было никакого компьютера, и выбор состояний
и образов был совершенно неограничен, коррекция могла проводиться «в полевых условиях».
Коррекция происходила в считаные минуты, а результат сохранялся навсегда. Это уже было
здорово!
Я проводил семинары, организовал кружок в рамках общества то ли гуманистической,
то  ли гуманитарной психологии, не  помню точно. В  ходе этих занятий и  вызрела основная
модель терапевтической работы. Оказалось, что не всегда можно действовать так просто, осо-
бенно когда речь шла не о психосоматическом симптоме, а о психологической проблеме. Я
понял, что подбор метода мысленного воздействия на  образ определяется психологической
причиной возникновения проблемы. А образ содержит в себе массу информации о проблеме
и  может служить ключом к  раскрытию истинных причин страдания. Причем клиент часто
не понимает, что он рассказывает о себе с помощью образа, а терапевт понимает! Поэтому
необходимо было дополнить перечень методов воздействия на образ процедурой анализа про-
блемы. Отсюда, а также из задач преподавания психотерапии родились модели первичных про-
блем (см. ниже) и некоторые пункты аналитической работы.
В 1994 году я опубликовал небольшую книжку под видом учебно-методического посо-
бия, в  которой обозначил основные идеи, методы и  этапы работы, но  называлась она еще
по-старому: «Медитативная психотерапия» [31]. Скоро я изменил название, поскольку слова
«эмоционально-образная» в большей степени соответствовали истинному содержанию того,
что происходило в процессе терапии. Я постоянно вел кружки уже среди студентов, развивал
теорию, приемы и философию метода.
Постепенно расширялось поле приложения метода, легко удавалось избавить индивида
от боли, аллергии или фобии… Успехи слегка кружили голову, хотя я не встретил поначалу
адекватного понимания и принятия у большинства коллег. Некоторые друзья воспользовались
моими идеями, которыми я щедро делился, в личных целях, но я на них не в обиде, поскольку
магистральное направление развития метода оставалось за мной, а они только подтверждали
мою правоту. Кроме того, в психотерапии невозможно избежать тех или иных заимствований.
Мне, например, очень помогли мои занятия йогой, обучение у гештальттерапевтов и телесных
терапевтов из Германии и Швейцарии, семинары по НЛП (Нейролингвистическое програм-
мирование) у разных преподавателей, семинары по процессуальной терапии Арнольда Мин-
делла, изучение литературы по психоанализу, символдраме, другим направлениям психотера-
пии и т. д.
Я стремился обучать студентов, чтобы они далее использовали и развивали метод, чтобы
доказать, что он работает не только в моих руках. Сейчас у меня уже десятки последовате-
8
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

лей, и некоторые опытные психологи-практики, прошедшие обучение, предпочитают работать


именно этим методом, хотя знают и гештальттерапию, и НЛП, и эриксонианский гипноз и т. д.
Метод обрастал дополнительными деталями, не  все они отражены в  публикациях,
самая подробная из  которых  – книга «Эмоционально-образная терапия. Теория и  прак-
тика» 2004 года [36], издана небольшим тиражом в Московском гуманитарном университете.
Но и в ней многое недосказано, например, недостаточно раскрыт аналитический аспект ЭОТ.
Поэтому назрела необходимость дополнить эту работу, заполнить те пробелы, которые в ней
присутствуют и увеличить теоретическую часть. Метод и сейчас развивается, и в книге будет
много новинок.
К сожалению, я сталкиваюсь со многими искажениями. Создается впечатление, что неко-
торые люди считают, что достаточно создать образ и потом как угодно им манипулировать,
и тогда все должно получиться, что это и есть мой метод. Это далеко не так, следует поучиться
не только самому методу, но и тому, как им пользоваться. Иначе может получиться как в той
басне про мартышку и очки: «…то их понюхает, то их полижет. Очки не действуют никак!»
Однажды незнакомая мне студентка подошла ко мне с вопросом: «Я лечила вашим мето-
дом моего молодого человека, у него болел живот. Живот у него прошел, но заболела спина.
Почему так могло получиться?» Я уверен, что она у меня не училась, бог весть, что она делала!
– Скажите, – спросил я, – а какие были образы?
– Не помню…
– А какие методы воздействия вы применили?
– Не знаю…
– Какую проблему вы выявили?
– (Непонимающий взгляд.) Никакую…
– Как же я могу вам сказать, что вы сделали, и почему это произошло? Сначала поучиться
надо, потом уже применять…
Недостаточно знать только ЭОТ, наша терапевтическая работа соответствует всем тре-
бованиям, которые предъявляются к любой психотерапевтической работе. Мы сталкиваемся
с теми же трудностями, как и все прочие, – с сопротивлением, переносом, проекциями, недо-
статком доверия, ригидностью мышления, предрассудками и т. д. Для работы в стиле ЭОТ
необходимы хотя бы базовые знания в области психоанализа, аналитической психологии К.
Юнга, индивидуальной психологии А. Адлера, транзактного анализа Э. Берна, теории телес-
ной терапии В. Райха, гештальттерапии Ф. Перлза и т. д.
Метод невозможно применять просто механически, как набор технических приемов,
необходимо эмпатически понимать клиента, моделировать его проблему на самом себе, решать
ее как бы для себя, а потом для него. Необходимо получить собственный клиентский опыт,
решить какие-то свои проблемы этим методом. Необходимо обладать глубоко продуманной
философией жизни, иметь открытое сердце и уметь формулировать ясные моральные сужде-
ния.
Любая форма психотерапии является тонкой интеллектуальной, эмоциональной и духов-
ной деятельностью. Это очень элитарная профессия, но  потребность в  профессионалах
в нашей стране очень велика, необходимо совершить прорыв в количестве и качестве специ-
алистов. Надеюсь, что мой многолетний опыт и ощутимые успехи ЭОТ помогут достижению
этой цели.

9
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Введение
 
Психотерапия – это лечение души и лечение душой. Так сказал знаменитый Карл Юнг.
Но этого гениального определения еще недостаточно, чтобы понять, что делает психотерапевт.
В нашей стране психотерапевта в основном воспринимают либо как врача, прописывающего
лекарства, либо как гипнотизера, внушающего людям то, что нужно.
Психотерапия в современном понимании – это научно-практическая ветвь пси-
хологии, предназначенная для того, чтобы помочь страдающему человеку решить
свои психологические проблемы в  ходе специально организованного профессио-
нального общения. Некоторые формы психотерапии, например, терапия искусством или
телесная терапия не точно сочетаются с этим определением, но фундаментом психотерапии
всегда является беседа, диалог. Психотерапия проводится как индивидуально, так и в форме
групповых занятий. Большинство клиентов психотерапевта являются людьми психически здо-
ровыми.
Психотерапевтическая беседа является профессиональной не только потому, что прово-
дится по определенным правилам, но и потому, что терапевт в ее ходе использует огромный
объем профессиональных знаний и методов, направленных на помощь индивиду в самосто-
ятельном решении своих проблем. Это методы аналитические, предназначенные для поиска
истинных причин психологической проблемы. Или методы обучающие, предназначенные для
выработки навыков и умений, помогающих справляться с проблемной ситуацией. Или методы
побуждающие, помогающие стимулировать процесс работы клиента над собой. Или методы
моделирующие, помогающие создать, так сказать, «лабораторную» модель проблемы, чтобы
решить ее. Или методы развивающие, помогающие развить личность клиента, так сказать, воз-
высить ее, в результате чего он сам легко решает проблему. Или методы трансформирующие,
помогающие изменить эмоции, поведение или мышление индивида. А также другие…
Так или иначе, но психотерапия может выполнять только две взаимосвязанные
задачи – это помощь обратившемуся в самопознании и помощь ему же в самоизмене-
нии. Никаких других задач, психотерапия не может и не должна решать. Психолог или психо-
терапевт являются только проводниками, так сказать, «сталкерами», помогающими индивиду
в его путешествии по его собственному внутреннему миру. Вся основная работа совершается
самим обратившимся за помощью, и без его работы над собой ничего не может быть сделано.
Редкие исключения только подтверждают правило.
Отсюда проистекают важные следствия. Если клиент считает, что его проблема порож-
дена не им самим, а внешними по отношению к нему силами, то помощь не может быть ока-
зана. То есть если он считает, что он не может управлять самим собой, познавать самого себя
и  менять свое поведение, мышление, эмоции и  характер, то психотерапевтическая помощь
не может быть оказана. В этом случае он считает себя жертвой каких-то не зависимых от него
внешних сил, а значит, не может ничего изменить.
Если он считает, что его проблема связана с неправильной работой мозга, то ему следует
обратиться к врачам психоневрологам или психиатрам. Если он считает, что его проблема свя-
зана с телепатическим воздействием инопланетян, применением против него психотронного
оружия, влиянием внутреннего голоса, который приказывает ему что-то сделать, влиянием
соседей, которые изымают мысли из его головы, то ему следует обратиться по тому же адресу.
Если он считает, что на него навели порчу, сглазили, что в него вселился злой дух, то ему сле-
дует обратиться к экстрасенсам, в церковь или опять же к психиатрам. Если он считает, что его
проблема связана с неправильными и незаконными действиями других людей, то ему следует
обратиться в милицию, к адвокату, в администрацию города и т. д. Если он считает, что его
проблема порождается отсутствием денег, то следует научиться зарабатывать. А если же он
10
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

считает, что для решения его проблемы необходимо стать президентом, изменить всех мужчин
(или женщин), улучшить страну, всех людей, мир, нравственность населения, то ему следует
обратиться к Деду Морозу, Золотой Рыбке, Господу Богу или к известной всем Щуке.
Если клиент не понимает, что его проблема коренится в нем самом, то психотерапевт
помочь ему не может. Терапевт все равно терпеливо старается объяснить клиенту, в чем дело,
но  если клиент не  соглашается принять ответственность за  свои проблемы и  их
решение на самого себя, то работа не даст результата.
Эмоционально-образная терапия не является исключением из спектра психотерапевти-
ческих направлений, не является колдовством или панацеей от всех болезней, она обращается
к  внутренним силам и  возможностям самого человека, стремясь устранить помехи на  пути
гармонизации внутренних психических сил и  программ. Эти цели достигаются с  помощью
воздействия на эмоциональные состояния клиента через работу с внутренними, то есть фанта-
зийными образами самих этих состояний. Основные методы – моделирующие, аналитические
и трансформирующие. Трансформирующие воздействия осуществляет сам клиент, так же как
сам он создает образы своих состояний. Терапевт помогает ему в этой работе, выявляя клю-
чевые для решения проблемы эмоциональные состояния, помогая ему продуцировать образы,
анализировать их, дает свои интерпретации, предлагает некоторые способы воздействия на эти
образы, помогает довести процесс преобразований до полного завершения, следит за экологи-
ческой чистотой результата и закреплением его в реальной жизни.
Психотерапевтической работой с образами занимаются самые разные направления тера-
пии, сюда можно отнести прежде всего гештальттерапию и символдраму. Но еще З. Фрейд [71]
толковал образы сновидений, а К. Юнг [20] использовал метод активного воображения. К обра-
зам прибегают НЛП, арт-терапия и  многие другие вплоть до  бихевиорального направления
терапии [25, 27]. Тем не менее мы претендуем, что сказали некоторое новое слово в этой обла-
сти. Все направления психотерапии чем-то похожи друг на друга, они имеют больше общего
между собой, чем отличного. Но именно «мелкие» детали создают стиль каждого метода, а этот
стиль определяет то, насколько метод эффективен для ряда задач, и насколько он легок для
терапевта, и насколько понятен и прост для клиента.
Эмоционально-образная терапия определяется как новый отечественный
метод (модальность) психодинамического направления психотерапии
Специфическим отличием ЭОТ следует признать сбалансированное сочетание аналити-
ческого исследования и коррекционных воздействий в едином процессе работы с образами
эмоциональных состояний (так сказать, «два в одном»). Также характерным признаком ЭОТ
может служить то, что результат по большей части сказывается прямо здесь и теперь, порой
в  ту  же секунду, когда применен адекватный прием, исцеляющий внутренний эмоциональ-
ный конфликт. Это определяется тем, что ЭОТ является каузальной психотерапией, то есть
нацеленной на  поиск исходной первопричины проблем личности и  ее коррекцию с  помо-
щью точечного, экологически чистого и гуманного воздействия. Воздействие осуществляется
самим клиентом, и хотя направлено на работу с образом (или образами), но, по сути, является
самовоздействием на собственные эмоции или части личности клиента.
Особенностью ЭОТ является также то, что все проблемы без исключения рассматрива-
ются через их психосоматическое выражение. Это значит, что мы считаем, что в основе всех
проблем лежат эмоциональные состояния, а эти состояния могут быть поняты только через
телесное переживание. Эмоции ведь чувствуются в теле, а не в воздухе витают. С нашей точки
зрения, тело является центром идентификации, в котором фиксируются хронические эмоцио-
нальные состояния. Преобразование эмоции, понятой как психосоматическое состояние, ведет
не только к явно выраженному психосоматическому эффекту, но и реальному изменению лич-
ности, что приводит к решению проблемы на более глубоком уровне, чем уровень поведения
или интеллекта. Поведение и мышление меняются как бы сами собой, вследствие изменения
11
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

глубинной эмоциональной основы. Преображенная эмоция снова фиксируется в теле, в даль-


нейшем, «по умолчанию», определяет новое поведение, мышление, психосоматические состо-
яния, уровень энергии и черты характера.
Подробнее особенности ЭОТ будут рассмотрены ниже. Мы собираемся изложить теоре-
тические основы ЭОТ, методические основы и технические приемы, подробно разъясняя их
смысл. Подробно будут рассмотрены отличия ЭОТ от некоторых других модальностей психо-
терапии. Также будет представлен разбор имагинативных упражнений, применяемых в ЭОТ.
Примеров из практики много, и они очень важны. Многие выводы с очевидностью следуют
из примеров, но эти выводы должен сделать сам читатель. Примеры могут создать впечат-
ление, что терапия всегда осуществляется за один сеанс, но это не так. Они подобраны,
чтобы наглядно иллюстрировать возможности той или иной методики или причины типичных
проблем. Пролонгированной индивидуальной терапии следует специально учиться, она имеет
особенности, не отраженные в данной книге. Хотя и в этом случае каждая встреча осуществ-
ляется как решение некоторого локального вопроса, но все этапы решения проблемы объеди-
нены в единую линию, определяемую теоретическими представлениями терапевта.
В конце книги приводится список наиболее типичных образов, встречающихся в нашей
работе, с их интерпретацией.

12
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Глава 1. Эмоции и их значение
 
 
1. Эмоция – критерий правильности и успешности
 
Что бы человек ни делал, он делает это ради некоторого эмоционального состо-
яния. Он связывает результат с желанной эмоцией. Эта эмоция и является крите-
рием успеха. Вопрос: «А если он делает что-то ради чистой совести? При чем здесь эмоция?»
Ответьте тогда, что дает ему состояние чистой совести? Это состояние дает ему ощуще-
ние внутреннего благополучия и достоинства, спокойствия и гордости за самого себя. Эти эмо-
ции дорогого стоят, и тот, кто их испытывает, не захочет их потерять ради временной выгоды.
Если же человек чувствует, что его совесть не чиста, то он испытывает неприятные эмоции
стыда и вины. Эти эмоции он не хотел бы испытывать, поэтому старается (в норме), вести себя
соответствующим образом.
Точно так  же происходит с  любым другим делом. Какое  бы дело вы ни взялись рас-
смотреть, конечным итогом, ради которого оно совершается, будет эмоция или эмоциональ-
ное состояние. Эмоциональное состояние является окончательным «бонусом». Хотя человек
может думать, что он делает это ради фактического результата, а не для эмоций. Но если не для
эмоций, то результат ему реально не нужен, он не станет его достигать. Приведу пример.

Пример 1. «Несчастный богач»


Успешный бизнесмен задал вопрос, почему у него все хорошо, а счастья нет?
– У меня, – говорит, – все есть. Семья, дети. Квартира обычная – 130 метров. Мне много
не  надо. Ну, машина красивая «Ягуар». Но  больше мне и  не  надо. Но  счастья я почему-то
не чувствую. Я только и думаю, как мне приумножить мои богатства. Бегаю трусцой для здо-
ровья, а голова все время занята, все время что-то прокручивает. Я в пяти советах директо-
ров, у меня пароход на паях, земля… Мне надо этим всем правильно управлять… Мы про-
вели с другом вместе крупную сделку на сотни миллионов долларов. Все сделали правильно
и законно, а ощущение в результате (у обоих!) – опустошение!
– А зачем вы так стараетесь? Можно жить спокойно и получать удовольствие…
– Нет. Я хочу быть первым!
– А зачем?
– Не знаю. Просто хочу и все!
– Хорошо. Представьте, что вы достигли и стоите на первой ступеньке пьедестала. Что
Вы от этого получили?
– Не знаю, мне кажется, меня должны любить…
– Да кто это вас за это любить будет?
– Действительно. Завидовать будут, даже ненавидеть…
– Тогда зачем? Может, кто-то повесит вам медаль на грудь? Представьте образ того, кто
повесит вам медаль на грудь. Первое, что приходит в голову…
– (Помолчав, а потом хитро посмотрев.) Что? Неужели, правда, мама?
– Конечно, мама! Она же всегда вам говорила: «Терпи, сынок. Старайся, сынок». Она же
сама была трудоголиком, передовиком производства. Получается, что вы не для себя работаете,
а для мамы. Хотя ведь она и так вас любит… Но она не учила вас быть счастливым, а учила
труду и упорству!
Комментарий. Бизнесмен хотел получить счастье благодаря одобрению матери,
но не осознавал этого. Одобрение матери, когда он следовал ее заветам, создавало в нем чув-
ство благополучия, самопринятия, «чистой совести». Если же он получал удовольствие для
13
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

себя, личное счастье, то он как бы бездельничал и сразу становился «плохим». Поэтому он


мучил себя, стремясь к одобряемым матерью в детстве ценностям труда и достижений, хотя
его реальная мать, несомненно, одобрила бы его во всех случаях. Им руководило стремление
получить чувство одобрения и страх получить неодобрение. Но всегда его усилий было мало
с его субъективной точки зрения, поэтому он только истощал себя трудом, так и не достигая
желанного счастья.

Так вот людьми и руководят чувства, хотя они этого и не замечают…


Конечно, мало кто согласился бы получать «голую» положительную эмоцию, не подтвер-
жденную реальными результатами, как это делают, например, наркоманы. Большинство людей
стремятся к реальному результату, который доставит глубокое удовлетворение и даже, как мно-
гие надеются, счастье. Именно то, что получен реальный результат, а не иллюзия, создает эмо-
цию надежности и уверенности, придает качество полноценности другим эмоциям, связанным
с  результатом. К  сожалению часто люди обманываются и  порой, добиваясь своих реальных
целей, не получают счастья, а иногда даже элементарного удовольствия. Почему так происхо-
дит – это длинная история. Но факт состоит в том, что субъективная эмоциональная реакция
определяет значимость результата для данного субъекта. Поэтому когда ребенок горько рыдает
из-за того, что воздушный шарик улетел, взрослый не очень переживает, но расстраивается
оттого, что не знает, как утешить маленького, как объяснить ему, что это пустяк.

14
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
2. Эмоция как главная цель
 
Но  некоторые дела, которыми занимаются люди, предназначены, по  сути,
только лишь для того, чтобы испытывать эмоции; эмоции являются и результатом,
и целью некоторых видов деятельности. Для этого болельщики приходят на стадион, для
этого слушают музыку, играют в азартные игры, занимаются экстремальными видами спорта,
встречаются с друзьями, отмечают праздники, запускают фейерверки, танцуют и поют, зани-
маются любовью, в конце концов! Некоторые психологи считают, что оргазм – это не эмоция,
а что же это такое тогда? Эмоции важны сами по себе, они что-то нам дают, что ценно само
по себе, но понятно, что позитивные эмоции приносят нам здоровье, наполняют нас энергией.
Отрицательные эмоции плохо сказываются на нашем самочувствии и здоровье, отнимают у нас
силы.
Когда человек не способен радоваться, испытывать положительные эмоции, то это назы-
вается апатией, ему все равно. Если он не только ничего не хочет, но еще испытывает постоян-
ное угнетенное состояние, дисфорию, то можно говорить о депрессии. В других случаях чело-
век может испытывать постоянную тревогу, чувство вины, горе и т. д. Иногда цель – хотя бы
избавиться от неприятных переживаний.
Нет предела совершенству. Все стремятся испытывать положительные эмоциональные
состояния, которые служат основой адекватных реакций, ясного мышления, способности
к творческому решению. В светской культуре самое оптимальное эмоциональное состояние
называется счастьем, в индуизме – самадхи, в буддизме – просветлением, в христианской тра-
диции – благодатью. Счастье – это переживание абсолютной психологической свободы, опре-
деляемой как ощущение ничем не  ограниченных возможностей. В  этом состоянии человек
получает избыточное количество энергии, он просто переполнен энергией и  в  силу этого  –
добрыми чувствами. Все дела даются легко и не утомляют его. Окружающий мир воспринима-
ется как комфортное и безопасное место, другие люди не вызывают ощущения угрозы, к ним
направлены теплые и дружелюбные чувства. Так чувствует себя, например, влюбленный чело-
век, когда знает, что его тоже любят, и любовь и радость переполняют его.
Счастье является естественным состоянием человека. Оно становится доступным ему,
когда устраняются помехи к переживанию счастья. Такими помехами являются многочислен-
ные негативные эмоции, запреты и напряжения. Запреты и напряжения, в свою очередь, фик-
сируются также хроническими эмоциями, часть из которых могут быть и позитивными. Пара-
докс состоит в том, что для того, чтобы стать счастливым, надо просто вернуться к самому
себе, к своей исходной природе, прекратить подавлять и искажать свою природу.

15
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
3. Самочувствие – это тоже эмоция
 
Люди большое значение придают своему самочувствию, но  считают его не  эмоцией,
а следствием состояния здоровья. Но даже в том случае, когда плохое или хорошее самочув-
ствие является результатом здоровья или заболевания, все равно оно и переживается так же,
как и  любая другая эмоция. Просто эта эмоция выражает собой благополучное или небла-
гополучное состояние внутренней среды организма. Я бы даже боль называл эмоцией орга-
низма. Но эмоции, как известно, не только выражают состояние внутренней среды организма,
но  и  вызывают те или иные сдвиги во  внутренней среде, например, выделение адреналина,
других гормонов. Всей внутренней «химией» организма руководит так называемая автоном-
ная нервная система. Она не подчиняется сознательному управлению, но как раз подчиняется
эмоциям. Если человек хронически испытывает некоторые эмоциональные состояния, то воз-
действие эмоций на тело может привести к психосоматическому заболеванию.
Да, чувства всегда переживаются физически, телесно. А как же иначе мы узнаем о своих
чувствах? Они же не в воздухе витают… Поэтому слово «чувство» имеет двойное значение:
эмоция (чувство любви или радости и др.), и телесное состояние (чувство бодрости, цельности,
живости, энергичности и т.д.). То, что называется самочувствием, относится к чувству тела.
«Как вы себя чувствуете?» – спрашиваем мы кого-то, имея в виду его субъективное состояние
здоровья. «Да вот сердце что-то побаливает…», – жалуется он. Боль – это тоже эмоция, стра-
дание – эмоция, счастье – эмоция. В НЛП это называется кинестетической, то есть связанной
с телом, репрезентацией реальности. Для нас же эмоция – это субъективное выражение состо-
яния личности и организма в их единстве, а не только информация. Это и телесные реакции,
и изменения во внутренней среде тела, но также и переживания, объективно происходящие
в субъективном мире.

16
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
4. Эмоция как энергия
 
Эмоция является побудительной силой, толкающей индивида к тем или иным действиям.
Это «бензин» или «электричество», поступающие в те или иные органы для стимулирования
определенных видов активности. Эмоция страха побуждает организм сжаться или убежать
и  прекратить контакт с  угрожающей ситуацией. Эмоция гнева побуждает дать отпор агрес-
сору или даже напасть на  некоторый объект, препятствующий достижению каких-то целей.
В этом смысле эмоции являются воплощением внутренней энергии организма, выражаемой
в самых различных формах и выполняющей самые различные функции. Реально ни одно дей-
ствие не будет совершено, если его не мотивирует эмоция. Потребность, мотив – это научные
понятия, но при реальном поведении они переживаются как эмоции, которые толкают к дей-
ствию. Например, можно говорить, что половое влечение определяется потребностью в про-
должении своего рода, но эта потребность переживается как чувство любви и желания. Это
чувство толкает к тому, чтобы искать подходящую пару, потом находить способы завоевать ее
расположение и т. д.
Отрицательные эмоции также выполняют важнейшую функцию в регуляции поведения.
Они ограничивают возможные формы поведения, как правило, опасные, вредные или соци-
ально неприемлемые. Избегая возникновения чувства стыда, вины, страха или гнева на самого
себя, индивид не  совершает поступков, которые могли  бы возбудить в  нем подобные чув-
ства. Но, однажды возникнув, такие чувства воздействуют разрушительным образом на пси-
хику и здоровье человека. Часто подобные хронические чувства возникают у того или иного
человека не потому, что он совершил нечто, за что заслуживает наказания такими эмоциями,
а совершенно без всяких реальных на то оснований. Эти и подобные им эмоциональные состо-
яния несут разрушительный заряд для самого субъекта этих чувств и  для окружающих его
людей.

17
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
5. Как люди обращаются с эмоциями
 
Вспомним опять, что эмоция – это энергия, направленная на совершение тех или иных
действий. Если эмоций совсем нет, то никаких действий не будет, что и происходит с челове-
ком при полной апатии. Однако если эмоций нет совсем, это означает только, что они фикси-
рованы там, где нет надежды на их реализацию. Апатичный человек вытеснил все свои эмо-
ции, поскольку разочаровался в достижении своей главной цели, без осуществления которой
все остальное для него не имеет никакой цены.
Если те или иные эмоции нежелательны, чем-то опасны для человека, то он начинает как-
то с ними бороться. Например, он сдерживает эмоции, вытесняет их, подавляет, замораживает,
сублимирует, проецирует, переносит, изолирует и т. д. Способов как-то справиться с эмоци-
ями люди выработали много, но, по сути, они одни и те же, главное, что достигается с помощью
подобных приемов, – это не решение проблемы, а уход от нее, не переработка эмоций, а их
удаление из сознания, правда, избегается реализация эмоций в действиях, которые могут быть
опасны. Хотя последнее не столь очевидно, ведь в ряде случаев эмоции прорываются околь-
ным путем, гнев, например, выливается не на того, кто его породил, а совсем на другое лицо
и т. д. Также подавленные и вытесненные эмоции нарушают порой саму психическую деятель-
ность, приводя к неадекватному поведению.
В том и состоит главная особенность ЭОТ, что она предлагает совершенно другие спо-
собы работы с эмоциями, прежде всего с хроническими негативными эмоциональными состо-
яниями, ведь именно хронические негативные состояния предопределяют психические и пси-
хосоматические нарушения. Работа производится благодаря опоре на образы эмоциональных
состояний, которые позволяют решить проблему и переработать сами эмоции. Но образы –
не  самоцель, а  только средство воздействия на  состояния. Эмоция  – это ведь энергия, зна-
чит, негативная, разрушительная энергия может быть переведена в позитивную, созидательную
форму. В другом случае негативная энергия может быть просто «отпущена», тогда она исче-
зает, на ее место приходит позитивная. В этом случае дополнительно экономится много энер-
гии, которая тратилась на сдерживание «плохой» энергии. Противоборствующие силы могут
быть примирены и объединены и т. д. Подробнее смотрите ниже.

18
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
6. Эмоция как основа для выбора решений
 
Для понимания логики ЭОТ необходимо учесть, что эмоции являются не только непо-
средственным энергетическим источником действий, но и основой для выбора тех или иных
способов поведения и мышления. Эмоциональные состояния служат основой тех или иных
поведенческих реакций, мыслей и даже ощущений. Каждое эмоциональное состояние пред-
определяет селекцию тех или иных действий и обстоятельств, с которыми сталкивается лич-
ность. В определенном состоянии люди не замечают вокруг себя радостных событий, а в дру-
гом – не замечают трудностей, в третьем – обязательно находят поводы для страхов и тревог,
а в четвертом – всегда находят причины повеселиться и т. д.
Каждое эмоциональное состояние позволяет извлекать на свет те или иные формы пове-
дения, которые потенциально возможны, но не могут быть вызваны, если индивид находится
в другом состоянии. То есть предварительно существующие эмоциональные состояния пред-
определяют возможный набор действий и  мыслей, которые могут быть реализованы инди-
видом, исходя из  этих состояний. Так, если индивид находится в  состоянии страха, то это
состояние не позволяет извлечь реакции веселого смеха и мысли о своей успешности. Гнев
позволяет вести себя агрессивно, нападать. Радость позволяет смеяться и  развлекаться, по-
доброму общаться. Печаль позволяет жаловаться, плакать, уходить от общения, жалеть себя
и т. д. Трудно себе представить ситуацию, когда человек, испытывающий гнев, будет проявлять
веселые и добрые реакции. Это будет неискреннее поведение, и все это заметят, даже если он
справится с задачей имитации другого состояния. Если же позитивное состояние достигнуто,
то нужные реакции возникнут сами, без всякого дополнительного обучения. Хотя в некоторых
случаях дополнительное обучение оказывается необходимым.
Одна из самых часто встречаемых жалоб, с которыми обращаются клиенты за помощью
к психологу, касается мучительных, иррациональных и неуправляемых негативных эмоций,
от которых они хотели бы избавиться. Чего стоят одни только навязчивые страхи, не имею-
щие никакого реального основания, но порой разрушающие человеческую жизнь. Например,
страх закрытых пространств (клаустрофобия) может привести к тому, что человек не может
не только подниматься и спускаться на лифте, но даже заходить в кабинку туалета на работе,
естественно, работа становится невозможной.
Фобии и тревоги, депрессии и печали, гнев и вина, горе и психологическая травма, эмо-
циональная зависимость и «отсутствие» эмоций, неумение понимать эмоции (алекситимия) –
все это может служить причиной обращения за помощью к психологу. Эмоциональные наруше-
ния (от последнего слова сразу веет клиникой, болезнями, диагнозами и лекарствами, поэтому
в дальнейшем я буду избегать подобных терминов) многообразны и создают много дополни-
тельных жизненных проблем. Но эмоционально-образная терапия работает не только с подоб-
ными проблемами.
С  нашей точки зрения, все психологические и  психосоматические проблемы
порождаются теми или иными хроническими, фиксированными негативными эмо-
циями, которые могут не иметь в настоящем времени реального обоснования. Стоит
убрать эту патогенную эмоциональную фиксацию, как все проблемы, наросшие,
как ракушки, на первичной основе, исчезают как сон. Именно на этом основаны такие
«чудеса», достигаемые с помощью ЭОТ, как мгновенное «исцеление» при применении пра-
вильного приема. Особенно ярко это видно при коррекции психосоматических проблем. Когда
фиксация снимается, то тут же проходит боль, тут же освобождается дыхание, тут же насту-
пает полное расслабление, тут же клиент испытывает небывалый прилив энергии. Но для того
чтобы прием применить правильно, сначала надо найти точку его приложения, то есть исход-

19
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ную фиксацию, о  чем тоже смотрите ниже. Приведем все  же один пример такого быстрого
исцеления, хотя их будет еще много впереди.

Пример 2. «Паук на спине»


На одном из семинаров я предложил студентам показать свою работу. Студентка попро-
сила решить ее психосоматическую проблему. Уже два месяца она испытывала постоянную
и  сильную боль в  спине, что мешало ей нормально спать, в  любой позе спина болела. Она
обращалась за помощью к врачам, но врачи не смогли ей помочь.
Я предложил ей представить образ этой боли. Она увидела ее как огромного паука, сидя-
щего на ее спине. Поскольку паук обычно символизирует мужчину, я высказал предположение,
что у нее есть какая-то серьезная проблема в отношениях с мужчиной. Оказалось, что ее друг –
наркоман, а она все пытается спасти его от этого пристрастия, но ничего не может поделать.
Пытается разорвать с ним отношения, но почему-то не в состоянии от него избавиться. Мы
пробовали разные приемы, чтобы освободить ее от присутствия «паука» на спине, но ничего
не помогало избавить ее от этой пагубной эмоциональной зависимости.
Она понимала, что ей все равно не удастся его спасти, что она приносит в жертву свое
здоровье и судьбу, но почему-то «не могла» его отпустить. Тогда я предложил ей представить,
что паук сидит на стуле, пересесть на этот стул, мысленно стать этим пауком и ответить от его
имени на вопрос: «Нужно ли ему, чтобы его спасали и тащили на своей спине куда-то, куда,
может быть, он и не собирается?»
«Да не собираюсь я туда, куда она меня тащит, что она вообразила?» – ответила девушка
даже с какими-то грубоватыми мужскими интонациями. Отвечая за «паука», девушка поняла,
что ему на самом деле спасение совершенно не нужно и поэтому он сопротивляется. Тут же
она смогла отпустить паука, точнее, он «сам» исчез с ее спины, а боль в спине прошла в тот же
момент. Вечером этого дня она порвала все отношения с наркоманом. Через некоторое время
встретила другого мужчину, вышла замуж, родила ребенка, живет счастливо. Спина с тех пор
у нее никогда (по крайней мере в течение четырех последующих лет) не болела, но главный
вопрос, который я ей задал, она помнит до сих пор. Эту историю она рассказала мне через
четыре года после сеанса, о котором я даже забыл. Сеанс длился не более 20 минут.
Комментарий. Понятно, что разорвать мучительные отношения студентка не  могла
из ложно понимаемого чувства долга перед этим молодым человеком, она надеялась на какое-
то чудо и боялась оказаться ответственной за его дальнейшее падение. Поэтому она не приме-
няла приемы, которые предлагались ей изначально, искренне. Поговорив от имени «паука»,
она поняла, что он не нуждается в спасении и его дальнейшее падение предрешено его соб-
ственным желанием, она не несет за это ответственности. Она поняла, что тащит его на своей
спине против его воли.
Такое непосредственное осознание, которое не достигалось ранее никакими аргументами
терапевта, позволило ей отпустить этого человека, перестать напрягать свою спину ради его
спасения. Поэтому спина прошла сразу и больше не болела, а она смогла реально расстаться
с этим человеком, избавиться от эмоциональной зависимости, реально отказаться от ложного
чувства долга, которое и фиксировало проблемную ситуацию и создавало болевые симптомы
в спине (точнее, в плечевом поясе). Эта проблема может быть отнесена как к области психо-
соматики, так и к области эмоциональных зависимостей, обе задачи обычно составляют боль-
шую трудность для традиционной терапии.

Если с помощью ЭОТ достигается изменение состояния, то нужные реакции


возникают сами собой. Некоторые клиенты этому очень удивляются, они даже начинают
подозревать, что их загипнотизировали. Один мой клиент через неделю после удачной работы
стал с пристрастием меня спрашивать, почему в соответствующей критической ситуации он
20
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

повел себя не так, как обычно, а по-новому, его это крайне удивило и встревожило. Я объяс-
нил, что его исходное состояние изменилось, поэтому он сам создает новые реакции, и спро-
сил, устраивают ли его эти реакции? Да, его эти реакции устраивали, но он удивился, что они
появились как бы сами, не по его сознательному решению и после размышлений, а непосред-
ственно. Я снова объяснил, что искренние реакции означают, что он действительно изменился,
а это хорошо, но, по-моему, он так и не понял этой логики и остался недоволен.
Таким образом, можно и нужно работать с самим эмоциональным состоянием, помогая
не только осознанию причин этого состояния, но трансформируя его в позитивную форму.

21
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
7. Эмоциональные состояния
 
Некоторые эмоции сохраняются в психике годы и десятилетия, еще З. Фрейд отметил,
что в бессознательной части памяти все события и переживания сохраняются в настоящем вре-
мени, независимо от того, как давно что-то произошло. Однажды возникнув, эмоциональные
состояния продолжают предопределять восприятие реальности, мысли и поведенческие реак-
ции человека независимо от его сознания. Тогда-то человек и говорит, что он ничего не может
с собой поделать, хотя понимает, что действует неадекватно или испытывает чувства, для кото-
рых нет рационального объяснения. Наша теоретическая позиция состоит в том, что именно
негативные эмоциональные состояния лежат в основе любых психических или психосомати-
ческих нарушений.
На рис. 1 изображена схема, объясняющая эти идеи.

Рис. 1

Основой психического мира человека является его сущность. Это трудноопре-


делимое понятие, но это то, чем мы являемся на самом деле, это наша основа. К. Юнг назы-
вал это самостью, можно называть это душой или глубинным Я, но мы предпочитаем поня-
тие сущности. Сущность предопределяет основные возможности личности, является зерном,
постепенно разворачивающимся потенциалом человека. Сущность имеет слои, уровни и части,
но  в  норме является целостным и  надежно интегрированным образованием. Повреждения
сущности могут приводить к серьезным психическим нарушениям, даже к психотическим рас-
стройствам. В этих случаях сущность как бы раскалывается и ее части ведут борьбу друг с дру-
гом. Существует подозрение, что при шизофрении человек отвергает себя самого полностью,
тотально, что и является причиной нарушения восприятия реальности (бред, галлюцинации).
При менее сильных нарушениях могут возникать депрессии, панические атаки, невроз
навязчивости, психосоматические заболевания. Например, человек может отвергать своего
Внутреннего Ребенка или некоторую «плохую» часть себя. Он отвергает эту часть, но она снова
«возвращается» к нему, и он живет в вечной борьбе с самим собой. К нарушениям сущности
относятся и различные проблемы идентичности личности, например, половой идентичности.
Сущность может порождать (или поддерживать) определенный набор эмоциональных
состояний. Эти состояния включаются в зависимости от обстоятельств с той или иной степенью
вероятности. Из доброжелательной сущности вряд ли могут происходить гневно-агрессивные
состояния. А из подавленной – нежно-игривые или радостные.

22
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Но и при вполне целостной и неповрежденной сущности в психике человека могут сохра-


няться те или иные негативные эмоциональные состояния, которые уже далее действуют как
самодостаточные внутренние причины, порождающие невротические или психосоматические
нарушения. Теория, объясняющая происхождение тех или иных хронических негативных эмо-
циональных состояний, как результата психодинамического конфликта, будет представлена
ниже. Эти же конфликты могут приводить и к повреждениям сущности человека, когда по эмо-
циональным причинам человек восстает против себя самого, разделяется с самим собой, отка-
зывается от себя и даже теряет самого себя.
Обращаем ваше внимание на то, что предлагаемая модель подразумевает активное
поведение, разворачивающееся из глубины психики наружу, к реальности. А не реак-
тивное поведение, только лишь отражающее реальность, реагирующее на внешние
события.

23
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
8. Уровни личности и задачи ЭОТ
 
Как клиенты, так и  терапевты могут подходить к  терапевтическим задачам с  разных
позиций и на разном уровне, это зависит от сознательно или бессознательно исповедуемых
теорий, а также от целей, которые они преследуют. Личность может проявляться на разных
уровнях: на уровне поведения, уровне мышления, инсайта (понимания), на уровне состояний
и уровне сущности. Начинается все с глубинного уровня сущности, постепенно разворачива-
ясь до уровня поведения. Поведение приводит к конкретным результатам, по которым человек
делает выводы. То есть мы исповедуем модель активного поведения личности, развивающе-
гося изнутри наружу, а не реактивного, когда поведение является только ответом на внешние
воздействия.
1. Уровень поведения. Самая очевидная задача – найти способ поведения, позволяю-
щий разрешить некоторый конфликт, добиться согласия, защитить себя, победить противника,
добиться успеха и т. д. В этом случае от терапевта ждут совета о том, как себя вести в той
или иной ситуации, что сказать, что ответить, какой стратегии придерживаться, как научиться
вести себя правильно, чтобы получить желаемый результат.
Для выработки правильного способа поведения психологи используют разнообразные
тренинги, проводят подробный индивидуальный инструктаж и  разыгрывают ролевые игры,
дают советы и рекомендации и т. д. Для таких психологов за поведением ничего другого нет,
кроме поведения. Если человек может вести себя так, как будто он не боится, то, значит, он
действительно не боится. Такие тренинги действительно могут дать хороший результат. Неко-
торых людей просто необходимо научить хорошим манерам или правильным способам выра-
жения своих идей, других следует учить умению общаться, а также умению вести себя уве-
ренно и т. д.
Однако такой способ решения психологических проблем напоминает мне притчу о том,
как черт захотел стать святым и умолял одного священника, прославленного своей святостью,
научить его этому. Священник, конечно, долго отказывался, но поскольку черт искренне умо-
лял его, то он все-таки согласился. «Раз ты так просишь, – сказал он, – то вот тебе первая
заповедь: «Когда тебя ударят по правой щеке, подставь левую». Выполняй ее неукоснительно!»
Черт очень довольный ушел, но к вечеру явился весь в синяках. «Что случилось?! – удивился
священник. – Я же тебе сказал: «Когда тебя ударят по правой щеке – подставь левую!» «Да, –
ответил черт, – но меня ударили по левой щеке!»
Пришлось священнику разъяснять черту, как и в каких обстоятельствах надо правильно
применять эту заповедь. Получилось, что в некоторых случаях надо действительно разрешить
ударить себя еще раз, по какому бы месту тебя ни ударили сначала. А в других случаях сле-
дует поскорее убежать, а в третьих – все-таки дать отпор, но мирными средствами, а иногда
следует, оказывается, мужественно защищаться! А в каких-то еще случаях надо предусмотри-
тельно не ходить в неподходящее место и не водиться с плохими людьми, а в-пятых – вовремя
увернуться! И т. д. Пришлось писать подробную инструкцию на каждый случай, получилась
целая книга.
Но  черт всегда попадал впросак, потому что всегда находился вариант поведения,
не учтенный в инструкции, кроме того, не всегда можно было вовремя вытащить книгу, найти
нужную страницу и прочесть правильный совет! А ведь были и другие заповеди, к ним тоже
потребовались многочисленные комментарии и разъяснения, исключения и различные вари-
анты действий.
Прошло много лет, книга невероятно разрослась, священник умер, а  черт так
и не научился святости! Почему? В чем его главная ошибка?
Как бы ответили вы? Наш ответ вы прочтете несколько позже.
24
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

2. Уровень мышления. Второй способ решить проблему  – повлиять на  мысли кли-
ента. Мысли потенциально содержат в себе целый набор возможных форм поведения. Пра-
вильные мысли позволяют правильно себя вести без выработки конкретных форм поведения,
но гибко создавать новые способы поведения, модифицируя их в зависимости от обстоятельств
и поставленных задач.
Мысли интегрируются в некоторую логическую систему. По правилам логики мы можем
сочетать различные мысли, делать выводы, тем самым влиять на самые разные области жизни
человека, прослеживая логические связи между явлениями его психической жизни, различ-
ными ситуациями и способами поведения. Люди привыкли подчинять свое поведение логике,
и  если терапевт сумел доказать какую-то мысль клиенту, то она начинает преобразовывать
его поведение, влиять на его решения и эмоции. На этом основана когнитивно-поведенческая
терапия.
3. Уровень понимания. Еще более глубоким и обобщенным является уровень пони-
мания и смысла. Когда человек понимает то, что раньше никак не мог понять, то он пережи-
вает ощущение инсайта, открытия. Через процесс понимания индивиду открывается новый
смысл явлений, который открывает перед ним новые возможности. Смысл может быть выра-
жен с помощью самых разнообразных мыслей, как вербально, так и невербально, например,
с помощью образов.
Преподаватель так и убеждается в понимании студентом того, что он объясняет, требуя
от последнего, чтобы он сказал то же самое, но своими словами или решил бы на основании
понимания нестандартную задачу. Один смысл может быть выражен с помощью совершенно
разных фраз, на разных языках, например, по-русски, по-фински, по-немецки, по-китайски,
с помощью жестов или образов и т. д. Но сам смысл при этом не имеет своего универсаль-
ного языка, он как бы лишен формы выражения, но может найти самые разнообразные формы
выражения.
Китайская притча говорит об этом так: «Слова – это только ловушка для смысла. Когда
зверь пойман, о ловушке забывают. Где бы мне найти такого человека, который забыл о словах,
чтобы поговорить с ним?»
Наша психика предпочитает говорить с нами на языке образов. Почти все открытия про-
изошли, когда человек расслаблялся и отключал свои мельтешащие и уже известные мысли,
тогда психика в состоянии сна или медитации порождала образы, смысл которых решал постав-
ленную задачу. Так Архимед расслабился в ванне и открыл свой знаменитый закон. Он пришел
в такой восторг, что выскочил из ванны и голый бегал по Сиракузам, крича: «Эврика!» (что
значит «нашел!»). Так Менделееву приснилась его периодическая таблица в виде пасьянса. Так
Баху приснились его фуги в виде готических соборов.
Рассказывают, что изобретатель швейной машинки Элиас Хоу потратил два года на свои
изыскания, совершенно разорился, но никак у него не получалось достичь желаемого эффекта.
Однажды, дойдя уже до полного отчаяния, он заснул у себя в лаборатории прямо на чертежах.
Ему приснилось, что где-то в Африке его поймали дикари-людоеды, связали ему руки и ноги,
запихнули в чан с водой, закрыли крышкой и стали варить. От горячей воды путы ослабли, он
освободил руки и ноги, столкнул крышку и стал вылезать из чана. Но тут людоеды прибежали
и копьями стали запихивать его обратно в чан, в ужасе он возопил и проснулся. «Копья-то
какие у них странные, – поразился он, – у них дырка на острие!» Тут он изобрел иголку для
швейной машинки! Бессознательное зашифровало ответ в образах, к счастью, изобретатель
сумел его расшифровать. Так и мы опрашиваем бессознательное именно в терминах
образов, а потом интерпретируем его ответы!
Инсайт – это реакция восторга перед открывшейся истиной. Там, где был тупик, вдруг
возникли необычайные возможности! Все стало ясным, понятным и… красивым, даже пре-
красным! Открытие новых путей вызывает чувство освобождения, а  следовательно, радо-
25
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

сти. Сковывающее напряжение спадает, вместо него приходит много энергии, переполняющей
через край. Теперь можно действовать, теперь будет успех, победа и новые открытия – просто-
рам и чудесам нет конца! Понимание позволяет легко порождать новые мысли, они следуют
уже дальше свободным потоком, потому что плотина прорвана, и все остальное – только мно-
гочисленные следствия открытия, или цепная реакция освобождающих открытий.
Поэтому мы и говорим:
Есть люди, которым намекнешь, и они сразу понимают.
Есть люди, которым объяснишь – и они понимают.
Есть люди, которые убедятся на личном опыте, тогда понимают.
Есть люди, которые понимают, когда все вокруг поняли.
И есть люди, которые не понимают никогда.
На уровне инсайта работают психоанализ, гуманистическая психотерапия, гештальттера-
пия и все другие направления психотерапии, ориентированные на осознание и самопознание.
4. Уровень состояний. Однако существует и  уровень более глубокий, чем уровень
понимания. Понимание может блокироваться или, наоборот, стимулироваться эмоциональ-
ными состояниями. Из состояния гнева нельзя открыть для себя понимание нежности, из ско-
ванности и страха нельзя понять доверие и спокойствие. Зажатость, депрессия, тревожность,
озлобленность и  тому подобные состояния не  способствуют самопознанию и  творчеству.
Наоборот, негативные чувства разного рода вызывают к жизни многочисленные способы само-
обмана, называемые защитами. Увидеть самого себя в истинном свете бывает очень трудно
и больно, избегая правды, правду не найдешь! Поэтому многие клиенты предпочитают сколь-
зить по  поверхности, желая избежать последствий, но  не  трогать причины их страданий.
Поэтому они предпочитают обучаться навыкам внешнего поведения, а то и просто – прини-
мать лекарства, тогда вообще не надо над собой работать.
Соответственно если творчество и инсайт блокируются негативными эмоциональными
состояниями, то стимулироваться они должны позитивными состояниями, когда человек
полон радости, счастья, расслаблен и т. д. Почему же тогда говорят о муках творчества? Дей-
ствительно, муки творчества есть, но  только творчества тогда нет. Творчество начинается
именно тогда, когда человек расслабляется и переходит в состояние, освобождающее его дух.
Муки – это результат насилия над своей природой, а творчество – результат работы бессозна-
тельного, когда ему дали свободу.
5. Уровень сущности. Еще более глубоким уровнем по отношению к эмоциональным
состояниям является уровень сущности. Сущность глубже, чем характер. Характер – это целый
набор (кластер) типичных и привычных эмоциональных состояний, с которыми индивид отож-
дествился как с самим собой, но обязательно есть ключевое состояние, которое порождает эту
систему. Эти привычные состояния связаны в жесткие структуры с комплексом внутренней
философии, с мироощущением, с хроническими мышечными зажимами (мышечным панци-
рем), с комплексом привычных реакций на те или иные ситуации. Поэтому человек с большим
трудом способен выйти за пределы своего характера и взглянуть на себя со стороны. Но его
сущность находится за пределами характера. Только выйдя за пределы характера, можно ощу-
тить свою живую сущность, которая шире и глубже любого характера. Но с помощью характера
люди защищаются от живой жизни и чувствуют себя крайне неуютно, если лишились привыч-
ного защитного панциря. Характер создает только стереотипное поведение, то есть мешает
гибкой адаптации, лишает энергии и сковывает…
У  сущности тоже могут быть повреждения. Например, человек может враждовать
с самим собой, может отказываться от части своей сущности, как говорится, «быть не в ладу
с  самим собой». Нам представляется, что при тяжелых психических болезнях повреждена
именно сущность. Но и многие сравнительно не слишком тяжелые психологические проблемы
могут быть связаны с проблемами на этом уровне. Например, при отказе от своего Внутреннего
26
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Ребенка (см. ниже) могут происходить многочисленные психологические нарушения, и  это


частый вариант расщепления сущности.
Итак, сущность поддерживает тот или иной (весьма большой) набор возможных
состояний, то или иное состояние может приводить к определенному набору пони-
маний (инсайтов), понимание может порождать определенный набор мыслей (когни-
тивных конструктов), мысль может порождать определенный набор действий, а дей-
ствия приводят к  тем или иным результатам. Неудачные результаты, как правило,
приводят человека к выводу, что его сущность правильна, состояния верные, понимание адек-
ватное, мысли точные, а действия именно те, которые необходимо было совершить, только вот
реальность какая-то «плохая», ее следует изменить. Психолог же помогает измениться самому
человеку.
Так вот, возвращаясь к истории про черта… В чем же черт был не прав? Почему у него
не получалось?
Раньше я думал, что главный секрет в  том, что черт просто не  понимал сути запове-
дей, действовал по шаблону, на уровне поведения, никогда не переходя на уровень инсайта.
Но потом я понял проблему глубже. В этом мне помогла студентка из Коста-Рики (был такой
случай). На мой провокационный вопрос она дала гениально простой ответ! Ошибка черта
была в том, что он остался чертом! То есть он не изменил свою сущность! Да и не собирался!
Действительно, сколь угодно долго можно вести себя правильно, можно понимать,
почему и зачем ты это делаешь, но если ты остался прежним человеком, с прежними эмоцио-
нальными стереотипами, то по большому счету – грош цена твоему фальшивому поведению.
«Не делал доброго, но был душою, ей-богу, добрый человек», – сказал про себя Пушкин. И это
гораздо лучше, чем делать доброе, оставаясь злым.
Что же делает в этом смысле ЭОТ? Опираясь на схему уровней проявления личности,
можно указать, что работа эмоционально-образной терапии направлена на  измене-
ние эмоциональных состояний, которые лежат в основе психологических проблем,
а также на восстановление целостности и гармонии сущности человека . То есть мы
работаем на уровне более глубоком, чем мышление, поведение и даже понимание. Восстанов-
ление поврежденной сущности позволяет человеку открыть для себя целый ряд новых пози-
тивных состояний, которые обеспечивают более эффективную и здоровую жизнедеятельность.
Мы помогаем человеку понять самого себя и ничего не делаем «за его спиной», да это
и невозможно. Наш метод не имеет отношения к гипнозу, скорее он помогает снять гипноти-
чески-эмоциональные фиксации, возникшие в ходе жизни.
И не то чтобы мы не занимаемся изменением поведения и мышления клиента. Нет, зани-
маемся, только всегда ищем эмоционально-мотивационную подоплеку под тем поведением или
мышлением, которое представляется клиенту проблемой. Мы беседуем о чувствах и о телес-
ном переживании чувств, об образах чувств, и это иногда очень удивляет. Именно это поз-
воляет достичь реальных, искренних, а не придуманных изменений поведения. Мы не учим
клиента, как себя вести, но спрашиваем о том, какие реакции возникают у него теперь непро-
извольно, когда его эмоциональные состояния изменились. Если эти реакции соответствуют
его желаниям, а также законам экологии и этики, то это и является идеальным результатом
в ЭОТ. Иногда клиент удивляется, что теперь его реакции совершенно другие, хотя он даже
и  не  успевает подумать, чтобы отреагировать правильно. Но  это и  есть критерий истинных
изменений!
Осознание и понимание (для клиента) имеет в ЭОТ служебный характер, приоритет отда-
ется изменению состояний, хотя терапевт обязательно должен понимать, каких изменений он
добивается, к каким изменениям эмоциональных состояний и личности ведут соответствую-
щие воздействия на образ. Все делается для блага клиента с соблюдением психологической
экологии, при его добровольном согласии и его собственными силами. Аналитический процесс
27
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

в рамках ЭОТ происходит очень быстро, и инсайт для клиента вовсе не запрещен, но для тера-
певта он более важен. Инсайт у терапевта сопровождается радостной «ага-реакцией», а у кли-
ента в некоторых случаях – чувством ужаса или раскаяния, дождем из слез. Он понимает нако-
нец, какие страшные для него события и переживания привели его к этой жизни, как он сам
испортил свою жизнь. Но все можно исправить. Никогда не поздно.

28
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Основные итоги главы
 
1. Эмоции служат критерием успешности человеческой деятельности, служат критерием
успеха.
2. Эмоции могут быть главной целью некоторой деятельности, ради получения эмоций
она и совершается.
3. Самочувствие – это тоже эмоциональное явление, выражающее состояние организма.
Хронические эмоции влияют на здоровье.
4. Эмоции дают энергию для любых действий индивида.
5. Эмоциональные состояния являются основой для выбора индивидом тех или иных
мыслей и способов поведения.
6. Негативные эмоции иногда служат социальными ограничителями нежелательных
форм мышления и поведения. Но часто они ограничивают и позитивные возможности прояв-
лений личности.
7. Хронические негативные эмоции являются причиной, вызывающей наруше-
ния психологического и  психосоматического здоровья, неадекватного поведения.
Они могут сохраняться в психике индивида без изменений всю жизнь.
8. Психика проявляется активно. Деятельность развивается изнутри личности. Она исхо-
дит из сущности и проявляется через состояния, понимание, мышление и действия.
9. Задача ЭОТ – изменить хронические негативные эмоциональные состояния, а также
способствовать интеграции и гармонизации человеческой сущности.

29
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Глава 2. Эмоции и тело
 
Эмоция – соединительный «мостик» между психикой и телом
Эмоция соединяет психику и тело, она существует и там, и там одновременно. Но эмо-
ция – это еще и энергия, проявляющаяся в действиях. Эмоция переживается нами субъек-
тивно, но выражена в очень сильных телесных проявлениях. Это учащение или замедление
сердцебиения и дыхания, напряжение или расслабление группы мышц, усиление или ослабле-
ние кровотока в тех или иных местах тела, усиление или ослабление потоотделения, выделение
в кровь тех или иных медиаторов (типа адреналина) и т. д. Эмоции влияют на работу авто-
номной нервной системы, которая отвечает за внутреннюю среду организма и не подчиняется
приказам сознания. Поэтому эмоции так сильно влияют на телесные состояния и вызывают
психосоматические заболевания.
В. Райх [33, 54, 59] утверждал, что нежелательные эмоции блокируются в теле с помощью
хронических мышечных зажимов. Система этих зажимов образует так называемый мышечный
панцирь. Этот панцирь не только ограничивает возможности выражения искренних пережива-
ний, но препятствует спонтанным и гибким поведенческим реакциям. Он блокирует свободное
протекание энергии по организму, энергии становится меньше, чувства и поведение ограни-
чиваются, и их репертуар чрезвычайно сужается. Индивид чувствует постоянный дискомфорт
из-за избыточных напряжений в  теле, иногда болевых ощущений, чувства тяжести, затруд-
ненной подвижности. Мышечный панцирь полностью соответствует приспособительным спо-
собам действий. Он является выражением характера индивида, то есть типичного для него
эмоционального и поведенческого репертуара с соответствующими ограничениями и стерео-
типами.
Если мышечный панцирь расслабляется, то человек возвращается к  своей первичной
природе, становится искренним и  естественным, гибким и  креативным. Вес тела будто  бы
исчезает, оно становится легким, и внутри тела как будто бы свободно «гуляет» свежий ветер.
Энергия и радость переполняют человека. Он становится способен получать искреннее удо-
вольствие от  жизни, но  его поведение адекватно, оно соответствует ситуации, он не  сходит
с ума, наоборот, мыслит совершенно ясно и прекрасно дает себе отчет обо всем происходя-
щем. Такое состояние личности мы назвали внехарактерным, это новый и необычный термин,
требующий разъяснения.
Дело в том, что характер по определению проявляется в привычных и стереотипных фор-
мах поведения, которые повторяются в самых разных ситуациях, иногда адекватно, но ино-
гда и нет. Например, обидчивый человек очень часто обижается и, как правило, тогда, когда
не надо. Обидчивость – его черта характера. Тревожный человек часто понапрасну тревожится,
тревожность  – его черта характера. Вспыльчивый человек очень часто по  пустякам возму-
щается, оскорбляется. Вспыльчивость – его черта характера. Любые характерные проявления
человека – это типичные реакции, не допускающие необходимой гибкости и творчества. Чело-
век живет внутри своего характера, как черепаха в панцире, защищаясь с помощью характера
от собственных недостатков, с которыми он сталкивается, если открыто общается с миром.
Для этого ему приходится подавлять некоторые чувства и ограничивать репертуар возможных
действий, напрягая соответствующие мышцы тела, из-за страха перед собственной неограни-
ченной свободой. Он боится свободы и не умеет ею пользоваться.
Но  если он избавляется от  ярма характера, воплощенного в  мышечном панцире,
не только его тело расслабляется, он более не нуждается в стереотипных защитных реакциях.
Ему становятся доступны новые реакции, возникающие спонтанно, но  адекватно ситуации
здесь и теперь. Поскольку он реагирует творчески, а не стереотипно, поэтому про него нельзя
сказать, какой у него характер. Он не обидчивый, хотя может обидеться, если это адекватно,
30
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

то есть если ему действительно нанесена обида. Но и обиды длятся у такого человека недолго,
он легко их прощает и переходит к нормальному общению. Он не тревожный, но может бес-
покоиться, если будущее действительно представляет непредсказуемые опасности, например,
если предстоит сдавать важный и трудный экзамен. Но его беспокойство не носит затяжного
и патологического характера, не мешает сосредоточиться на подготовке к экзамену.
Про такого человека не  скажешь, что он бесхарактерный, потому что бесхарактер-
ный человек проявляет слабый, неустойчивый и зависимый характер. Внехарактерный чело-
век легко может отстаивать справедливость, и его нельзя просто так подчинить своей воле,
поскольку у него независимый характер. Он не живет внутри своего характера, не характер
диктует, как ему жить, это он управляет своим характером, если у него еще есть стереотипные
реакции. Поэтому он все время разный, и про него не скажешь, какие устойчивые черты ему
свойственны. Единственным подходящим термином остается слово «внехарактерный», то есть
не подпадающий под традиционные классификации характеров, текущий, как вода, реагиру-
ющий не в соответствии с характером, а свободно, так, как надо здесь и теперь.
Характер же – это как раз застывшие или застрявшие эмоции, окаменевшие
в форме мышечных зажимов или вытесненные и овеществленные в форме пустоты
и мышечного бессилия. Очень часто текущие проблемы личности являются проявлением
глубинных дефектов характера. Люди сталкиваются, как уже говорилось, с теми проблемами,
которые являются отражением нашего характера. Мир возвращает нам наше же отражение,
буквально как знаменитому ослику Иа-Иа. Как известно, он посмотрел на  свое отражение
с одной стороны озера, потом перешел на другую сторону, снова посмотрел… «Да, – говорит, –
так и знал, с этой стороны ничем не лучше, чем с той. Душераздирающее зрелище…» Люди
почему-то не считают, что изменить надо себя, воображая, что это мир какой-то неправиль-
ный и его следует переделать. Но, переделывая мир, они снова сталкиваются сами с собой,
фатально встречаясь с последствиями своего характера, под который пытаются подогнать мир.
Так происходит и при социальных революциях.
Беда в  том, что когда речь идет об  изменении характера, то практически любой кли-
ент оказывает сильное сопротивление работе. Дело в том, что характер представляется чело-
веку им самим, он отождествляется с характером и боится потерять себя в результате терапев-
тических изменений. Характер также связан с основными ценностями жизни и сценариями,
подтвержден некоторой внутренней философией, глубинными убеждениями, личным опытом.
В основе характера лежит некоторая базовая эмоциональная фиксация из раннего
детства, но клиент противится ее изменению, справедливо опасаясь потерять всю
привычную систему, опираясь на которую он строил свою жизнь. Ему очень страшно
оказаться незащищенным перед лицом непредсказуемой жизни.
Если нам удается изменить некоторую базовую эмоциональную фиксацию, это может
вызвать у клиента ощущение дезориентации, как будто он попал в совершенно новый, непри-
вычный мир и не знает, как себя вести.

Пример 3. «Новый мир»
Однажды мне удалось помочь студенту избавиться от переполнявшей его злости. У него
были все причины для того, чтобы испытывать злость, ему крепко досталось в жизни, но злость
мешала ему жить и учиться, затрудняла все его дела. Я рекомендовал ему отправиться в лес
и там кричать, выпуская свой гнев. К моему удивлению, он это сделал, он два часа орал и что-
то бил в воздухе ногами. В итоге после такого процесса отреагирования он пришел какой-то
мягонький, светлый весь.
– Как тебе теперь живется? – спросил я.
– Отлично. Так спокойно. Столько проблем ушло. Я быстро все успеваю сделать, учиться
стало легче, конфликтов меньше. Но только я не знаю, как так жить?
31
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Почему, тебе же лучше?!


– Да, но я не знаю, не умею так жить, непривычно, что ли…
– Ну что не так, поясни на примере?
– Ну вот папаня на меня наехал, а я не знаю, что ему сказать. Сижу и молчу… Он, правда,
тоже замолчал…
– Так ведь это же хорошо!
– Ну да. Но я не знаю, как так жить! Тут иду из института, вижу – двое дерутся. Я раньше
в драку бы влез, а сейчас думаю: чего они дерутся, дураки и дураки… Мимо прошел. Но я
не знаю, как так жить!
Пришлось мне долго объяснять ему, как можно приспособиться к новой реальности. Он
действительно учиться нормально стал, потом даже в аспирантуру пошел, а ведь студентом он
был совершенно никаким. Однако работы с ним было еще очень много…

Вернемся теперь снова к  теории В. Райха. Он выявил относительно независимые сег-


менты мышечной брони, в каждом из которых блокируются те или иные эмоции, эти сведения
используются в ЭОТ для диагностики происхождения тех или иных психологических проблем.
l. Глаза. Защитный панцирь в области глаз проявляется в неподвижности лба и «пустом»
выражении глаз, которые смотрят как бы из-за неподвижной маски. Расслабление посредством
раскрывания глаз так широко, как только возможно (как при страхе), чтобы мобилизовать
веки и лоб в принудительном эмоциональном выражении, а также посредством вращения глаз
и смотрением из стороны в сторону, фиксируя взгляд на каждой стене.
2. Рот. Оральный сегмент включает мышцы подбородка, горла и  затылка. Челюсть
может быть как слишком сжатой, так и неестественно расслабленной. Этот сегмент удерживает
эмоциональное выражение плача, крика, гнева, кусания, сосания, гримасничанья. Защитные
напряжения могут быть расслаблены путем имитации плача, произнесения звуков, мобилизу-
ющих губы, кусающих движений, рвотных движений и прямым воздействием на мышцы.
3. Шея. Этот сегмент включает глубокие мышцы шеи и язык. Он удерживает в основ-
ном гнев, крик и плач. Прямое воздействие на мышцы в глубине шеи невозможно, поэтому
важными средствами расслабления являются крики, вопли, рвотные движения и т. п.
4. Грудь. Грудной сегмент включает широкие мышцы плеч, лопаток, всю грудную клетку
и руки с кистями. Этот сегмент сдерживает смех, гнев, печаль, страстность. Сдерживание дыха-
ния, являющееся важным средством подавления любой эмоции, осуществляется в значитель-
ной степени в груди. Броня может быть расслаблена посредством работы над дыханием, в осо-
бенности осуществлением полного вдоха. Руки и кисти используются для меткого удара, чтобы
рвать, душить, бить, чтобы страстно достигать чего-то.
5. Диафрагма. Этот сегмент включает диафрагму, солнечное сплетение, мышцы сред-
ней части спины. Защитные напряжения выражаются в выгнутости позвоночника вперед, когда
клиент лежит, между нижней частью спины и кушеткой остается значительный промежуток.
Выдох оказывается труднее вдоха. Броня удерживает в основном сильный гнев. Нужно в значи-
тельной степени распустить первые четыре сегмента, прежде чем перейти к распусканию этого,
что осуществляется посредством работы с дыханием и рвотным рефлексом (люди с сильными
блоками в этом сегменте практически неспособны к рвоте).
6. Живот. Сегмент живота включает широкие мышцы живота и мышцы спины. Напря-
жение поясничных мышц связано со страхом нападения. Защитная броня на боках создает
боязнь щекотки и связана с подавлением злости и неприязни. Расслабление происходит легко,
если верхние сегменты уже открыты.
7. Таз. Последний сегмент включает все мышцы таза и нижних конечностей. Чем сильнее
защитный панцирь, тем более таз вытянут назад, торчит сзади. Ягодичные мышцы напряжены
и болезненны. Таз ригиден, он «мертвый» и асексуальный. Тазовая броня служит подавлению
32
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

возбуждения, гнева и  удовольствия. Возбуждение (или тревожность) возникает из  подавле-


ния ощущений сексуального удовольствия. Невозможно полностью переживать удовольствие
в  этой области, пока не  разрядится гнев в  тазовых мышцах. Броня может быть распущена
посредством напряжения таза, а затем лягания ногами и ударения кушетки тазом.
Эта классификация дана кратко, но при всей ограниченности, она помогает ориентиро-
ваться в связях между чувствами, образами и телом. Например, практика многократно под-
тверждает, что сильный гнев, в том числе и на самого себя, сдерживается в области диафрагмы
и при пробуждении этой темы, индивид может испытывать сильные боли в данной области.
Спазм диафрагмы препятствует естественному дыханию «животом», свойственному новорож-
денным. Он может блокировать нормальную работу желчевыводящих путей.
Также для диагностики важно, что чувство долга в  основном «базируется» в  области
плеч. Что подавление дыхания способствует сдерживанию любых чувств. Поэтому при осво-
бождении чувств у клиентов открывается как будто бы дополнительное дыхание, так что они
отмечают, что раньше так никогда не дышали (см. примеры).
Поразительно, что при избавлении от угнетающего чувства долга не только расслабля-
ются мышцы плеч, но у многих клиентов возникает образ больших белых крыльев за спиной,
как рисуют у ангелов. Вместо подавления они испытывают энергию и вдохновение. То есть
оказывается, что образы могут выражать не только эмоциональные проблемы, но и характер,
даже старый или новый подход к жизни.
Теория В. Райха и его практика направлены на освобождение зажатых эмоций, расслаб-
ление мышечной брони, причем его техники ориентированы на работу с напряженной муску-
латурой. Для этого терапевт, в частности, надавливает на напряженные мышцы тела, застав-
ляя клиента глубоко дышать и выражать звуками ту боль, которую он при этом испытывает.
Счастье достигается при полном и устойчивом расслаблении всего мышечного панциря, что
требует очень длительной и тяжелой работы. Аналогичных эффектов можно добиться через
работу с образами эмоциональных состояний и порой гораздо быстрее и проще.
В ЭОТ задачи расслабления мышц решаются через работу с образами, при этом задача –
не  только высвободить застрявшие эмоции, но  устранить психодинамический конфликт,
порождающий хроническое негативное эмоциональное состояние. Исходное негативное состо-
яние исчезает. При этом иногда достигаются результаты, чем-то сходные с полным расслабле-
нием мышечного панциря в некоторых областях, например, в области спины (см. пример 2)
или даже во всем теле (см. пример 4). Но это достигается другими способами, чем в телесной
терапии, и без болевых воздействий на мышцы тела (см. ниже).

Пример 4. «Живая ртуть»


Ко мне обратилась молодая девушка с жалобой на то, что она с какого-то момента своей
жизни потеряла способность выражать свои чувства (алекситимия). Она сама запретила себе
это и уже не могла преодолеть собственный запрет. Эти чувства переполняли ее грудную клетку
и мучили ее изнутри. Она потеряла контакт со своей матерью и молодым человеком, которого
очень любила. Способность выражать чувства она потеряла год назад, когда умер ее горячо
любимый отец. Она боялась выразить свои чувства, потому что не хотела затронуть мать. В их
семье с детства декларировалось правило, что чувства выражать нельзя, их необходимо сдер-
живать. Особенно на этом настаивал отец и сам всегда был примером сдержанности.
Я предложил ей представить образ этих чувств. Они были похожи на подвижный, меняю-
щий свою форму сгусток ртути, который вырывался из груди, а его сдерживала какая-то броня,
как кираса у рыцаря. Тогда я предложил ей дать разрешение этой стальной кирасе выразить все
свои чувства. Этот парадоксальный прием сработал, и кираса тут же растаяла, а чувства сво-
бодно полились изо рта (субъективное восприятие клиентки) с такой силой, что она не могла
нормально дышать, она захлебывалась.
33
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Чтобы процесс освобождения не сорвался из-за ее страха, я стал успокаивать ее и уве-


рять, что постепенно все наладится. Так оно и случилось, постепенно ее дыхание успокоилось,
она ощущала, как чувства продолжают изливаться, но  уже более спокойным потоком. При
этом ее стало трясти, она ощущала холод, руки и ноги вибрировали, но одновременно она чув-
ствовала себя необыкновенно хорошо. Ей казалось, что тело ее стало легким и исчезло, а воз-
дух при дыхании свободно движется по ее телу от макушки до пяток и в обратном направле-
нии. Подобные ощущения переживают люди, прошедшие интенсивный курс телесной терапии
в сочетании с ребефингом (сеанс глубокого дыхания).
Примерно минут через двадцать процесс сам собой закончился, чувство холода и вибра-
ции исчезло. Представив свою встречу с молодым человеком, девушка подтвердила, что теперь
не имеет проблем с выражением чувств, панцирь исчез. Тело ее как будто потеряло вес, а воз-
дух как будто свободно гуляет внутри тела. Глаза ее сияли счастьем, и, поблагодарив, она ушла.

Приемы работы с эмоциями через образы многообразны. Иногда эмоции надо не выпу-
стить, а  принять, иногда преобразовать в  другую форму, разрешить внутренний конфликт,
их порождающий, иногда отказаться от ложных убеждений, способствующих запрету на есте-
ственные чувства, и т. д. Рассказ о способах таких воздействий еще впереди, но связь эмоций
и тела проходит «красной нитью» через всю нашу терапевтическую логику. Это и обеспечивает
значимые результаты в области решения психосоматических проблем.

34
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Основные итоги главы
 
1. Эмоции – это энергия, проявляемая, в частности, в движениях мышц.
2. С помощью хронических мышечных напряжений человек подавляет нежелательные
эмоции, отчего эмоции хронически застревают в тех или иных мышечных зажимах.
3. Система мышечных зажимов создает мышечный панцирь, который блокирует свобод-
ное протекание энергии по телу и лишает человека спонтанности и гибкости поведения.
4. Мышечный панцирь соответствует характеру индивида. Характер – это «застрявшие
и окостеневшие» эмоции, стереотипы человеческого поведения.
5. В различных областях тела могут быть блокированы разнообразные чувства и соот-
ветствующие импульсы к действию.
6. Когда мышечный панцирь расслабляется, человек становится гибким и спонтанным,
как бы внехарактерным, обладающим большой энергией и свободно текущими чувствами.
7. Разрешение базового психодинамического конфликта приводит к расслаблению хро-
нических мышечных напряжений, высвобождению хронического блокированного эмоцио-
нального состояния, исчезновению психологических и  психосоматических проблем и  даже
к изменению характера.

35
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Глава 3. психологическая проблема
 
 
1. Внутренняя структура проблемы
 
Новизна и  эффективность ЭОТ во  многом связаны с  новым представлением о  том,
как организованы человеческие проблемы и  каким образом они могут быть решены. Суть
нашего подхода состоит в том, что любая проблема порождается некоторой хронической фик-
сацией эмоциональной энергии на некоторой цели, и эту энергию можно освободить, работая
с образом этой эмоции. Еще Будда называл такую фиксацию привязанностью и предлагал дли-
тельный путь морального развития, помогающий избавиться от привязанностей, обрекающих
людей на  страдания. Это верно, но  психотерапия не  может и  не  должна делать всех людей
монахами, она помогает им избавиться от мучительной и ограничивающей жизнь фиксации.
З. Фрейд [69, 70] предлагал путь осознания глубинных фиксаций, что само собой приво-
дит к освобождению. В этом смысле то, что мы говорим, не совсем ново. Ново то, что с помо-
щью образов мы быстро находим точку фиксации, понимаем причину и  способ фиксации.
Ново то, что после диагностики мы предлагаем клиенту применить к образу, а на самом деле
к самому себе (что клиент не осознает и поэтому не сопротивляется) некоторый прием, осво-
бождающий его от исходной привязанности. Что приводит к разрушению всей патологической
системы, которая наросла на этом основании, почти в одно мгновение. Если психоанализ
главным в работе считал осознание, гештальттерапия – переживание, то ЭОТ – эмо-
ционально-смысловое интерсубъективное (внутриличностное) действие.
Поясним, что мы не возражаем против дружеских или любовных и других нормальных
привязанностей, которые составляют человеческое счастье. Освобождается человек только
от тех привязанностей, которые причиняют ему страдания, являются причиной негативного
хронического эмоционального состояния, лежащего в  основе патологии, мешают ему жить,
быть здоровым и создавать удовлетворяющие его отношения с другими людьми. Применяются
оригинальные приемы, позволяющие быстро находить причины страданий и освобождать стра-
дающего индивида тоже достаточно быстро. Как мы говорим: «Кандалы снимаются прямо сей-
час либо носятся вечно». Фиксация может растаять только в какой-то момент, «здесь и теперь»,
сразу, если клиент готов от нее отказаться. Все остальное – только подготовка к этому моменту.
Но об это впереди.
Итак, психологическая проблема, с которой сталкивается личность, может быть пред-
ставлена как фиксация индивида на достижении некоторой недостижимой цели. Эта фик-
сация всегда переживается индивидом как чувство или эмоциональное состояние.
Проблема становится проблемой только тогда, когда желание не может быть удовлетворено,
но не может исчезнуть. Если нет желания, то нет проблемы, если можно удовлетворить жела-
ние  – тоже нет проблемы, если легко можно отказаться от  желания, тоже проблемы нет.
Ребенок может безутешно рыдать, когда его воздушный шарик улетел. Если такое случилось
со взрослым человеком, то его желание тоже легко улетает вместе с шариком. Взрослый чело-
век перестает продуцировать эмоциональную энергию, направленную на удержание шарика,
энергия возвращается назад в его организм, и он успокаивается. Однако у взрослых людей есть
свои желания, которые не «рассасываются» от того, что «шарик» улетел.
Как уже говорилось, желание всегда предстает в  форме эмоции или чувства, толкаю-
щего к каким-то действиям. Когда человек говорит: «Я тебя люблю», – это чувство, но оно
является реализацией желания. Чувство несет энергию, без чувства или эмоции действие
не совершается. Когда эта энергия не реализуется в достижении цели, человек страдает, то есть
ощущает получаемый им ущерб от напрасно растрачиваемой энергии, эта энергия начинает
36
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

нарушать его внутреннюю экологию. Если он не перестает продуцировать чувство, направлен-


ное на достижение недостижимого, то страдание становится хроническим.
К такой ситуации необходимо адаптироваться. Индивид создает некоторые приспособле-
ния к хроническому страданию, причины которого он уже забывает. Например, пожилой алко-
голик пьет и одновременно плачет: «Главная моя проблема в том, что я никому не нужен…»
Когда-то он был красивым молодым юношей, талантливым, с  «золотыми» руками, с  выс-
шим образованием. Сейчас он – «развалина» с разрозненными гнилыми зубами, допившийся
до  положения грузчика, полный гнева из-за несправедливой жизни. У  него отличная жена
и замечательные дочери, которые любят его и заботятся о нем, несмотря на постоянное пьян-
ство и едкий характер. Он из прекрасной семьи, отец и мать – доктора наук, но они развелись,
когда он был маленьким, и поделили двух сыновей. Он остался с мамой, но ей было не до него,
она все время была в работе, постоянно ездила на великие стройки, перекрывала Енисей… Он
понял, что никому не нужен…
Более всего он хотел бы соединить свою семью и получить любовь родителей,
но это было невозможно, его сильнейшее желание было блокировано. К этому стра-
данию надо было приспособиться, поэтому он все время жалел себя за то, как несправедлива
к нему судьба, завистливо глядя на других молодых людей. Когда он жалел себя, то лучшим
способом утешения была водка, она позволяла забыть о страдании, отключиться и ощутить
теплое состояние любимого ребенка, спящего у  материнской груди. Если кто-то спасал его
от неприятностей, доводил до дома, раздевал, мыл, ругал, то он ощущал, что все-таки он кому-
то нужен. Подспудно он считал родителей виноватыми в его несчастье и в душе наказывал их
своими актами падения, одновременно надеясь, что они придут и докажут ему свою любовь.
Но они этого не делали, да и не получилось бы…
Алкоголизм породил новые проблемы… Его стали понижать на работе, возникали кон-
фликты в  семье. К  этому тоже надо было приспосабливаться… Надо было сказать, что все
вокруг неправильно, несправедливо, тем более что шла перестройка… Надо было снизить свои
амбиции, надо было считать себя жертвой несправедливости (а он и так считал себя жертвой).
Чтобы при этом повысить свое самоуважение, надо было всех критиковать и поучать. Денег
было мало, надо было стать экономным и подозрительным. Надо было спрятать свой внутрен-
ний мир от всех, прикрыть свой стыд, поэтому тело было постоянно напряжено, грудь впала.
Откровенность он позволял себе лишь в состоянии опьянения, тогда наружу выходили истин-
ные чувства, но их слышали только случайные люди или друзья алкоголики. И т.д., и т. д.
Если бы он смог увидеть этого маленького несчастного ребенка (самого себя), страдаю-
щего от отсутствия любви! Если бы он мог щедро дать ему любовь, чтобы тот смог простить
свою мать и отца, то произошло бы чудо и вся махина страданий и адаптаций, вместе с ужас-
ным опытом унижений, развалилась бы в одно мгновение, и алкоголь уже не стал бы нужен,
стал бы даже отвратителен. Если бы…
Если суметь добраться до исходной причины, породившей клубок проблем и каким-то
образом устранить глубинный конфликт, то вся система психологических «наростов» может
быть устранена. Все патогенные адаптации рассыплются, как карточный домик или как царство
Кощея в момент, когда сказочный герой сломает кончик волшебной иглы. Игла, кстати, очень
удачно символизирует тот первичный импульс, который все породил и  был потом успешно
запрятан в яйцо, потом в утку, потом в зайца, потом в сундук и т.д., в глубины бессознатель-
ного.
Можно длительное время бороться с внешними слоями проблемы, но к удивлению тера-
певта, все достижения вновь и вновь будут исчезать без следа, а старые симптомы, которые
являются проявлениями адаптаций, возникать вновь и вновь. Это будет продолжаться до тех
пор, пока не совершится ключевое изменение, когда игла будет сломана, после чего все симп-
томы потеряют всякий смысл.
37
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Различных дисфункциональных адаптаций может быть много, практически столько же,


сколько описано различных психологических и психических нарушений. С нашей точки зре-
ния, даже так называемые болезни можно рассматривать как формы адаптации к первичной
эмоциональной проблеме. Болезнь – это всего лишь дошедшая до определенного пато-
логического развития проблема! Ввиду обилия форм адаптации мы не будем их рассмат-
ривать подробно, но некоторые варианты будут представлены. Здесь же мы рассмотрим струк-
туру первичной проблемы, которая приводит к порождению всей системы защит, вытеснений
и подавлений, вторичных защит и т. д. Во всех случаях работа в ЭОТ направлена на то, чтобы
вернуть человека к естественности, избавив его от ненужных адаптаций и защит. Только обретя
свободу и естественность, человек может решить те задачи, пасуя перед решением которых он
и создает патологические психологические приспособления.
Проблема всегда является противоречием между желанием индивида, вопло-
щенном в энергии чувства, и препятствием на пути его удовлетворения. Если преграда
является чем-то внешним по отношению к личности и в принципе может быть преодолена,
а желание не патологическое, то это проблема объективная. Это может быть социальная, эко-
номическая, научная, политическая и т. д. проблема. Она разрешается внешним и объектив-
ным образом, то есть с помощью преодоления препятствия и удовлетворения желания. Для
этого иногда надо заработать деньги, иногда что-то изобрести, иногда прибегнуть к диплома-
тии, обратиться за помощью и т. д.
Проблема становится психологической только тогда, когда причины неудачи
кроются в психике самого индивида, то есть или желание «неправильное», или преграда,
мешающая достижению цели, иллюзорная. Например, в некоторых случаях преграда может
быть реальной, но в принципе непреодолимой, как в том случае, когда хочется «вернуть про-
шлогодний снег». Это, например, ситуация эмоциональной зависимости при потере любви
или смерти близкого человека. Тогда очевидно, что необходимо помочь индивиду избавиться
от своего иррационального желания, какой бы трудной эта задача ни казалась.
Когда в  роли преграды выступают неадекватные моральные запреты, предубеждения,
комплексы, страхи и  т.д., решение может состоять не  только в  преодолении первичного
импульса, но и в освобождении от преграды. Поскольку психологическая преграда может сдер-
живать первичный импульс только в силу того, что тоже поддерживается определенными хро-
ническими эмоциями, суть работы не меняется – терапевт работает над преодолением эмоци-
ональной фиксации.
Проблемное состояние во всех случаях можно также назвать тупиковым. Если актуали-
зированные при этом чувства сильны, а выхода нет, происходит ряд нежелательных послед-
ствий. Первичной реакцией чаще всего бывает агрессия. Человек, попавший в подобное поло-
жение, пытается разрушить преграду, но может проявить гнев и по отношению к самому себе,
к собственному желанию, к объекту своего желания, даже к посторонним лицам. Большинство
людей сдерживают свою агрессию, но постоянное сдерживание (контроль) приводит к новым
трудностям и проблемам. Другая форма реакции состоит в том, чтобы подавить или вытеснить
(подавление, вытеснение) собственные чувства, свое желание, свое горе, свой гнев… В третьем
случае люди переносят свои чувства на другие, более безопасные объекты (перенос). В чет-
вертом – начинают избегать любых ситуаций, в которых чувства могут проявиться (эскапизм).
В пятом случае ведут себя как беспомощные маленькие дети (регрессия). В шестом – припи-
сывают другим людям свои собственные чувства и желания (проекция). В седьмом – вообще
уходят от активной жизни (аутизм). В восьмом – создают симптомы болезни, чтобы оправдать
неудачу и не сделать чего-то запретного (формирование симптома). И так далее…
Применяемые человеком защиты помогают ему адаптироваться, но не решают проблемы,
а только консервируют ее и создают новые проблемы, искажая его взаимодействие с окружаю-
щей действительностью. Ключевым фактором, определяющим степень и характер искажений,
38
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

является энергетическая мощь запертых чувств и способ адаптации, выбранный индивидом.


В ряде случаев этот способ может стать постоянной чертой характера или формой эмоцио-
нальных нарушений. Эта же причина вызывает к жизни хронические мышечные напряжения
(блоки) и разнообразные психосоматические симптомы.
Чтобы ярче описать наше представление о структуре психологической проблемы, можно
использовать следующую метафору. В Индии так ловят обезьян: выдалбливают тыкву, кладут
внутрь приманку, оставив маленькую дырочку, обезьяна просовывает в нее лапку, хватает при-
манку, а вынуть кулачок не может, потому что он шире отверстия. Охотник подходит и спо-
койно ее ловит, потому что она не догадывается разжать кулачок.
Так и люди в своем воображении уже схватили приманку, а еще порой, другой рукой –
преграду, и  вот они пойманы! Каждый раз следует думать, какую «лапку» клиенту следует
разжать. Иногда таких «лапок» может быть много, но исходная проблема все-таки одна, когда
она решается, то все остальное происходит само собой, потому что «обезьянка» теперь сво-
бодна. Отсюда вывод: основа психического здоровья  – внутренняя свобода. Осво-
бодившийся от несчастной любви молодой человек может сказать словами веселой песенки:
«Если к другому уходит невеста, то неизвестно, кому повезло!» Это значит, что он разжал свою
«лапку». Тот же, кто не сумел этого сделать, может впасть в депрессию или агрессию, как в той
пьесе: «Так не доставайся ж ты никому!»
Но эта модель проблемы не единственная, существует пять основных первичных про-
блемных ситуаций (см. ниже), на данный момент других вариантов не найдено. Все сложные
проблемы, имеющие, казалось бы, множество симптомов и причин, на самом деле сводятся
к одному исходному конфликту, одному из пяти возможных случаев.
Поэтому первичная психологическая проблема может быть представлена в виде одной
из пяти приводимых ниже схем (см. рис. 2). На всех схемах кружок означает некоторый объект,
желаемый или отвергаемый индивидом, вертикальный прямоугольник – преграду, а стрелка –
желание индивида либо негативное давление со стороны объекта на субъекта (что может быть
названо и отрицательным желанием субъекта).

39
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Рис. 2

Приводимые на рис. 2 схемы отражают возможные типы первичной структуры проблемы:


а) чувство направлено на достижение цели, цель и преграда могут быть реальными или
воображаемыми, цель может быть реально или иллюзорно недостижимой либо запретной;
б) чувство направлено на избавление от нежелательного объекта, объект может быть как
реальным, так и воображаемым, а также внешним по отношению к субъекту (например, агрес-
сор) или внутренним (например, неприятные воспоминания); одновременно с отталкиванием
объект может притягиваться с помощью неосознаваемого чувства («невидимой лапки»);
в) к  одному и  тому  же объекту испытываются амбивалентные чувства, преграды нет,
но субъект испытывает противоборство сил притяжения и отталкивания;
г) два одинаковых по силе чувства направлены к несовместимым объектам (проблема
выбора);
д) субъект стремится избавиться от нежелательного объекта, но это возможно лишь при
контакте с другим нежелательным объектом (выбор из двух зол).
Во всех приведенных выше случаях мы употребили слово «объект», но объектом может
быть не только предмет или другая личность, но и деятельность, ситуация, моральная оценка,
эмоциональное состояние и т.д., которые желательны или, наоборот, неприемлемы для субъ-
екта.
Эти схемы отражают только первичную (или исходную) структуру проблемы. В дальней-
шем проблема развивается и разрастается, порождая многочисленные симптомы, создавая все
новые трудности, проявляясь в различных областях человеческой жизни.
Приведем примеры часто встречаемых (но не всех возможных) проблем, классифицируя
их с точки зрения внутренней структуры.
Структурой первого типа (рис. 2, а) обладают следующие психологические проблемы:
1) невозможность реализовать мечты или амбиции вследствие их неадекватности или из-
за существования психологической преграды;
2) горе, тяжелая потеря, «несчастная» любовь и т.п.;
3) желание изменить прошлое, исправить то, что исправить нельзя, вернуть «прошлогод-
ний снег»;
4) морально запретные сексуальные, агрессивные и другие желания;
5) желание изменить других людей по своим меркам, что невыполнимо;
6) идеалистические, фантастические, гипертрофированные желания.
Возможны и другие варианты.
Структурой второго типа (рис. 2, б) обладают психологические проблемы:
1) желание избавиться от нежелательного воздействия среды или других людей, от кото-
рого нет возможности избавиться либо есть психологический запрет на избавление;
2) навязчивые страхи, мысли, действия и борьба с ними;
3) чувство вины за содеянное, суицидальные тенденции, переживание прошлого позора,
стыда и т.п.;
4) постстрессовые переживания (в результате нападения, катастрофы, теракта, изнаси-
лования и т.п.);
5) желание избавиться от недостатков в соответствии с нереалистическими принципами
или стандартами;
6) борьба с собственной зависимостью разного типа (эмоциональной, алкогольной, нар-
котической и т.д.). То есть второй тип проблемы может быть основан на ранее сформирован-
ной проблеме первого типа;
7) отказ от самого себя.
Возможны и другие варианты.
40
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

В  частном случае второй тип проблемы приводит к  порочному кругу, когда борьба
с  симптомом или навязчивым желанием усиливает симптом, что порождает новый виток
борьбы, и т. д. Эта кольцевая модель ранее описана В. Франклом [68]. Так могут образовы-
ваться некоторые фобии или навязчивости, панические атаки.
Третья схема (рис. 2, в) отражает проблему амбивалентности (то есть одновременного
стремления к объекту и его отвержения):
1) любовь к ненавидимому, презираемому или отвратительному объекту;
2) желание достижения цели, успеха и страх перед успехом;
3) благодарность и унижение, восхищение и зависть, радость и горе, удовольствие и страх
одновременно и т.д.;
4) желание сделать и не сделать, сказать и не сказать, выразить чувства и скрыть их и т.д.;
5) желание победить противника и страх перед ним;
6) стремление к риску, самоубийству, что одновременно нежелательно.
И другие…
Четвертая схема (рис. 2, г) соответствует проблеме выбора:
1) желание иметь два несовместимых варианта одновременно, не потерять ни то ни дру-
гое;
2) выбор из двух равно привлекательных вариантов;
3) незрелость личности, неумение делать выбор и брать ответственность на себя, страх
ошибки, нерешительность;
4) рискованный выбор, предопределяющий судьбу, выигрыш или поражение;
5) постоянные метания от одного варианта к другому, колебания между надеждой и отча-
янием и т. п.
И другие…
Пятая схема (рис. 2, д) соответствует ситуации отсутствия выбора, когда все варианты
плохие. Например, жизненная ситуация настолько невыносима, что хочется от нее сбежать,
но если это сделать, то будет еще хуже. Это соответствует модели двойного зажима Джо Бай-
дена [59]:
1) субъект живет с невыносимым человеком, например, с домашним тираном, психопа-
том или преступником, но находится от него в зависимости;
2) социальная дезадаптация, которая ведет к аутизму или образу жизни бомжа, и т.п.;
3) моральный выбор между преступлением и гибелью и т.п.;
4) потеря престижа, разорение, другое событие, приведшее к субъективно невыносимому
положению, но любой «выход» грозит еще большими потерями;
5) выбор между самоубийством и позором, подчинением насилию и смертельным риском
и т.п.;
6) выбор между нелюбимым мужем и любимым человеком, с которым невозможно жить
по экономическим причинам, и т. п.
И другие…
Во всех случаях задача психотерапии – помочь клиенту измениться, а не помочь
ему изменить внешний мир, решить проблему за  счет субъективных, внутренних,
а не внешних изменений. Конечно, в каждом конкретном случае требуется решить, какое
изменение будет наиболее адекватным, наиболее соответствующим экологии человеческой
жизни, какая эмоциональная фиксация должна быть устранена. Например, если человек стра-
дает из-за того, что не может пережить утрату, то необходимо помочь ему сказать «прощай»,
как это ни трудно, своей потере. Если же он страдает, потому что не может достичь счастья
из-за убежденности в своей мнимой неполноценности (она в данном случае играет роль пре-
грады), то следует избавлять его от  чувства неполноценности. Например, преградой может
выступать страх, препятствующий юноше объясниться с девушкой или успешно сдать экзамен.
41
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

В этом случае, безусловно, устранять необходимо не любовь к девушке или желание учиться,
а страх, который и держит человека в психологическом рабстве.
Еще раз подчеркнем, что субъективная преграда обычно тоже является результатом
неадекватной эмоциональной фиксации. Поэтому цель, конечно, не во всеобщем и полном
избавлении от желаний, а в избавлении от страданий. В результате правильно проведен-
ной работы у  человека всегда возникает чувство освобождения и  возвращения в  открытый
мир новых возможностей, его способность удовлетворять свои разумные потребности только
возрастает.
Повторим: суть психологической работы во всех случаях состоит в том, чтобы избавить
индивида от причиняющей ему страдания зависимости от объекта или неадекватной преграды.
В различных школах и традициях психотерапии эта цель достигается различными средствами.
Но во всех случаях человек должен становиться более свободным, чем он был, ста-
новиться в большей степени субъектом своей жизни, чем он был.
Еще раз подчеркнем, что данные схемы отражают только первичную (исходную)
структуру проблемы. В дальнейшем, как уже говорилось, проблема развивается и разраста-
ется, порождая многочисленные симптомы, порождая все новые и новые трудности.
Тему внутренней структуры психологических проблем мы уже неоднократно рассматри-
вали в различных публикациях, поэтому здесь остановимся на достаточно кратком обзоре.
Два первых варианта структуры психологических проблем упомянуты еще в философии
буддизма. Как говорил Будда, существуют две причины страданий: когда человек не может
получить желаемого и  когда он не  может избавиться от  нежелательного. Известен и  общий
рецепт буддизма: не будешь иметь привязанности, не будешь иметь страданий.
Можно подумать, что метод ЭОТ направлен на полное освобождение индивида от жела-
ний, но это не так. У каждого человека очень много естественных и нормальных желаний и при-
вязанностей, удовлетворение которых необходимо для здоровой и счастливой жизни. Самый
простой пример – потребность в дыхании. У большинства людей эта потребность удовлетворя-
ется легко и просто, не вызывая никаких трудностей, так что они ее даже не замечают. Однако
в том случае, когда дыхание затруднено из-за простуды или астмы, каждый начинает понимать,
насколько важна эта потребность. Задача состоит, конечно, не в том, чтобы перестать желать
дышать свободно, а в том, чтобы избавиться от преграды, мешающей свободному дыханию.
Эта преграда может быть основана на скрытых или подавленных эмоциях, если высвободить
эти эмоции или адекватно преобразовать их, то дыхание само освободится, как неоднократно
происходило в наших сеансах (см. примеры ниже). Мы стремимся освободить индивида только
от тех привязанностей, которые причиняют индивиду страдания, ограничивают его жизнеде-
ятельность и личностный рост. Будда проповедовал срединный путь: «Не натянешь струну –
она не зазвучит, а перетянешь – она лопнет».
Мы привели пример с алкоголиком, который показывает, как огромный куст проблем
вырастает из одной-единственной исходной причины. Вот еще один пример, поясняющий, как
образуются системные проблемы на основе первичного конфликта. Девушка мечтала создать
семью, иметь любимого человека, она считала, что без этого ей жизнь не нужна. Но она была
убеждена, что ее никто не полюбит, потому что она некрасива. Это не соответствовало действи-
тельности, но она так считала, потому что когда она родилась, ее отец сказал, что «это толсто-
ногое некрасивое существо нельзя назвать его любимым именем Настя». Девочку назвали дру-
гим, вполне красивым женским именем, но эту историю зачем-то ей рассказали. Отец и потом
отрицательно высказывался о ее фигуре и никогда не обнимал ее… К этому добавилась девиче-
ская несчастная любовная история, и она окончательно убедилась, что для нее счастье недости-
жимо. Отцовское предписание стало для нее абсолютным запретом, препятствующим дости-
жению ее желания.

42
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Принятый ею способ адаптации состоял в борьбе с самой собой. Смысл жизни для нее
исчез, и ее посещали суицидальные мысли. С десяти лет она намеренно подавляла все свои
чувства. Для сдерживания чувств служил мощный мышечный панцирь, все тело было напря-
жено, девушка сгорбилась, шея ушла в плечи, лоб стал неподвижен, как лоб мраморной статуи,
выражение лица было мрачно-безнадежным. Она изолировалась от людей, имела единствен-
ную подругу и считала, что все ее ненавидят. Перестала заботиться о своей привлекательно-
сти, например, не  ухаживала за  своими волосами, одеждой и  т.  д.  Страдала от  бессонницы
и приступов ненависти к себе. Для снятия внутреннего напряжения иногда слегка надрезала
себе запястья бритвой… При этом она отлично училась в вузе и одновременно считала себя
тупой неудачницей.
Клиентка попросила терапевта, чтобы он помог ей вообще избавиться от сексуальных
желаний, чтобы жить спокойно. Понятно, что этот запрос был невыполним, она уже дошла
до  глубокой депрессии, подавляя свои естественные чувства. Поэтому терапевт отказался
заключать такой контракт и сосредоточил усилия на том, чтобы дискредитировать отцовские
утверждения, которые служили психологической преградой в  структуре ее проблемы. Это
было нелегко сделать, потому что она его любила. Работа длилась примерно два года, посте-
пенно девушка возвращалась к естественности и женственности, нормализовался сон, пере-
стала резать руки и  т.  д.  Она стала заботиться о  себе, распрямилась, оказалось, что у  нее
длинная красивая шея, большие глаза, красивые волосы… Но только после окончательного
разочарования в отцовских критериях, депрессия практически прошла… «У меня еще много
проблем, – сказала она, – но я помню, какой я была два года назад. Это просто ужас, я такой
больше быть не хочу». Она встретила своего молодого человека и вышла замуж.
Почему эти модели, описывающие возникновение проблемы, важны для метода эмоци-
онально-образной терапии? Во-первых, потому что они позволяют целенаправленно искать
исходный конфликт, используя для этого образы, выражающие проблемное эмоциональное
состояние. Во-вторых, потому что эти модели подсказывают, как можно устранить исходный
конфликт, когда природа его установлена, применив адекватный прием воздействия. При-
емы воздействия ориентированы на конкретную природу фиксации эмоциональной энергии,
но всегда имеют одну и ту же цель, а именно помощь в освобождении от эмоциональной фик-
сации. Подробно основные приемы проработки исходных конфликтов будут описаны ниже.
О роли привязанности говорил еще Будда, о роли фиксации либидо на определенном
объекте говорил еще З. Фрейд. Но отчего происходит привязанность или фиксация чувства
именно на данном объекте? На этот вопрос психология практически безмолвствует. Однако
более подробный анализ первой схемы может наглядно показать, как это происходит на, так
сказать, микропсихологическом уровне.
Вспомним метафору про обезьянку, которая схватила приманку в выдолбленной тыкве,
а кулачок обратно не может вытащить (см. рис. 3).

43
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Рис. 3а

Рис. 3б

На рисунке 3 (а, б) изображен более подробный анализ психологической проблемы пер-


вого типа и ее возможного решения. Кроме цели, желания и преграды, на ней схематически
изображена «фантомная лапка» (стрелка поверх преграды), которой человек держит свою цель
или преграду. Кроме того, маленькое сердечко изображает те чувства, которые человек вложил
в желаемый им объект. Именно эта «фантомная лапка», которую человек не умеет или не хочет
разжать, чтобы отпустить цель или преграду, предопределяет его зависимость и хронические
негативные эмоции, которые он испытывает. Предопределяет дальнейшие болезненные формы
адаптации к этому неестественному положению. А «фантомную лапку» он не может разжать,
потому что вложил в объект какие-то очень важные чувства, надежды и даже части собствен-
ной личности. Когда сердечко возвращается, то влечение исчезает, что символизируется свет-
лой стрелкой, направленной от бывшей цели и преграды (рис. 3, б). Для решения других про-
блем могут применяться другие техники, данный рисунок приведен для примера.
Если человек кого-то или чего-то желает, то в своих фантазиях он уже обладает желае-
мым объектом или находится в контакте с ним. Например, когда на празднике за общим сто-
лом гости созерцают самые разные блюда, выставленные хозяевами, то мысленно они пробуют
эти блюда. Можно сказать, что их «виртуальные ротики» уже кушают разные блюда, и если
гостю понравился воображаемый вкус еды, то он говорит: «Положите мне вот этого, пожалуй-
ста…» Поэтому так важно, чтобы еда была не только вкусна, но и красиво и аппетитно выгля-
дела. Значит, человек выделяет некоторую психическую часть себя, которая вступает в вооб-
ражаемый контакт с  желаемым объектом, и  если этот воображаемый контакт был приятен,
44
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

то он стремится установить более близкий контакт с желаемым объектом, обладать им в той


или иной форме. Не всегда подразумевается физический контакт, и не всегда имеется в виду
поглощение объекта, но субъект стремится к желательному реальному взаимодействию.
Предположим, что одному из гостей не досталось того блюда, которое он очень хотел
попробовать. Он может уйти неудовлетворенный и  мысленно оставить свой «фантомный
ротик» в этом блюде, пробующим еду, когда она еще была доступна. До тех пор, пока этот
процесс будет в нем продолжаться, он будет страдать (пусть и немного), сожалея о неиспытан-
ных удовольствиях. Но со временем он заберет свой «ротик» из воображаемого блюда и отпу-
стит блюдо, страдания закончатся, его нормальное самочувствие восстановится. Если он этого
не сделает, то время от времени будет вспоминать о своем нереализованном желании и снова
испытывать огорчение. Он может запретить себе даже думать о своей потере, вытеснить свои
переживания в область бессознательного, но они будут продолжать влиять на его состояние
даже оттуда, могут превратиться в хроническое неосознанное страдание.
Решением  же проблемы будет возвращение своих чувств и  частей личности, которые
были связаны с желанным объектом, обратно к себе. При этом субъект заново интегрируется
с как бы утраченными ранее эмоциями или частями личности и только тогда действительно
отпускает объект своих желаний. В  другом случае может произойти отпускание преграды,
если человек вложил в нее важные чувства, а она была иллюзорной, но не допускала дости-
жения нормальных целей. В первом случае субъект перестает страдать, поскольку не испыты-
вает больше внутреннего противоречия, становится равнодушным к объекту. Во втором слу-
чае субъект сможет достичь желаемой цели, хорошо ли это – другой вопрос.
В других видах психологических проблем задача психолога может состоять, например,
в  том, чтобы помочь клиенту, наоборот, принять ту или иную цель или преграду, вернуть
себе отвергаемые части личности и  восстановить свою личностную целостность. В  резуль-
тате исчезает патогенное эмоциональное состояние, порождающее нежелательное или невро-
тическое поведение и/или негативное психосоматическое состояние. Поскольку клиент жалу-
ется на  доминирующее негативное состояние, то образ этого состояния будет показывать
терапевту суть той эмоциональной фиксации, которая лежит в  основе его проблем. Задача
терапевта – понять причины фиксации, помочь клиенту осознать эти причины и избавиться
от фиксации, например, путем интеграции с ранее утраченными позитивными чувствами и/
или частями личности. Могут быть и другие способы, но еще раз отмечу, что предлагается
метод, реально избавляющий от  экологически неверной привязанности или фиксации. Это
достигается с помощью мысленного воздействия на образы, но поскольку образы воплощают
в себе эмоциональные состояния личности, то в результате меняются эти состояния и фикса-
ция исчезает.
Действия, повторим, могут быть разные. Иногда надо отпустить обиду или простить себе
прошлые ошибки, иногда надо «разжать лапку», чтобы перестать удерживать образ изменив-
шей возлюбленной, попрощаться с умершим. Иногда надо принять себя даже неудачником,
простить бросившего тебя отца, отказаться от неадекватных запретов, наложенных в детстве
родителями, растождествиться с пережитой когда-то болью, стыдом или другой психологиче-
ской травмой. В выполнении этих задач клиенту и помогает эмоционально-образная терапия.
Описанию различных методов преодоления эмоциональной фиксации посвящена глава 6.

45
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Основные итоги главы
 
1. Структура психологической проблемы определяется фиксированной энергией жела-
ния, которая не может быть реализована из-за наличия некоторой преграды.
2. Фиксированная энергия желания субъективно переживается как мучительное нереа-
лизуемое чувство, что вызывает страдание, становящееся хроническим негативным эмоцио-
нальным состоянием.
3. Причины, не позволяющие решить психологическую проблему, находятся в психике
самого индивида.
4. Решение проблемы всегда предполагает освобождение индивида от той или иной фик-
сации.
5. Исходная проблема может быть одного из пяти видов (см. выше). На основе исход-
ной проблемы индивид формирует 6. способы адаптации, которые создают симптомы и новые
проблемы.
7. Проблемы могут быть разного уровня и типа. Уровень определяется степенью повре-
ждения личности и является функцией силы эмоциональной фиксации.
8. Тип проблемы определяется особенностями адаптивных механизмов, созданных инди-
видом для того, чтобы приспособиться к существованию первичной фиксации.
9. Первичная фиксация (первая модель) определяется тем, что субъект в своем вообра-
жении соединил некоторые чувства и/или части личности для контакта с объектом.
10. Освобождение от фиксации и прекращение страданий часто достигается при возвра-
щении ранее «вложенных» чувств и/или частей личности.

46
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Глава 4. Образы и аналитическая работа с ними
 
Из  предыдущей главы понятно, что нашей целью является преобразование «патоген-
ных» эмоциональных состояний, а средством для этого являются образы. Образы – это просто
рычаг, с помощью которого можно приложить усилия для необходимых преобразований эмо-
ций. Но образы – еще и мощное средство анализа психологических проблем личности. Потому
что образы – язык бессознательного. В качестве аналитического материала они использовались
еще в психоанализе З. Фрейда, прежде всего при толковании сновидений [71]. Интерпрета-
ции образов сновидений, предложенные еще З. Фрейдом, не потеряли своего значения и сей-
час. Но в случае использования спонтанных образов, выражающих эмоциональное состояние,
на которое жалуется клиент, диагностика обычно происходит удивительно быстро.
Первоначально, когда я начал развивать этот подход, мне просто хотелось использовать
образы для воздействия на  актуальное негативное психосоматическое состояние благодаря
психологической связке между образом и состоянием. Но сразу пришло разочарование в чисто
механистических способах воздействия на образ с целью изменить состояние. Удаление нега-
тивного образа из тела, его уничтожение любым способом, сжигание или закапывание – ничего
не меняет в реальном состоянии клиента или является временной и иллюзорной помощью,
а может нанести и вред, если истинная проблема, с которой пришел клиент, осталась не рас-
крытой и не решается в ходе работы с образом. Все эти насильственные и механистические
приемы являются с точки зрения психоанализа ничем иным, как психологическими защитами,
скрывающими эмоциональный конфликт, а не разрешающими его.
Порой именно принятие клиентом негативного образа, проявление к нему добрых чувств
приводят к превращению образа в позитивный и к исцелению первичной проблемы. Поэтому
ключевое значение в ЭОТ придается анализу того внутреннего конфликта и той первичной
фиксации, которые приводят к возникновению нежелательных симптомов. Прием воздействия
подбирается в соответствии с «психологическим диагнозом», который выявляет «застывший»
в психике человека неразрешенный эмоциональный конфликт, создающий основу патогенной
привязанности (фиксации).
Образы являются первичным языком психики, языком подсознания, они более тесно
связаны с эмоциональным миром, чем словесные выражения. Вербальное воздействие не так
сильно контактирует с миром эмоций, если оно и воздействует на чувства, то в основном за счет
опять же образных выражений, которые и используют поэты и писатели в своих произведе-
ниях. Речь является вторичным языком психики и относится в большей степени к сознанию
и социальному взаимодействию.
Самая главная функция образов  – приносить информацию о  внешнем мире, точнее
моделировать в себе те или иные свойства предметов, внешнего пространства, других живых
существ. С  этими моделями внешнего мира можно «играть», прогнозируя будущие собы-
тия, репетируя свои действия и оценивая чьи-то реакции. Но эта часть образов имеет лишь
частичное отношение к психотерапевтической работе. Реалистические образы тоже исполь-
зуются психотерапевтами, например, Лазарус [27] сообщает о том, как воображаемые трени-
ровки (представлялась же реальная игра) помогли теннисисту, сломавшему руку, подготовится
к будущему матчу. Представление реальных ситуаций помогает пробудить истинные чувства
в клиенте, могут служить для отработки навыков в воображении. В методе ЭОТ психотера-
певта интересуют образы, моделирующие внутренний мир человека, сообщающие что-
то о нем самом, то есть образы его фантазий, которые выражают чувства и особен-
ности личности, создающей фантазии. Эти фантазии не случайны, они раскрывают
суть внутреннего конфликта.

47
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Всем психологам известны проективные методы исследования личности. Теми или


иными способами индивиду предлагается проявить свое воображение: нарисовать человека,
нарисовать семью, несуществующее животное, сочинить рассказ по картинке, закончить неза-
конченное предложение, рассказать, какие образы видятся ему в бессмысленных цветных пят-
нах и т. д. Всем известно, что человек непроизвольно выражает в этих творениях свою лич-
ность, свой характер и свои проблемы, надо только уметь интерпретировать эти произведения.
Такие интерпретации не обладают абсолютной доказательностью, они базируются на накоп-
ленном многими поколениями терапевтов опыте, а также на личном опыте данного терапевта
и его интуиции. Эти интерпретации следует подтверждать другими данными, например, если
вы поделитесь с испытуемым вашими гипотезами и он с явным выражением согласия подтвер-
дит их, то вероятность ошибки резко уменьшается. Однако на практике не всегда можно поде-
литься всеми интерпретациями (например, из соображений этики), это усложняет работу.
Первый, кто применил проективные методы в психотерапии, был опять же З. Фрейд. Он
создал метод свободных ассоциаций, когда клиент, лежа на кушетке и глядя в потолок, говорил
все, что приходило ему в голову, ничего не скрывая от терапевта. А в народе недаром говорят:
«У кого что болит, тот о том и говорит».
Терапевт складывал полученную мозаику из  свободных ассоциаций в  ясную картину
и  интерпретировал этот набор вроде  бы не  связанных между собой обрывков сознания как
результат событий прошлого и  связанных с  ними переживаний. Пораженный проницатель-
ностью психоаналитика пациент подтверждал, что в его жизни действительно были такие-то
события и переживания, которые он совершенно забыл. Он удивлялся, что эти события и чув-
ства, оказывается, послужили причиной формирования его невротических симптомов! После
этого осознания (инсайта) могло произойти исчезновение нежелательных симптомов. Для сво-
его времени это было просто революцией!
З. Фрейд, как упоминалось, создал метод толкования сновидений. Он понял, что в сно-
видениях нашли свою проекцию нереализованные желания индивида. Он показал, что все
образы и сюжет сновидения не случайны, они содержат в себе скрытый смысл, который можно
расшифровать. Таким образом, сновидение сообщает психоаналитику очень важную инфор-
мацию о самом пациенте. Эта информация приходит из подсознания пациента и в символи-
ческой форме выражает его скрытые проблемы, то, что он не  знает и  даже не  хочет знать
о  самом себе.  З.  Фрейд считал анализ сновидений «царской дорогой» в  бессознательное,
поскольку во время сна внутренняя цензура слабеет и желания, обходя защитные механизмы,
хоть и в форме иносказания проникают в сознание, что облегчает работу терапевта.
Смысл многих образов из сновидений разных людей оказывается одинаков. Стало уже
банальным, что образ змеи всегда соответствует фаллосу, а образ раковины соответствует жен-
ским половым органам. Но неправильно было бы все образы сновидений толковать только как
сексуальные символы. Даже образ змеи может означать просто змею, если клиент реально был
напуган встречей со змеей, после чего ему приснился соответствующий сон. Задавая вопросы
сновидцу, терапевт уточняет субъективный смысл образов и всей коллизии, выраженной в сно-
видении. Поясню эти положения на одном примере из книги Р. Осборна «Фрейд для начина-
ющих» [47].

Женщина спрашивает психоаналитика, почему ей приснилось, что она во  сне душит
маленькую беленькую собачонку.
– А у вас накануне не было конфликта с кем-нибудь?
– Да нет. Только приходила ко мне золовка. Она такая вредная, все время говорит гадо-
сти. Я ей сказала: «Уходи отсюда, мне не нужна здесь злая кусачая собака!»
– А она случайно у вас не маленькая, не беленькая такая?
– Да, точно… Откуда вы знаете?
48
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Те толкования образов, которые справедливы для сновидений, также спра-


ведливы для фантазий, проективных рисунков, произведений арт-терапии, символ-
драмы и для образов, получаемых в работе методом ЭОТ. Недавно была опубликована
энциклопедия признаков и интерпретаций в проективном рисовании и арт-терапии [29]. Она
содержит в себе массу полезной информации. Но терапевт всегда должен учитывать своеоб-
разие характера клиента и особенность его жизненной ситуации, чтобы не ошибиться в своих
интерпретациях. Лучше всего задавать вопросы клиенту, позволяющие подтвердить вашу
гипотезу или навести вас на новые идеи, потому что важнее всего субъективный смысл, кото-
рый клиент вкладывает в образы. Стандартные интерпретации могут служить путеводными
знаками, но нельзя им доверять полностью. В конце книги мы приводим краткий словарь
образов, которые часто встречаются в ЭОТ, и их стандартное значение, но важнее
владеть методикой постижения смысла любого образа, потому что в практике мы
постоянно сталкиваемся с неожиданными образами или неожиданными смыслами
уже известных образов.
Но… использование сновидений для анализа конкретной проблемы все же затруднено
рядом обстоятельств. Если к вам пришел клиент, то редко он имеет в запасе готовое сновиде-
ние, являющееся ключом к решению его проблемы. Даже если он помнит какое-то сновидение,
то не все сновидения относятся к заявленной проблеме, они могут носить какой-то частный,
локальный характер. Например, вчера произошел конфликт на работе, он нашел свое выраже-
ние в сновидении, но он не имеет отношения к фобии, на которую жалуется клиент. Обычно
трактовкой сновидений занимаются либо специально, либо в том случае, когда клиент при-
шел на очередной сеанс под сильным впечатлением от нового сновидения. За свою практику
я истолковал сотни сновидений, приведу пример подобного неожиданного и показательного
случая.

Пример 5. «Отрубленная голова»


Я принимал экзамен в одном из платных вузов. Студентка, уже взрослая женщина, отве-
тила на первый вопрос и, явно торопясь и волнуясь, попросила меня истолковать ее сон, кото-
рый мучил ее на протяжении последних двух месяцев. Я понял, что этот вопрос был очень
важен для нее, и согласился.
Это был повторяющийся кошмар. Ей снилось, что она находится в  какой-то комнате,
из которой хочет вырваться, но ей мешают какие-то люди. Она не может уйти, но вынуждена
наблюдать, как казнят какого-то мужчину. Она видит окровавленную шею, когда ему отрубают
голову. Все это ужасно… и повторяется каждую ночь.
Я сказал, что не  могу судить точно, для более подробного анализа нет времени,
но по крайней мере понятно, что в своей жизни она находится в очень неприятной для нее
ситуации, из которой ей хочется вырваться, но у нее не получается. Также понятно, что у нее
какой-то очень серьезный конфликт с каким-то мужчиной.
Она подтвердила то, что я думал, но выразил осторожно.
– Да, я сейчас хочу развестись с мужем, но не могу этого сделать, потому что у меня
маленький ребенок, 1 год и 2 месяца. Главное, я не понимаю причины, по которой так хочу
развода. Но после рождения ребенка я стала его просто ненавидеть, все больше и больше. Хотя
до этого у нас было все хорошо, мы очень друг друга любили. Секс у нас был просто замеча-
тельный… У него есть недостатки, он несколько тяжелый человек, но серьезных претензий
у меня к нему нет.
– Может быть, он вам изменял, или бил вас, или совершил что-то еще…
– Нет, нет! Он очень хорошо ко мне относится, но я ничего не могу с собой поделать.
Отчего это может происходить?
49
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

–  Так трудно судить… Но  часто после рождения ребенка у  матери могут всплывать
на поверхность психики те конфликты, которые были в ее родительской семье, потому что она
невольно видит в ребенке себя. У вас девочка?
– Да… Мой отец ушел из семьи, когда мне было полтора года.
– Может быть, в вас живет программа, что когда ребенку 1,5 года, с мужем надо разве-
стись… Но я не уверен.
– Действительно, с первым мужем я развелась, когда моему ребенку было год и четыре
месяца.
– Раз так, то теперь можно уверенно говорить, что вы следуете такой программе.
– А почему я все больше и больше его ненавижу?
– Просто вам необходимо подвести эмоциональную базу под уже готовое решение.
– Боже мой! (Хватается за голову.) Какая я ужасная женщина! Что же делать? Можно ли
это исправить?
– Приходите ко мне на сеанс, сейчас у нас нет на это времени.
Комментарий. На сеанс она не пришла, и я не знаю отдаленных результатов этого крат-
кого анализа. Надеюсь, у нее хватило разума не портить свою и чужую жизнь, исходя из усво-
енных в детстве сценариев. Еще я сожалею, что не спросил ее о том, что мама говорила ей
об отце, и не интерпретировал казнь мужчины как реализацию ее ненависти к отцу за то, что
он ее бросил… Тогда стало бы понятно, что ее ненависть к мужу является типичным явлением
переноса, что помогло бы ей справиться с этими чувствами. Но у меня было мало времени…

Трудности использования сновидений связаны и с тем, что не все люди помнят свои сно-
видения или помнят их частично. Сновидения содержат в себе массу деталей, много разных
образов, иногда даже несколько историй. Расшифровка содержания сновидений занимает зна-
чительное время и заканчивается осознанием, но это далеко не всегда ведет к исцелению или
принятию верного решения. В ЭОТ интерпретация образа – это только начало пути,
направленного на решение проблемы и изменение состояния клиента.
Осознание принадлежит ментальной области психики, а  проблема лежит в  области
чувств, коренящихся в подсознании. Осознание не может быть пронизано чувствами, а это
необходимо, чтобы что-то изменилось реально, оно специально создано, чтобы быть бесстраст-
ным наблюдателем. Осознание должно сопровождаться некоторым раскаянием, то есть жела-
нием все переделать, изменить. Это наполненное искренним чувством понимание своих оши-
бок. Но и это еще не все, необходимо что-то реально сделать со своими чувствами, которые
все еще не слушают разума. Сердце все еще любит или ненавидит, все равно хочется чего-то
запретного, все равно больно из-за нанесенной кем-то травмы и т. д. Как же с этим справиться?
Психоанализ уповает только на новые и новые инсайты, на тщательную проработку всей жиз-
ненной истории с точки зрения базового конфликта, на все более глубокое осознание.
В этом смысле ЭОТ имеет определенные аналитические и коррекционные преимуще-
ства перед психоаналитическим методом толкования сновидений. Мы предлагаем клиенту
создавать спонтанно возникающий образ, но тот, который выражает ключевую для
его проблемы эмоцию (подробнее см. ниже). Так что созданный образ, как правило,
точно соответствует сути проблемы, его трактовка не вызывает особых затруднений
и попадает «в самую точку». Это, конечно, некоторое упрощение. Часто работа в ЭОТ пре-
вращается в пролонгированную аналитическую работу со всеми «хитростями» традиционного
анализа. Кроме того, созданный образ дает возможность проведения коррекционной
работы тут же, опираясь на него же. Поскольку образ уже ассоциативно связан с эмо-
цией, адекватное воздействие на него будет автоматически сказываться на эмоции,
фиксирующей проблему. С исчезновением этой эмоции и проблема тут же перестает суще-

50
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ствовать. Клиенту кажется, что он работает с образом, а на самом деле он работает над собой.
Приведу примеры такой быстрой работы с двумя случаями клаустрофобии.

Пример 6. «Маленький ежик и барабан»


На обучающем семинаре женщина-психолог попросила помочь ей избавиться от клау-
строфобии: «Она не такая уж и сильная, но все двери в моем доме сняты». Эта проблема воз-
никла после рождения ребенка, который в течение года сильно болел.
Я предложил ей представить себя закрытой в некотором замкнутом пространстве, ком-
нате, например, и рассказать о своих чувствах. Она ответила, что даже сейчас, представляя
это, она сильно волнуется, у нее дрожат руки, и сильно бьется сердце, это состояние трудно
выдержать. Тогда я предложил ей представить образ этого чувства прямо перед собой. Не долго
думая, она сказала, что это почему-то похоже на маленького ежика, который барабанит дере-
вянными палочками в  барабан. На  первый взгляд нелепый образ  – как это клаустрофобия
может быть маленьким ежиком с барабаном? Однако ежик – это всегда мужчина, а малень-
кий ежик – мальчик. Я спросил: «А у вас мальчик?» И получил утвердительный ответ. Тогда
окончательно стало понятно, что материнская тревога за болезненного ребенка вызывала страх
закрытых пространств, где она не могла контролировать, что с ним происходит. Барабан – это
материнское сердце, которое тревожится за ежика.
А  как  же решить эту проблему? Понятно, что страх за  ребенка связан с  ее привыч-
ным ощущением, что ребенок беспомощен и нуждается в ее контроле. Поэтому я предложил:
«Послушайтесь меня, а  я потом вам все объясню. Скажите мысленно ежику, что вы разре-
шаете ему быть здоровым и самостоятельным и не нуждаться в вашей поддержке и постоян-
ном контроле». Она мысленно повторила это несколько раз, чувствуя все большее облегчение.
Довольно скоро она увидела, что ежик бросил барабанные палочки, ушел в другую комнату
и играет там в игрушки, теперь он не нуждается в ее контроле… Сердце ее полностью успо-
коилось, руки перестали дрожать. Проверка с помощью представления себя в закрытом поме-
щении показала полное спокойствие, клаустрофобия прошла. После этого я дал ей свои объ-
яснения. Вся работа заняла около 10 минут. На следующий день она подтвердила полученный
результат.

Пример 7. «Клаустрофобия»
На международном конгрессе, проходившем под эгидой Профессиональной Психотера-
певтической Лиги в Екатеринбурге, мне удалось снять клаустрофобию буквально за 5 минут.
А дело было так… Перед последним заседанием, после которого мне необходимо было срочно
ехать в аэропорт, ко мне подошла коллега из Казахстана, которой я оставил по договоренно-
сти последнюю книгу, и спросила, не могу ли я принять ее подругу, которая очень надеялась
на мою помощь. Оставалось всего 10 минут до начала заседания…
– А разве вы не останетесь еще на 2 дня? Как жаль, а мы надеялись…
– Пригласите свою подругу срочно, иногда можно что-то важное сказать и за 10 минут…
Она побежала… и нашла подругу на другом семинаре. Мы уселись в центре большого
зала, в разных местах которого проходили те или иные занятия.
Оказалось, что молодая женщина с детства страдает клаустрофобией, она боится нахо-
диться в  лифте, в  закрытой комнате, когда никого нет рядом. Я предложил ей представить
себя в лифте и описать симптомы страха. Находясь в этой воображаемой ситуации, она ощу-
тила учащенное сердцебиение и дыхание, паническое состояние страха, предчувствие обмо-
рока. Я предложил ей представить эти симптомы в виде образа, находящегося на стуле перед
ней. Образ был удивительно спокойным, не агрессивным, но и страх в нем не был проявлен.
Это было какое-то лохматое существо, похожее на Чебурашку, которое с каким-то ожиданием
смотрело на клиентку. Отсюда сразу стало понятно, что это какая-то часть личности самой
51
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

клиентки, видимо, ощущающая эмоциональную зависимость, чего-то ожидающая. А раз так,


то это может быть только детским состоянием самой клиентки (Внутренним Ребенком), это
значит, что в детстве у клиентки были эмоциональные проблемы, связанные, конечно, с одним
из родителей, скорее всего с мамой. Если этот образ связан с состоянием страха, то это страх
ребенка. А какой может быть страх у ребенка, который смотрит выжидающе? Скорее всего
страх одиночества, страх отвержения! Я немного задумался, тут клиентка предложила:
– А может его надо прогнать? (Она же не понимала, что это был образ ее самой в детстве.)
– Ни в коем случае! (Опыт показывает, что такие предложения выражают подспудное
конфликтное отношение к Внутреннему Ребенку.) Наоборот, скажите ему, что вы ни за что,
никогда его не бросите, не отвергнете. Что вы принимаете его полностью таким, какой он есть.
Это для эксперимента. Я потом вам объясню.
– Он уменьшается.
– Еще раз повторите те же слова… Как вы себя чувствуете?
– Мне становится легче, страх уменьшается. Он теперь превратился в лежащую деревян-
ную куклу. (Образ куклы означает регрессию к грудному возрасту.)
– Продолжайте повторять то же самое…
– Ой! (Удивленное выражение лица.) Он почему-то вошел в мою грудь и растворился
в ней! (Это означает, что она приняла Внутреннего Ребенка как часть своей личности, тем
самым ее конфликт со своей детской частью устранен. Если этот конфликт действительно был
причиной фобии, то страх должен прекратиться.)
– Это хорошо, я потом вам объясню. Представьте снова, что вы находитесь в лифте…
Что вы чувствуете?
– … (Удивленное, даже недоуменное выражение лица, как будто не может ничего ска-
зать.)
– Страха нет?
– Нет… Есть ожидание страха…
– Это просто привычка, но страха больше нет. Ваша проблема решена. Ваша клаустро-
фобия – это просто ваш детский страх одиночества. Закрытое пространство провоцирует ваши
страхи одиночества. Когда-то была, видимо, травма. Ваша мама что-то делала не так? Если
хотите, вы можете мне рассказать, но это не обязательно.
– Да, я всегда боялась оставаться одна. Если со мной кто-то, я не боюсь. Я в детстве все
время ждала маму с работы… (Плачет.)
– Никогда больше не прогоняйте своего Внутреннего Ребенка, он не должен больше чув-
ствовать одиночества! Вас устраивает этот результат?
– Да! (Плача, она бросается мне на шею.)
Я пожелал ей самого доброго в  ее жизни, выразил надежду на  будущую встречу.
До начала заседания оставалось еще несколько минут, я не опоздал…
На следующий день ее подруга позвонила мне по мобильному телефону, она подтвер-
дила, что все в порядке.

Эти два примера приведены для того, чтобы наглядно продемонстрировать, как быстро
и легко может протекать анализ психологической проблемы и ее коррекция с помощью метода
ЭОТ. Как говорят врачи: «Кто хорошо диагностирует, тот хорошо лечит». Также эти случаи
иллюстрируют тот принцип, что в ЭОТ «исцеление» происходит прямо здесь и теперь,
при адекватном применении коррекционного воздействия. Но для того чтобы получать такие
результаты, необходимо много знать, быстро анализировать проблемы и  тренировать свою
интуицию. Видимая часть работы терапевта  – это только «надводная часть айсберга», ее
эффективность обуславливается наличием и правильным использованием «подводной части».
Поэтому далеко не всегда происходит так легко и быстро, часто требуется длительный и тру-
52
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

доемкий анализ образов. Не все зависит только от терапевта, 80% успеха обеспечивает честная
и заинтересованная работа клиента.

53
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
1. Спонтанные образы
 
Метод ЭОТ зиждется на уверенности, что случайное не случайно и спонтанно создава-
емые клиентом образы, выражающие его чувство или психосоматическое состояние, удиви-
тельно точно показывают ту проблему, которая и породила данное нежелательное эмоциональ-
ное или психосоматическое состояние. Каждый сеанс подтверждает этот принцип, впрочем,
как и все прочие проективные психологические методики.
Но  первый вопрос, который мне задают на  семинарах: «А  все  ли люди способны так
просто продуцировать образы?»
Да, конечно все способны. Если человек не был бы способен оперировать воображае-
мыми образами, то он не окончил бы начальной школы. Там его спрашивают: «Если у тебя
есть два яблока, а одно ты отдал Васе, то сколько у тебя осталось яблок?» Наглядно-образ-
ное и наглядно-действенное мышление проще и понятнее мышления абстрактно-вербального.
Мы уже говорили, что образы являются первичным языком нашей психики, созданным самой
природой.
Все люди видят сны, наша психика создает совершенно гениальные сюжеты, продуцирует
целые фильмы про нас самих, но надо суметь воспользоваться этими способностями. Мы ста-
раемся использовать спонтанные образы, которые создает подсознание, они-то самые правди-
вые. Поэтому мы предлагаем клиенту рассказывать нам о самом первом, пришедшем
ему на ум образе, по принципу, что представилось, то и годится.
Другое дело, что не  все хотят использовать язык образов. Есть несколько категорий
неудобных клиентов.
1. Высокоинтеллектуальный мужчина с техническим складом ума. Такой тип личности
обычно стремится разговаривать на абстрактно-логическом уровне, к себе он относится как
к механизму. Он не доверяет произвольно возникающим образам, ему необходимо все логи-
чески обосновать, сразу же работать сознательно, обсуждать версии, контролировать процесс.
Также он опасается погружаться в мир эмоций, его технологическое мышление создало для
него удобную нишу, в которой он может избегать контакта со своей иррациональной частью
личности. Беда в  том, что его проблемы лежат в  области иррационального мира эмоций,
но именно туда он не хочет идти. По З. Фрейду, он склонен к психологической защите, назы-
ваемой «интеллектуализация». К такой защите также склонны клиенты с навязчивостями.
Иногда помогает, если к месту рассказать такой английский анекдот:
Пьяный что-то усиленно ищет в парке под фонарем. Подходит полицейский.
– Сэр, что вы здесь ищете?
– Да я ключи потерял вон там, в парке, не могу в дом попасть!
– Но, сэр, почему вы ищете здесь, ведь вы потеряли ключи там?
– Но там же темно!
Можно сказать, что метод ЭОТ дает в  руки пациента ручной фонарик, позволяющий
искать там, где темно.
2. Любые другие клиенты, которые относятся к  психотерапии подозрительно, боятся
довериться терапевту, хотят его уличить в  некомпетентности, опровергнуть, воспринимают
терапию как борьбу. Они понимают, что, создавая образ, они раскрывают себя, этого-то они
и боятся. Необходимо потратить время на завоевание доверия, на создание атмосферы сотруд-
ничества.
3. Клиенты, которые создают образы, но не связывают с ними эмоций, рассуждающие
и фантазирующие, но не переживающие. Они работают, но как бы со стороны по отношению
к  самим себе, а  значит, с  их чувствами ничего не  происходит. Необходимо переключиться
на обсуждение причин, почему они избегают переживания реальных чувств.
54
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Во  всех случаях, когда образы с  трудом создаются клиентом, то это проявление либо
тревоги (приемы, облегчающие создание образов обсуждаются ниже), либо защитных меха-
низмов. Поэтому, как поняли еще психоаналитики, если вы сталкиваетесь с защитой или
сопротивлением, следует сделать объектом рассмотрения саму защиту или сопро-
тивление. Эту проблему можно обсудить вербально, но  лучше попросить клиента создать
образ защиты, мешающей создавать образы, выяснить способ ее действия и цель и т. д.
Но, в конце концов, если кому-то не подходит этот метод, то это лишь означает, что он
лишен возможности использовать его преимущества. Если он хочет добиться результата, то
пусть постарается, а если хочет найти более подходящую методику, то сегодня выбор как нико-
гда велик и каждый может найти то, что нравится ему больше, что окажется более эффектив-
ным в решении его проблем. Мы не претендуем на то, что создали панацею. Так и в медицине
многие люди ищут свой метод и своего врача, даже правильная постановка диагноза бывает
порой очень сложной задачей.
Второй вопрос, который обычно задают, состоит в том, где найти полный список обра-
зов с их интерпретациями? Я уже говорил о том, что существуют специальные справочники
по этому вопросу, есть краткий словарь образов и в этой книге, но этого недостаточно. Вопрос
следует переформулировать: как анализировать образы? В нашем методе нет каких-
то механических способов анализа, это всегда творческая работа, но есть основные принципы
и приемы анализа образов.
Помогают следующие приемы:
1. Изучение чувственных качеств образа. Первоначально, конечно, терапевт просит
клиента поподробнее описать сам образ. Если это дерево, то какое оно, деревья ведь разные
бывают… Если это камень, то какой формы, цвета, тяжести? Если гном, то какого роста, как
одет, какое лицо? Например: «Вы сказали, что это пятно. А какое пятно? Пятна разные бывают.
Большое, маленькое? Цвет? Форма? Консистенция?»
В определении характера образа большое значение имеет его цвет. Явно позитивными
по цвету являются образы светящиеся, серебристые, серые, искрящиеся, прозрачные, синие,
голубые, золотые, радужные, белые, розовые и т. д. Но цвет еще не раскрывает смысл. Искря-
щиеся образы однозначно имеют эмоциональный оттенок радости. Позитивными являются
все природные образы: деревья, трава, земля, цветы и т. д. Интуитивно все считают, что чер-
ные образы обязательно «плохие». Это не так. Черная земля, например, – вполне позитивный
образ. Но и другие черные образы могут просто скрывать свой истинный смысл. Например,
черный чертенок – это образ проказливого, непослушного ребенка. Это не означает, что он
плохой. «Плохими» являются цвета, ядовитые по своему оттенку, гнилостные, раздражающие,
угнетающие и  т.  д.  Также звуки дисгармоничные, скрежещущие и  т.  д.  Запахи  – все воню-
чие, как паленая резина, например, и т. д. Ощущения кинестетические – давящие, вызываю-
щие боль, колючие, разрывающие, инородные и т. д. Ощущения пустоты как опустошенности,
нехватки чего-то.
Главное – эмоциональный смысл образа.
2. Интерпретация смысла образа в соответствии с прошлым опытом. Опытом, зафик-
сированным в некотором достаточно надежном словаре образов, или опытом самого терапевта,
полученным в  работе с  другими клиентами. Часто такие знания позволяют сразу разгадать
«загадку», но как говорится – «доверяй, но проверяй»!
3. Субъективный смысл образа. Когда образ достаточно ясен, терапевт сразу же начи-
нает мысленно «примерять» его к  тем симптомам, на  которые жалуется клиент. Он стара-
ется понять скрытый смысл образа и тот эмоциональный конфликт, который в нем заключен.
Например, если речь идет о страхе, то этот образ воплощает в себе испытывающую страх часть
личности или опасный объект? А чего он боится? Какая фрустрированная потребность в нем
воплощена? И т. д. У терапевта уже рождается первичная гипотеза, объясняющая значение
55
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

образа и его место как наглядно выраженной эмоции. Этому способствуют другие сведения,
которые он уже получил от клиента в предварительной беседе.
Качества образа могут подсказывать терапевту, какая проблема в нем выражена. Напри-
мер, если клиент представляет образ Буратино, то мы знаем, что это деревянный мальчик,
это образ Внутреннего Ребенка. «Деревянность» означает отсутствие гибкости, напряжен-
ность в теле, подавление чувств, механистичность жизни, упрямство. Сопоставив эти качества
с обликом самого клиента, историей его жизни, терапевт может заподозрить, что в детстве ребе-
нок подвергался физическому или моральному насилию, его запугивали, он проявлял упрям-
ство, и его снова наказывали, а он все время отстаивал свою самостоятельность. Он не хотел
учиться, но склонен был к побегам из дома, авантюризму и демонстративности.
Эти идеи можно уточнить, расспросив клиента о его детстве, часть может подтвердиться,
а часть – нет.
4. Вопросы к образу. Следуя гипотезе, если она еще не переросла в уверенность, тера-
певт задает вопросы, позволяющие узнать скрытое содержание образа. Клиента просят гово-
рить первое, что приходит в голову, даже если это кажется полной глупостью. Наиболее частые
вопросы:
– Что сказал бы вам этот образ, если бы мог говорить?
– Что он чувствует, о чем думает?
– Что он делает с вами, как на вас воздействует?
– Зачем он это делает, с какой целью? А зачем нужна эта цель? И т. д.
– Что бы вы хотели с ним сделать, что ему сказать?
– Был ли в вашей жизни человек, который вел себя, как этот образ?
5. Идентификация с образом. Если гипотеза не проясняется, то можно предложить
клиенту пересесть на стул, на который был спроецирован образ, и мысленно стать этим обра-
зом. После чего вопросы задаются уже самому клиенту, идентифицированному с  образом.
Не всегда клиенты хотят это делать, сопротивление означает, что образ связан с очень силь-
ными негативными эмоциями. Но этот прием актерского перевоплощения позволяет раскрыть
глубокое подсознательное содержание образов. Иногда это делается только для того, чтобы
клиент сам понял то, что уже ясно терапевту.
6. Терапевт идентифицируется с образом или ролью клиента. Иногда сам тера-
певт может сесть на  этот стул, изображая образ или самого клиента. Становясь образом,
созданным клиентом, терапевт может глубже осознать его истинный смысл, чувства, в него
вложенные. Становясь клиентом, он может разыграть истинные взаимоотношения между кли-
ентом и образом, вскрыть истинный конфликт. «Я буду тобой, а ты дави мне на плечи, как
давит этот образ тебе. Что ты при этом чувствуешь? Зачем ты это делаешь?»
7. Исследовательский эксперимент. В ряде случаев можно предложить клиенту что-
то сказать образу или как-то на  него воздействовать, чтобы проверить, как это повлияет
на образ. Если гипотеза верна, то образ изменится так, как терапевт предполагал, или гипотеза
будет уточняться. Также могут проявиться эмоциональные реакции клиента, раскрывающие
смысл проблемы. Мы называем это терапевтическим экспериментом.

Пример 8. «Депрессия от любви»


Пришла как-то ко мне на консультацию молоденькая девушка, страдающая от депрессии.
Она уже несколько месяцев принимала лекарства, но ей становилось все хуже. Я выяснил, что
перед началом депрессии она разорвала отношения с молодым человеком, который был, с ее
точки зрения, «слишком ребенком» (обоим было по 18 лет). Она пыталась его перевоспиты-
вать, но не получилось… Я заподозрил, что дело именно в разрыве с любимым, но девушка
отказывалась верить.

56
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Тогда я предложил ей представить, что молодой человек сидит перед ней. После чего
сказать ему, что она будет любить его таким, какой он есть, и не будет его переделывать. Ей
тут же стало легче… Я попросил ее повторить эту фразу еще и еще… Депрессия прошла прямо
на глазах, но она все равно отказывалась верить. «Скажите честно, – спросил я, – вы ведь его
очень любите?» «Очень!» – призналась она. Уходя, она сказала: «Большое спасибо!» Депрес-
сия исчезла, лекарства она перестала принимать, результат сохранялся и через год.
Комментарий. Из этого случая видно, что можно использовать и образы реальных пер-
сонажей, а не только эмоциональных состояний, если это определяется гипотезой и связано
с предполагаемым решением проблемы.

8. Создание дополнительных образов. Часто приходится создавать дополнительные


образы. Если, обсуждая страх, клиент создал образ трясущегося желе, то легко понять, что
этот образ символизирует именно его страх. Тогда возникает вопрос: а кто его пугает? Этот
образ оказывается более важным. Например, это может быть образ гориллы, а горилла бьет
ребенка. Дальше следует установить, кто же из родителей (или других персонажей) бил кли-
ента в детстве. Терапевт возвращается к обсуждению детства клиента и ищет способ устранить
застрявшие эмоции.
9. Аналитическая «мозаика». Всегда терапевт держит в своей голове одновременно
три реальности: образную реальность, реальность тех чувств и отношений, которые находят
свое частичное выражение в образах, а также те реальные события в прошлом клиента, которые
привели к возникновению устойчивых патогенных чувств.
Он предлагает клиенту работать с  образами, но  сам понимает, что истинная задача  –
изменить чувства, убеждения, конфликты и т.д., которые присутствуют во внутреннем мире
клиента. Он наблюдает за психосоматическими проявлениями эмоциональных состояний и все
это сопоставляет с личной историей клиента и его запросом. Поэтому анализ образов – слож-
ная высокоинтеллектуальная работа, которая осуществляется в режиме настоящего времени,
так сказать «on-line». Аналитический процесс ведется в соответствии с психологической гипо-
тезой терапевта.
10. Сократический диалог. Когда терапевт понял (или еще не  совсем понял) суть
основного внутреннего конфликта клиента, он задает вопросы, цель которых – привести кли-
ента к  точному пониманию первоисточника своих проблем. Для этого используется метод
сократического диалога. Как известно, Сократ умел так задавать вопросы даже безграмот-
ному человеку, что тот вынужденно приходил к правильному выводу, открывал для себя вели-
кую истину. Сократ, конечно, заранее знал эту истину, но помогал ее рождению в уме оппо-
нента. По  сути дела, эти вопросы предполагают вынужденный, очевидный ответ. Цепочка
таких вопросов и ответов приводит к инсайту! Поэтому и говорится, что истина рождается
в споре (а правильнее – в диалоге)! Терапевт позволяет себе вести клиента, пользуясь сокра-
тическим методом, к самопознанию и самоизменению, если, конечно, последний с этим про-
цессом согласен.
11. Воздействия и интерпретации. В тот момент, когда терапевт достигает уверен-
ности в  том, что он понял истинную причину, порождающую страдания, а  образ этой при-
чины ясно актуализирован здесь и теперь, он может дать свое объяснение (интерпретацию)
проблемы. После чего предлагает клиенту применить тот или иной прием воздействия (см.
ниже) по  отношению к  образу причины, смысл которого состоит в  адекватном разрешении
исходного динамического конфликта.
Здесь очень важен темп работы и текущие переживания, если упустить время, то акту-
альные чувства уйдут, образ потеряет связь с эмоциями, воздействие на него не будет иметь
результата. Поэтому иногда не стоит тратить время на интерпретации. Но согласие клиента
на некоторые действия с образом обязательно, и он сам же их и осуществляет в своем внут-
57
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

реннем мире, сообщая о результатах. Эти результаты терапевт оценивает как подтверждающие
его гипотезу или опровергающие.
Работа с  образом происходит в  реальном времени, терапевт отслеживает динамику
переживаний клиента, наблюдает за его психосоматическими реакциями в ходе применения
воздействий. Если динамика изменений позитивна, то он предлагает повторять воздействие
несколько раз, пока не будет достигнуто полное позитивное изменение образа и состояния.
Если результат негативен, то это также интерпретируется, воздействия могут быть отменены
и совершены воздействия прямо противоположного смысла. Но причины первичного неуспеха
анализируются, иногда оказывается, что, несмотря на объяснения и четкую инструкцию, кли-
ент сделал все ровно наоборот. Например, терапевт предложил ему принять Внутреннего
Ребенка, а он опять отверг его. Причины таких действий опять изучаются совместно с клиен-
том.
Интерпретации часто даются потом, после того как коррекция успешно завер-
шена. Хотя при длительной индивидуальной работе, состоящей из серии сеансов, дается мно-
жество интерпретаций и  разъяснений, применяется множество воздействий, позволяющих
снять одну за другой слои психологических защит и заблуждений.
Для коррекции выявленной проблемы могут применяться разнообразные техники, кото-
рые будут описаны ниже, им посвящена отдельная глава. Они применяются в  соответствии
со смыслом проблемы, а не механически. Сами приемы коррекции являются эмоциональными
по своей сути воздействиями, а не «техническими» изменениями образов.
12. Работа с сопротивлением. Часто клиент сопротивляется тому, чтобы осознать что-
то или изменить нечто в себе, несмотря на то что на словах стремится к самопознанию и исце-
лению. Уже говорилось, что в соответствии с принципами, практикуемыми в психоанализе,
мы подвергаем исследованию само сопротивление. Обычно мы просим клиента создать образ
того, что мешает ему понять самого себя или изменить самого себя. Потом этот образ изуча-
ется так же, как и все прочие.
Например, женщина, участвовавшая в работе терапевтической группы, на мои вопросы
отвечавшая обычно быстро и не задумываясь, вдруг стала «тормозить». Причины этого были
совершенно неясны, и я предложил ей представить образ своего «торможения». Почему-то это
был образ трехлетней девочки. Также я предложил пересесть на стул, куда был спроецирован
образ девочки, и идентифицироваться с ним. Когда она это сделала, то «торможение» ее только
усилилось, она уже совершенно не отвечала на мои вопросы: почему? зачем? и т. д. Я дога-
дался и спросил: «А для кого ты тормозишь?» Ответ прозвучал молниеносно: «Для бабушки!»
Тут выяснилось, что девочка в три года воспитывалась авторитарной бабушкой и сопротивля-
лась ей с помощью пассивного упрямства. Получилось, что сопротивление мне как терапевту
было переносом ее сопротивления бабушке! В психоанализе считается, что осознания этого
факта достаточно для снятия сопротивления, но на самом деле это не так, потому что пер-
вичный конфликт все равно остается неразрешенным. Поэтому мы пошли другим путем, мы
предложили этой женщине от имени девочки сказать бабушке, что она достаточно умна сама
по себе и не нуждается в бабушкиных поучениях и ее давлении. После нескольких повторений
девочка (и клиентка в одном лице) почувствовала полное освобождение от бабушкиного вли-
яния и «торможение» прекратилось полностью.
Моя ученица Ирина Таболина предложила свой оригинальный метод работы с сопротив-
лением. Когда даже идентифицированный с образом клиент не отвечает на вопросы, образы
не видит, ничего не чувствует, она предлагает ему встать со стула, зайти за его спинку и сказать
о том, кто он такой, кто не дает клиенту говорить. Если и в этом случае клиент молчит, ему
предлагают сделать еще один шаг назад и встать за спиной предыдущего персонажа. Его опять
спрашивают, кто он и почему не дает клиенту говорить? Так продолжается иногда до семи
шагов назад. Но рано или поздно клиент после очередного шага начинает говорить, и выясня-
58
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ется, какие части личности или образы других людей не позволяли ему продвигаться вперед.
Сопротивление после этого заканчивается.
Возможны и другие приемы работы с сопротивлением, например, те, которые приняты
в психоанализе или других терапевтических модальностях.
Например, можно похвалить клиента за мужество и изворотливость, проявленные при
сопротивлении. Можно сказать, что он награждается почетной медалью «Герой сопротивле-
ния». Можно заключить с ним дополнительное соглашение: «Я добьюсь успеха в терапии, даже
если это понравится моей матери (отцу) и терапевту». После этого сопротивление уменьша-
ется или вовсе исчезает.

59
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
2. Создание гипотезы
 
Выше уже было сказано, что все исследование образов ведется, исходя из гипотезы, кото-
рая каким-то образом возникает в уме терапевта. И этому процессу необходимо уделить осо-
бое внимание, ибо от него все зависит. Как действительно возникает гипотеза? Это творческий
процесс, и до конца он не может быть раскрыт. Но мы можем объяснить, что такое гипотеза,
и определить важные предпосылки ее возникновения и процедуры ее проверки.
Гипотеза – это обоснованное предположение консультанта о механизмах или психологи-
ческой причине, порождающей данную проблему клиента. Гипотеза в ходе работы превраща-
ется в уверенное знание.
В литературе практически отсутствуют какие-либо сведения о том, как создается тера-
певтическая гипотеза. Это связано с  тем, как уже сказано, что почти невозможно описать
творческий процесс, с помощью которого терапевт приходит к своим догадкам. Кроме того,
гипотеза создается на языке той или иной теории, поэтому и гипотезы разные, и процесс их
создания различается в разных школах. Однако мы постараемся, насколько возможно, запол-
нить этот пробел, невзирая на различия школ.
Хорошо сформированная гипотеза содержит в себе ответы на основные вопросы:
– Какое нереализованное (фрустрированное) желание (или влечение) клиента порождает
исследуемую проблему?
– Какова природа преграды, не позволяющей ему достичь желаемого?
– Какие условия или события в прошлом клиента способствовали возникновению этого
конфликта?
Например, клиентка испытывает страх воды. Воображаемое постепенное погружение
в воду выявило, что страх возникает, когда вода касается горла. Девушке кажется, что вода
может ее задушить. На вопрос о том, не душил ли кто-то ее ранее, ответила утвердительно:
«Напал мужчина в темном парке, пытался задушить. Но мимо проходили люди, поэтому он
испугался и убежал». Темных аллей она тоже боится.
Гипотеза очевидна:
а) фрустрирована потребность в безопасности;
б) преградой к  ощущению безопасности является прошлый опыт, когда клиентка
не могла себя защитить и испытывала беспомощность и страх. Страх актуализируется в ситуа-
циях, ассоциативно вызывающих воспоминания о перенесенной травме (прикосновение воды
к горлу или темные аллеи);
в) событие, породившее устойчивое состояние страха, – это нападение маньяка, пытав-
шегося задушить девушку. Сами воспоминания в сознании не возникают, видимо, из-за вытес-
нения, эмоции проявляются без осознания их связи с первичной ситуацией.
Окончательная проверка гипотезы произошла в  результате применения приема пере-
стройки прошлого опыта. Для этого клиентке было предложено представить себя сильной,
непобедимой и  сделать с  этим мерзавцем все, что ей хочется. Она «мутузила» его, пока
не почувствовала полное удовлетворение, а он (в ее воображении) не убежал. Она почувство-
вала, что больше он ей не страшен, представляемое погружение в воду тоже больше не пугало
ее. Она смогла в воображении погрузиться в воду не только до уровня горла, но и с головой,
больше не испытывая страха. Что подтверждает правильность гипотезы и исцеляющих воздей-
ствий.
Это достаточно простой для анализа случай, поэтому он и приведен для примера. Но уже
тут можно заметить, что появляются новые аспекты гипотезы. Например, высказывается идея
о том, каким образом прошлый опыт порождает страх и почему клиент вспоминает только
эмоции, не вспоминая травматическую ситуацию.
60
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Гипотеза может иметь много дополнительных идей, объясняющих:


1) каким способом внутренний психологический конфликт порождает симптомы;
2) каков смысл каждого симптома с точки зрения его места в структуре целостной про-
блемы;
3) почему клиент не осознает каких-то психических феноменов;
4) как еще может сказываться внутренняя проблема на жизнедеятельности клиента;
5) какие формы адаптации применяет клиент, чтобы избежать столкновения со своей
проблемой;
6) какие выгоды он получает от существования проблемы;
7) каким образом проблема связана с характером клиента или особенностями его роди-
тельской семьи и т. д.
Например, если отвечать на 1—4 пункты по предыдущей истории, то можно предполо-
жить:
1) что у клиентки нарушены отношения с мужчинами;
2) что она не только не заходит в воду, но развивает псевдотеорию о том, что у нее что-
то «происходит с головой»;
3) что характер у нее закрытый, поэтому она никому не рассказывала о нападении;
4) что она проявляет комплекс беспомощности в каких-то других ситуациях и т. д.
Эти предположения можно проверить, задав дополнительные вопросы клиентке, но,
может быть, они уже избыточны, поскольку главная причина ясна и терапия совершилась.
Приведенный пример, однако, не раскрывает того, как создавалась гипотеза, можно ска-
зать: она сразу «упала» в руки терапевта уже практически в форме ясного знания. Поэтому
нам следует раскрыть не только какова должна быть идеальная форма гипотезы, но и то, каким
образом она создается и проверяется.
1. Прежде всего основой создания гипотезы является некоторая психотерапев-
тическая теория. Такой теорией может быть психоанализ, теория А. Адлера [1, 2], транзакт-
ный анализ Э. Берна [7, 17, 19, 65], гештальттерапия [11, 49, 50], логотерапия В. Франкла [68]
и т. д. Обычно терапевт стихийно является приверженцем одной какой-то концепции и создает
гипотезу в рамках понятий, в ней употребляемых. Но может использовать и другую теорию,
в наибольшей степени подходящую для объяснения данного случая. Такой эклектический под-
ход в настоящее время кажется наиболее оправданным.
2. Облегчает поиск адекватной гипотезы знание так называемых частных моделей. Этими
моделями являются уже имеющиеся в научном психотерапевтическом обороте готовые тео-
ретические конструкции, объясняющие возникновение тех или иных симптомов. Терапевт
как бы примеряет эти уже известные ему шаблоны к объяснению наличных явлений и выби-
рает наиболее подходящий, уточняя его с помощью контрольных вопросов. Множество подоб-
ных моделей подробно изложены в моей книге «Психологическое консультирование. Теория
и практика» [37].
3. Терапевту помогает знание различных терапевтических случаев. Новые случаи часто
чем-то похожи на те случаи, которые уже встречались в практике терапевта. Или на те, о кото-
рых он читал в литературе. Или на те, которые наблюдал в работе других мастеров, например,
обучаясь в группе.
4. Терапевту помогает его собственная клиентская практика, когда он был клиентом
в процессе обучающей терапии (learning therapy). Многие проблемы он решает по аналогии
со своими когда-то решенными проблемами, пользуясь арсеналом средств, использованным
обучающим мастером. Гештальттерапевты шутят, что «клиент всегда приносит нам нашу про-
блему». Поэтому психотерапия – это исцеление самого психотерапевта, а исцеление клиента –
побочный результат. Но в этой шутке больше правды, чем юмора. Терапевт всегда моделирует
проблему клиента на себе, если он может решить ее для себя, то он решит ее и для клиента.
61
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

5. Терапевту помогают широкая эрудиция, знание философии и религии, просто боль-


шой жизненный опыт, знакомство с разнообразными жизненными коллизиями и характерами
людей.
6. Терапевта ведут интуиция, способность к эмпатии, использование ощущений эмоци-
онального резонанса к текущему состоянию клиента, умение поставить себя на место клиента,
внимание к деталям, способность к творчеству, медитации и инсайту.
7. Наконец, терапевт должен обладать качеством проницательности, недюжинным интел-
лектом. Работа терапевта на этапе создания гипотезы похожа на работу следователя. Так же
как среди сыщиков встречаются Шерлоки Холмсы и бездарные Лестрейды, так может быть
и среди терапевтов. Следует тренировать свое профессиональное психологическое мышление.
8. Но, пожалуй, самое главное, что помогает терапевту, – это владение некоторой мето-
дикой поиска «улик». В  психоанализе это метод свободных ассоциаций или метод анализа
сновидений, в терапии А. Адлера – анализ ранних воспоминаний, в эмоционально-образной
терапии – работа с образами эмоциональных состояний, в когнитивной терапии – регистрация
и анализ автоматических мыслей и т. д.

Редко гипотеза рождается в  готовом виде. Сначала она имеет не  очень определенную
форму, дальше она проверяется и уточняется. Улики собираются, как кусочки мозаики,
из самых разных источников. Для их сбора применяются различные методики, позволяю-
щие извлечь нужную информацию из бессознательного мира клиента и из анамнеза. Но надо
помнить, что часть информации можно узнать с помощью простых прямых вопросов, касаю-
щихся истории жизни данной личности. Некоторую информацию клиент может сознательно
скрывать, некоторую искажать, а некоторую просто не знать о самом себе. Часть информации
мы получаем из наблюдения за его невербальным поведением, а часть «вычисляем», исходя
из сопоставления фактов, изложенных клиентом. Часть из сведений о семье клиента и ее исто-
рии мы получаем от третьих лиц, чаще родственников.
Уже говорилось, что в  ЭОТ главным источником «улик» служат образы, продуцируе-
мые клиентом, когда ему предлагается представить, как выглядят те или иные его чувства или
состояния.
Например, девушка жалуется, что у нее болит вся левая половина тела. Ей предлагается
создать образ того, что создает эту боль. Удивленно она сообщает, что увидела своего отца,
который орет ей в ухо, а она не хочет этого слышать. Причина ее психосоматического симп-
тома становится абсолютно понятной, хотя в дальнейшем можно задавать множество вопро-
сов, уточняющих ее отношения с отцом, которые скорее всего уведут нас в ее далекое детство.
Для коррекции ее состояния я предложил ей мысленно сказать образу отца: «Ори, ори громче,
я хочу тебя лучше слышать!» С удивлением она подтвердила, что «отец» успокоился, а вся
боль, которую она испытывала, прошла. Потому что ее боль порождалась виртуальной борьбой
с мнением отца, которого она при этом боялась. Когда борьба закончилась, то и боль исчезла.
Но каким методом ни пользовался бы терапевт, он собирает необходимую и достаточную
информацию о проявлениях проблемы сейчас и истории жизни клиента и старается связать ее
в единое целое с точки зрения возможных причинных связей. Если в картине, которую он для
себя построил, не хватает каких-то звеньев, он задает дополнительные вопросы, позволяющие
заполнить эти пробелы.
Все приемы типа свободных ассоциаций или создания образов и т. д. являются лишь спо-
собами задать правильный вопрос. Задачей является получение ответов на ключевые пункты
гипотезы, перечисленные выше, которые должны быть раскрыты.

62
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Гипотеза с  помощью теоретических построений объединяет в  единой системе: симп-


томы – чувства – образы – внутренний конфликт – события прошлого – хроническое
негативное состояние.

Рис. 4

Приведу пример, на котором можно четко показать этапы создания гипотезы и ее про-
верки, кроме того, он иллюстрирует наши принципы работы с  проблемами Внутреннего
Ребенка (см. ниже).

Пример 9. «Противная крыса»


На  семинаре студентка попросила помочь решить свою проблему. Она занималась
гештальттерапией, попросила гештальттерапевта ей помочь, но у того не получилось, и она
была разочарована. Она согласилась решать свою проблему прямо на глазах всей студенче-
ской группы. Она жаловалась на частое ощущение внутреннего бессилия, апатии, но главным
симптомом она считала «страх живота». То есть в  ее животе таились какие-то неприятные
ощущения, похожие на чувство напряжения, на страх, они особенно усиливались, если кто-то
прикасался к ее животу, даже если это был ее друг. Она боролась с этим чувством, для этого
даже сделала себе прокол в области пупка для кольца, но ничто ей не помогало. Еще ее мучили
мысли о том, сможет ли она родить в будущем детей (пока что она еще не была замужем, ей
было 20 лет). Назовем ее тоже Катей.
Я предложил ей представить образ этого «страха живота» на  стуле перед собой. Она
тут  же сказала, что это противная грязная крыса с  длинным хвостом. Крыса хотела что-то
съесть внутри ее живота, какую-то черную точку. Эта точка и боялась! Итак, симптом (он же –
чувство страха) превращен в образ.
– Спроси ее, зачем она это делает?
– Чтобы меня совсем не стало…
– А зачем нужно, чтобы тебя не стало?
– Просто она хочет, чтобы я не существовала…
– Почему?
– Потому что я лишняя, ненужная…
Комментарий. Очевидно, что «крыса» выражала скрытое стремление девушки к смерти
(скрытый суицид), чаще всего оно возникает под влиянием родительских слов или действий,
которые содержат указание «не живи». Ощущение себя ненужной и есть результат таких ука-
заний. Осталось узнать, как это случилось…
– Скажи, с каких пор и почему ты чувствуешь себя ненужной?
– Всегда. Потому что мои родители не хотели меня рожать, я была незапланированным
ребенком, и мама собиралась сделать аборт. Я была последним ребенком, лишним, у них уже
были дети, им больше не было нужно. Тем более что я родилась, когда у них было очень труд-
ное время, денег было мало. Потом, правда, меня все полюбили, и сейчас любят, очень любят,
и папа и мама. Но все равно я все время стараюсь им как-то угодить, понравиться, чтобы оправ-
дать, что ли, свое существование. (Гипотеза подтверждается.)
63
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– (Обращается к студенческой аудитории.) В теории это называется «миф рождения»,


я рассказывал вам в  лекциях. Ребенок берет на  себя вину за  свое рождение «не  вовремя»
или за «неправильное рождение», в результате у него обычно возникает депрессия и скрытое
суицидальное намерение. По сути, ты уже сказала о своем желании не существовать…
– Как ни стыдно признать, но это есть. Одновременно я понимаю, что это неправильно.
(Гипотеза подтверждается.)
– Понимаешь ли ты, что крыса делает в твоем животе именно то, что не сделала твоя
мать? А именно – аборт, выгрызая яйцеклетку, которая и боится?
– Да, понимаю… (Гипотеза подтверждается.)
– Ты бы хотела избавиться от этой аутоагрессии, воплощенной в образе крысы?
– Да, конечно! Но я не знаю как…
– В таком случае я предлагаю тебе сказать этой крысе, что ты больше не будешь ее уни-
чтожать, прогонять, отвергать. Скажи ей, что она хорошая, что ты ее принимаешь такой, какая
она есть, и она тебе нужна. Говори: «Ты очень нужная мне крыса».
Комментарий. К  этому моменту уже все стало ясно, и  гипотеза превратилась в  уве-
ренность. Симптом, превратившийся в образ черной точки и крысы, наглядно показал кон-
фликт, причина конфликта была подтверждена воспоминаниями о соответствующих событиях
в детстве клиентки, породивших хроническое чувство ненужности, которое толкало клиентку
к скрытому суицидальному намерению, которое порождало депрессивность и «страх живота».
Предложенное воздействие должно устранить хроническое чувство ненужности и далее все
остальные его последствия. Крыса – это образ отверженного ребенка, который осуществляет
символический аборт ради любимых родителей. Вся эта схема соответствует теории Мэри
и Роберта Гулдингов [17], учеников Э. Берна, о возникновении депрессии и скрытого суици-
дального намерения.
– Вслух или про себя?
– Лучше про себя… Но рассказывай мне, что происходит с крысой по мере того, как ты
ей это сообщаешь.
– (Какое-то время сосредоточенно работает.) Крыса уменьшается.
– А тебе становится лучше или хуже? В животе?..
– Лучше…
– Тогда продолжай говорить ей то же самое…
– (Работает какое-то время.) Вместо крысы теперь возник щенок.
– Он тебе нравится?
– Очень симпатичный.
– О! Как у тебя засветились глаза! Как ты себя чувствуешь?
– (Смущенно, но счастливо улыбаясь.) Очень хорошо. Почему-то мне даже жарко стало,
как будто в меня вошло какое-то тепло.
Комментарий. Возвращается теплое отношение к  себе, которое сказывается даже
на физиологическом уровне.
– Тебе нравится этот щенок? Ты согласна принять его навсегда, как часть своей лично-
сти?
– Да, конечно!..
– Какие ощущения в области живота?
– Отлично! Напряжения нет. Приятные чувства.
– Представь, что кто-то прикасается к твоему животу, например, молодой человек…
Комментарий. Это проверка реальности изменений с помощью воображаемой крити-
ческой ситуации. Гипотеза подтвердилась окончательно.
– (Смущенно.) Все отлично, ничего отрицательного не возникает.
– Ты согласна, чтобы эти изменения остались с тобой навсегда?
64
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Разумеется, полностью согласна.


Комментарий. Искреннего согласия клиента достаточно для закрепления результатов.
Теперь объяснения возможны, они не вызовут сопротивления.
– Теперь я тебе объясню, что произошло, если ты не против… В результате ощущения
себя лишней и ненужной произошло отвержение Внутреннего Ребенка. Ребенок автоматиче-
ски стал выполнять бессознательное желание самоуничтожения, аборта. Поэтому Ребенок пре-
вратился в отвратительную агрессивную крысу, нападавшую на твой живот, а живот инстинк-
тивно напрягался. Поэтому у тебя возникали сомнения в том, что ты сможешь родить детей.
Теперь, когда ты приняла своего Ребенка, то он стал твоим другом, аутоагрессия прекратилась,
напряжение в животе исчезло. Вот, собственно, и все…
Если у тебя есть сомнения в результате или вопросы, то я готов продолжить…
– Нет, все понятно. Мне очень хорошо, я знаю, что так же будет и дальше… Я обращалась
к другому терапевту и была полностью разочарована. Большое спасибо, я даже не верила, что
это возможно.
– Что же, отлично, на этом сеанс закончен.
Примерно через две недели я спросил ее, как она себя чувствует, и получил подтвержде-
ние, что все по-прежнему хорошо.
Комментарий. Весь сеанс занял 15—20  минут, была решена краеугольная для всей
дальнейшей жизни Кати проблема. Через год Катя родила своего ребенка, приходила на заня-
тия в институт с коляской.

65
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
3. Проверка гипотезы
 
Проверка гипотезы превращает ее в уверенность. После того как гипотеза приобретает
законченную форму, ее можно (но не всегда следует это делать) изложить клиенту. Подтвер-
ждение гипотезы клиентом является сильным аргументом в ее пользу. Однако находить под-
тверждение своей гипотезы терапевт может и другими способами. Это особенно важно в тех
случаях, когда ваша гипотеза может оттолкнуть клиента или вызвать его ожесточенное сопро-
тивление, поэтому ее не стоит ему сообщать.
Терапевт может «вычислить» те последствия, которые проблема имеет в самых разных
областях жизни клиента, и, задав вопросы на  проверку, убедиться в  своей правоте. Напри-
мер, заподозрив, что данный клиент страдает от навязчивостей, можно спросить его, не совер-
шает  ли он некоторых бессмысленных ритуалов, чтобы оградить кого-то от  несчастья, или
не подавляет ли он свои сексуальные мысли. Клиент может подтвердить это, удивленный вашей
проницательностью.
Пример. Однажды мне позвонила женщина по поводу истерического поведения своей
дочери-подростка. Еще по  телефону я ей сказал: «Но  вы  же не  любите свою дочь, потому
что она похожа на ее отца, с которым вы развелись». Я поразил ее своей проницательностью,
поскольку она ничего мне не говорила про бывшего мужа, про его сходство с дочерью. Этот
психологический диагноз я поставил по некоторым мелким признакам: как она говорила про
дочь, потому что не упомянула ее отца, по стилю истерического поведения дочери.
Как уже говорилось, в работе с образами проверкой смысла образа и подтверждением
гипотезы может служить некоторый мысленный эксперимент, когда клиент воздействует как-
то на образ, а результат воздействия, который вы контролируете, является ответом на вопрос
о правильности гипотезы.
Критерием правоты терапевта может служить успешное решение проблемы на  основе
данной гипотезы, и это может быть ее окончательным подтверждением. Хотя в тех случаях,
когда решение не  было достигнуто, нельзя делать вывод о  неправильности гипотезы. Пра-
вильная психологическая диагностика пролагает пути к успеху, но еще не обеспечивает этого
успеха.

66
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Основные итоги главы
 
1. Работу с образами используют самые разные направления психотерапии.
2. Наибольший интерес вызывают образы из  снов, рисунков и  фантазий, в  которых
невольно отражается сама личность и ее проблемы.
3. Продуцируемые клиентом образы интерпретируются на основе опыта многих поколе-
ний психологов, образы рассказывают о том, что клиент не замечает в самом себе.
4. Для того чтобы глубже понять смысл образов, терапевт проводит специальное иссле-
дование, анализируя образы совместно с клиентом.
5. В ходе анализа образов терапевт руководствуется гипотезой, которая учитывает симп-
томы, жизненную историю клиента и особенности образов.
6. В  эмоционально-образной терапии клиента просят спрашивать образ о  чем-то, как
будто он является живым персонажем, принимать его роль и отвечать от его имени на вопросы
терапевта.
7. Часто используется не один, а многие образы, которые выявляются в ходе анализа.
8. Когда смысл образа понятен и он выражает ключевое для данной проблемы эмоцио-
нальное состояние, то терапевт предлагает клиенту применить некоторый прием воздействия
на образ, который является способом решения проблемы.
9. Если воздействие оказывается эффективным, то оно повторяется до получения ясно
выраженного (100%-го) терапевтического результата.
10. Образы и симптомы дают основания для создания терапевтической гипотезы. Гипо-
теза позволяет более точно и направленно вести анализ проблемы.
11. Гипотеза создается на основании различных теорий и частных терапевтических моде-
лей, опыта терапевта.
12. Хорошо сформированная гипотеза содержит в себе ответы на основные вопросы:
– Какое нереализованное (фрустрированное) желание (или влечение) клиента порождает
исследуемую проблему?
– Какова природа преграды, не позволяющей ему достичь желаемого?
– Какие условия или события в прошлом клиента способствовали возникновению этого
конфликта?
13. Гипотеза объединяет на  основе некоторой теории симптомы, чувства, образы,
предполагаемый психодинамический конфликт, события в  прошлом, хроническое негатив-
ное состояние, порождающее симптомы. Проверяется с помощью дополнительных вопросов
и наблюдения за невербальным поведением клиента.

67
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Глава 5. Основные этапы процесса
эмоционально-образной терапии
 
В  самом общем виде метод ЭОТ может быть выражен формулой: негативное чув-
ство – образ чувства – анализ – эмоциональная трансформация образа – позитивное чувство.
Но такого описания недостаточно. Конкретно терапевтический процесс в методе ЭОТ может
быть представлен как последовательность из десяти шагов.
Первые пять шагов (или этапов) можно определить как аналитическую стадию работы,
когда выявляется основной психологический конфликт. Следующие пять шагов (или этапов)
посвящены трансформации эмоционального состояния, порождающего существующую про-
блему, проверке и закреплению позитивного результата.
Порой некоторые трансформационные действия с образом могут служить лишь этапом
аналитической работы. Либо с их помощью создаются промежуточные результаты, служащие
ступеньками для достижения окончательного освобождения. Может создаваться цепочка свя-
занных с проблемой образов, совершаться целая серия действий. Все зависит от «запутанно-
сти» проблемы и искренности клиента. Но окончательное решение проблемы всегда просто
по смыслу и исполнению, оно всегда прекращает патогенную фиксацию и тем самым постоян-
ное воспроизводство патогенных эмоций. Только эмоциональные по своему содержанию дей-
ствия с образами могут привести к эффективной трансформации образа и решению исходной
проблемы. Вся работа происходит в реальном времени, то есть здесь и теперь.
ЭОТ может проводиться как в индивидуальной, так и в групповой форме. Для групповой
работы характерно, что терапевтическая работа проводится с одним из членов группы, по его
запросу, но в присутствии группы. Наблюдая за терапевтическим сеансом, другие участники
группы зачастую решают свои проблемы по  аналогии с  обсуждаемым случаем. Они учатся
лучше понимать других людей и самих себя. ЭОТ обладает преимуществом наглядности, вся
структура психологической проблемы клиента благодаря своему образному выражению ста-
новится совершенно очевидной для наблюдателей. Это служит хорошим способом обучения
студентов и психологов-практиков.

68
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
1. Общая схема терапевтической работы (10 шагов)
 
1. Предварительная беседа
Как и во всех направлениях терапии, до начала работы по изменению состояния прово-
дится знакомство, прояснение проблемы, сбор историографических данных, заключение кон-
тракта. Все эти принципы терапевтической работы отлично освещены в другой литературе,
и мы не будем здесь на этом специально останавливаться. Результатом первичной беседы в ЭОТ
должно быть ясное выделение некоторого значимого чувства или состояния, которое пережи-
вается клиентом как нежелательное, причиняющее ему страдания и являющееся «центром»
обсуждаемой проблематики. Также выясняется проблемная (критическая) ситуация, в которой
этот симптом возникает. В ходе дальнейшей работы могут происходить возвращения к пер-
вичной беседе, если какие-то обстоятельства жизни или намерения клиента вдруг оказываются
недостаточно понятными.
Уже на этой стадии у терапевта должна появиться некоторая гипотеза о структуре про-
блемы клиента, то есть об основных импульсах, требующих реализации, и препятствиях на их
пути. Во всех случаях в гипотезе присутствует представление о хронической эмоциональной
фиксации, на основе которой строится вся система адаптаций и соответствующих функцио-
нальных нарушений (см. выше).

2. Проявление симптома в воображаемой критической ситуации


Для дальнейшей работы симптом должен быть ясно проявлен прямо здесь и  теперь.
Поэтому клиенту предлагается, если симптом в данный момент не актуализирован, предста-
вить себе, что он находится именно в  той ситуации, когда он испытывает данное чувство.
Например, если он страдает от клаустрофобии, то ему следует представить, что он находится
в закрытом помещении. Ситуация, в которой симптом проявляется, называется критической
или проблемной. После удачного завершения работы она же служит для проверки достигну-
того результата. Ранее этот пункт не включался в схему работы, хотя практически всегда это
делалось. Теперь мы исправляем эту неточность.
В некоторых достаточно редких случаях критическая ситуация может вызвать настолько
сильный эмоциональный отклик у клиента, что ему станет плохо и работа будет невозможна.
Если существует подобная угроза или сильные эмоции уже стали проявляться, можно прибег-
нуть к приему двойной диссоциации. По своей сути она совершенно аналогична так называ-
емой тройной визуально-кинестетической диссоциации в НЛП [4, 5, 12], но проще по испол-
нению. Это значит, что мы предлагаем клиенту представить самого себя, сидящего на стуле
перед собой. После этого представить, как этот второй рассказывает о своих переживаниях
и создает образы. Этот прием хорошо работает с детьми: «Расскажи мне о таком мальчике,
который боится, представь, что он сидит на том стуле… А как этот мальчик представит свой
страх, если страх будет на другом стуле?» Двойная диссоциация позволяет клиенту рассмат-
ривать свои переживания отстраненно, не включаясь в процесс переживаний «всем телом».

3. Прояснение психосоматических проявлений проблемы


На этом этапе симптом должен быть ясно очерчен и найдены его психосоматические про-
явления. В данном контексте под психосоматическими проявлениями мы понимаем не психо-
соматические заболевания, а конкретные ощущения в теле, телесные переживания чувств.
Во-первых, если чувство недостаточно ясно осознается индивидом, то терапевт старается
его усилить, проявить здесь и теперь, выяснить его оттенки. Во-вторых, необходимо устано-
вить, каким образом это чувство или состояние выражено телесно. То есть задаются примерно
такие вопросы:
69
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Как бы вы назвали это чувство?


– Где в вашем теле вы его ощущаете? (Для тех, кто недоуменно смотрит на терапевта:
«Не в воздухе же оно летает…»)
– Опишите поподробнее, как вы его там чувствуете? Каково качество ощущений? (Для
тех, кто не понимает: «Давление чувствуете или боль, может быть, волнение, или вас трясет
и т.д.»)
Этот этап основан на теоретическом положении, что всякое чувство существует в теле,
а  не  где-то в  пространстве, что психосоматическое выражение чувства лучше отражает его
смысл, чем просто словесное его название. Так, например, человек может говорить, что испы-
тывает страх, а психосоматическое его выражение может показать, что речь идет на самом деле
о гневе, поскольку оно локализуется в области диафрагмы и ощущается как сильное напряже-
ние. В этом смысле полезно знать концепцию локализации чувств по В. Райху (см. выше).
Необходимость нахождения психосоматических коррелятов чувства задается еще
несколькими причинами. Когда клиент очерчивает, где в теле и как именно испытывает чув-
ство, он сам лучше осознает чувство. Он начинает понимать, что чувство коренится в нем
и  только в  нем. Для объяснения чувств он прибегает к  образным выражениям: «сдавли-
вают тиски», «как будто гвоздь раскаленный застрял», «острым ножом режут», «комок мешает
дышать», «перед глазами туман», «внутри так тошно, как будто бы куча грязи», «передо мной
непреодолимая стена» и т. д. По сути, он непроизвольно создает образы, которые тут же можно
использовать: «Вот и хорошо. Опишите, пожалуйста, как выглядит эта стена?»

4. Создание образа
На данном этапе субъекту предлагается представить данное чувство (симптом) в форме
некоторого образа, находящегося перед ним на стуле (предпочтительно), в собственном теле
или просто в пространстве. Этот прием создает первичную диссоциацию между клиентом и его
проблемным чувством. Теперь можно работать с чувством как с отдельным объектом, рассмат-
ривать его и изучать со всех сторон. В некоторых случаях может быть и другая локализация
образа, например, в теле или вокруг тела, это зависит от специфики проблематики и особен-
ностей самого клиента.
Хорошо начать так: «Представьте, что каким-то чудом только что описанные вами чув-
ства оказались здесь на этом стуле. Наверняка вы уже увидели, как они выглядят… Придумайте
любой образ, который выражает ваши чувства… что представилось, то и хорошо… Говорите,
даже если образ кажется вам нелепым… Первое, что пришло в голову…»
Как правило, используется зрительный образ, но можно подключать и слуховой, и кине-
стетический каналы. Некоторые клиенты испытывают трудности при создании образа своего
состояния. Это свидетельствует либо о сопротивлении в осознании своих проблем, либо о пер-
вичной напряженности и недостаточном доверии терапевту, либо о сложившемся убеждении,
что мыслить можно только формально логически (см. выше).
С  такими клиентами можно предварительно провести тренинг на  релаксацию, можно
предложить им нарисовать свое чувство, что порой легче, чем просто вообразить. С некото-
рыми стоит обсудить их тревогу или недоверие терапевту, другим необходимо, как в психо-
анализе, ясно обрисовать их собственное сопротивление.
Полезно повторить клиенту: «Не старайтесь. Первое, что возникло в вашем воображе-
нии, то и хорошо». Желательно, чтобы образ возникал спонтанно, и самый первый
образ и  является самым правильным, хотя клиенту он может казаться нелепым.
Если клиент долго думает, возникает подозрение, что он подавляет первично возникший образ
и пытается придумать что-то «получше». Тогда образ может оказаться фальшивым и выражать
сопротивление клиента терапии. Но это также можно использовать для обнаружения истины.
Например, можно предложить клиенту сказать этому «надуманному» образу, чтобы он про-
70
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

явил весь свой подлинный потенциал. Можно спросить клиента, а что он скрывает с помощью
этого образа?
Если клиент уверяет, что «ничего не может увидеть», практически всегда помогает про-
стой прием. Предложите ему протянуть перед собой руки, представить, что искомый образ
на стуле, и сказать, какой он на ощупь: большой или маленький, горячий или холодный, мяг-
кий или жесткий и  т.  д.  Дальше легко возникает и  зрительный образ. Если у  клиента ярко
выражено предпочтение аудиальной системы, то ему можно для начала предложить услышать
звучание своего чувства.
Часто меня спрашивают: «Вводите ли вы клиента в трансовое состояние, чтобы он видел
образы?» Нет, мы намеренно не вводим клиента в транс, не гипнотизируем его, даже не под-
страиваемся к его репрезентативной системе, как это делается в НЛП. Нам не нужно, чтобы
человек терял самоконтроль, уходил в  какие-то неведомые глубины психики, подчинялся
нашему руководству, отказывался от своей воли… Наоборот, нам надо, чтобы клиент мог
трезво рассуждать, принимать решения, понимать логические доводы и самостоя-
тельно взаимодействовать с созданными им же образами .
Если клиент начинает обращать внимание на свое внутреннее состояние, как говорится,
поворачивает свои глаза «зрачками в душу», создает спонтанные образы, то он сам невольно
входит в необходимое ему для работы трансовое состояние или остается в обычном. Трансо-
вое (или измененное) состояние – это состояние, когда клиент предельно внимателен к сво-
ему внутреннему миру, к собственным чувствам, мыслям и ощущениям. Следует заботиться
о доверии клиента к терапевту и к самому себе, о том, чтобы клиент действовал спонтанно,
то есть искренне, и был в какой-то степени расслаблен. Даже после первых удачных терапев-
тических приемов доверие возрастает, растет спонтанность и степень расслабления.
Впрочем, одна моя ученица вводит клиентов в медитативное состояние с помощью спе-
циального прибора аудио-визуальной стимуляции. Это не запрещено. Это помогает создавать
образы даже тем клиентам, которые совершенно далеки от темы эмоций и образов и не спо-
собны к спонтанности.

5. Исследование образа и анализ проблемы


Далее образ изучается с точки зрения его чувственных характеристик (размер, форма,
цвет и т.д.), с точки зрения функций (что он делает для субъекта) и с точки зрения отношения
(как субъект относится к образу, и какое отношение к себе он ощущает от образа). Например,
клиент говорит: «Ну, это камень?» Я спрашиваю: «А какой камень? Камни разные бывают.
Опишите поподробнее». Далее: «А что этот камень для вас делает? Как на вас влияет? Зачем?»
В начале развития ЭОТ нами применялся прием проверки связи образа и эмоции. Кли-
енту предлагалось представить, например, что образ уменьшается или увеличивается. Спра-
шивалось, как меняется соответствующее чувство. Это помогало убедиться, что образ не слу-
чаен, а связан с эмоцией. В настоящее время эта задача не ставится. Не связанных с эмоцией
образов практически не бывает, даже если клиент задался целью нас обмануть. Но связь может
быть различной. Может быть, что клиент представляет образ страха как собственного состоя-
ния, а может представлять того, кто его пугает. Могут быть еще более сложные связи, с этим
и следует разобраться.
Иногда прием усиления образа позволяет вскрыть истинную проблему, которая лежит
в основе жалобы. Например, одна клиентка жаловалась на страх перед новой компанией людей,
этот страх был похож на противную жабу. Сама жаба не вызывала у нее сильных эмоций. Тогда
я предложил увеличивать жабу в размерах, в итоге она стала огромной, положила одну лапу
на горло клиентке и стала ее душить, так что ей физически стало плохо! Из дальнейшего стало
понятно, что это связано с ее старым конфликтом с отцом, когда в бешенстве он бросился ее
душить. Она испытывала стыд по этому поводу перед людьми.
71
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Образ никогда не случаен, он несет в себе огромное количество информации, если тера-
певт умеет ее читать. Если клиент создает надуманный образ, то это всегда заметно. Тогда
терапевту следует задуматься о том, что же скрывает клиент? Об этом иногда можно спросить
прямо.
Но прежде всего терапевт отвечает на некоторые вопросы для себя: «Этот образ явля-
ется „кусочком“ клиента или манифестирует кого-то другого? Он воздействует на кого-то или
страдает от чьих-то воздействий? Какое все-таки чувство в нем выражено или спрятано? Какое
позитивное изменение образа возможно? Образ имеет позитивный или негативный характер?»
На этой стадии терапевтическая гипотеза может быть пересмотрена. В главе, посвящен-
ной роли образа, подробно рассматривались способы анализа образов (см. выше). Но  мы
вынуждены в какой-то степени повториться. Важнейший прием – это отождествление клиента
с образом, когда он пересаживается на соответствующий стул и говорит от имени образа.
Наиболее важной характеристикой образа является его воздействие на клиента. Теоре-
тически может быть позитивный образ, но наказывающий субъекта. Может быть негативный
образ, но он такой, потому что клиент его сделал таким, отвергая его. Цвет выражает эмоци-
ональный тон образа, и это важно учитывать, но главное – смысл образа, постигаемый в кон-
тексте проблемы клиента.
Далеко не все образы поддаются прямой и стопроцентной расшифровке, но в сопостав-
лении с  конкретными знаниями о  проблеме клиента и  обстоятельствах его жизни понять
их содержание бывает не так уж трудно. Можно воспользоваться кратким словариком, кото-
рый приводится в  конце книги. Опыт терапевтической работы в  стиле ЭОТ дает дополни-
тельные знания. Кинжалы, поражающие сердце, обычно означают болезненные переживания,
связанные с  любовью. Раскрытые цветы, как правило, связаны с  теми или иными актуаль-
ными чувствами. Иголки – образ критики. Образ болота связан с депрессивными переживани-
ями. Железные или каменные предметы, субъективно локализуемые в голове, соответствуют
жестким родительским предписаниям. Туман или облака обычно символизируют не проли-
тые слезы. Капканы или железные тиски, мешки с песком могут означать переживание чужого
давления или ограничения свободы. Рыцарские доспехи на теле соответствуют мышечному
панцирю и ограничениям в общении. Дерево, располагающееся от ступней до макушки, озна-
чает непосредственную витальную силу и уверенность в себе. Скала (чаще черная) – образ
авторитарного родителя, который как-то давит или давил на ребенка, был для него авторите-
том. Солнце  – это изобилие энергии и  родительская любовь, солнышко  – ребенок. Пираты
или разбойники – дети (мальчики). Чертенок – проказливый, «плохой», непоседливый ребе-
нок. В примерах вы найдете дополнительную информацию, хотя они даются с сокращениями
и многие детали опускаются.
Но главное состоит не в том, позитивный образ или негативный, а в том, чтобы разо-
браться, какое внутреннее взаимодействие определяет существующую у клиента про-
блему и как это выражено в образах. Например, можно определить, что внутренний кон-
фликт состоит в том, что клиент отвергает какую-то важную часть своей личности. Или в том,
что он не отпустил до сих пор что-то из своего прошлого, или в том, что он подчиняется неадек-
ватному родительскому предписанию, или до сих пор находится под влиянием пережитой пси-
хологической травмы, или что в нем живет глубокая обида, или стремление контролировать
каждое собственное чувство и движение. Опять же главный вопрос: «А зачем он это делает
до сих пор?»
Интерпретация иногда сообщается клиенту, иногда нет. Выгодная сторона работы с обра-
зами состоит в том, что можно работать, не объясняя клиенту истинного смысла тех коллизий,
которые решаются в работе с образами. Осознание может помочь в работе, но чаще оно мешает,
поскольку клиент начинает сопротивляться, исходя из сознательных стереотипов. Интерпре-
тация чаще дается после преобразований, тогда она принимается легко и с благодарностью.
72
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

С нашей точки зрения важнее, что терапевт понимает, что происходит. Иногда терапевт
организует показательные «эксперименты» с образами только ради того, чтобы доказать неко-
торую идею клиенту. Но  чаще придумывает приемы, позволяющие обойти защитные меха-
низмы и добиться результата, от которого клиент не станет отказываться. Если же он откажется
от результата, которого вроде бы сам и хотел, то следует обсудить мотивы этого отказа и т. д.
Когда выявляется истинная эмоциональная причина проблем клиента, то
можно приступить к ее трансформации в позитивное эмоциональное состояние, раз-
решая внутренний конфликт через образы.

6. Трансформация состояния через работу с образами


Поскольку проблемы, с  которыми приходят к  терапевту клиенты, связаны далеко
не с самыми лучшими чувствами, то и образы обычно бывают негативными, но это не зна-
чит, что с ними надо бороться или отвергать их. Механическая переделка образа ничего
не изменит. Воздействия должны соответствовать структуре проблемы и являться воплощен-
ным в словах, действиях, образах и чувствах решением проблемы. Приемов работы с образами,
которые позволяют изменить связанное с  ними состояние, накоплено много, но  постоянно
создаются и новые. Прием служит определенной терапевтической цели, на внешнем
плане – это работа с образом, а на внутреннем – с эмоциями или частями личности
клиента.
Поэтому без искренней и эмоциональной работы клиента ничего не получится. Насто-
ящее (в смысле терапевтического результата) преобразование образа происходит с затратой
субъективных усилий клиента, требует некоторого времени (хотя и небольшого) и завершается
позитивной эмоциональной реакцией. В случае успеха практически всегда клиент ощу-
щает значимые психосоматические изменения в состоянии своего организма. Тера-
певт наблюдает за невербальными проявлениями новых состояний.
Трансформация образа ведется до тех пор, пока негативный образ не исчезнет полностью
или не преобразуется в нечто позитивное. Но это не самоцель, цель – изменение патогенного
эмоционального состояния клиента, поэтому следует замечать, когда клиент фальшиво утвер-
ждает, что образ изменился, но реальных изменений в его состоянии не происходит. Это пра-
вило в сочетании с наблюдением за невербальным поведением клиента позволяет убедиться
в реальности производимых изменений.
Правило полного и  окончательного изменения здесь и  теперь позволяет
добиться реальных и  необратимых результатов. Принцип качественного изменения
состояния означает, что успешное воздействие повторяется до тех пор, пока не будет достиг-
нуто полного изменения эмоционального состояния, клиент переходит в качественно новое
состояние, что практически невозможно не заметить. Это правило является очень важным ноу-
хау эмоционально-образной терапии, обеспечивающим очень высокую эффективность нашего
метода. Хотя даже достижение полного и окончательного изменения сегодня не гарантирует
того, что не может произойти возврат к прежнему состоянию через некоторое время, но чаще
всего результат сохраняется навсегда. Немало бывало случаев, когда мы встречаем клиента
через два и больше лет, достигнутый результат не исчезает. Возврат проблемы означает, что
еще не  были проработаны более глубокие или дополнительные слои проблемы, на  них мы
сосредотачиваем работу в следующих сеансах.
Например, если индивид высвобождает неадекватный гнев, символизируемый, напри-
мер, черным шаром, то исчезновение шара в результате работы будет означать реальное осво-
бождение от этого чувства. Но подтверждением этого будет служить ощущение облегчения
в области солнечного сплетения, освобождение дыхания, разнообразные признаки оживления
и радости, проявляемые клиентом. Компенсацией за отказ от гнева может служить появление
противоположного по смыслу образа (солнышка, например), который клиент примет в свое
73
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

тело как часть своей личности. Но окончательная проверка результативности изменений про-
исходит только в реальной жизни клиента. Выясняется, например, что для полного избавления
от гнева необходимо еще проработать отношения с бывшим мужем, а потом с отцом…
Также, если образ черного шара не исчезнет полностью, хотя частичное облегчение про-
изойдет, но клиент не избавится от проблемы, он все равно останется гневным в определенном
контексте, и фиксация останется. Также, если не произойдет психосоматического облегчения,
хотя образ растает, то это может означать, что клиент «спрятал» остатки образа и не расстался
с гневом. Этот вопрос следует обсудить, но нельзя заставлять клиента добиваться искомого
результата, если он не хочет. Следует выяснить, почему он не хочет окончательно расстаться
со своей проблемой.
Все техники ЭОТ направлены на разрешение внутреннего эмоционального конфликта,
они не предполагают обучения клиента конкретным навыкам поведения в тех или иных ситу-
ациях. С представляемым образом совершаются действия, которые устраняют исходный кон-
фликт, например, клиент прощает и принимает самого себя или другого представляемого чело-
века, отказывается от ложных родительских предписаний, высвобождает подавленные чувства
и т. д. То, что индивид делает в своем внутреннем мире, это его личное, этого не следует делать
в реальном взаимодействии с другими людьми, где это может привести к осложнению отно-
шений. Если клиент высвобождает свои обиды, выпуская энергию из воображаемого камня,
это делается вовсе не для того, чтобы потом он мог выразить эти чувства кому-то реально.
А только для того, чтобы «камень» растаял, гнев исчез, обида прошла, спазм в горле или груди
расслабился, а клиент мог примириться с партнером или стал бы относиться к нему спокойно.
Меняется не ситуация и не другой человек, а тот, кто обратился за помощью. Теперь
он становится свободным относительно ряда ситуаций и может сам выбирать поведение, кото-
рое ему необходимо.
Более подробно различные приемы трансформации с помощью образов будут рассмот-
рены ниже.

7. Интегрирование образа с личностью (соматизация или идентификация)


Если получено желаемое состояние субъекта, которое выражено в позитивном образе, то
обычно предлагается, чтобы последний принял полученный позитивный образ в свое тело или
иным способом интегрировался с ним, как с частью своей личности, или установил с ним дру-
гого рода позитивные отношения. Этот этап позволяет сделать найденное позитивное состоя-
ние устойчивым, принятым самой личностью. Именно тело сохраняет наши эмоциональные
состояния, и принятие образа в себя, в свое тело помогает клиенту ярче ощутить новое состо-
яние и привыкнуть к нему. В некоторых случаях клиент отказывается принять измененный
образ, и  это служит поводом для дальнейшего разбора его психологических проблем. Этот
прием тоже является ноу-хау эмоционально-образной терапии, которая всегда обращает вни-
мание на реакции тела, которое является центром личностной идентификации и интеграции.
Принятие образа как части своей личности очень важно в  тех случаях, когда, напри-
мер, он символизирует отвергнутую ранее часть личности (см. примеры), скажем, Внутреннего
Ребенка. Если нет полной идентификации с образом Внутреннего Ребенка, это служит сигна-
лом, что клиент все-таки не принимает себя как Ребенка полностью и безоговорочно, а значит,
его проблема не решена окончательно. В этом случае не наступает и яркого эмоционального
и психосоматического отклика облегчения, радости и освобождения.
Некоторые клиенты не  понимают, как можно принять в  себя некоторую вещь, пусть
и  символически означающую чувство. Им разъясняется, что никто не  требует, чтобы они
«запихивали» нечто в себя насильно. Образ просто принимается и растворяется в теле, как
в фантастических фильмах душа входит в тело. Этот процесс можно назвать не соматизацией
образа, а идентификацией с образом. Иногда мы предлагаем клиенту просто пересесть на дан-
74
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ный стул, куда спроецирован позитивный образ, и стать этим образом (прекрасным деревом,
солнышком, цветком и т.д.) для того, чтобы он идентифицировался с полученными эмоцио-
нальными ресурсами и понял, что для него это хорошо.
Этот прием специфичен для метода ЭОТ, но он порождает иногда очень глупые действия
со стороны неразумных последователей. Кое-кто пытался «запихнуть» внутрь себя «Мерсе-
дес», потому что он символизировал мужскую гордость… А  девушка пыталась поместить
внутрь своей головы зонтик! Как выяснилось, он имел явно психоаналитическое значение,
символизировал ее молодого человека, которого она боялась потерять. Подобные действия мы
считаем нелепыми и не имеющими отношения к нашему методу. Единственный их терапевти-
ческий смысл состоит в том, что обнажает психологические проблемы тех, кто так поступает.
Интегрироваться можно только со своими частями личности, своими чувствами, все
другие попытки порождают напряжение и неестественность, и интеграция должна
быть искренней и полностью комфортной и добровольной.

8. Ситуационная проверка
Если после трансформации субъект представит себе ту ситуацию, которая обычно вызы-
вала данное негативное состояние, но теперь это состояние не возникнет снова, то это надеж-
ный критерий успешности трансформации. Эта ситуативная проверка тоже очень характерная
черта ЭОТ, ею мы все время пользуемся. Практика показывает, что проверка на воображае-
мой ситуации полностью идентична проверке ситуацией реальной, то, что происходит в вооб-
ражении, происходит и в жизни. Редкие случаи, когда в воображении индивид решает свою
проблему, а в жизни все происходит по-прежнему, свидетельствуют о том, что клиент обма-
нывает себя и терапевта, или существуют дополнительные причины для сохранения проблемы,
не рассмотренные в данном сеансе. Дополнительные мотивы для сохранения прежнего состо-
яния необходимо обсудить в последующих сеансах.

9. Экологическая проверка
Применяется для того, чтобы выяснить, не возникло ли у субъекта нежелательных побоч-
ных симптомов. Для этого необходимо спросить, нет  ли у  клиента каких-либо возражений
против достигнутых изменений, нет ли каких-то неприятных ощущений в тех или иных частях
тела и  т.  д.  Если нет  – можно закрепить результат. Например: «Вас полностью устраивают
достигнутые изменения? Нет ли чего-то, что вам не нравится?» Если клиент соглашается, что
его все устраивает, то можно сказать: «Ну что же, тогда договорились!»

10. Закрепление результата


Клиенту предлагается мысленно договориться с  достигнутым состоянием, чтобы оно
сохранилось на необходимый срок, как правило, навсегда. Если клиент сомневается, что готов
сохранять достигнутые изменения навсегда, то следует изучить причины этого.
Можно предложить представить ряд будущих жизненных ситуаций и как клиент теперь
будет действовать, исходя из достигнутого состояния.
Можно предложить клиенту представить свой жизненный путь в виде дороги, как он идет
по ней вместе с достигнутыми изменениями. Что происходит?
В групповой работе можно предложить клиенту обойти всю группу и каждому участнику
сказать, как он теперь будет жить.
Главное – понять, насколько серьезно и искренне клиент принимает изменения. Некото-
рые заявляют, что они получили самое желательное для них и ни за что от этого не откажутся.
Некоторые соглашаются только для вида.
Поэтому мы спрашиваем: «Согласны ли вы с теми изменениями, которых мы достигли?»
Если ответ положительный, то спрашиваем: «Согласны ли вы, чтобы эти изменения оставались
75
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

с вами всегда?» Если опять ответ положительный, то мы подкрепляем это: «Отлично! Дого-
ворились!»
В моей практике был поразительный случай, когда после длительного сеанса я предло-
жил закрепить полученный результат и спросил клиентку, на какой срок она согласна. «Может
быть, на один день», – не моргнув глазом, ответила она (я чуть со стула не упал). С бурным воз-
мущением я спросил: «Зачем же мы два часа работали?! Ведь тебя устраивает этот результат?!»
«Да, вполне…»  – был ответ. «Тогда договариваемся, что он сохраняется минимум на  пять
лет!» – поднажал я и даже хлопнул ладонью по столу. Она согласилась, и результат действи-
тельно закрепился. Хотя не рекомендуется давить на клиента, но в этом случае такой прием
был оправдан. Надо было проявить свою волю и добиться согласия клиента либо системно раз-
бираться с теми чертами характера (с упрямством в данном случае) клиента, которые мешают
ему принять желательные изменения.
Иногда клиент говорит, что ему очень хорошо, но он боится, что когда он уйдет с сеанса,
и терапевта не будет рядом, то это состояние исчезнет. Можно конечно, провести закрепляю-
щие воздействия, но можно и поинтересоваться: «Может быть, вы хотите, чтобы это состояние
исчезло? А если нет, то что же ему может помешать всегда быть с вами? Если сомневаетесь,
то еще раз договоритесь с ним… В конце концов, вы можете повторить сами то, что сделали
на сеансе…»
Можно повторить все шаги, которые были сделаны на сеансе для закрепления этого пути
и результата в сознании клиента. Можно, чтобы он делал аудиозапись сеанса и прослушивал
дома. Можно давать специальные домашние задания, закрепляющие результат.
Моя ученица Тамара Смирнова придумала хороший прием. Она предлагает клиенту
найти какой-то принцип жизни или лозунг, соответствующий достигнутому состоянию,
и сформулировать его. Например, такой: «Теперь я буду заботиться о самом себе и буду поз-
волять другим людям тоже заботиться о самих себе».
Но сейчас я чаще говорю: «Да, прошлое состояние может вернуться! Не сомневайтесь,
к  вам придет «космическая проверка», чтобы убедиться, искренне  ли вы изменились. Вам
необходимо пройти эту проверку успешно. Обязательно в  вашей жизни будет такая ситуа-
ция, к которой невозможно подготовиться, и ваша спонтанная реакция на нее будет ответом
на вопрос: «А действительно ли вы изменились?» Это говорится для того, чтобы клиент взял
на себя ответственность за сохранение нового состояния и нового образа жизни, понял, что это
нужно ему самому, а не терапевту. Самое интересное, что клиенты подтверждают, что такие
«космические» проверки с ними действительно происходят!
Бывает, что после удачного завершения трансформации или после принятия в себя пози-
тивного образа клиенту предлагается еще некоторое время посидеть на стуле, чтобы привык-
нуть к новому состоянию. В некоторых случаях клиент говорит, что он испытывает какое-то
новое, доселе не известное ему состояние. На что ему говорится, что если бы оно было старым
состоянием, то это означало бы, что проблема не решена. Теперь надо привыкнуть к новому
и хорошему вместо старого и плохого…
В некоторых случаях, если клиент вошел в глубокое новое состояние, пережил как бы
рождение заново, его закутывают в одеяло, чтобы он мог 20—30 минут побыть наедине с самим
собой, ощущая внешнюю защищенность и комфорт. С ним иногда можно о чем-то поговорить,
только чтобы потянуть время, поскольку работа уже завершена.
После этапа закрепления работа заканчивается, остальное может проверить только
жизнь.

76
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
2. Рекомендации
 
Чаще всего в  конкретном сеансе терапии используется пара антагонистических обра-
зов: жертва – преследователь, давящая часть – подавленная, желаемая цель – нежелательное
состояние, виноватый – обвинитель и т. д. Или целая череда образов, логически вытекающих
из обсуждаемой темы. Каждый образ этой последовательности может символизировать опреде-
ленный слой психологической защиты, который «снимается» до тех пор, пока не будет достиг-
нут исходный пункт зарождения проблемы, который всегда соответствует одной из приведен-
ных ранее схем, определяющей происхождение эмоциональной фиксации.
В конкретной практике часть приведенных выше этапов терапевтического сеанса можно
опускать, когда случай достаточно очевиден. Если симптомы ясно проявлены, то можно не тра-
тить время на представление критической ситуации. Изучать образ иногда не надо, все и так
понятно… Закрепление тоже нужно редко, потому что если полученное состояние действи-
тельно нужно клиенту, то он его больше не упустит. Если же это происходит, то следует на сле-
дующих сеансах обсудить с ним причины этого.
Однако это только общая схема сеанса. Мы можем дополнять работу разъяснениями,
философскими рассуждениями, анекдотами и притчами. Иногда приходится повторно разби-
рать ту же тему, приходится находить все более глубокую мотивацию, новые и неожиданные
обстоятельства жизни данного индивида, проливающие новый свет на суть его проблемы. Ино-
гда надо ставить клиента в  тупик, чтобы он принял ответственность за  свое решение, ино-
гда нужно разоблачить его манипулятивное поведение и т. д. Поэтому данная схема работы –
только основа для работы, но не догма.

77
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Основные итоги главы
 
1. Основная схема проведения сеанса в стиле ЭОТ включает в себя 10 этапов.
2. Пять первых этапов имеют аналитическое назначение, пять последующих – коррекци-
онное.
3. Коррекция направлена на освобождение от патогенной фиксации до полного исчезно-
вения исходного хронического негативного эмоционального состояния.
4. Для актуализации чувств клиенту предлагается представить себе ту критическую ситу-
ацию, в которой проявляется его проблематика.
5. В  ходе терапевтического сеанса клиент периодически отождествляется то с  одним
образом, то с другим, что помогает ему лучше осознать свои чувства и скорректировать их.
6. Клиент отвечает на  вопросы терапевта от  своего лица и  от  лица образа. Вопросы
имеют целью выявить ключевую проблему, подготовить почву для коррекционных воздей-
ствий. Вопросы задаются в соответствии с терапевтической гипотезой.
7. Терапевт подбирает правильные средства воздействия на ключевое негативное эмоци-
онально состояние, воздействие проводит сам клиент, работая с образом этого состояния.
8. Успешное воздействие повторяется до полного исчезновения негативного состояния
и его замены на состояние позитивное: правило полного и окончательного позитивного
изменения здесь и теперь. Терапевт наблюдает за невербальными признаками изменениями
психосоматического состояния клиента.
9. Если необходимо, то в конце сеанса проводится идентификация с позитивным обра-
зом, позволяющая закрепить достигнутые результаты.
10. Проводится ситуативная проверка, когда клиент снова представляет проблемную
ситуацию и ощущает, справляется ли он с ней или еще нет.
11. В конце сеанса клиента спрашивают о том, согласен ли он с теми изменениями, кото-
рых удалось добиться. Это важно с этической точки зрения и полезно с точки зрения закреп-
ления результата.
12. Закрепление результата может происходить путем разных приемов «испытания
результата будущим». Например, с  помощью создания нового «лозунга» жизни. А  также
с помощью напоминания о возможной «космической» проверке.

78
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
Глава 6. Приемы изменения негативных
эмоциональных состояний с помощью образов
 
Приемы трансформации состояний и образов (или способов решения проблемы в обра-
зах) – вот что больше всего волнует начинающего и что составляет особую черту метода ЭОТ.
Как уже говорилось, механическая переделка образа в  желательную сторону ровно ничего
не дает, кроме разочарования. Мы везде предупреждаем, что насильственные изменения обра-
зов не  рекомендуются, но, к  сожалению, сталкиваемся иногда с  удивительным непонима-
нием. Цель терапии  – изменение хронических негативных эмоциональных состоя-
ний, а не образов самих по себе. Работая с образом, клиент на самом деле работает с самим
собой, образ – это только «рычаг» для достижения реальных изменений в себе. Образ дает
доступ к глубинным эмоциям только в том случае, когда эти эмоции выражены в этом образе
и клиент искренне через образ воздействует на самого себя. Но при этом для многих остается
загадочным вопрос: «А как воздействовать?»
В  работу должны быть подключены реальные внутренние силы клиента, трансформа-
ция почти всегда идет через усилие, через интенсивную внутреннюю работу, но без примене-
ния насилия и не механистически, но через добрую гармонизацию внутренних противоречий.
Через образы ведется работа с глубинными эмоциональными проблемами, и решить их можно,
только затратив силы на реализацию правильного решения, экологически верно перестраивая
старые чувства. Анализ проблемы завершается выявлением основного психодинамического
конфликта, который находится внутри самой личности. Воздействие на тот или иной образ
направлено на гуманное и экологически правильное разрешение этого конфликта.
Используя образы, терапевт создает ситуацию абсолютной безопасности для клиента,
но его переживания порой столь же реальны, как и в жизни. Образы являются как бы живыми
и  «волшебными» в  отличие от  реальной обстановки, образы способны неожиданно и  каче-
ственно меняться в случае правильного воздействия, что вскрывает их истинное содержание.
Например, если прикоснуться к страшной паутине, то она может превратиться в серебристый
шарик, а если поиграть с грязью, то она может стать прекрасной вазой. Терапевт должен пони-
мать суть происходящих трансформаций и направлять усилия клиента по верному пути. Кли-
ента эти преобразования поражают, потому что он (она) порой многие годы действовал (а)
совершенно противоположным способом, что приводило к  усугублению проблемы (напри-
мер, отталкивала навязчивый страх или презирала собственную женственность). Изменения
образа и связанного с ним эмоционального состояния однозначно убеждают клиента в том, что
терапевт прав в своих интерпретациях и рекомендациях. Но это может привести и к новому
«витку» анализа, направленного на понимание того, а почему и зачем клиент ранее действовал
неверно.
За годы развития метода было накоплено множество различных приемов, применимых
в том или ином случае, а также много дополнительных знаний о том, как же правильно при-
менять эти приемы. Научиться по книге этому практически невозможно, но мы постараемся
достаточно полно описать их. Охарактеризуем же основные приемы трансформации образов,
разработанные в ЭОТ, приводящие к изменению эмоциональных состояний, которые приме-
нимы в психотерапевтической практике, а также некоторые ограничения, на них накладывае-
мые.
Следует помнить, что результат применения любого метода ЭОТ только тогда по-
настоящему эффективен и устойчив, когда клиент при поддержке терапевта доби-
вается изменения образа на все 100%, а его нежелательное эмоциональное состоя-
ние переходит в принципиально другое (позитивное и желательное) состояние, что
79
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

подтверждается наблюдением за невербальными реакциями клиента. Если клиент,


например, зависим от кого-то и забирает вложенные в того «инвестиции», то освобождение
произойдет только тогда, когда он действительно заберет все инвестиции полностью. Одновре-
менно происходит кардинальное изменение образа и эмоционального состояния клиента. Как
говорится, «нельзя быть чуть-чуть беременной», так же нельзя быть немного свободным, либо
ты зависим, либо нет. Поэтому (еще раз скажем) мы добиваемся, чтобы произошел качествен-
ный переход клиента из негативного состояния в искомое позитивное.

Пример 10. «Аллергия на маму»


Одна из моих учениц страдала ужасной аллергией на укусы ос. Она буквально распу-
хала как шар (и как Пьер Ришар в фильме про неудачников) и могла задохнуться. Поэтому ей
сразу же вызывали «скорую» и отвозили в больницу. Тем не менее эта семья русских интел-
лигентов обожала летом отдыхать на своей даче под Москвой, где обязательно летало множе-
ство ос. Надо сказать, что эта ученица уже была замужем и имела сына восьми лет, но образы
показали, что ее аллергия явно связана с тем, что ее мама до сих пор имеет слишком боль-
шое влияние на  ее жизнь и  эмоциональное состояние. Мама управляла всей семьей, в  том
числе своей взрослой дочерью, ее контроль и тревоги порождали, как ни странно, катастро-
фическую аллергическую реакцию на укусы ос. Мы довольно успешно работали и образ того
чувства, которое создавало зависимость, постепенно таял. Но к концу работы стало возрастать
сопротивление клиентки, и она не могла никак справиться с остатками проблемы, хотя, по соб-
ственной ее оценке, осталось не больше 10%. «Я что-то устала. Я потом сама доделаю…» Я
говорю: «Понимаешь, нельзя быть чуть-чуть беременной! Либо ты свободна, либо зависима.
Давай дорабатывать до конца». «Нет, я уже не могу, в следующий раз продолжим». Я понимал,
конечно, что она обманывает и почему-то не хочет дорабатывать, но нельзя насильно застав-
лять, и я согласился. Понятно, что к этому вопросу она не вернулась, мастер-класс закончился,
и мы расстались на лето.
А в сентябре мы встретились в буфете института, и она вдруг говорит: «Николай Дмит-
риевич, а я летом убедилась, что вы были правы».
– Это как?
– А летом меня, как всегда, ужалила оса, и я ни капельки не опухла! Два часа прошло –
никакой реакции!
– Поздравляю, но я не ожидал, мы же не доработали.
– Так слушайте дальше. Я обрадовалась и решила рассказать маме. Я пошла в дом,
а мама сидела на террасе… Только я ее увидела, как я моментально снова опухла, и меня
опять отправили в больницу!
– Так получается, у тебя аллергия не на ос, а на маму!
Я очень смеялся, да и она тоже. Отсюда можно сделать вывод, что дорабатывать проблему
надо на сто процентов, а аллергия действительно может быть спровоцирована влиянием авто-
ритетного родителя, что я наблюдал неоднократно! Только два года назад эта ученица подтвер-
дила, что теперь аллергии на ос нет, несмотря на маму.

Подтверждается общий методический вывод: необходимо завершать процесс психо-


логического преобразования полностью, на 100%!
Для достижения полного и окончательного результата можно повторять найденный
исцеляющий прием многократно. Можно убедиться в том, что образ и состояние клиента
изменяются в нужном направлении, и снова, и снова применять удачный прием, пока результат
не станет очевиден.
Например, для избавления клиента от страха перед глубиной уже давно и успешно при-
меняется один прием. Клиентке (обычно это женщина) предлагается представить, что она плы-
80
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

вет над глубиной, и ее спрашивают: «А что собирается сделать глубина с вами?» Ответ один
и тот же: «Она хочет меня поглотить!» При этом лицо ее напрягается, иногда бледнеет, а глаза
расширяются от страха. Тогда клиентке предлагается мысленно сказать этой глубине парадок-
сальную фразу: «Глубина, я не буду тебя поглощать!» Некоторые клиентки говорят, что это
глупо, потому что это глубина собирается их поглотить, а они и так не собираются этого делать.
Терапевт просит все равно сказать эту «дурацкую» фразу и посмотреть, что произойдет с глу-
биной. После первого же произнесения этой фразы клиентка всегда ощущает, что глубина уже
меньше ее затягивает, а  ее страх уменьшается. После этого терапевт просит еще и  еще раз
повторить то же самое. По мере произнесения этой фразы «глубина» все меньше затягивает
клиента. Достаточно от 3 до 7 повторений, чтобы эта тяга исчезла совсем и страх исчез пол-
ностью. После этого клиентка уезжает на море и, к удивлению, убеждается, что теперь может
плавать на любой глубине, а не только вдоль берега, когда ноги касаются песка на дне.
Некоторые формы работы, описанные как фазы всего процесса, одновременно являются
и оригинальными терапевтическими приемами ЭОТ, например, метод соматизации или про-
верки результата на воображаемой критической ситуации.

81
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
1. Методы саморегуляции с помощью
образов эмоциональных состояний
 
Целый ряд техник, созданных в основном в первые годы становления ЭОТ, изначально
предназначены для коррекции той или иной негативной психосоматической симптоматики.
В них отсутствует аналитическая задача, но, тем не менее они могут приводить к неожидан-
ным инсайтам. Они не утратили своего значения для терапии и могут использоваться и как
самостоятельные техники и вплетаться в целостный процесс терапии. Для ряда случаев они
вполне достаточны и позволяют достигать замечательных результатов без длительного анализа
и борьбы с сопротивлением. Их зерно – сосредоточение на чувственно-образном выражении
негативного состояния. Оно может быть не только зрительным, но и слуховым, обонятельным,
вкусовым или кинестетическим.
Эти приемы, по  сути, являются тем, что обычно называется медитацией. Медитация
в  переводе обозначает углубленное размышление, но  все  же на  практике под медитацией
обычно понимается сосредоточение на каком-то реальном или воображаемом объекте (на пла-
мени свечи, мандале, мысли о  милосердии или на  образе божества). В  йоге это называется
дхараной (глубокая концентрация на объекте) и дхьяной (концентрация вместе с глубинным
проникновением в суть наблюдаемого). Когда в центр внимания попадают какие-то негатив-
ные стороны образа, то включаются бессознательные механизмы самоанализа и самокоррек-
ции. Как и Милтон Эриксон, мы доверяем бессознательному, считаем, что в нем хранятся мно-
гие творческие возможности, которыми не в состоянии управлять сознание. Сосредоточение
на образе просто позволяет привлечь к работе над негативным состоянием ресурсы бессозна-
тельного. Можно сосредоточиваться на самом негативном переживании, на боли, например,
но почему-то более эффективным является сосредоточение на образе этого пережи-
вания. Видимо, таким способом для психики раскрывается тайная подоплека болезненного
переживания, что делает возможным его исцеление. В этом и состоит принципиальное изоб-
ретение ЭОТ.
Может быть, потому что образ переживания позволяет «атаковать» проблему не в лоб,
а как бы с другой стороны, со стороны эмоционально нейтрального чувственного выражения.
Может быть, образ что-то объясняет нашему подсознанию о причинах симптома. Например,
если причина боли – спазм, то сосредоточение на образе спазма создает возможность его рас-
слабления с помощью работы бессознательных механизмов.

1.1. Визуальное сосредоточение на образе чувства


Изначально этот прием по большей части применялся для коррекции простых психосо-
матических симптомов, например, головной или сердечной боли, без аналитических проце-
дур. Сначала создается образ симптома, а  потом клиенту предлагается этот самый простой
по исполнению метод. Он состоит в том, чтобы сосредоточить свое внимание на тех или иных
негативных качествах образа. Иногда достаточно в  течение 20—30  секунд (в  сложных слу-
чаях от  одной до  пяти минут) созерцать некоторое нежелательное качество образа ,
чтобы оно постепенно стало таять, а потом совсем исчезло. Вместе с ним, можно ска-
зать, параллельно исчезает соответствующее негативное состояние. Этот прием можно срав-
нить с  известным методом биологической обратной связи (biofeedback). Когда некоторые
физиологические показатели человека выводятся в форме зрительного образа на экран мони-
тора, а человек учится мысленно управлять этим образом. В результате он научается управ-
лять своим физиологическим состоянием, например, кожно-гальванической реакцией, кото-
рая является значимым коррелятом тревоги. Тем самым человек начинает управлять своей
тревогой. Но у нашего метода больше возможностей, чем у метода biofeedback, то есть совер-
82
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

шенно неограниченное количество и качество образов, и нет необходимости в сложных тех-


нических устройствах, применять его можно в любых условиях.
Опасность неправильного применения этого метода заключается в том, что при созер-
цании позитивного качества образа оно также может исчезать, и тогда состояние
тоже может ухудшиться.

Пример 11. «Кнопка от сердца»


У молодой женщины после лекции почему-то заболело сердце. Я предложил ей предста-
вить, на что эта боль похожа. «Боль похожа на небольшую белую кнопку», – ответила она. Уди-
вившись, что боль выражена явно позитивным цветом, я все же попросил клиентку сосредото-
читься и внимательно смотреть на эту белую кнопку. «Кнопка уменьшается в размерах, а боль
растет», – сообщила она. Тогда я попросил уточнить образ боли. «Ну, как же вы не понимаете?
Как кнопка дверного звонка – белая кнопка и вокруг черный обод». «А-а, – понимающе про-
тянул я, – смотрите тогда на черный обод и очень внимательно смотрите!» Через 20 секунд
она сообщила мне, что черный обод растворился, а кнопка увеличилась до размеров тарелки,
сердечная боль при этом совершенно прошла. Я предложил ей принять эту «тарелку» как часть
своей личности, и на этом сеанс завершился, боль не возобновилась.

Пример 12. «Коррекция тахикардии»


На семинаре подошла молодая женщина и спросила: «А вашим методом можно изба-
виться от тахикардии?» Я ответил: «Думаю, что можно». «А я сама смогу?» – спрашивает.
«Вы первый раз на моем семинаре, я не уверен. Попробуйте самый простой способ, созерца-
ние…», – и объяснил как. На следующем семинаре через 3 месяца снова подходит и говорит:
«А я сняла себе приступ тахикардии с помощью вашего метода. У меня пароксизмальная тахи-
кардия (это очень высокая частота пульса, изнашивается сердечная мышца, очень опасно). Я
во время приступа принимаю специальные таблетки, они всегда со мной в сумочке. И я соби-
ралась делать операцию с внедрением дефибриллятора. Так я представила себе образ прямо
во  время приступа, что-то серое такое, созерцала его, и  приступ прошел. Я перестала пить
таблетки, и больше приступов нет, я отказалась от операции, а она стоит 15 000 долларов».
Ремиссия длилась примерно 6 месяцев, но после воспаления легких тахикардия снова стала
проявляться, но в меньшей степени. Насколько мне известно, таблетки она иногда принимает,
но операцию делать отказалась, в детстве у нее уже была одна операция на сердце, после кото-
рой врачи запугали девочку возможными последствиями. Тревога и порождала тахикардию.

Созерцание имеет смысловой оттенок зрительной сосредоточенности, но (как говорилось


выше) такими же эффективными могут быть и методы слуховой, кинестетической, обонятель-
ной или вкусовой модальности. Например, можно внимательно слушать воображаемое звуча-
ние боли или испытываемого вкуса горечи, обонять воображаемый запах боли. Результат ана-
логичен тому, что получается в зрительной модальности. То есть неприятный вначале звук,
запах, вкус и т. д. постепенно исчезает либо превращается в приятный, а соответствующее ему
состояние также возвращается к естественному и позитивному.
Я бы выделил несколько отдельных приемов из темы созерцания, которые дают очень
хорошие результаты при коррекции психосоматических проблем и негативных эмоциональных
состояний.

1.2. Метод обоняния воображаемого запаха (или ольфакторный метод)


Можно воспользоваться воображаемым обонянием. Например, очень эффективно оно
помогает при сильных сердечных болях. Сосредоточенное обоняние переживаемой клиентом
сердечной боли практически всегда приводит к стойкой и очень быстрой ремиссии. Например,
83
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

одна молодая женщина, которая испытала сильную сердечную боль на тренинге, где я также
участвовал, при применении этого метода настойчиво спрашивала, не пахнет ли паленой рези-
ной в  аудитории. При дальнейшем обонянии (примерно 3—5  минут) этот запах рассеялся,
и боль прошла.
Я неоднократно помогал людям в неожиданных критических ситуациях снимать этим
методом приступ сердечной боли, результаты всегда были быстрыми и исключительно пози-
тивными. Это объясняется, видимо, тем, что обоняние интимно связано с  так называемым
обонятельным мозгом, где сосредоточены центры, отвечающие за эмоциональные состояния.
Воображаемый запах позволяет корректировать эти состояния благодаря переключению бес-
сознательного на  их вторичное отражение в  обонятельной модальности. Эмоции и  запах  –
самые древние и первичные по смыслу переживания живых существ, связанные с проблемами
«химии» организма, с его гомеостазом. Изменение гомеостатического состояния организма –
это и есть самочувствие, а эмоция – один из вариантов самочувствия. Запах и вкус ориенти-
руют организм на желательный или нежелательный контакт с объектом, способный улучшить
самочувствие или ухудшить его. Запах – это дистантный, а вкус – контактный способ анализа
химического состояния объекта. Воображаемый запах собственных эмоций (или психосома-
тических ощущений) может ориентировать организм на  задачу саморегуляции внутреннего
(гомеостатического) состояния организма.

Примеры 13 и 14. «Запах боли»


Приведу пример, когда я использовал этот прием для помощи собственной жене. Это
было летом 1992, когда жена жила с маленьким ребенком на даче, а я периодически приезжал
к ним. Жена рвалась между тем, чтобы сидеть с ребенком или найти работу. Годы были труд-
ные, и она нервничала, что теряет возможную выгодную работу, а я не мог отпустить ее сво-
бодно заниматься ее делом. После очередного звонка, а звонить приходилось из общего для
всех дач телефона, когда она убедилась, что потеряла очередной шанс, она испытала сильный
приступ сердечной боли. Ее лицо приобрело зеленовато-землистый оттенок, застыло, и на нем
ясно выражалось страдание, она с большим трудом двигалась, не было сил что-либо делать.
Такого сильного приступа сердечной боли я ни у кого еще не наблюдал.
Никаких традиционных средств, типа корвалола или валидола, на даче не было, вызвать
«скорую» было трудно и  долго, время шло, но  боль не  исчезала. Тогда-то я и  предложил
ей понюхать сердечную боль, визуальные образы явно не  были  бы восприняты… Сразу  же
она ощутила очень сильный и отвратительный запах, так что даже отказалась продолжать его
нюхать. Но я настоял, чтобы она потерпела и все-таки нюхала, поскольку раз есть за что «уце-
питься», можно что-то сделать. Она послушалась, и не более чем через пять минут запах рас-
сеялся и боль полностью прошла. Еще минут двадцать отдыха, и она ощутила себя полностью
здоровой. Вернулся и нормальный, бело-розовый цвет лица, она ощутила обычную способ-
ность к деятельности, и настроение стало позитивным, даже веселым. По крайней мере три
года ничего подобного больше не повторялось, то есть можно говорить о полной ремиссии.
Однажды мне случилось помочь этим методом даже гардеробщице в  институте. Она
пожаловалась, что сердце ужасно болит, что сменщицы нет, и таблетку нигде не может найти.
Она тихо сидела на стуле, пока никто не требовал принести или принять одежду, и держалась
рукой «за сердце», лицо побледнело, на нем отражалось застывшее страдание. Я убедил ее,
что я психотерапевт и могу ей помочь. Она послушалась и легко услышала запах боли, как
запах ванили. Она обоняла этот запах минуты 2—3, я все время стоял рядом и ждал. Через три
минуты запах исчез, лицо приобрело нормальный цвет, боль исчезла, восстановилось позитив-
ное самочувствие и обычная работоспособность.

84
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Этот метод применяется и  для более сложных терапевтических случаев, чем болевые
симптомы. Например, моя ученица Людмила Макарова из  Нижневартовска, также ученик
из Саратова Павел Никитенко очень эффективно используют метод воображаемого обоняния
для коррекции стрессовых состояний, профессионального выгорания и ряда психосоматиче-
ских проблем, даже для коррекции фобий. В ходе терапии клиент испытывает целую череду
неприятных запахов, которые в конце сменяются запахом свежести, как и в практике всех, кто
использует этот метод. Именно в этот момент психосоматическое состояние клиента меняется
на нормальное, он чувствует полное освобождение от проблемы. Возможно, этот метод даст
развитие отдельной перспективной ветви саморегуляции в психотерапии и психосоматике.

1.3. Метод обоняния запаха свежести


Поскольку в предыдущих опытах было показано, что переход в позитивное состояние
происходит при переходе от негативных и неприятных запахов к запаху свежести, то это при-
вело к идее сразу проецировать запах свежести в ту область тела, где клиент испытывает неко-
торое негативное состояние. Опыт показывает, что такие усилия могут привести к исчезно-
вению исходного болезненного состояния и длительной ремиссии даже в тех случаях, когда
психосоматическая природа заболевания не доказана.
Настойчивое проецирование воображаемого запаха свежести в проблемную часть тела
приводит к исчезновению болевых симптомов и других проявлений болезненного процесса.
Мне самому удалось скорректировать таким способом хронические боли в области желчного
пузыря, ремиссия продолжалась не меньше трех лет, потом метод пришлось применять снова –
и снова успешно. Но мы не можем рекомендовать этот метод для домашнего лечения, нужен
врачебный контроль.

1.4. Прослушивание негативного аудиального образа симптома


Так же как визуальные или обонятельные образы, образы звуковые (аудиальные) несут
в себе много смысла и много эмоционального содержания. Если выразить некоторый психо-
соматический симптом в форме воображаемого звука и просто прослушивать его, то это уже
может дать многое. Также как созерцание и обоняние негативных чувств, так и их прослуши-
вание приводит в  ряде случаев к  автоматической коррекции. Конечно, не  во  всех случаях,
но если этого не происходит, то можно анализировать эти звуки, как и прочие образы, и более
сознательно и целенаправленно воздействовать на них.

Пример 15. «Скрип железа»


На  семинаре у  одной студентки сильно болела голова. Звук, который ассоциировался
с этой болью, был похож на отвратительный скрип железных заржавленных полозьев при тре-
нии друг о друга. При внимательном прослушивании звук превратился в скрип «дворников»
по стеклу автомобиля, это был более приятный звук, и боль уменьшилась, потом он превра-
тился в скрип от шагов по свежевыпавшему снегу, и боль исчезла полностью, причем студентка
даже ощутила приятный морозный воздух, который как бы стал дуть ей в голову. Здесь можно
отметить, что у многих людей при избавлении от боли возникает ощущение легкого ветерка,
дующего в то место, которое ранее болело, и даже распространяющегося по всему телу, что
можно считать проявлением позитивной энергии, дорога которой теперь открывается.

Методом прослушивания участники моих семинаров снимали себе боль, естественно,


не только в голове, но и в горле, позвоночнике и даже в коленной чашечке. Практика пока-
зывает, что это не просто временная анестезия, а полноценное излечение, причем люди испы-
тывают чувство радости и прилива энергии. Для изменения негативного звучания некоторые
участники группы подтягивали воображаемую струну или ослабляли ее, смазывали заржав-
85
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ленные дверные петли и т. д. Эти воображаемые действия оказывались позитивными для дан-
ного участника, негативные психосоматические ощущения исчезали.
На Востоке известен метод, когда к телу клиента подносятся звучащие буддийские чаши
или гонги, в зависимости от места тела тон звука чаши – разный. Лечение целебными звуками
сильно влияет на энергетику организма. Но можно проделывать что-то подобное и самостоя-
тельно. Воображаемое звучание целительных чаш, гонгов или колоколов в том или ином месте
тела может помочь вам самостоятельно добиться улучшения состояния того или иного органа
тела, хотя нельзя уповать на одни психотехники, можно и к врачам обращаться.

1.5. Метод созерцания воображаемого потока воды сквозь тело


Клиенту предлагается представлять, как сквозь его тело течет поток воды. Ему самому
предоставляется возможность выбирать, через голову втекает поток или через ноги, руки или
каким-то другим образом, и то, как он вытекает. Но ему рекомендуется представлять, как вода
протекает сквозь все мышцы, нервную систему, кости и внутренние органы. Рекомендуется
обращать внимание на части тела, где воображаемая вода протекает плохо. Там сосредоточены
какие-то проблемы: спазмы, воспалительные процессы, эмоциональные «загрязнения», стрес-
совые переживания… Рекомендуется позволить воде очистить больные органы от любых пред-
ставляемых засоров, грязи, песка или камней. Рекомендуется представлять переливающуюся
на солнце, живую, радостную воду, но выбор всегда за клиентом.

Примеры 16 и 17. «Заживление послеоперационных швов»


Молодая женщина, психолог из  Алматы, побывавшая на  одном из  моих семинаров
и работающая в роддоме, применила этот метод для помощи женщине, послеоперационные
швы которой две недели никак не заживали, несмотря на значительные дозы антибиотиков.
Врач сама предложила психологу поработать с этой женщиной, поскольку уже не видела
выхода в сложившейся ситуации. Психолог предложила прооперированной женщине предста-
вить, как по ее телу протекает вода. Та сразу же представила себе ручей, который почему-то
выносит грязь и камни из ее живота (понятно, что операция была сделана на животе). Ручей
постепенно превратился в  бурный поток, несущий в  себе, как горный сель, грязь и  камни,
на берегу его почему-то возник образ матери пациентки, та почему-то мысленно ей кричала:
«Мама не бери камни!»… Постепенно поток ослабел и стал спокойным и чистым. Пациентка
сама решила, что пора закончить работу, и вернулась в палату. Сеанс длился час. На следую-
щее утро послеоперационные швы зажили.

Аналогичный случай произошел с моим другом, почти 80-летним мужчиной, швы у кото-
рого после операции по поводу простаты не заживали две недели. Я по телефону рассказал ему
об этом приеме, но он не смог ничего представить. Я уехал в отпуск, а он на следующий день
вспомнил, что любил ходить в горы и ему очень нравились горные ручейки. В воображении он
сел в такой ручеек и мысленно пропустил воду через соответствующие места… На следующий
день после применения этого упражнения его выписали домой.
Но это упражнение позволяет выявить и очень серьезные проблемы, требующие анализа.
Там, где есть боль и спазмы, вода слабо протекает. У женщины болело правое колено, промы-
вая его, она увидела, что воде мешают протекать какие-то обломки дерева, смыть их никак
не получается. Я предложил ей наоборот, разрешить этим обломкам восстановиться в исход-
ном виде. Оказалось, что это – красивое дерево. Мы выяснили, что она подавила свое жен-
ское начало, решила идти к успеху, как и мужчины. Этого требовала ее мать. Получилось, что
она подавила свое женское «дерево» в угоду стремлению угодить матери. Это вызвало боль
в правой ноге, обломки дерева «застряли». Когда она восстановила и приняла это дерево, боль
полностью прошла.
86
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Поэтому одно промывание не всегда приводит к результату.

1.6. Метод «Улыбка тела»


Представляйте те или иные части своего тела с точки зрения их настроения. Представьте
ту часть тела, которая испытывает неприятные эмоции, печаль, например. Поговорите мыс-
ленно с этой частью, не обязательно реально произносить слова, но можно мысленно уговари-
вать ее, утешать, развлекать, да что угодно. Цель состоит в том, чтобы добиться, чтобы эта
часть тела стала улыбаться. После этого можно перейти к  работе с  другой частью и  посте-
пенно добиться того, чтобы все ваше тело улыбалось. Ваше психосоматическое состояние
существенно улучшится.

Пример 18. «Улыбнись, язва!»


Одна из участниц моего кружка призналась, что воспользовалась данным приемом, когда
у нее очень болел желудок. Она хронически страдала от язвы желудка. После часа медитации
над больным местом ей удалось добиться того, что это место стало улыбаться, боль действи-
тельно полностью прошла. Последующий осмотр у врача показал, что язва полностью заруб-
цевалась. Срок, когда это произошло, по мнению врача, совпал по времени с применением ею
данного приема. В дальнейшем боли не возобновлялись не меньше, чем в течение полугода…

1.7. Метод «Дыхание тела»


Метод состоит в том, чтобы представлять, как дышат те или иные части вашего тела. Вы
дышите медленно и спокойно, и синхронно с вами или в своем ритме дышат все части вашего
тела. Можно представлять, как свежий воздух проходит сквозь все ваши мышцы, нервную
систему, внутренние органы, даже кости, кожу и волосы. Если какой-то орган тела не дышит,
обратите на него внимание и помогите ему расслабиться и начать дышать, самочувствие в этом
месте тела улучшится. Образ того, что мешает свободно дышать тому или иному органу тела,
может привести к плодотворному анализу проблем клиента, поскольку свободное воображае-
мое дыхание органа является признаком расслабления и отсутствия подавленных чувств в этом
месте тела.
На основе метода созерцания также нами разработаны и другие упражнения, которые
можно использовать как для индивидуальных, так и  групповых занятий и  саморегуляции
психосоматических состояний. Например, упражнения: «Фонтан живой жизни», «Весенняя
уборка», «Цветы в теле», «Свет изнутри» и многие другие.

87
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
2. Техники мысленного действия
 
Это самый очевидный ход, который склонны использовать клиенты даже без специальной
инструкции. Клиенты пытаются что-то изменить в наблюдаемом образе, как будто это обычная
вещь, а не символ их чувств. Чаще всего они мысленно прогоняют его, отбрасывают, вырывают
из тела, уничтожают разными способами, прячут где-то на «космической» свалке, сжигают,
переделывают, перекрашивают, закапывают и закатывают под асфальт, замораживают… Фан-
тастический бред!
Такие насильственные действия никогда не приводят к успеху, поскольку не помогают
решить проблему, а  служат аналогом способов психологической защиты от  осознания про-
блемы (подавления, вытеснения и избегания). Реальные чувства так не прорабатываются. Если
вы выбрасываете образ, то значит, вы пытаетесь вытеснить связанные с ним чувства. Если вы
его закапываете, то занимаетесь подавлением. Если сжигаете, то уничтожаете чувство с помо-
щью агрессии. Если замораживаете, то забираете энергию у этого чувства и создаете храни-
лище льда прямо у себя в теле. Любопытно, что подобные действия рекомендуются «народной
мистикой», но они абсолютно неадекватны и даже вредны с точки зрения эмоционально-образ-
ной терапии, потому что они не решают проблему, а принуждают человека применять к самому
себе дополнительные формы насилия, тратить свою энергию зря, загоняют недуги в  глубь
души. Как раз наоборот, если вас что-то мучает, то это вам зачем-то надо. Свято место
пусто не бывает! Если вы изгоните что-то из себя, то оно само возникнет снова, ведь оно осно-
вано на ваших же желаниях, которые никуда не исчезли!
Если в вас есть какие-то негативные качества или состояния, то они имеют для
вас функциональное значение, и пока вы не решите проблему, они будут воспроиз-
водиться, а вы будете затрачивать все новые и новые усилия на их удаление, подав-
ление и уничтожение. Наконец, эти методы попросту глупы, поскольку, например, черные
образы в теле обычно соответствуют спазмам, которые не пропускают энергию. Спазмы сле-
дует расслабить, а вырывать их из тела бессмысленно, вы напрягаете для этого другие мышцы,
создаете дополнительные спазмы и проблемы, плохо относитесь к самим себе и своим частям
личности.
Например, очень часто страдания личности связаны с  привычным пренебрежением
своим Внутренним Ребенком. Поэтому он может предстать перед лицом клиента в виде чер-
тенка, дракона или противной крысы. Если его отвергнуть, ситуация только усугубится. Его
надо принять и  полюбить, подобные примеры вы найдете далее в  книге, и  только тогда он
переменится, станет хорошим и образ тоже преобразуется, как от волшебства, как в сказке
«Аленький цветочек».
Избранный способ представляемых действий должен соответствовать структуре психо-
логического конфликта, и  часто эффективным методом оказывается именно тот, который
по смыслу прямо противоположен привычному способу действий, который применял клиент,
не достигая успеха (см. примеры ниже).
Тем не менее действия по отношению к образу могут быть эффективны, если они соот-
ветствуют смыслу проблемы и, по сути, являются преобразующими воздействиями клиента
по отношению к собственным чувствам или чертам личности. Прежде всего следует спросить
клиента, а что ему самому хочется с этим сделать. Не во всех случаях найденное клиентом
действие оказывается вполне адекватным, но может служить ориентиром для более правиль-
ного выбора действия.

Пример 19. «Тугой узел»

88
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

На обучающем семинаре участники пытались применить данный метод, работая в парах


«клиент – терапевт». В одной из пар клиент пожаловался, что часто испытывает сильное напря-
жение в области солнечного сплетения. Образ этого напряжения представлял собой толстый,
вертикально стоящий канат с узлом наверху. Сначала они с терапевтом использовали тради-
ционно-насильственные методы: мысленно сжигали этот канат, резали его и так далее. Ничего
не помогало. Наконец они догадались очень осторожно развязать узел. Это получилось, и как
только узел был развязан, весь канат, как по  волшебству, упал расслабленно, как обычная
веревка, напряжение в солнечном сплетении тут же прошло, оно не восстановилось и через
неделю. Решающим было действие, «распутывающее» спазм, и, по всей видимости, реальный
конфликт. Поэтому гнев прошел.

Пример 20. «Смыть грязь»


Молодая женщина, подвергшаяся в 14 лет жестокому изнасилованию, страдала от при-
ступов депрессии и кошмарных сновидений. Я попросил ее рассказать, как это произошло.
«Что ты чувствуешь прямо сейчас?»  – спросил я после завершения ужасного рассказа.  –
«Отвращение», – ответила она. Я попросил ее создать образ этого чувства. – «Это существо
как будто целиком состоит из грязи, и у него красные глаза», – был ответ. «Что тебе хочется
с ним сделать?» – «Хочется вымыть его». – «Сделай это». – «А я уже сделала. Ой, оно стало
такое беленькое, чистое, и у него голубые глаза!» Я посмотрел на клиентку, и увидел, что у нее
самой яркие голубые глаза!
Комментарий. Мне стало очевидно, что это ее собственный автопортрет и что в резуль-
тате травмы она стала относиться к  себе как к  грязному существу, вызывающему отвраще-
ние. Поэтому дальнейшую работу я сосредоточил на аспекте самопринятия и самоподдержки,
работая посредством полученного образа. Состояние клиентки резко изменилось, и она ушла,
сияя, продолжая мысленно ласково беседовать с вновь обретенной самостью. Не догадываясь,
что это она сама! Не думаю, что это полностью решило ее проблему, но стало существенной
ступенькой в ее исцелении.

Набор возможных действий практически безграничен, но, повторю еще раз, терапевт
должен следить за тем, чтобы эти действия вели к разрешению первичного конфликта либо еще
четче раскрывали суть проблемы. По мере выполнения действия необходимо проверять, как
изменяется образ и интегрированное с ним психосоматическое состояние. Позитивное изме-
нение и того, и другого говорит о верном пути, в противном случае следует поискать иные
варианты работы.
Наиболее эффективными действиями оказываются действия добрые, принимающие:
принять часть своей личности, позаботится о  ней, вымыть грязный образ, накормить его,
обнять, приласкать, поцеловать, защитить от нападения и т. д. Эффективно порой не дей-
ствие, а прекращение деструктивных действий: перестать ломать нечто, бить его,
ругать, колоть, критиковать, отвергать, если обнаружится, что клиент это посто-
янно делает по отношению к какой-то своей части личности и т. д. Исследовательские
действия: можно пройти дальше по тропинке, перелезть через забор, подняться на гору, спу-
ститься в колодец, полить растение, пролить дождь из тучи и т. д. Разрушительные действия
по отношению к образу разрешаются только в том случае, если клиент подвергался насилию,
и ему необходимо победить врага в своем воображении или в других исключительных случаях,
если это позволит ему завершить некоторый «незавершенный гештальт» его жизни. Это поз-
воляется для того, чтобы выразить глубоко подавленные чувства. Но даже тогда желательно,
чтобы инцидент закончился прощением или отсутствием эмоционального отношения к быв-
шему объекту гнева.

89
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Пример 21. «Черная змеюка»


Однажды я проводил семинар по коррекции веса. Одна из участниц говорит: «А я уже
работала вашим методом с этой проблемой. Я представила ту часть своей личности, которая
заставляет меня есть больше, чем нужно. Это получилась такая черная змеюка, и рот ее рас-
полагается там же, где мой, туловище зигзагом спускается мне в желудок. А еще у нее есть
две огромных лапы по бокам, и этими лапами она все в рот и закидывает. Как я только с ней
не боролась! И лопатой ее… и в землю закапывала, и рубила… ничего не помогает!»
– Зачем ты это делала?! – в ужасе закричал я. – Может быть она хорошая? Откуда ты
знаешь? Кроме того, такое насилие не решает проблем, не убирает мотивов, но как это по-
русски! Бей, круши, а толку нет! Спроси-ка ее, зачем она забрасывает скорее еду в рот?
– Чтобы не отняли…
– А кто у нее может отнять?
– Мама… Когда мне было пять лет, я взяла конфетки, а мама отняла у меня и сказала:
«Ты уже большая, конфеты надо оставить сестре, она маленькая!» Мне было так обидно! И я
поняла, что надо скорее в рот забрасывать, чтобы не успели отнять. Я даже на работе в запас
ем. Нам бесплатные обеды дают большие. Я уже наелась, а все равно ем, потому что потом
не будет.
–  Так получается, что змеюка  – это твой обиженный Внутренний Ребенок! А  ты его
лопатой! Как можно! Давай мы, наоборот, скажем ей, что она хорошая девочка, и дадим ей
побольше конфет, пирожных, торт ей большой дадим… Как она реагирует на это, ест все это?
– Нет, так она не хочет. Ничего не берет. Но ей так нравится.
– Конечно, она ела избыточно из протеста, а когда дают, ей не надо, хотя и приятно. Сядь
на ее место, будет ли она теперь заставлять тебя есть избыточно?
– Нет, не будет… Но она боится, что мама снова придет и отнимет, тогда будет снова
делать то же самое.
– Давай тогда с мамой поговорим. Только не со всей мамой, а с этим ее качеством отни-
мания. Как это выглядит, придумай?
– Как труба такая, которая все засасывает в себя, как огромный пылесос. С ней невоз-
можно бороться.
– А мы и не будем с ней бороться. Скажи ей: «Мама, а я не буду у тебя ничего отнимать».
(Это прием парадоксального разрешения.) Что происходит?
– Труба слабее засасывает.
– Повторяй ей то же самое, пока она совсем не перестанет засасывать.
– (Через некоторое время.) Все, теперь труба совсем исчезла, и никто ничего не отнимает.
– Как теперь выглядит «змеюка»?
– Ой, она белая стала, и лапы у нее уменьшились, и рот. Она симпатичная такая.
– Она заставляет тебя есть? Закидывает в рот?
– Нет, что вы, она совершенно спокойная. Мне вообще-то есть пора, а я не хочу. И с утра
я почти не ела, но и сейчас не хочу.
– Ты согласна принять ее как часть своей личности?
– Да, конечно.
Через три месяца я встретил ее на другом семинаре. У нее появилась талия… Я не спро-
сил, сколько килограммов она сбросила, но эффект был очевиден. Она подтвердила, что ест,
когда хочет и сколько хочет, и не ест избыточно.
Комментарий. Первое: из этого примера наглядно видно, что механические и деструк-
тивные приемы работы с образами не дают эффекта. Второе: доброе отношение к «плохой»
части личности, наоборот, приносит результат. Третье: за нашими приемами стоит подлинное
знание психологии детей. Если тебе дают есть сколько угодно, то зачем злиться и запихивать
в рот побольше? Четвертое: парадоксальный прием – «Я не буду у тебя отнимать, мама», –
90
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

тоже точно рассчитан. Если девочка борется с образом мамы за конфеты, то чем больше она
отнимает у мамы, тем сильнее «мама» отнимает (сила действия равна силе противодействия).
Пятое: использованы два приема – простое разрешение ребенку есть, сколько он хочет, и пара-
доксальное разрешение по отношению к образу матери: «Я не буду у тебя отнимать».

91
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
3. Диалог с образом
 
Этот прием является, пожалуй, главным в ходе анализа внутренней структуры психоло-
гической проблемы. Об этом уже говорилось выше, но он порой играет ключевую роль в ходе
всей терапии и может оказаться решающим воздействием.
Можно сказать клиенту: «А  теперь представьте, что у  этого образа есть голос, что он
может говорить. Как в сказках Андерсена разговаривают предметы. Спросите, что образ чув-
ствует, о чем думает…» Если клиент «плохо слышит», то ему можно предложить пересесть
на стул, где находится образ, стать этим образом (идентифицироваться с ним) и самому отве-
чать на вопросы.
Этот прием предполагает умение терапевта задавать вопросы, проявляющие скрытый
смысл, содержащийся в образе. Мы называем это «сократический диалог» с образами.
Вопросы могут быть разными, способствующими как осознанию причин проблемы, так
и решению внутреннего конфликта:
– Этот образ напоминает что-нибудь или кого-нибудь из вашей жизни?
– Какую функцию (работу) для вас выполняет этот образ?
– В каких жизненных ситуациях этот образ проявляется?
– К какой стороне или черте личности этот образ обращается?
– На какое место вашего тела он воздействует?
– Как вы относитесь к этому образу?
– Как давно этот образ с вами?
–  Какое положительное качество вашей личности подменяет этот негативный образ?
И т. д.
– Пересядьте и станьте этим образом: что вы чувствуете в этой роли?
– Посмотрите на самого себя, как будто остались на том стуле: что вы ему (в роли образа)
делаете? Зачем?
– При каких условиях образ согласен прекратить свое негативное воздействие на вас?
Все вопросы терапевта инициируются его гипотезой о возможных причинах, породив-
ших данную проблему у клиента. Терапевт позволяет себе вести клиента к цели самопозна-
ния, но не делает этого авторитарно, это совместная с клиентом работа, основанная на добро-
вольном согласии. Если клиент не хочет или не готов что-то понять, то терапевт не должен
настаивать. Он подводит клиента к нужным выводам, когда сам уверен в необходимости этого
для решения проблемы. Иногда решение проблемы через диалог с образом приводит к окон-
чательному осознанию клиентом истинных причин этой проблемы и спонтанному решению
без дополнительных приемов коррекции. Так произошло в ранее представленном в книге слу-
чае «Паук на спине». Когда девушка осознала через разговор с образом паука, что напрасно
«тащит на спине» своего друга наркомана, и сама спонтанно отпустила его, в результате боль
в спине прошла, а девушка реально рассталась с эмоциональной зависимостью и впоследствии
создала счастливую семью. Ключевым был вопрос терапевта, который и имел своей целью про-
будить у девушки соответствующее осознание: «А тебе, паук, надо туда, куда тебя тащит эта
девушка на своей спине?»

Пример 22. «Черный ящик»


Студент пожаловался на то, что последнее время ощущает потерю энергии. Эту потерю
он испытывал как некоторое напряжение в плечевом поясе и давление на голову (скорее всего
проблема связана с чувством долга). Я попросил его представить образ того, что так его угне-
тало. В воображении это представилось ему как черный ящик, отделенный барьером. Я посо-
ветовал поговорить с ящиком; молодой человек попросил ящик уйти, тот ответил, что готов
92
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

это сделать, но мешает барьер. Тогда юноша заговорил с барьером (понятно, что это некоторая
психологическая защита), который в ходе диалога стал таять и исчез (он не хотел сообщать
мне о содержании диалога), после чего молодой человек переключился снова на диалог с чер-
ным ящиком (символизирующим его собственную закрытость), и тот тоже постепенно растаял.
Студент тут же ощутил прилив недостающей энергии, она все прибывала. Его энергетическое
состояние резко улучшилось, и он ощутил, что способен сам справиться со своими задачами.
Анализ проблемы не проводился, хотя образы и симптомы говорят о том, что молодой чело-
век слишком подавил себя чувством долга, создал ограничения для своей активности. Диалог
с образом позволил ему преодолеть собственную закрытость, которая и блокировала приток
энергии (см. концепцию В. Райха). Таким образом, мысленный диалог с образами, проводимый
клиентом даже самостоятельно, может привести к осознанию и решению проблемы. Но лучше,
если опытный терапевт сопровождает клиента в этой работе и интерпретирует последнему то,
что происходит в его внутреннем мире.

Прием «Скажи образу» можно рассматривать как частный случай диалога, он исполь-
зуется в ЭОТ постоянно. Иногда «скажи» означает одновременно и «сделай». Смысл произно-
симых вслух или про себя слов должен помочь разрешению исходного конфликта. Если клиент
постоянно несправедливо обвиняет своего Внутреннего Ребенка (в данном контексте не важно
почему), то мы предлагаем ему сказать: «Я больше не буду тебя обвинять!» Если обвинения
или даже насилие исходили от  родителя, то образу родителя можно сообщить: «Я больше
не принимаю твоих обвинений и насилия, они принадлежат только тебе». Если отрабатывается
проблема прощания, то мы предлагаем сказать: «Прощай! Желаю счастья в личной жизни!»
Если клиент не способен признать факт смерти близкого человека, хотя уже прошло немало
времени, мы предлагаем ему сказать: «Да, я признаю, ты действительно умер!» Если речь идет
о принятии Внутреннего Ребенка, то мы предлагаем клиенту сказать образу Ребенка: «Ты – это
я, а я – это ты. Мы с тобой – одно. Ты всегда будешь в моем сердце». Если проблема связана
с запретом на естественные чувства, то образу говорится: «Я разрешаю тебе выражать свои
чувства» или «Я разрешаю тебе любить и быть любимой». Важнейшей стороной применения
этих фраз является наблюдение за изменениями невербального поведения клиента и измене-
ниями в наблюдаемых им образах. Таким способом можно подтверждать свою гипотезу, дока-
зывать что-то упрямому клиенту, приводить его к ключевому изменению патогенного эмоци-
онального состояния и принятию нового и позитивного состояния.
Вариантов таких высказываний слишком много, часто они создаются прямо «на лету»,
терапевт должен тренироваться в правильном формулировании таких фраз. В наших «волшеб-
ных» формулах обычно каждое слово продумано и стоит на своем месте!
Отметим также, что знаменитое утверждение, что подсознание не воспринимает частицу
«не», не соответствует действительности. Просто для самовнушения лучше говорить: «Я здо-
ров!», чем «Я не болен!». Потому что во втором случае сначала надо представить себе образ
болезни, а  потом его отрицать, что не  создает позитива, а  в  первом случае сразу создается
и принимается позитивный образ здоровья. В нашем методе не используется внушение и гип-
ноз, клиент просто изменяет свое патогенное состояние. Поэтому, ликвидируя свое детское
чувство одиночества, можно сказать образу Внутреннего Ребенка: «Я никогда не  откажусь
от тебя. Ты больше не будешь одинок. Я всегда буду с тобой, а ты со мной. Ты всегда будешь
в моем сердце». И не волнуйтесь, что ваше бессознательное не прочтет слово «не». Обяза-
тельно прочтет, сколько угодно раз.

93
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
4. Взаимодействие противоположностей
 
Мы разделяем один из ключевых принципов гештальттерапии – все наши проблемы свя-
заны с наличием противоположных сил, которые взаимно определяют друг друга, борются друг
с другом и поддерживают существование друг друга. В ЭОТ часто используются эти законо-
мерности. Иногда для того, чтобы решить проблему, надо не настаивать на своем, а перестать
бороться, даже пойти навстречу противоположной силе. Важно, чтобы терапевт умел мудро
использовать эти взаимодействия, соблюдая интересы клиента и экологическую чистоту реше-
ний.
Индивид отождествляется с одной из этих сил, а другую даже не осознает. Например,
человек может считать себя беспомощным, не видя собственной агрессивности, он может ощу-
щать себя брошенным ребенком, не сознавая, что в его же душе живет родитель, который бро-
сил этого ребенка, и он пренебрегает самим собой. Почему он не признает одну из сторон внут-
реннего конфликта и отталкивает ее от себя, не умея воспользоваться ее энергией? Об этом
терапевту следует спросить клиента и помочь ему установить контакт с этой противоположно-
стью, понять ее.
Можно по очереди встать на сторону той или иной силы, а потом можно найти их сред-
нее, а значит, нейтральное их состояние. Усредненное состояние от этих сил обычно является
нормальным, или природным состоянием личности. «Плохие» силы возникают как результат
разорванности, расщепления исходного состояния. Вернуть все в исходную точку в результате
взаимодействия и интеграции этих сил – в этом задача терапии. Но иногда можно найти новое
взаимодействие этих сил, они могут перестать бороться друг с другом, а начать сотрудничать,
они не усредняются, а взаимно дополняют друг друга.
Поэтому если клиент представил образ, выражающий некоторое чувство или состоя-
ние, можно попросить его представить и противоположный по смыслу образ, взаимодейству-
ющий с первым. Например, если человек боится чего-либо, можно выделить образ того, что
пугает и образ той части личности, которая боится, образ ненавидящего и ненавидимого, образ
депрессивного и образ подавляющего, образ себя успешного и неуспешного, образ мужеской
и женской частей личности и т. д. После этого можно осуществить исследование взаимоотно-
шений парных образов друг с другом.
Иногда это взаимодействие состоит в том, что поддержка и усиление позитивного образа
приводят к ослаблению агрессивного образа, иногда соединение негативных образов приводит
к их интеграции в нечто общее и позитивное. Терапевт всегда должен понимать, какое взаимо-
действие и между какими динамическими силами происходит реально внутри самого клиента,
тогда он может направлять это взаимодействие по правильному пути.

Пример 23. «Мина и плакса»


Молодая женщина, страдающая фобией на транспорт, испытывала сильные негативные
чувства к самой себе, переживая свою неполноценность, не позволяющую ей вести активный
образ жизни. Ей было предложено создать образ той части личности, которую она ненавидит.
Им оказалось нечто маленькое, мутно-серое и плаксивое. Образ части, испытывающей нена-
висть, был похож на  большой шар стального цвета, как морская мина с  черными штырями
во все стороны.
Когда она позволила обеим частям свободно пообщаться друг с  другом, обмениваясь
энергией, образ мины постепенно высветлился и совсем исчез, а ненавидимая часть превра-
тилась в  две веселые, немного золотистые части. У  женщины возникло ощущение, что эти
части играют друг с другом, она ощутила, что они необыкновенно дороги ей, и поняла, что
это ее дети. Она была потрясена фактом, что, оказывается, ненавидела своих детей! На самом
94
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

деле мы понимаем, что в основе лежало негативное отношение к собственному Внутреннему


Ребенку, но мы не стали это обсуждать.
Понятно, что именно дети в ее подсознании были тем фактором, что мешал ей вести
активный образ жизни, за это она подсознательно ненавидела их, но одновременно и любила!
Они «держали» ее дома, а она очень стремилась от них уйти, но, будучи хорошей матерью
и любя детей, подавляла свое желание, в результате чего желание уйти трансформировалось
в страх уйти, в фобию транспорта. После сеанса ее состояние значительно улучшилось.

Пример 24. «Жаба-душитель»


Молодая женщина жаловалась на страх перед большим количеством незнакомых людей,
страх этот был похож на противную жабу. Представив, что жаба растет в размерах (см. пример,
приведенный выше), она даже ощутила некоторое физическое удушье, будто жаба положила
ей лапу на горло. Никакие действия не помогали победить жабу. Тогда я предложил ей пред-
ставить в другом месте (на втором стуле) ту часть личности, на которую эта жаба воздействует.
Ею оказалась маленькая девочка, как Дюймовочка. Когда клиентка стала оказывать положи-
тельное воздействие на маленькую девочку, помогая ей расти, жаба стала уменьшаться и терять
силу…
Предупреждение. Если одна из конфликтующих сторон явно имеет позитивный харак-
тер, то лучше не допускать ее непосредственного контакта с негативной частью, а лучше рабо-
тать на усиление и развитие позитивной части, при этом негативная часть будет терять силу
и исчезнет.

Пример 25. «Черный кот»


Молодая женщина жаловалась на постоянные боли в области шеи. Образ боли был похож
на  черного кота, вцепившегося в  шею. Как и  обычно, я предложил представить этого кота
на некотором расстоянии (в данном случае на столе, чтобы диссоциировать субъекта и его про-
блему). Там же я предложил представить ту часть ее личности, на которую нападал этот кот.
Спонтанно возникший образ представлял собой коричневатую палку. Когда было предложено
этим образам взаимодействовать между собой, кот накинулся на палку и стал ее грызть, палка
стала утончаться и ломаться. Клиентка почувствовала себя хуже. Тут же я предложил изменить
тактику и мысленно укреплять эту палку. Палка восстановилась и накинулась на кота, она била
его до тех пор, пока кот не исчез полностью. Палка стала светящейся и явно более крепкой
и здоровой. Состояние клиентки в корне переменилось к лучшему, боли прошли, она распря-
милась, почувствовала прилив сил. Когда я предложил ей принять эту палку в себя как часть
своей личности, то палка как бы сама легла вдоль позвоночника. Как выяснилось, много лет
назад у женщины была травма позвоночника… Палка символизировала позвоночник, а кот –
травмирующее воздействие.

Смотрите далее пример «Фашист-слабак», в котором в рамках общего метода парных


взаимодействий используются методы перераспределения акций и «общего дела» для прими-
рения и интеграции противоположных сторон личности молодого человека.

95
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
5. Замена образа
 
В этом методе предлагается сначала найти образ, представляющий негативное чувство,
а потом отыскать позитивный образ, который мог бы адекватно заменить его, затем принять
позитивный образ как часть своей личности и отказаться от негативного как уже не нужного.
Сейчас этот прием я применяю редко, хотя, может быть, он забыт незаслуженно. Он позво-
ляет найти естественные, не искаженные психологическим насилием над собой состояния, вер-
нуться к ним, после чего меняется весь строй мысли личности. Именно опыты с этим приемом
убедили меня, что мышление и даже восприятие действительности определяется априорным
эмоциональным состоянием. Оказалось невозможным изменить мысли и действия личности,
пока не менялось исходное состояние.
Схема действий такая:
1. Этот образ негативный, он плохо на вас воздействует. А что должно было быть вместо
него, так сказать, по природе вещей? Представьте, что это находится на другом стуле, как это
выглядит?
2. Теперь, просто для эксперимента, поменяйте первый образ на второй. Второй примите
в свое тело, а первый просто отпустите. Нам необходимо узнать, что произойдет после замены,
для проверки гипотезы… Если что-то будет не так, то мы все вернем обратно…
Естественно, в  большинстве случаев после замены плохого на  хорошее клиент уже
не  хочет возвращаться в  исходное положение. Он начинает понимать ход мысли терапевта,
которому до того активно сопротивлялся. Это похоже на метод НЛП с заменой слайда, но там
картинка позитивной ситуации из прошлого, ассоциативно связанная с ресурсом, здесь же –
образ самого позитивного переживания, органично принимаемого в тело. Кроме того, в ЭОТ
данный прием используется в контексте общего анализа проблемы. Но можно воспользоваться
приемом повторения из  НЛП для лучшего закрепления: смену состояний можно провести
несколько раз, остановившись на позитивном образе и состоянии.

Пример 26. «Черные камушки»


Женщина испытывала чувство вины, от которого не могла избавиться. Это чувство было
похоже на  черные камушки, которые находились где-то в  нижней части затылка и  давили
ей на голову. Она никак не хотела избавиться от этих «камушков», потому что считала, что
должна понести наказание за что-то. По косвенным признакам было понятно, что вина ее была
незначительной, это была ошибка в личных отношениях. Но она мучила себя уже около 10 лет.
Я объяснял, что никому нет пользы от этих мучений, что она отравляет своим подавленным
состоянием и свою жизнь, и жизнь близких, что ее вина в прошлом, а надо жить настоящим
и будущим, что вина незначительна и т. д. Ничего из этого не подействовало, хотя клиентка
соглашалась с логикой. Но монотонно повторяла, что человек все-таки должен понести нака-
зание, если он что-то сделал…
Тогда я предложил представить, что на одном стуле находятся эти камушки (образ спаз-
мов). А на другом – то, что должно было бы быть на их месте по природе вещей. Сначала она
представила эти камушки на стуле, а затем на соседнем стуле – золотые частички, которые
должны быть вместо них по законам природы. Я уговорил ее для эксперимента поменять их
местами. Затем она приняла эти частицы в себя, в то место, где ранее давили камни, и образ
камешков совершенно исчез. Она сразу же почувствовала себя лучше и поняла, что, постоянно
наказывая себя за совершенную в прошлом ошибку, никому лучше не делала. Ход ее мысли
совершенно изменился, она убежденно повторила своими словами мои аргументы. До этого
она никоим образом не желала расставаться с саморазрушительным чувством вины, считая,
что так и должно быть.
96
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Этот случай произошел очень давно, он и убедил меня, что состояние диктует мысли,
а не наоборот. Надо работать с состоянием. Отсюда понятно, что прием замены очень эффек-
тивен в тех случаях, когда нежелательное состояние само консервирует себя, продуцируя соот-
ветствующие мысли и  отношения. А  надо заметить, таких случаев подавляющее большин-
ство. До  тех пор, пока это состояние не  будет заменено, клиент будет оказывать сильное
сопротивление. Как только замена совершена, мнение клиента меняется волшебным образом.
Однако необходимо быть уверенным, что предлагаемая замена действительно та, что нужна
ему. Это следует проверять по психосоматическим показаниям, спрашивая клиента, насколько
его устраивают достигнутые изменения, а также с помощью ситуативной проверки.

Пример 27. «Мешок цемента»


Женщина средних лет, испытывающая состояние беспомощности в связи с проблемами
на работе, выразила свое чувство в образе тяжелого, затвердевшего мешка с цементом, давя-
щего на нее, точнее – на область груди… Интересно, что у большинства участников группы
в  этот момент заболело сердце (явление переноса). Никакие попытки преобразовать образ
не удавались. На вопросы образ не отвечал… Выручил нас прием замены. Я спросил: «Что же
в твоей жизни заменяет этот мешок?» – «Смысл жизни», – тут же ответила она. Тогда я подал
ей пустой стул со словами: «Вот здесь находится твой смысл жизни. Что ты теперь хочешь
сделать?» – «Я хочу этим смыслом уничтожить мешок!» – И она замахнулась стулом на то
место, куда был спроецирован первый образ. Получив разрешение и  одобрение своих дей-
ствий от терапевта и группы, она разбила воображаемый мешок цемента. Довела его состояние
до степени песка и смела этот воображаемый песок. Удивительно, но сердце у всех участни-
ков тут же перестало болеть, настроение стало праздничным, а сама «виновница торжества»
плакала от счастья.

В то же время надо понимать, что этот метод позволяет иногда избегать подробных ана-
литических процедур, что делает результаты недостаточно осознанными, а значит, и нет уве-
ренности в  их устойчивости. Но  можно дополнить его процедурами анализа и  ситуативной
проверки.

97
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
6. Передача чувства
 
Этот метод состоит в том, чтобы:
1) мысленно рассказать образу о тех неприятных чувствах, которые он в вас вызывает;
2) либо спроецировать чувства как поток, идущий из своего тела и передающийся образу.
Самое интересное состоит в том, что при передаче образу негативных чувств образ меня-
ется в позитивную сторону! Это удивляет, но на самом деле легко может быть объяснено. Нега-
тивный образ выражает негативные чувства, когда эти чувства выражаются, отделяясь от кли-
ента и передаваясь образу, то этих чувств становится все меньше и образ тает!
В некотором смысле этот метод можно рассматривать как вариант плавно протекающего,
управляемого катарсиса, контролируемого с помощью динамики образа. Застрявшие чувства
высвобождаются, и напряжение исчезает. Отсюда проистекает важнейшее, хотя и простое пра-
вило: образ существует только благодаря соответствующим чувствам, которые являются пита-
ющими его корнями. Не будет соответствующих чувств, не будет негативных образов! Обрат-
ное правило не работает! То есть негативный образ может быть, но соответствующие чувства
могут отсутствовать, что говорит о том, что данный образ просто является фантазией.

Пример 28. «Зеленая камнеедка»


Доктор наук, крепкий пожилой мужчина страдал от невыносимой головной боли. Я пред-
ложил ему представить перед собой образ головной боли. С присущим ему чувством юмора
он назвал этот образ «зеленая камнеедка». Я предложил ему высказать все, что он думает
об этой «камнеедке», ей прямо «в лицо». Это продолжалось 2—3 минуты, и хотя высказывался
не вслух, он дал понять все с тем же чувством юмора, что выражал очень сильные чувства очень
образно. В результате головная боль почти полностью прошла, изменился даже цвет лица, и он
смог приступить к обычной работе.

Пример 29. «Замурованный в теле»


Молодой студент после семинара обратился ко мне с проблемой, что ощущает себя заму-
рованным в собственном теле, оно как бы давит его. Он пытается вырваться, но ничего не полу-
чается. «Как ты это чувствуешь?» – уточнил я. – «Как будто вокруг меня толстая черная обо-
лочка из  резины, я пытаюсь прорваться, а  она меня отбрасывает»,  – ответил он.  – «Тогда
попробуй поступить по-другому: вырази ей нежные чувства, попробуй отнестись к ней с теп-
лом»,  – посоветовал я. Студент на  минуту сосредоточился, потом с  удивлением произнес:
«У меня такое ощущение, что я нахожусь в Эдеме, вокруг так прекрасно…» – «Ну, теперь ты
можешь выбраться оттуда?» – спросил я. «А зачем, там хорошо, и там открытое пространство,
никто меня не держит… Да, мне всегда было свойственно как-то насильственно решать про-
блемы!» – заключил он. Понятно, что он боролся с однажды возникшим напряжением в теле,
с помощью дополнительных напряжений, ситуация усугублялась. Нежность же прекратила этот
конфликт. Возможно, этот конфликт имел источником внутриутробные переживания или опе-
кающее поведение матери (отсюда образ облекающей резиновой оболочки), хотя теперь может
быть этот анализ уже излишен, проблема решена.

А еще я подумал, что, может быть, все мы уже давно живем в Эдеме, только не подозре-
ваем об этом. Надо только прекратить бессмысленную борьбу с самими собой…
Трудность при применении данного метода может возникнуть в том случае, если отда-
ваемое чувство вновь и вновь возобновляется и процесс рискует затянуться до бесконечно-
сти, клиент в результате только устает и отчаивается. Это может случиться, когда ранее им

98
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

было принято решение всегда испытывать данное чувство. Необходимо, чтобы он осознал это
и отказался от прежнего решения.

99
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
7. Судьба образа
 
В этом методе клиенту предлагается просмотреть процесс дальнейшего развития образа
или его историю в  обратном порядке вплоть до  момента возникновения. Это может мно-
гое объяснить. Образ изначально непонятный может превратиться при движении в прошлое
в  ребенка, пережившего психологическую травму еще в  утробе, а  при развитии в  будущее
превратиться в заброшенную могилку, образ которой воплощает в себе негативный сценарий
жизни клиента. Кульминация истории может помочь клиенту осознать, куда же он движется
в своей жизни и зачем.
Прошлое или будущее могут скрывать возможности избавления от негативного образа,
а значит, и связанного с ним состояния. Проследив историю образа до момента его возник-
новения, можно построить новую историю, меняющую негативный сценарий на позитивный.
Можно даже провести в воображении заново развитие ребенка в утробе и его роды. Напри-
мер, у одной клиентки постоянно болели ноги, мы обсуждали эту проблему несколько раз, ее
состояние улучшалось, но кардинального улучшения не было. В ходе групповых занятий она
вспомнила, что при родах она шла ногами вперед, у нее было тазовое предлежание, ее сильно
тянули за ноги! Эта боль, видимо, и осталась навсегда в ее подсознании. Я предложил ей пред-
ставить, что она сама (маленькая) перевернулась в утробе правильно и правильно родилась.
Клиентка проделала это несколько раз, и ноги ее полностью перестали болеть!
Клиенты часто уповают на  время, что как-то постепенно «рассосется»… «Сейчас я
не готов, может быть, потом…» Например, клиентка возмущенно говорит: «Я семнадцать лет
так жила, а вы хотите, чтобы я за пять минут изменилась?!» «Да что вы, – отвечаю, – мне это
совершенно все равно. А вы сколько еще хотите так прожить? (И загибаю пальцы.) Год… два…
три… пять… десять… двадцать… тридцать… Похоже, вы хотите так всю жизнь прожить… Я
не возражаю…» Клиентка: «Нет, я все поняла! Давайте прямо сейчас!»
Иногда достаточно направить клиента на актуальное переживание травматического про-
шлого (или будущего), и этого будет достаточно.

Пример 30. «Тяжесть потери»


Одна из  участниц моего кружка испытывала тяжелые депрессивные чувства в  связи
с  недавней смертью старой матери от  рака. Образ, который она представила, был похож
на  некое бесформенное тесто, которое было примитивным, но  требовательным существом,
подавлявшим ее. Я предложил клиентке представить дальнейшую историю развития этого
образа. Образ продолжал пухнуть, становиться все более бессмысленным и угнетающим, он
почернел, рассыпался, и от него осталась только кучка пепла. «Что теперь надо сделать?» –
спросил я. – «Надо похоронить», – ответила она. Подойдя к стулу, на который проецировался
образ, собрала руками представляемый ею пепел и похоронила его у себя на груди… Она долго
плакала, и участники группы выразили ей много тепла и поддержки, после этого ее внутрен-
няя проблема разрешилась, и она ощутила освобождение от мучавших ее переживаний. Таким
образом, завершилась история, которая психологически еще не была завершена. Надо ли объ-
яснять, что эта драматическая сцена была символическим воспроизведением реальной исто-
рии смерти и похорон матери, что позволило ей попрощаться с матерью и простить себя (детали
работы пропущены).

В дальнейшей работе эта проблема уже не возникала, и общее состояние этой женщины
можно было оценить как здоровое.

100
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
8. Свободное фантазирование
 
В  некоторых случаях допустимо и  полезно позволить клиенту свободно фантазиро-
вать на заданную тему, не задавая определенной цели преобразования образов. Отталкиваясь
от первично созданного образа, клиенты (особенно художественного склада) могут просмот-
реть целый фильм в своем воображении, который порой неожиданно заканчивается вполне
счастливо, что ведет не  только к  изменению эмоционального состояния, но  и  к  некоторой
трансформации личности. Дело в том, что все-таки бессознательное человека стремится уста-
новить гармонию и  оно, так или иначе, приводит в  воображении к  позитивному финалу.
Но терапевт должен сопровождать клиента в его фантазиях, мягко спрашивать об изменениях
в наблюдаемом сюжете.

Пример 31. «От мрачного – к светлому»


Мужчина средних лет, глубоко художественная натура, но  склонный к  депрессивным
состояниям, участвовал в  занятиях кружка, когда выполнялось упражнение «Путешествие
в мрачную страну» (см. ниже). Смысл этого упражнения в том, чтобы помочь обнаружению
депрессивных чувств и их преобразованию. Поэтому путешествие осуществлялось в сопро-
вождении необходимого количества воображаемых умелых и  веселых друзей, помогающих
«расколдовать» те или иные мрачные предметы, преобразуя их в радостные, прекрасные или
нейтральные.
Мужчина, о котором я упоминал, пережил в этом упражнении историю, могущую соста-
вить содержание романа. Там были и коварные враги, и таинственный, заколдованный замок,
и поникшие от злых чар леса и поля, он пережил массу приключений… Но, в конце концов, ему
оказала поддержку прекрасная фея в белом платье, излучающая свет из своих рук, в результате
чего он одержал победу, замок «расколдовался» и засиял светом, люди проснулись от летар-
гического сна, вся страна ожила… Но главное изменение произошло с этим мужчиной: глаза
его сияли, он был счастлив, он ощутил прилив сил… В дальнейшем он неоднократно возвра-
щался к этому воспоминанию, черпая в нем силы и развивая сюжет дальше, его депрессивные
тенденции значительно уменьшились.

101
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
9. Волшебство
 
Этот метод предполагает различные варианты «волшебных» изменений образов, так ска-
зать, «по щучьему велению». Он применим в тех случаях, когда клиент «не находит» способа
изменить образ. Эта ситуация может быть либо проявлением сопротивления, либо результа-
том страха перед изменениями. Волшебное изменение делается в основном с целью анализа.
Что произойдет, если клиенту все-таки удастся оказаться с другой стороны стоящей перед ним
стены? Что, если образ перестанет быть злым, а станет добрым? Переживания, которые испы-
тывает клиент после таких изменений, показывают, почему он не хотел указанных преобразо-
ваний, почему он в них не верил и т. д.
Клиенту можно предложить представить, что образ как-то сам изменился в  нужном
направлении, и попросить описать, каким он теперь стал. После этого можно интегрировать
его с личностью клиента, а о прежнем образе можно забыть, если клиент сам признает, что ста-
рый образ теперь не нужен. То же самое можно делать «по воле» терапевта (и для этого вовсе
не надо быть гипнотизером или экстрасенсом) или посредством обращения к «высшим силам».
Например, если некоторый образ накрепко соединен с телом клиента и «не хочет» отсоеди-
няться от него, можно искать мотив, по которому клиент держит этот образ, а можно предло-
жить ему представить волшебный бальзам, смазав которым, можно образ извлечь и залечить
«рану», образовавшуюся при извлечении. Хорошо также заполнять «пустоты» в личности чем-
то, что должно там быть «на самом деле», после того как негативный образ исчез. Волшебное
воздействие может помогать управлять неуправляемыми образами, которые выходят из-под
контроля клиента и мешают проводить адекватную терапию.

Пример 32. «Не хочу быть собой!»


Этот пример имеет много важных теоретических аспектов, но  в  данном контексте он
интересен как случай применения «волшебной силы» терапевта.
Мой кружок посещала молодая женщина, проливавшая слезы практически при каждом
психологическом упражнении. На  одном из  занятий мы разбирали проблему, которая осо-
бенно ее мучила. Она создала образ этой проблемы на стуле перед собой и заявила, что не хочет
быть такой, как «это». Меня удивило, что образ был окрашен (по субъективному отчету кли-
ентки) в явно позитивные (серо-голубые) тона, хотя внешне напоминал что-то вроде перепле-
тения мозговых извилин.
Поэтому я спросил, а что внутри самой клиентки не приемлет первую часть. Эта «вещь»
тут же нашлась и напоминала черную железную кочергу, которая с такой яростью набросилась
на первый образ, что клиентка не могла ее сдерживать, она была в ужасе. Пришлось предло-
жить ей представить, что я изолировал эту кочергу с помощью прозрачной стенки (никаких
экстрасенсорных «фокусов» я не делал, но мне пришлось несколько раз повторить, что это
уже сделано, чтобы она приняла это как факт). Это «волшебство» помогло спасти ход сеанса,
клиентка уже готова была впасть в панику.
После этого я предложил ей осознать, что же она сама чувствует по отношению к кочерге.
Оказалось, что на самом деле она люто ненавидит эту кочергу! Тогда я предложил высказать
кочерге все, что она о ней думает и что к ней испытывает, все свои чувства (прием передачи
чувств). Несмотря на то что «кочерга» металась, не желая воспринимать передаваемые ей чув-
ства, все-таки клиентка высказала ей все, и в результате этого кочерга исчезла, как будто рас-
творилась.
В  итоге первая выделенная часть увеличилась в  размерах, расцвела, если можно так
выразиться, и клиентка тут же осознала, насколько она любит эту часть личности. Теперь она
согласна была принять ее как часть себя и не чувствовала протеста против того, чтобы быть
102
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

«этим». Соединившись с этой частью личности, она ощутила настоящую эйфорию, полное сча-
стье и огромный прилив энергии, ее глаза сияли. «Почему я вас не встретила, когда мне было
одиннадцать лет?!» – сказала она.
Комментарий. Вся эта игра образов в свете последнего высказывания была легко рас-
шифрована. С  раннего возраста мама (очень жесткий родитель) твердила дочери, что она
«не такая» (по Э. Берну предписание «не будь собой»), что она не должна быть такой, какая
есть (папа отсутствовал). Девочка интроецировала (то есть приняла в себя как свое собствен-
ное) это утверждение и  всю дальнейшую жизнь прожила в  раздоре с  самой собой. Только
на этом сеансе терапии она признала за собой право быть самой собой. Образ кочерги, как
вы уже догадались, был символом ее мамы. Познакомившись в дальнейшем с этой мамой, я
убедился, что он достаточно точно отражал склад ее характера. Потребовалось «волшебное»
воздействие, чтобы сдержать ее агрессию (также интроецированную дочерью). Этот пример
может быть хорошей иллюстрацией того, как можно работать с родительским предписанием
«не будь самим собой».

Опасность «волшебства» заключается в том, что человек может придумать что угодно,
не вкладывая в это никакой работы чувств. Некоторые люди верят, что создав желательный
образ своей цели: успеха, «кучи» денег, желательной семьи, ребенка, которого женщина меч-
тает родить, они обеспечат себе исполнение желания. Мы не можем поддерживать веру в такую
магию образов. С этой точки зрения более надежным является преобразование, достигнутое
в  результате медленных и  упорных изменений. Однако волшебство может служить подсоб-
ным приемом, позволяющим понять искренность намерений клиента, приемом, раскрываю-
щим новые возможности, а также приемом, апеллирующим к ресурсам бессознательного. Все-
гда необходимо убедиться в  реальности произошедших эмоциональных перемен, для этого
применяется ситуативная проверка (о чем уже говорилось).

103
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
10. Высвободить энергию чувства
 
В  ЭОТ существует целая серия приемов, направленных на  высвобождение энергии
подавленных чувств. Зачем это надо? Естественно, после того, как негативная энергия поки-
дает тело, по законам естественности, это место тела (и души) заполняется нормальной пози-
тивной энергией. Восстанавливается естественная гармония организма, и  он начинает нор-
мально функционировать, а у клиента исчезает прежнее негативное эмоциональное состояние,
которое ранее вызывало дезадаптивное поведение или психосоматическое нарушение.
Чувства иррациональны, клиент понимает, что эти чувства ему не нужны, но не знает,
как от них отделаться. Терапевтический процесс часто заходит в тупик, когда уже все понятно,
но ни клиент, ни терапевт не знают, что следует делать. Осознавать что-то дальше или культи-
вировать правильные мысли? Можно, но… лучше бы прямо сейчас. Есть методы отреагиро-
вания, когда клиенту предлагается бить что-то или писать письма кому-то… Честно говоря,
плохо это работает, хотя отказываться от  подобных методов неправильно, они тоже важны.
Но надо полностью удалить чувство из организма, из тела, тогда оно действительно перестанет
влиять на состояние клиента.
Для этого, например, можно представлять эмоцию как некоторую энергию, которую кли-
ент выпускает в пространство. Данный метод довольно распространен в «народной магии».
При этом считается, что выпущенное зло может воздействовать на кого-то другого, и, исходя
из моральных запретов, люди предпочитают копить это зло в себе. Это убеждение строится
на некоторых безграмотных представлениях. Отделение эмоции от личности разными сред-
ствами необходимо для того, чтобы клиент растождествился с эмоцией, которая по умолчанию
постоянно хранилась в его организме. Если клиент смог отпустить эмоцию, то ее уже
больше не существует.
Если же он прячет эмоцию в своем организме или где-то в специальном воображаемом
хранилище, то она продолжает существовать и  влиять на  его жизнь. Если клиент насильно
вырывает, подавляет, вытесняет, замораживает, прячет от себя нежелательные чувства, то это
означает, что они на самом деле продолжают действовать, но без контроля сознания. Это иллю-
зия решения проблемы, а не решение, этого не следует допускать. Поэтому мы категориче-
ски против методов сжигания, раздробления, изгнания, закапывания и тому подоб-
ных действий с образами. Возможны редкие исключения из правила, имеющие характер
промежуточных, служебных действий. Например, как раз для того, чтобы клиент осознал бес-
смысленность таких приемов или отреагировал часть неуправляемого гнева.
Но мы поощряем приемы образного высвобождения подавленных чувств, когда клиент
высвобождает энергию обиды, спрятанную в воображаемом камне, который обозначает спазм
в теле. Когда вместо плача клиент созерцает дождь, пока он не закончится сам собой. Когда
разрешает чувствам выйти из металлических, стеклянных и других объектов.
В примере «Бросить вуз?» (см. пример 44 в разделе «Контрпредписание») приводится
и один из принятых в ЭОТ приемов высвобождения негативных чувств, способствовавший
освобождению клиентки от предписания «не достигай успеха».

10.1. Высвобождение чувства с помощью воображаемого звука


Девушка выпускала из  своего солнечного сплетения чувство вины перед бабушкой
с помощью воображаемого звука. В результате этого мысленного действия (или медитации) она
смогла свободно и глубоко дышать, а ее вина перед бабушкой за то, что она учится на 4 курсе
вуза и собирается получить высшее образование вопреки мнению бабушки, куда-то исчезла.
Дорога к получению образования была открыта!

104
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Следует отметить, что этот прием соответствует логике телесной терапии В. Райха. Среди
его приемов есть почти такой же:
1) терапевт нажимает на напряженную мышцу или защипывает ее;
2) клиент глубоко дышит;
3) клиент выражает любым звуком то болевое ощущение, которое при этом испытывает,
и выпускает боль;
4) мышца расслабляется.
Считается, что при расслаблении мышцы тело покидает сдерживаемое чувство, не обя-
зательно негативное по смыслу, но почему-то нежелательное. Пациент обретает свободу дей-
ствий и внутреннюю гармонию.
Наш прием отличается только тем, что звук воображаемый, а значит, может быть любого
качества и силы, клиенту не надо напрягать голосовые связки и испытывать смущение от соб-
ственных криков. Терапевт не надавливает на проблемное место тела, значит, звук может выхо-
дить из любого места тела, даже из внутренних органов. Звук ассоциируется с любым пережи-
ваемым чувством, а не с болью, что делает прием более гибким. Расслабление мышцы в методе
Райха может быть неполным, значит, и чувство может выйти не полностью. А полное субъ-
ективное высвобождение чувства автоматически ведет и к полному расслаблению мышц (их
может быть несколько, а не одна!).
Для решения этой задачи (высвобождения блокированной энергии чувства) могут при-
меняться и  другие техники, которые можно предложить клиенту на  выбор. Если речь идет
о  гневе, то можно воспользоваться уже известными в  психотерапии методами отреагиро-
вания, например, можно предложить клиенту бить подушку, боксерскую грушу или пойти
в лес и долго там кричать и бить что-то в воздухе. Но это плохо сочетается с общим стилем
индивидуального консультирования, кроме того, терапевт не может контролировать этот про-
цесс, если нет специально оборудованного помещения. Эмоционально-образная терапия имеет
в своем арсенале дополнительные средства, которые предоставляет воображение. С помощью
воображения можно вести процесс отреагирования быстрее и  эффективнее, обходя многие
объективные препятствия и субъективные сопротивления, и делать все это под наблюдением
терапевта.

10.2. Метод «бушующего двойника»


Клиенту предлагается наблюдать за самим собой со стороны, как он воображаемый «сам»
колотит пол, кричит, выражает свои эмоции любым желательным способом и т. д. О том, как
происходит этот процесс, он сообщает терапевту, который может направлять работу в жела-
тельную сторону. Это даже более эффективно, чем прием отреагирования с помощью реаль-
ных ударов и криков, а по исполнению более доступно. Процесс нужно вести до кульминации,
пока не произойдет катарсис и полное освобождение от застрявших чувств.

Пример 33. «Взрыв и солнышко»


Студент, страдающий от переполнявшего его гнева, подошел ко мне в перерыве между
занятиями и попросил о помощи. Что-то его просто душило и мучило, и он не понимал, что
именно. Я предложил ему это как-то выразить, он сказал, что не в состоянии это сделать, это
что-то страшное. Тогда я предложил ему представить самого себя, которому разрешено все
эти чувства выражать свободно, но безопасными способами. Он сразу же увидел себя самого
со стороны.
– Ой, он катается по полу, орет, вопит, бьет руками и ногами! Я не могу на это смотреть.
– Нет уж, дорогой, раз пришел, то теперь смотри. (Если бы я отпустил его без результата,
то проблема бы спряталась, а он бы испытал разочарование.)
– Какой ужас! Все… он просто взорвался!!!
105
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Ну и что? Что в итоге получилось?


– А ничего, одна кровища по стенам!
– Но что-то должно прийти вместо всего этого…
– Ой, я вижу – солнышко появилось, оно само входит мне в солнечное сплетение.
– Что ты чувствуешь?
– Легкую прохладу, а от солнышка пять лучей идут. Один в голову, два в руки и два
в ноги! Мне очень здорово!
–  Побудь в  этом состоянии, привыкни к  нему. Сдержанная злость очень часто может
выйти только с взрывом. То есть когда сдерживающие силы ослабевают, то вся энергия гнева
выражается разом, а это и есть взрыв. Злость накапливается в солнечном сплетении, как пока-
зал В. Райх. Когда солнечное сплетение освобождается от гнева, то оно становится как сол-
нышко, которое дает энергию всем органам действия, то есть голове, рукам и ногам. Это соот-
ветствует теории йогов про чакру манипуру, которая и находится в солнечном сплетении.

10.3. Высвобождение энергии с помощью образа


Трудность, с которой может столкнуться терапевт, применяющий данный метод, состоит
в том, что в некоторых случаях, сколько бы чувство ни выражалось, оно не кончается. В резуль-
тате клиент испытывает истощение, не имеющее результата. Тогда следует предположить, что
он не хочет до конца расстаться со своим чувством, а только это и является реальной зада-
чей. Необходимо сказать ему об  этом и  обсудить причины. Например, клиент мог когда-то
решить, что «вот это» он никогда кому-то не  простит, никогда не  перестанет печалиться,
никогда не разлюбит… Пока он не осознает и не изменит свое прежнее решение, результат
не будет достигнут. Поэтому терапевт должен следить за тем, чтобы высвобождение эмоций
вело к реальному результату.

Пример 34. «Вместо черноты – душистый ландыш»


Женщина средних лет была очень обижена на сестру. Та действительно сделала ей много
плохого. Сколько клиентка ни выражала мысленно обиду, которая была похожа на поток чер-
ноты, та не  кончалась. У  нее возник образ бесконечной Вселенной, заполненной чернотой,
с которой она ничего не могла поделать. Тогда я догадался, в чем дело, и предположил вслух,
что она решила когда-то, что уж «этого» она ей никогда не простит. Я объяснил также, что
на самом деле эта обида только отравляет ее саму изнутри, что она не дает никаких позитив-
ных результатов. Клиентка была поражена и сказала, что это просто переворот в ее сознании,
что она действительно когда-то решила, что может сестре все простить, но только не то, как та
обращалась с их старой мамой. Я объяснил, что все равно от этих негативных чувств сестре,
что называется, «ни холодно, ни жарко», а она уже дважды лежала в клинике неврозов, также
у нее было много психосоматических проблем. В итоге клиентка последовала моему совету
и отказалась от прежнего решения, в результате вся «Вселенная» тут же очистилась. Надо ли
говорить, что ее состояние тоже резко улучшилось? Вместо жуткой черноты в ее сердце рас-
пустился прекрасный ландыш, она даже смогла почувствовать его свежий изумительный аро-
мат…

Чтобы удалить негативное чувство, можно представлять, как «мина» взрывается в без-
опасном месте. Можно представлять, что чувство растворяется и уносится потоком воды, тает
под воздействием тепла или солнечных лучей, выветривается потоком воздуха и т. д. Можно
просто мысленно попрощаться с этим чувством и отпустить его с нежностью и т. д. Важно то,
что клиент может избавиться от негативного чувства. См. примеры ниже.
Однако этот метод имеет и  ряд ограничений, поэтому мы пользуемся им не  так уж
часто. Потому что многие чувства вовсе нет необходимости удалять из организма, более того,
106
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

это может причинить клиенту вред! Например, если образ чувства обозначает Внутреннего
Ребенка, который испытывает злость или отверженность и  т.д., можно вместе с  чувством
«выплеснуть» и ребенка, что совершенно нежелательно. Порой, наоборот, надо принять это
чувство, тогда оно изменится на  позитивное. Если принять отверженного ребенка, то есте-
ственно, наступит чувство счастья и близости (см. ниже)! Или, если бороться со страхом или
отпускать его, он может усиливаться, а если прикоснуться к страху, то он исчезает. В этом
и состоит преимущество всего метода ЭОТ, что вскрывается смысл проблемы и подбирается
прием, соответствующий этому смыслу.

10.4. Метод высвобождения чувств из «камня»


Когда в ходе терапии у клиента возникает образ камня, то мы уже заранее знаем, что это
обычно образ обиды или других сдержанных чувств. Камень соответствует напряженным мыш-
цам, спазму, а внутри него спрятаны некоторые чувства. Можно предложить сначала посмот-
реть, что спрятано в камне. Если «не видно», то все равно, если клиент разрешит этим чув-
ствам высвободиться, спазм пройдет, обиды исчезнут.

Пример 35. «Ниагарский водопад в камне»


Прямо на  семинаре молодая женщина рассказала о  своих тяжелых переживаниях.
Измена любимого мужа год назад была для нее потрясением, тогда она потеряла двадцать кило-
граммов веса. Муж раскаялся, и они восстановили свои отношения, но тяжелая обида давила
ее грудь, она до сих пор не могла свободно дышать, нормально себя чувствовать. Образ этого
чувства был похож на тяжелый камень. Я предложил ей выразить то, что находится внутри
камня. Она отказывалась, уводя разговор в сторону.
– Но все-таки, если представить, что из камня выйдет то, что в нем спрятано, что про-
изойдет?
– Оттуда выйдет просто Ниагарский водопад!
– Тогда разрешите ему выйти из камня, пусть низвергается, смотрите на это.
Она согласилась, и хотя и недолго, но все-таки позволила этому процессу свободно про-
должаться. Энергия, сдержанная в «камне», вышла…
В  результате она признала, что ей действительно стало намного лучше, она смогла
дышать, и давление в груди исчезло. Через неделю она еще раз подтвердила, что это ей очень
помогло, она смогла лучше относиться к своему мужу и теперь дышит свободно.

Обида  – это «по  определению» заблокированное чувство гнева, любви, надежды


и т. д. Человек блокирует свои чувства, потому что боится выразить их открыто и прерывает
контакт с «обидчиком». Но надеется, что тот заметит это, поймет причину «холодности» или
неразговорчивости и  раскается в  своем поведении, «расплатится» с  обиженным и  уговорит
его восстановить отношения. Поэтому образ обиды практически всегда представляется в виде
камня, а  внутри камня находится сдержанная энергия. Если предложить клиенту высвобо-
дить содержащиеся в камне чувства, то из центра камня может выйти огонь (гнев) или вода
(слезы или женственность), вылететь птица (сдержанные порывы души), цветы (добрые чув-
ства) и т. д. Трактовка образов зависит от контекста и смысла конфликта.

10.5. Прием созерцания дождя


Этот прием пользуется большой популярностью у  моих учеников и  используется для
работы с весьма широким спектром проблем. Это метод созерцания (см. выше). Но первона-
чальная его цель – помощь клиенту для высвобождения непролитых слез и чувства печали.
Дождь – полный аналог слез, созерцание дождя помогает избавиться от тех слез, которые кли-

107
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

ент заблокировал и не может высвободить. Реальные слезы могут при этом не проливаться,
но созерцание дождя действует еще более эффективно, чем реальный плач.
1. Клиенту предлагается представить, как идет дождь.
2. Клиента спрашивают о том, какой дождь ему представляется.
3. Клиенту предлагают разрешить дождю идти так, как ему самому хочется.
4. Терапевт просит клиента сообщать ему, что происходит в  представляемой им кар-
тинке. Если интенсивность дождя явно не соответствует силе чувств клиента, последнего про-
сят разрешить дождю выпасть полностью.
5. Терапевт следит, чтобы все слезы нашли свой выход с помощью созерцания дождя.
6. Критерием завершения процесса является то, что в наблюдаемой картинке не только
заканчивается дождь, но и появляется образ голубого неба, солнышка и зеленого леса (ино-
гда зеленой травы). Но терапевт проверяет результат: «А небо совсем чистое, или есть тучи?»
Если тучи, облака или туман остались, то желательно, чтобы дождь продолжился. Также тера-
певт наблюдает за невербальным поведением клиента, критерием успеха является просветле-
ние в лице, особенно вокруг глаз, улыбка, появление радостного блеска в глазах, выдох с чув-
ством облегчения.
7. После того как картинка поменялась на позитивную, клиенту предлагается мысленно
сказать: «Мой новый день, я приветствую тебя!» Это делается для уверенного перехода клиента
из печального состояния к радости и новой жизни.
На этом применение техники заканчивается, а клиента спрашивают о том, насколько его
устраивает достигнутое состояние.

Пример 36. «Туман и дождь»


Молодой человек жаловался на бессонницу. Она была похожа на туман, а сон был похож
на  каплю. Я предложил ему представить, как из  тумана идет дождь, он сначала удивился,
а потом действительно это увидел. Еще он увидел, как идет под дождем, находит под деревом
сухое место, ложится там и засыпает. Мы довели процесс до того, чтобы дождь прошел. Выяс-
нили причины невыплаканных слез, но это уже не важно, его сон восстановился.

10.6. Выслушать обиды


Какая-то часть личности может быть сердита или обижена на самого клиента. Предла-
гается представить образ этой части личности и позволить ей высказать все претензии, весь
гнев. Слушать следует спокойно, не обязательно различать слова, но необходимо дослушать
до конца, не возражая. Когда эта часть личности (как правило, это Внутренний Ребенок) пол-
ностью выскажется и успокоится, следует принять его как равноправную и важную часть лич-
ности.

Пример 37. «Злой голыш»


Мужчина, занимаясь медитацией со  своим состоянием гнева, вдруг отчетливо увидел
маленького голенького мальчика лет двух, который был очень зол на него самого взрослого.
Он был аж красным от злости. Он ругал мужчину, слова трудно было разобрать, но речь была
очень пылкой. Главный тезис все-таки можно было понять: «Из-за тебя меня недостаточно
любят!» Мужчина внимательно выслушивал все его тирады до тех пор, пока ребенок не побе-
лел и не успокоился. После чего он принял этого ребенка с любовью как часть своей личности,
и его собственное самочувствие улучшилось. Самое интересное: он стал спонтанно дышать
животом! Это означало, что его диафрагма расслабилась и подавленный гнев высвободился
полностью.

10.7. Разрешить высказать чувства


108
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Некоторому объекту можно просто разрешить высказать все чувства, которые в нем зало-
жены, аналогично, как это делается с «камнем». Образ может быть разным, он может содержать
разнообразные чувства, высказывание чувств может прояснить смысл скрытого конфликта,
но может привести и к исчезновению проблемы.

Пример 38. «Разбитая бутылка»


Как-то на семинаре у вечерников один из студентов попросил помочь ему избавиться
от хронической боли в нижней части поясницы, от которой он мучился уже три года. Он про-
шел обследование МРТ, и у него нашли межпозвоночную грыжу.
– Ладно, – говорю, – выходи вперед и садись на первый ряд передо мной.
Он вышел.
– А что случилось три года назад, когда началась боль?
– Я из армии вернулся.
– А что трудно было, дедовщина или надорвался?
– Нет, все нормально было.
– Что-нибудь еще случилось?
– Да. Девушка не дождалась, вышла замуж. Для меня это было очень больно. Я в депрес-
сию на некоторое время впал, и поясница заболела.
– Придумай первое, что приходит в голову, как выглядит твоя боль.
– Если бутылку шампанского разбить, то такая половинка бутылки получается с острыми
краями, «розочка» называется. Так вот эта «розочка» как будто мне в поясницу вонзена!
Комментарий. Наверное, не случайно «розочка» была вонзена в область, где по учению
йоги находится половая чакра. Наверное, недаром она называлась «розочкой», такое название
напоминает женщину. Наверное, это символ аутоагрессии, а с другой стороны – разбитого сча-
стья, несостоявшейся свадьбы.
– А что эта «розочка» говорит тебе, если у нее есть голос?
– А это тебе за то, что не сумел удержать женщину!
– Я предлагаю тебе сказать этой разбитой бутылке, что ты разрешаешь ей выразить все
чувства, которые в ней спрятаны…
– Это как она выразит чувства?
– А ты не беспокойся, ты только скажи… И рассказывай мне, что происходит…
– Тогда эта бутылка стала таять и капать, как свечка, когда горит… (И тут у него из глаз
ручьем потекли слезы.) – Ой, простите меня, я не понимаю, что со мной происходит, я не могу
удержать слезы.
– Ничего, не удерживай. Плачь, слезы должны выйти. Никто не видит, не стесняйся. (Он
сидел лицом ко мне и спиной ко всей группе.)
Слезы текли и текли, пока полностью не закончились. Молодой человек подтвердил, что
он ощутил большое облегчение, а боль в пояснице после этого полностью прошла.
После этого я помог ему попрощаться со своей неверной возлюбленной, потому что он
уже сам собирался жениться, но не мог любить новую девушку по-настоящему, все вспоминал
первую. Он забрал свои эмоциональные инвестиции и ощутил, что теперь действительно сво-
боден и может любить свою будущую жену.
Через два года я встретил этого парня в  том  же институте. Он сказал мне, что очень
благодарен за эту работу, он не понимает, что я сделал, но с тех пор поясница у него не болит.
Он больше не делал МРТ, хотя я его просил, чтобы узнать, что произошло с межпозвоночной
грыжей.

10.8. Разрешить льду растаять

109
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Очень часто образ запрещенных себе чувств выражается в форме льда или снега. Я бы
сказал, что это особая форма подавления чувств, состоящая в том, чтобы лишить их энергии,
то есть заморозить, как в  холодильнике, до  «лучших времен». Этот образ и  метод обраще-
ния с чувствами очень распространен. Желательно, чтобы чувства были снова разморожены
и «вытекли». Это приводит к освобождению дыхания, чувству легкости и обретению позитив-
ных чувств.

Пример 39. «Лед в груди»


Женщина в ходе терапии вспомнила, как мать жестоко наказывала ее в детстве. Она ста-
вила ее на колени на горох и на гречку, била ремнем, унижала, потом вдруг пылко ласкала. Еще
в детстве она решила не выражать маме никаких чувств и задумала от нее убежать. Она все тер-
пела и никогда не плакала. Но когда окончила школу, то тут же вышла замуж и ушла от матери,
последняя была в шоке. Она сумела создать свою хорошую семью и не проявляла подобной
агрессии при воспитании своей дочери. На первом сеансе мы смогли отменить родительское
предписание «не живи» и помочь ей принять своего Внутреннего Ребенка. На втором сеансе
она пожаловалась, что ей что-то постоянно сдавливает грудь, что-то мешает ей дышать. Как
оказалось – это был большой кусок льда, который заполнил центральную часть груди сверху
донизу. Я предложил ей разрешить этому льду растаять. Это было нелегко, лед таял по чуть-
чуть, но клиентке сразу же стало лучше, слезы потекли из ее глаз, лед стал таять быстрее. Она
расслабилась в кресле, стала свободнее дышать, даже кожа на лице и руках стала более ровной
и гладкой. «Скажите, – спрашивает она, – я так себя хорошо чувствую, как никогда в жизни!
Я просто счастлива, почему же я плачу?!» Я, как мог, объяснил ей, что ее чувства выходят
наружу, напряжение уходит, и это очень хорошо. Мы довели таяние льда до конца, он растаял
полностью, вода вытекла куда-то…

110
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
11. Простое и парадоксальное разрешение
 
Выше уже были приведены примеры применения простого разрешения. Если мы обна-
руживаем, что клиент запрещает самому себе совершенно естественные вещи и это
вредит ему самому, то мы просим представить образ той части личности, которой
что-то запрещено, и разрешить ей запрещенное. Ребенку, которому запретили есть кон-
феты, а в результате он вырос и стал есть из противоречия слишком много, можно разрешить
сколько угодно конфет, и в результате исчезнет жажда много есть. Женщине, которая пода-
вила свою сексуальность, потому что мама сказала, что секс отвратителен, можно самой себе
разрешить сексуальное счастье. Человеку, который в детстве получил предписание «не живи»,
можно разрешить своему Внутреннему Ребенку жить. Можно разрешить другим людям быть
счастливыми, чтобы не чувствовать вины за собственное счастье. Можно разрешить самому
себе думать собственной головой и достигать собственных целей. Можно разрешить льду рас-
таять, и это проще, чем растапливать его, как-то обогревая его в воображении. Можно разре-
шить «осьминогу», который сидит на пояснице, топать своими «ножками». Все это здорово
работает, потому что это мы сами замораживаем лед и тащим «осьминогов» на своей пояснице.
Тем самым мы даем себе шанс жить по-другому. А потом нам это скорее всего понравится.
Этот прием оказался удивительно эффективным, суть его проста. Мы часто его применяем.
Парадоксальное же разрешение направлено к тому образу, который запрещает
нам что-то. Эффект оказывается неожиданным, он поражает воображение клиента и снимает
проблемы с сопротивлением. Он реализует в психологии знаменитый третий закон Ньютона
о том, что сила действия равна силе противодействия. Он похож на метод парадоксального
намерения В. Франкла, но  парадокс состоит не  в  том, что индивид стремится к  тому, чего
боится, а в том, чтобы разрешить образу то, что он запрещает клиенту. Тем самым раз-
решение получает сам клиент, поскольку образ обозначает часть его же самого, запрещающую
нечто самому субъекту. Давление на субъекта исчезает.
Техника состоит в том, чтобы выяснить, какой патогенный запрет зашифрован в данном
негативном образе, и разрешить образу именно то, что он запрещает клиенту. Например, если
клиент в своем воображении сидит в тюрьме (частая тема у депрессивных людей), то ему пред-
лагается не бороться с тюрьмой, а дать свободу тюрьме. Тюрьма исчезает, и клиент оказыва-
ется на свободе, при этом он еще может и осознать, что на самом деле он сам держал себя
в тюрьме. Он понимает, что свобода легко достижима и теперь он не имеет морального права
ныть и доказывать терапевту, что ничего не в силах поделать со своей депрессией. Воспользо-
вавшись известным афоризмом Чехова, можно сказать, что мы «не выдавливаем из себя раба»,
а просто даем ему свободу.
Другая форма этого приема: «Я больше не буду тебя угнетать (мучить, разъедать, крити-
ковать и т.д.)». Парадокс состоит в том, что эта фраза направляется к тому образу, который
это самое и делает с клиентом. Поэтому для начала необходимо узнать, что именно
запрещает данный образ клиенту, чтобы на следующем шаге терапии разрешить это
образу. Но терапевт понимает, что образ символизирует самого клиента и его неадекватные
запреты или действия по отношению к самому себе.
Даже если образ символизирует какую-то другую личность, скажем, нападающую на кли-
ента и угнетающую его, то слова «а я не буду тебя угнетать или нападать на тебя» тоже устра-
няют исходный конфликт. Иногда в случае, когда образ обозначает другого человека, кото-
рый навязывает клиенту свой образ жизни и мышления, этот прием модифицируется. Клиенту
предлагается сказать образу, что тот может жить по-своему, а он – клиент – будет жить по-
своему.

111
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Иногда клиенту становится очевидно, что на самом деле он сам угнетает этот образ (точ-
нее, некоторую часть своей личности). Слова «Я больше не  буду класть тебя в  гроб» и  «Я
разрешаю тебе жить и жить далее счастливо» эквивалентны по содержащемуся в них смыслу,
можно для надежности использовать сразу несколько формулировок. Но тем самым человек
сам себе разрешает жить, а раньше он себе это запрещал. Конечно, рекомендуется выяснить,
зачем клиент это все делает с собой, какое прошлое за этим стоит.

Пример 40. «Ядовитая девушка»


Девушка обсуждала проблему псориаза. Она представила эту болезнь отдельно от себя
на пустом стуле в образе девушки, у которой вся кожа была красной и воспаленной. Я спросил
ее, что ей запрещает делать эта девушка? Выяснилось, что она мешает ей общаться с другими
людьми, как бы предупреждая других людей, что первая девушка плохая, ядовитая. Получи-
лось так, что сама «красная девушка» не была ядовитой и плохой, она была только предупреди-
тельным знаком. На самом деле это было проявлением стыда, поэтому «красная девушка» была
подходящим образом для работы со стыдом и вызываемым им псориазом. Поэтому я угово-
рил клиентку дать этому образу «красной девушки» разрешение свободно общаться с людьми
и считать себя хорошей. Эту формулу пришлось повторять несколько раз, пока кожа вообра-
жаемой девушки не очистилась полностью и она смогла общаться с другими людьми. После
этого и клиентка почувствовала, что ей стало лучше и она не так боится общения, как раньше.
Через неделю она рассказала, что площадь кожи на ее теле, занятая псориазом, уменьшилась
вдвое! Однако она не стала больше обсуждать со мной эту проблему, мне понятно почему,
но ничего не поделаешь…

Пример 41. «Черная воронка»


Взрослая женщина, психолог, рассказывала мне по дороге в метро, что у нее на работе
очень сложные отношения. Там часто возникают конфликты, и, приходя туда, она чувствует,
что энергия с огромной скоростью уходит из нее, она испытывает депрессивное состояние. Я
предложил представить это чувство потери энергии; оно обрело образ черной воронки, вра-
щающейся с большой скоростью и откачивающей энергию из нее. Времени на подробный раз-
бор не было, и я предложил сказать этой воронке от своего имени: «Я больше не буду выкачи-
вать из тебя энергию и вгонять в депрессию». Сначала она не хотела выполнять инструкцию,
но, поддавшись моим уговорам, все-таки сделала это. К ее удивлению, воронка моментально
исчезла, а женщина ощутила прилив энергии и спокойствия, поняв, что никто не может теперь
вывести ее из равновесия, а если это и случится, то у нее есть способ восстановить нормальное
состояние. К сожалению, она так и не поняла, как этот метод работает, хотя я очень старался
ей объяснить.

112
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
12. Контрпредписание
 
Многие психологические проблемы коренятся в  опасных родительских предписаниях
(транзактный анализ Э. Берна), которые откладываются в  психике человека как жесткие
запреты или прямые указания к  действию. Известны такие патогенные предписания, как
«не живи», «не будь собой», «не достигай успеха», «не делай», «не будь взрослым» или «не будь
ребенком» и так далее. Для того чтобы избавиться от их влияния (если оно, конечно, носит
негативный характер), необходимо, чтобы клиент со всей убежденностью выразил прямо про-
тивоположное утверждение. Мне часто приходилось сталкиваться с  теми случаями, когда
образы, выражающие то или иное состояние, «говорили» словами родителей клиента и те вспо-
минали, что действительно получали в детстве подобные указания. Эти предписания необхо-
димо победить, и победить их можно контрпредписанием, исходящим от клиента и направлен-
ным к образу, являющемуся источником первичного предписания. В теории Э. Берна термин
«контрпредписание» имеет несколько иной смысл. В контексте ЭОТ контрпредписание –
это утверждение клиента о  самом себе в  настоящем времени, противоположное
по смыслу предписанию, которое было дано когда-то родителем. Эти контрпредписа-
ния необходимо повторять, пока образ не станет позитивным и/или не изменится эмоциональ-
ное состояние клиента, и он не ощутит свое освобождение.
В  некоторых случаях эти предписания очень прочно «застревают» в  голове чело-
века и  принимают образы каких-то каменных или железных предметов. Они могут запре-
щать думать, диктовать образ мыслей, выражать негативное отношение к  нему самому
и т. п. В гештальттерапии подобные психические образования называются интроектами. Прак-
тика показывает, что избавиться от таких образов можно не только с помощью контрпредписа-
ния, но проявив сильную агрессию по отношению к ним (не к родителям). Впрочем, такие дей-
ствия тоже можно рассматривать как отказ выполнять предписание. Клиенту предлагается бить
в воображении соответствующий образ или другим способом выражать ему мощное сопротив-
ление до тех пор, пока этот образ не исчезнет полностью.

Пример 42. «Каменное яйцо»


Клиентка жаловалась на трудности сосредоточения и запоминания, эта помеха ощуща-
лась как сильное давление в темени и затылке. Образ этого давления напоминал большое чер-
ное каменное яйцо. Сначала я попросил клиентку выразить теплые чувства, любовь по отно-
шению к этому образу (у меня была идея, что это отвергнутая клиенткой ее собственная часть
личности, тем более что и она чувствовала, что эта часть как будто хочет от нее любви!). Резуль-
тат был неожиданным – клиентке стало хуже. Не доверяя этому результату, я попросил еще
«добавить» любви. Результат был ошеломляющим  – клиентка заявила, что у  нее кружится
голова и сейчас она упадет в обморок!
Тогда я понял, что мы имеем дело с  интроектом, резко сменил тактику и  предложил
ей проявить агрессию к этому образу любым способом. Она сделала это мысленно, и резуль-
тат сказался немедленно, ей стало лучше, сознание прояснилось, да и внешне было заметно,
что нормальное состояние восстановилось, а «яйцо» все уменьшалось и уменьшалось. Вдох-
новленный успехом, я предложил ей продолжить экзекуцию над образом… клиентке станови-
лось все лучше и лучше! Для контроля в некоторый момент я предложил ей снова выразить
образу любовь, опять ей стало плохо. После этого клиентка сняла туфлю и от души колотила
это воображаемое яйцо, пока от него ничего не осталось, кроме маленькой черной капли. Она
спросила, не оставить ли уж эту каплю, но я решил, что береженого бог бережет, и попросил ее
доколотить и последнюю каплю. После этого состояние клиентки просто преобразилось, она
больше не ощущала давления в голове, она легко могла сосредотачиваться, например, на книге,
113
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

сознание ее стало ясным, ясными стали и глаза, она впервые за весь сеанс выпрямилась и даже
смогла рассмеяться.

А теперь два примера более мягкого применения приема контрпредписания.

Пример 43. «Твердый асфальт»


Молодой человек рассказывал мне, что он страдал раньше фобией на высоту. Он нарочно
залезал на высокие башни, чтобы преодолеть свой страх, и теперь он не боится, только когда
он видит, что внизу не земля, а асфальт, страх снова почему-то возникает. В этом случае ему
приходят мысли о том, что асфальт такой твердый, об него можно больно ушибиться. Хотя
он понимает, что разницы нет, на что падать с высоты, но все равно боится. Я спросил его,
а не говорил ли ему кто-то в детстве про асфальт, что на него больно падать? Сначала он отри-
цал и вдруг вспомнил, что лет в шесть, когда он выходил на балкон, родители всегда его преду-
преждали: «Смотри, внизу асфальт, он такой твердый, об него можно больно разбиться!» И тут
он все понял! «Что же делать?» – спросил он. «Надо представить своих родителей и сказать им:
„Дорогие родители, спасибо что предупредили, но я большой мальчик и не собираюсь падать
с балкона, поэтому можете за меня не беспокоиться, я ни за что не упаду, асфальт ли там или
просто земля“». Он мысленно высказал им это контрпредписание несколько раз и почувство-
вал, что страх совсем оставил его. Он добавил, что многое еще дополнительно понял.

Пример 44. «Бросить вуз?»


Я вел кружок, посвященный моему методу, со студентами одного вуза. Пока они были
на третьем курсе, все было замечательно. В сентябре состоялось наше первое занятие, и вдруг
самая активная и талантливая студентка (пусть будет Катя) сразу заявила, что она хочет вообще
бросить вуз! Я был изумлен! Я спрашиваю: «Но ведь ты отлично училась, тебе нравилась пси-
хология! Это платный вуз, и ты потратила много денег! Что случилось?»
– Не знаю, – отвечает, – придумываю любые предлоги, лишь бы не идти на занятия. А как
подумаю про экзамены, то во мне какая-то волна ненависти поднимается!
– Но должна же быть причина, если раньше ты нормально училась?
– Не знаю, просто какая-то мощная сила выбрасывает меня из вуза, а я сопротивляюсь.
Спасайте, Николай Дмитриевич!
То есть Катя не осознавала причины своего странного решения! Даже не задумывалась,
просто подчинялась слепой силе, хотя и не хотела! Сначала я предложил ей рассказать, как
она себя чувствует, а потом представить ту силу, которая не пускает ее учиться. Она ощущала
эту силу как ураган, обрушивающийся на нее, а образом было какое-то темное пятно.
– А что эта сила говорит тебе, если у нее есть голос?
Этот прием позволяет понять то скрытое послание, которое содержится в эмоциональном
воздействии, которое, конечно же находится в бессознательном мире самой Кати. Это способ
диалога с бессознательным миром клиента.
– Сила говорит: «Подумаешь, высшее образование! Вон миллионы людей живут без выс-
шего образования, и ничего!»
Интонации и сам «текст» говорят, что это не голос самой студентки. Трудно себе пред-
ставить, чтобы она могла самой себе это внушать. Тогда она бы вообще учиться не пошла. Это
явно интроецированный «голос со стороны». Но Катя этого тоже не осознает.
– Кто же так говорил тебе? Может быть, родители?
– Нет, что вы! Родители всегда были за высшее образование.
– Тогда кто же? Не ветром же надуло…
– Не знаю. (Долгая мучительная пауза. Я молча жду.)

114
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Клиентка явно столкнулась с глубоким сопротивлением, мешающим ей осознать при-


чину мощной силы, обрушившейся на нее.
– (С явным усилием и сомнением.) Ну, вообще-то у нас есть бабушка… Бабушка сама
бросила вуз на четвертом (!) курсе и с тех пор постоянно говорила: «Подумаешь, высшее обра-
зование! Я вот прожила без высшего образования – и ничего. И миллионы людей живут без
высшего образования!» У бабушки было трое детей. Двое учились и бросили, а третий и вовсе
не учился.
С точки зрения теории Э. Берна, бабушка адресовала своим детям и внукам послание
(предписание), которое называется «не достигай успеха». Конкретно оно означает, что ребе-
нок, который получит высшее образование и превзойдет бабушку, очень ее обидит и лишится
ее любви, он нарушит ее завет, а это – просто недопустимо. Он нарушит негласное моральное
установление, а расплата за это – безысходная вина.
Чтобы удостовериться в правоте этой гипотезы, я предложил Кате представить бабушку
и мысленно сказать ей: «Бабушка, а я окончила вуз, я прекрасный специалист и очень этим
горжусь!» Эта фраза и называется в нашей системе методов контрпредписанием.
Катя сделала это:
– Ой, я вижу, что бабушка так злится!
Ситуация кажется тупиковой. Как можно преодолеть угрозу бабушкиного гнева? Но ведь
важно не то, что делает другой человек, а как на это реагирует сам субъект своей жизни.
– А ты что чувствуешь по этому поводу?
– А я чувствую вину перед бабушкой!
Опять тупик! Как помочь человеку чувствовать что-то другое, чем он чувствует? Объяс-
нять ему, что бабушка не права? Вряд ли это поможет, ведь ее чувства иррациональны и не под-
чиняются влиянию сознания. Необходимо работать на уровне бессознательного внутреннего
мира!
– А как ты чувствуешь вину? Где в теле?
– Она в моем солнечном сплетении. Она давит меня и не дает мне дышать! Боже мой!
Это же моя астма!
На самом деле у нее не было астмы. Но еще ранее она жаловалась на странный психосо-
матический симптом, она не могла вдохнуть полной грудью. Легкие заполнялись наполовину,
а дальше воздух почему-то не шел. Почему-то мы не занимались этим вопросом. Получается,
что воображаемая вина перед бабушкой заставляла ребенка ограничивать свою активность
и даже дыхание!
– А тебе нужна эта вина?
– Да нет, конечно, зачем мне эта глупость! А как от нее избавиться?
– Представь, как она звучит…
– Ой, это такой омерзительный звук! Как ржавое железо трется о ржавое железо, скрежет
ужасный. Я даже издать такой звук не могу!
– А тебе и не надо его издавать. Просто представь, как он звучит, включи мысленно его
на полную мощность и выпускай этот звук прямо из того места, где сидит эта вина. И пусть
вместе с этим звуком вина уносится хоть в космическое пространство и растворяется в этом
пространстве…
Этот прием – аналог метода В. Райха, когда клиенту предлагается выражать звуком чув-
ство, проявляемое при нажатии на мышечный блок, что помогает мышце расслабиться. В дан-
ном случае мы понимаем, что вина – это аутоагрессия, она накапливается (по В. Райху) в сол-
нечном сплетении, при этом спазмируется диафрагма, а спазм диафрагмы блокирует свободное
дыхание. Но  воображаемый звук действует лучше, потому что клиент не  стесняется выра-
жать чувство и может «включить» звук на любую мощность. Катя медитирует буквально 1—
2 минуты и вдруг начинает глубоко и ритмично дышать.
115
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Боже мой! Я дышу! Я никогда раньше так не дышала! Это такое наслаждение дышать!
Боже мой! Я  же все делала вполсилы, и  дышала вполсилы! Это такое счастье  – свободно
дышать! (Глаза ее сияют!)
– Но я смотрю, ты забыла про бабушку. Ну-ка снова представь ее и скажи: «А я окончила
вуз, я прекрасный специалист, и я очень этим горжусь!»
– Ой, я вижу, что она все равно злится!
– А ты теперь что по этому поводу чувствуешь?
– А мне теперь наплевать, это ее проблемы! Если хочет – пусть злится! Нет, вы представ-
ляете, я и теперь дышу!
Она еще два года училась, отлично окончила вуз и защитила диплом под моим руковод-
ством. Первое время она мне периодически говорила: «Николай Дмитриевич! Вы представля-
ете, я до сих пор дышу!»

Вот так можно работать непосредственно с бессознательным и действительно изменять


состояния, хранящиеся в нем.

116
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
13. Усиление (энергетизация) части личности
 
Этот метод (или даже группа методов) состоит в том, чтобы мысленно давать энергию,
развивать и усиливать образ некоторой части личности или некоторых чувств клиента. Этот
прием может решать несколько задач:
1. Если какая-то часть личности (или чувство клиента) систематически подавлена, то
энергетизация приводит к проявлению скрытого содержания соответствующего психодинами-
ческого конфликта.
2. Усиление позитивного образа (а на самом деле, выраженного в нем состояния) помо-
гает преодолеть противоборствующие силы и тем самым решить исходный конфликт экологи-
чески верным способом.
3. Ряд психосоматических и  травматических проблем могут быть решены с  помощью
этого приема.
4. Этот метод позволяет преодолеть хроническое подавление субъекта со стороны какой-
то агрессивной личности.
В последнем случае методика эффективна для решения конфликтных ситуаций, это дей-
ствительно «ноу-хау», показавшее удивительную продуктивность, казалось бы, в совершенно
тупиковых ситуациях. На практике часто случается, что какая-то часть личности клиента стра-
дает от реального или мнимого давления со стороны другой личности. Традиционная мето-
дика решения этой проблемы состоит в  том, чтобы отстоять свои права, победить против-
ника. Однако на этом пути клиента могут ждать сильные разочарования и трудности. Многие
клиенты просто боятся реально вступать в конфликт, что чревато серьезными последствиями.
Они не уверены в своем умении парировать «наезды» противника, а открытая конфронтация
обычно приводит к эскалации нападений.
Поэтому в ЭОТ предлагается изящная методика, основанная на теоретических представ-
лениях о том, что нападающий на нас человек (скажем, домашний тиран) всегда своей целью
воздействия избирает некоторую часть нашей личности, которая реально является слабой.
Задача состоит в том, чтобы увидеть перед собой (на двух разных стульях) образ нападающей
части личности и вашей слабой части личности, подвергаемой нападению. После чего предла-
гается усиливать слабую часть личности и наблюдать, что происходит с нападающей частью.
В результате усиления слабой части нападающая часть слабеет, разрушается и даже исчезает.
Выращенную, уже не слабую, часть личности необходимо принять как собственную часть, при-
соединив к  себе ее новые качества. Потом вы убеждаетесь на  воображаемой ситуации, что
ранее подавляющий вас человек больше не может вас задеть и обидеть.

Пример 45. «Голубой шарик»


Молодая женщина пожаловалась, что испытывает дискомфортное состояние, которое
символизировалось оранжевым колючим шаром, нападающим на нее. Что-то поделать с ним
обычными способами не удавалось, даже не ясна была ситуация, порождающая этот диском-
форт. Тогда я попросил найти образ той части личности, на которую была направлена агрессия
шара. Им оказался маленький голубенький шар. Я предложил усиливать и растить эту часть
личности, как только возможно. Голубой шарик рос, и по мере его роста агрессивный оранже-
вый шар терял свои иголки и уменьшался, пока не исчез полностью. На этом этапе голубой
шарик вырос до размеров тела клиентки; когда она приняла его как часть своей личности, он
облек ее как аура, а она почувствовала свою защищенность и спокойствие.
Истина открылась на следующем занятии. Дома эта женщина поняла, что оранжевый шар
означал ее свекровь, которая была очень агрессивна по отношению к ней. Теперь, к ее удивле-
нию, та просто не могла ее «достать», как ни бесилась. Она же всегда сохраняла спокойствие
117
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

и уравновешенность. Она не обижалась на свекровь и не проявляла к ней агрессии, ей было


даже жаль последнюю, потому что та уже просто «с ума сходила».
Практика показывает, что этот прием работает удивительно надежно, без когни-
тивно-поведенческих тренингов, вырабатывающих приемы «правильного» и уверенного пове-
дения.

Пример 46. «Упрямая дочка»


На одном из проводимых мной тренингов молодая женщина поставила такую задачу: она
не могла найти общего языка с дочерью при приготовлении уроков. Она давила на девочку,
кричала на нее, от этого чувствовала себя ужасно, но не могла остановиться.
Сначала я предложил ей посоветоваться с окружающими женщинами. Как и ожидалось,
советы не привели ни к чему позитивному, хотя эта фаза продолжалась довольно долго. Пси-
хологический тупик стал очевидней, заодно женщины смогли убедиться в непродуктивности
бытовой терапии.
Тогда я предложил воспроизвести сцену обучения дочери, как это делается в гештальтте-
рапии. Она стояла над стулом, где в ее воображении сидела дочь. Та явно не понимала домаш-
него задания. Я посоветовал говорить фразы то от своего имени, то от имени дочери, соот-
ветственно, стоя или садясь на стул. Конфликт разыгрывался на наших глазах, и чем больше
давила мама, тем меньше понимала дочь, ее сознание буквально отключалось, мама все больше
раздражалась, ей тоже становилось плохо. Выхода, казалось, не было. Она не видела других
способов общения с дочерью.
Тогда я порекомендовал маме (хотя это несколько против правил гештальттерапии) про-
сто спросить дочь, чего она не понимает, и предложить ей вместе (по-партнерски) разобраться.
Оказалось, что у дочери сразу прояснилось в голове, у мамы тоже, и они быстро нашли общий
язык. Многие мамы из присутствующих плакали, поскольку у них были сходные проблемы.
Но главное произошло далее. Мама, довольная, села в общий круг, но через минуту ей
стало вдруг настолько физически плохо, что пришлось срочно вызывать ее опять на «горячий»
стул. Она сказала, что как только села в общий круг, увидела перед собой собственную мать,
стоящую над ней с  ремнем. Она чувствовала ужасное унижение. Я предложил представить
это чувство перед собой на стуле. Им оказался образ маленькой, как Дюймовочка, девочки. Я
спросил, может ли она растить эту девочку, давая ей энергию, силы. Ответив утвердительно,
она стала это делать. Девочка постепенно росла и скоро сравнялась ростом с клиенткой, при-
нявшей эту девочку в себя как часть своей личности. После этого я попросил ее снова взгля-
нуть на свою мать. Реакция была удивительной: «Мне все равно. Пусть стоит. Я чувствую, что
она ничего не может мне сделать».
На следующий день, придя на тренинг, она благодарила меня за полученный результат.
Она проснулась в прекрасном настроении, у нее было много энергии, отношения с дочерью
наладились.
Комментарий. Этот случай имеет большое значение для практики. Во-первых, он ясно
показывает, что проблема может передаваться из  поколения в  поколение. Мама не  могла
решить ее, потому что не могла выйти из стереотипа отношений, заданного еще бабушкой. Как
говорит теория Э. Берна, ее Родитель научился на примере собственного родителя. Но этот
стереотип «держался» только на эмоции унижения, когда она была преодолена, вся проблема
была решена. Это мы и называем, «сломать иглу, в которой таится смерть Кощея».
Во-вторых, пример показывает, как переход из позиции Критикующего Родителя в пози-
цию Заботящегося Родителя (см. Э. Берн) коренным образом меняет педагогическую ситуа-
цию, позволяет легко добиваться от ребенка позитивного результата при обучении.

Пример 47. «Скала придавила грудь»


118
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Мужчина средних лет, успешный бизнесмен, рассказывает мне, как его отец, человек
агрессивного и властного типа, давил на него в детстве и юности, требовал полного подчине-
ния. Из-за этого их отношения испортились, даже теперь, когда отец стал слабым и больным
человеком, он не может с ним нормально общаться и не может даже заставить себя навестить
его в больнице.
Я предложил ему представить того юношу, на  которого особенно давил отец, а  также
образ отцовского воздействия на него. Он представил юношу и огромную скалу, которая ост-
рым концом давила юноше в середину груди, подавляя его способность свободно дышать. Я
предложил ему направить этому юноше в точку подавляемого дыхания много энергии.
Он начал это делать, и скала в его воображении стала сначала раскалываться, а потом
рассыпаться на мелкие камни, которые засыпали землю, а скала исчезла. Дыхание юноши осво-
бодилось, а камни не угрожали ему. Мужчина удивленно констатировал, что его дыхание тоже
стало свободным, хотя он работал не с собой, а с образом. Юноша в его воображении стал
сильнее, увереннее, стал лучше себя чувствовать. Мужчина принял его как свою родную часть
личности и соединился с ним. После этого мы проверили результат на воображаемой ситуа-
ции общения с отцом. Мужчина почувствовал, что больше он не зависит от отца и не злится
на него, и не напрягается больше. Теперь он мог общаться с ним совершенно свободно и даже
чувствовал к нему некоторую жалость.
Через неделю он подтвердил, что это новое отношение к  отцу полностью проявилось
и в реальной ситуации общения. Он смог навестить его, свободно с ним разговаривать, больше
не  напрягался, увеличилось понимание отца. Этот результат сохранился и  через год после
работы.

Примеры для других вариантов использования приема энергетизации приведены в раз-


деле «Взаимодействие противоположностей», а также ниже по ходу книги.

119
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
14. Перераспределение акций
 
Суть этого приема состоит в том, чтобы представить перед собой две противоположные
или взаимодополняющие части своей личности, оценить, сколько процентов принадлежит той
и другой (понятно, что всего может быть 100%). После чего можно добиться оптимального
соотношения процентов «акций» между этими частями личности. Между мужской и женской
частями личности, «сильной» и «слабой» частями, детской и родительской частями, эгоисти-
ческой и альтруистической частями и т. д. Также можно найти новый способ взаимодействия
этих частей, чтобы эти части перестали враждовать между собой и перешли к отношениям
сотрудничества, так чтобы от этого выиграли бы все стороны: то есть сам человек и обе его
части.
Акции лучше «перераспределять» постепенно, небольшими дозами, постоянно проверяя
психосоматическое состояние клиента и  другие последствия этих воздействий. До  тех пор,
пока не будет найдено оптимальное соотношение. Также необходимо анализировать, по каким
причинам произошло исходное искажение соотношения частей.

Пример 48. «Фашист-слабак»


Молодой человек (студент) жаловался на  робость и  неуверенность в  себе, которые
в моменты принятия решения приводили к появлению слез на глазах, болям в сердце и непри-
ятным ощущениям в области желудка. Нечто, что заставляло его так себя чувствовать, было
подобно «фашисту», который штыком хотел пронзить его в области желудка. Он чувствовал
себя «слабаком», который не может победить «фашиста». В подростковом возрасте его дважды
избивали во дворе группы дворовых хулиганов так, что однажды он попал в больницу с сотря-
сением мозга. А отец в детстве ему всегда говорил, что «слабаки» в этой жизни не нужны, надо
быть сильным. Он стремился к тому, чтобы быть сильным, у него были честолюбивые замыслы.
Мы довольно быстро определили, что внутри него сражаются две части личности: одна
была «фашистом», а вторая «слабаком», которого он презирал. Пришлось объяснять ему, что
«слабак» – это также очень важная часть личности, обеспечивающая ему нежность, человеч-
ность и  способность к  творчеству, а  «фашист», хотя и  олицетворяет его мечты быть силь-
ным, но направлен против него самого. Мы «усадили» их на разные стулья друг против друга
и начали переговоры. Молодой человек признал, что «слабаку» он отдает только 10% акций,
а 90% принадлежат «фашисту». То есть на самом деле он хотел бы сам быть таким «фаши-
стом», угнетал себя за то, что он «слабак», но идентифицирован был именно со «слабаком»,
которому не давал «акций», в результате чего тот становился еще слабее.
Постепенно, по  нашему предложению, он перераспределял акции, «перекидывая»
по  10% от  «фашиста» к  «слабаку». Естественно, он тут  же ощущал, что его самочувствие
улучшается, это вдохновляло его на то, чтобы перекинуть еще порцию акций. Однако, когда
«слабаку» стало принадлежать 60%, клиенту это не понравилось, хотя «слабак» в результате
этого перестал быть слабаком и  стал сильным! Удовлетворился он тем, что поделил акции
ровно «фифти-фифти», между тем и другим внутренним персонажем. Понятно, что «слабак» –
это его детская часть, а «фашист» – родительская, но я не стал ему этого объяснять, чтобы
не путать его сознание.
Но много времени мне пришлось потратить еще и на то, чтобы бывшие «враги» при-
знали, что нужны друг другу и стали сотрудничать в общем деле. Студент уже после первого
сеанса вышел просто другим человеком, это было видно даже по походке и манере держаться.
Если ранее он сутулился и на его лице были написаны внутреннее страдание и неуверенность,
то теперь он распрямился, выражение лица показывало целеустремленность и решительность,
движения стали четкими и энергичными. Он обрел уверенность и чувство внутреннего благо-
120
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

получия. Однако потребовалось все-таки еще два сеанса, чтобы «доработать» и закрепить эти
результаты, в них использовалась та же методика и обсуждалась та же проблема в других обли-
чьях. Профессионалы понимают, что это очень сильный результат. Студент был очень удив-
лен, что практически все его мучительные психосоматические проблемы прошли от того, что
«мы поговорили с кем-то на стульях». Он, видимо не мог принять того, что в результате этих
переговоров с самим собой он сильно изменился внутренне.

121
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
15. Принятие внутреннего ребенка
 
Этот набор приемов имеет огромное значение, поскольку тема несчастного Внутреннего
Ребенка встречается в  работе психолога-консультанта чрезвычайно часто. ЭОТ внесла свои
идеи и процедуры в решение этой задачи. Конечная цель состоит в том, чтобы субъект при-
нял Внутреннего Ребенка как часть своей личности, чтобы образ ребенка соединился с телом
субъекта, слился  бы с  ним в  полном единстве. Это полная идентификация при сохранении
качеств Ребенка уже внутри себя. В том-то и дело, что несчастный Внутренний Ребенок отсо-
единен от основной личности, это происходит в результате какой-то травматической истории
детства, когда ребенок чувствовал себя изолированным, нелюбимым, ненужным, виновным
и т. д. Недостаточно только интеллектуально понять неправоту родителей, просто отрицать их
предписания, нужно признать важность ребенка, необходимо действительно полностью с ним
идентифицироваться, это и означает принять его. Это не просто стать Родителем самому себе,
а  принять себя Ребенка всей психикой, всем организмом. Лучше всего можно понять этот
прием благодаря примеру.

Пример 49. «Порча»


Ко мне пришел на консультацию мужчина примерно сорока лет. Он считал, что стра-
дает от порчи, лечился у многих экстрасенсов и истратил на это огромное количество денег.
Я спросил его, а как он чувствует свою порчу?
– Да она меня всего истерзала, всю грудь мне изнутри разорвала… (Этап изучения пси-
хосоматического выражения основной негативной эмоции уже завершен. Понятно, что клиент
страдает от собственной аутоагрессии.)
– На что ваша порча похожа?
–  Это ужасный дракон со  страшными зубами и  когтями, он терзает меня и  мучает…
Убил бы его просто, выгнал. Но нет сил справиться. Помогите! (Опять же понятно, что дра-
кон – часть личности клиента, с которой он и сражается. Поэтому следует подтолкнуть его
к примирению с самим собой.)
– Послушайтесь меня, я потом вам объясню. Положите мысленно руку на голову этому
дракону, погладьте его и ласково скажите ему: «Я знаю, ты хороший!» Это эксперимент.
– (С удивлением.) Ой, дракон почему-то заплакал! (Эта реакция образа показывает, что
на самом деле «дракон» нуждается в любви!)
– Мы на верном пути! Продолжайте его гладить и говорить ему, что он хороший! Сооб-
щайте мне обо всех изменениях образа! (Мониторинг динамики образа.) Это эксперимент, я
потом вам объясню. (Если бы я в данный момент стал ему объяснять, что дракон действительно
хороший, что он зря с ним сражался, то был риск, что он будет спорить или сочтет дальнейшие
результаты эффектом внушения.)
– (Сосредоточенно работает.) Дракон постепенно растаял и превратился почему-то в пла-
чущего мальчика.
– Теперь осталось узнать, почему мальчик плачет? (На этом этапе прояснилось, что «дра-
кон» – это несчастный Внутренний Ребенок, чьи страдания и надрывали сердце клиента! Он
еще этого не осознает.)
– Да что ж тут узнавать… Я и так знаю. Потому что мама его не любит. Я даже спросил ее
недавно: «Мама, почему ты меня никогда не любила?» А она ответила: «Прости сынок, меня
тоже в детстве не любили, у меня образовалось ледяное сердце, я не могу тебя любить». С тем
я и ушел… (Все стало окончательно ясно, клиенту с очевидностью было показано, что «дра-
кон» – это его Внутренний Ребенок. Теперь можно и нужно интерпретировать эти результаты
для клиента.)
122
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Теперь вы понимаете, что Драконом были вы сами, точнее, ваш Внутренний Ребенок,
так это называется в психологии. У каждого человека имеется Внутренний Ребенок, сохраня-
ющий в себе те проблемы, которые были в его реальном детстве. Если он счастлив, то и чело-
век счастлив. Если ребенка в  детстве любили, то это состояние он сохраняет «по  умолча-
нию», и человек «по умолчанию» чувствует себя хорошо. Поэтому ваша задача – сделать этого
Ребенка счастливым. (Диагностика закончена. Последующая реакция клиента показывает, что
он все понял. Теперь можно приступать к коррекции.)
– А почему я?! (Начинается сопротивление! Клиент не хочет брать на себя ответствен-
ность.)
– Потому что больше некому… Или вы надеетесь, что ваша мама изменится?
– Не-е-ет… Мама не изменится, это точно!
– Тогда надежда только на вас…
– Но я не знаю, как это сделать? Как это я его буду любить? (Сопротивление!)
– Хорошо. Посмотрите на этого парня, он вам нравится?
– Ну да, хороший парень…
–  Тогда повторяйте мысленно за  мной: «Ты хороший, я тебя люблю, я никогда тебя
не брошу, ты мне очень нужен, ты всегда будешь в моем сердце…»
– А он мне не верит… (Сопротивление.)
– А вы что, собираетесь его обмануть?
– Нет, конечно…
– Скажите ему: «Я никак не могу тебя обмануть, потому что ты – это я, а я – это ты. Это
все равно, что обмануть самого себя. А зачем?»
– Да, тогда он начинает верить… (Сопротивление тает.)
– Тогда снова повторяйте за мной: «Ты – это я, а я – это ты. Я не могу тебя обмануть
и не буду тебя обманывать, потому что ты нужен мне. Я тебя люблю, и ты всегда будешь в моем
сердце, я тебя никогда не брошу и не предам. Ты – это я, а я – это ты, мы – одно…»
– Он стал улыбаться… (Начинается принятие.)
– Продолжайте: «Ты – это я, а я – это ты. Мы с тобой – одно. Я никогда тебя не брошу,
я тебя люблю, и ты всегда будешь в моем сердце! Ты – это я, а я – это ты».
– Тогда он бросился мне на шею… (Глаза выдают чувства клиента…)
– Очень хорошо, но все равно продолжайте: «Ты – это я, а я – это ты! Мы с тобой – одно.
Я никогда тебя не брошу. Я позабочусь о тебе. Я тебя люблю, и ты об этом знаешь. Ты всегда
будешь в моем сердце».
– Он сам как-то вошел в меня и растворился во мне… (Признак окончательного приня-
тия.)
– А как вы теперь себя чувствуете?
– Как-то непривычно… А я с ума не сойду от счастья? (Сопротивление принятию своего
здоровья.)
– Нет, от счастья с ума не сходят. Просто это очень сильный переход… Но хорошо или
плохо? Порча есть или нет?
– (Растерянно.) Нет… Порчи нет… Мне очень хорошо, просто летать хочется от счастья.
(Сопротивление и страх от резкой перемены состояния.)
– Нет, не волнуйтесь. Все потом «устаканится». Просто в первый момент освобождения
это «ошарашивает», очень много свободы и энергии. Привыкайте к хорошему состоянию.
– Спасибо вам огромное! (Клиент так взволнован, что губы трясутся.) Я как будто на кры-
льях улетаю!
Я постарался его успокоить, хотя понимал, что ему трудно принять такой переворот
мировосприятия. Он ведь столько лет заблуждался и лечился от мнимой порчи!

123
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Он приходил еще один раз через два месяца, и мы снова проработали ту же проблему,
но немножко другими приемами. Думаю, что ему следовало еще походить на занятия, но это
его решение…

В  этом примере четко видны основные этапы принятия Внутреннего Ребенка через
работу с его образом. Во всех дальнейших случаях применения этого метода встречаются те же
пять основных этапов принятия:
• Фаза признания ценности Ребенка.
• Фаза недоверия.
• Фаза радости.
• Фаза контакта.
• Фаза слияния с Ребенком.

На первой фазе терапевт обращает внимание клиента на то, что его проблемы связаны
с эмоциональным состоянием Внутреннего Ребенка. Что эта часть его личности крайне важна
для него. Что он так или иначе, но любит этого ребенка, потому что его страдания и обиды
связаны именно с беспокойством об этом ребенке и т. д. Клиент должен признать, что этот
Ребенок ему нравится.
На второй фазе клиент, как правило, под диктовку терапевта признается Ребенку, что
любит его, что он ему очень дорог и никогда не будет отвергнут. Формула этих слов уже много-
кратно отработана, но может быть модифицирована в соответствии со смыслом переживаемой
Ребенком фрустрации или в соответствии с реакциями клиента. Вот классическая формула:
«Ты – это я, а я – это ты. Ты мне очень дорог, и я никогда тебя не отвергну. Я принимаю тебя
полностью, и ты всегда будешь в моем сердце. Я никогда не брошу тебя и всегда буду заботиться
о тебе. Все, чего я достиг, – это благодаря тебе, потому что я вырос из тебя. Теперь я могу
тебя защитить. Ты – это я, а я – это ты. Это невозможно изменить!» Эту формулу необходимо
повторять до того момента, пока Ребенок спонтанно, порой неожиданно для клиента, не войдет
в его тело, не станет им самим. Иногда клиент принимает Ребенка в угоду терапевту, но тогда
не происходит реальных эмоциональных изменений, он не принимает его сердцем, а насильно
«запихивает» в себя. Это нежелательно, тогда следует выяснить причины такого неприятия
Ребенка. В некоторых случаях можно спросить: «А Ребенок тебя принимает?!» Обычно ответ
положительный. «Тогда разреши Ребенку принять тебя и соединиться с тобой!» – предлагает
терапевт. Но на второй фазе клиент обычно утверждает, что Ребенок ему не верит.
Тогда на третьей фазе следует добавить слова: «Я тебя ни за что не обману. Потому что
ты – это я, а я – это ты! Ты самое дорогое для меня существо. Другие тоже важны, но ты каса-
ешься меня больше всего, потому что ты – одно со мной существо!» После таких добавлений
клиент отмечает, что Ребенок начинает улыбаться и радоваться.
Тогда на четвертой фазе клиенту говорится, что это очень хорошо, но этого недостаточно,
следует снова повторять: «Я – это ты, а ты – это я. Я тебя люблю. Ты мне очень дорог, и я
никогда тебя не отвергну. Я принимаю тебя полностью, и ты всегда будешь в моем сердце. Я
никогда не брошу тебя, и всегда буду заботиться о тебе. Все, чего я достиг, – это благодаря
тебе, потому что я вырос из тебя. Теперь я могу тебя защитить. Ты – это я, а я – это ты. Это
невозможно изменить!»  – в  соответствии с  ранее приведенной формулой. Терапевт внима-
тельно следит за невербальным поведением клиента. После чего клиент говорит, что Ребенок
бросился к нему на шею или просто подошел и прижался к нему.
Тогда на пятой фазе следует снова поддержать клиента: «Это замечательно, но еще недо-
статочно, повторяйте снова: «Я – это ты, а ты – это я. Я тебя люблю. Ты мне очень дорог, и я
никогда тебя не отвергну. Я принимаю тебя полностью, и ты всегда будешь в моем сердце. Я
никогда не брошу тебя, и всегда буду заботиться о тебе. Все, чего я достиг, – это благодаря
124
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

тебе, потому что я вырос из тебя. Теперь я могу тебя защитить. Ты – это я, а я – это ты. Это
невозможно изменить!» Необходимо продолжать повторять эти слова, пока клиент не скажет,
что ребенок вошел в него и растворился в нем. Это и есть финальная стадия, и следует сказать:
«Вот теперь достаточно. Как вы себя чувствуете?» Выражение лица клиента обычно само гово-
рит за себя, но следует спросить для того, чтобы он лучше осознал перемены своего состояния.
Далее следуют стандартные приемы объяснения и закрепления. В некоторых случаях встреча-
ются дополнительные фазы работы, например, высвобождение агрессии Внутреннего Ребенка.
В следующем примере можно увидеть перестройку отношений с Внутренним Ребенком
без такого масштабного воздействия, как в предыдущем случае, через работу с родительским
предписанием «не будь ребенком».

Пример 50. «Игривый чертенок»


На практическом семинаре девушка пожаловалась на постоянную весеннюю аллергию,
особенно в  холодную погоду. В  эти моменты в  носу она ощущала невыносимое щекотание
и бесконечно чихала. Я предложил ей представить это ощущение перед собой на стуле. Она
засмеялась и сказала, что это какой-то чертенок, который щекочет ей в носу. Выяснилось, что
он делал это, чтобы с ним поиграли, обратили на него внимание. Сразу стало понятно, что
это образ ее детского начала, которое хочет, чтобы с ним поиграли! Я предложил клиентке
мысленно поиграть с чертенком, на что получил потрясающий ответ:
– Да вы что? Разве можно играть?!
– А почему же нельзя?
– Ну, играть – это как-то неправильно…
Далее легко выяснилось, что в детстве ей запрещалось быть ребенком в полном смысле
слова. Она всегда была серьезной и правильной, она не могла просто играть, она должна была
делать правильные дела. Она даже ни разу не испачкалась за все детство. До сих пор она была
убеждена, что взрослые – это правильные и положительные люди, потому что они делают пра-
вильные и нужные вещи, а дети – какие-то неправильные люди.
Естественно, я предложил ей принять этого хулиганистого ребенка и  разрешить ему
играть столько, сколько ему хочется… Ей было очень трудно это принять: мешали родитель-
ские предписания, которые мы поместили на другой стул.
Тут  же ее правая нога «почему-то» задергалась, но  она сдерживала ее левой. Я спро-
сил, что хочет сделать ее нога? Она ответила, что это неприлично. Все-таки мне удалось спро-
воцировать, чтобы она пнула хорошенько стул с родительскими запретами! После этого она
смогла подружиться с  «чертенком», тут  же что-то стало происходить с  ее носом, как будто
в нем потекла теплая вода, и это было приятно…
Комментарий. Практика показывает, что хронический ринит и  заложенность носа
обычно имеют причиной внутренний запрет на выражение чувств.

125
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
16. Поиграть с грязью
 
Некоторые приемы предназначены для решения специальных задач. Они помогают
выявить содержание проблемы или решить определенную частную, но очень важную задачу.
Проблемы навязчивых состояний и тревоги обычно связаны со страхом испачкаться или
со скрытым стыдом по поводу непозволительных с точки зрения Супер-Эго чувств. Эти про-
блемы могут быть связаны с анальным периодом развития ребенка, с родительскими запретами
относительно грязи или секса и другими ситуациями. По ходу разбора психологической про-
блемы можно натолкнуться на чувство, символическим выражением которого будет грязная
лужа, куча навоза или другие образы чего-то отвратительного и стыдного. Клиент при этом
обычно встает в тупик и не знает, что дальше делать.
В ряде случаев мы предлагаем и даже настаиваем, чтобы он в воображении погрузил свои
руки в эту грязь и поиграл с ней, как это делают дети, как бы ему ни казалось это противным.
В  ходе этой игры клиент парадоксальным образом испытывает очень приятные ощущения,
а образ грязи неожиданно преобразуется во что-то красивое, часто раскрывающее смысл самой
проблемы. Клиенты иногда спрашивают, как же играть с грязью? Что именно делать? Ответ:
«Как дети, они же любят возиться в грязи. Ваши руки сами подскажут. Получайте при этом
удовольствие».
«Грязь» образуется как результат отторжения тех чувств, которые на самом деле нужны
клиенту, очень его привлекают, но в силу воспитания или других причин он от них отказыва-
ется, боится их. Это может приводить к навязчивостям, страху заразы, избеганию секса, подав-
лению радости и т. д. Поэтому очень важно преодолеть запреты и вернуть отверженные чув-
ства, проанализировать чувства, а потом, может быть, изменить свое к ним отношение.

Пример 51. «Куча навоза»


Девушка (на занятиях мастер-класса) в ходе работы испытала неприятное чувство, свя-
занное с  конфликтными отношениями с  отцом, оно символизировалось кучей навоза. Я
настоял на  том, чтобы она поиграла с  этой кучей, несмотря на  внутреннее сопротивление.
Она сделала это, ощутила удивительно приятные чувства, а образ кучи навоза превратился
в небольшой стог приятно пахнущего сена, на котором сидел ее отец!
Я спросил, что она теперь хотела сказать отцу. Поколебавшись и сдерживая слезы, она
вдруг сказала ему, как она его любит. Это было яркой концовкой сеанса.
Отсюда ясно, что этот эпизод помог ей осознать, что она сама скрывала от себя чувства
любви к отцу, которых стыдилась и воспринимала их как грязные, что и порождало их кон-
фликты с отцом. Явно психоаналитическая тема.

Пример 52. «Отвергнутая женственность»


У другой девушки в ходе сеанса возник образ грязи, от которой она не могла отделаться. Я
предложил ей поиграть с грязью, в результате чего она превратилась во что-то очень приятное,
розовое и теплое, влившееся в ее тело. В ходе обсуждения она вспомнила, что еще в детстве
отвергала свою женственность, потому что у нее был дефект ноги, который потом вылечили,
но ощущение своей неполноценности как женщины в какой-то степени осталось. После сеанса
она почувствовала, что эта проблема наконец решена.

Пример 53. «Испачкай маму!»


В этом случае обнажилась другая подоплека «грязных» чувств. Игра с грязью привела
к  тому, что девушка увидела себя маленькой девочкой, которая с  наслаждением плещется
в центре грязной лужи, льет эту грязь на себя и брызгает грязью на маму, одетую в белое платье,
126
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

которая в панике бегает вокруг лужи и ничего не может с ней поделать. Понятно, что запрет
на грязь исходил от мамы, и детская радость проявилась как преодоление запретов, праздник
непослушания.
В редких случаях отвержение настолько велико, что игра с грязью не приводит к ее транс-
формации в  нечто позитивное, а  клиент чувствует отвращение и  усталость от  насилия над
собой. В этом случае следует применить другой прием, аналогичный по смыслу. Клиенту пред-
лагается мысленно сказать этой грязи, что он разрешает ей превратиться в то, чем она была
изначально, и посмотреть, что произойдет.

Пример 54. «Фонтан энергии»


Игра с грязью никак не приводила к позитивному результату, клиентка явно делала это
с неохотой и не могла действительно играть. Тогда я предложил ей разрешить грязи стать тем,
чем она была до  этого. Грязь тут  же превратилась в  сильный фонтан чистой и  прохладной
воды. В свете тех симптомов, на которые жаловалась клиентка, мы поняли, что она отвергала
свою внутреннюю свободную, живую энергию, радость… Ее состояние настолько улучшилось,
что она согласилась, что непременно всегда будет ощущать этот бьющий внутри нее фонтан
энергии.

127
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
17. Вдыхать пустоту
 
Не  менее часто, чем образ грязи, в  сеансах возникает образ пустоты. Некоторые кли-
енты и  начинают запрос с  жалобы на  ощущение пустоты вокруг себя или пустоты жизни
и т. д. Эти жалобы связаны обычно с ощущениями апатии, слабости, безнадежности, бессмыс-
ленности и нехватки энергии. Если образ грязи говорит о том, что клиент стыдится каких-то
чувств и избегает их, то образ пустоты означает, что клиент вытеснил какие-то важные чувства
из своей жизни, и вместо них образовалась пустота. Прежде чем идти в работе дальше, следует
вернуть эти утраченные чувства.
Если есть подозрение, что эти чувства слишком сильны и их возвращение может при-
вести к слишком болезненным переживаниям у клиента, даже шоку, то возвращение чувств
должно осуществляться очень медленно, по чуть-чуть, при постоянных проверках состояния
клиента. Можно внести также прием дополнительной диссоциации, то есть клиент смотрит
на себя со стороны, как он же воображаемый, сидя на другом стуле, возвращает себе утрачен-
ные чувства.
Но, как правило, никакой опасности нет, поэтому клиенту ничего не объясняется, а пред-
лагается вдыхать пустоту носом, дыша медленно и  глубоко. Клиенту предлагается предста-
вить пустоту наглядно, какой бы огромной она ни казалась. Потом начать медленно вдыхать
ее носом, представляя, что она постепенно входит в  тело, превращаясь во  что-то реальное.
Вдыхать пустоту надо до тех пор, пока она вся не будет втянута в себя. В результате клиент
ощущает себя наполненным и испытывает забытые чувства, которые следует осознать и про-
анализировать. Возвращаются те истинные чувства, которые действительно были вытеснены,
что сопровождается возникновением соответствующих образов.
Более современный метод состоит в том, чтобы так же, как в случае работы с грязью,
клиент не вдыхал пустоту, а просто обратился к ней с разрешением, чтобы вернулось именно
то, что должно быть на ее месте по природе вещей.
Например, сказать этой пустоте: «Я разрешаю, чтобы вернулось то, что должно быть
в тебе на самом деле». Такой вариант работы с пустотой даже проще, но предыдущий может
лучше подходить некоторым клиентам.
Пример 55. «Космическая пустота»
Студентка на  занятиях мастер-класса пожаловалась на  ощущение «космической
пустоты». Я предложил ей просто разрешить появиться из  этой пустоты тому, что должно
было бы там быть на самом деле. Потрясенная, она сказала, что тогда в этой пустоте как будто
открылась маленькая дверца, из которой выглянуло маленькое существо, дороже которого для
нее нет ничего на свете. В одной руке у этого существа была звездочка, а в другой – беленький
цветочек. На мое предложение принять это существо как часть своей личности студентка отве-
чала, что это существо ей не доверяет… Вопрос: «А почему?» Тут она вспомнила, что когда
ей было семь лет, из-за испорченных отношений с родителями она мечтала умереть. Причем
не просто умереть, а так умереть, чтобы ни следа от нее не осталось во всем космосе. Теперь
стало понятным, почему пустота такая «космическая». Подобные суицидальные мечты свой-
ственны детям, которые считают, что их не любят, прочитавшие слова или действия родителей
как предписание «не живи».
Дальнейшая работа была направлена на то, чтобы она сумела завоевать доверие этого
существа (Внутреннего Ребенка), заверила его много раз, что никогда от него больше не отка-
жется, попросила прощения за прошлое, обещала, что будет его любить и заботиться о нем
и т. д. Все это делалось до тех пор, пока она не смогла принять это существо как часть своей
личности в свое тело и полностью объединиться с ним. Звездочка теперь сияла в ее собствен-
ной груди, и в сердце распустился тот самый цветок.
128
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Понятно, что после этого ее самочувствие резко улучшилось, она испытала настоящее
счастье и согласилась, что навсегда сохранит это состояние.

Пример 56. «Возвращение колдуна»


Однажды на занятия мастер-класса пришла моя бывшая ученица. Она спросила, пра-
вильно  ли она действовала в  работе со  своей клиенткой. Та ощущала неприятную пустоту
в своей спине на уровне легких. Применив метод вдыхания пустоты, она ощутила, что пустота
заполнилась. Но одновременно испытала приступ сильного страха, сказала, что моя ученица
колдует над ней, и отказалась от дальнейшей работы. Я предположил, что в детстве та испытала
какой-то сильный страх, который потом вытеснила, а при вдыхании пустоты он вернулся. Уче-
ница подтвердила эту догадку, она сказала, что действительно в детстве клиентки был драма-
тический эпизод. В первом классе она заболела воспалением легких, вылечить ее никак не уда-
валось, тогда мать пригласила на  помощь какого-то «колдуна». «Колдун» вселил в  девочку
жуткий страх, ей стало только хуже, для лечения ее пришлось отправить в больницу, жизнь
ее спасли с трудом.
В  свете этих данных все стало понятно. К  клиентке вернулись все переживания того
периода, весь страх перед колдуном. В силу закона переноса, открытого еще З. Фрейдом, она
обвинила в колдовстве мою ученицу и не смогла переработать свой страх. Я сказал, что уче-
ница должна была быстро все это понять и объяснить клиентке, что это чувства из прошлого,
вытесненные давным-давно, но теперь их можно преодолеть, однако для этого надо продолжать
работу. Не знаю, чем закончилась эта история, но она поучительна в смысле демонстрации
силы данного метода и закона вытеснения. Также эта история показывает, что терапевт дол-
жен очень быстро соображать, что же произошло в результате применения некоторого приема
и как исправить возникший в терапии неожиданный казус.

129
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
18. Разрешить образу проявить свой потенциал
 
Некоторые образы непонятны в том смысле, что они явно не соответствуют описываемым
симптомам, они эмоционально нейтральны, но под этим обликом может скрываться важное
содержание. Описываемый прием позволяет выявить истинные чувства, скрытые за внешне
невинным образом. Обращаясь к  этому образу, клиент мысленно говорит, что разрешает
(именно такое слово!) образу проявить свой скрытый потенциал.
Этот прием имеет не только аналитическое значение, он может привести к решению про-
блемы простым и изящным путем.

Пример 57. «Ребенок-дьявол»


Очень красивая студентка на  занятиях мастер-класса пожаловалась, что у  нее сильно
болит живот. Она и не думала, что это можно вылечить психологически, но я предложил ей
попробовать, чем, в конце концов, мы рискуем?
Боль почему-то представилась ей в образе грудного ребенка. Понять это было трудно,
но гипотез было много, например, можно было предположить нежелательную беременность.
Но чтобы не путаться и не задавать нескромных вопросов, я предложил ей сказать ребенку,
что она позволяет ему проявить весь свой скрытый потенциал.
Результат превзошел ожидания. Она даже вздрогнула от  ужаса, потому что ребенок
вырос и превратился в большого мужчину со страшными красными глазами и когтями. Она
была в испуге и недоумении – что это могло значить? Я спросил, не было ли в ее недавней
жизни какого-то конфликта с мужчиной.
Она подтвердила, что у нее имеется нерешенная проблема такого рода. Некоторый солид-
ный человек, от которого она зависит по работе, а работала она в известной фирме, несколько
дней назад проявил к ней определенный интерес, а ей это не нравится. Но она боится погово-
рить с ним на эту тему откровенно и отказать ему.
Тогда я предложил ей сказать этому образу то, что она реально хочет сказать тому муж-
чине. Вслух или про себя, как она сама выберет. Она поговорила с ним про себя, и образ муж-
чины перестал быть страшным и «ушел». В тот же момент боль в животе абсолютно прошла,
что поразило девушку. А я объяснил, что сильные страхи часто накапливаются именно внизу
живота. Через неделю она рассказала, что смогла спокойно поговорить с тем самым человеком,
все разрешилось очень хорошо.

Пример 58. «Красный кристалл»


Молодая женщина жаловалась на свои конфликты с любимым мужчиной. Она призна-
вала, что сама устраивает ему совершенно непонятные скандалы. Ее мужчина был очень ува-
жаемым человеком, другие мужчины вставали, когда он входил… Но ей явно нравилось то, что
она может устроить ему скандал из-за пустяка, а он от нее все терпит и старается ей угодить.
Не помню, как мы нашли этот образ, но этот эпизод работы запомнился мне очень точно.
Это был образ ярко-красного кристалла, смысл которого был совершенно непонятен. Однако
я понимал, что кристалл  – вещь жесткая, как  бы спрессованная, и  скорее всего в  нем что-
то таится. Поэтому я предложил ей сказать кристаллу, что она разрешает, чтобы кристалл
проявил весь свой скрытый потенциал.
Результат был неожиданным: красный кристалл превратился в розовое платье! Но ведь
розовое платье символизирует женственность, которая, выходит, была подавлена и превращена
в жесткий кристалл! Вот почему они ссорились! Она не хотела проявлять свою женственность,
она соревновалась с ним как мужчина-соперник, стараясь стать выше его!

130
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Не  объявляя ей своих выводов, я предложил ей для эксперимента надеть это платье
(прием мысленного действия). Она сказала, что это очень приятно, но  как-то очень непри-
вычно, хочется снять. Тогда я объяснил ей ход своих рассуждений. Она все поняла: «Действи-
тельно, он мне ведь постоянно говорит: „У меня к тебе только одна претензия. Была бы ты
более женственной…“ Это действительно моя проблема. И почему мы так привыкли: „Коня
на скаку остановишь, в горящую избу войдешь“?..»
Оставался главный вопрос: как же теперь быть? Я предложил ей постоянно в своем вооб-
ражении носить это платье и привыкать к новому самочувствию. Она явно не слишком жаж-
дала этих перемен, но сеанс заканчивался, и я предложил продолжить эту тему при следующей
встрече. Больше она не пришла, но примерно через год позвонила мне, интересуясь мастер-
классом, и попутно рассказала, что сейчас в их отношениях с ее мужчиной все в порядке, пол-
ная гармония.

131
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
19. Признать важность образа
 
Этот прием вызывает удивление именно потому, что все привыкли бороться с негатив-
ными чувствами, но он очень эффективен для ряда случаев. Прежде всего для тех, когда кли-
ент борется с  некоторым собственным чувством или качеством личности, которое считает
негативным, даже неприемлемым. Если индивид отвергает некоторое чувство, например, гнев,
то это означает, что оно на самом деле для него важно, возможно, поэтому он и не может с ним
справиться. Отвержение чувства ведет к его усилению, а не устранению, при этом оно отчуж-
дено от субъекта и противопоставлено ему. Признание важности чувства снижает напряжение,
испытываемое личностью по поводу этого чувства, и пролагает пути для коррекции.
В  результате применения приема «признать важность» индивид перестает сопротив-
ляться этому чувству и успокаивается, чувство исчезает или трансформируется в нечто пози-
тивное. Клиента просят много раз повторить образу как он важен для него, до тех пор, пока он
не изменится в лучшую сторону. Например, признание важности гнева может как раз помочь
от него избавиться. Но также приводит и к новым аналитическим результатам, новым инсай-
там. Похожим по смыслу воздействием обладает и прием «погладить гнев».

Пример 59. «Погладить гнев»


Женщина лет сорока жаловалась на жестокость и равнодушие своей матери, она расска-
зывала совершенно ужасные вещи, которые я не стану пересказывать здесь. Но больше всего
она переживала, что не может «достучаться» до своей матери, что та не слышит ее. Ей пред-
ставлялось, что телефонная трубка просто плавится в ее руке, а мать сидит на троне, как коро-
лева, и  объяснить ей что-то невозможно. Я спросил: «А  что вы хотели  бы донести до  нее?
Не надо в словах, представьте образ, первое, что приходит вам в голову». Она ответила, что
это огонь, большое пламя невероятной силы. «Значит, это гнев. Вы хотите донести до матери
ваш гнев, – интерпретировал я. – А зачем? Что вы от этого получите?» Клиентка признала, что
она ничего не получит, что это все бессмысленно, но сказала, что все равно ничего не может
с собой поделать, этот гнев сильнее ее.
Тогда я предложил ей мысленно сказать огню, что он очень для нее важен, и погладить
его. Она сказала, что боится обжечься. Тогда я предложил ей просто говорить огню, что он
хороший. В результате огонь резко уменьшился в своей интенсивности и объеме. Тогда она
уже смогла погладить огонь и снова сказать ему, что он хороший. Огонь еще уменьшился и уже
стал безопасным. Она еще раз погладила его и сказала, что он хороший. В результате чего гнев
превратился в  рыжую морскую свинку. Для тех, кто не  знает, скажу, что морская свинка  –
очень безобидный и симпатичный грызун.
Оказалось, что у клиентки есть именно такая морская свинка, она ее очень любит. Пре-
вращение гнева в морскую свинку совершенно потрясло женщину, тем более что и ее эмоци-
ональное состояние синхронно изменилось, она перестала гневаться. Она стала радостно сме-
яться!
Но я удивил ее еще больше, я интерпретировал ей, что морская свинка – это образ ее
Внутреннего Ребенка, образ ее самой, которую она защищала с помощью невероятного коли-
чества гнева. Я предложил ей принять эту свинку как часть своей личности, она это сделала
и почувствовала, что не только ее гнев, но и ее депрессия – исчезли!
Комментарий. Понятно, что клиентка боролась с  собственным гневом, злилась
и на саму себя за то, что не могла ни победить, ни избавиться от гнева. А чем больше боролась
с самой собой, тем сильнее гнев становился. Когда она погладила гнев, то он стал уменьшаться,
именно проявления понимания и доброты она ждала от матери, но когда она смогла дать себе

132
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

эту доброту сама, то гнев ушел. Тогда проявился ее Внутренний Ребенок в образе морской
свинки, принятием этого ребенка и закончился терапевтический процесс.

133
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
20. Метод возвращения женственности
 
Некоторые методы предназначены для решения совершенно определенных и конкрет-
ных задач. Известно, что многие женщины целенаправленно или стихийно формируют в себе
мужские черты характера, в результате чего теряют женское очарование и имеют трудности
в отношениях с мужчинами. До поры до времени им может это нравиться, но потом они зача-
стую сталкиваются с непреодолимыми противоречиями между своими женскими желаниями
и выработанным за годы мужским характером. Например, в 36 лет женщина вдруг осознает, что
она так и не родила ребенка, срок ее фертильности скоро уже заканчивается, а мужа нет. Воз-
можности родить и воспитать ребенка в одиночестве весьма ограничены, да и ребенку нужен
был бы отец для правильного развития… За решением этой проблемы она обращается к пси-
хологу. Даже одного взгляда на  такую женщину бывает достаточно, чтобы диагностировать
причину ее проблем. «Откуда же возьмется мужчина, – может провокационно спросить пси-
холог, – если вы уже мужчина?» «Действительно, – отвечает женщина, – я сама зарабатываю
деньги, сама принимаю решения, всего добиваюсь, сама веду в  танце, а  если что-то не  по-
моему, то лучше никак…»
Дело в  том, что такая женщина хочет не  просто мужчину в  смысле выполнения акта
зачатия, она хочет «настоящего» мужчину, какой-нибудь нерешительный и пассивный неудач-
ник ее не устроит. Но с настоящим мужчиной она обязательно будет бороться за лидерство.
А какой настоящий мужчина позволит, чтобы в семье им командовала женщина? Закон при-
роды состоит в том, что в паре всегда один лидер, а второй – соглашающийся (ведомый). Если
он всегда не  согласен  – как можно действовать совместно? А  если оба пассивные и  на  все
согласные, то ничего не будет делаться. Поэтому если женщина хочет найти настоящего муж-
чину, ей следует стать настоящей женщиной.
Откуда берутся такие женщины, в которых много мужского, отдельный и очень объем-
ный вопрос. Ему посвящена наша работа «Сутра о женственности и мужественности» [38].
Но если говорить кратко, то наиболее частая причина состоит в том, что у данной женщины
в детстве не было отца или он был слабый и больной, она поняла, что никто ее не защитит, ей
все необходимо завоевать самой. Вторая причина состоит в том, что отец очень ждал мальчика
и воспитывал дочь как мальчика. Третья причина – девочка откуда-то «поняла», что мальчи-
ком быть лучше, что девочки в чем-то неполноценные существа по сравнению с мальчиками.
Вопрос состоит в том, как помочь женщине вернуть утраченную женственность и создать
полноценные отношения с мужчиной, если она этого хочет, разумеется. Для начала, конечно,
необходимо проанализировать причины возникших в детстве искажений и заручиться согла-
сием клиентки на возвращение в свою исходную женскую природу. Это делается так же, как
и всегда, с помощью аналитических приемов, описанных выше, в сочетании с логическим ана-
лизом детских впечатлений клиентки. Если согласие клиентки на самоизменение получено,
можно переходить к применению основной методики.
На  первом шаге мы предлагаем клиентке представить образ своей женской части
на одном стуле, а образ своей мужской – на другом. Мы просим представлять образы спонтанно
(первое, что приходит в голову). Клиентка дает описание обоих образов. Как правило, у таких
женщин мужская часть явно доминирует по размерам и выраженной в ней энергии. Клиентку
просят оценить, сколько процентов «акций» принадлежит мужской, а сколько – женской части.
Как правило, мужской части в данном случае принадлежит больше половины «акций».
После этого можно продвигаться двумя основными способами. Первый состоит в том,
чтобы клиентка перераспределяла акции, понемногу забирая акции у мужской части и отда-
вая их женской (обычно по 10% за одно действие). По мере того как акции передаются, про-
веряется самочувствие клиентки. Обычно с каждой «порцией» акций, переданной ее женской
134
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

части, она начинает чувствовать себя все лучше и лучше. Если она не уверена, то ей пред-
лагается пересесть на  стул, куда спроецирован образ женской части, и  отметить изменения
в своем состоянии. Работа проводится до тех пор, пока клиентка не достигает оптимального
для нее состояния, в котором она согласна оставаться и после сеанса терапии. В конце сеанса
ей предлагается представить, как на нее теперь реагируют значимые мужчины, чтобы она могла
наглядно убедиться, что она теперь нравится мужчинам значительно больше.
Второй способ работы по  возвращению женственности является более новым, ориги-
нальным и эффективным, что показали многочисленные случаи. Он состоит в том, что кли-
ентке предлагается мысленно сказать образу мужской части: «Я знаю, ты просто переодетая
(или заколдованная) девушка. Я разрешаю проявиться той женской сущности, которая в тебе
спрятана». В результате из того или иного мужского образа как бы выходит наружу образ кра-
сивой женщины, который клиентке предлагается принять как часть своей личности. Если так
происходит, то самочувствие женщины резко меняется, что видно и по очевидным невербаль-
ным признакам. Как правило, плечи ее резко опускаются, лицо расслабляется, она сообщает
о  состоянии спокойствия, комфорта и  счастья. После этого клиентке предлагается принять
это состояние как постоянное, на что она с удовольствием соглашается. На практике терапевт
может столкнуться с сопротивлением и непониманием со стороны клиентки, но обычно оно
довольно легко преодолевается.
Создание этого легкого и изящного приема связано со следующим случаем.

Пример 60. «Пират и принцесса»


Встревоженная клиентка рассказала про свою пятилетнюю дочь, которая всегда прояв-
ляла упрямство и  самостоятельность. Ей никому не  нравится подчиняться, и  поэтому она
не любит ходить в детский сад. В свои пять лет она очень развита и умеет читать. Однажды
после возвращения из детского сада она подошла к маме и доверительно сказала:
– Мама, я расскажу тебе очень большой секрет…
– Какой?
–  У  меня здесь (показывает на  центр груди) живет пират! У  него есть сабля! Но  ты
не бойся, он добрый и защищает всех хороших, кого обижают.
Девочка забросила свою коляску и кукол и завела себе картонную саблю.
Клиентка очень встревожилась, ей не хотелось, чтобы девочка отождествляла себя с муж-
ским полом, и попросила у меня совета. Я предложил ей при удобном случае сказать девочке:
«А я знаю один еще больший секрет! Этот пират, который живет в твоей душе, на самом деле –
переодетая принцесса!»
Через некоторое время, найдя удобный момент, она именно так и сказала своей дочери.
Та застыла в каком-то недоумении и не знала, что маме ответить. Она о чем-то глубоко заду-
малась и через пару дней спрашивает:
– Мама, а почему я у вас с папой родилась? Кто это решил?
– А ты как думаешь?
– Наверное, я сама…
– А тебе это нравится?
– Ну да! А почему я родилась девочкой? Кто это решил?
– А ты как думаешь?
– (С некоторым удивлением.) Получается, что я сама решила…
Еще через несколько дней, она вдруг заявляет:
– Я думаю, что мне надо выбросить мою саблю…
– Ну?..
– (После паузы.) Пожалуй, я ее выброшу…
– Ну?..
135
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Через некоторое время решительно встает, берет свою саблю и, скомкав, выбрасывает
в мусорное ведро. После этого достает свою игрушечную коляску, кукол и занимается с ними…
Но… На следующий день мама выходит с дочкой гулять, и на сиденье детского вело-
сипедика, который стоял в общей прихожей, они находят красивую, роскошно иллюстриро-
ванную детскую книгу шведского издательства «Так поступают настоящие принцессы». Недо-
умевая, откуда могла взяться такая книга, ведь рядом нет соседей с маленькими детьми, они
раскрыли книгу и прочитали примерно следующее: «Маленькая принцесса просыпается рано
утром в своей розовой постельке, надевает свое розовое платье, кушает свою кашку и розовое
пирожное… А потом берет свой большой меч, надевает рыцарские доспехи, берет щит и идет
сражаться с драконом. Она побеждает дракона, освобождает деревню от злых разбойников,
а потом защищает всю страну от напавших на нее врагов. Потом, устав от тяжелых трудов, она
возвращается домой, ужинает и ложится спать…»
Девочка говорит: «Ну вот!» Мама в шоке, папа растерян… Тогда мама нашла выход…
Очень аккуратно она нарисовала фломастером знак вопроса рядом с названием книжки. Полу-
чилось: «Так поступают настоящие принцессы?» Она показала это название дочери. Та сказала:
«А! Все понятно…» – и потеряла всякий интерес к книге, после чего ее потихоньку спрятали.
Но понятно, что выбор половой идентичности определяется не книжками, а какими-то
более существенными факторами семейного воспитания.
А вот пример работы в этом стиле со взрослой женщиной.

Пример 61. «Нож и озеро»


Термин «кастрация» относится традиционно к  мужчинам, но  на  самом деле не  так
уж редок случай психологической кастрации женщин. Например, женщина испытывала боли
в  области матки, у  нее была миома. Образ боли был похож на  нож, который режет матку,
потому что ее «не должно быть вообще!». Оказывается, когда этой женщине было шесть лет,
она играла с мальчиком в ту самую игру, когда они друг другу кое-что показывали. Ей очень
нравилось то, что было у мальчика, и она очень расстроилась, что у нее этого не было (та самая
«зависть к пенису»). Но это было не самым главным, дело в том, что взрослые «застукали»
их за этой игрой и жестоко ее наказали: заперли в чулан, грубо кричали на нее, оскорбляли,
даже побили. После этого она уже отказывалась играть в эту игру, хотя мальчик уговаривал ее.
Видимо, тогда она поняла, как ужасно быть женщиной, и стала бороться с этим качеством.
На момент терапии она сама признавала, что у нее мужской характер, она уже третий раз
была замужем, все мужья почему-то (!) обладали слабым и женоподобным характером, ей это
не нравилось. Гормональный тест показал, что у нее 60% мужских и 40% женских гормонов.
Когда я предложил ей объяснить «ножу», что он просто переделанная женщина, и разре-
шить ему выразить все спрятанные в нем чувства, образ ножа изменился и превратился в образ
сосульки, которая явно представляла замерзшие слезы той самой маленькой девочки и ее замо-
роженные женские чувства. Эта сосулька очень медленно и долго таяла, мы применяли разные
мягкие техники для этого, в итоге она превратилась в прекрасное глубокое озеро. Я предложил
женщине пересесть на тот стул, где находилось в воображении это озеро и стать этим озером.
Когда она сделала это, то ощутила прилив необыкновенной энергии и счастье от того, что она
стала женщиной по сути своей. Она расслабилась, ее постоянное напряжение ушло, не надо
было совершать какие-то «подвиги», все уже есть… Боль в матке тоже исчезла… Мы встрети-
лись через четыре месяца на новом семинаре, она заявила, что теперь у нее по гормональным
пробам 80% женских гормонов и только 20% мужских, она теперь носит юбки, голос ее стал
более нежным, она похудела, и в работе она тоже достигла больших успехов, но достигает их
как-то по-женски, не напрягаясь, она ощущает себя женщиной, и это ей нравится. Правда, ее
муж этого не выдержал и ушел, но она не собирается сдаваться и будет продолжать развивать
свою женственность.
136
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

Однако должен заметить, что при всей кажущейся простоте метода он требует от тера-
певта большого искусства, умения наблюдать тонкие невербальные реакции клиента и  пра-
вильно интерпретировать все изменения образов, обходить сопротивление клиентки и прове-
рять искренность ее изменений.

137
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
21. Возвращение «подарка», или Возвращение зла
 
К разряду весьма продвинутых приемов относится и метод возвращения «подарка» или
«возвращения зла». Он позволяет удачно разрешать ряд конфликтных ситуаций. Но  глав-
ное его предназначение – помочь избавиться от последствий тяжелой травмы, произошедшей
в  результате агрессии другого человека. Имеется в  виду изнасилование, избиение и  другое
чрезвычайно травматическое воздействие. Этот метод предназначен для избавления кли-
ента от «застрявших» в его психике травматических переживаний.
Для пояснения этого приема рассказывается притча про Будду.
Однажды Будда сидел под своим любимым деревом бодхи. К нему пришел его идеоло-
гический противник, начал его критиковать и, прямо скажем, «поливать грязью». Будда спо-
койно слушал критику в течение нескольких часов. Когда оппонент уже устал и закончил свою
ругань, Будда спросил:
– Скажи, когда ты идешь к кому-то на праздник и купил этому человеку подарок, кому
принадлежит подарок?
– Ну, наверное, пока что мне, – ответил тот.
– А когда ты пришел и вручил этот подарок, то кому он теперь принадлежит?
– Ну, конечно, тому, кому я его подарил.
– А если этот человек не принял твой подарок и вернул его тебе обратно?
– Ну в этом случае он снова принадлежит мне.
– Так вот, я не принимаю твоих слов.
Но наш прием предназначен не для избавления от критики или обид, а для более серьез-
ных случаев, не для бытового использования. Наше предложение клиенту состоит в том,
чтобы представить образ отрицательных воздействий, которые он когда-то принял,
а теперь испытывает постоянно, и вежливо, но настойчиво вернуть этот «подарок»
тому, кто его «подарил».
Конечно, терапевт должен убедиться, что это воздействие было несправедливо и даже
жестоко, потому что в противном случае он рискует потакать клиенту в иллюзорных обидах.
Для этого достаточно попросить клиента привести пример того, как с ним поступили. И если он
не в состоянии этого сделать, то, может быть, он скорее проецирует на других свои собственные
агрессивные импульсы.
Этот прием работает очень эффективно даже в  случаях, когда клиент уверен, что
не сможет выдержать агрессию противоположной стороны (насильников, родителей, свекрови,
начальства и т.д.).

Пример 62. «Гном в красной шляпе»


После одного из  медитативных упражнений, вызвавшего у  большинства участников
мастер-класса исключительно положительные чувства, к моему удивлению, одна из студенток
пожаловалась на ужасное психосоматическое состояние. У нее возникло сильное сердцебие-
ние, ей было трудно дышать, и ее как-то всю трясло, она готова была потерять сознание. Я
предложил ей выйти на «горячий стул». Образ ужасного состояния был парадоксально без-
обидным: это был какой-то гном с бородой и в красной шляпе. Однако по ее субъективному
восприятию этот гном был злобным, он хотел ее унизить и издеваться над ней. Он явно считал,
что она никак не сможет его победить.
Зная словарь образов, я легко догадался об истинном смысле ее переживаний и напря-
мую спросил, не  подвергалась  ли она изнасилованию. Многие студенты удивились такой
догадке, но, по моему опыту, гном в шляпе является фаллическим символом, а в сочетании

138
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

с его злобностью, стремлением унижать и тяжелым состоянием студентки решение было только
одно… И я спросил, не подвергалась ли она изнасилованию.
Она подтвердила, что когда ей было 12 лет, группа пьяных молодых парней поймала ее
и еще нескольких девочек, загнала в овраг и принудила их заниматься с ними оральным сексом.
Она никому об этом не рассказывала, но тяжелые переживания преследовали ее до сих пор.
Главное, что она ощущала, – сильнейшее чувство унижения.
Я предложил ей представить себя достаточно сильной и  сделать с  этими парнями то,
что ей бы хотелось. Она категорически отказалась от этого варианта, считая, что она не хочет
причинять никому зло. Тогда я сказал, что это зло все равно ходит вместе с ней, что главная
цель насильника – восторжествовать над жертвой, унизить ее. Поэтому я предложил ей пере-
стать держать это зло в себе, поскольку она не несет ответственности за происхождение этого
зла. Она сомневалась. Я объяснил, что зло порождено этими парнями, а если она продолжает
носить его с собой, точнее в себе, то, следовательно, она способствует выполнению плана этих
негодяев, становится их сообщницей. Я предложил ей мысленно вернуть им все то зло, которое
они ей причинили, не больше, но и не меньше. Для этого необходимо было обнаружить это
зло в своем теле и, выпустив оттуда, вежливо передать им, упаковав, например, в коробочку
с бантиком.
Такое предложение было ею принято, и, сосредоточившись, она несколько минут выпол-
няла задание, пока не подтвердила, что чувствует, что все им вернула. При этом почти все нега-
тивные психосоматические симптомы исчезли: прошло сердцебиение, полуобморочное состо-
яние, дрожь в руках, выровнялось дыхание и т. д. Она сказала, что в ее груди почему-то возник
образ тарелки с  голубыми цветочками по  ободу. Она раньше была разбита, а  теперь снова
целая, но трещина еще есть. Я сказал, что это означает, что она все-таки не все вернула и надо
продолжать работу.
Клиентка признала, что не все вернула, опять сосредоточилась, вернула, по ее словам,
совсем все, после чего «тарелка» стала совсем целой, и не только по ободку, но уже в центре ее
возник образ крупного синего цветка. Теперь девушка улыбалась. Я проинтерпретировал это
так, что тарелка символизирует ее душу. Акт изнасилования разбивает душу, а возвращение
зла обратно его источнику восстанавливает ее целостность.
Она затратила много сил на работу и вернулась в общий круг, все отрицательные симп-
томы исчезли. Дальнейшая работа в мастер-классе протекала своим чередом, но терапевти-
ческий процесс в ее душе все еще продолжался. В конце занятий она сказала, что теперь ее
«тарелка» стала золотой, засияла и улыбается. Она добавила, что все ее тело как будто сма-
зано какой-то целебной мазью, создающей слегка ментоловое и очень приятное ощущение, как
вьетнамская мазь «Звездочка». Она сказала, что ей очень хорошо.
На последующих занятиях она подтвердила, что эта проблема теперь решена, самочув-
ствие улучшилось, а также она перестала заглядывать под кровать перед сном, проверяя, нет ли
там кого-то, и чувствовать непонятный страх перед мужем.

Пример 63. «Жестокая бабушка»


Вика (девушка 23-х лет, работающая хирургической медсестрой) пожаловалась, что у нее
наблюдаются неприятные симптомы в  сердце. Как будто сердце слабо качает кровь, что-то
мешает крови проходить через сердце, а также через подключичную артерию. С первого класса
у нее болело сердце, но врачи не находили никакой физической причины для боли. Последние
годы боли как таковые не наблюдались, однако оставались указанные выше симптомы. Лицо ее
было очень напряженным, и в глазах читалась депрессивность и ожидание чего-то неприятного
от других людей, как будто она знала, что они не заслуживают доверия.
Она уже знала что-то про мой метод и пыталась представить ту помеху, которая не давала
крови свободно протекать, это был, как ей казалось, какой-то зеленоватый обмылок. Но она
139
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

не понимала, что он означает, и не знала, что с ним можно сделать. Я тоже не знал, что может
означать такой образ, ранее я никогда не встречался ни с чем подобным. Но первые пробы
показали, что, как ни парадоксально, увеличение объема мыла ведет к облегчению самочув-
ствия, а уменьшение – наоборот, к ухудшению состояния. Некоторые ее реакции вызывали
подозрение в скрытых суицидальных мыслях.
Я решил узнать что-нибудь о  ее детстве и  спросил об  отношении к  ней родителей.
К моему удивлению, она сказала, что родители просто обожали ее, она была единственным
ребенком и пользовалась их безусловной любовью. Отец, например, готов был скупить для нее
все игрушки в киоске, если она этого хотела. Тогда я спросил, а что же произошло в семь лет?
– В семь лет мы переехали жить к бабушке, матери отца.
– Ну и что же?
– Тут мое счастье кончилось…
– А что же делала бабушка?
– Она не любила мою маму, да и меня тоже. Например, когда мама лежала в больнице
на операции, она мне сказала: «Не волнуйся, Вика, вот твоя мама умрет, мы сделаем ремонт
в ее комнате. Будем жить хорошо, свободно». Я была в такой ярости, что схватила раскаленную
сковородку, дело было на кухне, и замахнулась на бабушку, тут она испугалась, такая жалкая
стала… Я не ударила, бросила сковородку на пол и побежала в ванную отмывать руку от въев-
шейся сажи. Но никак не удавалось ее отмыть (тут я понял, зачем нужен был образ мыла. –
Н.Л.). Но мне всегда хотелось отмыться от этого и от бабушкиных слов. Она постоянно гово-
рила гадости, от нее просто исходила злость.
– Ну и ну… Может быть, она еще что-то сделала?
–  Однажды я пошла после уроков в  школу на  праздник. Она позвонила моей маме
на работу и сказала ей, что из школы сообщили, что Вику порезали ножами хулиганы и она
лежит вся в крови. Мама на работе упала без сознания, и у нее случился микроинсульт, она
потом лежала в больнице. Бабушка позвонила папе и то же самое сказала ему, своему сыну.
Папа побежал в школу, а я иду ему навстречу вниз по лестнице, а он меня увидел – и… упал.
А я думаю: «Почему это мой папа падает?!» Когда я была в десятом классе, мы с мамой пере-
ехали в отдельную квартиру, и мое сердце перестало болеть, папа, правда, остался с бабушкой.
– Нет слов… (Я задумался над тем, как помочь Вике, повисла пауза.) Я думаю, что твоя
бабушка причинила тебе много зла и ты до сих пор носишь это зло в себе, в своем теле. Я
прошу тебя найти то место, где в твоем теле находится это зло, и, может быть, найти образ
этого зла. А потом отдать все это зло своей бабушке, оно создано ею и принадлежит ей. Следует
отдать его вежливо, дескать, «мне оно больше не нужно, оно принадлежит тебе», можно даже
с благодарностью.
– (Вика задумалась, но ненадолго.) Это, конечно, в сердце, а похоже оно на каменное
сердце. Да, оно мне ни к чему. Я вижу бабушку, она сидит, волосы распущены, как Кощей
какой-то. Я поставила перед ней это каменное сердце на серебряной тарелочке, оно теперь ее.
– Она взяла? Как ты видишь?
– Нет. Но меня это больше не интересует, это теперь – ее.
Лицо Вики мгновенно посветлело, глаза заблестели, на губах засветилась добрая улыбка.
– Как ты себя чувствуешь?
– (Положив руку на сердце.) Как мне хорошо стало! Я чувствую, как сердце свободнее
качает кровь. И в подключичной артерии наступает освобождение, все лучше и лучше… Мне
нужно время, чтобы все восстановилось.
– Хорошо. Сиди сколько нужно. Сообщи, когда все нормализуется.
– (Через две минуты.) Вот теперь все нормально…
– А что сейчас происходит с обмылком?

140
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

– Он восстановился, это просто целый кусок зеленого душистого мыла. Он как будто даже
в целлофановой упаковке. Он очень душистый, от него идет свежесть. Я положу его между
чистым бельем, чтобы он давал приятный запах.
– Как ты себя чувствуешь?
– Теперь совсем хорошо!
– Посиди еще на этом стуле, чтобы укрепить полученное состояние.
– Я могу уже пересесть на свое место, оно никуда не уйдет. (Пересаживается.)
В этот момент я почувствовал, что помещение, в котором группа занималась полдня,
вдруг наполнилось запахом свежести и  озона… Участники группы также подтвердили этот
поразительный факт.
В свете того, что происходило на сеансе, стал понятен истинный смысл образа мыла. Он
символизировал чистоту, невинность и стремление отмыться от тех чувств, которые порождала
в ней собственная бабушка.
Комментарий. Этот метод требует наличия у терапевта очень точно выверенного чув-
ства справедливости. Люди склонны обвинять других в своих несчастьях и выдумывать зло,
которое было им причинено, а реально ничего подобного не было, либо ущерб был ничтожен
и  не  носил характера злонамеренного действия. Так люди могут заняться психологическим
возмездием, отсылая другим не зло, им причиненное, а свою собственную подозрительность
и злобу. Они могут приумножать воображаемый ущерб и проецировать на других свои соб-
ственные страсти. Получается как в той знаменитой фразе: «Око за око, зуб за зуб. В резуль-
тате все ходят беззубые и безглазые».

Наш метод не поддерживает идеи мести, наоборот, мы склонны к философии прощения


и примирения. Но задача этого приема состоит в том, чтобы клиент перестал отождествляться
с нанесенной ему травмой, чтобы он смог освободиться от наносящих ему вред переживаний
прошлого, признал, кто же реально несет ответственность за содеянное, и отказался прини-
мать и хранить разрушительную энергию в своем теле, вредить и дальше самому себе. Поэтому
данный прием предназначен для работы со случаями тяжелой травмы, когда ситуа-
ция не вызывает моральных сомнений и терапевт уверен, что своими предложени-
ями не нарушает общепринятого чувства справедливости.

141
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

 
22. Метод конверсии негативной энергии в позитивную
 
Данный прием пригоден для прямо противоположных случаев. Когда индивид не явля-
ется жертвой чужой агрессии, а  сам полон гневных чувств, которые не  находят выхода,
и не знает способа, как избавиться от них. Гнев – это разрушительная энергия, энергия, рву-
щаяся наружу, а иногда направленная на самого себя (имплозивный гнев). Будучи сдержан,
гнев начинает разрушать человека изнутри, а  будучи выражен, начинает разрушать других
людей, предметы и отношения. Выражая имплозивный гнев, человек разрушает самого себя.
Мы стоим на стороне созидания, а не разрушения, хотя в некоторых случаях гнев и агрессия
необходимы для самозащиты. В тех же случаях, когда гнев избыточен, неадекватен, опасен,
ведет к разрушению и деградации, но клиент не в силах с ним справиться, выручает примене-
ние метода конверсии энергии.
Этот метод основан на четырех теоретических принципах. Во-первых, мы считаем, что
гнев всегда применяется и накапливается индивидом для защиты какой-то слабой части лич-
ности, которую он считает уязвимой. Во-вторых, гнев – это энергия разрушительная, но она
может быть преобразована в  созидательную энергию. В-третьих, эта энергия может быть
направлена на развитие и процветание слабой части личности. В-четвертых, когда слабая часть
личности примет и использует для своего развития всю конверсированную энергию гнева, она
станет достаточно сильной и развитой и уже не будет нуждаться в гневе для самозащиты.
Часто клиенты представляют собственные агрессивные чувства в виде черных бомб или
другого грозного оружия. В этом случае можно предложить им совершить конверсию энергии,
что сосредоточена в оружии, в позитивную форму, которую она имела изначально, и исполь-
зовать ее для собственного блага. Многим поначалу это кажется трудным. Тогда следует объ-
яснить, что, направляя годами свои «финансовые» ресурсы на производство ненужного воору-
жения, теперь они получают возможность вернуть обратно «денежки» и использовать их для
мирных целей. Иногда мы формулируем так: «Представьте, что гнев проливается дождем
любви (или радугой любви) на слабую часть личности. Смотрите, как она растет и развивается,
пока вся энергия не будет истрачена на ее рост и развитие».

Пример 64. «Росток и черное ядро»


Молодому человеку изменила девушка, он любил ее и был очень оскорблен, тем более
что это стало известно всем в его родном дворе. Он был полон злости, которая была готова
в любой момент взорваться и разнести все вокруг. Он сумел простить свою девушку, но избил
своего соперника, который сделал это не из любви, а специально, чтобы унизить моего клиента.
Тем не менее он все еще не мог справиться с ненавистью, которая переполняла его и была
направлена как бы против всех: «Не трогайте меня!» Эта ненависть была похожа на тяжелое
черное ядро, которое несло в себе заряд невероятной мощности. Казалось, что оно может раз-
рушить весь город.
Я попросил его представить ту часть своей личности, которую он защищал с помощью
этой ненависти. Это было маленькое растение, очень нежное и доброе, как будто из белого
мела. Я предложил ему отдать всю энергию ненависти (конечно, вернув ей позитивную форму)
этому растению на его рост и развитие. Он сосредоточился, несколько минут мысленно рабо-
тал, и у него получилось. Маленький росток превратился в могучий куст, а энергия ненависти
полностью исчезла.
Я предложил молодому человеку соединиться в одно целое с этим кустом, он сделал это
и ощутил необыкновенный прилив сил, какую-то ментоловую прохладу во всем теле. Теперь
он взглянул на свою жизненную ситуацию совершенно иначе, он снисходительно относился
к своему врагу, даже жалел его, ведь тот был примитивным и злым человеком. Свою девушку
142
Н.  Д.  Линде.  «Эмоционально-образная (аналитически-действенная) терапия»

он просто любил и не был зол на нее, он чувствовал способность общаться с людьми, и его
внутренний к